Петров-Одинец Владимир Андреевич: другие произведения.

Эта странная война (последнее слово)

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Когда все воюют со всеми - разве это жизнь? А если в конечном счете все проигрывают - совсем скверно? Не то слово! Но если изменить критерии оценки, то все не так уж и плохо...

  Эта странная война.
  (Последнее слово)
  
  Мутное жаркое зарево, низким корабельным ревом пульсирующее внутри каждого уха, разошлось, когда веки, наконец, поднялись. Вольф с трудом, напрягаясь из последних сил, сфокусировал глаза на белом пятне. Лицо Арины.... Медленно двигаясь, губы жены произнесли:
  -Кактысебячувствуешь...
  Он пытался расслышать в этом шуме ее слова, но частый оглушительный прибой разбивал и сносил звуки голоса, а в размолотом до шуршащего песка откате бессистемно кувыркались уцелевшие гласные: ...а-ы-е-у...
  Он не удержал веки, они рухнули, обрубив реальность. Вернулась малиновая, раскаленная муть, в которой тонуло воспоминание о лице жены, кружась, и все слабее просвечивая сквозь участившийся грохот...
  
  
  Белесый липкий туман пропитал одежду и добрался до кожи. Такой он встречал в среднегорье по ночам - плотный и холодный, вязко заполняющий все вокруг, и даже салон автомобиля через открытое окно. Дрожь началась с легкого поеживания, с мурашков, росла, набирала амплитуду, и уже сотрясала все тело. Свет фар завяз в полуметре от капота. Осторожно переступая, Вольф двинулся по асфальтовой полосе вперед. Себя он видел сверху всего лишь до пояса, поэтому пришлось часто наклоняться, проверяя, что встретилось под ногой.
  Но пока это оказывались пустые пластиковые пакеты округлой формы. Потом стали встречаться полупустые, с белесой жидкостью, похожей на обрат. Откуда он знает это слово? Вспомнилось далекое детство и самодельное масло, сбитое из густющих сливок руками бабушки. Оставшуюся жидкость, названную обратом, она сливала в корыто поросятам.
  Послышался чавкающий звук. Вольф наклонился, и увидел "пластиковый пакет", жадно пожирающий плавающие в тумане -шарики?мячики?колобки? - округлые, как лимончики, образования, переливающиеся зеленовато- сизым струением внутри себя. "Пакет" притягивал шарики к себе, всасывал их, отчего в нем возникало кружение уже проглоченных, которые постепенно таяли внутри него, теряя цвет. Рядом чавкнуло несколько раз. "Пакетов" стало много, и еще прибывали их нестройные ряды, без разбора отлавливая "сизых".
  Первый "пакет" вдруг обмяк. Утратив форму, он распластался по асфальту. Вновь прибывшие заслонили павшего, остервенело поглощая сизую мелюзгу. Их фронт продвигался вперед, и - что удивило Вольфа - туман стал светлеть, просвечивать, разреживаться вслед за ними. Потянуло свежим ветерком. Через несколько минут только отдельные клочки белесой мути, на свету выглядевшей особенно отвратительно, прятались по складкам местности. Дрожь унималась, теплая рука легла ему на лоб, и голос жены окончательно вернул в реальность:
  -Как ты себя чувствуешь?
  -Неплохо. А что случилось, почему я в постели?
  -Ты ухитрился, мой милый, подцепить такую инфекцию, что два дня был без сознания. Посев крови сделали, но микроб совсем неведомый, изучают. Лихорадило тебя под сорок градусов, пока активный антибиотик не нашли. И мизинец разбарабанило, видно укусил тебя кто - то. Может комар, слепень, не помнишь?
  Вольф помотал головой. Слабость владела телом, но память послушно переворошила события и выдала подходящий ответ:
  -Неа, это я о чертополох уколол. Аришка, знаешь, что мне прибредилось? - И он рассказал жене историю с туманом, сизыми "шариками", чавкающими "пакетами" и ветерком, разогнавшим туман. Тренированное воображение теоретика сложило причудившееся в стройную композицию, скрепив общеизвестными и достоверными фактами.
  -Значит, лейкоциты пожирали микробов, а свежий ветерок - это антибиотик? Выдумщик ты у меня, неуемный фантазер! - Арина чмокнула мужа в лоб, проверив заодно и температуру.
  -А что? Непротиворечиво! И, кстати, - крикнул Вольф вслед жене, направившейся открыть окно, - помнишь наш спор об императиве размножения, об агрессии всего живого? Я понял, что прав!
  -Ну-ну! И в чем ты прав? - Ее теплая, ласковая рука подоткнула одеяло, чтобы прохлада не застудила еще потного мужа.
  - Возьмем избитое сравнение, что жизнь в общем смысле слова - это война! Война без правил, с применением запрещенных приемов, с постоянным изобретением все нового и нового химического оружия, изощренных способов его доставки и так далее. Война, где нет конвенций о военнопленных, о неконвенциональных видах оружия. Война, где индивидуум выигрывает отдельные баталии, но в итоге проигрывает всегда, поскольку умирает, зато вид в целом обретает ценный опыт и - выигрывает. Больше того, благодаря мощной мотивации выигрывают в этой войне все стороны - комбантанты, то есть, виды...
  -Странная у тебя война получается, - улыбнулась жена.
  -Вот именно - странная! И очень - очень логичная...Сегодня лейкоцитарная система человека побивает армию микроорганизмов с помощью антибиотика.Но природа подкинула СПИД, и приостанавливает размножение. Тогда получается, что императив доминирования, агрессивного размножения - это благо, поскольку поддерживает устойчивое неравновесие, в точности по теории Бауэра... Ты меня не слушаешь, а ведь я прав! - возмущенно воскликнул Вольф, видя, что опять проигрывает спор.
   -Ты у меня всегда прав, даже когда не прав, - согласилась Арина. - За это я тебя и люблю! А свою завиральную теорию подкинь куда - нибудь. Вот хоть на конкурс "Самиздата"!
  И стала кормить слабого после болезни мужа с ложечки, опять оставив за собой последнее слово...
   C) 2007.03.10_ПР_Одинец.В
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"