Леля С Елоховской: другие произведения.

Их восемь, нас двое

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
  • Аннотация:
    Почему двоих из гр. Дятлова захоронили отдельно от всей группы.

  
  Странные странности сопровождали Георгия Кривонищенко и Семена Золотарева в том последнем походе. То Кривонищенко вдруг захочется подразнить привокзальную милицию, да так дерзко, что его задерживают. То обгорит где-то, когда другие замерзли. То оказывается вместе с Золотаревым лежащим под кедром. Пока не выясняется, что сосед Кривонищенко не есть Золотарев. Таинственного соседа вместе с другими телами поднимают к останцу, а труп Кривонищенко лежит одинокий под кедром в течение нескольких дней, пока до него не дошли руки и его тоже не подняли наверх.

Одиночество Георгия продолжается и после похорон: его неожиданно предают земле на закрытом кладбище, отдельно от всей группы. И до сих пор так и не объявился ни один свидетель тех похорон.

Еще более неожиданные казусы происходили с Семеном Золотаревым. В октябре он приезжает с Кавказа на Урал, устраивается на турбазу, в декабре 1958 г. идет в инструкторский поход под своим законным именем Семен Алексеевич Золотарев. А в январе появляется в среде студентов-туристов, просится с ними в поход, да побыстрее и покороче маршрутом, потому что ему еще надо успеть навестить старенькую маму, которую он только оставил одну на Кавказе (казалось бы в чем проблема - езжай и навести, вместо того, чтобы идти в поход), и по рассказам Е. Зиновьева, сверкает железными коронками, просит называть себя Сашей. Игорь Дятлов, его новый руководитель, не смотрит документы Семена Золотарева и вносит его в список группы под именем Александр. А что такого? если И. Дятлову кто-то настоятельно посоветовал взять Золотарева в поход, да так, что не откажешься, то и запишет его под таким именем, каким ему скажут.

  
       Когда пропавших туристов обнаруживают мертвыми, судмедэксперт Б. Возрожденный исследует тело Семена под именем Александра Алексеевича Золотарева, о чем составляет акт сми. Тело, больше похожее на принадлежавшее сидевшему в тюрьме уголовнику, чем герою-фронтовику, орденоносцу, члену Коммунистической партии, человеку с высшим образованием, работавшему учителем в школе и стремившемуся получить звание "Мастер спорта СССР". А на кладбищенском обелиске, установленном в память погибшей группы, помещают фотографию Семена и указывают, что это "А.И.Золатарев". Причем повторяется сюжет, как и в случае с Георгием Кривонищенко. Ни Георгия, ни Семена нет на Михайловском кладбище, где похоронена группа. Семена Золотарева тоже отделяют от группы и везут хоронить на то же самое Ивановское кладбище, где уже покоится Георгий Кривонищенко. И хоронят в полутора метрах от его могилы.

 []
Если кто не видит во всех этих манипуляциях скрытого умысла, то я напоминаю: здесь что-то не так, господа присяжные заседатели, обратите пристальное внимание на такие "совпадения". Первым эту странность заметил писатель А. Ракитин и дал ей объяснение. Я просто напоминаю об этом, поскольку обнаружились новые факты, подтверждающие рассуждения Ракитина.

  
         Странности следуют и дальше. По словам родных Семена, на похоронах его никто из родственников не был. Хотя имеется один свидетель, В. Богомолов, утверждавший, что во время церемонии на кладбище присутствовала одинокая старенькая мама. Что Семена потому не стали хоронить со остальными дятловцами, потому что ждали приезда мамы, а она запаздывала. Каким образом старенькая мама сумела приехать одна на похороны, без сопровождения кого-либо из многочисленной семьи Золотаревых, совершенно непонятно, ведь с Кавказа на Урал путь неблизкий, да и недешевый. Даже если родные Золотарева не помнят, ездил ли кто из них провожать Семена в последний путь, то что помешало похоронить его на том же Михайловском кладбище чуть позже остальных, когда мама, наконец, приехала? Зачем надо было везти именно на закрытое Ивановское кладбище? Да и опять же зачем беспокоить больную старую женщину долгим и трудным путешествием, привезли бы гроб с телом по месту жительства, чтобы мама всегда могла придти на могилку сына.
  
        Но оставим этот неразрешимый в настоящее время парадокс с присутствием мамы на похоронах. Примечательно, что на могиле Семена Золотарева на Ивановском кладбище установлен памятник с его настоящими именем, отчеством и фамилией, указанными без ошибок. Но не сообщается, в какой день он ушел из жизни, только года жизни и смерти: 1921-1959. На могиле Георгия Кривонищенко выбита же точная дата его смерти: 1 февраля 1959 года.
  
      Почему именно эти два человека похоронены отдельно от группы, хотя туристы погибли все вместе, в один и тот же день? Почему именно их отделили, не кого другого? И почему вообще отделили от товарищей? Ведь если причиной смерти являются стихийные природные условия, или неудачные военные испытания ракет и какого-то оружия, или манси убили, или инфразвук погубил, или зачистка зачистила, не все ли равно властям, как хоронить группу и где? Всех вместе и нет проблем. Или как захотят родные. Родные, как мы знаем из воспоминаний, захотели вместе. Но тут прослеживается специальный расчет: мало того хотели похоронить в далеком Ивделе, так еще двоих вывели от группы и похоронили отдельно. Да и запутали слегка ситуацию. Пока не были найдены оставшиеся четыре туриста, взяли и подхоронили к ребятам постороннего студента Никитина. Со временем, когда нашли всех, количество отсутствующих на Михайловском кладбище не так стало бросаться в глаза, 8 могил вместо 9-ти указанных на обелиске людей.

Но студенческая община интересовалась тогда, и сейчас этим вопросом задаются многие: а почему группу разделили после смерти, почему двоих похоронили отдельно? Хотя многие и удовлетворяются распространяемым с 1959 года ответом: "Так захотели родители одного из участников группы". Будто бы отец погибшего Георгия Кривонищенко захотел похоронить сына среди своих ранее усопших родственников или намечал в будущем устроить семейное захоронение на этом кладбище, начав традицию с могилы сына. Все бы ничего, но на Ивановском кладбище не было и до сих пор нет ни одной могилы родных семьи Кривонищенко, кроме могилы Георгия. Сами Кривонищенки родом с Украины, "перелетные птицы", куда партия посылала главу семьи строить важные государственные оборонные объекты, туда он отправлялся безпрекословно. А в декабре 1959 года семья вообще навсегда покинула Свердловск, уехала в Павлодар, оставив могилу Георгия на попечение добрых людей и волю Божью. А в начале 60-х вернулась на Украину. Вот тебе и семейный участок...

  То, что семья и не собиралась врастать в Екатеринбурге, а значит, и семейный участок ей не был нужен, косвенно отобразилось в интервью В. Брусницына газете "Комсомольская правда": https://m.irk.kp.ru/daily/26195.5/3082535/
  Меня в этом интервью заинтересовал такой момент пустой комнаты в марте 1959 г.:
  
  "- Вы были на поминках у Юрия Кривонищенко. Что спрашивали вас его родители?
  - Ничего не спрашивали. Мы сидели на полу в практически пустой комнате и обсуждали все, что видели на перевале. Было нас человек 12. Юриного отца я не видел, а его мама только приносила нам пищу и никаких вопросов не задавала."
  Пустая комната и отсутствие отца на поминках, когда пришли друзья сына, бывшие на поисках, говорит о том, что перевод старшего Кривонищенко со строительства Белоярской АЭС в Казахстан уже шел своим чередом. Семья постепенно переезжала. И ни о каком семейном участке на Ивановском кладбище мыслей не было и близость дома Кривонищенко к Ивановскому кладбищу роли не играла - они оставляли квартиру и переезжали в другое место.
  То есть Георгия похоронили отдельно от друзей не по воле родителей, а по иным причинам.
  
       Почему потом рядом с Георгием Кривонищенко похоронили Семена Золотарева, найденного позднее в мае, молва объясняет так: Золотарев не учился в УПИ, участок на кладбище был выделен для захоронения только студентов и тех погибших, кто учился в УПИ. Поэтому Алексей Кривонищенко сжалился и разрешил похоронить С. Золотарева на территории своей будущей родовой усыпальницы рядом с могилой своего сына. Словно Семен Золотарев был безродным и заброшенным бомжом, а не членом партии, старшим инструктором по туризму, человеком с высшим образованием, героем войны. А руководство УПИ настолько жестокосердным и жадным, что пожалело место на кладбище для человека, ушедшего в поход с группой от УПИ и вместе с ней трагически погибшего.

К тому же, руководство города могло выслать гроб с телом для захоронения по прежнему месту жительства погибшего, за счет той же профсоюзной организации Коуровской турбазы, где Семен Золотарев числился работавшим старшим инструктором по туризму до выхода в свой последний поход на Отортен. Ведь своих сотрудников на похороны С. Золотарева турбаза прислала в обязательном порядке. Или похоронить Семена за счет парторганизации города или турклуба Свердловска. Да мало ли организаций, кому приказал бы горком партии взять на себя это скорбное поручение.

  
       И казалось, какое вообще дело высокому начальнику управления "Уралэнергостроймеханизация" А. К. Кривонищенко до никому неизвестного ни в группе, ни в УПИ, ни в турклубе Свердловска, ни в горкоме партии пришлого человека Семена Золотарева? Да и почему именно Ивановское кладбище, а не какое другое? Казалось бы... Но дело в том, что не хотят принимать во внимание существование такой, всем известной организации учета и контроля, Контору Глубокого Бурения.
  
       А уши ее торчат из-под каждого важного пункта Уголовного дела: от пропавших в никуда результатов химического и гистологического анализов первых найденных трупов до звонка неизвестного, настоятельно посоветовавшего Свердловской прокуратуре назначить радиологическую экспертизу последних найденных тел и их вещей. Чей приказ следователь Л. Н. Иванов пошел исполнять без разговоров. Но никак не упоминал об этом негласном приказе, словно он сам додумался до назначения такой экспертизы. Если бы не показания Е. Окишева, начальника Л. Иванова, сообщившего о таинственном звонке в прокуратуру, мы бы так и думали, что сам Л.Иванов проявил инициативу.
  
       Так или иначе возвращаюсь к книге А. Ракитина "Перевал Дятлова. История атомного шпионажа на Северном Урале", где он уже объяснял многие странности, происходившие с Г. Кривонищенко и С. Золотаревым. Дело в том, что отец Г. Кривонищенко как руководитель крупных строительных объектов был тесно связан не просто с начальниками ГУЛАГа, а с высшим руководством органов безопасности (Берией, Кругловым и пр.). Сын его Георгий, по версии Ракитина, направлялся на учебу в свердловскую школу КГБ, для чего уволился с прежнего места на Маяке, не отработав положенный молодому специалисту срок. Для соблюдения конспирации молодому специалисту Г. Кривонищенко дали направление на работу на другой строящийся атомный объект в далеком Красноярске.
  
       И вдруг среди представителей непростой семьи Кривонищенко оказывается никому неизвестный Семен Золотарев. Значит, не чужой. Значит, свой. Слишком много странностей и логических ниточек в невидимых отношениях этих людей. Как эти два разных по возрасту и профессии человека оказались вместе, объяснение одно - оба они были связаны одной целью, скованы одной цепью, одним важным государственным заданием. Поэтому они двое вместе, остальные восемь - отдельно.  
  
       Странности с Семеном Золотаревым не заканчиваются в Свердловске, следуют за ним и по месту жительства Семена, в Ставропольском крае. Один из исследователей-дятловедов получил доступ к карточке военного учета Семена Золотарева (г. Пятигорск)

 []

А в ней имеется ну очень странная запись о Семене: "Умер в декабре 1958 года в туристском походе". Стоит номер свидетельства о смерти, на основании которого сделана эта запись. Конечно, опытные в военной канцеляристике люди говорят, что это обычная ошибка. Меня терзают смутные сомнения: сначала "Зовите меня Саша", потом запись на одном кладбище - на обелиске:"Золатарев А. И.", похоронен на другом кладбище и заканчивается записью "Умер в декабре 1958 г."

Чтобы была ошибка и в месяце, и с годом ошиблись? Не многовато ли вообще ошибок в отношении одного человека? У меня создается впечатление, что его следы целенаправлено заметали на государственном уровне и старались всеми силами отделить Семена Золотарева от истории группы Игоря Дятлова. Дескать, они сами по себе погибли, а он погиб раньше, в декабре 1958 года, и совсем не там. Не просто выдумали месяц и год, но знали, что именно декабре 1958 года Семен Золотарев водил в туристический поход группу инструкторов Коуровской турбазы. Поход прошел без эксцессов, все вернулись живыми-здоровыми.

Не прикрывала ли Семена всевидящая организация на случай проверки его участия в походе на Отортен со стороны вражеской разведки? Не забываем, что КГБ в своей работе исходил из того, что сотрудники иностранных разведок могли находиться по всей стране, в любой дыре. Что подтверждает недавно открытый частично архив ЦРУ. И вот, получают предполагаемые противники доступ к карточкам военного учета (дятловед же получил!), а там - "умер в походе в декабре 1958". Пытаются проверить информацию, наводят справки, звонят по последнему месту работы:" работал у вас такой С. З.?" "Работал". "Ходил в поход в 1958-м?" "Ходил. Но он умер."

  
       Возвращаясь к свидетельству о смерти Семена Золотарева. Зачем фальсифицировать дату смерти Семена Золотарева в карточке военного учета? Его имя, отчество, фамилию на памятнике? Его имя в Акте сми? Зачем Семена выводить из основной группы туристов? Тут страшная государственная тайна вырисовывается, не иначе, в которой Семен играл важную роль. Не менее важную, чем Георгий.
  
       И похоронили Кривонищенко и Золотарева подальше от посторонних глаз в таком месте, где можно скрытно вести наблюдение, кто же придет на их могилы? На могилах остальной группы тоже велось наблюдение. Но те ребята не вызывали интереса у органов безопасности, а вот за Кривонищенко и Золотаревым нужно было следить и после смерти. Для этого похоронили отдельно. Иначе как узнать, кто пришел на могилу Георгия и Семена, а не к Зине или Коле, или к кому другому из дятловцев.
  
      Есть и другая причина, самая важная, и о ней говорил Алексей Ракитин. А в недавно вышедшем новом очерке об убийце Винничевском А. Ракитин приводит интереснейший факт, связанный с Ивановским кладбищем и расположением могил С. Золотарева и Г. Кривонищенко. Оказывается рядом с Ивановским кладбищем находилась тюрьма КГБ.

Вот что написал по этому поводу в частном письме сам Алексей Иванович (письмо публикуется с его разрешения): "Вопрос про свидетельство о смерти Золотарёва очень хороший. Почему Бюро СМЭ, а именно оно должно было нарисовать дату смерти, которая другими инстанциями лишь повторялась - никто её не мог изменить, ни паспортный стол, ни военкомат, ни собес, вообще ни одна инстанция,- выдало такую дату? На ошибку в этом вопросе списать нельзя - момент очень важен, от даты смерти могли отсчитывать выплаты пособий и пенсий, так что государство не могло ошибиться в сторону ранней даты - я говорю об ошибке неумышленной. В версию контролируемой поставки эта деталь ложится как раз-то отлично, как и тот факт, что тело Золотарёва не повезли на Кавказ, туда, где его знали. Искажение даты смерти лишь подтверждает наличие "маленьких ушей". Кстати, в курсе Вы или нет, где находится Ивановское кладбище, где похоронены Кривонищенко и Золотарёв? Оно находится позади тюрьмы, известной в Советское время как "изолятор номер 4" или "политизолятор". Это была тюрьма госбезопасности свердловского УНКВД-УМГБ... Подчёркиваю, не уголовного, а именно ГБ-шного! Там, помимо камер заключенных, находились и допросные кабинеты, и служебные кабинеты следственной части управления ГБ. Там, кстати, был расстрелян Винничевский (он содержался в изоляторе ГБ). Это я к тому веду, что экскурсии и возложения цветов к могилам героических чекистов (о чём я написал в книге) - это не выдумка, это вполне нормальная традиция, которая культивировалась на протяжении нескольких поколений чекистов. В Свердловске была крупная региональная школа ГБ с 2-летним циклом обучения чуть ли не на 200 слушателей (она и сейчас существует). Слушатели ходили в политизолятор на занятия, ибо оперативная работа в тюремной среде - это серьёзный компонент контрразведывательной деятельности. И вот, в день чекиста или 7 ноября пройти из изолятора на кладбище и возложить венки к могилам бойцов невидимого фронта, отдавшими жизнь в мирное время на этом самом невидимом фронте - это серьёзное воспитательное мероприятие. Главное, что чужих глаз на закрытом кладбище не будет. А от изолятора пройти к кладбищу - открыть калитку в стене вокруг изолятора, перейти проулок, который даже на картах не обозначен, он сугубо для подъезда машин с тыльной стороны изолятора сделан, и войти в кладбищенскую калитку. Всего 15 метров от силы! Ну, 20 метров, если угодно. Именно так всё это и делалось. И не только в Свердловске, но по всей стране... К слову, многие крупные ленинградские чекисты, старшие офицеры регионального Управления, похоронены на старых ленинградских кладбищах - Смоленском и Волковом (да-да, на котором 'Литературные мостки' и могилы известнейших писателей 19-го века)."

  
        Кстати, еще об одном мифе, распространенном в УПИ. Об отце Кривонищенко. Будто он решал, где хоронить своего сына и Семена Золотарева.

"Как мы видим из предыдущей информации о закрытом изоляторе КГБ и соседстве его с Ивановским кладбищем, от Кривонищенко не очень многое в этой ситуации зависело. Кладбище являлось старообрядческим, закрытым с середины 1920-х гг., можно было лишь подхоранивать к родственникам. У Кривонищенко родственников там не было, у Золотарёва - вообще никого в Свердловске."

И как заметил Ракитин, Семена Золотарева почему-то не повезли на Кавказ, домой, хотя вполне могли, для власти это не составляло больших затрат. Но его предпочли захоронить в Свердловске, а именно, среди "своих".

  
       Предположим, Алексей Кривонищенко попросил похоронить своего сына рядом с тюрьмой, на закрытом кладбище, где уже не смог хоронить других родственников, возникает вопрос: зачем отделять сына от его друзей, от могил, которые всегда будут посещаемы друзьями и родными, всегда будут под присмотром, в то время, как Георгий будет лежать один на закрытом малопосещаемом, запущенном  кладбище, куда не всякий соберется приехать. Явно это "желание" отца было высказано не по своей воле, а настоятельно рекомендовано "сверху" и ослушаться коммунист Кривонищенко не мог. Очень удивилась студенческая общественность, ведь там знали желание родителей Георгия похоронить сына со всеми остальными товарищами. И вдруг родители передумали. Думаю, понятно, кто заставил передумать родителей и выдвинул аргументом новое желание семьи.
  
        "Предположим, для Кривонищенко сделали исключение (папа большой начальник), то это не означает, что ему можно сделать подобное исключение вторично - будто бы он стал ходатайствовать о захоронении неизвестного Золотарева рядом со своим сыном."

Зачем? Да похоронят его с остальной группой и ладно. К чему Кривонищенко о нем заботится. Скорее ответственность несла бы семья Согриных, где жил Семен, или Коуровская турбаза, где он числился инструктором. Но уж никак не Кривонищенко, которому Семен вообще не был знаком.

Та же самая структура "посоветала" по телефону прокуратуре назначить физико-техническую экспертизу останков тел, найденных в овраге, чтобы узнать, находится ли у них специально загрязненный предмет для передачи вражеской разведке или предмет все же смогли передать. И, как выяснилось из результатов экспертизы, операция сорвалась. Что-то пошло не так.

Своих сотрудников организация никогда не бросала. Хранила память о героях. И должна была отделить своих сотрудников С. Золотарева и Г. Кривонищенко от остальных туристов, что и было сделано.

Чтобы ни у кого из посторонних и родственников не возникло вопроса: кто такие эти подтянутые люди в штатском и почему они приходят на могилы туристов возлагать венки.

2 февраля 2017 г. на Ивановском кладбище Д. Москвичевым были сделаны эти фотографии, чтобы показать, на каком расстоянии от могил находится кладбищенская ограда. Ни на одной могиле не сохранилось нормальной таблички, могилы неухоженные, надписи на табличках облезли. Единственная могила посещается- та, что с голубенькой оградкой. Что характерно, все близлежащие захоронения относятся к 1954 году. Только могилы С. Золотарева и Г. Кривонищенко 1959 года.

Расположение могил на карте.
 []

Тропинка, ведущая к могилам Семена и Георгия.
 []

Могила Г.Кривонищенко с трех сторон окружена другими могилами. Справа - никаких оград,пространство, занесенное снегом. В этой могиле, с голубой оградкой, на старообрядческом кладбище похоронен солидный, судя по фотографии, мужчина 56 лет с "чекистским" именем Арон Яковлевич Петров, время похорон - май 1954 г. Как знать, кто он такой. На его памятнике такая же звезда, как и С. Золотарева.
 []

Могила Г.Кривонищенко окружена высокой оградой. На памятнике тоже выбита звезда.
 []

Захоронение слева от могилы Г.Кривонищенко. Имя не разглядеть, год похорон 1954.
 []

Подход к могиле С.Золотарева, огибаем голубую оградку перед могилой Г.Кривонищенко
 []

Могила Семена Золотарева. Красная звезда. Кто покрасил?

Как известно, в ряде случаев на памятниках помещают символ, связанный с профессией усопшего. Звезда - универсальный символ, говорящий о том, что человек по виду своей деятельности при жизни носил форму и был связан с вооруженными силами. У строителя Георгия Кривонищенко тоже почему-то звезда.

Что это, уральская матрица сработала, суть которой, как неволю и милитаризацию, определил А. Иванов, где каждому советскому гражданину приваривали к памятнику звезду, как потенциальному бойцу за коммунизм и светлое будущее... Но факт остается фактом: среди старых могил с крестами эти стоят островком со звездами на "пыльных шлемах".

Вспомнив дятловцев, похороненных на Михайловском кладбище, замечу, что их хоронили и ставили им на могилы заранее привезенные типовые пирамидки со звездами. Но на фотографиях 1970-х на могилах стоят другие пирамидки, уже без звезд.
 []

Пространство справа от могилы Золотарева, как видите, пустое, видно, памятники не сохранились за давностью лет, а за могилами давно никто не ухаживает.
 []

 []

Никаких могил маленьких девочек рядом нет. И вокруг могил наших героев довольно много свободного пространства.

Надеюсь, подробно и аргументировано разобрала этот вопрос: "Почему Георгия Кривонищенко и Семена Золотарева похоронили на Ивановском кладбище отдельно от остальной группы, совсем рядом со следственным изолятором КГБ".

  
  
  
  
  
  М. П.
  21 января 2017 г. (с)

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"