Петрова Екатерина Николаевна: другие произведения.

Имя нам - Пантеон.

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс "Мир боевых искусств. Wuxia" Переводы на Amazon!
Конкурсы романов на Author.Today
Конкурс Наследница на ПродаМан

Устали от серых будней?
[Создай аудиокнигу за 15 минут]
Диктор озвучит книги за 42 рубля
Peклaмa
Оценка: 8.00*5  Ваша оценка:
  • Аннотация:
      Фанфик по Katekyo Hitman Reborn.
      Эти дети рано увидели смерть. Эти дети потеряли все в этой жизни, но нашли друг друга. Не смотря на все препятствия, эти дети выжили. Выжили ради единой цели. Цели отомстить за то, что больше не являются людьми. Мафия вроде Альянса Вонголы может спать спокойно. Остальные же - запятнавшие себя торговлей людьми - бойтесь. Бойтесь, ибо Пантеон пришел по ваши души!
      Обновление 17.01.15 - Глава 18

  Пролог. Часть 1.
  
  Турция. Пятизвёздочный отель. В номере на предпоследнем этаже, из окон которого открывается великолепный вид на пляж жила одна девушка. Персонал отеля шептался между собой, мол, какой-то олигарх любовницу привез отдохнуть. О том, что эта девушка сама могла заработать они даже не заикались, так как девушка была похожа на тепличный цветок, а не на ломовую лошадку. Да и ее внешность - блондинка с голубыми глазами и умопомрачительной фигурой - говорила о том, что девушка ни дня не работала и вряд ли держала в руках что-то тяжелее пилочки для ногтей.
  Но самой девушке было плевать с высокой колокольни на то, что о ней думают служащие. У нее здесь работа, которую выполнить может только она. И, как только она завершится, она сбросит эту надоевшую ей до оскомины маску.
  Сейчас временная хозяйка номера 1187 лежала на широкой кровати и разговаривала по телефону.
  - ... Осирис, я сотый раз повторяю, что у меня все под контролем. Этот боров забыл обо всем, кроме меня, разумеется. Можешь отправлять Мистика пошуровать в компьютерах Эспозито. Думаю, Себек обрадуется новой информации. Ведь, если я правильно помню, то Дуат еще и разработками торговал...
  - В этом ты права, - раздался в ответ бархатный голос из динамика телефона. - У него что-то застопорилось. Последняя формула при пересчете дала не тот результат, что мы ожидали, а нечто совершенно иное. Теперь он пытается понять, то ли это он ошибся, что маловероятно, то ли в формуле специально ошибку допустили...
  - Хорошо еще, что Нерайо все по несколько раз пересчитывает и перепроверяет, прежде чем начать работу, - согласилась девушка, и, наморщив аккуратненький носик, произнесла немного капризным голосом:
  - И вообще, Рис, для меня это темный лес, не забивай мне мозги...
  - Ладно и... Небетхет, у тебя точно все в порядке?
  Девушка закатила глаза. Все-равно ее никто не видит.
  - Это тебя Сетх подговорил? - пробурчала она. Небетхет могла поклясться, что Осирис в этот момент кивнул головой, ибо знала и его, и Сетха, как облупленных.
  - Судя по интонации, то да, у тебя все в порядке. Тогда спешу тебя обрадовать, - в голосе собеседника сквозила какая-то смешинка.
  - Слушаю, - произнесла она. Не смотря на то, что голос девушки никак не изменился, Осирис - кареглазый шатен - уловил в нем интерес. Посмотрев в окно, из которого открывался великолепный вид на небольшой садик, любовно выращенный Сиа и Анубисом, парень продолжил:
  - Сетх сейчас в Турции. Под именем Ганс Вебера остановился в отеле Crystal Flora.
  На другом конце провода послышалась возня.
  - Что? - выдохнула блондинка. Сейчас ее голос звучал громче, чем было ранее, из чего Осирис сделал вывод, что его собеседница взяла трубку в руки, а до этого телефон мирно покоился на прикроватном столике.
  - Твой жених, или муж, считай как хочешь, в одном городе с тобой, - произнес шатен, щуря свои глаза, отдающие янтарем, от солнечного света, падающего ему в лицо.
  - Сразу сказать не мог? - тоном пятилетнего ребенка, которого не справедливо обидели, спросила девушка, надувая губки. Правда, этого никто не увидел.
  - Сначала - ДЕЛО. Потом - все остальное, - наставительным тоном произнес Осирис. Что и говорить, любил он так поиздеваться над семьей. Знает же, что никто из них в своем уме не причинит ему вреда. Слишком уж они привязаны к нему. Правда, это не мешало им издеваться над ним в ответ. Невольно вспомнилось, ка нам ним пошутили три месяца назад, они тогда еще не разъехались по делам. После небольшой вечеринки, на следующий день он встал в очень оригинальном виде - полу обстриженный, полу покрашенный зеленкой. Кто это сделал - он так и не узнал. Друзья честно хранили эту тайну, ничем не выдавая сообщников. Правда, он им все-таки потом отомстил - "забыл" перечислить заработанную плату за месяц на их счета. Так что пока ничья.
  - Ладно, Рис. Пока, - с этими словами Небетхет сбросила звонок. Шатен лишь улыбнулся. Он прекрасно знает, что стоит его подруге спать с теми, кто вызывают у нее рвотные позывы. Так что, отправить туда Сетха - меньшее, что он может для нее сделать. И ей радость, и ему удовольствие от того, что он отправит на тот свет того, кто спал с его девушкой.
  Небетхет, или, как ее временно звали Анжелина Мортон, вскочила на ноги. Подойдя к шкафу, она обозрела его содержимое и поморщилась. Достав и надев белые шортики, блузку и красную жилетку, она обула черные босоножки и завязала волосы в узел на затылке. Покрутившись перед зеркалом, она покинула номер.
  Сдав ключ на первом этаже она покинула отель. Ее путь лежал в старую часть города, где находилась нужная ей гостиница. Как и все члены Семьи, она чувствовала ближайшего "родственника" с расстояния до полукилометра, а сейчас и это не нужно было, так как она точно знала, в каком отеле живет Сетх. Так что через час она стояла перед небольшим отелем для не очень богатых людей, зарабатывающих не слишком много.
  Войдя внутрь, она спросила у девушки-администратора, стоявшей на первом этаже:
  - Не подскажите, в каком номере поселился Ганс Вебер?
  - Двести одиннадцать, - не глядя на нее отозвалась девушка. Чем хороша была эта гостиница, так это тем, что здесь ни до кого не было никакого дела. Занимайтесь чем хотите, только гостиницу не разрушьте. А если что-то сломали - оплатите в тройном размере.
  Поднявшись на второй этаж она прошла по коридору и остановилась около двери, ведущей в угловой номер. Протянув руку, она три раза постучала по деревянной створке, украшенной резьбой.
  Дверь открылась почти мгновенно, ведь тот, кто в данный момент занимал номер тоже чувствовал присутствие "родственника". На пороге стоял шатен с голубыми глазами. Увидев, кто стоит в коридоре он резко подался вперед и затащил девушку в комнату. Стоило за ними закрыться двери, как девушка засветилась синим светом и ее облик "потек". Миг, и вместо голубоглазой блондинки в комнате стояла жгучая брюнетка с пронзительными ярко-синими глазами.
  Стоило личине исчезнуть, как парень преодолел разделяющее их расстояние и страстно поцеловал. С яростным желанием сжимая девушку в объятиях, он буквально сгорал от страсти. Красная жилетка Небетхет сразу же полетела в сторону, как и пиджак Сетха. Не прерывая бешеного поцелуя, парень расстегивал маленькие пуговки на ее рубашке, а сама девушка просто забиралась ладонями под его одежду. Сдавленно зарычав, Сет рванул полы рубашки в стороны, выдирая нижние пуговицы. Рубашка упала на пол, вместе с его, по-простому стянутой через голову. От губ девушки парень провел дорожку из поцелуев ниже, по шее, к ключицам, а затем начал обратный путь. Поцеловал бьющуюся за ухом жилку, чувственно прикусил мочку уха, покатав языком сережку с маленьким рубином. Девушка охнула и сильнее сжала его волосы, буквально тая и выгибаясь навстречу его ищущим губам. Ее руки начали путешествие по жилистым плечам, мускулистой груди и подтянутому животу, который чуть дрогнул, когда она остановилась у ремня его джинсов.
  Подхватив девушку на руку, Сетх плавно переместился к кровати. Широкая, с пушистым бежевым покрывалом, она чуть скрипнула, когда он опустил девушку на нее. Небетхет тут же поднялась на колени, и плавно притянула любовника ближе, не желая расставаться с ним ни на мгновение. Сет подчинился, но этот поцелуй был нежнее, трепетнее. В нем была не только всепоглощающая страсть, но и еще едва уловимое, нарастающее чувство, которое многие зовут любовью. Девушка с видимым удовольствием провела руками по груди, рисуя своими изящными пальчиками замысловатые фигуры. Под ее ладонями надрывно билось его сердце, а по коже бегали мурашки от ее нежных прикосновений. А уж когда девушка решилась поцеловать его в шею и игриво провела язычком по груди, он не смог сдержать стона.
  В свою очередь лаская ее спину, парень незаметно и легко расстегнул бюстгальтер, отбросив в сторону, и, наклонившись, припал губами к ключицам, жадно вдыхая свежий дурманящий аромат девушки. Уложив ее на кровать, Бог Пустыни осыпал поцелуями живот и грудь. Покатав в пальцах быстро затвердевший сосок, он, взглянув в глаза чуть порозовевшей девушки, потянул его губами, обвел языком, добиваясь протяжного женского стона. Девушка вся прогнулась навстречу ослепляющему наслаждению.
  Желание достигло запредельных высот, и медлить дальше было просто бессмысленно. Под недовольный выдох девушки Бог отстранился и, расстегнув ее шорты, ловко стащил их вместе с трусиками. На избавление от остатков собственной одежды ему понадобилось на долю секунды больше времени. Проведя рукой вдоль ее тела, парень замер на ее бедрах и после секундного колебания скользнул к сокровенному местечку. Небетхет охнула, сжимая и комкая ладонями покрывало. Он ласкал ее нежно, аккуратно, но страсть все нарастала, как и громкость ее стонов-криков. По их телам пробегали огненные волны. Это был предел.
  Рывком разведя ноги девушки, Сетх навис над ней, изучая ее в этот момент. Она была такой восхитительно-прекрасной, совсем непохожей на себя обычную, с этими разметавшимися по подушке волосами, порозовевшими щеками, синими глазами, подернутыми пеленой жгучего желания.
  - Селия?
  Она подняла на него взгляд, и он, прижавшись к ее губам поцелуем, решительно скользнул внутрь ее тела. Девушка чуть дернулась и судорожно вцепилась в плечи лорда. Скольких сил ему стоило остановиться в этот момент, не знал никто. Когда тело Селии снова расслабилось, Сетх начал, вопреки своим желаниям, двигаться медленно и тягуче, одновременно целуя и лаская девушку руками, дожидаясь, пока она не застонет и не выгнется от накатившего волной наслаждения. И только тогда он без раздумий позволил себе окунуться в удовольствие.
  Проведя пальцем по ее гладкой щеке, он со вздохом обнял ее, положив голову ей на грудь. И девушка прижала его к себе крепче, обняв еще и ногами.
  Через некоторое время парень спросил, проведя ладонью по плоскому животу любовницы:
  - Тебе надо возвращаться? - грустно кивнув, девушка села на кровати.
  Сетх, он же Ганс Вебер, он же Сети Монтагна, с грустью, легко читаемой в его глазах, наблюдал за сборами своей любимой. Когда она надела красную жилетку, прикрыв иллюзией отсутствие нижних пуговиц на рубашке, он поморщился:
  - Тебе не идет красный.
  - Знаю. Зато он идет к тому облику, - с этими словами Селия изменилась, используя свою врожденную способность. Мгновение, и перед Сети стояла та девушка, что он увидел на пороге своего номера.
  Еще раз вздохнув, он сам сел. Обмотав вокруг бедер одеяло, он поднялся на ноги. Проводив девушку до двери, он резко дернул ее на себя и запечатал губы поцелуем. Селия, прекрасно знающая своего парня вовремя успела сменить внешность на свою. К телу Анжелины Мортон она не позволит ему прикасаться.
  Через минуту, с превеликим трудом и явным нежеланием Небетхет отстранилась.
  - Хватит. Если продолжим, то вновь окажемся в потели. Кстати, - девушка явно что-то вспомнила, - поможешь мне с этим заданием? Сегодня?
  Глаза Сети хищно сверкнули. Хоть какая-то радость. Прав Осирис. Убивать тех, ко спал с его девушкой - его любимейшее занятие... Хотя нет, любимейшее - самому спать с ней. Так что то, идет после этого.
  Расценив заблестевшие глаза шатена как согласие, Небетхет улыбнулась и, вновь нацепив маску Анжелины Мортон, покинула номер и гостиницу.
  Возвращаясь в "свой" отель, Селия внимательно смотрела по сторонам. Ее интересовали магазины одежды. Надо же как-то объяснять охране, приставленной к ней доном Рамиресом, где она пропадала и где ее потеряли.
  Найдя довольно дорогой бутик, она, мысленно усмехнувшись, толкнула стеклянную дверь, ведущую в него. Кредитную карту, что она получила от "богатого любовника", или, переводя на язык Пантеона "цели", ждет сильное разорение. Как впрочем и Семью Рамиреса, которая лишившись босса, будет вынуждена оплачивать огромные расходы "последней любовницы шефа". А их она им обеспечит. Точнее, уже обеспечила, купив довольно дорогую "одноразовую" машинку и попросив доставить ее к аэропорту Палермо, что тоже стоило недешево. Мучиться от угрызений совести Селия давно перестала.
  Потратив кругленькую сумму денег и попросив доставить покупки в гостиницу Crystal Flora в номер двести одиннадцать, она, взяв с собой пакет с одеждой, купленной для этого облика, хоть после этой миссии она ее вряд ли наденет, отправилась в отель.
  Зайдя в холл она спиной ощутила облегчение, сквозившее в направленных на нее взглядах. Еще бы, за ее потерю Рамирес их по головкам не погладит. Скорее уж пустит в них по пуле.
  Поднявшись в свой номер Небетхет бросила свои вещи на диван и прошла в ванную. Перед последней встречей с целью надо привести себя в порядок...
  Вечер. У дверей в номер послышалась возня. Наморщив носик от перспективы провести несколько часов с этим боровом, Анжелина отправилась открывать. За дверью стоял мужчина лет сорока. Что тут сказать, когда-то он был красив. Но только когда-то. Сейчас перед ней стоял толстяк, чье заплывшее жиром тело не каждая липосакция исправит.
  Но, чтобы не творилось у нее на душе, внешне это никак не отразилось. Маняще улыбнувшись, она пропустила Рамиреса в номер, и закрыла дверь, включая генератор помех. Теперь он ни с кем не сможет связаться, а тем, кто прослушивает его разговоры будет казаться, что все нормально. Ловушка захлопнулась.
  Вечер шел своим чередом. Романтический ужин, ненавязчивая музыка, сладкие ароматы исходящие от свеч и от которых Селию начало подташнивать, но опять же, внешне это никак не проявилось, ветерок, играющий с легкими занавесками...
  "Сетх, пора", - кинула она мысль парню. Теперь надо немножко подождать. Совсем немножко. Сбрасывая в очередной раз руки Рамиреса со своих коленей, Небетхет вдруг улыбнулась. В тот же момент ветерок, гуляющий по номеру усилился. В специально открытое окно влетел песчаный смерч высотой в рост человека. Переместившись в центр гостиной, он осыпался, выставляя на всеобщее обозрение высокого голубоглазого шатена. Черная одежда, включая длинный кожаный плащ, сидела на нем как влитая и трепыхалась под невидимыми потоками ветра. Стеклянные браслеты на руках, немного выбивающиеся из образа, мелодично перезванивались, ударяясь друг о друга.
  Увидев жирного борова, сидящего в непозволительной близости к ЕГО девушке, глаза шатена сузились. Рамирес, какой-то частью своего мозга чувствовавший опасность, потянулся к пистолету. Глупый. От такой опасной игрушки, впрочем, как и от кольца, Небетхет избавила его еще в дверях. А этот идиот этого так и не заметил.
  Попытавшись связаться со своей охраной, он чуть не застонал. В передатчике шли короткие гудки. Глушилка связи была включена девушкой едва Рамирес переступил порог номера.
  - Рамирес Эспозито, - начал говорить шатен, наслаждаясь ужасом, светившимся в глазах мужчины, - за торговлю детьми Пантеон вынес тебе смертельный приговор. Приведено в исполнение Сетхом и... Небетхет.
  Услышав второе имя Рамирес обернулся к сидящей на диване девушке. Та смотрела на него с презрением во взгляде, видимым невооруженным взглядом. Тем временем один из браслетов парня рассыпался мелким песком. И этот песочек направился в сторону замершего от ужаса мужчины, направляемый жестом ладони, на которой было надето кольцо Пустыни. Добравшись до борова, он, через носоглотку и рот попал во внутрь организма, раздробляя кости, закупоривая сосуды и легкие. Из-за повысившегося давления сосуды начали лопаться. Рамирес буквально истекал кровью!
  Не обращая внимания на скрючившегося на полу мужчину, Небетхет легко встала с дивана, на котором все это время сидела, и подошла к стоящему шатену.
  - Что так долго? - надула она губы, возвращая себе настоящий облик. Шатен на это только рассмеялся и притянул девушку к себе.
  - Ну прости, - после этих слов он поцеловал ее, не обращая внимания на то, что на полу бьется в агонии человек. Прижав Небетхет к себе еще сильнее, и не прерывая поцелуя, он активировал свою силу. Вокруг них начал формироваться песчаный смерч, который мягко их подхватил и исчез за окном.
  На полу, в луже крови, сломанной куклой лежал человек. Рамирес Джордано, являющийся преуспевающим торговцем лекарственными препаратами. Но в более узких кругах он известен как глава мафиозной семьи Эспозито, промышляющей торговлей наркотиками и живым товаром.
  Его тело обнаружат только под утро, когда горничная придет убирать номер. На ее крик сбегутся его телохранители, которые были уверены в том, что их босс всю ночь хорошо развлекался и сейчас спит. В убийстве с особой жестокостью будет обвинена Анжелина Мортон, но информации о ней не найдут. Такого человека просто не существует.
  Пантеон никогда не оставляет следов, ведя свою месть из тени.
  Пролог. Часть 2.
  
  Небольшой смерч, высотой с человека, через открытое окно проник в номер небольшой гостиницы. Когда завеса из песка осыпалась, в помещении очутилась увлеченно являющаяся парочка.
  С трудом оторвавшись от губ любимой девушки, Сетх сбросил "рабочий" плащ и водолазку, надев взамен рубашку. Небетхет заменила безвкусное красное платье на бирюзовую тунику и белые бриджи.
  - Во сколько у тебя рейс? - спросил парень, смотря на крутящуюся у зеркала подругу. Та, повернувшись к нему, ответила:
  - В час сорок пять, - с этими словами она вышла на балкон. Шатен последовал за ней. Сев в стоящее на балконе плетеное кресло, он притянул к себе брюнетку. Та, обхватив его за шею, прижалась всем телом.
  - Какой рейс?
  - Триста двенадцать. Анталия - Палермо. А что? - спросила она, почувствовав, как напрягся Сетх. Тот расслабился и усмехнулся.
  - Ну Осирис... Просто я тоже лечу этим рейсом.
  Небетхет от радости взвизгнула и поцеловала парня в обветренные губы.
  ***
  Ночью мир людей замирает. Один за другим гаснут окна домов, пустеют улицы и дороги. Одинокие фонари освещают небольшие островки пространства.
  Вокруг царит тьма, а в небе зажигаются мириады звезд. Ближе к полуночи небо в одном месте светлеет, бледное зарево постепенно разгорается. Через несколько минут появляется полная луна, на которой даже с земли видны странные рисунки, созданные рельефом ее поверхности. Кто видит там лицо человека, кто диковинных животных или еще что-то другое.
  С восходом луны становится так светло, что легко можно различить силуэты домов, деревьев, даже отдельные листочки на них. А на землю падает их четкая тень. Весь ночной мир предстает перед нами, как будто покрытый серебристой краской.
  И, несмотря на то, что большинство людей сладко спят ночью, в одной из гостиниц Турции один человек бодрствует. Он сидит в кресле и смотрит на небо, а в его объятьях сладко посапывает черноволосая девушка.
  Подняв руку, что лежала у Небетхет на талии, он поднес запястье к глазам. На его руке были надеты довольно массивные наручные часы. Кроме своей прямой функции показывать время, они являлись также передатчиком, маячком, компасом... Еще одной их функцией было то, что они показывали на того, кому нужна срочно помощь, реагируя на уровень адреналина в крови. До этого стоящая в постройке смирно красная скак штрелка резко меняла свое положение и указывала на цифру, под которой числился кто-то из верхушки Пантеона. Например десять. Он же Мети Чело. Он же... об этом в другой раз. В дополнение к этому над циферблатом отображались координаты этого человека, чтобы его легче было найти.
  Такие часики были у всего Пантеона. А собрал их непризнанный гений - Себек. Он же Нерайо Пьеджа. Как друзья шутили, он в домашних условиях из телевизора, микроволновки и утюга способен собрать ядерную боеголовку. Тот шутил в ответ, мол, когда потребуется, он ее соберет.
  Часы показывали полночь. Потрепав по плечу уснувшую девушку он произнес, стоило ей открыть глаза:
  - Нам пора.
  Кивнув, Небетхет исчезла. Но Сетх знал, что она сейчас стоит у гостиницы и ждет его. Так что надо спешить.
  Отдав девушке на ресепшен ключи от номера, он попросил вызвать такси. Чрез пять минут такси с шашечками подъехало к гостинице. Видимо, проезжали неподалеку.
  Выйдя из гостиницы с двумя чемоданами, один из которых принадлежал Небетхет, он мотнул головой, показывая на остановившуюся машину. Из тени вышла девушка, севшая на заднее сидение. Загрузив чемоданы в багажник, Сети присоединился к ней.
  - В аэропорт, - кинул он водителю и уставился в окно машины. Услышав рядом с собой возню и ощутив тяжесть на коленях, он улыбнулся и с любовью во взгляде посмотрел на девушку, решившую вздремнуть по дороге.
  - А в самолете ты что будешь делать? - спросил он, проводя ладонью по щеке Небетхет. Та завозилась и сонно пробурчала:
  - Спать. Я устала.
  Хмыкнув, Сетх произнес:
  - Такое ощущение, что ты по ошибке родилась человеком. Тебе бы кошкой быть.
  Небетхет тихо рыкнула, обнажив кончики заострившихся клыков. Но Сетх даже не дернулся. Он знал, что ему она ничего не сделает. И правда, через пару секунд острые клыки, что не у каждой змеи встретишь, исчезли. А еще через десять минут они приехали в аэропорт.
  - Сдачи не надо, - пробурчал шатен, кидая таксисту несколько стодолларовых купюр. Ломать голову подсчитывая сколько они должны за проезд он не хотел. Разбудив Небетхет, которая посмотрела на него как на садиста, он покинул салон машины. Едва он вытащил из багажника чемоданы, как ручку фиолетового саквояжа выхватила Селия.
  Им повезло. Посадку на их рейс уже объявили. Без проблем пройдя регистрацию на свои "настоящие" имена - то есть те, под которыми они живут уже семь лет - они заняли свои места в самолете. Их кресла оказались соседними. Как Мети это провернул - лично Селия была без понятия. Ее билет был куплен в тот момент, когда об этом рейсе стало только-только известно, а билет Сети - за день до отъезда. Хотя... наверное, это Сиа постаралась. Эта малышка всегда была одаренной.
  Откинувшись на спинку кресла, Сети прикрыл глаза и улыбнулся, почувствовав тяжесть на коленях. Селия все же решила еще поспать. На ощупь найдя в кармане куртки плеер, он вставил наушники в уши и включил первую попавшуюся композицию. В уши тут же ударили аккорды тяжелого рока. Сбавив громкость, чтобы не дай Боги, не разбудить Селию, он постарался расслабиться. Их ждал несколько часовой перелет в Италию. Почему именно туда - он не знал. У Пантеона было много недвижимости в разных странах, зарегистрированной на разных людей. Так что места встреч частенько менялись. Как Сети подозревал, Осирис, выбирая место для сбора, кидал монетку, ибо разброс был огромный. В прошлый раз, например, собирались в Сиднее.
  ***
  Пройдя проверку в аэропорте, парочка, дождавшись свой багаж, который словно в насмешку, выехал предпоследним, покинула стеклянное здание. Пройдя несколько кварталов, они остановились у темно-синего мерседеса, при неровном свете от фонаря казавшегося черным.
  - Откуда машинка? - поинтересовался Сети, наблюдая за тем, как Селия открывает багажник. Положив в него их багаж, он вопросительно уставился на девушку.
  - Купила на деньги последней цели. Предварительно переведя их через несколько десятков других банков.
  - Засечь могут? - делано безразличным голосом спросил Сети. Но Селия знает его как облупленного, поэтому она подошла к нему и обняла, чувствуя всем телом как он напряжен.
  - Прости, любимый. Пока что пользоваться твоими подарками я не могу. Боюсь, засвечу где-нибудь, и от них придется избавляться...
  Сети расслабился. Он понимал это, но одновременно чувствовал ревность от того, что любимая девушка пользуется "подарками" целей, а не его.
  Сев в машину, они покинули Палермо ради того, чтобы доехать до Карини, предварительно покатавшись по окрестностям.
  Через пять часов, когда Селия сменила Сети за рулем, она вдруг дернулась. Машина вильнула. Им повезло, что дорога была пустынной, иначе вопросов они не избежали бы.
  Сети настороженно смотрел на девушку. Та, вцепившись в руль, внимательно следила за дорогой, но ее мысли были далеки.
  "Селия, ты где? - услышала она голос Себека. - Я тебя несколько часов поймать пытаюсь!"
  "Еду к Мети. В машине. За рулем", - ответила она рубленными фразами, прекрасно понимая, что иначе они вылетят в кювет.
  "Ясно. Рядом кто-нибудь есть?"
  "Сети", - выдала она сквозь плотно сжатые губы. Ощущение чужого присутствия в разуме исчезло, зато дернулся рядом сидящий Сети. Его взгляд расфокусировался. К сожалению, при связи на столь дальних расстояниях это было своеобразным побочным эффектом. Зато, когда они находятся рядом, никакого дискомфорта от того, что кто-то лазит по чужим мозгам.
  "В чем дело, Нер: мы и так едем на встречу".
  Выслушав ответ, что дал Дождь Пантеона, Сети произнес:
  - Место встречи изменилось. На тот дом вышли мафиози. Мети в спешном порядке сделал ноги. Все ценное и важное он забрал. Дети в этот момент были в пансионе.
  - Где встречаемся?
  - В Корелеоне.
  Выслушав ответ, Селия резко крутанула руль. Этот городок они проехали два часа назад. Машина, просвистев шинами, резко развернулась. Сети, не ожидавший такой подлянки со стороны любимой, со всего размаха ударился рукой о дверь.
  Прекратив шипеть от боли, Сети добавил:
  - Мети объявил общий сбор.
  Селия кивнула и вдавила педаль газа в пол. Они уже опаздывают. На обратную дорогу до этого городка они потратили без малого час, а не два. Только сейчас Сети понял выражение "летать по дороге" придумано специально для его девушки. Они выжимала из этой машинки все соки.
  Съехав с шоссейной дороги, они въехали в небольшой городок с населенностью всего десять тысяч человек. Нужный им дом находился на отшибе. Подъехав к нему, они увидели, что около крыльца стоит черно-оранжевый внедорожник, а из дома доносится шум, который один человек создать не может. Значит, все уже собрались и ждут их.
  Войдя в дом, они, не обращая внимания на малость не жилой вид помещения, поднялись на второй этаж, справедливо рассудив, что верхушка Пантеона собралась в кабинете Осириса.
  Постучавшись, они прошли в угловую комнату. Мебели в ней, как и во всем доме было мало. Стол, за которым сидел сам Осирис, два дивана, один из которых заняли близнецы, и большой телевизор, изображающий четырех человек - блондина, рыжего, брюнета и аловолосую девушку. На подоконнике сидели мальчик лет тринадцати и девочка девяти лет отроду.
  - Прости за опоздание, - выдохнула Селия, садясь на диван и откидываясь на его спинку. Рядом с ней упал на диван и Сети.
  - Ничего страшного, - улыбнулся шатен с более рыжими волосами чем у Сетха. - Собрание незапланированно, поэтому народ пришлось экстренно дергать.
  - Осирис, - поморщился Сетх, - оставь словесные кружева кому-нибудь другому. А нам говори по делу.
  - Мне мама позвонила.
  Ответом на это заявление стали приподнятые брови у Сетха и Гора. Все знали, что Осирис единственный, кто поддерживает отношения со своими близкими, в данном случае с мамой, но обычно он не говорил на ЭКСТРЕННОМ собрании, что она ему звонила.
  - И в чем дело? - спросил Михель, возвращая на лицо привычную маску. Нерайо недовольно посмотрел на него, но промолчал. Прополоскать мозги ему он успеет и позже.
  - Мной заинтересовалась Вонгола.
  Эти три слова произвели эффект разорвавшейся бомбы. Нет, они не загомонили, для этого они были слишком малоэмоциональны, но их зрачки расширились, закрыв собой почти всю радужку.
  - Почему? - потребовал ответа один из близнецов. Кроме обычных для Дуата имен - Амон и Атум - они имели одно общее - Мистик. Оно было дано им еще в бытность их подопытными крысами. Тогда, во время одной из тренировок они чуть не сожгли разум десяти иллюзионистов, пытавшихся взять их под контроль.
  - Мой дорогой папочка, - в голосе Осириса прозвучала ирония и изрядная доля яда, - является пра...внуком Примо Вонголы. Следовательно, кровь основателя этого клана есть и у меня. Узнав о том, что у Емитсу есть сын, Девятый отправил в Японию Аркобалено Солнца. Точнее, бывшего Аркобалено. Ну, он и нагрянул к нам в дом. Мама соврала, что я уже несколько лет учусь в Италии. Теперь меня будут искать здесь.
  - И что ты предлагаешь? - вопрос последовал от Акера, молчавшего до этого момента. Что было довольно странно. Обычно этот фонтан красноречия фиг заткнешь. Как с ним справляется Себек - он до сих пор не понимает.
  Осирис вздохнул. То, что он собирается сказать ему очень не нравится, но есть такое слово, как "надо".
  - В Вонголе находится несколько Безумных Богов. Точнее в самом альянсе. Хочешь, не хочешь, а в Вонголу идти придется. Поэтому поступаем так. Вы выполняете свою работу там, где находитесь. Если мне потребуется помощь, я кину Зов по общей волне. Тогда вы бросаете дела и сломя голову несетесь ко мне.
  Парни кивнули, принимая этот план. Себек потянулся и нажал на кнопку "выкл" со своей стороны экрана. Связь между Италией и США прервалась.
  - Сетх, - произнес Осирис и посмотрел на шатена, сидевшего с закрытыми глазами. Тот приоткрыл один глаз, показывая этим, что внимательно слушает..
  - Отправляешься в Каир на помощь Мистику. А потом там ждете Зова. Что-то мне подсказывает, что я его все-таки пущу.
  Кивнув, Сетх грустно посмотрел на Небетхет. Опять в разных странах. Будто поняв, о чем он думает, девушка повернулась к нему и, под аккомпанемент хихиканья близнецов, поцеловала парня.
  - Работа есть работа, - тихо сказала она, отодвинувшись от его губ на пару сантиметров.
  Посмотрев на Осириса, Сетх увидел, что он в руках вертит белый конверт, в котором он по обыкновению передавал им билеты и задания.
  - Аэропорт Палермо. Рейс в 19:47.
  Кивнув, шатен взял билет и посмотрел на брата. Черноволосый мальчик, он же Анубис, он же Сенсоун, сорвался с подоконника и подлетел к нему. Пару минут братья могут побыть вместе.
  - Ждем тебя в Каире, - хором произнесли близнецы и исчезли в синеватой дымке.
  Потрепав братишку по длинным волосам, Сетх поднялся. Кивнув на прощание, он подошел к двери.
  - Сети, возьми машину, на которой мы сюда приехали. А потом оставь у аэропота. Можешь даже ключи в зажигании оставить.
  Кивнув, он скрылся за дверью.
  Самые младшие из Верхушки Пантеона переглянулись и шмыгнули з дверь. Если они понадобятся - их позовут.
  - Ну что, Мети. Что будем делать дальше? Или мне стоит назвать тебя Савада Тсунаеши? - видя чуть перекосившееся от упоминания этой фамилии лицо, Селия рассмеялась и произнесла:
  - Привыкай. В твоем свидетельстве о рождении стоит именно такая фамилия.
  Что тут происходит? Почему Тсуна так реагирует на свою фамилию? Почему он находится в Италии в окружении несколько странных личностей, а не со своими Хранителями в Японии? Что бы ответить на эти вопросы перенесемся на двенадцать лет назад. Окунемся в тот кошмар, что пережили эти дети.
  Часть 1. Дуат*. Глава 1.
  
  Красивая шатенка двадцати пяти лет отроду, красными от слез глазами смотрела сквозь стекло в палату, в которой лежал ее сынишка. Мальчик шести лет был окутан проводами как коконом, ибо только так можно было гарантировать ему несколько месяцев жизни.
  Но, не смотря на боль в сердце, Тсуна старался не показывать свое отчаяние маме. Он прекрасно понимал, что его мамочке также больно, как и ему. Поэтому он держался. Держался ради того, чтобы ее не расстраивать.
  Услышав сдавленные всхлипы, по щекам женщины потекли слезы. Ее сын, ее радость угасал, а она ничем не могла ему помочь.
  Она познакомилась с Емитсу, когда ей было восемнадцать и влюбилась без памяти, но через год им пришлось расстаться. Когда спустя месяц после разрыва она узнала что беременна, то не стала сообщать об этом бывшему любовнику. Это ее сын. После рождения она написала в свидетельстве, что его фамилия Савада. Это было единственным послаблением, что она дала себе.
  Когда в возрасте пяти лет ее мальчику поставили страшный диагноз - рак сердца - то она думала, что поседеет. Все заработанные ею и ее родителями деньги шли на лекарства и лечение.
  - Вы Курама Нана? - спросил подошедший к ней мужчина в белом халате. Обернувшись на голос, женщины кивнула.
  - У меня для вас неутешительные новости. Мальчика надо срочно оперировать, но...
  Когда Нана услышала про операцию, она хотела было согласиться. Деньги не проблема. Если понадобилось бы, она заложила бы дом, но, когда услышал какие они в очереди на операцию, ее сердце рухнуло вниз. Ее сынишка просто не доживет.
  К женщине подошла медсестра и силой усадила ее на диванчик, высунув в руки стакан с чаем. Ей было по-человечески жаль эту женщину. Она сама была матерью двойняшек и принимала, что Нана чувствует.
  Посмотрев на женщину взглядом полным сочувствия, медсестра ушла, оставив мать в одиночестве. В такой ситуации все слова бесполезны и бессмысленны.
  Сколько шатенка просидела так без движения - она не знала. Когда -то горячий чай полностью остыл. Женщина просто выпала из реальности, смотря немигающим взглядом в одну точку. Все ее мыли крутились вокруг ее мальчика.
  Именно поэтому, стоило раздаться над ней покашливанию - как Нана подскочила на желтом диванчике. Стакан чая, выскользнув у нее из ладоней, упал на пол и разбился.
  - Вы Курама Нана? - спросил у нее мужчина представительного вида. Она кивнула. Чего тут скрывать?
  - Мы услышали о вашем горе. Понимаете, наша компания разработала методику безоперационного лечения таких заболеваний.
  - Сколько? - усталым голосом спросила Нана. Она прекрасно понимала, что ей скорее всего придется отказаться, если сумма будет очень высокой. У них просто не хватит денег.
  - Методика новая, не доконца проверенная. Но действенная. Поэтому пока бесплатно.
  В душе Наны разгорелся огонек надежды. Знала бы она, на что обрекает собственного сына, то пришла бы к выводу, что ему лучше было бы умереть. Но она этого не узнает.
  - Только... Вся загвоздка в том, что вы не сможететсопровождать его... - чуть ли не развел руками этот мужчина, показывая свое огорчение.
  - Но... Как же... - у женщины пропал голос.
  - По другому никак, - виновато улыбнулся Алесандро Морини, как он представился Нане. Той ничего не оставалось сделать, кроме как согласиться. Жизнь сына для нее дороже.
  - Лечение длится несколько лет. И потом некоторое время на реабилитацию, - рассказывал он, показывая где и что в документе подписывать. Несколько бессонных ночей и страх за сына приступили внимание женщины, закончившей юридический университет не смотря на то, что она воспитывала сына. Поэтому она не заметила, что подписала пункт "Дуат не несет никакой ответственности за эксперименты, проводимые им".
  То ли специально, то ли нет, но этот пункт стоял предпоследний, поэтому, подписывая пункты перед ним и после него, на то, что стоит между ними как-то внимание не обращаешь.
  Довольно кивнув, Алесандро стал собирать документы, а мать отправилась попрощаться с сыном. Морини стоял так, что женщины не видела его лица. По его губам располагалась улыбка победителя. Дуат это сделал! Он получил ребенка Вонголы. Теперь наконец можно будет понять, чем боссы Вонголы отличаются от боссов других Семей. Через три часа, машина со спящим Тсунаеши покинула территорию больницы, а еще через час - вообще
  территорию Японии. Мальчика ждала очень тяжелая жизнь, и очень верные друзья, что подарит ему Дуат.
  ***
  Через восемь часов небольшой самолет приземлился на заброшенном аэропорте в горах. Мальчика вытащили из его недр и поместили в небольшую палату, размером два на три метра. Через несколько дней, когда его сердце почти остановилось из-за отсутствия лекарств и специальной аппаратуры, которая бы заставляла его биться, в палату вошло два человека. Старик с венчиком седых волос на голове и с маниакальным блеском в глазах, и маленький мальчик, сидящий у него на руках. Но даже невооруженным глазом было видно, что ребенок боится. Боится этого старика.
  Подойдя к кровати, он посадил ребенка на нее, и, ткнув пальцем в Тсунаеши, приказал:
  - Вылечи его, Анубис.
  Вздрогнув от этого голоса как от пощечины, мальчик протянул над умирающим пареньком тонкие ладошки. Его руки засветились золотистым светом пламени Солнца. Тсуна выгнулся дугой. Ему казалось, что он горит заживо. Ему казалось, что еще чуть-чуть и он почует запах горелой плоти и услышит треск лопающихся костей.
  Но нет. Через пять минут, которые показались Саваде вечностью, пламя исчезло вместе с болью. У него больше ничего не болело.
  - Отлично, - старик потер ладони. Подопытные из первого бокса показывали отличные результаты. У других это не выходило так же непринужденно. Их приходилось стимулировать болью, страхом, психотропными веществами.
  Забрав Анубиса старик вышел, оставляя испуганного ребенка в одиночестве. Его тоже скоро должны забрать. Если при первой проверке результаты будут положительными, то его поместят в первый бокс, если отрицательными - то, как карта ляжет. Может, поживет недельку-другую, а может и на первом же эксперименте умрет. С людскими жертвами здесь не считались. Да что тут, их за людей-то не считали. По крысам же никто не плачет? Так и они, не плакали.
  Через четыре часа мальчик стоял перед железными дверями. Они, после того, как его сопровождающий ввел пароль, бесшумно отворились и Тсунаеши буквально ласточкой влетел в небольшое помещение, получив довольно сильный пинок для "ускорения".
  Стоило только мальчику упасть на пол, как двери так же бесшумно закрылись. Тсуна остался один на один с темнотой и тишиной. Как только его глаза адаптировались к темноте, он перебрался в угол и огляделся. В комнате не было ни одной вещи, за исключением "странной штуковины" с мигающей красной лампочкой.
  Неожиданно тишина, и так давившая по ушам, стала совсем оглушающей. Как будто что-то почувствовав, мальчик плотно закрыл глаза и зажал ладонями уши. Неосознанно, желая спастись от опасности, он призвал свое Пламя - огромный оранжевый всполох с темно-синими, почти черными, вкраплениями. В центре этого сполоха и сидел сжавшись в комочек маленький испуганный мальчик
  - Отлично, - в абсолютной тишине комнаты прозвучал мужской голос, сильно искаженный помехами. - А теперь второй тест. Выбери одну из сфер.
  Видимо, эта "непонятная штуковина" отображала его действия, ибо, видя, что мальчик и не подумал двигаться, голос рявкнул "Живей!" и простимулировал его высокой дозой тока.
  Стоило мальчику прийти в себя после того, как тысячи маленьких молний пронзили его тело, он подполз к двум зависшим сферам. Внешне, они ничем не отличались друг от друга. Поняв это, мальчик растерялся. Несколько раз попереводив взгляд от одной сферы на другую, он хлопнул себя по щекам.
  "Соберись, Тсуна. Эти дяди плохие. Если ты хочешь вернуться к маме, то ты должен быть сильным". За то время, что Тсунаеши провел вдали от матери, он неощутимо повзрослел. Своим детским умом он понимал, что если он хочет выжить и вернуться, то должен быть сильным.
  Такое самовнушение подействовало. Когда он открыл глаза, то их радужка имела цвет расплавленного золота, а в глубине зрачков таилась Туманная синева. Взгляд этих глаз не мог принадлежать ребенку. Сам того не понимая, Дуат нажил себе персонального врага, который не успокоится, пока не уничтожит всех, связанных с ним. А пока... пока этот зверь затаился, выжидая.
  Еще раз оглядев сферы, Тсуна коснулся одной из них. Вспышка... и ничего. Он сделал правильный выбор.
  Когда мальчика забрали из испытательной комнаты, Маюри Франко, полуитальянец-полуяпонец, довольно потирал лапки. Этот мальчишка - подарок судьбы! С первой попытки он смог вызвать защиту Пламени и активировать интуицию Вонголы. Да и подтвердилось то, что Вонгола тщательнейшим образом скрывала - единое Пламя Неба и Тумана. Редкость. Феномен. Обычно в таких случаях активируется только один вид Пламени. Или-или. Другого не дано. Но этот мальчик...
  Губы Маюри расползлись в предвкушающей улыбке, а в седой голове заводили хороводы мысли-идеи о том, как это можно использовать.
  "Надо будет проверить на подопытных из второго бокса. Первый слишком ценен. Но... если получится... Небетхет будет первой!.
  С такими мыслями он вызвал на экран фотографию черноволосой девочки с пустым взглядом синих глаз.
  
  
  Дуат - в египетской мифологии место, где пребывали умершие, преисподняя "совсем глубокая, совсем тёмная и бесконечная". Иероглиф Дуат - круг со звездой в центре. Как подземное царство Дуат связывается с ночными светилами. В "Текстах пирамид" персонифицируется в образе женщины-матери умерших, которых она ведёт на небо. Дуат также отождествляется с горизонтом, т. е. местом, куда заходит солнце. Дуат представлялась египтянам как одна из составных частей вселенной ("небо, земля, Дуат, вода, горы").
  Глава 2.
  
  Маленький мальчик, в сопровождении своих тюремщиков, стоял у очередных металлических дверей. В его голове до сих пор звучало: "Первый бокс. Первая комната". Что это означает - он еще не знает, но скоро узнает.
  С противным писком дверь отворилась. Из-за разницы освещения - в коридоре темно, в комнате светло - Тсуна на миг ослеп. Когда глаза привыкли к яркому освещению комнаты, он увидел в ней несколько двухъярусных кроватей и тумбочек. Все кровати, за исключением одной были заняты.
  Втолкнув мальчика в комнату, его сопровождающий кинул в пространство:
  - Осирис. Готовьтесь, - и вышел из комнаты.
  Дети ничем не показали что услышали, но услышали и поняли. Первое - теперь этого мальчика зовут Осирис, а второе... В этом ребенке было что-то, что заинтересовало этих изуверов, так что, изучив его повнимательнее, эксперименты начнут проводить над ними.
  Мальчик же, поднявшись на ноги, осмотрел помещение. Увидев, что на одной кровати никого нет, он подошел к ней и сел.
  - Прежде чем ты что-то скажешь, запомни одно. Здесь всем плевать на то, как тебя звали ранее. Теперь твое имя - Осирис, - произнес шатен, чья кровать находилась по соседству. Тсуна, теперь уже Осирис, кивнул.
  - Себек, - синеглазый брюнет, лежащий на втором ярусе кровати напротив, чуть сдвинул свисающей рукой, показывая, что это его имя. После этого представились и остальные.
  - Сетх, - голубоглазый шатен назвал свое имя и кивнул на спящего рядом с ним чернявого мальчика, - Анубис.
  - Амаунет, - девочка с медными, почти красными, волосами и глазами цвета грецкого ореха чуть наклонила голову.
  - Амон, - один из тройняшек с аметистовыми глазами и черными с сиреневым отливом волосами. От брата его отличала более загорелая кожа.
  - Атум, - второй близнец.
  - Хатор, - произнесла девочка, похожая на своих братьев.
  - Исида, - кареглазая блондинка оторвала взгляд от книжки.
  Последнего ребенка представлял Себек, являющийся, судя по всему и самым старшим и самым главным.
  - Небетхет, - длинные черные волосы и пустые синие глаза. Она могла бы сойти за сестру Себека, но отличалась от него чертами лица.
  Повторив пару раз имена назвавшихся чтобы запомнить их, Осирис спросил:
  - А кто тут первый появился?
  Себек поднял руку, и, не дожидаясь следующего вопроса, произнес:
  - Уже шесть лет.
  - И тебя никто не искал? - неподдельный ужас в голосе. Все Пламя, что горело в нем во время испытания, уже потухло, и сейчас это был обычный мальчик.
  Брюнет, услышав этот вопрос, ощутимо помрачнел.
  - Некому искать.
  Прежде, чем до сознания мальчика дошел смысл этих слов, один из близнецов - мальчик с более темной кожей - произнес:
  - Здесь все сироты.
  Тсуна тут же побледнел как полотно. Он очень испугался за маму. Дальнейшему разговору помешал скрип отворившейся двери. В проеме стоял мужчина в хирургическом костюме и с маской на лице, не дающей рассмотреть его лицо.
  - Сетх, на выход.
  Шатен, бросив взгляд на календарь, поднялся с кровати и подошел к своему сопровождающему. Схватив мальчишку за плечо с такой силой, что он с трудом подавил вскрик, они покинули комнату.
  После этого Осирис не спускал взгляд с часов, висевших в комнате, наблюдая за тем, как часовая стрелка проходит круг за кругом. Час за часом.
  Сетх вернулся в комнату в десятом часу. Шатаясь, как пьяный, он добрался до своей кровати и рухнул на нее, чудом не придавив брата, все также спящего. Не обращая внимания на то, что о нем подумают, он притянул колени к груди, с трудом удерживаясь от желания заплакать. Тот препарат, что ему вкололи, на несколько часов улучшал восприятие, но потом возникало ощущение, что тебя прокручивают через мясорубку.
  Но, что очень не понравилось Осирису, так это то, что никто не пошевелился, чтобы помочь ему. Он вспомнил, как один раз мама сказала, что если ситуация тяжелая, и в нее вовлечены несколько человек, то они заботятся только о себе, защищая только себя.
  - Спать, - прозвучал немного резковатый голос Себека. Последующий за этим щелчок потушил несколько ламп, дающих комнате освещение.
  Дети завозились на кроватях, забираясь под одеяла. Осирис, дрожа как осиновый лист, последовал их примеру. Мальчик с трудом давил в себе слезы. Он еще дома дал себе слово, что не заплачет, как бы больно ему не было. И нарушать свое слово он не собирался.
  ***
  В шесть часов утра плафон, что висел над дверью, зажегся. Дети, получив своеобразный сигнал вставать, завозились под одеялами, просыпаясь.
  - Через полчаса принесут завтрак, а потом... - Сетх не договорил, но Осирис понял и испуганно сглотнул.
  Приведя себя в порядок в небольшой ванной комнате, дети вновь заняли свои места на кроватях. Тсуна внимательно посмотрел на шатена, ибо помнил, каким он вернулся вчера. Но о его вчерашнем отвратительном состоянии ничего не говорило.
  Как Сетх и говорил, завтрак прибыл ровно через полчаса. Но тарелок было только девять. У Тсуны, от нехорошего предчувствия екнуло сердце. Он догадался, что последует дальше.
  - Осирис, на выход, - раздался командный голос от двери. Там стоял мужчина в хирургическом костюме и маске. Тот ли, что и вчера, или нет, было не понять, но Осирис, каким-то шестым чувством понял, что это другой.
  На негнущихся ногах он подошел к двери, не замечая, чо за ним пристально наблюдают. Обладательница черных волос и пустых синих глаз не сводила с него взгляда до тех пор, пока за ним не закрылась дверь. Пустота в ее взгляде стала рассеиваться.
  Осирис почти бежал за мужчиной в белом. Тот совершенно не соизмерял свой размашистый шаг с шагом шестилетнего ребенка. У мальчика мелькнула мысль о том, что этот человек в прошлом был военным, слишком уж этот шаг был похож на строевой. И он был бы прав. Здесь собрались не только ученые со всего мира, но и военные, которые хотели получить в свое распоряжение супер-солдат.
  Сопровождающий привел мальчика в ослепительно белое помещение, в центре которой стояла огромная машина с круглой дырой посередине. Эта машина гудела и шумела, пугая мальчика.
  - Раздевайся, - приказал один из мужчин. Осирис переводил с одного на другого затравленный взгляд, но послушно начал раздеваться. Когда он остался только в трусах, его уложили на горизонтальную кушетку и закрепили руки-ноги так, чтобы он не дергался. Нацепив на мальчика огромное количество датчиков и введя ему в вену какое-то подозрительное вещество ядовито-оранжевого цвета, ассистент отошел.
  Кушетка, с противным писком поползла во внутрь машины. Мальчик, расширенными от ужаса глазами смотрел на приближающиеся лампы, находящиеся внутри машины. Миг, и он зажмурил глаза, ибо из ламп ударил яркий свет, а еще через минуту закричал от боли, так как его тело пронзили тысячи электрических разрядов.
  - Сильнее, - прикрикнул Маюри на своего ассистента, не отрывая взгляд от показателей. То, что сейчас высвечивалось на экранах компьютера, поможет ему в решении вопроса гибридного пламени. Как все оказывается просто! Всего-то и надо правильно подобрать виды пламени. Например Небо. Являясь сосредоточением всех видов пламени Небесного круга, оно способно принять все виды. А вот Туман, из-за того, что его Пламя самое рассеянное не способно принять ничего.
  Сделав себе зарубку на память, чтобы проверить эту гипотезу на втором боксе, он перевел взгляд на помощника. Тот держал руку с надетым на нее кольцом с зеленым камнем около небольшой панели, которая показывала мощность тока, проходящего через Осириса. Сам Осирис уже не кричал, ибо посадил голос. Еще бы, занятый своими размышлениями Маюри не заметил, как пролетело несколько часов.
  - Достаточно, - холодно приказал он. Парень тут же убрал руку. Он прекрасно понимал, что чувствует этот мальчик. Он сам не так давно был такой подопытной крысой, на которой ставили эксперименты.
  Родом из Италии Паоло рано потерял родителей, а через месяц его нашел Дуат. Они заметили, как мальчик лет пяти передвигает предметы не прикасаясь к ним. Не обладая Пламенем, он был одним из первых, кому его привили искусственно. Из первой группы таких же "добровольцев" в живых остался он один.
  Знали бы они, как он ненавидит это место, этих людей за то, что они калечат жизни маленьких детей! Но это знание было опасным, ибо в окружении Маюри было несколько эмпатов. Так что свою ненависть и отвращение он держал за семью замками, выставляя на всеобщее обозрение фанатизм ученого.
  Выйдя из небольшой комнатки, он подошел к измученному ребенку. Тот безвольно лежал на кушетке. На миг Паоло показалось, что мальчишка погиб, но нет. Грудная клетка еле заметно, но поднималась, принося кислород легким, а сердце билось, гоняя кровь по организму.
  Одев мальчика, он едва слышно прошептал:
  - Прости.
  На эти слова Осирис опустил чуть приоткрытые глаза, показывая этим, что слышит и прощает. Кто он такой, чтобы не прощать? Этот парень и так себя губит, убивает себя день за днем, ассистируя этому исчадию Ада Маюри Франко.
  После такой проверки мальчик несколько недель провел в больничном отсеке, восстанавливая контроль над телом. Почему-то ему казалось, что с ним еще обходятся по-царски. И он в очередной раз не прогадал. Любого другого просто вернули бы в комнату без оказания помощи. Но, чего он не знал, так это того, что являясь Вонголой, он был наиболее ценен для них. Если удастся промыть ему мозги, то в будущем вся Вонгола с ее нескончаемыми ресурсами будет у Дуата в руках.
  
  
  Осирис - Бог плодородия, научивший людей возделывать землю и поклоняться богам. Завистливый брат Осириса, Сет, убил его и выбросил сундук с телом в реку. Исида отыскала труп и спрятала его от Сета, но Сету все же удалось снова завладеть телом брата. На сей раз убийца разрезал труп на части и разбросал их по всему Египту. Исида с большим трудом собрала все части воедино и предала тело мужа погребению. Возродившись в царстве мертвых, Осирис стал судьей в загробном мире. Он выносит приговор усопшему и решает его дальнейшую судьбу.
  
  Себек - Бог рек и озер, пресных вод и плодородия, изображавшийся в облике крокодила или человека с головой крокодила. Египтяне считали, чем больше в реке крокодилов, тем богаче будет урожай. Тем не менее Себек считался жестоким богом, умилостивить его можно было только частыми и обильными жертвоприношениями.
  
  Сетх - бог зла, брат Осириса, бог пустыни, чужбины, штормовой непогоды. Изображался в виде фантастического животного, не похожего ни на одно реальное существо. В дальнейшем исторически олицетворяет черта и живет в сказках до наших дней.
  
  Анубис - Бог - погребальных обрядов, он защищал тело в период подготовки к похоронам и оберегал мумию в гробнице. Изображали его с головой шакала.
  
  Амаунет - в египетской мифологии женская форма бога Амона (впоследствии вытеснена в качестве пары Амона богиней Мут). Амаунет изображалась с головой змеи или в образе змеи. Одна из богинь Огдоады - гермопольской Великой Восьмерки.
  
  Амон - В Фивах (Верхний Египет) Амон был местным богом ветра. После объединения Верхнего и Нижнего Египта культ Амона постепенно набрал силу и слился с культом Ра. После чего Амон-Ра стал верховным богом Египта.
  
  Атум - Бог заходящего солнца. Культ его слился с культом солнечного бога Ра, и Ра-Атум стал верховным богом Египта. Он считался предводителем девяти великих богов, которым поклонялись в Нижнем Египте.Его культ довольно редкий.
  
  Хатор - изображалась в облике женщины с коровьими рогами, а иногда и с ушами, или просто в образе коровы. Это богиня со многими обязанностями. Она являлась богиней любви, танцев и застольных пиршеств, она наделяла при рождении людей лучшими семью человеческими качествами. Кроме того, она выполняла "консульские" обязанности. Только ей можно было молиться, находясь по каким-либо делам за пределами своей страны.
  
  Исида - Богиня любви и судьбы, дочь Геба и Нут. Исида вышла замуж за своего брата Осириса и родила от него сына Гора. Она была верной женой и любящей матерью. С помощью магии она воскресила и Осириса, и Гора, убитых Сетом. Исиду часто изображают с младенцем Гором на руках. Она воспитала в сыне ненависть к Сету, чтобы Гор отомстил за отца.
  
  Небетхет - Богиня мертвых, жена Сета. Когда Сет убил Осириса и спрятал его тело, Нефтида отправилась вместе со своей сестрой Исидой на поиски трупа.
  Глава 3.
  
  С того момента, как Осирис оказался в больничном отсеке прошло два года. За это время Маюри разобрался в особенностях гибридного пламени и испытал его на втором боксе. Результаты не то чтобы полностью удовлетворили привередливого ученого, ибо половина испытуемых не выдержала синхронизации пламени и умерла, но это уже был прогресс, так как раньше вообще выживших не было.
  Получив эти результаты, сумасшедший ученый на свой страх и риск решил провести этот эксперимент над первым боксом. С того момента прошло полгода. Результат, надо сказать, был странный. Синхронизация прошла успешно у всех, но у некоторых второе пламя так и не проявилось. Такими были предсказуемо туманники - Амаунет, Амон, Атум и Хатор - и несколько других, что было довольно необычно - Анубис и Исида. Удачнее всего эксперимент прошел, как и ожидалось, над Осирисом. Все виды Пламени, что ему привили, прижились, но все равно, Небо было во много раз сильнее их вместе взятых.
  Но вот чего никто из жителей этого комплекса не знал, так это того, что в безумной голове фанатика от науки живет уже долгое время другой эксперимент - слияние Небесного пламени с Земным.
  О последнем виде Пламени стало известно благодаря шпионам в Альянсе Вонголы, которые и сообщили о том, что в Альянс вошла никому не известная семья Шимон, владеющая необычным пламенем. Шпионы даже умудрились достать образцы этого странного пламени. После долгого и кропотливого изучения было выяснено, что это пламя похоже на Небесное, но все же кардинально от него отличается. Один из сотрудников, проводивших этот анализ, в сердцах воскликнул:
  - Да они отличаются как небо и земля!
  Услышав это, Маюри решил назвать это Пламя Земным.
  Некоторое время пришлось потратить на то, чтобы создать приемлемую классификацию, но это того стоило. Земля, Лес, Ледник, Горы, Болото, Пустыня и Металл. Правда, относительно последнего Маюри был неуверен - оно никак не желало подвергаться классификации.
  К сожалению, проводить эксперименты с этим видом Пламени пришлось сразу же на первом боксе. Во втором никого не осталось. Никто из пяти десятков ребятишек, которым жить да жить, не пережил эти эксперименты. Когда этот бокс опустел, Паоло вознес благодарственную молитвы у Богу за то, что он избавил их от дальнейших мучений.
  
  С противным писком загорелся светильник над дверью. Услышав этот мерзкий звук, дети завозились под одеялами, просыпаясь. Те полгода, что отводятся им для того, чтобы восстановиться после экспериментов и научиться пользоваться своими новыми возможностями, почти истекли. А для кого-то уже истекли. Себек, нервничая, ломал пальцы. Это для него полгода уже истекли. А значит, это его заберут. Если Маюри изначально хотел все эксперименты проводить над Небетхет, то под конец передумал. Потерять такой материал он не хотел.
  Неожиданно Себек дернулся. Он краем сознания ощутил чье-то предвкушение. В последнее время его дар - эмпатия и телепатия - все чаще и чаще активизировался, транслируя ему чувства людей, а иногда и их мысли. Но, если у большинства детей, что жили с ним в одном боксе, эмоции были как бы затерты, то Осирис пылал неудовольствием. Но неудовольствием скрытым. Еще непонятные, двойственные, эмоции испытывал один из ассистентов. Паоло.
  Но в данный момент эти эмоции принадлежали не "Богам Дуата", а кому-то за дверью. Значит, пора.
  Как только дверь отворилась и в комнату вошла охрана, Себек спрыгнул со своей койки. Видя, что мальчишка встал без напоминаний, один из охранников, схватив его за плечо, потащил из комнаты. Одиннадцатилетний мальчишка зашипел от боли, но вырываться не стал, ибо знал, ЧЕМ это чревато. Обернувшись, он чуть не сбился с шага. Небетхет следила за ним ЖИВЫМ взглядом синих глаз. Это было что-то новенькое. Ей было четыре года, когда она оказалась в Дуате, но уже тогда ее глаза были мертвыми, а она сама не разговаривала. Себек даже не знал, умеет ли она вообще испытывать эмоции, так как он никогда не ощущал ничего, что могло бы принадлежать ей.
  Через час после того, как Себек покинул комнату, весь комплекс облетел нечеловеческий вопль. Дети в первом боксе вздрогнули. Они узнали этот голос. Пусть он и был обезображен дикой болью и страданием, но это был голос брюнета. Голос Себека.
  Его вернули через шесть часов. Один из лаборантов, в котором Осирис признал Паоло, внес его в комнату на руках. Шуганув одного из близнецов с нижней койки, он положил его на кровать и, окинув его сочувствующим взглядом, покинул помещение. Мальчик напоминал из себя мумию, так как он был полностью забинтован.
  Стоило двери за Паоло закрыться, как Небетхет спрыгнула со своей кровати и подбежала к мальчику. Тот выгнулся дугой, пытаясь убежать от боли, вгрызающейся в позвоночник. Но что было страшнее всего, так это то, что не смотря на боль, с его губ не сорвалось ни звука. Девочка легла поперек выгнувшегося мальчишки, придавливая его к кровати. Каким-то образом восьмилетний ребенок понял, что Себека мучает не послеоперационная боль, а боль того бедолаги, что в данный момент корчится на операционном столе.
  - Вас устраивает такая ситуация? - раздался мальчишеский голос, но с такими интонациями, что не у каждого взрослого встретишь.
  - Какая "такая"? - спросил Амон, садясь на кровать брата, так как на его его койке Себек с упорством, достойным уважения, пытался сломать себе позвоночник.
  - Вы живете каждый в своей скорлупе. Чуть отличаются те, кто здесь вместе с родственниками, - шатен кивнул, невольно соглашаясь со словами Осириса. Действительно и он с братом, и тройняшки отличаются от остальных. Они не разучились сочувствовать.
  - Но так нельзя! Мы в одной лодке, а значит должны действовать сообща! - в глазах восьмилетнего мальчика горело золотое Пламя Неба.
  - И что ты предлагаешь? - раздался хриплый голос. Оглядевшись в поисках заговорившего, ибо этот голос был им не знаком, они уставились на Небетхет. Она впервые на их памяти заговорила.
  - Сбежать. - не терпящим возражений голосом произнес Осирис. На него удивленно посмотрели остальные дети. Создавалось ощущение, что они сейчас синхронно покрутят пальцем у виска.
  - Мы дети, - тихо произнесла Хатор, прячась в объятьях братьев. С момента их попадания сюда они разлучались только на время экспериментов, все остальное же время они не отходили друг от друга ни на шаг.
  - А что, мне идея нравится, - произнес Сетх, держа на руках братишку. - Только ее нужно тщательно обмозговать.
  - Бежать сейчас резона нет, - раздался сорванный голос Себека. Он каким-то образом сумел успокоить свой дар, очистить свое сознание от потока чужих мыслей и эмоций. Хотя, как он подозревал, тот, чьи эмоции он чувствовал, умер во время операции. Вот его и отпустило.
  Услышав, о чем говорят товарищи по несчастью, он, обдумав ситуацию, вынес свои предложения на обсуждение. Боги Дуата вопросительно посмотрели на брюнета, ожидая продолжения. И оно последовало.
  - Хатор права. Мы дети. У нас ничего нет. Даже имен.
  - Ты к чему клонишь? - спросила Амаунет, наклонив голову на бок и вопросительно посмотрев на говорившего. Тот вымученно улыбнулся.
  - Поставить срок. За него подготовить все к побегу и взять свои силы, и врожденные, и приобретенные под контроль.
  - Сколько? - деловито спросил Бог Пустыни, что-то прикидывая в своей голове.
  - Года три. Это оптимальный вариант, - произнес Осирис, внутренне радуясь тому, что его идея принята и понята.
  Хатор, как будто что-то вспомнив, усмехнулась и произнесла, вытянув руку вперед:
  - Один за всех...
  Положив свои ладони поверх ее ладошки, остальные подхватили, так как эту книгу читали все:
  - ... И все за одного!
  Глава 4.
  
  Маюри, сидя у себя в кабинете, задумчиво изучал информацию о синхронизации Пламени Небесного и Земного кругов. А информация была странной. Очень странной. И теперь ученый ломал голову о том, где именно при расчетах он ошибся.
  Открыв первую папку, он вывел на экран фотографию мальчика лет четырнадцати. Себек. Изначальное Пламя Дождь. Синхронизация с Пламенем Ледника - сто процентов. Но вместо того, чтобы просто прибавилось еще одно Пламя к уже имеющемся, то есть Доджь и Облаку, структура Пламени полностью изменилась. Теперь это было белое пламя с прозрачными сполохами, напоминающими льдинки. После полной синхронизации врожденная способность к эмпатии и телепатии усилилась в несколько раз. Посмотрев на приписку, сделанную красным цветом, он поморщился. Такой превосходный образец, а держать приходится на психотропных препаратах, иначе здесь было бы опасно.
  Закрыв эту папку и открыв следующую, он вывел на экран, рядом с первой, вторую фотографию. С нее смотрела одиннадцатилетняя девочка с багровыми волосами. Амаунет. Тоже странный случай. Первоначальное Пламя Тумана попросту исчезло, полностью заменившись на привитое Пламя Пустыни. Врожденные парапсихические способности, такие как гипноз и внушение, тоже возросли в несколько раз.. так же как и Себек содержится на психотропных препаратах. А жаль. Многие ради такой "охраны" заплатили бы кругленькую сумму денег.
  Следующая фотография. Сетх. Врожденное Пламя Солнца почти полностью исчезло, заменившись на Пламя Горы. Что странно, так это то, что ранее привитое Пламя Облака, едва горевшее, значительно усилилось, хотя предыдущий "доброволец", имевший Пламя Солнца и которому привили Пламя Облака, погиб на операционном столе. В результате два привитых Пламиени полностью загасили исходное. Врожденный дар телекинетика тоже усилился.
  Еще одна фотография. На этот раз на ней запечатлены два мальчика-близнеца одиннадцати лет. Амон и Атум. Привитое им Пламя Леса синхронизовалось с Пламенем Тумана на все сто процентов, но при том так и не проявилось. Вообще. То, что оно есть - ясно, как божий день, но оно никак себя не проявляет. Врожденная способность к телепортации возросла, из-за чего на них пришлось надеть ошейники, которые генерировали электричество, как только они пытались телепортироваться.
  Следующая фотография с мальчиком лет пяти. Анубис. Как бы они ни старались, привить ему Пламя Земного круга они так и не смогли. Зато врожденные способности целителя возросли настолько, что он, не испытывая никакого дискомфорта способен воскрешать, если с момента смерти прошло не больше семи минут. Только представив, сколько можно будет заработать на нем одном, Маюри с нетерпением начинал потирать ладони. Мальчик был просто золотой жилой! Ведь в мире столько богачей, которые не хотят расставаться со своими жизнями.
  От дальнейшего планирования перспектив Маюри отвлекла новая фотография. Золотоглазый шатен. Осирис. Наследник Вонголы. При изначальном Пламени Неба и Тумана сумел принять остальные виды Небесного Пламени, но из Земного с ним синхронизировалось только Пламя Земли. Врожденные способности материализации и, как это здесь называли, химеры (способность проходить сквозь предметы) возросли в несколько раз. Так же как и с близнецами пришлось надеть ошейник.
  М, наконец, последняя фотография. Небетхет. Родное Пламя - Ураган и Небо. С легкостью прияла привитое Пламя Тумана и Облака, которые использовала с поразительной легкостью но с Пламенем Земного круга что-то опять(!) пошло не так. Синхронизация - сто процентов, но при этом любое использование Пламени Болота вызывает у нее дикую боль, из-за чего оно резко исчезает до тех пор, пока боль не пройдет. Врожденная способность метаморфа возросла в несколько раз. Теперь ей нет нужды возвращать себе свою внешность, прежде чем принять другую.
  
  - Профессор, вы просили принести, - произнес Паоло, незаметно вырастая рядом с ученым. У него в руках было два диска. Маюри поморщился, но вставил диски в дисковод. На экране появилось две фотографии. Посмотрев на них, Маюри откровенно скривился. Его вечная головная боль. Акер - рыжеволосый двенадцатилетний мальчишка и Гор - тринадцатилетний блондин. Безэлементники, которым привили Пламя Грозы и Облака соответственно. Естественные способности понимание мало-мальски живых существ у одного и физическая сила у другого. Эти дети больше всех провели время в карцере. Они не имеют ни малейшего желания слушаться своих тренеров, выказывая свое недовольство. И что сними делать - неизвестно.
  Тряхнув своей полулысой головой, Маюри поднялся на ноги. Ему надо проверить, все ли готово в операционных к следующим экспериментам. К сожалению, опыты опять придется ставить на первом боксе, ибо, как они уже успели убедиться на предыдущих подопытных - люди без Пламени часто погибали при синхронизации.
  В стерильно-белой лаборатории в ящике лежало восемь шприцов с ядовито-желтым содержимым. П замыслу Маюри эта жидкость должна была изменить ДНК Богов Дуата, превратив их в гибриды людей и животных. Так же ученому было интересно, как будет реагировать Пламя посмертной воли на такой процесс.
  
  
  Вот о чем Маюри и не подозревал, так это о том, что никто из Богов Дуата в первом боксе психотропные вещества не принимал. Точнее, их принимали, но не те, кто должен. Себек быстро определял, в какой из порций есть добавки, не предусмотренные рецептом и эту порцию ел кто-то другой. Они готовились покинуть сие "гостеприимное" место, поэтому должны полностью себя контролировать.
  Но, к сожалению, уйдут они не все. На следующий день, после того, как они поклялись, во время очередного эксперимента умерла Хатор. Близнецы, в это время дежурившие около Себека, от резкой боли, пронзившей их в районе сердца, свалились с кровати. Именно в этот день брюнет впервые осознанно воздействовал на людей своей силой, приглушая их боль от потери. Он понимал, что эта боль будет сопровождать братьев всю жизнь, но она уже не будет такой всепоглощающей.
  Еще через год, на тренировке, погибла Исида. Она не смогла совладать со своим Пламенем, когда оно вырвалось у нее из-под контроля.
  Сейчас детки собрались у старенького, допотопного компьютера, который гений Себек сумел подключить к интернету, причем подключить таким образом, что отследить его было невозможно. Для того, чтобы выжить после побега им нужны деньги, поэтому было решено заработать их через интернет. У Сетха обнаружился талант неплохого экономиста - его прогнозы относительно роста и спада цен всегда оправдывались. Так что за три года они успели сколотить приличное состояние.
  - Куда и сколько вкладываем? - спросил брюнет, оглядываясь на двух шатенов. Те, внимательно осмотрев представленный им список предприятий, синхронно ткнули в одно из названий. Именно из-за того, что они сделали это одновременно, брюнет вложил четверть из имеющихся у них средств на счет этой компании. Он знал, что спустя некоторое время эта сумма вернется к ним сильно увеличившись в размерах. Если же шатены не могли определиться в выборе и показывали на два предприятия, то деньги вкладывались в оба.
  Неожиданно Небетхет, стоящая у дверей, вздрогнула.
  - Идут!
  Быстро выключив компьютер, компании расселась по кроватям и уставилась на двери.
  Когда кусок железа, выполняющий роль двери, отодвинулся, их взглядам предстала внушительная толпа белых халатов.
  - Все на выход.
  Недоуменно переглянувшись, дети подошли к дверям. Им было непонятно, почему на этот раз сразу вызвали всех. Обычно они шли по очереди. Изменения в таком своеобразном списке означало для них не шуточные проблемы. А как раз этого они должны избежать любой ценой.
  Когда их привели в операционную, дети еще раз недоуменно переглянулись. Огромное помещение с десятком операционных столов было поделено ширмами но, благодаря зажженным над столами лампам, было видно, что там кто-то находится. Кто-то, кто уже лежал на операционных столах.
  Один из сопровождающих достал список и, сверяясь с ним, отправил детей по отсекам.
  "Удачи", - шепнул им Себек, направляясь к дальнему отсеку. Дети ничем не показали, что услышали его слова, но они услышали, и немножечко расслабились. Они выживут. Не смотря ни на что. Именно с такими мыслями они скрывались за своими отсеками..
  Осириса отправили к самому ближайшему. Идя к нему, он почувствовал на себе виноватый взгляд. Чуть повернув голову, он увидел, кто на него так смотрит. Ожидаемо. Паоло.
  Первое, что мальчик увидел, зайдя за ширму, распластанного на втором операционном столе хищника. Пантеру. Его бока тяжело вздымались, язык вывалился из пасти...Ошарашенный увиденным, мальчик замер на полушаге, за что тут же получил затрещину, заставившую его сделать по инерции несколько шагов.
  - Раздевайся, - последовал привычный приказ. Выполнив его, Осирис лег на стол, со все возрастающей тревогой наблюдая за тем, как ему скрепляют руки-ноги эластичными ремнями. Полностью обездвижив его, хирург обернулся. Один из ассистентов поднес к нему поднос, на котором в лотке лежал шприц.
  Взяв его, мужчина повернул голову Осириса в сторону и ввел иглу в артерию. От места укола по его телу стали расходиться круги боли и жжения. Пока еще терпимые, но, как чувствовал Осирис, это не на долго. Через какие-то десять минут боль стала нестерпимой. У Осириса возникло ощущение, что его сунули под кипяток (был у него такой опыт. Душ сломался очень уж не вовремя). От боли перед глазами плавали разноцветные круги, но Осирис держался. Держался из последних сил, как вдруг... Тишину помещения разрывает крик боли. Осирис вздрогнул всем телом. Он узнал голос. Кричал Себек. Еще через пару минут кричали все подопытные, ибо боль стала непереносимой..
  Когда от болевого шока дети потеряли сознания, хирурги приготовились к скоростной операции. Они должны были успеть все сделать до того, как подопытные экземпляры окончательно очнутся. Иначе, весь эксперимент насмарку.
  Взяв скальпель, "белый халат" наклонился над бессознательным мальчиком. Увидь в этот момент кто-нибудь его глаза, то обязательно вздрогнул бы. В них горел безумный огонек. Этот мужчина был фанатиком своего дела...
  ... Первое, что почувствовал Осирис придя в себя - это дикую боль в трех местах и ломоту во всем теле. Сдавленно шипя, он сел на койке, огляделся и тут же нахмурился. Это была не "его" комната, а небольшое помещение два на три метра. На табуретке, стоящей около кровати стояло два одинаковых стакана с водой. Стоило ему потянуться к ближайшему, как интуиция и инстинкт самосохранения заорали благим матом, отчего Осирис резко дернул свою конечность обратно. Попилив стаканы внимательным взглядом, он протянул руку к другому стакану. Все тихо, поэтому он взял стал и сделал несколько глотков, утоляя жажду.
  - ... Отлично, - Маюри потер ладони. Мальчик абсолютно точно узнал стакан с питьевой водой, а не с отравленной. Чуть повернув голову, он посмотрел на соседний экран. Камера в этой комнате явно была расположена под водой. И эта камера кого-то снимала. Этим кем-то оказался парень лет четырнадцати. Глядя на него Маюри расплылся в улыбке. ДНК белой акулы великолепно вписалось в его ДНК. Побочные изменения происходили только в воде и только по его желанию, а это не так страшно. Как говорится, плюсы перевешивают минусы.
  Целый месяц дети не видели друг друга. Все это время они тренировались в использовании своих новых способностей, так как понимали, что Маюри только что собственными руками увеличил их шанс на побег.
  Заглянем на тренировку Себека, ибо совокупность его способностей дала поразительный результат. Даже Маюри не знал как ее назвать. Эта способность заключалась в том, что он мог "вывести" информацию, полученную благодаря эмпатии и телепатии, из своего разума наружу. В этом случае она принимала вид экрана белого цвета, парящие в воздухе
  Сейчас, вызвав эти "графики", он с интересом смотрел на показатели "подопытных крыс", ну, или, если говорить по-другому, охранников-тюремщиков. Как истинного ученого его интересовал вопрос "А что будет, если изменить показатели?" В ту же минуту он изменил показатель одного из мужчин со "спокойствия" на "безумие" и уставился своими синими глазами на него.
  Тот менялся. Дернувшись, он стал бесцельно оглядывать помещение, руки задрожали, глаза налились кровью... Его товарищи не сразу заметили изменения в его поведении, а потом стало поздно - он напал на рядом стоящего. Верно говорят, что безумие увеличивает силы, ибо этот охранник голыми руками умудрился убить своего товарища. Он попросту разорвал ему горло.
  Нельзя сказать, что остальные охранники были идиотами. Они быстро поняли, откуда ветер дует, поэтому, пока трое удерживали безумного, двое подошли к Себеку и вкололи ему лекарство. Тот и не думал сопротивляться. Так как любое лекарство, вводимое внутривенно было растворено, он с легкостью мог им управлять. Жаль, что он поздно это понял.
  Сделав вид, что лекарство подействовало, он позволил себя увести, мстительно улыбаясь про себя. Они это заслужили.
  К радости Себека его привели не к той клетушке, в которой он жил последний месяц, а к их прежней комнате. Остальные тоже были там и были живы и здоровы. Дождавшись, пока за их тюремщиками закроется дверь, дети облегченно вздохнули. Амаунет сорвалась со своего места и бросилась брюнету на шею. Обняв девочку, Себек посмотрел на Сетха и Небетхет. Они сидели на одной из кроватей, на которых никто не спал, ибо он и Амаунет, Амон и Атум, Сетх, Анубис и Небетхет предпочитали спать вместе, защищая друг друга. Вот четыре кровати и были свободны. Анубис, сидел на коленях Небетхет, которую к ее смущению, называл мамой, и внимательно прислушивался к разговору.
  Чмокнув Амаунет в висок, старший из парней посмотрел на друзей, а именно ими они и являлись после того памятного разговора четыре года назад. Являясь самым старшим, именно он отвечал за товарищей, но не смотря на это Осирис являлся своеобразным Серым кардиналом, кивка которого хватало на то, чтобы принять или отклонить предложение.
  - Сколько вы здесь? - спросил он, садясь на кровать рядом с подвинувшимися близнецами. "Солнечные Боги" хором заговорили.
  - Четыре часа. Мы здесь первые появились.
  - Ясно... Сегодня, ночью? - зачем-то уточнил он. Остальные Боги Дуата, живущие в этой комнате, согласно кивнули. Все рассчитано, все проверено. Или сейчас, или никогда.
  
  
  Тишину полутемного кабинета разрушил телефонный звонок. Протянув руку, Маюри взял трубку, не отрываясь от данный на экране. Через минуту он вскочил на ноги и заорал:
  - ЧТО?!
  - Вы должны прекратить эксперименты и уничтожить образцы. Альянс Вонголы начал собирать информацию по экспериментам над людьми. Пока еще тихо и ненавязчиво, но когда это изменится - я не знаю...
  - Леонард, вы понимаете, что если мы сейчас прекратим эксперименты и заляжем на дно, то все данные, что мы получили за десять лет исчезнут! Нам придется все начинать с нуля! - как ученого его коробило от мысли, что десятилетия работы могут отправиться коту под хвост из-за паникеров в Альянсе.
  - Лучше начать с нуля, чем жизнь потерять, - парировал голубоглазый блондин - босс семьи Бестиаме. Хоть он и был за то, чтобы эксперименты продолжались, но обладая несколько трусоватым характером (читай, являлся последним трусом), он боялся, что его имя всплывет вместе с ним, и тогда Вонгола его раздавит. Вот он и метался по своему кабинету, вытаптывая дорожку в дорогом персидском ковре.
  Скрипнув зубами, Маюри скрепя сердце согласился. Повесив трубку, он вызвал нескольких своих ассистентов. Они уже через несколько минут стояли перед ним и преданно смотрели на него.
  - Начинайте уборку.
  Эта фраза означала, что они должны избавиться от подопытных, информации и свидетелей, то есть от других ученых, ассистентов и охранников.
  Три парня согласно кивнули и покинули кабинет. Они были преданы Маюри по той простой причине, что он в свое время промыл им мозги и загипнотизировал на подчинение. Да. Маюри Франко был необычным человеком, но его способности были на несколько уровней ниже, чем у Богов Дуата из первого бокса. И именно поэтому Себек и Амаунет "принимали" психотропные вещества. Маюри совершенно не хотел, чтобы его подчинили, а сделать это - способны только они.
  Глава 5.
  
  Побег было решено устроить в четыре часа утра, ибо именно в это время менялась охрана, и у них будет несколько минут, в течение которых за ними никто следить не будет. Сейчас же, они сидели на нескольких кроватях и подводили "итоги" того, чем они стали. Вот уж что, а о то, что они уже не люди, понимал даже Анубис - пятилетний ребенок с копой непослушных черных волос, на которые уже Небетхет махнула рукой.
  - Ребят, я знаю, что об этом сложно и больно говорить, но мы должны это знать... - Себек замялся, не зная, как выразить свои мысли. Его невольно выручила Неби, которую обнимал Сетх.
  - Ты о последнем эксперименте?
  Брюнет кивнул, а потом продолжил:
  - Меня объединили с акулой. Могу долгое время не дышать под водой и ориентироваться по запахам.
  После его слов наступила тишина. Дети воскрешали в своей памяти тот кошмар, ту боль, что перенесли месяц назад.
  - Сокол. Зрение, - быстро произнесла Амаунет, которая сидела на коленях у Себека. Парень обнял ее еще сильнее и что-то выдохнул ей в макушку.
  - Дикий кот. Кроме улучшение интуиции, на которую я никогда не жаловался, больше ничего не заметили, - Осирис, вместе с Сетхом, Небетхет и Анубисом, сидел на кровати напротив. Его взгляд был направлен в стену, а интуиция тревожно звенела. Что-то будет.
  - Гепард. По идее, скорость должна была возрасти в два раза, но из-за того, что нам ее еще искусственно улучшали... В общем, скорость возросла в пять раз, - безразличным голосом произнес Сетх. Небетхет, сочувственно посмотрев на него, потерлась затылком о его плечо. Губы шатена дрогнули в улыбке.
  - Хамелеоны, - хором произнесли близнецы, а потом Амон продолжил:
  - Экспериментально доказано, что при режиме мимикрии нас обнаружить, если в поисковой команде нет телепата, почти невозможно.
  - Какая-то собака, - произнес Анубис, прижимаясь к брату. - Чувствую ложь и от нее чуть ли не тошнит, - на этих словах мальчик наморщил носик.
  Разноцветный взгляд семи пар глаз скрестился на Небетхет. По лицу девочки было ясно как божий день, что она не хочет говорить. Но, если бы в обычной ситуации от нее отстали бы, то сейчас, когда для побега важна любая мелочь...
  - Неби, - тихо прошептал Сетх, обнимая ее за плечи. Девочка сглотнула и произнесла тихим, без эмоциональным, голосом:
  - Тайпан или Жестокая змея. Одного моего укуса хватит, чтобы убить порядка ста человек, - прикусив нижнюю губу, она обнажила ряд белоснежных зубов. Но два клыка тут же заострились и удлинились. На их кончиках повисло две капельки яда.
  Руки, обнимающие ее, дрогнули. Да и взгляды остальных были шокированные. Понимающе улыбнувшись, Небетхет попыталась отодвинуться, но...
  - Не глупи, - произнес Сетх, не испытывая ни малейшего желания отпускать от себя подругу. Удивленно посмотрев на него, девочка перевела взгляд на остальных. Те, уже справились с шоком, встретили ее взгляд спокойно. Но Анубис переплюнул всех. Он совершенно спокойно перебрался ей на колени и обнял ее, всем своим видом показывая, что никуда отсюда не денется.
  - Амаунет, ты пойдешь вторая. Сможешь предупредить об опасности? - спросил брюнет у нее. Аловласка кивнула. Никто не задавал вопросов относительно того, что пойдет первым. И ежу понятно, что это будет Себек. С его способностями он раньше всех узнает о засаде, если оная будет. Остальные же должны по возможности быстро передвигать нижними конечностями, ибо от этого будет зависеть их жизнь.
  Распределив обязанности, дети легли в кровати. Несколько часов они могут полежать спокойно.
  Но все, даже тщательно продуманные планы, не выдерживают столкновения с реальностью. И этот случай не стал исключением.
  Себек подскочил на кровати через полчаса. Его опять захлестнули чужие эмоции. Эмоции тех, кто в этот момент умирает в соседней комнате. Осознав это, он, с трудом вернув барьеры на свой разум, сел на кровати и посмотрел на друзей, которые порядком за него испугались. Это он прочитал в их глазах.
  - Уходим. Сейчас же! - с этими словами он вскочил на ноги и спешно принялся обуваться. Переглянувшись, Амаунет начала было спрашивать почему, но Себек прервал ее на полуслове.
  - В соседней комнате умирают другие Боги. Они начали зачистку,- бросил он, подходя к двери и "прислушиваясь" к эмоциям за ней. Детям не было нужды узнавать, кто такие "они". Это и так понятно. Сотрудники этого комплекса. Поэтому дети быстро повскакивали со своих коек и обулись, так как сегодня спать они легли в одежде.
  - Придется прорываться боем, - заметил Амон, хрустнув костяшками. Атум несколько нервно сглотнул, но всем своим видом поддержал брата.
  - Через три этажа вверх - оружейная. Предлагаю ее навестить, - меланхолично произнес Сетх, крепко хватая брата за руку. Самый младший из Богов Дуата сонно потирал глазки.
  - Принимается. Шахта лифта в конце коридора, - кивнул Осирис и, используя свою врожденную способность проходить сквозь предметы (ошейник предусмотрительно обесточили. Себек постарался), просунув руку сквозь дверь, ввел нужную комбинацию цифр. Дверь отворили на достаточное расстояние, чтобы они могли пролезть, не привлекая внимания.
  Прошмыгнув мимо "опасной зоны" или второй двери, они со всех ног бросились вперед. К сожалению, у коридора было слишком много ответвлений, которые не имели дверей. Пробегая мимо одного из них, интуиция Осириса завопила благим матом. Наклонив голову, он услышал свист и треск. Оглянувшись на бегу, он заметил, что в стене, напротив этого ответвления, появилось небольшое отверстие.
  "Пуля", - понял он. В следующий миг оттуда выскочило несколько человек, вооруженных пистолетами. Хорошо еще, что у этих еще колец не было. Но они успели сделать только несколько шагов, как остановились. Это Себек и Осирис, не сговариваясь, решили немного подзаморозить их пыл. Себек использовал свое Пламя Ледника, а Осирис... Прорыв Точки Нуля Первого Вонголы, о котором Маюри стало известно благодаря шпионам в Альянсе. И вот в коридоре стоит небольшая статуя из льда.
  Но, видимо, кто-то из них успел подать сигнал тревоги, так как над потолком загорелись красные лампы, а металлический голос начал повторять как мантру "Внимание! Побег!"
  - Что б вас... - пробурчал Себек, проскальзывая в лифт последним и замораживая створки. - Все живы? - он оглянулся на остальных. Те согласно кивнули, выравнивая дыхание.
  - Как дальше пойдем? Лифты наверняка заблокировали, - произнесла Амаунет. Себек поднял голову к крышке лифта. Благодаря телепатии он явно чувствовал, как около лифтов собирается огромная толпа. Так же он "услышал" разговор около их комнат.
  - Маюри-сама, Боги Дуата из первой комнаты сбежали, - произнес один из ассистентов этого ученого, пустыми глазами марионетки смотрящий в комнату, которую покидали явно в спешке.
  
  - Что? - старик вскочил на ноги и хлопнул ладонью по столу, из-за чего чашка кофе, стоявшая рядом, опрокинулась. Ароматный напиток, из лучших обжаренных зерен, залил несколько папок, лежащих на столе. Но Маюри этого не замечал. Его больше волновало то, то подопытные свинки сбежали, что было попросту невозможно! Половина из них уже несколько лет жила на психотропных веществах.
  - Уничтожить! Уничтожить любой ценой! - Франко уже было плевать на те годы исследований и экспериментов, что были проведены над этими детьми. Сейчас его интересовало только то, чтобы дети не покинули это место. Иначе - конец всему! Сейчас он как никогда понимал паникера Леонардо. Если об этих экспериментах станет известно мафии, то от них сырого места не оставят. С опозданием до него дошла мысль, что уборку надо было начинать с первой комнаты.
  Раздраженно что-то прошипев, он стал быстро что-то набирать на клавиатуре. На большом экране появились записи с камер слежения, как... небольшой приборчик, спрятанный в комнате, что восемь лет служила домом и тюрьмой Себеку, взорвался. Подключенный к системе безопасности бункера, он вывел из строя все электронное оборудование, включая двери карцеров и камеры слежения.
  На экране, в кабинете Маюри, появились помехи. Чертыхнувшись, он принялся собираться, складывая все диски и флешки с информацией, распечатки и пачки банкнот в кейс. Терять работу стольких лет он был не согласен.
  Закончив сбор вещей, Франко ввел код самоуничтожения бункера. Сделав так, чтобы самоуничтожение нельзя было отменить, он направился в затемненный угол. Там стояла детская кроватка, в которой спала двухлетняя малышка. Полностью его творение. Венец стольких лет экспериментов. Взяв ее на руки, он направился к выходу по потайному ходу, приготовленному им для внезапного отступления.
  Одновременно с включением программы самоуничтожения, все выходы, за исключением одного, к которому и направился ученый, закрылись. Что будет с остальными обитателями бункера - его не интересовало.
  До самоуничтожения бункера осталось пятьдесят пять минут.
  Глава 6.
  
  Дети задумчиво обдумывали ситуацию, в которой оказались. Лифт был заблокирован главным компьютером, и разблокировать его было невозможно. Себек задумчиво рассматривал небольшую кабину и вдруг замер, глядя в потолок.
  - Что? - на него тут же вопросительно уставились семь пар глаз. Он молча ткнул тальцем в потолок. Взгляды переместились туда. Там, в углу кабины, была панель, ведущая в шахту лифта.
  - Ты предлагаешь... - Амаунет вопросительно посмотрела на друга. Тот пожал плечами:
  - Иначе мы тут застрянем.
  Сетх, являющийся самым высоким из компании, попытался дотянуться до них, но куда уж тут.
  - Отойди, - тихо попросила Небетхет и подошла к углу, над которым была расположена эта панель. В следующий миг глаза детей расширились. Руки девушки стали удлиняться до тех пор, пока она не "дотянулась" до панели. Нажатие и... панель поддалась. Ухватившись за края, Небетхет "подтянулась", укорачивая при этом руки. Скрывшись в шахте, она тут же переместилась и посмотрела в проем. Глядя на ребят, она произнесла:
  - Сетх, ты можешь их подсадить?
  Шатен кивнул, а потом посмотрел на девочку, сидевшую на крыше лифта и добавил, покосившись на поморщившегося Себека:
  - О чем бы ты сейчас не подумала, можешь смело нажимать на "backspace" и удалять это.
  Небетхет облегченно выдохнула. До остальных дошло, что она боялась, что после такой демонстрации от нее отвернутся. Осирис сердито выдохнул. В результате этих экспериментов они все потеряли возможность называться людьми, они все что-то получили от животных, с которыми их скрестили. Просто, кто-то получил больше, кто-то - меньше.
  Забравшись на крышу, они заозирались. Искомые скобы нашел Анубис, сидевший на спине у брата. Поднявшись с их помощью на три этажа вверх, Осирис увидел вентиляционное отверстие, достаточно широкое, чтобы в него пролез Себек, отличающийся от остальных широкими плечами, но до него было не дотянуться.
  - Я помогу, - произнесла Небетхет, изогнувшись немыслимым образом и оказавшись около этого отверстия. Перенеся большинство друзей, она посмотрела на Сетха. Тот покачал головой.
  - Я сам. Анубиса возьми.
  Девочка кивнула и спустя пару мгновений ребенок оказался в руках Амаунет. Сетх же, поднеся ладонь к лицу, напрягся. Его ногти, до этого бывшие обычными человеческими, заострились и потемнели. Даже на вид они были очень прочные. Парень довольно кивнул. От гепарда он получил гораздо больше, чем был уверен Маюри.
  Протянув руку, он положил ладонь на кладку. Чуть надавил и когти вошли в стену, как нож в масло. Довольно улыбнувшись, он быстро поднялся на уровень вентиляции и забрался в нее.
  Ползя по вентиляционной трубе, они время от времени останавливались, ибо некоторые панели были не сплошные и при должной сноровке их можно было заметить. Слава Богу, в которого они еще не разуверились, в охране были дебилы, которые исполняя приказ были не способны на творчество. Вот и сейчас, бегая по этажам бункера в поисках беглецов, они не сообразили заглянуть в вентиляцию.
  Доползя до оружейной, Себек осторожно, стараясь не шуметь, снял панель и свесился вниз головой. Около минуты он вглядывался в полутемное помещение и вслушивался в эмофон около помещения, прежде чем сообщить друзьям, что все чисто.
  Осмотрев представленный их взглядам ассортимент, Сетх задумчиво произнес:
  - Лучше взять то, чем мы владеем в совершенстве.
  Остальные кивнули и разбрелись по помещению. Себек задумчиво прокрутил в руках меч, и, довольно хмыкнув, засунул его за пояс. Амаунет взяла металлический хлыст, состоящий из сотен тоненьких пластинок. Такая игрушка кожу сдирает на раз. Так де она взяла пару пистолетов.
  Сетх, скривившись, будто съел килограмм лимона, нацепил на запястья стеклянные наручи, укрепленные пламенем Грозы, чтобы не разбились. С его властью над землей и песком, это лучшее оружие.
  Близнецы, не сговариваясь, взяли посохи, являющиеся зеркальными копиями друг друга и различающиеся только цветом камня в навершии. Хотя, близнецам оружие было и не к чему. Их способности иллюзионистов позволяли им "сливаться" в такое милое существо, как дракончик, десяти метров в высоту и двадцать метров в длину. Ему вся охрана - на один зуб.
  Осирис с Небетхет подошли к боевым косам. Вот ими они владели в совершенстве, тем более, что косы легко принимали любой вид пламени. Правда, Осирис схватил еще небольшой чемоданчик, в котором находились кольца Небесного круга. Разобрав их, дети оглянулись. Они только сейчас заметили, что Анубиса рядом с ними нет. Этот мальчишка нашелся неподалеку. У него на поясе висело несколько стилетов, а сам он собирал аптечку.
  Почувствовав спиной взгляды старших друзей, он обернулся и смущенно пояснил:
  - Я не люблю сражаться, но если придется, дам отпор. А так я собираю то, что может мне понадобится при лечении ваших шкурок.
  - Не каркай, - пробурчал Атум и посмотрел на дверь. - Идем?
  Стоило им сделать несколько шагов в сторону двери, как сама дверь немного приоткрылась. Дети схватились за оружие. На пороге стоял Паоло. Несколько секунд они смотрели друг на друга, а потом мужчина крикнул:
  - Здесь пусто! - и закрыл дверь. Осирис выдохнул. Не смотря на то, что Паоло был ассистентом Маюри, он единственный сохранил здесь душу и сердце.
  В коридоре послышался топот небольшого отряда людей, проходящих мимо оружейной. Когда шаги стихли, дверь снова приоткрылась и в образовавшуюся щель протиснулась рука, сделавшая пару приглашающих жестов. Осирис, полностью доверявший своей интуиции, первый подошел к двери. Следом потянулись и остальные.
  - Как вы? - такой вопрос задал Паоло, стоило только детям выйти из оружейной.
  - Нормально, - ответил за всех Себек, нервно оглядываясь. Он почему-то очень сильно нервничал. И было почему. Из-за ближайшего угла послышался щелчок, а потом по руке Атума расплылось кровавое пятно. Секунда, и вокруг них вспыхнуло изумрудное пламя Грозы. Это Паоло, не смотря на то, что в него попало несколько кусочков раскаленного свинца, зажег свое кольцо и защитил их.
  Обернувшись, он посмотрел на военных, выполняющих на этой базе роль охраны.
  - Поднимайтесь выше. Скоро здесь станет жарко, - произнес он, обращаясь к детям. Осирис кивнул и первым бросился в противоположном направлении, сжимая в руке конверт, что успел вручить ему Паоло.
  Мужчина, уверившись, что дети покинули этот коридор, обратил все внимание на охрану. Те смотрели на него как на предателя. Впрочем, почему как? Он и есть предатель.
  У нескольких военных на руках оказались кольца, поэтому они зажгли их и вышли вперед. Пламя, плясавшее на их кольцах, огибало руки и впитывалось в пистолеты. Видимо, отметил краем сознания Паоло, прототипом для этого оружия являлись пистолеты босса Варии Занзаса.
  В следующий момент из дула пистолетов вырвались потоки красного и голубого цвета. Разрушение и Умиротворение.
  Рука Паоло дернулась во внутренний карман халата и в его ладони оказалась коробочка зеленого цвета. Конечно, лазить по столам начальства неприлично, но если ты не считаешь этого человека начальством, то можно. Стоило ему открыть коробочку, как в его руках появилось два боевых веера - тессена. Два взмаха и смертоносные лучи поменяли свое направление и попали в двух солдат. Те, с воплями, рухнули на пол.
  Неожиданное, один из военных, ранее не принимавший участие в бою, открыл свою коробочку. С фиолетовой вспышкой в его руках появилось копье. Подгадав момент, когда его напарники выпустят свое Пламя, он метнул копье, воздействовав на него пламенем Облака.
  С еле слышным чавкающим звуком, копья вошли в тело Паоло, пробив его насквозь. Веера выпали из рук, а сам Паоло упал на спину. Но, как бы то ни было, он все еще был жив. С трудом вытащив припасенную заранее гранату, он выдернул чеку. Когда охрана подошла ближе, он закрыл глаза, и граната выпала из его рук. Спустя секунду раздался взрыв, унесший с собой десяток жизней.
  До уничтожения бункера осталось сорок минут.
  
  Забежав на лестницу, Атум резко упал на ступени, утащив с собой брата. Автоматная очередь прошлась на уровне их головы, и, если бы они не упали, то Анубису бы предстояла большая работенка. В тишине, образовавшейся из-за того, что несколько пущенных подряд автоматных очередей пробили стену напротив, и подняли огромное количество пыли, послышалось несколько щелчков.
  Когда пыль рассеялась, близнецы увидели, что автоматчики лежат на красных ступенях, продолжая заливать их своей кровью, сочившейся из небольших круглых ранок у них на лбах, а Амаунет спокойно убирала пистолет в кобуру и отряхивала колени.
  - Спасибо, - произнес Амон, садясь на корточки и дотрагиваясь до шишки на лбу. Рядом с ним завозился Атум, который тоже дотронулся до своего "украшения", расположенного точно там же, где и у брата.
  - Осторожнее и внимательнее надо быть, - пожурила иллюзионистов девочка, потирая глаза. После использования "глаз сокола", они у нее всегда слезились. Рядом с лестницей раздался шум, но Амаунет и близнецы даже не пошевелились. Они получили "сообщение" от Себека, что это он с остальными. И правда, через минуту на лестничной площадке оказались остальные Боги Дуата. С обнаженного меча Себека стекала тонкой струйкой кровь, точно также, как и из пореза над левой бровью. Тратить время на лечение ему было жалко, поэтому он просто протирал время от времени заливаемый кровью глаз.
  - В чем дело? - спросил Атум, смотря на несколько потрепанных друзей.
  - Столкнулись с охраной.
  Что с ними стало, ни близнецы, ни Амаунет спрашивать не стали. Ясное дело, что они мертвы. Свою свободу они будут добывать кровью и смертью своих противников. Их вынудили стать убийцами, а следовательно, пусть пожирают плоды своей работы.
  До уничтожения бункера осталось тридцать минут.
  Глава 7.
  
  Через пять минут, потраченные на то, чтобы пробежаться по лестнице вверх, дети стояли у тупика, в который эта самая лестница упиралась. Общую для всех мысль озвучил Сетх, внимательно изучив перед этим стену, на наличие потайных дверей:
  - И куда теперь?
  Осирис задумчиво постучал по губам указательным пальцем и спустился на один пролет вниз. Там была единственная дверь, ведущая в какой-то отсек.
  - Больше некуда.
  - Надо найти вентиляционные трубы, ведь воздух как-то циркулирует по бункеру, - произнесла Амаунет, оглядывая друзей ореховыми глазами. Они согласно кивнули. Действительно, трубы пронизывают весь подземный комплекс, снабжая его кислородом, а следовательно, они выходят наружу. Дело осталось за малым - найти панель, ведущую в вентиляцию.
  С трудом распахнув тяжелую дверь, дети прошмыгнули в коридор. Неожиданно, когда они преодолели примерно половину коридора, в них попало пламя Урагана. То, что никто не пострадал, кроме как чудом было не назвать. Оглянувшись в ту сторону, откуда прилетело пламя, дети увидели группу охранников, окружившую их, и вооруженную кольцами. Здесь им придется справляться самим. Боги Дуата посильнее сжали оружие.
  - Идите, - произнес внезапно Осирис, выходя вперед. На пальцах у него было одето три кольца Неба и по одному других. Внимательно посмотрев на него, Себек кивнул и бросился вперед. Резкий взмах и... две головы отделились от тел и покатились детям под ноги. Кровь, фонтаном взметнувшаяся вверх, обагрила Себека и Небетхет, бегущих впереди. На остальных же она почти не попала.
  Дети не знали причин того, почему охрана почти вся поднималась на верхние ярусы. Уж точно не ради охоты за ними. Будь это так, то против них выставили бы таких же измененных, а непонятно кого с кольцами на пальцах.
  Детям было невдомек, что троих ассистентов Маюри растерзали "подопытные свинки", когда они зашли в один из отсеков нижнего уровня. Вырвавшись на свободу жертвы экспериментов убивали всех, кого видели, не делая никаких различий "свой-чужой". Поэтому охрана, не желая расставаться со своими жалкими жизнями, попросту сбежала на верхние уровни.
  Небетхет, заметив краем глаза лишнее движение сбоку от себя, резко взмахнула рукой, в которой держала косу. С противным чавкающим звуком ей под ноги упала часть человеческого тела, заливая босые ноги (с ботинками пришлось попрощаться) кровью и прочими жидкостями. Дернувшись, брюнетка пропустила рядом с головой сталь кнута, которая смахнула лишние тридцать сантиметров сверху у одного из охранников.
  - Пригнитесь! - раздался крик Себека. Тотчас все дети рухнули как подкошенные на пол, не обращая внимания на то, что этот самый пол был залит кровью.
  Вовремя.
  Сзади раздался крик Осириса "Х-Барнер!" и над их головами пронесся столб пламени, сжигая тех, кто не успел увернуться.
  Когда поток пламени закончился, дети поднялись на ноги. Их глаза плавно начали округляться. Коридор как таковой перестал существовать, полностью оплавившись от жара.
  - Вы как? - послышался сзади усталый голос Осириса. Обернувшись, все заметили, как в его глазах исчезает золотое пламя, уступая место привычному янтарю.
  - Что это было? - шокировано спросил Анубис, выглядывая из-за спины брата, на которой все это время сидел. Будучи самым младшим, он не поспевал за остальными, вот Сетх и нес его на спине.
  - Х-Барнер. Поддерживая себя "мягким" пламенем, я выстреливая "жестким". Правда... Во время тренировки результат был хуже. Видимо, решающим фактором было то, что я разозлился, - под конец в голосе Осириса появились неуверенные нотки.
  - Ты не просто разозлился. Ты был в бешенстве, - поправил шатена Себек, невозмутимо вытирая лезвие меча о чье-то тело, чье лицо было обезображено Небесным огнем.
  - Идем вперед, - дернул головой Сетх в сторону виднеющейся лестницы. Как она не обвалилась - никому не известно. Правда, подойдя поближе, они увидели, что лестница все же пострадала. Отсутствовало большое количество ступенек, делая подъем почти невозможным.
  Но не для этих детишек. Осирис, попросив Амаунет держаться покрепче, с помощью "мягкого" пламени поднялся вверх. Только сейчас Боги увидели, что с его рук исчезли все кольца и пламя вырывалось прямо сквозь кожу, сжигая ее. Несколько капель горячей, в прямом смысле этого слова, крови упало на лица детей.
  - Стой где стоишь, - сердито произнес Анубис. - Я ожоги вылечу.
  Осирис кивнул, с трудом сжимая ладонь в кулак. С обожженных, окровавленных ладоней, кровь лилась ручьем. Видя такое дело, Сетх с братом через пару секунд оказались на верхней площадке. Пока Анубис, ругая чем свет стоит Осириса, лечил тяжеленые ожоги его рук, иначе он останется инвалидом, сам Сетх отряхивал ладони от пыли. Еще в шахте лифта, когда его ногти превратились в когти, он удивился. Из-за экспериментов его, да и не только его, скелет изменился. Кости не мог сломать даже гидравлический пресс.
  Спустя пару минут рядом с ними оказались и остальные. Иллюзионисты создали реальную иллюзию лестницы, а Себек укрепил ее ледником. Вот по ней они и поднялись наверх. Рядом с ними находилась уцелевшая дверь. Правда, как оказалось, в коридоре за ней отсутствовал свет. Передернувшись от нехорошего предчувствия, дети прошли во тьму коридора.
  До уничтожения бункера осталось пятнадцать минут.
  
  ***
  В то же время, когда дети вошли в этот коридор, где-то в нем послышался шум шагов.
  - Ушли? - раздался хриплый голос. В ответ раздался шорох.
  - Кажется.
  - Ну и хорошо, - по звуку, сопровождающему это высказывание, можно было судить, что его обладатель сел на пол.
  - Гор... - начал было говорить второй парень, как на него тут же шикнули:
  - Ты ничего не слышишь?
  Мальчик прислушался. Действительно. В коридоре раздавались приглушенные шаги. Видимо, кто-то старался привлекать как можно меньше внимания. Как только шаги приблизились к тому месту, где прятались двое мальчишек, как они тут же напали.
  
  Когда на них напали, дети тут же контратаковали, но, благодаря своевременному предупреждению от Себека и Осириса, они сдержали себя и не нанесли ни одной серьезной раны.
  Амон, создав реальную иллюзию фонарика, зажег его. Неровный, приглушенный свет выхватил две мальчишеские фигурки - рыжего и блондина.
  - Не только мы решили сбежать, - констатировал Анубис, разглядывая двух окровавленных Богов Дуата. Они были буквально залиты кровью. И своей и чужой. Видно, им тоже пришлось прорываться боем.
  - Кто вы? - вперед выступил кареглазый шатен. Их собеседники с удивлением заметили, как его товарищи напряглись. Казалось, одно неверное движение в сторону этого мальчика - и они нападут.
  - Боги Дуата. Гор и Акер. Первый бокс, третья комната, - представил себя и рыжего беловолосый парнишка. Шатен кивнул, а потом представился сам и представил друзей.
  - Боги Дуата. Осирис, Себек, Амаунет, Сетх, Анубис, Небетхет, Амон, Атум. Первый бокс, первая комната.
  Гор присвистнул. Он слышал, как один из охранников их комнаты сказал другому, что первая комната - элита. Лучшие из лучших.
  - Вы сейчас откуда? - спросила Небетхет, когда они продолжили движение. Остальные прислушались.
  - Из карцера сбежали, - коротко сказал Акер, смотря на новых товарищей. А в том, что они ими станут - он не сомневался.
  Услышав, откуда выбрались их собеседники, дети выпали в осадок. Из карцера почти невозможно выбраться самостоятельно. Видимо, последнюю мысль кто-то озучил, ибо Гор ответил:
  - Моя врожденная способность - физическая сила. Я и так сильнее обычного человека в три раза, а после всех экспериментов стал еще сильнее в три раза. Так что я просто разорвал стальную дверь.
  В качестве наглядной демонстрации он положил ладонь на стену и чуть надавил. С тихим шорохом ладонь вошла в обитую сталью стену коридора.
  Парни присвистнули, а Амаунет тихо спросила у Акера:
  - А у тебя?
  Тот почесал рыжий затылок.
  - Изначально я понимал мало-мальски живое. А сейчас.... Меня ранить невозможно. Кожный покров очень крепкий.
  Дети кивнули, не размениваясь на слова. Осирис, шедший впереди, уже практически бежал. Его интуиция просто вопила о том, что им надо как можно скорее убираться отсюда.
  Неожиданно он резко остановился, из-за чего Сетх, бежавший следом за ним, натолкнулся на него.
  - Что? - прошипел он. Небетхет усмехнулась краем губ. Похоже, Сетх решил забрать себе славу змей. По крайней мере, шипел он очень похоже.
  - Засада. Прямо за дверью, - произнес вместо Осириса Себек.
  - А ты откуда знаешь? - удивился Акер. Брюнет пожал плечами:
  - А я эмпатотелепат.
  - Как они поняли, что мы именно здесь? - спросил Гор у новоприобретенных товарищей.
  Ответ пришел от одного из близнецов.
  - Это единственный выход с этого этажа. Что делать будем? - вопрос уже был адресован всем.
  - Пойду я. Амон, скрой меня иллюзией, - попросила Небетхет, сверкая глазами с вертикальными зрачками. Один из близнецов, более высокого роста, выполнил ее просьбу. Девочка исчезла.
  Через пару минут Себек потер занывшие виски, а появившаяся длань Небетхет позвала их.
  Пройдя через опасную зону, они увидели девочку, склонившуюся над одним из мертвых тел. Она с чисто научным интересом смотрела на искривленное агонией лицо. Повернувшись к остальным, она улыбнулась. Змеиные клыки исчезли.
  - Оказывается, я могу менять химический состав яда в железах! - в ее голосе звучал неприкрытый восторг.
  - Хорошая новость, - улыбнулся в ответ Осирис. - Только ты вся в крови.
  - Навыка нет, - пожала она плечами.
  - Ребят, я нашел вентиляционное отверстие. Только, оно запечатано, - под конец Атум смутился. Гор, отстранив иллюзиониста, присел перед панелью. Пробежав по ней пальцами, он нашел пару мест, за которые можно ухватиться. Напрягшись, он вырвал панель из стены.
  - Прошу, - Гор махнул рукой в сторону трубы. Первым туда нырнул Себек, за ним Амаунет и Осирис. Последним, в систему вентиляции залез блондин, закрыв за собой вход. Просто на всякий случай.
  Сколько они ползли по этой трубе из-за отсутствия часов дети затруднялись сказать, но им казалось, что оно тянулось как резиновое. Но вот в чем Себек был уверен, так это в том, что они поднялись вверх уже на пару этажей как минимум.
  Но тут он резко затормозил, уставившись вниз.
  - В чем дело? - спросил Осирис, выглядывая из-за спины Амаунет.
  - Маюри, - прорычал Сетх, унюхавший старого изверга. Из его груди раздалось рычание. Тут, как на зло, панель, на которой они остановились, с диким треском просела вниз.
  Видимо, ученый был весь на нервах, ибо еще пыль, поднятая при падении, не успела осесть, он выпусти туда полмагазина. Амон, зажимая рукой стремительно расширяющееся пятно крови на животе, осел на пол. Его брат держался за повисшую плетью левую руку.
  Пыль еще не до конца осела, как из нее вырвалось несколько размытых теней. Первая, сделав резкий взмах мечом, отрубила ему руку, сжимающую пистолет, вторая - ударила горящим оранжевым пламенем кулаком в живот, отчего Маюри отлетел на несколько метров, попав в объятья третий тени. Та, обняв Маюри со спины, вонзила ему в шею клыки, впрыскивая сильнейший яд, который только могла синтезировать.
  Захрипев, Маюри рухнул на пол. Его сердце билось все слабее и слабее.
  - Вы все-равно покойники, - прохрипел он. - Через пять минут весь бункер взлетит на воздух.
  Сердце дернулось в последний раз и остановилось. Глаза Себека, Осириса и Небетхет расширились в ужасе. Они услышали посление слова ученого- изувера. Переглянувшись, они бросились к друзьям, чтобы предупредить их. Правда, до них добежали только парни, а девочка вернулась к трупу ученого. Взяв в руки чемодан, она нагнулась над каким-то свертком. Откинув одеяльце, она уставилась в карие глаза двухлетней малышки. Небетхет взяла девочку на руки и подбежала к друзьям. Те удивленно посмотрели на ребенка, сидящего у нее на руках, но быстро перевели взгляд на Амона, которого лечил Анубис. Ранение, считавшееся смертельным, практически затянулось.
  - Идем, - поторопил их Себек, нервно оглядываясь назад. Ему не нравился гул, доносившийся с нижних уровней.
  - Куда? - с отчаянием в голосе произнесла Амаунет. Тут признаки жизни подала малышка, на шее которой висела пластинка с выгравированным на ней иероглифом, который Небетхет прочитала как Сиа. Она показала прямо, а потом налево.
  - Кажется, малышка знает куда идти, - произнесла она, перехватывая малышку поудобнее.
  Осирис прислушался к своей интуиции. По отношению к этой девочке он чувствовал такое же доверие, как и к остальным Богам Дуата.
  - Я ей верю, - произнес Осирис и направился вслед за Небетхет. Остальны, полностью доверяли интуиции Бога Мертвых, поэтому последовали за ним.
  Стальная дверь, к которой подошли дети, оказалась заперта на цифровой замок. Тратить время на подбор ключ-кода было самоубийством, и Гор, являясь самым сильным, принял единственное возможное в данной ситуации решение. Удар ногой в строго определенную точку механизма получился не очень чистым, но произвел нужный эффект. С тихим треском тонкая электроника вышла из строя, при этом не выполнив стандартную функцию на взлом - не заклинила дверь в закрытом положении.
  Гор толчком распахнул дверь и вывалился наружу. Следом за ним вылетели и остальные Боги Дуата, а Осирис, выбежавший последним, захлопнул дверь. В следующий момент ударная волна опрокинула детей на землю. Постройка, из которой они выбежали, сложилась вовнутрь и с гулом разрушилась.
  Поднявшись на ноги, дети со слезами на глазах принялись рассматривать окружающий их пейзах. Они впервые за долгое время увидели бескрайнее небо над головой.
  - Мы это сделали, - прошептал Осирис.
  Часть 2. Внедрение. Глава 8.
  
  - Ну, что, Мети. Что будем делать? Или мне стоит назвать тебя Савада Тсунаеши? - видя чуть перекосившуюся физиономию своего босса, Селия рассмеялась и произнесла:
  - Привыкай. В твоем настоящем свидетельстве о рождении стоит именно такая фамилия.
  Тяжело вздохнув, Мети откинулся в кресле. Селия, улыбнувшись, сменила дислокацию и устроилась на подлокотнике его кресла. Тут на скайп, что Мети так и не отключил, пришло сообщение. На экране появился Себек, точнее Нерайо. Правда, его вид был немного странным. Мокрые черные волосы свисали до ключиц, под глазами были синяки, что говорили о истощении.
  - Что с тобой? - спросила Селия, кладя ладонь на плечо Мети и чуть наклоняясь вперед. Брюнет лишь махнул рукой.
  - Марш-бросок. США-Япония-Италия-США. Они теперь уверены в том, что ты, как лучший ученик, смог поступить в Universita degli Studi di Palermo. В самом институте я попросил ректора сменить твое имя на настоящее.
  Осирис расплылся в улыбке. Хорошо все-таки, что у него такие друзья. Обо всем позаботятся, если он что-то да забудет. Правда, вспомнив, как они познакомились, он помрачнел. Но, поймав встревоженный взгляд Себека, он встряхнул головой, отгоняя такие мысли. Он подзабыл, что Нерайо может чувствовать их эмоции как свои, даже находясь на другом конце света.
  - Пока ты был в Италии, ты ничего интересного не узнал? Случайно так? - спросила Небетхет. Себек задумался, а потом расплылся в улыбке.
  - Есть парочка интересных новостей. Озвучить? - увидев согласные кивки своих друзей, он произнес:
  - Вонгола заинтересовалась Семьями, что проводят эксперименты на людях, - Мети и Селия шокировано переглянулись. Вот этого они точно не ожидали.
  - Известно, почему? - спросил шатен, смотря в экран. Нерайо кивнул и только открыл рот чтобы ответить, как пошатнулся. Ему на голову упало полотенце. Далее Осирис и Небетхет увидели, как чьи-то руки, расправив его, принялись вытирать мокрые волосы парня. Себек, запрокинув голову, улыбнулся. По этой улыбке зрители поняли, что это Амаунет. так ласково он улыбался только ей.
  Закончив сушку его волос, Розэбель села рядом со своим парнем, отчаянно потирая при этом глаза.
  - Только что с задания? - спросила Небетхет. Аловласка только кинула. Подумав, она облокотилась об парня и закрыла глаза. Но все прекрасно знали, что она не спит, а внимательно их слушает.
  - Так что там с причиной? - спросил Мети, смотря на друга. Тот задумался, ибо появление Розэ сбило его с мысли, а потом произнес:
  - А это вторая новость. Хранители тебе уже найдены и они тренируются под руководством Аркобалено Реборна. Правда, их проклятие снято. Так вот. Над Хранителем Тумана - Рокудо Мукуро - в детстве ставила эксперименты Семья Эстранео. Ничего не напоминает?
  - Кажется, Эстранео спонсировали эксперименты Дуата...
  Себек кивнул.
  - Рокудо сбежал вместе с Джошимой Кеном и Какимото Чикусой. Потом их обнаружила Вонгола. А недавно Рокудо поделился своим прошлым с остальными Хранителями.
  - Прелесть. Мало того, что меня делают боссом Семьи без моего на то желания, так еще и Хранителей мне подобрали, - количеству яда в его голосе позавидовала бы самая ядовитая змея в мире.
  Высказав свое мнение, Мети откинулся в кресле. Нет, о том, что ему найдены Хранители, он уже знал. Другое дело, что он до последнего надеялся, что ему это приснилось на пьяную голову. Но нет...
  - А будь твоя воля, то кого бы ты выбрал на роль Хранителей? - спросила Амаунет, приоткрывая один глаз.
  - Вас. Босс должен доверять своим Хранителям, а вам я доверяю как себе.
  - Нас как бы больше...
  - Ты и Сети используете Земное Пламя. Туман у нас близнецы. Сиа слишком маленькая. Выходит число семь, - заметил Осирис, смотря на подругу. Та, быстро подсчитав, согласно кивнула. Действительно, так выходит семь.
  Посмотрев на часы, Нерайо и Розэ попрощались. У них дела в США.
  - Так как будем действовать? - спросила Селия, смотря на друга и босса. Тот задумался, а потом произнес:
  - Ты отправляешься в Варию. У них не хватает Хранителя Облака, а ты неплохо управляешь этим видом Пламени. Тебя примут. Проверишь их окружение на предмет Безумных Богов. Я засвечусь в городе, а через тройку дней меня под белы рученьки приведут в замок Вонголы, - под конец речи голос Мети стал ехидный-ехидный.
  - Ты предлагаешь просто так взять и постучаться в ворота Варии со словами "Здрасте, вам Хранитель Облака случаем не нужен?" - Селия посмотрела на него как на душевнобольного.
  - Зачем? - удивился шатен, а потом крикнул в пустоту:
  - Сиа!
  Не успел он закрыть рот, как дверь в кабинет отворилась и в образовавшуюся щель протиснулась головка девятилетней девочки.
  - Звал?
  Сиа, как выяснилось через несколько лет после побега, была провидицей. Ее способность не раз и не два помогала друзьям. Вот и сейчас, "увидев", что она нужна наверху, она тут же поднялась.
  - Да. Можешь найти задание Варии, на котором будет Супербия Скуало?
  Сиа кивнула. Ее глаза, цвета молочного шоколада с еле заметными переливами, затянуло белесой пленкой. Через десять минут она сказала:
  - Через семь дней они отправятся на зачистку Семьи Луджурия.
  Осирис хлопнул в ладоши.
  - Отлично. Можешь попасть этой семье в плен? - это было сказано уже Небетхет. Та задумчиво кивнула, а потом спросила, что делать дальше?
  - Потом можешь устроить резню. Главное, чтобы Вария оценила твои силы и забрала тебя с собой.
  Селия кивнула, а потом, забрав с собой ключи от небольшой квартиры, расположенной в городке, где базировалась эта Семья, вскочила с подлокотника.
  - Пойду готовиться.
  С этими словами она выскочила за дверь на ходу изменяя внешность. Волосы укоротились и достигали теперь плеч. Более того, когда она проходила мимо окна, Мети заметил, что ее волосы стали отливать сиреневым цветом, хотя и казались черными.
  Ну что ж, Вонгола! Игра началась! Причем, правила этой игры знает только одна сторона, а другой придется подстраиваться. Посмотрим, правильно ли они поступили, не трогав эти пять лет, что существует Пантеон, эту Семью, или совершили ошибку.
  Глава 9.
  
  Мети сидел в летнем кафе на одной из улиц Палермо и с легкой неприязнью смотрел на свой студенческий билет, в котором значилось: Савада Тсунаеши. Ему повезло, что ректор Массимото Пиаволи является фараоном и знает, кто на самом деле учится у него в университете.
  - Мети, я не понимаю, - произнес парень, сидящий напротив шатена. На нем, как и на Осирисе была надета форменная одежда с эмблемой их университета. На двух соседних стульях, стоящих рядом с ними, лежали сумки, забитые учебниками. Университет держал планку высоко и кому попало дипломы не выдавал. Сейчас Кристофер Росси смотрел на своего друга внешность которого претерпела поразительные изменения. Исчез длинный хвост волос, выражение его глаз стало другое, более наивное, что ли...
  - Что именно? - Тсуна оторвал взгляд от планшета, в который только-только посмотрел, и прищурившись, поглядел на своего единственного друга за пределами Пантеона.
  - Зачем ты сменил имя и имидж? Тебе совершенно не идет! - от резкого взмаха руки, сопровождающего это высказывание, чашка с кофе, которое они пили, опрокинулась на скатерть. Крис, чертыхнувшись, вскочил на ноги и начал спешно спасать свои лекции, на которые это кофе не попало только чудом.
  - У меня появились родственники по отцу, а в данной ситуации мне просто необходимо, чтобы меня отыскали.
  - Дебилизм, - протянул Кристофер, откидываясь на спинку стула. - Ладно. Делай, как хочешь.
  - Лекциями поделишься? - провокационно спросил Мети. Кристоф сокрушенно кивнул головой. На своего друга он не переставал удивляться. Периодически он загуливал лекции и семинары, но все сессии сдавал на отлично. Ему это не суждено. Свои отлично он зарабатывает непосильной зубрежкой.
  Бросив взгляд на часы, являющиеся подарком Мети, он вскочил на ноги. Ему пора на подработку - свое обучение, являясь сиротой, он оплачивал сам. К слову о часах - это тоже было творение Себека, но в отличие от их часов, эти являлись только маячками. Просто на всякий случай. Осирис не хотел терять ни одного из своих друзей.
  Кивнув Крису на прощание, Мети покосился на черную машину, стоящую на углу. Она стояла там с того самого момента, как он с другом пришел в это кафе. Предусмотрительно пробив номер машины по базе полиции, он узнал, что машина зарегистрирована на Хибари Кею. Правда, вероятность того, что за рулем сам Хранитель Облака была мала.
  Бросив быстрый взгляд на досье Хибари, что предоставил ему Себек, взломав компьютер Вонголы, он закрыл этот файл. Пока что никто из его Хранителей ему категорически не нравился. Блин, да они бы ему еще младенца всучили! Это он о Хранителе Грозы Ламбо Бовино. Ребенок девяти лет! О том, что Сие столько же он даже не задумывался. Любимица всего Пантеона вела себя не по годам взрослой, а это... То видео, что было приложено к досье Бовино, чуть не вызвало у него инфаркт. И плевать, что его модифицированный организм на него просто не способен. Капризный ребенок! Как ему доверили одно из сильнейших колец мира? Но что еще сильнее убило Осириса, это добавление от Себека - рисунок печального смайлика, мол, сочувствую и плачу.
  Пробежав глазами по остальным досье Хранителей, Мети с трудом подавил желание побиться головой о стену. Останавливало его только то, что его не правильно поймут. В конце всех досье была приписка от Гора. Он на полном серьезе предлагал пустить ему пулю в лоб. Все безболезненней! Еще бы! Извращенный Туман, бешенный Ураган, оптимистический Дождь и ЭКСТРИМальное Солнце... Ах да, еще социопат Облако и капризная Гроза. Не десятое поколение сильнейшей мафиозной семьи, а психбольница!
  Выключив планшет, он заказал еще кофе. Пока за ним только следят. Кстати, Вонгола оперативно сработала. Изменения в документацию были внесены в полночь, а утром его уже начали пасти.
  Но, когда они перейдут к действиям он не мог спрогнозировать. Все зависит от того, кто за ним следит (вот когда он пожалел об отсутствии Сии!). Так что надо обдумать линию поведения. Небетхет предложила сыграть "доброе, всепрощающее, наивное до безобразия Небо". Сначала он был категорически против, но сейчас, ознакомившись с досье на своих Хранителей, он все больше и больше уверялся в том, что эта идея идеальна. Если они примут его таким придурком, то, может быть, примут и настоящим?
  Придя к такому выводу, Мети откинулся на спинку плетеного стула. Порывшись по карманам, он вытащил странного вида монетку. На одной стороне было оттиснуто Око Ра, а на второй латинская буква D. Повертев ее в руках, Осирис поднялся на ноги и, положив рядом с нетронутым кофе несколько стодолларовых купюр, покинул кафе.
  Машина, до этого момента стоящая неподвижно, неторопливо двинулась за ним.
  
  Хибари Кея уже несколько дней пребывал в отвратительном настроении. Мало того, что именно ему пришлось следить за единственным возможным Наследником Вонголы, а по совместительству и за его будущим Боссом, так еще и напарник...
  Бросив ненавидящий взгляд на сидящего на соседнем сидении Рокудо, он вернул все свое внимание травоядному, сидящему в летнем кафе. Он не мог сказать что, но что-то в этой ситуации ему не нравилось...
  - Тебе не кажется это странным? А, Кея-кун? - спросил синевласый иллюзионист, отрываясь от пирожных, за которыми не далее как пятнадцать минут назад выходил.
  - Что именно? - не поворачиваясь спросил в ответ Хибари, заводя машину. Объект слежки покинул кафе и направился вдоль дороги, включив то ли плеер, то ли еще что-то.
  - Вонгола ищет единственного Наследника уже три года. Не знаю, говорили ли тебе, но Палермский Университет уже обыскивали несколько раз. И ни одного упоминания об этом Саваде Тсунаеши не было. Но буквально вчера прилетает Реборн с сообщением, что Наследник учится в Италии. Все учебные заведения еще раз перетряхивают и на тебе! Нашли!
  - Может, он первокурсник, поэтому его ранее и не обнаружили? - резонно спросил Хранитель Облака. Его голос этого не показал, но он был удивлен. Впервые на его памяти Туман был серьезен.
  - Ага, щаз. А это тогда что? - Мукуро протянул Кее ведомость из университета. В ней черным по белому было написано, что Савада Тсунаеши на отлично сдал все зачетные сессии за первый курс.
  - Действительно, странно, - впервые в жизни Хибари Кея согласился с Рокудо Мукуро. Внезапно он резко нажал на тормоз, из-за чего иллюзионист чуть не набил себе шикарную шишку на лбу.
  - Ты чего?
  - Аттаккаре, - обрывисто бросил Хибари. Мукуро тут же вылетел из машины. Аттаккаре была одной из наиболее преданных семей, входящих в состав Мильфиоре. Сейчас же несколько головорезов этой прогнившей семейки направлялись в сторону ничего не подозревающего Савады Тсунаеши.
  Сейчас перед Хранителями Вонголы стояла сложнейшая задача. Надо было так вырубить этих ублюдков, чтобы это не сочли нарушением договора мужду семьями. Договора, что и так трещал по швам.
  Двое боевиков Аииаккаре почти мгновенно были связаны лианами из лотосов, что щелчком пальцев создал Мукуро. Еще один из них, носивший на пальце кольцо Тумана, потерял в созданной Рокудо иллюзии контроль над своими чувствами и вылетел из "игры". Еще пятеро были избиты Хибари, который в этот момент был похож на языческое божество в основном из-за горящих фиолетовым огнем глаз и лица, искаженного ненавистью.
  Когда нападавшие были обезврежены, Хранители перевели взгляд на Саваду. Тот, расширенными от ужаса глазами, смотрел на валяющихся сломанными куклами людей на асфальте. Внезапно он пошатнулся и стал заваливаться на землю. По его животу расплывалось кровавое пятно. Видя это Хранители бросились к нему.
  - Пригони машину! - рыкнул на иллюзиониста Хибари. - Если он сдохнет, то нам головы открутят.
  Длинноволосый парень бросился к оставленной у дороги машине. Подогнав ее поближе к переулку, в котором и произошло нападение, он открыл заднюю дверь, одновременно сбрасывая на пол коробку с каноло сичильяно*. На освобожденное пространство Хибари огсторожно положил парнишку. Надо сказать, что Мети, с помощью Селии, славно постарался над своим обликом. Сейчас он выглядел моложе своих лет, из-за чего казался несколько нескладным.
  - Гони в особняк. Шамал должен быть там, - отдал приказ Кея. Мукуро, проглотив те слова, что вертелись у него на языке, надавил на газ. Надо спешить.
  
  Савада Тсунаеши не спеша шел по улице, примыкающей к площади Независимости. Если бы кто-нибудь спросил про этого парня, то ответ был бы "наслаждающийся жизнью студент". Но, если бы его увидел кто-нибудь из Богов Дуата, то он был бы удивлен. Парень был напряжен. Очень сильно напряжен.
  "Приготовься", - раздался у него в голове голос Себека.
  "К чему?"
  "К нападению. Помни, ты обычный человек", - и замолчал. В этот самый момент его интуиция зазвенела в колокола. Незаметно оглянувшись по сторонам, Мети нахмурился. К нему целенаправленно двигалось восемь человек. Острое зрение выхватило у них на руках кольца, а идеальная память - информацию о том, кто они такие.
  Сделав на будущее заметку - поблагодарить Нерайо, который его предупредил заранее о нападении, ибо иначе он сам бы дал им отпор на рефлексах, полностью раскрыв себя, Мети свернул в небольшой переулок, соединяющий две соседние улицы, во избежание лишних жертв.
  Когда ему перекрыли дорогу к отступлению, Тсуна сделал испуганные глаза и начал отходить к стене, проклиная про себя горе-Хранителей. "Да где же они!" Мети уже рычал от бешенства. Заметив в руке одного из них пистолет, Осирис хотел уже было плюнуть на конспирацию и разобраться с ними сам, как наконец появились Хранители. От неожиданности вооруженный пистолетом мужчина нажал на курок. Хлопка слышно не было, так как по-видимому на пистолете стоял глушитель, но Мети почувствовал жжение в области живота. Белая хлопковая рубашка начала стремительно пропитываться кровью.
  В этот самый момент на него посмотрели Хибари и Рокудо. Решившись, он сделал вид, что потерял сознание. Почувствовав, что его положили на заднее сидение машины, а сама машина тронулась с места, Мети позволил себе расслабиться. От такой раны он не умрет, но нервы Вонголе потреплет.
  Пока машина на предельно возможной скорости, давно превысив разрешенную, летела к особняку Вонголы, Осирис лениво размышлял о последних месяцах. О том, что ему, не интересуясь его мнением, выбрали Хранителей, он узнал три месяца назад, в день рождения. Надо сказать, что день рождение Осирис справлял не тогда, когда родился, а когда попал в Дуат как Бог Осирис. Личность же Савады Тсунаеши не справляла день рождение с шести лет.
  
  ... Поздний вечер. У одного из дорогих клубов Катании остановилось несколько машин. Из их недр вышла компания подростков лет восемнадцати и три человека постарше. Пройдя в клуб они заняли один из угловых столиков. Наказав официантке принести выпить, они принялись оглядываться, высматривая места для снайперов и запасные выходы. Что поделать, работа у них нервная, их всякий стремится обидеть...
  Их внимание привлекла компания из одиннадцати человек, двое из которых были детьми и уже спали, не обращая внимания на творившийся вокруг них шум и гам.
  - Интересно, - протянул ореховоглазый брюнет. - Как родители детей сюда отпустили?
  Его товарищи пожали плечами. Им это не интересно. Но против воли они время от времени посматривали в ту сторону. Платиновласый блондин ни капельки не смущаясь уставился на тот столик, рассматривая компанию. Делать-то все-равно нечего.
  Шепчущиеся о чем-то близнецы, темноглазый брюнет, откинувшийся на спинку диванчика и любующийся отбликами, играющими на гранях бокала. Медновласая девушка, прижавшаяся к брюнету. Рыжий и блондин, что-то обсуждающие. Два шатена и черновласая девушка, склонившиеся над каким-то бумагами. И... двое детей, спящих на другой половине дивана.
  Внезапно близнецы, пришедшие к компромиссу, встали из-за стола и подошли к музыкантам. Видя это, их товарищи отложили в сторону все свои дела и прикипели взглядами к ним.
  Длинный, около минуты, проигрыш, и... красивый, "бархатный" голос запел:
  Утро в декабре туманом окутано,
  Под ногами белый снег - предатель
  - Виден каждый шаг, и холоду лютому
  Слишком просто сладить с тобой.
  
  Во всем клубе прекратились разговоры. Видимо, выступления такого качества, не смотря на дороговизну самого клуба, были здесь редки. Но, видимо близнецы привыкли к повышенному вниманию к своим персонам, поэтому их голоса даже не дрогнули.
  Все трудней дышать пронзительным воздухом,
  Все труднее небу слать проклятья,
  Все трудней бежать - полжизни ты отдал бы,
  Чтоб забыть тот бой за спиной.
  
  О да... они многое отдали бы, чтобы забыть тот день, когда они пролили реки крови чтобы обрести свободу. Но это невозможно. Кошмары об этом будут с ними всю жизнь. Хорошо еще, что Нерайо приглушил воспоминания, иначе бы в мире на одиннадцать Безумных Богов стало бы больше. Но даже с этим близнецы знали, что Селия спит с кинжалом под подушкой, а комната Мети напоминает собой склад огнестрела.
  Ты теперь дезертир,
  Вне закона, знай - правды не найти,
  Ты теперь просто цель
  Для винтовок сотни горных егерей.
  
  О, каким будет завтрашний день,
  В этом мире большом и враждебном,
  Кто пройдет по бурлящей воде,
  Кто напрасно распнет сам себя. -
  Это судьба, это судьба.
  
  На лицах слушателей появились горькие улыбки. Свой завтрашний день они построят сами. А что там будет - жизнь или смерть - одному только Богу известно. Хотя... они давно уже в Богов не верят.
  За спиной земля атакой разбужена
  Небо там горит над головою,
  Ты не стал стрелять,
  Ты бросил оруже
  И послал к чертям этот ад.
  
  Для них это нереально. Им суждено всю оставшуюся жизнь провести с оружием в руках и в крови. Но это их выбор, и только они несут за него ответ.
  За спиной бой - преступный ли, праведный
  Истина войны размыта кровью,
  Где свинец слепой отчаянно правит бал,
  Кто убит - тот светел и свят!
  
  Здесь таких нет. В этом мире все грешны. А мафия грешна особенно. Это на ее совести торговля оружием, людьми и наркотиками. А они... они выступают как санитары, вычищающие эту заразу.
  Ты теперь дезертир,
  Вне закона, знай - правды не найти,
  Ты теперь просто цель
  Для таких же смертью меченых парней.
  
  За их головы среди мафиози назначено огромное вознаграждение и это при том, что никто не знает, как они выглядят. Но даже и так, никто не берет этот заказ, ибо даже самым безжалостным убийцам дорога их никчемная жизнь.
  Утро в декабре туманом окутано,
  Возродилось из ночного праха,
  Обрывался след, и с каждой минутою
  Все темней таинственный лес.
  Ты лежишь в снегах без роду и племени,
  Пулею убит, а может страхом.
  В ледяных цепях ты стал вечным пленником,
  А душа блуждает где-то здесь.
  
  Но когда-нибудь на месте целей окажутся они.
  Песня закончилась и весь зал зааплодировал. Хоть песня и была мрачной, она понравилась всем слушателям. Даже трем офицерам Варии, что было практически невозможно.
  Хранитель Тумана, лениво обозревающий зал, неожиданно напрягся, смотря на ту компанию, к которой вновь подошли близнецы. Правда, на этот раз у них в руках было накрытое блюдо.
  - В чем дело, Мукуро? - спросил брюнет с охристыми глазами. Названный Мукуро парень посмотрел на товарища.
  - Знаешь, Ямамото, я могу, конечно, ошибаться, но мне кажется, что у той компании два кольца Ада...
  - Это невозможно, - покачал головой Бельфегор. В этот момент он был как никогда вменяем. - Два кольца у тебя, одно у Франа, еще по одному у Генкиши и Кавахиры. Остается только одно.
  - Я это и без вас, Принц, знаю, - огрызнулся Хранитель Тумана. - Кольцо в форме рога у брюнетки на пальце, и у одного из близнецов что-то, по ощущениям напоминающее кольцо Ада.
  После этих слов, сказанных Рокудо, Вонгола и Вария посмотрела на тот столик. Действительно, у девушки на руке было кольцо в форме рога.
  
  Подошедние к столу близнецы хором, но тихо, произнесли:
  - С Днем Рождения, Мети, - и протянули подарок. Масо добавил:
  - Найти его нам помог Михель.
  Чуть приподняв крышку, Мети расплылся в улыбке. На блюде, в луже засохшей крови, лежала голова. Несмотря на закатившиеся глаза, вывалившийся язык и искаженное ужасом выражение лица, Мети узнал Алесандро Морини - человека, обманувшего его мать и продавшего его в Дуат.
  - Спасибо, парни... - поблагодарил их Мети. На его глазах выступили слезы радости. О таком подарке он сказал несколько лет назад, но думал, что про него забыли. А оно вон как оказалось...
  
  ... Резкий толчок вытащил его из воспоминаний. Они наконец приехали в особняк Вонголы.
  "Ждем-с встречи с блудным папашей" - мысленно фыркнул он, продолжая изображать потерю сознания. В ответ на это высказывание послышались смешки остальных Богов. Все как обычно, не голова, а проходной двор. Особое мерси Нерайо, держащему между верхушкой Пантеона телепатическую связь. Сам Нерайо на это лишь хмыкнул. Если кто-то временно не может держать "ментальную дверь" закрытой - то это его личные проблемы. И вообще, нефиг валить с больной головы на здоровую!
  _____________________
  *каноло сичильяно - трубочка с кремом по-сицилийски
  Глава 10.
  
  В одном из домов в городе Верона есть квартира, расположенная прямо под крышей. Обычно она пуста, но не сейчас. Вот уже семь дней в ней живет молодая девушка. Соседям она сказала, что она молодая художница, а те поверили. Правда то, что в чехле для мольберта вместо него лежат два меча их не касалось.
  Сейчас Селеста Бассани, как значилось в ее нынешнем паспорте, сидела на подоконнике и смотрела на закат солнца. Последние лучи, коснувшись Селесты, окрасили ее короткие черные волосы аметистовым цветом. В ее руках лежал телефон. Селеста уже несколько часов ждала звонка.
  Заигравшая мелодия скрипки вывела девушку из состояния задумчивости. Открыв пришедшее сообщение, она прочитала адрес, по которому она обязана быть.
  Стерев сообщение, она спрыгнула с подоконника и покинула квартиру. Идя на встречу с Фареззо она пыталась подавить охватившее ее чувство брезгливости. Зная этих ублюдков достаточно хорошо, она не сомневалась, что дело не закончится избиением. Остается только надеяться, что Вария прибудет до того, как они приступят к насилию...
  Свернув за угол Селеста резко затормозила. Она нашла их. Несколько киллеров из этой семейки, что стояла поперек горла не только у Вонголы и Пантеона, но и у Мильфиоре, только что устранили заказ. Услышав за спиной шорох они обернулись и увидели девушку, смотрящую на них глазами полными ужаса.
  Развернувшись, незнакомка попыталась убежать, но куда ей до тренированных убийц! Ее практически мгновенно поймали и оглушили. Девушка была слишком красивой для того, чтобы просто ее убить. Именно по этой причине ее оглушили и забрали в особняк. Решили поразвлечься. Правда, чего никто не увидел, так это того, что за миг до того, как она упала, по ее губам губам пробежалась улыбка. Попались!
  ... Первое, что почувствовала Селеста придя в сознание - боль. Даже не так. А так - БОЛЬ. Болело ВСЕ! Создавалось ощущение, что ее методично пинали ногами. Но что больше всего взбесило ее - так это саднящая боль внизу живота. Ее все-таки изнасиловали, и судя по всему, не единожды.
  "Ты как?" - услышала она сочувствующий голос Себека. На миг Селеста задумалась, оценивая свое состояние, а потом иронично спросила:
  "Тебе правду или корректно?"
  "Раз шутить способна, значит в порядке, - констатировал брюнет, а потом без перехода добавил. - Вария близко. Начинай".
  В тот же момент Селеста почувствовала сладкий привкус безумства. Безумства, что превращает Богов Дуата в Безумных Богов. И если бы раньше она испугалась этого, то сейчас она была спокойна, ибо знала, что это не ее безумие, а эмоции, что насылает на нее Себек. Когда придет время, он их уберет. Поэтому она спокойно поддалась желанию убивать, она хотела ощутить кровь на руках, почувствовать ее на кончике языка...
  Поднявшись на ноги, игнорируя появившуюся боль в теле (для этого задания пришлось медикаментозно "заблокировать" регенерацию) она, держась тени, подошла за спины к охранявшим ее мужикам. Резкое движение руками вперед-назад и у нее в ладонях оказались два сердца, все еще сокращающиеся. Охранники так и не поняли, из-за чего они умерли.
  Идя по особняку, она оставляла после себя только смерть и кровь. И так не слабая ("огромное спасибо" за это Маюри)на пике безумства ее силы еще возросли. Все, что она использовала для убийств она брала на месте, будь то ручка, нож для бумаг... Одному из мужчин она вогнала в глотку хрустальную вазочку, не разбив ее при этом. Многие тела не досчитывались каких-то частей будь это голова, рука или нога...
  С ног до головы она была залита кровью и своей и чужой, бежевое с утра платье висело бурыми лохмотьями, оголяя спину, грудь и ноги. Черные волосы слиплись из-за засохшей на них крови и висели сосульками. В данный момент она напоминала ангела мщения.
  Кровавая пелена перед глазами неохотно рассеивалась. Это Нерайо убирал направленное на нее безумие. Моргнув, она увидела, что держит в руках, объятых Пламенем Облака, обезображенную голову. Судя по рваному краю, она эту самую голову оторвала голыми руками.
  Услышав за собой шаг, хлюпнувший по крови, залившей весь пол, она резко оглянулась. Резкая боль в затылке и она упала как подкошенная. Последнее, что она увидела - белые волосы и ошарашенные серые глаза.
  
  Скуало в бешенстве смотрел на строение перед ним. Почему он всегда крайний? Кто за босса работу делать? Скуало! Кто стаканы в голову от босса получать? Опять Скуало! Кто готовить боссу говядину? Еще раз Скуало! Так теперь еще эта семейка, чтоб ей икалось до посинения. Зачистку опять должен производить Скуало! Бесит!! Он что, крайний?
  "Нет, - тут же одернул себя мужчина. - Капитан Варии, чтоб вас".
  Перестав жалеть себя и поносить чертова босса, он обернулся к сопровождающим. Луссурия кокетливо стрелял глазками в сторону солдат, что старались держаться как можно дальше от него, даже если это означает быть ближе к взбешенному Скуало.
  - Вроой, мусор! - привлек их внимание капитан. Все-таки манера поведения Занзаса оказывается заразна. - Живых не должно остаться, - эту фразу он прорычал и взмахнул рукой, к протезу которой был прикреплен меч, уничтожив дверь.
  Стоило ему пройти в дверь, как он замер. Ему что-то не нравилось. Но вот что?
  Кап...
  Кап-кап...
  Кап-кап-кап...
  - Свет! - рявкнул беловолосый капитан. Один из рядовых включил небольшой фонарик. Тусклый свет выхватил какую-то круглую вещь. Выхватив у солдата фонарь, Скуало подошел ближе. Ставший чуть более ярким, луч фонаря точнее выхватил этот предмет. Это была голова парня с длинными волосами. Именно кровь, капающая с некогда каштановых волос и создавала этот звук. Память Скуало без эмоционально выдала информацию, что это Пьер Висконти - Хранитель Урагана Фареззо.
  Рядом с головой лежала и остальное тело, правда не полностью. Сердце отсутствовало, правая рука, а точнее кисть, лежала в паре метров от положенного ей природой места. Кольцо Урагана, сломанное, лежало чуть в стороне.
  - Что за... мясник здесь поработал? - удивленно спросил Луссурия, аккуратно обходя лужи крови.
  - Без понятия, - буркнул Супербия, мысленно прикидывая, что он будет писать в отчете. Что до них в особняке уже кто-то побывал?
  Отбросив пинком ног голову Пьера, Скуало приказал разведать остальные помещения. Как ему сообщили через полчаса, везде была одна и та же картина. То есть, изувеченные мертвые тела. Даже после разошедшегося Принца-Потрошителя крови и то меньше.
  Невольно он услышал, как один солдат сказал другому, что не может представить какой силой должен обладать человек, чтобы руками разрывать людей в клочья.
  - Вроой! Ты уверен? - спросил он у него. Тот немного нервно кивнул. С таким капитаном придется жить на успокоительном.
  Через некоторое время не осмотренным остался только конференц-зал. Зайдя в него, капитан и офицеры Варии замерли в ступоре.
  В центре зала, между двумя обезображенными трупами, стояла девушка, сжимавшая в руках, объятых фиолетовым огнем, шею Марко Фареззо, босса этой семейки.
  Резкий треск и чавкающий звук нарушил мертвую тишину зала. Тело Марко безвольно упало на пол мертвым. С оторванной головой люди не живут.
  От неожиданности Скуало отступил на шаг назад. Он впервые видел человека, способного оторвать голову не напрягаясь.
  Видимо, девушка услышала этот шаг, так как она молниеносно обернулась к ним лицом. Правда... напасть она не успела. Пошатнувшись, незнакомка упала на залитый кровью пол.
  - Забираем ее и уходим, - наконец отмер беловолосый капитан. Развернувшись, он направился к выходу. По ходу он схватил одного из рядовых за шиворот и прорычал, обращаясь персонально к нему:
  - Особняк взорвать. Чтоб ни следа не осталось!
  - Есть! - отозвался солдат и отправился минировать периметр. Несколько других подхватили девушку и отнесли ее в машину.
  Через несколько минут после того, как машины Варии уехали, раздался взрыв, от которого монументальное строение сложилось как карточный домик. Раз... и нет.
  
  Через несколько часов в замке Варии, а точнее в больничном отсеке, Скуало "пытал" Луссурию. "Мамочка Варии" отмахивался от меча, которым капитан махал у его носа, и продолжал осмотр.
  Разогнувшись, он произнес:
  - Несколько пулевых отверстий, несколько колотых ран. Обитатели особняка явно сопротивлялись... Это уберет Пламя Солнца. А вот что с психикой я не знаю...
  - Мусор, - со стороны дверей раздался голос Занзаса, который встал с кресла и лично спустился в больничный отсек. - Кого вы притащили?
  - Вроой! - не сдержался капитан. - Чертов босс, ты отчет вообще читал? Эта девчонка лично вырезала семью Фареззо, причем она пользовалась только подручными материалами.
  - Киллер другой семьи? - в голосе Занзаса на миг проскользнуло удивление. Ответить Скуало помешал один из солдат.
  - Как вы приказывали, я нашел информацию.
  - Зачитай, - приказал Занзас.
  - Селеста Бассани. Восемнадцать лет. Учится на первом курсе Художественной Академии. В связях с мафией не замечена, но...
  - Что "НО?" - прорычал Скуало. Иногда ему хотелось покромсать этих подчиненных на салат.
  - В ее вартире вместо художественных вещей был найден меч в отличном состоянии.
  - Ждем пока очнется и спрашиваем у нее, - подвел итог Луссурия, вызывая своего павлина и начиная заниматься е ранами.
  Девушка пришла в себя через пару часов. Стоило ей пошевелиться, как над ней склонилась голова Луссурии. Она "непонимающе" осмотрелась и испуганно уставилась на нечто с зеленой челкой и красным ирокезом.
  - Где я? - дрожащим голоском спросила Селеста, одновременно мысленно гладя себя по голове за хорошую игру. Не знай правды, она бы точно купилась.
  Вместо ответа у нее спросили:
  - Что ты последнее помнишь?
  Переведя взгляд на задавшего этот вопрос, она уставилась в красные глаза. Сглотнув, Селеста ответила:
  - Я иду по переулку, а потом пустота.
  Раздраженно рыкнув, мужчина посмотрел на беловолосого:
  - Говоришь, своими глазами видел, что ее руки были объяты пламенем Облака?
  Кивок в ответ.
  - В таком случае мы нашли последнего Хранителя, - с этими словами он кинул что-то в сторону Селесты. Девушка даже не дернулась, перехватив этот предмет в сантиметре от носа. При ближайшем рассмотрении это оказался перстень, выполненный в таком же стиле, как и нашивки на одежде мужчин и с оттиском облака в центре.
  Как только перстень оказался у нее в руке, как он тут же вспыхнул фиолетовым огнем, который отразился у нее в глазах.
  - Сильна, - удивленно произнес Луссурия. Еще бы, кольца Варии ненамного уступали кольцам Вонголы, и, если человек слаб, то он даже искру вызвать не сможет, а тут... полноценное кострище.
  Удовлетворенно фыркнув, все-таки Скуало не прогадал, принеся сюда этот мусор, Занзас покинул помещение. Ему хотелось выпить.
  Прогнав остальных мужчин, "мамочка Варии" начал кудахтать над девушкой. Убедившись, что она выпила все предложенные ей лекарства, он хотел было выйти, как его остановила тонкая девичья рука, ухватившая его за край плаща.
  - В чем дело, Сели-чан? - Солнце Варии склонилось над девушкой, которая изо всех сил сражалась со снотворным.
  - Как... тебя...
  - Луссурия. Тех двух - Скуало и Занзас.
  Кивнув, девушка закрыла глаза и, как увидел Луссурия, заснула. На самом деле все лекарства уже "переработались" ее организмом. Все-таки Маюри гений. Псих, но гениальный. Он позаботился, чтобы Богов Дуата не отравили, ускорив обмен веществ в несколько раз. Теперь им все лекарства в малых дозах все-равно, что слону дробина. Если же доза превышена, то все-равно через пять минут от лекарств и следа не останется. Из-за этой "милой" особенности они не раз и не два приходили в себя во время операций. Селия не знала, как остальные, но во время последней операции она приходила в себя четыре раза. Ощущения были непередаваемые, особенно когда ей ломали нижнюю челюсть, чтобы провести протоки ядовитых желез к клыкам. Брр... До сих пор в кошмарах снится.
  Закрыв глаза Селия почувствовала как ее обняли и мысленно улыбнулась. Ментальная проекция - любимый фокус Нерайо - передавала определенному человеку то, что он хотел передать, будь то объятие, подзатыльник, толчок или поцелуй.
  Сама того не заметив, Селеста задремала, вымотанная всеми событиями.
  За это время Луссурия успел найти то, что подойдет девушке. К сожалению, она была очень миниатюрной, и одежда большинства ей не подходила. Ограбив Бела и Супербию, Луссурия поклялся себе, что как только Селеста сможет покидать замок без сопровождения, то они пройдутся по магазинам.
  Покидая комнату, куда он занес выбранные им вещи, он не заметил, что его спину обжег взгляд карих глаз. Селия уже более-менее пришла в себя и успела с помощью медальона Дуата проверить два прилежащих этажа. Пока было пусто. Медальоны Дуата обжигали ледяным огнем при приближении Безумных Богов, а просто огнем при обнаружении потомков или самих Дуатцев. Эксперименты ведь давно начали проводить, просто масштаб был поменьше, да и надзор за объектами хуже. Вот кому-то и удавалось сбегать. А кого-то выбрасывали как отработавшего свое. Пантеон искал таких и помогал им жить нормальной жизнью, но они всегда знали, что у них есть место, куда они могут прийти и где им будут рады. Все-таки, общая беда сближает.
  Глава 11.
  
  Особняк Вонголы. Около дверей, ведущих в комнату Наследника метался рыжеволосый мужчина. И это мельтешение изрядно достало семь человек, которые стояли там же.
  - Емитсу-сан, перестаньте бегать, - наконец взмолился японец с ореховыми глазами. За его плечом можно было увидеть рукоять катаны, показывающей, что сей парень мечник. Ямамото Такеши - десятый Хранитель Дождя Вонголы.
  - У меня сын несколько дней в себя не приходит! - воскликнул глава CEDEF, а по совместительству Емитсу Савада. Правда, он как-то забыл про то, что семнадцать лет не интересовался своим сыном. Даже не знал о нем.
  Но чего не знал даже Шамал, являющийся лечащим врачом Наследника, так это того, что он уже очнулся, точнее проснулся. Просто виду не подавал. Вот чего-чего, а выжидать он умел прекрасно. Друзья иногда даже шутили, что его по ошибке не с тем животным скрестили. Ради чего он это делал? Все просто. Пусть понервничают, - так думал Савада-младший, подавляя желание оскалиться.
  Но ничто не вечно. Вот и сейчас Тсуна приоткрыл глаза. Шамал, задумчиво изучающий его анализы, благо слишком глубоко копать не стали, а то все их планы к коту под хвост отправились, тут же склонился над ним.
  - Как ты себя чувствуешь?
  Мети "вымученно" улыбнулся:
  - Вам как, честно, или соврать?
  На это мужчина только хмыкнул.
  Подойдя к двери, он открыл ее и что-то сказал. Осирис даже прислушиваться не стал, ибо и так все ясно. В комнату тут же вбежал рыжеволосый мужчина, который с облегчением посмотрел на него.
  "Ну здравствуй, папочка", - ядовито подумал Мети, из-за чего тут же получил ментальный щелчок по носу и волну спокойствия. Нерайо решил подстраховаться и успокоить друга.
  - Вы кто? - старательно играя произнес Мети. Внешний советник Вонголы замер в нерешительности, а потом произнес:
  - Я, как бы, твой отец.
  Мети, старательно играя Саваду Тсунаеши, промолчал, про себя комментируя: "И где тебя черти восемнадцать лет носили, папаша?" На этот раз он почувствовал ментальный подзатыльник и прикрыл свой фонтан красноречия. "С Сели переобщался", сокрушенно подумал он.
  Емитсу с замиранием сердца говорил о том, что является его отцом, но от парня примерно минуту не поступало никакой реакции.
  Когда минута же истекла, он все-таки сказал:
  - Отец значит... И зачем я тебе понадобился на восемнадцатом году жизни?
  - Э-э-э... - мужчина замялся, но все же рассказал сыну о мафии, Вонголе, о том, что он Наследник Вонголы, так как в нем течет кровь основателя семьи.
  Внимательно выслушав отца, Мети спросил?
  - Можно вопросик? - после согласного кивка он продолжил. - Как я понимаю, кровь Примо я получил от вас, так? Значит, эта кровь течет и у вас. Так почему же ты не можешь стать боссом?
  Этот вполне закономерный вопрос заставил Шамала с Емитсу задуматься. А действительно, почему? Но спустя пару минут Емитсу покачал головой.
  - Я внешний советник. Стать боссом я не могу. Кроме тебя никто не может.
  "Опять без меня все решили", - мелькнуло в голове у Мети, но он быстро отогнал эту мысль. Сейчас не до этого. Надо продолжать играть.
  - Вы говорили, что у каждого босса есть Хранители. Что это за люди?
  - Хранители, это люди, которым босс безоговорочно доверяет. Вместе с боссом их всегда семь.
  "Люди, которым босс доверяет? Какого лешего может появиться доверие, если их подобрали не интересуясь твоим мнением?" - посетила его голову очередная "левая" мысль.
  "Следи за базаром", - раздался у него в голове голос Себека. Бог Дуата прозрачно намекал, что некоторые словечки, которые он подцепил тогда, когда они жили в России, лучше не светить. Во избежание.
  Отмахнувшись от голосов в своей голове, парень уставился на отца, ожидая, пока ему представят Хранителей.
  Дождался.
  - Хранитель Урагана - Гокудера Хаято.
  Блондин с волосами до плеч наклонил голову.
  - Хранитель Дождя - Ямамото Такеши.
  Парень расплылся в улыбке. По тому, как скривился Хаято, это было его обычное состояние.
  - Сасагава Риохей.
  - ЭКСТРИМально рад с тобой познакомиться! - прокричал пепельноволосый парень, чьи кулаки были перевязаны как у боксера. Хотя он и есть боксер.
  - Хранитель Грозы - Бовино Ламбо.
  Кучерявый мальчик улыбнулся. "Может, в этом случае не все потеряно..." - пронеслось у Мети в голове.
  - Хранитель Тумана - Рокудо Мукуро.
  Синеволосый парень с разноцветными глазами чуть дернул головой. Ему по какой-то причине очень не нравился тот взгляд которым Наследник смерил их. У него на миг появилась мысль, что он их с кем-то сравнивает. Впрочем, это действительно было так. Мети сравнивал их с верхушкой Пантеона. И счет пока был в пользу Богов.
  - Хранитель Облака - Хибари Кея.
  Брюнет со стальными глазами даже не удостоил Тсунаеши взглядом. Зато, когда Мети посмотрел на него, он невольно напрягся. У него возникло ощущение, что он смотрит на Гора, когда Себек подпускает к нему безумие. От него исходила такая же жажда крови.
  - Приятно познакомиться, - улыбнулся Мети, вспоминая о своей роли. Правда, никто не заметил, что эта улыбка смахивала на оскал. Воистину, каждый видит лишь то, что хочет. Сейчас же этот оскал был связан с тем, что все Боги Дуата разучились открыто улыбаться. Чтобы не отличаться от других людей, им пришлось этому учиться заново. Что-то получалось, но хуже, чем им хотелось бы. Единственные, настоящие улыбки, они дарили только друг другу, и берегли как самое ценное сокровище.
  Видя, что сын не горит желанием разговаривать с ним, Емитсу поднялся с кровати и сказав: "Что ж, ребята, знакомьтесь", покинул комнату.
  Савада-младший, проводив взглядом отца до двери, посмотрел на шестерку своих Хранителей... пардон, уже пятерку. Социопат Облачко незаметно покинул их компанию.
  Вздохнув, он состроил личико повоодушевленнее и принялся расспрашивать своих Хранителей о прошлом. Больше всего внимания уделялось Рокудо Мукуро. Мети было интересно, что Хранитель Тумана получил при экспериментах Эстранео.
  Как оказалось, Мукуро только усилили способности иллюзиониста. Стать Безумным Богом ему не грозит хотя бы по тому, что в лабораториях Дуата он никогда не был и над его психикой не издевались. Все его слова про "уничтожение мафии" всего лишь выбрыки его характера.
  За час, что он провел вместе со своими Хранителями, он узнал о них и о Вонголе гораздо больше, чем успел нарыть Нерайо. "Болтун - находка для шпиона", - сокрушенно подумал шатен, мысленно качая головой.
  Сказав парням, что он устал и попросив их оставить его наедине с кроватью, он закрыл глаза. Услышав тихий хлопок двери, означающий, что его оставили одного, он повернулся на бок и дотянулся до Себека, который как всегда ощущался на периферии сознания.
  "Себек, ты точно уверен, что Безумные Боги есть в Вонголе? В особняке я их не чувствую".
  "Нет. Либо в самой Вонголе, либо в Альянсе, - услышал он голос брюнета. - И еще, поищи информацию о шпионах в Альянсе".
  "Ась?"
  Брюнет распрямился и, потерев переносицу, окинул грустным взглядом кипы бумаг, разбросанные на столе.
  "Многое Маюри мог узнать только от осведомителей в Альянсе Вонголы. Например Пламя Земного Круга и твой Прорыв Точки Нуля".
  "Ладно. Разберусь", - тяжело вздохнул шатен, закутываясь в одеяло. Свернувшись в компактный клубочек, он спросил:
  "Как там Селия?"
  "Норм. Семья Фареззо вырез подчистую и она стала Хранительницей Облака Варии. Сейчас отдыхает. Я потихоньку снимаю подозрения с Занзаса и офицеров. Так что скоро ей начнут доверять".
  "Отлично", - губы Мети расплылись в улыбке. Прервав разговор, Мети заснул.
  Нерайо, откинувшись на спинку кресла, потер глаза. Несколько часов кряду разбирать "куропись" Маюри он уже устал и чувствовал, что ему скоро потребуются очки на постоянное ношение, а не на как сейчас периодическое.
  - Держи, - улыбнулась Розебель, протягивая ему кружку с кофе. Вдохнув аромат этого напитка, Себек протянул:
  - Розе, ты волшебница...
  На это аловласка только рассмеялась.
  За окном вовсю лил дождь и завывал ветер. На улице было мерзко и промозгло. Самый обычный дождливый вечер, возможно, чуть холоднее вчерашнего. А в кабинете небольшого домика, что снимала четверка Богов, горел камин, а на диване сидела эта самая четверка и нетороплива пила горячий кофе. В данный момент они никуда не торопились.
  Глава 12.
  
  Босс одной из сильнейших семей мафиозного мира устало откинулся в кресле. Все-таки, управлять таким количеством подчиненных в его возрасте довольно трудно. Насколько он знал, только он из их среды достиг такого возраста. Все остальные погибали раньше.
  Но сейчас у Тимотео появилась надежда на то, что он скоро избавится от этого груза. Вонгола наконец нашла Наследника, который, как оказалось, совсем и не прятался.
  Подумать только, он уже несколько лет живет на Сицилии, а его только что нашли! Так такое возможно - он не понимал.
  Посмотрев на сидящего неподалеку от него бывшего Аркобалено Солнца, он только вздохнул. На лице Реборна было такое выражение, что так и хотелось сказать "миллион за твои мысли".
  Сам же бывший Аркобалено тщательно вырисовывал картину тренировок, что должен был пройти Наследник. Его Хранители, под тщательным руководством самого Реборна уже прошли эти тренировки, и он мог с уверенностью сказать, что парни молодцы.
  Невольно мысли киллера сменили свою направленность. Он вспомнил, как они искали этого самого Наследника. Вот что-то, а маскироваться он явно умел... да что там, еще четыре года назад он, да и не только он, был уверен, что Десятого Босса Вонголы не будет, а если и будет, то точно не по крови с предыдущими Боссами.
  Сыновья Девятого были убиты на разных заданиях, Занзас, хоть и воспитывался им как родной сын Тимотео, был приемным, а у Емитсу, единственного, в ком текла кровь Первого, не было детей.
  Только совершенно случайно, когда он был в Японии, он узнал, что от одного из романов внешнего советника родился сын. Вся незадача была в том, что он в возрасте шести лет исчез. Несколько месяцев, проведенных за наблюдением на Наной Курама, и он пришел к выводу, что она знает, где ее сын.
  Вернувшись в Италию он обрадовал Девятого и советника новостью о том, что Наследник есть. На закономерный вопрос "кто именно?" он, с ухмылкой, произнес, глядя на Емитсу:
  - Твой сын.
  Внешний советник впервые на его памяти потерял сознание, а Реборн, довольный произведенным эффектом, умотал обратно в Японию. У него была - найти самых достойных Хранителей для будущего босса.
  Ямамото Такеши - подающий надежды бейсболист. И только Реборн рассмотрел нем прирожденного киллера, способного убивать с улыбкой на устах. Хранитель Дождя.
  Сасагава Риохей - боксер. Посредством тренировок достиг такой силы удара, что способен опрокидывать грузовики и ломать камни. Не смотря на то, что является специалистом в одном виде контактного спорта, победил многопрофильного Луссурию. Хранитель Солнца.
  Хибари Кея. Одиночка, единственной целью которого является сохранение порядка в родном городе путем избивания нарушителей. Самый сильный человек которых когда либо видел Реборн (не считая самого себя). Хранитель Облака.
  Чего стоило доставить эту троицу в Италию! Хибари до последнего отказывался и ему пришлось клясться, что после прибытия в Италию он с ним проведет спарринг. Кея этого не забыл. И теперь, чтобы удержать этого маньяка битв драться приходится каждую неделю.
  Остальные Хранители были найдены в самой Италии.
  Гокудера Хаято эксперт в динамите и во всем, что имеет тенденцию взрываться. Обладает взрывным характером, так что выбор был предопределен. Хранитель Урагана.
  Бовино Ламбо хоть и ребенок, но многообещающий ребенок. Практически не обращает внимание на то, что во время гроз и тренировок с Леви-а-таном его периодически бьет молниями. Хранитель Грозы.
  Последним был обнаружен Хранитель Тумана. В детстве над ним и другими детьми ставила свои эксперименты семья Эстранео. Мукуро, уничтожив охрану сбежал оттуда вместе с Джошимой Кеном и Какимото Чикусой. Несколько лет они были в бегах, а потом на них наткнулась Вонгола в лице Реборна. Хоть Рокудо и говорил, что уничтожит мафию, он согласился стать Хранителем Тумана. Его условиями было то, что в этом случае они (Вонгола, то есть) заботятся о его товарищах и о Хром Докуро, которую он обнаружил в одной из больниц. Хоть он и поддерживал ее жизнедеятельность своими иллюзиями, девочке срочно нужна была операция.
  Вонгола согласилась. Созвав известнейших хирургов операция была проведена и девочка выжила. С того самого момента она стала тенью Мукуро, неотрывно следуя за ним. Сам Рокудо на это только смеялся. Хром, не смотря на то, что ей пришлось пережить (нелюбовь родителей, аварию, отказ родителей от нее) продолжала быть ребенком, о котором надо заботиться.
  Недавно, всего около полугода назад, Мукуро рассказал о своем прошлом. Реборн вместе с Тимотео схватились за головы. Такой кошмар и в их Альянсе! Прибыв на следующий день к особняку Эстранео, они обнаружили только пепелище. Разумеется, у некоторых возникло подозрение о том, что это сам Мукуро побуянил, но его ошарашенный взгляд ясно говорил о том, что это не он. Спустя несколько минут он подтвердил, что да, во время побега он побуянил немного, но особняк был цел! Хром, неотрывно следовавшая за старшим товарищем, застенчиво подергала его за рукав форменной куртки. Когда он обратил на нее внимание, она показала на обломок колонны. На нем, черной краской было нарисовано Око Ра. Это был первый случай, когда Пантеон так явно указывал на себя.
  Хранители были собраны и тренировались, но вот самого Наследника так и не обнаружили. Так представьте удивление Реборна, когда он во время одной из миссий в Японии, обнаружил, что Наследник учится в Италии! Спешно вернувшись в родную страну, он заставил работников еще раз проверить все школы, академии и университеты.
  К их великому удивлению Савада Тсунаеши был найден в Палермском Университете на втором курсе. Буквально на следующий день к нему была приставлена слежка. И вовремя. Подчиненная Мильфиоре семейка Аттаккаре получила приказ уничтожить его. Бьякуран явно решил не дать Вонголе получить Наследника. Но Кея и Мукуро справились. Наследник, хоть и раненный, был привезен в особняк Вонголы.
  Сейчас, вспоминая встречу отца и Хранителей с сыном и Наследником, Реборн не мог отделаться от ощущения, что он что-то пропускает. Но что?
  Глава 13.
  
  Прошла неделя с того времени как Небетхет очутилась в Варии и полторы как Мети в Вонголе. За это время Нерайо свел подозрения Варии на большую часть, поэтому Селеста уже спокойно покидала свою комнату. Но к сожалению покинуть замок для того, чтобы купить себе одежду Селеста так и не смогла. Пришлось пока что ходить в вещах с чужих плеч. Из одежды, подходящей ей идеально, была только варийская форма - кожаная куртка и штаны со вставками из ткани телесного цвета по бокам.
  В один из дней, когда офицеры Варии собрались в гостиной, в помещение вошел злой донельзя Занзас.
  - Мусор, у нас есть работа, - без предисловий сказал он. Хранители посмотрели на него, дожидаясь продолжения.
  - Семья Марчелло. Проводили эксперименты над людьми. Уничтожить, - семью словами объяснил Занзас. Никто не заметил как дернулась Селеста. Она получила "сообщение" от Себека.
  "Проверь эту семейку на присутствие Безумных. Найдешь - уничтожь".
  Именно такие инструкции она получила от правой руки Пантеона. Левой был Сетх, но он сейчас в Каире.
  Потеребив кулон с ее "божественным" именем, Селия прислушалась к разговору офицеров. Те решали когда они отправятся на это задание. В конце концов Скуало рявкнул:
  - Вроой! Быстрее выполним - быстрее освободимся!
  На это никто не нашел чем возразить. Отправляться было решено как только стемнеет.
  ... В девять часов вечера у особняка Марчелло остановилось несколько машин, скрытых Пламенем Тумана.
  - Никого не щадить!
  После такого напутствия офицеры ворвались на территорию особняка. Охрана, следящая за внешним периметром, ничего не смогла сделать. Ее просто не стало за несколько секунд. Ради такого случая Селия попросила Нерайо чуть подпустить к ней безумие, что он и сделал.
  Первым в холл особняка ворвался Скуало, чья форма уже была залита кровью - он успел напоить свой меч. Приказав Селесте проверить второй этаж, он ломанулся вперед, краем глаза замечая слева отблеск стали - девушка тоже вступила в бой. Подоспевшие офицеры разрушали и убивали на первом этаже, оставив второй их Облаку. Это было своеобразное испытание на выносливость.
  Через час на первом этаже все было кончено. Из живых там осталось только шесть человек в форме Варии. Втерев лезвие меча о пиджак какого-то бедолаги, что погиб в иллюзиях Маммона, Скуало оглядел место побоища.
  - Кто-нибудь босса Марчелло видел? - спросил он. Офицеры отрицательно покачали головами.
  - Тогда пусть с ним Селеста разбирается. Уходим.
  После этих слов они покинули особняк и подошли к ожидавшим их машинам. Остановившись около них, они принялись ждать последнего офицера. Им было интересно, хоть они это и скрывали, как с этим заданием справится девушка.
  Поднявшись на второй этаж девушка прислушалась к своим ощущениям. Кожу под медальоном Дуата жгло арктическим холодом. Здесь как минимум несколько Безумных Богов. Глубоко вздохнув, она очистила сознание от лишних мыслей и обнажила меч. Холодная сталь заиграла бликами света, падающего на него со светильников. На миг прикрыв глаза, она зажгла свое Пламя. Но не Пламя Облака, а Урагана. Здесь и сейчас тут стоит Небетхет - одна из трех Богинь Пантеона.
  Внезапно губы девушки изогнулись в улыбке. Резко развернувшись, Небетхет взмахнула рукой, которой держала меч. Острая полоса стали с чавкающим звуком перерезала глотку одной из тварей, что подобрались к ней сзади. Вторая тварь, будто сшитая из льва и крокодила, не обращая внимания на погибшую товарку, бросилась на Богиню. Мечом с ней было бы трудно справиться, поэтому Небетхет позволила этому монстру повалить себя на пол, и, прежде чем ей откусили что-то важное с точки зрения функционирования организма, вцепилась ей в лапу заострившимися зубами, впрыскивая сильнейший яд из ей известных. Монстр захрипел, завалился на пол и забился в конвульсиях.
  Скинув с себя эту тяжеленную тушу, Небетхет сорвала с ее шеи медальон. Еще один такой же висел на гарде меча. Сняв его, она вчиталась в иероглифы: Апоп, Апофиз.
  "Себек, - постучалась она в голову брюнета. - Найди в документах информацию об Апопе и Апофизе", - и, скорее поняв, чем услышав его согласие, прервала связь. Небетхет в ней уходила в глубины сознания. Холод от медальона исчез, из-за чего девушка сделала вывод о том, что кроме этих двоих гибридов здесь никого из Безумных нет. Другое дело, почему медальоны отреагировали так, будто их здесь пара дюжин.
  Стряхнув с меча остатки Пламени Урагана, Селия продолжила "обход" второго этажа. Прежде чем она подошла к покоям босса этой семейки, ее меч обагрился кровью еще пару десятков раз.
  Подойдя к двери, она пару раз дернула за ручку. Заперто. Усмехнувшись, она каблуком ударила по замку. Тот возмущенно пискнул, но сопротивляться и не думал, и открылся.
  Проскользнув внутрь, она остановилась у двери. Кажется, она не вовремя. Босс семьи Марчелло, не обращая ни на что внимания, насиловал какую-то проститутку. Нет, - тут же поправила она себя. - Для проститутки у нее слишком дорогие украшения. Скорее всего любовница. Правда, в его личном деле не говорилось, что он садист...
  Плюнув на все, Селия кашлянула.
  - Я же сказал, чтобы мне не мешали! - не отрываясь от своего занятия прорычал он, даже не думая оборачиваться.
  По губам девушки пробежалась ядовитая улыбка.
  - Сильвестр Марчелло, за торговлю людьми, за спонсирование экспериментов над людьми, Пантеон приговорил вас к смерти, - произнесла официальную фразу девушка. - Приговр приведет в исполнение Небетхет.
  На последней фразе Сильвестр подскочил на кровати. Не обращая внимания на свою наготу, он бросился к тумбочке, в которой лежал пистолет. Те слухи, что он слшал краем уха, оказались правдой. Кто-то методично уничтожает торговцев жизнью и смертью.
  Марчелло даже не успел направить пистолет на девушку. С тихим свистом сталь рассекла воздух, перерубая тучное тело мужчин пополам. Кровь брызнула вверх фонтаном. Любовница, еще недавно извивающаяся под этим телом, истошно завопила.
  - Заткнись, - бросила Селия, подходя ближе. Наступив неглядя на то, что осталось от босса этой семьи, девушка взломала сейф и вытащила из него папки с документами. Мгновенные раздумья и папка была засунута за пазуху.
  Затем, развернувшись, она подошла к женщине дрожащей мелкой дрожью. Вглядевшись в ее черты Селия вздрогнула. Ее собственное лицо "потекло". Миг, и напротив этой женщины стоит ее копия, только моложе.
  - Здравствуй, мама, - холодно произнесла она. Она ее узнала, хоть и видела в последний раз когда ей было четыре года. Холеная красавица, которая избавилась от ненужной дочери как только у нее проявилась способность к метаморфизму.
  - Изабелла, - выдохнула женщина и протянула к ней руку, но, наткнувшись на ледяне глаза, замерла.
  - Мое имя - Селия. Изабелла умерла в возрасте четырех лет, - отрезала она и взмахнула мечом. Кровь обагрила ее лицо, но Селия даже не подумала вытереть ее. Вернув себе внешность Селесты Бассани, она подняла головы Сильвестра и женщины, когда-то бывшей ее матерью, и отправилась на выход. Больше в особняке никого не было.
  Внезапно особняк сотряс взрыв. Вария, стоявшая снаружи, увидела как особняк лишился одной из несущих стен в дополнение к тому, что внутри он был объят пламенем.
  - Бел-семпай, а где наше Облако? - спросил Фран, безразлично глядя на пожарище. Принц, улыбнувшись улыбкой маньяка, произнес:
  - Ши-ши-ши.... Внутри...
  Рядом с ними убивалася "мамочка Варии":
  - Как же так? Сели-тян, покажись...
  Занзас, посмотрев на сборище клоунов, носящих звание офицеров Варии, фыркнул:
  - Мусором больше, мусором меньше...
  Но тут, словно в ответ на молитвы Луссурии, в огне появилась девичья фигурка. Она шла прямо к выходу, не обращая внимания на то, что языки пламени иногда "облизывают" ее ноги, почти касаясь ее опущенных рук. Одной рукой она держала за гарду меч, а второй - что-то округлое.
  Когда она подошла ближе к варийцам, те разглядели две вещи. Первая - зрачки девушки были расширены до предела, а вторая - в левой руке она держала две отрубленные головы, одна из которых принадлежала боссу семьи Марчелло, что девушка тут же подтвердила:
  - Сильвестр Марчелло мертв.
  Убрав меч в ножны, она взяла его голову правой рукой и отправила ее в полет, пункт назначения которого был полусгоревший особняк.
  Вторая голова принадлежала женщина лет тридцати на вид, но она могла быть и старше.
  Подняв голову повыше, не обращая внимания на то, что до сих пор сочившаяся кровь заливается ей в рукав формы, Селеста принялась ее разглядывать.
  - Эй, Селеста, мы отправляемся, - от некоторого удивления Скуало даже забыл про свое фирменное "Врооой!"
  Обернувшись к беловолосому капитану, которого назначили ответственным за нее, она поинтересовалась, ткнув отрубленной головой прямо ему в лицо.
  - Правда, красиво?
  - Что именно? - выдавил из себя мужчина. Ему впервые тыкают отрубленными частями тела в лицо.
  - Вот, - Селеста показала на сережки, чудом на запятнанные кровью. Скуало кивнул. В украшениях он не разбирался, но раз говорят "красиво", значит "красиво".
  То, что произошло дальше, поразило не только его, но даже Занзаса. Мурлыкая какую-то песенку себе под нос, Селеста вытащила эти сережки из ушей покойницы и убрала себе в карман. Потом эта голова отправилась вслед за первой.
  Рассевшись по машинам, причем Селию посадили рядом с Белфегором и Франом, они отправились обратно в замок Варии.
  "Тук-тук, к тебе можно?" - услшала она голос Себека в голове. Одновременно с этим она заметила как напрягся Фран. Вспомнив, что способности иллюзионистов позволяют им читать мысли, она ответила:
  "Нет. Со мной Туман Варии", - и "закрыла" дверь, отрезая себя от остальных Богов Пантеона.
  Через час, оказавшись в замке Варии, все раненые прошли курс ускоренного лечения Луссурии и направились приводить себя в порядок и отсыпаться.
  Очутившись в своей комнате, Селия, раздеваясь на ходу, отправилась в ванную. Встав под теплый душ, она принялась смывать с себя засохшую кровь.
  "Что узнал?" - спросила она, намыливая голову. Себек тут же ответил:
  "Апоп и Апофиз. Пятый бокс третья комната Дуата. Пламенем не обладали, врожденных способностей не имели. Эксперимент над ними проводили в то время, когда Мети у нас только Появился. Их ДНК скрестили с несколькими видами животных, попутно заменяя некоторые внутренние органы...."
  "Как у нас", - Селия неосознанно прикоснулась к двум шрамам на шее, за которыми скрывались ядовитые железы Тайпана. В Америке Нерайо прикоснулся к своим шрамам, находящемуся на грудине, боку и шее. Ему изменили легкие, вскрыв для этого грудную клетку и печень.
  "Да, - согласился он. - Я продолжу. Первое время все было нормально, но потом они приняли вид гибридов, чья ДНК использовалась во время эксперимента. Они разорвали а клочья всех, кто был в их боксе прежде, чем их смогли усмирить. Их хотели уничтожить, но Сильвестр Марчелло выкупил их за кругленькую сумму с девятью нулями. Евро".
  Селия присвистнула. Если столько затребовали за плохие образцы, то сколько бы стоили они сами? Видимо, последнюю мысль она озвучила Себеку, так как тот ответил:
  "Много. И это еще не самое страшное..."
  "А что?" - в разговор незаметно вступила вся верхушка Пантеона, так как этот вопрос задал Мети, в это время присутствуя на тренировке Реборна, строя из себя неумеху.
  "Перед продажей нам бы промыли мозги, чтоб мы полность слушались "Хозяев". То есть, они имели бы над нами полную власть".
  Пусть Нерайо это не сказал, но все поняли что означали эти слова "имели полную власть". Их подкладывали бы под каждого, что был способен их оплатить.
  Даже находясь на другом материке, компания почувствовала, как злится Сети. Волна неконтролируемого гнева почти накрыла его с головой, как вмешался Нерайо, привычно направляя по каналу связи успокаивающую волну. Сети успокоился. С трудом, но успокоился. Близнецы облегченно выдохнули. Песчаной бури в сегодняшнем прогнозе не было, а Сетх ее чуть не устроил.
  Глава 14.
  
  - Я не понимаю! - взвыл Тсунаеши, "усиленно" пытаясь вызвать Пламя на кольце, что ему вручил Реборн. Надо ли говорить, что он "очень" старался? Думаю, нет. Он больше сил прикладывал на то, чтобы не зажечь кольцо.
  - Тсуна, ты идиот! - наконец не выдержал киллер, наблюдающий за его потугами. - Даже Ламбо это удалось с первого раза!
  Мети с трудом подавил вспышку раздражения. Все-таки играть оказалось сложнее, чем он думал. А постоянно контролировать эмоции может только Нерайо, который с ними работает.
  - Я не виноват в том, что не понимаю, - упрямо повторил Тсуна. Реборн посмотрел на него черными глазами и произнес:
  - Я сейчас уйду. А когда вернусь, ты должен будешь зажечь кольцо. Иначе пожалеешь, - сказав это, он развернулся и вышел из подземного спортивного зала.
  - Пожалею, значит... - на миг лицо Осириса скривилось в кровожадном оскале, которого даже его друзья боялись.
  Справившись с собой, хоть и хотелось порвать одну личность на британский флаг, Мети подошел к сваленным в углу матам. Покопавшись в них, он устроил нечто, похожее на кровать, и улегся на них. Поворочавшись, он выбрал наиболее удобное положение и закрыл глаза. Почти сразу он услышал разговор Себека и Небетхет.
  ... не самое страшное..."
  "А что?" - неутерпев спросил он. Шатен чувствовал, как его друг мнется, не решаясь сказать, но все же говорит.
  "Перед продажей нам бы промыли мозги, чтобы мы полностью слушались "Хозяев". То есть они имели бы над нами полную власть.
  Домыслить то, о чем Нерайо промолчал, Мети ничего не стоило. Впрочем, как и остальным, так как он ясно почувствовал бешенство Сетха. Нерайо не сплоховал и быстро успокоил его. Остальные на эту новость отреагировали более спокойно. Особенно Розэбель и Михель. Видимо Нерайо их специально заранее успокоил с помощью эмпатии, чтобы не буянили. А то с них станется.
  "Еще что-нибудь интересное есть?" - Мети перевернулся на спину. За последнюю неделю он впервые остался один и теперь стремился как можно плотнее забить голову информацией, чтобы было чем заняться.
  "Семья Марчелло уничтожена. Они спонсировали Дуат и держали у себя в качестве охраны неудавшиеся образцы," - отчиталась Селия.
  "Вария эти образцы видела?" - тут же встрепенулся шатен, но его быстро успокоили.
  "Нет. Они зачищали первый этаж, а образцы были на втором."
  "Хорошо," - облегченно выдохнул Мети, как над его головой послышался мужской голос.
  - Я вроде бы дал тебе задание. А исполнения не вижу.
  Едва слышно фыркнув, Осирис посмотрел на него исподлобья, а потом, резко вскинув руку с перстнем на пальце к лицу мужчины и, усилив решимость раздражением, зажег Пламя. Если бы не отменная реакция киллера, то Реборну срочно потребовался или пластический хирург, или Хранитель Солнца, или вообще гробовщик. Все зависело бы от того, как долго он провел в Небесном Пламени.
  Справившись с удивлением, мужчина посмотрел на своего ученика. Всего на миг, на краткий миг, ему показалось, что на его месте лежит совершенно другой человек. Но, как он думал, всего лишь показалось. И хотя в голове настойчиво плясала мысль "Такой Босс подчинил бы Занзаса", он от нее отмахнулся, как от какой-то левой.
  - Вот видишь? Можешь же, когда хочешь! Думаю, на сегодня дос... - мимо него пронесся вихрь шатенистого цвета. - ...таточно.
  Реборн проводил парня ошарашенным взглядом.
  Мети, не обращая внимания на оставшегося за спиной репетитора, бежал наверх, проигнорировав лифт, который на его взгляд ехал слишком медленно. Его интересовал один человек, точнее его ответ, который в это время тоже заканчивал свою тренировку.
  - Колонелло! - с пинка распахнув дверь, он посмотрел на голубоглазого блондина. Тот, тяжело вздохнув, кивнул, соглашаясь. А соглашался он с тем, чтобы потренировать подростка, который, узнал что он из Комсубина, тут же начал осаду, чтобы он его потренировал. Моряк решил попробовать. Авось что-нибудь и выйдет из этой затеи.
  Вопреки всему здесь Мети внимательно слушал и запоминал объяснения сенсея. И, как оказалось, не зря. Все-таки бойцы Комсубина отличаются от других военных, коих никто из Пантеона и за противников-то не считал.
  Несколько дней тренировки прошли при полном неведении Реборна. Но на пятый день ему что-то потребовалось от Колонелло и он пришел в зал, где блондин тренировался. Сказать, что он был в шоке, значит сказать ничего. Его ученик почти на равных дрался с Колонелло, и при этом на его тренировках не мог ничего.
  Скрывшись за дверью, он дождался, пока его ученик не завершит тренировку и не убежит куда-то. Только после этого он вошел в зал.
  - Колонелло, нам надо поговорить.
  Сам виновник этого разговора уже сидел на лавочке в беседке, наблюдая за тренировкой своего Хранителя Дождя. Несколько минут он вглядывался в его движения, а потом стукнул себя кулаком по лбу, проклиная за недогадливость. Это же Шигуре Соен Рю. Вот только половина форм отличается от тех, что использует Себек.
  "Все просто," - раздался голос брюнета и шатен почувствовал, как его собственное сознание "потеснилось". Сейчас его глазами смотрел Нерайо, впитывая в себя новые формы.
  "Мастер один раз показывает движения своему ученику. Тот, если желает изучить этот стиль, запоминает и после тренировки способен повторить. Следующий этап обучения - создание собственной формы. Таким образом, у двух мечников, использующих этот стиль, может совпадать несколько техник, но не все. Все зависит от того, у какого мастера он учился."
  "Вот оно как," - протянул Осирис и почувствовал, что его тело - только его. Нерайо узнал что хотел и вернул ему контроль.
  "Кстати, ничего не заметил?" - спросил брюнет, потирая глаза и вновь возвращая внимание на доску. Четвертая пара, а он уже спать хочет. "Видимо старею", подумал он, облокачиваясь о стол.
  "Падших Богов в Вонголе нет. Что-то похожее на Бога Пантеона исходит от Хранителя Урагана - Гокудеры Хаято - но он точно не был в застенках Дуата, иначе бы ты знал."
  "Скорее всего над его матерью ставили эксперименты, но она смогла сбежать."
  "А почему не над отцом?"
  "Мафиози. Глава Семьи," - кратко ответил Нерайо и замолк. Только Мети хотел было спросить, чего это он замолчал, как над его ухом раздалось:
  - Йо, Тсуна!
  Мети подпрыгнул. Он не ожидал что голос Ямамото Такеши раздастся прямо над ухом.
  - Привет, - улыбнулся он в ответ. Сейчас он впервые видел Ямамото в одиночестве и мог судить со всей ответственностью, что этот парень, как и он сам этот момент, носит маску. Но вот почему?
  Глядя на этого брюнета, Мети мог сказать, что его маска почти срослась с ним самим, почти уничтожила его настоящий характер. Сейчас он просыпался только во время битвы, а тренировки на это уже не способны. Прирожденный убийца. Так про таких говорят.
  - Чем занимаешься? - полюбопытствовал Такеши, сверкая улыбкой. Мети передернуло, но на лице Савады Тсунаеши не дрогнул ни один мускул. Ему очень сильно захотелось взять кирпич и съездить им по его лицу, сделать все, что угодно, лишь бы стереть с него это бесящее выражение. Но его останавливало лишь то, что его, во-первых, не поймут, ибо это не в характере Савады Тсунаеши, а во-вторых он боялся. Боялся того, что под этой маской окажется пустота.
  - Отдыхаю, - Мети улыбнулся.
  ... Реборн задумчиво смотрел из окна на Наследника Вонголы. Мальчишка о чем-то говорил со своим Хранителем Дождя. Видимо, Такеши рассказал что-то смешное, так как Тсунаеши весело рассмеялся.
  У киллера из головы никак не шли те слова, что сказали Колонелло и Фонг.
  "... - Нам надо поговорить.
  - О чем? - блондин устало откинулся на мата. Все-таки хорошо они с этим Тсуной потренировались.
  - Как ты смог заставить этого бездельника нормально тренироваться?
  Брови Колонелло удивленно поползли вверх.
  - Заставил? О чем ты, кора? Это он заставил меня потренировать его.
  -Интересно... Меня он слушать не желает, - Реборн задумчиво постучал пальцем по нижней губе.
  - Реборн, просто для этого случая твои методы неэфективны. Ему надо объяснить как, для чего, зачем. А ты просто объявляешь "Сделай это", и смотришь, добавляя комментарии, которые убивают желание стараться на корню, - раздался новый голос. В тренировочный зал вошел мужчина, похожий на Хранителя Облака, но с более добрым лицом. В руках он держал небольшой контейнер красного цвета, похожий на коробочку. Внутри него покоилась алая соска Аркобалено. Не смотря на то, что они больше не являются их Хранителями, они продолжают за ними приглядывать.
  - Привет, Фонг. Давно прилетел? - Колонелло запрокинул голову и посмотрел на китайца.
  - Только что с самолета. И-пин по друзьям соскучилась.
  - Ты серьезно так думаешь? - Реборн посмотрел на бывшего "товарища по несчастью". Фонг лишь молча кивнул.
  Киллер задумчиво посмотрел на мужчину произнес:
  - Давай попробуешь ты. Если получится, то я пересмотрю свою программу.
  Фонг кивнул и вышел из зала."
  Сейчас Реборн видео, как мужчина подходит к Тсуне и что-то говорит. Парень недоуменно моргает но, бросив быстрый взгляд на окна особняка, кивает.
  А Реборна начинает мучить вопрос - показалась ли ему или нет ухмылка, появившаяся на лице Тсунаеши, когда он посмотрел в окно.
  Глава 15.
  
  Пролетела еще одна неделя. Реборну все же пришлось менять свою политику и изменять систему тренировок. После этого у Тсуны стало "получаться" лучше. Но проще сказать, что Мети надоело строить из себя клоуна, так как его друзья взяли себе в привычку обсуждать перед сном его игру, причем совершенно не стесняясь в выражениях. Так что, перед тем, как заснуть, он по полчаса трясся от истерического смеха.
  За это время Нерайо неизвестно каким путем смог вычислить, что за эксперименты проводили над матерью его Хранителя Урагана. Из девочки, чья врожденная способность была управление воздухом, хотели сделать убийцу, убивающую на расстоянии. Не получилось. Она стала гениальной пианисткой, из-за того, что была способна ощущать звук, но не более. А потом она умерла. Побочный эффект экспериментов.
  Получив просьбу присмотреть за этим парнем, Мети вернулся к трудовым будням. То есть к тренировкам. Хорошо еще, что Реборн признал неудачи первых недель и стал тренировать по другому. И именно по этой причине Мети стал показывать чуть больше, чем ноль. Мол, по-тихому прогресс идет.
  Однажды, войдя после тренировок в свою комнату, Осирис напрягся. Что-то было не так. Но, прислушавшись к своей интуиции, которая даже и не думала трезвонить об опасности, он ухмыльнулся.
  - Вылезайте. Здесь никого нет.
  Пространство исказилось и посреди комнат появилось два ужаса мафиозного мира. Стражи Вендиче собственной персоной.
  - Никакого уважения, - произнес один из Стражей, на что Мети просто усмехнулся. Обитатели Вендикаре были вторыми, после Пантеона, кому он доверял. Благодаря им они получали информацию о Безумных Богах, если по какой-то причине не замечали ее сами.
  - Я не до конца понял, как они умудрились разделиться с сосками без вреда для себя. С этим будет разбираться Себек. Так что, думаю, когда он с этим разберется, вы снова станете людьми, - поворачиваясь к Стражам, произнес Осирис.
  - Хотелось бы... - черты одного из Стражей "потекли" и на его месте оказалась девушка лет двадцати. Первая Аркобалено Дождя Ребекка Валентайм. Она смогла продержать этот облиг всего лишь миг, а потом вновь вернулась к внешности Слепого Стража Закона.
  - Мы ждем, - хором произнесли они и исчезли.
  Мети устало посмотрел на то место, где мгновение назад стояли Стражи, как вдруг его внимание привлекла лишняя деталь интерьера. На столе лежала обычная черная папка. В любой другой ситуации Мети не обратил бы на нее внимания, если б не одно "но". С утра этой папки не было, а в комнату до него никто не заходил.
  "Подарок Вендиче", - мелькнуло у него в голове. Раскрыв папку, Осирис прочитал несколько печатных страниц. Очередной торговец живым товаром.
  Тяжело вздохнув, он связался с Селией.
  "Что?" - ее настроение явно оставляло желать лучшего. Еще раз тяжело вздохнув, он произнес:
  "Есть работа для Небетхет".
  "И как ты себе это представляешь? - саркастически подумала Селия, сидя на подоконнике в гостиной, в которой собрался весь офицерский состав Варии за исключением иллюзионистов. - Мол, звиняйте Занзас, у меня появилась работенка, не могли бы вы отпустить меня на время? Я сразу могу ответить, что его ответ будет НЕТ!
  "Не истери, - спокойно произнес Мети. - Просто попроси пару дней выходных. Их тебе хватит...
  Он не договорил, так как его внимание привлек репортаж, что краем уха слушала Селия.
  - На пепелище особняка Сильвестра Марчелло, миллиардера, вкладывающего огромные суммы в детские учреждения, были найдены остатки монеты. Точнее, рельеф ее изображения был обнаружен вплавленным в одну из костей. Египтологи, после просмотра фотографии, в один голос заявили, что это имя "Небетхет"...
  - Вро-о-о-ой! Опять! Да кто они такие! - взорвался Скуало. Уже около пяти лет среди Мафиози ходили слухи о группе людей, уничтожающих тех, кто торгует жизнью и смертью. Из-за того, что они оставляют после себя металлические монеты с именами Богов, их и прозвали "Пантеон".
  "Селия!"
  "Прости. Произошел рефлекс", - не смотря на извинения, в ее голосе абсолютно не ощущалось раскаяние.
  - Над этим вопросом бьются все мафиози. Многие из тех, кто ранее работал с наркотиками, начинают сворачивать свой бизнес. Жить всем хочется, ши-ши-ши... - под конец своей речи Бельфегор рассмеялся. Левой рукой он подкидывал стилет. Резкое движение ладонью и ножичек Потрошителя оказался в шапке Франа, который только что вошел в гостиную. Иллюзионист, с абсолютно пофигическим выражением лица вытащил его и согнул.
  - Мне больно, Бел-семпа-а-а-ай... - протянул он.
  - Ши-ши-ши.... Молчи, лягушка, - произнес Принц, задумчиво вертя в руках стилет. Его головушку явно посетила идея "а не швырнуть ли еще один стилет", и сейчас он ее обдумывал.
  - Капитан, - Селеста отвернулась от пейзажа за окном и посмотрела на мечника. Солнечный луч отразмлся от камешка, вставленного в серьгу. Скуало сглотнул. Эти сережки она вытащила из ушей отрубленной головы. Но вот поверить в то, что она смогла вдеть их в свои уши, он очень сильно не хотел. Но приходилось.
  - Чего тебе?
  - Босс на месте? - спокойно спросила он, теребя сережку.
  Скуало фыркнул.
  - если местом ты считаешь кресло в кабинете, то да.
  - Отлично, - обрадовалась Селеста и, спрыгнув с подоконника, вышла из комнаты. Ее путь был направлен в сторону кабинета "Босса". Еще на подходе она услышала булькающий звук, что явно свидетельствовало о том, что Занзас опять пьет. Точнее, не опять, а снова.
  Постучавшись в дверь, она включила диктофон на телефоне и, приоткрыв дверь, просунула в образовавшуюся щель голову и руку с телефоном.
  - Босс, а можно я на пару дней покину резиденцию?
  Занзас оторвался от бутылки с крепким виски и посмотрел на девушку.
  - Свали, - прорычал он, не особо прислушиваясь к тому, что она сказала. А зря.
  Голова Селесты исчезла в коридоре. Включив телефон, на который было записано своеобразное разрешение на выходной, Селия помчалась в свою комнату. Замок надо покинуть до того, как Занзас осознает, что именно он разрешил.
  Покинув территорию Варии, и уверившись, что за ней не следят, девушка закрыла глаза и сосредоточилась. Прошел всего один миг, как вокруг нее сформировалось небольшое торнадо, высотой с человека. В таком виде она добралась до ближайшего города.
  Как ей сообщил Мети, близнецы оставили в нем мотоцикл, когда сбегали от карабинеров. Так что мотик уже засвечен и его не жалко.
  Искомый мотоцикл находился в одном из маленьких переулков. Заведя его с помощью ключей, предусмотрительно оставленных в обивке сидения, Селия покинула город.
  К счастью, бак был полон и она быстро оказалась на месте. Правда, по пути она сделала остановку у того места, где когда-то был вход в Дуат. На этом месте теперь стоял огромный камень, что создал Сети, закрывающий вход в тоннель. Вздохнув, девушка положила на его поверхность ладонь. На землю рядом с ним лег небольшой букетик полевых цветов, а следом упали серьги матери, на которые она вдобавок еще и наступила, вдавливая их в землю, от которой до сих пор исходил смрад горелой плоти, крови и беспросветного отчаяния.
  Тряхнув головой, она вернулась к мотоциклу и поехала дальше. Ее целью был городишко Сан-Вито-ло-Капо, в котором с тех пор как Пантеон начал свою деятельность прятался один из спонсоров Дуата. Вендиче, наконец, обнаружили его и переслали им информацию.
  Остановившись у небольшого домика, Селия сняла шлем и прислушалась. Между ее губками на миг мелькнул раздвоенный змеиный язычок.
  "Пара человек охраны. Фигня вопрос", - подумала Небетхет, пряча мотоцикл. Убедившись, что его не видно, она вытащила два пистолета. Проверив магазины, она улыбнулась. Хищно улыбнулась. Зверь вышел на охоту.
  Первый охранник даже не понял, из-за чего он умер. Недоумение навсегда осталось запечатлено в его голубых глазах, прежде чем они закатились. На его лбе было небольшое отверстие от пули.
  Рядом с ним упало еще несколько человек. На их футболках, что они надели для того, чтобы не светиться в этом городишке, расцветали кровавые цветы. Прямо напротив сердец. Небетхет даже залюбовалась. Все-таки это красиво. Прям картину пиши.
  Рядом с ее головой просвистела пуля. Видимо другие охранники, не получив ответа от этой группы, отправились проверить все ли хорошо. А они на земле лежат без признаком жизни, и на них с интересом смотрит девушка, чьи ладошки сжимают рукоятки двух пистолетов. Нехорошо получилось...
  Короткий ступор охран, которую явно набирали на помойке, дал Небетхет немного времени. Она поспешила сменить местоположение, так сказать, во избежание лишних дырок в своей шкурке. Собственная регенерация тратила слишком много энергии, так что после самолечения ей грозила потеря сознания от усталости и энергического истощения.
  Спрятавшись за углом дома, она высунула руку и пару раз спустила курок. Два приглушенных хлопка и два удара о землю.
  Небетхет оскорбилась в лучших чувствах. Для человека, несколько лет прячущегося от Пантеона, у него слишком слабая охрана. А ведь она так хотела поиграть...
  Протянув руку, она открыла дверь, около которой стояла. Если информация, полученная Мети от Вендиче верна, то это черных ход, про который, при расставлении охраны, частенько забывают. Так оказалось и в этот раз.
  Спокойно прошмыгнув в дом, она поднялась по лестнице на второй этаж. Что заставило ее рухнуть вниз, она не сказала бы и под дулом пистолета. Но это падение спасло ей жизнь. Стена за ее спиной взорвалась, засыпав ее обломками кирпича и побелки. Грудь обожгло ледяным огнем.
  Подняв голову, она увидела это... Ну, что сказать... Когда-то это явно было человеком, но только когда-то. Сейчас это больше напоминало летучую мышь, с которой его, а точнее ее, скрестили. Видоизмененное лицо, тело, покрытое шерстью, перепончатые крылья...
  Гибрид тем временем опустил голову и посмотрел на Небетхет. Ее пасть раскрылась, а в следующий момент девушка спешно произвела слияние с воздухом, ибо усиленный ультразвук, который испускают летучие мыши, чтобы ориентироваться в темноте, мог стать для нее смертельным, так как она сомневалась, что Анубис успеет до нее добраться и вылечить.
  Краем уха она услышала шум заработавшего мотора. Видимо Себастьян надеялся сбежать, пока она будет занята гибридом.
  "Не на ту напал", - весело подумала Небетхет. "Собравшись" из воздуха и почувствовав резкую боль в боку, видимо ее все-таки зацепило, она вцепилась в спину твари, не давая себя стряхнуть и, мысленно поморщившись от отвращения, запустила ей в плечо клыки, впрыскивая яд. Тварь захрипела и завалилась на бок. Сорвав жетон с именем, Небетхет подошла к окну. Машина Себастьяна почти скрылась за поворотом. Улыбнувшись, а точнее оскалившись, показав клыки, девушка вскинула руку с пистолетом и нажала на курок. С едва слышимым свистом пуля разорвала тишину, пробила стекло и прошла навылет. Переднее стекло машины окрасилось алым, а на самом стекле, кроме крови, остались ошметки мозга и костей черепа. Себастьян, фамилию которого она не запомнила, был мертв.
  Покинув дом она подошла к машине. Посмотрев на то, что когда было головой довольно симпатичного мужчины, она произнесла:
  - Себастьян ... за торговлю людьми и спонсирование Дуата Пантеон приговорил вас к смерти. Приговор исполнила Небетхет.
  По идее, эту фразу надо говорить перед убийством, чтобы обреченный знал, что он умрет. Но ведь это не ее вина, что ее даже слушать не стали? Так ведь?!
  Развернувшись, она подошла к спрятанному мотоциклу. Надев шлем, она посмотрела на дом и на машину. На ее губах заиграла усмешка.
  Щелчок пальцами и эти два "украшения" пейзажа объяло красное пламя. Несдержанное, яростное Пламя Урагана. Оно будет гореть до тех пор, пока не сожжет все. Без следа. Сообщив Мети, что задание успешно выполнено, девушка поехала обратно. К Варии. Пока ее не хватились. Глава 16.
  В замке Вонголы, почти буквально, дым стоял коромыслом. В более понятной простому обывателю форме это означало, что Семья готовилась к церемонии Наследования и празднованию шестидесятилетия Тимотео, нынешнего Девятого Босса Семьи. Так сказать, решили совместить приятное с полезным.
  Мети, наблюдая за этим безобразием из окна, не мог сказать, что ему это по душе. С одной стороны Вонгола - очень влиятельная Семья, к мнению которой прислушиваются многие. А с другой Пантеон - его семья, которую он любит гораздо больше, чем Вонголу, которую, грубо говоря, ему навязали.
  'А ты не думал о слиянии?' - услышал он голос старшего друга. Недоуменно моргнув, он переспросил, ибо решил, что ослышался:
  'Слиянии? Вы ведь хотели отомстить мафии! До завершения этого проекта осталась неделя...'
  'Но, все же, подумай', - услышал он тихую фразу Нерайо, после которой он замолк. Слияние? Нет. На них слишком много крови и он не хочет, чтобы ее становилось еще больше. Это во-первых. А во-вторых... Вонголе достаточно сумасшедшей Варии. Если к ней присоединится Пантеон с их способностями, то это будет конец света, в частном для Вонголы и в общем для Италии и Сицилии порядке.
  Выловив взглядом нескольких мужчин в костюмах, Мети, скривившись, отошел от окна, из которого открывалась великолепная картина на это безобразие, и в котором он представлял из себя отличную мишень. Его интуиция вопила во всю глотку, что, несмотря на многочисленную охрану, здесь все равно опасно, и пора делать ноги. Да и он сам понимал, что проку от этой охраны нет. Для того, чтобы вывести их из игры, достаточно эмпата или телепата средней силы. И все. Они - не противники. Их можно будет брать как котят. К счастью, дети с такими дарами встречались редко. А те, что встречались, из-за неумения управлять своими способностями уже сошли с ума и опасности не представляют.
  Подойдя к массивному столу, он взял в руки несколько папок, лежащих на нем. В них было собрано все, что касалось предателей в альянсе. Кто, чего, сколько и прочее. В отдельной папке была информация о тех Семьях, что сотрудничали с Дуатом, то есть спонсоры, поставщики товара и информации и просто те, кто пользовался их услугами.
  В единственной белой папке лежало несколько документов, показывающих связь Семей Альянса с Мильфиоре, что тоже не должно остаться безнаказанным.
  Еще раз прочитав все это и скинув информацию друзьям, он сокрушенно покачал головой. Чистка будет огромной, ибо убрать придется несколько Семей полностью, еще в трех только верхушку и около сотни одиночек. И это без военных, так как до тех, кто им нужен, просто так не добраться. И это еще одна причина, по которой Мети согласился на эту церемонию. Вонгола контактировала с армией и, будучи ее Боссом, ему было бы легче добраться до Джакопо Агацци.
  Резко обернувшись, он метнул небольшой метательный кинжал в сторону его изображения, прикрепленного к стене. Пятисантиметровое лезвие вошло в фотокарточку ровно посередине лба на всю длину.
  Этого человека Мети, да и абсолютно весь Пантеон, терпеть не могли. Именно ему пришла в голову идея создать супер-солдат из не совсем обычных людей. Солдат, полностью подчиненных командиру. Он нашел беспринципного ученого Маюри Франко и сделал ему предложение от которого не отказываются. Для получения подопытных кроликов было решено привлечь мафию, которой на нормы морали было плевать. Несколько Семей приняли это предложение. И началось. Тысячи погибших, сотни пропавших без вести и сошедших с ума, десятки обреченных на долгую жизнь нелюдей, ибо после всех экспериментов их людьми назвать было нельзя.
  От таких мыслей, способных вывести его из себя, Мети отвлек стук в дверь. Легкий порыв воздуха, сопровождавший его, без слов сообщил ему, что это Хаято Гокудера.
  - Да, Хаято, - отозвался он, одевая маску Савады Тсунаеши одновременно с иллюзией.
  - Дэчимо, портной приехал, - произнес Хранитель Урагана, просовывая в щель голову.
  - Иду.
  В комнате, находящейся этажом ниже, временно расположили примерочную. Зайдя в нее он почувствовал, как тоненькая пластинка с его именем, висящая на шее, нагрелась. К теплу, исходящему от нее когда рядом Хаято, он привык, но это было что-то новенькое. Присмотревшись к портному, точнее к портнихе, Мети с трудом сдержал улыбку. В глазах тридцатилетней женщины чертики водили хороводы, активно помогая себе хвостами.
  Таусерт. Солдат девятнадцатой династии, подчиняющийся Сети. В мирской жизни известна как Изабелла Росси, модельер. Обычно они стараются ее не дергать, так как она одна из немногих имеет официальную работу, не загрязненную мафией, но иногда она сама приходит. Из способностей - телепат средней силы. Пламя Дождя.
  'Тут-тук, Босс. Можно?' - услышал он ее голос в голове. Сама Изабелла поправляла воротник на одном пиджаке, стоя к нему спиной.
  'Можно. По своей инициативе, или Сетх направил?' - спросил Мети, разглядывая тот костюм, что будет вынужден надеть. К счастью, Изабелла хорошо знает вкусы всей верхушки Пантеона, так как не первый год шьет им одежду. Так что Мети его костюм понравился.
  'Не то и не другое. Меня нанял Емитсу, как портниху. Меня, как портниху!' - убивалась женщина. Осирис с трудом подавил готовый вырваться смешок. Еще бы, ведущего модельера нанять как простую портниху.
  'Не убивайся'.
  'Да я и не убиваюсь', - совершенно нормальным голосом произнесла она. Да и Мети прекрасно знал, что это концерт. А вот кто-нибудь другой вполне мог и купиться на это представление.
  - Кто будет следить за безопасностью? - спросил Тсуна несколько дрожащим голосом. Играть становилось все труднее и труднее, слишком уж его настоящая личность отличалась от той, что он изображает. Да и сам он не Селия, которая не играет, а живет жизнями тех, кого изображает.
  - Кроме охраны, что предоставляет нам Альянс, в зале будут офицеры Варии.
  - Вот как... - протянул Мети. Что ж, за свою безопасность он больше не переживает. Зная Селию, он был уверен, что она расшибется в лепешку, но он будет жив и даже относительно здоров.
  В это же время в замке Варии был завтрак. Занзас несколько минут назад сообщил офицерам, что они будут присутствовать непосредственно в церемониальном зале. Вот они и пытались переварить эту информацию.
  Быстрее всех справился Луссурия. Мамочка всея Варии сиял, словно солнышко. Еще бы, ведь там будет столько красивых мальчиков!
  Видя, что остальные еще не очухались от такой новости, Лусс поставил еду на стол.
  Подействовало. У изваяний, именующихся 'офицеры Варии', от запаха печеной говядины затрепетали крылья носа, а из ртов потекла слюна. Тарелки с едой быстро разобрали.
  Луссурия же, что-то беззаботно напевая, поедал свой диетический завтрак, состоящий из йогурта и салата. Он не хотел портить себе фигуру, питаясь жирной пищей.
  Через пару минут на столе осталась одна тарелка с мясом и 'вегетарианская хрень' (как выразился Скуало) Луссурии. Бельфегор, довольно шишикая, потянулся к этой тарелке, как вдруг эта тарелка исчезла прямо у него из-под носа. Медленно подняв голову, он увидел, что тарелка находится у Франа.
  - Ши-ши-ши... Земноводное, ты понял, что только что сделал? - спросил он, вытаскивая из куртки стилет.
  - Бел-семпа-а-ай, это не ваше, - заявило зеленоволосое чудо своим без эмоциональным голосом.
  - Ты... - прошипел принц...
  Что именно 'Ты' Белу было не суждено закончить. Его отвлек скрип двери, ведущей в столовую. На пороге стояла Селеста. Она видимо только-только вернулась с задания, так как на ней до сих пор была окровавленная форма, растрепанные волосы и расширенные зрачки, закрывавшие собой почти всю радужку.
  Фран, увидев девушку, сделал то, что от него не ожидали. Он улыбнулся ей и протянул тарелку с завтраком. Увидев еду глаза у девушки загорелись.
  - Спасибо, Франнушка, - пропела Облако Варии, садясь на стул, закрепленный за ней, стоящий рядом с ее 'семпаем' Скуало. Оторвавшись от мяса она посмотрела на Луссурию. Ее глаза пораженно расширились. Тот занервничал.
  - Луссурия... откуда у тебя... - у нее перехватило дыхание.
  - Что? - мамочка всея Варии напрягся.
  - Второй подбородок.
  Минуту Луссурия пытался вникнуть в смысл ее слов, а когда понял, схватился за шею и на первой космической вылетел из столовой.
  В помещении воцарилась тишина. Неожиданно раздался фырк и Селеста, посмотрев задумчиво на дверь, произнесла:
  - За розовую юбку я отомстила. Что бы придумать за платье?
  Осознав, что сказала девушка, Скуало рассмеялся. Смех так же подхватили Бел и Фран. Занзасу было пофигу, а Леви... ему было пофигу, если боссу было пофигу. А это как раз такой случай.
  Отсмеявшись, Супербия произнес:
  - С этим я бы подождал. Вария приглашена на церемонию Наследования, - он поморщился. Желания идти туда у него явно не было.
  - Угу. Мы, скорее всего, будет еще одной линией обороны. Так что мне не платье потребуется, а парадная форма, - Селеста пожала плечами. Скуало согласно кивнул. Это будет вероятнее всего.
  Из глубин замка донесся возмущенный крик 'Нет его!' Видимо, Луссурия добежал до зеркала. Эту мысль Селеста и озвучила. В столовой раздались смешки.
  С громким скрипом отодвинув стул, на котором он вынужден был сидеть из-за того, что кресло, его любимое кресло, не могло пройти через дверной проем, Занзас встал и, глядя на развеселившихся офицеров, среди которых оказался даже Маммон, которого ничего кроме денег не интересовало, произнес:
  - Свалили готовиться. Если из-за вас, мусор, церемония будет сорвана, вам не жить.
  Глядя в горящие глаза своего начальника, офицеры сглотнули. Они прониклись. Попадаться под руку Босса, когда он в таком состоянии, они не хотели. Даже у таких психов, как они, инстинкт самосохранения бил в набат.
  Ближе к вечеру Вария прибыла в главную резиденцию Вонголы. Охрана, загнанная всеми проверками территории до состояния нестояния на задних конечностях, все же вспомнила, что Вария приглашена, поэтому их довольно быстро пропустили.
  Селия, скрывая улыбку, наблюдала за погрустневшим Принцем. Как ей по секрету сообщил Фран, что, если ворота вовремя не открывают, семпай их сам уничтожает. Мол, это его любимейшее занятие. После швыряния стилетов в него, Франа, конечно же.
  Сначала она не поверила. Но сейчас, видя надутую мордашку Бельфегора, пришлось поверить. Ему не хватало только наполненных слезами глаз и дрожащей нижней губы.
  Фыркнув, комментируя представшую ее внутреннему взору картинку и по привычке проигнорировав смех в своей голове, она вылезла из машины.
  Около входа в замок их встречала целая делегация, представленная девятым и десятым поколениями Хранителей. Завидев Десятого Хранителя Тумана, к которому подошел Фран, Селия обрадовалась тому, что сменила внешность не иллюзией, а врожденной способностью. С ним по силам может сравниться только кто-то из близнецов, да и то, если уж совсем припрет.
  - Занзас, я рад тому, что Вария не отклонила приглашение, - обрадовался Тимотео. Пусть Занзас ему и не родной сын, но он любил его.
  - Вра-а-ай! Да будь моя воля, ноги моей тут бы не было! - не особо понижая голос, произнес Скуало.
  - Заткнись, мусор, - процедил Занзас, и, прежде чем с шевелюрой мечника познакомился граненый стакан, Селия дернула своего семпая за прядь волос, заставляя его наклониться. Стакан пролетел над его головушкой.
  Занзас, не обращая внимания на то, что его бросок попал в молоко, смерил Наследника, стоящего рядом с приемным отцом, презрительным взглядом, и прошел внутрь замка, направляясь в то крыло, что выделяли Варии, когда она приезжала 'погостить'.
  Хранитель Урагана, видя такое отношение к Десятому, которого он для себя возвел в ранг божества, почти в буквальном смысле озверел.
  Мети, устало закатив глаза, пользуясь тем, что его никто не видел, пошел успокаивать Гокудеру. Правда, на этот раз Мети чуть ошибся. Скуало заметил это странное выражение его лица, но из-за того, что оно держалось несколько секунд, решил, что ему показалось.
  Рокудо же, заметив среди Варийцев новое лицо, незаметно появился рядом с Селестой.
  - Леди, не соизволите ли вы назвать свое имя? - галантно спросил Туман Вонголы.
  Девушка, смерив его внимательным взглядом, все-таки соизволила ответить:
  - Селеста Бассани... Облако... Варии.
  На заминки перед званием никто не обратил внимания, на что Мети, наблюдавший за концертом в исполнении Небетхет, только вздохнул. Мысленно. Безалаберность доведет до беды. Видимо, к такому же мнению пришел и остальной Пантеон, потому что почти вся верхушка Пантеона вздохнула с ним в унисон.
  - Леди Селеста, - голос Мукуро был сладок аки мед, - не соблаговолите ли Вы пойти со мной в театр?
  - Нет, - сказала, как отрезала.
  - Почему? - Мукуро опешил до такой степени, что потерял весь высокопарный слог.
  - Вы маньяк, - и отвернулась.
  Такого никто не ожидал. Через минуту томительного ожидания со стороны Хранителей раздался смех. Еще бы, такой щелчок по самолюбию Тумана!
  Сквозь смех Селеста услышала, мол, если я маньяк, то Бельфегор кто?
  - Как кто? - удивилась девушка, оборачиваясь к нему. - Лапочка.
  От этого рассмеялась уже Вария. Впрочем, не то что Бел был против.
  Все еще продолжая посмеиваться, Вонгола и Вария разошлсь по своим комнатам. Кто бы мог подумать, что лед недоверия и презрения тронется вместе с появлением Облака Варии? Ответ - никто.
  Глава 17. Часть 1.
  Утро для Мети и Селии началось с истошных воплей. Подорвавшись на кроватях, они буквально вылетели из своих комнат. Подойдя к лестнице, соединяющей два крыла замка и ведущей в большой холл, они поняли, кто издавал эти звуки. Хранители Тумана и Облака Вонголы решили с утра пораньше решили 'размяться', попутно пытаясь включить в свою тренировку всех остальных обитателей замка. Как бы то ни было, остальные Хранители Савады Тсунаеши и проснувшаяся от криков Вария, с интересом смотрели на это действие, не обращая внимания на то, что они разносят гостиную.
  'Кошмар...' - услышали Мети и Селия голос Нерайо в головах. У Кукловода, как его иногда называли выжившие противники, явно не хватало слов, чтобы обличить эту самую ситуацию в слова. Впрочем, его все прекрасно понимали.
  - Как в думаете, кто выиграет, - спросил Ямамото Такеши, облокачиваясь о перила и смотря на потасовку.
  - Хибари. Его не зря называют сильнейшим Хранителем, - буркнул Хаято, закатывая глаза на очередной глупый вопрос.
  'Сильнейший? - со скепсисом подумала Селия. - Если это сильнейший, то мне откровенно жаль Мети... И Вонголу. Мети даже сильнее. Бедный...'
  - Я думаю, выиграет Тсунаеши, - произнесла она, кивая в сторону. Остальные невольно проследили за ее взглядом и сглотнули. В глазах парня, являющегося Наследником Вонголы, горело пламя ненависти, презрения, да и, чего уж скрывать, жажды крови.
  Почти мгновенно он оказался между парнями, а в следующий момент почти все присутствующие, включая Реборна, Колонелло и Тимотео, шокировано выпучили глаза. Кея и Мукуро почти полностью оказались вмурованы в лед.
  - Прорыв точки нуля... - прошептал Тимотео, судорожно сжимая трость, но его никто не услышал. Все в шоке смотрели на Тсуну, а тот шипел почти в лица парней:
  - Жить надоело, если да, то обратились бы ко мне. Пулю в лоб вам пустить я готов бесплатно. Достали!
  Резко развернувшись, он вернулся в свою комнату, не обращая внимания на то, что 'зрители' концерта расступились, давая ему возможность спокойно пройти.
  'Он на грани, - услышала Селия голос старшего товарища. Она специально стояла в стороне, дабы иллюзионисты не засекли мысленный разговор. - Слишком уж большие различия между Мети Чело и Савадой Тсунаеши. Еще немного и будут жертвы'.
  'Знаю. Осталось недолго', - сообщила Небетхет и развернувшись , пошла в выделенную ей комнату.
  Дни до официальной церемонии пролетели очень быстро. И вот, в один из вечеров в замке Вонголы собрался весь свет мафиозного мира.
  Первыми, еще с утра, прибыла семья Шимон, с которыми Мети успел заочно познакомиться. В принципе, как он сообщил позже, Козато Энма ему понравился. Он чем-то был похож на того, кого Мети так старательно играет.
  Кстати об игре. И Энма, и Ямамото и, вроде бы, Хибари (но тут стоит вопрос. Догадаться о чем думает этот социопат дано не каждому) догадались, что с Десятым Небом Вонголы что-то не так. Но что именно?
  Тем не менее, чем меньше времени оставалось до начала церемонии, тем сильнее Мети нервничал. Эта церемония единственная возможность собрать всех, кто так или иначе связан с Дуатом, в одном месте.
  Когда последний приглашенный оказался в большом зале замка, пока еще глава Семьи, дон Тимотео посмотрел на своего приемника. Тот, сложив руки на груди, стоял в центре комнаты. Теплый взгляд карих глаз был направлен в никуда, а губы беззвучно двигались. Мети пел.
  ... Мы на линии фронта войны с судьбой!
  Маршируем на войне, с названием 'моя жизнь',
  Завоевываем дом, семью, друзей
  Но обдумываем смысл лишь у могил
  Зачем?
  - Тсунаеши, готов? - спросил старик, тяжело опираясь на трость. Во время последнего покушения, которому Мети стал свидетелем, Тимотео довольно сильно пострадал. Его вылечили, но с ногой никто ничего не смог сделать. Тут нужна была помощь кого-то посильнее. Сенсоуна, например.
  Но, надо добавить, что никто из нападавших не выжил. Их буквально выкосили Хранители Девятого и Десятого поколений с офицерами Варии. Особый размах эта резня приняла тогда, когда стало известно, что Девятый очень сильно ранен.
  Те, кто избежали своей гибели от рук Вонголы погибли от первой и второй династий, которые подчинялись непосредственно Мети. В отличие от своего папаши, дона Тимотео Мети уважал. Не каждый мафиози доживает до такого возраста, управляя сильнейшей Семьей в мире мафии.
  - Да, Девятый, - спокойно произнес парень. Брови Хранителей приподнялись в изумлении. Такой тон для Савады был не присущ. Но не для Мети Чело. А сейчас здесь стоял именно он. От Савады Тсунаеши в нем осталась лишь иллюзия, держащаяся на последнем издыхании, и пара привычек, которые были присущи им обоим.
  Девятый прошел в зал, из которого тут же донеслись аплодисменты. Видимо, его любили. Еще через пару минут в зал вступил Тсунаеши со своими Хранителями.
  
  Глава 17. Часть 2.
  
  Почти с самого начала торжества, ради которого многие и приехали сюда, интуиция шатена попеременно била то в набат, то к колокола. К сожалению, он не мог обернуться и внимательно осмотреть зал. Оставалось надеяться на то, что Селия не проглядит опасность.
  Сама Селия, заметив, что Мети держит спину неестественно ровно для него, оглядела помещение. Взгляд профессионального убийцы сразу заметил персоны, о которых им говорил Осирис. Прищурив глаза, она успела заметить, как один из них на что-то нажал.
  Мети, который в этот момент должен был повторить клятвы и обязательства, накладывающиеся на него как на нового босса Вонголы, почувствовал, как что-то замедляет его движения. Бросив быстрый взгляд сквозь ресницы, он увидел, что почти все гости замерли без единого движения. Посмотрев на Небетхет, ему стало ясно, что и она изображает памятник имени себя. Видимо, он все-таки прав. Чтобы это ни было, оно практически полностью обездвижило чистокровных людей. На них же, так как они гибриды людей и животных, это действует слабее, просто немного замедляя движения. Не желая выдавать себя раньше времени, он тоже "превратился" в статую, правда, предварительно позвав на вечеринку друзей. Те сразу же откликнулись:
  "Уже идем. Жди".
  Перед помостом, на котором стояли Девятый и Десятый с Хранителями встал один из приглашенных гостей. По тому, что он и члены его Семьи, присутствующие здесь, то есть Хранители, двигаются можно смело судить о том, что он один из зачинщиков происходящего.
  - Что... это... зна...чит... Стефан? - с трудом выдавил слова из своего горла бывший босс Вонголы Тимотео. Невооруженным глазом было видно, что ему больно, но он должен был спросить.
  "Силен", - уважительно присвистнул Мети, кося одним глазом на старика.
  Мужчина, подумав несколько минут о том, надо ли ему отвечать, что было на руку Пантеону, все-таки соизволил ответить:
  - Всего лишь захват власти. Если честно, то я разочарован. Подготовить это помещение к перевороту ничего не стоило, а ваша хваленая охрана этого даже не заметила! Так что осталось прирезать всех здесь присутствующих и можно смело обнародовать твое "завещание". Образец твоего Пламени есть, почерка тоже. Так что можно приступать...
  Ветер, уже несколько минут бивший в едва приоткрытое окно, усилился. Создавалось ощущение, что он, ветер то бишь, пытается сломать ставни. Впрочем, для знающих, это как раз и являлось истиной.
  Но больше на это никто не обратил внимания. Хранители Десятого пытались "сломать" путы,навешанные на них каким-то прибором.
  С сожалением Мукуро констатировал, что пока на нем эти путы, про иллюзии можно забыть. Впрочем, если судить по недовольным лицам Мамона и Франа, впервые потерявшего свою безэмоциональную маску полностью, так дела обстоят не только для него.
  Только Стефан хотел было дать отмашку на зачистку свидетелей, как по помещению потекла песня, исполняемая оч-чень насмешливым голосом.
  
  В рассветный час шакал, о голоде забыв,
  Следит с холма
  За мрачной конницей в дали,
  Сегодня черный день - владыка мира мертв,
  И стар, и мал
  Не могут слез сдержать своих...
  
  Резко обернувшись, он внимательно осмотрел статуи мафиози, стоявших за его спиной. Мети с трудом сдерживал улыбку. Если Небетхет хотела, она могла запугать до заикания и седых волос. Чего только стоит ее задание два года назад. Один миллиардер, заказавший в свое время в Дуате охрану, умер от разрыва сердца с седыми волосами на голове. В заключении о смерти, черным по белому, было написано: "смерть от страха".
  
  Он добрый повелитель,
  Он солнцем был, и был луной.
  Империя осталась
  Его вдовой.
  
  Он будет погребен в нефритовом гробу,
  В степи пустой,
  Где грезит падалью шакал,
  И тысяча коней затопчет путь к нему,
  Чтоб плач людской,
  Сон мертвеца не осквернял.
  
  Тяжелые двойные деревянные двери, под напором ветра распахнулись, ударившись о стены с такой силой, что чуть не сорвались с петель.
  Первым в помещение проник песчаный смерч*, который уплотнившись, "собрался" в высокого шатена с ледяными голубыми глазами.
  
  Шакал пролает хрипло,
  Что мертвый царь ему родня
  
  Следом за ним в туманной дымке появилась пара близнецов с черными волосами, стоящими дыбом, и с аметистовыми глазами. Их единственной разницей было то, что кожа одного из них была темнее, чем у другого.
  
  Одни клыки и жадность
  И кровь одна...
  
  Очередная вспышка произошла одновременно с всплеском воды из декоративного фонтана. Вспышка огня превратилась в аловолосую девушку с алыми глазами, а волна воды в брюнета с синими глазами.
  
  Это все обман, что он был самым добрым царем,
  Это все неправда - он правил огнем и мечом,
  Это все обман, я ваш царь, и один только я.
  
  Последующими в помещение вплыли шаровая молния и небольшое торнадо. Молния сформировалась в рыжего парня с серыми глазами, а торнадо в блондина с фиолетовыми очами.
  
  Люди, как звери, когда власть над миром дана,
  Это все обман.**
  
  Единственным, что объединяло эту компанию, был стиль одежды. Черные кожаные плащи и куртки, штаны и рубашки из черного шелка, и украшения в виде золотого анха***, на шее или в ушах.
  - Мы прибыли, Осирис, как и обещали, - произнес шатен, с едва заметным интересом оглядывая композицию.
  
  Примечания:
  
  * Как Имхотеп в фильмах Мумия.
  **Ария - Обман
  *** Значения анха как знака расплывчаты и спорны, однако обычно считается, что он символизировал жизнь, бессмертие, вечность, мудрость, являлся защитным знаком. Этот символ активно использовался древними египтянами. Он наносился на стены храмов, на всевозможные предметы, использовался в амулетах, многие египетские боги изображались с анхом в руке.
  
  Глава 17. Часть 3.
  
  - Мы прибыли, Осирис, как и обещали, - произнес шатен, с едва заметным интересом осматривая композицию. Те, кто услышали это имя, и до этого момента вполне комфортно двигались, застыли. Глаза Стефана начали спешно оббегать посетителей мероприятия в поисках сей мифической фигуры. Но, чего он явно не ожидал, так это того, что голос Осириса раздастся у него за спиной.
  - Наконец-то... А то у меня уже возникла идейка начать веселье без вас, ребята...
  Обернувшись, Стефан увидел, что Савада Тсунаеши, не обращая внимания на расширенные глаза Хранителей, поднял голову и чуть расслабился.
  - Где Небетхет? - хором спросили близнецы, пользуясь тем, что большинство заговорщиков в ступоре от слов Савады.
  - Как где? Там, куда получила направление. В Варии, - усмехнулся Тсу... А Тсунаеши ли? У него никогда не было в голосе таких интонаций...
  
  Шаманы и жрецы шакала проклянут,
  И на бегу
  Пронзил предателя копье.
  Царь должен быть святым, и право не дано
  Свергать зверью
  С небес величие его.
  
  На этот раз все увидели, кто пел. Офицер Варии - Селеста Бассани - медленно подняла к лицу руку на которой находилось кольцо независимого отряда убийц.
  Секунда и...
  Иллюзия, наложенная на ладонь исчезла, обнажая Кольцо Ада в форме рога.
  
  А царский сын смеется,
  Шакалий дух в себе храня
  Одни клыки и жадность,
  И кровь одна.
  
  Одновременно с падением этой иллюзии девушка и сама изменялась. Причем иллюзионисты, присутствующие здесь, могли поклясться, что это не иллюзия.
  Волосы удлинились и достигли пояса, став насыщенно черного цвета, который, казалось, поглощал солнечный свет. Глаза налились небесной синевой, одновременно теряя тот жизнерадостный блеск, который присутствовал у нее даже во время выполнения работы. Форма Варии исчезла, сменившись на такую же, как и у остального Пантеона. С тихим треском, кольцо Варии, надетое на средний палец, свалилось с ее руки, распавшись на мелкие осколки.
  - Что ж... Теперь все в сборе, - произнес Мети, переставая играть в тюфяка. С щелчком пальцев одного из близнецов, иллюзия, скрывающая настоящий облик шатена спала, обнажая подтянутую загорелую фигуру с янтарными глазами. Волосы, достигающие лопаток, были собраны в низкий хвост.
  Тут, наконец, ожил Стефан.
  - Убейте их! - взвизгнул он, смотря на убийц. Только после этого окрика его люди открыли огонь, поля во все стороны. Их совершенно не волновала жизнь замерших людей. В отличие от Пантеона. С легким шелестом вокруг застывших фигур появились глыбы льда. Адельхейд с удивлением признала в них творения Пламени Ледника. Синеглазый брюнет, с легкой улыбкой на устах, довольно оглядел свою работу.
  Один из Хранителей Стефана попробовал подобраться к расслабленно выглядевшему шатену, стоящему в стороне. Но... только попробовал. Все его движения отразились на глади глыбы льда, около которой он стоял. На несчастье этого самоубийцы он проходил мимо композиции из бокалов, установленных в форме пирамиды. Щелчок пальцев сопровождался образованием из этих бокалов сотен стеклянных игл, которые нашпиговали Хранителя как подушечку для иголок.
  Близнецы вместе со своими династиями и некоторыми династиями друзей отправились в те Семьи, которые необходимо полностью зачистить. Здесь же справятся и без них.
  Стефан, видя, что его люди не могут справиться с Пантеоном, что здесь остался, собственноручно выпустил в Десятого почти всю обойму. С такого расстояния никто не сможет перехватить столько пуль. Будь он хоть трижды мифическим Осирисом - ему не жить.
  - Нет!
  Несколько Хранителей - Хибари Кёя и Ямамото Такеши - смогли выбраться из своеобразного плена. Но и они не успевали. Казалось бы, это конец, но... За секунду до того момента, как раскаленный свинец прошил бы Десятого насквозь, перед ним появилась Небетхет, приняв весь удар на себя.
  Дальнейшие события произошли одновременно. В руках девушки появилась двухметровая коса. Едва заметное движение кистью и коса, крутанувшись, рассекла Стефана от плеча до тазовой кости.
  Но вместо того, чтобы распасться на две половинки с характерным хлюпающим звуком, он развалился почти бесшумно. Только когда эти две части коснулись пола, по помещению разошелся звук битого стекла. Стефан Висконти, один из заговорщиков, превратился в миллион осколков.
  Удостоверившись, что Мети больше опасность не грозит, так как со всем остальным справится и верхушка Пантеона, Небетхет позволила себе осесть на пол. Коса, объятая алым пламенем Урагана с оранжевыми вкраплениями, исчезла.
  - Селия! - воскликнул Мети, подхватывая падающую девушку. - Зачем ты это сделала? Знала же, что мне это как слону горох!
  - Пока я рядом... на тебе... не появится ни... одной лишней дырки, - с трудом произнесла она. Еще секунда и девушка затихла.
  Когда Осирис поднял голову, оставшиеся в живых заговорщики поняли, что совершили самую главную ошибку в своей жизни. Глаза шатен полыхали самым настоящим пламенем Ада, руки обхватило пламя. Но не Пламя Посмертной Воли, а самое что ни на есть настоящее, обжигающее все, до чего дотрагивалось. Явным примером этого являлось то, что кора на его ладонях начала обугливаться, трескаться. По помещению разнесся запах горелой плоти.
  Но Мети не обращал на это внимания. Сейчас его заботило только то, как отомстить собравшимся здесь заговорщикам. Следуя за своей интуицией, он, прищурив свои нечеловеческие глазки, обвел все помещение тяжелым взглядом. Большей части народа ничего не было, но стоило этому взгляду упасть на изменников, как их мгновенно охватывало пламя, а через пару секунд горения, сопровождающегося нечеловеческими криками, они рассыпались прахом.
  Через пару минут все было кончено. Как только последний заговорщик превратился к кучку пепла, способность двигаться вернулась к мафиози. Многие из них приготовились к битве, мысленно прощаясь с жизнью, но Пантеон как будто забыл про них. Сам Мети вернулся к первопричине изменения своего состояния. К Небетхет.
  - Себе, срочно вызови Анубиса, - даже в такой ситуации голос Осириса не потерял командных поток. И это было одним из отличий между ним самим и Савадой Тсунаеши. Он просто-напросто привык брать на себя ответственность.
  Брюнет кивнул и на секунду замер, уставившись в одну точку.
  - Сейчас будет, - произнес он, моргая и поворачивая голову в сторону шатена.
  И точно. Пару секунд спустя затемненное помещение, в котором остались только представители Семей Ковалонне, Гиглио Неро, Шимон и, естесственно, Вонгола с Варией, пронзил солнечный луч. В том месте, где он коснулся пола, появился черноволосый мальчик на вид немногим старше Ламбо.
  Оглядев зал, он сразу увидел Осириса, поддерживающего Небетхет. Подбежав к ним, он серьезным голосом произнес:
  - Это уже пятый. Очнется - отругаю.
  С этими словами, закатав рукав, он нагнулся над девушкой. Миг и их двоих объяло желтое пламя Солнца. С едва слышимыми всхлюпами пули, изрешетившие ее тело, принялись его покидать, а вслед за ними тело толчками стала покидать кровь. Прикусив губу, мальчик удвоил свои усилия. Все пулевые отверстия затянули, а сама девушка выгнулась дугой. Оказавшись вновь в объятьях Мети, Селия открыла глаза. Осмотрев себя, она улыбнулась мальчику:
  - Молодец, Сенсоун.
  Брюнетик кивнул, а потом, состроив серьезную мордашку, произнес:
  - За комплимент спасибо, но от ругани тебя это не спасет. Я тебя пятый раз воскрешаю?
  Тяжело вздохнув, девушка сокрушенно кивнула. Она его понимала. После смерти Хатор и Исиды они поклялись, про себя, что больше никого не потеряют. А на данный момент она опережает остальных в количестве "смертей" на голову.
  Встав на ноги, она посмотрела на поднявшегося Мети. Повернув голову, она прищуренными глазами посмотрела на Хранителей, Варию и Шимон. По ее губам пробежалась чуть насмешливая улыбка.
  Спрыгнув с помоста, она вместе с Анубисом подошла к вновь собравшейся перед ним компании. У Мети екнуло сердце. Они явно что-то задумали. А спустя мгновение он понял, что именно.
  Выстроившись в один ряд, десять человек - десятой появилась девочка, ровесница Ламбо - опустились на одно колено, а кулак правой руки прижали к сердцу.
  Тишину разрезал голос синеглазого брюнета, которого Мети назвал Себеком.
  - Мы, Десять Богов Пантеона, приносим тебе, Мети Чело, Десятый Босс Вонголы, клятву верности...
  Тяжело вздохнув, парень, полчаса назад бывший таким привычным Тсунаеши, произнес:
  - Могли и не клясться. Я вам без всяких клятв верю, как самому себе.
  Реборн, стоявший в стороне вместе с остальными бывшими Аркобалено, нахмурился. Босс должен доверять своим Хранителям, а не посторонним. Почему-то мысль о том, как можно доверять тем, кого знаешь от силы месяц и кого навязали против воли, ему в голову не приходила. А жаль.
  Себек, уловив это осуждение, сокрушенно покачал головой. Почему-то никому из Вонголы не пришло в голову то, что у Десятого есть более близкие люди.
  - Может, объясните, что здесь происходит и кто это такие? - спросил Савада-старший, смотря на сына.
  Тот как-то пакостно улыбнулся и произнес, кивнув на вставших с колен Богов.
  - Это? Это моя СЕМЬЯ!
  
  Арка 3. Осколки воспоминаний. Воспоминание первое
  Северная Ирландия. Белфаст.
  После побега из Дуата прошло два года и девять месяцев.
  
  Небольшой коттедж на окраине города. Люди, живущие по соседству, когда их спрашивали о жителях данного дома, разводили руками. Все, что они знали про эту семью, так это то, что эта итальянская семья Аббандонато* состоит из двух взрослых, которых постоянно нет дома, и целой оравы детей разного возраста.
  Правда, чего никто из посторонних не знал, так это того, что Агата и Итало Аббандонато не существуют на самом деле, что они ни что иное как реальные иллюзии, которые при нужде поддерживаются аж четыре иллюзиониста, а пятая добавляет в иллюзию пламя Пустыни, отчего их становится очень сложно, практически невозможно отличить от реальности.
  Так что, говоря в общих чертах, в этом доме на данный момент жило только одиннадцать детей, старшему из которых было около семнадцати, а младшей только недавно исполнилось пять.
  В данный момент они все собрались в гостиной на первом этаже, стащив туда все пуфики и подушки, что нашли и устроились прямо на полу, отдав место на диване младшему шатену - тот с полуприкрытыми глазами лежал на нем и практически не подавал признаков жизни. Что поделать, поддержание столь сложной иллюзии, которой являлся Итало Аббандонато для него было еще сложным делом.
  - Себ... Нерайо, - тут же поправился Сетан - все-таки называть друг друга по именам было до сих пор несколько непривычно - устраиваясь поудобнее, - может уже объявишь, зачем ты попросил нас собраться здесь?
  Старший из здесь собравшихся, посмотрел на свою семью. У каждого в глазах сияло то, что не вытравили ни на одном эксперименте.
  Любопытство.
  Ведь, как бы они не старались вести себя по взрослому, они во многом еще оставались детьми. Тем более сейчас, когда угроза Вендиче перестала висеть над ними дамокловым мечом.
  - Се... Тьфу ты, Нерайо, говори давай! - раздался чуть хриплый голос с дивана. Все сидящие на полу повернули головы и уставились прямо в янтарные очи Осириса. Он же, собрав себя в кучку, сел на диване и похлопал по подушке рядом с собой. Секундное промедление и Небетхет устроилась рядом с ним, притянув к себе поближе Сетха. Старший шатен облокотился о колени девушки и запрокинул голову.
  - У меня интуиция трезвонит о том, что эта новость нам не понравится, - пробурчал Мети, исподлобья смотря на свою, можно так сказать, Правую руку.
  Грубо говоря, выжившие Боги даже думать боялись о том, чтобы потерять Себека и Осириса. Без первого, что тратит кучу своего времени, притом часто во вред себе, на то, чтобы понять, во что превратили их в Дуате и как нивелировать результаты самых одиозных экспериментов, и второго, что является их сердцем, они просто не выживут.
  Они просто потеряют желание жить.
  - Ну... - брюнет, сидящий в кресле, нервно вертел в руках папку с документами. - Я бы не сказал, что новость плохая. В другой ситуации она была бы просто прекрасной...
  - Нерайо, не тяни кота за яй... хвост! - выдал Осирис. - Я устал, у меня единственное желание завалиться спать, так как я только недавно выполнил заказ Вендиче, а ты медлишь!
  Нерайо усмехнулся.
  - Ну, ладно. Слушайте.
  Все обитатели дома обратились в слух.
  - Помните, ассистенты гоготали на тему, что получив идеальных солдат их количество будут увеличивать естественным путем? И начинали спорить на тему, кто будет первым и от кого?
  Бывшие обитатели первой комнаты кивнули, а две единственные в их компании девушки передернули плечами - они прекрасно помнили, как многие из изуверов в белых халатах и охранников буквально раздевали их взглядами. Будь их воля, "воспроизводством" они бы занялись при первой же возможности.
  - Так вот... Судя по этим документам, - он потряс папкой. - это было невозможно.
  Ступор.
  - Что? - переспросила аловласка, сидящая на подлокотнике кресла. Брюнет погладил ее по коленке.
  - Я еще не во всем разобрался, ибо мне в некоторых местах банально не хватает знаний, но... В общем, от кого попало у нас потомства не будет. Блудить можете спокойно, - Нерайо ехидно посмотрел на рыжего. Тот, как и сам Нерайо, как и Михель, выглядел несколько старше своего официального возраста, а некоторые документы вообще сообщали о том, что их владелец совершеннолетний.
  У Руфино хватило совести смутиться.
  - От кого попало? - тихий голос Небетхет, которая еще не привыкла откликаться на мирское имя Селия, вернул разговор в нужную колею не дав ему с нее уйти. Она прекрасно знала, что если дать Акеру волю, то он заговорит их до помешательства.
  - Я имею в виду обыкновенных людей. Ваша, дамы, способность зачать, а наша оплодотворить обычного человека менее одного процента.
  Очередной ступор.
  Нет, они знали, что людьми в полном смысле этого слова их назвать уже сложно, но такого они не ожидали. Как будто они совершенно другой вид!
  Хотя...
  Учитывая, что они гибриды человека и зверя... То вполне ожидаемо.
  - И что остается? - спросил Сетан, приподнимая бровь. Любой обычный человек, услышав тему разговора, надолго впал бы в ступор. Вот только они не обычные люди и разговаривали друг с другом абсолютно на любую тему - все-таки они довольно долго жили в общей комнате, где уединиться было невозможно. Вот стыд, который если и был, исчез.
  - Примерно пятьдесят процентов на то, что у вас, наши дорогие девушки, будет возможность забеременеть только от нас, - Нерайо обвел комнату широким жестом. - или тех, кто был изменен в Дуате.
  - То есть от фараонов? - спросила Розебель, склоняясь над открытой папкой. Из-за этого она не заметила, как потемнели глаза Себека, что отчетливо заметили остальные. Видимо, эта мысль от девушки ему не понравилась. Мети и Селия понимающе переглянулись.
  - Значит, у нас только одна проблема... - произнес Михель, незаметно возникая из-за дивана.
  - Какая?
  - У нас только две девушки! Сиа не считаю - она еще маленькая.
  Теперь глаза потемнели уже у троих.
  Небетхет, вытащив телефон, задумчиво постучала по его корпусу ногтем. Потом, щелкнув пальцами, она соскочила с дивана, в два шага преодолела расстояние между диваном и креслом, сцапала Розебель за локоток и утащила в коридор.
  Парни недоуменно переглянулись.
  И что это значит?
  Именно такая мысль навестила их всех.
  Вернувшиеся через пять минут девчонки лукаво улыбались.
  - Ну, относительно того, что нас двое, есть решение.
  - Какое? - Нерайо наклонил голову.
  - Вы слышали что-нибудь о суррогатном материнстве? Ведь, насколько я понимаю, выносить может любая девушка? И не измененная тоже?
  Нерайо улыбнулся.
  Действительно, решение простое.
  - Ребята! - из соседнего помещения, которое являлось кухней, раздался голос Анубиса. - Вы есть будете? А то я доем пиццу.
  Селия, застыв на мгновение, бросилась на кухню с криком:
  - Не трогай мою пиццу!
  В гостиной раздался смех. Пицца - это единственная тема, на которую Селия не понимала шуток.
  Мети, улыбаясь и подавляя смешки, встал с дивана и проследовал на кухню. Лучше он поест сейчас, а не проснется из-за голода ночью.
  
  
  * Аббандонато - с итальянского "брошенный"
Оценка: 8.00*5  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Л.Джейн "Чертоги разума. Книга 1. Изгнанник "(Антиутопия) В.Соколов "Мажор 3: Милосердие спецназа"(Боевик) Ю.Гусейнов "Дейдрим"(Антиутопия) Ч.Маар "Его сладкая кровь"(Любовное фэнтези) А.Емельянов "Мир Карика 11. Тайна Кота"(ЛитРПГ) А.Емельянов "Тайный паладин"(Уся (Wuxia)) А.Ригерман "Когда звезды коснутся Земли"(Научная фантастика) А.Гончаров "Образ на цепях"(Антиутопия) В.Старский "Интеллектум"(ЛитРПГ) В.Соколов "Мажор 4: Спецназ навсегда"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"