Maria: другие произведения.

Воспоминания о Саше Колеватове.

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-20
Peклaмa
  • Аннотация:
    О Саше Колеватове рассказывается его подруга по походам.

Воспоминания о Саше Колеватове.

* * *

Участник нашего сообщества "Перевал имени группы Игоря Дятлова" Михаил Антонов рассказал интересную историю. Казалось бы совершенно случайно выяснилось, что бабушка его жены была знакома с Александром Колеватовым, во времена своей учебы в УПИ.

Вот как он рассказывает:

"Был диалог: "А мы сегодня в кино были, про группу Дятлова, там когда студенты погибли..."

Она перебивает: "А, да, Игорек мне никогда не нравился, очень самоуверенный..."

Я подумал, бабушка ошибается... Оказалось нет, узнала всех по фотографиям, фамилии всех не вспомнила, но назвала по именам. И показала подаренную ей Колеватовым книгу - В.Арсеньев, "В дебрях Уссурийского края". Очень эпична и атмосферна.

И НАДПИСЬ НА КНИГЕ:


"В знак своего большого уважения дарю эту книгу. Да будет жизнь твоя, Валя, полна забот и беспокойства, насыщена приключениями, исканиями и смелыми дерзаниями; помни своих друзей, изучай и глубже познавай свою Родину! Ей нет границ! Только вперед! 27.5.1958 А.Колеватов"

 []

Книга подписанная Колеватовым в подарок к женщине, участвовавшей в походах под его началом.

По её воспоминаниям идти в поход с Игорем Дятловым он не намеревался, на весну у них был запланирован поход - сплав по рекам Алтая, но команда на Отортен подобралась сильная, и уровень похода был высоко зачетным для индивидуальной копилки достижений.

Как человек, по её словам, был тихим и до черезвычайности дисциплинированным. Будучи главой группы, никогда не говорил командным тоном и не кричал, за ошибки не ругал, молча исправлял сам, и в следующий поход просто не брал провинившегося в группу. "По хорошему, его, как лидера, боялись."

Мы все так были взволнованы этим сообщением, что назадавали вопросы этой женщине:

Какими языками владел Колеватов? Владел ли он немецким, или просто понимал его? Почему она ходила в походы именно с Колеватовым?

Чем он ей нравился, какие черты характера Саши привлекали ее и вообще участников группы?

Правда ли что, Сашу Колеватова девушки не любили? За что, если это так?

Был ли у них в группе Блинов?

По какому поводу Саша Колеватов подарил ей книгу?

Была ли у Саши девушка?

Рассказывал ли он когда-нибудь о своей жизни в Москве, о своей работе там? Почему вернулся в Свердловск?

Спросите еще, правда ли что он всегда вел дневник и ходил с книжечкой, записывал все время?

Курил ли трубку в походах?

Высказывал ли мнение о Москве как о городе, нравилось ли, чем занимался помимо работы, завел ли там какие-либо знакомства?

Попросите как можно более подробно рассказать о характере Александра, ну и всё, что помнит о нём! Так как об этом участнике похода мы знаем меньше всего.

И вот 15 октября состоялась встреча с Валентиной Павловной( фамилию она попросила не говорить).

Слово Мельхиседеку:

"Поразил рассказ о так называемой "надье". Надья - это приспособление, дающее шансы выжить при холодной ночёвке без палатки. Для устройства нужны 4 трухлявых бревна валежника, мох, и лапник. На бревно укладывается слой мха, накрывается сверху таким-же бревном, мох поджигается и тлеет в течении ночи не выделяя большого колличества дыма, но при огромном количестве тепла. Так-же поступают и с другими двумя бревнами. Кладут две тлеющих надьи параллельно друг другу на расстоянии одного метра, пространство между ними выстелают лапником. В одной надье помещаются два-три человека, обнимающих друг друга. Колеватов устраивал надью, когда его группа дотемна не вышла на населенный пункт..."

Примечание мое - В.Андросов сказал про нодью так: "Нодью из гнилья никогда не сделать, берутся очень сухие два бревна на низ и на ночь на них кладут сырую березу. Она хорошо тлеет и жарко. Сухие бревна очень быстро сгорают."

Вот рассказ о встрече с фотографиями, про Александра, и песнями, которые он знал и любил петь в походах.

Валентина Павловна училась на факультете "Технология машиностроения". Валентина познакомилась с Александром, будучи в 1956 ом году зачисленной в турклубе в группу под его руководством. Группа сформирована была из новичков, и тут Колеватов предстает в не совсем привычном образе наставника, открытого к помощи начинающим туристам. Так что первые мои сообщения о его бескомпромиссности - это неправильно оцененная информация о его строгости.

В период с 1956 и по конец 1958 года у них было три масштабных похода: Свердловск- Нижний Тагил (на лыжах), Свердловск- гора Качканар (на лыжах) и сплав по рекам Саяна. Валентина в Саянах не была, она, как политактивист, была направлена на целину. В походе по Саянам произошел опасный инцидент, перевернулась лодка с вещами и продуктами, но никто не погиб. Остальные походы осуществлялись одно-двухдневными, учитывая занятость студентов в УПИ. Прибыв в Тагил Колеватов добился разрешения посетить местный металлургический завод, долго гулял со всеми по городу. На Качканар они успели сходить за год до нахождения на нем железной руды, и развертывания там бурной промышленной деятельности, посетив это место девственно чистым. Оценивая низкий уровень подготовки группы, маршрут прорабатывался с обязательной ночевкой в населенном пункте (во время зимних каникул сельские школы были пусты,и ночевки проводились именно в них.) Саша боялся брать на себя ответственность холодной ночевки с "молодняком". Он учил ребят ориентироваться в тайге по вышкам триангуляции, забравшись на которую, взглядом с высоты искали две других, и сверяя местность с картой, определяли свое местонахождение.

Однажды, допустив ошибку при прохождении маршрута, ребята засветло не вышли на населенный пункт, и оставшись в тайге ночью без палаток, он прибегнул к изготовлению нодьи. Несмотря на благополучный исход, Александр чувствовал себя виноватым и очень подавленным, тогда как самой группе это казалось приключением.

Во время знакомства с новым человеком в группе, он старался сделать все возможное, чтобы сгладить углы между старыми и новыми участниками. Отношение было отеческим и наставническим, мог пожурить лишь тет-а-тет, понимая, что выговор на глазах у группы портит атмосферу в коллективе, разделяя его на опытных и не очень. Отсюда у его подшефных формировалось ощущение непререкаемого авторитета лидера группы, и в разговорах между собой они делились впечатлением того, что перед его опытом и знаниями все они выглядят сосунками (это самоопределение Валентина повторила несколько раз) несмотря на разницу всего в 2-3 года.

Труды по формированию группы не прошли даром, по воспоминаниям они жили дружнее, чем родственники. Дни рождения в этих походах они не отмечали, именины тоже. "Время было не то.. Это сейчас праздник, а тогда у нас было так..."

Странно, но Валентина однозначно и твердо говорит о том, что Александр не курил, ни трубку, ни сигареты, обозначая то, что этот факт обязательно запомнился бы ей, ввиду её жуткой аллергии на табак. К фотографиям относился холодно, никогда не позировал, но и специально не прятался.

Блокнот с постоянными записями он не вел, только стандартный походный дневник. Сама Валентина дневник в походах не вела.

Блинова Юрия составе группы в период с 1956 по 1958 не было. Она его не видела в тех походах, в которых участвовала сама.

Насчет отношений с женским полом, Валентина рассказывает о притягательности и симпатичности его образа, как строгого, выдержанного и до предела собранного мужчины, который одновременно не давит своим авторитетом и открыт к помощи.

"Мы с Галкой тихонько сходили от него с ума", - говорит Валентина, опуская погрустневшие глаза. Эту симпатию разделяли все девушки отряда, и её очень сильно удивили слова Блинова о том, что девчонки Колеватова терпеть не могли. Романтических отношений внутри группы у него не было, он держался ровно, строго и одинокого тепло опекал, каждого, связанного с ним. Вне походов его успехи на личном фронте остаются тайной. В походах Валентина "ходила за Сашей тенью".

Про жизнь в Москве Саша никому не говорил ни слова, ни о работе там, ни о знакомствах.

Возможной причиной возвращения из Москвы Валентина называет его любовь к уральской природе и туризму, масштабы которого в тайге несопоставимы с Центральной полосой России.

Немецким разговорным вряд ли владел, среди студентов физ.фака уровень иностранного языка ограничивался лишь умением по словарю перевести технический текст, сам предмет считался гуманитарным и "знать немецкий разговорный для физтеха позор" (с.)

Книга, подпись которой была выложена чуть ранее, была подарена просто так, и ни к чему не приурочена, что говорит о умении дружить и дарить радость и добро не только по праздникам, что теперь вряд ли кто-то из нас умеет.

Валентина считает Сашу Колеватова подлинным альтруистом и заботливым товарищем, человеком который не зажигает коллектив и не часто шутит, но всегда занимается общеполезной рутиной, своего рода, серая лошадка, на незаметных трудах и заслугах которой держится успех мероприятия. Есть мысль о том, что он специально набирал группу новичков, для возможности чем-то поделиться. Значит высокосложные походы в его приоритетах стояли на порядок ниже желания живого общения и передачи опыта.

На счет оснащения она не жалуется на УПИ, все обмундирование выдавалось турклубом, с возможностью подбора размеров и подгонки под себя. Этим оснащением пользовался и сам Колеватов, избегая заведомо неравных положений среди участников похода.

Валентина Павловна передает всем привет и благодарность за то, что Сашу помнят и интересуются его жизнью. "Скажи ребятам, что они наше поколение никогда не поймут. У нас в университете было всё, тогда мы жили и были полны сил и надежды. Днем учились, готовили курсовые, поздними вечерами одевали коньки, заматывали тряпкой лезвия что-бы не гремел кафель на вахте общежития. Потом перелезали через огражения уже закрытого катка, и ночь на пролет катались там одни с друзьями, каждый думал, что жизнь никогда не кончится. Могли спать по 3-4 часа и вставали полные сил. Мы были свободны, а у вас сейчас деньги, ипотеки и кредиты..."

На фото он второй слева и сидящий снизу на скале.

Сама Валентина сидит вторая справа, читает стихи.

 []

 []

Саша сидит первый.

* * *

Песни, который любил петь Саша в походах:

1. "Передо мной Белалакая..."

По замечанию участника группы Дмитрия Леванова, песня эта называлась "Холодная ночёвка", слова написал Л.А.Сена, один из основоположников советского альпинизма, в 1937 г.

2. "Люди идут по свету" (Р.Ченборисова - И.Сидоров)

3. "Мы идем по Уругваю", автор неизвестен.

Мы идём по Уругваю,

Ночь, хоть выколи глаза.

Слышны крики попугаев,

Надвигается гроза (И мартышек голоса)

Эта песня была очень популярна как среди стиляг 1950-х гг., так и среди дворовой шпаны. Во всех воспоминаниях и мемуарах упоминается в основном только одно четверостишие. Вероятно, исходный вариант песни и состоял из этого четверостишия. А продолжений имеется много вариантов.

Мы идем по Уругваю, Уругваю.

Ночь хоть выколи глаза.

Слышны крики попугаев,

И мартышек голоса

Только дикий смех гориллы, гориллы

Нарушает джунглей сон

И во мраке темной ночи, ночи

Раздается, словно стон.

Чьи-то светятся глазищи, глазищи

Сквозь болотную траву.

И кричат во тьме кромешной, кромешной

Голубые какаду.

Крупный дождь стучит по листьям, листьям,

В ранцах хлюпает вода.

Этот трудный путь скалистый, скалистый

Не забудем никогда.

Мы идем по Уругваю, Уругваю.

Ночь хоть выколи глаза.

И никто из нас не знает, не знает,

Скоро ль кончится гроза.

Дмитрий Леванов замечает: песни "Люди идут по свету" Р.Ченборисовой и В.Сидорова А.Колеватов не мог петь. "Люди идут по свету" Р.Ченборисова написала в 1962 г.

* * *

Редактирование текста - Майя Пискарева.

17 октября 2013 г.



Популярное на LitNet.com К.Корр "Невеста Инквизитора, или Ведьма на отборе - к беде! "(Любовное фэнтези) Д.Сугралинов "Дисгардиум 6. Демонические игры"(ЛитРПГ) Е.Кариди "Сопровождающий"(Антиутопия) М.Боталова "Темный отбор 2. Невеста дракона"(Любовное фэнтези) М.Юрий "Небесный Трон 1"(Уся (Wuxia)) А.Ефремов "История Бессмертного-3 Свобода или смерть"(ЛитРПГ) А.Ардова "Жена по ошибке"(Любовное фэнтези) К.Федоров "Имперское наследство. Вольный стрелок"(Боевая фантастика) А.Титов "Эксперимент"(Научная фантастика) С.Панченко "Warm. Генезис"(Постапокалипсис)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Институт фавориток" Д.Смекалин "Счастливчик" И.Шевченко "Остров невиновных" С.Бакшеев "Отчаянный шаг"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"