Леля С Елоховской: другие произведения.

Тайная сущность вещей...

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь] [Ridero]
Реклама:
Новинки на КНИГОМАН!


Читай и публикуй на Author.Today
  • Аннотация:
    О Семене Золотареве и Георгии Кривонищенко. И многом другом.

* * *



Есть в Уголовном деле вехи, о которые то и дело спотыкается внимательный взгляд, поскольку они прерывают плавный и логичный ход событий: "А с чего это вдруг? Почему?". Один из таких узловых моментов-похороны на Ивановском кладбище, я уже рассматривала в работе "Их восемь, нас двое".

Возвращаюсь к ней с добавлениями к материалу, так как некоторые читатели приводят свои личные возражения авторской точке зрения, объясняющей "отверженность" Г.Кривонищенко и С.Золотарева именно их принадлежностью к известной организации, без которой нами не воспринимается безопасность страны.

Например, эти читатели уверены-похороны на закрытом Ивановском кладбище состоялись по просьбе родных Кривонищенко. Мол, потому, что на Ивановском был открыт единственный храм в городе, где можно было по христианским обычаям проводить покойного в последний путь. Скажу сразу: не один, а два. Второй храм был открыт на том самом Михайловском кладбище. Но утверждение о желании семьи коммуниста, партхозяйственного работника союзного значения хоронить сына по церковным канонам идет вразрез логике и законам того времени.

На нем хочу остановиться подробнее и заметить-это серьезное заблуждение людей, недостаточно хорошо знакомых с историей страны, ни с историей Русской Православной Церкви, ни с менталитетом высокого партийного руководства.

В реальности складывалась иная картина.

Обратимся сначала к воспоминаниям непосредственных свиделей тех событий - В. Якименко и А. Лепихину, посмотреть как менялись планы партии в отношении погибших:

"28 февраля создана поисковая Чрезвычайная комиссия Свердловского обкома КПСС во главе с заместителем председателя облисполкома В.Павловым. Принято решение продолжать поисковые работы до конца.

По городу поползли слухи об убийстве. Рождаются версии, подчас чудовищные.

Радио Би-Би-Си сообщило об убийстве вблизи Свердловска группы туристов. А что же делать с уже найденными телами ребят?

Происходит что-то непонятное. На родителей 'дятловцев', не переживших еще ужаса утери детей, навалилась драма странного поведения власти. Мама Юры Кривонищенко рассказывала, что родителей каждого по отдельности вызывали в партийные органы разных инстанций и настойчиво рекомендовали согласиться хоронить сына или дочь в Ивделе. Возмущенные родители настаивали на похоронах в Свердловске. Понадобилось даже идти к секретарю обкома КПСС товарищу Куроедову, чтобы решить этот вопрос.

7 марта. Всех пятерых ребят привезли в Свердловск и будут хоронить 9 марта на Михайловском кладбище.

И вновь странности. Студенты-туристы повесили объявления о месте и дате похорон. Объявления сорваны. Студентов вызывают в партком УПИ, где секретарь парткома Косухин устраивает разнос за самоуправство. Он нервничает, явно чего-то боится.

Неожиданно выясняется, что 9 марта будут хоронить только троих, причем Зину Колмогорову и Юру Дорошенко-на Михайловском кладбище, а Юру Кривонищенко почему-то на другом-Ивановском, хотя родители Юры не возражали против Михайловского.

Игоря Дятлова и Рустема Слободина будут хоронить на Михайловском кладбище 10 марта." http://wap.pereval1959.forum24.ru/?1-17-20-00000139-000-20-0

(с) "УГТУ-УПИ: Люди. Годы. Увлечения" Том 1.

Даже студенты 1959 г. отметили странности в организации и переменах похорон.

Вспоминает брат погибшего, Константин Алексеевич Кривонищенко:

http://www.kem.kp.ru/daily/26189.7/3077229/

"...Перед похоронами Юру в закрытый цинковый гроб положили. В дом его не поднимали, привезли во двор. Потом гроб в церкви при кладбище поставили. Но не отпевали. Тогда не принято было. Потом мама сказала - оставьте меня одну. Все вышли из церкви. Она минут 10 была там, плакала, наверное. А потом уж похоронили и всё..."

Тогда отпевать не принято было. Похоронили и все. И это скорее походит на то, чем были на самом деле похороны Георгия Кривонищенко. Конечно же мне лично очень хочется, чтобы за эти 10 минут, пока мать была одна в храме с гробом сына и кем-то из церковных служек ( не церковнослужителей), например, церковным сторожем, была отслужена лития, поскольку она может служится мирянами, без участия и присутствия церковнослужителей. Очень хотелось. Но...

Мы забываем и даже не знаем, какие были времена. Член партии, заявив о своем желании проститься с усопшим по церковным обычаям, знал, что следом положит партбилет на стол и может идти готовить узелок в ссылку. Пошел бы на это коммунист А. К. Кривонищенко, не пострадавший в годы репрессий и общавшийся с руководством НКВД? Мы не должны забывать-семья Кривонищенко была идеологически выдержана. Глава семьи А.К. Кривонищенко не ходил даже по кабинетам партийного руководства, когда отчаявшиеся родители пытались добиться разрешения похоронить своих детей в Свердловске. Он выполнял любое постановление партии и правительства и на рожон не лез. Советская власть дала ему и его семье все. И вот забрала сына. Но какая семья в СССР не потеряла мужа, отца, сына... Его уже не вернуть, надо продолжать жить и устраивать жизни двух других сыновей. Конечно, чужая душа - потемки. А украинцы умели сохранять православную веру в годы всеобщего неверия. Но реальность врывалась в уютные дома и заставляла даже священнослужителей под страхом потери свободы, работы, иногда и жизни, но чаще всего от страха за свои семьи, отказываться от веры, и нарушать свои служебные обязанности, отказывая людям в совершении таинств. Потом, они приносили покаяние и возвращались в Церковь простыми прихожанами, но перенесенный опыт был страшный, коверкающий жизни и души. Мало кто знает, что при Хрущёве священникам было строжайше запрещено осуществлять любые требы, связанные с комсомольцами и коммунистами. Нельзя было отпевать их, и не только потому, что следовало наказание по партийной линии родне, а потому, что священнослужители не имели права обслуживать религиозно пионеров, комсомольцев и коммунистов. Первый вопрос, который задавал священник пришедшему к нему лицу, был "состоит ли он в партии или комсомоле?" Наказывали за нарушение этого предписания не только родственников, но самих священников, вплоть до лишения сана.

В 1959 году Русская Православная Церковь вступила в новую полосу испытаний. Н.С.Хрущев начал реализацию программы построения коммунизма. Одно из главных направлений реализации программы - решительное наступление на Церковь. Уже задолго до этого усилились нападки на Православную Веру в печатной и устной пропаганде, а теперь организовывалось возрастающее давление на религиозные общины и духовенство в целях закрытий приходов и отказов священников от сана.

13 января 1960 года принято постановление ЦК КПСС 'О ликвидации нарушений духовенством законодательства о культах'. Согласно постановлению советские власти начали на полном основании изымать причтовые дома и автомашины, находившееся в пользовании общин. В ряде городов были созданы группы содействия уполномоченным по делам религии для усиления мер по реализации этого постановления.

Из отчета уполномоченного по делам религии:

"Путем личной проверки на местах и контроля работников исполкомов местных Советов были выявлены следующие нарушения. Выезды духовенства за пределы границ районов их деятельности-11 случаев. Незаконное приобретение религиозными общинами легковых автомобилей на подставных лиц-9 случаев. Вовлечение учащихся в церковные хоры-3 случая. Превышение власти настоятелями в управлении церковью, отстранение от управления церковных исполнительных органов-5 случаев. Неразрешенная продажа лампадного масла-2 случая. Расширение здания молитвенного дома путем пристройки закрытой большой веранды-1 случай. Незаконная покупка и продажа двух жилых домов одной общиной. Благотворительная деятельность-2 случая. Пострижение одним священником в монахини нескольких женщин (не менее 5 женщин). Поддержание слабых приходов-2 случая. Подворные обходы священников в религиозные праздники-2 случая. Всего было выявлено случаев нарушения законодательства-45. За более грубые нарушения 5 священников мною сняты с регистрации, 7 священников предупреждены о том, что при повторном нарушении они будут сняты с регистрации. 8 священнослужителям сделаны замечания... По всем случаям нарушений приняты соответствующие меры. Например, не только прекращено незаконное приобретение автомашин общинами, но все 9 легковых автомашин, незаконно приобретенных, у церковных общин изъяты и переданы в госфонд. В настоящее время во всей области ни у одной общины нет автомашин. Есть только одна машина у епископа..." (Из монографии о. Николая Тарантина, настоятеля храма святителя Стефана Великопермского,благочинного храмов Всехсвятского округа г.Екатеринбурга.) http://mirznanii.com/a/278769/svyashchennik-nikolay-tarantin-istoriya-khrama-vo-imya-vsekh-svyatykh-na-mikhaylovskom-kladbishche-g

Вот так государство идеологически держало народ. Люди по крошкам собирали средства на покупку автомашин для окормления верующих, живущих в глухих деревнях и селах. А государство не разрешало иметь автомашины даже на собственные нужды. Да что машины. Масло лампадное не разрешалось продавать!

Вот такое крохоборство против своего народа. Не шла бы власть против Бога...

Из отчета уполномоченного: "Проводятся мероприятия по ослаблению материальной базы церкви... После бесед с епископом еще в 1959 году он резко сократил свои выезды на приходы, но в кафедральном соборе служит еще очень часто... В 11 церковных приходах резко ограничены районы деятельности духовенства, а выезды в другие населенные пункты допускаются только с разрешения исполкомов... В результате принятых мер в 1960 г. из 3 человек, подавших заявления в духовные семинарии, ни один не поступил".

Увеличились налоги. Теперь по 19 статье облагались не только священнослужители, но и все церковнослужители, включая певчих.

Вновь вводились ограничения на колокольный звон.

Была установлена новая организация приходского управления. Священнослужители устранялись от участия в приходских собраниях и приходских советах. Им запрещалось вмешиваться в хозяйственную и финансовую жизнь общин, совершать религиозные обряды на квартирах верующих, вне территории своего прихода.

Духовенство было переведено с жалования на твердые оклады. В Храмах введены квитанционные книжки по учету треб. Религиозные объединения обязывались ежеквартально подавать сведения о количестве треб и церковных доходов. При Крещении устанавливалась обязательная регистрация родителей, списки которых затем изымались органами советской власти. Всяческими уловками власти добивались отказа священнослужителей от сана. В период с 1959 по 1962 гг. в Свердловской епархии произошло 3 таких случая. Во всех этих случаях слагающие сан священнослужители свое решение обосновывали общей формулировкой: 'утратой веры в Бога в связи с достижениями советской науки и техники, полетами человека в космос'.(Из монографии священника Николая Тарантина).

18 июля 1961 года состоявшийся в Москве Архиерейский собор Русской Православной Церкви под давлением партийных и советских органов вынужден был узаконить навязываемые властью правила, принять ряд решений, ограничивавших права духовенства в церковной жизни.

Как мы видим, священнослужители были обложены со всех сторон, за малейшую провинность и нарушение партийных циркуляров, ограничивающих общение пастырей с общиной, могли поплатиться саном и личной свободой. Зачастую духовенство вело полуподпольную жизнь, как разведчики-нелегалы. Да еще и оказывались под ударами критики со стороны Русской Зарубежной Православной Церкви, объявившей себя наследницей традиций Русского Православия. О гонениях на Церковь и ее критике хорошо написал иеромонах Роман (Матюшин), сам отсидевший в лагере в 1970-х:



О чем шумим за морем-океаном, Волнуя наши грустные края? Мари и Жан Марии и Ивану Шлют гордо обвинения своя.



И их отцы, о, 'правдолюбцы' в рясах, Наверно ж, от духовности большой, Трубят во все концы российским массам, Что, дескать, все у нас не хорошо.



И духовенство наше, мол, с изъяном, И, даже, в Церкви благодать не та, И лишь у них, за морем-океаном... Да смолкнут нечестивыя уста!



Кому-кому, не вам бы в нас копаться, И очернять надгробия могил. Где были вы, заочные страдальцы, Когда безумец смертью нас поил?



Чем вы гордитесь, тем, что не продались? - Пустая гордость - кто вас покупал? Вы как-то враз за морем оказались, Оставив позади кровавый вал.



Он не догнал, куда ж ему угнаться, Спешили вы без паствы, налегке, Чтоб ныне в адамантах оказаться, И окормлять живущих вдалеке.



Отцы, отцы, забывшие о званьи, Не вам, не вам Россиюшку корить. Не шибко ль торопились к нестяжанью, Бросая Русь, пасомых, алтари?



Я не виню бежавших с поля боя, Не всем дано за правду умереть. Но чтоб в кустах, довольствуясь собою, Указывать оставшимся, - не сметь



Архиереи наши под сомненьем, О, обличитель, помолись о них. И я, порой, увы, не в восхищеньи, Но церковь наша знает и иных.



Что ж о горах не по вершинам судим? Знать, житие влияет на аршин. Сидящий в яме, яму видит всюду, Какое там сияние вершин.



Почто забыта истина простая, Вещающая сеятелю жать? Есть личное паденье и восстанье, А Церковь-Мать не может согрешать.



25 августа 1961 года Исполком Свердловского областного Совета депутатов трудящихся за номером 605 принимает решение 'О снятии с регистрации религиозной общины Всехсвятской церкви в связи с объединением ее с общиной кафедрального собора г. Свердловска'.

Основание - решения Кировского районного и Свердловского горсовета с 'универсальными' для времен церковного лихолетья формулировками:'распадом двадцатки и отсутствием достаточного количества лиц для формирования нового учредителя общины, а также учитывая то, что территория Михайловского кладбища, на которой находится Всехсвятская церковь подлежит перепланировке под городскую застройку...'(взорванный в 1930 году Екатерининский собор тоже 'мешал' 'планам' прокладки трамвайных путей и городской канализации).

Такая вот была обстановка. А выговорите-отпевание, открытая церковь...

Есть еще немаловажный аспект, почему Кривонищенко все же высказали удивление по поводу перемен в похоронах, но ослушаться не посмели- эстетический. Это сейчас кладбище имеет более-менее приличный вид. Но в конце 50-х было мало презентабельно. "По облагороженности район Михайловского кладбища был в конце 1950-х гг. куда лучше, чем у Ивановского, которое выходило своей южной частью в весьма унылый район Московского торфяника со скотомогильником, огромной свалкой мусора и весьма мрачным кирпичным заводом. Это была самая ублюдочная часть города, хотя и географический центр Свердловска. Правда, объективности ради, следует признать, что облагораживанием этого района занялись при Хрущёве и в конечном итоге застроили приличными зданиями, но это случилось, всё же, позже описываемых событий." (А. Ракитин, из размышлений о книге "Социализм не порождает преступности") Думаю, по своей воле ни один человек не захочет похоронить пусть и на престижном закрытом кладбище, своеобразном некрополе, но неуютном и окруженным тюремными зданиями, скотомогильником, кирпичным заводом, свалкой. Все эти "приятные" атрибуты окраины города -а кладбище было заложено именно на окраине, и как-то незаметно с бурным развитием города оказалось в самом центре. Но и сейчас вызывает мрачные ощущения у посетителей, чувство опасности и безприютности сопровождает прохожего даже днем, заставляя ускорить шаг и побыстрее покинуть этот уголок. Но и это возражение только косвенно показывает абсурдность версии о желании генерала А.К.Кривонищенко похоронить своего сына у скотомогильника и мест заключения только потому, что кладбище было рядом с домом. Главный аргумент, донесенный до нашего времени свидетелями, занимавшимися похоронами со стороны студенческой общины, и его не стоит замалчивать и отрицать, в том, что семья Кривонищенко "была не против захоронения сына на Михайловском кладбище", но сделать им это не позволили. В этом и состоит момент истины. Почему не позволили - я подробно и аргументированно рассказываю в нескольких работах. Имеющий уши, услышит. Необходимо еще раз напомнить, что такое закрытое кладбище, во избежание непонимания. Закрытым кладбище считается в том случае, когда на нем запрещено свободное захоронение усопших граждан. Но разрешено захоранивать усопших в родственные могилы. Также выделяются участки для людей, проявивших себя перед городом, областью, страной. Закрытые кладбища постепенно становятся некрополями-музеями под открытым небом. Это означает, что на закрытых кладбищах захоронения производятся, но не всех, а только избранных, тех, у кого на таком кладбище покоятся родные, в могилы которым подхоранивали. Также тех, кому власти выделили на таком кладбище участок за выдающиеся заслуги перед обществом, партией. В трудной ситуации оказалась семья Кривонищенко. Нам кажется, что они сами выбрали престижное место, но рассматривая ситуацию со всех сторон, выясняется, что престижность та была навязана семье и заключалась только в закрытости кладбища и известности похороненных там лиц. Посещать же это кладбище из-за соседствующих неприятных объектов не вызывало ни у кого желания. Да не вызывает и сейчас. То ли дело Михайловское.

В. Богомолов назвал похороны Семена Золотарева на Ивановском сиротскими. Во-первых, сиротские - это не нищенские,- говорит писатель А. И. Ракитин.

Нищенские полагались для невостребованных тел, тела в хорошем состоянии могли отдать на растерзание студентам-медикам в порядке практики по патологической анатомии, а в плохом - хоронить в самом убогом дощатом гробу без обивки. Памятник не полагался, захоронение было номерным и регистрировалось в особом журнале. С телами обращались по-свински, ибо никто не хотел делать неприятную работу "за оклад". А грузчики и могильщики работали именно за оклад-за 5 руб.40 коп. Разделите на шестерых участников и приплюсуйте седьмого водителя (хотя водитель оплачивался из другого фонда).

Во-вторых, если похороны были всё же не нищенскими, то сразу же включался "похоронный счётчик". Система эта была коррумпирована и поборы были везде, на всех этапах, совершенно официально, никто не пытался с ними бороться. Поэтому любые "сиротские" похороны требовали определенных расходов, причем, не сиротских. Кто-то должен был заносить "левые" деньги на каждом этапе. Кто это делал? Мама Золотарёва? Представитель Коуровской турбазы? Кто-то всерьёз поверит, что руководство этой шарашкиной конторы имеет фонд на похороны работников? Профсоюз оплачивает? Из тех 40 копеек месячных взносов с человека? Да он годовой баланс не сведёт после первых же похорон, а руководителям профсоюза ещё надо столы накрыть на 1 мая и 7 ноября. Да директору и председателю парткома путёвки с женами организовать в областной профилакторий, как минимум. Даю справку, правильный ответ-все эти кладбищенские поборы оплачивал...Комитет госбезопасности.

Не в полном объёме, там была система влияния через руководителя Бюро ритуальных услуг, но деньги всегда выдавались на руки привлекаемому обслуживающему персоналу. Т.е. не жадились, вели себя как обычные люди, пальцы не гнули. Комитетчики в советское время вели себя скромно и незаметно-был стиль такой, от народа не отрывались.

В-третьих, весьма необычное место, куда попасть постороннему рядовому человеку было нереально. Кто-то договаривался, кто-то снимал телефонную трубку и приезжал к директору кладбища. Не мама же Золотарёва этим занималась и не коллеги с Коуровской турбазы. Кстати, а много ли инструкторов по пешему туризму с Коуровки похоронено на Ивановском кладбище? Подозреваю, что всего один и его фамилию вы знаете.

Никакая Коуровка, никакой УПИ,никакой спорткомитет, никакой профком - ни одна советская, общественная или профсоюзная организация ни с каким кладбищем - ни с Ивановским, ни с Михайловским, ни с Новодевичьим в Москве! - о захоронении тела Золотарёва договариваться не могли в принципе.

Для того, чтобы явиться к кладбищенской администрации и начать разговор о выделении места (только начать, об оплате речь еще не ведётся), надо иметь на руках свидетельство о смерти. Это документ строгого учёта, выдаваемый в обмен на паспорт. Его оформляет ЗАГС при предъявлении свидетельства о смерти из областного Бюро СМЭ, ибо именно оно констатировало смерть гражданина Золотарёва. Ни представители Коуровки, ни УПИ, ни члены всяких других самодеятельных организаций в виде спорткомитета получить эти документы не могли вообще - ни справку из Бюро СМЭ, ни свидетельство из отдела ЗАГС.

Этих товарищей даже в здание Бюро СМЭ не пустили бы. Туда пройти сложнее, чем в здание районной или городской прокуратуры. Люди проходят не самотёком, не по собственному желанию, а по заявкам следователей, которые подаются предварительно. Ибо там находятся тела жертв преступления и документы, связанные с проведением расследований. Даже живые, являющиеся туда для проведения судмед. освидетельствований, допускаются по предварительной согласованной со следствием записи.

Никто посторонний, не связанный со следствием - т.е. Кривонищенко-отец или кто ещё - не смог бы пройти в канцелярию Бюро и получить документ строгой отчётности, исполненный в одном экземпляре, на постороннего человека. А без этого документа организация похорон, выделение места на кладбище невозможно. И тем более, невозможна выдача тела из морга для проведения похорон.

В-четвёртых, товарищи из Комитета не приходят на такого рода мероприятия в форме. Они форму вообще надевают раз в год - на строевой смотр в закрытом от чужих глаз дворе. Просто приходят люди в штатском, в костюмах порой не самой первой свежести, ни к кому не лезут, ни с кем не знакомятся, вместе приходят - вместе уходят. Если не знать кто это такие, вообще никто не поймёт что же это были за люди.

Существуют определенные моменты с организацией прощаний с умершими и любовниц, поскольку работа сотрудников невидимого штата способствует появлению любовниц. Дело не только в расписании работы, сильно отличающейся от традиционной 42-часовой рабочей недели, но и в доступности в разной форме материальных благ. Кроме того, очень часто любовница оказывается элементом оперативной маскировки.

В-пятых, может возникнуть вопрос про отдание воинских почестей - ордена на подушечках (их на самом деле называют не "подушечками", а "планшетами"), караул от комендатуры, салют. Те, кто носил форму и официально признавался состоящим в штате, всё это получают. Те, кто проходил по негласному штату-нет. Так как подобная атрибуция может привести к расшифровке сотрудника. Человек умирает, а работа-то продолжается.

Возвращаемся к С. Золотарёву.

Его сиротские похороны являются "сиротскими" лишь в том отношении, что стол у могилы не накрыли. У части советских людей есть такое понятие помянуть прямо у свежей могилы, чтоб не терпеть до поминок.

А в остальном- это вполне обычные похороны, организованные, на первый взгляд, непонятно кем. Непонятно, на какие деньги, а главное, непонятно во имя чего. Потому что ради обычного инструктора по "пешему туризму", приезжего из дальних краев, никто бы заморачиваться такими сложностями, как отдельные похороны на закрытом кладбище, не стал.

Дятловеды додумываются до того, что С.Золотарев оказывается выброшен на обочину похорон, как последняя бродяжка, его отказываются хоронить на Михайловском, "потому что не студент", и над ним сжалился только генерал Кривонищенко, узнал, сорвался со строительства Белоярской АЭС, прошел все круги ада организации похорон, но выбил место рядом со своим сыном... Впрочем, зная сколько версий гибели группы имеются и какие из них самые востребованные массами и растиражированные прессой, уже ничему не удивляешься.

Тут мы в который раз упираемся в вопрос восприятия, кто что видит.



Все, что видим мы, - видимость только одна,

Далеко от поверхности моря до дна.

Полагай несущественным явное в мире,

Ибо тайная сущность вещей - не видна.

(Омар Хайам)



Следует заметить- Георгия и Семена не хоронили конспиративно. Их хоронили отдельно от остальной группы. В этом вся интрига. Хоронили по всем правилам: с венками, со зрителями, с родителями, присутствовали друзья или коллеги. Все честь по чести. Если похороны Золотарева ни у кого вопросов и не вызывали - чужой и незнакомый человек в свердловской туристской среде - не знали его туристы-студенты УПИ, то ситуацию с Г. Кривонищенко студенты обсудили и удивились.

Информация к размышлению.

Карты 1947 г. Тогда на местности все было иначе, чем сейчас.

 []

В 1959 году в Свердловске были открыты два храма, а именно Всехсвятский на Михайловском кладбище, где и похоронили группу И. Дятлова, как было определено заранее, и действовал Кафедральный собор на Ивановском кладбище, где похоронили двоих человек из группы.

 []

Правящий архиерей в то время был архиепископ Флавиан (Дмитриюк). Штат кафедрального собора на Ивановском кладбище состоял из архиерея, 5-6 батюшек, да двух дьяконов и до сих пор остается кафедральным собором. В наше время появился второй кафедральный собор в Екатеринбурге - Троицкий. В то время его еще не было, ибо он был осквернен и там располагался ДК "Автомобилист".

Всехсвятский храм на Михайловском кладбище в марте 1941 года был закрыт и вновь возвращен верующим лишь в июле 1944 года. Открывал храм владыка Товия (Остроумов), правил кафедрой с 1944 по 1957 годы.

Википедия сообщает такие сведения:в послевоенные годы церковь была хорошо расписана, ей был передан сохранившийся резной иконостас Свято-Троицкой церкви. 25 августа 1961 года по решению Свердловского облисполкома община храма была снята с учёта и объединена с общиной Кафедрального собора на Ивановском кладбище. Сам храм опять был закрыт, убранство и росписи были разграблены, алтарь - осквернён. С 1965 года в здании храма располагалась цветочная лавка треста похоронного обслуживания.

Вновь храм на Михайловском открылся в 1990-м году. Не могу не отметить, как противодействовал возврату храма верующим Комбинат специализированного обслуживания. Вопреки решению Горисполкома, не освобождал здание Храма. Известен инцидент, когда прихожане заварили ворота церковной ограды, заранее предупредив об этом комбинат, и не пропустили рабочих к станкам. Директор комбината специализированного обслуживания обещал собравшимся прихожанам, что возглавляемая им организация освободит здание церкви в течение двух последующих недель. Официальный акт приемки - передачи здания составлен только по прошествии 5 лет со дня решения Свердловского горисполкома - 28 апреля 1995 года. Акт подписан уже другим директором Комбината - Ю.Е. Архиповым. Оставляя поруганное церковное здание, работники Комбината привели его в полную непригодность к использованию.

С Божией помощью храм был приготовлен к освящению к ноябрю 1990 года. 11 ноября 1990 г. Указом Архиепископа Свердловского и Курганского Мелхиседека (Лебедева) протоиерей о.Владимир Поммер, освобождается от должности священника церкви Всемилостивого Спаса и назначается настоятелем Всехсвятского Храма. 12 ноября 1990 года, в день празднования памяти Апостолов от 70-ти Тертия, Марка, Иуста, Артемы и мученицы Анастасии Солунской владыка Мелхиседек при большом стечении духовенства, и прихожан торжественно освятил Храм. (из монографии священника Николая Тарантина)

Еще вот такое возражение, отвергающее причастность Семена Золотарева к известным структурам: а почему Семена не повезли хоронить домой на Кавказ к тамошним товарищам-чекистам.

К каким таким товарищам? А эти товарищи вообще были ли в курсе, что некий школьный преподаватель физической культуры является сотрудником органов?

Что же это за структура такая госбезопасности, если каждый знает всех секретных и несекретных, штатных и нештатных сотрудников. При обыкновенном расследовании следователь не знает, чем занимается его коллега в соседнем кабинете!

Представляю, как грубо могли раскрыть Семена после его смерти, если бы последовали сценарию, предложенному дятловедами. Привозят гроб и говорят местным чекистам - вот вам ваш коллега, погиб смертью храбрых на Северном Урале вместе с группой туристов. Все, город услышал, заволновался, пошли слухи, и как известно, болтун-находка для шпиона. А ведь запущенные при Семене и ранее операции продолжают еще работать...

Но этого не произошло. Семен очень хорошо прикрыт и законспирирован, до сих пор о нем почти ничего неизвестно, чекист или простой инструктор по пешему туризму. Более того, похоронили вдали от дома, как спрятали, да еще и дату смерти изменили в карточке военного учета.

То же самое и о Г.Кривонищенко. Мало что о нем мог рассказать даже родной брат.

А ситуация складывалась интереснейшая.

Георгий Кривонищенко после окончания института очень не хотел работать по специальности в Ч-40, даже писал заявление на увольнение, которое, конечно же было отклонено.

И что же получается-летом он пишет заявление, скандальное по содержанию и недопустимое для молодого специалиста, комсомольца, а уже в январе переводится на строительство такого же атомграда, но в еще более худших условиях, в Красноярск-26!

Как многие знают, плутоний-239 образуется в реакторах. Первые промышленные атомные котлы в Советском Союзе появились в закрытых городах Арзамасе-16, Челябинске-40 (где работал Г. Кривонищенко) и Томске-7. Но там реакторы располагались на поверхности и могли быть разрушены в случае вражеской бомбардировки или прицельной ракетной атаки. Поэтому Специальный комитет при ГКО принял решение разместить важное производство под землей, тем более, ученые утверждали: лишь 200-метровый слой почвы гарантирует сохранность основного объекта в случае ракетно-бомбового удара.

Первое Главное управление при Совете министров Союза ССР постановило, что один из секретных атомных заводов необходимо расположить, во-первых, близ широкой реки или крупного озера, чтобы не возникало проблем с забором воды для охлаждения реакторов. Во-вторых, достаточно далеко от государственной границы - тоже понятная логика. В-третьих, в сейсмически безопасном районе,'без потрясений'. И, в-четвертых, около крупного промышленного центра. Для будущей оборонной стройки предлагались два варианта: окрестности Томска или Красноярска.

Получив результаты секретных инженерно-изыскательных работ, Сталин принял окончательное решение: комбинат номер 815 построить под землей, в скальных породах, в 50 километрах на северо-восток от Красноярска, на восточном берегу Енисея. И 26 февраля 1950 года ЦК КПСС, Советом министров и Верховным советом Союза ССР было принято закрытое Постановление номер 826/302 СС/оп о строительстве 'Сибхимстроя' (ныне - Горно-химический комбинат), предназначенного для бесперебойной наработки оружейного плутония в промышленных реакторах и его выделения на радиохимическом заводе.

Неотъемлемой частью этого проекта стало создание жилого поселка. Так появилась территория в 131 км.кв., обнесенная железной проволокой. Сам объект целиком изолирован от окрестных мест, скрыт от них, имел неформальное название 'Девятка', по первому наименованию Управления строительства п/я номер 9. Только белка или птица могли пересечь зону.

Реакторное и радиохимическое производство, атомная ТЭЦ, объекты водоснабжения и вентиляции комбината - все эти объекты были размещены в многоуровневой системе внутри горы. Инженерные решения подобного размещения атомного производства уникальны и являются единственными в мировой и отечественной практике. Первая продукция в виде окиси плутония и нитрата урана была выпущена в 1964 г. Двуокись плутония, окончательный продукт комбината, доставлялся на химико-металлургические заводы в Челябинске или Томске для превращения в металл и производства компонентов ядерного оружия - сборки ядерных боеголовок.

Согласно проекту закрытия отечественных реакторов по выработке плутония, подписанному вице-президентом США Альбертом Гором и премьер-министром Виктором Черномырдиным, российское производство оружейного плутония остановлено.

Энергетика и строительство в Союзе шли рука об руку с ГБ, и отец Георгия с ними тесно общался. В Озерске Георгий работать не хотел, но уже обжился, обустроился, мама близко в генеральской хлебосольной квартире, друзья-товарищи-туристы.

И вот ему приходится все это бросать и ехать в Красноярск-26, тот же самый аналог его ненавистного Озерска, но уже дальше от семьи, свердловских друзей, от налаженной жизни, приходится начинать все заново. Там, где возводился аналог Ч-40, стройка была в разгаре - общаги, бараки, щитовые домики, грязь, обычная бытовая необустроенность и полное отсутствие культурной жизни... Все то, через что проходил всю молодость и пол-жизни его отец.

Кстати, о строителе А. К. Кривонищенко до сих пор народ помнит: "А.К. был неплохой строитель и организатор. Высокого роста с откинутыми назад волосами, правильными чертами лица и внимательным серьезным взглядом, он обращал на себя внимание".- из воспоминаний первого секретаря горкома КПСС Н. Туры С.Рагозина.

"...Из истории моего города, отец Георгия трудился на стройке нашей ГРЭС, ставили временные щитовые дома Березовского завода БЗСК, люди в шутку расшифровывали -

"Будете замерзать- сказал Кривонищенко". В первые годы работать было очень сложно. С различными целями в г. Н.Тура стремились попасть люди. В том числе узнать, что, где и для чего строят. А порой - даже и навредить. Для контроля создается пятый отдел КГБ (его возглавил Морозов, а затем П.Маурин).

Стройка началась в 45-м. Что творилось - жесть. Тут была режимная территория, начиналась километров за 25-30 до места стройки.(В. Романов)

Если точнее, 1-й специальный отдел центрального аппарата КГБ был влит в 5 Управление. Но это довольно спорный тезис (так как 1-й спецотдел подчинялся непосредственно Председателю КГБ), поскольку налицо понижение статуса в структуре. Кстати, произошла эта реорганизация в июне 1959 г., о чём А. Ракитин писал в книге. По его мнению, переподчинение 1-го спецотдела явилось следствием крайнего недовольства его работой и связанного с ней серьёзного провала.

 []

Фото В. Романова: Я ничего подобного нигде в лесах не видел. Визира (запад- восток) капитально прорублена, столбы метров по 150 друг от друга, вкопаны конкретно, даже насыпи имеются. Мы нашли их с дедом году в 1988. Что может означать "СССР" в лесах Свердловской обл.? Думаю, только закрытый объект.

А тем временем, в Красноярске-26 Георгий Кривонищенко, если его туда переводили, должен был жить фактически на казарменном положении, поскольку не имел семьи и не мог рассчитывать на отдельную комнату в общежитии, т.е. делил бы комнату с 3-4 такими же холостяками. Семья далеко, к маме с папой не приедешь на автобусе за 2,5 часа. Мало похоже на то, что сына крупного организатора социалистического производства, заметного руководителя регионального уровня, берут и направляют на дальнюю стройку в Сибирь, зная, что он изъявил свое резкое нежелание работать по этой специальности? Верится с трудом, потому что знаем, как устраивались дети крупных руководителей. Десятью годами ранее сыну Л. Берии инженер из "шаражки" написал докторскую диссертацию - и это известный факт.

А в конце 1950-х уже сыну Хрущёва другой инженер (уже не из шаражки) тоже написал докторскую. И тот, и другой сынок быстро стали крупными руководителями. У Георгия Кривонищенко уровень пониже и влияние отца поменьше, но и его хватит, чтобы пристроить сына в достойное место на достойную и уважаемую работу. И работа эта, конечно же, предполагалась не на стройке, ибо сыну стройка не нравится, о чём он прямо и написал в своём довольно дерзком заявлении:

"Прошу предоставить мне расчет и уволить по собственному желанию с предприятия п/я 404-10 в связи с полным нежеланием работать в данной системе".

И был получен ответ: "Считаю, оснований для увольнения у вас нет. Необходимо выполнить приказ начальника предприятия и приступить к работе на площадке "Озеро". (заявление предоставлено братом Г. Кривонищенко Константином)

Так что скорее всего ни в какой Красноярск-26 он ехать и не намеревался. И не планировалось это с самого начала. Но увольнялся он официально и вызов ему был сделан тоже официально. Только вызов этот прикрывал направление его совсем в другое место. Откуда он намеревался сделать старт по иной карьерной летнице-по линии КГБ. Георгий Кривонищенко, похоже, направлялся на учебу в свердловскую школу КГБ.

Вот так.

Подобная ситуация, вспоминается, была у Семена Золотарева, когда он демобилизовался из ленинградского военно-инженерного училища. Конечный пункт назначения в проходном свидетельстве был указан -станица Удобная. Но Семен уверенно и смело направился в закрытый послефронтовой город Минск и поступил на спецфакультет института физической культуры, даже не предоставив аттестат зрелости. Пообещал привезти его попозже к началу занятий.

А знаете ли что такое спецфакультет в институте физической культуры? Там готовили все тех же инструкторов спецназа. Но эти люди находились как бы в резерве, поэтому своим обеспечением должны были заниматься сами, в отличие от кадровых офицеров, т.е. люди имели гражданскую специальность, получали гражданское образование, в штаты Министерства обороны не входили и жили как педагоги, преподаватели физкультуры. В случае начала большой войны они являлись готовыми кадрами для диверсионной работы - все они имели прекрасные легенды, знали местность, местную специфику, знали местных жителей, местные жители знали их... В принципе, таким образом готовили разнопрофильных диверсантов.

Именно такой спецфакультет в Минске и заканчивал Семен Золотарев. Изучали ли где в институте будущие преподаватели гимнастики приемы рукопашного боя, но Семен Золотарев на спецфакультете изучал и сдавал экзамены по этому предмету. Хотя надо отметить, основы рукопашного боя изучать могли во многих местах, спортивные секции были при всех институтах, само по себе знание основ рукопашного боя не превращало студента в офицера спецназа.

Особенность спецфакультетов заключалась и в следующем: за счет снижения учебных часов по открытым спортивным дисциплинам, отображаемым в зачетной книжке, вводились скрытые спецдисциплины.

Преподавал в институте К.Т. Булочко, разведчик-диверсант, автор диссертации "Физическая подготовка разведчика" и ряда книг по рукопашному бою и фехтованию. Фехтованию не шпагой и не рапирой, а ножом и сапёрной лопаткой. В курсе рукопашного боя отрабатывались даже приёмы с использованием предметов окружающей обстановки - стульев, табуреток, столовой посуды.

Из дискуссий прошлых лет, забытых на сайтах, посвященных гр. Дятлова, хотелось бы напомнить некоторые важные сведения, опубликованные мной ранее. Не хочется, чтобы интересная информация была погребена среди разного рода разговоров. Посему привожу ее в этой работе.

В автобиографии, которую писал Золотарев, закончив второй курс института, он уже не упоминает о том, что учился в военно- инженерных училищах в Москве и Ленинграде, а пишет, что после фронта сразу поехал поступать в Минский институт физической культуры. Меня это сильно удивило и заинтересовало, как же так?

Я спросила у А.Ракитина, может ли быть такое, что не учился он вовсе в этих училищах, а воевал в это время в Польше-Пруссии-Берлине, выполняя задания, откуда и прислал фото родным, датированное маем 1946г. А справку для института о демобилизации из училища ему "сделали" для прикрытия. Возможно ли такое?

Ракитин ответил, что да, возможно. Более того, "территориальные органы госбезопасности рассылали регулярно требования в самые разные учреждения и организации для получения оттуда подлинных незаполненных бланков документов и печатей. Чистые бланки и печати использовались для создания "документов прикрытия", неотличимых от настоящих. Сфабрикованные таким образом документы использовались для легендирования оперативных работников. Чтобы исключить "расшифровку" сотрудника в случае "встречной проверки" противником, в учётных документах организаций, предоставивших чистые бланки и печати, делались соответствующие записи. Обычной проверкой ничего невозможно было установить. Именно поэтому, например, сотрудники МВД не смогли бы раскрыть "легендированного" сотрудника МГБ-КГБ. Кстати, практика эта сохраняется и поныне.

Поэтому однозначно Золотарёву могли сделать документы об "обучении" в училище. С другой стороны, училище не зря возникло в его легенде, видимо, на каком-то этапе своей жизни он был как-то связан с Москвой и Ленинградом и эту связь следовало объяснить на случай возможной проверки. Что это могла быть за связь, мы можем только гадать.

В Ленинграде работала одна из старейших школ в системе госбезопасности СССР. В 1945-50 гг. она входила в систему СМЕРШ (военная контрразведка), затем с переподчинением военной контрразведки ушла в МГБ. Продолжительность обучения в школе составляла 9 месяцев, располагалась она на ул.Гороховой, д.2, в том же здании, где некогда заседала самая первая ЧК Советской России." В настоящее время там находится филиал Музея Политической истории России, обустроен кабинет Ф. Дзержинского.

Может быть, Золотарёв отучился в этой школе... В период с мая 1945 по весну 1946 г., точные даты вычислить трудно, поскольку в каждых известных нам документах С. Золотарева стоят разные месяцы и годы. Похоже на то, как заяц петлял след. Мог закончить училище, быть посланным снова в Германию-Польшу (фото из Щтеттина) и оттуда демобилизовался домой, то есть вместо Удобной поехал в Минск поступать в институт. Якобы из ленинградского инженерного училища.

Идея создания спецфакультетов именно в институтах физкультурного профиля возникла после 1940 г., когда лыжный батальон, сформированный на базе студентов и преподавателей Ленинградского института физкультуры им.Лесгафта, очень хорошо показал себя в "Зимней войне" с Финляндией. Батальон и правда был отлично подготовлен - в его числе были призёры спартакиад и чемпионатов СССР по боксу и борьбе (был даже 10-й чемпион СССР!), по лыжным гонкам. Батальон совершил длительный марш по тылам финнов и вышел из боёв с миниальными потерями.

Особое внимание в СССР к заблаговременной подготовке партизанских кадров было обращено после 1945 г., когда Великая Отечественная война показала эффективность мощного партизанского движения в тылу врага. До создания Варшавского Договора вовлечённость некоторых стран Европы в соцлагерь была под вопросом. Вплоть до конца 40-х гг. возможность развития Чехословакии, Польши и Венгрии по буржуазному пути не исключалась (Бенеша пришлось свергать в 1948 г. настоящим государственным переворотом). Поэтому на протяжении всех 40-х гг. прошлого века западная граница СССР являлась границей соцлагеря и никто не мог исключить повторной оккупации западных районов страны в случае большой войны с Западом.

Спецфакультеты давали специализированную подготовку руководителя диверсионного подразделения: это прежде всего минно-взрывное дело, захват пленного и ведение интенсивного допроса, разведка объекта и проникновение на него, организация взаимодействия с агентурой, легализованной в городах и населённых пунктах, устройство тайников, всевозможных ловушек (стреляющих, подрывных, мгновенного действия, с временой задержкой и т.п.), маскировка как на местности, так и оперативная (связанная с изменением внешности и использованием поддельных документов). Это целая наука и надо понимать, что руководитель диверсионного подразделения - это не рядовой диверсант, который может положить в карман гранату и подорвать самого себя рядом с грузовиком (пример таких "одноразовых" диверсантов - это мусульманки-шахиды, эффективность которых, с военной точки зрения, близка к нулю, ибо для диверсанта размен "один-на один" тактически невыгоден и равносилен провалу).

Разумеется, студенты спецфакультетов отбирались МГБ и рассматривались как кадровый резерв спецслужбы, хотя, вместе с тем, они не являлись штатными сотрудниками и не привлекались к повседневной оперативной работе территориальных органов госбезопасности. Вспомните вопросы дятловедов "почему Семена не могли привезти хоронить к пятигорским товарищам-чекистам?" Вот именно потому.

О предметах, преподавшихся на спецфакультете института физической культуры. Как мы знаем из зачетки Семена Золотарева, ему преподавали бокс, борьбу, рукопашный бой, загадочный спецпредмет, фехтование...

Более того, Алексей Ракитин уверен, что была еще и другая, секретная документация, в которой указывались все профильные спец.дисциплины спецфакультета. Он проделал долгую и нудную работу по подсчету часов в известной нам зачетке Семена и пришел к выводу, что продолжительность изучения той или иной дисциплины колебалась в пределах 40-60 часов в семестр, это очень мало, получалось 1-2 пары занятий в неделю.

Это наводит на мысли, что обнародованная зачётка не отражает всей академической загрузки С.Золотарёва.

За счёт снижения официальной учебной нагрузки вводились секретные предметы (спецдисциплины), которые не отражались в обычной зачётке. Что это за специальные дисциплины? Что-то вроде:"тактика боевого применения агентурно-диверсионных сил и средств", "оперативная работа на зафронтовой территории", "оперативное прикрытие и маскировка", "специальная сигнализация и связь", "организация допроса" и пр.

По спец.дисциплинам велись секретные ведомости, которые подшивались в секретный же журнал и хранились в 1-м отделе ВУЗа (спецбиблиотека). По всему блоку спецдисциплин - а их читалось примерно штук 8-9 - существовала своя, закрытая от посторонних система учёта учебного времени и контроля результатов обучения (экзамены, курсовые, нормативы и т.п.).

А.Ракитин когда-то открыл тему "Приёмы оперативного прикрытия и оперативного внедрения из арсенала военной контрразведки РККА-СА в годы Великой Отечественной войны (на конкретных примерах)."

Цитата оттуда:

Специфика всех тем и обсуждений, связанных с деятельностью спецслужб, заключается в том, что объекты обсуждения - люди, события, предметы - не всегда являются тем, чем кажутся на первый взгляд. Поэтому очень важно не просто отыскать документ, впереться в него глубокомысленным взором и прочесть по слогам. Гораздо важнее понять, что МОЖЕТ БЫТЬ СКРЫТО за прочитанным текстом. Как говорят юристы, язык дан человеку для сокрытия мысли и если немного перефразировать эту фразу, то можно сказать, что очень часто документ составляется для сокрытия истины. Ибо первоочередная задача любой спецслужбы в любой обстановке заключается в том, чтобы скрыть свои истинные намерения.

Нам гораздо интереснее суровые будни разведки и контрразведки. Простой обыватель знает, что в дивизиях существовали разведывательные роты, а в армиях - батальоны, призванные осуществлять разведку тылов противника в полосе ответственности. И поскольку группы разведчиков регулярно выходили в тыл противника, эти выходы нуждались в инженерном обеспечении - разведке полос прохода 'туда' и 'обратно', и снятии минных заграждений на пути разведчиков.

Занимались этим опасным делом саперы-добровольцы, не разведчики. У разведчиков были другие задачи, да и не были они назначены под прокладку дорожек в минных полях. Поэтому к разведывательному подразделению обычно прикреплялась группа сапёров обеспечения - без номера и без названия, зато с каким-либо условным обозначением, типа, 'хозяйство Иванесяна'. Самого Иванесяна там могло и не быть, но если где-то звучало такое словосочетание, все, кто 'в теме', понимали, что речь идёт минёрах, приданных дивизионной или армейской разведке. При этом все служивые в 'хозяйстве Иванесяна' продолжали числиться в штате своей 'родной воинской части'.

В реальности это выглядело так (на примере всё того же 5 отд.запасного инженерного полка) - из личного состава полка отбиралась группа добровольцев, которая откомандировывалась в разведотдел фронта, который далее распределял солдат по мере необходимости в разведподразделения армий. И сапёры жили вместе с разведчиками за десятки километров от родного полка, но при этом считались проходящими службу именно в 5-м озип. Сапёры, а ходят за линию фронта наравне с армейской разведкой.

Саперство и взрывы сопровождали Семена Золотарева при жизни и после смерти. Судмедэксперт Б.Возрожденный сравнивает полученные травмы погибших туристов с травмами - последствиями от воздушной взрывной волны. Можно принять этот вывод за метафору, мол, надо же подобрать точное сравнение для следователя-фронтовика, какой силы была неопределенная стихийная сила, что преодолела туристов. Можно принять и дословно: на самом деле был взрыв. Но не тот "ракетный" взрыв, о котором все время твердят сторонники ракетной версии. А самый настоящий минный взрыв, ловушка, мог быть оглушающий взрыв гранаты, о котором уже упоминала в комментариях к статье. Воронки какие-то на склоне прокурорские работники видели, правда, приняли за артиллерийские, но опять же это "свидетельство" пришло через третьи лица, В. Коротаев там руку приложил, мог назвать артиллерийскими.

А не сам ли Семен Золотарев вспомнил боевой опыт и разминировал (или заминировал) местность в овраге, уж изготавливать взрывчатку из средств бытовой химии Золотарев умел, бросил гранату, или попали туристы под воздушную взрывную волну чужой гранаты. На склоне высоты 1079 на самом деле мог разыграться короткий бой местного значения, где туристы были подавлены преодолевшей их мощной силой специально подготовленного противника.

Попытки проникновения диверсантов на территорию СССР и на особо охраняемые объекты предпринимались ЦРУ на протяжении всех 1950-х гг., об этом совершенно открыто писал Аллен Даллес в книге "ЦРУ против КГБ", которую Ракитин цитировал в своей работе. Обыватели не до конца осознают, каких успехов ЦРУ добилось посредством убийств и других тайных операций, проводимых тайно на территориях других стран, не озабочиваясь соблюдением норм международного права.

Дятловеды, десятилетиями "исследующие" гибель группы, на такую шокирующую сознание информацию стараются не обращать внимания, просто выбрасывают ее как ненужную вещь: "что вы в самом деле, какие диверсанты, какие шпионы, это же Урал, зима, там горы, там холодно, что им там делать!" Нашим туристам-студентам вот не холодно, идут плохо одетые, плохо экипированные на край света в ранее нехоженные места, а диверсантам это слабо.

А ведь КГБ специально разрабатывал контроперации в ответ на операции противника. Устраивались специальные учения, где одна сторона выступала за диверсантов, другая -за разведчиков, имевших задание обезвредить врага. Практика комплексных учений Комитета по проверке контрразведывательного и противодиверсионного прикрытия особых районов получила широкое распространение в послевоенное время в связи с созданием многочисленных секретных объектов в глубине страны. В разное время такой тип учений назывался по-разному: проверка оперативного прикрытия района, комплексная проверка оперативного прикрытия, проверка готовности к Особому периоду и т.п. В ходе таких учений проверялась не только работа территориальных органов КГБ, но и МВД, структур Гражданской обороны и транспорта.

И очень похоже на то, что именно в таких учениях Комитета принимал участие С.Золотарёв. У него был военный опыт, он прошёл подготовку профессионального диверсанта на спецфакультете в институте физкультуры, он имел опыт туриста. Имея опыт работы руководителя агентурной сети (резидента), он видел и понимал проблемы обеспечения безопасности с обеих сторон - со стороны защищающих Объект и нападающих. Ценное сочетание! И помимо профессиональных качеств, он обладал и личной харизмой, что помогало входить в доверие, располагать людей к себе, нравиться женщинам... Можно сказать так - у Золотарёва имелось ценное для настоящего оперативного работника качество казаться не тем, кем он был на самом деле. Это и называется профессионализмом. Семен умением изменять свою внешность ввел в заблуждение многих дятловедов. Считают, что на фотографиях несколько разных "Семенов", и в самом походе как минимум 5-6. Конечно, это несусветная глупость. Но Семен, как настоящий профессионал, сумел обвести вокруг пальца таких "исследователей". А он прекрасно умел менять внешность. Причем без помощи грима. Можно поменять рост, нос, щеки, форму челюсти, выдвинуть или задвинуть, овал лица, форму губ. Татуировки нанести. Человек осунется, похудеет, потолще сделает лицо, постареет или помолодеет, отрастит или сбреет усы, пострижется или по-иному зачешет волосы, выпустит чуб, - и перед нами другой человек. Или несколько разных людей. А еще и именем другим назовется, то только мама родная и узнает... Да, что ни говори, многих он сумел ввести в заблуждение. Это умение менять внешность - один из признаков разведчика-профессионала.

"Когда мы видим Золотарёва,- писал А.Ракитин,- то понимаем, какие качества превращали его в ценного сотрудника именно негласного штата - умение казаться не тем, кем был на самом деле. Вроде бы холостяк-серцеед, песни поёт, стихи знает, в походы ходит, человек, вроде бы, легкий и свой в доску... При этом надёжный, прошедший проверку войной, доказавший личное мужество... Опять-таки, получено высшее образование, человек воспитан, интеллигентен, сообразно времени, конечно..." Но тем не менее его ровесник Возрожденный был осужден, как-то в гору пошел после отсидки в лагере и все документы у него оказались чистые, никакого упоминания о судимости. И в судмедэкспертизу удалось устроиться, где нет места отсидевшим, хоть и со снятой судимостью.

Судмедэксперт Э.Туманов заметил:"Всех устраивает Возрожденный, эксперт с 2 годами стажа -почему? Всех устраивало, что он был управляемым".

Хорошие люди часто не имели в некоторых сферах карьерного роста, ну или имели сильно тернистый путь.

Золотарёв ни денег особых не нажил, ни карьеры особой не сделал, мотался по стране, как перекати-поле, хотя служил Родине и делал очень важное дело, в тысячу раз более важное чем то, которым занимался Возрожденный. И что? От трудов праведных не наживёшь палат каменных...

Золотарев, в отличии от Возрожденного управляемым не был. Это можно заметить по фактам его боевой и трудовой биографии, которые отображали его конфликты с вышестоящими начальниками. Известен факт увольнения Семена из пятигорского фарм. института за прогул, как потом выяснилось, он внезапно должен был уехать в командировку по второму месту работы (вторым местом работы являлась пятигорская турбаза, где он числился тур.инструктором). Скажите, какие могут быть у простого страхового агента постоянные и внезапные командировки? (с) А у преподавателя физкультуры и тур.инструктора С. Золотарева они были и постоянно. Хотя всем известно, что туристические походы и поездки планируются и организуются заранее. Биография С. Золотарева не катилась гладко по заранее накатанной дорожке, а скрипела, тормозила по ухабистому пути, создавала ему трудности до тех пор, пока однажды его жизнь не закончилась трагически на склоне высоты 1079. Такая вот мужская работа...

Совершенно необъясним сознательный с точки зрения гэбиста отказ Золотарёва от покидания группы, когда дело дошло до смертельной опасности. Поскольку существуют свои инструкции. Золотарев понимал, когда наступил этот критический момент: что дальше, жизнь или смерть. Он имел реальный шанс и даже приказ отделиться от группы и уйти к лабазу, где мог завладеть лыжами и, используя немалую фору во времени, покинуть опасный район. Его отказ от самоспасения можно истолковать по-разному, у Ракитина дано этому объяснение - солидарность и стремление поддержать товарищей. Однако, это объяснение не только НЕ ЕДИНСТВЕННО ВОЗМОЖНОЕ, но даже и НЕ САМОЕ ВЕРОЯТНОЕ. Но думаю, дело во фронтовом опыте Семена. Семен Золотарев следовал "святому закону разведки": разведчик не имеет права бросить товарищей ни в какой ситуации.Так было в годы войны, так должно быть во время любой операции. Если ты ушел с группой своих товарищей, то вместе с ними должен и вернуться назад, с живыми или мертвыми. Вынести положено было всех, включая погибших. Они вернулись мертвыми.

Золотарев реально мог спастись, он был опытный боец, скажем так, но не поступил по предписанию, так, как бы поступил карьерист в экстремальной ситуации, спасая свою жизнь согласно инструкции.



А что ему! Кругом 500

И кто там после разберет,

Тот и докажет, кто был прав,

Когда припрут.



Нечто отдаленно похожее как в песне и получилось в ситуации с десятым участником группы. Человек выжил, но всю оставшуюся жизнь мучился и оправдывался перед вопрощающими, от следователей прокуратуры и КГБ до цепких виртуальных дятловедов.

Интереснейшие детали биографии Семена отметил В. Богомолов, когда рассказывал о том, как хоронил С.Золотарева.

Ему и другим туристам показалось странным, что Семен Золотарев перед приездом на Урал успел поработать на многих турбазах страны, причем на таких турбазах, которые находились вблизи государственных границ, например, закавказские, закарпатские, камчатские. Профессиональные инструкторы хорошо знали, что устроиться на такие турбазы было довольно таки сложно. "В приграничных районах в системе туризма могли работать только люди очень проверенные и нужные. И они имели разные привилегии, это считалась "золотая" работа. Эти работники, как правило, держались за одну базу долгие годы." А Семен Золотарев сменил несколько таких турбаз и работал на них по нескольку месяцев. Не обладая особыми связями, при такой текучке вряд ли бы его могли принять на работу на такие турбазы.

Еще очень удивило В. Богомолова, что Семен Золотарев представлялся им Александром.

"Это как-то и настораживало.

- Вы полагали, что он мог быть сотрудником КГБ?

- Были такие подозрения. А еще было странно, что Золотарев, будучи базовским инструктором, вдруг решил окунуться в спортивный туризм. Ведь его деятельность рассчитана на организацию отдыха тех, кто приезжает на базу по турпутевкам.

- А до этого спортивным туризмом он не занимался?

- Нет. И потому, когда я узнал, что он пошел с группой Дятлова, то очень удивился." (из интервью В. Богомолова "Комс. правде")

Думаю, В. Богомолов удивился еще больше, если бы знал в каких городах, поблизости от каких секретных обьектов работал Семен. Сомнения его в принадлежности Семена к спецслужбам развеялись бы сразу. А Семен работал в таких местностях, где находились важные государственные объекты, связанные с оборонной промышленностью.

Нам известно, что Золотарёв был крепко связан с Пятигорском, жил там не один год, работал на турбазе старшим инструктором, преподавателем физ.воспитания в фарминституте, затем учителем физической культуры в школе пос. Лермонтов. Под Пятигорском находилось одно из первых и притом крупнейших предприятий атомного комплекса СССР - рудник на г. Бештау, где добывали уран для первых атомных бомб и промышленных реакторов (первые промышленные партии урана шли из Болгарии и ГДР, но СССР отчаянно нуждался в отечественной сырьевой базе и Пятигорская шахта была одной из первой в ряду отечественных предприятий этого профиля).

А. Ракитин рассказывал, что лично видел фотоальбом Пятигорского урано-добывающего комплекса, подготовленный американской разведкой в 1955 г. "Там были фотографии, снятые с земли, в непосредственной близости от объекта (охранные вышки, колючая проволока, кочегарка с высоченной трубой, план объекта с указанием основных построек и входов в штольни, в 1955 г. таких входов, кажется, было четыре) Понятно, что фотоснимки эти имели агентурное происхождение."

Первую штольню в горе Бештау заложили в 1949 году. Уже через год шахта дала первый уран. В том же 1950 году С. Золотарев закончил институт, получил распределение. И опять странность - сначала его распределили в Гродно, но неожиданно перебросили в Пятигорск. Опять его судьбой руководили тайные силы.

Еще через несколько лет заработали гидрометаллургический комбинат и второй (Лермонтовский) рудник на горе Бык, а именно в 1954 году в окрестностях Бештау заложили закрытый поселок Лермонтов, получивший спустя несколько лет статус закрытого города. В этот поселок переехал на работу в школу Семен, получил жилье, нашел себе подругу, родил сына, вызвал из ст. Удобная старенькую маму и зажил неким подобием семьи. Но ненадолго. Потому что всегда он в походе. Жениться с таким "бродяжьим" образом жизни, какой вел Семен, он не мог. Надо было признаваться жене, почему обычный учитель физической культуры постоянно разъезжает по стране под видом туристического инструктора, дома ему не сидится. Видимо, такой боевой подруги он не нашел. Или и не искал, создавая образ всем известного легкомысленного казановы, с которого никакого спроса и жениться его не заставить.

Лермонтовское горно-химическое производство относилось официально к Министерству среднего машиностроения. Но курировали его одно из самых засекреченных управлений НКВД - 15-е - и лично Л. П. Берия. Это управление ведало строительством и эксплуатацией стратегических подземных сооружений бывшего СССР - бункеров руководства страны, подземных командных пунктов, в том числе и рудников Бештау.

Зеков к руднику на пушечный выстрел не подпускали, строили его сначала сами НКВДшники, из управления, что занималось правительственными бункерами, и пр. военными подземельями.

Но говорят, что сначала, после войны, на урановых рудниках действительно работали зэки, так как стране нужно было в срочном порядке и в кратчайший срок догнать американцев по созданию атомной бомбы. Вольнонаемные уже работали потом, в 60-80-е, причем за хорошие деньги и пробиться на эти рудники было непросто.

Родные Семена вспоминали, как он приобрел за городом садовый участок и выращивал яблони и груши.

И сейчас жители Лермонтова рассказывают, в окрестностях 16-й штольни Лермонтовского рудника номер 2 встречаются лягушки с двумя головами и семью лапами, а вокруг плодоносят сады яблонь и груш с плодами размером с небольшой арбуз.

Почему ж в такой близости к объекту поселился С. Золотарев, даже получил вблизи от штольни садовый участок и как ему это удалось?

А все очень просто. Спецоперации КГБ.

Подготовка к работе на особо режимных обьектах и производствах всегда сопровождается соответствующими мероприятиями по их оперативному обеспечению и маскировке. Начинаются эти мероприятия задолго до пуска объектов и в дальнейшем не останавливаются. Одно из важнейших направлений такого "оперативного обслуживания" - развёртывание плотной сети качественной агентуры, способной своевременно засечь и вскрыть мероприятия противника по проникновению в закрытый район с целью расконспирации объекта и занятого там персонала.

После создания такой сети, которая представляет из себя несколько автономно действующих резидентур (их плотность может достигать 5-7-10 на один район в зависимости от его населенности и важности прикрываемого объекта), проводятся регулярные проверки её состояния. Такого рода проверки осуществляются по нескольким направлениям, одно из которых представляет собой комплексные учения, во время которых в район направляются сотрудники Комитета из других регионов, принимающие на себя роль "иностранных разведчиков" и пытающиеся взломать оперативное прикрытие.

Эти люди решают задачи проникновения в закрытый район, легализации там, поиск и установления контактов, необходимых для раскрытия характера проводимых на особо режимном объекте работ и т.п. Высший пилотаж - это когда такому "провокатору" удаётся официально устроиться на работу на упомянутом объекте или как-то иначе проникнуть туда (например, нелегально, такой вариант тоже допускается). "Провокатор" выступает в роли инспектора, проверяющего состояние защиты объекта - как негласной, так и физической.

Хотелось бы напомнить, что Золотарёв приехал в Свердловск через Алтай, где на протяжении нескольких месяцев осваивал туристские маршруты в районе Бийска и Телецкого озера.

И неслучайно, что Золотарёв оказался на Алтае во время запуска там особо важных режимных объектов, почему-то многие упускают из виду этот факт. В тех же самых местах, где "занимался туризмом" Золотарёв, намечался пуск двух объектов оборонной химии - заводов номер 262 и номер 267, названых почтовым ящиком номер 47, (постановление Совета Министров СССР от 25.05.1947 г. 'О проектировании новых заводов по производству баллистических порохов и взрывчатых веществ').

В мае 1953 года секретарь ГК КПСС В.В.Петров, приехав из Барнаула, рассказал своему аппарату: "Организуется строительно-монтажный трест для строительства крупного химического предприятия."

В июне 1957 года, как только вступила в строй ТЭЦ, первый объект особо важного значения, была организована военизированная охрана под руководством Князева Г.И. Ее задачей стала охрана ТЭЦ по периметру ограждения, пропуск рабочих на проходных, железнодорожных и автодорожных КПП.

Однако все же настал такой момент, когда отряд ВОХР не смог обеспечить надежную охрану, особенно восточной площадки, где начинался выпуск той продукции, ради которой строился комбинат. Произошла диверсия, подробности которой неясны и скрываются до сих пор. Известно только, что только в январе 1960 года была сформирована в/ч, отдельный батальон по охране особо важных предприятий промышленности, впоследствии переформированный в полк МВД в/ч 3484, существующий до сих пор.

Как мы знаем, С. Золотарев работал на Алтае несколько лет с перерывами. Последний период перед отъездом на Урал включал май - октябрь 1958 г. В октябре 1958 г. появляется запись в инструкторской карточке Золотарева о том, что он принят на работу в Коуровку.

И тут опять возникает странность и вполне логичный вопрос: зачем С. Золотарев срывается с Алтая, когда под Бийском в декабре 1958 г. собираются организовывать новый почтовый ящик номер 28, ныне имеющий название ФНПЦ 'Алтай', где собирались выпускать различные высокоэнергетические составы для нужд оборонной промышленности.

Он мог не ехать на Урал, а продолжать работать на Алтае. На Алтае тоже имеются зимние маршруты высшей категории трудности и на турбазах организуются инструкторские зимние походы.

Но именно по результатам работы на Алтае и было решено отправить его в Свердловск, где его никто не знал - ни местная милиция, ни КГБ - а значит риск провала был минимален и использовать в рамках подготавливаемой в тот момент операции под видом студенческого турпохода на Отортен.

А то, что это была спецоперация во главе со спецагентом, сразу поняли компетентные люди.

Такая вот странная встреча двух "неустроенных" людей "перекати-поле": Георгия и Семена. Устроившись в Коуровку, Семен Золотарёв почему-то тут же после инструкторского похода покидает турбазу и едет в Свердловск. Там снова находит тургруппу, для нового похода, чтобы получить "Мастера спорта", и говорит, что надо ехать домой к старенькой маме, но сам все же идёт в поход. Мама выступает хорошим предлогом сменить группу Согрина, через которую Семен Золотарев внедрялся в студенческую среду, на нужную ему группу Дятлова. В которой находился уже внедренный органами безопасности будущий агент Георгий Кривонищенко, которого Семен должен был подстраховывать.

И в это же самое время Георгий Кривонищенко получает странный перевод в Красноярск-26, которому даже рад, ибо не высказывает недовольства, хотя работа и жизнь предназначается сложнее, труднее и неустроеннее, чем в Ч-40. Но вместо переезда в Красноярск тоже идёт в поход с группой И. Дятлова, довольный и веселый тем, что ему, наконец, удалось вырваться из ненавистной стройплощадки и Ч-40.

Вот и задумайтесь-каждый из упомянутых наших героев на протяжении предпоходной поры говорит одно, а делает совсем другое. И всё это заканчивается трагедией на склоне Холат-Сяхыл.

Вот такие у этих людей до удивления похожие совпадения в судьбе, они даже навеки упокоились рядышком в соседних могилах на одном закрытом кладбище.

Меня занимал вопрос, а знал ли отец Г.Кривонищенко о том, что его сын идет в поход с определенным спецзаданием? Мне сказали, разумеется. Именно отец и помог Георгию попасть в систему. В те годы было очень трудно попасть в органы безопасности. А. К. Кривонищенко протежировал сыну. Особенно после того, как тот выразил свое резкое нежелание работать на стройке. Так что оппоненты, высказавшие мнение по поводу участия А. К. Кривонищенко в посмертной судьбе С. Золотарева правы только в одном - отец Г.Кривонищенко знал, кем был на самом деле Семен Золотарев. Поэтому и не был ни удивлен, тем, что именно этого участника группы, по сути незнакомца для его сына, не какого другого близкого товарища похоронили рядом с его сыном. Он вообще держался в стороне от событий, не высказывая публичных возражений, не ходя по кабинетам, ничего не требуя от властей. Единственное возмущение, что он себе позволил высказать, это показания на допросе у следователя. Но и о них никто бы не узнал, не начнись перестройка.

Другой, самый непонятный и в чем-то шокирующий любопытного исследователя момент, это радиологическая экспертиза одежды четверых туристов, обнаруженных весной в ручье под снегом. Не только одежды, но и биосубстратов внутренних органов, а также образцов земли, взятой из-под трупов.

Откуда радиация? Почему радиация? Туристы попали в экстремальные климатические условия и замерзли-таков вывод предварительного расследования. Дело закрыто, суда не будет. Постановление свердловского бюро обкома с этим вердиктом отправилось в Москву, в ЦК, на стол Хрущеву.

Молодежь может и не знать, какую роль играла в жизни нашей страны правящая Коммунистическая партия и как опасно было для жизни и карьеры ее обманывать поспешными и ложными отчетами. Напомню стишок:

Прошла зима, настало лето.

Спасибо Партии за это!

(Ю. Влодов)

Кто мог порекомендовать назначить экспертизу. Кому вообще могло придти в голову проверить трупы "на радиацию"? Что за такое заинтересованное лицо, сделавшее анонимный звонок в облпрокуратуру? Ему-то это было зачем будить спящую собаку, выводить на свет радиацию?Кому было это надо?

Да только тому, кто знал о ней. Что в группе туристов имеются радиоактивно загрязненные вещи.

А если знал, что имелись, то и знал- для чего имелись. Для какой цели. Ho не знали, была ли достигнута эта цель. Поэтому именно через официальное следствие с перспективой скрыть результаты экспертизы и пытались выяснить, удалось ли совершить намеченное и в каком состоянии находилась тайная спецоперация, о которой никто и не подозревал.

Так что все дискуссии по поводу, каким образом было получено загрязнение, кто источник - ВУРС или Новая земля, что за вещество и какой состав изотопов имеет, по сути никакого значения не имеет. Главное в этой истории - таинственная рекомендация прокуратуре назначить физико-техническую экспертизу. Которая, полагаю, вызвала сильное удивление у начальников и усталое раздражение у следователя Иванова. Он уже закрывает дело с формулировкой, одобренной руководством, как вдруг поступает приказ идти и назначать странную экспертизу.

Вот что писал об этом А. Ракитин, автор версии контролируемой поставки: "Зачем КГБ эта экспертиза - если они и так прекрасно знали что за груз передавался диверсантам?

В очерке, как мне кажется, этот момент объяснен довольно понятно.

Но поскольку не было полной ясности относительно того, произошли ли трагические события ДО или ПОСЛЕ передачи радиоактивного груза, было предложено удостовериться в наличии (отсутствии) вещей. Поскольку вещи оказались при погибших, стало быть, передача не состоялась.

Зачем оставлять следы про радиацию в обычном деле. КГБ следов оставлять не любило и в более простых случаях. Но как вы себе представляете иной вариант? Приходят некие люди, сверкают серпастыми "корочками" и изымают вещи? Их, во-первых, просто так из облпрокуратуры не изымешь - нужна санкция на выдачу на уровне Генпрокуратуры. Во-вторых, какие основания для выдачи? Прокуратура никоим образом КГБ не подчинялась, напротив, осуществляла надзор за деятельностью органов госбезопасности.

Понятно, что политический вес Председателя КГБ был иным, чем Генпрокурора, но то в Москве, а на периферии это далеко не очевидно. Тем более при Хрущёве, который очень резко осадил госбезопасность после разгрома "бериевской банды".

Как раз самый неэффективный выход для Комитета - засветить свою заинтересованность в определённом исходе дела на конечном этапе. Я постарался в очерке показать, что Комитет действовал в присущей ему манере, никак себя не афишируя и не оставляя следов в документах. Это КГБ удалось.

И вдруг в конце такой ляп!- явиться и забрать вещи... Глупее даже не придумать. Причём я вполне допускаю, что даже сам Куратор операции "контролируемой поставки" в точности уже не мог сказать какие именно вещи были радиоактивны. Т.е никто уже не мог в точности объяснить, что же именно надлежит забрать... Ведь радиоактивную пыль наносили одни люди, транспортировали её в Свердловск - другие, передавали - третьи, а опознавали - уже четвёртые. Ну, даже если и предположить, что была какая-то условная ориентировка "штаны такие-то, свитер такой-то и такой-то"... Да только всё в грязи было при извлечении тел из ручья. Да и одежда перепуталась из-за переодеваний, одних штанов было на 4 трупах штук 15 - поди разберись, где чьи.

Поэтому, я полагаю, всё было сделано предельно просто и без лишней мороки.

Как-то мягко было предложено Иванову "проверить тряпьё на радиоактивность" и Л. Н. Иванов намёк понял правильно. Ибо понимал правила игры: раз рекомендовали, значит - надо проверить. Ему жалко, что ли? Написал тупейшее постановление о назначении экспертизы, никак логически не связанное с предыдущим ходом расследования, получил результат, подшил к делу и...закрыл оное. И отрапотровал: "Я всё сделал, как вы хотели!"

Вот как-то так всё это и было проделано. Вообще без всякиx сложностей и затей."

О наболевшем.

В последний год дятловеды подхватили вирус поисков документов и некого параллельного дела, в котором хранится разгадка гибели группы. Дали явлению "поэтичное название" - Дверь. Вот-вот обнаружат за некой дверью или уже обнаружен кем-то из исследователей какой-то архивный документ, скоро он будет опубликован, надо набраться еще немного терпения и подождать.

К поискам привлечены журналисты, писатели, адвокаты, бывшие сенаторы, академики, следователи-альпинисты, Следственный комитет России. Но воз и ныне там.

А все потому, что никакого "другого уголовного дела" не существует. Хотя материалы КГБ, разумеется, существуют, их много и они рассеяны по самым разным местам и связано это с целым рядом причин.

Какие же это могут быть документы и где они хранятся? Перечислю по порядку:

1.В группе были секретоносители, причём, очень серьёзные (Кривонищенко, Колеватов и Слободин). По факту исчезновения каждого из них проводилась своя проверка. Что представляет из себя такая проверка, описывается в книге "Перевал Дятлова" А. Ракитина.

Обязательно проводится целый комплекс мероприятий и следственных действий: обыскиваются рабочие места, рабочая одежда, допрашиваются коллеги по работе, именно ДОПРАШИВАЮТСЯ (с предупреждением об ответственности за дачу ложных показаний и распиской о неразглашении!), проводятся оперативно-проверочные мероприятия по месту жительства, ставятся на прослушку домашние телефоны, рабочие телефоны родственников, проводится осмотр строений и досмотр транспортных средств и т.п. На каждого из трёх секретоносителей заводилось отдельное розыскное дело. Но никто эти розыскные дела не видел, никто их КП и др. журналистам не покажет. И Следственному Комитету тоже не покажет, тут дятловеды и "комсомольцы" могут только пофантазировать. Да Следственный Комитет и сам просить не станет, он не полезет в эту мутную игру. Вся эта работа по секретоносителям проводилась бы даже без версии "контролируемой поставки", просто в случае невозвращения группы из похода в контрольный срок, т.е. с 16 февраля.

Скажите, пожалуйста, с чего Следственному комитету заниматься делом группы Дятлова, если следствие 1959 года посторонних людей не обнаружило, факта убийства не выявило. Следственный комитет занимается именно убийствами, а не природными экстремальными силами и ураганами в горах.

Но в СК все пишут и пишут жалобы. И никакого прояснения ситуации не происходит.

2.При проведении операции "контролируемой поставки" картина ещё более запутывалась. Исходя из версии, операцию проводили московские структуры, а не свердловские, а именно - ПГУ и Второе главное управление (контрразведка). Ещё на этапе планирования операции заводилось особое литерное дело, в котором накапливался весь материал, полностью связанный с этим делом, начиная от научных справок, подготовленных специалистами, в которых предлагалась и обосновывалась целесообразность передачи того или иного образца противнику. Какая цель ставилась и как планировалось её достичь. Там же накапливалась информация (разные справки, выписки, докладные записки) об организации путей и способов поставки, через кого и как действовать, почему так, а не иначе и прочие детали. Всё это тщательно обсуждалось и не очень быстро делалось, в таком деле спешить нельзя, чтобы не показать противнику собственную заинтересованность. И после обсуждения и согласования всех деталей подбиралась кандидатура, через которую предполагалась реализация задуманного плана. Золотарёв подбирался в Москве, а не в Свердловске! Из Москвы в Свердловск направились люди, для организации работы на месте. Это была небольшая группа, человека 3-4, которые, обратившись к местным свердловским работникам Комитета, стали подбирать персональный состав группы и её маршрут. Одновременно с этим в Свердловск вызвали С. Золотарёва, о котором местные чекисты вообще ничего не знали. Также местные сотрудники ничего не знали о литерном деле, даже его названия. Но местные, принявшие московских "важняков", понимали, что затевается серьёзная операция и москвичи будут её реализовывать, опираясь, в том числе, на местный агентурный аппарат. Литерное дело не увидит вообще никто, более того, даже названия его никто не узнает, никакая газета, никакая телестудия. Литерное дело не было связано с розыскными делами, о которых говорилось выше, хотя какие-то материалы из розыскных дел могли попасть в литерное дело (если это представлялось важным). При этом всегда соблюдалась иерархия: более приоритетное и секретное дело могло поглощать материалы из менее секретных, но ни в коем случае не наоборот.

3.по факту провала операции "контролируемой поставки", когда стало ясно, что группа убита, материал не передан, противник ушёл, началась работа по локализации последствий провала. В КГБ того времени не существовало Управления собственной безопасности. В ПГУ существовала своя собственная служба безопасности, не связанная со Вторым ГУ. Впоследствии её стали называть "внешней контрразведкой". Поэтому работа велась в двух Управлениях хотя и связанно, но независимо друг от друга. Второе ГУ искало предателя внутри страны, отрабатывало вероятность провала по внутренним причинам, а Первое ГУ изучало вероятность провала в результате каких-то внешних причин. Это были масштабные проверочные мероприятия, которые проводились в рамках заведенных в обоих ГУ дел оперативной разработки. Они велись независимо, но с частичным обменом информацией и корректировкой результатов. Надо понимать, к этим материалам тоже никто допущен не будет.

Такова ситуация в деле группы Дятлова, обрисованная вкратце. По скромным подсчетам, исходя из версии атомного шпионажа (контролируемой поставки, если по А.Ракитину) всего дел, как таковых, должно быть штук 6, это минимум. Их число может быть гораздо больше при наличии разного рода ответвлений и многих ходов в сюжете, смотря куда могла привести работа. Например, если на каком-то этапе под подозрения попал какой-то высокопоставленный партийный властитель дум (этого исключать нельзя, потому что Комитет под сильной лупой рассматривал всех и вся), то могла начаться большая проверка по линии ЦК КПСС, точнее - Комитета партийного контроля при ЦК. Там было бы своё дело. Как выяснили из материалов ивдельского краеведческого музея (в дискуссии с Почемучкой), пострадали по партийной линии Первый секретарь Ивдельского горкома КПСС Г.С. Проданов. Он был снят с должности первого секретаря горкома на выездной сессии заседания бюро обкома партии, также были понижены на ступеньки ниже прочие секретари горкома. По рассказам свидетеля были "наказаны" некоторые партийцы города, занимавшие высокие должности. "Провинились" ли они в чем-то перед Комитетом или наказали их потому, что надо было кого-то найти виновных, но результат налицо.

Что особенно важно отметить - всё это дела не уголовные, они с уголовным расследованием прокуратуры не связаны никак. И нынешний Следственный Комитет к ним никакого отношения иметь не может и иметь не будет! Искать там напрасно.

Материалов, как видим, должно быть очень много -многие тысячи страниц. Есть, но не про нашу честь.

Никто журналистов и дятловедов к ним не подпустит даже на пушечный выстрел.

Почему, понимаете сами.

Недавно стало известно, что к делу группы И. Дятлова фонд во главе с П. Бартоломеем пытался подключить бывшего уральского сенатора Э. Э. Росселя. Но завязалась нешуточная интрига с привлечением С. Чемезова, который резко порекомендовал П. Бартоломею оставить Э. Росселя в покое и не впутывать его в неприятности на старости лет.

Из этой ситуации сенатор Россель вышел довольно находчиво.Через некоторое время в интернет-изданиях нескольких уральских газет появилось заявление Э. Росселя, отличавшееся от прочих в незначительных вариациях, но суть одна, расставившая все точки: "я помочь не могу, не обладаю такой властью, оставьте меня в покое".

"Сенатор: трагедия на перевале Дятлова является строго засекреченной информацией.

9 февраля 2017. Бывший губернатор Свердловской

области, сенатор Эдуард Россель заявил, что трагедия на перевале Дятлова на Урале в 1959 году, во время которой погибла тургруппа из девяти человек, относится к строго засекреченной информации федерального уровня.

'К большому сожалению, события того времени до сих пор являются строго засекреченной информацией, делом не регионального, а федерального уровня, и решением вопроса о доступе к архивным документам могут заниматься лишь федеральные власти и служба безопасности России', - цитирует РИА Новости Росселя.

Перевал получил своё название в память о туристической группе Игоря Дятлова, которая погибла при невыясненных обстоятельствах зимой 1959 года."

https://russian.rt.com/russia/news/357286-senator-dyatlov-strogo-zasekrecheno?utm_source=smi2

Сам ли писал это заявление сенатор, с его позволения или на самом деле узнал о "своем заявлении" от журналистов "Комсомольской правды"(что крайне сомнительно), но на следующий день появилось сообщение от журналистов "Комсомольской правды", рассказавшем о новом заявлении сенатора, мол, никогда он не писал никакого заявления. На что ответили в кулуарах знающие его люди, что все это организовано в стиле бывшего сенатора. И дал понять, кто хозяин и за какими дверями. И то, что впустую все обращения к сенатору, в СК и прокуратуры. И волки сыты, и овцы целы.

Трезвую мысль высказал В. Суворов по поводу поиска и счастливого обнаружения нужных архивных документов:

"У нас ведь находятся только те документы, которые нужны. А без приказа не нашлись бы. Наши историки находят только то, что разрешено находить."

Это к всеобщему чаянию дятловедов найти нужный архивный документ, или, что особенно ожидается и мечтается, второе, настоящее УД, не это, называемое липовым или игрушечным. Вот где-то там за какой-то дверью в каком-то архиве лежит этот документ, завалявшийся и ждущий своего часа, когда его найдет азартный дятловед.

Хочу заметить, что с частным заявлением о просьбе помочь начать новое расследование по делу группы Дятлова обращались в комитет "Справедливой России" отдельные граждане. Но тоже получили отказ заниматься этим делом, от имени Сергея Миронова. (Документ имеется).

В заключение привожу иинтереснейший отрывок из воспоминаний В. Ф. Курочкина, члена бюро Свердловского обкома КПСС, председателя городского спорткомитета. Из которых можно понять, что сами отцы города ничего толком не знали, что же произошло с группой, но понимали, что расследовать это дело никто не заинтересован, поскольку нити ведут в Москву и завязаны в этом деле очень большие государственные люди и хранятся большие государственные секреты, намного куда больше, чем авария ракеты или выдуманные дятловедами "опыты над людьми".

"Cпорт на Урале.

Воспоминания Виля Федоровича Курочкина.

http://sportufo.ru/pressa/414-publitsistika/vilj-kuro

Наша туристическая группа, состоящая из лучших туристов (в основном из УПИ) вышла в поход на Приполярный Урал. Поход был высшей категорией сложности. Подготовка к походу велась серьезная. Члены группы принимали участие во многих сложных походах, а этот поход давал им право на присвоение звания 'Мастера спорта СССР'. Группа потерялась, и только через два месяца сложных массовых поисков, ее обнаружили - все погибли. Началось следствие. Вначале все сводилось к вине городского комитета и спортклуба УПИ, якобы была слабая подготовка и отсутствовал контроль. Но мы-то были убеждены, что это не так, причина гибели в чем-то другом.

И, как назло, в это же время потерялась группа туристов свердловчан в горах Тянь-Шаня. Я вылетел в Ташкент с целью организации поиска. Все высокие организации ЦК Компартии, Совет Министров мне сочувствовали, но никаких мер не предпринимали. По старой комсомольской привычке, я обратился к секретарю ЦК комсомола. Они помогли мне связаться с командующим ТурВО генералом армии И.И. Федюкинским. Это был замечательный человек, мы с ним провели три зимних дня. Я был единственным гражданским, присутствующим на военном совете округа, где Федюкинский обсуждал со своим штабом вопрос организации поиска группы.

Были приняты все меры - группы нашли. Я всю свою жизнь буду благодарить генерала за оказанную помощь. Я не знал, что ждет меня впереди. Оказывается 30 родственников погибших, коммунисты, обратились с письмом к Н.С. Хрущеву, требуя жестоких мер к виновникам гибели людей. Как я потом узнал, Хрущев на этом письме наложил резолюцию: 'Романову, немедленно разобраться и принять самые жестокие меры'.

Прямо из Ташкента меня вызвали в Москву. Провожая меня генерал обняв предупредил: 'Держись, дело приняло очень серьезный оборот'..

Прилетев в Москву, явился сразу во Всесоюзный спортивный комитет, где уже заседал Президиум. Всего не расскажешь, скажу попало, что генералы, члены Президиума, вели себя по отношению ко мне, как к преступнику и требовали объяснения, - 'Почему группа была без рации, без оружия?'

Я же объяснял им: 'Какая рация? Кто нам ее даст, а если бы и дали, она весит 50-70 кг. Какая группа ее возьмет, когда они на каждом сухаре, на каждой паре носков экономят вес'. Кроме того я твердо заявил, что инструкция по туризму должна быть пересмотрена. Нельзя туристов из-за значка 'мастера спорта' подвергать смертельной опасности. Так в инструкции обязательным условием для походов высшей категории сложности предусматривалось, обязательное прохождение маршрутов за сотни километров от населенных пунктов.

Н.Н. Романов (председатель Всесоюзного комитета по физкультуре и спорту) полностью поддержал меня и по существу 'спас' от долгой жизни в неволе, а может быть и больше, тогда это делалось быстро.

Когда я явился в Свердловск, то уже через несколько дней мы получили измененную инструкцию по туризму.

Мне как председателю комитета, значит основному виновнику, было трудно и сложно доказывать таким серьезным органам, как прокуратура и комитет госбезопасности, что гибель произошла по какой-то другой причине. Но к следствию нас не допускали, оно было какое-то странное, тайное.

Весь город бурлил, ходили всякие нелепые слухи. Нам все-таки удалось доказать, что нашей вины в этой трагедии нет. Однако меня и председателя спортклуба УПИ Л. Гордо в партийном порядке наказали, объясняя, раз люди погибли, то кто-то должен за это отвечать.

Истинная причина и до сегодняшнего дня до конца неизвестна, хотя в настоящее время появляются некоторые сведения, но они неофициальные. Тайна, покрытая мраком, т.к. замешаны, в этом высокие государственные органы и люди."

И как сказал в 1990-х "живая легенда среди шпионов" Юрий Дроздов, бывший начальник Управления "С" ПГУ (нелегальная разведка), о многих операциях разведок 1950-1970-х годов, доселе неизвестных обывателю, но знакомых обеим сторонам разведки и желавшим бы узнать побольше деталей о провалах или успехах этих операций, (смотря с какой стороны идет интерес):

"Что ж, должно пройти еще лет 100-150, прежде чем раскрытие других оперативных материалов станет более или менее возможным. Многие операции еще продолжаются!"

М. П. (с)

Благодарю за помощь в работе писателя А.И. Ракитина, Д.Москвичева, Почемучку (хотя у нас имеются серьезные разногласия по многим вопросам) и многих моих товарищей. Получила добрые пожелания от о. Николая (Тарантина): "Всегда рад,когда мой труд востребован и приносит пользу!В открытом доступе только часть работы(и почти без приложений). Если есть интерес - вся работа в читальном зале Всехсвятского храма. Всего вам доброго!" Особо замечу, в силу понятных причин оперировать могла только открытыми источниками. Даже если кто-то что-то и знает по этой теме помимо этого, то... придётся делать вид, что информации этой не существует.

РЕКЛАМА: популярное на Lit-Era.com  
  С.Шавлюк "Начертательная магия 2" (Любовное фэнтези) | | Л.Тимофеева "Заклятье для неверной жены" (Юмористическое фэнтези) | | Е.Горская "Я для тебя сойду с ума" (Любовное фэнтези) | | Vera "Летняя подработка 2.0" (Короткий любовный роман) | | П.Флер "Поцелуй василиска" (Попаданцы в другие миры) | | Е.Горская "По праву сильнейшего" (Любовная фантастика) | | Е.Кариди "Навязанная жена" (Любовное фэнтези) | | Ю.Меллер "История жизни герцогини Амальти" (Любовное фэнтези) | | П.Флер "Сердце василиска" (Попаданцы в другие миры) | | В.Крымова "Запасной жених" (Любовное фэнтези) | |
Связаться с программистом сайта.
Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
М.Эльденберт "Заклятые супруги.Золотая мгла" Г.Гончарова "Тайяна.Раскрыть крылья" И.Арьяр "Лорды гор.Белое пламя" В.Шихарева "Чертополох.Излом" М.Лазарева "Фрейлина королевской безопасности" С.Бакшеев "Похищение со многими неизвестными" Л.Каури "Золушка вне закона" А.Лисина "Профессиональный некромант.Мэтр на охоте" Б.Вонсович "Эрна Штерн и два ее брака" А.Лис "Маг и его кошка"
Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"