Пипенко Маша: другие произведения.

Говорящий с драконами

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Конкурсы: Киберпанк Попаданцы. 10000р участнику!
Конкурсы романов на Author.Today
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Жизнь семнадцатилетнего Сяна Хуншена круто меняется, когда он случайно спасает маленького дракона. Вместе со своими друзьями он поступает в кунфу школу, и теперь только от него зависит, сможет ли он вернуть драконам их пропавшее яйцо, станет ли он чемпионом Китая и обретет ли он своих настоящих родителей.


Часть первая.

   -Хуншен? Хуншееен? Хуууншееен???? -Сян недовольно поморщился, он терпеть не мог свое имя.- Сян Хуншен, вот ты где, негодный мальчишка, опять взялся рисовать своих чудовищ,а гости ждут пока ты рис несешь!- Негодующий возглас сопровождался увесистой оплеухой, от которой Сян сумел увернуться, а вот последующего пинка он не ожидал.
   Мать была скора на расправу, но второй удар следовал редко, видимо и вправду сильно разозлилась. Еще бы, в китайской семье есть без риса не начинают, а он внезапно вспомнил сон с драконами и бросился зарисовывать, пока не забыл. Здесь уж не до еды. Конечно, родители заждались. А тут еще и важные гости- зажиточный сосед пришел свататься к сестре, такое счастье для их бедной крестьянской семьи.
   -Господин Ли, вы уж простите этого негодника,- затараторила мать, пока Сян водружал на заставленный блюдами стол, большую миску с горкой, заполненную горячим, только что сваренным рисом,- он не совсем бесполезен, даже победил недавно в конкурсе на лучшее стихотворение. Среди школьников провинции Сычуань. Теперь вот вместе с победителями со всего Китая поедет на экскурсию сначала в Пекин, а потом в горы Удан. Да не просто поедет, а на скором поезде. Правительство оплачивает все расходы и сверху еще дает две тысячи юаней.
   Услышав, о двух тысячах юаней, Сян вздохнул. Эти деньги ему были должны вручить в Пекине, на церемонии награждения, но отец пообещал, что убьет его, если из конверта пропадет хотя бы десятка. Сян был почти уверен, что это не пустая угроза. Кроме него в семье было еще двое детей, а денег не было. Если не станет его, останется младший брат.
   Да бог с ними, с деньгами, самое главное, что он наконец увидит Уданские горы. То самое волшебное место, где даосский монах Чжан Санфень, наблюдая за боем гадюки и журавля, создал великое боевое искусство тайцзи- цюань. А еще там есть высеченный прямо в скале храм Наньян, с торчащей из стены головой дракона. И кунфу школы, множество кунфу школ.
   Сян знал по именам некоторых мастеров: в Пурпурном храме всем заправляет мастер Жуан, в Золотом дворце мастер Юан, но, больше всего ему нравился мастер Чен, известный своим умением летать. Его школа находилась у подножья Уданских гор - добраться туда было очень нелегко, путь лежал через опасные расщелины; обманные тропы заводили путников в лесные чащи, из которых не было выхода. Сян видел передачу по телевизору, где все три мастера демонстрировали свое кунфу
   -Опять задумался, бездельник,- от этого подзатыльника Сян уклониться не успел,- а ну-ка отвечай на вопрос господина Ли.- Простите его, уважаемый господин,- оба родителя усердно кланялись толстому мужчине, развалившемуся на стуле,- он у нас дурачок.
   -Сколько тебе лет, Сян Хуншен?
   -Семнадцать, господин.
   -А так ведь и не скажешь, я бы больше двенадцати не дал.- Даже для китайца Сян был очень худеньким. Едой его не баловали.
   Одноклассники рассказывали, что дети в городе живут по-другому. Их родители и бабушки с дедушками готовы выполнить любое желание, еды они получают не просто вдоволь, а так, что щеки лоснятся от жира, работать не надо совсем-учись себе в школе с утра до вечера и все. При мысли об учебе, Сян вздохнул.
   Учиться он любил, только не хватало времени. Нужно было помогать родителям в поле, и со скотиной, и дом прибрать, и о младшем братишке позаботиться- у людей в деревнях жизнь тяжелая и голодная.
   - Наверное, ты такой худой потому, что мало работаешь - и мало ешь. Вот работал бы как я, ел бы как я и был бы таким же толстым и красивым. - Сосед визгливо засмеялся собственной шутке, и родители стали вторить ему таким же неестественно громким смехом.
   Сян поморщился, но ничего не сказал. Лишь поклонился еще ниже. Он никогда не спорил, еще в раннем детстве быстро уяснив, что слова влекут за собой лишь побои и ничего больше.
   -Все, иди отсюда, не мешайся под ногами,- отмахнулся от сына отец,- а вы, господин, попробуйте этих жирных утиных шеек, моя жена сама коптила их, очень хороши для мужского здоровья.
   Сян был рад, что его наконец оставили в покое. Теперь можно сделать домашнюю работу и дорисовать драконов. Он закрыл глаза и мечтательно улыбнулся, вспоминая сон. Ему приснилось, как он парил высоко в небе на огромном синем драконе, а под ним были Уданские горы. Хотелось поскорее закончить рисунок, пока он помнил детали. Да и сумку к отъезду собрать. Правда до путешествия оставалась еще неделя, и вещей у него практически не было - но хотелось сохранить радостное предвкушение приключения.
   Ни одна неделя в его жизни не тянулась так долго. Казалось, время остановилось, не желая двигаться. Вроде бы вечность уже прошла, а до отъезда оставалось целых четыре дня. Еще одна вечность - и все равно, еще два бесконечных дня. Но вот наконец желанный миг настал, и Сян, с небольшим рюкзаком за спиной и котомкой с паровыми рисовыми булками, приготовленными ему в дорогу матерью, осторожно забрался на свое место наверху, - правительство оплатило билет в самом быстром поезде, да еще и в мягком вагоне. Теперь он двадцать семь часов будет спокойно ехать, никто его не будет дергать: можно почитать и порисовать, но для начала - выспаться!
   Под мерное покачивание поезда Сян быстро уснул, и приснился ему удивительный сон. Как будто бы мастер Чен говорит, что он должен прийти к нему в школу и учиться уданскому кунфу, потому что это судьба, а с судьбой спорить нельзя.
   На вокзале в Пекине, Сяна встречал специальный человек, который отвез его в гостиницу, где их разместили в комнате с еще одним мальчиком, победителем из провинции Хэбей.
   Пекин Сяна поразил и не понравился. Огромный город, с грязным воздухом от которого першило в горле и ело глаза. На торжественной церемонии награждения, победителей различных школьных соревнований из всех китайских провинций, приветствовал сам министр образования всего Китая. Им вручили грамоты и подарки, а потом повезли на экскурсию по самым знаменитым местам - в Запретный город, Летний дворец, Храм Неба. Школьники весело чирикали и фотографировались на фоне достопримечательностей, но Сян лишь молча озирался по сторонам, запоминая детали грандиозных построек и зарисовывая тончайшую роспись древних храмов и павильонов Летнего Дворца. Он пытался представить, сколько труда понадобилось, чтобы разрисовать стены. Как можно было придумать все эти узоры, ни разу не повторявшиеся. Как долго и тяжело нужно было работать, чтобы создать что-то подобное. Все его внимание было сосредоточено на окружающих его красоте и величии императорской архитектуры.
   Может поэтому он не нашел приятелей среди своей группы. Как поддержать разговор он не знал - в кино не ходил, в компьютерные игры не играл, рядом с девочками смущался - никаких общих тем. Да и не хотелось ему, если уж совсем честно, тратить свое время на пустую болтовню: так много вокруг было интересного! Ребята тоже сторонились молчаливого застенчивого мальчика.
   До города Шиянь, что в провинции Хубей, на поезде от Пекина ехать чуть меньше суток. Сян вновь провел все это время на верхней полке, смотря в окно и рисуя, не обращая внимания на шумных товарищей, бегающих по вагону из купе в купе. Одни пейзажи сменялись другими, и он, впервые осознав размеры окружающего мира, с внезапной ясностью понял, что не хочет и не может возвращаться обратно в родную деревню, в прежнюю унылую жизнь. Что именно делать, Сян пока не решил, но то, что в его жизни грядут огромные перемены, чувствовалось так ясно, что по коже от страха бежали мурашки, и он спешил вернуться к бумаге. Рисование успокаивало его и вселяло уверенность в то, что все будет хорошо. Если уж он смог изобразить эти крошечные иглы сосны, то остальное ему точно по плечу.
   В Шиянь поезд прибыл рано утром, поэтому всю толпу ребят сразу же погрузили в автобус и повезли в горы Удан - огромный туристический комплекс с разнообразными отелями, восстановленными даосскими храмами, канатной дорогой, ресторанами - вполне цивилизованная достопримечательность, куда каждый год приезжали десятки тысяч посетителей.
   Поскольку программа пребывания была очень плотной, то экскурсия началась сразу же. Группу даже не разместили в гостинице, предложив им оставить багаж в автобусе, но Сян, путешествующий с небольшим рюкзаком и опасающийся за сохранность своей награды так и отправился осматривать храмы с котомкой за плечами.
   Канатная дорога подняла их на самую вершину, в Золотой чертог, где им открылся потрясающий вид на окрестные пики - ребята сновали по вершине холма, вокруг маленького храма, крыша которого была покрыта чистым золотом туда и сюда, бесконечно щелкая фотоаппаратами, но Сян завороженно смотрел в небо и на горы вокруг. И вдруг! Он не поверил своим глазам - на мгновение, всего лишь на мгновение из-за облаков показались два драконьих силуэта; через секунду они нырнули обратно под защиту белой, пушистой завесы, но мальчик был готов спорить на свои две тысячи юаней, что это было не видение, а настоящие, живые драконы - один большой, второй поменьше.
   Он всегда верил, что драконы существуют, и часто спорил об этом со своими одноклассниками.
   -Вы же верите в динозавров?- доказывал он им.- Просто у них были кости, люди их находят, поэтому все считают, что динозавры есть. А у драконов кожа слишком тонкая, что от них может остаться? Ничего. Вот люди и не могут найти доказательств.
   Кто-то над ним смеялся, кто-то с ним соглашался, но он упрямо верил в драконов и вот, теперь увидел их своими собственными глазами.
   Больше Сян по сторонам не смотрел, смотрел лишь в небо, в надежде увидеть драконов еще хотя бы на секунду, но никто не показывался.
   К знаменитому храму Наньян ребята шли пешком, спускаясь по лестнице - дорога заняла около двух часов, поэтому, когда перед уставшей группой открылся потрясающий вид на высеченный в скале храм, никто кроме Сяна не бросился вперед. Но он совершенно забыл об усталости, подолгу задерживаясь перед каждой фигурой в храме, низко кланяясь и умоляя, чтобы его жизнь изменилась - увидев как велик и прекрасен мир, он ни за что не хотел возвращаться обратно.
   Узкий лестничный проход, ведущий к знаменитой драконьей голове, Сян преодолел за пять секунд, взлетел наверх и замер. Каменная статуя словно вырастала из стены, на конце драконьей головы дымились благовония, и казалось, что голова ожила и дышит. Он внимательно прочитал объявление о том, что становиться на нее смертельно опасно: очень много даосов, желавших помолиться там, разбились насмерть, не удержав равновесие и рухнув с огромной высоты.
   Еще пять метров - и вот он, волшебный колокол. Если кинуть монетку так, чтобы она пролетела через небольшое отверстие железного диска и ударила по колоколу- исполнится любое желание. Так говорили, и Сян в это верил. Точнее, он знал наверняка, поэтому запасся мелкими монетками заранее и ждал, пока его нетерпеливые товарищи сфотографируются и безрезультатно выбросят все деньги - попасть в железный диск было несложно, а вот подобрать правильную траекторию так, чтобы услышать звон колокола не удалось никому.
   - Да это невозможно, - разочарованно заметил Пин, высокий мальчик из Шанхая. - Зря только деньги потратили, пошли ребята, - и, развернувшись, ребята покинули маленькую площадку, оставив Сяна в одиночестве.
   -Я знаю, что смогу,- шептал он, прицеливаясь. Он внимательно наблюдал за траекторией брошенных монет, и понял, что монетка летит по касательной, а не по прямой. Ребята не догадались об этом. У него было восемь монеток по одному цзао и две монетки по пять, чуть меньше двух юаней - в общей сложности десять попыток.
   Первые три пролетели, даже не коснувшись диска. Следующие броски были удачнее, железный диск радостно звенел от соприкосновения с летящим металлом, но колокол по-прежнему угрюмо хранил молчание. Пара монеток почти влетело в дырочку в середине, но потом, задев о внутренний край диска, тоже упали на груду денег, скопившуюся внизу.
   Осталась одна последняя. Последняя надежда. Глубоко внутри Сян знал, что от того, заставит ли он звенеть колокол или нет, зависит вся его дальнейшая судьба. Он выдохнул, расслабился, потом сосредоточился и бросил. Взжик, монетка пролетела сквозь отверстие, но задела о нижний край диска, и, не издав ни звука, рухнула вниз.
   Сердце его остановилось. Все было кончено. Теперь точно надо было возвращаться обратно в деревню, учиться в школе, выполнять родительские поручения, терпеть побои и унижения. Опустив голову, он угрюмо побрел обратно, отчаянно осматривая пол: вдруг кто-то обронил мелочь. Но взгляд натыкался только на камни и шелуху от семечек.
   Его группа уже давно покинула храм, но Сян не спешил. Спешить ему было некуда. Остановившись у драконьей головы, он вновь с тоской посмотрел в небо, и не поверил своим глазам. Наверху летели те же самые драконы, что он видел раньше. Правда, сейчас летел только большой дракон, маленький порхал возле него, выписывая сложные фигуры. Сян смотрел как зачарованный, молясь всем богам, чтобы это продолжалось как можно больше. Драконы, словно услышав его не спешили скрыться за облака, оставаясь видны как на ладони.
   И вдруг, что-то случилось. Маленький дракон, неудачно перекувыркнувшись, начал стремительно падать. Взрослый дракон, а теперь Сян уже был уверен, что перед ним взрослый дракон и дракон-детёныш, кинулся вслед, пытаясь поймать неразумного малыша, но не успел. Тот с размаху шлепнулся на выступ драконьей головы, прямо перед ошеломленным Сяном. Дракончик упал на спину, и был оглушен падением. Большой дракон летал вокруг, пытаясь что-то сделать, но ничего не получилась и в конце концов, издав крик отчаяния, он устремил на Сяна яростный и одновременно беспомощный взгляд.
   Недалеко послышались голоса, Сян оглянулся. В храм направлялась еще одна группа туристов. Оживленно переговариваясь, они следовали за экскурсоводом, несущим перед собой красный флажок. Еще несколько минут - они окажутся напротив драконьей головы, увидят дракона, и одним даосским богам известно, что тогда будет.
   Не думая, что делает, Сян метнулся по узкому мраморному мосточку, уперся своими ладошками в массивное тело, покрытое зеленой чешуей и начал толкать в надежде, что ему хватит сил сдвинуть волшебное существо. Но уже после первой попытки стало ясно, что одному ему не справиться. Дракон был мал, но слишком тяжел, нужно было использовать силу всего тела.
   -Послушай, - Сян попытался поймать взгляд дракончика, который яростно дергался во все стороны, стараясь освободиться. - Я хочу тебе помочь, но для этого мне нужно перелезть через тебя. Пожалуйста, лежи спокойно, а то я упаду. И тебя не спасу, и сам разобьюсь.
   Как будто бы поняв, что ему сказали, малыш затих. Сян осторожно перебрался через шершавое тело. Теперь он мог упереться спиной в каменную драконью голову и использовать все свои силы.
   -Сейчас, я тебя попытаюсь столкнуть, сосчитаю до трех, и после этого ты тоже должен рвануть, вот туда,- Сян махнул рукой в противоположном направлении.
   Взрослый дракон, внимательно наблюдавший за происходящим, понял, что задумал Сян, и завис совсем близко.
   -Раз, два, три, - Сян начал толкать изо всех сил, - Давай! Ну же!
   Дракончик стал трепыхаться, он почти сдвинулся его с места, но через несколько секунд силы Сяна кончились, и он в изнеможении откинулся назад. Голоса людей послышались совсем близко, и взрослый дракон издал крик, полный отчаяния.
   - Помоги мне, - закричал Сян дракону, - вместе у нас хватит сил, - мальчик показал руками на хвост зеленого дракончика, объясняя, куда надо приложить силу.
   Большой дракон понял, что нужно сделать - пока Сян толкал маленького дракона в спину, он разлетелся и ударил мордой в нужное место, раздался скребущийся звук, застрявший дракон кувыркнулся вниз, через пару секунд затормозил падение и взмыл в небо.
   То, что случилось дальше, заняло не больше десяти секунд, хотя Сяну показалось, что прошла целая вечность. Когда дракончик освободился, у него вырвался торжествующий крик, на миг он забыл об осторожности, потерял равновесие, в ужасе взмахнул руками, цепляясь за воздух, и камнем полетел вниз.
   - Здорово, - успел подумать Сян, зажмурив глаза, - значит, домой я все-таки не вернусь, - почувствовал резкий удар и потерял сознание. Через некоторое время, очнувшись, он с удивлением обнаружил, что его не сплющило о землю, он жив и болтается в воздухе. Подняв глаза, он увидел над собой ультрамариновое брюхо и понял, что его, словно щенка, несет в когтях огромный дракон - вблизи он оказался настоящим гигантом.
   Однажды когда Сян был совсем маленьким, отец взял их с сестрой в большой город. Там, в парке, где было множество качелей, сестра раскачала его так сильно, что ему казалось, что еще немножко и он взлетит. Ветер бил в лицо, в ушах шумело, внутри все замирало от смеси страха и от восторга- ровно тоже самое он чувствовал сейчас.
   Маленький дракон летел перед ними, словно подгоняемый своим старшим спутником. Сяну было страшно, холодно, но когда он открывал глаза, то забывал обо всем. Они летели чуть выше облаков, и сквозь белоснежный пар проглядывала гряда Уданских гор, покрытая лесами. В этот момент он понял, что его прежняя жизнь не вернется никогда и улыбнулся. Ему было все равно, куда его несут, что будет с ним потом, главное, не надо возвращаться домой.
   Сложно было сказать, сколько они летели - с одной стороны, Сяну показалось, что очень долго, с другой, когда дракон, резко развернувшись, начал пикировать вниз, вдали все еще был виден пик, на котором стоял золотой дворец - самый знаменитый храм Уданских гор. Они опускались так быстро, как будто бы падали, и очень скоро драконы нырнули в большую пещеру, пролетели еще немного - совершенно непонятно как они ориентировались в полной темноте, - пока наконец воздух не стал заметно теплее, темнота стала потихоньку рассеиваться, и вскоре они оказались в большой каменной зале, по краям которой стояли стволы, тускло мерцающие голубоватым светом.
   Сяна осторожно опустили на пол, и он тут же понял, что прежде чем разглядывать всё вокруг, ему придется некоторое время уделить разминанию и растиранию затекших и дрожащих от холода конечностей.
   - Сейчас ты согреешься, - услышал он глубокий голос и изумленно перевел глаза на дракона. Тот ударил хвостом, и гнилушки засияли ярче. Сян почувствовал как в лицо ему подула струя теплого воздуха, и очень скоро температура в пещере повысилась на несколько градусов.
   Сян видел множество изображений драконов, сам рисовал их сотню раз, но все равно замер от восхищения увидев перед собой грациозных существ. Большой дракон был около трех метров в длину, а самое широкое место- там где были бОльшие крылья, как раз над передними лапами, было около полутра Сяновых локтей. Он был покрыт чешуей изумрудного, почти темно- зеленого цвета, в некоторых местах переходивший в ярко- синий, цвет морской волны.
   Прямоугольная голова оканчивалась широкими ноздрями, а там где была макушка, возвышались два небольших то ли рога, то ли уха с кисточками, Сян не понял. Умные глаза были золотого цвета с изумрудными вкраплениями. Длинный хвост заканчивался кожистым наростом. Две пары лап и две пары крыльев. Передние крылья -большие черные кожистые, задние- чуть поменьше, более острой формы.
   Дракон сочетал в себе силу и грациозность, величие и изящество. Он одновременно казался самым опасным существом на свете, но на него хотелось смотреть не отрываясь.
   Дракончик один в один напоминал большого, лишь цвет его был светло зеленый, правда, в отдельных местах, он уже начал темнеть. Да крылья были нежно голубого оттенка.
   Сян не очень знал как вести себя с драконами, но на всякий случай склонил голову перед маленьким драконом и низко поклонился большому.
   -Позвольте мне поблагодарить вас, господин, за то, что спасли меня. Меня зовут Сян Хуншен, и я готов служить вам, - говорили драконы по-китайски или ему показалось, но представиться в любом случае стоило.
   - Я понимаю твои слова, человеческий детёныш. Ты тоже можешь понимать меня?
   - Да, господин, я вас понимаю.
   -Удивительно,- голос у драконы был низкий и глубокий.- Последний раз я говорила с человеком двадцать лет назад.
   - Ой, как здорово, - раздался второй голос, гораздо выше и мягче, - мама, можно я с ним поиграю?
   - Простите, госпожа, - Сян понял свою ошибку и поклонился еще раз.
   - Спасибо тебе, Сян Хуншен, за то, что спас моего непослушного сына. Меня зовут Цинь Юнь, а это Сяо Лю. Расскажи, как ты оказался в Уданских горах и почему был готов пожертвовать жизнью ради дракона.
   Сян совсем было открыл рот, как леди дракон прервала его.
   - Погоди, ты, наверное, голодный. Не думаю, что человеческие дети отличаются от драконьих, а мой сын не хочет есть только, когда спит, - вокруг все загрохотало, и он понял, что леди дракон смеется. -Сяо Лю, будь добр, принеси сюда остатки завтрака.
   Маленький дракон, лежавший рядом и с любопытством разглядывающий Сяна куда- то исчез, но быстро вернулся, волоча за собой огромный рыбий хвост.
   - Я знаю, что люди не едят сырую рыбу, но это копченая на особых травах. Так, что смело можешь приниматься за еду. Риса вот только у нас нет. Мы его не едим.
   - Если госпожа позволит, у меня есть с собой лепешки и рисовый хлеб. Может быть вы согласитесь разделить со мной мою трапезу.
   - Спасибо ,но я не голодна, а вот Сяо Лю может и захочет попробовать человеческой еды. Сын?
   Сяо Лю подполз поближе и с интересом уставился на Сяна, достающего из своего заплечного мешка белый паровой хлеб. Он сразу же заглотнул пару булочек, а потом помотал головой. Сян не очень разбирался в драконьих жестах, но ему показалось, что маленький дракон недоволен.
   Вновь раздался грохот, мама дракон смеялась над своим сыном, а потом кивнула Сяну:
   -Ешь, ешь.
   Может это действительно была какая-то особая рыба, а может он был слишком голодным, но Сяну показалось, что он не ел ничего вкуснее в своей жизни. Как и положено воспитанному китайскому мальчику, насыщался Сян молча- в его семье разговоры за столом не поощрялись. И лишь после того как желудок был наполнен, он блаженно отодвинулся к теплой стене.
   -Наелся?- спросила леди дракон.- Теперь говори.
   Сян приосанился и начал свой подробный рассказ: про то, как жил дома, про то как выиграл конкурс, написав стихотворение; про поездку в Пекин, про свою мечту учиться кунфу и наконец, про то, как он заметил драконов, летящих над Золотым дворцом, и почему никак не мог позволить людям увидеть упавшего с неба дракончика.
   - Они бы обязательно посадили его в клетку и начали бы показывать за деньги,- закончил он.
   - Это в лучшем случае,- вздохнула Цинь Юнь, - скорее всего его бы растащили на куски и продавали бы врачам. Нынче никакого уважения к драконам, не то, что в былые времена. Люди почитали нас и советовались с нами. Сами императоры считали за честь прийти в гости, а уж о том, чтобы покуситься на нашу жизнь и речи быть не могло. А сейчас...- леди-дракон вздохнула и отвернулась.
   - Мама грустит, потому что до сих пор не знает, где яйцо, из которого должен был вылупиться мой младший брат, - услышал Сян голос Сяо Лю. - Люди нашли наше жилище, когда мы отсутствовали. Ждать нас они не осмелились, а яйцо забрали. Все попытки найти того, кто это сделал, ни к чему не привели.
   - Если бы я только мог помочь! - вздохнул Сян.
   - Ты и так уже помог, Сян Хуншен, давай-ка мы теперь подумаем, как помочь тебе. Для начала, сделаем тебе хорошую постель. Сын, неси овечьи шкуры, что остались у нас с прошлого года, я как чувствовала, что они нам пригодятся.
   Через некоторое время Сян удобно растянулся на мягкой шерсти, и, утомленный длинным днем, полным событий, заснул, так до конца и не поверив в реальность происходящего.
   Утром, открыв глаза и увидев перед собой синеватое свечение, он первое время не мог понять, откуда оно исходит и где он находится, пока, наконец не вспомнил про гнилушки, драконов и вчерашний день.
   Подскочив от радостного возбуждения, Сян решил найти своих хозяев, но вокруг было тихо, и он решил, что они улетели по своим драконьим делам. Не теряя времени даром, Сян позавтракал остатками припасов из своего рюкзака и начал исследовать место, где находился. Накануне ему показалось, что драконий дом оканчивается пещерой, но, внимательно осматривая стены, он увидел узкий (по драконьим меркам) проход вглубь, рядом с большой гнилушкой. Сян долго пытался придумать, как же осветить дорогу, пока наконец не вспомнил.
   - Подарок!- Почти перед самым отъездом сестра подарила ему маленький фонарик в виде брелока на ключи. Удивительно: такой небольшой предмет мог давать так много света! Шершавая стена служила ориентиром, Сян пробирался все дальше и дальше, как вдруг, ему в лицо ударило жаром и он оказался в очень странном помещении.
   Это была небольшая круглая пещера, ее потолок был гораздо ниже, чем в основном жилище драконов. Стены были обложены камнями, высокие валуны у стен уменьшались до размеров речной гальки к середине, где была глубокая яма, около метра шириной.
   - Здесь находилось яйцо, - внезапно догадался Сян. - Вот почему здесь жарче, чем в большой пещере. Драконьим яйцам нужен жар. - Внутри было очень интересно, хотелось осмотреться, но тут он осознал, что зашел в эту пещеру без разрешения. Поэтому поспешно вернулся обратно и стал ждать хозяев. Драконы появились довольно скоро.
   - Ну что, Сян Хуншен? - спросила леди дракон. - Ты решил, что будешь делать дальше? Домой возвращаться ты не хочешь, это я поняла. Конечно, ты можешь жить здесь сколько угодно, но боюсь, что человеческому детенышу не очень удобно существовать с драконами. Да и скучно.
   - Вы самые прекрасные существа на свете, и я готов смотреть на вас целую вечность! - Сян вспыхнул от радости, услышав предложение остаться с драконами. -Но вы правы - мне нужно быть среди людей. Вот если бы только меня взяли учиться в какую-нибудь кунфу школу...
   - А что тебе мешает отправиться в такую школу? - удивился маленький дракон. -Уж чего чего, а кунфу школ у нас в Уданских горах видимо-невидимо.
   - Я боюсь, что меня не возьмут, - признался Сян. - Я никогда ничем не занимался, да и возраст у меня уже неподходящий. Мне уже семнадцать.
   - Возраст у тебя нормальный. А что кунфу не занимался, так учиться никогда не поздно. -Цинь Юнь критически осмотрела Сяна, но похоже осталась довольна.-Приложишь чуть больше стараний, и все у тебя получится, я уверена. Надо только подумать, в какую школу тебе отправиться.
   Тут и признался Сян, что больше всего на свете он мечтал стать учеником у мастера Чена. Но как добраться до школы он не знал. И потом, он столько слышал об опасностях на пути...
   - Ты уж не обижайся, но люди очень любят болтать, - добродушно заметила леди дракон. - Путь туда не так уж далек, и совершенно безопасен. Мы часто видим мальчишек из этой школы на пробежке в горах. Туда ведут две дороги. Одна действительно очень тяжелая, проходит по краю глубокого ущелья, но по ней никто не ходит. Но вторая- ничего особенного, обычная, от главной дороги, минут двадцать. Так или иначе, не так уж это и далеко. Около полутора часов лету, да и то осторожного и неторопливого. Я могу тебя туда отнести. Когда ты хочешь отправиться в путь?
   Сяну хотелось закричать "сейчас же!", но это было бы очень невежливо, поэтому, опустив глаза, он ответил, что если это возможно, то завтра.
   - Все возможно, - сказала леди дракон, - А сейчас я хотела бы отдохнуть. Если вы, мальчики, найдете, чем заняться - я буду просто счастлива.
   Как выяснилось, мальчишки, что человечьи, что драконьи всегда оставались мальчишками. Не прошло и минуты, как пещеру наполнили хохот и топот: Сян носился от стены к стене, а довольный дракончик пытался его поймать.
   Они так разыгрались, что маме Сяо Лю пару раз пришлось на них прикрикнуть, чтоб не слишком шумели и не покалечились в пылу сражения. В играх и разговорах день пролетел незаметно. Спать легли пораньше, чтобы с самого утра отправиться в путь. Но Сяну не спалось. Мысли роем теснились у него в голове. Он представлял, как будет просить мастера Чена взять его к себе в школу. Но поверить, что мастер согласится никак не удавалось. Наконец, он не выдержал, вскочил со своего места и осторожно пробрался в дальний угол пещеры, туда, где спал Сяо Лю.
   - Почему ты не спишь, Сян Хуншен, - сонно пробурчал его новый друг, - иди, ложись, завтра рано вставать.
   - Я не могу уснуть, - признался Сян, - все думаю. А вдруг мастер Чен меня не возьмет? Что я буду делать тогда? Куда пойду?
   - Как это не возьмет? Возьмет, конечно. А если вдруг не возьмет, - маленький дракон зевнул, - поживешь с нами немножко. И решим.
   - Если я останусь в школе, мы будем с тобой видеться, Сяо Лю? У меня еще никогда не было такого друга, как ты, - вздохнул Сян. - У меня вообще никогда не было друзей.
   - Конечно, будем. Я буду прилетать к тебе на выходной. Мне тоже поиграть не с кем. Если бы можно было вернуть брата, - Сяо Лю вздохнул. - Все, Сян Хуншен, иди спать.
   Сян и драконы вылетели ранним утром. Как объяснила леди дракон, сама дорога не такая уж и долгая, но некоторые отрезки пролегают через места, где драконам сложно укрыться, да и погода обещает быть ясной - ни облачка. Поэтому нужно быть особенно осторожными.
   Первую часть пути преодолели довольно быстро, прикрываясь пологими склонами Уданских гор, а вот дальше им пришлось сложнее. Как назло, именно в тот день было особенно много туристов, которые с самого утра только и делали, что во все стороны щелкали своими камерами. Осторожно лавируя между скалами и проводами, драконы продвигались на восток. Сян определил направление, ориентируясь на солнце.
   - Сейчас мы будем пролетать знаменитое глубокое ущелье, самое опасное место по дороге в школу. Смотри.
   Он посмотрел вниз. Действительно, раскинувшаяся под ними узкая бездна отталкивала и притягивала одновременно. Узкая тропинка вдоль обрыва, должно быть, требовала огромного мужества, чтобы решиться по ней идти. Сян покрепче прижался к шершавой спине и сильнее обнял драконью шею.
   - Подождите, что это?! - внимание Сяна привлекли две небольшие фигурки внизу. -. Мы можем спуститься?
   Еще не долетев до земли, они поняли, что произошло: кто-то сорвался с края тропки, но сумел зацепиться за растущий на обрыве куст, а второй старался вытащить этого первого, и при этом не упасть в пропасть вместе с ним. Это было нелегко, крутой склон не позволял выбрать удобное положение и удобно опереться, поэтому стоявший тащил висевшего исключительно за счет своих мышц. Приблизившись, драконы и мальчик увидели двоих молодых ребят.
   - Ван, не будь таким занудой, отпусти меня. А то сам сорвешься. Брось, - ветер донес до них обрывки отчаянных мальчишеских голосов.
   - Тай, если ты перестанешь тратить силы на болтовню и попробуешь мне помочь, может , я и не поколочу тебя за такие слова, когда ты выберешься.
   - Госпожа, мы можем им помочь, - взмолился Сян. - У него одного не хватит сил.
   И вправду, стоящий мальчик слабел. Ему было все сложнее и сложнее удерживать своего друга. Еще немного - он потеряет равновесие, и...
   - Сяо Лю, помоги ему, - маленький дракон камнем нырнул в ущелье. Он подставил свою спину под ноги Тая, и, подталкивая снизу, помог ему выбраться на тропинку. Оба мальчика дружно повалились на землю и с минуту пытались отдышаться. Пока они приходили в себя, Цинь Юнь опустилась вниз. Сян соскочил со спины, и побежал к ребятам посмотреть, все ли порядке, с любопытством разглядывая своих новых знакомых.
   Юноша, пытавшийся вытащить друга из пропасти был довольно высоким. Широкие плечи, крепкие руки- он действительно мог долго держаться, в таком неудобном положении. Широко поставленные раскосые глаза, тонкий нос, длинное лицо и кожа, чуть более темная, чем у Сяна, выдавала в нем южанина. Даже распластавшись на земле, он сохранял выправку офицера, и всем своим обликом напомнил Сяну воина сошедшего с учебника по древней истории Китая.
   Его друг- был полной противоположностью. Невысокий, светлокожий с большими глазами и высоким носом, его лицо было скорее живым, нежели красивым. Похоже, что он отращивал бородку, но волос на подбородке было мало и росли они в разные стороны.
   Увидев Сяна, они опустились перед ним на колени.
   - Спасибо тебе, добрый господин, повелитель драконов. Спасибо за то, что спас нас. Наши жизни теперь принадлежат тебе и твоим прекрасным слугам...
   - Стоп, стоп, стоп, - прервал их Сян. - вовсе я не повелитель и никакие они не мои слуги. Скорее это я - их мальчик. Вы в порядке? Что произошло?
   - Расскажи ты, Ван, - вздохнул мальчишка, которого вытащили из пропасти.
   Высокий Ван объяснил, что он и его друг Тай мечтали учиться кунфу у мастера Чена, и наконец, получив разрешение родителей, отправились в путь. Они знали, что в школу можно добраться без всяких проблем, но им стало интересно, действительно ли другая дорога так опасна, как все про нее говорят. И они решили проверить.
   - Вот и проверили, - расхохотался Тай. В отличие от своего серьезного друга, он как будто всё время готов был улыбаться и шутить. - И если б не подоспели вы, еще б и доказали. А ты-то кто, и откуда взялся так вовремя, да еще и на драконах?
   - Меня зовут Сян Хуншен, - Сян быстро рассказал свою историю. - Но вы зовите меня Сян, я не люблю свое имя, - признался он.
   - Меня зовут Ван Шен. А моего друга Тай Чин. Мы будем звать тебя Сян Лун Ю, говорящий с драконами, - ответил ему Ван. - Спасибо тебе, ты спас меня и моего друга. Отныне мы будем кунфу братьями и братьями по крови, - Ван вытащил перочинный ножик из кармана и порезал свой палец.
   - Не обращай на него внимания, - улыбнулся Тай, - Ван все еще живет в древнем Китае и считает все эти ритуалы ужасно романтичными.
   Сян, впечатлившийся торжественным тоном Вана, молча протянул ему руку.
   - Хорошо, что у тебя нет меча, - ворчал Тай. - Иначе пальцем бы дело не обошлось, - но и он позволил сделать надрез на своем пальце и смешал свою кровь с кровью двух других ребят.
   Драконы с любопытством наблюдали за происходящим, но не вмешивались.
   После этого Ван преклонил колени перед Сяо Лю и Цинь Юнь и пообещал, что сделает все, чтобы отблагодарить благородных существ за помощь ему и его братьям. Сян и Тай последовали его примеру.
   - Спасибо, госпожа, - Сян поклонился еще раз, - теперь, когда я не один, мы сможем сами добраться до школы и больше вас не задерживать. Наша встреча - самое счастливое событие моей жизни, и я буду помнить о ней даже седым стариком.
   - Очень трогательно и благородно, - кивнула леди-дракон. - Только все-таки лучше нам с Сяо Лю отнести в школу всех троих, а то твои новые братья решат еще что-нибудь проверить на степень опасности! - Тай, услышав, что они полетят верхом на драконах, сделал сальто от радости. Сян с восхищением покосился на него, в очередной раз подумав, насколько он будет отличаться от большинства мальчишек в кунфу школе! Он и присесть-то больше тридцати раз не мог, не то, что делать такие трюки.
   Поскольку Сян был самым маленьким и легким, то его должен был нести Сяо Лю, а Тай и Ван осторожно вскарабкались на спину большого дракона. Остаток пути занял не больше получаса. Сян крепко прижимался к чешуйчатой шее своего друга, и в его голове проносились тысячи мыслей - примут ли его в школу, сможет ли он учиться... Он представлял, что его берут, и сердце начинало биться от радости, потом он думал, что ему придется расстаться с Сяо Лю и его мамой, и слезы наворачивались на его глаза. А вдруг его не возьмут? И Ван с Таем останутся там, а он с позором должен будет уходить. Правда, тогда он мог бы пожить у драконов, но нельзя же жить с ними всю жизнь.
   - Хотя, почему нет, - думал он. - У драконов можно многому научиться, и это в любом случае лучше, чем возвращаться к родителям.
   Пока он размышлял о будущем, драконы начали медленно опускаться, и очень скоро они очутились на вершине холма, покрытого мандариновыми деревьями.
   - Отсюда до школы мастера Чена не больше десяти минут пешком, - сказала леди дракон. - Теперь, надеюсь, доберетесь без приключений. Что же, Сян Хуншен и братья, пришло время прощаться.
   Тай и Ван еще раз низко поклонились обоим драконам и отошли в сторону, чтобы не мешать Сяну.
   - Леди дракон, Сяо Лю, правда ли, если меня не возьмут в школу, я смогу жить с вами? - он умоляюще посмотрел на них. - Я буду делать все, что вы пожелаете. Буду во всем помогать вам.
   - Зачем ты думаешь о плохом, - мягко спросила его Цинь Юнь, - зачем беспокоиться о том, чего еще не случилось. Не загадывай наперед.
   - Но я ведь еще вас увижу, правда? - Сян прижался к светло-зеленой спине Сяо Лю.
   - Давай договоримся так: через две недели мы будем ждать тебя на этом месте, в четвертый день от начала человеческой недели, это выходной во всех кунфу школах Удана, сразу же после заката. Придешь и расскажешь обо всем - тогда и решим, что делать. А теперь беги, тебя ждут.
   - Спасибо вам за все, - Сян низко поклонился. Он закинул свою котомку за плечи и побежал вниз по крутому холму, туда, где его ждали Ван и Тай.

* * *

   Как и сказали драконы, до школы было около пятнадцати минут торопливого мальчишечьего шага, и вот перед тремя друзьями предстали большие железные ворота, за которыми виднелись невысокие здания и многоконечные крыши храмов. Ребята замедлили шаг и перед самыми воротами застыли в нерешительности.
   Сердце Сяна судорожно застучало. Сейчас решится его судьба, но сделать этот первый, самый важный шаг он пока решался. Похоже Ван и Тай думали о том же, внимательно рассматривая пространство за воротами.
   - Раз уж мы здесь, не стоит медлить, - Ван глубоко вздохнул, расправил плечи и нажал на толстые железные прутья. Однако открыть их ему не хватило сил, и Сяну с Таем пришлось помогать, навалившись всем весом. С трудом они приоткрыли тяжелую створку, ровно настолько, чтобы протиснуться и протолкнуть свои рюкзаки.
   - Давайте найдем офис, - Ван был самым решительным из них и, казалось, знал как действовать, поэтому Сян и Тай молча последовали за ним, разглядывая во все глаза, всё, что встречалось им на пути.
   Небольшая бетонированная площадка под навесом, где висели несколько самодельных мешков для ударов. Расположенные по периметру одноэтажные домики со множеством дверей в ряд - явно общежитие.
   - Вон туда, - Ван показал на дверь с табличкой "Офис".
   В небольшом помещении за компьютером сидел мальчик в традиционной китайской одежде - черные свободные штаны и рубашка с эмблемой школы мастера Чена на груди. На стенах висели фотографии мастера в момент самых невероятных прыжков, и несколько картин с каллиграфией. Мебель была старой, но все было чисто и опрятно.
   Мальчик посмотрел на вошедших и молча продолжил щелкать мышкой.
   -Гхм, - прочистил горло Ван, но его попытка привлечь внимание осталась без результата.
   - Мы хотим учиться у мастера Чена в школе, - внезапно выпалил Сян Лун Ю. Он больше не мог терпеть.
   -Хорошо. Заполните вот эти анкеты, - в голосе работающего слышалась скука, он протянул им листы бумаги.
   Сян пробежался по листку глазами - стандартные вопросы: как зовут, сколько лет, адрес, состояние здоровья, занимался ли кунфу раньше, а внизу подтверждение, что подписавший этот листок готов следовать правилам школы, и в случае травмы берет всю ответственность на себя.
   Несколько минут, они отвечали на вопросы, после чего отдали свои анкеты мальчику. Тот пробежал их взглядом, кивнул, и снова уставился в экран.
   - Что нам делать дальше? - Спустя несколько минут спросил его Ван.
   - Сейчас я покажу вам вашу комнату, оплатите учебу, получите форму, посуду, расписание и можете приступать к тренировкам, пойдемте.
   Мальчик внезапно выскочил из комнаты, и ребятам пришлось последовать за ним. Пока они пересекали бетонную площадку, в ушах у Сяна стучало "оплатить учебу", "оплатить учебу". Мысль о том, что за обучение в школе нужно платить даже не приходила ему в голову. Теперь все зависело от того, сколько это обучение стоило.
   Тем временем их провожатый открыл одну из многочисленных белых дверей.
   - Вот тут вы будете жить.
   В комнате стояло три невысоких деревянных кровати с тумбочками у изголовья, большой письменный стол и шкаф. Стены были выкрашены в белый цвет, в некоторых местах краска облупилась, обнажая бетонные стены. В целом комната производила довольно унылое впечатление, но Сян готов был на все на свете, лишь бы остаться там жить. Она показалось ему самым прекрасным местом на свете.
   - А сколько стоит обучение,- он наконец осмелился задать мучавший его вопрос.
   - Две с половиной тысячи юаней в год.- Сердце Сяна рухнуло вниз. -Таких денег у него не было. - После первого года особенно усердные студенты, выбранные мастером, могут оставаться бесплатно, работая в школе, помогая по кухне или в офисе, как я. Но такое возможно только для студентов, которые тут уже проучились не меньше года. Располагайтесь. - С этими словами, мальчик вышел, и ребята остались втроем.
   Сян медленно опустился на кровать: он не знал, что сказать. Мечта, до которой было рукой подать, оказалась такой же недостижимой, как если бы он сидел у себя дома в деревне. Он спрятал голову в коленях, чтобы его друзья не увидели, как по щекам катятся слезы.
   - Что случилось, Сян Лун Ю? - Тай сел рядом. - Почему ты...такой грустный? - Он не стал говорить "плачешь". - Нас взяли в школу, с завтрашнего дня мы будем учиться кунфу! Улыбнись!
   - С завтрашнего дня вы будете учиться кунфу, - Сян поднял голову, вытерев слезы. - А я уйду.
   - Почему? - Ван внимательно посмотрел на друга. - Скажи нам, только говори правду!
   - У меня есть только две тысячи юаней, - Сяну бы и не пришло в голову лгать. Он никогда не пытался казаться лучше, чем есть и не видел ничего особенного в том, чтобы признаться, что у него нет денег. - Мне нужно еще пятьсот юаней, это же целое состояние. - Он подавил всхлип.
   - Ты можешь попросить у родителей, - предложил Тай.
   Сян улыбнулся сквозь слезы:
   - Да, это решило бы проблему. Отец убил бы меня за то, что я взял эти две тысячи, а деньги мертвому мне точно будут не нужны.
   Он уронил голову в колени и сидел так некоторое время, понимая всю безнадежность своего положения. Вот только если бы это был прежний Сян, мальчик, который не летал на драконах, то он точно молча бы встал и уехал домой, но сейчас это был другой человек.
   - Ладно, - он тряхнул головой, - ничего. Не такая уж и большая эта сумма - пятьсот юаней, я просто найду работу где-нибудь поблизости и заработаю эти деньги. А потом, через пару месяцев вернусь и мы будем учиться вместе.
   - Сян, дай мне, пожалуйста, твои две тысячи, у меня есть идея, - внезапно сказал Ван. Весь вид его выражал такую непоколебимую уверенность, что Сян молча протянул ему конверт с деньгами. Ван взял его и вышел, Тай последовал за ним, оставив своего друга в одиночестве.
   Сян выдохнул. Он не знал, что придумают его названные братья, но почему-то в тот момент понял, что все может получиться.
   Ребята вернулись через полчаса, неся в руках три пакета с постельным бельем, и шесть комплектов униформы- белая и черная, по две для каждого.
   -Все в порядке, Сян,- сказал Ван. - Мы все уладили. Ты можешь остаться.
   -Что вы сделали? Как? Они разрешили мне отработать недостающие деньги в школе? - это было единственное объяснение, которое пришло Сяну в голову.
   - Не совсем, - Тай лукаво сморщил нос. - Мы просто выполнили напутствие наших родителей.
   - Какое напутствие? - не понял Сян.
   - Когда родители, мои и Вана, давали нам денег на карманные расходы, они строго настрого наказали не тратить их на всякую ерунду, а исключительно на полезные и нужные вещи. Вот мы и потратили.
   - Вы заплатили свои деньги?!- Сян не мог поверить своим ушам. Его собственные родители редко когда готовы были потратить на него больше чем сто юаней, да и то, если ему срочно было нужно что-то из одежды, чего нельзя было взять у соседей или родственников. А тут, почти незнакомые ребята, просто так взяли и отдали за него целое состояние.- Я..
   - Сян Лун Ю, не к лицу будущей звезде кунфу так бурно выражать эмоции, - прервал его Тай. Он вел себя так как будто бы ничего не случилось. - Ничего страшного. Мои родители были бы просто счастливы, если бы узнали, что мы немножко помогли человеку, который спас жизнь их непутевому сыну. Потом они конечно убили бы меня за то, что я настоял идти опасной дорогой, но тебя бы они точно отблагодарили. Так что не бери в голову. Все равно, мы эти деньги потратили бы на еду. А у меня скоро день рождения, и бабушка обязательно пришлет мне еще. Вот их то мы и проедим. И вообще, скоро тут обед? Я есть хочу.
   - У тебя в рюкзаке полно еды, поешь. - Ван оборвал возмущенный возглас друга. - Тай прав. Это самое малое, что мы могли для тебя сделать.
   - А почему я будущая звезда кунфу? - Робко спросил Сян. Он все еще не мог поверить, что все закончилось хорошо, и он действительно будет учиться в школе мастера Чена со своими друзьями.
   - У тебя нет выбора. Чтобы учиться тут бесплатно второй год, тебе нужно стать выдающимся студентом. Так что готовься, брат, придется стараться.
   - Спасибо вам! Вот увидите, я вас не подведу.- Сян поклонился.
   Внезапно раздался громкий требовательный звонок, совсем как в школе, как будто бы начинался урок.
   - Звонок на обед,- кивнул Тай. - Может быть, мы все-таки пойдем? Нам еще кухню искать и посуду забрать.
   В дверь постучали. На пороге появился тонкий высокий юноша в очках.
   - Здравствуйте. Вы новые студенты? Меня зовут Хао. Пойдемте, я отведу вас в столовую, а после обеда покажу школу.
   -У тебя будет время? - робко спросил Сян.
   - Обед у нас в 11.30, а тренировка начинается в четыре часа. Времени достаточно.
   Кухня оказалась совсем недалеко. В окошко раздачи выстроилась большая очередь мальчишек и друзья с интересом рассматривали своих будущих одноклассников.
   Большинство из них были примерно одного с ними возраста, лет шестнадцати - восемнадцати, но среди взрослых ребят затесалось несколько подростков и пара совсем малышей шести-семи лет. Все были одеты в форму школы, у многих были длинные волосы, собранные в хвосты на затылке или сложенные в причудливую прическу на макушке: пучок, пронзенный деревянной булавкой для волос и обмотанный черной лентой
   Сян сразу же решил, что он тоже будет отращивать волосы.
   - А длинные волосы - обязательно? - спросил Тай, и в его голосе затаилась надежда.
   - У нас даосская школа, при даосском храме, а носить длинные волосы для даосов - это традиция. Хотя силой вас, конечно, никто принуждать не будет.
   - Да мне самому хочется, - поспешил объяснить Тай, - просто отец может рассердиться. А так - ничего не знаю- традиция, а традиции мы чтим.
   - Тарелки вам дадут на раздаче, потом заберете их в свою комнату и приносите каждый раз во время еды.
   Суровый повар положил им по три черпака разных овощей, кивнув в сторону подноса с рисом.
   - У нас четыре тренировки в день, - начал рассказывать Хао, когда они сели за стол в полупустой столовой. - Многие предпочитают есть в своих комнатах, а не тут, - пояснил он озирающемуся в недоумении Сяну. - Первая тренировка начинается в пять тридцать. В восемь утра завтрак. Затем следующая тренировка в девять ноль ноль. И до одиннадцати. Обед в одиннадцать тридцать. Потом отдых до четырех.
   - А что вы делаете в это время? Целых четыре часа же?! - спросил Ван.
   - В это время все спят. Отдыхают после утренних тренировок и набираются сил перед вечерними. С четырех до шести - третья тренировка, в шесть тридцать вечера ужин, и последняя тренировка с восьми вечера до полдесятого- десяти. Сейчас у нас летнее расписание. В ноябре перейдем на зимнее. Это значит вставать чуть позже, и тренировки чуть пораньше. Сейчас еще очень жарко, поэтому днем мы не тренируемся. А теперь ешьте.
   Остаток обеда прошел в молчании. Все были погружены в свои мысли. Сян сидел и думал о том, как он счастлив. За последнюю неделю сбылось три его самых заветных мечты: он увидел драконов, обзавелся друзьями и поступил учиться в кунфу школу. Его больше не пугали предстоящие трудности, он знал, что выдержит любые физические нагрузки и станет одним из лучших студентов. Про стать "самым лучшим" он не думал. Самым лучшим должен быть кто-то из его названных братьев: Тай или Ван. А он будет изо всех сил стараться быть не хуже них.
   - Пойдемте, я все вам покажу, - Хао встал из за стола, когда они закончили есть. - Вот тут вот, вы можете помыть тарелки - напротив кухни стояло три умывальника с холодной водой. - Тут же, - он указал на большой металлический бак с двумя краниками, - есть кипяток. Здесь мы собираемся на утреннюю тренировку. Тут туалет и душ. Мастер также обещает поставить стиральную машину, а пока тазы для стирки можно либо купить в ближайшем городе, либо пользоваться общими. Мыло тоже у всех свое. Недалеко есть магазинчик, где продается все самое необходимое, но некоторые студенты ездят в город в выходной, и их можно попросить привезти, если вам что-то нужно.
   - Вот эта дорога ведет в горы, - Хао махнул рукой в сторону, откуда ребята пришли. - Если пойдете вот туда, - он показал в противоположную сторону, -дойдете до большой дороги, там можно поймать автобус и доехать до города. Тут тренировочная площадка, если вдруг идет дождь. Но обычно мы тренируемся в храмовом дворе. Пойдемте. Надеюсь, он открыт.
   Ребята прошли сквозь небольшие металлические ворота и увидели, что вместо одного храма перед ними раскинулся небольшой храмовый комплекс.
   Первое здание, служившее проходом, было совсем небольшим. Справа и слева стояли фигуры воинов, но по характерным признакам Сян понял, что они символизируют зеленого дракона и белого тигра, самых главных животных китайской мифологии. Поклонившись им, ребята прошли дальше и оказались в большом храмовом дворе.
   - Вот тут проходят тренировки, - кивнул Хао. - Храм Юан Хэ был местом даосского суда. В этом здании, - он махнул налево, - сидели судьи. А здесь показано, что бывает с плохими людьми.
   Храм справа изображал подземный мир. Злобные демоны пытали преступников. Справа стоял котел, из которого торчали макеты рук и ног. Сян увидел пару голов, у которых из глаз текла кровь и поежился.
   - Невеселое место этот ваш подземный мир. Поневоле захочешь вести себя хорошо. Только это надо было показывать до того, как человек совершил преступление, а не во время суда: ему, бедному, и так не сладко, наверное, приходилось, - покачал головой Ван.
   - Это грозит всякому, кто пропустит тренировку? - пошутил Тай.
   - Почти, - улыбнулся в ответ Хао. - Шифу не любит лентяев и не церемонится с ними.
   - А что там? - Сян показал пальцем на здания позади большого храма, половина которого, казалось, встроено в холм.
   - Там запретная территория. Туда разрешен вход только шифу, его кунфу братьям и самым старшим студентам. Если вы туда сунетесь, наказание будет очень суровым. Вплоть до исключения. Поэтому даже не думайте, - покачал головой провожатый ребят.
   - Да мы и не думаем,- поспешил оправдаться Сян. - Так просто, интересно. Нам когда можно начинать тренировки? Сегодня?
   - Успеете еще натренироваться, - улыбнулся Хао. - Разберите спокойно вещи, осмотритесь. Ложитесь спать пораньше. Завтра утром - начнете. А теперь, пойдемте в главный храм Сюань У.
   Ребята поднялись по высокой лестнице и застыли перед входом. Сюань У - небесный император Севера строго смотрел на них сверху, сложив руки на поясе. Хао показал им как правильно возносить поклоны, сложив руки в даосском приветствии: большой палец одной руки внутри ладони другой. "Это символизирует тебя в окружении других, и твой внутренний мир". Три поклона стоя, три поклона на коленях, и так три раза. После чего ребята отправились к себе в комнату.
   - Не забудьте, ужин в шесть тридцать, - напомнил им Хао перед уходом.
   - А можно мы придем посмотрим на тренировки, - робко попросил разрешения Сян.
   - Не думаю, что это хорошая идея. Шифу не любит, когда люди, присутствующие на тренировочной площадке, не тренируются. Завтра все увидите. Отдыхайте.
   Друзья остались одни.
   - Давайте раскладывать вещи, - предложил Ван, вернувшись в комнату- а потом нам всем нужно поспать. Мы рано встали, много чего произошло. Отдых нам необходим.
   - Кому- нибудь из вас нужна эта полка? - поинтересовался он несколько минут спустя. - Или я могу ее занять под книги?
   - Я не могу поверить, ты все-таки притащил свои учебники! - Тай закатил глаза. -Тебе что, делать больше нечего?
   - Тай, ты знаешь, что благородный муж должен не только знать кунфу, но также играть на музыкальном инструменте, уметь рисовать, владеть каллиграфией и разбираться в китайской истории и философии. Мне не хочется быть неотесанным мужланом.
   - Расслабься, тебе это уже не грозит, - Тай лежал на кровати и с силой бросал небольшой мячик вверх. Мячик с огромной скоростью летел до потолка, отскакивал, издавая негромкий чмокающий звук и прилетал обратно Таю в руки.
   - А я вот неотесанный мужлан, - с грустью признался Сян. - Я очень люблю рисовать, и историю любил учить, но дома почти не было времени, поэтому каллиграфию пришлось забросить.
   - Не переживай, Сян Лун Ю, - Ван похлопал друга по плечу, - я научу тебя всему, что умею сам,- он легко поймал шарик и кинул его Таю в руки.
   Чувство благодарности переполняло Сяна, он не знал, что сказать, поэтому лишь молча кивнул.
   Быстро разобрав вещи, которых было совсем немного, ребята легли спать. Сян заснул мгновенно, несмотря на полный событий день, но проспал он не больше часа, а открыв глаза, увидел Вана, склонившегося над столом.
   Тот сидел с неестественно прямой спиной, и чуть склонившись над столом аккуратно выводил что-то. Сян подошел поближе и увидел, как ровными черными линиями всплывает на бумаге незнакомый ему иероглиф.
   - Что это?- спросил Сян, зевая спросонья .- Что-то напоминает, но прочитать его не могу.
   - Иероглиф воин, только в традиционном его написании,- Ван не прерывал своего занятия.- Ты знаешь традиционные иероглифы, Сян Лун Ю?
   - Нет,- покачал головой Сян. - Мы в школе учили только упрощенные.
   - Упрощенные тоже подходят для каллиграфии. Но традиционные красивее. Иди сюда. Я тебе покажу. Возьми кисть, вот так вот, за середину, двумя пальцами - указательным и средним. Оставшиеся два просто ее поддерживают, расслабь руку, и набери пустоты в ладонь. Нет, плечо расслабь. - Ван несколько раз стукнул кулаком по плечу, не больно, но ощутимо.. - Да, так лучше. Теперь опусти кончик кисточки в тушь, и уверенно, но, не слишком нажимая, проведи черту.
   Сян словно зачарованный смотрел, как его рука плавно скользит над белым листом бумаги, оставляя широкие черные линии.
   - Очень хорошо, - удивился Ван Шен. - Для первого раза просто замечательно. Наверное ты хорошо рисуешь?
   - Совсем не хорошо, - Сян смутился . - Сейчас покажу. - Он достал из рюкзака кипу рисунков, сделанных во время поездки.
   - Да ты настоящий талант! - Ван внимательно рассматривал изображения драконов, пейзажи и зарисовки из павильонов Летнего дворца в Пекине. -Их Сян пытался зарисовать по памяти.. - А этот вылитый Сяо Лю, - Ван указал на дракона, которого Сян видел во сне. - Только синий. И сосны - как живые, и бамбук. Научишь?
   Сян кивнул.
   - Я не очень хорош в рисовании, - признался Ван. - Каллиграфия - мой потолок. Уж сколько со мной дед бился, и тот почти опустил руки.
   Сяну с трудом верилось, что его друг что-то не умеет.
   - Ван Шен, а почему ты пришел учиться сюда, - внезапно спросил Сян. - Ван - благородная фамилия, и ты кажешься человеком из знатной семьи. Я думал, такие как ты в какой-нибудь университет поступают, но никак не в кунфу школу.
   - Ты прав, мой дед был учителем при императорском дворе. Он учил придворных поэзии и даосским текстам. А бабушка была настоящей светской дамой, у нее обмотанные ноги, но она до сих пор ходит сама, несмотря на то, что ей уже больше девяноста лет. Правда, приходится ей обувь покупать в детских магазинах, - Ван рассмеялся.- Они-то и поддержали меня в моем желании идти учиться сюда. "В университетах лишь книжные знания дают, сказал дед". Их у меня и так достаточно, уж он-то постарался. Занимался моим образованием с самого детства. А вот пройти настоящую школу жизни можно только в таком месте. И благородный муж должен владеть кунфу. Когда я сказал родителям, что хочу учиться в школе мастера Чена, они, конечно, были категорически против. Отец уже договорился с деканом какого-то экономического факультета, чтобы меня туда приняли. Но последнее слово, как обычно, осталось за дедом. А он сказал отцу, что мне нужно учиться чему-то настоящему, а не книжкам. И нечего платить за обучение в университете огромные деньги, книгам он меня сам научит, совершенно бесплатно и гораздо лучше, чем любом учебном заведении. Отец пытался его переубедить, но бесполезно. К счастью для меня.
   - А Тай?
   - Тай? С Таем все еще веселее вышло. У отца его - своя компания, очень успешная. Они производят обмотки для рулей машин и велосипедов.
   - Что? - Сян рассмеялся от неожиданности. - Что это такое?
   - Знаешь, такой специальный материал, которым обматывают рули, чтобы руки не скользили. Зря смеешься, у них очень большое производство и партнеры по всему миру. Естественно, отец Тая мечтал, что сын его вырастет, и он сможет передать ему семейный бизнес.
   - Ага, только сын у него оказался обормотом, - послышался сзади голос Тая. - Смотрел слишком много кунфу сериалов и читал слишком много романов Цзинь Юна. Да и друг его Ван, даром что из хорошей семьи, тоже мечтал о всякой чепухе. Поэтому вместо того, чтобы учиться в престижном университете Цзяо Тун в Шанхае, они рассекают на драконах со своим другом Сяном по дороге в кунфу школу, - закончил сонный, но ужасно довольный Тай.
   - А ты Сян? - спросил Ван. - Что с твоей семьей?
   - Мои родители - простые крестьяне. - Пожал плечами Сян. - Ничего особенного. Отцу все равно было кем я стану, главное чтоб зарабатывал побольше денег. Впрочем, он все время мне говорил, что из меня ничего путного не выйдет. Я очень любил учиться, но часто приходилось пропускать занятия, поскольку нужно было помогать дома по хозяйству. Конечно, пытался как-то наверстывать, но времени было мало. Да и книг было мало. -Он вздохнул. - Если ты поможешь мне, брат Ван Шен, я буду очень обязан тебе. Очень не хочется быть неотесанным мужланом.
   - Ты не похож на неотесанного мужлана, Сян Лун Ю. Как не похож и на сына крестьянина. Внутреннее благородство важнее любого образования.
   - Обмен любезностями - это прекрасно, - вздохнул Тай. - Только вот скоро ужин. Поэтому сворачивайте свои кисточки и убирайте стол.
   - Ты думаешь еще о чем-нибудь кроме своего желудка, Тай? - Улыбнулся Ван.
   - Да, еще я думаю о ваших желудках. - Тай одним движением смел со стола кисти и бумагу, не обращая внимания на протестующие жесты Вана. - Сян Лун Ю, ну-ка, сложи тушь . Тут тебе не кухня твоей матушки, Ван Шен, где тебе всегда достанется лакомый кусочек, если ты пропустил ужин.
   Ужинали они в своей комнате, а после ужина отправились осматривать окрестности школы. Вокруг раскинулись бесконечные холмы, покрытые мандариновыми деревьями. Спелые сладкие плоды в изобилии висели на ветках, и очень скоро ребята перестали кидаться на каждое дерево, а выбирали лишь самые большие оранжевые шарики. Дорога от школы вскоре разветвилась на две, и поскольку по правой дороге они пришли от места, куда их принесли драконы, то сейчас ребята выбрали левую. Ничего особенного они там не нашли: все те же холмы, небольшой ручеек, большой ручеек, все те же оранжевые шарики мандаринов в зеленых ветках. Тем не менее, друзья вернулись обратно очень довольными.
   Следующие две недели Сян почти не помнил. Последним четким воспоминанием был громкий звонок в первый день, в пять тридцать утра, созывающий студентов на первую тренировку. После этого в памяти осталась лишь постоянная боль и усталость. Сложно сказать, что было сложнее: бешенный бег в горах по утрам, бесконечные прыжки и удары ногами, палка учителя, больно жалящая в случае ошибки или мучительные упражнения на растяжку - их тянули силой, задирая им ноги или прижимая тазобедренные суставы к земле. Таю и Вану тоже приходилось нелегко, но их тела были более привычны к таким упражнениям, поскольку они занимались дома. Для Сяна же любое движение отзывалось мучительной болью во всех мышцах и связках. Он был благодарен друзьям за помощь -они как могли старались облегчить его страдания, носили ему еду, помогали доковылять до туалета и делали вид, что не слышат, как он ночью плакал в подушку от боли, бессилия и ощущения собственной никчемности. Он был самым худшим студентом, и у него ничего не получалось. У него не было ни силы, ни выносливости, ни гибкости, ни растяжки.
   И все равно, ни на минуту Сян не пожалел, что пришел в свою школу. Он покорно сносил все побои учителя. В самом деле, сам мастер Чен в своем элегантном даосском одеянии, с длинными волосами, сложенными в пучок на макушке, поднимал руку для того, чтобы ударить его мечом плашмя. На что тут можно было жаловаться!
   Казалось, время остановилось: абсолютно одинаковые дни - четыре тренировки, завтрак, обед, ужин, разговоры и перешучивания с друзьями... Когда Ван сообщил Сяну, что завтра второй четверг, а это значит, что Сяо Лю будет ждать его в условном месте, он не поверил своим ушам. Неужели он в школе всего две недели?! Ему казалось, что он живет здесь всю свою жизнь.
   - Я думаю, что нам надо выйти задолго до заката, - вздохнул Сян. - Я хожу со скоростью черепахи.
   - Очень резвой черепахи, надо отметить, - Тай шутливо пихнул друга. - А уж когда ты спешишь на обед, так просто самой быстрой черепахи в мире. Но ты не переживай, если что, мы тебя донесем. Не в первый раз.
   Сян покраснел. Три дня назад, после особенно интенсивной прыжковой тренировки, он не мог подняться, и его друзья сначала ждали пятнадцать минут, пока он сможет стоять на ногах, а после почти несли его - ноги просто отказывались ему служить.
   Выспаться в выходной не удалось, они проснулись в пять утра, как обычно, и уже до завтрака успели переделать много дел. Ван снова учил Сяна каллиграфии - выписывать четкие черные линии было невероятно сложно, но увлекательно.
   - Мой дед говорит, что настоящих высот в этом искусстве сможет достигнуть лишь настоящий воин - с чистым разумом и благородным сердцем. Ты должен быть одновременно расслаблен и сосредоточен. Поэтому, упражняясь в написании иероглифов, ты увеличиваешь свое мастерство в кунфу.
   - Мастерство, - горько рассмеялся Сян. - Меня скоро объявят худшим студентом нашей школы со дня ее основания.
   - Сян Лун Ю, как тебе не стыдно?! - Упрекнул друга Ван. - Ты здесь всего лишь две недели, все, кто тут занимаются, имеют гораздо больший опыт, чем ты. Как ты можешь сравнивать себя с ними! И ты все равно не сдаешься, не пропускаешь тренировки и делаешь все, что можешь! Все придет, нужно лишь терпение. Вот смотри на эту линию, ее нужно проводить плавно и неторопливо, а ты опять спешишь. Научишься писать этот иероглиф правильно, ровно, без лишних пятен туши, и тогда увидишь, насколько ты продвинулся в занятиях. А теперь идем завтракать.
   Так в разговорах и делах пролетел почти весь день, и ближе к пяти часам они вышли из ворот школы, так, чтобы их никто не заметил. Тай и Ван шли неторопливо, стараясь не уходить вперед от тихонько ковыляющего Сяна. Дорога, которую две недели назад они пробежали за пятнадцать минут, в этот раз заняла у них чуть больше получаса.
   - Забраться-то на холм я смогу, - тоскливо глядя вверх, сказал Сян, когда они почти дошли до места. - А вот как я буду спускаться, неизвестно. Лезем.
   Медленно поднявшись на холм, ребята осмотрелись. Там никого не было.
   - Может быть, что-то случилось? - Озабоченно спросил Тай.
   - Да нет, вот же они! - Сян увидел изумрудную чешую среди мандариновых деревьев. - Сяо Лю! Цинь Юнь! Вы здесь! - Он бросился к своим друзьям.
   - Я думал, ты прилетишь один, - сказал Сян Сяо Лю, - какая радость видеть вас вместе!
   - Я хотел, но мамочка не пустила, - наябедничал маленький дракон.
   - Сяо Лю, ты случайно не помнишь, при каких обстоятельствах ты познакомился с Сяном? - напомнила его мама. - Когда научишься себя вести осторожно, будешь летать один.
   Сяо Лю недовольно мотнул головой и стал ластиться к своему другу.
   Сян понял, что обниматься с драконами может быть довольно опасно. Особенно с малолетними, еще не умеющими рассчитывать свои силы, и особенно когда они искренне рады встрече с вами. Сяо Лю от восторга все норовил боднуть его головой от восторга. Пару раз он попадал так удачно, что Сян отлетал на несколько метров.
   Ван и Тай, почтительно поклонившись леди-дракону, вместе с ней снисходительно смотрели на эту возню, не решаясь поучаствовать
   - Так, дети, довольно, - наконец прикрикнула на расшалившихся мальчишек Цинь Юнь. - Сян Лун Ю, Ван Шен, Тай Чин, рассказывайте, как дела, как ваша учеба, хорошо ли вас кормят?
   Ван был старше, поэтому он рассказал, как они устроились, про тренировки и про то, как они рады жить и учиться вместе.
   - Ван Шен все правильно сказал, - кивнул Сян, когда Ван закончил, - только не упомянул самого главного. Если бы не он и не Тай, все было бы иначе. - Он быстро рассказал Цинь Юнь про то как у него не хватило денег, про то, как друзья выручили его, про каллиграфию с Ваном, и про постоянные шутки Тая, который никогда не унывал, хотя ему тоже приходилось нелегко. Только про свою боль и неудачи он не стал рассказывать.
   - Ни к чему это,- подумалось Сяну.
   Но похоже Цинь Юнь и сама догадывалась, что не все так просто. Сложно было скрыть что Сян вздрагивал каждый раз, когда ему приходилось наклоняться или отпрыгивать от Сяо Лю, что Ван прикусывал губу, когда кланялся, как меркла улыбка Тая, когда ему нужно было повернуться.
   -Я рада, что вы достигли места своей судьбы, и я счастлива, что у друга моего сына такие верные друзья. Я принесла вам драконьего корня - он хорошо помогает от боли в мышцах и связках. Отрежьте кусок с ваш ноготь, потом нужно растолочь и заварить. Как раз будет порция на три человека. Мы не сможем часто видеться, скоро день середины осени, здесь будет много туристов, и нам будет опасно надолго вылетать. Давайте встретимся ровно через четыре недели перед рассветом. Я знаю, что вам нужно выспаться, маленькие друзья, но ночь - лучшее время для перелета.
   Сян, Тай и Ван низко поклонились, поблагодарили Цинь Юнь за лекарство и заверили ее, что им в радость проснуться или даже вообще не спать, поскольку мысль о предстоящей встрече с драконами приносит им огромное счастье.
   На этом и решили. Друзья поспешили обратно в школу (точнее, торопливо заковыляли, мучаясь от боли в натруженных мышцах и связках), а драконы полетели к себе домой.
   Новая неделя не принесла ничего нового - удары, прыжки, боль. Вану с Таем силой пришлось уговаривать Сяна использовать корень, принесенный драконами.
   - Это нечестно, - сначала заявил он. - Получается, что я жульничаю, раз облегчаю себе боль волшебным лекарством. Ты, брат Тай, или ты, брат Ван, вы принимали какое-нибудь лекарство, когда тренировались дома? Нет! И я должен добиться всего собственным потом. Вот что я думаю.
   - Болван ты, Сян Лун Ю, вот что я думаю, - прервал его Тай. - Меня начали тренировать, когда я был мальчишкой, поэтому с растяжкой у меня не было никаких проблем. На шпагат меня дядя посадил через две недели. Тебе уже семнадцать, твое тело почти сформировалось, конечно, тебе сложнее. Ты считаешь, что ты сжульничаешь, если выпьешь чаю из драконьего корня и немного облегчишь себе боль - ну так значит, ты уже жульничал? Кто грел ноги в тазу? Хотел себе боль облегчить? Чем не жульничество? А потом, почему ты думаешь, что ты перестанешь чувствовать боль? Да если бы было такое лекарство, что выпил - и тут же тренировки стали легкими и приятными - все вокруг были бы кунфу мастерами. Поэтому перестань валять дурака, возьми свою чашку и выпей отвар. И ты, Ван, бросай свои кисточки.
   Тай оказался прав. Драконий чай расслабил мышцы и немного уменьшил боль, но на следующий день, выбежав в пять тридцать утра на пробежку в горах, Сян снова пыхтел и задыхался, пытаясь догнать всех остальных, и у него точно так же стучало в ушах и кололо в боку.
   - Слушай, Сян, - вдруг заговорил с ним Пань, - крупный мальчишка, с которым он, наконец, поравнялся. За две недели это был первый раз, когда он догнал кого-то из отстающих, обычно он был самым последним. - Сейчас будет подъем, где надо прыгать в низком приседе, я ж вижу как тебе тяжело, давай со мной, отстанем, пройдемся себе спокойненько, а когда наши будут бежать обратно, притворимся, что мы только что закончили прыгать и побежим обратно. Я так делаю каждый раз.
   Предложение было заманчивым. Прыжки в гору - самая ненавистная часть пути. Ноги немеют, в ушах звенит, тошнит, кажется, что сейчас рухнешь. Но Сян подумал о своих братьях. Что бы сказали они, если бы узнали, что он жульничает! Да и потом, больше всего на свете он хотел стать кунфу мастером и научиться делать все эти невероятные вещи: высоко прыгать, быстро бегать, садиться на шпагат... Если он и обманет кого-то, то только себя.
   - Нет, Пань, - прохрипел задыхающийся Сян, - если я буду так делать, то я никогда не стану сильнее. Делай, как хочешь, а я попрыгал.
   - Смотри, ты опять обессилишь и тебя будет тошнить. Что я не видел, что ли, как тебя рвало три дня назад. Прыгай, прыгай, - крикнул ему в спину Пань, - а я спокойно пройдусь. - Он замедлил бег и перешел на шаг.
   - Вот это вот вряд ли,- вдруг услышал Сян голос мастера Чена, выходящего на тропинку из-за широкого куста. Пань сразу же получил от учителя несколько ударов палкой по спине, и энергично запрыгал вверх.
   После занятия Мастер указал на Паня и Сяна
   - Вы двое -сюда, все остальные разошлись, - Сян с замирающим сердцем сделал шаг вперед - Ты! - Мастер Чен кивнул Паню, - в низком приседе прыжки отсюда и до столовой, десять раз. Пошел! Как твое имя? - он посмотрел на Сяна.
   - Сян Лун Ю, Чен шифу, - он низко поклонился.
   - Из тебя может выйти толк, Сян Лун Ю, иди, - с этими словами мастер Чен удалился, а Сян радостно побежал к своим друзьям, забыв о боли во всем теле.
   Ван и Тай поджидали его в комнате, заинтригованные, и тут же кинулись расспрашивать, что же произошло. Сян рассказал им про прыжки и про предложение Паня, со стыдом признавшись, что недолго, но думал о заманчивой возможности его принять.
   - Это ничего, Сян, - хлопнул друга по плечу Ван. - Недостойные мысли приходят в голову ко всем, их нужно принимать и не нужно стыдиться. Стыдиться нужно недостойных поступков.
   После этого события, вновь потекла череда дней, похожих друг на друга. Расписание в школе соблюдалось строго: всё те же четыре тренировки в день; завтрак, обед, ужин - по звонку; любое мелкое событие, выходящее за рамки рутины, казалось невероятно значимым. Поэтому все в школе так любили среду, день накануне выходного, когда вечером, после ужина, мальчишки собирались под навесом и рассказывали разные истории. Кто-то делился своим собственным опытом, кто-то рассказывал о прочитанном. Ребята постарше часто говорили о кунфу легендах и истории Уданских гор.
   Одним вечером, - его Сян запомнил особенно хорошо, - речь зашла о драконах. Многие рассказывали, что драконы жили недалеко от их деревень, и они знали людей, которые знали людей, которые говорили с людьми, которые видели драконов.
   - Вот бы увидеть драконов, хотя бы на секунду, - мечтательно протянул Хао, - тот самый, который показывал школу ребятам в первый день. Это был скромный и тихий юноша, всегда готовый прийти на помощь. Он много читал и знал почти столько же, сколько и Ван.
   - Зачем тебе смотреть на дракона, - недовольно спросил Пань. - Вот бы его поймать, представляете сколько денег можно было бы выручить, если продать его кожу, кости, мясо! Да традиционные врачи заплатят тысячи...
   Сян вскочил бы в негодовании, если б Ван не предвидел это и не положил свою тяжелую руку ему на плечо.
   - Увидеть - ладно, вот бы поговорить, - вздохнул Ли, один из лучших студентов школы. На слова Паня он тоже не стал ничего отвечать. - Драконы - самые мудрые существа.
   - Только люди не могут с ними говорить, - раздались голоса со всех сторон, - все знают, что у драконов нет слуха.
   - Есть одна легенда о говорящих с драконами, - тихо сказал Тан, невысокий мальчик, - и все замолчали, приготовились слушать. - Давным-давно, когда в каждой деревне знали места обитания драконов и возносили им почести, драконы прилетали в императорский дворец. Император желал пообщаться и посоветоваться с равными себе - ведь в Поднебесной не было подобных правителю. Но дворцовый этикет не позволял говорить с императором с поднятой головой, а драконы не могли и не хотели склонять свои головы перед кем бы то ни было, пока наконец не нашелся один. Был ли он любопытным или слишком доброжелательным- неизвестно. Доподлинно лишь известно, что во дворец явился дракон, который наклонил перед императором свою большую умную голову.
   Только вот речь его никто не мог понять, хоть некоторые и различали отдельные слова. Тогда император повелел призвать во дворец самых мудрых людей страны. И со всех сторон в столицу стали стекаться ученые и мудрецы, в надежде помочь императору понять драконий язык, и сообщить дракону волю императора. Многие пришли во дворец, но никто из них не мог понять, что говорит дракон.
   - Откуда император знал, что они неверно толкуют речь дракона? - Спросил Сян.
   - Дракон сидел рядом и слушал, и когда его слова передавались неправильно, он ронял слезу, которая превращалась в жемчужину невероятной красоты. За месяц у императора скопилась груда прекрасного жемчуга, но никто так и не смог передать слова дракона правильно. Людской поток иссяк, и император потерял надежду, когда наконец во дворец пришел совсем еще юный чиновник с самого севера провинции Сычуань. Он совсем недавно сдал экзамен, чтобы получить свой чин, и его ранг был настолько мал, что поначалу слуги даже не хотели с ним говорить, но шум услышал главный книгочей и приказал пропустить молодого человека.
   - Обычного чиновника, к императору? - Раздался чей-то голос. - Это невозможно.
   - Конечно же, нет, - недовольный тем, что его перебили Тан помотал головой. - Его отвели в сад дракона. Дракон согласился пожить во дворце. Обычно всех приходящих приводили в чайный домик, после чего возле прудика выставлялись синие хризантемы - это значило, что еще один человек ждет аудиенции у дракона. Но в этот раз слугу срочно позвали, и он просто оставил молодого чиновника в саду. Когда же он вернулся, то увидел, что пришедший, склонив голову, учтиво беседует с драконом. Самым удивительным было, что слуга понял все до единого слова, хотя раньше он не мог разобрать ничего из того, что говорил дракон. Молодой человек, а его звали Ли Бай, получил титул "Говорящий с драконами" и остался во дворце. Выяснилось, что он не только обладает способностью понимать драконий язык, но в его присутствии любой может говорить с драконом. Столетиями потомки его служили императорам, это были ученые и достойные люди. Но однажды одна из любимых императорских наложниц влюбилась в говорящего с драконами. Он, будучи верным своему господину, отверг ее, и за это оскорбленная женщина его оклеветала. Она наплела правителю, что говорящий с драконами домогался ее и уничижительно отзывался об императоре. Естественно, правитель прогневался и велел казнить своего верного слугу. Тот узнал об этом и сумел бежать с семьей из дворца. Скоро император понял, что стал жертвой интриг своей наложницы, ее казнили, но говорящего с драконами нигде не могли отыскать, и сам он во дворец не вернулся, несмотря на то, что император всюду разыскивал его и обещал огромное вознаграждение, если тот снова станет ему служить. Говорят, что он вернулся в Сычуань, провинцию, из которой был его предок, и стал жить там со своей семьей. Может быть, поэтому люди видели так много драконов именно там. Они прилетали поговорить с ним. Время шло, драконов становилось все меньше, легенда о говорящих с драконами забылась, но говорят, что на свете все еще существуют люди, которые могут понимать драконов и рядом с которыми драконов могут понимать все остальные. Такая вот история, ее рассказала мне моя бабушка, - закончил Тан.
   Притихшие ребята разошлись по своим комнатам.
   - Послушай, Сян, тебе не кажется, что эта история про твоих предков? - Ван первым нарушил длительное молчание. - Не думаю, что по Китаю расхаживает огромное количество мальчишек, которые запросто беседуют с драконами. Более того, мы ведь тоже могли их понимать и говорить с ними
   - Ван, это не может быть правдой. Во-первых, это всего-навсего легенда. Откуда мы знаем, может если б меня не было, вы б тоже спокойно могли с ними беседовать, правда...- Сян осекся. - Правда, когда я заговорил, Цинь Юнь сказала, что не встречала никого, кто мог бы говорить с драконами уже много лет. Но может быть она вообще больше не встречала людей. Нет, не может быть, - он помотал головой. - Отец знает своих предков до чуть ли не двенадцатого колена, а может еще и дальше. Он постоянно рассказывал мне о том, как я позорю этих достойных людей своей бестолковостью, но никто из них и близко к дворцу не подходил. Они все были либо крестьяне, либо торговцы.
   -- Послушай, Сян Лун Ю, - голос Вана был очень мягким, - не сочти, пожалуйста, за оскорбление, мы твои друзья, но, но... - Ван замолчал.
   - Но ты уверен, что твои родители - твои родные родители? - закончил Тай.
   - Да как вы? Вы же..., - вспыхнул Сян и замолчал. Ведь быть приемным ребенком - позор на всю жизнь. Не знать своих корней, своих родителей - сложно придумать худшее оскорбление.
   - Нам все равно, Сян, родные твои родители или приемные,- поспешил заверить его Тай,- просто не вяжется твоя благородная внешность и поведение с крестьянской семьей, ты уж прости.
   Сян открыл рот и снова его закрыл.
   - Когда..., когда я был в школе, совсем еще маленьким, - внезапно вспомнил он, - мне было лет шесть, одноклассники дразнили меня приемышем. Я, плакал, конечно, дрался. Пришел к матери. Она сказала, чтоб я их не слушал, что они просто злые. Но я не думал, что это правда.
   - И сейчас мы не знаем наверняка, - кивнул Тай, - может и в самом деле это легенда, и с драконами все могут говорить, а ты всего лишь на всего обычный крестьянский сын, с отцом деспотом, - он подмигнул другу. - И родословная твоя, это бесконечная череда обычных крестьян, а ты просто черная овца, и непонятно в кого уродился. И собрались мы тут все вместе непонятно в кого урожденные, сыновья крестьянина, торговца и внук императорского учителя, Ван-то у нас самый благородный. Конечно, он в таком простом обществе заскучал, вот и начал фантазировать, а вдруг кто-то из друзей сравнится с ним по благородству крови. Фигушки тебе, Ван Шен, ничего не поделаешь, так и придется тебе якшаться со всяким сбродом типа меня или Сяна.
   Пламенная тирада Тая разрядила обстановку.
   - Так или иначе, когда мы навестим драконов, то все обязательно выясним, - кивнул Сян.
   - Только ты должен знать одну вещь,- Ван снова стал серьезным.- И мне, и Таю совершенно безразлично, родные твои родители или ты приемный сын. Благородство души не замажешь никакой кровью.
   - Хорошо, - кивнул Сян. Только давайте перестанем говорить об этом, - попросил он чуть позже. - Пока все не станет ясно. Мы виделись с драконами сразу же после праздника лунных пирожков, Цинь Юнь сказала, что они отправляются в горы Эмей и вернутся только через пять недель. Так что еще долго ждать.
   Дни шли за днями, и на тренировках у Сяна получалось все лучше и лучше. По утрам он бежал среди первых, соревнуясь с Ваном, кто быстрее допрыгает . Ему уже не составляло труда сесть на оба шпагата - продольный и поперечный. Палка мастера Чена все реже касалась его ног во время ударов, техника становилась все лучше. Те его качества, которые он считал своими недостатками - хрупкое телосложение, узкие плечи и тонкая кость, - обернулись достоинствами. Быстрый и легкий, очень скоро он стал прыгать выше всех, а небольшой вес позволял ему превзойти по выносливости более тяжелых ребят.
   В последний месяц они наконец перешли от ударов к разучиванию самой простой базовой формы, включавшей в себя основные стойки и удары, и Сян чувствовал, что у него получалось очень неплохо. Даже хорошо.
   Хао, с которым ребята подружились больше всего из своих однокурсников, по секрету сообщил им, что мастер Чен положительно отзывался о троих друзьях, и ребята целых пятнадцать минут после этого дулись от гордости. Правда на вечерней тренировке все как один перепутали движения и здорово получили палкой от своего шифу.
   А через три дня в школу приехало телевидение, снимать сюжет о школе и мастере Чене. По этому поводу, всем было велено было надеть белую форму и устроено настоящее шоу. Мастер Чен был известен в первую очередь своим владением мечом - цзянем, изящным оружием, с которым он выиграл мировой чемпионат. Он также славился своей скоростью и высокими прыжками. Все это и было продемонстрировано для главного канала страны. В своих развевающихся даосских одеждах мастер выглядел как небожитель, его движения завораживали. Казалось невозможным, что человек способен двигаться так быстро и выполнять все эти сложные прыжки и удары ногами с разворотом в воздухе. Сян смотрел во все глаза. Первый раз он видел такое вживую, да еще и так близко.
   - Это мой учитель, - благоговейно подумал он, - видно, судьба и вправду стала ко мне благосклонна. Неужели и я когда-нибудь смогу так? -спросил он себя. - Нет, - тут же спохватился он. - Мастер Чен занимается кунфу с семи лет, а мне уже почти восемнадцать. Я буду счастлив, если буду уметь хотя бы половину того, что может он.
   Задумавшись, Сян не услышал, как назвали его имя. Ван потянул его за собой.
   - Это совсем еще новые студенты, - заговорила женщина - репортер в микрофон. - Как тебя зовут? - обратилась она к Сяну.
   - С..Сян Лун Ю. - Запнулся Сян.
   - Как давно ты в школе мастера Чена,Сян Лун Ю?
   - Чуть меньше трех месяцев, - мальчик совсем смутился.
   - Ты ,наверное, всю жизнь мечтал изучать кунфу, и очень рад, что твоя мечта сбылась?- Репортер пыталась разговорить Сяна, но он, пунцовый от смущения, смог выдавить только тихое "да".
   Убедившись, что развернутых ответов от него не добьешься, женщина переключилась на Вана с Таем.
   Сян вздохнул с облегчением только когда их попросили продемонстрировать основную форму. Он чувствовал себя гораздо увереннее, когда речь шла о кунфу, а не о пустых разговорах.
   Форму выполнили на отлично: быстро и синхронно. Казалось, друзья даже дышат одновременно, не говоря уже о движениях - вся съемочная группа долго аплодировала ребятам, и даже Мастер Чен кивнул и сказал "Хорошо".
   Телевизионщики подарили всем студентам футболки с эмблемой канала, сказали, когда покажут сюжет, и укатили ужинать с шифу.
   - Вот ты и стал почти звездой кунфу, брат Сян, - рассмеялся Тай, после того как все разошлись - Следующий этап - телевидение снимает сюжет о мастере Сяне, и мастер Чен показывает мастерство, которого он достиг под руководством Сяна Лун Ю.
   - Тай, не стоит так говорить, - покачал головой Сян, - это неуважительно по отношению к шифу.
   - Хорошо, хорошо, - Тай сам понял, что сморозил глупость. - В любом случае, я чувствую, что этот сюжет лишь первая ласточка в череде прекрасных событий на нашем пути. Начало положено. А ты, Ван Шен, что такая бука? Учитывая, как на тебя заглядывалась эта девчонка с телевидения, тебя ожидает блестящее будущее и успех у женщин.
   - Не знаю, - покачал головой Ван, - что-то у меня нехорошее предчувствие насчет всей этой истории.
   - Брось, - Тай пожал плечами, - что такого может произойти из-за одного маленького телевизионного сюжета?
   Но Ван оказался прав. Последствия у этой истории были, да еще какие.
   Все началось две недели спустя. Студенты собрались в столовой, где стоял телевизор, каждый надеялся увидеть себя, многие предупредили родственников. Как оказалось, очень многое из снятого было вырезано, и себя узнал лишь Пань, да и то потому, что он был самым крупным из всех, и его легко можно было заметить в толпе худых мальчишек.
   Пань сразу же заявил, что на нем задержали камеру, потому что он самый красивый, и его кунфу самое лучшее. Потом показывали интервью с мастером Ченом, его невероятные прыжки и упражнения с мечом.
   - Мастер считает, что передать свое мастерство другим - одна из главных задач его жизни. Он делает все, чтобы воспитать будущих кунфу героев.
   Тут на экране появился Сян, с микрофоном перед лицом.
   - Как тебя зовут?
   - С-сян Лун Ю, - услышал Сян незнакомый неприятный голос. Все остальное было вырезано, и сразу же показали Вана, который держался так, как будто бы он всю жизнь только и делал, что давал интервью с утра до вечера. Спокойный тон, грамотная речь - в очередной раз Сян понял, какая пропасть лежит между ним и его названным братом.
   Когда Сян увидел себя со стороны, он не мог поверить - неужели вот это он? Маленький, худенький, с растрепанными волосами, со слишком выдающимися передними зубами, похожий на девчонку. Ему казалось, что на фоне своих широкоплечих друзей он выглядит как маленькая собачонка среди тигров. Он не смог досмотреть сюжет и был уверен, что все теперь поймут, какой он уродливый. Хотя нет, они же всего на него смотрят каждый день, они уже знают... Только он оставался в неведении.
   Вернувшись в комнату, Ван и Тай застали друга горько плачущим в подушку.
   - Что случилось, брат Сян? - мягко спросил Ван.
   - Какой же я урод, - повторял Сян- какой же я урод... Как на меня можно смотреть! Теперь я понимаю, что могу быть приемным сыном, конечно, любые родители, увидев, какой некрасивый у них родился ребенок, сделали бы все, чтобы от него избавиться.
   - Что ты за глупости говоришь? - Рассердился Тай. - С чего ты внезапно решил, что ты урод? Ты что себя раньше не видел в зеркале или на фотографиях?
   - Видел, конечно,- всхлипнул Сян, - но там я выглядел по- другому. А тут, первый раз - я весь, какой я на самом деле. И голос у меня писклявый.
   - Значит так, Сян Лун Ю, - сурово сказал ему Ван, - ты, конечно, можешь думать, что ты хочешь. Но ты похоже забыл, что не внешность делает человека человеком, и мужчину мужчиной, а его поступки. Нникакой ты не урод, и голос у тебя нормальный. Это всегда так кажется, когда ты первый раз слышишь свой голос со стороны. Все. Хватит этих девчачьих разговоров. Никакие нормальные родители никогда не отдадут своего ребенка, как бы он ни выглядел.
   - Ага, тем более, все дети рождаются такими страшненькими, что и не разберешь, вырастет из него кто-нибудь красивый или нет. - Подытожил Тай. - Видел бы ты фотографии Вана, когда он был маленьким. Сложно вообразить себе более некрасивого ребенка.
   - Тай Чин, ты рискуешь продолжить бой, начатый в марте прошлого года, - по тону Ван Шена не было понятно, серьезно он это говорит или шутит.
   -- Ван Шен, ты забыл, что не внешность делает человека человеком, и мужчину мужчиной, а его поступки? - процитировал друга Тай.
   Все рассмеялись.
   - Давайте забудем обо всей этой истории, - попросил Сян некоторое время спустя. - Будем считать, что не было никакого телевидения, не было никакого сюжета, и, - он чуть запнулся, - этого разговора тоже не было.
   На том и порешили, вот только забыть эту историю так легко, как хотелось, у них не получилось.
   Дни летели, тренировки продолжались, ранний декабрь радовал теплой и солнечной погодой. Жизнь казалась Сяну прекрасной как никогда. Постепенно привыкнув к нагрузкам, он ухитрялся уделять время и другим занятиям: Ван учил его каллиграфии, а он сам Вана - живописи. Два раза в неделю они вчетвером (Хао присоединялся к их занятиям) разбирали даосские тексты, учили наизусть Дао дэ цзин и много говорили о том, что скрыто за словами.
   В один прекрасный день, когда до выходного четверга, в который была назначена встреча с драконами, оставалось три дня, они засиделись в столовой после обеда, и возвращались в свою комнату, оживленно обсуждая очередной отрывок из книги. Вот тут-то и случилось то, чего Сян ожидал меньше всего.
   - Ах ты, маленький ублюдок, вот ты где, оказывается, обитаешь, - внезапно на Сяна обрушился поток ударов, - вор, бесстыдник! Да как у тебя совести-то хватило жить, после того, что ты сделал. - Сян с ужасом узнал голос отца. - Мы, значит, без тебя живем, а он тут в телевидениях снимается! Думал, имя изменит, и мы тебя не узнаем? - Отец вновь начал лупить мальчика. - Где мои деньги, гаденыш? Ты украл их и решил сбежать? Нет, такой номер у тебя не пройдет. Быстро собирай чемодан, и мы едем домой.
   - У меня нет денег, - Сян отпрыгнул подальше, чтобы хоть как-то избежать тычков и пинков. Он уже знал, как блокировать их, но поднимать руку на родного отца? Невозможно.
   - Что здесь происходит? - На шум из офиса вышел Мастер Чен.
   Ребята низко поклонились, а отец Сяна подскочил, и начал тараторить на огромной скорости.
   - Шифу, этот вот негодник, мой сын, украл у меня две тысячи юаней, и как я понимаю, отдал вам, чтобы учиться у вас в школе.
   - Обучение стоит две с половиной тысячи, - спокойно сказал мастер Чен.
   - Значит, он еще кого-то обокрал! Верните мне мои деньги! И отдайте мне сына.Вы же не хотите, чтобы все узнали, что в вашей уважаемой школе учились воры и преступники!
   - Ничего я не крал! - Задыхаясь от возмущения, крикнул покрасневший от стыда Сян. - Это были мои деньги! Я их честно получил за победу в конкурсе. - Он метнулся в комнату. - Вот, - Сян протянул мастеру Чену свой сертификат, в котором говорилось, что он, Сян Хуншен, стал победителем в провинции Сычуань в конкурсе на лучшее стихотворение, за что получает памятную медаль и приз в две тысячи юаней.
   - Хорошо, - кивнул мастер Чен, - а где ты взял оставшиеся пятьсот юаней, Сян Лун Ю ?
   - Мы добавили их ему, - спокойно сказал Ван. - Сян наш друг.
   - Ах ты, щенок, да как ты смеешь вмешиваться в разговор взрослых, - накинулся на Ван Шена отец Сяна, - у моего сына друзья такие же преступники как и он сам! Ты эти деньги тоже наверняка откуда-то украл. Кто же будет просто так давать незнакомому мальчишке пятьсот юаней!
   - Вы бы последили за своими словами, - тут в разговор вмешался Тай, - мои родители и родители Ван Шена очень влиятельные люди, им не понравится, что какой-то крестьянин так отзывается об их детях, - ледяным тоном добавил он. - Или о друзьях их детей, которые оказали им бесценную услугу.
   - Быстро собирайся домой, - отец благоразумно решил не спорить с мальчиками, и переключил внимание на сына. - Не думаешь же ты, что так легко сможешь взять мои деньги?
   -Но у меня НЕТ ДЕНЕГ! - в отчаянии крикнул Сян. - Что я могу сделать?
   - Устроишься на работу, заработаешь , отдашь мне две тысячи, а потом катись на все четыре стороны, куда хочешь. Я предупреждаю тебя, Сян Хуншен, если ты не пойдешь со мной, то я заявлю в полицию, что ты украл мои деньги.
   Мастер Чен, внимательно слушавший весь разговор, после этих слов зашел в офис и вышел через несколько минут.
   - Вот здесь две тысячи юаней, - он протянул конверт мужчине, - теперь вы оставите вашего сына в школе?
   Отец Сяна быстро схватил конверт, пересчитал деньги и усмехнулся.
   - Все правильно. Ну что ж, если это сокровище вам так дорого, то пусть остается здесь. Домой можешь не возвращаться, Сян Хуншен, - мужчина сплюнул, - нет у тебя дома, и никогда не было. Ты вообще нам не родной сын. Мы тебя купили у старухи, она забрела к нам в деревню, когда ты был совсем маленький. У нас была только дочь, думали мальчик станет опорой в старости. Кто же знал, что ты окажешься таким бестолковым, и что у нас потом родится родной сын? Зачем мне теперь чужое отродье? Ничего путного из тебя не выйдет. Тьфу. - С этими словами, он развернулся и вышел в железные ворота школы, оставив всех свидетелей этой сцены в молчании.
   - Чен шифу! - Сян опустился на колени и низко поклонился своему мастеру. - Как я смогу отблагодарить вас?
   - Будешь помогать на кухне и в офисе. Работы много.
   - Шифу, и вы, братья, пожалуйста, не говорите никому, про то, что сказал мой отец. Что, - Сян запнулся, - что я приемный сын.
   Мастер ничего не сказал в ответ, а просто отвернулся и скрылся в офисе.
   - Не переживай, Сян Лун Ю, от нас никто ничего не узнает, - утешил его Хао.
   - По крайней мере, теперь все стало ясно, - Ван первым нарушил молчание, когда они вернулись в комнату. - Сян Лун Ю, с тобой все в порядке? Ты сильно расстроился?
   - Нет, - Сян был задумчивым, но не грустным. - Теперь действительно многое стало ясно. Что ж, теперь у меня нет семьи и дома. Хотя, что это я говорю, - спохватился он, - Вы моя семья, и школа мой дом. О лучшем я и мечтать не мог. Нужно поговорить с Цинь Юнь, она упомянула, что двадцать лет назад беседовала с каким- то человеком. Может быть, она знает, как его найти, и я смогу что-то узнать о своей настоящей семье.
   - Вот странный ты человек, Сян Лун Ю, - Тай подсел на кровать к другу, - две недели назад увидел себя по телевизору, и расстроился как пятилетний. А сейчас тебя прогнали из дома. И ты ничего, спокойный.
   - И ничего и не странный, - встрепенулся Сян, - дома мне было плохо. Родителей своих я уважал, но не любил, и я б так и так туда бы не вернулся. А сейчас, у меня, считай, официальное разрешение есть. - Мальчик улыбнулся. - И еще я увидел какой благородный и добрый у нас шифу. Вот так вот взять и отдать деньги за меня. Теперь я его должник на всю жизнь.
   - Осторожней, Сян, - предупредил его Ван. - Такими словами не кидаются.
   - Это тебе говорит человек, который уже заявил, что наши жизни принадлежат тебе, - пошутил Тай, - слушай его.
   - Одно дело, спасти жизнь, другое - дать денег. - Покачал головой Ван.
   - Знаешь, Ван Шен, и вы с Таем, и мастер Чен дали мне гораздо больше чем просто деньги. Вы подарили мне мечту, а мастер Чен - еще и свободу.

***

   - Вот оно как все получилось, - сказала Цинь Юнь, когда, встретившись с драконами в выходной день, ребята рассказали им, что произошло.
   - Может быть тот человек, с которым ты говорила много лет назад, знает, где моя семья?. Может быть он мой родственник? Как мне его найти? Ты мне поможешь, Цинь Юнь?
   - Прости, Сян Лун Ю, - я ничего о нем не знаю. Это было чуть больше двадцати лет назад, в провинции Сычуань, в горах Эмейшань. Он случайно набрел на потайной уголок, где мы с Сяо Лю любили отдыхать. Люди никогда туда не заходили, но этот молодой парень как-то нас нашел. Он, конечно, очень удивился, когда увидел нас, но потом сам первым заговорил со мной. Мы долго беседовали - очень был приятный и воспитанный человек. Он обещал, что придет на следующий день, но почему-то не пришел. Может быть не нашел места, может был занят, а может не захотел. Прости, маленький друг, я ничем не могу тебе помочь.
   - Значит, я так и не узнаю, кто мои настоящие родители, и какая у меня семья, - Сян опустил голову.
   - Ты был прав. Мы - твоя семья, Сян Лун Ю, - Ван похлопал друга по плечу. - Госпожа Цинь Юнь, - он почтительно обратился к дракону, - а может быть ты вспомнишь его имя, наверняка же он представился.
   -Ты прав, Ван Шен, дай мне подумать, - дракон ненадолго замолчала. - Да, конечно. Его звали Тан Цзин Лун.
   - Золотой дракон, значит, - кивнул Тай Чин, - людей с таким именем - пол-Китая, но это все равно лучше, чем ничего.
   - Больше я ничего не могу вам сказать, друзья. Сяо Лю! - Окрикнула она сына, - перестань ты трепать эти мандариновые деревья, кто-нибудь увидит тебя!
   -Но мама, я только хотел...- начал было оправдываться маленький дракон. Его слова прервал громкий треск в кустах, метрах пятидесяти от места. Звук был таким, словно под кем -то тяжелым подломилась сухая ветка.
   Цинь Юнь тяжело вздохнула.
   - Посмотрите, что там?- Попросила она ребят. - Неужели кто-то нас заметил?
   Ван бросился к зарослям кустарника
   - Если о нас узнают люди, нам придется отсюда перебираться в другое место, - покачала головой леди - дракон, - это будет уже четвертый раз за последние двести пятьдесят лет. Драконы не любят менять место жительства. Мы привыкаем...
   - Иди сюда, смелее! - Раздался голос Вана. - Все в порядке, госпожа Цинь Юнь. Это наш друг.. Иди-иди, не бойся, - юноша подталкивал кого-то в спину, и через секунду ребята узнали высокую фигуру Хао. - Как ты тут оказался?
   Подойдя к ним, Хао бросился на колени.
   - Пожалуйста, простите меня, я занимался неподалеку, вижу - вы идете куда-то, решил догнать и присоединиться, но потом показались они... Я всю жизнь мечтал встретить дракона.Я...- Глаза Хао горели, его язык заплетался от волнения.
   - Хао, ты все это можешь сказать им самим, - объяснил Тай. - Эти драконы прекрасно понимают человеческий язык.
   - Я видел, как Сян с ними говорил, но я не мог разобрать ни слова. Это какое-то волшебство?
   Друзья обменялись понимающими взглядами.
   - Здесь нет никакого волшебства, мальчик, - Цинь Юнь вздохнула.
   -Я ...я, я понял, что вы сказали, господин Дракон, - что произошло?! - воскликнул Хао.
   - Госпожа Дракон, - поправил его Сян.
   - О, пожалуйста, простите меня! - Хао склонился еще ниже.
   - Помнишь легенду, которую рассказал Тан несколько недель назад?- спросил Тай. - Так вот, во-первых, легенда оказалась правдивой. А во вторых, наш друг Сян случайно оказался говорящим с драконами, именно поэтому ты не понимал, о чем говорили госпожа Цинь Юнь и Сяо Лю, пока был от нас далеко, и внезапно начал понимать сейчас. Да встань ты уже с колен.
   - Меня зовут Хао Лин Шин, госпожа Цинь Юнь, - Хао, не обращая внимания на слова Тая, оставался на коленях и коснулся лбом земли несколько раз. - И это самый счастливый момент в моей жизни. Как я могу отблагодарить вас за то, что вы разговариваете со мной?
   - Встань с колен, Хао Лин Шин. Нет необходимости благодарить. Сян, Ван и Тай рассказывали нам про тебя. Ты верный товарищ им, я верю, что ты станешь хорошим другом и нам.
   - Я клянусь никогда в жизни не причинять вам вреда, и если вам когда-нибудь понадобится моя помощь, сделаю все возможное, чтобы помочь. Только позвольте мне иногда видеть вас. Вы еще прекраснее, чем я представлял. Сян Лун Ю! Пожалуйста?!
   - Конечно, приходи с друзьями, - кивнула Цинь Юнь, - только нам придется с вами расстаться на пару месяцев, скоро станет совсем холодно, а драконы не любят морозов, поэтому мы впадаем в спячку и просыпаемся ближе к марту. Но в любом случае, скоро новый год и вы разъедетесь по домам. Так что разлука не покажется долгой.
   При этих словах, Сян, игравший с Сяо Лю рядом, погрустнел.
   - Для меня разлука покажется вечностью, госпожа. Я останусь в школе один, ведь дома-то у меня больше нет.
   - Ты не останешься один, - вмешался Ван, - Мы с Таем решили, что не поедем домой, а проведем это время с тобой. Не можем же мы тебя бросить совсем одного.
   - А как же ваши родители? - Сян не помнил себя от радости, но ему было немного совестно перед друзьями. Ведь в Китае приехать домой на новый год - нерушимая традиция.
   - Моя мать наконец убедила отца взять отпуск, первый раз за восемь лет, поэтому они летят на каникулы в Европу, - улыбнулся Тай. - А я заявил, что не хочу никуда лететь, и мне надо тренироваться.
   - Твой папа, наверное, очень сильно ругался? - Сяо Лю внимательно слушал разговор. Они с Цинь Юнь были в курсе характеров родителей Тая и Вана.
   - К моему удивлению, не ругался вообще. Сказал, что теперь он видит, что вся моя идея с кунфу школой была не такой уж и дурацкой, и может быть я все-таки стану настоящим мужчиной, если уж предпочел тренировки путешествию. А Ван просто объяснил деду, что не может кинуть друга в одиночестве.
   - Правда, мои родители предлагали приехать тебе к нам в гости, Сян, - кивнул Ван,- но я уверен, что лазить по горам будет гораздо увлекательней, чем сидеть дома перед телевизором и есть с утра до вечера, поэтому сказал, что мы все останемся здесь и будем вместе тренироваться.
   - Есть с утра до вечера - интересно, - авторитетно заявил Сяо Лю.
   - Ты отказался от поездки в Европу ради того, чтобы остаться тут? Со мной? - Сян не поверил своим ушам.
   - Сян, я ел эту европейскую еду. Это же невозможно в рот взять. - Тай закатил в раздражении глаза. - Неужели ты думаешь, что я согласился бы две недели жрать эту гадость?
   - Вот и славно, что вы останетесь тут вместе, - кивнула Цинь Юнь. - А ты, Хао Лин Шин, когда едешь домой?
   - Я? Я...Я, - Сян понял, что Хао все еще волновался, когда с ним говорили драконы, его голос несколько раз прерывался. - Я еду домой в начале января, но постараюсь вернуться пораньше. Дома очень скучно, все только и делают, что курят и играют в маджонг. В школе гораздо веселее.
   - Будем с тобой играть, - Сяо Лю был очень рад, что нашел нового друга.
   - Обязательно, господин Сяо Лю, - Хао опять низко поклонился.
   - Ладно, ребята, бегите,- Цинь Юнь оглянулась,- уже совсем светло, нам нужно добираться домой. Сян Лун Ю, не переживай, если предначертано , найдешь ты своих родителей. Вот увидишь. А пока ты не одинок, у тебя есть твои братья и мы с Сяо Лю.
   Сян прижался к шершавой морде Цинь Юнь, а потом крепко обнял маленького дракона.
   Друзья попрощались, договорились встретиться на этом же месте, через три недели после нового года, когда начнет теплеть, и стали спускаться с холма. Драконы отправились домой.
   Следующие две недели тренировки продолжались, но уже чувствовалось приближение праздников, народ начал разъезжаться. В этом году первый день нового года выпадал на двадцать шестое января, так что к восьмому числу в школе не осталось почти никого кроме Сяна, его друзей, пары старших студентов и мастера Чена.
   Перед самым своим отъездом мастер Чен пригласил Сяна к себе.
   - Сян Лун Ю, - сказал он, - нужно кое-что сделать.
   С того памятного дня, когда в школе побывал отец Сяна, они больше не разговаривали. Сян выполнял разную работу - помогал на кухне, мыл полы в офисе, но мастер лично ни о чем его не просил.
   - Да, шифу! Сделаю все, что смогу, - сердце Сяна затрепетало от радости, неужели он сможет хоть чем-то отблагодарить своего учителя.
   - Мне нужно, чтобы ты каждый день заполнял дровами склад перед запретной территорией. Знаешь, где это? - Сян кивнул. - Дрова ты найдешь на заднем дворе школы. Ся Ли, он остается за старшего. Слушайся его во всем. Древесину можно найти в горах. Склад не должен опустошаться меньше чем на треть. Мне не нужно повторять, что вход на запретную территорию без разрешения категорически запрещен?
   - Нет, Чен Шифу.
   - Ван Шен и Тай Чин остаются в школе? - Сян снова кивнул. Он знал, что мастер не любит разговоров и старался быть немногословным. - Хорошо. Они помогут тебе. - Мастер немного помолчал. - В новом году начнешь осваивать меч. Иди.
   Сян вышел, ликуя: он так давно мечтал взять в рук цзянь - изящное и благородное оружие. Большинство студентов начинали изучать базовые движения с мечом по крайней мере восемь месяцев спустя от начала занятий. А чаще всего - не раньше, чем через год. А тут - всего через шесть месяцев! Он не мог поверить в свою удачу.
   На следующий день мастер уехал и в школе осталось четыре человека: Сян с друзьями и Ся Ли - старший студент. Два раза в день приходила женщина, чтобы приготовить для них еду, а все остальное время они были предоставлены самим себе. Нельзя сказать, чтобы они прекратили тренироваться. Ван настоял на том, чтобы они составили расписание, которое выполнялось неукоснительно: растяжка, отжимания, удары ногами, бег. Конечно, тренировки были не такими интенсивными, как обычно, но Ван, взявший на себя обязанности их тренера, ревностно следил за тем, чтобы ребята не расслаблялись. Он также настаивал на продолжении занятий каллиграфией и живописью и еще учил Сяна играть на флейте.
   - Ван Шен, ты бы взял словарь, что ли, посмотрел определение слова "каникулы", - ворчал Тай, - нам нужно отдохнуть! Понимаешь? От-дох-нуть!
   - Тай, у тебя полно свободного времени на твои глупости. Три часа тренировок вместо восьми, это ли не отдых?! Тебе дай волю, так ты весь день будешь валяться в постели, - отвечал Ван.
   - Почему весь день? Я бы вставал к завтраку, обеду и ужину.
   Шутки шутками, но Ван был прав. Несмотря на занятия, у них было достаточно времени, чтобы исследовать все окрестные горы и заготавливать древесину. Сян решил, что не будет дожидаться, пока запасы истощатся, и ребята пополняли дровяной склад ежедневно. Им было жутко интересно, зачем эти дрова нужны, были придуманы тысячи версий, одна фантастичней другой, но у них было слишком мало информации. Они видели только, как Ся Ли, пыхтя, затаскивал охапки дров за железные ворота. Это был нескладный юноша и нерадивый студент, которого оставили в школе в наказание за многочисленные провинности.
   - Ся Ли, может тебе помочь? - Как-то спросил Тай, слушая его стенания.
   - Думаешь? - тяжело дыша, спросил Ся Ли. - Это же запретная территория, и новичкам туда вход запрещен. С другой стороны, - начал рассуждать он, - если вы просто оставите дрова перед запретной дверью, ничего страшного не случится.
   - Конечно, не случится! - Тай жестами взывал к друзьям, стоящим рядом. Мол, помогайте его убедить.
   - Мы могли бы тебе помочь, Ся Ли. - Сян терзался. С одной стороны, вроде бы он обещал мастеру не входить на запретную территорию. С другой, Ся Ли сам их об этом попросил, да и жутко интересно, что ж там такое-то?! - Мы сделаем все, что ты скажешь, не больше. И никуда без твоего разрешения, я обещал шифу.
   - Да? - Ся Ли вроде бы сомневался, хотя Сян видел, что ему ужасно хочется переложить работу на любопытных новичков. - Хорошо. Сян, тогда ты будешь отвечать за все. Поклянись, что ты не пойдешь туда, куда не следует, и друзьям свои не позволишь!
   - Ся Ли, клянусь. Мы даже за ворота можем не заходить, если ты передумаешь, - Сян был искренен.
   - Нет, нет, не передумаю. Вот тебе ключ. Только чтобы никто вас не видел. Открывай ворота каждый вечер в семь часов, когда уже темно, внутри ты увидишь специальное место для дров, наполняй его до верха. И вот еще что. За воротами слева лежат инструменты - разрубите все, что занесете на небольшие поленья, если уж вы взялись мне помогать. После этого всегда приноси ключ ко мне в комнату.
   Так в ежедневный распорядок добавилось еще немножко работы. К огромному разочарованию Сяна, Вана и Тая, за воротами они не обнаружили ничего, что могло бы пролить хоть какой-то свет на причину "запретности" территории. Большой двор перед входом в странное здание, напоминающее храм. Только вот вместо обычных львов перед зданием стояло несколько камней, близко поставленных друг к другу. Основная часть строения находилась в скале. Слева от двери стоял резной железный короб без крышки, который, как понял Сян, и нужно было наполнять дровами. Теории о том, что же находилось за дверью, становились все фантастичнее и фантастичнее. Особенно изощрялся Тай. В зависимости от его настроения, за дверью находился вход в другую Вселенную ( прямиком на одну из семи звезд), один из восьми бессмертных (скорее всего Лю Дунбин), источник кунфу (окунувший руки в него становился непобедимым), инопланетяне (почему нет?) или тот самый меч Лю Дунбина.
   - Тай, а дрова-то зачем? - Сян попытался воззвать к логике друга.
   - Как зачем? Может быть эти инопланетяне с жаркой планеты, и они мерзнут, или бессмертный поглощает ци древесины, или дерево и вода - необходимые компоненты для неуязвимости...
   В конце концов, Ван предложил Таю успокоиться и сесть писать книгу, чтобы не расходовать воображение зря.
   Новый год был все ближе, на улицах все чаще раздавались взрывы фейерверков, и праздничное настроение все больше охватывало Сяна. Он любил новый год. В это время родители становились почти выносимыми. Они ели вдоволь вкусной еды, которую готовила мать. К ним приходили все их родственники, приносили подарки, и они сами ходили по гостям с большими бутылями растительного масла и пачками сигарет. Сян даже получал красные конвертики с деньгами внутри. Суммы были небольшие, но на краски с кисточками хватало. В это время года он чувствовал себя почти любимым сыном.
   К его удивлению, Тай терпеть не мог этот праздник. Компания его отца была международной, во всем мире новый год отмечался тридцать первого декабря, поэтому семейного торжества у них толком и не было. Отец либо отсутствовал, либо они слушали постоянные телефонные переговоры во время трапезы.
   - Я-то ладно, а вот Сяо Сяо, моя маленькая сестренка, расстраивалась до слез. И мама тоже. Она каждый год брала с отца честное слово, что следующий праздник мы проведем как нормальная китайская семья, но...-Тай вздохнул.- "Ты же понимаешь, что я должен работать, чтобы у тебя было, что на стол поставить", - он передразнил интонацию отца. - А мы бы и голому рису были бы рады, только если б он с нами хоть пару часиков спокойно посидел. Эх!
   Сян никогда не видел Тая таким расстроенным. Он всегда думал, что в богатых семьях не может быть никаких проблем. А тут оказывается, проблемы есть, да еще какие. И у Тая тоже, выходит, не было нормальной семьи, хотя родители у него были родные, и вроде бы о нем заботились.
   - Не грусти, Тай Чин, - ободрил друга Ван Шен, - будет тебе голый рис на новый год. Сдается мне, что тетушка наша повар, поспешит домой готовить ужин. Может еще с обеда что-нибудь останется. И будет у нас праздничный ужин с Ся Ли. Как тебе такая перспектива?
   - Даже не надейся, Ван. Матушка моя, как узнала в каких нечеловечески тяжелых условиях мы собираемся ужинать в праздничный вечер, так выслала мне денег. Я съезжу в город и куплю нам приличной еды. Со мной голодать не будешь. Может еще рисовой водки купить, напоить Ся Ли и выведать, что находится за этой проклятой дверью?- Тай снова переключился на интересующую его тему.
   -Тай, уймись! - Ван легонько толкнул друга. Завязалась шутливая потасовка, победителем из которой, как обычно, вышел Ван. Он был самым сильным из них троих, хотя редко использовал свою силу полностью.
   Друзья по-прежнему наполняли железный короб дровами и следовали расписанию своих занятий, но Ван обещал, что последний и первый день года будут самыми настоящими выходными - спи сколько угодно, делай что хочешь.
   Сян ждал праздничного дня с нетерпением. Он знал, что дарить подарки не обязательно, да и денег у него не было, но он давно уже нарисовал две большие картины: Вану - Будду на слоне, Таю-бессмертную деву Хэ Сян Гу. Он не забыл и о Ся Ли - изобразил для него горы и собирался подарить картину во время ужина.
   Но в последний день года, утром после завтрака Ся Ли поймал Сяна и отвел в сторонку.
   - Сян Лун Ю, я знаю, что ты хороший человек и я могу на тебя положиться. - Сян молчал, ожидая продолжения. - Дело в том, что я познакомился с такой девочкой... Закачаешься! Она и ее подружки не поехали домой на праздники и пригласили меня сегодня к ним на ужин.
   - Это здорово, Ся Ли, поздравляю! - Сян ничуть не расстроился, что они будут ужинать втроем.
   - Ты не понимаешь, они живут в Шияни, это значит, что если я сегодня днем уеду, то не смогу добраться до школы до завтрашнего утра. И не смогу выполнить свои обязанности. - Он многозначительно посмотрел на недоумевающего Сяна. - Ну те, за запретной дверью.
   - Я могу тебе помочь? - Осторожно спросил Сян.
   - Можешь? А ты сможешь? Было бы здорово! Я тебе оставлю ключ, там и дел-то всего, просто дрова за дверью положить в жаровню, и все. Только сделай все один. Я знаю, что вы всегда втроем ходите, но тут уж давай один постарайся. И ни о чем друзьям не рассказывай. Обещаешь?
   - Нет, - отрезал Сян. Он представил, что будет чувствовать Тай, когда узнает, что Сян побывал за запретной дверью. Конечно, честное слово есть честное слово, но сейчас у него есть выбор, давать его или нет. Быть связанным обещанием молчать и смотреть в глаза друзьям? Ни за что. - Что я могу тебе обещать, так это то, что ни я, ни мои братья ничего никому не расскажем. В этом я могу тебе поклясться чем угодно.
   - Хорошо, хорошо, - Ся Ли поспешил пойти на попятную. - Такого обещания мне будет достаточно. Вот тебе ключ, как войдешь, так сразу увидишь большую кладку камней, и в середине будет очаг. Справа от него - необходимое количество дров - закинуть нужно не больше и не меньше. Это очень важно. После того, как все сделаешь, восстанови прежнее число дров и внутри, и снаружи. Это нужно сделать в восемь часов вечера. Ключ я у тебя заберу завтра. Помни, никому, ни одному человеку, кроме своих друзей, ты не должен рассказывать о том, что ты там увидишь. И они не должны. Клянешься?
   - Клянусь! Ся Ли, я все сделаю, как ты велишь! - Кивнул Сян и принял от товарища небольшой резной ключ. Длинный стержень оканчивался причудливо выпиленной головкой, немного напоминавшей драконью голову.
   - Повесь себе на шею, чтобы не потерять, - посоветовал Ся Ли. Сян послушно выполнил указание. - Все, Сян Лун Ю, я на тебя надеюсь. Да, и ты вообще никому не должен говорить о том, что вы побывали даже за воротами. Договорились?
   Сян кивнул.
   Узнав о задании, Тай подпрыгнул от восторга чуть не до потолка, а потом, не в силах скрыть возбуждение, стал метаться по комнате, пока не сшиб Сяна с ног.
   - Представляете, как здорово, нет, вы представляете - вопил он, помогая Сяну подняться и отряхивая его. - Я вам точно говорю, меч! Меч Лю Дунбина и кунфу источник! Сян, обязательно окуни в него руки. А еще лучше возьми с собой бутылку, набери воды, и мы потом все им умоемся. И станем непобедимыми!
   - Тай, ты вроде бы собирался в город за снедью, - напомнил Таю Ван. - Вот и иди.
   - Точно! - Тай схватил рюкзак и умчался на поиски " достойной пищи для благородных мужей", по его собственному выражению.
   - Не нравится мне все это, - покачал головой Ван, когда они остались с Сяном вдвоем. - Не зря все это скрывается за такой завесой секретности. - Сян разделял его опасения, но ничего не сказал.
   -Давай порисуем? -Предложил он, чтобы отвлечься.-Закончим картину, что мы с тобой начали.
   Ван молча достал кисти.
   День пролетел незаметно, в приятном времяпрепровождении под доносившиеся издалека взрывы фейерверков. Как и предсказывал Ван, тетушка повар приготовив им обильный завтрак и обед , попросила разрешения не приходить на ужин. Мол, еды хватит, их всего трое, а у нее - семья, сын домой вернулся. Нужно готовить праздничный ужин, перед невесткой не опозориться.
   - Конечно, оставайтесь дома, тетушка. - Сяну и так было неловко, что она приходит только из-за них. Он не привык, чтобы ради него что-то делали.
   В шесть часов вечера друзья собрались в столовой перед телевизором. Они сами накрыли на стол. Тай выставил купленные в городе лакомства, и первые сорок минут они ели почти молча, прерываясь лишь на просьбу передать какое-нибудь далеко стоящее блюдо.
   Ближе к семи, когда все насытились, снова начались бесконечные разговоры и догадки о том, что же все-таки находится за заветной дверью. Время тянулось почти бесконечно, но вот минутная стрелка медленно подползла к цифре девять, и Сян встал из-за стола.
   - Я пошел? - полусказал -полуспросил он.
   - Хочешь, пойдем вместе, мы подождем тебя у ворот, - Тай гонял палочкой по тарелке кусок мяса . - Чтоб тебе было спокойнее.
   - Не нужно, -Несмотря на шутки относительно того, что скрыто на запретной территории, Сян не хотел подвергать друзей ненужному риску. Вдруг там что-то живое и опасное , и если он что-то сделает неправильно, оно выскочит и можем повредить им. - Зачем всем вылезать на холод? Подождите меня здесь, в тепле, я все сделаю и сразу же прибегу.
   - Будь осторожен, Сян Лун Ю, - слова Вана прозвучали неожиданно серьезно.
   Сян вздохнул и отправился выполнять свое важное и таинственное задание. Он миновал ворота и подошел к заветной запретной двери. Сердце его колотилось так, что он ничего не слышал из-за гула в ушах. Дрожащими руками он повернул резной ключ, толкнул дверь и оказался в темном помещении. Дав время глазам привыкнуть, он увидел очаг, и железный короб с дровами рядом. По обеим сторонам от короба стояло два багра - металлических прута с крючьями на концах.
   - Осмотрюсь потом, - решил Сян, - сначала за работу.
   Он быстро закинул все дрова в очаг, и почти уже погаснувший огонь вспыхнул с новой силой, осветив помещение. Сначала Сян не мог понять, где находится. Это была большая комната Валуны, каждый с метр высотой, были выложены по окружности. Очаг был выдолблен в одном из таких гигантских камней. Но большим был лишь самый крайний ряд, все остальное помещение было заполнено камнями меньшего размера. Было темно, метавшиеся блики от пламя не давали четко разглядеть, где же он находится. Присмотревшись, Сян понял, что видит каменную кладку, показавшуюся ему смутно знакомой. Где-то он уже видел такое множество камней в виде круга.
   Он вскарабкался на ближайший валун и замер, словно пораженный громом. В центре комнаты, среди камней, лежало большое яйцо, светящееся изнутри, под скорлупой которого можно было ясно разглядеть силуэт маленького синего дракончика.
   Сян плохо помнил, как заполнил короб дровами, запер дверь, ворота и вернулся к друзьям. По внутренним ощущениям ему казалось, что он был там часа два, но, взглянув на часы в столовой, он увидел, что прошло всего-то двадцать минут.
   - Сян, что случилось? Ты в порядке?
   - Что ты там видел?
   Вопросы Тая и Вана слились в одну фразу, но Сян не мог говорить. Он медленно опустился на грубый табурет, уронил голову на стол, и некоторое время сидел, зажмурившись, не обращая внимания на теребивших его друзей.
   Его мастер, его шифу, такой добрый, такой благородный, человек, которого любому можно поставить в пример...Неужели он украл драконье яйцо и держит его, чтобы...Сян даже не хотел думать о том, зачем оно мастеру Чену. В любом случае всё это не укладывалось в голове.
   - Да что с тобой? Сян Лун Ю! Что ты там увидел? - Ван встряхнул его так, что он чуть не слетел со стула. Сян пришел в себя и сбивчиво рассказал обо всем, что видел.
   - Нда, - только и смог вымолвить Ван.
   - А я так надеялся на кунфу источник, - прошептал Тай, и если бы Сян не был так подавлен, он бы точно рассмеялся.
   - Что же теперь делать? - растерянно спросил он у друзей. - Как рассказать об этом Цинь Юнь?
   - Почему ты уверен, что это именно ее яйцо? - осторожно спросил Ван.
   Тогда Сян поведал им о пещере, которую он нашел, когда был дома у драконов, и о пропавшем яйце.
   - Мы увидимся с Цинь Юнь через три недели, есть время, чтобы решить, что делать, - сказал Ван. - Пока, мы ничего не можем и не будем делать. Слышишь, Сян? Или ты собрался забрать яйцо и голыми руками нести его непонятно куда. Ты же понимаешь, что если ты это сделаешь, то никогда не сможешь вернуться в школу. Мастер Чен тебя в лучшем случае убьет. Да и не думаю я, что можно вот так вот спокойно взять и унести драконье яйцо. Пошли спать! У нас будет время подумать.
   Легко сказать спать! Сян проворочался полночи. Он прекрасно понимал, что, независимо от того, что они сделают, кто-то из тех, кому он обязан - пострадает. Понятно, что драконье яйцо было для мастера Чена драгоценностью. И если эту драгоценность у него отнять, то для него это будет огромным несчастьем. Но промолчать и не сказать Цинь Юнь, " моей драконьей маме", как про себя называл ее Сян, где находится ее пропавший малыш - это было еще невыносимее.
   Сян заснул лишь под утро. Выспаться он так и не смог. Ему снилось, что кто-то украл ключ от запретной двери, прокрался и разбил яйцо. Маленький синий дракончик посмотрел на него своими большими глазами, сказал "мама" и умер в конвульсиях.
   Сян проснулся, обливаясь холодным потом, схватившись за грудь. Ключ все еще был там. Он выдохнул.
   - Сян Лун Ю, с тобой все в порядке? - Тай сидел за столом и смотрел на друга.
   - Нет, - Сян покачал головой. - Со мной все не в порядке. Что мне делать?
   - Для начала, разбудим Вана и позавтракаем, - предложил Тай, - потом прогуляемся. Затем можно будет почитать и...
   - Тай, ты все прекрасно понимаешь! -Отчаяние переполняло Сяна.-Что мне делать с этим всем? С этой ситуацией?
   - Сян Лун Ю, ты ничего не можешь с этой ситуацией поделать. Во всяком случае сейчас. Ты собираешься отправиться к шифу, кинуться ему в ноги и сказать: " Мастер Чен, я был за запретной дверью, отдайте мой подруге дракону ее яйцо?"
   - Нет, - Сян улыбнулся против воли, представив эту картину.
   - Цинь Юнь ты тоже ничего не можешь сказать, у тебя еще целых три недели. Успокойся, живи, тренируйся. Что дергаться, если все равно ничего не можешь поделать. Потом Ван что-нибудь придумает. Он у нас специалист по регулированию подобных ситуаций. Понял?
   - Какой ты внезапно стал мудрый в новом году, Тай Чин, - раздался сонный голос Вана. Он приподнялся на кровати, оперевшись на локоть - Тай прав, Сян. Это сложно, но постарайся об этом не думать. Из любой ситуации есть выход. Из этой тоже. Просто ты его сейчас не видишь. Давайте завтракать, а?
   В двенадцать часов дня вернулся Ся Ли. Отозвав Сяна в сторонку, он снял ключ с его шеи и шепотом спросил, все ли в порядке. Сян кивнул и поспешил в свою комнату, пока Ся Ли не начал задавать лишние вопросы. День прошел в унылом молчании. Друзья как могли старались растормошить Сяна, но он лишь равнодушно кивал в ответ на шутки Тая и односложно отвечал на вопросы Вана.
   - Так не пойдет, - Тай не выдержал первым. - Ты теперь так все время будешь ходить Сян? С лицом как будто бы кто-то умер? Что такого-то произошло, в самом деле? Ну нашел ты драконье яйцо. Так радоваться надо, а не грустить.
   Сян задумался, подбирая слова. И в самом деле, почему все это задело его настолько сильно. И тут он понял.
   - Тай Чин, наш шифу для меня - пример во всем. Я считал его самым благородным и прекрасным человеком. И мне очень сложно смириться с тем, что он способен на такие поступки. Украсть драконье яйцо, мне кажется, это очень, очень плохо.
   - Ты не прав, брат, - возразил Ван. - Ты воспринимаешь эту историю так болезненно, потому что ты знаешь и любишь Цинь Юнь. Ты видел драконов, говорил с ними, ты дружишь с ними. А теперь представь любого другого человека. Для всех остальных дракон - это мифическое, почти сказочное существо. В лучшем случае источник силы, богатства, чего-то из чего можно получить выгоду для себя. Это нормально, Сян. Вспомни себя полгода назад. Если бы тебе сказали, что ты можешь раздобыть настоящее яйцо дракона, неужели ты бы отказался?
   Сян молчал. Он чувствовал, что его друг прав. Что все не так просто, как он себе представлял, поддавшись эмоциям.
   - Да, нам нужно будет придумать, что делать дальше. Как вернуть яйцо Цинь Юнь и Сяо Лю. Вернуть придется, если мы про него расскажем. А мы расскажем, - продолжил Ван.
   - Но я же пообещал, что я никому не расскажу, - прошептал Сян. - Ни единому человеку. И что вы никому не расскажете.
   - А ты клялся, что ты не будешь об этом рассказывать драконам, Сян? - Поинтересовался Тай. - Подозреваю, что нет. Никто не нарушит слова.
   После этого разговора, Сяну здорово полегчало на душе. Оставшуюся неделю каникул они провели спокойно, наслаждаясь нетипичной для этого времени года теплой погодой, неторопливо тренируясь во дворе, делая длительные вылазки в горы. В одну из таких прогулок, они обнаружили развалины древнего даосского храма и вход в Уданский заповедник, тот самый, где находятся основные храмы достопримечательности, в том числе и Наньян. До туристических ворот, где продавались и проверялись билеты было километров сорок вниз. До ближайшего храма вверх было часа два ходу. Разведав это, друзья здорово оживились. Места вокруг школы давно были исследованы, хотелось новых впечатлений, а тут такой простор для путешествий.
   Потом праздники закончились, в школе снова стало людно. Тренировки вернулись в свое обычное русло и Сяну стало не до размышлений. Новый год принес с собой несколько изменений.
   Они начали тренироваться вместе со старшей группой. Сян был ужасно рад, что его растяжки, техники и навыков стало хватать, чтобы выдерживать тренировки более опытных студентов. Это также означало начало спаррингов - теперь все вечерние тренировки были посвящены работе в парах. Сначала бесконечная отработка одних и тех же связок - удар-блок-удар, потом свободный бой. Это добавило синяков - Сян регулярно разглядывал в зеркале лиловые разводы на своем теле, но зато и прибавило понимания; почему это движение должно быть именно таким, а вот это нужно выполнять так и никак иначе. "Иначе" всегда вело к новому синяку.
   Через неделю после начала занятий к Сяну подошел Хао.
   - Шифу велел показать тебе базовые движения с мечом. Сказал, чтоб ты тренировался в свободное время. Вот возьми, - он протянул Сяну меч. - Приведи его в порядок. Предыдущий хозяин его запустил. Баланс, конечно, не очень. Тяжеловат. Рукоятка неудобная. Но на первое время тебе больше и не надо.
   Сян никогда до этого не держал в руках настоящего оружия. Он прошептал едва слышное "спасибо" и вытащил меч из ножен. В некоторых местах лезвие было покрыто ржавчиной, но Сяну было все равно. Это была самая прекрасная вещь, которая у него когда либо была. Он не знал как отблагодарить Хао и несколько раз низко поклонился.
   - Сян Лун Ю, будет тебе, - смутился Хао. -Я тут не причем. Шифу надо благодарить. Вот смотри, начнем с самого простого.
   Он показал как нужно разрабатывать кисть, вращая меч по восьмерке, и самый простой режущий удар. Сян попробовал, и у него ничего не получилось. Он так надеялся мгновенно освоить этот прекрасный предмет, но вышло довольно неуклюже.
   - Ничего, ничего, - подбодрил Хао. - Неплохо. Тут нужна сноровка. Тренируйся.
   И Сян стал тренироваться. Всю следующую неделю, как только у него выпадала минутка, свободная от тренировок и занятий с друзьями, он хватал меч, бежал на задний двор и крутил бесконечные восьмерки. После чего пытался кромсать старый мешок, набитый песком, использовавшийся раньше для ударов.
   Занятия с мечом здорово помогали отвлечься от мыслей о предстоящем разговоре с драконами. Но назначенный четверг был все ближе, и Сян снова решил посоветоваться с друзьями, как быть.
   - Я тебе одно могу сказать, брат. Затевать этот разговор в нашем обычном месте встречи, рядом со школой - нельзя. Если уж ты так отреагировал, то что будет с Цинь Юнь, сложно представить. Вдруг она решит немедленно забрать своего детеныша? - Ван был серьезен как никогда.
   - Ты прав, - Сян вздохнул. - Где же тогда? У них дома? Но это значит, нести нас туда, а потом обратно? Как их попросить об этом? Это неудобно.
   - Мы собираемся сказать, что мы нашли их пропавшего ребенка, а ты говоришь про неудобно? - голос Тая зазвенел от удивления.
   - Может быть, нам лучше оставить этот разговор для тебя одного? Как ты думаешь? -задумчиво спросил Ван Шен. - И тащить тебя одного гораздо легче, чем нас троих.
   - Хао, между прочим, тоже надеется увидеть драконов, - добавил Тай.
   - Я бы хотел, чтобы вы были со мной, - признался Сян. - Вы лучше умеете говорить. Да и думать тоже, - немного погодя добавил он. - А вот Хао, наверное, в этот раз брать не стоит. Только как ему об этом сказать? Он очень хороший. Я не хочу его расстраивать.
   - Хао мы объясним, не переживай, - успокоил его Ван.
   Но Сян переживал. Он переживал за Хао, который уже успел оценить его первые успехи в тренировках с мечом. Он переживал за Цинь Юнь и Сяо Лю. Он переживал за мастера Чена. Его начали мучать кошмары по ночам. Он стал плохо высыпаться, и это не могло не отразиться на тренировках. Во время вечернего спарринга Сян пропустил несколько серьезных ударов Паня, который был в два раза его тяжелее и всегда бил в полную силу. Сначала долго шла кровь носом, потом его за рассеяность и глупые ошибки здорово отругал учитель Ли, который вел вечерние тренировки. Сян с трудом сдерживал слезы, когда наконец таки дополз до комнаты.
   - Как же хорошо, что послезавтра четверг, и все это хоть как-то должно разрешиться, - подумал он, и тут в дверь ворвался Тай.
   - Сян Лун Ю, у меня для тебя хорошие новости. Тебе ничего не нужно объяснять Хао, поскольку он сам не может с нами пойти. Шифу со старшими студентами уезжает в Шиянь. Они выступают на открытии какого-то торгового центра. Одной проблемой меньше.
   Сяну и в самом деле здорово полегчало. Он очень привязался к своему старшему товарищу- Хао был внимательным и терпеливым учителем, и много занимался с Сяном в свое свободное время. Он не часто говорил о предстоящем свидании с драконами, но когда эта тема всплывала, лицо Хао озарялось радостью. Было бы очень грустно разрушить его надежды. А так, на следующий день Сян утешал друга, обещая, что следующую встречу они постараются назначить как можно скорее, чтобы Хао мог еще раз повидать своих новых волшебных друзей.
   Когда наконец наступил четверг, Сян чувствовал себя вымотанным до предела. Он с отвращением посмотрел на предложенный Таем ранний завтрак. Его тошнило от волнения, он с трудом мог говорить.
   Друзья понимали его состояние, даже Тай перестал шутить. Они в молчании дошли до заветного места и забрались на холм.
   Драконы уже были там. Цинь Юнь любовалась очертаниями гор, а Сяо Лю радостно трепал мандариновые деревья, наблюдая, как оранжевые шарики скатываются вниз.
   - Маленькие друзья! - дракончик бросился к Сяну, умудрившись одновременно обвить хвостом Вана и Тая. Он был искренне рад встрече.
   Цинь Юнь, радостно щурясь, осторожно толкнула мордой каждого из мальчиков в плечо. Сян уже знал, что это обычная ласка для драконов.
   - Как прошли ваши праздники? - Спросила Цинь Юнь. - Все спокойно?
   - Цинь Юнь, произошло важное событие, и нам очень нужно с вами поговорить, - выдохнул Сян.
   - Я внимательно слушаю тебя, Сян Лун Ю. Что случилось? - Леди дракон с удивлением посмотрела на Сяна.
   - Это место не подходит для разговора, - он с трудом подбирал слова. - Я понимаю, что это очень большое беспокойство для вас, Цинь Юнь. Но пожалуйста, поверьте мне...нам. Можем ли мы отправиться к вам домой? Обратно нас приносить не надо, - поспешил добавить он. - Мы сами дойдем. Пожалуйста?! - умоляющим тоном попросил он.
   Цинь Юнь пристально посмотрела на Сяна. Внутри у него все замерло.
   - Хорошо, маленький друг, - согласилась она. - Я верю тебе. Сяо Лю, ты понесешь Сяна, он самый легкий. А я возьму Тай Чина и Ван Шена. Летим сейчас, пока еще не полностью рассвело.
   Сян очень хотел отсрочить предстоящий разговор - может быть поэтому дорога к дому драконов показалась чрезвычайно короткой. Вроде бы вот только пролетали памятное ущелье, где они встретились с Таем и Ваном, а вот уже Сяо Лю нырнул в каменный колодец и опустил Сяна на теплый каменный пол.
   -Как же здесь здорово,- Тай с Ваном осматривали драконье жилище, раскрыв рот от восторга.
   -Вы вот тут спите , да?- Тай правильно показал на самое пологое место в пещере.- Сяо Лю, а у тебя есть игрушки?
   -Тай Чин, я же почти взрослый дракон,- Сяо Лю с упреком посмотрел на него.- Мне игрушки не нужны, но у меня есть предметы, с помощью которых я познаю мир,- он важно кивнул на небольшую груду предметов в углу.Там лежало старое потрепанное колесо, длинная палка что-то еще и большой плюшевый медведь.- И потом, у меня же нет дракончиков, чтобы играть с ними. Зато есть вы . А с вами мне игрушки не нужны.
   Сяна больно кольнула фраза Сяо Лю о том, что у него нет никого из его племени с кем играть. Он вновь вспомнил мерцающий силуэт дракона в яйце и внезапно понял, что они все делают правильно. Он решительно взглянул на Цинь Юнь.
   - Я внимательно слушаю вас, друзья, - она замерла.
   - Я...мы... я тут...- начал было Сян и запнулся. - Я не могу, - он растерянно оглянулся на друзей. - Ван?
   - Госпожа Цинь Юнь, мы тебе все расскажем сейчас, - Ван пришел на помощь другу, -только пообещай нам, а лучше - поклянись, пожалуйста, что сегодня ты никуда не полетишь, а останешься тут с нами, и ни при каких обстоятельствах не нарушишь свою клятву.
   - Я не понимаю, что...как..., Ван Шен, - леди дракон была заинтригована. - Хорошо, клянусь. Рассказывай.
   Ван молчал. Сян понял, что тот подбирает правильные слова, и подобрать не может. Это действительно был нелегкий разговор.
   - Сян нашел твое пропавшее яйцо, госпожа Цинь Юнь. Оно находится в храме на запретной территории нашей школы, - внезапно выпалил Тай Чин.
   - Что? ЧТО-О-О? - Чешуйки на теле Цинь Юнь потемнели. - Вы нашли? Сян Лун Ю, рассказывай! - Приказала она.
   Запинаясь, Сян поведал о том, какое он получил задание от шифу, и как Сян Ли попросил его помочь в новогоднюю ночь. О том, как он увидел большую каменную кладку, точь в точь как в пещере у драконов, и как он забрался на камень. Про яйцо и про маленького синего дракончика внутри тоже рассказал.
   - Скажи мне только одно, - Сян готов был поклясться, что голос дракона дрожит от волнения. - Когда ты смотрел на яйцо, пробегал ли внутри лучик. Может быть едва заметный.
   Сян задумался. Он вспомнил, как в последний момент, перед тем как убежать, он увидел небольшую огненную рябь по поверхности яйца.
   - Да, госпожа, - кивнул он. - Пробегал.
   - Мой Сяо Лян, мой Сяо Лян! Значит, он жив! - Цинь Юнь несколько раз нервно облетела пещеру. - Нужно сейчас же его забрать из этого мерзкого места. Сяо Лю, ты остаешься здесь с мальчиками. А я сейчас же отправляюсь за моим малюткой!
   - Нет, Цинь Юнь, нельзя тебе туда лететь. Тебя могут увидеть, - Сян понял, насколько был прав Ван, предложив увести драконов подальше от школы.
   - Сян Лун Ю, да как ты можешь такое говорить? - Рассердилась леди дракон. - Я не видела своего малыша девять лет. Может он уже... - она замолчала. - Сейчас же!
   - Остановись. Тебя могут ранить. Там не зря стоят эти железные палки с крюками, - умолял ее Сян. - Как ты попадешь за каменные стены? Они очень прочные. Ты просто не сможешь.
   - Сян Лун Ю, - Сян поежился от драконьего рыка, - ты забыл, что я дракон? - Цинь Юнь ударила хвостом по рядом лежащему валуну, и тот разлетелся на мелкие кусочки. - Эти камни меня не остановят.
   - Госпожа, послушай! Ты поклялась нам сегодня никуда не летать, - осторожно напомнил Ван Шен.
   - Я? Что??? - бока Цинь Юнь начали вздыматься. - Ах ты ...Ах вы! Мерзкие мальчишки, взяли с меня слово, зная, что... Да как вы посмели? - Дракон забила хвостом в ярости. - Я убью их всех, всех кто забрал моего сына.
   По пещере, из под хвоста словно пушинки, полетели камни. Сян чудом уклонился от здорового куска булыжника, летевшего ему в голову.
   - Скорее сюда, - услышал он голос Сяо Лю. Тот, спеша прикрыть друзей от камнепада, подталкивал их к большой нише в дальнем углу пещеры. Нишу закрывал большой валун, и, протиснувшись туда, они оказались в относительной безопасности.
   Стены пещеры тряслись. Леди дракон билась о каменные своды. От ярости или отчаяния, Сян не знал, но ему никогда еще не было так страшно. Он не мог себе представить, что добрая и спокойная Цинь Юнь может превратиться в настоящего монстра, и клял себя разными словами за то, что подверг своих друзей такой опасности.
   - Мамочка, - услышал он знакомый голос. - Пожалуйста, не убивай моих друзей. Они хорошие. Они не виноваты.
   Внезапно все стихло. Было слышно только тяжелое дыхание.
   - Прости, сынок, - спустя несколько минут раздался знакомый спокойный голос Цинь Юнь. - Прости, что напугала тебя. Маленькие друзья, и вы меня простите. - Голова дракона оказалась рядом с нишей, в которой сидели Сян, Ван и Тай, тесно прижавшись друг к другу. - Выходите и не бойтесь. Не знаю, что на меня нашло. Последний раз я выходила из себя лет сто пятьдесят назад, когда Сяо Лю был еще совсем маленький.
   - Ты узнала, что твой малыш, которого ты давно считала погибшим - жив, и теперь ты знаешь, где он находится, госпожа, - Ван отряхивался от мелких камешков. - Прости нас, за то, что мы вынудили дать слово, но действовать на горячую голову неразумно. Нужно успокоиться и решить, как быть дальше.
   - Цинь Юнь, - Сян опустился перед драконом на колени, - я тебя очень прошу, пожалуйста, не убивай моего шифу.
   - Что ты, Сян Лун Ю, поднимись сейчас же. Не буду я никого убивать. Просто прилечу ночью и заберу своего малыша. Не думаю, что мне будет трудно разломать дверь.
   - Это не очень хорошая идея, - вмешался Тай. - Если пропадет яйцо, то в школе будут допрашивать всех, кто имел отношение к запретной территории, не проболтался ли кто- нибудь. Тогда Ся Ли обязательно расскажет про Сяна. Насколько я знаю своего друга, врать он не умеет, да и не захочет. А если он признается во всем, то тогда Мастер Чен захочет вернуть яйцо и заполучить дракона. Сян, конечно, будет вас защищать. Подозреваю, что методы убеждения мастера Чена могут быть весьма болезненными, тем более родители его искать не будут. Так что хотя ты госпожа Цинь Юнь и обретешь свое яйцо, мы обретем прекрасное мертвое тело нашего друга. Правда, ненадолго. При такой жаре, разложится он довольно быстро.
   - Ну и что?! - Сян пожал плечами. - Главное, ты вернешь своего малыша, он вылупится, и в мире станет больше драконов. Я был так счастлив все это время благодаря тебе, госпожа, и вам, друзья. Если вдруг наказание мастера Чена будет слишком суровым, я готов его понести. Я и вправду его заслужил. Он доверял мне, а я не оправдал его доверия.
   - Отличная речь, Сян! - Тай закатил глаза в раздражении. - Тогда лучше сразу сброситься в пропасть. Не так больно будет. Ван, хоть ты скажи ему, - но Ван задумчиво молчал.
   - Мама, а что если мы просто заменим яйцо Сяо Ляна? - внезапно предложил Сяо Лю внимательно слушавший весь разговор.
   - Что ты говоришь, сынок?
   - Помнишь, Чин Лун рассказывал про кладбище яиц, мы можем найти похожее и положить его вместо нашего яйца. Тогда шифу Сяна будет думать, что все по-прежнему. Не думаю, что люди смогут отличить мертвое яйцо от живого. Сян Лун Ю, мне не нравится, когда ты стоишь на коленях. Ты похож на червячка, - Сяо Лю несколько раз толкнул Сяна в плечо, пытаясь его поднять. - И я не хочу, чтобы твой учитель тебя убил. Неужели тебе не страшно умирать?
   - Благородный муж не боится смерти, он принимает ее с почтением, тем более, если ему посчастливится умереть за свои идеалы, - подал голос Ван, - но Сяо Лю прав. Может быть, все-таки есть выход? Цинь Юнь? Что это за кладбище?
   Дракон задумчиво смотрела на друзей.
   - Кладбище мертвых яиц- очень грустное место. Время от времени, в результате неправильного обращения или по другим, не всегда понятным причинам, яйцо затухает, то есть умирает, - вздохнула Цинь Юнь. - Тогда мы относим его в специальное место. Это большая пещера в провинции Хунань. Недалеко от гор Чжанцзяцзе. Там хранятся все потухшие яйца за последние несколько тысяч лет. Многие возвращаются туда время от времени, чтобы оплакать своего малыша.
   -- Мы же можем там найти яйцо, чтобы спасти Сяо Ляна? - Сяо Лю внимательно посмотрел на маму.
   - Не так все просто, сынок, - вздохнула Цинь Юнь.- Сначала нужно найти похожее яйцо. Синих драконов рождается не так много. А потом, и это самое тяжелое- убедить мать, чтобы она разрешила нам это яйцо забрать.
   - Но неужели то, что мертвое яйцо может спасти живого детёныша не убедит ее? - осторожно спросил Сян.
   - Может убедит, а может и нет. Материнские чувства не поддаются логике. По себе знаю, - интонации дракона были чуть виноватыми.- Но попытаться в любом случае стоит. Давайте подумаем. Если мы добудем такое яйцо, что дальше?
   - Проникнуть внутрь, заменить яйца, жить долго и счастливо? - Предложил Тай.
   - Живое драконье яйцо чрезвычайно горячее. Взять его в руки для человека - примерно так же как взять в руки раскаленную сковороду. Ожогов не избежать. Насколько там большая дверь, Сян Лун Ю? Я смогу пролететь?
   - Нет, - Сян попытался вспомнить размеры прохода, - не получится, Цинь Юнь. - Она слишком маленькая. Нужно, чтобы кто-то зашел внутрь, заменил яйцо, и вынес его тебе.
   - Одного человека недостаточно, - покачала головой дракон. - Яйцо очень тяжелое. Чтобы поднять его и унести, нужно двое.
   - Нас трое, госпожа, - сказал Ван. - Мы поможем тебе.
   - Действовать нужно очень быстро, Ван Шен, поэтому нужно четверо, - вмешался Тай. - Двое чтобы вынести живое яйцо, и двое - чтобы сразу же подложить мертвое. Что касается ожогов, я думаю, что мы сможем потерпеть. Тем более, - Тай закрыл глаза, прикидывая что-то, - можно расстелить толстую ткань, положить на нее яйцо и вынести.
   - Не получится. Яйцо все время должно находиться вертикально. Его нельзя класть. Да и потом, оно может прожечь ткань, и тогда в помещении будет пахнуть паленым. Это может вызвать подозрения, - Цинь Юнь вздохнула. - Тогда весь ваш план насмарку.
   - Мы потерпим, - Сян ласково потрепал свою драконью маму по шее. - Не волнуйся.
   - Вы действительно готовы пойти на такой риск?- Цинь Юнь пристально смотрела на них.- Если вас поймают, я даже не знаю, что может случиться. И вы получите серьезные повреждения. Яйцо очень горячее.
   Сян молча кивнул. Он не мог говорить за друзей, но сам был готов пойти на все, что угодно.
   -Я принесу вам траву, отвар которой поможет смягчить жар,- тихо сказала леди дракон.- Мы используем его, чтобы малыши не обожглись о горячие стенки яйца, когда они вылупляются. Он поможет вам, но, маленькие друзья, ожоги все равно будут. И серьезные.
   - Госпожа, - Ван внезапно опустился на колени перед драконом, - ты спасла нам жизнь, более того, одарила нас своей дружбой. Неужели ты думаешь, что какие-то ожоги могут нас остановить. Мы сделаем все, что от нас требуется, и еще немного больше.
   - Да, Цинь Юнь, - Сян и Тай опустились рядом.
   - Спасибо вам! - Дракон была растрогана.
   - Мама, почему они все время встают на колени? - Сяо Лю толкал своей большой головой друзей, пытаясь их поднять. - Это же очень неудобно. - Он попытался сложить свои лапы, подражая Сяну, но потерял равновесие и упал на бочок.
   - Таким образом, люди показывают, что они признают, что судьба выше их и они благодарны за все события и встречи, что она им посылает, - Цинь Юнь рассмеялась, и ласково подняла своего малыша. - вставайте!.
   - Но у нас две больших проблемы. - Ван выглядел озабоченным - Даже если ты, госпожа, достанешь яйцо для подмены, нас только трое, но даже это не так важно. Тут мы что-нибудь придумаем. Главное, как нам незаметно проникнуть за запретную дверь.
   - Я думаю, что мы можем все рассказать Хао, - предложил Сян. - Ему можно доверять, и мне кажется, что он очень любит драконов. Он всю жизнь мечтал их встретить, и теперь, когда он знаком с Цинь Юнь и Сяо Лю, он сделает все, чтобы им помочь. Только вот, я же поклялся, что мы не расскажем о яйце ни одному человеку. Мы не можем нарушить клятву.
   - Хао - тот высокий мальчик, что был с вами в прошлый раз? Хорошее сердце. Сразу видно. Я сама с ним поговорю. Не беспокойся. Тебе ничего не придется рассказывать.
   - Но что же делать с ключом? - в отчаянии вскричал Сян. - Как мы проникнем внутрь?
   - Эээ, - Тай замялся. - Как бы вам сказать... Легко проникнем. Я.... В общем, вот. - Он достал из кармана знакомый Сяну ключ с драконьей головой.
   - Тай Чин?
   - Тай?! Откуда он у тебя оказался? - Сян в изумлении рассматривал затейливые зубцы.
   - Сян, ты вернулся таким расстроенным из этого места, ну и драконье яйцо... Понять, к чему все придет, было довольно просто. Поэтому, пока ты спал, я отправился в город и сделал дубликат.
   - Мне одно интересно, Тай Чин, - Сян готов был поклясться, что в голосе Вана звучит восхищение, - как ты умудрился найти кого-то, кто сделает тебе дубликат ключа ночью в новый год.
   - Ты недооцениваешь силу моего обаяния, брат, - улыбнулся Тай. - И силу денег, - добавил он немного погодя.
   - Теперь все зависит от тебя, Цинь Юнь. Если вы найдете мертвое яйцо, то мы ночью проникнем в запретный храм, и подменим яйцо,- Сян выдохнул с облегчением. Он был рад, что нашелся выход, который устроит всех.
   - Еще одна вещь, - дракон тяжело вздохнула. - Ожоги, которые вы получите, будут необычные. На коже на некоторое время останется отпечаток драконьего зародыша. Поэтому, если кто-то увидит их, у вас будут неприятности.
   Все замолчали. Казалось, что они так хорошо все продумали, а тут возникла новая, неразрешимая проблема. Молчание затянулось. Сян перебирал все возможные способы, но каждый из них вызывал подозрение. Не ходить на тренировки? Невозможно. Все время держать кулаки сжатыми? Не получится. Носить перчатки? С чего бы это? А что если...
   - Есть одно решение, - тихо начал он. - Я думаю, что мы сможем усыпить подозрение, но..., - он не решался озвучить свою мысль вслух.
   - Говори, брат! - Подбодрил его Ван Шен.
   - Я часто работаю на кухне по утрам, и вы иногда помогаете мне, так?
   - Так, - кивнули Тай и Ван.
   - Мы относим большую кастрюлю с рисовой похлебкой с плиты на стол. Если мы опрокинем содержимое себе на руки, то получим ожоги, которые наверняка перекроют ожоги от драконьего яйца. Правда это будет очень больно. Я думаю, - запинаясь, добавил Сян.
   - Подвергнуть себя пыткам дважды, после чего оставить всю школу без завтрака? Отличная идея, Сян Лун Ю, - рассмеялся Тай. - Я-за.
   - Ван? - Сян несмело посмотрел на старшего друга
   - Отличная идея, - кивнул Ван Шен. - Хао только нужно уберечь и от драконьих ожогов, и от этих. Но как это сделать, мы придумаем потом. Госпожа, - обратился он к Цинь Юнь, - будем считать, что общий план мы наметили. Осталось проработать детали и достать яйцо. А там, выбрать подходящий день и вернуть тебе твоего малыша.
   - Маленькие друзья, я раздобуду самое лучшее лекарство, чтобы ваши ожоги прошли за неделю. Если Сяо Лян вернется домой, я буду вам обязана до конца своей жизни,- поклялась леди -дракон.
   - Скорее нашей, госпожа Цинь Юнь, - рассмеялся Тай, - драконы живут долго.
   - Я думаю, нам пора идти, - робко заикнулся Сян, - обратная дорога может занять много времени, а нам нужно успеть к завтрашнему утру.
   - Сян Лун Ю, иногда ты бываешь ужасно глупым, - Сяо Лю боднул его так, что тот отлетел на несколько метров, - куда ты пойдешь? Мы с мамой вас отнесем обратно! Правда, ведь, мам?
   - Правда, правда, - кивнула Цинь Юнь. - Давайте-ка отправимся поскорее. Пока небо закрыто облаками, мы можем безопасно лететь. Вы, наверное, проголодались, а у нас нет никакой еды, подходящей для вас.
   У Сяна заурчало в животе. Он вспомнил, что ничего не ел со вчерашнего дня.
   - Думаю, мы можем успеть к обеду, госпожа, - Ван, щурясь, смотрел на небо.
   - Неужели еще так рано? - Сян не мог поверить, что не прошло и пяти часов с того момента как они встретили драконов.
   - Судя по солнцу, сейчас около половины одиннадцатого. Но утро не было скучным, да, - признал Ван. - Столько всего случилось!
   - Тогда предлагаю отправиться, - предложил Тай .- Мы разработаем подробный план, госпожа, а ты уж постарайся достать подходящее яйцо. Как ты думаешь, сколько тебе понадобится времени?
   - На человеческое время, не меньше месяца,- вздохнула Цинь Юнь. - Сначала нужно будет облететь все кладбище, - а оно большое, потом выяснить, чье яйцо подошло, найти мать, убедить ее. Это может быть очень нелегко. Но не стоит забивать вам этим голову, у вас своих забот выше крыши, мои оставлю себе. Скорее в путь!
   В этот раз драконы летели очень быстро. Сяо Лю пикировал вслед за мамой. Они поднялись очень высоко, и летели во влажном тумане облаков. Сян продрог до самых костей. У него онемели руки, и чтобы не слететь, он вцепился в шею Сяо Лю и с облегчением выдохнул, когда они опустились на знакомый холм.
   - Бегите, родные, - Цинь Юнь по очереди толкнула каждого в плечо на прощание. - Мы отправимся на поиски яйца. И да помогут нам боги.
   - Подожди, Цинь Юнь, - Сян обернулся, - как нам узнать, когда ты вернешься?
   - Мы вернемся не раньше чем через четыре недели. Может быть дольше, - дракон задумалась.- Как же нам условиться о следующей встрече.
   - Госпожа Цинь Юнь, а что если мы будем ждать тебя на этом месте, на рассвете каждого четверга, начиная с пятой недели, - предложил Ван.
   - Это хорошая идея, Ван Шен, - согласилась дракон. - Давайте договоримся, если вы пришли и нас тут нет, долго не ждите - бегите обратно в школу. Все. Идите с миром.

***

   Сян уже знал для себя самый лучший способ отвлечься от тревожных мыслей - тренировки с мечом. Все свободное время он проводил теперь за заднем дворе, один или с Хао. Тай с Ваном иногда присоединялись к их занятиям, но Ван с гораздо большим удовольствием читал книги по истории, а Тай отрабатывал удары на мешках.
   В один из дней, когда Сян в очередной раз отрабатывал базовые упражнения, к нему подошел мастер Чен.
   - Покажи, чему ты научился, - тихо сказал мастер.
   Замирая от страха и смущения, Сян продемонстрировал три основных базовых движения, которые показал ему Хао: колющий удар, режущий удар и круговое движение мечом - одновременно работающее и как блок, и как удар.
   - Иди за мной, - приказал Сяну шифу. Он провел его на тренировочную площадку, где самостоятельно занимались четверо старших студентов. Сян с радостью узнал Хао. С другими ребятами он не особо общался, но все они были лучшими учениками мастера.
   - Он будет заниматься с вами, - коротко сказал Мастер Чен. - Пусть учит тайцзи цзянь.
   Ли - самый старший студент поклонился мастеру.
   - Как тебя зовут? - спросил он
   - Сян Лун Ю
   - Сколько базовых движений ты знаешь?
   - Три.
   - Хорошо. Хао, ты с ним занимался? Покажи ему оставшиеся два. Через месяц начнешь учить форму.
   Сян был на седьмом небе от счастья. Это было что-то фантастическое. Невозможное. Не просто учить базовые движения, а начать учить форму?
   - Я думаю, что у тебя настоящий талант, Сян, - сказал ему Ван, после того как услышал новость. - Мастер ничего никогда не делает просто так. У тебя есть все шансы добиться успеха. Но на одном таланте не уедешь, знаешь? Нужно много тренироваться.
   Об этом можно было и не говорить. Сян прибегал на полчаса раньше занятий со старшими и уходил на полчаса позже. Он очень сильно уставал, других тренировок никто не отменял, да и совместные занятия с друзьями продолжались, но каждый раз, когда он брал в руку меч, ему казалось, что он заряжается как батарейка. Меч стал смыслом его жизни, он даже спал, крепко сжимая рукоятку.
   После последней встречи с драконами прошло уже больше шести недель. Сян пытался волноваться, но каждый раз Ван находил нужные слова, чтобы его успокоить. Он объяснял, что быстрое возвращение означало бы неудачу - не нашли яйца, не смогли уговорить мать. Чем дольше драконы задерживались, тем больше шансов, что все получается. Иногда Сяну казалось, что Ван пытается убедить и себя, но он с радостью поддавался спокойной логике друга.
   Как то, возвращаясь после очередной тренировки со старшими, проходя мимо комнаты Паня, Сян услышал звуки ударов:
   - Гаденыш, ты посмотри, что ты наделал! Мало того, что полы плохо вымыл, так еще и чемодан мой не на место поставил. Ну-ка быстро за водой, и чтоб еще раз отдраил тут все, - дверь распахнулась от удара, и оттуда вывалился, почти выкатился Сяо Лиан. Это был самый маленький и самый слабый мальчик в школе. Он появился совсем недавно, после нового года. Сян немного с ним общался, знал лишь, что он много болел и родители его отправили в школу, чтобы тот окреп.
   - Что здесь происходит? - Сян помог малышу подняться, и посмотрел на Паня в ожидании объяснений. Обижать малышей в школе было строго запрещено. Старшие студенты прекрасно понимали, как сложно приходится семи восьмилетним мальчишкам без родителей, и всячески старались помочь им.
   - Ты куда-то шел, Сян? - Нагло спросил Пань. - Вот и иди дальше. У нас тут свои дела. Сяо Лиан сам вызвался мне помочь убраться в комнате. Правда, Сяо Лиан?
   Сян посмотрел на малыша. Тот кивнул, но его глаза расширились от ужаса, а губы дрожали.
   - Насколько я помню, правила школы предписывают убираться в своей комнате самому. Идем, Сяо Лиан. Если я узнаю, что это продолжается, Пань, тебе не поздоровится, обещаю! За такое можно и из школы вылететь, если это дойдет до шифу. - Сян положил руку на плечо мальчика, и тот дернулся от боли.
   - Что случилось? Покажи-ка мне свою спину, - Сяо Лиан дрожащими руками задрал футболку. На спине были лиловые разводы. После тренировок таких следов не оставалось. Учителя хотя и били их палками во время занятий, но метили всегда по ногам. Если кто-то провинился вне тренировки, то он получал палкой по ладони, но несмотря на то, что наказывали их часто и довольно ощутимо, после наказания синяки оставались редко. - Это он с тобой сделал? - Сян с ужасом смотрел на следы ударов. Дрожа от страха, малыш кивнул.
   - Ах ты! - У Сяна сжались кулаки от ярости. Он часто стоял с Панем в паре на спаррингах и знал, насколько сильно и болезненно тот старается ударить. - Я иду к шифу!
   - Никуда ты не пойдешь, Сян Лун Ю, - усмехнулся Пань, - а если только пикнешь о том, что произошло, я всем расскажу твой секрет. Ты же не хочешь, чтобы о нем узнала вся школа. Вот будет сенсация!
   Сян замер. Он судорожно пытался понять, откуда Пань узнал о драконах. Может быть выследил их утром. Следил за ними каждый раз? Как близко он подобрался к ним, когда они говорили с драконами? Что он мог услышать? Сян еще раз мысленно поблагодарил небеса и Вана за то, что разговор о яйце никто не мог подслушать.
   Пань, по-видимому, истолковал молчание Сяна по-своему.
   - Молодец, ты все правильно решил. Иди себе куда шел, а ты, босяк, сейчас у меня за все поплатишься. - Сяо Лиан смотрел на Сяна с ужасом. Он вжал плечи в голову и не двигался.
   - Что же делать? - Сян был в растерянности. Он не мог, просто не имел права рисковать благополучием драконов. Сложно представить, что случится с ними, если об этом узнает вся школа. Их будут искать и рано или поздно найдут. Если его будут сильно бить, чтобы узнать, где они скрываются, вдруг он не выдержит боли и проболтается? Правда, он сам толком не знал, где их жилище, но...
   - Вот тебе, гаденыш, за то, что посмел на меня пожаловаться, - Сяо Лиан отлетел от удара Паня к стене. - А вот тебе за то, что недоволен тем, что ты мне помогаешь, - он размахнулся, чтобы ударить мальчишку, но Сян успел поймать его руку.
   - Цинь Юнь и Сяо Лю никогда не простили бы мне того, что я просто буду смотреть, как обижают слабых, даже ради их собственного благополучия, - пронеслось у него в голове.
   - Если ты еще раз дотронешься до него, тебе несдобровать, - Сян использовал руку Паня как рычаг и отбросил его на несколько метров. Этот прием показал ему Ван - что делать в ситуации с заведомо более сильным противником, но до этого Сяну ни разу не приходилось использовать его "по-настоящему".
   - Ах ты, ублюдок, - Пань, тяжело дыша, поднялся с пола, - ну, пеняй на себя. Сегодня вся школа узнает, какой ты ублюдок. Причем дважды. Мало того, что твои родные родители от тебя отказались, так еще и приемные.
   - Так вот какой секрет, - выдохнул с облегчением Сян.-Значит драконы в безопасности, и Пань всего на всего был свидетелем их разговора с шифу и приемным отцом.
   - Ты мусор! - Пань продолжил поливать его оскорблениями. - Что, Сян Хуншен, думал, что я блефую! На тебя смотреть жалко. Ты видел себя в зеркале? Да ты позор школы, ты никому не нужен, и шифу тебя тут оставил из жалости. И друзья твои с тобой общаются из жалости. Я сам слышал их разговор. Стали бы иначе дети уважаемых семей якшаться с таким отрепьем как ты. Да они лишь притворяются, что им есть до тебя дело, на самом деле, они лишь мечтают, как бы избавиться от твоей компании.
   Этого Сян выдержать не смог. Забыв обо всем, он накинулся на Паня.
   Они частенько стояли в спаррингах, поэтому знали сильные и слабые стороны друг друга. Пань был тяжелее и сильнее. Сян проворней и ловчее. Каждый раз, когда противнику удавалось ударить Сяна по голове, ему казалось, что он на секунду теряет сознание. В ушах шумело. Он уже не видел куда бил, стараясь попасть хоть куда-нибудь.
   - Отпусти его, слышишь, отпусти, - словно издали Сян услышал крики Сяо Лиана.
   - Что здесь происходит? - на шум сбежалось половина школы.
   - Быстро прекратили! - раздался рык старшего студента Ли, и Сян почувствовал как его оттаскивают от Паня. Он был словно в тумане и плохо ориентировался в пространстве.
   - Мерзкий ублюдок, приемыш, ты рассек мне губу, - визжал Пань где-то вдали. - Теперь все узнают. Сян Лун Ю - поганый приемыш. Его родные родители отказались от него. Но он настолько противен людям, что даже его приемный отец отрекся от него, шифу держит его только из жалости. Только что б он мыл за нами всеми туалеты, и... - тут раздался звук удара, и Пань замолчал.
   - Еще одно слово, Пань, и шифу из жалости будет держать тут тебя. - Сян услышал спокойный голос Вана. - Сян Лун Ю, ты в порядке?
   Сян с трудом разлепил заплывшие глаза и увидел взволнованное лицо друга.
   - Я не знаю, - он попытался сесть, тряся головой. - Ой, больно, - вскрикнул он, когда присевший рядом Тай, начал ощупывать его голову.
   - Не пищи, Сян Лун Ю, ничего страшного. Несколько хороших синяков, нос не сломан. Челюсть на месте. Тошнит? Сколько видишь пальцев? - перед глазами Сяна возникли два пальца.
   - Нет, не тошнит. Два, - ответил он.
   - Сотрясения значит тоже нет. Легко отделался,- Тай взял его за подмышки и осторожно поставил е на ноги.
   - Ауауау, - выл рядом Пань, - ты сломал мне ребро, Ван Шен, я так этого не оставлю.
   - Дай посмотрю, - Тай подошел к Паню и ощупал его бок. - Что ты придумываешь? Ничего не сломано. У тебя толстый слой жира. Простой ушиб. Перестань вопить.
   - Что здесь происходит? - в толпе показался мастер Чен. Он молча оглядел опухшее лицо Сяна и Паня, державшегося за бок. Все замолчали. Драки в школе были запрещены , и наказание могло быть очень суровым.
   - Кто начал драку? - спросил шифу.
   Все молчали. Никто не решался заговорить первым.
   - Шифу, Пань кричал, что Сян никому не нужен, поэтому от него отказались и родные и приемные родители, и вы держите его в школе лишь из жалости, и что друзья только и мечтают, чтобы избавиться от его общества. Сян не виноват, - наконец раздался тоненький голосок Сяо Лиан.
   - Кто начал драку? - мастер Чен словно не услышал слов мальчика.
   - Я, шифу, - Сян опустил голову.
   - Приведите себя в порядок, - мастер кивнул на кровь, сочащуюся из носа Сяна, - и оба ко мне в офис через пять минут.
   Ван с Таем помогли Сяну доковылять до туалета, умыться и остановить кровь.
   - Да, теперь я готов поверить во все, что говорил Пань. - вздрогнул Сян, увидев свое лицо в зеркале. Один глаз полностью заплыл, под вторым наливался лиловым синяк. В уголке рта запеклась кровь, губы опухли. Он с трудом узнал себя. - Действительно, такого можно держать только из жалости.
   - Если ты готов поверить во всю ту чушь, что нес Пань, значит, он победил, - рассердился Тай. - Ты один из лучших студентов в школе, и единственный, кто начал осваивать меч через полгода.
   - Хорошего же ты мнения о нас, Лун Ю, - Ван первый раз назвал Сяна только по имени, - если готов поверить в ту чушь, что нес Пань.
   - Я не готов. Просто...- Сян задумался, подбирая слова. - Вы такие, такие другие. Такие крутые, благородные, настоящие воины. А я - всего лишь неотесанный сын крестьянина. Сложно поверить, что такие как вы могут воспринимать такого как я как равного.
   - Заметь, Ван, - Тай закатил глаза в раздражении, - это нам говорит человек, который умудрился спасти жизнь двум людям, прилетев на драконе. Ах, да, до этого он еще спас самого дракона. Про то, что он хороший друг с отличным кунфу я говорить не буду. Мне тоже сложно поверить в то, что мы воспринимаем тебя как равного, Сян.
   - Сколько можно?!Ты давно должен перестать думать о себе как о неотесанном крестьянском сыне, Сян. -Ван смотрел на него с упреком.-Ты никогда им не был. Ты всегда был особенным. А сейчас ты благородный муж и воин. Идем, мастер Чен ждет тебя.
   - Ты знаешь, что драки в школе категорически запрещены? - спросил шифу Сана , когда они с Панем предстали перед ним.
   Сян молча опустил голову. Бормотать что-то в свое оправдание казалось ему неуместным.
   - Тысяча отжиманий, тысяча на пресс, тысяча приседаний, каждый день в течение двух недель.
   - Спасибо, шифу, - Сян поклонился. Тяжело, конечно, но не страшно. Наказание могло быть еще хуже.
   - Принеси сюда свой меч, три недели никаких занятий с мечом! - услышав это, Сян остолбене.
   - Но ШИФУ! - он не мог поверить своим ушам. Лишить его тренировок! Единственного, что спасало от грустных мыслей о драконах!
   - Если я узнаю, что ты у кого-то попросил меч, я лишу занятий с мечом на полгода и тебя, и того, кто тебе этот меч дал. Научись держать себя в руках.
   - Да, шифу, - Сян поклонился, сдерживая слезы. Три недели!
   Пань довольно осклабился. Все в школе знали, как Сян сходит с ума по мечу. Это было самым суровым наказанием, которое можно было придумать.
   - Что касается тебя, тебе нужно учиться молчать, - мастер посмотрел на Паня, - Три дня полного молчания. Если я узнаю, что ты с кем-то заговорил, в том числе по мобильному телефону, разделишь с Сяном его наказание до конца срока. - Пань поклонился в ответ.
   - Идите, - мастер кивнул. - Меч.
   Сян вышел, с трудом сдерживая слезы. Это было так, так несправедливо!
   - Что? Что тебе будет? - У входа его ждали не только друзья, но почти вся школа.
   - Две недели по тысяче отжиманий, приседаний и пресса в день и три недели без меча, -сдавленно произнес он.
   - Чего ты расстроился-то? - не выдержал Тай. - Все могло бы быть гораздо хуже. Переживешь ты разлуку со своим железным другом.
   Мальчишки одобрительно загудели.
   - Послушай, Сян, - к нему подошел Ли, - мы хотели тебе сказать. Нам все равно, приемный ты сын или нет. Ты хороший студент и друг. Для нас это главное. Паня никто не слушает. А за Сяо Лиана я ему лично голову оторву.
   - Только разницы мы не заметим, - вздохнул Тай, - Было бы что отрывать, головы у него никогда и не было. Пошли друг, приведем в порядок твое потрепанное в битве туловище.
   - Ли, - Сян сглотнул комок в горле. - Спасибо.
   Он не ожидал, что за него вступятся другие ребята.
   - А чего ты удивляешься, - спросил его Тай, когда они добрались до туалета и начали отмывать Сяна . - Паня никто не любит.
   - Зато тебя, обездоленного, все просто обожают, - раздался сзади голос Паня. - Бедная деточка!
   - Ты так любишь Сяна, что решил помочь ему разделить его наказание? - обернулся Тай. - Это легко можно устроить. Мастер Чен будет счастлив узнать, что ты нарушил его приказ.
   - Вам все равно никто не поверит: вы его друзья, конечно, вы захотите мне отомстить. Я вот думаю, что ваш оборвыш бы без вас делал. А так ему повезло. Завели себе питомца обездоленного. Теперь носитесь с ним.
   Сян вспыхнул.
   - Пань, я ведь в следующий раз действительно могу сломать тебе ребра, - задумчиво произнес Ван.
   - Я просто так этого не оставлю, Ван Шен. Вы не знаете, с кем связались, я вам отомщу так, что вы жалеть будете, что ноги мне не целовали, - голос Паня звучал угрожающе, но сам он задом пятился к двери назад.
   - Уже жалею, Пань, дай левую поцелую, - Тай не выдержал и занес руку для удара, но Ван перехватил его.
   - Хватит! Пань, убирайся. Тай, не обращай на него внимание, лучше смой наконец Сяну кровь с головы. Сян Лун Ю, плюнь, не обижайся, хватит сопеть, ты не ребенок, помоги мне лучше смазать твои синяки мазью.
   - Раскомандовался тут, - проворчал Тай, но начал с остервенением отмывать друга от крови. Пань рассек Сяну бровь и губу, и кровь была повсюду. С трудом они привели Сяна в порядок и отправились к себе в комнату, отдыхать.
   Во время вечерней тренировки Сяну пришлось отрабатывать свое наказание. Пань предусмотрительно на занятие не явился.
   - А ведь эта свинья действительно может нам подгадить, - вечером, перед сном Тай озвучил опасения Сяна вслух. - Не то, чтобы зря мы с ним связались, но надо держать ухо востро. Знаю я таких типов. Он и себе навредит, если только нам хуже от этого будет.
   - Значит, будем осторожнее, - согласился Ван.
   - И это все из-за меня, - обреченно произнес Сян. - Что я такой за человек, одни несчастья от меня другим.
   - Помолчал бы ты, Сян Лун Ю! - Взорвался Тай. - Что ты все время себя принижаешь? Как ты вообще можешь придавать значение тому, что говорит такая мерзость, как Пань.
   Но Сяна это не убедило. Все произошедшее обрушилось на него тяжелым бременем. Ушибы и синяки, полученные во время драки, мешали нормально заниматься. Он уже забыл как это, когда ты не можешь чего-то сделать. Его лишили занятий с мечом. Это было невыносимо. Он терзал себя, прибегая на тренировки старших, и смотрел, как они занимаются, зная, что он даже не может прикоснуться к мечу. Но больше всего он переживал из-за драконов. От них не было никаких вестей вот уже больше двух месяцев. Сян не знал что и думать. Он боялся, что в поисках яйца с ними могло что-то случиться, и винил во всем себя. Сян перестал разговаривать, перестал заниматься с друзьями.
   Единственное, ради чего он выходил из комнаты, были тренировки. Все остальное время он лежал на кровати, уткнувшись в подушку. Он видел, что друзья волнуются и переживают за него, но ему было все равно.
   - Может быть, они поймут, наконец, что со мной не стоит связываться, и перестанут со мной дружить. А может они притворяются, и Пань был прав. Я всего лишь забавный звереныш, - на самом деле Пань озвучил его самые потаенные страхи. Он недостаточно хорош, чтобы такие люди, как Ван Шен и Тай Чин могли с ним общаться.
   Ему снова стали сниться кошмары. То Цинь Юнь с Сяо Лю были захвачены людьми, и их показывали в зоопарке, на потеху толпы. То Ван, Тай и Пань вместе громко смеялись над тем, как он тренируется с мечом. То мастер Чен приказывал ему убираться из школы.
   Почти каждую ночь Сян просыпался в поту. Иногда его будил Ван, говорил, что он кричит во сне.
   Ранним утром очередного четверга, когда Ван начал будить его, чтобы отправиться к заветному холму, условленному месту встречи с драконами, Сян не выдержал:
   - Я никуда не пойду, Ван Шен, - он отвернулся от друга к стене. - В очередной раз прийти на пустое место, вспомнить о своих друзьях, осознать, что я потерял их навсегда по собственной вине. Не пойду!
   - Ты хочешь провести всю неделю, терзаясь вопросом, а вдруг они там все-таки были? - спокойно спросил Ван. - И сколько раз тебе можно говорить, что ты совершенно не причем!
   - Мне все равно! Я не пойду! Я не хочу ! - Сян с трудом сдерживал слезы. Почему от него не могут отстать?!
   - Значит так, Сян Лун Ю. Сейчас ты встанешь, умоешься, застелешь свою постель, выпьешь этого дурацкого чаю, которым Ван нас пичкает каждое утро, и мы все вместе полезем на холм, - раздался голос Тая. - Иначе...
   - Что?! Что иначе? Вы не будете со мной разговаривать? Не станете дружить? - взорвался Сян. - Давно пора! С таким босяком и оборвышем не стоило связываться!
   Сян увидел, как остолбенел Ван, как сжались кулаки у Тая, и сразу понял, что наговорил лишнего.
   На несколько минут в комнате воцарилось напряженное молчание. Сян слышал, как тяжело дышит Ван, как похрустывают костяшки пальцев у Тая, и как у него самого стучит в ушах от ужаса: что же он натворил! И тут раздался неожиданно спокойный голос Вана:
   - Сейчас ты одеваешься, Сян Лун Ю, и мы идем на холм. Сопротивляться бессмысленно, я гораздо сильнее тебя, и просто тебя туда отволоку. Ты понял?
   Сян молча кивнул, и пошел одеваться, кусая губы.
   Всю дорогу друзья молчали. Никогда еще Сяну не было так плохо. Он понимал, что несправедливо и жестоко обидел друзей, наболтал глупостей без всякого реального повода и ненавидел себя за это. В него как будто бы вселился другой человек.
   Взбираясь на вершину холма, друзья услышали странный звук. Казалось, кто-то бил изо всех сил по дереву с интервалом примерно в минуту. Переглянувшись, они ускорили шаг и выбежали на опушку.
   Оказалось, что Сяо Лю изобрел новую игру. Он разбегался и пытался резко остановиться перед самым деревом, но не всегда успевал затормозить вовремя или просто силой инерции его заносило, и он стукался о толстый ствол сосны.
   Цинь Юнь лежала неподалеку и снисходительно смотрела на игры сына.
   Сяну захотелось смеяться от счастья
   - Цинь Юнь! Сяо Лю! Вы живы?! - Сян кинулся к драконам. Он обнял толстую шею Цинь Юнь и крепко прижал к себе морду Сяо Лю. По его щекам текли слезы облегчения. Они живы! Какое счастье!
   - Все хорошо, Сян Лун Ю, почему с нами должно было что-то случиться? - Леди дракон ласково толкнула его в плечо. - Ван Шен, Тай Чин, идите же сюда скорее. Как вы загорели и похудели за это время! Рассказывайте, что произошло, пока нас не было.
   - Цинь Юнь, произошло многое, но ты скажи, вы нашли яйцо?
   - Ох, ребятки, - Сяну показалось, что Цинь Юнь грустно улыбнулась, - мы нашли не просто яйцо. Мы нашли яйцо с умирающим крошкой- дракончиком. Знаете ли вы , что это значит?
   Они не знали.
   - Это значит, что внутри яйца живет зародыш, но мы точно знаем, что когда он вылупится, он не сможет прожить больше нескольких дней и умрет. Значит, если мы подменим яйцо, оно ничем не будет отличаться от яйца Сяо Ляна, более того, в скором времени из него вылупится дракон. Ваш шифу ничего не заподозрит и просто решит, что его дракон умер в результате неправильного обращения. Мало кто из людей знает, как правильно ухаживать за драконьими яйцами.
   - Это просто прекрасные новости! - воскликнули одновременно Сян, Ван и Тай.
   - А теперь рассказывайте, как вы жили тут без нас. И почему Ван и Тай такие грустные, а Сян не поднимает головы?- От Цинь Юнь ничего нельзя было утаить.
   Сян растерянно посмотрел на друзей.
   - Нет уж, Сян Лун Ю, сам натворил бед, сам и рассказывай, - ехидно заметил Тай.
   Пунцовый от стыда, Сян рассказал, как он подрался с Панем, как мастер Чен его наказал, как он волновался за драконов и думал, что с ними что-то случилось по его вине. Когда он добрался до событий сегодняшнего утра, его голос прервался. Он чувствовал себя ужасно.
   С пылающим лицом Сян поведал о том, что произошло, в очередной раз терзаясь чувством вины за то, что несправедливо обошелся с друзьями. И как же ему повезло, что Ван настолько терпелив и мудр, и что у Тая такой легкий характер, что они не будут держать на Сяна зла.
   - Простите меня, - Сян закончил рассказ. - Я вижу, как был несправедлив, но слова Паня... У меня нет семьи, мое происхождение по сравнению с вами - ничтожно. Я..я..
   - Мне кажется, тебе пора перестать думать о твоем происхождении, Сян Лун Ю, - мягко сказала Цинь Юнь. - Твоя семья это еще не ты. Важно лишь, кто есть ты, а не кто твои родители. Посмотри на Вана. Для тебя что-нибудь значило бы, если бы его родители были бедными крестьянами?
   - Нет, - покачал головой Сян. - Но ты видишь, он настолько благороден, насколько благородно его происхождение. Это всегда связано.
   - То-то я смотрю из Паня у нас благородство так и прет, - Тай прервал его пламенную речь. - Его родители побогаче и посолидней Вановских будут. Так что твои теории, Сян Лун Ю, несостоятельны. Кончай валять дурака, выкидывай свои дурные мысли из головы. А то в следующий раз, если я услышу что-то подобное, я их оттуда просто выбью!
   - Послушай, Сян, - Ван Шен выглядел задумчивым. - Ты же не знаешь на самом деле из какой ты семьи. А вдруг твоя семья по происхождению благородней и моей, и Тая? Ведь вполне возможно, что легенда о говорящем с драконами - не легенда, а быль. Тогда ты происходишь из древнего и уважаемого рода. Если ты будешь так думать, это поможет тебе бороться с твоими страхами?
   Сян задумался. Ван был прав. Откуда ему знать, кто на самом деле его родители? Может быть и вправду его предки говорили с драконами во дворце императора, но тогда...
   - Но я-то им не нужен, - горько сказал Сян. - Может, так еще хуже. Они же не просто так от меня избавились.
   - А почему ты считаешь, что от тебя избавились? Твой отец, твой приемный отец, - поправился Тай, - сказал, что тебя купили у проходящей старухи. Знаю я таких кумушек, они крадут детей у родителей и ходят по всему Китаю, продают их тем, у кого детей либо нет, либо кому нужен сын. Так что может тебя также украли у твоих родителей, и они пытались найти тебя, но не смогли? Может они и сейчас тебя ищут. Подумай об этом.
   В сердце Сяна закралась надежда. Может быть на самом деле все было именно так?
   - Тогда, - нерешительно спросил он, - я просто жертва обстоятельств?
   - Ты был жертвой обстоятельств, - поправил его Ван. - Все это в прошлом. Сейчас от тебя зависит если не все, то многое. Никто кроме тебя не сможет бороться с твоими страхами. Старайся держать их под контролем. И не позволяй людям со стороны управлять твоим настроением. Особенно таким людям как Пань. Тема закрыта?
   Сян кивнул.
   - Прекрасная речь, Ван Шен. Теперь, когда мы закончили уговаривать Сяна, что он все-таки хороший человек, предлагаю сесть и подумать, как и когда нам вернуть Цинь Юнь ее яйцо, - Тай повернул разговор в другое русло.
   - В целом план очень прост: зайти внутрь, вынести яйцо, положить яйцо, - Ван что-то чертил палочкой на песке. - Осталось только проработать детали.
   - А как мы попадем внутрь, - вдруг спросил Сян, - у нас же есть только ключ от двери в запретный храм. Ключа от ворот у нас нет? Или ты его тоже сделал, Тай?
   - Я его не сделал, - сдержанно ответил Тай Чин, - только сдается мне, что у нас тут есть драконы, которые умеют летать. И может быть, если мы их попросим, они смогут перенести нас во двор.
   - Я смогу вас всех перенести! - хвастливо заявил Сяо Лю.
   - Сяо Лю, ты останешься дома, - Цинь Юнь строго посмотрела на сына. - Ты не способен вести себя тихо.
   - Мааам! - В голосе маленького дракона послышались слезы. - Я тоже хочу помочь. Я буду очень послушным, я обещаю!
   - Давайте мы сейчас подумаем, как мы попадем за ворота, как подменим яйцо, может быть нам и вправду не обойтись без Сяо Лю, - Сяну очень хотелось поддержать своего друга. - Цинь Юнь, ты же будешь держать яйцо, кому нас тогда переносить обратно через ворота?
   - Может быть, мы выработаем пошаговый план, - предложил Ван, - и тогда все станет ясно. Кто когда действует. Сколько человек нам будет нужно, - он поймал взгляд Сяна и добавил. - и сколько драконов. Сян Лун Ю, ты один был в этой комнате, ты можешь нарисовать, где что находится, где дверь, где расположено яйцо? - он протянул прутик.
   Сян закрыл глаза. Он вновь увидел каменную кладку, очаг, железный короб с дровами...
   - Очаг находится вот тут, прямо перед дверью, он встроен в камни. От стен до камней приблизительно полтора-два метра расстояние. Каменное ложе для яйца занимает почти всю комнату, вот так, - он начертил окружность. - А яйцо лежит в самой серединке. Вот.
   - Какое примерно расстояние от края до середины? - спросил Ван.
   - Метра четыре-пять. Цинь Юнь, мне показалось, что размеры совпадают с кладкой в твоей пещере. Ты что скажешь?
   - Я не очень хорошо разбираюсь в человеческих измерениях, но у меня дома от начала каменной стены до места, где лежит яйцо, одна длина моего тела плюс три головы.
   - Тай, что думаешь? - Ван кивнул другу.
   - Сейчас прикинем, - он внимательно посмотрел на Цинь Юнь, - я бы сказал четыре метра шестьдесят сантиметров.
   - Сян, какая высота каменной кладки? - Ван прочертил стрелку по направлению к центру нарисованного круга, и написал цифру четыре и шесть.
   - Чуть больше метра, вот столько, - Сян поднял руку чуть выше пояса.
   - Да, где-то один метр десять сантиметров,- кивнул Тай. Ван занес цифры на рисунок.
   - Значит, два человека должны будут забраться на камни, а два человека будут на подхвате. Госпожа Цинь Юнь, ты будешь ждать у самой двери. Мы должны зайти внутрь, двое залезают на кладку, берут яйцо, доносят до края и передают двум ожидающим их внизу. Те приносят яйцо тебе, забирают подменное, несут обратно, передают нам, и мы оставляем яйцо на прежнем месте. После чего быстро исчезаем.
   - Это все прекрасно, только у меня два вопроса, Ван Шен, - голос Тая звучал скептически. - Почему бы не подойти к яйцу вчетвером. Двое несут подменное яйцо, двое берут яйцо Цинь Юнь, кладем подменное, и сматываемся. И второй, - он опередил пытающегося возразить Вана, - что значит, передают "вам". Почему ты уже решил , что именно ты будешь вызволять яйцо Сяо Ляна?
   - Ответ на первый вопрос. Если мы следуем твоему плану, то одновременно действуют несколько людей, а одновременность действий всегда влечет за собой неразбериху, большую, чем действия последовательные. И потом, если я правильно понял, то драконьи яйца чрезвычайно горячие, и это грозит серьезными ожогами. Чем дольше мы будем держать яйцо, тем серьезней ожоги. Зачем подвергать этому всех четверых. Хватит двоих.
   - Ван прав, я принесла вам траву, отвар которой поможет замедлить губительное действие жара на кожу, но лишь на короткое время. Те, кто отнесет яйцо от двери до кладки серьезных ожогов смогут избежать, а вот те, кто будет в середине...- Цинь Юнь тяжело вздохнула. - Простите, ребятки. Есть средство для ожогов после, но повреждения будут.
   - Теперь нам остается только решить, кто будет в центре, а кто на подхвате. Всем вместе решить, Ван! - Тай повысил голос.
   - Хао будет ждать, с этим никто не будет спорить? - спросил Ван.
   Все были согласны.
   - С Хао еще нужно договориться, - проворчал Тай. - А то он скажет нам - идите вы со своими драконьими яйцами куда подальше. Я спать хочу.
   - Хао так не скажет, - возразил Сян. - Хао точно так же захочет помочь. Я за него ручаюсь. И то, что я буду в середине, не обсуждается. Простите, братья, но я вас в это втянул, и я никогда в жизни не прощу себе, если у вас будут обожжённые руки, а я буду смотреть, как вы страдаете, - его тон был настолько непререкаем, что никто не возразил.
   - Я должен помочь Сяну, - мягко сказал Ван. - Тай, так будет лучше.
   - Почему это должен быть ты? - Взорвался Тай. - Ты думаешь, что если у тебя плечи шире, то ты сильнее? Хочешь проверить? Почему ты всегда должен быть героем, Ван Шен? Цинь Юнь и Сяо Лю такие же друзья мне, и я им обязан жизнью! Я точно так же хочу им помочь! - Сян никогда не видел Тая таким рассерженным.
   - Тай, - начал было Ван и замолчал. - Простите, - он повернулся к Сяну и драконам, - Тай, можно тебя на пару слов. - Он отвел друга на несколько метров в сторону и что-то спокойно начал говорить, положив ему руку на плечо. Через несколько минут Сян увидел, как кулаки Тая разжались, он глубоко вздохнул и несколько раз кивнул. Ван Шен обнял друга, и они вместе вернулись на полянку.
   - Значит, теперь нам осталось уладить два момента: госпожа Цинь Юнь должна поговорить с Хао, и мы должны определить в какой день будем действовать.
   - А еще понять, что без меня вам не справиться, - раздался обиженный голос Сяо Лю. -Мам, ты будешь нести яйцо, тебе надо быть очень осторожной. Особенно когда у тебя будет яйцо Сяо Ляна. Кто же тогда перенесет мальчиков во двор? Без меня не обойтись. Я буду очень тихо себя вести, я обещаю! Пожалуйста, позволь мне вам помочь. Сян? - дракончик умоляюще посмотрел на друга.
   - Цинь Юнь, Сяо Лю прав. Позволь ему быть с нами? - Сян выжидающе посмотрел на леди-дракона.
   - Хорошо, - кивнула Цинь Юнь. - При одном условии. Если ты, Сяо Лю, сможешь три дня вести себя тихо, тогда я поверю в то, что ты будешь невидим и неслышим, и возьму тебя с собой. Договорились?
   - Ура! Конечно, мам! - Дракончик взлетел, попытался перекувыркнуться от радости в воздухе, потерял равновесие и шлепнулся на спинку, сотрясая все соседние деревья.
   - Сын?!!
   - Мам, это не считалось. Всё, теперь я - тихий и спокойный, - Сяо Лю сжался в комочек, очень большой комочек. При этом у него было такое умильное выражение на морде, что Сян тихо рассмеялся.
   - Осталось решить, когда пойдем, - голос Тая звучал очень спокойно.
   - Думаю, лучше всего выбрать для этого новолуние, когда будет как можно темнее, - предложил Ван.
   Все кивнули.
   - Следующее новолуние примерно через пятнадцать дней, - вздохнула Цинь Юнь. - Ничего, как раз будет время поговорить с вашим другом. Приведите его сюда в следующий четверг. Хорошо?
   Ребята поклонились.
   - Бегите домой, маленькие друзья. Отдыхайте, набирайтесь сил, - Цинь Юнь по обычаю толкнула каждого из них в плечо, а Сяо Лю осторожно подставил шею для объятий.
   - Я... вот что хотел спросить у вас, - сказал Сян, когда они вернулись в школу. - Старшие студенты укрепляют руки с помощью специальных упражнений, чтобы ломать доски и кирпичи. Я видел, как они набивают руки о мешочки с чем-то, а потом смазывают их чем-то. Может быть, если мы начнем так же упражняться, то руки будут более устойчивы к боли, когда мы понесем драконьи яйца.
   - Отличная идея, Сян Лун Ю, - воскликнул Ван. - Нужно выяснить все подробно и сразу начать тренироваться.
   - Даже не думайте, что тут вы сможете от меня избавиться, - в голосе Тая сквозила угроза, настоящая или шутливая - Сян так и не понял, но поспешил заверить друга, что они и не собирались.
   Ван подробно расспросил Хао, каким образом они набивают руки, и через день, сшив и наполнив бобами специальные мешочки, Сян с друзьями начали упражняться. Каждый день они методично били ладонью, тыльной стороной и ребром обеих рук в течение тридцати минут, после чего смазывали руки какой-то вонючей смесью, которую откуда-то приволок Тай.
   Все свое свободное время Ван сидел над схемой запретного храма и пытался выяснить наилучшую стратегию передвижений. Сян попытался было спросить, что у него получается, но получил вежливый ответ, что не стоит распространять ошибочные теории: когда он найдет оптимальное решение, то расскажет сам.
   На этой же неделе закончился срок наказания. В день, когда Сяну можно было взять в руки меч, он проснулся в четыре утра и не мог дождаться конца утренней тренировки, чтобы забрать свое оружие из офиса. Он пропустил завтрак, тренируя удары на заднем дворе. Ему казалось, что после долгой разлуки, он встретился со старым другом.
   Хао, узнав, что с ним хотят поговорить драконы, не мог поверить своему счастью. Он несколько раз переспрашивал Сяна, правда ли это, что конкретно сказала Цинь Юнь, и не мог дождаться четверга.
   В назначенное время друзья отвели его на холм, где их уже ждали Цинь Юнь и Сяо Лю.
   - Мальчики, погуляйте, пожалуйста, пока я буду говорить, - попросила их леди дракон, и они отправились на склон холма с Сяо Лю. Тот доверительно сообщил, что с честью выдержал мамино испытание. Спокойно вел себя целых три с половиной дня, и Цинь Юнь сказала, что верит ему, и что он заслужил участвовать в операции по спасению Сяо Ляна. Сказав это, Сяо Лю надулся от гордости.
   Сян сочувственно улыбнулся, понимая, чего стоил его другу этот подвиг. Но он ничего не сказал и лишь ласково потрепал того по шее.
   Они гуляли около двадцати минут, когда Сяо Лю навострил уши и сказал:
   - Мама зовет.
   - Но мы ничего не слышали, - растерялся Сян.
   - Сян Лун Ю, ты не обижайся, но люди вообще мало что слышат, - вздохнул дракон. -Идемте.
   Когда Сян увидел Хао, то подумал, что никогда до сих пор не догадывался, что можно выглядеть счастливым и задумчивым одновременно. Хао сложил руки в приветственном жесте:
   - Я сказал госпоже Цинь Юнь, что быть частью вашей команды - для меня честь. Я сделаю все, что от меня потребуется. Обещаю.
   - Теперь остается только назначить день, да? - до Сяна вдруг дошло, что "это" уже близко.
   - На следующей неделе новолуние в пятницу, я проверил, - ответил Тай. - Но пятница -первый день после выходного. Я думаю, нужно действовать в субботу или в воскресенье, ближе к середине нашей недели, когда народ уже утомился после тренировок и крепко спит по ночам. А темно все равно будет в течение трех-четырех дней.
   - Значит воскресенье, а лучше даже понедельник, - кивнул Ван. - Давайте еще раз подробно обговорим, как мы действуем.
   - Неужели наш гениальный стратег наконец таки готов поделиться своим планом, - съехидничал Тай. Он тоже всю неделю кружил вокруг друга, пытался угадать вместе с Сяном, что же там напридумывал Ван, но безрезультатно.
   - Я думаю, что нам нужно встретиться здесь, перед воротами, - не обращая внимания на Тая, начал объяснять Ван. - Ты, Сяо Лю, сразу опускайся на запретную территорию перед дверью, у тебя будет подменное яйцо. А госпожа Цинь Юнь перенесет нас через забор. Госпожа, ты сможешь перенести нас всех четверых одновременно? - дракон кивнула.
   - Хорошо. После этого, мы открываем дверь и все вчетвером заходим внутрь. Я и Сян забираемся на кладку. Хао и Тай ждут нас вот тут. - Ван обозначил место на рисунке, который он начертил на земле. - Мы берем яйцо с Сяо Ляном и медленно и осторожно преодолеваем эти пять метров, Тай с Хао забирают яйцо и несут вам. Вы ждете их у самых дверей, по моим расчетам это расстояние не больше двух метров. Госпожа Цинь Юнь берет свое яйцо и сразу же улетает на эту поляну. Сяо Лю отдает подменное яйцо. Хао и Тай приносят нам его с Сяном, мы кладем его на место, после чего Сяо Лю по двое переносит нас через забор и встречается тут с мамой и они летят домой. Нужно, чтобы драконы находились здесь как можно меньше. Если нас поймают ночью, мы сможем что-нибудь придумать. А вот присутствие драконов будет сложно объяснить, - Ван улыбнулся. - И еще, нужно будет обязательно взять что-то типа курток, чтобы набросить на руки. Я не знаю, насколько серьезными будут повреждения у нас с Сяном и у вас. Так что лучше, если у нас будет что-то, что мы будем нести в руках. Так на всякий случай.
   - Ты и в самом деле продумал все, - Тай с восхищением посмотрел на друга.
   - Возьмите, - Цинь Юнь положила перед ними два мешочка с чем-то пахучим. - Настаивайте вот эту траву три дня, и смазывайте руки два раза в день до самого понедельника. Будем надеяться, что ваши повреждения не будут слишком серьезными. А вот это мелко порежьте и залейте небольшим количеством воды, чтобы была кашица. Покроете ею обожжённые руки. Чтобы ваши раны зажили как можно скорее.
   - Не волнуйся, Цинь Юнь, - Сян помотал головой, - мы специально набиваем руки, чтобы они меньше чувствовали боль. Две недели, конечно, очень маленький срок, но я уверен, что мы выдержим.
   - Давайте прощаться, в следующий четверг мы не увидимся. Нам всем будет чем заняться, да и не стоит лишний раз рисковать. Встретимся с вами в ночь с понедельника на вторник, в половине третьего ночи. Перед запретными воротами. Бегите, маленькие друзья, набирайтесь сил.
   Дракон толкнула каждого в плечо на прощание и что-то прошептала на ухо Хао, от чего тот покраснел, а потом решился и крепко обнял шею Цинь Юнь.
   - Спасибо тебе, Хао, - они спустились с холма и направились в сторону школы. - Без тебя нам было бы не справиться. - Сян почувствовал, что он обязательно должен подбодрить друга.
   - О чем ты говоришь, Сян Лун Ю?! - воскликнул Хао. - Это я должен вас благодарить, вы исполнили мою самую заветную мечту. Сян, - добавил он тихонько, - я правильно понял, что Цинь Юнь нас перенесет через забор? Это значит, я буду летать на драконе? - Его глаза светились восторгом.
   - Правда. Я тебе обещаю, друг, когда все это закончится, мы попросим Цинь Юнь, и она посадит тебя на спину и пролетит с тобой над Уданскими горами.
   - Покажем тебе заветное ущелье, в котором мы все встретились, - Тай хлопнул Хао по плечу. - Нет, Ван, мы встретились именно в нем, а не над ним. Поскольку я уже там висел, ты собирался туда отправиться, а Сян с драконами парили в нем, чтобы спасти нам жизни. Интересно мы живем!
   - Давайте пока отложим планы на потом, - Ван выглядел озабоченным. - Будем их строить, когда яйцо Сяо Ляна будет лежать у Цинь Юнь в пещере, а мы в безопасности сидеть у себя в комнате.
   - Ван, не нагнетай обстановку, все пройдет отлично, правда ,Сян? - Тай ускорил шаг, не дожидаясь ответа.
   Но Сян вовсе не был уверен в удачном исходе их затеи. Он здорово нервничал. Вдруг он не справится. Вдруг яйцо окажется слишком тяжелым или слишком горячим, и он даст слабину и выронит его из рук. Тогда Сяо Лян умрет, и Сян никогда не сможет посмотреть в глаза Цинь Юнь.
   К нему вернулись кошмары. В его снах, их ловил мастер Чен, он снова видел умирающего дракончика, Пань смеялся над ним и говорил, что он ни на что ни годный оборвыш и проклятие всего драконьего рода.
   Как-то Сян проснулся посреди ночи от того, что его тряс Ван.
   - Сян Лун Ю, Сян, ты опять кричишь во сне.
   Сян открыл глаза. Их комната. Мирно посапывающий в своей кровати Тай. Взволнованное лицо Вана, склонившееся над ним.
   Сян осторожно выскользнул из-под одеяла, выбрался из комнаты на улицу и сел на ступеньку перед дверью. Была теплая майская ночь, и хотя старшие студенты обещали ближе к лету настоящее пекло, пока ночью все еще можно было отдохнуть от дневной жары.
   - Что случилось? Что тебя беспокоит? - Ван вышел вслед за ним.
   - Меня все беспокоит, Ван Шен. Вдруг что-то случится и я не справлюсь. Вдруг яйцо окажется слишком тяжелым, слишком горячим. Вдруг я что-то не так сделаю и всех вас подведу. У меня столько этих вдруг, и все они примерно об одном. Что-то пойдет не так по моей вине. Что со мной не так, Ван? Почему я всегда во всем сомневаюсь?
   - А почему ты считаешь, что ты один такой? - Ван присел на ступеньку рядом с ним. - Такие мысли приходят к любому нормальному человеку, если он только не самоуверенный идиот. Ты думаешь, я или Тай не беспокоимся об этом? Что если мы подведем? Что если будет слишком тяжело? Меня вот очень волнует понятие "горячо" в представлении драконов, и насколько оно отличается от наших человеческих понятий. Вдруг я не сумею удержать? Вдруг не смогу превозмочь боль? У меня такие же вопросы, как и у тебя, Сян.
   - Но ты не кричишь во сне, - вздохнул Сян. - Как ты с этим справляешься?
   - Я об этом стараюсь не думать. Подобные сомнения ничего хорошего не принесут. А потом, я знаю, что сделаю все, что смогу. Да и выбора особого нет, правда? Или мы скажем Цинь Юнь, извини, мы боимся не выдержать, поэтому давай все отменим? Единственное, что остается, это действовать на максимуме своих возможностей. А там уж что будет - то будет. Главное, ты сделал все от тебя зависящее. Я точно знаю, что всегда могу рассчитывать на тебя и на Тая. Да и на Хао думаю, тоже. Мы же не одни там будем. Если вдруг мы поймем, что нам слишком тяжело, то наши друзья сразу же придут на помощь. Представь, ты чувствуешь, что не выдержишь. Ты только скажи слово, и Тай с Хао сразу же окажутся рядом. Разве нет?
   Сян почувствовал как с его души сваливается огромный камень. О чем он только думал. Несколько шагов с яйцом он сделать успеет и если вдруг поймет, что сейчас его уронит, то можно позвать друзей. Они преодолеют это расстояние в пять метров за две секунды.
   -Как тебе удается всегда найти слова, чтобы меня успокоить?- Сян не видел лица Вана в темноте, но почувствовал, что его друг улыбнулся.
   - У меня с собой целый чемодан под кроватью лежит. Идем-ка спать, брат Сян. Эту неделю нужно хорошо отдохнуть. И знаешь что, тренировки с мечом во время дневного перерыва лучше отложить. Тебе нужно высыпаться.
   Со спокойным сердцем Сян вернулся в комнату. Может быть и в самом деле все не так страшно. Яйцо может оказаться совсем не таким горячим и не таким тяжелым, как он боится. Да и лекарство Цинь Юнь и их ежедневная набивка рук тоже должны помочь.
   Однако на следующий день, когда они, как обычно, стучали руками о мешочки со старшими студентами, на тренировочной площадке показался мастер Чен.
   - Кто вам разрешил делать жесткий цигун? - нахмурился он.
   - Никто, шифу, - ребята поклонились в ответ, - мы решили, что можем сами тренироваться. Мы хотим, чтобы наши руки стали достаточно сильными, и мы умели ломать кирпичи и доски.
   - Вы можете делать только то, что вам разрешают, - отрезал мастер. - Ты взял в руки меч, только потому, что тебе позволили это сделать. К жесткому цигуну вы еще не готовы. Вы неопытные и молодые ученики, и можете легко себя покалечить. Чтоб больше я не видел вас практикующими. Узнаю - накажу. Двести отжиманий. Кто объяснил им, что нужно делать? - Шифу повернулся к старшим студентам.
   - Я, шифу, - Хао выступил вперед.
   - Четыреста отжиманий, - с этими словами мастер удалился.
   - Плохо мы на тебя влияем, Хао, - Тай помог другу подняться, после того, как тот закончил выполнять отжимания. К этому моменту они сами уже отжались свои двести и успели отдохнуть. - Раньше тебя никогда не наказывали.
   Хао лишь молча улыбнулся в ответ.
   Они провели спокойный выходной, рисуя и занимаясь каллиграфией. Ван считал, что Сян уже превзошел своего учителя в искусстве написания иероглифов. Сян виновато косился и никак не мог сказать такого об успехах Вана в рисовании. Скопировать картину тот еще худо-бедно мог, а вот нарисовать что-то свое красиво у него не получалось.
   - Он так видит, Сян, не расстраивайся, - Тай подтрунивал над растерянно созерцающим сомнительное творчество друга Сяном и виноватым Ваном, так и не сумевшим до сих пор порадовать своего учителя.
   Оставшиеся до понедельника три дня Ван внимательно следил за тем, чтобы днем все отдыхали, сурово напоминал Сяну, который так и порывался улизнуть куда-нибудь с мечом, что успех их операции зависит в том числе и от его самочувствия. И даже в понедельник вечером Ван Шен настоял, чтобы все легли спать на несколько часов.
   - Мы встречаемся в половину третьего, сейчас десять вечера, у нас есть время отдохнуть. Я поставлю будильник на половину второго. Проснемся, оденемся, останется только смазать руки лекарством Цинь Юнь. У нас и так будет куча времени. Ложитесь спать!
   Но Сян не заснул, он впал в полудрему. Тело расслабилось, но мозг продолжал работать, перебирая тысячи возможных вариантов ближайшего будущего. Он боялся проспать и просыпался каждые полчаса. В конце концов, забывшись беспокойным сном , ему приснилсь что они проспали, и Цинь Юнь, не обнаружив их на месте, разнесла в гневе всю школу. Сян проснулся от трели будильника на мобильном телефоне Вана и облегченно вздохнул. Это был только кошмарный сон.
   До выхода оставалось еще около сорока минут. Свет решили не включать, чтобы не привлекать внимания, поэтому нельзя было ни почитать, не порисовать. В комнате воцарилось возбужденное молчание. Сян видел, даже обычно спокойный Ван с трудом оставался на месте. Когда пришло время, они молча выскользнули из комнаты, набросив легкие куртки. Тай зачем-то взял с собой рюкзак, но Сян не стал задавать вопросов.
   Хао и Цинь Юнь уже ждали их возле ворот. Молча поклонившись леди дракону, они вскарабкались ей на спину, и через несколько секунд были во дворе, где сидел очень довольный Сяо Лю. А рядом с ним лежало, точнее, стояло большое яйцо, внутри которого можно было рассмотреть небольшого синего дракончика. Теперь Сян понял, почему так причудливо стояли камни перед входом. Они были сделаны как подставка, которая идеально подходила для драконьего яйца.
   - Ну? - выдохнул Сян. - Пошли?
   - Ребята, - голос Цинь Юнь был едва слышен. - Жар может показаться вам нестерпимым, я очень вас прошу, держитесь. Не бросайте яйцо с Сяо Ляном.
   - Тай, - Ван посмотрел на друга. - Если что...
   - Мы будем рядом, Ван Шен, - подмигнул Тай, - не надейся заполучить все шрамы и раны только лишь себе. Идемте.
   Они осторожно открыли дверь ключом и вошли внутрь. Все, что было дальше, Сян помнил плохо. Мозг, измученный страхом, волнением и болью постарался забыть cобытия этой ночи. Он помнил, как добравшись до места кладки, с ужасом обнаружил, что яйцо Сяо Ляна гораздо тяжелее, чем он ожидал. Как первые два метра они с Ваном шли очень медленно, напрягая все силы и пытаясь приноровиться к движениям друг друга. В это время средство Цинь Юнь еще действовало, поэтому жар был относительно терпимым. Пройдя почти половину пути, им удалось синхронизировать шаги, но сразу после этого он почувствовал, что его руки горят.
   Когда Сян был маленьким, то как-то схватился рукой за раскаленную сковородку. Было ужасно больно, но тогда он прикасался к железу всего лишь пару секунд. А тут, ему казалось, что его кожа тлеет. Запахло жареной плотью, или ему показалось, что запахло. Внезапно он обнаружил, что плохо видит, и понял, что из глаз текут слезы. Моргнув несколько раз, ему удалось их стряхнуть, и он увидел, как из прокушенной от боли губы Вана течет кровь.
   До края оставалось несколько шагов.
   - Ван? - в голосе Тая отчаянье смешалось с вопросительными интонациями.
   - Ты как, брат? Выдержишь? - прохрипел Ван.
   У Сяна не было сил говорить, он чуть опустил голову вниз.
   - Пока нет, Тай!
   Еще несколько мучительных вечностей, и драконье яйцо перекочевало в руки Тая и Хао.
   Потом был перерыв, слишком короткий, чтобы прийти в себя.
   Сян хотел рассмотреть свои руки, но Ван отрицательно покачал головой.
   - Не надо, не смотри. Труднее будет держаться. Думай, как счастливы будут драконы, когда их семья снова будет вместе.
   Сян кивнул. По правде говоря, радоваться за друзей он сейчас был не в силах, но все-таки Вану удалось на минуту отвлечь его от мучительной боли в руках.
   Потом появились Хао и Тай, несущие мертвое яйцо, и по капелькам пота, стекающим по их лицам, Сян понял, что это задание не будет легче. Напротив, гораздо тяжелее. Чтобы принять яйцо из рук друзей, Вану и Сяну пришлось встать на колени. Когда яйцо коснулось обожженной кожи, они оба вскрикнули. Но, поднявшись, упрямо продолжали идти.
   - Еще немножко, - говорил себе Сян, - еще пара шагов. И еще пара шагов. И больше никогда не будет такой боли. Все остальное сущие пустяки. Вану сложнее, он выше меня, значит несет больший вес. Он выдержит, и я выдержу.
   Но когда до заветного места оставалось чуть меньше двух метров, Сян понял, что руки начали его подводить. Яйцо заскользило вниз. Он пару раз дернулся, пытаясь взяться поудобнее, и почувствовал, что еще несколько секунд и может произойти непоправимое.
   - Ван!
   - Тай!
   Крик Вана прозвучал резко, словно лай, одновременно со стоном Сяна.
   Словно молния Тай и Хао метнулись к ним и подхватили непосильную ношу.
   Как они донесли и поставили яйцо, Сян не видел. Он упал на колени, опустил лоб на теплый каменный пол. Пытаясь хоть как-то уменьшить боль в обожженных руках, положил их ладонями вверх, но не выдержал и закусив край футболки , тихо застонал. Краем глаза он увидел, что рядом точно так же на коленях сидит Ван и услышал странный звук со стороны.
   - Это стонет Ван Шен, - вдруг понял Сян, и ему стало легче и хуже одновременно. Легче, поскольку он не оказался слабаком, он действовал на пределе, раз даже его сильный друг не смог выдержать боли. Хуже, поскольку страдание друзей доставляют только страдания.
   - Выпей-ка это, Ван, дай свои руки. Хао, помоги Сяну, - услышал он голос Тая, и почувствовал, как ему в рот кладут таблетку и льется вода. Он сделал несколько глотков, закашлялся, но таблетку проглотил. После чего почувствовал, как на нестерпимо болящие ладони льется какая-то жидкость, мгновенно облегчающая боль. Сяну показалось, что он снова смог дышать.
   - Вы можете идти? Нам бы убираться отсюда поскорее. - Сян попытался подняться, и у него получилось. - Вот только непонятно, зачем были нужны все эти героические страдания. Мы что, не могли разделить эту непосильную ношу на четверых? Обязательно надо было калечиться? - Тай был по-настоящему раздражен.
   - Что ты нам дал, Тай? - Ван не обратил внимания на вопрос друга.
   - Внутрь - сильное обезболивающее, снаружи лекарство Цинь Юнь. Давайте уже уходить. Хао, ты давай тащи нашего изящного друга - вам, тонкокостным, надо держаться вместе. А я вот, в силу крепкого телосложения и долгого знакомства возьму на себя туловище нашего Ван Шена, который, когда качал свои мышцы, совершенно не думал о друге, которому придется его транспортировать.
   Сян понимал, что Тай шутит, чтобы снять напряжение, чтобы не подвели нервы, натянутые у всех как струны, и был благодарен ему за это. С помощью Хао он добрался до двери и вынырнул из жаркого помещения в душистую ночь.
   - Сян Лун Ю, с вам все в порядке? - они совершенно забыли о Сяо Лю, который ждал их снаружи. - Почему вы не можете сами идти?
   - Все хорошо, - Сян нашел в себе силы, чтобы ответить, - просто мы немножко устали. Перенеси нас, Сяо Лю, и лети скорее к маме.
   Дракончик подозрительно посмотрел на Сяна, но ничего не сказал.
   - Сначала Ван и Хао, Ван тяжелее, потом мы с Сяном, - Тай взял на себя руководство действиями. - Хао, придерживай его, он не сможет держаться.
   Хао помог Вану залезть, и они медленно взмыли в воздух.
   - Забирайтесь, - через несколько минут перед Сяном и Таем опустился Сяо Лю.
   Осторожно, чтобы ни до чего не дотрагиваться обожженными ладонями, Сян забрался на спину к Сяю Лю. Они перемахнули через забор очень быстро, и уже через минуту стояли рядом с друзьями.
   - Сяо Лю, Цинь Юнь тебя уже, наверное, заждалась. Лети, - Сян, превозмогая боль, ласково погладил своего друга тыльной стороной ладони.
   - Мы встретимся в четверг, правда? - Сяо Лю растерянно посмотрел на друзей. Что-то было не в порядке. Но он не мог понять, что.
   - Конечно, и вы расскажете нам, как Сяо Лян вернулся домой. До встречи. - дракончик взлетел и через несколько секунд исчез из виду.
   - Теперь можно выдохнуть, - Ван медленно сел на землю и облокотился о стену. Сян сел рядом.
   - Вы в порядке? - Хао обеспокоенно присел перед ними на корточках.
   - Мы в порядке, Хао Лин Шин. Спасибо тебе. Сейчас мы чуть передохнем, и отправимся домой с чувством выполненного долга, - устало улыбнулся Ван. - Мы все с вами молодцы. Но главный молодец у нас, конечно, Тай. - Как ты догадался взять воду и лекарство. Без тебя нам бы очень туго пришлось.
   - Просто у меня голова забита еще и мозгами, а не только романтическими бреднями, как у некоторых, - огрызнулся Тай. - Готовы? Нам нужно уйти подальше от запретной территории.
   Они без приключений добрались до своего двора, помахали Хао, который жил в здании для старших студентов, и направились к себе в комнату.
   - Вы только посмотрите, кого я вижу: Ван Шен, Тай Чин и, не может быть, сам Сян Лун Ю, собственной персоной, - внезапно сзади них раздался ехидный голос. - И где это, интересно, вы шлялись посреди ночи?
   Они мгновенно обернулись и увидели Паня, развалившегося на лавке, недалеко от них.
   - В туалет ходили, - отрезал Тай.
   - Все вместе? Одетые? - Пань мерзко улыбнулся. - Ну-ну.
   - Ты тоже перед нами не в трусах стоишь. Спокойной ночи. Что застыли, заходим в комнату! - Тай почти силой толкнул Вана и Сяна внутрь и захлопнул за собой дверь.
   - Это плохо, - Сян обреченно плюхнулся на стул. - Это очень плохо.
   - Ничего не плохо. Он ничего не знает. Ничего не видел, ну шли мы через двор одетые ночью, и что? Дайте-ка я посмотрю, что у вас с руками наконец, - Тай включил свет и подошел к друзьям. - Нда.
   Руки что у Вана, что у Сяна были в тяжелом состоянии. Пузыри от ожогов лопнули, обнажив под кожей розовую плоть. Зрелище было настолько неприятным, что Сян отвернулся.
   - Этого я и боялся. Цинь Юнь была права. - Тай осторожно держал его кисти. - Поверни голову, Сян, тебе нужно это видеть.
   Нехотя Сян взглянул на свою ладонь и вскрикнул. На подушечке под большим пальцем левой руки отчетливо виднелся отпечаток драконьего крылышка.
   - Ван? У тебя тоже? - он посмотрел на друга.
   - У драконов по два крыла, - Ван показал ему свою обожженную ладонь с зеркально-идентичным отпечатком.
   - Значит завтра, то есть сегодня, - поправился Сян. - Мы просто обязаны перевернуть на себя эту несчастную кастрюлю с рисовой похлебкой.
   - Это не кастрюля несчастная, это вы несчастные и вся школа без завтрака. Я не думаю, что это хорошая идея, - Тай покачал головой. - Что с вами будет, если на эти ожоги наложатся ожоги от кипятка?
   - Болевой шок? - предположил Ван. - Но лекарство Цинь Юнь здорово помогло. Если мы сейчас его используем, то может за три часа станет полегче?
   - И обязательно перед этим выпейте еще обезболивающего, - Тай протянул им упаковку с лекарством, - это тоже поможет уменьшить боль. Давайте ложиться. Уснуть, может, и не сможем, но отдохнуть нужно. Что ты такой невеселый, Сян Лун Ю?
   Сян с ужасом смотрел на свои руки. Он думал о том, сколько должно будет пройти времени, прежде чем он сможет взять в руки меч.
   - Ничего, ничего, Сян, - Ван, похоже, догадался о его мыслях - Через неделю ты будешь в порядке. Драконье лекарство действует очень эффективно. По идее после таких ожогов, мы должны лежать и умирать от боли, а мы ходим, говорим и соображаем. Просто будем наносить его на руки постоянно.
   Через пять минут Сян оценил способ использования лекарства, который изобрел Тай. Тот наливал кашеобразное лекарство в пакет, и они с Ваном могли опускать туда руки. Как только обожженная кожа соприкасалась с прохладной жидкостью, боль уходила, и казалось, что руки начинают покрываться защитной пленкой.
   Лекарство так помогало, что им даже удалось поспать пару часов перед тем как отправиться в столовую.
   - Я хочу вам помочь, - упрямо мотая головой, заявил Тай, когда они пришли на кухню. -Нечестно, что вы страдаете, а я нет.
   - Тай, не придумывай! - Рассердился Ван. - Страдать за компанию, конечно, очень весело. Но в этот раз обойдешься! Хватит того, что мы с Сяном превратились в немощных. В конце концов, давай признаем, что мы без тебя совершенно беспомощны, и если ты к нам присоединишься, на кого мы сможем рассчитывать в случае чего!
   - Ван Шен, вот почему тебе всегда слава и девочки, а мне - "Друг Тай, мы без тебя никак?"
   Сян понимал, что Тай расстроился, но был согласен с Ваном. Он ни за что не хотел делиться своей болью с друзьями. Если б он мог сделать так, чтобы Ван избежал ожогов, он бы сделал.
   - Готов? - Ван Шен посмотрел на Сяна. Тот вздохнул. Было страшно. Очень страшно. Хотя утром он чувствовал себя гораздо лучше и руки болели меньше.
   Но дело нужно было довести до конца.
   - Пошли, - решительно кивнул он.
   Они подошли к плите, на которой стояла и кипела большая кастрюля с жидкой рисовой похлебкой.
   - Я столкну ее сам, тебе нужно будет подставить и держать руки тут, чтобы на них попала жидкость. Справишься, Сян? Руки нельзя отдергивать. Мозг будет бояться, так что закрой-ка ты лучше глаза. - Если бы голос Вана предательски не дрогнул пару раз, Сян решил бы, что его другу совсем не страшно.
   Сян послушно закрыл глаза и вытянул руки. Он не стал уверять друга, что не отдернет руки в последний момент, сам был не уверен.
   - Раз, два, - Сян зажмурился, ожидая счета три, но тут его руки словно окутало огнем, и он услышал вскрик Вана и грохот металла.
   - Почему я лежу на полу, - внезапно подумал Сян. Он не мог понять, где находится и что произошло. Попробовав шевельнуться, он почувствовал острую боль в руках, и все вспомнил. Только вот все-таки - почему он на полу?
   - Сян Лун Ю, - кто-то хлопал его по щекам. - Сян Лун Ю! Очнись!
   Сян открыл глаза.
   - Что случилось? - он старался подняться, но было сложно. Кружилась голова, и ноги не слушались.
   - Ты отключился из-за боли. - Тай поспешно накладывал на руки Сяна знакомое ему лекарство.
   - Ван, ты как? - Сян посмотрел на друга.
   - Бывало лучше, - Ван старался бодриться, но голос был слабым.
   - Что здесь произошло? - На кухне появился повар. - Ах вы, негодные мальчишки, - начал было он, увидев лужи каши на полу. - Ван, Сян, с вами все в порядке? - Его голос мгновенно переменился, как только он понял, что случилась беда. - Вы сильно ошпарились?
   - Каша попала им на руки, - объяснил Тай, - они обварились, но я сейчас провожу их в туалет, они подержат руки под холодной водой, я смажу ожоги лекарством, и через несколько дней все будет в порядке. Мы пойдем?
   - Извините нас, мы оставили всю школу без завтрака, - смог выдавить из себя Сян.
   - Ничего, главное, чтобы все обошлось, - повар засуетился, вытирая пол. - Сейчас наварю лапши. Тай Чин, присмотри за друзьями.
   Они с трудом доковыляли до своей комнаты. От боли Сян плохо соображал, и если бы не Тай, указывающий направление, вряд ли бы нашел нужную дверь. Уложив друзей на кровати, Тай бросился снова накладывать лекарство. Он что-то говорил, но Сян плохо понимал что. Он пришел в себя, только когда его руки опустились в прохладную жидкость.
   - Я, правда, гений, настоящий гений, - Тай, похоже, не умолкал ни на минуту, но только сейчас Сян начал разбирать смысл слов, - вы только посмотрите, что я придумал. Дай-ка мне свое запястье, теперь свесь руку с кровати, теперь вторую, Сян Лун Ю, вот. - Сян почувствовал, что к нему что то привязывают, и понял, что Тай, прижав к руке пакет, обмотал ее веревкой. Таким образом, руки были полностью погружены в лекарство.
   - Сколько времени до тренировки? - внезапно спросил Ван.
   - Ты с ума сошел? Какие вам тренировки? - Сян не видел выражения лица Тая, но чувствовал, что тот не может поверить своим ушам.
   - Ван прав, - Сян поразился какой слабый у него голос. - Мы должны идти.
   - Вы сумасшедшие? Куда вы пойдете? - Тай почти кричал.
   - Я чувствую себя гораздо лучше, Тай, не паникуй - Ван звучал очень спокойно. - Сян, ты как?
   Сян прислушался к своим ощущениям. Ван был прав. Руки по-прежнему болели, но боль больше не заполняла всю его существо. Можно было делать что-то еще.
   - Не знаю насколько я смогу тренироваться, но идти надо, - кивнул он. - Сколько еще времени?
   У них оставалось еще полчаса. С трудом переодевшись в форму, они дошли до тренировочной площадки. Их сразу же окружили другие студенты, справляясь о состоянии, и у Сяна даже хватило сил улыбнуться.
   - Покажите руки, - услышали они голос учителя Ли. Мастер Чен был три дня в отъезде и тренировки проводил он. Они протянули ему руки, и Сян понял, что их жертва была не зря: то место, на котором был отпечаток драконьего крыла, был покрыт волдырями. - Повар сообщил мне о том, что случилось, но я думал, что будет хуже. В больницу вам не обязательно.
   - Да, учитель, - они оба поклонились.
   - Только вот почему вас троих не было на утренней тренировке? - сурово спросил учитель Ли, и Сян в ужасе посмотрел на своих друзей.
   Как же они могли забыть?! Их мысли были настолько поглощены предстоящими событиями на кухне, что у них совершенно вылетела из головы необходимость появиться утром на тренировке.
   - Триста приседаний. После этого присоединитесь к остальным.
   - Учитель Ли, - внезапно раздался голос Хао, и вся школа посмотрела на него в изумлении. Он никогда еще не позволял себе что-то говорить или возражать учителю. - Они тяжело пострадали, может быть, вы разрешите им не тренироваться сегодня. Их руки сильно повреждены и болят.
   - Хао Лин Шин, руки да, но с их ногами все в порядке, поэтому вместо того, чтобы делать удары руками, они будут делать удары ногами. Ясно? Начали.
   - Каким я был наивным, когда тащил драконье яйцо и думал, что больше боли не будет, - признался Сян друзьям после тренировки.
   На следующий день, благодаря тому, что все свободное время они держали руки покрытыми лекарством Цинь Юнь, они чувствовали себя почти хорошо, и Сян искренне надеялся, что все неприятности позади. Но после дневной тренировки им всем велели построиться во дворе.
   - Я отсутствовал пять дней, и за это время в школе случилось две больших неприятности, - мастер Чен говорил тихо, но царила такая тишина, что его слова разносились по всей площадке. - Два студента ошпарились, но все обошлось, и я еще раз напоминаю вам о необходимости быть осторожными не только на тренировочной площадке. Вторая неприятность на несколько порядков хуже. - Сян похолодел от ужаса. - Вы знаете, что студентам категорически запрещено покидать школу ночью. В ночь с понедельника на вторник кто-то ушел из школы и решил добраться до ближайшего города. Этот человек, или люди, позвали с собой Сяо Хэй, нашу собаку. Одна она никогда никуда не уходила. В результате ее насмерть сбила машина. Я хочу знать, кто в этом виноват.
   Все молчали. У Сяна на глазах выступили слезы. Они все любили Сяо Хэй, она была глупой, но очень ласковой собакой, которая радостно встречала их по утрам, всегда крутилась на тренировочной площадке и подставляла бока, чтобы ее погладили.
   Внезапно вперед выступил Пань.
   - Чен шифу, - поклонился он, - я не могу ничего утверждать стопроцентно, но я шел ночью в туалет и видел как Сян Лун Ю, Ван Шен и Тай Чин возвращались одетыми домой. Все знают, что мы с ними не ладим, но я не вру. На следующий день они пропустили утреннюю тренировку. Может и обварились они потому, что не выспались, и свернули на себя кастрюлю.
   Мастер медленно посмотрел на друзей.
   - Сян Лун Ю, Ван Шен, Тай Чин, это правда? Вас ночью не было в комнате?
   - Да, шифу, - Ван ответил за всех. И Сян понял, что это самый лучший выход из сложившейся ситуации.
   - Нарушение школьных правил - само по себе тяжелый проступок. Но ваше непослушание повлекло за собой смерть живого существа. Наказание должно быть суровым. Вы и все остальные на вашем примере должны понять, что любое действие несет за собой последствия. Принесите мне три бамбуковых палки.
   - Чен шифу, я был с ними, - внезапно Хао сделал шаг вперед. - Я должен разделить наказание.
   - Еще один герой, - не смог удержаться от комментария Тай.
   - Хорошо, - кивнул мастер Чен, - четыре палки. Встаньте в шеренгу. Наказание будет закончено, когда сломаются все палки.
   - Тогда оно будет длиться бесконечно, - успел подумать Сян, прежде чем им на спины обрушился первый мощный удар. Но он ошибался. Через пять ударов первая палка разлетелась, и он выдохнул с облегчением. Это было больно. Очень больно. Но вполне терпимо.
   - Ван Шен, - раздался спокойный голос мастера, - держи спину прямо. Если ты будешь стараться принимать на себя удары, предназначенные для всех, то твои друзья получат отдельно из-за тебя.
   С ударом второй палки Сян понял, как их защищал Ван. Сила ударов была такова, что он с трудом мог устоять на ногах. Вторая палка тоже разлетелась на пятом ударе.
   Самым сложным было молчать. Каждый раз, когда палка обрушивалась на спину, Сяну хотелось орать от боли. Но он прикусил губу и лишь тихо вскрикивал, синхронно с точно такими же сдавленными криками друзей.
   Когда мастер взял в руки четвертую палку, Сян подумал, что сейчас умрет. Он понимал, что остальным тоже не легче. Они все стояли, привалившись друг к другу, чтобы не упасть.
   - Я больше не могу, - еле слышно простонал Сян.
   - Ты молодец, брат Лун Ю, - сипло прошептал Ван, - осталось совсем немного. Попробуй расслабить мышцы. Не жди удара. Просто, ссс, - на них обрушился новый удар и Ван закусил губу.
   Последней палки хватило на три удара. Они повалились на землю, не в силах подняться.
   - Ваши внутренние органы не задеты. Я наносил удары так, чтобы вам было максимально больно, но без серьезных последствий. Вы не сможете ходить несколько дней. В субботу вы обязаны быть на тренировке. Помогите им дойти до комнат, - распорядился мастер и ушел.
   - Дойти - это громко сказано, - подумал Сян, когда их несли в комнату, держа за руки и за ноги. Тан попытался взвалить его на плечо, но его пронзила настолько сильная боль, что он невольно закричал.
   - Если нам придется где-то выступать командой, я знаю, как мы назовемся, - Тай первым нарушил молчание, когда они остались втроем. - Первоклассная группа героев-идиотов. Вот как. А Хао будет нашим капитаном.
   - Тай, мне смеяться больно, - хихикнул Сян и увидел, что Ван тоже улыбается.
   - Нет, а что? Был бы Ван нормальным человеком, позволил бы нам с Хао вам помочь дотащить это яйцо, глядишь бы у вас с руками было бы полегче и не нужно было героически обмазываться кипящей рисовой кашей. Был бы ты, Сян, нормальным, то не понимал бы драконов, был бы Хао нормальным, то спокойно бы промолчал в сторонке и мог бы сейчас принести нам водички, поскольку был бы в состоянии ходить.
   - А ты? - усмехнулся Ван.
   - А я? Был бы я нормальным человеком, не стал бы с вами связываться, вот что, - закончил довольный Тай.
   В дверь осторожно поскреблись.
   - Можно? - В небольшую щель просунулась растрепанная голова Сяо Лиана. - Сян Лун Ю, вам что-нибудь нужно принести? Вы голодные?
   - Нет, - Сян нашел в себе силы, чтобы ответить. - Но может быть, ты принесешь нам воды.
   - Сяо Лиан, зайди-ка сюда, - Тай попытался приподняться на локте, но у него не получилось. - Видишь бутылку с коричневой жидкостью, налей ее в пакеты, - он объяснил мальчику как привязать пакеты к рукам Сяна и Вана, и Сян порадовался, что хоть на одну десятую боли убавилось.
   - Есть мы не хотим, но вода должна быть в комнате, а встать нам очень сложно, если ты сможешь сегодня и завтра к нам забегать и приносить воду, мы будем очень благодарны, -попросил Сян Сяо Лиана.
   - Я буду часто навещать вас, - пообещал тот. После того как он прибежал четыре раза за два часа, узнавая не надо ли им что-нибудь, Ван вежливо заверил его, что у них все в порядке и попросил приходить чуть пореже, например раз в три-четыре часа, а лучше завтра. И что обязательно нужно проведать как там Хао.
   - Вы знаете, что я сейчас понял, - Сян внезапно вспомнил, какой был день недели, - завтра у нас назначена встреча с драконами.
   - Которую нам придется пропустить. Нам сложно сделать несколько шагов до туалета, и речи быть не может о том, чтобы идти куда-то или лезть на холм, - покачал головой Ван.
   - Но как тогда мы узнаем, когда встречаться с ними в следующий раз, - в отчаянии спросил Сян.
   - Я думаю, Цинь Юнь догадается ждать нас в следующий четверг. Не переживай, Сян, -успокоил его друг. - Тем более, она вернула сына, которого не видела много лет. Ей не до нас сейчас.
   Сян ничего не сказал, упрямо пообещав себе, что завтра утром сделает все, чтобы добраться до места встречи с драконами. Но ночью он почти не мог заснуть, лежать на спине было невозможно, а утром, очнувшись от неглубокого сна, понял, что чувствует себя еще хуже чем накануне.
   - По моему, мастеру Чену гуманнее было бы нас убить, - заметил утром Тай, когда они попытались встать с кровати. - А вот есть теперь хочется. Где там твой юный спасенный друг, брат Сян? Может он в своем энтузиазме все-таки вспомнит про нас и принесет нам немного еды. Сегодня же не вы завтрак подавали, может народу что и досталось.
   Весь четверг они провели в кроватях, но к вечеру почувствовали себя лучше и сами доковыляли до столовой, где были очень рады увидеть Хао. Почти всю пятницу Сян, Ван и Тай проспали. После отдыха они чувствовали себя гораздо лучше, и пытались использовать по максимуму два дня, данные им мастером Ченом на выздоровление.
   Ночью Сян спал очень чутко и сразу услышал странный шорох за дверью. Он прислушался.
   - Сян Лун Ю, Сяяяян, где ты? - Звал знакомый голос. С трудом встав с постели, Сян распахнул дверь и остолбенел. Во дворе перед самой их дверью сидел Сяо Лю и, вытянув свою длинную шею, звал Сяна.
   - Сяо Лю?!!!!! Что ты здесь делаешь?! - вскрикнул Сян и сразу же зажал рот руками. - Тебя могут увидеть!!!! - Шепотом прокричал он.
   - Вы не пришли в четверг, я очень волновался, - деловито объяснил дракончик. - Мама сказала, что вас что-то задержало, и что все хорошо, и мы увидимся в следующий четверг, но я думаю, что она сама не очень в это верила. Только вот она так рада, что Сяо Лян вернулся, что не хочет больше ни о чем другом думать.
   - Сяо Лю! - Воскликнул проснувшийся от шума Ван, - ты сможешь пройти в дверь и спрятаться в комнате? Ты тут поместишься?
   - Не знаю, ваши проходы такие узкие. Как вы внутрь попадаете? Ой, а пещера-то у вас какая маленькая, вы тут живете? - Сяо Лю удалось протиснуться внутрь, и он занимал почти все пространство. - Что с вами случилось? Вы не пришли на встречу. Почему вы так странно двигаетесь? И почему у вас спины в синюю полоску ? - он заметил разводы на спине Вана.
   - Видишь ли, Сяо Лю. - Сян ласково почесал друга за ухом. - Кое-что случилось. - Он быстро рассказал о том, что произошло, стараясь как можно меньше говорить о наказании, но Сяо Лю все понял.
   - Вы ничего не сказали в свое оправдание, потому что спасали Сяо Ляна. А ваш шифу вас избил. Он плохой, плохой человек. Вам было так больно, что вы не могли ходить. И все потому, что спасали моего младшего брата.- Сян увидел, как из глаз дракончика медленно потекли слезы, и каждый раз, когда слеза падала на пол, она превращалась в маленькую жемчужинку.
   - Не плачь, Сяо Лю, ну пожалуйста, - Сян постарался обнять своего друга. - Теперь все хорошо. Сяо Лян с вами. Наш шифу ничего не подозревает.
   - У нас даже мнимое алиби есть, - Тай тоже погладил дракона по шее. - Твоя мама тебя убьет, если узнает, что ты прилетел сюда.
   - Не узнает, - горделиво заявил Сяо Лю. - Она весь день носилась вокруг яйца, и теперь крепко спит. Я поэтому и выскользнул. Очень я за вас волновался.
   - А если бы тебя увидели или услышали? - Сян чувствовал огромную признательность другу, но все равно считал поступок дракончика слишком рискованным.
   - Сян, кто меня услышит, кроме тебя. Ты ж один тут говорящий с драконами, - Сяо Лю посмотрел на Сяна как на маленького.
   - Вот как объяснить малолетнему дракону, что шум он производит не только своей речью, - в отчаянии подумал Сян, но вспомнил, как его друг расстраивался каждый раз, когда мама называла его слишком громким, и промолчал.
   - Это неважно, - Ван похоже пришел к тому же выводу, что и Сян, и решил свернуть эту тему. - Как госпожа Цинь Юнь? Как яйцо Сяо Ляна? Все в порядке?
   - Все очень очень хорошо, - дракончик закивал головой. - Сяо Лян вернулся домой, мама проводит с ним гораздо больше времени, чем со мной. Но это ничего, - снисходительно улыбнулся Сяо Лю, - она так переживала, когда его не было.
   - Теперь, когда ты убедился, что с нами все в порядке, тебе надо лететь домой, - Сян старался не думать, что случится, если вдруг кто-то услышит шум и решит проверить, что происходит.
   - Как Хао Лин Шин? - Сяо Лю упрямо не хотел покидать своих друзей.
   - С ним тоже все в порядке. Лети, Сяо Лю, - Тай дергал плечом от нетерпения.
   - Когда же мы с вами увидимся? - растерянно спросил Сяо Лю.
   - Он не может понять, почему все так хотят, чтобы он поскорее ушел, - понял Сян. -Послушай, Сяо Лю, - он осторожно присел на пол рядом с другом и положил ему руку на широкую чешуйчатую спинку. - Мы очень счастливы, что ты прилетел нас проведать. Мы знаем, как ты волновался за нас, и поэтому пошел на такой риск. Мы очень благодарны тебе за это. Но сейчас мы за тебя беспокоимся. Если вдруг тебя кто-то увидит и с тобой что-то случится, представь, что будет с твоей мамой и с нами. Больше всего нам бы хотелось с тобой поиграть, но это опасно. И мы постоянно об этом думаем. Поэтому мы просим тебя скорее улететь отсюда, а не потому, что мы тебе не рады. Понимаешь?
   - Понимаю, - важно кивнул Сяо Лю, - вы как моя мама. Она все время сердится, когда волнуется. А все из-за того, что она очень меня любит.
   - Ты все правильно говоришь, - обрадовался Сян. - Мы тоже тебя любим.
   - Посидите тут тихо, - Тай внезапно выскользнул за дверь. Он вернулся через несколько минут.
   - Сяо Лю! - пришедший с ним Хао не смог сдержать возгласа и на него все зашикали. -Что ты тут делаешь?
   Сян быстро все объяснил, и Хао в свою очередь крепко обнял дракона и поблагодарил за беспокойство и его героизм. Сяо Лю надулся от гордости.
   - Сяо Лю, я думаю, что тебе все-таки пора, - Ван посмотрел на часы. - Скоро будет светать, да и мама твоя наверняка скоро проснется. Она ж с ума сойдет, если тебя не будет дома.
   - Вы правы, - наконец согласился маленький дракон. - Тогда я полетел. Мы встречаемся с вами в четверг, как обычно? И я очень надеюсь, что у вас больше ничего не случится. - С этими словами дракончик осторожно протиснулся в дверь и улетел.
   После Сян с улыбкой вспоминал последние слова Сяо Лю - знал бы он тогда, сколько всего еще должно случиться!
   В субботу они тренировались кое-как, но в воскресенье чувствовали себя уже гораздо лучше, а в понедельник - почти хорошо. Сян с удивлением осознал, что всего неделя прошла с тех пор, как они подменили яйцо Сяо Ляна. Их спины почти не болели, а руки практически полностью зажили. Сян даже решил попробовать взять в руки меч после дневной тренировки, но тут к нему подошел старший студент Ли и сказал, что его ждет в офисе мастер Чен.
   Когда он зашел внутрь просторной комнаты, за столом которой сидел их шифу, то увидел своих друзей, сидящих на диване и уткнувших взгляд в пол.
   - Что еще случилась? - промелькнула у него мысль, и Сян вопросительно посмотрел на них. Но на их лицах точно также было написано недоумение. Они явно не имели представления, почему их всех позвали.
   - Садись, Сян Лун Ю, - кивнул мастер на диван рядом с Хао. Сян сел и стал ждать продолжения, но мастер молчал. Он долго смотрел на свой стол, перевел взгляд на друзей, потом отвернулся и начал смотреть в окно.
   По ощущениям Сяна прошла вечность. Он почти поверил, что мастер вызвал их только для того, чтобы они посидели на его диване, как мастер Чен еще раз посмотрел на них и наконец сказал:
   - Сяо Хэй увязалась за Панем. Он отправился в город и сманил ее. Вас наказали несправедливо. - Последовала долгая пауза. - Но той ночью вас в комнате тоже не было, - мастер не спрашивал, он утверждал. - Я хочу знать, где вы были и что вы делали?
   Сян в отчаянии посмотрел на друзей. Что делать? Что сказать? Он думал, что все уже решено, а тут...
   - Шифу, - Тай сделал шаг вперед и опустился на колено. - Вы правы, мы покидали территорию школы. Мы нарушили ваш запрет.
   Сян с ужасом посмотрел на него.
   - Неужели Тай собирается все рассказать?
   - Мы были в горах, продолжали набивать руки, несмотря на то, что вы запретили практиковать нам жесткий цигун. - Тараторил Тай. - Мы просто очень хотим быть похожими на вас, шифу!
   Мастер Чен вздохнул.
   - Понятно. Будем считать, что свое наказание вы уже получили.
   Они молча поклонились в ответ.
   - Вот еще что. Со следующего месяца начнете готовиться к осенним соревнованиям. Вы вошли в команду школы. Поэтому теперь у вас есть официальное разрешение набивать руки. Хао, ты должен..., - но мастер Чен не успел договорить. В комнату влетел старший студент Чан.
   - Шифу, началось! - он почти кричал. - Он начал вылуп..., - тут Чен заметил, что мастер не один и замолчал. - Шифу!!!
   - Иду! - Мастер Чен встал из-за стола. - Этот разговор мы закончим позже. Сейчас вы свободны, - сказал он.
   - Тай Чин! Ты самый настоящий гений, - Сян с восхищением посмотрел на своего друга. Они все собрались в комнате, чтобы обсудить новости. - Как тебе пришла в голову идея про жесткий цигун?
   - Сян, - Тай похлопал друга по плечу, - я тебе уже говорил, в моей голове есть мозги. А не только...
   - Романтические бредни, - хором закончили за него Ван с Сяном.
   Тай удовлетворенно кивнул.
   - Вы поняли, что произошло? - Сян вспомнил окончание разговора и подпрыгнул от возбуждения.- Дракончик начал вылупляться. Поэтому шифу поспешил уйти.
   - Это просто здорово! - Согласился Ван. - Теперь все могут спать спокойно и...
   Тут дверь распахнулась, и в комнату ворвался Сяо Лиан.
   - Вы слышали последние новости?! Слышали?! - Затараторил он. - Паня выгоняют из школы. В смысле, не выгоняют, он сам уходит, но почти как выгоняют.
   - Сяо Лиан, успокойся, - Ван усадил мальчика на кровать. - И объясни нам, что произошло.
   - Этаа, - Сяо Лиан никак не мог отдышаться, - как его. Ну, шифу вас к себе позвал. А до этого у него Пань был. Он у всех на виду ел острые утиные шейки и издевался над другими, мол, у него всегда есть вкусная еда. А когда его приперли и спросили, откуда, он тут и сознался, что был в городе. И об этом узнал шифу.
   - Этот идиот Пань даже не смог подставить нас грамотно, - рассмеялся Тай. - А что шифу?
   - Шифу сказал, что поскольку он виноват в гибели Сяо Хэй, да еще и вас из-за него наказали, у него есть выбор. Он может либо сам уйти из школы, либо должен повторить ваше наказание. Шифу сломает об него четыре палки. Но Пань отказался и ушел паковать вещи! - Сяо Лиан ликовал.
   - Хороший сегодня день, - с улыбкой произнес Хао.
   - Я побежал, да? Просто хотел вам рассказать. Думал, что вы не знаете еще. А вы и вправду не знаете. - С этими словами Сяо Лиан убежал.
   - Отличные новости, чтобы поделиться с драконами, - обрадовался Сян. Скорее бы увидеться с Сяо Лю и Цинь Юнь
   Но в четверг, когда они поднялись на холм, там сидела лишь Цинь Юнь, маленького дракона нигде не было.
   - Что случилось, госпожа? - они все бросились к ней. - Где Сяо Лю? С ним все в порядке?
   - С ним все в порядке, маленькие друзья, он просто наказан, - в голосе дракона послышалась улыбка.
   - Из-за нас? - Сян опустил голову.
   - Из-за того, что он непослушный маленький глупый дракон, который до смерти испугал свою маму, когда она, проснувшись, не обнаружила своего непоседливого сына дома. Не переживай ты за своего друга, Сян Лун Ю, - Цинь Юнь увидела, как у Сяна вытянулось лицо. - Мы сейчас отправимся к нам домой и ты с ним увидишься.
   - Мы полетим верхом на вас, госпожа? - Хао не мог поверить своему счастью.
   - Правильно, забирайтесь.
   Когда они прилетели в пещеру к драконам, Сян с удивлением понял, что уже чувствует там себя почти как дома.
   - Маам, а можно я уже слезу с этого камня, - услышали они жалобный голос Сяо Лю. - У меня лапы затекли.
   Оглянувшись, Сян увидел в самом дальнем углу камень, на котором с трудом помещался маленький дракончик. Камень был так мал, что его задние лапы постоянно съезжали и Сяо Лю нужно было все время балансировать, чтобы не упасть.
   - Я честно тут сидел все это время. Я тебя не обманываю. Но я так устал.
   - Какой урок ты сейчас получаешь, сын? - строго спросила Цинь Юнь.
   - Необдуманные поступки влекут за собой серьезные последствия. Умение ждать является великой добродетелью. - Вздохнул Сяо Лю. - И еще. От постоянного сидения драконов на маленьких камушках, у них в лапах как будто бы образуются тысячи иголочек и колются.
   - Можешь слезать, - кивнула леди дракон, и Сяо Лю кубарем скатился с камня к друзьям.
   - Хотите посмотреть на Сяо Ляна? - спросила их Цинь Юнь, когда они, устав от возни на полу с Сяо Лю, решили отдышаться.
   - Конечно!
   Оказавшись в знакомой пещере, Сян вздрогнул. Слишком многое напоминало тут о тяжелой ночи в запретном храме, но увидев яйцо и счастливую Цинь Юнь, в очередной раз признался себе, что все это того стоило.
   - А когда он вылупится? - Спросил Тай.
   - Сложно сейчас сказать, но я думаю, где-то через год. Может быть чуть поменьше. Он у меня молодец, выдержал столько испытаний и вернулся домой, - дракон с гордостью посмотрела на светящееся голубоватым светом в темноте яйцо с маленьким дракончиком внутри. - А теперь идемте, друзья, у меня есть для вас подарки.
   - Тебе, говорящий с драконами, я дарю этот меч, - вернувшись в большую пещеру, Цинь Юнь протянула Сяну ножны. - Это тренировочный меч, выкованный знаменитым кузнецом Гань Цзяном. Я уверена, что он послужит тебе верой и правдой.
   Сян не мог сдержать крика восхищения, когда вытащил меч из ножен. Идеальный баланс, рукоятка словно сама легла ему в руку. Он сделал несколько движений. Казалось, меч стал с ним одним целым.
   - Цинь Юнь!!!! - Он не мог подобрать слова благодарности.
   - Тебе, Ван Шен, вот этот старинный нефритовый набор для каллиграфии. Теперь твои иероглифы будут еще совершенней.
   Ван в благоговении взял коробку, в которой лежало несколько кистей, несколько палочек туши и небольшая чашечка для воды.
   - Тай Чин, тебе вот эти бирюзовые четки. Это лучшая бирюза уданских гор, этот камень помогает ясно и трезво мыслить и находить выход из самых сложных ситуаций.
   - Ну, а тебе, Хао Лин Шен, вот эта старинная флейта. Слыша ее звуки, сердца людей очищаются от грязи. Ты человек с чистым сердцем, она поможет сохранить тебе твое сердце таким.
   - Это всего лишь вещи, - сказала дракон немного погодя, - они не смогут передать всей моей благодарности за то, что вы для меня сделали.
   - Вы нам родные, Цинь Юнь, не надо благодарить. - Они все поклонились драконам.
   - Сян Лун Ю, у меня же для тебя есть новости. - Чешуя Цинь Юнь потемнела, и Сян понял, что она должна сказать ему что-то важное. - Когда мы искали яйцо, то направились прямиком к Лао Луну - одному из старейших драконов. Он поведал нам, что пару лет назад его сын Хун Лун встретил еще одного говорящего с драконами. Это был приятный мужчина, около сорока лет. Тот сказал, что давно разыскивает своего сына. И единственная нить, которая может помочь - это мы. Говорящие с драконами рано или поздно встречаются с нами. Этот человек оставил свой адрес,
   - Он оставил свой адрес? - Сян не мог поверить своей удаче. - Он у тебя есть?
   - Нет. Три месяца назад Хун Лун отправился в Японию. И вернется он не раньше чем через восемь месяцев. Но ты не переживай, Сян. Лао Лун обещал послать мне весточку, как только будет возможно. Единственное, что он знает, это то, что этот человек живет в Шанхае.
   - Значит... значит я смогу встретить своих настоящих родителей только через год, - Сян опустил голову.
   - Не через год, а через восемь месяцев, и две минуты назад ты даже мечтать не мог об этом. Наберись терпения, - Ван похлопал друга по спине.
   - Хочешь, я попрошу маму, и она тоже велит тебе сидеть на камне не сходя с места, чтобы ты понял, что умение ждать является величайшей добродетелью? - предложил дракончик.
   - Отличная идея, Сяо Лю, - рассмеялся Тай. - Думаю, мне это тоже будет не лишним. А что? Госпожа Цинь Юнь, может, ты нас всех рассадишь тут, и мы наберемся мудрости.
   - Тай Чин, тебе это не грозит, даже если ты неделю просидишь на камне, не вставая, -улыбнулся Ван. - Да и нам с Сяном, боюсь, тоже.
   - Ван Шен, ты прав, - важно кивнул Сяо Лю, - драконы учатся мудрости гораздо быстрее людей. Не переживай, Сян Лун Ю. Ты обязательно встретишь своих родителей. Так всегда бывает. Мы вот тоже ждали много лет пока Сяо Лян к нам вернулся. Семья должна быть вместе.
   Цинь Юнь ничего не сказала, и лишь ласково толкнула Сяна головой в плечо.
   В конце концов, Сян успокоился. И вправду, восемь месяцев не такой уж и большой срок. За это время он успеет стать отличным студентом, может быть даже выиграть соревнования, и тогда его родители смогут им по-настоящему гордиться. Он будет не абы кем, а лучшим студентом лучшей кунфу школы.
   Этот день они провели у драконов-прекрасный день, каждая минута которого была наполнена счастьем.
   На обратном пути Сян смотрел по сторонам. Кругом зеленели лесами причудливые очертания Уданских гор. Сян подумал о том, что впереди его ждет жаркое лето, подготовка к соревнованиям, тренировки с новым прекрасным мечом и воссоединение с семьей. Увидел радостные лица друзей, которых несла Цинь Юнь, ласково потрепал темно-зеленую спинку Сяо Лю и они вместе рассмеялись от радости.

Часть вторая

   - Сян?! Сяяян, Сян Лун Ю?! Что с тобой, ты в порядке? - Сян очнулся от того, что его кто-то тряс. Отряхиваясь от остатков сна, он пытался понять, где находится. Перед ним на корточках сидел Тай и c тревогой заглядывал ему в лицо. - Ты что, спишь?
   - Кажется..., - Сян понял, что он сидит на тренировочной площадке, прислонившись к стене. - Я присел отдохнуть на пару минут, и, наверное, заснул. Устал очень, - признался он, неожиданно для самого себя.
   Устать было от чего. Вот уже больше месяца Сян занимался с новичками по утрам. Это означало, что свои упражнения нужно было добирать во время других тренировок. В свободное время они активно готовились к соревнованиям, занятия с мечом он тоже бросать не хотел и тренировался по ночам.
   - Жара еще эта, - попытался он оправдаться. Ему было стыдно. Сказал друзьям, что пошел тренироваться, а вместо этого уснул. - А что случилось?
   - У меня для тебя новости - закачаешься! - Тай просто подпрыгивал от возбуждения. - Тут твои новые студенты приехали! Не хочешь пойти познакомиться?
   - Тай, - Сян с упреком посмотрел на друга. -Ты меня поэтому искал? Я с ними завтра познакомлюсь на тренировке. Что может быть особенного в очередных мальчишках?
   - Может быть то, что они девчонки? - лукаво спросил Тай, и у Сяна рухнуло сердце.
   Девчонки! Только этого еще не хватало. Сян не очень умел общаться с девочками, точнее вообще не умел. В классе они не обращали на него внимания. На улице он с ними тоже не играл, во что играть с девчонками? А двоюродные и троюродные сестры были намного старше и избегали его.
   А тут их придется учить!
   - Не переживай, друг Сян, - Ван улыбнулся, когда Сян в панике прибежал к нему со своей проблемой. - Веди себя как обычно. Девочки такие же люди, как и мы. Почти такие же, - поправился Ван, - во всяком случае, когда дело касается кунфу. Тренируй их как обычных студентов, потому что они и есть обычные студенты. Посмотрим за ужином, что там за девочки.
   Но на ужин девочки не пришли.
   - Может, это и правильно, - подумал Сян, прислушиваясь к тому, как азартно обсуждаются новости в очереди за едой. Только и было разговоров, что о новых студентках.
   Ся Ли, работавшего в офисе и единственного, кто видел новоприбывших, замучили вопросами. Впрочем, все хотели знать лишь одно:
   - Как? Симпатичные?
   Ся Ли раздувался от важности и степенно кивал:
   - Пойдет. Одна попухлее, другая потоньше, но обе вроде ничего, - потом делал пренебрежительный жест и добавлял, - но ни одна из них не в моем вкусе.
   Сян, наблюдая за Ся Ли, изображающего из себя знатока женской красоты, каждый раз прыскал в ладошку. Он невольно посочувствовал новичкам, представляя, как им будет нелегко. Мало того, что придется привыкать к тяжелым тренировкам, так еще добрый месяц они окажутся под пристальным вниманием у всей школы.
   - Ся Ли, у меня есть подозрение, что ты тоже ни во вкусе ни одной из них, - огрызнулся Тай, и Ся Ли мгновенно умолк. - Им повезло, что одним назойливым взглядом будет меньше.
   - Бедные, - Ван похоже думал о том же, что и Сян. - У всей школы теперь новое развлечение на долгое время.
   Сян встретил новеньких на следующий день, во время утренней пробежки. Умчавшись сразу после сигнала, он, как обычно, первым закончил делать все упражнения, и возвращался обратно, когда увидел две небольшие фигурки, пыхтящие изо всех сил на самом сложном отрезке пути - подъеме в гору. Том самом, который стоил ему столько пота и слез.
   Они бежали изо всех сил, это он понял, но казалось, что они медленно шли. Сяну очень хотелось им помочь, подбодрить, тем что осталось немножко, но он не решился - не разглядев их толком, промчался мимо, кляня себя на чем свет стоит и, перебирая в уме сотни слов, которые он мог бы сказать им, но не сказал.
   Завтракать он ушел в комнату, поэтому с девочками столкнулся непосредственно на тренировочной площадке. Разминку он проводил, повернувшись к ним спиной, сгорая от любопытства, а вот на ударах ногами, наконец, стал лицом к своей группе.
   Группа была небольшой, восемь человек, поэтому, хотя девчонки и стояли позади всех, ему сразу же бросились в глаза их робкие улыбки. Наконец, он смог рассмотреть их лица.
   Обе небольшого роста. Первая, как и сказал Ся Ли - очень худенькая, с длинными волосами, забранными в хвост на затылке.
   - Неплохая растяжка, - сразу же отметил про себя Сян, - поставленные удары. Девочка явно занималась где-то раньше, не то, что ее подруга.
   У подруги дела были плохи - ни растяжки, ни техники. Был лишь задор и куча энергии. Она смешно подпрыгивала, каждый раз, когда пыталась нанести удар ногой, как будто бы дралась со всеми мальчишками во дворе сразу. Это выглядело так забавно, что Сян не смог сдержать улыбки, и, нечаянно встретившись с ней взглядом, увидел ответную улыбку. Он в смущении отвел глаза и больше на нее не смотрел.
   Первые несколько дней, Сян упорно игнорировал новых студенток, избегая их взглядов, не осмеливаясь сделать замечание или поправить удары. Но как-то, после тренировки, когда все разошлись, он остался на площадке, чтобы потренировать сложные акробатические прыжки, и вдруг услышал осторожное покашливание рядом.
   Обернувшись, он увидел рядом ту самую смешную девчонку.
   - Что? - Резко обернулся Сян. Прозвучало грубовато, он замолк и стал ждать ее реакции.
   - Ты нас стесняешься, да? - Сян совершенно не ожидал такого вопроса и растерялся. - Поэтому ты молчишь и никогда нас не поправляешь? Мы сами тебя боимся. Ты кажешься ужасно загадочным, а твое кунфу настолько прекрасное, что ты как будто бы и не человек. Давай ты перестанешь нас стесняться, и начнешь учить, хорошо? Мне кажется, мы сможем подружиться. Меня зовут Ву Юин, а мою подругу Хоу Шан Шан. Пока.
   Выпалив все это, девочка развернулась и ускользнула, оставив Сяна в абсолютном шоке. Девочки так не разговаривают. Это он знал точно. Не то, что бы с ним разговаривало много девочек, но то, что сейчас произошло, было совершенно невозможным. Только вот почему-то после этого разговора у него как камень с души упал. Нельзя же стесняться кого-то, кто себя ведет настолько доброжелательно. И... и глупо.
   - Признаться незнакомому человеку в том, что ты его боишься значит, признаться в своей слабости.- Подумал Сян.- Разве не так? А это глупо.
   - Признаться в своей слабости - это признак большой силы, - покачал головой Ван, когда Сян рассказал ему о том, что произошло. - Думаю, девочка заслужила твое внимание.
   Сян и сам так думал. На следующий день он сумел себя заставить взглянуть на своих учениц, проходя мимо очереди на завтрак, и снова поймал взгляд Юин. Сян быстро опустил глаза, но почему-то долго и беспричинно улыбался после этого.
   На тренировках он начал поправлять неправильные удары и стойки Юин и ее подруги. Сначала робко, потом все смелее и смелее. Он разошелся до того, что как-то велел им отжаться, когда услышал, что они о чем-то переговариваются - стандартное наказание для мальчишек, которое ему раньше и в голову бы не пришло применить к девочкам. Потом, правда, долго переживал, пока Шан-Шан не подошла и не сказала спасибо, попросив их больше не жалеть. Сян с нетерпением ждал четверга, чтобы поделиться с драконами новостями, но оказалось, новости были не только у него.
   Как обычно, Цинь Юнь и Сяо Лю ждали друзей на вершине холма. Они давно не виделись, некоторое время назад драконы улетели в горы Хуашань по каким-то своим драконьим делам, и вот, наконец, вернулись после долгой разлуки.
   - А где же Хао Лин Шин? - разочарованно протянул Сяо Лю: он обожал играть с Хао.
   - Хао пришлось уехать домой по срочному делу, - вздохнул Сян. Он скучал по другу. - Но через пару месяцев он должен вернуться.
   - Как идет подготовка к соревнованиям? - Спросила леди дракон после того, как они обменялись основными новостями.
   Сян пожал плечами и посмотрел на Вана. Он привык доверять мнению друга в таких вопросах.
   - Ничего, - кивнул тот, - нужно больше практики, конечно. Все-таки сложно отрабатывать ситуацию реального спарринга, в полную силу мы не бьем, впрочем, как и нас не бьют.
   Сян хотел было возразить. Накануне, стоя в паре со старшим студентом Ли, он чувствовал, что Ли его совершенно не жалел. Но промолчал. Может быть Ван и прав. Но тогда... Если это не в полную силу, как же должно быть больно, если тебя ударят изо всех сил!
   -Вам, наверное, очень тяжело тренироваться вместе, - вздохнул Сяо Лю, - вы же друзья. Как же вы будете выступать на соревнованиях, Сян? Что если тебе придется драться с Ваном или Таем?
   - Нам не придется драться, - Сян потрепал дракончика по шее, - у нас разная весовая категория. Знаешь, что это такое? Я слишком тонкий и легкий, чтобы выступать против них. Я буду сражаться против других соперников. А вот Ван с Таем могут попасть в одну группу.
   - И для меня это будет значить досрочное поражение, - вздохнул Тай. - Ван намного лучше меня.
   - Тай Чин, кто вчера четыре раза пробил мою защиту? Откуда у меня взялся вот этот синяк? - Ван потер челюсть. - Мне кажется, что если присмотреться, то вполне можно разглядеть отпечатки твоей подошвы. Не прибедняйся. Я совершенно не уверен в исходе спарринга между нами.
   - Я подозревала, что вам сложно подготовиться к ситуации реального сражения, и приготовила для вас кое-что. - Кивнула Цинь Юнь. Друзья с интересом переглянулись. - Сидите спокойно. Это друг. Генерал? - раздался треск веток, и из-за кустов вышел человек.
   Первое, что бросилось в глаза Сяну, это странная шапочка на его голове, перехваченная широкой лентой под подбородком. Он присмотрелся. Старинные доспехи поверх длинных одежд, во всем его облике было что -то очень знакомое. Он выглядел совсем как человек, только вот...
   - Это... Это же терракотовый воин! - Ахнул Ван, и Сян вспомнил. Конечно! Он никогда не был в Сиане - древнейшей столице Китая, и не видел Терракотовую армию вживую, но на уроках истории им показывали столько картинок!
   Он прекрасно помнил, что император Цинь Шихуанди, объединивший Китай и достроивший Великую Китайскую Стену, в течение тридцати семи лет строил себе гробницу и готовил армию, чтобы править в загробном мире после смерти. Ученые обнаружили там больше восьми тысяч глиняных статуй солдат, офицеров и генералов, и у всех были совершенно разные лица и свое оружие. Это Сяна поразило больше всего. Сколько же нужно было художников, чтобы создать такое количество статуй с разной одеждой, прическами и даже обувью!
   Учитель истории принес им на урок пластилин и предложил в качестве домашнего задания вылепить свою статую. Сян тогда потратил около трех часов, чтобы его воин получился как на картинке, в одежде и с оружием (он даже сделал ему маленький меч из фольги), получил оценку "отлично" и принялся мечтать о том, чтобы увидеть этих воинов вживую - хотя и понимал, что надежды на это нет ни малейшей.
   И вот тут перед ним стоит настоящий ЖИВОЙ терракотовый воин!
   - Меня зовут генерал Мэн Тян, и я рад служить вам, - хриплый, каркающий голос словно рвал на кусочки тишину предрассветного утра.
   - Тот самый генерал Мэн Тян?!- В голосе Вана слышалось благоговение. -Один из самых верных слуг императора Цинь Шихуанди, которому прислали приказ о том, чтобы он покончил с собой, после того как вероломный начальник канцелярии Чжао Гао уничтожил письмо с последней волей императора?
   - Молодой человек хорошо осведомлен об истории Китая, - одобрительно кивнул терракотовый воин. - Ты прав.Мне и моему господину Фу Су, старшему сыну и наследнику императора, пришло письмо, в котором говорилось о том, что император удостаивает нас огромной чести и велит убить себя на глазах всего войска дабы подать пример мужества. Тогда мы не знали, что император был уже давно мертв, а эта подлая канцелярская крыса Чжао Гао затеяла государственный переворот, поставив под угрозу дело всей жизни моего повелителя.
   - Господин Мэн Тян, а как вы стали, превратились, - Сян пытался подобрать слово, - в терракотового воина. Вы статуя или были живым человеком. - Ему показалось, что вопрос прозвучал невежливо и он попытался исправиться. - Вы один такой живой, или они все... - Сян не осмелился продолжить.
   -Это долгая история, присядьте, молодые воины, - предложил им генерал, и сам опустился на траву. Драконы тоже подобрались поближе. -Высочайший император всего Китая, первый правитель династии Цинь, Цинь Шихуанди, как известно, был чрезвычайно озабочен проблемой бессмертия. Он надеялся, что сможет править вечно. Но все мудрецы, к которым он обращался за секретом, говорили, что достичь бессмертия хоть и возможно -чрезвычайно трудно. Это долгий процесс, требующий полнейшей сосредоточенности. Этому необходимо было посвятить каждую минуту своей жизни, чего император, конечно, сделать не мог. Ему нужно было править империей. Он посетил все святые горы Китая, побывал во всех известных монастырях, но никто не мог ему помочь. Пока, наконец, в горах Тьянтай, в одном совсем небольшом монастыре, императору не встретился даосский монах, который сказал, что выход есть. Возможно, не совсем такой, как хотелось бы повелителю, но когда смерть дышит тебе в затылок, выбирать не приходится. Он предложил бессмертие, но не сразу, а спустя несколько лет. Две с половиной тысячи лет, если быть точнее.
   Тай присвистнул, но быстро извинился и попросил генерала продолжать рассказ.
   - Я понимаю твое удивление, - кивнул генерал. - Император тоже был поначалу в гневе, ему нужна была гарантия вечной жизни здесь и сейчас. Слишком много еще нужно было сделать в империи, чтобы она стала величайшим государством под небесами. Но нам удалось убедить его, что это лучше чем ничего и, в конце концов, он согласился.
   Идея заключалась в том, чтобы создать для императора тело, в которое бы переселилась его душа после смерти. А время нужно было, чтобы разум, сознание подчинило себе это тело.
   Его величество был готов подождать, тем более, что он был твердо уверен, что его династия будет править десять тысяч поколений, и он надеялся вернуть себе власть. Конечно, ему нужны были его слуги, да и войско не помешало бы, в случае, если вдруг правители отказались бы признавать законные притязания императора много лет спустя. Тогда император отобрал своих лучших воинов и самых верных соратников, и приказал во всем слушаться монаха. Колдовство состояло в том, чтобы слепить тела и особыми заклинаниями связать с душой каждого, кому суждено было стать бессмертным. После смерти обычного тела души должны были переселиться в новые тела, провести две с половиной тысячи лет под землей и воскреснуть все вместе в определенный час.
   Светлейший император Цинь Шихуанди не мог рисковать своей царственной особой, поэтому ритуал сначала должны были пройти солдаты, потом офицеры, а потом генералы. В конце концов, если с нами все было бы в порядке после процедуры, заклинанию должен был подвергнуться император.
   - Но вы же не могли знать, сработает или не сработает заклинание, пока не умерли бы и не прошло определенное время. Зачем такие предосторожности? - Не понял Сян.
   - Ты абсолютно прав, но нужно было убедиться, что император умрет своей смертью в свой срок, и что сам ритуал абсолютно безопасен.
   Началась огромная работа. Тысячи ремесленников и алхимиков были созваны со всего Китая. Ремесленники - чтобы изготовить статуи, алхимики - чтобы под руководством монаха провести необходимый ритуал с каждым из избранных, а их было больше восьми тысяч. Прошел не один десяток лет, прежде чем работа была закончена.
   Но у великого правителя всегда множество недругов, не понимающих его величайших стремлений и мечтающих разрушить его планы. Подлый начальник канцелярии Чжао Гао давно лелеял надежду захватить власть, а тут ему как раз представился случай. Император всегда был осторожен, он знал, что многие хотят его убить и никого к себе не подпускал. Его еду всегда пробовали специальные люди, поваров менял каждую неделю. А тех, кто заваривал чай - каждый день. Но единственного он не предусмотрел - его лекарство для бессмертия. За него отвечал этот негодяй Чжао Гао, он-то и стал подмешивать в пилюли ртуть...Его величество почувствовал себя плохо, испугался, что умрет, не завершив ритуал, и приказал увеличить дозу лекарства. Чжао Гао только этого и ждал. Ритуал так и не был пройдет до конца, и светлейший император всего Китая Цинь Шихуанди умер обычной смертью, не переселившись в свое новое тело, -генерал тяжело вздохнул и замолчал.
   На долгое время воцарилось молчание.
   - Как вы узнали об этом, - спросил Ван, и Сян удивился, что ему самому не пришел в голову этот вопрос. - И.. и что с вами случилось потом, после того, как вы умерли? - едва слышно закончил Ван Шен.
   - Конечно, когда я и старший сын Фу Су повелителя получили письмо, подписанное императором, мы не знали, что на самом деле наш повелитель уже месяц как мертв и достойно не похоронен. Этот собачий сын Чжао обкладывал его колесницу рыбой, чтобы перебить запах разлагающейся плоти. Господин Фу Су поверил в его слова, и приказал принести свой лучший меч. На глазах у всех солдат своей армии он покончил с собой, являя пример сыновнего долга, настоящего мужества и верности императору. Я собирался последовать его примеру и решил перечитать письмо еще раз, чтобы умереть со словами моего повелителя в сердце, но, внимательно присмотревшись, я заметил, что подпись императора отличается от его обычных иероглифов. Тогда я взял несколько последних приказов и сравнил их с этим письмом. Так и было. Горизонтальные черты были совершенно иными. И тут в мои покои вломились солдаты, посланные Чжао Гао. Мне не оставалось ничего иного как принять яд, чтобы уйти как достойный человек, а не позорно погибнуть от рук презренных убийц. Потом я умер.
   После этих слов генерал долго смотрел в небо, и никто не решался заговорить, оставив его с мыслями о своей последней минуте.
   - Сначала не было ничего. Потом было ничто, которое превратилось в нечто. А потом я услышал голос, сначала один, потом несколько, потом был хор нестройных бессвязных звуков, которые затем слились в один вопрос: - Генерал, это вы?
   Это были те, кто уже умер и соединился со своим глиняным телом - поскольку император отобрал множество лучших солдат, к тому времени уже многие из них погибли. Наши бессмертные тела окружали гробницу императора, и мы почувствовали, когда его тело опустили вниз. Нас становилось всё больше и больше, пока, наконец, мы не поняли, что все тела обрели своих хозяев.
   И снова генерал замолчал, и неизвестно сколько бы продлилось молчание, если бы Тай первым не выдержал и не спросил.
   - А потом?
   - А потом, потом мы стали ждать. И жить. Мы были словно единый организм, где каждая клетка осознает себя. Что нам было делать все это время, в темноте под землей? Мы рассказывали истории. Каждый говорил о том, что он испытал, прожил, чувствовал. Это было хорошее время, мы пели военные песни, слагали стихи, мы спорили о словах Конфуция и обсуждали Дао дэ цзин. Не знаю, сколько прошло сотен лет, но однажды я понял, что вижу свет, и руки снова подвластны моей воле. Все мои товарищи словно прозрели в одну минуту - к нам возвращались наши тела. Ощущения накатывали словно волны. Вот я даже не помню, где находятся мои ноги, а вот я уже в состоянии сделать шаг. Не знаю, что такое спина - и вдруг могу повернуться. Это было величайшим счастьем. Обретя тела, мы стали тренироваться. Учить друг друга. И скажу я вам, я опытный генерал, один из лучших бойцов на мечах своего времени, да и боевые искусства постигал с самого детства, но некоторые простые солдаты удивили даже меня. Так мы провели еще долгое время. Многие хотели вырваться на свободу, найти выход. Но все их попытки были безрезультатны. Да и куда нам было идти? Глиняные истуканы из прошлого?
   Однажды мы услышали шум, потом нас ослепил яркий свет - какие-то люди в странных одеждах нашли наше убежище.
   И вдруг я услышал, как те солдаты, на кого попали солнечные лучи, начали кричать, краска на их телах стала меркнуть, и через несколько минут они покрылись трещинами и развалились. По-видимому, заклинанию требовалось больше времени, чтобы полностью завершить процесс перерождения.
   Я пытался объяснить пришельцам, что мы живые, что свет для нас смертелен, но они не слышали меня или не хотели слышать. Когда люди поняли, что они нашли что-то необычное, они исчезли, надолго оставив нас одних, и я надеялся, что они не вернутся. Тем более, что мои разбившиеся товарищи начали потихоньку собирать свои тела. Но очень скоро пришли ученые люди, которые стали нас откапывать. Остальное вы, наверное, знаете... Ученые быстро поняли, почему статуи, что они извлекают из-под земли, мгновенно бледнеют и раскалываются, и мы оказались в относительной безопасности.
   Тех, кто к тому времени успел пострадать, начали собирать по кусочкам. Они построили огромный павильон и наполнили его искусственным светом. А потом,- голос генерала дрогнул,- нас всех выставили на обзор, на потеху толпе, и об этом позоре мне говорить не хочется, вы уж простите, молодые люди.
   - А как вы оказались здесь? - Осторожно спросил Сян, спустя некоторое время. - Как вы выбрались? Получается, на вас солнечный свет не оказывает такого разрушительного воздействия?
   - Да, я был одним из немногих, кто не почувствовал ничего, когда лучи света упали на мое тело. Не знаю с чем это связано. Может быть, поскольку я был верховным генералом, на меня наложили иное заклятие. Может быть глина, из которой сделано тело, была иной. А может быть, мне просто повезло. - Генерал тяжело вздохнул. - Но когда я понял, что на меня солнце не действует, то решил, что нужно выбираться и что-то делать. Правда, прошло несколько десятков лет, прежде чем я все-таки на это решился. Помочь своим товарищам я пока не мог. Ночью я незаметно выскользнул с места раскопок и пошел в горы Хуа Шань, там всегда было множество даосских монастырей. Я надеялся найти кого-нибудь, кто объяснил бы, что делать дальше мне и моим солдатам. Но никого не нашел. Точнее, никого из тех, кто был мне нужен. Там была куча народу, и мне пришлось прятаться и ждать темноты, чтобы передвигаться. Но потом я набрел на заветную пещеру, где встретился с госпожой Цинь Юнь. И она посвятила меня во все, что произошло за то время, что мы были под землей.
   - Генерал некоторое время оставался в горах Хуа Шань. Пока наконец я не рассказала ему про вас и не спросила, будет ли у него возможность позаниматься с вами. - Мягко закончила леди дракон. - Он милостиво согласился. И вот мы здесь.
   - Что ты, госпожа Цинь Юнь, для меня это честь и огромная радость - учить таких достойных молодых людей, как эти отроки. Я готов поделиться всем, что знаю, и ответить на любые ваши вопросы.
   - Вы и в самом деле будете учить нас? - Сян не поверил своим ушам. - И сможете научить нас обращаться с мечом?
   - И вы ответите на все наши вопросы? Про жизнь того времени? Про поэтов? И расскажите нам про самого императора Цинь Шихуанди? - Ван почти перебил друга. Глаза его горели. Сян никогда не видел его в таком возбуждении.
   - Да, молодой человек, мне будет приятно иметь собеседника с таким острым и пытливым умом после стольких лет заточения. Но и вы в свою очередь должны будете многое мне пояснить. Договорились?
   Трое друзей молча поклонились.
   - Генерал выказал желание пока остаться здесь, - сказала Цинь Юнь, - так что вы сможете прибегать сюда в свободное время.
   - В любой момент, когда мы захотим? - Одновременно спросили Ван, Сян и Тай и рассмеялись.
   - В любой, - кивнул генерал, - мне не нужно спать, я не хочу есть, и никогда не устаю. Мне будет интересно прогуляться и посмотреть окрестности, но все остальное время я посвящу обдумыванию некоторых вопросов и занятиям с вами.
   Уже через несколько дней Сян понял, какой неоценимый опыт дают им занятия с генералом. Во-первых, Мэн Тян никогда не уставал, он мог бесконечно сражаться с каждым из них по очереди и со всеми одновременно. Во-вторых, он был ...глиняным, жестким, и работать с ним, было сродни набивке рук и ног. Несмотря на то, что он четко контролировал свою силу, его блоки и удары были намного сильнее всего, что до этого испытывали Сян и его друзья. А привычка к боли, по словам генерала, была одним из самых существенных навыков воина.
   - Самое опасное в бою - если боль ослепит вас. Так погибло множество солдат, чьи заботливые родители отказались отдавать их в обучение к суровым мастерам. Как бы хорошо не был у тебя поставлен удар, как бы умело не владел ты своим телом, какие б секретные приемы не знал, если в первую секунду ты позволишь боли проникнуть в себя, считай, ты уже мертв. Конечно, тело переключается в особый режим, и менее чувствительным, но вы должны уметь отделять себя от боли и ясно мыслить.
   У генерала всегда были в запасе необычные приемы. С ним нужно было держать ухо востро, он обходился не только привычными ударами рук и ног - тут были подсечки, прыжки, он метал в них все, что мог подобрать вокруг - камни, палки.
   - Вы все умеете примерно одно и то же, - говорил он им, - все студенты вашей школы учатся у одних и тех же учителей. Кто-то владеет ударами лучше, кто-то хуже, но вы все предсказуемы друг для друга. Вы знаете как вести себя в строго определенном наборе ситуаций, но ваши противники будут из других школ и из других стилей. Вы должны уметь ответить на что-то совершенно новое, неожиданное, чего вы в принципе не могли себе представить, - после этих слов генерал обычно совершал что-то совершенно сумасшедшее, например, падал камнем им под ноги или швырял в них россыпь мандаринов.
   Три раза в неделю Сян прибегал к нему по ночам, и они вместе практиковали меч.
   Помимо движений, генерал учил его философии.
   - Меч Цзянь - это не грубое крестьянское дао, это оружие благородного человека. Практикуя меч, ты должен обрести душевный покой, а твои движения стать изящными. Даже в реальном поединке нельзя проявлять грубость и неловкость в движениях или манере поведения. Ты должен быть максимально техничным и утонченным. Бессмысленная жестокость и грубость не к лицу истинному воину. Даже если ты победил, у противника не должно возникнуть чувства обиды или гнева. Он должен испытать чувство уважения, искреннего восхищения твоим искусством и даже стать твоим другом.
   - Знаешь ли ты, Сян Лун Ю, какие пять дисциплин формируют нравственность, благородство ума, эмоциональную отзывчивость и физическое совершенство?
   Сян попытался вспомнить, что ему говорил Ван.
   - Шахматы, - начал перечислять он, - живопись, игра на музыкальном инструменте...
   - Искусство стихосложения и занятия с мечом, - закончил генерал. - Именно это отличает истинного воина от обычного солдата.
   Часто прибегая на поляну к генералу, Сян заставал там то Вана, то Тая, и сначала они составили расписание, чтобы не мешать друг другу. Но потом Сян попросил разрешения, чтобы его занятия с мечом проходили до их бесед, чтобы он мог слушать мудрые речи генерала и его бесконечные рассказы. Да и Тай частенько наведывался на "уроки истории", как он называл беседы Мэн Тяна с Ваном и радовался, когда Ван с Сяном присоединялись к их разговорам о военной стратегии и искусстве покорения женщин. Правда, последняя тема не занимала ни Сяна, ни Вана, поэтому, если вдруг речь заходила об этом, они быстро исчезали под предлогом неотложных дел. Генерал лишь посмеивался в бородку, а Тай равнодушно пожимал плечами.
   - Ничего, ничего, - говорил он, - вот зацепит вас какая-нибудь девчонка, будете сами меня умолять, чтобы я с вами поделился мудростью.
   Сян был готов молиться на Цинь Юнь и ее роскошный подарок. Генерал стал для них настоящим учителем. Мэн Тян в свою очередь часто расспрашивал их о том, что происходило в мире и, хотя различные технологические новинки вроде телефона или Интернета изумляли его, но по его словам, люди ничуть не изменились.
   Как-то, возвращаясь домой после одной из таких бесед, Сян с Ваном услышали громкий собачий лай и крики.
   - Убирайтесь! Вот тебе! Ай!
   - Это голос Ву Юин, - вдруг понял Сян. - Бежим скорее!
   Они побежали на шум и через несколько минут у самой кромки дороги увидели девушку, окруженную лающими собаками. Она отбивалась от них палкой, которую держала в правой руке, а в левой... Сян не поверил своим глазам - левой рукой Юин прижимала к груди маленького котенка, отчаянно пытаясь спасти его от наступающей своры.
   На бегу он подобрал палку, и краем глаза увидел, что Ван сделал то же самое. Так они и налетели на стаю, раздавая удары. Паре особенно агрессивных особей досталось от обоих, и, повизгивая, собаки отбежали на безопасное расстояние.
   - Нужно прогнать вожака, тогда они уберутся, - крикнул Ван, направляясь к самому крупному псу, - останься с Юин, вдруг они еще раз решат атаковать.
   Сян повернулся к девочке.
   - Все, опусти палку. Они больше не вернутся. - Он взял палку из ее рук, и вдруг, Юин уткнулась ему в грудь и разревелась.
   - Я так, так испугалась, Сян, - всхлипывала она. - Я пошла гулять и увидела этого малыша. Он сидел на ветке и жалобно мяукал! Я его сняла и решила взять с собой, но он кричал и кричал, а потом прибежали эти... И...И если б не вы, - Сян почувствовал, как промокла его одежда там, где было лицо Юин. Ее всхлипы перемежались тихим мяуканьем котенка, которого она по-прежнему прижимала к себе.
   Он не знал, как себя вести. У него на груди никогда еще не плакали девушки. И что теперь делать? Нужно ли ее обнять и прижать к себе или это будет слишком большой вольностью?
   - Ничего, ничего, - он неловко похлопал ее по спине. - Не бойся. Они тебя больше не обидят.
   - Они убежали, - к ним подошел Ван. - С тобой все порядке, Ву Юин?
   - Ван!
   Сян с облегчением вздохнул, когда Юин оторвалась от него и бросилась к Вану. Его друг, похоже, знал, как себя вести в таких ситуациях. Он крепко обнял девушку и начал что-то успокаивающе шептать ей, от чего она сначала разрыдалась еще сильнее, но через пару минут успокоилась и быстро высвободилась из объятий Вана.
   - Простите меня за неподобающее поведение, учитель Сян, Ван Шен, - она поклонилась им, все еще сжимая котенка, - я просто очень испугалась. Если бы не вы, они бы нас разорвали.
   - Не переживай, Юин, - Ван назвал ее по имени, - пойдемте в школу. Ты собираешься оставить котенка у себя? Это мальчик или девочка? Как ты его назовешь?
   Сян понял, что его друг пытается отвлечь девушку.
   - Ой, я даже не знаю, - улыбнулась Юин. -Имя тоже пока не придумала. Конечно, после всего, что мы пережили, оставлю его у себя. Думаете, мастер Чен разрешит?
   - Скорее всего, разрешит, - кивнул Сян. - Кошка в школе не помешает, будет охранять кухню от крыс. Удивительно, как он оказался тут, так далеко от людей.
   азову его Бродягой, - решила девушка. - Пойдемте?
   - Как же так, - сокрушался Тай, когда узнал об этой истории, - пока я познаю премудрости женской души в теории, вы обнимаетесь с девчонками на практике? Нет в жизни справедливости!
   Ван снисходительно похлопал друга по плечу.
   После того дня Юин и Шан -Шан всегда садились в столовой с ними. Жизнь изменилась каким-то удивительным образом. Каждое утро Сян просыпался, думал о том, что сегодня он снова увидит Юин, и не мог сдержать улыбки. Когда она садилась рядом или случайно касалась его рукой, то казалось, что мир останавливается и куда- то падает. Сян никогда до этого не испытывал ничего подобного.
   - Это называется любовь, молодой человек, - улыбнулся генерал, когда он поделился с ним. Говорить о таких вещах с друзьями он стеснялся. Просто чувствовал, что не стоит. И не потому, что он им не доверял. А потому, что... Он сам не мог сказать почему. - Прекрасное чувство.
   - И...и что мне теперь делать? - неуверенно спросил Сян. - Как себя вести? Я должен ей сказать об этом? А она меня тоже любит? Как мне сделать так, чтобы она меня полюбила? И вообще, меня можно полюбить? Это же невозможно, - Сян скорее рассуждал вслух, а не спрашивал.
   - Прежде всего, ты ничего не должен, Сян Лун Ю. Я бы с такими вещами не спешил. Напором страсти девушку можно отпугнуть, да и слишком мало времени прошло. Она могла сама еще не разобраться в своих чувствах. А полюбить можно кого угодно. Ты удивился бы, узнав, каким недостойным мужам отдавали сердца первые красавицы нашего царства. А ты - хороший человек и достойный воин.
   - Я ужасно некрасивый, - вздохнул Сян. - Ни одна девчонка не посмотрит на меня.
   - Меня любило много достойных женщин, Сян, и всем им было все равно как я выгляжу. Опасайся девушек, которым интересна твоя внешность и твои деньги. Настоящим женщинам нужен мужчина, сильный и надежный, который может их защитить от всех жизненных невзгод. А красивая обертка нужна лишь пустышкам. Я не буду обсуждать с тобой твою внешность, Сян Лун Ю, не мужские это разговоры. Скажу тебе одно: ты не хуже многих достойнейших воинов, с которыми мне пришлось сражаться плечом к плечу. И если эта девушка умеет видеть сердцем, она тебя разглядит.
   Сян был глубоко тронут этой речью. Он верил своему учителю и в благодарность низко поклонился ему.
   -Тогда мне остается только ждать? - спросил он.
   - Ждать? Да. Бездействовать? Нет. Девушки любят, когда за ними ухаживают. Тут нужна мера. Быть заботливым, но не навязчивым. Восхищаться, но не заискивать. Этому балансу нужно учиться. И лучше всего этому учит, знаешь что?
   - Что? - Сян наклонился вперед, в ожидании великого знания.
   - Стихосложение и практика с мечом, - улыбнулся генерал. - С мечом мы тренируемся, может быть пришло время попробовать тебе слагать стихи о любви?
   - Генерал Мэн Тян, но как? Как писать о том, чего не знаешь?
   - Насколько я помню, твое стихотворение о драконах было признано лучшим, а драконов тогда ты тоже не видел.
   - Драконы - это другое, - Сян пытался объяснить, но не мог. -Драконы - это мечты, вихри, действия. А то, что чувствую я... Как можно выразить словами все то томление и радость, и боль, и восторг, что охватывают меня, когда я думаю о Юин?
   - Вот поэтому так мало хороших стихов о любви, - строго сказал генерал. - Как передать то, что чувствуешь, выразить всю полноту, не сбиваясь на банальности? В этом подлинное искусство. - Он замолчал на минуту, а потом процитировал:
   Весь мир стал белым.
   Летящий снег
   Коснулся эхом
   Сердца моего.
   И полетел к тебе.
   - Я думаю, тебе стоит почитать побольше любовной лирики, Сян. Ты увидишь, какие обороты стоит использовать, о чем нужно говорить, а о чем нет. Попроси у Ван Шена. Он как-то приносил мне книгу лучших китайских поэтов, что жили после меня, и сердце мое наполнялось радостью-каких талантливых людей рождает моя страна. Да вот и он сам, вместе с Тай Чином. - Сян поприветствовал друзей, которые пришли, чтобы продолжить свои тренировки. - Что, молодые воины, вы готовы к сражению?
   - Молодые воины считали, что к сражению готовы, но им опять здорово досталось, - подумал про себя Сян, в очередной раз,отлетая после удара генерала.
   Вновь и вновь они атаковали своего старшего учителя, и вновь и вновь безрезультатно. Генерал был быстрее в десятки раз, умнее в десятки раз. Казалось, он мог читать их мысли, и опережал их действия на несколько шагов вперед.
   - Нет, так не годится, - вздохнул Тай, - у нас ничего не получается, сколько бы мы ни пытались атаковать вас, генерал.
   - Главное - это ради чего вы атакуете, Тай Чин. У вас очень неплохое кунфу, да и я сражаюсь с вами не в полную силу. У меня есть идея. Сян, иди сюда.
   Когда Сян подошел к генералу, тот быстрым движением заломил ему руки назад. У Сяна в глазах потемнело от мучительной боли в плечевых суставах. Пытка продолжалась несколько секунд, после чего Мэн Тян его отпустил.
   -Теперь Тай Чин, - руки Тая были скручены тем же маневром, и тот не сдержал крика. - Отлично, - кивнул генерал. - Ван Шен, дай-ка мне кусок вон той веревки. Сейчас я свяжу твои руки так, что тебе будет очень больно. Не смертельно, но очень больно. Твои друзья только что прочувствовали на себе, как тебе будет больно. Их задача - освободить тебя от захвата, но на пути у них буду стоять я. Долго я тебя пытать не буду, дам им две минуты. Будем считать, что если им удастся прорваться сквозь мою оборону и дотронуться до тебя - они выиграли. Чем быстрее они это сделают, тем меньше тебе страдать. Все ясно.
   - Мэн Тян, давайте лучше меня свяжите, - взмолился Сян. Он похолодел при мысли о том, что он окажется неспособным избавить друга от пытки.
   - Твое время придет, Сян Лун Ю, но из всех троих - ты больше всех в себе не уверен. Тебе кажется, что у Ван Шена гораздо лучше получится тебя освободить. Ван, где твоя волшебная коробочка с цифрами, которая может отсчитывать время. Сян, поставь ее на две минуты.
   Сян послушно выставил таймер на мобильном телефоне.
   - Раз, два, три, - генерал за несколько секунда зафиксировал руки Вана в болезненной позиции. - Вперед.
   Сян с Таем ринулись в бой, но снова и снова натыкались на непробиваемую оборону генерала. Ван стоял позади, бледный от боли, но ничего не говорил.
   Казалось, прошла вечность, прежде чем звонок таймера известил, что две минуты истекли.
   Генерал развязал Вана, тот вытер пот с лица.
   - Ван, что, с твоей точки зрения, они делали неправильно? - вопрос прозвучал неожиданно для всех, и в первую очередь для Вана.
   - Я..., я не знаю. Я не смотрел, - Ван был в растерянности. - Мне было очень больно.
   - Когда тебя бьют, тебе тоже больно, но это не должно мешать твоей способности мыслить и найти брешь в обороне противника. Ты работаешь с ними в одной команде. Ты должен быть в первую очередь заинтересован в том, чтобы тебя освободили. Отдохнул? Тогда еще раз! Тренироваться будем, пока вы не освободите Вана. Еще раз.
   Они попробовали еще раз, и у них опять ничего не получилось, правда, на этот раз Ван старался следить за происходящим на "поле боя" и изредка давать комментарии.
   - Так не пойдет! - Нахмурился Мэн Тян. - Ван, ты сейчас за генерала. Сян, Тай, вы - команда. Вы должны действовать слаженно, ваши действия должны не копировать, а дополнять друг друга, чтобы комбинация, которую вы разыграли, привела бы вас к достижению цели. Думайте! Кунфу - это не просто махать ногами. Настоящий мастер тем и отличается от простого кунфу ремесленника, что он думает. Ваш бой - это партия в шахматы, вы должны предугадывать движения противника на несколько ходов вперед. Еще раз!
   На этот раз Ван хриплым от боли голосом выкрикивал команды гораздо чаще, и у них почти получилось.
   - Молодцы! - Похвалил их генерал. - Но почти победа - это все-таки поражение. Еще раз!
   Им удалось пробиться к Вану лишь на пятый раз. Случилось это в первую очередь благодаря четким указаниям самого Ван Шена, который сумел взять себя в руки и скоординировать действия Тая и Сяна.
   - Отлично, - генерал развязал Вана аж на двадцать секунд раньше звонка таймера. - Сян, ты следующий.
   - Мне повезло, - думал Сян, после того, как Ван с Таем освободили его с третьей попытки. - Только вот связано это не с моими выдающимися способностями сохранять трезвое мышление в критической ситуации, а скорее с талантом Вана.
   Однако в тандеме с Ваном они освобождали Тая дольше всего.
   - Почему?! Почему моя способность хорошо соображать по жизни полностью блокируется болью? А? - Сокрушался Тай после пытки, длившейся в общей сложности почти четверть часа.
   - Ничего страшного, Тай Чин, - утешал его генерал, - такая способность - дело наживное. Несколько месяцев подобной практики, и ты сможешь сохранять ясность ума в любой ситуации.
   - И мои плечевые суставы обретут невероятную гибкость. Ничего кроме пользы, - вздохнул Тай. - Спасибо, генерал. Идемте обратно, друзья, нас ждут другие, не менее увлекательные тренировки.
   - Ван, дашь мне почитать сборник классической китайской поэзии, который я у тебя видел, - попросил друга Сян, когда они, вернувшись домой, растягивались перед тренировкой.
   - Конечно, только мне нужно его забрать. Юин? - Окликнул он девушку, что тянулась неподалеку. - Ты закончила читать мою книгу? Можешь дать ее Сяну?
   - Конечно, - кивнула Юин. - Учитель Сян, ты тоже любишь поэзию?
   -Учитель Сян не только любит поэзию. Прежде чем осчастливить нас своим присутствием в Удане, учитель Сян выиграл поэтический конкурс, за что в Пекине был награжден самим министром образования Китая. Мир поэзии до сих пор скорбит, что наш Сян Лун Ю переметнулся в мир боевых искусств. Да, Сян? - Тай хлопнул друга по плечу.
   - Сян Лун Ю, я надеюсь, когда-нибудь мне посчастливится почитать твои стихи, - застенчиво сказала Юин, - а книгу я принесу сегодня на ужин.
   Весь вечер Сян читал. В конце концов, он взял лист бумаги, написал в правом углу - "для Юин" - и задумался. Как можно выразить все то, что он испытывает! Нет, слишком сложно. За окном полыхнула молния, и он вышел на улицу, подышать свежим воздухом, подставляя лицо струям дождя. Вернулся мокрым, и, не обращая внимания на недовольное ворчание Тая, не переодеваясь, сел за стол, и у него родились следующие строки
  
   Капли дождя бежали вниз по коже.
   Раскаты грома, пляска молний- лишь для меня.
   Мы с дикими ветрами танцевали ночью,
   И слезы, что текли из темных глаз с дождем мешались.
   Душа моя, с ума сходила вечность.
   А я и сей безумный мир тебя лишь ждали
   - Неплохо, очень неплохо, - похвалил Сяна генерал, когда тот показал ему свое стихотворение. - Пробуй дальше, у тебя получается.
   - Мне было очень сложно сначала, - признался Сян, - но потом, во время грозы, когда я почувствовал ее мощь, проникся ее торжеством и силой, слова сложились словно сами собой.
   - Ты чувствуешь природу, Сян Лун Ю, она помогает тебе творить. Мой совет - заберись подальше в горы, растворись в окружающем мире, потеряй себя.
   Сян и сам уже давно думал о том, как ему хочется вернуться в то самое место, где все началось. Подняться в Золотой Чертог, увидеть ту самую драконью голову в храме Наньян.
   - Только это ведь очень дорого, - вздохнул он, поделившись идеей с друзьями за обедом. - Сколько стоит вход в этот заповедник - двести сорок, двести пятьдесят юаней?
   - Сян, ты забыл, что мы нашли секретную тропу? - напомнил ему Тай. - Недалеко от развалин старинного храма. Помнишь? Там еще неподалеку располагается школа Мастера Ченя.
   - Да, но что нам Тан рассказывал про каких-то своих знакомых из этой школы... Они решили пробраться туда, и когда начали подниматься по дороге, где ездят автобусы с туристами, их остановили охранники и велели показать билеты, - возразил Сян.
   - Это потому, что ученики Мастера Ченя не отличаются умом, - Тая было не остановить. - Просто нужно идти туда пораньше, пока контролеры еще не вышли на работу. Отсюда до храма, где выход на большую дорогу идти часа два. Мы можем выйти в среду вечером, переночевать в развалинах, и раненько утром, часа в четыре или пять, отправиться вверх. Дойдем до первой туристической остановки, а там уже никаких охранников нет, поскольку считается, что у всех, кто туда добрался, билеты есть.
   - Отличная идея! - Улыбнулся Ван. - Ночи сейчас теплые, ночевать на свежем воздухе - одно удовольствие!
   - Учитель Сян, Ван Шен, Тай Чин, - робко вступила Юин, - я понимаю, что мы ходим не очень быстро и можем быть обузой, но... Вы не могли бы взять нас с собой? Мы постараемся не сильно вас задерживать.
   Сян внутренне возликовал, услышав ее просьбу, но постарался сдержать радостное ДА, и посмотрел на своих друзей. Тай лучился счастьем. Ван тоже выглядел довольным.
   - Конечно, мы вас возьмем, - Ван Шен ответил за всех.
   - А меня возьмете? - сзади них раздался знакомый голос.
   - Хао Лин Шен?! - Сян подскочил от радости. - Ты вернулся? Ты же говорил, что уедешь надолго.
   - А что я еще мог думать, после того как мои родители вызвали меня домой, по какому-то таинственному срочному поводу. Вот только когда я узнал, что это за повод... - Хао улыбнулся и замолчал.
   - Подожди, не говори, сам догадаюсь! Тебя решили женить? - Рассмеялся Тай.
   - Верно, Тай Чин. Я бы и раньше приехал, но пришлось потратить некоторое время, чтобы убедить родителей, что жениться мне еще рано. Что моя главная любовь в жизни - это кунфу. - Хао вздохнул. - Ну и решающим аргументом было, что мои шансы перспективного жениха возрастут, если я сумею выиграть Национальные соревнования. Точнее, это был единственный аргумент, который на них действительно подействовал, -улыбнулся он и вопросительно посмотрел на девочек и на друзей.
   Ван все понял правильно.
   - Хао Лин Шен, это новые студенты Сяна Ву Юин и Хоу Шан -Шан. Хао Лин Шен - один из старших и самых опытных студентов. И наш верный друг.
   - Когда мы пойдем, в этот четверг? - Спросил Хао после того, как обмен любезностями был закончен.
   - Нет, в этот четверг не получится, - Сян покачал головой. - У нас другие... дела, - Хао понимающе кивнул. - А вот в следующий выходной вполне вероятно. Выйдем в среду, сразу же после вечерней тренировки.
   - Только едой нужно будет запастись заранее, - проворчал Тай, - а то знаю я вас...
   Сян был очень рад. В этот четверг они встретятся с драконами.. Еще Хао обязательно нужно будет познакомить с генералом Мэн Тяном. А на следующей неделе он с лучшими друзьями пойдет в поход, и целых полтора дня проведет с Юин. Что может быть лучше?
   Перед сном он сидел на ступеньках, смотрел на огромную желтую луну, и в его душе одна за другой возникали строки нового стихотворения:
   На самой вершине горы моей -
   Дерево, жаждущее света, тепла.
   Тянущееся вверх бесконечно.
   Ты, не зная об этом,
   Безмятежно взбираешься к пику.
   Посмотри, как кругла и прекрасна сегодня луна
   ....
   Завтра тоже.
  
   Довольный, он записал это на листе, аккуратно вывел в уголке листа имя Юин, вложил в том китайской поэзии и лег спать.
   Несмотря на то, что они рассказали другу о генерале, прежде чем повести его на холм, Хао не мог скрыть потрясения, когда увидел настоящего терракотового воина из прошлого. Сяну на минуту показалось, что он грохнется в обморок от восторга, но тот ограничился бесчисленным количеством поклонов.
   С появлением Хао Сян понял, насколько важен опыт в кунфу. Практикуя их обычное упражнение с выкрученными руками, они справлялись намного быстрее, независимо от того, был ли Хао в освобождающей команде или стоял со связанными руками.
   - Но так ведь и нас сейчас четверо, а не трое, - возразил Тай, когда Сян поделился мыслями с друзьями.
   - Верно, Тай Чин, - кивнул генерал. - Посему возвращаемся к исходной цифре три, а еще лучше.... Сян, иди -ка сюда. Будешь на моей стороне.
   - Нет, нет, так не пойдет,- покачал головой Мэн Тян через некоторое время, - ты должен сражаться со мной в одной команде, а не помогать друзьям скорее освободить Хао.
   - Боюсь, я так не смогу, - покачал головой Сян. - Я знаю, как ему больно и все время думаю об этом.
   - Как вы думаете, что важнее - друзья или убеждения? - спросил генерал у всех, когда они присели, чтобы передохнуть между раундами.
   - Друзья, - хотел было воскликнуть Сян, но, подумав, замолчал.
   Воцарилась тишина.
   -Я не знаю, есть ли правильный ответ на этот вопрос, - некоторое время спустя произнес Ван. - Моей первой мыслью было - друзья, но я вспомнил, что бывают случаи, когда друзья хотят, чтобы мы поступили вопреки собственным убеждениям, и этого не стоит делать ни в коем случае. А с другой стороны, разве можно ради убеждений предать друзей? Что вы думаете, братья?
   - Наверное, все зависит от ситуации, - внезапно понял Сян. - Сейчас мое противодействие друзьям необходимо, поскольку опыт, приобретенный в этом сражении, одинаково полезен и мне, и им. Но если бы я знал, что вам будет причинен реальный вред, то никакие принципы не помешали бы мне вам помочь.
   Мэн Тян улыбнулся и кивнул.
   - Еще раз!
   В четверг Сяо Лю радостно носился за Хао, Ван с Таем что-то оживленно обсуждали с генералом, а Сян сидел подле Цинь Юнь и ласково поглаживал ее по спине.
   - Ты очень задумчив в последнее время, маленький друг, - леди дракон осторожно толкнула его в плечо. - Что случилось, у тебя все хорошо?
   - Как ты думаешь, госпожа Цинь Юнь, меня можно полюбить?
   - Почему ты задаешь такие вопросы? - Цинь Юнь внимательно посмотрела Сяна. - Кто-то наступил тебе на сердце?
   Застенчиво улыбнувшись, Сян рассказал ей про Юин.
   - До этого я никогда не нравился девочкам, - признался он. - И я совершенно не знаю, что делать, чтобы им понравиться. Генерал говорит, что я должен быть внимательным, но не навязчивым, что девушки ценят заботу и уважение, и им совсем не важно, что я такой... некрасивый.
   - Кто тебе сказал, что ты некрасивый, Сян Лун Ю, - удивилась Цинь Юнь, - у тебя очень приятное лицо. А что касается слов генерала, то он и прав, и неправ. Действительно, женщинам нравится забота и восхищение, но все определяет судьба. Девушка может остаться совершенно равнодушной к самому достойному и красивому воину, и предпочесть ничем не примечательного юношу, просто потому что... судьба. Мы не можем знать, где лежат пути к тому или иному сердцу, поэтому мой тебе совет, не бойся и иди вперед. Если вам суждено быть вместе, то все твои страхи безосновательны, она полюбит тебя просто потому что ты - это ты. А если не суждено - не вздыхай так тяжко, такое тоже может случиться и к этому нужно быть готовым, - то все твои старания окажутся напрасными.
   - Я так и не понял, мне нужно что-то делать или нет, - признался Сян.
   - Бездействием ты девушку точно не завоюешь, поэтому действуй. Но будь готов ко всему. И если тебе нужно поговорить или спросить совета, то я всегда тебе помогу. Генерал лучше разбирается в людях, а я неплохо разбираюсь в женщинах, драконьих и человечьих.
   - В следующую среду ,мы все вместе пойдем в Уданские горы, может..., - Сян замолчал, не зная, как продолжить, но дракон его поняла.
   - Как вы собираетесь туда попасть? - удивилась она.
   Сян рассказал ей об обнаруженном ими проходе и плане переночевать в развалинах старого храма и выйти пораньше, чтобы не застать контролеров.
   - Идея неплохая, - кивнула Цинь Юнь. - Это довольно близко к нашей пещере. Минут пятнадцать лету, человечьим шагом идти около часа. Вот только там часто крутятся студенты из школы ,что расположена неподалеку. Как бы вы не попали в неприятности.
   - А почему? - Ван услышал конец разговора и подошел к ним.
   - Ох, Ван Шен, я не знаю, многие из этих ребят, не все, но многие, ведут себя очень агрессивно, и не только по отношению к людям. Когда идут, ломают ветки, швыряются камнями в сусликов - плохая энергия от них исходит.
   - Но мастер Чень - кунфу-брат нашего шифу, то есть он нам кунфу-дядя, - возразил Тай, - значит, они нам двоюродные кунфу-братья. Между нами не должно быть конфликтов!
   Хао покачал головой.
   - Это немножко не так, Тай Чин. Наши шифу кунфу-братья, это правда, и у них неплохие отношения, но мне кажется, что между ними существует некое скрытое соперничество - чьи студенты лучше, кто из них лучший учитель. И если мастер Чен не особо заостряет на этом внимание, то мастер Чень постоянно говорит своим ученикам, насколько они лучше нас. Каждый раз, когда в Удане проводят соревнования между школами, они стремятся сделать все, чтобы нас победить, и дерутся очень зло.
   - И побеждают? - Робко спросил Сян.
   - Когда как -силы наши приблизительно равны. У наc всегда лучше формы с мечом, у них - с шестом. В спаррингах бывает по-разному. Я думаю, здесь не так много зависит от шифу, подготовка везде примерно одинакова - скорее все зависит от каждого конкретного студента.
   - Зависит и от учителя, и от ученика, Хао Лин Шин, - возразил генерал. - Хороший учитель должен увидеть и развить сильные стороны каждого и научить контролировать недостатки. Но вам имеет смысл прислушаться к словам Цинь Юнь и быть осторожнее.
   - Мы будем, - пообещал Тай. - Будем, будем, - он выразительно посмотрел на друзей. - Не волнуйтесь, Цинь Юнь, генерал, - я прослежу, чтобы напрасных подвигов не было.
   - Подвиги никогда не бывают напрасными, - Сяо Лю с разбегу врезался в Сяна и сбил его с ног. - Когда я вырасту, я стану великим драконьим воином, и вместе мы совершим множество подвигов, так что вам уже нужно начинать тренироваться.
   - Боюсь, к тому времени, когда ты вырастишь, Сяо Лю, мы уже состаримся, и главным подвигом будет - самостоятельно передвигаться, - улыбнулся Тай.
   Вечером Сян улыбался, вспоминая, как Цинь Юнь пыталась успокоить расшалившегося Сяо Лю, твердо намерившегося совершить хоть один подвиг со своими друзьями, пока они еще в расцвете сил. Он чувствовал себя по настоящему счастливым в предвкушении их маленького похода. Снова взяв в руки карандаши и кисти, он рисовал и рисовал. До этого Сян даже не думал, что нарисовать человека так сложно. Он пытался изобразить Юин, но у него ничего не получалось.
   - Как же так, - сокрушался он, - я четко вижу ее перед собой, когда закрываю глаза, но повторить ее лицо на бумаге - не могу!
   Как он ни старался, ничего не выходило. То глаза были слишком близко, то нос слишком большой. Тогда Сян решил, что он не будет рисовать лицо, а попробует сделать наброски фигуры. И у него получилось. Он стал зарисовывать разные ситуации - Юин сидит за столом, Юин растягивается на тренировке - каждый раз создавая ее очертания, он как будто бы становился ближе к ней.
   В тренировках, разговорах и рисовании неделя пролетела быстро, и вот они уже шагают вшестером по дороге с рюкзаками за плечами.
   Вышли сразу после тренировки в шесть. Поскольку была среда - последний день их персональной недели, поздней тренировки не было. Они даже не стали оставаться на ужин, к великому неудовольствию Тая.
   - Мы перекусим по дороге, - Ван уговаривал его не ворчать. - Тебе повар Чжан на десять человек еды дал. Ты у него явно в любимчиках.
   - Ван Шен, у меня молодой растущий организм, ежедневно занимающийся кунфу по восемь-десять часов в день. Я все еще надеюсь выступать в одной весовой категории с тобой. А ты меня еще и выше. Так что я должен хорошо питаться, чтобы у тебя был шанс меня победить.
   В результате они сделали первый привал через тридцать минут после того, как двинулись в путь, и хотя никто об этом не сказал, Сян видел, что все были голодны, и был благодарен Таю за такое полезное занудство.
   Сян надеялся, что они успеют добраться до темноты, но девочки, хоть и очень старались, шли гораздо медленнее, чем он рассчитывал. Да и привал отнял время. Впрочем, Сян взял с собой фонарик, и не особо переживал. Когда совсем стемнело, на небе появилась почти полная луна, и они без труда могли разглядеть дорогу.
   Ему хотелось идти рядом с Юин, но было сложно долго выдержать неторопливый темп ее шагов, поэтому он часто убегал вперед, оставляя ее рядом с Ваном и Таем. К его удивлению, обычно молчаливый Хао неторопливо беседовал с Шан - Шан, замыкая их маленькую группу.
   Еще через полтора часа сделали новый привал. Все видели, что девочки устали, хоть и бодрились, поэтому Тай в очередной раз заявил, что он проголодался и ему необходимо пополнить силы и отдохнуть.
   Когда вдали на холме зачернели руины храма, было около десяти вечера, до храма по прикидке Сяна оставалось минут тридцать.
   - Знаете, что я думаю... - начал было Тай.
   - Если ты думаешь, что ты опять проголодался и тебе снова нужен привал, я тебя убью, -прервал его Ван.
   - И я умру уставшим и голодным? - Рассмеялся Тай Чин. - Да нет, я думаю о том, что неплохо было бы развести костер, когда мы доберемся, так что на подходе, поближе к развалинам, имеет смысл поозираться в поисках возможных дров, чтобы, дойдя до места, мы не теряли времени.
   - А еще лучше собирать дрова по дороге и сделать несколько кладок совсем неподалеку от руин. Дойдем, кинем вещи, оставим девочек и соберем дрова, - предложил Хао.
   - Девочки тоже могут собирать дрова, между прочим, - заметила Шан-Шан.
   - Но кто-то же должен охранять наши рюкзаки, - нашелся Сян. Ему не хотелось, чтобы Шан -Шан и особенно Юин бродили по темноте.
   - От кого охранять? - Улыбнулась Юин. - Не думаю, что здесь кто-то покусится на нашу провизию.
   - Бурундуки и белки! - С видом всезнайки заявил Тай.
   - А кто будет охранять бурундуков и белок от Юин? Она же первая и скормит им всю вашу еду, - засмеялась Шан Шан.
   - Не всю, - возразила Юин. - Точнее не совсем всю, - поправилась она смущенно.
   - Мы можем оставить Юин охранять еду от бурундуков, а я буду охранять бурундуков от Юин, - вызвался Тай, но его предложение никто не поддержал.
   - А вот бурундуки были бы за, - вздохнул Тай и поспешил вперед.
   - Как же мы будем искать дрова, если темно, - хотел было спросить Сян, но оглянувшись, увидел, что света луны хватает, чтобы обнаружить не только толстые ветви, но и многочисленный хворост, разбросанный повсюду.
   Они собрали довольно много древесины, и основательный Хао распределил их на несколько больших охапок вдоль тропы.
   - Нас шестеро, значит, будет шесть куч хвороста. Две ближайшие к храму заберут девочки, ну а те, что подальше - достанутся нам, - пояснил он. - Всяко лучше, чем нести их сейчас в придачу к рюкзакам.
   Эта система с радостью была одобрена всеми, а возникшая проблема очередности - кто пойдет за самой дальней охапкой была решена жеребьевкой. Сяну досталась третья по счету, то есть из парней он должен был вернуться самым первым и очень этому радовался, он сможет немного побыть с Юин наедине. Не совсем наедине, Шан-Шан там тоже будет, но хоть так.
   Каждый из них собирал столько дров, сколько мог унести, после чего, они все вместе сваливали их в кучу и Хао связывал вязанки особым образом - так, чтобы всю эту охапку мог нести один человек. Расстояние между лежащими вязанками было пять - семь минут ходу.
   Полуистершиеся ступени привели их на вершину и вот они оказались среди руин. От храма сохранилось немного. Несколько каменных стен да остов двухэтажного здания, обнажившего деревянные балки перекрытия. Сян прислушался к своим ощущениям. Страшно не было. Было спокойно и тепло, словно стены делились с ними вековой мудростью, что впиталась за многие годы.
   - Здесь точно ничего плохого с нами не случится, - подумал он.
   - Чувствую, что все бурундуки спят, и наша еда в безопасности, - Таю в голову пришла та же мысль.
   - Посему за дровами! - Подытожил Ван.
   Они бросили рюкзаки на землю и отправились к оставленному хворосту. Юин - ей выпало нести первую вязанку, решила, что дойдет вместе с Шан-Шан, чтобы не возвращаться одной обратно.
   Сян хотел было пойти со своими друзьями, чтобы помочь им, но Ван, опередив его вопрос, покачал головой.
   - Нет, Сян Лун Ю, мы втроем быстро управимся, а ты возвращайся к храму. Не стоит оставлять девочек одних. Мало ли что.
   Когда Сян вернулся к руинам, то обнаружил сложенный по всем правилам костер.
   - Мы с Шан -Шан и моим братом часто выбирались в лес, - пояснила Юин в ответ на его удивленный взгляд, - и кое чего смыслим в жизни бродяг, да, Шан-Шан?
   - Конечно, если нужно мы и рыбу поймать сможем, и соорудить какое-нибудь укрытие, - кивнула Шан-Шан. - Давайте-ка разведем огонь. Будет гораздо уютнее.
   Сян достал несколько газет и зажигалку из рюкзака, засунул бумагу в самую середину ветвей, сложенных шалашом, и через несколько минут среди древних развалин запылал костер.
   - Быстро ты! - бросил он в темноту, услышав шорох, но вместо Тая, который должен был вернуться, на поляну вышло несколько незнакомых ребят.
   - Так, так, так, - самый высокий покачал головой, - что это у нас тут? Судя по форме, студент мастера Чена решил уединиться со своими подружками. Две для одного. Не жирно ли тебе будет. А твой шифу знает, что ты предпочел девчонок тренировкам?
   Шан- Шан рванулась было вперед, но Сян удержал ее.
   - Какое вам дело до нашего шифу? - Спокойно ответил он, - лучше волнуйтесь о своем.
   - Что-то в твоих словах не слышно должного уважения, - при свете костра Сян разглядел говорившего. Это был крепкий, широкоскулый парень, лет девятнадцати. Его друзья лишь чуть уступали ему в росте и в телосложении. - Наш шифу старший брат вашего шифу. Значит ты наш младший брат, а они... - вожак посмотрел на девочек и усмехнулся - сестры. Давай-ка быстренько встал на колени, и поклонился нам. Девушки могут ограничиться обычными поклонами. Я жду.
   Сян молча смотрел на них, прикидывая расстановку сил. Их было шестеро. Если бы его друзья вернулись в данный момент, то силы были бы равны. А сейчас он был один. .Вряд ли Юин с Шан -Шан могли бы ему помочь. Их самих нужно защищать.
   - Сейчас же! На колени, поклонился, и можешь дальше развлекаться со своими подружками!
   Понимая всю бесполезность своего поступка, он постарался ответить как можно спокойнее.
   - Это не мои подружки, это мои студентки, мы давно хотели осмотреть руины, поэтому выбрались на выходной день.
   - Не слишком ли ты молод, чтобы кого-то учить, - усмехнулся вожак. - В любом случае, на колени.
   - А ты слишком молод, чтобы мы тебе кланялись, - Юин выскочила вперед. - Даже не надейся, правда, учитель Сян?
   - Да ты что? - В голосе старшего послышалась угроза. - Ну, смотри! Взять его, - приказал он.
   Сян сумел отбить первую атаку. Он справился с двумя нападавшими относительно легко. Легко- в том смысле, что все попытки схватить его за руки - провалились.
   Второй раз на него напали уже вчетвером. И тут здорово помогла Шан- Шан, схватившая длинную ветку и раздававшая удары направо и налево, но ее очень скоро сбили с ног. Она упала, схватившись за щиколотку, и встать уже не смогла. Юин бросилась к ней на помощь, но все, что Сян мог разглядеть, это то, что девочек пока оставили в покое, кинув все силы на него. Сражаться одновременно с шестью сильными противниками ему было не по плечу. Очень скоро им удалось схватить его за руки и подбить ноги так, что он рухнул.
   - Так то лучше, я же сказал, что ты окажешься на коленях, - довольно осклабился вожак, и изо всех сил врезал ему под дых.
   - Отпустите его, - закричали Юин и Шан- Шан, - Ван, Тай, Хааааоооо... На помощь! - Их крики разрезали темноту
   - Где же они? - Успел подумать Сян, прежде чем на него обрушился град ударов. Он группировался как мог, но когда тебе выламывают руки защищаться очень сложно.
   И словно в ответ на его мысли послышался топот и показались его друзья.
   На миг все застыли, оценивая обстановку.
   - Этого держите, - крикнул вожак, - нас четверо против троих, мы справимся.
   Как в тот момент Сян был благодарен генералу за его науку. В тусклом свете костра он видел как его друзей атакуют, и, несмотря на пронзительную боль в плечевых суставах мог помогать им своими советами. Тут еще и Юин, убедившись, что с Шан-Шан все в порядке, схватила палку и бросилась на державших Сяна, мальчишек.
   Держать кого-то и отбиваться от другого - очень сложно, после третьего удара Юин они отпустили Сяна и, перехватив шест, толкнули ее так, что она отлетела на пару метров. Не помня себя от ярости, Сян бросился на них.
   Увернувшись от удара палки, выхваченной у Юин, он ударил одного в челюсть, другого сбил с ног и подбежал к Юин.
   - С тобой все нормально?
   - Да, Сян, все хорошо, локоть только ушибла.
   - Посиди пока тут, - он осмотрелся, чтобы понять, что происходит.
   Нападавшие отступали.
   Озлобленные, они задом пятились к тропе вниз.
   - Погодите! Даром вам это не пройдет, - крикнул вожак, и чужаки поспешили удалиться.
   - Странные тут какие-то бурундуки, - Тай первым нарушил молчание. - Ладно, хоть еду оставили.
   Все расхохотались, скорее от нервного напряжения, чем от шутки.
   - Боюсь, что они пошли за подкреплением, - Ван озабоченно покачал головой. - Нам бы уходить.
   - Не получится, - к ним подошел Хао, - Шан- Шан подвернула ногу, и ей сложно идти быстро. Если пойдем медленно - они нас догонят, тропа тут одна. Надо готовиться к осаде.
   - Ничего так сходили в горы, - голос Тая искрился весельем. - Осада, так осада. Что делать-то?
   - Не знаю сколько их будет человек, но у нас есть шанс, если мы будем обороняться шестами, - Хао начал перебирать принесенный хворост для костра. - Давайте-ка посмотрим, что тут есть. Вот эта вроде бы ничего, - он вытащил длинную палку и протянул ее Вану.
   - Такая подойдет? - Сян показал ему крепкую ветвь, найденную неподалеку.
   - Отлично!
   - Юин, Шан- Шан, вы как? - Ван подошел к девочкам. - Сможете, - он запнулся подбирая слово, - поучаствовать?
   - Если никуда не нужно ходить, то обязательно, - пошатываясь, Шан- Шан поднялась с земли и захромала к ним. Юин поддерживала подругу.
   - Сян, подбери палки и им, - улыбнулся Хао.
   - Они здорово ими орудовали, - Сян вспомнил как Шан -Шан отбивала атаки.
   - Как вы думаете, эти, большую толпу с собой приведут? - спросила Юин.
   - Максимум человек пятнадцать, - Хао несколько раз оперся на выбранную им толстую ветку, проверяя ее на прочность, - но тут уж как повезет. Я знаю нескольких ребят из той школы. Мы, конечно, соперники с ними, но они не подлецы, и вряд ли согласятся участвовать в подобной заварушке, да и уходить без разрешения ночью с территории школы тоже не все готовы. Если они и приведут кого с собой, то новичков, а эти не так опасны. Получат пару раз хорошенько и больше не полезут. Если будем стоять спиной к спине, сможем продержаться долго. Что ты думаешь, Ван?
   Сян посмотрел на друга. Тот был хорошим стратегом и мог найти слабые стороны в плане.
   - Придумано неплохо, и все должно сработать ровно до того момента, когда они тоже догадаются взять в руки палки. Хао, из нас всех, ты единственный, кто действительно умеет работать с шестом, у нас мало практики. Возможно нам имеет смысл найти палки и покороче. Сян здорово владеет мечом, он сможет причинить гораздо больше ущерба используя эту технику. И еще есть идея. Юин, ты уверенно чувствуешь себя с шестом? - спросил Ван.
   - Не очень, - призналась Юин. - Если честно, я могу им размахивать, но как только кто-нибудь начнет мне противодействовать, я совершенно теряюсь. Не то, что Шан- Шан.
   - Тогда твоим оружием будет фонарь, - улыбнулся Ван Шен. - Сян, где он? - Сян достал фонарь из рюкзака. - Ты встанешь за нами, и будешь слепить светом нападающих. Не держать его включенным все время, а направлять вспышки им в глаза, это здорово будет им мешать.
   - Отлично придумано. Ван, с сегодняшнего дня ты официально считаешься гением, - кивнул Тай. - У меня тоже, кстати, есть гениальная идея.
   - Какая же? - Ван посмотрел на него с любопытством.
   - Давайте перекусим, пока эта толпа не пришла и не испортила нам вечер, - услышав это, никто не мог сдержать смеха.
   Они наскоро поели и сели у костра, напряженно вслушиваясь в темноту. Дров решили больше не подбрасывать, света от тлеющих углей должно хватить, чтобы видеть противника и в темноте, свет от фонаря будет более действенным. Да и луна, выходящая из облаков, светила довольно ярко.
   Долгое время ничего не было слышно, и Сян уже почти поверил, что все обойдется, как вдалеке послышался шум. Все встали одним рывком и сомкнули ряды, держа шесты наперевес. Юин стояла за ними, с фонарем в руках.
   Когда в проеме стены появилась толпа, у Сяна рухнуло сердце. Он надеялся, что Хао ошибается, и вернутся максимум человек десять. Но Хао был прав. Их было гораздо больше. Человек пятнадцать. Некоторое время все молчали.
   - Вы же понимаете, что то, что тут происходит нарушает все правила кунфу поединков, и если вы сейчас решитесь нас атаковать, то покроете позором свои имена. - Внезапно голос Вана разрезал тишину. - И пусть об этом никто никогда не узнает, но вы будете помнить, как однажды толпа из пятнадцати человек атаковала шестерых, из которых две девушки, и одна из них уже пострадала. Хотите сражаться - давайте делать это один на один, по правилам.
   Спокойный голос Вана проникал в самое сердце, и Сяну показалось, что пришедшие уже готовы отступить, но заговорил их лидер:
   - Если кто и нарушает здесь кунфу правила, так это вы, - усмехнулся он. - Проявите уважение, поклонитесь нам, и ничего не будет. То, что девочка пострадала, это печально. Ты не волнуйся, мы ее отведем к нам в школу, окажем медицинскую помощь.
   - Размечтался, - выкрик Шан- Шан разрезал тишину, - убирайтесь отсюда, пока мы вас не взгрели, а то вам придется медицинскую помощь оказывать.
   Сян не понял, что спровоцировало первый удар: может слова Шан Шан, а может быть у кого-то просто не выдержали нервы, но один из новоприбывших попытался ударить Вана. Тот мгновенно парировал удар шестом, и ударил в ответ. Раздался крик боли, и это словно послужило сигналом к нападению. На них накинулись всем скопом.
   Первую атаку удалось отбить очень быстро. Юин даже не включала фонарь. Но потом двое нападавших нашли подходящие палки, и стало сложнее. Хао и Тай, лучше всех орудовавшие шестом, были полностью сосредоточены на противостоянии им. Ван, Сян и Шан- Шан старались сдерживать других, Юин слепила нападавших фонарем.
   Атаки накатывали словно волны. Противники скоро поняли, что лучшая тактика - разбиться на две группы, это давало больше возможности для маневров.
   - Им еще и передохнуть удается - догадался Сян. Ему казалось, что их сражение продолжалось вечность, и он уже не понимал, что происходит, почему они бьются, а главное, чем это должно закончится.
   Вдруг крики и стук шестов перекрыл жуткий рык. Это был угрожающий низкий рев, грозивший смертью всем, кто встретится с его хозяином, и похоже, это почувствовал не один Сян. Сражение мгновенно прекратилось, а затем раздался громкий вопль одного из нападающих.
   - Это огромный тигр, спасайся! - И пришедшие со всех ног кинулись с холма.
   За мгновение пространство вокруг них опустело, и Сян наконец таки посмотрел на друзей.
   - Здесь не может быть тигров, - прошептал Хао. - Это невозможно, - он, крепко сжав шест, встал в оборонительную стойку.
   Но рык повторился, и вот они увидели, как в проеме меж древних стен показалась голова какого-то крупного полосатого зверя.
   - Я попробую его отпугнуть, - Сян запустил в животное палкой, в надежде попасть в морду и испугать его.
   - Не надо! - Крик Вана прозвучал слишком поздно. - Ты его только разозлишь!
   - Не просто разозлишь, а еще и сделаешь больно! Если ты перестанешь кидаться в меня тяжелыми предметами, Сян Лун Ю, я, так и быть, не буду на тебя сердиться, - внезапно раздался обиженный голос маленького дракона.
   - Сяо Лю, это ты?!!! - Друзья радостно бросились к дракончику. - Что ты тут делаешь? Это ты изображал тигра? Как ты нас нашел?
   - Да вы своими криками всех тут распугали, и не давали нам спать. Вот я и пришел наказать тех, что громко шумит. Да шучу я, - рассмеялся он несколько секунд спустя. - Мама услышала шум от вашего сражения, и мы вспомнили, что вы должны быть сегодня тут, решили посмотреть, что происходит. Ну и увидели, как тут на вас нападают толпы. Поэтому мама разрешила мне поиграть в тигра. Если б я не был бы драконом, я был бы самым лучшим тигром на свете, правда, мам? - Сяо Лю обратился к Цинь Юнь, которая какая раз появилась на поляне.
   - Непременно, - леди дракон ласково потрепала сына по спинке. - Маленькие друзья, с вами все хорошо? Ван Шен, что с тобой? - Только сейчас Сян обратил внимание, что Ван держался за бок.
   - Все в порядке, получил шестом по ребрам, но дышать могу, и разгибаться могу, ой, - Ван не смог сдержать вскрика.
   - Иди-ка сюда, - Цинь Юнь приложила ухо к его груди и тихонько загудела. - Ничего страшного, просто сильный ушиб. Сян, а с тобой что случилось? Это кровь?
   Сян провел рукой по лицу и почувствовал что-то мокрое и липкое на лбу.
   -Тай Чин, Хао Лин Шин, а с вами что? Больше никто не ранен? - встревоженно спрашивала Цинь Юнь.
   - У меня несколько синяков, пустяки, - отмахнулся Тай, - Хао, ты как?
   - Я переживу, - Хао немного прихрамывал, - а вот у Шан Шан что-то серьезное с ногой.
   - Шан-Шан, точно! - Вздрогнул Сян. Он был так удивлен появлением драконов, что совершенно забыл про девочек. Оглянувшись, он увидел, что они сидят, крепко прижавшись друг к другу, и смотрят на них, открыв рот.
   - Мама, смотри! Это человеческие девочки, я их никогда не видел раньше, а можно я на них поближе посмотрю? - не дождавшись ответа, Сяо Лю запрыгал по направлению к девочкам. - Сян Лун Ю, это твои подружки? - Он с любопытством рассматривал Юин и Шан- Шан.
   - Это мои студентки, - смутившийся Сян понял, что пришла пора вмешаться. - А это... это наши друзья. Это Сяо Лю, а это его мама Цинь Юнь. Познакомьтесь.
   - Вы настоящие драконы? - Сян отметил, что голос Юин звенел от восторга.
   - Мама настоящий, я еще не вырос, поэтому только наполовину настоящий, - важно заявил Сяо Лю, - ну может чуть больше, чем наполовину.
   - Это же настоящее чудо, - воскликнула Шан Шан. - Как вы познакомились?
   - Это все Сян, - проворчал Тай. - Он у нас говорящий с драконами.
   - Говорящий с драконами?
   - Ребятки, может быть, мы все это обсудим потом, - прервала их Цинь Юнь. - Вану нужна помощь, у Сяна все еще кровит лоб, Хао прихрамывает, да и одна из девочек пострадала. Давайте отправимся к нам в пещеру, где есть лечебные травы. Там и поговорим. Сяо Лю, ты понесешь девочек, они легонькие, а я возьму наших юных воинов. Летим, друзья!
   Сян понимал, что нести четверых не так легко, поэтому сидел ровно, не шевелясь, хотя ему ужасно хотелось оглянуться и посмотреть, как там Юин. Нравится ли ей, не боится ли она. Он жалел, что сейчас темно, и она не может увидеть всей той красоты, что раскинулась вокруг них, что не может полностью насладиться неспешным полетом дракона. Больше всего ему хотелось разделить это чувство рядом с ней. Сян пытался придумать, как ему повернуться, как вдруг почувствовал, что Тай, сидящий перед ним, странно обмяк и начал медленно сползать с драконьей спины.
   - Тай! - Сян схватил друга и тихонько потряс его. - Тай! Что с тобой? - Но Тай молчал. Его голова свесилась вниз и он перестал подавать признаки жизни.
   - Что случилось? - Закричал ему в ухо Ван.
   - Не знаю! Цинь Юнь, нам долго еще лететь?
   - Нет, мы уже близко, - ответила леди- дракон. - Что случилось?
   - Что-то с Таем, он без сознания. Пожалуйста, скорее...
   Ветер ударил Сяну в лицо, и он понял, Цинь Юнь поспешила домой.
   Через несколько минут мелькавшая звездами ночная темнота сменилась темнотой полной, а после приглушенным голубоватым светом драконьей пещеры, и вот они уже в спешке соскакивают с драконьей спины и пытаются снять Тая.
   - Какие люди становятся тяжелые, когда они расслаблены, - промелькнуло у Сяна, пока он осторожно клал друга на пол.
   - Тай?! ТАЙ! - Ван хлопал его по щекам, но тот не реагировал.
   - Что с ним? Что случилось? - Сян по- настоящему запаниковал. Неужели с его другом что-то серьезное?
   - Мама, что с Тай Чином? - В пещере появился Сяо Лю. Девочки слезли с маленького дракона и побежали к ним.
   - Сяо Лю, быстро лисий корень! - Цинь Юнь приложила голову сначала к губам, потом к груди Тая. - Главное привести его в себя.
   - Юин, распусти его волосы, Хао, подними ноги выше головы, Сян, принеси воды, - Ван отдавал приказы громко и четко. Услышав его голос, Сян вздрогнул и поспешил действовать. Он кинулся к рюкзаку, вытащил бутылку с водой, на ходу откручивая крышку. Тай все еще лежал без сознания. Длинные волосы, обычно собранные в хвост, разметались по полу. Юин подняла его голову и положила себе на колени. На секунду, Сяну показалось, что его друг мертв, и его захлестнула волна горя.
   - Мама, Тай Чин умрет? - испуганно прошептал Сяо Лю.
   - Тай, пожалуйста, не умирай, - заплакала Шан-Шан.
   - Здесь никто не умрет. Шан-Шан, прекрати сейчас же, - прикрикнул на нее Ван. Он протер лицо друга водой и начал массировать точку над верхней губой. Тут же подоспела Цинь Юнь.
   - Дай ему понюхать это, и положи маленький кусочек в рот,- она протянула Вану небольшой корешок.
   - Давай же, Тай! Давай же, что б ты провалился! Приходи в себя, ну же! - В голосе Вана злость смешалась с отчаянием. Он отломил кусок от корня, и поднес место разлома к носу друга. По пещере распространился резкий неприятный запах.
   - Я б решил, что это рай, если б так не воняло, - голос Тая был слаб, но на лице его мелькнула слабая улыбка. - Что случилось? Юин, тебе кто-нибудь говорил, что у тебя самые удобные колени в мире?
   - Тай! - Все голоса слились в один вскрик.
   - Как ты, брат? Что случилось? Попей, - Ван осторожно приподнял голову друга и поднес к его губам бутылку.
   - Вообще-то я хотел вас спросить, что произошло. Последнее, что я помню - мы решили отправиться в пещеру к драконам. Открыл глаза, а я уже тут. Мы научились телепортироваться?
   - Ты можешь сесть? - спросила Цинь Юнь.
   Тай попробовал подняться, но обессилено рухнул на пол.
   - Похоже, что нет. Голова очень кружится.
   - Ван, помоги. Приподними его так, чтобы он оперся на тебя спиной, девочке может быть тяжело - попросила Цинь Юнь.
   - Да ладно, Юин девочка сильная, - Тай улыбнулся через силу.
   - Обойдешься. Сян, помоги мне! - Ван облокотил друга на себя. - Если тебе дать опереться на девчонку, так ты, пожалуй, откажешься выздоравливать.
   - Ты слишком хорошо меня знаешь, - проворчал Тай, и Сян против воли улыбнулся.
   Цинь Юнь положила свою большую голову Таю на макушку и закрыла глаза. Некоторое время она издавала странный звук, нечто вроде гудения. Звук расслаблял и успокаивал и Сян внезапно поверил, что все будет хорошо.
   -У тебя сильно смещен один из шейных позвонков, - наконец сказала Цинь Юнь, и надавив Таю на грудь, положила его на пол. - он перекрывает приток крови к мозгу. - Его нужно вправить, и все будет хорошо. - Она внимательно посмотрела на друзей. - Сян, у тебя должно получиться. У тебя длинные чуткие пальцы.
   - Но.., но, я не умею, - растерялся Сян. - Вдруг я все испорчу?
   - Не бойся, я объясню тебе. Если этого не сделать, то ему станет еще хуже. У тебя все получится. Иди сюда. Ван, придерживай его. Хао, зафиксируй ноги. Тай, положи голову на руки Сяну.
   Затылок Тая лег на ладони Сяна.
   - Так, теперь просунь одну руку под подбородок, другую положи на макушку и осторожно потяни на себя, давай же, Сян, смелее!
   Сян осторожно выполнил указания Цинь Юнь. Раздался легкий щелчок.
   - Хорошо, теперь одну руку под затылок, вторую на лоб. - Голос Цинь Юнь звучал спокойно, почти медитативно. - Тай, расслабь шею. Теперь, Сян, плавно, но сильно дерни голову вправо.
   Сян застыл в нерешительности. Что если он что-нибудь сломает?
   - Не бойся. Хуже ему не будет. - Леди дракон почувствовала, как он колеблется. - На мой счет три. Раз, два, три - Сян дернул шею, раздался хруст. - Отлично. Теперь в другую сторону. Раз, два, три. - Звук с этой стороны был еще хуже. - Тай, как ты себя чувствуешь?
   - Хм, - Тай приподнялся на локте. - Гораздо лучше. Ты спас меня, Сян.
   - Спасибо, брат, - Ван крепко сжал плечо Сяна, и наклонился над другом. - А я уж боялся, что все. Пришло время соблюдать клятву.
   - Даже не думай! - Внезапно Тай разозлился .- Слышишь! Забудь про клятву, сколько можно тебе говорить?!
   - Тай, успокойся, тебе нужно полежать! - Цинь Юнь вновь положила свою тяжелую голову ему на грудь, возвращая его в горизонтальное положение.
   Все вопросительно посмотрели на Вана, но тот лишь пожал плечами.
   - Так, детки, главный больной у нас идет на поправку, давайте-ка я осмотрю остальных. И не смейте возражать. Что у тебя с ногой, милая, - леди дракон обратилась к Шан-Шан.
   - Госпожа, я упала и, кажется, подвернула ее, - голос Шан Шан дрожал от волнения.
   - Небольшой вывих, - кивнула Цинь Юнь. - Сян, иди-ка сюда. Ты хорошо справился, поможешь и ей.
   Сяну показалось, что вправлять вывих Шан-Шан было еще страшнее, чем помогать Таю. Она все-таки девочка. Юин никогда не простила бы, если бы по его вине с ее подругой что-то случилось. Но у него получилось отлично.
   Осмотрев Юин, дракон сказала, что у нее все в порядке. У Вана была небольшой ушиб ребер, у Сяна рассечен лоб - они получили по пучку травы, который им было велено приложить к ранам, и всех напоили душистым чаем - Цинь Юнь сказала, что им всем нужно успокоиться и поспать.
   - Может быть вы все-таки расскажете нам, как вы познакомились с госпожой и маленьким господином драконами, - робко попросила Юин, когда они все улеглись на мягких овечьих шкурах, которые Цинь Юнь давно держала на случай, если Сян с друзьями останется у них ночевать.
   - Все началось с того, что я решил стать маленькой птицей, которая летает очень высоко и оставляет за собой белый след в небе, - неожиданно начал Сяо Лю. - Но мама была очень недовольна, она считает, что лучше всего у меня получается быть драконом. Но все время быть драконом ужасно скучно. Разве нет? Хорошо, что я сегодня побыл тигром. Давайте, вы еще куда-нибудь пойдете, и на вас кто-нибудь нападет, и тогда я стану... я стану... единорогом и всех вас опять спасу.- Предложил он.
   - Давай, для разнообразия, ты станешь послушным маленьким драконом, который не перебивает гостей и слушается маму, - предложила Цинь Юнь.
   Сяо Лю ничего не ответил, а лишь насупился и рывком положил голову Сяну на колени - мол, гладь, давай. Сян с радостью обнял друга.
   - Так что же все-таки произошло? - Шан Шан изнывала от любопытства.
   - Хао, расскажи ты, как единственный, кто знает историю и не является ее участником. Поменьше эмоций, побольше фактов, - предложил Ван.
   Слушая историю со стороны, Сян не мог поверить в то, что произошло, настолько невероятно она звучала.
   - Ты особенный человек, учитель Сян, - сказала Юин, дослушав до конца. - Я очень рада, что ты нас учишь, и спасибо за честь, оказанную твоими друзьями драконами.
   Сян начал бормотать, что он совсем обычный, потом смутился и замолчал.
   В конце концов Цинь Юнь объявила, что всем пора спать, поскольку очень поздно, а у них был сложный день. Но Сяну не спалось. Он не мог понять, что его взбудоражило - прошедшие события или то, что совсем рядом на полу была Юин, но он тихо лежал и смотрел на темные разводы пещеры, еле видные в слабом голубоватом свете. Через некоторое время он услышал шорох и тихие шаги. Присмотревшись, Сян понял, что Тай поднялся с пола, прошел в самый дальний угол пещеры и присел на пол, облокотившись на камень, на котором обычно сидел Сяо Лю в наказание.
   Сян поспешил к другу.
   - Как ты себя чувствуешь, Тай Чин? - Осторожно спросил он.
   - Хорошо, Сян. Отлично. Так хорошо, что даже спать не хочется.
   Сян присел рядом.
   - Послушай, о какой клятве говорил Ван, и почему ты так рассердился, - он наконец решился задать вопрос, который мучил его весь вечер.
   Тай тяжело вздохнул, а потом не выдержал и тихо рассмеялся.
   - Мы были мальчишками, смотрели кунфу сериалы. Что-то типа Восемь историй небесного дракона, где отважные воины клянутся в том, что они станут братьями, будут друг другу помогать и обещают умереть в один день. Нам было лет одиннадцать, когда мы, впечатлившись, принесли такую же клятву. С кровью, все как положено. Да, что я тебе рассказываю, ты через это тоже прошел, только без пункта со смертью. Все бы ничего. Только вот Вана воспитывал дед. А у него очень своеобразные представления о долге и о дружбе, которые он передал своему внуку. Долг перед другом превыше всего. Если ты что-то обещал, будь добр соблюдать. С тех пор Ван считает, что обязан за меня отвечать. То есть он искренне полагает, что если со мной что-то случится, он должен последовать за мной. Его понятие о чести и дружбе таковы, что если нужно сердце, он вырвет его из своей груди и отдаст другу. Я сто раз говорил ему, что мы были глупыми детьми, что это всего лишь слова, но он упрямо продолжает следовать своему кодексу чести.
   - Но... но мне кажется, что это неплохо, если он так ценит свое слово и готов ради друзей на все, - осторожно сказал Сян.-Разве нет?
   - А ты думал, каково другу, ради которого это сердце будет вынуто? - Сердито спросил Тай. - Каково это знать, что я отвечаю не за одну, а за две жизни? Что если со мной что-то случится, мой друг, мой брат пожертвует всем, что у него есть, в том числе жизнью. Когда я висел в пропасти, он сказал мне, что если я соскользну, то он прыгнет вниз за мной. Пришлось цепляться из последних сил. Тогда он таки спас меня, проклятый упрямец, - Тай улыбнулся. - Помог протянуть до тех пор, пока не появились вы. Рядом с таким человеком приходится как то самому... соответствовать. А это не всегда легко. -Он замолчал. - Давай-ка спать, друг Сян. Какой-то бесконечный день у нас получился.
   Следующее утро было лучшим утром в жизни Сяна. Проснувшись, они умылись, Цинь Юнь осмотрела каждого, обновила компрессы из трав. Потом все вместе сели завтракать, вспоминая события прошедшей ночи. Сяо Лю весело носился вокруг них, пробуя человеческую еду на вкус. Больше всего ему понравился копченный тофу, и Сян заметил, как маленький дракон сначала ластился к Юин, которая скормила ему весь свой запас, потом валялся возле Хао, выпрашивая кусочки совсем как собака. Потом он направился к Сяну - тот оставил для друга весь тофу, что у него был, и Сяо Лю почти урчал от удовольствия.
   - Сын, ты съел всю еду у гостей, - Цинь Юнь слишком поздно обнаружила хитрые маневры дракончика, - как тебе не стыдно!
   - Мам, ты говоришь, что для семьи ничего не жалко, а я стал им семьей, - возразил Сяо Лю, все рассмеялись, а девочки бросились его обнимать.
   - Шан-Шан, Юин, - Цинь Юин внимательно посмотрела на гостей, - я думаю, вам не стоит говорить, что о нас никому нельзя говорить. Это опасно не только для нас, но и для ваших друзей.
   - Госпожа, поверьте нам, мы никому никогда не расскажем, - поклялись девочки.
   - Хорошо, можете сегодня провести день с нами.
   Это был чудесный день.
   Вместе с драконами они отправились, на вершину горы, недалеко от пещеры. На ней была большая площадка, на которой можно было удобно расположиться.
   Хао и Юин носились за Сяо Лю, Шан- Шан смотрела на них и подначивала Хао, который никак не мог догнать дракончика. Ван с улыбкой наблюдал за ними. Тай дремал. А Цинь Юнь и Сян сидели почти на самом краю, над пропастью, и молча наблюдали за проплывающими мимо облаками.
   - Тебе нравится Юин, да? - Внезапно спросила Сяна леди дракон.
   Сян кивнул.
   - Я не знаю, что мне делать, мама Цинь Юнь. Иногда мне кажется, что я ей тоже нравлюсь. А иногда нет. И это ужасно тяжело.
   - Значит нужно что-то сделать, чтобы выяснить это.
   -Что я могу сделать? Подойти и спросить, я тебе нравлюсь? - Сян помотал головой в ужасе.
   - Не обязательно. Ты можешь просто пригласить ее куда-нибудь погулять в свой выходной. Покажи ей какое-нибудь красивое место неподалеку от школы.
   - А если она скажет "нет"? - Сян умоляюще посмотрел на леди дракона.
   - Тогда ты будешь знать. Не грусти, маленький друг. Знать - всегда лучше, чем томиться неизвестностью.
   - Неизвестность дает надежду, - вздохнул Сян. - Но ты права. Я наберусь храбрости и спрошу ее.
   - Вот и молодец, - Цинь Юнь ласково толкнула его в плечо.
   Драконы отнесли их на мандариновый холм ближе к вечеру. Генерала на поляне не было. Возможно, он ушел на одну из своих долгих прогулок. И Сян искренне обрадовался. Ему казалось, что знакомства с драконами девочкам для одного дня более чем достаточно.
   Вечером, перед сном, Сян лежал и читал, как вдруг услышал, как в их дверь осторожно стучат. На пороге оказались Юин и Шан -Шан. До этого они никогда не заходили к ним в комнату. Ван и Тай повскакивали с кроватей.
   - Мы хотели сказать вам спасибо, Ван Шен, Тай Чин, и особенно тебе, учитель Сян. Это был самый удивительный и незабываемый день в нашей жизни.
   - Не за что, не за что! Я могу попросить вас о чем то? - Сян посмотрел на них.
   - Все, что угодно, - закивали девочки.
   - Не зовите меня учителем вне занятий. Друзья зовут меня Сян Лун Ю. Хорошо?
   - Конечно, учитель Сян, ой, Сян Лун Ю, - рассмеялась Юин. - Спокойной ночи.
   - Какие классные девчонки, даже не знаю, кто из них мне больше нравится, - мечтательно протянул Тай, когда Сян закрыл за гостями дверь. - Вы что думаете, а?
   Но ни Сян, ни Ван не поддержали этот разговор, и Тай замолчал.
   Всю неделю Сян репетировал, что и как он скажет Юин. Он решил, что спросит ее днем в среду, после тренировки. Перебирая в уме сотни вариантов, он остановился на самом простом.
   - Юин, ты не хочешь сходить со мной завтра к озеру неподалеку. Там очень красиво и мандарины особенно вкусные. Если, конечно, у тебя нет других планов. - Он повторял эти слова, пока не выучил их наизусть. Потом, он стал продумывать интонацию, скорость, где он должен сделать паузы. Он не способен был сосредоточиться, генерал несколько раз сделал ему замечание, но Сян ничего не мог с собой поделать.
   Неделя тянулась мучительно медленно. Во вторник его даже начало подташнивать от волнения. После дневной тренировки он вернулся в комнату, в надежде заняться каллиграфией и хоть немножко успокоиться, и обнаружил там Тая, который сидел на кровати и подпрыгивал от возбуждения.
   - Ты себе не представляешь, какие у нас тут творятся дела, - встретил его с порога Тай. - Точнее даже не дела, а шуры-муры.
   - Что случилось? - Сян, ушедший в свои мысли, не сразу вернулся к реальности.
   - Пока мы с тобой хлопаем ушами, брат Сян, наши друзья времени даром не теряют. В четверг Хао и Ван отправляются с девчонками погулять в город.
   - Кто с кем? - Вырвалось у Сяна.
   - Хао с Шан- Шан, Ван с Юин. Молчал обо всем. Вот молодец! - Тай радостно хлопнул улыбающегося Вана по спине.
   Сян медленно опустился на стул
   Как же так? Ведь...
   - Ты в порядке, Сян Лун Ю? Ты какой-то бледный, - Ван обеспокоенно посмотрел на него. - Даже после тренировки не остался заниматься. Ты себя нормально чувствуешь?
   - Да, да, все нормально, - сумел пробормотать Сян. - Зашел за мечом. - Он схватил меч и выбежал из комнаты. В ушах стучало, казалось, внутри образовалась пропасть, в которую ежесекундно скатывались камни, и от этой гремящей пустоты было так больно, что хотелось вспороть себя и впустить внутрь хоть немного воздуха.
   Сян машинально переставлял ноги, не разбирая, куда он идет, пытаясь осмыслить то, что произошло. Его лучший друг, его брат... Нет, не так. Девушка, которую он полюбил всем сердцем, выбрала не его, выбрала человека, ради которого Сян без размышлений пожертвовал бы всем. Даже жизнью.
   Слабый голос надежды нашептывал, что это ничего не значит. Что одна встреча ничего не решает. Но Сян знал, что это не так. Первый шаг уже сделан, а Ван не тот человек, который все испортит на первом свидании. Это было ясно.
   Значит Юин для него потеряна навсегда? Это ничего, - мелькнуло у него, - главное, чтоб остался рядом Ван. С другой стороны, смотреть на то, как девушка, которую ты любишь счастлива с твоим лучшим другом...
   - Не так уж и плохо, правда? - внезапно пришла к нему мысль. - Или наоборот? Что хуже? Рядом с Юин мог бы быть Тан или Ли или я сам...
   - Сян Лун Ю, что случилось? Почему ты тут? Мы разве договаривались о занятии? - Сян услышал знакомый голос генерала и понял, что не заметил, как добрел до холма. - На тебе лица нет. Что произошло?
   - Я..., - Сян опустился на земли и закрыл голову руками.
   - Сян, что случилось. Все живы? - Генерал потряс его.
   - Да, генерал, все живы, все здоровы, - сумел выдавить из себя Сян.
   - Значит, не случилось ничего непоправимого. Все остальное не страшно. Рассказывай.
   Выдохнув, Сян рассказал. Про свой разговор с Цинь Юнь, про свое решение пригласить Юин погулять, про слова, что он терпеливо репетировал и про то, что Ван идет с Юин на свидание в четверг.
   Генерал слушал внимательно, не перебивая.
   - Так тоже бывает, - сказал он наконец.
   - Что же мне делать? - спросил Сян.
   - Тут ничего не поделаешь. Открыть сердце и запереть уста. Мужчиной юноша становится только тогда, когда он испытал боль сердечной раны. Считай, что тебе повезло. Когда ты пройдешь, проживешь эту любовь - повзрослеешь.
   - Я не хочу взрослеть, я хочу... я хочу, чтобы Юин полюбила меня, - в отчаянии вырвалось у Сяна. - Вы видели, как птица иногда хочет лететь, но встречный ветер такой сильный, что она застыла на месте и задыхается, не видит куда ей теперь, и что делать дальше. Так и я... Куда мне теперь? Как мне теперь?
   Генерал долго молчал.
   - Никуда и никак. Ты будешь жить как жил. Просто, просыпаться по утрам будешь с болью в груди. И эта боль будет с тобой каждый день, пока ты не уснешь. Но ты привыкнешь. Когда ты начал заниматься кунфу, помнишь, как у тебя болели все мышцы и связки? Сначала было невыносимо, но ты справился. Вот и эта боль сродни той. Иногда тебя будет отпускать, и ты поймешь, как это здорово - жить без боли, а потом она будет возвращаться. В конце концов она отступит. Тебя спасут тренировки и меч. Отдайся им полностью. Будет легче. Вот увидишь.
   - Хорошо, - Сян опустил голову. Он не поверил генералу, но в знак уважения согласился.
   - Тебе стоит поговорить с Цинь Юнь, уверен, она найдет нужные слова, - похоже, Мэн Тян понимал, что чувствовал Сян.
   - Мы встречаемся только через три недели, и будем все вместе. Не уверен, что мне удастся побыть с ней наедине, - Сян был бы счастлив увидеться с драконьей мамой, но вот только как...
   - Это я возьму на себя. Приходи сюда как обычно, в четверг утром. А теперь беги.
   Сян ушел с холма, но долго бродил после этого, ни о чем не думая. Иногда мысль о том, что произошло пронзала его, и он захлебывался слезами и болью.
   - Где ты был? - накинулся на него Тай. - Ты пропустил ужин.
   - Сян Лун Ю, у тебя все в порядке?-Сян поежился от пристального взгляда Вана, но сумел собраться и ответить как ни в чем не бывало.
   - Да, совершенно забыл, что генерал обещал мне показать новое упражнение.
   - Иди поешь, мы принесли тебе еды. - Тай кивнул на миску, стоящую на столе.
   При мысли о еде Сяна затошнило, но он поблагодарил друзей, и, взяв тарелку, вышел наружу и сел на ступеньки перед входом.
   Среда прошла как в тумане. Сян старался не встречаться взглядом с Юин, это было несложно, так как на тренировках она концентрировалась на упражнениях, а когда они сидели в столовой - все время посматривала на Вана. Ван был более улыбчив чем обычно, и душа Сяна разрывалась надвое. Ему хотелось радоваться за друга. Но...
   - Так ты поедешь с нами? Сян? Ты опять спишь! - Сян вздрогнул от возгласа Тая.
   - Аа, что? - Он непонимающе посмотрел на друзей.
   - Мы решили поехать в город все вместе. Поехали? - улыбнулась ему Юин.
   - Н..нет, я не могу. - Мгновенно отказался Сян.
   - Сян, деньги не проблема, - Тай по-своему истолковал его отказ. - Ты же знаешь, бабушка недавно мне прислала...
   - Нет, нет, дело не только в деньгах, - поспешил объяснить Сян. - У меня другие дела. Мне нужно позаниматься. Я обещал, - он выразительно посмотрел на Тая. Мол, не при девочках же говорить о генерале.
   Тай все понял и кивнул.
   В четверг рано утром, Сян был на холме, где Цинь Юнь спокойно беседовала о чем-то с генералом.
   Сян радостно обнял свою драконью маму.
   - Как ты узнала?
   - Генерал дошел до нашего жилища и рассказал, что тебе нужно со мной встретиться и поговорить. Что произошло, маленький друг?
   Сян низко поклонился генералу и посмотрел на Цинь Юнь.
   Он не знал с чего начать, несколько раз открывал рот, но сбивался, и в конце концов смущенно умолк.
   - Так, милый, вижу, что тебе нужно хорошо отдохнуть. Полетели-ка к нам домой. Сяо Лю будет счастлив, ты с ним поиграешь, выдохнешь, и все расскажешь, когда захочешь. Генерал, не хотите отправиться с нами? Сян легонький, и я смогу отнести вас двоих. Вы единственное существо, перед которым Сяо Лю благоговеет. Может быть он даже побалует нас хорошим поведением.
   Немного подумав, генерал согласился.
   - Сян Лун Ю! - Увидев Сяна, маленький дракон с разбега кинулся к нему, и, не успев затормозить, как обычно, сбил его с ног. - А где твои друзья и подружки? Мне очень понравились человеческие девочки. От них хорошо пахло, они меня гладили, и с ними было весело играть. Ой, генерал, а вы тоже тут. - Сяо Лю мгновенно присмирел, сел на задние лапы и стал похож на одну из статуй, которые обычно стоят перед храмами.
   - Мама, а можно мне генерал расскажет про сражения с первым императором, - таким застенчивым дракончика Сян не видел никогда.
   - Если ты будешь себя хорошо вести, не будешь его перебивать, и сможешь посидеть спокойно на месте полчаса, то, может быть, и расскажет. Но в любом случае, тут мы сидеть не будем. Давайте выйдем наружу.
   Перед входом в пещеру была большая площадка, на которой драконы любили полежать и погреться на солнце.
   - А теперь рассказывай, - кивнула Цинь Юнь, когда они удобно устроились на камнях. Генерал с Сяо Лю сидели неподалеку и тихо беседовали.
   Сян вздохнул и начал говорить.
   Вроде бы рассказывать было нечего, но ему показалось, что он не умолкал добрых полчаса.
   - Вот так вот, мама Цинь Юнь, - закончил он наконец. - Мне даже поговорить об этом не с кем. Только ты и генерал. Никому из друзей об этом ведь не скажешь.
   - Не скажешь, - леди дракон медленно покачала головой.
   - Что же мне делать? - В который раз он уже задал этот вопрос.
   - Тут ничего не поделаешь, милый. Только ждать, пока время исцелит рану. Неразделенная любовь бывает у всех. Просто длится она по-разному. У кого месяц. У кого год. У кого жизнь. Но от тебя зависит, сделает ли она тебя несчастным, или придаст сил.
   - Есть еще одна вещь, Сян Лун Ю, - к ним сзади подошел генерал.- Обычно личная жизнь не способствует тренировочному процессу. Когда тебя охватывает сильное чувство, тем более чувство, которое взаимно, то хочется как можно больше времени проводить с любимым человеком. Тренировки становятся чем-то, что отвлекает. Тебе в этом плане больше повезло, - Сян горько усмехнулся. - Повезло, повезло. Для тебя сейчас один выход, чтоб с ума не сойти - тренироваться. Больно - сделал сто приседаний, защемило душу - отжался пятьдесят раз, затосковал - взял меч и, не переставая, практикуешь одну и ту же форму. Затошнит - начинаешь делать другую. Пока не затошнит от нее. Не дай тоске и сердечной боли победить тебя. Ты понял? - Сян кивнул.- А если совсем будет невмоготу, прибегай ко мне на холм. Я тебя загоняю. - Генерал улыбнулся.
   - Зачем тебя загонять? - В разговор влез припрыгавший Сяо Лю. - Знаешь, с кем нет смысла соперничать в загонянии мальчиков? С юным прекрасным драконом. То есть со мной. Догоняй меня! - он боднул Сяна головой и отпрыгнул на пару метров, выжидающе посматривая. Мол - давай, я жду.
   Играть Сяну не хотелось, но не обижать же малыша отказом. И уже через несколько минут он забыл о своих горестях и с хохотом носился за дракончиком, который пытался одновременно и догнать свой хвост, и не позволить Сяну догнать себя. Вечером Сян тепло попрощался с Цинь Юнь и генералом, и вернулся в школу.
   Друзья уже вернулись и вперебой делились за столом в столовой впечатлениями от поездки. Сян присел рядом с ними со своей тарелкой, увидел Юин, не сводящую счастливых глаз с необычно широко улыбающегося Вана, и вздрогнул как от удара. Он очень любил Вана. Тот был для него примером во всем. Старшим другом, старшим братом. И больше всего на свете он хотел для него добра, но Юин...
   - Сяяян, Сян, да очнись ты, - теребил его Тай, - а ты что делал-то? Мы утром проснулись, тебя уже не было.
   - Занимался на холме, - Тай кивнул с понимаем. -Как вы провели время? - С трудом выдавил Сян.
   - Как тебе сказать, если не считать того, что наши парочки молча пялились друг на друга и млели от восторга, я провел день прекрасно. Но поскольку это продолжалось девяносто пять процентов от всего времени, что мы там были, то большую часть дня я думал о своем друге Сяне, у которого хватило ума отказаться от этого сомнительного путешествия. Так как на мои слова и предложения почти никто не реагировал. Правда, Ван?
   - Что, что ты сказал? - Рассеяно спросил Ван Шен, повернувшись к Таю.
   - Ничего, продолжай в том же духе, - вздохнул Тай и подмигнул Сяну.
   Очень скоро Сян убедился, что генерал дал ему отличный совет. И да, он был прав, утверждая, что дела любовные не способствуют другим занятиям. Хао и Ван все свое свободное время проводили с девочками, хотя раньше в это время они готовились к соревнованиям. Практика с генералом была забыта, и они упражнялись втроем - генерал и Сян с Таем. Каждый раз, когда Ван с Хао забирали своих подруг после тренировки, Сян продолжал до изнеможения гонять себя. В конце концов он действительно забывал о боли в груди и хотел лишь одного - дойти до кровати и рухнуть.
   Еще он начал рисовать. В смысле продолжил рисовать. Он рисовал Юин, и наконец-то ему удалось изобразить ее лицо. Каким-то невероятным образом он сумел ухватить знакомые черты, и это придало ему уверенности. Частенько он уходил тренироваться, захватив меч, альбом с карандашами, и в перерывах, отдыхая, сидел, делая все новые и новые наброски.
   Его последней идеей было - изобразить Сяо Лю, отдыхающего, закрыв глаза и положив голову на колени Юин. Эта сцена врезалась ему в память с того дня, как девочки познакомились с драконами, и не давала покоя, пока он не попытался перенести ее на бумагу. Картина была почти закончена, оставалось добавить лишь несколько штрихов.
   - Вот ты где, Сян, а я тебя повсюду ищу, - Сян вздрогнул от звонкого голоса Юин.- Мы думаем пойти в горы после тренировки, хотела узнать, ты пойдешь с нами? Ты рисуешь, а можно мне посмотреть? - И, не дожидаясь ответа, Юин протянула руку к папке с рисунками.
   После, когда все уже произошло, Сян думал, что этому суждено было случиться. Не могло же быть, чтобы все это было случайностью: найти его там, где никто никогда не ходил, застать тогда, когда он рисовал, да еще, когда в папке были все его рисунки.
   - Ой, это я? - Улыбнулась Юин, увидев первый набросок. Сян зажмурился, и покачал головой, закусив губу. - И это я, и.. - Юин оборвала себя на полуслове. Следующие несколько минут она внимательно рассматривала все рисунки. - Можно? - Она посмотрела на эскиз, который Сян держал в руках. Тот молча протянул ей лист бумаги.
   - Сяо Лю, как похож, - улыбнулась она и наконец подняла глаза на Сяна. - Тут только мои изображения, учитель Сян. - Сян медленно вздохнул и кивнул.
   - Я...я тебе нравлюсь, да? - Тихо спросила Юин. В ответ повисла тишина
   - Это неважно, - наконец ответил Сян, - ты девушка моего лучшего друга и названного брата. Тебе лучше забыть о том, что ты сейчас видела.
   - Ты поэтому избегаешь нас последнее время, а совсем не потому, что тебе так много надо тренироваться? - Юин не сдавалась.
   - Юин, у нас скоро соревнования, мне нужно заниматьсяя, - сухо ответил Сян. - Я надеюсь, ты никому не расскажешь о...об этом, - кивком головы он указал на рисунки.
   Юин замотала головой.
   - Ты очень хороший, Сян Лун Ю, ты чудесный. Просто...просто я люблю Вана, - вырвалось у нее. Тут она смутилась и убежала.
   После этого Сян не смог заниматься. Он долго бродил по холмам вокруг школы, ни о чем не думая, и чуть не опоздал на тренировку. Все занятие он старался не встречаться взглядом с Юин, и после, сразу же ускользнул в свою комнату. Тай, похоже, отправился с друзьями гулять в горы, и Сян был счастлив возможности побыть одному. Говорить сейчас он не мог, мог только беззвучно плакать, уткнувшись в подушку. Выплакавшись, он сел за стол, достал сборник китайской поэзии, перечитал все свои стихи к Юин и решил, что он напишет еще одно, последнее. И больше никогда не будет писать стихов.
   Он зажмурился, и вывел красивыми иероглифами в углу листа. "Юин, девушке, что никогда не будет моей". А потом внутри начали складываться слова, словно выжигаемые болью.
  
   Днем сложно заметить луну.
   Яркий свет звезды истинной
   Затмевает
   слабое зарево лунного света.
   В этом сражении, меч бесполезен.
   Лучи, отраженные сталью
   Лишь слепят.
   Солнце смешливо сегодня.
   Что ему до того, что
   Луна - мертва,
   Небо - искусственно.
   Тобой я не любим.
   Написав эти строки, Сян почувствовал, как в груди разрастается пустота, пожирающая все внутри без остатка. Не осталось ничего: ни боли, ни сил. Как будто слова, словно заклинание вырвали его чувство из сердца. Он почти слышал, как внутри свистит ветер. Обессиленный, он уронил голову на руки и уснул.
   Проснувшись, Сян увидел на столе тарелку с едой и прислоненную к ней записку, написанную красивым почерком Вана. "Вечернюю тренировку отменили. Отдыхай". Сян торопливо достал из сборника поэзии свои стихи, сложил вместе с новым стихотворением в стопочку и убрал все в папку с рисунками. Саму папку он положил в тумбочку, под стопку одежды.
   Следующие дни были как в тумане. Он почти не спал, ел, не чувствуя вкуса, отвечал что-то невпопад, постоянно забывал формы, пропускал удары. На вопросы друзей говорил, что неважно себя чувствует или отмалчивался. Единственным спасением для него была ночь. Часов в одиннадцать, когда все уже спали, он брал меч и шел заниматься. Тогда он забывал обо всем, их было трое - Сян, его меч и луна, игравшая бликами на его лезвии.
   На четвертый день после разговора с Юин, подходя к своему обычному месту для тренировки, он уловил чьи-то голоса и, вздрогнув, остановился. Это были Юин и Ван. Сян понимал, что подслушивать нехорошо, что нужно уйти, но он услышал всхлип и замер.
   - Ван, почему? Что случилось, что я сделала не так? - Плакала Юин. - Скажи мне, и я все исправлю.
   - Юин, - голос Вана был переполнен нежностью, - я еще раз тебе говорю. Ты тут не причем. Это мое решение. Мне так будет лучше. Всем так будет лучше.
   - Но я не понимаю, еще три дня назад все было хорошо, я...я...- Сян услышал короткое рыдание.
   - Послушай меня, послушай! Ты красивая чудесная девушка, и ...- Ван как будто бы задохнулся, - просто мы встретились с тобой в неподходящее время и в неподходящем месте. Сейчас мне лучше остаться одному. Постарайся простить меня.
   Сян услышал торопливые шаги и спрятался в тени дерева. Мимо него, всхлипывая и прикрывая глаза рукой, пробежала Юин. Он подошел к площадке и увидел Вана. Тот сидел, прислонившись к дереву, положив руки на колени.
   - Зачем? Зачем ты это сделал? - Первый раз за все время их знакомства Сян повысил на него голос. Он почти кричал.- Кому от этого будет лучше, а?
   - Подслушивать нехорошо, Сян Лун Ю, - печально заметил Ван.
   - Как и читать чужие стихи! - Сян взорвался.
   - Прости. Ты спал, а на полу валялся исписанный тобой лист, я хотел его поднять, и случайно увидел имя Юин. Не мог устоять, каюсь. Прочитал. Потом увидел другие листы, вложенные в книгу. Почему ты мне не сказал?! Я видел, что с тобой что-то происходит, но я думал, что ты переживаешь из-за соревнований.
   - Зачем? - Сян, зажмурившись, мотал головой, пытаясь забыть рыдания Юин. Он слышал боль в голосе друга, и это причиняло боль ему самому. - Ван, зачем ты это сделал?
   - Потому что так будет лучше, Сян. Потому, что ты мой друг и брат, и я не могу видеть, как ты страдаешь...
   - Да, теперь я буду смотреть, как страдаешь ты, и мы вместе будем смотреть, как страдает Юин. Это отличный выход!
   - Ты слишком много общался с Таем, - на губах Вана промелькнула слабая улыбка. - Я знаю, как я должен поступать, Сян. Мы не так долго были вместе, чтобы расставание было невыносимым. Нам больно сейчас, это правда. Но боль со временем пройдет.
   - Но что если она та самая, та, которая предназначена тебе, и ты ее упустил, - Сян был в отчаянии. Он чувствовал себя виноватым, хотя и не мог толком разобраться, в чем.
   - Если она та самая, значит, мы обязательно встретимся с ней потом, как-нибудь, не сейчас. Когда все это будет уже неважным. И мы будем сидеть с тобой где-нибудь за чашкой чая, и с улыбкой вспоминать этот разговор. - Ван слабо улыбнулся. - Не кори себя, Сян Лун Ю. Когда-нибудь я б узнал об этом, и поверь мне, чувствовал бы себя гораздо хуже. В твоих стихах было столько боли, что мне до сих пор не по себе. - Ван немного помолчал. - Считай, что дело вообще не в тебе .Кунфу-то я почти забросил. А у нас соревнования меньше чем через месяц. Так что как ни крути, от моего решения всем только лучше. В перспективе. - Добавил Ван, сделав паузу.- А сердечная боль не то, с чем нельзя было бы справиться.
   Сян не стал возражать другу, хотя мог бы поспорить.
   - Пойдем, и знаешь что? Я думаю, что ни Таю, ни Хао не нужно знать, что произошло. Хорошо?
   Сян кивнул. Они вместе вернулись в комнату и легли спать.
   - Ты совсем с ума сошел? Я тебя последний раз слишком сильно по голове стукнул? - Тай просто негодовал, после того как Ван кратко сообщил ему, что они расстались с Юин.-Девчонка в тебе души не чает, второй день из комнаты не выходит, ревет. Шан-Шан жаловалась Хао, что Юин ничего не ест и почти не спит. Считает, что она во всем виновата и не может понять, что сделала не так. Ты что такое творишь, Ван Шен?!
   Сян посмотрел на Вана. Он настолько переживал за друга и за Юин, что почти забыл о своем чувстве.
   - Тай, я знаю, что делаю, - кратко ответил Ван Шен. - И очень прошу, не поднимай, больше эту тему. Никогда.
   - Как знаешь! - Тай вышел из комнаты, хлопнув дверью.
   - Не надо! - Ван опередил Сяна, открывшего было рот. - Тема закрыта.
   Сян не понимал, что нужно делать. Он чувствовал, что нужно действовать, но как? Что он мог? И посоветоваться было не с кем. С Цинь Юнь они встречались только через неделю, а генерал ушел в один из своих походов - он любил иногда исчезнуть на несколько дней - обойти окрестности, побыть одному.
   Прошло еще два дня. Настроение у всех было ужасное. Ван практически не разговаривал. Хао постоянно о чем-то шушукался с Шан Шан. Тай хмурился. Юин вообще не выходила из комнаты. А Сян...Сян постоянно ломал себе голову, как он может все исправить.
   Как-то перед ужином, проходя мимо комнаты девочек, он столкнулся с Шан Шан.
   - Как Юин? - Робко спросил он.
   - Не очень, - покачала головой Шан Шан. - Почти ничего не ест. Все время плачет. Она никак не может понять, в чем она виновата. Пыталась передать Вану записку, но тот ее даже не взял. Был предельно вежлив, но непреклонен. Ты же знаешь его! Пойдем ужинать?
   - Я скоро, - Сян сделал вид, что он направляется к себе, но на самом деле дождался, пока Шан -Шан уйдет вперед и тихонько постучал в комнату к девочкам. Ему никто не ответил, и он осторожно зашел.
   Юин лежала на кровати, повернувшись лицом к стене.
   - Юин, - позвал ее Сян. Но она не ответила. - Юин?
   - Я не пойду есть, Шан-Шан, я сказала тебе, - отозвалась она.
   - Это я, Сян, - У Сяна задрожал голос. - Мне нужно тебе что-то сказать. Очень важное.
   - Сян? - Юин села на кровати, и он увидел ее бледное заплаканное лицо. - Тебя послал Ван?
   - Нет. Юин, ты ни в чем не виновата. В том, что Ван с тобой расстался , виноват я, - выпалил он на одном дыхании.
   - Подожди, при чем тут ты? - Не поняла Юин.
   - Просто...- Сян замялся. - В тот день, когда... когда ты увидела мои рисунки, я ... я вернулся домой после тренировки и решил написать последний стих, чтобы больше никогда... Я уснул, лист упал на пол, и когда Ван решил его поднять, случайно увидел твое имя. Прочитал это стихотворение, потом другие... Понял, что я тебя...Что я к тебе неравнодушен. И решил, что не может так поступить с другом. Я его уговаривал, как мог, Ву Юин, но у меня ничего не получилось. У него очень своеобразные представления о долге и дружбе. Он сказал, что не может позволить себе причинять мне такую боль, и что для всех лучше, если вы расстанетесь.
   - А что еще он сказал? - Юин ловила каждое слово.
   - Сказал, что если вам судьба быть вместе, значит, вы еще встретитесь, просто сейчас не место и не время, - Сян вздохнул и посмотрел на девочку.
   Та долго что-то обдумывала, и Сяну казалось, что прошла вечность, прежде чем она посмотрела на него и сказала:
   - Это все совершенно меняет дело, Сян Лун Ю. Спасибо, что ты мне все объяснил.
   - Ты, ты на меня не сердишься? - недоверчиво спросил Сян.
   - Нет, - Юин покачала головой, - я тебе завидую. Что у тебя есть такой друг как Ван Шен. Но, чтоб совсем на тебя не сердиться, я хочу попросить тебя об одной вещи.
   - Все, что угодно!
   - Принеси мне почитать свои стихи, те, что нашел Ван. Я просто хочу понять, что..., - она замолчала на полуслове, но Сян понял.
   - Х..хорошо, - кивнул он. - А теперь, Юин, может быть, ты все-таки пойдешь и поешь?
   - Может быть. Сейчас, только причешусь, - она быстро пригладила свои растрепавшиеся волосы.
   - Юин! - Увидев ее, все повскакивали из-за стола. - Садись! Молодец, что пришла.
   - Как тебе удалось ее уговорить? - Шан -Шан посмотрела на Сяна с восхищением. - Меня она и слушать не хотела.
   - Просто Сян мой учитель, - улыбнулась Юин, - а учителя надо слушаться.
   Тут объектом внимания стал уже Сян. От одобрительных возгласов, дружеских похлопываний и особенно благодарного взгляда Вана ему захотелось куда-нибудь спрятаться, и он, пробурчав, что ему нужно помыть руки - испарился.
   С возвращением в компанию Юин все стало на свои места. Ван заговорил, Тай начал шутить, Хао молча улыбаться.
   К тому же внезапно выяснилось, что до соревнований осталось всего три недели. Сян с удовольствием примерил новую форму с эмблемой школы на груди и передал своих учеников Тану. Его самого вместе с друзьями отправили заниматься отдельно. Они бесконечно отрабатывали удары и блоки или стояли в спаррингах. А в свободное время занимались с генералом.
   Пару дней назад Сян, как и обещал, передал Юин дрожащими руками папку со своими стихами, но толком с ней после этого так и не общался. Они виделись только во время еды - все остальное время были заняты.
   В тот злополучный день все было как обычно - ранняя побудка, тренировка, завтрак, -прокручивая события задним числом, Сян так и не мог понять, почему случилось то, что случилось.
   Они стояли с Ваном в спарринге. Учитель Ли, отвечавший за их подготовку к соревнованиям, объявил условно реальный бой. Это означало, что спарринг ведется в полную силу, но по правилам соревнований - то есть никаких ударов в пах, ударов по глазам , удушений и прочих некрасивых приемов, которые можно использовать, когда ты сражаешься за свою жизнь, но "которые совершенно не к лицу истинному воину", как однажды это сформулировал Ван Шен. Он признавал, что они чрезвычайно действенны, но предпочитал обходиться без них. А Сян и остальные старались ему соответствовать.
   Сян хорошо знал Вана как противника. Обменявшись несколькими ударами, они начали кружить друг вокруг друга, продумывая следующие атаки. К досаде Сяна, Ван достаточно быстро усвоил у генерала манеру ведения боя, поэтому предсказать, что он сделает дальше было практически невозможно. С ним всегда нужно было быть внимательным на все сто процентов
   Сян чувствовал, что его друг готовит атаку, и на секунду ему показалось, что он ее почти угадал - сейчас он сделает обманный удар справа, но на самом деле ударит левой рукой, а потом ногой, но вдруг он заметил, что на площадке появилась Юин. Она стояла и, не отрываясь, глядела на Вана. Внезапно она перевела взгляд, и их глаза встретились. Засмотревшись на Юин, Сян в последнюю секунду увидел летящий на него удар ногой, попытался его блокировать, но не успел выставить руки правильно, и, словно в замедленном кино, увидел, как на его палец обрушивается стопа Вана.
   Никогда в жизни он не чувствовал такой сильной боли, как будто бы каждая клеточка его тела вопила о пощаде. Он зажмурился. Все, что угодно, только бы перестало болеть.
   - Все, что угодно, - хотел прошептать он, но лишь что-то неразборчиво простонал.
   - Сян, Сян, Сян, Сян, - в его ушах раздавался чей-то голос. Он не мог понять, Ван ли с ним говорит или Юин, но постарался открыть глаза. Первое, что он увидел близко близко - абсолютно белого Ван Шена, потом заметил огромные пятна крови на его белоснежной форме и испугался! И вдруг Сян понял, что кровь хлещет из его руки, а средний палец просто выкручен и висит. В ушах зашумело, и он мешком осел на землю.
   Все, что происходило потом, Сян помнил плохо. Его хотели куда-то перенести, но он просил его не трогать. Он уловил слово "больница". Его подняли и посадили на мотоцикл повара, прислонив к спине водителя, сзади сел Ван, который держал его всю дорогу. В больнице Ван что-то сбивчиво начал объяснять, но, увидев травму, пожилая медсестра охнула и, обняв, почти прислонив Сяна к себе, повела его за собой.
   Боль отпустила только, когда ему что-то вкололи.
   Доктор долго осматривал руку, после чего резким движением вправил сустав и наложил несколько стежков на разорванную кожу.
   - Ну что, юноша, повезло тебе несказанно, - сказал он, после того, как закончил свои манипуляции. - У тебя останется десять пальцев.
   - Это хорошо, - слабо улыбнулся Сян. - А когда мне можно будет приступить к тренировкам.?
   - Все зависит от того, как будет заживать. Самое раннее - через месяц.
   - Через месяц?! Но у меня соревнования через десять дней! Пожалуйста, дайте мне какое-нибудь лекарство, чтобы я поскорее выздоровел, - Сян не мог поверить в то, что происходило.
   - Боюсь, единственное лекарство, которое тебе поможет - это время. Человечество пока не научилось сращивать суставы и заживлять открытые раны за неделю. Мне жаль, но тебе придется набраться терпения. И будь благодарен случаю, что ты вообще остался с пальцем.
   - Зачем вообще мне этот палец, если из-за него я пропущу соревнования! - В отчаянии вскричал Сян. - Доктор, а если его совсем отрезать, тогда я смогу драться?
   - Не говори глупостей, - строго сказал доктор. - У вас в школе нет никакого медицинского персонала? - Сян покачал головой. - Я объясню твоему другу как делать перевязку, и как фиксировать палец. Дам обезболивающее, мазь, бинты и пластырь. Пусть он о тебе позаботится. А сейчас тебе нужно немного полежать.
   - Мой друг через неделю уезжает на соревнования, - горько сказал Сян, - у него не будет возможности обо мне заботиться.
   Доктор ничего не сказал. Сочувственно кивнув, он вышел из комнаты.
   Сян лежал на жесткой больничной кушетке и смотрел в потолок. Все его надежды и чаяния, связанные с соревнованиями, оказались пустыми. Если Цинь Юнь и раздобудет адрес его родителей, что он им может про себя сказать? Мама, папа - я ваш сын, у меня неплохое кунфу, но вам придется поверить мне на слово, потому что никаких соревнований я не выигрывал. Зато у меня есть десять пальцев.
   У него потекли слезы. Они скатывались по вискам вниз, иногда меняя траекторию, и он чувствовал соленый привкус на губах.
   Дверь снова приоткрылась, и краем глаза Сян увидел топтавшегося на пороге комнаты Вана.
   - Можно?
   Сян быстро вытер слезы рукавом и кивнул.
   - Доктор мне все рассказал. Сян...я...мне...Прости..., - Ван не знал, что сказать. Таким нерешительным Сян своего друга еще не видел.
   - Ты-то тут причем? - Устало спросил он. - Я ж сам отвлекся на Ю... Неважно. Все в порядке, Ван Шен. Мы занимаемся кунфу, и травмы - это нормально. Просто это был несчастливый день. Несчастливый месяц, - добавил Сян чуть погодя. - Все в порядке. Просто нужно это пережить.
   - Без друзей, которые уедут на соревнования, и тренировок, - горько подумал он, но вслух лишь сказал:
   - Поехали домой. Повар Чжан нас еще ждет? Оставили без ужина всю школу. Опять мы отличились. Тай нас с тобой не простит, - Сян выдавил улыбку.
   - Это точно. Сможешь подняться сам? - Осторожно спросил Ван.
   - Конечно, - Сян попытался сесть и не смог. Закружилась голова, и он опустился обратно на кушетку.
   - Пойдем-ка, брат Сян, - Ван Шен помог ему подняться, и они почти уже дошли до выхода, когда их поймал доктор.
   - Тебе нужно оставаться в постели хотя бы несколько дней, - сказал он Сяну. - Сейчас ты ничего не чувствуешь, все еще действует анестезия, но через час, после того, как ее действие закончится, тебе будет очень больно. Обезболивающее у твоего друга. Принимай по одной таблетке каждые три часа, и две на ночь. Палец должен быть зафиксирован, как сейчас, видишь? Я не могу наложить тебе гипс, поскольку необходимо делать перевязки на рану. И...- доктор замолчал.- Это очень болезненно, но тут уж ничего не поделаешь. Ваша школа слишком далеко, чтобы ездить сюда каждый раз. Главное, побольше лежи. Помни, чем больше ты отдыхаешь, тем быстрее восстановится твой организм. Через три недели - вернешься, я сниму швы и проверю сустав. Ясно?
   Сян угрюмо кивнул.
   - Ничего, ничего, на твой век хватит еще соревнований!
   Всю дорогу домой Сян не сказал не слова. Добравшись до школы, он незаметно проскользнул в комнату, лег на кровать и отвернулся к стене.
   - Сян, ты как? - В комнату ворвались Тай с Хао.
   - Все в порядке, - Сян даже не повернулся. - Устал. Можно я пока не буду ничего говорить?
   Он отказался от ужина, лишь попросил Вана дать ему лекарство перед сном и воды. Весь следующий день он провел в постели, мучаясь от боли. Таблетки помогали, но ненадолго. Сян почти ничего не ел, лишь пил чай, который ему заваривал Тай. Он по-прежнему молчал, отзываясь лишь короткими фразами на вопросы друзей.
   Сян был как в тумане. Последние полгода все, что он делал, было подчинено одной цели - выиграть соревнования. А сейчас у него как будто бы выбили почву из-под ног. Лишили единственного, что как-то придавало ему силы. Когда Юин была с Ваном, он мог спасаться тренировками, а что ему делать теперь, когда не осталось ничего: друзья заняты подготовкой к соревнованиям, уезжают через несколько дней; девушка, которую он любит - любит другого, хоть они и не вместе; кунфу- - недоступно. Да еще и постоянно мучающая его боль, от которой нельзя ни спать, ни есть, ни говорить. Можно лишь лежать, отвернувшись к стене, зажав край подушки зубами, чтобы не стонать. А вот сдерживать крики во время перевязок у него не получалось, как он ни старался.
   Вана хватило только на один раз. После он объяснил Таю, что нужно делать, и на время медицинских процедур уходил из комнаты. Он был просто не в состоянии видеть и слышать как мучается Сян, все еще считая себя виноватым в его травме. Потом Тай передал должность медбрата Шан-Шан. Ее, крики Сяна, не лишали хладнокровия, и именно ей удавалось менять повязки наименее болезненно.
   А потом друзья уехали на соревнования на десять дней, и стало совсем тоскливо. И пусть Сян почти не разговаривал с ними в последние дни, но он слышал и постоянно чувствовал их присутствие, а тут он остался совсем один. Казалось, хуже быть не может, но на второй день после их отъезда в дверь тихонько постучали, и в комнату зашла Юин.
   Сян не говорил с ней с того самого злополучного дня. Она заходила несколько раз его проведать вместе с Шан-Шан, и как-то решила остаться и помочь ей с перевязкой, но, увидев перекошенное от страданий лицо Сяна, как и Ван, поспешила покинуть комнату.
   - Привет, Сян Лун Ю, как ты себя чувствуешь?- Осторожно спросила она.
   Сян пробурчал что-то в ответ, стараясь не жаловаться, но и говорить "прекрасно" ему тоже не хотелось.
   - Я пришла попрощаться. Я уезжаю.
   - Надолго? - Сян постарался сесть на кровати и повернулся к девушке.
   - Навсегда, - мягко сказала Юин.
   - Как? Почему? - Сян не мог поверить своим ушам. - А Ван знает? - вырвалось у него.
   Юин на секунду замолчала.
   - Потому что от меня здесь одни неприятности. - Она протянула ему папку со стихами.- Я поняла, почему Ван решил со мной расстаться, прочитав твои стихи. Я бы на его месте поступила точно так же. Стать причиной страданий двух друзей - не очень приятная ноша. А сейчас еще и это...- Юин дотронулась до запястья Сяна, и его как будто бы пробило током. - Я знаю, ты отвлекся из- за меня, получил серьезную травму и пропускаешь соревнования. А я понимаю, как много для тебя значила возможность поехать туда. Я не хочу, чтобы что-то еще произошло, мне лучше уехать.
   - Ван знает? - Упрямо повторил Сян.
   Юин покачала головой.
   - У нас уже было несколько очень эмоциональных разговоров, не уверена, что я выдержала бы еще один. Да и ему перед соревнованиями лишние волнения ни к чему. У него и так слишком много переживаний за последний месяц. Я написала ему письмо. Так будет лучше для нас обоих. Спасибо тебе большое за все. За то, что учил меня, за то, что позволил встретиться с твоими необыкновенными друзьями, за ...За твои рисунки и стихи...Я никогда тебя не забуду. - Она порывисто погладила его по плечу и поднялась.
   - А Шан- Шан?
   - Шан- Шан остается. Ей есть ради чего и кого...
   - Юин! Я... Когда ты уезжаешь? - Сян, придерживая больную руку, встал с кровати.
   - Через двадцать минут.
   - Так быстро, - ужаснулся Сян. Он подошел к тумбочке, достал папку с рисунками, вложил в нее листы со стихами и протянул Юин.- Возьми их себе. На память.
   Юин осторожно взяла в руки папку.
   - Ты хочешь отдать это все мне? Но почему?
   - Не обижайся, Юин, но я постараюсь сделать все, чтобы забыть тебя, выбрасывать это жалко, а мне хочется, чтобы ничего не напоминало о тебе..., - он сам не знал, почему он так честен с ней, но хотел ей все объяснить.
   - Я понимаю, - Юин медленно провела рукой по лбу. - Прощай, Сян Лун Ю.
   - Ву Юин, - он остановил ее, когда она уже была на пороге. - Я сделаю все, чтобы тебя не вспоминать, но раз в месяц, когда на небе будет полная луна, я буду смотреть на нее и думать о тебе. Ты тоже иногда...- его голос дрогнул, и он замолчал.
   Юин ушла, не ответив, и Сян в отчаянии бросился на кровать. Следующие три дня он почти не выходил из комнаты и ничего не ел, несмотря на уговоры Шан-Шан. Рука стала болеть меньше, зато болела душа, да так, что ему хотелось выть. Это не Юин, это он приносит сплошные несчастья людям. Из-за него Ван расстался со своей любимой девушкой, из-за него уехала Юин. Как он посмотрит теперь Вану в глаза?
   Другие студенты забегали его проведать, но очень скоро его мрачное настроение и нежелание общаться отпугнули всех приятелей, и только Шан-Шан стойко выносила его депрессию, меняя каждый день повязки на руку.
   Так прошла неделя. Сян не читал, не рисовал, не тренировался, он лишь лежал в постели, смотрел в потолок и почти все время спал днем, расплачиваясь за это бессонницей ночью. Может быть поэтому он так быстро услышал легкий, почти неслышный стук в дверь. Сян был настолько подавлен, что ему даже не было интересно, кто это мог быть. Он медленно поднялся с кровати, и вяло открыл дверь. На пороге стоял Мэн Тян.
   - Если бы ты был моим солдатом, тебе бы здорово досталось, Сян Лун Ю! - Строго сказав это, генерал шагнул в комнату и закрыл за собой дверь. - Что это ты такое надумал? Почему ты перестал тренироваться?
   - Доктор запретил. Сказал, я должен лежать как можно больше. У меня травмирована рука, - буркнул Сян, - что я могу сделать?
   - Тебе сказали, а ты и рад! Посмотри на себя. Лежишь и жалеешь себя. Если мне не изменяет память, меч ты держишь в правой руке, а повреждена у тебя левая. А пальцы на левой скреплены как раз так как нужно для баланса, и что тебе не нравится?
   - Мой лучший друг расстался со своей девушкой, потому что не хотел причинять боль мне, и теперь она уехала из школы навсегда. Я пропустил самые важные соревнования в моей жизни, у меня зверски болит рука, так что я не могу спать, и не могу тренироваться, вот что мне не нравится, генерал! - Вся боль, и душевная, и физическая, какую пришлось перенести Сяну за этот ужасный месяц, выплеснулась в его отчаянном крике.
   - Сян, поверь мне, пожалуйста, - генерал внезапно смягчился. - Сейчас тебе кажется, что твоя жизнь кончена, и ничего хорошего больше не случится. Но это не так. У тебя впереди еще много соревнований, много девушек и много травм. Запомни. Всю твою жизнь разные люди будут тебе говорить, чего ты не можешь. Но только ты сам решаешь, что ты можешь, а что нет. Ясно?
   Сян кивнул.
   - Бери меч и пошли, - приказал Мэн Тян, и Сян молча повиновался.
   Свежий ночной воздух опьянил его. Упоительные ароматы, хрустящий под ногами гравий, мелькающие облачные тени - он словно забыл обо всем этом, и теперь снова открывал для себя красоту мира. У него вырвался вздох восторга. Мэн Тян одобрительно посмотрел на него, но ничего не сказал.
   - А как вы меня нашли, генерал, - наконец спросил Сян, когда они поднимались на холм. - Откуда вы узнали, где именно моя комната?
   - У настоящего воина, Сян Лун Ю, есть особое чутье, чтобы понять, где спрятался враг, а где можно найти друга. С опытом, ты это поймешь. Да и надпись "Здесь обитают Тай, Ван и Сян. Вам точно сюда?" тоже здорово помогла, - рассмеялся генерал.
   Сян совершенно забыл об этой табличке, которую Тай поместил на дверь, после того как несколько новых студентов никак не могли запомнить, где они живут и все время пытались войти в его с друзьями комнату.
   - Показывай! - Велел генерал, когда они достигли вершины.
   - Что показывать? - растерялся Сян.
   - Все что угодно, возьми в руки меч и прислушайся к себе!
   Сян осторожно сжал пальцами гарду, рукоять удобно легла в ладонь, сделал взмах, другой. Он почувствовал, как он соскучился, и как все становится на свои места. Левая рука болела, но боль больше не имела значения. Важными были только тяжесть рукоятки и инерция лезвия, которая вела за собой его тело. Удар, блок, круговой удар, поворот, шаг - Сян больше не понимал, где кончается его тело, а где начинается меч. Они стали единым и кружились, словно в танце. Когда Сян пришел в себя и почти упал на землю, вымотанный, но счастливый, генерал положил свою тяжелую руку ему на плечо.
   - Что это было? Эти движения? Никогда не видел ничего подобного.
   - Я пытаюсь создать свою форму, - наконец отважился сказать Сян. Он держал это в секрете от всех. - Как-то, занимаясь ночью, я заметил, как луна отражается в лезвии моего меча, а потом я увидел свою тень, которая металась по земле в лунном свете, и тогда я подумал, что ночью земля отражает небо, а я всего лишь тень от луны. Осталось только выразить это через движения. Вот это, видите, - Сян сделал несколько шагов, - семь звезд Большой Медведицы. Мне нужно еще многое доработать, и кое-где нужна левая рука, потому что я несколько раз перекладываю в нее меч, но основу я, кажется, придумал.
   ак же ты мог так долго бездействовать, когда у тебя столько работы? - Сурово спросил генерал.
   - Не знаю, что на меня нашло, - Сян тряхнул головой, словно сбрасывая с себя события прошедших дней. - Теперь я вспомнил, что по-настоящему важно. Спасибо, что напомнили мне об этом.
   - Обращайся, - подмигнул генерал. - А теперь покажи-ка мне еще раз. Подумаем, как отшлифовать твою форму.
   Они занимались до самого утра, отрабатывая и продумывая движения. Мэн Тян здорово помогал Сяну там, где нужна была левая рука. Он внес некоторые поправки, кое-что подкорректировал, и Сян увидел, насколько форма стала изящней и органичней. Но сделали они лишь малую часть.
   - Иди, отдохни, ты хорошо поработал после долгого перерыва, прибегай, когда будет свободное время. Продолжим занятия, - сказал, наконец, генерал.
   Обратно в школу Сян летел как на крыльях. Когда он появился в столовой на завтраке, со всех сторон послышались одобрительные возгласы. Несколько студентов подошли поздороваться, а Шан- Шан радостно подсела к нему за стол.
   - С возвращением!
   Сян вернулся к тренировкам, правильно рассудив, что для ударов ногами вывихнутый палец - не помеха. И некоторые формы можно пытаться делать с одной рукой. И, возможно, пришло время начать осваивать медленные формы тайцзи-цюань - те, которыми так славится Удан и на которые раньше Сян посматривал с некоторым превосходством. Что может быть сложного в медленных неспешных движениях.
   Но когда он начал учиться, то понял, что все гораздо сложнее, чем казалось на первый взгляд. Сами движения было выучить очень просто, но вот как придать им плавность? Как стать подобным воде - о чем им постоянно твердил мастер Чен? Когда шифу показывал, как нужно двигаться, у Сяна замирало все внутри. Казалось, что время останавливается, и мастер сливается с окружающей средой. Он становился чем-то иным, отличным от человека, чем-то вроде дерева или неба.
   В свободное от тренировок время Сян бежал к генералу, и они оттачивали "Тень от луны" - так Сян назвал свою форму. Рука болела все меньше и меньше. Рана почти зажила, и хотя сустав все еще чувствовался, Сян просто не обращал внимания на неудобства.
   Однажды, примчавшись на холм, Сян увидел там маленького дракона. Тот сидел у ног генерала и смотрел ему в рот.
   - А что было потом? - Сян понял, что Сяо Лю опять слушает свою любимую историю, про битву при Чанпине. - Ой, Сян?!
   - Сяо Лю! Что ты тут делаешь?
   - У меня для тебя новость, - важно сказал Сяо Лю. - Поэтому мама меня прислала сюда. Она сказала, что я уже достаточно взрослый, чтобы выполнять эти отственные поручения.
   - Ответственные, - ласково поправил Сян друга. - Какая новость, Сяо Лю?
   - Лао Лун прислал весточку, его сын вернулся, он скоро навестит нас, чтобы поговорить с тобой, и тогда он сможет рассказать тебе, где живут твои родители, Сян Лун Ю. Мне кажется, это очень хорошая новость? А ты как думаешь?
   - Это просто прекрасная новость! - Сян сделал сальто от радости и закружился вокруг дракончика. Наконец-то! Последнее время жизнь не радовала его. А тут...
   Ну и что, что он не поехал на соревнования, внезапно пришла ему мысль. Если его ищут, может, родители будут любить его и просто так, просто за то, что он Сян Лун Ю. Любит же его Цинь Юнь, в конце концов. Генерал прав, будет еще на его веку возможность доказать, что у него кунфу не хуже, а может быть и лучше многих. И будет особенно здорово, если рядом будут его родители. Уж тогда он расстарается. Имя Сян Лун Ю станет известно во всем кунфу Китае.
   - Это же не мое настоящее имя, - вдруг понял Сян. - У моих родителей - другая фамилия. Цинь Юнь сказала, что моего отца, если только она встретила моего отца, звали Тан Цзин Лун. Значит, моя фамилия Тан. И дали они мне наверняка другое имя, не Хуншен. Хотя это уже не важно. Лун Ю так и останется Лун Ю.
   -А Лао Лун сказал, когда конкретно его сын к вам прилетит? - спросил он
   - Ой нет, что ты. Лао Лун не озабочен такими вещами. Он слишком старый. Сказал скоро, значит скоро. Но вот когда это скоро наступит, сказать сложно. Ты не переживай, Сян. "Скоро" это лучше, чем " не знаю, когда".
   - Какой ты мудрый, Сяо Лю! - Сян потрепал дракончика по шее.
   - Это да, - важно согласился его друг. - Из всех драконов своего поколения я наверняка наимудрейший.
   - Безусловно, - генерал подмигнул Сяну.
   Через три дня вернулись друзья, и все встало на свои места. Сян сидел в комнате и занимался каллиграфией. Они с Шан- Шан накануне посмотрели фильм "Герой" с Джетом Ли, и Сян пытался придумать девятнадцать способов начертания иероглифа "меч" когда дверь распахнулась и в комнату влетел Тай.
   - Он все еще жив, Ван, не бойся, входи! - закричал он с порога. - Эй, брат Сян, как поживаешь? Больше никаких повреждений за то время, что мы отсутствовали, надеюсь? Никто кроме близких друзей не имеет права наносить тебе травмы, - усмехнулся он.
   - Тай! Вы вернулись! - Сян выскочил из за стола. - Как вы? Кто победил?
   - Как бы тебе сказать... Победили, конечно, мы все. Но только Ван в категории "Самый дурацкий проигрыш года". Давай заходи уже. Покажись Сяну во всей своей красе.
   Сян чувствовал, что что-то не так и с любопытством уставился на дверь. Когда зашел Ван, он тихонько охнул - левый глаз Ван Шена заплыл, кожа вокруг была неестественно черного цвета -- как будто бы кто-то обвел его глаз карандашом, на скуле алела здоровая ссадина.
   - Познакомься, наш друг, одноглазая панда Ван Шен, - не унимался Тай. - Герой месяца, решил принести себя в жертву другу. Точнее, двоим друзьям. Тебе из чувства вины, а мне...Не знаю из какого чувства. Возможно благодарности за когда-то отданный ему последний лунный пирожок.
   - Тай, перестань паясничать, - устало отмахнулся Ван Шен. - Здравствуй, брат Сян. Как ты?
   - Все хорошо, - кивнул Сян. - Правда, правда,- поспешил он добавить. - Рука почти не болит, я хожу на тренировки и занимаюсь с генералом. Только вот, Юин, - он остановился нерешительно, глядя на Вана.
   - Что случилось?
   Сян молча кивнул на кровать, где на подушке белел аккуратно подписанный конверт.
   Ван быстро пробежал взглядом письмо и молча вышел.
   - Юин уехала, - ответил Сян на вопросительный взгляд Тая. -Навсегда.
   - Вот оно что, - Тай медленно опустился на кровать. - Может, оно и к лучшему.
   -Так что произошло на соревнованиях? Что с Ван Шеном, и кто все-таки победил?
   - Ох, Сян Лун Ю, Хао победил в своей весовой категории, а я в своей, - вздохнул Тай.
   - Но это же хорошо? - осторожно поинтересовался Сян.
   -Хорошо-то хорошо, только вот финальный бой у нас был с Ван Шеном, как Сяо Лю и предсказывал. И сдается мне, что Вану в голову втемяшилась очередная благородная дурацкая идея, что он не может выиграть соревнования, после того, как из-за него тебе их пришлось пропустить. Мол, если он приедет победителем, то это будет несправедливо по отношению к другу, который из-за него на эти соревнования не поехал. Ну и пропустил мой бянь туй, говорит, что не успел поставить защиту. Результат - в прямом смысле на лицо.
   Сян поморщился. Он помнил, что когда Тай бил бянь туй в полную силу, мешок с песком даже не раскачивался. Он дергался так, что содрогалось все перекрытие, к которому он был подвешен. Получить такой удар в голову...
   - И что произошло?
   - Что? Произошел нокаут, что еще могло произойти, когда тебе в голову со всей дури летит моя нога, а ты даже руки не выставил, не говоря уже о том, чтобы уклониться. Так что мы все стали счастливыми обладателями званий чемпионов, только Ван в категории "Я- идиот".
   - То есть, - почти прошептал Сян, - Ван проиграл из-за меня?
   - Нет! Еще раз тебе говорю, Ван проиграл потому, что он идиот. И теперь я понимаю, что не он один. Вы, может, уже перестанете соревноваться, кто из вас придумает самый дурацкий повод почувствовать себя виноватым? - Тай повысил голос.
   - Может быть, - покорно кивнул Сян.
   - А ты чем без нас занимался? Смотрел в потолок и думал о том, какой ты несчастный?
   - Почти. - Признался Сян. - Точнее, несколько дней, да. Потом пришел генерал, вытащил меня из постели почти за шкирку, и велел не маяться дурью, а взять себя в руки.
   - Какой полезный совет, - восхитился Тай. - Не маялся?
   - Нет, начал тренироваться. Кое над чем работаю. Покажу потом.
   - Ты же не знаешь самого лучшего, - воскликнул Тай. - Угадай, с кем Хао встретился в полуфинале? С нашим новым лучшим другом с разрушенного храма. Боюсь, он воспринял всю ту ситуацию слишком лично, травма Шан- Шан, все такое... В общем, Хао выиграл бой досрочно, нокаутом. Все в порядке? - Этот вопрос он адресовал вошедшему Ван Шену. Ван кивнул.- Пойду-ка я поздороваюсь с поваром Чжаном и заодно узнаю, что у нас сегодня на ужин, - с этими словами Тай испарился.
   - Как ты, Ван Шен? - Сян не знал, как спросить, что чувствует Ван, насколько ему больно, зол ли он на него, на Сяна, но Ван понял без слов.
   - Сян Лун Ю, все правда хорошо, - улыбнулся он. - Я даже рад, что Юин уехала. Видеть ее здесь и не быть с ней, было гораздо тяжелее. Да что я тебе говорю, сам все знаешь.
   - Тай Чин рассказал мне, что случилось на соревнованиях...
   - Ох уж этот Тай Чин, как угодно готов объяснить свою победу, только б не признать, что он действительно хороший боец. Поверь мне, поддаваться друзьям на соревнованиях не входит в мой кодекс чести, Сян. Если сражаться - значит сражаться в полную силу. Тай выиграл, потому что он был быстрее, сильнее и собраннее. Наши силы с ним примерно равны, и все зависит от удачи и кто лучше собой владеет в данном конкретном бою. Так получилось, что в этот раз - Тай. Но этот упрямец никогда не признается себе и окружающим, что он может быть в чем-то лучше меня. - Ван вздохнул. - Вот и придумывает каждый раз какие-то объяснения, почему ему удалось то, что не удалось мне. Как ты, Сян? Как рука? Болит? Рассказывай, как ты тут жил.
   Сян рассказал. Как валялся в постели, ничего не делая, умирая от жалости к себе - он признался в этом, сгорая от стыда, но знал, что Ван поймет и не осудит. А сказать об этом было нужно, чтоб больше никогда так не поступать.
   Рассказал, как и почему уехала Юин, как генерал вытащил его из комнаты и вернул к тренировкам. К этому моменту в комнату вернулся Тай вместе с Хао, так что новости про родителей Сян рассказывал уже всем.
   - Так это же здорово! - Тай хлопнул Сяна по плечу так, что заныла рука. - Вот видишь, мы отсутствовали всего каких-то десять дней, а столько случилось.
   Жизнь вошла в свое привычное русло - тренировки с новыми студентами (к счастью, девушек больше не было, а Шан-Шан скоро перешла в основную группу); ночные тренировки с генералом. "Тень от луны" была почти закончена, оставалось продумать еще пару элементов. Сяну сняли швы, и рука почти не беспокоила, хотя сказались травма и долгое бездействие - ему пришлось часами разрабатывать пальцы.
   Но однажды ночью, прибежав к генералу, Сян увидел Цинь Юнь, и его сердце затрепетало.
   - Ты все правильно понял, маленький друг, - кивнула леди дракон, уловив его волнение. - Хун Лун отдыхает в нашей пещере после долгого перелета, и ждет тебя, чтобы побеседовать. Сказал, что хочет увидеть еще одного говорящего с драконам. Сейчас большая редкость встретить даже одного, а ему посчастливилось увидеть сразу двоих - отца и сына. Полетели!
   Всю дорогу Сян переживал - вдруг он не понравится Хун Луну, и тот решит, что он неправильный говорящий с драконами и не скажет ему адрес родителей. А вдруг это какой-то другой говорящий, потерявший сына, и Сян на самом деле не тот, кого ищут. Этих "а вдруг" были десятки, и если бы дорога до дома Цинь Юнь заняла бы больше времени, то наверняка их было бы сотни.
   Когда же лапы леди дракона коснулись каменного пола пещеры, Сян внезапно успокоился. Как будто бы его волнение выключили.
   - Что будет, то будет, - решил он.
   - Ой, как здорово, Хун Лун. Еще! - Сян услышал восторженный голос Сяо Лю. Он повернулся. Зрелище, которое предстало его глазам заставило его расхохотаться в голос.
   Хун Лун оказался старым драконом цвета красной земли. С его морды свисали седые усы, а на голове топорщился золотой хохолок. Он был большим, просто огромным, раза в три больше Цинь Юнь. Глядя на него, Сян понял, почему многие люди боялись драконов. Встретить такое чудовище, не зная, что это друг... - Сян поежился. И снова расхохотался. Хун Лун безусловно был огромным страшным драконом, только вот сейчас этот дракон выгнул свое тело дугой, и по этой дуге, словно с горки, съезжал Сяо Лю, визжа от восторга. Большой дракон тоже выглядел очень довольным.
   - Сын?! - В голосе Цинь Юнь Сян уловил нотки возмущения, но больше там было безудержного искрящегося веселья. - Что же ты делаешь?
   - Ой, мама! - Сяо Лю съехал прямо к ней в объятия. - А можно Хун Лун у нас останется на подольше. С ним играть так же весело, как и с моими человеческими друзьями.
   - Ты же должен быть приличным китайским драконом, который уважительно относится к старшим, - строго сказала Цинь Юнь, но Сян видел, что она прячет улыбку.
   - Мамочка, я очень уважительно катаюсь по спине Хун Луна, честно! И я его даже на вы называю. Правда же? Хун Лун? Скажите моей маме! - с этими словами Сяо Лю скатился еще раз.
   - Сяо Лю прав, - голос Хун Луна был низким, почти рычащим, - ни один дракон не катался на мне с таким уважением. - Сян услышал, что дракон тоже улыбается, и внезапно он понял, что тот похож на доброго мудрого дедушку, который за внешней строгостью прячет улыбку в усах. - Ну, здравствуй, Тан Шисин, - Хун Лун повернулся к Сяну. - Так вот ты какой, оказывается.
   - Тан Шин... Как вы меня назвали? - Запинаясь спросил Сян.
   - Тан Шисин, так тебя назвали родители. Как тебя зовут сейчас?
   - Мои родители, мои приемные родители, - поправился Сян, - назвали меня Сян Хуншен. Но друзья зовут меня Сян Лун Ю.
   - Сян Лун Ю, - медленно произнес красный дракон, будто бы смакуя звуки. - Хорошее имя. Буду звать тебя так.
   - Расскажите мне, пожалуйста, про моих родителей, - несмело попросил Сян. - Как вы встретили моего отца?
   - Хммм, - старый дракон закрыл глаза, видимо, вспоминая. Сян смотрел на него и думал о словах Цинь Юнь - Хун Лун, сын Лао Луна - старейшего дракона. Сколько же лет его отцу?
   - Это было почти три года назад, в горах Тьянтай на пятый день нового года. Я бываю в тех горах нечасто, но если случается их посетить, то обычно я собираю травы на западном склоне изумрудной вершины, там неподалеку есть небольшая пещера, где я отдыхаю. Люди туда почти не забредают, и не потому, что сложно забраться, просто мало кто знает об этом месте, да и зачем им? Они ходят проложенными туристическими тропами, куда один - туда и все остальные. Но даже если и забредут - меня это не сильно беспокоит - сделать так, чтоб человек решил, что ему дракон примерещился - проще простого. Но тот человек спокойно поднялся на холм, увидел меня и не стал пугаться, как это делало большинство людей до него, а низко поклонился, представился и попросил разрешения со мной поговорить.
   Я давненько уже не встречал говорящих с драконами, около двухсот лет, а этот был один из самых учтивых и приятных. Конечно, я не мог ему отказать и спросил, чем я могу ему помочь.
   Тан Цзин Лун, а именно так звали этого человека, ответил, что искал меня не случайно. Пятнадцать лет назад уличные бродяги украли его сына Тан Шисина. Несмотря на всего усилия и поиски, он так и не смог найти следы похитителей. К этому времени он уже знал, что семейная легенда о говорящих с драконами - истина. Он встречал нескольких из нашего племени. Он также знал, что судьба рано или поздно сводит говорящих с драконами. Поэтому он начал изучать старые манускрипты, где хоть что-то говорилось о драконах. И однажды нашел список мест, где, согласно поверьям, можно нас встретить, а также время года, когда мы любим там бывать. Надо отдать должное людям, они действительно многое про нас знают. К счастью, мало кто в это верит, да и драконьи излюбленные места труднодосягаемы, а люди слишком ленивы, чтобы проверить, - Хун Лун гулко рассмеялся. - Так вот. Тан Цзин Лун кропотливо обходил одно место за другим, но везде его ждала неудача. Никто из наших там не появлялся, а может, появлялся, но не хотел общаться с человеком, разные бывают причины. А в Тьянтай ему повезло. Он попросил, если я когда-нибудь услышу о мальчике, что говорит с драконами, сообщить ему, что его ищут родители и дать их адрес. Остальное ты знаешь. Когда Цинь Юнь рассказала нам о своем человеческом друге, готовым рискнуть всем ради того, чтобы спасти ее яйцо, мой отец понял, что время пришло. И вот я тут.
   - И вы мне скажете адрес моих родителей? - Дрожащим от волнения голосом спросил Сян.
   - Конечно. Они живут в Шанхае. У твоего отца там книжный магазин, он, как и все говорящие с драконами - образованный человек. Запоминай, в Шанхае есть район - Французская концессия, в начале прошлого века там жили иностранные гости из далекой страны. В этом районе есть улица Ченлу. На ней ты найдешь книжный магазин своего отца. Книжный магазин там один. Не ошибешься.
   - В..все? - Растерялся Сян. - Вот так вот все просто? Теперь я знаю адрес своих настоящих родителей и могу их увидеть?
   - Тебе еще нужно добраться до Шанхая, - напомнил ему Хун Лун, - но да. Все так просто. А ты чего хотел? Тайных заклинаний и страшных испытаний?
   Сян понял, что дракон снова смеется.
   - Ураааа, Сян встретит свою маму, спасибо вам, - с этими словами Сяо Лю еще раз скатился со спины большого дракона. - А потом ты познакомишь свою маму с моей мамой, и мы будем ходить друг к другу в гости. Да, мам?
   - Нет, - Цинь Юнь одним движением сдернула дракончика со спины Хун Луна. - Сначала ты научишься не сбивать людей с ног от восторга при первой встрече.
   - Мам, - Сяо Лю с упреком посмотрел на нее, - я их не сбиваю, я их проверяю на прочность. Я же не виноват, что они такие неустойчивые.
   Цинь Юнь ласково потрепала сына.
   - Сян Лун Ю, ты хочешь остаться у нас или отнести тебя обратно?
   - А тебе не сложно? - Сяну было неудобно беспокоить драконов, но ему так хотелось обсудить все с друзьями, что он не мог ждать.
   - Я все понимаю, маленький друг, тебе нужно подумать, как действовать дальше, а твои друзья - лучшие советчики, - Цинь Юнь догадалась о его чувствах.
   - Господин Хун Лун, большое вам спасибо, - Сян низко поклонился. - Я никогда не забуду того, что вы сделали. Я как-то могу вас отблагодарить?
   - Если бы я о тебе ничего не знал, я бы сказал, будь хорошим человеком, верным другом драконам, но к чему желать того, что уже есть. Оставайся собой, как бы тебя ни звали - Тан Шисин или Сян Лун Ю.
   - Позаботься о госте, пока меня нет, Сяо Лю, - строго наказала Цинь Юнь. - Не докучай ему слишком.
   - Не волнуйся, мам, я буду самым заботливым драконом в Уданских горах, - с готовностью ответил дракончик, немедленно забрался на спину Хун Луна и с торжествующим воплем скатился с нее на пол пещеры.
   К своему удивлению, вернувшись на холм, Сян обнаружил там Тая и Вана, беседующих с генералом.
   - Что вы тут делаете? Почему не спите? - воскликнул он.
   - Ждем тебя с новостями, - проворчал сонный Тай. - Ван Шен проснулся под утро, обнаружил, что тебя нет и изволил волноваться. Что это брат Сян до сих пор не вернулся? Наверное, генерал решил поделиться с ним воспоминаниями о распорядке первых красавиц при дворе императора? Кто-то где-то чему-то учится, а Вана там нет? Нужно срочно бежать! А я, сам понимаешь, услышал про первых красавиц и тоже не мог пропустить, пришлось идти. Только вот выяснилось, что никакими рассказами тут не пахнет. А пахнет новостями.
   - Что ты выяснил, Сян Лун Ю? - Ван по обыкновению позволил договорить Таю, и только потом задал свой вопрос.
   - Мои родители искали меня все эти годы. Они живут в Шанхае, у отца там книжный магазин. Я знаю адрес, - все это Сян выпалил на одном дыхании.
   - И когда?
   - Что когда? - не понял Сян.
   - Когда ты едешь в Шанхай? - Тай подпрыгивал от возбуждения.
   - Еду в Шанхай? - Сян опешил.
   - Сян Лун Ю, ты в порядке? Или у тебя от радости рассудок помутился? Ты только что узнал, что твои родители живут в Шанхае, и я тебя спрашиваю, когда ты едешь в Шанхай.
   - Тай, подожди, - Ван остановил друга. - Сян, ты уже думал о том, как встретиться с родителями?
   - Нет, - Сян помотал головой. - Я, если честно, еще ни о чем не успел подумать. Как я могу уехать? У нас же занятия, у меня работа, да и билет на поезд, наверное, жутко дорогой, - вздохнул он.
   - Через два месяца новый год, - напомнил Ван, - значит, через месяц- полтора все начнут разъезжаться, думаю, мастер Чен тебя отпустит. Что касается денег...
   - То об этом вообще не беспокойся, - перебил его Тай. - Кто недавно стал обладателем баснословного богатства по случаю дня рождения? Правильно, твой друг Тай Чин. Хватит на билет и туда, и обратно.
   - Но ты же хотел купить себе новый меч, - Сян растерялся от такого напора.
   - Обойдусь, - отмахнулся Тай.
   - Не меч делает воина воином, а умение обращаться с мечом, - генерал, внимательно слушавший весь разговор, одобрительно кивнул.
   - Пожить в Шанхае ты сможешь у моей сестры. Я понимаю, что когда ты найдешь родителей, все изменится, - но все-таки, неплохо иметь место, где ты можешь приклонить голову, в случае чего. А еще лучше знаешь что? Поедем-ка все вместе, я давно обещал навестить сестру и ее семью, найдем твоих родителей. А потом ты решишь, останешься ли ты с ними или поедем ко мне домой на каникулы. Сян, разное может случится, всегда нужно иметь запасной план. - Ван опередил возражения Сяна. - Договорились?
   - Х-х-хорошо, - несмело кивнул Сян, чувствуя, как счастье переполняет душу до краев. Пока леди дракон несла его к друзьям, он действительно не думал, что ему делать дальше - только повторял про себя заветный адрес: он знает теперь, где живут его родители, и они ищут его, они хотят его увидеть! Как же здорово, что у него есть такие друзья, которые не просто подскажут выход из ситуации, но еще и помогут до этого выхода дойти, поддерживая под руки.
   - Если мы все решили, и генерал категорически отказывается рассказывать нам о первых красавицах, может быть, мы все-таки вернемся и заляжем спать? Пятичасовую тренировку никто не отменял, - Тай посмотрел на небо. - Спать осталось часа два. Цинь Юнь, Генерал Тян, можно мы пойдем?
   - Идите, родные, - ласково кивнула Цинь Юнь.
   Всю следующую неделю Сян днями и ночами отрабатывал уже законченную форму "Тень от луны". Он надеялся показать ее друзьям и хотел, чтобы она была безупречна. Ему хотелось хоть как-то отблагодарить их за доброту, а это был единственный возможный способ. Поделиться самым сокровенным, самым дорогим, что у него было. Но сколько бы он ни тренировался, все равно был недоволен результатом, даже несмотря на похвалы генерала.
   - Сян Лун Ю, не тяни, - наконец сказал тот, после того как на очередной тренировке Сян, в сотый раз выполнив форму, в отчаянии бросил меч на землю. - Помни, иногда слово "сделать" гораздо лучше чем слово "идеально". У тебя вся жизнь впереди, чтобы оттачивать мастерство. Покажи друзьям, послушай, что они скажут. И никогда впредь не относись к своему оружию столь неуважительно. Что за истерики?
   - Простите, генерал, - Сян поднял меч, густо покраснев. - Я понял. Просто, - он замолчал, подбирая слова. - Просто в голове у меня эта форма выглядит совсем иначе, чем получается, когда я это делаю. Я недостаточно быстр, недостаточно плавен, недостаточно... идеален, - со вздохом закончил он. - Но вы правы. Мои друзья должны увидеть "Тень от луны".
   На следующий день, сразу же после вечерней тренировки, Сян пригласил Хао с Шан-Шан присоединиться к ним с Ваном и Таем.
   - Я хочу показать вам кое-что, это форма, которую я придумал сам,- сказал он им, предварительно убедившись, что вокруг никого нет. - Мне нужно знать, что вы об этом думаете.
   Сян взял в руки меч, сделал вздох - другой и начал двигаться. Мысль о том, что на него направлены четыре пары глаз ужасала. Ему казалось, что страх сковал его, что он почти не двигается, что еще чуть-чуть и он обязательно забудет следующее движение, но тело прекрасно знало, что ему делать. Многие часы тренировок не прошли даром, и он закончил форму без единой ошибки.
   - Ну? Как вам? - Спросил он, тяжело дыша.- Шан-Шан, что с тобой? - Сян вдруг увидел, что по лицу Шан- Шан катятся слезы.
   - Простите, - девушка торопливо вытерла лицо. - Это было... это было так красиво, что я не смогла сдержаться.
   - Сян Лун Ю, что это была за форма? - Внезапно раздался голос. Обернувшись, Сян увидел неподалеку мастера Чена. - Кто тебя ей научил?
   - Эта форма называется "Тень от луны. Я сам ее создал, шифу, - поклонился Сян.
   - Покажи еще раз.
   Конечно, показывать форму друзьям и показывать ее своему мастеру - совершенно разные вещи, но почему-то во второй раз Сян волновался гораздо меньше - может быть, просто не осталось сил на волнения.
   После того, как он закончил, мастер Чен долго стоял в молчании, о чем-то думая.
   - Завтра перед обедом зайди ко мне в офис, - с этими словами он ушел.
   - Это хорошо или плохо? - Сян в растерянности посмотрел на своих друзей. - Почему шифу хочет меня видеть? Я что-то сделал не так?
   - Мы узнаем об этом завтра, брат Сян. А твоя "Тень от луны" действительно самое потрясающее, что я видел. - Ван взял в руки меч. - Я пытаюсь понять, это меч у тебя волшебный, или ты все- таки гений.
   - Меч у него, конечно, непростой, но то, что друг и брат наш Сян Лун Ю - талант, каких свет еще не видывал, это точно. Будете спорить? - Тай обратился к Хао и Шан -Шан, но те отрицательно покачали головами.
   - Когда ты успел ее создать? - спросил Хао.
   - Я тренировался по ночам, когда мне было... когда я не хотел спать, - Сян кинул быстрый взгляда на Вана, и тот понимающе прикрыл глаза. - Основные движения я придумал довольно давно, а когда вы были на соревнованиях, доработал их.
   - Сян, покажи, пожалуйста, еще раз, - попросила Шан- Шан.
   Еще одним разом не ограничилось. Он показывал "Тень от луны" еще и еще, пока наконец не выдохся и не взмолился о пощаде.
   Сян плохо спал, всю ночь он ломал голову, что же ему скажет мастер Чен, но так и не мог выдумать хоть одной успокаивающей идеи. Он заснул лишь под утро. Друзья понимали его состояние и не дергали с пустыми расспросами. День до обеда прошел почти в полном молчании и напряженном ожидании. После тренировки Сян сразу же побежал к мастеру Чену, крепко сжимая в руках меч.
   - Заходи, Сян Лун Ю, - кивнул мастер на его осторожный стук. -Садись.
   Сян сел на край стула, весь вытянутый как струна, в ожидании разговора.
   - Как твоя рука? Сильно беспокоит?
   Сян согнул - разогнул пальцы.
   - Совсем не беспокоит, шифу. В больнице сняли швы, сказали, что все срослось, и я тренируюсь в полную силу.
   - Это хорошо. - Мастер Чен замолчал. Он молчал долгие три минуты. Все это время Сян сжимал свой меч так сильно, что у него побелели суставы.
   - Через месяц в Шанхае состоится Национальный Чемпионат по традиционному Ушу. - Наконец сказал Мастер Чен. - Из Удана на соревнования едет сборная команда всех школ. Я договорился, чтобы ты поехал с ними. Твоя форма достаточно хороша для того, чтобы победить. Следующие две недели перед отъездом будешь практиковать только меч. Я освобождаю тебя от всех занятий. Вопросы?
   - Шифу, вы посылаете меня на Чемпионат Китая в Шанхай? - Сян подумал, что ослышался.
   - Верно. И тебе нужно будет приложить все усилия, чтобы победить. Принеси паспорт, нужно будет заполнить анкету. Все. - Мастер Чен дал понять, что разговор окончен.
   Сян вышел из его офиса как будто в тумане. Он не знал, что его потрясло больше - то, что ему предстоит выступать на национальном чемпионате или то, что он поедет в Шанхай и у него будет шанс встретиться с родителями уже так скоро.
   - Судьба на твоей стороне, Сян Лун Ю, - Тай крепко хлопнул его по плечу, когда тот сообщил им новости.- Ты попадешь в Шанхай гораздо раньше, чем ты думал, да еще и пригласишь родителей на соревнования.
   Сян медленно сел на кровать. Слишком много информации нужно было переварить. Слишком много поводов для волнений. С чего начать?
   - Пока тебе просто нужно тренироваться, и ни о чем не думать, - посоветовал Ван, когда Сян поделился своими мыслями.
   И Сян начал тренироваться.
   Услышав, что Сян едет на национальный чемпионат, генерал разволновался не на шутку. Сян даже удивился, он никогда не видел Мэн Тяна таким оживленным.
   - Ты не понимаешь, - объяснил ему генерал, - когда мы доделали эту форму, я подумал, что это одна из самых совершенных вещей, в создании которых я участвовал. "Тень от луны" безупречна со всех сторон. Структура, идея, последовательность. В ней нет ни одного лишнего движения. И теперь, когда твой шифу увидел ее, он понял то же самое. Иначе не отправил бы тебя на соревнования такого уровня. Это значит, что мои знания и умения не устарели, несмотря на то, что я жил несколько тысяч лет назад.
   - Вот только мои умения недостаточно хороши, чтобы форма выглядела так как надо, - вздохнул Сян.
   - Сян Лун Ю, еще раз тебе говорю, неужели твой шифу послал бы тебя на такие соревнования, если бы он не считал, что ты готов, - рассердился генерал. - Или ты кокетничаешь, словно красивая девушка, что жалуется на свое уродство в толпе поклонников. Скромность украшает воина, скромность, а не самоуничижение.
   Сян покраснел и поспешил взять меч.
   Две недели спустя Сян лежал на верхней полке и смотрел в окно на проносящиеся пейзажи - совсем как тогда, больше года назад, когда он впервые ехал на поезде в Удан. Только сейчас вместо шумных школьников вокруг были худые длинноволосые мальчишки, совсем как он. В команде Удана их было тринадцать человек, у всех уже был опыт участия в соревнованиях. Сян был единственным, кто ехал на такое мероприятие в первый раз. Ребята ели лапшу и болтали, делясь опытом.
   - Чемпионат Китая самое сложное и серьезное соревнование, - говорил Хэ, молодой, но уже опытный боец.
   - Даже сложнее, чем чемпионат мира? - Спросил кто-то.
   - Конечно, - Хэ рассмеялся. - У китайцев самое лучшее кунфу. Если ты номер один в Китае, считай, в мире тебе нету равных. Главное, это справится с волнением. Я помню, как на первых соревнованиях чуть шест не выронил, так перетрусил. Первый раз самый страшный. Сян Лун Ю, волнуешься?
   - Не знаю, - откликнулся Сян. - Наверное, да.
   Но Сян волновался не о том, как он выступит. Мысли его были заняты предстоящим визитом к родителям. Как выглядит его отец? Что скажет ему мама? Что он им должен сказать...Найдет ли он их. А вдруг они куда-то уехали...Мысли роем теснились в его голове, не давая покоя. По привычке, чтобы успокоиться, он достал карандаши и начал рисовать.
   Сяо Лю и Цинь Юнь получились у него сразу же, он изображал их бесчисленное количество раз, а вот над Хун Луном пришлось потрудиться. Сян думал, что если у него получится, он подарит эту картинку родителям.
   Двадцать часов пути пролетели незаметно, и вот он уже с удивлением разглядывал огромную круглую крышу шанхайского вокзала, похожую на плоскую тарелку.
   Шанхайское метро, такое чистое и такое не похожее на то, что он видел в Пекине. Люди с удивлением смотрели на стайку длинноволосых мальчишек в традиционной даосской одежде. Кто-то даже с ними заговорил, расспрашивая - откуда они и что делают в Шанхае. От других Сян много слышал о том, что шанхайцы резкие и грубые, но пока вокруг он видел лишь приветливые заинтересованные лица. По пути в гостиницу - старое обшарпанное здание, но как сказал руководитель их группы учитель Чан - не слишком далеко от метро, кто-то угостил их целым пакетом яблок, и они шли, весело хрустя и озираясь по сторонам.
   В комнате у Сяна было еще три соседа. После заселения учитель Чан сообщил им, что они могут отдохнуть и погулять. А с завтрашнего дня начинается соревновательная рутина, и они будут заняты почти до самого отъезда. У них был почти весь день - приехали рано, в восемь утра, и Сян с удивлением понял, что у него нет времени откладывать визит к родителям на потом, что вот прямо сейчас ему нужно узнать, как добраться до Французской концессии, найти книжный магазин, а там - будь, что будет.
   Женщина, выдавшая им ключ от комнаты, сказала, что ему нужно добраться до станции метро Шаньси Нан Лу, а там искать по карте, и вручила ему потрепанную сложенную в нескольких местах книжечку. Или спросить, если уж совсем заблудится.
   Сян тщательно оделся, привычно замотал свои отросшие длинные волосы в пучок на макушке, пронзенный деревянной булавкой. Взял с собой папку с рисунками драконов, и, сжимая в руке сто юаней, которые дал ему Тай на расходы, вышел из гостиницы. Дорога в метро заняла около сорока минут, и потом он еще долго изучал карту выходов, пытаясь сориентироваться, куда же ему нужно идти.
   Сян думал, что будет долго плутать в поисках нужного места, но первая же спрошенная девушка объяснила ему куда идти так понятно, что заблудиться было сложно. Через десять минут он совершенно неожиданно обнаружил себя стоящим перед большой дверью с надписью "Сад книг". Ему пришлось сделать несколько глубоких вдохов и выдохов, прежде чем он с бьющимся сердцем перешагнул порог и оказался в большом светлом помещении, разбитом на две части. Слева до самого потолка поднимались книжные полки, а справа возле большого окна стояло несколько небольших столиков с букетами из сухих цветов и небольшая стойка. Пол был цвета солнечного дерева, а на стенах висели картины- некоторые из них были образцами прекрасной каллиграфии, на остальных изображены драконы. Один из них показался Сяну смутно знакомым, и подойдя поближе, он с радостью узнал Хун Луна. Только вот автору картины удалось изобразить то, чего не удалось Сяну- седые усы драконы свисали именно так, как это было на самом деле. Сян внимательно смотрел на линии, пытаясь понять, какие приемы использовал художник, отвлекая самого себя от необходимости решиться, и наконец спросить о владельце магазина.
   - Ты что-то ищешь, сынок? - Сзади раздался приветливый голос, и Сян обернулся.
   Перед ним стоял невысокий мужчина, лет сорока, в очках. Из-за тонкой оправы на Сяна смотрели умные живые глаза, наметившиеся возле рта морщины явно были результатом частых улыбок, одна из которых сейчас предназначалась для Сяна. Неужели этот человек его отец? Или это простой продавец, который тут работает? Что ему сказать, как спросить?
   - Я... Мне... Видите ли... - Все заранее заготовленные слова вылетели у него из головы. Что говорить дальше он не знал.
   - Ты, я вижу, приехал издалека, наверное, голодный с дороги, давай-ка я напою тебя чаем. Пойдем, - мужчина мягко, но настойчиво подтолкнул Сяна к столику. - Садись.
   Сян осторожно сел и замер. Кресло было мягким и уютным, словно облако. Мужчина тем временем что-то колдовал за стойкой.
   - Чем бы тебя угостить, - рассуждал он вслух, - Кофе ты, наверное, не пьешь, скорее всего никогда не пробовал, и вкуса его не оценишь. Разве только если с молоком и сахаром, но не сегодня. Значит чай. Не зеленый, его ты пил много, и не красный. Ага. Знаю, - через несколько минут на столе появился стеклянный чайник, в котором распускались желтые цветы, и небольшая тарелка с сухофруктами.
   Мужчина заботливо налил чаю в небольшую чашку и пододвинул ее Сяну.
   - Как тебя зовут?
   - Сян Лун Ю, - едва слышно произнес Сян
   - Сян Лун Ю, давай мы с тобой договоримся, что ты не будешь стесняться, -улыбнулся он.- Ты пей чай, а я попробую угадать, что тебе нужно. Судя по твоей одежде, ты с Удана, учишься кунфу?
   Сян кивнул.
   - И похоже, один из лучших. Иначе кто бы тебя отправил на Национальный чемпионат, который открывается завтра. Прав я?
   Сян смущенно улыбнулся.
   - А ко мне пришел, потому что ищешь какую-то редкую книгу. Либо сборник поэзии, либо что-то по каллиграфии или рисованию. Я видел, как ты разглядывал мой рисунок.
   - Это вы рисовали? - Несмело спросил Сян.
   - Да, люблю драконов. Удивительные существа, просто удивительные. Я собираю древние манускрипты о них. Иногда даже выезжаю на раскопки, чтобы полюбоваться на очередное древнее изображение. У меня много друзей археологов, и они так добры, что приглашают меня ознакомиться с найденными ими артефактами. Знаешь, уже пять тысяч лет назад наши предки помещали изображения драконов на свои жилища, чтобы оградить их от злых духов.
   Сян улыбнулся. Он вспомнил Сяо Лю, и подумал, что, услышав это, тот обязательно важно заявил бы что-нибудь вроде: "Путь на тебя нападут злые духи, Сян Лун Ю, я обязательно тебя от них огражу".
   - Ваши картины очень живые, кажется еще минута, и драконы сойдут с бумаги, - Сян снова подошел к изображению Хун Луна. - Совершенно не понимаю, как вам удалось изобразить драконью голову настолько достоверно. Я вот сколько ни пытался, у меня что-то да не получается. То рога слишком большие, то глаза слишком близко посажены. - Сян вздохнул, - и взгляд получается не мудрый, а злобный. И как же вам удалось изобразить эти усы Хун Луна?
   - Что ты сказал, сынок? - Голос мужчины задрожал. - Как ты его назвал?
   - Хун Лун, - ответил Сян и замолчал. Внезапно он все понял. - Вы Тан Цзинь Лун, да? Я...Мне, мне Хун Лун сказал, как вас найти. Я...Ваш сын?
   - О небеса!, - его отец нервно снял и одел очки несколько раз. - Шисин... - внезапно он сделал шаг и крепко обнял Сяна. - Сынок, неужели это ты? - он порывисто целовал его. - Я не верю, столько лет. - Глаза отца наполнились слезами. - Мальчик мой, родной. Ты нашелся!
   Сян не знал, куда деваться от смущения. Он совершенно не представлял, как себя нужно вести, поэтому стоял, вытянувшись как струна.
   - Нужно сейчас же позвонить твоей матери, да ты садись. - Отец схватился за телефон, но сразу же отложил его. - Нет, не так. Мы сейчас же отправимся домой. Ты только посмотри на себя. Какой ты красивый?! Взрослый. О небеса! Сейчас, подожди немножко. Я ничего не соображаю. Я должен прийти в себя, иначе сойду с ума от радости, - Он обнял его еще раз, отошел, сел в кресло и закрыл глаза.
   Сян понял, что его отец успокаивается с помощью глубокого медленного дыхания. Он тихонько сел рядом в кресло и стал ждать. Ему казалось, что все происходящее нереально - еще вчера утром он был с друзьями в Удане, а сегодня он сидит в кресле в центре Шанхая и смотрит на своего настоящего отца.
   - Я должен был догадаться, кто ты, когда ты сказал мне свое имя Лун Ю, - его отец, улыбнувшись, открыл глаза. Он выглядел иначе, спокойным и очень счастливым. - Но иногда мы просто не задумываемся, что значат имена, правда? Твое имя, имя, которое мы тебе дали, когда ты родился - Шисин, пишется двумя иероглифами Ши - стихотворение и Син - движение. Тан Шисин - твое настоящее имя. Я сгораю от нетерпения услышать твою историю, сынок, но будет лучше, если мы пойдем домой и обрадуем твою мать и сестру.
   - У меня есть сестра? - обрадовался Сян.
   - Да, младше тебя на три года. Тебе же должно исполниться девятнадцать. После того, как ты пропал, мы были безутешны. Твоя мать чахла от горя, и тогда нам разрешили родить еще одного ребенка. Ю Юэ стала нашим спасением. Она красивая умная девочка. И очень похожа на тебя. Пойдем? Мы живем недалеко отсюда. У нас небольшой дом с садом, который тебе наверняка понравится. У тебя будет своя комната, если ты захочешь жить с нами, но довольно болтать. Идем, обрадуем твою мать.
   По дороге Сян с удивлением разглядывал странные узловатые деревья, платаны - как сказал его отец. Их кора была зеленоватого цвета с темными пятнами.
   - Немножко похожи на кожу дракона, - сказал он отцу. Тот улыбнулся в ответ.
   Когда они подошли к небольшому особняку, Сян не мог поверить, что его семья живет в таком прекрасном доме. Двухэтажный, он видел такие только на картинках в учебнике по географии, когда рассматривал фотографии западных стран.
   -Эти дома были построены в конце позапрошлого века, когда в Шанхай начали приезжать европейцы,- объяснил ему отец, поднимаясь по каменным ступеням.- Дом достался мне наследство от деда, мои родители жили в Сычуани, отец Шанхай не любил. А я вот все каникулы проводил здесь. Очень люблю этот город. Когда мы с твоей матерью поженились, то жили в Чэнду, а потом, когда пропал ты, переехали сюда. Слишком болезненными были воспоминания. Проходи, сынок. Это наш дом.
   Сян оказался в комнате, с шестью углами, стены были затянуты узорчатой тканью, а по бокам висели две картины с изречениями из Дао дэ цзин.
   Они сняли верхнюю обувь и прошли в небольшую гостиную, где стояли изящные кресла, а стены до потолка были заставлены книгами. Откуда-то доносились веселые женские голоса и звенела посуда. По дому разносились запахи вкусной еды и Сян понял, что в доме готовят обед.
   -Ты посиди здесь, я должен поговорить с твоей матерью. Подготовить ее. -Отец вышел оставив Сяна одного.
   Сян подошел к большому окну. За ним раскинулся небольшой садик, с крохотной беседкой, и причудливо растущими сосновыми бансаями. Одно напомнило Сяну тюленя- в школе учитель показывал им фотографии этих странных животных, живущих и в воде и на суши. А вот то дерево похоже на большой гриб. Сян увлекся, он начал внимательно рассматривать деревья и придумывать на кого они похожи, как вдруг услышал звон упавшей посуды, и женский вскрик.
   -Шисин?
   В комнату вбежала женщина в традиционной китайской одежде. Ее волосы были уложены в красивую прическу и сама она напомнила Сяну изображение с древних гравюр. Увидев его, она резко всхлипнула, потом закрыла глаза, сделала несколько глубоких вдохов и подошла к Сяну.
   -Мальчик мой,- она порывисто обняла его и покрыла лицо поцелуями.-Шисин! Неужели это ты, какой же ты красивый! Сынок!
   С тех пор как Хун Лун сказал ему адрес родителей, Сян много раз представлял себе, как он с ними встретится. Но почему то он все время думал, что ему не поверят сразу, и ему придется долго о себе рассказывать. Он мысленно подбирал наиболее убедительные слова, мол, д ,я на самом деле ваш сын. Он не был готов к тому, что его примут вот так сразу, безоговорочно, да еще и сразу же окружат любовью. Сян стоял, абсолютно растерянный, он понимал, что ему следует обнять мать, но он никогда не знал ласки и не умел на нее отвечать. Пунцовый от смущения, он растерянно переводил глаза с отца на обнимающую его женщину.
   -Ю Юэ, познакомься с братом,-в комнату вошла юная девушка, такая красивая, что Сян покраснел еще больше. Самое удивительное, что она действительно была похожа на него.
   -Как так может быть, два человека с почти одинаковыми лицами, но один из них красивый, а другой такой уродливый как я,- промелькнула у него мысль.
   - Ты должен нам все рассказать о себе! Садись, где ты, как ты нашел нас, что пережил? Ты наверное, голодный,- мать так и не выпускала его из объятий.
   Когда наконец все успокоились, то его усадили за стол, и потребовали от него подробного рассказа о том, кем он стал, как он жил и как оказался в Шанхае.
   О своей жизни с приемными родителями Сян говорил немного. Сказал лишь, что ходил в школу, неплохо учился, многое успевал по дому. Подробный рассказ он начал лишь тогда, когда речь зашла о драконах и о его приключениях в Удане. Сян рассказывал про то, как познакомился с друзьями, как Ван и Тай добавили денег, чтобы он мог остаться в школе, как мастер Чен отдал две тысячи юаней его приемному отцу. Он говорил про Цинь Юнь и Сяо Лю, про то, как они спасали драконье яйцо, про генерала, про свою травму и не верил самому себе. Его жизнь была похожа на книжку. Вот только про Юин он не стал рассказывать. Поведал про то, как Хун Лун прилетел специально, чтобы сообщить адрес родителей. В конце концов, рассказал, как создал "Тень от луны" и как мастер увидев ее- отправил его на национальный чемпионат.
   -Завтра у меня начинаются тренировки, а через два дня соревнования,- наконец закончил он.
   -Подумать только, мой сын выступит на чемпионате Китая,- с гордостью сказала мама, и погладила его по голове.
   -Сынок, давай поедем в твою гостиницу, заберем вещи и перевезем сюда. Пойдем, я покажу тебе твою комнату. Уверена, что она тебе понравится,- отец встал из стола. Но Сян покачал головой.
   - Я не могу,- запнулся он, подбирая слова. Он не знал, как объяснить родителям, которые только что нашли его, и окружили такой заботой и любовью, что не может переехать жить к ним.- Понимаете, мой шифу поверил в меня. Я должен если не победить, то хотя бы- достойно выступить. А для этого, мне нужно жить и тренироваться с моей командой. Иначе, я не смогу сосредоточиться. Пожалуйста, не обижайтесь на меня, но мне необходимо остаться с ними. А с вами я могу увидеться после соревнований. У меня будет еще полдня. Скоро новый год. Если вы хотите, я приеду.
   Некоторое время его родители молчали.
   -Совсем не обязательно ждать нового года,- наконец сказал отец.- Мы сразу после соревнований поедем к тебе в школу, посмотреть, как ты живешь, познакомиться с твоим шифу и конечно с друзьями. Я сегодня же куплю билеты. Послушай, Шисин, - отец замялся,- может быть в новом году, ты захочешь пожить у нас? -Неуверенно спросил он.- Несколько месяцев. Познакомиться с нами поближе. Как ты думаешь?
   Сян задумался.
   Оставить друзей, школу, драконов на такой долгий срок, но с другой стороны, -он посмотрел на любящие лица родителей. Может быть, пропустить пару месяцев не так и страшно. Тем более, что он может заниматься и тут.
   - Я думаю это возможно, я бы хотел пожить в ,- он запнулся- в моей настоящей семье и узнать, что это такое. Мне так повезло с вами. Когда отец, мой приемный отец сказал, что я не его родной сын, я никак не мог понять, почему меня отдали, что со мной не так.- Его голос дрогнул.- Я знаю, что я не очень образован, и не очень хорошо воспитан. Но я хочу учиться, я хочу стать достойным сыном своих родителей.
   -Послушай, Шисин или Лун Ю, наверное ты привык к этому имени. Нам совершенно не важно, кто ты, что ты умеешь и сколько книг ты прочитал. Мы тебя любим, просто потому что ты наш сын,- отец тихонько погладил его по спине.- Но ты себя недооцениваешь мой мальчик. Твоя речь грамотная и богата цветистыми описаниями, ты знаком с поэзией и историей Китая, ты рисуешь и владеешь каллиграфией, ты играешь на флейте и владеешь мечом. Сколько иероглифов ты знаешь, сынок?
   - Около семи тысяч, может быть семь с половиной,-ответил Сян и сам удивился озвученному числу.
   -Семь с половиной тысяч, это очень много,- мама так и не сводила с него глаз все это время. Иногда она брала Сяна за руку, потом спохватывалась, отпускала, но через некоторое время, он снова ощущал ее небольшую мягкую ладошку.- Отец прав. Посмотри на Ю Юэ, мы занимаемся ее образованием очень внимательно, но она знает чуть больше шести.
   -Очень хорошо, что ты нашелся Шисин, теперь ты будешь гордостью семьи, а мне можно будет отдохнуть.- Сян с удивлением услышал в голосе сестры такие знакомые смешливые нотки. Он готов был поклясться, что даже тон Ю Юэ напоминал ему тон Тая.
   -Предлагаю разделить эту ношу поровну,- отозвался он.
   Остаток дня, Сян провел с семьей. Они показали ему дом, вывели его в маленький садик за окном. Крошечная беседка была предназначена для чаепития и мама, оказавшись мастером чайной церемонии, долго рассказывала о чае. Они дегустировали различные вкусы- Сян узнал разницу между зеленым чаем, улун чаем, первый раз в жизни попробовал пуэр- ему особенно понравился насыщенный земляной привкус.
   После ужина, они отвезли его в гостиницу. Долго прощались, мама обнимала его бесчисленное количество раз и интересовалась хорошо ли их кормят? Ю Юэ взяла с него слово, что он обязательно научит ее упражнениям с мечом, а отец смотрел на них и улыбался. Сян подумал, что так спокойно и хорошо, он чувствовал себя только в компании своих друзей и драконов. Родители спросили у учителя Чана, можно ли им попасть на тренировку и соревнования, но выяснилось, что допуск всем кроме членов команды запрещен. На соревнования тоже можно пройти только в качестве зрителей.
   Мама оставила свой телефон, и попросила, как только они закончат тренироваться- позвонить ей. Тогда они сразу же приедут к нему в гостиницу.
   -А еще лучше сынок, дай мне номер своего телефона и я тебе буду звонить в течение дня, когда у тебя выдастся свободная минутка, мы поговорим,- мама крепко сжала его руку.
   Сян со смущением признался, что у него нет телефона, но когда он освободится, он попросит кого-нибудь из ребят дать ему позвонить.
   -Эх, братишка, ты ведь так никогда и не узнаешь, на что я иду ради тебя. Держи- Ю Юэ протянула ему свой телефон. -Пусть будет у тебя. Мы так долго тебя искали, что родители будут бороться с желанием звонить тебе каждые пятнадцать минут. Вот и потренируются в выдержке, о чем мне постоянно твердит папа. Да, папочка?- Она звонко чмокнула отца в щеку.
   - Шисин, это действительно подвиг,- улыбнулся отец и крепко прижал их обоих к себе,- ты себе не представляешь, что нужно, чтобы разлучить современного китайского подростка с его телефоном.
   -Как видишь, одного найденного длинноволосого брата в длинных одеждах, с мечом под мышкой, вполне достаточно,- парировала Ю Юэ.
   -Ты просто знаешь, что это ненадолго,- не сдавался отец,- завтра мы привезем Шисину новый телефон и ты заново обретешь свое сокровище.
   -Шисин, если кто-то будет названивать, можешь брать трубку и сообщать, что теперь у Ю Юэ появился брат, владеющий кунфу, так что лучше им мне не надоедать.
   -А если будут звонить твои подружки?- Мама ласково посмотрела на дочь, и Сян подумал, что ее взгляд- точь в точь, как у Цинь Юнь, когда она смотрит на нашкодившего Сяо Лю. Видимо все любящие мамы смотрят одинаково.
   -Тогда пусть скажет, что он мой красавец братишка, и если они хотят с ним познакомиться, то им лучше вести себя хорошо,- отмахнулась Ю Юэ.
   -Папа, мама,- Сян впервые произнес эти слова. Он говорил едва слышно, его волновал один вопрос, но он должен был его задать.- А вы не будете обижаться, если мои друзья по прежнему будут звать меня Сян Лун Ю. Это -мое имя. Вы конечно зовите меня Шисин, но в мире кунфу меня будут знать как Сяна Лун Ю. Вы не против?
   -Конечно, нет,- отец погладил его по голове.
   -Тем более, если ты станешь знаменитым, то я всегда могу всем рассказать, что ты мой брат, а если нет, то притворюсь, что мы с тобой незнакомы, а так бы фамилии совпадали. Неудобно.- Рассмеялась сестра.
   Сян покачал головой. В который раз за этот день, он удивился, насколько Ю Юэ напомнила ему Тая.
   Наконец они расстались, но не успел Сян подняться к себе в номер, как телефон в его руках зазвонил. На экране мигала фотография его мамы.
   Он осторожно нажал на зеленый кружок.
   -Сообразил?- В трубке раздался веселый голос сестры. -А я уж переживала, ты ж у нас человек далекий от технологий, вдруг не додумался бы, как брать трубку? Все, теперь мы за тебя спокойны. Отдыхай Шисин, набирайся сил. И помни, родителям все равно, а твоей младшей сестре, весьма пригодился бы брат - чемпион Китая. Спокойной ночи.-Ю Юэ повесила трубку, а Сян расплылся в широкой улыбке. . Он всем сердцем полюбил свою семью и уже представлял как познакомит их с друзьями.
   Сян думал, что не сможет заснуть из-за волнения, но он выключился, едва его голова коснулась подушки. Утром, наскоро позавтракав, они поехали к месту соревнований. Сяну очень хотелось позвонить родителям, но он боялся их разбудить, поэтому когда его телефон замигал фотографией мамы - радостно отозвался на звонок. Он аккуратно ответил на все вопросы, про самочувствие, и про завтрак и как он спал. Спросил про отца и Ю Юэ и обрадовался, услышав, что родители планируют забрать его на ужин.
   Когда Сян увидел огромное здание стадиона, в котором проходили соревнования, он вздрогнул. Кто-то из команды сказал, что стадион был построен для Олимпиады и что там выступали лучшие атлеты мира.
   -Теперь и у вас есть такой шанс,- кивнул учитель Чан
   Сян зажмурившись, зашел в огромные стеклянные двери. Их команда сразу же попала в суету большого мероприятия. Вокруг были толпы народа - Сян рассмотрел лишь команду Шаолиня, да и то, потому, что трудно было не заметить бритых на лысо мальчишек в оранжевых одеждах.
   К ним тут же подскочила девушка в футболке организаторов и что-то затараторила, Сян с трудом разбирал ее китайский. Внимательно выслушав ее, Учитель Чан повернулся к своим подопечным и сказал, что сами соревнования будут проходить пять дней,- первые дни соревнуются в категории "кулак", а последние - оценивают оружие. Им выделят тренировочное место и расписание тренировок- у них будет три тренировочных сессии-слишком много спортсменов приехало со всего Китая, и у организаторов нет возможности предоставить им постоянную площадку для занятий, но недалеко есть несколько парков, там можно позаниматься. Пропуски они должны все время держать при себе.
   -И не вздумайте потеряться!- Шутливо пригрозил им учитель Чан.- Сегодня мы осмотрим комплекс, проведем одну тренировку, а потом будет свободное время. Организаторы обещали выделить нам автобус и гида, который покажет город.
   -Учитель, а можно мне будет провести время с родителями?- Застенчиво спросил Сян.
   -Эти люди вчера были твоими родителями?-Удивился учитель. - Не знал, что ты из Шанхая, Сян Лун Ю
   - Мы почти не виделись. Я жил у родственников, когда был маленьким,- Сян уже давно выдумал это объяснение на такой случай - Учитель Чан, я обещаю, быть вовремя на всех тренировках, ночевать в гостинице, и обязательно приду на завтрашнее выступление нашей команды, но ,- он запнулся подбирая слова,- мы очень давно не виделись, я сестру свою почти не знаю.
   -Хорошо, родители могут забрать тебя через четыре часа,- учитель посмотрел на расписание, выданное им девушкой организатором, - у нас закончится тренировка, и можешь быть свободен до вечера.
   Следующие два дня, для Сяна были наполнены сплошным счастьем. Он никогда не чувствовал себя окруженным такой заботой и любовью. Родители настолько баловали его, что ему становилось неловко. Его кормили вкусной едой, показывали самые интересные места Шанхая, подарили телефон. Он с трудом сумел убедить родителей, что ему не нужно много одежды, вполне хватает его уданской формы, но они настояли и купили ему несколько пар джинсов и рубашек.
   Мама учила его искусству чайной церемонии, игре на флейте, они вместе практиковались в каллиграфии. Отец, оказавшийся архитектором по профессии, и знавший, казалось про все на свете, водил его по району где они жили и рассказывал про историю Шанхая и Китая. Он объяснил как правильно нарисовать усы Хун Луну. А сестра бесконечно донимала вопросами о драконах. Какие они, как они говорят, захотят ли они с ней общаться, поймут ли они ее- она знала о говорящих, но не была уверена, есть ли этот дар у нее. Они вместе болели за ребят из Уданской команды и мама Сяна кормила всех в перерывах. Казалось, время остановилось. Это были бесконечные два дня, в который они успели почти все
   Но на второй день соревнований случилась неприятность -один из участников их группы-Вэй, повредил себе колено на тренировке, неудачно приземлившись после прыжка. Доктор, осмотрев его, строго настрого запретил ему выступать. Вэй чуть не плакал, и Сян как никто мог его понять.
   - У нас заявлен " Кулак дракона",- сказал учитель Чан ,услышав новости. - Нужно найти замену. Все кроме тебя, Сян, выступают в этот же день. Ты знаешь эту форму?
   -Знаю,- кивнул Сян,- но, я не очень хорошо ее делаю. Недостаточно много тренировался.
   Кулак дракона была одна из самых известных уданских форм- много сложных ударов ногами и прыжков. Они выучили ее относительно давно, но в последнее время, Сян практиковал в основном меч. Форму он помнил, но выступать с ней на соревнованиях...
   -Пойдем,- кивнул ему учитель в ответ на его сомнения. Немного побродив по стадиону, они нашли просторный и пустой коридор вдали от народа.- Показывай.
   -Можно мне пять минут? Нужно повторить,- попросил Сян.- Он прошелся взад- вперед, позволив телу вспомнить движения.- Вроде бы вот так.
   Он сделал всю форму, стараясь выполнить ее как можно лучше.
   - Быстрее и прыжки выше,- учитель Чан явно был не в восторге.
   Сян сделал еще раз. Потом еще раз.
   -Пойдет,- Чан вынес окончательный приговор. -Завтра будешь выступать.
   Сердце Сяна рухнуло вниз. Завтра? С формой, в которой он не был уверен и практиковал недостаточно? Он достал телефон.
   -Слушаю,- в трубке раздался знакомый голос Вана.
   Когда у Сяна появился телефон, он первым делом позвонил друзьям, чтобы рассказать последние новости и сообщить, что он находится на связи. Сян торопливо обрисовал ситуацию.
   -Не переживай. - Спокойно сказал Ван.- Чан вряд ли выпустил бы тебя на соревнования, если бы считал, что ты не сможешь достойно выступить. Лучше пропустить выступление, чем опозорить Удан. В это ты можешь не сомневаться. Значит у тебя достойный уровень. Тебе это тоже только на пользу. Почувствуешь, что такое соревнования перед тем как представить свою форму, постарайся выступить как можно лучше, ты по-другому и не можешь, я знаю. Просто прочувствуй момент. Как ты переживаешь, что испытываешь. Испугайся, но так чтобы на следующий раз, страха не хватило. Сделаешь?
   -Сделаю, - Сян с облегчением выдохнул. Ван всегда мог найти слова, чтобы его успокоить.
   Родители и сестра, услышав, что Сян будет выступать уже завтра, пришли в восторг. Сян их радости по-прежнему не разделял, но не хотел расстраивать, и все опасения держал при себе. Только перед сном отправил сестре сообщение:
   "Возможно завтра будет как раз тот день, когда ты порадуешься, что у нас с тобой разные фамилии". И сразу же получил ответ
   " Не переживай. В случае серебряной медали, я тоже так и быть от тебя не отрекусь".
   Он улыбнулся и сразу успокоился.
   Все следующее утро, он чувствовал себя вполне прилично, спокойно позавтракал, поболтал с мамой -она обещала ему не показываться на глаза до тех пор, пока он не закончит выступать-чтобы не отвлекать. Они приехали командой к стадиону, прошли медосмотр, получили свои номера в результате жеребьевки.
   В зале, где проходили соревнования было несколько площадок и на каждой одновременно выступали несколько участников. Разминаясь, Сян с удивлением обнаружил, что он по-прежнему спокоен и порадовался. Значит есть шанс показать себя достойно и не испортить все выступление волнением.
   Перед ним было семнадцать участников- в том числе трое из его команды, и он терпеливо ждал своей очереди. Ребята выступали хорошо, и он радовался, понимая, что у Удана очень хороший уровень кунфу.
   Прозвучало его имя. Сян поднялся, одернул свои длинные белые одежды и вышел на ковер. Он увидел четырех судей, строго смотревших на него, огромный зал наполненный зрителями и ему стало плохо. Сердце забилось так, что стало тяжело дышать, еще без всяких упражнений. Страх сковал его. Он стоял не в силах двинуться. Судьи испытующе смотрели на него. Ему казалось, что прошло несколько минут, прежде чем он глубоко вздохнув, сделал первое движение. И сразу же понял, что проиграл- его руки дрожали, он был напряжен и вместо характерной для уданского кунфу плавности, у него получилось что-то очень резкое и судрожное. Было так страшно, что иногда Сяну казалось, что он вот вот упадет замертво от волнения.
   К счастью, память не подвела, тело прекрасно знало все движения, и несмотря на страх выполнило всю форму до конца без ошибок. Он правильно сделал все сложные элементы, и закончил там, где начал- неотъемлемое свойство всех уданских форм.Не забыл поклониться судьям в конце и расстроенный вернулся к своим. Его товарищи ободряюще похлопали ему, и даже учитель Чан кивнул.
   Сян был благодарен им за доброту, но ему было стыдно, что он подвел команду и он тихо сел, с ужасом ожидая оценок.
   Сначала он не понял, почему его команда радостно аплодирует, но когда поднял голову, то увидел, что его средний бал был девять и семь и по результатам общего зачета он выходит на второе место- самые высокие оценки получил Хэ, Третий результат показал еще один мальчик из Удана.
   Сян с волнением наблюдал выступления остальных тридцати участников, но никто из них не смог обойти его по балам, в результате, на пьедестал поднялись он и двое его приятелей.
   -Так и должно быть,- довольно кивнул учитель Чан.- Странно было бы если бы в Уданском кунфу кто-то был бы лучше чем команда Удана. Молодец Сян Лун Ю, справился. Завтра постарайся заполучить вторую медаль.
   -А вот если бы я сказала, что отрекусь от тебя, если ты не победишь, глядишь и выиграл бы,- сзади раздался веселый голос сестры.
   -Шисин, ты был просто великолепен. Мой сын!- Гордо сказала мама, крепко обняв его.
   -Но я же проиграл,- растерялся Сян.- Я же всего-навсего второй.
   -Знаешь сколько людей мечтают о том, чтобы стать всего-навсего вторыми на таких соревнованиях?-Ю Юэ явно не верила своим ушам. -Поговори с проигравшими, думаю они будут с тобой не согласны.
   Но Сян упрямо помотал головой. Завтра. Завтра у него еще будет шанс показать все на что он способен. Он не поехал ужинать с родителями, а отправился сразу в гостиницу, с тем чтобы хорошо отдохнуть и выспаться.
   Только вот, всю ночь ему снилось, что он тренировал форму: он показывал ее драконам, генералу, всем своим друзьям и даже Юин. Проснулся Сян под утро разбитым и вымотанным, как будто бы и в самом деле всю ночь занимался. Заснуть он уже не смог, поэтому взял кисть, бумагу, и начал выводить плавные линии иероглифов, вспоминая все чему он научился у Вана и о чем говорила ему мама
   Сначала традиционный китайский иероглиф дракон- так отличающийся от простого современного, потом свой любимый - меч. Осторожно плавно вести кисть- если внутри нет покоя, линии получаются неровными, тушь кончается слишком быстро, и весь иероглиф выглядит смазанным.
   Дышать. Глубоко и ровно. Избавиться от мыслей в голове. Внутри нет ничего, есть лишь тишина. Ровный и мерный стук сердца. Тук-тук, тук-тук. С каждым выдохом, рука слушается все лучше и лучше. Бесконечное повторение одних и тех же движений. Точь в точь как упражнения с мечом.
   -Найди внутренний покой, и тогда мастерство найдет тебя само,- говорил ему генерал.
   В тот день, его сердце ни на секунду не ускорило свой ритм. Сян был одинаково спокоен, когда спустился вниз в столовую завтракать, когда они приехали на место соревнований, когда он услышал свое имя и,сжимая меч, вышел на ковер.
   Казалось, он действительно оставил весь свой страх вчера, как и сказал ему Ван. Никогда в жизни он не был так собран как эти полторы минуты, что он исполнял свою форму. Закончив, Сян низко поклонился судьям и вернулся на место. Крепкий хлопок по плечу учителя Чана был очевидней любых слов.
   Оценок ждали долго, судья собрались на совещание и все кроме самого Сяна начали волноваться.
   -Что произошло,- шушукались вокруг,- почему так долго.
   Но ничего не могло вывести Сяна из состояния покоя.
   Наконец электронное табло на котором высвечивались результаты замигало именем Сяна.
   -Сян Лун Ю, команда Удана. Меч. Форма "Тень от луны"
   Средняя оценка девять целых и девять десятых баллов.
   Вокруг все взорвались криками восторга. Сян знал, что это наивысший балл, который возможно получить на соревнованиях- десятку судьи не ставили никогда и никому. Он понял, что стал национальным чемпионом. Сян глубоко вздохнул, он видел, как ликуют все члены его команды, видел, как светятся счастьем лица его родителей, закрыл глаза и подумал о своих друзьях, что остались на Удане. Подумал, как будут радоваться драконы и генерал, вспомнил Юин- если б не было ее, вряд ли он создал бы что-то подобное- значит, можно сказать, что его любовь была правильной- она придала ему сил - сподвигла его совершить что-то.
   -Спасибо тебе, Ву Юин, где бы ты сейчас не была,- одними губами прошептал Сян, открыл глаза и отдался царившей вокруг него радости.
   -Слушай, Шисин, твои ставки среди моих подружек быстро растут, смотри- Ю Юэ начала показывать ему фотографии разных девушек- красивых и очень красивых. - Я выложила твое изображение у себя в QQ, и собрала огромное количество восторженных комментариев. А теперь ты еще и национальный чемпион. Когда переедешь к нам, если захочешь, каждый день будешь ходить на свидание с разными девчонками.
   -Ю Юэ, не порть брата,-рассмеялся отец.- Если он начнет бегать по свиданиям у него не останется времени на кунфу.
   - И на учебу,- Сян наконец таки осмелился вслух произнести то, что ему так хотелось сказать.- Мне очень многому нужно научиться. Вы мне поможете?
   -Конечно, сынок,- Сян расцвел от ласкового взгляд отца.- Все, что я знаю, все что знает мама...
   -Не пригодится тебе так, как все то, что знаю я,- Ю Юэ закончила предложение за отцом.-Не волнуйся Шисин, мы займемся твоим образованием. Для начала, я научу тебя пользоваться компьютером и Интернетом, сделаем тебе профайл в QQ, а потом выпустим в самостоятельное плавание. Под моим чутким руководством.
   -Не обращай внимания на легкомысленные слова сестры,- посоветовала мама,- Скорее всего, она насядет на тебя со своим английским и английской поэзией.
   -Это очень здорово!- С чувством сказал Сян. Он любил английский в школе и мечтал научиться хорошо говорить.
   На том и решили.
   А потом, потом была обратная дорога домой в Удан, родители взяли билеты в вагон рядом, и Сян все время проводил у них в купе. Им было о чем поговорить. Сяну рассказывали об их семье- оказывается его мама тоже была из рода говорящих с драконами. Они говорили о том, как жили без него, как не прекращали поиски, хотя надежды практически не было.
   В разговорах, историях, рисовании, дорога пролетела незаметно. Сян был самым последним, среди своей команды, кто заснул- он поздно вернулся от родителей, и самым первым кто проснулся и опять побежал к своей семье.
   Добравшись до школы, Сян первым делом отправился на площадку- было время дневной тренировки.
   -Сян Лун Ю!- Тай оказался самым быстрым, он первым оказался возле Сяна.- С возвращением.
   -Добро пожаловать домой, брат. Поздравляю!- Ван крепко обнял его.
   Хао и Шан-Шан тепло поприветствовали его, и Сян получил порцию аплодисментов и поздравлений от всех студентов и даже учителей.
   -В нашей школе стало одним национальным чемпионом больше,- довольно сказал учитель Ли.
   - А серебряные медали в вашей школе не в цене? Или мой брат продолжает стыдливо скрывать факт, что он также занял второе место,- рядом с Сяном возникла Ю Юэ.-Я конечно могу его понять. Стать вторым в стране, с формой которую ты не готовил специально к соревнованиям- настоящий позор.
   Восхищенные взоры всех мальчишек на площадке немедленно обратились к ней.
   - Спасибо, что сказала об этом, с этой минуты, я отказываюсь разговаривать со своим недостойным другом, который не смог без подготовки выиграть чемпионат Китая. И я вот что не понимаю, как ты после этого не отреклась от своего брата?- Тай был убийственно серьезным. - Это ж позор на всю семью.
   - Я знаю,- Ю Юэ картинно вздохнула,- просто я по собственной глупости обещала ему, что сохраню наше родство, даже в случае серебряной медали. Конечно, он расслабился и не старался. И что в итоге? Опозорил семью и школу. Друзья, как я понимаю тоже не в восторге. Хотя с другой стороны, можно выгодно выглядеть на его фоне, если он, конечно, будет придерживать свою золотую медаль при себе. Из скромности.
   -Сян, ты не будешь против, если я влюблюсь в твою сестру, -шепнул Сяну на ухо Тай, когда они все вместе пошли к ним в комнату- Сян хотел показать родителям, где он живет.
   -Тебе нужно хорошенько подумать, Сян,- Ван расслышал слова друга.- Если эти двое споются, они ж никому спуску не дадут.
   Сян улыбнулся. Всего лишь на секунду он представил, что может породниться с Таем и так обрадовался, что даже испугался. Это было бы слишком здорово, чтобы быть правдой. Он видел, просто чувствовал, что его друзья очень понравились родителям, хотя еще до личной встречи, мама узнав, как они помогли ему сказала, что они лучшие люди на свете.
   Их комната была идеально убрана, впрочем, как всегда. Ван не позволял устраивать беспорядка. Говорил, беспорядок снаружи отражает во вне.
   -Тай Чин, Ван Шен,- начал отец, когда они все сели.- Наш сын много рассказывал про вас. Благодаря вам, он остался в школе и нашел свою судьбу, дело своей жизни. Вы всегда были ему верной поддержкой. Мы с моей женой Фэй Фэй, хотели бы отблагодарить вас. Ван Шен, ты терпеливо с радостью делился с нашим сыном своими знаниями. Ты учил его всему, чему научили тебя. это тебе,- он протянул свернутый свиток.
   Ван Шен благоговейно принял подарок, развернул его и ахнул.
   -Это же древний манускрипт Ицзин, книги перемен!!!. Какое же вам огромное спасибо!-Ван сразу же уткнулся в текст и кажется, перестал обращать внимание на происходящее вокруг.
   -Тай Чин, - продолжил отец,-я знаю, что ты готов был отдать Сяну свои деньги, чтобы купить билет в Шанхай. Это тебе,- он протянул Таю меч в причудливо украшенных ножнах. Это старый меч, сейчас таких не делают. Лезвие тонкое и легкое, по длине он подходит под твой рост, у него удобная рукоять, и идеальный баланс. Меч долго не точили, он затупился, так что он совершенно безопасен для занятий.
   Тай поклонившись, принял подарок. Он вынул меч из ножен, сделал несколько движений и его лицо засветилось от восторга.
   -Прости брат Сян, но теперь мне придется жениться, на твоей сестре. Позволить такому сокровищу уйти из семьи- непозволительно.
   -Не беспокойся брат Шисин,- в тон ему насмешливо ответила Ю Юэ,- я всегда могу женскими чарами выманить у него этот меч, будет еще умолять, чтоб я его обратно забрала. Можно будет обойтись и без брачных обязательств.
   -Какое коварство,- рассмеявшись, воскликнул Тай.- Спасибо, что предупредила. Теперь, я буду держать ухо востро.
   -Я знаю, что вы заплатили недостающую сумму за обучение нашего сына, - продолжил отец, -я бы хотел вам ее вернуть.
   Сян посмотрел на своих друзей, и у него сжалось сердце. Ван помрачнел и у Тая на лице возникла недовольная гримаса.
   -Господин Тан,- медленно начал Ван Шен,- позвольте я выскажусь за себя. Ваш сын спас жизнь мне и Таю. Мы делили с ним боль и радость. Мы вместе любили и вместе ненавидели. Я с благодарностью принимаю от вас подарок, на память о семье моего брата, но позвольте мне отказаться от денег. Тай Чин?
   -Господин Тан,- Тай Чин выступил вперед.- Ван прав. Сян вытащил меня из ущелья, и если попытаться оценить мою жизнь , то я никогда с ним не расплачусь. Почти два года, что мы живем тут вместе, все, что есть у каждого - принадлежит всем. Спасибо вам за ваше щедрое предложение, но с вашего разрешения , я его отклоню.
   - Поверьте, я совсем не хотел обидеть вас,- отец Сяна улыбнулся,- я вижу, что у моего сына и в самом деле удивительные друзья. Давайте договоримся, если я смогу что-то для вас сделать, вы без колебаний, обратитесь ко мне за помощью.
   -Спасибо,- Ван с Таем низко поклонились.
   -Вообще, то сможете,- Сян увидел в глазах Тая лукавые искорки.- Я бы просил руки вашей дочери, когда она подрастет ,конечно. -Он подмигнул Сяну.- Мои родители уважаемые люди, я из хорошей семьи. Отличная партия для нее.
   - Послушай, отличная партия, о друг моего брата из хорошей семьи уважаемых людей, а не слишком ли ты торопишься. Ты знаешь меня полтора часа, поспешные решения, ни к лицу мужчинам,- насмешливо заметила Ю Юэ.
   -Ты права,- невозмутимо кивнул Тай, - просто твоя красота лишила меня способности здраво мыслить. Я согласен, что слишком быстро приступил к делу. Думаю, имеет смысл подождать еще пару часов, и только потом сделать окончательно предложение.
   -Дети,- раздался глубокий голос мамы Сяна,- я вам предлагаю, подождать пару лет. А сейчас, пойдемте засвидетельствуем свое почтение мастеру Чену и спросим насчет отъезда Шисина.
   -Ты бросаешь школу?- голоса Вана и Тая слились и застыли в тишине.
   -Не говори глупостей,- Тай первым пришел в себя и ответил Вану.- Он не может бросить школу, кунфу -это его жизнь. Ты же не можешь бросить школу, Сян?- Быстро переспросил он.
   - Я не бросаю школу. Просто, родители предложили пожить у них несколько месяцев. И я подумал, что возьму небольшой перерыв. Тем более, что я могу тренироваться и в Шанхае тоже.
   -Отлично, приеду к тебе в гости, нужно же получше узнать семью своей будущей жены,- быстро нашелся Тай, но Сян видел, что он расстроен.
   - Конечно, тебе нужно провести время с родителями и узнать их получше, Сян Лун Ю. Но мы тоже будем тебя ждать,- просто сказал Ван.
   -Можно всем вместе поехать на новогодние каникулы, как мы и планировали,- Сяну было не по себе. Когда родители предложили ему оставить школу, он совсем не думал о том, как к этому отнесутся его друзья, и сейчас ему было одновременно грустно за них, но глубоко внутри, у него потеплело. Он понял, как сильно они к нему привязаны и осознал как сильно он любит их.
   Пока он не приехал в Удан, он не знал, что такое любовь- его никто не любил, друзей у него не было, да и ему любить было некого. А тут появились Сяо Лю и Цинь Юнь. Ван с Таем. Юин...Теперь он нашел семью. И почувствовал, что такое когда о тебе заботятся. Что значит, когда от твоих решений зависит настроение других людей, даже если эти решения касаются только тебя. До этого, ему даже в голову не приходило, что тот факт, что он решил уехать из школы на некоторое время, может касаться кого-то еще кроме него.
   В офисе, куда он пришел с родителями- Ю Юэ осталась в комнате- Тай пообещал ей устроить экскурсию по школе, Ся Ли, как обычно копался за компьютером.
   -Шифу у себя, -кивнул он на вопрос.-Поздравляю с победой, Сян Лун Ю.
   Сян поблагодарил и тихонько постучался в дверь.
   -Войдите,- раздался спокойный голос мастера Чена.
   - Шифу, мои настоящие родители здесь, они приехали из Шанхая, чтобы познакомиться с вами,- Сян вошел и низко поклонился.
   Мастер Чен встал из-за стола, вежливо поприветствовал отца, поклонился маме, и предложил им сесть.
   Сян отметил, что он сел рядом с ними, а не за стол, где он обычно находился, когда разговаривал со своими студентами.
   -Чен шифу, -обратился к нему отец.-Меня зовут Тан Цзин Лун, а это моя жена- Гу Фэй Фэй. Позвольте поблагодарить вас за все, что вы сделали для нашего сына.- Родители низко поклонились.- Примите пожалуйста от нас две тысячи юаней, в счет тех, что вы отдали приемному отцу Шисина?
   Мастер Чен в согласии опустил голову и принял красный конверт. Сян выдохнул. Все это время, он чувствовал себя обязанным шифу. Несмотря на то, что он работал на кухне, а потом помогал со студентами, этот долг висел над ним и он не знал, когда он сможет отдать деньги. Теперь он вздохнул спокойно.
   Тем временем, его мама поднялась и подошла к мастеру, неся на руках свиток, завернутый в отрез из красного шелка.
   -Чен шифу,- она поклонилась,- окажите мне честь и примите в дар эту каллиграфию. Я знаю, как много вы сделали для моего сына и это самое малое, чем я могу вас отблагодарить.
   Мастер Чен взял подарок, низко склонившись в ответ.
   -Позвольте попросить вашего разрешения, забрать Шисина... Сяна,- поправился отец,- из школы на несколько месяцев,- сказал отец, когда все снова сели.- Нам бы хотелось провести с ним больше времени. До нового года осталось чуть меньше месяца. Если бы вы позволили ему уехать сейчас, то он бы вернулся в апреле и возобновил тренировки. Мы понимаем, что три месяца большой срок, но он продолжит тренироваться и в Шанхае.
   На долгое время воцарилось молчание. Внутри Сяна бушевал вихрь. Он не мог понять, чего же ему хочется. Конечно, пожить у родителей было бы здорово, но почему тогда сердце сжималось при мысли, что он оставит школу так надолго. Сян поднял глаза.
   Мастер Чен внимательно смотрел в окно, как будто бы там был ответ на поставленный вопрос. Родители сидели на диване, оба с идеально прямыми спинами, вытянувшись как струна, в ожидании. На красивом лице мамы, мелькала вежливая полуулыбка , отец был спокоен .Они уверены, что шифу согласится, понял Сян. И его пронзила грусть. Внешний мир, такой большой и интересный, больше не манил его. Его жизнь, во всяком случае, его настоящая жизнь была здесь. В Удане.
   -Это все страх,- попробовал успокоить себя Сян. -Я жил здесь полтора года, и мне просто непривычно и страшно вылезать из своей раковины. У родителей все будет по другому. Мы будем ходить в музеи, я буду учиться, мне понравится...
   -А как же тренировки?- В очередной раз спросил он себя.- Я буду тренироваться самостоятельно. И буду заниматься с сестрой и с родителями. Конечно, я не смогу посвящать столько же времени. Но все будет хорошо. Тай с Ваном без меня не пропадут. В конце концов, мы все равно должны будем расстаться, после окончания школы, и это будет хорошей подготовкой...
   -Боюсь, я не могу разрешить Сяну уехать так надолго,- раздался спокойный голос мастера Чена, и Сян чуть было не подпрыгнул от радости. - В новом году, я открываю еще одну школу. Там будет больше студентов, а Сян- мой лучший ученик. Мне нужна его помощь. У вас будет месяц новогодних каникул, он может уехать на неделю пораньше, но вернуться он должен вовремя. Сразу после праздников.
   Сян понял, что родители расстроились, но ничего не мог с собой поделать. Он был счастлив, что шифу нуждается в нем, что он останется со своими кунфу братьями и будет тренироваться столько сколько привык.
   -Хорошо, шифу, мы понимаем, - сказал отец после небольшой паузы.-Мы рады, что наш сын может быть вам полезен. Спасибо.
   -Вы всегда можете приехать в новую школу и пожить там,- Мастер Чен поднялся со своего места, давая понять, что разговор закончен.- Эта школа будет для всех желающих, кто хочет научиться уданскому тайцзи.
   Родители и Сян поклонились и вышли из комнаты.
   -Наверное, так и в самом деле будет лучше для тебя, сынок,- некоторое время спустя сказал отец, а мама ласково погладила его по руке.- Ты еще не закончил обучение. И конечно, поддерживать тот ритм тренировок, что у тебя здесь в Шанхае было бы невозможно.
   -Ты бы сердился на себя, -добавила мама,- а потом на нас. И был бы несчастлив, а нам этого хочется меньше всего. У нас с тобой впереди еще много времени.
   -Ты думал, чем ты хочешь заняться после?- Отец пристально посмотрел на Сяна.- Ты хотел бы открыть свою школу? Уверен, в Шанхае многие бы пришли к тебе заниматься. Уданское кунфу известно всему Китаю, а ты теперь еще и национальный чемпион. У тебя было бы множество студентов.
   Сян замешкался. До этого момента ,все его мысли были сосредоточены на другом: на тренировках, потом были соревнования, Юин, родители, друзья. Ему и в голову не приходило, что то планировать на будущее. Да и как? Кто он такой? Он же только начал заниматься. О какой школе вообще может идти речь.
   -Я никогда не думал об этом. Я, я же еще почти ничего не умею,- медленно ответил он.- Есть поговорка: " Занимаясь тайцзи, десять лет не выходи из дома". Даже когда я закончу, я буду очень неопытным. А потом, уметь и учить-это такие разные вещи. Я не думаю...
   Отец понял его замешательство.
   - Я не говорю, что ты должен делать это сейчас или в ближайшем будущем,- мягко сказал он.-Просто знай, что мы во всем тебе поможем. Когда ты был один, у тебя не было возможностей, но сейчас. Мы с матерью сделаем все, что от нас зависит, чтобы ты был счастлив Шисин.
   -Сп...спасибо,- Сян не знал, что сказать.
   - Я уже готова упаковывать твои вещи, Шисин,- Ю Юэ сидела на его кровати и болтала ногами.-Лови мандаринку.- Она запустила в него оранжевым шариком, который Сян поймал на автомате.- Тай показал мне ваши окрестности, и мы набрали мандаринов. Как же у вас тут красиво, может мне бросить учебу и тоже переехать сюда. Ты бы мог бы меня учить.
   - Отличная идея,- Тай закивал так, что у него рискнула отвалиться голова.
   - Да, тем более, что я никуда не еду,- просто сказал Сян.
   -ТЫ НИКУДА НЕ ЕДЕШЬ?- Изумление в голосе сестры смешалось с нескрываемой радостью друзей.
   -Мастер не отпустил меня,- Сян попытался выглядеть грустным, но у него получилось плохо.- Он открывает новую школу, и я буду там преподавать. Думаю, что и вы тоже.
   - Но это же отличная новость!- Тай вопросительно посмотрел на него.- Или?
   Пока Сян думал, как ответить- с одной стороны не солгав другу, с другой не расстроив родителей, Ю Юэ уже оценила его напряженную физиономию и выдала:
   -Сдается мне брат Шисин, что ты не очень расстроен этим фактом. Ай-яй-яй, мы все так надеялись провести с тобой время, а ты?
   - Не обращай внимания на сестру, - успокоила мама густо покрасневшего Сяна,- она тебя подначивает.
   -Да я сама рада! Может быть родители все-таки согласятся и отправят меня к тебе в школу. Сами же говорили, что мне надо больше времени уделять здоровью и духовному развитию, вот и отправьте меня к старшему брату на перевоспитание.
   -Вы не волнуйтесь, мы ее перевоспитаем в самых лучших традициях.- Заверил Тай родителей.- Вернется, вы ее не узнаете. Слова поперек не скажет. На каждую вашу фразу будет отвечать лишь " Как вы скажете, мама" или " Как прикажете, отец".
   - Очень заманчиво,- отец Сяна в задумчивости потер подбородок и рассмеялся.- Тай Чин, подозреваю, что такое чудо неподвластно никому.
   -Присылайте, а там посмотрим, - оптимистично пообещал Тай.
   - Ну что, время уже почти половина второго, нас ждут, - загадочно улыбнулся Ван.
   -Кто ждет?- Не поняли родители.
   - Как кто? Драконы и генерал Мэн Тян. Когда Сян сообщил, во сколько он приезжает, мы решили, что вы все захотите повидаться с ними, и попросили генерала договориться с драконами о встрече. Драконы должны были добраться до холма рано утром, они ждут нас, а ночью улетят домой. Думаю, нам не стоит опаздывать.
   - Мы увидим драконов?- Ю Юэ жутко разволновалась. - А можно я первая туда пойду, мне же нужно проверить, могу ли я говорить с драконами.
   - Ты из рода говорящих с драконами, какие у тебя могут быть сомнения?- Напомнил ей Тай.
   -Вот то-то и оно!- Сян был готов поклясться, что слышит в голосе сестры нотки отчаяния.- Когда ты окружен теми, кто говорит с драконами, как узнать, что ты тоже можешь с ними разговаривать.
   - Ю Юэ, первыми туда пойдут Сян с друзьями, чтобы драконы не испугались, что их нашли чужаки,- строго сказал отец.- И только потом, подойдем мы. Идемте? -Сяну показалось, что он расслышал нотки нетерпения в его голосе.
   Внезапно Сян понял, что отцу тоже не терпится увидеть драконов. Несмотря на то, что он встречал нескольких драконов, это были лишь разовые встречи и ни с кем из них он не общался больше одного раза. Все драконы были для него лишь случайными знакомыми, а не друзьями. Наверняка, ему хочется задать массу вопросов.
   -Подождите нас здесь, -попросил он свою семью, когда они добрались до холма.-Я предупрежу друзей и позову вас.
   Тай вызвался составить компанию родителям и Ю Юэ, а Ван с Сяном полезли вверх.
   Не успел поставить вторую ногу на ровную поверхность, как его что-то сшибло и он бы скатился вниз по склону, если б Ван не успел поймать его. Сян не смог удержать равновесия и упал на спину. Зажмурившись, он пытался понять что-произошло
   -Сын!- Услышал он внезапно строгий окрик и открыл глаза. Упираясь ему лапами в грудь, над ним навис счастливый Сяо Лю.
   -Сян Лун Ю! А почему ты один? А где твоя семья? А ты принес мне показать свою медаль?- Тараторил он.- Все? Ты теперь самый лучший в Китае? А тебе было страшно? А в Шанхае вкусная еда? А почему Тая с вами нет?- Дракончик совершенно не обращал внимания на Цинь Юнь, которая пыталась его остановить.
   -Сяо Лю! Успокойся!- Услышав суровый окрик генерала, маленький дракон прижал уши и сел на задние лапы.
   -Извините,- сказал он с достоинством.-Может быть я и не прав, но мне казалось, что после долгой разлуки друзья имеют право показать друг другу, что соскучились.
   -Имеют,- Мэн Тян помог Сяну подняться, отряхивая его от пыли.- Но только, если после этого друзья останутся в живых. Ты чуть не скинул Сяна с холма.
   -Смею заметить,- Сяо Лю выглядел очень серьезным, -что мой друг Сян Лун Ю- настоящий кунфу мастер, и для него скатиться вниз было бы всего лишь необременительных приключением, в худшем случае дополнительной тренировкой. Правда же, Сян? - Несмотря на уверенный тон, выглядел он виновато.
   -Сяо Лю, - Сян ласково потрепал друга по шее, - боюсь я еще не такой мастер. Пожалуй, я и в самом деле мог себе что-нибудь сломать, но все могло бы и обойтись,- поспешил добавить он, увидев как поник маленький дракон.- Я тоже очень рад тебя видеть. Мама Цинь Юнь, генерал!- Сян обнял леди дракона и поклонился генералу. - Я так соскучился!
   -Поздравляю тебя, Сян Лун Ю, друзья рассказали нам о твоих успехах. Я счастлив, что "Тень от Луны" оценили по достоинству.- Генерал довольно улыбался.- Но Сяо Лю прав, а где твои родители?
   -Они ждут внизу холма, я боялся испугать вас, если тут появится много незнакомых людей и решил предупредить. Сейчас я их позову.
   -Подожди,- Цинь Юнь внимательно посмотрела на Сяна.- Ты счастлив? Они тебе понравились.
   -Очень!- Сян расплылся в улыбке.- Они замечательные. И папа и мама и сестра. Сейчас вы сами все увидите.- Он свистом привлек внимание Тая, сделал рукой приглашающий жест и они с Ваном поспешили вниз, чтобы помочь родителями подняться.
   Забравшись на холм, Сян пошел чуть чуть впереди них, на тот случай, если вдруг Сяо Лю решит поздороваться своим обычным способом, но к его удивлению, тот сидел рядом с Цинь Юнь и застенчиво переминался с лапы на лапу. Увидев их, он сделал три маленьких шажка вперед и важно сказал:
   -Здравствуйте дорогая семья Сяна. Меня зовут Сяо Лю. Это моя мама Цинь Юнь и генерал Мэн Тян. Он раньше был главным генералом в армии первого императора, а потом стал терракотовым воином. Мы очень рады вас видеть. Ваш сын Сян Лун Ю наш большой друг. Вы как поживаете?
   - Здравствуй Сяо Лю,- серьезно ответил отец.- Меня зовут Тан Цзин Лун, это моя жена Гу Фей Фей и младшая сестра Сяна- Тан Ю Юэ. Мы благодарим вас за оказанную честь и очень рады познакомиться с друзьями нашего сына. Госпожа Цинь Юнь, я помню нашу с тобой встречу. Я знаю, что обещал вернуться, но мой дед срочно велел мне приехать в Шанхай, поэтому я не смог выполнить своего обещания. Я всегда помнил о нем и надеялся, что в один день встречу тебя снова и смогу извиниться.
   - Я часто вспоминала тебя, Тан Цзин Лун, ты единственный говорящий с драконам, которого я встречала до того, как встретила твоего сына. Возможно судьбы наших семей неразрывно связаны. А твоя дочь, тоже говорящая с драконами?- Спросила Цинь Юнь после недолгой паузы. - Ю Юэ, подойди сюда.
   Ю Юэ сделала несколько робких шагов по направлению к леди дракону.
   -Иди сюда, милая, не бойся,- ласково ободрила ее Цинь Юнь и положила свою тяжелую голову ей на макушку. Ю Юэ замерла, вся напрягшись, после чего внезапно расслабилась, почти обмякла. Так она стояла пару минут, после чего, вдруг кивнула и крепко обняла дракона за шею.
   - Видишь, а ты беспокоилась,- в голосе Цинь Юнь послышалась улыбка.
   Сян не знал точно, что произошло, но понял, что каким-то образом, дракон смогла обменяться мыслями с его сестрой. И это значило, что у нее тоже есть дар. Впрочем, Сян никогда в этом и не сомневался. В его семье по другому быть не могло.
   А потом, был такой хороший вечер, что лучше и не бывает. Мама и Цинь Юнь о чем то секретничали в сторонке. Папа, Ван и Мэн Тян обсуждали какие-то важные вопросы, до Сяна долетали лишь даты и имена великих полководцев да императоров. А он сам, Тай и Ю Юэ играли с Сяо Лю, ошалевшим от счастья, что ему уделяют столько внимания.
   Через некоторое время, каким-то непонятным образом, они поменялись ролями. Мама подошла к генералу, Ван присоединился к их играм с дракончикам, а отец о чем то серьезно беседовал с леди драконом.
   А потом они все перекусывали, тем, что принесли с собой. Сян специально привез копченного тофу для Сяо Лю, и тот мотал хвостом от восторга, и ходил на задних лапах, выпрашивая кусочки, совсем как собака.
Уже совсем поздним вечером, тепло попрощавшись с драконами и генералом , они вернулись в школу.
   Мастер Чен выделил семье Сяну специальную комнату для гостей, где они переночевали, а следующим утром, поскольку был выходной, Сян с друзьями показали им все окрестности.
   Родители уезжали в четыре часа, и Сян отправился с ними на вокзал. Перед этим, они взяли обещание с Вана и Тая( последнего совсем не стоило уговаривать), что перед тем как отправиться по домам на новогодние каникулы, они все приедут в гости в Шанхай.
   Сян думал, что ему придется остаться у входа в вокзал, но к их удивлению, проверяющий знал, что он победитель национального чемпионата и пропустил его вместе с семьей внутрь. Им удалось провести друг с другом еще целых полчаса до того, как прибыл их поезд.
   -Послушай, Шисин,- чуть поколебавшись спросила его Ю Юэ, когда родители крепко обняв его на прощание, уже зашли в вагон. До отправления поезда оставалась буквально пара минут.- А твой друг Тай Чин, он... Он на самом деле, такой ...как ты о нем рассказываешь и каким он кажется?
   - Нет,- резко замотал головой Сян, - Нет, Ю Юэ. Не такой.
   - Я так и знала,- у сестры вырвался вздох разочарования.- Спасибо, что был честен со мной.
   - Он не такой, он гораздо лучше,- рассмеялся Сян.- Поверь мне.
   Ю Юэ засияла.
   -Тогда передай ему вот это,- она сунула Сяну в руку листочек бумаги и быстро чмокнув его в щеку, поспешила к вагону - родители давно махали ей руками, чтобы поторопилась.
   Сян смотрел им вслед, пока поезд не скрылся из виду.
   До поворота, от которого начиналась дорога к их школе, он доехал на такси- небывалой роскоши, на которой настоял отец, позволивший их провожать, лишь в этом случае и взявшим с него слово, что Сян не будет сильно экономить.
   Родители оставили Сяну на расходы около тысячи юаней- сумма для него немыслимая, даже при том, что триста пятьдесят он сразу же отложил на билет до Шанхая. Они хотели оставить больше, но он наотрез отказался. Чтобы успокоить их, он пообещал отцу, что в случае необходимости попросит их прислать еще.
   Вышагивая по дороге в сумерках, Сян что-то весело напевал, как вдруг заметил небольшую девичью фигурку несущую походный рюкзак на спине. Девушка явно направлялась к ним в школу, и он поспешил к ней, подавив первый приступ застенчивости.
   Сян почти сравнялся, как она случайно споткнулась, и упала бы, если б он не поддержал ее.
   -Осторожнее!- Ему удалось поймать ее за локоть, но сумка, которую она несла в руке, упала на землю, оттуда выпали палочки и выкатилась небольшая металлическая миска
   - С тобой все в порядке?- Сян быстро нагнувшись, все осторожно сложил в сумку.
   -Да, спасибо большое!- Девушка смущенно улыбнулась в ответ.- Ты из школы мастера Чена?- Она увидела его даосскую прическу и длинные одежды.
   Сян кивнул, молча забрал у нее тяжелый рюкзак и взвалил его себе на плечи.
   -Как тебя зовут?- Спросила она, после того как поблагодарила его не менее ста раз.
   -Т..Тан Шисин,- Сян и сам не понимал, почему он назвал имя, что дали ему родители. Может быть он начал к нему привыкать, а может начал чувствовать, что стал немножечко другим человеком.
   -Меня зовут Дяо Чань,- девушка приноровилась к его быстрым шагам и почти не отставала.
   --Как одну из четырех красавиц? Затмившая луну?- Сян вспомнил предание об одной из самых красивых женщин Китая.
   -Боюсь, мой отец не очень скромен, когда речь идет обо мне,- смущенно улыбнулась Дяо Чань.- Когда я родилась, было лунное затмение, и отец заявил, что луна спряталась, чтобы провозгласить всему миру что родилась девочка, с красотой которой не может соперничать даже небесное светило. Хотя я совсем обычная, не уродина конечно, но и не лучше многих.
   Сян посмотрел на девушку. У нее была короткая, почти мальчишеская стрижка, высокие скулы и большие глаза. Она действительно была очень красива, но особенной красотой. Ее внешность не была яркой, но вглядываясь в ее лицо все больше и больше, Сян находил какую-то особую прелесть, и не мог отвести глаза.
   -Т...ты идешь к нам в школу?- Он наконец смог заставить себя оторваться от нее.-Тоже хочешь учиться кунфу у мастера Чена?
   - Не совсем,- призналась Дяо Чань.- Я сама из Шанхая, долго занималась стилем Багуа, и немножко уданским тайцзи. У моего отца кунфу школа. Я давно хотела освоить меч. А где его осваивать? Все в Китае знают, хочешь овладеть шестом- езжай в в Шаолинь, хочешь овладеть мечом- твой путь лежит в Удан. Но всем, кого я видела с мечом, чего то не хватало. Ни у кого из них мне не хотелось учиться. Их мастерство не трогало мне сердце, понимаешь, о чем я говорю? - Сян кивнул.
   Мастерство передается от сердца к сердцу, гласили древние книги и истинные отношения ученика и учителя могут возникнуть только тогда, когда эта связь существует.
   - Даже мастер Чен, один из лучших в мире, не казался мне подходящим учителем. Слишком уж резок его меч.- Продолжила девушка. - Но в этом году, на национальном чемпионате, я наконец увидела мастера, равных которому нет. Он получил золотую медаль с формой " Тень от луны", его зовут Сян Лун Ю. Ты его наверное знаешь? Он из твоей школы.
   Сердце Сяна рухнуло вниз от восторга и волнения.
   -З-знаю,- едва слышно произнес он.
   - Я хочу учиться у него и только у него. Я приехала специально, чтобы уговорить его взять меня в ученицы. Пусть он посмотрит на мой уровень и скажет, сколько мне нужно оставаться в Удане. Если он найдет меня годной, я вернусь в Шанхай, улажу все свои дела, и после нового года приеду в школу. Как ты думаешь, он согласится? У него наверное много учеников, но я буду очень стараться. Если нужно, пусть бьет меня палкой, только б взял. Как ты думаешь, возьмет?- Она посмотрела на Сяна, и тот понял, что она и в самом деле переживает и ждет его ответа с нетерпением.
   -Я думаю, что тебе надо будет спросить разрешения у Мастера Чена.- Ответил он осторожно подбирая слова, -и если шифу разрешит, то я уверен, что Сян будет счастлив тебя учить.
   -А какой он?- Спросила его Дяо Чань и Сян растерялся.
   Что говорить о себе? Да и потом, когда она выяснит, что Сян то на самом деле он, им обоим будет ужасно неловко.
   -Знаешь,- наконец сказал он,- мы же все воспринимаем друг друга по разному и если я тебе что-то расскажу, то это мое впечатление, которое может тебе помешать. Давай мы с тобой договоримся, ты с ним встретишься, сделаешь какие-то выводы, а потом мы сравним наше мнение. Хорошо?
   -Ты на самом деле такой мудрый, Тан Шисин или ты просто пытаешься произвести на меня впечатление?- Рассмеялась девушка.
   -Я просто сказал, что думаю,- смутился Сян.
   - Не бери в голову, ты наверное живешь тут всю жизнь и не привык к бойким на язык городским девчонкам. Ой, мы уже дошли?- Перед ними возникли ворота школы.
   -Да, теперь тебе нужно зайти вот сюда, видишь вот эту дверь. Шифу, наверное, сегодня занят, но завтра ты с ним поговоришь,- Сян махнул рукой в сторону офиса.
   -Хорошо, что мы с тобой встретились Тан Шисин, теперь мне не будет так неуютно, у меня уже есть знакомый. Надеюсь, Сян Лун Ю возьмет меня и мы будем тренироваться вместе. Положи мой рюкзак здесь, спасибо тебе за помощь, - Дяо Чань махнула рукой на ступеньки возле офиса и побежала внутрь, а Сян направился к себе в комнату.
   Там Ван с Таем разложили бумагу и пытались скопировать иероглифы с древнего манускрипта Ицзин, подаренного Вану.
   -Присоединяйся, Сян, может у тебя получится, а то мы что-то в тупике,- Тай показал на груду изрисованной бумаги.
   Сян молча протянул ему записку от сестры. Прочитав ее, Тай Чин долго молчал. Он бросил кисть, и сидел, улыбаясь своим мыслям ,не обращая внимания на окружающих.
   -Может быть, мы с тобой и вправду породнимся, брат Сян,- сказал он наконец.- Что там у нас?- Тай посмотрел на календарь. - Через две недели отправимся за билетами. Давненько я не был в Шанхае. Ты с нами Ван Шен?
   -Куда ж я без вас?- Ван наконец закончил выводить иероглифы и удовлетворенно кивнул.
   Вечером, Сян долго не мог заснуть. Он смотрел на темный потолок и думал о том, как они с друзьями поедут в Шанхай. Он представил, как они все вместе будут гулять с родителями по большому городу, и как Тай Чин будет препираться с сестрой. Как Ван будет бродить по отцовскому книжному, высматривая редкие книги. Он вспомнил, как Цинь Юнь радостно говорила, о том, что Сяо Лян скоро должен вылупиться из яйца, а потом метнулся мыслями к Дяо Чань. Что-то особое было в этой девушке, конечно он научит ее всему что знает. Вот только как признаться ей в том, что Сян Лун Ю-это он.
   -Просто подойду и объясню ей все, -наконец то решил он, и успокоился. Больше волноваться было не о чем.
   - Кажется, твоя жизнь окончательно наладилась,, говорящий с драконами, -прошептал он себе, перед тем как уснуть.

Послесловие.

   Многое в этой истории основано на реальных событиях. Сян Хуншен действительно приехал в школу к мастеру Чену в Удан, и впервые начал заниматься кунфу довольно поздно, когда ему было восемнадцать. Он стал многократным национальным чемпионом- случай в боевых искусствах исключительный, и завоевал множество золотых медалей. Форма " Тень от луны" была создана им во время ночных тренировок, и он побеждал с ней на национальных и международных соревнованиях. Сян много лет преподавал кунфу и тайцзи в школе мастера Чена и покинул ее в сентябре этого года, надеясь создать свою собственную школу.
   Его кунфу братья Тай и Ван достаточно успешны, они преподают Уданское кунфу, у каждого из них своя школа, поэтому общаются они нечасто, лишь в те редкие моменты, когда приезжают к своему шифу.
   У мастера Чена большая школа в Уданских горах, где люди самого разного возраста из Китая и со всего мира учатся уданскому тайцзи и цигун.
   Если вы приедете в город Сиань и увидите осколки терракотовых воинов, то поймете о чем говорил генерал Мэн Тян, они тянутся друг к другу, как будто бы пытаются собраться. Жуткое и одновременно грустное зрелище.
   Что же касается драконов, то китайцы на самом деле верят в них, как мы верим в динозавров. И если вы подниметесь к храму Наньян, встанете рядом с каменной драконьей головой и будете долго смотреть в небо, то там нет-нет и мелькнет силуэт дракона. Настоящий ли это дракон или всего лишь облако, решать вам. You have to believe in things that are not true. How else they can becomeNo

Январь- Октябрь.2014 .Удан. Китай.

  
  
  
   Фамилия у нашего героя- Сян, а имя Хуншен. В Китае, первым обычно произносится фамилия человека, а потом его имя. В том, что к нему обращается мать таким образом, нет ничего удивительного, поскольку друзья и родственники часто зовут друг друга полным именем и фамилией.
   Это доказательство существования драконов мне на полном серьезе приводили китайские подростки (прим. автора)
   Юань- основная валюта Китая. В одном юане - десять дзяо. В обиходе монетки в один цзяо- самая мелкая монета, в пять цзяо и в один юань.( прим. автора)
   Сяо ( маленький)- очень часто добавляют к именам младших по возрасту в Китае- как к имени, так и к фамилии.(прим.автора)
   Белая кожа, большие глаза, высокий нос и широкие скулы считаются в Китае признаками красоты.
   Long- дракон, Yu- язык (кит) ( прим. автора)
   В Китае, в любом общественном месте, будь то вокзал, парк или школа, обязательно есть бак с кипятком. Все китайцы постоянно носят с собой термосы, с чаем или просто горячей водой.(прим.автора)
   Шифу, один из вариантов перевода- "мастер". Так уважительно обращаются студенты к главному учителю в кунфу-школах.
   Одним из признаков женской красоты в Китае считалась крошечные ноги, поэтому маленьким девочкам обматывали ноги, ломая пальцы и препятствуя росту ступни, чтобы удачно выдать их замуж. В результате, обычный шаг сопровождался страшной болью, многие женщины утрачивали способность ходить. Эта практика была распространена вплоть до начала двадцатого века.(прим.автора)
   В Китае, уважение к старшему( по возрасту или должности) непререкаемо. Первым говорит всегда старший. ( прим автора)
   В древнем Китае для того, чтобы получить должность чиновника необходимо было сдать специальный экзамен, требующий особой подготовки.(прим.автора)
   В Китае, в стране, где существует культ предков, не знать своей семьи, быть приемным ребенком до сих пор считается огромным позором. Ребенок может подвергаться насмешкам сверстников, а у взрослого человека могут быть проблемы со вступлением в брак ( прим.автора)
   Форма в кунфу-это определенная последовательность движений. В рамках каждого стиля существует несколько форм, в том числе и с разными видами оружия.
   В китайских боевых искусствах используют два вида меча. Обоюдоострый цзянь, и широкая сабля- дао. Цзянь считается наиболее сложным для практики.
   Новый лунный год в Китае- самый важный праздник. В это время, вся семья собирается дома, независимо от того, где кто живет и работает. Официальные выходные продолжаются две недели, но в школах каникулы длятся около месяца. На многих предприятиях Китая отпуск может длится до четырех недель, , чтобы рабочие успели уехать домой и вернуться. В это время, практически невозможно купить билеты на поезд. (прим.автора)
   Маджонг (мацзянг)- китайское домино, по правилам напоминающее, европейскую карточную игру покер. Необходимо собрать определенную комбинацию, чтобы выиграть. Играется повсеместно, особенно в деревнях.(прим.автора)
   Китайцы празднуют Новый лунный год, поэтому день нового года зависит от лунного цикла и может выпадать на любое число от 21 января до 21 февраля. ( прим. автора)
   Ци или чи, неотъемлемое понятие боевых искусств и китайской медицины. Существует множество определений, но в широком смысле, энергия, пронизывающая как существ так и неодушевленные предметы.(прим. автора)
   Типичные подарки на новый год в китайских деревнях(прим. автора)
   Детям на Новый год принято дарить наличные деньги, который кладут в специальный красный или золотой конверт (прим.автора)
   Неотъемлемой частью торжества являет большая трапеза всей семьи перед телевизором и запуск фейерверков.(прим.автора)
   Поскольку район Удана славен своими боевыми искусствами, то студентов кунфу школ часто приглашают на разные мероприятия-(прим.автора)
   Тайцзи цзянь- медленная форма с мечом, существует во всех стилях тайцзи цюань.(прим. автора)
   Такие упражнения называются жесткий цигун. Их практикуют для того, чтобы тело стало крепким. Жесткий цигун на руки необходим для того, чтобы руки не чувствовали боли во время ударов. В результате подобной практики, кожа утолщается, уменьшается чувствительность. Следующий этап ( и тест) после набивки- разбивание кирпичей и деревянных досок. В кунфу школах обычно набиваются не только руки, но и ноги, а также все тело. (прим. автора)
   Обоюдоострый меч цзянь считался в Китае оружием знати. Его носили аристократы и ученые, чтобы овладеть им требовалось потратить много времени, в то время как широкий меч, или сабля- дао использовалась в основном крестьянами. Техника работы с ним была очень проста и похожа на технику работы с ножом. Она не вызывала никаких сложностей в обучении ( прим.автора)
   Все стихотворения в этой книге написаны Wo Yun и переведены с английского автором.
   Бянь Туй (bien tui)- боковой удар ногой- один из самых используемых во время спаррингов. Колено выносится в сторону, после чего происходит резкий выброс стопы.(прим.автора)
   В Китае, где действует политика- одна семья- один ребенок, за второго рожденного ребенка нужно платить большой штраф( прим. автора)
   Китайский язык- иероглифический, а не знаковый. Это означает, что для того, чтобы прочитать слово и понять его, нужно знать как произносятся и что означают иероглифы из которых это слово состоит. Чтобы читать газеты, нужно знать около 2000 иероглифов. Те кто закончил университет знают около семи девяти тысяч
   Практически все формы в кунфу ( за редким исключением) должны заканчиваться в том же месте пространства, откуда их начали делать. ( прим. автор)
   QQ-китайская социальная сеть, что-то вроде Facebook,является основным средством для общения молодежи.
   В Китае, в здание железнодорожного вокзала можно войти только при наличии билетов . На входе их вместе с документами проверяют специальные люди.(прим.автора)
   Дяо Чань- одна из самых известных четырех красавиц Китая. Ее называют затмившая луну. По преданию, она любовалась луной в саду, но в этот момент, подувший ветерок плотно закрыл лунный свет кусочком облака. Увидевший это отец красавицы, с той поры начал рассказывать, что луне не сравниться с красотой его дочери. (прим. автора)
  
   Вам просто нужно научиться верить в то, чего не существует, иначе откуда все возьмется. Терри Пратчет. Санта Хрякус.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  

 Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на LitNet.com  
  Д.Черепанов "Собиратель Том 1" (ЛитРПГ) | | Н.Самсонова "Жена по жребию" (Любовное фэнтези) | | Е.Вострова "Мой муж - дракон" (Любовное фэнтези) | | Леший "Леший. Путь проклятых." (Боевое фэнтези) | | Д.Сугралинов "Дисгардиум. Угроза А-класса" (ЛитРПГ) | | Д.Гримм "Формула правосудия" (Антиутопия) | | К.Вэй "По дорогам Империи" (Боевая фантастика) | | Э.Тарс "Мрачность +1" (ЛитРПГ) | | Д.Черепанов "Собиратель Том 3" (ЛитРПГ) | | А.Майнер "Целитель 2" (Научная фантастика) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
П.Керлис "Антилия.Охота за неприятностями" С.Лыжина "Время дракона" А.Вильгоцкий "Пастырь мертвецов" И.Шевченко "Демоны ее прошлого" Н.Капитонов "Шлак" Б.Кригер "В бездне"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"