Питутина Елена: другие произведения.

Особенная ведьма

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
  • Аннотация:
    ЛР, фэнтези, академия... Всего понемногу.
    Жизнь юной ведьмы - сплошные испытания. Не дали даже Школу Одаренных Ведьм нормально закончить и на выпускной сходить. То в покушении обвиняют и инквизиторам сдать пытаются, то убить или похитить за неведомые заслуги. И кто, интересно? Мачеха, сводный братец, давний друг или прочно затаившие обиду поклонники дневного культа! Хорошо хоть, было кому заступиться, зачислили меня в Академию Херувимов. А дальше уже отобьемся и от красавчиков деканов, и от вампиров, и от будущих герцогов. Тут уж все поймут, что одаренные необычайно самостоятельны и талантливы. А особенная ведьма и подавно никому себя в обиду не даст!
    Безграничная благодарность Fallenfromgrace за коррекцию текста!
    Очень прошу не сливать книгу на другие ресурсы. Спасибо за понимание.

  Предисловие
  
  История эта стара, как мир. Моря успели высохнуть, на их месте выросли горы. Никто уже не помнит точных подробностей, но людская молва хранит старую легенду. Рассказ о черных временах, когда земля пылала под ногами, а воздух был наполнен вонью горелой гниющей плоти.
  В те времена не было ни единого королевства Флоринии, ни союзной Крипской империи. Только множество мелких королевств, изнывающих от междоусобных войн.
   Турий Кровавый, могущественный темный маг, похитил у богов великий светоч силы (как ему удалось это сделать, история умалчивает) и, поглотив его, призвал себе в слуги драков: страшных, безликих чудовищ, обитающих за гранью смерти. С их помощью он собирался поработить все народы.
  Говорят, что, когда тиран совершил задуманное, солнце погасло, а мир окунулся в бесконечную ночь.
  Бессильные против могучего врага, люди безустанно возносили молитвы богам, и те, так же желая наказать похитителя, все-таки вмешались. Они прислали героя, великого Херувима, который смог победить Турия, но перед самой смертью злодей успел задеть спасителя человечества смертельным заклятием, отчего тот обратился в камень.
  Враг был повержен, а потерявшая хозяина великая сила вместе с кровью тирана утекла в землю, навсегда лишив богов неугасаемого источника, а людям подарив новую жизнь.
  Современные хронисты считают, что именно из-за крови Турия Кровавого и его драков, поглощенных землей, люди разделились, поменяли цвет кожи и волос, потеряли единый язык и обратились в иные разумные народы.
  Те, кто жил высоко в горах и кормился добычей из земных недр, стали горными гмурами и троллями. Жители лесов - альвами и эльфами. Тех из людей, кто обладал силой, жаждой власти и особой жестокостью к врагам, источник обратил в вампиров. Хотя кое-кто считает, что после смерти Турия тела людей с черными душами просто заняли драки, уничтожив остатки человечности владельцев. Как бы то ни было, именно непомерная жажда крови и грех убийства ближнего сделали из этих людей чудовищ. Сила показала истинную суть тех, кто никогда и никого по-настоящему не защищал, не любил.
  Людей, продолжающих жить в городах и возделывать землю, сила щадила: они остались сами собой. Лишь некоторые - хотя совершенно непонятно, как - получали ведьмовской дар: понимание языка трав, земных недр, водных глубин.
  Что же касается магов, они были всегда, только теперь их возможности использовать стихии не уступали силе других народов, а численность уменьшалась год от года.
  Говорили, что перед смертью Турий Кровавый обещал вернуться и, свергнув богов, стать единым властелином для всего человечества. Возродиться, вновь объединиться с источником, с которым когда-то был единым целым. Люди не поверили, но запомнили это обещание.
  Так все начиналось. А закончилось...
  
  
  За два года до описываемых событий.
  
  Дыхание сбивалось, ног я не чувствовала. Огни монастыря за острыми башенками кладбищенских крестов показались настоящим божественным чудом.
  Вампир, с которым мы бежали через лес, хрипло рассмеялся. Он тоже чувствовал близость спасения.
  Боже, как меня угораздило в это вляпаться?!
  Когда мама сказала разведать, что к чему в этом новомодном тайном ведьмовском обществе драков, и не высовываться, почему я не послушала ее? С другой стороны, кто же знал, что для этого гребаного обряда им понадобится девственница, и выберет ее сам павший дух?!
  Ну а вампир... он должен был стать такой же жертвой, как и я сама. Так что, можно сказать, с ним мы оказались в одной упряжке.
  Я глянула на бедолагу, державшегося, должна признать, совсем неплохо. Почти под два метра ростом, с серой кожей, обтягивающей все кости и жилы, как плотно сидящий костюм. Глаза красные, мутные от голода, черные губы. Еще пара недель - и он бы сам в прах рассыпался без помощи фанатиков. Белая тряпка, заменявшая ему одежду, заляпана чем-то зеленым и вонючим, волосы средней длины слиплись соломенными пучками, даже цвет не разглядишь. Притом, что это чучело ловко переставляло ноги, вампир еще и умудрялся поддерживать выбившуюся из сил ведьму.
  До нашей встречи я всегда считала вампиров чем-то наполовину мистическим, эфемерным. Нет, конечно, все знают, что вампиры существуют - как ведьмы, оборотни и светлые Боги. Но они обычно так ревностно блюдут свою численность и занимают настолько высокие и знатные посты, что ведьма из занюханной частной школы, пусть и с особым даром, с такой важной персоной, как вампир из высшей знати, едва ли встретится. А тут... даже думать не хочу, как эти полоумные девицы, фанатки Турия, его поймали, скольких жизней и денег им это стоило. Куда важнее то, что, несмотря на все препятствия, нам с ним удалось бежать.
  Наш уговор был прост: выбираемся из этого дерьма вместе, вместе пробираемся через лес и, не бросая друг друга, уверенно идем к спасению. Поодиночке у нас не было шансов, мы оба это понимали. Я не смогла бы убить, а он не выбрался бы, не зная местности и нужного пути для избегания незапланированных встреч. Сказать, что я совсем его не боялась? Нет - боялась до дрожи. Но справиться с таким количеством народа, никому не навредив... это нонсенс.
  Чудом нам удалось вывернуться буквально из-под ножа главной жрицы Драков. Она успела начать читать заклинание и смешать нашу с вампиром кровь в жертвенной чаше. Хвала всем богам, вампир порвал веревку быстрее, чем жертвенный кинжал пронзил его сердце. Зубами и кровью в эту страшную ночь мы прорывали себе путь к свободе.
  - За оградой кладбища найдем подходящую могилу. Ты должна открыть замок и закрыть за мной, как и обещала.
  - Помню, - просипела я, вваливаясь в незапертую калитку.
  Ботинок не по размеру, пара которых собственноручно была снята мной с одной из почитательниц темного культа, едва не слетел с ноги. Если бы вампир не поддержал, расшибла бы нос о покрытый инеем могильный камень.
  - Осторожно - обойдемся без лишней крови.
  Мы разделились и начали осмотр склепов. Нужен был закрытый и хорошо сохранившийся. С последним было сложно: кладбище оказалось старым. Я как раз осматривала четвертую надстройку, когда рядом возникла фигура в белом.
  - Нашел.
  Дрожащие руки подхватили меня и увлекли в дальнюю часть кладбища. Я увидела стоящие рядом склепы из добротного камня с тяжелыми замками.
  Вампир указал на крайний. Крыша и стены на вид действительно были целы. Маленькое окошко над дверью плотно обвивал плющ. Есть надежда, что, если вампиру не удастся сдвинуть могильную плиту, он сможет спрятаться просто внутри постройки до заката.
  Я без вопросов обхватила руками замок и сосредоточилась. Вообще-то взлом не являлся моим профилем, я же ведьма, а не домушница, да и уговаривать предметы намного тяжелее, чем уговаривать людей, это я вам как профессионал говорю. Но сегодня у нас без вариантов. Будь я хоть трижды менталист и четырежды почти завершившая обучение ведьма, с толпой фанатиков при такой слабости мне не справиться.
  Замок с минуту молчал, но все же поддался. Застывший, давно не смазываемый механизм скрежетнул, и моя рука опустилась под тяжестью металла.
  Мысленно я сжалась, опасаясь оборачиваться к вампиру. Тут наши пути должны были разойтись, и я серьезно опасалась, что теперь-то мне и наступит звездец.
   Вампир просочился в скрипнувшую дверь склепа и через пару секунд выглянул, растягивая губы в... должно быть, дружелюбной улыбке.
  - Идеально, Сандра. Несмотря на обстоятельства, я был рад нашему знакомству, - мою дрожащую ладошку чмокнули. Не содрогнулась я, наверное, только от неожиданности. - Наши пути еще пересекутся. А теперь торопись: я уже слышу их шаги и треск масла в факелах.
  - Удачи, Ти, - прошептала я, удивляясь самой себе, что действительно этого желала. Замок был закрыт, я подтянула его чуть ниже, прикрывая разросшимся плющом, и пошевелила у двери прошлогодние листья. На закате, когда опасность минует, он просто сорвет дверь и уйдет, а до тех пор никто не будет знать, что скрылся он именно в этом месте.
  Мысленно пробежалась по всей территории кладбища, стирая малейший намек нашего с вампиром присутствия. К монастырю бежала стремглав, собрав последние силы и молясь всем подряд богам, не забывая стирать следы своей ауры, развеивая запах. С тем запасом сил, что остались у меня, было сложно, но какие только резервы не открываются в человеке на пороге смерти. У дверей обители не сдержала слез. Все. Теперь даже собаки не найдут склеп с вампиром, и, если мне удастся проникнуть в этот монастырь, я тоже буду спасена. Поклонники драков не сунутся в храм светлых богов - это верная смерть.
  Я колотила в двери до тех пор, пока не заметила мельтешение огня у опушки. Открывать никто не спешил: это было очень скверно.
  Оббежав фасад, я из-за нарастающего страха быть пойманной едва не проглядела приоткрытое окно. Почти не соображая, распахнула его и рыбкой нырнула в уютный полумрак, приземлившись на что-то мягкое.
  Что-то взвизгнуло и просипело.
  - Кто здесь?
  - Пожалуйста, не кричите, - срываясь на рыдания, простонала я. - Помогите мне!
  За окном слышались голоса и даже собачий лай, но все это уже не имело значения.
  
  В монастыре я провела неделю. Сестры были чрезвычайно добры, а мать-настоятельница, услышав мою историю (ну, почти всю историю - за исключением той части, что включала в себя некоего вампира), тут же отправила письмо в школу моей матери, и этим утром мы, наконец, увиделись.
  Это не была радостная, полная объятий и ласк встреча, да и любой, знающий мою мать, даже не стал бы на подобное рассчитывать.
  Когда я проснулась, она сидела у окна, глядя вдаль. О том, что мое пробуждение заметили, свидетельствовали лишь поджатые губы.
  Я села, намеренно стараясь издавать побольше шума. Мне казалось, что так она оглянется и улыбнется. Но нет - я провалила задание, а значит, не могла рассчитывать на похвалу и поощрение.
  Она резко приподнялась со стула и подошла, чеканя каждый шаг. А от ее взгляда невозможно было сохранить хладнокровие.
  Чего я никак не ожидала, так это жалящей, колючей пощечины, от которой у меня заныла шея.
  - Надеюсь, это станет для тебя уроком. Ты очень разочаровала меня, Сандра.
  Ее гордая осанка и профиль мелькнули пеленой тумана, и уже из закрывающихся дверей я услышала:
  - Собирайся. Возвращаемся в школу сегодня же.
  Щека болела целый день: злость верховной ведьмы не проходит бесследно. И все же перед отъездом, очень рискуя, я сделала то, что откладывала вот уже которые сутки.
  Пробравшись в отдаленную часть старого кладбища, я проверила замок на памятном склепе. Сорванная с петель дверь висела на одном колечке замка. Итак, он выбрался. Нажила ли я себе неприятности в лице этого бывшего союзника... время должно было расставить все по своим местам.
  
  Часть первая. Родственные связи.
  
  Глава 1
  
  Мы с Мари стояли, облокотившись на широкий золоченый парапет Кингхолла, поочередно потягивая малиновый чай из магического термоса. Этот тяжелый день только начался, и не успевшим позавтракать ведьмам, прибывшим на место предстоящей работы спозаранку, было просто невмоготу разлепить глаза без горячего напитка. Да, мы обе предпочли бы свежесваренный кофе, горьковатый, ароматный напиток, что наше королевство в непомерных объемах закупает у союзных Криспцев. Но беда в том, что в таком пафосном месте, как большой дом для балов и вечеринок его величества короля Вильгельма Флоринийского (кстати, безраздельного правителя Флоринийского королевства вот уже юбилейный шестидесятый год), не было предусмотрено кафе для служащих. И завтраки тут готовились исключительно для гостей и наемных слуг, а не для шушеры вроде назначенных на наведение чарующей защиты группки подготовленных ведьм. Причем, относись мы к организации чисто государственного значения, сухой паек бы нам непременно выделили, а так как ведьмовская наша школа - заведение преимущественно частного порядка, от королевских повелений зависящая только косвенно... Короче, кормить и поить нас на этой работе не собирались.
  Хорошо хоть все наши об этом знали и каждый втихаря притащил свой перекус. На сутки его не хватит, но червячка заморить - самое то.
  Радовало одно: мероприятия, подобные этому, с обязательным привлечением наших выпускников проходили только раз в полгода, и так как следующий полугодичный бал попадал на осеннее время, отдуваться за него придется следующему выпускному классу.
  - Интересно, как в этом году Вальпургиеву ночь отмечать будем? Алсана что-то придумала и молчит, как рыба. Зал актовый уже несколько дней закрыт на подготовку.
  - Выпытаешь. Еще больше двух недель впереди.
  Середину весны и окончание годичного обучения в нашей школе одаренных ведьм отмечали с размахом, а в этом году еще и по случаю выпуска класс готовился особенно тщательно.
  - А помнишь, как в прошлом году потусили клево? - мечтательно протянула Мари, возвращая мне полупустой термос.
  - Забудешь с тобой. Такое платье мне угробила, да и потолок до сих пор в подпалинах...
  Маришка в самом прямом смысле этого слова была натурой вспыльчивой. Редкий дар для ведьмы - воспламенение вещей взглядом - достался ей от матери, тоже потомственной ведьмы. И использовался чаще всего не по общественно-полезному назначению. А уж когда на горизонте вырисовывался вожделенный объект мужского пола, ревнуемый заведомо ко всем женщинам, девушкам и девочкам в радиусе километра вокруг впору было заказывать последний костюм. Короче, повезло мне со взбалмошной соседкой по общежитию, несказанно повезло.
  - Да... Надо бы побелить, а то нехорошо. Перед новенькими девочками стыдно будет. О, боги! Солнце еле ползет, - простонала подруга. - Да кто вообще эту дурацкую традицию придумал - заключать монарший особняк в день полугодичного празднования в чарующий контур и сопровождать гостей, пожелавших прогуляться за его пределы, до самого утра? Кому это вообще может быть нужно, когда половина знати - вампиры, а треть - маги да ведьмаки? Кого им боятся? От чего их защищать?
  - Молодец, разумно мыслишь, - совершенно серьезно высказалась я. - А теперь возьми свои революционные идеи и маршируй к его величеству, только не обижайся, если он вдруг тебя не дослушает. Эти вампиры - на самом деле такие зануды, лишь бы в горло впиться почем зря.
  - Спасибо за поддержку! - прыснула она. - Не забудь: когда к тебе придут инквизиторы, чтобы расспросить о моей скромной персоне, как можно активнее отрицай факт нашего знакомства!
  - Какое знакомство, дорогая? О чем ты? Я вижу тебя первый раз в жизни.
  Я допила остатки чая и уныло уставилась на двигающихся, как издыхающие мухи, слуг, готовящихся к празднеству. Туда-сюда, туда-сюда...
  - А знаешь, я бы не отказалась сменить эту чертову ночь даже на самый скверный экзамен.
  И Мария единственная знала, почему.
  Улыбка с лица подруги сползла.
  - Думаешь, он будет? - тихо спросила Маришка, округляя глаза.
  - Уверена. Я-то его вряд ли признаю, он за это время от того дохлого состояния наверняка отошел. А вот в том, что он узнает меня...
  Я сглотнула. Подруга поежилась.
  Осведомленность вампира о моих способностях не могла не пугать. И даже не потому, что все знали, что эти твари убивают едва ли не каждый день для собственного развлечения. За себя я не так чтобы боялась. Но там, где на кону стоит власть, ставки идут не на одну - на десятки жизней. И если этот Ти решит использовать мой дар в своих грязных целях... даже не знаю, на что мне придется пойти, чтобы остаться собой.
  Нет, не хочу думать об этом.
  Из раздумий меня выдернул голос подруги.
  - Ого, посмотри, какие красавчики...
  В здание стройными рядами слаженным шагом заходили парни и девушки, все как на подбор. Не семнадцать-восемнадцать, как нам, - явно старше. Судя по крепости ауры - все уже знакомы со своими фамильярами. Конечно, ведьмаки, ведьмы и маги, ни одного простого человека.
  - Наверное, солдаты короля. Странно только, что так рано. Я думала, эти ребята раньше полудня не просыпаются.
  Зараза, это придется сейчас спускаться, выяснять, кто да что...
  - Смотри-смотри... Сандра... офигеть! Какой блонди!
  Даже отсюда было видно, что у командира подразделения голубые глаза, ну а форма - она ведь любое лицо красит, так что... да нет, признаюсь, мне он тоже понравился. И серо-голубой этому парню невероятно шел.
  - Он выглядит прямо как девичья мечта, - заворожено выдохнула Мари.
  - Скорее как большая девичья проблема.
  - Да брось. Просто идеальный экземпляр, чтобы девственности лишиться.
  - Можно подумать, для тебя это еще актуально.
  Она надула губы.
  - Никогда не поздно повторить. Думаешь, у него есть девушка? - приуныла подруга.
  - Думаю, что у него есть работа, которую квалифицированный специалист не станет смешивать с личной жизнью. Будь он хоть пекарем, хоть солдатом. И да, у него определенно есть девушка. Такие парни сами по себе в природе просто не существуют.
  - Да? Ну и драк с ней, я же не замуж за него собираюсь.
  - Боги! Мария Питерс, возьми себя в руки и собери последние капли благоразумия на пару с достоинством с этого натертого пола.
  Я вручила ей термос, оправив блузу и белый китель и, осмотрев белые же брюки - комплект составлял выходную форму школы - поспешила вниз. То, что солдаты по чужой команде расползались по всему замку, мне не понравилось вдвойне. Я сегодня руководила магической охраной этого места, и то, что кто-то мешался под ногами, судя по поведению, не собираясь считаться с моим мнением, мерзко попахивало скандалом.
  - Доброе утро! - громко сказала я, бодро сбегая по лестнице и мило улыбаясь, готовая заняться тем, что у меня выходило лучше всего: втереться в доверие.
  Блондин оглянулся, прожег меня дымчато-синим взглядом.
  Заметив нашивку на его рукаве, я ощутила, как улыбка улетучилась сама собой. Подразделение Академии Херувимов... твою ж руну!
  Академия Херувимов - это высшее государственное учреждение. Единственное в Флоринии, где можно продолжить обучение после школы. Готовило оно разнопрофильных специалистов всех нужных для королевства областей и являлось практически отдельным городом, столицей в столице. Там учились все: от пифий до боевиков и от шаманов до высоких управленцев.
  Ведьм и магов со стабильным уровнем дара при определенном финансовом взносе туда принимали с рождения. При отсутствии дара - только на строго отделенную группу факультетов.
  И уж кто туда совсем не попадал на этапе начальной школы, так это ведьмы и маги с нестабильными способностями, магическими срывами или даром, который никак нельзя было отнести к ведьмовским чарам и стихийной магии. Как раз такие, что чаще всего шли учиться к нам - одаренным ведьмам. Те, кто не мог заплатить авансом за обучение и жилье в Академии Херувимов и опасности не представлял, просто разбредались по обычным школам на десять-двенадцать лет. А по окончании их, если желали, могли попробовать поступить к херувимам и продолжить обучение с условием последующей отработки на благо Флоринии сроком от пяти до десяти лет.
  Для сельского знахаря или трактирного повара школьного аттестата было достаточно, если же ты метил выше, без диплома херувимов об этом можно было даже не мечтать.
  Школа Одаренных Ведьм изначально создавалась как альтернатива Академии Херувимов для ведьм с 'особым даром', но со временем короля убедили, что это лишнее. И нас превратили просто в еще одну школу, хоть и повыше рангом, чем остальные. Нас обучали искусству использования чар природы, языкам, дипломатии... да всему понемногу. И да, именно тут отщепенцы и уникумы учились развивать свои ущербные способности и контролировать их, пока не становились безопасными для окружающих.
  Только после должного обучения, а также при наличии большого желания и удачной сдаче экзаменов, как и всем остальным школьникам, нам разрешали доучиваться в академии.
   Правда, с большим скрипом и постоянными проверками, ведь нас все же опасались немного больше, чем обычных магов и ведьм. Уровень контроля особого дара строго проверялся комиссией каждые полгода обучения. Не справляешься с собой, приятель - вали в глухомань на должность лесника или звериного лекаря.
  Мой-то дар считался относительно безвредным (по крайней мере, та его часть, которую я продемонстрировала комиссии при поступлении) по сравнению с тем же Маришкиным. Удовлетворительно держать себя в руках она научилась только в прошлом семестре. Окончив школу, она должна была отправиться практиковаться в этом умении на окраину минимум на пять лет без права продолжать учебу.
  Не укрепляли нашу дружбу с херувимами и постоянные соревнования между школами то в спорте, то в знаниях.
  В общем, непереносимость у нас с 'академиками' была взаимной. Мы считали херувимов погаными занозами, а они нас - убогими фриками. Даже притом, что половина наших учеников (как все из нас считали до поступления в академию, не лучшая) шли к ним доучиваться и худо-бедно адаптировались в их обществе. Вот такие взаимные чувства. И пусть королевские чиновники регулярно спрашивали с каждого 'одаренного' за его существование, бросая то на создание магического контура на таких вот весенне-осенних балах, то на мелкие не афишируемые задания, с херувимами нас еще ни разу благоразумно не ставили в одну упряжку, понимая последствия подобного решения.
  - Что это значит? - выпалила я, чувствуя, как растворяются в надушенном воздухе дворца последние капли дружелюбия. - Что за шутки?
  Красивые губы нагло изогнулись, а голубые глаза засияли ярче.
  - Никаких шуток, любезная викка (уважительное обращение к ведьме), - блонди заложил руки за спину и склонился в легком поклоне. - Его величество изъявил желание оградить себя и гостей от нежелательных сюрпризов, поэтому решил удвоить сегодня магическую охрану и призвал для этой цели профессиональных боевых магов и ведьм.
  Профессиональных? Это что - намек на наше дилетантство? Вот гад! Так, спокойно, я же лицо одаренных! По моему поведению будут судить и о всех остальных. Так и знала, что этот день не задастся!
  Улыбнулась блондинистой проблеме и нарочито лилейным голосом высказалась:
  - Почему же вас призвали только в этом году? Неужели ранее его величество смел сомневаться в вашем профессионализме?
  Улыбка блонди стала шире:
  - А с кем, простите, имею честь?
  Вот что за пошлая фраза, а? Я вытащила из заднего карма брюк свой пропуск - карточку полномочий - и протянула оппоненту, очень надеясь на контакт хоть с краешком его пальца. Если бы мне удалось его коснуться, я бы поняла истинные намерения херувимов. Ага, вот так, немного смещаю руку... драк! Да он в перчатках... С досады позволила себе недопустимое: скосила взгляд на его руки. Подготовленная сволочь.
  Моего разочарования блондин не заметил. Я отчетливо ощутила, как от него дохнуло чарами. Ага, значит, наша проблема - ведьмак, причем, судя по ауре, довольно сильный. Интересно, кто его фамильяр? Знай я это, поняла бы характер и разобралась бы в модели поведения.
  - Очень приятно, викка Лантан.
  В ответ мне протянули свою карту-пропуск, и так же, как и ведьмак всего минуту назад, я прощупала достоверность его полномочий. Так-так... Натаниэль Джерсли, возраст не указан, боевое магическое подразделение Академии... расширенные полномочия... приоритетная задача на выполнение особого приказа...
  То есть, одаренные... то есть, это мы все должны ему подчиняться, если он прикажет?! Вот пропасть... не мой день. Точно не мой!
  Ощущение крупной подставы выжгло изначальное недовольство. Я не знала этого наверняка, но чувствовала: происходящее совсем не к добру. Если эти парни не ловят кого-то из знати на приеме и не готовятся к покушению на его величество, к чему совершено нет предпосылок, то они пришли сюда за... нами? Зачем Академии Херувимов понадобилась сотня выпускников из одаренных? Или нас хотят подставить? Или возможно...
  Сердце подпрыгнуло до самой глотки при этой мерзкой мысли.
  Дело в том, что за несколько столетий до создания нашей школы таких, как я, не совсем обычных ведьм, преследовали и уничтожали как величайшую угрозу для государства. Ребенка, рожденного с нестабильным даром, а то и с двумя сразу, считали врагом короны и либо приносили в жертву богам, дабы вернуть им силу, либо просто убивали на месте.
  Длились эти мародерства до тех пор, пока у кого-то из высшей знати не родился ребенок с отклонениями - тогда же и была создана наша школа. Проблема приняла весьма крупные масштабы, и просто игнорировать ее больше не представлялось возможным. Здание учебного заведения выстроили вокруг того места, где, по легенде, и был убит Турий Кровавый. Считалось, что высокая концентрация силы может заполнить пробелы в даре ущербных ведьм и магов. Так это или нет, я не знаю, но обучение - само по себе или с божественной помощью - определенно помогало контролировать себя.
  Это было так давно. Не может быть, чтобы его величество вспомнил варварские времена и решил обратиться за помощью в уничтожении одаренных к академикам. Нет, тут что-то другое.
  Я улыбнулась, возвращая документ своей по-кошачьи довольной голубоглазой проблеме.
  - Взаимно, виккен Джерсли.
  - А теперь, если вы не против и у вас есть минута свободного времени...
  Я уже предвкушала, как он попросит меня пройти с ним, и лихорадочно соображала, какую же отмазку придумать, чтобы успеть предупредить наших о возможной передряге, в которую все попали, как вдруг ситуация приняла неожиданный оборот.
  - Сандра?!
  Голос был весьма удивленный и до боли знакомый.
  Я оглянулась и, вмиг забыв обо всех дурных мыслях, тут же с визгом повисла на шее у старого друга, страстно чмокнув его в щеку.
  - Кристиан? С ума сойти! - парень выше меня на полторы головы широко улыбался и сиял смеющимся зелеными глазами. В его обнимающих руках было так непривычно и уютно. Щеки на возмужавшем за два года с нашей последней встречи лице ярко пылали.
  Пусть он не отвык от это скверной привычки краснеть, теперь на потерявших детскую привлекательность чертах подобное выглядело даже мужественно. Да и голос... каким он стал глубоким и мелодичным. Боги... да никто бы не узнал в этом темноволосом красавце с ворохом собранных в хвост блестящих кудрей того маленького, затюканного сверстниками мальчишку, дразнимого за девчачью внешность и не менее девчоночье имя. Два года назад он окончил школу и ушел поступать к херувимам в боевики, за что поначалу мы с Мари на него дулись, но сейчас я поняла, что простила этому парню все. Особенно когда коснулась губами его щеки и смогла прочесть в его чувствах искреннюю жалость и тревогу за меня наравне с нежеланием участвовать во всем тут происходящем.
  - Сандра, да ты превратилась в настоящую красавицу!
  - Ты тоже, смотрю, подрос.
  - Как же давно мы не виделись?
  - Уже два года, как ты от нас сбежал, проходимец.
  Мы хохотали как дети, казалось, боявшиеся выпустить друг друга из объятий.
  Отвлекло нас покашливание со стороны блондинистой проблемы.
  - Простите, виккен Джерсли, - щеки друга заалели ярче. Наконец он отпустил меня. - Мы с виккой Лантан - давние друзья.
  - Да, пожалуй, бурные встречи действительно лучше отложить на время, - тут же включилась я в разговор, переходя на деловой тон. - Самое время проверить готовность одаренных, ведь через час нам нужно будет ставить контур.
  Я слукавила: для установки контура особая подготовка не требовалась, но я же тут вроде начальница, так почему бы не смыться по своим неотложным начальническим делам?
  - До которого часа вы на службе? - снова обратился ко мне Кристи.
  Хм... служба - не совсем подходящее определение, но, полагаю, в отношении херувимов-боевиков это слово было применимо.
  - До рассвета.
  Парень замялся.
  - У меня выходной как раз начинается, может, вместе позавтракаем? Или как-нибудь поужинаем...
  В глазах его светился такой азарт, что я даже внешнюю невозмутимость от удивления растеряла.
  - Да... почему бы и нет? Конечно, позавтракаем.
  Улыбнулась напоследок Кристиану, блондину и еще десяткам трем бесцельно слоняющихся по холлу парней и с любопытством пялящихся в мою сторону.
  Поднималась я не слишком резво, но, слава богам, никто меня не остановил и не окликнул.
  Добравшись до лестничной площадки, краем глаза заметила, как блондин что-то явно выпытывает у мрачного Кристи, не забывая поглядывать в мою сторону. Ох, не ошиблась я в тебе, красавчик...
  На втором пролете меня подловила Мари.
  - Какого драка происходит, Сан? Что там? - зашептала подруга, утягивая меня в сторону дамской комнаты для высоких гостей.
  Херувимы наводнили здание, как тараканы, и спокойно поговорить можно было разве что в одной кабинке туалета. Но прежде чем пойти на это, мне стоило кое-что проверить.
  К счастью, слуг тут не было, все кабинки оказались пусты. Закрыв дверь, я припечатала ладонью рот попытавшейся вспылить подруге. Изобразила рукой на губах застегивающуюся пуговичку.
  Маришка покивала, вроде с этим разобрались.
  Первым делом я осмотрела свои манжеты и воротник в зеркало. Так... кажется, есть... точно есть! Пара серебристых крапинок на пуговичке правого рукава - подслушивающие чары. Вряд ли это Кристиан, явно блондин старался. Понятно, почему меня так безропотно и легко отпустили. Боги... что же здесь назревает, а?
  Вытащила из заднего кармана карточку полномочий, и тут даже не я - Маришка ахнула. Тонкая серебристая нить привязки - еще одно доказательство, что отпустили меня недалеко и ненадолго. Ну что же, поиграем.
  Сунула карточку назад и, включив воду, стала мыть руки.
  Маришка растерянно повторила мои действия, боясь вымолвить хоть слово.
  - Видела среди них Кристиана, - как можно непринужденнее начала я.
  Глаза подруги округлились, страх с ведьмы как ветром сдуло. Да, мы, одаренные, такие - запросто отходим.
  - Это милашку Кристи, что ли?!
  - Ага, - хмуро ответила я, сосредоточенно закручивая воду и пытаясь прокрутить в голове схему последующих действий. - Таким красавчиком стал - не поверишь.
  - Погоди... красавчиком-красавчиком? В смысле, на парня стал похож?
  - Да, на очень красивого парня. Интересно, кто его фамильяр? Наверняка что-то изящное.
  - Что, вот прям совсем смазливость растерял? - не унималась подруга. - А если в плане потери девственности? Кто кажется тебе привлекательнее: наш бывший милашка Кристи или красавчик-блондин?
  Я вперилась в свое краснеющее отражение, внезапно осознав, что эта дурочка таки ничего не поняла про поставленную прослушку, а в следующую минуту в голове созрел план мелкой мести. В том, что нас кое-кто определённо слушает сейчас, я не сомневалась.
  Фыркнула сама себе, улыбаясь злорадной улыбкой. А нечего подслушивать девичьи разговоры в туалете!
  - Ты, подруга, как спросишь, так спросишь! Конечно, Кристиан! Как ты вообще про этого блондина могла придумать?
  Теперь пришло время подруги недоумевать.
  - Я его хорошенько рассмотрела и скажу так: какой-то он такой несуразный весь, тощий при ближайшем рассмотрении. Несет какую-то чушь. Пытался быть любезным, это солдафон-то! Пф! Нет, как на мой вкус, экземпляр малопривлекательный и совершенно недостойный. Да и что-то у него в лице такое мелькнуло... сложно сказать со всей уверенностью, но подозреваю, фамильяр у него - осел.
  Посмеиваясь про себя, отперла двери и, коснувшись руки ошарашенной подруги, послала ей сообщение.
  'Расслабься, нас слушают'.
  Тут уже и Мария от понимающего смешка не удержалась.
  Ну а теперь о серьезном.
   'Что-то назревает. Готовься к неприятностям и держись поближе к выходу. Если проблему заподозришь, а сигнала от меня не дождешься - уходи. Порталы в парке открыты до самого вечера, вряд ли охрану поставили возле всех. В экстренных обстоятельствах разрешаю использовать способности'.
  Дождавшись кивка, пошла проверять своих подопечных.
  Херувимы времени зря не теряли. Пары и тройки дежурили на лестнице, еще по паре у механических, пока не работающих лифтов. Оружия мало. Все больше по пистолету и магической палице. Довольно бесполезной, должна признаться, в сражении. Конечно, их было больше, чем нас, зато мы обладали преимуществом. Тем интереснее, что у каждого свое, ну и большой сюрприз уже персонально от меня. Удручало, что придется засветить перед посторонними теми сторонами дара, которые до сих пор старалась держать в секрете. Ну и ладно, не существенно, если это поможет избежать беды.
  Пройдя половину здания и оставив сообщения уже пятидесяти своим коллегам, насчитала порядка трехсот боевых магов - при нашем-то общем количестве в сотню! Еще спустя полчаса и прорву нервных окончаний все наши были готовы рвать когти по первому моему кличу. А вот когда давать этот клич? Признаться, нервничала я все больше - и оттого, как нагло и надменно вели себя херувимы, и от общей атмосферы. Только сейчас я заметила, что слуг в замке становится все меньше, а те, что есть, или не работают вообще, или до предела растеряны происходящим.
  На последнем этаже едва не столкнулась с выходящим из лифта блондинистым ведьмаком, но вовремя завернула за угол и притворилась в нише гобеленом.
  А не меня ли эта голубоглазая проблема искала? Опустив в ближайшую урну злополучный пропуск и пуговицу с рукава блузы, пошла на крышу. Впервые за все утро мне повезло. Если верхние этажи охраняли хорошо, то тут никого из херувимов не было, зато слуги встречались.
  Споткнуться на ровном месте - та еще задача, я вам скажу, но она вполне себе выполнима. Так что я согнулась в мнимом приступе боли у входа в очередной зал я умоляюще уставилась на предполагаемую жертву.
  На просьбу помочь добраться до ближайшего стула мужчина - молоденький паж - шарахнулся в сторону, затем, все же сглотнув, кивнул и протянул руку.
  Одного касания было достаточно, а дальше информация потекла в меня рекой.
  Им сообщили, что мы представляем угрозу... им приказали не вызывать подозрения, им дали команду отступать через... три минуты! Драк!
  Я закрыла глаза и, упав на колени, послала приказ отступать сейчас.
  Рядом что-то говорил человек в форме слуги. Но я не слушала. Идиотка! Как я могла сразу не проверить слуг? Почему не заметила? Почему осталось так мало времени?
  Я сосредоточилась на приказе, вспоминая каждого из своих товарищей в лицо. Если сейчас я забуду, упущу хоть одного, он может попасться... погибнуть... и тогда его смерть будет на моей совести. Кто-то из моих друзей может умереть сегодня, и, если подобное случится, это будет полностью моя вина... нет, я просто не могу, не могу этого допустить!
  Я вспоминала, мысленно пробегая по коридорам замка там, где несколько минут назад протянула невидимую нить. Двадцать секунд... почти есть! Я чувствовала их, все большее и большее количество наших, тех, кто касался этой, видимой сейчас только им нити... Восемьдесят человек... Десять секунд... Девяносто человек... первый этаж... много, очень много херувимов. Так, задняя дверь... Девяносто семь человек. Три, две, одна!.. Боль пронзила тело. Слуга, кажется, звал кого-то на помощь. Он не знал, что сейчас все охранники будут заняты другим. Потому что в это самое мгновение все одаренные для херувимов исчезли. Их прикрывала я!
  Страх и паника моих коллег, которые сейчас неслись по коридорам вниз к порталам, невидимые и неслышимые благодаря прикрытию, моим невидимым ментальным нитям, ощущались как собственные чувства.
  Упустив на мгновение контроль и сосредоточенность, едва не потеряла сознания от общего удивления херувимов, мечущихся в пространстве и не понимающих, куда же делись все их цели. А наши бежали... я проложила дорогу до портала, из которого пришла сама - это был единственно возможный вариант для меня, и сейчас я ощущала, как рвется связь с каждым, кто уходит. Их становилось все больше, но я понимала, что не смогу вытащить всех. После восьмидесяти трех, когда ушла и Маришка, я перестала держать нить, просто откидываясь назад и позволяя всего секунду полежать с закрытыми глазами. Еще немного, и полное истощение сил могло меня убить.
  Я явно все еще ощущала таящие вдалеке тени своих бывших коллег. В школе они в безопасности. В школе они, если нужно, смогут защитить себя. Теперь я, наверное, не узнаю, побелила ли Мари потолок в нашей комнате... Дурочка, ну к чему эти глупости?
  Поднялась и, все четче обретая ясность мыслей, оттолкнув пажа, помчалась вниз по лестнице для слуг. Встретившись с одним из херувимов, прежде чем парень успел опомниться, отправила его в сон прикосновением к щеке. Сейчас, в таком 'пустом' состоянии, контакт к коже, а желательно и голове, был необходимостью.
  Спускалась все дальше... за открытыми окнами слышались крики и ругань. Кого-то из наших все же поймали - не суть: сейчас выберусь из здания и устрою этим херувимам коллективную спячку... И плевать, что крохи силы вряд ли это позволят. Будем пробовать все возможные варианты.
  Ноги уже почти не касались ступеней. Вот и выход.
  Осталось преодолеть всего десяток шагов, как двери внизу распахнулись, являя взору блондинистую голубоглазую проблему. Лицо удивленного злого херувима вытянулось и тут же расплылось в довольной улыбке.
  Думает, поймал? Ах мечты-мечты! Я не сдержала подлой ответной улыбки и, протянув ладони к незащищенным щекам ведьмака, на всей скорости влетела в распахнутые объятья. Послала приказ спать и видеть розовые сны, тут же отталкивая и пытаясь бежать дальше.
  Меня ожидал сюрприз. Оказывается, отпускать меня никто и не думал!
  Посмотрела в сияющие глаза не заснувшего от чар ведьмака и впала в ступор. Быть того не может. Не сработало!
  Еще раз прикоснулась к его щекам обеими ладонями, ощутила, как объятия стали плотнее: его руки обвили меня крепче. Прямо в губы мне выдохнули совершенно невероятное:
  - И снова не вышло. Засада, да? Может, еще как-нибудь попробуешь?
  И откуда он такой непробиваемый взялся?! Не время сейчас об этом думать... Стоп, а предложение-то дельное!
  Пока блондин согнулся пополам от моего прицельного попадания по опрометчиво не защищенной части мужского тела, я вылетела в приветливо распахнувшуюся навстречу дверь черного входа и тут же упала на колени: ногу от бедра пронзила резкая боль, сменившаяся слабостью. По белым штанам правой ноги растекалось небольшое алое пятнышко. Я уловила остаток инъекционной пули, понимая, что дальше уже не побегу.
  - Попалась, красавица, - пропел довольный блондин, заслоняя собой голубое весеннее небо.
  Да, я все-таки не узнаю, покрасила ли Мари потолок. А жаль...
  
  
  Глава 2
  
  
  - Сандра... Сандра... - пела мама, уютно укачивая меня на руках.
  ''Когда-нибудь, доченька, ты изменишь этот несовершенный мир к лучшему...''
  - Сандра!
  Глаза открывались плохо, голова кружилась, а в висках стучали в барабаны сотни слепых мышат. Почему мышат и именно слепых, я не понимала, но знала, что это точно они.
  - Я уже попала в ад?
  Собственный голос был хриплым, а тело ощущалось липким от пота. Зверски хотелось пить.
  - Сандра! Хоть глаза открой!
  Димка выглядел растрепанным, помятым и грязным, но вполне живым. Рядом со мной на диване посапывала Рина, а по другую руку тихо всхлипывала хрупкая светловолосая Сара.
  Джим, Сашка и Кен сидели на полу. У всех на руках - блокирующие магические петли, жутко, кстати, жмущие!
  - Где остальные? - с трудом сглотнув вязкую слюну, спросила я. Не дожидаясь ответа, откинулась назад и закрыла глаза.
  - Ушли, конечно, - удивленно ответил Дима. - Раз ты проснулась, а наши сторожа слиняли, может, обсудим, как себя дальше вести?
  - Вразуми ты этого идиота, Сан, - откликнулся Кен, - он уже нам весь мозг вынес. Сашка согласно кивнул.
  - Только дурак будет думать, что нас тут не прослушивают.
  А я пыталась обдумать мысль...
  - То есть, ты хочешь сказать, что им удалось взять всего шестерых одаренных из сотни? - наконец спросила я. Паузу прервал щелчок замка, и к нам присоединился красавчик-блондин. Весь такой чистенький, в плотных брюках и рубашке. Душ принять успел.
  Не могу на это смотреть.
  - Мы задержали семерых. Или себя ты за рядового одаренного не считаешь?
  Открыла глаза, обозрела довольную улыбку и снова закрыла.
  - Просчиталась...
  - Жаль, что ты меня вынудила. Снотворный заряд имеет массу паршивых последствий.
  Не могу поверить... неужто ему и правда жаль?
  Снова открыла глаза, обозрела отъезжающее в сторону серьезное лицо и удовлетворено закрыла.
  - Что вы хотите с нами сделать? Ради чего все это?
  Ответом мне был, кажется, вздох, какое-то позвякивание, шаги и тихий шепот:
  - Сандра...
  Чуть не выругалась, когда, распахнув глаза, узрела склонившегося надо мной ведьмака.
  - Возьми.
  В широком хрустальном стакане плескалась жидкость, похожая на троллий ром.
  - Что это? - принюхалась: нет, не настойка. Неужели холодный чай на травах?
  - Помогает от похмелья. У нас все последние курсы этим отпаиваются.
  Какой заботливый... Пригубила и, не сдержавшись, высосала все до дна. В голове, как ни парадоксально, действительно начало проясняться. Ведьмак забрал стакан и, снова наполнив его, вернул. Эту порцию я попыталась растянуть подольше.
  Ребята тоже сидели на полу с похожими стаканами и пили предложенное угощение с не меньшим энтузиазмом.
  Блондин не торопился. А может, просто ждал, когда я приду в себя и начну более-менее здраво соображать?
  - Пока не приехал наш начальник и инквизиторы вам всем не учинили жестокий допрос, я бы хотел прояснить некоторые вопросы максимально четко и правдиво.
  - С чего такой альтруизм и самоотверженность, хотелось бы знать?
  Инквизиторы не любят тех, кто пытается делать за них работу. Если они узнают о попытках блондина выведать правду, допрашиваемых запросто может стать на одного больше.
  Да, я почувствовала себя определенно лучше.
  - Скажем так: вопреки общим суждениям, я не верю в порочность по густоте крови и необходимость отбраковки по яркости дара.
  - Иными словами, вы не верите, что мы плохие парни только потому, что у нас есть ущербный дар? - включился в разговор Дима.
  - Точно!
  А не потому ли ты в это, блондинистая проблема, веришь, что и сам такой же, как мы? Ведь не зря на тебя мое прикосновение не подействовало.
  - Интересна причина, по которой нас внезапно вновь стали считать плохими. Мне казалось, всю эту ситуацию с особо опасными разрулили еще пару веков назад.
  - Вот и мне она интересна, - порадовал блонди. - Что вы знаете о готовящемся покушении на его величество?
  Вот это поворот! Видя мое непонимание, блондин продолжил.
  - Поясню. Несколько месяцев назад на весенний бал, согласно традиции, от вашей школы было заявлено пятьдесят лучших выпускников для поддержания и наложения магической защиты. Через месяц цифра изменилась: с королевского двора запросили восемьдесят человек, и, наконец, неделю назад количество одаренных возросло до сотни. Несколько дней спустя нам стало известно, что на самом деле путем интриг количество магов изменил не кто иной, как сама Аделаида Стронтон. Директор Школы Одаренных Ведьм.
  - Но ради чего? Глупость какая-то...
  Проблема улыбнулась шире. Действительно, зачем брать сотню, когда вполне достаточно пяти десятков?
  - А сегодня утром из проверенного источника поступило донесение, что на самом деле причина перестановки проста. На его величество готовится покушение, и исполнителем является некая викка Сандра Лантан, в подчинении у которой находится около семидесяти сообщников. Твое имя указано, вина остальных под вопросом.
  От такой клеветы я даже подскочила на месте.
  - Но это неправда! Зачем нам это делать?
  Пустой стакан выскользнул из рук и ударился о плотный кремовый ковер.
  Ведьмак сделал шаг и приподнял мое лицо за подбородок, казалось, пытаясь рассмотреть что-то на самом дне глаз. И даже не знаю, о чем я думала, что позволила себе немыслимое... слезы вырвались наружу, я даже не пыталась их сдержать. Может быть, надеялась найти в лице этого человека защиту. Невероятная глупость... ничто не спасет обвиненного в предательстве. Единственный возможный исход для такого преступника - смертная казнь. Об этом знал блондинистый ведьмак, знали мои притихшие коллеги-выпускники и знала я.
  - Это неправда... - прошептала я, чувствуя, как срывается голос.
  Блондин подался ближе и, наконец, серьезно выдохнул мне в лицо.
  - Я верю. Ты кто угодно, только не убийца, Сандра. Но когда придут инквизиторы, будь готова ко всему.
  Он поджал губы и, отступив, опустил взгляд.
  - У пятидесяти человек, призываемых каждые полгода на установку охранных чар, всегда было по два лидера. На этот раз была только ты одна.
  Подавляя дрожь в коленях, я опустилась назад на диван.
  - Кто-то пытался подставить меня? Но...
  - Аделаида Стронтон. В вашей академии никто не обладает большей властью.
  - Невозможно!
  Ведьмак заинтересованно ждал продолжения. Я молчала. Мне хотелось верить этому парню, но это не значит, что я вот так просто, непонятно где, непонятно как открою всему свету секрет, который мы хранили с матерью на протяжении всей моей жизни. Да никто даже среди моих друзей не знал, что Аделаида Стронтон - моя мать, и я по-прежнему не собиралась никому этого сообщать. Разве что угроза нависнет непосредственно над моей мамочкой.
  - Это просто невозможно. Я знаю викку Стронтон достаточно, чтобы понимать всю абсурдность подобного заключения!
  Блондин нахмурил брови и, скрестив руки на груди, привалился к стене.
  - Тогда скажи мне, какие враги могли случиться у семнадцатилетней девушки, пусть и с очень сильным ментальным даром? Кому ты дорогу перешла?
  Хотела бы я знать ответ на этот вопрос, вот только кроме врагов Ти в голову больше никто не приходил, а вампир являлся еще одним неприкосновенным секретом.
  - Когда явятся инквизиторы, постарайся потянуть время. Мы в академии, ректор не допустит бесчинств на вверенной территории. Ваша задача - во чтобы то ни стало его дождаться. Молитесь, если знаете как.
  Блондин окинул нас долгим взглядом, и в воцарившейся тишине гулкий звук шагов в коридоре показался особенно зловещим.
  Дверь распахнулась, в комнату влетели один за другим шестеро херувимов в знакомой темной форме боевого подразделения.
  Вслед за ними вплыла светловолосая коротко стриженая дама, которой на вид было около сорока лет, в ярко-оранжевом обтягивающем платье и совершенно отвратной, того же оттенка, широкополой шляпе с темной вуалькой.
  Пальчики, обтянутые черными атласными перчатками, блестели всевозможными колечками, на запястьях позвякивали браслеты.
  Позади нее шел невысокий ведьмак в серой униформе также с эмблемой академии. Парень нервничал. С заблокированным даром я, конечно, этого не могла знать наверняка, но глаз меня вряд ли обманывал. Это был ведьмак.
  Презрительно искривив губы, незнакомка обозрела нашу компанию, остановившись в итоге на мне.
  Блондинистая проблема почтительно поклонилась и поцеловала этой наглой надменной тетке перчатку. Трогательно, ну до умиления просто!
  - Это она, Натан?
  Не дожидаясь ответа, дама подошли ко мне, грубо схватив за скулы.
  - Смазливая мордашка и фигурка ничего. Мальчики оценят, - проворковало оранжевое чудовище, до боли сдавливая мне щеки.
  - При всем уважении, викка Кампбелл, факт вины этих людей не установлен.
  - Это только вопрос времени, мой милый мальчик, - отмахнулась ведьма.
  Двое боевиков тут же поднесли женщине-монстру одно из кресел, стоявших у стены, и она с достоинством в него опустилась.
  Хилого вида ведьмак устроился где-то позади.
  Вынув из сумки список вопросов, ручку и водрузив на переносицу изящные очки, инквизиторша приступила к допросу.
  - Начнем с тебя, Сандра. Прежде всего, назовите ваши имена и особенности дара.
  От ее нарочито доброго голоска дрожь пробирала до костей: эта дама была не ведьмой, а самым настоящим чудовищем в человеческом обличии, и выдержать бой с ней будет до невозможного сложно.
  - Я менталист.
  - И... - протянула блондинка, выгибая брови.
  - Без 'и'. Я сильный менталист.
  - Говорит не совсем правду, - включился в разговор вялый ведьмак.
  Изобличающая улыбка ведьмы нервировала. Вот значит, зачем тут этот дохляк - прояснить, насколько мы правдивы.
  - Хорошо, я менталист и еще... некоторым непонятным образом, если совсем близко нахожусь от объекта, могу воздействовать на предметы. Ну... уговаривать их, что ли... Я не совсем понимаю, как это работает.
   О том, что и людей я уговариваю так же, лучше лишний раз не упоминать.
  Все присутствующие вытаращились на меня, как на больную.
  - Когда у кого-то идет кровь, я могу уговорить ее остановиться. Могу уговорить нагреться воду или зажечься огонь без заклинаний. Сама знаю, что это странно.
  - Правда, - проблеял ведьмак.
  - Хм. И какой из уговоров ты собиралась использовать, чтобы убить его величество? Или ты собиралась сделать это с помощью ментальной магии?
  Чертова ведьма. Она хотела заставить меня оправдываться!
  - Я не собиралась ни на кого ничем воздействовать. Его величеству от моей руки ничего не угрожает и никогда не угрожало, - ответ старалась формировать наиболее четко и ясно.
  - Говорит правду.
  Инквизиторша закрыла тетрадь и, сложив на груди руки, мягко улыбнулась мне.
  - Послушай, Сандра, ты мне кажешься благоразумной девочкой и должна понимать, что если будешь упираться и продолжать врать, то я никак не смогу помочь тебе и твоим друзьям. Понимаешь?
  Что?! Она что, не слышала реплики дохляка? Или просто не захотела услышать? Я посмотрела на Натана, его напряженную позу, сжатые губы и поняла... это не будет битвой. Обвинения уже написаны и вердикт вынесен. То, что нам задают подобие вопросов, - простая формальность. Ненужный и бесполезный пункт, так как истина не интересует это человекообразное существо в оранжевом.
  Тот, кто хоть как-то еще может повлиять на нашу судьбу, - глава Академии Херувимов, ведь, кажется, именно на него так уповает Натан. Значит, моя задача - потянуть время...
  Ведьма истолковала воцарившееся молчание по-своему.
  - Хорошо, я знала, что ты поймешь. Ведь недаром столько твоих друзей вверили тебе свои жизни.
  - Никто ничего не вверял мне. Старшей меня назначила... назначили в школе.
  - Правда.
  Ведьма бросила очки в тетрадь и тяжело вздохнула.
  - Я понимаю, ты устала. Может, тебе хочется развеяться? Выпить кофе, перекусить? Или прогуляться, чтобы прояснить голову? А после мы продолжим.
  Я скосила глаза на Натана: он хмурился, но на меня не смотрел.
  Что ж, меня спросили, чего я хочу. А то, чего я хочу, действительно может потянуть это драково время!
  - Да. Я хотела бы принять душ. После вашего транквилизатора это единственное стоящее желание, приходящее в голову.
  - Отлично! - неискренне порадовалась ведьма. - Олаф, отведи нашу малышку в душевую - и да, сними с нее наручники.
  Уже в дверях ведьма окликнула:
   - Сандра... я думаю, не стоит напоминать, что твои друзья все еще здесь, так что без глупостей, дорогая.
  - Разумеется, викка инквизитор, мы друг друга поняли.
  Как ни странно, все было в точности так, как сказала ведьма. Меня отвели в душ и помогли избавиться от наручников. Я ликовала, смывая с себя остатки дурмана. Хотя попытка продумать план действий казалась заведомо провальной. Большим везением для всех нас, попавших в плен, было то, что оказавшаяся с нами в этой передряге Сара являлась мастером создания порталов. Если ведьмак Джерсли сказал правду и мы в академии - в одном из приемных кабинетов, что очень похоже на правду, - то, возможно, Саре удастся построить направленный портал. В таких комнатах встречали и провожали гостей, и возможность уйти из этого места не через двери у нас была. Вот только чтобы мы смогли удрать, ей придется остаться, а бросать подругу этим чудовищам я не собиралась ни при каких условиях. Да и не спасет это нас. Следы тут же обнаружат и путь восстановят... Был еще один вариант: портал могла удержать я, договорившись с ним, и развеять следы после перемещения друзей. И, как ни прискорбно, второй вариант имел больше шансов увенчаться успехом, так как в этом случае беглецов скорее всего даже не стали бы ловить. В донесении ведь было указано, что исполнитель покушения я, и именно я была нужна инквизиции, а остальные семьдесят соучастников большой роли в данном заварном сиропе не играли.
  Вот только хочу ли я оставаться сама с этими монстрами - без друзей, без поддержки? Мне было очень страшно.
  
  
  Глава 3
  
  
  Я подсушивала волосы, завернувшись в полотенце, и тут внезапно обнаружила, что вещи исчезли... Не осталось даже белья. Осмотрев небольшую прихожую перед душевой, я ужаснулась.
  Так вот каким был план... Конечно, не проявить участие! Какая же я идиотка. Эта грымза хотела унизить меня, сломать, заставив присутствовать на собственном допросе почти голышом. Конечно, это должно бы сильно поколебать уверенность в себе. Ну, дракова падаль! Я тебе устрою, этот допрос ты не забудешь никогда в своей поганой жизни!
  Не знаю, был ли у сопровождавшего меня до душа парня какой-то особый дар, но непробиваемым, как блонди, он точно не был. Я с легкостью позволила ему забыть о необходимых браслетах-блокираторах. Силы за время недолгого вынужденного сна хорошо восстановились, и первым делом, которое я совершила, распахнув дверь в комнату-допросную, стала легкая незаметная амнезия на всех присутствующих, хотя, учитывая мой внешний вид, это вряд ли было необходимо.
  Лица окружающих вытянулись, даже Сара, с которой, похоже, женщина-чудовище решила продолжить допрос, перестала реветь и мелко задрожала.
  Если быть откровенной, дрожь пробрала и меня. Ведьма подготовилась. Количество солдат увеличилось: теперь в комнате их было не меньше двух дюжин. Ну что ж, я приняла правила игры, отступать поздно.
  Продефилировав по непривычно мягкому теплому ковру, я обошла диван по дуге, протягивая ко всем присутствующим едва заметные ментальные нити.
  Села на прежнее место, с трудом подавляя желание вернуться назад в душ и помыться уже от липких мужских взглядов. По тому, как покраснело от злости лицо светловолосой проблемы, я поняла, что о задумке кикиморы он не подозревал, за что получил в моих глазах дополнительные очки.
  - Итак, госпожа инквизиторша, на чем мы остановились?
  Ведьма не без удивления хмыкнула.
  - Вам понравилось? Все устроило, да?
  - Безумно, - едва не сквозь зубы процедила я. - Вы сама любезность.
  - Врет, - невпопад, видно, на автомате, ответил стоявший позади безвкусной тетки ведьмак. Длина моих ног интересовала его больше правды. Полотенце, которым меня одарили, было все-таки покороче любого мини.
  - Хорошо, - пропела ведьма, - а мы, представьте, пока вас не было, добились некоторых успехов.
  - Да что вы говорите!
  - Да. Правда, солнышко?
  Я повернулась к хлюпающей носом Саре и увидела те куски блузы, в которые куталась девушка. Щеку ее украшала уже начинавшая наливаться багрянцем ссадина.
  Уроды! Какие же все-таки уроды!
  - Что вы сделали?! - не в силах совладать с собой, я подскочила с места. Ведьме это понравилось.
  - Ах, не стоит так переживать, дорогая Сандра. Девочка просто споткнулась и упала. Всего лишь. Правда, солнышко?
  Сара активно закивала. На этом мое терпение лопнуло. Нет, если я вляпалась во все это дерьмо, остальным совсем необязательно из-за этого страдать.
  - Ты пожалеешь, - прошипела я, краем глаза замечая, как дернулся и замер блондин. Он-то не забыл, что на руках у меня должны быть браслеты. Насладившись мгновением ужаса на лице ведьмака, я послала по протянутым нитям приказ. Люди кругом начали падать, погружаясь в глубокий сон. А мои коллеги по несчастью заерзали на месте.
  Осознав, что произошло, ведьмак вихрем сорвался с места, схватил меня за плечи.
  - Ты что творишь, психованная?! Совсем выжила из ума?
  - Это я из ума выжила? Ты видел, что эта ведьма тут творила? Это, по-твоему, суд? Это, что ли, справедливость?!
  Он зарычал. Ну, ничего себе!
  - Да успокойся ты! Они просто спят!
  - Боги, - в ужасе он провел взглядом по спящим, - но что ты со всем этим делать собираешься? Мы в сердце академии, в главном корпусе, тебе ни за что не выйти!
  О, как же он ошибался.
  - Ты сказал, что веришь мне. Так доверься.
  Он стиснул зубы. Ну, хоть рот закрыл.
  Я опустилась на колени рядом с Сарой, приказывая ее браслетам открыться.
  - Сделаешь портал в любое место, не слишком людное, главное, не нашу школу: туда возвращаться нельзя. Думаю, там уже хозяйничают люди короля. Вы должны скрыться, пока все не уляжется. Поняла?
  Девушка закивала и расплакалась.
  - Но я не хочу, Сандра, не хочу оставаться здесь.
  Я засмеялась, пытаясь ее подбодрить.
  - Вот дурочка. Тебе и не придется: я подержу портал. Ты только сделай все, как надо, чтобы вы выбрались.
  Подруга окончательно разрыдалась.
  - Умница.
  Ребята смотрели на меня с каким-то безумным благоговением, а я надеялась, что не дрожу слишком явно. Ведь эта умалишенная ведьма, когда очнется, будет вне себя от ярости. Я даже предположить боялась, что она со мной сделает.
  Портал получился отличный, и уговаривать его подпитаться от моего дара долго не пришлось. Ребята обняли меня на прощанье и пожелали удачи. Великан Димка снял свою белую рубашку и помог мне натянуть ее. Как ни странно, смотрелось совсем неплохо. Такая себе длинная широкая туника.
  - Сан, ты сокровище. Постарайся сохранить свою светлую головушку.
  Парень чмокнул меня в нос и скрылся в портале. Последней уходила испуганная Сара, и ее мне пришлось подтолкнуть. Я прекрасно понимала, какая борьба сейчас происходит в ее сердце.
  Для надежности подержала портал еще немного и обрубила приток дара. Последний штрих, смазать путь, вот так...
  В воцарившийся тишине мне стало как никогда страшно.
  - Ты сумасшедшая, - констатировал блондин, пялясь на место, где только что светилось окно перехода, - зато я, кажется, начал понимать, почему таких, как ты, не любят. Вас же просто невозможно просчитать.
  Это 'вас' прозвучало так уверенно, что я не удержалась от улыбки.
  Кажется, кто-то упорно не желал признавать свою принадлежность к фрикам, подобным мне. Что ж, это его право. Его дар не заметили вовремя или просто не посчитали опасным. Повезло.
  - Лучше вернись к стене и притворись спящим.
  - Ты хоть представляешь, что тебя ждет?
  Что сказать? Да? Нет?
  - По крайней мере, это ждет только меня, а не тех людей, жизни которых мне доверили.
  Если бы я только могла уйти, я бы сбежала вместе с Сарой и остальными. Если бы только у меня был шанс...
  Ведьмак отошел к стене и, прислонившись, сполз в сидячую позу. Он был шокирован произошедшим не меньше моего. Ну что ж, это жизнь, а в жизни за каждый свой поступок приходится отвечать. И это конечно совсем не значит, что отбиваться я не стану.
  Я отпустила нити, позволяя находившимся в комнате проснуться. Первыми в себя пришли, разумеется, парни. Они были так поражены собственной отключкой и фактом пропажи шестерых пленных, что даже не подумали одеть на меня блокирующие петли. Последними в себя пришли ведьмак, выполняющий роль детектора истины, и инквизиторша.
  Растеряв весь царственный лоск, ведьма подскочила с кресла, на котором осталась лежать ее упавшая шляпка, и, подлетев ко мне, больно ударила по лицу.
  Даже в глазах от ее подачи потемнело. На язык попало что-то соленое. Кажется, из носа текла кровь. В подтверждение несколько алых капель упало на белую рубашку.
  - Ах, ты мразь! Да как ты посмела?!
  Лицо я закрыла как раз вовремя, чтобы смягчить удар с другой стороны.
  - Где они?! Ты отправила их к этой твари Аделаиде? Отвечай, мразь! Отвечай мне!
  - Что вы творите, госпожа Кемпбелл? - суровый голос блондина смягчил горький вкус унизительных побоев, которые теперь градом сыпались мне на голову и плечи. - Прекратите!
  - Да что ты себе, щенок, позволяешь?
  Я открыла глаза и с удивлением поняла, что блондинистая проблема оттащила от меня эту бешеную стерву.
  - Подумайте, что скажет виккен Солман, когда увидит на девушке эти синяки?
  Голос у блондинчика звучал подобно грому. Не прислушаться к такому - это надо было суметь!
  Ведьму он все-таки выпустил. И та в благодарность выбрала его новым объектом для своих плевков ядом.
  - О! Эдгар.. Эдгар меня поймет! А ну взять этого распоясавшегося мальчишку!
  Солдаты было дернулись, но были оставлены грозным приказом ведьмака:
  - Ни с места! Не забывайтесь, викка Кемпбелл! Вы облачены инквизиторской властью, когда одеваете мантию. Но здесь и сейчас для этих солдат я выше вас в полномочиях.
  - Очень хорошо! - елейно пропела гадюка и ухмыльнулась моей проблеме. - Эдгар узнает о твоем поведении.
  Виккен Джерсли невозмутимо пожал плечами и сложил руки на груди. Ох, и огребешь ты за это, парень, вот как вижу - по полной огребешь. Но, надо признать, за защиту я была благодарна, пусть это и спасло совсем ненадолго.
  Кровь остановилась, но лицо, плечи и руки болели так, будто у этой ведьмы под атласными перчатками прятались железные рукавицы.
  - А ты, моя прекрасная пташка, сейчас же отправишься в застенки, и пока все орудия пыток не перепробуешь и со всеми палачами не познакомишься, не подохнешь! За каждого сбежавшего выродка отработаешь, пока не станешь проклинать. У нас впереди не один веселый день! И очень-очень длинные ночи.
  Скрыть дрожь не удалось. Желтые глаза ведьмы нехорошо блеснули. А счастливому лицу этого чудовища невозможно было не ужаснуться. Боги, какая же все-таки гадина...
  - Отведите ее в подвальный этаж и передайте мальчикам, пусть без меня не начинают.
  Сердце едва не выскочило из груди, когда двое солдат неуверенно шагнули ко мне.
  - Эта девушка никуда не пойдет, пока не встретится с виккеном Солманом.
  Я вознесла молитву богам. Нет, парень, ты не проблема, ты мой герой! Пусть ты втянул меня в это, но ни один ведьмак на всем белом свете еще не делал для меня столько, сколько сделал ты.
  - Не забывайся, Натан. Тебя и так ждут нешуточные проблемы. Уже то, что она помогла сбежать своим подельникам, тянет на пожизненное заключение, а теперь добавь к этому создание препятствий инквизиции и покушение на старшего инквизитора!
  - Покушение? - выплюнул Натан... так презрительно, что ведьма отшатнулась. - Откройте глаза, уважаемая викка: все кто находится в этой комнате, здоровы и невредимы, это притом, что ваша так называемая преступница одним своим желанием могла бы вскипятить нам мозги в любой момент. На ней нет блокирующих браслетов!
  Ведьма оторопело уставилась на мои руки и пораженно открыла рот.
  - Викка Лантан не убийца. Единственное ее преступление состоит в том, что, как старший по званию, она до последнего спасала жизни подчиненных в условиях, когда ее собственная теряет приоритетность.
  Теперь ведьма смотрела на меня с опаской, но я прекрасно понимала, все это ровно до первых блокирующих наручников, а позже меня с таким же удовольствием продолжат бить.
  - Редкий командир способен спасти такое количество своих солдат, не навредив при этом никому из сторон. Вы возмущались, что я не отправил арестованных к вам в крепость - это потому, госпожа, что я не уверен в их виновности. В ходе операции по поимке так называемых 'преступников' не пострадал ни один из наших солдат. Да жертв вообще ни с одной из сторон нет! Несколько идиотов ухитрились получить ссадины и ушибы, а один слуга сломал ногу, падая с лестницы. Ни единого прецедента в истории, уважаемая викка! И вы предлагаете мне отдать вам эту девушку для варварских методов ведения допроса, в место, откуда живыми не выходят даже невиновные?
  Ведьма поджала губы и, не сводя с меня ненавидящего взгляда, промолчала.
  Если на самом деле все именно так, как говорит блонди, то я просто нереально крута.
  - Это правда, мэм. Она спасла всех своих подчиненных, - высказался один из солдат.
  И в воцарившейся тишине я рискнула подать голос.
  - Не совсем так, мы ведь не военные. Они не подчиненные, а просто такие же выпускники, как и я. Мы учимся вместе... учились.
  Понимание, что выпускные экзамены мне не сдать, да и не доживу я до них, как-то особенно больно ударило по моему хилому сопротивлению, открывая путь отчаянию.
  Дверь открылась, и в комнату вошел высокий подтянутый мужчина среднего возраста. В темных слегка вьющихся волосах пробивались первые намеки на седину, а голубые глаза придавали лицу особую свежесть, за которой в мгновение терялись все морщины. И в этот миг уже готовые сорваться с глаз слезы высохли, а сердце закаменело в груди, так как мне показалось, будто я встретилась с призраком...
  Блондинистый ведьмак тут же оказался рядом и, козырнув, заговорил.
  - С возвращением, виккен Солман. Мне жаль, что вам пришлось отложить намеченные дела, но, как я говорил, дело безотлагательное.
  Боги, так это и есть глава академии Херувимов?
  К мужчинам подлетела ведьма и, не спрашивая разрешения, вклинилась в монолог блондина. Причем тон, которым она говорила, не оставлял сомнений: между грымзой и... этим человеком определенно очень близкие отношения.
  Полный рундец...
  - Эдгар, твои подчиненные позволяют себе недопустимую бестактность в отношении меня. Эта девчонка - преступница, она позволила себе вывести порталом своих подельников прямо из этого кабинета! Я требую, чтобы Натан немедленно отказался от предъявления всех этих глупостей со спасением подчиненных, долгом командира и прочей ересью! Он должен отдать мне эту девчонку немедленно!
  - Виккен Солман! - снова вклинился блондин. - Вы должны выслушать меня!
  Мужчина поднял руку, пресекая потоки слов, теперь он казался очень усталым, а седых прядей будто бы стало больше...
  Нет, просто раньше он стоял под другим углом.
  - Скольких одаренных вам удалось задержать? - только и спросил мужчина.
  - Шестерых. Изначально шестерых, виккен. Пятеро сбежали, - штатно отозвался блондин.
  Глава Академии Херувимов опустил голову. Да нет... не похож он, просто галлюцинации, показалось мне!
  - Невероятно. Как я мог настолько недооценить Аделаиду?
  - Что со Школой Одаренных, виккен? Известно что-нибудь новое?
  Тут даже я навострила ушки.
  Мужчина помотал головой.
  - Все учащиеся покинули школу вместе с главой - это произошло до того, как мы успели даже прибыть на место. Около трех десятков выпускников нам удалось задержать. Они уходили последними, так как бежали из Кингхолла и не успели выбраться до того, как Аделаида закрыла портал. Их доставят в академию сразу после стандартной процедуры сверки данных.
  Невероятно... мама ушла вместе с учениками? Но куда? И кто из ребят все-таки попался херувимам?
  - А ваша дочь, виккен? - тихо спросил блондин. - Не удалось...?
  Как-то я снова заволновалась. А может, не показалось?
  - Есть несколько девочек подходящего возраста, но... не она, - ректор Академии Херувимов сделал несколько тяжелых шагов и опустился на сиротливо стоящий диванчик. - У моей дочери голубые глаза.
  Тут блондин как-то странно посмотрел на меня. Точно, не показалось. Полный рундец. Хотя, это смотря с какой стороны посмотреть!
  - Мне очень жаль, виккен, - как-то очень неубедительно ответил блонди и нахмурился, не сводя с меня неверящего взгляда.
  Ректор несоответствие просек и тоже на меня глянул.
  Немая пауза длилась несколько секунд, а потом знакомый по хранящимся у мамы в ящике стола магиграфиям и значительно постаревший с момента их сьемки мужчина подошел ко мне. Будто пораженный громом, он положил свою дрожащую жесткую руку на мою припухшую щеку.
  Несмотря на то, что выглядела я сейчас, должно быть, отвратно, отец улыбнулся. Он тоже меня узнал, хотя даже магографий никогда не видел.
  - Поверить не могу... это чудо. Ты так похожа на свою бабушку в молодости.
  А... вот, значит, откуда тут корни растут.
  - Но это невозможно! - у ведьмы в голосе сквозили неприкрытые нотки отчаяния. - Имя этой девушки Сандра Лантан!
  Отец не слушал их, не переставая поглаживать мое припухшее лицо.
  - Александра, доченька, добро пожаловать домой.
  Что ж, боги, должно быть, знатно повеселились в этот непростой для меня день. На отлично справиться со своими обязанностями, огрести по лицу от свирепой инквизиторши, пройти путь от ненависти до симпатии к одному блондинистому мужчине, быть брошенной матерью и в этот же день обрести давно потерянного отца, которого, ко всему прочему, еще и считала мертвым, да и никак не ведьмаком, а простым человеком...
  Я не просто вляпалась, а завязла по уши.
  
  Глава 4
  
  
  Драки - это создания, сочетающие в себе все самое низменное на этом свете. Темные, жуткие сущности, порождения злобы, ненависти, жестокости, отчаяния, боли и смерти. История не сохранила описаний их внешнего облика: считается, что у драков его попросту нет. По легенде, давным-давно боги создали этих существ в противовес тому прекрасному и светлому, что наполняет надземный мир, и заточили под твердью, чтобы охранять мир подземный, из которого Турий Кровавый их и призвал. После великой победы Херувима земля поглотила всех драков вместе с телом Турия.
  Поклонники и по сей день верят, что призвать драков можно с помощью ритуалов крови. И тот, кто это сделает, получит несокрушимую власть над миром.
  
  Мама покинула Школу Одаренных Ведьм, исчезла в неизвестном направлении вместе со всеми учениками выпускных классов, за исключением двадцати четырех человек - тех, кто не успел за ней в портал. С одной стороны, я понимала: она спасала своих учеников, обвиненных в покушении на его величество, правящего монарха Флоринии Гристиуса Эльдеравийского. С другой... я чувствовала себя брошенной.
  Мы несколько раз обсуждали варианты подобного исчезновения. Мое участие сводилось к ожиданию от нее контакта, и да, разумеется, выдавать родственные отношения было строго воспрещено.
   Моя мама все-таки не рядовая ведьма: у нее много врагов (взять хотя бы то самое общество драков: кровь обученной ведьмы, наделенной властью, очень высоко ценится), - но осознание, что она пропала, бросив меня на произвол судьбы, отзывалось грустью в раненом сердце.
   Отец утверждал, что, скорее всего, Аделаида скрылась в союзной Криспской империи, вечном скрытом противнике нашего Флоринийского королевства. Я в это не верила. Кто бы что ни говорил, покушение на короля она не планировала и противницей устоявшихся традиций не была.
  Но, как говорится, не бывает худа без добра. Уполномоченные господа из королевского совета, проникнувшись особенностью моего дара, а также перспективами его использования, собирались всецело принять на баланс государства мое любимое учебное заведение и даже назначили временного управляющего - директора.
  Моих одноклассников, не успевших последовать за мамой в портал, допросили и, вполне ожидаемо, так и не найдя, к чему придраться, наделили относительной свободой, приняв в Академию Херувимов доучиваться. Власти, наконец, начали понимать, что одаренные являются слишком ценными кадрами, чтобы разбрасываться ими впустую. Кстати, в число попавших к херувимам счастливчиков оказалась и Мари. Узнать об этом удалось случайно и увидеться с подругой пока не повезло.
  Благодаря отцу все обвинения с меня сняли. Подозреваю, ему это дело влетело в кругленькую сумму. И, конечно, слухи о моих возможностях, дошедшие до флоринийской знати, возымели не только позитивные последствия. Мой дар должен был подвергаться блокировке на весь период обучения, и применять его без особого разрешения свыше я права не имела. Это и понятно: кому хотелось, чтобы им помыкали?
  Одним словом, учиться я должна была почти вслепую, так как отсутствие привычных возможностей заставляло чувствовать себя инвалидом. И пусть это добавляло грусти, я ведь осталась жива и могла относительно беспрепятственно и дальше постигать науки. А все остальное как-нибудь устроится.
  Несмотря на оптимизм, я прекрасно понимала, что следить за мной будут очень зорко. Уверена, моим способностям уже и применение достойное придумали. Отец сказал, эту проблему мы решим после окончания академии, то есть, лет через пять. Будем отчаянными романтиками и поверим, что за это время нам удастся придумать что-нибудь, дабы не вкалывать на благо короля и совета.
  Я почесала руку, саднящую в месте укола с блокирующей сывороткой. Один из помощников главы целительского корпуса пришел ни свет ни заря, сделал инъекцию перед сдачей смены, но так бедняга спешил, что теперь точно синяк останется.
  Я снова поскребла синеватое пятно и вздохнула.
  Теперь этой пакостью мне колоться долго... если отец обещанный браслет-блокиратор не достанет. Обычные браслеты, которые одевают на ведьмаков и магов-преступников, тут не подходили. Во-первых, они вытягивали силы, делая ведьмака слабым физически, а во-вторых, нещадно натирали руки. Тут нужен был браслет с четкими характеристиками, направленностью именно на блокировку чар и ментальный блок. Не каждый умелец-артефактор мог бы такой сделать. Отец, конечно, подсуетился, разослав запросы умельцам, но до тех пор я, как последний зельеман, была обязана являться каждое утро на укол в целительский зал нашего корпуса.
  Кстати, отношения с отцом у нас сложились с первого дня. Не возникало в них той постоянной напряженности, что всегда преследовала меня рядом с мамой, и недосказанности с его стороны я не ощущала. А при виде улыбки мужчины, расцвечивающей суровое лицо каждую нашу встречу, просто петь была готова. И никакие мысли о мерзкой сыворотке с кабальным рабством нашему великому королевству не портили жизнь в эти короткие моменты.
  Маму отец сильно недолюбливал и утверждал, что 'эта женщина' непредсказуемо жестока и опасна, но между тем нежно целовал в щеку садистку-инквизиторшу, считая ее, видимо, тактичным и нежным идеалом.
  В то, что лицо мне разукрасила именно она, папочка так и не поверил. Да что там, я бы тоже усомнилась, наблюдай каждый день горы конфет и пирожных, передаваемых 'пострадавшей во время операции в Весеннем Дворце бедной и несчастной девочке'.
  Я не пробовала ничего из этих подачек, под тоскливые взгляды сиделки отправляя сладкое великолепие в мусор. Раздавать дежурным целителям не рисковала, опасаясь отравить их заботой формальной мачехи.
  В палате целительского зала главного корпуса академии я валялась уже четыре дня, и сегодня меня, о, чудо, наконец обещали выписать! Но вот стрелка часов перевалила за 8:07, а отпускать меня никто не спешил. Беспредел!
  Спрыгнув с кровати, подошла к зеркалу.
  Давно немытая копна темных вьющихся волос, голубые глаза... темные синяки под ними и покрывшаяся корочкой ссадина на правой щеке над желто-фиолетовым синяком. Я пробежалась пальцами по коже, пытаясь уговорить процесс заживления поторопиться. Мда... а будь у меня силы, всей этой неприглядности уже бы и след простыл.
  Взяла со стула вещи, принесенные медсестрой еще вчера: мои постиранные и выглаженные брюки и белую блузу. Пуговицу, кстати, на рукав пришили другую. И белье было совсем не мое. Новое, но грубое и простое - ни единого тебе намека на тонкую паучью триналь и кружево. Ну да ладно, под одеждой не заметят, а когда отсюда выйду, отпрошусь у отца и обязательно пробегусь по магазинам.
  Пропустила спутанные волосы сквозь пальцы, плеснула в лицо нагревшейся за ночь водой. Все, теперь оставалось только ждать.
  8:15. Что-то явно с этими часами было не так. Боги, да что же они там так долго?! Я уже была готова от завтрака отказаться, только пусть меня хоть куда-нибудь из этой комнатушки отпустят!
  Выглянула в коридор: мало ли, может, тут все спят или совсем о моем существовании забыли? Никого не увидела.
  Прошла по коридору мимо приоткрытых дверей пустых палат в пустой же светлый зал с десятком застеленных кроватей.
  Снова никого... ладно, из больничного крыла не уйду, но тут немного осмотрюсь.
  Общая чистота и пустынность помещения быстро навеяли на меня тоску. Окна в общем зале находились так высоко от пола, что, чтобы заглянуть в них, надо было вскарабкаться по стене метра на три.
  Заняться все равно было нечем. Так что я попыталась воплотить идею в жизнь.
  Беда в том, что целители, похоже, опасаясь самоубийственных порывов студентов, прикрутили все тумбы к стене в самых неудобных от окон местах, кровати же, напротив, укреплены не были, так как все оказались с колесиками.
  Поминая почем зря руны и драков, я, кое-как спрыгнув с ближайшей тумбы, уцепилась за скользкий край подоконника и, подтянувшись, отчаянно пытаясь не скользить ногами по омерзительно-гладкой стене, таки выглянула в окно. Увидеть удалось немного, только часть внутреннего двора да пару хвойн - точнее, их заслоняющие обзор ветви.
  - Помочь? - спросил участливый голос очень знакомой блондинистой проблемы.
  Рундец... пальцы соскользнули, ноги, разумеется, на вертикальной поверхности не удержались, и я полетела попой вниз, уже предвкушая жестокую встречу с полом, которой, однако, неожиданно не произошло. Да, меня милостиво поймали.
  Открыла глаза и, встретившись с холодным взглядом Натана Джерсли, неприлично помянула драков.
  Блондин скривился.
  - Вроде бы выглядите как приличная девушка, а ругаетесь как конюшенный тролль.
  Я возмущенно избавилась от вовремя подоспевших рук и, встав на ноги, невозмутимо расправила блузу.
  - А вы почаще к приличным девушкам подкрадывайтесь - еще и не такое услышите.
  По губам блонди скользнула улыбка.
  
  - Очень обидно, викка, было услышать такое в ответ на искреннее предложение помощи.
  - В чем вы, уважаемый виккен, собрались мне в тот момент помогать? Свалиться вам на голову? Благодарю, и так справилась.
  - А это зависит от того, что вы, уважаемая викка, на этой стене делали в позе исследующего отвесные скалы горного гмура, - надо мной уже откровенно потешались. - Если пытались открыть окно, это можно было сделать и проще.
  Ведьмак повел рукой, пробормотал пару слов, от которых повеяло чарами, и окна по всему залу загрохотали, распахиваясь и наполняя помещение свежим воздухом вожделенной свободы.
  - Если хотели научится летать, могу подкинуть пару заклинаний левитации, ну а если покончить жизнь самоубийством, тут увы...
  Блонди издевательски развел руками.
  - Боюсь, этого мне инквизиция в лице вики Кембелл уже ни за какие одолжения не простит.
  - Какого драка вы тут вообще забыли, хотелось бы мне знать?
  Блонди удивленно выгнул брови и бросил взгляд себе за спину, где, оказывается, все это время стояли два молодых парня лет 18-20 - что примечательно, с зеркально подбитыми глазами.
  У одного из них, блондина с длинной растрепанной косой, перекинутой через плечо, наливалась багрянцем правая сторона лица, у коротко стриженого шатена пониже и покрепче телосложением синел левый глаз, подчеркивающий ядовито-зеленый цвет радужки.
  Альв и... кажется, оборотень. Оба парня с любопытством пялились на нас, забыв о конфликте, который до этого, видимо, имел место быть. Блондин отмер первым и, как только виккен Джерсли отвернулся, влепил оборотню затрещину, попутно отступая на шаг в сторону, не забыв при этом подмигнуть мне. Крепыш прожег обидчика злобным взглядом, но возвращать нападку не стал.
  - Раз вы так любезно интересуетесь, викка Лантан, я привел этих двух красавцев смывать тени перед завтрашней церемонией присяги.
  Оба парня обиженно засопели. Похоже, блондина тут откровенно недолюбливала не одна я.
  - Честь и гордость академии перед уполномоченным представителем его величества должна иметь более приглядный вид.
  Эти слова парней нисколько не смутили.
  - А вы, викка, выходит, та самая девушка-ментал, которая умудрилась довести до нервного срыва паучиху Региду?
  Кого? Это инквизиторшу, что ли? А у нее срыв был? Как интересно...
  Альв выступил вперед и пожал, а потом и поцеловал мне руку.
  - Я Хасаримирон Парели из рода Охтарона, дом Светлой долины. А этот молчун - Томас Свирепый из рода Снежных Ловцов.
  Шатен оттого, как его представили, даже как-то расслабился и кивнул.
  - На тренировках мы будем часто пересекаться, - продолжал новый знакомец. - Чрезвычайно приятно увидеться с вами лично. Могу ли я называть вас просто Сандрой?
  Оттого, что мое имя уже известно неожиданным собеседникам, я немного растерялась.
  - Э-э-э, да. Почему бы и нет.
  Говорил альв быстро и не менее резко двигался.
  Похоже, у обоих парней была предрасположенность к стихийной магии. По крайней мере, родной ведьмовской души ни в ком из них я не ощущала.
  - Познакомились - поздравляю, - резко вставил свои пять копеек блондин. - Вы, Хасари, получаете последнее предупреждение за нарушение правил субординации. Вежливого обращения к преподавателям никто по-прежнему не отменял.
  - Вы не так меня поняли! - тут же нашелся альв.
  - Вот только не надо мне рассказать, Хас, что госпожа Кемпбелл принимает придуманную студентами кличку за комплимент. А вам, викка Лантан, первый выговор за то, что покинули комнату без сопровождающего и соответствующего разрешения госпожи Блер, главы целительского корпуса.
  Как же стало обидно! За что? И какое он вообще имел право тут выговоры раздавать?!
  - А что я, собственно, сделала? - что за занудство на ровном месте?! - И с какой стати вы мне что-то выговариваете?
  Блондин улыбнулся. Парни приуныли... Похоже, голос я подала зря.
  - С такой стати, что я, уважаемая викка, являюсь вашим куратором, и моральный облик моих подопечных является вещью первоочередной в списке моих обязанностей. Студенты академии не карабкаются по стенам без соответствующей подготовки. Ваши сегодняшние действия могли привести к серьезной травме.
  Поверить не могу. Куратор?! Да сколько этому зануде лет? Он же сам еще, небось, учебу не закончил! Мухомор, а ведь казался таким благородным, когда меня у свирепой инквизиторши отбивал.
  - Хорошо, была неправа, виккен Джерсли. Могу я теперь вернуться к себе в палату?
  Готовый к пререканиям блонди нахмурился.
  - Да, вы меня очень обяжете.
  - Увидимся, - бросила я парням и под пристальным хмурым взглядом ведьмака прошествовала к дверям ненавистной комнаты моего заключения, столкнувшись по пути с мчащейся навстречу госпожой Блер.
  На неуклюжую попытку привлечь внимание женщина никак не отреагировала, пролетев по коридору в общий зал.
  Заинтригованная таким поведением медсестры, двери плотно прикрывать не стала. И, как оказалось, не напрасно.
  - Господин Джерсли! Хвала богам и милосердным сестрам, вы здесь!
  - Успокойтесь, викка, на вас лица нет.
  Послышался скрип кровати, голоса стали тише.
  Я вытянула голову. Зараза! Так же ничего не слышно. Пользуясь тем, что ведьмак с парнями и целительницей скрылись за углом и видеть меня сейчас никак не могли, я прокралась по коридору, прижимаясь к стене, отчаянно вслушиваясь в негромкий, но оживленный разговор. В любой момент я была готова скрыться за ближайшей дверью.
  - Это ужасно. На руках нет живого места, ни единого целого клочка кожи. Лицо также травмировано. Сейчас девочку погрузили в глубокий сон - это, конечно, опасно, она может никогда из него не выйти - но в другом случае был риск, что боль и пережитый ужас могут лишить ее разума.
  Так вот почему с утра тут никого из целителей не было! Какое-то ЧП стряслось...
  - Место, где это произошло, оцепили? - серьезно спросил ведьмак.
  - Не было необходимости: причина явно в посылках. Господин Солмен сейчас там. Все посылки у девочек изъяли - это просто чудо, что никто больше не пострадал.
  - Действительно... - пробормотал ведьмак, и в повисшей тишине я четко уловила сработавшие чары призыва. Едва успела юркнуть за ближайшую приоткрытую дверь, как за ней послышались удаляющиеся шаги блондина. Пронесло...
  Нос из укрытия я высунула, только когда опасность столкнуться с занудной проблемой миновала. И видно напрасно расслабилась.
  - Что вы делаете в этой комнате, Сандра?
  Ну да... везенье никогда не бывает долгим, тем более в моем печальном случае.
  - Простите, госпожа Блер, я просто... заметила, что в этой палате зеркало шире!
  Врачевательница не поверила, но ругать не стала.
  - А знаете, я как раз вас ждала! Господин Солмен разрешил мне сегодня выписаться...
  - Ах, дорогая, я вижу, как вы здесь маетесь, но, боюсь, с этим придется обождать. В школе было совершено покушение на одну из девочек, и господин Солмен дал четкие указания оставить вас в палате до его особого распоряжения. Так что вернитесь, пожалуйста, в комнату.
  Вид у меня, наверное, был жалкий, по крайней мере, парни за спиной медсестры смотрели донельзя сочувствующе.
  - Госпожа, а могу я хотя бы узнать...
  - Нет, дорогая, - категорично заявила врачевательница, даже не сомневаясь, что именно я хочу у нее выведать. - Распространяться мне запрещено.
  Зашибись... Что ж, пойду сдохну взаперти от тоски, переживаний и любопытства.
  
  ***
  
  - Они рассчитывали добраться до Александры, - уверенно заявил отец, когда в его кабинете остались только я, инквизиторша, занудный блондин и здоровый рыжий кот крайне бандитского вида.
  Я бы предпочла выдворить отсюда еще двоих, но с блондином этот фокус явно бы не прошел, так как в академии он, как выяснилось, выполнял немаловажную роль заместителя моего отца по вопросам магической охраны, а ведьму-инквизиторшу вынести удалось, наверное, только вместе с диваном. И тогда с этого самого дивана пришлось бы вставать мне, что не устроило бы уже котяру, спящего на моих коленях.
  - Это не обязательно было покушение, и уж тем более сомнительно, что именно на вашу дочь. Посылки получили не только девочки - все одаренные, - выдал обряженный в уже знакомую парадную академическую униформу блондин. Он стоял, облокотившись на камин, и вертел в руках взятый с отцовского стола огрызок карандаша.
  Ведьма, одетая сегодня в строгое серое платье и зеленые, в цвет туфель и сумочки, перчатки, тяжело вздохнула. И читалось в этом вздохе что-то вроде "как же с вами нудно".
  Отец почему-то наградил ее нежной улыбкой: видимо, причину вздоха мы с ним интерпретировали по-разному.
   - В конце концов, это могла быть просто шутка классов помладше или своеобразный акт возмездия от завистливых бывших выпускников, которым не удалось после школы Херувимов поступить к нам.
  Судя по тому, как на ведьму глянул блондин, он мнения паучихи не разделял - так же, как и я.
  - И все же, мне кажется, причина именно в Сандре, - не унимался отец.
  - Просто чудо, что только один ребенок пострадал, - всплеснула руками инквизиторша, и голос ее действительно звучал сочувственно, вот только я подозревала, что эти сочувствия адресовались отнюдь не пострадавшей ведьме, а тому факту, что на ее месте не суждено было оказаться мне.
  Даже поежилась от этих мыслей. Рыжий безымянный кот повел ухом и приоткрыл желтый глаз, безотказно нашаривший источник неприятного шума. Согласна с тобой, приятель: она фальшивая насквозь, глаз да глаз за такой нужен.
  - Вполне вероятно, что кто-то из давних врагов прознал о моей девочке, но, так как наша связь с Александрой не афишируется, просто не знал, по какому месту бить. Теперь, однако, мы будем очень бдительны. На всех участвующих в операции должно быть наложено заклятие забвения, на всех видевших Сандру, - обет неразглашения! В ее комнате будет круглосуточно дежурить охрана...
  Приплыли... твою ж руну, этого только не хватало!
  - Нет, охранники будут дежурить в комнатах всех девочек!
  Ага, есть все же на этом свете хоть какое-то извращенное подобие справедливости.
  - И как вы это себе представляете? Нельзя нарушать право учащихся на личную жизнь.
  Реплика блонди меня приободрила. Да только папу так просто было не уломать.
  - Если от этого будет зависеть их жизнь, то можно. Я сегодня же напишу родителям всех херувимов и заручусь их согласием.
  Грусть, печаль... надо каким-то образом всех наших предупредить, чтоб лишних в комнаты не водили и серьезных вопросов ни с кем не обсуждали.
  - И все же, мне кажется, просто сигнализирующего заклятия было бы достаточно, - добавил ведьмак.
  Отец отмахнулся.
  - Подумаю об этом, если родители учениц откажутся. Скажи мне лучше, что нового известно по результатам расследования.
  Блонди отошел к столу, и взгляд мой самопроизвольно скользнул на его... спину.
  Да, вынуждена признать: моя женская сущность всерьез считала, что мужчине в форме можно простить даже занудный характер.
  - Кхе-кхе, - нервно выдал отец. Пришлось опустить глаза и вздохнуть. А вот мама меня бы непременно поняла...
  - В академию просто не мог проникнуть посторонний, - ответил блонди, смерив отца, а затем и меня подозрительным взглядом, - мы все проверили...
  В дверь постучались.
  - Войдите.
  Взволнованная госпожа Блер замерла в дверях, не решаясь пройти дальше. Медсестра выглядела напуганной.
  - Виккен Солмен, девочке стало хуже. Наши целители говорят, в таком темпе она не дотянет до утра. Возможно, в рану попал еще и яд...
  Отец с блондинистым ведьмаком переглянулись, и Джерсли выскочил за дверь, едва не столкнув на своем пути викку Блер.
  Но вот вышла и она. Дверь хлопнула, и в воцарившейся тишине я услышала собственный нервный вздох.
  - Папа... - мне не нравилось так обращаться к этому, пусть доброму, но едва знакомому, хоть и весьма располагающему к себе мужчине. Однако сейчас это, возможно, был единственный способ получить нужную мне информацию. - Очень прошу, скажите, кто это? Кто лежит сейчас при смерти?
  Отец поджал губы.
  - Мне нужно знать, ведь я училась с ними! Пожалуйста...
  - Маргарет Флиппин.
  Да, я прекрасно помнила миловидную девочку с копной белых кудряшек и вечно по-детски распахнутым светлым взглядом. Кажется, ее проблема была в периодическом исчезновении ведьмовских способностей. Она не заслужила смерти.
  - Охрана будет присутствовать в комнатах всех девочек, родители которых дадут согласие.
  - Хорошо, папа.
  Настроения спорить не было совсем.
  
  Глава 5
  
  Отдельным и одним из самых развитых факультетов в Академии Херувимов является Факультет Магической Механики. Его основателем стал маг Прицерий Меридий Ханикус, лишившийся из-за тяжелой болезни своих способностей. Удрученный невосполнимой потерей, он начал мастерить всевозможные механизмы, получившие распространение среди обычных людей и заслужившие одобрение даже не любящей новшеств вампирской знати. Друзья Ханикуса, среди которых было немало магов, предложили сочетать прочность и стабильность механических изобретений с магическими элементами и простейшими заклинаниями. Эффект превзошел все ожидания. Направление приобрело небывалую популярность, и со временем его последователи заслуженно заняли одну из крупнейших башен Академии Херувимов.
  Руке Меридия Ханикуса принадлежат полумагические лифты, изобретение водопроводных систем и механизмов очистки воды, механических печей и самодвижущихся экипажей (не получивших широкого распространения, но заинтересовавших людей, ценящих свое время; данная технология продолжает развиваться и по сей день).
  
  Комнату мне выдели в общежитии, занимавшем последние этажи главного корпуса. Тут жили старшекурсники с тех специальностей, что требовали дополнительных лет обучения, аспиранты и некоторые преподаватели. Доступ на жилые этажи был ограничен. Големы-горгульи, не столько страшные, сколько смешные сторожа, знали всех жильцов и в случае, когда кто-то лишний пытался проникнуть на этаж без разрешения ректора, тут же преграждали ему дорогу и свирепо интересовались, к кому пришел посетитель.
  Конечно, отец хотел, чтобы я находилась поближе. Я поначалу была против, ссылаясь на то, что всех моих коллег-одаренных распределили по общежитиям. Отец ответил, что места в других корпусах просто нет, а селить по три человека в комнате вместо положенных двух - это нонсенс. К тому же ходить по утрам к госпоже Блер будет ближе.
   В подтверждение он показал мне журнал распределений, в котором, кроме меня, в преподавательском корпусе поселили еще одного парня из наших. Пришлось вздохнуть и согласиться с тем, что все выглядит должным образом.
  В конце концов, на что я жаловалась? Отдельная комната, и вся только моя! В одиночестве я не жила с малых лет, и ощущения, скажу прямо, очень мне нравились. В помещении, отведенном для проживания меня одной, у одаренных поселили бы троих.
  Кремовые обои с ярко-зелеными ромбами и цветами-солнышками, два больших окна во всю стену, письменный стол, внушительный платяной шкаф, кровать с резными столбиками и широким шерстяным покрывалом. И личная ванная комната!
  Выпроводив отца за дверь - время было уже позднее - я вспомнила, что так и не отпросилась в город. Ну да ладно, завтра рискну. Занятий сейчас, перед экзаменами, практически не было, и время, даже с учетом плотного графика, на покупки найдется всегда.
  Я еще раз осмотрелась кругом и, удовлетворено хмыкнув, решила сходить в душ, а заодно и на ванную комнату полюбоваться. При отце немного стеснялась, что не сдержусь и расплачусь от счастья.
  Так и случилось. Стоило увидеть широкий бассейн для купания, беленькие непромокаемые занавески и устройство для принятия водных процедур стоя, как я действительно прослезилась. Боги и милосердные сестры, до чего же здорово!
  Притворила дверь и проверила краны. Наличие горячей воды вызвало новый поток слез. Прихватив халат и пижаму, состоящую из плотной, но мягкой ткани, в которой и в коридор не стыдно было выйти, выкрутила краны почти на полную и залезла в ванную.
  После больничного крыла, где нормально не помоешься, изобилие воды показалось высшим из благ.
  Поплескавшись в ванной, я вымыла голову. Блаженство...
  Дальше случились одновременно две вещи. В кране внезапно пропала горячая вода, и за прозрачной шторой для купания я четко ощутила чье-то присутствие. А учитывая действие блокирующей сыворотки, быть этого не могло. Помянув щедро всех драков и их поклонников, закрутила краны и, схватив полотенце, с ожесточением принялась тереть волосы, пытаясь делать вид, что совсем не подглядываю. И уже почти утвердилась в мысли, что мне только показалось, как на краю сознания снова повторилось это... Если описывать ощущения с точки зрения цвета и формы, было похоже на желтоватое свечение ауры, которое бывает у всех живых существ. Прислушалась к интуиции и поняла, что чужаков в ванной двое. Обещанная отцом охрана? Не рановато ли? Не нагловато ли?
  Ну что ж, совсем необязательно демонстрировать гостям, что я знаю об их присутствии. Ведь, по идее, меня все еще должен контролировать блокиратор, а если кто-то узнает, что его действие ослабло, накличу на свою голову новые проблемы.
  Делать нечего, придется одеваться так. Как бы невзначай отвернувшись от незваных гостей, быстро натянула нелюбимое грубое белье и пижаму. Глянула в зеркало... да, с синяком на щеке да в этом балахоне, обзываемом пижамой, выгляжу как настоящее чудовище. Тем лучше.
  Выходя из ванной, с силой хлопнула дверью, нарочито проверив, что она именно закрылась.
  Все. Теперь хоть некоторое время побуду одна.
  Однако надеялась я напрасно. Оказалось, в углу комнаты у самых дверей усиленно притворялся стеной кто-то еще. Да что за внимание к моей скромной персоне? Трое охранников - это явный перебор Папочка разошелся не на шутку. Надо бы воспитательную беседу устроить.
  Неспешно свернула покрывало, включила магический светильник у кровати и погасила общий свет.
  В полумраке комната казалась еще более уютной и уже почти родной. Улыбнулась своим мыслям, добавив в список к белью еще пару мелочей для нового жилища.
  Взяла со стола полученные в библиотеке книги и пристроила их на тумбочке у кровати. Ощущения от недавно обнаруженного гостя изменились: я четко видела, как он пытается подойти ближе... хм, будь это убийца, думаю, уже была бы мертва. Кто тогда? Не охранник? Учитывая парочку в ванной... это может быть и не их коллега. Я нехотя отвернулась от предполагаемого врага, мысленно отмечая траекторию его движений.
  Сделала вид, что увлечена листанием книги. Что-то дыхнуло в спину, и я не выдержала, оглянувшись.
  Меня тут же подсекли и ловко уложили на кровать, а потом навалилась немаленьких размера туша незнакомого парня в темно-сером маскировочном костюме.
  Рукой он закрыл мне рот и, довольный произведенным эффектом, поудобнее устроился сверху. Визитер оказался очень молод, лет девятнадцати-двадцати, не больше. Крепкий, хорошо развитый, с темными волосами, спускавшимися до широких плеч. Мужественное лицо с темными глубокими глазами и пухлыми губами выглядело немного смазливым, но в целом весьма привлекательным. Парень улыбнулся и с видом хозяина положения завораживающе прошептал мне прямо в шею:
  - Привет, крошка. Испугалась? - глубокий, сжимающий сердце голос вызвал появление мурашек по телу.
  Сперва хотела промычать 'нет', но, сообразив, что такой реакции от меня не ждут, энергично закивала.
  Парень улыбнулся шире.
  - Не бойся, обещаю не есть тебя всю сразу. Я Аскерий фон Лэред, наследник герцогства Вертег и по совместительству староста выпускного класса, глава старшего общежития. Увидел тебя в коридоре и решил, что непременно нужно зайти и представиться.
  Все это, конечно, прекрасно, вот только дышать с его рукой на лице было трудновато.
  - Узезизугзу.
  - Что-что? А... Обещаешь не кричать? - продолжил шептать в шею этот самоубийца. Разумеется, я кивнула, и мне наконец-то позволили вздохнуть полной грудью.
  - Аскерий, а тебе не кажется...
  - Можно просто Аскер, - перебил меня парень.
  Да пусть. Мне глубоко драково.
  - Тебе не кажется, что горизонтальное положение - не лучший способ для знакомства? - поинтересовалась я, сделав несколько глубоких вздохов после вынужденного воздушного голодания.
  - Ты права, - ничуть не смутился парень, - познакомимся позже. А впрочем, можешь не утруждаться: я и так знаю о тебе все. Сандра Лантан, почти восемнадцать лет, одаренная ведьма-ментал с временно заблокированными способностями.
  Мне откровенно ткнулись носом в шею, и от последовавшего далее чувственного поцелуя пробрало все тело.
  Приятное, конечно, ощущение, да только как-то слишком торопился парень. А где цветы, конфеты, предложение руки и фамильного титула?
  Я уперлась руками в широкую грудь.
  - Прекрати. Знакомство было впечатляющим и довольно приятным, только мне, знаешь ли, недостаточно знать одного имени, чтобы оказаться с парнем в одной койке.
  На самом деле, вопрос даже не обсуждался. До знакомства с фамильяром ведьме категорически запрещалось встречаться с мужчинами. В причины я не вдавалась, но это было как-то связано с готовностью тела быть тем, кто ты есть. Ранняя близость с мужчиной грозила ведьме не только потерей фамильяра, но и угасанием дара вместе со всеми наработанными навыками. Одним словом, если ты не против рано стать матерью, магия тебе уже ни к чему.
  - Брось, поздно об этом думать, мы ведь и так в койке, - усмехнулся нахал, склоняясь к моим губам. - Так и скажи, что я у тебя первый, и не ломайся. Все равно, крошка, профессиональнее меня в этом породистом отстойнике тебе никого не найти.
  Первый поцелуй с мужчиной оказался влажным, горячим и, что там отпираться, обалденным. Я таяла в руках внезапно появившегося в моей жизни незнакомца, пока его руки не проникли под пижамную кофту. Тогда-то сознание и спустило меня с неба на землю.
  - Ты что творишь?! - прошипела я, вовремя вспомнив, что за дверью ванной дежурит охрана. - А ну, лапы убери!
  Брюнет хохотнул и снова склонился к моим губам.
  - А то что? Укусишь? Мне нравятся упрямые девочки.
  Ну, все, этот неугасаемый напор и полное неуважение к моему мнению окончательно снесли крышу. Я все-таки заорала.
  На призыв о помощи откликнулась чуть было не слетевшая с петель дверь ванной, и в комнату ворвались двое мужчин в черных кителях. В комнате запахло развеявшимся заклинанием маскировки. Такие бывают у охранников знатных шишек. Папочка не поскупился. Такая охрана, не говоря уже о маскирующем заклятии, стоила немалых денег.
  Опешившего парня тут же скрутили и одели блокирующие браслеты.
  - Да как вы смеете! - завопил новый знакомец, осознав ситуацию, - я почти глава герцогства!
  Я вольготно устроилась на кровати, скрестив ноги и не без удовольствия наблюдая, как наследника рода Вертег тычут носом в пушистый ковер.
  - Вы его знаете, викка? - спросил тот, что потолще и постарше.
  - Нет, - совершенно искренне ответила я. - Вломился, повалил на кровать, начал рассказывать, что какой-то там герцог.
  Ой-ой... Последнее добавлять не стоило, так как оба ведьмака сильно напряглись.
  - Я отправил призыв вашему отцу. Он скоро прибудет, - доложил второй ведьмак, худой и со значительным количеством волос на голове.
  Я только успела пожать плечами, прежде чем в дверь постучали, и, не дождавшись ответа, к нашей теплой компании присоединился Натаниэль Джерсли.
  Так вот кого здесь для полного счастья не хватало! Почему-то захотелось встать и скрыть неприглядную пижаму за пушистым халатом.
  Обозрев представшую взору картину, двух незнакомых мужчин, заламывающих руки герцогу, и меня, растрепанную и на разложенной для сна постели, блондинистая проблема нахмурилась.
  - Когда мы встретились, викка, я и так понял, что проблемы вас любят, но чтобы настолько...
  - Натан! Я требую, чтобы ты поставил этих олухов на место! Какого драка они себе позволяют? - подал голос герцог.
  Блондин присмотрелся к скрученному на полу магу, и лицо его начало медленно терять налет показательной серьезности, а губы дрогнули в улыбке.
  - Добрый вечер, ваша светлость! А вы, как я посмотрю, опять кроватью ошиблись? Печально: в вашем возрасте такая оплошность может стоить больших денег.
  Пафос с Аскера как ветром сдуло.
  - Натан, драк тебя дери! Что за шуточки? Когда я пожалуюсь отцу...
  - Он непременно спросит, что вы делали в комнате викки Лантан. На что та ответит...
  Я приняла игру и ответила блондину с не менее счастливой улыбкой:
  - Нагло домогался!
  Маг заскрежетал зубами.
  - Ха. Вам никто не поверит!
  - Нет, Аск, не поверили бы раз или два, а на третий поползут слухи, которые вашему отцу при его положении совершенно ни к чему.
  Ведьмак неспешно поднял помятого наследника герцогства с пола и снял магические браслеты.
  - Мы еще поговорим об этом, - непонятно кому прошипел сквозь зубы будущий герцог. - Ты напрасно думаешь, что после стоящей моральной компенсации хоть одна из моих любовниц станет с тобой сотрудничать.
  Это высказывание глубоко оскорбило. Он был настолько уверен, что все на свете можно купить за деньги?
  Я спрыгнула с кровати.
  - Они будут сотрудничать! Я смогу их убедить.
  По губам наследника герцогства скользнула скептическая усмешка.
  - Тебе-то это зачем? Допускаю, что ты не желаешь моего расположения из-за полного отсутствия эстетического вкуса. Но знаешь, при ближайшем рассмотрении ты не так и хороша, как издали казалось. Так что я еще дважды подумаю, прежде чем вернуться.
  Вот засранец, а!
  - Подумайте, ваша светлость, подумайте о том, как я вас встречу, если решите сунуться!
  Я распахнула дверь комнаты, недвусмысленно намекая на то, что одной привилегированной заднице пора бы свалить.
  - Посмотрите на нее: ерепенится так, будто сама была сильно против!
  Ох, как же мне сейчас хотелось залезть кое кому в голову и поучить хорошим манерам!
  - Если ваши любовницы настолько ненаглядны и так безответно и преданно вас любят, то что вы тут все еще делаете, ваша светлость?
  Улыбка с лица мага спала.
  Он гордо прошествовал в коридор и лишь там обернулся, чтобы высокопарно сказать:
  - Доброй но....
  Я очень надеялась, что дверью до его заносчивого носа достала.
  Наглый блонди скрывал в уголках губ улыбку.
  - Викка Лантан, вы осознаете, что только что нагрубили сыну герцога, которому принадлежит половина земель Флоринийского королевства?
  Я даже руки на груди скрестила.
  - Э-э-э, нет, даже не думайте возложить на меня всю вину. Вы соучастник!
  Тут Натан Джерсли меня удивил. До чего же необычно было видеть надменного ведьмака смеющимся настолько беззаботно.
  В дверь постучали. Что, снова? Я уже открыла, чтобы высказать герцогскому сынку как на духу все, что я о нем думаю, и вовремя замолкла. На пороге стоял взволнованный отец в халате и тапочках на босу ногу. Ой... надеюсь, я никакому действу не помешала? Инквизиторша меня и так прикончить мечтает, а теперь...
  - А! привет, па... здравствуйте, виккен Солмен. А у нас уже все разрешилось само собой.
  Строго оглядев охранников и Джерсли, отец задал закономерный вопрос, обращаясь при этом, почему-то, к блондину.
  - Что тут произошло?
  - Его светлость фон Лэред ошибся дверью, но ситуация уже улажена. Однако если хотите знать мое мнение, чары, срабатывающие исключительно на приглашение, совсем не помешают.
  Отец нахмурился и кивнул.
  - Надо бы мне обратить внимание на этого мальчишку.
  - Давно пора, виккен, - с каким-то садистским удовлетворением поддакнул ведьмак.
  - А что ты делаешь здесь в такой час?
  - Ах, да... - блондин вытащил из папки, которую все это время держал в руках, несколько плотных листов бумаги. - Думаю, виккен, вам тоже будет любопытно это услышать.
  Отец, будто чуя подвох, попросил ведьмаков, выполняющих роль охранников, ненадолго выйти. Когда парочка посторонних покинула комнату, Джерсли продолжил:
  - Викка Лантан, это список предметов, которые вы изучали в школе одаренных и по которым хотели бы провести контроль знаний.
  Мне показали бумагу, и она тут же перекочевала в руки к отцу.
  - А это список предметов, которые вы могли и хотели бы посещать в нашем учебном заведении.
  Я взяла в руки заполненный собственноручно лист.
  - И? - спросила я, не понимая, к чему клонит блонди.
  - Викка, вы действительно собираетесь тратить одиннадцать часов ежедневно, за исключением одного входного дня в неделю, на учебу?
  Я повторно пробежала список взглядом.
  - Не одиннадцать, а десять. Есть обеденный перерыв и перерыв на чай... но в общем, да... Боюсь, больше не выйдет, ведь тогда у меня просто не останется времени на домашние задания. Кроме того, мне бы хотелось иметь и личное время.
  Теперь уже и отец уставился на меня пытливым взором. Да в чем проблема-то?!
  - Скажите...- мягко, будто обращаясь к душевнобольной, начал Джерсли, - а сколько времени на учебу у вас уходило в школе одаренных?
  Настала моя очередь удивляться.
  - Часов по двенадцать ежедневно.
  - А во время каникул? - не сдавался блондин.
  Вопрос дельный. Четкого понятия каникул в нашей школе не было. Забирать домой детей с неконтролируемым даром родители не рвались, так что и летом мы тоже учились, только, разве что, не так интенсивно, и все более выбирались на полевую практику за травами, кореньями и прочими заготовками для зелий.
  - Во время летних месяцев мы всегда учились часов по шесть - в те дни, когда не было практики.
  Отец поджал губы.
  Натан Джерсли хмыкнул.
  - Ко мне сегодня примчалась наш замдекана, госпожа Поттон, и с пеной у рта твердила, что все новоприбывшие одаренные немного не в себе, но эта девушка их просто превзошла, решив, видимо, поиздеваться над ней.
  - Александра, доченька, ты действительно освоила все эти предметы? - как-то совсем неверяще просипел отец.
  - Ну... более или менее.
  Ну а что, экзамены-то в этом семестре я так и не сдала. Как можно было говорить о хорошем знании предмета без экзаменов?
  - Виккен Солмен, очевидно, что этот конкретный выпуск одаренных отличается от тех, что поступали к нам прежде. Их усиленно готовили для какой-то цели, - поделился своими соображениями блондин.
  - Чушь! Просто наша школа всегда более ответственной, чем ваша академия!
  Блондин заломил бровь.
  - Неужели? А скажите-ка, викка, вы отметили, что четыре часа в день четырежды в неделю готовы посвящать физической подготовке. И три дня по два часа. Почему?
  - Что в этом такого? В здоровом теле - здоровый дух, - сквозь зубы процедила я. Достал этот блонди!
  - Викка, у нас с подобной нагрузкой занимаются только боевики последних курсов. Все выпускники вашей школы, которые раньше поступали к нам, не просили для себя подобных нагрузок, не желали изучать более четырех профилирующих предметов.
  - Просто наш выпуск оказался способнее прочих, - пожала я плечами.
  - Неужели, Джерсли, вы клоните к тому, что из этих детей готовили повстанцев?
  Уму непостижимо! Как отец может даже предполагать подобное?
  - Я этого не сказал, виккен. Однако сейчас же распоряжусь, чтобы у всех одаренных немедленно взяли на анализ кровь. Мне начинает казаться, что покушение на этих, как вы говорите, 'детей' ставило целью не навредить вашей дочери, а уничтожить какие-то более значимые улики. Я считаю, мы должны присмотреться к новоприбывшим одаренным внимательнее.
  Отец серьезно кивнул. Озабоченность в его взгляде обещала мне немалые проблемы.
  - Что же касается вас, викка, желание сдачи экзаменов я удовлетворю по всем указанным предметам. А вот из общего списка дисциплин вы должны выбрать максимум шесть, которые хотели бы изучать дальше. Посещение физической подготовки в этом семестре для вас свободное. Ищите окна в расписании. Со следующего полугодия рекомендую сократить физические нагрузки до двух часов в сутки и разбить: час утром до завтрака и час перед сном.
  - А если шести дисциплин мне недостаточно?
  Я спрашивала скорее из вредности. Блонди хмыкнул.
  - В этом случае займите себя каким-нибудь хобби. Ни один студент не посвящает учебе более семи часов в сутки. А уж напрягать преподавателей и менять их распорядок, перекручивая правила академии ради тридцати человек, никто не станет. Доброй ночи.
  Отец ушел почти сразу, а еще минут через пятнадцать в комнату, чтобы взять кровь на анализ, заглянула госпожа Блер. Единственной хорошей новостью вечера стала весть о том, что Маргарет Флиппин пошла на поправку. Ее жизни больше ничего не угрожало.
  
  
  Глава 6
  
  Эльфы и альвы - представители совершенно разных народов. Пусть и считается, что у них есть общие предки, вы даже внешне никогда их не спутаете. Первые выделяются особенной формой глаз, ушей и утонченностью черт, характерных для людей, больных обостренным голодом. Неоправданно высокомерны и скорее повернут коня и поедут в обратном направлении, чем столкнутся на одной дороге с человеком. Вторые чаще светловолосы, высоки и полнотелы и, в противовес своим собратьям, не только разделяют кров с людьми, но даже, бывает, смешивают с ними свою кровь.
  
  На завтрак я шла без настроения и чувствовала себя совершенно не выспавшейся. Грубое белье натирало, а в белой парадной форме одаренных я выглядела настоящей белой вороной. Другой одежды из школы так и не доставили, и отец с утра порадовал, что можно уже не надеяться. Каким-то чудом все мои вещи с прошлого места проживания пропали, а вот куда и как - не знал никто. Потому предложение отца выделить денег для покупки нового гардероба я встретила милостиво.
  С десяти лет у меня был собственный счет в гмурьем банке, которым я вполне самостоятельно пользовалась. Туда уходила моя школьная стипендия и некоторые поощрительные суммы от мамы. Однако денежный лимит был не бесконечен, да и лишние сбережения никому еще не навредили. Сходить в город было решено после обеда, оставалась самая малость - найти жертву... то есть сопровождающего. Охрану после моего рассказа о случившемся накануне вечером отец рассчитал, одарив взамен крошечным и удобным колечком: амулетом вызова на случай возможных неприятностей.
  Мари выловила меня в коридоре первого этажа, где я в толпе плывущего на утреннюю кормежку народа вычисляла верный путь в столовую, попутно пытаясь разыскать кого-нибудь из возможных знакомых.
  - Девушка, кого это вы тут выглядываете?
  Мы крепко обнялись.
  - Привет, Маришка. Смотрю, может, кто из ребят в этот корпус забрел.
  - Зря. Они еще у целителей. Херувимы напоследок решили, что хотят их крови.
  Ну да, у меня анализ взяли еще вчера, а до целительского корпуса распоряжение, видимо, всю ночь шло.
  - Даже не представляешь, как мне тебя не хватало! - пропищала подруга, снова кидаясь мне на шею.
  - Представляю.
  - А ты какими судьбами тут?
  - Да вот одна птичка шепнула, что вы, госпожа на весь свет известная спасительница, в главном корпусе кормитесь. Отвратно выглядишь, кстати. И похудела. Они тебя что, пытали?
  Я хохотнула. Почти в точку. Мария как раз выглядела превосходно. Свободные в нравах и сквозь пальцы смотрящие на форму одежды херувимы позволяли девушкам ходить в платьях в любое время суток, чем моя бывшая соседка по комнате беззастенчиво и пользовалась. Насколько я знала, форма была обязательна только для официальных мероприятий, а в повседневной жизни разрешалось одеваться более свободно и носить лишь отличительный знак своего факультета. Исключением были боевики старших курсов - будущая королевская гвардия и преподаватели. Первые привыкали носить кители, вторые чаще появлялись в черных, невзрачных мантиях.
   У нас с Мари, как и у всех прибывших одаренных, своих знаков отличия пока не было.
  Сейчас на подруге красовалось цветастое красно-оранжевое платье с широким поясом и пышной юбкой, в ушах болтались красные колечки сережек. Чуть вьющие огненно-рыжие волосы окутывали миленькое личико, спускаясь на кокетливо открытые плечи. Косметика была на положенном месте.
  Последний факт особенно заставил взгрустнуть: подаренная подругой на день уходящего года косметичка так же пропала вместе со всеми вещами.
  - А с лицом что?
  - Да это я с лестницы упала, когда пыталась остальных нагнать, - почти правда.- Сегодня прикуплю себе новеньких вещичек и преображусь, вот увидишь.
  - Оу! Так у нас сегодня шопинг! - оживилась ведьма. - А когда?
  Ох, Мари-Мари, как же я скучала.
  - После обеда - осталось только найти знающего провожатого.
  Подруга скисла.
  - Нет... черт, у нас же перераспределение по специальностям! С этими дурацкими правилами по выбору специализаций оказалось, что слишком многие хотят учиться на целителей. По этому поводу будут проводить тесты. Извини, наверное, с походом сегодня не выйдет.
  - Не расстраивайся, значит, сходим вместе в другой раз, а я пока все разведаю.
  Мари надулась.
  - Раз так, ты тоже могла бы не ходить!
  Я пожала плечами.
  - Прости, но у меня выхода нет. Эта блуза и штаны - мое единственное материальное имущество. Если не куплю себе вещей, то скоро сойду сума от этого дракового грубого лифчика и широченных панталон, которые тут считают нормальными трусами.
  Подруга уставилась на мою блузу.
  - То есть как?! Наши манатки еще вчера доставили. А твои что, нет?
  Я со смешком развела руками.
  - Или мой гардероб с чьим-то перепутали, или его просто кто-то спер, посчитав это забавным.
  Мари присвистнула.
  - Ну, тогда я понимаю, почему ты с утра уже такая кислая.
  - Ну а ты как, освоилась? - решила я перевести тему, отмечая, что подруга направляется с общим потоком к широким гостеприимно распахнутым дверям.
  Уловив вкусный аромат пряной выпечки, я окончательно успокоилась. От больничной варено-перетертой еды меня уже тошнило, и я всерьез опасалась, что в местной столовой кормят также.
  Прихватив на раздаче яичницу с помидорами и мягкую коричную булку с чаем, я позволила подруге увлечь себя за столик у окна, где еще не успел пристроиться никто из посторонних.
  И пока я самозабвенно жевала, уверяясь в мысли, что только на полный желудок жизнь может казаться по-настоящему прекрасной, вечно худеющая Мари хрустела яблоком и рассказывала о произошедших с ней на новом месте изменениях. О новой соседке Нике, ее потрясном парне, что в этой самой Нике души не чает, и его симпатичном друге, с которым моя огненная рыжуля всерьез думает закрутить роман. Маришке, в отличие от меня, исполнилось 18 еще полгода назад, и флирт с парнями она позволяла себе в открытую.
  Подруга неустанно восхищалась устройством академии, широкими коридорами, выложенными настоящим камнем, просторностью комнат, оранжереями и старым дубовым парком.
  Единственным недостатком, с ее слов, являлось тугодумие преподавателей и занудство, с которым читались некоторые лекции.
  - Ты не поверишь, - похрустывая яблоком и прихлебывая травяной отвар, продолжала она, - им сейчас, в конце первого курса читают то, что мы прошли еще в начале прошлого года!
  - Вот поэтому наших всегда и брали сразу на второй.
  - А как они преподают... один старикан как начал о свойствах наперстянки рассказывать, впору было умирать со скуки. Никакой динамики и интереса к читаемому предмету!
  - Ну не все же преподаватели такие.
  Подруга оживилась.
  - Да, тут ты права: местами и симпатичные попадаются.
  Рядом опустилась тарелка, и улыбающийся во все зубы (слишком частые, на мой заинтересованный взгляд) Кристиан устроился подле меня.
  - С добрым утром, девочки!
  - И тебе того же, предатель!
  Парень скривился.
  - Брось, Сандра. Ты же понимаешь, что я не мог рассказать, но вам ведь никто и вредить не собирался!
  Присутствовал бы ты на допросе у маньячки-инквизиторши, а я бы на тебя со стороны посмотрела, умник!
  - Ого... Крис?! - мордашка Мари расплылась в широченной улыбке. - Вот это, я понимаю, возмужал да подрос!
  Кристиан ей подмигнул.
  - Ты тоже небывало похорошела, Маришка. Так что у нас с обещанием совместного завтрака? - снова обернулся ко мне парень.
  - Ты же вроде еду взял? Так сиди молча рядом и жуй.
  Меня совершенно неожиданно обняли за плечи и ткнулись носом в шею. Пораженная, я даже поперхнулась. Меня тут же отпустили, заботливо постучав по спине.
  - Прошло?
  Уже второй... может, у херувимов принято так здороваться? Представив на месте Кристиана блондинистого Джерсли, закашлялась еще громче, потом, утирая слезы, поднялась из-за стола. Пожалуй, пищи и дружеского общения с меня на сегодня достаточно. Хорошего понемногу.
  - Вот сейчас выйду отсюда, чтоб тебя не видеть, и пройдет окончательно.
  - Ну, малышка, ну, прости, - покаянно вздохнул ведьмак, - я искал тебя, когда все завертелось, чтоб объяснить, но ты как в воздухе растворилась!
  Парень скорчил такую просительную и несчастную физиономию, что я едва не поддалась.
  - Доброе утро, - разговоры рядом стали тише, и я поняла, что уходить надо было, пока еще была возможность.
  Его светлость наследник герцогства Вертег был надушен, гладко выбрит и одет в соответствии с титулом. В смысле, все вещи на нем были дорогими и явно выстиранными не в академической прачечной, а улыбка изливала энергетику превосходства на много шагов вокруг.
  - Доброго, - проблеяли Мари и Крис.
  - Могло быть и лучше, - сказала я чистую правду, искренне опечалившись, что лицо парня в порядке, настроение на уровне, а это значит, что дверью по носу я ему вчера все-таки не попала.
  
  
  Тот понял мою реплику по-своему и, понимающе вздохнув, покачал головой.
  - Да, крошка, подпортили нам вчера вечерок.
  Разговоры рядом утихли. Зато я явно ощутила кричаще громкие удары сразу нескольких состряпанных наспех проклятий. Нет, надо отсюда бежать - и чем быстрее, тем лучше.
  - Подпортили? Ну что вы, герцог, завершение неудачного дня было достойным. Почти таким же гадостным, как это утро...
  Заметив в дальней части зала бодро вышагивающую подтянутую фигуру блондинистой проблемы, оборвала фразу на середине. Нет, все-таки я погорячилась: это утро ничем не лучше вчерашнего вечера. Неужели проклятья так быстро подействовали?
  Заприметив герцога издали, Натаниэль Джерсли даже приободрился, а вот наследник Вертег заметно втянул голову в плечи. Ну что ж, по крайней мере, не одной мне будет плохо.
  - Доброе утро.
  - Доброе, - в дежурном порядке отозвалась собравшаяся вокруг нашего стола тройка, нисколько не поверив сказанному. Я на этот раз промолчала. Душа бы не стерпела лицемерия.
  - Викка Лантан, надеюсь, у вас найдется достойное объяснение причин, заставивших проигнорировать обязательное утреннее посещение медпункта?
  Рундец... я так и знала, что что-то забыла! Этот драков блокирующий укол!
  - Простите, виккен Джерсли, но нет, такого объяснения у меня нет. Я... я просто забыла о нем. Но уверяю, это досадное упущение будет сейчас же исправлено.
  Ведьмак хмыкнул.
  - По крайней мере, правдиво. Ступайте, викка, и вознесите молитву богам, что я сейчас слишком занят для длинных воспитательных бесед, - с этими словами его обратившееся в сторону герцога лицо приобрело несколько акулье выражение.
  Воистину спасибо вам, боги!
  Покинув столовую, я действительно не могла поверить своему счастью: меня отпустили без чтения нотаций!
  Трапеза в академии только началась, и коридоры были практически пусты. Я шла по ним, наслаждаясь чувством относительной свободы. Свободы от больничной палаты, в которой просидела безвылазно почти пять суток, от блокирующей ментальные способности сыворотки... и от блондинистой проблемы, которая раздражала все больше с каждой новой встречей.
  С мыслями о предстоящем походе в город я вбежала по лестнице в целительское отделение и, прежде чем выйти в зал, заглянула в открытую дверь пустой палаты. В ней меня интересовало исключительно зеркало.
   Синяк все еще желтел на лице и, признаться, страшно портил внешность. Удивительно, как вообще Аскер на такую писаную красоту позарился? Хотя тут, скорее, сыграла роль моя скоропостижная слава, нежели неотразимая внешность. Ни за что не поверю, что боевики, присутствовавшие на допросе после вдохновенной речи Джерсли, не смогли обойти запрет отца и никому не рассказали о моем подвиге спасения сотни подопечных.
  Я провела по гематоме пальцами, немного подгоняя процесс заживления. Вот, так-то лучше. Синяк, конечно, не исчезнет прямо сейчас, но завтра с утра проснусь уже с относительно чистым лицом.
  Хотела выйти в коридор, но услышала, что где-то рядом хлопнула дверь. Притаилась, опасаясь быть пойманной, и невольно оказалась свидетельницей явно не предназначенной для моих ушей беседы:
  - Думаю, родителей действительно можно успокоить, виккен Солман. Я еще некоторое время подержу ее в состоянии забвения, но девочка определено поправится. Волосы тоже скоро отрастут, однако шрамы... - госпожа Блер тяжело вздохнула. - Бедняжке придется прятать лицо и руки до конца жизни.
  - Это лучшая участь по сравнению со смертью.
  - Вы, конечно, правы, виккен, однако женщина в шрамах воспринимается совсем иначе, нежели мужчина, - мягко заметила врачевательница. - То, что для вас - признак мужества и привлекательности, для нас становится клеймом. Штампом отвергнутых.
  Мое сердце сжалось. О, Боги... а ведь она права. Когда я узнала, что Маргарет поправляется, то даже не задалась вопросом, останется ли она прежней: веселой, общительной, привлекательной девушкой с копной красивых пшеничных волос, с кукольным личиком и губками бантиком. Что ждет ее теперь, когда лишилась своей привлекательности? Она вовсе не борец по натуре - я хорошо разбираюсь в характерах - и мысль о том, что оставшиеся от этого несчастья шрамы могут не просто покалечить, а убить девушку, скорее всего, наиболее близка к истине. А ведь я бы могла это исправить... могла бы, если бы только группка вельмож, находящихся у власти, не решила, что им безопаснее жить, когда мои способности находятся под контролем, а точнее, просто заблокированы!
  - В этой ситуации, увы, я не могу предложить ни единого решения.
  - Натаниэль говорил, что, возможно, сможет добыть лекарство, только, боюсь, даже оно не залечит раны без последствий.
  - Ничего лучшего у нас нет.
  Есть... Только, боюсь, никто не возьмет на себя такую ответственность. Даже ты, папа.
  Одаренные не сомневаются в принятых мгновенно решениях. От этих решений зачастую зависит чья-то жизнь, но чаще всего - жизнь самого одаренного. Нас с пеленок учат быть ответственными и решительными. Нас учат заботиться о таких же, как мы - своих близких. Оберегать их, в том числе и от собственного дара, если это необходимо.
  Когда шаги отца затихли, я выскользнула в коридор. Госпожа Блер сидела за своим столом, заполняя какие-то бумаги. Женщина была до предела сосредоточена и заметила меня, только когда я подошла вплотную к столу.
  - Ох... Сандра. Как хорошо, что ты пришла. Я уже начала переживать, что виккен Джерсли не встретил тебя и придется посылать кого-то из дежурных. Ты заставила меня поволноваться.
  - Ну что вы, - я мило улыбнулась целительнице, - мы столкнулись с виккеном, как раз когда я шла к вам.
  Женщина отложила бумаги, попросила меня присесть, я привычно закатала руку и стала ждать. Одним пасом целительница вскрыла ампулу и, создав заклинание, попросила меня протянуть руку. Я протянула... Коснулась ее сознания, внушила, что земля в кадке стоящего на ее столе растения - не что иное, как моя рука. Женщина сделала укол и развеяла остатки магии. Я покорно приняла от нее заживляющий пас на несуществующую рану и оборвала влияние.
  - Ну, вот и все, - улыбнулась мне ведьма. - Впредь приходи, пожалуйста, до завтрака, чтобы я не переживала.
  Один из дежурных как раз вошел в зал. Хорошо, что не раньше...
  Я улыбнулась в ответ, кивнула.
  - Непременно, викка. Простите, что сегодня все так неловко вышло. Больше это не повторится.
  - Ничего, дорогая, со всеми бывает.
  Я мило улыбнулась ведьме на прощание.
  
  Глава 7
  
  Фамильяр - форма животного, тотем, к которому обращается магический потенциал ведьмы или мага. Через фамильяра происходит принятие телом человека магии. Учеными мужами доказано, что именно тотем выбирает носителя чар, а не наоборот. Этот выбор боги предоставляют фамильяру с рождения младенца, и именно от того, какой тотем выбрал ребенка, сильно зависит впоследствии его характер. Взрослея, ребенок все четче сливается с тотемом, приобретая некоторые черты своего зверя, абсолютной меры слияние человеческой-земной и животно-магической составляющей достигается в период его полного взросления в шестнадцать-восемнадцать лет. Церемония определения фамильяра проводится раз в жизни, традиционно - по окончании школы. А те из учащихся, кому на момент церемонии определения не исполнилось восемнадцати, знакомятся с тотемом в конце первого года обучения в академии. Не поступившие в высшую школу могут подать заявление на участие в данном действе, но не позднее, чем за пару недель до праздника весны.
  
  Первой в выданном вместе с книгами и тетрадями расписании у меня стояла лекция по травоведению с потоком первого курса, и я собиралась использовать отведенное предмету время с пользой. А именно - составить список позарез необходимых вещей, за которыми отправлюсь в город, и выбрать шесть профильных предметов на будущий год, чтобы не сталкиваться более с настырным блондинистым ведьмаком хотя бы по данному вопросу.
  Травоведение проходило в амфитеатре целительского корпуса и, чтоб его разыскать, пришлось побродить.
  Учитывая размеры Академии Херувимов и наличия на ее территории более пятидесяти корпусов, таблички с указанием направления были отнюдь не лишними. Вдруг какого-то профессора по делам на чужой факультет занесет? А так все внятно и понятно. Полумеханические, полумагические указатели показывали не только направление к нужному кабинету, но и говорили, находится ли в нем тот, кого вы ищете. Эти указатели отменно заговаривались на отторжение посторонних чар, так что студенты-шутники после попытки повлиять на направленность ориентиров неизменно попадали прямо в ректорскую приемную. Когда я заглянула в нужную аудиторию, выяснилось, что Мари уже грела мне местечко на предпоследней трибуне, и я с радостью присоединилась к ней, надеясь, что некоторым любопытным станет совсем неудобно выворачивать шею, дабы на меня попялиться. Ненавижу быть новенькой. Особенно с незаблокированным даром. Столько сразу любопытствующих и сплетничающих к тебе в жизнь лезут - мерзость! Поздоровалась с соседками по... кхм... парте и юркнула на свое место.
  - Почему так долго? Если бы хоть на минуту опоздала, Ларвишь уже не пустил!
  - В целительской задержалась.
  Лектор оказался легок на помине: плешивенький и вялый старикашка-профессор почтил своим присутствием аудиторию, громко хлопнув дверью.
  Все поднялись, и каждый добавил часть магии к замерцавшей над амфитеатром руне вежливого приветствия. В школе одаренных такое не практиковалось, но там учащихся было немного, и, можно сказать, преподаватели знали всех в лицо. А тут в многолюдном потоке, если ты не участвовал в создании руны приветствия, отпечаток, которой фиксировался преподавателем, означал, что тебя на лекции не было. Неудивительно, что крайне невежливые субъекты среди херувимов встречались редко.
  - Вижу, вас сегодня больше, - проскрежетал преподаватель. - Рад приветствовать новичков. Запишите тему занятия:
  - Магические и немагические воздействия...
  На этом моменте я переключилась на вожделенный список. Ну, что сказать... он вышел омерзительно-длинным, и если поначалу я подумывала, а не сбегать ли в город одной, плюнув на запрет отца, то сейчас понимала: без дополнительной пары, а то и четверки крепких рук не обойтись.
  Город Элджери - столица Флоринийского королевства, и тут в магазинах должны были существовать соответствующие услуги по доставке товара покупателю, но пусть даже из общего числа магазинов таких окажется половина, с остальным количеством необходимых мелочей меня это не спасет.
  Преподаватель тем временем прервал речь и принялся за рисование схемы.
  - Сандра, познакомься, кстати, это Ника и Томас.
  Я снова кивнула и улыбнулась парочке, с которой уже успела поздороваться. Девушка-маг, милая шатенка с неестественно-прямыми тяжелыми волосами, являлась владелицей удивительно симпатичного вздернутого носика и голубых раскосых глаз. Вообще в ее комплекции проскальзывал намек на эльфийскую кровь. Такие корни - большая редкость, и не только потому, что жители Радужных лесов неохотно смешивали свою кровь с обычными людьми. Граница владений светлейших проходила вплотную с землями Криспской империи, и в Флоринии к эльфам относились настороженно: как к условным союзникам или, возможно, вероятным врагам в будущем. Подогревало ситуацию и надменно-снисходительное отношение эльфов. Они исправно платили налоги и принимали королевских подданных, но в жизни королевства участвовать не стремились, в штыки встречая на своих территориях всех, кто не имел бумаги от его величества.
  Одета магичка была в длинное до пола свободное желтое платье, на груди блестел символ целителей - зеленая веточка амброзии в золотом кружке. А русоволосый парень рядом с ней при ближайшем рассмотрении оказался знакомым по вчерашней встрече в целительском пункте драчуном. На его груди висел значок боевиков - символическое очертание птицы феникс, заключенной в алый круг.
  - Мир тесен, - улыбнулась я ему. Синяк, кстати, почти сошел, если не присматриваться, так и не будет заметен вовсе. - Погоди, ты ведь старше. Здесь-то что забыл?
  - Да, - самодовольно подтвердила мою догадку Ника. - Томас согласился посидеть немного со мной, а после обеденного перерыва у него посвящение. Представитель его величества будет принимать у старшекурсников присягу на верность короне.
  Мероприятие серьезное - неудивительно, что синяк понадобилось так срочно свести. Но я эти чары знала: через пару дней синева вернется, и еще минимум неделю парень будет ходить с подбитым глазом.
  - А ты теперь, выходит, новенькая девочка Аскера? - удивил меня парень.
  Ну, ничего себе! Мари и Ника синхронно развернулись в мою сторону, позабыв про маскировку перед профессором. И те из студентов, кто реплику Томаса слышал, теперь тоже с любопытством на меня поглядывали.
  - Что значит - новенькая девочка? Кто тебе такую чушь сказал? - прошипела в надежде, что преподаватель, занятый схематическим изображением, не обратит внимания на нашу компашку. - Я вашего Аскера два раза в жизни видела, в общей сумме минут пятнадцать, и ни одного хорошего качества за это время не рассмотрела. Не говоря уже о том, чтобы впечатлиться настолько, чтобы начать ходить на свидания.
  Парень улыбнулся шире, и было в этой улыбке что-то звериное. Оборотень, догадалась я. У таких магов фамильяром всегда являлся волк или собака.
  - Да вообще-то он и сказал, когда перед первой лекцией в уборной объяснял Крису Домани, почему тому не стоит к тебе подкатывать.
  - Что он объяснил Кристиану?!
  Так... похоже, Маргарет будет не единственной, на ком я в ближайшее время применю свои способности. Вот же гадёныш! И это притом, что вчера четко дал мне понять: я для его превосходительства недостаточно хороша!
  Парень хмыкнул. Это у него в глазах сочувствие промелькнуло?
  - Вижу, ты нашего герцога не очень жалуешь - Хасари оказался прав. Знаешь, Сандра, не хочу тебя пугать, но если Вертег на тебя всерьез запал, ты попала. У парня совершенно нет тормозов. Дам совет: до его выпуска осталась только практика. И пока он из академии не уйдет, не сближайся с другим парнем, если не хочешь, чтобы у этого человека начались проблемы.
  Ха! Ну, мы еще посмотрим, у кого эти самые проблемы скоро начнутся!
  - По глазам вижу - ты что-то задумала, - прошептала Мари, под грозным взглядом преподавателя прикидываясь, будто увлечена копированием составных схем зелий, сочетаний и применений отваров.
  - А какой у герцога фамильяр? - начисто игнорируя подозрения подруги, спросила я.
  - Крокодил.
  - Ого, - среди магов крокодил являлся очень редким тотемом. Хищник - это по определению было нехорошо, а уж хищник, не привыкший соображать, и подавно. Ну да поглядим, что из запланированного мной воспитательного процесса сможет получиться.
  Кристиана удалось выцепить после второй пары: парень, как и большинство других студентов, плыл в сторону столовой и, вопреки разговору с Аскером, был рад моей компании.
  - Так и знал, что долго дуться ты не сможешь, - заявил ведьмак, убирая меня с прохода ближе к окну.
  - Что-то ты слишком самоуверенным стал, - от этих слов Крис хмыкнул, - это, надеюсь, не херувимы на тебя так повлияли? Меня тоже такой метаморфоз ждет?
  - Я надеюсь, тебя местные порядки до такой степени не испортят.
  - Ты, помниться, хотел замолить свою вину - еще не передумал?
  Парень посерьезнел.
  - Что-то стряслось?
  Неужели, чтобы обратиться за помощью к нему, мне нужно было попасть в какую-нибудь передрягу?
  - Ну не то чтобы... Мне позарез надо пополнить гардероб, а я ничего в Элджери не знаю. Да что столица - я даже в академии с трудом ориентируюсь. А покупки ждать не могут: мои вещи по пути из школы куда-то задевались, и теперь ходить совершенно не в чем.
  Ведьмак расслабился и снова улыбнулся.
  - Для тебя я и не на такие подвиги готов. Когда идем?
  - Идеально было бы после обеда.
  Крис прикинул что-то в уме.
  - Вообще у меня сдача нормативов и зачет по боевым навыкам, но его можно перенести. Давай сначала поедим, а потом я сбегаю и отпрошусь.
  - А если не отпустят?
  Крис рассмеялся.
  - Это в школе могли не отпустить, малышка, а тут академия: зачет можно просто перенести на другой день. Виккен Джерсли понимающе относится к проблемам студентов.
  Ох, что-то я в этом сомневаюсь...
  Пообедали мы наспех. К общей радости, наследник Вертег в зале приема пищи отсутствовал, хотя я была уверена, что о нашем с Крисом совместном обеде ему непременно доложат. Уже в коридоре меня нагнала взволнованная Мари. Девушка принесла мне один из своих плащей взамен казенного барахла.
  - Сандра, слушай, я тут от Ники узнала и хочу предупредить: будь с Кристианом поосторожнее.
  Вот это да... с чего вдруг такие предостережения? Что могло внезапно стать не так с лапой Кристи?
  - А в чем проблема?
  - В его фамильяре. Он черный кот, Сандра.
  Ну, надо же! Кто бы мог подумать, что парень, которого я знала всю жизнь, вырастет в итоге в хитрюгу-развратника. Черный кот всегда выделялся среди прочих ведьм и магов: редко заводил друзей, отличался особой любвеобильностью и часто пренебрегал обязанностями в угоду собственным прихотям. Если Крис - черный кот, дружбе нашей, скорее всего, конец: его фамильяр просто не сможет держать себя в руках рядом с представительницей противоположного пола, а я терпеть вольности не стану.
  С этими нерадостными мыслями вернулась к себе в комнату и, только закрыв дверь, замерла, опешив. На письменном столе в литой, не иначе как из гмурского стекла, вазе стоял высоченный букет бархатных черно-красных роз. Гниловатый аромат этой роскоши (выращиваемой на особых питательных составах), к сожалению, отличался ужасающей парфюмерной композицией, и запах в комнате стоял невыносимый. Продавцы маскировали его чарами, но вонь ухитрялась пробиваться даже сквозь них. Удивляло, что у этого находились свои ценители. Зажав рукой нос, раскрыла приложенную карточку...
  "Я был груб и непочтителен вчера. Признаю свою вину и готов исправить впечатление о первом знакомстве. Зайду в восемь. Аскер".
  Ага... ну что ж, чем скорее, тем лучше... прежде чем уходить, выволокла вазу с цветами в общую гостиную и водрузила на невысокий столик у кресел. А что: такая прелесть - и мне одной? Многовато вон... в смысле, милосердные боги завещали делиться с ближним. Так что пусть эта метелка теперь тут воздух портит. Заглянула еще раз в комнату, чтобы открыть окна да прихватить деньги, и умчалась на встречу с Кристианом.
  Парень уже ждал меня внизу. Выглядел он весьма хмуро и лишь при моем появлении лукаво улыбнулся.
  - Какие-то проблемы были?
  - Нет! - заявил ведьмак так категорично, что я сразу поняла: виккен Джерсли моих ожиданий не обманул.
  Ну да ладно, не хотел Кристиан об этом разговаривать, кто же станет настаивать?
  
  ***
  
  Академия Херувимов традиционно находилась на некотором расстоянии от города, и только рыночная площадь да торговые ряды все больше с каждым годом съезжали от края города в сторону цитадели знаний.
  Теперь палаточные городки торговцев обживали окрестности академических стен и только ближе к городу сменялись хилыми хибарками, а еще дальше - капитальными каменными постройками магазинов, за которыми возвышались безликие, будто прочерченные с кривой линейкой склады и ледники. И только войдя в город, можно было найти приличные и дорогие магазинчики, более дорогие лавки, гостиницы и дома с услугами всевозможного толка, включая юридические. То и дело по улицам с грохотом носились паровые машины и повозки с пассажирами. Людей тут было меньше, чем на стихийном базарчике у академических стен, и выглядели они почище.
  Все время, пока мы шли, Крис рассказывал о городе, и я с удовольствием слушала, хотя вообще-то и без него знала о столице все. Построенный много веков назад, город Элджери, названный так, кстати, в честь первого правителя - что удивительно, обычного человека - сочетал в себе множество стилей, но, обстраиваемый и укрепляемый по окраине, имел одну отличительную черту: неизменность своего центра. После того как первые несколько правителей, сначала людей, а затем и магов, померев скоропостижной смертью, уступили-таки трон спустившимся с южных гор вампирам, изменения в Элджери перестали приветствоваться и поощрялись лишь в тех местах, куда, как правило, очень редко ступал сапог вампирской знати. Среди вельмож также встречались ведьмаки, как, например, герцог Вертегский с его сынком и мой отец, ланд эрл Чарелии и Солмании, и их, надо признать, было весьма много. Но вампиры, плотно укоренившись на троне и у его подножия, правили здесь настоящий бал, и очень скоро центральную часть города - дома высокородных господ - перестраивать запретили. И если, не боясь нарваться на стражу в дневное время, пройти до самого замка, вы удивитесь малолюдности и весьма ветхому виду окружающих вас домов.
  Не то чтобы ремонтировать постройки совсем запрещалось: люди сами не слишком хотели жить рядом с вампирами, пусть и цивилизованными. Настоящая же жизнь велась дальше от дорогих кварталов, ближе к Академии и рыночной площади, которую мы только что миновали. К счастью для людей, в Элджери пересекались множество дорог, ведущих ко всем уголкам королевства, поэтому торговля тут не прекращалась ни днем, ни ночью, а город процветал, несмотря на опасное соседство с существами, пьющими кровь.
  Кстати, ходила забавная легенда, что вампиры, когда пришли к власти, ввели в Элджери право первой брачной ночи, а поскольку город немаленький, свадеб проходило много, то каждый день на ночь правитель выбирал только одну девушку (в других версиях число избранных варьировалось в пределах двадцати, но будем реалистами: не нужно вампиру столько крови), а утром, отпуская из своей спальни, присовокуплял к приданому невесты приличную сумму денег. И вот в один такой день король выбрал девушку, с которой просто не смог расстаться утром. Чем именно прелестница покорила мертвое сердце, история умалчивает: кто говорит, что она эльфийкой была неземной красоты, кто уверяет, что кровь у нее оказалась очень вкусной и обладала незабываемым ароматом. Самые несведущие в любовных делах утверждают, что она умела обворожительно петь. Но суть не в этом, а в том, что бывший жених к уже состоявшейся жене тоже оказался неравнодушен, и, поскольку был он одним из знати и умел организовать народ, вспыхнуло восстание. Вампиры в большинстве своем отбились, король, ожидаемо, не уцелел. С тех пор среди правящей верхушки ходит негласное правило: вельможа женится только в том случае, если нажил себе наследника, и то не всегда: многие предпочитают не мучиться с поднадоевшей постаревшей фавориткой, а попросту признают бастарда. Поговаривают, что у нашего нынешнего короля тоже есть признанные дети, только информация о них держится в строжайшем секрете.
  Миновав ряды с дорогими тканями и салон по пошиву одежды, дав обещание самой вернуться сюда позже, я свернула в сторону, где углядела знакомые паучьи орнаменты любимых кружев. Счастье есть! Криса, несмотря на все упреки, оставила сторожить на улице: не хватало его еще в салон белья тащить. Минут через двадцать, сменив неудобный бюстгальтер и трусы на тончайшее паучье кружево, я была готова обнять весь мир. Все-таки комфорт для ведьмы - вещь первостепенная.
  Не удержавшись от порыва, я даже на радостях чмокнула Криса в щеку, прежде чем передать на хранение скидочный купон на следующую покупку.
  Дальше я решила все-таки следовать намеченному плану и попросила Криса отвести меня в самую дорогую лавку травника, а сама, разглядывая цветастые вывески и названия улиц, изо всех сил старалась запомнить дорогу.
  Хозяин пропахшего аромамаслами магазинчика мне не понравился сразу. Сшибающее с ног намерение втюхать вошедшей парочке хоть что-нибудь было к этому достойным поводом. А когда мне предложили, смешно понизив голос (чтобы Крис не услышал, ага), чудодейственное приворотное зелье, я, развернувшись, покинула стены этого балагана, не прощаясь.
  - Ты куда меня привел?
  Парень насупился:
  - Ты же сказала - показать самую дорогую лавку травника...
  - Вот именно! Травника, а не шарлатана!
  - Ну, тогда прости, больше дорогих здесь нет, - буркнул обиженный приятель.
  Я даже споткнулась. В таком большом городе - и нет нормального торговца травами? Ни в жизнь в это не поверю! Да, конечно, за всякими ценными снадобьями чаще в академию народ обращается. Этот бизнес в городе плохо идет, но он тут определенно должен быть жив!
  - Хорошо, веди меня просто к торговцу. Пройдем всех: авось, найду то, что нужно.
  - Ну, тогда, может, проще к преподам обратиться. Они качественным приторговывают.
  Гений! Просто гений! Такое чувство, что, если бы я могла взять нужную мне траву в академии, я бы стала искать ее в городе! Мой прожигающий взгляд на парня, как ни странно, подействовал.
  - Ну, хорошо, давай поищем, есть тут недалеко еще один магазин. Торговец там немного с прибабахом, но товар у него, говорят, хороший.
  Отлично! Прибабахнутые - мой конек. Только подойдя к широченной облупившейся вывеске зоомагазина, я поняла, что Крис имел в виду.
  - 'Зоомагазин братьев Хенрих'? Ты ничего не путаешь?
  - Братья давно состарились и отправились в мир иной. Сейчас магазином управляет их единственный внук. Животных там немного осталось, надо же марку держать, а вот травы и настои всякие, снадобья, опять же, всегда есть.
  - Ну что ж, давай посмотрим на хозяина с прибабахом.
  Стоило только открыть дверь, как волна тревоги и страха ударила мне в лицо. В небольшом переднем помещении, весьма чистом, надо признать, действительно витал запах травяных сборов. У самого входа стоял шкафчик со всевозможными снадобьями и колбами, со странного вида жидкостями - по ощущениям, просто декоративными элементами, не имеющими ничего общего с настоящими зельями. Далее справа в нескольких огромных клетках щебетали птицы, а по левую строну в небольшой загородке пищали породистые шатские котята.
  У самого порога, виляя подрубленным хвостом, сидел старый одноухий дворовый пес. Несмотря на грустное зрелище, которое представляла собой собака, короткая шерсть его была чистой, а на шее болтался толстый ошейник с названием магазина. Видно, его приютили тут из жалости. И в чем-то хозяина я понимала. Суть животного лучилась такой добротой и преданностью, что, будь я даже под веществом-блокиратором, все равно бы ее ощутила. И то, что судьба собаки была небезразлична хозяину места, многое о нем рассказало.
  Животное было сильно возбуждено и, казалось, искренне радовалось гостям.
  Я опустилась перед собакой на колени и потрепала его за единственным ухом. Пес заскулил, а в моей голове пронеслись одна за другой картинки из его прошлого.
  Побои от уличных мальчишек, тугой ошейник... нищий старик, желающий съесть собаку... и четверо пьянчужек, развлекающихся избиением измотанного голодом существа. Боль на голове и спине, чувство унижения от потери хвоста и желание смерти. И тут звук удара, крики, и над собакой склонился он... совсем еще мальчик с озабоченным взглядом и едва наметившейся растительностью на лице. Темные глаза в тон черным смолянистым волосам смотрели уверенно. Приятным, пробирающим до сердца голосом он сказал:
  - Как же тебе досталось, приятель... Потерпи, я помогу. Жизнь круто с нами обошлась, но мы ей еще покажем, кто тут главный.
  Промелькнуло несколько картинок последующих лет, наполненных заботой и преданной любовью.
  А затем я услышала шорох, удар по морде и тьму, а утром... страх и раскаяние.
  Видение растаяло. Собака грустно заскулила, ткнувшись носом мне в руку.
  Прекрасно! Просто потрясающе! Вот что со мной в жизни только ни происходило, но чтобы собака просила о помощи ее хозяину - это что-то новенькое! Да и откуда она вообще решила, что я в состоянии помочь?
  Пес лег на пол и, опустив морду на лапы, продолжил скулить.
  - Что это с ним? - нахмурился Крис.
  - Если скажу - не поверишь.
  Ширма, служившая вместо двери, закрывающей проход во внутренние покои магазина, дрогнула, и к нам вышел высокий широкоплечий мужчина. Он определенно был старше того мальчика, да и волосы выглядели короче. По виду незнакомому ведьмаку было тридцать с хвостиком, одет он тоже был получше, чем в видении. Рубашка черного паучьего шелка с расшитым золотой нитью воротом и рукавами смотрелась сногсшибательно, на ногах - плотные темные штаны. Обут незнакомец был в сапоги из мягкой кожи. Удобные очень, кстати, подходящие для долгих пеших прогулок.
  - ...у меня нет выхода, - закончил мужчина, оборачиваясь к появившейся в проходе следом за ним женщине средних лет в старомодном и потертом, но чистом платье. Вокруг головы ее был туго обвит и скручен на хитрый манер цветастый платок.
  - Но этим ты совсем с ним отношения испортишь! - голос у незнакомки также был приятный и нежный.
  Незнакомец вздохнул.
  - Значит, испорчу: вариантов у меня немного. Оставить все как есть и спустить такое с рук я не могу.
  Тут пара заметила нас и, переглянувшись, умолкла.
  - Простите, магазин сегодня не работает. Мне очень жаль, но придется просить вас зайти в другой день.
  Пес особенно протяжно заскулил и глянул на меня. Вздохнула и, понимая, что пожалею в будущем о своем решении, все-таки сказала:
  - У вас ведь кого-то украли?
  Мужчина замер, не дойдя до дверей, и в распахнувшихся глазах вспыхнула злость.
  - Вы пришли за выкупом?! Или просто поглумиться?
  Женщина ахнула. Я сглотнула, пытаясь не поддаваться на провокацию ярких чувств ведьмака и остаться спокойной. Крис удивленно таращился то на меня, то на незнакомца, но в беседу предпочитал не вмешиваться.
  - Вовсе нет. Лично я пришла за травами. Но чувствую здесь яркий след страха. Это ведь какое-то животное было? Верно? Я могу помочь его найти: след довольно свежий.
  Мужчина прищурил большие темные глаза.
  - Почему я должен вам верить? Ваши слова похожи на хитрую схему по выманиванию денег.
  Я пожала плечами.
  - Как хотите. Мне же легче.
  Я уже развернулась, чтобы уйти, как пес снова заскулил.
  Ведьмак нахмурился и склонился к собаке. Потрепал ее за ухом, и впервые на суровом лице незнакомца я увидела улыбку, напомнившую того мальчика, которого так лелеял в воспоминаниях побитый старый пес.
  - Веришь ей, значит? - собака покаянно завыла. - Да знаю я, приятель, ты не хотел. Кто же подумать мог, что так все обернется?
  Меня окинули еще одним скептическим взглядом.
  - Хорошо. Поможете мне - внакладе не останетесь. Хоть кого искать, знаете?
  Я пожала плечами.
  - Какая разница, кто это, вы ведь пойдете с нами.
  Мужчина недоверчиво улыбнулся.
  - Действительно.
  Меня отвели в задние комнаты. Там, в темном углу, в просторной клетке ощущение страха было самым ярким и каким-то приторным. Везде был рассыпан порошок, перебивающий следы, и ощущались отголоски заклинания, развеивающего ауры. Преступники позаботились о том, чтобы амулетами и заклятиями след было невозможно определить. А к помощи ведьмаков и магов, практикующих ментальные заклинания и работающих в отделениях королевской гвардии, хозяин обращаться бы не стал. Недаром зверя в задних комнатах прятали.
  Кража произошла недавно: след страха, оставленный зверем, был очень свежий, несколько часов всего прошло. Украли, можно сказать, средь бела дня.
  Мы, как и воры, вышли через заднюю дверь и, улавливая временами перебитый другими ощущениями след тревоги, двинулись вдоль ряда дорогих магазинов. Грустным взглядом я проводила вывеску с надписью 'Лучшая триналь Элджери' и свернула в подворотню, ведущую в сторону бедных кварталов. Затем миновали еще, еще и еще одну зловонную улочку, пока не вышли за стены к палаткам торговцев. Тут людей было больше, не терять след оказалось сложнее. Пропетляв немного и свернув в сторону, огибая склады, мы вышли к широкой поляне, на которой устроился большой табор путешественников-синти.
  Шедший позади ведьмак тяжело выдохнул...
  - Так я и знал!
  Крис скосил на него растерянный взгляд и шепотом спросил:
  - Так, а что все-таки у вас пропало?
  За что был удостоен хмурого, полного укора молчания.
  Как ни странно, тут мы тоже не задержались и, обогнув повозки и пасущихся немного в отдалении лошадей, вышли к лесной опушке. Пропажа была там, за стеной лесных сторожей дубов-великанов, я чувствовала это кожей.
  Уверенный в себе ведьмак теперь все больше хмурился.
  - Вы уверены, что нам сюда? - обратился он к Крису, на что парень только плечами пожал.
  Действительно, ему-то откуда было знать?
  - Сюда, я же не наобум вас веду.
  - Я с экстрасенсами раньше дел не водил, и какая у них возможная погрешность - понятия не имею.
  - Экстрасенсами? - у меня в груди вскинулась обида. - Я одаренная ведьма, а не чокнутая чудачка!
  Ведьмак нахмурился сильнее.
  - Прости, если обидел. Я правда не понимаю, как это все работает. Но если вы способны помочь, буду благодарен. Вокруг да около ходить не стану: от итога этих поисков зависит моя жизнь, и если вы можете, прошу, помогите, викка.
  Говорил ведьмак искренне. Ведь он на самом деле был хорошим человеком: только такой бы за бродячего пса и заступился...
  Что ж, возможно, я и правда погорячилась?
  - Сандра. Так зовут меня друзья.
  Ведьмак улыбнулся и, взяв протянутую мной руку, поднес ее к губам. Через этот более близкий контакт я внезапно ощутила то, чего не замечала на расстоянии. Я ему понравилась, действительно понравилась, и то, что он согласился принять нашу помощь, во многом зависело только от этой маленькой детали. От осознания, какой меня видит мужчина, к щекам прилила краска. Ведь никогда я такой очаровательной красавицей на самом деле не была!
  - Сэймур, или просто Мур. Так зовут меня те, кому я доверяю.
  Поскорее забрав руку и как-то помимо воли опустив глаза, я махнула в сторону Кристофера.
  - А это Крис, мой друг, - высказалась я и поспешно ступила на лесную тропу. На волну раздражения от Кристиана, забившую тонкую нить чувств Мура, я просто забила. Кот есть кот: не выйдет у нас дружбы, теперь я ясно это понимала.
  Тропка петляла мимо высоких сосен. Очень долго мы шли вглубь леса, и Крис предположил, что, возможно, мы заблудились, за что заработал два скептичных взгляда: от меня и владельца зоомагазина.
  Обогнув болотце и перейдя на другой берег неширокой речушки, по шаткому, кое-как слепленному из кривых бревен и укрепленному заклятием мостку, мы увидели невысокий домик.
  - Это дом лесника, - удивленно ответил ведьмак на мой вопрос о хозяине. - Только он пустует с весны. Старого сторожа под конец зимы загрызь задрал, с тех пор никто тут и не живет.
  Я потянулась за зеленовато-горчичными нитями страха к деревянной двери. В доме было двое.
  Но вот дверь скрипнула, и мы дружно скрылись за кустом. На улицу вышел крепкого вида бородатый мужик лет сорока. По виду типичный наемник. Ладная борода из тех, что случаются не у любителей носить волосы на лице, а у тех, кто ленится бриться по утрам. Крепкие руки с железными наручами, небедная одежда с дублеными кожаными нашивками, что защищают от ударов мечом. Не маг и не ведьмак, простой человек.
  - Жаль, не понять, сколько их там.
  - Двое, - ответила я, не задумываясь. - Ваша пропажа с ними. Только... спит, что ли.
  Нахмурившись, ведьмак кивнул. Я чуть подалась вперед и потянулась к фигуре внутри...
  - Второй тоже просто человек.
  Сеймур улыбнулся.
  - А ты ценный союзник, Сандра.
  Да уж, так ценят, что применять по жизни свою силу не дают.
  - Сидите тут, не высовывайтесь.
  Ведьмак вытащил из прихваченного заплечного мешка длинный кинжал и обнажил лезвие.
  - Погоди! - я схватила его за руку. - Ты что же, собираешься их убивать?!
  На мое возмущение мужчина ответил кривой улыбкой.
  - Не переживай, это для самообороны.
  Сказать ему сейчас, что это не понадобится? Нет, так рисковать я не могла. И так слишком многое он увидел. Следом за кинжалом из сумки был извлечен кожаный мешочек с сонным порошком. Об этом гласила надпись, да и упаковка тоже призрачно намекала. Порошок всегда носили в пропитанной аевым маслом коже, из такого заговоренного мешочка невозможно было что-то случайно просыпать.
  Посмотрю, и если сам не справится, тогда и вмешаюсь. Ведьмак не оплошал. Первый наемник даже не понял, отчего заснул. Мур неслышной тенью проник в дом, и оттуда уже послышались звуки борьбы, но закончилось все довольно быстро.
  Дожидаться сигнала от ведьмака мы не стали, проскользнув в гостеприимно открытую дверь.
  Второй наемник лежал на полу, усыпанном щедрым слоем золотистой сонной пыльцы. Мы с Крисом прикрыли руками лицо, спешно бормоча очищающее кровь заклинание.
  Маг нетерпеливо обошел спящего и быстрее меня оказался у накрытой грязной тряпкой клетки.
  Когда ткань была сорвана, я протяжно застонала. Так и знала, что все кончится каким-нибудь подвохом!
  - Твою ж руну... - выдохнул Крис, и я, как никогда, была с ним солидарна.
  В клетке, скорчившись на полу, лежала, подрагивая золотистыми крылышками, кентерберийская фея. Существо, запрещенное для ввоза, разведения и содержания. Яд кентерберийской феи мог парализовать человека и мгновенно убивал вампира. Наш ведьмак держал в своем доме то, что без преувеличения тянуло на смертную казнь, и, похоже, тот, кто существо похитил, сделал ведьмаку огромное одолжение. А мы сдуру помогли Муру найти пропажу, запрягая себя в одну упряжь с этим психом.
  Похожее на человека небольшое существо подняло на нас лиловые глаза. Я ощутила непонятную смесь радости и скорби одновременно.
  Мур улыбнулся, склонился к клетке, провел рукой по крохотной головке.
  - Все хорошо, мы заберем тебя.
  - Вы в своем уме?!
  Ведьмак обернулся, и улыбка его стала шире.
  - А ты, Сандра? Не ты ли помогла преступнику в сокрытии запрещенного для ввоза существа?
  Рундец... без комментариев!
  
  Продолжение истории тут: http://prodaman.ru/Pitutina-Elena/books/Osobennaya-vedma

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"