Петров-Одинец Владимир Андреевич: другие произведения.

Лабиринты Гипербореи

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс "Мир боевых искусств. Wuxia" Переводы на Amazon!
Конкурсы романов на Author.Today
Конкурс Наследница на ПродаМан

Устали от серых будней?
[Создай аудиокнигу за 15 минут]
Диктор озвучит книги за 42 рубля
Peклaмa
Оценка: 6.72*4  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    "Лабиринты Гипербореи". Книга первая + вторая. Автор выражает благодарность Марине В., Евгении А. и Валери П. Озорной мальчишка и серьёзная девочка проваливаются в далёкое прошлое, когда потомки арьев разбрелись по земле, но ещё не утратили память о родстве... (призёр Триммеры 2010, "Симпатии Жюри и Организаторов")

  
  
  
  
  
  Синопсис
  
  Озорной мальчишка Ярослав Быстров и старательная Русана Лихачева волею случая попадают в далекое прошлое. В Минусинской долине живут наследники разросшейся и широко распространившейся по миру цивилизации арьев. Волхвы, ещё не утратившие способности волшебства и древние навыки, наделяют детей знанием санскрита, языка-прародителя всей индоевропейской группы языков.
  Технические новинки, показанные 'попаданцами', поражают народ арьев. Однако дети обнаруживают, что современный им мир немногим превосходит тот, в котором существуют лесные, водные, болотные обитатели. И что важно - в селении арьев нет места бездельникам. Находясь в том возрасте, когда мужская половина активно готовится к взрослой жизни, Слава вместе с молодыми воинами проходит военную подготовку, осваивает стрельбу из лука, метание копья, фехтование, верховую езду. Русана обнаруживает способности к врачеванию, учится у ведущих знахарей. Оказывается, что многие болезни современности прекрасно лечились простыми приемами. Жизнь продолжается, и дети обзаводятся друзьями, работают, учатся, веселятся - принимают участие в повседневной жизни арьев. Понемногу становится понятен общественный строй, кастовость общества, и внутренние разногласия.
  Тем временем Совет волхвов решает вернуть детей в истинное время. Но старая технология волшебства дает сбой, и дети остаются в прошлом. Энергичный волхв Борун, недовольный пассивностью Совета, и рассеянный изобретатель Олен ищут другой способ перемещения во времени.
  Но волхв Мер, пораженный техническим величием двадцать первого столетия, мечтает перехитрить закон, согласно которому человек не может попасть в чужое будущее. Однако сманить детей на авантюру ему не удается - те разоблачают его. Попутно вскрывается и другие темные замыслы волхва, который держит взаперти леших, кикимор и русалок. Мер пытается добиться своего, став предателем. После многих опасностей дети добираются на прародину арьев, где верховный волшебник Нарада помогает им вернуться в нужное время.
  Раскрытие темы? Полагаю, оно выглядит так:
  Закалённые преодолением опасностей дети не замечают, что путешествие из прошлого в настоящее изменило их, сделав достойными древних жителей России, тех самых арьев. Продравшись сквозь колючки "терний" к намеченной "цели" - миру двадцать первого века, герои романа, особенно Славка Быстров, в значительной степени избавились от инфантилизма.
  
  Не уверен, можно ли послесловить к синопсису, но удержаться не могу. Жаль, что вторая книга в "сыром виде" слишком диссонирует с первой, а закончить "шлифовку" никак не успею. Тем не менее, история с маленькими "попаданцами" в наше славное прошлое не кончается. Если кто-то не поверил в рассказ детей о стране арьев и принял его за следы психического расстройства - напрасно.
  Мир арьев - не выдумка, и он напомнил о себе. Ой, сколько всего случится с подросшими героями первой книги, и только ли с ними...
  
  
  Книга первая
  
  Глава первая.
  
  Курган
  
  Место, куда привели класс, раньше было курганом, присыпанным к склону горы. Сейчас вырытая земля лежала вокруг высоким и широким валом. И всё вместе напоминало тарелку. По дну тарелки змеился проход, как лабиринт. Когда последние, то есть, Тим и Славка, спускались по деревянному трапу, рабочие запустили генератор. Засветились лампы. Хотя зачем бы, и так день, солнца предостаточно? Однако в раскопе свет пригодился - проход часто заходил внутрь каменных стен, закрытых временными крышами.
  - ...чтобы не заливало дождём и не размывало слои земли, которые ещё не раскопаны, - ответил экскурсовод и продолжил рассказ про гору со смешным названием Первый Сундук.
  Она, эта гора, находилась неподалеку, по дороге к раскопу. Камень на её вершине, действительно, походил на ящик или чемодан. Класс угорал со смеху, когда ещё в автобусе друзья принялись угадывать, зачем местные придумали такие названия. Город Абакан - укатайка! А Минусинск, от 'минуса', что ли? И сам край, Хакассия - от хакеров? Славка ляпнул про них специально. Кто не знает, что крутые парни, на раз вскрывающие любые супер-пупер-дупер-компьютеры, появились недавно, примерно, когда они с Тимуром родились. Гид посмеялся вместе со всеми и пообещал доказать, насколько древняя цивилизация у хакасов. Сейчас он и говорил про две тысячи лет давности:
  - ...малая и большая Боярские писаницы. Это петроглифы...
  - Их Петька писал, - вставил Тимур, прячась за спины.
  Экскурсовод доброжелательно возразил:
  - Почти верное замечание. Петр означает камень, если вы не знаете. Они выдолблены в камне, поэтому их и называют...
  - Каменёглифы!
   Осёкшись, неуклюжий лектор одёрнул мятый пиджачок, зачем-то причесался. Спрятал расческу в нагрудный карман, вытер нос платком и лишь после этого открыл рот, чтобы продолжить. Но училка по голосу вычислила автора реплики, одернула:
  - Ашкеров! Прекрати хулиганить! И ты, Быстров, тоже.
  Друзьям пришлось отстать, чтобы про них временно забыли. Это оказалось просто. Экскурсовод впереди, училка в середине, 'ботаники' и подлизы - за ними. Ход круто поворачивал каждые десяток метров и порой расширялся. В таких местах два-три ряда камней торчали из земли непонятными загогулинами. Через них можно прыгать, и местами даже забраться и бежать, балансируя. Всё интереснее, чем очередную муру слушать.
  Экспериментальный класс лицея учился по новой программе, и поездки по родной стране считались очень важными. Исра, то есть, История России, началась год назад. Тогда они бродили по новосибирским музеям. В этом году объездили всю Сибирь. Все одинаково, везде те же фигурки, наконечники стрел, рисунки на камнях. Томские писаные скалы - да обычные каракули! Славка потом взял камень и минут за десять, пока ждали катер, выдолбил на валуне человечка и свое имя. Во смеху будет через тысячу лет, когда других школьников приведут на экскурсию!
  А музеи? Что интересного может оказаться в старине? Да ничего. Подумаешь, стрелы да копья! Эти древние совсем тупые, если даже винтовку не сумели изобрести. Им покажи самолёт, хоть маленький, на котором их класс сюда прилетел, так они от зависти лопнут. А телефон и телевизор - такая крутизна и не снилась! Эх, попади Славка в прошлое, он бы за волшебника сошёл только так, влёгкую... С одной зажигалкой. Не камнем искры высекать, а - чирк, и пламя.
  Как папа учил, Славка готов к любой неожиданности. В кармашке сумки у него перочинный нож, зажигалка и рыболовный набор. Даже жалко, что ни разу ничего и не понадобилось. Скучные экскурсии, ни на траве поваляться, ни костер развести...
  Вообще, нынешняя экскурсия была последней, завтра учебный год заканчивался. Кое-кто в этот раз не поехал вовсе, и класс плёлся по раскопу в сокращенном составе. Славке и Тимуру слушать занудные пояснения о значении кургана для истории давно стало невмоготу. Поиграть бы, а не с кем. Из мальчишек явились четверо, но Петька, он 'ботаник'. Так славкин двоюродный брат называет отличников, которые только про учёбу думают. Гешка - маменькин сынок, того на подвиг не раскрутишь, а уж на футбол и подавно. Так что друзья вдвоём пинали камушек, бегали по остаткам стен, пока не надоело. На глаза попалась табличка "Не входить!". Они немедленно поднырнули под неё, в ответвление лабиринта, где слышались голоса, удары лома и скрежет лопат.
  - Брысь отсюда! По культурному слою топчетесь, - шуганул мальчишек рабочий.
   Второй для убедительности швырнул лопату земли им в ноги:
   - Кыш, сказано! Оболтусы... Мои тоже такие, учеба им в голову не идёт.
   Убегая, друзья слышали рекомендацию по воспитанию:
  - А ты ремнём...
  Класс ушел недалеко. Училка держалась рядом с гидом, на хвост группы внимания не обращала, и друзья принялись донимать насмешками девчонок. Особенно новенькую, очкастую Русану. Та пришла в класс месяц назад и сразу удивила всех. У неё с собой всегда были таблетки от головной боли, йод, пластырь - медсестра выискалась! На переменах доставала вязание, быстро орудовала крючком, вывязывая кружева. При этом слушала древний дисковый плеер, которому место в краеведческом музее. Самое удивительное, и сейчас один наушник от музона торчал в ухе. Очкастая дылда на мальчишек не реагировала - делала записи в толстенной тетради. Тимур и Славка переключились на других.
  Прошел час. Солнце набрало силу, стало припекать. Куртку пришлось снять, запихнуть в сумку. Экскурсовод не унимался, всё рассказывал, пускал по рукам фотографии:
  - ...что удивительно, несколько крылатых фигурок, похожих на римские фибулы или лопарскую резьбу по моржовому клыку. Это странным образом перекликается с легендой об Икаре, летевшем к солнцу на крыльях, скрепленных воском. Вы помните, воск благополучно растаял, и несчастный летун рухнул в море?
  - Не надо повторять историю древнего мира, - вступила училка, - и мифологию оставьте. Вы попроще, доступнее, на примерах.
  Русана отстала от основной группы - развязался шнурок. Картонки с фотографиями дошли до неё в последнюю очередь. Славка выхватил фото, глянул. На них с разных сторон изображался схематический человечек с распростертыми крыльями. Так себе Икар, захудалый. Летящий Супермен выглядел намного красивее. Или Дракула, скажем. Да любой дракон, и то!
  - Конечно, - согласился с другом Тимур, - даже летучая мышь, это круто. А тут, типа деревянные - три доски. Глянь, Руська, - он толкнул девчонку плечом, - на сумке крылья. Прикинь, у меня выросли такие. Как взлечу, как спикирую...
  - Или я. Схвачу, подниму до тучи и брошу! - Славка изобразил, как это произойдёт, махая руками, выписывая круги и пикируя со скрюченными, словно когти, пальцами. - Во визгу будет, пока не шлёпнешься...
  - Отстаньте, я пишу, - по-футбольному, корпусом, отпихнула Русана сначала одного, потом второго.
  Эта дылда, когда стоит - на полголовы выше друзей. К тому же она оказалась и сильнее. Тим и Славка не ожидали отпора, а приёмчики прошли виртуозно. Друзья с шумом попадали на землю. Экскурсовод замолчал, всем видом выражая недовольство. Класс обернулся, училка засекла, что Тим и Славка валяются. Когда вскочили, делать непричастное лицо было поздно, да и глупо. Пришлось опустить головы.
  - Вам неинтересно? - Противным голосом спросила училка. - Может, сами расскажете, что такое санскрит, на котором написана Махабхарата и почему в этом раскопе есть дощечка со значками, удивительно похожими на праязык? Ярослав, Тимур, мы слушаем вас, ну?
  Мальчишки замолчали, пережидая нотацию. Опыт подсказывал, что покаянный вид действует лучше всего. А что там тебе выговаривают - забудется через минуту. Папа давно научил Славку, как правильно вести себя с мамой, если проштрафился. Надо держать паузу. Взрослые, особенно женщины, одинаковы - считают, что они всё знают и всему могут научить.
  Пока Славка эти повторял про себя, нотация закончилась. Довольная победой над неслухами, училка повела класс дальше. Русана протиснулась ближе к экскурсоводу, обернулась и показала посрамленным одноклассникам язык. Немного посовещавшись, приятели решили отыграться. План мести выглядел просто, осталось его исполнить. Для начала выманить очкастую вредину на простор.
  - Руська, глянь, это не ты уронила? - Привлек её внимание Славка, показав на тусклый отблеск в углу.
   -Где? Нет, не я, - обернулась девчонка. - А что там?
  Славка нагнулся, поднял крышечку от бутылки. Резко сунул её Русане под нос, словно что-то опасное, и крикнул:
  - Ой!
   Очкастая отшатнулась, шагнула назад. Тимур успел за её спиной опуститься на четвереньки - та запнулась, взмахнула руками. Однако устояла. Это требовалось срочно исправить, одним толчком, что Славка и сделал. Но отскочить не успел, промедлил. Длиннорукая Руська умудрилась цапнуть его за ворот. Они вместе повалились на землю, вверх тормашками, почти, как задумано. Тимур еще и привстал, чтобы падение получилось лучше, громче.
  Упав, Руська взвизгнула и отпустила Славку. Тот кувыркнулся, отлетел в самый угол, зашипел от боли:
  - Вот зараза! - И тотчас нашел повод скрыть проявленную слабость, недостойную мужчины. - Орёшь, аж в ушах звенит!
  - Дураки, больно же! Я вам не мальчишка...
  Русана выкрикнула это обиженно, потирая спину. Славка тоже ударился локтем - не ожидал ведь, что она и его уронит. Сгоряча обвинил:
  - Не будешь язык казать!
  - Ну, вы круто завалились, картошкой рассыпались! - Тимур хохотал в полный голос.
  Однако Славка стоял близко к дылде и увидел слёзы за стеклами очков. Ему стало неловко - она же, и впрямь, не мальчишка. Это нечестно с их стороны. Слова нашлись сами, хотя и непривычные:
  - Ладно, извини. Мы только посмеяться хотели. Не со зла...
   Дылда вытащила платок, сдернула очки, отвернулась - промокала слёзы, наверное. Пришлось тронуть её за рукав, тихонько повторить:
   - Не сердись, Руська...
   Та сердито дернула плечом. Славка смутился, отступил и спиной наткнулся на Тимура. Друг уже просмеялся и подошел, чтобы принять участие в разговоре. Он не знал, что настроение изменилось, поэтому решил помочь - толкнул Славку на Русану. Такой подлянки после извинения та не ожидала. Устояла еле-еле, а чтобы не упасть - отшатнулась к стене. Под ногой девчонки открылась дырка, в которую она стала медленно проваливаться.
   - Ой!
  - Так тебе и надо! Пошли класс догоним, - позвал друга Тимур, - а она пусть сама выбирается!
  Он скрылся за поворотом. Славка сделал шаг, обернулся. Русана провалилась в землю почти до пояса. Только рюкзак и раскинутые по сторонам руки удерживали её.
  - Давай помогу, а то совсем застряла... Это промоина, не бойся, она неглубокая.
  - Иди ты, рыцарь! Без тебя выберусь.
  Но земля продолжала осыпаться и затягивала девчонку, так что ей пришлось схватить руку помощи:
  - Ой! Она все глубже опускается. Там вообще пустота, ой! Я тону!
  Славка отступил от провала на твердый край, сильнее потянул Русану в свою сторону. Трещины зазмеились по утоптанной земле, добрались до его ног. С неприятным шорохом земля опустилась воронкой и поглотила детей.
  - Ой, мама!
  
  
  Глава вторая
  
   Подземный ход
  
  Темнота. Славка задержал дыхание, когда со всех сторон на него повалилась земля. Крупинками, мелкими камешками она ударила по щекам, по лбу, заставила закрыть глаза. А потом вдруг всё схлынуло вниз, сменилось пустотой. Он раскинул руки - удержаться, зацепиться! Но опора исчезла совсем. Жуть возникла в животе, подступила к горлу, будто промахнулся ногами по качели. Он падал! Камнем! Стремительно летел вниз! В темное никуда! Едва удерживая скопившийся в горле крик...
  Не так долго и падал, на самом-то деле. Со страху показалось - разогнался со страшной силой! Так, что шлёпнись, и в лепешку! А пятки ударились обо что-то твердое почти сразу, движение замедлилось, на голову снова посыпалась земля.
  Славка скользил то на животе, то на спине по крутому наклону. Под ложечкой противно замирало, словно на больших качелях. Футболка задрались, что-то царапнуло живот, бок. Мальчишка не кричал, хотя стало страшно, как никогда. Но папа учил, что крик в темноте - признак трусости. Смелые люди сначала разберутся в ситуации, потом решат, что делать. И вообще, кричать и плакать надо адресно, для конкретного человека.
  Примерно так успокаивал себя Славка, но падение в никуда длилось и длилось. Так долго, что сил сдерживаться уже не оставалось. Там более, где-то совсем рядом, рукой дотянешься, звонко визжала Русана. Славка не помнил, когда они расцепили руки, но то, что она провалилась первой - несомненно! Почему же он падает впереди?
   Додумать не удалось. Спина врезалась во что-то рыхлое, съехала вниз, а рядом приземлилась - бух! - и ещё громче взвизгнула Руська:
  - Ой! Мамочка, куда я упала? Ой, что со мной будет?
   - Не вопи, - ощутив под ногами опору, Славка почувствовал себя уверенней, - подумаешь, провалились. Найдут и вытащат.
  - Ты здесь? - Обрадовалась Руська. - Ой, я так испугалась. Славка?
  - Ну?
  - Посветить бы, куда мы попали. Я боюсь темноты. У тебя фонарик или спички есть?
  Сверху упали песчинки. Славка отряхнул голову рукой, подождал. Больше ничего не сыпалось. Он попробовал всмотреться туда, откуда свалился. Ни малейшего проблеска. Кромешная мгла. Темнее, чем ночью! Это подумалось, как бы само собой, а затем пришла правильная мысль - вот он, случай! Тот самый, всякий, на который у него есть запас.
  Сумка, висевшая за спиной, полетела на землю. Кармашек нашёлся на ощупь. Зажигалка из аварийной коробочки выручила, как ей и полагалось. Но не совсем. Колесико легко крутанулось, брызнула искра. Мгновенный просверк озарил небольшую пещерку.
  - Что ты не загораешься! - Славка принялся чиркать чаще, вглядываясь в исчезающую картину.
   Ещё искра, ещё. Ага, пол ровный, без ям. Мальчишка встал, осторожно шагнул, оглянулся, не переставая искрить колёсиком. Русана так и сидела на куче земли, поблескивания отражались в её очках. Славка почиркал на поднятой руке, всмотрелся вверх. Ничего не видно. Опустил руку, двинулся вперед. На очередном чирке вспыхнул газ, желто-голубой огонек высветил пещеру.
  - Это подземный ход, смотри! Руська, пошли проверим, может выход рядом...
  Огонек едва держался. В славкиной голове родилась вторая идея:
  - Факел!
  Вжикнула молния, открывая нутро сумки, в котором сразу же нашлась книга. Вырвав страницы - сколько удалось и как удалось, тут не до аккуратности - он свернул их трубкой, как папа учил. Поднёс зажигалку, чиркнул колесиком. Ура! Огонек родился слабенький, но край листа успел заняться пламенем. Такой свет доставал до самых дальних углов. Дырка, откуда они выпали, находилась очень высоко, раз её не удалось увидеть. Словно пещера совсем без потолка.
  - Туда не залезть, - огорчился мальчишка.
  - Ой, мамочка, как же нам выйти? Я боюсь, - запричитала Русана.
  - Надо позвонить, что мы здесь, что живые.
  Телефон Славки лежал в другом кармашке сумки, да и внимание приходилось уделять факелу. Огонь набрал силу и вот-вот мог обжечь пальцы или погаснуть. Вырывать страницы одной рукой оказалось неудобно. Скрутить не получилось вовсе - времени не хватило. Бросив догорающие остатки, он только успел запалить угол нового листа, как старый погас. Тлеющая полоска пробежала до края и сгинула, остался темный пепел.
  - Мне так книжки не хватит, - забеспокоился мальчишка, - давай быстрей. Набери училку. Или подержи, я сам, со своего.
  Русана вынула телефон, набрала номер, подержала возле уха и огорченно воскликнула:
  - А мобила не работает.
  - Ни фига себе! И как они узнают, что мы упали сюда? Надо выбираться, пока светить есть чем. Руська, держи край, пока горит, я страниц нарву...
  - Погоди, не надо жечь. Можно светить экраном.
  И точно, раскрытый телефон давал свет. Достаточно, чтобы разглядеть ход. Ход? Славка потрогал стену, присмотрелся. Не ход, а самый настоящий коридор. Просторный, вдвоем совсем не тесно. Высокий, с подпрыгом не достать. Как в старинном замке, выложен камнями. И пол утоптанный, идти легко.
  Мальчишка осторожно двинулся вперед, пробуя ногой, потом осмелел. Одноклассница шла чуть позади, выставив телефон перед собой.
  - Не заблудимся? - Заволновалась Русана, когда прошли первый поворот.
  - Если идти по правой руке, как папа учил, то нет.
  - По правой?
  - Руку не отрывать от стены. Как идет лабиринт, так и поворачивать. И сколько не крутись, все равно дойдёшь к выходу, - уверенно пояснил Славка, хотя сам не был уверен на все сто, что так уж и дойдёшь.
  - А если нас станут искать здесь? - Русана кивнула за спину.
  - Давай стрелку нарисуем. Они за нами и пойдут.
  - Откуда ты знаешь?
  - Сказал же, папа в МЧС работает, спасателем.
  Такой довод не оспоришь! Нашли камешек, проковыряли на полу черту, пририсовали к ней острие и раздвоенный хвостик. Даже имена накарябали вдоль стрелы. И пошли дальше по сводчатому коридору, трогая неровные камни стен правыми руками. Экран телефона угасал каждую минуту, Русана закрывала его и снова открывала. Молчать оба не решались - тишина казалось страшной.
  - У меня мама врач.
  - А папа? - Уточнил Славка.
   На всякий случай спросил, вдруг снова можно своим отцом похвастать, но сразу пожалел об этом. Девчоночий голос, и так-то не очень веселый, вовсе погрустнел:
  - Не знаю. Мама про него не рассказывает. Может, его у меня вовсе нет.
  - Так не бывает. Тогда и тебя бы не было.
  Утешение получилось скверное, но не отмолчишься же? Почему так глупо звучат общеизвестные вещи, успел подумать Славка, как тема разговора сменилась сама:
  - Ой, я забыла дневник и ручку! Они там, где мы упали, - остановилась Русана, - я их откопала, а потом занялась телефоном и забыла. Давай назад сходим?
  - Ты что, столько возвращаться? Да плюнь, добра-то, тетрадка, - воспротивился попутчик, но наткнулся на уйму упреков.
   - Мы дураки, надо было записку написать, и план чертить. И вообще, принято кусочки бумаги с номерами класть на развилках, я видела в кино! А уходить с места аварии нельзя, иначе тебя не найдут и не спасут. Если мы заблудимся? Сто лет искать станут, а всегда не в той стороне. Ты хоть понимаешь, что мы не знаем, куда идём и сколько еще идти? Неизвестно, кто такой ход прокопал, может, он кольцом, и никакого выхода? Зря я тебя послушала, - и ещё невесть сколько слов у очкастой дылды нашлось бы, но Славка не выдержал.
  - Паникерша! Любой ход ведет наружу. Это курганная гора, забыла? Захоронение, с давних времен, ты же слышала - древний мир. Его когда насыпали, то ход сразу сделали, чтобы тайно, как в египетской пирамиде, заходить к гробу царя. Или царицы, чей гроб качается хрустальный, - Славка молол явную чушь, смешивая в одну кучу сказки и загадочные телепередачи про фараонов.
  Но Руська замолчала и слушала. Больше того, она пошла вперед! Закрепляя успех, мальчишка принялся рисовать скорые перспективы:
  - Дойдём до края, там и наружу выйдем. Представляешь, как все удивятся? Мы упали внутри, а пришли с другой стороны.
  - Ага. И ход открыли. Его назовут по мне - Русановский...
  - С чего ради? Я тебя вывел, значит, и назовут Ярославов ход, - отдавать права на имя, да ещё очкастой вредине, за здорово живёшь?
  - Да, ладно, все равно как, а только мы - первооткрыватели. Вот найти бы сейчас тайный клад, ух! Куча денег! Я маме машину куплю и большую квартиру...
  - А я нет, катер такой папе подарю и снегоход, - включился в приятную мечту Славка, - а маме...
  Они спорили, как делить клад, если тот будет только из брюликов, когда свет выхватил три камня, прислоненные к стене, словно скамья. Ноги сами остановились, настолько захотелось присесть. Славка потрогал - влажно. Снял сумку, вытащил куртку, подстелил. Русана тоже подложила под себя куртку, аккуратно свернув подкладкой наружу. Из рюкзачка достала пластмассовую коробку, постелила на колени салфетку, пригласила Славку:
  - Угощайся. Мама на всякий случай сделала.
  - Копченая? - Он быстро сжевал два бутербродика, доставшихся на его долю и задумался, глядя на пятый, непарный. - Этот кому?
  - Хочешь - твой. А помидорку?
  - Не люблю. Я что, корова, траву жевать? Мужчина должен есть мясо.
  - С чего ты взял?
  - Мясо сделало обезьяну разумной... В мире животных так сказали. Человек стал есть мясо, и мозг вырос. Вон, гориллы до сих пор листья жуют, и что? Тупые, хоть и сильные.
  - Ой-ой, какие вы все умные, мясоеды! Мама говорит, что растительная пища дает витамины и микроэлементы!
  - Да что твои витамины! Одну таблетку в день и салатов не надо!
  Запив колой из славкиной бутылки, они двинулись дальше. Поглядывая на индикатор мобилы - не появится ли связь, шли, шли, шли... Так и придерживались правой стены. А повороты появлялись один за другим, еще и еще. Говорить уже не хотелось. Настроение упало ниже пола. Первой сдалась Русана:
  - Зря мы пошли. А всё ты! Правило правой руки, правило правой руки! Врёшь ты всё. Мы заблудились. Это лабиринт! - И заныла, запричитала. - Там нас уже вытащили бы. Давно нашли бы...
  - Это еще бабушка надвое сказала, - возразил Славка, собрав остатки мужества. - Если глубоко, как мы летели, и дырка обрушилась, то знаешь, сколько времени копать будут?
  И вдруг позади раздался скрежет. Будто лопатой разгребают землю. Русана дернула Славку за рукав:
  - Стой! Ты слышишь?
  Скрежетало в стене, и всё громче и громче. Кто-то прокапывался к ним.
  - Я же говорил, говорил, а ты не верила! - Голос мальчишки звенел торжеством. - Нас нашли! Ура!
  Вывалились камни кладки, в темноте открывшейся дыры мелькнула неясная фигура. Русана радостно закричала:
  - Мы здесь! - И посветила навстречу спасателям.
  В синем свете мобильника блестнули маленькие глазки на звериной башке. Распахнулась широкая пасть с многочисленными зубами, из которой вырвался короткий и пронзительный рёв.
  
  
  Глава третья
  
  На закате дня
  
   Рёв звучал не угрожающе, скорее, испуганно. Русана завизжала гораздо громче, швырнула в зверя телефон. Зубастая пасть пискнула, меховая туша мгновенно развернулась и скрылась в дыре. Только камушки с землёй вырвались из-под лап. Но дети этого не видели. Они бежали прочь. Русана налетела на стену. Славка врезался в неё, и оба рухнули на пол.
  - Ой! Больно...
  Славка цыкнул на плаксу:
  - Тихо ты! Вдруг он за нами гонится?
  Они прислушались. Тишина. И собственное шумное дыхание.
  - Не сопи, мешаешь, - прошипел мальчишка.
  - Сам сопишь, как паровоз! Ой, я там телефон выронила...
  Прошло несколько минут. Страх не исчез, но отступил. Оказалось, что они сидят на мокрой земле. Славка достал свой телефон, осторожно посветил. В повороте, совсем рядом со стеной, в которую они врезались, стояла очередная скамейка из камней. Пересели на неё, опасливо посвечивая в коридор, откуда примчались. Попили, перевели дух.
  - Кто это был? Я так перепугалась... А всё ты - идём, нечего тут сидеть, бесполезно ждать! И зачем мы ушли оттуда? А кто это был?
  - Кто-кто! Дед Пыхто! Камнеед или землерой, - Славка иронизировал, чтобы скрыть собственный страх. - И вообще, не ойкай и не визжи ты, что за манера? Я думаю, мы почти вышли. Чуешь, ветерок навстречу?
  И впрямь, после липкой неподвижной духоты на лицо веяла легкая, почти неощутимая прохлада. Шаги ускорялись. Свет мобильного телефона понемногу растворялся во встречном потоке, сперва слабом, но крепнущим с каждым метром. Вот очередной поворот, и просвет засиял, поманил, добавил детям новые силы.
  И они побежали туда, где ослепительная белизна выхода понемногу расцвечивалась другими красками. Зеленая трава у выхода, кроны деревьев, голубое небо, розовые облака... Наконец, ход кончился. Мир распахнулся во всю бескрайнюю ширь, и закатное солнце щедро оплеснуло детей июньским теплом.
  Восторженный визг Русаны слился с воплем Славки:
  - Ура!
  Сумка, оттянувшая плечо, пушинкой взлетела в небо. Её владелец кувыркнулся с утоптанной тропинки в траву. Лёг на спину, раскинулся привольно, блаженно улыбнулся небу. Одноклассница села рядом, всплеснула руками:
  - Ой, какой ты чумазый! - И встревожилась, - а я?
  В девчоночьем голосе звучало столько тревоги - Славке даже захотелось глянуть, как Русана выглядит. Посмотреть было на что - грязные разводы от слёз, какие-то корешки в спутанных волосах!
   - Настоящая кикимора! - Славка показал на неё пальцем, снова опрокинулся на спину и захохотал.
  Руська надулась. Торопливо вынула из рюкзака косметичку, раскрыла зеркало и ахнула. Поспешно распустив хвостики, принялась расчесывать волосы массажной щеткой. Низкое солнце пробивалось сквозь светлые пряди. Славка отсмеялся, решил похвалить спутницу:
  - Руська, а ты ничего, хоть и блондинка. Не конченая дура.
  - Я не дура и не блондинка, - противным, словно замороженным голосом ответила та, - а русая. Потому и Русана.
  Продолжать разговор в таком тоне? Никакого желания! Тем более, пора сообщить, что они живы. Однако Славке не удалось набрать номер - высветилась надпись 'вне зоны покрытия'. Плохо. Надо искать городской телефон, раз сотовый не берет.
  Вдалеке звучный мужской голос о чем-то кого-то спросил. Ему ответил высокий, детский или женский. Славка встрепенулся, сел, всмотрелся. По тропинке поднималась пара, одетая в коричневые брючные костюмы. Высокий мужчина первым заметил детей и указал на них рукой:
  - Бааликаа. О, баала!
  Женщина, точнее, совсем молодая девушка, удивлённо воскликнула:
  - И?
  - Здравствуйте, - поднялся на ноги и решительно шагнул им навстречу Славка, - мы заблудились. Вы нам поможете позвонить, или вернуться к Зарядному раскопу? Там наш класс, на экскурсии...
  Мужчина вблизи оказался совсем молодым парнем. Его коричневый костюм выглядел изящным, с мелкой бахромой по канту брюк. Лёгкая куртка нараспашку открывала рубаху без воротника из блестящей золотистой ткани, которая застегивалась на единственную деревянную пуговицу. Славка поразился внешнему виду парня, и подумал:
  - Светловолосый и синеглазый, а одет, словно индеец. Точняком Чингачгук. Плюс ножны с длинным клинком, на широком поясе с портупеей, как у мушкетеров.
  Парень двигался упруго, словно герой боевика, готовый дать отпор в любой миг. Киношный вид его подчёркивали замшевые тапочки, привязанные шнурками вокруг щиколоток. Совершенно несовременная обувь.
  Пока мальчишка разглядывал парня, тот окинул его и Русану быстрым взглядом. Затем сделал нечто удивительное. Его ладони выполнили замысловатые движения вокруг славкиного лица, будто сгребли что-то. Потом парень раскрыл их книжкой, всмотрелся. Стряхнул ладони в сторону, разочарованно произнёс короткую фразу, ударениями выделяя слова:
  - Бату... алпака... рхант...
  - Вы кино снимаете? - С опозданием догадалась Русана. - А мы в кадр попали, да? Извините, мы тогда пойдём...
  Но спутница, одетая в такой же замшевый костюм, как спутник, только с цветным шитьём, принялась горячо задавать вопросы. То есть, спрашивать-то спрашивает, а о чём - непонятно. Ни единого знакомого слова! Славка предположил, что раз иностранцы, должны знать английский. Русана закатила длиннющий спич - безуспешно. Взрослые вслушивались, отрицательно качали головами, переговаривались. Странные слова в их речи иногда перемежались знакомыми, похожими на русские:
  - Шикшака... учита... купа, - это неуверенно сказал парень, затем добавил, - виддхи... читта... арана... руку, - и выжидательно уставился на спутницу.
  Та пожала плечами, полувопросительно высказалась:
   - Кртья... шанайх... дева... рус?
   Получив утвердительный кивок, отошла в сторону. Приложила руки к своим вискам, подняла голову, прикрыла глаза. Глубоко вдохнула, выдохнула, задержала дыхание. Парень благоговейно молчал. Когда Славка попытался спросить, что же происходит - приложил палец к губам.
  Прошла минута, не меньше. Девушка распахнула глаза, сначала показавшиеся черными. Но зрачки быстро сократились, уступив место синеве. Спутник кашлянул, напомнив о себе - девушка спохватилась, кивнула.
  - Бааликаа, баала, - адресовав детям слова и приглашающий знак, она уронила ещё одно слово, - ачарья!
  И бросилась бежать по тропинке. Да так заразительно, что все без рассуждений последовали за ней. Славка подхватил, на ходу вздел сумку на плечи, по-рюкзачному. Девушка и Русана опередили, вбежали в проход между крупными глыбами, и он припустил во всю прыть, чтобы догнать. Оказалось, зря разогнался - тропинка изгибалась так круто, что пришлось тормознуться руками о скалу. Отталкиваясь, он краем глаза увидел позади себя движение, обернулся на бегу.
  Отставший от них парень перестегивал пояс, пристраивая саблю за спину. Закрепил, и легко, крупными прыжками устремился вниз. Так грациозно двигались гепарды из Мира животных, в замедленной съемке. Стремительно, словно стоячих, он обогнал Славку, Русану, промчался мимо девушки и скрылся за поворотом. Все трое припустили за ним.
  А там, за очередным каменным выступом, взору открылась невероятная картина. Гора с большим 'сундуком' на плоской вершине - стояла на месте. Но остальной мир изменился. До неузнаваемости.
  
  
  Глава четвертая
  
  Ачарья Борун
  
  Шоссе, по которому они приехали на экскурсию, да вообще никакой дороги - внизу не было. Леса и луга тянулись до самого горизонта. Река текла совсем в другой стороне. По долине, где еще утром толпились поселковые здания - теперь квадратиками лежали возделанные поля. Небольшое поселение на бугорке выглядело игрушечным. Особенно в боковом, вечернем освещении, которое выстраивало длинные тени от бревенчатых изб...
  - Куда мы попали?
  Славка выкрикнул это невольно. Но как тут не закричишь, если в голову больно ударила единственная и ужасная мысль. Одно дело, когда смотришь кино про людей, попавших в чужой мир! И совсем другое, если сам очутишься на их месте...
  "Так не бывает! Это не кино! Нет! Мы просто вышли очень далеко от места, где провалились. Да, гора похожая, но это вовсе ничего не значит!"
   Мальчишка уговаривал себя не верить, и почти убедил. Почти. Эх, если бы сейчас кто из взрослых сказал - да, заблудились вы, ребята... Славка вытащил мобильник, нажал зеленую кнопку. "Повторить вызов". Аппарат отказался: - "Вне зоны покрытия". Прочитав надпись, мальчишка повернулся к однокласснице. Русана ошеломлённо смотрела по сторонам. Она потёрла глаза, потрясла головой. Невнятные звуки понемногу становились речью:
  - А-а-а... Э-э-э... Это... Как... Не может быть... Что со мной... Славка? Почему? Мы где?
  Девушка заметила, что дети отстали, бегом вернулась и попыталась объяснить на том же непонятном языке:
  - Вичарана... идам... арана... расанам... чешта чарати...
  - Что это? Где мы? - Русана показала на дома.
  - Затулье.
  Когда прозвучало совершенно русское название, девчонка разрыдалась. Девушка взяла её за руку, ласково погладила и повела за собой. Славка шёл позади и не плакал. Он держался, как полагается мужчине в суровых условиях. Но губы не слушались, дрожали. Пришлось прижать их ладонью, чтобы не кривились и не расползались, как тесто маминых пирогов, которые он теперь никогда не попробует... И маму не увидит... А папа никогда не похвалит, не хлопнет по плечу - ты настоящий мужик, Ярослав...
  Ещё немного, и слёзы бы прорвались, но тут склон кончился. Впереди показался большой бревенчатый дом, этажа два, не ниже. Дальше стояли другие, тоже деревянные, но гораздо ниже, чем первый и не цветастые. Такие высокие и красивые терема Славка видел в старых фильмах-сказках про царевен. Точно - "Огонь, вода и медные трубы"! Там столбы тоже подпирали лестницу, и такие же расписные широкие доски красовались вокруг окон.
  Тропинка отделилась от подножия горы и скоро слилась с деревенской дорогой, по которой неторопливо двигалась груженая повозка. Навстречу промчались вооруженные всадники, вздымая пыль. Сабли у пояса, щиты и луки за спинами. Два первых - светлоусые мужчины, а позади скакали мальчишки, может, чуть старше Славки. Последний, смуглый и черноволосый, сбавил ход, удивленно проводил детей узкими глазами. Потом гикнул и устремился в догонку за остальными конниками, срезая угол через луг.
  Издалека слышался перестук металла по металлу. Протяжно мыкнула корова, стайка гусей загагакала на лугу. Ещё какие-то деревенские звуки носились в воздухе. Ветерок развеял пыль. Дом снова открылся в разноцветной красе. У колодезного сруба бродила крупная собака, лениво обнюхивая углы. На всадников не обратила внимания, а вот гостям обрадовалась. Встрепенулась, гулко брехнула и помчалась навстречу, восторженно виляя хвостом. Девушка выставила ладошку, что-то коротко приказала - собака сникла, проводила гостей до крыльца, улеглась на ступеньках.
   Дверь распахнулась навстречу. Тот парень, бегом опередивший детей и девушку, поманил внутрь, посторонился. В доме царил приятный полумрак, но когда гости сделали первый шаг внутрь большой комнаты, на стенах засветились шары. Немного похожие на обычные воздушные шарики, только неровные и жесткие на вид. В их чистом свете комната стала похожей на кабинет директора школы. Много полок с книгами, вдоль одной стены, словно в библиотеке. Славка мимолетно удивился, почему они не стоят в ряд, а лежат, причем на корешках никаких надписей.
   Девушка прошла вперед, приложила руку к груди и склонила голову:
   - Ачарья Борун! Идам... арана... расанам...
  Из-за стола поднялся высокий мужчина, с короткой рыжей бородой и усами. Он напоминал былинного богатыря с картины русского художника. Такие же светлые волосы, не очень длинные, но и не короткие, так же перехвачены узеньким ремешком. Широкие плечи облечены рубахой золотистого оттенка. Длинная, навыпуск, она перехвачена плетеным ремешком с кисточками на концах. Портки (не брюками же называть широкие, словно шаровары, штаны без стрелок?) доходили до щиколоток. Босые ноги прочно стояли на соломенных половиках.
  - Кена арана, Дара? - голос богатыря звучал густо, как у диктора телевидения.
  Дара. Понятно, это имя. Она быстро заговорила, показывая на Славку и очкастую дылду, несколько раз повторив "рус". Ачарья - Славка запомнил слово - подошел к детям, спросил на незнакомом языке.
   - Не понимаем. Вы иностранцы? А мы русские, русские, из России. Мы здесь живём, неподалёку, тоже в Сибири. Новосибирск, слышали? Самый большой город, - отчаянно сделали дети ещё одну попытку объясниться.
  Ачарья вслушивался, пока они не замолчали. Затем удовлетворенно хмыкнул, протянул руку:
   - Пинака!
  Из угла комнаты в его раскрытую ладонь неспешно пролетела серовато-белая длинная палка, которая при ближайшем рассмотрении оказалась волнистым посохом. Русана отшатнулась, настолько близко к ней проплыл посох, а на понимающую улыбку Ачарьи огрызнулась:
  - А если бы он меня ударил?
  - Чок, - отрицательно качнул головой богатырь и повел ладонью в сторону широкого стола. - Аданти... ахарах...- затем пригласил и молодую пару.
  Девушка вопросительно глянула на парня. Тот приложил ладонь к сердцу, поклонился, как в старых русских мультиках, и отступил назад.
  - Иччхами сампад, Ачарья Борун! - Хором вымолвили они, и вышли из дома.
  - Дишти! - Ответно пожелал хозяин, пока дети подсаживались к столу.
  - Я есть хочу. Руська, дело к ночи, глянь, как стемнело. Давай поедим, а там дальше разбираться будем, куда попали, - решительно заявил Славка, подвигая поближе жареную курицу.
  Она так восхитительно пахла, шкурка выглядела настолько румяной, что жутко хотелось схватить её целиком и растерзать, ни с кем не делясь. Но сил хватило не жадничать, дождаться, пока Русана сядет напротив. Отломив ногу, Славка вгрызся в нежное горячее мясо. Пояснения Ачарьи, что перед ними 'кукути', запоздали - от курочки остались только кости. Не найдя салфеток, Славка тихонько спросил одноклассницу:
  - Чем бы руки вытереть? Не скатертью же?
  Ачарья словно понял - два маленьких полотенца из плотной сероватой ткани подплыли по воздуху к их рукам. Хлеб, нарезанный крупными ломтями, остался почти нетронутым, зато 'пайяс', то есть, обычное молоко в глубоких глиняных кружках, дети выпили до капли. И сжевали несколько кусочков сотового мёда. Облизывая пальцы, Русана искоса глянула на хозяина, который небрежным щелчком заставил светиться ещё один шар, прямо над его рабочим столом. Тихонько шепнула:
  - Слав, я не сошла с ума? Это на самом деле, мне не кажется? Он колдун, я же вижу... Скажешь, спятила?
  - Не, это никакое не колдовство, обман под левитацию. А шары совсем просто - лампочки внутри. Фокусы. Я бы спросил, да он русский не понимает...
  И в этот момент оба уснули, опустив головы на стол. Ачарья мановением пригасил сияние светильников, вызвал из колодца тоненькую струйку воды. Когда она вплыла в окно и протянулась до стола - свил её двойной спиралью, закрутил над головами детей. Хрустально посверкивая, вода переливалась внутри себя, ждала приказа. А повелитель негромко прочистил горло гласными звуками:
  - О-о-о-о... У-у-у-у...
  Вечерняя прохлада вливалась в распахнутые окна. Крупный бражник попытался пролететь внутрь, на свет. Невидимая преграда остановила его, как и комаров. Ещё несколько ночных бабочек затрепетали перед окном. Под их гудение Ачарья Борун продолжил работу. Поманил одну из книг подплыть к нему, пальцем показал раскрыться, пролистаться до нужного места. Вот они, строки о хранении и передаче знаний! Поманил светильник с рабочего стола. Тот повис над раскрытой книгой, освещая серые, как из обёрточной бумаги, страницы. Под светом, падающим сверху, Ачарья ещё сильнее походил на былинного богатыря.
  Хотя он помнил каждую строку книги наизусть, но читал, чтобы не ошибиться даже в мелочи. Постепенно голос Ачарьи разогревался, крепчал, густел. Мелодично, распевно звучали слова древнего языка. Если бы этот речитатив могли понять дети, то удивились бы, насколько по-русски он звучит:
  - ... а и лежит на Студеном море Буян-остров велик-славен. Там по се стоит ярый Леденец и хранит в себе силу древнюю. Сила та в земле на семи холмах вкруг Меру-горы крепко скована. И ключом лежит да во той горе, Алтырь-камень свят затворил её... - плелась словесная цепочка, а с ним набирал силу и громкость распев древнего наговора-причета на санскрите. - Отструись земна силушка, отзмеись от Кола небесного. Принеси мне по земле-матушке силу сильную, да подвластную, перейди жилу земну, становую, помоги отплести веду водную, переять рекло у борея-ведуна, да привить знатьём Опалуновым на отрока и отроковицу...
   Ещё больше изумились бы Славка и Русана, видя вращение водяных спиралей. Те не прерывали связи с колодцем, всё так же хрустально посверкивали и легонько касались детских голов. Сладко посапывая, усталые дети не чувствовали ничего.
   Двигались по небосводу звезды, почти полная луна неспешно описывала по небу громадную дугу. Где-то далеко в тайге перекликались птицы или звери, а волшебник бодрствовал. Призванные и подгоняемые им земные силы помалу делали своё дело. Как вешние воды по невесомой крупинке приносят и намывают громадные песчаные отмели и косы, так земная вода несла и оставляла в ребячьих умах неведомое им дотоле знание...
  
  
  Глава пятая
  
  Утро в новом мире
  
  - Доброе утро, - разбудил Славку рокочущий баритон. - Давай знакомиться. Я учитель Борун. Как тебя зовут? Мне ты можешь сказать истинное имя, не таясь.
  - Ярослав. Это полное, а сокращенно - Слава.
  - Ух ты, Солнцеславящий. И прозвище красивое - слава! Но надо короче, чтобы проще кликать. Скажем, Яр? Вот и условились. Беги умываться, Яр.
  - Подождите, - опомнился Славка, - а вчера? Вы же нас не понимали и на русском не говорили. Притворялись, разыгрывали, да?
  Борун расхохотался:
  - На русском? И сейчас не говорю. Это ты вчера не понимал, а за ночь усвоил наше наречие, как родное... Санскрит.
  В голове Славки вихрем пронеслись вчерашние воспоминания. Не может быть! Тот же английский запросто отличишь русского. Нет, Борун обманывает. А почему - Борун? Вчера его называли Ачарья! То есть, Учитель?
  - Так я и сказал, что Учитель, - улыбнулся тот. - Ты мне не веришь. Тогда попробуй поговорить с Русаной. - И крикнул в окно.- Дара, вы привели себя в порядок? Идите завтракать.
  Славка спохватился, что до сих пор лежит на постели. Он спустил ноги на пол, застеленный половиками из золотистой соломы, поискал взглядом кроссовки и одежду. Внимание привлек гибкий зверек, заскочивший на постель. Борун протянул руку, по которой тот стремительно вскарабкался на плечо:
  - Пришёл, гулёна. Познакомься, Яр, это мой домашний хорь. Хват его величают, за шустрость, преданность и ласку.
  Хват обнюхал мальчишкину руку, подставил спинку. Пока Славка осторожно трогал ушки и чесал зверьку шею, Борун ответил на незаданный вопрос:
  - Вещи? Сохнут на улице, постираны. Забавная у тебя обувь. Одежда удивительная. И ткани необычные. Пока надень вот эти порты и сорочку. Сейчас мы позавтракаем и приготовимся к беседе. Совет высших желает задать вам несколько вопросов. Поспешай.
  Повинуясь легкому жесту учителя, светлые штаны с рубашкой снялись с деревянных шпилек, вбитых между бревнами стены. И зависли перед ошеломлённым Славкой. Он осторожно протянул руку, взял штаны, натянул на себя и замер в недоумении. Как застегнуть? Ни пуговиц, ни молнии. Даже резинки на поясе нет, только две длинные веревочки пришиты. Немного подумав, Славка сообразил, встречно обернул веревочки вокруг себя и завязал, как шнурок на ботинке.
  Всё это время рубашка свободного покроя неподвижно висела перед ним, ровно, словно на плечиках. Пока он тянулся к ней, в комнату звонко ворвались два жука-бронзовки. Первый стремительно пролетел сквозь плотную ткань рубашки, как через пустое место. Тут славкины пальцы сомкнулись на ней, рубашка обмякла, тряпкой обвисла в руке. Второй жук стукнулся в складки и рухнул на половик. Падение не обескуражило летуна. Он энергично шевелил зазубренными лапками, пытаясь перевернуться со спины. Славка протянул палец, жук уцепился, пополз вверх. С недовольным видом выпростал прозрачные крылья, погудел ими, проверяя исправность, и улетел.
  - Обалдеть!
  Жук оказался совершенно реальным, его синеватые доспехи отсвечивали металлом. Совсем как те, которых Славка и Тимур ловили на цветущем шиповнике. Но и рубашка выглядела настоящей, плотной. Как же удалось первому жуку пролететь сквозь неё?
  - Ничего удивительного, Яр. Вещи удобнее перемещать в виде ауры, она легче всего движется между мировыми слоями. Пока сорочка там, в прослойке, она не помеха тому же жуку. Как кто из мыслящих её коснулся, ты, например - она перешла в плотный мир...
   - Вы читаете мысли, - сообразил Славка.
  - Так ты весь нараспашку, словно в голос вопишь, - усмехнулся Борун, - кто ж не услышит! Выдь на крыльцо, ополоснись, руки вымой. За трапезой расскажу, что успею...
   Мощная рука учителя подтолкнула мальчишку к двери, которая вывела наружу. Славка огляделся. Посреди двора - колодец с длинной жердью. Кажется, она называется журавль. Туда, что ли? Зачерпнуть воду деревянным ведром, что висит на конце веревки? И прямо в ведре плескаться? Нет, тут что-то другое должно быть! Мальчишка поискал взглядом рукомойник. Он помнил такой - древний, шершавый, что висел на углу бабушкиного дома в деревне Большой Улуй. Из него так смешно умываться - снизу толкаешь железный стержень, и по нему в ладошки бежит вода.
  Но рукомойника не видно! Славка открыл рот, чтобы спросить Боруна - где умываться-то? Из дома долетело укоризненное:
  - Яр! Руки подставь. Вода же не знает, куда ей течь!
  Неровный комок воды, постоянно переливаясь внутри себя, вынырнул из колодца, поплыл, завис. Послушно сложив ладони лодочкой, Славка с любопытством наблюдал, как полилась тоненькая струйка. Словно из крана. Только почему вода холоднющая?! На невольный визг мальчишки прозвучало:
  - Перестань. Горячая вода нужна только в бане! Придумал, тоже...
  Славка устыдился. Ведь и Быстров-старший говорил - мужчина должен закаляться! Но мама запретила даже думать про обливание, так что папа бегал по утрам до Оби в одиночестве.
  - Надо когда-то начинать, - мысль придала решимости.
  Рубашку - в сторону, наклон вперед, шею - под ледяную струю! Дух перехватило сперва, пока руки разгоняли воду по лицу, спине, животу и груди. Но плескать в подмышки уже стало не страшно - чувство холода прошло, сменившись настоящим теплом. Отфыркиваясь, Славка распрямился, не обращая внимания на струйки, ринувшиеся в штаны.
  - Ой, полотенце забыл спросить, - мелькнуло огорчение.
  На плечо мягко прилег тканевой лоскут - с вышивкой и кисточками по краям. Утираясь, Славка смотрел, как в его сторону идет Руська в сопровождении вчерашней Дары и рыжей девчонки. Все трое нарядились в сарафаны. Гостьи ступили на крыльцо. Рядом с рыжей и с Дарой очкастая одноклассница смотрелась не такой и высокой. Не дылда. Славка понял, что потерял одну обзывку, немного огорчился и ткнул пальцем водяной комок - чтобы занять руки.
  Только что мирно висевший прозрачный ком рухнул на ступеньки, разлетевшись мириадами капель. Маленькая радуга мелькнула среди брызг ледяной температуры, обдавших девчонок.
  Вы когда нибудь наступали на хвост коту? Или спотыкались о поросёнка?
  
  
  Глава шестая
  
  Совет волхвов
  
  Пронзительный тройной визг всполошил округу и спугнул не только радужный полукруг. Пёс рванул из-под крыльца черной молнией - аж земля ошметками от лап! Конь под навесом - взбрыкнул, перемахнул через изгородь, ускакал. Голуби вспорхнули, ушли вертикально в небо. И хорь, сидевший на плече Боруна, спрыгнул, стреканул в траву.
  Три синих взгляда изничтожили Славку, три голоса дали нелестную характеристику, припечатали единым словом. Когда три носа вздернулись вверх и демонстративно прошли мимо виновника переполоха, Борун выразился загадочно:
   - Ну, дурак - это они слишком. Недодум, так вернее. Надо бы проверить, Яр, урожден таким, либо сглаз... - Слова казались знакомыми, но непонятными, как и следующие. - Аура хорошая, да поступки ненужные...
  За столом никаких чудес не произошло. Может, потому, что Славка опустил глаза, чтобы не смотреть на девчонок? Те вышли из дому первыми, затем учитель.
  - Мы куда?
  - На воздухе сядем, под светом. Так принято. Суму свою захвати.
  Мальчишка чуть отстал, вынимая сумку из-под кровати. Выходя, он заметил за спиной движение и обернулся. Грязная посуда гуськом исчезала в стене, скатерть сворачивалась и направлялась туда же.
  - Куда она? В бревно?
  - Зачем так, - не согласился Борун. - Насквозь и в реку. Миски, ложки, фиалы лягут на дно, чтобы отмокнуть. Их рыбы подчистят, потом песок помоет. Как раз к обеду чистая посуда вернется домой. И скатерть успеет высохнуть...
  - Ни фига себе, - восхитился мальчишка, быстро погладив пса и догоняя учителя, - я руками отмываю, а тут так просто, только пальцами щелкай!
  Борун усмехнулся:
  - Как знать, может и ты способен. Тут присядь, с Русаной, на скамью.
  Скамейка оказалась не парковая, на которых пенсионеры играют в шахматы. Толстая доска с прочными ножками в растопырку, и без спинки. Она стояла на газоне, какой больше подходил бы для футбола, а не совещаний. В дальнем его краю паслись коровы и козы, под присмотром пастуха с парой собак. А напротив лавки толпилось человек двадцать, если не больше. В основном, парни. У многих на поясах - короткие клинки. Вчерашний парень выделялся своим ростом. Девушек почти не было.
   Собственно Совет, то есть, шестеро пожилых мужчин и две женщины в светлых просторных балахонах, сидели на одинаковых креслах или тронах с высокими спинками. Их расставили полукругом, на равном расстоянии от скамьи. У некоторых советников оказались высокие палки, как у Боруна. Тот воздел свою, словно Гэндальф - волшебный посох. С размаха вонзил палку в землю, поднял руку. Гомон затих.
  - Волхвы, вчера в наш мир попали люди иного времени. На этот раз - дети. Как велит традиция, я созвал малый Совет Тулы и Затулья - определиться, что делать. Они не достигли возраста принятия решения, так что думайте за них, старейшины. Наш язык я им передал.
  Высказавшись, Борун занял место на своем кресле-троне, с края.
  Зависла минута тишины. Старейшины рассматривали детей в упор. Русана застеснялась, опустила голову. Славка чувствовал себя не особенно уютно перед таким количеством взрослых, но опыт - великое дело! Ему уже пришлось разок побывать на педсовете. Они с Тимуром тогда прогулялись по карнизу школы, и выволочку получили знатную. Там смотрели менее доброжелательно, зато сразу начали ругать. Сейчас никакой вины за ним не числилось, поэтому он почти не оробел, глаза не спрятал, а искоса рассматривал членов Совета. Вроде, ругать не собираются. Который в центре, тот посох вонзил в землю. Что-то шепнул старушке, которая рядом с ним, та кивнула.
  - Кто вы и как вас зовут, дети?
  Голос у старушки звонкий, требовательный, а глаза совсем синие. Знать бы, что ответить, а то ляпнешь лишнее, потом не отдуешься. Славка задумался, вспоминая, кто такие волхвы. Где-то ему встречалось это странное слово. Не колдуны ли? Вспомнил! У папы в машине постоянно поёт хрипатый Высоцкий. Ну да, песня про Олега: - "...к нему подбежали седые волхвы, к тому же, разя перегаром..." Не колдуны, а бомжи! Однако, эти совсем иначе смотрятся. Ишь, сколько им почёта, на тронах восседают! Посохами вооружены. Надо поосторожнее, похитрее...
  Пока он соображал, как ответить, отличница Русана встала, словно в классе, вывалила подробности:
  - Мы из Новосибирской школы-гимназии номер восемьдесят три. Меня зовут Русана Лихачева. Его - Ярослав Быстров. Вчера, на экскурсии по раскопу древнего захоронения, мы с ним по собственной вине провалились под землю...
  - Ты! Какая вина, чего мелешь, - очкастой выскочке от Славки достался толчок в спину, но та проигнорировала негодующее шипение и закончила:
  - ...а там попали в коридор. Долго потом шли наружу, где встретили Дару и Ждана...
  - На своём языке скажи что-нибудь, - приказал самый пожилой.
  Руська попробовала, вякнула пару раз и скисла. Никак не получались русские слова. Она обернулась к Славке, умоляюще уставилась. Тот сделал глупое лицо, слегка развел ладони в сторону, дескать, дурак я, что с меня взять! Растерянные глаза одноклассницы заблестели, наполнились слезами. Первая, самая крупная, перелилась, пробежала немного по щеке и сорвалась. За ней вторая...
  Славка не выдержал, сердито прошептал:
  - Ну что, обломилась с выпендрёжем? Вечно ты вперед лезешь! Могла бы и посоветоваться, что говорить, а то - ах, простите, мы виноваты, что к вам попали!
  И смолк, удивленный. Всего два слова получились русскими, но рузультат вышел офигенный! Что ни твердили учителя про богатство английского языка, а родной - лучше! Вот попробуй кто сказать слово 'выпендрёж' на иностранном, и что? А ничего! Нет таких слов ни у кого. Или "облом" - ничуть не хуже. Чисто русское словцо Руську словно шилом кольнуло - та встрепенулась и на едином дыхании протараторила:
  - Щас как режиком заножу,
  Будешь дрыгами ногать,
  И мотою головать.
  На могей твоиле будут
  Кукареки петухать.
  Славка чуть под лавку не свалился от неожиданности. Ни фига себе "ботаник", такой прикольный детсадовский стишок выдала? С другой стороны, и правильно, рассудил он - тут даже полный дебил не собьётся! Судя по лицам старейшин, русского языка те не знали. А перевести стишок вряд ли под силу какому знатоку. Русана даже пробовать не стала, на вопрос той же старушки пояснила:
  - Шуточное стихотворение. Набор слов, без смысла.
  Волхвы засовещались. Их троны сами собой сдвинулись в круг. Перерыв в расспросах получился приличный, минут на пять, а то и дольше. Про ребят словно забыли. Никто не смотрел в их сторону, не спрашивал. Русана затеяла разговор со Славкой. Причем вначале сказала спасибо, словно и не обозвала дураком совсем недавно.
  - Я русский вспомнила, а то и говорить не могла. Ты знаешь, Славка, где мы? Это не то место! Они речку называют Ганга, вовсе не Июс. Эта деревня у них - Затулье. Сама Тула - ниже по течению. Ты понял, как мы далеко попали?
  - Чего ты несешь! Тула около Москвы, мы там семьёй прошлым летом были! - И напустил на себя уверенность. - Дурят они нас, а ты всё бы верила.
  Русана не согласилась, ехидно спросила:
  - Да? Тогда откуда мы санскрит узнали? Тоже дурят? Я его понимаю, почти, как наш...
  - Ври больше, - бодро возразил мальчишка. - Слабо проверить? Переводим на санскрит? С листа?
  Очкастая завелась:
  - Не слабо! По очереди - кто первый собьется?
  Подранный на факелы 'Гарри Поттер и кубок огня' лежал в сумке. Попробовали читать, сходу переводя по строке. Получалось здорово, хотя слов порой не хватало - и оставляли русские. Они увлеклись, а тем временем волхвы снова обратились к ним:
  - Этот язык нам не знаком. А где лежит ваша страна, в какой части света?
  - Здесь. И там, - дети растерялись, показывая в разные стороны, - она везде...
  Русана попыталась рассказать, что Россия - страна большая, очень большая:
  - Она такая, такая, как... - схватилась за горло.
  
  
  Глава седьмая
  
  Первые чудеса
  
  Славка недоумевал - с чего бы одноклассница задохнулась, и бестолково поворачивался то к ней, то к волхвам. Синеглазая старушка заметила неладное, соскочила с трона и направлялась к ним. А Русана с трудом делала мелкие вдохи, сгибалась, судорожно кашляла. Повернув покрасневшее лицо к мальчишке, шепнула:
  - Постучи, - и показала на спину.
  Сообразив, что дылда поперхнулась какой-нибудь мошкой, Славка несколько раз хлопнул её ладонью между лопаток. Тут подоспела старушка, убедилась, что кашель прошёл, вернулась на место. Русана перевела дух, попросила попить. Хорошо, за вчерашний день они не прикончили литр колы - чуть меньше половины осталось. Её и сунул девчонке. Сделав несколько глотков, дылда уняла кашель.
  - Покажи-ка, - попросил Борун, - что за прозрачная сулея? Как ты её назвал, бутылка?
  - Это кока-кола. Когда холодная - очень вкусная, а сейчас так себе, газ вышел. Можете всё выпить.
  Волхвы рассматривали прозрачную емкость, пробовали коричневую жидкость. Большинство морщилось, но кое-кому вкус понравился. Двое спросили о назначении наклейки. Едва Славка показал, как её отдирать, у него тут же отняли пробку, проверили закручивание-откручивание. Когда бутылка вернулась к мальчишке, Русана уже раздышалась. Она и ответила, откуда взялась необычная 'фляжка':
  - В магазине купили.
  - Магазин. Купили, - переспросил самый старый волхв, - купили? Что значат эти слова?
  - Ну, в магазине продают, что хочешь. За деньги, - уверенно пояснил Славка, вытаскивая из кармана сумки несколько бумажек.
  Мама сунула - чипсы там взять, конфет, а он не потратил. Борун и другие волхвы шелестели купюрами, смотрели на просвет. Несколько минут пытались понять, как можно выменять за такие бумажки нужный товар. Потом уточняли, зачем магазин отдает разные вещи за одинаковые бумажки. У Славки сложилось впечатление, что ему не поверили. Но спрашивать перестали, переключились на одноклассницу:
  - Девочка, что у тебя на носу? Украшение?
  - Очки? - Русана тронула оправу указательным пальцем.
  - Да. Зачем они? - Синеглазая старушка даже наклонилась вперед. - Подойди, покажи их.
  Сдернув оправу с потемневшими на солнце стёклами-хамелеонами, девочка вложила её в протянутую руку и пояснила:
  - У меня плохое зрение, близорукость. Минус три. Все расплывается, когда я вдаль смотрю. А в очках - вижу нормально.
  Старушка примерила очки, став похожей на училку. Повернулась к членам Совета:
  - Как я вам? - Затем к Русане. - Интересные стёкла. Чистые, но тёмные. Мне режет глаза. Невозможно смотреть, слёзы текут. Зачем ты себя мучаешь, нося их?
  Выслушав долгое и путаное объяснение, она легонько взяла голову девочки в руки, велела смотреть в глаза. Поворачивая в стороны, пригляделась и заметила:
  - Там внутренняя судорога была. После неё глаза устали. А теперь глаз привык лениться. Я тебе верну зоркость.
  Славка засмотрелся на них, столкнул книжку с лавки. Поднял, хотел переложить на дальний край.
  - Дай-ка, - Борун сделал приглашающее движение кончиками пальцев, книга дернулась из рук Славки, поплыла к Совету. - Взгляните, коллеги. Яр, разуйся, покажи обувку. Да, кстати, у детей необычная одежда, - он щелкнул пальцами, - сейчас увидите...
  Разуться-то несложно, но возникла другая неприятность - недавно скошенная трава колола подошвы. Стоять оказалось больно, а ходить - того хуже. Славка проковылял несколько шагов, вручил кроссовки синеглазой старушке. Только присел на скамью, Синеглазка потребовала носки, а 'Рибок' передала мужчинам. Сама же придирчиво осмотрела каждый носок, особенно пятки, растянула резинку, примерила на свою ногу. Полюбовалась, покачала головой и передала дальше. Самый старый волхв тем временем сгибал и разгибал кроссовку, осматривал подошву:
  - Не кожа. Шва нет. Как так? - И уставился на мальчишку.
  Тот пожал плечами:
  - Не знаю. Я, что ли, их делал? У нас все в таких ходят.
  Получив очки назад, Русана протёрла их подолом сарафана, водрузила на нос. Вернулась к лавке, собралась присесть. Ойкнула. Славка обернулся. Мимо них к Совету проплыли славкины джинсы и футболка. Старейшины поймали одежду, пустили по рукам.
  - Портки хороши, прочные. Джинсы, говоришь? Сносу не будет, - так оценили 'Ливайс' старушки.
  Конечно, разговор о качестве шва, о ткани - поддерживала Русана, в основном. Про молнию рассказала, пока волхвы соображали, для чего зубчики на ширинке штанов. Длинный замок на сумке им очень понравился. Наконец, наигрались, принялись рассматривать Спайдермена на черной славкиной футболке. Славке пояснил, как лихо передвигается человек-паук. Наудивлявшись, волхвы отдали обувь, посмотрели, как он ловко натянул их, пришлёпнул липучки.
  Борун долго перелистывал книгу, рассматривал каждую страницу. Когда надоело, передал другим. Поочередно осматривая книгу, волхвы со знанием дела щупали обложку.
  - Твердая и гладкая. Скользкая. Неживой материал.
  Вторая старушка, не сине, а кареглазая, пошуршала листами, понюхала:
  - Бумага? Да, только очень тонкая. По запаху - дерево, чем-то отравленное.
  - Какая белая, - восхитился самый древний старичок, - и парсуна яркая, славный живописец сработал. Яр, какое знание несут эти значки?
   Славка не понял вопроса, оглянулся на Русану. Та тоже не поняла, обратилась к старичку:
  - Парсуна, это что? Значков тут нет, одни буквы.
  Синеглазая уточнила:
  - Рисунок. Книга столь богато украшена. Должно, в ней записаны великие знания? А тут изображен тот, кто поведал их, верно? - Её палец обвёл Поттера-подростка, с красным зигзагом во лбу, мечущего огонь из палочки.
  Как мог, Славка дал характеристику Гарику, его подвигам. В сбивчивом пересказе история Кубка, состязания, прогулка юного колдуна по лабиринту и, особенно, схватка с вечным врагом - выглядели не очень увлекательно. Наверно, поэтому бойкая старушка засомневалась:
  - Непонятно. Вы считаете это сказание достойным внесения в книгу памяти? Отрок не сделал ничего полезного для народа, а вы его воспеваете? Тратите драгоценную бумагу на летопись таких пустяков... Книга должна нести знания и наставлять...
  - Ничего не пустяки, - запротестовал Славка. - Тут интересно, крутые приключения! А знания, они в других книгах, в учебниках...
  Борун заинтересованно подался вперед:
  - Так дай нам учебник. Ну?
  - Я что, больной? - Славка от возмущения чуть дар речи не потерял. - Таскать с собой учебники! Там такая скучища! Их только в школу берут...
  В разговор вступила Русана. Торопливо пояснила, сколько книг сейчас в магазинах, и почему фантастику читать интереснее. Синеглазка переспросила:
  - Книги перестали быть редкостью? Дивно. - Но не поверила. - Чтобы каждому человеку стал доступен учебник, кладезь мудрости, а он предпочитал летописи о пустяках? Вы нам чего-то недоговариваете, дети...
  Самый старый волхв заинтересовался другим:
  - Зачем Патер воздел тонкий жезл?
   - Пот-тэр, - по слогам поправил мальчишка, - Это волшебная палочка. В ней заключена колдовская сила. Вся магия...
   - Мана, - пришла на помощь Русана, - энергия для волховства.
   Старик захохотал, будто она глупость сморозила. Небрежно отправил книгу Славке, лёгким толчком, а сам продолжил смеяться, заразительно, долго. Даже хлопал себя по коленям, не сразу ответив на недоуменный вопрос Русаны:
   - Ну да, это как амулет, в неё силу собирают, а потом используют. Разве нет?
   Славка для проверки не стал ловить книгу. То неторопливо подлетела к лавке, зависла на уровне плеча. Любопытная бабочка соблазнилась на яркие краски обложки, припорхала, попыталась сесть. И пролетела сквозь книгу. Но не сдалась, повторила заход. К ней присоединилась вторая, третья. Образовался хоровод.
   - Какие странные у вас волхвы, девочка, - вымолвил старик, утерев слёзы, - сила, которую ты назвала - энергия, магия или манна...
   - Мана...
   - Неважно, как назовешь. Её невозможно запасти впрок. Как присвоишь силу, которая принадлежит Земле? Мой посох, это всего лишь деревяшка. Я им отмечаю место, где работаю с силой, не больше.
   Борун обратился к Русане:
   - Кстати, где амулет, что тебе утром вернули? Оставила дома? Нет, не надо Дару гонять. Милана, сбегай!
   Рыжая припустила бегом, только пятки замелькали, а волхв спросил Славку:
   - Надеюсь, ты захватил амулет, что клал на подоконник?
   Мальчишка спохватился - забыл второпях, выложил мобилу на подзарядку, да забыл! Борун успокоил:
   - Сиди. Я перенесу, - и щёлкнул пальцами.
  Успокоенный Славка дёрнул одноклассницу за рукав:
  - Глянь на книжку.
  Русана изумлённо раскрыла рот, глядя на хоровод бабочек. А Совет рассматривал девчонку, многие улыбались. Возникла пауза. Славка подождал, затем цапнул книгу из воздуха, сунул в руки Русане. Пока та пробовала обложку на прочность, он сам обратился к старейшине.
  - Да у нас колдунов не бывает. Он не настоящий, этот Гарри Поттер. Так, выдумка себе ...
   - Ой, Славка! - Глаза Русаны расширились настолько, что мальчишка испугался:
   - Что? Я не так сказал?
   - Он тоже насквозь прошел...
   - Кто?
   - Телефон!- Палец указывал так решительно, что пришлось опустить голову вслед за ним. - Видишь?
   И действительно, мобильник, по прямой двигаясь от дома волхва, выплывал из славкиного плеча. Безболезненно и неощутимо.
  - Ни фига себе! А я ничего не заметил!
  Продолжая движение, аппарат приладонился к Боруну. Тот передал телефон старику. Ошалевшая девчонка прошептала совершенно неожиданные в устах "ботаника" слова:
   - Обалдеть! Слав, я валяюсь, они натуральные колдуны, круче всяких Потных Гариков! Дамблдор отдыхает! Мы в прошлое угодили, точно, ты понимаешь! И фиг мы отсюда выберемся...
   А потом разрыдалась. Неудержимо. Успокаивать плачущую Русану отрядили Дару и рыжую девчонку. Та уже принесла мобильник, оставила на скамье. К ним присоединилась синеглазая старушка, и они ушли в дом Боруна. Дрон крутил в руках диск, вынутый из русаниного плеера. Пристально рассматривал свое отражение, пускал зайчики - ребячился. Прочие члены Совета расспрашивали Славку о назначении телефона. Завороженно смотрели, как меняются заставки, слушали мелодии рингтонов.
   Длинноволосый и длиннобородый волхв по имени Мер заинтересовался больше всех. Он даже соскочил с трона, вцепился в руку мальчишки с телефоном и подтащил к себе поближе. Пояснение дошло до громкоговорителя. Автоответчик славкиным голосом хулигански нахально оповестил присутствующих: "бестолку названивать, я на уроке. Скажите - кто, и я перезвоню позже". Волосатик Мер подпрыгнул на месте:
   - Это ты сказал? Из телефона? Каким об"ъазом?
   И настырно допытывался:
   - Кто сидит внут"ъи телефона? Но ты сказал, что он записывает! Чем и на чём он пишет? Кто гово"ъит за тебя и твоим голосом?
  Волхв забавно картавил, вместо "р" произнося совершенно неощутимый, пустой звук, похожий на выдох. Но так в детстве говорили многие славкины друзья, он давно привык понимать. Славка молчал, потому что не знал, каким образом, за счёт чего делается запись. Мер требовал ответа. Чтобы отвязаться, мальчишка несколько раз показал, на какие кнопки нажимать, а потом даже рассердился:
   - Да вы поймите, что там электроника! Никто не сидит внутри! Просто принято говорить - пишет. На самом деле телефон запоминает, а потом выдает, как попугай! Ну, сами скажите, - Славка нажал на кнопку записи, - хоть что, а я запишу...
   Мер схватился за длинную бороду, наклонился к мобильнику и крикнул:
   - Эй ты, телефон! Повтори слово в слово, как тебе сказано Мером!
   Выслушав повтор, он заставил мальчишку несколько раз прокрутить эту фразу, шепча себе под нос:
   - Какие возможности, какие возможности...
  Взяв телефон, несколько раз сам потыкал пальцем в кнопку воспроизведения. И тут аппарат жалобно тренькнул, женским голосом заявил, что батарея разряжена. Мер испуганно вздрогнул, сбросил его с ладони.
  - Что?
  - Он сдох, - заявил Славка, глядя на угасший экран, - заряд кончился.
  - Сдох?! - Злобно вскрикнул длиннобородый и надолго задумался.
   Два других волхва перехватили инициативу, продолжили распросы, уже об эмритришке. Музыку они не оценили, обозвав дикарской, а вот фотоаппаратом заинтересовались. На охи и ахи подошёл Борун, за ним остальные.
  Экран отсвечивал, мешая рассматривать кадры, нафотканные Славкой дома и по пути. Старейшина недовольно посмотрел на солнце, вытянул руку вверх и принялся делать сгребающие движения. К нему присоединился Борун. В небе возникла белесая муть, как в стакане, когда его ополаскиваешь после молока. Муть загустела, расширилась, превратилась в облако. Тень уплотнилась, блики исчезли с экрана.
   - Восхитительно, - оценил панораму Новосибирска старейшина, - сколь богата выдумка живописца! Говоришь, в окнах блестит стекло? Пусть ты прав, его можно сделать большим, отполировать. Но таких высоких домов никогда не построить.
   - Это настоящий город! Деревянные дома теперь не строят, только из кирпича и... - Славка запнулся, в который раз ощутив, как по-чужому звучит русское слово, - и betona. Мы в таком живем! Вот я, стою на балконе...
   Да что же такое! И 'балкон' для волхвов оказался непонятным. Хорошо, растолковать удалось быстро - на фотографию посмотрели и поняли.
   - Я здесь живу, на восьмом etaje, - мальчишка поймал себя на том, что выговорил 'этаж' с английским прононсом.
   - Что такое битона, этажье? - Коряво повторил старейшина.
   Славка долго объяснял, размахивал руками, когда не хватало санскритских слов. Получилась полная невнятица. Рассказ про автомобили вышел ещё хуже. Дойдя до фотографии самолёта, на котором его класс вчера прилетел в Абакан, Славка с гордостью принялся хвастаться. Чем дольше он расписывал прелести полётов, тем больше недоумения появлялось на лицах членов Совета.
   - Зачем люди летят внутри него и все вместе?
   - Ну, они потом приземлятся и поедут по своим делам, в разные стороны.
   - Но ведь гораздо удобнее сразу прилететь на место? - Старейшина даже повысил голос.
   - Но самолёт садится только в аэропорту, - возмутился Славка непонятливости взрослого человека, - и невозможно сразу прилететь на место!
   Теперь переспросили вернувшаяся синеглазая старушка и Борун:
  - Аеропорту?
   - Чтобы самолёт взлетел, ему нужно долго разбегаться. А такие полосы делают в аэропортах... Ну, как вам объяснить, если вы никогда не летали!
   Старейшина и синеглазая удивились:
   - Почему не летали?
   А Борун добавил:
   - Кажется, я начинаю понимать. Что, покажем мальчику виды полётов? - И взмыл с трона вверх, вертикально.
  
  
  Глава восьмая
  
  Решение Совета
  
  Славка задрал голову, ошеломлённо наблюдая, как волхв раскинул руки в стороны, растопырил пальцы и выписал над лугом круг. Рукава золотистой рубашки трепетали в потоке набегавшего воздуха и выглядели крыльями. Волхв набрал высоту, спикировал, снова взмыл вверх, прошёл облако насквозь и кругами снизился. Когда Борун опустился на своё место, старейшина ткнул пальцем в парня, который вчера встретил детей:
  - Ждан, а ты - на опоре.
  Тот вышел вперед, положил на траву щит, стал в середку и взлетел вместе с ним. Его пируэты выглядели впечатляюще, как у воздушного гимнаста в цирке. Славка устал задирать голову, потёр занывшую шею, глянул на Боруна. Волхв платком вытирал слезы, но удивлённый взгляд мальчишки заметил, пояснил:
  - Воздух глаза сушит. Так всегда, если быстро летишь...
  Ждан с шиком приземлился, сминая траву, заскользил к Совету. Лихо тормознул у самых тронов, задрав щит вертикально. Славка даже отшатнулся, испугавшись, что тот врежется в людей.
   - Так летаем мы, - пояснила синеглазая старушка.
   - Нам не нужен металлический ковчег. Кто спешит, тот летит собственноручно, - продолжил старейшина, - а для неспешного и бездумного движения я, например, творю самолёт из того, что есть под рукой...
  Борун уточнил:
  - Яр, кто летает в ковчеге, который ты назвал самолётом? Волхвы?
  - Нет. Кто угодно. Любой человек. Вчера утром мы с ней, - он кивнул в сторону Русаны, которая подошла и села рядом, - прилетели, а вечером должны были вернуться.
  - Вот и ответ. - Борун повернулся к Совету. - Тот мир шагнул к общему благу. Книги доступны каждому, и знаниями люд пресытился.
  Самый старый, которого звали Дрон, одобрительно кивнул:
  - Сколь дивны амулеты, показанные детьми. Волшебники, создавшие те-ле-фон, нерукотворную обувь - намного превзошли нас. И если правда, что каменные дома настолько высоки, то жизнь в том мире легка и сладостна.
  - О, я дорого бы дал, чтобы побывать там, - блестнул глазами длиннобородый, - мне бы такие амулеты...
  Борун хмыкнул:
  - Не о том глаголешь, Мер! Тут иное волшебство, не чета нашему. Что ты всегда личную выгоду ищешь? - И указал на Славку с Русаной. - О них подумай...
   Длиннобородый окрысился:
  - Не о выгоде, а как силу волхования увеличить! А, что ты понимаешь, юнец! Спроси старших, ту же Геру, легко ли без амулетов? Скажи ты ему, скажи, я прав?
  Рука его тронула синеглазую старушку за плечо, та отмахнулась, почти восторженно заявила:
  - Амулеты, это что. Вот бумага и рисунки - поразительны! Или прозрачная бутылка! Наверное, там волхвы обеспечили миру изобилие, если таинство полёта даровано всем. Лишиться таких благ - большое потрясение. Не всякий взрослый вынесет, а уж как они, - палец старушки указал на Русану, - станут скорбеть об утрате. Я едва уняла девочку... Моё мнение - стоит помочь детям, пока временной срез открыт!
  - А другие члены Совета? Дети, погуляйте, - распорядился старейшина Дрон, и троны сомкнулись в тесный кружок.
  Разновозрастные парни отошли от волхвов, разбились на мелкие группы. Некоторые прилегли на траву. Вчерашний парень, Ждан, помахал детям рукой. Руська повернулась к рыжей девчонке, которая жадно рассматривала славкину эмпитришку с подключенными наушниками.
  - Я дам ей послушать, Слав? Мой плеер совсем разрядился. А в телефоне батарея села....
  - У меня тоже, - сокрушенно вздохнул мальчишка, и вдруг осознал неправильность просьбы. - Какой телефон, - недоверчиво переспросил он, - ты же его потеряла! Когда убегали от этого, подземного!
  - Дара утром вернула. И тетрадку с ручкой. Говорит, землерой нашел, к выходу принёс.
  - Кто?
  - Вчерашний землерой. Она сказала, как крот, только больше. А камнееды у них тоже есть. Не здесь, в скалах... Так я дам Милане послушать?
  'Ничего себе! Хотел пошутить, а угадал точняком. И землерой, и камнеед. Что это за страна такая, где люди летают без крыльев, вещи проходят сквозь стену, а бабочки - сквозь книгу?' - Ущипнув себя, Славка убедился, что не спит.
  Кивнув однокласснице, мол, забирай музон, обалделый мальчишка направился к Ждану. Поздоровался.
  - Привет, Яр. Что невесел? О доме тужишь, понимаю... К нам пойдёшь, если Совет решит вас оставить? Ух, вот солнце жарит! Давай к реке, там ветерок, всё посвежее...
  - К вам? Почему - оставить?
  До Славки только сейчас дошло, что расспросы о мире, из которого они с Русаной выпали, Совет вел не из любопытства. Где-то в груди появился холодок, возникло беспокойство: 'Вдруг я чего лишнего наболтал?'
  Ждан потрепал мальчишку по плечу:
  - В прошлый раз простолюдин-сакс на срез попал. Прямо на Тулу вышел. До Совета неделю ждать пришлось, так ему у нас понравилось, сам возвращаться не захотел...
  Славка удивился:
  - Просто людин? Так много слов, которые я вроде понимаю, но не понимаю! Ну, волхвы, они волшебничают, а людин, он кто?
  Парень изумленно расхохотался, отрицательно покрутил головой, ответил не сразу. Уселся на валун, который оплёскивали мелкие волны, разулся, опустил ноги в реку и продолжил:
  - Людин, значит, человек рода арьев, который не волхв, не рус, не мастеровой. Обычный. Тот сакс выучился, живёт в Заречной деревне. Кузнечит. И другой случай, лет как двадцать, ещё до меня. Фряжские гости соскользнули, но то на Севере...
   Славка открыл было рот и растерялся. Как обратиться к парню? Его двадцатилетний двоюродный брат Алексей выглядел примерно так же. Того на 'Вы' звать просто смешно!
   - А вам сколько лет, - спросить пришлось уклончиво, чтобы потом незаметно для Ждана выбрать правильное обращение, - я имею в виду и Дару?
   - Мне семнадцать минуло, ей - шестнадцатый. Да не мнись ты, у нас принято только высших навеличивать, а меж собой запросто зваться, на ты.
   Опять его мысли прочитали! От досады и стыда Славка готов был на месте провалиться, но Ждан спрыгнул с валуна, легонько хлопнул по плечу:
  - Зря хитришь, когда простота дверь отворит. Чего вывертываешься-то? Спроси - отвечу...
   От такого обращения мальчишку отпустило. Новый вопрос прозвучал прямо:
   - А могут не вернуть?
  - Как сложится. Тут сами волхвы порой понять не могут, Нараду о помощи просят. Мне ли, русу, такое осилить?
  - Рус, - в которые раз прозвучало это, очень знакомое слово, и вопрос возник словно сам собой. - Ты из России, русский?
  Наверное, в голосе Славки слышалась надежда, если Ждан ответил отрицательно, но сочувственно:
  - Нет, я родился здесь, в Затулье. Рус, значит, защитник. Арий, способный к оружному бою. А народ наш так и зовётся - народ. Мы потомки Нарады. А Россия, это где? Ни разу не слышал...
  В реке шумно плеснуло. Славка посмотрел на расходящиеся круги:
  - Ух ты, во дала! Крупная рыбища!
  - Водяник балует, тайменя щекочет...
  Мальчишка не поверил:
  - Ага, водяной. Врёшь ты всё. Скажи ещё - русалки. Тоже защитницы?
  - Чудной ты, Яр, - покачал головой парень, - это очами видно, а ты никак не узришь.
  Он лег на валун, несколько раз хлопнул по воде горстью, отбивая замысловатый сигнал. Почти сразу вода вспухла горкой, высунулась широкая лупоглазая рыбья морда, пустила в Ждана струйку. Рус заслонился, со смехом отбил воду в сторону:
  - Ша, водомут! Не время купаться. Познакомься, это Яр. Прошу любить и жаловать.
   Короткая чешуйчатая рука, похожая на рыбий плавник, протянулась в сторону Славки. Ошарашенный дивом, тот принял холодные гибкие пальцы, сращенные перепонкой. Рукопожатие водяного оказалось сильным, пришлось ответить тем же. Немного придя в себя, мальчишка сообразил поприветствовать нового знакомого:
   - Здравствуйте, - и зачем-то добавил английское, - хау ай ю?
   Рыбья морда опустилась в воду, губы задвигались, что-то говоря.
   - Я ничего не слышу, - мальчишка растерянно обернулся к парню.
   Ждан отбарабанил горстью по воде, кивнул водяному. Тот скрестил плавники, извернулся, ушёл в глубину.
  - Надо ухо опускать в воду. Купаться пойдёшь, хлебца ему захвати. Или молока. Он до него большой охотник. Успевает на броду у коровы пол-вымени отпить, озорник...
  От невероятного мира у Славки начинала кружиться голова. Он слушал, где обитают русалки и как с ними ладить, словно зачарованный. Но парень оборвал речь на полуслове. Вскочил, скомандовал мальчишке:
   - Помчались! Решение принято. Сейчас скажут. Бежим!
   И всё же они опоздали.
  
  
  Глава девятая
  
  Ток воды
  
  Вещи Славки аккуратно лежали на скамье. Члены Совета расходились, только Борун стоял и отдавал какие-то распоряжения Даре. Жестом отпустил её, повернулся к Ждану:
  - Наставником Яра выбран ты. Приступишь к обучению немедленно. Он должен воспринимать ток и направление. Послезавтра полнолуние, ночно и отошлём детей назад.
  Парень изменился в лице, вымолвил некое изумлённое слово, но совладал с собой. Волхв кивнул головой, продолжил:
  - Да, не по их силам да умениям. Но Дрон настаивает, что иного выбора нет, вдруг они свое время забудут? Дети же, память текучая... Почему ты? Совету предстоит силобор сдерживать, чтобы раньше не отворился. Тебе Яра наставить, обучить основам, а Дара возьмётся за Русю.
  Борун сказал это Ждану, хотя ответа ждал Славка. Внезапно оробев, мальчишка слушал непонятные слова и не знал, радоваться ли? Судя по виду Боруна, возвращение оказывалось не самым простым делом. Чему должен обучить его этот парень, каким знаниям?
  - Хочешь спросить? - Борун обратился к мальчишке.
  - Нет. То есть, да, - от растерянности Славка вымолвил совсем не то, что хотел. - Я где ночевать буду?
  - В казарме русов, а то у Ждана, - доброжелательно, но отстраненно пожал плечами Борун. - Да, прозрачную бутылку Гера взяла для изучения. Завтра можешь её забрать.
  И ушел к дому, указательным пальцем отправив трон и лавку вслед за собой. Славка едва успел свои вещи подхватить. Запихивая их в сумку, он всё понял. Волшебники расспросили "попаданцев" и потеряли интерес. Они же высшие, волхвы. Конечно! А кто им Славка? Обычный человек, ни на что не способен!
  Ждан щелкнул понурившегося мальчишку по затылку:
  - Не кисни. Всё объясню. За мной, Яр!
  
  Длинный дом стоял на бугре у реки. Ждан бежал не так стремительно, как вчера, но Славка запыхался, поспевая за длинноногим парнем.
  - Это сельская школа. Все недорослые арьи проходят обучение - с пяти до тринадцати лет. Грамота, счисление, основы жизни, оружный бой. Затем год на выбор и освоение ремесла. И всё, с четырнадцати - взрослый...
  Ждан пояснял ровным голосом, даже не запыхавшись:
  - Наиболее толковых недорослей берут в русы, ещё два года учат воинскому искусству. Они живут в казарме, дружиной. Если недоросль особо одарён, волхвы готовят его на обучателя.
  - Волшебству учат?
  Славка дышал, словно собака, раскрыв рот, но воздуху не хватало.
  - С чего бы? Чужую волшбу не переймёшь, а уродился ты волхвом или нет - с колыбели видно. Обучатель сперва книги детям пересказывает, потом азбуке учит, - рука Ждана хлопнула мальчишку по спине. - Слаб ты, Яр. Бежали всего ничего, а язык уже на плечо... Ладно, идем.
  
  Широкоплечий лысый мужчина наблюдал за несколькими парами мальчишек, которые рубились деревянными палками. Остановил одну пару, взял палку, показал удар. Бой продолжился. Ждан приветственно махнул тренеру рукой, тот ответил.
  - Скитан, это Яр, попаданец. Совет решил вернуть их завтра в ночь, а мне велел настроить его на чутьё земного тока. Дева, что с ним соскользнула - урожденная руса. Её и готовить не надо, но Дара чуток натаскает, - Ждан так это сказал, словно похвалил Русану.
  Славке даже обидно стало. Но дальше прозвучал вопрос усатого тренера, вовсе оскорбительный:
  - Бесталан?
  - Увы мне. А надо, чтобы струение воды воспринимал и по току двигался, - Ждан изобразил извилистое движение ладонью. - Неслабо за один день? Но Борун уверен, в силоборе и простого навыка хватит...
  - И что? Ко мне зачем?
  - Кто у нас самый сведущий лозоходец? Подскажи, с чего начать...
  - Да уж, - понимающе хмыкнул Скитан в длинные усы и потер бритую голову ладонью. - Сперва иди на луг. Не воспримет - пусти в повязке. Только поножи ему надень, лечить некогда. Ночуете у нас? Тогда вещи оставьте, в конце второго ряда найдёте.
  Палки стучали с прежней частотой, но тренер заметил непорядок, грозно рыкнул. Мальчишки продолжили фехтовать, уже не поглядывая на Славку.
  Ждан сгрузил на крыльцо своё оружие, поставил славкину сумку рядом, побежал дальше, к лесу. Тропинка довела до края выкошенного лужка. Срезав две ветки, Ждан очистил их от листьев. Получились прутья длиной в полметра.
  - Это называется лозой. Возьми за концы. Вытяни перед собой... Вот, верно. Лоза шевельнётся, значит, ток воды под землёй...
  Славка совершенно точно знал, где бывает ток. Папа подробно объяснил - после подзатыльника, естественно - что электричество течёт по двум проводам. Оно и называется током. Ток дает свет, тепло. И может так шарахнуть, что мало не покажется, если Славка ещё раз сунет мамину шпильку в розетку. И нельзя браться пальцами за голые контакты. Потому что, когда электричество вытекает из провода в руку, оно тотчас идет в землю, а такой сильный и быстрый ток убивает человека.
  То объяснение Славка накрепко запомнил. Хотя это сто лет назад было! В первом или втором классе. Но чтобы ток бежал под землёй? Вместе с водой? Так он и поверил! Любому городскому человеку, который знает про электроток, понятно, что найти подземный ручей - невозможно. Тем более, с таким прутом, хоть сто раз назови лозой!
  Но Ждан, он из такого дикого прошлого, что про настоящий ток ему не объяснишь. Вот Славка с ним спорить и не стал. Закрыл глаза, прошёл лужок туда и обратно. Лоза не поворачивалась. Ждан отобрал прут, сделал несколько шагов. Тот медленно поднялся вверх.
  - Есть явный ток. Ты меня не обманываешь, Яр?
  - Зачем?
  - Ладно. Тогда двинули дальше.
  Тропинка увела их к подножию горы. Пока шли, Славка увидел сбоку какое-то движение, остановился. Большая серая собака осторожно трусила в подлеске. Её желтые глаза глянули на мальчишку.
  - Ждан, чей пёс?
  Даже листок не шелохнулся, а зверь исчез. Вопрос парня безнадежно запоздал:
  - Где? Кто? Яр, зачем ты выдумываешь? Собаке здесь делать нечего, а волк на глаза человеку не сунется. Если лешак, так он со мной всегда первым здоровается...
  Лес кончился, уступив место низкорослому колючему кустарнику, высотой примерно до славкиного плеча. Длинные плети, усыпанные кривыми и острыми шипами, свисали на землю. Ждан подал Славке две берестяных трубы с завязками, сняв их с высокого колышка.
  - Надевай на ноги. Не так! Не снизу на обувку, а чтобы икры защитить. Иначе порты в клочья, и всю кожу исполосуешь. Рубашку снимай.
   - А зачем? - Славка содрогнулся, потрогав ближайшую колючую плеть.
  - Здесь вода течет в камнях и очень быстро. Такой ток воспринимают все люди, без исключения. Даже бездари. Они начинают отсюда, запоминают его, а потом уже влёгкую и более слабый находят. Как тот, что на поляне.
  - В колючки-то лезть обязательно?
  - Они специально так посажены. Путь воды извилист. Боль быстро заставит верную дорогу найти. Пойдёшь вслепую, лозу перед собой держи и поворачивайся из стороны в сторону. Куда она покажет - там вода и проход в кустах. Вот и вся хитрость. Дай-ка я тебе глаза закрою!
   Такого издевательства Славка никак не ожидал. Лезть в колючие кусты, голому, да ещё с завязанными глазами? Сейчас, разбежался он, ага!
  - Не пойду!
   - Домой не хочешь? - Удивился мучитель, но тут же добавил уговаривающим тоном. - Яр, когда пройдёшь, я всё объясню. А иначе ты ничего не поймёшь, только слова на ветер...
   Длинное кожаное ведро. Примерно так выглядела маска, которую Ждан опустил на макушку Славке. Свет и воздух в неё проходил снизу, отчего сразу стало душно.
   - Ничего, это ненадолго. Пошёл, Яр! Я жду тебя на том конце.
   Вытянув вперед руки с лозой, мальчишка шагнул вперед. Под ногой гибко прогнулись ветки, одна выгнулась вверх, полоснула по ноге. Шипы цеплялись и драли, дергали берестяную трубу, закреплённую на голени. Ещё несколько шагов, и ветка царапнула плечо:
   - Ой! - Боль оказалась такой неожиданной и острой, что Славка шарахнулся в другую сторону.
  
  
  Глава десятая
  
  Знакомство с лешим.
  
   Нога зацепилась за ветку, и мальчишка едва не упал, даже выпустил пруты из рук. Шипя от боли, присел, принялся нашаривать потерю. Пальцы натыкались на колючки, а пруты никак не обнаруживались. Боль копилась, по лицу заструился пот. Воздух стал казаться горячим, захотелось содрать с головы дурацкое "ведро", бросить на дурацкую землю и отказаться от дурацких игр!
  Он выпрямился, ухватил нижний край "ведра", но папа с мамой - они вдруг возникли перед глазами. Славка словно в холодную воду окунулся, когда вспомнил - тут не игра. Это нужно, чтобы вернуться домой, к ним. И никто, кроме самого Славки, не может помочь ему в поисках неведомого подземного ручья. А без ручья - домой не попасть!
  И руки снова принялись ощупывать колючие ветви. Удивительно, но одна лоза тотчас нашлась. Славка протянул дурацкий прут вперед.
  А тот потянулся вверх. Отчетливо! Сам! Через пару шагов лоза опустилась. Пришлось крутануться вправо-влево, пока ветка не передала пальцам: "правильно, вот сюда!" С каждым разом все лучше воспринимая указания лозы и вовремя поворачивая, Славка широко шагал по пружинящему сплетению колючек.
  - Привет, Яр!
  Руки Ждана сдернули кожаное ведро с головы мальчишки. Ветерок остудил лицо, залитое потом. Свет показался нестерпимо ярким. Пока Славка жмурился, парень снял с его ног берестяные щитки и ушел наверх, к месту старта.
  - Догоняй!
  Оставив "ведро" и "щитки" на колышке, Ждан вместе с мальчишкой побежал к первой поляне. Славка мчался, не отставая. Он ликовал - теперь ничто не мешало ему вернуться домой, в своё время!
  Обрадовался мальчишка рано, хотя навык запомнился, а от повторения - окреп. Быстро закончив тренировку на поляне, парень вёл ученика в дремучую тайгу по совсем скверной тропинке, пока та не исчезла вовсе. Поваленный ствол с длиннющими голыми сучьями закончился в кустарнике. Неудачно спрыгнув, Славка свалился на толстый слой мха.
  - Экий ты неуклюжий, - вздёрнула его на ноги сильная рука, - всё норовишь запнуться. Вперед глядеть не пробовал? Ладно, к делу. Если умеешь воспринимать движение воды, то научишься чуять любой ток, везде. Теперь твоя задача - определить его направление. Тогда поймёшь остальное. Ищи!
   Тайга выглядела непроходимой, но стоило пригнуться, и натоптанные тропки проявлялись, как по приказу. Подныривая под низкие ветки, порой идя на четвереньках, Ждан бежал за Славкой, пока они не уткнулись в ручей.
  - Ну, где родник?
  Славка ткнул пальцем. У самого берега маленьким фонтанчиком бил ключ, взбрасывая со дна крошечной воронки мелкие кусочки листьев.
  - Молодец! - Ждан от души хлопнул мальчишку по плечу и вдруг резко обернулся, выхватив нож. - Это ещё что такое?
  - Я тебя про него спрашивал, - воскликнул Славка, провожая взглядом крупную серую собаку. - Кто он? Волк?
  - Не бешеный ли? - Ждан переливчато засвистал, зацокал, оглядываясь по сторонам, держа нож в руке. - Лесовика спрошу, авось знает.
  Издалека донеслась ответное цокотанье. Приблизилось. Парень зацокотал длинно, словно несколько белок, которых Славка кормил с руки в Академгородке. Совсем рядом, в соседнем кусте, коротко цокнуло, словно отрезало. Высунулся лохматый человек невысокого роста. Опасливо осмотрелся. Подошел совсем близко, протянул руку. Ждан вынул из поясной сумки ломоть хлеба, поцокотал вопросительно, вложил в широкую лешачью ладонь. Пока Славка рассматривал смуглое лицо гостя, тот улыбнулся мальчишке, цокотнул парню и принялся за еду. Ждан нахмурился:
  - Лесый говорит, здесь волков давно не встречал, только рысиный выводок. Неладно, если пришлая стая набрела, придётся мир поднимать на облаву, - отправив лезвие в ножны, он сжал пальцами виски, закрыл глаза.
  - Лесый? А, леший, - сообразил Славка.
  Примерно по плечо мальчишке, лесной житель выглядел коренасто. Короткие лохматые волосы росли не только на голове, но и груди, на руках лешего. Одежда напоминала карнавальный наряд. В каждом переплетении тонких, как почтовый шпагат, веточек или корешков, торчал отдельный листочек. Или рос? Мальчишке захотелось пристальнее рассмотреть, понять - почему листья зелёные? Все вместе они превращали лешего в дерево, как только тот переставал двигаться. Офигительная маскировка!
  Леший неторопливо ел хлеб. Откусывал маленькие кусочки, долго жевал, причмокивал. Наслаждался человеческой пищей и тоже рассматривал Славку. Проглотив последний кусочек, зажмурился от удовольствия. Улыбнулся, негромко процокал несколько слов и медленно отступил в кусты. Тем временем Ждан уже закончил сеанс связи, пришел в себя, распахнул глаза с чёрными зрачками. Зашипел, как от боли, прикрыл их ладонями:
  - Всё время забываю! - Потряс головой, снова открыл, уже нормальные, голубые. - Так, Дрона я известил, что волки появились. Бежим-ка, дружище, прочь. Одним ножом от стаи не отбиться.
  И прощально цокнул вслед лешему, исчезнувшему в густом подлеске.
  
  На этот раз Ждан вёл мальчишку вдоль грунтовой дороги. Уже не бежал, однако угнаться за широкими шагами оказалось не намного легче. Славка прилично запыхался, когда подъём закончился. За поворотом он заметил, что путь кажется знакомым.
  - Верно, мы вчера здесь встретились. Вот Дронова пещера...
  - Давай заглянем?
  И они вошли в тень. Десятка два шагов по коленчатому ходу привели к высокой, просторной пещере.
  - И всё? Не понимаю...
  Мальчишка ошалело оглядывался по сторонам, несколько раз посмотрел в сторону входа, задрал голову, рассматривая высоченный сводчатый потолок. Обошёл пещеру по кругу. Остановился. Присел на корточки. У стены высилась кучка земли. В слабом свете, доходящем от входа, Славка рассмотрел следы от собственного и русаниного падения. Всмотрелся под ноги, отыскал бумажный пепел и недогоревший уголок страницы.
  - Наше. А стрелки нет. Но я же её сам чертил! И куда делся длинный коридор? Опять же, там землерой стену вывалил, за поворотом. А, вот она, дыра! Заложена, как попало. Выход похож, а всё остальное не так...
  - Что не так? - Ждан спросил встревоженно.
  - Это не совсем та пещера! Из той вёл длинный, извилистый ход! Мы почти час по нему шли! Он вот такой весь, - и Славка изобразил рукой загогулины.
  - Свитый ход, говоришь? - Парень задумался. - Дивно. Боруну расскажи, не забудь, вдруг это важно. Ладно, двигаем дальше навык отрабатывать!
  
  По обширной пойме реки они бегали допоздна. Ждан заставил Славку идти с закрытыми глазами и отыскивать подземные ручейки. Попутно объяснял, откуда и почему они берутся. К исходу дня мальчишка не только представлял, как и куда текут дождевые воды, просочившись в почву. Он их ненавидел от всей души. Больше, чем самого мучителя!
  Смеркалось, когда он дотащился вслед за Жданом до казармы. Школа спала, лишь Скитан сидел на крылечке, строгал длинную палочку.
  - Ну?
  - Освоил. Не такой он и бесталан, оказывается...
  Усатый тренер недовольно фыркнул:
  - Я о тебе. Пойдёшь или здесь киснуть останешься?
  - Не всё так просто. Сейчас, только накормлю Яра и вернусь.
   Наскоро поужинав холодным отварным мясом и салатом, в полумраке они добрались к деревянным нарам. Там спали мальчишки. Откинув одеяло со свободного места, Ждан подтолкнул безмерно уставшего Славку:
  - Спокойной ночи.
  Жесткие матрас и подушка захрустели, почти не промявшись, но сил не осталось даже повернуться на бок. Мальчишка услышал слова Ждана за окошком:
  - Всё, он угомонился. Ты уверен, что нас никто не слышит? Я бы не хотел...
  - Так не пойдёт. Ты определись, в конце концов, на чьей стороне. Тратишь время на пустяки. Сегодня мальчишка-попаданец, завтра ещё что...
  Быстров-младший заподозрил неладное. Но усталость оказалась сильнее тревоги. Сон не сморил - вырубил Славку, как выключателем щёлкнул. Только и успел расслышать:
  -Если я пойду с тобой, Скитан, то не один. Дара...
  
  Глава одиннадцатая
  
  Первый экзамен
  
   - Долго, говоришь, шли? И всё время вот так, вкруговую?
  Выслушав рассказ Славки о несовпадении Дроновой пещеры с той, откуда они выходили, Борун задумался. Хмыкнув, закрыл глаза, прикоснулся к вискам, ушел в себя. Через минутку, наверное, ожил. Судя по черным зрачкам, которые постепенно сузились, вернув глазам привычную синеву, волхв с кем-то связывался.
  - Дрон полагает, что кружение было воображаемым. На самом деле - вы топтались на месте.
  - Да? - Не согласилась Русана. - А как же землерой? Слава видел там дырку в стене, но почему она совсем рядом с пещерой и заделана?!
  Борун пожал плечами.
  - Если вам встретился Копач, глава семейства, так он вполне разумен, чтобы заделать пролом. Они всегда закрывают ходы, не любят сквозняков. Что толку гадать? Оставим прошлое прошлому, займёмся настоящим, - он махнул рукой, принялся рисовать в воздухе спирали:
  - Человек в своё время попасть не может, он в нём существует. А вот провалиться в минувшее - редко, но можно. Ты к своему времени сродство имеешь, и вернуться в него можешь, пока помнишь, какое оно. Точнее, его вкус. В него идёшь по сопротивлению, как бы против тока. А из него, сами знаете - соскальзываешь, как в яму, на дно...
  Русана слушала внимательно, как на уроке. Славка пробовал представить себе яму времени. Воображение нарисовало картинку, как они с Руськой валятся в широченную воронку и - внутрь, к узкому горлышку. А там застревают, над подземным ходом... Он затряс головой, стал слушать волхва.
  - ... силобор откроем, вас вернёт на временной срез. Там вы должны ощутить направление, куда идти, - Борун заметил недоумение на лице девчонки, пояснил. - Ну, не идти, а словно плыть или лететь. Кто как думает, так и видит...
  Славка опять увидел картинку:
  Он плывёт, как в бассейне, поднимая тучу брызг, а выше него летит Руська, помахивая руками-крыльями. И обгоняет. Обидно! Пришлось посадить себя на гидроцикл. Тогда, на Обском водохранилище, Славка подсмотрел из-за папиной спины, как управлять. Теперь он крутанул ручку газа, резво обогнал Русану... но голос волхва разрушил приятные мечты:
  - ...будете держаться за руки, чтобы сдвоить чувство.
  Картинка вернулась, только девчонка уже не летела по небу, а сидела за славкиной спиной, крепко обхватив его за пояс. И они на гидроцикле мчались из глубокой воронки, на краю которой сцепились корабли. Пираты Карибского моря приветственно махали, стреляли в воздух, а Джек Воробей бросил Славке свою капитанскую треуголку...
  - Яр, направление тока чуешь?
  - Ждан сказал - да.
  - А сам как считаешь?
  Вот почему взрослые задают вопросы, а не отвечают на них? Можно подумать, они такие умные, они всё-всё знают! Славка именно за это терпеть не мог школу. Но с Боруном не поспоришь, пришлось вымучивать из себя:
  - Ну... Наверное, да. Примерно...
  - А нужно точно! Идем, проверим.
  Русана встала легко, а Славке пришлось сделать усилие. Ноги гудели. Они так и не отошли со вчерашнего дня, гнулись с трудом. Он спустился по ступенькам, чувствуя себя наполовину деревянным. Буратино.
  Добро бы одному предстояло тащиться на луг. Так эта отличница прискакивала рядом с Боруном и пялилась на Славку синими глазищами! Хорошо, её очки скоро потемнели на солнце, превратив хозяйку в кота Базилио. Подстать рыжей подружке, огненной, словно лиса. Жаль, что ту зовут Милана. Лиса-Алиса, хорошая кличка для неё будет!
  - Ну, что стоишь? Ищи.
  - Так лозы нет, - буркнул Славка.
  - И не будет, - утешил волхв. - Вперед!
  Расставив руки, мальчишка двинулся по лугу. Солнце ощутимо давило на тыльную сторону ладоней, пекло макушку. Под ногами шуршала трава. И никакого тока. Руки устали в плечах, норовили опуститься, но под ладонями так ничего и не появилось. Пустота. Пройдя приличное расстояние, Славка обернулся. Борун шёл последним, наблюдая за Русаной, которая тоже растопырила руки.
  - Так он не только меня испытывает!
  Почему Славка так обрадовался, он и сам не понял. Зато усталость, словно ветром сдуло. И тотчас ладони как кто толкнул снизу!
  - Есть! Нашёл, - завопил он во весь голос, повернув по ходу подземного течения.
  
  Глава двенадцатая
  Врачевательница Гера
  
  Волхв улыбнулся восторгу, проверил, кивнул. Глянул на Русану, приложил палец к губам, молчи, дескать. Недоверчиво спросил Славку:
  - Ты уверен, что туда показал? Река-то за спиной!
  Это была правда. Но ток тянул ладони прочь от большой воды, в центр села. Мальчишка снова проверил. Насупился и упрямо подтвердил:
  - Да!
  - Отменно, Яр, отменно, - радостно улыбнулся Борун, - правильно ведешь! Здесь струя сочится в колодец, совсем слабая. С таким чутьем вы не заблудитесь. Однако, в силоборе поток сперва обжигает сильнее кипятка. Можно и обеспамятеть. Гера даст вам отвар, чтобы устояли, не потерялись. Скажет, когда испить. Пора вам к ней, она ждёт.
  Дом Геры, синеглазой и шустрой старушки, располагался в другом конце деревни. Славка проковылял вслед за Русаной, здорово отстав. Когда он взбирался на крыльцо, Гера уже прикрывала последнюю ставню:
  - Поспешай! Дверь притвори плотно и на засов, чтобы не помешали.
  В полумраке горницы светился знакомый по дому Боруна потолочный шар. Русана сидела на короткой лавке перед троном Геры, а рядом, на высоком одноногом столике, теснились склянки и банки. Очки лежали на большом столе. Славка даже усомнился, Руська ли сидит, подавшись к старушке? Без привычных стекляшек на носу, окруженных коричневой пластмассой, лицо одноклассницы выглядело иным. Она словно повзрослела, стала девушкой, похожей на Дару.
  - Яр, присядь в сторонке. Мне надо вернуть Русе зоркость, - пояснила старушка.
  Кто бы спорил! Славка примостился за столом, облокотился и стал наблюдать за лечением. Гера вытащила из высокого горшка длинную соломинку, из баночки набрала в неё жидкости. Зажала соломинку пальцем. Левой рукой подняла Руське веко:
  - Смотри вверх. Не моргай, - последовательно пустила несколько капель в один и второй глаз девчонки.
  Та взвизгнула. Старушка такое поведение не ободрила:
  - Зачем? Не больно же?
  После этого Гера распросила Славку об успехах в поисках тока. Удивилась настойчивости Ждана в колючках. Посетовала - мол, дружинники всегда жестоки, что к себе, что к другим. Мальчишке не понравились интонации. Он Быстров, а жалость - не то чувство, которое должен вызывать мужчина. Так учил папа!
  - Да всё нормально. Подумаешь, чуть поцарапался!
  Синеглазая старушка хмыкнула:
  - И ты полон задора, как нынешние. Неужели мужчины не изменятся, даже через века? Ну-ну...
  Повернув голову Русаны к свету, она заглянула в глаза:
  - Прекрасно... Теперь несколько упражнений...
  Свеча, стоявшая на столике, вспыхнула, а матовый потолочный шар потух. Закрыв один глаз Русаны повязкой, Гера отвела свечу в сторону, скомандовала:
  - Постарайся увидеть её, но не расплывчатой, а четкой. Получается? Нет? Очень хорошо...
  Во второй руке колдуньи появился предмет, похожий на теннисную ракетку. Она поднесла его к лицу девчонки:
  - Смотри в дырочку. Как видишь огонёк? Отчетливо... Теперь я стану отводить, а ты смотри в дырочку, не отрывайся...
  Гера повторяла движения, пока Русана не взмолилась:
  - Больно! Внутри глаза больно! Ой, мамочка...
  Сдвинув повязку на другую сторону, колдунья мучила девчонку, пока у той не заболел и второй глаз. Тогда повязка легла ровно:
  - Закроем оба. Слушать это не мешает. Яр, помоги распахнуть ставни.
  - Всё, что ли? - Удивился Славка, открывая окно.
  - Да. Лечение закончено, - синеглазая старушка подошла к Русане, поправила повязку. - Сейчас судорога убрана, глазки отдыхают. Но к ним надо относиться бережно, чаще вдаль смотреть или на звезды. А ты, когда вязанием занята, чуть не носом утыкаешься. Разве так можно!
  При свете дня горница Геры выглядела немного зловеще. Частокол длинных деревяшек вкруговую опоясывал стены. С них свисали ожерелья корешков, пучки трав, стебли, мешочки, веники, перышки. Но кроме этого, в обширном шкафу теснились деревянные, берестяные, глиняные и металлические горшки. На длинной полке рядком лежали блестящие металлические инструменты, нагоняющие ужас. Похожие Славка видел у зубного врача, когда мама привела его выдергивать старый зуб. Бр-р-р!
  - Яр, не отвлекайся, - палец Геры постучал в столешницу, - для тебя тоже важно. Руся одна не справится. Итак, мы, волхвы, откроем силобор на временной срез, как учит Нарада. Тут важно сразу понять направление тока и верно устремиться. Срез одновременно смещается в двух направлениях - туда и сюда. Цена выбора очень высока. Понимаете?
  Даже с завязанными глазами, Руська осталась верна себе. Она заныла:
  - А если мы не сумеем, если не попадём? И что значит срез, как он выглядит... Я так ничего не понимаю, покажите мне, на примере...
  - Ладно, - ловкие пальцы Геры сняли повязку, - покажу. А ну, глянь на меня! Ну, совсем же другое дело, прелесть просто... Оцени сама, сочти стадо, сколько голов?
  Слегка прищурясь, Русана уставилась в окно. Её испуганное лицо сначала стало сосредоточенным, затем на нём обозначилось недоверие. И последним пришло изумление, смешанное с восторгом:
  - Не верю. Не верю! Лучше, чем в очках! Это чудо! Не может быть! Гера, спасибо вам!
  Дылда соскочила с лавки, бросилась обнимать старушку, едва не сбив ту на пол. Гера, смущённая бурной благодарностью, слегка отстранилась:
  - Ты меня удивляешь, девочка. Никаких чудес, всего лишь верное лечение. Внутренняя судорога. Ах, если бы ты осталась здесь, я сделала бы из тебя великолепную лекарку. Ты прирождённая врачевательница, истинная руса. Возможно, сильнее Дары, а то и меня...
  Сияющая Русана села рядом со Славкой в позе примерной ученицы, приготовилась слушать. Гера прошла к шкафу, вынула из закрытой корчаги приличную пригоршню глины, на столе скатала из неё длинную колбаску. Скрутила в тройную спираль. А затем резко, наискосок, разрубила невесть откуда взявшимся ножом. Дети испуганно отпрянули.
  - С высот нисходит вселенский меч и рассекает жгут времени. Жгут расплетается по срезу, сдвигается, - убрав нож, Гера показала смещение, - захватывает людей, предметы. Но сродство обрубышей велико, стягиваются они и зарастает срез, как рана на живом. Вот и вся загадка. Обычно срез держится дней пять, не больше. Надо поспеть...
  - А кто нас провожать будет, он в наше время тоже войдёт?
  Синеглазая Гера огорчила Русану:
  - Какие проводины? В чужое будущее войти невозможно, как и вернуться в свое прошлое! Сама должна понимать...
  - Ну да, - кивнула та с умным видом, - конечно.
  Славка тронул разрубленную спиральку:
  - А мы с какой стороны?
  - Снаружи, разумеется. Это я упростила, для лёгкости... Время, оно свивается клубком, новое поверх былого. Неужели ты даже это не понимаешь, Яр? Да, кстати, бутылку забери. Прелестная штучка, - отметила Гера, снимая прозрачный сосуд с полки, и очень удивилась. - Ты даришь её мне? Спасибо!
  Возвращаясь в казарму, Славка едва тащился. И не в ногах вовсе было дело. Настроение упало ниже некуда. Вопрос Геры словно убил мальчишку. Не хотелось, а обидно думалось только об одном - он всем этим людям кажется тупым придурком. Будто не врубается, не въезжает, не дотягивает, не догоняет!
  Или Ярослав Быстров, действительно, не понимает очевидных вещей?
  
  Глава тринадцатая
  
  Школа арьев
  
   Во дворе школы опять шел урок фехтования. Шесть пар кружились под нестройный, зато частый перестук деревянных мечей. Тренер, тот самый Скитан, сидел на крыльце и беседовал со Жданом. Завидев приковылявшего Славку, усмехнулся в усы. Ждан махнул рукой, подзывая:
   - Ну? Оценили твой навык?
   - Ещё как, - не удержался от хвастовства мальчишка, - Борун сказал, что я очень сильный.
   Скитан хмыкнул, обидно спросил:
  - А что плетешься, как осенняя муха? Бегать разучился, видать... Сколько годков-то разменял?
  - В смысле - разменял? - Не понял Славка.
  - Лет полных, сколько? Двенадцать. С половиной. А ростом удался на шестнадцать, - удивился Скитан. - И что умеешь? К чему склонен?
  Уже который раз звучали слова знакомые, на первый взгляд. Но смысл сказанного ускользал от мальчишки. Как сейчас. "Удался, склонен" - о чем это? Ждан помог, пояснил:
  - Что за ремесло по душе - вот суть вопроса...
  Ремесло? Славка смутно помнил что-то про Левшу, который и кузнец, и камнерез, и механик, и кто там ещё.
  - Верно, только почему именно левша? Обоерукий лучше, - уточнил Скитан. - Значит, ничего не умеешь. Жаль, я полагал новое у тебя перенять. Скверно вас учат... Ты сам кто, с какой руки бьёшь? Рубиться обучен? В пешем строю? Конно? Нет? Худо, совсем худо...
  Возражение Ждана, что незачем затеваться, мол, возвращают мальца этой ночью - пропало впустую. Бритоголовый тренер заметил:
  - Вот и пусть несет в свое время весть, как юнцов готовить следует. Яр, со мной! Дружина, стройсь! Клинок к ноге! Равняйсь!
  Подталкивая Славку, Скитан неторопливо двигался вдоль строя. Большинство босоногих парней оказалось высокими, но вот до края шеренги осталось три человека. Тренер примерил замыкающего, затем второго. Втолкнул мальчишку перед ними, пресек возмущение:
  - И что с того, что он в обутках? Босой не привычен. До вечера потерпите.
  Из головы строя прилетел вопрос:
  - Почему неучёного малька - в русы?
  - Приказы не обсуждаются. На пары разочтись! Сокол, ты с новичком. Гор, отдай оружие. Отработка укола. Начали!
  Славка взмахнул деревянной изогнутой палкой. Дома он и Тимур всегда рубились, как настоящие мушкетеры и самураи - с подпрыгами, приседаниями. По воздуху, конечно, не летали и кульбиты там, типа сальто, не делали. Но уж всяко он сражается лучше деревенских! Сейчас как задаст жару этому Соколу - тот без крыльев взлетит!
  Соперник перехватил удар, отвел в сторону и ткнул концом своей палки в грудь Славки. Тогда тот рубанул сбоку, целясь под руку и готовясь сдержать, остановить удар, чтобы не сделать больно. Опять не получилось, а противник снова ткнул, теперь уже в живот! Очередной замах соскользнул, и лёгкий тычок достался шее.
  Держи! Круговой замах по ногам в приседе прошёл впустую - Сокол отступил, пропуская палку мимо. И тут же резко шагнул, почти в полушпагате выбросил руку вперед. Получился не удар и не тычок - деревянный клинок коснулся груди и замер. Когда Славка попытался распрямиться, это оказалось невозможно, и он плюхнулся задом в пыль.
  Так бесславно закончился бой. Слёзы обиды копились, ждали только случая, но перед глазами возникла рука:
  - Вставай! Ты славно бился, Яр, только не по-нашему, - Сокол улыбался не жалеючи и снисходительно, а во весь рот, как приятелю. - Так прямым мечом секут, когда ты бронник. А легким клинком, им колоть сподручно, не рубить. Освоишься, не горюй...
  Очень своевременно Скитан объявил свободное время. Пробежка до ручья, умывание и общий ужин незаметно сблизили новичка и старожилов. Русы излучали доброту и любопытство. Они разглядывали мальчишку, но не в упор, а исподволь. Поэтому Славка не испытывал смущения, тем более, что Сокол как-то незаметно взял его под опеку.
  После ужина все отправились в казарму. Вечерело, и приятный полумрак понемногу гасил краски, привнося с собой сказочность. Славке чудилось, что происходящее - оно невзаправду, не совсем настоящее. Эти мальчишки словно играли в кино. Они задавали смешные вопросы о мире, откуда пришли и куда скоро уйдут дети-попаданцы. И при этом русы сами вели себя смешно и необычно. Прежде, чем забраться на длинные нары, знакомые Славке со вчерашней ночи, парни ополаскивали ноги в ушате и протирали полотенцами. Славка скинул кроссовки, омыл ступни, как все. Сокол бросил ему чистый лоскут, попросил:
  -Яр, можно обувь примерить? Вот спасибо... Эх, малы!
  Его ножища не влезла в "Рибок". Кроссовки двинулись по рукам и ногам. Впору пришлось только хроменькому Груму. Тот пришлёпнул липучки, спрыгнул на пол, сделал несколько резких поворотов. Стал на руки, провел ногами удары в сторону, назад. Его стремительные движения напоминали ниндзя-каратистов. Закончив демонстрацию, рус вернул кроссовки хозяину и оценил впечатления:
  - Знатная обужа. Лёгкая и теплая. На ноге сидят плотно, по дереву не проскальзывают. Много лучше, чем кожа.
   Кажется, и времени прошло совсем немного, а Славка почувствовал - он среди своих. День угас, сумерки сгустились. Никто не собирался спать. Кто-то заботливый принес жировой светильник, предложили Славке зажечь его. После этого все по очереди чиркали зажигалкой, открывали и закрывали перочинный ножик. Крутили в руках телефон, фотик, эмпитришку. Славка попросил всех сидеть ровно, отошел, сфотографировал. Вспышка вызвала бурю восторга, а за право щелкнуть Славку - разгорелся бурный спор. Сокол, как старший, поручил Гору. Тот бережно принял аппарат, нацелился и пыхнул.
  А потом всей командой рассматривали фотографию, где напряженные лица русов светились угольками глаз. Как всегда, если смотришь на вспышку. Эффект получился неожиданный для Славки - русам понравилась красноглазость. Сокол пояснил, чем именно:
  - Это о зоркости говорит. Ночью у костра обернись - такие огоньки увидишь. Глазами светят ночные звери. Вот и мы такие, оказывается... Но что за волховство тебе парсуну рисует? Быстро и точно. Поясни!
   За окнами луна серебрила просторы. Незнакомые шумы влетали в комнату. То дальний крик птицы, то лошадиный топоток, переступание с ноги на ногу. В городе ночь звучит совсем иначе. Эта необычность подстегивала Славку. Хвастливо лился рассказ о телевизоре, о кино, о компьютерных играх. Расписывать свой мир мальчишка мог бы ещё сколько угодно, но между лопаток появилось неприятное ощущение. Он поёжился.
  - Озяб, что ли? - Удивился Сокол.
  - Нет, неуютно. Как будто кто в спину смотрит...
  Объяснить чувство толком не удалось - возникла суматоха. Заржали, тревожно заметались лошади.
  
  Глава четырнадцатая
  
  Силобор
  
  Русы метнулись к окнам, но дневальный уже определил причину переполоха и успокоил:
  - Лиса, похоже. Запустил камнем, стреканула, как подпаленная. Жалко, не попал. А это кого несёт?
  Приблизился топот копыт. В казарму вошёл Ждан:
  - Пора. Прощайся с ребятами, и помчались. Волхвы у Сундука огневой круг замкнули, силобор напрягли, и время выброса близко...
   Костры располагались по кругу, на лучах пятиконечной звезды, выложенной из камней. В центре звезды змеилась спираль, тоже обозначенная камушками. Самый центр занимал большой плоский камень.
   - Испейте, - подала детям кружки Гера, - это придаст сил и успокоит. Когда силобор вскроется, вас пробьёт жар. Перетерпите, это ненадолго. Ну, а там идите против течения, домой...
   Дрон смотрел в небо сквозь длинную трубу с подпоркой, установленную на круге со множеством кольцевых полос и радиальных делений. Он оторвался от наблюдения, велел Боруну приступать. Тот довел детей к началу спирали, поставил Русану впереди Славки:
   - Возьмитесь за руки. Дрон скомандует - пойдёте таким порядком. Остановитесь в самом центре. Пламя накроет вас, но не бойтесь, оно иное, в нём горит время. После выброса вы попадёте в темень, там всё зависит от вас. Идите против тока, всегда навстречу, иначе снесёт в сторону, близко, но не туда. Ну, удачи!
   Его теплая рука легла на плечи детей, слегка подтолкнула. Славка сжал руку Русаны, посмотрел на волхвов - четверо уже стояли на лучах звезды. Все, кроме Боруна. Дрон крикнул:
   - О, сила земная! Распахнись, силобор!
   Славкой и Русаной овладело странное оцепенение, двигаться никуда не хотелось, в ушах нарастало гудение. Борун занял своё место, тоже простёр руки к центру спирали. Совершенно синхронно, вся вместе, пятерка волшебников принялась подталкивать нечто невидимое в сторону детей.
  Поднялся ветер, дующий на них со всех сторон. Пламя костров загудело, затрещали толстые поленья, выбрасывая снопы искр. Одежды волхвов трепетали в потоках воздуха. Длинное пламя каждого костра легло набок, заструилось к центру, проползло между волхвами, направляясь дальше, дальше...
  Жар наваливался на детей. Однако ветер перестал восприниматься, хотя искры летели гуще. Вот языки пламени ещё удлинились, дотянулись до детей, заслонили центр спирали, поглотили Славку с Русаной полностью. Громадный костёр, слившийся из пяти длинных огненных полос, скрутился в единый жгут, и устремился в ночное небо...
   С шумом вырвалась земля, словно выплеснулась вверх, далеко разлетаясь в разные стороны. Следом прянула уйма света, ярчайшего из возможных, молнией ударила в небеса. В мгновенном проблеске волхвы заметили взмывающий вверх камень. Затем откат дошёл до них, пронзил болью, разбросал по сторонам. Пламя погасло разом, как от могучего дуновения. Резко похолодало. В полной темноте тяжело ухнула, содрогнулась земля.
  Долго стояла тишина. Мир оглох, ослеп, перепугался и затих в ожидании. Борун, самый молодой и сильный, первым очнулся после жестокого обратного удара, обратился к Совету:
   - Все живы? Все целы? Дрон, как ты? Гера, Кмен, Аген, не молчите!
   Понемногу волхвы приходили в себя. Когда удалось подняться последнему - им оказался Дрон - кто-то вызвал светлячков, построил плоским облаком и все пошли осматривать результаты так шумно сделанного посыла.
  - Вот что значит силобор сообща раскрывать, - старшина Совета любил хвастаться, - хорошее дело я предложил. Смотрите, костры остыли, головни ледяные на ощупь. Вся сила из жилы земной ушла, без последышков...
  Пентаграмма никуда не делись, а вот центральный круг, где вскрылся силобор, стал глубокой воронкой. Старшина Совета замолк, словно язык прикусил. Камень исчез, а на дне воронки стояли дети. Русана и Яр смотрели на волхвов с надеждой, ожидая продолжения. Они явно не понимали, что всё кончилось.
   Борун молча спустился к детям. Ему захотелось немедленно усыпить, отнести ребятишек домой, и пока будут спать - придумать объяснение. Но Дрон, слишком слабый, чтобы проявить великодушие и слишком гордый, чтобы скрывать поражение, крикнул сверху:
   - Ну, и чего вы там ждёте? Сорвалась отправка. Значит, не судьба. Вылезайте. Живо! Яр, Руса, кому сказано?
   Русана подчинилась. А Славка гневно выкрикнул:
   - Нет! Нет, так не может быть! Вы обещали! Делайте, делайте ваше колдовство! Я хочу домой!
   И отшатнулся от Боруна, протянувшего руку.
   - Яр, погоди! Вернись, ты меня слышишь!
  
  Мальчишка бежал в лес. Ему было всё равно, съест его страшный хищный зверь, напорется он на острый сучок или сорвется с обрыва и сломает шею. В глубине души Славка даже ожидал, что так и случится. Тогда всё решится само. И не надо будет переживать, что он никогда не увидит маму! И какая разница, если он умрёт, что папа никогда не похвалит его за отличный спуск на лыжах с горы! Ну и пусть его, Славки, не будет, так ведь исчезнет и непонятное стеснение в груди, которое душит и выжимает слёзы. Зачем такая жизнь в этой чужой стране, где нет ни компьютера, ни телевизора, ни телефона? Зачем, если вокруг одни чужие люди, которые и русского языка не понимают!
  Так думал Славка, стремглав несясь по тропинке, хорошо заметной в лунном свете. Та послушно ложилась ровным ковром, уводя наверх, в гору. За поворотом остались голоса, окликающие его. Скоро крутизна увеличилась, и бег перешел в быстрый шаг. Дыхание участилось, слезы высохли. Осталась горькая жалость к себе, совершенно одинокому, никому не нужному. Славка укорял себя за глупое поведение, которое и привело его в этот мир. Не начни они с Тимуром толкотню, не шагнула бы Русана на скрытый провал. И все остались бы в том мире, улетели бы уже домой. И он спал бы в своей постели, а не смотрел на звезды и глупую желтую луну с края обрыва...
  Как незаметно тропинка довела его к вершине горы. Громадный камень, снизу похожий на сундук или ящик, вблизи оказался куском скалы с неровными краями. Славка выбрал рядом с ним плоский обломок, сел, прислонившись спиной. Камень поделился теплом, оставшимся от дня.
  - Не хочу никого видеть, - сам себе сказал Славка, и камень поддержал его негромким гулом.
  А может, это показалось. Но не с кем обсудить, так это или нет. Раньше для таких разговоров существовал папа. А теперь его нет. И никогда уже не будет... Предательские слёзы снова потекли, будто знали, что Славка их сдерживать не станет. Для кого стараться? Папа не узнает и не похвалит. А мама всегда спорила с папой, доказывая, что слёзы - признак тонкой души...
  За спиной кто-то оступился, негромко шумнул. Обернувшись, Славка заметил тень.
  - Кыш ты, - он хлопнул в ладоши.
  Тень метнулась в сторону тропы, увлекая за собой мелкие камушки. Все стихло. А слёзы потекли снова. Всхлипывая, мальчишка вспоминал, вспоминал и вспоминал прошлое. Такое недавнее и такое безвозвратное. Как жаль, что не исправить в нём ни единого слова, ни единого жеста. А ведь мог бы не грубить маме, не огорчать враньем папу. Мог. И уже никогда не сможет. Осознание того, что жизнь, как лист бумаги, пишется сразу начисто, без права на исправление - поразило Славку. Как же он раньше этого не понимал?
  - Всё. Больше никаких дурацких поступков. Сначала думать, потом делать.
   Всхлипывание прекратилось. Мысли о родителях не ушли, они отступили в тень, не мешая думать о другом. А почему, собственно, все решили, что вернуться в то время нельзя совсем? Подумаешь, первая попытка не удалась! Надо делать вторую, третью, четвертую, пока не получится. Папа всегда говорил, что сдается только слабый духом. У него на экране компа девиз написан: 'Нет невозможного, есть труднодостижимое'.
   Нет невозможного... Нет невозможного...
  
   Солнце светило в щеку. Славка прикрыл глаза ладонью, откачнулся от 'Сундука'. Надо же, так и уснул, сидя! Он решительно встал, через голову стянул сумку. Сделал коротенькую зарядку. Осторожно подошел к самому краю, глянул вниз. Только пятна кострищ вокруг глубокой воронки напоминали о ночной неудаче с возвратом. Ни единой живой души. Лишь вдали, на поле копошились маленькие фигурки. Скакал одинокий всадник, вдоль опушки разбредалось стадо.
   Жизнь Затулья шла своим чередом. Пора и Славке занимать отведенное ему место в этом мире. Может быть, навсегда. Но лучше - ненадолго. В конце концов, безвыходных положений не бывает. Надо поискать выход в свой мир!
  
  Глава пятнадцатая
  
  Хозяева леса и воды
  
   Славка второй день трудился в семье Ждана. Четверо младших сестер спали в горнице, а он и рус предпочитали сеновал. Остатки старого сена еще хранили сухой травяной запах, приправленный пылью и мышами. С первыми петухами родители парня поднимались, начинали греметь посудой, хлопать дверями. С мычанием и блеяньем домашняя скотина примыкала к общему стаду. Завтрак - вчерашняя каша, сметана, ломоть хлеба. И все отправлялись на покос. Кроме малявок пяти- и шестилетнего возраста. Эти пололи и поливали грядки.
   Подвода поскрипывала, погромыхивала, доставляя косы и косарей на очередной луг. Там они выстраивались уступом и врезались в росистую высокую траву. Славка шел последним - у него получалось плоховато. Коса не спешила подчиняться - она своенравно завышала высоту среза или же втыкалась в землю. Причем с разбега, заставляя мальчишку спотыкаться, выдергивать её, спешно обтирать кромку травяным жгутом.
   Сегодня роса сошла с травы слишком рано - день выдался жаркий и ветреный. Ворон, отец Ждана, коренастый, смуглолицый, добил прокос до конца, отступил в сторону:
   - Парни, мы ворошить останемся. В такую сушь с ветерком сено мигом подвянет, глядишь, завтра и соберем. А?
   - Батя, сегодня никак не могу, - прямо глядя Ворону в глаза, отказал сын, - меня старшим поставили, недорослей учить. Завтра - да, мы твои...
   Махнув рукой, отец снял соломенную шляпу, смахнул пот, отвернулся, бормотнув:
   - Нахлебники. И ты и твой воевода!
   Мать ничего не сказала, тихонько отступила, утираясь концом головного платка. Дочки вороновы закончили, напились, легли в тень. Славка постарался, удачно сделал последний замах - трава красиво легла полукругом. Жаль, никто не увидел и не оценил. Ждан сделал знак следовать за ним. По примеру наставника уложив косу в подводу, Славка с удовольствием принял большой кувшин, тоже хлебнул квас через край.
   - Отдыхай, мне подкопённик новый сделать надо, - рус вытащил топор, пошёл приглядывать подходящее деревцо.
   А в кустарнике, совсем рядом с подводой, что-то ворохнулось. Мальчишка пригляделся - не волк ли? Но листья раздвинулись, обрисовался знакомый силуэт, приметное лицо улыбнулось навстречу.
   - Леший! Ты и здесь бываешь?
   Лесовик закивал, негромко застрекотал, зацокал. Славка отчетливо различал слова, только не понимал их, вот беда! Но старого знакомого следует угостить, как же иначе? И мальчишка бросился к подводе, развязал узел с обедом, отделил перочинным ножичком ломоть. Точнее, краюху, самую поджаристую, с хрустящей корочкой - как для себя выбрал.
  Приняв кусочек хлебца, леший с нескрываемым наслаждением вцепился в него крепкими зубами. Прожевал откушенное, причмокнул. Благодарно кивнув Славке, скрылся в кустах. Улыбаясь, мальчишка направился к Ждану, уже закончившему своё дело. Позади застрекотало, зацокало.
   - Что?
   К обернувшемуся Славке спешил леший. Держа во рту недоеденный хлебушек, он протягивал вперед сложенные горстью смуглые ладошки.
   - Что это? - Удивился мальчишка.
   - Бери, не бойся, - подсказал Ждан, - он худа не сделает. Бери.
   И точно, в подставленные руки посыпались кедровые орешки. Сухие и чистые, крупные, один к одному.
   - Вот это да! Спасибо. Откуда?
   Цокот и стрекотание рус перевел лаконично:
   - Старые белкины запасы, - и удивленно заметил, когда леший скрылся, словно растворился в подлеске. - Да он тебя за своего признал, однако! Орехами одаривает. Нечасто такое бывает.
  Славка не успел загордиться, как последовала команда:
  - Двинулись. Ополоснемся в реке.
   Мышцы уже не болели, бежалось легко. Длинноногий Ждан выбирал путь, а мальчишка нёсся следом. На ходу вопросы и ответы укоротились, но разницу между дружиной и ополчением Славка понял. Наглядно представил себе Ворона, скачущего с поднятой саблей. Нет, вооруженный Скитан выглядел намного убедительнее и страшнее!
   - Нахлебники-то почему?
   - Так дружину кормить надо! Пусть не всю, только дежурных, но надо? А сено для коней? Одежда с обувью? Железо на бронь и оружие? Мясо и рыбу мы сами добываем, а хлеб, молоко, овощи?
   Это верно. Вчера Славка таскал в казарму корзины с репой, морковкой и луком, привезенные седобородым стариком.
  - Русам на работу времени не остается. Вглубь на неделю уходит дозор, чтобы засечь подход врага...
   Река прервала распросы, освежила. К холоднющей воде Славка уже привык, хотя долго в ней не наплаваешься. На плеск приплыли водяной и русалки. Нырнув, мальчишка рассмотрел, как они выглядят. Почти рыбы. Крупные, конечно, метра полтора. Только хвост горизонтальный, плавники передние похожи на короткие руки. Пальцы перепончатые, но цепкие. Русалки баловались - за ноги в глубину утаскивали, не сразу вырвешься. Под водой хорошо слышался смех русалочий, потому Славка и не пугался. Вот ещё! Да у водяного народа лица больше человеческие, чем рыбьи. И улыбчивые.
  Всласть нафыркавшись, Славка вылез, согнал с тела воду ладонью, как наставник. Быстро натянул портки. В них ходилось и бегалось намного легче, нежели в джинсах. Обулся, нагнал Ждана, на бегу оправляя рубаху с влажного тела. Льняная ткань словно бы охлаждала, в отличие от футболки, которую он почти не надевал.
   Во дворе школы десяток недорослей жался к стене казармы и смотрел, как Скитан проверяет подгонку оружия молодых русов. Проверенные садились на коней, отъезжали и строились в дальнем конце плаца. Кивнув Ждану, воевода велел Соколу:
   - Возьми чучела. Работаете пикой в строю и дротиком, одиночно. Яр, тебе что, особое приглашение? - А затем возвысил голос. - Гор, отдай молодому коня, возьми моего.
   Самый рослый дружинник вскочил в седло, резко послал гнедого вперед. Ждан зычно скомандовал недорослям:
   - Кончай глазеть! По росту становись, - и бросил Славке. - Дождись меня, домой вместе пойдём.
   Но мальчишка не слышал, он в ужасе смотрел, как летит на него громадный гнедой жеребец, скаля зубы.
  
  Глава шестнадцатая
  
  Канун Опалуна
  
  Гор залихватски осадил гнедого, который едва не ткнулся мордой в Славкину грудь. Зубы жеребца перекатывали железные удила. Славке, городскому жителю впервые пришлось так близко рассмотреть коня. Тот казался страшным зверем, но только в первые минуты. Гор спрыгнул, хлопнул мальчишку по плечу, заставил погладить жеребца. Тот добродушно принял ласку, вдохнул широкими ноздрями и терпеливо ждал, пока Славка осваивал стремя и седло.
   Вечером Скитан приказал Соколу обучить мальчишку уходу за конем и выделил ему низкорослую кобылу Мышку. Обихаживать её оказалось трудным занятием, но с какой благодарностью она принимала чистку! После протирки влажным суконным лоскутом, когда шкура кобылы блестела, Мышка непременно толкала Славку мордой, словно норовя поцеловать бархатистыми губами. И вела себя под седлом очень спокойно, помогая наезднику.
   За два дня мальчишка привык держаться в строю, даже осмелился проскакать с тупой пикой наперевес. Попасть в плетеное чучело не сумел, зато наловчился метать дротик. Пока просто вперед, перед собой, но всё точнее и длиже к мишени. Русы не смеялись над ним, помогали поднять это короткое копьё.
  У Славки сердце замирало, когда Гор, Грум или Сокол на галопе стремительно наклонялись и подхватывали лежащее в траве оружие. Как они ухитрялись при этом не свалиться - оставалось загадкой. А его сковывал страх упасть. Грянуться оземь! С такой высоты! Пока он двигался шагом, ещё ничего, но стоило перейти на тряскую рысь - паника затапливала голову и мешала телу. Славка вцеплялся в луку седла, не пытаясь управлять движением Мышки.
  Хорошо, что лошадь вела себя спокойно. Но кому приятно видеть собственное ничтожество, как наездника? Ладно, хоть заскакивать в седло и спешиваться он научился быстро. Надо лишь правильно вдеть ногу в стремя. Ну, и вынуть из стремени, соответственно. А то в первый раз забыл наставление "пятку вниз", и прыгал, как дурак, на одной ноге. Попробуй сразу выдрать вторую, схваченную стременем за щиколотку! Славке на это потребовалась минута, не меньше. Хорошо, кроссовок снялся! Да ещё Грум помог, удержал Мышку, которая неправильно истолковала судорожные шлепки по боку, и двинулась вперед.
  В первый день мальчишка сгорал со стыда. Он прямо спросил Ждана, зачем ему тренироваться вместе с воинами? Наставник удивился:
  - А куда тебя ещё? К недорослям - поздно. Знаний новых ты уже не получишь, а силы в тебе будет много, как возмужаешь. Скитан и сказал - вдруг вернуть не удастся, так доброго воина из тебя сделает. Вот и незачем время терять. Нагоняй дружинников, перенимай навыки и умение.
   Славке такой ответ польстил - в нём видят воина! Значит, надо им становиться. Главное, что удручало мальчишку в себе - силёнок не хватало. Сокол посоветовал перетаскивать и перекидывать камни, что кучей валялись у казармы. Славка посвящал этому занятию каждую свободную минуту, но пока результатов не замечал.
  В пятый день джигитовка закончилась рано. Скитан выстроил русов, каждого похвалил. Новичка отметил напоследок, особо:
  - Яр делает успехи. Был полный неумеха, а продвигается, набирает опыт. Бойтесь, завтра на состязание выйдет, да как обгонит всех! Устыдитесь...
  Русы понимающе хохотнули. Грум предложил:
  - Давайте его первым против туляков выставим, они животики надорвут и больше состязаться не смогут...
  Славка тоже посмеялся со всеми, но на Грума затаил обиду. Этот низкорослый парнишка первенствовал на всех тренировках. Кроме бега. Правая нога, стопой немного подвернутая внутрь, мешала ему. Ловкий рус слегка прихрамывал при ходьбе, но зато с конем сливался в единое целое. Ко всему прочему этот хромой имел острый язык. Его шутки-прибаутки смешили даже сурового Скитана, что уж говорить про сверстников!
  Сокол заметил подавленное настроение Славки, хлопнул по плечу:
  - Не журись! Завтра праздный день Опалуна, а сегодня веселая ночь! Гулять будем, танцевать, песни петь.
  Пока рус описывал прелести наступающего праздника, пришло время идти в баню. Ну, парилку Славка прекрасно выдержал, папа не зря брал его с собою. В несколько заходов распаренные русы истрепали веники о спины, кратко окунаясь в реку. Отдохнули и остыли в казарме. Чистые и красиво одетые, они совсем не походили на суровых воинов, когда выбежали встречать гостей.
   Гости тоже принарядились, особенно девушки. Юбки, блузки и сарафаны выглядели так разноцветно, что Славка даже удивился. Фильмы, которых он насмотрелся в своём времени, рисовали прошлое в мрачных красках. И люди там непременно одевались в грязные лохмотья, в жуткое тряпье. Теперь-то он знал, как ярко выглядит праздничная одежда арьев! Да и повседневная не намного хуже. Даже простая рубашка украшена вышивкой по вороту, скромной, но изящной. А Славка ещё удивлялся, почему никто из русов не попросил у него одежду поносить. Грум, которому джинсы пришлись впору, походил в них часок и вернул. В таких штанах, мол, только по кустарнику хорошо шастать - прочные, жесткие.
  Большая группа молодёжи с визгом и хохотом растворила в себе русов. И все вместе отправилась на длинную береговую косу, где ровной щеткой торчала недавняя отава. Славка с удивлением заметил Руську. Та держалась рядом с рыжей подругой, Миланой. Он направился к ним:
  - Привет. Тоже пришли?
  - Пришли, - ответила рыжая.
  Руська только кивнула. Она так себя и вела все эти дни, после неудачи с возвращением. Молчала, кивала. Но не говорила. Это не нравилось Славке, причиняло неудобство. Словно он виноват, что у него характер такой - не умеет киснуть! Но каждому же не объяснишь, что да как...
   Мальчишка выдавил из себя еще пару слов, про хорошую погоду.
  - Хорошая. Волхвы её держат, покос же, - объяснила причины рыжая.
  Славка лихорадочно искал повод смыться. На плечо опустилась рука, он обернулся - Сокол. Как удачно!
  - Позвольте представить, - именно такими словами папа сводил гостей, которые не знали друг друга. - Русана. Старший дружинник, Сокол.
  - Я столько про тебя слышал, - сказал рус славкиной однокласснице. - А ты вон какая!
  Русана подняла глаза. Хоть Славка привык видеть её без очков, но она продолжала казаться взрослее. Рост тут ни при чём, Милана такая же длинная, да выглядит совсем девчонкой. Сейчас, взглянув на Сокола, рыжая фыркнула, отвернулась к Славке и зашептала:
  - Ой-ой, Сокол какой серьёзный! Умора! Он нарочно к Русе подошёл, чтобы девиц раззадорить... Вот увидишь, он её на костер пригласит или хоровод предложит. Ему невесту скоро выбирать, за него все согласны... Вот он и выделывается!
  Рус не подал виду, что расслышал хихиканье. Может, и не обратил внимания. Во всяком случае, глаза его не отрывались от Русаны. Больше того, Сокол подхватил её вялую ладошку, накрыл своей:
  - Ты напрасно грустишь. Пойдём, я тебе нашу забаву покажу!
  И они ушли. Славка обрадовался. Кислая физиономия одноклассницы уже не грозила отравить праздник. Тем более, рыжая оказалась заводной девчонкой, такой приколисткой, что и Тимуру бы не уступила. Она с визгом сигала через костры, взапуски носилась в догоняшках. И во всех играх держалась около Славки. А когда он словил-таки её, сцапал за толстую косу, не обиделась. Как равная, извернулась, столкнулась с ловилой, и они вместе упали на траву. Сначала победил мальчишка, уселся на неё верхом, но сообразил - так неправильно, не по-мужски. И поддался. Милана перевернула Славку на лопатки, тоже уселась сверху. Вцепилась в его лохмы у висков, легонько дёрнула:
  - Это за косу! Теперь - квиты.
  Тут на берегу несколько голосов завели песню. Рыжая вскочила, потянула мальчишку за собой. На длинном бревне вперемешку сидели девушки и старшие парни. Совсем молодь разлеглась на траве. Рыжая подхватила мотив ещё на подходе. Глубокий и удивительно низкий голос её влился в хор, как ручей в реку. Кто-то из девушек поманил Милану, потеснил парней и усадил рыжую на бревно. Она пела так истово, что даже среди множества мужских и женских голос её выступал отчетливо.
  Славка слов не знал, да и петь не умел, если уж честно говорить. Однако слушать многоголосие оказалось настолько приятно, что он прилёг у костра, как многие парни. Основное пламя уже опало, поэтому жар не обжигал, но пригревал бок. Рядом присел недоросль, Зай. Ждан рассказывал, что именно этот худющий пацан расписывал избу Боруна, причем краски готовил - самостоятельно. Зай робко обратился:
  - Привет, Яр.
  - Привет. А ты чего не поёшь?
  - Медведь на ухо наступил, - улыбнулся недоросль, и пояснил, увидев недоумение Славки, - слуха нет. Начну вопить не в лад, побьют и прогонят.
  Певцы закончили протяжную песню. Завели веселую. Откуда-то появились барабаны или бубны - Славка не знал, как их называют. Добавились трещотки, гнусаво вступили пастушьи рожки, нежно засвистела длинная дудка. Музыка вовсе не походила на современную, которая осталась в том мире. Но мотив оказался зажигательным, а слова имели смысл, в отличие от рэпа. Всё это подстрекало вскочить, запрыгать, поймав ритм.
  Зай снова робко обратился к мальчишке:
  - Яр, у меня просьба, - но не успел закончить.
  Славка кувыркнулся вперед, поднялся и показал, как двигаться "роботом". И не один он поддался, уступил мощному призыву. Десяток парней, не меньше, принялись танцевать. Кто шёл вприсядку, кто отчебучивал ногами замысловатые движения, притопывая и прихлопывая. Заметив среди них Грума, Славка выдал класс. Конечно, вертеться на земле много труднее, нежели на гладком полу, однако получилось неплохо. Темп плясовой был живее рэпа - Славка чуть не задохнулся, поспевая за ним. Милана танцевала рядом, отчего расшитый подол сарафана колоколом кружился, а рукава сорочки развевались крыльями. Она не пела - подсвистывала и кричала:
  -Жги, наяривай!
  Плясуны рассеялись, очистив место соперникам. Грум откалывал коленца, как заправский акробат, перекидываясь через руку, подкручивая сальто. Славка использовал новые, неизвестные русу движения, типа змейки, перекрута. Жесткая отава колола руки и спину, но азарт подстёгивал. И вот, с финальным вскриком, пляска оборвалась.
  - Ты лихой плясун, - уважительно признался Грум, - покажешь потом? Хочу перенять.
  - Без проблем, - кивнул Славка, тяжело переводя дух.
  Народ двигался вглубь косы, где разжигались маленькие костерки. Пары образовали кольцо, внутри которого выстроился хоровод. Славка дёрнул Милану за руку:
  - Пошли?
  - Нет, - отозвалась та, завистливо глядя на парней, ведущих девушек, - мне рано. Там взрослые, кому осенью свадьбу играть...
  - Ни фига себе, взрослые, - возмутился мальчишка, заметив Сокола и Русану, - ему же всего шестнадцать! А Руське, как мне. Пошли! Чем мы хуже?
  Славка схватил рыжую за руку, потащил к хороводу. Но та уперлась:
  - Он рус, а ты - никто. Всё равно волхвы ему невесту назначат, пусть он сам и не выберет.
  А потом вырвалась, убежала. Стало скучно. Славка огляделся. Недоросли и совсем малолетки давно разошлись. Кроме него, на хоровод смотрел только Зай. Смутно вспомнилось - пацан недавно затевал разговор и вроде ему что-то нужно:
  - Ты меня о чём спрашивал?
  Тощий недоросль встрепенулся:
  - Да. Покажешь книгу с парсунами?
  - Сколько угодно. Только она дома у Ждана. Завтра захвачу, в школе отдам. Смотри на здоровье. А зачем?
  - Завтра не получится. Праздник, - напомнил тощий, и застеснялся. - Перенять манеру хочу. Я живописец. А кто такие картины пишет?
  Славка понятия не имел, но признаваться в невежестве не хотелось. Он забормотал что-то невнятное про гуашь, акварель и фломастеры. А потом вспомнил, как брат Алёшка рисует компьютером, и принялся врать напропалую. К слову пришёлся и новый фильм "Аватар", где реальность получилась - хоть рукой бери. Тощий Зай ловил каждое слово, как славкин папа - репортаж с чемпионата мира по футболу. Заслушался, даже споткнулся и упал, подходя к селу. Помогая ему подняться, Славка уловил краем глаза движение позади них. Обернувшись, успел заметить шуструю тень, забежавшую в кусты.
  - Леший, ты ли?
  
  Глава семнадцатая
  
  Кто украл книгу?
  
  Никто не ответил на вопрос, да и зачем лесовику таиться от Славки? Сообразив это, мальчишка тронул спутника за плечо, показал в ту сторону:
  - Зай, кто это был?
  Художник пожал плечами. Он вообще не смотрел туда и ничего не заметил. У первой избы за кузницей недоросль пожелал спокойной ночи и убежал домой. Добравшись до сеновала, Славка заснул. Разбудил его Ждан, усталый, довольный и насквозь пропахший костром:
  - Подъём, соня! Ласкового тебе Опалуна!
  
  Праздник Славку не впечатлил. Ну, бог Солнца, ну - Ярый Огнь, Ярило. Ну, все носят вышивки, повязки, маски "солонечные" - изображают Солнышко Круглое. А где тенниски с надписями, бейсболки, плакаты на всю улицу? Убого. По сравнению с праздником города, который в Новосибирске каждое лето проводят - что значит деревенская самодеятельность? Да ничего! Музыки на улицах нет, даже хором никто не поёт. Наверное, вчера голоса посрывали.
  Поэтому оттянуться на празднике по полной программе не получилось. Славка прошвырнулся с утра по селу - и заскучал. Без гремящей во всю мощь музыки веселье не то. Да вообще, без музона - жизнь тоска. Жалко, что эмпитришка разрядилась. Но славкины уши от скуки спас телефон. Немного записей, всего на часок, так их по кругу гонять можно. Славка как знал - вчера выставлял батарею под солнце, зарядил до упора. Он вернулся, достал с сеновала мобилу, воткнул наушники и сам себе музыку организовал. Пусть не любимые записи, но лучше, чем ничего.
  Потом опять гулял по селу. Смотрел, как таскают бревна и швыряют камни силачи, как мужики мечут в цели ножи и топоры. Убожество. Когда Славка вырастет - куда сильнее и точнее будет! Скачки и вообще не понравились. Подумаешь, три круга по полю! Умел бы он скакать верхом, тогда поглядели бы, кто лучше и ниже срубит лозу. А так, что может быть интересного? Пыль да конские хвосты. Тем более, что победил Грум. Сокол радовался, словно сам первым прискакал, всё рассказывал, какие сильные соперники эти тульские и зареченские русы.
  Хорошо, тут Милана появилась, сказала - Руська занемогла. Сокол огорчился здорово. Кажется, даже вернулся в казарму. Во всяком случае, больше Славка его не видел. Без болтовни старшего руса стало вовсе скучно, если бы не рыжая. Та запала на славкин телефон, выпросила послушать - и не смогла расстаться с музоном. Он отбирать не стал - жалко, что ли?
  Милана держалась возле Славки, как привязанная, рассказывала про борцов, силачей. Пробовала подначить, чтобы он на столб полез или мешками на бревне бился против недорослей. При этом сама в состязаниях не стала участвовать - ходила себе в наушниках, пританцовывая. А мальчишке наскучил праздник. Прежде, чем слинять, он показал Милане, как выключать и включать музон. И ушёл.
   На берегу реки никого не было. Славка купался, загорал, снова купался, гоняясь за русалками. Когда надоело - отправился в лес, нашёл лешего, угостил припасённым хлебцем. Тот снова дал орешков, поманил в непролазную чащобу. Познакомил с застенчивой женой и детишками, маленькими, как ёжики, но очень шустрыми. Научил Славку выцокивать имя, чтобы кликать его, а не вообще лесовика. И разрешил потрогать листочки на одежде. Оказалось, они все живые, растут по-настоящему. А бахрома - это корешки, которые уходят в землю и питают одежду, когда леший спит или просто отдыхает лёжа!
  В конце концов, день закончился. Славка спал, как убитый, даже не слышал, когда вернулся наставник. Утром они со Жданом свезли и сметали на сеновал почти все копешки - забили под крышу. Ночевать остались в казарме. Стемнело быстро, тучи закрыли всё небо, обещая грозу. Молнии полыхали, и гром гремел здорово, но пролилось не особо мощно, так себе.
  В эту ночь случилось неприятное событие - пропала книга 'Гарри Поттер и кубок огня'. Славка принёс её специально для Зая, как обещал. После занятий отдал художнику. Тот сел на ступеньки казармы и обстоятельно рассматривал рисунки, промеряя что-то соломинкой. Затем принялся угольком повторять контуры на досках крыльца. Получалось очень похоже, это отметили все русы. А сам художник остался недоволен, постоянно стирал, исправлял, и так до полной темноты. Когда тощий Зай сунулся в казарму, Славка уже собрался засыпать. Поэтому велел оставить книгу на подоконнике.
  Но утром её там не оказалось. Ладно, спёрли и спёрли - переживать за сто раз перечитанную и наполовину разодранную книженцию мальчишка не собирался. Однако Скитан рассудил иначе. Недоросли были строго допрошены, Зай - особо. Никто не признался в краже.
  - Яр, арьи лгать не могут, - так Скитан подвел итоги опроса, - книгу никто не брал.
  - Да и фиг с ней! Вот важность, подумаешь...
  - Ты не понял. Если никто не брал, следовательно, твои слова о пропаже - оговор. Ты солгал?
  Такого поворота мальчишка не ожидал. Его же и обвиняют? Неслабо! Всё негодование он выплеснул на сурового воеводу, доказывая, что никого не оговаривал. Молча выслушав, тот кивнул:
  - Сомнение толкуется в твою пользу. На первый раз. Но некоторые арьи и волхвы считают тебя выдумщиком. Ещё не лгуном.
  Так Славку никогда не обзывали - "выдумщик". Можно подумать, большая разница между "врун" и "ещё не лгун"! От расстройства у мальчишки всё валилось из рук. На тренировке он пропускал удар за ударом. Тут, как назло, примчалась Милана, протянула телефон, опутанный проводками:
  - Он молчит. Скажи наговор оживления или научи, как мне самой сделать...
  - Какой наговор? - Сердито отмахнулся мальчишка. - Всё, отыгралась фиговина, теперь день заряжать надо, - и вернулся в фехтовальную стойку.
  Его деревянная сабля перехватила прямой удар Сокола, но неловко. Тот шагнул в сторону, обозначил ложный выпад, довернул тупой клинок и больно ткнул им в подреберье.
  - Никуда не годится, Яр. Так тебя и дитя срубит...
  - Или с девицей сразись, - поддразнил Грум, бьющийся в соседней паре, с Гором, - она поддастся. Мила, бери клинок!
  - Заткнись, колченогий! - Не сдержался Славка.
  На двор рухнула тишина.
  
  Глава восемнадцатая
  
  Ссора с дружиной
  
  Быстров-младший словно перестал существовать для всех. Милана положила мобильник на доски крыльца, развернулась и ушла. Сокол отказался фехтовать, демонстративно забрал у мальчишки деревянную саблю. Тогда Славка сунул телефон в карман, опустил голову и отправился в село. Тоненькая девчоночья фигурка бежала далеко впереди - не догнать. Настроение совсем упало.
  Совершенно расстроенный, мальчишка сидел на сеновале и смотрел вдаль, на голубой горизонт с расплывчатыми горами. Ждан вывернулся из-за угла, позвал:
   - Чего куксишься? Голодом себя моришь, это неверно. Слезай!
   Дома были только малявки, но лишь мальчишка раскрыл рот, чтобы объяснить, что к чему - наставник приложил палец к губам:
   - Потом.
   После ужина они отправились к реке - поговорить без свидетелей. Славка изложил своё видение событий и оправдался плохим настроением:
   - Мало, что книгу украли, так Скитан обвинил меня же, а потом Грум выставил на посмешище.
   - Понятно. Все виноваты. Один ты прав.
   В голосе Ждана отчетливо слышалось неодобрение. Рус забрался на излюбленное место - валун с плоской вершиной, как раз для двоих. Славка пристроился рядом, запальчиво спросил:
   - А что, не так?
   - Не так. Но вряд ли я сумею объяснить, если сам не понимаешь.
  - Почему я не пойму? Я глупый? Скажи честно, я совсем дурак, да?
   Парень посмотрел на Славку с укором. Поднял руку, направил ладонь в сторону дома Боруна, затем сделал манящее движение, словно подзывал кого-то. Оказалось, лохматого пса - тот примчался, вывалив язык. Жестом усадив его, Ждан поднял приличных размеров камень, примерил к песьей голове, сунул мальчишке:
   - Ударь вот сюда.
   - Ты что? Ему же больно!
   - А ты глаза закрой, чтоб не видеть. Или дай мне, я ударю...
   - Нет, - камень шлёпнулся в реку.
   Ждан сделал отгоняющее движение - пёс нехотя поднялся, затрусил прочь. Оба проводили его взглядом.
   - Чего же за словами не следишь? Они больнее камня. Ты ведь Грума хотел уязвить, ущербностью попрекнул. А видел, как он конем владеет, как двумя клинками рубится?
   Славка бы поспорил. Если столько времени тренироваться - любой натаскается. Но вспомнил, что из десяти русов только Сокол на равных противостоит Груму. Не любой, значит.
   Наставник подвёл итог сказанному:
   - Грум не обидится, он глупости мимо ушей пропускает. Много чести на дурней обиды копить. А дружина тебе не простит. Она своих в обиду не даёт, тем и сильна. Вот об этом подумай.
   По дороге к дому оба молчали. Уже укладываясь, Славка спросил:
   - Почему в дружине только русы? Ни арьев, ни волхвов...
  - Мы все арьи. А ремесленники и землепашцы, они же основа. Пастыря помнишь, - парень указал в сторону луга, - который стадо блюдёт? Он, как и мой отец, суть народ. Всяк арий растет, насколько горазд. Сперва людин, дальше - рус, а там и обучатель. Как подъём в гору. Волхвы? Так они особые, на их вершине всегда один, вечный...
  - Кто?
  - Нарада, говорят. Может, и никого нет. Мир слишком велик стал. Распался народ на племена. У нас Дрон старейшиной, а иные без волхвов...
  - Дикие, ты про них говорил, - вспомнил Славка.
  По стропилам мелькнула тень. Мальчишка заметил длинный хвост, опознал хорька. Тот охотился. Медленно прокрался, навострил аккуратные круглые ушки. Замер. Присмотрелся. Стремительный бросок - пискнула мышь. Гибкое тело домашнего зверька скользнуло к лестнице. На фоне вечерней зари он смотрелся отчетливым, абсолютно чёрным силуэтом. Шарахнулся вниз, исчез. На его месте появился малюсенький, ушастый, похожий на гномика.
  - Это кто к нам пришёл?
  Мир, принявший детей, оказался настолько обширным и густонаселенным, что удивляться новым открытиям Славка перестал. Однако такой чебурашка появился впервые. Ждан лениво пояснил:
  - Приблуда какая-нить... Я знаю, что ли? Такой мелочи вокруг жилья бродит несчитано. Летом еды много, так они вольно живут, не ссорятся меж собой. А к зиме норовят в тепло забиться. Тогда приходится домового назначать старшим, чтобы порядок блюл, пакостить не позволял.
  - Ух ты! И эти пользу приносят?
  - Шушера-то? Нет. Она на благодарность не способна, ума маловато. Это тебе не леший, Яр. Так что не пытайся приручать. И вообще, спи уже.
  Но Славка попробовал дотянуться до ушастика, погладить. Тот заметил движение, с шорохом спустился по лестнице. Быстро умчался, как умеют исчезать большие ящерицы с нагретого камня. Разочарованный мальчишка улёгся, поворочался. Сон не шёл.
  - Ждан. Последний раз, и я отстану. Борун тогда сказал, что не всё потеряно. И молчит. Он соврал мне, да?
  - Волхвы не лгут людинам. Это святое правило. Не зовёт, значит, время не пришло. Завтра вечером у него Совет собирается. Тогда и узнаешь...
  Опять Совет! Волхвы, так удивившие волшебством в первые дни, уже утратили доверие Славки. Тоже мне - срез времени, силобор, ток времени... А сами только большой пшик устроили! Он-то пережил неудачу с возвращением нормально. А вот Русана до сих пор не разговаривает, затворничает. Один раз появилась, в канун опалунова дня. Похороводилась с Соколом и снова прячется у Геры. Славка ощутил раздражение к однокласснице - она так и будет отсиживаться, в молчанку играть? Злость вырвалась наружу словами, тихими и сердитыми, которые никто не услышал:
  - Ну и фиг с ней! Царевна-несмеяна нашлась! Ярослав Быстров и без помощи справится. Конечно, справится. А тупо ждать и соглашаться на очередную авантюру не станет! Но вот разведать бы, что затевает Совет... Как?
  Сон долго не шёл к мальчишке. Уже вечерняя заря сдала смену, заалел восточный небосвод, когда глаза закрылись и мысли унялись. Понятно, выспаться не удалось, и зря. Стоило ли так ломать голову, если решение приснилось само, простое и надёжное?
  
  Глава девятнадцатая
  
  Шпионские страсти
  
  Утро и первую половину дня Славка трудился вместе с наставником, ошкуривая сырые заготовки для пик, копий, дротиков, подвешивая к балке и привязывая к ним грузы. А когда Ждан приступил к обучению недорослей, мальчишка направился на школьный плац - исправлять вчерашнюю глупость.
  Дружинники отрабатывали сечу со щитом. Славку не замечали в упор. Он нашел взглядом Грума, встал сбоку, громко попросил извинения. Тот повернулся, словно только что увидел, протянул руку:
  - Здравствуй, Яр! Со мной в пару станешь?
  И всё. Отношения восстановились, будто ничего и не было. Рыжая узнала, что он помирился с дружиной, тотчас примчалась. Разулыбалась, получив аппарат. Надо же, как необычно пригодился навороченный спортивный мобильник с подзарядкой от солнца! Оказывается, брат Алешка не зря перегнал туда записи своих любимых групп. Славке его "Аквариумы", "Наутилусы", "Звери" - на дух не нужны. Он, как папа, предпочитал мужественные группы, вроде "Любэ". И потом, кому нужны записи с телефона, когда эмпитришка в сто раз удобнее? Чисто из лени Славка не стёр их, и вот - пригодились.
   Милана одним ухом выслушала указания по самостоятельной зарядке телефона. Заверила, что поняла, вставила второй наушник и умчалась рыжим вихрем. Русы отправились на поле, отрабатывать рукопашный бой. Нападавшись и устав до чертиков, Славка подошёл к Скитану. Хотя свободное время у дружины начиналось вечером, но отпроситься всегда можно. Если повод веский.
  Отговорившись, что идет попроведать Русану, Славка искупался, переоделся в джинсы и футболку. Льняная одежда слишком светлая, а не надо, чтобы его заметили. Опять направился к реке, выждал, когда сумерки достаточно сгустились. И по береговому урезу пошел к знакомому дому. Залёг под валуном. Так он видел всех, кто шёл на Совет.
  Волхвы прибыли кучно, двумя группами. Борун последним взошел на крылечко, не оборачиваясь, скрылся в доме. Мальчишка перелез изгородь. Осмотрелся. Вокруг никого. Конечно, здесь про сыщиков и суперагентов не знают, не принято в Затулье следить за кем-либо. Зашуршало и тихонько вздохнуло нечто лохматое, выбираясь их-под крыльца. Мокрый нос ткнулся в ладонь, жарким дыханием выпросил ласку. Славка присел, почухал могучую шею под ошейником, поднял ухо на громадной башке, шепнул туда:
  - Не сердись, я очень занят. Ты же меня не выдашь, промолчишь?
   И поднялся по ступенькам. Пес понимающе вздохнул вслед мальчишке, вернулся под крыльцо. Славка осторожно потянул дверь на себя, протиснулся в сенцы. После вечерних сумерек на улице, здесь стояла темнота, но не кромешная. Полоса света выбивалась из горницы в щель неплотно прикрытой двери, которая пропускала самые громкие голоса. Члены Совета горячо спорили:
   - Дрон, возврат сорвался по твоей вине! И прекрати обвинять всех. Тебе говорили, что надо не пентаграмму, а семиконечную. Тогда мы справились бы с силобором, а не он с нами...
   Этот голос принадлежит синеглазой, несомненно. Славка запомнил его ещё с Совета. Только у неё получалось так звонко чеканить слова. А вот густой голосище Боруна:
   - Гера права. Пригласи ты ещё волхвов на подмогу, того же Олена и Пана, и вместо пустопорожнего выброса земли мы отправили бы детей...
   - Нет! Это слабеет не наша сила, а истощается жила земная, на которой стоим. Зря мы ушли так далеко, надо возвращаться, проситься назад к Нараде. Ариям не выжить без твердой руки!
   И снова голос Боруна:
   - Не меняй тему. Мы собрались исправить ошибку, допущенную Советом в единственном общем деле, проведенном за два десятилетия, а ты кручинишься о потере власти. Возмечтал о человеческих жертвах на алтаре? Их больше не будет!
   Кто-то бормотнул:
   - Олен знал, как вызвать или предупредить взрыв силобора, я помню точно. Мы с ним вулкан гасили, так земную жилу расплели вширь, мелким трясом отделались...
   Гера и Борун одновременно воскликнули:
   - Ты почему молчал на Совете, Аген? А ты, Дрон, если знал про опасность пустого прорыва, почему не позвал Олена?
   - Олен, Олен! Одни выдумки и пустопорожние идеи. Вулкан они погасили, как же! Это по силам Нараде, а та гора сама затихла. - Старейшина Совета скрипел голосом, словно сухое дерево.
   Его становилось слышно все лучше. Скорее всего, Дрон направлялся к двери. Славка испугался. Если застукают, как подслушивал, позору не оберешься. И не только позора. На глаза попалась лестница, ведущая в проем на потолке. Прочная и устойчивая, даже не скрипнула, пока мальчишка карабкался вверх.
   - Прекрати, - отчеканила Гера. - Тебе не стыдно смотреть в глаза детям, которым мы собирались помочь? Забыл, что волхв, не сдержавший обещание, уходит от мира? Если тебе, Дрон, нечего сказать, то мы созовем большой Совет сами. Выбор за нами. Мы вернем детей в их время. Или уйдём. Все пятеро.
  - Вместе с тобой, уважаемый старейшина Дрон Гай, - внушительно продолжил Борун. - Вместе с тобой...
  Тут кто-то из молчаливых членов Совета опять негромко забубнил. Борун воскликнул:
  - Конечно! Именно к Нараде! Для быстроты использовать витые раскладки. На Тенгри или Железной горе. Оттуда в три перемещения до Коло доберемся.
  - Вот сам и веди, - буркнул старческий голос, - а мы здесь нужны.
  Гера поддержала:
  - Я сто лет витками не ходила и ещё сто не пойду. Не женское дело.
  - Но мне нужна помощь, - возмутился Борун. - Отряду семь дней прямо и три - крюк делать. А вдруг на Железной горе витки разрушены? Тогда назад, и ещё десять до Тенгри...
  Совет зашумел, забубнил, возвышая голоса. Славка понял, никто не рвался помогать. Всё норовили отсидеться. Внезапно света в сенцах стало много - вышла Гера. 'Оба-на! Влетел! Сдаться самому, что ли? Тогда простят ведь, - мелькнула истерическая мыслишка, но не справилась с упрямством Быстрова-младшего, угасла под напором другой. - А вот фиг вам! Сначала поймайте!'
  Шаги волшебницы приблизились.
  
  Глава двадцатая
  
  Большая рыбалка
  
  По счастью, со света волшебница не углядела мальчишку, затаившегося на последней перекладинке лестницы, у самого потолка. Да, собственно, она и не намеревалась разглядывать потолок в сенцах. Гера шагнула наружу, позвала кого-то с улицы. Вернулась, опять не заметила, хлопнула дверью, отсекая звуки.
  Славка осторожно пробрался по чердаку до наружной лестницы, тихонько спустился и побежал к дому Ворона. Забрался на сеновал, куда они со Жданом вчера свезли последние пять копен духовитого лугового сена. Лёг под самой крышей и только тогда принялся переживать - могли же и застукать!
   Гораздо позже заявился сам наставник. Славка на оклик Ждана не отозвался, приворился спящим. Но сон опять не шёл. Слишком много мыслей бродило в голове. Их все предстояло передумать, чтобы не повторилась ошибка, чтобы он и Русана вернулись в свой мир. Забылся под утро. Из-за этого день тянулся долго, утомительно. Вялый Славка всё норовил приткнуться в укромном уголке, вздремнуть, да разве в школе руссов такое возможно!
   Но даже такие дни кончаются. Солнце сползло к горизонту, недоросли отправились по домам, а дружинники выстроились на плацу, выслушивая оценки и замечания воеводы.
   - Отбой! Дозорные, по вышкам! Караульные, по коням! Марш на заставы! - Скитан разогнал учеников, ткнул в Ждана со Славкой:
   - Завтра на кухню. Утром жарёха, на обед - отварная, - и дождался дружного ответа:
   - Исполним, учитель!
   Школьный плац опустел. Копыта коня, уносящего Скитана в догон за караульщиками, глухо простучали по дорожной пыли, оставив недолговечный шлейф. Парень с мальчишкой остались одни.
   - Ух ты, на рыбалку пойдём! Я умею, - Славка нашел в себе силы обрадоваться и похвастал, - у меня такая удочка есть, закачаешься. Пойдём, покажу!
   С видом знатока Ждан потрогал жало крючка, попробовал леску на прочность, пощёлкал пальцем поплавок:
   - Славная уда. Для путника или гонца - в самый раз. А на школу два мешка рыбы требуется, вручную столько не наудить. На плёсо ловушки вечор поставлены, их и потрясём. А пока, давай-ка дрова приготовим, жаровни да казаны проверим. И корчагу с постным маслом. А ну, не хватит? Позору не оберемся! Хороши кухари, скажут, люд голодом морят...
   Славка немного обиделся, что его снасть не пригодится. Наверное, от этого и затеялся спорить, что говорить надо "плёс", ведь там рыба плескается! Пока напарник согласился, что можно и так и этак, минуло часа два. Мальчишка и не подозревал, насколько сложна работа повара. Зато времени для дурацких мыслей не осталось, и уснул Быстров-младший мгновенно. Ему показалось - только лёг в постель, как Ждан поднял его:
   - Побежали, рыба заждалась!
   В казарме царил почти полный мрак. За окном рассвет чуть окрасил даль розовым цветом. Быстро натянув штаны и рубашку, Славка замешкался, нашаривая кроссовки. Парень недовольно шепнул:
   - Оставь, босому сподручней!
   Согласно кивнув, Славка прошлёпал до крыльца. Ждан подхватил плотный сверток, махнул рукой, поспешай, мол. И помчался через луг, оставляя за собой темный след. Мальчишка припустил за ним. Сначала роса обожгла, намочила порты до колена. Но затем пришло ощущение тепла и лёгкости. Он мчал по росистой траве вслед за Жданом, высоко взбрасывая ноги. Открылся вид на реку. Ганга-Июс спокойно нес воды, в зеркале которых отражалось светлеющее небо. Рассвет набирал силу.
   - Ну, разоблачайся, полезем морды вынимать.
   - Чьи? - Славку разобрал смех, но Ждан юмора не понял:
   - Наши, школьные, - он указал рукой на деревянные поплавки. - Шесть штук. Пошли.
   Хорошо, течение на плёсе слабое, иначе мальчишке бы не утащить тяжеленные плетенки, что поручил ему наставник. За поплавками на дно тянулись грубые веревки. Славка ухватился покрепче и побрёл к берегу, оскальзываясь на камнях. Ждан проволок мимо него четыре плетенки, поднимая перед собой волну:
   - Поспешай!
   На берегу они вытащили из горловин деревянные пробки, выпустили добычу в мелкую запруду, отгороженную от реки камнями. Отбирая крупных рыбин, Ждан набил два мешка.
  - Камень отвали, сделай выход.
   - А что не всю взяли? - Удивился Славка, прогнав мелочь и среднюю рыбу в реку.
   - Куда? Школе на завтрак и обед хватит, а эта, - парень кивнул вслед щурёнку, - пусть вес нагуливает.
   Засунув в ловушки прикорм и грузы, они отбуксировали их примерно на те же места. А потом Ждан знакомо похлопал по воде сложенной в горсть ладонью. Славка крутил головой, чтобы заметить, откуда появится водяник, но тот подплыл совершенно незаметно. Толстогубая рыбья морда высунулась из воды, брызнула тонкой струйкой в одного, затем другого человека. Это показалось мальчишке забавным и он ладонью толкнул воду перед собой, окатив водяного тучей брызг.
   - Ухо опусти в воду, Яр, - напомнил Ждан, подавая ломоть хлеба хозяину реки.
   И точно, под водой глухо, но совершенно отчетливо звучали слова:
   - И вам доброе утро! Довольны уловом или больше нагонять надо?
   - Спасибо, Водян, за заботу. Нет ли у тебя к нам просьбы? - Ждан сказал это над водой.
   - Третьего дня опять русалка пропала. Ушла за перекат стерлядкам место готовить, и не вернулась, - в словах Водяна звучало столько печали, что Славка посочувствовал ему, как человеку. - Из ваших никто не трогал?
   - Как можно! - Ждан тоже встревожился не на шутку. - А волка пришлого я сам в лесу видал. Ты место смотрел, крови нет?
   - Только человечий след. Наверное, уйдём мы отсюда.
   Пообещав проверить, кто там мог отметиться, Ждан попрощался с хозяином реки. На берегу Славке показалось прохладно, но тяжеленный мешок быстро согрел. Запыхавшись, мальчишка вытряхнул рыбу в деревянный чан, нацепил передник и принялся скребком драть чешую с самой длинной щуки.
   - Э, нет, Яр! На жарёху отбирай малокостных, - вмешался Ждан, спихнул щуку в чан и подсунул другую, более походящую рыбину.
   Первый урок плавно перешёл во второй, в третий - как рубить подготовленную рыбу на куски, сколько времени жарить... Поварской день тянулся долго, а промчался, словно один миг. Ночью мальчишке снились бесконечные рыбьи тушки, которые он потрошил, промывал, жарил... А большущие казаны надвигались на него чередой, и приходилось бросать в их жадные пасти очищенные и порезанные луковицы саранки, стебли борщевника, пригоршни пшена...
   Утром проявилось неожиданное последствие неумелого потрошения и чистки - исколотые плавниками руки опухли. Признаться в этом Славка не захотел, решил перетерпеть, авось само пройдёт. Скитан поставил Сокола надзирать за стрельбой и ускакал по делам. Разобрав луки, молодые русы отправились на луг, выставили мишени поближе, для отработки стрельбы на скорость. Тут неготовность Быстрова-младшего и вскрылась. Сжать кулак на луке ещё удалось, хоть и с трудом, а вот удержать стрелу на тетиве - не получилось вовсе. Сокол развернул Славкину ладонь, покачал головой:
   - Балбес. Вчера бы обработал, и ладушки. А ты? Сделай винную примочку и займись приседаниями, чтоб не бездельничать.
   Сжимая ветошки, смоченные спиртовой настойкой какой-то травы, Быстров-младший не только приседал, но и отжимался на кулаках, что получалось очень неплохо. Во всяком случае, Сокол похвалил одобрительным жестом. Когда лучники выдирали стрелы из мишеней, появился Зай. Недоросль крикнул Славке:
   - Ачарья Ждан тебя кличет. Срочно!
  
  
  
   Глава двадцать первая
  
  Что вылечит Русану?
  
   Доложив Соколу, куда отлучается, Славка бросился в школу. Браво доложив наставнику о прибытии по вызову, он услышал:
   - Домой к Боруну, бегом! Надеюсь, за доброй вестью...
   Через луг Славка мчал, как на крыльях. Но Боруна ещё не было. Зато другие знакомцы суетились в горнице, наводя порядок. Рыжая и русая девчонки признали гостя:
   - Привет. Учитель будет позже. - И указали место. - Сядь, не мешай.
   Славке быстро наскучило наблюдать за уборкой. Русана молчит, Милана поёт. Он остановил рыжую и попросил рассказать, кто они такие, эти волхвы:
   - Лиса, ты сначала про Нараду. Потом про местных. Особенно, кого не пригласили на Силобор. Из ближних. Олен, и кто там ещё?
   Милана задумалась:
  - Олен? Вообще на Советы не ходит. Мера не было, точно, - она отыскала книгу на полке. - А про Нараду отсюда скажу, из летописи...
  Славка не ожидал такой отзывчивости. Надо же, хоть веревки из неё вей. Даже на кличку Лиса отозвалась! Неужели это всё музон сделал? Рыжая не выпускала его из рук. То есть, держала мобилу на солнце, пока училась или когда работала по дому. А все остальное время из её ушей к нагрудному карману тянулись проводки, и двигалась она, пританцовывая. Как сейчас - читает и такт ногой отбивает:
   - ...волхвы-отщепенцы... восхотели уйти к новым местам. Совет исторг дерзких из рая. Изгои часть Алатырь-камня забрали...
  Русана закончила уборку. Подсела к окошку, сложила локти на подоконник, уставилась вдаль. Славка тоже сел поудобнее, наблюдая за рыжей. Милана читала нараспев, непривычно. Да и слова попадались не очень понятные. Пращуры, изгои, отшельники - приходилось думать, отыскивать знакомые корни. Но в целом становилось понятно, что и в этом мире нашлись желающие удрать за границу. Как Славкин дядя, который сейчас живет в Канаде...
  Рыжая перелистывала страницы бережно, а те шуршали и похрустывали, как оберточная бумага. Славка вспомнил, что давно собирался полистать волшебные книги. Он встал, протянул руку:
  - Лиса, дай посмотреть.
  - Зачем? - Милана спрятала книгу за спину, но обратила внимание на опухшие пальцы. - А что у тебя с руками?
  Русана быстро повернулась к однокласснику, перехватила запястье, осторожно потрогала самый толстый палец, указательный. Это оказалось не больно, палец даже приятно зазуделся, словно выздоравливая. Быстров-младший не стал дёргаться, ответил только рыжей:
  - Надо.
  Милана отложила в сторону книгу, которую читала, подала похожую с полки. Томик оказался намного легче, чем ожидалось. Обложка, сделанная из кожи, перекрывала бумагу, намного выдаваясь в стороны. Славка левой рукой осторожно распахнул корочку. Лист покрывали значки, совершенно непохожие на привычные буквы. И написаны они были от руки, криво, а ведь линеечки проведены, видно. Хотя, на такой грубой бумаге и вывести ровные буквы? Никакого волшебства не напасёшься!
  - ...стали одних звать пандавы, иных - коуравы. И бились они, пока не истребили друг друга. А Нарада изгнал прочь и рассеял остатки тех и других...
  Русана бережно возилась с правой ладонью Славки, гладила её, пришептывала что-то. Потом занялась левой. Милана воспользовась случаем, забрала книгу. Боль в руках унялась. Быстров-младший удивился, сказал Русане спасибо. Та молча кивнула. Зато Милана не унималась, декламировала и декламировала.
  'Актриса из погорелого театра! - Славка надоела лекция, он начал злиться. - Можно подумать, я нанимался слушать всякую муру. Сначала там, на раскопе, теперь здесь, в Затулье!'
  - Тормози, приморила. Лучше про книжку скажи. Бумага из чего сделана?
  - Как всегда, из осиного домика. Его снимают, размачивают, потом размазывают по холстине, сушат. Говорят, Олен заставляет ос сразу лист выкладывать. Но я думаю, это враки.
   - А не враки, то на минуту славы можно, - вмешалась Русана.
   Настолько неожиданно это прозвучало - Славка изумился и даже обомлел: 'Ай да царевна-несмеяна, шутить изволит!' Потом опомнился:
  - Э, я о другом спрашивал. Лиса, ты уверена, что Нарада самый сильный волшебник? Приказал и все послушались?
  - Да, он самый сильный и самый давний! Он даже смерти не боится.
  - Понятно, не боится. Волхвы же вечно живут, не умирают, - выдал Славка подслушанные в школе русов сведения, - чего ему смерть...
   Если честно, кто бы не согласился жить вечно, пока надоест? А как может надоесть? Тут только по родному краю можно сто лет пешком ходить, а пока другие страны объедешь, и тысяча пройдёт. И абсолютно неуязвимым оставаться, только вовремя волшебный эликсир готовить. Однако Руська все настроение испортила:
   - Ничего не вечно. Это от болезней они могут вылечиться, а обычное оружие для них смертельно, как для любого человека. Тебе же Борун говорил, когда в школу отправил.
   Верно. Учитель сразу объяснил, почему волхвами становятся, только пройдя школу русов. Чтобы уметь себя защитить оружно, а не волшебством. Иной раз нет времени кудесить, сказал он, до меча бы успеть дотянуться. Славка раскрыл рот, чтобы соврать, как он классно стреляет из лука, но вошел хозяин дома:
   - Собрались? Отлично. Так вот, для возвращения мы отправимся на Коло, к Нараде! По виткам перенесёмся, прыжка за три пройдём всё расстояние до Меру-горы. Ближайшая спираль - дней десять пути. Мне нужно ещё одного волхва в напарники добрать, и отбудем...
  Славка страшно огорчился, когда понял - из членов Затульского Совета желающих нет.
  - Ну, так в Туле спросите кого, - потребовал он от Боруна, за что получил гневный взгляд, но храбро добавил, - трудно, что ли?
  - Поучать, меня? Ах ты, невежа! Вон поди! - рыкнул волшебник.
  Указательный палец сделал движение, словно стреляя шашкой при игре в Чапаева. Мальчишку сбило с ног неведомой силой, он кубарем покатился к порогу, больно саданулся о дверь, распахивая её. Пересчитав ступеньки, Славка распластался в ногах встревоженного пса.
  
  
  Глава двадцать третья
  
  Скорее к Олену!
  
  Почти полчаса Славка отсиживался в засаде, за дальним валуном. За это время свежие синяки перестали саднить. Дождавшись, когда девчонки выйдут от Боруна, мальчишка приступил к агитации:
  - Руська! Нам надо найти Олена, чтобы помог. Понимаешь?
  - Олень? - Не поняла бывшая молчальница. - А кто? Без мягкого знака? Зачем он нам?
  Пересказ подслушанного на Совете занял немного времени. Ожившая и снова говорливая Русана поняла идею. А важность быстрейшей отправки ей объяснять не пришлось - сама домой рвётся. В два голоса они убедили рыжую подругу и немедленно отправились в путь. Тропинка извивались по склону, вела в чащу. Неизвестно откуда появились комары, большие и звонкие. Они не успевали сесть на лицо спереди, но сбоку и сзади атаковали ребятишек, так что скоро уши, шея и тыльная сторона ладоней горели от укусов. Славка с негодованием заметил, что Милану не кусают:
  - Вот напасть, только нас едят! Ты почему даже не отмахиваешься?
  Та удивленно отозвалась:
  - Так я заговоренная от гнуса. Как же иначе? А вы почему не отговоритесь?
  Русана потребовала слова:
  - Я тоже хочу, как ты. Научи!
  - Так нельзя, на бегу. Надо настраиваться, чтобы учитель жесты, интонацию выставил. Это же не абы как, а только на меня годится...
  Огорченный Славка сломил ветку, принялся отмахиваться. Нещадно хлеща себя по спине, по голове, он ругал всё на свете, когда Милана радостно крикнула:
  - Нашла! Дикая гвоздика, вот. Раздавите в руках и натритесь, так меньше кусать станут.
  Небольшие розовые цветочки приятно пахли. Вымазав себя их соком, Славка отвадил многих кровопийц, но не всех. Отдельные прорывались и жалили, однако ветка с такими справлялась легко.
  Внезапно девчонки остановились.
  - Ой, мамочка,- знакомо запричитала Русана.
  Так она плакала в пещере, когда они свалились в этот мир. Значит, испугалась. Чего? И Славка шагнул вперед.
  На тропе стоял большой зверь, похожий на собаку. Может быть, тот самый, что уже встречался в лесу. Шерсть его казалась серой. Пасть приоткрыта, розовый язык наполовину вывален и подергивается в такт дыханию. А с кончика языка капает слюна. Зубы зверя немного оскалены, словно он улыбался. Но в его хорошие намерения не очень верилось. С чего бы вдруг доброму зверю загораживать людям дорогу?
  Славка помнил, как учил папа - не бежать и не показывать страха. Да, и в глаза собакам пристально не смотреть, чтобы они не злились. Девчонки жались друг к другу. На них можно не рассчитывать, надо прогонять волка самому. Что-то давнее, раньше неизвестное, поднималось из глубины души - может, гнев? Мальчишка боялся, но не собирался сдаваться. Краем глаза приметив на обочине палку, он осторожно присел и протянул к ней руку. Волк опустил голову, наблюдая за Славкой, не сводя желтых глаз.
  Есть, палка в руке! Прочная, сухая, примерно метровой длины, чуть изогнутая, как та сабля, которой он фехтовал в школе русов. От воспоминания словно сил добавилось, да и уверенность пришла. Он больше волка, он выше волка, он сильнее волка - это Славка знал точно. А с оружием, даже таким - и подавно!
   Волк тоже это понял. Едва мальчишка сделал первый шаг вперед, серый зверь метнулся вбок и растворился в сумраке подлеска.
  - Ты храбрый, - уважительно посмотрела на Славку рыжая проводница.
  Русана промолчала.
  Впереди открылась поляна. Изумрудная трава окружала бревенчатый дом, из крыши которого в небо торчал длиннющий ствол. Даже не простой ствол, как оказалось при ближайшем рассмотрении. Это сооружение состояло из толстенной охапки ровных жердей, внутри которых стояла ещё охапка, внутри которой... и так шесть раз. Славка подумал, что последняя, одиночная жердина - точно достала бы до их балкона, а это восьмой этаж, не шутка! Во всяком случае, мачта торчала намного выше окружающего поляну леса.
  - Вот это да! Телевышка, самая настоящая...
  - А почему только один дом? Где другие поселяне? - Затараторила Русана, сразу осмелев.
  - Далеко до реки, а другой воды нет, что тут ариям делать? Олен один живет, ему так удобнее,
  Тропа довела детей до навеса, пристроенного к длинной стене дома. Над навесом торчало бревно, к которому досками крепилась жердь, увенчанная пропеллером. И этот пропеллер вертелся, причем следовал за ветром, как флюгер. Под навесом стояло несколько столов, высокий шкаф с закрытыми полками и небольшой кузнечный горн. На длинной полке под самой крышей навеса толпились глиняные емкости, тарелки разного размера и мелкие металлические вещи непонятного назначения. Перед крыльцом часто пролетали осы, деловито присаживались на деревянную рамку. Они заканчивали лепить в ней ровный серый листок. Оставалось немного, лишь небольшой уголок.
   - Бумага? Не враки, - удивился мальчишка, осторожно обходя рамку, чтобы не потревожить ос, - а вот как листок потом снять?
   - Тш-ш-ш, - рыжая приложила палец к губам, - не вздумай трогать!
   Опоздала - Славка не удержался и приподнял рамку. Осы взвились, дружно атаковали мальчишку.
   Сразу три жала вонзились - в шею и правую руку!
  
   Глава двадцать четвертая
  
  Волшебник-изобретатель
  
   - Ой, больно! - Вскрикнул Славка и замолотил в дверь.
  Изнутри отозвался звонкий голос:
   - Быстро вошли, ну! И дверь плотно прикрыли! Лавка в углу - сели и помалкивайте! Скоро закончу уже...
   Осы в избу не полетели, так что дело обошлось этими жгучими опухолями. Девчонок полосатые разбойницы не тронули. Тихонько шипя от боли, мальчишка сел на лавку и осмотрелся. В полумраке горницы мужчина склонился над чем-то в дальнем углу. Хорек, сидевший на столе, обрадованно направился к гостям, принялся их обнюхивать. Познакомившись с каждым, выбрал Славку, забрался к нему на колени, свернулся клубком. Почти как кошка, только без мурлыканья. Кстати, почему у арьев нет кошек?
   - Они дикие, большие, опять же едят много, - недоумённо пояснила Милана, - раз в десять больше хорей. И добычу носить не хотят, норовят сами сожрать. Нет, эти ласковей и послушней. Яр, тебя сильно тяпнули?
   - Ничего не больше, - оспорила Руська. - Мой Персик только лохмаче, а по росту такой же.
   Она осторожно подняла пушистый комочек, взвесила на руках и переложила на свои колени. Славка молча показал рыжей руку, где расползались и набухали два пятна.
   - Дай полечу, - Милана придвинулась и несколько раз лизнула отёки. - Теперь пальцем растирай, вкруговую. Сейчас пройдёт.
  Затем рыжая переключилась на спор с подругой. Решительности в голосе Миланы хватило бы на целый десяток обычных девчонок
  - Мелких кошек не бывает! Они во ростом, - руки раздвинулись чуть не на метр.
   - Не ври!
   Боль от укусов, и вправду, уменьшилась. Растирая опухшее место, Славка на всякий случай поддержал одноклассницу:
   - Точно. Где ты здоровенных видела? Это рысь или пантера, а не кошка.
  - Мы говорим про домашних, - словно тупой первоклашке пояснила Русана, укоризненно глядя на рыжую подругу.
  - Рысь в доме живет неохотно. Иных кошек в тайге не водится, только тигры, и те в горах.
  Троица замолчала, начиная понимать, что все говорили о разном. Милана недоумевала, Русана соображала, как объяснить, а Славка опять вздохнул, молча:
  - Чужой мир. Только кажется, что здесь всё такое же, а стоит чуть пристальней всмотреться и...
  В дальнем углу что-то пыхнуло ослепительно, оглушительно и сухо треснуло. Дети вздрогнули, испуганно сжались. Хорь стрелой метнулся с русаниных колен, исчез.
  - Язви её, неладная, - ругнулся Олен, выходя из угла.
  В его руке дымилась черная масса. Вонь сгоревшего мяса дотянулась к детям. Девчонки смощились, Славка мужественно терпел, пока в носу не зазуделось и чих не вырвался наружу.
  - Будь здоров! Так вы и есть те самые страдальцы, жертвы гордости Дроновой? Наслышан. А выйдите-ка на свет, дети, погляжу на вас. Вот сюда садитесь, или нет, пошли на воздух, - быстро вылетали слова Олена, словно торопясь за его движениями, - хотя нет, уже посвежело, тут сядем...
  Единое размашистое мановение, и расчистился стол - каждая вещичка стремглав отлетела на предназначенное место. Не лавки, а стулья выдвинулись отовсюду и собрались вкруг стола. Сразу четыре метлы выпорхнули из-за печи и синхронно, словно танцуя, принялись прометать пол к порогу. Распахнулись ставни, грохнув о наружные стены.
  В горницу влился свет, затем медленно отворились окна, самые настоящие, со стеклами зеленого цвета. Свежий воздух ворвался в горницу. Половики, скомканные, как попало, вылетели наружу, звучно охлестались там и вернулись на чистый пол. Метлы обошли ребятишек, промели пол, выгнали мусор с крыльца, отряхнулись, пролетели за печь. Дверь сама захлопнулась.
  Славка и Русана смотрели на безумное и стремительное мельтешение, раскрыв рты.
  
  Глава двадцать пятая
  
  Соль и перец
  
  - Вау, чистый траблс, как круто, - потрясённо шепнул Быстров-младший, и одноклассница ответила в тон:
  -У меня башню сносит...
  Чудеса, виденные попаданцами у Боруна и на Совете - рядом не стояли с этим невероятным спектаклем.
  - Вы не голодны? А я так с утра не ел, всё тщился рябчика зажарить по-новому. И вон что получил, - пренебрежительный кивок достался обугленному комку. - Ладно, придётся дичину обыкновенно готовить, хотя...
  Босой Олен направился к двери, которая послушно распахнулась. На ходу подхватил рамку с готовым листом бумаги, отпустил желто-чёрных тружениц восвояси небрежным жестом. Оценил качество, вздохнул. Рамка через окно отправилась в избу. На улице, под навесом, волхв ткнул пальцем в кузнечный горн. Угли приподнялись, живой цепочкой отправились к ларю, в дальний угол. Ссыпались, оставив после себя жирный след, который медленно сносился ветерком на детей и Олена. Рыжая отодвинулась в сторону. Славка заметил её маневр, тоже пропустил чёрную тучку. Любопытная Русана зазевалась и пострадала:
  - Ой, мне в глаз попало! Засорился, - и принялась его тереть.
  - Стой! Дай гляну, - длинная рука волхва поймала девчонку, вторая ловко вывернула веко на пострадавшем глазе. - Вниз смотри!
  Олен наклонился, лизнул веко и сплюнул соринку:
  - Поморгай, ну! Вот и всё, а ты ныла...
  Пока ошалевшая от простоты лечения Русана приходила в себя, к горну подлетела охапка хвороста. Небольшая часть тонких сучковатых и колючих веток улеглась на свободное от углей дно, большинство пало на землю, неподалёку. Тем временем хозяин быстро собрал какое-то устройство и позвал хорька:
  - Ру-у-ум! Ты где? Принеси готового рябчика!
  Гибкое тело выскочило из сеней, волоча перед собой тушку. Лапы хорька оказались слишком коротки. Как он ни задирал голову, доставленный рябчик основательно запачкался о землю. Милана и Русана поморщились, но волхв снял с глиняной корчаги деревянную крышку, кинул тушку в руки рыжей:
  - Сполосни! - И отправил Русану вслед за хорьком. - Сходи с ним, принеси сама, чтобы не пачкать. Все три!
  Славка приготовился увидеть струйку воды, которую делал Борун для умывания, но Олен удивил - комок воды из корчаги плюхнулся в глиняную миску. Милана смыла налипшую грязь, вода улетела, сменившись новой порцией. Чистую тушку хозяин насадил на вертел, плотно прижал ещё три, полученных от Русаны. Вертел уложил на жаровню, под которой уже весело пылал хворост. Крышка висела на цепочке, пропущенной через блочок. Сняв её свободный конец с крючка, Олен накрыл рябчиков.
  - А посолить, поперчить? - Русана шепнула это для рыжей, но повар услышал:
  - Прогреются, жирком потекут - тогда. Милана, крути медленно.
  Вынув из комода толстую доску, Олен принялся на ней вскрывать обугленную тушку, захваченную из горницы.
  - Зачем? Она же сгорела, - не удержался Славка, забыв наставления рыжей.
  Босой волхв поднял голову:
  - Заметь, краткий миг понадобился небесному огню, чтобы запечь рябчика. А этому, - он указал на жаровню, - древесному, сколько таких мгновений предстоит отсчитать, чтобы прожарить мясо?
  Широкий нож разрубил обугленный кусок. Под чёрной коркой оказалось сырое на вид мясо. Олен потрогал его пальцем, огорчился:
   - Он поверху сжигает, а не печёт. Небесный огонь настолько сильнее, что приручаться не желает... Эх, досадно, - и резким движением смёл обрубки в корзину, стоящую в углу.
  - А почему вы жарите, как людины, на дровах?
  Славка привык, что волхвы с лёгкостью пользуются земной энергией для приготовления пищи. Борун готовил курицу, положив ту в сковороду и накрыв второй, но совершенно по-волшебному, без огня. Гера мяса не любила, предпочитала суп, который сам по себе кипел в горшке. Об этом рассказала Русана, подсмотревшая чудеса за время затворничества. Правда, Дрон ленился, и у него кухарничала тётка Миланы.
  Уж такой изобретатель, как Олен, с лёгкостью мог запечь рябчиков без огня. Что ему стоит отвести немного жару от силобора? Но волхв отрицательно покачал пальцем:
  - Не хочу. Как я помогу арьям, если не понимаю сложности жизни? Когда я как все, то вижу, в чём должен сделать жизнь легче. Освещение? Волхвы загоняют светляков в бычий пузырь, а людины этого лишены. Жировая лампа? Тускло! Я нашел земляное масло, которое горит лучше...
   Он воткнул нож в стол, снял с полки глиняную посудину. Игрушечный чайничек с длинным носиком - решил Славка, и ошибся. Вытащив из хвороста ветку, Олен перенёс огонек на фитиль. Тот немного свисал из носика. Огонек вспыхнул сразу, но яркое пламя сильно коптило. Волхв торжествующе посмотрел на детей. Тем временем хорь заскочил на стол, принялся обнюхивать разделочную доску, лезвие ножа. Милана шуганула его рукой, но Олен снова указал ей на вертел:
  - Не останавливайся, крути. Забыл, а чего ко мне-то пришли?
  - Говорят, вы тоже знаете, как нам к себе вернуться, - выпалил Славка, а Русана с рыжей добавили:
  - Помогите Боруну. Он в одиночку на Коло не может идти.
  - Чем вам у нас не нравится? Ладно-ладно, без слёз, - волхв остановил всхлипнувшую Русану, - слышал, что к родителям очень привязаны.
  Руки волшебника что-то искали на верхней полке. Глиняные горшочки, разноцветные каменные - один за другим снимались, открывались, обнюхивались и снова водворялись наверх.
  - Борун прав. Здесь вы уже опоздали, ребятишки. Нет, срез не закрылся, он провернулся дальше, ушел от нас. Можно на куполе мира догнать, если Нарада поможет. А что Совет?
  Дети пожали плечами. Олен усмехнулся:
  - Ах да, они о вечном думают. Им с места сдвинуться - труд тяжкий... Нашел, держи, - и небольшой зеленоватый камень с крышкой лег на ладонь Русаны. - Теперь соль, но где?
  Она тоже отыскалась, совсем в другом конце полки. Её доверили держать Славке. Тот открыл глиняный горшок, потрогал крупные серые комочки, проверил один на вкус.
  - Горькая и грязная!
  Олен удивился:
  - Не грязная, с чего ты взял... Разве у вас другая?
  Выслушав пояснения про белую и мелкую, которую в любом магазине можно купить, волшебник изумленно покрутил головой:
  - Дивный мир! Тогда я понимаю, зачем вы рветесь вернуться. И такие пряности тоже в изобилии?
   В зеленоватом камне оказалась кучка серого порошка. Олен разрешил всем понюхать. Милана благоговейно вдохнула, закрыла глаза, прошептала:
  - Индийский горох. Редкость необычайная!
  Славке запах показался знакомым, а Русана сразу определила:
  - Черный перец. Молотый. И только-то? У нас перца - завались. Есть красный, английский, потом корица, кордамон, лаврушка...
  Олен отобрал перечницу, понюхал сам. Захватил щепотку, положил на ладонь, туда же добавил соли. Достал плоский камень с выемкой, высыпал туда смесь, принялся растирать продолговатым камнем, как пестиком.
  - Ладно, это приправы. И у нас они есть, только меньше, а вот чего совсем нет в нашем мире?
  - Машины, поезда и самолёты. Дороги. Высокие дома, - принялась перечислять Русана. - Лифты, метро, телефон...
  - Электричество, - вставил Славка, - телевизор, кино. Вот, посмотрите.
  Фотоаппарата хватило на коротенькое видео, где Славка ехал на велике. А потом фотик отключился.
  - Батарейка, - посочувствовала Русана.
  Славка вспомнил, как папа ненадолго оживил фонарик, когда ночь застала их в лесу. Он вынул батарейку, положил на стол и побил ребром ножа, сделав глубокие вмятины. Волшебник смотрел на избиение, продолжая тереть порошок в ступке. Милана напомнила:
  - Учитель, пора солить.
  - Да, конечно, - Олен ссыпал смесь в ладонь, - подними крышку жаровни, вынь, неси сюда, на стол...
  Славка вставил батарею, фотоаппарат ожил. Искоса поглядывая на него, волхв щепотью брал с ладони измолотую смесь. Милана упёрла вертел в доску и поворачивала, а Олен припудривал бока дичи. Рум, любопытный хорек, потянулся к рябчику. На экране фотоаппарата снова появились цветные картины чужого мира - Олен отвлекся. Перец с солью попали на мордочку Рума. Хорь чихнул, пискнул, вспрыгнул на верхнюю лавку. Там снова чихнул, заметался, сбивая крынки и кружки. Они посыпались на головы детей и Олена.
  - Ныкайся, он в обдолбе! - Крикнул Славка, заслоняясь руками.
  
  Глава двадцать шестая
  
  Тридцать три несчастья
  
  Русана взвизгнула, выбежала наружу. Милана бросила вертел, прижалась к столбу. Волхв отшатнулся, толкнул Славку. Мальчишка запнулся о мусорную корзину, замахал руками, теряя равновесие. Олен поймал его за плечо, удержал, но сам шагнул назад, на сучковатый хворост. Несчастный хорек сбил с полки почти всё, что можно, и порскнул под крыльцо.
  - Опа! - Волхв уселся на землю, обхватив ногу. - Да что ж за день такой неудачный? Не день, а тридцать три несчастья!
  Длинный сучок проткнул стопу насквозь. Кровь капала с ветки, пятная пол. Милана ахнула, отвернулась.
  - Я выну, - бросилась к волхву Русана, но Олен сам выдернул сучок.
  Славка со страхом смотрел, ожидая, что кровь хлынет ручьем. Однако волхв зажал прокол пальцами, велел рыжей принести смолу. Та схватила нож, резво добежала до ближайшей сосны, принесла срубленную ветку. Протянула, стараясь не смотреть на залитую кровью стопу. Прозрачную капельку Олен нанёс на рану и сверху прилепил полупрозрачный лоскуток, сорвав его с березового полена.
  - Бегом, у меня в сундуке длинный лоскут, - скомандовал волхв Славке, затем приказал Милане, - ополосни стопу, да кровь смывай лучше!
   Русана отодвинула рыжую с ненужной веткой, зачерпнула уцелевшей крынкой воду, вытащила из кармана платок, присела на корточки. Славка обогнул Милану, взбежал на крыльцо. Оставив дверь нараспашку, ворвался в горницу. Сундуков оказалось много, сразу четыре. На миг остановившись, мальчишка прикинул, где искать лоскут? Конечно, это бинт. Не может быть, чтобы такие вещи лежали не на виду. Олен, он точно "чепешник" - человек, с которым постоянно что-то случается. Так папа называл, от ЧП.
  - В дальнем углу? Вряд ли. Там у него рабочий стол с железками. У окна? Так он накидкой закрыт и сверху длинная шкатулка, значит, нечасто туда заглядывают. - Славка вел пальцем по кругу, словно прицеливаясь, и продолжал рассуждать, как учил папа. - Это должен быть самый доступный сундук...
  Откинув крышку, мальчишка убедился в правильности выбора. Обширная компания небольших и корявых, темно-зеленых склянок соседствовала с рулончиками бинтов, правда, не белоснежных, а серых.
  Из мешочка, стоящего на дне сундука, торчал клочок ваты. Славка ухватил, сколько удалось, цапнул два бинта и рванул назад. Крышка сундука хлопнула, когда он уже спускался с крылечка.
  - Вот, держите.
  - Ей, - указал Олен на Русану.
  Та заканчивала обмывать раненую ногу. Розовая вода стекала по пятке на доски пола. Из-под пальцев волхва тянулся разбавленный кровавый потёк. Лицо Русаны было необычайно сосредоточенным, как у медсестры перед уколом. Славке даже стало немного не по себе.
  - Вату! - И он вложил белый комок в требовательно протянутую руку.
  - Бинт! А вы по моей команде убираете руку! Приготовились. Давайте!
  Она заткнула рану ватой, прижала пальцем и принялась наматывать бинт. Да так ловко и быстро, что Славка рот разинул от удивления:
  - Ни фига себе, конопатая что умеет?
  Закончив перевязку, Русана собрала со стола черепки и осколки. Ссыпала в мусорную корзину, взялась за метлу. Милана кинулась к ней на помощь. Олен остановил рыжую:
  - А дичь кто доводить будет?
   Укоризна была выдана в такой знакомой манере, что Славка и Русана ожидали продолжения 'Пушкин?'. Но ошиблись:
  - Нарада? Быстро их в жаровню, хворосту подкинь, да чтобы не спалить, - капризно распорядился волшебник и запричитал. - Ох, как же я обезножел-то некстати...
  Рябчики доспели минут через двадцать. К тому времени волхву надоело жаловаться, лежа на лавке. Он перебрался в дальний угол навеса, где крутилось и жужжало странное приспособление, похожее на старинное точило. Скрученный восьмеркой жгут соединял жердь, увенчанную пропеллером, и бревнышко с кольцевой проточкой. Только наждачного круга там не было. В торце бревнышка темнел камень, упёртый в горло темнозеленой склянки.
  - Это зачем? - полюбопытствовал Славка, на плечо которого опирался Олен, прыгая в угол.
  - Для лекарок, Дара попросила. Наш мастеровой камнерез месяц, как помер. Пока школа мне толкового ученика найдёт, да пока он навыки переймёт! Вот сам пробки и пришлифовываю...
  - Что делаете? - Мальчишка ошалел от такого слова.
  Конечно, он слышал его раньше, но понятия не имел, что оно значит! Все слова, даже странные, откуда же начинаются? "Звякнуть" - набрать номер телефона. "Прикольно" - это, когда смешно над кем-то. А тут! 'Шлиф' - он кто?
  - Притираю. Склянку следует закрывать плотно, чтобы дух не утёк и лекарство не утратило силу, - волшебник показал на несколько флаконов и плетеный короб с кожаными ремнями. - Сложи это туда, переслои стружкой. С собой заберем.
  Трое детей хором спросили:
  - Куда?
  
  
  Глава двадцать седьмая
  
  Не пешком в небеса, так лбом о порог!
  
  - К Дарёнке. Она меня вылечит, - немудряще пояснил Олен. - Вы же о помощи просили? Так чего тянуть, с Боруном и обсудим, что да как. И хватит дичину томить, накрывайте на стол. Есть хочу!
  Затворив дверь несложным заклинанием, волшебник велел Славе надеть короб с флаконами:
  - Понесешь ты, так сохраннее. Давайте, топайте вперед, да поживее. Я за вами.
  Он вытащил из наплечной сумы книгу, раскрыл, стоя на здоровой ноге. Нашел нужное место, зашептал, быстро жестикулируя левой ладонью и строя пальцами замысловатые фигуры. Скоро его немного приподняло над землей, на просвет ладони, не выше.
  - Вот и ладушки. Теперь идти можно, - ко всеобщему изумлению, бодро опираясь на обе ноги, волшебник зашагал над тропинкой. - Не отставайте, а впереди бегите.
  Быстро идти с коробом не получалось. Стекляшки тревожно названивали даже при ходьбе, какой тут бег? Девчонки вырвались вперед, Славка - на полусогнутых - следом. Так, в относительном спокойствии, процессия дошла к пологому спуску.
  - Ачарья Олен, куда вы?
  Тот услышал голоса снизу, оторвался от чтения книги.
  - Батюшки! Да как же я залетел сюда?
  Тропинка уже перегнулась вниз, уводя пешеходов к подножью. Олен, краем глаза отслеживая её прихотливые изгибы, сперва точно следовал за детьми, да зачитался и утопал вверх, по прямой. Когда Милана обернулась, волхв уже очутился в стороне, над провалом.
  Закрыв книгу, он промаршировал пологую спираль до земли и не заметил торчавшего из тропы камня. Раненая нога последним шагом как раз приземлилась на острый скол:
   - Ах, язви тебя! - Болезненный вскрик забывшегося волшебника дополнился шумным падением.
  - Экий я дурень, - печально констатировал Олен, потирая ушибленный локоть, - однако, изувечусь напрочь, пока доберемся. Берите меня на буксир. Так вернее.
  Он вынул из кармана пригоршню перьев, пустил одно по ветру, пошевелил на него пальцами. Заколыхавшись, перо разрослось, стало похожим на плоскую лодку. Схватив зубчатый упругий борт, волшебник подтащил лодку поближе. С того места, где сидел, неуклюже перевалился и плюхнулся на спину. Щелчок пальцами направил лодку-перо к изумленным детям.
  - Вот, - рука Олена извлекла длинную кожаную веревку, - привяжите к очину. Теперь тащите за собой...
  Бечева только выглядела непрочной, но толстый полупрозрачный стержень пера охватывала плотно. Милана намотала кончик на руку, Славка с Русаной схватились дальше, чтобы не мешать, и процессия двинулась в путь. Это оказалось непросто, вести лодку. На поворотах приходилось напрягать силы, чтобы 'перо' с Оленом не улетело в кусты.
  - А сказал, что веса нет, - удивился мальчишка, в очередной раз хватая лодку за толстенный очин и заворачивая в нужную сторону.
  - Это не вес, - услышал и бормотнул волшебник, - а сила. Она не может исчезнуть, балбесы... Как можно не понимать очевидных вещей? Куда катится мир, если отроки не перенимают мудрости учителей...
  Милана присоединилась к Славке, помогла направить лодку-перо к просвету в чащобе.
  - Ты не обращай на него внимания, он всегда ворчит, когда увлечен чтением или мыслями. А сила, это внутреннее содержание вещи, понимаешь? Ты её можешь сделать невидимой, убрать вес, чтобы вещь не тащилась и не буровила землю. Но силу не уберешь, её только расходовать или пополнять можно. Воздух, в нем силы малые, в воде - больше, а в камне или железе - сам знаешь. Чем тяжелее, тем сил больше...
  Лес кончился. Впереди открылась долина, где ровно стояли дома. Славка растерялся:
  - Куда дальше-то? К кому?
  Милана и Русана одновременно указали на третий дом от реки. До него ребятишки домчались бегом, разогнав лодку-перо по ровному месту. А вот затормозить не успели. Со всего маху очин уткнулся в крыльцо, и зачитавшийся волшебник вылетел лбом на ступеньки.
  
  
  Глава двадцать восьмая
  
  Олен согласен!
  
  Грохот получился знатный! На вопль Олена вышла Дара:
  - Да что тут творится? Учитель, вы не ушиблись?
  - Чтоб вам пусто стало, озорники! - Волхв оглянулся, ища виновников падения, но те разбежались и попрятались.
  Славка сидел за поленницей. Сквозь дырки между чурками наблюдать оказалось удобно и безопасно. Русана с Лисой скрывались между телегами.
  - Дарёша, ногу ранил, обезножел. Лечи, голубушка...
  - Так вы сами бы... - попыталась возразить девушка, но протест немедленно пресекли доводы:
  - Как лечить, когда я рану не узрю? И что за непочтение? Я к тебе пришел, а ты перечишь, словно ровне...
  Родители Дары выглянули, всплеснули руками, бросились помогать. Под ворчание Олена они завели его в дом. Дети выбрались из укрытий.
  - Ух, я испугался, когда он кувыркнулся на крыльцо! Думаю, как грохнет сейчас в мою сторону, только лоскутки полетят...
  - Нет, Яр, не полетят. Олен никогда никого не наказывал, только ворчит и обещает. Но мы хороши тоже, лодку остановить не смогли...
  Русана добавила:
  - Надо было раньше начать. Ты же сама про силу говорила, а как до дела дошло, все и забыла! Вот нас по инерции и дотащило да крыльца... А почему говорят очин?
  Она держала толстый полупрозрачный конец пера и отвязывала бечеву. Почти невесомая лодка-перо покачивалась в воздухе, низко паря над землёй.
  - Очин? Так его срезают наискось, когда перо для письма готовят. Чинят. Яр, ты куда?
  Славка поставил одну ногу внутрь пера, на стержень, а второй оттолкнулся, словно на скейтборде. Лодка зыбко качнулась, но удержала его. Ещё толчок, ещё. Земля улетала назад всё быстрее, и вторая нога сама стала поперек, чтобы заложить вираж. Но внизу - не асфальт, и не на скейтборде скользил Славка. Перо наклонилось. Медленно тянулось падение, мальчишка уже и руки выставил вперед, в ужасе готовясь грохнуться на стремительно мчащуюся землю. И так вспомнилось вдруг, как скейт, настоящий скейт, круто поворачивал, не давая упасть в самых сложных виражах!
  Перо под ногами упруго вздрогнуло, заложило поворот почти под прямым углом. Славка чиркнул пальцами по земле, но устоял. Радостно вспомнило тело привычные движения, и он помчал к остолбеневшим девчонкам, набирая скорость. Сколько минут скейт-перо под его руководством показывал класс, никто не считал. Только вдруг на полном ходу опора под ногой пропала, и Славка закувыркался в пыли.
  Отряхиваясь, он поискал взглядом перо. Нашел. Жалкое и растоптанное. Маленькое, ни на что не годное.
  - Милана, Руся, Яр! Где вы там, - позвала Дара, - идите в дом, учитель кличет!
  Когда они поднялись на крыльцо, негромкий шепот дал напутствие:
  - Я ему всё уже рассказала. Он пойдёт с Боруном.
  Олен полулежал, с книгой в руках. Отец Дары мостил под спину волхва подушку. Накрытый стол ждал едоков.
  - С переносом по виткам сложностей нет, до Коло в день доберемся. Вот к первому витку пройти - это задача серьёзная. Там земли диких людей, у них волхвов нет, договориться не с кем. Могут и напасть. Так что Борун берёт дружинников и Ждана. Довольны?
  Славка и Русана подпрыгнули от радости. Мальчишка даже завопил. Рыжая промолчала, но кто на это обратил внимание? Разве что старшие.
  - Ну, кто проголодался? Как не хотите? Нет, никаких отказов!
  Девчонки пошли к столу, а Славка отбился занятостью. Выйдя за дверь, он припустил в казарму. Он мчался во весь дух, спеша поделиться новостью с молодыми русами. Но на пороге его встретил Скитан:
  - Смирно! Тебя выпороть для начала, Яр, чтобы порядок знал? Дружина, стройсь! - А когда шеренга замерла, воевода поставил штрафника лиуом к ней и объявил наказание. - За самовольную отлучку...
  
  
  Глава двадцать девятая
  
  Бегом за картой!
  
  Славке влетело по первое число. Скитан на неделю лишил его права свободного передвижения вне школы. Только со Жданом или дежурным русом. Так минуло два дня. Вечером третьего в казарму, где Славка намывал полы, явились рыжая и русая:
  - Привет каторжанину.
  - Да ладно вам. Что нового? Они там, вообще, готовятся?
  - Ещё как. Завтра Тринс с Боруном расчеты заканчивают - вступила Милана, а Русана завершила отчет:
   - Гороскоп составили, удачный.
  Славка заворчал:
  - Опять? Дрон уже пролетел со звёздами, теперь эти...
  Одноклассница заспорила:
  - Тринс вовсе не Дрон. Он умный, только рассеянный. Очень умный...
  Мальчишка опешил:
  - Какой Тринс? А где Олен?
  Рыжая фыркнула, Русана запылала от смущения:
  - Ой, ты только меня не выдавай. Это я в дневнике Олена шифровала, чтобы никто не понял. Тридцать три несчастья. Три-три-нес. Сокращенно - Тринс.
  Кличка привилась мгновенно. А утром Борун вызвал Славку. Девчонки тоже пришли, ждали у входа. Тринс валялся на постели Боруна, задрав больную ногу. Ачарья раскладывал на столе исписанные листочки осиной бумаги. Войдя, дети застали конец разговора:
  - ...понял. И дальше ищем нужный рисунок концовки витка, - палец Боруна придержал страницу с жирным пунктирным рисунком. - Там спирали с двух сторон горы. Кстати, ты слетал бы за своей картой?
  - Я ходить не могу, а ты - летать! Ребятишки смотаются, тут недалеко. Милана, - позвал рыжую Тринс, - в том сундуке, где книги, помнишь? Там на дне лежит пергамент. Дверной наговор не забыла? Сумеешь открыть? Тогда бегом. Быстро!
  Троица с восторгом помчалась по дороге, впечатывая пятки в горячую пыль. Перейдя брод, снова рванули. У самого леса длинноногие девчонки Славку опередили. Под сенью деревьев вместе пошли, шагом, с воодушевлением обсуждая перспективы.
  - Лиса, ты его карту видела?
  Рыжая честно отнекнулась:
  - Ни разу. Он говорил, на неё большой бык ушел.
  - Что? - Потребовал уточнения Славка.
  - Так пергамент, это кожа, тонко выделанная. Телячья, - Милана удивилась реакции спутников, горячо возразила. - Никакой жестокости тут нет! Дикая тура, вообще, больше трёх лет не живет, а домашняя корова - до десяти. Мясо и молоко они дают, как плату за охрану и безопасное размножение, если хотите знать!
  - Ну да, скажешь тоже, - завелась поспорить Русана, защитница травоядных, но ойкнула и смолкла.
  
  
  Глава тридцатая
  
  Опять волки
  
  На тропе стоял немолодой человек среднего роста, из-за бородки клинышком похожий на профессора:
  - Доб"ъый день.
   Его мятый пиджак и рубашка с галстуком были точно такие же, как у экскурсовода - короткие и нелепые. Авторучка торчала в нагрудном кармане рядом с расчёской. А на запястье болтались часы с черным ремешком. Он и говорил, словно экскурсовод, растягивая слова, но картавя. И очень знакомо:
   - Далеко ли путь де"ъжите?
   - Здравствуйте, ачарья Мер, - поклонилась Милана.
  - Я вас помню, - воскликнул Славка. - Вы на Совете с нами говорили. Только постриглись и одеты не так...
   - Верно. Ты умный и наблюдательный мальчик. Люблю одежды вашего времени, что поделаешь!
  Русана заворожено рассматривала волхва. Её большие глаза затуманились слезой:
  - Вы наш? Из нашего времени?
  - Нет, но побывал там, и совсем недавно. Прекрасные воспоминания, да, особенно кино, - со вкусом, причмокивая, Мер произнёс слова, значение которого здесь не понимал никто, - фантастика, в хорошем зале. Ах, какие спецэффекты в Аватаре... Просто обожаю!
  - Вы знаете, как туда попасть?- Славка шагнул к спасителю, вцепился в его пиджак и затеребил, добиваясь ответа на самый важный вопрос. - Вы там были, точно были, у нас?
  Он не верил собственным ушам. Но глаза не могли обмануться! Этот волшебник в прошлый раз ничего не знал о России, о времени, которое покинул Славка. Конечно! Даже фотоаппарат и телефон рассматривал, как чудо! А сегодня одет не в балахон, как на Совете, а совершенно по-современному! Без сомнений, Мер нашел дорогу, побывал в славкином настоящем и успел переодеться! Вот это да! А этот Дрон только дурью маялся - "силобор, отправка, вы сами вернетесь"! Ни фига он, да и вся их волшебная тусовка, не умеет! Столько время с ними потеряли! Где гарантия, что у Боруна и Тринса, вообще, хоть в этот раз получится?
  Славка решился сразу. Он оглянулся на Русану:
  - Ты поняла? Не надо никого ждать, а идти с Мером! Только бы он согласился! - И отчаянно, утратив всякую вежливость и деликатность, вложил в крик всю надежду, которой жил эти дни. - Вы же можете вернуть нас туда!
  - В принципе, да. Пойдёмте ко мне, поговорим, как это сделать, - волшебник сделал приглашающее движение рукой, - тут недалеко. Оставьте все дела. Прошу.
  И они пошли бы с этим волхвом, сулившим простое и скорое возвращение домой, если бы не рыжая. Милана заступила дорогу Славке и Русане:
  - Вы что? Как можно всё бросить? Сначала следует Боруну, Гере и Олену сказать, что вы с ними не идёте. Они же готовятся! Нет, так не по-людски, так нельзя!
  - Ты дерзкая девчонка, - возмутился картавый волхв, - как смеешь перечить мне, высшему?
  Однако наваждение уже минуло, дети опомнились. Как ни рвалась душа домой, но проявлять неблагодарность к людям, собравшимся помогать - нет, на такое свинство ни Славка, ни Русана не отважились:
  - Ой, и правда... Мы к вам потом, чуть позже, только поручение выполним! Мы сейчас! Пулей!
  Славка припустил по тропинке, ведущей к дому Олена. Русана замешкалась ровно настолько, чтобы успеть спросить:
  - К вам по этой тропе? Тогда мы быстро!
  Обе девчонки рванули вослед за Славкой, и не услышали, как рассерженный волшебник прошипел себе под нос:
  - Так-так, Яр! Значит, Олен для тебя важнее? А ты, рыжая дурочка, мне не нужна...
  Нетерпение подгоняло детей, и они промчались остаток пути на одном дыхании. Дверь открылась, как только рыжая прошептала нужное заклинание. Карта, скрученная в тугой свиток и упакованная в берестяной тул, нашлась сразу. Так что, буквально через минуту, троица отправилась в обратный путь. На той развилке, где они недавно расстались с волхвом, Славка остановился:
  - Пока, Милан, мы к Меру. Ты расскажи этим, ну... Ждану, Боруну, Гере. Спасибо передай. Да, и верни мне телефон.
  Он прикрепил чехол с мобилой на пояс. Затем принялся снимать тул с картой, но тот зацепился где-то на спине. Мальчишка дергал веревку вверх, торопясь скинуть ношу и вручить рыжей. Та стояла угрюмая, помогать не спешила. Русана засомневалась:
  - Может, мы зря суетимся? Славк? Не по-людски как-то... Словно убегаем. Давай сначала вернемся, попрощаемся?
  Но мальчишка настаивал на своём:
  - Нельзя время терять! А вдруг у Мера тоже ход к нам закроется? И будет опять, как силобор - пшик, и всё тут! Не хочу рисковать. Короче, если не идёшь, то я один! Да помоги ты карту снять, видишь, зацепилась!
  Он горячился, потому что и сам понимал - неправильно так поступать. Но точила его и подталкивала подленькая мыслишка. Настолько подленькая, что он не хотел в ней признаваться:
  "Некрасиво поступаю? Ну и пусть! Мы сейчас уйдём в своё время, и я никогда этих людей уже не встречу. Так чего мне их стесняться?"
  И тут со всех сторон завыли волки. Они дружно выступили из кустов, и направились в сторону детей. Один, самый страшный, оскалил клыки, бросился к Милане, отделив её от Славки с Русаной. Рыжая вскрикнула, бросилась наутек по тропе, ведущей к селу.
  Славка оглянулся в поисках палки, так напугавшей одинокого волка, что встретился им в прошлый раз. Но волки наступали, и было их так много, что мысли о сопротивлении исчезли. Там, в просвете между деревьев, мелькнула фигурка Миланы. Она добежала до берега, и кинулась в реку.
  Стая волков уже выстроилась полукольцом, преградила путь в ту сторону. Прошли считанные мгновения, а выбора не осталось совсем - пришлось бежать в сторону леса. У Славки мелькнула мысль, что удастся забраться на дерево и отсидеться там. Надо лишь успеть, оторваться от преследования, чтобы времени хватило вскарабкаться, не стащили со ствола за ноги.
  Волки гнались неторопливо, коротко подвывая то с одной, то с другой стороны, словно переговариваясь. Их мощные серые тела мелькали в подлеске, не давая возможности свернуть к селу. Затулье находилось совсем рядом, километр, а то и ближе. Но как ты до него добежишь, когда острые зубы клацают всё ближе?
  Русана и Славка мчались со всех ног по единственной тропинке, уводящей вглубь леса. Едва различимая, она всё-таки позволяла бежать, не пригибаясь. Но ни единого пригодного дерева - одни мрачные громадные ели, широко раскинувшие лапы. По таким фиг залезешь. Надо лиственное, с редкими ветвями или сучками.
  Тропа виляла, не давая перспективы. Знать бы, куда она выведет, успел подумать Славка, как перед ними, словно вынырнув из чащобы, открылась небольшая полянка с небольшим домом. Он выглядел неказисто, не сверкал красками, как двухэтажные хоромы Боруна, не блистал стеклами в окнах, подобно дому Олена. Серая и уныла изба, с покосившимся крыльцом.
  Но это было спасение! Волки тоже поняли, что добыча ускользает, наддали, взвыли.
  
  
  Глава тридцать первая
  
  Мер, самый великий волшебник
  
  Однако дверь уже пропустила Русану, а затем и Славку. С грохотом впечатав в косяк толстые, надежные плахи, окованные железной полосой, мальчишка закрылся на крюк. С той стороны в дверь мягко бухнулось и заскреблось что-то живое.
  
  - Засов задвинь, - прошептала Русана, не в силах унять дыхание.
  В горле саднило, ноги и руки тряслись, а пот, только что ледянящий спину, неожиданно стал горячим. Они бессильно опустились на пол, привалились к двери.
  - Я думал, не добегу, - признался Славка, утираясь рукавом.
  - Ну, ты так драпал, еле догнала, - укорила одноклассница.
  - Сама-то! Вперед меня неслась. Как дверь лбом не вышибла.
  - А ты хотел, чтобы отстала? Чтобы меня съели? - Не уступила Русана и вдруг оба засмеялись, перебивая друг друга:
  - Ой, не могу! Вот волки обломились! Столько времени гнать, чтобы дверью по зубам...
  Славка изобразил вежливых волков:
  - Ешь их сам, я не хочу... Спасибо, я дерево не люблю... Мне бы человечинки... Пардонте, дорогой волк, с людьми у нас напряженка... Давайте одного из нас сожрём...
  Просмеявшись, они стали осматриваться. Бревенчатое жилище внутри оказалось мрачным. Даже сенцы в избах Геры, Боруна и Дрона выглядели просторнее. Здесь потолка не было вовсе, окна отсутствовали, а свет проникал через прохудившуюся крышу. Обильная паутина обрывками свисала со стропил, древенчатые стены поросли бледными грибами на длинных, кривых ножках. Пахло плесенью.
  - Куда это мы попали? Развалюха...
  Стук в дверь прервал Русану, и знакомый голос попросил:
  - Отк"ойте, дети. Не бойтесь, я п"огнал волков.
  Рассмотрев сквозь щелку человеческую фигуру, Славка снял крюк. Да, это Мер, в том же мятом костюме:
  - Я и не ждал вас так скоро. Мне впору судьбу благодарить. Каким ветром вас занесло ко мне?
  - Не ветром, - уточнила Русана, - волки загнали. Мы хотели сначала домой, отдать карту Тринсу. То есть, я хотела сказать, Олену...
  - Карту? Ту, что за твоей спиной, Яр? И что в ней такого, чтобы торопиться? Давайте-ка посмотрим...
  Сейчас, когда волшебник, готовый вернуть их в настоящее время, стоял рядом, но не спешил исполнять своё обещание, Славке стало стыдно за ту подленькую мысль. Он покраснел, осознав, как непорядочно хотел поступить.
  "И вообще, с чего мы с Русаной решили, будто Мер отправит нас немедленно? Он же сказал, в принципе готов поговорить, как это сделать. И ни слова - когда? "
  А волшебник тем временем помог снять со славкиной спины берестяной тул. Крутя его в руках, он уставился на Славку.
   - Не понимаю тебя. Ты меня просто удивляешь! Чтобы такой умный мальчик - и на побегушках? Тратишь время на обучение примитивным навыкам, как глупый арий! Тебе нравится мыть пол в казарме?
   Мер увлёкся, повысил голос:
  - Ты веришь то одному сумасшедшему волхву, то другому, в надежде вернуться. А ко мне - не спешишь. Ко мне! К единственному, кто обладает уникальными знаниями и способностями! Я, только я поистине велик!
   Чем дольше декламировал волхв, тем больше сомнений копилось в душе мальчишки. Зачем Мер хвастается? Начинал бы уже разговор по существу. Да и не говорить, делать надо. Они с Русаной сюда не на лекцию пришли! Однако мужества прервать старшего, да ещё и волшебника - не хватало. А тот словно услышал мысли:
  - Ладно. Перейдём к делу. Чтобы попасть в другое время, надо пройти туда по виткам, что лежат на силоборе. Он и перенесет вас на место. Я готов это сделать...
  Лица детей вытянулись:
  "Опять силобор, опять спираль! Никакой простоты. То же самое, что говорил Олен. Зачем же Мер соврал, что только он один умеет ходить во времени? Соврал..."
  - Нет, не соврал! - Волхв возмутился. - Истинно говорю вам, нет в мире более великих волшебников, чем я.
   Разочарованный Славка обиделся:
  - Вы мысли подслушиваете?
  - Не подслушиваю. Я читаю в умах! Мне понятны мысли всех живых существ, не только ваши. И какое это имеет значение? Лишнее доказательство моего величия!
  Русана язвительно заметила:
   - Великий не станет жить в такой развалюхе.
   - Ты хочешь убедиться, на что я способен? Смотри!
  И Мер распахнул дверь в горницу.
  Дети обомлели. Сказать, что помещение выглядело большим и просторным - ничего не сказать. Больше всего оно напоминало современную квартиру. Разве что, вместо люстры под высоким потолком висели в ряд круглые светильники. Очень похожие на те плафоны, что Славка с Тимуром разбили, уронив лестницу в школьном коридоре. В углу, почти как в славкиной прихожей, стояла шкаф с вешалкой. Там висела бейсболка и синяя папина куртка с надписью МЧС.
  - Обалдеть! Руська, наш мир, ты сечешь?
  Та смотрела широко распахнутыми глазами на дальнюю стену. Плоский телевизионный экран! Он не работал, но какое это имело значение! Под ним, на столе у стены стоял электрочайник и банка растворимого кофе! Рядом с микроволновкой! И компьютер! С 'клавой' и мышкой!
  
  
  Глава тридцать вторая
  
  Карта мира?
  
  - Вот это да...
  - Убедились? Всё это я принёс оттуда, из вашего мира. Ну, кто ещё способен на такое? Прошу....
  Обеденный стол посреди комнаты, накрытый скатертью, окружали четыре стула. Мер отодвинул два, дождался, пока дети усядутся,
  - Ладно, посмотрим, чего это вы для Олена несли, - он вытащил свиток из тула, раскатал на столе.
  Почти квадратный лист мягкого, эластичного материала, совсем не похожего на кожу, занял весь стол. На его желтоватой и глянцевой поверхности четко выделялся тёмный контур основных материков, знакомых каждому человеку. Схематичные глобусы, которые крутятся на каждом телеканале, или карты, мелькающие в новостях, настолько впечатались в память, что Славка не мог ошибиться. Вот Америка, а это - Индия и Африка! Они выглядели немного иначе, чем современные. И через всю карту змеились линии разных оттенков, испещрённые непонятными значками.
  Мер впился глазами в середину листа, уперся пальцем в красную линию:
  - Так-так-так! Ай да Олен, ай да тихушник! Все источники силы нанёс, все воронки сброса, и главные жилы земные... Нехорошо, ах, нехорошо такие вещи в секрете держать... Делиться надо... Опять же, зачем сидню такая карта? Однозначно, незачем... А вот мне...
  Русана присмотрелась, шепнула Славке:
  - Где он смотрит - это Сибирь, а вон там - Уральские горы. Видишь?
  Мальчишка кивнул. По совести, надо бы ответить, что видеть и понимать - совсем разные вещи. Разноцветные кривульки он видел, а вот почему это должно означать горы? Но не признаваться же в географическом дебилизме?!
  - Здесь! - Палец волхва подпирал завитушку синего цвета. - Отсюда мы пойдём, вместе. Можно хоть сейчас. Готовы?
  - Так собраться надо, - растерялась Русана, а Славка добавил:
  - Мои вещи в казарме. Вроде мелочи, но жалко. Особенно фотоаппарат.
  Мер пристально посмотрел на мальчишку и спросил, словно вспомнив:
  - Приспособление, чтобы запоминать звуки? Помню. Но он сдох?
  - Нет, фотик - который с картинками. Я показывал, на Совете, - удивился Славка, - а сдох тогда телефон. Фотик позже скис, совсем, а мобила зарядилась...
  - Так странно, я ничего не понял. Если фотик сдох, то стерво никаким волшебством не оживить, - уточнил волхв, - и зачем тащить мертвечину с собой?
  Теперь не понял Славка:
  - Стерво?
  Русана подсказала:
  - Так называют труп животного, - затем включилась в разговор с Мером.
  - Фотик не совсем сдох, он временно перестал работать. Ему заменить батарейку, и он снова оживет. Там, у нас, когда вернемся. Поняли?
  Волхв кивнул, однако недоумение с лица не ушло:
  - Как же мобила, которая сдохла при мне, смогла ожить здесь?
  - У неё подзарядка от солнца, - терпеливо пояснил Славка.
  - Конечно, ты ведь славящий Ярилу, как я мог забыть, - совершенно сахарным голосом воскликнул Мер, - у тебя с Опалуном связь! Значит, мобила жива и готова запоминать звуки? Покажи мне, как она это делает.
  Славка снял с пояса мобильник, включил режим диктофона:
  - Вот, нажимаю сюда, говорю чего-нибудь. Ну, сами скажите!
  - Великое свершение, - продребезжал Мер.
  - Теперь нажимаю сюда и слушаю, - мальчишка продолжил инструктаж.
  Короткая фраза, воспроизведенная диктофоном, опять повергла Мера в такой восторг, что тот сорвался с места и забегал по комнате. Его метания сопровождались неясными вскрикиваними:
  - Если столь ясен звук, то... Нет, надо идти с ними... А зачем мне тот мир? Да... Но волхование требует точности... Нет... Да!
   Прекратив метания по комнате, волхв поманил мальчишку:
  - Пойдём, мне надо убедиться в точности повтора звука.
   Они направились к лестнице, ведущей вниз. Мер пропустил Славку вперед, обернулся:
  - Девочка, захвати одну из во-о-он тех крынок, - палец указал на горшок под крышкой, стояший на краю стола. - Проверь, которая не пустая?
  Русана сняла крышку, наклонилась. Лёгкое облачко взвилось, прянуло ей в лицо. Чихнув, она отстранила крынку, полезла за платком. Но чихание не унялось, напротив, участилось.
   - Что ты копаешься, догоняй, - поторопил её волхв.
  Девочка утерла слёзы, высморкалась. Перевела дух, смахнула с лица растрепавшиеся волосы, оглянулась в поисках зеркала. Не обнаружив, подошла к телеэкрану. В его блестящей поверхности она рассмотрела себя, причесалась. Но отражение вело себя немного странно - оно переливалось, словно поверхность воды, обдуваемая ветерком. Русана отыскала взглядом кнопку включения, протянула руку и ткнула пальцем.
  - Ой!
  
  
  Глава тридцать третья
  
  Картонные чудеса
  
  - Я уже видел это, - прошептал Славка, подходя к лестнице, - а где?
  У стены рядом с лестницей стояли две каменных колонны, а между ними картина с толстой женщиной в старинном платье. Он точно, встречал эту картину. И совсем недавно.
  Тут Мер подтолкнул его в спину, и они спустились в подвал. Там тоже горели матовые шары, но пахло неопрятным подъездом, где отмечаются коты. Полосы материи свисали с потолка, словно ширмы, перегораживали комнату. Слева от лестницы стояла клетка с кучей листьев в углу. Взяв палку, Мер ткнул ею в листья. Раздался вскрик, поднялась невысокая фигура.
  - Леший? - удивился Славка. - Почему он здесь? И зачем вы палкой?
  Лесовик протянул руку к мальчишке, просительно цокнул.
  - Осторожно, укусит!
  Мер перехватил ладонь лешего, отвел в сторону, зацокал, застрекотал, засвистал. Но совсем не в том тембре, как был у Ждана. Картавость и тут мешала. Славка повторил вопрос - почему лесной житель в клетке?
  - Бешенство у него. Кричит, на всех бросается. Кусает. Вот, остальные лесовики привели, отдали на лечение. Пиши, что он говорит, - и волшебник толкнул лешего палкой.
   Леший ответил длинным разраженным цокотанием. Славка записал диалог, прокрутил. Мер восторженно зааплодировал.
  - Так. Мне нужна мобила. Дай мне её, на время. Пока вы ходите за вещами. Потом заберёшь.
  - Нет, - шагнул к выходу мальчишка, пряча телефон в карман.
  Попроси Славку кто угодно, Борун, скажем, Ждан, Гера - отдал бы, не думая. Тому же Меру сунул - пожалуйста, пользуйтесь на здоровье! Но - полчаса назад. А сейчас - извините!
  "Леший в клетке, тыканье палкой? Карта, которую волхв так жадно рассматривал. Слова, которые бормотал при этом..."
  Всё неясности внезапно сошлись вместе и возбудили в мальчишке подозрения. Смутные, но слишком уж нехорошие. Он оглянулся, направляясь к лестнице. Леший стоял, вцепившись в прутья клетки. Верхний свет освещал лицо лесного человека. По смуглой щеке ползла слеза. Так просто люди плакать не станут!
  - Нет. Не дам.
  - Погоди, - окликнул его Мер, но Славка уже бежал наверх, услышав зов одноклассницы:
  - Быстров, скорее, иди сюда!
  Русана стояла у телеэкрана и смеялась.
  - Чего?
  - Смотри! Всё - ненастоящее. Попробуй его включить.
  Вместо кнопки включения зиял пролом. И сам экран выглядел картонным, уже не блестел стеклом и пластиком.
  - Видишь? А клава? А мышка? - Она показала на компьютер, стоящий рядом с электрочайником.
  Славка пробежал по кнопкам клавиатуры - те подались, промялись, утратили форму. И сама она перестала выглядеть пластмассовой, потускнела. В ней почти не осталось веса!
  Схватив "клаву", мальчишка не нашел провода. Перевернул. Ни единого винтика - просто вылепленная из серой бумаги пустышка. Он схватил мышь - та мгновенно обесцветилась. Бумажная? Ну, конечно! Колесико мышки не собиралось крутиться, и клавиши уступили легкому нажиму, расплющились.
  Как можно эти грубые подделки принять за причиндалы современного компа? Они вовсе не походили на настоящие! Но ведь сначала казались! Почему?
  - ...я хотела причесаться, пошла, а оно всё зыбкое, как вода, колышется. Ткнула, чтобы включить - палец провалился! И сразу вид пропал, он стал картонным. Я тогда стала проверять... Это всё обман! - взволнованно делилась впечатлениями Русана.
  Мер поднялся в комнату, подходил к ним. В его лице не осталось ничего от напускного добродушия:
  - Обман? Что ты понимаешь, вздорная дурочка! Мне ничего не стоит создать вещи вашего мира. Я сотворю их с лёгкостью!
  Русана возразила, в упор глядя на Мера:
  - Тоже мне, старик Хоттабыч! Вы никогда не были в нашем мире и не знаете, как туда попасть! Как не стыдно обманывать? Вы ненастоящий волшебник! Моя мама, и то больше может. Она меня от такого же, как ваш, дефекта речи за три недели избавила...
  Вспомнив про каменный телефон-автомат, сотворенный легендарным киноджином, Славка сообразил:
  - Руська! Он мои мысли подсмотрел! Я в казарме рассказывал, потом Заю - он всё подслушивал. Телик, комп, микроволновку, кино! Одежда его, как на гиде, ты сечешь?
  - И картина у входа, - оба глянули на толстуху и опознали, - точняк общага Поттера!
  Волшебник просто скопировал рисунок из книжки, которая пропала. Так вот кто прибрал её к рукам! Мальчишка присмотрелся к полкам, отыскивая пропажу. Мер насупился:
  - Неблагодарные! Я старался для вас. Ну, если не хотите добром, придётся силой. Вы поможете мне войти в ваше время!
  Славка крикнул:
  - Драпаем!
  Русана стояла ближе к двери, но всё равно - надо пробежать через комнату, а волшебник действовал быстро. Он схватил Славку за плечо, зарычал, когда тот вывернулся. Руки волхва взметнулись вверх, пальцы растопырились, быстро забегали в воздухе, плетя невидимую сеть. Движения детей замедлились, потом они застыли совсем, не в силах сделать и шага. Мер залез Славке в карман, вытащил что-то. Тут на улице послышался конский топот, дверь распахнулась от сильного удара.
  - Живы?!
  К возгласу Ждана добавился радостный вопль Миланы:
  - Русечка!
  Рыжая вихрем обогнала парня, обняла подружку, а Ждан коснулся мальчишки. Наваждение исчезло, движения детей снова стали стремительными, и в два голоса прозвучала просьба:
  - Ой, пойдёмте скорее отсюда!
  Милана за руку потащила Руську к двери, а Ждан поклонился Меру:
  - Учитель, спасибо, что приютили. Когда я узнал, как приблудные волки их в тайгу погнали, испугался, что всё, пропадут ребятишки. Они же не сообразят на дерево влезть. А тут ваш дом, так удачно... Хорошего дня, учитель!
  - Ждан, ты ничего не знаешь, - возмутился мальчишка. - Да погоди ты, дай сказать! Он не тот...
  - Цыц! - Славка и опомниться не успел, как могучие руки парня схватили его поперек живота, вынесли наружу и забросили на коня.
  
  
  Глава тридцать четвертая
  
  Все на спасение лешего! И кикиморы... И русалок?
  
  Сидеть на крупе, обхватив за Ждана пояс, и рассказывать - не самое простое дело. Девчонки исхитрились вдвоем уместиться в седле, так что Русана успела выпалить больше слов. Когда лесная тропа кончилась, открыв панораму села, одноклассники закончили рассказ. Ждан усомнился:
  - Не может быть, чтобы волшебник насильно удерживал лесовика. Не принято такое отношение к древним людям. Ошибся ты, Яр! Если бы ещё Руся тот погреб видела, другое дело... Не стану я высшим твои выдумки рассказывать. Да, кстати, где карта? На столе оставили? Да как же... Ну, Яр, а сразу сказать мог? Теперь возвращаться!
  Конь галопом умчал Ждана назад, а троица двинулась к броду. Славка горячился, настаивал, что лесовика надо немедленно спасать. Русана почти согласилась, но Милана не верила. В сердцах обозвав её "рыжей", мальчишка вспомнил про мобильник. Нащупал чехол. Пусто? Карманы - тоже! Но паника оказалось ложной - телефон нашелся в углу куртки. Завалился за подкладку.
  - Ещё что потерял?
  Девчонки с любопытством наблюдали за лихорадочным выворачиванием и охлопыванием карманов. Безуспешные поиски закончились признанием:
  - Да. Эмпитришку. А, ерунда! Слушайте, как Мер чирикает с лешим. Ты знаешь такой язык, Милана?
  - Слабо.
  Прослушать не удалось - примчался злой Ждан, погнал всех в деревню. Выслушивать оправдания отказался наотрез, велел разойтись по домам. А Славке запретил отлучаться со двора:
  - Ты наказан Скитаном. Забыл?
   Но плевать Быстров-младший хотел на запреты, если они несправедливые! Тем более, огородами прокрасться, куда надо - делать нечего. Он смотался к Гере. Завел речь о плененном лесовике, о подозрениях касательно Мера - та посуровела лицом. Мальчишка обрадовался, уже хотел прокрутить запись разговора, достал мобилу. И тут синеглазая старушка взорвалась. Произнесла речь о врожденной чистоте намерений каждого волхва и выставила мальчишку вон. Правда, напоследок пообещала лично поспрашивать картавого. Дескать, завтра на Большом Совете тот обязательно будет.
  До Миланкиного окна от дома Геры - рукой подать. Девчонки страшно огорчились, возмутились. Славку отговорили: 'Не надо соваться, ни к Олену, ни к Боруну - чего зря время терять? Волшебники все заодно, понятно'. Зато на ура прошла идея выручать лешего самим, пока Мер торчит на тусовке, то есть, 'советуется'. Согласовав время и место завтрашней встречи, Славка вернулся на сеновал, угрюмый и злой. Таким его застал Ждан, отконвоировал в казарму, на штрафные работы - то же поломойство.
   Назавтра троица встретилась на берегу у памятного валуна после обеда. Первым прибежал Славка. За его спиной, как у взрослого, торчал настоящий клинок в ножнах - утащил из оружейной комнаты, благо с утра дневалил по казарме. Милана заявилась немного позже, принесла два топора - себе и Руське. Та примчалась последней, плетя невнятную отмазку про урок руколечения у Геры. Слушать её не стали, спустились к броду и двинулись на благое дело. Если взрослые спасать лешего не хотят - что остается? Правильно, действовать самим!
  
   Они шли вчерашней тропой. Пешком - это тебе не верхом мчаться. Чуть не час заняла ходьба. Странная тишина царила в лесу. Молчали птицы, не мелькал зверь. Даже мышь не встретилась, что уж говорить про волков. Видимо, животные всерьёз заценили оружие.
   Завидев дом, троица обошла главную тропу, подкралась с угла. Тихохонько взошли на покосившееся крыльцо. Припав ухом, рыжая вслушалась, потянула ручку. Дверь не шелохнулась. Милана дёрнула посильней - без толку. Ещё и ещё! Потом доверила трясти ручку и пинать упрямую дверь Русане и Славке. Когда устали все, она сдалась и вынесла приговор:
  - Конечно, дверь заговоренная. Я что, дура, что ли? Проверим ставни.
   Девчонки соединили руки в квадрат, как показал Славка. Это просто и прочно - хватаешь свое запястье и другово, а друг - соответственно своё и твоё. Подняли мальчишку. Клинок, просунутый между створками, сразу подцепил крюк. Первым внутрь забрался Славка, по очереди затащил девчонок. Распахнули остальные окна. Осмотрелись. Без вчерашнего морока горница выглядела обыкновенной избой. Грязной и неухоженной. Дверь в подвал оказалось приоткрыта. Но свет внизу не горел.
  Милана отыскала плошку, плеснула туда постного масла, топором отпилила веревочку, найденную в сундуке - получилась лампада. Так она её назвала. Пока рыжая копалась, Славка из чистого любопытства последовательно осмотрел горницу. Драного "Поттера", лежащего в укромном углу на полке, он торжественно показал девчонкам и спрятал за пазуху. Не держать же книгу в руках? Чиркнув зажигалкой, поджёг фитиль лампады, и в свете слабого огонька троица спустилась вниз.
   Клетка с лешим стояла на месте. Услышав оклик, тот поднялся, радостно зацокал. Замок на засове держался долго, но топоры оказались прочнее - он хрустнул и слетел. Дверка распахнулась, однако леший не кинулся к лестнице, а поманил детей за собой. Отодвинув занавесь в сторону, он тревожно цокал, показывая на вторую клетку.
  - А тут кто? - Изумился мальчишка, разглядывая выгнивший изнутри пень, закиданный хворостом.
  На цокот отозвалась зеленоватая и угловатая тень, тощий кузнечик. Сверкнула глазами, словно кошка в темноте. Её пищание перемежалось воркотаньем. Милана ахнула:
   - Кикимора. Она-то как сюда попала?
   И снова топоры победили замок. Кикимора вышмыгнула, едва приоткрылась дверь, прижалась к Русане и затряслась тощим тельцем. Кажется, плакала. Слака недоумённо спросил рыжую:
  - Лиса, они что, как родные?
  - Дара познакомила, на болоте, куда за мхом ходили.
  Леший потянул за рукав. В углу теснился чан или полубочка, плотно перекрытая толстенными плахами. Вытащив длинные жерди из проушин чана, ребятишки по одной столкнули плахи на пол. Две головы высунулись, глянули на детей, булькнули.
   - И как мы их отсюда вынесем? На себе?
   Ничего не получилось. Ни вдвоём, ни втроём. На руках - тяжело и чешуя скользкая. На спине - не за что ухватить. Плавники слишком короткие, а пальцы русалочьи - слишком слабые, чтобы самим держаться. Совещание длилось минут пять. Кикимора держалась рядом с Русаной, а лесовик сидел между озадаченным Славкой и рыжей. Русалки ждали в чане, периодически погружаясь в воду и снова облокачиваясь на край.
   - Но не оставлять же их здесь! И вообще, надо торопиться, Мер вернётся - проблем не огребём, - разозлился Славка, - думайте же, чего молчите?
   - Думай не думай, а надо оставлять их здесь и звать старших, - ляпнула Русана, поправляя кикиморе кружевной воротничок.
   Сейчас, когда глаза привыкли к полумраку и слабом свету лампады, Славка разглядел непорядок в одеянии таёжных жителей. Листья, покров лешего, лежали естественно, но пожелтели, местами свернулись. А кружевной наряд кикиморы растрепался, свисал клочками. Русана, вместо того, чтобы думать о русалках, латала прорехи, быстро орудуя неизменным крючком.
   - Руська, что ты, на самом деле! Нашла время для вязания! Кикимора и голой до болота добежит, а как этих вытащить?
   Одноклассница огрызнулась, не отрываясь от ремонта на кикиморе:
   - Я что, знаю? Были бы носилки, как у мамы на скорой - другое дело...
   - Ой, тупые мы, - завопил Славка, вскакивая. - Конечно, носилки!
   Широкая занавеска с треском оторвалась от потолка. Милана заявила, что знает, как надо сделать, и принялась кроить материю славкиным клинком. Через минуту связала выкроенные лямки, продела в них руки, поправила узел на шее:
   - Берите за дальние углы. Пошли к русалке, берем первую.
  Русалка сначала всех забрызгала, а потом плюхнулась на полотнище. И они втроем потащились на лестницу. Входная дверь распахнулась от пинка. Хотя ноша оказалась и не тяжела, но идти с грузом всегда неудобно. Короче, стометровка до ручья спасателей притомила. Плюхнув носилки в заводь, запалённые ребятишки постояли, успокаивая дыхание. Русалка тотчас отыскала местечко поглубже, распласталась, облегченно булькнув. Милана заторопила:
  - Вторую, пока не застукали!
  Подхватив полотнище на манер шлейфа, она побежала к дому. Руська - следом. Славка мчался и поглядывал в сторону тропы. Ему становилось тревожней с каждой минутой. Казалось, вот-вот картавый голос воскликнет - попались, негодники!
  Вторую русалку тащили не так осторожно, даже стукнули о косяк. Та громко булькнула, наверное, от боли, но рассусоливать было некогда. Кикимора с лешим поспешали рядом, пытаясь помогать Славке и Русане. Впятером они управились вовремя!
  Бросив полотнище в заводи, троица притаилась за камнями, наблюдая. Щуплый волхв вышел из леса и замер, заметив распахнутую дверь. Покрутил головой по сторонам. Присел и поводил рукой над тропинкой. Повернулся в сторону ручья, козырьком приложил ладонь ко лбу. Всмотрелся и шагнул вперед. Сделал жест перед собой, словно развёл занавески в стороны, недобро оскалился.
  Ребятишки замерли, боясь вздохнуть. Мер сделал ещё несколько шагов, остановился, вернулся, вошёл в дом.
  - Бежим, - шепнула Милана.
  И троица бросилась вниз по берегу ручья. Русалки мчались впереди, плюхая, с удивительной ловкостью используя самые незначительные углубления и легко перепрыгивая крутые валуны. Леший и кикимора не отставали от них, показывая дорогу ребятишкам. Непроходимые на первый взгляд кусты словно раздвигались, позволяя бежать во весь опор. Вот уже и река. Русалки бултыхнулись в неё и вынырнули по пояс, махая рукоплавниками. Троица помаячила в ответ, двинулась к броду, обходя последние кусты.
  - Ой, мы там топоры оставили, - спохватилась рыжая. - Ну всё. Мало, что дома попадет за них, так Мер нас по ним вычислит. Пропали...
  Лесовик зацокал, кикимора зашипела.
  - Что?
   Два топора шлёпнулись детям под ноги. И таёжные обитатели словно испарились, растаяли в кустарнике, не шелохнув самым маленьким листочком.
  Дойти до села не удалось. Навстречу бежали все жители. Во всяком случае, так показалось.
  - Ой, мамочка, - запричитала Русана.
  - Кажется, мы натворили дел, - прошептала рыжая, бледнея до такой степени, что глаза стали выглядеть нестерпимо синими.
  Славка попытался бодриться, хотя вид несущейся навстречу толпы напугал и его. Однако терять достоинство и убегать он не стал. Во-первых, бесполезно - поймают. Только позору добавится. А во-вторых, особой вины он за собой не чувствовал. Да, залезли в дом волшебника без спроса! И что? Зато невинных лесных и водных людей от плена спасли. Не станут за такое строго судить, не должны. Есть же и в этом мире справедливость?
  Но сердце дрогнуло:
  - Вот мы накосячили... Надо было к Боруну идти, к Дрону... Олена попросить, чтобы с нами пошёл...
  Толпа, вооруженная топорами и лопатами, гомонила и неудержимо набегала.
  
  
  Глава тридцать пятая
  
  Гибель леса
  
  Славка разглядел лица. Среди них мелькали знакомые. Кроме взрослых, спешили и ребятишки, в основном с ведрами. Чуть дальше, за основной массой селян вздымалась пыль - там неслись верховые и подводы. В воздухе мелькнула человеческая фигурка, полетела вслед за народом, набирая высоту.
  - Что-то не то, - на лицо Миланы вернулись краски, - ради Мера столько людей не поднимут... И Борун не к нам летит.
  Тут передний арий поднял руку, свободную от топора, и сердито закричал:
  - Там лес горит, а вы столбом стоите!
  Троица обернулась, изумилась - дым, черные клубы росли, вздымались над лесом. Толпа добежала, увлекла с собой ребятишек, засплескала по воде. Короткий брод оказался запружен большим количеством ног, что спешили на ту сторону. Река на перекате остановилась. Людям, верхним по течению, оказалось уже чуть не по пояс, зато дальние прошли почти посуху. Всадники и телеги обогнали пеших на подъеме. Некоторые арьи успели подсесть на ходу. Запрыгнули и Милана с Руськой. Славке места не досталось, он бежал, держась за подводу.
  А дым над лесом из черного стал белым, загустел и все сильнее подпитывал мрачный клубок, верхушка которого вытягивалась по ветру в сторону села. Мужики поглядывали вверх, обсуждали:
  - Вдоль берега тянет, можем пресечь.
  - Успеть бы к ручью, пока верховик не перескочил...
  - Жалко кедрач, молодой. Только в пору входит...
  Навстречу пахнула гарь, пропитавшая воздух. Дрон и Борун, стоя на тропе, ведущей к дому Мера, разделяли людей на три потока. Славка отстал от телеги с девчонками и тотчас потерял её в сутолоке. Знакомый голос Скитана взлетел над толпой:
  - Русы и недоросли - ко мне! Разобрать пилы и топоры из подвод! К ручью, бегом!
  Дом Мера полыхал вовсю. Высокие деревья рядом с ним горели высокими свечками. Пламя, охватившее кроны, с гулом сплеталось, расплеталось и стремилось в небо. Подлесок трещал и дымно горел, подсушивая и скручивая листья соседних кустов. С каждым мигом площадь пожара увеличивалась. Это буйство стихии выглядело настолько страшно и неукротимо, что Славка понял бесполезность жалких человечков, возмечтавших остановить огонь!
  Однако продолжил бежать вслед за Скитаном. Тот перескочил ручей, показал на одно дерево, второе, третье. Тотчас у каждого останавливалась пара работников, принимались подрубать и пилить стволы. Славка бежал за тренером, пока не оказался последним.
  - Нет пары? - Скитан ткнул пальцем в кустарник. - Руби, как можно ниже. Ветки стаскивай туда!
  И умчался в дым, густо наплывавший понизу. Мальчишка не успел крикнуть, что ему не досталось топора, как остался один. Глянул вверх, где не осталось синевы - один дым. Вершина отдаленного дерева качнулась, затем тяжко ухнул ствол. Еще один. Перестук топоров приблизился, совсем близко зашмыгала пила. Мелькнула фигура, энергично секущая куст. Славка вспомнил - сабля за спиной! Выхватил клинок и принялся рубить прутья. Получалось скверно, они пружинили. Рядом возник Ждан:
  - Ты зачем? Это оружие, негоже тупить. Пойдём, к делу приставлю.
  В паре с Грумом Славка принялся оттаскивать вырубленные кусты. Приходилось внимательно смотреть и слушать выкрики - "поберегись!", когда стволы рушились совсем рядом. Скоро вдоль ручья образовалась широкая просека, чистая от подлеска. Появился Скитан, откуда-то сверху спустились Борун и Дрон. Подошла Гера и несколько волхвов. Кое-кого Славка узнал, они тоже были на первом совете. Неловко приземлился Тринс и упал, наступив на раненую ногу. Его подхватил Ждан.
  - Успели. Ещё сажен сто, или больше, - голос Дрона звучал обыденно, словно восседал он на троне, посреди солнечного лужка.
  - Ветер слабый, верховой не погонит, - заметил Скитан. - Может, дерева оттащим?
  Борун согласился:
  - Почему нет? Всё хоть с пользой, не на дрова пойдут, - но предостерег. - Однако, начни с того угла.
  Откуда ни возьмись, появились лошади в хомутах и с веревками. Несколько русов зачистили ствол кедра от сучьев, отсекли вершину. Гикнув лошадям, вся бригада споро вывезла ствол на другую сторону ручья. Вернулась, уволокла уже подготовленный второй, третий, четвертый... А дальше Славка потерял счет, настолько быстро развивались события.
  Скитан отозвал всех за ручей. Стена огня подступала, рыча и посылая впереди себя невыносимый жар. Люди отступили, заслоняя лица На просеке остались только волхвы. И Ждан. Редкая цепочка выставила руки перед собой.
  - Как им не жарко? - Славке показалось, что на голове затрещали волосы.
   Сейчас пламя перепрыгнет ручей и погонится, рыча: "Спалю, жалкие создания!" Вот оно швырнуло в людей головешками, выщелкнуло искры. Скукоженная трава радостно полыхнула, потянулась к ногам, укусила Славку жаром.
  
  
  Глава тридцать шестая
  
  Расследование
  
  - Хлещи, затаптывай!
  Голос Скитана перекрыл гул, толкнул людей в наступление. Славка сбил веткой оранжевый язык, затоптал. Огонь забежал справа - получил отпор. Славка топтал, хлестал упрямое пламя. Огонь то прикидывался побеждённым, то вскидывался на обугленные стебельки. Наконец, даже дымков не осталось. Мальчишка перевел дух, глянул за ручей.
  Волхвы усмирили пожар. Струи воды из ручья подчинялись движениям рук, падали на пламя и сбивали его. Под недовольное шипение клубы пара вытесняли оранжевые всполохи. За волхвами шли мужики. Они баграми ворочали тлеющие стволы, оплёскивали их из ведер.
  - Освежись, Яр, - выкрикнул Сокол и ухнул воду на голову Славки.
  Прохладная масса растеклась по лицу, плечам, спине, сняв оцепенение. Только сейчас мальчишка ощутил, как накалилась одежда и кожа под лучами яростного пламени. Он встряхнулся, проверил - нет ли где дымка на месте, которое оборонял? И поспешил на тот берег ручья - добивать остановленного, но далеко ещё не поверженного противника.
  Только к вечеру пожар унялся, истребив деревья на этом участке леса. Первыми поле боя оставили волхвы, затем селяне. По периметру гари обходом двигались патрульные из числа русов и недорослей. Скитан вместе со Жданом проверял расстановку. Быстрова-младшего жестом отправили на поляну, где дотлевали растасканные бревна избы Мера. Гера, Борун, Дрон и ещё один старец осматривали пожарище. Славке задали единственный вопрос - был здесь? Он ринулся пояснить, но старейшина Совета пренебрежительно отстранился:
  - Довольно. Изыди.
  Борун легонько сжал плечо, повернул мальчишку:
  - Там подожди.
  Гор раскладывал по кругу колья, подпоры. Помощь Славки принял с благодарностью. Они споро натянули шатровую палатку, развели костер, затеяли ужин для патрульных. Галопом примчались воевода и Ждан. Рус и Славка вытянулись в струнку, завидев старших.
  - Забери, - указал Скитан на клинок, брошенный у костра, - мальца допроси. Расследуй, он ли огонь заронил. Не цацкайся. Дрону доложишь сам.
  - Исполню, - кивнул неулыбчивый Ждан.
  В стороне от настороженных ушей Гора он сел напротив Славки и внимательно выслушал отчет. Удивительная вещь! Наставник в этот раз обошёлся без отмахиваний, подобно вчерашним, дескать - чушь. Нет, парень никуда не спешил, не понукал, а молчал и разглядывал мальчишку.
  - Ты на мне дырку протрёшь, - попытался пошутить Славка, испытывая неудобство.
  Сегодня он видел, на что способен его наставник. Ждан управлял водой, как заправский волхв. И всё же не запрещал говорить ему "ты". Но сейчас словно отстранился, стал чужим.
  - До реки далековато, Водяника утром спрошу, по пути, - вроде не к месту отозвался Ждан, - а вот лесовики, наверняка, откликнутся.
  Его цоканье и свист разнеслись далеко. Горелый лес промолчал, а спасенный - вернул эхо. И всё. Ответа ждали долго, молча. Гор принес кулеш, два ломтя хлеба. Взошла луна. Славка при её, всё более ярком, свете сходил к ручью, ополоснул миски, сдал сочувственно вздохнувшему дежурному. Вернулся к Ждану. Тот сидел, всматриваясь в только ему видную точку.
  - Не веришь мне, - удрученно обратился к нему мальчишка.
  - Как поверить, Яр? Всё сходится против. Я не беру в расчет девчонок. Ты всему заводила. Украл оружие. Вломился в жилище волхва. Заронил в его доме открытый огонь...
  - Когда? - Возмутился Славка.
  'Нет, ну это вовсе пустой наезд! Согласен - оружие взял, в избу вошёл без разрешения, но не поджигал! Это точно! Вообще ту плошку в руках не держал, это рыжая! Она, Милана!' - Рот мальчишки открылся, готовый назвать виновницу. Но что-то остановило Славку. Он и сам не понял, что. Просто мелькнула в голове картинка, как перед Советом ставят рыжую и ругают. А та плачет. Горько так. И жалеет, что пошла с ним, со Славкой, что поддалась на уговоры, помогала спасать лесных и русалок. А он, Ярослав Быстров, стоит себе в стороне, как ни в чём не бывало...
  "Так нечестно!"
  И он промолчал. Ждан продолжил, будто его не перебивали:
  - ... ты оболгал волхва. А зачем дом поджёг? Чтобы скрыть следы? Кто ты, Яр? Почему с твоим появлением в тайгу пришли волки? Пропали русалки? Скитан заподозрил - за тобой кто-то стоит. Из врагов. Как верить тебе, лгуну?
  - Я правду говорю!
  - Да? А с книгой - помнишь? Оговорил недорослей!
  Славка молча вытащил "Поттера" из-за пазухи. Протянул Ждану:
  - Её украл Мер. Я нашел у него!
  Наставник покачал головой:
  - Опять оговор. Зачем волхву твоя книга, скажи на милость? Ложь, ложь, ложь! Причём изощрённая, чтобы не вдруг разоблачили! Ты знаешь, что Мер погиб в огне, потому и плетёшь оговор. От него только обгоревшие кости нашли!
  Славка не поверил в смерть Мера. Тот хитёр, запросто всех обманет. Если не верят девчонкам, то почему не опросить спасённых из плена? Ждан его опередил:
  - Куда как удобно всё сплести воедино, на древний люд сослаться. И что? Где свидетели? Лесовик не отзывается. Прикажешь шастать по лесу? Кикимору искать? В каком болоте, скажи на милость?
  Этого Славка не знал. К логову лешего он мог показать дорогу, но кикимора - это по части Русаны и Лисы, наверное. Он спросил, где девчонки. Оказалось, их уже опросили, но не поверили. Тогда мальчишка вспомнил про телефон, где записана речь лешего. Уж ему-то можно верить! Но цокот не произвёл ожидаемого эффекта:
   - Жалуется на плен, да. Но кто пленил? Мер? А не ты и твои хозяева?
  Не успел Славка возмутиться, как наставник сообразил:
  - Так вот зачем тебе дружба с ним. Ну конечно! Подманил, схватил, а на Мера сваливаешь! Ловок ты ариев оговаривать! А мы так верили... Что за лукавство ты готовишь? - Ждан вдруг встрепенулся. - Русалки, говоришь? Пошли!
  - Так ночь же!
  - Что с того? Боишься, что ли? Раньше надо было!
  Славка надеялся, что Ждан свистнет коню, бродящему неподалёку, но ошибся. Наставник вскочил, вытащил из палатки оружейную портупею, и побежал. Быстров-младший пристроился следом и до самой реки предвкушал - сейчас водяной подтвердит про русалок! Те, небось, уже всей реке растрепали, как их спасли! Ух, как вытянется физиономия Ждана! И завтра не ругать кого-то станут, а хвалить!
  На похлопывания ладонью никто не откликнулся. Выждав время, парень повторил. Снова. И снова. Луна неторопливо ползла по небу, меняя желтизну на серебристый оттенок. Пройдя длинный путь, зависла над верхушкой Сундука.
  Восток светлел, готовясь выпускать солнце. Ночь истаивала, и место сумерек занимал утренний туман. Славка, скорчившись, сидел на камне, обхватив плечи - откровенно зябнул. Но молчал, всё ещё надеясь на справедливость. Ждан последний раз отхлюпал сигнал вызова.
  - Это до какой же степени надо перепугать давних, чтобы они на людской зов не откликались? Что ты за чудовище, Яр? Не связать ли тебя, чтоб ты не удрал, а то не убил кого из нас ночью?
  
  
  Глава тридцать седьмая
  
  Суд
  
   Невыспавшийся Славка с трудом проглотил завтрак, предложенный Гором. Ждан не взял мальчишку с собой, ускакал один. Велел идти в Затулье, прямиком на площадь. Быстров-младший не спешил. Покричал в лес, вернее, поцокал имя лешего, но тот не объявился. Как и где вызывать кикимору - неизвестно. На реке мальчишка потерпел вторую неудачу - водяной не отозвался. Славка долго умывался на броде, затем медленно плёлся. Но как ни тянул время, всё же оказался на сельской площади, запруженной народом. Попросил дать дорогу, и селяне мигом расступились, как по приказу.
  Троны Совета высились по центру, длинной скобкой. Скамья, где приказали сесть Славке, отстояла от них метров на пять. О чём волхвы спорили, не было слышно - даже Борун приглушал свой голосище. Доносились обрывки:
  - ...недоказано... без этого я не согласен... много чести... вето наложу... и я за... хватит...
  Славка стоял, готовый доказывать свою правоту, но слёзы копились. Слёзы обиды. Нет ничего хуже, когда делаешь правильное дело, а тебе не верят. Да ещё и обвиняют в таких грехах, что сил нет терпеть!
  - Яр, куда делись твои подруги? Милана и Руся? Их нет нигде. Утром обе исчезли, - скрипуче задал вопрос старейшина Совета.
  Кустистые седые брови грозно сошлись у переносицы. Маленькие блёкло-синие глазки сверлили мальчишку неприязненным взором. Словно Дрон намеревался прочитать ответ в голове. Взгляд старейшины, и раньше-то не слишком приветливый, сегодня воспринимался, как прожигающий насквозь. И мальчишка заслонился от Дрона негодованием:
  - Что вам от меня надо? Ваш Мер наврал, так ему верите, а мне так нет! Если он лешего с русалками в клетки запер, то и девчонок мог украсть!
  Дрон торжествующе воскликнул, разведя руки направо-налево, глядя на Совет:
  - Вот, волхвы, заметьте, насколько я прав! Зачем ему скрывать мысли? О, тут изощрённость и коварство выдали себя. Как ловко этот отрок прикидывался несмышленым!
  Гера подалась вперед, удивлённо спросила:
  - Зачем, Яр? Открой нам память, открой ум. Если ты чист в помыслах, если нечего прятать - откройся!
  Дряхлый старец Аген погрозил Боруну:
  - Ты ручался за него, а он нечист в замыслах! Ой, прав Дрон, прав - враг перед нами. Он Мера сгубил, и отроковиц, чтобы следы замести... А силён вражина, ишь, закрылся накрепко!
  - Так вы его запугали своими угрозами, - заступился Борун, оборачиваясь к Дрону, и попросил обвиняемого. - Яр, дай им прочесть мысли.
   Но тот уже перестал понимать, что происходит - в нём горела обида. Да что там, горела - полыхала! Сильнее вчерашнего пожара! Обида на этих людей, так несправедливо сваливших чужую вину на него.
  - Конечно, своих они в обиду не дадут, - вспомнились Славке недавние слова Ждана, - как дружина стоит за Грума, так Совет будет стоять за Мера. Хоть тот сто раз виноват, а не выдадут! Только за меня, Ярослава Быстрова, никто не заступится! Папы нет, Ждан - не верит, сюда даже не пришел. А мог бы хоть слово в защиту сказать! И девчонки предали, сбежали со страха. Оставили меня одного!
  И от такой обиды на весь свет слёзы навернулись, подступили к глазам, приготовились пролиться. Лишь гордость, остатки гордости - они удерживали Славку. Волхвы спорили между собой. Дрон обвинял Боруна в потачке, Геру попрекал неумением читать в умах детей. Приземлился Тринс, накричал на Агена, обнял мальчишку за плечо. А тот давился солёной жидкостью, которой становилось всё больше. Но сквозь расплывчатость в глазах Быстров-младший заметил непонятное движение среди селян. Они оборачивались в сторону реки, расступались. Топот копыт нарастал, становился громче. Звонко застучали подковы по булыжнику площади.
  Милана закричала:
  - Вот, вот свидетели! Они сами скажут! Здесь лесовик!
  Перебивая рыжую, Русана выкрикнула не менее звонко:
  - И кикимора! И водяник на реке ждёт, со Жданом!
  Обомлевший от неожиданности, Славка протер глаза, не думая, видит ли кто его слёзы. Грум держал Лису впереди себя на седле, а позади них сидел леший! Собственной персоной!
   - Обалдеть, - прошептал мальчишка, бросаясь к лесному приятелю.
  Тот неловко сполз с коня, протянул Славке руку. Борун вскочил с трона, подошёл и завёл обстоятельный разговор с лешим, выпросительно выцокивая длинные фразы. Мальчишка повернулся к Русане, которую привёз, конечно же, как можно не понять - Сокол! Одноклассница обнимала угловатую кикимору, чьи кружева сегодня выглядели чистенькими и ровными.
  - Где вы их нашли?
  Славка едва смог выдавить эти слова, но его услышали. Русы ответили почти хором:
  - Вчера условились спасенных отыскать. Девчонок спозаранок забрали, чуть не половину тайги окричали. А Ждан все омуты до Тулы обежал, пока водяника вызвал.
  - Спасибо, - прошептал Славка, опять борясь с подступившей слезой.
  Оказывается, есть, кому заступиться и за него! Наставник поверил, отыскал русалок, чтобы доказать правоту Быстрова-младшего! Девчонки не испугались допроса и обвинения, не предали его! Значит, он не один. А слова Грума подтвердили это:
  - Дружина своих в обиду не даёт, тем и сильна.
  
   Гера расспрашивала кикимору, хмурясь и недовольно поглядывая на Дрона. Совсем дряхлый старец Аген слушал и улыбался во весь рот. К воде отправились двое волшебников. Много народу побежало за ними. Суматоха длилась довольно долго, но вот Совет собрался полностью. Старейшина встал и негромко обратился к волхвам:
  - Собственно, можно распускать люд. И так всё ясно.
  Все волшебники, кроме Олена и Геры, согласно кивнули, но Борун заступил дорогу Дрону. Не скрывая торжествующей улыбки, он спросил, дав силу баритону:
  - Так что, Дрон? Отрок свершил поступок, перекрывающий бесчестное поведение волхва. Ты же сходу объявил Яра лжецом, потребовал наказания, вплоть до жертвенного камня! Ты требовал быстрого судилища - ты его получил.. Ты выставил Ярослава на обший позор. А теперь решил уйти, не вернув ему прилюдно честного имени?
  Гера звонким голосом добавила:
  - Оглашай, Дрон! Или это сделать мне? Ты слышал от лесовика и кикиморы, как Мер подпалил лес! Оглашай виновника!
  - И оглашай невиновность, - повторил Борун. - Да не делай вид, будто Мер сгорел в доме. Ты не хуже меня знаешь, то звериные кости...
   Селяне, ожидавшие исхода судилища, одобрительно зашумели. Дрон ничего не ответил, ссутулился и ушел. Тогда Борун подозвал Славку, возложил на его голову свою здоровенную ладонь и провозгласил:
  - Яр невиновен в смерти волхва и в поджоге леса! Он спас жизни древних! Он поступил по праву и по долгу честного человека! В поджоге виноват другой...
   Но частый звон остановил его речь. Народ оборачивался на край площади, где Скитан и взрослый дружинник в четыре руки молотили по плоской и длинной железяке - билу.
  
  
  Глава тридцать восьмая
  
  Военный поход
  
  Добившись внимания, Скитан отошел в сторону. Дружинник без устали звонил, перебрасывая колотушку из одной руки в другую. Дождавшись возвращения Дрона на площадь, воевода велел прекратить трезвон, громко объявил селянам:
  - Дикие в четырёх днях пути, идём наперехват. Малой орде сбор на приречном выгоне, в полдень. Дружины Тулы, Заречного и остальные отряды догонят нас.
  Женщины разом охнули, мужчины повернулись, стали расходиться, негромко переговариваясь. Борун остановил Скитана:
  - Погоди. Ты заберёшь всех, так не годится. Мне нужны два молодых руса в отряд.
  Воевода недовольно поморщился. Но Борун смотрел в упор:
  - Ты знаешь, я лишнего не прошу. Это дней десять, до железной горы. Окрестности диких. Мне не справиться.
  - Грум и...
  - ...и Сокол, - добавил волхв. - Не скупись. Мало, но лучшие.
  - Ладно. Но потом - сам с ними придёшь. И будешь со мной, пока не отпущу.
  Борун расхохотался:
  - Сам-то понял, что сказал? И кому? Не отпущу... Ох, бунтарь ты неуёмный! - И по-приятельски пихнул воеводу кулаком в плечо. - Приду, конечно, и помогу, ты же знаешь.
  Скитан отмахнулся, направился в казарму, куда сбегались молодые русы, ночевавшие в родительских домах. Славка не стал ждать наставника, который вторую ночь проводил неизвестно где, являясь только к завтраку. Кивнув Милане и обменявшись несколькими словами с Русаной, мальчишка припустил вдогонку за русами. Славке обрадовались, и помощь приняли с благодарностью - дежурный по кухне поручил доготовить обед, а сам занялся сборами.
  После обеда на приречном лугу собралось всё село. Славка с удивлением увидел, что большая часть взрослых мужчин уходила в поход. Те, кого он считал обычными арьями-людинами, вели в поводу навьюченных коней.
  - Почему? Они кто?
  Сокол, с тоской наблюдавший за сборами молодых русов, пояснил:
  - Дружинники, семейные. Живут своим домом, не в казарме. Но всегда готовы в бой.
  - А вы, русы? И что такое орда?
  Но Сокол промолчал. Славка не ожидал увидеть такое количество конников - семьдесят с лишним. Кроме того, от сельского склада приехали десяток подвод. Скитан проверял уложенные в них палатки, копья, дротики. На лугу появился Дрон. Он обходил дружинников, говорил с каждым. Скитан завидел старейшину, остановил:
  - Что ты творишь? Ждан нужен мне! Я Боруну двух русов выделил, а ты и единственного боевого волхва ему отдаёшь! Отмени решение!
  - Обойдёшься без него. День-два, вся орда соберётся, там другие волхвы будут.
  - Как я путь сокращу, если врага не вижу? Он мне сейчас для разведки с воздуха нужен, - громыхнул воевода и ехидно уточнил. - Или кто из Совета вспорхнёт поглядеть, по старой памяти?
  Скитан совершенно преобразился. Исчезла некоторая леность, неторопливость в движениях. Исподволь рассматривая вроде бы хорошо знакомого мужчину, Славка поражался энергии, рвущейся из того наружу. Могучие плечи, гладко выбритая голова. Ноги в походных сапогах, слегка кривые, но прочно стоящие на земле. Два клинка за спиной, крест-накрест. Не благодушный обучатель, а суровый воинский командир. И с главным волшебником обширного края воевода разговаривал, как равный:
  - Дрон, бой по-зрячему - это сохраненные жизни! Русы для народа больше значат, чем волхвы ленивые.
  - Нам виднее, как арьев беречь. Нужен летун - возьми Дару, - стукнул посохом Дрон, пригрозил. - Много воли взял, Скитан, можем ведь и отнять.
  Воевода не снизил напор:
  - Отними. Я-то и один не пропаду. А вот ты нового воеводу не вдруг подготовишь, - недобрым оскалом скривилось жесткое лицо походника. - Я из ума не выжил, лекарку под стрелы посылать. Разведка - мужское дело.
  Старейшина волхвов потерял терпение:
  -Да что я с тобой спорю? Ждан! Поди-ка сюда!
  Парень подбежал, недоуменно глядя на Дрона. Скитан недовольно покрутил головой, адресуя укоризну небу:
  - Опять ты за своё. Ну, Дрон, ну, перестарок! Нет, чтоб отдать приказ...
  - Ты с ним, - палец Дрона показал на воеводу, затем упёрся в грудь Ждана, - или до Железной горы, с Боруном?
  Рус молчал некоторое время. Дружинники, кто стоял неподалёку, суть спора, конечно, знали - только глухой не услышал бы голосище Скитана. Они затихли. За ними и остальные перестали шуметь. Славка насторожился - впору уши руками направить. Как лошади делают, в нужную сторону. Наставник, впервые на памяти мальчишки, ответил уклончиво:
  - Как Борун решит. Мне трудно. И тут обязан и там обещан...
  На этом спрос закончился. Громыхнул голос Скитана:
  - Хватит, Дрон, надоела мне эта мышиная возня! Обленился и ты, и твой Совет, все дела на молодых свалили. Так и быть, иди, Ждан. Догонишь нас потом, - и взвился свист, переливчато, пронзительно. - Орда! По коням!
  Славка помахал рукой молодым русам, с которыми бок о бок проходил воинскую науку. Затупали копыта, вбиваясь в зеленый луг, простучали через мощеную булыжником центральную площадь села. Отдалился топот, смягчился на пыли дорожной. Слабея, слился в грозный гул конницы. Затих. Далеко, почти у горы, скрылся отряд в зелени леса. На лугу остался острый запах конского помёта, да вывороченные коваными копытами кругляши дёрна.
  Запоздавший рус намётом шёл вдогонку малой орды.
  
  
  Глава тридцать девятая
  
  Новый петроглиф
  
  Минуло четыре дня после ухода Скитана. Уже прошли через Затулье все дружины арьев - та самая большая орда, почти тысяча всадников. Настал черёд маленького отряда. Вечером накануне отправки к Русане прибежал одноклассник:
  - Ты Ждана не видела?
  - На берег пошёл.
  Славка мчался по краю обрывистого бережка, предвкушая, как похвастается перед наставником роскошным подарком. Сейчас пойдёт уклон, потом поворот, знакомый валун, и...
  Торжествующий вопль застрял в горле мальчишки. Да, его друг был на берегу. На том самом, любимом валуне с плоской верхушкой. Но звать Ждана, чтобы вместе порадоваться подарку - не стоило. Тоненькая фигурка - конечно, Дара - заняла славкину часть камня. Вот так же, в обнимку, сидели папа с мамой на крылечке бабушкиного дома прошлым летом. И так же смотрели на закатное солнце...
  Славка смахнул слёзы, тихонько отступил. Кто станет мешать другу в такие минуты? Только тот, кто не испытал, как горько оно, одиночество. Он, Ярослав Быстров, научился скрывать свою тоску по дому и родителям. Но вот сейчас она улучила момент, прорвалась. Хорошо, что есть куст, куда можно спрятаться. Пошмыгав носом, Славка унял непрошеные слёзы. Но вылезать из куста не спешил. Приятно сидеть в уединении, где можно никому не объяснять, почему глаза красные.
   Он принялся рассматривать подарок. Нож, сделанный отцом Миланы, выглядел очень внушительно. Клинок, длиной сантиметров двадцать, скрывался в ножнах из бересты, обшитых кожей. Рукоять, обмотанная тоненьким кожаным шнурком, сама просилась на прямой хват. Как влитая! А наоборот, клинком к земле? Тоже прочно.
  Металл выглядел необычно. Он не сиял ослепительно, как лезвие складешка, а тускло голубел извилистым рисунком. Словно много стальных ниточек слились вместе, плотно слиплись, утратив границы. А само лезвие из толстого обушка сужалось к режущей кромке до волосяной толщины, становилось почти прозрачным. Очень острое жало. Славка тронул ножом листик, тот послушно распался, не прогибаясь от давления клинка. Да, вот это подарок!
  Рыжая вручила нож только что, когда русы закончили тренировку и распустили недорослей. Она возникла у ворот неслышно, словно настоящая лиса. Грум кивком обратил внимание Славки - к тебе, дескать.
  - Привет, Миланчик! В гости или по делу?
  Можно было и не спрашивать. Конечно, в гости. Совместная авантюра по освобождению древних людей и её последствия, особенно суд - сблизили мальчишку с рыжей. Он доверял ей, как Тимуру в той, далёкой жизни. Даже рассказал Лисе некоторые школьные секреты. Как-то получилось, что она стала настоящим другом, хотя и не мальчишка.
  Да, молодые русы - они друзья, конечно. Но все старше Славки. Ненамного, а интересы уже другие. Кроме Лисы, никто не захотел пойти в гости к лешему, поблагодарить за помощь. Рыжая запросто согласилась, да ещё принесла половину каравая. Вот лесовик обрадовался! Он и Милану одарил пригоршней орехов, как Славку.
  Когда водяник приплыл на вызов, именно Милана передала ему крынку с молоком. Рыжая, вообще, ничего и никого не боялась. Поэтому с ней интересно обсуждать планы предстоящего похода на Коло. Не то, что с Русаной - та всё переживала, что долго слишком они зажились в Затулье.
  Славка обрадовался приходу Миланы, подбежал, схватил за руку:
  - На реку сбегаем?
  Но сегодня Лиса никуда не пошла. Помотала отрицательно головой, сунула мальчишке тяжеленький продолговатый сверток:
  - От папы. Ты завтра уйдёшь. Это на память. Чтобы меня не забывал.
  И убежала.
  Славка окликать не стал. Хотя очень хотелось спросить - ты чего? Но он только смотрел вослед и думал, почему люди странно себя ведут. После ухода орды ему часто вспоминался Скитан. Научиться бы вести себя так немногословно и спокойно. Вроде и не руководил никем воевода, сидел себе обучателем, тренировал русов. А вокруг него всё само делалось.
  Когда орда ушла, славкина память раскрасила минувшие дни совсем иными цветами. Он скучал без тренировок, которые раньше казались скучными и тяжелыми. Мышцы просили нагрузки, но где взять напарника для фехтования? Опустела казарма. Грум, Сокол и Славка - вот и вся дружина. Хорошо, Ждан придумал для них дело. Поставил тренировать недорослей, которые теперь дневалили, дежурили и даже уходили в дозор. Недалеко, на придорожные вышки в полуднях пути к селу...
  Голоса заставили мальчишку поглубже забиться в куст. Ждан и Дара прошли берегом, негромко переговариваясь. Славка проверил - направляются в село. Перебрался к валуну. Посидел, болтая ногами в воде. Еще раз полюбовался подарком. "На память". На долгую память. На вечную память.
   Неожиданно его осенила мысль. Он нащупал на дне камень. Выбрал ровный плоский участок на боку валуна, примерился. Постучал, намечая надпись. Да, получится. Должно получиться! Надо только контур нанести, угольком, как делал Зай. О! Пусть недоросль сделает рисунок, а уж выдолбить его Славка и сам сумеет!
  У Ярослава Быстрова мысль с делом не расходятся. Утром Ждан выслушал просьбу, разрешил ненадолго забрать художника. Зай быстро понял, что от него требуется, в минуту выполнил набросок.
  - Молодец. Спасибо. А вот смотреть, как и что получится - ни к чему!
  Прогнав недоросля в казарму, Славка усердно долбил твердый камень. Зубило, выпрошенное у кузнеца, высекало искры. Рисунок понемногу становился глубоким и четким. Рядом плеснуло, булькнуло. Несколько русалок рассматривали работу Быстрова-младшего. Испугавшись резкого движения, русалки скрылись. Но тотчас вернулись с Водяником. Тот показал рукой на рисунок, пустил в него струйку. Славка понял, погрузил полголовы в воду. В ухе отчетливо прозвучало:
  - Это зачем?
  
  
  Глава сороковая
  
  Прощание с Затульем
  
  - На память, - пояснил Быстров-младший и растерялся, так глупо прозвучал ответ.
  Водяник плеснул хвостом. Белую пыль смыло. Рисунок заиграл тенью и бликами. Славка отошёл, посмотрел издалека. Да, настоящий... как сказал экскурсовод? Каменёглиф... Нет, это тимкино слово. Петроглиф! Надо же, вспомнилось. А как давно это было...
  Вернув зубило и молоток, Славка поблагодарил кузнеца и направился к школе. Шёл неторопливо, вспоминая недавнее прошлое, которое отсюда казалось нереальным. Нож играючи отсекал от прутика кусочки. Те плюхались в нежную дорожную пыль. Она бесшумно затекала в следы от ног.
  - Босые ноги. А я не поджимаю пальцы, как в первый день, на лугу перед Советом.
  Всё реже и реже Славка обувал кроссовки - разве что в лес, на встречу с лешим? Подошвы загрубели, отава не колола, да и легче бегать босиком. Здесь, в Затулье, нет битых бутылок и ржавых консервных банок. 'Интересный мир. Чистый и древний. Жаль с ним расставаться. Но пора', - так думал он, укладывая сумку и выходя их казармы.
   Наступило урочное время - полдень. Борун собирал всех во дворе собственного дома. Тринс ещё не залечил раненую ногу и хромал, стараясь наступать на пятку. Дождавшись, когда пришли все, он спустился с крыльца:
  - Ну, и как мы двинемся? Пеши? Не то самолёт соорудим?
  На ехидный вопрос ответил Борун, походный воевода:
  - А то ты не знаешь! Ладно, для особо одарённых повторю. Так вот, самолёта не жди... Почему? Потому! Поспешать надо с умом да оглядкою...
  Команда походников помалкивала. Ждан улыбался. Грум и Сокол смотрели себе под ноги. Дара спокойно слушала дружескую перебранку волхвов. Славка и Русана волновались и понимали, что опять ничего не понимают.
  - ...пойдём верхами, одвуконь. Я и Грум впереди. Ты, Дара, дети - за нами. Сокол и Ждан замыкают. Идём быстро, без запаса. Две остановки - обед и ночлег. Сейчас проверим вьюки. Выкладывайте добро...
  На проводины понемногу собирался народ. Недоросли. Взрослые. Вот и Лиса мелькнула рыжей косой. Все становились неподалёку, смотрели. Каждый походник разложил своё имущество рядком. Борун и Ждан переходили от одного к другому и проверяли, нужно ли это. Лишнего почти не оказалось, разве что, копья. Русы снарядились основательно. Сокол взял саблю, кинжал и засапожные ножи. Грум - два клинка, короткий и тугой лук, метательные ножи. Ждан предпочел один клинок и длиннющий, в славкин рост, охотничий лук.
  - Что из твоих вещей можно оставить здесь? Яр? Лишний груз - обуза!
  Славка взглянул на вещи, лежащие на траве. Вроде, всё нужное. А если представить, что они - не его? Попробуем:
  Изодранный "Гарри Поттер". Неработающий фотоаппарат. Работающий мобильный телефон. Нож, что подарила рыжая. Перочинный нож. Зажигалка. Вроде, всё нужное. Или нет?
  Он раскрыл книгу, пролистнул. Не хватает страниц, которые ушли на факелы. Да и после настоящих чудес - какой интерес читать про выдуманные? А вот картинки тут - высший класс! Кому они принесут радость? Кто от них глаз отвести не мог? Тому и оставить:
  - Зай, держи!
  Художник поймал книгу, прижал к груди. На лице отразилось столько счастья, что Славка отвернулся, пряча улыбку.
  - Так. Что дальше?
  Фотоаппарат. В нём кадры Затулья, казармы, Ждана, Боруна, водяника, лешего. Дома пригодится, будет, что показать, чем похвастать. Обернуть курткой и в сумку!
  Славка повертел в руке телефон. С одной стороны - жалко. Аппарат крутой, и фотки на нём тоже есть. Зато сколько радости мобила принесла, пока служила просто музоном. Не Славке, а вот этому человечку, ослепительно рыжему. Да, так будет правильно:
  - Миланчик! Насовсем. На память.
   Сложенные горсткой ладони приняли подарок, изумлённые глазищи хлопнули длинными ресницами - словно бабочка взмахнула крыльями. Губы произнесли чуть слышную благодарность и совершили неслыханно дерзкий, совершенно неожиданный поступок - влажно прикоснулись к славкиной щеке. И тотчас оба, даритель и одаренный, засмущались, отвернулись друг от друга, нашли срочные дела. Окружающие деликатно ничего не заметили.
  Русана разглядывала свой плеер. Диски от него давно раздарены на зеркала. Неоконченное вязание, пряжа и крючок остались Гере. Синеглазая волшебница тоже пришла проводить походников. Увидев её, Руська протянула плеер:
  - Я не знаю, может, он вам пригодится.
  - Нет. Но вот Олену - вполне может быть. Давай, я сохраню, пока он вернется.
  Борун велел отправляться. Русана бросилась к рыжей, обняла, потребовала от Славки немедленно сфотать их на мобилу. Милана сквозь слёзы настояла:
  - Теперь с тобой, Яр! Втроём.
  Грум щёлкнул троицу, вернул аппарат. Кадр получился смешной. Руська закрыла глаза, Славка скорчил шкодную рожу, а рыжая - грустную.
  - У неё глаза на мокром месте, как говорит папа, - подумал мальчишка про Милану, когда отряд двинулся в путь.
  Русана тоже захлюпала носом. Одноклассники ехали последними. Часто оглядываясь, они прощально взмахивали рукой, пока видели ответ. Провожающие расходились, но одна фигурка не двигалась. Она становилась всё меньше и меньше. Вот и совсем исчезла за поворотом дороги.
  Славка придержал коня, отстал. Отвернулся, вытер лицо руками, часто подышал. Мужчина не должен пускать слезу.
  А если плакать, то чтобы не видели другие...
  
  
  Глава сорок первая
  
  Через тайгу
  
  Неделя всего минула, а Славке казалось, что они в дороге уже вечность. На удивление, караванная тропа везде выглядела удобной. Собственно, даже не тропа, местами - настоящая дорога, особенно по долинам и предгорьям. Там вполне бы проехал даже грузовик, настолько она широко и свободно вилась вдоль рек и ручьёв. Ветви хвойных гигантов, обрубленные до высоты двух человеческих ростов, создавали своеобразный коридор. На склонах гор тропа сужалась, вытягивая отряд цепочкой.
  Один из русов всегда двигался впереди, настороже. Славка поражался, как внимательно Грум, Сокол и Ждан всматривались перед собой и по сторонам. Борун и Тринс поздними вечерами поднимались в воздух, искали огоньки костров. Пока оснований для тревоги не было.
  Славка понял, что значит "одвуконь". За полдня быстрого передвижения первая лошадь уставала. На кратком дневном привале походник переседлывал её. Вторая лошадь получала отдых вечером, а ночью обе паслись под охраной дежурного. Наездники тоже выматывались. Причём настолько, что после ужина засыпали, как убитые. Во всяком случае, Славка.
  Как Русана и Дара выдерживали такой темп, он просто не понимал. Удивительно, что одноклассница к тому же прекрасно держалась верхом. Но седлать коней Русане всегда помогал Сокол. Молодой рус любую свободную минуту посвящал ей. На привалах они сидели рядом, вместе ходили за водой. И вела себя одноклассница по-иному, как взрослая.
  Она распустила привычные хвостики, упросила Дару подравнять отросшие волосы. На каждом привале расчесывала их, делая пышными, а потом обвязывала красной лентой. С такой причёской Русана смотрелась очень даже ничего - признал Славка.
  Трястись в седле целый день и молчать? На такое способны немногие. Как-то само получилось, что пары разбились по интересам. Женщины вели разговоры про травки и приёмы лечения. Олен расспрашивал Славку о технических достижениях его мира. Даже от простого описания метро, эскалатора и обычного лифта волшебник приходил в восторг, а потом надолго задумывался.
  Славку интересовало волшебство. Тринс умел о сложном говорить просто. За полдня научил мальчишку заговору от комаров. Секрет таился в словах и жестах. Отрабатывая произношение, Славка понял, зачем понадобился Меру диктофон.
  - Картавому многие причёты не даются. А так записал за кем один разок, и пользуйся чужим даром. Силе-то всё равно, кто словом призывает, она направляется жестами, - пояснил Олен.
  Другим колдовским штучкам Тринс учить отказался. Сослался на дар, которого у Славки отроду нет. Тогда мальчишка выпросил уроки лешачьей речи. Это волшебнику понравилось, и цоканье постоянно сопровождало их. Отдельные слова, типа - спасибо, дай, возьми, запомнились быстро, но главная фраза долго не давалась. Попробуй выговорить такую длинноту - 'здравствуй, я пришёл с миром', если ты не белка! Язык устаёт прицокивать. Это не английский тебе, где нос зажал и произношение уже лондонское. Отпустил - американское. Но упорство и труд - всё перетрут! Славка отшлифовал произношение. Теперь осталось проверить, поймут его лешие или нет. А случай никак не представлялся.
  Сегодня день выдался пасмурный, кровососов вокруг коней и всадников вилось несчитано. Заговоры приходилось обновлять чаще обычного. Отряд перевалил очередную гору и спускался к реке, когда Борун объявил дневной привал. Грум поскакал вперед, чтобы сменить Ждана в охранении. Сокол бросился помогать Русане. Дара и Славка самостоятельно расседлали коней. Скинув седло на землю, мальчишка проверил потную спину усталой животины. Нет, не сбита. Скрутил соломенный жгут, протёр кожу. Перешёл к заводной лошади, осмотрел - не прицепилось ли колючих семян, смахнул хвойную кисточку, прилипшую смолой.
  Борун с Тринсом развернули карту. Славка видел, как ночью они вместе улетали на разведку. Утром волхвы с довольным видом объявили, что витки на Железной горе целы, значит - скоро конец походу. Сейчас оба рассматривали какой-то листок и сверяли его с картой:
  - Будет время, переложим конец витка...
  - Яр, водички принеси, - Дара протягивала котелок, вынутый из вьюка.
  Сбежав к реке, Славка лёг животом на камень, перегнулся, черпанул струю подальше от берега. Крупные рыбы метнулись врассыпную.
  - Интересно, в такой маленькой речке русалки водятся?
  Мальчишка сказал это самому себе - все равно не проверить. Кроме Ждана, никто не умел вызывать водяного, а просить его? Покушаться на мгновения, которые тот проводил с Дарой? На такое Славка не решался, зная особые отношения пары. А в остальное время наставник вместе с русами нёс передовое охранение. Так сказал Борун, не разрешив мальчишке отходить от Тринса.
   Проходя мимо кустарника, Славка вспомнил затульского лешего и негромко процокал заученное приветствие. Неожиданно совсем рядом раздался ответ.
   - Ух ты, - изумился мальчишка, разглядывая местного лесовика.
   Этот щеголял в иной одежке, украшенной длинными листиками в перемешку со смородиновыми. Но улыбался в точности, как старый знакомец. Славка спохватился, что нечем угостить лешего:
   - Погоди минутку, я сейчас, только воду поставлю!
   Забежав на подъём, он утвердил котелок рядом с едой. Схватил кусок вяленого мяса, два ломтя хлеба и шагнул назад.
   - Стой. Никуда не отлучаться, - скомандовал Борун, слушая Ждана, только что осадившего коня.
  - Да я на миг, - отмахнулся мальчишка, спрыгивая на склон.
  - Стой, кому говорю!
  Борун рыкнул, как это делал рассерженный Скитан. Ждан метнулся вслед, поймал Славку. Стремительно буксируя его наверх, злым шепотом объяснил:
  - Ты сдурел? Не подчиниться приказу, и где - в чужом краю!
  - Я не... - вякнул было Славка, но жесткая ладонь Ждана сшибла мальчишку на землю. - Ты чего?
  Наставник упал рядом:
  - Цыц! Враг рядом. Видишь?
   В стволе сосны над ними торчала стрела, подрагивая от злой силы, только что пославшей её.
  
  
  Глава сорок вторая
  
  Дикие настигают
  
   - Вон та вершинка, - указал Тринс. - Взойдём, и сразу на витки.
  - Жаль коней бросать, - возразил Сокол, - мы с Грумом попробуем прорваться.
  Борун внимательно осматривал окрестности. Ждан показал на неприметную сопочку, лысую с одной стороны:
  - Несколько человек. А дорога как раз под ними. Удобное место для засады.
  - Я взлечу, сверху гляну, - предложил Тринс.
  - Нет, Олен. А подстрелят? Сокол, Грум, - приказал Борун, - разведайте.
  Русы разошлись в разные стороны. Дара и Русана жались к стволу, под развесистые хвойные лапы. Славка оставался возле лошадей. Он попробовал рассмотреть лысую сопочку. От пристального всматривания устали глаза, но среди камней и старых поваленных стволов людей не обнаружилось.
  Тем временем волхвы собирались в пеший путь. Олен порылся в седельной сумке, достал берестяной туесок, высыпал на ладонь сушеные листья и ягодки. Шепотку сжевал сам, вторую отдал Боруну. Славка спросил у Дары:
  - Что они едят?
  - Лимонник. С востока привозят. Отвар бодрит и сил придаёт, но можно и сухим.
  Борун снял вьюки с едой и посудой, пристроил Славке на плечи:
  - Неси. Случаи бывают разные, - обернулся к остальным. - Берите только личные вещи.
  Олен сложил карту, сунул в холщовую торбу. Покидал туда мелочь из своих вьюков, повесил через плечо. Развернул доспех с нашитыми железными пластинами, прикинул по весу. Поменялся со Жданом на жесткую кожаную безрукавку. Опоясался коротким прямым мечом.
  Рядом с Боруном возникли Сокол и Грум.
  - Засада на сопке. Шесть пеших. Топоры и палицы. Охотничьи рогатины. Луки короткие.
  - Засада на отходе. Восемь. Палицы. Дротики. Приготовлены камни на подпорах. Толково расставлены, не обойти.
  - Обложили, - подвёл итог Ждан. - Видать, давно следят.
  Борун нахмурился ещё сильнее. Подозвал Дару, Русану и Славку:
  - Я и Ждан, пешие, идём к сопке, завяжем бой. Вы - с Оленом в гору. Скрытно, без тропы, напрямик. Грум, Сокол - прикрываете их с тыла. Ждёте, когда засада на отходе снимется нас со Жданом окружать. Тогда берёте всех коней, уходите. Ждан вас догонит. Олен, меня жди на Урале. Успею на витки - хорошо, не успею - воздухом долечу.
  Олен протянул ему туесок:
  - Тогда лимонник бери весь. Сила понадобится. Это ж сколько лететь придётся, дня два, не меньше?
  Краем глаза Славка заметил, как Сокол надел Русане на шею амулет, задержал её руки в своих. Но Борун не дал времени прощаться, поторопил:
  -Быстро, каждый миг на счету!
  
   Первой шла Дара. Она выискивала проходы в частом еловом подросте, покрывавшем склон горы. За ней ужом вилась Русана, ни разу не пискнувшая, хотя веточки сразу растрепали волосы и засыпали хвоей. Славка двигался замыкающим. Он карабкался вслед за волхвом, пыхтя под вьюками, и дивился. Куда делась неуклюжесть Тринса? Тот ловко преодолевал крутой подъём, в нужном месте подныривал, перешагивал, обходил пни, валуны, бурелом.
  Когда впереди, а точнее - вверху, мелькнула синева, Славка перевел дух. Дара и Русана ждали, укрывшись под скальным свесом.
  - Олен, теперь ведите вы.
  Обогнув скалу, волхв долго всматривался в обширную поляну. Наконец, обрадованно махнул рукой:
  - Быстро за мной.
  Лабиринт выглядел настолько скромно, что Славка даже усомнился - сработает ли? А то, выйдет как в первый раз, у Сундука - громкий пшик, и только! Но Тринс добежал к пригорку, несколько мгновений помедлил, отыскивая какие-то приметы.
  - Ага! Вот начало. Пошли, быстро!
  Они двигались по зигзагам, обозначенным белыми камнями небольшого размера. Высокая нетронутая трава с шорохом ложилась под ноги. Когда первые витки увели Тринса, а за ним и остальных, на самый верх пригорка, из тайги выбрался Сокол. Следом и Грум. Но его хромота усилилась, он опирался на друга. Тринс замедлил движение, дождался, пока оба войдут в лабиринт, спросил:
  - Случилось что?
  Ответил Сокол:
  - Засада на отходе не снялась. К диким третий отряд присоединился, идёт за нами. Грума подстрелили.
  И русы побежали-похромали на трёх ногах по виткам дорожки. Та вилась непредсказуемо. Словно кто небрежно бросил длинную веревку, и она прихотливо разлеглась на склоне безлесого бугорка. Но вот кривуны лабиринта спустились вниз, запетляли коротко, приближаясь к месту входа. Впору бы и обрадоваться, подумал Славка, на поворотах поглядывая в лицо Тринса.
  Не тут-то было! Их тайги вышли чужаки. Это мальчишка понял по их одеждам, а когда присмотрелся - по лицам. Смуглые, скуластые, черноволосые, как Тимур. Если бы они улыбались, как умел лучший Славкин друг! Фигушки, совсем наоборот. Враги злобно скалились, как те волки, гнавшие к Меру. Очень похоже выли, замахиваясь копьями.
  Тринс выставил ладонь в сторону чужаков, остановил копья в полёте. Те бессильно осыпались у подножья бугорка. Разочарованный вой обрадовал мальчишку, но ненадолго - враги приближались.
  - Ах ты, - огорчённо воскликнул волхв. - Кто же выход разобрал? И куда теперь?
  Он чуть притормозил, осматривая последние метры лабиринта. Славка глянул из-за спины волшебника вперед: - 'Опа, на дорожке не осталось камней, даже лунки от них засыпаны свежей землёй, притоптаны сверху...' А преследователи мчались со всех ног, приближались. Вот они подхватили копья, снова метнули, уже с такой близи, где не промахнется даже слепой. И убийственное оружие мчалось к ариям, хищно сверкая жалами!
  
  
  Глава сорок третья
  
  Лечение раненого Грума
  
  - Наддай, иди прямо, - закричал Олен, пропуская впереди себя Дару, - я их замедлю и мороком отведу!
  Его руки замелькали, плетя невидимую сеть. Копья исчезли совсем, просто исчезли! Чужаки изумленно воскликнули, остановились. Однако ненадолго. В их руках появились палицы и ножи, они снова двинулись к лабиринту, правда, много медленней, осторожнее.
  Тринс закричал:
  - Поспешайте! За них кто-то волхвует, мешает мне.
   Славка увидел, что впереди него в никуда исчезла Дара, затем Русана. Ему захотелось оглянуться, проверить, где там русы, но неровная земля подвела - споткнулся. Носок кроссовки выбил что-то чёрное, с зеркальным блеском. Мальчишка успел подхватить эту вещицу, тут тьма на миг мелькнула перед глазами. И вот под ногами снова белые камни.
   Но вокруг, сколько глаз мог охватить, лежала холмистая степь. Рядом возник волхв, и тотчас вслед за ним - выпали Сокол и Грум. Все облегченно перевели дух:
  - Успели!
   Лишь волхв недовольно проворчал, расстилая карту:
  - Не туда попали. В конце витка я сбился. Надо тутошнего жителя отыскать, поспрашивать, - он водил пальцем по карте, осматривал окрестности, сверяясь со значками и причитал, - вот беда, я место не узнаю. Я не везде побывал, здесь труды многих поколений сведены.
  Дара готовилась обработать рану Грума. Русана помогала лекарке, раскладывая снадобья и свертки на полотне, вынутом из сумы. Сокол убежал вниз по склону к замеченному ручью. Волхв сложил карту, взвился с места - улетел на разведку.
   Стрела пробила Груму икру почти насквозь. Он сам закатал пропитанную кровью штанину, не позволив её распарывать. Спереди острие просвечивало сквозь кожу, а вокруг накопился кровяной желвак. С другой стороны из ноги торчал короткий расщеплённый обломок. Из-под него кровь текла до сих пор.
  - Кто её отломил? - Славка задал вопрос как бы сам себе.
  Борун и Ждан остались неизвестно где, хотя кто-то из них вполне мог и появиться на конце степного лабиринта. Всего несколько минут назад вышли из ниоткуда последние походники - Сокол и Грум. Славка успел подхватить вторую руку Грума, подпереть плечом раненого руса. Приятно сознавать, как доверчиво тот обвис, щадя раненую ногу.
  И вот теперь мальчишка примерял на себя боль, опасливо рассматривая обломок стрелы. Она торчала в мышце ноги. Как можно вытерпеть такую боль? Как можно с ней, с такой болью, ещё и бежать? Не просто бежать, а молча! Да Славка бы орал, выл, вопил только от одного вида этого жуткого расщеплённого прута, что торчит в ноге Грума!
  Его передернуло от ужаса, что-то сжалось внизу живота. И он повторил вопрос:
  - Кто её отломил? Она же длинная была!
  - Сокол. Сразу, пока я боли не чуял.
  Дара велела всем замолчать, опрокинула Грума на спину. Показала Славке, как держать поднятую ногу руса. Перехватила конечность толстой веревкой, поверх штанины. Сместила под самое колено, принялась скручивать жгут короткой палкой. Кровь унялась.
  - Яр, опускай ногу. Держи прочно. Руся, мазь и бинт. Грум, зубную палочку дать? Ну, как знаешь. Держись!
  - У меня йод и стерильный бинт есть, - предложила Русана, вынимая свою миниаптечку.
  - Делай! - Согласилась Дара.
  Руки её заработали стремительно. Небольшое острое лезвие чиркнуло кожу, выпустив кровь из желвака. Нож ещё падал на полотнище, а рука ударила по расщепленному слому. Наконечник стрелы высунулся вперед, где его ухватили ждущие пальцы, продолжили движение и...
  Всё. Дара обжала мышцу - остаток крови вытек из раны, чистая тряпица отерла её. Руська обмазала кожу йодом, принялась туго бинтовать. Дара подхватила свой, тканевой бинт, добавила, закрепила повязку.
  - Отпускай ногу, Яр, снимай жгут.
  Раскрутив веревку, мальчишка с уважением посмотрел на руса. Грум лежал бледный. В уголках плотно закрытых глаз поблескивали слезинки.
  С шумом приземлился Олен.
  - Река в той стороне. Верста, не дальше. Леса не видел. Что с ногой?
  - Перевязала. Дня бы два рану не бередить. И питье обильное...
  Как из-под земли, появился Сокол, доложил:
  - Старое кострище, не наше.
  Скрестив руки в квадрат, он со Славкой отнес Грума к ручью. Русана их опередила, таскала сухие стебли. Бросила на кострище, побежала за следующей порцией. Славка торопливо сложил былинки шалашиком, как учили. Чиркнул зажигалкой. Только искры. Глянул на просвет - сухо. Газ кончился.
  - Посторонись.
  Сокол вынул из кармана мешочек с камнем и железным брусочком. Положил обугленную губчатую головешку, ловко чиркнул то ли камень о брусок, то ли брусок о камень. Посыпались искры, одна попала на головешку и расползлась оранжевым кружком. Несколько дуновений - вспыхнула былинка, воткнутая в затлевшее место. Пламя ухватилось за соседние травинки, осмелело, взбежало на толстый стебель. Костер занялся. Задавив тлеющий огонек на головешке, Сокол убрал приспособление в мешок.
  - Ты меня научишь? - С завистью попросил Славка.
  - Что тут уметь! Простое огниво. В нем трут самое важное, а искру на поджиг хоть какую роняй. Твоя вполне годится. Вьюки распакуй, воду неси!
  Скоро вода вскипела. Дара заправила её листьями из своих запасов, подмешала меду. Поручила Русане переливать отвар из кружки в кружку. Остывший - выпоила Груму, тот обмяк, скоро уснул. До темноты походники успели сварить густую кашу с вяленым мясом. Сумерки не успели упасть на степь, как Сокол затоптал огонь, тщательно проверив, не осталось ли искорки.
  - Зачем?
  - Ночной огонь за двадцать верст виден, - пояснил Тринс, - а у нас раненый.
  
  Легли спать все рядом, кучно. Грум так и остался посерёдке, а края - достались волхву и Соколу. Среди ночи Славка проснулся от холода. Тринс сидел, задрав голову к небесам.
  - Что случилось, учитель Олен?
  - А, Яр... - по голосу опознал Тринс, продолжая наблюдение. - Не случилось. Ищу наше место. Звезды могут указать точно, но мне угломеры нужны, что дома остались. А ты чего не спишь?
  Признаваться, что озяб, Славке не хотелось. И так репутация слабака и неумехи надоела. Что уж совсем-то маменькиным сынком представлять себя! Тем более, повод для взрослого разговора есть:
  - Я там, в конце лабиринта, нашел свою эмпитришку. Вот она, - черный блеск перешёл в ладонь Тринса. - Её у меня забрал Мер, когда мы древних людей освобождали. Помните, я говорил?
  Олен неодобрительно покачал головой, рассматривая продолговатое тело 'Мелоди'. Славка подумал, что ему опять не верят, заторопился:
  - Я не вру. Спросите у Русаны.
  - Амулет сам про него говорит. Мер таскал с собой и пропитал аурой. Эх, отловить бы прохиндея, да к Нараде, на суд!
  - Вы думаете, он с этими, с дикими? Зачем? Как так можно, предателем?
  Волхв задумался. Его лицо, слабо освещенное луной, казалось очень старым. Такие у памятников бывают. Отстраненные, бронзовые. Вечные.
  - Власть. Тщеславие. Человеку от рождения не дано стать верховным, а хочется. Он завидует. Глянь в небо. Луна сияет ярко, верно? Представь, что ты звезда...
  Славка запрокинул голову. Серебристый блин местами светился нечисто, серовато. Но по сравнению со звездами... Да какое сравнение?
  - ...тоже сияешь, но не так. И вот ты подговариваешь тысячу других звезд собраться в одно место и затмить луну. Собрались. А луна всё равно - ярче. И ты решил её уничтожить...
  - Ничего не выйдет! Надо ему сказать, объяснить...
  - Верно, не выйдет. Но тщеславный - резонов не знает и верит одному себе. Он проиграет луне. Погубит в этой войне не только себя, но и тех, кто ему поверил. Ой, боюсь, что и волки и дикие - задумка Мера. Витки разрушены. Не напрасно ли Скитан с ордой наперехват диким ушел?
  Тут в степи завыл какой-то зверь.
  - Нет, не волк, - ответил на невысказанный вопрос Олен, - шакал или лиса.
  Вой, то глухой, то пронзительный, с истерическими взвизгами, длился и длился. Затем к нему добавился другой, третий. Постепенно жуткий хор набрал силу, в нём появились грозные нотки. Кольцо невидимых 'певцов' замкнулось и стало сжиматься.
  
  
  Глава сорок четвертая
  
  Беда не приходит одна
  
  Ночной концерт не дал выспаться только Быстрову-младшему. Остальные его даже не заметили, но Олен настоял, и место решили сменить на более защищенное. Берега извилистой степной реки поросли сплошным длиннолистным кустарником, высотой метра три-четыре. Сокол назвал это труднопроходимое сплетение - 'забока'. Походники расчистили в ней место, перенесли раненого туда.
  Тринс определил, что здешний лабиринт основательно разобран, так что перекладка возьмёт некоторое время, день-два. Тем более, что раненому нужен не столько покой, как хорошее лечение. Нога Грума воспалилась. Он метался в жару. Три целителя - Русана принимала участие в лечении наравне с Тринсом и Дарой - долго рассматривали рану, обмывали, огорчённо качали головами.
  - Так дело не пойдёт, - сетовал Олен, - горячка слишком сильна. А я местных трав не знаю, только таёжные. Придётся всё на вкус пробовать, пока найдём...
  - У меня есть от боли и температуры, - предложила Русана, - а ещё тетрациклин. Мама дала.
  Тринс понюхал и полизал таблетки, согласился. Но особого доверия к ним не выказал, забрал Дару на поиски нужных травок. Грум покорно проглотил лекарства. Через полчаса вспотел, перестал скрипеть зубами, заснул.
   Пока лекари совещались, Сокол со Славкой обеспечивали отряд пропитанием. Удочка пришлась кстати. Славка вознамерился накопать червей, но рус пресек ковыряния ножом в жестко переплетенных корнях степной травы:
  - Кол выруби, - а сам прокосил клинком круг, - выползков соберем.
  Острый кол легко пошёл в сырую почву. И тотчас на поверхность вылезли жирные земляные черви. С такой наживкой надергать десяток рыбин, каждая размером с локоть - делать нечего. Славка боялся, что леска не выдержит, настолько мощно сопротивлялись язи, как назвал их Сокол. Но всё обошлось, и рыба разместилась на рогульках. Она успела пропечься над углями и даже остыть, когда рус притащил крупную птицу. Тут и лекари вернулись с добычей.
  - Это отварить. Промоешь рану, - Тринс опорожнил пригоршню трав над котелком, - а этим поить. Обильно!
   Дара потрогала лоб раненого, удивилась:
  - Не горит. Неужели твои таблетки, Руся?
  Волхв проверять не стал. Он быстро расправился с рыбой, потом вытащил книгу, лист осиной бумаги - углубился в расчеты. Славка поражался, как ловко Тринс делал заметки тоненьким угольком. Вообще, волхвы оказались очень экономными - специальной щёткой смахивали написанное, вместо резинки, - вот и лист снова чистый. Чернилами делали только важные записи. Когда Русана подарила остаток тетради и ручку Боруну, тот пришел в ребяческий восторг, что пишется настолько легко. А потом огорчился, что написанное - не стереть.
  'Борун и Ждан. Где вы сейчас, - невесело подумалось Славке, - не в плен ли попали? Ни Тринс, ни Дара связаться с вами не могут...'
  Дара разбудила Грума, затеяла перевязку. Руськин пузырёк с йодом и таблетки уже заняли место в походной лекарской сумке. Медсёстры осмотрели, обмыли рану, обработали и забинтовали - в четыре руки и молча. Отряд, вообще, обходился почти без слов. Каждый знал своё место и делал своё дело. В том числе и Славка. Вот и сейчас, как только все отобедали, он быстро вымыл посуду, зарыл отбросы. Чистый котелок с водой снова повесил над бездымным огнем. Мелкие сучки и тонкий сушняк прогорали быстро, зато не выдавали стоянку.
  - Тревожно мне тут. Как только Грум на ноги встанет, уйдём, - волхв оторвался от расчетов, распорядился. - Девочки, остаётесь здесь. Сокол - в дозор. Яр со мной, витки восстанавливать.
  Небольшие сероватые булыжники, образующие границу замысловатой спирали, некто вредный и старательный расшвырял далеко по сторонам. Из-да этого лабиринт даже не угадывался. Славка бок о бок с Тринсом прочёсывал окрестности по расходящейся спирали. Они высматривали камни, незаметные в травище, доходящей до славкиных плеч. Волхву упругие стебли не мешали, он легко сминал их, оставляя заметный след. За мальчишкой трава распрямлялась. Это злило Славку, он старался ставить ногу поперек хода - чтобы шире получалось.
  Найденные камни стаскивались к лабиринту. Когда набралась заметная кучка, волхв вынул из книги листок. Сверяясь с ним, принялся за раскладку булыжников. Хватило дополнить две замысловатые загогулины.
  - Почему так извилисто?
  Славка вслед за Оленом втаптывал булыжники, чтобы те стояли неподвижно и в непрерывной цепочке.
  - Чем длиннее спираль, тем дальше переброс будет. Очень важно, какие концы у витков. Если на расстояние, то надо закрутить так, - пальцем подчеркнул волшебник, - а на сдвиг по времени, для вас - совсем иначе. Вот, видишь? Подержи листок, я точнее камни положу...
  Серый листок, на котором разместилось несколько сложно закрученных рисунков и пара рукописных строчек, выглядел безобидно. Ничего колдовского. Славка повертел его, сравнил с лабиринтом, который только что отремонтировали. Верно, похож!
   - Если с Железной горы, мы с Боруном переложили бы дальнюю спираль иными витками, и сразу бы вас отправили. Но видишь, нас подстерегли. Там витки разобраны не напрасно, ой, не напрасно... Боюсь, придут сюда дикие проверить, а мы вот они. Без привязи, да не сбежать... Ну вот, теперь мы полностью выложили перенос к Меру-горе. Там Нараду спросим, он и...
  Славка направился было к вершине бугорка, как прозвучала резкая команда:
  - А ну, пригнись!
  
  
  Глава сорок пятая
  
  Окружены!
  
  Голос Тринса, только что благодушный, наполнился тревогой:
  - Конники. Ой, неладно. Ну, как на нас лава идёт? Тотчас по следу обнаружат. Ползи-ка прочь, к тому приямку. Жди, а я попробую их на себя отвлечь.
  Раскинув руки, Тринс заскользил, почти касаясь трав. Он улетел далеко в сторону, лишь там взмыл в небеса. Став заметным, волхв направился к авангарду верховых, только сейчас замеченных Славкой. В той стороне, откуда они появились, теперь накапливалось и перемещалось внутри себя нечто огромное и тёмное, как грозовая туча.
  Прятаться в ямке, когда всем остальным грозит опасность? Славка отринул трусливую мысль о единоличном спасении. Голова сработала четко, подсказав способ передвижения. Полусогнутый, чтобы не выступать из травы, он помчался к стану. Ворвавшись в заросли кустарника, защитил голову согнутой левой рукой, продрался к друзьям и выдохнул:
  - Тревога! Там конница. Тринс полетел их отводить в сторону. Надо спрятаться!
  Зашуршало и затрещало с другой стороны забоки - проломился Сокол:
  - Костер залить, за собой все убрать! Конная лава идёт сюда. Отсидимся в чаще. Руся, Яр, заметите следы. Дара - понесли!
  Грум ухватился за шею друга. Дара сгребла походный скарб на подстилку, оставшуюся после раненого, свернула мешком. Кивнув Русане на котелок - не забудь, мол! - ушла вслед за Соколом. Славка ножом вырыл ямку в глинистой почве, веткой столкнул угли. Кружкой в два захода залил жар. Утрамбовал землю и старательно замел все следы вкруговую. За Соколом не пошёл и Русану не пустил. Они вышли из забоки наружу, старательно заметая всё перед собой, но оставляя собственные следы. И там, на траве, они успели побегать вперед и назад, часто заныривая в заросли на пару шагов.
  Когда их следы отпечатались почти у каждого куста, оба прислушались. Да, конница приближалась. Гул нарастал. Славка скомандовал:
  - Ползём на пузе. Давай мне котелок.
  - Я сама.
  И они ввинтились в заросли, как заправские пластуны, не сломав ни веточки, не оставив следа. Внимательный глаз, возможно, заметил бы неглубокие царапины на голой почве, но тут уж ничего не поделаешь! Даже легкий жук или многоножка оставляет след, переходя пыльную дорогу, а человек - тем более.
  Походники ждали в небольшой прогалине, почти невидимые со стороны. Грум полулежал, приготовив лук. Дара и Сокол держали клинки обнаженными.
  - Сели! И тихо, - приказал рус.
  Кони затопотали совсем близко. Кто-то крикнул:
  - Тут они! Трава выбита. Что-то густо наслежено для шестерых!
  - Искать. Осмотрите кругом!
  Походники замерли. Славка глянул на Сокола. Тот побледнел, шея напряглась. Левая рука оперлась на землю, готовая толкнуть бойца вверх, навстречу врагу. Дара стояла на одном колене, собранная, как кошка перед прыжком. Грум поправил тул со стрелами, зажатый между колен. Ещё ненапряженный лук подрагивал в руке. Наложенная на тетиву стрела ожидала, когда появится цель. Даже Русана сжимала в кулаке обломок стрелы, вчера ранившей Грума.
  Внезапно Дара опустила клинок, схватилась за виски. Затрясла головой, словно отгоняя дурноту, зашептала:
  - Оставьте меня! Некогда!
  Славка вдохнул полной грудью сыроватый приречный воздух. Страх, только что терзавший его, помалу отступал: - 'Собственно, чего бояться? Я боец, я младший дружинник, я обучен биться даже без оружия. Нет коня и длинного, чуть изогнутого клинка? И что с того? Значит, придётся отнять у врага!' В нём вспыхнуло чувство общности с этими людьми, готовыми на неравный бой. Нож, подаренный отцом Миланы, перестал дрожать в руке.
  'Ну, подходи, кому жизнь недорога', - захотелось воскликнуть мальчишке, когда несколько наездников спешились.
   - Вот, смотрите, как вытоптано! И здесь тоже! - посыпались доклады сразу со всех сторон.
  - Рассыпаться по следам, - последовал приказ. - Искать!
  
  Глава сорок шестая
  Мер попался!
  
  Кони топтались совсем рядом с укрытием арьев. Враги разбежались в стороны, захрустели сучья у покинутого стана. Затем вернулись:
  - Нет никого. Ушли! А след заметён...
  - Забоку прочешите. Смотрите по берегу, может водой?
  - Смотрели. Нет следа! Словно разом улетели...
  Прискакал ещё один, спешился, знакомым голосом возразил:
  - Да где ж они? Быть такого не может, чтобы успели уйти... Здесь они, здесь, - а затем Ждан наддал, чуть не сорвавшись от тревоги на крик. - Дара, Сокол, хватит таиться! Мне что, вас с воздуха высматривать?
  И дружный радостный вопль маленького отряда ответил ему...
  
  Большая орда, подчиненная Скитану, стала лагерем дальше по реке. Отряд охотников добыл джейранов, кашевары приготовили отличный обед. Досыта наевшись отварного мяса, волхвы слушали рассказ воеводы и поглядывали на связанного Мера.
  - ...здесь диких уже нет. Войско их разбили и захватили становище, оно в дневном переходе отсюда. Вас проводим, дальше двинемся.
  Славка сидел у другого костра - с молодыми русами. Они сильно изменились за прошедшие десять дней. Вроде и лица те, и голоса, но - другие. Все внезапно повзрослели, хотя хвастали подвигами, чуть не захлёбываясь словами. Оказывается, конники перехватили и полностью уничтожили пешие отряды, кравшиеся к поселениям арьев.
  А нынешним утром на витках становища возник Мер. Дежурный отряд тульских русов принял волхва за своего. На беду изменника, Борун и Ждан отстали от него ненамного и прошли лабиринт вовремя. Мер даже не пробовал убегать - куда задохлику совладать с двумя боевыми волшебниками! Ему скрутили руки и заткнули рот, чтобы не фокусничал. А Скитан для верности ещё и вывихнул предателю указательные пальцы.
  - Без них не развяжется. Да и колдовать не сможет, жесты не получатся, - пояснил Тринс, когда Славка пришёл посмотреть в лицо обманщику, горе-Хоттабычу.
  То ли от лекарств, то ли от радости, но Грум оживился, будто живой воды испил. Он рассказал молодым дружинникам, как обхитрили засаду диких и почему его подстрелили. Друзья посетовали, что раненый верхом ещё неделю двигаться не способен, а жаль. Но поход затевался надолго, так что и Грум успеет навоеваться.
  Славка слушал, немного завидовал. Там, в казарме, он был им свой. Здесь, в степи - уже не вполне. Будущее русов, ставших военной ордой, к нему не относилось. Тихонько встав, мальчишка пошёл прочь от костра. Никто не хватился, не окликнул. Всё правильно. Это не его мир.
  Но грусть быстро исчезла. Славка с любопытством рассматривал громадное войско, занятое походной жизнью. Кто купался, кто стирал одежду, кто звенел клинками, перенимая новый приём. Кони паслись одинаковыми по численности табунами. На краю видимости стана двигались фигурки дозорных.
  Две пары ушли в сторону от общей суеты. Сокол и Русана дурачились, бегали, ловили друг друга, толкались. Более старшие вели себя спокойней. Дара, выбежав из забоки на призыв Ждана, как бросилась к тому на шею, так и не расставалась. И сейчас они гуляли далеко от реки, наверно, спеша наговориться. Хотя, о чём, казалось бы, они же остаются со Скитаном? Тринс берёт в Коло, кроме "попаданцев", только Сокола.
  Забравшись на пригорок с лабиринтом, мальчишка сел спиной к стану. Неожиданное одиночество настраивало на размышления. Три недели назад, в казарме русов, ему казалось, что он ненадолго попал в кино о прошлом. А сейчас наоборот - жизнь в Новосибирске вспоминалась, как скучноватое кино. Его скейт и велосипед отсюда выглядели такими же придуманными, как синие хвостатые аборигены 'Аватара'. И правильно - ведь пальцы помнили жесткую гриву, бархатистые губы коня, тело привыкло покачиваться в седле. Прежнее безделье на каникулах представлялось вовсе нереальным после сенокоса и ежедневных тренировок с русами. А кикимора, водяной и леший, которых спас он, и которые спасли его? Волки, русалки и лесной пожар - таких аттракционов никакой Дисней-ленд и Луна-парк не сотворит!
  Да, теперь Славка точно знал, как выглядит настоящая жизнь. Она бурлит, в ней постоянно происходят события, если ты, конечно, пытаешься ими управлять. Он, Ярослав Быстров, очень хотел вернуться в своё время, торопил всех, и вот - получилось. Почти. Но уже скоро они отправятся дальше. Туда, где путешествие закончится. Поэтому лучше сидеть здесь и ждать, когда соберутся остальные походники.
  Так и вышло. Отобедав, отряд направился к лабиринту. Олен вёл в поводу связанного Мера. Второй конец веревки держал Сокол. Перед входом в начало спирали группа остановилась. Славка присоединился к ней. Борун раскатисто пожелал Тринсу и Соколу быстрейшего возвращения. Детям велел больше не проваливаться в яму времени.
  Дара обняла Русану, чмокнула мальчишку в лоб, сделала в их сторону замысловатый знак правой рукой. Словно написала в воздухе таинственное слово. Ждан сказал Русане:
  - Удачи, - а Славке крепко пожал руку.
  Скитан просто кивнул. Грум прощально воздел кулак. Он сидел на телеге, вытянув раненую ногу вперед - так меньше болела. Тринс дернул веревку, Сокол подтолкнул Мера сзади, и отряд двинулся вглубь спирали.
  Прощание закончилось. Славка двигался последним, вслед за Русаной, и поглядывал в сторону. Его внимание занимал разговор Боруна со Скитаном. Те ждали, пока походники доберутся до конца витков.
  - Ну, завтра я назад, - волхв кивнул на северо-восток, - сдам твои трофеи. А ты решил не возвращаться?
  - Мне степь нужна. Переходи к нам, Борун?
  - Тебе Ждана хватит, а я - на юг. Рам давно приглашает...
  Грум разглядывал подаренный мальчишкой складной нож. Заботы старших его не интересовали. Дара и Ждан держались за руки, смотрели друг на друга.
  'У всех своя жизнь, - подумал Славка. - Интересно, кем они станут?'
  Исчезла спина Русаны, шедшей впереди. Дорожка из камней кончилась. Тьма закрыла глаза мальчишки.
  
  
  Глава сорок седьмая
  
  Встреча с Нарадой
  
  Лабиринт, куда они перенеслись, лежал на пологом склоне холмика. До самого горизонта такие холмики перемежались лесом, который заполонил понижения рельефа. И реки, повсюду змеились реки. Они растекались, создавая озера, и зеркально блистали.
  - Коло. Родной край арьев, - Олен глубоко вдохнул прохладный утренний воздух. - Отсюда есть пошли все народы. А вот и град Нарады. Видите, дозорные скачут?
  Вооруженые конники поприветствовали походников, сопроводили к старшему, в караульное помещение. Тот нашел в большой книге имя Олена:
  - Есть такой. Теперь докажи, что ты - ты и есть.
  Оба закрыли глаза, прикоснулись к вискам и затихли. Дозорные терпеливо, как и походники, ждали окончания проверки. Славка подумал, что сейчас телепатия похожа на телефонный звонок с определением номера. Старший караульщик и Тринс одновременно открыли глаза с расширенными зрачками.
  - Приветствую тебя, брат Олен, на родной земле. А почему этот связан?
  - Изменник. Предал арьев, - не вдаваясь в подробности, ответил сибирский волхв.
  Обменявшись несколькими словами по поводу связанного Мера, гости и один из дозорных направились к поселению, занявшему дальний холм. У подножия дымила и заявляла о себе перезвоном молотков большая кузница. Совершенно одинаковые бревенчатые дома стояли ровным строем вдоль дороги. Маленькие дети и матери провожали всадников любопытными взглядами. Улица привела к отдельно стоящему городцу. Высокая ограда из заостренных бревен, широкие ворота и караульные вышки окружали терем.
  -Кто?
  -Волхв Олен. На суд и с просьбою.
   Дежурные проводили прибывших в просторную комнату. Проворные ребятишки, чуть моложе Славки, принесли в деревянных блюдах хлеб и отварную холодную рыбу. Толстые ломти белого мяса вызвали прилив слюны. Мер, которому руки развязали, но петлю на шее оставили, жадно зачавкал. Славка незаметно толкнул Русану и шепнул:
  -Это что?
  -Осетрина, - услышал и пояснил Сокол, разливая по кружкам пенный квас.
  Рыба заслуживала похвалы! Но особо разъедаться не пришлось. Дежурные поторопили - Нарада ждёт. Ополоснув руки в ушате, походники вошли в высокий и просторный зал. Мозаичные стекла разбавляли красками обычный свет, льющийся из-под купола. На троне восседал не очень старый мужчина.
  - День добрый, - поздоровался он и тут же приступил к делу. - Излагай, Олен, какого суда требуешь?
  Связно передав суть гнусного поступка с пытками лесных жителей и собственно предательства Мера, Тринс сделал знак Соколу. Тот снял веревку.
  - Оставить преступника в Туле и Затулье - невозможно. В степь изгнать - опасно. А лишать волхва жизни - недопустимо. Решай, верховный.
  Покачав головой, Нарада сошёл с трона. Устремив взор в лицо Мера, долго стоял. Слегка оттолкнул падшего волхва. Славке показалось, что даже брезгливая гримаса скользнула по губам Верховного волшебника. Наверное, показалось. Потому, что голос того прозвучал ровно:
  - Тщеславие. Неужели ты, Мер, воистину уверовал в собственную непогрешимость и величие? Волхв обязан нести миру знание, а не стяжать поклонения и страх. Отправляйся на запад, обучай и лечи дикие племена. И никогда не возвращайся к арьям.
  Дежурные под руки вывели осужденного. Нарада с интересом глянул на спутников Тринса:
  - За кого хлопочешь, Олен?
  - Дети. Попали на временной срез. Совет решил вернуть, Дрон настоял отослать их по старой методике, да просчитался с силобором. Мы с Боруном хотели закрутить воронку на железной горе - Мер помешал. Ему дети понадобились, чтобы с ними в будущее ускользнуть. Неуч!
  Нарада и Олен понимающе улыбнулись. Русана шепнула Соколу:
  - Почему?
  - Человек способен только быть в своем времени, в сегодня, или в прошлом. Будущее - недоступно. Он создает его сам, каждый миг переводя в сегодня...
  - А мы, - вмешался Славка, - как мы туда попадём?
  Нарада ответил вместо руса:
  - Ваше сегодня - там, где для нас будущее. Олен уже объяснил, как сильно вы отстали от своего времени? Нет ещё? Скверно... Сколько вы здесь? Двадцать дней... А там все шестьдесят минуло, если не больше. Много отстали, слишком много. Ещё чуть, и замедлитесь до нашего времени, тогда уж не вернетесь вовсе.
  Верховный волшебник встал, хлопнул в ладоши. Вошли дежурные.
  - Полётную одежду всем четверым. Сопровождающего волхва до малого острова. Вылет немедленно, - отдав приказ, Нарада подошёл к четверке.
  Соколу он предрёк яркую ратную славу. Русане - успехов на стезе лекарской, а перед Славкой задумался:
  - Экий ты разбросанный, отрок! И к науке способен, и ратник неплохой. Жаль, волшебничать не можешь... Нет у тебя предназначения. Сам искать будешь.
  Тринс согласно кивнул:
  - Его бы инициировать, да уже не успеваем, как я тебя понял?
  - Некогда. Отправляйтесь немедленно, и так полдня лететь.
  Покидая зал, Олен обернулся, спросил Нараду:
  - А то дашь наказ Гере взять старшинство? Дрон закоснел...
  - Нет. Сами разбирайтесь. Сыт я по горло верховенством, - отказался волхв, и двери в зал закрылись под его напутствие:
  - Удачи!
  
  
  Глава сорок восьмая
  
  Перелётные не-птицы
  
  Летуны со свистом рассекали воздух. Первыми мчались Олен и сопровождающий, неулыбчивый волхв Таран. Следом, как привязанные - Сокол, Русана и Славка. Каждый лежал на длинном щите, с которого высовывались только ступни ног. Вверху, а когда полетели - впереди, щит имел вырез, как раз по размеру лица. Чтобы смотреть вниз.
  Славка это понял не сразу. Сначала он пытался смотреть вперед - шея быстро затекла. Опустил голову, подождал, пока она отдохнула, и снова уставился на перспективу. Внизу проплывала скала, ровно обрубленная, почти гладкая. Олен притормозил, приблизился к Славке:
  - Хочешь посмотреть? Тебе будет интересно. Давай за мной! Ногами рули, как я, - волхв показал вниз и крикнул вперед. - Нас не теряйте. Таран, мы ненадолго!
  Щит откликнулся на легкое движение стоп, заложил пологий поворот. Они мчали, не снижая скорости, пока не очутились напротив скалы. Славка увидел человеческий силуэт, впечатанный в камень. Будто тень от человека.
  - Кто это? И чем сделано?
  - Нарада молчит, а летопись утверждает странное: коурав украл ковш Опалуна, зачерпнул Солнца, да плеснул во врагов. Хотел их сжечь, а и сам сгорел. Догоняем наших!
  Потом уже, заняв место в строю, Тринс ответил на остальные вопросы. Славка раньше и не знал, насколько сложна работа бога Солнца. Собственно, только сейчас до Быстрова-младшего дошло, что никаких церквей, храмов там, священников особых - у арьев не было и в помине. Крест? Где-то встретился. Хотя, какое это имеет значение? Если боги вообще есть, то им не позавидуешь. Понятно, где Опалун опалился! Потаскай солнце вокруг земли, черпая и разбрызгивая тепло ковшиком. И каждый день, без выходных и праздников. Ничего себе, работка...
  Земля под названием Коло, откуда в мир пошли арьи, кончилась внезапно. Сразу везде появилась вода и заблестела, рябым рисунком волн походя на сталь подаренного ножа. Вода выглядела почти бескрайней, и парусные лодчонки удивляли отвагой или бесшабашностью. Славка бы никогда не рискнул настолько отплыть от берега!
  Шапка-ушанка и дублёнка не продувались встречным ветром, но руки зябли основательно. Щит покачивался на воздушных волнах сбоку набок, и страх вынуждал мальчишку судорожно сжимать толстый край вогнутой доски. А как одноклассница? Он повернул голову. Похоже, окружающее Русану не интересовало. Как и Сокола. У этих двоих сложились особые отношения, на что Славка обратил внимание в степи.
  Ой, сколько всего случилось с тех пор, как они упали в яму времени! А прошло всего двадцать дней. Ну, двадцать один, если считать тот, первый. И куда занесло его, Ярослава Быстрова? Что сейчас делают Ждан и Дара? Где суровый воевода Скитан, и на какой юг собрался уйти мятежный волшебник Борун? Все они расстались с Затульем, как и Славка. Но куда забросила их судьба?
  В этом удивительном мире места менялись так стремительно! Только что отряд шёл по бескрайней горной тайге, где на горизонте белели заснеженные вершины. И сразу - бескрайняя степь с высоченной травой. А на земле Коло уже море не имело краёв и в мутной дали сливалось с небом. Неулыбчивый Таран назвал его Студёным. Теперь перед Славкой расстилалась другая бескрайность, растворяясь в голубой дымке вокруг Солнечных островов.
  Полуденное светило рисовало на воде нестерпимо яркое пятно. Громадный солнечный зайчик, ведущий к островам. Они приближались, становились отчетливыми, видимыми до последнего деревца. Избы, поля, люди на них казались знакомыми, привычными. Всё выглядело, как в Затулье. И в то же время совсем иначе. Словно выполненные другой краской, более яркого цвета.
  Тайга большого острова, рассечённая дорогами, запятнанная вырубками, проносилась снизу. Славка смотрел на плешинки болот, вспоминал лешего. Интересно, а в настоящем времени такие люди, древние, водятся? Вот будет прикольно, если кто откликнется на призыв в бору Академгородка! Представить, как произойдёт забавная встреча, Славка не успел. Невольно вырвался навсегда засевший в памяти призыв:
  - Здравствуйте. Я пришёл с миром.
   И вдруг снизу донеслась такая же трель из цоканья и присвиста. Славка от неожиданности заложил крутой поворот. Снижение получилось слишком крутое, и он задел высоченное дерево. Колючая хвойная ветка стеганула по лицу, заставила вскрикнуть и зажмуриться. Щит покачнулся, потерял равновесие и перевернулся, выбросив мальчишку.
  - Ой, мама!
  
  
  Глава сорок девятая
  
  Исходный силобор
  
  До земли, усеянной серыми каменюгами, оставалось совсем немного, когда славкино падение замедлилось. Его подбросило несколько раз, словно над камнями кто-то постелил упругий воздушный мешок. В Луна-парке, совсем малявкой, Славка часто прыгал на таком толстенном матраце. Но сейчас под ним ничего не было!
  Зависнув примерно в метре над землёй, он барахтался в густом и плотном воздухе, пока Тринс не опустился рядом:
  - Яр, ты редкий обалдуй! А если бы я не увидел?
  Воздух опустил мальчишку на каменистую почву. Сверху прозвучал голос Тарана, буксирующего пустой славкин щит:
   - Олен, твой пацан почти на нужное место шлёпнулся. Все вниз, пешком пройдёмся. Полётную одежду здесь сложите.
  Место, куда они приземлились, выглядело не очень приятно. Низкая трава покрывала ковром множество бугорков, теснящихся сплошняком, сколько глаз видел. Почти на каждом вился каменный пунктир из неровных булыжников. Лабиринты отличались размером и рисунком. Такие же камни местами громоздились в пирамидки. Таран уверенно вёл группу, целясь на самый приметный бугор. Хилая березка трепетала на лысой вершине.
  - Там ваши витки. Поспешайте.
  Олен простер руки вперед, восхищенно отметил:
  - На силобор вроде не похоже, а какой ток? Насквозь пробивает!
  - Силобор, - возразил Таран, - самый исходный.
  Славка и сам чувствовал скрытую мощь этого места. Оно словно подрагивало от нетерпения, как мотор мощной машины. И вроде даже негромкое рычание, нет - гудение, висело в воздухе. Выставленные руки сами повернулись в сторону, будто их кто потянул.
  - Вот, и ты направление взял, Яр. Похвально. Тогда, вперед, друзья мои! Я немного сопровожу. Не останавливайтесь, идите. И будьте счастливы в вашем мире, - напутствовал детей Тринс, ступая позади Русаны и Славки.
  С каждым шагом окуржающий воздух терял прозрачность, мутнел, словно туман в нём сгущался. Витки лабиринта учащались. Становилось холоднее. Славка смотрел по сторонам, стараясь запомнить последние минуты гостеприимного мира. Сквозь туман ещё проступали окрестности. У подножья бугра стояли Сокол и Таран. Угрюмый волхв без интереса следил за движением ребят. Молодой рус неотрывно смотрел на Русану. Так смотрел, что Славка обернулся, чтобы проверить - всё ли в порядке.
  Не всё. Одноклассница плакала. Молча.
  Раньше у неё это не получалось - она всегда ойкала, причитала, всхлипывала, терла глаза. В общем, делала массу шумных сопутствующих движений. А сейчас очень тихо шла вслед за Славкой. Закусив губу. Слёзы текли по щекам, создавая ручейки, срывались с подбородка каплями. Она тоже безотрывно смотрела. На Сокола. И было в её лице нечто, делающее невозможным дурацкие вопросы, типа: - 'что с тобой? ты в порядке?'
  Тринс замедлил шаг, отстал, стал едва различим в холодной мути:
  - Уже не поспеваю за вами. Тяжко. Не останавливайтесь!
  Сокол сорвался с места, взбежал на бугор, поперек всех спиралей. Остановив Русану за плечи, развернул к себе, жарко и торопливо зашептал:
  - Не уходи. Я жить без тебя не могу. Останься!
  - Я не могу, меня мама ждёт. Она одна. Она умрёт без меня, - девчонка плакала, но не отпускала руки дружинника, тянула его за собой и умоляла. - Пойдём со мной, Сокол, пойдём...
  Славка растерянно остановился, ожидая одноклассницу. Сквозь белесую холодную муть мелькнула фигура Тринса. Волхв с трудом пробивался к ним, кричал, и голос его глухо звучал, словно из страшного далёка:
  - Сокол, вернись. Не пройти тебе с нею, отбрось морок! Русану собьёшь, и сам пропадёшь. Вернись!
  - Ну и пусть пропаду! Без неё мне жизнь не мила, - Сокол втиснулся между Русаной и Славкой, схватил мальчишку за руку. - Веди. Авось пройду.
  Туман холодал и сгущался с каждым шагом. Славка упорно шёл вперед, преодолевая растущее сопротивление - словно лабиринт вёл на крутую гору. Видимость исчезла совсем. Непроглядная белизна заполонила всё и скрыла даже землю. Славка наклонился - вообще ничего не видно! Поднёс руку к лицу - тоже ничего! Но он не ослеп - при моргании белизна менялась, исчезала. 'Значит, всё так и должно быть!' - успокаивал себя мальчишка, ногой нащупывал камни витка, убеждался, что идёт правильно, и тянул друга за собой.
  Голоса Русаны и Сокола звучали за его спиной:
  - Я пройду... Ты пройдёшь... Я непременно пройду! Ты пройдёшь...
  Сопротивление исчезло, солнце ударило в глаза. Славка зажмурился. Лабиринт кончился. Его рука по локоть ещё оставалась в холоде, и он дернул Сокола на себя, чтобы вытащить в этот мир. Но жесткая и сильная ладонь руса исчезла из сжатого кулака мальчишки.
  - Меня не пускает, - донёсся слабый голос Сокола, - не пускает! Иди, любимая, коль нам не судьба...
  - Нет, я не пойду одна!
  - Прощай, Русана! Помни меня! Да иди же, не мучай!
  Славка не видел, откуда доносились голоса. Он протянул руки вперед, зашарил ими, пытаясь нащупать прошлое. Русана вылетела навстречу из ниоткуда, словно от мощного толчка. И тут же бросилась назад, но белый туман исчез. Прошлое осталось в прошлом, а дверь в него закрылась.
   Со всех сторон полыхали вспышки, целились объективы. Вокруг толпились люди, одетые в странные и неудобные одежды. Они говорили на каком-то знакомом языке. Но Славка не понимал, о чём. Ему было не до этого. Он придерживал рыдающую одноклассницу, гладил русые волосы, перевязанные красной лентой. Слов у него никаких не было. Да и помогли бы они?
  
  
  Глава пятидесятая
  
  Двадцать первый век
  
  - Товарищ лейтенант! Тут детишки невесть откуда приблудились. Одеты, как староверы. Сперва говорили по-ненашенски, распевно так. Потом опамятовались, на русский перешли. Но такое городят, что голова кругом идёт. Твердят, что из Сибири сюда чудом перенеслись. Порют чушь несусветную. Видать, умишком тронулись...
  Милиционер докладывал старательно, но слишком подробно и путано. Из чего дежурный офицер сделал вывод: - пьян, негодяй!
  - Трезв, как стеклышко! Да вот они, со мной. Через часок-другой доберемся, если погода не... - участковый, которому Большой Заяцкий остров надоел пуще горькой редьки, постучал по дереву. - Тьфу, тьфу, тьфу, чтоб не сглазить!
  
  Шторм налетел на Соловецкие острова позже, когда Славка и Русана уже довели до головной боли полковника криминальной милиции:
  - Не надо врать! Скажите, кто вас украл и как привёз туда, на остров? Откуда такой нож? Почему странно одеты?
  Русана плакала, Славка злился. Эти взрослые никак не хотели принять правду за правду! Один с ними сюсюкал, второй принялся запугивать отправкой в интернат для малолетних преступников. Этот пожилой милиционер с большими звёздами подробно записал адреса и телефоны, надиктованные детьми. Но звонить не спешил:
  - В Новосибирске уже ночь. Запрос на вас я отправил, утром они ответят. Это еще шесть часов. Давайте, не будем тратить время напрасно? Честно расскажите мне, где вы болтались два месяца? На чем и кто вас сюда привёз? Ну, не на крыльях же вы прилетели!
  - Именно на крыльях! - Чуть не в сотый раз повторил Славка. - Только не сейчас, а в прошлом. Нас Олен, волшебник, отправлял. Поставил у входа в лабиринт и велел идти. Тут сразу пришел туман, почти ничего не стало видно. А как мы лабиринт прошли - стоим на том месте, откуда начали. И туристы на нас смотрят...
  Полковник ещё раз пролистнул рапорт участкового, набрал его номер:
  - Ильин? Полковник Федоров. Твой рапорт читаю. Ты сам видел, как дети появились? Кто из туристов видео снимал? И куда эта группа отправилась?
  Пока оперативники копировали и доставляли видеозаписи и фотографии, детей накормили. Врач поговорил отдельно с Русаной и со Славкой, заглянул в глаза, постучал молоточком по коленям, локтям и плечам.
  - Вы знаете, полковник, признаков психического расстройства я не нахожу. Если и бред, то удивительно детализированный и точный в мелочах. Допускаю, что они переиграли в компьютерную игру, какое-нибудь фэнтези... Я бы посоветовал не мудрить, дать им телефон. Пусть свяжутся с родителями. Всем станет спокойнее, если они те, за кого себя выдают... Тамошние психиатры и будут ребусы разгадывать...
  
  Русана вцепилась в трубку, немедленно перестала плакать:
  - Мамочка, это я! Я нашлась! Я никуда не пропадала! Мамочка, не плачь, я жива. Мы со Славкой на Соловецких островах, - она захлёбывалась словами, жестикулировала свободной рукой. - Нет, мамочка, я здорова! Мамулечка, я тебя люблю... Ой, что с нами было... Мы в прошлое попали... а потом из Сибири верхом... Я не сошла с ума...
  Полковник еле отобрал у девчонки трубку, чтобы уточнить некоторые детали:
  - Вы сами прилетите за ней? Тогда давайте согласуем время, чтобы без проблем. И номер дежурной части запишите, диктую...
  На славкин звонок ответил папа. Динамик громкой связи очистился от гудков, и прозвучало чёткое:
  - Быстров слушает.
  - Папа!
  - Говорит полковник милиции Федоров. Извините, что поздно, но дело неотложное. Здесь, на Соловецком архипелаге, нашелся мальчик. Заявляет, что он ваш сын, Ярослав. Даю ему трубку. Удостоверьтесь и подтвердите, что готовы за ним приехать.
  Славка никогда не слышал у папы такого голоса. Только задав миллион вопросов и дав миллион ответов, два Быстровых пришли в себя. С полковником разговаривал уже деловой и полностью владеющий собой сотрудник эмчеэс:
  - Да, я сейчас с её матерью свяжусь, вылетим вместе. По моим прикидкам, завтра вечером, в самом скверном раскладе, будем у вас. Спасибо, товарищ полковник. До встречи! Уж приглядите за этими архаровцами, чтобы снова не пропали!
  
  
  Глава пятьдесят первая
  
  Старый петроглиф
  
  - Что значит, не могу? Врачи сказали - нельзя его волновать! Хочешь, чтобы он снова с ума сошел? Отпрашивайся!
   Мама нервничала, говорила громко. Славка не подслушивал, но попробуй остаться в стороне, когда родители ссорятся! Пришлось подняться с постели, прошлёпать на кухню:
  - Перестаньте. Не может папа, значит, поедем позже...
  Но голос мальчишки дрогнул. У мамы в глазах опять плеснулся ужас. Славка пожалел, что не справился, выдал своё огорчение.
  'Ах, мама! Не волнуйся, я взрослый, я не заплачу, - подумалось ему, - хотя жаль. Я хотел убедить вас'.
  Мама после возвращения Славки так переживает - впору погладить её по голове, пожалеть, как маленькую. Папа более сдержан, он лишь смотрит на сына с любопытством. Ещё бы, тот резко изменился! В первое же утро, вернувшись домой, Славка поднялся рано. Вместе с отцом добежал к Оби, искупался и вернулся тоже бегом. Причём в таком темпе, что запалил Быстрова-старшего. Теперь пробежки вошли в привычку. Мама смирилась, как и с желанием сына пойти на фехтование. Она всего один раз заявила, что не узнаёт Славку. Когда тот достал учебники истории и географии. И принялся читать их! До начала учебного года!
  А Славка к тому же купил карту мира, России, Красноярского края. Он ползал по ним с линейкой и карандашом, пытаясь восстановить маршрут своего путешествия. Попросил помощи у отца. Подробно рассказал, как и куда они попадали. Быстров-старший помог вычислить железную гору - Темиртау. Разобрались и с Кольским полуостровом. Но степь поставила славкиного папу в тупик. Сомневался он и насчёт путешествия в прошлое.
  Славка не обижался. Честно, так папа очень много сделал, чтобы убедиться и убедить других. Удивительный нож, подаренный Лисой-Миланой, удалось забрать у полковника. Хотя везти такой клинок через половину страны даже папе оказалось необычайно сложно. Но в Академгородке волнистую сталь сочли современной подделкой под дамасский клинок. Листок осиной бумаги с рисунками лабиринтов и надписью - тоже объявили новоделом. А ведь он Славке достался случайно, от самого Тринса. Когда они думали, что погибнут с бою с дикими, мальчишка не успел вернуть листок волшебнику, сунул в карман и забыл.
  Единственное, что вызвало замешательство ученых, это безукоризненное владение санскритом. Когда Славка и Русана услышали акцент главного специалиста по этому языку, они не сумели скрыть улыбки. Хорошо, доцент не обиделся. Наоборот, попросил рассказывать про тот мир на том языке и записал их рассказ. А они вспоминали те события часа два. Доцент прижал диск с записью к груди, словно сокровище, и сразу согласился с волшебством! Так и заявил: за два месяца выучить санскрит можно только чудом. Что за одну ночь - не поверил.
  Собственно, Славка привык, что им с Русаной не верят. Врачи, милиционеры, приятели, соседи - это полбеды. Но самые близкие люди смотрели, как на больного! Не верили! Ни единому слову! С таким отношением мальчишка не мог смириться. Должен же быть хоть один, кто поймёт! Тимур, лучший друг - тот кивал, соглашался. Однако без прежней искренности. Вот и оказалось, что во всём мире только одна живая душа знала: всё - правда. Мудрено ли понять, что в новом мобильнике Русана шла первой в быстром наборе? И скайп её стоял в приоритете. И вообще, с ней можно говорить обо всём пережитом в том мире, без утайки.
  Фотографии, сделанные в Затулье, никого не убедили. Милиционеры их внимательно просмотрели и вернули. Сказали, эту секту или банду они ещё вычислят и поймают. Досадно, что не получились леший и водяной. Тогда у Тринса, простучав батарейку ножом, Славка ненадолго оживил фотик. Но вспышка не сработала, а света в лесу оказалось мало. Отец долго рассматривал кадр на экране, потом напечатал. Даже обвёл контур, но листья одежды - они делали фигуру лешего незаметной на фоне кустарника. Что уж говорить про лицо водяного - крупная рыбина высунулась, вот и всё!
  Зато классно вышли русы, Ждан, Борун. Где рыжая в обнимку с Дарой - Славка распечатал специально для Руськи. Крупно, как портрет. Конечно, и себе сделал. Но самое главное - с помощью папы выделил и увеличил Сокола. С той фотки, самой первой, в казарме. Когда фотошоп убрал красный отсвет глаз, Быстров-старший спросил:
  - Это кто, такой улыбчивый? Симпатичный парень!
  Русана получила портрет, застыла, прикусила губу. Славка понял, развернулся и ушел домой. Вечером получил мэйл: 'спасибо'. И больше они Сокола не упоминали, как по уговору. Даже амулет, подаренный русом перед бегством по Железной горе, серебряный кружок с крылатой птицей - одноклассница сняла.
   Прошло уже две недели. Время сгладило остроту воспоминаний. Славка понял - никого ему не убедить. Вроде и родители успокоились, перестали говорить, как с больным. До конца каникул оставалось всего ничего - пока они были там, здесь пролетело больше двух месяцев. Но вчера по телику шла передача о Гиперборее. Ведущий упомянул имя Нарады - Славка подскочил, как ужаленный. А когда прозвучало, что некий Лен служил Аполлону, он не выдержал:
  - Вы слышали? Нарада был, был! Я не вру! Аполлон, это Опалун, а Лен - это Тринс! Едем, я покажу, где выбил своё имя и рисунок сделал. Там петроглиф, он и за тысячу лет никуда не делся!
  И долго ещё Быстров-младший требовал, настаивал - это последний шанс убедить их! Мама разволновалась, созвонилась с папой, наобещала, что да, поедем. Славка поскайпился с Русаной, рассказал про Гиперборею. И рано лёг спать. Ему снилось Затулье, путешествие на Соловки, а разбудил спор родителей.
  "И они не верят, что я говорю правду... Ну и пусть! Не привыкать..."
  Славка пожелал родителям спокойной ночи, направился в спальню. Быстров-старший остановил:
  - Ты уверен, Ярослав, что найдёшь доказательства?
  Взрослое обращение. Хорошо, вот тебе, папа, взрослый ответ:
  - Да. Найду.
  - Тогда едем. Но если нет - ты навсегда прекращаешь разговоры на эту тему. Договорились?
  
  Рейсовый автобус высадил Быстровых в центре поселка. Славка дошёл до берега Июса и растерялся. Не та река и не в том месте текла по долине. Однако горы стояли незыблемо, хотя и странно выглядели без леса. Вот он, Первый Сундук!
  - Туда!
  По дороге до горы Яр вспомнил неудачу Дрона с открытием силобора. После того выброса у подножья оставалась глубокая яма. Если за прошедшие тысячи лет её не заровняли. Родители выслушали историю скептически, но - вот удача! - воронка никуда не делась. Конечно, она здорово осыпалась, стала пологой, однако форма подтверждала слова Быстрова-младшего. На вершину Сундука Славка подниматься не стал. С половины горы долина прекрасно просматривалась.
  Мальчишка присел на камень. Закрыл глаза. Недавняя память воскресила вид древнего Затулья. Тогда река текла далеко в стороне от нынешнего русла. А валун стоял на берегу, в самом начале плёса. Вон там! Открыв глаза, Славка приметил место, где мог скрываться выбитый им петроглиф.
  Валун отыскался, хотя годы утопили его в землю. Верхушка едва торчала из травы. Удивлённый Быстров-старший выпросил в ближайшем доме две лопаты. Срубив дёрн, отец с сыном принялись за раскопку. На глубине метра Славка остановился, присел на корточки, присмотрелся:
  - Да, здесь, - и пучком травы протёр бок валуна, - смотрите сами.
  - Двадцать четвертое июня две тысячи десятого года, Затулье, Ярослав Быстров, - неуверенным голосом прочитала мама полустертые знаки.
  А Славка смотрел немного выше надписи. Где - если понимаешь, что искать - видны человеческие и нечеловеческие фигурки, взявшиеся за руки: Русана, кикимора, леший, русалка и Яр.
  
  
  
  Книга вторая
  
  Глава первая
  
  Ура, каникулы!
  
   - Быстров, на татами! Щадящий спарринг.
  Славке нравились такие команды, когда по фамилии. Это делало его взрослее. Ну, так казалось ему. Во всяком случае, ростом он уже вымахал вровень с мамой, а папе - выше плеча. Тимка, лучший друг, тот заметно отстал, а ведь в прошлом году они были вровень!
  Думая об этом, а вовсе не о предстоящем бое, Ярослав Быстров поправил шлем, поклонился рефери, сопернику, тренерам и публике. Поединки с представителями других клубов проходили каждый день. Сегодня вышел кикбоксёр, затанцевал, делая обманные движения корпусом и руками, провёл серию ударов, которые не достигли цели. Стало ясно - медлительный правша, длиннорукий, при атаке загружает опорную ногу.
   Так эти ошибки называл тренер, а сам Славка просто видел, как и когда побеждать: 'Нырнуть под кулак, отхват под колено... Лети, парень!' Опорная нога того послушно согнулась - он просел и рухнул на спину от лёгкого толчка. Обозначив добивающий удар локтем, Быстров-младший протянул сопернику руку, помог подняться. Тренер кикбоксёра крикнул:
  - Нечестно, это боевое самбо.
  - Я что, виноват, если он иначе не умеет? Зато как провёл! - огорчился и тотчас похвастался Славкин тренер, распуская свою группу. - Всем пока. До послезавтра.
   Мальчишки-самбисты отправились в раздевалку, обсуждая поединок. Побеждённый кикбоксер у судейского стола зубами распускал шнуровку перчаток. Славка услышал, как чужой тренер, расстроенный проигрышем воспитанника, резко и нелестно высказался:
   - Не ври, ты его со спецом готовишь, в призеры. И зря. Не спортсмена получишь, а бандита, уличного хулигана. Потом жалеть поздно будет...
   - Ничего из него не выйдет, - посетовал Славкин тренер, - характер у пацана не чемпионский. И с башкой проблемы, шизу гонит. Это он в прошлом году умотал куда-то. На пару с такой же пацанкой...
   Дверь раздевалки отсекла голоса, но настроение Быстрова-младшего испортилось. Он надеялся, что хоть в этом клубе к нему станут относиться доброжелательно. А вот, поди, чуть что - попрекают. Кто виноват, что руки и тело помнили тренировки русов?
   Славка включил душ, смыл пот. Напоследок дал холодную на полный напор. Тело привычно встрепенулось, взбодрилось, словно окунулся в ледяную прозрачность Белого Июса. Того, тысячелетней давности. И память воскресила гору со смешным названием - 'Сундук', лешего, русалок, прощание с рыжей, рукопожатие Ждана...
   Порой Быстрову-младшему казалось, что ещё вчера он, городской школьник, скакал верхом, убегал от преследователей, мчал на щите-самолёте с Кольского полуострова на Соловки. А порой - минула уйма лет. И то, пальцев не хватит пересчитать, сколько книг перечитал, сколько сайтов пересмотрел Славка, чтобы понять - куда, в какое время забросило его и Русану Лихачёву.
   Вспоминая недели, проведенные в поселении арьев, он краснел от стыда за собственное невежество и глупое поведение. Да, похвастаться оказалось нечем. Как последний придурок, мечтал удивить всех газовой зажигалкой, а на деле - опозорился... В самый нужный момент, когда требовалось развести костёр для раненого Грума, газ кончился. Хорошо, у Сокола трут и огниво оказались наготове.
   А как скверно фехтовал, метал дротик? И уж наездник получился - вспомнить стыдно. Он уступал далёким предкам по всем параметрам! Любой недоросль Затулья его, Быстрова-младшего, плевком зашибить мог! Не говоря про дружинников-русов...
   Одеваясь, Славка задумался. Домой идти не хотелось, а вот к другу бы, зарубиться в 'Крафт', другую войнушку - отвести душу? Позвонил отцу:
   - Пап, что у нас на сегодня? Если я к Тимке заверну, до вечера?
   Потом маме:
   - Алёну Дмитриевну, пожалуйста... Мама, я у Ашкеровых, ладно? Ничего не поздно... Папа заскочит и заберёт, конечно... Чмоки!
  Родители у Славки - класс! Их даже шнурками не назовёшь, какие они шнурки? Особенно папа. Когда Быстров-младший вернулся, Анатолий Васильевич понял сына, поддержал в мужском стремлении. Гантели, пробежки - и постепенно у Славки набралась сила. А вот фехтование не пошло. Тренер высмеял: 'Это как, по-настоящему рубиться?' Страшно удивился, когда с трудом выиграл схватку с вёртким юнцом. И не взял, дескать, бесперспективный.
   Ещё хуже получилось с рукопашкой. Первый тренер, какой-то пояс карате-до и тхеквон-до, оказался никаким. Сэнсей, называется - поклоны и бесконечные повторы медленных движений вместо реальных боёв. Быстров-старший нашел знакомого спортсмена - тот отказался принять:
   - У меня оздоровительная группа, а твой? Не пацан, а чудовище, пострашнее Карелина на бой заточен. Нет, и не уговаривай...
   Следующий тренер, вот этот, отучал от строптивости и самостоятельности - постоянно ставил в спарринг. Дескать, не хочешь быть мешком для битья - покорись, делай, как учу! Только вышло всё на пользу - Славка быстро находил защиту от любых приёмов. А вот идти на соревнования категорически отказывался: 'Зачем мне кубки и грамоты?'
   Честолюбивый тренер прессовал Быстрова-старшего: 'Надо, обязательно надо вашему сыну становиться чемпионом города, потом области, потом России, потом...' Тот сказал: 'Пусть он сам и решает'. Понятно же, скоро Славку попросят из этого клуба.
   Быстров-младший вышел на улицу, вдохнул полной грудью. Летний Новосибирск бурлил энергией. Люди спешили по неведомым, но важным делам. Машины мчались по Красному проспекту плотными потоками, занимая все полосы. И только он мог никуда не торопиться. Завтра первый день летних каникул - что может быть лучше? Каникулы! Ура!
   Выкинув неприятные мысли из головы, Славка запустил сумку вверх, по наклонному стволу перемахнул забор, приземлился 'паркур-роллом'. Сумка падала, распрямив ручки - он щегольски подхватил её, докрутил, отправил точняком на плечо. Делая вид, что не заметил восхищенные взгляды малолеток, Быстров-младший поспешил к другу.
  
  
   Глава вторая
  
   Ну, каникулы. И что?
  
   - Сколько можно так сидеть, скажи? - Мама заглянула в комнату и сделала вид, что недовольна, застав Русану в той же позе лотоса. - Нет, ты ответь, ответь. Это не риторический вопрос!
   Та отмолчалась. 'Вот всегда она так, пока не закончит свою гимнастику, не разговаривает. С одной стороны хорошо, что дочь не бродит где попало, не заводит сомнительных знакомств. Но с другой - мало хорошего в просиживании дома, если не в позе йогов, то у компьютера'. Примерно так думала Наталья Михайловна, вернувшись на диван, к 'Медицинскому вестнику'. Шелестя страницами, она просматривала статьи и соглашалась, что интернет все-таки опережает бумажные новости. Не зря Русана постоянно рыщет в мировой сети.
  Жаль только, не с той целью. Врач Наталья Лихачёва беспокоилась, что психотравма дочери проявится опять. Собирая крупинки сведений о выдуманном мире арьев, Русана бередила рану, которой следовало зарубцеваться навсегда. 'Ах, если бы стереть прошлое лето из её памяти. Хорошо, хоть согласилась со мной, что никакого провала в древность, в мифическое Затулье, не было', - отложила газету Наталья Михайловна.
  Ух, попадись ей в руки таинственная шайка, которая испытывала на Русане и Славе Быстрове психотропные препараты! Милиция так и не напала на след преступников, хотя били себя в грудь, грозились отыскать, арестовать и посадить. Вот так всегда, если ты обычный человек, то помощи не жди! Слишком скоро все забыли историю похищения детей. Поговорили и забыли. А родители Славки, и вообще, приняли версию сына за правду. Так и сказали: 'мы верим, что дети были в далёком прошлом!'
  'Смешные люди. Наивные. Думают, если поддерживать бред больного человека, то последствий для психики меньше? Сейчас, держи карман шире!' - Лихачёва снова заглянула к дочери, которая скрутилась в невероятный узел, который называла 'поза змеи'. У Натальи Михайловны навернулись слёзы, ведь ни один из её многочисленных знакомых, даже отъявленные спортсмены - ни за какие награды не смогли бы освоить такую позу. А дочь, отравленная неведомыми препаратами, пристрастилась читать про Индию, и уже год истязала себя чудовищными приёмами йоги!
   'Русечка, девочка моя родная. Что с тобой сделали эти поганцы! Ты настолько изменилась, что не знаю, радоваться или пугаться, - тут врач Лихачёва всхлипнула, - эта страсть к древней истории, особенно Гипербореи, она-то откуда? Знание мертвого языка, санскрита?'
  И не только. Русана усердно изучала нетрадиционную медицину. Лихачева-старшая, терапевт с приличным стажем, пробовала бороться, подсовывала учебники, популярные пособия, разоблачающие шарлатанские методики хилеров, гомеопатов. Но все без толку!
   'А хуже всего, - горько вздохнула Наталья Михайловна и перекрестилась на божницу, - прости ты её, Господи - от веры православной отошла'. Лихачёва раньше верила не очень и укрепилась только после чудесного возвращения дочери. А вот Русана всегда с удовольствием ходила в храм Александра Невского на службы, даже подпевала. И на тебе - перестала, заявив: бог многолик, и христианство лишь один из путей к нему...
   Мама опять заглянула в комнату, теперь уже рассердилась: 'Каникулы, сходила бы на реку, искупалась, позагорала, так нет - она у компа! И снова в Индии! Ну, всё!'
   - Сколько можно быть затворницей? Теплынь такая, а ты? До пляжа рукой подать...
  Русана ответила, не отводя глаз от экрана:
   - Ма-а! Прекрати. Я не затворница. Просто жаль время на ерунду. А загореть успею, ещё два месяца...
   'Ну, нет, - Наталья Михайловна вскипела гневом, - решено! Отгулы мне положены, вот и возьму. Отвезу в Краснозёрск, к Александре, она давно зовёт. Тома всего на год старше, поручу ей Русану, пусть опекает, таскает с собой!'
  Через пару часов семейство Лихачёвых уже катило в междугороднем автобусе на юг области. Русану смотрела в окно на весёлую зелень полей и лесов, обижалась на маму и вспоминала прошлогоднее путешествие в прошлое. Серебряный медальон, тот самый, подаренный Соколом, так и просился в руки. Сняв его с шеи, Русана любовалась чеканным изображением летящей птицы: 'Дура какая, столько времени не носила, переживала!'
  Сейчас ей самой смешными казались переживания, но первая любовь, она на то и первая, чтобы помнить всё до мельчайших подробностей. Восторженные взгляды, пожатие руки, поцелуи украдкой, и горячие, искренние слова... Русана вернула медальон на шею, спрятала под блузку. Неровности дороги убаюкали её, как и остальных пассажиров, глаза незаметно закрылись, и сон продолжил прокручивать удивительные приключения в мире арьев.
   Там нашлось место рыжей певунье Милане, волшебнице Гере, которая научила усмирять пчел, познакомила с кикиморой, но главное - юный дружинник Сокол вернулся, и заверил, что тоже никогда не забудет её...
  
  Глава третья
  
  Море, море...
  
  - Толя, так договорились, на двадцать дней, - Бакир Хазарович, отец Тимура, пожал ладонь Быстрову-старшему, - пересечемся в столице. Ладушки?
  Лейла Ашкерова обняла сына, чмокнула и быстро стёрла с его щеки след помады:
  - Теймур, умоляю, веди себя прилично! Симпозиум закончится, мы позвоним и сразу из Москвы полетим в Баку, к бабушке. Анатолий, если что, не скупись на подзатыльник. Алёна, корми его насильно, пусть хоть немного поправится... Обещаешь?
  Подруги расцеловались, но даже после этого Лейла Шахиновна не удержалась и дала поручение, уже Быстрову-младшему:
  - Слава, ты всё-таки постарше, поумнее, не поддерживай его авантюры. Обещаешь?
  Тим и Славка одновременно кивнули, крепко пожали руку Бакира Ашкерова, как подобает мужчинам, и направились к накопителю. Лето начиналось прекрасно - лучше не придумать! Три недели на берегу Чёрного моря, недалеко от Одессы! И главное, Славкина мама собиралась навестить всех подруг своего детства. Значит, она с Быстровым-старшим станет уезжать из станицы на целый день, и мальчишки будут свободны от надзора! Бабка Оксана работала в Одессе, а возвращалась только к семи вечера - это Славка помнил с позапрошлого лета.
  Перелёт промчался, как одно мгновение. Отоспавшись, мальчишки немедленно отправились на море. Два дня - и они знали береговую полосу у станицы Лайбовой, как свои пять пальцев. Неделя - и сама станица сделалась знакомой, а несколько пацанов превратились почти в друзей.
   С утра взрослые Быстровы укатили по взрослым делам, а молодые сибиряки, как всегда, отправились к морю. Сегодня волна ласково накатывала, гладила пляж, извиняясь за вчерашний шторм. Бросили жребий - повезло Тиму. Он радостно натянул ласты, прошлёпал мелководье задом наперед и ушёл в глубину. Быстров-младший, которому выпала решка, скучал, швырял камушки в наглых чаек. Но вот Тимур всплыл, направился к берегу, встал в полный рост.
  - Это круто, Слав, - восхитился он, сдвигая маску на лоб, - смотри, какая большая!
   На стреле, сделанной из велосипедной спицы, трепыхалась барабулька.
   - Теперь моя очередь, - заторопился друг, выдергивая стрелку и наматывая леску на тонкую трубку.
   Собственно, в руках он держал не просто трубку, а настоящее подводное ружьё. Пусть неказистое, самодельное, зато добычливое! Тугая круглая резинка имела такую силу, что с трех метров стрелка насквозь пробивала некрупную рыбёшку. Размером не больше ладони - другая у берега не водилась. И что с того? На жарёху в самый раз!
  Славка опустил маску на лицо, вытянул руки вперед, поплыл почти без усилий, чуть шевеля ластами. Дно опускалось вниз, в зеленоватый полумрак. Стайка мальков дружно улепетывала туда - им человек казался страшным великаном.
  "Подружиться бы с водяным, как в Затулье, - пришла к Славке мысль, - тогда настоящую рыбину можно добыть..."
  Всё чаще он вспоминал прошлый год - где в наше время найдёшь место, чтобы и на саблях сражаться, и верхом скакать, из лука стрелять? Никогда таких приключений не найти в двадцать первом веке... А хочется! Вот они с Тимкой и отыскали местечко, где крутяк трамплином в море обрывается. Это классно - раскатиться на велике, подлететь вверх и бултыхнуться. Там глубины - с ручками! Потом, конечно, велосипед вытаскивать замахаешься... Хотя уже приелось, и велик заржавел, катится туго...
  Каменистое дно приблизилось. Над камнями, медленно шевеля хвостом и останавливаясь, плыла большая рыбина. Славка прицелился, натянул резинку, как в рогатке. Рыбина метнулась, но поздно. Стрела пробила её и врезалось в дно.
  Славка осторожно подтянул рыбу, перехватил у жабр - теперь не уйдёт! Подплыв к берегу, торжественно показал добычу:
  - Видал? Не хуже твоей!
  - А что это у тебя тут, Слав? - Друг протянул руку и сдернул кругляшок, в который вонзился наконечник стрелы. - Это не камень. Монетка, что ли? Бляшка, похоже! Глянь, это ведь птица, да?
  
  
  
  Глава четвёртая
  
  Что делать, когда нечего делать?
  
  Опять налетел шторм. Телевидение предупредило, что будут ломаться деревья, вот мальчишек и оставили дома ходить по кругу: телевизор - сад - кухня. Тоска! Славка размочил в уксусе, потом в растворителе грязь, присохшую к бляшке, соскоблил жёсткой губкой. По итогу очистился серебряный кругляш с изображением птицы. Осталось пробить дырочку, а мама дала прочный шнурок-гайтан. Так амулет оказался на шее. Но день всё не кончался.
  И тут случилось замечательное событие. Сосед дядя Витя, от которого через забор свешивалась ещё незрелая алыча, перестраивал дом. Большой трактор на его участке почти неделю долбил землю под новый фундамент. И вот громыхающее жало сколупнуло здоровенный кусище, под которым обнажилась дверь! Нет, не в земле, конечно, в ракушняке - в самом низу котлована. Соседи собрались посмотреть.
  Вместо зрелища вышел пшик - за дверью стояла чернозёмная пробка, наверное, намытая дождями за многие годы. Дядя Витя несколько раз ударил киркой, обвалив изрядную кучу, но затем сказал, утирая пот:
  - Да подь оно всё! Ото ж звичайна мина, до катакомбов, нет? Залью бетоном и ладно!
  По рассказам пацанов, тайные ходы, 'мины', вели из погребов под землю, до выработок ракушняка - местного строительного материала. А там - до самой Одессы. Конечно, друзьям решение показалось глупым. Как можно? А вдруг там клад? И не вдруг, а совершенно точно - клад. И залить бетоном? Нет! Ход надо раскопать!
  Мальчишки подняли тему за ужином, но Славкина мама даже шанса не оставила:
  - Выкиньте дурь из головы, я вас умоляю! Это чужая собственность, без согласия Вити там ничего копать нельзя!
   Папа рискнул поддержать идею ребят:
  - Так я спрошу его, вдруг обрадуется помощи...
  - Анатолий! Мне твои поперечки совсем не нужны, - Алёна Дмитриевна возмутилась. - Дети должны отдыхать, а ты - копать! И вообще! Я здесь выросла и точно знаю, никаких кладов нет.
  Но Славкин папа, он не зря в МЧСе служит, он и дома настойчивость проявил, словно не слышал протеста:
  - ...а мальчишкам - занятие, вроде как. Глядишь, найдут чего, пользу принесут...
  - Склад, что с войны остался - запросто! А он заминирован? Ты что, убить меня хочешь? - Тут мама применила сильнодействующее средство, то есть, слезы. - Или сначала их? А я чтобы сама умерла, с горя?
  Приём этот, со слезами, он нечестный. Славке маму всегда жалко, если она плачет. Вот и Быстров-старший сдался - сделал мальчишкам быстрый и незаметный знак 'полный облом', разведя ладони в сторону. Тим и Славка поняли и перешли к расхваливанию борща с пампушками. Алёна Дмитриевна, наверное, заподозрила что-то, но придраться к чему - не нашла.
  Утром Быстровы-старшие укатили к маминым одноклассникам. Ветер не стихал, дома сидеть стало невмоготу. И тут Тимура осенила идея:
  - Давай сами с дядь Витей поговорим?
  Они тотчас отправились к соседу, но тот был постоянно занят и упорно отмахивался - потом, некогда. Ближе у обеду у него нашлась минута:
  - Ну, що?
  - Дядь Вить, мы там покопаем, - Славка показал рукой на дверь, - за ней? Сегодня и завтра, пока выходные? Ну, что вам, убудет разве? Всё что найдем, отдадим, честно! Ну, подумайте, вдруг там клад?
  Сосед надул щеки, собираясь ответить, даже вымолвил:
  - Вам що, будинки бруду не вистачає, або в мене краще?
   Это прозвучало обидно - что значит, 'у него грязь лучше'? Славка хотел возразить. Однако тут на участок въехала машина, шофер закричал, что торопится, и дядя Витя только успел махнуть рукой:
  - Ой, та відчепіться, хлопчики, не треба мені ніякого скарбу, і щоб я його шукати став?
   И занялся своими делами. А потом закрыл ворота за грузовиком, навесил замок, укатил по своим делам. Мальчишки проводили его машину взглядами. Улица опустела, затихла. Ветер тоже вдруг унялся. Полуденная пятничная жара вливалась в распахнутые окна домов и располагала обитателей станицы Лайбовая к разнеженному отдыху.
  - Я думаю, он разрешил, - уверенно сказал Славка.
  - Конечно, - согласился друг, - и рукой вот так - не нужен клад, если что!
  - Но мы по-честному, что найдем, всё отдадим.
  Славка прильнул глазом к щели между досками забора. Тимур тоже глянул:
  - Ну что?
  - Лаз проделаем? Или через верх?
  Искать выдергу, такой гнутый ломик для гвоздей, друзьям показалось долго. А подтащить к забору доску - быстро. Они так и поступили. Перелезли и спустились в котлован.
  
  Ручка, покрытая зеленым налетом, тяжело провернулась вниз. Славка потянул её на себя. Дверь не шелохнулась. Лежащая чуть в стороне кирка пошла в дело:
  - Тим! Я от косяка отожму, а ты возьми лопату.
  С противным скрипом таинственная дверь открылась.
  - Начнём снизу?
  - Неа, надо в середине, - возразил Тимур. - Главное - пробиться, а расширим после!
  Земля сыпалась под ноги, и они всё время поднимались на образовавшейся куче. Через час наметилась приличная дырка. Конус, глубиной метра полтора.
  - А если весь ход забит? Прокопаемся и фиг что найдём, - высказал опасения Тимур, заползая в отверстие.
  - Знаешь, надо расширять, - глядя на ноги друга, торчащие из лаза, удрученно заметил Славка. - Ещё чуть-чуть и не дотянемся...
   Несколько приглушенный, но отчетливо торжествующий крик стал ответом. Дав задний ход и выпроставшись наружу, Тимур повторил:
   - Есть проход, есть! Лопата туда улетела!
   Вторая лопата пошла в дело. Расширять проход оказалось делом трудоёмким - земля с той стороны лежала покато. А чем ниже, тем больше надо копать. Но вот почти готово.
  - Ах, да! Тимка, шире сделай, я за фонарём.
  Славка обернулся за несколько минут. Возвращаясь, он с высоты забора оценил, сколько земли им удалось выкопать - куча выглядела здоровенной! От Тимура виднелась только спина в недавно белой майке.
  - Влетит нам, - осознал Быстров-младший грядущие последствия, в основном, неприятные, - мама сегодня чистые выдала.
   В этот миг раздался такой дикий крик Тима, что все опасения мгновенно забылись. Друг выскочил из прохода, как пробка с неосторожно открытой колы. Он лихорадочно вытряхивал что-то из майки, работая руками быстрее, чем собака лапой, когда у неё ухо чешется. И вопил:
  - А-а-а-а-а!
  
  Глава пятая
  
  Путеводная нить - это важно!
  
  - Ты что, - бросился на спасение друга Славка, - кто тебя? Да где, покажи? Нет же ничего, чего ты орёшь?
  - Ага, нет! Тебе бы так, - перевел дух Тимур и принялся объяснять, что произошло. - Она ка-а-а-к выпрыгнет, как бросится! Глазищи - во, светятся, и прямо ввинтилась и зубищами!
  Тимур показывал на бока, на живот. Славка осматривал, приглядывался к местам, куда утыкался палец. Ничего. Ни единой царапинки. Наконец, ему надоело:
  - Кончай врать! И вообще! Кто прыгнул, кто?
  - Здоровенная змеюка, как зашипит! И кинулась!
  Славка дернул друга за руку, показал в сторону, где по откосу стремительно удирал крупный желтопузик:
   - Она?
  - Не. Та гораздо больше, и как бросится! И укусила!
  - Не ври, - окоротил друга Славка, знающий о поразительном миролюбии безногой ящерицы, - глухарь не кусается. Он сам до смерти перепугался.
  И первым протиснулся в темноту лаза.
  Фонарик высветил проход, невысокий, рукой до верха достать можно. Квадратный, ведущий немного вниз.
  - Ну что?
  - Пошли, - сказал Тимур, рукой смахивая паутину, налипшую на лицо.
  Такая же висела по всем углам, с остатками жертв - мухи, уховертки, жучки, даже кузнечики. Этот ход сообщался с поверхностью, иначе, откуда живность? Обернувшись, Славка отметил - их следы оказались единственными и очень заметными:
  - Глянь.
  - Ого, - топнул ногой Тимур, разбрызгав струи пыли. - Захотим - не заблудимся.
  Славка остановился, опустил голову, задумался.
  - Ты чего?
  - Так не пойдёт, давай вернёмся.
  И Быстров-младший зашагал назад, не слушая горячие возражения друга. Тимур доказывал, что никакого риска нет. И вообще, никто ничего не узнает, они же не пойдут далеко, а только для разведки... Бесполезно! Подхватив оставленную лопату, Славка выбросил её наружу, пролез сам. Тимур обреченно выбрался следом, жмуря привыкшие к полумраку глаза.
  - Подожди, я быстро, - Славка сунул другу фонарь.
   Ждать пришлось недолго. Через забор перелетела сумка, с которой они ходили на рыбалку, следом перелез Быстров-младший. Озабоченность с его лица исчезла, он улыбался:
  - Теперь точно не заблудимся! Почти километр шпагата, - он достал здоровенную катушку, привязал светлый шнур к ручке двери, - соображаешь? И записку я оставил. На всякий случай...
  Надев катушку на круглую палочку, они поспешили уже пройденным путём. Шпагат раскручивался, ложился между их следов. Фонарь бил мощно, а вокруг себя создавал отдельное кольцо. Тимур оглянулся. Сзади света хватало - он рассеивался далеко, где почти смыкались неровные стены. Чудовища, которыми фантазия и страх населяют темноту, никак не смогли бы подобраться к друзьям. Собственно, о них подумать времени не хватало. Мальчишки спешили вперед, а катакомбы виляли в разные стороны, расширялись в небольшие естественные пещерки. В одной ход раздвоился.
  Левый отводок выглядел уже и ниже, поэтому свернули направо. Точно такой же перекресток увел снова вправо, но следующий - налево. Друзья для надежности на каждом повороте усердно бороздили пыль, прокладывая не отпечатки, а настоящую сдвоенную лыжню. По такой никогда не заблудишься, если даже шнурок порвется! Но шпагат не рвался - он покорно разматывался, на поворотах перетягиваясь от угла к углу.
  - Через полчаса назад, - поставил условия Славка.
  И пояснил, почему. Заряд фонаря рассчитан на три часа, это точно - прочитал в инструкции. А заряжали его вчера, так что света хватит с гарантией.
  Засекая время, Тим споткнулся и едва устоял. Чуть заметная неровность перед его ногой отлетела вперед, подняв тучу пыли.
  - Ни фига себе, - изумился Славка, присев на корточки перед находкой, - ты понял? Смотри!
   В его руке очутился прямой короткий меч. Совершенно ржавый, но даже в таком виде очень грозный. Ручка удобная, не выскользнет - круглое навершие не даст. И что-то на кругляше выбито, типа чеканки.
  - Дай, - требовательно протянул руку друг, - я нашел. Я и понесу.
   Кто бы спорил! Они поменялись местами, чтобы меч - в правой руке, а палка с полупустой бобиной шпагата - в левой. Обрадованные первой находкой, мальчишки ускорили шаг, потом Тим предложил:
  - А бегом?
  Друзья припустили во весь опор, но скоро уткнулись в тупик.
  - Неслабо обломились, - возмутился инициатор пробежки.
   Славка глянул на Тимкины часы:
  - Всё, время. Шпагат тоже кончается. Возвращаемся, - и показал пример.
  Спутник запротестовал было, но фонарём-то распоряжался не он! А в темноте оставаться - что за удовольствие? Тимур предпринял обходной маневр:
  - Слав, фонаря ещё на два часа. Чего ты?
  - Папа говорит, двойной запас и нужен. Помогай сматывать, крути быстрее!
  Друг сунул меч подмышку, рукояткой вперед. Машинально глянул на чеканку навершия - что-то знакомое, да разглядывать некогда. Ладонью толкнул катушку, собирая шпагат, сменил тему:
  - А где вы с Русаной провалились, мечи были?
  - Говорил же, - отмахнулся Славка, - только сабли. Ты же всё равно не веришь...
  На свежую обиду Тима наложились недоговорённости минувшего года:
  - Что ты мне, как придурку - говорил же, говорил же?! Я тебе кто? Друг или нет?
  - Чего завёлся-то?
  - А то! Говорил он! Только переспрашивал - ты мне веришь или нет? А сам лепил про волшебников, про чудеса! Срез времени, как же!
  Сейчас на Славку обижался не Тимур Ашкеров, просто себе одноклассник, а друг, который с прошлой осени ждал откровенности и не дождался. Да ещё сегодняшний поход в катакомбы сорвался - и опять из-за Славкиного характера! Ну, немножко, совсем немножко, капелюшечку самую злился Тимур из-за чёртовой катушки, на которую надо собирать шпагат! Да ещё меч выскользнул на пол! Подняв его, мальчишка крикнул:
  - Нету чудес, нету, нету, нету! Были бы, то для всех! Всегда! - И наотмашь рубанул стену, отводя душу. - Раз, и ты там! Два, и ты здесь!
  Быстров-младший молчал. Он не обижался, ни на врачей с учителями, ни на родителей. И на Тимку - тоже. Что поделаешь, если в этом времени никто никому на слово не верит! Даже на честное-пречестное. Славка слушал упрёки и думал: 'Вот и говори после этого правду! Никто, даже лучший друг...'
   Зато в Затулье - поверили сразу! Ждан и Дара, Борун и Гера. И Олен, замечательный изобретатель. 'Эх, если бы можно было, как Тим говорит, туда и сюда, когда пожелаешь, - на секунду замечтался Славка, даже амулет потрогал, воображая, что в него волшебная кнопка встроена, - но не одному, а всем, кто хочет. Я бы Тимку взял, показать, как там...'
  Красивая мечта складной картинкой мелькнула в воображении. Словно кино прокрутилось, рекламой - 'скоро на экранах!' Но кнопки на амулете нет, и 'кина' не будет тоже. Вот Быстров-младший и остудил друга:
  - Толку-то от прошлого! Я о нём стараюсь не думать. Ну, вернулся ты, а никто не поверит, как мне! И вообще, туда - полдела. Вот назад - это не баран чихнул. Замахаешься без волхвов! Так что, не надо о прошлом...
  - Надо! Если бы я попал, то набрал бы там всякой всячины, а не только ножик, как ты, - Тим почувствовал готовность друга к откровенности, моментально успокоился, потребовал подробностей, поклялся, что поверит.
  Шпагат сматывался на бобину, Славке вспоминал. Привирал, конечно, но очень правдоподобно. Окончательно сразил Тимура полёт руса на боевом щите:
   - ...тут он резко - вжик, и скок, скок, типа, блинчиком по воде. Хвать щит за край, и на себя! Тормозит, а трава ошмётками в стороны! Как даст сейчас - я всмятку! А он - тык! Как вкопанный! Ты бы в штаны наложил!
  - И ничего не в штаны! - Отрёкся друг от позорного предположения, но сомневаться в способностях летающих арьев не стал, только посетовал. - Нам бы так? Прикинь, учительская, а ты в стекло - привет! Классуха в отключку, завуч под стол, а ты в класс - тук-тук, Славка-Бэтмен прибыл!
  В подземелье картинка эффектного прибытия выглядела настолько смачно, что Тимур примерил её на себя: 'А если б я? У-у-у, вообще!' И полностью поверил другу, словно сам побывал в Затулье. Истаяло, растворилось отчуждение, рухнул невидимый забор, что возвели пугливым шепотком учителя: '...дети спятили... от страха... их одурманили...'
  - Ты знаешь, Слав...
  - Знаю, Тим.
  И всё. Они поняли друг друга, как братья-близнецы. Даже крутить катушку стало легче - попеременно толкай ладонью, и всё. Шпагата намоталось прилично, значит, выход скоро. Фонарь слабел, но чудища - порождения тьмы, и не собирались появляться. Тимур снова зажал подмышкой меч - пусть рука отдохнёт. Находка изрядно весила, но грела душу. И вдруг мальчишка сообразил - чеканка навершия похожа на птицу: 'Как у Руськи и Славки! Это мне привет из прошлого!' Зависть к одноклассникам, или не зависть, а острое желание попасть туда, в заманчивое прошлое - пронзили мальчишку, аж в жар его бросило.
  Следы сделали очередной поворот и упёрлись в стену.
  - Э? Откуда?
  
  Глава шестая
  
  В поисках выхода
  
  - Опа! - Изумился Тимур. - Мы туда свернули?
  - Чего несёшь-то, вот следы!
  - Значит, сверху рухнула, - друг выдвинул предположение, - так всегда бывает. Глянь, как ровно!
  - Упала?
  Отпечатки выглядели, словно обрезанные наполовину. Славка поднял конец шпагата, лежавший впритык к стене, рассмотрел. Ровный. Значит, не порвался. Толкнул преграду, надеясь распахнуть её, как дверь. Та, естественно, не шелохнулась.
   'Ну да, если у индейцев майя, там понятно, строят ловушки, - Славка мысленно нашел возражение, - а тут, в катакомбах, откуда?' Неровно обломанный верх стены сходился с потолком полого, без стыка. А внизу?
  - Дай меч!
  Тимур обменял клинок на фонарь. Быстров-младший принялся клинком отгребать пыль от стены: 'Хоть бы малейшую щелочку, чутошную! Мы не могли заблудиться, не могли, не могли...'
  - Ага, есть!
  Он ударил мечом в углубление - клинок погрузился почти наполовину. Друзья радостно закричали:
   - Ура!
  Пробивать отверстие оказалось намного труднее, чем думалось. Славка вспотел, замах получался слабым. Тимур отодвинул друга:
  - Теперь я, - но скоро сдался. - Бестолку! Хорошо Монте-Кристо было, торопиться не надо...
  - Может, сдвинем?
  Друзья вместе схватились за рукоять меча, глубоко вбитого в дырку, налегли. В глубине захрустело, клинок слегка подался. Обрадованные мальчишки поплевали на ладони, перехватились. Напряглись. С коротким звоном меч переломился почти у рукояти. Славка ударился плечом о стену, устоял, а Тимур плюхнулся в растоптанную пыль.
  - Вот ни фига себе, - он чуть не заплакал, увидев, что осталось от находки.
  Отломанную часть клинка вытащить не удалось. Друзья немного отдохнули. Славка глянул на Тимкины часы, всполошился - ого, сколько потратили на дурацкую возню!
  - Мы же вкругаля петляли! Попробуем обогнуть?
  - Можно, - согласился Тим, - или вернёмся, если что. Рванули?
   Засунув катушку с оборванной 'путеводной нитью' в сумку, Славка показал пример, руководя на бегу: 'Назад, направо. Направо. Направо...' Но коридор разошёлся, как головы Змея Горыныча, в три стороны. Два оказались тупиками, зато третий принялся загибаться так, что направление потерялось.
  Друзья запалились, перешли на рысь, затем на трусцу, вроде парковых физкульт-старичков. Луч фонаря становился короче. Тимур молчал. Зачем теребить друга, в каком месте именно они сбились с пути? И так понятно, что неизвестно где. Что, наезжать на Славку за предложение 'в обход'? Кому от этого легче?
  Они шли и шли. Катакомбы не кончались. За очередным поворотом ход опять раздвоился. Фонарь почти не светил.
  - Погаси, пусть заряд подкопится, - предложил Тимур, почему-то понизив голос.
  Славка щелкнул кнопкой. Жиденькая желтизна, хуже свечки, угасла. Катакомбы погрузились во тьму. Друзья стояли, соприкасаясь плечами - так увереннее. Неведомые чудища, доселе бродившие на почтительном отдалении, получили шанс подкрасться. Тимур вынул перочинный нож, громко щёлкнул, открыв большое лезвие: 'Пусть только подойдут! Как дам, мало не покажется!' Другая рука сжимала сломанный меч. Славка вспомнил про подводное ружье, полез в сумку. Пристроил стрелу, взял трубку наизготовку.
  Чудища прочувствовали, что их ожидает - остались в далёкой темноте. Время тянулось томительно. Тишина стояла нерушимая. Славка закрывал и открывал глаза, но ничего не менялась. Хотя порой чудилась вспышка, слабая-слабая, непонятно где.
  - Включай, - попросил Тим, но друг медлил, пытаясь всмотреться в беспросветную темноту.
  - Смотри, там не свет? Вон, впереди!
  - Неа, это кажется... Пошли, чего стоять.
  - Включу - и сразу бежим.
  Лампочка высветила длинный коридор с ровным полом. Они рванули вперед, но луч скоро пожелтел, затем совсем истаял. Славка пристроил погасший фонарь в сумку. И тут что-то мелькнуло непонятное, словно далеко-далеко отворилась дверь, запустила свет и захлопнулась тотчас.
  - Видел?
  - Да, - Тимур обрадовался, - точно мелькнуло. Потопали?
  А светлая вспышка прорисовалась совсем рядышком, даже идти не надо - только руку протяни. Славка и протянул. Свет отпрянул. Мальчишки дружно шагнули следом за ним. Свет принял человеческие очертания, снова отплыл, но как бы перебирая ногами по земле.
  - Фигня какая, - возмутился Тимур, плечом прижимаясь к другу и наступая на светлое пятно, - он что, привидением работает?
  - У-у-у, - тонко и противно завыло светлое пятно, протягивая руки.
  И растерялось. Мальчишки захохотали. Привидение выглядело Карлсоном в простыне, точь-в-точь! Если бы вой звучал снаружи, можно испугаться, но когда он помешается внутри головы, типа - стереозвучание, что тут страшного?
  - Берегитесь, несчастные, сейчас я утащу вас в Тартар, брошу к Аиду, - тонким голоском причитало привидение, отступая перед друзьями.
  - Бережёмся, а как же. Неа, мы счастливые, - передразнил световое пятно Славка, - и утащить некуда, ада нет. Лучше дорогу покажи, Лизун несчастный, всё толку больше.
  - Даже спасибо скажем, - добавил Тимур.
  Мальчишки совсем утратили страх, охвативший их в первое мгновение. Теперь они извлекали пользу из переговоров с призраком - отступая, тот слабо, но освещал дорогу. Жаль, что тусклое привидение постепенно истаивало, быстрее, чем фонарь. Минут десять, не больше, прошло, а пятно растворилось.
  - Не понял, как оно с нами говорило? Глюк же, а словно правдешный. Прямо в голове слышался...
  - Мне внутри, у носа, - отметил Славка, - а тебе как?
  - На лбу, выше глаз. Жалко, что понарошке.
  Но развить обсуждение друзьям не удалось. На смену привидению пришли новые персонажи. Они вывернулись из-за поворота, стремительно бросились в атаку. Рыцарь в полном доспехе бежал с обнаженным мечом, следом поспешал хромоногий с дубинкой, а последним ковыляла старуха в лохмотьях. Все трое выглядели так натурально, что стало страшновато.
  - Ёлки, сейчас как рубанёт, - отступил на шаг Тимур, - костей не соберём. Побежали!
  - Куда? Ни фига ж не видно, - дрогнул голос Славки.
   Зловредная старуха вопила, торжествуя:
  - Ага, попались! Руби их в капусту, братцы!
  Стиснув зубы, чтобы не закричать самим - от страха, жуткого и леденящего - мальчишки приготовились принять бой. Славка приказал Тиму:
  - Лови удар на рукоять и уворачивайся.
  А сам подался чуть в сторону. Быстро сдёрнул с плеча сумку, выставил перед собой щитом, чтобы бросить в лицо рыцарю, улучив момент. И уйти кувырком в ноги, как учили в школе русов. 'Справлюсь!' - приказал он себе.
  - Слав, ноги не топают, слышишь, - удивленно окликнул друга Тимур.
  Быстров не сразу понял. Но прислушался и сообразил. Кроме голосов, которые звучали в головах мальчишек - никаких бряканий или шагов не звучало в узком проходе. Рыцарь добежал, замахнулся, Тимур парировал удар сломанным мечом. И ничего не произошло - призрачный меч и его хозяин прошли друзей насквозь, при этом фигура призрака рассеялась вихриками.
  - Мажешь, Айвенго, - задорно крикнул Тимур в спину рыцарю, - попробуй кулаком, что ли!
  - Я вас расплющу, - хромой закрутил дубинкой, - размозжу!
  Славка махнул ему навстречу сумкой, снятой с плеча. Хромого сдуло волной воздуха, отбросило в сторону. Распластанный по стене, призрак громко возмутился:
  - Так неправильно! Так не бывает!
  - Теперь будет, - уверенно ответили друзья, взмахами разгоняя нападавших.
  Славка орудовал сумкой, Тимур стегал снятой майкой. Собравший себя в единое целое рыцарь пытался воздеть меч - яростные удары грязной тенниски перехлёстывали его. Хромой тыкал дубинкой, не успевая поднять ту на уровень головы. Самое занятное, что от мощных взмахов привидения налетали друг на друга. При столкновении получалась яркая вспышка, ход просматривался ещё на пару шагов, и друзья продвигались вперед. Так они отвоевали несколько десятков метров, немного запыхались. Тут спохватилась старуха, из-за спин призрачных поединщиков завопила:
  - Идиоты, заходите с той стороны! Они сбегают, вы что, не понимаете?
  - С какой? - Голос рыцаря, громкий и хрипловатый, вызвал поток ругани от более догадливого хромца:
  - Вот тупой, вот баран! Какого чёрта я с тобой связался! С той, железная твоя башка! С обратной! Заходи им со спины!
   Махать становилось всё тяжелее - руки устали. Призраки попробовали просочиться сквозь защиту мальчишек. Отбив очередное нападение, Тимур сказал другу:
  - Слав, ты слышал? Мы правильно идём!
  - Если не врут, - на всякий случай усомнился Быстров-младший.
  Призраки сумели проплыть за спины мальчишек, где лоскутками, где вихриками - под потолком или по углам хода. Там они собрались в три привидения, но гораздо менее светлых, чем в начале битвы. Голоса призрачной троицы тоже стали тише. Противники словно разошлись по углам ринга, приводя себя в порядок. Друзья остановились, посмотрели вперед, посмотрели назад. Толку от привидений - чуть. Их света хватало лишь на самих себя. Тимур опомнился:
  - Дураки мы. Чего машемся, как с живыми? Они же ни фига не могут...
  - Точно, дураки, - признался Славка, вешая сумку на плечо, и презрительно плюнул в сторону призраков. - Ну вас, надоели. Пошли, Тим.
  - Думаешь, старуха про выход не врала?
  - Без разницы, надо топать. Давай наощупь, в ту сторону. Я первым, потом сменишь.
  Славка вытянул руку вперед, шаркнул ногой по полу, проверяя, нет ли провала. Тимур натянул майку на потное тело, взялся за плечо друга. Голоса призраков, которыми мальчишки пренебрегли, исчезли. Последняя фраза, хором произнесённая обиженными привидениями, мальчишек даже насмешила:
  - Ну, всё! Теперь мы вас в покое не оставим!
  Тимур безадресно помахал рукой:
  - Ой, боюсь, боюсь, боюсь! Привет Кощею!
  -Знаешь, жалко, что в плен такого не захватишь, - настоящее сожаление сквозило в голосе друга, - а здорово бы? Вести перед собой, чтобы дорогу освещал, представляешь?
  Обсуждая способы использования вовсе нестрашных, как оказалось, призраков, друзья осторожно двигались по ходу. Впереди порой появлялись световые пятна, но исчезали слишком рано - друзья не успевали к ним дойти. Тимур сменил Славку, шаркал ногой, проверяя пол, держал руку вытянутой, пока та не затекла. Тогда вперёд выступил Быстров-младший. Он поправил сумку на плече, подумал о безнадёжности блукания в темноте и отогнал предательскую мысль. Держась стены, проверил пол, шагнул и тотчас влетел лицом в паутину:
  - Тимка, выход близко!
  Славка так обрадовался, что опустил выставленную вперед руку. А остановиться не успел, шагнул и запнулся. Расплата последовала немедленно - он саданулся лбом в стену. Чувствительно приложился, со стуком. Даже лязгнуло что-то или брякнуло. Брякнуло? Сердце его заколотилось сильнее, он ощупал препятствие. Дверь?
  
  
  Глава седьмая
  
  Вещий сон
  
  Мама приехала внезапно, на следующий же день. Русана с Томкой собирали садовую землянику, когда Лихачёва-старшая распахнула калитку и побежала к девчонкам, не разбирая пути. Она стоптала несколько грядок, споткнулась. И только тогда закричала:
  - Быстро в дом, говорю! Руся, Тома, бегом ко мне! Да бросьте вы всё!
   Её лицо было искажено таким ужасом, что девчонки подхватились и помчались навстречу. Мама схватила Русану за руку с такой силой - та даже вскрикнула. Только втолкнув дочь в комнату, Наталья Михайловна перевела дух.
  - Да что случилось?
  - Будешь сидеть здесь! Под присмотром и никаких улиц! Всё, отгулялась!
  Мама плакала и ругала Русану, непонятно за что. Томка смотрела на них, как на спятивших, потом не выдержала и потребовала:
  - Тетя Ната, с вами всё в порядке? Чего вы плачете? Хоть скажите, что случилось?
  - Ничего пока не случилось, и не надо! Русечка моя золотая, единственная, умоляю, - Наталья Михайловна разрыдалась, а сквозь всхлипы прорывались непонятное, - я не переживу, если ты опять... не отдам тебя...
  Русана обнимала маму и плакала вместе с ней. Она не понимала, что произошло, но чувствовала - пришла беда. Томка незаметно ушла и вернулась со своей мамой. Старшая сестра набрала в рот воды, прыснула на ревущую парочку. Это помогло - истерика унялась. Обтерев лицо Натальи мокрым полотенцем, заставив выпить холодной воды, Александра Михайловна усадила всех за стол:
   - Давай по порядку. Кто, что, почему. Сперва поймём, тогда и плакать станем. А нет нужды - и реветь на надо...
  Мама рассказала, что ей приснился страшный сон:
  - Русечка исчезла. Я в комнату вхожу, а она на моих глазах начинает таять, и пропадает, вместе с Томой. Я бросаюсь к ним, хватаю, а их нет... Пусто, где они сидели! Нет ничего, понимаешь? Исчезли! Совсем! Как сквозь землю провалились... Как в прошлый раз!
  Лихачёва-старшая рассказывала и держала дочь за руку, словно та могла убежать. Русана попыталась успокоить:
  - Мамочка, не волнуйся. Я никуда не собираюсь, ни в какие подземелья. Что я, дура, искать приключений?
  - Нет уж, - пресекла уговоры Наталья Михайловна и продолжила историю для сестры и племянницы, которые пока ничего не понимали. - Помните, Руся пропала? Да, я тоже думала, что похитили, и боится рассказывать... А если не врёт? Если в прошлое? Или куда там ещё... Всё равно, куда, но я Русю без надзора не оставлю!
  Сестра согласилась - история с пропажей мутная. Только в чудеса она лично не верит. Зато с реальностью дружит, а уж племянницу - от кого угодно защитит:
  - Или я не жена начальника уголовки?
  Затем Александра Михайловна объявила Русане домашний арест:
  - Пока Матвей с работы не вернётся, из комнаты ни шагу! Томка! Глаз с сестры не спускай, даже на горшок сопровождай.
  Следующей под раздачу попала Лихачёва-старшая:
  - Натка, ты куда намыливалась сегодня? С Руськой домой? Завтра! Вот Мотька вернётся, подумаем, как быть. У них наручник есть, как джипиэс, с точностью до метра определяется. Тогда её и на улицу выпускать можно. Усекла? А сейчас займись вареньем, тебе до вечера хватит.
   Приказы Александры Михайловны успокоили Лихачёву-старшую. Русана пожала плечами, но спорить не стала. Томка принесла собранную ягоду, намыла. Валяясь на диване у телевизора, она принялась выспрашивать у кузины подробности пропажи. Русана сгоряча и разболталась, хотя зареклась помалкивать. Она не разделяла тревогу матери:
  - Во-первых, нужен лабиринт. И где он? Во-вторых, я и шагу по нему не сделаю!
  Но воспоминания о прошлогоднем приключении внезапно так нахлынули, так навалились, что затуманили глаза слезами. Разве забудешь первую любовь? Если бы с той стороны ждал Сокол, можно и пробежать по-быстрому. Увидеть, только на одно слово, и тотчас домой! Сестра заметила предательский блеск, немедленно заинтересовалась:
  - Ты чего? А расскажи! Руська, ну ты что, жалко, что ли? Я так тебе всё, а ты так - ничего! Нечестно!
  - Я сто раз рассказывала, а они - фэнтези начиталась! И психолог, как с больной. Можно подумать, ты другая...
  Сестра горячо зачастила, что поверит: 'вот честно-честно!', принялась доказывать, что страсть, как обожает приключения. Вытащила из-под кровати доказательство - ящик с любовными романами:
  - Вот сколько! У мамки стянула. Скажи, у тебя там было? Было же, я вижу!
  Ну, кто из девчонок откажется похвастать? И Русана показала кулон, память от Сокола. Овал с летящей птицей, на серебряной же цепочке.
  - Жаль, не золото, - заметила Томка, - ещё бы красивее смотрелось...
  - Не люблю, оно жирно блестит, - поморщилась сестра, - серебро лучше. Чёрное на белом, строго и со вкусом.
  Томке это не понравилось, она и высказалась просто, понятно, без выкрутасов:
  - Много ты понимаешь! А что стоит дороже, а? Можно подумать, все вокруг дураки, одна ты умная.
  Сестра специально так сказала, чтобы поставить заносчивую горожанку на место: 'Подумаешь, пипа суринамская! Золото ей не нравится! В прошлом она побывала! Врать меньше надо. Побывала она, щас! Кулон новенький, как вчера сделан. Я что, древностей не видела?'
  Примерно так думала Томка, и готовилась к длинной перепалке. Стычки у кузин случались и раньше, как же без них! Обычно спорили до хрипоты, отстаивая собственный взгляд, как единственно верный. Но в этот раз Русана всего лишь пожала плечами и убрала кулон в майку. Сестра почувствовала себя обманутой. Чтобы найти повод к продолжению спора, попросила:
  - Дай померить!
  Отказ, да ещё в тоне: 'разбежалась!' - напрочь обрубил всякую возможность общаться с такой заносчивой крысой! Именно это читалось на лице Томки, которая опрометью вынеслась из дома. Темпераментом двоюродная сестра удалась в мать, так что Русана не огорчилась: 'попсихует и успокоится'. Так и получилось. Подышав свежим воздухом, Томка вернулась и совсем другим тоном попросила:
  - Не вредничай, Русечка. А скажи, как у вас было? Целовались?
  Вслед за ней Наталья Михайловна заглянула в комнату, убедилась, что дочь на месте, принесла чаю и свежего варенья. Через несколько минут сёстры уже фантазировали на тему встречи Русаны с Соколом.
  - Да, тебе хорошо, ты хоть вспомнить можешь, - завидовала Томка, трогая кулон.- А у нас даже парня приличного нет. Федька из себя корчил героя, а штора загорелась, в окно выскочил: 'Пожар, спасайтесь!' Тоже мне, диск-жокей...
   Русана заступилась:
  - Может, он прав. Читала же, человек в дыму быстро задыхается.
  Но сестра привела неоспоримый довод:
  - Все равно, сначала пропусти женщин. Ой, ладно про трусло всякое! Ты говорила, фотка есть?
  Вошла Александра, обнаружила, что девочки бездельничают:
  - Быстро, Пушка поймали и вычесали! Гад, взял моду в Мотин ящик прятаться - трусы и носки меховыми стали. И чесать безжалостно, не филонить! Шерсть сдадите, чтоб видела, а то знаю вас!
  Сёстры кивнули:
  - Ладно.
  Молодой сибирский котишка, серый и неимоверно лохматый, попытался стрекануть прочь, но был изловлен и распят на диване. Пушок сопротивлялся для порядка, отстаивая независимость лишь в первые минуты. Потом разнежился, заурчал. Томка скребком собирала с кошачьих боков обильный урожай тонкой шерсти.
  - Фотку покажи.
  - В телефоне, сейчас.
  Отыскав нужный кадр, Русана протянула мобильник. Томка обменяла разнеженного котейку на телефон, жадно впилась взглядом в фотографию Сокола, вздохнула:
  - Улыбчивый. Эх, и почему одним всё, а другим - ничего?
  Тут в коридоре послышались голоса.
  - Атас, мамка с папкой идут!
  Бросив мобильник на стол, Томка схватила скребок, а Русана распластала Пушка:
  - Держу, давай!
   В следующее мгновение дверь распахнулась, в комнату вошёл начальник криминальной милиции, он же - дядя Матвей. За ним Александра Михайловна, в спину отчитывающая мужа за опоздание к ужину. На шум голосов из кухни выглянула Наталья Михайловна:
  - Все готово, давайте к столу! Девочки, бросайте кота, быстро мыть руки.
   А затем она душераздирающе вскрикнула: 'Не-е-е-т!', когда Русана вместе с Пушком исчезла из комнаты.
  
  
  Глава восьмая
  
  Да где же выход?
  
  Дверь! Дверь!!!
  - Ур-ра-а!
  - Ну, теперь-то делов на рыбью ногу, - восторженно заявил Тимур, найдя ручку.
  И тут же поймал себя на том, что огорчился. Когда интересная прогулка превратилась в блуждание по катакомбам - романтика исчезла, уступив страху. Но привидений они отбили, на том приключение окончилось. Взамен пришла жалость - спаслись, и что? Почему так просто, без опасности и подвига?
  Даже обидно стало, ведь образцом Тиму служил половинчик Фродо. О, тот только и делал, что нарывался на неприятности, зато из передряг выходил победителем. Мудрено ли, что мечты о приключениях, как те, что достались другу, снова вернулись к Тимуру Ашкерову.
  Меч, он разбередил их! Подняв обломок перед собой, Тимка всмотрелся. Да, чеканка на шаре, венчавшем рукоять, изображала птицу с раскинутыми крыльями. Как на медальоне Русаны. Как Славкин амулет. Тимур снова позавидовал другу: 'Ему так всё, а мне - паутина в морду. Вот непруха!'
  Впереди ждала дверь с кованой решеткой в верхней части. Свет и воздух струились сквозь неё. Тим отбросил огорчения, решил подурачиться:
  - Опа, мы в тюрьме, - и крикнул наружу. - Зачем забрал, начальник, отпусти! Требую прокурора, требую адвоката!
  Славка беспокоился о другом:
  - Надо домой, пока наши не вернулись. От мамы влетит, ладно, а папа рассердится - мало не покажется! Вместе, давай!
   И друзья рванули ручку на себя. Дверь лязгнула с той стороны.
  - Ёлки, замок, - огорчились они, - фиг с два откроешь!
  Оказалось - не замок, простой засов из толстого деревянного бруса. Но запросто открыть не получилось. Рука-то через решётку дотягивалась, а чтоб ухватить - никак! Прошло прилично времени, пока Тимке удалось дотянуться трубкой подводного ружья. Двигая туда-сюда дверь с висящим на решетке другом, Славка дождался момента, когда брус вышел из паза:
  - Сработало!
  - Ой, я часы потерял, - обнаружил Тимур, - а где, не заметил.
  - Да фиг с ними, всё одно без света не найдём.
  К первой двери они сбегали, для очистки совести. Без толку, конечно. И припустили вперед по коридору, до ступенек вниз. Там слышались мужские голоса. Причём спорили даже не на украинском, певучие слова которого уже вошли в обиход мальчишек. Тим набрал в грудь воздуха, но ладонь друга заткнула ему рот:
  - Тихо! А то начнётся - кто, да что...
  Да, в этом был резон! Когда друзья на велике прыгали в море - береговая милиция за самоубийц приняла, кинулась спасать. Еле отбрехались, чтобы к родителям не везли. Или позор на молокозаводе. Участковый всласть поизмывался над 'москалятами' и Славкиным отцом, пока тот подписывал обязательство возместить ущерб, якобы причиненный владельцу.
  Однако ступеньки упирались в дверь - мужиков не обойти. Славка уже поднял руку, чтобы постучаться, как издалека донесся командный голос. Спорщики выбежали прочь из комнаты.
  - Ушли. Две двери. Куда дальше?
  Кивнув другу на левую, Славка толкнул вторую, чуть приоткрытую в тёмный коридор: 'Вряд ли выход тут, но проверить надо'. Поглядел в длинный и беспросветный ход со множеством дверей, вернулся в комнату. Собачий лай и визг Тимура раздались одновременно, друг ворвался, с грохотом захлопнув за собой дверь. Псиная морда сунулась в верхнюю решетку и оглушительно гавкнула, брызнув слюной. Рядом возникла вторая, тоже здоровенная и оскаленная. Дверь колыхнулась под напором собак. Хорошо, дверь открывалась в нужную сторону, иначе 'пошли бы клочки по закоулочкам', сообразил Славка:
  - Рвём когти, - и подал пример, бросившись в тёмный коридор.
  Друзья мчались, пока хватало сил. За дальним поворотом, переводя дыхание, мальчишки остановились.
  - Ну, и чего драпанул?
  - Сам-то, впереди меня чесал, - отговорился Тим, не желая признаваться в трусости, - во зверюги, а? Еле успел, а они лапами в дверь! Твари...
  - Елки, куда дальше-то?
  Выход нашелся немедленно, как только они принялись проверять все двери из коридора. И никакой путаницы - просто мальчишки бежали по среднему проходу, а чуть сбоку обнаружилась лестница. Правда, наверх. Друзья решили все-таки проверить. А если пожарная лестница - она сгодится, в самый раз.
  Каменные ступени вывели на крышу, где квадратные колонны держали толстенные балки - и всё. Никакой кровли! Зато много ласточкиных гнёзд. Тим шлепнул ладошкой по каждой колонне, удивляясь нелепости строителей:
  - Не, ты глянь! Камень! Слабо им бетон, что ли?
  - Чего ты хочешь - деревня, - снисходительно простил Быстров-младший отсталость станичников.
  Между колоннами просматривалась зыбкое марево - над морем, наверное. На краю крыши стояла странная конструкция, обтянутая серой тканью. Она выглядела дельтапланом. Немного странным, сделанным из бамбука, но вполне прочным. Славка считал себя знатоком в этой области - ему удалось несколько раз полетать на параплане за катером, когда они заезжали в Одессу. Тим вприпрыжку бежал впереди.
  - Тихо, ты, ломишься, как чумовой, - Славка догнал и потянул друга за майку, - опять нарвёмся!
  Сбоку раздавались голоса.
  - Слушай, как они одеты, - восхитился Тимур и затеребил друга, - ну глянь же!
   К голосам добавился лязг металла. Два коренастых мужчины в длинных рубахах и кожаных жилетках бились короткими клинками, принимали удары на круглые щиты.
  - Как в Александре Македонском, ты понял?
  Славка похолодел.
  - Ой, мама, только не это, только не в прошлое!
  Сколько разных чувств нахлынуло на него одновременно! И запоздалое сожаление о дурацкой идее, и страх за себя и друга, и стыд перед папой, которому придётся объясняться перед родителями Тимура, и - самое страшное! - боязнь за маму. Каково ей второй раз пережить пропажу сына? Повернувшись спиной к лязгу мечей, мальчишка подбежал к краю крыши, глянул вниз и в отчаянии закрыл лицо руками:
  - Нет!
  А сознание кричало: 'Да, да, да!' Онемев от ужаса, Славка протёр глаза, опять всмотрелся в незнакомую даль. Мелкие лоскутки полей, горы и никакого моря! Марево стояло в долине, поэтому он и ошибся!
  - Тимка, - и не удержался, всхлипнул, - просил же, не думай, а ты? Довыёживался!
  - Ты чего, - опешил тот, отрываясь от наблюдения за поединком, - с глузу съехал? О чем я думал? И вообще...
  Голос Тимура пресекся, он сглотнул, шумно втянул в себя воздух, опершись руками, глянул в крыши вниз:
  - Офигеть... офигеть... офигеть...
  Мальчишка отшатнулся, сел, и принялся раскачиваться из стороны в сторону. Славка, которого уже немного отпустило, тронул друга за плечо:
  - Пошли в катакомбы. Может, они наоборот сыграют, вернут, а?
  Друг поднялся, пошёл назад к лестнице. Сбоку раздался удивленный возглас и окрик:
  - Койта пойос эйнаи? Эй!
  Поединщики обращались к мальчишкам. Славка вежливо ответил - уходим уже, не волнуйтесь, дескать. И помахал рукой, словно прощался. Воины в два голоса взревели:
  - Пойос эйпе!
   Их рожи, обрамленные короткими черными бородами, раскраснелись, как выпуклые изображения бычьих морд на щитах.
  - Бежим, - скомандовал Славка, но тут навстречу мальчишкам выскочили собаки, буксирующие за собой третьего воина.
  Собачьи клыки сверкали настолько красноречиво, что Тимур очнулся, испуганно вскрикнул. Поединщики приближались, выразительно размахивая мечами. Раздумывать некогда, ждать пощады - страшно. Славка рванул друга к бамбуковому дельтаплану:
  - Хватай! Прыгаем!
  Подстёгиваемые страхом, мальчишки толкали конструкцию на край. Остервенелое гавканье псов слышалось совсем рядом, когда земля ринулась навстречу. Дельтаплан валился вниз.
  
  
  Глава девятая
  
  Архиерей храма Аполлона
  
  Гора Парнас равнодушно подпирала небо, основательно поблекшее от дневной жары. Город Дельфы устилал домишками склон, который немного выше лопнул, создав глубокую расщелину. Здесь природа отвела место для Дельфийского оракула. Храмовый участок окружала высокая стена, входы охраняли бравые воины. Посетители и праздные зеваки уже разошлись, дав оракулу отдых и первозданную тишину.
  Старший жрец храма Аполлона посмотрел на бассейн, куда стекали воды Кастальского ключа - чисто. Кивнув охранникам, жрец проверил Священную дорогу, густо уставленную изваяниями богов, героев и животных. Похлопал высокую колонну, где Наксосский сфинкс поднял крылья. Вошёл в храм, проверил чистоту: 'Ни соринки, ни пылинки - молодцом девчатки работают'.
  Придраться не нашлось к чему, и жрец с хорошим настроением завершил еженедельный обход - обернулся, одобрительно кивнул надзирательнице Реме. Та немедленно передала кивок дальше. Снаружи послышалось радостное щебетание служанок и будущих пифий. Чуть погодя топот босых ног и сандалий удалился.
  Жрец усмехнулся: 'Молодёжь всегда одинакова. Вот и эти помчались на свидания. Любовь, замужество и - прощай, храм! Дети, заботы, внуки, старость - а кто будет заботиться о знаниях? Кто станет их хранить, передавать дальше? Кто станет учить несмышленышей, чтобы знания не терялись, чтобы не топтаться на месте, а идти дальше?'
   Давно уже стихли голоса, а жрец стоял у стены, смотрел на знак, который вплавил в камень ещё при строительстве храма. Стилизованный трезубец предназначался для выявления будущих учеников. Да только они всё не приходили! Никто не потрогал значок. Ни в одном из посетителей любознательность не превозмогла страх.
  Архиерей обогнул храм, мановением руки приказал открыться прочной двери, скрылся за ней. Окинул комнату взглядом, убедился, всё ли на месте. Хотя, заговорённую дверь не вдруг откроешь, а лезть через окно, под которым громадная собака? Опасно, да и зачем? Для вора, сумей тот сюда проникнуть, нет поживы на многочисленных полках, между плошек, ступок, склянок с растворами ядовитого цвета. Среди минералов, слюды, асбеста и очищенных руд нелегко отыскать драгоценные камни, да и сколько их - два или три, каждого сорта? Не в камнях ценность лаборатории, а в знаниях, что она даёт!
  - Химия, когда же я тобой займусь всерьёз? - Жрец посмотрел мензурку на просвет, перечитал записи, удостоверился в точности состава. - Не получилось. Пропорция соблюдена - в чём дело? Надо искать...
  Настроение испортилось бесповоротно. Оставив мензурки, весы и костяную ложку на рабочем столе, жрец снял кожаный фартук. Небрежно швырнув его на стул, без волшебства толкнул дверь ладонью, зашагал наружу. Задний дворик храма, отгороженный от посторонних взоров зеленой изгородью и кустами лавра, встретил прохладным ветерком. Стражи, лениво подпиравшие стены, встрепенулись, приняли уставную стойку. Надзирательница склонила голову в почтительном поклоне, засеменила за начальником, ожидая указаний. Тот на мгновение остановился у часов. Солнце отбрасывало тень на третье послеполуденное деление.
  - Пообедать, что ли? Пожалуй, да, - негромко распорядился архиерей, направляясь к запруде, - накройте под деревом, в тени.
  Хлопок в ладоши, и несколько шустрых фигурок засуетились, исполняя повеление старшего жреца. Два стража из второго караула и дежурная ученица пифии на почтительном отдалении проследовали за ним в лесок, где журчал ручей. Жрец скинул хитон, осторожно шагнул на ступеньки, ведущие в прудик, точнее, почти круглое озерко. Прежде чем погрузиться, ладонью провёл над водой, сказал негромко: 'Привет, наяда, заскучала?'
  Вода в центре озерца словно вскипела, а под ладонью вскинулась широким веером, окатила жреца с головой. Тот восторженно ухнул и нырнул в глубину. Дежурная ученица бережно подняла хитон, приготовила простыню. Жрец фыркал в родниковой воде, вразмашку переплывал озерцо вперед-назад, а девушка в ужасе ежилась. Да она бы уже умерла от холода!
  - Он точно из богов... Совершенно не боится заболеть...
  Раскрасневшийся жрец выбрался на мраморные плиты, отряхнулся, ладонями согнал с себя воду, отжал волосы. Будущая пифия подбежала, накинула простынку, склонилась, ожидая распоряжений. Жрец направился к храму. Пока он ополаскивался, стол заполнился блюдами. Служанка наполнила бокал вином и отошла в тень, ловя каждое движение. Храмовая собака, Ора, сидела у кресла, зачарованно смотрела на ароматное жаркое и пускала завистливые слюни.
  - Не дави на совесть...
   Ора сглотнула слюну, проводила взглядом блюдо, придвинутое жрецом, шумно вздохнула.
  - Ты! Можно подумать, не ела, а? Эй, кто на посту, назовись! Ору кормили?
  За живой изгородью звякнул металл, бравый голос отрапортовал:
  - Гектор, архиерей. Кормили, а то! Прорва же, не псина. Мало, что полбарана от всесожжения, так нашего козлёнка захотела...
  Весёлый голос добавил:
  - ...из жертвенной чаши налакалась.
  - Полно врать, - возмутился жрец. - Чтобы Оре вино досталось, до которого ты первый охотник? Видят боги, я терпелив, но ты выпросишь - сошлю стадион охранять!
  - Прости, архиерей, - ничуть не испугавшись, продолжил Гиппарх, - да мне досталось-то всего ничего, глоточек. Гектор говорит - Рема вино выпила.
  Второй страж очень убедительно присоединился:
  - И до твоего добиралась, я видел...
  Звук затрещины прервал веселый трёп. Под заливистый смех служанок Гектор дурашливо ойкнул, бросился наутёк от надзирательницы Ремы. Только Ора не приняла участия в суматохе. Она гавкнула, обращая на себя внимание жреца, и подняла голову, словно показывая на странную птицу, которая кричала мальчишескими голосами:
   - Залазь!
   - Не могу!
  - Залазь скорее! Или нет - как скажу, сразу прыгай!
  
  
  Глава десятая
  
  Горе-пилоты
  
  Под ложечкой у Славки противно сжалось. Но вот тканевая обшивка распрямилась, хрустнул бамбуковый скелет. Рывок получился сильный, пальцы едва не соскользнули с поперечины. Набрав скорость, дельтаплан выровнялся и скользил над землёй. Мальчишки болтались под ним, словно вяленая рыба на вешалах. Пережив первый страх, Славка понял - пора принимать более удобное положение.
  - Животом туда, - подал он команду другу, показал как, и продолжил, - а ноги на ту. Рулить ногой... Ой, не так!
  Едва Славка спустил левую ногу с перекладины, как дельтаплан заложил крутой вираж, едва не чиркнул крылом по пирамидальному дереву. Тимур даже разглядел хвоинки на ветке, мелькнувшей у самого лица.
  - Сейчас бы навернулись, и в лепёху, - облегченно выдохнул он и язвительно процедил, - тоже мне пилот, называется!
  Земля удалялась понемногу, словно дельтаплан набирал высоту. Славка попробовал обернуться, рассмотреть, насколько они отлетели от преследователей.
  Это оказалось нелегкой задачей. Пришлось продвинуться вперед, согнуться, пока голова не оказалась ниже ног. Даже в перевернутом ракурсе удалось рассмотреть, что высокое здание выглядит мрачно. Да и не особо высоким оно оказалось, всего-то четыре этажа, наискосок врезанных в пологий склон. Издали уже не было заметно, стоят ли на крыше воины и собаки. Но Славка не исключал погоню - дельтаплан ведь кому-то принадлежал? Значит, надо улететь подальше. И тут Тимур захохотал в полный голос.
  - Чего? На ха-ха пробило?
  - Слав! Удрать так, а? Я тащусь, как мы вышиваем!
  - Фига ли, что удрали? Сумка там осталась, ёлки! Жалко...
  - Да ладно тебе, - пренебрежительно скривился друг, - главное, вовремя слиняли! Из-под носа!
   Восторг Тима немного утешил друга. Значит, первый шок прошёл. Точняком, как говорит папина присказка - клин клином вышибают! Страх перед собаками и воинами, риск разбиться вместе с дельтапланом, все вместе - они заставили Тимура выбросить из головы другие переживания. И сам Славка словно переступил какой-то невидимый порог, мгновенно смирился с приходом в неизвестное время и место.
   Дельтаплан набрал приличную высоту и самостоятельно повернул вдоль горы. Любопытные жители этого селения, особенно мальчишки, провожали летящую конструкцию взглядами, показывали руками, кричали вослед. Некоторые даже бежали наперегонки, но отставали и останавливались. По извилистой дороге медленно тащилось несколько повозок, их обгоняла группа вооруженных всадников, оставляя косой пыльный след.
  Славка присмотрелся. Наездники ничуть не напоминали тех воинов в серых рубахах, что встретились мальчишкам на крыше. Сверху было отлично видно, что на бедре у каждого висит длинная сабля, на спине поблескивает щит, а из-под него выглядывает короткий лук. Главное, всадники носили одинаковые шапки зеленого цвета! Вот головной всадник поравнялся с дельтапланом, глянул вверх.
  Славка вздрогнул. Он представил, как тугой лук одним движением переместится в правую руку, стрела ляжет на тетиву и взовьётся вверх! А опытная рука уже вытащит вторую, отправит её вослед, третью... И так умеют стрелять все - зоркие, умелые лучники! На прошлогодних состязаниях, что прошли в день Опалуна, Грум всадил одна в одну десять стрел из тридцати! На дистанции в сто шагов!
  'Интересно, сколько до нас?' - пришла неприятная мысль, и Славка осторожно, чтобы не нарушить равновесие, отрулил в сторону. Ему показалось странным, что дельтаплан не собирался снижаться, а летел себе и летел, набирая высоту.
   Дорога огибала гору. Всадники умчались по ней вперед, оставив пыльный хвост. Но дельтаплан замедлялся и самовольно сворачивал, а впереди вырастал пологий склон, поросший редкими деревьями. От стадиона приличных размеров - с настоящими трибунами, длинной беговой дорожкой, но без футбольного поля - спускалась широкая лестница, прямиком до большого белокаменного здания. Образовав просторную площадь, лестница снова сбегала вниз, где поблескивал бассейн. Неглубокая лощинка прерывисто сверкала ручьём и кругляшком озерка. Самым красивым выглядело здание, похожее на Дом Культуры - с колоннами и квадратной площадью перед входом. Проклятый дельтаплан целился точняком туда.
  - Тимка, рули! Ногой! Да не этой! Не так! Чёрт, ты что? Подними!
  Бамбуковый скелет хрустнул, когда Тимур напортачил - резко свесил ногу и тем самым задал крутой вираж! Дальше - хуже. После окрика Тим резко поднял ногу и промахнулся ею по перекладине. Сорвался! И повис на руках! Дельтаплан дрогнул, почти остановился, начал падать кленовым семечком.
  - Залазь, скорее залазь, - в ужасе от неминуемого падения Славка завопил, тоже опустил ноги и повис, чтобы выровнять полёт, - или нет, виси! Скажу - прыгай! Отцепляйся, как скажу, понял?
   Дельтаплан перестал вращаться, чиркнул ногами мальчишек по деревьям, круто пошёл вниз. Мелькнула полянка, где обедал мужчина. Громадная собака бросилась догонять нарушителей спокойствия.
  Очередное дерево кроной сшибло Тима. Облегчённый дельтаплан вздёрнулся вверх. Стена! Окно! Славка поджал ноги, зажмурился. Крылья затрещали и сложились, возвещая о триумфальном приземлении. В обломках и обрывках мальчишка влетел в комнату.
  Славка попал ногами на столешницу, раздавив что-то хрупкое. Та выдержала, но когда он по инерции саданулся о стену и рухнул - стол лёг набок. Многочисленные склянки со звоном посыпались на пол.
  
  
  Глава одиннадцатая
  
   Суровая маханта
  
  ... теперь ты каждое утро станешь делать тридцать поклонов Сурье, стараясь согнуться, как можно ниже, - равномерным и убедительным тоном приказала настоятельница храма, - и он благосклонно исцелит тебя. Усердие в молитве скажется, и к сезону ты сможешь заняться посевом...
  - Благодарю тебя, о маханта! Благодарю, - посетительница попыталась снова упасть на колени перед невысокой седой старушкой.
  - Иди с миром, - настоятельница отстраняющим жестом выставила ладонь перед собой и кивнула послушницам.
  Сразу две девушки подхватили полноватую индуску под руки, развернули и сопроводили к выходу из храма. Из комнатки ожидания на смену ушедшей приблизились мужчины, несущие носилки с неподвижным детским телом. Вынув его и переложив на низкую подставку из монолитной плиты, оба распластались на полу. Недовольно поморщившись, настоятельница велела им встать:
  - Я не богиня, чтобы воздавать мне такие почести! Присядьте вот здесь, - она повелительно указала место рядом с подставкой, - и расскажите, что с ним.
  Руки настоятельницы простёрлись над пострадавшим, медленно проплыли вдоль позвоночника от макушки до пяток и обратно. Казалось, они жили собственной жизнью, отдельно от хозяйки. Закрытые глаза маханты и немного запрокинутая назад голова ничуть не мешали ей определить пораженное место. Именно над ним сухие и чуткие ладони замедлились, выполнили несколько круговых движений и замерли. Тонкий палец левой руки опустился на спину мальчика и слегка коснулся одного позвонка, немного выпирающего вверх. Тотчас одна их послушниц отметила место касания краской, взятой из глазурованного кувшинчика. Руки поплыли дальше, смещаясь к бокам.
  - Теперь вы, каждая, проверьте, что видите, - открыла синие глаза настоятельница. - смотрите внимательно и молча. Когда поймёте, ступайте и напишите, как можно подробнее, что надо сделать, как и каким приёмом. Какие средства применять, в каких пропорциях и разведениях, как долго. Всё, что надо. А я займусь лечением.
  Она поманила мужчину, пальцем указала, куда сесть, задала вопрос. Глядя на руки маханты, индус рассказал, как они подрубили дерево, но ствол сломал подпорку и упал вопреки ожиданию:
   - Сына ударило по голове. Когда я поднял его, руки с ногами перестали двигаться...
  - Надеюсь, вы его не кормили?
  - Он отказался, сжимал губы и шептал, что не хочет. О великая, неужели сын умрёт?
  Настоятельница покачала головой:
  - Не обязательно. Но ему придётся три месяца лежать согнувшись, а потом больше года делать гимнастику. Иначе паралич не вылечить, ведь ты сломал ему позвоночник!
  Отец мальчика затряс головой, отрицая свою вину. Маханта оборвала его, гневно передёрнула плечами, почти закричала:
  - Замолчи! Как ты смеешь оправдываться? Захотел сэкономить две монеты, и вместо опытного рабочего взял помощником слабого мальчонку? Это всё твоя жадность!
  Её звонкий голос непереносимо возвысился - современный нам человек сравнил бы это со свистящим гулом реактивного двигателя. Звук заполнил купол храма, заметался пронзительными повторами. Он нарастал, вырывался из оконных проёмов, пугая джунгли. Лесоруб пал ниц, скованный страхом, закрывая руками голову, которую жестоко терзала боль. Его старший сын, сидевший неподалеку от входного проёма, тоже сложился вдвое, припал лбом к плитам пола. Послушницы, имеющие опыт, открыли рты и закупорили уши пальцами. Увидев страдание на лицах девчонок, настоятельница подняла руку вверх, сделала хватающее движение - звук исчез. Пала тишина. Лес, окружающий храм, осмелел первым. Щебетание птиц, робкое вначале, вернулось на прежний уровень.
  - Вон отсюда, не оскорбляй мой взор! Вернёшься перед закатом. Арчана скажет, как ухаживать за мальчиком. Маниша научит твою жену делать ему массаж. А пока - прочь, ничтожный!
  Через полтора часа настоятельница сидела в своей просторной келье, окруженная послушницами. Мальчик лежал на столе, согнутый в кольцо и зафиксированный веревочной сеткой, чтобы позвоночник не разгибался. Его глаза были полуоткрыты, но выражение боли из них ушло. Маханта легко касалась худенького обнаженного тела бамбуковым прутиком:
  - Вы убедились, как важно понять место разрыва? И почему? Ты, Каришма, теперь поняла свою ошибку...
  Смуглая послушница с пухлыми губами и миндалевидными глазами засмущалась, шепнула в свое оправдание:
  - Но позвонок...
  Настоятельница кивнула, пояснила:
  - Верно. Его выдавило. Но куда? Ах, если бы вы умели видеть руками, как глазами! Давным-давно у меня была ученица, способная превзойти меня...
  Она подняла голову к куполу, задумалась. Арчана, самая способная и честолюбивая послушница, не удержалась, задала вопрос:
  - Что она такое умела, чего не можем мы?
  - Самолюбие взыграло? И правильно, надо стремиться стать лучшей, - улыбнулась маханта, - иначе заскучаешь. Но ты уже лучшая, поскольку та приходила из другого мира и навсегда вернулась в него...
  Любопытные послушницы немедленно воспользовались благодушным настроением настоятельницы и упросили рассказать удивительную историю. Маханта распорядилась переложить задремавшего пациента в носилки и приступила:
  - Много лет назад, когда жила я на севере... Помните, я рассказывала о той стороне? Так вот тогда часто рвалась ткань мира. Однажды в разрыв упали мальчик и девочка. Мальчик отважный, но нечуткий, а его спутница... Как её звали? Русана. И вот она оказалась тонко настроенной травницей, по запаху и вкусу. А как видела органы человека! Насквозь! И управляла ими...
  Арчана усомнилась:
  - Как могла девочка овладеть таким знанием, о маханта?
  - Не знаю. Возможно, боги наградили её даром врачевания... Ах, как жаль, что я не смогла передать ей свои знания...
  Настоятельница улыбнулась ревности, которая прозвучала в голосе лучшей ученицы, и успокоила ту:
  - Вы отличаетесь, словно слон от тигра. Ты рождена лечить переломы, ушибы, удалять зубы, зашивать раны - всё, где есть резкая боль, где надо спасать человека от скорой смерти. А она - находить неявное расстройство, восстанавливать ослабшего, уставшего от тяжелой жизни человека. Если бы вы её увидели, то сразу бы поняли, в чём она сильна.
  - А как она выглядела, о маханта?
  Послушницы принялись расспрашивать настоятельницу, та подробно описывала, как выглядела Русана при первой встрече. Сидя с закрытыми глазами, чтобы точнее вспомнить облик, странную одежду девочки из далёкого будущего, маханта так увлеклась, что дружный вскрик учениц заставил её вздрогнуть.
  И было от чего! Раскрыв глаза, Гера в изумлении увидела напротив себя девочку, которая держала в руках пушистого серого кота.
  
  
  Глава двенадцатая
  
   Индия?
  
  Полумрак храма, прохладный камень пола, незнакомые лица вокруг... Русана ойкнула, прижала к груди Пушка, словно заслонилась им от всего мира. Мамин крик ещё звучал в ушах, но глаза говорили совсем иное - она не дома. Но что-то знакомое было в новой обстановке. Что? Мысли мчались лихорадочно, не давая сосредоточиться и понять. В голове роились догадки: 'Я упала в обморок, меня перенесли сюда... Не больница - темно, врачей нет... Клуб? Почему все сидят на полу? Где мама, Томка, тётя? Странные одежды...'
  Молодые девочки её возраста пугливо вскочили, пятились прочь. Их одежды, необычные одежды стали зацепкой: 'Какие платья... Не платья... Сарафан? Сари! Индия?' Русане вспомнились приметы индусок, и глаза немедленно нашли маленький красный кружок у единственной взрослой женщины. Между бровей.
  'Индия! Это Индия! Это Индия... - Русану ошеломило открытие. - Как я сюда попала? Зачем? Почему? Что я такого натворила?'
  Год назад Лихачёва-младшая уже заливалась бы слезами, но нынешняя знала - истерика бесполезна. Русана поднялась на ноги, крепко держа Пушка - такого же 'попаданца', как и сама: 'Если это всё не сон. А если сон? Надо проверить... Спрошу старшую...'
  - Извините, пожалуйста...
  Голос девочки дрогнул, когда она усомнилась - на русском ли стоит спрашивать? Но тотчас окреп. Почему нет, чем родной язык хуже английского!
  - Извините, я куда попала? Это Индия, да?
  Женщина с красной точкой между бровей тоже встала, прислушалась, всплеснула руками:
  - Не верю своим глазам!
  Нет, не на русском прозвучало восклицание, хотя Русана всё поняла! Сердце девочки замерло - санскрит? Неужели опять?
  - Боже мой! Бедная моя мамочка, что с тобой будет, - тоже на санскрите, но уже со слезами, прошептала Лихачёва-младшая, - ты не переживёшь это...
  - Руся. Как же ты сюда попала? - Гера подошла к ней. - Бедная девочка. И как всегда, плачешь...
  - Это вы? Но как? Я никуда не проваливалась, я...
  Волшебница смотрела в Русану пристально, слегка щурясь, как обычно читают мелкий текст. Вспугнутая стайка учениц тихонько приближалась к гостье и Гере, пытаясь понять, что творится. Стремительный диалог босой, странно одетой светловолосой девушки и маханты храма Сурьи, когда обе говорили, не слушая друг друга - закончился молчанием. Девушка, прижимая к груди пушистого кота, плакала без всхлипов, а волшебница положила руки ей на плечи и не отрывала взгляд от лица. Минуты текли, ученицы подступили совсем близко. Самые отважные потрогали мягкую ворсистую ткань короткой одежды странной гостьи.
  - Да, это мы, - признала маханта, отступила на шаг, - я виновата. Русана, но как я могла предположить, что воля десятка послушниц способна прорвать слои времени?
  Ученицы ахнули, услышав имя. Они зашушукались, принялись с удесятеренным интересом разглядывать светловолосую девушку. Та немного пришла в себя, тоже огляделась. Но не задерживаясь ни на ком, обратила умоляющий взор Гере:
  - Верните меня, пожалуйста! Быстро, если можно. Я не хочу, чтоб, как в прошлый раз - мама с ума сойдёт... Я же на её глазах... Пожалуйста!
  - Возвратить надо, конечно... Вот незадача... Не умею я. Дай разобраться сначала, почему тебя занесло. Я среза времени не ощутила. Или Олен прав со своими амулетами? Если совпало встречное влечение... И точка, что их связала...- рассуждала маханта, пальцем чертя в воздухе воображаемую схему.
  Затем она подняла голову, снова взяла Русану за плечи:
  - Что есть у тебя?
  - Что?
  - Предмет. Амулет, который пропитан нашим временем. Колечко, платок, самоцвет с наговором каким...
  Гера перечисляла, а Русана, как заворожённая, слушала и кивала. Волшебница удивилась:
  - Что, всё есть?
  - Нет. Только это. Вот, - передвинув кота, девушка сняла с шеи подарок Сокола.
  Закрыв кулон в ладонях, маханта прикрыла глаза. Ученицы притихли, чтобы не мешать. Они тоже умели определять силу амулетов и знали, как важна тишина. Зато Пушок этого знать не хотел. Ему наскучило в объятиях Русаны, он дерзко вякнул, рванулся и удрал с рук девушки.
  - Держите!
  Ну, понять такой вопль несложно, хоть ты русского и не знаешь! Облава началась немедленно и велась так успешно, что храм наполнился топотом и вскриками: 'Ой, царапается, хватай, не за хвост же, лови, тряпку накинь, держи его, да что же вы, удерет ведь!'
  Гера открыла глаза, оценила проворство пушистого беглеца, который восторженно играл в замечательные пятнашки. Стремительно меняя направление, он уворачивался, нарезал круги, как заправский Шумахер, и с каждым новым зигзагом приближался к выходу. И вдруг замедлил скорость, почти остановился в скачке. Проскользив чуть не метр в такой позе, кот попал в руки Арчаны. Обрадованная ученица подбежала к Гере:
  - Поймала! Как вы его, одним жестом связали! Вернуть ей, маханта?
  - Подержи, пока он в себя придёт, - отмахнулась настоятельница храма, - а нам с Русаной надо уединиться.
  Возвращая серебряный брелок, волшебница удивлённо подняла брови и заметила:
  - Амулет так мощно заряжен! Диво, что раньше ничего не произошло. Пойдём ко мне, побеседуем. И одеться тебе не помешает...
  Выйдя через низенький проём, они попали на тропинку под кронами разлапистых, коренастых деревьев. Ветви спускались до земли, создавая зелёный коридор. Небольшой домик Геры и шести её учениц стоял совсем рядом с храмом, в минуте ходьбы. Земляной пол, застеленный циновками и небольшими коврикамиу кроватей, поразил Русану:
  - Так примитивно? В Затулье ваш дом был прочным, с настоящим полом, а тут! Сарай какой-то...
  - Здесь не бывает холодов. А для жары - в самый раз. Вот зеркало, убери волосы, заплети.
  Гера подала девочке гребень. Та повертела его в руках, пристально рассматривая. Жёлтоватый, скользкий на ощупь, он выглядел чистым, но Русана замялась: 'чужой, всё-таки...' Волшебница удивилась:
  - Что? - И тут же вспомнила. - Ах, да! Ты же помешана на чистоте, на ги... Как бишь, её, запамятовала? Так держи, зубьями вверх...
  - Гигиена. Ой!
  Сложный жест Геры - зачерпнута пригоршня у самого пола, донесена до гребешка и опрокинута на него - закончился ослепительной вспышкой. Зубчики словно кратким пламенем охватило.
  - Теперь чисто.
  И всё. Ни дымка, ни запаха горелых волос, как боялась Русана. Она даже тайком понюхала гребень, и, успокоенная, причесалась, сделала простую косу. Затем пришла пора одеваться в длиннющий лоскут пёстрой материи, раза в три больше её роста. Повторяя движения Геры, которая размотала свой алый сари и взяла себе зелёное полотнище, девочка оборачивала себя, пока не получила нужный вид:
  - Ой, как красиво! И вы всегда в таких ходите?
  - В храме. И по его делам. Положение обязывает, - ответила Гера, подновляя красную точку на лбу. - Дай-ка, тебе поставлю. Нам встретятся люди, для которых важно, что ты брахманка.
  - Это традиция смарты! Ой, я в курсе, столько мантр знаю, и - смотрите, какие асаны умею!
  Девочка собралась размотать сари, чтобы принять 'позу змеи', но Гера рассмеялась и остановила её:
  - Неужели в ваше время к такому относятся всерьёз? Это гимнастика, телесная и дыхательная, не больше того! Ладно, пора в храм. Кошку заберем, и твоим возвращением займёмся.
  Пушок уже вернулся в прежнее состояние, напился молока, резво гонялся за длинным пером, похожим на павлинье. Ученицы Геры высоко оценили преображение гостьи, восхищенно разглядывая и цокая языком. Прижав кота к груди, Русана шла следом за Герой, удивлённо крутя головой по сторонам. Убранство и устройство здания, где она оказалась, поражало её. Плоская каменная плита, установленная на массивные блоки - алтарь, как назвала Гера, едва освещался неровным огнем масляных светильников. Но даже в таком слабом свете поразительное количество резных фигурок, скачущих зверей, летящих птиц, цветочных орнаментов, сплетенных в причудливое кружево - поражало!
  - Нравится резьба?
  - Потрясно! А кто делал?
  - Есть талантливые люди, и раджи новых приглашают, из других стран. Мой храм делал сикх из Шимкента, который у самого Рама учился, а тот с деревянного храма начинал, пока пещеру подходящую не нашел...
  Русана зажмурилась, настолько резко ударило по глазам полуденное солнце. Его лучи падали вертикально вниз, на широкую кирпичную дорожку, виляющую между отдельных высоких пальм. Перистые листья разбивали свет на отдельные лучики и световые пятна, которые расторопно тасовались у ног девочки и волшебницы. Цвета листьев и стволов поражали таким множеством оттенков от малахитового до фиолетового, что девочке пришлось сощуриться. Войдя в тень первого дерева, Русана обернулась на храм.
  Тяжелые карнизы, крепкие опоры - храм вырастал из земли, символизируя прочность, основательность, словно громадный лесной муравейник. Подсвеченный солнцем, он выглядел сурово, едва смягчаясь изяществом орнамента на стенах и колоннах входа.
  Засмотревшись, Русана забыла про Пушка, который заметил крупную бабочку на траве и вывернулся из рук. Сделав несколько скачков, кот в прыжке сбил добычу, принялся жевать.
  - Выплюнь, Пушок, отравишься,- воскликнула девочка, пытаясь схватить беглеца.
  Тот понял - с ним играют. Радостно задрав хвост, он рванул под ближайшее дерево. И вдруг угрожающе и низко завыл, потом зафыркал. Отскочил назад, снова завыл, став боком, выгнув спину горбом. Русана бросилась к нему на выручку и обомлела. Навстречу ей из травы прянула вверх крупная змеиная голова.
  
  
  Глава тринадцатая
  
  Опасная Индия
  
  Раздув капюшон, королевская кобра покачивалась перед Русаной, устремив на неё желтые глаза с вертикальными зрачками. Чёрный раздвоенный язык сновал вперед-назад.
   - Нет! Не смей! - девочка запрещающе выбросила вперед руку.
  Змея перестала качаться, свернула капюшон и замерла. Русана наклонилась, не глядя, подхватила Пушка, отступила назад. Змея не двигалась, оставаясь совершенно неподвижной, словно замороженная.
  - Славно, славно, - подошла Гера, тронула кобру пальцем, - обездвижила и оставила напряженной...
  Та покачнулась, но осталась стоять. Волшебница сделала движение, как бы развязывая узелок с головы змеи, после чего кобра упала и стремительно уползла в кусты.
  - Как ты это сделала?
  - Не знаю. Я за Пушка испугалась, и подумала ей - стой! Не смей!
  Русана погладила кота, который сидел на плече всё ещё в боевом настроении, с хвостом, похожим на ёршик для мытья посуды. Гера покачала головой, глядя на героя:
  - Так ты долго не проживешь, глупыш. Здесь осмотрительность и опыт нужны. Придется тебя оставить в храме, под присмотром, - и она дунула в серебряный свисток, висевший у неё на шее.
  Пронзительный звук разлетелся далеко, достиг и храма. Ждать пришлось недолго. Появились две послушницы, которым маханта поручила Пушка. И дала строгие инструкции: 'из храма не выпускать!' С полупоклонами те убежали. Проводив их взглядом, Русана обернулась к волшебнице:
  - Гера, а куда мы?
  - Скоро узнаешь. Забыла спросить, ты голодна?
  - Немножко, - поскромничала Русана, и вдруг всхлипнула, вспомнив, что совсем недавно она собиралась поужинать.
  Гера остановилась, пытливо глянула на спутницу, покачала головой:
  - Погоди плакать, я тебя обрадую. Там, возле реки, в новом дворце меня ждёт наместник этой провинции. С ним мы отправимся дальше, на торжественную церемонию. И там встретим волхва, кто тебя уже возвращал домой. Ну, кто, как ты думаешь? Он сегодня гостит у махараджи по случаю 'второго рождения' его сына...
  - Борун? Я поняла!
  Русана вскрикнула, задохнулась от радости, порывисто обняла Геру, спрятала лицо на её груди. Та ответила на объятие, погладила девочку по голове, и почему-то грустно улыбнулась. Наверное, своим мыслям. Когда Русана оторвалась от волшебницы, слезы с девичьего лицо уже ушли, оставив два коротких влажных следа. Да и те исчезли под пальцами без следа. Волнение и тревога девочки не исчезли, но отступили под напором новых впечатлений.
  Русана расспрашивала Геру:
  - И в Затулье больше не бывали? А Дара и Ждан?
  - Они со Скитаном Большую степь прошли, до запада. Им ордынские нравы по душе пришлись, так и остались на Ра...
  -Где? - Не поняла Русана.
  Гера попыталась объяснить, но так сложно, приводя незнакомые названия народов или стран, что только запутала девочку.
  - Большая река? Не представляю, - призналась та, и задала самый сокровенный вопрос, который с самого начала крутился на языке:
  - А Сокол? Что с ним? Он сейчас где? Мы встретимся?
  - Да я тех русов-то слабо помню, - пожала плечами волшебница, - много лет минуло. Напомни, каков он?
  Как ни старалась Русана, словами ей не удалось описать отважного дружинника. Слёзы отчаяния навернулись на глаза, но Гера пришла на помощь:
  - Не живописуй словесами - образ дай. Вот прикрой глаза, вообрази, что он рядом. Как есть - в мельчайших подробностях, и поставь его перед собой...
  Этот приём удался с первой попытки. Когда девочка открыла глаза, показалось ей, что и впрямь, стоит напротив Сокол. Одет, как в день расставания, и амулет свой протягивает. Русана сдёрнула серебряный кружок с шеи, протянула Гере:
  - Это же он мне подарил!
   -Уже поняла, - улыбнулась волшебница, - так и по образу рассмотрела. Сильно он в душу тебе запал. И напрасно.
  Гера знала о русе немного, только по рассказу Боруна и смутным слухам, долетавших в Затулье и в Индию:
  - Много крови пролил, нещадно и жестоко бился, словно смерти искал. Семья? Не слышала. По слухам, всё в походах... Кого воевал? А всех подряд! Высоко поднялся, сильным воеводой стал. Когда и где царскую власть состяжал, не знаю, но володел народами, верно. Борун говорит, он между морями прошёл и всех под себя подмял, а последний след его в Копте остался. Там он, Сокол твой, и похоронен, вроде. Давно, столетие назад, может быть...
  Горькая правда о Соколе обожгла девочку - царь, жестокий захватчик. Но она тотчас нашла русу тысячи оправданий: 'Он переживал! Из-за меня, конечно. Потому и не женился...'
  Но мечта - встретиться с первой любовью, обнять его, увидеть, как заблестят его глаза, как радостно улыбнётся Сокол и назовёт ласковым тайным именем - истаяла, развеялась, ушла в прошлое. Грустно стало Русане. Она замолчала, отвернулась от Геры, незаметно смахнула слезу и сделала вид, что рассматривает природу, проплывающую мимо. Да так незаметно и увлеклась.
  Слишком отличался лес, если джунгли можно назвать 'лесом', от сибирской тайги. Вместо елей и берез, вместо длинноиглых сосен вдоль тропинки росли разлапистые пальмы, перистые пальмы, широколистые пальмы и ещё - кто знает, какие, но - пальмы, пальмы и снова пальмы! Кроме того, всё это зелёное буйство цвело разнообразными формами. Бутоны, многосоставные цветочные головки, широченные лепестки источали сладкие ароматы. К тому же они состязались пышностью и причудливым окрасом с бабочками и птицами, которые беспрестанно голосили и трещали.
  За следующим поворотом тропинки возник каменный забор. Воины в тюрбанах и с кривыми саблями почтительно распахнули ворота. Они не скрывали своего интереса к девушке, сопровождавшей волшебницу, откровенно пялились и чуть не свернули себе шеи, провожая Русану взглядами. А та смотрела по сторонам на диковинные цветы и удивлялась про себя: 'Оказывается, до дворца не так и далеко'.
  - Конечно, ведь разговор скрашивает расстояние, - улыбнулась Гера.
  - Ой, я и забыла, что вы мысли читаете! - засмущалась Русана.
  Но тут к ним навстречу выбежал молоденький слуга, зачирикал на непонятном языке. Волшебница величественно кивнула, и слуга умчался по лестнице во дворец. Стайка девушек бережно подхватила каждую гостью под локотки и сопроводили наверх по ступенькам.
  В дверях дворца стоял толстый и смуглый мужчина, похожий на русскую матрёшку. Его просторные бирюзовые шаровары нисколько не сочетались с фиолетовой, ослепительно яркой блузкой или курткой. Ткани лоснились и сияли, выглядели очень нарядно, но совершенно не по-мужски. Так подумала Русана, но промолчала и покосилась на Геру - прочла ли та эти мысли?
  Однако волшебнице было не до копания в чужих головах. Она заспорила с 'матрёшкой', резко и отчетливо чеканя слова. Тот надулся и побагровел, попробовал повысить голос. Гера не приняла предложенного тона, повернулась, чтобы спуститься с лестницы. 'Матрёшка' немедленно сменил тон на просительный, поспешил за волшебницей, едва не хватая ту за рукав. Гера бросила на него презрительный взгляд, и что-то приказала - как кнутом щёлкнула. Разноцветный спорщик закивал часто-часто, словно курица на рассыпанное зерно, отошёл, похлопал в ладоши.
  - Вы о чем-то важном спорили, - осторожно спросила Русана, чтобы не умереть от любопытства, - раз он так раскипятился? Он, вообще, кто?
  - Наместник, - скривила губы волшебница, словно отведала горького перца.
  - Наместник чего?
   Русана втайне ждала, что их посадят на слона, но вельможа вызвал паланкин, который почти бегом поднесли двенадцать мужчин, по шестеро спереди и сзади. Вычурный деревянный короб, украшенный резьбой, ярко раскрашенный, снаружи выглядел, как золушкина карета. Но внутри - ещё краше. Изумительной красоты рисунок, словно вышитый иглой на тонкой ткани - первое, что бросилось Русане в глаза.
   Немного помолчав, будто взвешивая на невидимых весах 'говорить - не говорить', Гера откинулась на подушки и поделилась переживаниями с обретенной ученицей:
  - Мир становится хуже. Руководят людьми бесталанные и недостойные. Взять хоть этого. Он племянник махараджи, совершенно бездарен, зато заносчив. Вместо того, чтобы облегчать жизнь людям, вводит новые налоги... Представляешь, отказался прокладывать дорогу, а направил рубщиков добывать древесину. Ему, видишь ли, нужны только белый сандал, железное и хлебное дерево!
  - Но вы же волшебница, - изумилась девочка. - Прикажите, и всё!
  - Увы, он не подчинится. Говорю же, мир изменился. Слово волхвов мало значит для царей и воевод. Они мыслят по своему, называют себя равными богам... Ты думаешь, почему я веду храмовую жизнь?
  Паланкин покачивался, за окном на смену джунглям пришли возделанные поля, а Гера рассказывала и рассказывала. Русана жадно слушала, понимая, что пасторальная жизнь арьев Затулья осталась в прошлом. Индия, в которой она так внезапно очутилась, совсем не походила на глянцевые картинки учебника истории...
   Громкий крик снаружи прервал рассказ волшебницы. Перед лицом девочки со стуком возникла стрела, сорвав с окна и пришпилив к стенке расшитую шелковую занавеску. Паланкин углом упал на землю, пассажирок швырнуло вперед.
  
  
  Глава четырнадцатая
  
  Старших надо уважать!
  
  - Бурада вим вар?
  Перед паланкином остановился воин в кольчуге, требовательно ударил кулаком по крыше. Вскрикнула только Русана. А Гера повела себя иначе:
  - Кто-кто! - сварливо ответила волшебница. - Не видишь, женщины перед тобой, старая да малая. Нет бы, пособить, руку подать. Горлопан!
  Лицо воина, который заглянул в криво стоящий паланкин, выглядело юношеским, у него даже усики едва пробились. Но зато на щеке багровел свежий шрам, от скулы сбегая к подбородку. Наверное, поэтому Русане воин показался страшным - она отшатнулась и закрылась руками:
  - Ой!
  - Выходи! Быстро, - повторил паренек. - И ты, бабка, не рассиживайся. Ну, вылазь, кому сказал!
  Девочка выбралась на дорогу, где большой конный отряд разбирался с пленниками. А как иначе назвать толпу гостей, разряженных в цветастые одежды, которых вытащили из паланкинов и согнали в кучу? 'Матрёшку' наместника глаза опознали по пестроте цветов и дородности фигуры. Он стоял перед усатым смуглым воином, который протирал бритую голову платком и словно не обращал на пленника никакого внимания. Два подручных, совсем молоденькие, как первый парнишка со шрамом, держали: один - флягу с водой, а второй - длиннющий алый шарф, собрав его на предплечье несколькими длинными волнами, почти до земли.
  Наместник что-то говорил, жестикулировал, часто кланяясь. Смуглый воин принял у помощника шарф, ловко обмотал им голову, создавая чалму. Наместник продолжал кланяться, отчего громадное золотое ожерелье отвисало вниз и раскачивалось. Но никто не спешил содрать его с 'матрёшки', как и серьги с браслетами. 'Похоже, тут не простая банда, - немного отлегло от сердца девочки, - грабить не собираются'.
   - Не распускай руки, - прозвучал за спиной Русаны голос волшебницы.
   - Угрожаешь? Да я тебя, - воскликнул юношеский голос и тотчас сменился стоном, как от мучительной боли.
  Девочка обернулась, и успела заметить - воин толкнул Геру, но вдруг схватился за живот, повалился кулём, даже ударился о край паланкина. Его скрутило в тугой комок, лицо налилось краснотой, а шлем свалился, обнажив недавно бритую голову с коротеньким чубом на макушке. Несколько конников заметили неладное, обменялись словами, пришпорили коней. Русана поддержала волшебницу, спросила:
   - Всё в порядке? Он вас не ушиб?
   - Хотел.
  Гера поправила складки сари на плече, проверила, не растрепалась ли прическа. Девочка помогла ей аккуратно уложить накидку, прикрыв узел волос и распрямив прозрачную ткань по плечам. Всадники приблизились, одни спешился, склонился над скорченным воином, второй надменно и грубо спросил:
  - Что ты с ним сделала, старуха?
  - Повежливей, а то и тебя скрючит, - ледяным голосом урезала волшебница, гордо подняв голову и выставив правую ладонь перед собой.
  Этот воин оказался поумнее, или имел соответствующий опыт - он спрыгнул с коня, сложил руки в приветственном жесте:
  - Намасте, - и совершенно иным тоном спросил. - Ты одна из дакини, понятно. Что он натворил?
  - Да, колдунья. Учу невежу старших почитать, - нормальным голосом пояснила Гера, - коли родители не озаботились.
  - Скажи, волшебница, ты маханта какого храма?
  - Кали и Сурья, - многозначительно повела бровью волшебница.
  Воин понимающе кивнул, спросил второго, который пробовал добиться ответа от стонущего парнишки: 'Как дела?'. Русана не успела прийти в себя, а события вокруг неё стремительно развивались. Кавалерия выгнала из джунглей носильщиков, которые дали дёру, бросив паланкины. Смуглый командир допросил наместника, выслушал доклады нескольких гонцов, отдал распоряжения. Тем временем Гера согласилась со странной просьбой старшего воина: 'Освободи его, маханта, он не знал', сделала в сторону обидчика развязывающий жест. Совсем как тот, которым отпускала 'замороженную' Русаной кобру.
  Молоденький воин перестал стонать, кровь отлила от головы. Он медленно разогнулся, не веря себе, поднялся на ноги. Соратники поддержали его, опёрли на паланкин, пошлёпали по щекам:
  - В порядке? На коне усидишь?
  Только теперь до Русаны дошло - разговоры велись на русском языке. Ну, почти русском. И всё было понятно! Кроме некоторых слов, которые казались знакомыми, но давно забытыми по ненадобности. Это настолько поразило девочку, что та тронула Геру за плечо, прося внимания. Но тут, как назло, молоденький воин вернулся в сознание, тоже обратился к волшебнице:
  - Извини, я был груб. Не сердись на меня, маханта.
  Прозвучала длинная команда, воины приказали нарядным гостям забраться в паланкины, и процессия тронулась в путь. Гера с девочкой тоже уселись, причем молоденький воин предупредительно выдернул свою стрелу, снял с неё пробитую занавеску. Волшебница вернула этот разорванный шёлковый лоскуток парнишке, язвительно заметив:
  - На память. Не хами старшим, мальчик, и попу не надерут!
  Русана не удержалась от короткого смешка, чем ввергла воина в краску. Тот вскочил на коня, немного отстал, но тупанье копыт слышалось отчетливо - процессию конвоировали.
   - Что происходит?
   Может быть, Гера скверно рассказывала, но объяснение показалось неубедительным. Русана возразила:
  - Индия платила дань? Хану, который живет в белокаменном городе? Даже если так, то почему татары Золотой Орды говорят на русском?
   Волшебница пожала плечами:
   - Тартары, говоришь? Кто знает, у них много имён... Здесь они моголами себя величают. На ордынском - могутные, великие, значит. И кто здесь сядет - тотчас норовит титуловаться попышнее. Махараджа, он Владыка Вечного Царства...
  Улыбка Геры добавила язвительности её словам:
  - Вечные... Гамаюн, помнится, отказался Орде платить, пленили его... Поставили Акбара. Тот посвоевольничал - сменили на Джахангира. Сейчас снова...
  - Они нас не тронули. Почему?
  - На что мы ордынцам... Пока народ смирён, с ним не воюют. Если махараджа войну учинит, тогда жди беды. Могут увести в полон, а то и хуже... Для устрашения. Борун, как вернулся с Копта, сетовал, что русы не те нынче, родство забывать стали, зверствуют. Кто персами, кто асурами себя стал величать, меж собой усобятся, людинов губят. Совсем назначение забыли. Мир рушится...
   В голосе Геры звучало такое отчаянье, что Русана захотела утешить её. Ведь к двадцать первому веку мир вовсе не разрушился, наоборот - объединился, а людей уже семь миллиардов! И она сказала наставнице:
   - Ой, зря вы так, честное слово! В нашем времени... - но запнулась, так кольнуло воспоминание о маме.
   Укор совести оказался неожиданным и сильным. 'Прошло всего ничего, часа три, а я про неё и не вспомнила!' Конечно, девочка понимала - такие события, как встреча с коброй и нападение конницы - любого заставят думать только о собственной шкуре. Но всё равно стало стыдно. Перед мамой. Которая там, в России, места себе не находит. Одна-одинешенька... Плачет. И на глаза Русаны тоже навернулись слёзы.
   - Ах, я, забываха, - Гера спохватилась, всплеснула руками, - грозилась передать, что мне Борун обещал, да с этими набежниками совсем запамятовала! Мы с ним на Гизехское поле отправимся, с оказией, оттуда он тебя домой вернёт.
   В голосе маханты, недавно совершенно ледяном - когда невежу воина и его соратников воспитывала - теперь звучали теплота и участие. Как тут не разрыдаешься?
  
  
   Глава пятнадцатая
  
  Невидимое бегство
  
  Процессия потихоньку двигалась. Русана проплакалась на плече волшебницы, даже всхлипывать перестала, но говорить ей уже не хотелось. Она забилась в угол паланкина, равнодушно поглядывала в открытый проём, занавеску с которого недавно сорвала стрела. Буйная красота джунглей не радовала девочку. Назойливые мухи, похожие на слепней, ворвались внутрь, заставили сотворить заклинание против гнуса и комаров, оставшееся со времен Затулья. Русана грустно улыбнулась в ответ на похвалу Геры, ответила: 'Разве такое забудешь?' А мысли не хотели возвращаться в Индию, крутились возле мамы, оставшейся в доме громкоголосой тёти Саши, которую мог унять только дядя Матвей.
   И это было несправедливо! Почему им с мамой так не везёт? У Русаны не получилось с Соколом, у мамы - наверное, с папой. И мама - такая красивая, стройная, умная - и одна! А тетя Саша, полная и некрасивая - замужем! И мамины подруги тоже. Конечно, если бы у мамы был близкий человек, с которым можно поплакать, как сейчас Русана - с Герой! Тогда совсем другое дело! Тогда не так страшно.
  Понятно, почему в прошлый раз Славка Быстров почти не волновался и не переживал за родителей. Что ему волноваться! Его папа такой надёжный, что при нём даже плакать долго не станешь. Вот Славкина мама, пропади её сын, как Русана сегодня, так она бы не рыдала в одиночку, а обняла бы Анатолия Васильевича, и сразу всё не так страшно...
  Славка. Он тоже надёжный. И решительный. Как он тогда на волка напал, а как лешего с русалками освобождал! Настоящий друг. Если бы Славка провалился сюда вместе с Русаной, то поплакать можно и у него на плече. Как в тот раз, когда они прошли обратный лабиринт, а Сокол в нём остался. Лихачёва-младшая дура-дурой рыдала при всём честном народе, толпе туристов на забаву. Ярослав Быстров обнял её, заслонил от зевак, отвёл в сторонку, дал прореветься. Как взрослый. Интересно, где он сейчас? Вроде, к бабушке в Одессу собирался. Плещется себе в Чёрном море, и знать не знает, куда Русану Лихачёву забросило...
  Процессия остановилась. Парнишка со шрамом умчал вперёд. Гера прислушалась, отодвинула занавеску.
  - Ничего не видно. Выйди, узнай, что происходит?
  А творилось непонятное. В передних паланкинах гостей высадили, содрали цветастые кафтаны - в них обряжали воинов. Полураздетых мужчин отогнали в сторонку. Процессия снова двинулась в путь, но теперь всадники её не конвоировали. Дорога повернула, открылась панорама обширного зелёного луга и высоченных стен, ослепительно белых на фоне джунглей. Гера высунулась, глянула назад:
  - Они переоделись. Едут, как дружина наместника. Всё понятно.
  - Что именно? - удивилась девочка.
  Ей эти маскарады показались глупыми и бездарными шутками. Ну, сейчас ворота откроются, стража запустит процессию внутрь. И что? Стоит только крикнуть, позвать на помощь - чужаков тотчас арестуют, скрутят. Сколько их в первых паланкинах - пять, от силы десять человек? А стражников в таком дворце - замучаешься считать! Русана так и сказала, чтобы успокоить волшебницу. Но та лишь нервно рассмеялась, погладила девочку по голове, словно маленькую:
  - Ах, дурашка! Они воины. Настоящие воины, не дворцовая стража. Такой один - десятка их стоит. Если ворота откроют, ты и глазом не моргнёшь, как эти, - Гера показала на переодетых всадников, что стройной колонной двигались за их паланкином, - уже ворвутся в замок. Как бы нас по пути не стоптали...
  Процессия достигла ворот, 'матрёшка'-наместник высунулся, крикнул, махнул стражникам рукой. Те замешкались, не спеша отворять высокие створки. Между зубцами стены мелькнули несколько стражников, свесились, наблюдая за разговором.
  - Пойдём, - сухонькая лапка Геры сомкнулась на запястье Русаны, - держись рядом со мной, не отставай. И молчи! Нас не увидят.
  Они споро выбрались из паланкина, пошли назад, мимо задних носильщиков, мимо ордынцев, переодетых дружинниками. К изумлению девочки, никто не обратил на неё и на волшебницу внимания. Только один конь затрепетал ноздрями, потянулся к Гере, всхрапнул, готовясь заржать. Та мимоходом протянула ему ладошку, словно предложила что-то вкусное. Конь вздёрнул голову, закивал приветственно и снова всхрапнул, но уже гораздо тише. Всадник встревожено огляделся по сторонам. Русана чуть не бросилась наутёк, но Гера держала цепко, уводя в сторону от дороги.
  Тут у стены раздались крики, вопли. Конники рванули туда. Звенели клинки, визжала женщина, ожесточенные мужские голоса вразнобой орали непонятные слова, может, ругань, или команды. Из леса вырвались верховые ордынцы. Они мчались, стаптывая носильщиков, которые не сообразили спрятаться за паланкины, а пытались разбежаться. Ворота, уже распахнутые настежь, принимали эту конную лаву, но несколько десятков развернулись в стороны и скакали вдоль стен, сбивая стрелами опрометчивых защитников замка.
  Вторая волна воинов, уже пеших, бежала к замку широкой цепью, перехватывая тех из гостей, которые сообразили разбежаться во время схватки у ворот. Волшебница и Русана не успевали отойди в сторону - густая цепь облавы должна была наткнуться на них. Девочка в ужасе оглянулась по сторонам, не понимая, куда бежать.
   - Стой смирно, - одёрнула её Гера, спешно наколдовывая что-то.
   Руки мелькали, строя выразительные жесты. Глухонемые общаются таким образом, стремительно и отчетливо сгибая пальцы, сочетая ладони и выполняя движения, понятные сведущим. Прошло несколько тягостных и длинных мгновений. Воины приближались. Но в шуме битвы, топоте ног и выкриках пленных появился новый, гудящий звук. Ближние к лесу воины неожиданно стали отмахиваться, прикрывать лица руками, вскрикивать. Затем они гурьбой бросились к стенам дворца. Двое или трое промелькнули совсем рядом, едва не сбив волшебницу и Русану. Девочка рассмотрела виновников панического бегства:
  - Пчёлы?
  - Кто же, кроме них, - без улыбки ответила Гера.
  Они подошли к стене леса. Поравнявшись с первыми деревьями, волшебница остановилась. Сделав длинную последовательность жестов, отозвала пчёл. Показала Русане на дворец. У его белоснежных стен человеческие фигурки суетились, затаскивая внутрь такие же, только неподвижные фигурки.
  - Видишь, что творится? Вот так всегда, цари дерутся, а людины гибнут. Надо узнать, где Борун, цел ли?
  Внезапно смуглые люди выскочили из чащи, схватили девочку и волшебницу. Те не успели вскрикнуть, как густая листва снова сомкнулась, укрыв от постороннего взгляда похитителей и похищенных.
  
  Глава шестнадцатая
  
  Давний знакомый?
  
  Полки рушились, посудины бились, расплескивая омерзительно пахнущие жидкости. Какой-то порошок взвился пыльным облаком из лопнувшего мешочка, упавшего на голову Славки. Мальчишка больно ударился о пол, но тотчас вскочил, давя стекляшки и высматривая путь к бегству. Но дверь распахнулась, в комнату вбежал человек с криком:
  - Да что же это творится, я спрашиваю?
  Голос его показался знакомым, тем более, что в крике не было угрозы, а лишь огорчение. Но что заставило Славку вскочить и всмотреться в лицо сокрушенного хозяина - в крике отсутствовали матерные выражения, почти обиходные в речи разгневанных мужиков! Больше того, все слова оказались понятны, хотя крик звучал не на русском! И Славка радостно бросился навстречу старому знакомому:
  - Олен! Ура, вы нашлись! Это же я - Слава, то есть, Ярослав! Яр, помните?
  Услышав санскрит, волхв замолчал. Повернув мальчишку к свету, он всматривался в его лицо, поворачивая во все стороны. Славка решил, что обознался, слишком необычно выглядела одежда мужчины. Короткий балахон без рукавов, перехваченный в поясе шнурком с кисточками, сандалии и лёгкая белая тюбетейка. Штанов нет и в помине.
   'В таком прикиде? Нет, не Олен... - подумал мальчишка, умолкая, затем отмел сомнения: - Но поворот головы, привычка замирать при обдумывании - точно Тринс! Да, он!'
   - Да вы чего? Год же всего, и забыли! Олен, мы же с Русаной в Затулье! Мер и лесной пожар? Ну как можно!
  Ухватив Славку за плечо, волхв вывел его на свет. Там ждала встревоженная компания: несколько девчонок и толстая пожилая тётка. Раздвинув их, два воина подволокли скрученного и орущего благим матом Тимура. За ними следовала здоровенная собачара.
   - Эй, отпустите его! - Славка вывернулся из хватки Олена и бросился на спасение друга.
   Чёрный пёс метнулся наперерез, лапами сбил и придавил его к земле. Зубищи сверкнули в полураскрытой пасти. Рычание отдавалось в ушах - словно отдалённая гроза погромыхивала. Славке никогда не было так страшно. Да ещё и противно - ведь псина жарко дышала, вываливала язык, с которого капала слюна. Но вдруг она перестала рычать. Олен повторил:
   - Ора, на место!
  Собака отступила. Славка встал. Тимура уже отпустили, тот отряхивался и сокрушенно осматривал разорванную на груди майку. Воины неохотно помогали девчонкам собирать обломки дельтаплана. А Тринс рассматривал мальчишек, покачивая головой. Похоже, узнавать Славку он не собирался:
   - Вы грязны, словно каменотёсы. Отмойтесь сперва. Гектор, окуни негодников под водопадом! Вернёшь сюда чистыми.
   Сердитый воин толчком направил мальчишек к ручью. Попытка отделаться споласкиванием лица и рук не удалась - пришлось нагишом лезть под холодные струи. Гектор отказался понимать санскрит и слова тратить не стал, убедив Тимура одной затрещиной. Жест 'простирнуть одежду' друзья поняли сразу, и нарываться не стали - этот здоровяк не шутил. Надеть мокрые шорты и майки воин не позволил, так что пришлось завернуть в них содержимое карманов и голышом топать назад. Но возле 'Дома Культуры' мальчишки застеснялись - стайка девчонок уже закончила уборку и любопытно пялилась на процессию.
   - Не пойду, - остановился Тимур и попросил Гектора, - дай хоть трусы надеть. Что ты, как неродной?
   Воин понимать русский не захотел, отвёл руку для затрещины - Тим рванул вперёд. Славка громко поддержал друга, пожаловался волхву, который рассматривал прорехи в расстеленной обшивке дельтаплана. Воин рыкнул, толкнул мальчишек, те снова возразили. Олен оглянулся:
  - О чём крик?
  Причина конфликта привела его в веселое расположение духа. Волхв заливисто хохотал, пока мальчишки недоумевали:
   - Ой, не могу! Дикари! Скрывать наготу?
   Понимал Олена только Славка, а переводить другу обидные слова он не стал. Просмеявшись, волхв приказал толстой тётке выдать два хитона. Обрядившись в них, друзья почувствовали себя полными идиотами:
   - Ночнушка, - пробурчал Тимур, а Славка добавил. - Как у мамы. Дурдом.
   Мокрую одежду они разложили на травке под солнышком. Олен подошёл, рассматривая мелочи, которыми всегда переполнены мальчишеские карманы. Перочинный нож привлёк его внимание:
   - Я видел такую штучку. Давным-давно...
   Славка обрадовался:
   - Конечно! Когда вы, то есть, Борун и Ждан... А потом к Нараде, в Коло! И оттуда на Соловеянный остров...
   Эффект превзошёл ожидания. Волхва как током пробило. Славке показалось, что Олен не просто вздрогнул - того словно окружила нестерпимо яркая оболочка. А потом сорвалась с волшебника, прянула во все стороны, но почти тотчас вернулась на него, ещё более яркой. И впиталась, потускнела.
   - Яр? Ярослав? - изумленно протянул Тринс. - И Руся... как же, как же! Год первого похода Скитана! Но как, почему ты здесь? Прошло столько лет, а ты почти не изменился!
   Теперь в глазах волхва светился неподдельный интерес. Его сильные руки стиснули мальчишку за плечи, поворачивая во все стороны:
  - Да, твои странные одежды, помню, помню... И дивные живые парсуны, говорящая шкатулка, стеклянные зеркала. Сколько лет прошло для тебя, говоришь? Год... А у нас как не пара веков ли...
  Разговор продолжился за столом. Тимур не понимал ни слова, поэтому налегал на еду. Мясо оказалось пересоленным, и он принялся искать, в каком из многочисленных сосудов, толпой стоявших на столе, таится вода. Служанка заметила, подошла, тихонько спросила что-то непонятное.
  - Вода где? Пить хочу!
  Жест - пальцем на рот - та поняла, вручила блестящую пиалу или мисочку с закруглённым дном, зачерпнула ковшиком из кастрюли, налила розовой жидкости. Тим жадно глотнул и тут же выплюнул остаток:
  - Тьфу, гадость! Что это?
  Славка перевёл недоумённый ответ Олена: 'Вино. Разведённое. Неужели невкусно?' Перепуганная служанка пулею сбегала к ручью, принесла кувшин замечательной, холодной воды. Напившись вволю, Тим принялся за фрукты, рассеяно поглядывая по сторонам - больше-то заняться оказалось нечем. Славка торопливо жевал, что попадало под руку, расспрашивал волхва и рассказывал о себе. Так продолжалось с полчаса, пока он не натолкнулся на укоризненный взгляд друга. Только тут мальчишка спохватился:
  - Олен, а чтобы он понимать стал, как я?
  - Что понимать? Общий для всех? Ордынский либо атаманский, равно. Так их, как санскрит, не вложишь. Мал срок, матушка-вода не успела ими напитаться. Разве что скорости понимания добавить?
  И волшебник ткнул пальцем Тимку, точно в середину лба, чуть выше переносицы. Проскочила легкая искра, слабо щелкнув. Так дома порой неожиданно пробивает, когда тянешься к холодильнику, скажем. Тимур ойкнул, а Олен воспользовался растерянностью Славки и выделил тому такую же искорку.
  - Любой язык станете запоминать сразу. Но чтобы говорить - это уж как мозги заточены!
  В этот момент снизу донеслись голоса, показались бегущие по дорожке воины. Они запыхались, их бородатые лица раскраснелись, отполированные панцири ритмично позвякивали. Левые руки придерживали мечи, а правые сжимали короткие копья. Ко всему прочему, одни из воинов держал сумку. Славкину сумку, которая осталась на крыше! Нагрудники воинов украшала чеканная морда быка. Мальчишки встрепенулись - точно такой же символ был на щитах тех, кто охранял дельтаплан. В панике они вскочили и попятились, прячась за волшебника.
  Воины окружили их и выхватили из ножен мечи.
  
  
  Глава семнадцатая
  
  Дети бога
  
  Отсалютовав мечами, воины расступились и выстроились в две шеренги. Старший, в позолоченном панцире, шагнул вперед, отвесил Олену низкий поклон:
  - О, архиереас! И василисса афороус...
  Первые слова раззолоченного командира мальчишки не усвоили, но с третьего предложения им стало понятно, что царица обеспокоена внезапным появлением молодых богов. Волхв удивлённо поднял брови:
  - Ефтасе теюс? А, вон в чём дело! - И шепнул Славке. - Вас произвели в летающие боженята, ты не против?
   Командир снова поклонился, теперь уже мальчишкам:
  - Юс ту Поллона? - и отдал Славкину сумку со словами. - Надо было сказать, чьи вы. Тогда бы воины отнеслись к вам почтительно.
  Славка благодарно кивнул, стараясь, чтобы получилось величественно, как у киношных принцев, а Тимур прыснул со смеху:
  - Я похож на Аполлона? Уржусь!
  Волшебник попросил командира передать царице, мол, послезавтра нанесёт ей визит, а там всё-всё расскажет. Воины отсалютовали Олену мечами и убежали. Волхв велел убрать стол, принести лежанки, похожие на медицинские кушетки, только веселеньких расцветок. Развалился на одной, задумчиво смотрел и слушал, как мальчишки веселились, обкатывая варианты применения божественного статуса. Друзьям наилучшим показался тот, где восторженные толпы несли их на руках и выпрашивали автографы.
  - Какой это язык? Русский? - Уточнил Олен, поймав паузу. - Сложные и длинные словеса, а произношение звучное... Похоже на речь Орды ...
  Славка возразил:
  - Мы из России!
  - Ордынцы, сказал же, - небрежно отмахнулся волхв, - а вот почему ваша страна зовется Руссия? Неужли стоит на важном месте?
  Тут он вдохновился, вскочил с лежанки, закричал:
  - Рема, карту мне, живо!
  Появился раскладной стол, на котором шустрая служанка раскатала знакомый Славке пергамент. Или очень похожий на прежний. Но карта выглядела намного подробней, почти современной. Во всяком случае, очертания континентов узнавались легко. Только государственных границ не было. Олен попросил мальчишек:
   - Покажите Руссию. И город свой! А стольный град? Москва? Нет, такого не слышал...
  Он принялся расхаживать по лужайке и рассуждать вслух:
  - Значит, русы... И как могли попасть?
  Затем волшебник остановился возле Славкиных вещей, присмотрелся, вытащил бляшку с птицей:
  - Чья?
  - Мой амулет. В море нашёл, - осторожно пояснил Славка.
  - Это МОЙ амулет, - со значением выделил слово Олен, - я его настроил, каких-то полтора года назад. Они уходили на Ра, - палец чиркнул поперёк моря и упёрся в реку.
  А затем Олен забормотал нечто маловразумительное. Ребятишки притихли. Славка-то ещё понимал отдельные слова, а Тимур - уже нет. Да и не старался. С него словно смыло весёлое настроение. Он сообразил, что оказался в невообразимой дали от родного дома. И не просто за тридевять земель, в тридесятом царстве! Километры - что! Время, о котором не задумываешься, когда тратишь на всякую ерунду, вдруг предстало плотным, жестким и непреодолимым. Совсем как та стена, под которой сломался найденный меч.
  Ужас охватил мальчишку. Чтобы не показать другу подступившие слёзы, Тимур отошёл к одежде, поднял шорты. Пересохшие и заскорузлые, они так отличались от выстиранных в том, настоящем времени. Там их стирала машина, пахли они чистотой, а на ощупь всегда были мягкими. Разминая штанины руками, Тим промокнул ими глаза, полагая, что Славка не видит, как он разнюнился. Но друг оказался рядом и сказал, положив руку на плечо:
  - Тимка, мы вернёмся, честное слово! Олен же нашёлся!
  Быстров-младший подробно, не рисуясь, объяснил, как в прошлый раз переживал - со слезами. Подчеркнул для друга: 'Но вернули же нас? Вернули. И быстро. А теперь опыт есть, так и подавно! Что Олен выглядит обычным - ничего не значит! Он изобретатель, потому и задумчивый! Руська его звала Тринс. Тридцать три несчастья, да! Зато всё может'. А главное, пояснил друг:
  - Он не просто так бормочет, нет - думает! Знаешь, что намышковал?
   И Славка рассказал, почему друзьям предстоит явиться на приём к царице города Дельфы:
  - В греческих одеждах! Мы, как послы Гипербореи - понял? И послепослезавтра - во! Судить будем. Соревнования! Международные!
   Глаза Тимура давно просохли, а любопытство увело далеко от недавних переживаний:
  - Олимпиаду, что ли?
  - Круче! Дельфийские, то есть, Пифийские игры! Кто-нибудь из волхвов на них обязательно припрётся, что и надо! Олен узнает, где ближайший рабочий лабиринт. Вообще-то, Борун лучше всех в отправке сечёт, но не отзывается пока...
  Глаза Тимура просохли. Если лучший друг обещает, что их вернут домой через пару дней, то и переживать нечего! А если и переживать, то по другому поводу - мало времени остается, чтобы посмотреть на дивную страну.
  - Дельфы, это древняя Греция? - Неожиданно для себя спросил он волшебника на русском языке, и спохватился, что сделал глупость.
  Олен остановился, перестал рассуждать, недоумённо поднял брови:
  - Почему древняя? Современная. Так, вы мне уже надоели, пострелята! От вас один убыток - крылья мне сломали! Когда ещё новый бамбук привезут! Санскрит читаете, конечно, - спросил он, что-то решая в уме, очень удивился ответу, возмутился. - Нет? Чем вы там у себя занимаетесь, шалопаи? Рема, иди-ка сюда, - и решительно окликнул пожилую толстуху, - отведи мальчикам гостевую комнату и прочти им вторую книгу летописи.
  Надзирательница отконвоировала Тимура и Славку в пристройку за храмом, велела ждать и удалилась. Гостевая комната оказалась маленькой, на четыре деревянные кровати. Посередине, на тонком коврике, стоял невысокий круглый столик с изящными звериными лапками-ножками. Здоровенный деревянный ящик высился в дальнем углу.
  - Сундук! Как у бабы Оксаны! - удивился Славка, заглядывая внутрь, - Только пустой.
  Тимур рассматривал посуду, стоящую на столе. Медное широкое блюдо с невзрачной чеканкой. На нём четыре серебряных кубка. С ручками. Он поднял один, взвесил в руке, торжественно воздел:
  - Тимур Ашкеров награждается кубком Золотая бутса!
  - Неа, это килик, - друг поправил его, взяв со стола второй, - а не кубок. Из него вино пьют. А я бы от водички сейчас не отказался. Зачем они так пересаливают?
  Вернулась Рема. Служанки расстелили на выбранных друзьями кроватях толстые шерстяные одеяла, покрывала и набросали подушек. Когда Славка заикнулся про воду, надзирательница уточнила на прекрасном санскрите - какую? На ехидный ответ - 'чистую', улыбнулась по-доброму и распорядилась немедленно. На столе появился кувшин с водой и даже кофон, глиняная бутылка в оплётке, типа дорожной фляжки. Рядом примостилась корзинка с фруктами, а центр занял светильник - фан.
  Затем начался урок истории. До темноты Рема успела прочесть мальчишкам десятка два страниц из толстенной книги, ответить на множество вопросов и окончательно запутать во времени. История, прочитанная ею, вовсе не походила на школьные учебники. Когда за окном сгустились сумерки, Рема закрыла книгу. Пожелав спокойной ночи, она показала на керамические сосуды, стоящие под кроватями:
  - Это ночные горшки. Надеюсь, вы знаете, для чего они. А то некоторые гости имеют дурную привычку использовать ближайший угол снаружи. Фи, как некультурно!
  И хлопнула в ладоши. Появился огонёк. Это служанка принесла лучину. Тенью скользнула в комнату, запалила фан, высоким стаканчиком торчащий из просторной подставки, удалилась, освещая Реме дорогу. Мальчишки поёрзали, умащиваясь на жестковатых ложах. Славка высказал удивление от урока истории:
  - Или я дурак, или это совсем другой мир. Получается, что до нашей эры ничего и не было...
  В комнату неслышно вошёл воин, из груди которого торчала стрела. Склонившись над ложем Тимура, он застонал. Славка повернул голову, приготовился вскочить, позвать на помощь, и не успел - друг опередил его.
  
  
  Глава восемнадцатая
  
  Наяды
  
  Тимур отмахнулся от воина подушкой - того сломало потоком воздуха и отнесло в сторону:
  - Задрали уже, дураки дурацкие. Не смешно.
  Славка прыснул - так недовольно бормотал друг, переворачиваясь на другой бок, чтобы не видеть призрака. Вернув стойкость и прежний вид, воин выплыл наружу. Его угрозы вернуться и отомстить стихли в голове, и усталость сморила Быстрова-младшего.
  Утро началось стремительно - подъём сыграла служанка, громыхнув медным тазиком, прямо над ухом. Она принесла и кувшин для умывания. Славка отказался от предложения, пробежался до озерка. Там оглянулся по сторонам - вроде никого? - с удовольствием нырнул в холоднющую от ключей воду. Озерко не только выглядело, но и оказалось глубоким. Открыв глаза, мальчишка загребал вниз, а дно все не появлялось.
   Зато навстречу метнулась стремительная тень, похожая на крупную рыбу. 'Водяной? Вот это класс, - обрадовался Славка, - сейчас познакомимся! А, так ты не один?' Мальчишка завис в толще воды, наблюдая за хозяевами водоёма. Хозяйками. Уже три крупных тела кружились вокруг него, и сомнений не оставалось - русалки. Таких, или очень похожих выручил он из плена злобного колдуна Мера.
  Но воздуха не хватало, пришлось вынырнуть, продышаться. Чья-то цепкая рука сомкнулась на лодыжке, утянула в глубину. Другой бы кто и растерялся, испугался, но Славка столько раз играл в подобные игры, пока жил в Затулье, что только обрадовался. Он извернулся, сам цапнул русалочью руку, и потащил дальше, глубже, видя на серебристом лице изумление, а затем и улыбку. Русалка поняла, что с ней играют, громко крикнула:
  - Девочки, он не боится! Элея, Мента, скорее сюда! Он посвящённый!
  К ней приблизилась вторая, гораздо более светлая русалка, затем красиво сделала пируэт третья. Эта без стеснения уставилась Славке в лицо, заулыбалась, получив ответную улыбку. Увидев, что ему хочется вдохнуть, русалки подхватили мальчишку и сильно толкнули вверх. Он вылетел из воды, словно торпеда или дрессированный дельфин, который прыгает в кольцо. А там, на высоте, мальчишку настигло потрясающее ощущение!
   Всё озерко оказалось на виду, круглое, словно цирковая арена. Прозрачная вода под наклонными лучами утреннего солнца выглядела не хрустальной, а тёмно-голубой. И в ней замечательным трио темнели русалки, завершающие синхронный прыжок в разные стороны. Славка охватил это единым взглядом, не отвлекаясь, и успел сгруппироваться, чтобы не шлёпнуться плашмя, с позорными брызгами. Хорошо, что в бассейне их научили прыжкам с трехметровой вышки! Получилось вполне прилично.
   Мальчишка стрелой вонзился в голубую воду. Движение замедлялось, но его догнали русалки, схватили за вытянутые вперед руки и потащили вниз. В ушах заломило, но не вырываться же для их продувки? Вот и каменистое дно, где поблескивают редкие монетки и что-то ещё, непонятное, словно глиняные статуэтки. Воздух в лёгких кончился, Славка дёрнулся вверх. Русалки поняли, с хрустальным смехом стремительно потащили к поверхности, снова подбросили в воздух.
   Теперь мальчишка разглядел на берегу озерка зрителей. Тимур, Рема, несколько служанок, кто-то из охранников и сам Олен. Они гомонили между собой, разве что Тим кричал адресно, обращаясь к другу: 'Что с тобой, Слав?' Славка сделал неполное сальто, ногами вошёл в воду, с громким бульком. Тут же вынырнул, спросил:
  - Что случилось?
  Рядом с ним вынырнули русалки, тоже рассматривая толпу. Голос Олена прорезал общий гомон:
  - Яр, что за ребячество? Немедленно вылезай! Девочки, подтолкните отрока сюда. Алора, кому сказано?
  Сообразив, что сейчас будет, Славка выпрямил ноги. Русалки уперлись ему в подошвы и придали ускорение. Глиссер, торпедный катер, гоночные скутеры не поднимали такую волну, как он. Только шаловливые хозяйки озера не сразу отправили мальчишку к лестнице. Они сделали настоящий круг почёта, точнее - спираль. Когда до берега осталось всего ничего, русалки отстали, и мальчишка затормозился. Зрители за это время успели разойтись, остались Рема с Тимуром и Олен. Выходя из воды, Славка обернулся, помахал русалкам:
  - Пока, до свиданья! Я потом зайду, попозже...
  Всё тело горело огнём, а холодно не было нисколько. Мальчишка ладонью согнал воду с тела, накинул хитон. Рема осуждающе сказала:
  - Разве так можно, без предупреждения? Мы переволновались, а ты игры затеял! Совести нет у тебя, Яр, ни вот столечко...
   Тимур тоже укорил:
  - Ни фигассе, умылся ты! Я ждал-ждал, пришёл, а тебя нет. Ну, думаю, утонул, что ли? Вот и поднял всех!
  - Да вы что? Я же минут пять всего, не больше, поплескался. Только и успел, что с русалками познакомиться!
  Олен, как всегда, помалкивал и рассматривал Славку, слегка склонив голову на сторону. Выслушав обвинения и сбивчивое оправдание, хмыкнул, вынес решение:
  - Он не виноват. Если наяды его заиграли, то время не воспринимается. Кто послабее, вообще из воды не выходит, там и остается...
  - Утопленником? - Испугался за друга Тимур.
  - Зачем? Гостем. Он тех, кто на земле, забывает, так с наядами и живёт до смерти.
  - Ничего я не забыл. Уже искупаться нельзя! Я что, маленький?
   Как Тимур ни пытался убедить друга, что купание длилось почти полчаса, Славка не поверил. Друзья взаимно обиделись за недоверие. Завтрак прошёл в молчании. Затем начались занятия. Рема читала историческое повествование так занудно, что мальчишки утратили всякий интерес. Властители и завоеватели сплелись в бесконечную вереницу походов. Они постоянно куда-то шли, с кем-то воевали, и каждый называл захваченную страну другим именем.
   - Рема, зачем нам эта фигня, - взмолился Тимур, - мне в школе надоело, а теперь вы!
  - Архиерей приказал, - недоброжелательно ответила надзирательница.
   Славка понимал её. Тут своей работы невпроворот, а ты сиди и читай двум оболтусам, которым это чтение по барабану. Он попробовал обратить недовольство Ремы на пользу себе и Тимке:
  - Давайте, мы делом займёмся. Почему - не надо? А, слуги для этого есть...
  Тимур включился, и друзья сыпанули варианты приятных занятий:
  - Экскурсию по храму сделайте.
  - Может, мячик есть, мы на стадион сходим, попинаем?
  - Тогда на гору сбегаем. Что мы, как под стражей, даже на море нельзя?
  Рема отмахнулась:
   - Ничего не знаю. Какая гора, какое море? До него два дня, или больше. Перерыв? Это пожалуйста, - она долила ярко-красной воды в стеклянный конус с делениями и показала пальцем, - одна клепсидра, не больше!
  То есть, минут пятнадцать. Вместо нормальных, привычных часов здесь применялся гномон - конечно, днём, пока солнце. Толстая и высокая свеча с темными полосками отмеряла время ночью. Песочные часы ребят не удивили, а водяные - очень понравились. Они нарядно выглядели, игрушечно, особенно наполненные подкрашенной водой до краёв.
  Первые капли застучали в нижний сосуд - переменка началась. Славка с Тимуром выскочили наружу и больно столкнулись с охранником. Пластинчатый доспех того упруго звякнул, отбросив мальчишек.
  - Ты кто? - Славка от неожиданности не придумал лучшего вопроса.
   - Гектор, сыны бога, - принял уставную стойку боец. - Чем могу служить?
   - Олен далеко?
   - Вот там, - мощная рука вытянулась в направлении той комнаты, куда вчера влетел Славка с обломками дельтаплана.
  Пока мальчишки добежали туда, Олен уже вышел наружу, волшебством запирая дверь. Увидев, как волхв снимает испачканные и прожженные в нескольких местах кожаные рукавицы, Славка испытал неловкость за своё поведение: 'Напакостил, а помочь не сообразил! Свинина я, свинина неблагодарная!'
  Но архиерей предложение о помощи отклонил. Дескать, незачем. Склянки побились, да минералы подмокли? Верно, но не все. Опять же, осколки убраны ещё вчера, стол и полки - уже на местах. Работать можно, вот он и работал:
  - Твой амулет, который МОЙ, - волхв вернул бляшку Славке, - на крепость проверил. Всё верно, центрующий он! Только не на спираль, как я хотел... На ближний силобор... Как тот, где вы крылья взяли. Не пойму только, почему вас сюда пробило, в глубину времени? Тут Боруну вдомёк, он с мировыми слоями ладит... А что вы здесь, а не с Ремой?
  - Можно, мы отдохнём немного? Посмотреть хочется, не взаперти сидеть.
  - Правда, Олен, дома надоело, у нас же там каникулы, - очень убедительно взмолился Тимур, - отдых после учёбы, типа отпуска. Ну, правда, толку от этой книги, всё равно не запоминается.
  - Есть хочу, - не к месту ответил волхв, хлопая в ладоши, - девочки, накройте стол в тени! Отроки, вы трапезовать будете, или как?
  Мальчишки согласились, занялись фруктами. Волшебнику принесли кусище отварного холодного мяса и салат. Перекусывая, Олен расспросил про вещички, найденные в сумке. Катушка с остатками шпагата, удочки и подводное ружьё его не интересовали, а вот фонарь - очень! Для объяснения Славка напомнил волхву опыты с атмосферным электричеством:
  - В Затулье вы поставили высоченную мачту и пробовали жарить рябчика, а молния его сожгла...
  - И эта силу можно собрать здесь? - Тринс рассматривал разобранный фонарик и трогал травинкой контакты аккумулятора. - Чтобы потом обратить в Свет? Конечно, как я не сообразил! Небесный огонь, стрелы Перуна! Я попробую.
  Он так восторженно горел желанием понять, усвоить техническую новинку, что даже не спросил разрешения у Славки. Просто цапнул её и навострился в лабораторию. Тимур бесстрастно отметил:
   - Сломает ведь, жалко.
  - Да фиг с ним, с фонарём! Кто бы возражал, - друг отмахнулся, а в спину Олена крикнул. - Так что, разрешаете каникулы?
  - Как хотите. Чтобы я насильно заставлял кого? Балбесы вы, знаний чураетесь, - бормотнул Тринс и добавил громкости в голос. - Рема, дай отрокам волю, но полдня - учёбы. Хотят, пусть гуляют, под надзором.
  Дверь лаборатории захлопнулась. Мальчишки переглянулись и бросились наперегонки к лестнице, но тот же охранник, Гектор, стремительно их настиг и ловко сбил подножками:
  - Куда?
  
  
  Глава девятнадцатая
  
  Палик-камнеед
  
  - Ты что, озверел? Больно же, - возмутился Тимур, поднимаясь с травы.
  - Без приказа нельзя.
  - Какого приказа?
  Вместо ответа воин громко спросил:
   - Рема, сыны бога хотят прогуляться.
  - Пусть идут, - донеслось в ответ. - Только кофон захватите и головы укройте, чтобы не напекло.
  - Не напечёт, - возразил Славка, но Гектор уже подталкивал мальчишек в сторону их комнаты.
  В сундуке нашлись два пилоса. Надев эти соломенные шляпы в форме невысокого колпака, друзья почувствовали себя полными идиотами. Да ещё и хламис через плечо!
   - Ну, на фиг, - отбросил шерстяной плащ Тимур, - на улице жарища, а мы как на полюс собрались.
  Гектор отвесил ему лёгкий тычок, но не унял. Тимур попробовал приказной тон:
  - Отвали, я сын бога, а ты кто, чтобы меня толкать?
  - Воин храма Аполлона Дельфийского, - отрапортовал охранник, - что дальше?
  - Не имеешь права меня бить!
  - Не бью, а воспитываю, - пояснил Гектор, демонстративно отводя руку для полновесной затрещины, - как мне приказано. Наденешь или нет?
  - Урод, вымахал здоровенным, так всё тебе и можно сразу, - заворчал Ашкеров-младший, поднимая с ложа пурпурный хламис.
   Славка, который сразу понял бессмысленость спора, уже заколол плащ фибулой и сдвинул пилос на макушку. Тимур сделал то же, но застегнулся не на левое, а на правое плечо - для симметрии, как он выразился.
  Прогулка вышла скучноватой. Под надзором Гектора они поднялись на вершину и осмотрели окрестности. Повсюду горы, горы, горы... Когда спустились, охранник предложил глянуть на аллею скульптур. Вот это было здорово! Бесконечные ряды то каменных, то бронзовых фигур тянулись справа и слева, а Священная дорога всё не кончалась.
  - Слушай, Гек, - уже по-дружески спросил Тимур, - а зачем они всё дарят и дарят? Тут целый музей набрался!
  Воин, как раз в этот момент гладивший по чешуйчатому брюху трёхголового медного змея, удивился:
  - В знак уважения, как иначе? Рема говорит, тут пара тысяч, скульптур-то, не меньше. Самые ценные - в храме и рядом. А мне вот этот по душе... Правда, красавец?
  Славка прищурился, вглядываясь в изгибы змеиных шей. Дракон - не дракон, а нечто очень знакомое... 'Где я такого видел? Совсем не китайский, да ещё трёхголовый', - роились мысли, собираясь в отчетливое воспоминание из самого детства.
  - Змей Горыныч! Вот ты куда залетел, земляк, - запанибрата облапал легендарного зверя Тимур, а потом заскочил на него верхом, с разбега.
  Возмущённый Гектор бросился - стащить нечестивца! Славка немедленно выступил на защиту друга, загородил дорогу. Пока охранник обегал с другой стороны, Тим успел соскочить, пустился наутёк, лавируя между лавровыми деревьями и статуями. Тут решала не скорость, где мальчишки проигрывали Геку, а ловкость. Естественно, они оторвались от воина и с хохотом вбежали на храмовую площадь, уже свободную от посетителей.
  В этот момент из дверей западной стены вышел Олен, волоча за ухо странного низкорослого чудика в оранжевой, почти огненного цвета, одежде. Тот верещал и пробовал вырваться.
  - Что стоите, - волшебник махнул ребятам свободной рукой, - быстро помогли! Хватайте его, чтобы не удрал!
  - Он кто, - уточнил Тимур, перехватив длинную и тонкую руку с приличной длины когтями, - воришка?
  - Зачем сразу воришка? Камнеед ленивый, - непонятно пояснил архиерей, - нарушитель договора и обманщик. Но со мной этот номер не пройдёт, Палик, я тебе замену враз найду. А вот ты без пещеры куда денешься?
  Подоспевший Гектор вложил все силы, приготовленные для расправы с Тимом, в удержание оранжевого Палика. Схваченный могучей ручищей, тот перестал верещать, включил очень натуральные, жалобные стоны. Славка не выдержал:
  - Что ты его давишь, задушишь так. Послабее можешь?
  - Не встревай, Яр. Не знаешь ты их лживую породу, и не лезь. Дай веревку, свяжем, тогда не удерет.
   Гектор ответил сурово, придавил Палика коленом и ловко перехватил заломленные назад ручонки оранжевого пленника. Олен одобрительно кивнул:
  - Сложи его ладони вместе. Подержи.
  Несколько жестов, негромкий шепоток. Волхв закончил какое-то волшебство, и приказал охраннику:
   - Отпускай. Вот так. Ну как, Палик, нравится, когда ладони склеены? Навсегда, заметь. Теперь пошли в адитон, там поговорим.
  Треножник пустовал - время работы оракула на сегодня закончилось. Но золотой треножник пифии стоял на прежнем месте, над расщелиной. Архиерей остановился у треножника, ткнул в него пальцем:
  - Почему? Я тебя спрашиваю, Палик. Почему?
  Славка и Тимур переглянулись. 'Олен явно гонит. Какое дело оранжевому до золотой табуретки? Пристал к пацану', - шепнул Тимур другу. Гектор легонько поддерживал щуплое тельце - одним пальцем за ворот. Палик дёргал руки, пытаясь разъединить ладони, сведённые за спиной. Это не получалось, и он стонал надрывно, заваливаясь на бок, теряя сознание.
  Глаза оранжевого арестанта закатились, а длинные, сказочно-эльфийские уши уныло повисли, словно надломленные листья молодого лопуха. Быстров-младший прикинул, как заступиться за бедолагу, ничего не придумал и пошёл напролом:
  - Вы что, не видите - человеку плохо? Олен, не думал, что вы такой жестокий! Не мучьте вы его, воды дайте! Он же сознание потерял!
  Вместе с Тимуром Славка вцепился в Гектора, выдирая оранжевого. Но внезапно в полуприкрытых глазах Палика блеснула такая злоба, что рука мальчишки невольно отдёрнулась:
  - Ты что? Мы же за тебя!
  - Он воды боится, а ты ему кофон суёшь, - хохотнул Олен, отстраняя друзей движениями рук.
   Как будто стена встала между мальчишками и Паликом - не дотянуться и не дотронуться. Облегчённо вздохнув, Гектор ухватил оранжевого за уши, как фокусники - кроликов, поставил на ноги и щёлкнул по затылку:
   - Открой глаза. Слушай архиерея.
   Палик вздохнул обречённо, открыл глаза полностью, распрямился. Олен снова показал на треножник и строго спросил:
  - Почему ты перекрыл ход? Мы же договорились - дым из недр курится беспрепятственно!
   До мальчишек дошло, в чём дело. Расщелина не извергала дымок, который должен окутывать пифию!
  - Ни фига себе, - поразился Тимур, - я думал, они жгут чего, специально, как ароматные палочки. Китайские, помнишь?
  Славка помнил. Отец Тима подарил набор приторных благовоний Быстровым, но они так и остались валяться на комоде - не понравились.
  - Погоди про дым. Кто он, Палик? Гном?
  - Кобольд, я вспомнил, - обрадовано показал на оранжевого Тимур, - они всегда так одеваются. Понятно, чего Олен на него вызверился? Этот ханыга дырку от вулкана заткнул!
  Пока Славка сообразил, чем занимаются кобольды в толще горных пород, оранжевый покаялся. Гектор отпустил камнееда, а Олен жёстко приказал:
  - Немедленно открываешь проход. Если нет - пеняй на себя. Поймаю снова, руки склею и отправлю в пустыню. Навсегда. Дошло?
   Кобольд кивнул, размял освобождённые руки и неожиданно для мальчишек прыгнул в их сторону. Славка успел парировать удар, а Тимуру досталось больше. Он упал на спину и не заметил, как стремительная оранжевая фигура исчезла в расщелине.
  
  
  Глава двадцатая
  
  Трудный день
  
  - Ну, гад! Сейчас ты у меня получишь, - зашипел Тимур, поднимаясь с пола. - А где он?
  - Удрал, - Славка показал, куда именно.
  - Зря мы за него заступались, - разозлился Тим. - Вот врун проклятый! Дебил!
  - Он не гад, - покачал головой Олен. - И не такой уж и врун. Просто живёт своими заботами, вот и забывает, что кроме него, есть и другие.
   - Ага, хороший! Чего же вы с ним так, за ухо?
  Тимуру было больно и немножко стыдно, что тощий и тупой кобольд завалил его одним ударом, как котёнка. Вот он и задирал архиерея, чтобы хоть немного отвести душу, 'спустить пар'. Но Олен ответил грустно и загадочно:
  - Потому. Умному намёка достаточно, а дураку и дубины мало...
  
  После ужина стремительно пал вечер, все разбрелись спать. В темноте к мальчишкам пришли новые призраки, стали шуметь, проверять на испуг. Те в ответ принялись высмеивать привидения за тупость и однообразные приёмы. Получилась бестолковая перебранка, которую пресекла Рема. Она заявилась со свечой и громким шёпотом попросила:
  - Можно не вопить? Кроме вас люди есть, и они должны выспаться! У самих завтра трудный день.
  На оправдания и вопрос Славки, разве ей привидения не по глазам, та возмущённо ответила:
  - В призраков верят необразованные, совсем тёмные и невежественные люди. Спокойной ночи, наконец!
   Удивительно, почему после неё привидения уже не появились?
  
  Снова утро, снова грохот таза для умывания. Снова Славка подхватился, как бешеный, убежал к озеру. Пока он там резвился с наядами, Тимур вылез из-под одеяла. Служанка не дождалась, когда сын бога соизволит умыться, убежала, наябедничала Реме. Та пригрозила: 'Не умоешься добром - Гектору поручу, он с головой в озеро окунёт'. Ашкерову-младшему пришлось сдаться - оплеухи надоели. Когда прибежал раскрасневшийся от ледяной воды Славка, мальчишек позвали за стол. Олена там уже не было - он перехватил что-то на ходу и священнодействовал в лаборатории.
  Легкий завтрак перерос в урок. Рема рассказала про множество книг, хранящихся в библиотеке храма, обещала показать:
  - ...если архиерей разрешит. Они древние, ещё бумажные. Олен переписывает их на пергаменты. Сам.
  Потом сдалась на уговоры, показала дарохранительницу, устроила экскурсию по храму. Друзей впечатлили не стенопись - изречения мудрецов, а целая выставка оружия и доспехов. Жаль, примерить их не удалось - Рему разве уболтаешь?
  И снова нудное чтение по книге, которая совсем не запоминалась. Солнце поднялось в зенит, когда Рема засуетилась, выгнала Тринса из лаборатории, отправила умываться. Славке и Тимуру велела снять простенькие хитоны, к которым друзья уже привыкли. Пришлось вместо них напялить белые, расшитые золотой нитью балахоны, сверху накинуть пурпурные гиматионы. Стало жарко, пот прошиб, но с Ремой не поспоришь!
  В таком тёплом и парадном виде волхв повёл друзей во дворец. Знакомство с царицей Дельф мальчишкам не понравилось. Вернувшись, они с удовольствием содрали с себя всё, оставшись нагишом. Дежурные служанки уже привыкли к причудам детей Аполлона, подняли пропотевшие одежды, унесли в подсобку - стирать и гладить.
  Быстро ополоснувшись, мальчишки сели перекусить. И принялись вымещать на Олене недовольство сложной церемонией визита к царице. Особенно свирепствовал Тимур:
  - Я что, дрессированная собачка? - и передразнил распорядителя приёма.- Сделай два шага, поклонись с достоинством, сядь. Отвечай на вопросы вежливо, со словами, да василисса, нет василисса...
  Славка вторил другу:
  - Ага. Тоже мне, Василиса прекрасная. Длинноносая, толстая, и половины зубов нет. Как в той сказке: в окно глянет, так конь прянет...
  Олен игнорировал зубоскальство и прямые нападки на царицу, словно соглашался с мальчишками. Его отрешенное поведение бесследно гасило все шутки, как болото гасит всплеск брошенного камня. Никакого удовольствия! Друзьям надоело, они переключились на обсуждение вариантов возврата домой. Славка подробно описал прошлогоднюю почти кругосветку, и Тимур надеялся на такое же, с приключениями. Но теперь путь лежал через Средиземное море, через европейскую часть, более заселенную, так что мальчишки принялись рисовать в воздухе примерные контуры стран, лежащих между ними и Соловками.
  Тут Олен и очнулся:
  - Ни-ни, острова далеко. До И-Ка-Птаха - рукой подать. Там лабиринт мною сложен, по нему идти не надо. В центр, выждать пик силобора... Амулет настроен...
  Мальчишки разочаровались: 'Вот непруха!' Они настроились на полёт, а тут такой облом! Славка уточнил:
  - Верхом, как в прошлый раз?
  - Верхами целое войско нужно, кто его даст! Лететь - я за вас не справлюсь. Вимана над морем и пустыней не может. Дара и Ждан предлагают с ними. На корабле. Дня три осталось, так нечего горячку пороть, ждём, ждём и ждём.
  Волхв прилёг на кушетку, взял в руки планшет с бумагой, на которой постоянно что-то чертил и писал. Рема велела подать фруктов, но к ним не допустила: 'Руки!' Тимур громко посетовал, что та хуже мам замучила, чуть что - мойте! Но послабления не получил. Вгрызаясь в яблоко, Ашкеров-младший вспомнил странное название: 'И-Ка-Птах'.
  - Рема, а что это за страна?
  - Не знаю. Я нигде не была.
  Славка, который историю Древнего мира знал на отлично, и очень много сверх программы, тоже не сообразил, о чём шла речь. Собственно, друзья уже поняли, что настоящая история сильно отличалась от учебников. Но карта мира на что? Ашкеров-младший напомнил, что вчера Олен разворачивал такую, здоровенную, нарисованную на пергаменте, когда Москву искали.
  - Попроси, он тебе не откажет.
  Славка слез с лежанки, подошёл к волхву. Стал так, чтобы тот увидел. Расчет на то, чтобы Олен сам спросил - чего надо? И всё, можно считать, карта уже в руках. Но волшебник задумался о чём-то, возвёл глаза к небу. По сторонам не смотрел, а только вверх. И грыз кончик пера.
  - Олен. Олен!
  Славка сначала шепнул. Потом сказал в полный голос. Не слышит волхв, так и смотрит в небо. А если громче?
  - ОЛЕН!
  Валик, набитый песком, на который опиралась голова волшебника, вывернулся. Тринс дёрнулся и рывком сел. Роскошный кожаный планшет с листками бумаги упал, исписанные страницы порхнули в разные стороны. Потянувшись за ними, Олен потерял равновесие:
  - Чтоб вам пусто было! Орать зачем?
  К чести Быстрова и Ашкерова, те немедленно помогли архиерею Дельфийского храма подняться и собрать листки с каменных плит. 'Хорошо, кушетка невысокая', - отметил Славка, не вслух, конечно. Зато Тимур ту же мысль громко ляпнул, словно в оправдание:
  -...Так не больно же, с такой нижины навернуться, - и тут же испугался за Олена. - Что с вами? Плохо? Голова?
  Держась за виски, волхв замер, смежив веки. Славка догадался, унял друга и шепнул:
  - Не мешай, это у них дальняя связь так работает. Типа телепатии. Может, Борун?
  Он оказался прав. Тринс прикрыл лицо руками, медленно отвел. Так медленно, что Тим успел получить от друга еще одно объяснение: 'У них, волхвов, после телепатии зрачки расширяются. На свет смотреть больно, пока глаза не привыкнут. Вот он и заслоняет их'.
  - Ну, пострелята, везучие вы! - Архиерей довольно улыбался. - Плывём с большим отрядом, пятьсот сабель. Борун из Амаракапана сразу ко мне, а там - вместе на море.
  
  
  Глава двадцать первая
  
  А в двадцать первом веке...
  
   - Анатолий, как мы с тобой могли их оставить одних, как мы могли!
  Алёна Дмитриевна причитала, словно по покойнику. Славкина бабушка, металась рядом с дочерью, с пулеметной скоростью извергая на зятя слова упреков. Быстров занимался делом - связывался с украинской службой ЧС. Профессионалы всегда отлично ладят - спасатели прибыли через полтора часа. Участковый лейтенант милиции тоже соизволил прибыть и допытывался, почему дети полезли на чужой участок:
  - Может, хотели чего украсть? Нет, не буду принимать заявление. Какой розыск? Да они арестованные где-то сидят. Сейчас дежурному позвоню, он проверит...
   Дядя Витя гневался на ленивого милиционера и кричал:
  - Какие воры? Хлопчики просились раскопки сделать, так я не разрешил. И что с того? И перестань крестить их москалятами! У самого брат в Уренгое работает!
   Эмчеесники одёрнули милиционера, велели провести опрос населения - кто и что видел. А сами развернули карту катакомб, наметили район поиска и отправились четырьмя группами. Врач напоил Славкину маму с бабушкой каким-то лекарством, уговорил вернуться в дом, где причитания постепенно стали глуше, а затем вовсе стихли.
  Скоро на станицу опустилась ночь. Опустела улица, укатил дядя Витя. Три человека бодрствовали напротив двери из толстых плах. Связист одним ухом слушал музыку, вторым - доклады поисковиков. Командир лежал на раскладушке, смотрел в небо и слушал Быстрова-старшего:
  - ... а ночью звонят, здравствуйте, Архангельская милиции. Ярослав Быстров - ваш сын? Он у нас на Соловках, а давно ли сбежал из дому? Представляешь, Егор Васильевич, через полтора месяца - звонок с другого конца страны? Я просто ошалел...
  Вмешался связист:
  - Товарищ командир, Архипенко просит.
  Командир вскочил с раскладушки, приложил наушник:
  - Нашли? Да, хорошо, - обернулся к Быстрову-старшему, показал пальцем, что говорит о нём, - здесь, тоже тебя слушает. Пойдёт, конечно.
   Сунув микрофон и наушники радисту, Егор Васильевич коротко пояснил:
  - Анатолий, в темпе. На конце следа что-то непонятное.
  Через минуту Быстров-старший и командир быстрым шагом двигались подземным ходом. Для них путеводной нитью служил электрический кабель оранжевого цвета и вытоптанная в пыли широкая дорожка, по которой прошли спасатели. Через полчаса впереди показался яркий свет. Командир выслушал руководителя поисковой группы:
  - Василич, след кончается здесь. Такое дело... Думали, эта плита сверху рухнула и проход запечатала. А вот нет. Тут просто целик, нетронутый.
  Командир подошел к тупику, приказал включить все лампы. Осмотрев и проверив каждый угол, он надолго задумался. Быстров-старший тоже обследовал преграду, прошелся своим ножом по периметру, разыскивая хоть щелочку. Потом сел прямо на пол и принялся рассматривать тонкий шнурок. Тот самый шпагат, второй конец которого остался привязанным к ручке проклятой входной двери. Той двери, из-за которой и заварилась вся эта каша...
  - Начнём пилить! - нарушил молчание Егор Васильевич.
  К утру спасатели прошли сквозь стену в поперечный ход. Толщина естественной перемычки не превышала метра. Однако за стеной следов не оказалась. Пыль лежала совершенно нетронутой.
  - Ничего не пойму, - командир спасателей потер лоб и виновато глянул на Быстрова-старшего. - Нет здесь твоих пацанов. Знаешь, Анатолий, они как сквозь землю провалились. Или в стену ушли. Сам видишь - это монолит. В общем, не сердись, но мы сворачиваемся.
  
  Спасатели собрали свои пожитки и укатили, посоветовав дяде Вите залить опасный вход бетоном. На будущее. Алёна Дмитриевна ужаснулась совету, и при поддержке Оксаны Олесевны добились у соседа обещания - оставить всё, как было. А вдруг мальчики вернутся? Быстрову-старшему пришлось сопроводить жену к месту, где исчезли следы Славки и Тимура. Прилетели Ашкеровы, наплевавшие на симпозиум. Родители Тимура у злополучной стены проверили все мыслимые и немыслимые пути до тупиков. На обратном пути Лейла Шахиновна и Бакир Хазарович молчали.
  Молчала и Алёна Быстрова - наверное, все слёзы вытекли за первый, самый страшный день. Но лучше бы все плакали, потому что Быстров-старший места себе не находил. Он тоже молчал, и так угрюмо, что Бакир сказал другу:
  -Уймись. Никто тебя не обвиняет. И не мечись, как тигр в клетке - в глазах рябит. Сядь.
  Лейла и Алёна одновременно подняли головы, спросили:
  - Вы хоть что-нибудь надумали? Вы же мужчины!
  Мужчины предложили обследовать соседние участки катакомб, получили одобрение и за три дня прочесали всё, что было известно станичникам. Поиски закончились полным разочарованием - ходы выводили в Кривую балку. К концу недели Ашкеровы и Быстровы уехали, наказав соседу Вите: 'если мальчишки вернутся, немедленно звонить!' И оставили шесть номеров - рабочие и личные телефоны, а вдобавок - факс новосибирской службы МЧС.
  К этому времени мамы немного пришли в себя и приступили к поиску особых специалистов по вопросам, когда люди внезапно исчезают. В обществе уфологов таких оказалось человек десять. Жаль, все твердили про какие-то черные дыры, да сбросы в параллельные миры. А вот Олег Вениаминович из Академгородка обругал отцов:
  - Толя, я же в прошлый раз говорил - торсионные поля. Продавили ткань реальности. Вы идиоты, если не поняли...
  Ашкеров и Быстров сгребли умника в охапку и заставили объяснять мамам. Те внимательно выслушали, поняли главное - ребята открыли проход в другое время, изогнув метрику пространства. Лейла и Алёна потребовали разогнуть всё, немедленно, и вернуть мальчишек. Едва Олег Вениаминович открыл рот для ответа, как в дверь позвонили. Вбежала Лихачёва-старшая.
  - Наталья Михайловна? - удивилась Быстрова. - Я не думала, что вы придёте. Звонила, звонила вам, всё без толку...
  Вскочил Олег Вениаминович, бросился помогать Наталье, подвинул стул, беспардонно велел Лейле, чтобы принесла воды. Та фыркнула, но подчинилась. Лихачёва отпила глоток, перевела дух:
  - Вы меня извините, это не я телефон отключила, а сестра. Мне так плохо было, когда Руся пропала...
   И залилась слезами. Быстров-старший ударил кулаком по ладони, воскликнул: 'Я так и знал!' Но реплику поняли только свои, а Наталья Михайловна причитала и жаловалась, переживая пропажу дочери. Все пытались её унять, особенно Олег Вениаминович. Глядя на физика и Наталью, Ашкерова и Быстрова почувствовали себя неловко - ведь рядом с ними мужья. Когда Лихачёва узнала, что и Славка с Тимуром пропали, рыдания усилились. Лейла не выдержала:
  - Всё, хватит суеты! Алёна, найди валерьянки. Наташа, прекрати истерику! Мужики, сделайте чай или кофе... И вообще, не путайтесь под ногами.
   Вместе с зареванной врачихой она ушла в ванную комнату, а минут через двадцать вернула Наталью уже умытую, почти спокойную. Во всяком случае, та даже ответила на вопросы Олега. Картина вырисовалась во всей неприглядности - дети пропали почти одновременно. Знаток торсионных полей забрался в интернет, открыл карту геопатогенных зон, ещё какие-то схемы. Мужчины сопоставляли, спорили, а женщины, затаив дыхание, слушали версии физика:
  - ...Толя, почему я не знал, по какому лабиринту они прошли? Ты хоть понимаешь, сколько информации мимо меня! О, как можно не понимать! Они не испарились, не исчезли! Это волна, типа синусоиды... Те волшебники и сейчас дождутся максимума и вернут детей, вы поняли?
  Поздно вечером обнадёженные родители разошлись по домам. Лихачёву-старшую вызвался проводить Олег Вениаминович. Пожав физику руку, Наталья в сотый раз спросила:
   - Ты уверен, они вернутся? Только честно.
  - С высокой вероятностью, - твердо ответил тот.
  И неожиданно эти два совершенно одиноких человека вместе сказали:
  - Будем ждать!
  
  
  Глава двадцать вторая
  
  Вимана надежды
  
  - Отпустите нас, немедленно, - воскликнула Гера, когда её и Русану уже затащили вглубь джунглей.
  Похитители осторожно поставили их на ноги и отступили. На разбойников или воинов эти смуглые мужчины не походили - они стояли робко и смотрели на самого старшего. Тот сделал полшага вперед:
  - Маханта, не сердитесь, - и умоляюще сложил руки, - мы хотели спасти. Жена увидела, как воины загнали вас в паланкины и отправились штурмовать дворец. Сказала мне, я поднял всех. Мы ждали удобного случая, чтобы вызволить вас, о маханта.
  Селение оказалось неподалёку. Жена старосты встретила на пороге, пригласила внутрь, подала бронзовое зеркальце. Гера поблагодарила, осмотрелась и принялась оправлять свою одежду. Мужчины разошлись. 'И правильно сделали!' - подумала Русана, тоже приводя себя в порядок.
  Пока крестьяне несли их, каждая веточка старалась растрепать волосы, зацепить сари и сорвать покрывало. Непрошенные 'спасатели' мчались недолго, но быстро, и по самым потаенным местам, так что лесу удалось многое. Видочек у волшебницы был тот ещё, почему Русана должна выглядеть лучше?! Она и не выглядела, как показало зеркальце:
  -Ужас!
   Русана кое-как собрала волосы, а сари ей помогла перевязать крестьянка. Тем временем Гера приложила ладони к вискам, закрыла глаза - начался обряд телепатической связи. Семья крестьянина незаметно вышла. Девочка с уважением затихла. Если честно, Лихачёвой-младшей такой способ общения волхвов жутко нравился, и охотней всего она научилась бы именно этому. Волшебница вернулась в себя нескоро:
  - Махараджу схватили, гостей пока не отпускают. Борун улетел, когда начался штурм замка. Сейчас он направляется к нам. Встретимся в моём храме. Надо спешить.
  Солнце клонилось к закату, в джунглях становилось сумрачно и таинственно. Тропинка вилась прихотливыми загогулинами, совершенно неожиданно сворачивая, чтобы удлинить путь. Русана не выдержала:
  - А прямо идти нельзя? Как специально кругаля даём!
  - Нельзя. Тут кругом поля, разве не видишь? Спрямим - стопчем посевы, то есть, украдём урожай. У крестьян, которым и так нелегко. Стоит ли твой краткий миг их долгого голода?
  Что ответишь на такое? Русана и промолчала. Вслед за Герой она долго шагала под сводами деревьев, пока сумерки не стали настоящими. Знакомая дорожка, ведущая к храму Сурьи, возникла перед ними в последнем свете дня, когда зрение ненадолго становится особенно чётким. И девочка заметила над храмом дисковидный предмет.
  - Что это?
  - Вимана, - присмотрелась Гера,- точно она. Борун прилетел. Поспешим!
  - Ой, небесная колесница! Я думала, это неправда. Ну, надо же!
   Стемнело стремительно, словно в небесах щёлкнули выключателем. А Русана старалась разглядеть чудо, столько раз упомянутое в индийских эпосах. Вимана перед храмом выглядела самой настоящей летающей тарелкой. Точнее, двумя - снизу помельче, так что верхняя немного нависала, словно крыша. Точнее рассмотреть не удалось, одного факела не хватало на весь воздушный корабль. Да и тот Арчана воткнула в землю, а сама вежливо уговаривала Боруна переставить виману, чтобы не перекрывать дорожку. Волшебник громко не соглашался:
  - Кому она ночью мешает? Сейчас маханта подойдёт, и мы улетим...
  - Уже подошла, - заявила Гера.
  - Вот и прекрасно! С собой что брать будешь? Нет? Тем лучше, - обрадовался волхв, - а где наша попаданка?
  И тут заметил Русану. Девочка обрадовано бросилась к нему:
  - Здравствуйте! Как я рада вас видеть!
  - А я так нет, - огорошил её Борун, - ты для меня, как символ проблемы. Не ты лично, а само появление ваше. Пробой времени. Второй раз. Это не случайность, ты понимаешь?
  Русана сумела понять главное и встревожилась:
  - Что значит - ваше? Я одна!
  - Если бы! Яр тоже появился. В храме Опалуна. Не один, с каким-то спутником, - волхв распахнул дверцу в борту виманы, предложил спутницам, - входите, усаживайтесь.
  Гера пропустила Русану вперед, сама задержалась, отдавая Арчане распоряжения:
   - Вернусь дней через двадцать, не раньше. Блюди храм, как старшая.
  Та выслушала, поклонилась. Потом трижды хлопнула в ладоши, обратилась к Русане:
  - Твой любимец жив и здоров. Вот он.
  Две других послушницы выступили из полумрака, подали Русане котейку, ухоженного и расчесанного. Быстро прикинув, что ждёт Пушка в длинной дороге, которая предстоит ей, та сочла за лучшее оставить его в таких ласковых руках:
  - Пусть живёт в храме. Дарю его вам, Арчана, - и вошла внутрь легендарного летательного аппарата.
  Дисковидная посудина изнутри смотрелась кукольным домиком. Стены, обитые серым узорным шёлком с цветными птицами, мягкие сиденья по кругу. Три небольших застеклённых оконца. И одно окошко чуть пошире. Перед ним - шесть рукоятей затейливой ковки. Освещалось это великолепие несколькими шарами, знакомыми Русане с прошлогоднего приключения. Борун поторопил Геру. Та закрыла дверь, наложила крючок, уселась напротив девочки. Затем осмотрелась с неменьшим любопытством:
  - И что ты здесь изменил? Цвет оценила, скромный. Размер - тоже, гораздо просторнее. А по существу?
  Волшебник снял тюрбан, аккуратно положил на сиденье.
  - Плавнее летит. Поехали?
  Вимана легонько качнулась. Девочка припала к волнистому стеклу, наблюдая, как огонек факела уходит вниз:
  - Поехали!
  
  
  Глава двадцать третья
  
  Путь к месту встречи
  
  Стекло в борту виманы оказалось не только волнистым, отчего сильно коверкало 'наружный' мир, но и мутным. Когда земля осталась внизу, смотреть стало не на что. Вечерняя заря окрасила горизонт, но, кроме красноватой полосы, ничего не разберёшь, - огорчилась Русана. Передние стёкла выглядели получше, однако Борун не разрешил стоять за спиной:
  - Сядь. Не люблю.
  И весь разговор. Гера откинулась на спинку сиденья, прикрыла глаза. Русана поёрзала, устраиваясь поудобнее. Не получилось. Тогда они скинула домашние тапочки, улеглась во весь рост. 'Подушку бы ещё', - мелькнула последняя мысль, и беспросветный сон рухнул на усталую девочку.
  Разбудил её толчок. Вимана стояла на берегу широкой водной глади. Откинув крючок, Борун выбрался наружу, потянулся:
  - Утомился. Дух переведём, поедим. Вода тут славная, можешь купаться.
  И ушёл в сторону близкого леса. Гера немедленно разделась донага, поразив Русану своим видом:
   - Вы как фотомодель, стройная!
  Она последовала примеру наставницы. Пока Гера и девочка шли к воде, их тени выглядели совершенно одинаково. Вода оказалась приятной и взбодрила. Пока обсыхали и одевались, Русана объяснила профессию моделей и довела Геру до слёз:
  - Прекрати меня смешить! Такого не должно быть! За прогулки перед мужчинами не платят даже гулящим! Не верю.
  Борун вернулся с корзиной фруктов, постоял у берега, вызвал три крупных рыбины. Тут же выпотрошил их, уложил в глиняные миски, плотно закрыл деревянными крышками. А дальше свершил простое, но уже подзабытое Русаной чудо - направил руки в сторону мисок и сосредоточился. Скоро из-под крышек выбился пар, и рыба оказалась готовой. Завтрак удался на славу. Зарыв кости и вымыв посуду, путешественники взлетели.
  Скорость казалась небольшой, но воздух снаружи посвистывал ощутимо. Однажды на виману набросились птицы. Они атаковали летающую тарелку сверху, били её по бокам, поливали струями помёта, пока стая не утомилась и не отстала. Но Борун почти ничего не видел через загаженное стекло, и пришлось остановиться у какого-то ручья. Ох, и посмеялся он над Герой и Русаной, пока те удаляли белые пятна со стекла и с боков виманы:
  - Нет, я не буду ждать сезона дождей! Отмывайте, отмывайте!
  Этим днём виману основательно потряхивало в полёте. Смотреть в окно наскучило. Борун разговор не поддерживал - занимался управлением, то есть, постоянно двигал рычаги в разных сочетаниях. Гера установила с кем-то телесвязь, как про себя обозвала этот приём Русана. Затем волшебница затеяла учить девочку некоторым причётам в сочетании с рукоположением. Быстрее всего удалось запомнить обезболивающий заговор - самый простой. Остальные не укладывались в голове. Ночь путешественники провели на скромной полянке в самой гуще леса, а с первыми признаками рассвета снова мчались на запад.
   Быстрый обед на берегу широченной реки, зубрёжка, ужин. Сон. Рассвет. Взлёт. Зубрёжка. Обед. Русана одурела от однообразия, от заучивания причётов и от посвиста воздуха за бортом. Ей казалось, что они никогда не доберутся до нужного места. Гера заметила кислое настроение девочки:
  - Не тоскуй, скоро уже. Согласна, жизнь порой бывает слишком нудной. Надо просто перетерпеть эти дни. Стиснуть зубы и перетерпеть. Переждать.
  - Да, вам легко говорить! Перетерпеть! Вы вот сколько умеете, вам и не скучно, - сорвалась и попрекнула волшебницу Русана, - я меня только зубрить заставляете!
  - Бога ради, - удивилась та, - ты скажи, что по нраву, то и станем изучать!
  Девочка немедленно выдала сокровенную мечту:
  - Как телепатию делать! Можно? Ну, связываться с другими!
  Борун хмыкнул:
  - Запросы у тебя, однако! Такое умение само приходит, сперва слабенькое, а уже потом развиваешься, в тренировке...
  Гера возразила:
  - Отнюдь не само, а в тесном общении. И где девочке было общаться, с кем? Она права, давайте попробуем. Очень удобно - все рядом и никто нам не мешает.
  Но пилот виманы отказался:
  - Без меня! Разве что, когда азы освоите и приземлимся. Я с закрытыми глазами виманой не управлю.
  Обучение началось с вызова образа. Русана для себя назвала его 'фантомом', как говорил о таком приёме знакомый экстрасенс. Получилось хуже, чем с образом Сокола, но, в конце концов, девочка сумела вообразить Геру в мельчайших деталях. И тотчас в голове возникла речь - не речь, картинка - не картинка, а словно готовая мысль. Не собственная - это Русана ощутила совершенно точно - а как бы вычитанная из книги. Или подслушанная нечаянно.
  'Вот ты и одолела первый шаг. Поздравляю!'
  Девочка открыла глаза - мысль тотчас исчезла.
  - Так не пойдёт, - голосом укорила Гера, - образ надо держать постоянно. Иначе связь рвётся. Давай-ка ещё разок!
   И они повторили. Ещё разок. Потом ещё. Русана потеряла счет попыткам, среди которых удачных становилось всё больше и больше. Но заболела голова, и волшебница прекратила тренировку:
  - Для начала хватит. Что забавно, ты так образ создаёшь, что он воплощается напротив тебя. Туманно, кратко, но разборчиво.
  Борун отозвался:
  - Потому что взаперти. На открытом воздухе образ не успевает, его разносит ветерком.
  Русана помассировала виски, и вдруг подумала о Славке: 'Он где-то здесь тоже. Надо же, попали в одно время. Кто с ним, Тимка, наверное? Сидят сейчас, бедолаги, в храме Аполлона, взаперти. А я лечу!' И так ясно она представила себе Славку, что напротив - возник его фантом. Прозрачный, совсем лёгкий, словно разведённым молоком нарисованный, но объёмный, в настоящий Славкин рост. И даже часть окружающей обстановки.
  - Ой, надо же!
  - Это Яр? Дивно, - присмотрелась волшебница, - глянь, Борун.
  Пилот на миг отвлёкся, повернул голову:
  - Эге, а он в опасности! Видишь, сбоку воин?
  Русана разглядела, ойкнула - фантом исчез. Гера тотчас прикрыла глаза, ушла в дальнюю связь. Несколько минут слышалось только посвистывание воздуха снаружи, затем волшебница вернулась к спутникам:
  - Олен занят, просил до темноты не беспокоить.
  Ещё один день склонился к вечеру. Солнце обогнало виману и пало за горизонт, который медленно остывал. Когда багровое пламя потемнело, Борун осторожно снизился, стал разыскивать место для ночлега. Русана представляла, насколько он устал. Управлять таким капризным аппаратом, где совместное движение трёх рычагов позволяло поворачивать, двух других - снижаться или опускаться, а всех шести - даже останавливаться или двигаться назад? Она никогда не рискнула бы дотронуться до затейливых рукоятей. Боже упаси!
  Тарелка виманы мягко опустилась на гребень горы. Далеко внизу и впереди светился язычок костра. Воздух, напоённый влажной прохладой, гладил лицо. Борун тоже выбрался наружу, распрямился, сделал несколько гимнастических упражнений на гибкость:
  - Засиделся. Непременно уговорю Ждана побороться, косточки размять.
  - Когда мы встретимся?
  Гера потрепала воспитанницу по плечу:
  - Ах, торопыга! Скоро. Верно, Борун?
  - Подождите, я соображу, туда ли надо, - невпопад ответил волхв.
  Он прикрыл глаза, приложил пальцы к вискам. Немного погодя приказал:
  - Смотрите на пламя, должно мигать, исчезать и появляться.
  Костерок, действительно, менял яркость. Словно кто-то накрывал его пламя, потом открывал.
  - Полетели, там они!
  Вимана приподнялась и ринулась вниз, навстречу огню костра.
  
  
  Глава двадцать четвертая
  
  Предсказание Прусенне
  
  Смуглый чернобородый мужчина в красной тунике и перекинутом через плечо белом плаще сопровождал высокого старца в коричневом одеянии с богатой золотой вышивкой. Стражи допустили их в адитон, велели остановиться у поперечной мраморной плиты. Девушка на треножнике, закатившая глаза при виде посетителей, начала бормотать себе под нос, делая вид, что одурманена дымком, заполнявшим адитон. Старец поправил длинные седые волосы, перехваченные на лбу золотым же обручем, поклонился пифии:
  - О прорицательница! Мы принесли великие дары храму, мы почтили бога солнца и воссожгли на алтаре белого козлёнка. Дай нам ответ, о пифия! Скажи, кто победит в предстоящей войне, Клузий или вероломные консулы?
   Его греческий язык показался мальчишкам слишком выспренным, они зажали себе рты, чтобы не расхохотаться. Пифия покрутила головой в разные стороны, купаясь в струйке дыма из расщелины, подняла голову вверх, бормоча и выдерживая паузу. Старец терпеливо ждал, пока бормотание не стало более разборчивым:
  - Победу одержит тот, чью сторону примет Аполлон, - три раза, всё громче и отчетливей, произнесла прорицательница.
  Чернобородый мужик шагнул к ней и воскликнул:
  - А как узнать, или чем стяжать благоволение бога?
   Седовласый старец ухватил чернобородого спутника за плечо, показал пальцем на губы: 'замолчи', но тот не унимался. Пифия не обращала на него внимания, бормотала своё. Стражники шагнули к настойчивому посетителю. До того дошло, что его сейчас вышвырнут с позором, и он смолк. Поклонившись прорицательнице, пара направилась к выходу.
  Славка вопросительно уставился на Олена, уточнил, почему девушка не стала отвечать на второй вопрос. Волхв усмехнулся, шепнул: 'всегда надо делать ответ четким и обязательно неоднозначным', одобрительно кивнул пифии, глянувшей в его сторону. До мальчишек, наконец, дошла двусмысленность прорицания. Славка показал девушке большой палец, а Тим фыркнул:
  - Круто! Как цыганка лепит. Клузий зачемпионит, значит, Аполлон на его стороне был, если Луций - наоборот. Угадай, ага?
   Его смешок и голос неожиданно гулко прозвучал в тишине храма. Чернобородый мужик недобро сверкнул глазами в сторону мальчишек, но промолчал. Зато старец остановился, удивленно воздел брови и спросил служку, который провожал их:
   - Кто эти отроки?
  - Дети Аполлона, - пояснил тот.
  - Вот как?
  Старец острыми глазами всмотрелся в мальчишек, затем сделал знак спутнику следовать за ним и направился к выходу. Но его окликнул верховный жрец храма:
  - Офер? Ты ли это?
  Как ужаленный пчелой, развернулся в сторону Олена седовласый старец. Его растерянный вид поразил чернобородого спутника, тот метнул руку к левому боку, словно ища рукоять меча. Это заметил Славка и толкнул друга: 'Ого, а этот не так просто, он телохранитель. Сечёшь?' Но телохранитель спохватился, опустил руку, однако шагнул вперед, загородив старика.
  - Олен? Как же я не сообразил, - растерянно сказал старец на санскрите, отстраняя непрошеного защитника и направляясь к верховному жрецу храма, - слышал ведь имя, а с тобой не соотнёс. Ну, здравствуй. Только теперь меня зовут Тагет, а не Офер.
  - По мне, хоть горшком назови, только в печку не ставь, - ворчливо ответил Олен, показывая старцу на боковой выход. - Время поговорить найдёшь? А то сколько уж лет никого из наших не встречал... Все заняты своими народами, а за маленькую нашу Землю уже и подумать некогда...
  Высокий старик поравнялся с мальчишками, пренебрежительно глянул на их довольно скромные хитоны:
  - Твои воспитанники, Олен? Одежонка бедноватая...
  Верховный жрец обернулся, приглашающе махнул рукой:
  - Ребятки, пойдёмте. А ты не изменился, Офер, всё по одёжке встречаешь?
  - Я не Офер, - возмутился старец, - Тагет, запомни ты, наконец! Тагет! Тагет!
   Чернобородый телохранитель седовласого старца пропустил ребятишек вперед. Чередой пройдя на задний дворик, они в том же строю направилась к столу, но стражники заступили дорогу чужакам. Гектор остановил седовласого выставленной вперед ладонью:
  - Стоп. Я должен проверить.
  Олен возмутился:
   - Это мой гость! Он волхв! Как ты смеешь?
  - Прости, архиерей, я должен, - возразил воин, пропуская мальчишек и делая знак Гиппарху обыскать чернобородого телохранителя.
  Седовласый старец обернулся к спутнику, приказал:
  - Не жди меня, ступай. Я скоро вернусь. И пусть команда завтра придёт на праздник...
  Телохранитель поклонился, отступил назад, избежав обыска. Его лицо исказилось кривой улыбкой, он поклонился мальчишкам, внимательно всматриваясь в их лица. Приложил правую ладонь к груди, снова поклонился. И быстро направился к тропе, ведущей с горы. Славка переглянулся с Тимуром. Тот сердито свёл брови:
  - У-у-у, какой злой крендель. Не телохран, а типа киллера. Зырил на нас, как мент на баксы!
  - Да ладно тебе. Детей бога увидел, - попробовал заступиться за незнакомца Славка, просто из чувства противоречия, - репу сорвало.
  - Эге, - удивился высокий старец, которого Гектор уже охлопал и пропустил, - вы этрусски? Неужели, и впрямь, дети бога?
  - Мы русские, да, - не понял вопроса Тимур.
  Олен жестом пригласил гостя к столу. Тот с неудовольствием сел на стул, поёрзал и возмутился:
  - У тебя что, кушетки нет? Не люблю я на троне вкушать!
   После недолгого препирательства служанки заменили стулья низенькими лежанками, переставили яства на длинный столик, высотой с журнальный. Капризный старик ополоснул руки в подставленной вазе, отёр полотенцем и согласился:
  - Вот теперь можешь спрашивать. Хотя нет, сначала ты ответь. Они, действительно, дети бога? Слухи ходят поразительные...
   Верховный жрец храма Аполлона оказался не только волшебником, но и отменным шутником:
  - Я скажу чистую правду, Офер. Что не волхвы, ты чуешь и сам, но дети прилетели в Дельфы на крыльях. И не куда-нибудь, а прямо в храм - это видели все слуги и охрана. Заверяю, мальчики родом, совершенно точно, из Гипербореи. Ты же знаешь, я тоже оттуда. Так вот Яр, - палец Олена указал на Славку, - встречался с Нарадой в прошлое посещение Коло, сто с приличным хвостиком лет назад. При мне...
  Ошеломлённый Тагет переводил взгляд с мальчишек на Олена. А тот жевал виноград, пряча хитрую усмешку. И она спровоцировала мальчишек. Первым не выдержал Тимур. Он фыркнул, потом закатился звонким смехом, показывая на друга:
  - Ага, Ярослав, сын бога! Ой, не могу! Отмочил! Как на собак нарвались! А приземлился!
  Славка хохотал ещё громче, припоминая свои страхи:
  - Круто! Я трусился, что с земли подстрелят, пока над городом... А в окно - так все пробирки грохнул, и дельтаплан всмятку... Колбасня, в натуре! Фиг кто так полетит...
   - Да уж, отличились вы, - гулко присоединился к смеху верховный жрец, - лётчики отменные... Асы приземления, особенно ты, Тимур! Это надо уметь, сесть точно на верхушку кипариса! Не всякая ворона преуспеет!
  Но Офер, который просил звать его Тагетом, не смеялся. Он слушал невнятные выкрики и тоже улыбался. Но как-то отрешенно, словно решал в уме сложную задачу:
  - Этрусский, санскрит... Умение летать... Долгожители... Прилетели в храм Аполлона, точно к играм... Конечно, дети бога.
  Быстро нахватавшись со стола, что повкуснее, мальчишки заскучали. Особенно Тимур, поскольку беседа волхвов велась на санскрите, который он понимал слабовато. Да и Славку мало интересовали подробности победоносных походов какого-то царя Прусенны в какой-то Этрурии. Тем более, что Офер так долго и пристально рассматривал его и Тима, что стал казаться мальчишке большим и тёмным силуэтом, словно задымленным. Поэтому Славка выступил ходатаем, отпросился у Олена сбегать в город. Тот махнул рукой:
  - Сколько угодно. Гектор, сопроводи!
  Тимур заныл:
  - Ой, ну что мы, детсад? Чесслово! Надоело!
  Старший жрец внял обещанию, сопровождающего отозвал, но выставил условие:
  - Только не в нижний город. Лучше в озерке искупнитесь и на площадь. Но недолго, завтра открытие игр!
  Пообещав вести себя прилично, друзья взяли кофон с водой, чинно спустились по лестнице. Там, за пределами видимости, сняли хитоны и плащи, спрятали в зарослях колючего кустарника. Оставшись в шортах и майках, они вприпрыжку умчались к нижнему озеру, где вчера обнаружили шикарный обрыв для ныряния.
  Но обрыв оказался занят местными. Естественно, им не понравились пришлые. Вместо драки предложили бороться, в свободном стиле. Стычка закончилась победой гостей, новые знакомые их зауважали, а вот настроение у Тимура испортилось бесповоротно. Он лично - проиграл. Зато друг - уделал всех противников, в том числе и тимкиного победителя.
  'Надо тоже идти на самбо' - думал Ашкеров-младший, снова обряжаясь в хитон, набрасывая дурацкий плащ-гиматион, и топая вверх, к храму.
  - А где Офер? - удивился Славка, обнаружив старшего жреца в одиночестве.
  Олен сидел на кушетке в задумчивости, подперев голову кулаком. Храмовая собака лежала рядом, напрасно ожидая ласки архиерея. Тимур сел рядом с ней, принялся чесать за ухом, теребить - он старался войти в доверие к этой громадной псине, так напугавшей в первую встречу. Ора признательно лизнула Тимкину щёку, но отвлекаться не стала, опять уставилась на Олена. Славка повторил вопрос.
  - А? Ты про кого? Улетел Тагет, сослался на срочный вызов своего царя, - вернулся в реальность верховный жрец, затем поднялся, поднял голову к темнеющим небесам. - Что происходит, боги? Почему волхвы не служат истине, не хотят нести знания? Как можно совмещать в себе чистое знание и мутное честолюбие?
  - Ваш Тагет мне сразу не понравился, - согласился Славка, - на нём чёрное облако...
  - Как? - изумился волшебник. - Облако? Расскажи!
  
  
  Глава двадцать пятая
  
  Физика 'на коленке'
  
   Волхв заставил Быстрова-младшего пристально смотреть на каждого человека, кто оказался поблизости, и описывать цвет, который окружал того. Славке скоро надоело работать подопытным кроликом, но Тринс возражения отклонял до тех пор, пока не произнёс торжественно:
   - Ты меня удивил. Понимаешь ли, как незаурядно - видеть ауру состояния?
  Дальше пошли выспренные глаголы, которые понять удалось с трудом. В конце концов до мальчишек дошло - похожее облако окружает всё живое, даже малую козявку или травинку. Цвет облака зависит от чувства - боль или радость там, и даже чистоты духа, то есть, мыслей. Само собой, может меняться. Волшебник похвалил неожиданную способность мальчишки, но заметил, что применения ей вряд ли найдётся:
  - Мало кому аура заметна. Волхвы видят, и то не все. На что годится твоё видение, ума не приложу! Борун в толковании цветов поднаторел, он растолкует, что к чему...
  Но главный сюрприз ждал мальчишек чуть позже. Тринс ушёл в лабораторию, Рема принялась читать летопись о Первом Риме. Славка вслушивался, требовал пояснений, но чтица отделывалась ерундовыми ответами:
  - Архиерей утверждает, что это ошибки ранешних переписчиков. Он всё мечтает у Нарады главные книги попросить, да эти сверить. Они в Гиперборее, те, с коих все прочие списаны.
  - Оригиналы, - вспомнил слово Тимур, а друг выпендрился ещё круче, сказав: - Первоисточники!
   Тут дверь лаборатории распахнулась. Тринс выскочил наружу, торжествующе крича:
  - Эврика!
  Рема прикрыла книгу, обернулась и спокойно уточнила:
  - Радостно слышать, архиерей. А что ты нашёл?
  - Смотрите, отроки, - волшебник щелкнул кнопкой фонаря и выслушал изумленное аханье мальчишек, - разве я не гений?
  - Как вы зарядили? Без электричества? - Тимур обалдел гораздо сильнее, нежели его друг.
  - А вот! - И солидный мужчина подмигнул мальчишкам. - Догадайтесь!
  Друзья наотрез отказались строить догадки, чем совершенно не огорчили Олена. Скорей, даже обрадовали, иначе стал бы тот торжественно демонстрировать зарядное устройство! Если так можно назвать два проводка, блестящих, словно золотые. Один вверх, через окно и на крышу. Второй - сразу в пол.
  - И что? - Тимур не поверил. - Вы ещё скажите, что вот эту фигню и подключили к фонарю. А я совсем тупой, и куплюсь, да?
  - Именно! - Олен показал на верхний проводок. - Нить канители обмазана смолой до вершины горы, где стоит столб. И небесный огонь помалу стекает сюда. Смотрите, вот он!
  Волхв поднял стеклянный бокал, где проволочке висели два тонюсеньких кусочка золотой же фольги. Коснулся проволочкой верхнего провода. Кусочки фольги взметнулись испуганной бабочкой. Убрал - медленно опали. Славка удивился:
  - Тим, он электроскоп сделал.
  Олен насладился изумлением мальчишек, отставил бокал. Быстро подсоединив проводки к фонарю, выдворил друзей из лаборатории. Закрыл дверь и с порога закричал:
  - Рема, мои анналы! Это надо отметить.
   На столе тотчас появился толстенный манускрипт, тростниковое перо и медная чернильница. Сделав запись, волхв притрусил её песком. Оставил раскрытую страницу подсыхать. Довольно улыбаясь, обратился к мальчишкам:
  - Как время проводите? Рема читает вам?
  Славка пожаловался - многое непонятно, и сильно отличается от настоящей истории. Волшебник удивился:
  - Не может быть. Мы, волхвы, пишем общую историю мира, в любой стране, на любом языке. Она общая, везде одна и та же! Так что не могут все записи пропасть. Не! Мо! Гут! Пойдёмте, покажу нечто незыблемое до скончания любых времён.
  По пути в целлу, самую середину храма, Славка огорчил архиерея:
  - Если что на стенах написано, так Дельфийский храм разрушен. Давным-давно, на мелкие кусочки.
  Они вошли в адитон, почти квадратный зальчик, где пустой треножник пифии стоял над расщелиной. Сегодня одуряющий дымок из щели не струился. Поэтому дышалось легко. Тимур заметил:
  - Зря храм разгромили. Хоть и враньё эти оракулы, но красиво придумано. Я бы непременно побывал ещё разок, там, у нас... Куда мы идём?
  У дальней стены архиерей нажал на рисунок летящей птицы. Плита медленно подалась внутрь, открывая проход в совсем небольшую комнатку
  - Разрушен весь храм? - Олен похлопал по округлой глыбе, вмурованной в пол и украшенной мелкими рисунками. - Жаль, я на тебя рассчитывал, пуп Земли. Тут многое записано...
  - На камне? - Тимур присмотрелся. - Эти клинопись, как бы?
  - Не, клинопись, она в Шумере, - поправил Славка. - Здесь иероглифы, да?
  Олен таких слов не знал, поэтому спор рассудить не сумел. Но подтвердил, что в чётких рисунках есть и слова целиком и отдельные буквы:
  - Это истинный Омфал, здесь только имена, события.
  На обратном пути он молчал, что-то обдумывая. Плита в стене адитона долго и неохотно возвращалась на место, со скрипом. Архиерей попытался дожать, и раздражённо выговорил Реме:
  - Потрудись вызвать архитектора, пусть наладит.
  Затем обернулся к мальчишкам:
  - Всё равно, камень стоек, а книги недолговечны. Перенесу Омфал в Орду, раз тут разрушено. Кстати, будем в И-Ка-Птахе, покажу, где уже записано... Что ты делаешь, Яр?!
  - Хочу понять, как она вставлена, - Славка перестал щупать камень с металлическим знаком, - эта 'Е'. А что, нельзя?
  
  
   Глава двадцать шестая
  
  Встреча с Боруном
  
  - Можно, - ответил Олен, - тебе можно. Как я не понял, почему тебя принесло ко мне! Ученик, кто бы мог подумать...
  Архиерей напрочь забыл огорчение от неисправности храмовой стены. Он завёл мальчишек в лабораторию, усадил Славку напротив себя. Тимура задвинул в дальний угол:
  - Подожди, Яра проверю, потом тобой займусь.
  Длительное просматривание головы, рук, глаз Славки закончилось торжественным объявлением:
  - Я готов тебя обучать. Поразительно, но способности проснулись...
  - Нет, мне надо домой, - покачал головой Славка.
  На этом разговор и закончился.
  Ближе к вечеру Олен предложил мальчишкам:
  - Встречать Боруна хотите?
  Славка оживился, ответил немедленным согласием, а Тимур всегда был готов путешествовать. Два храмовых воина, Гектор и Гиппарх, на лёгких колесницах домчали Олена и мальчишек к знакомому знанию.
  - Мы здесь уже были! На дельтаплане удирали когда, - сообразил Тимур, задирая голову.
  - Верно, это старый дворец, а сейчас тюрьма и воинская школа. Здесь мощный силобор, я работаю с ним, если надо.
  - А дельтаплан - летать туда-сюда, - догадался Славка, - он самолётом настроен был...
  Архиерей ничего не сказал, хотя догадаться о его мыслях труда не составляло - конечно, он жалел сломанную конструкцию. Славка попереживал немного и успокоился. Сделанного не воротишь, сломанное не наладить - чего париться? Поднимаясь по внутренней лестнице, мальчишки вспоминали, как страшно всё казалось в тот раз. Олен слушал и смеялся вместе с ними.
  На крыше лежали охапки хвороста и несколько смолистых поленьев. Чуть в стороне лежанки окружали низенький столик, уставленный яствами и напитками.
  - Мы что, надолго?
  - Я знаю, сколько их ждать придётся? Не пропадать же с голоду и жажды? Вы как хотите, а мне перекусить хочется, - погладил лежанку архиерей и разместился поудобнее.
  Стало темнеть. Славка прислонился к колонне и наблюдал, как солнце медленно и неостановимо прожигало в зазубренном горизонте дыру, протискивалось в неё, как потом дыра остывала от оранжевого к багровому, мутно-красному, просто мутному и так до тех пор, пока на западе оставалась только отгоревшая заря.
  Тимур красотами заката не любовался, он лежал на спине рядом с архиереем и наблюдал за появлением звёзд. Олен показывал пальцем, сыпал названиями, которые мальчишки никогда не слыхали, толковал о важности гороскопа:
  - Небесный календарь, он самый точный, это взаимное положение звёзд...
  И вдруг спохватился:
  - Костёр! Быстро разводите!
  Гектор сунул факел в хворост. Тот весело затрещал, вспыхнул, отогнал темноту в сторону, где она стала густой и по-настоящему тёмной. Олен тем временем вышел на связь с Боруном.
  - Они уже прилетели. Тут, совсем рядышком. Гектор, сделай мигающий сигнал.
  Гиппарх и Гектор развернули здоровенный лоскут, взялись за края и принялись ритмично накрывать пламя. Наверное, издалека это выглядело, как мигание огня. Но лоскут оказался шерстяным, и страшно завоняло палёным. Славка и Тимур отскочили в наветренную сторону, ушли из круга света. Немедленно рядом с ними появились два призрака, ярких, совсем настоящих. Первым двигался здоровенный полуголый мужик с топором, с другой стороны наступала молодая женщина в длинном красном платье. В руках у неё извивалась змея. Настоящая, желтоглазая, широкомордая и толстенная, она распахивала пасть, выдвигала кривые тонкие зубы и убедительно шипела.
  - Во, совсем обалдели, - толкнул друга Тимур, - уже на змей перешли. Скоро собаками пугать станут, птицами...
  - И то, давно пора, - согласился Славка, - нам зверей не предлагали пока. Хочу крокодилов, львов...
  - Слабо слона подогнать?
  Полуголый мужик орал и яростно махал топором, змея клацала зубами по лицам друзей, а те равнодушно наблюдали за тщетными потугами очередных призраков. Бояться? Чего ради? С тех пор, как мальчишки вышли из подвала этого дворца, пренебрежительно отмахнувшись от привидений, те им уже надоели. Как по расписанию, каждую ночь всё новые и новые призраки проверяли нервы Славки и Тимура на прочность. Похоже, друзья чем-то разозлили или обидели нехилую привиденческую компашку.
  Рыцари, пробитые копьями, с отрубленными головами, отсеченными руками, распоротыми животами - толпами набрасывались на друзей. А то окровавленные женщины и мужчины являлись в комнату мальчишек и принимались вопить, стенать и угрожать. И хотя друзья не принимали нападки привидений всерьёз, это порядком надоело. Но просить Олена о помощи по такому пустяку ни Славка, ни Тимур не отваживались.
  А в круге света у костра тем временем появилась странная конструкция. Она приземлилась мягко, почти без стука. Корзина воздушного шара на празднике города примерно так же садилась на землю - с небольшим отскоком. Но выглядела эта фиговина намного больше шаровой корзины, и гораздо забавнее. Словно большую соломенную шляпу, привезённую Ашкеровым-старшим из Китая, накрыли второй, глубокой. В нижней шляпе открылась дверь, оттуда вышла сухонькая женщина в зеленом блестящем платье. Славка узнал её сразу:
  - Гера.
  Затем показался красный тюрбан, протиснулись широченные плечи и распрямился знакомый мужчина в окладистой чёрной бороде. Славка дёрнул друга за рукав:
  - Хорош дурака валять, пошли с Боруном познакомлю. Прилетели!
   Мальчишки подбежали, громко поздоровались. Гера с улыбкой заглянула Славке в глаза, отметила:
  - С трудом тебя вспомнила, Яр. А вот дела твои шумные забыть невозможно... Понять бы ещё, зачем земля вас сюда толкает. Кто этот отрок? Тимур. Тим. Звучное имя. Что оно значит?
  - Железный или Стальной, - мимоходом дал перевод Борун, отпуская Олена из объятий и поворачивая Славку Быстрова к свету костра.
  - Вот ты как выглядишь, Ярослав, - всё тем же гулким баритоном удивился волхв, - а что, вполне мужчина, рослый, сильный...
  Славка с любопытством разглядывал Боруна. Тот стал немного ниже ростом, уже меньше напоминал русского богатыря. Но плечи остались широченными. Их облегал длинный кафтан синего цвета, а белый дхоти опускался почти до щиколоток босых ног. Красный тюрбан.Так выглядели индусы в кино, которые обожала Славкина мама и терпеть не мог Быстров-старший.
  - ... прав Скитан, прав оказался...
  - Он тоже здесь? - обрадовался мальчишка.
   Борун отрицательно покачал головой, пояснил, как много лет минуло со встречи в Затулье. Рассказал, что воевода себя не щадил и давно погиб, где-то далеко, чуть ли не в Китае. Олен удивился:
   - Почему я не знал? Надо внести в летопись...
   Хворост дотлевал без пламени. Темнота приблизилась, обступила гостей и хозяев, увлеченных разговором. Тимур в стороне ждал, пока на него снова обратят внимание и понемногу обижался. Но вдруг заметил молодую женщину в красном платье. Та подмигнула, приложила палец к губам, молчи, дескать. А сама кралась к Славке со спины, протягивая руки, словно хотела закрыть тому глаза. Тим толкнул друга в бок:
  - Глянь. Обнаглели призраки, уже мордами под Руську косят.
   Славка обернулся и возмутился - лицо одноклассницы присвоило какое-то местное привидение! Ещё и лыбится! Никак, женщина со змеёй? Точно, в этом же красном платье!
  - Ну, зараза, получай!
  Рассерженный мальчишка со всего маху хлестнул сумкой наглое привидение, надевшее красивое лицо Русаны. Призрак должен был заклубиться и рассеяться, но вместо этого взвизгнул и закричал:
  - Быстров! С ума сошёл? Больно же!
  Друзья опешили. Волхвы обернулись:
  - Вы чего? Мир не берёт?
  Тимур опомнился первым:
  - Обалдеть! Ты настоящая? Тебя за нами прислали?
  - Русана? - Быстров-младший с трудом соображал и не пытался скрывать это. - Ты? Такая, такая...
  Девушка, которая сердилась на него, не имела ничего общего с одноклассницей. Кроме лица - оно, несомненно, принадлежало Русане Лихачёвой, и его очень украшала красная точка между бровей. Но перед мальчишкой стояла настоящая женщина. В цветастой одежде - как это у индусов? Сари? Да, именно так, в сари!
  Складки шелковой ткани облегали бедро и подчеркивали тоненькую талию, а выше - они совершенно немыслимым по сложности, но изящным способом укладывались на левом плече, чтобы нырнуть в другие, встречные складки, и там затеряться. При этом округлости девичьей груди, неинтересные под майкой, сейчас выступали так, что глаз отвести невозможно.
  Славка смотрел, смотрел и смотрел, помалу соображая, что произошло. Там, в России, стандартная одежда - все эти джинсы, маечки, кроссовки - они крали индивидуальность. Некоторые старшеклассники выпендривались рисунком на майке, красили волосы, наводили тату, но всё равно, даже с пирсингом - оставались одними из многих. А Русана выглядела единственной в своём роде.
  Пока мысли суматошно носились в Славкиной голове, Тимур от избытка чувств даже обнял одноклассницу и закружился с ней:
   - Я балдею, как здорово, что ты с нами! Круто выглядишь! Тебя кто послал, наши шнурки?
  - Никто, - погрустнела Русана, - никто не посылал. Я сама не знаю, как сюда попала. К Гере в храм.
   Славка сглотнул, наконец, слюну, и смог выдавить из себя:
  - Прости, я тебя за привидение принял. Если бы я знал, что это ты, да разве...
  Вмешался Борун:
  - Ребятки, отойдите в сторону, мне с виманой кое-что сделать надо.
  Он затворил дверь удивительного летательного аппарата, принялся творить над ним пассы, пришептывать неясные слова. Вимана приподнялась. Борун свёл ладони вместе, словно поднимая нечто, сильно и плавно толкнул это невидимое вверх. Сложенные вместе летающие шляпы или тарелки - Славка так и не решил, как называть такую форму - отправились в небеса. Задрав голову, ребята и волхвы провожали тёмный круг взглядом, пока тот не потерялся на бархатном фоне звёздной ночи.
  - Она улетела? - Спросил Тимур.
  - Поднялась вверх. Будет ждать меня здесь. Олен, я твой.
  И вся орава шумно отправилась вниз по лестнице.
  
  
  Глава двадцать седьмая
  
  День рождения Элеи
  
  Русане отвели комнату недалеко от мальчишек. Но спать все трое отправились далеко заполночь, когда успели наговориться. Утром Олен организовал поход в бани, и уже чистым гостям закатил пир. Славка нервничал с самого утра, как вернулся после купания в озере. Тимур не понимал причины психования друга, а Русане было не до этого - одноклассница так спешила побольше узнать, что донимала Геру градом вопросов. Волшебнице это надоело, она обратилась к Славке:
  - Яр, Тим, покажите Русе окрестности. Священную дорогу, хотя бы...
  Славка просиял, пообещал: - 'Как же! В лучшем виде!' И тотчас потребовал у Олена, чтобы тот дал Русане то самое, быстрое понимание чужого языка. Одноклассница вякнула было, что не надо, она и так умная, но архиерей молча выделил искорку от пальца в лоб. А затем медовым голосом дал разрешение идти, куда детям вздумается.
  Рема тут же добавила ложку дёгтя - отрядила Гектора в сопровождающие. Друзья спорить не стали. Славка надел парадный хитон, пурпурный плащ-хламис, зарядил служанок приготовить корзинку с вкусной и сладкой едой. Тимур обалдел, потребовал объяснений.
  - На день рождения идём, - загадочно бросил друг, - там всё узнаешь.
  Русана сменила сари - обмоталась в ослепительно синий шёлковый лоскут. На голову набросила неизменный полупрозрачный шарфик. В таком праздничном виде они отправились к озеру, сверху, где впадали два ручья. Конвоир удивился нарядам, потребовал сказать, куда и надолго ли собрались отлучиться друзья:
   - Рема должна знать, где искать, если что.
  - Гек, отвянь. Что нас искать, только крикни, и мы отзовёмся. И вообще, мы тебя отпускаем, - Тимур величаво сделал жест, как истинный сын бога, - можешь поваляться тут на солнышке, а за нами не ходить.
  Славка охранника мучить не стал, честно сказал:
  - По ручью поднимемся немного. Помнишь, вон там полянка есть, - и показал пальцем примерно на середину склона, - не дальше.
  - Мы пока летели, я ничего не видела, - пожаловалась Русана, - глянуть бы с горы, где мы?
  Славка стоял насмерть: 'Полянка!', хотя Гектор открыто наезжал, показывал на просёлок, серпантином восходящий вдоль ручья:
  - Чего лесом переться, если дорога рядом?
  - Тебе надо, ты и иди, а мы сюда, - заявили друзья, углубляясь в чащу.
  Мальчишки шли по шустрому полноводному ручейку, который образовывал заводи, водопадики, и весело журчал. На подходе к полянке заросли сгустились, приходилось часто отводить ветки в сторону. Гектор незаметно занял место перед Русаной и старательно ухаживал за ней. Тимур воспользовался ситуацией, пристал к другу:
  - День рождения? Чей?
  - А вот не знаешь! - Хвастливо вздёрнул нос Славка, но тотчас признался. - Русалка, Элея.
  - Наяда? Ты с ней договорился? Ай да сын бога, ловок, нашёл к ней подход! И мне можно будет?
  Это воскликнул Гектор, сильный и ловкий, но слегка туповатый. Так считал Тимур, поэтому сейчас удивился: - 'Тупой-тупой, а ушами не хлопает, всё замечает и всё просекает. Ишь, как обрадовался!'. Русана поверила Славке сразу и безоговорочно:
  - Быстров, ты прелесть! Здорово, здорово, как здорово!
  Славка кивнул Гектору: - 'И тебе можно', улыбнулся Русане: - 'Спасибо'. Лёг животом на большой валун, собрал ладонь лодочкой, захлопал по воде. Тимур с Гектором стояли позади, ожидая результатов. Сверху, почти над головами, раздался смех и девичий голос:
  - Яр, мы заждались! Поднимайтесь сюда, у нас весело!
  Из-за дикой оливы им махали рукой. Друзья раздвинули кусты и попали на изумрудную полянку, которую рассекал ручей. Девушки в лёгких одеждах разных оттенков зелёного бегали по ней, играя в догоняшки. Тимур и Русана слегка оробели. Гектор заулыбался направо и налево, совершенно не теряясь и раздаривая комплименты.
  Именинница полулежала, облокотясь на низкий валун, по пояс в воде. Серебристую кожу окутывал голубой хитон с волнообразным орнаментом по краю.
  - Здравствуй, Элея, - обратился к девушке Славка, - а это мои друзья.
  - Тима я знаю, Гектора видела, вот Русана у вас новенькая, - отметила наяда, приветствуя гостей, и хлопнула в ладоши, привлекая внимание. - Дриады, подружки, хочу песен, хочу танцев!
  Девушки, имён которых Славка не успел запомнить, собрались в тесный кружок. Неведомо откуда появилась кифара, флейты и длинная двойная дудка. Полилась песня с незатейливыми словами о лете, солнце, цветах и любви. 'Пастушок и дриада счастливы вместе', - примерно так понял Славка. Тимур и Русана пробовали подпевать, а Гектор чуть в стороне неуклюже танцевал с Мелиадой, вызывая смех.
  Тимур выпросил у Каллирои двойную дудку, опробовал, остался очень доволен. Следующей песне он с успехом подыграл, потом взял флейту. Русана тоже освоилась, оживлённо беседовала со смуглой девушкой. Элея постоянно отвлекалась, переговаривалась с гостями. Славка оказался не при делах. От нечего делать он открыл корзинку с едой, предложил попробовать угощение. С визгом и хохотом нимфы мигом расхватали фрукты и печенье.
  Неожиданно на поляне появился толстый неуклюжий мужик странного вида. По пояс голый, зато в меховых штанах, шерсть которых волочилась по земле, словно у яка, горного быка. Послышались восторженные крики дриад, аплодисменты.
  - Силен, голубчик, ты всё-таки пришёл! Как я рада, - воскликнула именинница, протягивая руки навстречу гостю.
  - Не просто так, девочка моя, - облизнул толстые губы Силен и хлопнул себя по лысине, - я умный, я вино принёс!
  Действительно, пара худосочных подручных в таких же меховых штанах заволокла на поляну три здоровенных амфоры - сколько уместилось в их руках. Споро прикопав ёмкости острыми днищами в землю, подручные раскупорили первую и принялись разливать вино по кружкам.
   Русана поморщилась, шепнула Славке:
  - Теперь не могу выпивох. Похоже, нам пора уходить. Если это тот Силен, мифический, который сатир.
  Тимур не согласился уходить так рано. Его поддержал Гектор, который уже стал душой компании. Он обрадовался сатирам, удовольствием выпил красное вино. Нимфы тоже пригубили, а вот мохноногая команда на вино налегла основательно. Силен пил из широкого рога и фальшиво пел. Потом устал, развалился на травке, взгромоздив ногу на ногу. Его здоровенные копыта, размером с коровьи, удивили Тима:
  - Обалденно! Силен, ты с ними на чёрта похож, только рогов не хватает!
  Сатир захохотал:
  - Самая удобная обувь, не поскользнёшься, - и резво вскочил.
  Он решил присоединиться к игре в пятнашки, которую затеяли нимфы. Элея потребовала, чтобы все стали в круг, и сама вылезла из воды. Ходить она не могла, но так ловко прыгала, опираясь на хвост, что Славка не сразу её догнал. Гектору вообще не удалось 'запятнать' Каллирою. Дриада так искусно исчезала в любом деревце или кусте, что быстроногий воин пролетал мимо пустого места. А за спиной его нимфа возникала снова, дразня и показывая язык.
  Дошла очередь и до Силена. Как ни странно, грузный и толстопузый сатир двигался стремительно. Он догнал Русану, но шлёпнул не по спине, как нимф, а чуть пониже - звучно, всей ладонью. И восторженно загоготал:
  - Опаньки по попоньке!
  Славка вскочил в негодовании, но его заступничество не понадобилось - сатир моргнуть не успел, как схлопотал по морде от рассерженной Русаны.
  - Дура, я же любя, - Силен опешил, потом возмутился, - да что ты из себя корчишь? Подумаешь, человек! Ты знаешь, кто я?
  Он замахнулся, Русана отшатнулась. Мохноногие подручные бросились на перехват Славки, но к тому присоединился Тимур. Крупный сатир удачно отмахивался от мальчишек, а мелочь получила пару плюх и струсила. Увидев драку, нимфы с визгом разбежались. Решительную точку поставил Гектор. Воин одним прыжком оказался в гуще схватки, с разворота влепил Силену удар, от которого тот с шумом улетел в кусты. И не вернулся. Поляна опустела.
  - Свинья пьяная, - в глазах Русаны стояли слёзы обиды, - руки распустил... Всё испортил, скотина!
  Сворачивая порванный гиматион, Славка спросил охранника:
  - Что он к Русане полез, хамло это? Лапал бы свою жену...
  - Он не женат. Да забудь, Силен всегда такой, с молодости... Вечно к нимфам пристаёт, пошлые песенки сочиняет.
  - Вечно? Девушкам лет по двадцать, не больше!
  - Тебе кажется. Наяды и дриады живут долго, и почти не старятся...
  Гектор отыскал боковую тропку и вывел ребят на просёлок - не спускаться же по ручью? Хотя веселье испортили не они, смотреть в глаза Элеи никому не хотелось. Пересудов, объяснений и обсуждений хватило до самого храма, а расставаясь, все четверо условились помалкивать о скандале.
  
  
  Глава двадцать восьмая
  
  Пифийские игры
  
  Утро началось рано, опять с побудки. Славка сбегал на озеро, искупался и попросил у Элеи прощения за вчерашний конфуз. Та расхохоталась, как ненормальная:
  - Яр, это самое приятное воспоминание со всех дней рождения! Силена давно пора было хорошенько побить! Видел бы ты, какой у него фингал! Гектору передай привет и шепни - девочки от него в восторге...
  Славка немедленно поделился новостью с друзьями, и настроение у всех поднялось - выше некуда. Особенно обрадовался Гек, даже немного возгордился, предложил снова сходить на ту поляну, типа, пикник устроить. Ребята бы с радостью помчались, но дела неотложные, представительские - требовали от них жертв.
  Друзей ждал лёгкий завтрак, затем надевание праздничных нарядов под строгим руководством Ремы. Разнаряженные мальчишки вместе с Русаной отправились на Пифийские игры. Олен сдал троицу на попечение какого-то румяного толстяка, распорядителя конкурса.
  - Я тащусь, - восторженно завопил Тимур, заняв почетное место в центре жюри, - как минута славы! Зацени, один в один, только кнопок нет!
  И верно, тринадцать судей оценивали способности кифаредов и флейтистов, почти как на знаменитом телеконкурсе. Но удовольствие оказалось ниже среднего. Прослушав нескольких певцов, мальчишки заскучали. Претенденты талантами не блистали. Безголосым Тим сочувствовал: 'Микрофончик бы, или под фанеру!'
  А слова - мама дорогая! 'Бог крылатый, победитель Пифона, слава тебе' в разных сочетаниях повторялись в каждом пэане. Кажется, так назывался гимн в честь Аполлона. Мало, что выглядели певцы на одно лицо - завитые, с затейливо уложенными локонами, с подведёнными глазами. Мотивы звучали однообразные, страшно заунывные.
  Тимур не выдержал:
  - Слушай, ну что они нудят? Как на поле чудес - дядя Лёнины усы поразительной красы. Валим отсюда, пока не стошнило.
  - Много ты понимаешь, - возразила Русана, - это конкурс. Как у нас 'Минута славы'. Люди стараются себя показать. Надо дослушать и выбрать лучших.
  - Не хочу, - упёрся Тим, и предложил другу. - Давай удерем?
  Славке был готов слушать любую муру, лишь бы рядом с Русаной, но предавать Тимура ему казалось неправильным. Опять же, надо показать однокласснице, что он самостоятельный, или нет? Терзаемый такими мыслями, Быстров-младший тихонько поднялся вслед за Тимом. Оба пригнулись, как в кинотеатре, чтобы не загораживать экран другим зрителям, и ушли из храма, провожаемые удивленными взглядами членов жюри, гневным - Русаны, обиженными - состязателей. На улице мальчишек встретило нестерпимое солнце.
  - Эх, дураки мы, очки не захватили, - посетовал Тимур, отчего настроение тотчас испортилось.
   Очки остались, в станице Лайбовая, что рядом с Одессой. А они с другом торчали здесь, в древней Греции, невесть за сколько лет от России и Украины, где их ищут уже третий день. Ашкеров-младший совсем уже собрался испортить настроение и Славке, как тот хлопнул себя по лбу:
  - Елки, я же сумку оставил! С деньгами! Никуда не сваливай, жди. Я мухой!
   Олен вчера дал им несколько монет - если что купить захочется, а Быстров-младший их прибрал, да утром и забыл взять. Он умчался по лестнице за сумкой, которая лежала в сундуке. И вдруг Тимур услышал знакомые слова. Два молодых воина оживленно обсуждали качество белой рубахи. 'Нет, не азербайджанский. Странный, но многое понятно...' - Тим рванулся к соплеменникам и радостно воскликнул:
  - Mерхаба, уважаемые! Скажите, а вы издалека приехали? Баку, Махачкала? Если да, то мы земляки!
  Воины в зеленых чалмах не спешили радоваться знакомству, но мальчишка не отставал от них. Старший, голубоглазый, толкнул напарника локтем, обращая внимание того на мальчишку. Второй, смуглый и по-татарски остроскулый, окинул Тимура взглядом. Оба отметили странную одежду:
  - Смешной чудик... А говорит бойко.
  Голубоглазый удивился восторгу мальчишки, спросил, кто он такой:
  - Кимсин сен, пацан? Откуда?
  - Да я из России прилетел, с другом, - заторопился объяснить Тимур. Воины понимающе переглянулись и одновременно воскликнули:
  - А, ты из сыновей бога. То-то атаманский знаешь! Чем может тебе служить?
  - Не, ничего не надо, что вы, - засмущался мальчишка, - просто услышал родную речь. Я же, как умная собака, вроде местных и понимаю, а по-ихнему говорить не умею, вот.
   - Не любят греки атаманский говор, это верно. Но ты не робей, понимают за милую душу! Хочешь, давай с нами. Сейчас, только возьмём рубаху. Она годится, шелковая, а этот разбойник, - воин постарше кивнул на лавочника, - цену сбавлять не хочет. Вчера мне такую же на треть дешевле продал!
  Тим поинтересовался, сколько стоит эта очень скользкая на ощупь сорочка. Остроскулый воин, Закир, назвал сумму - 'рубленин' и 'алтын'. А потом бросил рубаху на прилавок, заявил продавцу:
   - Да пропади ты пропадом, жадюга! Пойдёмте отсюда. У другого куплю, - и двинулся прочь.
  Лавочник закричал, вскочил с места, бросился за воинами. Он горячо уговаривал почему-то только Семёна, называя того Османом, тараторил и убедил-таки вернуться. Закир надел рубаху. Причмокивая, что означало восторг, наверное, продавец кружился вокруг парней, пока те не выложили несколько монет. Подобострастно кланяясь, лавочник благодарил покупателей, а Тимур тихонько стоял и ждал новых знакомых. Тут подбежал Славка, держа сумку на плече:
  - Куда удрал? Договаривались же, не расходиться, - попрекнул друга и спросил. - Куда пойдём? Может, где борцы?
  - Ничего не удрал. Ждал, как дурак, - оправдался тот, - только в сторону отошёл.
  - Эй, так вы и ордынский знаете? - удивились новые знакомые Тимура, причём на смеси украинского и русского.
   'Суржик', как называла его Славкина мама, оказался понятен всем четверым. Ну, как тут расставаться? И друзья пошли вместе с атаманцами, живо комментируя увиденное. Городок бурлил. Народ, одетый разномастно, но опрятно, ел, пил, играл в какие-то азартные игры, спорил и даже дрался. Стража, поблескивая полированными нагрудниками с головой быка, появлялась, где надо, унимала или разгоняла дебоширов. Приличных людей не трогали, а вот нескольких оборванцев скрутили и увели с площади. Семён проводил их взглядом:
  - Вот это правильно! Нечего здесь сброду шарашиться. Вишь, на игры премножество гостей стеклось, с Грекии, а то и с порубежья, и эти тож, сволоклись поживиться...
  Закир перебил друга, показал в сторону:
  - Эвон где состязаются! - И двинулся сквозь толпу, бесцеремонно пробиваясь плечом. - Подвинься, дай дорогу! А ну, посторонись!
  Мальчишки пристроились за его спиной, а Семён замыкал шествие. Недовольные моментально затихали, увидев зелёные шапки атаманцев. Выйдя к символическому веревочному ограждению, они увидели несколько квадратных площадок, усыпанных чистым песком. На ближней как раз шёл поединок нагих и очень мускулистых, совсем молодых мужчин.
  Борцы состязались, пытаясь покрепче ухватить соперника поперек туловища и швырнуть на землю. Их тела блестели от пота и масла, мышцы проступали жгутами. Но борьба мало походила на современную. Противники упирались ногами и давили навстречу - кто кого. Пыхтели они недолго. Один не устоял при встречном рывке, пал на колено. Второй немедленно этим воспользовался, навалился и припечатал спиной к земле. Зрители заревели, победитель радостно запрыгал.
  - А назад рвануть, через себя бросить? - Семён остался недоволен. - Была охота смотреть... Башками бодаться, и то смешнее будет... Или бы просто пинались, у кого ноги крепче...
  Закир поддержал друга, но предложил дождаться других - вдруг порезвей окажутся. Подождали. И зря - в следующей паре ситуация повторилась. Мальчишки и атаманцы направились дальше. Кулачный бой выглядел намного живее. И кровавее - кожаные ремни на кулаках при удачном ударе сдирали кожу хуже наждачки!
  - Слав, ну на фиг, - сморщился Тимур, - не бокс, а бои без правил. Мордобой, и всё. Валим отсюда!
  Атаманцы согласились, и компания поплелась дальше, выбирая места, где падала хоть маленькая тень. День выдался неимоверно душным. Мало, что солнце палило, так и ветер утих. Горожане, особенно постарше, обливались потом, поминутно промокали себя платками. Мальчишки пожалели, что не захватили шляп, которые им утром предлагала Рема. 'Париться под плащом ради приличия - ещё чего!' - решили они и не стали мучиться, остались в одних хитонах, вопреки строжайшему приказу Олена. Пурпурные хламисы переместились в сумку.
  Семён внезапно остановился:
  - Эге, слышали? Метание копья! Давайте глянем?
  Глянуть было на что - плетёные мишени стояли рядком, а претенденты разминались под одобрительные крики болельщиков. Глашатай зычно выкликнул имена, первая двойка вышла к черте. Их тела не выглядели мускулистыми, как у борцов и боксёров, чему Тимур удивился:
  - Ничего так, спортсмены! Вон тот, пузырь? Тоже мне, триста спартанцев!
  Претенденты метнули копья. Близко к центру мишени попал как раз пузатенький крепыш. Так, пара за парой, желающие прошли первый круг. Неудачники отсеялись. Последним остался одиночка, который умолял хохочущих болельщиков выйти на рубеж и взять копьё: 'Ну, вы что? Помогите, чем ржать бестолку! Хоть перед собой бросьте, судье без разницы! Эй, хоть кто-нибудь!' Семён толкнул друга:
  - Чего ждёшь, иди!
  Закир перепрыгнул верёвку, ограждающую поле, побежал к глашатаю. Среди зрителей раздались негодующие крики и свист. Тимур спросил:
  - О чём они?
  - Не нравится, что атаманец, вот и дерут глотку, - Семён довольно ухмыльнулся, - только поздно. Любой может выйти!
  Славка удивился. Он-то думал, что спортсменов отбирают заранее, и те вроде как сборными командами выступают. 'Оказывается, одиночка тоже имеет шанс? Вот это демократия!'
  Закир занял место на рубеже, получил копьё и несколько раз примерился. Шум и крики среди болельщиков усилились, одна группа принялась скандировать непонятное. Семён повернулся в ту сторону, попытался перекричать:
  - Заткнитесь, сидни ленивые! - И пояснил мальчишкам. - Требуют, чтобы он разделся по пояс, как все.
  Глашатай подошёл к Закиру, указал на скандирующую толпу. Воин пожал плечами, стащил с себя недавно купленную рубаху. Под ярким солнцем его незагорелое тело выглядело бледным, а тёмно-коричневые лицо и шея отчётливо выделялись, как и руки. Славка засмотрелся - жилистое тело атаманца украшали шрамы. Один, длинный и красный, тянулся наискось, перечеркивая спину кривой полосой.
  Глашатай махнул рукой, копья взлетели в воздух. Толпа перестала скандировать, засвистела. И смолкла, с разочарованным возгласом - копьё Закира попало точно в центр мишени. Претенденты отсеивались с каждым кругом, а в финале вместе с атаманцем на рубеж вышел пузатый крепыш. Первый бросок не выявил победителя. Мишени отнесли дальше, но глазомер у поединщиков и тут оказался равный. Тогда им вручили пять копий, выставили пять чучел, свитых из лозы.
  Толпа принялась скандировать имя крепыша. Четырьмя копьями тот поразил новые мишени, а последнее пролетело мимо и вонзилось в землю. Закир ухмыльнулся, помахал толпе рукой - так взорвалась свистом и улюлюканьем. Тем временем атаманец неспешно проделал странную манипуляцию. Он взял копьё широко расставленными в стороны руками, затем повернул ладони ребром и медленно свёл вместе. Зрители затихли. Копьё сохранило баланс, слегка покачиваясь на двух указательных пальцах.
  - Центр тяжести ищет, - догадался Тимур.
  Атаманец метнул копьё, попал в чучело. Зрители опять недовольно взвыли. Закир хладнокровно повторил 'взвешивание', метнул копьё. Толпа вопила, предрекала промах. Но атаманец поразил все цели.
  Разочарованный вой толпы все-таки сменился аплодисментами, одобрительными криками и свистом, когда победителя увенчали лавровым венком, набросили красный пояс на плечо, вручили небольшой серебряный кубок.
  - Надо отметить, - предложил Закир, приняв поздравления друга и мальчишек.
   Доверив кубок Тимуру, венок - Славке, а новым поясом перехватив рубаху, он повёл компанию в нижний город.
  - Там вполне приличная и недорогая таверна. Посидим до вечера, пока прохладнее станет...
  - Нам нельзя отсюда уходить, - возразил Славка, помня строжайшие указания Олена, но Закир подначил:
   - Что ты, как баба! Ни разу вина не пил? Ну, как хочешь...
   Тимур решительно шагал рядом с новыми друзьями, не оборачиваясь на призывы друга. Отпустить его одного? Как можно! И Славка догнал компанию.
  
  
  Глава двадцать девятая
  
  О вреде ночных прогулок
  
   Таверна снаружи смотрелась, как обычный дом, только что с двустворчатыми дверями, распахнутыми настежь. Изнутри тоже выглядела вполне прилично - чисто и опрятно. Простые деревянные столы, скамьи. Народу оказалось немного, человек десять. Три компании. Одна группа уже была в сильном подпитии и горланила песню, две вели себя поспокойнее, но тоже не понравились Славке.
  - Зря мы сюда пошли, - заметил он Тимуру.
  - Ладно тебе. Посидим немного и слиняем. Дай поговорить с земляками, а то я скоро, как Му-Му стану.
   Атаманцы выбрали место в дальнем углу, где не было окон. Низкорослый хозяин подошёл вместе с молодым помощником. Парнишка протирал стол, зажигал толстую свечу и расставлял кружки, а хозяин рассматривал кубок и торговался с Закиром. Они быстро договорились, на столе появилось вино в объёмистом кувшине, жареная рыба, отварное мясо и зелень.
  Мальчишки подняли кружки, чокнулись с победителем. Славка отважно пригубил и сморщился:
  - Фу, гадость! Как это может нравиться? - он отставил кружку. - Не буду. Сок бы какой... Официант, или как вас там? Подойдите, пожалуйста!
  Тимур проглотил терпкую кислую жидкость, но на второй глоток его не хватило - тоже отказался. Семён ухмыльнулся:
  - Нам больше достанется, - и взревел, подзывая парнишку-подавалу. - Эй, пуэр, сервиторо! Фрукты есть? Направь сок хлопцам. Швидко!
  Как давили сок, Славка и Тимур догадываться не стали, чтобы аппетит не портить, но две кружки густого и вкусного напитка получили, и довольно скоро. Оба как раз успели съесть по куску мяса, политого густым луково-чесночным соусом. Атаманцы за это время ополовинили кувшин с вином, немного захмелели, стали говорить громче, бахвалиться своей подготовкой:
  - Мы не так себе, а пластуны, - стучал по столу Семён, переходя на ордынский язык, - ти розумиєш, що таке звичайний козак? Що? Вирно, відчайдушний рубака. А пластун - він набагато страшніше та суворіші!
  - Погодите, - опешил Славка, - казак? Вы же сказали, что атаманцы!
  - Ну да, сказал, - не понял вопроса Семён, - а что не так? Козак - он везде козак, что в Орде, что в Отамании.
  Тем временем Закир уговаривал Тимура:
  - Что тебе в храме? Адам, сенин адин, - звучал атаманский язык, - имя твоё уже аскер, то есть, воин! Пошли с нами, мир увидишь, славу завоюешь...
  Несколько мужчин, чьи лица показались Славке слишком разбойными, присмирели. А затем потихоньку исчезли. Сидеть в пустой таверне и слушать захмелевших казаков Быстрову-младшему надоело. Да и совесть начинала заедать - темнеет, Олен скоро волноваться начнёт, где они. Когда Семён заказал третий кувшин вина, Тимур получил от друга пинок под столом и сообразил:
  - Нам пора, Закир. Не, мы обещали ночевать дома, - настоял он и протянул руку для прощания.
  'Чего это Тимку перекосило?' - не понял Славка, принимая рукопожатие атаманца, но и сам едва удержал крик. В тиски он ладонь никогда не зажимал, но сравнение прочувствовал в полной мере - жесткая лапища едва не сломала кости.
  - Ну, бывайте, хлопчики! Авось, встретимся,- Семён ограничился словесным пожеланием, - так что, удачи!
  На улице оказалось довольно светло - луна взошла. Фонарь, до упора заряженный Оленом, не понадобился. Храм на горе, подсвеченный факелами, выглядел очень красиво. 'И не так далеко, - признал Славка, - быстро дотопаем'. Друзья двинулись в ту сторону, обсуждая сегодняшний день. Внезапно дорогу преградили несколько человек. Они выглядели, как настоящие, но мальчишки не испугались.
  - Слушай, задрали эти привидения. Каждую ночь пристают, - возмутился Тимур, поднимая несколько камней и подавая половину Славке. - На. Бросаем вон в того, лысого. Спорим, я ему в пятак попаду? Ты спроси Олена, как их насовсем прогнать, правда...
  Не сбавляя хода, друзья приближались к призракам. В прошлый раз они точно так же прошли через строй воинов, которые пытались испугать острыми копьями и выкриками. Тимур швырнул камень, следом Славка. Оба попали точно - в лицо лысого коренастого грека, который присел и расставил руки, изображая, что сейчас схватит мальчишек. Но вместо того, чтобы пролететь насквозь, камни звучно шлёпнули и отскочили. Лысый охнул, закрыл ушибленные места руками.
  - Они живые!
  Вот это номер! Задираться с призраками - это одно, а лезть на рожон против пятерых реальных мужиков - совсем другое! И друзья применили первый приём самбо, то есть, дали деру! Однако с другого переулка наперерез шагнули ещё четверо, уже со словами:
  - Мы не причиним вам вреда. Пойдёмте с нами.
  - Разбежались, - Тимур завопил в полный голос: - Ярдюм! Помогите!
  Из таверны выглянули казаки. Закир рыкнул:
   - Кто? А ну, разойдись!
  Грабители обнажили клинки. Тотчас раздался лязг, хриплый вскрик, стон, двое из них повалились на землю. Семён приказал мальчишкам:
  - Бегите, - затем повторил на атаманском, - кош, танрунун-оглу, кош!
  Славка рванул друга за руку, указал на свободный переулок, и они припустили со всех ног. Лязг оружия и крики быстро отдалялись и стихали, а друзья мчались, пока не свернули за угол. Им бы остановиться, но кто думает об осмотрительности, удирая от банды вооруженных грабителей? За углом друзей остановила грубая и прочная сеть. Они влетели в неё, как мухи в паутину.
  
  
  Глава тридцатая
  
  Похищение?
  
  - Осторожно, не задушите!
  Мальчишки брыкались, пытаясь вырваться, выпутаться. Но похитители споро повалили их, закатали в грубую колючую ткань. Славка понял, каково это - быть мумией! В жёсткой тряпке стало душно, она царапала кожу, отнимала силы. И глушила крик. Во всяком случае, голос Тима стал доноситься глухо, словно издалека. Славка ощутил, как его уложили на носилки, припеленали к ним, и быстро потащили вниз. Голова моментально почувствовала это. Потом несколько поворотов и - вверх. Наверное, в гору.
  Хотя, нет! Слышимость оказалось никудышней, но когда его перебросили через седло и привязали, всё стало понятно. Коня гнали безжалостно, потом переложили на другого, потом на следующего. От неудобного положения тело Славки затекло настолько, что заболела голова, и он перестал воспринимать время. Казалось, прошло несколько часов. Но вот кони остановились. Свёрток со Славкой сняли, уложили на землю. Послышался уверенный голос:
  - Оба? Прекрасно. Не повредили?
  Несколько грубых голосов вразнобой ответили:
  - Что им сделается, господин? Дети бога - народ крепкий.
  - Ладно. Кладите сюда. Вот вам за работу. Помалкивайте, если жизнь дорога.
  Славку подняли, уложили на другое место. Грубые голоса поблагодарили. Затопотали кони, удаляясь. То, на чём лежал Славка, дрогнуло, словно пол лифта, когда тот поднимается вверх. 'Летим? Вон это номер! Неужели волхвы нас украли?' Судя по тому, как покачивалось летательное приспособление и свистел ветер, прорываясь к лицу через узкую щель в свёртке, мчались они быстро. Лежать оказалось удобнее, чем трястись согнутым на коне. Славка немного отдохнул, попытался развернуться. Безуспешно, разумеется, но попробовать же стоило?
   Больше всего Быстров-младший переживал за собственную дурь: - 'Не сказали Олену, куда ушли. Теперь Русана опять осталась одна, а нам с Тимуром светит долгое возвращение, и неизвестно ещё, откуда'. То, что Тим где-то рядом, сомнений не оставалось. Похитители же сказали: - 'Оба два, дети бога'. Потом мысли ушли, их вытеснило единственное желание, с каждой минутой всё невыносимее - они с Тимуром от пуза напились сока. Но в туалет не сходили!
  Славка подумал: 'А что я теряю, собственно?' - и начал орать в полный голос.
  - Эй, уроды, отпустите! Отпустите, говорю! Ну что, не понимаете? На минутку остановитесь! Эй!
  Летательный аппарат пошёл вниз, опять став похожим на лифт. Качнулся, стукнулся. Замер. Свёрток со Славкой встал вертикально, раскрутился. Ночь оказалась беспросветной, шаг в сторону и тебя не найдут. Славка обрадовался, приготовился рвануть с места. Но шага не сумел - ноги словно примёрзли к земле. Прозвучал уверенный голос, вроде знакомый:
  - Ты чего просил-то? Поспешай.
  До позора оставались считанные мгновения, но мальчишка успел. Облегчённо вздохнув, он попробовал оглянуться. Из-за спины донесся слабый голос Тимура: - 'Славка, ты здесь?' Однако повернуть голову и даже отозваться не удалось. Грубый материал сам свернулся, зажал его. Тем временем голос Тимура стал слышнее. Значит, того тоже распутали и поставили, как только что - друга. И он тоже не смог убежать. Додумывал и огорчался Славка уже в полёте, который закончился нескоро.
  Но приземление состоялось. Несколько голосов поприветствовали того, кто говорил уверенно. Прозвучала короткая команда, свёрток подхватили и потащили вверх. Славка напряг слух - плеск воды доносился отчетливо.
  Следовательно, волокли на корабль. Судя по всему, немаленький, если топотали по нему, затем по палубе и по коридору, где звук стал гулким. Очень бережно сверток со Славкой занесли в комнату, лишь слегка зацепив за косяк. И куда-то положили. Дернувшись, он выкатился на свободу. В свете тусклого свечного фонаря страшные рожи похитителей выглядели омерзительно. Те ненамного превосходили мальчишек ростом, но были значительно шире в плечах. Шестеро вооруженных мужчин пялились на пленников.
  Славка начал с достоинством:
  - Немедленно отпустите, - но дальше сбился на детские угрозы, - а то пожалеете. Царица узнает, вам конец...
  - Гады! Что надо? Справились, трое на одного, - голос Тимура сорвался,
   К мальчишкам протиснулся бородатый мужик, одетый побогаче, в хитон с вышивкой. Славка перешёл с русского на санскрит:
  - Отпустите, гады! Олен вас размажет! Порвёт, как...
  Бородатый обрадовался:
  - Они, - оскалил редкие и гнилые зубы, - попались! Теперь не улетите, пока мы не победим!
  - Славка, он с Тагетом приходил, - узнал главного Тимур, - телохран, помнишь?
  - Верно, - услышал знакомое слово и согласился бородатый, - мы из Клузи. Отдыхайте, сыновья бога, - издевательская усмешка снова обнажила жёлтые зубы, - вас ждёт царь Прусенна.
   Вся орава поклонилась мальчишкам и вышла, захлопнув двустворчатую дверь. Выглядела та прочно, хотя затейливая резьба местами образовала небольшие сквозные отверстия. Прильнув к одному, Славка заметил удаляющееся пятно света. И всё. Он толкнул створки, они слегка дрогнули. С разбегу - дверь тоже не поддалась, зато с той стороны негромкий и хрипловатый голос посоветовал не тратить силы зря. За точность, конечно, ручаться никто из друзей бы не стал, но смысл оказался понятен.
  Отойдя на середину комнаты, Славка огляделся. Над дверью висел фонарь. Точнее, слегка покачивался. Свеча, горевшая в нём, выглядела толстой. Такая же толстая, но значительно короче, свеча освещала комнату, в которой оказались заперты пленники.
  - Во попали! Чего молчишь?
  - Чо-чо, - передразнил Тимур и ляпнул. - Ёлки, ты как вляпаешься, хоть стой, хоть падай! Из огня да в полымя!
  Книжная присказка звучала в устах друга, как упрёк. Славка возмутился:
  - Ты даёшь! Я свалил из театра, ага! И с атаманцами я шарахался. И в таверну напросился...
  Тимур покраснел, что стало заметно даже в тусклом свете. Собственно, претензий к другу он не собирался предъявлять, просто привычка сработала - никогда не признавать себя виноватым. Но тут, в плавучей тюрьме, он вдруг ощутил, как гадко смотрится со стороны. Да, причина и начало всех сегодняшних приключений - исключительно его инициатива.
  - Слав, не сердись. Я не хотел, просто...
   Но друг прервал его. Пока Славка выплескивал на Тимура набежавшую за этот тревожный вечер обиду и бессилие, он остыл и вспомнил, что его личный опыт намного превосходит опыт друга. Как же можно упрекать того в общем несчастье?
  - Да ладно, проехали...
  Оба замолчали. Улыбнулись, поняв ход мыслей друга. Подняли сжатые кулаки на уровень плеча: 'вот фиг им!' Этим жестом приветствовали друг друга Славкин и тимкин папы. Правда, говорили они при этом 'но пасаран', только какое это имело значение? И друзья принялись обследовать своё узилище на предмет побега.
  
  
  Глава тридцать первая
  
  Маленький раб Коле
  
  Забравшись на широкую и просторную лежанку, застеленную плотным колючим одеялом, гораздо более толстым и жестким, чем привычные домашние, мальчишки обсудили результаты осмотра.
  Четыре квадратных окна плотно закрыты снаружи деревянными ставнями. Дверь надежно охранялась, хотя сторож и храпел во всю ивановскую. Пол собран из толстых строганных плах, которые не прогибались под ногами и щелок почти не имели. То есть, всунуть в щелку лезвие ножа можно, а вот резать твердое дерево очень трудно. Они сумели отщепать небольшое углубление, в которое вошла пилка, но толку-то? Длины её не хватило, чтобы пройти половицу насквозь, а горизонтальный пропил выглядел невинной царапиной.
  Тут в каюту вплыл силуэт плотного мужчины в забавных, словно женских одеждах. Длинная, почти до пола, белая просторная рубаха скрывала его тело, а на голове с длинными спутанными волосами едва держалась маленькая шапочка, как тюбетейка, только чёрная. Славка обрадовался, попросил гостя:
  - Вот сюда станьте, пожалуйста, - и указал на дальний угол, куда свет почти не доставал.
  - Зачем? - В сочном голосе призрака звучало удивление.
  - Посветить. Вдруг это - то самое место.
   - Какое? Сокровищница?
  - Да нет же, удрать через которое! - Тимур возмутился непонятливостью провидения и подробно объяснил ситуацию.
  Мальчишек так выбило из привычной колеи внезапное похищение, что они даже обрадовались - есть, кому высказаться. Тем более, призраки давно стали привычными, своими, нестрашными. Гости дослушал, покачал головой и посочувствовал:
  - Скверно, парни. Влетели, как лиса в ловушку. Вас и пугать теперь неинтересно, уже перепуганы.
  - Да ладно, ничего подобного!
  Тимур оспорил наблюдение белорубашечника. Славка промолчал. Положа руку на сердце, стоило бы согласиться - страху он лично натерпелся предостаточно. Особенно, когда закатали в рулон и волокли неведомо куда.
  - Я про это и говорю. Главное - как ты себя ведёшь, когда боишься, а не отморозок ты или нет, - кивнул Славке призрак, прижимаясь к стене, как просили.
  - Ни фига себе, - Тимур восхищенно хлопнул в ладоши, - вы говорите, как из нашего века! Отморозок - греки такого слова не знают!
  - Значит, вы мысли читаете, - сообразил Славка, - и поэтому говорите нам прямо в голову. А снаружи никто не слышит, так?
  - Примерно, - не стало откровенничать привидение и задумалось.
  Пока оно освещало угол, мальчишки детально осмотрели каждую стену, обследовали на предмет побега. Комод и два встроенных шкафа оказались бесполезными - доски потолка ничуть не уступали прочностью полу. Да собственно, пол каюты, наверняка, служил потолком тем, кто жил ниже - оттуда слышались голоса.
  - Всё, я больше не нужен? Пора прощаться, - всплыло привидение и загадочно намекнуло, - идея у меня появилась. Надо посоветоваться. Спокойной ночи.
  Развалившись на постели и подмяв под головы пуховые подушки, друзья решили продолжить изучение своего узилища с утра пораньше. Но разбудили их осторожные оклики:
  - Эй, сыновья бога! Я принес вам завтрак.
  Совсем молодой парнишка стоял рядом с ложем и держал приличных размеров серебряный поднос, уставленный едой. Пахло очень вкусно, жареной рыбой и какими-то специями. Славка открыл глаза. Парнишка заметил это, поклонился и поставил поднос на широкий стол.
  - Захотите ещё что-нибудь, дерните за шнур, - парнишка показал на тоненькую веревку с кистью на конце, которая свисала почти до полу слева от ложа.
  - Ты кто? Как зовут?
  - Не понимаю твоих слов, сын бога, - испуганно склонился в поклоне слуга, услышав санскрит.
  'Ну да, я и забыл совсем, - укорил себя Славка, - Я-то его понял, а он меня - нет!'
  Тут продрал глаза Тим, сходу удивился и завопил восторженно:
  - Бен аш, ишиёр! Жрачка!
  Друг поддержал:
   - Я тоже проголодался, - и с удивлением уставился на слугу.
   Парнишка пал на колени и обращался к Тимуру, колотясь лбом о пол:
  - Гевшек, бени сет, оглу Аполон!
  - Освободить тебя, - растерялся мальчишка, услышав знакомую атаманскую речь, - ты кто, вообще?
  История Коле, осиротевшего из-за капитана этого дромона, потрясла друзей. Гораций, так звали капитана, италиец по происхождению, давненько пиратствовал на стороне этрусков. Он вместе с другими капитанами шнырял по средиземному морю, словно бы для охраны, а сам при случае грабил одиночные торговые суда. Причем брал только груз и сильных мужчин:
  - У него пятьдесят рабов на веслах. Они долго не живут.
  Маленький раб успел рассказать о смерти отца, как в каюту вошел капитан. Мальчишек поразило, как мгновенно изменилось лицо маленького раба. Он словно надел маску тупицы - исчезла живость, губы отвисли, брови поникли. Гораций затрещиной выгнал Коле и спросил:
  - Вы довольны едой, сыны бога?
  Славка ещё раз попробовал 'наехать', спросил, соображает ли похититель, с кем связался:
  - Олен же волшебник! Он вас в порошок сотрёт! Немедленно отпустите нас!
  - В порошок? Обязательно. Если найдёт. Насчёт отпустить? Никак нельзя, - издевательски покорно отказал капитан, - мы люди маленькие. Сначала погостите у Тагета. Четыре дня туда, дней десять там, - капитан Гораций гнилозубо улыбнулся, - чем плохо? Каюта моя не нравится? Другой нет.
  Сворки двери сошлись, брякнул запорный брус, мальчишки снова остались взаперти. Но теперь картина предстала в полной мрачности - они в плену у пиратов, жестоких и безжалостных убийц. Единственный союзник, с которым даже познакомиться толком не успели - их сверстник, раб Коле. Судно военное, скоростное. Друзья наскоро обсудили новые сведения и решили, что бежать надо как можно быстрее, пока не доплыли до Италии.
  Сейчас, когда солнце пробилось во все щели, в каюте стало достаточно светло. Достаточно для осмотра окон, задраенных снаружи. Это готовые выходы, надо лишь ухитриться открыть. Вот такую задачу Славка и Тимур пытались решить, всматриваясь в каждую щелочку.
  - Берег, - позвал друга Тим, - но далеко, не доплывем.
   - Сначала выбраться надо, - внимательно посмотрев, уточнил Славка.
   Щелей в прочных ставнях оказалось немного. Друзья попробовали лезвием ножа подтолкнуть вверх одну ставню, точнее - щит. Тот немного подался, но упёрся в какое-то препятствие. Скорее всего, в засов, который побрякивал при ударе. Вдвоём мальчишки расшевелили щит, даже пальцами снизу зацепили, но дотянуться и сдвинуть верхнюю деревяшку, засов - никак не удавалось.
  - Стрела! Ею подтолкнуть.
  - Есть, - мгновенно согласился Тим, вытаскивая из сумки подводное ружьё.
   Длины спицы хватило как раз. Осторожно, чтобы не согнуть, Славка подталкивал засов в ту сторону, где сопротивление казалось больше, а три оставшиеся у друзей руки потихоньку толкали щит вверх и опускали вниз. Поза оказалась на редкость неудобная, и усталость копилась, копилась, пока не одолела. Да ещё волна подоспела некстати, сильно качнула. Щит грохнулся на прежнее место, спица осталась торчать вверху, а друзья свалились на пол. Тут за дверью послышались голоса, запорный брус громыхнул, и в каюту вбежал капитан Гораций с воинами:
   - Кто из вас старший?
   - Ну, я, - поднялся Славка.
   - Взять его, - повелительно махнул капитан.
  Два дюжих воина подхватили мальчишку под руки и поволокли вон из каюты. Дернувшегося след за другом Тимура отбросили назад сильным толчком. Сквозь прорези двери он мог только наблюдать, как Быстрова-младшего вытащили на яркое солнце и поставили рядом с рабом Коле.
  
  
  Глава тридцать вторая
  
  Яр - племянник Посейдона
  
  - Идет бурраска. Если налетит - всем конец. Утонем. Давай, божененок, проси своего двоюродного деда, чтобы отвел беду, - капитан торопливо говорил, показывал на чёрную полоску в небе, которая стремительно росла.
   Оттуда доносился шум, совершенно непонятный. Словно где-то далеко и натужно ревели грузовики. 'Бурраска'? По смыслу - буря, что-то бурное. Пацаны станицы Лайбовой рассказывали страшные истории про сокрушительный ветер, называя его 'бора'. Славка слышал, что шквал на море запросто переворачивает парусные суденышки, но дромон выглядел надёжным - метров тридцать длиной, если не больше. Матросы торопливо связывали косые паруса веревками в тугой сверток. Длинные весла в частом темпе вздымались и опускались, двигая корабль к берегу, который казался сейчас гораздо ближе, чем сквозь щелку.
  - Если Посейдону нужна жертва, вот она, - показывая мечом на связанного Коле, кричал Гораций сквозь нарастающий шум, - я готов! Да поспешай же, уговори бога морей пощадить нас!
  Славка с ужасом понял, что капитан сейчас проткнёт клинком беспомощного раба. И только ради того, чтобы избежать какого-то резкого порыва ветра?
  - Нет, не надо! Я уговорю!
  Страх за молодого раба, лицо которого опять накрыла маска тупой покорности, заставил Быстрова-младшего быстро перебрать варианты предстоящего вранья: 'Надо стихотворение, длинное, и чтобы про море было...'
   Как хорошо, что Славке детсадовскому вместо колыбельной мама пела Пушкина! Слова про ветер, который по морю гуляет и кораблик подгоняет - вырвались сами. Быстров-младший встал попрочнее, распростер руки навстречу горизонту, где море выглядело очень-очень мрачным. Туча росла и быстро нагоняла несколько маленьких кораблей. Славка не заметил, как тревога добралась и до него. Наверное, поэтому голос его дрожал, когда подходящие строки всплывали в памяти и летели над дромоном:
   - Ветер, ветер! Ты могуч, ты гоняешь стаи туч, ты волнуешь сине море, ты гуляешь на просторе ...
  Туча невероятно быстро приближалась. Море под ней сразу меняло цвет на чёрный. Маленьких корабликов уже не было видно. А вот дромон успел убежать от тучи в сторону. Ревущий ветер, долетевший сюда, всего лишь хлестнул по судну жесткой рукой, сбил Славку с ног. Набежали крупные волны, ударили в борт раз, другой, взвились высокими брызгами.
  - ...не губи ты нашу душу, выброси ты нас на сушу. И послушалась...
  Капитан крикнул рулевым, но те и сами сообразили, успели повернуть. Судно встретило самую большую, да что там - просто огромную! - волну носом. Водяная гора оказалась такой, что дромон начал всплывать по ней вверх, на высоту. Однако медленно, медленно, медленно!!! Волна ждать не стала, нависла над кораблём. И дромон врезался в неё, пропорол насквозь. Всё море рухнуло на беспалубный корабль, ударило водой по дощатому настилу. Так много её оказалось, что ударом снова сшибло мальчишку с ног. Волна схватила капитана, впечатала в дверь каюты, а Славку и Коле втащила под навес и оставила лежать.
  Пока они барахтались, поднимаясь на ноги, кто-то юркий на мгновение задержал мальчишку, глянул зелёными глазами в лицо и в остатке воды откатился, улизнул за борт. Славке показалось, что это русалка, но не серебристая, а полупрозрачная и рослая, почти с него.
  На этом всё стихло, кончилось. Остальные волны оказались маленькими, полузатопленный корабль их почти не заметил. Гораций убежал к уцелевшей мачте, принялся командовать спасением дромона. Экипаж вытаскивал пострадавших, удалял сломанные весла, откачивал воду. Мачту, которая лежала поперек судна, бессильно свесив растяжки, укладывали вдоль. На Славку никто не обращал внимания. Прекрасно! Быстро сняв запорный брус, он отворил дверь. Тимур потирал синяк на лбу.
  - Ножик, быстро!
   Перерезав веревку, Славка освободил Коле. Тот попытался отбивать поклоны за свое избавление от смерти, но Тимур быстро объяснил, что не место и не время. Сейчас раб вовсе не выглядел тупым, наоборот, всё понимал с полуслова, очень живо и точно отвечал. Укрывшись в тени дощатого навеса, мальчишки слушали пояснения маленького Коле и запоминали, где спят гребцы, как пролезть к запасу жидкого огня и куда наступать, когда шагаешь по верхнему ряду весел. Улучив момент, Славка осмотрел боковую и заднюю стороны каюты, лишь добраться до ставня не сумел. Зато главное заметил - ставень запирался косым бруском.
  Когда дромон на оставшихся веслах дополз к берегу, мальчишки зашли в каюту, попросив Коле вложить запорный брус на место. Незачем вселять в капитана Горация тревогу и усиливать охрану пленников.
  Последним взглядом Славка окинул спокойное море и вдруг сообразил, что те маленькие кораблики, которые нагнала туча, исчезли с безмятежной лазурной глади. И только тут на Быстрова-младшего накатил страх:
  - Ёлки, мы же чудом не утонули!
  
  
  Глава тридцать третья
  
  План побега
  
  Отношение пиратов к мальчишкам изменилось, стало более уважительным. Когда воины поставили палатки на берегу, капитан предложил сынам бога перейти туда. Славка отказался - это не входило в план подготовки к побегу.
  Проверив, надежно ли заперты пленники, капитан Гораций забрал охранника - настолько спешил с ремонтом. Даже расковал десяток сильных гребцов. Те вместе с воинами помогали матросам вычерпать воду, но всю отлить не успели. Команда занималась сломанной мачтой и заменой вёсел. До темноты их установили на место. Вымотанные работой матросы и воины сошли на берег, гребцов приковали.
  Мальчишки тоже не потеряли времени даром - натренировались в открывании ставень, выходящих на море. Варианты побега обсуждали долго, ожесточенно, поскольку прекрасно понимали - другого случая может и не быть. А поймают - пиши пропало! Тотчас приставят удвоенную, утроенную стражу, и уже не снаружи, а прямо в каюте. План сложился почти весь, простой и надёжный:
  - Нужна суматоха... Чтобы крик, беготня... и не до нас.
  - Пожар. Точно, пожар! Пока тушат, доплывём до берега... а там фиг догонят...
  - Вплавь? Замахаешься! Надо в лодке, она же прямо под нами. Вылезём в окно, а Коле пусть там ждёт...
  - А поджигать что? И где? В каюте - так сразу просекут, что мы удрали...
  - Надо, чтоб не допёрли!
  На этом пункте друзей заколодило. Они чувствовали, что замечательный план пропадал из-за маленького изъяна, а решение не давалось в руки. Нужен был внешний толчок или дельный совет.
  - Слушай, где тот призрак? Как они нужны, так их нет, а раньше отбою не было, - удивился Славка и на всякий случай (сын бога он или нет?) решил скомандовать. - Эй, привидения! Явитесь передо мной, как лист пред травой!
  - Ты звал меня?
   Вчерашний мужик в белом балахоне возник в каюте.
  - Не хило так, - поразился Тимур, - а если я позвал бы?
  - Ты не можешь, - покачал головой призрак, - а он имеет право, он посвящённый.
  - Какой? Посвящённый? Во что?
  - Долго рассказывать, - отмахнулся призрак, поворачиваясь к Славке. - Слушаю, посвящённый. Да, забыл представиться. Меня зовут Иген.
  Тут загремел засов на двери. Славка приказал Игену спрятаться в шкаф и не отсвечивать без нужды. Призрак исчез своевременно - за мгновение до охранника. Маленький раб Коле принес мальчишкам еду. Усадив его рядом и заставив ужинать вместе с ними, друзья попутно выслушали рассказ. Точнее, легенду о защитном заклинании старшего сына Аполлона, то есть Славки:
  - ...и Посейдон убрал свою длань от дромона. Никто не погиб, хотя сломало много вёсел, побило десятка полтора гребцов да воинов. У капитана Горация хорошее настроение - ни одного подзатыльника мне не дал! Ремонт закончен, отправка утром.
  - Самое то, - обрадовались Тимур и Славка, - но как нам устроить пожар?
  Они обрисовали план бегства. Коле его одобрил и робко предложил использовать 'греческий огонь':
   - Тот сам загорается, стоит капле попасть!
  - Круто! - Согласились друзья, но возник второй вопрос. - А как мы его возьмём?
  Коле знал, где. Дело осталось за малым - добраться до той кладовой. Тут охранник выгнал маленького раба, притворил дверь, громыхнул запорным брусом. Ночь выдалась безлунная, но очень звёздная. Света хватило, чтобы рассмотреть сквозь прорези двери, что происходит на борту. Гребные рабы уже спали, только воины и матросы негромко пели, сидя у костров. Охранник отправился на нос дромона, сел там на борт, стал подпевать. Однако вино, принесенное из селения, расположенного неподалеку, кончилось.
  Песни стихли, наступила тишина. Волна легонько плескалась в борт. Мальчишки согласованными движениями сдвинули косой запорный брусок в сторону, тихонько подняли ставень.
  - Я первый, - шепнул Славка, передав свечу Тимуру и протискиваясь наружу.
  - Помочь чем? - Рядом возник забытый в шкафу Иген.
  Его фигура так светилась, что даже с берега могли увидеть. А вот этого как раз и не надо! Поэтому Славка зашипел на призрака:
  - Ты что? Только помешаешь! Исчезни! Надо будет, позовём.
  Иген послушно растаял. После освещенной каюты и призрака ночь выглядела совершенно непроглядной. Захотелось вынуть из сумки фонарь, посветить. Но нельзя! Однако желание оказалось таким сильным, что дромон словно просветился насквозь. Славка не увидел, а почувствовал, кто и где: 'Там спят гребные рабы, а в проходах - надсмотрщики... двое, выглядят сплошной чернотой... наш сторож дремлет на носу, словно коричневая клякса'.
  Что-то внезапно изменилось в мире и в Быстрове-младшем - не только странное зрение появилось, но само время перестало бежать, остановилось, зависло. Со Славкой такое и прежде случалось. Например, совсем малявкой, когда плавать ещё не умел, он бродил по мелководью и оступился в глубокую яму - уж кто знает, откуда такая взялась на пляже? Вода сомкнулась над головой, и время тотчас остановилось. Никаких страхов или посторонних мыслей, только одна, чёткая - бесполезно руками молотить, рваться наверх. Надо быстрей опуститься на дно, там оттолкнуться сильно, да в сторону берега, желательно. Вынырнуть, хватануть воздуха, снова утонуть до дна, чтобы этаким поплавком пройти всю яму. Прошёл. До сих пор помнится - на пятый раз поймал дно ногами, распрямился, а глубина уже кончилась. Только тогда время снова пошло - люди стали двигаться, волны заплескались, голоса стали слышны...
  Так и сейчас - Славка чётко воспринимает, как время стоит, а дело делается: 'Тим задул свечу, взялся за верхнюю планку окна, вылез, нащупал ногами поперечный кормовой брус. Держась за стенку каюты, перебежал по брусу на правый борт. Вытянул руку вперед, крадётся в центральный трюм'.
  Коле сказал - именно там, в коробах, на песке, хранится горючий боеприпас. Знаменитый греческий огонь, напалм, если по-военному. Тимур дотрагивается до Славкиной спины, держит дистанцию, чтоб не наступить на пятки и не отстать. Друзья крадутся молча. Все обговорено - кто и что делает.
   Хорошо, луны нет, почти полный мрак. Только кроссовки поскрипывают. Вот и трюм. Возле него неслышной тенью возникает их новый друг по имени Коле. Это означает 'раб'. Пока ещё раб. Тень манит за собой, подводит к двери. Славка легонько толкает створку, та не поддается - закрыта изнутри.
  'Ну, это мы уже проходили, - неслышно усмехается мальчишка, вытаскивая из сумки подводное ружье, - в момент откроем'.
  Снова стрелка, та самая велосипедная спица, выступает в роли ключа. Согнув её ровно пополам, Славка вводит эту гигантскую букву 'Г' в дырку и опускает вниз. Да, спица задевает шпеньки, порядок!
  'Согнуть конец вверх, - Славка делает это, а Тиму в плечо достается легкий толчок, который переводится как приказ, - начинаем открывать'. Шевеля дверь туда-сюда, мальчишки сдвигают засов. Теперь нужен свет. Славка шепчет:
  - Иген, ты где?
  Призрачное свечение возникает немедленно. Коле зажимает себе рот, падает на колени и скулит - так рвётся из него крик ужаса. Тимур успевает опуститься рядом, обнять за плечи, и принимается уговаривать, словно маленького:
  - Не бойся, мы с тобой. Это не страшный призрак, он наш, он хороший. Он помогает нам, Коле, не бойся его...
  Тихий свистящий шепоток Тима делает своё дело. Коле поднимается на ноги, осторожно идёт в склад, сторонясь Игена. А тот, мерзавец, улыбается во всё пасть - доволен! Хоть одного, да напугал!
  Вот они, круглые глиняные горшки, снаряды для катапульты или баллисты. Нужно два заряда. Тимур и Коле осторожно выносят их наружу, ждут, пока Славка закроет замок и прогонит привидение. Иген послушно исчезает.
  Теперь предстоит подвесить горшки в ящике, куда убирают якорный канат. И не просто, а так, чтобы в нужный момент горшки разбились, напалм пролился на мокрое и загорелся. Но как попасть в канатный ящик, если сторож сидит рядом с ним? Пугануть привидением? А если не испугается? Надо что-то более надёжное.
  - Я закричу, - предлагает Коле. - Он придет посмотреть, случилось что? Даст тумак, а вы тем временем...
   - Тумак?
   Друзья переглядываются - это же больно!
   - Ну, два тумака, - рассеивает сомнения опытный раб, - что я, мало колотушек получаю? Ничего серьёзного, я же капитанский, а не весельный. Гораций и тех зря бить не даёт, а уж меня - тем более!
  Простота, с которой новый друг рассказывает о постоянных побоях, возмущает друзей. Не сговариваясь, они разом вспоминают про шпагат. Идея, конечно, не оригинальная, зато в темноте сработает за милую душу. Когда часовой побежит по знакомому настилу, под ноги он глядеть не станет, а значит, навернётся со всего разгону. И в трюм. Кр-р-ра-со-та!
   - Тумаки, тумаки, - зло шепчет Славка, на четвереньках ползя через центральный настил, - я вам покажу тумаки...
   Он делает узел, протягивает шнур сантиметрах в десяти над досками. 'За что привязать?' На второй стороне Тимур ощупывает брусья, которые держат настил, выбирая удобное место для 'спотыкалки'.
  - Дай я, - хихикнув, Коле трогает Славкино плечо, - я понял. Надо по-другому. Дай!
  Маленький раб распускает Славкин узел, ползёт к боковому настилу, крепит шнур над ним. Ловко перебирается на центральный настил. Два конца шнура вручает Славке:
   - Как споткнется, дергай за этот. И утягивай веревку. Он начнёт искать, а уже нет ничего! Только не перепутай, пусть он сначала упадет!
  Мальчишки удивлены:
  - Как ты сделал?
  - Хитрый узелок. Давайте по вёслам той стороны, а на середине прячьтесь, только рукой махнете. Начнется суматоха, я к вам...
   Так и вышло. Осторожно ступая по лопастям втащенных внутрь корпуса весел, мальчишки пробираются до середины дромона. Перешагнув бортик, прячут головы за кнехты. Тимур поднимает руку, машет. И сразу раздаётся дикий вопль Коле:
  - А-а-а! Змея!
  
  
  Глава тридцать четвертая
  
  О пользе шпагата
  
   Часовой подскочил, как уколотый шилом. Громко выругавшись, он затопал по центральному настилу, ориентируясь на крик. Коле старался, вопил громко и даже пробовал визжать, что получалось хуже. Но усталых гребных рабов ему удалось разбудить - с палуб доносились призывы унять крикуна, заткнуть ему глотку, дать в зубы...
   Часовой перешел на трусцу очень вовремя - точно перед 'спотыкалкой'. Падение выглядело красиво. Даже в неверном свете звёзд мальчишки рассмотрели выставленные вперед руки воина и его неудачное приземление. Грохот - это сторож соприкоснулся с досками настила, а вскрик - упал с него. Второй удар и более громкий вопль возвестил о приземлении на скамейки рабов.
  - Дергай, - подсказал Тимур другу, но тот помедлил и оказался прав.
  - Погоди, ещё двое бегут!
  Это дежурные надсмотрщики, караулящие гребцов, всполошились и выбрались наверх. Оба несли фонари, свечи которых давали скудный свет. Опрометью бросившись на выручку часовому, который ругался почём зря, непрошенные помощники тоже не заметили шнурок, натянутый поперек настила. И вместе с фонарями свалились вниз.
  Шнур отработал даже лучше, чем замышлялось. Вот теперь можно сделать лёгкий рывок. Хитрый узел распустился, и Славке удалось смотать эти несколько метров без труда. Тимур за это время добрался к намеченному месту, поднял крышку канатного ящика. Ступая по лопастям весел, торчащих из борта, Славка тоже дошёл до носа, помог другу тихонько опустить крышку на палубу. Неслышно возник Коле, перегнулся за борт, показал отверстие:
  - Суй шнурок! Я полез, - он юркнул в темноту ящика, поднял оттуда руки. - Давай!
  Заранее приготовленная пара из крупного камня и горшка с напалмом, помещённых в сетку, тоже исчезла в темноте. И вторая сетка ушла туда. Недолгое время спустя шнурок натянулся. Потом Коле вылез наружу, отчитался шепотком:
  - Подвесил. На хитрый узел. Потянешь, горшок - хрясь на камень! Там мокро, враз полыхнёт...
  - Зуб даёшь? - Тимур слабо представлял, почему канаты загорятся без спичек, но раб заверил:
   - Ещё как! Греческий огонь с водой сам горит, - и Коле прикрыл рот рукой, - а зуб вам зачем? Не надо.
   Они успели проложить шнур вдоль борта, над верхними веслами. Оставалось просунуть его в каюту, снизу, чтобы рулевые не заметили. Но для этого предстояло перебежать на другой борт. А надсмотрщики уже суетились возле центрального трапа - Славка видел их своим неожиданным зрением. Те корячились с часовым, наверное, воин сильно расшибся.
  'Увидят - пиши пропало, вся задумка вскроется, хана побегу. И ведь ничем их не отвлечь! На крики больше не обратят внимания, трюк со 'спотыкалкой' - тоже своё отыграл. Что делать? Была ни была!' - Славка решительно шагнул вперед, сделав Тиму знак идти в каюту, принимать конец шнура.
  На цыпочках пробравшись через центральный настил, Быстров-младший стремглав перебежал по брусу на противоположный борт. Опустившись на колени, опустил руку, насколько можно, нашёл заранее просверленную дырочку, сунул острый, как игла - оплавленный зажигательным стеклом! - конец шнура. Тимур поймал и потянул его на себя.
   - Получилось! - Славка едва не выкрикнул это, хотел распрямиться, но сзади грубый голос изумился:
  - Мамма мия... квесто... Хи?
  На фоне звёздного неба темнел коренастый силуэт. Ужас опалил мальчишку: 'Сейчас схватит, сейчас! Полный провал! Всё пропало!'
  Как же он просмотрел, прозевал, что надсмотрщик вышел и подкрался незамеченным? Не думая ни о чём, Славка нырнул вниз, между рулевыми вёслами, под каюту, где плескалась вода. Крупная волна набежала именно в этот момент, сильно ударила в дромон, даже качнула корабль и подняла его корму.
  Поперечный брус перехватил мальчишку, словно подстелился под него, не пустил в воду. Брызги снизу миновали Славку, но взлетели прямиком в лицо преследователю. Как из ведра плюхнули, тот аж поперхнулся.
   И опять мальчишке почудилось - на волне мелькнуло полупрозрачное тело с рыбьим хвостом. Ручаться за точность трудно. Много ли разглядишь к слабом свете звёзд? И тем не менее, кто-то шустрый явно управлял брызгами. 'Русалка? - мелькнула мысль, но Быстров-младший отринул её. - Ерунда! Откуда она в море...'
  Преследователь отфыркивался и утирался, но всё также нависал над мальчишкой, даже тянулся схватить его. В отчаянии Славка выхватил из сумки фонарь, заряженный Оленом - ослепить противника, как это делали копы!
  Поток света больно плеснул в чужие глаза. Вскрикнув, надсмотрщик обеими руками закрыл лицо. И напрасно. Ещё одна крупная волна ударила в корму, резко шатнула дромон. Потеряв равновесие, преследователь свалился, булькнул камнем. А Славку неведомый кто-то поддержал снизу, помог усидеть. Шепнув туда 'спасибо!', мальчишка подтянулся, заполз на палубу, шмыгнул в каюту, на ходу приказав Коле заложить дверь запорным брусом.
  Когда встревоженный необычайными происшествиями Гораций выбрался из палатки и заглянул в каюту детей Аполлона, те безмятежно спали. На всякий случай капитан проверил одежду мальчишек. Убедившись, что она сухая, тихо вышел. Новый сторож уселся под навесом, опять рядом с дверью.
  'Поздно караулить, мы всё успели!' - Славка с Тимуром прислушались к далёким голосам. Часовой, который расшибся, и нырнувший с кормы надсмотрщик - оба бубнили в своё оправдание совершенную чепуху. Словом, ничего толком не рассказали, и маленький раб Коле тоже остался вне подозрений. Плюнув, капитан признал виновниками переполоха проказниц океанид.
  - Иген, ты здесь? - Позвал призрака Славка, когда команда и воины угомонились.
  - Слушаю тебя, посвящённый.
  Привидение светилось в полсилы, но мальчишки велели ему спрятаться за угол шкафа, пока обсуждали план предстоящего безобразия. Уяснив задачу, Иген расхохотался:
  - Великолепно! Я именно это и хотел предложить. Нашим всем идея понравилась. Ух, - он плотоядно потёр руки, - порезвимся! Сейчас я десятка полтора местных соберу, начнём. Спокойной ночи не желаю! Пока!
  Что уж там вытворяли привидения под командованием Игена - мальчишки не видели. Но вопли команды и воинов, беготня и ругань длились довольно долго, пока Гораций не сообразил разложить круговой костер, в свете которого призраки стали незаметны. Надо полагать, единственные, кто выспался в эту ночь - Славка и Тимур.
  Во всяком случае, команда выглядела измученной и постоянно переругивалась между собой, когда чуть свет дромон отправился в путь. Только тут мальчишки поняли свой просчет - якорная верёвка оказалась совершенно сухой. Носовая часть корабля стояла на песке, и прилив не достал до неё. Мальчишки разочарованно отлипли от прорезной двери, сквозь которую наблюдали за процессом отправления. Дромон на веслах отошёл от берега, матросы засуетились у парусов.
  - Вот обломились, мама не горюй... Что делать?
  - Стать на якорь, чтоб веревка намокла, - озвучил Тим идею, - а как? Ты, сын бога, шевели рогом! Маракуй! Если поколдовать, скажем?
  - Точно, - просиял Славка, - на хорошую погоду!
  Они заколотили в дверь, стали требовать капитана. Сквозь ритмичный бой барабана послышался доклад дневального, затем двери распахнулись. Напустив на себя важность, Славка поведал Горацию историю о вещем сне. Пришла, дескать, нереида-океанида, точнее даже - приплыла, и велела перед выходом в море помолиться Посейдону-Нептуну. А в дар принести амфору лучшего вина. Что уж там ещё плёл Быстров-младший, он и сам не повторил бы через полчаса. Но в речи нашлось место вчерашнему переполоху, что добавило веса словам старшего сына Аполлона.
  Якорь бросили. Гребные рабы втянули весла внутрь корпуса. Славка торжественно прочёл сказку о царе Салтане, насколько помнил. Амфору с вином отправили за борт. Та не утонула, а невысоким поплавком вынырнула и закачалась неподалеку от дромона.
  - Всё, моление закончено, - оповестил сын бога, отвлекая капитана Горация от созерцания амфоры.
  Возвращённый в каюту Славка с трепетом следил, как матросы выбирали якорный канат. С толстенной веревки лилась вода, много воды! И эту мокрую веревку укладывали в канатный ящик, ура! Дромон поднял два косых паруса, ходко двинулся, рассекая волну.
  - Пора, - скомандовал Славка, и они с Тимуром потянули веревочку на себя.
  Это оказалось нелёгким делом. Эластичный шнур, очень прочный на разрыв, при такой длине - тридцать метров, если не больше! - повёл себя неожиданно. Он упруго растягивался, словно резиновый. И самое болезненное - начал резать руки, даже через тряпку, которой друзья обмотали ладони. Перехватившись поближе к дырочке, сквозь которую шнур уходил в сторону правого борта, мальчишки уперлись ногами, потянули, что было сил. Шнур басовито загудел, потом напряженно зазвенел.
  - Больно! Надо намотать, на что только, а? - предложил Тим, когда силы кончились, шнурок вытянулся больше, чем на метр, а никакого результата на носу дромона не обнаружилось.
  - Быстрей, а то фиг до берега успеем, - сообразил Славка, бросаясь на подмогу другу. - Палку надо.
   Они привычно открыли ставень с кормового окна, Тимур закинул руку наверх и вытащил запорный брусок. Намотав на него шнур почти до самой дырочки в стене, мальчишки уперлись ногами и в четыре руки потянули. Шнур вытянулся.
  - Накручивай, - показал направление Славка, и друзья снова налегли.
  В этот раз вытянуть удалось больше, на полметра уж точно. А затем силы сравнялись - ни туда, ни сюда. Равновесие держалось не так чтобы и долго. Силы мальчишек иссякали, а отчаяние усиливалось.
  - Кранты! Я сдох! - вырвалось у Тимура.
  - Нет! Ещё разок, ну!
  
  Глава тридцать пятая
  
  Помощь океанид
  
   'Неужели всё напрасно?' - ужалила Славку предательская мысль.
   Он стиснул зубы, глянул на друга, кивнул, как получилось, и на счёт 'три' рванул. Рывок вышел отчаянным, как тот прыжок с крыши, под дельтапланом Олена. Пальцы не выдержали, разогнулись, брусок выскользнул, раскручиваясь под тягой шнура. Мальчишки упали на спины, боясь глянуть в лицо друга.
  Славка поднялся первым, снова схватил брусок, принялся накручивать на него шнур. Тимур шагнул к нему, едва сдерживая слёзы: 'Просчитались, всё пропало', но готовый снова биться за спасение, то есть, тянуть предательский шнур.
  Однако в этот раз что-то изменилось. Славка крутил брусок с лёгкостью, намотав уже приличную толщину, а светлая змейка все не натягивалась. Боясь поверить, он отступил на пару шагов, резко дернул шнур на себя - тот покорно скользнул, по инерции даже лег на полу небольшой дугой.
  - Тим, глянь, - почему-то шепотом предложил Славка, - что там?
  Но всполошенные крики корабельной команды сообщили друзьям об успехе ночной заготовки. Из канатного ящика выбивались клубы чёрного дыма, прекрасно видимые сквозь прорези двери. Страж их каюты мчался к пожару, а капитан Гораций показывал впередсмотрящим на коробы с песком. Ещё один матрос откинул крышку ящика, откуда рванулись языки пламени. Крики едва не заглушали мерный бой ходового барабана - дромон продолжал уходить в открытое море.
   - Драпаем!
  Тимур полез в окно. Славка окинул каюту взглядом - не забыли чего? Вроде нет. Он последовал за другом, встал на поперечный брус, вернул ставень на окно.
  - Быстрей! - Коле и Тим махнули снизу, из челнока.
   Они уже отвязали и спустили его. Спутная струя бурлила совсем рядом с бортом утлой лодчонки, так что держаться за крепления приходилось в четыре руки. Свесивши ноги, Славка прицелился, спрыгнул почти точно, на второе сиденье, как Тим его назвал - 'банка'?
  Мальчишки отпустили руки, струя рванула, накренила челнок, швырнула поперек, и корма дромона стала удаляться. Коле и Тимур сразу поймали темп, принялись грести к берегу, напрямик, поглядывая через плечо. Славка привстал, высматривая проход среди невысоких, но обрывистых скал. Мало ведь доплыть, надо ещё и удрать подальше, вглубь, чтобы не догнали.
  'Ага, вон там понижение, похоже на овраг' - усмотрел он и подсказал гребцам:
  - Ребята, чуть правей! Вот так, точно.
   Мерно загребая, Коле и Тимур вели челнок, который взмывал и опускался на пологой волне. Бриз тянул к берегу, но почти не помогал. Коле грёб, как заведенный, а Тимур явно устал, запаздывал.
  - Дай сменю, - поднялся Славка.
  Обнявшись, они сделали пируэт, поменялись местами. Вцепившись в отполированную рукоять весла, Быстров занес его и - глубоко утопил в подступившей к борту волне. Челнок дёрнулся. Коле промолчал.
  - Ты что, - укоризненно воскликнул Тим, - грести не умеешь?
  - Да что тут сложного, - не согласился друг, и тотчас промахнулся, лишь чиркнув по воде.
  После нескольких позорных минут Славка приноровился. Челнок приближался к берегу, прорезался шум наката, стал нарастать. И тут Коле закричал:
   - Они гонятся!
  Тим обернулся, Славка отвел глаза от забортной воды, по которой равнял погружение весла. На дромоне уже не было дыма. Он ходко мчал прямиком на челнок, с каждым дружным гребком вырастая в размерах. Мальчишки участили свои гребки, но где им состязаться с этой скоростной многоножкой, которая стремительно настигала беглецов. И всё же шанс ещё оставался, крохотный, но шанс! Ах, если бы кто-нибудь подтолкнул челнок, хоть немного ускорил его ход. Ведь дельфины спасают тонущих людей, почему бы не помочь сейчас...
  Челнок резко рванулся вперёд. Тимур изумлённо поднял брови, показал рукой на четырех полупрозрачных, зеленоватых девушек, которые толкали утлую лодчонку к берегу. Славка сразу узнал - это такие же, или те же самые, что уже помогали ему. Не русалки, точно - гораздо крупнее и сильнее. Теперь, в дневном свете, они выглядели прекрасно и стремительно. Их лица и тела постоянно переливались, играли прозрачными бликами, словно состояли из водных струй. Конечно, так сияет вода, текущая из крана, но больше всего океаниды походили на упругий фонтан, который не распыляется, а непрестанно изливается, опирается на себя, летя вниз хрустальными слитками.
   - Океаниды, - узнал их Коле, благодарно кланяясь, - спасибо вам.
  Может быть, беглецам почудилось, что нежданные, но своевременные помощницы улыбались, кто знает? Главное, надежда на успех авантюры крепла с каждым метром, ведь дромон отстал! Челнок мчал к берегу, подхваченный крупной волной. Вёсла пришлось задрать - они тормозили.
  Береговой накат набирал громкость, заглушая частый гул ходового барабана. Океаниды разом остановились, и бесследно исчезли, растворились. Пустая волна вспенилась барашком, рассыпалась на песке. Следом на берег вылетели и крепко ударились: лодчонка - килем, Славка и Коле - спинами, опрокинувшись на дно. Только Тимур сумел остаться на ногах, вовремя выпрыгнув:
  - Ходу!
  Он бежал первым, перепрыгивая камни, которые щербатыми и неровными зубами торчали из песчаного берега. Славка оглянулся на бегу: дромон табанил, вспенивая вёслами воду совсем рядом с брошенным челноком. Воины прыгали, не дожидаясь сходней - им было по пояс. И Гораций азартно командовал, показывая рукой на беглецов, стоя на носу судна.
   Овраг, замеченный мальчишками с моря, оказался широкой расщелиной, дно которой заросло хилыми, но колючими кустиками и пучками жесткой травы. Те и другие царапали, хлестали, драли голые ноги, но страх гнал троицу верх. Скальные стены сходились всё ближе, камни под ногами укрупнялись, становясь глыбами. И уже не бегом, даже не шагом - на четвереньках карабкались мальчишки по узкому проходу. Торжествующие вопли преследователей казались совсем близкими. Славка снова оглянулся: 'Нет, пока не догоняют. Только хватит ли сил оторваться, когда вылезем наверх?'
  Хуже всего приходилось Коле - босые ноги уже кровоточили, во многих местах сбитые об острые кромки каменюг. Хорошо хоть, глыбы кончились, и к выходу вела чистая от камней дорожка, промытая дождями, наверное. Вот Тимур выбрался, исчез за переломом. Следом наверх выбрался Коле, тоже исчез. Славка оглянулся, прежде чем сделать последний шаг: 'Елки, как близко погоня! Хорошо, луков у них нет, не подстрелят...'
  Он выбрался, распрямился, разглядывая дромон, где капитан Гораций так и стоял на носу, следя за беглецами. Ой, нет! На палубе не теряли времени. Баллисту уже напрягли, даже заряжали камень. Да и катапульту со стрелой задирали высоко, явно нацеливая на мальчишек. Похолодев при мысли о камнях, о громадных стрелах, которые вот-вот посыплются на них, Славка рванул вперёд.
   И наткнулся на высокого воина. Сильные руки схватили мальчишку:
  - Попался! Медленно бегаешь, сын бога!
  
  
  Глава тридцать шестая
  
  Воздух!
  
  Первый страх моментально исчез, когда Славка разглядел, в чьи лапы угодил. Улыбка на бритом лице и зеленая чалма - что может обрадовать сильнее? Только возвращение домой. Но как приятно увидеть не просто знакомого, а своего, почти родного человека! Настоящего руса, защитника, умелого воина, который не даст в обиду! Восторженный вопль вырвался у Славки:
  - Семён! Ура! - И тут же перешёл в тревожную тональность. - С корабля сейчас стрельнут!
  - Это вряд ли. В своих попасть побоятся. Тихо будь, - остерёг мальчишку воин, - в сторонке таись, пока мы этих переловим, - и толкнул его к Тиму, который вместе с Коле сидел поодаль.
  Там же, за купой деревьев, десяток лошадей пощипывали редкую травку. Сами казаки рассредоточились у кромки обрыва, не высовываясь. Закир и широкоплечий парень лежали по бокам у тропки, по которой вылезли мальчишки. Вот первый преследователь оперся о землю, чтобы сделать завершающий шаг. Две руки метнулись ему навстречу, вцепились, рванули вперед. Изумление не успело сойти с лица незадачливого вояки, как его впечатали мордой в землю, оглушили кулаком по затылку и в темпе уволокли подальше. Вторая пара казаков дождалась следующего, а вот третий сумел завопить: 'Засада!'
  До берега не добежал никто - град стрел посыпался и догнал. Баллиста и катапульта швырнули свои снаряды, но мимо. Казаки достали и до дромона. Потеряв ещё двух воинов, Гораций увёл судно в море.
  Семён допрашивал пленников, а мальчишки рассматривали стрелу катапульты, длиной больше, чем в половину их роста. Тимур замахнулся, целясь в толстое дерево, но друг перехватил руку:
  - Ты что? Оно живое, ему больно. Вон сухостоина, туда.
  Ашкеров-младший приготовился съязвить, но вспомнил день рождения дриады и передумал. Стрела вонзилась в сухой ствол без коры, давно переломленный в середине ветром или молнией.
  - Теперь я. Ни фига себе, настоящий дротик, - Славка прикинул вес, отошёл подальше, сделал бросок, - я с таким тренировался, когда в Затулье был. Только там тонкий...
  - Дай я, - снова попробовал Тимур, но промазал два раза и передал Коле, - теперь ты.
  Молодой раб вёл себя робко, вжимал голову в плечи, вздрагивал от громкого смеха казаков. Мальчишки не понимали, чего боится их напарник. Когда Тим хлопнул его по плечу и сунул длинную стрелу: 'Бросай! Посмотрим, как у тебя получится' - тот отшатнулся. Потом сообразил, замахнулся и метнул, как-то резко перекрутившись в поясе. Стрела глубоко вонзилась в ствол.
  - Ого, - рука Семёна с трудом вырвала наконечник, - откуда такой навык, парнишка?
  - Дедушка научил. Он воин, с Синей Ордой пришёл, а после ранения остался, городскую стражу готовил, - на ордынском ответил раб, заискивающе глядя на руса.
  - Наш, значит. А ничего так, жилистый, - командир пощупал плечо Коле.- Как зовут?
  - Раб. Коле.
  Семён поморщился:
  - Забудь, ты теперь свободный, если сыны бога не возражают. А? - Он подмигнул Тимуру, а Славку спросил серьёзно. - Что, боженята, отпускаете парня? Я из него толкового воина сделаю.
  Мальчишки одновременно кивнули, и командир продолжил:
  - Видишь? Свободен ты, парень. Как тебя раньше звали-то? Дома?
  - Влас, - вымолвил недавний раб, и шепотом добавил, подавшись к Семёну, - Велес, для своих.
  Атаманцы притащили трофеи - оружие и доспехи, сложили кучей, вместе с теми, что сняли с пленных. Те лежали со связанными руками, уткнувшись в землю, под надзором совсем молодого казака. Закир пнул ближайшего пленника в подошву сандалии, спросил Семена:
  - Старшой, что с этими?
  - Олену решать, не мне. Так, по коням! Ты, ты и ты - берёте водоплавающих, - командир указал на пленников, приказал самому молодому, - тебе везти Власия, мы с Закиром возьмём боженят. Остальным - разобрать трофеи!
  Минут десять спустя отряд неспешно трусил по уличке небольшого селения Грава, десяток жителей которого уже бежали к месту недавней схватки. Распоряжение Семёна о погребении тел, оставшихся на берегу, староста выслушал с таким почтением, что Славка удивился:
  - Почему?
  - Попробовал бы ослушаться, - пожал плечами командир.
  - А кто проверит? Чего ему бояться?
  - Атаманцам не отказывают, - странно уточнил Семен, но продолжать не стал. - Откуда я знаю, почему... Не крутись. Сейчас заводных заберем, удобнее рассядемся,
  Не получив вразумительного ответа, мальчишка унялся. Командир атаманцев оказался не очень словоохотливым, даже не сумел объяснить толком, каким чудом отряд подоспел в самый критический момент. Пока разбирали лошадей, рассаживали пленников и мальчишек, Семён был занят. Всё, что Славке удалось, как клещами, вытащить из командира казаков, это: 'Олен велел ждать тут, в засаде. Взять пленника, хоть одного. Мчать до Ёлкоса или Димини'. Рванули с места резвой рысью, отчего Тимур перепугался, как некогда сам Славка. Подбодрив друга, Славка продолжил расспросы:
  - Закир, хоть ты скажи. Я в непонятках...
  Тимур немедленно вписался в разговор, чуть не соскользнув с крупа коня:
  - Да, что за фигня? Вы спецом ждали, получается? Откуда узнали?
  - Ну, мы у таверны пятерых положили, хвать - вас и след простыл. Ну, доложили атаману, тот - в храм. Олен шибко переживал, на нас накричал, что допросить некого. Назавтра выпросил у атамана десяток, велели спешить и тут ждать. Едва успели, чуть коней не загнали...
  - Хорош нас пытать, боженята, - вмешался Семён, - архиерей вам скажет, что да почему. А мы своё дело сделали, вас перехватили. Теперь дня три гнать без передыху.
   Разговор исчерпался. Отряд пылил по проселочной дороге, которая тянулась вдоль унылых полей, невзрачных гор, поросших лесом. День тянулся, жаркий и нескончаемо длинный. Отряд сделал четыре коротких остановки. Сменили коней, попили свежей водички, а ели уже на ходу - круто сваренную кашу и вяленое мясо. К вечеру пленники и Велес едва держались в сёдлах. Тим крепился, но потом не выдержал, принялся просить Семёна:
  - Давайте передохнём? Сил нет уже, весь зад смозолил.
  - Нет. Надо спешить.
  Закир перебрался в голову отряда. В глубокой темноте он крикнул:
  - Нашёл! - И направился к ещё более тёмному месту.
   Это оказалась рощица у ручья. Атаманцы запалили несколько факелов, споро занялись подготовкой ночлега. Тимур и Велес дотащились к воде, лёжа напились и ополоснули лица. Уснули тут же, на бережке. Славка тоже устал, но ему хватило сил расседлать коней, которых бросили мальчишки, потом своего. Он стреножил их, обиходил, как смог, протер травяными жгутами.
  - Отменно, - подошел Семён и помог управиться с последним, - может, ты и воинское дело знаешь?
  - Немного.
  Славка уже валился с ног, но искупнулся целиком, смыв пот и пыль. Казаки укладывались спать, гасили факелы. Дежурный проверил связанных пленников, погасил последний. Лошади топтались в стороне. Славка блаженно вытянулся, засыпая: 'Вот это денёк выдался...'
  Второй день прошёл без приключений. И ночь. Тимур и Велес держались в седле уверенно, а вот один из пленников занемог. Его сколько раз рвало, что Семён отправил больного и двух атаманцев к мэру городка, который они проезжали:
  - Скажите, пусть лекарь проверит, жилец или нет. Если что, на ваше усмотрение. В тюрьму там, а то продайте. Или как иначе...
   Спустя час-полтора те нагнали отряд. Третью лошадь вели в поводу. Что уж докладывали они командиру, Славка постарался не слышать. Кто знает, как сложилась судьба этого пирата...
  Взобравшись на очередной бугорок, командир казаков показал пальцем на домишки:
   - Ёлкас. Тут можем отдохнуть.
  Но здешний мэр сунул сложенную квадратом и скреплённую печатью бумагу. Пока Семён вскрывал и читал написанное, прямо на площади поставили несколько столов, выставили еду и кувшины с вином. Казаки усадили пленников, сели сами, навалились на еду - два дня всухомятку, шутка ли! Командир сел напротив городского головы, предложил выпить вместе, внимательно проследил, как тот выцедил свою кружку. Приказал выдать на каждого коня по килограмму зерна. Когда два мешка принесли, развязал их и пристально рассмотрел зёрнышки на ладони. Даже разгрыз несколько штук. Димарх облегчённо перевёл дух, когда Семён похвалил качество и распрощался.
  После плотного обеда настроение казаков поднялось. Они сбились вместе, красиво запели протяжную песню. Славка мало что понимал в хоровом пении, а вот Тимур со своей музыкальной школой даже замер в изумлении:
   - Вот это многоголосие! Грузины отдыхают, честно. Ты послушай, Слав, как чисто выводят...
  Далеко за полдень, когда отряд отбрасывал перед собой длинные тени, неожиданно открылся берег с бескрайним простором. Семён довольно крякнул, подозвал к себе Славку:
  - Тут станем ждать. Архиерей написал, сам нас отыщет, главное, чтоб на берегу.
  Воспользовавшись случаем, Быстров-младший немедленно спросил:
  - Скажи, а почему мэр, то есть, димарх, так трусил? Когда ты вино и зерно пробовал?
  - Боялся, что зарублю, если гадость почую. Местные могут же и отравить вино. Были случаи. - Командир атаманцев стащил зелёную чалму, почесал давно не бритую голову, ощупал длинную косичку. - Надо же, кита расплелась! Эх, баньку бы...
  - Семён, ну что ты всегда увиливаешь! За что отравить?
  - Яр, ты хоть и сын бога, - неожиданно вспылил казак, - и парень справный, а отстань! Не понял? Войско мы, войско! И кто нас любить станет, а?
   Славка удивился такой смене настроения, но придержал коня, дожидаясь друзей. По глади моря под треугольными парусами тащились редкие торговые судёнышки. Они выглядели неуклюжими скорлупками по сравнению с длинным, ярко разукрашенным судном, несущим три ряда весел. Его сопровождали четыре корабля поменьше, очень похожие на пиратский дромон, который давно удрал.
  - Трирема, - пояснил Велес, поравнявшись со Славкой.
  Недавний раб совершенно переменился. Теперь ему не надо было прикидываться тупым, и он стал совершенно таким же, как друзья - любопытным.
  Неожиданно с палубы триремы взлетел человек. Высоко поднялся, а затем направился к отряду. Мальчишки не успели глазом моргнуть, как в руках атаманцев появились луки, сразу с наложенными стрелами. По команде Семена отряд перестроился, мальчишек поместили в центр. Молодой казак быстро набросил на Славку собственный доспех, оказавшийся довольно увесистым. Таким же снабдили Тимура, несмотря на его протест. А когда тот попытался передать бехтерец Велесу, Закир без долгих разговоров отвесил Ашкерову-младшему смачный подзатыльник:
  - Цыц, сказал! Сиди смирно!
  Летящий человек направлялся точняком к отряду. Семён велел мальчишкам спешиться, укрыться за лошадями. Убедившись, что приказание выполнено, повернулся навстречу опасности, нараспев скомандовал:
  - Без команды не стрелять. Товсь, - и через несколько томительных мгновений рявкнул. - Бей!
  Стрелы ринулись в летящего врага сплошной струёй - так показалось мальчишкам. Даже Славка, который знал про умение русов-лучников, не ожидал такой частой стрельбы. Только теперь он понял значение слова 'стремительно'! Атаманец отпускал тетиву, та отправляла стрелу вперёд, а правая рука тотчас выдёргивала за оперённый конец следующую из заплечного тула, укладывала на ещё дрожащую тетиву. И левая рука рывком выпрямлялась, напрягая лук, пока правая удерживала тетиву со стрелой. Хищное острие устремлялось к цели, свистя цветным оперением - разным у каждого лучника.
   В таком темпе атаманцы успели выпустить с десяток стрел каждый. Да только ни одна не попала в летящего человека. Стрелы сворачивали в стороны, некоторые просто останавливались, словно утыкались во что-то, и падали на землю. Но казаки не собирались останавливаться, стреляли и стреляли, пока летун приближался. Уже видны стали его выставленные вперед ладони, и раздался гневный крик:
   - Семен, спятил, что ли? Своих не узнаёшь!
  - Олен, - выглянул на знакомый голос Славка, - Олен! О-о-ле-е-н!
  Семён тоже признал волхва, приказал 'отставить'. Ничуть не смущённый собственной оплошностью командир атаманцев первым делом отправил самого молодого казака собрать стрелы. Когда рассерженный волшебник приземлился, 'старшой' коротко доложил об успехе похода, предъявил мальчишек. Олен тут же принялся ругаться в их адрес:
  - Ну, сорванцы, задали вы хлопот! Я вот думаю, а мне это надо? Кто вы такие, чтобы мне бросать всё и отправлять вас назад? В общем, надоело! Теперь делайте, что хотите, а у меня своих дел по горло!
   Славка раскрыл было рот для объяснения, но волшебник демонстративно отвернулся, поблагодарил казаков:
  - Спасибо. Можете быть свободны. Что касается этих, - он пренебрежительно показал большим пальцем через плечо, на Славку и Тима, - мне они не нужны. Прощайте, - и повернулся, взмывая в воздух.
  
  
  
  Глава тридцать седьмая
  
  Расставание
  
  - Не понял, - крикнул вслед волхву Семён, - а что с ними делать?
  - Без разницы. Хоть здесь оставьте, - Олен завис над землёй, обернулся, показывая на пустынный берег, - хоть с собой берите...
  Семён и Закир опешили. Во всяком случае, так выглядели лица атаманцев. Славка растерялся. До него только теперь дошло, что и впрямь, никто не обязан заниматься возвращением его и Тимура в двадцать первый век: 'Ой, я дурак! Олен прав, кто мы ему... Да никто! Зато ведём себя, как полные отморозки...'
  Тимур тоже потерял дар речи. Его мысли метались: 'Как? А домой? Кто нас вернёт? Что делать?' Картина реальности, которую он старательно гнал от себя, внезапно проступила во всей неприглядной и жуткой простоте. Беззаботный городской мальчишка как-то разом охватил внутренним взором - словно с небес - всю эту абсолютно незнакомую, чужую землю, где он выглядел ничтожной букашкой.
  Если его и Славку не возвратят в то время, откуда они пришли, то чем ему, Тимуру Ашкерову, заниматься здесь? Где он будет жить?
  Вот так вот, просто и примитивно - где ночевать?
  Нет у Тимура ответа.
  А кто будет кормить?
  Нет ответа.
  ТАМ - запросто подойдёшь к милиционеру, попросишь помочь.
  ЗДЕСЬ - фига с два! Нет в этом времени милиции. Ни школы, ни папы и мамы. Ни-че-го!
  'Ужас! Это же не игра... Это же по-настоящему! Мамочка моя, какой я дурак... Что я натворил...' - Тим хлюпнул носом и жалобно закричал, обращаясь к волхву:
  - Дядя Олен, простите меня, пожалуйста. Я не подумал, честное слово, я не хотел так! Ну, не сердитесь, пожалуйста. Я больше не буду, никогда не буду...
  Тимур нёс что-то невнятное, наверное, очень глупое или смешное для сторонних людей, но искреннее настолько, что волшебник затормозил. Он успел отлететь всего-то метров на пять, настолько быстро наступило прозрение у друзей. Славка побежал к волхву, присоединился к просьбе:
  - Простите нас, Олен! Пожалуйста, помогите нам. Мы сделаем всё, что вы скажете! Никакого своеволия. Вы единственный можете нас спасти! Пожалуйста! Вы же обещали.
   Последние слова Быстров-старший добавил сознательно, из хитрости. С прошлого раза помнил он слова Ждана: 'Волхвы не обманывают людинов'. Воспоминание мелькнуло быстро, но Олен вдруг улыбнулся, погрозил Славке пальцем:
  - С тобой ухо держать востро надо. Ишь, нашёл, чем уязвить. Так и быть, помилую! Но чтоб впредь - ни-ни!
  Мальчишка воспрял духом - волшебник прочёл его мысли, но уже не сердился! Тимур тоже перестал хлюпать носом. Волхв опустился на землю, вернулся к атаманцам, уточнил, как прошло освобождение. Рассказ мальчишек о ночном переполохе и пожаре насмешил его. Велеса, недавно бывшего рабом, волшебник одобрительно похлопал по плечу. Потом глянул на связанных пленников, задал пару вопросов: о капитане, куда направлялись. Помрачнел:
  - Тагет, значит. - Недолго подумав, указал Семёну небольшую бухту. - Давайте туда, я ребят заберу, - и взлетел.
  Отряд неторопливо трусил, посматривая на море, где трирема и конвой слаженно выполняли поворот. Притихший Велес расспрашивал Тимура о верховном жреце, внимательно слушал. Да и атаманцы остались под большим впечатлением от эффектного полёта волшебника и его неуязвимости. Они как-то сконфужено разбирали охапку стрел, которую привёз молодой казак.
  - Как он исхитрился отвести их? Я же с такой близи по воробью не промахиваюсь, - возмутился Закир, отобрав свои, с красным оперением, - вот чёртов колдун! Справься с таким в честном бою, где там!
  - Стал быть, не лезь на рожон, - Семён урезонил друга и подсказал, - надо исподтишка, скрад, а то засаду делать. Пластун ты или погулять вышел?
  Славка немного разобрался в войсковой терминологии, так что смысл подначки понял: 'настоящий спецназовец любого волшебника перехитрить должен'. Но Закир настолько расстроился, что даже перед Тимуром извинился:
  - Ты это, того... Не сердись, сын бога.
  Ашкеров-младший, которому затрещины доставались от матери частенько, причём за вполне невинные шалости, уже и думать забыл про оплеуху. Тем более, отвесили её в тревожное время, перед боем - на что обижаться? Он отмахнулся:
  - Да ладно, какие проблемы... Забыли, в общем.
  - Держи пять, - совсем по-детски обрадовался казак, смаху шлёпнул по выставленной навстречу ладони, - беш тутун!
  Трирема почти добежала до места встречи. Приличных размеров шлюпка, в несколько раз больше недавнего челнока, подгребла к берегу. На носу стоял воин, облаченный в кольчугу, с выпуклым панцирем на груди и в остроконечном шлеме.
  - Здравы будьте, кметы, - на русском приветствовал он атаманцев, - заждались вас.
  - И вам здравствовать, - ответили казаки.
   Атаманцы спешились. Семён пожал мальчишкам руки. Закир вынул из седельной сумки призовой кубок, сунул Тимуру:
  - На память. Удачи, аскер, - а Быстрову-младшему отсалютовал 'но пасаран!'
  Бывший раб и будущий воин по имени Велес, такой умелый и ловкий помощник, отважный спутник беглецов, вдруг всхлипнул, порывисто обнял Славку, затем Тимура:
  - Я никогда не забуду вас, сыновья бога. Будут дети, назову вашими именами.
  - Да ладно тебе, - засмущались мальчишки.
  Гости уселись в центре большой лодки. Отталкивая шлюпку, Семен вспомнил о пленниках.
  - Мне уже без надобности, - махнул рукой Олен, - девай, куда хочешь.
  Воин в панцире скомандовал:
  - Навались! - И вёсла дружно пали на воду
  Казаки помахали на прощанье, лишь Велес стоял неподвижно. Славка спохватился, когда берег и фигурка неожиданного друга стали удаляться:
  - Эх, не сообразил я ему на память...
  Тимур вскочил, вытащил что-то из кармана шорт, размахнулся:
  - Велес, держи!
  
  Глава тридцать восьмая
  
  В чём хоронят царей?
  
  Подпрыгнув, Велес поймал подарок. Славка с любопытством спросил друга:
  - Что кинул?
  - Твой ножик, - бестрепетно ответил Тимур, но неожиданно засомневался. - Или зря?
  - Да ну! Что мне, жалко? - Ответил Быстров-младший, удивляясь совпадению - ведь и Груму в тот раз он тоже подарил складешок.
  На борту триремы мальчишек ждали. Приветственно махала рукой Дара. Она почти не изменилась, разве что одежда стала иной - расшитый яркими цветами русский сарафан? Ждан, в синей косоворотке, синих же просторных шароварах и красных сапогах - смотрелся почти как атаманец, добавь чалму. Гера в том же зелёном платье, в полупрозрачной накидке, кивнула с достоинством. А Русана? Где она?
  Шлюпка пристала не к борту, как ожидали мальчишки. Матросы втиснули её между двумя вёслами. С триеры по ним скатился здоровенный рулон, постепенно разворачиваясь. Олен первым шагнул на дорожку из брусков, переплетенных веревками. Мальчишки - за ним. Славка представил Тимура Ждану и Даре.
  - Друг? Это важно. Здравствуй, на многие лета, - стиснул руку Ждан, но тотчас переключился на Славку. - Ну, Яр, рад тебя видеть. Возмужал-то как! Крепко, крепко! Добрый воин из тебя получится!
  Дара похвалила: 'ты очень повзрослел', и улыбнулась. Гера ничего не говорила, просто смотрела на мальчишек. Славка решил узнать у неё, где одноклассница. Но опоздал. Русана эффектно появилась, настежь распахнув дверь палубной пристройки.
   Славка обалдел и потерял дар речи. Одноклассница в ярко-красном сари выглядела статуей богини победы. Осанка, гордая, словно у королевы. Волосы, уложенные в причёску, прикрыты белым, полупрозрачным шарфиком, который крыльями развевался за спиной.
  Всё испортил Тимур. Он обрадовался, схватил это чудо природы за руки, запрыгал вместе с ней, крутанул, словно собрался танцевать:
  - Руська, знала бы ты, что с нами было!
  Русана вытерпела панибратство, вежливо сказала: 'привет, Тим!', высвободилась. Поправила растрепавшиеся волосы, прижала непокорную прядь заколкой. Руки, поднятые к голове, придали её вид скульптуры Афродиты или Дианы.
  - Ты такая красивая, - совершенно не к месту ляпнул Быстров-младший.
  - Да? А ты наблюдательный, - ехидно ответила девушка, пока одноклассник заливался краской: 'Чёрт, даже нормально поздороваться не сумел!'
  Хорошо, что Тимур не видел друга в этот момент, так был занят - перегнулся через борт, любуясь, как три ряда весел делали первый гребок. Быстров-младший быстро оглянулся. Олен с волхвами шёл в сторону палубной надстройки, матросы закрепили шлюпку и разбежались по своим делам. Никто не смотрел, как Славка стоял перед Русаной, пялился на неё дурак-дураком и не находил сил изменить ситуацию. А Лихачёва?
  Что Лихачёва! Та молчала и улыбалась, глядя, как молчал он. Полностью насладилась игрой красок на лице Быстрова-младшего и помогла, наконец:
  - Ты даже не представляешь, Слава, как я рада тебя видеть, - словно и не заметила долгого смущения одноклассника.
  После этого она сложила перед собой руки особым, несомненно, индийским жестом, слегка поклонилась:
   - Намасте!
  Он сумел выдавить из себя: 'Привет!' Спасительный круг бросил Олен:
  - Яр, Руся, Тим! Быстро сюда!
  Под мерное буханье барабана трирема набрала ход и красиво рассекала мелкие волны. В палубной настройке, богато украшенной - резьбой снаружи и пурпурной обивкой изнутри - ребят встретил суровый Борун:
  - Почему мне хочется вас высечь?
  - Если по справедливости, - ответил Славка подняв голову и твёрдо глядя в глаза волшебника, - то не за что. Покушение предвидеть невозможно, нашей вины в этом нет.
  Борун перестал хмуриться:
  - Ты не изменился, Яр. Всегда отстаиваешь собственное мнение. Что ж, наверное, Олен прав - вы и есть новое поколение...
  Ждан дружески похлопал Славку по плечу:
  - Он у нас мастер в переделки попадать, - и напомнил 'подвиг' с разоблачением Мера.
   Славка опустил голову. Стало стыдно за тогдашнюю глупость. Ведь только свидетельство лешего и русалок спасло его, обвиненного в убийстве и поджоге леса. Хуже всего, что краем глаза Быстров-младший заметил, как усмехнулся Олен. Даже Тим понял - архиерей сейчас сольёт Боруну историю позорного пленения в истинной, глупой версии! Ашкеров растерянно глянул на друга - что делать, как помешать архиерею? Славка попытался опередить, перевёл разговор на бегство от пиратов с помощью полупрозрачных русалок, или как их там - океанид? Глупо и поспешно задал вопрос:
  - Чего ради они нам помогали?
  - Я попросил, - пояснил верховный жрец Дельфийского оракула.
  Он сказал это обыденно, словно сама собой подразумевалась прямая связь между ним и морскими обитателями. Хотя, кто его знает, может, так оно и есть? Совсем немного сомневаясь, Славка выслушал пояснение архиерея:
  - Наяды храмового озерка вас в лицо хорошо помнят же. Я им сказал - Элея, Мента, Алора - девочки, обрисуйте океанидам, кого искать...
  С трудом удерживаясь, чтобы не пялиться на Русану, которая сидела точно напротив, Быстров-младший кивал на вопросы Олена:
  - Шквал помнишь? Тебя там увидели, тотчас мне передали. Что вы там, как на шиле сидите и удрать не преминёте - догадаться несложно, так? Плюс прекогностика, вот я и высчитал, где вас встречать. Попросил у воеводы атаманцев...
  Архиерей опять вворачивал такие слова, что не вдруг выговоришь, но дар понимания - та искорка, проскочившая от его пальца ко лбу - помогала Славке: 'Прекогностика - предвидение. Теперь понятно, откуда взялись казаки!' Тринс продолжал:
  - ...с Тритоном поговорил, чтобы девочки при случае быстренько утащили вас ко мне. Вы же могли просто за борт прыгнуть...
  - Щас! А кто бы Велеса спас? - Вмешался Тимур, недовольный, что всё внимание волхвов досталось другу.
  Спохватившись, Олен подтолкнул к Боруну третьего попаданца:
  - Проверь, он способен?
  Волшебник руками провёл вокруг Тимкиного лица, раскрыл свои ладони, словно книгу:
  - Ничего особенного. Ладно, давайте к делу, - и обстоятельно изложил собственный взгляд на возврат ребятишек. - С твоими амулетами, Олен, не очень понятно. Они центр выбирают не по месту настройки, а по встречной мысли. Причём не точно. Гера настроилась на Русю, но Руся же про Затулье, про Сокола думала?
  Волхвы закрыли глаза, дружно замолчали. Тимур глянул на друга, вопросительно поднял брови - мол, что они? Вмешалась Русана, приложила палец к губам. Славка опять отметил, насколько плавно, изящно у неё получалось всё: 'Ёлки, а я, как Буратино, дергаюсь. Рывками'. И много ещё, связанного с одноклассницей, успел он передумать, пока Борун не прервал молчание:
  - Да, так самое верное. Сразу в центр лабиринта. И надо здесь, из нашего времени, закрывать пробой. Ждан, Дара, кого из волхвов сможете ещё призвать? На Гизехское поле? Хоть десяток собрать бы...
  На том совещание и закончилось. Выйдя на палубу, мальчишки удивились - трирема двигалась по ночному морю, не снижая скорости. Конвойные дромоны с яркими факелами на носу, корме и по бортам, держали строй. Тоненький рожок новой луны освещал далёкий берег и чешуйчатой дорожкой связывал его с кораблём.
  - Красота, - лапища Ждана легла на плечо Славки.
  - Красота, - согласился тот.
  - Люблю ночное небо, - добавила Русана, - оно сказочное. Тысяча и одна ночь.
  - А ты Шахерезада, - вставил 'пять копеек' Тимур, - осталось сказку придумать.
  - Разве мы не в сказке? Да, кстати, - Русана обратилась к Ждану, - покажи им, с кем плывут. Чтоб не гордились, что всё ради них.
  Дара, стоявшая рядом, поддержала просьбу. Волхв поманил мальчишек за собой:
  - Только тихо. Смотрите, но ничего не трогайте.
  По трапу они спустились на вторую палубу, освещённую фонарями с прозрачными стёклами. Там шла какая-то работа. Четыре воина, облаченных в богато изукрашенные панцири, стояли по углам невысокого помоста. Кованый золотой саркофаг, обвязанный канатами, лежал на прочном основании из брусьев.
  Незнакомец в богатой одежде, шитой золотой нитью, и с толстенной золотой цепью на шее поверх отложного воротника, стоял у изголовья. Могучий молодой парень поднял крышку, подпёр палкой, как обычно делают на рояле. Сильно пахло какой-то химией, словно сосновой смолой, только более остро и горько.
  Внутри золотого ларя, выполненного в форме тела, лежала мумия. Во всяком случае, так показалось мальчишкам. Лицо мумии прикрывала золотая маска, черты которой издалека выглядели мужскими. Борун и Гера склонились, заглядывая внутрь.
  - Ничего тревожного, Михаил. Но я бы положил сухой соли, мешочек в головах и на груди тоже...
  Тимур шагнул вперед, протянул руку, чтобы потрогать поверхность крышки, богато изукрашенную чеканкой и покрытую яркими красками. Ближний к нему стражник рыкнул:
  - Не смей, - и даже рванулся наперехват, но Борун успел раньше, отшвырнул мальчишку:
  - Вон!
  - Вы чего? Уже и потрогать нельзя, - обиделся тот, потирая плечо, на котором только что сомкнулись могучие пальцы волхва.
  - Оставьте отрока, - распорядился Михаил, - пусть смотрит.
  Страж снова застыл на месте, сверля святотатца злым взором. Покачав головой, Гера пояснила, что нарушать покой усопшего очень опасно, ведь гнев потревоженного - непредсказуем. Богато одетый Михаил распорядился опустить крышку, спустился с помоста, философски заметил:
  - Предсказуем. Как заслужили - того карал, а иного миловал.
  Вмешался Олен:
  - Это да, князь. Но и от нрава покойника многое зависит, - он глянул на Михаила, ответа не получил и задал вопрос в пространство. - Каков он был? Буен или уравновешен?
  Пояснил Ждан:
  - Разумен и рассудителен. Толковым царям дурить некогда, у них дел невпроворот, - и увёл посетителей из клети.
  Пока возвращались на палубу, Ждан рассказал биографию царя Василия, если Славка верно понял. На всякий случай он уточнил у Олена, верно ли, что 'кир', 'сир', 'сар' и 'кейсарь' - царские звания? Тот громко хохотнул, уперев руки в бока:
  - Замучаешься перечислять, Яр! Шах, король, хан, малик, султан... Ой, ты же императора забыл!
  Мальчишка даже немного обиделся:
  - Я что, фигню сморозил?
  - Нет, просто мы вчера со Жданом как раз подсчитали, - уже серьёзно архиерей пояснил причину смеха, - сколько титулов на одного властителя надевают. Тут в чём дело - для каждого народа свой нужен, ведь языки смешались, грамотны не все... Эх, цари, - лицо Олена сделалось грустным, - о благе людинов думать забыли, власть да роскошь полюбили!
   Он обнял Славку за плечи, ласково притиснул, словно близкого человека, доверительно шепнул:
  - Мне ваше время надежду даёт. Вернётся, да-да, непременно вернётся всё на места свои, возобладают заветы арьев! Всеясвятной грамоте мир обучится, на едином языке заговорит...
  - Вряд ли, - вмешалась Русана, которая шла чуть позади и слышала разговор, - после Вавилонского столпотворения языков настолько много стало, чуть не три тысячи...
  - Что за столпотворение?
  Русана пересказала бы библейскую притчу, да помешал Борун. Громовым баритоном волхв извинился перед Оленом, что прерывает беседу, но его архиерейскому величеству, единственному - остальные уже собрались! - пора быть в палубной надстройке. Славка оглянулся - а ведь верно, на палубе никого, кроме них.
  Чертыхнувшись: 'Забыл!', Тринс заспешил, обогнул богатыря, скрылся в пурпурных внутренностях совещательной комнаты, которую мальчишки окрестили кают-компанией. Русана обиженно воскликнула:
  - А мы?
  - Спать! Утром подниму рано. Не спится - займитесь каким делом, полезным желательно, - волшебник пригнулся, но всё-таки зацепил притолоку, сбил с себя тюрбан. - Придумай, озаботь друзей, чтобы не били баклуши.
  И громыхнул дверью.
   Серебряная лодочка восточной луны плыла над морем. Троице не спалось. Они сидели на палубе и под ритмичный бой ходового барабана делились пережитым. Точнее, взахлёб рассказывал Тимур, сбиваясь и перескакивая с пятое на десятое. Славка отмалчивался. Он стыдился - их приключения выглядели детскими: 'Ну, полезли в катакомбы, заблудились. Ну, перенеслись в Грецию, напортачили, где могли. Больше того, попали в руки пиратов и даже убежать не сумели сами - казаки выручили'. И хотя девушка изумлённо ахала, когда дело дошло до пожара и гонки на челноке, подгоняемом океанидами - Славка прятал глаза. Приключения Русаны выглядели гораздо солиднее. Храм, змея, паланкин, полёт на НЛО - а чем ещё была вимана? Натуральная летающая тарелка!
   Славка запрокинул голову, рассматривая небо, густо утыканное звёздами: 'Шляпки гвоздей. И ни одного спутника'. А в родном Новосибирске спутники сияли ярче звёзд, и почти постоянно с отдалённым гулом проплывали самолётные мигалки.
  Прямо по курсу звезды пропадали. Скоро и серповидная лодочка луны спряталась в тучу. Темнота превратилась в непроглядную. Трирема и конвой осторожно прибились к берегу, стали на якорь. Все, кто мог, немедленно уснули. Храп доносился из многих мест корабля. Зевнул и Тимур:
   - Пора баиньки. Слав, нашу каюту помнишь?
   - Вторая справа.
   - Я тоже пойду, - поднялась Русана, - спокойной ночи, мальчики.
   Славка проводил её взглядом. Почему-то вздохнул. Он ничего не понимал в этой жизни, которая совсем недавно казалась такой простой и логичной. В каюте, ворочаясь на мягчайшей лежанке, Быстров-младший пытался сообразить, как теперь себя вести с одноклассницей. Единственное, что пришло в голову, это сожаление, что папы нет рядом: 'Он бы посоветовал'.
  Утро началось с лёгкого завтрака, продолжилось гимнастикой йогов - на палубе, и занятиями по медитации - в пурпурной комнате. Олен и князь Михаил в них не участвовали. Когда все умаялись, Борун отпустил ребятишек проветриться. Погода понемногу ухудшалась. Тучи прочно обосновались на небе, а крепкий ветер усердно раздувал паруса. Эскадра бежала параллельно берегу, обгоняя немногочисленные торговые суда.
  После обеда Борун устроил допрос, требуя обстоятельного рассказа о достижениях двадцать первого века. Снова гимнастика и медитация. До ужина Гера и Русана секретничали, затем лечили заболевшего матроса.
  Третий день пролетел стремглав, как предыдущий. Единственная разница - вернулось солнце. Только четвёртый принес изменения:
  - Нил!
  
   Глава тридцать девятая
  
  Скверный гость
  
   - Ну вот, И-Ка-птах! Теперь поднимемся вверх по реке, - Олен вместе с ребятами всматривался вперёд, - на западной пристани высадимся. А там - рукой подать до Гизы.
   - Так это Египет, - сообразил Тимур.
   - Ты что, не знал?
   Изумлению Русаны не было предела. Она так широко распахнула глаза, так несколько раз смежила их, синие-пресиние, васильковые, что густые ресницы показались Славке крыльями дивных бабочек. Ещё миг, и упорхнут! Но не на него смотрела одноклассница - на Тима:
   - Обалдеть! Чем ты на истории занимался? Гиза - это же на весь мир известно. А пирамиды? Две с половиной тысячи лет до нашей эры!
   Олен наморщил лоб, словно впервые слышал названия, которыми сыпала Русана:
  - Ты о чём?
  - Пирамиды! Известно же, что им больше четырёх тысяч лет...
  - Откуда известно?
  - Как? Ну, археологи... Историки. Опять же... Да все так считают, - утратила напор Русана, - и факты подтверждают это. Шампольон, когда прочитал иероглифы...
  Архиерей храма Аполлона хмыкнул, промокнул лоб платком - день выдался душным. Славка с интересом отметил, почему Лихачёва вдруг превратилась из девушки в растерянную девчонку: 'Ага, тебя осаживать надо, чтобы не умничала!' Тимур в такие тонкости не вдавался, он просто возликовал:
  - А вот мы и проверим, чем ты на истории занималась! Олен, когда самая большая пирамида построена?
  - Недавно, лет сто-двести назад. Я когда свой лабиринт рассчитывал, она уже стояла, персиковая, с золотым куполком. Признаю, Спас всех перещеголял с этаким курганом, хоть и напрасно столько добра в камень загнал. Ну, так цари всегда своевольничают...
   - Какой Спас? Хеопс! - Возразила Русана, - Хеопс его имя.
  Олен пожал плечами, произнёс на незнакомом языке слово, похожее на 'Сафас', потом на другом, гортанном - 'Хембас', на третьем, свистящем - 'Саофис', на следующем - 'Хеопес'...
  - Я поняла, - воскликнула девочка, - поняла!
  - Вот и славно. Гаман, его архитект, как раз на том кургане бронзовую опалубку применил, вот и залили быстро... Но все одно - накладно это, даже для богатой страны. А я ведь предупреждал...
  Волхв ушёл в свои воспоминания, ворчал, спорил с кем-то. Русана попыталась вернуть Олена в реальность, но безуспешно. Славка тоже потерял нить его рассуждений, да и в бетонные работы на строительстве пирамиды верилось слабо: 'Бредит Тринс! Загоняет, точно'.
  Трирема вдруг сбавила ход. Навстречу шёл дромон, точнее - прогулочная галера, как её показывают в кино. Увешанная гирляндами цветов, пестро раскрашенная, без катапульт и баллист - совершенно невоенного вида, в отличие от конвойных дромонов. Оба судна притормозили, поравнялись. Взлетели швартовые тросы с кормы и носа дромона, тот осторожно приблизился к триреме, которая подняла два весла. Поймав лопасти, команда дромона удерживали их, пока матросы раскатывали уже знакомый настил.
  Дорожка соединила суда. С дромона степенно поднимались трое мужчин в красивом одеянии, навстречу им спускался полный мужчина в окружении десятка воинов. Воины сбежали на дромон, а четверка, одетая одинаково, недолго посовещалась и разделилась поровну - два туда, два обратно.
  Настил скатали в рулон, вёсла отпихнули. Дромон тотчас отвалил в сторону и помчался вперед. Барабан триремы задал экономный темп, и она тоже поползла против течения, которое, впрочем, не ощущалось. Взошедшие гости стояли на палубе, оживлённо беседуя с Боруном. Олен неприязненно щурился в ту сторону. Славка показал на галеру, убегающую вдаль:
  - Куда они?
  - Проверить, подготовить встречу. Гробница базилиуса готова, но всякое бывает, а к покойным следует уважительно относиться...
  - Так он же мумия, и не увидит, чего бояться-то? - негромко заметил Тимур.
  Он стоял в стороне, чтобы волхв не дотянулся, если что-то не понравится в словах - так больно Борун проучил Ашкерова-младшего. Но Олен отличался от сурового друга в лучшую сторону и руки не распускал, хотя возмущался частенько. Как и в этот раз:
  - Откуда в тебе такое? Ляпнешь что, хоть стой, хоть падай, - огорчённо покачал головой архиерей. - Хоронят не для его тела, а для своей души, Тим!
  Дара, незаметно подошла, обняла Русану, как подругу. Послушала горячую речь Олена, добавила спокойным тоном:
  - Затулье помните? Там всяк на виду - испакоститься сложно. Ан мир открыт ныне, можно легко уйти, родство забыть. Бросать без погребения, глумиться над покойным - пагубно. Ибо, дал потачку себе и сам же пропал...
  Олен постоянно поглядывал в сторону мужчин, которых доставила прогулочная галера. Славка сразу обратил на это внимание и, когда те повернулись навстречу князю Михаилу, навострил уши. Борун сделал лёгкий поклон, пророкотал:
  - Позволь представить, князюшко. Волхвы Тагет и Онфим. С докладом от гизехского жреца. Там всё готово.
  Князь принял пожелания здоровья, ответил тем же, пожал гостям руки, спросил:
  - Успеваем?
  - Повозки на пристани, кладбище оцеплено. Всё обыскали - ни души. Никто не подсмотрит. Церемония начнется сразу, чтобы успеть до ночи.
  - К фараону когда?
  - Завтра в полдень.
  Князь удовлетворённо кивнул, ушёл к себе. Гости направились в сторону мальчишек. Славка толкнул Тимура:
  - Это же Тагет, который Офер! Вот гад. Надо сказать Олену.
  - Не надо, сам не слеп, - архиерей оказался рядом.
  Русана рассказ Тимура помнила, моментом поняла, в чём дело, быстрым шепотом рассказала суть похищения Даре. Гости подошли совсем близко. Борун прочёл недовольство по лицу Олена:
  - Али не рад гостям?
  - Оферу - нет.
  Тот немедленно вспылил:
  - Я Тагет, сколько можно говорить!
  - Ты вор и похитник. Узнаёшь?
  Славка и Тимур выступили из-за спины Олена. Оба горели желанием разоблачить пособника пиратов, а Быстров-младший ещё и строил мечту, как в единоборстве поймал бы волхва на болевой приём. С огромным удовольствием! Да хоть сейчас! Захватить правую руку, шаг вперед и...
  - О! Дети Аполлона, - растерялся Офер, - надо же, как некстати. Не ждал вас здесь увидеть. Ну, коли уж сошлись, делать нечего, - он сделал отстраняющее движение ладонью.
  Славка словно на стену наткнулся.
  
  
  Глава сороковая
  
  Разборки
  
  Налетев на невидимую, но упругую стену, Славка остановился. Тагет без смущения закончил:
  - Признаюсь, погорячился с похищением. Хотел подкрепить предсказание, да Прусенна и сам разбил неприятеля. Извини, архиерей...
  Олен гневно высказал всё, что думает о таком мерзавце, как волхв по имени Офер, который крадёт детей, который... Много чего высказал. Услышав его звучный голос, Гера подошла, затем Ждан. Тесный круг волшебников дослушал обвинение, не молвив ни слова. Тягостная пауза подчёркивалась служебными звуками - плеском волн, боем ходового барабана, скрипом вёсел. Нарушил её Борун:
  - Надо обсудить. Даже если ты прав, нельзя сплеча рубить. Мало нас осталось. После трапезы поговорим, без князя. С огольцами, коли так сложилось, что всем они делам заводчики...
  Обед проходил в роскошной каюте, которая стояла на палубе. Длинный стол, прочно закреплённый - он даже не ёрзал от качки, когда налетал ветер и поднимал волну - окружали длинные лавки. Князь Михаил занял место в торце, волхвы разместились поближе к нему, а ребятишкам достался дальний конец. Трапеза началась чинно, но князь быстро растеребил утку, приготовленную для него, пожелал всем здоровья и ушёл. Олен тотчас вскочил:
  - Так что с Офером? Предатель! А ещё волхв!
   Борун постучал по столу:
  - Не возражаете, если не вече учинять, а мирную беседу?
   - Мирную? Беседу... - медленно, словно пробуя слово на вкус, возвёл глаза к потолку Ждан, - Неплохая идея. Мне нравится, если без крика. Дайте-ка слово молвить, волхвы! Хотите справедливо рядить? Тогда судебное уложение лучше всего...
   Гера, Борун и Дара кивнули, а Онфим и Тагет-Офернедоумённо уставились на Ждана:
  - Какое Уложение?
  - О порядке разбирательства. Каждому слово дать и не мешать, пока не выскажется...
   Олен горячо выкрикнул:
   - Разбираться хочешь? Думаешь, я неправ? Офер в людокрадстве признался, о чём судить-то?
   Онфим возразил:
   - Не о том речь. Зачем он их похитил? Пусть скажет. Коли цель благородна, так и проступка нет.
  Гера вскипела:
  - Что? Цель оправдывает средства? Да как у тебя язык повернулся!
  Но Борун опять постучал по столу:
  - Ждан, ты Уложение писал, ты и веди следствие.
  Молодой волхв велел слугам очистить стол, потом предложил волхвам рассесться по обе стороны, как кому хочется:
  - Кто за Олена? Слева от меня. Кто за Офера? Хорошо, хорошо - Тагета... Так, кто за него - одесную, справа. Обвинение мы слышали - людокрад. Теперь слово тебе, Тагет. Объяснись.
  Гера и Дара взяли сторону Олена, как и ребята. Рядом с обвиняемым остался Онфим. Борун сел нейтрально, напротив Ждана, в торце стола. Тагет покривился, увидев своё меньшинство. Достав из кармана плетеную золотую цепочку, он возложил её на голову, прижав длинные седые волосы. Встал, оперся на стол, обратился к обвинителю:
  - Олен, ты от жизни отстал! Вольно тебе по храмам отсиживаться, за справедливость ратовать. Сытно ешь, сладко спишь, пером скрипишь, и всё для себя, для себя... А я - для всего мира! Я делом занимаюсь! Мне они, - палец указал на Тима и Славку, - нужны, чтобы Аполлона склонить, Этрурии победу дать. Тогда и мир наступит. Благоденствие! А ты мне - похитник! Вот скажи, чем связать народы? Только властью!
  Лада гневно оборвала распалившегося Тагета:
  - Послушай, мало тебе людинской крови пролито? Дважды не удалось, так третьего готовишь в повелители мира. Может, хватит дурить?
   Седовласый волхв продолжил:
  - Я не дурю. Я против лишних смертей. Будет империя - конец войнам. Воевать станет некому и не с кем. Вот и всё, - он тяжело опустился на лавку, сложил руки на груди, вперекрест.
   Ждан выждал, не добавит ли Тагет чего, затем обратился к остальным:
  - Кто молвит против? Олен, не ты!
  Тот вскочил было, но сел назад, промолчал. Борун тоже. Дара поднялась:
   - Единая власть? К чему она? И пусть народы разно говорят! Важно, думали бы по-доброму...
   Гера добавила с места:
  - Толку-то в императоре? Храмов надо побольше, чудесами народ убеждать, веру крепить. Учить добру.
  Онфим поднялся, оправил своё одеяние, которое напомнило Русане рясу, которые в будни носили православные священники:
  - Так он про то и глаголет. Мир - когда единая власть и единая вера. Есть такая вера. Алексей Комонин себя не пожалел, чудесами прославил. Только ты, Тагет, заблуждаешься. Не твой царь, и не твой бог народ соединит. Прусенна - язычник. Вы, - он обвёл рукой всех волхвов, - народ по мелким богам растаскиваете, оттого разброд! А вот я - от истинного бога и за истинного царя!
  Ждан спросил, что ещё слова просит, но Борун отказался, молча пересел на сторону Тагета. Олен вспыхнул:
  - Ты-то почему? Думаешь, потакать людокраду - это к чести волхва? Ты предал не меня, - он показал на подростков, - ты их предал!
  Борун вздохнул, встал, пояснил:
  - Тагет неправ, что похитил детей. Но прав, что время мелких царей и мелких богов минуло. Волхвов слишком мало, чтобы ссориться. Надо людинам помогать. Думаю, Иса смиренный, в коего Комонин уже молвой обращён, самая та вера.
   - Да что же такое творится! Арьи, где ваша память? Природных наших богов на словоблуда менять! Как можно?
   Олен трагически возвёл глаза к потолку, сел на лавку, спрятал лицо в руки, словно собирался заплакать.
   - Думайте, волхвы, - непонятно приказал Ждан.
  Наступило полное молчание. За стеной слышалось мерное буханье - ходовой барабан задавал темп гребли. Команды дежурного офицера или самого капитана тоже долетали сюда, но неразборчиво. Тимур вполголоса обратился к Русане:
   - Ни фига у них заморочки! А лихо стрелки перевели с нас на весь мир.
  Славка, наученный опытом и всегда готовый разочароваться во всесилии волхвов, согласился:
  - Вот тебе и волшебники...
   - Тебе ты так, - рассудительная одноклассница вроде как заступилась, поддержала волхвов, - о всех народах думать. Небось, голова вообще расплавилась бы.
   Тимур немедленно принял сторону друга:
   - Только не надо! На фига царь нужен - командовать? Но мы же без него живем, и ничего. Про веру общую - так вообще, делать нечего! Колдонули народу, типа, вот бог, в него верьте!
   Ждан хмыкнул, вмешался:
   - Уже делали, до большого исхода. Большое колдовство, долго арьев держали. Там было-то десяток тысяч на тысячу волхвов, а не справились. Где нынче волхвов наберешь, чтобы с целым миром совладать? Эх...
   Опять наступила тишина. Дети молчали, не очень понимая, почему безмолствовали волхвы? Наверное, те думали.. Борун снял со лба неизменный кожаный шнурок, запустил обе пятерни в густые волосы, ерошил их копной. Тагет-Офер натирал о рукав янтарный камешек, вывешивал на шнурке и вел над предплечьем, электричеством вздымая волоски. Онфим сплетал в косичку и расплетал бахрому пояска. Гера потирала ладони, будто катая в них шарик. Олен сидел неподвижно, глядя в потолок.
  - Пить хотите? - Непонятно кого спросила Дара.
  Поймав кивок Славки, волшебница оглянулась на дальний стол, уставленный кувшинами, вазами с фруктами. Слуга угодливо метнулся ей навстречу, но получил отказ, вернулся в угол. Дара щелчком пальцев вызвала бокалы и кувшин с прохладным соком, поручила Тимуру разлить напиток, разослала всем присутствующим. Волхвы приняли, поблагодарили сдержанными кивками.
  Причмокнув от удовольствия, Тимур допил порцию. Славка показал ему большой палец - классный сок! Русана тоже одобрила. Дара подмигнула ребятам. Славка снова подумал, что годы никак не отразились на характере и внешности удивительной лекарки - она не выглядела старушкой, как Гера. "Ну, чуть постарше мамы, лет сорок, наверное..."
   - Ждан, ты сам как думаешь, - неожиданно спросил Олен, - чью сторону берёшь? Без тебя три на три.
   - Против Тагета, как иначе? Но осуждаю только поступок, не его самого.
   - А я бы у него дар отнял, - жёстко припечатал архиерей. - Не хотите сами, на поединок вызову, сам отберу!
  Медленно, нараспев и низко заговорил Онфим:
  - Есть правила, освященные веками, и не нам их нарушать.нарушать. Волхв неприкосновенен, тем более, для другого волхва. Он всегда несет пользу людинам, даже делая им больно. Неразумное стадо нуждается в пастыре... Не с Тагетом борись, лучше брось своего Аполлона, людинам Христовы заповеди проповедуй. А кто из людинов им не внемлет - изгоняй и карай, аки паршивую овцу!
   Получилось угрожающе, но Олен отмахнулся:
   - Опять ты за своё. Отринь шоры, посмотри по сторонам, волшебник! Кончается время, когда слово волхва почиталось и свято выполнялось, кончается. А ну, припомни, сколько нашего брата уже погибло, пытаясь настоять на своём? Забыл, кого прошлым месяцем хоронили? Не священниками, не жрецами Земля нас родила! Хранителями равновесия! В одном ты прав - мы в мелочах тонем, по храмам отсиживаемся. Сколько нас осталось-то?? Десятков шесть, да и тех собрать не удаётся...
  Борун, откинув волосы назад, надвинул ремешок на лоб и поддержал Олена:
   - Я согласен, разрознились мы. Но слабеем не от этого. Думаю, Земля не нуждается в нас, как прежде, коли не родит новых волхвов. Скверно.
   Седовласый Тагет-Офер возразил, убирая янтарь в кармашек:
   - Отнюдь. К чему новые? Чтоб под ногами путались? Да и учить их некогда.
  Договориться бы и мир поделить, если сообща быть не можем - это я завсегда согласен, - и добавил для Олена. - А с тобой мы пересечёмся, без свидетелей. Я-то силу твою быстрее высосу, стихотворец!
   Архиерей Дельфийского храма Аполлона смиренно кивнул:
  - Жду с терпением.
   - Эва, развоевались, - возмутился Онфим. - Первородные ушли, так вы и правила отменять затеяли? Волхвы, нельзя мир под себя кроить. Хранить надо, пока сил хватает...
   Офер пожал плечами. Снова вынул янтарь, стал раскачивать. Серая кошка с узкой мордочкой подбежала, принялась лапкой ловить камешек. Волхв приподнял янтарь повыше, заставил её встать на задние лапки. Все наблюдали за грациозным хищником и слушали Боруна:
   - ...договорим, когда ребят отправим. И почему они сюда попадают, тоже обсудим. Есть опаска, что ткань мира не выдерживает. А причина - в нас самих.
  На этом совет закончился. Тагет и Онфим вышли. Олен вскочил, встал напротив Боруна. Снизу глядя в глаза богатыря, потребовал:
  - Почему? Хочу понять.
  - Не время междоусобиц.
  - Он враг, честолюбец. Как и Онфим, что возжаждал преклонения. О, мелкие, ничтожные! Они, как черви в навозе...
  - Если волхвы затеют свару, земля вспыхнет, - сурово ответил Борун и оглянулся на остальных, будто ожидая поддержки. - Пандавы и коуравы! Тебе ли не знать, сколько жизней унесли те битвы! Всё, Олен, давай займёмся делом.
  Дара и Гера разъединили спорщиков. Борун поманил к себе притихших 'попаданцев', велел передать ему амулеты. Славка и Русана подчинились. Повернув серебряные кулоны соколом вверх, волхв положил их на ладонь, накрыл второй. Поднёс к уху, прислушался:
  - Гудят. Вибрируют, чем ближе к силобору, тем сильнее. Должны сработать точно. Русана, ты за старшую будешь. Тима ставь меж собой и Яром...
  Тимур хмыкнул, видимо, собираясь спросить, зачем поручают девчонке? Славка дернул друга за рукав, остановил. Он не обиделся на такое явное недоверие, проявленное к его способностям. Чего греха таить, сам виноват - в Затулье показал себя не с лучшей стороны. Теперь исправить былую репутацию - сложно, встречают-то по одёжке!
  Тут барабан триремы перестал бухать. Зато раздались голоса снаружи. Борун встал:
   - Прибыли. Договорим после.
  
  
  Глава сорок первая
  
  Хамсин
  
   На пристани дела закрутились с неимоверной быстротой. На борт триремы с помощью удивительного крана из длиннющих брёвен опустили широкий и прочный трап. Полунагие рабочие облепили помост с привязанным саркофагом, словно муравьи, поставили на катки и споро перекатили на берег, замощённый черным тёсаным камнем. Там другой кран переставил помост на прочную повозку, и четвёрка лошадей оттянула печальный груз в сторону. Князь вышел на пристань в длиннополом халате неимоверной стоимости, наверное. Так сказала Русана, ахнув:
  - Сколько золота на него нашито! Это же с ума сойти, он весит тонну!
   Жрец, который встретил князя, выглядел не беднее, одно только ожерелье - такой плетёный круг, полметра в диаметре, с камнями и весь из золота - весило немало. Поклониться лысый жрец сумел сам, а вот распрямляли его два помощника. О чем говорили раззолоченные и дорогостоящие, слышно не было - ребят не подпустили. Но вот переговоры закончились, князь Михаил влез в изящную крытую карету вместе со жрецом. Тимур не утерпел:
  - А мы куда?
  - За ними. Сначала главное дело. Утром его погребут, и до вас руки дойдут, - отрезал Борун, недовольно поглядывая на желтое небо.
  - Дара, Гера, вы тоньше воспринимаете. Скажите, это не прорыв силобора?
  Дара потерла ладони, нервно поежилась, прислонилась к Ждану. Гера выполнила несколько круговых движений левой ладонью, словно протирая изнутри большую банку. Результат ей не понравился, она проделала то же, но правой рукой и против часовой стрелки. Нахмурилась ещё сильнее:
   - Вроде ничего особенного, однако, не время для хамсинов.
   Русана с апломбом всезнайки пояснила только Тимуру:
   - Пыльная буря. Видишь, воздух жёлтый?
  Волхвам подогнали три крытых колесницы попроще. Ждан, Дара и Гера уместились в первую, Борун, Тагет и Онфим во вторую, Олен с детьми - в третью. Почётный караул в голубых головных повязках вскочил на коней. Процессия двинулась в путь.
  Колесница двигалась медленно, плавно покачиваясь на неровностях дороги. Синева незаметно, но неуклонно выцветала, становясь желтизной. Солнце теряло яркость, но жара не спадала. Жаркий горький воздух сушил нос и горло. Тимур чихнул, поблагодарил за дружное пожелание здоровья. Русана посоветовала Ашкерову прикрывать нос платком, тот отговорился отсутствием такого аксессуара. Хмыкнув, одноклассница покопалась в изящной сумочке, вынула беленький лоскуток, презентовала Тиму. При этом ажурный гребень совсем немного зацепил занавеску и перекосился. Девушка выдернула его, обрушив на себя водопад тяжёлых русых волос. Держа гребень в зубах, она собрала их вместе, скрутила в тугой жгут.
  Тим шутовски сделал постное лицо, намекая на самую вредную училку, Галию Рахимовну - та всегда носила старушечий узел на самой макушке. Русана скрепила прическу гребнем, шепнула что-то смешное. В этот момент тоненький русый завиток ускользнул от заколки, закачался над девичьим ушком. О, как Славка пожалел, что глупо наказал себя, сев напротив одноклассницы, а не рядом. Он бы непременно использовал ситуацию, нежно так, осторожно, едва касаясь, заправил бы локон на место, за ушко. И сладкая истома от нечаянного прикосновения к ней - искупила бы все муки и неудобства от сидения рядом!
  - Пыль, аж на зубах скрипит, - громко сказал Славка, нещадно завидуя другу, чьёго уха касались губы одноклассницы.
  Все посмотрели на него, но никто не ответил. Понятно, что пыль, все это видят. Славка выглянул наружу, сказал про мутный воздух, не понимая, зачем. Однако остановиться не мог, молол и дальше всякую ерунду. Его мучил вопрос - почему Русана не замечает его? Неужели она выбрала Тима, и теперь станет между ним и Славкой, разделит их навсегда, их, неразделимых друзей? Мысли становились невыносимыми, жестокими, терзали Быстрова-младшего, и довели до того самого воспоминания, которое он старательно вытравливал из себя: первая встреча на борту триремы. Конечно, Тим специально обнял Русану, конечно! У них давно непростые отношения, это он, слепец, не видел и не понимал ничего! Но Тим, как он мог? Ведь знал, что Русана нравится Славке! Ну и что с того, что Славка никогда не говорил об этом? На то Тимка и друг, чтобы такое без слов понимать!
  И тут случилось такое, такое... Сил смотреть на их отношения у Быстрова-младшего совсем не осталось! Тимур сам наклонился к уху Русаны, отодвинул локон, который должен быть неприкосновенен!
  - Я так не могу! Меня укачало! Пешком пойду, - мгновенно нашёл повод Славка.
  Сумку он бросил на колени Тимуру: 'Отвечаешь!', сам откинул кожаную занавесь и спрыгнул.
  - Не отставай, - скомандовал вслед Олен.
  Повозка катила вперед, а Быстров-младший спешил за ней. Оказывается, он недооценил лошадей. Это изнутри скорость выглядела медленной, а снаружи ему пришлось бежать трусцой. Он не отстал - дыхалки хватало и не на такой темп. Но появилась тревога, ведь погода страны И-ка-Птах, которую местные жрецы называли Копт, а в Славкином мире - Египет, стремительно портилась.
  Не прошло и пяти минут, как в мутно-жёлтом пыльном воздухе появились песчинки, которые чувствительно жалили лицо мальчишки. Ветер быстро набирал силу, давил так, что приходилось наклоняться вбок, чтобы противостоять ему. Верховые воины почетного караула придерживали руками головные уборы, но кое на ком уже не было голубых повязок - они улетели в жёлтую муть.
  Лошади стали, отказываясь идти. Они сдавались напору ветра и отворачивались от него. Процессия потеряла строй. Жрец выскочил из первой повозки, в сопровождении слуг подбежал ко второй, крикнул туда неразличимое в свисте ветра, поспешил дальше по дороге, растворившись в мути. Славка, подгоняемый хамсином, не устоял, сделал несколько шагов, налетел на колесо, больно ударился, зашипел от боли, но не услышал себя - пронзительно завыл обжигающе жаркий ветер.
  'Так дело не пойдёт, - мелькнула торопливая мысль, - надо спрятаться'. Цепляясь за обод одной рукой, Славка дотянулся до дверного проёма колесницы, сдался на миг ветру. Хамсин торжествующе толкнул мальчишку в спину, но просчитался - тот сделал шаг и заскочил внутрь. Инерция толкнула его дальше, на сиденье. И усадила между Тимуром и Русаной.
  - Пардон, не хотел, - Славке удалось выдавить из пересохшего рта нечто похожее на шутку, - но...
  Его никто не расслышал. Ветер уже не выл - ревел громче реактивного самолета. Лошади не устояли - они побежали по ветру, набирая скорость. Повозку раскачивало и кренило, вот-вот могло перевернуть. Наверное, поэтому Олен сосредоточенно думал. Или мысленно совещался, раз сидел с закрытыми глазами. Тимур двумя руками сжимал занавеску, не давая той трепыхаться и хлестать его. Вторая, под которую так лихо заскочил Славка, полоскалась снаружи. Русана уткнулась в ухо Быстрова-младшего, прокричала:
  - Я боюсь!
  Её аккуратная причёска рассыпалась, гребень сполз набок, а безжалостный ветрище сёк лицо песчинками и заставлял смыкать густые тёмные ресницы. Нежность и желание защитить девушку затопили Славку - он повернулся к ней, обнял и прикрыл от хамсина своим телом.
  - Не бойся! Я с тобой! Не открывай глаза, засорит, - Быстров говорил Русане ещё что-то успокаивающее, и точно знал, что никакой ураган не сумеет с ним справиться.
  Скорость, с которой пленники урагана неслись в жёлтой непроглядной мути, невозможно было оценить, но она казалась сумасшедшей. Песок залетал внутрь беспрепятственно и уже не сёк, он драл кожу лица, словно наждаком. Наверное, не выдержало колесо - повозка несколько раз подскочила, грузно осела назад, но не остановилась. Русана ойкнула, сомкнула руки на спине Быстрова-младшего и прижалась к нему всем телом. А потом спрятала голову на его груди. Славка от счастья чуть не перестал дышать. Приоткрыв один глаз, он увидел перед собой русую макушку и не удержался - тихонечко прикоснулся к ней губами.
  - Эй, дети! - Крик пробился даже сквозь чудовищный рёв хамсина. - Вы как?
  - Нормально! - Это Тимур высоким голосом пробовал ответить за всех, но расслышал его только Славка, потому что Олен повторил вопрос.
  Славка ощутил, как Русана расцепила руки за его спиной, потом снова сцепила. Надо полагать, сделала знак 'окей!', раз волшебник удовлетворенно крикнул:
  - Нас гонит в нужном направлении, ещё немного потерпите!
  Быстров-младший мог бы возразить - ему совсем не хотелось размыкать объятья. Но блаженство всегда недолговечно. Колесница подпрыгнула, накренилась и рухнула наземь, рассыпаясь.
  
  
  Глава сорок вторая
  
  Пустая гробница
  
  Ребятишки рухнули в горячий песок, кубарём покатились по нему. Славка не разжимал объятий, стараясь собой защитить Русану от ударов. Последний, жестокий, пришёлся ему в спину. Боль оказалось такой, что выбила из него дух. Мальчишка разжал руки и распластался, не в силах произнести хоть слово.
  - Что с тобой? Ты жив? Славка!!
   В рёве урагана и шелесте песка, летящего сплошным потоком, голос одноклассницы казался тихим, но Славка видел, что она кричала изо всех сил. Волосы Русаны растрепались, и вся эта грива вытянулась по ветру, не даваясь ей в руки. Да она и не особо старалась поймать их, просто наклонилась к нему и кликнула в ухо:
  - Слав? Ты в порядке?
  Боль немного отступила, он встал на четвереньки, пытаясь заслонить Русану от стегающего песком ветра. Найдя её руку, встал, наклонившись навстречу урагану. И тут же упал, сбитый Тимуром, которого пригнал ветер. Уже втроём они прокатились несколько метров. Раскрыть глаза оказалось невозможно - песок набился под веки. Понимая, что скоро они задохнутся в этой пыльной жаре, Славка внезапно вспомнил, что делали бедуины в каком-то фильме или книге. Он дёрнул ткань сари с плеча Русаны, набросил заполоскавшийся край ей на лицо и крикнул севшим от сухости голосом в самое ухо:
   - Закрой рот и глаза! Так дыши!
   Тимуру он велел задрать тунику и закрутить вокруг головы. Сам сделал то же самое. Ветер выл с прежней силой, но песок уже не попадал в горло, хотя стегал по телу ничуть не слабее. Встав, Славка поднял друга, затем Русану, и они побежали, куда их гнал ураган. Зачем? Славке почему-то казалось, как тогда на пиратском дромоне, что он увидел внутренним зрением укрытие. Там, впереди, буквально в сотне метров.
  Как они промчались эти метры - никто не знает, никто не видел. По счастью, под ногами всё время было ровная и твёрдая почва. Но вот ветер распластал ребят по какой-то стене. Голоса у Славки не осталось вовсе, поэтому он просто толкнул Русану влево и потянул туда же Тимура. Почему? А снова показалось, что вход должен найтись там.
   Вход обнаружился. Русану сдуло в него, и мальчишки последовали за ней, как звенья цепочки. Пробежав совсем немного, ребята остановились. Ураган бушевал снаружи. Протерев глаза, в уголках которых скопилось уйма выплаканных песчинок, Славка увидел квадратный ход, наполовину заметенный песком.
  - Где мы?
  Русана отбросила спутанные, как у киношной ведьмы, волосы назад, и протирала лицо уголком сари.
  - Нормально, - оценил укрытие Тимур, - отсидеться можно. Пить хочется только...
  - В сумке, - присипел Славка, попробовал откашляться и просипел ещё тише, - в сумке посмотри. Кофон. Был полный.
  На удивление, глиняная бутылка не пострадала. Сделав по паре глотков, друзья решили сберечь остаток на потом:
  - Фиг знает, сколько тут сидеть придётся. Хамсин, он надолго, Русь?
  - Откуда я знаю, Тим?
  - Ёлки, на кого ты похожа! - Тимур восторженно ткнул пальцем, отмечая здоровенную дырищу в сари.
  - Ой, мама, я же вся изодралась, а вы молчите! Свиньи, всё бы надо мной ржать, - расстроилась и рассердилась Русана, обнаружив непорядок в одежде.
  Славка не понял, он-то при чём? Если честно, то даже в порванном сари одноклассница смотрелась великолепно. Подумаешь, розовые трусики видно, и что? На пляже так вообще в сто раз меньше надевают, почти всё открыто - и ничего, не смущаются. А тут, только одна сторона, бедро. Но Русана потребовала отвернуться, пока она приведёт себя в более-менее приличное состояние.
   Друзья отвернулись в сторону входа. Ураган выл снаружи не уставая, песок влетал и влетал, помалу создавая сугроб. Свет, тусклый и жёлтый, словно от старой лампочки, создавал впечатление позднего вечера. Пыльного и жаркого вечера.
  - Знаешь, надо подальше уйти, - предложил Тимур, - там должно быть прохладней, типа погреба. Как тебе идея?
  - Опять заплутаем, - отказался Славка, - и уже фиг выберемся. Не хочу. Что ты всегда приключений ищешь? На свою...
  - Мальчики, - отвлекла и не дала поссориться Русана, - посмотрите, теперь нормально?
  Она завернулась в сари по-другому. Дырка теперь была частично перекрыта, но заметна. Друзья похвалили одноклассницу, однако та поняла верно:
  - Плохо? Ну и ладно. Пока так сойдёт. Какие планы?
  Тимур предложил свой вариант, Славка его оспорил, но два голоса против одного победили - ребята пошли вглубь. Первым двигался Тимур, как автор. Быстров-младший плёлся последним, незаметно разматывая остаток шпагата. В душе кипело возмущение - его опыт и его предостережения были отвергнуты, как трусливые!
  'И кто, главное, кто осмеял? Русана! Как она могла, ведь не трусость - осторожность! А теперь они идут себе впереди, чуть не за ручку, и опять смеются! Надо мной. Ну и пусть, а я, Ярослав Быстров, всё равно буду делать, как правильно. Поглядим, кто смеется последним'. Наружный свет давно кончился, Тимур включил фонарик, так хорошо заряженный Оленом. Луч пробивал далеко, захватывая ровно обработанные стены из громадных каменных блоков. Открылась комната с двумя выходами.
  - В левую, - приказала Русана.
  Этот ход тут же повернул направо, сделал зигзаг и привёл в другую комнату.
  - Может, хорош? Давайте здесь останемся, - попытался вразумить друзей Славка, но получил пренебрежительный отказ.
  - мы дальше пойдём, - сказала Русана, даже не повернув головы.
  А Тимур, предатель, за ней, как бычок на верёвочке. Однако тотчас остановился и зашипел, дёргая одноклассницу за сари:
  - Стой, так кто-то есть!
  Он погасил фонарь, осторожно прокрался вперед, выглянул из-за угла. Там, в довольно широком зале, горели факелы и масляные лампы. Несколько полуобнажённых фигур возились у какой-то белой штуки, похожей на постамент памятника или невысокую лестницу. Освещение для такого зала оказалось недостаточным, и в полумраке понять, чем заняты люди - не удавалось. Но вот один из них поднял что-то блестящее, протянул второму. А тот выронил! Штуковина загремела по ступенькам, криворукий ахнул, бросился поднимать. Первый принялся ругать виновника грохота, причём в полный голос, который эхом разносился по залу.
  - Это грабители гробниц, - Русана подошла к мальчишкам сзади, высказала своё соображение и попыталась протиснуться вперед, - я им сейчас устрою!
  
  Друзья сработали синхронно. Славка закрыл однокласснице рот, Тимур оттеснил её от входа в зал, и оба горячо объяснили, как она неправа. Похожими словами, разве что один не обозвал Русану 'дурой', хотя и подумал об этом. Странно, та не обиделась:
  - Но им надо помешать!
  - Надо. Только по-умному, - согласился Тимур. - Ты, сын бога, думай быстрее. Если выскочить с фонарём и заорать - поможет?
  - Не уверен. А вдруг у них оружие есть? Могут кинуться - мало не покажется.
  - Есть, конечно. Кто сюда с голыми руками сунется? Темнота, покойники - тут, знаешь, как страшно...
   И друзей осенило. Одновременно. Они даже хохотнули:
  - Иген, молодчина! Жалко, его здесь нет...
  На зов откликнулся местный призрак, привидение молодого паренька, облачённое в роскошный длинный балахон с передником из золотых пластинок. Появившись из стены, он подплыл к Славке:
  - Приветствую тебя, посвящённый, - обернулся к Тимуру, - и тебя, друг посвященного. А кто она?
  - С нами, - опередил друга Тимур, хлопнув обомлевшую Русану по плечу.
  Наместник Фив, с таким именем, что без заучивания не произнести, задачу понял и плотоядно усмехнулся:
  - Выгоним. Так побегут - пятки в спину влипать будут! Чуток погодите, я наших соберу.
  Описать картину, развернувшуюся в зале, обычными словами невозможно. Призраки возникли сразу везде, отчего света добавилось. Друзья, притаившиеся у входа, даже сумели оценить размеры помещения. Где-то десять на десять и высота метра три. Привидения выступили из глухой стены, выстроились в ряд и пошли вперёд, громко крича. Слов разобрать не удалось, так много голосов звучало, да ещё и грабители добавили ору. Их оказалось не трое, а около десятка. Причём некоторые с оружием. Но обнажать его никто не посмел, куда там!
   С визгом, криком, воплем, плачем - грабители кинулись наутёк. Они бежали стремительно, несмотря на нездоровую полноту двух, явно руководителей, которые сидели около постамента или пьедестала. Дружной толпой протопав мимо ребятишек и не заметив их, воровская братия понеслась к выходу. Привидения не отставали, они летели вслед, улюлюкали и орали, замахиваясь копьями и мечами, пуская призрачные стрелы из больших луков.
  Когда зал опустел, друзья вошли в него. Факелы и лампы продолжали гореть, освещая разграбленный саркофаг.
  - Да, поздно мы пришли, - огорчилась Русана, заглянув внутрь беломраморного ящика, крышка которого лежала рядом.
  - Спёрли мумию. Вот нелюдь. Тело-то его зачем выкинули, - удивился Тимур, осмотрев пьедестал и не найдя покойника, - чем он им помешал?
  - Слушай, а он просторный, - перегнулся в саркофаг Славка, - семейный, может? И тут внутри матрас. Нет, целая перина, такая мягкая...
  В проходе появилось свечение, вошёл призрак-помощник:
  - Видели бы вы, как они удирали! Я лет сто так не смеялся, - на молодом лице сияла довольная улыбка, - а остальные призраки велели вас благодарить за развлечение. И что мы сами не догадались грабителей пугать?
  
  
  Глава сорок третья
  
  Ночлег в саркофаге
  
   - Куда вы их дели? - Осторожно спросила Русана, видимо, привыкая. - Выгнали наружу?
   - Конечно. Там выход сильно замело, так они прорыли, быстрей тушканчика или песчанки. Фонтаны летели!
   - Это чей саркофаг, не знаете? - Русана показала рукой, уже не робея. - Которого они ограбили... Бедолага.
   - Увы. Он недавний, видимо, и дух его к нам не присоединился. Вхождение в наш мир требует времени... Прощайте, посвящённый и его друзья. Удачи в этой жизни!
   И призрак истаял, дождавшись взмаха Славкиной руки. Одноклассница тотчас приступила к допросу:
  - Быстров, что значит - посвящённый? Не прикидывайся овцой, ты знаешь! Тимка, что он меня за дуру держит? Я так не играю! Ну, Слав, кончай секретничать... Ну, прошу...
   Славка бы и рад сказать, в чём дело, но не знал он. Не знал! Посвящённым его назвал Иген, там, на пиратском дромоне, когда представлял другим призракам. А почему - не сказал. И как объяснить эту непонятку Русане, чтобы она поверила? Хорошо, выручил друг:
  - А никто не знает. Наяды тоже Славке сказали, что он посвящённый. Может, чуют чего?
  - И вообще, давайте поедим, - перевёл разговор на другую тему растерянный Быстров-младший, - я нашел молоко, лепешки и мёд.
   Утолив голод, друзья разбрелись по залу, разглядывая предметы, разложенные и расставленные по углам. Их было много и все такие разные. Стояли они ровно, видимо, грабители туда не успели добраться. Но скоро всё наскучило, одноклассники собрались у саркофага. Русана обхватила себя за плечи:
  - Я мёрзну.
  - Сама хотела, как в погребе, - съехидничал Славка.
  - Я мёрзну, - повторила Русана.
  Тимур хмыкнул, убежал в дальний угол, который осматривал последним. До Славки дошло - у него просят помощи. И он растерялся. Предлагать собственный хитон, изодранный в клочья? А почему нет?
  - Накинь на себя, - Славка скинул ещё утром белый, а теперь грязный и пыльный балахон, оставшись в майке.
   - А ты?
  - Мне не холодно.
  - Руська, что нашёл! Смотри, - радостно появился закричал Тим, вылезая из угла со свёртками, - тебе на платье точно хватит! И не на одно! Да тут их столько!
  Это оказались превосходные ткани.
  - Льняная. Шёлковая. Шерстяная. А это сатин, по-моему, - сортировала Русана, пока мальчишки таскали на свет готовые одежды.
   Тимкин хитон тоже изорвался, так что примерка пошла полным ходом. Одежды оказались ярких цветов, богато расшитые золотом, серебром. Но очень тёплые и удобные. Русана выбрала себе ткань, отмерила вытянутыми руками семь раз и попросила отрезать. Сабля из выставки оружия очень пригодилась - Славка заставил друзей растянуть ткань и рассёк одним ударом. Отворачиваться не пришлось - Русана отошла в темноту и вернулась упакованная в новый сари.
  Тимур надел красивый жёлтый балахон, а Славка выбрал темно-синий. Повернувшись к друзьям спиной , он приготовился накинуть одежду на себя, как Русана вскрикнула:
   - Что это?
   Славка быстро обернулся, готовый защищать её:
  - Где? Кто?
  - У тебя на спине. А ну, повернись, - Русана решительно подтащила Быстрова к свету и ахнула, - синячище! Как ты терпишь?
  - Не хило, на полспины. Где ты его огрёб?
  Тимур оценил размеры, прикинул на себя возможную боль и посочувствовал другу. Тем временем одноклассница занялась лечением. Уложив Славку на ровное место, она долго трогала место ушиба, искала границы боли, нежно гладила синяк от краёв к центру. Славка млел от лёгких прикосновений, которые вызывали волну мурашек, очень приятных и щекотных. Так долго и старательно его никогда не лечили. Но всему приходит конец.
  - Здоров. Одевайся.
  Ладошка Русаны шлёпнула его по спине, где боль должна быть самой сильной. Славка невольно сжался. А боль не пришла.
  - Не понял. Ещё раз.
   Ладошка шлёпнула посильнее. Боль не пришла.
  - Это как? - Прошептал Быстров-младший, не веря себе и Русане.
  - А вот так, - торжествующе ответила юная волшебница и задрала нос.
  - Круто, - согласился Тимур и зевнул, - спать не пора ли? Лазарет развели, только уколов не хватает. Мне садануться, что ли? А, Руська?
   - Много чести, - улыбнулась та, осматривая постамент или пьедестал, - где спать-то, места не вижу?
  Славка предложил ей залезть в саркофаг, на перину. Русана забралась, устроилась и затихла. Мальчишки принялись решать вопрос со своими постелями, что оказалось делом трудным. Даже через все ткани и одежды, лежащие на полу - каменный пол прожигал холодом. Когда они отчаялись, голова Русаны появилась над краем саркофага:
  - Тут места на всех хватит. Залезайте.
  Перины хватило. Разместившись по краям, мальчишки быстро согрелись. Тимур давно уже дышал ровно и почти неслышно, а Славка всё не мог расслабиться. Сглатывал слюну, которая почему-то копилась во рту, старался не сопеть, отчего дыхание становилось прерывистым. Самое страшное - он боялся шевельнуться, чтобы не толкнуть Русану. Сколько времени прошло в таких мучениях - неизвестно. Но одноклассница вдруг повернулась к нему, обняла и поцеловала возле уха:
  - Слава, спасибо тебе. Ты замечательный друг. Классный парень. Я не знаю никого лучше тебя. Спи.
   И легла, положив на его грудь ладошку, прислонившись, как умеют кошки - уютно. Сглотнув слюну в последний раз, Славка облегчённо вздохнул.
   Сон рухнул на него.
  
  
  Глава сорок четвёртая
  
  Быстрая отправка
  
  Странные звуки разбудили Славку. Словно далеко-далеко звучала флейта. Он потянулся, задел Русану, которая тоже открыла глаза. Улыбнулась ответно:
  - И тебе доброе утро, - обернулась к Тимуру, - и тебе, соня.
   - Ага, мне такой классный сон пришёл, словно мы уже с Новосибе, а мои шнурки ещё не прилетели...
  Тут над краем саркофага возникла смуглая, налысо бритая голова. Глаза её расширились настолько, что Славке стало страшно - вдруг выскочат из орбит? Не выскочили. Голова исчезла, глухо упало тело. Трое друзей вскочили, желая понять, что происходит. Хоровой вскрик сотряс своды зала. Десятка два человек, если не больше, оцепенело таращились на троицу одноклассников. А затем, словно по команде, бросив факелы, толпа ринулась наутёк. В узком проходе возникла давка. Люди ломились, сбивая передних, падая сами, но даже на четвереньках стремительно убегая.
  - Похоже, нас боятся, - философски отметил Тимур.
  - Угу. Сейчас придут с подкреплением, как вломят, - Славка более практично выстроил прогноз, - мало не покажется...
  - Это не грабители.
   Русана сказала то, что было понятно и без слов. Грабители такой толпой не ходят и два раза в одно место уже точно не попрутся. Значит, это жрецы или их помощники. Тогда жди неприятностей. Явятся воины, могут такое натворить, что костей не соберешь. Тимур заволновался, принялся теребить Славку:
  - Надо волшебников вызывать, пока солдатня не подвалила. Сделают отбивную и тут же зароют, в пирамиде.
  - С чего ты взял, что в пирамиде?
  - А где ещё хоронят? Мы в ней.
  Пока друзья бесполезно спорили совсем не о том, Русана закрыла глаза, приложила пальцы к вискам. Тимур обратил внимание на странное поведение одноклассницы:
  - Хочешь, как Олен? Ни фига не выйдет, ты же не волшебница!
  Славка толкнул друга кулаком в бок:
  - Тихо. Не мешай.
   Он до сих пор находился под впечатлением от внезапного превращения обычной девчонки в красивую девушку. Если Русана смогла так измениться внешне, почему не случиться другим чудесам? Тимур смолк. Друзья стояли в саркофаге, одетые в богатые чужие одежды, и ждали. Бежать - бессмысленно. У выхода их, наверняка, ждала неприятная встреча. Призраки вряд ли сумели бы защитить от стрел, копий и мечей. Надежда оставалась только на волхвов, которые имели в Египте нужные знакомства, с тем же священником, которые вчера встречал на пристани.
  Славка и Тимур представляли, каково будет оправдываться. Конечно, беспорядок в гробнице спишут на них, ведь грабители давно сбежали! А попробуй, отопрись, если на тебе драгоценные одежды, и ночевал ты на перине мумии!
  Не сговариваясь, мальчишки стащили с себя расшитые золотом одеяния, осторожно вылезли из саркофага, отнесли одежды на прежнее место, принялись наводить порядок в зале.
  Русана радостно воскликнула:
   - Есть, Гера мне ответила!
  Обернувшись, мальчишки увидели, как она ловко легла животом на край саркофага, повернулась и оказалась снаружи.
  - И что, нас выручат?
  - Да, Ждан, скорее всего. А пока надо спрятаться!
  Для пряток идеально подошёл дальний уголок, где стояла деревянная лодка странной формы. Когда они сели на дно, борта пришлись на уровень глаз. Очень вовремя лодка приютила их. В проходе показался свет, несколько факелов высунулись в зал и замерли. Людей видно не было. Затем сплошной ряд высоких, в полный рост, щитов выдвинулся вперед, опять замер. Толстые и короткие копья остро поблескивали жалами. Внутри хода появился второй ряд щитов. Произошло быстрое перестроение, первый ряд расширился, подравнялся и медленно двинулся вперед, к саркофагу. Наступление шло в молчании, только потрескивали горящие факелы. Ребятам стало жутко.
  - Кранты, - шепнул Тимур, - сейчас они до нас доберутся. Станем мы жуками на булавочках. Фараонский гербарий.
   Русана даже в такой момент не стерпела:
  - Балбес. Какой гербарий? Коллекция!
  Ход снова осветился изнутри. С факелом вбежал воин в одежде всадника с голубой повязкой на шлеме. Следом степенно вошёл лысый жрец в сопровождении Ждана, поднял руку вверх и громко крикнул:
  - Внимание! Всем стоять!
  Волхв растолкал оба ряда щитоносцев, протиснулся к саркофагу:
  - Яр, Русана, Тимур! Вы здесь? Отвечайте, но не двигайтесь!
  - Здесь, - за всех отозвалась Русана, - а почему не двигаться?
  Жрец недовольно поморщился, шепнул воину в голубой повязке - тот кивнул, скомандовал:
  - Отбой тревоги. Вольно. Все на выход.
   Строй щитоносцев рассыпался, копья приняли вертикальное положение, негромко переговариваясь, воины заинтересованно оглядывали зал, покидая его. Ждан поднялся на пьедестал, позвал подростков уже нормальным голосом:
   - Выходите, обалдуи, теперь можно.
  'Обалдуи' не обиделись, обступили спасителя, наперебой кинулись рассказывать, как сюда попали. Лысый жрец презрительно окинул взглядом драные хитоны мальчишек и подозрительно - новое сари Русаны. Ждан заметил взгляд, подтолкнул девочку к выходу, заслонив собой от жреца:
  - Пошли, приведёте себя в порядок, и сразу идём на церемонию похорон.
  В зале уже суетилось множество работников, одетых только в набедренные повязки. Словно муравейник, где каждый занят своим делом. Волхв и ребята протискивались и прижимались к стене - навстречу струилась бесконечная людская цепочка. Выйдя наружу, Славка удивился безветрию:
  - Хамсин кончился?
  - Нет. Просто ветер стих. Воздух пыльный, видишь же?
  Верно, небо так и оставалось грязно-жёлтым. Из-за этого разновеликие пирамиды казались старыми и очень далёкими. Обернувшись, мальчишка пренебрежительно качнул головой в сторону низенького куба, откуда они вышли:
  - А кому такой маленький мавзолей?
  - Усыпальница. Царю Василию. Всем ордынским царям такие полагаются. Из песка курган не насыплешь, строить - слишком дорогое удовольствие. А так, с погребом для тела и наклонным ходом выходит надёжно и удобно. Клиновую пробку на катках спустят - назад никто не вытащит... - Ждан вдруг спохватился, посуровел. - Хватит зубы заговаривать! Вы лучше скажите, как ухитрились попасть именно в этот могильник? Олен спокойно дождался Боруна с Герой и уехал в гостевой дворец, а вас куда чёрт понёс?
  - Не чёрт! Хамсином сдуло, - обиделась Русана и заявила, - сами сломанную коляску подсунули и сами упрекают. Не поеду на них больше. Только верхом!
   Она остановилась перед открытой двухколёсной повозкой, тяжёлой и очень прочной на вид. Мальчишки забрались внутрь, принялись осматривать встроенный колчан, стойку для дротиков. Тимур повесил сумку, сильно располневшую в последнее время, на крюк для щита, наверное. Славка собрался спросить, что друг туда напихал, но отвлёкся - одноклассница капризно надула губы, заявила волхву:
  - Я боюсь. Не поеду в этой повозке. Опять упадём, расшибёмся...
  - Перестань, это воинская колесница, такие не ломаются, - Ждан успокоил её, подсадил в повозку и укорил, - зачем платье обузила, что на подъём не ступишь?
  Славка огорчился, что не сообразил сам предложить Русане руку, и обругал себя: 'Рыцарь, называется...'
  Волшебник взял вожжи, гикнул, свистнул разбойничьи - конь рванул во весь опор. Поток встречного воздуха упруго обдул лица, отбросил волосы, заставил сожмуриться.
  - Сфинкса не вижу, - заявила Русана, когда одна из пирамид осталась позади.
  - Феникс? Он дальше, увидим скоро.
   Когда колесница поравнялась с крылатой фигурой лежащего льва, и человеческое лицо сфинкса-феникса открылось полностью, Славка не выдержал, попросил Ждана:
  - Сбавь ход, дай посмотреть.
  - Красотища, - выдохнул восхищённый Тимур, - вот бы сфоткать и дома показать! А этот что делает?
   По лицу гигантского изваяния на тонкой веревочке спускался человечек.
  - Краску подновляет, не видишь, что ли, - волшебник ответил и приложил руку козырьком, всматриваясь в летящие навстречу колесницы. - Никак наши спешат? Видать, случилось что...
  Военный возница на первой повозке притормозил, и Борун успел крикнуть, чтобы следовали за ними. Ждан ловко развернулся, едва не вывалив ребят, нагнал Геру и Олена, который управлял самостоятельно. Колесницы свернули, направляясь к невысокому круглому зданию с белокаменной аркой над четырьмя входами. Остановились. Борун первым вошёл под арку и оттуда махнул рукой:
   - Быстрей, некогда прогуливаться!
   - Да куда, - спрыгнув, Тимур начал задавать вопросы, - хоть намекните?
  - В центральную комнату, - подтолкнул его Олен. - Силобор истекает!
  Славка как выскочил из повозки, так и остановился. Он сосредоточился на единственном желании - помочь Русане спуститься с ничтожно малой высоты, с двух ступенек колесницы.
  Он протянул руку этой удивительной девочке, которая то спасалась от страха в его объятиях, то выглядела неприступной принцессой. Русана легонько оперлась, сошла на каменные плиты и направилась вслед за волхвами. Славка замкнул процессию.
  Из четырёх ходов, ведущих в разные стороны, волхвы выбрали самый красивый, обрамлённый чёрным полированным барельефом. Входя под арку, Быстров погладил изображение хищной птицы, наверное, сокола - 'на счастье!' и проверил свой гайтан с амулетом. Коридор закончился залом, мозаичный пол которого украшали концентрические круги. Пройдя в центр, волхвы дождались ребят.
  - Пора, - огорошил новостью Олен, - пока силобор не иссяк.
  - Не, я с них прусь, - возмущенным шепотом выразил своё несогласие Тимур, - чего горячку пороть? Сперва бы мойдодыр, шары от песка промыть, переодеться, потом уж...
  - Здравствуй, дерево, - легонько стукнула его по затылку Русана, - не догоняешь, что ли? Всё готово, чего тянуть?
  И они встали плотным кружком, держась за руки. Олен спросил, где центрующий амулет, Славка успокоил, показал. Борун напомнил, о чём и как думать, Гера дополнила наказ:
  - Руся, против тока двигайтесь. Отрокам не доверяй, сама веди. Я на тебя надеюсь...
  Волхвы продолжали давать наставления, вроде бы спокойными голосами, но Славка их не слушал. Он сжимал в руке ладошку Русаны, смотрел на её профиль и вспоминал, как защищал от хамсина. И вдруг, неожиданно для самого, понял, зачем Земле волшебники. Нужны, ещё как нужны! Казалось бы, что для долгожителей, почти бессмертных, значат трое подростков из неизвестного благополучного мира, за сотни лет от их сегодня? Но они помогают им, как и всем людям, без исключения. И тем самым - учат окружающих творить добро.
  Быстров-младший торопливо крикнул сквозь внезапный туман:
  - Спасибо вам, волхвы! Прощайте!
  Но Тимур вдруг выдернул свою руку, громко предупредил:
  - Ёлки, я же сумку забыл! Подождите, я быстро, пара секунд!
  - Нет! Куда? Стой! Вернись! Назад!
  Все одновременно закричали вслед Ашкерову-младшему, но тот уже бежал к выходу, где осталась колесница. Славка с Русаной промедлили краткое мгновенье, не успели выйти из центра лабиринта. Воздух в комнате побелел совсем, помутнел, стало холодно. А голоса Геры, Олена и Боруна исчезли, как обрезанные.
  Одноклассники стояли посреди часовни Николая Чудотворца, в центре Новосибирска. За окнами шумели Красный проспект и улица Горького. Служитель, подметавший ступени паперти, с удивлением смотрел на невесть откуда взявшихся подростков.
  Девушка в ослепительно красивом и сложном платье крепко сжимала руку юноши. А тот ничуть не стеснялся своей драной белой рубахи без рукавов, надетой навыпуск и подпоясанной тоненьким ремешком. Они вежливо поздоровались, извинились и пошли наружу. Служитель понимающе кивнул вслед:
  - Из самодеятельности.
  
  
  Глава сорок пятая
  
  Вот мы и дома!
  
   Русана и Славка не успели сойти со ступеней, как сзади раздался крик:
  -Эй, меня подождите!
   Тимур бежал за ними, помахивая сумкой. Русана повернулась, не выпуская руку Быстрова-младшего, удивилась:
  - Как быстро они его отослали!
  - Силобор не исчерпался, наверное.
  Славка сказал это, не задумываясь. Но тотчас осёкся, сообразив, что здесь уже Россия, двадцать первый век. 'Волхвы остались в далёком прошлом, вместе с их колдовством', - сообразил он, глядя, как Тим спешит вприпрыжку.
  - Ты даёшь, - покачал он головой, когда друг остановился рядом, - мы даже вздрогнуть не успели, как ты с лабиринта дёрнул. А если бы что сбилось? И ты там бы и остался?
  - Чего за щеку держишься? Зуб болит? - Поинтересовалась Русана.
   - Борун приложил, - пожаловался Тимур, отнимая ладонь от красной щеки и показывая след оплеухи друзьям. - Что он все время дерётся?
  - Заслужил.
   Скажи это Русана, Тимка стерпел бы. От друга услышать такое - обидно! Однако Славка не дал времени надуться, в темпе продолжил:
  - Какого черта ты за сумкой побежал? Ну и оставили бы её там. Важность-то? Фонарик, два плаща и кубок Закира.
  Вот тут Тимур просиял - настала минута его триумфа!
  - Фиг ты угадал, Славка! Я столько доказательств собрал, что все поверят! И в мавзолее что прихватил! Покажу - закачаешься!
   И он собрался вывернуть старую, изрядно потрёпанную сумку, которая дошла с ними из станицы Лайбовая в Сибирь, через древние Грецию и Египет.
  - Обалдел? - Русана схватила Тимура за руку. - На улице-то зачем? Пошли домой, - и совсем поняв, что они вернулись, потеряно и жалобно попросила, - быстрее. Маме надо позвонить, а то она не в себе, я знаю...
  Славка немедленно взял руководство:
  - Мой дом ближе. Помчались через парк!
   Русана подобрала свободный край сари, чтоб не развевался и не мешал, побежала короткими шажками вслед за мальчишками. Но Славка опомнился, сбавил темп. Через минуту троица поднималась по лестнице.
  - А ключа у тебя нет, - ядовито заметил Тимур.
  - Без проблем, - парировал друг, звоня к соседям.
  - Слава? Тимур? А говорили, что пропали, - изумилась соседка, баба Люда, разглядывая пыльные хитоны мальчишек, запоминая выражение лиц и красивую девушку за их спинами.
  - Нет, это слухи, - отрёкся Быстров-младший, выдергивая из старушечьей руки запасной комплект ключей, - вот же мы, перед вами.
  Но пока дверь его квартиры не захлопнулась, он воспринимал спиной взгляд соседки, хотя облачко, которое окружало её, светилось золотисто и голубовато. Тимур водрузил сумку на центр стола:
   - Смотрите!
   Но смотреть никто не собирался. Русана уже набрала номер и кричала в трубку:
  - Мама, я вернулась! Всё в порядке, ты слышишь? Я у Славы Быстрова, я жду. Приезжай, - и ещё много слов, которые нужны, чтобы успокоить родителей, и ни на что другое не годятся.
   Тимур перехватил эстафету, дозвонился до своей мамы и успел доложиться, что он у друга. Остальные десять минут он молчал, поддакивал или отнекивался. Прекратил его мучения Славка, принявший душ и переодетый в свежую футболку. Друг вырвал телефонную трубку из руки закостеневшего Тимура:
   - Тетя Лейла! Всё уже нормально, приезжайте к нам домой, - и прервал разговор.
  Своей маме он позвонил в первую очередь:
  - Алену Дмитриевну, пожалуйста. Мама, мы вернулись. Все. Мы у нас дома. Ждём тебя. Извини, я должен позвонить папе. Нет, мамочка, он пока не знает. Нет, я сам позвоню.
  Русана стояла перед зеркалом, протирала лицо освежающим лосьоном Славкиной мамы и слушала, как Быстров-младший отчитывался перед Быстровым-старшим:
  - Здравствуй, папа. Мы вернулись. Все вместе. И Русана. У нас дома. Всем уже позвонили. Думаю, все едут к нам. Согласен, так будет проще. Да. Маме - в первую очередь. Хорошо, папа.
  - Говоришь, как взрослый, - заметила девушка, подновив красное пятнышко на лбу помадой Славкиной мамы.
  - Ты зря это, - покачал головой тот, застеснявшись в очередной раз, - мама не любит, когда её вещами пользуются...
   - Так не говори, она и не узнает. Я же чуть-чуть, незаметно.
   Тут в дверь позвонили.
  - Мама, - в три голоса закричали подростки и бросились открывать дверь.
  Ворвалась Наталья Михайловна, вцепилась в дочь, принялась осматривать и ощупывать, причитать и донимать расспросами:
  - Русечка, родная моя! Господи боже мой, живая! Похудела-то как, осунулась... А это что? Кровь? Покажи, - Лихачёва-старшая попыталась стереть красную точку.
  Русана отстранилась, перехватила мамину руку:
  - Не кровь, а символ брахманки. Я в Индии была, видишь?
  И она покружилась, демонстрируя сари. Славка залюбовался, а Наталья Михайловна горестно всплеснула руками:
  - В Индии? Я так и знала, я знала, знала - добром это не кончится... Домечталась? Я тебя просила, брось ты свою йогу, а ты! Ну, всё, теперь я с тебя не слезу, пока не бросишь эту чушь! Поклянись!
   - Мама!
   - Ты смерти моей хочешь? Я третьего раза не переживу!
  Радость Натальи Михайловны стремительно превращалась в нечто совершенно невозможное, в какие-то угрозы со слезами. Тимур толкнул друга:
   - Надо выручать Руську! Придумай чего, сын Аполлона, не стой столбом!
  Идея пришла мгновенно. Велосипед, висевший на стене позади семейства Лихачёвых, которые так и не успели пройти в комнату, удалось незаметно подтолкнуть вверх. И он, вроде бы самостоятельно, снялся с крючков, грохнулся на пол. Обе Лихачёвы аж подпрыгнули, моментом забыли о разборках. Тут Славка и Тимур вежливо попросили Наталью Михайловну в комнату, усадили на диван.
  Звонок вякнул и дверь распахнулась - одновременно.
  - Теймур, где ты? Я убью тебя, Теймур, - с порога закричала Лейла Шахиновна, бросаясь к сыну.
   Ашкеров-младший вжал голову в плечи, но та обняла сына и заплакала:
  - Сынок, никогда так не делай! Ты даже не представляешь, что пережила твоя бедная мамочка, пока тебя не было!
  Дальше она продолжала не менее горячо, на азербайджанском, который казался Славке немного похожим на атаманский. Когда вошел Бакир Хазарович, мама с сыном уже разговаривали спокойно. Ашкеров-старший выказал решительные намерения:
  - Ну, пропавшая братия, надо вас посечь розгами, чтобы не устраивали такие нервотрёпки...
  Славка поднялся:
  - Во-первых, телесные наказания запрещены, а во-вторых, мы при чём? Это без нашего желания! Русану, вообще, из комнаты вытащили!
  Семья Лихачёвых кивнула синхронно - они сидели в обнимку. Наталья Михайловна боялась и не выпускала дочь. Пока Бакир Хазарович добывал Тимура из объятий Лейлы, вошла Алёна Дмитриевна. Заметили её не сразу. Славка услышал тишину, вдруг гулко зазвучавшую в только что шумной комнате. Обернулся в поисках причины.
  Мама стояла, прислонившись щекой к дверному косяку. Она держалась за него двумя руками, словно боялась упасть, если отцепится. Славка видел только её глаза - широко распахнутые, блестящие. Губы мамы кривились, но не произносили ни слова. Ничего не стал говорить и Славка. Он сделал те несколько шагов, что отделяли его от мамы, обнял её. Она вдруг оказалось совсем не такой высокой - вровень с ним. Обняла, уткнулась в Славкино плечо и беззвучно зарыдала. Что оставалось делать? Только гладить маму по голове и ждать, когда она сможет сказать хоть слово.
   Дверь широко раскрылась - вошли Быстров-старший и Олег Вениаминович. Физик завертел головой, быстро и пытливо оценивая хитон Тимура, сари и красную точку Русаны. Славку в шортах и футболке Олег Вениаминович осмотрел более пристально, усмехнулся. Анатолий Васильевич обнял жену, которая приткнулась к нему, не отпуская Славку. Постояли втроём. Затем отец, глядя на сына поверх головы Алёны Дмитриевны, протянул тому свободную руку:
  - Здравствуй. Всё нормально?
  - Да.
  - Я могу надеяться, что впредь это не повторится?
  - Да.
  Русана отстранила свою маму, подошла к Быстровым:
  - Дядя Толя, теть Лена, это не случайность. И от нас, думаю, не зависит.
  Славка дополнил:
  - Пап, надо бы разобраться, что происходит.
  Алёна Дмитриевна вздохнула, подняла голову, вытерла слёзы со щёк:
  - Есть кто хочет? Точно нет? Поставлю хоть чай. Руся, Наташа, помогите, - и ушла с теми на кухню.
  - Разберёмся, сын. Вот для этого у нас есть спец, - подтолкнул физика Быстров-старший, - ему и карты в руки. Хорошо, что все сейчас собрались. Давайте-ка, потеряшки, с самого начала. И не нам, а ему.
   Он снова показал на Олега Вениаминовича, усадил того к столу. Физик вытащил диктофон, включил его и приготовился слушать. Первым слово взял Тимур:
  - Я тут, - он глянул на друга и поправился, - мы тут с собой захватили кое-что...
   И перевернул сумку на стол. Фонарик, трубка подводного ружья, остаток шпагата откатились в сторону, а главное место занял объёмистый сверток пурпурного цвета, глухо брякнувший при падении.
  - Наши плащи, парадная одежда, - Тим набросил хламис на плечо и сноровисто завязал роскошный бант.
  Но вошли женщины с чайниками, бокалами, сахаром и вареньем, создали суматоху. Наконец, стол очистили для продолжения показа. Следующим номером появился кубок, завоеванный Закиром в метании копья. Старшее поколение осматривала плащи, любовались золотым кубком. Тем временем мальчишка в хитоне с ловкостью фокусника извлекал из свёртка монеты и оплетенный кофон, в котором ещё плескалась вода из храмового ручья, маленькую статуэтку, найденную на пляже, лист бумаги - черновик Олена.
  Пояснения звучали кратко и по делу, что удивило Славку. Он привык отводить Тиму вторую роль. Но сейчас оказалось, что друг прав: предметы, извлеченные из сумки, доказывали - одноклассники побывали в глубокой древности!
  Потом пришла очередь Русаны. Ей удалось поразить женщин тонкостью шелка и остроумием завертывания в сари. Мамы на время переместились в спальню Алёны Дмитриевны, примеряя длинный лоскут на себя. Олег Вениаминович воспользовался моментом, допросил Славку о силоборе и воздействии на амулет. Рассказ был в разгаре, когда женщины вернулись в комнату.
  - ... и Олен зарядил амулет, чтобы волхв обходился без лабиринта. Только представлял себе, куда он собрался.
  - Амулет не этим важен, - вмешалась Русана, - он совмещает человека с центром силы...
  - Скажешь тоже, - не согласился Славка, - силобор дело второе. Главное, захотеть надо, тогда перенос получается в нужное место. Вот представьте себе тот лабиринт...
  Он достал из своего стола давний чертеж Олена, который случайно присвоил в первой 'ходке'. Показав его физику, сказал:
  - Я думаю, если надеть мой амулет и пройти по такому, то будет как в Соловках. Сопротивление станет расти, словно плёнку прорываешь...
  Олег Вениаминович всмотрелся в рисунок лабиринта:
  - Надо проверить закономерность... Дай-ка мне амулет. Руся, ты мне позволишь и твой? Спасибо... Я всё верну!
  Постепенно общий разговор распался на маленькие, и Быстров-старший озвучил намерения семей:
   - Пора, наверное, разбегаться...
   Ашкеровы ушли быстро, а Лихачёвы немного задержались, ожидая физика - тот вызвался подвезти их. Наталья Михайловна не выпускала руку Русаны из своей, пока Олег Вениаминович собирал оставленные Тимуром 'сувениры из прошлого' в потрёпанную сумку-путешественницу. Славкин амулет физик упаковал в бумажник, пообещал 'долбануть на спектроскопе' и, вообще, досконально исследовать. Славка вышел на балкон, дождался прощального взмаха от Русаны, проводил машину взглядом. Где-то глубоко в душе таилось и давало знать о себе сожаление - никакого хамсина не предвидится, защищать одноклассницу не придётся.
   Быстровы остались втроём. Загнав мужчин на кухню, Алёна Дмитриевна накрыла стол и села напротив.
   - Мам, что сама-то не ешь? - Отвлёкся Славка, доедая борщ.
   - Сыта.
   И она неотрывно смотрела на сына и мужа, подперев подбородок левым кулачком. Анатолий Васильевич молчал, поглядывая, не блеснёт ли в глазах жены слеза, но та плакать не собиралась. Подав второе, она снова села в той же позе. Когда мужчины Быстровы сказали спасибо и поднялись, Алёна Дмитриевна спросила:
   - Сын, Русана тебе нравится?
   - А что?
   Славка растерялся, не нашёлся, как ответить. Быстров-старший с любопытством ждал, сумеет ли сын вывернуться, но мама всё испортила. Она вздохнула и сделала неожиданное заключение:
   - Ты повзрослел.
  
   Глава сорок шестая.
   Будем ждать!
  
   Прошла неделя.
   Друзья вернулись в прежний мир - мир телефонов, интернета, водопроводной воды, машин и стремительной будничной суеты. Успокоились родители, милиция закрыла дело об исчезновении детей. Совместное приключение ребят - сблизило старших. Быстровы и Ашкеровы и так были дружны, а Наталья и Олег, попросту "Витаминыч", на ура приняли предложение Лейлы Шахиновны отметить день рождения Бакира на даче.
   Быстровы прикатили вместе с Ашкеровыми, с самого утра. Мальчишки отправились в бор, поискать грибов, старшие мужчины поставили сети, а женщины занялись готовкой. Ближе к полудню появилась машина Олега Вениаминовича. Физик галантно помог Лихачёвой-старшей - открыл дверь, подал руку. Лейла Шахиновны громко заметила:
   - Похоже, Наташу берут приступом. Быть скоро свадьбе!
   - Оставь, - раскраснелась та, - мы друзья, не больше.
   Олег Вениаминович промолчал. Зато Русана многозначительно улыбнулась, за спинами мамы и физика показала мальчишкам пальцы колечком - окей, значит!
   День удался погожий и добычливый - рыба коптилась, а грибы доходили в сковороде, с картошкой. Мясо тушилось в печке, жарилось на мангале, стол заполнялся салатами и разносолами. Приняв подарки и поздравления, именинник велел рассаживаться. Славка подвинул Русане стул, начал ухаживать, беря пример с физика. Тот ни на минуту не оставлял Наталью Михайловну без внимания.
   - Ну, друзья, за новорождённого!
   Спиртное каждый выбирал для себя сам, но первый тост пошёл под шампанское. Ребятишкам тоже налили, чисто символически, на дно. Пригубив, те отодвинули шипучку.
   - Что? Не понравилось? А вы же там пробовали, - уличил их в притворстве физик.
   - Да мура, ихнее вино, - отозвался Тимур, - кислятина. Сок вкуснее.
   Разговор немедленно зашёл о тамошней и здешней еде. Мнение ребят разделились. Русана считала современную пищу более вкусной и здоровой, а мальчишкам нравилась древняя.
   - То мясо нежнее. И подливку они делать умеют. И рыбу запекать. В таверне, с луковым соусом, так вообще, пальчики оближешь!
   - Да? А вспомни у Олена? Пир перед играми? Там овощей не было. Одно пересушенное и пережаренное мясо, - Русана нашла слово для характеристики и припечатала, - сплошные канцерогены!
   Несмотря на критику, мальчишки мели со стола всё подряд, не отставая от родителей. Витаминыч успевал есть и расспрашивать Славку о волшебниках, почти не ошибаясь в именах. Но его постоянно отвлекали, возвращали к застолью и возвратили, наконец. Веселье набирало силу, мужчины подливали дамам вино и себя не обделяли. Ребятишкам стало скучно, они вылезли из-за стола, перебрались на диван-качелю, где места хватило бы и четверым.
   - Жалко, что мы Египет не посмотрели, - признался Тимур. - Я столько фоток в инете нашел, даже ролики есть. А мы ничего и не видели путём, даже не знаем, в какой гробнице ночевали.
   - Смотаться бы туда, - мечтательно запрокинула голову одноклассница, - в Индию, где я была. И найти храм Сурьи...
   Славке было всё равно, куда - он плечом соприкасался с Русаной, и это стоило дороже, чем любые экскурсии. Тимур предложил:
   - Может, уговорим шнурков, устроим культпоход? Греция, Дельфы посмотрим, потом в Гизу, к пирамидам? Каникул два месяца ещё, недельки вполне хватит.
   - Мама не потянет, - погрустнела Русана, - это какие деньжищи!
   Голос её не звенел, как обычно, а улыбка исчезла. Славке захотелось сделать, как в хамсин - защитить одноклассницу. Пусть не от страхов, только от огорчений, но тут же, немедленно. Это так приятно - быть сильным и охранять её покой. Проверено! Набравшись смелости, Быстров-младший позавчера позвонил и предложил погулять вместе. Вечером. Просто так, по улицам. Нашлось столько тем для разговоров, и даже повод идти, взявшись за руки.
   Но сейчас - он оказался бессилен. Деньги надо зарабатывать, а у Русаны это может только мама, понятно. И мечта о поездке за границу для Лихачёвых - несбыточная.
   - Эй, молодёжь, - позвали родители, - быстро к столу. Витаминыч-то что выяснил!
   Физик увлечённо сыпал терминами, упоминал спектроскоп, магнитный резонанс. Ашкеров-старший попросил перейти на простой русский, отчего Витаминыч сначала опешил, а потом расхохотался:
   - Извините. Я как коллегам. Короче, анализ металла сделали, и вот что получилось. Твой, Слава, амулет - испанское серебро, скверно очищенное. У Русаны - девятьсот восьмидесятая проба! По микроэлементам, из Мексики. Каково? Но это не главное. Есть странное свойство...
   Он рассказывал, покачивая серебряный кружок на коротко перехваченном гайтане:
   - ... если ваши серебрушки рядом, они притягиваются и создают вокруг себя электромагнитное поле, чего быть не должно в принципе. Руся, дай-ка твой.
   Получив кулон, физик медленно приблизил его к первому. Изумлённые зрители увидели, как серебряные бляшки потянулись друг к другу, с лёгким звяканьем сошлись...
   И вдруг исчезли. Вместе с Витаминычем. Без малейшего эффекта. Просто пропали. Все ахнули, Бакир Хазарович даже провёл ладонью над тем местом, где только что стоял физик.
   - Вот ни фига себе, - потрясённо вымолвил Тимур, - улётный номер!
   Все загомонили разом, перебивая друг друга. Лихачёва-старшая всхлипнула:
  - Почему я, как проклятая?
  Русана обняла маму:
   - Он вернётся, не плачь. Мы же вернулись!
   Почему-то все взглянули на машину физика, потом на его пиджак, сиротливо висевший на спинке стула. И замолчали. Наталья Михайловна всхлипнула ещё раз, затем утерла слёзы и сказала всем сразу:
   - А что, у нас есть выбор? Будем ждать.
  
  
  
  
Оценка: 6.72*4  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com К.Федоров "Имперское наследство. Сержант Десанта."(Боевая фантастика) А.Верт "Нет сигнала"(Научная фантастика) А.Кочеровский "Баланс Темного"(ЛитРПГ) С.Бушар "Волчий билет, или Жена Љ2"(Любовное фэнтези) М.Юрий "Небесный Трон 1"(Уся (Wuxia)) М.Атаманов "Искажающие реальность"(Боевая фантастика) Н.Изотова "Последняя попаданка"(Киберпанк) С.Панченко "Ветер"(Постапокалипсис) Л.Лэй "Пустая Земля"(Научная фантастика) Д.Сугралинов "Дисгардиум 4. Священная война"(Боевое фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"