Петрук Вера: другие произведения.

Дэйра. Глава 12. Ночное свидание

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Зимние Конкурсы на ПродаМан
Peклaмa
 Ваша оценка:

  Глава 12. Ночное свидание
  
  Пробило полночь. Выйдя от герцога, Дэйра собиралась к себе, чтобы попробовать уснуть, но ее внимание привлек шум из пиршественного зала. Она стояла во внутренней галерее, которая проходила под куполом, опоясывая зал, словно нарядная лента. Наверху было темно, герцог отправился спать, и слуги потушили лампы и свечи, не заметив, что на балконе задержалась гостья. Снизу Дэйру было не видно, зато она видела всех, будто заглянула в кукольный домик на чужой праздник. Гости выстроились в одну линию и кругами плавали по залу, втягивая в свой странный танец то слуг, то артистов, то цирковых зверей. Дэйра слышала о подобном танце от Джерики, он назывался "хоровод" и был очень популярен на балах в столице.
  Вспомнив о подруге, оставшейся в Эйдерледже, Дэйра загрустила о доме, но тут ее внимание привлекла красная рубашка Нильса, и грусть переросла прямо-таки в мировую тоску. Донзар танцевал вместе со всеми и вид у него был одновременно довольный и важный. За одну руку держа Лору, за другую Томаса, он смешно подбрасывал ноги и забавно вилял телом на поворотах, чем смешил обоих. Гувернантка Ирэн не сводила с него глаз, и глядя на ее разрумянившееся лицо, блестящие глаза, красиво разлетающиеся от быстрых движений локоны, Дэйра поняла, чем она хуже. Всем. Сколько бы Марго не накладывала румян на ее щеки, кожа маркизы оставалась бледной, как у мертвеца, не желая принимать на себя ни солнце, ни косметику. Глаза, может, у нее и горели, но только блеск этот был не тоже самое, что восторженное сияние счастья во взгляде Лоры. Через глаза Дэйры на людей смотрело безумие, и его лихорадочный блеск нельзя было ни с чем перепутать. Волосы? Пусть и густые, но тяжелые, черные и мрачные, они служили идеальной оправой для облика сумасшедшей, которая отчаянно пыталась доказать миру свою нормальность.
  Жаль, что у них с Нильсом ничего не вышло. Дэйра не помнила, чтобы какой-нибудь мужчина вызывал в ней такое бурное желание разделить с ним радость. Нильс нравился ей весь - и душой, и телом. В душу его она заглянула совсем ненадолго и не была уверена, что ей там понравилось, а вот с телом у донзара было все хорошо, настолько хорошо, что ей до сих пор хотелось выцарапать Лоре глаза, чтобы та не пялилась так на своего ухажера. Что ж, влюбленность, пусть и безответная, тоже неплохо. В конце концов, это чувство роднило ее с нормальными людьми, а значит, душевные дела Дэйра обстояли не так скверно, как казалось на первый взгляд.
  - Чем глубже озеро, тем больше рыбы, - задумчиво произнес голос за ее спиной. Обернувшись, Дэйра встретилась с черными глазами Феликса, который довольно улыбался, застав ее врасплох.
  - Прекрасно вас понимаю, - сказал маркиз, подходя ближе. - Наверное, в Эйдерледже пиры были куда менее масштабными. Вам непривычна та грандиозность, которую обожает мой отец. Однако то, что вы видите сейчас, является лишь подобием столичных балов и пиршеств. Там озеро куда глубже, и рыб еще больше. Обычно я предпочитаю золотую середину, но сегодня мне, как и вам, хочется уединения.
  Какое-то время Дэйра собиралась с мыслями, выбирая, что предпочесть: сослаться на поздний час и уйти или поговорить с младшим Бардуажским, сгладить неловкость, возникшую в дороге, и убедившись, что нового врага у нее не появилось, отправиться спать. Второй вариант был опасным, но дипломатичным. Ее отец не боялся вести переговоры с самим ханом Айбаком, она же трусила перед каким-то маркизом.
  - Волнуетесь перед свадьбой? - спросила Дэйра, задав, как ей казалось, самый безопасный вопрос из всех имеющихся.
  - Давай на "ты"? - Феликс стоял слишком близко.
  - Ладно, - Дэйра кивнула, пытаясь сохранить миролюбие в голосе. - Значит, волнуешься?
  - Ты специально оказалась на этом этаже, или так распорядилась судьба? - по-прежнему игнорируя ее вопрос, спросил маркиз.
  - А в чем дело?
  - Мои покои совсем рядом. Вон там, - Феликс кивнул в сторону лестницы, уходящей в темноту. - Зайдешь? Ты какая-то сегодня нерадостная.
  - Не думаю, что это хорошая идея, - волноваться начинала уже сама Дэйра. Ей еще никогда не намекали на близость так прямо. - Ты без пяти минут женатый мужчина, это неприлично.
  - Я не волнуюсь перед свадьбой, Дэйра, потому что ее не будет, - спокойно сказал Феликс, заглядывая ей в глаза. - Если хочешь узнать почему, приходи ко мне сегодня ночью. Я буду ждать тебя до двух часов утра, а после приглашу другую. Приходи. Уверен, тебе будет любопытно узнать, почему свадьбы не состоится. Ты будешь первая, кому я об этом скажу. Думаю, небезынтересно тебе и то, почему я все-таки предпочел бы тебя, а не какую-нибудь смазливую мордашку в розовых юбках. Ну, пока! Скоро увидимся, потому что ты придешь.
  Феликс сбежал раньше, чем она сообразила достойный ответ.
  
  ***
  
  Чтобы успокоиться, Дэйре потребовалось минут тридцать. Девушка молча стояла, глядела на танцующего Нильса, смеющуюся Ирэн, счастливую Лору и пыталась убедить себя, что Феликс - это временное недоразумение, которое исчезнет, как только она покинет стены Бардуага. Но за высокими окнами галереи валил снег, из зала снизу поднимались звуки пира, и становилось понятно, что день, когда за ее каретой закроются ворота замка, наступит не завтра.
  Еще раз взглянув в сторону лестницы, по которой ушел Феликс, Дэйра вздохнула и принялась спускаться к пирующим. В последнее время ничего не происходило просто так, нужно было либо принимать вызов, либо привычно прятаться за спинами слуг и родственников. Обиды на предложение маркиза она не чувствовала, и это настораживало. Злость бурлила в ней, словно кипящий котел, но то был гнев на себя - за трусость, потому что предложение Феликса ее напугало до дрожи, и за смелость, потому что попытка соблазнить Нильса стала самым отвратительным поступком в ее жизни. Если уж намок, то можно и выкупаться, говорила старая Поппи. Может, пришло время Дэйры искупаться, а не бегать от воды, как от страшной болезни, которой переболели все кроме нее?
  В гуляющий зал она спускалась с ровным дыханием и спокойным сердцем. Не нужно было долго думать над словами Феликса, чтобы понять причину его поведения. О таких мужчинах ей говорили, но встретиться пришлось впервые. И в этом тоже был виноват Амрэль, потому что, если бы он не отправил ее в столицу, Дэйра получила бы свои жизненные уроки менее болезненным способом - по крайней мере, так ей казалось.
   Нужную ей фигуру она заметила издалека. Капеллан Карлус Рейнгольд не танцевал, потому что был слишком тучным, чтобы сделать хотя бы одно приличное па. Впрочем, он был доволен, потому что принесли десерт, а так как другие гости были заняты хороводом, все изысканные лакомства принадлежали только ему. Когда она приблизилась, церковный служитель уплетал шоколадный торт и не сразу ее заметил.
  - Ирэн уже попросила вас составить брачный договор для свадьбы? - спросила Дэйра, наклонившись к самому уху капеллана, потому что музыка и крики танцующих делали бесполезным любой разговор.
  С удовольствием понаблюдав, как с вилки Карлуса свалился на пол истекающий сиропом кусочек торта и тут же отругав себя за бессердечность, Дэйра повторила вопрос, хотя бабка София уже минут десять твердила, что это не ее дело.
  - Договор? Ирэн? А не пора ли вам спать, милая маркиза? - рассеянно пробормотал Рейнгольд, но Дэйра уже села рядом и отодвинула от него тарелку с тортом.
  - Расскажите, как там дела с бумагами. Ирэн волнуется, что они не будут готовы к сроку.
  Осознав, что Дэйра не вернет ни тарелку, ни торт, церковник повернулся к ней и, заколыхав подбородками, важно произнес:
  - Все подготовлено идеально, я лично проследил. Не понимаю, зачем госпоже Карлбири еще и вас тревожить, ведь я все рассказал ей утром.
  - А договор составили? С герцогом согласовали?
  - Ну конечно! - Карлус даже возмутился. - И местному капеллану, и герцогу его показал. Никаких правок не было, бумаги готовы к подписанию, хоть завтра свадьбу можно играть. А можно и не играть, подписать договор, и дело готово. Я так понял, герцогу бы такой вариант очень понравился, но ритуал есть ритуал. Кстати, раз вы здесь, маркиза, могу я попросить вас об одолжении?
  Взглянув на сумку рядом с капелланом, которую он придерживал пухлой рукой, Дэйра догадалась, о чем пойдет речь, и поняла, что она на верном пути.
  - О чем угодно, - улыбнулась она улыбкой змеи.
  - Я не успел занести договор к себе в комнату. Показал его герцогу и сразу отправился сюда, так как боялся опоздать и оскорбить хозяев опозданием. Вас не затруднит занести бумаги в мою комнату, либо подержать у себя до утра? А то как-то нехорошо, что важный документ валяется рядом с объедками.
  - Совершенно с вами согласна. Нисколько не затруднит.
  - Благословит тебя Амирон, милое дитя, - вздохнул с облегчением Карлус, так как Дэйра придвинула к нему тарелку с недоеденным тортом.
  Вряд ли Амирон благословит то, что я собираюсь сделать, подумала девушка. Мелькнула мысль не стоит ли ей зайти к себе и подкрасить губы, но, поразмыслив, Дэйра решила, что для Феликса и так сойдет.
  Покои маркиза долго искать не пришлось. Бабка София, хоть и ворча, подсказала ей направление, предупредив, что с тем, что задумала Дэйра, она не имеет ничего общего. В ее время девушки вели себя приличнее и на непристойные предложения отвечали гордо и с достоинством. Дэйра хотела было ей напомнить, где остались ее честь и достоинство, но решила не злить старую герцогиню. Мало ли, как обернется ситуация? Помощь безумной родственницы лишней не будет.
  Постучать она не успела. Феликс будто все это время дежурил за дверью, так как створки распахнулись, едва Дэйра подняла руку. Хотя, скорее всего, он услышал ее шаги.
  - Тебя никто не видел? - спросил он, опасливо выглядывая в коридор.
  Дэйре даже обидно за него стало: сам же говорил, что свадьбы не будет, так чего же боялся? Разве только того, что пригласил к себе в покои невесту принца? Впрочем, в ее планы тоже не входило, чтобы кто-нибудь знал, что она навещала маркиза этой ночью, правда, в отличие от Феликса причины у нее были иные.
  - Это что? Шпаргалка, как себя правильно вести с любовником? - попытался пошутить Феликс, плотно закрывая двери и кивая на бумаги, которые Дэйра тут же спрятала за спину.
  - Нет, это сюрприз, - улыбнулась она, оглядываясь.
  Пожалуй, окажись Дэйра в покоях Феликса при других обстоятельствах, то, непременно, удивилась бы скудной фантазии архитекторов и устроителей замка. Его спальные покои были зеркальным отражением ее гостевой комнаты. Такой же огромный, пустой зал с кроватью посередине и тяжелым, рельефным потолком, утопающим в темноте. Пять горящих свечей на прикроватном столике были не в силах справиться с мраком, казалось, навсегда поселившимся в стенах бардуажского замка. Было холодно, так как камин еле тлел. Вероятно, Феликса грело желание, зато Дэйра не отказалась бы погреться у огня.
  - У тебя глухие стены?
  Феликс, который так уверенно вел себя час назад, отчаянно пытался взять ситуацию в руки и вернуть себе самообладание. Может, он и ждал ее появления, то не такого скорого.
  - Если ты любишь покричать, не стесняйся, - ухмыльнулся маркиз. - Нас никто не услышит, охрану я отпустил.
  Он не спешил приближаться, медленно расхаживая от кровати к камину и бросая на нее странные взгляды.
  - Знаешь, почему я тебя позвал?
  - Знаю, - тоже ухмыльнулась Дэйра. Положив на полку камина брачный договор Ирэн, она развернулась к маркизу и, потянув за ленту, распустила сложную прическу, которую соорудила ей Марго накануне. В комнате было сумрачно, но шрамы на ее лбу, которые раньше загораживал плетеный обруч с жемчужинами, ярко заалели на бледной коже.
  - У меня такие по всему телу, - сказала она, указав на шрамы. - Хочешь взглянуть?
  Глядя, как расширились глаза маркиза, Дэйра поняла, что просчитала все правильно. Осталось не струсить самой, и довести начатое до конца.
  - Прежде, чем войти, подумай о том, как выйдешь, - прогудел на ухо голос бабки, но Дэйра от него отмахнулась.
  - Подойди к свету, хочу видеть их все, - прошептал Феликс, усаживаясь на кровать.
  - Только после твоей истории, - отходить от камина Дэйра не спешила. Ей нравилось его тепло. Оно было похоже на ласку, которую она никогда не знала. - И ты разденешься первый.
  - Если это все твои условия, то, пожалуй, выполню их немедленно, - ответил маркиз, и его голос дрожал не от холода. - Мы с Ирэн познакомились еще в детстве. Когда меня помолвили с ней в тринадцать лет, я не имел ничего против, потому что она стала первой девушкой, которая подарила мне радость. Потом она уехала к себе, а я понял, что радость может подарить не только невеста, но и любая другая девушка. Через три года я пресытился и понял, что жениться на Ирэн совсем не хочу. От ее писем тошнило, а от мысли, что она навсегда поселится в моем замке, я чувствовал себя больным. Путешествие на восток было хорошим предлогом, но любой путь когда-нибудь заканчивается. Выход я нашел еще в Сикелии, в стране песка и самого губительного дурмана, который только придумало человечество. Ты слышала о журависе? Эту траву курят, едят, настаивают, заталкивают в разные отверстия тела - результат всегда потрясает. Радость любви не сравниться с радостью журависа. Я начал присылать Ирэн сикелийский журавис где-то год назад. Она подсела на него быстро и прочно, при этом до сих пор думает, что курит порошок из рогов единорога. Она ведь дура, ты сама знаешь. Завтра я расскажу правду отцу. Изображу раздавленного горем жениха. И предложу навестить комнату невесты. Я еще вчера подложил ей в сумки десять пакетов журависа. Такой объем сам не выкуришь, а значит, моя несостоявшаяся женушка собиралась им торговать в Бардуаге. Отец этого не выдержит. Я, конечно, благородно уговорю его, чтобы Ирэн не наказывали, а просто отправили домой, но свадьба, как ты уже поняла, вряд ли состоится. Знаю, что Ирэн твоя подруга, и ты сейчас опечалена тем, как я ее подставил, однако пойми и мою ситуацию. Меня тащили в этот брак насильно, а зажатый в угол волк сражается насмерть.
  Ты не волк, ты овца, отбившаяся от стада, подумала Дэйра, но вслух ничего не сказала. Лишь улыбнулась, чтобы не спугнуть жертву. Она не хуже Феликса знала закон Сангассии. Ввоз журависа и его употребление запретили еще в прошлом веке. Нарушение закона каралось публичным наказанием плетьми, а за распространение дурмана ссылали на каторгу в Лук-Маале.
  Дэйру охватил жар, однако ей понадобилось время, чтобы осознать, что это не у нее начиналась лихорадка, а вдруг вспыхнуло почти догоревшее полено. Новой пищи для огня в камине не было, однако языки пламени бодро заплясали на золе и углях.
  - Я хочу с тобой подружиться, маркиза, - улыбнулся Феликс, не обратив внимания на вдруг разгоревшийся камин. - Тебе предстоит пережить вызов, который выдержит не каждый. В Майбраке таких, как ты, девушек из провинции, неопытных, без связей, съедают с костями. Я не могу помочь выиграть конкурс, в котором, если честно, не вижу смысла, но могу помочь выдержать его достойно. Я не последний человек при дворе Сандро Десятого, так как с детства езжу в столицу по отцовским делам, к тому же, я дружен с принцем. Эруанд странный человек, но с моими подсказками у тебя будет шанс завоевать его симпатию. Видишь, я был с тобой предельно честным.
  - И я это ценю, - кивнула Дэйра, медленно приближаясь к Феликсу. - Значит, теперь моя очередь?
  - Да, - кивнул маркиз, укладывая руки на ее талию. У него были почти ледяные пальцы, она чувствовала их трупный холод даже сквозь ткань платья. Хотелось вернуться к камину, который теперь полыхал так ярко, что она даже забеспокоилась за бумаги, оставленные на верхней полке.
  - Ты позвал меня сегодня, потому что я уродина, - сказала она и, уперев руки в грудь Феликсу, опрокинула его на кровать. - Радость с обычной девушкой будет сладкой, но после многих лет безудержных утех только такие, как я, могут доставить тебе истинное удовольствие. И за это ты готов заплатить любую цену, верно?
  Феликс сглотнул, а его забившееся сердце под ее руками ответило лучше слов.
  - Тсс, - Дэйра приложила палец к его губам. - Я согласна. В Майбраке будешь моей опорой. И за это я тоже готова заплатить. Тише, не так быстро.
  Она перехватила руки Феликса, которые принялись тормошить ее корсет.
  - Все сделаю сама, - прошептала она, вытащив из кармана шелковый шнур, который отрезала по пути от портьеры. - Ты прав во всем, кроме одного. Я не такая неопытная, как кажусь на первый взгляд. И люблю поиграть. Не сопротивляйся, тебе понравится.
  Дэйра подмигнула и потянула руки Феликса к изголовью кровати. У нее получилось - маркиз был похож на глину, из которой можно было лепить, что угодно. Крепко привязав его, она уселась ему на живот, и расшнуровав платье, оголила плечо с шрамами. Слово надо было держать. Феликс облизнул губы и взглядом указал на грудь, все еще прикрытую пышными оборками кружев.
  Да, там тоже есть шрам, грустно подумала Дэйра. Маисия всерьез опасалась, что из-за травмы у девочки не разовьется то, что положено иметь женщине, но Дэйра выросла со всеми полагающимися частями тела. Лекарка надеялась, что шрамы со временем побледнеют, как это обычно случается с травмами детства, но в случае Дэйры она ошиблась. Шрамы, оставленные зверем, и сейчас были такими же красными и набухшими. Вероятно, Феликсу они очень понравились, потому что она чувствовала, как ему не терпится заняться с ней радостью.
  - Вообще-то я тоже жую человеческие кости, - сказала Дэйра маркизу, плотно сжав коленями его бока. - Как ты думаешь, почему мужчины в Эйдерледже меня избегают? Разве только из-за шрамов? У дочери Андорского герцога кривой нос и косые глаза, но отбоя от женихов у нее нет, потому что мужчины видят в ней не женщину, а маркизу, дочь герцога и наследницу богатого края. Правда в том, что я съедаю своих любовников.
  Феликс было заерзал под ней, но никто не хочет верить в очевидное, когда беда случается. Он предпочел услышать шутку.
  - Мне нравится твой юмор, детка, но давай уже... - маркиз резко замолчал, потому что из кармана юбки Дэйра достала то, что прихватила с собой из пиршественного зала.
  Нож для резки мяса, десертная вилка и кружевная салфетка легли на голый живот Феликса, заставив его вздрогнуть от прикосновения холодного метала. Он заподозрил неладное, когда Дэйра оттянула кожу у него на боку и, приставив нож, начала делать надрез.
  Если маркиза волновала сумасшедшая дочь герцога Бардуажского, которая собиралась его съесть, то саму Дэйру волновал камин, потому что огню уже было тесно за каминной решеткой. Языки пламени лизали ковер, медленно направляясь к кровати с двумя людьми. Дэйре по-прежнему было холодно, и она пожалела, что оставила теплую накидку в своих покоях.
  Когда крики Феликса перешли из громких в очень громкие, она отложила нож в сторону и осторожно промокнула разрез салфеткой. Наверное, я точно сумасшедшая, подумала Дэйра, глядя, как кровь заливает белые простыни и пачкает ее платье. У нее даже руки не дрожали. Конечно, она не собиралась отрезать у Феликса кусок кожи, но надрез получился глубже, чем планировался. Нахмурившись, Дэйра потянулась за бутылкой с коньяком, которую приметила на столике рядом со свечами и щедро плеснула на царапину.
  Пока Феликс выл и метался под ней, она, скосив глаза, наблюдала за пламенем, который огненной струйкой заползал к ним на кровать. Пожар в ее планы не входил, но огонь странным образом игнорировал ковер, раскинувшийся между камином и кроватью. Прокладывая путь к людям, пламя прожгло в ворсе узкую дорожку, но даже не подумало уничтожать ковер полностью.
  Ты хочешь меня согреть, догадалась Дэйра и улыбнулась огню, который, наконец, появился на кровати. Пламя робко замерло на краю простыни, уничтожая белье и перину под ним, но к Дэйре приближаться не спешило. Тоже ее боялось.
  Увидев огонь, Феликс начал хрипеть от ужаса, а в его криках появилось слово "ведьма".
  - Ну, хватит! - рявкнула на него Дэйра и шлепнула маркиза по щеке, чтобы привести в чувства. - Я тебя всего есть не собиралась, только кусочек. Что ты так раскричался? А к нему я вообще отношения не имею, не знаю, как оно здесь оказалось.
  И она кивнула на пламя, которое, подобравшись к ее ноге, уютно устроилось на лодыжке, поглаживая человеческую кожу. Дэйре не хотелось, чтобы оно уходило, потому что впервые за вечер она начала согреваться. Кожу немного щипало, а на том месте, где плясали язычки огня, вздулись крошечные белые пузыри, но ей давно не было так хорошо. И плевать, что там говорила бабка София, которая давно что-то зудела ей на ухо.
  - У тебя видения от боли, - сказала Дэйра Феликсу, глядя ему в глаза. - И это не моя нога горит, а огонь пляшет в твоей голове.
  - Что ты хочешь, ведьма? Что тебе надо? - маркиз, наконец, догадался задать правильный вопрос.
  Дэйра с неохотой сбросила огонь со своей ноги и, прихрамывая, побрела к камину. Только сейчас она поняла, что ей удавалось удерживать тело взрослого мужчины, который извивался и дергался от боли, не прилагая особых усилий. Пусть все скорее закончится, подумала она, подбирая бумаги с каминной полки. Ей казалось, будто она бредет по колено в холодной грязи, и лишь тепло огня, которое струйкой следовало за ней по пятам, успокаивало и дарило надежду, что все закончится лучше, чем ожидалось.
  - Пожалуй, я могу отказаться от твоих костей, - вздохнула Дэйра, усаживаясь обратно на Феликса. - У меня есть один принцип. Я не ем мужей своих подруг. Подписывай, маркиз. Это брачный договор. И не сотрясай воздух словами. Согласен - кивни, нет - можешь, продолжать кричать. Думаю, перед тем, как съесть кусочек, я немного тебя поджарю.
  При ее словах пламя, словно верный пес, запрыгнуло на кровать и замерло, потрескивая, рядом с боком Феликса, а маркиз энергично закивал головой - говорить он был не в состоянии, потому что у него тряслась челюсть. Поглядев на себя глазами лежащего под ней человека, Дэйра тоже ужаснулась. Пожалуй, она мучилась бы кошмарами до конца жизни, и точно бы больше не пустила в постель ни одну уродину. Страшные женщины иногда страшны не только телом, но и душой.
  Она отвязала ему одну руку и проследила, чтобы ее жертва ничего не испортила. Но Феликс был настолько напуган огнем, который снова принялся лизать ноги Дэйры, что нацарапал свою фамилию везде, где требовалось, а после, без возражений, написал на отдельном листе то, что продиктовала ему мучительница. Мол, я, Феликс Бардуажский, сам ввез журавис в Сангассию и подложил его в сумки Ирэн Карлбири со злыми намерениями.
  - Это подстраховка на тот случай, если ты передумаешь, - сказала Дэйра, пряча лист с признанием в карман юбки. - Пока ты будешь вести себя хорошо, не покажу его никому. Кстати, не все так плохо в твоем случае, как ты вообразил. У вас с Ирэн будет ужасный брак, это и дураку понятно, но у тебя есть выход - путешествия. Женись на ней и отправляйся обратно в Сикелию, повод всегда можно найти. Все равно тебе правление в герцогстве не светит. Твой отец прекрасно себя чувствует и будет править еще очень долго. Зачем тебе жить в его тени? Они с Ирэн поладят, а вот ты здесь лишний. Ты молод, смышлен, у тебя хватит сил и сообразительности начать жизнь заново. Правда, с постельными утехами какое-то время будет не везти. Мне кажется, после нашего свидания тебе придется лечиться.
  Уходя, Дэйра позвала огонь с собой. Пламя успело прочертить по полу множество горелых дорожек, испортило ножки столика и постельное белье, но, в целом, комната не пострадала.
  У двери она опомнилась и обернулась к Феликсу, который отчаянно пытался привлечь ее внимание криками.
  - Ах да, - спохватилась Дэйра. - Я не буду тебя отвязывать. Под утро кто-нибудь из слуг обязательно сюда заглянет, я за этим прослежу. Наверное, мне не стоит напоминать, что о моем визите надо молчать. Зачем тебе портить репутацию слухами о своем безумии? В Сангассии и меня одной хватает. К тому же, он всегда проследит, чтобы ты не болтал лишнего, - и девушка кивнула на огонь, который терся у ее ног, медленно уничтожая полы юбок, которые дымились и тлели.
  Когда она уходила, Феликс сыпал проклятиями, но Дэйра лишь усмехнулась. Проклятье собаки на волка не действует.
  В коридоре по-прежнему никого не было. Маркиз не обманул - стены комнат в бардуажском замке были глухими, слепыми и немыми. За ними можно было творить, что угодно. Дэйра плотно закрыла за собой двери, а потом отправила пламя в лампу на окне. Пусть оно светит всем, кто сегодня, как и она, заблудился в бардуажской ночи.
  Часы на лестнице показывали три часа утра. Звуки пира стихли, хотя замок еще не спал - тут и там слышались уставшие шаги слуг, звяканье умывальных тазов и ночных горшков, скрипы половиц под ногами стражников, которые с наступлением ночи приступили к дежурству. Гости готовились ко сну.
  Холод, терзавший Дэйру в покоях маркиза, отступил, словно по волшебству. Огонь подмигивал ей из лампы и просился на руки, но ей хватило обожженных ступней и обгорелого платья. Все-таки отпускать безумие на свободу слишком долго было опасно, так можно было и не дожить до Майбрака. Покачав головой и погладив раскаленный бок лампы, Дэйра посадила свое сумасшествие обратно на цепь и закрыла за ним сотню дверей, чтобы как можно прочнее отгородиться от соблазна слиться с ним воедино.
  София укоризненно молчала, но Дэйра давно решила, что бабуля не имеет права вмешиваться в ее жизнь. Она помирится с ней потом, когда все закончится, потому что у нее оставалось еще одно нерешенное дело.
  А снег за окном продолжал валить так, будто собрался засыпать землю до небес.
  Ирэн Карлбири оказалась у себя - уставшая, сонная, с помятой прической и не смытым макияжем. То, что она открыла двери сама, означало одно: Лора была с Нильсом. Испытав болезненный укол, послевкусие которого отравило остатки ее самообладания, Дэйра пропустила мимо ушей ругательства подруги о позднем визите и глубоко вдохнула сладковатый дым, который витал по комнате Ирэн. Значит, вот, чем всегда пахло от девушки. Будь проклят Феликс со своим журависом. И Нильс тоже пусть будет проклят. И Амрэль вместе с ними заодно.
  - Ты уверена, что хочешь замуж за этого придурка? - спросила она Ирэн, не обращая внимания на сонное ворчание подруги.
  - Что?
  - Феликс после свадьбы испортит тебе жизнь, - вздохнув, сказала Дэйра. - Прости, но он тебя не любит, и это правда. Зачем связывать себя узами брака с человеком, который не испытывает к тебе никаких чувств?
  Ирэн закатила глаза.
  - Ох, и выбрала же ты времечко для девичьих разговоров, - фыркнула девушка. - Давай завтра, а? Я сейчас ничего не соображаю, все ноги отплясала, а завтра примерка платья, визит к могилам бардуажских предков и тысяча других дел по свадьбе.
  - Нет, надо сейчас, - твердо сказала Дэйра. Она хотела зайти в покои подруги, но дым журависа, словно невидимый страж, не пускал ее внутрь. Может, то было и к лучшему, в темном коридоре не было видно сожженного платья. Места на ногах, где ее погладил огонь, начинали болеть, но Дэйре хотелось довести начатое до конца. А потом рухнуть в постель, и уже никогда с нее вставать.
  - Какая же ты упрямая, - вздохнула Ирэн. - По глазам вижу, просто так мне поспать не дашь. И какой такой доброжелатель тебе гадостей про нас с Феликсом наболтал? Поменьше всех слушай. Разумеется, он меня не любит. Любви вообще не существует. Мы нравимся друг другу, я устраиваю его, как жена, которая не будет закатывать ссоры из-за его любовниц, а он устраивает меня, как муж, который подарит мне статус и богатство. В Эйдерледже я была дочерью виконта, а в Бардуаге стану равной тебе. Любовь Феликса мне не нужна, от него я хочу подпись на брачном договоре.
  - Держи, - сказала Дэйра и протянула обомлевшей Ирэн бумаги, от которых еще пахло дымом и страхом маркиза. - Видимо, вы идеально подходите друг другу. Этот договор передал мне капеллан. Там все подписано. У Феликса возникли кое-какие дела, и он, возможно, ненадолго уедет перед свадьбой. А так как он опасается, что ты передумаешь и вернешься в Бардуаг, то решил все подписать заранее. Можешь готовиться к свадьбе со спокойной душой. Хотя есть вероятность, что дела решаться сами собой, и твой Феликс будет активно участвовать во всех предсвадебных мероприятиях.
  - Ох, Дэйра! - воскликнула Ирэн, бросаясь к ней с объятиями. - Как же я счастлива! Я ведь тоже боялась, что Феликс передумает, он такой свободолюбивый. У меня будто крылья выросли, гляди-гляди! Точно крылья!
  Ирэн пьяно закружилась вокруг себя, не удержалась, потеряла равновесие и рухнула бы на пол, если бы не схватилась за подругу.
  - Ты не возражаешь, если я подержу эти бумаги у себя до свадьбы? - спросила Дэйра, с подозрением оглядывая хаос, царивший в покоях Ирэн. Хаос состоял из раскиданной одежды, обуви, белья и ткани. Вероятно, Ирэн пыталась найти ночную рубашку без помощи Лоры. Дэйра без Марго на такой подвиг тоже не была способна.
  - Как же я тебя люблю! - снова повесилась на ней Ирэн. - Буду горько рыдать, если Эруанд положит на тебя глаз. Он не заслуживает такой девушки, пусть за него эта Модэт выходит, а ты к нам с Феликсом возвращайся, я буду ждать.
  Дэйра попыталась улыбнуться и вежливо отодрав от себя пьяную то ли от выпивки, то ли от дурмана подругу, проводила ее до кровати, куда та и рухнула, вперив в потолок счастливый взгляд.
  Какое же разное счастье надо людям, подумала Дэйра, оставляя Ирэн и размышляя, не поискать ли ей Лору. Гувернантке пора было присмотреть за своей пьяной госпожой. И Дэйра точно испытает счастье, испортив ночь еще одному человеку. Вернее, двум. Сон подождет, потому что желание навестить любовную парочку стало почти нестерпимым. Похоже, цепь ее безумия оказалась слишком слабой и порвалась при первой попытке бегства.
  Взгляд упал в окно, запутался в хороводе снежинок, утонул в темной дали Вырьего Леса. Оттуда завыли - протяжно, сладко, зовуще. Дэйра опустила глаза на обгоревший подол платья, поймала свое отражение в стекле окна. Оттуда на нее посмотрело нечто, не принадлежащее миру людей. Белое лицо с красными щупальцами шрамов, желтые круги под черными, немигающими глазами, тонкая полоска бесцветных губ, острые скулы, режущие воздух. Так выглядят злые духи, которыми пугают детей донзары. С Ирэн все будет хорошо, она уже, наверное, уснула, а утром вернется Лора и присмотрит за госпожой. И с Нильсом все будет хорошо. Он переживет смерть сестры, покрутит роман с красивой гувернанткой и отправится за Томасом в Майбрак, потому что не каждому донзару выпадает в жизни шанс увидеть столицу. И у Лоры все будет отлично. Она поплачет, вспоминая любовника, но останется в Бардуаге вместе с госпожой, где скоро найдет нового ухажера.
  А, вот, у нее, Дэйры, все теперь будет только плохо и еще хуже. Потому что так ей нашептала старая герцогиня, мертвая и злая. София Зорт ошибалась редко, и всякий раз, когда они ссорились, бабка начинала говорить правду.
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Д.Максим "Рисс – эльф крови"(ЛитРПГ) Р.Брук "Silencio en la noche"(Антиутопия) B.Janny "Берег мёртвых "(Постапокалипсис) М.Атаманов "Котёнок и его человек"(ЛитРПГ) А.Верт "Пекло"(Боевая фантастика) С.Елена "Первая ночь для дракона"(Любовное фэнтези) А.Емельянов "Последняя петля 7. Перековка"(ЛитРПГ) В.Кретов "Легенда 2, инферно"(ЛитРПГ) А.Емельянов "Тайный паладин"(Уся (Wuxia)) Д.Деев "Я – другой"(ЛитРПГ)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
О.Батлер "Бегемоты здесь не водятся" М.Николаев "Профессионалы" С.Лыжина "Принцесса Иляна"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"