Питутина Е: другие произведения.

Одна жизнь (1 - 9гл из 18)

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
  • Аннотация:
    Вампиры, выступающие за равенство с людьми, что это, абсурдная старая сказка или реалии грядущего будущего? И как быть, если сегодня тебе поневоле приходится идти в бой рука об руку со вчерашним врагом? Моника никогда не любила вампиров и ранее ей успешно удавалось избегать их общества. Только теперь все изменится.
    Книга вошла в Лонг лист конкурса Трансильвания-2016
    Книга закончена. Для ознакомления доступно 9 глав из 18
    Большое спасибо Лероне и Питутину Сергею за коррекцию текста.

   Книга завершена. Представлено только 9 глав из 18.
  
   Спасибо всем, кто читал роман, всем кто ставил оценки, подбадривал добрым словом и оставался со мной все это время.
   Большое спасибо Лене Романовой, за неоценимую помощь!
   Отдельное спасибо Fallenfromgrace за гениальные комментарии и Тani, за потрясающие стихи!
  
   Роман написался сам собой во время работы над второй книгой Элементалиста.
   Такая себе вампирская история альтернативного будущего Великобритании. Сказка об одной девушке, ее настоящей любви, море крови и куче трупов.
   Замеченные косяки просьба отправлять мне на почту. Спасибо.
   Не рекомендуется к прочтению лицам, не достигшим совершеннолетия. В тексте присутствуют сцены насилия.
  
   Посвящается моей сестре, Костенко Юлии.
  
  
  Пролог
  
  В чём-то майя были правы. Нет спокойной жизни человечеству после 2012 года. И иногда мне становится безумно жаль, что не пришел в наш мир тот самый апокалипсис, на который, судя по поведению человеческого большинства, все мы надеялись. Как бы то ни было, метеориты не упали, не случилось ледникового периода и ядерной катастрофы. Меньшей крови не суждено было пролиться, а теперь... теперь все мы расплачиваемся, живем, завидуя тем, кто недотянул. Тем, кому повезло больше нас.
  Я не историк и не могу сказать точно, когда именно начались наши беды - с распиаренного 'Дракулы' Стокера, или, быть может, 'Сумерек'. Но всю глубину задницы, в которую попали, мы прочувствовали в 2017 году, когда британская фармацевтическая компания 'Sunny-N', известная своими инновациями в сфере биодобавок и синтезе пищевых продуктов, разработала искусственно модифицированную кровь. Нужно ли говорить, что это открытие стало настоящим прорывом в фармацевтике? И все было прекрасно, если бы не одно 'но'.
  Без этого паршивого 'но' не бывает ничего стоящего, верно? Так вот, одновременно миру было заявлено о существовании вампирского сообщества. Сам президент 'Sunny-N', как выяснилось, четырехсотлетний вампир Арчер Хилл, выступил с заявлением, что якобы, исследования в подобной области велись давно, и успешное создание синтетической крови позволит не только спасти миллионы человеческих жизней, но и превратить вампиров из скрывающихся полу-мифов в полноценных граждан.
  Догадываетесь, как поступили в этой ситуации люди?
  Уж и не знаю, на что рассчитывали рискнувшие заявить о таком упыри, но первые недели на улицах царила полная анархия. Подобное заявление вполне могло прокатить в продвинутых Штатах, или в лишенной привычных запретов Азии. Но никак не в унитарном государстве с парламентской монархией и устоявшимися традициями.
  Паника и смятение потянули за собой бесчисленные смерти. Первые жертвы среди вампиров, по факту же - простые люди, подвернувшиеся под горячую руку истеричной толпы, появились уже через несколько часов. Дальше - больше.
  Людей убивали прямо на улицах средь бела дня, путая с вампирами, да и просто так, обвиняя в пособничестве и служении дьяволу. Религиозные общины устраивали инквизиционные протесты. В первые дни общественной паники и нездоровой жажды к действиям несколько человек живьем сожгли на площадях. Потом уже находились и придурки, готовые пойти на самосожжение по собственной воле.
  Ради справедливости стоит отметить, что настоящие вампиры тоже умирали. Толпа в пятьдесят человек могла убить вампира, правда, ценой трех-пяти жизней. Но когда такие мелочи останавливали обезумевшее стадо? Это были страшные времена мародерств, убийств и беззакония.
  Как выяснилось в процессе "чистки"(так это время обозвало народное ополчение), вампиров-то тоже не дружная семейка числом в десяток, а на одну только несчастную Британию с Ирландией пять кланов. А уж сколько этих пиявок в большом мире...
  Гвоздем в крышку гроба привычного мироустройства явилось еще и полное молчание упыриных выродков за пределами острова. То есть, конечно, никто не скрывал - вампирские кланы есть везде, временами сообщалось про их участие в жизни человечества. Однако вампиры, населявшие большой мир, насмотревшись на опыт 'британских братьев', никак не комментировали сложившуюся на острове ситуацию. Они были дьявольски осторожны, не афишируя свое число, род занятий, место жительства. Лишь иногда, то там, то здесь проскакивали на телевидении, в ток-шоу и научных передачах, бледные лица представителей некоторых известных широкой общественности кланов. А Британия, как очаг и эпицентр пожара, терпела удары от общества и фанатиков, уверовавших, что именно здесь зародился корень всея зла.
  Первой официальной жертвой среди вампиров считается Арчер Хилл, он был убит на третьи сутки после заявления в своем загородном доме. Его завод по производству биодобавок был разгромлен, компания 'Sunny-N' обанкротилась. Производство крови не было остановлено, хотя ее объемы на время значительно упали. Мне думается, именно это заставило вампиров бросить на защиту себе подобных все возможные силы и увеличило количество жертв среди людей.
  Человеческому ополчению нечего было противопоставить кровососущим убийцам. Они сильнее, быстрее и живучее нас. Да что и говорить, как справиться с машиной для убийства, реальные слабости которой только солнце и серебряные пули?
  Ультрафиолетовые лампы, скажите вы? Ага. Да только в отличие от настоящего солнца, они попросту оказались не эффективны. Вампир мог получить ожоги от УВ-лампы и восстановиться через десять минут, тогда как человек с оторванной за подобные шуточки головой не мог прожить и десяти секунд.
  Кто-то из фанатиков кричал, что слабость вампиров в символах веры, по-настоящему же в это никто не верил. А маячившие в окнах домов кресты вывешивали скорее на всякий случай. Люди не забывали укрепить свою веру толстыми решетками с серебряным напылением.
  Само собой, сражаться хотели не все. Многие, как и моя семья, на время конфликта покинули город, выбрав в качестве пристанища деревеньку поглуше.
  А некоторые... Человеческая блажь, прозванная в народе - 'Дракула головного мозга', напрочь скосила романтиков-готов и слабоумных инфантильных подростков, заставляя бросаться под пули человеческого ополчения.
  Полиция и армия не успевали разгребать все это дерьмо, чаще плюя на приказы и отсиживаясь по темным углам, а порой и дезертируя. Здраво рассудив, что современный военный трибунал не такое уж и страшное наказание по сравнению со смертью.
  Власти реально вмешались только спустя месяц. Объявили вампиров частью общества и узаконили их права на территории Великобритании. Вот так. Люди и вампиры - 'братья на век'.
  Вампиры заняли место оппозиции в парламенте, и ни одно решение не принималось более без их участия.
  Войска специального назначения Великобритании (UKSF), включая даже 22-й полк SAS, и бойцы теперь уже дружественного легендарного вампирского подразделения Блодханта расчистили улицы от ополчения фанатиков, потеряв почти две трети своих бойцов.
  За это время добрая часть больших городов попросту вымерла. Серьезнее всего досталось, конечно, Лондону.
  Районы Сохо превратились в зону отчуждения, которой даже спустя десятилетие после этих событий не брезговали только самые смелые, безумные или попросту те, кому уже нечего было терять. Кто был поумнее, остался в деревнях, прочее население училось жить в новом, намного более жестоком, мире Объединенного Королевства.
  Наступившее затишье было иллюзорной завесой, за которой скрывались недовольные люди и вампиры. По телеку трубили о перемирии и 'счастливом будущем обеих рас', вот как это красиво назвали. Но если хотите знать мое мнение, война ни на минуту и не прекращалась. На фоне всеобщего безмозглого ликования были сформированы отряды из военнослужащих для поддержания порядка днем и группы человеческо-вампирских формирований с той же целью в ночное время.
  SAS объявил внеочередной набор. Был создан 24-й полк Special Interracial Service (SIS), специализирующийся на урегулировании конфликтов с вампирами. Опытные бойцы SAS объединились для этой цели с частью вампирского формирования, как было сказано: 'Для большей эффективности и завязывания дружественных отношений'.
  Поговаривали, что данные телодвижения не обошлись без серьезного капиталовложения со стороны зеркальной фирмы-близнеца 'Sunny-N'. На самом же деле все было хуже, намного хуже.
  Позже, спустя десяток лет, когда вампиров признали уже полноценными членами общества во всем мире, открылась правда. Они были везде. Вампиры проникли во все области человеческой жизни, если можно так выразиться, они составляли её крепкий костяк. Спонсируя научные открытия, поддерживая армию, учебные учреждения, сиротские приюты и содержа банки. Мы, люди, внезапно поняли, что в мире, за который британцы несколько лет назад так самозабвенно сражались и гибли, не осталось ничего, принадлежащего лично нам. Это осознание углубляло и без того огромную пропасть между людьми и вампирами, даже несмотря на искреннее, казалось бы, стремление вампиров поддержать мир.
  Когда вся эта истерия завертелась, я еще училась в школе и не сильно заморачивалась, благо личных подростковых и семейных проблем хватало. Вампиры и вампиры, живут и живут, лишь бы мир наконец наступил, и всякие ублюдки прекратили людям головы морочить. А то, что вампиры временами и простых людей убивают, а не только ополченцев, ну так есть им тоже что-то надо. Не только же модификацией питаться. И в мою зеленую голову даже не приходила мысль, что завтра эти самые вампиры могут вмешаться и в мой личный шаткий мирок.
  Ох уж эта вера тинэйджеров во вседозволенность, бессмертие и вечный драйв.
  Отрезвление, как это обычно и бывает в реальной жизни, наступило внезапно. И тем внезапнее, что случилось это, когда ситуация на острове уже вполне устаканилась. Я тогда, кажется, уже год... нет, почти два, работала в клинике Университетского колледжа Лондона.
  Мой вконец сбрендивший отец, Браен Милтон, от отупляющей ненависти к правящей верхушке в вечер выступления какой-то местной вампирской шишки разбил телевизор бутылкой пива, взял дробовик и ушел в ночь. На следующий день нам позвонили из отделения 'скорой', сообщив, что он напал на группу патрулирующих улицы вампов и пытался их расстрелять, а при попытке его обезоружить - застрелился сам. Начальник управления советовал нам обратиться в суд, но мать наотрез отказалась тратить деньги на никому не нужные разбирательства.
  Так что спустя несколько дней я, мама и брат, который по такому случаю получил увольнительную, согласно завещанию, провели кремацию и развеяли пепел отца над Темзой.
  И лично я, осознав случившееся, испытала огромное облегчение.
  Не считайте меня черствой, просто до чертиков надоело пудрить синяки, собираясь с утра в клинику.
  Прошло время, можно сказать, мы все привыкли. Без Браена Милтона жить стало спокойнее и проще.
  Периодически в Городах возникали стычки с религиозными фанатиками и вооруженными бандами противников вампиризма, все это подавляли правительственные войска.
   По телеку ежедневно показывали, какие упыри крутые ребята, спасатели, целители, актеры, мудрецы, любовники. И люди постепенно смирились.
  Через полгода после смерти отца из регулярной армии уволился Джед. Вернее, ему 'помогли' перевестись на работу в особый отдел SIS, службу по вопросам урегулирования конфликтов с мирным населением, входивший в состав того самого особенного 24-го полка UKSF.
  В звании капитана. Под его начало отдали отряд из семи человек. Джед, как и отец, ненавидел вампиров, но любил деньги, к тому же, как он объяснил мне, в их отдел не входили кровососы, а это, без сомнения, подкупало.
  С новой работой он часто пропадал не только днем, но и по ночам, патрулируя места сборищ вампиров - клубы, бары, бордели, казино. Возвращался под утро и, трясущимися руками открывая бутылку, напивался до потери сознания. Просто спать, как все нормальные люди, он уже не мог. Когда я спрашивала его, он или начинал истерично смеяться, или плакал. Однажды, придя под утро, он, как обычно, надрался и приперся в мою комнату. Сначала сидел, пялясь в одну точку, а потом признался, что той самой ночью на них напали, и он потерял четверых из своей семерки. Его проверили на алкоголь, разумеется, результат оказался положительным. До трибунала дело не дойдет, но с должности капитана его теперь смещают и понижают до штатного связиста. Подверженный влиянию отца брат очень дорожил своей карьерой, и это для него был настоящий удар. 'Конец жизни' - как он сам мне сказал.
  Отец... Да, наверное, об этом тоже стоит упомянуть. Так уж вышло, что наш с Джедом папочка - Браен Милтон, бывший военный, уволенный в запас из-за серьёзного повреждения ноги, считал войну едва ли не смыслом жизни. И Джед, насмотревшись на достойный пример, вырос таким же.
  Мы с братом с детства учились 'быть сильными', как говорил отец. И Джед, в отличие от меня, безоговорочно этому верил, что и отразилось на его выборе профессии.
   Отец гонял нас с утра и до позднего вечера, воспитывая из своих детей будущее Британской армии, на деле же просто вымещая на нас обиду за собственную несостоявшуюся карьеру и поруганные надежды. Скидок на то, что я девочка, он не делал.
  Колледж я закончила с отличием, но, вопреки требованиям отца, в военные не пошла. На этой почве Браен Милтон не раз избивал меня. Трижды я пыталась бежать из дома, и после первых двух попыток по нескольку дней не могла встать с постели. Когда в третий раз я проснулась на больничной койке в отделении интенсивной терапии, Джед сообщил мне, что отец не может мне позволить стать какой-то офисной шлюхой. Но если я так не хочу быть полезной обществу и не желаю себе достойной карьеры, то он милостиво позволяет мне пойти в медсестры. Они делают нужную работу, или, по крайней мере, трахаются с полезными обществу людьми. Так я оказалась санитаркой в больнице Университетского колледжа, а спустя год, закончив курсы, получила должность медсестры.
  Правда, тренировки бросить отец не позволил, но я была благодарна уже и за то, что не видела его лица десять часов в сутки. А когда пошла заниматься в секцию искусства боя на мечах, то и все 16.
  Такое моё увлечение отцу нравилось. А мне, танцуя с клинками, нравилось представлять, с каким удовольствием я раскроила бы ему череп. И все мы были по-своему счастливы, если бы только эти чёртовы кровососы никогда не вылезли из своих подвалов...
  Хотя нет, чёрт. Не то что бы я имела что-то против вампиров. Скорее я даже им благодарна, они ведь избавили нас с братом и матерью от деспота отца. Пусть бы только на этих упырях заканчивались беды человечества.
  Но я отвлеклась... После провала брата я долго думала, что могу сделать, чтобы прекратить его возлияния и вернуть к нормальной человеческой жизни. Решение нашлось, оно далось мне нелегко, но я осознавала последствия.
  Уволившись из клиники, через знакомого я подала заявление в SIS. Три раза мне отвечали отказом: "Слишком молода", "Женщина", "Нет боевого опыта".
  Но я настойчивая. На собеседование я все же пробилась и, после пробного боя, мне позволили участвовать в отборе бойцов. Все испытания я прошла одной из лучших, всего дюйм не дотянув до офицерских нашивок.
  Брат был в ужасе, но я знала, паника пройдёт. Он станет таким, как прежде - спокойным, уравновешенным и сильным Джедом, не прикладывающимся к бутылке алконавтом, а человеком. Я знала это потому, что теперь рядом была я. Та, кто прикроет его спину всегда и везде.
  Через два месяца Джеду вновь вернули его звание. Он был счастлив - отец бы им гордился, мама радовались, что не потеряла сына в пучине алкоголя, а я... я просто жила и привыкала к новой нелюбимой, но весьма неплохо оплачиваемой работе. Жизнь продолжалась, хотя простой и спокойной она уже никогда для меня не стала.
  
  Глава 1
  Я, позевывая, высыпала ложку сахара в чашку с кофе и протянула её Кристи. Девушка поблагодарила меня улыбкой и едва заметным кивком головы.
  Растворимый кофе - фу, да ещё и сладкий... вот извращенка. С другой стороны - каждому своё.
  Мы с ребятами сидели в штабе и ждали вызова от брата. Солнце уже село, а значит, скоро прибудет обещанное начальством пополнение, и начнётся дежурство.
  В группе, возглавляемой моим братом, нас сейчас всего шестеро. Два связиста - Кристи и Джон, оперативники: Сэм - отличный боец и снайпер, Джейк - хороший стрелок и специалист по взломам, я - лучший меч группы, но чаще просто медсестра, ну и, собственно, Джед. Кстати, зовут меня Моника. Моника Милтон: рост - 1,72, вес - 125 фунтов, возраст - 25 лет, группа крови вторая положительная, глаза серые, волосы средней длинны, русые. Можно Мики или Моми, как зовет меня старший брат.
  Помнится, когда я только попала сюда, с Кристиной мы поладили, она была рада, что теперь есть с кем обсудить чисто женские проблемы. Ребята же относились насторожено. Говорили, баба есть баба, но посмотрев, чего я стою, мнение изменили. Еще бы, сосунки, кого-кого, а меня с пеленок тренировали. И несмотря на то, что мускулы у меня никогда не выпирали, живой тростинкой я не была, и пушку, и нож в руках держать умела.
  Меч в стандартной экипировке был у каждого, да только благодаря многолетним тренировкам я махала им ловчее остальных. Группа это быстро признала и меня одобрила, приняв в команду на постоянных условиях.
  Кровососы, среди которых также временами обнаруживались нарушители общественного порядка, оказались чертовски живучими ребятами. Но к общей человеческой радости не совсем и бессмертными. Убить их можно было, отрубив голову, проткнув грудь посеребренным клинком или пару раз попав в сердце из пушки покрытой серебром пулей. Проворства упырям не занимать, но и в армии не черепахи служат, навыки - наше всё. И если стрелять может любой дурак, поди поищи специалиста-мечника, пули-то и в половину не так эффективны. Так что в команде я быстро прижилась.
  Ребята резались в карты и, пользуясь отсутствием капитана, попивали пивко из походной фляги. Они иногда такое проделывали, я не рассказывала брату. Дежурство ведь ещё не началось, а свободное время солдата - это его личное время. Да и зачем гадить неплохим ребятам, тем более, бутылка пива на четверых... От такого ведь даже не захмелеешь.
  А после последних новостей поднять настроение перед дежурством - дело священное.
  Я села на место второго связиста и проверила схему улиц патрулирования на сегодня. Как я и думала, добавили ещё один кусок Сохо. Ненавижу вампиров.
  После открытия кровавой синтетики, заменившей упырям человеческие глотки, в народе начали ходить слухи о неком наркотике, дающем простым людям силу и ловкость вампира, и, как последствия, не контролируемую агрессию в ущерб общественного имущества. Человек, всего раз попробовавший эту дрянь, жить без неё уже не мог, а смертность вокруг таких людей возрастала в разы. Так как, не смотря на огромную силу, неуязвимость не входила в разряд преимуществ этой химии. И ладно бы наркоманы мутузили только друг друга, но простые люди тоже страдали. Наше начальство слухи в расчет не брало. Ну, подумаешь наркотики, наркоманы, их же всегда до хрена было. Какое нормальным людям дело до утырков, желающих свести счеты с жизнью таким дорогостоящим способом?
  Мы с ребятами считали, что этот наркотик туфта на постном масле, просто кто-то из упырей продавал собственную кровь или, что вероятнее, добавлял её в наркоту, накручивая цену. Упыри же по телеку не раз кичились, что, мол, их кровь в состав серьезных антибиотиков входит. Так что наркотик - 'Капитан очевидность', их же упыриная кровушка.
  И вот жили мы, радовались, что проходит мимо весь этот геморрой. Да строили догадки, временами присмиряя особо резвых наркоманов. Наркота пусть силу и смелость им давала, да против серебряной пули без снейкскина* или усиленного защитного костюма, не попрешь.
  (*Для сноски: Снейкскин - придуманный автором комбинезон из мелких черных блестящих чешуек, напоминающий змеиную кожу. Особая ткань при направленном ударе уплотнялась и гасила атаку, распределяя повреждения на более широкий диаметр поверхности. Одежда из этой ткани защищала от выстрелов не хуже бронежилета. При некоторых условиях прострелить снейкскин все же можно, но пуля не уходит глубоко в тело и не разрывается).
  Лафа закончилась совсем недавно, когда один из таких бешеных наркоманов снес подчистую клуб одного из кровавых баронов, убив прорву людей, и подорвал с десяток кровососов.
  Правительство приняло решение, цитирую: "Составлять патрульные группы особой надёжности с целью выявления и раскрытия опасных для общества элементов."
  На деле же это значило, что по особому распоряжению практически во все человеческие патрульные группы 24 полка прибудет по пятерке кровососов и станет под руководство нынешнего кэпа.
  Неплохо, да, но всегда есть мать его треклятое - но! Площади патрулирования расширялись, теперь мы были обязаны обходить чёрную зону, мёртвый район. Часть Ист-Энда, окончательно вымершего после войны. Обратившегося в злачное место притонов, кровавых баров и любимого места обитания городских бомжей. Также добавились новые обязанности в частности обнаружении источника наркотика странного происхождения.
  После весьма подавляющей новости об упырином пополнении, дополнительные обязательства ребята восприняли философски, кроме всего, за информацию о наркотике и прочее, с ним связанное, обещали нехило платить.
  Джед ходил мрачнее тучи, еще бы, я-то знала, как он кровососов 'любит'. А ребята надеялись на особое доверие вышки и, если дело выгорит, то и на премиальные.
  Лично меня эта ситуация беспокоила. Складывалось впечатление, что кровососы, прикрываясь нарко-мифом, попросту хотели сильнее нас контролировать и использовать для неких своих целей. И в этом случае далеко не Джед будет командовать упырями, а скорее они Джедом. Братик наверняка подумывал о том же. А ещё, пополнение в команде означало переход на постоянный ночной режим патрулирования, и, как следствие, отказ от привычного в это время суток сна. Это удручало.
  - Настоящие вампиры, Мики! - прощебетала мне на ухо Кристина.
  - Они, наверное, симпатяги! Уродов не обращают. Жду не дождусь!
  Продолжение я не слушала, просто кивая в ответ на бесконечные излияния о её 'тайных' любовных фантазиях. Как объяснить такому человеку, что единственное твоё любовное приключение свершилось в средней школе, да и то во сне? Я тогда неделю ходила краснела, взгляд не могла поднять на приснившегося мне в весьма пикантном сне учителя истории. На этом любовные похождения Мики Милтон заканчивались.
  Отца моего в городке не столько уважали, сколько боялись, и парень, однажды рискнувший пригласить меня в кино, больше никогда со мной не заговаривал и даже смотреть боялся в мою сторону. В кино с ним я так и не сходила... Такой он был, мой папочка.
  - Джойи говорил, его бывшая была вампиршей. Ненасытная, как львица. Он её бросил ради меня, - девушка сделала паузу, чтобы посиять на меня своей белозубой улыбкой. - Он такой глупыш!
  Джой был ее бойфрендом уже третий месяц, небывалый срок для Кристи, надо сказать. Интуиция подсказывала, что парня пора начинать жалеть. Кристина уже почти упоминала его имя в прошедшем времени.
  Служебный телефон шумно завибрировал, слившись с общим вздохом, женским восторженным и мужским разочарованным. Трубку взял Сэм, наш признанный заместитель.
  - Лечебница на связи... Что? - здоровяк нахмурился, поджав губы. Нехороший признак. - На кой ляд?! Они зады поднять не могут сами? Посмотрим, посмотрим... Нет, сэр. Есть, сэр! Едем...
  Он отключился, заметно помрачнев. А вот это уже интересно. Сэм, которого, из себя-то вывести не так просто, швырнул мобилу. Телефон отскочил от голозадого плаката мисс плейбой какого-то там года и с вызовом шлепнулся аккурат на середину стола, разметав располовиненную колоду.
  - Собираемся и всей командой едем за кровососами. Они, видите ли, слишком нежные для того, чтобы прийти ножками!
  Ребята выругались, мы с Кристи молча направились на выход.
  - Как далеко? - уточнила я, садясь за руль.
  Водила я почти всегда, никто не возражал, а мне нравилось.
  - Сохо, 'Lifemoon'.
  Новый район патрулирования? Что ж, вполне ожидаемо.
  Наш штаб располагался в здании Кеннингтонского отделения полиции. И до зоны патрулирования отсюда не так-то и быстро добираться пешком.
  Официально информация о штабе не разглашалась. Вход у нас был свой, находился с обратной стороны участка, на втором этаже. С полисменами мы почти никогда не пересекались и в дела друг друга благоразумно не лезли.
  Во времена большого вампирского бардака полицейские сильно отгребли от общественных беспорядков, было несколько ночных нападений на участки. После чего власти и решили разместить поблизости военизированные группы 24 полка.
  Наша 6-я бригада делила этаж с - 9-й и 11-й. И за копами присматривали, и свои пожитки без надзора не оставляли. Правда теперь, когда вампиры войдут почти во все патрули двадцать четвертого полка, наши привычные смены наверняка изменятся. И кто, спрашивается, будет работать днем?
   - Что-то ещё? - просто на всякий случай уточнила я.
  Вытянуть из хмурого Сэма информацию - задача не простая. Но здоровяк почти никогда не психовал, не ворчал, чётко выполнял команды. Джед его ценил. А мне Сэм нравился за то, что единственный из всех парней в команде не пытался ко мне подкатывать. Кристи сказала - это из-за того, что он гей, но мне-то какое дело? Сэмюель Кленси был хорошим солдатом, и прикрывать себя я бы ему доверила.
  - Думаешь, подстава какая? - предположила я.
  Здоровяк кивнул.
  Джон застонал, подняв голову от планшета, опять в игру продул, отвлекся. Джейк сплюнул в окно.
  - С этими упырями по другому не бывает, - философски заметил связист, вырубая РПГ.
  - Права качать будут, - высказался хмурый Сэм. - Показывать, кто главный. Хотя... Может, и подстава.
  - Прорвемся, - я улыбнулась и, прикурив первую за эти сутки сигарету, завела двигатель.
  'Lifemoon' был расположен на окраине Сохо. Вампирские бары сидели тут буквально друг на друге, реже встречались казино и вот, звезда в ночи, бордель - частный клуб 'Lifemoon'.
  Кристи ходила сюда пару раз цеплять парней, всё надеялась подыскать себе вампира. За вход, по её словам, брали дороговато, а вот сама тусня была на уровне. Насколько помню по подробным рассказам, с упырем ей так ни разу и не повезло.
  Я кое-как пристроила фургон на забитой стоянке, вклинившись прямо перед черным ягуаром с тонированными стеклами.
  Не твой день, дружище! Водила разбираться не пожелал, порулил дальше.
  Пятеро военных в форменных снейкскинах, с нашивками и при оружии вызывали общий интерес.
  Я застегнула под горло змейку защитного комбинезона. Плотная чёрная ткань снейкскина облегала тело, как вторая кожа. Замедляла пули, и пробить её было не просто. Такие костюмы выдавались всем патрульным вместе с соответствующим оружием. В них было не холодно даже поздней осенью, а жара в подобной амуниции не ощущалась совершенно.
  Поговаривали, что снейкскины разрабатывали специально, чтобы защищать вампиров от солнца, якобы под этой тканью они могли не бояться солнечных лучей. Но материальчик оказался вполне пригоден и для простых людей.
  Затылок отозвался резкой болью, кто-то дернул меня за хвост. Волосы густой волной рассыпались по плечам. Обернулась, машинально хватаясь за рукоять меча.
  - Кристи! Какого черта ты делаешь?
  - Тебе так идёт больше, Мики, просто поверь! В этом месте принято веселиться, и, раз уж мы все равно сюда заскочили, можем совместить приятное с полезным и найти себе по парню.
  Она выразительно повела бровями, скаля идеально выбеленные зубы.
  Я выхватила из её рук кожаный ремешок, которым обычно стягивала волосы.
  - Мы на дежурстве! Все развлечения в свободное от работы время. Не вздумай отдаляться от группы. Имей в виду, прикрывать тебя перед братом не собираюсь.
  Теперь не удастся собрать волосы так, чтобы они не торчали во все стороны. Придется подождать с прической. Я откинула пряди волос назад, с наслаждением пропуская их между пальцами.
  Отец при своей жизни не разрешал мне носить длинные волосы. После его смерти я потратила море времени и усилий, чтобы отрастить свою шевелюру, и была вполне довольна результатом. Согласна, длинные волосы при моей работе - это непрактично, но я с ними казалась себе намного привлекательнее, и в выходные дни всегда их распускала.
  - Слушай, Мики, а ты просто конфетка, - протянул Джон, шаря глазами там, где шарить было не положено. - Нет, я и раньше это знал. Но чёрт! С распущенными волосами ты выглядишь как-то по-другому.
  - Плеточки не хватает, - прокомментировал Джейк.
  - Как однако меняют девушку распущенные волосы, - вставила Кристи, подкрашивая губы и не стесняясь при ребятах поправлять грудь.
  - Хватит! - сунула меч под нос снова открывшему было рот Джейку. - Ещё один свободный комментарий по поводу моей внешности, и получишь пинок под зад на тренировке. В спарринге я тебя завалю, сам знаешь, пыхти потом над своим авторитетом.
  - Хватит базарить, Джед ждёт! - Сэм отвлекся на телефонный звонок и не слышал нашего разговора. - Идём через главный.
  Толпа у входа, как и ожидалось, была против, грузный вышибала, судя по цвету кожи - вампир, также возражал.
  - Без приглашений никого не пускать, других распоряжений не поступало.
  Сэм навел на него Глок (Glock 18 - пистолет, подходит не каждому, правильное владение этим оружием требует специальной подготовки).
  - Слушай, друг, видишь этот значок? - Он ткнул пальцем в вшитый на груди слева символ черной летучей мыши на фоне красного солнца и голубого креста, перетекающего в меч. - Эмблема 24 полка UKSF. Это значит, что право зайти у меня есть. И право, и приглашение, и предписание. Нас ждут, и ошиваться здесь, пока ваше начальство не почешется, мы не будем!
  Вышибала медленно кивнул, включая на рации кнопку внутренней связи. Ага, вот и разобрались. А пафоса-то сколько было.
  - Вам разрешено войти, но без оружия.
  Просьбу мы проигнорировали, останавливать вышибала благоразумно не стал.
  В клубе сумасшедше гремела музыка. Бегающие по стенам, полу и потолку сине-зелено-красные блики придавали и без того нечеловеческой музыке особый психоделический оттенок. Толпы народу сновали по лестнице, пританцовывали у столиков-грибков и на танцполе в центре зала, вымощенном зеркальной плиткой.
  Шлюхи, похоже, местные ночные бабочки, облепили барную стойку, как мухи... эм, ну, понятно, что. Народу не было только на высокой террасе у дальней от выхода стены, видимо, зона Вип. Свет в той части клуба был сильнее приглушен, и никого из людей туда не пускала пара представительных ребят, кроме нас, единственных вооруженных людей.
  Молодая девушка - вампирша в совершенно неподходящей к общей обстановке клуба форме официантки, поджидавшая нас у самого входа, критично окинула взглядом группу. Как будто специально разыскав меня, упырица снисходительно улыбнулась. Можно подумать, это я тут расхаживала почти с голым задом в белом переднике с чепцом, а не она. Вот дрянь!
  - Мастер и ваш командир ждут, следуйте за мной.
  Кстати говоря, кроме нашей провожатой, вампиров я больше не заметила, хотя при таком освещении запросто можно было и обознаться.
  Мы прошли по залу и свернули в широкий коридор, выложенный чёрным камнем, с задрапированными красным бархатом колоннами в готическом стиле. В канделябровидных торшерах горели лампы, напоминавшие свечи. Мозговыносящая музыка здесь практически не ощущалась.
  - Миленько, - высказался Джон. - А что ты делаешь после работы, красавица?
  Девушка обернулась и, кокетливо подмигнув связисту, поманила его пальцем в широкий проход - арку за бархатной занавеской. Сэм положил руку на плечо Джона и нырнул в арку первым, мы пошли следом. Комната разительно отличалась от мрачной обстановки коридора. Шкафы с книгами, невысокий столик, диван чёрной кожи и пара кресел.
  - Располагайтесь. Мастер подойдёт через минуту.
  Кристи тут же плюхнулась в кресло, до неприличного расстегивая змейку снейкскина. Если бы не бюстгальтер, грудь бы вывалилась.
  В ответ на неодобрительный взгляд Сема она вздохнула, надув милые губки:
  - Тут так душно.
  Белые завитки её крашеных волос неплохо смотрелись на подрумяненной в солярии коже. Искусственная красота... Сколько же времени и сил на нее нужно. Нет, уж лучше то, что имеешь от природы - и практичней, и естественней.
  Ребята расселись на диване, я оперлась на книжный шкаф. Самая выгодная позиция для отстрела, в случае внезапного нападения можно будет нырнуть за полки.
  - Не нравится мне здесь.
  Сэм становился все мрачнее, и я его понимала. Не на своей территории - 100 процентов к нашей уязвимости перед вампирами. Но вслух сказала:
  - Не парься. Джед бы нас в ловушку не привёл.
  - Джед - нет. А эти твари запросто.
  Да... пополнение еще не подоспело, а мы их уже любим.
  - Сэм, не драматизируй. Мы не привыкли к излишней вежливости кро... вампиров. Но это не значит, что они не могут быть радушными хозяевами.
  В подтверждение моих слов вернулась знакомая вампирша с подносом фруктов и бутылкой. По цвету, похоже, бренди. Расставив бокалы, она ещё раз клыкасто улыбнулась и снова исчезла за бархатной занавеской.
  - Ну вот, об этом я и говорила.
  - Пойло! - Джейк, растерев гладко выбритую голову, потянулся за бутылкой.
  - Ты на дежурстве, солдат! - Сэм был непреклонен. - Никаких возлияний на работе.
  Парни только грустно слюну поглотали. А Кристи, довольная собой, умыкнула с тарелки румяный персик. И немного смущенная укоризненным взглядом Сэма с сочным хрустом вонзила в него зубы.
  Ждать пришлось недолго. Уверенные шаги послышались минуты две спустя. Пятеро. Ребята машинально вскочили, продвигая руки ближе к прикладам.
  Занавес отодвинулся, и в комнату вошли Джед с вампиром, похожим на нескладного подростка. Деловой костюм упыря под алую рубашку хоть и шился на заказ, не мог срыть угловатостей фигуры. За их спинами маячила тройка в снейкскинах с глубокими капюшонами, лиц толком не разглядишь. Наши новые коллеги, стало быть.
  Странно... мне казалось, их должно быть пятеро. В смысле, вампиров из нашего пополнения. В девятую группу точно пятерку направили.
  Подросток сверкнул жемчужными клыками, его желтые змеиные глаза прекрасно сочетались с меловыми волосами, собранными сзади в куцый хвост. В каком же возрасте его обратили? Выглядит как пятнадцатилетний мальчишка.
  - Какая приятная компания!
  Взгляд его скользнул по нашим 'рядам' и замер на мне, подмигнул, видимо, ожидая, что я покраснею. Не дождешься, кровосос, и взгляд не отведу! Вампир одобрительно хмыкнул. - Джед, признаться, когда его величество настоял допустить вас в святая святых, я возражал. Но, наведя справки, уже не смог отказать себе в удовольствии личного знакомства. Говорят, совсем недавно вам удалось задержать вампира. Это правда?
  Ну да, тот самый случай... Встреча с вампиром - молокососом, благодаря которой снова повысили Джеда. На самом деле, это была счастливая случайность, нам повезло. В тот день один из парней получил увольнительную, и тогдашний кэп распорядился поставить на его место моего брата, учтя его боевой опыт. Связистов всегда двое для страховки, но и один в состоянии прекрасно справиться с задачей, оперативники нужнее и ценнее. В общем, капитан решил дать моему братику возможность размяться. И очень удачно сложилось, что именно в этот день новообращенный вампир, распространявший кровавый жемчуг в одном из клубов, чем-то обидел девчушку наркоманку. Она устроила дебош, а мы, обходя участок, услышали шум и поспешили вмешаться.
  До нашего появления девчонка успела прикончить двоих случайных свидетелей. Церемониться, само собой, никто не стал, она получила пулю от Сэма. А вампир, с которым наркоманка выясняла отношения, попытался удрать. Мне удалось задержать его, я отбила несколько атак мечом, а Джед вовремя подоспел и полоснул парня по горлу. Крови вампир потерял много, но выжил, если так можно сказать о живом мертвеце.
  Джед с ребятами доставили агрессора в управление. Мне в тот вечер тоже прилетела пара ударов от упыря, и, вместо того, чтобы ехать с группой, пришлось плестись в травмпункт. Синяки, кстати, месяц сходили.
  Джеда приставили к награде и вернули нашивки капитана. А парня, бывшего кэпом до него, перевели в звании майора на более спокойную должность. Он семейный, давно об этом просил.
  Значит, говорит, что навел справки... Вот сукин сын! Кажется, мистер упырь ненавязчиво намекнул, что ему известно о нас все.
  - Да, бывало, - не без гордости заметил брат. - Мои люди: связисты Кристи и Джон, оперативники Сэм, Джейк, Мики. Мы послушно покивали.
  И, обращаясь уже к нам:
  - Это владелец клуба 'Lifemoon' Салли Джод.
  Вампир наиграно изогнул брови и обратился ко мне:
  - Вы оперативник? - я промолчала. Ненавижу дурацкие вопросы. - Я, конечно, знал, что в UKSF служат женщины, но думал, только на спокойных, неопасных должностях.
  На этой ноте он отвлекся, чтобы подмигнуть скучающей Кристине.
  - Вы же наводили справки, - не удержалась от шпильки я.
  Вампир развел руками, расплываясь в клыкастой улыбке.
  Интересно, а разговаривать такие гвозди во рту не мешают? Клыки вампира вроде бы стали длиннее.
  - Дорогая, вы меня раскусили! Хочу отметить, что в семье вашего брата я уверен. Но все же, так как вы будете работать в группе с нашими людьми... Позволите задать нескромный вопрос?
  Я настороженно кивнула. Очередная попытка позаигрывать?
  - Вы имеете какое-то отношение к охотникам?
  Неожиданно. Неужели не шутит? Он был предельно внимателен. Я слышала, что среди вампиров бывают личности с особыми способностями. Похоже, мистер Джод обладал талантом отличать правду от лжи. По крайней мере, смотрел он на меня так, будто собирался выяснить, насколько я буду с ним честна.
  - Охотникам? Видимо, вы имеете в виду охотников на вампиров?
  Вопрос казался незначительным лишь на первый взгляд. Такое подозрение - вещь весьма серьезная, тем более из уст вампира. Охотники - группа суеверных фанатиков, отморозков, единственная цель которых - убийство вампиров любой ценой.
  Когда заварилась каша со всем этим признанием вампиров частью общества, именно охотники возглавляли большую часть групп повстанческого ополчения, раздавали людям нелегальное оружие, боеприпасы и всячески поддерживали тех, кто выступал против воссоединения вампиров с людьми. Появились они так же внезапно, как и сами вампиры, будто из воздуха. Было подозрение, что это не просто группа людей, ненавидящих вампиров, а старая, как мир, организация. Такая же древняя, как и сами вампиры.
  Даже сейчас, когда упыри уже признаны частью общества во всем мире, охотники продолжают выступать против них, периодически сцепляясь с патрульными группами UKSF и даже вампирскими отрядами Блодханта. Охотников также подозревают в торговле оружием, наркотиками, работорговле и торговле органами. Эти ребята официально находятся вне закона во всех странах мира.
  Стоило дважды подумать, прежде чем бросаться подобными обвинениям. Будь на моем месте кто-то более обидчивый, мистера Джода не минула бы встреча с судебным приставом.
  Хозяин клуба 'Lifemoon' просто кивнул.
  - Если вы пригласили нас сюда с целью выяснить, есть ли в нашей группе сторонники движения, направленного на геноцид вампирского сообщества, вынуждена вас разочаровать. Фанатиков в UKSF не принимают. Никто из нашей группы не имеет отношения к охотникам, в том числе и я.
  Вампир сдержанно улыбнулся.
  - Вы должны меня простить. Женщина-оперативник - это очень странно, но я рад, что наши выводы оказались ошибочными. В качестве компенсации за мою бестактность предоставляю вам бессрочный абонемент на посещение клуба.
  Так. Это он ко мне подкатывает? Думает, раз вампир - значит неотразим. Самодовольнее мужчины может быть только мужчина с клыками.
  - Благодарю. Не думаю, что это понадобиться.
  - И все же. Сегодня же отдам распоряжения. Наши двери всегда открыты, и в баре найдется бесплатная выпивка для вас, милая Моника.
  Я что, на алкоголичку похожа? Все, он меня достал!
  На диване неловко заерзала Кристи. Хочет, чтобы и ей абонемент отстегнули? Ну уж нет, я клянчить не стану. Нечего нормальным девушкам делать в подобных заведениях. Пусть лучше разобидится, зато не будет на моей совести ее смерти.
  - Это очень мило с вашей стороны, мистер Джод. Я всегда была уверена, что на вампиров наговаривают, и просто выпить вы любите больше, чем приложиться к чьей-то шее. Вижу, не ошибалась.
  Плечи одного из вампиров за спиной главаря задрожали. Эти твари что - и шутки понимают?
  Лицо хозяина клуба помрачнело, губы поджались.
  - Да, совсем забыл, позвольте представить вам ваших коллег, - ловко съехал с темы Салли.
  Ну наконец-то! То, за чем, собственно, пришли.
  - Ваша команда, мистер Милтон, без сомнения не зря признана лучшей, и мы также подобрали для вас лучших из наших воинов.
  Троица высоких широкоплечих вампиров как по команде синхронно вышла вперёд, снимая чёрные капюшоны.
  Симпатяги. Первый вампир оказался седым и морщинистым, как лежалое яблоко. Серебристые длинные волосы стягивались на затылке в пучок. Брутальный чел с невыразительным тусклым взглядом, но фигура ладная, однозначно бывалый вояка.
  Второй - блондин, на вид около тридцати человеческих лет. С коротко стрижеными немного вьющимися волосами и ярко-зелеными глазами, тот самый, что смеялся. Он выглядел тоньше и изящнее. Такую фигуру обычно, как и титул, получают в наследство. И этот парень при жизни до смерти прокачивать себя не старался. Не было явных мускулов и внешней грубости, скорей пианист, чем военный. Интересно, что понесло его на службу в UKSF? Не силен, значит, башковит? Хотя, черт их знает, это же вампиры, у них все не как у людей.
  Третий выглядел ещё моложе, ему бы я не дала больше двадцати пяти. Смазливая мордашка и серые глаза. Светлые волосы, собранные сзади в хвост, казались почти пепельными. Он был хорошо сложен и до обращения, видно, неоднократно посещал спортзал. Еще один подмигиватель, похоже, это заразное.
  В общем и целом, все не так плохо, если они, конечно, будут слушаться.
  - Алекс, Эдуард и Томах.
  Как же мы вежливо умеем кивать, скоро мозоли заработаем. Салли, потирая руки, обратился к серьезному и немного хмурому Джеду.
  - Если будут проблемы, обращайтесь ко мне, а вашу маленькую неприятность мы обсудим в назначенное время.
  Неприятность? С каких это пор у Джеда проблемы, о которых я не знаю?! Хозяин 'Lifemoon' внимательно изучил мою реакцию. Ага, проверял, что мне известно, похоже, убедился, что я не знаю. Джед замялся, явно не хотел со мной делиться, а придется, братишка. Я нацепила на лицо вежливую улыбку и с радостью последовала за братом и вампирами. Кристи, грубо пихнув меня в бок, промчалась вперед. Обиделась. Все равно долго дуться не сможет, впечатлениями делиться ей с кем-то надо.
  Затормозив, я не заметила, как рядом нарисовался Салли. А вблизи он не казался таким уж маленьким, может на сантиметр - два всего меня ниже.
  - Это вам, милая, - я машинально взяла протянутую визитку. - Если что-то понадобится, что угодно, я ваш в любое время суток.
  Какой настырный тип. Но стоп, вампиров лучше не злить.
  Судебные иски, выдвигаемые кровососами, редко решаются в пользу простых смертных. И это в современном мире настолько устоявшийся факт, что люди обычно стараются решить вопрос полюбовно, пусть даже в ущерб своего материального достатка. Слышала, был прецедент, когда за оскорбление какой-то вампирской шишки у ответчика отсудили все имущество. А некоторых людей по решению суда даже забирали в долговое рабство, тоже, кстати, вполне прижившееся в современной Британии.
  Еще немного, и от улыбок мне начнет сводить лицо. Терпи, Мики!
  - Спасибо, мистер Джод, я учту.
  С удовольствием больше никогда тебя, утырок, не увижу.
  - Просто Салли...
  Услышала я почти над самым ухом, но, когда обернулась, никого уже не было. Чертовы вампиры!
  
  Глава 2
  Новые ребята оказались молчаливы и исполнительны, по крайней мере, на первый взгляд.
  С таким пополнением мы будем в два раза быстрее прочесывать доверенную территорию, зря я расстраивалась. Джон и Кристи настраивали оборудование в фургоне, проверяли связь.
  Обычно в машине дежурит только один связист, да и то не всегда, второй сидит в штабе. Сегодняшний день исключение, никто не хотел возвращаться на базу, только чтобы забросить Кристи. Строгих правил на этот счет не было, и Джед не возражал оставить на сегодня без присмотра нашу крепость.
   Я накинула поверх снейкскина спецбронежилет, проверила обойму своего Зауэра и прихватила винтовку.
  Броники не входили в обязательную амуницию. Сам снейкскин и так неплохо защищал от пуль. Только так, в спеце, мне сегодня почему-то было спокойнее.
  Вампиры от оружия и амуниции вежливо отказались, сославшись на пробный патруль. Мы с ребятами только с облегчением вздохнули. Кровососы и сами по себе оружие массового поражения, и неплохо бы к ним попривыкнуть прежде, чем дергать за чеку.
  Было решено, что со мной, Джедом и Джейком в патруль отправится пианист, с Сэмом Алекс и Томах.
  Неплохая идея разделить этих красавцев и посмотреть на послушание. Джед толковый капитан.
  Еще раз проверила амуницию и включила силовой шлем (Маленькая такая штучка на вороте снейкскина, при нажатии на которую вокруг головы образуется электромагнитная сфера, защищающая от осколков ударов и прочего. В идеале должно бы защищать и от пуль, но даже в понимании автора это уж совсем фантастика). Все, готова.
  А белобрысому хвостатому блондинчику, похоже, приглянулась Кристи. Надо проконтролировать, мало ли. Плотоядные взгляды, которыми он награждал ее тыл, нельзя было трактовать так уж однозначно.
  Обход начали со знакомой территории. По плану брата мы должны были обогнуть край мертвой зоны и, двигаясь друг другу навстречу, сойтись в центре, преодолев остаток пути вместе. Разумное решение, так мы наверстаем упущенное в клубе время. Мертвая территория не располагала к одиночным прогулкам, к тому же местом была незнакомым и слишком открытым для засады, нельзя сильно распыляться.
  - И что у тебя за проблема? - спросила я брата, когда мы прошли почти половину маршрута.
  Не выдержала скуки, да и любопытство заело. Тишина и покой начинали утомлять, даже ни одного дилера не встретили. Только шлюхи, простые и кровавые, да бродячие кошки. Последние, завидев пианиста, драпали даже не оглядываясь. Странный эффект эти ребята производят на животных. Ну, оно и правильно, мы бы тоже удрали, да где ты от них в наше время спрячешься? Чертовы упыри.
  Эдуард шел впереди, следом за ним плелся Джейк, мы с Джодом замыкали.
  Брат долго мялся, прежде чем ответить. Не то, чтобы у нас не было секретов друг от друга, но отец приучил все серьезные проблемы решать сообща.
  - Так получилось, - он отключил передатчик, я последовала его примеру. - Некоторое время назад я занял некоторую сумму денег, за карточный долг рассчитаться.
  Не так уж мой братец и пытался избежать разговора, как я ожидала. Внутри все похолодело. Только не у вампиров! Эти уроды долгов не прощали, забирая кредитующихся у них идиотов в бессрочное рабство. И то, что они потом с людьми делали...
  - Ты никогда не спрашивала, почему я ушел из армии... похоже, пришло время рассказать.
  Время пришло в тот миг, когда ты, братишка, в это встрял. Вслух я, разумеется, этого не сказала.
  - Дело в том, что тот, кто занял мне деньги, - продолжил Джед, - обещал простить долг, если я уйду из войск и вступлю в UKSF.
  Страх, замораживая кровь, путал мысли, но я постаралась, чтобы вопрос звучал как можно спокойнее.
  - Не простил?
  Брат помотал головой.
  - Все сложно. Тот парень был не вампиром, но деньги брал у них. Посредник, понимаешь?
  Я кивнула. О великий Летающий Макаронный Монстр *(Смотри Пастафарианство), и за что нам это?
  - Он поставил мне условие: я перевожусь в UKSF, а он прощает большую часть долга, меньшую-то я ему выплатил. Говорил, что из группы вербовки, и мои навыки ему приглянулись. Много времени прошло, я свою часть договора выполнил и расслабился, про задолженность ту и забыл. А он... В общем, только недавно выяснил, что после того, как мы с ним ударили по рукам, до упырей он не доехал. А эти вампиры теперь со всех его старых должников деньги собирают.
  Он остановился и поднял на меня встревоженный взгляд.
  - У него на меня был такой долг записан, что я, когда узнал, чуть пулю себе в лоб не пустил. И вот же сукин сын! Подставил как малолетнего мальчишку! В заднице я, Мики. Но хуже, что вас с матерью с собой потянуть могу.
  - И ты поперся к кровососам вымаливать прощение своего долга?!
  - А что мне оставалось?! Они должны знать, что этот парень меня подставил! Салли обещал посмотреть, что можно сделать.
  - А тебе не приходило в голову, что никому из упырей твои проблемы не интересны? Сколько ты должен?
  - Мики, нет. Это моя проблема, я с...
  - Ты правильно сказал, Джед, ты в заднице! - Внутри все кипело. - И как бы ты не выгораживал нас с мамой, мы уже в это втянуты. Дурья твоя башка! Сколько ты должен?!
  - Не хотелось бы вам мешать, но нас вызывает Кристи, - голос у Джейка был встревоженный.
  Рядом с ним, внимательно изучая нас, стоял пианист. Они все слышали! Зараза! Вспомнила, что мы с братом так и не включили связь в передатчиках. Врубила гарнитуру и чуть не оглохла.
  - Какого черта?! Джед, как слышишь?! Нужна подмога, восемнадцатый сектор, похоже на нападение фанатиков. Ребята пока справляются, но срочно нужна помощь! Повторяю...
  - Сколько их? - уверенный бас Джеда.
  Служебная гарнитура изначально настраивалась для многосторонней связи, мы могли и разговаривать, и слышать друг друга. Насколько я знала, у вампиров нечто подобное было уже в голове, по крайней мере, они между собой почти не разговаривали, а внешне это выглядело, будто клыкастые общаются жестами. Гарнитура затрещала, и Кристи пропала в потоке шипящих булькающих звуков.
  - Это Охотники, они всегда глушат сигнал связи.
  Я не сразу поняла, что говорит пианист. Приятный мягкий баритон, уверенный, с бархатными нотками. А ведь это, кажется, его первые слова за весь вечер. Может, этот парень ещё и певец?
  - Сколько их?
  - Думаю, человек двадцать вместе со снайперами, - он внимательно всматривался куда-то наверх. - Связисты вызвали подмогу, мы можем...
  - Снайперами?! - выдохнула я.
  Ответить он не успел, над головой засвистели пули, мы метнулись в переулок.
  Джед выстраивал маршрут на портативном планшете. Я вытащила у него один из пистолетов, передала вампиру, а винтовки нам и самим пригодятся. Справиться с Глоком (*Глок 18 - пистолет для спецподразделений) с непривычки сложно, но вампиры у нас вроде супермены, вот пусть и показывают класс с теми пушками, какие есть. Пианист выглянул из-за водосточной трубы, угол рядом с его головой снесло четырьмя выстрелами.
  - Два сверху, два прямо, один влево за баком.
  Чёрт, когда он их посчитать успел? Кивнул головой на проем, предлагает прикрыть.
   Стой, придурок! Я же не такая быстрая! Пришлось почти прыгать, чтобы успеть.
  Он пробежал в смежный переулок, снимая снайперов, я подцепила двоих. Выглянул, показал два пальца. Ага, один по-прежнему за мусорным баком. И, похоже, один - подмога, не могла же я промахнуться. Выглянула, прицелилась. Черт! Не попала.
  Позади послышались выстрелы, Джед с Джейком держали оборону тыла, выстрелы со стороны противников редели. Я им, видимо, была не нужна.
  Снова повернулась к пианисту и похолодела. Вампир исчез. Куда он делся?!
  Джейкоб оббежал меня, спрятался за баком, придерживая снейкскин на плече. Вот черт, у атакующих - разрывные пули. Обычной его не пробьешь.
  С моей стороны больше не стреляли, я выглянула из-за угла - никого.
  Воздух пах металлом и жженным порохом.
  В отдалении послышался сдавленный крик и хруст. Прицелилась в нарисовавшуюся прямо по курсу фигуру, но сообразила быстрее, чем нажала курок.
  Не спеша, к нам направлялся наш вампир, Эдуард.
  - Снял всех снайперов. Связь должна появиться. Двое сбежали, разделились, направление восток и запад. Если хотите их поймать, предлагаю разбиться на пары.
  Передатчик забулькал, и визгливый голос Кристи сообщил:
  - Ребята справились. Подмоге дала отбой, вызвала отдел зачистки. Сэм немного ранен в руку...
  - Что!? Да ссадина просто! - вклинился густой бас нашего здоровяка.
  - ...нападавших было семеро. Трое мертвы, три ранены, один сбежал. Двигаются на северо-запад. Джед, как слышно? Повторяю...
  - Нормально, Кристи. Подбери Сэма и раненых, потом дуйте сюда, Джейка тоже задело. Томаху и Алексу продолжать преследование. Сообщи смежной группе, пусть подстрахуют и перехватят гада, когда уйдет из нашей зоны. Немедленно доложи, если что-то изменится.
  - Капитан, они уходят. Я предлагаю разбиться на пары... - снова встрял блондин.
  - Мики, займись Джейком. Не высовывайся, сообщи координаты Джону, где вас забрать. Пошли, Эд.
  Вампир губки-то поджал. Изумрудные глаза нехорошо сверкнули, но он только задрал нос и мелодично пропел:
  - Да, капитан.
  Молодец, умеет промолчать, когда нужно. Может, и будет толк от нашего сотрудничества.
  Рука Джейка сильно кровоточила. Быстро перетянув предплечье, нацепила сверху дезинфицирующий стягивающий пластырь. Если пуля действительно разрывная, в ране могли остаться осколки.
  В такие патроны добавлялись специальные вещества, обостряющие кровопотерю. Без соответствующих лекарств человек, получивший ранение, мог запросто истечь кровью от единственной ссадины. Кто бы на нас не напал, они знали, какое оружие может пробить профессиональные снейкскины. Не похоже на простых ополченцев.
  Эдуард сказал, это охотники, но зачем мы им? Они не были мирными ребятами, но в работу патрульной службы и военных формирований вмешивались крайне редко. Предпочитали отслеживать и убивать одиночек-вампиров. Официально мы с ними воевали, реально предпочитали не ворошить осиное гнездо без надобности.
  Может, это у охотников такой способ протеста против решения UKSF использовать вампирский контингент в составе человеческих групп?
  - Хреновая рана, - сцепив зубы, прошипел Джейк.
  - Да. Была бы Кристи упырем, нашла бы нас по запаху.
  В передатчике прошуршал довольный смешок.
  - Это дело поправимое, - с придыханием мурлыкнула связистка.
  - Не смешно. Джед, ты там как?
  Переговорное устройство снова ответило голосом Кристины:
  - Боишься за кэпа? С чего бы?
  Джед молчал, наверное, занят. Я вздохнула, приваливаясь спиной к стене. Адреналин схлынул, и я поняла, что сидим мы в едва ли не самой вонючей подворотне мертвого района. Вернусь на базу, в душе час просижу.
  - Не сомневаюсь, он взрослый мальчик. Да только не к добру нам эта упыриная братия привалила. Первый рейд - и такой обстрел.
  Джейк засмеялся, почесав действующей рукой трехдневную щетину.
  - Ну, Мик, не думал, что ты такая суеверная.
  Я встала, обтрусила колени и сделала то, чего никогда не делала прежде. Сделала то, что нормальному солдату с опытом и послужным списком даже в голову не придет. Я повернулась спиной к улице!
  - Просто смотрю в глаза фактам.
  Прилетевшая в спину пуля швырнула меня вперед, роняя на колени. Вашу ж мать! Как больно!
  Я перекатилась, выхватывая пистолет, и посылая два выстрела наугад.
  Джейк помог, подтянув меня ближе за массивную громадину мусорного бака.
  - Что там у вас?! Ребята!
  Джед. Все-таки ответил.
  - Кто-то стрелял! Крис! Джед! - шептал Джейк, но было поздно, передатчик затрещал и умер. Снова.
  Боль ослепила. Как же мне повезло, что я надела поверх снейкскина бронежилет. Иначе уже бы захлебнулась собственной кровью, если бы, конечно, не умерла мгновенно от прицельного выстрела в позвоночник.
  Рядом щелкнул приклад, блеснул в тусклом свете недоразбитого фонаря острый меч. Очнувшись от ноющей боли в спине, я поняла, что смотрю прямо в дуло девятьсот девятого Ремингтона *(Ремингтон 870 - Основной боевой дробовик SAS. С поправкой лет на двадцать в будущее, автор нафантазировал его 909 модификацию). Просто сказочно!
  - Бросай пушку, зая. И не вздумай дергаться.
  Насмешливый молодой голос. Я попалась какому-то сосунку!
  Бросила. А куда деваться? Джейк злобно выматерился, но Кольт и винтовку отдал. А потом, под пристальным надзором пленителей, помог мне отстегнуть от пояса меч и нож. Хорошо меня приложило, руки до сих пор с трудом слушались.
  Напавших оказалось трое. Молодые, высокие, крепко сбитые. Все в снейкскинах, только, в отличие от нас, без нашивок UKSF. С нехилым огнестрельным оружием, и у каждого по два посеребренных клинка на поясе. С сосунками я поторопилась, ребята - профи.
  Сильная рука сорвала передатчик и грубо сжала предплечье, буквально вздергивая меня на ноги. Пришлось сцепить зубы, чтобы не застонать. Второй рукой мужчина грубо схватил меня за челюсть.
  - Патрик будет доволен уловом.
  - Мужик ранен. Пристрелить? - будничным тоном, от которого у меня внутри все похолодело, поинтересовался другой солдат.
  - Нет, - ответил главарь, заламывая мне руку и обвивая запястья холодным металлом наручников.
  Было бы вас, уроды, хотя бы двое... Но Кристи ведь поняла... наверняка поняла... Подмоги ждать уже недолго.
  - Прихватим, вдруг не сдохнет, пока на базу вернемся.
  Где-то близко затрещал передатчик. Замыкающий из тройки, все это время пасший пустую улицу, отвлекся. Отлично, мой шанс... Однако воспользоваться им я не успела.
  Два хлопка. Сверху спрыгнула черная тень. Только краем глаза я заметила, как из ножен дальнего падающего на асфальт солдата, выскользнули посеребренные клинки. Мечи вспыхнули, отражая свет фонаря и в мгновение разошлись крестом на шее следующего противника. Голова, как брошенный на землю кочан капусты, с глухим стуком покатилась мне под ноги.
  Я понятливая, дважды предлагать не надо. Джейк пнул главаря в колено, солдат взвыл от боли, выпуская мои руки. Я в развороте едва увернулась от выхваченного им ножа, отпрыгнула, уже понимая, что больше атаки не будет. Мужчина выплюнул в мою сторону кровавый фонтан и медленно осел на землю. За его спиной, с двумя обагренными кровью серебреными лезвиями в руках, стоял невозмутимый пианист.
  Из-за угла вынырнули еще две тени. Алекс и Томах появились так же беззвучно, как и Эдуард. И намного более шумно на дорогу выбежал взмыленный Джед.
  - Мики!
  - Все в норме, - как можно спокойнее ответила я.
  За неимением лучшего занятия братишка тут же напустился на пианиста.
  - Ты, мать твою! Сказал, что всех снял!
  - Да, - невозмутимо ответил Эдуард. - Это их подмога.
  - Да ладно вам! - примирительно похлопала брата по плечу уже освобожденными руками. - Больше не оплошаем.
  Джед поджал губы, но спорить не стал, обратившись к вампиру уже совсем в другом тоне.
  - Сколько их было?
  - Этих? Снял двенадцать, включая эту тройку.
  Алекс замялся и как-то очень виновато посмотрел на пианиста:
  - Восемь.
  - Пять, - явно разочаровано выдохнул Томах.
  Люди потрясенно смотрели на вампиров и понимали - упыри не шутят!
  Уделать четверть сотни... Это вам не пакет орешков съесть! Наши вампиры действительно были профессионалы. Один пианист завалил двенадцать человек! Мама моя родная, где он учился!? Они чудовища, созданные убивать, но не десятками же! Что не говори, а людям до вампиров далеко, это правда.
  - Больше тридцати трупов за ночь, - Джед взъерошил волосы.
  Я подняла глаза на Эдуарда и не смогла сдержать внутренней дрожи, осознав, что все это время вампир смотрел на меня. Нет, черт, только не говорите, что они читают мысли!
  - Выхода не было. Они получили приказ действовать на поражение. Если бы не Моника, им бы и в голову не пришло оставлять вас в живых.
  Я вспомнила отстраненный вопрос одного из нападавших. Он так легко говорил об убийстве Джейка. Да и мне выстрелили в спину, чтобы уж наверняка, и только потом, когда пришли проверить, стрелять уже не спешили.
  - Да и с теми, что взяли в плен, говорить бесполезно, - подал голос Алекс. - Это же Охотники.
  Джед хмыкнул, но оставил реплику вампира без комментария. Вообще, ребята заметно приуныли.
  Братишка приложил руку к уху, выслушивая доклад Джона.
  - Идем, - хмуро буркнул он Джейку. - Мики, сама идти сможешь?
  По лицу брата становилось ясно, что лучше бы я ответила - нет. А вот шиш!
  - Вполне.
  И спасибо бронежилету.
  Уже сделав несколько шагов, я остановилась, услышав позади металлический лязг.
  Это Эдуард бросил на землю посеребренные мечи. Все это время вампир держал их в руках.
  У таких клинков, сделанных специально для людей, рукоять обтягивалась тканью с серебряной нитью, чтобы их не мог использовать враг. Форменные перчатки без пальцев не защищали вампира от ожогов серебра. На ладонях пианиста, должно быть, не осталось живого места.
  Надо было подойти и сказать ему спасибо за спасение, поинтересоваться, чем перевязать руки, вот только страшно было. До чертиков страшно.
  Заметив мой пристальный взгляд, вампир усмехнулся. Я сглотнула, отвернулась и, сделав вид, что ничего не увидела, потрусила догонять Джеда.
  До конца дежурства оставалось ещё два часа, почти три до рассвета. Но из-за ранения Сэма и Джейка, да и моей спины, Джед решил вернуться в штаб раньше. Доложить начальству о невыполненном задании. Пусть лучше выговор объявят, чем перестреляют нас, как куропаток. Ночка и так выдалась не из легких.
  Брат не стал заморачиваться, отправив в главное управление Алекса с отчётом и пленными. Люди слишком устали для волокиты, а вампира и отпустят быстрее, скоро ведь светать начнет.
  Меня и Сэма медики отпустили сразу, выдав мазь от синяков и ссадин. А вот Джейку настоятельно рекомендовали пару дней отлежаться до восстановления двигательных функций.
  В штабе вампирам выделили отдельную комнату, благо, нас было немного, и пара комнат всегда пустовали. Там они и закрылись, милостиво позволив всем остальным просто расслабиться. Ребята потягивали пиво и делились впечатлениями, а мы с Кристи сбежали в душ. Ничто так не поднимает настроение после тяжелой ночи, как большое количество горячей воды и чашка крепкого кофе.
  Кристина просто пылала жаждой подробностей сегодняшней перестрелки и, подобрев после кофе, я рассказала все на чистоту.
  - А он опасный, оказывается, а с виду изящный, и такой... ну... спокойный очень, - высказалась связистка, выползая из душевой кабинки, где, похоже, как следует обдумала наш разговор.
  Заметив мой критичный взгляд, девушка неправильно его истолковала.
  - Мне-то все равно больше Томах нравится. Такой лапочка! Предложил сходить с ним послезавтра в клуб. Обещал показать много интересного.
  Последняя фраза была сказано с особой придыхательной интонацией.
  - Рада за тебя, - отмахнулась я, досушивая волосы.
  Кристина пожала плечиками и упорхнула.
  Голову тут она никогда не мыла, опасаясь подпортить макияж. Будто бы наведение штукатурки на физиономию того стоит.
  Зато я приду домой уже чистой и сразу завалюсь в постель, дрыхнуть до самого обеда.
  Когда я вернулась в общую комнату, Кристина счастливо ворковала с образовавшимся здесь Томахом. Свобода! Сегодня связистка своими вопросами меня таки допекла.
  А кровопийцы, значит, выползли из своей комнатушки. Ну да, ведь скоро рассвет, пора по норам.
  Сэм и брат играли в покер на мелочь. Джед, похоже, как всегда проигрывал, но среди своих не страшно, даже полезно.
  Пошарив в общем холодильнике, разыскала только просроченный йогурт, с сожалением отправила его в мусорное ведро и снова заварила кофе. В пачке еще осталась пара сигарет.
  Весенняя ночь была сырой и прохладной. То, что нужно. Еще влажноватые волосы приятно выхолаживал ветер.
  Отхлебнула кофе, затянулась сигаретой и почти заурчала от удовольствия.
  - Ты ведь знаешь, что от этого умирают?
  Едва не сработал рефлекс - бросить все и выхватить пистолет. Если бы не голос. Эти интонации западали в душу, цепляя в ней незримые тонкие струны.
  Ниже по лестнице, облокотившись о стену, в густой тени стоял пианист. Яркие зеленые глаза светились в темноте, как у кошки.
  - Прости, я думал, ты меня видела.
  Я сделала глоток кофе, снова пытаясь расслабиться.
  - Жизнь вообще штука смертельная, это не значит, что от нее надо отказаться.
  Он тихо рассмеялся и поднялся ко мне на площадку. Взял предложенную сигарету, затянулся. Оказывается, вампиры тоже курят. Я скосила глаза на ладони вампира, ни следа от ран, все затянулось. Просто невероятно!
  - В каждом движении и даже взгляде - 'Ненавижу'. Но за что? За что ты так не любишь нас, Моник?
  На его спокойном, приятном лице играла улыбка. Он был в одной белой футболке, джинсах и кроссовках. Как обычный парень, только одно известное 'но'. Зеленые глаза хищно отражали скудный свет ночных фонарей.
  - А за что мне вас любить, Эдуард? Мы на постоянном военном положении, живем, как на пороховой бочке. Война закончилась, но посмотри, как изменилась Британия. Одни руины, и с каждым годом их все больше. Люди уезжают, бросают дома. Страх сильнее их патриотических чувств. Всем хочется жить.
  - Страх? Неужели и бесстрашная Моника Милтон кого-то боится?
  Я промолчала. Правда была в том, что боялась, боялась до дрожи, но никому не призналась бы в этом, даже себе самой. Он хмыкнул.
  - Ты бы не боялся тех, кто питается такими, как ты?
  В улыбке показались клыки, он издевательски причмокнул. Еще бы облизнулся, сукин сын!
  - Ну, ты могла бы бросить все и поступить как все нормальные люди, - светящиеся в полумраке глаза прищурились. - Или тебе это нравится. А? Нравиться убивать таких, как я?
  - Моя семья тут, и они никогда не оставят Британию, а я не оставлю их. Кроме того, нас братом нельзя назвать нормальными даже с большой натяжкой.
  Боже... и зачем я говорю это ему?
  - И поэтому ты стала военной? Из-за своей... ненормальности?
  Так, похоже, продолжается допрос на тему принадлежности к экстремистам. Я вздохнула и допила остывший кофе, отправляя пластиковый стаканчик полетать в ночи.
  - Я думала, мы прояснили ситуацию еще в клубе. Ведь вы, ребята, вроде бы чувствуете ложь?
  - Не все. Ты не охотница, я знаю. Я спросил не по тому, что не верю, мне просто интересно.
  Просто интересно? Ну что ж.
  - А как на счет тебя? Ответ за ответ.
  Он затянулся сигаретой, выпуская круглое облачко дыма. Бублик взлетел ввысь, растворяясь во влажном ночном воздухе.
  - Идет. Спрашивай.
  - Почему нас вызвали в клуб, вместо того чтобы направить вас на базу? В число скольких ночных патрулей теперь будут входить вампиры? Зачем вашим шишкам это нужно?
  - Ого, три суровых вопроса. Я-то думал, ты жаждешь узнать что-то обо мне, - он почесал кончик носа и снова клыкасто улыбнулся.
  - Отвечай, мы договорились.
  Вампир сокрушенно помотал головой.
  - На свою территорию пригласили проверить тебя. Салли сказал правду. Симпатичная женщина среди военных, нетипично. Мы, видишь ли, в отличие от вашего правительства, заботимся о безопасности своих служащих. Охотники не брезгуют ничем в попытке добраться до нас.
  На остальные вопросы мог бы не отвечать, но я тебе доверяю, поэтому скажу. Вампиры войдут в состав всех ночных патрулей, дежурящих в районах Сохо и поблизости. Именно тут распространяется наркотик. Нам выгодно обнаружить и источник наркотика, и его производителей как можно раньше. Ведь вампиры владеют всеми крупными фармацевтическими лабораториями. Кто-то может решить, что его распространяем мы. А наши отношения с людьми и так весьма неустойчивы. Моя очередь. Так почему военные? Так ненавидишь вампиров?
  Я фыркнула и выкинула дотлевшую сигарету.
  - Так решил мой отец. Наше с братом мнение не учитывалось.
  - Сурово. А как же карьера медсестры?
  Мое досье что, вся бригада читала?!
  - Это компромисс, на который пошли мы с отцом. После того как он умер, Джед стал работать в UKSF, а я решила быть поближе к брату.
  - Семья - это все?
  - И страна. Отец не учил нас жить ради чего-то большего.
  - Типичный солдат до мозга костей. И военная карьера - это все, о чем ты теперь мечтаешь?
  - Это уже четвёртый вопрос.
  - Ну-у... можешь спросить меня о чем-нибудь ещё, - милостиво предложил вампир.
  Я задумалась. Что еще важного я могла из него вытянуть?
  - Сколько тебе... вам лет?
  Улыбка Эдуарда погасла.
  - В наших рядах такие вопросы считаются не совсем приличными. А врать тебе я не хочу.
  - Да брось! Вам на троих не может быть больше двухсот.
  Он закусил нижнюю губу и помотал головой.
  - Прости.
  - В таком случае допрос окончен.
  Я развернулась, чтобы уйти.
  - Моника, хотел бы дать тебе бесценный совет.
  - Совет?
  Предложение звучало странно. Любопытство оказалась сильнее желания сбежать не оглядываясь.
  - Твой брат играет в опасные игры, - прошептал вампир, делая шаг ко мне.
  При упоминании брата я дернулась. Ну да, конечно. Эдуард же вампир, у него обостренный слух, он слышал наш с Джедом разговор.
  - Он не должен соглашаться на предложение Салли, иначе у твоей семьи будут крупные неприятности.
  Его голос упал до тихого шепота. Он подошел совсем близко.
  - Не предупредить просто не могу. Не связывайтесь с Салли. И никому не говори про этот разговор. Если узнают, по головке меня не погладят. Понимаешь?
  Я кивнула. Черт, а он правда симпатяга... и голос, приятный до дрожи.
  Стоп. Это на меня так вампирские чары действуют? Дышать стало трудно. Да что со мной?! Может, тут просто жарко?
  Внезапно нависавшее надо мной лицо окаменело. Вот он улыбался, а в следующий момент ни намека, ни тени улыбки. Из-под верхней губы вампира скользнули длинные, острые клыки.
  На бледном лице промелькнула смесь злости и раздражения, ноздри затрепетали. Эдуард резко оглянулся на двери нашей базы и, зло сощурившись, процедил сквозь зубы:
  - Кровь...
  Следующие слова были сказаны не на английском и больше походили на ругательство. Он метнулся в штаб, я побежала за ним, едва успевая.
  Распахнув двери в душевую, Эдуард зашипел. Я обомлела.
  Томах держал на руках полуобнаженную Кристину и пил ее кровь! Оторвался он только при моем вскрике.
  Не думайте, я не слабонервная. Но получилось как-то само. Я бы и не поняла, что кричала именно я, если бы Томах не наградил меня вожделенным взором, оторвавшись от шеи Кристи. Девушка блаженно отстранилась от вампира, обвисая на его руках. А он, будто не замечая гнева Эдуарда, широко и мерзко улыбнулся мне.
  - Под трибунал тебя отправлю! - голос пианиста звучал как раскат грома.
  - Шипишь, граф? А ведь и сам бы не отказался, - заржал Томах и подмигнул мне.
  - Молчать! Как ты... мог?!
  Кровосос пожал плечами.
  - Она была не против.
  В душевую вбежали Джед с Семом, защелкали приклады. Кристи застонала.
  - Положи ее на пол и отойди к стене, - голос Джеда дрогнул. Проклятье! Он тоже боялся их, боялся так, что не мог этого скрыть.
  Томах улыбнулся и медленно опустил бессознательную Кристину на выложенный плиткой пол.
  - Теперь отойди к стене, и руки за спину.
  И что дальше? Кто-то из нас наденет на него наручники? Отвезет в центральное управление?
  В наступившей тишине голос Эдуарда звучал неожиданно громко. Ни намека на жалость, ни грамма мягкости. Чистый метал. Вот и ответ еще на один вопрос. Да, у этой группы был лидер и, похоже, он уже пытался командовать не только упырями.
  - Капитан. Позволите мне? За то, что он сделал, его ждет суровое наказание. Нарушение прямого приказа карается публичным позором и жесткими материальными ограничениями.
  Томах помрачнел. Джед замялся, соглашаться с вампиром ему не хотелось.
  - По инструкции мы должны направить его в управление.
  - Разумеется, он не избежит этого. Позвольте мне поехать с кем-то из ваших людей.
  Похоже, брат был слишком зол, чтобы видеть очевидное, другого выхода в данной ситуации не было. Любого из нас вампир порвет не напрягаясь.
  - Чтобы ты тоже позавтракал кем-то из моих людей?
  Эдуард перенес это заявление спокойно.
  - Вы командир, я просто предложил свои услуги.
  Мелкие капельки пота покрывали шею брата. Ему было трудно.
  - Я поеду с вами.
  - Мики?!
  Выдавила из себя ободряющую улыбку. Все будет в ажуре, братик, уж кто-кто, а я церемонится с упырями не буду.
  - Кто угодно, только не ты!
  - Джед, я справлюсь, просто поверь.
  Брат задумчиво перевел взгляд с Эдуарда на Томаха и кивнул.
  Черт, а ведь так хотелось домой и спать!
  Пока ребята упаковывали белобрысого упыря в фургон, я привела в чувство Кристи. Кровопотеря была не сильной, рана не страшной, и девушка искренне переживала за судьбу Томаха. Чтоб он сдох!
  Она действительно разрешила ему себя укусить, глупая дурочка. Теперь будет нервничать из-за собственного идиотизма. Я пообещала похлопотать за вампира и поспешно удрала смывать с рук кровь, сопли и слезы. На это у меня ушло времени даже больше, чем на саму Кристину.
  Эдуард уже занял место водителя, я не возражала. До рассвета осталось меньше часа, нужно было поторопиться.
  Томах в наручниках сидел тихо, удрученно опустив голову. И только в ответ на мой нескромный взгляд, подмигнул. Как же это раздражает!
  - Что его ждет?
  Эдуард был хмур и бледен.
  - Суд отца.
  Помотал головой, исправился.
  - Суд короля города. Со службы его спишут. Джед доложил в управление. Нас уже ждут.
  Я кивнула.
  - Кристи берет всю вину на себя. Она сглупила...
  - Это не отменяет проступка! Ему дали прямой приказ.
  Он злился. Значит, жалость вызывает в нем злость и презрение? Странно.
  - Она просто просила передать, возможно, это облегчит его участь.
  Вампир внимательно посмотрел на меня, до мельчайших деталей изучая лицо. Немного успокоился и отвернулся. Томах на заднем сидении засмеялся.
  - Eifersüchtig? (Ревнуешь? (нем.))
  - Halt die Klappe. (Заткнись (нем.))
  Ни слова не поняв, я решила просто не заморачиваться. Всю дальнейшую дорогу мы молчали.
  
  Глава 3
  Разбудил меня настойчивый звонок мобильника. Некто набирал мой номер уже в третий раз.
  Я с трудом нашла в себе силы открыть глаза.
  Ночь была тяжелой и закончилась для меня только в начале восьмого. После управления, где меня опросили и обсмотрели со всех сторон, записывая показания очевидца-свидетеля, и мать его еще знает кого, пришлось ехать в больницу к Кристи. Вместе с одним из представителей UKSF, чтобы снять ещё и её показания.
  Эдуард и Томах отбыли почти сразу, и какого черта было так долго мурыжить в управлении меня - загадка века. С Кристи мы также провели пару незабываемых часов. Возможно, дело бы шло быстрее, если бы она не срывалась на периодические жалостливые вздохи и стенания. Но такова была наша связистка и, возвращаясь домой, я едва не уснула в такси.
  Честно говоря, жила я недалеко от больницы, но под утро идти домой уже просто поленилась. И вот теперь мобильный, чтоб его! Мерзкую какофонию дополнил стук в дверь.
  - Милая, тебе кто-то звонит. Мики, ты спишь?
  - Уже нет, - сонно простонала я, пытаясь продрать глаза и ответить-таки настырному звонителю.
  Из-за двери послышались удаляющиеся шаги мамы. Номер оказался незнакомый, наверняка кто-то из управления. Дайте-ка угадаю, забыли разузнать у меня некие "детали"? Я вздохнула и нажала на связь.
  - Мики Милтон слушает.
  - Как приятно слышать ваш голос!
  Я чуть не выронила телефон.
  - Мистер Джод?!
  Вампир рассмеялся.
  - Ну я же просил, просто Салли!
  Вот холера, какого лешего тебе надо, упырь? Вслух произнесла:
  - Неожиданный звонок, чем обязана?
  - Думаю, вам нужно это знать, милая.
  Я заскрипела зубами на столь фамильярное обращение, но смолчала.
  - Ваш брат задолжал моим знакомым приличную сумму денег.
  Он выждал минуту, но, не дождавшись вопроса, продолжил:
  - Вы знали?
  - Возможно.
  - Что ж, тем лучше. Мне кажется, его положение совсем не так безнадежно, как он описал и, возможно, я попробую ему помочь. Но я хотел бы предварительно обсудить этот вопрос с вами. Когда мы смогли бы встретиться?
  - Сегодня я буду занята, дежурство. Завтра ночью вас устроит?
  Короткий смешок и снисходительное:
  - Жду вас завра ночью, в любое удобное для вас время, Моника.
  - Всего доброго.
  Трубка ответила короткими гудками. Я откинулась назад на подушки и, уже вновь засыпая, подумала, что надо будет попросить у Кристи платье.
  ***
  
  По просьбе Джона я приехала на базу ещё до заката. Сегодня Кристи взяла больничный, а ему нужна была помощь при проверке аппаратуры. Ерунда, конечно, однако после вчерашней стычки не стоит пренебрегать подобным.
  В качественном передатчике связи стоит система, препятствующая глушению сигнала. И то, что вчера защита канала передачи не сработала, может говорить о недостаточной мощности или о мелких поломках в системе.
  Вампиры Эдуард и Алекс (сегодня они были вдвоем) появились уже через полчаса после заката. Пианист был весел и приветливо кивнул мне. Приятный парень, хоть и вампир. Алекс, как и прежде, безразлично проигнорировал.
  Сегодня они запаслись амуницией. Метательные кинжалы, пистолеты и короткие мечи внушали уважение. И как их не ломает от такой тяжести?
  Ещё через час приехали подзашитый Джейк, Сэм и хмурый Джед.
  Домой брат сегодня даже не заезжал, видимо, были причины. Подловив момент, когда он пойдет делать себе кофе, я прикрыла двери в кухню. Надеюсь, вампиры достаточно деликатны, чтобы сделать вид, будто бы ничего не слышали.
  - Что-то произошло? - без обиняков начала я.
  - С чего ты взяла?
  Я только глаза закатила, ну, конечно, корчи из себя святую невинность.
  - Джед, я знаю тебя всю жизнь. Скажи, ты хоть раз смог мне соврать?
  Брат налил в кофе сливки.
  - Я не хочу это обсуждать. Все сложно, Моми. И это... мои проблемы, с которыми я вполне справлюсь. Извини.
  Поводы для беспокойства множились, как грибы после дождя. Ну, утром точно все выясню, не вывернется.
  Сверившись с часами, он деловито выстраивал маршрут на планшете. Игнорирует меня, ну-ну. Интересно, этот упырь-подросток звонил и ему? Или, может, имела место личная встреча?
  - Сегодня патрули три по три. Джейк, ты как? Еще можешь взять больничный.
  - И оставить все удовольствие вам? Не дождетесь!
  Наш качек щеголял забинтованным предплечьем, но рана была несерьезная, а кровопотеря некритична. Вот уж кто точно свою работу любит. Хотя с его горой мускулов и избытком тестостерона разрядка была необходима.
  - Сэм?
  - Порядок кэп, потяну, - ответил здоровяк.
  Брат оптимистично улыбнулся мне.
  - Группы по три. Два человека, один вампир. Алекс, сегодня ты со мной и Мики. Эдуард с Сэмом и Джейком.
  Алекс бросил неуверенный взгляд на пианиста. Эдуард спорить не стал. Хороший мальчик.
  Рабочая ночь началась, и, любуясь пессимизмом брата и бараньей покорностью вампиров, я не могла избавиться от нехорошего предчувствия. Нельзя расслабляться, знала. Только не сегодня.
  Джон поначалу пытался поболтать со мной по гарнитуре, но вскоре успокоился и отстал, оценив полное безразличие к беседе с моей стороны. Бедолага, скучновато ему без Кристи.
  Алекс не оставил нам форы, как вчера Эдуард, и плелся с нами наравне. Пару раз поймав на себе его задумчивый взгляд, я начала раздражаться. А на третьем - не выдержала:
  - Какие-то проблемы?
  Чудно. Он, оказывается, и улыбаться умеет.
  - Симпатичная женщина-военный? Похоже на чью-то злую шутку.
  Я скрипнула зубами. Да, у отца было особое чувство юмора, жестокое и болезненное. Но все в прошлом, и при нынешних обстоятельствах горевать об этом не имело смысла.
  - Посмейтесь, раз хочется.
  - Не кипятись. Любой намек на охотников вызывает у нас подозрения. Так было и будет.
  Я его проигнорировала. Достали.
  Передатчик ожил.
  - Ребята, прикиньте. А западной пятерке-то свезло, - голос Джона выражал неподдельную зависть. - Они вчера, оказывается, барыгу с кровавым жемчугом накрыли в пятнадцатом.
  - Пятнадцатый и семнадцатый сектора в притирку к нам, - подал голос Джед, - вот нам обстрел и достался. Видно, наркодилеры своего торгаша прикрывали. Сукины дети! И ведь никто из пятерки ни полусловом не обмолвился.
  Джейк хохотнул:
  - Ну да, кэп, а потом лаврами делись. Их же, небось, за находку к награде приставят, премию дадут. Слышь, Джонни, что им начальство там обещает?
  - Сейчас спрошу.
  Минута молчания затягивалась.
  - Премию, благодарность с занесением и какую-то награду на осенней тусне в мэрии.
  Джейк присвистнул.
  - Ё.... копать. Омаров жрать пойдут. Ну, я кэпу пятерки морду попорчу в баре. Пойдет на бал со всеми орденами.
  Я хихикнула. Пятую группу никто из наших не любил. Они косо на нас смотрели после того случая, когда нам удалось задержать вампира наркоторговца.
  - Отставить ругательства!
  - Прости, кэп, не стерпел.
  - Джон, а баб своих на бал они поведут? Или пока их по домам нет, можно в гости к парочке заглянуть... - подал голос Сэм.
  Хм. Может, не права Кристи, и наш здоровяк все-таки не гей?
  - Ке...
  Эфир заглох.
  - Джонни? - голос Сэма был встревожен.
  А дальше началась перестрелка.
  Лондон сильно опустел за последнее десятилетие, и многие дома, окружавшие Сохо, теперь стояли, скалясь пустыми рамами и разбитыми витринами. Идеальное место для наркомании, проституции и засады.
  Напали внезапно.
  Вы не думайте, я не раззява, и очень внимательна на дежурстве. Кто бы ни стрелял, они здесь нас явно ждали.
  Джед отступал последним, прикрывая меня, и его серьезно подстрелили в ногу.
  Снова чертовы разрывные пули! Кровь била фонтаном. Кое-как стащив с брата ремень, я попыталась перетянуть рану. Артерию передавила любимым АФ (Кинжал Boker Applegate-Fairbairn Fighting Knife(A-F), кто интересуется), ничего более подходящего не подвернулось. Тебе бы в больницу, братишка, и чем быстрее, тем лучше. Вампир метался, как зверь, вынюхивал, прислушивался.
  - Не охотники. Люди и не-люди вместе.
  - Ты не заметил их сразу? Почему?
  У вас же, вашу мать, инстинкты обостренные!
  - Их кто-то прикрывал, старые способны на такое. А еще, я слышал, и ваши ученые придумали такую штуку, вроде стелса, глушилки для вампиров, но вживую до вчерашнего дня еще не сталкивался.
  - А ты сможешь нас прикрыть?
  - Уже нет, они видели нас и он ранен. Я не смогу убрать запах крови.
  Черт. Думай, Моника, думай!
  - Стоп. Не люди? А кто?
  Это я только что застонала? Так, спокойно! Мики, соберись. Что можно сделать? Бежать!
  - Мы не справимся, - закусив до боли губу, прошептал Джед.
  Связи не было. Ни помех, ни ворчаний, как вчера, она просто исчезла. Алекс вынырнул из-за угла и едва не схлопотал в лоб пулю с противоположной стороны.
  - Мы же пришли оттуда!
  В проулке нестерпимо воняло мочой и кровью.
  - Ты как, братишка?
  Он блуждал глазами по скудным источникам света, теряя сознание. Я посильнее затянула жгут.
  - Джед! Не молчи!
  Вампир методично отстреливал нападавших, судя по частым выстрелам, это давалось ему нелегко, но черт, сколько у нас есть времени, прежде чем они подойдут с другой стороны?
  - Алекс. Бери его, уходим. Срочно, срочно нужно в больницу! Я прикрою.
  Вампир кивнул. Стрельнул еще пару раз и в момент перекинул брата через плечо. Глаза Джеда закрылись. Братишка, ты только не умирай... не вздумай!
  С другой стороны улицы было тихо, стрелять прекратили. Может Джон уже понял, что все плохо, и вызвал подмогу. Почему так произошло?
  Неправильно. Что-то не так, так не должно быть! Две ночи подряд, раньше такого не было. Но раньше-то мы и мертвую зону не патрулировали.
  Под пулями перебежали в соседний проулок, там дважды свернули, притаились в подворотне у противоположной улицы.
  Я вынырнула из-за угла дома, никого. Ни бродяг, ни проституток, слишком тихо.
  - Что-то чувствуешь?
  Он же вампир, должен ощущать посторонних.
  Алекс только головой помотал. Джед на его руках в свете одинокого фонаря выглядел тряпичной куклой.
  Звуки далеких криков и выстрелов. Подмога? Сердце радостно забилось. Неужели?! Ура!
  Изменения в поведении вампира меня насторожили.
  - В чем дело?
  - Люди уходят, нескольких я убил, но больше... Я не могу чувствовать тех, кто старше меня.
  - Зараза. Вампиры?! Почему на нас напали вампиры?!
  Если бы не Джед, можно было бы спрятаться, выждать. Помощь скоро подоспеет. Но есть ли у брата время?
  - Алекс, как нам выбраться? Джед не может ждать.
  На сером морщинистом лице заходили желваки.
  - Наступают с запада. Но сколько их, я не вычислю, извини. Я мог бы попытаться прорваться, но...
  Догадка обожгла холодом.
  - Но... без меня? Сделай это. Сделай это, прошу тебя! Я спрячусь, здесь много пустых зданий, они не найдут.
  - На тебе кровь, - вампир сомневался, - и ты пахнешь страхом.
  Чем я пахну?! Ненавижу упырей!
  - Я прошу тебя, спаси Джеда, если ты не поспешишь, шанса у нас не будет.
  Вампир задумался.
  - Возможно, они пришли не убивать, иначе давно уже были бы здесь. Если прорваться не сможешь, сдавайся. Это твоя возможность остаться в живых.
  - Иди! Иди!
  Он перехватил брата поудобнее и нырнул в смежный переулок. А эти кровососы, и правда, быстрые.
  Я прошла к другому просвету между домами. Обогнула здание, прижимаясь к стене и прячась за мусорными баками.
  В картонной коробке, рядом с одним из них, обнаружился спящий бомж. Вонял он мерзко, но что только не сделаешь для спасения собственной жизни. Брезгливо морща нос, я прихватила пару тряпок из его вонючего домика, оставив взамен бронежилет. Слишком он тяжелый и неудобный.
  Что-то звякнуло. Бутылка с дешевым пойлом. Отлично! Пьяница даже не проснулся. Страхом значит? А как вам такой запашок? Стараясь не дышать, я натянула поверх спецовки пропревший дырявый свитер. Остатками джинсов и вонючего самогона просто вытерла, насколько было возможно, руки, а тряпки бросила в канализационную отдушину. Это натолкнуло на мысль. Я начала искать люк. Канализационные туннели я не знала, но это был реальный шанс пересидеть нападение.
  Едва слышимый звук шагов где-то за спиной положил конец моим стараниям, надо было искать другой выход. Над одним из баков виднелось открытое окно.
  В таких домах делали похожие окошки из ванных комнат и общих коридоров. Не издавая ни звука, я подтянулась и прыгнула в темноту оконного провала.
  Из ванной пришлось пробираться почти на ощупь, не было времени останавливаться.
  В темном коридоре замерла и прислушалась. Ни шороха. Но эти уроды не шумели никогда, тем более, во время охоты, и видели в темноте как днем. Хотя, в этом я, пожалуй, могла с ними сравняться. Давно хотела испытать новый прибор ночного видения.
  Проекционные очки-синтетикай (*Нечто среднее между прибором ночного видения и Google Glass. ) мы все носили с собой в кармане на поясе. Раньше просто не пользовались ими за ненадобностью, теперь появился повод.
  Тонкая полоска с дужками от нажатия кнопки развернулась прозрачной панелью, корректируя зрение и переходя в ночной режим.
   Чёрт, если упыри так четко видят все, то, может, такая полу-жизнь того и стоит?
  Крысы всполошились, их растерянная беготня подтверждала догадки. Они были рядом, животные чувствовали вампиров.
  Что делать дальше? Сидеть и ждать? Ну уж нет.
  Подпускать их близко нельзя, если поднимусь на крышу, есть шанс снять парочку из пистолета. Нет, без глушителя это глупо. Но с крыши будет видно ситуацию получше.
  Все равно сидеть и ждать я не смогу.
  Прошмыгнув на грязную кухню, налетела на сломанный стул. Дерево потемнело от пыли и грязи, в помещении стоял стойкий запах мочи. Похоже, кто-то использовал кухню не по назначению. Заплесневелые обои с геральдическими лилиями и косые дверцы на некогда шикарной деревянной кухне, вот всё, что осталось от чьей-то, возможно, счастливой жизни. В раковине лежала куча грязного тряпья, на плитках пола, в груде строительного мусора, сидел большей плюшевый мишка и грустно смотрел на меня пуговкой одного оставшегося глаза.
  Когда-то зеленый коридор сейчас был таковым скорее от плесени, чем по архитектурному замыслу. Осколки разбитой стеклянной вазы на полу бесшумно обойти не удалось, но я честно пыталась.
  На цепочках пробираясь по скрипучей лестнице с сорванными перилами, я старалась не дышать. Блеклый свет огрызка луны через синтетикай казался тусклым солнечным светом.
  Итак, первый пролет преодолен успешно. Где эта треклятая подмога?
  Надеюсь, Алекс добрался до наших. Только бы ты выжил, братик! А эти ублюдки заплатят. Богом клянусь!
  Стараясь держаться в тени, я выглянула на пустующую улицу. Прямо на перекрестке лежало тело. Дважды подмигнула, прибор приблизил картинку. Парень в маскировочном камуфляже с разорванным горлом. Кто-то из пятой бригады, видимо. Это, кажется, их сектор.
  Да, не все попадут на осенний бал к мэру. Внизу скрипнула ступенька, я с замиранием сердца обернулась. Никого, видимо, крысы.
  Прошмыгнув мимо окна, замерла. Картинка бокового зрения изменилась. Преграда на лестнице?
  Реакция была быстрее рассудка. Выхватив меч, я махнула наугад. Вампир перехватил руку, вдавливая меня плечом в стену. Я услышала его злорадный смешок:
  - Какая грозная мышка. Думала удрать?
  Последняя возможность, я дернулась, выворачивая руку. Плевать на боль, потом вправлю. Только бы связки не порвать.
  Чёрт, как больно! Не думать о боли... не об этом, не сейчас!
  Рванула руку, выхватила пистолет, навела на сердце и, впритык к телу, несколько раз нажала на курок. Вампир пошатнулся и начал оседать. На клыкастом лице гримасой застыло удивленное выражение.
  Надеясь, что он не оклемается (проверять было некогда), я ринулась наверх, на ходу вправляя сустав.
  Если удастся добежать до окна, можно будет попытаться перепрыгнуть на балкон соседнего здания. А что дальше? Буду думать потом. Главное, не стоять на месте. С кровососами по-другому нельзя, нужно двигаться и, чем быстрее и подальше от них, тем лучше.
  Сорвав с себя кровавые вонючие тряпки, в них больше не было необходимости, теперь меня уже точно найдут, я налетела на второго упыря, рубанула его по шее. Он перехватил меч, я провернула рукоять, тварь взвыла. Дергаешься? Ошибка, приятель!
   Нанесла колющий в сердце. Он попытался сделать подсечку, вывернуться - ударила в челюсть. Если бы не защитные перчатки, наверное, порезала бы кулак об эти чертовы зубы.
  И им удобно с такими-то клыками? Бог ты мой, как они вообще рот закрывают?
  Ещё удар, увернулась, ранила в ногу, удар по ране, любимый прием. Коленные чашечки врагов так приятно хрустят.
  Вампир отшвырнул меня к стене и выхватил нож - плохо. Стоит с трудом - мой плюс. Задела рану, отвлекая, и одним ударом с разворота снесла ему голову.
  Сама упала, но это ерунда. Устала...руки дрожат. Надо бежать!
  Распахнула двери в комнату и застыла, на меня направили три ствола. Три вампира, все в снейкскинах, в отличие от прошлых двух.
  Пулемет, Ремингтон и Кольт... а ружьишко то у них трофейное. Окно далеко, больше двух метров. Не успею. Все, добежала.
  - Какого черта? Где Гордон?
  Они шли с противоположного конца дома, если бы секундой раньше, спасли бы своего дружка. Я испытала огромную радость, что все-таки не успели. Сзади послышалась возня, еще двое в камуфляжной форме. Один ткнул меня в спину пистолетом.
  - Бросай пушки и меч.
  Я покорно повиновалась. Жаль, конечно, расставаться с любимым оружием, но прощаться с жизнью было бы еще обиднее. Тычок повторился, я едва не упала вперед.
  - Эта сука убила Гордона и Ральфа!
  Один из троицы спрятал пистолет, нахмурился. В по-кошачьи светящихся глазах читался интерес. Темные волосы собраны в хвост, в ухе блестела серьга. Столько самодовольства во взгляде, явно главарь.
  - Охотница?
  Стоявший сзади заломил мне руки, я взвыла. Вправленное плечо болело просто адски. Сустав стал на место, но связки я растянула.
  Вампиры заулыбались.
  Главный схватил меня за скулы и сорвал прибор ночного видения, комната погрузилась в полумрак. Света хватало, чтобы видеть их лица, но составить фоторобот я бы не смогла.
  - Как ты стонешь, детка, - протянул тот, кто держал руки.
  Лица я не видела, но судя по захвату, роста он был невысокого.
  Второй, я заметила только камуфляж и светлую макушку, подобрал мое оружие и облапал. Вернее, обыскал, на предмет наличия скрытых резервов. Как будто в стандартном снейкскине было куда прятать оружие, кроме как носить его на поясе.
  - Не похожа на охотника, но реакция хороша и мордашка ничего.
  Главарь похабно оскалился. Так близко клыки вампира мне еще не доводилось рассматривать. Острые как кинжалы, они вытянулись из верхнего неба. Тварь облизнулась.
  - Как тебе удалось завалить двоих вампиров? Молчишь?
  Он схватил меня за плечи и швырнул об стену. В глазах потемнело, но, к сожалению, сознание я не потеряла. Сильные руки буквально вдавили меня в холодный бетон. Боль в плече стала просто невозможной. Сорванная змейка снейкскина полетела в темноту, глухо ударившись об усыпанный мусором пол. Чьи-то мерзко холодные, грязные руки разорвали прочную ткань на плечах. Волосы мешали, падая на лицо, я не могла даже пошевелится.
  Вот и все. Все закончится здесь, а жаль. Я ещё так много о чём мечтала.
  Вампир прошипел прямо мне в лицо:
  - Не надейся, что сдохнешь быстро. Ты будешь стонать и просить о пощаде, тварь. И когда мы закончим, никто тебя не опознает.
  Я просто закрыла глаза. Так жаль... так жаль, что люди не умеют умирать по собственному желанию. Что полагается вспоминать на грани смерти? Говорят, будто вся жизнь проносится перед твоими глазами. Неправда. Но я вспомнила о маме, о Джеде. Черт, я никогда теперь не узнаю, успел ли Алекс.
  Мне ведь только двадцать пять, я не готова умереть вот так. Я же еще ни разу нормально даже не целовалась! В пять лет с соседским мальчишкой за гаражом, это не в счет. Я хочу жить! Господи, пожалуйста, я ведь даже иногда хожу в церковь, я не готова! Только не так...
  Затхлое дыхание на моей шее, звук выстрела и внезапная яркая вспышка света. По лицу потекло что-то теплое. Хватка вампира ослабла. Открыв глаза, я обомлела. Черная бесшумная тень мелькала между вампирами как призрак, только меч слабо отражал свет. Первые двое умерли мгновенно. Обезглавленное тело главаря лежало у моих ног, остальные двое были бойцами получше, но и они вдвоем проигрывали неожиданному спасителю. Одним ударом он обезглавил одного и пригвоздил второго к стене. В свете неполной луны я увидела искаженное гневом лицо Эдуарда. Глаза ярко светились в темноте, длинные клыки поранили нижнюю губу. Он склонился к поверженному вампиру, жертва даже не пыталась сопротивляться.
  - Кто послал тебя? Говори и умрешь быстро.
  - Я не знаю, нас наняли!
  - Ложь, - острием кинжала Эдуард распорол снейкскин вампира и, царапая его кожу ногтем, довел руку до самого сердца.
  Я никогда раньше не видела напуганного вампира и уже никогда не забуду.
  - Джод! Нас послал Салли Джод!
  - Зачем?
  - Не знаю я! - он завыл, когда Эдуард вонзил палец в его грудь.
  Вампир скулил как собачонка. Плече мое ныло, тело как-то само потяжелело, но я ведь жива... правда? В глазах потемнело.
  - Мики! Мики, очнись! Ты как?
  Сначала я увидела глаза. Зеленые и странные, не человеческие, потом из мрака вынырнуло хмурое лицо Эдуарда, на нём была кровь. Алые капли на атласной коже медленно растворялись, она впитывалась в тело вампира. Только светлые волосы в бурых пятнах...
  Раны от клыков на нижней губе затянулись, сами же клыки уже не казались такими длинными. Такое красивое лицо и такое нечеловеческое.
  От него пахло кровью, я закрыла глаза.
  Что он делает здесь? И где эта чертова подмога?
  - Нам надо уходить немедленно, я не смог обнаружить всех.
  - Что с Джедом?
  Попыталась подняться, он поддержал.
  - Все будет в порядке. Алекс успел. Это ты убила двоих на лестнице?
  Пытается отвлечь меня от темы?
  Я кивнула.
  - Невероятно. Один из них старший, а ведь ты даже не охотница.
  Что они так носятся с этими охотниками, особенные они какие-то?
  - Спасибо, ты тоже неплох. Научишь паре приемчиков?
  Он оскалился в довольной улыбке:
  - Честное вампирье! Давай только для начала выбираемся отсюда.
  Я уже сделала шаг к лестнице, но он схватил меня на руки. Вот так быстро и просто.
  - Эй! Я в состоянии ходить!
  Возмутилась, отмечая как приятно, пряно от него пахнет. Ни намека на приторный запах пота.
  - Не туда. Нет времени.
  Он буквально подлетел к окну и прыгнул вниз со второго этажа!
  Осколки разбитого стекла звонким градом обсыпали тротуар. Я взвизгнула и вцепилась ему в шею. Пианист рассмеялся.
  Посадка оказалась на удивление мягкой, просто толчок. Сама я бы тут ровным слоем по асфальту размазалась.
  - Чертов придурок! - В порыве чувств я ударила его в плечо больной рукой и едва не завыла от боли. - У меня чуть сердце не выскочило!
  - Не волнуйся, не удерет, если что, поймаю. Но сама держись покрепче.
  Он прыгнул и, зацепившись за пожарную лестницу соседнего здания, быстро осмотрел окрестности. В место, где мы находились секундой ранее, ударила автоматная очередь. Я проглотила ругательство.
  - А Алекс убеждал, что они не хотят нашей смерти.
  - Твоей может и не хотят.
  Еще один прыжок, снова выстрелы.
  - Так не пойдет, мне нужны обе руки.
  Левой он обхватывал меня под коленями, а правой держался за пожарную лестницу.
  - Я могу сама п...
  - Нет.
  Мне бы насторожиться от этой хитрой улыбки. Не успела. Вампир подло отпустил мои ноги. Гаденыш! Я повисла на одних руках, обнимая его за шею и, в попытке не свалиться, обхватила Эдуарда ногами. Даже подумать не успела, так быстро все случилось. Щеки вспыхнули от двусмысленности позы. Эдуард улыбнулся шире.
  - Вот. Так же намного лучше! - прокомментировал он.
  - Чёртов упырь!
  Эдуард захохотал.
  - Прости. Не было времени уговаривать, - он протянул мне свой пистолет. - Кого увидишь - стреляй. Своих здесь нет.
  - Джон должен был вызвать подмогу, - попыталась я хоть как-то сгладить неловкость.
  Вампир выразительно посмотрел на меня. Я чего-то не знала? Неужели они что-то сделали с Джоном?!
  - Не вызвал, поверь. Держись и стреляй.
  Из четырех выстрелов попала только раз, да и то случайно. Эдуард двигался слишком быстро, я не успевала. Пули вспарывали асфальт за нашими спинами. Пару раз он пригибался, и я ощущала его дыхания на своей шее.
  - Не высовывайся, подстрелят.
  - Мне неудобно, рука болит.
  - Значит, побереги пули.
  Столько пробежал и не запыхался. Вот же... вампир!
  Мы обогнули почти два квартала, когда прямо мне в спину ударил свет прожектора и голос в приказном порядке попросил бросить оружие и лечь на землю.
  Все бы хорошо, только снайперы с противоположной стороны и не думали оставлять оружие. Эдуард увернулся, ребята из UKSF маневра не поняли и открыли огонь. Слепые уроды! Пианист успел отпрыгнуть за угол.
  - Прекратить огонь! Это наши.
  Явно голос Сема! Слава всем богам, он жив.
  - Слышишь, о чем они говорят?
  Вампир покосился на меня.
  - Ничего, что стоило бы слышать порядочной девушке, но если коротко... Сэм сказал им, что они неправы, а они не хотят этого признавать.
  - БРОСЬТЕ ОРУЖИЕ И ВЫХОДИТЕ С ПОДНЯТЫМИ РУКАМИ!
  - Так не пойдет. Держаться за спину нормально сможешь?
  - Вполне.
  Отобрал пистолет, одним ловким движением перекинул меня за спину и прыгнул на ближайшую пожарную лестницу. Я с перепугу вцепилась в него руками, ногами и почти что зубами. Представляю, как это выглядело со стороны. Перепрыгнул на оконную раму, держась за решетку, потом на балкон. Со стороны оцепления в нас полетело несколько пуль. Отмахнувшись, Эдуард прыгнул на стену здания и -оттуда - прямо в середину толпы за полицейским оцеплением. И это с четвертого этажа!
  - Не двигайся, - услышала я над ухом тихий шепот.
  Какое уж тут двигаться, больной ублюдок! Я сжалась в комок, забыв про руку, про слабость и в очередной раз приготовилась расшибиться в лепешку.
  Легкий толчок и кувырок, я оказалась спиной на земле в позе эмбриона. Открыла глаза, Эдуард нависал надо мной и улыбался.
  Защелкали приклады и на нас в мгновение направились десятка три стволов. На землю медленно оседала туча пыли.
  Вампиры опомнились первыми, людям понадобилось чуть больше времени. Форменный снейкскин трудно было не узнать с такого расстояния.
  Навстречу нам сквозь редеющую толпу прорвались Сэм с забинтованной головой и Джейкоб. Я была так счастлива их видеть живыми, что едва не бросилась целовать. Эдуард поднялся и помог встать мне.
  Ребята обрадовались нам, но все же были явно чем-то расстроены. Лица выглядели уставшими и осунувшимися.
  - Что с Джедом? - спросила я, откашливаясь.
  - В больнице. Ты не переживай, ему кровь переливать уже в машине начали.
  Позволила Сэму себя обнять.
  - А Алекс?
  Вопрос ребят насторожил. Парни переглянулись.
  - С каких это пор ты переживаешь за к... вампира? - Сэм бросил тяжелый взгляд на пианиста. - Нет, они конечно неплохие ребята... как выяснилось.
  Я посмотрела на Эдуарда. Он улыбался мне так тепло, что я снова покраснела и не удержалась от ответной улыбки.
  - С тех самых пор, как эти вампиры начали спасать наши жизни.
  Сэм смутился и потупил взгляд.
  - Жив, не ранен. А вот Джон погиб.
  - Что?!
  Тепло в груди растаяло, породив даже не холод, пустоту.
  Я переводила взгляд с Джейка на Сэма, надеясь... Вот, сейчас кто-то из них скажет, что это шутка... Просто злая шутка. Они молчали. Джона больше не было с нами. Но как?
  Я отпустила голову, глотая застывшие в глубине самого сердца слезы.
  Он так хотел поболтать в начале этой ночи, а я не нашла на него время. Так плохое предчувствие сменилось отвратительным самочувствием. Теперь у меня болели не только мышцы, но и душа. Тяжелая рука Сэма легла на плече.
  - Первое, что сделал противник, вырубил связистов. В эту ночь погиб не только Джон, - Джейкоб сплюнул на землю.
  - Они заплатят. Никто не уйдёт от правосудия, - Эдуард был уверен и спокоен, и мне так хотелось ему верить. - Алекс сейчас на нашем совете, в свите короля. Решают, стоит ли отправить наши войска в полном составе на подмогу вашим людям. Представители UKSF думают, что эти нападения на военнослужащих очередной протест повстанцев против концентрата крови.
  - Бред, - не сдержалась я.
  Очевидно же, что тут все завязано на этом гребаном наркотике. Кто-то из ребят накрыл дилеров или производство. Я вспомнила мертвого парня на перекрестке.
  - А из пятой группы кто-то спасся?
  Парни помрачнели. Нет... Быть не может!
  - Многие люди пропали, мы, честно говоря думали, что и ты тоже, - Сэм заключил меня в крепкие объятья. - Рад, что ты снова с нами, Мики.
  Первый раз видела смущенного Сэмюеля Кленси. Он действительно был рад. Люблю этих ребят.
  - Мы все в долгу перед тобой, Эдуард, ты волшебник, - здоровяк похлопал вампира по плечу.
  Джейк пожал ему руку.
  - Добро пожаловать в семью. Не думал, что когда-то скажу это вампиру, ты оправдал доверие.
  - Спасибо. Если так, то никогда не думал, что люди способны принять в команду вампира. Это приятно.
  - У нас же тут чертова демократия! - Сэм заржал и обнял меня так, что кости запрещали. Надо бы к медикам сходить.
  От резкого крика я вздрогнула.
  - МЕДИЧИ! - Обращение больше похожее на рык.
  К нам шли четыре вампира, одетых как для светской вечеринки. Строгие костюмы, галстуки под белые воротнички. Или элита или федералы. Их манера двигаться, лица и прически носили отпечаток разных временных отрезков.
  Эдуард вышел к упырям, загораживая нас.
  - Какая встреча, Джонсон. Не ожидал увидеть тебя так близко к полю битвы.
  - Медичи, - выплюнул вампир в лицо Эда. - Король недоволен твоей работой. Недоволен, что ты прозябаешь тут, вместо того, чтобы прикрывать на совете его тыл.
  Этот факт чертовски радовал упитанного, мускулистого здоровяка с козлиной бородкой и зачесанной назад кудрявой шевелюрой. Когда его обратили, ему было где-то чуть более сорока.
  - Советую тебе явиться к нему с повинной, вместо того чтобы тратить время на разговоры с пищей. Идея с охраной с самого начала была обречена на провал.
  Улыбка Эдуарда была не менее довольной.
  - И ты конечно рад, что все случайно сложилось так... удачно.
  - Так Эдуард...Медичи? - Сэм побледнел.
  Это он что, испугался что ли? Просто день открытий.
  - Ещё раз убеждаюсь в твоей несостоятельности, неумении быть лидером, - продолжал вампир.
  - Так ликуешь. Мне даже жаль тебя расстраивать.
   Видишь ли, мои труды на самом деле увенчались успехом. О результатах я уже сообщил отцу.
  Улыбка вампира растаяла, в оскале вытянулись клыки.
  - А что не так с Медичи? - шепотом спросила я у нашего зама. Сэм наклонился к самому моему уху. Бесполезно конечно, вампиры все равно услышат.
  - Об этом рассказывали недавно по телеку. Медичи - это правящая группа. И имя короля правящего клана вампиров Британии.
  - Эдуард? - я от удивления забыла про шепот.
  Сэм смутился.
  - Нет, я же сказал, это группа. Из трех - пяти вампиров.
  Мда... Я не настолько следила за последними новостями, чтобы это знать. Вампиры и вампиры, какая разница, что у них там за фамилия.
  - Ты не сказал им? - разочарование и злоба вампира сменились любопытным злорадством.
  Эдуард окинул Джонсона раздраженным взглядом и, обернувшись, неожиданно улыбнулся мне.
  - Это не имеет совершенно никакого значения.
  Сэмюель с Джейкобом, похоже, так не думали. Между людьми и вампирами снова выросла стена.
  - Передай отцу мое нижайшее почтение, - холодно отрезал Эдуард, давая понять, что разговор окончен.
  - Посмотрим, как твои новые друзья отнесутся к меткам, - не унимался вампир.
  Сэм ахнул. Блин, и я опять не в курсе. Надо не забыть спросить у него, что это значит.
  - А тебе придется их поставить, если хочешь, чтобы эти люди по-прежнему оставались живы.
  Вампир оскалился, выразительно посмотрел на меня и провел языком по торчащим клыкам. К горлу подступила желчь, стало тошно.
  Джейкоб дернулся, но Эдуард удержал его за плечо. Провокация, конечно, что человек может противопоставить вампиру?
  Довольный произведенным эффектом, визитер со свитой гордо удалились.
  
  ***
  Моя рука вела себя неплохо, и врач ограничился мазями, витаминами и обезболивающим. Ещё обнаружилась пара ссадин, но при нашей работе это сущая ерунда.
  Плохих новостей оказалось значительно больше. Эта ночь для всех нас выдалась нелегкой. UKSF оцепили мертвую зону с востока и только по прибытии военных из групп зачистки и регулярной британской армии направили на разведку усиленные патрули.
  Джон был мертв. И я чертовски радовалась, что Кристи взяла суточный больничный.
  Очень много людей просто пропало. Проститутки, наркоманы и оперативники. Некоторые патрули исчезли целыми группами. Но в большинстве одного - двоих находили мертвыми. Из вампиров, входящих в составы новосформированных ночных патрулей, убитым оказывался каждый второй. Эдуард несколько раз делал вылазки за оцепление, но те, кого он приносил, едва ли имели шансы пережить сутки.
  Вернувшийся с совета Алекс скрипел зубами и ходил мрачнее тучи, не распространяясь о причинах.
  Уже после рассвета начальство объявило о своем решении усилить патрули за счет вампирьего резерва. Разумеется, большинство не обрадовалось этой идее, события ночи кровососам популярности не добавили, но приказы начальства не обсуждаются. Расследование и поиск загадочного наркотика ушли на второй план.
  Нам снова придется перекраивать жизнь по-новому. Никто не знал, что ждёт нас дальше, но на лучшее никто уже не надеялся.
  
  Глава 4
  Будильник прозвенел, а потом прозвенел снова. Я слышала его, но соблазн остаться в постели вместо того, чтобы идти разминать кости в спортзал, был непомерно велик.
  Так бы я и поступила, забила бы на все и осталась досматривать приятный сон, где пила вино на пляже с голубоглазым тренером по фитнесу и смотрела на закат, но снова... гребаное - 'но'.
  Правило, вдалбливаемое в наши с Джедом головы отцом: 'Никогда не пренебрегай тем, что может спасти тебе жизнь'. И физические упражнения были в самом начале этого небольшого перечня. Конечно, я помню, без Эдуарда не обошлось. Но двоих упырей я завалила сама, и будь я хоть каплю менее проворной, присоединилась бы к пропавшим, или того гляди...
  Отогнала ерундовые мысли и, таки встав с постели, в очередной раз позвонила матери в больницу. Она сидела с Джедом. Братишка был слаб, но пришел в себя. Всегда буду благодарна Алексу. Надо не забыть ещё раз сказать ему спасибо, все-таки он спас мне брата.
  Наспех, скорее пообедав, чем позавтракав, я поехала в управление.
  Занималась я три раза в неделю с трёх до пяти.
  Раньше зал был в свободном доступе, но число оперативников росло, и начальству пришлось ввести контроль времени и ограничить число одновременно занимающихся. У каждого теперь было своё время, и явись ты в другой день или опоздай, могли и не пустить. Не то, чтобы это строго контролировалось, но все же порядок, он должен быть во всем, тогда и сама жизнь станет упорядоченной.
  Народу сегодня было не много, кто-то пропал вчера, кто-то просто не пришел. Ночь была кошмарной и эти нагрузки я сама перенесла с трудом. Поздоровавшись с парой знакомых ребят, я размялась на брусьях. Руку, конечно, пришлось щадить, но и запускать ее не стоит.
  - Рада видеть тебя, Мики. После этой ночи...
  Барби Олив, блондинистая длинноногая красавица, дочь тренера - не служила, просто приходила в зал размяться и познакомиться с ребятами. Мы подружились, как только я перевелась в UKSF. Ей, как и всем, казалось дикостью оперативная работа девушки, однако эта дикость будоражила. Как и у Кристи, способность болтать о ерунде лилась у Барби по венам. А я всегда была тем, кто готов послушать.
  - Это ужасно, - она закатила глаза. - Так много ребят не выбралось.
  - Да, - говорить об этом не хотелось. - Тяжелая была ночка.
  На мою радость, рядом проходил Арнольд, голубоглазая мечта Барби, обо мне мгновенно забыли.
  Пока блондинка не очухалась, я влезла на ринг, включив симуляцию спарринга.
  Знаю, знаю, о вреде такой симуляции я слышала тысячу раз. Проблема в том, что, несмотря на мои регулярные сюда паломничества и хорошие показатели, с женщиной соглашался драться далеко не каждый, а у компьютера выбора просто не было.
  На ринге нарисовался виртуальный противник, поклонился. Я всегда игнорировала вступительную часть, что за бред, кланяться врагу? Китайская программа, сразу видно. Компьютер сообщил, что с меня сняли бал за игнорирование законов чести. По джедайскому кодексу, не иначе.
  Бой начался. Привычные атаки, руку опять приходилось беречь. С симулятором упражнялись в основном новички, сразу становились видны их слабые стороны, недочеты в подготовке. Компьютер учитывал твой уровень и слабые места, пощады ждать не приходилось. Хочешь победить, практикуйся, и это правильно.
  Программа тут же просекла, что я мало использую руку, и напирала с удвоенной силой. Мышцы ныли, я закусила губу. Надо было выпить больше болеутоляющего.
  - Два очка, три очка, - сообщил компьютер. - Больше работайте левой рукой.
  - Да знаю я! Знаю, - огрызнулась я, подсекая голограмму и отпрыгивая уже от ее подсечки.
  Увернулась, перекатилась. Снова подсечка, атака, прыжок, разворот, опор на руки и удар ногой в шею. Человек не пережил бы.
  Мои ослабевшие руки подогнулись. Программа пикнула, подтверждая мою победу и я, не вставая, перевернулась лицом к виртуальному противнику, склонившемуся над моим вымученным телом, типа в уважительном поклоне. Исчезни, сенсей!
  - Ваш уровень выше среднего. Практикуйтесь. Приятного дня.
  Симулятор проиграл зубодробильную мелодию, символизирующую окончание боя, и тут я заметила странное. Вокруг было тихо. Ни звона тренажеров, ни ударов спарринг боя, ни шагов, ни разговоров. Раньше я не обратила на это внимания, так как была немного занята, но теперь... Села и осмотрелась.
  Люди по-прежнему были здесь, никуда не исчезли, но все они ошарашено смотрели на как ни в чем не бывало стоявшего у ринга Эдуарда! А Эдуард, игнорируя их, задумчиво смотрел на меня.
  Чёрт, сейчас же день!? Как? Он был в форменном снейкскине, без оружия, в руках держал очки с темными стеклами. Светлые, соломенные волосы немного торчали в стороны, из-за откинутого назад капюшона, поняла я. Ядовито зеленые глаза при свете дня выглядели почти как человеческие, если бы только не этот цвет. Губы слишком яркие для такого бледного лица искривились в улыбке.
  Вампиры, даже те, что служили в UKSF, предпочитали упражняться в других местах, к тому же сейчас был день! И в окна, правда, их тут было не много, из-под опущенных жалюзи даже пробивался солнечный свет.
  Заметив мою реакцию, вампир покачал головой.
  - Не могу понять, как тебе удалось вчера убить двоих с такой-то скоростью.
  Он залез на ринг и подал мне руку. Проигнорировала, встала сама.
  - Жить очень хотелось.
  - Это конечно аргумент. Что с рукой?
  Я безразлично пожала плечами.
  - Бандитская пуля. Через пару дней пройдёт.
  Он кивнул.
  - Готова?
  - К чему? - не сразу поняла я.
  Он выгнул брови.
  - Ты же вроде вчера попросила показать пару приёмов.
  Что-то такое припоминается...
  - Точно. А ничего, что день? Ты... спать не хочешь?
  Он засмеялся. В полной тишине смех вампира звучал жутко. Но людей он даже немного отрезвил.
  - Ты ещё в летучую мышь попроси превратиться. Нам вообще сон не обязателен. Ночью ты не занимаешься, я пришёл днём. Хотя вижу, пока рука не заживёт, толку от тебя не будет. Практику отработаешь сама.
  Я сложила руки и шутливо поклонилась, имитируя поклон голограммы.
  - Нет. С тобой драться я не буду. Не сегодня. Есть желающие размяться?
  Люди потрясенно молчали. Из глубины зала послышался неуверенный вопрос:
  - С тобой?!
  - А в чём проблема?
  - Проблема? - подала голос голубоглазая мечта Барби. Арнольд, кажется, его фамилия Доджерс, сильный парень, качок, конечно, но мы не олимпийцы, чтобы нас вышибали за стероиды. Светлые волосы были стянуты в хвост, тело блестело от пота, наверное, штангу тягал.
  - Я тебе скажу, в чём проблема, кровосос. Солдат с голыми руками против вампира - это тебе десерт на блюдечке. Думаешь, пришёл сюда днем и уже крут? Работа с вами - ошибка начальства, прошлая ночь это подтверждает. И когда до них это дойдёт, мы, люди, соберемся вместе и завалим вас всех. Я буду первым, кто забьет кол в твоё сердце!
  - Ауч, - Эдуард шутливо оскалился. - Если ты закончил трепаться, поднимай свою задницу на ринг. Я пришел, чтобы учить вас. Если серьезно, и сам не думал, что люди способны одолеть такого как я. Но Милтон... - он сделал выжидательную паузу и выразительно посмотрел на меня, - вчера завалила двоих вампиров. Не иначе как с перепугу, да только важно, что это доказывает - вы можете. А раз можете, я научу, как это проще и надежнее сделать. Ну так что? Есть еще кандидаты забить в сердце вампиру кол? Или мне тут жизнь самоубийством заканчивать?
  Чуть высунувшиеся клыки немного пугали. Трое ребят неуверенно пролезли за защитные ограждения. Эдуард вручил мне свои очки.
  - Смотри и учись, - прошептал он.
  Я благоразумно отошла подальше от поля.
  - Ещё! Хотя бы двое!
  Арнольд бросил на пол полотенце, скорчив зверскую рожу. И за что этот урод-то Барби нравится?
  - Двое? Да ты, дохляк, хоть четверых победи, - рядом с Эдуардом он смотрелся платяным шкафом, падающим на хрустальную вазу.
  - Я сказал пять. Что, смелых больше нет?
  Ещё пара ребят вступили в круг.
  - Ну... это уже что-то, - издевательски протянул вампир, показательно разводя руками. - Давайте! Мне до трех сосчитать?
  Начался бой. Честно говоря, я едва успевала понять, что произошло. Первым на пол лег Арнольд. Двое ребят вылетели за охранный барьер, ещё двое мгновение спустя валялись, корчась от боли. Последний отбил несколько атак, Эдуард заломил ему руки. Снова отправил в нокаут открытой ладонью подкравшегося сзади Арнольда. Когда сопротивление иссякло, он отпустил трепыхающегося парня и указал на него.
  - У этого есть шанс. Остальные бездельники. Слабо. Будь я врагом, уже пил бы твою кровь.
  Парень насупился:
  - Ты быстрее.
  - Конечно, я быстрее. И сильнее, и оружие у меня всегда с собой, - клыки резко выдвинулись, доставая почти до середины подбородка.
  Парень отшатнулся.
  - Молодец, реакция правильная, - вампир обвёл взглядом толпу. - Мы сильнее, мы быстрее, мы старше и опытнее вас, но мы те, с кем вам суждено сражаться. Вы не охотники и не маги, от природы вам даны только ваши собственные силы, но вас больше, и вам есть за что воевать. Вы здесь потому, что привыкли и хотите драться за свою жизнь и жизни тех, кто вам дорог. Вчерашняя ночь не последняя, вы должны знать, вы должны быть готовы и дать отпор тем, кто хочет отобрать самое бесценное, что осталось - вашу жизнь. Я не могу дать вам силу и ловкость, но могу научить, как одолеть подобных мне. Династия Медичи выступила за сотрудничество ради общего будущего. Есть те, кто против, и они будут стараться поработить вас. Вы не хотите работать с вампирами, но это ваш и наш шанс на победу в войне, на мир и будущее ваших детей. Если восставшие победят, вы будете всего лишь пищей, если победим мы, закончится война. Решение за вами. Завтра получите несколько симуляторов Блодханта.
  - Симуляторы вампиров?!
  Парень, которого похвалил Эдуард, удивленно выпучил глаза. - Но это слишком сложно!
  - Ваш максимальный уровень на них - средний. Сложно для обычного солдата. То, что надо для того, кто сражается за свою жизнь. Откроются два дополнительных полигона в бывшем предместье Сохо. Адрес вам сообщат на базе. Всех желающих потренироваться в паре с вампирами записывать у руководителей групп. Я буду контролировать процесс раз в неделю, все обговорено и утверждено.
  - Тренировали раньше людей? - спросил один из тренеров, кажется Оуэн, отец Барби.
  Мужчина ожидал ответа со всем вниманием.
  - Нет, только вампиров, из групп Блодханта.
  Тренер удовлетворенно кивнул.
  Испуганный шепоток прокатился по залу. Блодханты были мифом, одним из тех, о котором все говорят, но мало кто верит. Вампиры, которые, по слухам, специализировались на выслеживании и устранении охотников. Страшнее убийц на белом свете просто нет.
  А ты и правда крут, пианист. Что только делает такой, как ты, на обычной службе в обычной группе под командованием моего братца?
  - Кто еще хочет размяться? - Эдуард улыбнулся, демонстрируя клыки. - Смелее, я не кусаюсь.
  Теперь желающих было больше, но показательных побоищ он не устраивал. Вампир подзывал каждого поодиночке и, после того, как очередное тело ложилось вытирать пыль, комментировал ошибки и слабые стороны. Недоверие к нему таяло, интерес возрастал. Я немного посмотрела на работу нового тренера и пошла на соседний ринг, упражняться с симулятором. После пары побед решила, что на сегодня достаточно. Время мое истекло, а надо было еще принять душ и переодеться перед поездкой в 'Lifemoon'.
  Барби мялась у ринга, несмело косясь в мою сторону. Что-то явно нужно от меня.
  - Впечатляюще ты их.
  - Голограммы?
   Девушка потупилась, дошло, видно, какую глупость сморозила.
  - Это правда - про двух вампиров?
  - Правда. И про перепуг тоже.
  - Вау! - она подпрыгнула, заложив за спину руки.
  Светлые пряди девушки так красиво струились по плечам. Я даже вздохнула от зависти.
  - А тот парень... Он твой друг?
  Ага, вот и добрались до сути.
  - Ты про Эдуарда? - что это меня на глупые вопросы потянуло?
  Я невольно бросила взгляд на ринг, где вампир в очередной раз поучал Арнольда. Интересно, она понимает, что он все слышит? Наверное, нет.
  - Работаем в одной команде.
  Девушка жадно закусила нижнюю губу. В принципе, это и неплохо, что она подошла. Барби-то точно с него глаз не спустит, а мне все равно пора уходить. Я ещё в душ собиралась.
  - Сделай одолжение, - сунула ей темные очки вампира. - Передай ему. Он без них на улицу выйти не сможет.
  В ее огромных глазах отразилась щенячья преданность. Как предсказуемо.
  - Не благодари, до встречи!
  В душе я плескалась почти полчаса. Ну, приятно же! Да и на улицу спешить не хотелось, не сочеталось яркое солнце с моим упадническим настроением.
  Любопытно, Салли действительно имел непосредственное отношение к вчерашним безобразиям? Тогда крайне глупо ехать к нему сейчас. Если бы только это не касалось Джеда... Чертов долг, чертовы вампиры! И что мне, спрашивается, с этим делать? Подстраховаться нет ни единой возможности, разве что пригрозить упырю Медичи. Эдуарду и знать не обязательно. Или Джод все-же круче Эда? Нам-то он пианиста представлял, как обычного бойца. Ни шиша непонятно в этой их комариной иерархии!
  Я шла, задумавшись, к остановке автобуса и уже собиралась перейти дорогу, когда прямо передо мной, преграждая путь, затормозила машина. Черный ягуар с тонированными стеклами. Дверь открылась и мне клыкасто улыбнулась знакомая физиономия. Помяни черта.
  - Садись Моника, подкину.
  Я Мики! Мики я!
  - Спасибо, я лучше пройдусь.
  - И спросить ничего не хочешь?
  Удар ниже пояса. Ладно, мелкая победа за тобой, клыкастый комар. Я опустилась на мягкое сидение, пахнущее розами и хвоей.
  - Симпатичная машинка.
  Интересно, это его я подрезала на парковке 'Lifemoon'? Или все-таки другой ягуар с темными стеклами?
  - Спасибо. Куда едем?
  - Ты не знаю, а я домой.
  Эдуард улыбнулся еще шире.
  - Как тебе приемы?
  - Охренительно. Особенно мне понравилось заявление о новых тренажерах и полигонах. Да! Еще Блодхант. Такого выпада не ожидала даже я. А остальное, так уж и быть, отработаю, как рука заживет.
  - Злишься.
  - Нет, Эдуард, я просто не могу понять, какого черта ты делаешь в простой оперативной группе, если явно не нашего полета птица. Вчера ты Медичи, сегодня уже едва ли не начальник Блодханта, что же будет завтра?
  - Начальник.
  - Что?
  - Я начальник отряда Блодхант. Я основал это подразделение, я же их и тренирую. У власти сейчас мой отец, вампир, который меня обратил - Медичи. Он же король вампиров Британии. Я тоже Медичи, так как являюсь его обращенным сыном. Это правда. А в вашу группу я попал случайно.
  Я фыркнула.
  - Ты считаешь это невозможным? Ну, если совсем честно, виновной в том, что я выбрал ваше подразделение, являешься ты.
  - Что?! Почему это?
  - Ты женщина. Я посчитал вас слабее остальных из-за тебя. Теперь вижу, что ошибался. Но тогда я не знал того, что знаю сейчас. Во все группы было отправлено по пять вампиров, в вашу только трое, лучшие. Я всегда сражаюсь с теми, кого учил, кого веду, и кто верит мне. Пуле все равно, высоко ли летает птица, Моника. На поле боя мы все равны перед смертью, и ей все равно, кто мой отец и насколько я привилегированнее остальных.
  Речи он говорить умел, это факт, я аж устыдилась.
  - Ладно, не заморачивайся. Как Джед?
  - Пришел в себя, матерью командует. Ему повезло, что выжил, даже представить боюсь. Если бы не Алекс...
  Мысли же мои занимал сейчас отнюдь не Джед. Брата я любила, но любопытство было сильнее беспокойства. Со вчерашнего дня на языке крутился вопрос, задать который я все же рискнула:
  - Слушай, тот парень... ну, которого ты вчера прижал, говорил, что их послал Джод. Он ведет ополченцев и как-то связан с наркотиком, так?
  - Слышала? - вампир неодобрительно помотал головой, отвлекся от дороги, смерив меня задумчивым взглядом. - Помнишь, что сгубило кошку?
  - Не хочешь говорить? Тогда тормози, дальше пойду пешком.
  Эдуард грустно рассмеялся, даже не думая сбавлять скорость.
  - Фактов недостаточно. Я думаю, наркотики распространялись и под его руководством в том числе. Прошлой ночью пропало много людей и вампиров. Мы пытаемся их разыскать, но пока безрезультатно. Боюсь, надо готовиться к худшему.
  - Ладно людей, но вампиры им зачем?
  - Все сложно, - он долго молчал, прежде чем ответить. - Это не афишируется, но тебе я расскажу. После удачного результата по разработке синтетического концентрата нас стало больше за счет молодых вампиров.
  - Ну, это как раз известно всем.
  - Да, но люди не знают один нюанс. Чтобы человек стал полноценным вампиром, старший вампир должен поставить ему четыре метки. В подробности вдаваться не буду. При наличии первых двух меток это ещё человек, но уже могут начать расти клыки. Третья метка выводит вампирскую суть из состояния анабиоза, и человек начинает изменяться, повышается скорость реакции, появляются непереносимость света и все прочие признаки вампиризма. Такого человека уже можно считать полноценным вампиром, но без принадлежности к тому или иному клану. В таком состоянии вампир проводит, как правило, свои первые пять лет, если глава клана не разрешит поставить четвертую метку. Четвёртая метка определяет принадлежность к семье и клану. Такой вампир полноценный член семьи и может сам творить молодых вампиров. Все вампиры, которые пропали, не имели четвёртой метки. Если глава другой семьи поставит им четвертую метку, им придется драться на его стороне, или умереть.
  - Какой в этом смысл? Я имею в виду - ждать пять лет? Чтобы убедиться, что человек, в смысле, вампир, достоин стать членом вашего общества?
  - По настоянию отца пять лет могут превратиться в десятилетия. Пять лет - это минимальный срок. Тебе, наверное, будет противно это слышать, - он улыбнулся.
  Такой приятный парень и снова это гребаное - 'но'. Я отогнала ненужные мысли.
  - Весь вопрос в наших пищевых привычках, Моника. Старшие вампиры питаются кровью младших, это не обязательно, но таков порядок вещей. Младшие охотятся и отдают свою кровь старшим.
  Это действительно показалось мне неприятным.
  - Я думала, клан Медичи не поощряет охоту на людей. К тому же, у вас есть кровезаменитель.
  - Не поощряет. Но главная беда в том, что концентрат не может полноценно заменить нам кровь живого человека, увы.
  - Не может быть. Ученые же до сих пор по ящику папками трясут, хвалясь результатами разработки.
  - Да, это действительно сложно объяснить. Однако вампиру недостаточно только концентрата, чтобы выжить.
  Сказанное Эдуардом стало для меня настоящим открытием.
  - Кровезаменитель не решает проблемы питания в прямом смысле, но... У нас всегда есть охотники и религиозные фанатики, также, между прочим, жаждущие нашей крови, в определенном смысле. Если они вламываются в наши жилища, мы питается ими. Кроме того, в современном мире много людей, добровольно предлагающих свою кровь. Нам не обязательно убивать. Для одного кормления молодому вампиру надо совсем немного.
  Да, про таких людей я слышала. Ударенные на всю голову, зависимые от вампирских укусов, как от наркотика. Вампиры утверждали, что анестетики в их слюне не вызывают зависимости. Но каждый год людей, предлагающих себя вампирам, становилось все больше. В современном мире число кровавых проституток превышало число наркоманов и шлюх, вместе взятых.
  Эдуард притормозил у моего дома. Небольшая трехкомнатная квартирка на втором этаже старого дома, то место, где я прожила всю жизнь. Наверное, Эдуард никогда не жил в подобном месте. Хотя, какого чёрта! Меня это что, волнует?
  Я вылезла из машины.
  - Спасибо, что подкинул.
  - Идешь куда-то вечером?
  - С чего ты взял?
  - Просто имей ввиду. Сейчас людям небезопасно выходить после заката, никуда не ходи в одиночестве и без оружия.
  - О, это я тебе обещаю.
  
  ***
  
  Кристи и Томах заехали за мной в начале десятого. Близость кровососа не вдохновляла, да и гибель Джона просто-таки взывала к трауру. Но идти в 'Lifemoon' одной было откровенно страшно. Кстати, именно из-за траура визит решили не затягивать, просто зайти, так сказать, поздороваться и свалить. В том, что Кристина останется в клубе с Томахом, я почти не сомневалась, хоть при мне девушка и старалась удерживать на лице невозмутимо скорбную мину по второму связисту.
  От платья, предложенного Кристи, я наотрез отказалась. Надела свое старое, еще со времен школьного выпуска. Случайно нарыла его в дальнем ящике шкафа. Любая девчонка должна иметь хоть одно платье, верно?
  Фигуру с тех времен я себе не испортила, да и смотрелось оно лучше, чем предложенные подругой тряпочки с тесьмой. Черное обтягивающее, до колен, пересобранное в области декольте, с закрытой спиной. Так и мелких шрамов не видно. К нему я надела лаковые туфли на небольшом каблуке. В мамин клатч запихнула посеребренный кинжал, мобильник и помаду. Дополнила весь ансамбль бабушкиным тоненьким крестом на золотой цепочке. Все знали, что вампиры не так уж и боятся символов веры, но удержаться от маленькой толики издевательства в их адрес было сложно. Еще я планировала прихватить длинный плащ, под ним легко можно было спрятать пистолет, если не завязывать пояс.
  Чтоб Кристи не ворчала из-за платья, я милостиво разрешила себя подкрасить и собрать волосы. Хотя, на мой взгляд, всё, кроме помады, было лишним, зря парились.
  Томах, все это время сидевший в гостиной с мамой, терпеливо слушал ее излияния по поводу современных совершенно развязных шоу и похлебывал скотч.
  Еще одна странность. Хоть вампиры и не питались человеческой пищей, от выпивки редко отказывались. Доставляет ли она им удовольствие, и пьянеют ли они, никто благоразумно не спрашивал.
  Мама была от вампира в полном восторге, а Томах был счастлив удрать вместе с нами.
  Вышибала 'Lifemoon' пропустил нас без вопросов, внутри дорогих гостей встретила уже знакомая вампирша в переднике официантки. Интересно, у нее тоже нет четвертой метки? Девушка ослепительно улыбнулась мне и кивнула в знак приветствия Томаху и Кристи.
  - Мастер ожидает вас, прошу за мной.
  - Нет. Если мистер Джод не против, я бы предпочла подождать его в общем зале, вместе с друзьями. Передайте, мы будем у бара.
  Вампирша недоуменно кивнула, по выражению ее лица становилось ясно - мистер Джод будет ох как против, но спорить со мной она не рискнула. Какого черта! Это он тут на своей территории, а я еще хотела бы до утра вернуться домой и, желательно, целой.
  Ждать пришлось недолго. Салли нарисовался на галерее верхнего этажа, в белоснежной шелковой рубашке с рюшами и кожаных штанах. Его волосы сегодня были распущены, в ухе блестела жемчужная серьга. Это, типа, образ а-ля юный пират?
  - Мисс Милтон! Моника, вы ослепительны!
  Он спустился к нам, и толпа благоразумно расступилась, уступая упырю дорогу.
  - Вам тоже весьма идут эти... вещи, мистер Джод.
  Что?! Я просто пыталась быть вежливой.
  Вампир склонился в галантном поклоне, целуя мне и Кристи руки. Клоун.
  - Ну, я же просил, просто Салли. Милая, вы разбиваете мне сердце.
  К сожалению, не наяву. С дырой в груди и в свинцовом гробу ты, кровосос, выглядел бы неподражаемо.
  - Я бы хотела побыстрее обсудить насущные вопросы, Салли. У меня ещё есть дела на эту ночь, так что давайте не будем тратить время зря.
  - Конечно, милая, прошу вас и ваших друзей подняться наверх. Я должен вас кое с кем познакомить.
  Наверх? Ну что ж, есть надежда, что при всех этот парень не станет распускать зубы.
  Открытая галерея второго этажа - элитное место для избранных. Кроме нас с Кристи тут была только одна девушка. Не надо было обладать моей проницательностью, чтобы понять, в качестве кого, а точнее чего, её тут использовали. Шея с двух сторон была прокушена, свернувшаяся кровь запачкала ключицу, декольте и алое короткое платье блондинки. В мутных глазах читалось блаженное забвение.
  Я внутренне содрогнулась и незаметно расстегнула клатч, чтобы проще было в случае чего дотянуться до посеребренного кинжала.
  На трёх диванах белой кожи, расставленных вокруг круглого столика красного дерева, сидело двое вампиров и их ужин, та самая блондинка. Вампирша в белом брючном костюме с ярко красными от крови губами развязно подмигнула Томаху. Ее длинные черные волосы пышными волнами лежали на диване и спускались до самого пола. В ушах блестели массивные серьги, шею обвивала толстая золотая цепь. В разрезе глаз угадывались восточные корни. Вампир же был скорее латиноамериканцем, так, по крайней мере, я их себе представляла. Смуглая кожа, большие чёрные глаза и стриженые до плеч, немного вьющиеся волосы, зачесанные назад. Чёрные брюки и серая рубашка носили следы недавней трапезы. Пятен было немного, но кровь сложно было с чем-то спутать. Он вытер красные губы салфеткой и окинул оценивающий взглядом меня и Кристину. Этот вампир был очень опасен, об этом говорили его осанка, манера двигаться и взгляд. В черных глазах я видела любовь к смерти, и хуже всего было то, что он не сводил их с меня.
  - Девушки, познакомьтесь, Михаэль и Кассандра Борджи. Мои дорогие, это наша Моника, сестра Джоди, и ее подруга Кристина. С Томахом вы знакомы. Михаэль - тот самый вампир, которому задолжал ваш брат, моя милая. Я решил, что вам лучше познакомиться лично.
  Как же мне не понравилось это его - 'наша'... Чувство самосохранения забилось в истерике.
  - Не буду врать, что мне приятно знакомство с вами, мистер Борджи.
  Я не боюсь тебя, чертов упырь! И не надо так улыбаться, ты конечно, красавчик, но ублюдок еще тот. За Салли ты следующий в очереди на тот свет. Хотя нет, ты, пожалуй, даже приоритетнее.
  - Не буду врать, что мне оно неприятно, Моника. Салли не преувеличил, когда расписывал вашу внешность, скорее даже умолчал.
  Приятный глубокий голос. В улыбке показались острые клыки. Он немного подвинулся, освобождая рядом с собой место для меня, я благоразумно сделала вид, что не заметила. Сейчас, сяду я рядом, как же. Размечтался.
  Вампирша поднялась, оправляя топ, проверила, нет ли на нем крови.
  - Веселитесь, мальчики, думаю, я тут лишняя.
  Она придирчиво осмотрела меня и кинула короткий взгляд на Кристи. Будто мы бифштексы в мясной лавке. Чертовы вампиры!
  - Мы прогуляемся с Томахом.
  Она лукаво улыбнулась, упомянутый вампир тоже счастливо оскалился. И почему мне кажется, не коктейли они пить идут?
  - Помоги мне с этой девочкой, малыш.
  Вампир взял на руки вялое тело блондинки, и они направились к лестнице. Растерянная Кристина возмущенно буравила спину Томаха. Вот урод, он ей явно нравится, а даже не попрощался. Будет третьим в очереди на тот свет.
  Кристи, конечно, не святая, но даже она не заслуживает такого обращения, тем более - от вампира.
  Я села на средний диван, Кристи благоразумно присела рядом. Салли пристроился на третьем. В случае, если вампиры нападут, от Салли меня отделяла Кристи. Вряд ли ее он убьет мгновенно. У меня будет время прирезать Михаэля, а она отвлечет внимание вампира-подростка. Знакомая вампирша в кружевном переднике принесла скотч, вино и фрукты. Черт, как мне сейчас хотелось выпить. Вместо этого я открыла клатч и достала сигареты. Михаэль от сигаретки отказался.
  Не надо так пялиться! Чертов урод.
  На меня влюбленными глазами смотрела смерть, и я нутром чуяла - это серьезное дерьмо. Если выйду отсюда целой и невредимой, завтра же схожу в церковь.
  Говорят, сигареты успокаивают, чушь собачья. Но они позволяют делать вид, что я спокойна, а это в данной ситуации уже немало.
  Кристи залпом опустошила бокал со скотчем, закусила виноградом. Я бросила короткий взгляд на Салли и снова затянулась сигаретой. Чудесно! У обоих упырей клыки торчат.
  Ну, братец, только поправься, я тебя так отделаю, что мать родная не узнает. Если выберусь отсюда, конечно. Сделала еще одну затяжку и, превозмогая злость, улыбнулась Михаэлю. В конце концов, я сюда пришла решать серьезные вопросы.
  - Вы кажетесь мне честным вампиром, мистер Борджи, - чушь, но он и сам лживый до мозга костей. - И я уверена, что это недоразумение, возникшее между вами и Джедом, удастся разрешить.
  - Уверен в этом, милая. Оставим формальности, просто Михаэль. Вы ведь не хотите меня обидеть?
  Если б это могло тебя убить, ох, как бы я этого хотела... В ответ улыбнулась как можно более искренне.
  - Михаэль. Джед рассказал вам, как обстоят дела с его долгом? Очевидно, что тот парень, посредник, его подставил, я уверена, если вы поговорите с ним более развернуто, он признается в своей клевете на моего брата.
  Вампир засмеялся. Как жаль, чертовски жаль, что пистолет остался в плаще, и от него меня отделяла Кристина.
  - Она великолепна, Салли, такая незапятнанная наивность.
  Второй упырь довольно оскалился. Кристина тупо улыбалась, подъедая виноград, а мне хотелось под землю провалиться.
  Тут случилось страшное. Пока я поворачивала голову, обозревая Кристину и Джода, этот чертов упырь Михаэль пересел! Я даже не заметила, я не почувствовала этого! Раньше нас разделяло два подлокотника дивана и метр расстояния. Теперь он сидел прямо рядом со мной! Не успела скрыть свой страх, и ему это понравилась, я видела, как в черных глазах вампира затрепетал тоненький блик самодовольства. Видела, какими длинными стали его клыки. Он поднял мою руку с колена, и я с трудом удержалась, чтобы не схватиться за посеребренный кинжал.
  - Милая, сладкая Моника.
  Поцеловал мою руку и не отпустил. Сигарета истлела и пекла пальцы, я просто бросила ее на пол, освобождая вторую кисть.
  - Вы, конечно, верите своему брату, и это очень похвально. Но поймите, ту проблему мы с ним уже давно разрешили, сейчас же речь идет о деньгах, которые он занял у меня позавчера днем. А точнее, о тех деньгах, которые он остался мне должен, проигравшись в казино. Поверьте, милая, если бы я не сомневался, что за свою жалкую жизнь он соберет нужную сумму, то не стал бы требовать с него расписку.
  - Расписку?
  Теперь я начала понимать. И скрыть страх уже не могла. Как же это больно, когда тебя предают близкие, когда они не то, что отворачивается от тебя, как наша мать, или требуют стремиться к чему-то совершенно не соответствующему твоим собственным желаниям, истязая и сердце, и душу, как наш отец, а просто продают за банальные прихоти.
  Когда я первый раз сбежала из дома и отец избил меня, мать не разговаривала со мной почти месяц. Единственное, что она сказала мне тогда: 'Ты опозорила меня перед соседями'.
  Я - ее дочь, а мнение чужих людей оказалось для нее важнее! Неделю я каждую ночь плакала в подушку и приказывала себе не заморачиваться, приказывала быть сильнее, убеждала, что опыт бесполезным не бывает. Тогда я думала, что больше никогда в жизни мне не будет так больно. Но что может сравниться с болью от предательства собственного брата?
  Михаэль отпил из наполненного вампиршей бокала и протянул мне сложенный вдвое листок. Я оказалась права. Буквы путались, руки брата дрожали, но суть была ясна. Он должен был отыграться сегодня днем, не отыгрался, на кону стояла...
  Я приказала своим чувствам - заткнуться. Я солдат, я человек и уже только потом - я женщина. Ничего не решено до конца, пока у меня есть надежда, посеребренный кинжал в клатче и мой опыт. Собрала волю в кулак и улыбнулась, заставила себя рассмеяться. Улыбка вампира погасла, теперь он смотрел на меня с неприкрытым интересом и... Восхищением?
  - Михаэль, вы же, конечно, знаете, что у людей не принято оставлять друг друга в залог. Мне жаль, но любой адвокат скажет вам - эта расписка не имеет силы. Джед всегда был шутником, я поговорю с ним, он не имел права так жестоко над вами подтрунивать.
  Я тепло улыбнулась этой клыкастой твари и мягко забрала у него руку.
  Конечно, я говорила правду. Люди не оставляют друг друга в залог. Беда в том, что если вампир действительно обратится с этой распиской в суд, и долг брата правда настолько высок, квартира, в которой сейчас живет моя семья, просто пойдет с молотка, а я, Джед и мама попадем в долговое рабство. Прецеденты не то, что случались, они были отнюдь не редкостью.
  Клянусь, если выберусь, ты заплатишь за это, братец. Жестоко заплатишь.
  Кристина заерзала. Сиди, дура, чтоб тебя! Хотя... может, так даже лучше. Девушка поднялась.
  - Я вернусь через минуту, надо отлучиться. - Кокетливо виляя задом, она направилась к лестнице. Я подождала, пока она спустится, и тоже встала. Еще одна теплая улыбка. Еще всего одна...
  - Мне пора на другую встречу. Брат, конечно, должен вам, Михаэль, и мы найдем способ вернуть долг.
  Вампир не ожидал такого развития событий, и, по всему было видно, ему эта игра нравилась. Не люблю быть мышкой, но у меня тоже есть зубы, и, если нужно, в горло я вцеплюсь. Как сказал Эдуард, нам есть за что сражаться.
  - Вы могли бы вернуть его сейчас. Я не хочу скрывать своего восхищения, вы удивили меня, а при моем жизненном опыте это практически невозможно. Я предлагаю сделку. - Он сделал еще один маленький глоток скотча, клыки выдвинулись чертовски далеко. Вот же задница. - Вы видели сумму, она заоблачна. Я прощу ее вашему брату, если... вы позволите себя укусить. Всего один маленький укус, милая, и вы и ваш брат свободны. Как вам такое предложение?
  Я заставила себя улыбнуться шире. Никогда на свете! Сдохну, но моей крови ты, тварь, не получишь!
  - Михаэль, предложение заманчивое, но если бы только я была уверена, что Джед остановится. Боюсь, этот долг придется выплачивать ему, лично. Он заплатит, я прослежу за этим.
  Чертов упырь, я тебе и звезду с неба пообещаю, только дай мне выйти отсюда. Никогда больше, никогда не приду в подобное место! Разочарованным вампир не выглядел, и это пугало. Только кивнул на прощание. Салли же, казалось, был немного растерян.
  Слишком легко Михаэль согласился... Слишком легко!
  - Приятного вам вечера.
  Кристины не оказалось ни в дамской комнате, ни в зале, мобильный не отвечал. Я понадеялась, что у этой курицы хватило мозгов слинять, и вышла на улицу, набирая дрожащими руками номер такси. Достала сигарету.
  Я не попадала под зависимость никотина, покуривая время от времени просто по привычке. Сейчас закурить хотелось. Да... и еще выпить.
   Приеду домой, достану припрятанную мамой бутылку виски. А завтра с утра первым делом схожу в больницу и начищу морду Джеду. Плевать, что лежачего не бьют.
  - Моника!
  Это было так неожиданно, что я сигарету выронила. Растерянный Томах мялся, кутаясь в тонкую куртку. Выглядел он обиженным и растерянным.
  - Томах? - Я улыбнулась. Что-то быстро ты порезвился с вампиршей. К несчастью...
  - Моника, Кристи с ними осталась. Я хотел ее забрать, но они отшутились, что только выпьют по бокальчику. Черт, они ее во внутренние комнаты повели.
  Так я и знала, снова гребаное - Но. Как же я хочу домой! Кто бы знал.
  - Ну она ведь была не против? Верно? Не парься. Ты и сам ее кусал, знаешь ведь, что много они не выпьют.
  Или выпьют? Но они ведь уже ужинали, верно? Ненавижу вампиров.
  На него было жалко смотреть. Взгляд побитого щенка. И это вампир?
  - Моника, я бы не переживал, но туда людей посторонних обычно не водят. Она оттуда не выйдет.
  Так. Я ведь знаю, что совершаю ошибку. Или... Этот парень ради крови Кристины прямой приказ нарушил, может, она правда стала ему дорога? Верится с трудом.
  Черт бы его побрал, этого гребного вампира. Чтоб вы все, кровососы, под землю провалились! Разве что, за исключением Эдуарда... может быть.
  Я достала пистолет, сунула в карман, приоткрыла клатч.
  - Ты вперед.
  Он воодушевленно кивнул. Проклятье, и что я делаю?! Но ведь не могу же я ее там бросить!?
  Вышибала, если и удивился моему возвращению, виду не подал. Мы снова поднялись по лестнице и зашли за портьеру. Тут пахло сандалом и какими-то незнакомыми пряностями. В длинном сумрачном коридоре с алыми в разводах обоями никого не было. Я достала пистолет.
  - Знаешь, куда идти? - спросила я шепотом.
  - Чую её, - ответил вампир.
  Прошли несколько комнат. В одной, судя по звукам, происходило нечто занимательное.
  - Сколько на этаже людей?
  Вампир смутился.
  - Человека три, вампиров четверо. - Он что, решил, я стану расспрашивать, что тут за дверьми происходит? Это и ежу понятно, даже думать не хочу.
  Прошли дальше и, когда свернули за угол, вампир кивком указал на черную матовую дверь. От чего же мне так страшно? Вспомнилось серьезное лицо Эдуарда, к чему спрашивается?
  Повернула ручку. В комнате, как и в коридоре, оказалось сумрачно. Горел только торшер на тумбочке у широкой кровати с балдахином. Спальня, выдержанная в красно-золотых тонах, была богато убрана коврами и безделушками в восточном стиле. Рядом с вазой, полной павлиньих перьев, у окна, спиной ко мне, стояла Кристина. Вампиров не было видно. Я сделала шаг, ещё один. За моей спиной мелькнула тень. Я обернулась и нажала на курок. Выстрела не было. Передо мной, скаля пасть, стоял Салли. Он показательно закрыл дверь на ключ и помахал им у меня перед носом. Я нажимала на курок, снова... и снова. Пистолет молчал.
  Будьте вы прокляты, кровососы чертовы! Кто-то из них вытащил обойму, пока плащ лежал на диване.
  Так... Только держи себя в руках, Моника! Я бросила пистолет в скалящуюся физиономию Джода и попала! Из носа вампира брызнула кровь. Мгновенно выхватила кинжал. Он отпрыгнул, я оттолкнулась от дверей и замахнулась на Салли. Он зашипел.
  Удар ногой, прыжок, кувырок, подсечка. Он повернулся, но встать не успел, я прыгнула сверху, направляя лезвие аккурат в сердце.
  Крепкий захват... Михаэль перехватил руку с кинжалом и заломил её мне за спину, рывком поднимая меня на ноги. Я застонала от боли. Черт, я так берегла эту руку! Проклятье! Если бы не рука, я бы побила их... Кого я обманываю? Я не смогла бы убить двоих вампиров. Может, хоть одного... Дернулась из последних сил. Михаэль держал крепко, я почувствовала на своей шее его вибрирующее от хриплого смеха дыхание. Этот сукин сын смеялся надо мной!
  Но хуже было то, что эта долбаная дура Кристина стояла и хлопала в ладоши, едва не подпрыгивая от радости.
  - Ох, Моника. Ты неподражаемая дура!
  Вампиры не обращали на нее внимания.
  Я дернулась еще раз, пытаясь отстраниться от тревожившего страхи, щекочущего дыхания, пахнущего кровью. Подальше от клыков... бесполезно. Вампир держал крепко.
  - Ты не устаешь удивлять меня, милая, - прошептал упырь, по ощущениям обращаясь непосредственно к моей шее. - Думаю, при встрече стоит сказать спасибо твоему братцу за это знакомство.
  Мысли метались, как испуганные кони. Как же мне было страшно, страшно подумать и невозможно страшно сказать. Даже дышала я с трудом.
  Вскочивший Салли, заляпанный собственной кровью, представлял жалкое зрелище.
  - Ты ударила меня, сучка!
  Он схватил меня за подбородок, и я уже решила, что вот сейчас упырь проломит мне череп и все будет кончено, но Михаэль осадил его.
  - Убери руки!
  Джод от неожиданности даже отпрыгнул.
  - Эта девка меня ударила!
  Я услышала хриплый смех за спиной.
  - Не просто ударила. Эта куколка тебя чуть не убила, братец. Если бы не я, жариться тебе на сковороде в аду, так что будь благодарен.
  Салли выпучил глаза.
  - Чертова дрянь. А ведь по ней не скажешь.
  - Ну-ну, поуважительнее. Она все-таки твой гость. - ещё один издевательский смешок. - Ты правда думала я отпущу тебя, сладкая? Глупая девочка. Тебе стоило согласиться на моё щедрое предложение сразу, не пришлось бы просить нашего общего друга Томаха разыгрывать этот спектакль. При жизни он был очень талантливым актером, кто бы мог подумать, что после смерти он заслужит этим мастерством метку клана.
  Четвертая метка... вот значит как. Эти уроды пообещали Томаху четвертую метку, если он приведет меня.
  - Отпусти меня! - голос прозвучал сипло. Еще одна попытка вырваться пользы не принесла.
  - А ты будешь послушной девочкой?
  Что тут скажешь? Как же меня бесило это! Бесила беспомощность, бесило такое отношение. Как же я ненавижу тебя, Михаэль Борджи! Клянусь, упырь, я тебя не то что убью - изничтожу. Не сейчас, но со временем ты умрешь от моей руки, и ради этого я жизни не пожалею.
  Михаэль рассмеялся.
  - Так я и думал. За свое упорство ты заслуживаешь поощрения, милая.
  Салли тоже скалился. Его клыки поранили нижнюю губу, но он, не замечая этого, пялился на нас с Михаэлем. Даже все это время молчавшая в стороне Кристина, снисходительно улыбалась.
  Что же ты делаешь, глупая курица?! Мы ведь работали вместе, мы были подругами. Неужели ты не понимаешь, что не уйдешь отсюда? Глупая, глупая Кристи...
  Усталость и осознание собственной глупости накатило волной. Я ведь уже ничего не смогу сделать... Разве что, попросить их убить себя быстро? Чёрт... Что за мысли? Я не могу сдаться этим чудовищам без боя!
  Михаэль снова уткнулся мне в шею. От его прерывистого, хриплого дыхания бросило в дрожь.
  - Сегодня я отпущу тебя, Моника, обещаю. Но я хочу получить свой укус. Я просил по-хорошему, ты не захотела.
  Одной рукой он перехвалил мои запястья, поднимая еще выше. Так я не могла стоять даже на носочках.
  - Глупенькая. Я всегда получаю, что хочу.
  Изо всех сил постаралась отстранится, конечно, не помогло. Теплое дыхание на шее, резкая боль заставила закусить губу лишь на короткий миг. Необычайная лёгкость, волнующая слабость, сменяя неприятные ощущения, потекли по венам, бросая в жар. Приятная истома и желание вспыхнули в груди, распаляя и дразня. Мне захотелось поцеловать вампира... впиться губами в ласкающий мою шею рот, горячо и страстно. Поднять рубашку и коснутся гладкой, сильной спины, провести дрожащими пальцами по рельефным мышцам живота...Стоп!
  Хватка ослабла, и я хотела отскочить, но получилось только выпасть из объятий Михаэля.
  Шея не болела, я прижала к ней руку, кровь сочилась из проколов. Он укусил меня!
  Михаэль больше не смеялся, его пораженный взгляд потеплел и... черт! Мне стало по-настоящему страшно. Он облизал окровавленные губы и улыбнулся, склонившись надо мной. Как в тумане я следила за его рукой, пальцами чувственно коснувшимися моей щеки.
  - Потрясающе... неповторимо. Если бы я не обещал отпустить тебя... Может нарушить слово? Ммм? - Он перевел взгляд на с любопытством и жадностью рассматривающего меня Салли, а затем посмотрел на Кристи. Губы вампира тронула жестокая усмешка.
  Я даже дыхание затаила, почти молясь.
  - Нет. Не хочу, чтобы ты ненавидела меня, крошка. Не сегодня.
  Сквозь какой-то отупляющий дурман я следила, как Салли достал ключ и открыл двери. За ней, довольно скалясь, по-прежнему стоял Томах. Я хотела тут же выбежать, уйти как можно дальше. Но, проклятье, я ведь буду вечно ненавидеть себя, если поступлю так.
  Встала, игнорируя дрожь в ногах.
  - Кристина уходит со мной. Вы получили что хотели, отпустите и ее.
  Девушка уже откровенно целовала шею Михаэля, Салли облизнулся. Борджи отстранился от девушки и хрипло рассмеялся.
  - Святая Моника! Поскольку сегодня я доволен, она может уйти с тобой... если хочет.
  Я постаралась добавить голосу немного убедительности:
  - Кристи, очнись. У тебя ведь есть Джойи...помнишь? И еще мама...
  Глупостью было верить, что это сработает. Она лишь игриво повела плечиком.
  - Они все зануды, как и ты. В жизни, Мики, надо уметь развлекаться.
   Девушка захихикала. Салли подмигнул мне, лаская руками шею девушки.
  Они убьют её, и все же... я сделала все что могла?
  - До скорой встречи, моя прелесть.
  Желаю вам никогда не испытать на себе влюбленного взгляда смерти. Это страшно. Никогда раньше я столько не боялась, как в эту ночь.
  - В следующий раз, когда мы встретимся, Борджи, ты сдохнешь.
  В то, что говорю, я сама не верила.
  ***
  
  Я приехала домой на такси, и все, о чем думала по пути, это - Кристина. Мне показалось, что я услышала ее крик, когда выходила из клуба. Но знаю, показалось.
  Бутылка с виски оказалась почти пуста, поэтому я ограничилась сигаретой и душем.
  За что ты со мной так, брат? За что мне все это?
  На мокрой от слез подушке я заснула только после рассвета.
  
  
  Глава 5
  Около полудня меня разбудила мама. Она собиралась к Джеду и настаивала, чтобы я поехала с ней. Осознание накатило волной боли. Джед, Кристи... Сегодня было ещё хуже, чем вчера. Я не хотела этого помнить, я не хотела этого знать. Все, чего мне действительно хотелось - умереть.
  На кухню я вышла в водолазке под горло, раны опухли и нестерпимо болели, незачем пугать мать.
  - Ты плохо выглядишь, милая. Тебе надо прогуляться. Поездка пойдет тебе на пользу, и Джеди будет рад увидеться. Он очень соскучился.
  Я меланхолично ковыряла суп с брокколи. Мама готовила очень вкусно, но от вчерашнего кошмара меня выворачивало наизнанку, и я боялась, что, если съем хотя бы кусочек, меня стошнит прямо на скатерть.
  - Мам, я... У меня были другие планы на день.
  - Ах, милая. - Мать лукаво улыбнулась и взяла меня за руку. - Это всего лишь неудачное свидание. Не накручивай себя, я видела, как этот парень вчера смотрел тебе вслед, вы помиритесь.
  - Что? - Я не сразу поняла о чем речь. Она подумала, у меня роман с Эдуардом? Должно быть видела, как он подвез меня днем. От этой мысли на глаза навернулись слёзы. - Это не из-за него, мам.
  Она обняла меня, и я разрыдалась ещё сильнее. И что со мной такое? Я ведь никогда раньше не плакала на людях. Слёзы текли не иссякая, не думала, что вообще могу столько выплакать. Мама просто гладила меня по голове, и я была очень благодарна ей, что сейчас она оказалась рядом. У меня не было сил рассказать ей о том, что произошло, и о Джеде... Боже, дай мне сил!
  Телефон в коридоре зазвонил, но мама не ответила, мы так и сидели обнявшись, пока не зазвонил ее мобильный.
  Она вздохнула и улыбнулась мне.
  - Надо ответить. Не переживай Мики, ты молода, все наладится.
  Мама вышла, и, пока она не видела, я отправила содержимое тарелки обратно в кастрюлю. Пусть думает, что я поела. Так ей будет спокойнее. Ткань гольфа безумно раздражала рану.
  Боль пульсировала, надо-бы наклеить пластырь и выпить еще обезболивающее. Я приложила к шее руку, тепло ладони немного успокоило спазмы.
  - Мики. Мама позвала из коридора, её голос звучал взволновано. - Джед хочет поговорить, я сказала, что мы собираемся, но он говорит, это не может ждать.
  Это не могло ждать вчера, мама. А сегодня это просто не имеет смысла. Я взяла трубку и приложив её к уху, выдавила для матери улыбку.
  - Привет. Джед, как ты?
  - Мики. Ты ездила к ним вчера?! Ты с ними разговаривала? Что он сделал?! - Голос брата дрогнул.
  Волна гнева подкатила горьким комом к горлу. Ради матери я сдержалась.
  - Да. - Я чувствовала, как он затаил дыхание. - Да, Джед. Три да. Как ты себя чувствуешь?
  Секунду он молчал, но затем все-таки ответил, хотя и очень неуверенно.
  - Плохо. Врачи говорят состояние стабильно...
  Мама не сводила с меня взгляда, я старалась выглядеть беспристрастно.
  - Я также. Так мама приедет сама, ты не против?
  Он замолчал. Я слушала в трубке его тревожное дыхание.
  - Я не мог... Мне так жаль. Я не имел права...
  - Отлично, я так ей и передам. И я тебя, поправляйся!
  - Послушай Ми...!
  Я нажала отбой. Тому, что он сделал, не было оправдания, мы оба это знали.
  - Он сказал, я могу не ехать. Да и у меня самой были другие планы. В управлении нужна помощь, Кристи... сегодня не придет. Когда прибудет новый связист, я должна быть на базе.
  Мама слушала меня скрестив руки на груди.
  - Мики. Джед чем-то взволнован, ты рыдаешь. Детка, я чего-то не знаю?
  Как же мне хочется поделиться с тобой этим, мамочка... И снова проклятое - Но! Выдавила из себя ещё одну фальшивую улыбку. С каждым разом, это дается мне все легче.
  - Я правда была не совсем честна с тобой, мам. Понимаешь, я рассматриваю возможность пожить отдельно от вас с братом. Джед узнал и, мне кажется, расстроился немного.
  Будет лучше, если я скажу ей сейчас. Потом это не станет для нее шоком. А то, что мне придется от них уехать, после вчерашнего стало очевидным.
  Она задумалась.
  - И это все?
  - Не совсем...- еще вчера меня укусил вампир, и я боюсь за тебя, мамочка, поэтому и уйду. Но вслух сказала: - Ты права по поводу Эдуарда, мы помиримся.
  Это ее приободрило.
  - Твой отец этого бы не одобрил. Я, признаться, тоже не отказалась бы от внуков, Джед-то не скоро девушку привести соберется. Но если ты будешь счастлива с этим парнем, я за. Вампиры не люди, но и среди них бывают честные ребята. Пусть твой окажется именно таким.
  Вот это неожиданная речь, выходит мама разглядела даже больше, чем я думала. Отговаривать от переезда она не стала, это плюс.
  К вечеру немного погасив свою боль мороженым, я собралась с духом и, составив в мозгу примерный план действий, поехала на работу. Снейкскин хорошо скрывал раны на шее, но пластырем я все-таки воспользовалась. Проколы сильно опухли и от ран потянулась красная сеточка сосудов, мерзкое зрелище.
  Сэм и Джейкоб снова были в строю. Штаб прислал нового командира на подмену Джеда и связиста стажера. От мысли, что стажировать его уже некому, сердце сжалось. Кристина не придет, она уже была мертва, я просто знала. И хотя моей вины в этом не было, я не могла избавиться от этого чувства. Эта боль останется со мной навсегда. Глупая дурочка Кристи.
  С базы прислали не только пополнение, новое оружие тоже подоспело как раз сегодня. Кинжалы типа АФ (Кинжал Boker Applegate-Fairbairn Fighting Knife(A-F)) и короткие мечи с посеребренным лезвием. Начальство расстаралось.
  Вампиры прибыли через час после заката. Кроме Эдуарда и Алекса ещё двое новеньких. Афроамериканец Род и русоволосый парень с короткой стрижкой, кажется Дени, если я правильно расслышала. Его кожа была белее, чем у остальных вампиров, а серые глаза казались стеклянными, будто прозрачными.
  Первым в комнату зашел Алекс и замер, глядя на меня. На его лице читалось недоумение. Остальные вампиры ввалились следом, но и их реакция оказалась странной. Проигнорировав приветствие ребят, они едва не ощерились, увидев меня. Эдуард, казалось, был в бешенстве. Сжатые до алебастровой белизны кулаки пугали.
  Эти ребята ведь не могли видеть укус сквозь ткань снейкскина? Или я чего-то не понимала? Господи, за что мне все это?!
  Алекс тронул буравящего меня взглядом Эдуарда за руку, его сказанные шепотом слова удивили.
  - Не психуй, не разобравшись.
  Эд только плотнее сжал челюсть и кивнул.
  Вампиры быстрее, чем следовало, слиняли к себе в комнату, отозвав на пару слов и нового кэпа - Дональда Митли, присланного из штаба на замену Джеда. Эдуард вернулся уже через пару минут и, попрощавшись, ушел, даже не взглянув в мою сторону.
  Ну вот и все. Почему же так обидно, почему так тяжело на сердце? Я надеялась расспросить его, а теперь это не осуществится. Я только начала осознавать, что он мне действительно нравился. Не то чтобы я не понимала этого раньше. Сэм, Джейкоб и даже Алекс, тоже были мне симпатичны, но все-таки к Эдуарду я относилась по-другому.
  При жизни отца его тирания вдолбила в меня непреложную истину - мужчины боевые товарищи, и рассматривать их в другом ракурсе я даже не пыталась. Я выросла, и такое отношение стало для меня нормой. Мужчины всегда проявляли ко мне интерес, насколько я могу судить. По наследству мне досталась неподходящая для солдата внешность. Но я привыкла отмахиваться от назойливого внимания. И в итоге, из всех мужчин в душу запал именно вампир. Есть в этой шутке судьбы некая ирония. Хотя, наверное, теперь это уже не имеет значения, он ушел и все терзания бессмысленны.
  Эдуард будет презирать меня вместе со своими братьями, а я даже не знаю за что. Горько ухмыльнувшись своим невеселым мыслям, подцепила с лавки бронежилет.
  - Милтон!
  Голос нового капитана прозвучал так резко, что я даже вздрогнула от неожиданности. Нервная я стала. Чертовы вампиры.
  - На вас сегодня увольнительная. Езжайте домой.
  - Что? - я опешила от такого заявления.
  - Никаких но, я сказал. Потом поблагодарите брата.
  Джед? Не думаю, что теперь буду благодарить его, за что бы то ни было. Пожала плечами и молча села на место второго связиста, раз так, покажу хоть стажеру, как работать с нашей теплой ламповой аппаратурой.
  - Милтон! Вы меня не расслышали? - на лице парня читалось явное недовольство. - Чтобы через пятнадцать минут вас тут уже не было. Ясно?
  - Так точно! Просто покажу Руфу разные тонкости.
  Он подал знак на выход ребятам. Подошел к креслу и положил мне руку на плечо. Неожиданно.
  Нашей группе раньше приходилось работать с Дональдом и его ребятами в связке, но не могу сказать, чтобы мы были настолько хорошими знакомыми.
  - Моника, Джед просил настоять, и я настаиваю, езжай домой.
  Я кивнула.
  - Спасибо.
  Проблема была в том, что домой идти было страшно. Наша база находилась на окраине брошенного района в здании полицейского управления, и таксисты не очень любили эти места. Обычно мы с Джедом ездили на его машине. Я не взяла ее сегодня, разрешения мне никто не давал, а звонить ему... Теперь это стало слишком сложным для меня. Я надеялась уйти с базы после рассвета, и этот чертов приказ перепутал все планы.
  Не то чтобы я возлагала особые надежды на воплощение своих идей относительно Михаэля Борджи в жизнь. Но если до ухода Эдуарда у меня ещё была какая-то надежда добраться до кровососущего ублюдка, теперь ее просто не существовало. Какая к черту разница, сегодня из меня сделают кровавый бифштекс, или чуть позже? Вампиры ясно дали понять, что пригласят меня в гости очень скоро, а у меня нет ни малейшего шанса их убить. Одного энтузиазма недостаточно. Меня убьют. Хотя... один плюс в этом был. Возможно после этого Джед все-таки возьмется за голову, распрощается с пагубным увлечением, осознает свою вину. Возможно...
  Я улыбнулась своим глупым мыслям. Стажер-связист - Руф - подумал, это я ему, и подмигнул. Как же меня это бесит!
  Нож и пистолет я при себе все-таки оставила. Жаль было оброненный в 'Lifemoon' кинжал. Он был удобным и компактным, в отличие от громоздкого меча и коротковатого Urban Kingа (такой нож). Выйдя на улицу, вгляделась в ночь. Ни души. Растущий диск луны одиноко светился в звездном небе, заливая крыши пустынных соседних домов белым перламутровым светом. Над землёй клубилась беловатая дымка прозрачного тумана.
  Отличная ночь для того, чтобы стать вампирьей закуской. Но живой я все равно не дамся, а холодная кровь не так уж им и по вкусу. Эта мысль мне понравилась. Самая удачная за весь вечер. До чего я скатилась, размышляю о самоубийстве. Совсем свихнулась.
  Я прошла уже несколько домов, а меня еще не съели. Подумав это, я тут же раскаялась. Из подворотни вынырнула машина с выключенными фарами. Сердце пропустило удар, но тут же забилось вдвое быстрее. Дверца черного ягуара приоткрылась, и, в тусклом свете редких фонарей, отражая свет, по кошачьи светились знакомые зеленые глаза.
  - Садись. - я хотела было выполнить приказ, но замешкалась.
  Один вампир мной уже закусил. Эдуард мне, конечно, нравился, но кто этих кровососов поймет, может ему тоже захотелось попробовать меня на вкус, а он всегда добивается, чего хочет, и дальше в том же духе. Заметив мою нерешительность, он вздохнул.
  - Садись Моника. Мы только поговорим и все.
  От мысли, что он так легко понял причину моего замешательства, стало неловко. И даже стыдно, ведь Эдуард никогда не давал мне повода в себе усомниться.
  Я села в знакомую машину, с наслаждением вдохнув запах розовых лепестков с тонкими нотами хвои. С тела тут же спало напряжение, не покидавшее меня на протяжении всего дня.
  - Прости, я просто...
  - Я тебя не виню. После того, что произошло, удивительно, что ты еще нас всех не возненавидела.
  - Как ты узнал?
  - Как узнал?! - он засмеялся.
  - Что смешного?! - возмутилась я.
  - Моника, на тебе словно большими буквами написано: 'Собственность Борджи.'- в голосе вампира пробивалась злость, - мне вот только до чертиков интересно, как этот червяк Салли решился на такое? Мне казалось, он и шагу ступить не может без поддержки своего папочки.
  Я закрыла глаза и потерла саднящую рану.
  - Это не он.
  Эдуард оживился, в его взгляде промелькнула тень сомнения, но только на мгновение, затем она сменилась явным интересом.
  - А кто же тогда? Расскажи мне!
  Это звучало как приказ, и, хотя мне очень хотелось поделиться с ним, я задумалась, стоит ли рассказывать действительно все, ведь это касалось не только меня, но и Джеда. Он видел мою нерешительность и терпеливо ждал. Достал из бардачка фляжку, протянул мне. Я повертела её в руках и безразлично положила на колени.
  - Честно говоря, я не уверен, что смогу чем-то помочь, врать не буду. Но я знаю, что ты не сама подставила шею под метки этой твари. Вампир, ставший таковым не по своей воле, редко доживает до почетных седин. А я узнал о тебе достаточно, чтобы понять - становиться одной из нас ты не хочешь.
  - Одной из вас? - Внутри все похолодело. - Но причем тут укус? Он же только укусил меня, правда?
  Я смотрела на Эдуарда с надеждой, но на его лице отражалось только сочувствие.
  - Вампир, который укусил тебя, поставил первые две метки. Две метки из четырех, понимаешь? Насколько я могу судить, эти метки он поставил одну за одной. Такое делают, только когда готовятся совершить оборот. Из тебя хотят сделать вампира, Моника, и если ничего не предпринять, это произойдет в ближайшее время.
  Я застонала и закрыла лицо руками. За что ты наказываешь меня, Господи? Я ведь даже в церковь иногда хожу. Ходила... Эдуард взял фляжку из моих рук и, судя по звуку, открутил пробку.
  - Выпей, - на красивом лице вампира так неестественно светились зеленые нечеловеческие глаза, - это коньяк.
  Я взяла флягу, пахло спиртным. Приятное тепло обожгло небо.
  - Но зачем? Какого черта он это сделал?!
  - Это ты мне скажи.
  Я помогала головой. Как рассказать о том, о чем стыдно было даже думать? Но мне ведь этого хочется...
  Он вздохнул и улыбнулся.
  - Не доверяешь?
  - Не в этом дело.
  - Правда? - в его глазах промелькнул азарт. - Тогда предлагаю обмен информацией. Ты рассказываешь без утайки, что произошло. Я же взамен обязуюсь тебе помочь, чем смогу.
  - Какой же это обмен информацией?
  Он задумался.
  - Да, действительно... Ну... могу рассказать, как я стал вампиром. - тут же нашелся он, демонстрируя в фальшивой улыбке немного выдвинутые клыки.
  Я еще раз хлебнула из фляги и, плюнув на все, сдалась.
  Эдуард слушал внимательно, не перебивал, только руки все сильнее стискивали руль, а при упоминании долга брата и имени Михаэля вовсе отвернулся. Он злился, и сильно. Я уже поняла, что это одна из причин, по которой у вампиров вылазят их клыки. И отвернулся он потому, что не хотел меня пугать. Когда я закончила, некоторое время мы сидели молча.
  - Говоришь, он хотел нарушить слово, попробовав твою кровь?
  Я кивнула, ещё раз приложившись к фляжке, внутри почти ничего не осталось. Легкий дурман навевал дремоту, блаженное состояние настоящего счастья.
  - А почему?
  - Вкусная я, наверное, - сказала я и нервно захихикала, на самом же деле на глаза наворачивались слёзы, - потрясающе неповторимая, - Процитировала я, глотая горький комок. По лицу Эдуарда было понятно, на языке у вампира вертится вопрос, задать который он не решался. Внезапная догадка?
  - Моника, а ты... - он нахмурился, отобрал у меня фляжку и прищурился. Клыки пианиста удлинились, почти раня нижнюю губу, - вкусная, говоришь?
  Вопрос напугал меня, но пробовать вопреки моим опасениям, вампир не собирался. Только посмеялся с моего вытянувшегося лица.
  - Съехать из дома придется.
  Клыки медленно втянулись, и Эдуард снова стал похож на почти нормального парня. Разве что глаза... Одно паршиво необратимое - Но.
  - Завтра начну искать квартиру.
  Он замотал головой.
  - Рядом по соседству всегда будут люди, которых ты не захочешь подвергать опасности. - Эдуард задумчиво смотрел в ночь и, когда я не ответила, продолжил. - Через это проходило уже множество людей.
  - Сомневаюсь, что их также кусал злобный кусок дерьма, от которого спасу не было.
  Еще одна добрая улыбка.
  - Намылить бы тебе с мылом рот за такие слова. Раньше кланы часто враждовали. У Британии не было единого короля, остров был поделен на мелкие, если так можно выразиться, королевства. Мы очень четко видим метки и, чтобы уберечь меченого человека от посягательств другого дружественного клана и оградить от клана враждебного для подобных людей, у нас есть соответствующие дома. Там живут семьи преданных нам работников, да и собственно самые ценные сотрудники. Подобное место очень хорошо охраняется всеми возможными и невозможными способами.
  - Звучит слишком хорошо, чтобы быть правдой.
  - Я тебе говорил, мы заботимся о тех, кто на нас работает. Сейчас мой отец - король объединенного королевства, и подобные места, мало того, что надежно защищены, они неприкосновенны. Как и люди, носящие на теле метку Медичи.
  - Но другие вампиры сразу поймут, что я не имею права находится в подобном месте.
  Он вздохнул.
  - Технически, поскольку Михаэль поставил тебе две метки, он может приказывать тебе. И теоретически ты представляешь опасность для клана Медичи. Но... Поскольку ты была помечена без своего согласия и попросила помощи и защиты у клана Медичи. А если кто-то спросит, имей в виду, так оно и было. Отец позволяет разместить тебя в одном из наших пансионатов. Я обсудил это с ним по телефону как раз перед твоим появлением. Ты будешь под наблюдением и особым контролем, и под мою ответственность, разумеется, но это лучшее из возможных вариантов.
  В глазах вампира промелькнули лукавые искорки. Что ж, лучшего варианта действительно не найти.
  - А финансово я это потяну?
  Он засмеялся.
  - Моника, ты меня поражаешь.
  Ну вот, еще один впечатленно-пораженный, лишь бы только кусаться не начал.
  - С этой минуты ты под защитой и опекой Медичи. Люди, на нас работающие, находятся на содержании клана. Единственное требование: в ночное время только под надзором. В дневное оставляй уведомления о том, куда направляешься. У клана Борджиа тоже есть подопечные, не опасающиеся солнца.
  Ещё лучше. Мне уже почти нравится. Он завел машину и включил фары.
  - Я отвезу тебя в пансион сегодня. Вещи из дома заберешь днем.
  Вовремя я сообщила матери о переезде, иначе вопросов было бы не разгрести. А Джед... Да кого после случившегося волнует его мнение? Конечно, лукавлю. Интересует, но чёрт, это из-за него я стала кровавым бифштексом, так что, если есть возражения, пусть пережевывает их наедине сам с собой. Бесплатное проживание, круглосуточная защита, предложение заманчивое. Хороший вариант для того, чтобы пустить корни. Вряд ли только этот упырь Борджи смирится. Слишком уж жизнерадостно он сказал своё - "до скорой встречи".
  - Ты умеешь уговаривать.
  Эдуард улыбнулся, выруливая из темной подворотни.
  - Спасибо. - Чуть тише добавила я. - Ты уже столько сделал для меня. Я никогда не думала, что вампиры бывают такими...
  - Какими? - с интересом спросил он.
  Перед глазами все поплыло, коньяк ударил в голову, я ведь днем так толком ничего и не съела.
  - Совсем как люди.
  - Мы и есть люди, - и, глядя на него сейчас, я очень хотела в это поверить, но его глаза... - бывшие.
  - Прости, я просто... Я не это имела в виду.
  Он насмешливо кивнул, но мои слова обидели его. Дура! Надо было держать язык за зубами.
  Пансион находился в одном из самых оживленных районов Вест-Энда. Величественное здание, походившее на отель, выделялось светом тысячи огней. Я не могла не восхититься. Эдуард надо мной посмеивался.
  - Ты ждала подвалов и трущоб? Или... бутафорский замок и раздвижной мост?
  - И, конечно, лес. Это тоже важная деталь.
  - Ну да, а еще крепость вампира на отшибе, где волки воют, должна находится в равно удаленных от всех мировых столиц расстояниях. И туда можно доехать на карете за каких-то пару часов.
  - Нет, к закату. - ответила я и захихикала.
  Он напустил на себя серьезный вид.
  - А как же время на то, чтобы освоиться? Нет, к закату это как-то поздновато. Ты как будто фильмов не смотришь. Черт! Я сегодня забыл одеть свой смокинг. Посидишь пару минут?
  Я думала, он шутит, но Эдуард действительно вышел и минут пять обсуждал что-то с охраной. Эти два бугая еще открывали и закрывали двери, но для швейцаров слишком уж они брутально выглядели, хотя пиджачки на них и были форменные. Швейцары-секьюрити, мне начинает тут нравиться.
  - Все в порядке.
  Вампир открыл мне дверь и предложил руку, на этот раз я не пренебрегла его предложением. Чинно взяв пианиста под локоток. Если на мне метки Борджиа и их действительно так хорошо видно посторонним кровососам, лучше быть к Медичи поближе.
  Оба стремных швейцара проводили нас серьезными взглядами, но ни слова не сказали.
  Внутри все тоже выглядело как в дорогом отеле - суматоха, прислуга, ресепшн.
  Вампир в зеленом пиджаке и черной рубашке вежливо разговаривал по телефону у стойки администратора.
  - ...сделаем все в лучшем виде. Да, я передам. Достойной добычи...
  Он положил трубку и устремил дружелюбный изумрудный взгляд на нас. При виде меня лицо его вытянулось, глаза округлились. Из-под верхней губы выступили клыки, когда же он посмотрел на Эдуарда, клыки исчезли, но лицо стало еще более растерянным.
  - мм... мастер? А что это...
  Голосом Эдуарда можно было резать метал.
  - Мисс Милтон требуется комната. И прежде чем ты скажешь что-то еще, - Эдуард стянул с руки кольцо-печатку с выгравированной буквой 'М' в виде переплетенных виноградных лоз и вложил его в мою ладонь.
  Руки у меня маленькие, такое только на большом пальце носить или лучше за пазухой на цепочке.
  - эмм... Какую комнату желает леди?
  В натянутой улыбке вампира читался благоговейный страх. Под русой прядью на лбу выступили красноватые капельки пота. Не думала, что вампиры тоже потеют.
  - Лучшую, - отрезал Медичи.
  Пока мы поднимались на третий этаж, встретили еще пятерых вампиров. Все они очень вежливо кланялись Эдуарду, меня же провожали ошарашенными взглядами. Люди ничего не замечали, и это был неоспоримый плюс.
  Внутри, как и снаружи, здание очень смахивало на отель, но одно отличие все же было. Стекла не пропускали солнце. Защита от ультрафиолета для вампиров вещь первоочередная. Эдуард подтвердил догадку:
  - Стекло непробиваемое, на окнах сверхпрочные решетки. Эти стены не разрушит даже взрыв. Правда, есть и недостатки.
  - Какие же? - не удержалась я от вопроса.
  Он улыбнулся.
  - Живые цветы на подоконниках не растут.
  Моя комната под номером 34 находилась на третьем этаже и представляла собой шикарнейший двухкомнатный номер. Большая гостиная с расписанными стенами, диванчики на витиеватых ножках, огромные окна и балкон, правда, к сожалению, зарешеченный. Спальня по размеру как гостиная в квартире моих родителей, выполненная в темных красноватых тонах, навевала мысли о крови. Общую картину дополняла широкая кровать и светильники в виде подсвечников, похожие на те, что я видела в 'Lifemoon'. Пораженная такой роскошью, я села на край кровати, завороженно погладив парчовое покрывало.
  - Все это слишком.
  Эдуард улыбался. Скрестив руки на груди, он стоял в дверном проеме, облокотившись на косяк.
  - Не может быть 'слишком'. Я рад, что тебе понравилось. Если будешь уходить, а в комнате надо будет прибраться, не оставляй ключ администратору. Пожалуй, я даже настаиваю, чтобы ты этого не делала.
  - Почему?
  Он улыбнулся шире, и в его улыбке снова показались клыки.
  - Ну как же. Дом кровожадных вампиров. Дева на кровати под балдахином. Не так-то просто удержаться. Во всяком случае, когда будешь ложиться спать, проверяй шкафы.
  Он надо мной подшучивал.
  - Всенепременно. Развешу там связки чеснока.
  Эдуард наиграно ощерился и как киношный вампир отступил, заслоняясь от меня скрюченными пальцами.
  - Умеешь ты испортить аппетит.
  Я не удержалась от смеха. Это было безумно забавно.
  - Выспись как следует. Что делать с работой - решишь завтра.
  Он снова стал серьезным.
  - Я бы хотела остаться в строю, ребята привыкли на меня рассчитывать.
  Вампир пожал плечами.
  - Может, тогда в качестве связиста? Тебе опасно сейчас выходить ночью на улицу.
  Я не ответила. Конечно, такой вариант лучше, чем ничего.
  Рана на шее напомнила о себе ноющим спазмом. Я потерла саднящее место укуса и скривилась от боли.
  Эдуард нахмурился.
  - Покажи.
  Я замялась. Все-таки это было очень личным. Он подошел ближе и опустился на корточки перед кроватью.
  - Моника, я не укушу, обещаю.
  В его честных нечеловеческих глазах я увидела свое бледное отражение.
  Расстегнув змейку снейкскина, поморщилась, медленно отгибая край защитного комбинезона.
  Эдуард шумно выдохнул. Его холодные пальцы пробежали по горящей воспалённой коже шеи. Он потянул пластырь, боль усилилась. Я плотнее сжала челюсти.
  - Scheißkerl! (Сукин сын! нем.) - непонятно высказался Эд.
  Клыки вампира выскочили, как складные лезвия, поранив его нижнюю губу. Эдуард в бешенстве - то еще зрелище. Больших усилий мне стоило держать себя в руках.
  - Что это значит? - робко спросила я, пытаясь отогнать страх. - Только не говори, что увидел там третью метку.
  Да... глупая шутка. Он отдернул руку и, отвернувшись, молча отошел к стене. Я видела, как он пытается совладать со своей злостью. Черт, его опека была невероятно приятна. Если бы только этот парень не был вампиром...
  Я подняла упавший на пол пластырь. Рана разболелась.
  - Он заплатит. - Эдуард резко развернулся. - Будь благоразумна, Моника. Ради всего святого! Не подпускай к себе это чудовище. Если он превратит тебя в одного из нас, никто не сможет этого изменить.
  Я сглотнула горькую слюну. Собравшись с духом, заглянула в его лицо.
  - Я понимаю это. И благодарна тебе за заботу.
  Он смотрел на меня с таким вниманием. Ловил каждое мое движение, искал на лице намек, оттенок... и не нашел. Отвернулся и быстро зашагал к двери.
  - Завтра тебе передадут мазь. Располагайся.
  Дверь хлопнула. От чего же на сердце стало так одиноко?
  Я быстро приняла душ и, стоило голове коснуться подушки, начала проваливаться в сон. Перед мысленным взором, полыхая праведным гневом, стояло лицо Эдуарда. Как же все-таки жаль, что он не человек.
  ***
  
  Проснулась я после рассвета и долго валялась в постели, прислушиваясь к шагам и звукам моего нового дома. Очень хотелось снова увидеть Эдуарда. Я скучала по нему. А голос пианиста, кажется, снился мне.
  Эдуард... Этот кровосос запал мне глубоко в душу. Обычно парни только глазки строили, а этот и спас меня уже не раз и заботу проявил, на которую даже брат оказался не способен. Может мама права, и черт с тем, что он вампир? Он ведь мне не просто нравился? Я уткнулась в подушку и застонала. Как же все это чертовски сложно.
  Разлеживаться и страдать было некогда. Собрав волю в кулак, я сползла с кровати, голова немного кружилась, и, кажется, у меня начинался жар. Рана нестерпимо ныла, пожалуй, еще сильнее, чем накануне вечером. Надеюсь, мазь, которую обещал Эд, поможет. С поездкой к врачу, учитывая обстоятельства, я решила повременить.
  В гостиной нашлась зеленая рубашка из мягкой ткани, голубой шейный платок и джинсы моего размера. На столе стоял поднос с фруктами. Сверху лежала записка.
  'Доброе утро, соня. Перевези вещи и позвони, когда будешь готова. После обеда отвезу тебя в новый тренировочный зал. Отработаем пару приемов'.
  Сердце радостно забилось. Значит он заходил, когда я спала, и вернется к обеду. Все грустные мысли как-то незаметно отошли на второй план.
  Домой я приехала на такси и на цыпочках пошла в свою комнату. Мамы не было, наверное ушла по магазинам.
  Брата отпустили из больницы утром, как и обещали. Под честное слово мамы хорошо за ним ухаживать. Джед быстро шел на поправку, но все еще был слаб, и большее время проводил в постели. Сейчас, скорее всего, он спал в своей комнате. Я старалась двигаться как можно тише. Не хотелось разговаривать с братом сейчас. То, что я могла ему высказать, ни привело бы ни к чему хорошему.
  Один чемодан был почти готов, когда дверь скрипнула, и в комнату ввалился мой побитый братец.
  На ногах он стоял с трудом, выглядел бледным и осунувшимся.
  - Мики. Какого черта ты делаешь?
  Я вздохнула. B все-таки разговора не удастся избежать.
  - А на что это похоже, Джед? - вопросила я, сбрасывая вещи в сумку прямо с плечиками и уже не заботясь о тишине.
  - Ты спуталась с этим упырем? Я прав?
  Его глаза злобно сверкнули, он подошел и схватил меня за запястье.
  - Посмотри мне в лицо и скажи, что я не прав!
  Я отдернула руку, в его теперешнем состоянии это оказалось не сложно.
  - Уезжаю я не из-за Эдуарда, если ты его имел ввиду.
  Я старалась взять себя в руки и снова занялась сбором скромных пожитков.
  - Ты подумала об отце? Что бы он сказал узнай, что его дочь трахается с кровососом? Ты стала сучкой упыря, Моника?! Смотри на меня, когда я с тобой разговариваю!
  Обида буквально сшибла с ног, я пошатнулась. Нет! Спокойно... Взяла себя в руки. Сначала я солдат и только потом, возможно, слабая женщина. В жизни солдата нету места эмоциям, нет места слабостям. Я так много пережила, справлюсь и с этим. Я... просто справлюсь с этим.
  Нашла в себе силы развернуться к брату и улыбнуться.
  Джеду было тяжело стоять, он облокотился на стол, перекинув на дрожащую руку почти весь свой вес. Моя безмятежная реакция вызвала у брата новый приступ гнева. Его лицо напряглось, а под кожей будто натянулись жилы.
  - А ты думаешь, братец, он одобрил бы твои карточные игры, или заемы у тех самых кровососов?
  Злость немного спала, он нахмурился.
  - Я думала эти игры безобидны, невинны. Ведь ты говорил, что в любой момент можешь остановиться. По-прежнему хочешь знать причину, по которой я ухожу из дома?
  Я потянула за платок, игнорируя боль. Когда он увидел рану на мое шее, побледнел еще сильнее.
  - Вот она - причина, братец. Твой карточный долг. Надеюсь, ты порадуешься, что уже ничего им не должен.
  Он пошатнулся и ухватился второй рукой за стол. Мне стало его жаль.
  На самом деле Джеральд был слаб духом, только мы с ним всегда скрывали это от отца. Надеюсь, Бог простит мне мою жестокость. Но показав брату рану, я почувствовала себя свободной от обязательств. Как будто эти отметины сняли с меня цепи, освобождая от повинности. Так ли мне нужно теперь работать рядом с ним? Подумаю об этом потом.
  - Мики! Но я... клянусь тебе, я же обещал им заплатить! Они дали слово подождать до моего выздоровления!
  Его глаза лихорадочно забегали, взгляд метался по полу от одного брошенного мной предмета к другому.
  - И ты считаешь, заложить свою сестру в счет долга, было хорошей идеей?
  Он пытался подобрать объяснения, я просто отмахнулась. Мне не хотелось это слушать. Не теперь.
  - Не отвечай. Я уеду от вас с мамой, и лучше, если вы не будете знать, куда. Что же касается Эдуарда... Мне очень хотелось сказать это. Нет... я чувствовала себя обязанной высказаться!
  - Если между нами что-то и будет. Ни тебя, ни нашего отца это не касается!
  Я выразительно посмотрела в каменеющее лицо Джеда и мысленно поздравила себя с победой. Он, конечно, возражал, но чувство вины сильнее. Вмешаться он не посмеет. Как же ты слаб, братец.
  - Ты влюбилась в этого ублюдка...
  Его тон мне не понравился. Он не спрашивал, он утверждал. На лице Джеральда расцвела жестокая улыбка. А вот это уже что-то новенькое.
  - Спроси у него, скольких людей он убил. Спроси, Моника, скольких женщин поимел до тебя. Глупая, тупая сука! Ты даже не представляешь, какая падаль этот твой Медичи.
  От его слов я опешила. Как будто это говорил не Джед. Разве мой брат мог сказать подобное?
  - Пусть эти твари поубивают друг друга за тебя, всем станет легче жить. Чертова сучка! А теперь собирай свои вещички и выметайся из моего дома, упыриная шлюха!
  Я на стала сдерживать нахлынувшую злость. Схватила его за горло и со всех сил припечатала к стене.
  - Слушай меня, полудурок. Я уйду, но если твои выходки навредят матери, или если ты ее хоть пальцем тронешь, клянусь, я вернусь и отделаю тебя так, что мертвым позавидуешь, бессердечный засранец. Против меня у тебя нет шансов, братец, я предупредила.
  Когда я отпустила, он просто сполз на пол, хрипя и постанывая. Закинув в чемодан последние вещи, я вышла не оглядываясь. Давно пора было покинуть этот дом, жаль, это случилось так, даже с матерью попрощаться не удалось.
  Я позвонила ей из такси и оставила сообщение на автоответчике. Надеюсь, мама не обидится. Учитывая поведение Джеда, так было лучше для всех.
  Небо хмурилось, с низко плывущих туч начали срываться редкие капельки холодного дождя. В такую погоду Эдуарду, наверное, будет легче находится на улице. Я вспомнила, что скоро увижу его, и сердце радостно забилось.
  Вампир на ресепшене проводил меня напряженным взглядом, но смолчал. Ключ, по совету Эда, я ему не оставляла, чемоданы до комнаты дотянула сама. Не так много у меня было личных вещей. Больше вампиров в доме-отеле днем я не встретила. А вот людей в коридорах по-прежнему бродила целая тьма, но никто из них интереса к моей персоне, к счастью, не проявлял.
  Захлопнув дверь, я бросила чемоданы на пол. Рука, как назло, разболелась. Немного передохну и наберу Эдуарда. Я потянулась и шагнула к дивану. В груди всколыхнулось беспокойство. Что-то не так! Запах? Едва заметный, терпкий аромат туалетной воды. Взглядом я наткнулась на поднос с фруктами, рядом на столе лежало надкушенное яблоко. Нож я выхватила вовремя, чтобы отразить атаку. Режущая кромка боевого кинжала скрипнула по красноватому лезвию катаны.
  Напавший возник из неоткуда. Хорошо одетый, будто на прием, молодой мужчина в очках. Он махал катаной так ловко, что я с трудом уворачивалась.
  Выступать с ножом против противника с мечем оказалось чертовки сложно. Я опрокинула стол и запустила в него вазой. Меч перерубил ее, как масло. Попыталась использовать стул как щит, но его постигла та же участь. Сделав отвлекающий маневр, я метнула в мужчину нож. Не попала. Он пригнулся, и лезвие порезало пиджак над правым плечом.
  Перекатилась, одного рывка не хватило чтобы дотянуться до ножа. Потянула за ковер, нападающий подпрыгнул. Я метнула в противника поднос с фруктами и, как раз вовремя, успела отскочить. Обои за моей спиной исполосовала катана. Удар, еще один.
  Как же он быстро двигается! Я едва успевала отклоняться, споткнулась, на мгновение потеряв противника из виду, обернулась и ощутила, как в шею мне уперлось алое лезвие меча.
  - Ты мертва, маленькая Борджи, - мужчина смотрел на меня темным взглядом из-под голубоватых стекол и улыбался. Собранные в хвост каштановые волосы растрепались. - Неплохо для обычного человека. Но слабо для охотника и тем более для того, кто хочет победить вампира. И как тебе удалось убить двоих кровососов?
  Он убрал меч от моей шеи и подал руку. Я проигнорировала этот вежливый жест. Встала, на всякий случай, не сводя с него взгляда.
  - Ты еще что за хрен?
  Он хмыкнул.
  - Как грубо.
  Куда этот черт дел меч? Я же глаз с него не спускала! Катана исчезла, будто растворилась в воздухе. Мужчина, казалось, совершенно потерял ко мне интерес, скорбно изучая порезанный рукав. Дважды он провел по плечу пальцами, так обычно стряхивают пыль, и, к моему удивлению, ткань под его рукой вновь стала целой.
  Продолжая меня игнорировать, незнакомец поправил очки и поднял с пола недоеденное яблоко. Остальные фрукты остались валятся в груде осколков от вазы и обломках разгромленной мебели.
  - Эй! Я задала вопрос. Это, вообще-то, моя комната.
  Субъект обтер яблоко об бежевый атласный жилет, перевернул опрокинутый диван. И с комфортом опустившись на него, снова улыбнулся мне.
  - Разумеется, ваша. Иначе что бы я тут делал?
  Пригладив волосы, он с наслаждением откусил кусочек и, не спеша пережевывая, выжидательно изучал мое лицо.
  Ну и как это понимать? Убивать, очевидно, меня уже не собирались. Я отряхнула одежду. Во время драки адреналин пригасил боль от укуса, но теперь, когда напряжение спало, шея снова заныла. Я подавила стон, костеря про себя этого любителя японского оружия.
  - Вы не вампир, - изрекла я, приложив руку к перевязанной платком шее, будто это могло унять боль.
  - Тонкое замечание, - ответил мужчина и снял очки.
  В тусклом освещении гостиной его глаза сначала показались мне карими, но присмотревшись, я поразилась. Не карие и не темно синие, как могло бы показаться из-за голубоватых стекол очков. Они были фиолетовыми! Насыщенную синюю радужку обрамлял аметистовый ореол.
  Красивый мужчина и очень странный. Богатый костюм бежево-кофейных тонов сидел на его фигуре идеально. Из кармашка жилета незнакомца выглядывали часы на золотой цепочке, а в правом ухе блестела алая капелька серьги.
  - Кровью невинных девушек интересуюсь только в экспериментальных целях.
  Мужчина посиял на меня белозубой улыбкой, такой же безупречной, как и он сам.
  Огрызок от многострадального плода отправился в кучу разгромленной мебели.
  - И какого черта вы забыли в моей комнате?
  - Если честно, хотел лично познакомиться с девушкой, умудрившейся прикончить старшего вампира, раненого, как я подозреваю. В ту ночь вам крупно повезло. Хотя навыки Эдуард не перехвалил.
  Мужчина достал из кармана пиджака небольшую, размером со спичечный коробок, квадратную прозрачную коробочку мутного зеленовато-болотного цвета. Продемонстрировал мне, аккуратно уложив на диван рядом с собой.
  - Втирать дважды в сутки. Воспаление спадет в течении первых пятнадцати минут, но применяйте не менее двух дней подряд. Руку тоже можете намазать, отлично помогает при синяках и растяжениях.
  Неужели я неосознанно берегла руку? Или как он узнал?
  Мужчина поднялся и протянул мне кисть для рукопожатия.
  - Дориан Лоуренц. Алхимик, если проще. Можно и просто - Дориан.
  Я не спешила отвечать на рукопожатие. Он усмехнулся, но руку не убрал.
  - Понимаю, что знакомство началось не лучшим образом, но соблазн проверить ваш потенциал оказался сильнее вежливых порывов. Приношу свои извинения, если мой резкий тон и манеры обидели вас.
  В конце концов он привез мне обещанную Эдуардом мазь. Я сдалась и пожала обтянутую тонкой приятной на ощупь бежевой перчаткой кисть.
  - Моника Милтон, можно просто Мики. Вы друг Эдуарда?
  Алхимик хмыкнул и снова опустился на диван.
  - Скорее коллега. Дружба с вампиром... Называйте меня расистом, но я считаю, что лев с котом не подружатся, хотя и относятся к одному отряду.
  Я открыла баночку и чуть не задохнулась от едкого запаха тины и чеснока. Тут же вернула крышку назад.
  - Да. Парфюмерная композиция подкачала. - заметив мою реакцию, прокомментировал новый знакомый. - Но она быстро впитывается, и запах не стойкий.
  - Вы сильно польстили вампирам, приведя такую... высокую параллель.
  Брови мужчины взметнулись вверх.
  - Тем, что сравнил их с кошками?
  В комнату без стука вошел Эд. Замер в дверях, обозревая разгромленную мебель и развалившегося на диване Дориана.
  - Вижу, вы уже размялись.
  Вампир церемонно поклонился Алхимику. Вау! А этот парень, выходит, крут. До сих пор я видела только как другие упыри кланялись Эду.
  - Мастер, благодарю вас за этот... своевременный визит.
  - Не преувеличивай, Эд. Тебе ли не знать, что за спасибо я не работаю.
  Он выразительно посмотрел на меня. Эдуард же раздраженно скривил губы. Вампир сжал кулаки, по лицу его становилось ясно, он бы высказался, но не при мне.
  - Цена уплачена, товар получен, - алхимик встал и, игнорируя вампира, явно бросающего в его сторону недобрые взгляды, обратился уже ко мне:
  - Не забудьте, дважды в день, - я кивнула. - Вы милая девушка, Моника, целеустремленная и уверенная. Хорошие качества для женщины, потому дам вам бесплатный совет. Бросайте все к чертовой матери и уезжайте из страны.
  Немного неожиданное заявление. Он это серьезно?
  - И я более чем серьезен. На случай, если вы все же решите остаться, готовьтесь к одному из вероятных исходов. Вы либо станете вампиром, либо вампирьей закуской.
  Эдуард дернулся, как от пощечины, но Лоуренц остановил его одним едва заметным жестом руки.
  - К вам проявили интерес вампиры двух влиятельнейших кланов. На моей памяти ни один из подобных людей в живых не остался. Ты прекрасно знаешь, Эд, что я прав, - вампир хмуро встретил насмешливый взгляд Алхимика. - Решать вам, милая.
  Визитер еще раз улыбнулся мне и открыл дверь.
  - Темной ночи, - пожелал он.
  - Достойной добычи, - задумчиво отозвался Эдуард.
  Дверь за Дорианом Лоуренцом закрылась, и мы с вампиром остались в разгромленной гостиной наедине.
  Смотреть на меня Эд будто боялся. Он попинал ногой нашинкованные остатки мебели и все же решился поднять глаза.
  - Две метки - это не конец, и что бы он не говорил, я считаю, у тебя еще есть шанс.
  Говорить было тяжело, я снова просто кивнула.
  - Воспользуйся мазью, я подожду в машине.
  Я сунула в свою тренировочную сумку спортивные вещи и бутылку с водой, купленную по пути из дома. Вот и все приготовления.
  Укус при ближайшем рассмотрении выглядел кошмарно. Воспаление распространилось дальше, и от уродливых проколов по всей шее и к уху тянулись синеватые жилы, похожие на сеточку сосудов. Я макнула палец в жуткую на вид зеленоватую жижу и коснулась ранок, медленно втирая состав в пульсирующую под пальцами кожу. Мазь воняла еще пакостнее, чем при нашем с ней первом знакомстве. К счастью, впитывалась она и правда мгновенно, также быстро исчез и запах.
  Сначала шею в месте укуса засаднило, но почти сразу странное жжение сменилось прохладой, а по телу разлилось мягкое, расслабляющее тепло. Воспаление отступало прямо на глазах. Через десять минут на шее остались только два розоватых бугорка с проколами, которые выглядели теперь как обычные ранки.
  Сногсшибательный эффект. Да... Кем бы ни был этот парень со странными глазами, вампиры правы, что ему кланяются. Нажить себе врага, который может зайти в закрытую комнату без ключа, мастерски машет невесть откуда взявшимся мечом и профессионально смешивает всякую дрянь, страшно до дрожи. Этот Алхимик вообще человек? Надо спросить при случае у Эда.
  
  Глава 6
  Эдуард ждал меня в черном ягуаре у самого входа в отель-общежитие. В форменном снейкскине и темных очках он вышел, чтобы открыть мне двери.
  - Помогло? - спросил вампир, едва я только опустилась на сидение рядом с местом водителя.
  В ответ я просто отогнула край рубашки и улыбнулась.
  Он захлопнул двери, проверил, закрыты ли окна, и лишь затем, сняв очки и капюшон, с внимательнейшим видом осмотрел рану. Выдохнул.
  - Алхимик, как всегда, на высоте.
  - Странный тип.
  Эдуард серьезно кивнул.
  - Говорят, еще до того, как мой отец стал королем Лондона, Лоуренц уничтожил почти целый клан вампиров.
  Я с сомнением изучила лицо Эдуарда. Он не шутил.
  - Один человек?
  - Не просто человек. Он маг, Моника, и очень сильный. Влияние моего отца ничто по сравнению с властью этого человека. Да и сами Медичи никогда бы не получили корону без его помощи. Только благодаря поддержке Алхимика мы все еще удерживаем власть.
  - А есть недовольные?
  Он хмыкнул.
  - Клан Борджи бы с удовольствием занял наше место. Сейчас они делают вид, что подчиняются нам, сотрудничают, предоставляют свой молодняк на защиту интересов Короля, однако это видимость обоюдного доверия. Борджи - самая большая кровная семья в Великобритании, но они не ведут диалога с мелкими кланами и, заполучив власть, скорее всего начнут геноцид более слабых семей.
  - Самый многочисленный? Я думала, у Медичи вампиров больше.
  Эдуард улыбнулся, не скрывая гордости.
  - Нет, в семье Медичи нас всего пятеро. И на деле мы самый малочисленный кровный клан, но нам удалось то, что вампирами ранее не практиковалось. Мы объединили под своим именем все мелкие семьи вампиров Объединенного Королевства. Наладили диалог с их лидерами и получили самую большую разнокровную семью на планете Земля. А покровительство Алхимика укрепило веру наших братьев во власть Короля и идеалы Медичи.
  - А не боитесь, что ваш драгоценный маг переметнется к врагам? Они ведь могут больше ему заплатить.
  Эдуард улыбнулся.
  - Нет. Деньги его не интересуют. Он поддерживает именно нашего отца, потому что у Медичи есть принципы, сходные с его собственными. Пока мы чтим неписаный кодекс, выступаем за содружество людей и вампиров, Алхимик поддержит Медичи, таков договор.
  - Это смешно. Один человек. Ну пройдет лет семьдесят, и кто тогда поможет великому вампирскому клану обороняться от врагов? Дряхлый старикашка с мечом в трухлявых руках?
  Улыбка Эдуарда стала загадочной.
  - Моника, ты так мало знаешь, даже о людях. Я познакомился с мастером Алхимиком, когда не разменял еще и первого десятка своей новой жизни, а это было очень и очень давно. Можешь мне поверить, с тех пор он совершенно не изменился.
  Я пощупала место укуса, воспаление совсем прошло.
  - Чертовски опасный парень. А чем ты заплатил ему за мазь, если деньги его не интересуют?
  Эдуард нахмурился. Эту тему ему обсуждать не хотелось. Вздох вышел слишком громким. И почему он вампир?!
  Я положила свою ладонь поверх его обтянутых перчатками рук. Выговорить простые слова благодарности оказалось невероятно сложно.
  - Спасибо, - выдавила я из себя, ощущая, как лицо заливает густой румянец.
  Он заметил мое смущение, перехватил правую руку и бережно сжал. Глядя на дорогу, вампир даже не пытался сдержать улыбку.
  - Пожалуйста, Мики. Ты только сделай одолжение, не подставляйся больше под чьи-то зубы. Есть вещи, которые мазью не поправишь.
  Я вспомнила Михаэля и содрогнулась.
  - Если тебе понадобиться встретится с кем-то из вампиров, я готов тебя сопровождать. Не ходи сама. Больше никогда не ходи! Слышишь?
  Приказной тон бесил. Я отняла свою руку, он нехотя выпустил.
  - Ты, кстати, обещал рассказать мне, как стал вампиром, - спросила я, снова ощущая, как к щекам приливает кровь.
  Лицо моего водителя помрачнело.
  - Да нечего рассказывать, - вампир вздохнул.
  - Как это нечего? - моя бурная реакция вернула ему улыбку. - Мы с тобой поменялись вчера, помнишь?
  - Ну да, я обещал. Но это не слишком интересно.
  Я устроилась поудобнее, всем своим видом выражая пристальнейшее внимание.
  Он засмеялся.
  - Ну ладно-ладно.
  Было видно, что говорить об этом пианист не хочет. Он пожевал губы и наконец наградил меня полным надежды взглядом. Бесполезно, договор есть договор, и я была неумолима в этом вопросе.
  - Ну хорошо, - наконец сдался он. - Первые две метки я получил по собственной глупости.
  Я сильно повздорил с матерью. Накануне мы похоронили моего отца и старшего брата. Тогда шла война. Все, даже мужчины благородных кровей сражались за страну, за короля. Не за Британию, в Англию Медичи приехали намного позже. Моя мать вбила себе в голову, что если повелит мне остаться в столице, то убережет от смерти. Я не понимал всю глубину ее отчаяния, считал, что долг любого мужчины умереть за свою страну. Мы поругались, и я напился в кабаке, засиделся до самого утра. А когда возвращался домой, нашел его... Лазарус попал в немилость к местному королю вампиров, его почти убили. Выкачали кровь и выбросили на улицу перед рассветом. Если бы я не нашел его тогда, солнце бы обратило тело вампира в прах. Но я всего этого не знал, я не знал, кого именно подобрал, чтобы привести в свой собственный дом.
  Он не был похож на бродягу. Явно благородные черты лица, неплохая одежда и раны... Я думал, да и домашние были с этим согласны, что несчастный не доживет до появления лекаря. Я не знал, я же не знал, кто передо мной...
  Когда мы пришли в мой дом, он попросил положить его в темной комнате, где нет окон и оставить. А затем почти впал в бессознательность. Со слабыми вампирами такое бывает перед тем, как должно взойти солнце. Разумеется, я выполнил эту просьбу, но все равно послал за врачом. Чтобы тот хоть бы подсказал, как облегчить страдания бедняги.
  Лекаря задержали дела, а по появлении он, разумеется, констатировал смерть незнакомца. Я уже провожал врача, когда услышал крик. Мы все его услышали. Девочка, дочка горничной, ей было всего пятнадцать. Просто любопытный ребенок, пошла посмотреть на мертвеца, а в результате стала им сама.
  Лазарус разорвал ей горло. Он бы и меня мог убить, но не сделал этого в благодарность за помощь. За то, что я не прошел мимо, а помог ему. Глупо, да? Вместо меня в тот день умер ребенок.
  - Чудовищно.
  Эдуард горько улыбнулся мне.
  - Мы вампиры, Мики. Наша природа должна вызывать у людей ужас. Это естественно, мы те, кто кажутся вам безжалостнее самих людей.
  Когда мы вбежали в комнату, там был только труп девушки. Лекарь, ученый муж, крестился и шептал слова молитвы. Призывал как можно быстрее обратиться в церковь. Я не был набожен и все же сделал, как он говорил. Не помогло.
  В ту ночь Лазарус пришел ко мне в комнату. Я испугался, что умру, но он успокоил, сказал, что меня ждет его благодарность. Что у него, а теперь и у меня самого, много покровителей. И меня ждет высшая награда. Дальше он укусил меня. Точнее это я тогда думал, что он просто укусил, и хочет убить, как убил несчастного ребенка. На самом деле он поставил мне первые две метки. Сутки я провалялся в бреду.
  Дальше были бесконечные обиды на мать, уныние, пьянки, страхи... Мне часто снились кровавые кошмары... А спустя год в мою жизнь вошла война. Я все же стал офицером, хоть и ненадолго. Мы проиграли первую же битву, всех моих друзей, всех, с кем воевал, убили. Я был ранен и думал, что не переживу ночь. Помню закат, поле, усеянное трупами в мундирах, ворон...
  Запах пороха сжигал легкие. Я лежал за поваленным деревом и молился, остальное очень плохо вспоминается. Меня принесли в какой-то языческий храм. Девушка, кажется ее звали Мария, спросила, хочу ли я жить. Я ответил, что очень хочу. Она смеялась, смеялась над умирающим. Сказала, что если король позволит, она излечит меня. Я решил, это злая шутка сознания, бред умирающего. А когда увидел его...
  Эдуард замолчал и внимательно посмотрел на меня.
  - Я не раз в своей памяти воскрешал образ убийцы несчастной девочки. Впалые щеки, выцветшие волосы и зеленые... ядовито зеленые глаза. И когда я увидел в том подвале ангела, пред которым склонилась в поклоне эта смеявшаяся надо мной девушка, я не узнал его. Идиот! Я решил, что на землю к умирающему мне спустился сам господь.
  Белая кожа, зеленые глаза, прозрачно-белые волосы... ничего общего с кровожадностью.
  Мария сказала, что принесла меня ему в знак своего почтения и преданности. Я ни слова не понял тогда.
  Зеленоглазое видение попросило рассказать о моих людях, о стране... И мне хотелось выполнить эту просьбу, пусть бы даже это было последним, что мне удалось сделать в жизни. Я действительно рассказал ему. Совершенно все рассказал.
  Он спрашивал и спрашивал, его голос был таким... успокаивающим. Время в его компании текло по-другому. И я говорил искренне, наслаждаясь этой беседой, пока не понял, что теряю сознание. Последнее, что он сказал мне перед тем, как обратить... Лазарус напомнил о своем передо мной долге... и готовности подарить вместо бренной оболочки человеческого тела вечную жизнь. Вот тогда я узнал... я понял, кого вижу перед собой. А вот ответить, сказать, что думаю о его благодарности и куда он может ее засунуть, уже не мог. Его зеленые глаза как в тумане склонились ко мне.
  В ту ночь он меня обратил, поставил третью и четвертую метки за раз. И смог вернуть меня к этой, другой жизни.
  Бесстрастно Медичи выслушал мои проклятья, а затем объяснил, кем я стал, ради чего они живут. И я не сразу, но принял это. Лазарус был терпелив. К тому времени из родных у меня никого не осталось, долгая война погубила всех. А эта кровавая семья, стала моим спасением, утешением и новой верой. Я не жалею ни о чем. Это намного лучше, чем гнить в земле.
  Если бы я тогда умер, то сейчас, наверное, даже мои кости истлели бы в прах.
  Я шумно выдохнула и поняла, что все время пока он рассказывал, почти не дышала.
  - А ты бы хотел... ну... - мысль показалась мне слишком бестактной, чтобы ее озвучить.
  - Стать человеком? - догадался Эд. - В современном мире... прожить жизнь обычным человеком?
  Эдуард грустно улыбнулся.
  - Если бы ты задала мне этот вопрос на несколько дней раньше, я бы уверенно ответил, что нет лучшей судьбы, чем служить на благо своего Короля.
  Его ответ меня взволновал.
  - А теперь - не уверен? - робко спросила я, сжимая в кулаки вспотевшие ладони.
  Мы проехали мост на юге и вырулили к старому складу.
  - Даже если и так. Я вампир, и ничто не сможет этого изменить. Если бы мне повторно предложили выбор между смертью и вампиризмом, я снова бы выбрал второе. И кроме всего, мне действительно нравится быть Медичи.
  Цель моего отца - сохранить традиции и добиться мира между людьми и вампирами. Мы всегда к этому стремились. Гармония - вот цели нашего сообщества. Люди не еда, не овцы, а наши братья, и вместе мы могли бы побороть многие напасти, это цель, к которой мы идем и которой непременно достигнем, несмотря ни на что. Мы можем. Нам незачем вас убивать. Времена средневековых кровопролитий прошли, все должны смотреть в будущее.
  - Звучит как вдохновенный призыв на народное восстание.
  Он рассмеялся.
  - Возможно. Сейчас люди еще не совсем готовы, но со временем число недовольных сократится.
  - Это случится не так скоро, как вам хочется. Мой отец всегда думал, что ненавидит вампиров. На самом же деле он смертельно вам завидовал. Я отчетливо слышала это в его словах. Видела, как скрипит его челюсть при одном только упоминании вашей силы и выносливости. И умер он скорее всего от руки кого-то из вас, хотя в рапорте и написали - самоубийство. Он не мог выносить своей слабости наравне с вашей силой.
  - Мне жаль. Я не знал.
  Я отмахнулась.
  - А мне нет. Я никогда не мечтала бегать от пуль и лучше всех метать ножи. Если бы он сдох раньше, может, и жизнь моя сложилась бы по-другому. Не то, чтобы я в чем-то его винила. Не в моих правилах. Просто мой папочка был порядочным засранцем, и меня зверски бесит, что Джед медленно скатывается до его, отца, уровня.
  - Почему ты так его опекаешь?
  Я задумалась над вопросом. Что тут ответишь. Он мой брат, пусть и старший. Мы семья, как я могу не заботиться о нем?
  - Он паршиво с тобой обошелся, Моник. Продать собственную сестру за карточный долг... Человек с кодексом никогда бы так не поступил. Ты бы никогда такого не сделала.
  Я вздохнула. Мне показалось, что в салоне стало холоднее.
  - Джед, он... Да, я бы так не поступила. Думаю, и его вынудили это сделать. Я не верю, что он мог решиться на такое в здравом уме.
  Эдуард улыбнулся мне. Взгляд вампира потеплел.
  - Ты очень наивна, kleines Mädchen (маленькая девочка нем.), никогда не меняйся. Видеть что-то хорошее даже в самых... даже в таких, как твой брат, большое преимущество, Моника. Никогда не теряй его.
  С виду здание напоминало старый склад, рядом с качающей воду станцией. Заколоченные окна свидетельствовали о том, что строение пустует, похоже, сторожа тут не было. Следы старой штукатурки и прочий мелкий строительный сор на грязной дороге намекали на недавний ремонт внутренних помещений.
  Эдуард припарковал машину на хорошо расчищенную, посыпанную свежим гравием площадку у входа. Достал из кармана тяжелый медный ключ.
  - А вот и золотой ключик от королевской крепости.
  
  ***
  
  Зал оказался огромным, больше ста пятидесяти ярдов. Без окон, но хорошо освещен.
  Снаружи бывшие окна выглядели забитыми, внутри же на них не было даже намека, только гладко отштукатуренные стены. То, что надо для тренировки вампиров. В дальней части кучей стояли обтянутые чехлами тренажеры. Чуть ближе ринг и две площадки для спарринга с новенькими боевыми голографическими тренажерами.
  - Раздевалки и душ прямо по коридору.
  Эдуард остановился возле автомата, запуская программу для спарринга.
  - Это зал для тренировки Блодханта?
  Он перевел на меня непонимающий взгляд, когда же осознал вопрос, улыбнулся.
  - Нет. Конечно, нет. Вампиры тренируются только на территории клана. Это просто один из новых залов. В свете последних событий верховное руководство приняло решение усилить тренировки человеческой части военных подразделений. Я говорил об этом вчера. Алхимик подкинул программу 'прессинг' для спарринга людей. Мы все-таки решили, что тренажеры для подготовки вампиров людям тяжеловаты. Даже начальный уровень не годится.
  - Но ты вроде говорил, средний уровень самое то.
  Он скривил губы.
  - Да, для тех, у кого есть база для борьбы с вампирами. Но вы просто военные, Моник, у вас нет нужных навыков. Эти тренажеры помогут их обрести. Ускоренная программа для подготовки людей, воюющих с вампирами. По-моему, бред, но Алхимик думает, это сработает. Не в моих правилах оспаривать его авторитет. Так или иначе, пока будешь заниматься тут. Зал твой, можешь позвать Сэма или Джейка, я не всегда смогу выбраться, тем более днем. Обстановка сейчас напряженная, не подходящее время пренебрегать своими обязанностями.
  Я пожала плечами и направилась в раздевалку, обдумывая на ходу слова вампира.
  Новенькие помещения пахли побелкой, краской и лаком. Я выбрала себе крайний шкафчик и запихнула туда вещи. Переобулась, натянула тренировочные костюм, разминая руки и ноги на ходу. Общее состояние было в норме.
  Отражение в зеркале определенно выглядело лучше, чем накануне утром. На шее остались две едва заметные заживающие ранки, рука тоже больше не ныла. Сногсшибательная мазь! Интересно, а чем же за нее заплатил пианист? Как все-таки жаль, что он вампир.
  Эдуард махал кулаками с виртуальным противником. Технически голограммой это было сложно назвать. Помимо объемного изображения проекция создавала силовое поле, так что касания и удары виртуального бойца ощущались весьма явно. Не так, конечно, как от живого человека. Синяков от таких ударов почти не оставалось. Плюс, если тебя раз за разом уделывает виртуальный противник, просыпается неукротимое желание работать над собой.
  Эдуард победил в трех раундах, не напрягаясь. Для меня же эта новая голограмма двигалась слишком быстро.
  - Я поставил тебе начальный уровень. Попробуй силы.
  Я кивнула и ввела в компьютер свои персональные данные.
  - Как твоя рука?
  - Мазь помогла. Боли совсем не чувствую.
  Лицо Эдуарда было даже слишком серьезным. Я запустила программу боя и еле успела уклониться от прямой атаки. У этого тренажера не было ничего похожего на одзиги (приветственный поклон). Наш старый, китайский, очень нервировал своими приветствиями и прощаниями, тут же все оказалось по-другому.
  Расслабившись, я оказалась не готова и пропустила сильный удар. Противник передышек не делал. Не было долгих разворотов и уклонений. Так дрались вампиры. Первый раунд я вытянула, используя подсечки, удалось повалить врага и нанести удар воображаемым кинжалом в сердце. Второй я не осилила, доли секунды не хватило для решающего удара.
  - Сложно.
  Эдуард смеялся.
  - Эта программа сложнее вашего тренажера, она учла твою стратегию, попробуй новые подходы. Начало неплохое, я думал, ты не выдержишь и первый тур.
  Я скорчила ему рожу и снова запустила спарринг. На этот раз голографический парень завалил меня в самом начале третьего раунда.
  - Ты неправильно атакуешь.
  Эдуард вышел на площадку и помог мне встать.
  - Эта машина мысли читать не умеет случайно?
  Вампир улыбнулся, жемчужные клыки немного удлинились.
  - Голограмма просто учитывает твои слабые стороны. Ты бьешь слишком сильно, этот подход годится для человека. Вампиру же твои удары как дружеские хлопки по спине.
  - Я заметила.
  - Ты должна направлять удары так, чтобы отклонить атаку, нанести режущий удар. Регенерация у вампира быстрая, но на это уходит много жизненных сил. От многих ран вампир слабеет, начинает медленнее двигаться. Пытаться же ударить его в корпус - ошибка. Даже синяка не останется, а на земле мы стоим тверже смертных.
  Он протянул мне кинжал. Красивый, с обтянутой кожей костяной рукояткой, лезвие, тонкое и острое, блестело, как чистое серебро. Литой символ клана Медичи, буква 'М', как на кольце печатки Эда, выделялся на основании лезвия. Кинжал удобно лег в ладонь. Идеальная вещь для тех, кто привык сражаться подобным оружием. Я собиралась спросить, но Эдуард опередил меня.
  - Стандартное оружие Блодханта немного другое, но кинжалы тоже входят в амуницию. Попробуй с ним.
  Вампир понял мое сомнение, усмехнулся. На спарринг с обычными голограммами брать нож не имело смысла, любое характерное колющее движение расценивалось программой как атака с оружием, а вот неудачные броски могли повредить дорогостоящее покрытие ринга.
  - Попробуй. Тебе понравится.
  Он оказался прав. Это было нечто. Кровь у противника, конечно, не текла, но точное движение клинка программа идентифицировала как повреждение, учитывая это в сопротивлении проекции. Я победила в трех раундах. С таким кинжалом это оказалось легче легкого.
  В конце Эдуард даже поаплодировал.
  - Ты быстро учишься. Теперь я верю, что ты смогла победить рядового вампира. Если дальше пойдет в том же духе, сам начну тебя бояться.
  - Преувеличиваешь. Просто оружие потрясающее.
  Он засмеялся.
  - От оружия мало толку, если неумеха тот, кто им машет. Ты же, Моник, еще ни разу меня не разочаровала. А если учесть мой богатый опыт в тренировках, это говорит о многом. Жаль, сегодня у меня только один кинжал. Завтра достану тебе пару. Пока попробуй второй заменить своим ножом.
  Слышать подобное, конечно, было приятно.
  Я поменяла настройку. Средняя сложность оказалась мне не по силам, но было к чему стремиться. День пролетел на одном дыхании. Эдуард показал еще пару эффективных уловок, однако в основном следил за мной со стороны. Закончили мы после заката. Я настаивала на продолжении, но вампир был непреклонен.
  - Если ты не остановишься сейчас, завтра с кровати не встанешь. Поверь моему опыту, тело уже на пределе, тебе нужен полноценный отдых.
  Я лежала на риге лицом вверх, сваленная ударом силового поля голографической модели. По ощущениям присутствовала только легкая усталость, но все это с адреналином. Он прав. Но черт, я ведь так не люблю проигрывать!
  Идеально выбеленный потолок казался дном оврага, над которым парила распростертая я. Любой звук и слово отражались эхом. Хорошее место для хорового пения.
  - Эдуард. А ты... Если я стану вампиром, клан Медичи примет меня?
  Он замер, ни шороха. Я села и оглянулась - может, он вышел? Но нет, Эдуард стоял все там же, немного склонив набок голову. Выражение лица вампира казалось задумчивым. Под верхней губой отчетливо проступали клыки.
  - А ты этого хочешь?
  Я смутилась от его пристального, изумрудного взгляда. Поднялась, отряхивая тренировочную форму. Глупо было спрашивать.
  Как он подошел, я не услышала. Оглянулась и шарахнулась в сторону. Оказалось, он уже стоит рядом, прямо за мной, пристально наблюдая. Темно-зеленые глаза потемнели, клыки удлинились до самого подбородка. Я невольно сильнее стиснула кинжал и нож, но тут же обругала себя. Что я, черт возьми, делаю?! Если бы он хотел меня убить, то сделал бы это раньше. Он мог просто меня не спасать. Я разжала руки и оружие с глухим стуком упало на мягкое покрытие тренировочного ринга.
  - Я не хочу становиться вампиром. Но ваш Алхимик сказал, что я либо умру, либо стану такой, как ты. Если это произойдет, Борджи я бы быть не хотела.
  Он отвернулся и стремительно, не оглядываясь, зашагал вон из зала.
  - Иди в душ, я подожду в машине.
  Тяжелая дверь за ним захлопнулась. Мне осталось лишь гадать, чем именно я обидела этого парня.
  В душе я провела не больше пяти минут и не побежала, полетела к черному ягуару. Пора признаться самой себе, Эд стал мне небезразличен. И какими бы мы ни были разными, потерять этого вампира я боялась больше, чем его клыков.
  Опасения оказались напрасны. Он действительно ждал в машине, и лицо вампира выражало привычное безмятежное спокойствие.
  Я даже вздохнула, когда увидела, как он тепло мне улыбнулся.
  - А ты быстрая.
  - У меня хороший тренер.
  Он оскалился еще шире. Я уселась рядом, пристегнула ремень.
  - В пансион? Или можно пригласить тебя на ужин?
  Я уставилась на него, пытаясь понять, не шутит ли. До вампира медленно дошел смысл фразы. Он захихикал.
  - Не в качестве блюда, конечно. Просто в ресторан.
  Я немного расслабилась. С одной стороны, звучало здорово. Я не ела ничего с утра, и теперь тело настойчиво требовало пополнения растраченного резерва калорий. Да и провести время с Эдуардом очень хотелось, день тренировок не в счет. Но в ресторан с вампиром...
  - Это будет расцениваться как деловая встреча двух коллег?
  Он скривился.
  - Ну, как тебе сказать... А если нет?
  - Значит, ты приглашаешь меня на свидание?
  Я покраснела и поняла, что в груди стало тесновато от нехватки воздуха.
  Он улыбнулся, а потом не выдержал, снова захихикал.
  - У тебя даже уши красные. Выглядит потрясающе.
  - Просто... Меня не часто звали на свидания.
  - Я догадался. Ну так что?
  - Только если завезешь меня переодеться.
  - Идет. Я все равно хотел перекинуться парой слов с охранником, - он снова оскалился. - Слово дала, теперь не отвертишься.
  ***
  
  С Эдуардом мы расстались в холле. Вампир пообещал зайти за мной через полчаса, просил никуда не удирать из комнаты и, подмигнув, умчался.
  Странное дело, свидание с вампиром. Будь он человеком, все было бы проще. Наверное...
  Что таким парням нравиться? Ну, кроме крови. Наверное, девушки в красном? Я хлопнула себя по лбу. Черт, и о чем я думаю? Единственное мое платье отправилось в мусоропровод по возвращении из 'Lifemoon' и других я себе пока не прикупила. Более - менее подходящий вариант белая строгая блуза да черные брюки. Хорошо же я буду выглядеть среди ресторанной роскоши. Ни дать, ни взять, белая ворона. Но что поделаешь?
  Все же это было лучше, чем снейкскин. Вздохнув, я немного подкрасила глаза и губы, оставляя самое нелюбимое - глажку одежды - на попозже.
  Спустя двадцать минут в комнату без стука заглянул Эдуард. Надо бы прикрывать двери на ключ. А если бы это был не тот вампир?
  Обозрев наше с утюгом противостояние, Эд расплылся в довольной улыбке. Сам он приоделся. Строгий черный костюм и белая рубашка без галстука делали его как никогда похожим на пианиста.
  - Успел, - заключил он, сбрасывая на диван несколько чехлов для одежды.
  - Я знал, что пойти тебе скорее всего не в чем, - скептически глянув на гладильную доску, вампир скромно потупился. - В общем, я одолжил их у подружки Джима... Да, ты его не знаешь.
  - Вообще-то у меня тоже есть платья, даже весьма неплохие. Просто...
  - Лжешь, - он очень пытался скрыть улыбку. - Примеряй, я подожду в коридоре.
  Это правда, конечно. В смысле правда, что лгу. Но с чего он взял? Или этот упырь из тех, кто чувствует, когда ему врешь?
  Предложенные платья пришлись очень кстати. Да и гладить, скажу откровенно, я ненавидела.
  Всего нарядов оказалось три, и ни одного красного. Все обтягивающие и с открытыми местами там, где, по моему мнению, должна была быть ткань. Голубое я отбраковала сразу. Не в моей привычке оставлять на обозрение так много незащищенного тела. Черное было ничего, но втиснуться в него мне не посчастливилось. Не знала, что в мире есть одежда еще меньше моего размера. А вот зеленое в россыпи темно-изумрудных камней оказалось впору. Стразы отливали той же зеленью, что и глаза вампира.
  Глубокое декольте открывало пару старых мелких шрамов, но тут уж никак не спрячешь. В чулки под юбку до колен я запихнула нож.
  Да, и такие вещи у меня есть! Признаться честно, чулки у меня были только одни, мама на какое-то рождество подарила. Подозреваю, на них просто оказалась приличная скидка в маркете. Хорошо, что пригодились.
  Я бросила грустный взгляд на подаренный Эдуардом кинжал, вздохнула. А... возьму-ка я сумку.
  Эдуард стоял в коридоре, непринужденно облокотившись на стену, и усиленно делал вид, что не заметил, как я вышла.
  - Идем?
  - Девушка, вы ко мне?! - наигранное позерское удивление. - О, Моника! В этом наряде тебя и не узнать.
  Я прыснула.
  - И долго репетировал?
  - Минут пятнадцать, - ответил пианист, подставляя мне локоть.
  Я взяла его под руку, чувствуя себя ужасно неловко.
  - Оно и видно.
  - Так плохо?
  - Откровенно говоря - ужасно.
  Как он красиво смеялся!
  - Кстати, нож и кинжал могла и оставить.
  - Как ты узнал?!
  Я остановилась и заглянула Эду в лицо.
  - Ага, значит взяла, - снова засмеялся он.
  - Подло, - попыталась насупится я, сдерживая предательскую улыбку.
  Эдуард игриво развел руками, склоняясь передо мной в глубоком поклоне.
  - Я вампир.
  ***
  
  - Это не совсем обычный ресторан, - пояснил Эдуард, помогая мне выйти из машины на сверкающую огнями улицу. Швейцар вежливо придержал дверь. По мягкому алому ковру мы прошли внутрь. Блеск хрусталя и драгоценностей в сочетании с дорогими ароматами кружили голову.
  Метрдотель долго расшаркивался перед нами.
  - А чем он необычный? - наконец, уличив подходящий момент, поинтересовалась я. Мой вампир только улыбнулся, отвечая метрдотелю на французском. Скажу честно, в языках я не сильна, но после его ответа человек посмотрел на меня с таким выражением, что я сама собой возгордилась, вот за что только - неведомо.
  Нас проводили к столику у стены. Окруженное плетущимися лианами, это место походило на беседку.
  Ресторан действительно выглядел странно. Мягкий свет, как от свечей, освещал богато убранный зал, выдержанный в красно-зеленых тонах. Вокруг столиков стояли всевозможные пальмы, орхидеи и множество живых растений. Это создавало некую иллюзию приватности. В свободных от столиков пространствах сновали резвые официанты в красных атласных жилетах на белую рубашку.
  Один из персонала принес нам меню. Второй, подбежавший тут же за ним, расставил на столе свечи. Третий подал бокалы и принял заказ.
  - Вау! - только и сказала я, провожая взглядом последнего. - А они быстрые.
  - Естественно. Хоть они и люди, но работают с вампирами. А вампиры время тратить не любят. Точность, аккуратность и быстрота во всем.
  - А вампиры часто ходят поесть в ресторан? Нет-нет, дай-ка угадаю, это тоже собственность Медичи?
  - Почти. Хотя, да, ресторан действительно в распоряжении моего отца. Не забывай, что в подобных местах часто обсуждают сделки и отмечают праздники. Свидания, наконец, назначают. Тут большой выбор гемоглобиновых напитков, и сомневаться в их качестве не приходится.
  Вернулся официант с двумя бутылками. В одной точно было вино, во второй... Я заворожено наблюдала, как мужчина наливает в бокал Эдуарда красное вино. Мне показалось, что оно мутновато... Да быть такого не может!
  Эд перехватил мой взгляд.
  - Моника, не смотри так, пожалуйста.
  Я смущенно опустила глаза.
  - Прости.
  - Это всего лишь вино, - разбил в пух и прах он мои подозрения.
  - Прости... Я, конечно, знала, что вы можете пить... ну... вино.
  Официант предложил мне наполнить бокал, и я запнулась.
  Эд улыбнулся и грустно помотал головой. Он взял свой напиток и протянул его официанту.
  - Унесите это, пожалуйста. И распорядитесь подать новый. Мы с леди будем белое.
  Когда посторонний удалился, Эд клыкасто улыбнулся.
  - Мы можем пить не только вино и кровь, а любые жидкости. По существу, чем меньше примесей, тем лучше.
  Это было любопытным фактом, мне почему-то казалось, что эти ребята нормально переваривают только кровь и спиртосодержащие напитки.
  - А как насчет твердой пищи?
  - Никак. Организм просто избавляется от нее.
  О подробностях я благоразумно спрашивать не решилась.
  - Давай поговорим о чем-то другом, если ты не возражаешь.
  - О чем, например?
  Я совершенно не представляла, о чем можно говорить на свидании - еще и с таким парнем.
  Пианист пожал плечами.
  - Расскажи о себе. Сейчас мы не играем в обмен информацией. Может, ты можешь рассказать мне что-то, чего я еще не знаю?
  Он сложил руки на столе, изображая пристальное внимание. Официант вернулся с чистыми бокалами и разлил в них янтарную жидкость, нисколько не напоминающую кровь. Я покрутила в руках бокал, лихорадочно пытаясь придумать, что бы такого рассказать.
  Эдуард наиграно вздохнул.
  - Неужели все настолько сложно?
  - Как сказать, - я жалко улыбнулась ему в ответ. - Я даже не знаю, что могло бы быть тебе интересно. Я с самого детства училась драться, у меня не было плюшевых игрушек, любимой книги, сериала, поп-группы. Отец даже не разрешал мне отращивать волосы. Только после его смерти я впервые накрасила губы. Не думаю, что тебе было бы интересно слушать о таком.
  Он усмехнулся и, потянувшись через стол, дотронулся до моей руки. Я замерла. Это неожиданно оказалось очень приятно. Изумрудные глаза блестели, и я тонула в их глубине.
  - Мики, когда я впервые увидел тебя, был сражен. Хрупкая и ранимая прекрасная девушка, готовая твердо поставить на место кровожадного вампира. Это невозможно, но ты есть, и такая, какая ты есть на самом деле, интересна мне всем. Я хочу знать, что важно для тебя, чем ты дорожишь и во что веришь. Но совершенно незачем терзать себя поиском интересных случаев из жизни. Если ты не хочешь говорить об этом сейчас, я подожду. И должно быть, я свихнулся, раз готов сказать это человеческой женщине. Моника, ты лучшее, что случалось со мной.
  Он поднял свой бокал и, глядя на меня сияющими глазами, закончил свою речь:
  - За самую невероятную и прекрасную женщину на свете. За тебя!
  Пораженная его словами, я также взяла вино и сделала большой глоток. Напиток оказался невероятным. Сладковатый и немного терпкий, он дразнил аппетит. Я уже почти забыла, как проголодалась.
  - Вау. Это была... очень приятная речь, - я покраснела, как свекла, уши горели, - наверное я должна вернуть комплимент?
  Эд помотал головой.
  - Не обязательно. Если тебе нечего сказать, - поддразнил он.
  Конечно же, мне было что сказать!
  - Ах так? Ты... ты не похож на солдата. Я очень удивилась, увидев тебя среди Алекса и Томаха...
  - Ну спасибо! - наиграно надулся вампир.
  Я захихикала.
  - Так нечестно! Дослушай, я же тебя не перебивала! Так вот, ты действительно не похож на них. Ты выглядел, как танцор, как музыкант, человек попавший не на свое место. Но когда я увидела, как ты дерешься, то поняла. Таким и должен быть идеальный охотник. Хрупкий снаружи и смертельно опасный внутри. Таким, как...
  - Таким, как ты.
  Я стыдливо потупилась, ощущая, как возвращается краснота.
  Это заявление отчего-то больно кольнуло. Мне-то хотелось верить, что Эдуарда интересую я, а не мои достижения. Похоже, пора прийти в себя и не забивать себе голову романтической ерундой.
  - Ну да, это ведь я завалила двоих кровососов.
  Улыбка Эдуарда угасла. Он будто бы понял, о чем я подумала.
  - Моника, не думай, что ты интересна мне только потому, что смогла убить вампира. Хотя я и рад, что ты оказалась на это способна.
  Я непонимающе посмотрела на него. Эдуард снова улыбался мне.
  - Почему?
  - Ведь только благодаря этому, возможно, ты смогла выжить.
  Я хмыкнула.
  - Ну да, а еще я жива благодаря кое-кому тут присутствующему.
  Он сжал мою руку, и я снова посмотрела в его открытое лицо. Да, бледное и немного нечеловеческое, но я была готова поклясться, что этот вампир говорит и чувствует искренне. Сейчас Эдуард казался мне намного более живым, чем некоторые известные мне человеческие мужчины.
  Волшебный момент был прерван вернувшимся официантом.
  Молодой парень краснел и выглядел смущенным.
  - Мастер, прошу простить мою наглость, но вас очень просят взять трубку.
  Эд отослал его небрежным жестом, доставая из кармана пиджака мобильный телефон. Нахмурился.
  - Это отец. Должно быть, действительно что-то срочное.
  Я пожала плечами, предвидя, что именно за этим последует.
  - Пойду... загляну в дамскую комнату.
  Эдуард благодарно улыбнулся.
  Да, он вампир и его клыки никогда не дадут мне забыть об этом. Но кроме всего прочего, это потрясающий парень с пленительной улыбкой. Перед его обаянием невозможно устоять.
  Я взяла свой клатч и, улыбаясь, пошла в туалет.
  
  Глава 7
  Замечтавшись, я не сразу поняла, что для туалета такого большого ресторана тут было пустовато. С другой стороны, мало ли... Откуда мне знать, как многолюдно бывает в подобных общественных уборных? Однако, неусидчивый червячок сомнений все же завозился под сердцем. Я немного ополоснула еще розовые щеки, помыла руки. Спешить было незачем, вряд ли Эдуард уже закончил беседу.
  Внезапно всколыхнувшееся желание взять в руки нож стало необоримым. Я раскрыла сумку как раз вовремя, чтобы отразить атаку. Откуда она взялась, я не поняла. Упала с потолка?
  Вампирша азиатка была безоружна, если не считать торчащих клыков и когтистых рук, пытавшихся полоснуть меня по лицу. В глазах ее пылал гнев, в том, что дожидалась она именно меня, сомневаться не приходилось. Я выхватила из сумочки оружие, подаренное Эдом. Вампирша схватила меня за руку, всего на секунду замешкалась, заметив кинжал Блодханта. Мне этого хватило, чтобы достать нож. Я успела полоснуть противницу по горлу, а затем повторила операцию уже кинжалом. В голове мелькнула мысль, что ее лицо кажется мне знакомым. Я быстро прогнала сейчас ненужные образы.
  Вампирша попятилась, не веря в произошедшее, открыла рот, демонстрируя длинные вырастающие из верхнего неба клыки. Дожидаться очередной атаки я благоразумно не стала. Точным ударом вгоняя кинжал Блодханта ей в грудь, по самую рукоять.
  Вампирша охнула и завалилась навзничь. Падая, она отбила край раковины, отчего не выключенная мной вода полилась на заляпанный темной кровью пол. Тело ссыхалось, истлевая на глазах, теряя человеческий облик. Смотреть на это было мерзко.
  Отдышавшись, я закрыла кран, оторопело наблюдая, как по зеленоватой плитке пола расплывается темно-красное пятно, медленно подкрадываясь к моим туфлям. Посмотрела на окровавленные ладони. Ощущение этого нечто было мерзким. Снова открыла кран и, помыв руки, испытала невероятное облегчение.
  Дверь распахнулась, в туалет влетел бледный Эдуард и сразу кинулся ко мне. Не дойдя всего пару шагов, увидел лежавшее на полу тело, замер.
  - Ты ранена? - спросил вампир, его ноздри трепетали. Сжатые в кулаки пальцы рук побелели.
  Я помотала головой. Колени тряслись. Совсем для меня нетипично.
  - Нет. Вроде нет.
  В дверях нарисовался знакомый официант. При виде трупа он резко побледнел, его затрясло. В несколько мгновений лицо молодого парня из бледно-полотняного стало зеленоватым.
  - Закрыть коридор для посторонних, - скомандовал Эдуард, одной рукой притягивая меня к себе, а другой набирая номер на смартфоне. - Разлейте возле порога и вдоль стен уксус. В служебное помещение никого не пускать, даже своих. Только ты и мэтр.
  Парню не нужно было повторять дважды. Думаю, он был счастлив поводу поскорее убраться отсюда.
  - Мастер, у нас беда, - выдохнув это в трубку, Эдуард посмотрел мне в лицо, и я прочитала в его глазах то чужое чувство, которого до этого момента никогда не замечала за пианистом.
  Это был страх. Он боялся!
  - Да, вы, как всегда, необычайно прозорливы. Ждем.
  То, что произошло потом, мне сложно описать. Он притянул меня к себе, и его губы обожгли мой рот холодом. Нежное касание, колкое до боли, как если бы по губам скользнул прохладный шелк. Глаза закрылись сами. Он провел пальцами по моей щеке, и сперва такое чувственное прикосновение стало требовательным. Эдуард целовал меня так, будто мучимый жаждой пил из моих губ воду. В крепких объятьях мужчины я ощутила себя тягучей карамелью, таящей от пламенных прикосновений. По телу разлилось тепло, а в животе затрепетало, словно пойманная птица забилась в ладонях. Он отстранился, и я резко вдохнула. Как, оказывается, легко забыть, что людям для жизни нужен кислород. Эд хрипло рассмеялся и прижал меня к груди. В его руках было уютно и безопасно.
  - Я так испугался, когда услышал шум. Думал, уже не увижу тебя живой.
  От этого заявление мое сердце забилось вдвое быстрее. Он мне не безразличен? Да! Наверное... Иначе почему его слова так меня взволновали?
  - Прости меня. Не так я себе представлял этот вечер. Мне не стоило увозить тебя из пансиона.
  Я отстранилась и взглянула мужчине в лицо. Безбрежный, необъятный изумрудный океан... нежности. Какая разница, вампир он или нет? Боже! Он же живее всех известных мне парней!
  Я не могла поверить, что вампиры способны на чувства, и в то же время, глядя в зеленые глаза Эдуарда, верила тому, что прочла в них. Это был не гипноз, не наваждение, и я знала, что он не притворялся. От осознания правды странный трепет внутри меня повторился, и стало так легко, что я сама могла бы расправить крылья и взлететь. Внезапно так много захотелось ему сказать...
  - Я не...
  Дверь распахнулась. На пороге стояла высокая красивая женщина в брючном костюме. Блузка с высоким воротом, галстук и черные ботинки. Последнее как-то не вязалось с общим видом. Она сделала несколько шагов к трупу, напрочь игнорируя нас. Позади незнакомки замаячила уже знакомая фигура официанта. Красный, как томат, парень мялся на пороге, отчаянно пытаясь скомкать бутылку с яблочным уксусом.
  - Мэм, я вас прошу... Сюда нельзя!
  Незнакомка обошла труп по кругу, осторожно ступая между кровавыми пятнами. Резким движением откинула назад волосы и, устремив в официанта убийственный взгляд темно-фиолетовых глаз, совершенно мужским голосом скомандовала:
  - Вон!
  Парень попятился, споткнулся через порог и практически выпал из комнаты. Дверь с грохотом захлопнулась. За ней послышалась возня и путаные удаляющиеся шаги.
  Когда я перевела взгляд на женщину, в груди уже теплилась догадка.
  От прежней утонченной фигуры не осталось и следа. Перед нами стоял мастер Алхимик собственной персоной! Только очков на нем не было, и темно-каштановые волосы свободно лежали на крепких широких плечах, обтянутых тканью серого пиджака. Фантастика.
  - Расскажете кому-нибудь, умрете.
  После кривоватой улыбки, мазнувшей по его губам, у меня не осталось сомнения в истинности данного обещания.
  - Мики, милая, посмотри-ка мне за спину. И скажи, ты видишь там крылья?
  От ехидного тона меня бросило в дрожь. Сглотнув вязкую слюну, я тихо ответила:
  - Нет.
  - Правильный ответ, - пропел маг. - Тогда какого дьявола я должен лететь по зову твоего дружка, как на крыльях, будто являюсь, как минимум, твоей крестной феей?!
  - Мастер. Я заплачу за беспокойство, - вмешался Эдуард, обнимая меня за талию и вновь притягивая ближе к себе.
  На скулах мага заиграли желваки.
  - Заплатишь, будь уверен. Но не за мои услуги.
  - И за ваши тоже.
  - Крови не хватит! - отрезал маг и, кривовато ухмыльнувшись, снова посмотрел на меня.
  Так вот, выходит, как Эд расплатился за мою мазь... Кровью. Сам же сказал, что деньги Алхимика не интересуют. Вот значит, как... И ведь ни словом мне не обмолвился.
  В груди рядом с сердцем зашевелилась нежность. Он действительно неравнодушен ко мне! К реальности из сладких грез вернул злой голос мага.
  - Как тебе удалось ее убить?!
  Я пожала плечами. Ничего сложного. С этой вампиршей вообще никакого напряга. Она почти не сопротивлялась, удивленная моим отпором.
  - Я еще могу поверить в элемент неожиданности. Действительно не ожидаешь, что можешь огрести по морде от такой симпатичной девушки. Или в хорошо скоординированную точность ударов, это тоже важнейший фактор. Но победить вампира, третий раз подряд! Причем не зеленого ученика, а матерого убийцу. Не ве-рю! В чем твой секрет?
  Я опустила глаза. И как ему объяснишь, что когда спасаешь свою шкуру, все средства хороши?
  - Молчишь? Девочка, ты хоть знаешь кого убила? - объятия Эдуарда стали крепче, похоже он знал.
  С минуту Алхимик молчал, обходя по окружности тело, минуя алые лужицы и кровоподтеки.
  - Кассандра Борджи, мастер.
  И я вспомнила, где видела эту азиатку! Конечно, мы знакомы. В тот раз, когда я так неудачно сходила в клуб 'Lifemoon', она сидела рядом с Михаэлем на верхней веранде.
  - Ей двести с лишним лет!
  - Было, - быстро исправил его Эд.
  За что получил в награду неодобрительный взгляд фиолетовых глаз.
  - Умник! Скажи лучше, как мне теперь спрятать твою возлюбленную от разъяренных Борджи? - продолжал Мастер Алхимик, сверкая на Эдуарда своими странными глазами. - Каким надо быть имбецилом, Эд, чтобы потянуть недообращенную враждебным кланом девушку в вампирский ресторан! Ты понимаешь, что если Борджи узнают, она умрет? Речь уже не идет об обращении, они ее просто убьют. Вот итог твоего необдуманного поступка. Наслаждайся!
  - Это был просто поход в ресторан, черт возьми! - в голосе Эдуарда не было прежней уверенности.
  - Не в то время, Эд. Как мужчина я могу тебя понять, но как солдат, ты допустил серьезный промах. Ради всего пресветлого, начинай уже шевелить мозгами, если хочешь разгрести всю ту пакость, что свалилась нам на головы!
  Он поправил галстук и повернулся к дверям.
  - Мы с Моникой уходим немедленно. Ты должен позаботиться, чтобы все люди успели покинуть здание.
  Я ощутила, как Эдуард дернулся.
  - Что?
  Алхимик скривился, и эта гримаса недовольства почти сразу сменилась каменной надменностью.
  - Мы - уходим, ты - убираешь, - почти по слогам повторил маг. - Не спорь! Со мной девушка в большей безопасности. Особенно учитывая пищевые привычки вашего брата.
  Я не поняла, от чего так напрягся Эд, пока не услышала шум в коридоре и не ощутила едва заметный запах гари.
  - Ты собираешься сжечь 'Флоренцию'?
  Флоренцию? Так, кажется, называется этот ресторан, сообразила я.
  - Есть другие предложения, как незаметно избавиться от благоухающего кровью Борджи трупа вампира в общественном туалете?
  Эдуард промолчал, только объятья стали крепче.
  - Выметайся и помоги людям разойтись.
  - Я могла бы помочь! - встряла я.
  Этот вечер только начался, и расставаться с Эдуардом не хотелось.
  Глаза мага злобно сверкнули.
  - О!
  Он потер пальцами подбородок и плавным, хищным движением сложил руки на груди. Я уже знала, что ничего хорошего Дориан не скажет.
  - Хочешь остаться с ним? Валяй, я тебе не мамочка.
  Он прищурился и обратился к Эду. От одного только взгляда вампир напрягся.
  - Ты ведь в курсе, что она девственница?
  Я задохнулась от возмущения, чувствуя, как алеют щеки.
  Эдуард замешкался, и Дориан едва зубами не заскрежетал.
  - Так что ты до сих пор здесь делаешь?! Вам, мисс Милтон, полезно будет узнать, кровь вампиров сильнейший афродизиак для них же. Они частенько пьют ее друг у друга во время секса. А тут ее столько... Впрочем, решайте сами, я-то не знаю, как вы планировали закончить этот вечер.
  - Я могу контролировать себя! - упрямым и каким-то убитым голосом ответил вампир.
  - Да неужели? А захочешь?
  Эд бросил на меня неуверенный взгляд и закрыл глаза.
  Так вот почему он поцеловал меня! Это все из-за крови... Из-за крови этой чертовой вампирши! А то, что Эд сказал...
  Я смотрела на пианиста распахнутыми глазами, хотела увидеть, понять... Но он не поднял взгляда.
  - Моника, поверь...
  - Вон! - прошипел маг.
  Эдуард с сожалением выпустил меня из объятий и лишь сжал на прощание мою ладонь.
  - До встречи, Моник. Береги себя.
  Я промолчала, и это удалось мне с трудом. Распустившийся в груди цветок сложил лепестки, в душе бушевала вьюга.
  Проводив взглядом до двери Эдуарда, маг обернулся ко мне и улыбнулся. Той самой, кривой, лишенной тепла полуухмылкой.
  - А теперь, дорогуша, покрутись-ка. Смелее!
  Не понимая, зачем это нужно, я сделала оборот вокруг оси. И, поймав краем глаза в зеркале знакомую фигуру темноволосой женщины, буквально уронила челюсть. Та самая незнакомка, которой притворялся маг, удивленно смотрела на меня из отражения, только ее серые глаза были моими. А самого Алхимика, кстати, зеркало не отражало. Я оглянулась. Маг все еще стоял позади меня, только теперь его силуэт казался полупрозрачным, как выцветшая фотография. Сквозь его тело я могла видеть узор плитки на противоположной стене.
  - Пойдем, - мужчина открыл передо мной двери, пропуская вперед.
  ***
  
  Глядя в окно автомобиля на пятиэтажный особняк, сияющий огнями, я ощущала себя золушкой. Мало того, что сама машина, изначально выглядевшая как такси, стоило нам выехать из центра, превратилась в Bugatti Veyron. Так теперь еще и этот шикарный дом, чисто дворец. Понятно, почему этого парня деньги не интересуют, он, наверное, ими в сортире подтирается, сидя на золотом унитазе.
  - Нравится? - самодовольно спросил маг, заезжая в ворота и нарочито неспешно подъезжая к крыльцу, у которого нас уже ждали пара слуг и дворецкий.
  - Чувствую себя золушкой с прекрасным крестным феем, - честно призналась я.
  Дориан хмыкнул.
  - Начните меня еще сравнивать с той странной женщиной. Чтобы вы знали, я всегда был против жестокого обращения с животными и овощами, люди для этих целей подходят куда как лучше.
  - А мне всегда эта сказка нравилась.
  - Я вас прошу! Фея была либо завуалированным садистом, либо дилетантом.
  - Почему? - этот бессмысленный разговор странно затягивал.
  - Как вы думаете, каково ходить в стеклянных туфлях? Явная неточность в заклинании. Ну а о том, что несчастная девушка в работе каждодневной маялась без помощи своей крестной, я вообще молчу.
  Если беседа была затеяна для того, чтобы привести меня в чувства, а я думаю, именно так и было, магу это удалось.
  В голове дурманом осело легкое головокружение, как от опьянения. Он явно что-то со мной сделал, и я не возражала, эта расслабленность, после дней терзаний, переживаний и напряжения, была приятной.
  Маг вышел из машины сам, а мне подал руку молодой парень, слуга. Он нервно поглядывал на Дориана, но спросить не решался.
  - Остин, леди без багажа, так что ты свободен. Мари, приготовь гостье комнату, поближе к оранжерее и покоям Элен.
  Парень в строгом черном костюме и женщина в кружевном переднике поклонились и быстро, без вопросов зашагали в дом. Интересно, они много получают? Ведут себя так, будто да.
   - Алистер?
  Черноволосый дворецкий почтительно кивнул.
  - Элен ужинает с сестрой, просила вас по возможности присоединиться. Тот самый ужин, о котором я напоминал вам, сэр.
  - Обойдутся без меня, дел по горло.
  - Письма и вечерняя газета в восточной гостиной.
  - Спасибо, - ответил маг и придержал входную дверь, чтобы я могла зайти. - Это мисс Моника Милтон. Моника - Алистер, по важным вопросам к нему.
  Представляя нас, маг даже не обернулся. Дворецкий же за спиной хозяина сверил меня откровенно недружелюбным взглядом, но все-таки поклонился и процедил сквозь зубы:
  - Очень приятно, леди.
  Я решила промолчать.
  Маг не оглядывался, уверенный, что я наверняка пойду за ним, и был прав. Он поднялся по широченной мраморной лестнице, свернул направо у балюстрады, освещенной доброй сотней ламп, а затем в первую дверь.
  Зеленая гостиная осветилась от хлопка его ладоней. Завороженная красотой и простором комнаты я застыла в дверях.
  Дориан же открыл обе дверцы стоявшего в углу платяного шкафа и, кажется, что-то нажал. Простой предмет интерьера начал медленно опускаться вниз, открывая взгляду широкий украшенный аркой проход в стене. Повеяло прохладой.
  - Не отставайте, - бросил мне маг, так и не оглянувшись.
  Каменные ступени лестницы круто уходили вниз. Неяркий свет на спуске в подземелье находился прямо под ногами. Каждая ступенька светилась, будто в нее были вмонтированы маломощные лампы.
  Больничный свет, после полумрака лестницы, ослепил глаза. Нас встретили белые обшитые пластиком стены, светлые пол и потолок. А еще тут на удивление оказались люди! Двое мужчин в белых халатах спорили у компьютера, по размерам напоминающего банкомат.
  Дориан подошел к шкафам у дальней стены, пошарил в одном, доставая пару белых халатов и квадратный планшет.
  Один из халатов он протянул мне.
  - Должен вам подойти. Это моей жены.
  Я так и застыла, глядя на белую обновку.
  - Вы женаты!?
  Маг пожал плечами.
  - Сам не верю.
  Выудив из нагрудного кармана жилета очки, мужчина водрузил их на переносицу.
  - Вы чрезвычайно везучая девушка, мисс Милтон. Убить такое количество вампиров за свою жизнь выпадает не каждому смертному.
  - Простая тренировка и кое-какой опыт.
  Маг помотал головой.
  - Как знать, как знать... Мои исследования показали, что способность к убийству вампиров передается генетически. И хотя на охотницу вы не похожи, мне сложно поверить, будто бы простая женщина развеяла в прах годы моих изысканий.
  - Генетически? Вы имеете в виду наследственность?
  Звучало по-идиотски. Согласитесь, сложно поверить, что какой-то ребенок с пеленок может считаться убийцей упырей, а матерый бугай военный - нет.
  - Звучит неубедительно?
  - Мягко говоря.
  - И все же, это так. Существует целая раса Охотников. Людей, посвятивших свою жизнь убийству вампиров и им подобных. С подобными у них получается хуже, ну да и слава Богу. Они жестоки, неусидчивы и будь на то их воля, вообще всех бы кроме людей с лица земли стерли.
  В мозгу забрезжило воспоминание.
  - Так вот какого черта эти упыри спрашивали, имею ли я отношение к охотникам!
  Дориан понимающе улыбнулся.
  - Именно. Я много времени изучал вампиров и, признаться, сам поразился результатам своих открытий. Как вы знаете, кровососы ставят две метки своим близким слугам. Для первой метки вампиру достаточно капли крови человека, для второй в укус, рану меченого, должна попасть кровь вампира. В случае, если Мастер, поставивший вторую метку умирает, отмеченный человек освобождается от его влияния. Но кровь таких людей никогда уже не становится прежней и это проявляется в их потомках, в виде некой мутации. Своеобразной защиты от возможного вампирского влияния.
  Резервы и возможности человеческого организма, Моника, воистину поразительны.
  Дети таких людей практически всегда мальчики, и их потомки на девяносто девять процентов также будут мужского пола с теми же генетическими изменениями. Рождение девочки в данных условиях вещь настолько фантастичная, что я за свою долгую жизнь сталкивался с подобным лишь трижды. Однако, самое важное даже не в половой принадлежности. Эти люди, потомки слуг, имеют феноменальную силу, очень умны, ловки, выносливы и фаталистично вспыльчивы. Они не поддаются гипнозу и внушению, в принципе невосприимчивы к вампирскому влиянию. И главное, все они кровно ненавидят нелюдей.
  Кто-то когда-то заметил эти закономерности, а возможно также, как и я, изучил их. Мне сложно сказать, как давно была сформирована община Охотников, думаю, корни этого монстра теряются у истоков времен первых египетских фараонов. Я отошел от сути... Охотники... их цель - отлавливать и убивать вампиров, собирая по миру подобных себе. В оборот пускают даже незрелых подростков.
  - Хороши же родители.
  - Для охотника священный долг зачать хотя бы одного ребенка, так как живут они, как вы понимаете,3
   в силу своей профессии, очень недолго.
  - А как же их семьи? Матери это одобряют?
  Маг хмыкнул.
  - Такому мужчине семья не нужна. Охотники красивы и отменные манипуляторы. Им не составляет труда найти женщину и сделать ей ребенка, а по прошествии десяти-двенадцати лет за мальчиком является один из его названных братьев, чтобы отвести в общину. Отец не интересуется судьбой отпрыска, пока тот не достигнет нужного возраста. Вот и вся семья.
  - И женщины это допускают?
  Я была поражена его словами.
  - А кто их спрашивает? Дети - за. Их кровь взывает к этой жизни, а о матерях, насколько я замечал, вообще редко кто-то из них вспоминает.
  - Жуть.
  Маг пожал плечами.
  - Это их инстинкт выживания и жизненный уклад, отточенный веками. Неплохо бы было узнать о них побольше, но с охотниками невозможно вести переговоры.
  - Ну а какое отношение это все имеет ко мне?
  Маг скосил на меня глаза. Под его странными очками я не различала цвета радужки. Поэтому он их и носит, чтобы скрывать настоящий цвет глаз? Но он же вроде маг, изменил бы цвет заклятием. Или линзы мог бы носить.
  - Ну может, какое-то и имеет. В тех редких случаях, когда от охотника рождается девочка, она вырастает очень привлекательной, независимой, сильной телом и духом. Хроническую социопатию не упоминаю, это всем охотникам свойственно. И из-за приметной внешности сами враги вампиры к таким женщинам часто неравнодушны. Буквально драки затевают. Ничего не напоминает?
  Я сжала челюсть. Нет, приятель, своего отца я знаю, и он был чертовым алкоголиком-садистом, а никаким не убийцей нежити.
  - Буду откровенен, охотником я вас не считаю, вы слабее и психически устойчивее. Однако, чтобы подтвердить или же опровергнуть эти догадки мне нужно взять вашу кровь на анализ и провести пару тестов с тренажером. Разумеется, если вы против, я не стану настаивать.
  - А если не против, какие плюсы?
  Он улыбнулся.
  - Умеете задавать верные вопросы, Моника. Я начинаю понимать, почему Эд так к вам привязался. Если согласитесь на сотрудничество, получите мою защиту. Ну кроме прочего, вам еще, возможно, придется выполнить для меня пару небольших поручений. Как вы понимаете, я в долгу не останусь.
  - Каких поручений?
  Маг пожал плечами наиграно разводя руками.
  - Ну не знаю, может в будущем мне понадобится убить пару-тройку вампиров.
  Он недоговаривал. Однако до сих пор этот парень оказывался весьма полезен, и собственно, какой ему резон вредить мне?
  - Давайте сразу договоримся, если мне ваши поручения не понравятся, я за них не возьмусь.
  Он расплылся в широкой улыбке.
  - Приятно иметь дело со здравомыслящим человеком.
  Надеюсь, мне не придется впоследствии жалеть о своем решении.
  Мы прошли несколько светлых коридоров с одинаково белыми дверями. Люди то и дело ходили из комнаты в комнату, с планшетами и иногда блокнотами, похожими на больничные листы. Нас как будто и не замечали вовсе, даже не здоровались, хотя должны были бы. Лоуренц, в конце концов, хозяин этого дома, если я ничего не путаю.
  Миновав пару помещений, сверху донизу заставленных работающими компьютерами, мы оказались в просторном зале спарринга.
  Там на матах сражалась пара парней, по виду солдат.
  Заметив мага, они прервались и, покивав ему, вышли.
  - Сколько тут этажей?
  Я видела два лифта, а мы шли все время только в одном направлении. Проход, через который Дориан меня провел, видимо его личная лестница.
  - Немного. Всего четыре.
  - Перефразирую, а по площади?
  Он улыбнулся.
  - Достаточно.
  - Это все лаборатории?
  - Не все.
  Лаконично. Лифт звякнул и двери распахнулись. Нам навстречу вышла светловолосая девушка в таком же, как наши, привычном для этого места, белом халате.
  Она кивком поздоровалась с магом, приветливо улыбнулась мне. В руках блондинка несла вытянутое устройство, похожее на смартфон.
  Все без лишних слов и вопросов. Похоже, тут работали некие неизвестные мне правила вежливого тона. Что-то вроде: работай и дай работать другим.
  - Дайте левую руку.
  Просьба насторожила, но я подчинилась.
  Она приставила устройство к моей вене и, только ощутив резкую боль, я поняла, что это.
  Чертов электронный шприц!
   Маг нажал что-то на вспыхнувшем экране, рука адски зачесалась.
  несколько секунд он вдумчиво изучал результаты.
  - Легкая анемия, нехватка витамина е.
  Девушка также с интересом взглянула на экран.
  - Надо сгрузить образец в анализатор. Остальное будет готово минут через десять.
  - Результаты пришли мне на десктри (*придуманный автором квадратный планшет, на котором можно смотреть 3D изображение объектов в пространстве, ну и пользоваться им, как простым планшетом, разумеется, также).
  Блондинка кивнула и, не попрощавшись, быстро удалилась.
  А теперь давайте проверим ваши рефлексы. Маг нажал что-то на десктри и в воздухе над кубической планшетной доской высветилась панель, мужчина быстро заработал пальцами.
  Прервал его странный жужжащий звук. Дориан приложил к уху руку.
  Похоже, у него на запястье был браслет с переговорным устройством. Старая вещица, они давно вышли из моды, от прочих современных средств связи их отличало одно- дальность. Переговорными браслетами могли пользоваться люди, находящиеся на разных земных полюсах. Но они намного более громоздкие и неудобные, в отличие от ушных жучков или сережек размером с горошину. А самый главный недостаток, руку к уху подносить надо.
  - Сказочно! - Новости мага порадовали. - С меня премиальные. Да, конечно свободен.
  Он опустил руку и губы его растянулись в жестокой азартной улыбке. Сейчас Дориан выглядел по настоящему опасным, хотя причиной такого впечатления была всего лишь улыбка.
  - Мисс Милтон. С рефлексами придется обождать. Не желаете составить мне компанию и прогуляться по бывшей подпольной фабрике Кровавого жемчуга?
  Какого черта?! Конечно я согласилась!
  ***
  
  Машину пришлось бросить у оцепления. С кровавой ночи, полной беспорядков и смертей, власти боялись оставлять Сохо без присмотра. Шлюх и прочих падальщиков за ограждение не пускали. Редкие жители мертвого района теперь грелись у бочек перед оцеплением и клянчили у солдат мелкие деньги. Их дома остались там, пустые и еще более покинутые, чем прежде. Людям было некуда пойти. Один из мертвых районов Сохо по-настоящему умер.
  Маг предъявил старшему какие-то бумаги, и нас пропустили без вопросов.
  - Где-то здесь и находится ваша подпольная лаборатория?
  - Вы ведь были тут позавчера? - Спросил Дориан, не отрывая взгляда от экрана планшета. Мой вопрос мужчина проигнорировал.
  - Да. И еще чертова куча народу, включая тех, кто пропал.
  - Из военных людей, попавших в оцепление, смогли вернуться всего четверо, включая вас. Как вы понимаете, местные бомжи в этот список не входят. Вампиров больше, но им глушили тактическую связь, они разбежались, как крысы. Нелегко ощущать себя почти глухим перед сильным противником. Эд же был слишком занят обострившимся чувством долга, спасал раненых.
  Внезапно меня осенило... Всего четверо - это я, Сэм, Джейк и Джед!? И это значит, что если бы не Эдуард, меня или убили бы, или взяли в плен, как множество других людей. Первое куда вернее.
  Маг правильно истолковал мой взгляд.
  - Именно. И так как свидетелей немного, если вспомните какие-то существенные детали до появления Эдуарда, немедленно сообщите мне.
  - Сделаю, что смогу.
  Мы пробирались через завалы камня и въевшиеся в асфальт кровавые лужи. Тела, конечно, с улиц уже убрали, но, чтобы смыть кровь, только слез страждущих недостаточно. Придется дожидаться дождя.
  Я обходила бурые пятна на асфальте, когда не могла их перешагнуть, и маг, замечая подобное тихо посмеивался. Ему, мать его, было смешно! Насколько же бездушным человеком нужно быть, чтобы осознание стольких смертей вызывало лишь ироничную улыбку?
  Под ногами хрустели осколки стекла и кирпичная крошка. Сложно поверить, что когда-то в этих домах жили люди. Ходили сюда на работу, катались на такси.
  Переступая через полые гильзы, я вспоминала день, когда впервые услышала о вампирах. Образ, вбитый в головы простых смертных старыми добрыми телевизионными трансляциями, не вызывал страха, он возбуждал интерес. Не боялись вампиров и те люди, что громили Сохо и близлежащие районы, без разбора вламываясь в чужие жилища и мародерствуя в свое удовольствие.
  Половина Лондона вымерла меньше чем за сутки. Люди сошли с ума, взламывая замки, громя дома и убивая друг друга. Они искали вампиров, а страдали простые жители и работники многострадального старого Лондона. Теперь тут остались только те, кому некуда было податься. Жалеют себя, спят в разваленных домах на пропитанных мочой матрасах. Заливая дешевым алкоголем воспоминания о прошлом.
  Призраки людей, убивших и убиенных, витали над этим местом. Прятались за углом, облизывая в страшном кровавом оскале алые от свежей крови губы. Но стоило подойти - и видения таяли, растворяясь в иллюзорном порядке недолговечной действительности.
  - Невозможно поверить, что здесь когда-то жили люди.
  Маг оторвал взгляд от планшета. Рука все это время порхающая над 3-де клавиатурой, поправила очки.
  - Да, мой серьезный прокол. - Он усмехнулся, будто удачно пошутил.
  - Я не бывала тут ребенком и не знаю, как все было до... - наконец, до меня дошел смысл сказанных им слов.
  - Прокол?
  Маг наградил меня равнодушным взглядом. Мол, ну прокол - и что.
  - То есть, все это случилось из-за вас!?
  Дориан вздохнул. Свернутое окно планшета погасло.
  - Я действительно следил за ситуацией, но на момент, когда искусственная плазма была представлена миру, не смог вмешаться. Вампиры Лондона были предоставлены себе.
  Он обвел руками опустевшие дома.
  - Итог печальных последствий мы с вами сейчас и наблюдаем. Но уверяю вас, то, что происходит в данный момент, куда серьезнее, и последствия могут оказаться губительны не для кучки людей, живущих не в том месте, а для всего мира.
  - О чем это вы? Последствия чего?
  - Мисс Милтон. Как вы считаете, неужели один несчастный наркотик, пусть даже и сверхновый, пусть даже опасный не только для тех, кто его принимает, но и окружающих, стоит настолько пристального внимания? Причем заметьте, не простых бобби, а военных.
  Я сглотнула. Вот оно! То, что не давало мне покоя во всей этой истории с вампирским жемчугом. Заметив мою реакцию на свои слова, маг снова включил планшет, и пальцы его легко запорхали над экраном, выводя какие-то графики, таблицы, сортируя и компонуя.
  - Посмотрите-ка вот на это...
  На экране значились показатели неких четверых субъектов, столбцы: сила, агрессия, выносливость, человечность и... связь. Первые три показателя были практически идентичны, третий сильно колебался, только у одного он равнялся нулю. В последней же графе стоял жирный прочерк.
  Маг дождался, пока я подниму на него глаза, и, указав на предпоследний столбик, объяснил.
  - Первые три пункта понятно, на них отвлекаться не будем. Вы сами видите, что цифры выше заданной нормы. А вот человечность, это графа соответствия испытуемого физическим и духовным показателям человека.
  Испытуемых? Я проглотила вопрос.
  - Но, прежде всего, показатель наличия у человека души.
  - Вы это серьезно?
  - Абсолютно. - на его лице не было даже намека на улыбку. - Суть человека, мисс Милтон, триедина. Духовная энергия, заключенная в бренные оболочки наших тел, или проще - душа, находится в постоянном взаимодействии с энергией жизни, она же энергия природы и третьей составляющей, энергией света или вселенской энергией, божественным началом. Именно эта связь отвечает за изменения в нашем теле, за наш опыт и сознательность. Эта связь поддерживает в людях жизнь с момента зачатия и до момента смерти, когда душа, покидая тело, частично растворяясь в энергии жизни, возвращается к вселенскому свету.
  - Ну... Богу? Звучит неплохо, вот только я в это все религиозное дерьмо не верю.
  Маг пожал плечами.
  - Вы, бесспорно, можете не верить в старичка, сидящего на тучке, но то, что касается высоких энергетических материй... Делайте, как разумный агностик, подгоняйте очевидность под стандартные шаблоны. Если нечто выглядит, как утка и крякает, как утка, то это однозначно не господь Бог.
  К чему я клоню. Наши души совершенно точно являются частью вселенской энергии, если вам не нравится определение - Бог, пусть будет Творец или Создатель. Вселив частицу своей души в тела, он связал нас нервущейся нитью вечного взаимодействия. Такой себе двигатель мироздания, создающий гармонию. Чтобы человек существовал, он должен черпать и отдавать силу из энергии жизни и использовать энергию света, а умирая - сам становится их частью. Механизм довольно прост.
  - И какова мораль?
  Он усмехнулся и ткнул пальцем в последний столбец.
  - Связь - это основа человечности. Пока душа человека может питать и питаться энергией жизни, пока она зависит от силы природы и божественного начала, мы можем называться людьми. Но стоит отнять что-то одно, и вы получите уже нелюдя.
  Вы знаете, что в мире реально существуют вампиры и охотники. Но понятия не имеете о настоящих оборотнях, о фейри, дэвах, духах предков, наконец. Все эти существа, а говоря - существа, я подразумеваю наличие у них разума, имеют свои особенности связи с энергиями свободного пространства.
  К примеру, когда человек превращается в вампира, обрывается его связь с высшим разумом. Он не может брать энергию у вселенского света, ну... творца, вы поняли. И теряет способность использовать энергию природы. Иными словами, треугольник разрушается. Душа человека, заключенная в теле уже вампира, теряет связь с этими источниками. Кстати, по этой же причине для вампира опасны символы веры в руках верующих, они вытягивают из тела вампира душу, так как для божественного начала вампир - труп, а вера человека сама по себе является сосредоточением энергии света.
  Тело вампира за счет отсутствия связи не стареет, не меняется, но заключенная внутри душа, поддерживающая бренную оболочку без подпитки, истощается. Она должна постоянно обновляться, пополнять энергетический резерв.
  - Поэтому вампиры пьют кровь.
  Я сама удивилась, как испуганно прозвучал мой голос. Рука невольно легла на шею, нащупав быструю пульсацию артерии.
  - Да. Наше тело - сосуд для души, и на 70% процентов этот сосуд наполнен жидкостью. Что-то вы побледнели. Объективная реальность пугает?
  Он еще и издевается!
  - Получается, вампиры подобны Богу? Ведь, как и ваш вселенский свет, они могут забрать в себя чужую душу.
  Маг фыркнул.
  - Бог, в отличие от заключенной в теле, оторванной от источников энергии души вампира, не теряет связи со своими созданиями. Именно человек наделенный душой, разумом и способностями к творению повторяет божественную схему. Создатель сам вложил в нас это, частицу силы и взаимосвязь, которой лишены все иные его творения. А вампир, мисс Милтон, простой паразит, ворующий части души других людей, питающийся чужим светом. Энергия жизни доступна кровопийцам только в таком виде. Они не имеют взаимосвязи с вселенской энергией, как я уже говорил, она опасна для вампиров. И лишены возможности использовать энергию природы, для этих существ она попросту бесполезна.
  Обратите внимание на последнюю графу.
  Палец в кожаной перчатке ткнул на жирный прочерк.
  - Люди, принявшие Кровавый жемчуг, теряют эту самую связь с... Богом, если вам будет угодно. Их треугольник распадается.
  - Но вы же говорили, что человек не может существовать без этой связи.
  - Правильно. - маг утвердительно кивнул. - Эти люди погибли. Видите дату? Показания были сняты до официального объявления властей о возникновении нового наркотика и его опасности для жизни. А теперь посмотрите вот на это...
  Он снова нажал несколько кнопок, и на экране высветились еще две таблицы. В каждой из них было по шесть имен.
  Я пробежала глазами показатели. Сила и прочие в средней таблице возросли, показатели человечности также стали выше, в графе связь прочерки оказались только у четверых.
  В последней таблице разница между показателями испытуемых показалась мне более уравновешенной, человечность стала вдвое выше, чем в прошлых двух, а связь... несколько процентов. Но она была!
  Временной промежуток между данными в таблицах составлял около месяца.
  - Что все это значит?!
  - Поняли?! Прогресс очевиден.
  - Наркодилеры усовершенствовали наркотик? Нам рассказали о внедрении этой дряни на рынок как раз в числах, указанных в последней таблице. Но я не понимаю, зачем раньше-то продавали эту пакость, если люди от него умирали, и почему мы узнали так поздно?
  И тут меня осенило, правда показалась страшной. Маг, наблюдавший за моим вытянувшимся лицом, довольно оскалился.
  - О Господи... улучшающиеся показатели силы и выносливости... Кровавый жемчуг - не наркотик!
  - Да, Моника. Это лекарство, своеобразные суперстероиды. И тот, кто его создает, проводит опыты на людях.
  - Я не верю... Но как же?! Он ведь вызывает зависимость, как любое наркотическое средство! Или не вызывает?
  - Его продавали наркоманам, низшим слоям, тем, кто удавится за дозу любой дряни.
  - Но ради чего? Зачем кому-то нужны таблетки, превращающие человека в... подобие вампира?
  Конечно я понимала зачем, знала, кому это нужно. Могущественным богатым людям, любящим солнце и не желающим становиться упырями, подчиняться их порядкам, ведь в том сообществе есть свои главари. Страшно даже представить человека с могуществом вампира... Прокачанные солдаты, бессмертные олигархи, это разрушит жизни простых людей навсегда. Шаткий мир рухнет окончательно, а погасшее пламя распрей и войн снова поднимет свою жаждущую крови голову.
  - Должен признаться, когда заварилась каша с Кровавым жемчугом, я не отнесся к этому серьезно. Люди всегда искали лекарства от болезней, старости, рака. Я сам провел множество исследований. Но темп, с которым наши загадочные фармацевты выбрасывают на рынок новую партию экспериментального товара, поражает даже меня. Кто бы ни делал эти таблетки, он гениален. И у меня было подозрение, что в этом замешаны Борджи.
  - Но вы не уверены?
  - Да. Они не настолько безрассудны, чтобы так в открытую убивать людей на улицах, пусть даже речь о мертвом квартале, не опасаясь вызвать мой гнев. Медичи так грубо не работают, значит может быть кто-то и третий. Достаточно могущественный и скрытный.
  - Темный властелин?
  Маг шутку оценил.
  - Сумрачный тевтонский гений. - Дориан сверкнул белозубой улыбкой. - И поскольку мы с вами все такие... в белом, и не хотим очередной кровопролитной войны для любимой родины, разобраться с этим наш долг. Кроме того, ...
  Он отвлекся, оглянувшись на узкий переулок, в котором жалобно мяукнула бродячая кошка, сверился с картой.
  - Что 'кроме того'?
  - У меня есть личные мотивы. Я хочу этого ученого. Я должен обладать властью над мозгом человека, способного совершить такой прорыв в фармацевтике.
  Я понимала, что маг не сказал по сути ничего жестокого, но из его уст эти слова прозвучали до дрожи пугающе.
  Да, черт, что это со мной? Я встряхнула головой отгоняя дурманящий страх.
  - А вы уверены, что это человек? Может вампир?
  Маг покачал головой.
  - У вампиров, милая, другие приоритеты, они быстро теряют интерес к наукам.
  Мне почему-то вспомнился вампир Калиостро из прочитанной когда-то давно втихаря от отца книги. Он как раз был и алхимиком, и магом и черт знает кем еще. Но Дориану Лоуренцу должно быть виднее, что именно из себя представляют эти чертовы упыри.
  - Мы с ребятами считали, что это обычный наркотик, в него всего лишь добавляют кровь вампиров. Кто бы мог подумать, что все так сложно.
  - Все проще и одновременно сложнее, мисс Милтон.
  Он оторвал взгляд от планшета, изучил пустующую улицу.
  - Пришли.
  Я оглянулась по сторонам и опешила. Ошибки быть не могло. На четвертом этаже, разбитое окно скалилось на нас острыми осколками наполовину выбитой рамы.
  - Это тот самый дом. Тот самый дом, где я пряталась от вампиров, тут меня нашел Эд.
  Маг нахмурился.
  - Вы уверены?
  - Да. Видите, окно? Мы прыгали оттуда.
  Брови мага взлетели вверх, он приложил к губам указательный палец, из всех сил сдерживая улыбку.
  - Дайте-ка уточню. Из всех домов в мертвом квартале вы прятались от вампиров в том самом, где находилась их подпольная лаборатория по разработке Вампирского жемчуга?
  Похоже, он откровенно надо мной потешался. Я залилась краской, стиснув плотнее челюсти, чтобы не сказать чего лишнего.
  - Дорогая, мы с вами определенно сработаемся. Ваше везение достойно хвалебных од.
  Пассом руки распахнув перекошенные двери, он шагнул внутрь. Из глубины пустого полуразрушенного здания послышался раскатистый смех Дориана Лоуренца.
  
  Глава 8
  В доме пахло сыростью. Свет фонаря, проникая сквозь разбитые стекла, делал интерьер невыносимо унылым. Осколки стекла и керамики мутной россыпью блестели под ногами, со вкусным хрустом здороваясь с подошвами форменных военных сапог.
  В отличие от меня, маг ходил до отвращения бесшумно. Он уверенно шагнул в правый коридор, потолок которого просел и выгнулся. Каменная груда, нависшая над нашими головами, выглядела так, будто держалась на обоях и была готова рухнуть в любой момент.
  Алхимик исчез в обгоревшем дверном проеме. Я с трудом успевала за ним, стараясь ступать как можно осторожнее и тише.
  В этой покрытой копотью, лишенной мебели комнате, была только наполовину обвалившаяся гнилая лестница на второй этаж. Забитые досками два окна украшали налепленные друг на друга старые календари со звездами плейбоя. Из-под лестницы исходило слабое мерцающее свечение лампы дневного света. На полу валялась груда досок, пустые ящики от фруктов и старое воняющее мочой и плесенью тряпье.
  Маг брезгливо отпинал его ногой, заглянул под лестницу и неодобрительно поджал губы.
  - Кто бы мог подумать. Под самым моим носом. Ты видела?
  В этом фамильярном обращении прозвучало столько личного, что я смутилась, и уже собиралась ответить, когда Дориан оглянулся. Маг смотрел мимо меня, а его глаза... Куда исчез холодный и расчетливый взгляд, царственная надменность? Он улыбался, и эта улыбка излучала какую-то особую искренность. Стало до жути интересно, на кого этот человек мог смотреть с подобным обожанием. Может, позади меня висело зеркало?
  Я медленно повернулась.
  В дверном проеме стояла девушка. Ростом она была чуть ниже меня. Черный снейкскин плотно облегал стройное тело без явных недостатков. Знаков отличия не видно. Длинные ноги, плавные изгибы фигуры, высокая грудь. Каштановые волосы волной ложились на плечи и спереди, опускаясь чуть ниже ключицы, заглядывали в расстегнутый ворот снейкскина, подчеркивая мягкость оливковой кожи. Обычное лицо, оно не показалось мне эталоном красоты, приятные мягкие черты, аккуратные губы и нос, темные глаза. Но было в ее внешности и нечто такое...наталкивающее на мысли о весеннем зное. Девушка была странно очаровательной, казалась какой-то совершенно необычной.
  Незнакомка тоже улыбалась, однако ее дружелюбная улыбка адресована была мне.
  - Вы так бесшумно подкрались. - первой нарушила тишину я.
  Она отмахнулась, чуть скривив аккуратный носик. Тихий, бархатный голос звучал как шелест дождевых капель, завораживая, покоряя своей музыкой.
  - Недостаточно бесшумно, раз он меня засек. - она протянула мне руку, обтянутую тонкой бежевой перчаткой. Такие же перчатки, как у мага, подумалось мне. - Элен Мейтбраун. Можно просто Элен.
  - Моника Милтон. - ответила я, пожимая ее ладонь. - лучше просто Мики.
  Рукопожатие было сильное, уверенное и довольно крепкое для такой хрупкой фигурки.
  - Надеюсь, он тебя не утомил? - она так дружелюбно и робко мне улыбнулась, что я просто растаяла. Возражать против вольной формы обращения не возникло ни малейшего желания.
  - Этот зануда не успокоится, пока не задавит всех вокруг своим интеллектом. Если будет слишком надоедать, просто не слушай, - доверительно сообщила Элен, целуя мага в губы.
  Они отлично смотрелись рядом. Жена? Похоже, по крайней мере, некое неуловимое внешнее сходство жестов и мимики действительно присутствовало.
   Где-то под сердцем зашевелилась зависть, перерастая в щемящую тоску по Эдуарду.
  Мысль о том, что я могла бы говорить так вольно о нем и целовать его в губы при посторонних, заставила меня затаить дыхание.
  - Как ужин прошел? - приобнимая ее, поинтересовался маг.
  - Племянники расстроились, когда поняли, что ты так и не явишься. Сильвестр хотел расспросить о свойствах Калгана. А у Лесли в субботу концерт, и она слезно просила тебя прийти. Хочет познакомить дядю с друзьями.
  - Нет. Я еще не растерял музыкальный слух, чтобы ходить на школьную самодеятельность. Да и... девочки в ее возрасте должны строить глазки парням, а не мужу родной тетки.
  Маг развернулся ко мне и доверительно сообщил:
  - Дети как кошки, тем, кто их не любит, допекают особенно настырно.
  Элен тихо рассмеялась.
  - Я серьезно! До появления детей у твоей сестры я и не подозревал, что именно подрастающее потомство может быть так близко по концепции к вселенскому злу. Ладно, что интересного по делу?
  - Я еще не все проверила. Они успели вывести оборудование и эмоциональный след... в общем, сам посмотри.
  Прочная, но легкая лестница даже не прогибалась под ногами. Из похожих сплавов делали держатели для палаток и каркас роботов транспортировщиков. Этот материал легче пластика и прочнее камня.
  Стены, занавешенные клеенкой, на полу мокрый и гладкий белый пластик. Лампы дневного света слепили до головокружения. Блестящие серебряной поверхностью столы вразброс загораживали весь зал. Валялась пара совершенно пустых идеально чистых корзин из-под мусора.
  В углу грудой свалены влажные доски, обломки ящиков. Кто-то уходил в спешке. На полу лежали брошенные как попало шланги. Все вокруг блестело от влаги.
  - Ни следа. - Задумчиво сказал Дориан поправляя очки. - А ты что чувствуешь?
  Элен пожала плечами.
  - Они все смыли. По углам и в центре зала стоки. Комнату тщательно вымыли, даже мусор забрали. Посмотри вокруг, все это планировалось с самого начала. Укрытые стены, пол, стоки, как в душевой.
  - Кто-то убирал не только грязь.
  Я ни черта не поняла. О чем именно они тут говорят?
  - Начерта кому-то понадобилось вымывать комнату? - Сладкая парочка разом как-то удивленно уставилась на меня.
  - Чтобы очистить комнату от эмоциональных следов. - ответила Элен. - Можешь называть это энергетикой, следом души, она присуща всем нам, как запах, как личный, особенный отпечаток. Он может сказать о настроении, намерении, переживаниях.
  - Целях. - вмешался маг. - И даже выдать владельца. Эмоциональный след настолько индивидуален, что по нему лично я мог бы узнать владельца, если знаком с ним. Чтобы стереть его, нужно воспользоваться огнем или водой.
  - Полыхающее здание даже в центре заброшенного района привлекло бы внимание, поэтому беглецы воспользовались водой, смывая энергетический фон. Они надеялись, что мы еще долго не найдем эту лабораторию.
  - Не найдем еще некоторое время. - Исправил девушку маг. - Скорее всего, мы знакомы с нашими беглецами.
  Взгляд Дориана зашарил по комнате и споткнулся о груду досок в углу.
  - Там смотрела?
  Элен несколько смущенно пожала плечами.
  - Не успела.
  Маг усмехнулся и щелкнул пальцами. Я ожидала, что звука не последует, ведь он совершенно точно был в перчатках. Но по сухому щелчку груда мусора воспарила, с грохотом опускаясь в противоположном углу, подняв облако мелкой щепы.
  Под досками оказалось широкое круглое отверстие в полу. Завоняло канализацией.
  Легкий запах ощущался и раньше, но я не предала этому значения, мы ведь были в подвале.
  Маг внимательно осмотрел остатки мусора на полу, обошел их по кругу и заглянул в дыру.
  - Лестница есть. Замечательно. - Внезапно он обернулся и пристально посмотрел на меня, его губы искривились в хитрой усмешке, - Скажите, мисс Милтон, а в ту самую ночь, когда на район напали, вас случаем не посещала идея отсидеться в канализационных коллекторах?
  Я почувствовала, как становиться жарко и багровеют щеки. Но уверенно соврала:
  - Нет!
  Маг, с трудом подавляя улыбку, хотел что-то добавить, но передумал, только головой помотал. Шорох со стороны лестницы отвлек его внимание, Дориан нахмурился.
  - В чем дело? - Я хотела спросить тоже, но Элен меня опередила.
  - Сколько ты видела тут бродячих кошек?
  - Кошек?! Ну одну, кажется.
  - Пойду проверю. Закончите осмотр сами и сразу домой. Не используй открытый огонь. В коллекторах мог накопиться метан. Кстати, мисс Милтон погостит у нас несколько дней, - Совершенно безразлично бросил маг. Новость Элен оставила без внимания. Неужели у них дома так часто живут чужие люди?
  - Ты бросишь нас здесь самих?
  Маг иронично улыбнулся.
  - Как только рядом появляюсь я, ты начинаешь играть святую невинность. Брось, Элен, не стоит пугать нашу гостью.
  Девушка поджала губы и скрестила на груди изящные руки. Вся поза ее говорила, что сдаваться она не намерена.
  - Кошачий вой - это, конечно, повод отправить двух безоружных девушек на осмотр канализационных стоков в центре мертвого района.
  Улыбка Дориана стала ехидной.
  - Не любишь лазить по канализации? А по прошлым твоим подвигам и не скажешь. Встретишь убийц, кричи. Так уж и быть, явлюсь, спасу их невезучие копчики.
  Заявление звучало обидно, но Элен подобное не смутило. Она зло улыбнулась в ответ.
  - Я отыграюсь за это, будь уверен, Дориан.
  - Попытаешься. - Исправил ее маг. И как он это сказал... Интонация его голоса явно подчеркнула - этот разговор для двоих, и я тут лишняя.
  Маг поправил очки, посиял на нас идеальной улыбкой и, не прощаясь, ловко взбежал по узкой лестнице наверх.
  Элен вздохнула. Из кармашка на широком поясе снейкскина она извлекла плоский фонарик-таблетку.
  А я натянула широкий воротник защитного костюма на самый нос.
  Глупо было надеяться, что этот день для меня завершится чем-то приятным. А не как всегда - по уши в дерьме.
  Воняло пакостно. Под ногами хлюпала вонючая жижа. Мне казалось, она тянется за подошвой, будто жевательная резинка, не желая отпускать.
  Мы шли уже четверть часа, и на мой взгляд, безнадежно заблудились. Элен же упрямо вела вперед, сворачивая в немыслимые закоулки, почти не задумываясь. Шла за пресловутым следом эмоций? Ну -ну, надеюсь, этот след выведет нас и назад, не хотелось бы остаться в этой вонище навсегда. И умирая, мечтать только об одном - помыться.
  Я ощущала себя просто неприлично грязной и капли конденсата иногда падающие на голову не добавляли радости. Моя спутница - напротив, чувствовала себя вполне уютно, по крайней мере никакой внешней брезгливости на ее лице я не замечала. Неужели ей часто достается такая работа?
  - Ты идешь так уверенно. Видишь след? - Не сдержалась я. Девушка улыбнулась мне и кивнула.
  - Да, тут прошло несколько людей, и еще, похоже, они использовали робота переносчика. Может это и не наши клиенты, но проверить стоит.
  У входа эмоциональный след размыт, так что, честно говоря, я не могу сказать точно, те ли это люди, что нам нужны.
  - А ты можешь чувствовать, люди это или, может, вампиры? Не хотелось бы столкнуться тут с кровососами. Я потерла укус на шее. Рана начинала саднить, ее уже нужно было обработать мазью. Еще один повод поскорее выбраться из этой клоаки.
  - Вампиры не оставляют такой след, только люди.
  - А, ну да. Их душа же не взаимодействует ни с природой, ни с Богом. - Это даже звучало глупо, я улыбнулась. Элен, видимо, истолковала мою улыбку по-своему.
  - Он рассказал тебе? Да? Наверное, правильно, ведь ты и сама в скором времени станешь такой, как они.
  Желудок нервно сжался. И она тоже знает об этом чертовом укусе?! У меня что, действительно надпись на лбу?
  Наверное, я думала слишком громко, девушка смутилась.
  - Прости. - Едва слышно прошептала она и закусила нижнюю губу. - Я должна была догадаться, что ты не хочешь становиться вампиром. Дориан говорил о тебе и Эде так, будто вопрос уже решен. Я не подумала, прости.
  Вопрос решен? Как бы не так! Я повела плечами. Эдуард хороший парень... то есть хороший вампир, но это же не значит, что я готова стать такой... такой же.
  Так, срочно переводим тему:
  - И каково это, быть замужем за магом?
  - Не скучно. Не то, чтобы не бывало разногласий, но Дориан вовсе не так деспотичен и властолюбив, как может показаться на первый взгляд.
  - А прогрессирующий нарциссизм? - рискнула высказаться я, - Если бы я не видела, как он смотрел на тебя, не узнала, что вы женаты, то была бы готова поклясться, что у этого мачо только одна любовь - он сам.
  - Мы все не идеальны. А Дориан... Это его способ жить, не сойти с ума, заставить мир смириться со своим существованием. Понимаю, сложно, я и сама просекла далеко не сразу. Он просто гений, в котором не может не жить малая частичка безумца. Когда-то я сомневалась, что он вообще человек, что способен на любовь, что может быть не пижоном и эгоистом. Но он доказал мне обратное. Ничто человеческое ему не чуждо.
  - Человеческое? Вампиры его боятся, вряд ли бы эти твари боялись того, кого человеком считают.
  Элен робко улыбнулась.
  - Ты только не говори так при нем. Понимаешь, у Дориана пунктик, он не любит, когда его перестают воспринимать как человека. Маги тоже люди, с большей предрасположенностью к определенной силе стихии, но люди. И Дориан очень гордиться этим фактом. Можно сказать, это его главная гордость.
  - Вау. Что-то новенькое. После откровенно вампирской пропаганды по телеку. Человек гордящийся своим человеческим происхождением, звучит дико.
  Она звонко рассмеялась, и я по неволе заслушалась. Эта милая девушка все больше нравилась мне. Несмотря на явную резкость характера ее очарование не могло оставить равнодушным. Не удивительно, что даже маг влюбился.
  - А что у него с глазами? Он же не просто так прячет их за очками, да? Это из-за магии?
  Элен вопросительно взглянула на меня.
  - Цвет? Нет. Просто генетическая мутация. Дориан говорил, очень редкая, какой-то там синдром.
  - Бог шельму метит?
  Она пожала плечами.
  - В общем да, так и есть. Я спросила его однажды как возможно, что дар стихии и глаза такого необычного цвета получил один человек. Он объяснил это сложными генетическими отклонениями. Не буду пытаться объяснить то, чего сама не понимаю. Такие мутации - не просто совпадение, человек с одним отклонением вероятнее всего наследует и другое. Так гении часто в одночасье немного чокнутые или имеют врожденные увечья. Хотя все остальные маги кого я встречала казались совершенно нормальными и физически, и психически. Если не считать одного законченного идиота, фашиста и маньяка. Но тут скорее решающую роль сыграло воспитание.
  Девушка сникла и смолкла, погрузившись в какие-то свои неприятные воспоминания. Некоторое время мы молчали.
  - Значит все-таки маги - это не совсем нормально? - сделала я закономерный вывод.
  Элен изобразила вымученную улыбку.
  - Не знаю, верно ли... может и да. Дориан считает это эволюцией и утверждает, что в будущем будет появляться все больше людей с магическим даром.
  - Но ты в это не веришь?
  Девушка скривилась.
  - Я могу еще принять, как факт, что потомки меченых вампиром слуг приобретают реальные способности к убийству этих самых вампиров. Что у ведьмы и ведьмака выходят еще более одаренные дети. И потомки Фейри и человека берут все лучшее от обоих родителей. А маги... они просто рождаются такими, какими рождаются. И даже Дориан не может внятно объяснить, почему тот или иной человек имеет врожденную способность управлять силой природы, одной из ее стихий. Это просто происходит. Кстати, дети магов могут и не наследовать дар родителей. С уверенностью могу утверждать только одно - на подобную эволюцию или мутацию способны только люди. Никто из духов и чистокровных Фейри никогда не получал эту предрасположенность.
  - Почему?
  Она это серьезно и про Фейри, и про ведьм? Ну, охотники на кровососов еще ладно, вампиры-то присутствуют. Но Феи!?
  - Потому, что у нас, людей, есть душа.
  - Внутренняя божья искра, связь со вселенским светом и энергией природы?
  Она не восприняла мой откровенный скептицизм, удивительно серьезно кивнув.
  - Ага, то есть ты считаешь, что человек рождается магом из-за каких-то странных генетических отклонений. Дориан говорит, что эта мутация, на самом деле, часть эволюции человека разумного. И вы вдвоем уверены, что такова воля Божия?
  Она вздохнула.
  - Ну да, можно сказать и так. Хотя магические способности имеют прямое отношение к энергии природы, связь с вселенским светом скорее косвенна. Именно поэтому маг, обращенный в вампира и лишенный связи с божественным началом, черпая энергию из крови своих жертв, может частично использовать магический дар, будучи уже не человеком.
  Голова откровенно пухла от такого количества внезапно свалившихся на нее сомнительных фактов.
  - Не хочу тебя расстраивать, но Дарвин же вроде доказал, что человек произошел от обезьяны. Какой Божественный свет?
  - Это только одна сторона эволюции. Обезьяна - наш предок, но сила, которая сделала из нас человека, -Вселенский свет, чистая энергия, или Божественное начало.
  Я лично не уверена, но Дориан считает, что этот свет - Бог, разумен, и именно он сотворил настоящую жизнь, энергию природы, из которой возникло все сущее, включая духов и Фейри - или подражателей, живущих исключительно за счет энергии природы. Он вселил в наших предков частицу силы, похожую на собственную чистейшую энергию. Наделил животное душой и сделал таким образом нас людьми.
  То ли Элен так хорошо умела убеждать, то ли я сама хотела в это верить, но все сказанное девушкой, рациональное или нет, казалось реальным. С таким же чувством я раньше воспринимала очевидность, подтвержденную сухими фактами.
  Мы свернули в очередной туннель, где нестерпимо воняло крысами и было намного более влажно. У самого поворота валялись вверх лапками две серые зубастые хозяйки. Тельца выглядели так, будто их растоптали.
  - Странно. - прошептала Элен. В этом туннеле ее тихий голос эхом отразился от каменных стен и полукруглого свода.
  - Что именно?
  - Крысами пахнет, но их тут совсем нет, а эти мертвы не так давно.
  Я не успела спросить, откуда она это знает. Что-то больно кольнуло в шею, над самым воротничком снейкскина. Прежде чем потерять сознание, я увидела, как в тревоге оглянувшись, Элен мутнеющим взором смотрит на дротик транквилизатора, торчащий из ее ладони.
   Глаза застелила темная пелена.
  ***
  
  Внутри головы пульсировала боль. Она опаляла языками пламени глаза, шею, обжигала плечи. Что-то звякнуло, и голова взорвалась от резкого чужого звука. Я подняла потяжелевшую руку, чтобы коснутся источника боли, но не достала. Зазвеневшие цепи натянулись до предела, пришлось наклониться, чтобы нащупать здоровенную шишку у виска.
  - Голова раскалывается? - прожурчал знакомый бархатный голос.
  С трудом разлепив глаза, я посмотрела на Элен. На девушке тоже были оковы вокруг шеи и запястий, от них тянулись цепи, продетые в широкое кольцо на стене. Вместе их смыкал серебристый новенький замок, который отличался от потемневших и изъеденных временем звеньев, как новый четвертак от старого соверена.
  - Не то слово.
  Я осмотрела руки. Кандалы! Как еще назвать эти железки, сомкнутые стальным гвоздем? Заковали на совесть. Такую застежку об косяк не собьешь. Пощупала шею. Так и есть - хомут. Снейкскин все еще был на мне, а вот нож Блодханта, припрятанный в сапоге и пояс с аптечкой и всем содержимым, исчезли. Жаль, конечно, но этого стоило ожидать. С Элен, похоже, тоже сняли все лишнее. Спасибо, хоть не раздели.
  Зад на холодном полу ощутимо подмерзал. Я осмотрелась, взгляд фокусировался плохо. Глаза так и норовили сойтись в кучу.
  Тесная комната, едва ли три на три метра наберется. Грязный бетонный пол, весь усыпанный каменной пылью и крошкой, дверь, обитая железом, с малюсеньким зарешеченным окном и стены из настоящего цельного камня с металлическими кольцами. В них были продеты наши цепи. Всего таких колец было шесть.
  Или целевое назначение этой комнаты предусматривало содержание еще как минимум четверых пленных, или я даже не знаю, для чего еще эту каморку можно было бы использовать.
  Единственным источником света было малюсенькое закрытое решеткой окошко в дверях. Элен сидела рядом на драном матрасе в весьма специфических бурых разводах. О происхождении пятен я решила не думать. Попыталась встать, и комната почему-то поплыла в сторону. Встряхнула головой и встала на колени.
  - Это из-за наркотика, что был в дротиках. Скоро пройдет, - прошептала Элен.
  Она привстала, подтянув ко мне матрас. Я с благодарным стоном рухнула на него боком, даже не разгибаясь.
  - Где мы?
  Девушка рассмеялась. В тусклом освещении камеры ее лицо нисколько не выглядело подавленным, скорее веселым. Стало жутко, и не к месту вспомнился Дориан Лоуренц с мечом и ухмылкой, как тогда, при нашем первом с ним знакомстве. Я сглотнула, просипев:
  - Что?
  - Ты так невозмутима внешне, хотя внутри испугана, как ребенок. Не бойся, выберемся. На самом деле, нам повезло, Моника. Те, за кем мы шли, нашли нас первыми и сами принесли в свою крепость.
  - Вампиры?
  Она мотнула головой.
  - Похоже, люди. Помимо нас тут недалеко еще несколько пленных. Охранник - человек, кажется дремлет.
  Неплохо. И это все она чувствует? Странная...
  - Нам повезло, Мики, - повторила она.
  Безумной девушка не выглядела, но от довольного вида сокамерницы мне откровенно становилось не по себе.
  - Они сами пригласили нас к себе.
  Я позвенела цепью на руках.
  - Я бы не назвала это приглашением.
  Элен отмахнулась.
  - Цепи не проблема. Главное, мы в их логове.
  - А по-моему, просто в тюрьме.
  - Не ворчи. Я же сказала, ни замок, ни цепь - не проблема, главное - разобраться в целях наших похитителей.
  - Не проблема? - то ли из-за транквилизатора, то ли просто от гадского настроения, меня тянуло на грубость. - Как и этот чертов маг, достанешь откуда-то из задницы меч и разрубишь все наши беды?
  Она тихо засмеялась.
  - Он тебе и Адаманту показал? Я начинаю ревновать.
  У его меча и имя есть?! Господи, помоги мне выбраться отсюда и отделаться как можно скорее от этой ненормальной семейки Адамсов!
  - Расслабься. Я же сказала, не проблема. Я позову Дориана, он все утрясет. Но для начала, неплохо бы узнать, где мы вообще. Элен почесала правую ладонь. Как ты? Отошла уже? Идти сможешь?
  Я попыталась встать, цепь не дала разогнуться, но и комната на этот раз никуда не стремилась удрать. В ногах ощущалась небольшая слабость, как после ночного обхода, ничего критического.
  Жена мага, окинув меня задумчивым взглядом, удовлетворенно кивнула.
  - Хорошо, - радостно возвестила она. - А теперь приляг. Глаза можешь не закрывать, только взгляд не делай слишком уж осмысленным.
  Она подождала, пока я устроюсь, и расстегнула змейку снейкскина до самого пупка, открывая тонкое кружево черного бюстгальтера.
  - Есть тут кто!? Эй! Где я?
  Тонкий голосок так натурально дрожал, мне показалось, я почти физически ощущала ее страх. Даже лицо девушки стало бледнее.
  - Помогите! Кто-нибудь!
  Долго игнорировать такой прочувствованный призыв было невозможно.
  Узрев воочию, как натурально Элен играет, я даже немного посочувствовала магу. Такая жена совьет из мужа любую угодную ей веревку, даже будь он нереально крут, богат и умен. Женскому обаянию порой невозможно противопоставить даже все мужские достоинства. Если выберусь отсюда, попрошу научить меня, лишним точно не будет. За дверью что-то зашуршало и испуганный женский голос пискнул шепотом, почти срываясь на визг:
  - Не буди его! Ради Господа.
  Элен закусила губу и прошептала в ответ:
  - Кто там? Вы тоже пленная?
  - Да.
  - Военная, из спецбригад?
  Голос хрипло рассмеялся.
  - Нет. Послушай, не зови его, ладно? Поверь, он добра тебе не сделает.
  Элен нахмурилась, я заметила, как на ее милом лице проступили скулы.
  - Вы гражданская? Как давно тут?
  Голос помолчал некоторое время, потом что-то снова зашуршало, и невидимая собеседница ответила:
  - Наверное, месяц, может больше. Я работала по ночам у мертвого района.
  - Я Элен. А тебя как зовут?
  - Викки, - чуть помедлив, ответила женщина.
  - Послушай, мы выберемся отсюда, обещаю. Но сначала мне очень надо выяснить кое-что... Ответишь на пару вопросов?
  Голос смолчал, Элен приняла это за само-собой разумеющееся согласие.
  - Как много тут таких, как мы? Ты выходила из камеры хоть раз...?
  Собеседница засмеялась. Отчаянный смех, страшный. Нечто среднее между кашлем и повизгиванием. Элен крепче сцепила зубы и еще ближе подалась к двери, до предела натянув короткую цепь.
  - Викки?
  - Выходила. Нас... уже немного осталось. Все меньше.
  - Вас убивают тут?
  - Колют. Какой-то дрянью. Меня после нее знобило, проснулась снова в камере, повезло. Большинство не возвращаются, умирают. Иногда приходят вампиры, отбирают девушек, но берут не всех. Меня вот не взяли...
  Мы с Элен тревожно переглянулись. Я видела, как в полумраке напряглось ее лицо.
  - Отсюда невозможно выбраться, - подключился к разговору другой хрипловатый голос. - Даже если у тебя влиятельные друзья, мой совет - забудь. А когда придут вампиры, постарайся им понравиться. Кровавая шлюха лучше, чем подстилка для охранника.
  Элен отчетливо скрипнула зубами и с силой сжала кулаки. Если она правда могла ощущать чувства людей, то, должно быть, читала сейчас эмоции новых знакомых. То еще удовольствие.
  - Мы выберемся отсюда, даю вам слово. Дело не в друзьях, просто поверьте! - На это ее заявление голоса смолчали. - Мне нужно знать, где нас держат. Кого-то из вас вывозили, выводили из здания? Что и где вам кололи?
  - Что кололи, не знаю, - отозвался хриплый женский голос, - выводили только в соседнюю с тюрьмой комнату, охранники говорили, что с нами встретятся господа, и мы должны вести себя прилично. Приходили парни в белых халатах и вампиры, кололи что-то и бросали в комнате. Разрешают выйти только спустя несколько часов, или притаскивают назад, если сознание теряешь.
  - Вы сказали, возвращаются не все? Куда они девают остальных?
  - Не выживают, - с тягостным вздохом ответила одна из женщин.
  Элен со сдавленным ругательством сорвала с правой руки перчатку, плотно сжимая зубы. На ее ладони наливалась багровым огненным светом мерцающая пентаграмма, окруженная множеством мелких символов. По руке из светящихся отметин побежала алая струйка крови.
  - Вот же черт нетерпеливый!
  Элен отползла от двери к противоположной стене. Сгребла под ногами мусор и приложила к камню пола уже пылающую оранжевым светом ладонь, что-то прошептав. Шептала она откровенно скривившись, и когда отняла руку, символ, обагренный ее кровью, перешел на пол. Он начал разрастаться и занял почти метр от всего пространства камеры. От центра звезды к вершинам прошла огненная волна, воспламеняя символы. В лицо дохнул поток горячего воздуха. Пентаграмма, обведенная двойным кругом, вспыхнула, и в ее центре возникла статная фигура в темно-синем строгом костюме. Дориан Лоренц поправил очки и шагнул из гаснущего центра уже начавшей чернеть на каменном полу звезды.
  - Соскучился? - саркастически поинтересовалась Элен, натягивая на совершено здоровую, чистую руку перчатку.
  - Очень, - улыбнулся маг.
  - Ты хоть представляешь, как это адски больно? Зачем ломиться, когда не приглашают!?
  Маг безразлично пожал плечами.
  - Ты, дорогая, как-то непредсказуемо внезапно исчезла. Не стоило игнорировать мой призыв, учитывая обстоятельства.
  - Я разговаривала с другими заключенными!
  Дориан скользнул взглядом за расстегнутую молнию снейкскина Элен и ухмыльнулся.
  - Я вижу.
  Девушка, зыркнув на него, дернула за молнию, дотягивая застежку до самого подбородка.
  - Раз уж ты все равно явился...
  Она вытянула вперед руки, демонстрируя обтянутые кольцами металлических браслетов запястья. Маг без возражений банально щелкнул пальцами. Как, интересно, ему в перчатках это удается?
  Щелчок слился с металлическим звоном. Тиски на запястьях и шее стали свободнее. С изумлением я опустила взгляд на распадающиеся металлические браслеты. Стягивающий кандалы гвоздь-заклепка превратился в ржавую труху, оставалось только стряхнуть с себя эти железяки.
  И как же приятно оказалось размять руки в том месте, где только что они соприкасались с холодным железом!
  Элен тоже избавилась от браслетов, и как раз вовремя. За дверью послышалась возня, в замке с противным скрежетом повернули ключ. Петля скрипнула, и на пороге возник широкоплечий детина в спецовке и штанах цвета хаки. В руках сторож держал связку ключей и пистолет.
  Дориан невозмутимо шагнул к нему навстречу и, пока парень соображал, вглядываясь в нашу троицу, быстро забрал у него ключи.
  - Спасибо, - улыбнулся маг, в следующее мгновение резко блокируя удар. Он ловко выхватил у охранника пистолет, с разворота прикладывая парня о стену. Пол камеры содрогнулся. Безвольное тело, мотнув головой, медленно осело на пол.
  Элен многозначительно посмотрела на меня и улыбнулась.
  - Видишь? Я же говорила - не проблема.
  - Открывай портал домой, - приказал маг.
  Лицо его жены вытянулось. Обиженное выражение говорило: "Как, уже?!" Тон мага смягчился.
  - Не спорь, пришлешь мне в помощь Алистера. Я отвечаю за безопасность Моники перед Медичи и подвергать ее опасности в этом месте не имею права.
  Я хотела возмутиться, но вдруг поняла, что не могу открыть рот.
  Дориан мне подмигнул и, потеряв к нам интерес, закрутил связку ключей на указательном пальце. Насвистывая прилипчивую мелодию, мужчина перешагнул через охранника, неспешно направляясь дальше по коридору.
  - Он совсем без башни? - спросила я, снова обретая дар речи.
  Элен вздохнула.
  - От настроения зависит. Ну, пойдем.
  Очень хотелось спросить, а в каком настроении маг сейчас, но я благоразумно прикусила язык.
  Элен махнула в сторону пентаграммы, и пятиконечная звезда снова вспыхнула, на этот раз голубоватым светом, по окружности от сияющих линий поплыл белый туман. Я сморгнула. Догадывалась об этом, конечно, и раньше, вот и момент спросить настал.
  - Элен, а ты... тоже маг?
  Она улыбнулась шире.
  - Да.
  Из коридора послышались голоса. Кто-то ругался и требовал открыть дверь. Тело охранника на полу застонало.
  - Надо скорее позвать Алистера.
  Меня подхватили под локоть и увлекли в центр пентаграммы. Глаза заболели от яркой вспышки. Мы провалились в пропасть, сотканную из синего света.
  
  Глава 9
  Ощущение было странное, будто бы на голову набросили влажное покрывало. Вдохнуть я не смогла, воздух показался плотным и тягучим. Вспышка повторилась, и тающий свет открыл пред нами просторную комнату-зал. Я с наслаждением впустила в легкие пыльный запах старых книг.
  Широкие окна, расчерченные частой сеточкой рам, возвышались до самого потолка. За ними чернело ночное небо с белыми пятнышками звезд. Вдоль окон сплошной стеной стояли пыльные шкафы, заваленные книгами, свитками и банками. Дальше, на нескольких широких столах, во множестве пузырьков что-то журчало и булькало. Сияли пульсирующим светом странные кристаллы под колбой.
  На ближайшем к нам столе лежало разбитое блюдце. В россыпи бисквитных крошек стояла недопитая чашка с жижей, отдаленно напоминающей кофе. Рядом с ней пузырилась пробирка с бурой булькающей дрянью почти такого же цвета. Чтобы поместить это все рядом на самом краю, потребовалось сдвинуть в кучу книги и присыпать сверху стопками исписанных пожелтевших листков.
  Серые от пыли капища знаний выглядели жалко. За столом явно с мраморной поверхностью стояла ширма, виделся операционный стол. У дальней стены, вырываясь из общей обстановки, возвышалась статуя воина в полтора человеческих роста, будто вылепленная из глины. В руках он держал совсем не деревянные сабли.
  Даже с такого расстояния я оценила остроту лезвия. Ну и книги... они лежали тут кучами, забивая любое удобное для этой цели место. Несколько проходов, оставленных с целью не лазить через груды макулатуры, были сужены до предела.
  Пентаграмма медленно угасала, застилая пол белесым туманом и погружая во мрак странный зал.
  - Прости за бардак. Дориан не разрешает тут убираться, - пошарив в куче макулатуры, Элен достала оттуда свечу. - Ну где же они!?
  Часть листков просыпалась на пол, и, наконец, девушка добыла из кучи барахла спички.
  В гаснущем свете пятиконечной звезды, опоясанной магическими символами, трепещущий теплый огонек показался до боли ярким.
  - Дориану спички не нужны. Но он всегда держит тут коробку для меня, -
  пояснила Элен, возвращая упавшие записи обратно на стол.
  Осмотрев пол, а точнее ту его часть, где бледнела пентаграмма, в свете свечи я отметила контуры звезды, выложенные желтым камнем, и цельные же каменные символы, окружавшие портал перехода по кругу.
  Туман почти развеялся, и только магический знак тусклой синей нитью проглядывался на каменном полу зала. Комната погрузилась во тьму.
  Дом спал. Элен пришлось долго кричать, чтобы дозваться дворецкого. Заспанный сноб Алистер на распоряжение отправиться на помощь магу внешне никак не отреагировал. Просто поклонился и шагнул в вспыхнувший синим светом портал перехода.
  Девушку горничную, также явившуюся на зов, Элен отпустила. Комната для меня была давно готова, и ее помощь не потребовалась.
  И как маг угадал, когда просил разместить мои апартаменты рядом с комнатой Элен?
  - А Алистер тоже маг? - не вытерпела я, пытаясь рассмотреть силуэты растений и узор на ковре в приглушенном на ночь до минимума свете торшеров.
  Девушка в ответ на мой вопрос рассмеялась, ее голос, похожий на журчание и плеск ручья, эхом отразился от стен.
  - Конечно, нет. Я просто не закрыла портал, и он смог пройти. На самом деле, магов не так много, ты за свою жизнь, даже будь она долгой, едва ли встретишь больше четверых. Дориан такие встречи по пальцам рук пересчитывает, а живет он очень и очень долго.
  - А почему твоя пентаграмма другого цвета?
  - Магия - воплощение силы четырех стихий, силовые потоки каждой из них выглядят по-разному, по-разному ощущаются и по-разному действуют. Я - маг воды. В отличие от Дориана, мне подчиняется одна эта стихия. Да и то, используя магию, я могу пользоваться только его порталами. Свои создавать пока не научилась.
  - А он? В смысле, Дориан ведь не водный маг?
  Забавно осознавать, что рядом с тобой, оказывается, живут люди, способные на настоящее волшебство. Когда в числе таких знакомых оказался Дориан Лоуренц, мое любопытство молчало. Не в моих правилах расспрашивать тех, кто явно в перспективе может навредить. Но уж поскольку и Элен тоже оказалась магом, благоразумное чувство самосохранения капитулировало без боя перед явным неуемным интересом.
  - Он давно нашел способ приручить все четыре стихии. И даже больше того. Но врожденный дар у человека может открыться только к одному из направлений магии. В моем случае это - вода.
  - Хм, и какая у него врожденная стихия?
  - Сила соответствует характеру, и чем сильнее в человеке воля, тем сильнее живущий внутри мага источник. Может, попробуешь угадать сама?
  - Огонь?
  Девушка утвердительно кивнула.
  Вампиры, маги... Дориан, кажется, говорил что-то об оборотнях и Фейри? Как же все оказывается чертовски сложно. Еще несколько часов назад я не знала, что подобные существа реальны, три дня назад не думала, что возможно влюбиться в вампира и десять лет из прожитой мной жизни не ведала, что по земле ходят живые трупы, пьющие кровь. Что же будет завтра? Сознание подкинуло робкую мысль и тут же ощерилось множеством острых игл. Нет... однозначно - вампиром я не стану!
  - Ну, вот и пришли. Да, может хочешь что-то перекусить?
  - Не стоит.
  - Как скажешь, - пожала плечами Элен, - Зайду за тобой утром.
  При мысли о мягкой постели ноги подогнулись, и я поняла - сил не хватит даже на то, чтобы принять душ. Не включая свет, я скинула обувь и рухнула на постель. Как только щеки коснулась приятная мягкость покрывала, я провалилась в сон.
  ***
  
  Проснулась я среди ночи от невыносимой жажды. Туман застилал сознание, пить хотелось почти до физической боли, горло горело. Я сползла с кровати, пытаясь прокашляться, не помогло. Надо срочно попить воды. Надо идти...
  Зачем-то накинув поверх снейкскина взятый со стула халат, я вышла за дверь. В коридоре по-прежнему горел приглушенный свет. Его вполне хватало, чтобы не натыкаться на предметы мебели. Сколько же времени? Никого из слуг не видно, и некого попросить проводить меня.
  Я прошла до конца коридора и застыла. Лестницы здесь не было. Глухая стена. Странно... развернулась и пошла в обратном направлении. Каково же было мое удивление, когда и с этой стороны лестницы не оказалось! Бред.
  Я подошла к стене и приложила к ней руку. Ошибки быть не могло!
  Покашливание за спиной отрезвило.
  Оглянувшись, встретилась с внимательным взглядом Дориана Лоуренца. Маг был без пиджака и галстука, в расстегнутом жилете. Закатанные по локоть рукава открывали бледные сильные руки, в которых мужчина держал чашку белого фарфора с блюдцем. Дверь одной из комнат за его спиной была распахнута. Из проема лился неяркий желтоватый свет.
  - Не спится? - насмешливо спросил он и отхлебнул из чашки.
  Я совершено точно ощутила насыщенный аромат кофе.
  - Просто искала лестницу, мне казалось...
  - Зачем она вам, Моника?
  Странный вопрос...
  - Меня немного мучает жажда.
  Маг усмехнулся.
  - А лестница вам зачем, мм?
  - Чтобы выйти на улицу, - не задумываясь выпалила я.
  Поморгала... А действительно, зачем это мне понадобилось идти куда-то среди ночи? Рядом с кроватью, кажется, была дверь ванной комнаты. На худой конец можно попить воды из-под крана.
  После этих мыслей разбудившая меня жажда пропала без следа. Только шея нестерпимо ныла, вытесняя из разума туман дремоты.
  - Я... я захотела пить, - ответила и замолчала, чувствуя себя полной идиоткой. А действительно ли хотела?
  - И для этого вам понадобилось выйти на улицу?
  Вопрос прозвучал скорее как утверждение. Маг сделал еще несколько глотков ароматного напитка.
  - А хотите кофе? - улыбнувшись краешками губ, щедро предложил он.
  Окончательно проснувшись, я поняла - не хочу. Вообще не хочу пить. И, кажется, не хотела...
  - Нет. Спасибо. Я, наверное, пойду.
  Мага такой ответ, казалось, совершенно не удивил. Он снова усмехнулся, окончательно возвращая на блюдце пустую чашку.
  - Идите-идите, время позднее.
  И он, разумеется, был прав.
  Опустив взгляд на руки мужчины, я заметила на белоснежной ткани закатанного рукава крупное бурое пятно.
  - У вас, кажется, кровь... - ляпнула я.
  Маг с недовольным видом опустил взгляд, было видно, о пятне он знал.
  - Порезался, когда брился, - даже глазом не моргнув, соврал мужчина. - Ступайте в постель.
  Я кивнула, в очередной раз ощутив себя полной дурой, и поплелась назад в комнату.
  На пороге оглянулась, Дориан все еще стоял посреди коридора и смотрел мне вслед. А вот за его спиной совершенно точно виднелась лестница!
  Мотнув головой, зашла в комнату, решительно прикрыв за собой дверь. Заснула я довольно быстро.
  ***
  
  Солнце заливало комнату, создавая иллюзию тепла. Я не смогла сразу открыть глаза, таким ярким мне показался солнечный свет. Попыталась отвернуться от окна и застонала, окончательно просыпаясь. Шея зверски болела. Я так и не помазала на ночь рану, и до самого дома Медичи теперь придется терпеть. Как вариант, можно попросить мазь у Дориана, если он вернулся и не спит. Стоп... мы же виделись ночью, или мне все привиделось?
  Все больше склоняясь ко второму варианту, я расстегнула снейкскин, нащупывая вздувшееся место укуса. Зеркало на комоде отразило синевато-багровые раны с сеткой тонких черных сосудов. Выглядел укус еще хуже, чем вчера.
  - Капец, - Призналась своему отражению и поползла в душ. Вода вернула мне радость солнечного утра и само желание жить. Одноразовая зубная щетка, шампунь, лосьоны и тоники, не говоря уже о божественно мягком халате. Я попала в настоящий рай земной. Мне понадобилось не меньше получаса, чтобы выбраться из ванной. Шея по-прежнему болела, но голова казалась ясной, а желудок настойчиво требовал свой завтрак.
  В шкафу висела пара пустых мешков для одежды. Проблема. Не обидятся ли хозяева, если я приду к завтраку в банном халате?
  В дверь постучали, и, не дожидаясь ответа, в комнату заглянула Элен.
  - Привет. Я почувствовала, что ты уже проснулась. Можно?
  - Конечно, - как можно более бодро ответила я.
  Сегодня на Элен была длинная темно-синяя туника, открывающая плечи, и черные облегающие штаны. В ярком свете укрытой лучами утреннего солнца комнаты волосы девушки казались почти рыжими. Две голубые капельки сережек жизнерадостно покачивались в такт ее движениям.
  - Я принесла тебе вещи, - она развернула сверток, что держала в руках, демонстрируя простое облегающее зеленое платье, темно-синие леггинсы и голубую футболку. - То, что точно подойдет тебе по размеру. Я бы выбрала платье.
  - Не имею ничего против, - кивнула в ответ и поморщилась от боли.
  Элен сочувственно поджала губы.
  - Ты не мазала рану?
  - А есть чем?
  Девушка подошла к комоду и продемонстрировала прозрачную квадратную коробочку мутного-зеленого стекла. Я просто не заметила ее спросонья!
  - Эд под утро приезжал, - лукаво улыбнулась магиня, - переживал.
  Она открутила крышечку и щедро набрала мази на палец. Я чуть оттянула ворот халата, было бы обидно испачкать его в этой дряни. Тонкие пальцы пробежались по шее, обжигая блаженным холодом. Невесомое касание, как от птичьего перышка, заскользило по коже, проникая в кровь, разнося по венам долгожданную прохладу и умиротворение.
  - Знаешь, Моника, он хороший парень. Единственный, наверное, в своем роде вампир, поступающий по совести.
  В моей груди зашевелилась ревность, и Элен, похоже, это почувствовала.
  - Мы пересекались в прошлом, он несколько раз помогал мне. Один раз даже едва не пошел против воли старшего Медичи, просто чтобы не допустить несправедливости. И если я хоть что-то понимаю в поведении вампиров, ты действительно стала дорога ему.
  Она закончила втирать мазь, но с места не сдвинулась.
  - Почему ты... так думаешь?
  Элен не спеша обошла меня и присела на край кровати.
  - Ради тебя он приехал к Дориану за мазью. Привел тебя в святая святых Медичи. И, наверное, говорил тебе, будто все это пустяки. Нет, Мики, не пустяки, не ерунда. Я точно знаю, он спорил с отцом, и Лазарус Медичи не одобрил его решения привести в их дом будущую Борджи. Эдуард рискует ради тебя и печется о твоем здоровье. Это не в характере таких существ, а значит, ты зацепила его. Я не убеждаю, что это к чему-то тебя обязывает, просто считаю, ты, как минимум, заслуживаешь знать правду. А выводы делай сама. Подожду за дверью.
  Она уже почти вышла, когда я все же решилась спросить.
  - Элен. А чем он расплатился с Дорианом за мазь?
  Девушка понимающе улыбнулась.
  - Дориан много экспериментирует, и ему всегда нужна свежая кровь вампиров. Это вечная проблема, так как в рамках вампирского сообщества кровь старых и старших очень ценна.
  Ее слова многое прояснили для меня.
  - Поторопись.
  Она вышла из комнаты.
  Боль в шее отступала медленнее, чем прошлый раз, и воспаления казались более явными. Но я уже не вздрагивала и не морщилась от малейших прикосновений к ране, большой плюс.
  Зеленое платье оказалось с биркой, значит, до меня его не носили. А может, купили лично мне? Проверила футболку и леггинсы, тоже новые. Нет, вряд ли на меня так потратились... Вспомнилась добрая улыбка Элен, и на сердце сразу потеплело. Вот уж кому я точно доверяю полностью.
  Всю дорогу моя провожатая таинственно улыбалась и, признаться, когда мы дошли до самой дальней двери коридора, я уже серьезно начала нервничать. Как оказалось, зря.
  Элен с некой торжественностью толкнула тяжелую двустворчатую дверь, и я потеряла дар речи.
  Залитая ярким солнечным светом комната напоминала райский сад.
  Пальмы, живые лианы, оплетающие столбы, тянулись узорными листьями к потолку, божественно пахли цветущие розы, летали яркие бабочки. Несколько лимонных деревьев, усыпанных спелыми плодами, укрывали под своей кроной чувствительные к солнцу папоротники, соперничая с похожими на розы камелиями. Я сделала шаг на плитку дорожки, стилизованную под натуральный камень, и замерла, не веря своим глазам. Солнце попало на лицо, лаская робким поцелуем.
  Ветка цветов орхидеи, свисающих с декорированной под скалистый склон колонны, дыхнула в лицо ванилью и озоном. Я пораженно уставилась на белоснежный цветок. Всегда думала, что орхидеи не пахнут.
  - Правда же, тут здорово! - прошептала Элен.
  От ее искренней улыбки потеплело на сердце. Я растерянно улыбнулась в ответ.
  - Правда, - честно призналась я и неспешно пошла дальше.
  Щебет птиц и плеск воды становились все громче. Дорога петляла недолго, она быстро расширялась, открывая выложенную декоративным камнем площадку, залитую слепящими лучами утреннего солнца. Виднелись оплетенная алыми розами беседка и небольшое искусственное озерцо с белыми кувшинками. Тут было видно высокий стеклянный потолок и подвешенные к нему лампы. Значит свет солнца был ненатуральным?
  На раскидистых ветвях пальмы висели клетки с крикливыми Амадинами. Белый какаду, цепляясь за ветку ближайшего лимона, распушил пышный хохолок и, выжидая, скосил на меня глаз, будто напрашиваясь на комплимент.
  - Ты очень красивый, - сказала я, и птица засеменила ножками по ветке, что-то проворчав.
  Ну разве можно было спокойно на все это смотреть? Мы смеялись вместе с хозяйкой дома. Признаюсь честно, давно у меня на душе не было так легко и радостно.
  На выложенной камнем площадке был накрыт на троих плетеный из лозы стол.
  Элен налила мне и себе ароматного чая.
  - Спасибо, - искренне поблагодарила я, понимая, что с того момента, как зашла в этот зимний сад, мое лицо не покидает улыбка.
  Сделав глоток, прикрыла от удовольствия глаза. Может, все это лишь прекрасный сон, а я лежу в уютной постели, скрытой от всех проблем и тревог?
  - Спасибо, - еще раз прошептала я, обращаясь теперь даже не к Элен, а к мирозданию, подарившему мне эти волшебные минуты.
  Мы съели невероятно вкусную яичницу с беконом и по паре тостов с маслом, болтая о пустяках. Элен без помощи прислуги наливала чай и очень обижалась, когда я пыталась намазать хлеб маслом или мармеладом самостоятельно.
  - Ты наша гостья, - говорила девушка, щедро водружая на белоснежный с рыжиной кусочек хлеба апельсиновое варенье. - Печь я не умею, дай тебя хоть тостом с мармеладом порадовать.
  Я откусила кусочек из вежливости, подозревая, что весь хлебец в меня уже просто не влезет.
  - А стол накрыт на троих, Дориан к нам не присоединится?
  Улыбка Элен мгновенно увяла:
  - Конечно, он придет. Вот только, подозреваю, новости принесет не очень приятные.
  Я снова откусила поджаренный хлеб и отложила оставшийся кусочек на край тарелки.
  - Почему ты так думаешь?
  Она едва заметно скривила в улыбке губы и пожала плечами.
  - Он не появился до завтрака.
  Будто в подтверждение ее слов, на импровизированной дорожке возникла статная фигура мага. Он шел не спеша, в одной руке Дориан нес планшет, двумя пальцами другой держал кофейную чашку, нажимая мизинцем на экран десктри. Едва оторвав взгляд от планшета, он отсалютовал нам чашкой с кофе. Я приветливо кивнула, неожиданно получив в ответ кривоватую ухмылку.
  Чувство самосохранения мгновенно сделало стойку, и кусочек тоста застрял в горле. Нет, наверное, показалось, кровожадность, мелькнувшая в его взгляде, не должна иметь ко мне отношения.
  Одет Дориан был в жемчужно-серый костюм с жилетом. Рукава белой накрахмаленной рубашки закатаны по локоть. Пиджака и галстука не было. На плечах густой волной лежали немного влажные темно-каштановые волосы. Привычные бежевые перчатки из тонкой кожи вместе с утренней газетой он нес под мышкой. Похоже, после ночного происшествия мужчина успел принять ванну и переодеться. Ни следа усталости, ни тени намека на тяжелую бессонную ночь.
  Без очков его лицо выглядело моложе, эмоциональнее, лишенным безжалостной холодности, а глаза казались еще более странными. Невероятно яркий и живой, этот мужчина действительно отражал суть своей стихии.
  - Доброе утро, Моника. Надеюсь, хорошо отдохнули?
  - Да, спасибо.
  - Как вам мой сад?
  Я как можно безразличнее пожала плечами.
  - Неплохо.
  Элен спрятала улыбку в чашке с чаем. Маг хмыкнул и также улыбнулся.
  Стопка писем, газета и перчатки полетели на стол, сверху лег квадратный планшет и извлеченный из внутреннего кармана жилета смартфон.
  - Для особо везучей девушки, сегодня, милая, у вас чертовски невезучее утро.
  Я напряглась, и это не укрылось от ухмылявшегося мага.
  - Едва я вернулся, как вас попытались выманить из дома, наивно полагая, что это может ускользнуть от моего внимания.
  - То есть, как выманить? - мне в мельчайших подробностях вспомнилась ночная прогулка по коридору. Сердце замерло от осознания неприятной правды.
  - Да, Мики, они пытались призвать вас через метку, к счастью, очень топорно. А едва вы вернулись в постель, тут же ко мне с визитом пожаловал...- мужчина скривился, будто пытаясь вспомнить имя, но в итоге отмахнулся и просто закончил: - некий тип от Борджи и потребовал выдать вас. Что я, якобы, удерживаю у себя их вампирью частную собственность. Как вам?
  Тело предательски вздрогнуло, а кровь, казалось, была готова вскипеть от гнева. Ну ничего себе! Частная собственность... Сукины дети!
  - Что вы ответили?
  Маг отхлебнул кофе и, поставив чашку на стол, развел руки.
  - К черту послал, разумеется. За что получил недвусмысленный намек на угрозу своей безопасности.
  Элен поперхнулась.
  - Они это серьезно?
  Дориан пожал плечами, и глаза его азартно блеснули.
  - Надеюсь, да. Хочется посмотреть, что они придумают. Но это еще не все радости. Десять минут назад вам, Мики, позвонил некий Сэм, сказал код - Катарсис, что бы это не значило.
  Я подскочила. Ничем приятным это быть не могло. Катарсис - общий сбор, срочно созывают всех боеспособных. Раз в месяц у нас просто проводят учения, но за этот случай я бы не поручилась. Осталось меньше часа чтобы явиться на базу в боевой готовности, а при себе у меня не было даже нормального кинжала, не говоря уже об огнестрельном оружии.
  - Сядьте, милая. У меня есть подозрение, что визит и звонок имеют прямую непосредственную связь. И если сейчас вы уйдете, я не смогу предоставить необходимую защиту от посягательств вампирьего клана.
  Я послушно опустилась на стул. Радостные краски прекрасного утра безвозвратно померкли.
  - Хорошо, - заключил маг и продолжил: - Помимо радужной перспективы стать в ближайшее время Борджи, милая Моника, и получить увольнение за невыполнение срочного приказа, вы еще и брата можете лишиться.
  Я снова вздрогнула. Умеет Дориан испортить настроение.
  - Что?
  - То, что он проигрался в пух и прах, вы знаете. Про то, что он отдал вас за долги Борджи, тоже.
  Я-то об этом действительно знала, но почему, черт возьми, Дориан совершенно о всех моих проблемах осведомлен? Неужели Эд проболтался?
  - Так вот. Либо ваш братец свято уверовал в свою удачу, либо от отчаяния окончательно свихнулся. За сутки его долг вырос вдвое. Ваша мать уже в возрасте, и ее задолженность вряд ли коснется, а вот Джеральд...
  Крепче сжав зубы, я промолчала. Почти физически ощутила сочувственный взгляд Элен.
  - Понимаете, чем это грозит ему?
  О, я понимала! Мое возможное обращение в вампира цветочки по сравнению с тем, что ожидает Джеда, если он не остановится и хотя бы частично не погасит долг. В лучшем случае, его банально превратят в кровавую шлюху, в худшем... продадут на органы. Похожее уже случалось. И страшно, что в наше время это не просто происходит. Современное судопроизводство считает подобные безобразия законными. Если наша семья в ближайшее время не разгребет накопившееся дерьмо, в этом паршивом мире станет на два близких мне трупа больше.
  По лицу мага расплылась широченная улыбка.
  - Понимаете. Замечательно. А теперь, о хорошем.
  Я было решила, что Дориан издевается.
  - Ваши с Элен похитители оказались работорговцами. Банально и неинтересно, если бы не одно "но", - ах ну да, мое любимое - но, куда ж без него. - Наши торговцы живым товаром совершенно точно связаны с Борджи. И, судя по показаниям пострадавших, продавали людей на органы и таинственным незнакомцам для медицинских экспериментов. Кому, я точно не знаю, но это пока.
  На цепи вы, мои милые, посидели не зря. Когда я смогу доказать причастность Борджи к производству Кровавого жемчуга, найду верхушку наших рабовладельцев и самих экспериментаторов, мне понадобится совсем немного времени, дабы совершенно законным образом наказать виновных. Лидеры большинства мировых вампирьих кланов уже сейчас мечтают спустить на Борджи всех собак. Нужен повод. Маленький толчок, чтоб вы, Мики, вновь стали свободны, как птица в небе.
  - И сколько времени вам понадобится, чтобы это доказать? У меня его почти нет. А у брата и того меньше.
  Маг развел руками.
  Так я и думала. Все это - слова. Я встала.
  - Катарсис - код немедленного созыва. Я не могу опаздывать, у меня полчаса, чтобы добраться до базы.
  Элен вздохнула и поднялась с места.
  - Приготовлю нам по снейкскину.
  Маг улыбнулся. Чем дальше отходила Элен, тем шире и азартнее становилась улыбка Дориана. Отчаянно захотелось сорваться с места и побежать ей вдогонку, но внезапно я с ужасом поняла, что не могу этого сделать. Ноги не слушались!
  Поздно. Дверь скрипнула, отрезая нас с Дорианом от посторонних слушателей. Полная азарта улыбка и голодный блеск глаз мага пугали до дрожи.
  - Итак, милая, - голос его сковывал, подчинял и обволакивал, как крепкая железная цепь. - Договоримся?
  ***
  
  Как только дверь за Элен закрылась, Дориан хрустнул костяшками пальцев, разминая изящные кисти рук. Его темно-фиолетовые глаза горели, а улыбка строгих губ казалась запредельно счастливой.
  - Сядьте, Моника.
  - Меня уволят, если я не прибуду на базу в положенный срок, - голос сорвался, вопреки моим стараниям этого не допустить.
  Тон мага смягчился:
  - Даю слово, вы успеете. А теперь садитесь. Чем быстрее мы с вами обсудим насущные проблемы, тем быстрее вы отсюда выйдете.
  Я неуверенно опустилась на стул. Надеюсь, он не врет.
  - Умница, - пропел маг и, сложив руки в замок, подался вперед.
  - Переходим к самому интересному. В скором времени Борджи поставят вам третью метку.
  Ничего себе!? Не слишком ли он много на себя берет, делая подобные заявления?
  Маг осадил меня одним только взмахом руки, не дав сказать ни слова. Невозможно было противиться этому жесту.
  - Дослушайте. Вы уверены в своих силах, а я в своем опыте, и поверьте, если Борджи послали за вами одного из своих, Михаэлю вы запали в... пусть будет, душу. А этот вампир своего не упустит. Эд тоже не лыком шит, но вы, отвергая саму идею стать вампиром, отвергаете и его, играя на руку противнику. Ни я, ни Эдуард вас не убережем, если фортуна продолжит поворачиваться к вам все тем же неизменным мягким местом. Мое же предложение позволит вам избежать привязки к Михаэлю.
  Вы попадете к Борджи в ближайшее время и когда... - уловив мой скептицизм, маг с усмешкой исправился, - ЕСЛИ это случиться, вы окажете мне услугу, взамен я вытащу вас. Ну а дальше при поддержке Эда пройдете крещение, поставите четвертую метку и заживете счастливо в разношерстной семейке Медичи. Согласны?
  Маг был так уверен в непогрешимости своих выводов, что это просто не могло не бесить.
  - В вашем плане есть один прокол - вампиром я не-ста-ну!
  Дориан улыбнулся шире.
  - Похвальный энтузиазм, но основа неубедительна. Вы даже не представляете, насколько, по сути, ничтожен для вас шанс остаться человеком.
  - Нет, это вы не понимаете! Эд мне симпатичен, но я лучше сдохну, чем стану одной из этих... пиявок.
  - Никто не мешает вам мечтать и строить несбыточные планы. Однако в целях экономии моего и вашего времени, предлагаю согласиться на предложенный вариант спасения. Если вы не желаете считать его планом А, пусть будет хотя бы планом Б. Ну так как?
  - И что, по-вашему, я должна так просто согласится? Не имея ни малейшего понятия об услуге, которую должна вам оказать?
  - Не тот ответ, но уже лучше, - прокомментировал маг. - Услуга проста и незамысловата. С некоторых пор резиденция Борджи хорошо охраняется, и ни я, ни мои шпионы не можем проникнуть внутрь. А это, сами понимаете... У меня нет ни малейшей возможности просчитать траекторию магического перемещения без хотя бы одной нити. Они скрывают от меня свои тайны, а я не тот человек, который будет ждать особого разрешения. Опять же, я бы не испытывал такого жгучего интереса, если бы не был уверен - Борджи нечестно играют против Медичи, а значит и против меня. Чтобы осудить виновных, мне нужны доказательства, один малюсенький повод, единственная причина. Они очень осторожны, не поддаются на провокации, - маг поморщился, - даже налоги исправно платят.
  Секреты и тайные махинации. Маг, сидящий передо мной, показался малолетнем мальчишкой, не привыкшим слышать отказа. От этой аналогии я невольно улыбнулась.
  - Вот, значит, как. Ваши люди проникнуть в стан врага не могут, поэтому вы нашли того единственного человека, имеющего отношение к Борджи, который сможет сделать это за них. Михаэлю я не предана, но уже почти являюсь частью их сообщества, и в свой дом они меня пустят. Скажите, Дориан, вы хоть собираетесь вмешаться до того, как меня превратят в вампира? Или надеетесь подложить меня под Михаэля, а потом явиться, как ни в чем не бывало, и наказать виновных? Может, рассчитываете и меня в расход пустить, когда уже не буду нужна?
  - Мики, не драматизируй. Милая, ты не дура, и делать из тебя болванчика на ниточке я не собирался. Не думай, что ты настолько бесценна. Просто у Элен понижен порог долга перед обществом, и она мне голову оторвет, когда узнает, что я не выполнил данное кому-то обещание. Разумеется, я планирую вмешаться как можно быстрее, но не раньше, чем это будет необходимо. Кроме этого, я дал слово Эдуарду, что буду защищать тебя, а свои обещания я держу вне зависимости от последствий. Так что? Предоставишь мне и дальше разводить демагогию, или уже согласишься?
  Я сжала зубы, пытаясь подавить предательскую дрожь.
  - Что от меня требуется?
  Дориан полез в карман жилета и вытащил оттуда плоский красный кругляш, не больше шиллинга.
  - Просто позовите меня, когда окажетесь внутри. Странная монета легла на клетчатую бежевую скатерть прямо передо мной. В красном металле темно-зелеными тончайшими линиями выделялась уже знакомая пентаграмма, заключенная в идеальную окружность и усыпанная мелкими, но четкими символами.
  Монета оказалась теплой на ощупь, с обратной стороны изящные символы полностью повторялись. Ребро кругляшка оказалось почти острым.
  - Что надо сказать? - спросила я, рассматривая, как поблескивает в пальцах неизвестный металл.
  Маг ухмыльнулся.
  Боль была резкой, жалящей как ожог. Монета растеклась по пальцам, тут же впитавшись под кожу. В центре ладони выступил красноватый след.
  Дориан же не обратил никакого внимания на шипящую от боли меня.
  - Вот и все, расчищаете место, чтобы ладонь лежала идеально горизонтально. Обязательные условия: место должно быть не меньше метра в ширину и на мой полный рост в высоту, идеально, если будет около двух метров, но можно и больше. Касаетесь открытой ладонью пола и думаете обо мне.
  - Все? - как-то сильно простым мне показался этот ритуал.
  - Ну... - протянул маг, - можете еще три раза повторить - Крестоманси, если очень хочется. (* для сноски Дориан шутит. Крестоманси - персонаж детских книжек британской писательницы Дианы Уинн Джонс. Крестоманси - это переходящая должность верховного мага, в обязанности которому вменялась следить за порядками во всех параллельных мирах. Чтобы его позвать, нужно трижды сказать - Крестоманси, и где бы он в это мгновение ни был и чем бы не занимался, маг придет.)
  - И вы вытащите меня?
  - Даю слово. Повторюсь на всякий случай, чтоб вы окончательно усвоили, третья метка необратима. Не хотите быть вампиром, избегайте укусов. Да! Еще одно: помните, я рассказывал вам, что превращаясь в вампира, человек теряет связь с божественным началом и живой активной силой природы?
  Я кивнула.
  - Когда обычного человека обращают в вампира, отмечая третьей меткой, первое время он зависит от своего отца-создателя, эта связь становиться жизненно необходимой. Пока душа еще не перешагнула порог. Разорвав связь с богом и природой, она очень нестабильна. Если в этот период вампир-создатель умирает, душа не до конца обращенного человека покидает тело, проще говоря, новообращенный умирает вместе с создателем. Исключением становится только случай, когда вампир ставит своему созданию четвертую метку сразу с третьей, впрочем, с Михаэлем вам это вряд ли грозит. Сообщаю для общего развития, чтоб вы понимали, кого, в случае чего, убивать не стоит.
  - Все, что от меня требуется, просто активировать пентаграмму, когда я буду в резиденции Борджи. Я правильно понимаю?
  - В общем, да.
  - А если мне понадобиться ваша помощь раньше?
  Маг поморщился, и нехотя ответил:
  - Разумеется, вы можете меня позвать. Но предпочитаю, чтобы вы, все же, делали это не в спешке и в нужном месте.
  - Хорошо, согласна на ваши условия.
  Маг снова улыбнулся, встал с места и, в один шаг оказавшись рядом, протянул мне руку.
  - Магическая сделка скрепляется рукопожатием, - пояснил Дориан, и я нехотя пожала его крепкую сухую ладонь, с удивлением ощущая, как от руки разливается странное тепло.
  - И еще одно, Моника. В мире много, очень много существ, более совершенных, чем человек, но только у нас, людей, есть душа, сохрани ее. Я не верю, что у тебя есть шанс остаться человеком, но искренне этого желаю.
  Провозгласив сие, он оставил меня в полном недоумении и каком-то странном ступоре.
   - У вас пять минут на сборы, жду в лаборатории.
  Дверь распахнулась, послышались шаги Элен. Будто жена мага только и ждала его заключительных слов.
  

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"