Maria: другие произведения.

Мансийский след. Часть третья. Чисто мансийское убийство.

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь] [Ridero]
Реклама:
Читай на КНИГОМАН

Читай и публикуй на Author.Today
  • Аннотация:
    Продолжение рассказа о культах жертвоприношений народностей манси и ханты. Материал рассчитан на любителей версии "манси убить не могли!". Любителям версии лишних лошадей в группе Дятлова читать Часть 2.


Не дерзаю же излишним мне приличествующым плачевным воплем
наполняти ушеса ваша, ласкавый читателю...




( Г. П. Новицкий "Краткое описание о народе остяцком")

* * *



Примечательно, что у хантов и манси уже с XVIII-XIX вв. отсутствовали такие родовые названия, какие были, например, у ненцев, эвенков и других народов Сибири. Вместо этого у них распространились имена и фамилии, образованные по русскому образцу с окончанием на -ов, -ин. Эта особенность - проявление поверхностной христианизации остяков и вогулов.

Сколько бы миссионеры их не пытались привести к монотеизму - вере в Единого Бога (Христианство или Ислам), они по сей день остались язычниками, переварили чужие им веры, ассимилировали и "обогатили" ими свои мифы и легенды, обычаи, а заодно и предметы культов. Историк В.Н. Татищев писал, что "митрополит Филофей не более сделал как их (инородцев) перекупал, да белые рубашки надел, и оное крещение пощитал". Ему возразил священник Дмитрий Кирьянов, объяснив, что же помешало дальнейшему распространению и укреплению христианской веры: "Этому великому и благому делу с одной стороны мешало ссыльное русское население и купцы, которые спаивали и грабили остяков, совершали над ними крепостные акты. Обо всем этом схимонах Феодор (митрополит Филофей принял схиму под именем Феодора. Первый сибирский губернатор князь М.П. Гагарин предложил схимонаху Феодору принять на себя труд апостольства в среде остяков) доносил митрополиту Антонию, а тот в свою очередь государю Петру I. И хотя было высочайше повелено, "чтобы никто под страхом смертной казни не смел наносить обид и притеснений крещенным и некрещенным инородцам", все же такие беззаконные деяния встречались весьма часто. С другой стороны, как уже было отмечено, была крайняя нужда в ревностных пастырях и проповедниках Слова Божия, готовых идти по стопам митрополита Феодора. Необходимо признать, что меры преосвященного Филофея к утверждению в христианстве инородцев были таковы, что если бы они с ревностью поддерживались после, то остяки, вогулы и другие сибирские инородцы, если не в первом, то во втором или в третьем поколении стали бы христианским народом."

Своеобразные отношения были у манси с православными священниками:

 []

 []

Иногда происходили и такие комические случаи, когда пьяный манси принял русского исследователя К. Носилова за священника и попытался исповедаться ему в грехах:

 []

Что считалось грехом у манси, отмечает исследователь В. Павловский. Это стоит запомнить, так как имеет прямое отношение к "моральному кодексу" манси:

 []

 []

 []

Часто манси сердились на священников за то, что те боролись с языческой стороной их жизни, а за запрет поклоняться идолам манси оговаривали священников:

 []

В. Павловский писал, что в 17 веке тавдинские манси приняли ислам. От мусульманской веры манси восприняли обычаи просить за невесту калым, закрывать женщинам лицо от посторонних, до революции было распространено и многоженство, против которого усиленно боролись православные миссионеры. Ну и кровавые жертвоприношения, свойственные язычеству, мусульманской и иудейской вере. К началу революции почти все манси приняли крещение, но это не означало, что они стали христианами, как например, их соседи зыряне. Манси очень своеобразный народ. Находчив и ленив. Ведь страсть к спиртным напиткам они, не долго думая, привнесли в обычаи жертвоприношений, свалив при этом все на русских. Если манси нравится водка, значит, и их идолам, в которых живут духи и боги, тоже должна нравится водка и табак! Н. Гондатти отмечает эту хитрость:

 []

О совмещении у манси зачатков христианской веры и исконной языческой пишет К. Носилов, в книге "У вогулов", 1883 г.:

О старом манси Тосманове.

 []

О манси Савве:

 []

 []

Исследователи отмечали, как самыми упертыми из всех местных манси являются вижайские, лозьвинские. Они, несмотря на гонения власти и христианских миссионеров, продолжали приносить жертвы в глухих лесах на реке Вижай, верховьях Лозьвы, на реке Тошемке.

 []

Издавна упоминается о неком идоле "Шайтане", находившемся в верховьях реки Лозьва, там, где были найдены тела студентов.

 []

Верховья Лозьвы.(Фото из интернета, автор мне неизвестен).

ВЕРХОВЬЯ ЛОЗЬВЫ СЧИТАЛИСЬ НЕПРОХОДИМЫМИ МЕСТАМИ НЕ ТОЛЬКО ДЛЯ РУССКИХ, НО И ДЛЯ САМИХ МАНСИ. ПОЭТОМУ ТАМ И ХРАНИЛСЯ САМЫЙ ГЛАВНЫЙ "ШАЙТАН". Отметим такой факт, когда манси сердились, если им указывали на тайно совершаемые жертвоприношения пред идолами. Что говорить о советском времени, когда власть преследовала открытое отправление религиозных культов.

 []

Летом 2013 года В. Андросов побывал на одном из святилищ семьи Бахтияровых. Манси показали ему своих семейных идолов и предметы культа. Он был очень удивлен, увидев в святилище православный крестик одного из предков Бахтияровых и антиминс 19 века! На антиминсе надпись сделанная личным пером епископа Екатеринбургского и Ирбитского.

Особую благодарность выражаю Дмитрию Балакину (Екатеринбург), сделавшему расшифровку надписи на этом антиминсе:

"При державе Благочестивейшего Самодержавнейшего Великого Государя Императора Александра Александровича всея России, по благословению Святейшего Правительствующего Синода, Священнодействован преосвященным Симеоном, Епископом Екатеринбургским и Ирбитским, лета от создания мира 7403, от рождества Христова 1895 месяца Декабря в 16 день, преподан для священнодействования в храм Св. Николая Архиепископа Мирликийского, что в селении Лачинском Верхотурского Уезда Екатеринбургской епархии."

Верю и надеюсь, что эта святая реликвия вскоре вернется из капища манси в храм, где и подобает ей находиться.

 []

Оказывается, "случаи использования церковной одежды в обрядовой практике остяков и вогулов не единичны. В середине XIX в. русские промышленники заказывали делать для идолов серебряные короны, вроде епископских митр, и, привозя их в Обдорск, тайно продавали крещеным инородцам [Кушелевский, 1868]. Фрагмент куска парчи с вышитой церковной символикой - крестами - хранился в домашнем святилище в пос. Тильтим (р. Сыня)" (ПМА, 2003).

Например, к христианским иконам ханты стали относиться так же, как к духам воды и леса: им приносили жертвы в виде кусков ткани и украшений. Бог Торум ассоциировался со святым Николаем. Ханты так его и называли: Микола-Торум. Считалось, по небу он ходит на подбитых лыжах (по Млечному Пути), следит за миропорядком, наказывает за нарушение древних норм поведения. Возвращаясь с добычей, Микола-Торум сам распределяет ее поровну между членами своего рода. Наверно, не раз встречали в интернете рассказ о том, как старик манси (в некоторых вариациях это был молодой мужчина) пришел рано утром в храм и зарезал прямо перед иконой святителя Николая жертвенное животное, помазал ему губы свежей кровью, прося святого помочь ему в охотничьем промысле.

А хантыйская богиня Анки-Пугос стала восприниматься остяками как Богородица.

В. Павловский пишет о предках известных нам манси Бахтияровых, тех самых, кто жили на Тошемке и допрашивались следствием:

 []

Н. Гондатти указывает на факт скрытности манси, когда дело касалось исполнения языческих культов. Одни манси говорят: они ничего не знают. Другие давали заведомо ложные сведения.

 []

И особенно скрытны в этом отношении были женщины манси.

 []

Дорреволюционный исследователь К. Носилов (цитирую его замечательную книгу "У вогулов", 1904 г., всем интересующимся темой манси рекомендую ее к прочтению) писал о своих встречах и беседах с манси:

 []

Старый манси "рассказывал лишнее русскому и боялся, вдруг манси узнают", потому как могли убить его за разглашение сведений о сакральных местах постороннему:

 []

 []

К. Носилов признается, благодаря дружбе со стариком вогулом Саввой узнал много сокрытого от других путешественников и просто любопытствующих.

 []

Рассказы эти могут шокировать неподготовленного читателя, впервые узнавшего о жертвоприношениях манси. Да, мы содрогаемся от отвращения, читая о том, как приносят в жертву животных. Не просто убивают одним ударом ножа или колотушки по черепу, но истязают и специально продлевают страдания несчастной жертвы. Именно здесь впервые Носилов называет манси варварами, скрывающимися "под скромной тихой фигурой". Он рассказал о том, как однажды его позвали на обряд жертвоприношения на озеро Турват, священное место манси. Это озеро до сих пор является сакральным местом, у озера имеется хранитель, в 1959 г. им был один из рода Самбиндаловых.

Жуткое описание мучений жертвы.

 []

 []

 []

Увиденное Носиловым у о.Турват так потрясло его, что он было бросился бежать от места, где происходило убийство.

 []

Наконец, все закончилось и манси вернулись домой по юртам и чумам.Увиденное перевернуло сознание Носилова, он захотел уехать, чтобы не видеть своих новых друзей.

 []

Еще одна из варварских особенностей умерщвления жертвы:

 []

Ударяют прямо в сердце жертвы ножом. Втыкают в сердце деревянную спицу... Вспомним статью Л.Н.Иванова "Тайна огненных шаров". Именно там Лев Никитич впервые признается, что у Люды Дубининой обломок ребра проник в сердце. В судебно-медицинском исследовании, проведенном Б.Возрожденным, об этом эпизоде ни слова! Почему замолчали этот момент? Обломок ребра, проникший в сердце, осмеяли многие исследователи, говоря, что при переломе ребер такого не может быть. А почему обязательно - при переломе ребер? Пронзили сердце ножом, как жертвенному животному. Может, и у всех дятловцев было проткнуто сердце тонкой деревянной спицей, или рыбьей костью - такой способ умерщвления мне тоже встречался в литературе об остяках - или узким ритуальным ножом Чохрынь (Щохрынь)-Ойка?

Сам Лев Никитич признается, почему: "Чтобы нынешнее поколение не судило нас очень строго за нашу работу, скажу, что и сегодня о старых делах, когда еще живы очевидцы, не говорят всю правду." Каких же очевидцев трагедии имел в виду бывший следователь Лев Никитич Иванов, история умалчивает.

Как он сам признался, статья была написана для того, чтобы "сказать о загадочных явлениях, которые время от времени появляются на планете Земля и которые никто не может до сих пор объяснить". Т.е. бывший следователь по делу дятловцев признается в том, что дело дятловцев осталось для него загадочным. В данный момент, когда все масс-медиа были заняты темой НЛО и прочей паранормальщиной, он под видом статьи о необычных и загадочных явлениях решается напомнить о деле дятловцев, которое мучило его все эти годы недоработанностью и недосказанностью. И Лев Никитич, помимо сообщения об обломке ребра в сердце погибшей, рассказал и другие невероятные вещи, не отмеченные в Уголовном деле:

"Наличие девяти дорожек следов подтверждало, что все туристы шли самостоятельно, никто никого не нес. А вот дальше произошла загадка. В полутора километрах от палатки, в долине реки, у старого кедра туристы после бегства из палатки развели костер и здесь стали погибать один за одним.

Ведь когда мы еще в феврале подошли к огромному кедру, возле которого туристы пытались развести костер и тщательно все осмотрели и сопоставили, нас поразило мужество и стойкость ребят, боровшихся за свою жизнь и жизнь товарищей. Представьте себе ствол дерева толщиной 50-60 см. На это дерево ребята по очереди взбирались, чтобы обломать ветки для костра (костер-то они развели). На коре дерева остались замерзшие (это даже страшно выговорить!) их мышцы внутренних поверхностей, бедер и обрывки нижнего белья. Все это покрывало кору кедра."

Да это просто иллюстрация к культам манси!

Дерево для жертвоприношений выбирали самое высокое на местности, чтобы это дерево было видно издалека, и обязательно очищали его от нижних веток. Ствол этого дерева обмазывали кровью жертвы и клали под деревом тела жертв. (из жития св. Стефана Пермского). В 1935 г. В.Н. Чернецову удалось посетить святилище Леп-тит-ойки (Лепла-тит-ойки), находившееся на левом берегу Леплы, впадающей с правой стороны в Северную Сосьву недалеко от селения Яны-пауль. Рядом с тропинкой, идущей к капищу, стояли два кедра, на стволах которых были вырезаны лица менквов, густо замазанные кровью и жиром.

Манси в языческих заклинаниях созывают свои божества до определенной границы, до "верхушек низких деревьев, и до середины высоких деревьев". Границы миров-уровней отмечаются ими именно обламыванием веток, не срезанием или рубкой. Верхний мир, располагаемый на небе, в мифологии манси населен многочисленными божествами. Начинается он с высоты в 7 м. Средний мир считается местом обитания самого человека, а также различных духов. Соответствует он высоте 5 метров. Вспомним так называемое окно в кедре. Обломи пару веток на высоте 5 м, вот и образовалось таинственное окно с видом на священную гору Холат Чахль. Нижний мир - это обиталище умерших предков. Чтобы обозначить нижний мир в ритуале жертвоприношения, обламываются ветки на высоте 2 метров от уровня земли.

Связующим звеном всех трех миров выступает "Мировое древо", рядом с которым совершают жертвоприношения. То есть тот самый кедр, у которого нашли два тела и под которым свидетель Г. Григорьев откопал шкуру неизвестного животного.

Обратим внимание на показания поисковика Г. Атманаки, сказавшего о том, что деревья около кедра были срезаны ножом: "Кроме того не было необходимости резать или рубить, т.к. все эти молодые побеги легко ломались даже от небольшого усилия. Можно подумать, что делали это люди сильно ослабевшие, либо с затуманенным рассудком. На самом кедре сохранились следы свежих изломов. Было сломлено большинство сухих ветвей на высоту до 5 м. Кроме того сторона кедра обращенная в сторону склона, на котором стояла палатка была очищена от ветвей на высоте 4-5 м. Эти сырые ветви не были использованы и частично валялись на земле, частично повисли на нижних ветках кедра.

Срезать тонкие стволы могли сами манси. Как раз, чтобы получить жерди для помещения на них фигур, изображающих божества и духов, стволы тонких деревьев не ломают, а срезают или рубят.

Руководитель поисков Е.П. Масленников тоже упоминает, но уклончиво, о том, что стоящие рядом с кедром березки пытались срезать: "Нижние ветки кедра на высоте до 2-х метров (сухие) были обломаны, человек, очевидно, залезал на кедр, т.к. на высоте до 4,5 - 5 м ветки на кедре тоже были поломаны. Недалеко от кедра стояли две березки, которые имеют сильные надрезы, как будто пытались березки срезать."

Военнослужащий Ивдельлага А. Чернышев заметил: "У подножия трупов ножей обнаружено не было, а у костра деревья были срезаны ножом. Снизу у кедра, сколько может достать человек, сучья были обломаны полностью. Кроме того один сучок был сломан на высоте метров 4-5. сучья сломаны были толстые, такие сучки можно обломать только при большом усилии, если, например, повиснуть на них всем телом."

Если внимательно прочитать материалы дела, следы этого таинственного ножа в лесу так и не обнаруживаются. Но деревья около кедра и стволики елочек на настиле (ровные срезы-спилы можно увидеть на фотографиях настила) были срезаны ножом или срублены топориком. Нож Кривонищенко, как орудие для срезания стволов, внезапно появляется у Л.Н. Иванова в Постановлении о закрытии дела, дабы подтвердить версию следствия, что настил и березки с елками рубились самими дятловцами. Нисколько не смущаясь тем фактом, отмеченным в протоколах опознания вещей, что нож Кривонищенко до этого был найден в пустой палатке в вещах Георгия. А значит, не мог находиться с ним у кедра.

Также хочу отметить и такой факт: у манси (и других северных народностей) существует обычай зимой в пургу делать снежную пещеру, в виде норы, в которую на дно помещают срезанные стволы молодых хвойных деревьев. Исключение составляет пихта, ее запрещено срезать на настилы, балаганы и для костра, поскольку она считается пристанищем злых духов.

Найденный настил, приписываемый делу рук дятловцев, очень похож по размерам на настил манси, он короткий по длине, но как раз такой, чтобы на нем могли свободно улечься манси, которые не отличались высоким ростом.

Каким образом на настиле оказались разложенные по углам вещи дятловцев и солдатская обмотка, когда сами дятловцы были обнаружены в 4-х метрах от настила, остается тайной. Можно предположить, что это лежбище манси, наблюдательный пункт, временный дом, чтобы провести ночь после убийства и утром осмотреть территорию еще раз.

О кедре.

Я думаю, что тот самый кедр власти дали указание срубить в 1959 году, чтобы уничтожить место поклонения языческим богам манси, уничтожить место жертвоприношения. Чтобы ни слуху, ни духу не осталось о том кедре, на котором были обнаружены следы крови погибших. Чтобы отвадить манси от этого места, срубив главный объект. О том, что ствол кедра был в крови, ни в коем случае нельзя было упоминать в протоколе осмотра места происшествия. Ведь местные сразу бы поняли, в чем дело, они знали об обычае манси обмазывать кровью стволы деревьев и сопоставить факты было бы проще простого.

Более того, тот самый кедр, в том числе место, где были обнаружены трупы, и место палатки, строго воспрещалось фотографировать без разрешения следствия. Оттого у нас мало фотографий с мест происшествия в первые дни печальных находок.

Скорее всего быстро перевели внимание от этого кедра на другой, куда перенесли тела при транспортировке на вертолетную площадку. Этот кедр и стал "тем самым кедром", его и показывали прибывающим впоследствии новым группам студентов, около него они и фотографировались на память, и в настоящее время к нему совершается паломничество туристов. Настоящий кедр видели всего несколько человек и давно забыли о том, как он выглядел. Л. Иванов упомянул об факте наличия крови и лоскутов ткани на стволе кедра спустя десятилетия после трагедии. В протокол осмотра места нахождения трупов эти данные не вошли. Настоящий кедр могли срубить на дрова в первые же дни, на глазах у всех, и никто бы этого не заметил. Срубили необязательно летом, когда с места происшествия увезли всех поисковиков. Студенты в своих воспоминаниях говорили, как во время поисков рубились на дрова все близлежащие кедры.

Л.Н. Иванов говорил о цепочках 9 следов. И отсутствию следов посторонних. Почти у всей группы ноги оказались не защищены от холода. "Тот, кто грозил туристам возле палатки, потребовал, чтобы "дятловцы" разулись. Так образовалась беспорядочная гора обуви налево от входа, которую описали поисковики, обнаружившие палатку в конце февраля.

То, что нападавшие сумели не оставить явных следов своего пребывания на склоне Холат-Сяхыл и дальнейшего движения в района кедра, свидетельствует, с одной стороны, об их немногочисленности, а с другой, указывает на наличие инвентаря, не оставляющего долгоживущих узнаваемых следов на снегу. Это могли быть как широкие лыжи, вроде мансийских (т.н. камусные лыжи), так и лыжи подбитые мехом (встречаются у некоторых народов севера) (А. Ракитин, "Смерть, идущая по следу".)

Многие поисковики отмечали в протоколах допросов и в последующих воспоминаниях, что следы от палатки были в виде шеренги, в том числе и С.Н.Согрин, хотя сейчас он отрицает свои прежние показания в протокола допроса. Говорит, что шеренга - это выдумка, следы не шли в виде шеренги. Но рассматривая смутные фотографии следов на склоне, все же можно увидеть четко три параллельные цепочки следов, с расстоянием между каждой цепочкой в 1-1,5 метра. Что же, как не шеренгой можно назвать эти несколько параллельно идущих цепочки следов.

Упоминание о шеренге у манси, как способе вести воинов или отступающих людей, встретилось у Н. Гемуева:

 []

Есть у остяков еще и бог - Осетр.

 []
Вспомним, что светловолосая белая девушка была покалечена ( без глаз, языка, с переломанными ребрами, "осколком ребра" в сердце) и сброшена в воду, в ручей. Не водяному ли богу осетру ее принесли в жертву?

Хочется привести выдержки из рассказов П. Инфантьева о шаманских штучках.

О шаманах можно найти немного сведений и в дорреволюционной литературе. Сведения о современных шаманах также неполны, собираются по крупицам. Мало кто из советских исследователей подробно пишет о них, за исключением некоторых рассказов В.Мальцева, упоминаний о колдовстве современных шаманов у Е. Федоровой, и немногих исследователей, кого допустили до зрелища ритуальных жертвоприношений). В основном, информация о шаманских камланиях доводится исследователями в пересказах от третих лиц. В наше время шаманы чаще работают на публику, устраивая скорее шоу-представления для своих соплеменников и чужаков, но не тайные ритуальные жертвоприношения.

 []

О массовом гипнозе, в который могут ввести сильные шаманы.

 []

Обратим внимание на "длинную ременную веревку", которой он обмотался вокруг пояса. Не подобной ли ременной веревкой была связана вокруг пояса Зина, не тащили ли ее по снегу на такой веревке, после чего на пояснице остался широкий след осаднения кожи и выступила кровь?..

 []

Инфантьев и хозяин по просьбе шамана связали его этой веревкой. "Чтобы и мне, и вам худо не было во время камлания", - сказал шаман.

 []

 []

 []

 []

 []

Шаманы могут выпускать себе внутренности и потом заживлять рану.

 []

Соревновние шаманов:

 []

Как совершались жертвоприношения у культовых, "Мировых" деревьев:

Приносимые жертвы окуривают дымящей чагой, шаман и участники культа проходят вокруг жертвы по солнцу.

Затем шаман начинает молить божества. Молитва божества состоит из нескольких частей: В первой части созывает божества и извещает о том, что собрались с многих мест люди с отрезанными пупами (то есть мужчины - эпитет человека). Чтобы божества спустились до верхушки низких деревьев, до середины высоких деревьев, прикоснулись к жертвенной пище, чтобы души оленей забрали к Нуми-Торуму, для последующей реинкарнации. Вначале приглашаются духи-покровители близлежащих территорий, затем всё более и более отдалённых мест. Эта же граница, до середины высоких деревьев, очерчена в мифических песнях, ниже ее божествам спускаться нельзя.

 []

Ленточки. Стоп! У одного из дятловцев в кармане была обнаружена ленточка.

У Г. Кривонищенко, "в наружном кармане моток медной проволоки и шелковая розовая тесемка." Зачем мужчине 25-ти лет в кармане походной одежды неизвестно откуда-то взявшаяся розовая тесемка?... Медная проволока... Можно объяснить наличие медной проволоки как деталь из личного ремнабора дятловцев. А можно предположить, что медную проволоку, как и розовую тесемку, ребята позаимствовали с мансийского капища, проволоку, понятно, для починки лыж.

У Павловского встречаем упоминание о медной проволоке как предмете культа манси и детали туалета аборигенов:

 []

А ведь медь у манси и других северных народностей считалась драгоценным металлом, ею украшали идолов, цепочками, медными нитями (проволокой), медными бляхами... Медными цепочками манси, мужчины и женщины, связывали свои косы.

Смотрим, что пишет исследователь И. Гемуев:

 []

Что еще странного находилось в карманах дятловцев?

С. Золотарев: "Брезентовые цвета хаки брюки-комбинезон с двумя накладными карманами. В правом кармане луковица и монеты в три, пять и пятнадцать копеек... под ними вторые брюки такие же, но на резинках В кармане этих брюк кусочки газеты и пять монет: две по 15 коп., две по 2 коп. и 10 коп."

Н. Тибо-Бриньоль: "в левом кармане металлические монеты: 10 коп., 20 коп. и 2 коп., две свернутые бумажки, расческа... В кармане верхних брюк обнаружена белая пуговица и металлическая цепочка от настенных часов."

Цепочка...

Где гарантия, что цепочка была не медная? И не взята с идола? Мне встречалось упоминание о том, что цепочку часто мужчины используют для ношения в карманах ключей и ножей. Что ж, предположим, что цепочка не медная, но на этой цепочке не было ничего прикреплено, ни ножа, ни ключей.

А ключ обнаружился в кармане А.Колеватова. "На правом кармане английская булавка, в нем находился ключ плоский от замка". Т.е. ключ без цепочки, но в кармане под булавкой. У Николая же неизвестная цепочка. Без ножа и ключей.

Пуговица. Что за пуговица? Из белого металла? Фигурная? Было ли на ней вырезано какое-то изображение? Или простая, бельевая? Возрожденный до неприличия краток. Могла быть глазом от идола, т.к. манси пришивали на своих идолов вместо глаз белые пуговицы, в том числе и металлические, белого металла. А могла быть от ковбойки самого Тибо или кого из дятловцев, у кого на ковбойках были белые пуговицы. Следствие не стало интересоваться странными мелкими вещами, обнаруженными в карманах погибших. Очень странное содержимое карманов погибших, словно это не мужские карманы, а отдел галантереи.

О ковбойке, найденной у кедра. Эту ковбойку могли снять с туриста и отдать своему духу как дар. Рубашки духам дарились и охотно. Поэтому эта ковбойка не была надета ни на ком из замерзающих туристов. А вот дарить брюки, штаны считалось у хантов и манси оскорбительным, унизительным актом.

 []

У Г.Кривонищенко: "Слева с внутренней поверхности пришит карман из белой материи" - потайной карман, явно для документов. Карман оказался пуст. Документы исчезли.

Но больше всего меня поразили сообщения о монетах. Монеты под кедром, монеты в карманах. Зачем дятловцам в карманах монеты, если они уже почти неделю находятся в 100 км от жилья и магазинов, так и потерять их недолго, а монеты такого достоинства, что в общей сумме на них можно было купить обед в столовой. И мне думается следующее: Б.Возрожденный специально не указал годы выпуска этих монет. Поэтому мы все по умолчанию воспринимаем монеты советского периода. А они могли быть и дорреволюционные, и первых лет советской власти, т.е. взятые для коллекции дятловцами из святилища манси! Конечно, отмечать в акте судебно-медицинского исследования, что монеты старинные, не советские, Возрожденный не стал. Ведь монеты были обнаружены в карманах последней найденной четверки дятловцев, в мае. К этому времени версию причастности манси следователи уже оставили по причинам, понятным им одним.

Для сравнения привожу изображения монет, сфотографированных В. Андросовым летом 2014 г. в одном из святилищ семьи Бахтияровых. Как можете видеть сами, в святилище имеется много монет разных времен, достоинством в две, три, пять, десять, пятнадцать, двадцать копеек. Многие из этих монет уже не имели хождения в 1959 году.

 []
На фото: Старинные монеты из святилища манси. Фото В.Андросова.

 []

И выясняется интересная деталь: свидетели студенты сами не видели, какие монеты были найдены у кедра, они перессказывают услышанное от других, как у кедра были найдены деньги.

Б. Слобцов: "Как и где были обнаружены трупы, я рассказывать не буду, ибо это известно из показаний других лиц, но могу отметить, что у кедра, под которым были обнаружены трупы Дорошенко и Кривонищенко, я видел, как манси Бахтияров нашел в снегу 8 руб. денег купюрами в 5 и 3 руб. в свернутом виде, а без меня нашли там же монету в 5 копеек..."

Г. Атманаки: "Несколько ближе кедра были подобраны восемь рублей денег, достоинством в 3 и 5 рублей."

По поводу разбрасывания у кедра бумажных денег довольно крупного размера (которые не могли не взять, например, беглые зеки или "черные "золотоискатели, а также и шпионы бы не побрезговали) обнаружила еще интересную деталь: оказывается, шаманы манси не брали бумажных денег! Потому что по их верованиям идолы не принимают бумажные деньги. Этим и объясняется наличие всей кассы дятловцев в палатке и брошенные в снегу у кедра бумажные купюры, вытряхнутые из карманов жертв. Из книги П. Инфантьева "Жертва вогула":

 []

Скажу, как о смешных случаях, о том, что еще находили в святилищах хантов и манси в наше время:

"В виде подношений божествам использовались и различные знаки. В пос. Верхне-Нильдино в святом сундуке хранился медный жетон деревенского старосты XIX в. ( полевые исследования 1985 г.); семейному божеству на святилище на р. Полуй были подарены значки "Ворошиловский стрелок" и "Отличнику охотничьего промысла" (2002). На одну из рубашек иттермы (временное вместилище души умершего) в пос. Хурумпауль была приколота медаль "Материнская слава" (2005).

Как курьезный факт можно упомянуть хранение в сундучках хантов и манси пуговиц офицеров подводного флота Германии времен Второй мировой войны. Они были поднесены духам-покровителям (2000, 2001, 2005)." ( З.П. Соколова, полевые исследования)

А в доме П.Е. Шешкина в пос. Ломбовож (р. Ляпин) в святом сундуке Мир-сусне-хума находился кафтан из сукна коричневого цвета (предположительно начала XVIII в., возможно, австрийский. Там же был обнаружен суконный шлем с забралом и бармицей; покрой этого головного убора соответствует конструкции шлема-ерихонки (Гемуев, 1990). Металлический всадник в военной форме был обнаружен на чердаке дома в пос. Суеват-пауль.

Что могли еще взять дятловцы из святилищ манси? Расческу, дар духам, и всегда использовалась как объект культа на "медвежьих свадьбах"... Расчестку даже специально оставляли на пеньке, чтобы нужный лесной дух мог ею воспользоваться.

Неизвестно кому принадлежавшие старые поломанные очки, которые никто не мог опознать.

Их манси могли принести в дар одной из богинь. Согласно сказаниям кондинских манси, Йивэр-най "богиня Евра" надевала очки, чтобы проверять работу птиц-посланцев: она видела в очках за 40 верст, а без очков - как обычный человек.

(Запомним фразу "птицы-посланцы.")

В среде манси очень много тех, у кого имелись болезни глаз. Так что старые сломанные очки могли принадлежать кому-то из манси. Он пожертвовал их богине, оставив в лесном амбарчике. А мог и потерять в палатке, как предположил Александр Вельм, когда совершалось нападение на студентов. Потом поисковики все вещи в палатке складывали по рюкзакам, положили в один из рюкзаков и эти очки.

 []

Ситуация могла развиваться таким образом: наткнувшись на одно из святилищ, ребята могли взять на память какие-то предметы, считая, что святилище не посещается и давно заброшено. Но они не предполагали, что каждый их шаг фиксируется наблюдателями-охотниками, возможно тоже пришедшими к Холат Чахлю, но для своих личных дел - принесения жертвоприношений о лучшей охоте. Этих наблюдателей - "снежных людей"- дятловцы могли и увидеть ненароком, внезапно. Подошли ли те к группе или предпочли быстро скрыться, не вступая в контакт со студентами, неизвестно. Известна только запись в боевом листке "Вечерний Отортен", что в районе обитают какие-то "снежные человеки".

О своих находках некоторые ребята, чьи дневники были найдены в палатке, не успели написать, так как Неизвестная сила нашла дятловцев на склоне вечером (но скорее всего ранним утром) и погнала к кедру для наказания.

Некто манси Анямов, по рассказам местных, поговаривал, что туристы чем-то разозлили духов, и те им отомстили...

 []

Самые злые духи у манси - это духи людоеды. Они принимают человекообразный облик, но голова у них заострена к верху, называют их менквами. Часто деревянные идолы делают с заостренной макушкой, как некое подобие менквов.

 []

За что могли наказать группу туристов духи, не манси? Ведь манси не убивают, убивает ружье, убивает огненный шар, убивают духи и боги.

Я нисколько не удивляюсь показаниям манси о том, что они ничего не знали о погибших студентах, не видели и не слышали.

Это - один из старинных трюков манси и хантов, и вообще северных народов, у которых распространен культ животных и празднования в их честь после удачной охоты. Если на медвежьих празднествах или каком другом обряде, после крупной добычи, зверя или рыбы, манси и ханты стараются обмануть дух убитого зверя, говоря, что это не они убили, а люди противоположной фратрии (Пор или Мощ, в зависимости от того, какая фратрия (род) убили зверя и празднует это событие). У хантов и манси к XVIII столетию рода, как социальной категории со всеми его признаками, уже не существовало. Они разделились на территориальные группы, каждая со своим диалектом. Вину за убийство зверя стали возлагать на русское ружье, на птиц, на самого убитого зверя: "ты сам игрался с ружьем и сам себя убил" - таков главный лейтмотив отговорок.

При этом выражалось глубокое сожаление о случившемся. Манси - хорошие актеры. Вот описание одного спектакля, записанного современным исследователем:

Актеры, представляющие сценки на таких праздниках, обязательно должны надевать маски, скрывающие свое лицо, женщины покрывают голову большим платком - шалью. Мужчины топают ногами и кричат:

"Не мы вас убили, не мы!"

"Нет, нет, нет!" - отвечают женщины.

"Камни скатились с высоты и задавили вас! Молния убила вас!"

"Да, да, да!" - подтверждают женщины.

А после спектакля актеры переодевались, возвращались в тот самый дом, где они только что давали представление. Самое главное, спектакль продолжался, но уже со стороны зрителей к самим актерам: к ним относились не как к конкретным, хорошо знакомым людям, а как к посторонним существам, пришедшим на праздник из других мест. Хозяин обязательно спрашивал их: "Люди здесь веселились, где вы были весь вечер?" На это актеры отвечали: "Да? Нам это совершенно неизвестно: мы все время крепко спали". И все делали вид, что не знают, как было на самом деле. Все притворялись. И это было элементом игры, грехом лжи не считалось. Таковы особенности культуры манси, хантов и других северных народов, у которых сохранились первобытные обычаи и праздники. Подобное вполне могло произойти и в ситуации с погибшими дятловцами. Началась игра с пришлыми людьми, включился отработанный веками механизм: "мы ничего не знаем, мы крепко спали, мы охотились в другом месте, мы охотились в другое время. Это не мы убили. Это другие убили. Это камни скатились с горы, это сами люди упали с горы". Такова философия поведения манси. Ее следует понять и принять во внимание.

Видно, что версия причастности манси к гибели дятловцев разрабатывалась активно. Все манси Бахтияровы, обитатели пяти юрт, вызываются на допрос к ивдельскому следователю Кузминых (не Коротаеву), в кабинете прокурора Павел Бахтияров, крепкий мужчина 60 лет, начинает рассказывать о том, что через его юрты, оказывается, все же проходили группы туристов, а значит, и следы узких лыж были. П. Бахтияров говорит, что узнал о гибели туристов только 1 марта. Лукавит товарищ. Свидетель Краснобаев беседовал с ним 26 февраля и еще тогда сообщил, что пропали туристы. А 1 марта все Бахтияровы заявились к Краснобаеву домой и интересовались, как дела, "нашли ли погибших туристов"? А с чего они взяли, что туристы погибли? Ведь искали пропавших, а о том, что они погибли, Бахтияров говорит, что узнал только 1 марта. И это удивительно, что хозяева тайги манси узнают новости из тайги от посторонних поселковых людей, когда над тайгой летают вертолеты, привозят продукты и спирт в одну точку, где сосредоточились все поисковые группы и куда съезжаются все местные манси. Павел Бахтияров не отличается от иных свидетелей и, как принято у местных, тоже посылает следствие на молебную гору, поясняя: "Молебная гора от нас находится в 30 км в верховьях р. Вижай. На эту гору ходят все и русские мужчины и женщины и манси. Запрета какого-либо, чтобы русские не ходили на гору, никакого не имеется. Я никогда не был в верховьях р. Лозьвы и всегда охотились по р. Ивдель и р. Вижай. Зимой в горах бывают сильные ветры, что невозможно идти на гору. В горах зимой даже и нам манси бывает находиться опасно."

Однако же, когда прилетали вертолеты, манси, несмотря на опасность зимних ветров в горах, появлялись неожиданно из леса и выменивали на спирт свои "товары".

"Следовательно, была направленная сила, - писал Л.Н.Иванов - которая избирательно действовала на отдельных людей, исключая других. Создавалось впечатление, что когда туристы на своих ногах прошли более пятисот метров вниз с горы, то с некоторыми из них кто-то направленным образом расправился.

Когда совместно с прокурором области я доложил начальные данные первому секретарю обкома партии Л. П. Кириленко, тот дал четкую команду - всю работу засекретить и ни одного слова информации не должно было просочиться. О событии было доложено Хрущеву в самом начале, и тот, как это известно из публикации одного из участников поисковой партии, корреспондента газеты, высказался против каких-либо сообщений по этому вопросу, пока не проведено все следствие, не обнаружены все туристы. А когда обнаружили всех остальных и выявились такие детали, о которых я сказал выше, то теперь уже Кириленко не стал информировать Хрущева. И дело на таком высоком уровне угасло само собой.

Но следственные действия говорили о том, что случай с группой Дятлова к военным испытаниям отношения не имеет."

А как нам известно, начальные данные по делу были связаны именно с версией причастности манси.

Об этом упоминается и тетрадке Е.Масленникова, руководителя поисков в самом начале поисково-спасательной эпопеи:

"Причины выхода группы из палатки:... Нападение манси - знали о группе, шли на Отортен испугать, наверняка. Ружья, выходи по одному, беги. Но: Следов нет. Ушли верхами."

То есть предполагали, почему нет следов- "ушли верхами". Напомню процитированные ранее в Части второй "Мансийского следа" слова из протокола допроса А.Чернышева, местного следопыта: "манси следов не оставляют." Напомню, манси следы оставляют, но такие, которые долго не сохраняются, исчезают через короткий промежуток времени под действием природных условий. Если манси не захотел оставить следов, он их не оставит. Если манси идет на охоту, идет открыто, не скрывая свою лыжню.

Интересно пишет А. Ракитин о причастности манси, хотя у него совершенно иная версия:

"...первой (и по сути единственной) внятной версией, озвученной в ходе официального расследования, стала гипотеза о причастности неких охотников-манси к гибели туристов.

Нельзя не отметить "идеологическую правильность" такого рода подозрений. Советская власть действительно преследовала верующих самых разных конфессий на протяжении всего времени своего существования. Периоды относительной терпимости к верующим сменялись прямо-таки истеричной активностью госвласти, направленной на искоренение всяческих религиозных культов. В 1958 г. поднялась очередная волна такого рода активности, причём она шла по нарастающей... Хорошо известно, как Никита Сергеевич Хрущёв пафосно пообещал, что "наше поколение будет жить при коммунизме". Но не следует забывать и иные бредовые обещания Генерального секретаря ЦК КПСС: "В восьмидесятом году я покажу всем последнего попа!"

Идеологический заказ Власти был ясен - к 21-му съезду КПСС (напомним, именно ему был посвящён поход группы Дятлова) надлежало явить советскому народу примеры победоносного движения атеистического мировоззрения в широкие общественные массы.

Поэтому подозрения в том, что религиозный фанатизм манси, исповедующих некую дремучую тотемическую религию, спровоцировал убийство молодых студентов-атеистов, упали на самую благодатную почву. Напомним, расследование находилось на контроле Свердловского Обкома КПСС, и потому "идеологически верная" версия не могла не вызвать там горячей поддержки. Тем более, что случай убийства человека, по неосторожности нарушившего пределы священной зоны манси, вроде бы имел исторический аналог. По крайней мере, именно невольным осквернением мансийской святыни объяснялось убийство в тридцатых годах некоей женщины-геолога, приписываемое именно манси. Что это было за преступление, каковы были его истинные мотивы, но тем не менее об этом случае говорили, как о безусловно достоверном. Ответов, хоть как-то подтверждающих версию о существовании в окрестностях Холат-Сяхыл "молельных камней", "священных мест" или, скажем так, ритуально-значимых для манси объектов, получено не было. Допрошенные либо отвечали уклончиво, демонстрируя явную неосведомлённость в этом вопросе, либо напротив, вполне определённо утверждали, что подобные места находятся совсем в другом районе."

Еще бы не отрицали! Было бы странным и вовсе самоубийственным для манси услышать их признания: "Да, у нас там священные места. Гора, у которой мы приносим жертвоприношения нашим идолам. Кедр, у которого мы собираемся. Тропа, по которой мы ходим на Отортен к священному озеру. Туристы пришли в наши священные места"...

Также мне хочется привести слова А.Ракитина о кедре:

"Уничтожить кедр - это вообще в логике тех времён. Тогда ведь Хрущев компанию развернул по борьбе с религией, а кедр потенциально мог превратиться в некое место поклонения, пусть и не православного, но мистического. Т.е. туристы несли бы туда иконки, ставили бы свечи, молитвы за упокой, от руки переписанные, крепили бы... ну и всё такое. Большевики ведь всё это просчитывали!

Я знаю, что кедр был уничтожен и ни на секунду не сомневаюсь в том, что это было проделано. Коммунисты кедр после окончания поисковой операции не оставили бы - для меня это просто аксиома, убеждать меня в этом не надо, я не сомневаюсь."

В Уголовном деле имеется секретное поручение начальнику Ивдельского городского отдела милиции К. Бизяеву относительно сбора сведений, в т.ч. оперативными методами, для проверки информации о возможной причастности манси к убийству туристов. Документ подписан заместителем облпрокурора по спецделам Ахминым и датирован 12 марта 1959 г.

2-й том

лист 12

НАЧАЛЬНИКУ ИВДЕЛЬСКОГО ГОМ УВД

МАЙОРУ МИЛИЦИИ

Тов. БИЗЯЕВУ

В дополнение к имеющимся заданиям по делу о гибели туристов группы Дятлова прошу произвести следующее:

1. Председатель Бурмантовского поселкового совета Макрушин распространяет слух о том, что якобы манси Бахтияров Павел Григорьевич видел как туристы падали с горы и рассказывал об этом другим манси еще 17/II-1959 г. -

В этой связи необходимо:

а). проверить правильность сообщаемых сведений;

б). установить, где проживает в настоящее время гр. Бахтияров П.Г.;

в). проверить, где находился Бахтияров в период гибели туристов.

2. В целях проверки версии о нападении на туристов манси из религиозных побуждений необходимо:

а). Установить, чье стойбище посетили туристы и известно ли об этом посещении манси.

б). Известно ли было манси о том, что группа туристов двигается к горе Отортен.

в). Является ли гора Отортен и близлежащая к ней местность заповедной для манси (т. н. 'священное' место).

г). Установить, кто из мужчин-манси охотился в долине реки Ауспи-Я и в районе четвертого притока р. Лозьвы в период гибели туристов.

д). Установить, по лыжне какого охотника шли туристы. Есть предположение, что это Анямов.

О результатах оперативной работы прошу ставить в известность прокурора т. Темпалова, который ведет следствие по данному делу.

Зам прокурора области по СПЕЦДЕЛАМ,

Ст. советник юстиции (подпись) /АХМИН/

Исп. 1 экз.

1 - в адрес

2 - в дело

Исп. Иванов

12.III-59 г.

По дате составления видно, что поручение зам.облпрокурора появилось в тот момент, когда следствие активно принялось разрабатывать "мансийский след".

Что подразумевалось под спецделами в 1959 году?

Так называемые "спецдела" возбуждались по "контрреволюционной" 58 статье УК РСФСР. Также это были дела по национальному вопросу. Дела, возбуждаемые по статьям, содержащим обвинения против порядка управления, контрреволюция, шпионаж, агитация, заговор с целью свержения, пережитки родового строя.

Резонанс, как мы видим, был довольно таки сильным, если делом о смерти туристов заинтересовался облпрокурор по спецделам.

Не могу не привести анализ этого документа, сделанный А.Ракитиным:

"Причина появления данного поручения любопытна - она связана с тем, что правоохранительным органам стала известна довольно необычная информация, о чём Ахмин и сообщил в первом же пункте документа: "Председатель Бурмантовского поселкового совета Макрушин распространяет слух о том, что манси Бахтияров Павел Григорьевич видел, как туристы падали с горы и рассказывал об этом другим манси ещё 17/II-59 г.". Т.е. мы видим явное указание на подозрительную осведомлённость местных манси об обстоятельствах гибели каких-то туристов. Правда, говорится об этом с некоторыми оговорками, видимо, источник внушал заместителю областного прокурора некоторые сомнения. - Иванов к тому моменту уже побывал на перевале, провёл опознание доставленных в ивдельский аэропорт вещей погибшей группы и как известно из воспоминаний поисковиков, в то время однозначно придерживался криминальной версии событий. Поэтому информация Макрушина о подозрительных разговорах манси была на редкость своевременна - следствие получало очень хороших подозреваемых. Кроме того, как нам теперь известно, тогда же вёл разговоры о причастности местных манси к гибели туристов и секретарь ивдельского горкома КПСС Проданов, вещавший о молельных камнях и мансийских священных землях, а также об утоплении фанатичными мансийскими шаманами женщины-геолога лет 30 тому назад.

Но вот тут начинались нюансы, о которых заместитель облпрокурора по спецделам был осведомлён лучше других. Одно дело - обвинить манси в убийстве с целью грабежа или сокрытия факта грабежа, и совсем другое - в убийстве из побуждений религиозного фанатизма.

Именно так советская юридическая наука предельно обще именовала т.н. ритуальные преступления. Обвинения, так или иначе связанные с религиозными убеждениями, напрямую относились к т.н. 'специальным делам' и всегда вызывали крайне болезненную реакцию советских правоохранителей. Прежде всего потому, что затрагивали фундаментальные проблемы религиозной веры и идеологии и тем самым являлись вызовом коммунистической доктрине. Скрытым вызовом или явным было даже и неважно, главное заключалось в том, что человек позиционировал себя как личность, противостоящую господствовавшей в обществе атеистической доктрине КПСС. Поэтому одно дело было разоблачить банду грабителей и убийц и совсем другое - секту религиозных фанатиков.

Ахмин как никто другой понимал, что последнее грозит придать всему расследованию политический оттенок и привлечь к происходившему на северном Урале внимание ЦК КПСС. А это могло быть не очень хорошо для всех. Никита Сергеевич Хрущов уже пообещал показать всем советским людям последнего попа, а тут вдруг выясняется, что мансийский народ настолько архаичен и отстал, что до сих пор не преодолел пережитки родового строя! Это ж какой скандал! В ЦК КПСС не без оснований могут задаться вопросом: неужели свердловский обком партии настолько плохо ведёт атеистическое воспитание трудящихся, что отсталые манси до сих пор ходят куда-то там в священные земли на поклон каким-то там молельным камням?!

Ахмин рассказал Иванову об имеющейся информации относительно подозрительных разговоров манси. А после этого кратенько предложил подумать, должна ли областная прокуратура влезать в такое мутное дело, как групповое убийство на почве религиозного фанатизма?

Не лучше ли будет дистанцироваться от расследования, предоставив прокурору Темпалову самому собирать все шишки? Вполне обоснованный вопрос для крупного чиновника, озабоченного вопросом собственного самосохранения.

В известном Уголовном деле имеется несколько протоколов допросов манси. Прокуратура явно дожидалась, когда ивдельские милиционеры "дожмут" посаженных в КПЗ (камеры предварительного заключения) манси, чтобы потом закрепить протоколами их признательные показания. И так бы, видимо, и случилось, если бы в первой половине апреля следствие не сделало замысловатый зигзаг, неожиданно прекратив развивать "мансийский след".

Почему расследование отказалось от "мансийского следа" сейчас в точности не скажет никто. Дело оперативной разработки, заведённое ивдельским уголовным розыском, изъяли из спецчасти ивдельского горотдела милиции и вернули в областную прокуратуру. Товарищи из прокуратуры справедливо рассудили, что компромат на самих себя лучше держать в собственном кармане - в случае каких-то осложнений в будущем всегда можно успеть подсуетиться и принять меры для подстраховки (вплоть до уничтожения опасных бумаг)."

Сомневаюсь я, что следствие арестовывало манси, подозреваемых в гибели туристов. Это все байки Коротаева. Для ареста нужны были очень веские доказательства. Таковы у следствия не обнаружились. Это можно увидеть по протоколам допросов манси: допрашивались они вяло, следователи не хотели вникать в противоречия их показаний. Не уточнялись нестыковки в свидетельствах. Следователи просто записывали рассказы допрашиваемых и, похоже, тут же отпускали их по домам. Следствие устраивали их показания.

В книге другого свидетеля поисков, журналиста и писателя Юрия Ярового следует продолжение того, что было сокрыто в Уголовном деле. Сам Лев Никитич Иванов советует обратиться к повести Ю. Ярового "Высшей категории трудности" за дополнительной информацией о деле:

 []

Последуем совету Льва Никитича и прочтем, о чем пишет Ю. Яровой касательно нашей темы. Эту повесть Ю. Яровой писал несколько лет, два первых варианта партийное руководство не допустило к изданию, и только третий был одобрен, и в 1966 году, наконец, вышла книга. Если в этом третьем варианте повести встречаются неизвестные нам подробности ведения следствия, но можно представить, что было написано в первых редакциях, и почему их не пропустила партийная цензура.

Итак,

огонь. У многих народов Сибири огонь представлялся женщиной в красном халате, которая требовала определенных правил обращения с ней. Считалось, что огонь предсказывает большие события, разговаривая треском, писком. Были даже особые специалисты, которые могли с ним общаться. В огонь, по повериям хантов, нельзя бросать мусор или плевать, нельзя трогать железными предметами - все это оскорбляет его или причиняет боль. За непочтительное отношение к себе огонь может наказать пожаром.

Сургутские ханты в огне сжигали волосы, подбрасывали в костер полено - так прокладывался "мост в мир мертвых", обращались к огню: "Когда мне волосы нужны будут - отдашь" (заботились о будущем, нельзя было остаться без волос в загробном мире). Интересно, что если у манси имелся покойник, то пяти человекам, если умирал мужчина, четырем - если женщина, с затылочной части состригали по пряди волос (мужчинам волосы не состригали, а подпаливали). (Старцев Г. Остяки. - Л., 1928.)

Для задабривания огня приносили жертвы: брызгали жиром или вином, лили немного крови, бросали кусочки пищи, жертвенную одежду или красные платки. За огнем признавалась способность защитить и очистить. Считалось, что он не даст войти в дом злым духам, снимет "нечистоту" с оскверненных предметов. Свою старую одежду, вещи нельзя выбрасывать и оставлять на земле, а надо уничтожить вещи путем сжигания.

"Много тысячелетий насчитывает у манси и хантов почитание огня. Которому приносились и человеческие жертвы. У хантов есть сказка: 'Муж с женой пошли в тайгу, остановились на ночлег, развели костер, переночевали. Утром мужчине случайно на руку огонек от костра упал, обжег руку. Мужчина рассердился и стал топором рубить костер. Жена сказала, что нельзя этого делать. Пошли дальше. Вечером остановились для ночлега и не могли костер разжечь. У них девочка была. Огонек маленький разгорелся и сказал, что его изранили и теперь нужно отдать ему девочку - больно ей не будет. Они в огонь девочку поставили, она засмеялась и куда-то потерялась'. За огнем признавалась способность защитить и очистить. Считалось, что он не даст войти в дом злым духам, снимет "нечистоту" с оскверненных предметов. Не случайно в приведенной сказке имеется указание на человеческое жертвоприношение. У костра были найдены два тела погибших туристов, одно из которых было сильно обожжено.

Ю. Яровой:

" - Мы нашли еще костер, - сказал Васюков, - начнем с него? Крепкий наст, застывшая снежная рябь. ... Под раскидистой, перекрученной ветрами сосной остатки костра, едва присыпанные снегом, обгоревшие куски материи, обломки сучьев. - Похоже, что бросали в костер одежду, - сказал негромко Васюков. - Зачем? - насторожился Новиков. Васюков неопределенно пожал плечами."

Те, кто утверждают, в костер бросали одежду, чтобы поддерживать огонь, видимо, сами никогда не разжигали костер одеждой, иначе бы поняли, что одежда не горит ярким пламенем, а тлеет и дает много дыма. И даже может затушить пламя костра. Но нужна была версия, что "костер было нечем поддерживать, поэтому в костер бросалась одежда". Юрий Яровой отметил этот очень странный момент бросания одежды в огонь именно так - следователь и присутствующие так и не поняли, почему в огонь бросалась одежда.

Журналист Г. К. Григорьев дал еще более странное объяснение этому факту: костер защищали снятой с себя одеждой, чтобы он не погас от ветра. Но так недолго и загасить сам костер. Не проще ли было уйти от продуваемого места?

Но именно такое, продуваемое всеми ветрами место с далеко видным со всех сторон высоким деревом, манси и выбирали для совершения обрядов жертвоприношений. Места же для сакральных жертвоприношений выбирались труднодоступные, непростые, куда посторонний вряд ли забредет. Сами манси такие места знали, куда можно было ходить, а куда нельзя и старались их обойти. Стада оленей пригонялись весной к священной горе Холат Чахль, ниже, на пастбища, расположенные рядом с ближними сопками.

Костер у кедра горел полтора часа, по вычислениям "профессиональных" туристов. Вот скажите, за полтора часа можно согреться у костра, возле которого нашли неиспользованные дрова и не нашли подстилки для ног из лапника? Дятловцы "грелись" у костра в одних носках, но при этом добывали для костра ветки и рубили елочки, чтобы согреться. "Согревались" полтора часа, срывая с себя носки, кальсоны и ковбойки и бросая в костер носовые платки. Отсутствие лапника у костра говорит о том, что костер разжигали люди в обуви, а отсутствие одежды и обуви жертв их совсем не трогало. Наоборот, жертвы должны были помучиться. Вспомним, как манси забивали жертвенных оленей: некоторых медленно душили арканами, постепенно ломая им грудные клетки, при этом выкалывали глаза, вставляя в глаза и уши деревянные палочки. Некоторых кололи острыми тонкими ножами (Щохрынь-ойка), чтобы кровь медленно стекала. Ее собирали в чаши, стараясь не уронить ни одной капли на землю или снег, выпивали и высасывали прямо из надрезов (это любили делать присутствующие при жертвоприношениях шаманы). Мучения жертвы входило в обряд жертвоприношений. В настоящее время в прессе по Ханты-мансийскому округу хвалятся тем, что стараются возродить обычаи предков, публично устраивают кровавые жертвоприношения оленей и лошадей, называя это праздником. Вот скажите, зачем и кому это нужно? А вам ответят, что без жертвоприношений не может народ ханты и манси возродиться и существовать как народ! А между тем, тогда в 1959 году создавали, да и сейчас продолжают обманывать людей, говоря, что манси и ханты убить не могут Как-будто убийцы должны внешне иметь такой облик, взглянешь на него и сразу поймешь - вот он и есть убийца!

"Сегодня с утра мы с Вороновым были у секретаря горкома. Он обещал помощь, а под конец напугал:

- Ко мне вчера приходил наш прокурор. Он кое-что рассказал о предположениях. Прошу учесть следующее: манси считали Рауп священным местом. Обыкновенную гору они не объявляют священной. Понимаете? Никто зимой туда не рискует пройти. Никто!" Вот, Юрий Яровой подтверждает слова Геннадия Григорьева о признании манси - территория, где были найдены тела погибших, считалась священной землей манси. Следственная группа об этом знала. Но в протоколах допросов манси об этом ни слова.

Из дневников, найденных в палатке, мы знаем, как дятловцы на 41-м квартале вели разговоры с местными лесорубами и записывали мансийские слова. Что рассказывали ребятам на 41-м квартале, какие мансийские страшилки? Жил ли на 41-м квартале некий манси, встречались ли с ним дятловцы, спрашивали ли у него про дорогу на Отортен, у него ли записывали мансийские слова, пока неизвестно. Замечу тот факт: в походных дневниках туристов мансийские слова появляются во время нахождения группы на 41-м участке. Не после ли встречи с самими манси? Тем кажется странней предположение, что на 41-м квартале языку манси учил дятловцев рабочий Н. Огнев. Был ли Н. Огнев был постоянно и тесно связан с манси, если имел такой большой словарный запас и познания в мансийском языке...

Продолжим чтение повести Ю.Ярового "Высшей категории трудности":

"Я запомнила лесоруба с рыжей бородой, который раскритиковал наш маршрут. Сложно и опасно. Почему?

- Худое место. Неспокойное. Манси на полсотни километров объезжают Рауп стороной. Не знаю, почему, может, из суеверий, а может, еще причина в чем...

Погодь, тут у одного нашего манси гостит родич с той стороны хребта. Говорят, сказитель, байки сочиняет. Может, он что расскажет о Paупe?

После чая мы втроем - Глеб, Саша и я - пошли разыскивать сказителя.

Изба новая, белевшая тесом, стояла на отлете, почти у самого леса. Около нее небольшой загон с десятком оленей.

Нас встретила собачья какофония. Собаки вырвались из-под крыльца злобной стаей и окружили нас кольцом. Я не на шутку перетрусила, а Глеб успокаивал:

- Ничего, ничего, эти собаки людей не трогают.

Боюсь, что он не очень был уверен в этом, потому что потихоньку подобрал на дороге палку.

Вышел на крыльцо хозяин в меховой малице, гикнул на собак. Чинно пожал наши руки.

Мы объяснили цель нашего позднего визита. Хозяин - смуглый, степенный, радушный - видимо, по-русски понимал плохо, потому что на все вопросы только утвердительно кивал.

В избе горела керосиновая лампа и пахло чем-то до тошноты кислым. Пока мы осваивались и рассаживались вокруг стола, из соседней комнаты вышел приветливо улыбающийся сутулый охотник. Он, как и хозяин, был в мягких нярках и в расшитой до колен рубахе из оленьей шкуры. Звали его - Степан Кямов. Возраст его определить трудно, но во всяком случае ему не меньше пятидесяти. У него черные жесткие волосы, черные редкие усы и глубокие морщины на лбу и шее. Карие немигающие глаза смотрели с любопытством, а когда он здоровался с нами, каждому слегка кланялся.

- Вай, вай, - покачал головой Степан Кямов. - Худой нёр, худой гора.

И начал рассказывать легенду о добром божестве Ойхта-Кури и братьях-разбойниках Тумпа. Он говорил медленно, часто останавливался, подбирая русские слова.

"Давным-давно, когда не было еще ни меня, ни моего отца, ни моего деда, ни деда моего деда, манси жили и охотились у Раупа. И если ранит зверь кого на охоте или привяжется к охотнику алмы-болезнь, шаман сходит к Раупу, зачерпнет из озера у его подножия живой воды и смочит ею раны охотника. Раны быстро заживали. Сака емос! Очень хорошо!

Манси жили на светлой половине Нёр, а по другую сторону Раупа, на горе Пупы-Нёр-Кури, жил добрый дух Ойхта-Кури. Ойхта-Кури управлял тучами, снегом и ветрами. Он был очень добрым и очень любил свой народ, этот Ойхта-Кури.

Но однажды великан-разбойник Тумпа-Солях, что жил со своими братьями на берегу моря и питался белыми медведями, услышал про живую воду и решил ее отобрать у манси. Созвал он своих братьев, и выступили они в поход.

Подошли они к Пупы-Нёр-Кури, а Ойхта-Кури выпустил на них метель, загремел громом:

- Кто ты и куда идешь?

- Я великан Тумпа-Солях, - отвечал разбойник. - Я иду со своими братьями от самого океана отобрать у манси Рауп с живой водой.

- Но Рауп мой, - сказал Ойхта-Кури, - а манси за живую воду платят мне шкурками и лентами.

- Значит, мы отберем у тебя Рауп! - закричал Тумпа-Солях и бросился с дубинкой на Ойхта-Кури.

Ан-ана! Ой, беда! Но Ойхта-Кури окутался туманом и послал на Тумпу сильный буран. Снег ослепил Тумпу, ничего не видит он, только сосны валятся от его дубинки. Сака-ёмос! Очень хорошо!

- Ах, так! - закричал Тумпа-Солях. - Все равно мы отберем у тебя Рауп. - И приказал он своим братьям поджечь лес - устроить палеж на Ойхта-Кури. Ан-ана! Плохо дело.

Долго горел лес, но разве можно сжечь Ойхта-Кури?

Всю зиму дрался Ойхта-Кури с разбойником Тумпа. Весь лес вокруг переломали. К весне устали братья Тумпы и решили немного отдохнуть. Присели они, а самому младшему приказали не спать, сторожить их. Но и младший Тумпа тоже устал, пригрелся на солнце и задремал. Вот тогда Ойхта-Кури и послал против братьев Тумпа своего великана Мороза. Замерзли братья Тумпа, сака-ёмос! Но как только выпустит из своих юрг Ойхта-Кури метели, так начинают братья стонать и просыпаться. С тех пор манси зимой к Раупу и не ходят. Ан-ана! А вдруг проснется Тумпа-Солях?"

Его голос, протяжный, проникнутый какой-то тревогой, буквально гипнотизировал. Уже через минуту я почувствовала, что плохо улавливаю смысл легенды, я только видела перед собой глаза рассказчика и чувствовала, как меня охватывает ужас. Если бы не Глеб, я бы, наверное, сбежала.

На лице Глеба я увидела усмешку.

- Что ты усмехаешься? У меня до сих пор не выходит из головы этот Тумпа.

- А ты опасаешься, что мы его встретим?

- Ты не смейся. Мне и в самом деле не по себе от этой легенды. Слишком уж много там всяких пророчеств. "Ан-ана, а вдруг проснется Тумпа-Солях?" Что тогда будешь делать?

- Сражаться. Со мной же Ойхта-Кури.

Самое любопытное в этой легенде - намеки на целебность воды в озере Раупа. Предположения Глеба о минеральных источниках в Приполярье оправдываются.

Сегодня наш словарь пополнился еще одним мансийским словом. Осъёмасулум! До свиданья! "

В этом отрывке из повести мне запомнилось имя убийцы: Тумпа-Солях. А ведь на старых картах имеется название некой высоты Ауспи-Тумп, расположенной на участке, где сейчас на картах отмечена высота Холат Чахль. Тумп означает "отдельная плосковершинная гора".

Вероятно, мужская половина группы,комсомольцы, усмехнулись над всеми рассказами и суевериями, не поверили. У девочек же сердце захолонуло от страха. Но тем и другим, наверно, захотелось поскорее оказаться в тех местах, посмотреть и, может быть, испытать самим то, что рассказывали им местные - правда это или обычные сказки. Лесничий И. Д. Ремпель передал слова Игоря в ответ на предостережение "не ходить туда": "На мое высказывание они ответили что это для нас будет считаться первым классом трудности. Тогда я ответил, сначала надо его пройти."

Вероятно, на Ю. Юдина страшные рассказы о духах манси произвели сильное впечатление, и сам не осознал, как все эти легенды в нем проявилось. У него внезапно заболела нога, и он вынужден был покинуть группу. Нога эта потом больше никогда не болела. Не результат ли это личной впечатлительности человека и подсознательное нежелание идти дальше?... Схожая история случилось и со мной, когда после прочтения литературы о шаманских культах и историй Виктора Мальцева, в период работы над "Мансийским следом" мне приснился страшный сон про нападение инфернальных сущностей, внешне похожих на ходячих идолов. Наутро, проснувшись, обнаружила, что у меня внезапно заболела нога, и болела несколько дней, так, что я ходила с трудом, больше лежала. Конечно, я вспомнила историю с Ю. Юдиным. Мне хотелось бросить эту тему и я ее бросила. Но потом все же решила "дожать". Какие ракеты и огненные шары с лавинами?! Из той трагедии сквозит самым настоящим оккультизмом.

 []

Из протокола старшего оперуполномоченного Горбушина А.В.:

В начале марта 1959 года в дежурной части милиции собрались местные жители и обсуждали гибель группы Дятлова. Некто манси из рода Куриковых сообщил: "...около святой горы, где эта гора находится он не сказал, живут пять человек остяков. Они как дикари, не дружат ни с манси и не с русскими людьми. В г. Ивдель они никогда не бывают. И эти остяки могли убить туристов из-за того что они туристы хотели взойти на святую гору или из-за того что подумали, что туристы могли убить их оленей и лосей, которыми они питаются". Еще одно косвенное свидетельство о "святости" горы.

Не будем смеяться и над таким "простым" мотивом убийства, как притязания чужаков-туристов на остяцких оленей. Сам манси признает серьезность этого мотива для убийства. Мир таежных жителей, их мышление и законы, а значит, и мотивы, отличаются коренным образом от мира и мышления городских людей.

Прошло 25 лет с момента жесткого подавления Казымского восстания. Ханты (остяки) кто мог, скрывались в соседних областях, у манси. Например, в районе Хой-Эквы, где находились святилища манси, ханты скрывались сами и скрывали свои стада оленей. Один из вижайцев делился воспоминаниями о том, как ему однажды довелось увидеть у Хой-Эквы на празднике огромные медные чаны для варки, в которых мог поместиться целый олень. Олени для хантов и манси значили все. Ханты во всех святых местах в первую очередь просят благополучия оленьих стад. Существуют специальные идолы для таких жертвоприношений. Оленеводство в сочетание с охотой и рыболовством всегда являлось ведущим занятием хантов и манси. И предположение неизвестного манси Курикова о том, что остяки испугались за своих оленей, не такое уж нелепое, как нам кажется.

Следствие по неясным причинам не стало развивать тему диких остяков, чтобы информация не пошла дальше. Существовали ли они на самом деле в окрестностях Холат Чахль и Отортена, осталось неизвестным. Были ли они предупреждены местными манси и скрылись в тундру? Власть хорошо понимала, какая бомба могла взорваться в кабинетах власти и сколько бы голов полетело у местной партийной верхушки. В.Коротаев рассказывал, что первый секретарь ивдельского горкома КПСС Проданов пытался начать дело именно с обвинения манси, но видимо, получил указание не развивать эту тему. Сомневаюсь я, чтобы партийные руководители стали рыть себе могилу, рассматривая версию национального вопроса. Про хантов не рекомендовалось говорить и не говорили потому, что сведения о Казымском восстании во времена Советской власти были засекречены, и архивы об этом восстании открыли только в середине 90-х годов прошлого века. То есть, после написания Ивановым статьи об огненных шарах. Думаю, что Иванову и самому не хотелось связываться с подобным делом, в котором явно были задействованы манси и темные силы ритуальных убийств, ему и не хотелось в это верить и более того - рассказывать о своих внутренних страхах посторонним людям. Да и не надо забывать, по какой причине был послан на склон Л.Н. Иванов. Он был наблюдателем-руководителем за действиями Темпалова, Иванов открывал надзорное за следствием дело. И если Темпалов начал копать в направлении причастности манси к гибели студентов, особенно после получения задания от Ахмина, то Иванов как можно скорее прикрыл эту версию и направил следствие в другую сторону, принявшись за летающие шары. При этом зная, что и версию шаров ему не дадут рассматривать глубоко. Поскольку каждый понимал: шары - это нечто связанное с военными разработками, и никому из гражданских прокуроров не дадут близко подойти к этой версии. Не совсем понятно, какую связь хотели обнаружить работники прокуратуры между светящимся объектом в небе и туристами на земле, но факт остаётся фактом, следствие зачем-то поместило в Уголовное дело свидетельства о наблюдении непонятных летающих объектов в форме шара- заметил кто-то из исследователей. Иногда у меня возникают предположения, что бумажки о шарах были привнесены в УД позднее, после того, как дело было закрыто. В разгар работы Темпалова над версией манси вдруг его самого вызывают на допрос, где он должен говорить о причине смерти найденных тел. Конечно, Темпалов повторяет медицинское заключение Б. Возрожденного. А что ему еще остается делать? Но все же прокурор города Ивделя оставляет за собой право профессионального подхода к делу: он не может до конца уверен в замерзании, как причине смерти туристов, потому что еще не найдены четверо человек. И если там тоже причиной смерти будет выявлено замерзание, то тогда дело может считаться закрытым. А пока, господа хорошие из свердловской прокуратуры, оставьте меня в покое, я занимаюсь своим расследованием.

Но господа-товарищи в покое не оставили. Зря что ли был прикомандирован Л.Н. Иванов? Вектор расследования после допроса Темпалова резко меняет направление. Тут мы наблюдаем феномен работы над двумя делами: с одной стороны Темпалов, с другой - Иванов. Темпалов еще составляет протокол обнаружения тел в овраге, но Иванов берет и закрывает дело. Несмотря на слова Темпалова - "Если и у этих 4 студентов причиной смерти будет замерзание, то вышеуказанная версия (замерзание) будет правильная." Как мы теперь знаем, у найденных в овраге трупов были серьезные физические травмы, смертельные, не связанные напрямую с замерзанием. Последний таинственный штрих в проведении расследования - радиологическая экспертиза по безымянному указанию "сверху". Иванов отправляет на радиотехническую экпертизу частицы одежды и биосубстраты с трупов. Чтобы получить результат - на некоторых частях одежды (снятой с погибшего К.) и органов одного их погибших (К.) имела место радиация и можно смело помещать на УД гриф "секретно". Поскольку погибшие К. и К. работали на секретных производствах, связанных с радиоактивным излучением. Дело не раскрыто, и в то же время дело засекречено. В Постановлении о закрытии дела ставится простая причина - стихийная сила, которую туристы не смогли преодолеть.

"Телесные повреждения, причинённые Дубининой, Золотарёву, Колеватову и Тибо-Бриньолю были слишком уж "говорящими". Они выдавали факт насилия и потому преступникам было необходимо максимально оттянуть момент обнаружения этих. Ведь время работало на них - с приходом весны увеличивалась вероятность сильных посмертных изменений тел, да и лесные хищники своей активностью могли помочь замаскировать телесные повреждения." - отмечает А.Ракитин. Эти посмертные повреждения и почти исчезнувшие следы телесных повреждений дают фору Возрожденному не указывать некоторые важные ньюансы телесных повреждений, выявленные им в процессе осмотра тел.

Писатель А.Гущин говорит, судмедэксперт Возрожденный, обнаружив у последних, найденных в мае трупов, выколотые глаза, отрезанный язык, был сильно испуган. У Семена Золотарева в акте СМЭ не указано, в каком состоянии находился его язык и находился ли, а это прямое нарушение инструкции. Ведь куда спокойнее и безопаснее было отрабатывать версию пролетающих раз в месяц по небу огненных шаров, которые не причиняли вреда ни одному видевшему их свидетелю. Понятно, что и тут вмешалась власть- нельзя, шары - это военная тайна. Почему бы не остановиться на версии "Ураган в горах", туристы замерзли, замерзли все. Вспоминаются слова В.И. Лысого, автора монографии о посмертных повреждениях костей черепа в результате оледенения трупа, опубликованные на форуме судебных медиков: "...много занимаясь проблемой холодовой травмы, я пришел к выводу, что смерть от переохлаждения - диагноз исключения, когда нет ничего другого." И когда нельзя говорить об истинной причине смерти.

"Никто зимой туда не рискует пройти. Никто!"

Кроме нескольких семей манси. Вспомним еще раз о Проданове, со слов В. Коротаева, участника следственной группы (по его словам).

А рассказывал он много невероятного о следственных действиях и поисках группы, верить которым или нет, каждый решает сам, ибо при жизни В.В. Коротаева никто из общавшихся с ним исследователей поговорить серьезно и обстоятельно не удосужился, а кто и пытался, то Коротаев умело уходил от прямых ответов.

"Проданов - первый секретарь Ивдельского горкома партии, собрал нас и сказал: "Там убийство, убийцами являются манси, поскольку я в 1939 году был свидетелем: женщину обнаружили со связанными руками и ногами и брошенную в озеро. Это святое место, т.е. нельзя женщинам там появляться. В этой группе было 2 женщины, как известно - Дубинина и Колмогорова."

Я попыталась разузнать об этом убийстве 1939 года, написала письмо бывшему прокурору Ивделя В.В. Пешкурову с просьбой прокомментировать слова следователя В. Коротаева, а также о неком мансийском выступлении против власти во время строительства железной дороги по угодьям манси. К тому же В. Пешкуров, как никто другой, мог слышать об этих делах, поскольку работал над книгой об истории ивдельской прокуратуры и перелопатил в архивах множество старых дел, с 1920-х годов и по 1970-е.

Владимир Владимирович ответил следующее:"...никаких документов, которые могли бы быть отнесены к трагедии 1959 г. я не обнаружил. Более того - не было документов и связанных с расследованием умышленных (в т.ч. и ритуальных) убийств, об описываемом Вами случае я не слышал. А на сегодня "в моё длительное отсутствие" и тот древний архив прокуратуры не сохранился. Что касается неожиданного заявления Коротаева В.И.... Многие в наше время попав, как раньше говорили - "под свет софитов", потом всячески поддерживают к себе внимание. Ничего не могу сказать плохого в адрес очень уважаемого и заслуженного следователя, но по-моему такие всплывшие вдруг через 50 лет детали, из той же серии. Да и вряд ли, работавший ранее в Туринске и Н-Ляле Свердловской области Проданов И.С. мог быть "свидетелем", который как говорят ивдельские сторожилы, приехал в Ивдель лишь в 50-е годы... А версия о массовом убийстве, совершённом манси за осквернение их якобы сакральной территории, мягко говоря - полная чушь... В архивах даже отголосков на это не встречал, хотя были документы 30-х годов в отношении некоторых мансийских шаманов, эксплуатировавших труд манси, противодействовавших медицинскому и ветеринарному обслуживанию, обучению детей в школах, о хозяйственных злоупотреблениях сотрудников при строительстве "переселенческих домиков" в тех краях. Зная немного характер манси, не могу представить их способными на открытое противостояние власти, а тем более - на восстание."

Итак, откуда В. Коротаев узнал историю про ритуальное убийство на Отортене, так и неизвестно. И. Проданов вполне мог слышать об убийстве женщины-геолога в той же Новой Ляле, а дело о ритуальном убийстве отправили в Свердловск и спрятали в секретном архиве, как прятали такие дела даже от своих работников. Ответ В. Пешкурова внес некоторую ясность в эти воспоминания, а именно: в архиве ивдельской прокуратуры таких дел он не видел.

Может сыграть роль другой момент: Л.Н. Иванов после дела о гибели туристов закрывал осенью 1959 года дело по убийству женщины у озера в г. Свердловске. Возможно Коротаев связал эти два факта воедино и по прошествии времени вместо Иванова называл Проданова. Но также возможно и на самом деле было какое-то ритуальное убийство на озере у Отортена, которое попытались засекретить по причине ритуального убийства.

Очень важны в этом ракурсе показания Е.П. Лопатиной по поводу неясной гибели ее брата. Следствие специально спрашивало ее о том, были ли связаны руки и ноги у тела ее найденного через 6 лет брата. Это означает, что судмедэксперты обнаружили следы связывания у первых погибших дятловцев. Существует такой метод получения информации: когда не знаешь полной картины происходящего, замечай, какие вопросы задавались свидетелям, чтобы понять, что именно отметило следствие, не отобразив, однако, вопросы в протоколе допроса свидетеля.

Обратим взоры к казалось бы незаметной и не важной точке трагедии - озеру у Отортена.

"Что за озеро у подножия Раупа?" - спрашивает Ю.Яровой.

Неслучайно об этом озере упомянуто в повести несколько раз.

"Глеб утверждает, что зимнюю тропу к Раупу мы прокладываем впервые. Да и неизвестно, были ли на нем туристы летом, потому что никто до сих пор не знает, что за озеро у его подножия. Летом холодное, зимой - горячее. Над ним вечно курится пар. Оно никогда не замерзает, и до него очень трудно добраться, так как находится оно на дне глубокого провала.

Глеб взял с собой парочку пустых бутылок. Эти бутылки мы должны наполнить водой из озера, чтобы потом в городе сделать анализ. Я думаю, что озеро вулканического происхождения. Но ребята со мной не соглашаются. На Урале до сих пор не встречали еще озер вулканического происхождения. Во всяком случае никто об этом не слышал. Но я все равно уверен, что не ошибся."

Были ли взяты на самом деле бутылочки для воды из озера, незамерзающего, по словам Ю.Ярового, и в самые холодные зимы, мы не знаем. Знаем, в Проекте похода Игорем были запланированы и отмечены галочкой (что исполнено) 4 грелки. Грелок в вещах погибших не обнаружено, но обнаружили две фляжки, одна с остатками какао, другая пустая, с запахом спиртного.

"...Броня перешел на тему о Paупe: "Откроем на Payne целебный источник?! Вот это было бы здорово! Представляю: Полярная Мацеста. "Сообщение ТАСС. На Приполярном Урале группой туристов-энтузиастов открыто теплое озеро, содержащее целебные воды". Даешь Мацесту, Рауп!"

Вот и косвенное упоминание о боевом листке "Вечерний Отортен". Я целиком и полностью разделяю версию тех исследователей, кто не соглашается с тем, что "Вечерний Отортен" дятловцы писали до восхождения на Отортен, т.е. утром на Ауспии 1 февраля, на стоянке, перед выходом на хребет. Накануне вечером дятловцы не смогли перейти перевал по климатическим условиям - сильный ветер, как отмечено у И.Дятлова в общем дневнике. Перейти не смогли, до самого Отортена день пути, и неизвестно, что ждет завтра, может быть, опять не пройдут, придется возвращаться в низину в лес.. А если совсем не удастся восхождение на Отортен, что делать? Написали -Отортен, а сами там не побывали, это будет мучить, особенно самолюбивого руководителя. Туристы - народ суеверный, не станут писать заранее о событии, как о совершившемся факте, если оно еще не произошло. Ростовчане, например, находились территориально поблизости от дятловцев, три раза поднимались и возвращались назад, не сумевшие преодолеть сильный ветер и снегопад, так и писали в дневнике, что не смогли с первого раза. В случае с дятловцами что же получается? Перейти перевал не смогли, а газету "Вечерний Отортен" уже написали. Странно. В данном случае более приемлемо было бы писать боевой листок "Вечерняя Ауспия", поскольку на Ауспии застряли на два дня и сделали лабаз. Или "Вечерняя высота 1079".

Но пишут об Отортене, который еще не был виден с Ауспии. Говорит ли это о таком факте, что события в походе отображались не совсем так, как они происходили. Воображались. И вероятно кое о чем пришлось умалчивать в общем дневнике.

Но можно предположить и другое: если они пишут "Вечерний Отортен", то это означает, что на Отортене они все-таки побывали. Если не на вершинах, то подошли к Отортену. И водичку в озере могли набрать, и отметить это событие в в одном из личных дневников, иначе зачем Яровому сочинять от имени дятловцев о планировании курорта на озере.

Следствие уверяло, что на Отортене группа не была. Но из личных дневников участников группы нам известны только три, в которых ни слова не было сказано о восхождении на Отортен и о событиях 1 февраля. Последняя запись в общем дневнике датирована 31 января. Это наводит на мысли о сокрытии каких-то событий, отмеченных в неизвестных нам личных дневниках остальных дятловцев, происшедших с группой 1 февраля и далее.

Предположим, дятловцы подошли к Отортену и поднялись на одну из вершин. Что заставило вернуться назад, не оставив записку? Но мы не знаем, была ли оставлена записка дятловцами, а если оставлена, то где могли ее оставить? Нам известно, что группа М.Аксельрода побывала на Отортене и нашла только записку группы Б.Гудкова за июль 1956 года.

Рассказ о том, как была найдена эта записка, известен со слов поисковика С.А.Типикина. По этому поводу в нашем сообществе в контакте "Перевал группы Дятлова. Спасите наши души!" выступил бывший альпинист Сергей Кочанов-Сорокин, ровесник дятловцев, с критическими замечаниями к рассказу С.А. Типикина и отметил много несоответствий в повествовании, с точки зрения альпиниста. Я отсылала С. А.Типикину эти замечания в совокупности со своими недоумениями по поводу его воспоминаний о палатке и телах у кедра, на что получила его ответ, краткое содержание которого гласило: если я ищу истину в воспоминаниях поисковиков, то я опоздала, как минимум, лет на 50. И руководствоваться мне нужно только официальными заключениями и протоколами допросов 1959 года. Как Станиславу Александровичу запомнилось то время, так он и рассказал о нем. Что ж, вопрос с запиской дятловцев остается неисследованным.

Официальная версия следствия - на Отортене группа не была, погибла у высоты 1079. Вспомнился рассказанный мне сон о Рустике Слободине: на вопрос, был ли он на Отортене, Рустик улыбнулся и ответил спрашивающему:"Конечно, был!"

Может, и успели оставить записку... и пришлось быстро уходить от преследователей, которые находились рядом с дятловцами, начиная с Ауспии и первой попытки перейти перевал. О том, что к священному месту манси двигается группа туристов, уже было известно всей округе, это вне сомнений. Новости у манси расходятся в быстротой молнии. Об этом упоминали еще дорреволюционные исследователи.

Вспоминаю слова одного алтайского аборигена, рассказывавшего о духах гор, он сильно не понимал и искренне удивлялся, спрашивал туристов: "Зачем вы ходите в горы? Каждая гора - это уникальный дух." Они ходят к выбранному духу либо вернуть своё тело в случае предчувствия приближающейся смерти, либо с ритуалом, заключающем в себя просьбу о некой помощи. "Горные духи своенравны и ревнивы, - продолжал он, - однажды нарушив его границы, в лучшем случае, дух будет тебе помогать в рамках своей территории..." Это в лучшем случае. А в худшем...

К. Ф. Карьялайнен: "У современных остяков мир духов очень богат, настолько богат, что, наверно, никогда никому не удастся выявить число и имена всех этих духов". С существами более низкого ранга, которых на русском языке называют духами, отношения строились на принципе взаимной услуги, по формуле: "Дай, и тебе будет дано". Атеистическая пропаганда была направлена на отказ от традиционных духовных ценностей, самого мировоззрения народа. Ханты и манси (и прочие северные народы) продолжали проводить общественные обряды втайне. Основная сложность, с которой встречаются исследователи, связана с необходимостью определить, сменялись ли верования, или одни дополняли другие. Какие верования являются общими для всех коренных народов Сибири, а какие можно считать только ханты-мансийскими? Как происходила и происходит замена различных верований современным материалистическим мировоззрением современных хантов и манси. Я думаю, что языческие верования настолько глубоко укоренились в генетическом "духе" северных народностей, что и современные их потомки тайком, а кто и не скрываясь, приносят различные жертвы ( кровные и безкровные) своим богам и духам. В Ханты-мансийском округе местные власти официально разрешили кровавые жертвоприношения, на которые собираются толпы народа. Пока что оленей, но если дело пойдет дальше, то начнут прилюдно любую живность приносить в жертву духам, а там, глядишь, и по лесам начнут слишком часто пропадать люди, которых " медведь задрал"...

Конфликты между аборигенами Севера и пришлым русским населением обусловлены именно несовпадением представлений о правильном поведении при общении и этнокультурной спецификой нормативного коммуникативного поведения, принятого в разных культурах (Буркова и др. 2010; Феденок, Бутовская 2008; Христофорова 1998).

Главным же бедствием, влияющим на поведение обских угров, уже больше столетия является пьянство, причем водку раньше наливали даже маленьким детям (Дунин-Горкавич 1911: 32). Уже в начале XX века этнографы отмечали, что пьянство делает обских угров более грубыми и жестокими, и почти всегда сопровождается ссорами и драками. И если последние до приобщения народов к алкоголю никогда не приводили к раздорами, то со временем это стало приводить к конфликтам и мстительности (Дунин-Горкавич 1911: 32; Остроумов 1904: 25).

Очень мало информации о человеческих жертвоприношениях у остяков и прочих северных народов. Неудивительно. Тема запретная на протяжении всего времени правления советской власти, материалы такие проходили под грифом "секретно" и тщательно скрывались от общества. Если ученые и натыкались в процессе раскопок на человеческие скелеты с явными признаками увечий, говорящих о принесениии этого человека в жертву, то они считались преданиями старины глубокой. Имеются сведения о таковых жертвоприношениях, добытые в результате археологических раскопок и этнографических экспедиций.

ЧЕЛОВЕЧЕСКИЕ ЖЕРТВОПРИНОШЕНИЯ.

Для начала расскажу вам остяцкую сказку.

Шли три женщины por (Пор) и три женщины mōś (Мось). Когда стемнело, они переночевали в лесу. Женщины por убили одну женщину mōś и съели ее. На следующий день произошло то же самое со второй женщиной mōś. Когда женщины por вечером третьего дня хотели ночевать в лесу, третья женщина mōś отказалась. Они пошли дальше, пришли к дому. Вошли внутрь, подождали немного. Пришли четверо мужчин. Живут вместе. Мужчины попросили у своих жен точильный камень, чтобы наточить охотничий нож. Три женщины por ответили: 'У нас нет точильного камня'. Женщина mōś дает своему мужу точильный камень. Затем мужчина строит ей отдельный дом. Когда четверо мужчин ушли на охоту, каждая из трех женщин por родила ребенка. Самая старшая женщина por идет к женщине mōś, говорит: 'Я убила своего ребенка' и приносит ей поесть мясо ребенка. То же самое делают две другие женщины por'. Женщина mōś тоже рожает ребенка, прячет его. Когда женщины por пришли к ней в гости, она им говорит: 'Я тоже убила своего ребенка' и предлагает им сваренное мясо их детей. Женщины por предлагают ей пойти с ними рубить дрова, но женщина mōś не идет с ними. Женщины por заносят дрова домой и натягивают на чурбаны кожу, которую они сняли со своих детей; они становятся 'деревянными призраками' (juχ japali; japali 'тень'). Когда мужчины приходят домой и хотят поцеловать детей, у них (мужчин) сходит кожа с губ. Они убивают и сжигают своих жен .

Сказка записана В. Штейницем 10.09.1935 от Марфы Ользиной из Сурейских юрт, Полноватского сельсовета, Березовского района.

Раньше, если происходило убийство, сначала разбирался шаман, выясняя, не было ли это вмешательством духов. Затем мужчины говорили с убийцей, ругали его. Дети и женщины на такие советы не допускались. Родственники убитого могли примириться с убийцей, если тот давал выкуп - от одного до нескольких оленей. За убийство ребенка отец мужа и его старший брат могли сильно избить женщину, так как ребенок считался принадлежащим роду мужа (Лукина 2005: 264).

Хочу привести в пример современные исследования Н.Гемуева и упоминания о человеческих жертвоприношениях в дорреволюционной краеведческой литературе.

 []

 []

 []

 []

 []

 []

 []

 []

 []

Человеческие жертвы приносились еще для того, чтобы безбоязненно взять найденный в тайге клад.

Об этом упоминается в романе А.Иванова "Золото бунта":

"...на семь голов клад заговорен. Понял, Астапа?

- Семерых, значит, тебе убить надо и головы их сюда принести, чтобы клад открылся?

- Надо. Только Бакир шибко хитрый. Людей Бакир не убивал, жалко. Бакир собак убивал, обманул шайтана. Закопал собачьи головы. А где клад? Не открылся Бакиру!

....все тайны людские - от лукавого. Господь своего от людей не таит. А где тайна - там лукавый. И подручных у него - легион."

А вот рассказывал исследователь Виктор Мальцев:

 []

 []

 []

 []

Могут и убивают. Только мало кому это известно. Тот, кто знает, молчит. А между тем, городскими туристами создается образ тихих и гостеприимных манси, говоря, что манси и ханты убить не могут. Будто убийцы обязательно должны внешне выглядеть как убийцы, на которого взглянешь и сразу поймешь - вот он убил.

Об обязательном принесении человеков в жертву при нахождении клада говорится и у А. Каннисто, в начале XX в. записавшего рассказы манси: "Так на Северной Сосьве клад (укрытые сокровища) узнавали по горящему огоньку, и в этот огонь полагалось прыгнуть. Если же у огня сидел старик-сторож, его нужно было сбить с места ударом руки слева направо, тогда огонек угасал, старик валился на землю, одновременно с этим открывалась крышка клада. Денег можно было взять только горсть, но и с пустыми руками возвращаться было нельзя. Остальные деньги забирали на следующий день. После этого устраивали жертвоприношение: часть мяса съедали на месте находки, остатки уносили домой. Кости собирали в шкуру жертвенного животного и клали в яму, где был найден клад. В д. Шайтанской клад был зарыт на глубину семисаженного поводка для оленей. К нему вела 'денежная лестница', возле клада стояли золотые стулья и медный котел, заполненный до краев деньгами и воинскими доспехами. Чтобы получить сокровище, было необходимо принести человеческую жертву - девочку 7 - 8 лет или мальчика. Им отрезали кончик пальца, укалывали иглой голень ноги и пускали бежать; кровавые следы приводили к кладу. Другой клад был обнаружен у юрт Тоболдиных (низовья Северной Сосьвы). Однажды старик и старуха увидели горящий огонь. Он почти погас, когда старуха стала бить по нему топором. Старик сломал крючковатую березу, и они вдвоем вытащили медный котел, полный денег. Когда они снова пришли к тому месту, чтобы принести в жертву теленка, отверстие в земле закрылось. Вскоре старик и старуха умерли. Еще одно место нахождения клада было известно у юрт Резимовых. Чтобы поднять сокровища на поверхность земли, здесь необходимо было принести в жертву пеструю корову, тогда можно было получить столько денег, сколько вместит шкура животного. На Верхней Лозьве два охотника шли вдоль берега реки, нога одного из них провалилась под землю. Когда охотник вытащил ногу, то в образовавшейся яме увидел много сундуков, по обеим краям ямы стояли два леших. Для поднятия клада требовалась человеческая жертва. На Нижней Лозьве для этого приносили в жертву человека, белую лошадь или собаку" [Kannisto, 1958, S. 256 - 258].

О расположении жертвы.

Ориентация жертвенного животного направлена либо на восток, либо на юг, которые считаются благоприятной, 'теплой' стороной. В этом же направлении ханты устремляют свои молитвы к могущественным духам в надежде на удачный промысел.

Северное направление связано с понятием "низа". Согласно хантыйской космогонии, на севере находится холодная страна мертвых. При похоронах мертвого остяка укладывают головой именно в эту сторону. Обычай меридиальной ориентации своих покойных головой на север у обских угров отмечен исследователями как типичный исключительно для всех финно-угров. Связан он очевидно с тем, что Обь берет начало на юге и течет на север. Отсюда противопоставление этих сторон света как жизни и смерти, тепла и холода, добра и зла. Эта оппозиция применима к востоку и западу, где восток обладает семантикой юга, а запад - севера. Север и запад трактуются как зоны смерти при проведении обряда жертвоприношения, хотя само животное ориентировано на юг или восток. Небо, по представлениям ханты, имело мужскую (южную) и женскую (северную) половины.

...К северу от костра на расстоянии одного метра головами на запад, ногами на восток рядом лежат трупы в количестве двух.

... В этом же районе в юго-западном направлении от указанных двух трупов на расстоянии 400 метров обнаружен труп, лежащий животом вверх... в 300 м от кедра по направлению к палатке

В этом же районе строго в юго-западном направлении на склоне высоты '1079' обнаружен труп... в сторону палатки...

Труп лежит головой в том же направлении, как и предыдущие трупы ( то есть головами на запад, ногами на восток)

... в ручье первом обнаружены 4 трупа из них три мужчины и одна женщина. Два мужчины и третий лежат головами на север по течению ручья. Труп ( женский) лежал в противоположном направлении головой против течения ручья.

Привыкли считать, что если найденные тела лежали головами к палатке, то они двигались к палатке. А они могли лежать головами к точке, принятой манси за место поклонения богам и духам - вершине Холат-Чахля, а также к месту той самой мансийской конструкции в виде миниатюрного чума. "Район Чума к северу от места аварии" - говорит в протоколе допроса Е. Масленников.

Что могли называть чумом городские люди Масленников и Григорьев, я рассказывала в части 2 "Мансийского следа."

Гусь боготворимый идол их бяше.

Стоит обратить особое внимание на слова из книги Т. Д. Слинкиной: Мансийские оронимы Урала. Ханты-Мансийск, ОАО ИД "Новости Югры", 2011. По специальности Т.Д. Слинкина врач, но ее всегда интересовали мировоззрение и философия народа манси, его язык, история, фольклор, духовная и материальная культура, народная медицина. С 1999 г. она начала сбор материала по мансийской оронимии Урала. Отработав 27 лет по основной профессии, с 2002 г. Т. Слинкина является научным сотрудником отдела мансийской филологии и фольклористики обско-угорского института прикладных исследований и разработок. Ею опубликовано более 25 статей и два фольклорных сборника. Самостоятельную ценность представляют разнообразные приложения к работе, их десять. Приложение No 10. Список основных мансийских священных микрорегионов Урала и зон, опасных для посещения человека (также с указанием номера и страницы). Этот впервые приводимый уникальный список содержит названия 48 особо почитаемых мест, связанных с духовной культурой и религией манси. Он составлен с целью сохранения этой информации в памяти молодого поколения, а кроме того, предназначен для разработчиков туристических маршрутов и создателей проектов промышленного освоения Приполярного и Северного Урала. Вот отрывок из этого списка опасных для жизни мест: "Воот-Тааратанэ-Сяхл (г. Отортен, настоящая) Лунт-Хусап-Сяхл (г. Лунтхусап, ошибочно на картах как г. Отортен) Хоолат-Сяхль (г. Холатчахль, высота 1096) Лунт-Хусап-Сяхл, "как патриарх, властвует здесь над всей местностью". Гора и озеро считаются Священными. Район вершин Воот-Тааратанэ-Сяхл и Лунт-Хусап-Сяхл женщинам посещать запрещено. Обряды поклонения проводятся мужчинами в определённые сроки." (КТО ТАМ ИЗ ВЕЛИКИХ КРАЕВЕДОВ-МАНСИВЕДОВ НА НЕДАВНЕЙ КОНФЕРЕНЦИИ ВЕЩАЛ, ЧТО В РАЙОНЕ ГИБЕЛИ ДЯТЛОВЦЕВ НЕТ СВЯЩЕННЫХ МЕСТ?)

Остяки поклонялись и поклоняются воздуху, небу и "богу", все эти три понятия обозначаются одинаково Тор, Торум.

Тор, тороп-юх имеет птицеобразный внешний вид и называется по-русски 'лебедь', 'гусь', 'журавль'. Это дугообразная арфа с корпусом и шейкой из цельного дерева, на конце шейки вырезана птичья, а иногда конская голова. В угловом пространстве между корпусом и шейкой натянуто от 9 до 13 струн. Вспомним, что на таком музыкальном инструменте играли шаманы.

О существовании специальных построек для почитаемых хантами духов известно из самых ранних источников. Первой серьезной работой общего характера о хантах является книга Г. П. Новицкого "Краткое описание о народе остяцком", написанная в начале XVIII в., в 1715 г., но опубликованная только в конце XIX в.(1884 г.) Л.Майковым.

Малороссийский казачий полковник Григорий Новицкий был женат на родной сестре жены Ф.Орлика, секретаря Мазепы. Таким образом он был вовлечен в заговор предательства. Хотя Новицкий впоследствии и принес покаяние Петру Первому, но был сослан в Сибирь.

Новицкий вместе с некоторыми из приехавших с ним в Сибирь казаками поступил на службу к митрополиту Тобольскому и Сибирскому Филофею (Лещинскому), что дало возможность ему сопровождать митрополита Филофея в путешествия к хантам и манси в 1712-1715 гг. Эти поездки и дали Гр. Новицкому материал для "Краткого описания". Григорий Новицкий вместе со священником Сентяшевым был в конце концов убит хантами Конды.

Новицкий утверждал, что ханты переселились на Обь из Пермской земли, укрываясь от "евангелской благодати Божией", распространяемой пермским епископом Стефаном, "укривахуся зде, где и доселе с тмою идолобесия пребиваху." Такое предположение о заселении Оби хантами признавал и Г.Ф. Миллер. Сами себя, говорит Новицкий, остяки называют Кондия, Хондия, а страну свою - Хойдымых, Остяками же их прозвали пермяки, принявшие христианство. Само слово "остяки" он сначала производит от слова о с т а н к и : "Россияне, видевше их идолобесия останки, укрывшийся из Пермы, нарекоши их Остяки, аки бы останки." Но вслед за этим дает и другое объяснение: "второе же мнится быти и се, яко же вси здешнии полунощныи народы от обыкновений своих нарекошася сыроядцы - от сыроядения, тако и сии от нравообычая, своего, зане народ сей упражняеться рибою и от повседневной сей пищи ничто же вящше сущу во устех их, яко ости рибныя, от них же мниться; быть яка название се Остяки, и наложаша Россияне".

По этому поводу позднее было высказано Н. Абрамовым другое мнение, а именно, что русское "остяк" есть не что иное как переделанное татарское "уштяк", что означает - грубый, невежественный. Кроме татар, а позднее и русских, хантов никто не называл остяками или уштяками.

"Егда сий дивий, Остяцкий (и Вогулской) народ кротостию и благоразумием прытяжа благочестию, власть бо ярости исполненна не возмогла бы быти, привлекающая сих добродетель до таковаго повиновения, дабы свое паче житие возлюбивше оставил злочестие, зане дивий сей народ трепетен, звероподобен, страха нетерпелив. Бегство - обычное спасение его есть; не убы сим воспланула ярость, како бы прежде обьяти страхом скорее восприял бых покрывало, непроходимую пустиню, безденные вертепы, мрак и сень пустинную, еже обычное ему от страха хранилище есть... народ тако возлюби праотцы их укоренное злочестие, яко удобнее быть ему лишитися жития, ниже утатися злочестия своего"

Вот краткий пересказ из упоминаемых в книге верованиях остяках: Новицкий рассказывает о том, что "зелная же скудость понуждает я от птиц, гусей, лебедей здирати кожы". В третьей главе "Краткого описания" рассказывается о религиозных верованиях хантов, их идолах - старике Обском, Гусе, идоле Кондийским и др. - и обряд служения им. "Сим частым жертв приношением впремногую внийдоша нищету и крайное разорение, яко чад и жен своих продаваху заимодавцем своим в работу".

- обряд жертвоприношения: отнять у живого жертвенного животного его "оболочку", то есть душу, и предложить ее духу.

- дать огню монету

- Гусь боготворимый идол их бяше.

О шаманах: Новицкий называет их "шаманчыки" и считает их людьми, попавшими в рабство к дьяволу. Жрец, шаман - это те, кто "утворит или содержит идола, или себе претворит ревностию около идолов всегда упражнятися."

Г.Новицкий был назначен на довольно таки опасную должность надзирателя за соблюдением христианских обычаев новокрещенных хантов, поскольку вся связь с христианской религией у хантов и манси выражалась в том, что некоторые из них носили крест на шее, имели в юртах иконы, не покидая, однако, своих богов и культов. За эту должность он и поплатился жизнью, был убит в тайге хантами, когда обнаружил их тщательно скрываемое священное место идолопоклонения.

Дабы не терзать слух и очи "ласкаваго читателя" старинной российской мовой с малороссийским акцентом, приведу перевод на русский язык избранных страниц "Краткого описания" Г. Новицкого. Перевод этот был сделан с воспоминаний капитана драгуна шведской службы Жана Бернара Мюллера, во время его плена в Сибири, но на самом деле является полной компиляцией "Краткого описания о народе остяцком" Г. Новицкого, которого швед назвал "одним древним неизвестным русским автором".

"...эти несчастные создания, которые, не внемля своему разуму, двигались до тех пор почти наугад среди мрака идолопоклонства... вогулы, имеющими свой собственный язык и которые поклоняются демону в их идолах.

Они живут без законов и приносят дары богам, которых они изготовили сами, полагая, что именно от них зависит их существование, удовлетворение нужд и добыча пропитания. Они совсем не едят хлеба и даже не знают его, но питаются они сырым мясом, плотью разных животных безо всякого приготовления. Они питаются также растениями и кореньями и пьют с большей охотой кровь, чем воду.

...их общество не опирается ни на какие основы нравственности, ни на какие гражданские законы и что они не имеют ничего, кроме того, что установлено среди них обычаем, или того, что подсказывает им природа, что каждый должен соблюдать, чтобы сохранить общество и избежать угрызений совести и укоров от других людей. Именно этим они руководствуются при воспитании своих детей.

В этой стране нет ни коней, ни других удобств, ввиду того что, если бы они там имелись, их нельзя было бы использовать при поездках по причине высоты снежного покрова. Это вынуждает использовать собак или оленей. Олени и собаки служат им вместо лошадей. Они запрягают шесть собак, а иногда даже дюжину, в сани, которые везут их с крайней быстротой.

Они имеют обыкновение делать определенные отметки на кистях рук, как-то: рисунки птиц, цифры и т. д. Они показывают эти метки своим заимодавцам в качестве знаков, которые они могут без труда распознать и отличить их с уверенностью от других. Если же у них есть также некие порез, шрам, ранение или некоторый знак на лице или другом месте, они их делают заметными, когда входят на рынок и начинают исполнение своих обязательств.

Говорят, что они рабы своих обещаний и что они очень строго возвращают свои долги на условиях, которые оговорены, давая рыбу, или меха, или деньги. Они ставят потом новые такие же метки как будто для того, чтобы вернуть обратно свой залог и отказаться от обязательств, о которых они договорились.

Женщины делают много таких отметок на кистях своих рук и, чем более они пятнают себя, тем более кажутся красивыми.

Они имеют две разновидности божеств, к которым обращаются и которым делают приношения и жертвы при всех своих нуждах и при всех случающихся благоприятных оказиях. Некоторые представляют собой бронзовые изваяния довольно совершенного мастерства: женщин с обнаженными руками, гусей, змей и другие подобные предметы, унаследованные от чути (Tschut), о которой уже говорилось, и полученные ими от китайцев.

Другие - неумелая разновидность того же, являющая собой лишь кусок дерева, почти бесформенный, с шишкой вверху в качестве головы, что должно изображать человека; имеется также выступ, чтобы обозначить нос, и прорезь пониже, передающая рот.

Каждый делает себе подобного идола так, как он его воображает, а также и бросает его столь же часто, как это полагает кстати, и иногда даже разрубает его на куски и кидает в огонь.

Есть у них еще и другие идолы, состоящие из длинных и толстых отрубов дерева, не имеющие какой-либо формы, лежащие на земле, обмотанные всякого рода лохмотьями, с осколком зеркала сверху, служащим для отражения лучей солнца, которые светило посылает свыше. Они их помещают обычно на высоких горах, наиболее приятных из тех, что они могут найти, исходя из характера местности, или же они их устанавливают посреди лесов в небольшом шалаше, сооруженном из деревьев, с маленькой хижиной возле для складывания всех костей животных, которые им приносятся в жертву.

(Примечание: интересно про зеркальце. И татуировки.)

Все умение этих жрецов, совершающих жертвоприношения, состоит в том, чтобы кричать в уши идолов просьбы тех, кто им приносит дары, терпеть мучения за их предыдущие ложные пророчества и говорить затем скороговоркой легковерной черни всевозможные разновидности выдумок и измышлений, подавая их в качестве ответов оракула.

Жрец связывает себя, потом бросается на землю и катается по ней, строя ужасные ужимки и кривляясь до тех пор, пока он не почувствует в себе присутствие духа до такой степени, чтобы ответить на те вопросы, которые были заданы идолу, касающиеся обычно будущего, мест, наиболее пригодных для успешной охоты, или разрешения спорных дел. Те, кто пришел к вещуну спросить совета, присутствуют при всем ритуале, издавая без перерыва вздохи и стоны и ударяя в таз или какую-нибудь другую посудину, пригодную для того, чтобы производить шум, до того времени как они увидят голубоватый дым, являющийся, как они считают, духом пророчества, который распространяется среди всех присутствующих, захватывает колдуна и вызывает у него судороги, в которых он колотится и бьется на протяжении часа или несколько дольше. После этого он понемногу приходит в чувство и говорит затем скороговоркой своим почитателям некий вздор, который он (насколько это возможно) сближает с их вопросом.

Колдуны из окрестностей Самарова и Березова убеждают бедных жителей, которые приходят к ним за советом, что из всех жертвоприношений, совершаемых их богам, последним угодны только кони. Эти добрые люди очень легковерны, стараются изо всех сил в продолжение некоторого времени и производят значительные траты, с тем чтобы достать их, но влезают в долги из-за этого настолько, что большинство бывает вынуждено продать свои ветхие одеяния, не оставляя себе даже того, чем прикрыть тело. У них наступает в конце концов прозрение, когда время уже упущено, они догадываются об обмане, в который были втянуты посредством этих жертвоприношений, но слишком поздно.

Если колдун указывает им некое место, удобное для рыболовства или охоты, то он их обычно вводит в заблуждение, и редко, когда они там обретают рыбу или дичь. Эти разочарования вызывают у них недовольство своими идолами, поскольку следует от них неважный успех. Ввиду того после своего возвращения они наказывают их кнутом и бьют до тех пор, пока не посчитают достаточно пострадавшими за учиненное надувательство. Однако их гнев все-таки проходит, поскольку они стремятся помириться со своими божествами, и для этого они им даруют лохмотья одежды, твердо решив при этом лишить их этого при первой же возможности, или же их предсказания признаются ложно истолкованными. Все это должно лишь истолковываться их домашними идолами, сделанными их собственными руками, к которым они обыкновенно не питают большого почтения, так как они много больше боготворят своих общепочитаемых идолов, от которых они не отказываются и не бросают их, как других."

Обратим внимание на такую деталь:

"Напротив, они их высоко ценят и чтят, как древности, приобретшие и доказавшие святость. Они очень доверяют им, особенно когда они бронзовые, что им придает, как они воображают себе, нечто вроде бессмертия, поскольку они противостоят разрушению с незапамятных времен и приобрели за столько лет большую божественную благодать и опытность. Отцы очень расхваливают эту разновидность идолов своим детям, которым они советуют почитать их."

Когда жена теряет своего мужа, она выказывает свое горе тем, что скорбит о произошедшей потере, изготовив идола, на которого она возлагает одежды покойника. Она кладет идола затем себе на руки и держит так в продолжение всего дня перед своими глазами для того, чтобы, созерцая его, оплакивать мужа. Этот обряд длится на протяжении целого года, после чего она оставляет идола и забрасывает его в какой-нибудь угол, надеясь, что он пригодится при другом случае. Женщина, не соблюдающая этой традиции, была бы опорочена, и ее порицали бы за то, что она не любила мужа и была неискренней в супружестве.

Когда они убивают медведя, с него снимается шкура и вешается возле идола на очень высоком дереве, вблизи которого они воздают зверю великие почести, просят у него прощения, строя много притворных выражений, плача по поводу постигшей его гибели. Они представляют ему все таким образом, что на деле они не те, кто над ним это совершил, поскольку они не умеют ковать железо, чтобы его поразить, а перо, направлявшее полет стрелы, происходит от иноземной птицы, и что они лишь сотворили оплошность. Тем не менее они просят у него очень покорно прощения. Эта несуразность проистекает из представления, по которому, как они полагают, душа этого зверя, блуждающая из края в край по лесам, может отомстить за себя им при первом же благоприятном случае, если они не позаботились о том, чтобы ее задобрить и дать ей своего рода удовлетворение, чтобы она сделала одолжение покинуть тело, в котором пребывает.

Когда они приносят присягу на верность своему государю при помощи его воевод, их ведут на двор, где находится шкура медведя, разостланная на земле, с секирой и куском хлеба под ножом, которые показывают им. Прежде чем есть хлеб, они произносят следующие слова: 'В случае, если я не останусь всю свою жизнь верным моему государю, и если я восстану против него по моему собственному почину и в сознании, и если я пренебрегу данными ему обязательствами, которые ему принадлежат, или же я оскорблю его каким-либо образом, каким бы ни было, пусть этот медведь разорвет меня посреди леса, этим куском хлеба, что я собираюсь съесть, я подавлюсь, этот нож принесет мне смерть, этот топор отсечет мне голову'.

Когда между ними происходят некоторые распри, обе стороны избирают третейских судей, перед которыми излагают спорное дело, а когда некоторые сомнительные обстоятельства им становится трудно разрешить, судьи предлагают одной из двух сторон дать клятву, что делается следующим образом. Сообщается, что нужно судить перед идолом, и потом одному из тяжущихся говорят о наказаниях за клятвопреступления, приводя ему множество примеров кар, которые за этим следовали. Ему дается нож, которым он срезает кусок с носа идола, и топор, которым он ударяет по идолу, произнося такие слова: 'Если я дам ложную клятву, пусть меня по справедливости расчленят на несколько частей, пусть этот нож отрежет мне нос, а этот топор раскромсает меня на куски таким же образом, пусть медведь меня загрызет в лесах и все виды несчастий меня постигнут'.

Они придерживаются того же самого обряда, когда клянутся кому-нибудь для того, чтобы служить свидетелем. Если же иногда обнаружатся среди них клятвопреступники, они тем не менее продолжают утверждать, что божий суд никогда не оставит их ненаказанными. Недавно произошел очень примечательный случай. Жил человек, часто лжесвидетельствовавший, как будет видно в последующем, никогда не обнаруживавший ни малейшего страха перед божьими карами, которых он заслуживал благодаря своим клятвопреступлениям, и с которым действительно не случилось ничего в течение всей его жизни. Однако, когда он скончался в 1713 году и его родичи погребли его очень глубоко в песке на берегу реки, пришел туда тотчас медведь, не выказывавший охоты причинить кому-либо зло и которого не могли никак прогнать собаки, некоторое количество коих было им задрано. Наконец в 1731 году он нашел место, где покоилось его тело, вырыл из земли и съел его лицо, которым он смотрел на идола, совершая клятвопреступление, и руку, которой он его бил. Жители рассказывали все эти подробности в моем присутствии архиепископу и казались очень напуганными происшествием, столь странным, никогда не сталкиваясь ни с чем подобным тому, о чем они рассказали до их крещения, которое состоялось в 1713 году.

Своих идолов они именуют шайтан. Женщины обладали собственными идолами в своих отдельных шалашах, о которых мы уже говорили. Вместе с тем есть три идола, особо выделяющиеся из других по их значимости, из коих два (один поблизости от другого) в хижинах Белогорья (Bilhorsky), из которых наиболее значительный не имеет имени. Им воздают великие почести и обращаются к ним со всеми своими нуждами. Я не могу точно выразить смысл фигуры этого идола, не получив возможности увидеть его, поскольку этот народ увозит и прячет его, опасаясь, как бы архиепископ, придя крестить их по указу его царского величества, не сжег его. Судя по тому описанию его, какое они мне сделали, это лишь неотделанный отруб дерева, не имеющий подобия телу, у которого только обрезана верхушка, чтобы имелось сходство с человеческой головой. Они затянули ствол красной материей, на которой пришили такое количество лоскутов, сколько его почитатели принесли ему, и увенчали его шапкой, подбитой мехом черно-бурой лисы огромной цены.

Второй шайтан, находящийся поблизости, представляет собой медного гуся с распростертыми крыльями. Они его ценят много меньше, чем первого, поскольку тот сделан из материала более священного, также потому, что они полагают, что первый из них более древний, вследствие чего бесконечно более опытный. Кроме того, область влияния этого гуся простирается лишь на гусей, уток и диких животных. Используется чаще этого другой идол, более значимый, чем названный гусь, который, когда ему заблагорассудится отправиться в путь, ставится на его крылья, и ему приказывается оттуда следовать всюду, куда он пожелает. Остяки совершают жертвоприношения этому гусю, когда они имеют намерение поразвлечься охотой на диких птиц или даже соболей мелкой породы.

Третий шайтан зовется Старик обский (Starik Obsky). Он находится напротив города Самарово, бывшего места его пребывания, а ныне располагается там, где Иртыш впадает в Обь. Его почитатели имеют обыкновение перевозить его с места на место каждые три года по Оби с большой торжественностью в барке, нарочно для него построенной. Это бог рыболовства, и он властен, как они мыслят, заставить прийти морскую рыбу в Обь, когда он сочтет это полезным, для того чтобы принести изобилие в их рыбный промысел. Идол этот только лишь из дерева и имеет вытянутую наподобие как у свиньи личину, которая призвана обозначать, что он в силах таким средством завлекать рыбу из моря в Обь. Он имеет два небольших рога на голове и стеклянные глаза, но они не знают сами, что это символизирует. У ног этого бога они складывают свои кольчуги, чтобы показать превосходство, каким он обладает над всеми иными божествами моря, и что он одержит над ними победу.

Каждый год они приходят, как только лед начинает таять и реки выходят из берегов, в большом количестве просить у него доброго успеха в их промысле рыбы. Их мольбы бывают то смиренные, то крикливые и оскорбительные. Когда они получают хорошие уловы, значит, что Обский старик наделяет их первыми плодами рыбной ловли, в особенности если они выловили определенный вид рыбы, именующийся нельма, которая очень похожа на лосося, и, несмотря на то что они едят выловленную ими рыбу, не оставляется идолу его часть, поскольку они ему дают жир, чтобы помазать рот, и, когда они едят, они ублажают его душу в воздухе, стуча палками таким образом, как мы говорили выше.

Однако, когда их рыбный промысел не имеет успеха, идол также испытывает на себе плохие последствия этого, ибо они отбирают у него его одеяния, ему привязывают веревку на шею и, после того как хорошенько отстегают его, бросают в некое полное грязи место, осыпая его при этом упреками и ругательствами, говоря, что он проспал, когда они молили его о помощи, что, пожалуй, его сила стала умаляться и что он не способен более служить им, что он удалился к своим предкам, что также и его древний возраст сделал его ленивым и дряхлым и он не должен счесть несправедливым, если они от него избавятся и найдут себе другого бога, более могущественного и полезного, чем он. Они оставляют его в этой клоаке до той поры, пока по случайным обстоятельствам их рыбный промысел не становится удачнее, после чего забываются все основания для недовольства, которое они испытывали насчет идола, они его извлекают оттуда, где он содержался как бы в заключении, водружают на прежнее место и натирают ему снова уста, с тем чтобы его успокоить."

Г. Новицкий сурово и прямо обличает народ остяцкий в сатанизме: "...владычество и престол сатанин царствующий и гнездящийся в сем Остяцком идолопоклонническом роде". Это на заметку тем, кто считал хантов и манси 50-х годов кротким и безобидным народом.

Манси и ханты идолов своих не боятся, могут побить, уничтожить, разбить на куски. А тут группа туристов... Кто с ней будет церемониться,забреди она туда, куда не надо, возьми то, чего не следовало. Это надо иметь в виду, что народ, веками пьющий кровь и пожирающий сырое мясо,сохранивший свои пристрастия и до наших дней, поклонявшийся сатанинским идолищам поганым, приносившим им кровавые жертвы, не может быть кротким по сути. Но снаружи очень даже может. Городской человек надменно и самоуверенно считает их отсталыми, забитыми, ничтожными для совершения убийства. Ну и пусть так считает недальновидный горожанин. Тем более манси уже не те, что раньше. Но мы говорим о таинственной гибели туристов в далеком 1959 году, когда и манси было много, и оленей, и косы носили мужчины манси, и в необитаемой тайге имелось множество тайных схронов и мест поклонения идолам, куда власти и не пытались соваться, отдав эту неизведанную территорию на откуп и полное владение самим манси.

 []

А вот еще одно интересное повествование о горе, озере, дереве, объектах, эксплуатируемых в шаманизме. Петр КОРЯКИН:

"После смерти душа-кут шамана ... Кут белого шамана бывает связан узами с мифическими прародителями якутского рода - Омогой Баай тойоном и Эллэй Айыы. Юрюнг Айыы берет сюр кут'а белого шамана из "высокого золотого сундука" и посылает его к дереву шамана - 'аан харыйа' (изначальная ель).

 []

Рисунок мансийского и первого ненецкого художника Константина Леонидовича Панкова.

Большое(Мировое) дерево, гора, ручей, два маленьких дерева.

После положенного срока воспитания его прогоняют на серебряную гору, стоящую под восточным небом. Купание и ныряние в бело-молочном озерке, находящемся там, превращает его в сокола. Этот сокол вспархивает на особое шаманское дерево о семи вершинах и девяти сучках. Там сокол обретает человеческое сознание и осознает свое предназначение."

Но нас интересует не сокол, а гусь.

- Место для родов тыхл - "гнездо". Почему сынские ханты-женщины называли место для родов тыхл 'гнездо'? В гнёздах своё потомство высиживали птицы.

Часто богиня Калтащ представляли в образе гусыни, сидящей в гнезде:

"В хорошем образе золотого гуся садится",

"В счастливом гнезде из тонкого шелка сидит, в богатом гнезде из тонкого сукна сидит".

 []

О Золотой бабе отдельный разговор. Тема эта интересная, кого же называли Золотой бабой и почему Золотой? В этих вопросах я придерживаюсь направления, заданного когда-то кн. Н.Трубецким и дополненным полевыми исследованиями некоторых ученых, в том числе и путешественником Виктором Мальцевым.

Также верховное божества обских угров Нуми-Торем (ставший таким, вероятно, под влиянием христианства:

первоначально ≪нуми-торем≫ означало ≪верхний мир≫, ≪небо≫) окружен сыновьями, которые могут превращаться в различных зверей и птиц; их, почитали в образах лебедя, гуся, ястреба, щуки и т. п. Каждый из этих сыновей имел определенное место жительства в селениях обских угров и изображался в виде птицы или зверя (таким, вероятно, был ≪медный идол≫ с Оби, почитавшийся в образе гуся, сидевшего в гнезде, устроенном из сукна, холста и пр.).

Вот упоминание Н. Гондатти о превращении Мир-Сусне-Хума в гуся:

 []

"Выбежала сестрица в чистое поле и только увидела: метнулись вдалеке гуси-лебеди и пропали за тёмным лесом. Тут она догадалась, что это они унесли её братца. Про гусей-лебедей давно шла дурная слава - что они пошаливали, маленьких детей воровали".

А почему? Почему белые птицы служили нечистой силе?

По А. Мазину, "лебеди являются неотъемлемой частью шаманских обрядов, и считалось, что именно они несут душу шамана в нужном направлении".

Птицы и кони - по А. Афанасьеву - обычные метафоры ветра.

Б. Рыбаков указывал, что в прикладном искусстве древности идея суточного движения солнца выражалась при помощи животных: днём светило везут по небу кони, а ночью по подземному океану утки, лебеди, гуси.

У якутов, зырян, гиляков, селькупов и эвенков лебедь также священная птица. Его считают в прошлом человеком сибирские угры и кумандинцы, а остяки, нганасаны, селькупы - божеством. Для айнов лебедь - "дух снега".

Н.Гемуев тоже отмечает взаимосвязь божества манси Мир-Сусне-Хума с гусем.

 []

 []

В 19 веке часть экспедиции Эрнста Карловича Гофмана - один из трех отрядов под началом горного инженера, майора Никифора Ильича Стражевского (1847 г.) побывали у Холат-Чахля и г. Отортен. В этот отряд входили Ковальский, Брант и Юрьев. Продвигаясь по водораздельному хребту, отряд посетил ряд высоких гор (Ландхусеп, Ялпингньер, Ишерим), определяя их высоты и координаты. В Петербурге венгерский путешественник Антал Регули передал Гофману свою схематическую карту Урала между 58 и 70 R с. ш. В основу ее Регули положил лишь расспросные данные, но экспедиция во время работы убедилась, что они тщательно и критически отобраны; карта оказалась полезной, так как содержала множество названий гор и рек.

 []
Как мы заметили, г. Отортен не называлась Отортеном, как мы привыкли ее называть, а имела название у манси Лунд-Гуссем-Ур (как записано у Стражевского и вероятно Регули). В 1952 году Русским Географическим Обществом была выпущена "Карта северного Урала и берегового хребта Пай-хоя", основанная на 186 астрономических точках, определенных Ковальским. Что интересно, на этой карте отмечен Отортен, как Отортен, а не Вот-Тартан-Сяхл, как предположил его первоначачальное название лингвист А.К. Матвеев. Также отмечен Лунд-Хусеп ( видимо, как современный Отортен). На карте в районе известной нам Холат-Чахль отмечены две возвышенности: Ауспи-Тумп и Мань-Хола-Чахль.

Создается впечатление, что Отортеном названа восточная вершина г.Отортена, Лунд-хусепом - западная вершина Отортена или кар под которым расположено озеро Гусиного гнезда. (Мань-Лундхусеп-Урр - как отмечается в Топографическом описании Э.Гофмана)

Вот что пишется в Топографическом описании Северного Урала (Юрьев)/1852 (ВТ)/Топографическое описание Северного Урала, осмотренного в 1847 году:

Каменистый кряж Поримойгит-Урр, под 61R38′ северной широты, заключающий главные истоки рек Вишеры и Малой Уньи, текущих на запад, и реки Пурмы, имеющей начало с восточной стороны, составляя линию водораздела, примыкает на севере к горам Хо́ле-Чяхль и Гордганг-Чяхль; в долине, их разделяющей, находится главный исток реки Большой Уньи, в которую верст чрез десять, обойдя мыс Суо́мъях-Нёл, впадает река Малая Унья. (Примечание мое: отметим название Сумьях - ритуальный лабаз манси.)

Далее от Гордганг-Чяхль линия разделения вод делает колено около восьми верст к северо-западу, и следует хребтами Порито́тне-Чяхль и Мань-Лундхусеп-Урр к главному истоку реки Ло́зьвы, текущей на восток из озера, заключающегося в глубоком обрывистом и каменном ущелье хребта Я́ны-Лу́ндхусеп-Урр.

 []

Прошу прошения за качество фотографии. Не нашла в интернете более в лучшем исполнении.

"От сего последнего к северу водораздел идет каменным гребнем горою Уо́теп-Чяхль, чрез сопки Мотью-Чяхль и Мань-Гатчет-Урр, - к верховьям рек Малой Печоры и Сосвы, отделенным высоким кражем Я́ны-Га́тчет-Урр. Это колено около десяти верст, отделяет всрховья реки Сольпа, притока Лозьвы, от истоков рек Уньи и Печоры.

.....

К сожалению, здесь все имеет мертвый и неподвижный вид, и эта мертвенность только нередко нарушается завыванием ветров, как бы силящихся побороть спокойную стойкость каменных великанов или пронзительным и жалобным криком парящих над головою орлов, которые как бы обнаруживают этим свое опасение за целость гнезд с приближением смелого путника, дерзнувшего подняться к недоступным вершинам. Отсюда вековые леса, растущие у подножия, кажутся слившимися в одну черную массу, а река - узкою чертою. Края горизонта во все стороны окаймливаются рельефами отдаленных возвышенностей и многосопочных кряжей. Но вот погода начинает нахмуриваться! До слуха доходит глухой шум лесов долины, волнуемых ветром, раздается свист нагорного ветра и облака быстро несутся чрез горы. Здесь, задерживаемые высотою, они сгущаются в черные тучи и, обхватив вершин сопок, разражаются ослепительною молниею, ударяющею в их седое вековое темя.

Проливной дождь и оглушительные раскаты грома заставляют скорее спускаться сверху и укрываться под навесы каменных утесов.

Об одной из вершин СЕВЕРНОГО УРАЛА (Тельпоизе: Туземцы - остяки и зыряне - уверяли нас, что на эту гору никто не смеет взобраться, и что в старину были будто смельчаки, увлеченные любопытством, но оттуда никогда уже не возвращались. Они считают место это обиталищем нечистого духа. Смеяся грубому предрассудку суеверных туземцев, мы имели намерение отправиться на эту гору, какие бы труды местные не предстояли; но наступивший сентябрь месяц с раннею осенью не позволил тратить суток на подобные предприятия любопытства, тем более, что полковнику Гофману предстоял еще путь к северу на полградуса по широте, и к тому сухари и прочие припасы наши уже все почти истощились.

Высокие и почти недоступные кряжи и сопки называются у туземцев Яльпинг-Нёр, что значит по-остяцки недоступный, проклятый камень или шайтанский. Один из таковых находится на Урале южнее вершины реки Вишеры, другой отдельный хребет - на восточной стороне Урала у верховьев реки Щугура Госса-Яльпинг-Нёр и третий - у впадения реки Няыс-Мань-Я в Яны-Няыс-Я.

Неудивительно, что самый недоступный вид подобных гор внушает уже суеверным туземцам разные предрассудки, к тому же любопытство не управляет ими в той степени, чтобы они могли поверить нелепое предание, тем более, что и самый промысел не влечет их на эти любопытные высоты.

...

Разделение времен года основано у них на звериной и рыбной ловле, на перелете птиц и прочем. Месяцы считают по лунным течениям и новый год начинают с последней половины октября месяца.

Почти каждый из них имеет по два имени: одно остяцкое, выражающее какое-нибудь событие, обстоятельства, вещь и прочее, случившееся при рождении его, например: Ма́нь-Пырсь (маленький мальчик), Хаи́дыэ (дикий). Лаача (утка), Ла́кур (неровная земля), и тому подобное. Другое же - православное имя, и почти всегда в уменьшительном виде: Сенька, Васька и прочие. Обыкновннно при этом некоторые остяки на вопрос чиновника о прозвании отвечают сердито: 'Что ты у меня спрашиваешь, разве сам не знаешь?! посмотри в книге, там найдешь'! Поэтому и прозвания свои они называют Ле́пок-Не́ме, что значит в переводе 'бумажное имя'.

... с женами же своими обходятся сурово, по-варварски, как с невольницами; женщины вообще у них в большом пренебрежении и даже не считаются в числе людей. Только в пьяном виде остяки затевают большею частью между собою ссоры, которые оканчиваются нередко дракою; пьянство есть общий и самый величайший порок их.

Близкий к природе образ жизни остяков и строгое уважение обычаев старины не позволяют им отстать совершенно от прежнего языческого быта их и следовать вполне уставам церкви; большая часть из крещенных, исповедуя православную религию только по наружности, предается грубому идолопоклонству, отправляя в сокровенной глуши лесов и на высях гор жертвоприношения своим кумирам."

Что пишет об Отортене лингвист А.К. Матвеев, отец писательницы Анны Матвеевой:

"Отортен, гора (1182 м) на водораздельном хребте в самой вершине Лозьвы. Отортен находится на границе Свердловской области и Коми АССР, недалеки от него также границы Пермской и Тюменской областей.

Название, хорошо известное исследователям Северного Урала и туристам, возникло в результате ошибки, но утвердилось на карте. Это искаженное до неузнаваемости название горы Вот-Тартан-Сяхл, более низкой и находящейся в нескольких километрах северо-восточнее Отортена. Манси называют Отортен совсем по-другому: Лунт-Хусап - 'Гусиное гнездо' или Лунт-Хусап-Сяхл - 'Гора гусиного гнезда'. Дело в том, что юго-восточный склон Отортена круто обрывается к горному озеру Лунт-Хусап-Тур - 'Озеру гусиного гнезда', откуда начинается Лозьва (это озеро называется также Лусум-Талях-Тур - 'Озеро в верховье Лозьвы').

Итак, Вот-Тартан-Сяхл, гора в 5 км к СВ от горного узла Отортен. По-мансийски означает 'Гора, пускающая ветер', 'Гора, с которой дует ветер' (вот - 'ветер', тартан - причастие настоящего времени от глагола тартангкве - 'пускать'). Манси подчеркивают, что ветры очень часто дуют именно со стороны этой горы. Ср. здесь же на Северном Урале Тэл-Поз-Из - 'Гнездо ветров'.

Название Вот-Тартан-Сяхл по ошибке и в искаженном виде было перенесено на соседнюю более значительную вершину Лунт-Хусап и закрепилось в форме Отортен. На самом деле Отортен не есть Отортен, а Гора Гусиного гнезда - Лунт-Хусап-Сяхл, Лунд-Гуссем-Ур. Иначе говоря, это священные места манси, поскольку их божество Мир-Сусне-Хум превращался в гуся, их богиня Калтащ высиживала сына-гуся на озере Гусиного гнезда, их гора Холат-Сяхль являлись священной, на ней приносились жертвы божествам."

Женщинам запрещалось появляться в священных местах у Лунт-Хусап-Сяхла. А что же женщины-туристки? В 1956 году на Отортене побывала группа московских туристов, руководитель Борис Гудков. В группе была одна женщина. Я спрашивала у Бориса Сергеевича, спускались ли к озеру те ребята, которые пошли на Отортен, была ли среди них женщина? Оказывается, озеро они вообще не видели. Этот вывод Борис Сергеевич сделал, вспомнив и посмотрев записи в дневнике: когда пришла с Отортена группа из трех человек, все мужчины, об озере они даже и не рассказывали. Получается, что они подошли к Отортену, с одной из вершин, откуда не увидели озеро? Другой путешественник Алексей Шредер говорит, что с того места, где фотографировались участники группы Гудкова (Ворота Отортена) озеро не видно, Ворота Отортена находятся на западном склоне, ниже западной вершины Отортена, в 10 минут ходьбы от вершины. Возникает вопрос: дошла ли группа Гудкова до самой вершины Отортена, или оставили записку в этих Ворот, там же взяли записку свердловской группы, которая проходила до них по этим местам две недели раньше (были ли там женщины, неизвестно). И откуда сняли записку группы Гудкова поисковики М.Аксельрод, С. Согрин и С. Типикин, именно у тура у этих ворот, или западной вершин Отортена, непонятно. С.Типикин вспоминал, что С.Согрин поднимался на останец на вершине Отортена и там нашел записку группы Гудкова. Взбирались ли участники группы Б. Гудкова на останец, чтобы оставить свою записку, так и не удалось выяснить - сам Борис Сергеевич не был на Отортене. Но довольно странный способ оставлять записку для следующих групп - на вершине останца. Маловероятно.

Кто знает, где лежала записка дятловцев на Отортене? И успели ли они ее оставить... Понятно одно - группа Аксельрода исследовала Отортен и сообщила: дятловцев на Отортене не было. Это было принято всеми за аксиому.

Изучая рассказы путешественников прошлого времени и настоящего об озере Гусиного гнезда, заметила такую странность: никаких гусей там не было и в помине. Не только гусей и лебедей, но и уток, и прочих представителей пернатого мира. Наверно и рыбы там нет. Кроме куропаток, которыми богат тот район. Но озеро носит название гнезда гуся, не куропатки. В чем же дело? Путешественник Дмитрий Леванов, не раз бывавший на Отортене, объяснил мне эту странность отсутствия пернатых на озере их имени: "Само озеро для гнездования водоплавающих не совсем благоприятно. Мало корма для этих птичек. Гнездятся они в основном в долинах рек, где и корм и прибрежная растительность."

Осмелюсь выдвинуть предположение, что и раньше, в прежние века не было там никаких гусей и уток, а озеро и одна из вершин современного Отортена получила название у манси как Озеро Гусиного гнезда и Гора Гусиного гнезда - Лунт-Хусап-Сяхл, Лунд-Гуссем-Ур потому, что в тех местах когда-то хранилась святыня ханты-мансийского и других северных народов - Золотая баба, богиня Калтыщь в виде Гусыни, сидящей в гнезде. И сын ее, любимое божество хантов и манси, Мир-Сусне-Хум, принимающий образ Гуся, там родился, его это вотчина. Потому окрестности Отортена и Холат Чахля считались священными землями. И не зря ходили слухи в среде самих манси, что в верховьях Лозьвы находился какой-то важный идол, к которому не допускались все желающие поклониться ему, а только избранные.

Ради сокрытия информации о священности места манси расскажут и про огненные шары, летающие над этой землей, и нарисуют их со всей достоверностью продолговатый силуэт шаров, и что там бог курит трубку, спуская на землю "мистический" туман, в который попадали местные охотники. И не ходи туда, чужак, там даже манси гибли, а ты и подавно сгинешь. И рассказ про женщину-геолога вполне мог иметь место, если слухи пошли о таком убийстве в прокурорской среде. Но само дело было открыто и расследовалось как спецдело, передано в спецхран, как передавались все дела по национальным вопросам. Посему ивдельский прокурор Владимир Пешкуров никак и не мог обнаружить его, как и другие дела об убийствах на национальной почве.

Также хотелось обратить внимание еще на одну деталь из повести Ярового, где упоминается об озере. Озеро было им названо теплым. С чего бы это? Художественный прием? "Мацеста на Приполярном Урале". Дело в том, что озеро на самом деле в те годы могло быть теплым, незамерзающим. Как резервуар для слива радиоактивных и прочих отходов при неких испытаниях. Встречалось мне упоминание. что в районе г. Отортен имеются таинственные пустоты, что неизвестно откуда попадает вода в озеро Гусиного гнезда, помимо природных причин наполнения.

Какой такой секретный полигон или лаборатория находились в окрестностях Отортена, неизвестно. Но в эту версию хорошо укладываются и мертвое озеро без птиц, и теплое озеро, воду из которого набрали дятловцы в грелки, предупреждения манси "не ходи туда!", рассказы о трясениях горы и неожиданно появляющемся плотном тумане неизвестного происхождения ("бог трубку курит"), ну и конечно же - так называемых летающих огненных шарах и следах радиоактивного загрязнения на одежде погибших. Интересно было бы узнать, проводилась ли экспертиза одежды Рустема Слободина. Ведь судя по показаниям М. Аксельрода, под ним был довольно таки толстый слой льда- 7-8 см! Уж не от грелки ли с теплой водой из озера он образовался? Убийцы обыскивали труп и вылили эту воду...

Это таинственное озеро напомнило о другом подобном озере в Казахстане, в районе г. С. У меня имеется информация( источник из федеральных кругов желает остаться анонимным) о том, что Семен Золотарев ещё до алтайских поездок побывал в районе С. и плотно поработал с тамошними товарищами... в порядке обмена опытом в организации встреч на дальних рубежах...

Не для подобной ли встречи он опять был направлен в район озера, на этот раз у г.Отортен, как имевший опыт организовывать встречи у таинственных озер?..

А тем временем...

За что же манси могли преследовать группу?

1. Группа вторглась в такое место, куда вторгаться не следовало - на священные места, где находились священные для манси объекты: священное озеро, склон горы Холат Чахль... Группа на пути к Отортену, наткнулась в тайге на святилище манси и взяла оттуда какие-то вещи, думая, что святилище заброшено и взяв оттуда вещицы "на память", ничего страшного не случится. Группа могла обнаружить клад. Хотя летом это сделать проще, чем зимой

2. Туристы осквернили священное место манси. У палатки дятловцев прокурор В. Темпалов обнаружил и зафиксировал в протоколе старый след мочи, определив его как след кого-то из группы.

3. В группе находились две женщины, одна из которых была впоследствии смертельно травмирована.

Женщинам вообще запрещалось под угрозой смерти ездить по священным озерам и пить воду из этих водоемов. Некоторые священные места на реках, например, Лозьве и Вижае, женщины обходили посуху, далеко отклоняясь от реки или озера, чтобы не видеть даже верхушки деревьев, растущих на священном месте.

Нам известно, что без глаз оказались два участника группы, у них же были и одинаковые травмы - переломы. Возможно увидели нечто сакральное, на что женщине и вообще иноземцам смотреть было запрещено. Недавно я получила информацию о том, что еще у одного из участников группы отсутствовал глаз, про который ничего не было сказано в акте исследования трупа. Но информация эта мной еще до конца не проверена, потому такое краткое сообщение, которое все же не хочется замалчивать.

В. В. Васильев записал у демьянских хантов такое поверье:

"...есть и амбары с богами, шайтанами, на которых, по мнению остяков, под страхом ослепления смотреть нельзя."

У тех же самых хантов имеется старинный герой, которому посвящаются идолы и приносятся жертвы - "Безглазый человек" ( Сем-дахой).

Существует легенда и о слепом старце Савве. Ослеплен же он был по той причине, что видел то (в частности, Богиню и путь к ней), чего не должен был больше увидеть - говорится у писателя Ювана Шесталова.

Почему были переломаны ребра у двоих участников похода?( судмедэксперт Э. Туманов предполагает, что еще у одного участника группы были сломаны ребра, у Н. Тибо, исходя из описания результатов гистологической экспертизы.) Можно предположить - это результат стягивания в противоположных направлениях тел жертв арканами-тынзяками, как охотники стягивают туши оленей, ломая им грудные клетки и шеи в процессе удушения.

Но еще хочу напомнить о другом способе пробивания грудной клетки с последующими переломами: это ловушки, установленные в глухих местах, стрелы которых пробивают грудные клетки. ловушки замаскированные так, что их не заметишь.

Ловушку на зверя (и непрошенного гостя) манси могли сделать на месте, причем для некоторых ловушек не требовался ни нож, ни топор. Лук - из елового дерева, тетива - из кедрового корня, на стреле вместо оперения - беличий хвост или веточка кедра. Размоченный и расщепленный кедровый корень - это леска, крючок - заостренный сучок ели.

"Любой хант-охотник из тысячи ловушек найдет свою и отличит от многих других не только свои лыжи, но даже их след. Все это потому, что все его предметы, сделанные для себя, им очеловечены. Он их сделал так, чтобы они ему нравились. Если вещь нравится человеку, значит, между ними имеется незримая нить, которая прочно их связывает. "Хант никогда не делает заготовки для десятка топорищ, как и никогда не делал заготовок для десятка охотничьих луков. Что это будет за нить, которая связывает тебя одновременно с десятком луков! Поэтому хант делает одно топорище от начала до конца: выбирает дерево, срубает, сушит, строгает, опять сушит и опять строгает. Вещь готова. Теперь можно браться за другую, если она тебе нужна." (Кулемзин, Лукина, "Знакомьтесь - ханты!")

В этом аспекте сомнительными выглядят слова городского журналиста, принявшего жерди за заготовки для нарт во множественном числе, а жертвенный знак с лосиными рогами на вершине - за чум. Городские жители продолжают верить в этот мифический чум, уверяя других и себя в том, что всем поголовно поисковикам под страхом смерти запретили говорить о чуме. Поэтому они его не помнят. А Масленникову и Григорьеву, выходит, не запретили говорить и писать, так как информация о чуме пошла именно от них.

"Для манси и хантов промысел - серьезное дело, что в зимнее промысловое время они живут, как правило, в охотничьих избушках, а не на своем постоянном месте. Здесь рядом с жилищем стоит лабаз, в котором хранится все необходимое для зимней охоты.

Поход к зимней избушке для охотника и собаки - не прогулка. Охотник тянет за собой ручную нарту, вернее, тянут они вдвоем с собакой. Нарты идут по лыжному следу, поэтому не делают собственную колею. Когда охотник изготовляет лыжи, то учитывает ширину нарты, и наоборот. Охотник никогда не должен пользоваться чужими лыжами или нартами. Лыжи должны быть по весу хозяина, а нарты - по силе." (Кулемзин, Лукина, "Знакомьтесь - ханты!")

В дневнике группы Дятлова читаем, что ребята шли по следу охотника, который ехал на нартах с оленьей упряжкой. Они пишут, что охотник пошел дальше, а олени остались пастись. Не иначе как дятловцы видели этих пасущихся оленей. Не думаю, что они были такими искусными следопытами, что могли распознать, что олени остались пастись, а охотник пошел дальше. В таком случае - куда пошли потом олени, после того, как они попаслись, если след оленей разделился от следа охотника?

Итак, дятловцы увидели оленей. Где фотографии этих оленей? На походных пленках их нет. Хотя на других фотографиях из предыдущих походов много фотосессий с мансийскими оленями. Что помешало сделать фото оленей на этот раз? Видимо, негатив пленки, где были запечатлены олени, изъят по определенным причинам.

Нарты и олени присутствовали на охоте - это означает одно: манси забили крупного зверя, потому и приехали за ним на нартах. Избушка манси стояла в тайге недалеко от склона. О такой избушке указывается и в повести Ю. Ярового. То, что это не чум, определенно. Чум не избушка, он ставится временно, собирается и разбирается, просто так его не оставляют на голом склоне. И чтобы его поставить, нужны особые нарты, на которых складываются шкуры и жерди. Один охотник ставить чум не будет, это обязанность женщин манси. А женщины манси на склон Холат Чахля и Отортена не допускались под угрозой смерти.

Из протоколов Уголовного дела можно заметить, что манси дома зимой не сидели, даже туберкулезные больные. Их трудно было застать на месте. Но также заметим активность манси в посещении своих родных по поселкам в то время, когда они должны были охотиться. Необычная смерть девяти туристов всколыхнула все стойбища манси, как бы они не притворялись, что ничего не видели и ничего не знают. По сути манси должны были явиться в полном составе в местные органы и предложить свою помощь в поисках погибших, чтобы снять с себя подозрения и показать, что они не причем.

На самом деле их пришлось искать, уговаривать, платить большие деньги за помощь, приходилось гоняться за ними по поселкам и стойбищам, чтобы заставить их прийти дать показания, при этом немногие - по пальцам пересчитать - манси, получали деньги, но предпочитали спать, нежели выходить на работу, отдувались за них - прикрывали - братья Куриковы, депутаты местного совета. Манси спали и получали суточные, солдаты и студенты работали в тяжелых условиях бесплатно, за идею и тарелку еды.

Но когда на склон прилетали вертолеты, манси вылезали из своих укрытий, быстро приезжали к товарообмену. Не исключено, чтобы найти манси или собрать их для дачи показаний, им посулили спирт.

Рассказы Коротаева о том, что манси привозили и пытали, выглядят сомнительными. Попробуй вылови манси в лесу, мы это читали в протоколах дела, каким образом пытались это сделать. Если и привезешь кого-то из них в милицию, то только женщин и детей. Пытали ли женщин и детей - не верю. Времена были уже иными. В общем, местным манси удалось избежать обвинений. Вектор расследования резко и непонятно переменил направление, оставил манси в покое, переместился на не менее загадочные, летающие где-то высоко в небе огненные шары. С таким же успехом можно было допрашивать военные самолеты, шаровые молнии, ветер, лавины и инфразвук. Военные дела- никто к ним и не подпустит гражданских следователей. Природная стихийная сила - что с нее взять. Л.Н.Иванов выбрал неопределенную стихийную силу, так подогнав материалы дела к закрытию. О радиологической экспертизе никто бы и не узнал. Но кто-то из архивистов приложил к УД и наблюдательное дело со всеми секретными конвертами, содержащими результаты радиологической экспертизы, смэ по последней четверке в овраге, переписку с почтовым ящиком о пропаже сотрудника секретного предприятия Г.Кривонищенко и пр. артефакты. Ведь сказали же хранить отдельно секретный пакет. Нет, кто-то добросовестный потом все это пришпилил к делу. Пошел на должностное преступление. Однако, какой неизвестный смельчак обнаружился в Сверловской прокуратуре! Он даже разыскал журналиста Гущина и дал ему все сведения о "государственной тайне"! Словно кто-то незримый очень хочет убедить всех в виновности смерти группы Дятлова военных и ракетные испытания.

Каким образом сочетаются версия причастности манси к гибели группы и радиация, обнаруженная на одной из вещей погибших? А никак. Радиация хорошо объясняется версией Ракитина. В этом ему нет равным никого. В версии манси радиацией можно пренебречь по вполне объяснимым причинам. Например, она была привнесена на одежду одного из погибших еще до похода, в соответствии с версией А. Ракитина. Радиоактивное загрязнение тел в овраге могло произойти вкупе по причине выпадения радиоактивных осадков, принесенных снегом и дождем с Новой Земли в верховья р.Лозьвы и попавших в ручей с паводковыми водами, омывавшими трупы в овраге. Также причиной загрязнения мог служить и такой факт: двое из группы работали на секретных объектах, при которых могло произойти радиоактивное загрязнение их органов. Как мы знаем, на девушке были найдены вещи одного из этих ребят. Нахождение следов радиоактивного загрязнения у трупов давало право поставить на деле о гибели студентов гриф секретности, что и было сделано по законам того времени.

Прямая Палатка - Кедр. Некоторые исследователи предполагают, что дятловцы специально выбрали кедр на возвышении, чтобы следить с этого места за палаткой на склоне, откуда из выгнала некая опасность. Нелогично получается. Опасность была такова, что дятловцы покинули палатку в чем были - раздетые и разутые, устремились вниз к лесу. И вот выходят к кедру, чтобы с этого места им хорошо было видеть палатку, и разжигают костер. Для чего? Чтобы опять привлечь к себе опасность? Какая-то игра в казаки-разбойники получается с такой "неопасной" опасностью. Нет, кедр выбрали не ребята. Кедр был местом, у которого манси совершали жертвоприношения. Именно на холме. Именно одинокий кедр, высокий и могучий. А вот сколько у него вершин и как они разветвлялись вверху, неизвестно. Но этот кедр был отмечен манси. Именно у кедра корреспондент Г.К.Григорьев выкопал из-под снега какую-то шкуру, возможно оленью. Потому что у мест, где совершаются жертвоприношения, всегда оставлялась шкура жертвенного оленя. И туда привели дятловцев. Кровь на кедре - это кровь жертв, и наверно кровь Люды. Думаю, что Иванов взял образцы крови с кедра для анализа, узнать, кому она принадлежала. Возможно, эти образцы вез Юдин, среди банок с биосубстратами первых найденных погибших. Образцы, которые впоследствии были изъяты людьми из комитета (по сообщению О. Архипова в книге "Судмедэксперты в Деле группы Дятлова")

На фотографии с поисков 1959 года хорошо видно, как внизу, на границе леса выделяются из общей массы две вершины каких-то высоких деревьев, находящихся друг от друга на некотором расстоянии.

 []

Я не знаю, принималось ли это во внимание исследователями, побывавшими на перевале, пытались ли они искать эти деревья, ставшие к нашему времени исполинами. Наверно, зимой их можно увидеть, граница леса поднялась вверх по склону, но это не высокие деревья, не кедры и не сосны. Исполины должны быть видны. Или хотя бы одна вершина уцелевшего дерева. Летом это намного сложнее. Но попытаться стоит. Хотя разрушать мифы невыгодно, проще держаться за этот кедр, который был назначен на роль "того самого кедра", около него искать ручьи и камни, овраг, в котором были найдены последние погибшие. Под фонарем искать светлее.

Осмелюсь высказать предположение, что деревом, у которого нашли тела, вовсе не было кедром. У Ярового в повести проскальзывает упоминание о сосне с перекрученным стволом и ветками. Такие деревья манси и ханты очень любили выбирать для тайных ритуалов и жертвоприношений. Более того, встречались мне сведения в литературе о шаманах, о том, как сами шаманы могли колдовством скручивать стволы и ветви лиственниц и сосен. Манси и ханты более всех деревьев предпочитали для жертвоприношений сосну, потом кедр, но главное- лиственницу. Именно культовые сосны и лиственницы срубали и сжигали власти. Именно лиственница "была тем самым кедром". Лиственницу или сосну ту срубили, а сознание народа "отравили" дезоинформацией, что дерево было кедром. Возле кедра и фотографировались все последующие смены поисковиков-студентов, когда им разрешили делать фотографии. К этому кедру и водили новые группы поисковиков, представляя его тем самым деревом, у которого нашли тела погибших дятловцев. Кедр этот запомнил свидетель Якименко, прибывший впервые на поиски, когда все события совершились, а настоящее дерево уже было уничтожено. Вот он и сейчас стоит. Ну а те, кто не верят нынешнему кедру, продолжают безрезультатно искать следы того пропавшего "кедра".

Почему у дятловцев не было зафиксировано ни одной капли крови на одежде, понятно тем, кто знает о культах манси. Манси не проливают при жертвоприношениях ни одной капли крови, это запрещено их законами. Но изощренному мозгу интереснее придумать гипотезу, что погибшие увозились со склона, переодевались в морге (их одежду постирали и погладили и посыпали иголками с кедра для правдоподобности, но впопыхах на некоторых надели одежду наизнанку, что и выдало переодевателей) Верхняя одежда, что была в крови, была снята и уничтожена, а в палатку подбросили другую одежду со склада. И не поленились разложить по карманам подкинутых штормовок и штанов мелкие вещи, для идентификации того, кому они могли принадлежать, а сами тела привезли обратно и опять разложили на склоне. В общем, одни представители советской власти забавлялись с другими представителями советской власти, играли в кошки-мышки. Спросите, зачем? А наверно, студентов-поисковиков обмануть и областную прокурату вкупе с ивдельской. Такие вот затейники. Организовывали широкомасштабные поиски с целью поразвлечься самим и развлечь гражданское население, и заодно побольше потратить народных денег... Такое мог придумать только тот, кто не жил в 1959 году и не знал советской власти, а то бы понял: ей проще не привлекать внимания к тому делу, где власть напортачила, и тем более, если смерть студентов была связана с военными разработками, испытаниями, авариями ракет и пр. секретами.

Но власть сама оказалась застигнутой врасплох, когда в дело вмешался человеческий фактор. Откуда и не ждали.

"С фамилией Куриковых связаны и другие легенды, которые любят пересказывать местные жители. Говорят, например, что шаман из их рода был "задействован" в загадочной истории, известной под названием "Гибель дятловских туристов"." ( А.Стесин, 'Лесные люди'.)

< Рассказ Анны Осетровой, потомка манси из рода Куриковых.>

"Водоразделом для приверженности той или иной версии гибели группы Дятлова, на мой взгляд, является выбор (на основе доказуемости, веры, интуиции и т.п.) в пользу или не в пользу того, что на перевале, помимо 9 туристов, были некие другие люди или не-люди. Либо были, либо не были, как говорится, третьего не дано... Так вот, я, перечитав материалы уголовного дела, прежде всего, более-менее системные исследования (Буянов, Ракитин), форум pereval24, для себя лично сделала вывод, что были... И из всех версий, которые выдвигаются и анализируются сейчас, мне наиболее понятной и логичной, да-да, именно логичной, кажется версия причастности ханты-манси.

Начнем с того, что двоюродная сестра моей прабабушки, коми-пермячка по национальности, была замужем за товарищем из рода Куриковых. И я помню, хотя мне было 4-5 лет, когда баба Роза приезжала в гости в Юсьву (а меня периодически на лето "ссылали" туда к прабабушке), несколько раз обсуждалось, кто же все-таки убил туристов: ханты или манси.

Я сама не очень доверяла этим воспоминаниям, честно говоря, до тех пор, пока я будучи уже в совершенно в сознательном возрасте (25 лет) не побывала по работе в ХМАО в Казыме на каком-то празднике - это в ноябре, где услышала хантыйские песни (горловое пение), увидела пляски с бубнами и попробовала их чай. Это было достаточно разнесено во времени, и я была строго предупреждена, что с чаем нужно быть о-о-о-очень аккуратной. После этого я уверена, что один хант может довести до бессознательного состояния, не то, что девять, а 100 человек!

Этот вопрос нужно, конечно, специально изучать, причем, серьезно, по архивам, по этнографическим экспедициям. Но в более ранние периоды, такие случаи, конечно, бывали, и они описаны в литературе, хотя бы у А. Иванова в "Сердце Пармы". Да, это художественное произведение, но Иванов - историк Урала, поэтому все его исторические книги затрагивают реальные события, безусловно. Вспомним святителя Стефана Великопермского. Так вот, период истории, когда устанавливалось христианство на Урале, изобиловал ритуальными убийствами русских.

Я понимаю, что тогда и сейчас (пусть даже в 59-м году) - две большие разницы, но утверждать, что этого не могло быть, потому что о подобном нет никаких документальных свидетельств?

Причем, не факт, что нет, просто серьезно никто в рамках именно этой темы не искал.

Я могу ориентироваться на свои личные ощущения от общения с представителями этих народов. Они действительно добрые, наивные и непосредственные, как дети, но при этом какие-то совершенно загадочные, как будто с другой планеты вообще! Не понятно, чего от них можно ожидать.

Да, и до сих пор русских все-таки недолюбливают, это факт!

И еще, наверное, никто из исследователей трагедии не может сказать, что общался с мансийскими или хантыйскими шаманами, а они до сих пор есть. Что это за товарищи, таким образом, вообще никто не знает...

Присутствием на перевале манси или хантов я,скорее, объясняю для себя факт настолько стремительного выхода из палатки вообще без вещей, а также то, что попытки вернуться были предприняты уже на фоне совершенного отчаяния. Это мог быть только какой-то первобытный страх, который не позволил даже задуматься о том, что будет дальше! Я думаю, что напугали их так местные каким-то своим ритуалом... Причем, это были не рядовые местные: они однозначно бы взяли спирт и деньги, не ночью так потом, в течение месяца, когда палатка была уже без туристов, это сделали шаманы, жрецы, которым все эти гаджеты совершенно не интересны. Кстати, то, что спирт и деньги целый месяц пролежали не тронутыми манси на видном месте, косвенно говорит о том, что в этом поучаствовали их "духовные лидеры", потому что больше их ничего не могло бы остановить.

Имеют ли отношение эти персонажи к смерти наиболее травмированных дятловцев? Я не уверена. Возможно, потом все уже произошло более-менее естественным путем... Хотя есть несколько нестыковок, которые не дают покоя. Прежде всего, конечно, язык и глаза. А, во-вторых, кто перевернул трупы ...

С родственниками своими - имею родственные связи с родом Куриковых - пыталась поговорить на эту тему вот уже сейчас, в конце прошлого года, но дети-внуки говорят, что не в курсе вообще, не помнят типа ничего такого (а почему я помню эти разговоры, хотя мне было максимум 5 лет?). В общем, мега-странно...

Точно могу сказать, что из рода Куриковых непосредственных очевидцев событий не осталось (они гораздо меньше живут, чем русские). Дети-внуки (самая старшая - дочь чуть больше 60 лет) - не в теме, или делают вид, что не в теме.

Был там врач-токсиколог, который сказал, что манси - прекрасные фармакологи, и что если дятловцы с ними загодя виделись, то они могли им дать что-нибудь долгоиграющее, а потом прийти на подготовленную почву...

Моя дальняя родственница-двоюродная сестра моей прабабушки-Роза ее звали, после некой ромео-и-джульетты (потому что это не особо приветствовалось - манси и коми, сами понимаете) вышла замуж "на Вижай", как у нас в семье говорят. И потом, где-то в начале 60-х баба Роза переехала с детьми в Юсьву (это Коми-Пермяцкий округ. Пермский край).

Я лично с шаманом не знакома, даже знакомые мои не знакомы, которые там живут... Говорят, что молодой (лет 40-50), но так это или нет, проверить сложно, ибо Интернетом такие люди не увлекаются и даже телевизор не смотрят. Причем эта информация о мансийском шамане, о хантыйском - не в курсе... А они разные...

Четко помню, как моя прабабушка и баба Роза вели разговор по типу, ну, кто ребят-то убил, Сашка и братья его, наверное... А Роза сказала, что это не наши, это остяки (вот запомнила я, что было это слово... хантами и манси раньше никто их не называл). Потом пришла мама наругалась на них, что при ребенке такое обсуждают, и дальше бабушки стали говорить на коми-пермяцком.

Потом еще не раз возникали темы по поводу того, что мой папа был в молодости заядлый турист, Северный Урал весь исходил, даже в тех местах был, но не на Отортене, а на Денежкином Камне."

Такой вот рассказ - свидетельство.

Я нашла одно свидетельство о неком Александре Курикове. Примечательно то, что вспоминает человек, чей отец был шофером и вез дятловцев на машине на 41-й квартал.

"Такой интересный и самобытный народ! Не раз была в гостях у манси. Очень хорошо помню Александра Николаевича Курикова и его удивительно красивую жену Дарью. Ела и теплую печень оленя, и строганину, и бруснику, которая была крупнее клюквы... Но когда прилетала несколько лет назад... мало что осталось от того самобытного. В память врезался момент, когда зашли в юрту, то в переднем углу висела предвыборная листовка Владимира Ивановича Паршакова - в то время председателя Ивдельского горисполкома, а слева - какой-то плакат с фото Аллы Пугачевой ( но на большом расстоянии). Владимира Ивановича они очень уважали, он реально заботился о них."

Не могу не привести еще один рассказ о человеческом жертвоприношении в среде родственников манси по финно-угорской группе- удмуртов, или вотяков, как они назывались до революции. По рассказам свидетелей, до сих пор сследует опасаться ночевок в глухих удмуртских деревнях, а в 1970-е милиция негласно предупреждала знакомых избегать таких ночевок, поскольку были случаи человеческих жертвоприношений. О которых во время советской власти строго замалчивалось.

Верещагин Гр. "Человеческия жертвоприношения вотяков".

Известия Архангельского общества изучения Русского Севера, ? 10, 1911 г.

В пяти губерниях Европейской России - Вятской, Казанской, Пермской, Уфимской и Самарской обитают народности финскаго племени - вотяки. У них - свой язык, свои верования и мировоззрения.

Большинство вотяков - христиане, но более по названию, обо они до сих пор усердно исполняют свои 'старые' обычаи; до сих пор у них христианская вера пред старой, языческой, отступает на второй план, особенно в годины эпидемических болезней и сильных недородов.

До известнаго в свое время 'Мултанскаго дела' вотяками интересовались мало; только некоторые из любителей этнографии, более при случайных переездах по вотским местностям, записывали в свои дорожныя тетради все то, что не могло не интересовать их, и потом из под пера их выходили отдельныя монографии; но оне были скудны по содержанию.

Ритуалы, которыми сопровождались человеческия жертвоприношения у предков современных вотяков Сарапульскаго уезда были такие, в каком виде я описываю здесь. По собранным мною сведениям, последний раз 'замолен' человек потомками 'Бигры' в 1870 годах.

Я сказал 'последний', но верно ли, что последний?

Пишущий эти строки, после 'Мултанскаго дела' задался целью добыть об обрядах былых человеческих жертвоприношений самыя достоверныя сведения, и после тщательных изследований пришел к полному убеждению, что человеческия жертвы вотяками, изследованнаго мною района приносились только там, где существовали бревенчатые шалаши 'Быдзим-куа' и 'замаливались' зверки-ласка, горностай, крот. Там, где приносятся эти зверки до сих пор, это служит признаком, что требующий человеческой жертвы вотский Молох свое время еще не отжил.

(ПРИМЕЧАНИЕ: В ареале мифологий звериного стиля (Приуралье, Зауралье, Удмуртия, Коми) сами звери делились на группы по сферам. Сфер было три, поэтому в жертву приносились три зверя: Горностай - небесный зверь (Верхний мир), ласка - зверек нашего Среднего мира и крот - подземный зверь, представитель Нижнего мира, преисподней. Задобрив духов трех миров, приступали к главному жертвоприношению - человеческому. Сравним с определением границ Мира на Мировом дереве у манси и хантов, на какой высоте обламывались ветки: 2, 5, 7 метров)

Сообщая в настоящей статье совершенно новыя (еще неизвестныя этнографической науке) сведения, я должен заметить, что главное из изложеннаго здесь записано со слов старика-вотяка, который, можно думать, сам был очевидцем ритуала. Старик этот, не имея ничего общаго со своими односельцами - вотяками, подчас, в стороне от последних, охотно разсказывал своим соплеменникам других местностей о виданных им в прошлые годы 'видах', но разсказывает с осторожностью, при том одним лишь старикам и более наедине, из опасения быть привлеченным за болтливость к допросам, а допросов вотяки, вообще, боятся... Это - одна из черт характеристики их; потому и трудно добыть у них сведения об обрядах жертвоприношений, особенно о былых человеческих. когда археологи раскопали могильник в Усть-Нердве, там много было жертвенных захоронений с отрубленными руками и ногами.

- Да, Иван, чего не было прежде у стариков! Бывало, и людей 'замаливали' - вдруг обронил фразу старик понизивши голос, чтобы не услыхали его посторонние.

- Слыхал и я. Местами, говорят, и ныне есть, - сказал на это хозяин.

- Как не быть! Есть, несомненно, до сих пор, - согласился старик.

- Я тоже думаю. Ведь еще недавно мултанские 'замолили' нищаго, - вмешался в разговор отца со стариком хозяйский сын.

- Мултанские говоришь? Мултан слыхал, а о 'деле' их не имею никаких сведений. Да как и знать это мне? ведь Мултан не близко... Там живут калмезы2). У них и обычаи должны быть другие.

- А почему другие? - спросил сын хозяина, притворяясь незнающим, чтобы представить себя интересующимся темой разговора и тем самым разохотить старика к разсказу.

- Они совсем другого рода, - ответил старик. Я, например, - продолжал он - принадлежу роду Бигры, другие - Туръя... У каждаго рода в своих обычаях есть что нибудь свое, особенное.

- Да, есть, это - действительно, - подтвердил хозяин. Хозяйский сын сообщил старику:

- Мултанские вотяки вынули из 'замоленаго' ими нищаго сердце и легкия; затем, бросили обезглавленный труп в чужое поле. У нас, например, если старики режут скотину, голову не бросают. У них, мултанских, что-то совсем другое.

- Не знаю, как тебе сказать, молодой человек, - ответил старик, - я тебе уже говорил, что обычаи по родам различны. Вероятно, и у мултанских свои особенные обряды. Я слыхал и знаю... Дело прошлое... И сообщить можно: ты - наш брат... Приносили в жертву человека у рода Бигры совсем не так, как 'замолили' мултанские.

- Да, в старыя времена всякой всячины было много - продолжал нищий. Но что говорить о старых временах, когда недавно, всего лишь годов тридцать - сорок тому назад, чуть не на моих глазах, совершилось 'дело'. Все помню хорошо, не скрываю. Был у нас сильный недород, при том же болезни какия-то лихия ходили. Старики обратились к ворожцу 'Быздим-Туно', что де скажет он! Не выворожит ли что? Переговоры и совещания велись тайно, так, что никто из молодых о предметах совещаний стариков не знал, даже из пожилых только кое-кто, и то лишь более по чутью догадывался, что старики замышляют что-то 'особенное'. Если старики сходились между собой и случались тут молодые, говорили как-то двусмысленно. Наконец, обратились к ворожцу, хотя решено уже было принести жертву необыкновенную. Ворожец, к изумлению стариков, после сделанных им манипуляций выворожил 'человека'. Вернулись старики от ворожца и стали приискивать трех зверков: 'ласку', 'горностая', 'крота'.

- А при чем тут зверки? - спросил с недоумением хозяйский сын.

- Без предварительнаго принесения этих зверков нельзя было приступить к жертвованию человека, - ответил старик. Если - продолжал он - эти зверки были принесены, то человеческое жертвоприношение могло быть отложено до удобнаго времени - до времени нахождения жертвы. И так, приискали зверков и принесли. Таким образом начало человеческому жертвоприношению было положено.

- Но где и как принесли в жертву названных зверков? - спросил хозяйский сын.

- Принесли их в священном месте, где и прежде приносились они, - ответил старик и сообщил следующее:

- Старики собрались в лес и стали бросать между собою жребий, кому исполнить роль жреца. А это делалось в силу укоренившагося мнения, что если кто этих зверков принесет в жертву, тот должен умереть. Понятно, что никому не хотелось смерти, а жертву нужно было принести непременно, иначе народное бедствие - по понятиям стариков - не должно было пресечься. Кинули жребий, и он пал на одного хозяина. Вот так и был выбран жрец - и он волей-неволей должен был исполнить свою роль. Выбранный жрец взял живую ласку и сделал ножом глубокий укол в правый бок ея. Как только кровь потекла, всякий участвующий в жертвоприношении, принял в принесенную с собой стклянку несколько капель этой крови. Затем, когда всеми была получена кровь - жрец поступил также и с горностаем и кротом. Каждый домохозяин получил в свою стклянку кровь и этих зверков. Далее, на пылающий костер набросали ветвей рябины, вереска и пихты и на верх их положили мертвых зверков для сожжения.

- А не ели мяса этих зверков?

- Что-то не помню. Кажется, нет.

- Что-же, тем и окончилось жертвоприношение?

- Да, тем и окончилось, - ответил старик и прибавил, что это была первая или вступительная часть человеческаго жертвоприношения.

- А кровь куда дели?

- Стклянку с кровью каждый домохозяин взял с собой и дома положил ее под пол, в передний угол. Избу после этого не топили три дня.

- Кровь зверков потом соединили с кровью человека и флакончики с нею хранились под полом же, в переднем углу в течение 20 лет, после чего жертва возобновлялась.

- Вот что! Это для меня совершенная новость! - удивился хозяйский сын. Действительно, сообщаемыя стариком сведения были новостью не только для хозяйскаго сына, они отсутствовали и в этнографической науке.

- А не помнишь, дедушко, какого человека в жертву выбирали и - в частности - какого принесли у вас, в роде Бигры? - спросил хозяйский сын старика.

- Приносили всякаго, какого находили, лишь бы был мужчина от 18 до 60 лет, имел бы волосы светло-русые, но отнюдь не черные. Такого 'замолили' и у нас, в роде Бигры, - ответил старик.

- Какого же он был племени?

- Говорили, что был вотяк. Он ходил по домам - закупал щетину. Ведь таких-то для жертвы и выбирали. Ходит человек туда-сюда... Увидят, что он подходящ... Заманят его к жрецу... Угостят вином до безчувствия и, вдобавок, усыпят еще какими нибудь средствами. Там - 'замолятъ'. Поиски пропавшаго человека будут напрасны. Спросят того, другого - не видали ли мол такого человека? Скажут: не видали и - делу конец.

- Да, дедушко, в старинныя времена люди были дикарями! - воскликнул хозяйский сын. Жили они в лесах, молились пням. Чего, я думаю, они ни делали тогда! И все проходило у них, как нельзя лучше.

- Всякая всячина была и все проходило - повторил слова хозяйскаго сына старик. Под суд старики не попадали... Жили они дружно, друг друга не выдавали.

Сделай бы ныне что нибудь подобное, так какой бы шум подняли! Зазвонили бы во все колокола.

- В газетах бы напечатали, дедушко. На вотяков смотрели бы как на дикарей.

- Смотрели-бы, смотрели. И пальцем бы указывали.

- А по моему мнению, внимания бы обращали мало, - вдруг заговорил хозяин. Ведь человеческое жертвоприношение одно и тоже, что обыкновенное убийство, а убийств ныне разве мало? Ныне так привыкли к ним, что считают их за обычныя явления.

- Нет, отец, это - не простое убийство, а жертвоприношение языческим богам. Вообще, никаких жертвоприношений в наше время у нас уже не должно быть.

- Все это правда, - отозвался старик и прибавил, что местами это еще кое-где есть. Есть такия места и ныне... Например, присмотрят посторонняго подходящаго человека... Заманят его к жрецу, 'куа-утись' и там примут его радушно, как самаго дорогого гостя, угостят самой лучшей (крепкой) кумышкой... Спросят его о том, о сем - откуда мол ты? сколько тебе лет и т. д. Напоят кумышкой... Усыпят... Потом, в самую полночь, когда кругом все безмолвствует, соберутся старики у жреца ,,Быдзим-куа' и обреченнаго на жертву человека унесут в шалаш Быдзим-куа. Здесь всю одежду с него снимут и положат его в большое корыто. В корыте обмоют и наденут на него чистое белье. И вот, когда такия приготовления будут кончены, один из мужиков выйдет за дверь и там спросит он, что делается в шалаше?

- Мар ужаськод (что делаешь)? - обратится к жрецу находящийся за дверью.

- Луд-Кылчину чистую жертву приношу (Луд-Кылчинлы дун виро сетско), - ответит жрец. Мужик зайдет в шалаш, и жрец сделает небольшим ножом укол в правый бок ('под мышку') жертвы, и домохозяева-старики получат в принесенныя стклянки, содержащия в себе кровь зверков (горностая, ласки, крота) по нескольку капель человеческой крови. В это время появится за дверью шалаша вдовая женщина и спросит она:

- Кому жертва (кинлы виро)?

- Жертва Луд-пери, Тол-пери (виро Луд-перилы, Тол-перилы). Такие вопросы и ответы повторяются до трех раз, и все это делается поспешно, но с уменьем. По получении стариками-домохозяевами в свои стклянки крови, в шалаш являются женщины с кумышкой для проводов трупа принесеннаго в жертву человека на кладбаще 'Нимтэм-шай' или 'Лучкем-шай' ('безымянное кладбище, ' 'тайное кладбище'). Кроме кумышки, каждая женщина приносит с собой еще лоскуток ситцу или холста. Это, говорят оне, на рубаху и штаны принесенному в жертву. По сборе женщин и угощении ими стариков кумышкой, труп увозят на названное выше кладбище тихо, без разговоров, и там зарывают его в яму с лоскутками ситцу и холста. В могилу бросают и нож, которым был заклан человек.

- Ты сказал, старик, - что жрец делает ножом укол в правый бок. Что же, никаких внутренностей из жертвы не вынимали? - спросил хозяйский сын.

- Ничего подобнаго не было, - ответил старик. - Получали только кровь. Может быть, у других племен было что нибудь особенное, но у Бигры труп оставался целым.

- А не совершали каких нибудь обрядностей на могиле?

- Пили только кумышку и уходили домой тихо, неслышно.

- Тем человеческое жертвоприношение и оканчивалось?

- Закланием и получением крови и оканчивалось. Но этим дело не завершалось. Исполнялся еще последний, заключительный обряд чокаськон. Этот обряд совершался года через три после'замоления' человека. Таким образом, человеческое жертвоприношение распадалось на три части: первая часть заключалась в принесении зверков, вторая в заклании самой жертвы и, наконец, третья в поминальном обряде.

- В чем же состоял заключительный (поминальный) обряд?

- Устраивали по умершим предкам, во главе с принесенным в жертву человеком, поминки с приношением в жертву стараго коня. В основе этих поминок лежало то мнение, что замоленный человек на том свете будет ездить и не станет мстить принесшим его в жертву. На жертву избирали обыкновенно кобылицу.

Все изложенное здесь относится, как сказано уже выше, к племени Бигры. У других, несомненно, были иныя формы, за исключением, конечно, общих, составлявших принадлежность обрядов всех племен.

Мултанское дело разбиралось три раза. Последний раз оно рассматривалось в г. Мамадыше, Казанской губ., 4 июня 1896 г. и окончилось оправданием подсудимых.

Все как в случае с дятловцами: манси сначала допрашивали, потом отпустили, поскольку манси убить не могли, не было у них мотивов, гора не священная, никаких диких остяков у горы не нашли... - решило следствие.

Послесловие.

Собрав все эти документы и свидетельсва о жизни, обычаях и культах хантов и манси, я преследовала только одну цель, о которой не устаю повторять: версия причастности манси неожиданно была оставлена следствием, "не дожата", как выразились некоторые исследователи. В обществе многие уверены, что манси убить не могли, потому что .... далее можете сами подставить все железные аргументы в доказательство их невиновности. Я собрала материал о том, что манси убить могли. Также могу доказать и обратное: манси убить не могли.

Дело о гибели дятловцев остается по сей день "темным". Я исхожу из своих личных знаний и опыта, говоря о криминальном следе, а именно, убийстве группы туристов людьми. Кто это мог быть - американские шпионы, местные золотоискатели, манси или случайные люди как след из военного прошлого одного из участников группы, я не не знаю. Никто не знает. Считаю, что приоритетной в этом вопросе остается версия Алексея Ракитина.

Работая над сбором информации, перечитала гору этнографической литературы, и многое до сих пор остается невысказанным, настолько необъятна эта тема, настолько интересен мне народ хантов и манси. Я полюбила их, как бы это не показалось странным читателям. Полюбила их как простых людей, заблудших и упорствующих в своем заблуждении, полюбила, несмотря на их мерзкое вековое влечение к язычеству и жестоким ритуальным убийствам. В этой работе старалась руководствоваться правилом: "Платон мне друг, но истина дороже".

Засим откланиваюсь,

М.П.

март 2015 г. - 2 ноября 2015 г.

(С)



РЕКЛАМА: популярное на Lit-Era.com  
  ЛавДи "Противостояние " (ЛитРПГ) | | Л.Петровичева "Обрученная с врагом" (Романтическая проза) | | Зак "Великая Игра 2." (ЛитРПГ) | | Н.Кофф "Вот так как-то.... " (Короткий любовный роман) | | Я.Логвин "Только ты" (Современный любовный роман) | | С.Лайм "Мой князь Хаоса" (Любовное фэнтези) | | Л.Миленина "Не единственная" (Любовные романы) | | К.Марго "Мужская принципиальность, или Как поймать суженую" (Любовное фэнтези) | | Н.Волгина "Дикарь" (Короткий любовный роман) | | С.Волчок "В бой идут..." (ЛитРПГ) | |
Связаться с программистом сайта.
Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Е.Ершова "Неживая вода" С.Лысак "Дымы над Атлантикой" А.Сокол "На неведомых тропинках.Шаг в пустоту" А.Сычева "Час перед рассветом" А.Ирмата "Лорды гор.Огненная кровь" А.Лисина "Профессиональный некромант.Мэтр на учебе" В.Шихарева "Чертополох.Лесовичка" Д.Кузнецова "Песня Вуалей" И.Котова "Королевская кровь.Проклятый трон" В.Кучеренко, И.Ольховская "Бета-тестеры поневоле" Э.Бланк "Приманка для спуктума.Инструкция по выживанию на Зогге" А.Лис "Школа гейш"
Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"