Пискунова Мария Павловна: другие произведения.

Сказы бабушки-казачки

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс фантастических романов "Утро. ХХII век"
Конкурсы романов на Author.Today

Летние Истории на ПродаМане
Peклaмa
Оценка: 7.61*9  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Здесь истории о том, как жили на Кубани казаки, во что они верили, чем дышали. В сказочный узор сложились обычаи кубанской земли, казачья история и нравы, истории из станичных летописей, и быт казаков. Это память о тех, кто жил две сотни лет назад, о том, как всегда оставаться человеком, о благородстве и верности.


КАК СЫН ОТЦА НА ЯРМАРКУ ВОЗИЛ

  
   Совсем старым стал казак Макар и каким ворчливым! Он и в молодости был резок на язык, а теперь, с годами, никакого сладу с ним нет, только и знай придирается к сыновьям, да старуху жену донимает.
   Вот однажды шибко разошелся Макар, всех домашних стал изводить. Тут не выдержал старший сын его Филипп, подхватил старика, забросил его себе на спину, да потащил вон из дому.
   Все семейство на двор за ними высыпало. Старуха да братья кричат, вернуться уговаривают, да только зря. Все дальше и дальше тащит Филипп отца, даже головы назад не поворотит, уж очень он нравом горяч.
   Старик тот совсем присмирел да спрашивает: "Куда ты мене, сынку, тащишь?"
   - На ярмарку, батько, - отвечает Филипп.
   - Чай купить что задумал? - осторожно выведывает Макар.
   - Не покупать, батько, иду, торговать сегодня решил.
   - Чем же торговать? Что-то не видать товару? - разводит руками Макар.
   - Есть товар, батько, есть... решил я тебя на ярмарке продать, авось кому на что понадобишься!
   Ох, и горько стало Макару после слов таких! За себя горько, и за сына, что на такое неслыханное дело решился, и за старуху свою, с которой растили они сыновей, да все радовались, на них глядя.
   Примолк старик, так до конца дороги слова не вымолвил.
   Наконец добрались они до площади. Дни стояли летние. Пришло время большой Петровской ярмарки, что устраивалась к празднику святых апостолов.
   Выбрал Филипп на ярмарке бойкое место, стал покупателей зазывать да расхваливать своего старика, мол сильный еще, да работящий, покупайте, недорого отдам.
   Быстро собрался вокруг них народ, все глядят, дивятся, да за торговца стыдятся.
   Стали люди вразумлять Филиппа, зашумел народ на разные голоса.
   - Остановись, казак, виданное ли это дело так не почитать своего родителя!
   - Не гоже православному человеку людьми торговать!
   - Не позорь, Филипп, казачий род! И сидеть-то в присутствии старшего совестно и обгонять его не годится, а ты и вовсе лихое дело задумал!
   Да только Филиппу все ни по чем, - уж больно характерный, как что задумает, так и сделает. Бровью даже не ведет, пуще прежнего покупателей зазывает.
   А дед Макар сидит на земле, совсем тихий стал, не шелохнется, голову опустил, все свою грустную думу думает.
   Вдруг подходит к ним беспризорный мальчонка, садится подле Макара да спрашивает его ласково:
   - Что, диду, продают тебя?
   - Продают, хлопчик, продают, я ведь старый стал, да какой ворчун!
   - А вот скажи, диду, ты дудочки деревянные вырезать умеешь?
   - Это уж я могу, - кивает Макар
   - А песни старинные можешь спевать?
   - И на это я горазд!
   - А на рыбалку мы с тобой пойдем?
   - С великой радостью, хлопчик! - совсем уже бодро отвечает Макар.
   - Как же мне купить тебя, диду!- растерялся сирота.
   После слов таких обхватил Филипп свою голову, увидал, что творит, слезы из глаз сами собой потекли.
   Наклонился он тогда к отцу, бережно поднял его на руки и направился назад домой. Да вдруг остановился, глянул назад и рукой махнул хлопчику: "Ступай за нами, малец!"
   Так и кончилась эта история. Вернулся Филипп домой вместе с отцом, да мальчонку-сироту приютил, жить к себе взял.
  

ГРУШЕНЬКИНЫ ДОЧКИ

   Была у казака жинка, звали ее Аграфена, а ласково величали Грушенькой. Собой была она хороша: чернява, кудрява и нравом весела. Однажды в темную зимнюю ночь подарил Господь казаку и жене его доченьку. Спеленала мать милое дитя, вынесла отцу. Ох и рад был казак: "Хороша дивчина! Назовем ее Настей!".
   Только молвить успел, раздается в дверь громкий стук. За окном снег валит, ветер бушует, вьюга-пурга гудит, - что за гость в такую пору пожаловал? Отворила Грушенька дверь и вскрикнула, - стоит на пороге корзинка, а в ней плачет малое дитя, и не души рядом. Внесла Грушенька находку в дом...
   Увидал казак, в корзинке крохотную девочку, перекрестился и сказал: "Видно Бог нам сразу двух дочерей послал. Одна наша родная Настя, а вторая чужая сирота. Будем ей отцом и матерью, Эту дивчину Марусей назовем". Так и стало у Грушеньки две дочери.
   Шло время, стали девицы подрастать. Настя растет доброй, ласковой, да вот только некрасивая. А Маруся, приемная дочка, совсем раскрасавица: коса золотая до пояса, глазки ясные, щечки розовые, звонкий голосок. Обе девицы нравом хороши, между собою дружные, во всем друг другу помогают, вместе работают, вместе песни поют.
   Пришла пора, стали на них женихи поглядывать. Похаживают добры молодцы мимо дома, да посматривают через плетень на девичью работу, как сестрицы отцу, матери помогают, как промеж собой разговаривают.
   Тут и залегла на сердце у Грушеньки темная дума: "Уж больно собой хороша приемная дочь Маруся, куда красивее родной ее Настеньки. Добры молодцы на Марусю заглядываются. Неужто, приемная дочка замуж пойдет, а родная в девках засидится?
   А тут, настала масленица и давай женихи по обычаю казацкому в их двор шапки кидать, а потом уж сватов засылать. Да и впрямь все Марусю сватают, а Настю замуж пока не зовут. Марусины-то женихи один другого лучше. Не выдержала Грушенька такого испытания, разобрала ее злоба, обида взяла за родную дочь. Вот она всем женихам отказывает, каждому гарпыза выкатывает, да шапку возвращает. Не отдам за вас Марусю. А сама надеется, прознают хлопцы, что Маруся замуж ни за кого не идет, да и отстанут. Тут и Настин черед придет.
   Да вот случилось, заслал к ним сватов сам атаман. Атамана сын, Грицко, статный молодец, в бою смелый, душою добрый да веселый, лучшего жениха по всему краю не сыщешь. Пожаловали сваты в дом, да отца в ту пору дома не было, обращаются по обычаю к хозяйке:
   - Грицко-то наш шапку потерял, не находила ли Маруся шапку?
   - Находила, находила, вон лежит, пусть забирает, да больше не теряет - отвечает Грушенька, так в кубанских станицах жениху по обычаю отказывали.
   Удивились сваты, покачали головами, собрались уходить,
   Тут не выдержал самый старший сват: "Так какого ж жениха вам надобно? Неужто, лучше нашего бывает?"
   - Бывает, - резко отвечает Грушенька, - станет у нас Маруся Христовой невестой, завтра повезем ее в монастырь!
   А Маруся по старинному обычаю, как девицам при сватовстве и положено, у печи стояла. Услыхала такие слова, и слезы из глаз закапали. Тогда приметил старший сват, что не рада Маруся своей участи, да не сказав ничего, вышел во двор.
   Наступила ночь, улеглись станичники спать. Только Грушеньке не до сна, присела во дворе на завалинку, чует сердце, что недоброе она дело затеяла, да уж сказанного не воротишь!
   Только слышит, вдруг отворяется дверь, то выходит и садится подле нее родная дочь Настя.
   - Матушка! Отпусти и меня с Марусей в монастырь! - просит девица.
   - Что ты Настя! Я не знала, что хочешь ты быть монахиней!
   - Ох, матушка! Мы мечтали с Марусей о малых детушках, о семейных хлопотах. Но если сестрица моя поневоле в монастырь попадет, то зачахнет от горести. А коли я уйду вместе с ней, то будем мы друг дружке отрадою и поможет нам Господь!
   Тут слезы жгучие брызнули из материнских глаз. Поскорей отвернулась Грушенька, чтоб не видела дочь ее стыда.
   Вот уж Настенька ушла в хату спать, вот уже петухи поют в полуночи. Все горюет в родном саду Грушенька, думу думает, с собой борется.
   Вот уже из-за дальних гор выплывает солнышко, раздается утренний колокольный звон.
   Спохватилась тогда казачка, со всех ног бросилась в церковь, в злом намерении своем покаялась, и обратно домой вся в слезах побрела. Только к дому своему подошла, да глядит сам атаман подъезжает, а с ним сын его Грицко! На пороге встречают их отец и две дочери.
   Так и случилось, что засватал атаманов сын, Грицко, Марусю. Дали согласие названные мать и отец, поклонилась смиренно Маруся родителям.
   А на красной горке не одну, а сразу две свадьбы справили. Посватался и к Настеньке хороший жених. Так ведь бывает, коли девица нравом добрая, всегда найдет свое счастье.
  
  

ЛЮБАШИНЫ ЖЕНИХИ

   Подросла у Игната Тимофеича дочь Любаша. Хороша собой девица, весела, со всеми ласкова - хоть куда невеста.
   Случилось, что посватались к Любаше сразу два жениха. Того, что победней, прозывают Миколой, другого, побогаче, величают Грицко.
   Призадумался отец: "Кого из женихов-то выбрать?" Ни таков он был, чтоб по карману судить о человеке. Хотелось в зятья настоящего казака взять. Решил он тогда женихам состязание устроить: "Приходите завтра, братцы, полюбуемся на вас!"
   Вот на следующий день пожаловали к Игнату Тимофеичу гости. Застелила хозяйка стол белой скатертью, на столе борщ из копченого гуся да с пампушками, пироги, вареники, доброе вино. Говорит хозяин женихам: "Покажите свою удаль молодецкую! Поглядим, как Вы шашкой владеете". Высыпали все во двор, и пошла джигитовка. Друг перед другим женихи стараются, всех ловкостью удивить хотят. Только вдруг Грицко шашку на землю уронил. Зашумели казаки неодобрительно.
   "Ну, думает Игнат Тимофеич, - сегодня Микола победителем вышел, посмотрим, что завтрашний день покажет, проверю теперь их храбрость".
   На следующий день заходят женихи в назначенный час к Игнату Тимофеичу на двор. Да видят, - что ж это делается! Летит на них разъяренный бык, того и гляди насадит женихов на острые рога. Отбежал Грицко в сторону взмахнул арапником, спутал быку ноги да повалил наземь.
   Выходит тут Игнат Тимофеич, женихов приветствует, вновь к столу приглашает: "Ну, хлопцы, вчера один победителем вышел, сегодня другой себя молодцом показал, завтра вам последнее испытание. Приводите поутру коней на лесную дорогу. Поглядим, кто из вас быстрее да сноровистей".
   На другой день встретились Грицко и Микола на лесной опушке. Предстояло им пробираться на конях через лес до Опалой горы. Кто быстрее доедет, тому и честь быть Любашиным женихом. По лесу не так-то просто на коне скакать, тут и ловкость нужна, и внимательность.
   Услыхали женихи ружейный залп - пришло время меряться силами! Вскочили они на гнедых коней и устремились в самый лес.
   А надо сказать, лес этот был войсковой, охраняли его казаки особо, даже охотиться здесь не полагалось. От чего много развелось в лесу фазанов, оленей, диких коз, свиней, лисиц и прочей живности. Особенно олени, до того осмелели, что, встретившись с человеком, убегать не думали, а наоборот, познакомиться подходили.
   Вот долго ли коротко ли, пробираются молодцы извилистой тропой, один другому в спину дышит. Но вот, наконец, пошла дорожка пошире и совсем прямехонькая.
   Вырвался тогда Грицко вперед и помчался стрелой. Скачет во весь дух на гнедом коне, только деревья мелькают. Вдруг показалось ему, у дороги мальчонка махонький сидит, один-одинешенек. А наяву то было, или привиделось сам не знает. Да к тому ж далеко уже он ускакал, возвращаться не хочется. А ну как Микола нагонит?! Вот уж и топот конский невдалеке слыхать... Пришпорил коня Грицко да понесся вперед стрелой.
   А Миколе тоже мальчонка малой у дороги почудился. "Неужто и вправду хлопчик один в лесу, иль это наваждение?" - думает Микола, а конь его тем временем все дальше и дальше несется, совсем скоро соперника настигнет.
   "А коле не показалось мне, как одному мальчонке в лесу оставаться?! Тут звери дикие, дебри непролазные... "Нет, не могу, вернусь!" - остановился Микола и поворотил своего коня вспять, да поскакал обратно.
   Глядит и впрямь сидит на дороге мальчонка, года три от роду и плачет. Соскочил Микола с коня, поднял на руки хлопчика, приласкал, успокоил, посадил его впереди себя и поехал небыстрым шагом. Да и куда теперь торопиться? Обогнал его Грицко, уж наверно, давно доскакал он до Опалой горы ему и честь называться Любашиным женихом. Тяжело на сердце стало у Миколы, жаль, уж больно дорога ему Любаша.
   Так в горьких думах доехал он до Опалой горы, где поджидали Игнат Тимофеич, Грицко и другие станичники.
   Когда узнал Игнат Тимофеич, отчего опоздал Микола, крепко задумался, а после и говорит: "Желал я, хлопцы, чтоб мерились вы силой и ловкостью, а Бог иначе судил, соревноваться пришлось вам в сердечности. И победа досталась тут Миколе. Хотел я чтоб у дочки моей муж был самый смелый да удалой, только теперь понимаю, важней всего, чтобы муж Любашин добрый был человек.
   Обнял Игнат Тимофеич Миколу и говорит: "Будешь ты Любаше мужем, а мне, сыном!"
  

СЕСТРИЦА-ПАСТУШОК

   У десятилетнего Мити сестрица родилась - Пашенька. Спеленала ее матушка, положила в маленькую корзинку, на длинных веревках привязанную к самому потолку. Подошел Митя к люльке, стал ее покачивать и баюкать тихонько:
   - Спи, Паша, ничего не бойся. Я брат твой. Буду всегда с тобой.
   Так и пошло. Пашенька росла, а Митя во всем ей помогал, от всех защищал, как мог оберегал. За это всегда благодарна была ему девочка, всегда добра и ласкова.
   Когда же стало Пашеньке уже пятнадцать лет, а Митя уж и совсем взрослым казаком сделался, пришла война. Почти к самой их станице подступили враги, сразу за лесом разбили свой лагерь.
   Однажды послал атаман Митю и друга его Андрея выследить расположение неприятеля. Прошли друзья через лес и уже подобрались к самому лагерю, как вдруг выскочили из-за кустов на дорогу вражеские солдаты и бросились на казаков.
   - Ты, Андрей, беги! Я отвлеку их,- успел прошептать Митя и бросился в лесную чащу. Так спасся Андрей и вернулся в станицу, а Митя оказался в плену.
   Узнала Пашенька об участи брата. Потекли слезы из девичьих глаз. "Жив ли он? Как его вызволить?" - весь вечер думала девочка.
   Когда ночь пришла и все в хате спать легли, принялась она за дела. Ушила братнину одежду под себя, переоделась и остригла волосы, будто она и не дивчина вовсе, а молодой казачок. Лишь затеплился рассвет, уже готова девочка. Положила в мешочек кусок пирога, а за пояс Митину деревянную дудочку-сопилку и вышла тихонько из хаты. Потом вывела из хлева двух козочек и пошла к лесу.
   Так добралась она до неприятельского лагеря. Солдаты, приняв ее за мальчика-пастушка, стрелять не стали, а просто отвели в лагерь.
   Посмотрел вражий командир на пастушка да козочек и говорит: "Пусть останется он с нами, будет моим солдатам козье молочко".
   Пашеньке только того и надо. Осталась она да разведала, в каком сарае держат под замком братца ее Митю.
   Вот однажды вечером расселись воины вокруг костра. Кто песни поет, кто промеж собой разговаривает. Тогда достала Пашенька из-за пояса дудочку -сопилку и тихонько заиграла на ней. Услыхали солдаты музыку, подивились и зовут молодого пастушка в свой круг, чтоб сыграл им чудесную мелодию.
   Подошла Пашенька близко и вновь заиграла на дудочке. Заслушались солдаты. Тогда перестала Пашенька играть и запела. Пела она старинную казачью колыбельную, ту что слышала еще от прабабушки:
   Ой люли, люли,
   Налетели гули
   Да сели на люлю...
   Затуманились глаза у солдат, видно вспомнил каждый, как в детстве песней убаюкивала его мать, и стали они один за другим засыпать потихонечку. Вот и командир уснул, и часовые. Весь лагерь, все как младенцы сладко заснули под пашенькину колыбельную . Тогда девочка петь перестала, подошла тихонько к солдату, охранявшему брата ее Митю, достала из его кармана ключ и отворила дверь сарая. Смотрит и Митя тоже спит, заснул под ее колыбельную.
   - Вставай, милый Митенька, это я, твоя сестра!
   - Пашенька!
   - Тише, тише! Все спят!
   Тихо вышли они из сарая и бросились к лесу. А там узкими тропками, побежали к родной станице.
   Сколько же радости было среди казаков. Все дивились тому, как ловко сестра брата спасла.
   Год спустя казаки врагов разгромили, а у Пашеньки коса отросла.
  
  

ДЕВОЧКА ЯСЫРКА

   Жил казак-вдовец. Было у него четверо детей. Старшая Настенька двенадцати лет, за ней Мишка, Гришка да Тишка - мал мала меньше. Уйдет отец в поход, Настенька одна - и за маму и за папу трудится, нелегко ей.
   Однажды вернулся из похода казак не один. Привез с собой девчушку, щупленькую, смуглую с дикими черными глазами.
   - Это Айше, Настенька! Я нашел ее в горящем после битвы ауле совсем одну, плачущую. Жалко стало девочку, она теперь сирота, ни близких, ни дома. Куда пойдет? Вот и решил я, будет у меня еще одна дочь, а у тебя, Настенька, сестра и помощница. Знаю, как тебе, родимая нелегко по хозяйству приходится. Айше -твоя ровесница. Станете вместе заботы делить.
   Поклонилась Настенька отцу, протянула руку новой сестре. Только та в ответ не подала руки, отвернула голову и назад отпрянула.
   - Не сердись на нее, Настенька. Пусть привыкнет, тогда подружитесь, будете не разлей вода.
   Ох, как стало досадно Настеньке. Разве одна не справлялась она с работою? Для чего ей такая помощница? Хоть Айше по хозяйству и трудится, только все молчит, думу думает. Оглянешься,- из глаз слезы катятся, запоешь,- она песнь не подхватывает, говорить с нею даже не хочется.
   С той поры пролетело два года. Прижилась Айше в казачьей семье, смотрит за малыми хлопцами, во всем по хозяйству подмога сестре. Нравом - тихая, добрая, видом - собой хороша. Полюбили ясырку братья младшие и отец с ней ласков как с дочерью. Только Настенька ревнует и сердится, все ясырка Айше ей не по сердцу.
   Пошли как-то девочки на речку воды набрать. Не удержалась Настенька, оступилась на скользких камнях и упала прямо в бурлящий поток. Вскрикнула Айше, бросилась спасать сестру. Ухватила Настеньку, напрягла все силы девичьи, подняла ее на руки, из потока на берег вынесла, побежать хотела за помощью. Да нет, нельзя одну ее на берегу бросить. Так на руках и донесла до станицы Настеньку.
   Дома Настенька сначала глаза открыла, потом тихо заговорила, а когда все поняла да вспомнила, залилась слезами горючими.
   Целый месяц Айше за сестрой ухаживала. Встать не может с постели Настенька, совсем не шевелятся ноженьки. Все лежит да смотрит как ясырочка с утра до поздней ночи трудиться, да за ней ласково ухаживает.
   Стыдно и горько стало Настеньке за свою нелюбовь: "Ведь всех близких Айше потеряла, мне смиренно во всем помогала. Почему я ее не жалела? О себе об одной только думала".
   Вот однажды увидала Настенька, как уставшая от дневных трудов Айше вносит в хату огромную тяжелую кадку, которую и вдвоем поднимать не- легко.
   - Постой! Тебе же тяжело! - воскликнула Настенька, вскочила с постели о болезни забыв, и бросилась на помощь сестре.
   Вдруг опомнилась. Она же на ногах стоит! Значит совсем здорова, какое чудо!
   - Айше, сестрица! Твоя любовь ко мне спасла меня! - воскликнула Настенька
   - Это твоя любовь ко мне, Настенька, подняла тебя с постели! - ответила сестра.
   m.piskunova@mail.ru

Оценка: 7.61*9  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Р.Цуканов "Серый кукловод. Часть 2"(Антиутопия) А.Емельянов "Последняя петля 4"(ЛитРПГ) Р.Прокофьев "Стеллар. Инкарнатор"(Боевая фантастика) И.Громов "Андердог - 2"(Боевое фэнтези) А.Кочеровский "Утопия 808"(Научная фантастика) Л.Джейн "Чертоги разума. Книга 1. Изгнанник "(Антиутопия) С.Панченко "Ветер"(Постапокалипсис) Д.Сугралинов "Мета-Игра. Пробуждение"(ЛитРПГ) А.Вильде "Эрион"(Постапокалипсис) Н.Любимка "Алая печать"(Боевое фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Д.Иванов "Волею богов" С.Бакшеев "В живых не оставлять" В.Алферов "Мгла над миром" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Вектор силы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"