Maria: другие произведения.

В. Анкудинов: Я всего лишь выполнил "свидетельскую" функцию

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Peклaмa:

  • Аннотация:
    Некоторые вопросы, обсуждаемые нами, перешли в затяжные дискуссии и остались вне этого интервью. В этой работе приводятся только краткие ответы Владимира Анкудинова, те, что он выбрал сам, посчитал нужным оставить для публикации. Очень сожалею, что некоторые моменты не вошли в публикацию, например, случаи из практики Владимира Дмитриевича, его рассказы о коллегах. Но так он пожелал сам. В данном интервью приводится только треть наших бесед.

* * *



Выступление Владимира Анкудинова 2 февраля 2016 г. на конференции, посвященной памяти группы Игоря Дятлова, произвело огромное впечатление на участников конференции и тех, кто следит за событиями в исследованиях причин гибели группы.

Меня тоже заинтересовали некоторые моменты его выступления, а именно тот факт, что Владимир сам был экспертом -криминалистом и в какой-то период времени общался с "легендарным" Б.А. Возрожденным, судмедэкспертом по уголовному делу о гибели туристов группы И. Дятлова. Я решила обратиться к Владимиру с просьбой ответить на некоторые вопросы, касающиеся криминалистики и его общения с Б.Возрожденным. Владимир согласился, и у нас завязалась интереснейшая переписка по многим вопросам, сразу вышедшая из рамок первоначально задуманной тематики. В дело были "втянуты" и несколько экспертов -специалистов, поскольку потребовалась их консультация по разным вопросам , и особенно по "ракетной" версии. Но темы ракеты в этом материале коснемся слегка. "Ракетная версия" требует отдельной статьи и вдохновения.

Некоторые вопросы, обсуждаемые нами, остались вне этого интервью. Так мы решили по обоюдному согласию. Скажу одно: совместное общение оказалось плодотворным и полезным для нас обоих, мы узнали много нового и интересного, разговаривая на разные темы. Но каждый остался на своей позиции в отношении причин гибели группы.

В этой работе привожу только ответы Владимира Анкудинова, без моих ему возражений и последующих его ответов. Материал дается в проверенном временем и опытом формате "вопрос- ответ".

Владимир Дмитриевич коротко рассказал о себе и как он оказался на конференции.

- Закончил в свое время Свердловский юридический институт. По распределению начал работать следователем в системе МВД. Затем эксперт-криминалист (младший и старший научный сотрудник) в научно-исследовательской судебно-экспертной системе МинЮста ( была такая система в советские времена, возглавлял ее тогда Всесоюзный НИИ судебных экспертиз Министерства Юстиции СССР), в те же годы получил еще радиотехнический диплом ('вечерний' - собирался тогда заниматься судебной фоноскопией, но не вышло). После этого-нарсудья (при социализме), федеральный судья (это уже при капитализме). Оттуда вышел в отставку по 'выслуге лет' ( второй квалификационный класс), после отставки работал преподавателем в одном из юрВУЗов, преподавал криминалистику. В данное время-'неработающий пенсионер' -потому что для судей в отставке установлены очень большие ограничения на возможность где-либо работать.

А началось всё действительно случайно. Я "наткнулся" в интернете на видеоинтервью моего бывшего коллеги И.Макушкина, мне стало интересно, как Игоря комментируют (немного лучше, чем меня сейчас, но тогда относительно себя я еще не знал, а то бы подумал: а мне всё это надо?). А тут как раз мне подарили книжки Буянова и Ракитина. И после этого "откликнулся"- опять в интернете- на "клич", брошенный Н.Варсеговой (о чем сейчас сожалею).

Относительно взрыва ракеты - это не моя версия, я всего лишь выполнил "свидетельскую" функцию.

Доклад на конференции предложил мне сделать Ю.Кунцевич. "Вышел" он на меня совершенно случайно. Я согласился, потому что это уголовное дело- давно уже не уголовное дело, а часть Истории, которая требует прояснения. Хотя я и предполагал, что навлеку на свою голову массу "камней"... Потому и люди, которые что-то знают (и - не один я) и не "высовываются"- кому охота быть "оплеванным". Надо сказать, что в "прежние" времена, когда ещё были живы самые непосредственные участники расследования, это дело практически никого не интересовало: например, тогда я слышал лишь, бывая в турпоходах, только туристические "байки" относительно этого случая, причём о том, что произошло в реальности, рассказчики этих "баек" и слышать не хотели - говорили, что "скучно" и "неинтересно" то, как это было на самом деле.

Но кто-то должен был начать, а лично я к такому отношению со стороны 'народа' вполне привык и выработал 'иммунитет' за время работы в сфере правосудия. В принципе то, что произошло после моего выступления, было вполне ожидаемо.

- Я пребывала в полной уверенности, что дело это хранилось в секретном архиве и о нем вообще не упоминалось в прессе до 1989 года - "следствие окончено, забудьте", - как говорится в одном зарубежном фильме. А сам Б.Возрожденный, по свидетельствам людей, общавшихся с его коллегами, не любил и вообще старался не говорить о том деле.

- Я работал экспертом-криминалистом (младшим затем- старшим научным сотрудником)-с 1978г. по 1986 г.- в Центральной Уральской научно-исследовательской лаборатории судебной экспертизы МЮ РСФСР. Это та самая лаборатория, где в 1959 г. исследовалась палатка группы Дятлова. В лаборатории сохранилось наблюдательное производство по этой палатке, и я его изучал (в числе других заключений) в процессе обучения на эксперта по судебной трасологии. Тогда еще были живы сотрудники, работавшие в 1959 г., и они мне объяснили обстоятельства этого дела. Тогда всем было известно и понятно, что произошло с группой Дятлова (потому что это было установлено в результате расследования в 1959 г.) - туристы случайно оказались в месте проведения испытаний ракетной техники военного назначения, на группу упала ракета, и все они погибли. Никакой "тайны" это дело для тех, кто принимал участие в его расследовании, не представляло. Это было "рядовое" уголовное дело, причем давно прекращенное производством. И им никто тогда не интересовался. И я - тоже. Дело как дело, были дела и поважнее.

- Как я понимаю, существует такой закон - тайна следствия и вся следовательская группа, в том числе и эксперты- криминалисты, не должны разглашать информацию, получаемую во время следственных действий и результаты проводимых экспертиз. Но сын Генриетты Елисеевны сказал, что его мама давала подписку о неразглашеннии по тому делу и после окончания дела. То есть всю жизнь несла бремя той подписки - не могла говорить о всех подробностях дела.

И. Макушкин писал мне:
'Дело было засекречено, взяты подписки о неразглашении сведений, осуществлялся постоянный контроль "сверху", явно выражалось стремление закрыть и забыть, и чтоб с наименьшей оглаской. Мама была удивлена тому, что хоть эти экспертизы провели. Возрожденный - тот вообще боялся собственой тени при проведении этих экспертиз. Следствие давило и не давало сделать ни шага в сторону, ограничиваясь только самым необходимым, без чего уж ни как нельзя. Цель была - скорее закрыть дело, "без шума и пыли".

Версия про испытание нового оружия, конечно, имела место. На это и изменения цветовой гаммы предметов списывались, от воздействия каких-то веществ. Химических экспертиз, насколько мне известно, не назначалось. Одна цель была - поскорей закрыть дело, с минимальной оглаской.'

Поэтому меня удивили Ваши слова, что дело не секретное, подписок никто не давал, в том числе Б. Возрожденный, который взял и так просто рассказал вам о том деле. В Уголовном деле имеются подписки о неразглашении главного радиолога города Левашова и руководителя поисков Масленникова. Также дочь следователя Иванова говорила, что отец давал подписку и никому не рассказывал правду о том деле.

 []

Фото: (Из статьи Д. Тиунова.)

- О т.н. "подписках". Тут надо смотреть, что это за подписки. Может быть подписка о неразглашении материалов следствия. Действие ее , как сами понимаете, связано с существованием уголовного дело. Поэтому "вечно" она действовать не может. Может быть подписка о "гостайне". Тут- другое дело, но ее берут не у всех. Вот Иванов, если был допущен к ознакомлению с секретными на то время материалами, должен был дать такую подписку. Например, если был ознакомлен с "параллельным" уголовным делом. Потому и "публичной" правды я бы от него и не ждал. Давали ли именно такую подписку Чуркина или Возрожденный, я не знаю. Мне Возрожденный об этом не говорил. Но бывает иногда, что человек просто ссылается на "подписку", которой не давал, чтобы ему не задавали лишних вопросов. Так что тут не всё однозначно. Кроме того, в профессиональной среде эти ограничения обычно не работают. Тем более, что в этой среде "болтать" не принято. И я бы не стал ничего рассказывать (хотя и подписок никогда не давал), если бы это- было уголовное дело, не выставленное на всеобщее обозрение. А сейчас это уже не дело, а часть Истории, и про его содержание все знают.

И, если даже Возрожденный и давал какую-либо подписку, то, что я рассказал, ему никак не повредит- он давно там, где никакие подписки не действуют. И если возникнет вопрос, зачем я принял предложение Ю.Кунцевича и сделал этот доклад, предполагая реакцию, которую он вызовет у дятловедов, то могу ответить. Я сделал это сознательно и потому, что кто-то должен был это сделать.

- Изучали ли криминалисты следы, оставленные на склоне и сохранились ли результаты трасологической экспертизы следов в криминалистической лаборатории? Это следы погибших или посторонних людей? Рассказывали ли старейшие работники лаборатории о тех следах? Упоминал ли о них Борис Возрожденный?

- Относительно следов. По тем следам, точнее, по их описанию и имеющимся фотоснимкам, я бы вообще воздержался от каких-либо конкретных выводов. Разве только что один след действительно похож на след ботинка или армейского сапога. Даже бы воздержался от категорического вывода, что это- именно следы погибших туристов - только лишь в вероятной форме. Потому что зафиксированы эти следы были крайне, извините, хреново. Также, как и был проведен весь осмотр места происшествия. Я даже не уверен, что протокол осмотра Темпалов составлял именно на месте происшествия. И предполагаю, что и постановление о возбуждении дела вынес он "задним числом"- когда приехал Иванов принимать дело (наверное, потому оно и написано на "ивановском" бланке- бланке облпрокуратуры). А ведь из этих следов делают далеко идущие выводы. Например, что они "шли", и именно "шеренгой". Если это- следы туристов ( а такое могло быть, и будем считать, что это- их следы), то параллельное расположение дорожек следов вовсе не указывает на их одновременное возникновение: люди могли оставить эти следы и в разное время. А судить по следам на снегу-шел человек или бежал- конечно, можно, и методики на этот счет хорошо разработаны, но именно- по следам, а не по таким фотоснимкам.

Если ссылаются на "знатоков- следопытов", то позволю себе усомниться в их познаниях. Тут нужно учитывать целый ряд признаков и факторов, чтобы сделать выводы. Очень сомневаюсь, что "следопыты" об этом знали. Вот, например, глубина снега. Кто знает, какова она была в момент следообразования? А если снег глубокий, то даже если Вы и "побежите", то фактически получится, что Вы "пойдете", причем насколько медленно, будет зависеть от глубины снега.

Следы, как я понимаю, никто не "изымал" и надлежащим образом не фиксировал. Почему? Наверняка Темпалов надеялся на "отказной материал" ("сами замерзли"), потому и схалтурил. Никаких экспертиз следов не проводилось. Хотя бы потому, что Иванов их не назначал. И вообще-единственная экспертиза- это та самая палатка. И единственное постановление о назначении экспертизы- это то, что подшито в наблюдательном производстве по палатке. И вопросы, которые решались экспертами- только те, которые в этом постановлении.

И вот еще некоторые соображения... На месте происшествия до появления поисковиков побывали "посторонние люди". Можете к этому факту относиться как угодно- считать его "недоказанным" или доказанным. Но для меня лично- вывод однозначный. И он-не предположение. Тому есть много подтверждений, и лично я их просто "вижу". Я не буду здесь перечислять доказательства. Это- отдельная тема. И "посторонние люди" оставили много следов. И даже следов не только в криминалистическом их понимании, а самых что ни на есть натуральных-следов своих ног. Следы, засыпанные снегом, надо искать по мере таяния снега. Это-одна из методик поиска следов в судебной трасологии. И я на этой конференции услышал от одного из участников поисков 1959 года именно то, что и ожидал когда-либо узнать. Этот участник поисков ( он есть на видео с конференции) рассказал, что по мере таяния снега появились следы "посторонних людей", причем в большом количестве. Все как раз так, как и должно было быть. И вот эти следы НИКТО не стал фиксировать. Он недоумевал, почему? А вот мне было понятно- Иванов не стал эти следы фиксировать в установленном законом порядке, чтобы их "не было". Для Иванова все уже было понятно, и он делал так, чтобы подтверждений "посторонних людей" в деле не появилось. Что за люди это были? Ответ напрашивается сам- те самые "ракетчики", которые прилетели на место падения ракеты. Можно найти и иные подтверждения. Например, имеются очевидцы, видевшие в том районе сигнальную ракету, как раз в период времени, соответствующий вероятному обнаружению погибших туристов "ракетчиками". А когда на месте происшествия побывали третьи лица и видоизменили своими действиями первоначальную обстановку места происшествия, то логику здесь искать бесполезно. Если, конечно, Вы не знаете точно, какие именно действия совершили эти третьи лица. А мы этого сейчас знать не можем.

Как сохранились и почему сохранились эти следы- у меня ответов нет. Если бы сам их видел " в натуре", тогда бы сказал. А так- можно только гадать, а я бы не хотел этого делать. Чьи следы- как уже указывал, от вывода в категорической его форме- я бы воздержался. Относительно следов, чьи они и от чего, мне никто ничего не говорил- ни в лаборатории, ни Возрожденный. Возникал вопрос, фотографировала ли Чуркина (Макушкина) следы? Этого я не знаю. Если бы Иванов велел сфотографировать, то сфотографировала бы. И в деле должны были быть фототаблицы. А их нет. Надо еще иметь в виду, что "просто так" эксперт ничего не фотографирует. Все это должно быть запротоколировано (это в фильмах- сам сфотографировал,сам "изъял" без всяких там протоколов- и пошел исследовать без какого-либо постановления). Например, фотосъемка производится в процессе осмотра места происшествия, и это протоколируется. К протоколу прилагаются фототаблицы, которые подписывает эксперт, принимавший участие в осмотре. Здесь - получается, что Иванов повторного осмотра места происшествия не проводил. Потому и следы никак (с процессуальной точки зрения) фиксироваться посредством фотосъемки просто не могли. Почему Иванов так поступил- вопросы к нему. Опять же можно только предполагать-почему. Много чего было не сделано. А из того, что сделано- не все к делу оказалось подшито, наверное, Вы и не хуже меня знаете, что.

Вот, например, нет постановлений с вопросами о назначении экспертиз, и мы не знаем, какие вопросы Иванов ставил. А это- указывает на направление расследовании. Нет заключений хим.экспертиз , про которые Архипов говорил, что их изъяли 'люди в серых пальто' . Вот и прикиньте, зачем их надо было изымать, тем самым привлекать к этому факту лишнее внимание и показывать заинтересованность этого ведомства , если бы там 'ничего не было'?

Если подойти к этому вопросу не по дятловедчески, а так, как положено при расследовании дела, то факт присутствия "посторонних людей" можно считать доказанным. Этот факт "тянет" за собой целую цепь выводов:

а) следствие в лице Иванова умышленно скрыло признаки присутствия посторонних людей;

б) были сокрыты найденные вещи, не принадлежавшие туристам, причем частично это сделали члены поисковой группы;

в) из предыдущего пункта следует, что в поисковой группе были "доверенные лица" от КГБ, которые заранее получили задание по сокрытию найденных предметов; -и можно продолжить еще. Но и из этого понятно, что поисковая операция изначально контролировалась и принимались меры по недопущению "выхода" нежелательных сведений.

Насчет вещей. Из тех описаний, что я видел, у меня не сложилось мнения, что вещи были столь аккуратно разложены. Фонарик- вообще очень замечательный факт! Лично мое мнение- если оно кого-либо интересует- все это как раз объясняется присутствием и действиями "посторонних людей" (как раз те самые "следы" в криминалистическом смысле этого термина).

 []

Из повести Ю. Ярового "Высшей категории трудности".

Любые следы никогда не нужно "сбрасывать со счетов". Это ведь не болтовня людей. Следы не врут никогда, ошибаются лишь люди, их интерпретирующие. Вот и здесь- наличие следов на месте происшествия- это объективный факт. Вот только Темпалов всё испортил. По собственному прошлому опыту (криминалистическому) знаю- если прокурор самолично взялся за осмотр места происшествия- жди беды. Конечно, прокурорами становились и бывшие следователи, тогда получалось нормально, но часто прокурорами "ставили" людей с другими "задатками"-со способностью "держать в кулаке" своих подчиненных, а также исходя из "принципа партийности" и т.п. А такие люди обычно знали о криминалистике то, что такая наука существует- и не более того. Я сам, когда учился, видел, как криминалистика "давалась" некоторым студентам, с которыми я тогда учился. Точнее- вообще "не давалась". И как раз эти люди и "вылезли" очень быстро " в начальники". А прокурор- это в первую очередь "начальник", всё остальное- потом. Вот и испортил всё Темпалов. Я даже подозреваю, о чем он думал, появившись на месте происшествия: как половчее "списать" 9 трупов на своей "территории" на какой- нибудь несчастный случай, а то "голову отвернут", если окажется "криминал". И всё было хорошо, пока "гром не грянул". А следы к тому времени-"тю-тю...". Так обычно и бывает. Потому дятловеды в этом вопросе зря что-то ищут.

Так вот- следы. Они, если правильно "понять", что они "хотят сказать", скажут очень даже многое. Только здесь не надо им "приписывать" то, о чем они в существующих отображениях "не скажут". А о чем "скажут"- вот это зависит от того, чьи они. Здесь, сами понимаете, варианты такие: туристов; "посторонних людей", которые туристов нашли "первыми"; тех, кто нашел их "вторыми". Если как-то разобраться в этом вопросе, тогда кое-что и прояснится.

Еще о следах как результатах деятельности людей (в судебной трасологии под "следами" понимается весьма широкий круг объектов, не так, как в "бытовом" понимании). Вот, например, была найдена палка, которую резали ножом. Совершенно "нелогичная" палка с результатами чьей-то деятельности, если исходить из "логики" действий погибших туристов. И я бы (если бы расследовал это дело) эту палку обязательно приобщил к делу и назначил экспертизу. В первую очередь- на предмет "резания" этой палки ножами погибших туристов. Одно дело, если туристы резали её сами, а если её резали "посторонним" ножом"? А этот вопрос вполне решаем был, и в т.ч., в 1959 году. Кто-то (где прочитал, сказать сейчас не могу) выдвинул такую мысль- может, на эту палку крепили провод для антенны? Это тоже можно было решить-исследовать на "металлизацию"; кроме того, от контакта с проволокой тоже должны были остаться следы. И если вдруг эта догадка бы подтвердилась, то присутствие "посторонних людей" получило бы еще одно подтверждение. Это, конечно, всё предположения, это я в качестве примера- что можно было бы "вытянуть" из имевшихся на месте происшествия следов при правильном к ним "подходе". И это- не мои "фантазии". Самому в свое время, когда был "младшим" и "старшим научным сотрудником" криминалистической науки, еще и не то удавалось.

- Когда Вы общались с Б.А. Возрожденным, каким он Вам показался, в смысле характера и душевного строя, человеком. Создавалось ли впечатление, что он пьющий? Вы сами с ним не опрокидывали по стаканчику после работы, на правах коллег, тесно работающих по одному делу? Здесь можете улыбнуться, я так спрашиваю, ради лирических подробностей относительно вашего общения.)

- Начну с того, что я алкоголь не употреблял никогда и не употребляю и сейчас. Не по состоянию здоровья, а из соображений принципиального характера. В молодости это создавало определенные проблемы - видимо, потому и женился в 30 лет: девушки "фыркали", узнав, что я "абсолютно непьющий". Зато жена теперь довольна, что муж не пьет. По этой причине я не могу сказать - был ли Б.А.Возрожденный пьющим или нет. Как человек- был нормальный и принципиальный. Личных отношений у нас не было и не могло быть. Он был старше меня по возрасту, и работали мы в разных экспертных учреждениях. Он был зам.зав.Бюро СМЭ Свердловской области.

О деле, которое нас "свело", из-за которого я и узнал от Возрожденного и запомнил подробности о гибели группы Дятлова. Это дело было весьма примечательно, я за всю свою жизнь больше такого не встречал. Была убита женщина в частном доме, в одном из поселков Нижнесергинского района Свердловской области. "Злодеи" вспороли ей живот (два разреза-один поперек и один вдоль), извлекли все внутренности и раскидали их как в доме, так и во дворе дома. Потому следователя и интересовали отдельные элементы ситуации происшествия- что было сначала, что " в середине", а что-"в конце" этого злодеяния. Вот меня начальство и "пристегнуло" в комиссию к Возрожденному. Потому что кроме меня никто в Уральском регионе ситуалогические экспертизы не проводил. А Возрожденный - потому и "взял" себе эту экспертизу. Мог бы и поручить кому-либо, ведь был зам. зав. областного Бюро СМЭ.Но тогда так было принято, что сложные вопросы "начальник" брал "на себя", не то что сейчас начальники времен капитализма делают. Вот так я и оказался в одном "деле" с Возрожденным. Первый и последний раз. И вовсе не "распивал" с ним ничего.

На одном из форумов даже специальный раздел существует, что Б.Возрожденный- 'ранее судим', а потому находился 'на крючке' у 'спецслужб'. Вот Борис Алексеевич об этом не знает, он бы всем этим 'самодеятельным следователям' нашел бы что ответить!

"Дятловеды" почему-то решили, что у него была судимость, и взялись это доказывать. Хотя сам факт работы в Бюро СМЭ и прошлая судимость- в советское время были несовместимы. "Выкопали" они какую-то бумажку, где некто с Ф.И.О., годом и местом рождения, совпадающим с данными Возрожденного значится осужденным во время войны, и стали доказывать, что это- именно "тот" Возрожденный. Хотя из ГИЦ МВД ( как я у них выяснил) получен отрицательный ответ. Я им писал, что в войну и не то бывало, приводил примеры. Да что в войну, мой коллега по работе в суде, работавший до этого в Магадане судьей, рассказывал, что в конце 80-х у них был случай, когда одному человеку на работу пришел исполнительный лист по алиментам ( после всесоюзного розыска, милиция "нашла" алиментщика), где совпадали абсолютно все (!) данные, кроме имени ребенка. И этот человек поначалу со всем согласился и стал платить алименты по этому исполнительному листу. Потом случайно увидел в бухгалтерии, что имя ребенка не совпадает, тогда и "закатил" скандал. Так оно и оказалось, что "не он".

Я сам на свою фамилию, когда работал судьей, делал запрос в ГИЦ МВД СССР, так нашел нескольких судимых с моими ФИО, месяцем и годом рождения. Не совпадали место рождения ( я родился в небольшом поселке, где тогда служил отец), и число рождения. А если бы кто-то решил, что я из Свердловска, то с полным основанием мог бы приписать мне чужую судимость- совпали бы еще и год и даже месяц рождения.

- Пожалуйста, скажите, кто Вам объяснял обстоятельство этого дела? Известно, что Генриетта Елисеевна Чуркина ( Макушкина) ставила свою подпись под заключением об экспертизе палатки. Как сообщил ее сын, тоже эксперт-криминалист, Г. Е. Чуркина вылетала на склон вместе с Б.Возрожденным, исследовала следы помимо палатки. А в книге Ю. Ярового расссказывалось, как она вместе с выжившим участником группы Юдиным проводила следственные эксперименты с палаткой - заставляли его выбегать из палатки через разрез и выход. Смотрели, сколько времени это занимает по секундам. Рассказывали ли Вам старожилы о таких экспериментах и были ли зафиксированы они в наблюдательном производстве о палатке?

- Тогда(в 1959 г.) вся лаборатория помещалась в 2-х кабинетах, да и сотрудников по этому профилю было не более 3-х человек. Палаткой занимались Т.И. Михайлова и Г.Е.Чуркина. И всей тогда трасологией- тоже. Больше специалистов, кроме них и начальника лаборатории Б.Ф.Кретова во всей Свердловской области в то время просто не было. Он тоже проводил экспертные исследования, не то что нынешние начальники- "руководят", и не знают чем. И сами подумайте, какие могли быть секреты у них друг от друга, когда сложные вопросы приходилось решать "коллегиально", хоть и заключения подписывал кто-то один. Потому можно утверждать на 100%, что никаких иных исследований в лаборатории не проводилось. Ни следов, ни "химии" (на те же взрывчатые вещества), ничего другого. Потому что Иванов ничего не назначал. Почему - отдельный вопрос.

Я предполагаю, что он уже знал причину и принимал меры к тому, чтобы эксперты не "выкопали" чего-либо лишнего, от чего потом трудно будет избавиться. Ведь если будет заключение, то куда его девать?

Вот и здесь- те, кто в Свердловской НИКЛ имел отношение к этому делу, знали всё, что произошло на самом деле. От кого? От Иванова- от кого же больше. Надо просто знать, что начальник Свердловской НИКЛ Б.Ф. Кретов не потерпел бы никаких "секретов" от следователя, который обратился в лабораторию за помощью в расследовании, несмотря ни на какие "подписки", которые бы и давал кому-либо следователь. А принцип такой- не хочешь, следователь, не обращайся в это криминалистическое учреждение, иди, например, в кримлабораторию УВД или УКГБ. Все знали, что в Свердловской НИКЛ Минюста- лучшие специалисты на Урале, после них- только Москва.

Б.Ф. Кретов всегда занимал позицию ( и надо сказать, правильную)- если работаем " в одной упряжке" и на один результат, так и "выкладывай", следователь, всё, что у тебя есть, только тогда и помочь тебе сможем. Вот потому и сотрудники, работавшие в 1959 году и знали об этом деле достаточно много. Другое дело, что болтать обо всем, что "проходило" через лабораторию ( а "проходило" много чего) не полагалось. И все это знали. Без всяких "подписок". Это сейчас, повторюсь, дело группы Дятлова- История. Тем более, и "выставлено" оно на всеобщее обозрение, потому и скрывать что-либо смысла нет.

Относительно палатки. Эксперт дает ответы только в пределах поставленных вопросов. Эту палатку исследовала не только Г.Е.Чуркина, но и Т.И.Михайлова (это точно, мне об этом говорили те, кто это знает). "Смотрел" или нет палатку Б.Ф.Кретов- не знаю. Но, как видите, "прозевать" что-либо в данном случае не могли. А ответила эксперт только на то, что Иванов "спросил". А ведь там много чего еще было, не говоря уже о том, что на "химию" ткань палатки никто не исследовал, т.к. Иванов "не спрашивал".

 []

Фото из интернета, автор раскраски фотографии пока мне неизвестен. Повреждения палатки, все дыры хороши видны именно на цветной фотографии.

Через 2 разреза туристы вылезти из палатки точно не могли (малы по размерам), через 3-й разрез могли, но он очень высоко и находился у входа. Разорвать палатку у них в тот момент бы не получилось, да и механизм разрывов не такой, отсутствуют полностью 2 симметрично расположенных лоскута, при "просто" разрывах такого бы не получилось, и в этом случае "обрывки" бы остались "при палатке"- любая ткань рвётся по определенным "правилам", и в трасологии эти закономерности очень хорошо изучены. Иванов вопросов по этим разрывам не поставил, почему-можно только догадываться, и эксперт поэтому выводов не сделала, об их происхождении можно стоить разные предположения. А посему получается, что туристы выбирались через вход, значит-по очереди, и соответственно, убегали либо растянутой цепочкой, либо двумя группами. Это как раз согласуется с тем, что часть группы попала под воздействие ударной волны, а часть-нет.

- Вы, как криминалист, что думаете, почему в палатке отсутствовали такие огромные куски полотнища? Получается, что их вырезали? То есть у находившихся в палатке было время вырезать такие куски? Это очень странно. Свидетельствует о наличии посторонних в районе палатки. Поскольку по версии взрыва ракеты у туристов не было времени даже одеться. Выбегали, спасаясь от грохота, ослепительного света, взрыва...

- Две огромные "дыры", через которые Иванов "вывел" из палатки туристов в своем постановлении (и в своем воображении), эти "дыры", выражаясь "ненаучно" ( там они называются обширными "повреждениями с "минусом" ткани", но так проще для понимания), образовались уже после разрезов, и ткань была вовсе не вырезана, как Вы предположили, а "вырвана". Края имеют характер разрывов, а не разрезов. Причем ткань не просто "порвали"- тогда бы "куски" остались "висеть"- у разрывов есть свои закономерности, и они хорошо изучены наукой под названием "судебная трасология". А здесь этих "кусков" вообще нет. Они как бы "выбиты", причем- симметрично. Отчего эти повреждения образовались- можно только сейчас гадать. Но Михайлова и Чуркина, без всякого сомнения, об этом знали- по результатам исследований. Хотя Иванов и не пожелал их об этом спросить.

Можно привести пример аналогичных повреждений безотносительно данной палатки (не подумайте, что я что-то утверждаю, без исследования палатки я не берусь делать никаких выводов). Вот, возьмите влажную простыню и "заморозьте" её на холоде, предварительно натянув её на рамку по краям. Представили себе, что получится? Она "затвердеет" на холоде, примерно как кусок очень тонкого текстолита. И если на рамку с такой "затвердевшей простыней" в перпендикулярном направлении будет воздействовать ударная волна, то это ударная волна "вышибет" середину "замороженной" простыни, и края повреждения по линии разделения в этом случае будут иметь характер разрывов ткани. А если Вы произведете заранее разрез в центре этой замороженной простыни, то в этом месте (вверх и вниз от разреза) ткань "уцелеет", потому что она уже в этом месте прорезана и "натяга" здесь нет, и получатся два симметрично расположенных повреждения с "минусом" ткани- по "бокам" от этого разреза . Я не буду утверждать, что такое именно и произошло с палаткой, потому что попутно возникает целый ряд вопросов, на которые у меня нет ответов, палатку сам я не исследовал. Это просто "информация для размышления".

 []

Фото рисунка повреждений палатки, из Акта криминалистической экспертизы номер 199 от 16 апреля 1959 года.

- Владимир, потрясающе. Получается, что куски палатки - на фототаблицах экспертизы они изображены ровными параллельными прямоугольниками - могли быть выбиты каким-то взрывом? Мне казалось, что ударная волна будет просто передвигать палатку со всем содержимым в ней в соответствии движению фронта волны...

- Я не берусь утверждать, что это- именно от взрыва. Потому что сам эту палатку не исследовал, поэтому делать выводы не вправе. Это - один из возможных вариантов (по принципу "могло быть..."). А точнее по этому поводу - ни один нормальный специалист сейчас не скажет, потому что палатки, увы, нет. У меня самого есть "вопросы" к возможному воздействию ударной волны применительно к конкретному происшествию, на которые у меня нет ответов.

Раз Вам любопытным показались соображения относительно "дыр" на палатке. Это- не "мое изобретение". Я вообще стараюсь "версий" по этому делу не изобретать. Это, если так выразиться, "коллективное" мнение сотрудников того отдела лаборатории, в которой я когда-то работал. Кто именно такое предположение "выдвинул" и когда (в конце 70-х или в начале 80-х) -я сейчас сказать не могу: не помню. Но, если Вам это будет интересно, предысторию изложить могу. В лаборатории сохранилось наблюдательное производство по той экспертизе, которую проводила Чуркина в 1959 году. По указанию Б.Ф. Кретова это наблюдательное производство было изъято из общего архива, где оно должно было быть давно уничтожено после истечения сроков хранения и хранилось отдельно. Сразу же обращаю Ваше внимание на этот весьма примечательный факт: начальник лаборатории Б.Ф.Кретов сохранил и палатку (которая так бесславно погибла после его смерти) и наблюдательное производство по ней, и, насколько мне известно, это был единственный (!) случай столь долгого хранения. Вот и возникает вопрос-для чего?

В последнее время моей работы в лаборатории это наблюдательное производство хранилось у Н.П.Теляковой, которая ранее была секретарем у Б.Ф.Кретова, а после окончания ВУЗа стала работать в нашем отделе ( в те времена -"отдел криминалистических исследований", затем- "судебной трасологии и судебной баллистики"). Вот у неё и хранилось это наблюдательное производство. Я с него в те времена сделал фотокопию (микрофильм), пленка эта лежала ( точнее- валялась) у меня в столе среди других пленок, а когда я увольнялся, то просто "вытряс" из ящиков своего стола всё, что там было, в сумку, и унес домой.

Так вот, я не могу вспомнить, когда появилось это предположение относительно "дыр", и от кого оно исходило. Или тогда, когда я начал обучаться на эксперта (в 1978 г.), и тогда в одном из альбомов с учебным материалом по судебной трасологии ознакомился с этим заключением ( там была его копия), или тогда, когда делал микрофильм с наблюдательного производства (первая половина 80-х). В общем, когда-то тогда и возник у меня вопрос: а что это за огромные "дыры", и откуда они? И вот, "общими усилиями" и пришли к тем предположениям, которые я и предоставил Вашему вниманию. А вот что мне здесь представляется труднообъяснимым: если эти "дыры" образовала ударная волна, то и вещи в палатке должны были подвергнуться соответствующему "перемещению", не так ли? А из тех описаний, что имеются, я таких выводов сделать не мог. Хотя "описания"- это всего лишь описания, и "смотреть" что-либо для своих выводов надо всегда самому, не полагаясь на чьи-либо "описания". Кроме того, если в палатке побывали "посторонние люди" и всё там "переворошили", тогда всё могло быть как угодно. В общем, на это лично у меня однозначных ответов нет.

Поисковики утверждали, что палатку порвали они, причем посредством ледоруба. Вот тут позволю себе усомниться. Ледоруб оставляет весьма специфические следы воздействия, причем воздействие должно было быть "снаружи внутрь". А такого не было. Тем более, эксперты искали целенаправленно следы воздействия "снаружи- внутрь", а нашли только "изнутри - наружу". Вот так! Можно предположить, что следы ледоруба остались на тех "лоскутах", которых нет, но и тут как-то "не вяжется" с механизмом образования этих повреждений. И такое можно допустить только с очень большими "натяжками". Так что, Майя, здесь не все так однозначно.

Палатка, к сожалению, сейчас ничего сама "не скажет"- она Ивановым из лаборатории истребована не была и долго хранилась в подвале лаборатории. Обратите внимание на весьма примечательный факт-Б.Ф.Кретов велел хранить (без срока) наблюдательное производство по палатке, и сохранил (с 1959 года!) саму палатку, несмотря на переезд лаборатории в другое место и истечение (многократное!) всех сроков хранения невостребованных вещдоков. И вероятно, это палатка "дожила" бы и до наших дней и много бы чего "рассказала", если бы у неё "спросили"( т.е исследовали её надлежащим образом), но в 80-х прорвало в подвале трубу горячего водоснабжения, весь подвал затопило ( я помню хорошо этот "потоп", сам принимал участие в ликвидации его последствий), палатка промокла, потом заплесневела, и ее по этой причине отнесли в мусорный контейнер во дворе жилого дома, на первом этаже которого помещается в данное время лаборатория. Б.Ф.Кретов к тому времени уже умер, а то, возможно, этого бы не допустил. Увы, поздно об этой палатке вспомнили. Как и об этом деле - после того, как уже умерли те, кто знал о нем из "первоисточника".

 []

Из доклада В.Д. Анкудинова на конференции 2 февраля 2016 г.

- Можно поподробнее о том, что Вам рассказывал Б.Возрожденный о травмах 'взрывного' характера?

- Подробности дела (у кого именно были травмы "взрывного" характера и пр.) я случайно узнал от Возрожденного весной 1983 г. Как уже говорил, я работал с ним в одной экспертной комиссии при проведении комплексной медико-криминалистической экспертизы по одному уголовному делу. Я был единственным в Свердловской области криминалистом, который проводил ситуалогические экспертизы. Возрожденный про этот вид исследований тогда практически ничего не знал (это было новое направление в криминалистике),и я его между делом "просвещал" на этот счет. Вот он и привел мне пример из собственной практики, как в 1959 году они в процессе расследования дела, возбужденного в связи с гибелью группы туристов в р-не г.Отортен, восстановили ситуацию того происшествия. Остальные подробности ситуации этого происшествия Вам известны.

Б. Возрожденный считал, что у некоторых туристов были травмы "взрывного" характера. Это не мое мнение, а его. Я в оценку этих вопросов не лезу, я криминалист (теперь- бывший) и судмедэкспертом никогда не был. Еще раз повторюсь, что он мне в 1983 году примерно около полутора часов в общей сложности тогда разъяснял признаки, на основании которых в 1959 году он пришел к выводам о наличии травм, образованных взрывной волной. Почему он так подробно объяснял мне всё это, я не знаю. Меня эти подробности тогда совсем не интересовали. Я в это время писал (тогда черновики заключений писали от руки, а машинистки потом перепечатывали) наше совместное заключение по тому самому делу. Возрожденный засадил меня заниматься всей этой писаниной по праву "старшего", а сам в это время "развлекал"- а точнее отвлекал- меня своими воспоминаниями и примерами из собственной практики. Потому я и не старался что-либо запоминать, мне и так об этом деле достаточно было известно. Вот что точно он говорил, так это о "взрывных" травмах у "девчонки" (Дубинина)-очень подробно, еще - у кого-то из мужчин (ребра были поломаны, вроде как Золотарев, и еще- фамилии не помню). Что интересно, он хорошо всех помнил, по фамилиям. Видимо, здорово ему тогда досталось (за "плохие вести"), раз так хорошо запомнил! Ну а то, что причиной травм был взрыв ракеты, так об этом он говорил как о факте установленном. И откуда "пришла" ракета- тоже как об установленном факте. Именно всё это ( по его словам) и послужило основанием для указания Иванову "сверху" о прекращении этого дела. Как помню, он выразился,что Иванову велели дело "положить под сукно". Именно его выражение, что туристы заметили "свечение от ракеты", оттого и стали выбираться из палатки.

Что интересно, тогда еще о "33-м кадре" из фотоаппарата Кривонищенко лично я ничего не знал, да и в деле об этом ничего не было, этот негатив хранился, как оказалось, дома у Иванова. Конечно, сейчас бы я спросил об этом деле подробнее, в том числе, откуда именно "пришла" ракета, но тогда мне это было просто неинтересно. Это было одно из многих дел, причем давнишнее, и давно уже оконченное производством.

Может возникнуть вопрос, не ошибся ли Возрожденный? В принципе, ошибиться может каждый. Даже Господь Бог, и тот ошибался (хотя церковь такого не признаёт)- достаточно вспомнить историю со Всемирным потопом, когда он утопил все свои творения, так как получилось у него "не то". Вопрос - в проверяемости выводов. И сведения, подтверждающие такие выводы, можно найти даже в деле (если учесть, что Возрожденный не относился к тем лицам, которые должны были быть ознакомлены с делом). В деле есть протокол допроса свидетеля Кривонищенко от 14 апреля 1959 года, который прямо указывает на очевидцев, наблюдавших в то время и в том месте вспышку и слышавших звук взрыва. Следствие обязательно должно было допросить этих лиц, на которых указал Кривонищенко (это сделать не составляло труда), но протоколов их допросов в деле нет. Как и многого другого. И в этом нет ничего удивительного - Иванов просто не должен был "подшивать" к делу то, что явно противоречило основаниям прекращения дела (сами подумайте, не такой он дурак, чтобы высекать самого себя).

Кстати, Возрожденный говорил, что следствие установило много очевидцев полета ракеты как раз в то время. В общем, выводы делайте сами, я их не навязываю никому.

- Могло ли быть так, что он, рассказывая Вам о деле, сам себе рассказывал и убеждал себя, что тогда не ошибся? Бывает часто такое - когда мы рассказывая кому-то о какой-то вещи, словно бы рассказываем сами себе, сами себе доказываем мысли, посетившие нас, по поводу определенного дела. Таким методом советуют пользоваться учителям и профессорам, объясняющим новый материал студентам. Интересно Ваше замечание о том, что Возрожденный знал, откуда пришла ракета. Он сам Вам об этом сказал?

- Вряд ли, что сам себя "убеждал". Более похоже - как "учитель" объясняет "ученику". Кроме того, об этом знали (независимо от Возрожденного) и сотрудники лаборатории, работавшие в 1959 году- Т.И Михайлова и Б.Ф. Кретов- самый первый (с момента основания) начальник лаборатории. Откуда же я узнал об этом деле еще в 1978 году, когда начал работать в лаборатории? Тогда и с Возрожденным еще знаком не был. Разумеется, о том, что было установлено, откуда пришла ракета, сказал Возрожденный. Ну не я же всё это придумал. Меня тогда вообще не интересовало- ну,"пришла", так пришла, и что с того? Ясное дело, что откуда-то должна была "прийти". Это сейчас вокруг этого дела возник ажиотаж, а тогда оно вообще никого не интересовало.

Также из объяснений Возрожденного, насколько я понял, следовало, что полет ракеты (можете назвать 'огненным шаром') наблюдало много свидетелей, в т.ч., и 'лагерных' служащих, показания которых сомнению подвергнуть было трудно.

- Вы занимались ситуалогическими экспертизами. Возможно ли провести ее сейчас через 57 лет после совершенных событий?

На одном из форумов, где собираются 'дятловеды', обсуждается (точнее-осуждается) мой доклад. "Знатоки" решили проводить "ситуалогическую экспертизу". Хорошо, что хоть взяли в кавычки- не так обидно за криминалистику, которой я в свое время весьма основательно занимался. Чтобы было понятно, о чем я. Ситуалогические экспертизы я проводил. Причем провел не одну, и их результаты были подтверждены результатами следствия по тем делам, которые были после этого раскрыты.

Объектом ситуалогической экспертизы является место происшествия (в целом) и имеющиеся на нем следы. По ним эксперт и "восстанавливает" ситуацию происшествия.

В данном случае - следы утрачены еще в 1959 году, а место происшествия за это время подверглось существенному видоизменению. Поэтому ситуалогическая экспертиза здесь в принципе невозможна.

Возможна лишь реконструкция события происшествия, но это - совсем другое. Кроме того, реконструкцию надо проводить на месте происшествия, а здесь возникает много трудностей, которые на "любительском" уровне не решить. А "диванно-компьтерные" игры в "ситуалогическую экспертизу" или "реконструкцию"- это, извините, профанация.

- В 2000-м году прокуратурой Екатеринбурга была назначена новая экспертиза по проверке заключения Б. Возрожденного. Вы, как специалист, не раз имевший дело с прокураторой по специфике своей работы, могли бы объяснить: с чего вдруг такая бюрократическая организация, как прокуратура, по собственной инициативе начинает перепроверять заключение судмедэксперта по давно закрытому делу 1959 года? Что Вы лично об этом думаете? В результате современные судмедэксперты отвергли некоторые положения заключения Б. Возрожденного, а именно в отношении повреждений у Н.Тибо, С. Золотарева, Л. Дубининой, отмеченных им как 'возникших при воздушной взрывной волне.' Эти эксперты каких- либо повреждений, характерных для взрывной травмы, не обнаружили. А основывались они, как Вы понимаете, только на актах судебно-медицинских исследований, подписанных Б. Возрожденным.

- Я эти заключения видел еще давно, и я бы не стал придавать их выводам особого значения.

Разумеется, назначались эти СМЭ не для "восторга" знатоков дятловедения", а потому, что нужно было отказать в возобновлении производства по делу ( заявление было).

Вся проблема восходит к 1959 году и имеет в своей причине правило, по которому работает любой эксперт -- эксперт отвечает только на поставленные вопросы. Есть вопрос- есть ответ, нет вопроса- нет ответа. Какие вопросы следователь поставил, в тех пределах и получил ответы. И потому возникает определенный 'простор' для манипулирования выводами экспертов.

Иванов по последним обнаруженным трупам туристов не поставил эксперту никаких конкретных вопросов ( о том, в какой форме были поставлены вопросы, можно судить по выводам эксперта). Потому и выводы были даны такие 'расплывчатые' (каков вопрос- таков ответ). Как по трупам, так и по экспертизе палатки. Почему так Иванов сделал- предположения могут быть, естественно, разные, но лично мне всё здесь понятно. Иванов не хотел ( к тому времени), чтобы в деле было что-то 'лишнее'. И так поступал не только Иванов. Так иногда поступают и 'современные' следователи', когда стараются не задавать экспертам ' неудобных' вопросов, чтобы не получить 'неудобных' на них ответов. И я лично с таким сталкивался - и будучи экспертом, и будучи судьей.

И вот, когда у эксперта 28 мая 1959 года следователь спросил конкретно (вопросы обычно в протокол не заносятся, но об их содержании можно вполне достоверно судить по ответам), то и получил вполне конкретные ответы. В том числе, и о травмах 'взрывного' характера. После этого обязательно должно было последовать назначение дополнительной экспертизы (так потому что положено делать, когда из допроса эксперта 'нарисовались' уточнения) тому же эксперту, и далее -было бы получено заключение дополнительной СМЭ, где были бы уже вполне ожидаемые выводы. И если бы дополнительные экспертизы были назначены, выводы о 'взрывном' характере травм у некоторых из погибших туристов были бы зафиксированы в исключительно конкретной форме в заключениях дополнительных СМЭ. И сейчас бы на эти заключения все бы ссылались как на непреложные и бесспорные факты. Но этого не произошло- дело в тот же день производством прекратили. И вот, в 2000 году назначается новая СМЭ. И в распоряжение экспертов предоставляются не какие-нибудь новые материалы, а именно те, где 'на бумаге' нет ничего нового, кроме того, что уже 'перемусолено' не один раз. По существующим принципам проведения любых видов экспертиз ( есть такая специальная дисциплина -'основы судебной экспертизы',там все эти вопросы и 'оговариваются'), эксперт исходит исключительно из тех материалов, которые ему представил 'заказчик'. Это только 'народ', насмотревшись 'современных' фильмов, почему-то считает, что эксперт по собственной инициативе что-то где-то отыскивает и находит, а потом исследует то, что сам и нашел. Вот и здесь- 'заказчик' ( прокуратура ) представил только 'бумаги' , из которых ( а он, 'заказчик', об этом уже знал заранее: как не знать, ведь в этих 'бумагах' изначально ничего нового нет) и следовали только те выводы, которые в результате и были получены. Потому что 'выводы' обязательно должны вытекать из того, что изложено в 'исследовании' и соответствовать тому, что там было изложено. Это- элементарная казуистика, и она действует безотказно.

Потому что сделано всё и всеми по существующим правилам и в соответствии с действующим законодательством. Но если этой же экспертной комиссии (кстати, для подобной казуистики обычно и назначается 'авторитетная' экспертная комиссия, тогда как для 'нормальной' экспертизы хватает и одного эксперта) дать в качестве материала для исследования костные останки, извлеченные в результате эксгумации, то и выводы будут другие.

Почему такое здесь произошло? 'Картина' вырисовывается следующая. Нужно было 'обоснованно' отказать в возобновлении этого уголовного дела. Для этого и были назначены экспертизы, поручены 'авторитетной комиссии', получены заранее ожидаемые выводы, принято 'обоснованное' ( со ссылкой на результаты СМЭ) заранее ожидаемое решение, и всем даны 'мотивированные' ответы. Всё! Вопрос о возобновлении дела закрыт. Навсегда?

- Упоминал ли Б. Возрожденный в разговоре с Вами о о некоторых странностях в трамвах погибших, например - об отсутствии у одного из туристов языка, глаз...?

- Про отсутствующий язык я с Возрожденным ничего не обсуждал. О том, что "не было языка"- вроде как говорила Михайлова. Лично у меня есть такое предположение относительно отсутствия языка. Но это- всего лишь гипотеза, не более того, и я предположил как бы "для себя". Только не надо называть это моей версией; это просто предположение. Лично я могу предполагать, что язык был взят в качестве образца для хим.экспертизы. Просто- "выдран". Потому-то и имелись сопутствующие повреждения. Объясняю, откуда появилось это предположение. Прибывшим (после обнаружения трупов поисковой командой 'ракетчиков') на место происшествия следователю и судмедэксперту (вероятно, сотруднику одной из военных СМЛ) потребовались образцы крови для хим.экспертизы на предмет определения наличия токсического воздействия КРТ. От замороженных трупов кровь для хим.анализа не получить никак: трупы надо "оттаивать". Это было невозможно, т.к. им приказали "оставить всё как есть". Единственный доступный для изъятия орган с очень большим кровенаполнением- это как раз язык. Вот язык и "изъяли". Если его отделять путем отрезания- эксперт, который будет делать впоследствии вскрытие, сразу же это определит. Поэтому вариант только один- вырвать, со всеми вытекающим из такого "действия" последствиями. Потому и вопрос с отсутствующим языком - на мой взгляд и является возможным (и реальным) вариантом получения образца "биоматериала". Я не могу утверждать, что это было именно так, всё это лишь на уровне предположений, но сами подумайте. Вот Вы- следователь или судмедэксперт, и Вам нужно получить образец крови от промерзшего трупа, причем сделать это надо срочно, а труп по тем или иным причинам размораживать нельзя. Как Вы решите эту "задачу"?

- Относительно забора крови у промерзшего трупа. Смотря для каких целей нужна кровь. Если группу крови узнать, можно просто вырезать кусочек ткани из любой части трупа- биосубстрат. Если нужны специальные анализы, то незачем брать из промерзшего трупа, труп необходимо разморозить.

- Вот именно, Майя: труп надо для этого РАЗМОРОЗИТЬ. А как размораживать трупы (и где), если надо было оставить всё на месте ( чтобы нашли их те, кому положено было их искать). От промерзшего трупа тот же язык сложно отрезать, а можно только "отломить".

- Тело Люды, следуя Вашему предположению о вырывания языка, должно было находится не в овраге под 4-х метровым покровом снега, а где-то у кедра или на склоне, то есть в доступности для тех, кто выбрал ее для изымания языка. Но оно было найдено в овраге под нетронутой массой снега. Края раны в Акте исследования не отмечены - был ли вырван язык, вырезан или мыши съели. Зачем изымать язык с такими трудностями доступа в полуоткрытый или закрытый рот оледенелого трупа, когда более кровенаполненный орган у замерзшего трупа - это пенис. Вырезали его у одного из погибших мужчин и не надо с такими сложностями открывать рот оледенелому трупу и вырывать язык. И опять же... если там были военные, то зачем им надо было одних оставлять на виду, а других прятать под снегом? Если Возрожденный потом легко определил травмы взрывного характера у почти скелетированных разложившихся трупов. Меня удивляет такая смелость в мае со стороны следствия и судмедэкспертизы. Вижу некое противоречие: результаты химических и гистологических анализов по первым найденным телам были изъяты из лаборатории 'людьми в серых пальто' по причине какой-то неведомой тайны. Результаты же гистологической экспертизы по последним телам, имеющим смертельные травмы 'взрывного' характера, не изымались. Кроме того, откуда -то сверху порекомендовали Иванову назначить физико-техническую экспертизу на предмет радиационного загрязения. Не означает ли это, что следствию 'внушили' версию ракеты? Дали установку, разрешили намекать о летающих шарах... То есть некие инстанции запустили эту версию. А с другой стороны - Иванов, помещая в уголовном деле показания о летающих огненных шарах, ничем не рисковал - он показывал, как работал над двумя версиями - манси и огненными шарами...

- Кто 'запустил версию о ракете"- вопрос не ко мне. Возрожденный говорил о ракете- как о факте установленном. И как о причине прекращения Ивановым уголовного дела по указанию "сверху" ( в связи с секретными на то время испытаниями военной ракетной техники). И еще раз повторюсь- о ракете знали и те сотрудники лаборатории, где я работал, и "просветили" меня об этом за много лет (в 1978 г.) до Возрожденного.

Кстати, несмотря на изъятие заключений химэкспертиз из Бюро СМЭ, Возрожденный непременно должен был знать их результаты. Иное просто невозможно- "химию" делали в Бюро, где он работал, по его направлению: зашел к "химикам" и спросил- а они в любом случае скажут, что там нашли, и никакие "запреты" здесь не сработают.

Отбор образцов для гистологии и "химии" это стандартная процедура. А какие вопросы были поставлены- это всё должно быть в постановлении или в заключении указано. А ни того, ни другого- нет. Вам не кажется это странным? Мне-да. А изъяты были результаты "химии". И я полагаю, что если бы я проявил интерес к вопросу о результатах, то получил бы на него ответ.

Я бы не лез в оценку выводов СМЭ путем выискивания недостатков в описании телесных повреждений. Мне лично за всю свою жизнь ( в период работы и экспертом, а особенно- судьей) приходилось видеть заключения СМЭ с такой описательной частью -что Боже мой!- Вы себе и представить не можете. Тем не менее, выводы были сделаны правильные. И никто эти заключения столь придирчивому "рецензированию" не подвергал. Вы просто не знаете, какие заключения СМЭ еще бывают, особенно когда вскрытие производит какой-нибудь "врач-интерн". Не забывайте, что описание чего-либо-это только описание, бывает (хоть и не должно так быть, но в нашей стране много чего быть не должно, а оно есть) что и не все в описательной части отражено надлежащим образом.

- Вы сами уверены в том, что группу погубила ракета?


'...тогда всем было известно и понятно, что произошло с группой Дятлова -туристы случайно оказались в месте проведения испытаний ракетной техники военного назначения, на группу упала ракета, и все они погибли.'

- Да. Если исходить, что это- ракета, всё остальное становится на свои места. Ракеты запускались либо в/ч, либо п/я. У каждого из них была надзирающая прокуратура (данное происшествие как раз подследственность прокуратуры, а не пресловутого КГБ, как считают дятловеды). Поэтому по случаю данного ЧП на место происшествия должна была прибыть (прилететь на вертолетах) сначала поисковая команда ракетчиков, а затем- вызванная ими следственная группа военной (если "пускала" ракеты в/ч) или спецпрокуратуры (если - п/я) в составе следователя и судмедэксперта. Поэтому трупы на месте происшествия наверняка подвергались перемещению. Никакая не "инсценировка", как считают некоторые дятловеды, а просто- логика наиболее вероятного течения событий. Отсюда-всё остальное. "Версия" о том, что кто-то кого-то "добивал" при этом, представляется крайне сомнительной. Вряд ли кто дожил до появления "ракетчиков". Я исхожу из мнения Возрожденного, что все погибли в самое ближайшее время (максимум-несколько часов) после происшествия. То есть до утра никто не дожил, а вертолеты в то время в горной местности по ночам не летали. Ну, вот, из всего этого следует, что должно быть еще "параллельное" дело, возбужденное военной или спецпрокуратурой. Как раз и получается, что Иванова и вызывали в Москву для ознакомления с этими материалами. Вот я и надеюсь, что если производство будет возобновлено ( именно с этой целью я и принял предложение Ю.Кунцевича выступить с докладом, он как раз "продвигает" этот вопрос, и ему нужны подтверждения для возобновления дела), то следователь получит из архивов прокуратуры СССР это дело. И тогда все может завершиться без каких-либо фантазий дятловедов.

- Возникает вопрос: если упала ракета, проводились военные испытания ракетной техники (что еще удивительнее - в месте, где нет военного полигона и никаких инфраструктур, позволяющих следить за результатами секретных военных испытаний), то почему это дело вела гражданская прокуратура. Почему не военная? Это же ее прерогатива - вести все дела, связанные с участием военных, если они становятся подозреваемыми в смерти гражданских лиц. Юристы говорят, в таком случае дело открывает военная прокуратура и никаких гражданских прокуроров Иванова и Темпалова к делу бы не допустили.

- А почему о гибели туристов должна была расследовать дело военная прокуратура? Это- подследственность "обычной", территориальной прокуратуры. Все как и положено. Военная или спецпрокуратура должна была расследовать дело в связи с "ракетным" происшествием, и только в отношении тех лиц, кто его допустил- поэтому "там" дело должно было быть возбуждено по другим основаниям: например, "халатность", нарушение правил ТБ" и т.п. И одно дело другому делу совершенно "не мешает". А Ураков, естественно, должен был быть "в курсе"- все военные и спецпрокуратуры подчинялись напрямую Москве. Потому Уракова ничего по данному делу и не интересовало- он и без того всё знал.

Расследование дела могли производить военная (спец-) прокуратура и "гражданская" (территориальная) параллельно, независимо друг от друга. Каждая - "по своей" статье. Причем "гражданскую" не обязательно должны были информировать о том, чем занимается военная или спецпрокуратура. Из соображений секретности, пока не возникала необходимость. Для того и создавались спецпрокуратуры- для надзора за секретными объектами и расследования преступлений, совершенных гражданскими лицами на этих секретных объектах. Потому что преступления, совершенные военными- это подследственность военной прокуратуры. Спецпрокуратуры имели "статус" на уровне областных прокуратур, поэтому и были подчинены непосредственно Москве (" в обход" территориальных гражданских). И УПК всё это не противоречит.

- Про ведение дела сразу двумя прокуратурами, гражданской и военной. Да, юристы эту возможность опровергают. Мне так и сказали: если в процессе расследования выясняется, что к делу имеют причастность военные, то уголовное дело сразу передается в военную прокуратуру. Или, если на место прибыли военные и обнаружили, что по вине военных погибло гражданское население (туристы), то дело сразу возбуждается военной прокуратурой. Так что для меня Ваши слова являются новостью.

- По поводу прокуратур. Система был единая и находилась в подчинении Генпрокурора СССР. Но в рамках её была военная прокуратура-надзор за в/ч и расследование уголовных дел по преступлениям, совершенным военнослужащими. "Гражданские" в ее юрисдикцию не входили. В системе "гражданской" прокуратуры существовала система спецпрокуратур- надзор за всеми этими п/я и расследование дел в рамках этих п/я ( там, где имела место гостайна). Дела "военных" шли в военные трибуналы, дела спецпрокуратур- в спецсуды (суды эти были без "названий", под номерами). Поэтому и если кто был осужден за гибель группы Дятлова, то это дело должно было "пройти" или через военный трибунал, или через спецсуд. А это значит, что о приговоре "народные массы" никогда бы не узнали. Ну, а если дело было прекращено- то его концы надо искать в архивах прокуратуры СССР, а не в КГБ.

Ничто не мешало или военной или спецпрокуратуре возбудить дело по факту "ракетной" аварии, повлекшей гибель 9 человек, и расследовать его отдельно, не поставив в известность территориальную прокуратуру, поскольку вопрос касался соблюдения режима секретности : ведь у "гражданских" допусков к секретной информации не было. А "гражданские"- как и положено- "завели" по этому же факту "свое" дело. И одно другому нисколько не противоречит. И одно дело вовсе не "должно было знать" о наличии другого.

- Е. Окишев, работавший в 1959 году заместителем начальника Следственного отдела прокуратуры Свердловской области, курировавший следствие по гибели туристов, то есть еще один из начальников прокурора-криминалиста Л. Иванова, не говорил о том, что Л. Н. Иванова вызывали в Москву в прокуратуру РСФСР, но рассказал, что приезжал Ураков и вызвал Иванова и Клинова в Свердловский обком партии. Куратор Иванова должен, наверно, был знать, что следователя вызвали в саму Москву, а его с Клиновым не вызвали? Я думаю, должен был знать о таком важном факте. Но он не знает и поэтому не сообщает об этом. Е.Ф. Окишев хорошо показал, как они сами додумывали о причинах гибели группы, не имея доказательств:


"Военных мы сами попросили помочь. Это было сделано с большим прицелом. Нами был допрошен работник одного из северных лагерей. Он показал, что они с женой возвращались домой поздним вечером из кино и увидели странные вспышки в той стороне, где погибли туристы. Кроме этого, были еще местные жители, которые подтвердили это явление. Все эти показания мы записали в протокол. И у нас возникло подозрение: нет ли там какого-то военного полигона? Или, может, какой неудачный ракетный запуск убил туристов? Группа военных прибыла на место во главе с полковником Артюковым, если не ошибаюсь. Я поговорил с ним, и он меня убедил, что никаких у них там объектов нет, никакие ракеты там не летали.

Однако нас очень насторожило вот что. Когда уже в мае были обнаружены последние трупы, поступила команда: все вещи, найденные на перевале, отправить на радиологическое обследование. А также и всем нашим сотрудникам, работавшим с этими вещами в палатке и в других местах, тоже было приказано обследоваться на радиацию. Так было и сделано, но никаких утешительных или других результатов этого обследования нам не дали. Мы обратились с письмом за подписью прокурора области то ли к генеральному, то ли, не помню, к республиканскому прокурору: мол, просим разъяснить, что мы тут все ж таки расследуем? И как это связано с радиацией? Не было ли там каких-то испытаний оружия, что неизвестно даже командованию Уральского военного округа? В ответ на это письмо к нам приехал заместитель прокурора РФ товарищ Ураков и распорядился - всем говорить, что туристы погибли в результате несчастного случая. На все наши прямые вопросы про испытание оружия Ураков просто отмалчивался. То есть он эту версию не отрицал, он просто молчал. А главное, Ураков совершенно не интересовался ходом наших расследований, словно бы вся картина была ему абсолютно известна. Дело же он изъял и увез с собой. На этом и наше следствие закончилось. Тут много что можно гадать, но я гадать не буду, не имея фактов. Я почти что уверен после всех экспертиз (особенно после радиологической, которая была проведена по чьей-то команде свыше), что там были испытания какого-то секретного оружия или неудачный запуск ракеты. Когда у нас возникла версия военных испытаний, мы планировали повторно выехать на место происшествия вместе с солдатами. И там по мере того, как будет сходить снег, сделать детальный осмотр. Мы даже в план следственный так записали.

Хотели изучить тряпье (вещи, палатку) тщательно на различных экспертизах. Но ничего не получилось. Приехал заместитель прокурора республики по следствию Ураков. В спешном порядке взял дело. Сказал - пишите постановление. И поехал вместе с Клиновым в обком партии и Иванов с ними.

Когда Иванов вернулся, он сказал мне - есть указание прекратить дело. А после я получил прямое указание от Уракова - родственникам объяснять, что это был несчастный случай.

Нам всем тогда показалось происходящее очень странным. Мы решили, что все было связано либо с ракетами, либо с каким-то испытаниями. Мог бы Ураков, конечно, всё прояснить, но не стал. Ведь он прямо получил указание от генеральной прокуратуры, а те тоже от кого-то свыше."

(http://www.kp.ru/daily/26177.5/3067449/) и (http://www.kp.ru/daily/26120.4/3013200/)

- Я прочитал про Окишева. В принципе, всё нормально. Вот только почему Вы решили, что Иванов (после визита в Москву) должен был обо всем отчитаться перед Окишевым и поставить его ( а также и Клинова) в известность о том, что он узнал, будучи в Москве? Как раз и не был обязан, если был ознакомлен там с материалами, составляющими гостайну. Даже ни в коем случае этого делать был не должен ( если разумеется, не хотел "сесть", и надолго). Если Иванов кому что-то и сообщил, то только не своему начальству ( сообщать начальству то, о чем вышестоящее "прокурорское" начальство велело молчать- это, извините, "смерти подобно"). Скорее он скажет тому, кто его начальством не является, и в "приватной" обстановке: тому, в ком уверен, что тот его "не заложит", и не из "своей" системы. Вот и получается, что Возрожденному он расскажет больше, чем "начальнику" Окишеву. Тем более - Клинову. И я, будучи экспертом, когда узнавал от своих коллег что-то такое, что не подлежало разглашению ( а такое бывало часто, и с коллегами из разных регионов СССР приходилось часто общаться), то своему "начальству" я тоже об этом никогда ничего не говорил. Потому что не положено так делать: "начальство"- оно и есть начальство.

А вот Ураков в силу своего должностного положения просто был обязан знать о том, что установлено по "параллельному" делу". А Окишев- нет. Хотя бы потому, что у него не было "допуска". Потому что если бы "допуск" был, то наверняка бы помалкивал. Или что-нибудь придумал "нейтральное". Как это Иванов сделал. Ведь к Иванову и не придраться было.

Это было вполне возможно, что Иванова вызывали в Москву. Возрожденный об этом говорил. Бывает и так, когда следователя вызывают "в Москву", и его "начальство не знает, зачем. Пример-когда во времена СССР формировались следственные группы для расследования каких-либо дел. Это- я знаю точно. Потому что мои однокурсники и друзья, работавшие следователями в те времена, привлекались для участия в работе таких следственных групп. Причем следователей, например, для работы таких следственных групп в Центральной России или в Средней Азии набирали из Сибири или с Урала. При этом принимались очень жесткие меры по предотвращению утечки информации. И непосредственное "начальство" таких следователей не ставилось в известность о предстоящей деятельности их подчиненных, а после возвращения- не задавало своими подчиненным никаких вопросов относительно того, чем они занимались, будучи вызванными "в Москву". И я лично знаю людей (сейчас они уже на пенсии), которые мне об этом сами и рассказывали.

- Вы сказали о Б.Возрожденном:


'он привел мне пример из собственной практики, как в 1959 году они в процессе расследования дела...восстановили ситуацию того происшествия.'

То есть, получается, Б. Возрожденный восстановил ситуацию и понял причину гибели группы, а следователь Иванов был не в курсе? Иванов до конца дней писал письма в разные инстанции, давал интервью, опубликовал статью 'Тайна огненных шаров', перечислял разные версии - от урагана до астронавтов инопланетных кораблей, но так и не назвал причину гибели туристов. Примечательно, что он публично отверг версию военных испытаний.

- В профессиональной среде (во всяком случае, в те времена) врать друг другу было не принято. И если, например, мы "промеж себя" считали, что по тому или другому делу кто-то был ошибочно посажен или даже расстрелян, то "промеж себя" мы так и говорили об этом, несмотря на то, что там был приговор, который "прошел" все судебные инстанции и считался "незыблемым". И оказывалось иногда, спустя то или иное время, что мы всё-таки были правы. Поэтому Возрожденный, если бы причина гибели туристов установлена не была, то сказал бы мне ( и другим) примерно так: причину так и не установили, хотя и "грешили " на ракету. Друг перед другом по этим вопросам "выпендриваться" смысла не было, все друг друга понимали с полуслова. И если бы он не знал точно, что Иванова заставили прекратить дело в связи с секретными испытаниями военной ракетной техники, то он так бы определенно и не выразился - сказал бы в неконкретной форме. Также и с телесными повреждениями "взрывного" характера. Очень часто в профессиональной среде обсуждается и то, что не вошло (по разным причинам) в описательную часть заключения, осталось, так сказать, "за кадром". Вот врачи, например, не все в историю болезни записывают, а "промеж себя"- обсуждают. Потому у меня и нет сомнений относительно сказанного Возрожденным: передо мной ему "выпендриваться" было совершенно ни к чему. Те, кто в этих системах не работал, видимо, понять этого не смогут, а будут "накручивать" себя и других фантазиями, исходя лишь из собственных представлений.

От себя добавлю. Возрожденный отвечал за каждый свой вывод в заключениях СМЭ и каждое свое слово в протоколе допроса от 28 мая 1959 года.

- Вот и возникает вопрос: странно, что судмедэксперт более говорит о ракете, в которой он ничего не смыслит, чем о травмах, причиненных этой ракетой. А про травмы он сказал расплывчато: ПОХОЖИ на травмы, причиненные автомобилем или воздушной волной. Вполне профессионально. Ведь принято говорить - человек, ПОХОЖИЙ на Сидорова. А не точно сам Сидоров, пока точно не удостоверятся, что это был именно Сидоров, а не кто иной, похожий на автомобиль, ракету или воздушную волну.

- Относительно выводов "...похожи на травмы...". Еще раз повторюсь: эксперт отвечает только на поставленные вопросы. Что у него спросили - такой ответ и получили. По идее после его допроса 28 мая должна была быть назначена дополнительная СМЭ с конкретными вопросами. Для того и проводится допрос эксперта в таких случаях - чтобы официально определиться с направлением дальнейших экспертных исследований. Но такая экспертиза назначена не была - дело в тот же день прекратили. По чьему указанию - сами знаете.

Указание на воздействие воздушной взрывной волны указывает на наличие взрыва.

- Есть еще одно свидетельство, предоставленное фондом Кунцевича:


'Как-то 9-го мая 198.... г. в прокуратуре было чаепитие ветеранов и делились друг с другом интересными случиями из практики. Иванов рассказал про дятловское дело. Запомнилось, не считая общих моментов (рассказ о самом происшествие был похож на общеизвестные факты, пропали, нашли палатку разрезанную и труппы туристов, которые зачем-то ушли на километр в лес. Иванов сказал, что родственники студентов (в период, когда еще не все были найдены) начали писать в Москву, дошли до прокуратуры СССР и выше, поэтому Москва давила, требовала результатов. И второе, когда у Иванова спросили, а что же там было, как сам думаешь? Он ответил: "А черт его знает, мы когда всех нашли, в Москву доложили, что на основании собранных сведений установить причину не представляется возможным, думали головы полетят, ан нет, пришло указание дело закрыть, как несчастный случай.'

- Относительно последующих заявлений Иванова, то, что Иванов говорил потом, будучи на пенсии... Это Вам решать, правду-или нет. И что там Ельцину писал- я бы вообще не стал придавать значения этому. У него вполне могли быть иные соображения. Почему Вы думаете, что Иванов просто "жаждал" самолично и публично всем рассказать правду об этом деле? Заблуждение! Если он и хотел что-то "открыть", так "чужими руками". Это- более правильно со всех точек зрения с позиций того, кто знает реалии нашей действительности. Не считайте, что Иванов был так наивен и "прям". Ни одного наивного и "прямого" областного прокурора не встречал. А сомнительная слава "первооткрывателя" ему была ни к чему. Сделать "чужими руками" - и остаться в стороне (вроде я как бы и не при чем) - это более похоже на людей такого типа. Тем более, что он-то подписку "о гостайне" точно должен был дать при ознакомлении с материалами- иначе бы его никто с ними не ознакомил.

Существует мнение, что он таким способом хотел привлечь внимание к этой теме, оставшись в стороне. Кроме того, под "НЛО" хорошо подходит и ракета. "Объект"- ну а как иначе, "Летающий"- летает,"Неопознанный"- а кто ее опознал? Я полагаю, что в таких предположениях имеется смысл.

Прочитал у Вас про Темпалова. Даже жаль его стало. Не справился человек с тем делом которое на него свалились (во всех смыслах), вот и всё. А вот Иванов- мне все-таки представляется, что начиная с какого-то момента, он всё знал : что, как и откуда. И что от него ждут "наверху". И не знал, как поступить. Мне представляется, что он надеялся, что как-то "обойдется". Ведь не нашли " у первых" ничего "такого", и подумали, что "сами замерзли". Возможно, и надеялся, что и у остальных ничего "не найдется", вот тогда бы и без проблем и прекратил бы дело со ссылкой на "природные" причины смерти туристов. И всё бы "сошло".

Никакого излишне широкомасштабного расследования организовано не было. Обычное расследование, как и полагается. Началось с горпрокуратуры, а поскольку дело касалось 9 человек, дело передали следователю облпрокуратуры. Обычная для таких случаев практика. Тем более, что убийства в те времена были весьма редки, и если подозревалось что-то такое массового характера, тогда "землю рыли", это не то, что сейчас. Когда я закончил ВУЗ и начинал работать по распределению следователем, в Свердловске (а он был уже "миллионером") в год регистрировалось всего (!) 70-75 убийств ( сейчас в такое никто и не поверит), а в городах и районах области-и того меньше. А тут - 1959 год. Тогда еще меньше преступлений совершалось. Поисковые мероприятия тоже были организованы адекватные. Пропали 9 человек. Обком приказал-и привлекли всех, кого можно. И студентов УПИ, и солдат, и "лагерных" сотрудников, и вертолеты выделили. Все нормально- так в СССР и искали. И в обкоме наверняка поначалу тоже не знали, что произошло.Это всё потом выяснилось.

Ураков прибыл в Свердловск вовсе не для того, чтобы принимать участие в расследовании. Есть вполне конкретное свидетельство Окишева, зачем прибыл Ураков. А прибыл он для того, чтобы "популярно разъяснить" руководству областной прокуратуры, что дело надо прекратить. Вот и все его функции.

Спросите, что нельзя было "по телефону"? Нельзя. В таких случаях (когда касается вопросов военно-секретного характера) так и решается. Нужно было объяснить лично облпрокурору, почему Иванов будет это дело прекращать, и ни в коем случае нельзя отменять его постановление, несмотря на юридический абсурд формулировки основания прекращения дела. Иванова, скорее всего , вызывали в Москву именно для того, чтобы ознакомить с материалами о данном происшествии и "объяснить" ему, какое он должен принять решение, и почему. Иванов понял и указание выполнил. Вот и всё . И это был не вызов "на ковер". Дело по аварии ракеты, повлекшей гибель 9 человек, расследовали другие люди ( военная или спецпрокуратура), и, вероятно, для ознакомления с этими материалами Иванова и вызывали в Москву. На это указывает, что после этого вызова он потерял всякий интерес к расследованию. Это и заметно по его действиям- он старался "не выкопать" ничего лишнего. И это удавалось до того, как Возрожденный нашел вышепоименованные травмы, которые он оценивал как "взрывные". После этого выяснилось, что "не обошлось", вот и в Москве поняли, что надо принимать меры, и что "потихоньку" списать на "природные факторы" гибель туристов не удалось. В дела, связанные с секретами военного характера не "посвящают" следователей "гражданских" следственных органов и местные власти. Это делается только тогда, когда уже другого выхода нет. Вот и здесь - "безвыходное" положение возникло после того, как "гражданский" судмедэксперт нашел те самые травмы. Тогда и пришлось "по нужде" принимать меры. А не случись этого, сейчас никаких бы вопросов и не было. Все бы считали, что "сами замерзли, сами виноваты".

Многие думают, что кто-то из какого-то "центра" руководил следствием. Им стали "руководить", но с определенного момента: когда приказали производство по делу прекратить. А до этого всё шло как и положено в таких случаях- в полном "разнобое". Как раз всё это- нормально. Вот если бы действительно сразу "руководили", а Возрожденный (как его уже назвали дятловеды) был "доверенным лицом органов", тогда бы он просто "ничего не нашел", и всех похоронили бы, как замерзших от холода. Видимо, на то и рассчитывали. Да вот "прокол" получился". Как всегда и бывает в тех случаях, которые получили огласку. Иначе бы огласки и не произошло.

Не является аргументом бытующее среди исследователей мнение: "если бы что было.... то давно бы уже рассекретили". Плохо эти люди знают принципы государственного устройства. В архивах у нас много чего есть, но существуют они "не для того, чтобы каждый, кому не лень, копался в прошлом"- так мне популярно объяснил один сведущий в вопросах архивоведения историк (не по этой, разумеется теме, но тем не менее). И ещё- не надо считать, что "массовая гибель студентов- уже секретность для советского строя..." Это как раз современный подход к тому, что было: сейчас "положено" приписывать "по праву победителя" побежденному те "грехи", которых у того не было.

Рискну дать рекомендацию ( хотя не мне Вас учить, можете во внимание не принимать): по возможности следует не полагаться полностью на мнения специалистов ( разумеется, их выводы надо иметь в виду, но в пределах разумного), а делать выводы, исходя из собственного понимания проблемы. А для этого нужно в первую очередь отсеять "шумы" от "полезного сигнала". Потому что "шумов" всегда так много, что "полезный сигнал" в них просто "тонет". Вот и в данном вопросе- здесь столько насочиняли всякой белиберды, что если всё это изучать и проверять, то непременно можно "утонуть".

Небольшое замечание, так сказать, методологического характера. А суть его вот в чем. У криминалистов и у журналистов (а также писателей) мозги "работают" по разному. Потому что задачи они решают разные. Криминалист "берет" детали (того или иного происшествия) и "сортирует" их по степени существенности, ничего при этом к ним "не прибавляя от себя". Затем из этих деталей (примерно как это делают с пазлами), которые являются наиболее существенными, выстраивает "контур", и "заполняет" его деталями второстепенного характера. Так начинает "вырисовываться "картина" происшествия, исходя из которой и определяется направление расследования. Журналист тоже "берет" детали, но при этом к каждой "цепляет" разные "красочные эпитеты" ( а как же иначе, ведь надо привлечь внимание читателей), в результате детали начинают "разбухать" соответственно литературным способностям журналиста. После этого он начинает их во что-то выстраивать. Иногда удачно. Но из-за того, что детали "разбухли", причем не всегда соответственно их доказательственному значению, то они начинают "не входить" в общие контуры "конструкции". И журналист сам себя загоняет в тупик, пытаясь решить неразрешимую задачу. Иногда ему удается "очистить" детали события от лишнего, тогда задача, наконец, решается. Но бывает, что и не удается. Сам наблюдал, как журналисты занимаются расследованием "параллельно" следственным органам. Между криминалистом и журналистом взаимопонимание по одним и тем же вопросам не всегда достижимо.

- Владимир, а что говорил Возрожденный по причине нахождения на одной вещи следов избирательного радиоактивного загрязнения? Упоминал ли он в разговоре с Вами о радиации? Или ему не были известны результаты физико-технической экспертизы?

- По поводу радиации. О ней знали все, кто знал об этом деле. И связывали ее с ракетой. Но, разумеется, не с атомным взрывом, как это "продвигают" сейчас некоторые знатоки. А с чем конкретно- я не интересовался. Когда готовил доклад, меня свели с одним бывшим инженером из бывшего п/я (работать он начинал "на заре" советской ракетной техники), и он подтвердил мои догадки, которые я и привел в докладе в качестве одной из вероятных причин - радиационные метки.

А вообще- к радиации в 50-х отношение было другое. Опасности тогда еще не понимали. Например, я где-то прочитал, что в те годы в московском ГУМе стоял в обувном отделе постоянно работающий рентгеновский аппарат, чтобы дамы, приобретающие обувь, могли "на рентгене" посмотреть, как она прилегает к их ноге. Сколько "рентген" эти покупательницы получили- никто не считал.

Еще в те времена, когда я учился на эксперта-криминалиста ( в конце 70-х), мне попалась методичка начала 60-х, изданная в милицейской системе, где предлагалось метить короткоживущими радиоизотопами вещественные доказательства для их последующего отыскания (например, денежные купюры, передаваемые в качестве взятки), отыскание их должно было производиться по повышенному радиоактивному фону. Нечто подобное было изображено в фильме тех лет (и это- не вымысел режиссера) "Два билета на дневной сеанс". Поэтому для проверки предположения об использовании такого способа для отыскания упавших ракет я и попросил найти сведущего в этих вопросах специалиста. Он и подтвердил мои догадки. И был весьма удивлен, откуда мне это известно.

Не следует удивляться широкому использованию в те времена радиационных "меток". Когда я изготовил в 1978-79 году самодельный ( других тогда было не "достать" ) радиометр-рентгенометр ( для собственного любопытства, разумеется; на счетчике СТС-5, сейчас о таких мало кто и помнит), и стал с ним ходить по городу ( это был "карманный" вариант ), а также брать с собой в поездки, я много чего тогда "намерял". И вот когда разные специалисты в области физики начинают мне "доказывать" что-либо (т.е. "невозможность" использования радиационных "меток"), ссылаясь на свои познания во всех этих "гамма- лучах", "бета- частицах", "тыкать" мне нормативами радиационной безопасности, я всегда вспоминаю результаты собственных измерений тех времен. Когда им об этом говорю- естественно, не верят и доказывают мне мою некомпетентность в этих вопросах. А ведь этот рентгенометр- радиометр у меня до сих пор дома лежит, батареек к нему, правда, сейчас нет. А в те времена, когда я рассказал одному специалисту о том, что и где "намерял" своим самодельным радиометром- рентгенометром, то получил категорический совет- "забыть, никому не говорить, прибор- никому не показывать и выбросить так, чтобы никто не нашел". Но я сохранил прибор, жалко было выбрасывать, да и счетчик СТС-5 для него "достал" тогда с огромным трудом.

- Меня интересует Ваше мнение по поводу одного ньюанса судебно-медицинского исследования трупа Золотарева. Б.Возрожденный составляет акт сми и указывает имя не Семена, который был в походе, а Александра Алексеевича Золотарева. Как это могло произойти? Кто сообщает судмедэксперту имя погибшего? На каком основании он указывает имя исследуемого тела? Предположим, нашли виновных и дело пошло в суд.. Вы, как судья, обратили бы внимание на это несоответствие в именах погибшего и исследуемого трупа?

- Насчет Золотарева. По моему разумению- просто ошибка. Ведь не Возрожденный устанавливал личность. Это не его забота. Это делает следователь. Указал следователь такие сведения- эксперт и внес их в заключение. Такое бывает. И не только "тогда". Вот, был пример из начала 90-х. Тогда еще действовал советский УПК и суд имел право возвращать дела на доследование . Следствие "схалтурило" и неправильно установило личность убитой женщины, а родственников ( по причине того же "халтурного" отношения ) искать не стало - указал следователь в деле, что их нет. А один из родственников возьми, да и явись в суд. К негодованию прокуратуры. Вот тут-то и выяснилось, что убитая- "не совсем та" (да, бывает и такое, вот так стали дела расследовать после окончания социализма в нашей стране). Ну что - дело вернули ( к огорчению и неудовольствию прокуратуры: не мог родственник объявиться на день позже, когда приговор был уже вынесен!) прокурору на доследование. Там "переделали" всё, и снова направили в суд. Так что этому обстоятельству напрасно уделяют столько внимания.

- Расследовались ли в Вашей практике гражданской прокуратурой дела, связанные с ракетами?

- По поводу расследований ракетных аварий - сам никогда участия не принимал в такого рода делах, о том, как такие расследования производятся, в общих чертах знаю со слов следственных работников, с которыми приходилось общаться - и в период работы экспертом, и вообще- по прежним своим местам работы. Вам бы, Майя, отыскать где-нибудь бывшего следователя бывшей "ракетной" или "ракетно-космической" прокуратуры, он бы Вам много интересного применительно к данной теме рассказал.

- Исходя из Ваших слов, получается, Фонд памяти Дятлова пытается возобновить дело, несмотря на результаты проведенной в 2000-м году экспертизы (которая не обнаружила травм взрывного характера)...

- "Виновных" никто не ищет. Насколько мне известно, задачей Фонда является лишь прояснение причины гибели туристов, и - если удастся- изменение формулировки причины их гибели в постановлении о прекращении дела.

И все, кто меня "просвещал" по этому вопросу, всегда считали, что это происшествие- трагическая случайность в процессе испытаний военной ракетной техники ( которых и без того было не так уж мало- как у "нас", так и во всем мире). И я такого же мнения придерживаюсь.

Вообще-то, если удастся добиться возобновления дела, то сразу решится много вопросов. В том числе и по экспертизе найденных ракетных обломков; а по мне- надо бы сначала получить заключения специалистов, а потом делать выводы.

С точки зрения ныне действующего УПК оснований для возобновления не имеется. Дело может быть возобновлено, если будет дано указание от тех структур в органах власти, которые могу такое указание дать. Такие меры принимаются. Пока еще надежда на положительный результат не утрачена. Никто и не сомневается, что дело не имеет никакой судебной перспективы, и будет в любом случае снова прекращено. Но - с иной формулировкой причины гибели туристов; и "тайна" тогда прекратит свое существование. Этого и добиваются. На большее никто и не рассчитывает.

- Что за человек, который знает больше и молчит?

- Этого человека я очень хорошо знаю, но не имею с ним контактов с 1986 года по причинам личного характера. О вышеперечисленных подробностях мне сообщили не так давно наши общие знакомые. Я не уверен, что этот человек захочет кому-либо, кроме следователя, что-либо рассказывать "на публику". Кроме того, то "оплевывание" моей лысины, которое произошло после этой конференции, не способствует повторению моих ошибок. Была еще одна женщина ( из "тех времен"), которая тоже много что знала, но она не так давно умерла. Только ведь, Майя, эти люди знали лишь о том, что сейчас почти всеми дятловедами отвергается - именно то, что туристов случайно "убила" ракета. Другого они ничего не сказали бы.

- Владимир, представитель фонда памяти группы Дятлова говорил, что Вы посодействовали проведению неофициальной графологической экспертизы дневника Зины Колмогоровой.


"Фонд "Памяти группы Дятлова" благодарит Владимира Анкудинова за возможность провести неоф.эксп. исследование дневника З.Колмогоровой. В результате установлено, что записи выполнены одним человеком при разных характерных условиях (на ходу, в спокойном состоянии и т.п.) и при сравнении почерка с письмами ее установлена принадлежность почерка одному человеку. Никакой тайнописи и т.п. не обнаружено. Все продавления букв естественны".

Расскажите, пожалуйста, что изучалось еще помимо почерка. Теперь у нас имеется официальное подтверждение, что дневник Зины не подделка. Хотя нет никакой логики и никакого смысла подделывать дневник и отдавать его родным. Ведь подделка всегда может быть обнаружена. 'Подделывать дневники, письма, открытки... зачем, если можно все засекретить и уничтожить по происшествию лет. Но иметь фонду такую экспертизу стоит.' - как заметил один из исследователей.

- Я почерком и техническим исследованием документов не занимался. Исследованием представленных Ю. Кунцевичем материалов занимались специалисты, работающие по данному профилю в настоящее время и имеющие в своем распоряжении соответствующее оборудование. Из того, что можно было сделать в данное время, они все сделали.

- Вы упомянули о словах Г.Чуркиной по поводу ее наблюдения у погибших 'апельсинового' цвета лица. Посмотрим, что на самом деле отмечал Б. Возрожденный в официальных документах, где стоит его подпись - Актах судебно-медицинского исследования трупов:


Дорошенко: кожный покров лица буролилового цвета.

Дубинина: Кожные покровы лица жёлто-коричневого цвета.

Дятлов: кожные покровы лица синюшнокрасноватого цвета.

Золотарев: Кожные покровы лица зеленоватосерого цвета.

Колеватов: Кожные покровы лица зеленоватосерого цвета с багровым оттенком.

Колмогорова: кожные покровы лица и кистей рук лиловокрасного цвета.

Кривонищенко: кожные покровы лица синюшно-серого цвета.

Слободин: Кожные покровы лица синюшно-красноватого цвета.

Тибо: Кожные покровы лица, туловища и конечностей серозеленоватого цвета со сползанием поверхностного слоя эпидермиса.

Генриетта Елисеевна присутствовала при вскрытии и следовании трупов последних найденных в овраге, среди которых была Люда Дубинина. Вот у Люды Борис Алексеевич Возрожденный и описал желто-коричневый цвет кожи. У остальных, как мы видим из актов исследования трупов, цвет кожных покровов был далеко от того, чтобы назвать его апельсиновым. Вот так цвет кожи лица одного человека трансформируется спустя десятилетия в апельсиновый цвет кожи уже для всех погибших. Сам судмедэксперт Возрожденный не назвал его ни апельсиновым, ни оранжевым. Наверно, существуют специальные таблицы, по которым судмедэксперт определяет цвет кожи?

- Таблицы, разумеется, есть. Были они и в той лаборатории, где я работал. Чуркина "апельсиновым" назвала его в "бытовом" выражении. В цветовых определителях другие термины. Этот цвет, как я понял, имел место как раз в замороженном состоянии. Перед вскрытием трупы подлежали полному оттаиванию. А этот процесс весьма небыстрый. Тот, цвет, который фиксирует судебный медик при вскрытии- это цвет на момент вскрытия. А он в связи с процессами разложения может меняться очень быстро.

- Владимир, интересный момент встретила в книжке "Записки следователя" Л. Шейнина, рассказ "Чужие в тундре". Расследовалось на севере дело об убийстве рабочих барака:

 []

 []

 []

 []

 []

 []

 []

Также в проруби нашли прожженную шинель. Через несколько дней в милицию обратились местные жители - лопари с рассказом, как встретили в тундре чужих людей.

 []

Когда поймали убийц, один из них с "богатым криминальным и тюремным опытом" сказал следствию:

 []

Не напоминает почерк нашего дела о гибели туристов? И особенно тот самый момент, когда задолго до начала официальных поисков в УПИ пришли 'люди в серых пальто' и стали требовать характеристики на группу Дятлова, объясняя это тем, не могли ли они уйти за границу. То есть КГБ побывало на месте числа 4-5-6 февраля, когда тела не были занесены снегом, обнаружило отсутствие четырех туристов и выдвинуло своб версию: а не могли ли они уйти за границу? Если спрашивать, то сразу о всей группе, а там они сами разберутся, кто ушел и куда... Но я не только о похожести ситуации. А о том, что КГБ тоже не знало поначалу, что произошло и куда делись четверо туристов. И протокол допроса В. Попова датирован 6 февраля.

Конечно, в любых воспоминаниях имеется элемент выдумки и изменения биографических данных тех, о ком рассказывает следователь, вышедший на пенсию и решивший поделиться с читателями историями из своего следовательского опыта. Конечно, можно сказать, что он все выдумывает, свои истории, что такого не было вообще. Но даже в этой выдумке одного из дел, что приходилось ему расследовать, незачем придумывать четыре трупа в проруби и как на них подумали, что убили именно они, потому что исчезли. Что прорубь забросали снегом, чтобы подольше их не обнаружили и подольше их искали как живых. И еще интересный момент, психологический - настоящих убийц было четверо, они почему-то спрятали только четыре трупа, тем самым "выдав" себя. Сработало подсознание. Мне этот случай с убийством рабочих показался "многоговорящим", в некоторых точках перекликающимся с делом группы Дятлова.

- Относительно Шейнина и его "Записок следователя". Когда-то читал. Сейчас детективов не читаю. Уже давно. Сам бы мог сочинять. Только не хочу. К реальности такие примеры имеют отношение, но весьма посредственное. Вот есть такие сборники - "Следственная практика", раньше выпускались Институтом Прокуратуры (был тогда такой), так вот там действительно есть что почитать. Там конкретные дела, причем иногда весьма необычные, разбирались. Сборники эти были ДСП, в лабораторию, где я работал экспертом, они поступали. Там они были с начала 50-х, как лаборатория была создана. Лично я все их прочитал ( на то время). Это - действительно очень поучительная литература по вопросам расследования уголовных дел была. Со всего СССР случаи публиковались. И разбирались допущенные ошибки.

Относительно КГБ. Лично у меня есть предположение, что КГБ проводило ( и весьма успешно- если судить по результатам) по этому делу т.н. "операцию прикрытия"- т.е. дезинформацию- согласно официально назначенной версии о гибели туристов от воздействия природных факторов. Сюда я бы отнес и известную повесть Ярового "Высшей категории трудности".

По протоколу допроса Попова. И если кто-то скажет, что эти соображения не соответствуют требованиям УПК, то могу сказать, что УПК ( и прошлые, и ныне действующий) знаю весьма хорошо, и даже получше возможных критиков того, что я изложу далее. И это- не хвастовство. Это- констатация факта, который мне реально помог проработать в судебной системе столько лет с высокими кассационными показателями. И потому я также хорошо знаю, как требования УПК соблюдаются в действительности. А это- не всегда бывает так, как "прописано" в УПК. И это надо учитывать по вопросу о происхождении данного протокола. Так вот, как я заметил, читая обсуждения факта появления этого протокола от 6 февраля, ВСЕ (!) исходят из того, что "раз это - протокол, значит, должно быть уже возбуждено дело". А вот это как раз не обязательно (конечно, если руководствоваться требованиями УПК - тогда именно так, кто же спорит). Давайте начнем с того, что совсем необязательно, чтобы у Чудинова вообще был собственный УПК. А если бы и был - то он его прочитал. А если бы прочитал, то всё, что там написано - понял. Лично я совсем не уверен, что у Чудинова вообще был диплом юриста. Да что там Чудинов "образца 1959 года"! Я в 70-х встречал начальников ОВД, которые выносили "отказные" постановления, ссылаясь не на "ст.5 п.2 УПК РСФСР" (как положено было делать), а на "ст.7 ч.2 УК РСФСР". Хотя УПК- это процессуальный закон, а УК- материальный, и "на основании ст.7 ч.2 УК РСФСР" процессуальные документы не выносятся. И это-было абсолютно недоступно для их понимания. Хотя (формально) у них были даже юридические дипломы. И также я видел множество "отказных" материалов, в которых письменные объяснения были выполнены на бланках допросов свидетелей, и с этих лиц были взяты подписки, которые дают свидетели перед допросом их по возбужденному уголовному делу. И в этом никто не видел ничего особенного. Как говорил один инспектор УгРо (тогда так именовались оперработники): "подписка дисциплинирует опрашиваемого и потому лишней не бывает". То, что это противоречит требованиям УПК- для него был пустой звук. Вот и здесь.

Я полагаю, что данный протокол к данному делу отношения в момент его составления не имел. Получается так, что погибших туристов обнаружили примерно где-то 5 февраля. И потому стали решать, что делать. Скорее всего ( по логике событий) из соображений секретности возникла "идея" бесследного исчезновения трупов. Потому стали в срочном порядке выяснять, все ли туристы погибли, или же кто-то выжил. Потому что при наличии живых свидетелей "исчезновение" трупов теряло смысл ( почему- надеюсь, понятно). В Полуночном "кагэбэшника" не было, потому задание о выяснении этих обстоятельств получил нач.милиции. Он и стал наводить справки. И составил этот "протокол", который правильно было бы назвать "объяснениями". В деле есть и другие протоколы Чудинова. Поэтому если Вы их сравните, то увидите совершенно разную смысловую нагрузку.

А я, когда читаю протоколы, то "вижу", какие вопросы задавались при этом. Потому что за все время работы в качестве судьи прочитал "от корки до корки" абсолютно все (уголовные и гражданские) дела, которые были в моем производстве ( если кто-то скажет, что такого не бывает- то "при социализме" так полагалось делать, и не я один делал именно так: УПК и ГПК того требовали). Потому и научился "видеть" вопросы, ответы на которые записаны в протоколах. И вот лично мне "видно" ( другие могут считать как хотят, это их дело) при сопоставлении между собой всех протоколов, составленных Чудиновым, что 6 февраля Чудинов еще и не знал о гибели туристов, а из записей в более поздних протоколах -он уже занимается "отработкой" вполне конкретной версии по поручению следователя ( сам Чудинов следователем не являлся) именно в связи с гибелью туристов. Вот и получается, что 6 февраля Чудинов, получив задание "сверху", стал выяснять у Попова сведения о туристах ( явно записано не всё, о чем он спрашивал). И отправил полученную информацию "наверх". Протокол он составил, чтобы "дисциплинировать" источник этой информации и сохранил его "на всякий случай ("если обойдется-выброшу, если нет- у меня будет оправдательный документ"- тем, кто не работал в этих системах, этого не понять). А когда "буча" поднялась, отдал этот "протокол" прокурорским. Вот и всё. А "там", получив информацию от Чудинова, не могли определиться, все ли туристы погибли. Тем более, что их было 2 группы, а выяснить количественный состав второй группы на тот момент было невозможно. А потому и решили, что надо оставить всех на месте, и пусть "гражданские" их ищут и сами находят. И, скорее всего, тогда и было "запущено" то, что в учебниках по оперативно-розыскной деятельности именуется "операцией прикрытия". Всё это хорошо согласуется с присутствием каких-то людей на перевале в то время (сигнальную ракету ведь кто-то должен был пустить) и повышенной вертолетной "активностью".

- По поводу второй группы сразу сделаю примечание во избежание конспирологических инсинуаций: это была группа Ю. Блинова, которая вместе с группой И. Дятлова прибыла в Вижай. О них и говорит В. Попов. Получается, что дела от гражданских не было открыто 6 февраля, а Чудинов выполнял распоряжение неизвестного гебиста... А как же быть с обложкой дела, на которой стоит дата 6 февраля? Полуночное - довольно большой поселок, с развитой инфраструктурой, объект государственной важности - марганец добывали, на шахтах работали заключенные и вольнонаемные, а также спецпереселенцы немецкой национальности. КГБ там был представлен, не сомневаюсь. Даже должность начальника связи в пос. Вижай, которую занимал В. Попов, являлась сферой пристального внимания КГБ, людей ' с улицы' на нее не назначали. Только по рекомендации органов КГБ на представленную кандидатуру. Это 'чекистская' должность. Такая же ситуация была и с начальником вижайской пожарной охраны А. Чеглаковым.

- Та обложка, которая сейчас, "настоящей" не является. В предыдущей- имелись исправления. И правильно- когда посмотрели дело, увидели этот самый протокол. Вот и "поправили". Сами видели, что постановление от другого числа. Это и должно считаться датой возбуждения дела. Хотя я уже писал, что (как я полагаю) это постановление могло быть составлено "задним числом". По- нормальному, надо бы смотреть карточки на это дело (вот только сохранились ли они) или запрашивать ИЦ УВД и ГИЦ МВД. А что касается вопросов времени возбуждения дела, так я уже писал неоднократно- наверняка Темпалов рассчитывал оформить "отказной материал", потому все так и получилось. "Жареный петух клюнул", вот и стали тогда в спешном порядке исправлять всё "передом назад". А сейчас- исследователи этой темы ищут логику там, где ее с самого начала не было. А вот "параллельное" дело как раз и должно было быть возбуждено в день обнаружения погибших туристов-примерно 5-6 февраля, или когда было принято решение "оставить всех на месте". Потому что "те" знали, что произошло, и что они не "сами замерзли". Еще раз повторюсь, что "то" дело должно было быть возбуждено по совершенно другим основаниям: "нарушение правил ТБ", "халатность" и т.п. Вот интересно было бы на него хотя бы взглянуть: насколько всё совпадет.

- Владимир, Вы считаете уликой присутствия на склоне посторонних людей свидетельство поисковика Г. Атманаки о куске кинопленки, валявшемся внизу в 15 метрах от палатки. Он сказал в протоколе допроса, что этот рулон выкатился из палатки при разборе вещей погибших. Сам Темпалов указывает способ получения им вещдоков, в том числе и этого рулона кинопленки, в протоколе осмотра места нахождения трупов:


"К настоящему протоколу приобщаются документы и ценности, которые были предъявлены участниками нашего отряда и взятые из палатки пропавшей группы Дятлова... ...15. ...рулон кинопленки..."

Кто-то из поисковиков раньше Темпалова смотрел вещи в палатке, заглянул в железную банку, достал рулон кинопленки... Рулон был открыт, без упаковки и вероятно засвечен, иначе как бы Темпалов обозначил его рулоном кинопленки и приобщил к делу. Если бы рулон был запечатан соответствующим образом, что без его вскрытия не понять, что это была кинопленка.

Некоторые туристы 1950-х годов рассказывали, что брали кинопленку как замену фотопленок, которых порой не было в продаже. В том же УПИ работала студенческая киностудия и снабжала своих знакомых туристов рулончиками кинопленок.

- Я сам более 30 лет ходил в турпоходы и ни разу не встречал ни одного дурака, который бы потащил в поход рулон кинопленки, чтобы в условиях похода заниматься тем, что заряжать кассеты ( подумайте, как это в реальности можно осуществить?!) Конечно, если человек желает себе трудностей, он их всегда сможет себе создать, но здесь ведь еще нужно умудриться не засветить и весь рулон, и то, что будешь вынимать из кассет. Куда Вы будете девать отснятый фотоматериал, если свободных кассет у Вас нет? А если есть- то их нормальные люди заряжают в нормальных условиях- это же все- таки фотопленка: попал на нее свет ( причем- совсем немного)- и конец всему. А то, что могли потерять те, кто прилетел на перевал примерно 5- 6 февраля- вот как раз могло очень даже быть. На морозе кинокамеру перезаряжали, да и выбросили засвеченную пленку. Военным- "пофиг".

Кинопленка - лишь одна из деталей. Есть она - одной деталью больше, нет ее- одной меньше. Но суть от этого не меняется.

Для того и существуют кассеты-извлек из фотоаппарата кассету с отснятой пленкой, вставил другую- и всё. С кассетами никогда проблем не было, и стоимость у них всегда была копеечная. Я сам иногда пользовался кинопленкой. Это- точно такая же пленка, только очень длинная, не разрезанная. В киноаппарат она тоже заряжается в соответствующей кассете. Длина пленки зависит от типа кассеты и типа киноаппарата. Кинопленка, если даже она помещена в металлическую банку, сначала заворачивается во влагозащитную бумагу, затем в черную бумагу, и только после этого помещается в металлическую банку. Потому если Вы откроете банку "на свету", то кинопленку не засветите. А тот рулон, который был найден, вроде как пребывал "в голом" состоянии ( если я не ошибаюсь). "В голом " виде (даже в банке) незасвеченную (или непроявленную пленку) никто никогда не хранит. Вот в чем дело-то. А то что осмотр места происшествия был проведен из рук вон плохо- тут и сомневаться нечего. Если бы все было сделано хотя бы с соблюдением элементарных правил- многих бы проблем не было. А здесь нет даже ни одного фотоснимка с масштабом.

- Ваше мнение о так называемом 'последнем кадре'?

- Я видел этот кадр. Он у Кунцевича. Мы тут решали, куда его на экспертизу "пристроить". Сложности вышли, что в Екатеринбурге таких экспертиз не делают. Раньше делали в Киевском НИИСЭ, но сейчас я давно утратил связь с теми сотрудниками, которых лично знал. Должны делать в Москве, но мои личные контакты там вообще утрачены. Насколько я понял, Кунцевич ждет решения по возобновлению дела- если дело возобновят, то в Москве проведут официальную экспертизу. А пока личные соображения.

Я сам был экспертом, сам проявил множество пленок , отснял достаточное количество этих самых пленок, чтобы делать такое выводы. Давайте начнем с того, что это- не проявочный брак. Это- "нормальный" кадр, отснятый в фотоаппарате. По счетчику- на момент обнаружения фотоаппарата было уже отснято 34 кадра. У меня был именно такой фотоаппарат, а потому хорошо знаю, что и как в нем показывает счетчик. И как включается в нем механизм обратной перемотки (рычажок специальный имеется). Далее, в центре - восьмиугольник. Это отображение лепестков диафрагмы. Объектив у Кривонищенко был "Юпитер-11". Это-телеобъектив, четырехлинзовый, светосила-4, фокусное расстояние 135 мм, угол изображения 18 град., относительный масштаб иозражения-2,7. Сравните с "нормальным" объективом с фокусным расстоянием 50мм- угол изображения 45 град., масштаб-1. Я к чему это. Если просто прикинуть возможные расстояния "до фонаря" в лаборатории или в пределах палатки (как утверждали некоторые исследователи - что это источник света внутри палатки), то у меня как-то, извините, не получается таким объективом ( с таким увеличением и углом изображения) получить такой снимок "фонаря". Лично я пока (просто прикидки, нужна экспертиза) предполагаю, что снимок был сделан не в тесном помещении, а "на улице". И сфотографирован движущийся светящийся и пульсирующий объект. Если бы у меня был именно тот фотоаппарат, с тем самым объективом (чтобы можно было провести экспериментальную съемку), я бы сказал более точно. Хотя я свидетельства эксперта по исследованию фотоизображений не имею, но с методикой исследования знаком, ничего там особо сложного нет.

Тому, что это (т.е. "33-й кадр") действительно "нормальный кадр", проэкспонированный в кадровом окне фотоаппарата, а не "проявочный" брак, есть целый ряд подтверждений. Это- резкие границы кадрового окна. Причем они полностью соответствуют размерам кадрового окна- 24 Х 36 мм. Это-и наличие в центре выраженного "восьмиугольника" от лепестков диафрагмы объектива. Это- и признаки "внутреннего отражения" (внутри объектива) фотографируемого источника света. Причем этот источник света должен быть достаточно ярким ( диафрагма "прикручена", однако освещенности хватило для "нормального" его отображения), и резко контрастным относительно общего "фона". Обычно такое происходит, когда ночью фотографируется ярко светящийся объект, у меня подобные "эффекты" возникали при фотографировании ночных салютов- очень даже похожие "эффекты". Ну, есть еще целый ряд признаков, что это- не "засветка" и не проявочный брак. Утомлять Вас не буду, перечисленного достаточно для экспертного вывода. "Концевой дефект"- сами можете убедиться, что пленка еще оставалась. Да и "концевой дефект"- это не то. Это бывает, когда пленка кончилась, "кадр остановился" и на него фотографируется следующий. Возникает выраженная "сдвоенность" или "накладка". Здесь такого и близко нет - сами можете видеть.

Еще по поводу утверждения, что был заснят "лабораторный фонарь." Фотопленки, на которые снимали погибшие туристы, проявляются в полной темноте. А не "при красном свете", как считают некоторые "специалисты". Это когда-то были пленки "ортохром", которые проявляли "при красном свете", но в этом случае "лабораторный фонарь" на снимке бы просто не получился: пленка бы его просто "не увидела"-красный свет на "ортохром" не действовал. Эти пленки были "панхром", но даже если бы кто-то и умудрился сфотографировать "лабораторный фонарь" с самой "длинной" для "Зоркого" выдержкой (1/20 сек., в некоторых моделях-1/25 сек.), то и то ничего бы не вышло: световой энергии "красного" фонаря не хватило бы для формирования изображения. Те, кто такое утверждают, явно сами не работали в "тогдашних" фотолабораториях. Далее. Если бы затвор фотоаппарата был спущен, то и нажимай- не нажимай на кнопку- ничего не произойдет. Если вдруг взведен ( что маловероятно, поскольку нормальный фотограф не оставляет затвор взведенным- пружины быстро "садятся"), то для обратной перемотки пленки на "Зорком" никаких кнопок не нажимают. "Специалисты" путают с фотоаппаратами других типов. На фотоаппаратах 'ФЭД' и 'Зоркий' имелся рычажок обратной перемотки пленки. Он отключает механизм, когда нужно пленку сматывать обратно в кассету. Когда механизм отключается, то затвор, даже будучи взведенным, не срабатывает. Это-специфическая особенность именно этого фотоаппарата, о ней современные фотографы обычно не знают и исходят из того, как производится обратная перемотка пленки на более поздних моделях фотоаппаратов. К тому же в "норме" пленка перематывается и извлекается из фотоаппарата "на свету", т.к. она находится в кассете. Даже если вдруг какой-то дурак и "щелкнул" взведенным затвором (хотя в подобных случаях дураков до вещдоков не допускают), то в кадре "на свету" должно было получиться совершенно иное изображение. А пленки из фотоаппаратов, являющихся вещдоками по уголовным делам, извлекают для их проявки В ПОЛНОЙ ТЕМНОТЕ- потому что ТАК ПОЛОЖЕНО, чтобы не испортить ничего при перемотке ( соответственно, ничего и "не нажимают" по той же причине). И заправляют в проявочный бачок- тоже в полной темноте. Одновременно всё: вытаскиваешь из фотоаппарата в полной темноте пленку-и сразу же её в проявочный бачок. Надеюсь и без экспертизы ( а она, надо полагать, все-таки будет проведена) понятно, что этот "кадр"- не проявочный брак и не "лабораторный фонарь", а именно то, что сфотографировал Кривонищенко. Что именно он сфотографировал "напоследок"- тут уже каждый решает сам. Кстати, не следует также придавать определяющее значение заявлениям тех, кто увидел очертания "трех голов" на нижнем крае снимка: при объективе "Юпитер-11" такого получиться (в одном кадре) не должно (посмотрите, какой угол изображения этого объектива).

Я нашел свои негативы салютов и фейерверков времен первой половины 70-х годов. 'ФЭДом' уже тогда не снимал, снимал фотоаппаратами 'Смена' и 'Зоркий-4', телеобъектива у меня не было (приобрести возможности не имел). Но идея всё-таки подтверждается. Нужно, чтобы в период времени экспозиции источник света либо 'пульсировал', либо 'переворачивался' (вращался 'вокруг себя': свет-затемнение-снова свет-снова затемнение) и при этом перемещался в пространстве. Тогда и могут получиться весьма сходные эффекты в виде 'многоконтурности' ( в продольном) и 'растянутости' (в поперечном направлении ) на фотоснимке изображения этого источника света. Разумеется- на фоне полностью темного неба.

Пожалуй, всё.

- В уголовном деле имеются протоколы допросов свидетелей: лиц, наблюдавших полет неопознанных в то время объектов, а также родственников погибших, которые сообщают следствию, что вот такие -то люди что-то видели в горах, не могло ли это быть связано с гибелью группы. Уже и в наше время появились рассказы туристов, в те годы студентов педагогического института, наблюдавших с Чистопа какое-то свечение в районе Отортена. Имеется рассказ летчика В.Потяженко о том, как ему рассказал некий лейтенант о 'светящемся бублике', зависшем над склоном 31 марта 1959 года...

 []

Предположим, мы находимся в суде. На скамье подсудимых сидит некто Ракета, обвиняемый в гибели девяти туристов. Вы, судья, рассматриваете все свидетельские показания. Какие из этих свидетельских показаний, разделенных во времени и говорящих о разном времени наблюдения объектов, Вы приняли бы доказательствами в виновности подсудимого?

- Все перечисленные Вами свидетельства я бы сначала "рассортировал" на следующие группы:

1.Сведения из протоколов допросов (сюда я бы еще добавил допрос Возрожденного от 28 мая 1959 года) и иных материалов дела;

2.Свидетельства непосредственных очевидцев;

3.Сведения на уровне слухов- (сюда бы отнес рассказ полковника Куприянова "по секрету" и рассказ Потяженко со ссылкой на "лейтенанта").

И вот, если бы пришлось рассматривать гипотетическое дело об установлении "факта гибели группы людей от воздействия неустановленного снаряда типа ракеты" ( в реальности таких дел, естественно, не бывает- хотя в "теории" придумать что-то подобное можно), то сведения, относящиеся к "первому" и "второму" я бы положил в основу решения в качестве доказательств, а то, что относится к "третьему"- в качестве доказательств бы не принял. И в совокупности с данными СМЭ вынес бы решение об установлении такого юридического факта. Разумеется, обосновав всё это в мотивировочной части такого решения. Полагаю, что и вторая инстанция ( а мне приходилось выполнять функции второй инстанции в отношении приговоров и решений, вынесенных мировыми судьями) с моими доводами, которые я бы изложил в мотивировочной части, полностью бы согласилась. Ведь доказательственная база, что по уголовным, что по гражданским делам, вовсе не то, что придумывают дятловеды в зависимости от собственной приверженности к той или иной версии. У дятловедов работают такие принципы ( это очень хорошо видно со стороны): доказательством "моей" версии является всё, что её подтверждает или не подтверждает (даже если это- никакое не доказательство, а всего лишь исключительно моя фантазия, причем самая нелепая); версия, которая мне "не нравится", для меня не будет доказана никогда, несмотря на любые её доказательства. По большому счастью, эти люди в сфере расследования уголовных дел и в сфере правосудия не работают.

И вот еще что. Доводами "против" ракеты (ну, или "неустановленного снаряда типа ракеты") являются ссылки на то, что дятловедческому сообществу (якобы) известно обо всех ракетных пусках в СССР в 1959 году. Это- практически единственный довод, на основании которого делается вывод о невозможности участия ракеты (или "неустановленного снаряда типа ракеты"- если угодно) в происшествии с группой Дятлова. Это- заблуждение (намеренное или "неосторожное"- не знаю- может, и то и другое одновременно). Никто, Майя, и никогда не "выложит" для всеобщего обозрения все результаты ракетных испытаний военного назначения, даже если они имели место когда-то давно, в 1959 году. Тем более- "аварийных". Это- практически аксиома. И вот это бы я тоже изложил в мотивировочной части вышеупомянутого гипотетического решения.

Что же касается в целом вопроса оценки доказательств и их источников. Вот, например, имеется свидетельство ( Баталовой со ссылкой на Слобцова), что под слоем снега, покрывавшего палатку, на верхних скатах палатки имелся достаточно выраженный слой пыли черного цвета. Потому одним из предположений было то, что это-слой копоти от сгоревшего ракетного топлива. О красящих порошках тогда никто и не подозревал. Также как никто не знал в то время и о составе ракетного топлива ( эти сведения тогда были засекречены). Так вот, касательно пыли черного цвета на внешней поверхности скатов палатки под слоем снега. Осмелюсь высказать с большой степенью вероятности предположение, что Вы либо подвергнете сомнению достоверность этого свидетельства, либо, если примете этот факт за данность, то найдете ему такое объяснение, в котором не будет места ни копоти от сгоревшего ракетного топлива, ни красящему порошку, применявшемуся тогда (как сейчас известно) в целях поиска упавших ракет. А вот следователь, расследующий это дело, обязательно принял бы во внимание это свидетельство и выдвинул бы в качестве наиболее вероятных предположений (версий) применительно к конкретной ситуации места и времени , что эта пыль - как раз тот самый порошок (это- сейчас, в 1959 г. он этого просто знать не мог), либо- копоть от сгоревшего ракетного топлива ( как и предположили в то время). Почему? А вот сами подумайте- откуда (если подходить реалистично и с точки зрения здравого смысла) могло возникнуть это локальное 'загрязнение'? Тем более, что зимой (снег-он ведь белый) цвет красящего порошка, который должен быть распылен на местности в результате взрыва ракеты, просто обязан быть контрастным по отношению к цвету снега. Чтобы это место заметнее было с воздуха. При этом следователь сопоставил бы данный факт с цветом вещества, которое имелось на одежде некоторых из погибших туристов (это- сейчас, тогда, повторюсь, о красящих порошках никто знать и не мог), а после этого занялся бы проверкой этой 'рабочей' версии. Как бы он её проверял и какой бы результат получил- это вопросы иного порядка. Я предложил всё это Вашему вниманию для того, чтобы продемонстрировать коренное отличие стиля мышления следователя от стиля мышления исследователя дятловедческой темы. Потому что исследователь дятловедческой темы тут же бы придумал наиболее удобное для него объяснение факта того самого слоя черной пыли на скатах палатки ( причем пыль была именно 'на скатах', а не на всей внешней поверхности ткани палатки, что указывает на механизм 'опыления'), либо вовсе отверг это свидетельство, как 'недоказанное', что еще лучше - тогда и придумывать никаких объяснений не надо: ведь это свидетельство какой-то там Баталовой, а она наверняка всё это сама придумала, чтобы прославиться.

Что касается ракетчиков. Все эти ракетчики знают о ракетах, о местах их пусков и местах их 'приземлений' лишь то, что им было позволено знать для несения их службы. И - не более того. Откуда я знаю? Да вот, знаю, только через Интернет сообщить источник не считаю возможным. Хотя и никакой 'гос.тайны' в этом нет ( я вообще ни к каким гос.тайнам никаких допусков не имел). Если кто что-то и знает (более или менее)- так это сотрудники 'ракетных' конструкторских бюро того времени. Да и то не все, а соответствующего уровня. Но эти люди ( если еще живы- возраст у них весьма почтенный) ни в какие контакты ни при каких обстоятельствах вступать не будут.

 []

- Ваш вердикт понятен.

- Я полагаю, что сообщил то, что мне было известно, и ни на что в этой теме не претендую. Свою функцию я рассматриваю исключительно как свидетельскую и версий о причинах данного происшествия не изобретаю.

- Владимир, большое спасибо Вам, что поделились своими размышлениями и свидетельскими показаниями.

8 февраля - 9 апреля 2016 г.

Публикация М.П.

(с)

* * *

9 апреля В.Д. Анкудинов отметил свой день рождения. Мои поздравления ему и наилучшие пожелания! А также еще раз благодарю Владимира Дмитриевича за то, что нашел время и силы ответить на мои вопросы.

М.П.



РЕКЛАМА: популярное на LitNet.com  
  CaseyLiss "Демон для меня. Сбежать и не влюбиться" (Любовное фэнтези) | | Е.Горская "Единственная" (Городское фэнтези) | | А.Русс "Укротитель Хаоса на полставки 2" (Городское фэнтези) | | Т.Серганова "Тьяна. Избранница Каарха" (Приключенческое фэнтези) | | К.Ши "Жена на день" (Современный любовный роман) | | Р.Навьер "Никто об этом не узнает" (Короткий любовный роман) | | Э.Ридлин "Сердце подскажет" (Любовное фэнтези) | | K.Favea "21 ночь" (Романтическая проза) | | Л.Свадьбина "Попаданка в академии драконов 4" (Любовное фэнтези) | | Н.Кофф "Зона риска" (Современный любовный роман) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Д.Смекалин "Ловушка архимага" Е.Шепельский "Варвар,который ошибался" В.Южная "Холодные звезды"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"