Пивницкая Елена: другие произведения.

31. О темных пятнах истории

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Зимние Конкурсы на ПродаМан
Peклaмa
Оценка: 9.00*3  Ваша оценка:


   Глава 31. О темных пятнах истории
  
   Карина
  
   Не вызывал сомнения факт того, что пребывание под надзором родной полиции выгодно отличается от пленения подозрительными бандитами, намеривающимися тебя убить. Умом я это понимала, но в быту, например, разницу не чувствовала совершенно. Место, куда меня определили, не тянуло даже на каюту самого низкого класса на самом паршивом и убогом судне. Узкая, шатающаяся от каждого движения койка, постельное белье, судя по запаху, так ни разу и не стираное после чьей-то долгой и мучительной болезни, и санузел без душа - только умывальник и унитаз. Я, согласно их представлениям, в умывальнике мыться должна? Это притом, что у меня нормальный билет забронирован, и летим мы тем же рейсом! Или они специально? Заботятся, чтоб заключенная заранее привыкла к будущим условиям отбывания наказания?
   Ага, я теперь злостная преступница-рецидивистка, оказывается! Которая не только уклонилась от карающей длани Земного правосудия за кражу конфиденциальных данных и шантаж, но и, обманом вытребовав контракт о неподсудности в обмен на свидетельские показания, цинично сбежала на следующий же день. Все доводы, что меня украли, и лично у меня нет ни малейшего резона прятаться от Интерпола, и вообще, я сама летела на Землю, в доказательство чего даже бронь могу предъявить, разбились о косность, туполобие и бюрократизм драгоценных блюстителей правопорядка.
   К Земле корабль летел двумя "прыжками", и времени подумать над смыслом жизни, порефлексировать и пожалеть себя любимую у меня оказалось более чем достаточно. Обдумала. И пришла к парадоксальному по своей сути выводу. Глупая одержимость мечтой о бунгало на берегу океана, красивом альфонсе и ничегонеделании до конца своих дней - туфта полная. Это даже не моя мечта! Я ее банально стащила... у бабули. Я от скуки уже через месяц там взвыла бы. А ведь, если задуматься, я обладала многим из действительно важного и ценного лично для меня: любимая работа, приличная зарплата, хорошие отношения с коллегами, через месяц в отпуск планировала съездить. И нафига я уцепилась в идею Стаса с шантажом? Запах больших денег выбил из головы последние мозги? Даже не задумалась ни разу, куда и зачем лезу. Да только все мы сильны задним умом.
  
   Вот так и летела... Чемодан с вещами еще в космопорту спер добрый мальчик Зак, поэтому, вручную простирав собственные шмотки и развесив их на спинке кровати, пришлось замотаться в не первой свежести простыню. Чем произвела неизгладимое впечатление на одного из конвоиров, и мне вдобавок к неизменным макаронам и салату перепала котлета, внушительный кусок торта и целый ворох двусмысленных комплиментов. Я смущенно, но ободрительно хихикала нежданно привалившему поклоннику (котлеты я люблю, и торты тоже) и отмахивалась от него наволочкой, словно невзначай задевая по длинному горбатому носу. Наволочка на собственной физиономии доморощенному Дон Жуану понравилась гораздо меньше обмотанной вокруг меня простыни, посему романтические отношения развивались ни шатко ни валко. И сошли на нет уже на третий день полета вследствие весьма неприятного инцидента.
   - Проголодалась? - в дверной проем протиснулась донельзя довольная физиономия Ллойда, а вслед за ней и поднос с обедом.
   - Конечно! - кокетливо стрельнула глазами я.
   Ллойд присел рядом со мной на кровать и пару минут наблюдал за трапезой, время от времени одаривая томными взглядами, и многозначительно улыбался, демонстрируя работу первоклассного дантиста.
   - Завтра вечером мы достигнем Земли... Мы можем долго не увидеться, - непрозрачно намекнул мужчина и словно невзначай наклонился ко мне, заглядывая в лицо.
   Ага, щас-с, держи карман шире, герой-любовник! Я зачерпнула полную ложку гречневой каши и, запихнув ее в рот и наивно взмахнув ресницами, огорченно прошамкала:
   - Кафкая жафость!
   Ллойд смахнул с тщательно выглаженных брюк несколько упавших с ложки крупинок и сверкнул натянутой улыбкой на все 32. А точно ли 32? Надо бы пересчитать для статистики...
   Следующее, что я помню - зажатый бедрами и слабо трепыхающийся подо мной мужчина и его блюдцеподобные глазки под аккомпанемент испуганного мычания. Хорошо хоть, что вещи уже высохли, и я не в стиле ню тут развалилась... Мои обслюнявленные пальцы усердно ерзали у Ллойда за щеками, скользя и сбивая со счета. Даже не представляю, почему он не сбросил меня на пол... То ли боялся буйных психов, то ли вначале воспринял мои действия за вспышку страсти. Экзотической такой и весьма бурной страсти...
   Я вытащила пальцы, вытерла их о форму Ллойда (ну, не об себя же его слюни вытирать?) и осторожно отползла на другой край кровати.
   - Ты это... извини. На меня иногда находит.
   Ллойд подорвался на ноги и начал пятиться к двери, не рискуя повернуться ко мне спиной. В конце концов, это уже обидно! Я что, настолько страшная?
   - Подожди! Ты не обиделся? - попробовала помириться я. Остатки моего обеда рассыпались по полу и явно не годились в пищу, а пустые макароны на ужин как-то не вдохновляли.
   - Нет, конечно, - бодро замотал головой Ллойд с самым честным выражением лица и пулей выскочил из каюты.
   Поклонник моей красоты после такого бесследно сгинул, а еду мне отныне приносил второй конвоир, ранее редко появлявшийся в камере. Ну, как приносил? Быстро-быстро открывал дверь и, насторожено зыркнув в мою сторону, ставил поднос на пол у двери, не рискуя заходить дальше. Вот такая я страшная, аж сама впечатлилась...
  
   По прибытии, дождавшись ухода пассажиров, меня проводили к грузовому шлюзу, прямо там запихнули в полицейскую машину и переправили то ли в тюрьму, то ли в следственный изолятор. Разница между этими двумя учреждениями - если она существует - для меня не особо понятна. С местными сливками общества я познакомиться не успела, поскольку почти сразу меня забрали на допрос, а потом определили в одиночную камеру. Сам допрос достоин отдельного описания.
   Поправ все мыслимые и немыслимые права: адвоката не предоставили, хотя я настаивала на общественном защитнике (оплатить самостоятельно денег не хватало), громкие возмущения о праве на звонок вообще проигнорировали с каменными мордами. М-да, в фильмах работу достопочтимых стражей порядка совсем по-другому показывают...
   Потом я полчаса сидела в одиночестве в комнате с зеркалом во всю стену. Предполагаю, что такой ход побуждал преступников нервничать и переживать, но мне было откровенно по барабану - все силы уходили на то, чтоб не начать пересчитывать шурупы, с помощью которых стол был прикручен к полу. Возвратившаяся мания пересчитывать все, на что упадет взгляд, откровенно говоря, начинала пугать. Поэтому зашедшая в комнату в сопровождении офицеров женщина стала хорошим поводом отвлечься. Невысокая, хрупкая, с черными прямыми волосами, забранными в пучок, узкими раскосыми глазами и неестественно прямой осанкой. В значении нарисованных на погонах полосок, кружков и звездочек я не разбираюсь, но, судя по поведению присутствующих, звание у нее более чем высокое. Женщина взмахом руки отослала подчиненных, присела на стул у противоположного края стола и положила перед собой планшет. Впрочем, читать мое досье она не торопилась, а внимательно рассматривала меня, будто рентгеном просвечивала. Сочетание пронзительного спокойного слегка усталого взгляда и свежей гладкой кожи давало странный эффект человека без возраста. Ей с равным успехом могло стукнуть как и тридцать, так и шестьдесят.
   - Полковник Эрика Лау, - представилась она и выдержала паузу, приподняв планшет и что-то читая. - Так, значит, вы Карина Карр, в девичестве Рогинская...
   - Угу, - я поставила локоть на стол, подперев рукой подбородок, и нагло заявила: - Кстати, мне адвокат положен.
   - Будет, будет вам адвокат. Если захотите... - по акульи улыбнулась мне Эрика Лау. Уф-ф, по сравнению с оскалом этой маленькой женщины кретские клыки отдыхают. Как это ей удается? Вроде бы нормалка, но аж морозцем по хребту пробрало... - Ну что же, задержанная, у меня для вас два варианта. Первый: за взлом данных, которые содержат коммерческую тайну, за неуведомление органов правопорядка об известном вам преступлении, за вымогательство в особо крупном размере и нарушение договора о сотрудничестве вследствие побега - наказание сроком от пятнадцати до двадцати пяти лет.
   - Не хило! - впечатлилась я. - Только с побегом у вас промашка вышла, меня на самом деле украли.
   - Так это еще доказать надо, - ухмыльнулась она, вскинув бровь. Намек понят, но не надейся, змеюка, что я так легко сдамся!
   - Второй вариант: вы рассказываете, где спрятали оставшиеся документы, и мы за сотрудничество со следствием похлопочем о минимальном сроке.
   - Минимальный - это пятнадцать лет? - саркастично поинтересовалась я и презрительно хмыкнула. Нашли дурочку! Подобное предложение я уже от майора Бейла слышала. И вообще, о каких документах она говорит? Какого черта от меня вечно кому-то что-то нужно, одна я не в курсах?
   - Официально - да, но за примерное поведение через пару лет мы вполне сможем инициировать пересмотр дела и замену его на домашний арест, - кинула мне кость полковник.
   - У меня есть соглашение о сотрудничестве, подписанное майором Бейлом и зарегистрированное в нотариальной базе данных.
   - Забудьте! - словно от навязчивой мухи, отмахнулась от меня женщина. - Договор утратил силу, когда вы сбежали.
   - Я не сбегала, меня выкрали! - повысив голос, повторила я.
   Она лишь выразительно приподняла правую бровь, не снисходя до ответа. Вот же, пиранья в форме! Я откинулась на спинку стула, скрестила на груди руки и раздельно, выдерживая паузы, произнесла:
   - Я ничего не собираюсь решать без адвоката. Это раз. Мне положен один звонок. Это два.
   - Конечно. Без проблем, - сладко улыбнулась женщина и встала из-за стола. - Пока подумайте до вечера. Когда мы предъявим обвинение, сделку вам никто больше не предложит.
  
   Толку из с трудом вырванного права на звонок получилось мало - автоответчик показал до крайности озабоченных сборами родителей, которые бодро оповещали всех интересующихся, что укатывают на месяц, а то и на два, в командировку, строить какой-то не то мост, не то здание. Мне оставалось лишь оставить сообщение, что я звоню из тюрьмы, и попросить не волноваться. То-то они обрадуются, когда вернутся! Единственная дочь - уголовница! Я еще хотела звякнуть бабуле и долго доказывала полицейскому, что звонок, на который ответил лишь автоответчик, не считается, но меня слушать не стали и отправили обратно в камеру. Думать.
   Адвокат приперся после обеда, раздраженный самим фактом того, что вынужден за бесплатно оказывать свои услуги. Сходу посоветовал соглашаться на предложенные условия, проигнорировав все мои аргументы, и улизнул буквально через десять минут. Вечером пришел офицер из тех, что сопровождали Эрику Лау, но, получив мое упрямо-гордое и до крайности глупое "Нет", безразлично кивнул и скрылся за дверью.
   Следующий раз официальными беседами меня побеспокоили лишь спустя сутки. Я к тому времени отоспалась, вернее, промучилась всю ночь, просыпаясь каждые два часа, посему пребывала в крайне мерзопакостном настроении. Размышления о дальнейшей судьбе тоже не внушали оптимизма - я даже пару раз намеревалась покаяться во всех грехах мира и уповать на милость правосудия, потом меняла мнение на 180 градусов и озлобленно решала бороться до конца. Подобного рода метания окончательно расшатали психику, и аккурат после обеда я в очередной раз подзависла и увлеклась подсчетами квадратуры своей камеры, приняв за единицу измерения длину ладони. Чем вызвала повышенный интерес тюремного врача. У меня взяли анализы, сделали томограмму и выслушали жалобы на хамское поведение бандитов, которые травят ценных заложников подозрительными сыворотками, выведывая информацию о некой непонятной "химере". Но каких-либо вразумительных объяснений от медиков я так не добилась. Мол, для полной картины необходимо дождаться результатов анализов.
   Спустя час после моего "конфиденциального" разговора с доктором прибежал вчерашний офицер и в подробностях допытывался, что именно и в каких дозах мне кололи. И, судя по тому, как менялось выражение его лица по ходу повествования, ничего хорошего мне не светило. В одиннадцать вечера заявилась Эрика Лау. Причем, учитывая элегантное черное платье с золотистой окантовкой и пышную вечернюю прическу, выдернули ее отнюдь не из рабочего кабинета.
   На первый взгляд полковник оставалась в том же образе слегка флегматичной кобры, но вокруг нее будто разливалась аура еле сдерживаемого раздражения, того и гляди, раздует капюшон и совершит смертельный бросок. Наверно, поэтому весь личный состав участка предпочитал передвигаться очень быстро - почти бегом, и исключительно вдоль дальней стеночки.
   Я же дисциплинированно сидела на стульчике и как можно обаятельней улыбалась, чем, кажется, бесила ее еще больше. Впрочем, страха я не испытывала, всего лишь легкое опасение. Не для того же она прискакала, чтоб меня и дальше запугивать - размениваться на подобного рода мелочи человеку в ранге полковника не с руки. Следовательно, госпожа Лау желает договариваться. Что же так круто изменило политику партии? Надеюсь, не известие о последствиях действия сыворотки правды?
   - Итак, у меня есть для вас еще одно предложение. Последнее, - веско проронила Эрика.
   - Внимательно слушаю, - кивнула я и, поставив локти на стол, сложила пальцы домиком.
   - Мы готовы признать правомерность заключенного вами с майором Бейлом договора о сотрудничестве и не предъявлять обвинений.
   - Что хотите взамен?
   - От вас требуется дать показания по делу о шантаже в присутствии нотариуса уже сегодня. Кроме того, во всех подробностях рассказать о своем похищении.
   - А в суде выступать уже не нужно? - кося под идиотку, спросила я.
   - Да, разумеется, и в суде тоже выступить, - рассеянно отозвалась женщина.
   М-да, про суд она даже не вспомнила, зато согласна торговаться за нотариально заверенные показания, которые можно использовать и в случае смерти свидетеля... Как-то мне стремно становится...
   - Вот так, просто? И вы меня отпускаете?
   - Конечно, - развела руками она. - Ах, да. Вы обязаны еще дать расписку, что обязуетесь не разглашать тайну следствия до окончания судебного слушания, и что к нам претензий не имеете.
   - Без проблем.
  
   Тянуть они долго не стали, и уже через двадцать минут в комнате сидело целое сборище из юристов, полицейских и вообще непонятных личностей. Не знаю, представлял ли рассказ о Стасе, идее с шантажом и моих приключениях на Крете хоть какую-либо ценность, но его прилежно записали на камеру, составили протокол и дружно подписали. Кстати, тормознули мой монолог при первом же упоминании Томаса. А вот ко второй части занимательного жизнеописания допустили лишь избранных... Точнее, избранного - того самого офицера из окружения Эрики Лау. В принципе, что-либо скрывать у меня резона не было, поэтому я честно поведала о похищении, загадочной химере, личности Томаса и его подручных, а также участии во всей этой истории Фредерика Килкени. Полицейский задавал кучу вопросов, уточняя мелкие детали и по несколько раз возвращался к уже изложенному, пытаясь поймать на лжи. В общем, допрашивал гораздо интенсивнее и жестче, чем собственно об истории с шантажом.
   - Кто такой Герберт Слен?
   - Простите, кто? - не сразу врубилась я.
   - Герберт Слен, - терпеливо повторил офицер. - С его кредитки оплачен ваш билет.
   - А, Гарик! - расплылась в дебильной улыбочке я, сообразив, что он спрашивает о Заке. - Так один из бандитов, тот, который мне сбежать помог.
   - Почему вы о нем раньше не упоминали?
   - Ну так... Еще ж не дошла до этого! Он в конце только нарисовался, где до этого шарился, я без понятия. Понравилась я ему сильно, вот и предложил сбежать. Но когда охрану в порту увидел, только его и видели... Еще и чемодан мой фирменный уволок, скотина! - пригорюнилась я и, наклонившись поближе к офицеру, сокрушенно пожаловалась: - Трусоватый нынче мужик пошел, вот раньше, какие герои жили! Баллады писали, подвиги совершали... А сейчас? Тьфу! Одно разочарование.
   - Опишите его внешность, - скрипнул зубами полицейский.
   - Н-у-у, - я сосредоточенно нахмурила лоб, соображая, как лучше соврать. Закладывать Зака не хотелось, как ни крути, а он меня от смерти спас. С другой стороны, у Интерпола вполне может оказаться видеозапись камер наблюдения одного из космопортов. - Высокий, худой, волосы белые такие. Короче, типичный маргунец.
   На последнем слове у офицера пальцы рефлекторно сжались в кулак, хотя лицо так и осталось невозмутимым. Так-с, значит, записей с камер они или не получили, или не смогли разглядеть его лицо. Хм... вполне вероятно... Зак все время в бейсболке ходил и натягивал ее поглубже, словно скрываясь. Еще в паре метров позади меня тащился постоянно, будто мы не вместе... Я раньше и значения не придала этим фактам...
   Мне предъявили для опознания несколько фотографий маргунских рож разной степени бандитизма, на одной из которых и красовался Зак. Он и в жизни-то не выглядел особо взрослым, а на фото так, вообще, запечатлен чуть ли не в детстве. Если бы я подсознательно не ожидала его увидеть, то и не признала бы.
   - Это ж орангутанг какой-то! - воскликнула я, закрыв первую фотку с перекачанным маргунцем с плеядой татуировок на плечах. - Говорю же, тот худой!
   - А это что за дитё? Вы за кого меня принимаете? Гарику восемнадцать точно стукнуло, я лично у него паспорт проверила! А то не хватало еще за совращение несовершеннолетних сесть, - оскорблено пробурчала я и убрала с экрана фото Зака.
   - А вот этот похож... Ну... если бы нос подлиннее, брови нарастить и похудеть килограммчиков на десять. Так-с, особые приметы... Шрам от пули на лодыжке... эм... не знаю, не смотрела. Родимое пятно на... хи-хи... не-е, не он! Точно!
   - Коротышка какой-то, - забраковала я следующего кандидата. - Гарик во какой был! - я приподняла руку над головой сантиметров на двадцать, задумчиво почесала макушку и вытянула ладонь на максимальное расстояние. - Или даже такой...
  
   Короче, допрос продлился почти до двух ночи, и вымоталась я жутко. Мне было предложено на выбор или сматываться сейчас, или подождать до утра и чесать на все четыре стороны. Убраться из этого неприятного места хотелось в ту же секунду, но, здраво рассудив, что ночью, без вещей и денег мне в лучшем случае придется ночевать на лавочке, а в худшем - стать жертвой маньяка, я осталась в камере до утра. Кроме того, нужно ведь потрясти доктора на тему "Каков прогноз, и сколько мне осталось?".
   В полвосьмого утра я уже торчала в холе с документами на руках, карауля опаздывающего эскулапа. Тот явился буквально за минуту до начала рабочего дня, и отмахнулся от меня с формулировкой о страшной занятости. Впрочем, сдался он спустя полчаса, после того как я в третий раз заглянула в кабинет с неизменным вопросом "Уже можно?". Видимо дошло, что срочнее меня дел у него не существует.
   - Да, можно! - гаркнул доктор, шмякнув о стол планшеткой.
   - Ой, как хорошо, - я проскользнула в кабинет, скромно присела на самый край стульчика и хлопнула ресницами. - Так что с моими анализами?
   - Анализы пришли, прогноз не ясен.
   - В смысле?
   - По идее, вас уже должны давно поместить в психушку, - злорадно просветил меня врач.
   - Но я нормальная! По крайней мере, большую часть времени...
   - Кстати, у вас аллергий нет?
   - Не-а. А что?
   - Повышенной чувствительности к наркотическим препаратам?
   - Пожалуй, есть... Очень плохо их переношу, тошнит сразу. Только меня никогда не обследовали.
   - Ага, ну тогда понятно. Очевидно, ваш организм избавился от избыточной дозы сыворотки. В крови обнаружились лишь остаточные элементы. Но есть и плохая новость - на томограмме видны следы повреждений.
   - И? Что меня ждет?
   - Бабка надвое сказала, то ли дождик, то ли снег, то ли будет, то ли нет, - легко промурлыкал мужчина.
   - Конкретней, - зло прошипела я, рассердившись на столь неуместное веселье.
   - Да кто его знает? - пожал плечами врач, мгновенно посерьезнев. - Препарат сравнительно новый, у нас нет по нему достоверной статистики. Все, что могу сказать... Если судить по препаратам со схожим действием, шансы у вас пятьдесят на пятьдесят. Человеческий мозг - довольно гибкий инструмент: либо в течение года полностью восстановитесь, либо через пару месяцев окончательно скатитесь в безумие.
   - Офигеть! Эта ваша Эрика Лау поэтому на попятный пошла и признала соглашение? Боится, что я до суда не дотяну?
   - Нам вышестоящее руководство не отчитывается. А уж чины из министерства тем более, - отрезал врач.
   - Ого, так со мной настолько крутая шишка разговаривала? Польщена, польщена... - я потерла лицо ладонями и, глубоко вздохнув, вернулась к теме разговора: - А лекарства какие-то существуют?
   Мужчина почесал переносицу и пододвинул к себе блокнот.
   - Специфических препаратов нет, но вам не мешало бы поддержать организм, чтоб у него хватило сил бороться... - ручка тихо скрипела по странице. - Вот это и это - витамины, последний пункт - препарат ноотропной группы.
   - Эм... А в переводе на человеческий?
   - Улучшает кровообращение и восстанавливает процессы метаболизма в головном мозге. Очень полезно.
   - Так бы сразу и сказали.
   - И еще я бы вам порекомендовал обратиться за консультацией к неврологу. Возможно, он что-нибудь посоветует.
  
   Пройдя в холле через детекторы, я пересекла так называемую оранжевую линию, которая обозначала границу юрисдикции, и официально считалась свободной. Но, учитывая, что денег у меня нет, вещей тоже, родители укатили непонятно куда, а за панорамными окнами облысевшие деревья и кутающиеся в шарфы и куртки прохожие прямо свидетельствовали о поздней и промозглой осени, хотелось трусливо попроситься назад в камеру. Там хоть тепло и кормят... М-да, маргунской зиме далеко до земной осени в северных широтах.
   Эх, ладно, надо думать, что делать... А зайду-ка я вон в тот салон красоты типа на процедуры, попрошу позвонить и попробую выловить бабулю. Если она на Земле и не подалась снова в романтическое путешествие, предварительно отключив мобильник, то обязательно выручит. Еще в банк нужно смотаться, кредитки заблокировать, если там хоть что-нибудь осталось. Ой, я ж в полиции могла сразу заявление написать! Вот, почему у меня зажигание настолько позднее? Вернуться, что ли? Не-е, возвращаться в участок - плохая примета, не только с точки зрения суеверий, но и по причине банальной логики. Лучше им потом на ящик заявление выслать... спокойней получится.
   Заранее нахохлившись и обхватив себя руками в попытке сохранить тепло, я толкнула бедром дверную створку и выскользнула наружу. А теперь марш-бросок на противоположную сторону улицы... Я направилась в сторону светофора, игнорируя недоуменные взгляды прохожих, и уже собиралась шагнуть на зебру, когда кто-то, схватив за плечи, резко дернул меня назад.
  
   Рок
  
   Мы уже несколько дней ждали своей очереди на "прыжок" к Земле - самое популярное направление, как водится, оставалось хронически перегруженным. Почему я говорю мы? Да потому, что мальчишка умолял взять его с собой и поведал много интересного о той истории, в которую мастерски вляпалась моя женушка. Причем, я более чем уверен, что она сама не подозревает глубину выгребной ямы, в которую угодила. Когда найду эту ходячую неприятность, медаль ей закажу "Несчастье года"! А еще запру где-нибудь до осени, дабы до благословенного дня развода больше никуда не влезла! В принципе, у меня не возникало ни малейшего желания тащить Зака с собой, но не выбрасывать же его на улицу! Судя по той жалостливой истории, что он мне наплел, деваться пацану было решительно некуда... Хотя, я на сто процентов уверен, что он и приврал для красного словца. Кроме того, весьма соблазнительно выглядела идея воспользоваться частным звездолетом: Зак, как официально зарегистрированный член команды, имел право подать запрос на "прыжок". Лицензией пилота он, естественно, не обладал, но тут весьма кстати подвернулся я, весь такой красивый. Так что проблем с согласованием не возникло.
   Меня с регулярной периодичностью посещала мысль, что на пассажирском корабле добраться удалось бы гораздо быстрее. Тем более что каждые пять дней из Аркена отбывал звездолет по прямому маршруту "Маргуна-Земля" без промежуточных остановок. Но в конечном итоге, прикинув длину очереди, я подсчитал, что по времени прибытия выйдет один к одному, и не стал лишний раз дергаться.
   Зато пару раз прогнал Зака по списку вопросов - путался он только в деталях, что наводило на мысль об искусном сочетании правды и некоторой порции вранья. Осталось только определить массовую долю лжи и понять ее причины. А пока мальчишка большую часть времени проводил взаперти в своей каюте.
   Хуже всего выглядела ситуация с Кариной. Когда я отыскал записи с камер и увидел, как ее допрашивали, и в каком состоянии она после этого находилась, мне мучительно захотелось забрать Винса с Максом обратно, отвезти как можно дальше в джунгли и оставить там связанными. Жаль, что Тед Ящерица уже улетел, а то бы точно не сдержался! А вот лицо загадочного Томаса я запомнил с максимальной тщательностью, если когда свидимся, живым эта мразь не уйдет, чего бы мне это ни стоило! Черт, и почему я в свое время не обратил должного внимания на рассказ Кары? Ведь мог прислушаться, уберечь... Фигурка на экране кое-как поднялась на ноги, но, сделав пару шагов вдоль стенки, почти рухнула на пол. Я раздраженно остановил запись, глубоко и медленно вздохнул, прикрыв глаза и пытаясь успокоиться. Нет, ни фига эти психологические методы не работают, лучшего способа для выпускания пара, чем боксерская груша, человечество пока не изобрело. Груши на корабле я за прошедшее время не обнаружил, поэтому привычно воспользовался ни в чем не виновной стенкой.
  
   Приземлившись в том же порту, что и лайнер, на котором везли Кару, но с разницей во времени почти в сутки, я первым делом выяснил местонахождение ближайших участков полиции и отделений Интерпола. Скорее всего, поначалу ее запрут где-нибудь поблизости от порта.
   После звонка в первое попавшееся отделение полиции, подтверждения своей личности и факта нашего с Кариной брака, мне предоставили краткую информацию о ее местопребывании - следственный изолятор в ближайшем крупном городе. Два часа на машине или час на поезде. А вот увидеться с ней оказалось не в пример сложнее - дежурный вежливо, но безапелляционно отказал мне в свидании с женой, упирая на то, что подследственной без ограничений разрешены лишь встречи с адвокатом, а мне нужно оформить запрос и ждать разрешения от следователя. Ответ будет предоставлен в течение двух суток. В конце концов я написал заявление, проклиная чертовых бюрократов, и с горем пополам выведал имя адвоката - мистера Питера Гэмбона. Согласно справочнику, его офис находился на другом конце города. На телефонный звонок ответил молодой женский голос, который сообщил, что мистер Гэмбон в данный момент находится в суде, и когда возвратится, неизвестно, но, скорее всего, еще заглянет часа в четыре-пять. В принципе, мне деваться было некуда, поэтому я направился к конторе адвоката, дабы побеседовать лично. Обшарпанное здание на окраине, явно нуждающееся даже не в капитальном ремонте, а в сносе, не внушало доверия. Это уже памятник старины какой-то, а не дом. Видно, дела у адвоката идут не ахти. Поднявшись на второй этаж, я убедился, что Гэмбон пока не явился, и, отказавшись от услуг дамы, которая со мной разговаривала ранее по телефону и оказалась его коллегой, я зашел в ближайшую закусочную и расположился у окна с таким расчетом, чтобы просматривался вход в здание.
   Поймав на себе взгляд официантки, который эволюционировал из стадии "опасливый" в стадию "откровенно подозрительный", я заказал третью чашку кофе. От настороженного внимания посетителей и работников кафе по загривку словно муравьи сновали, вызывая настойчивое желание резко обернуться и грозным голосом рыкнуть "Бу!".
   Никогда не любил Землю. Помню, Бетси, не прислушиваясь к моим аргументам, настаивала, чтоб медовый месяц мы тут провели - осмотрели колыбель цивилизации. Выдержала она четыре дня, и это в тепличных условиях гостиницы с вышколенным и вечно улыбающимся персоналом. На экскурсию вообще только один раз выбралась. В отеле, по крайней мере, лишь в спину фыркали, в глаза не решались, а вот простые земляне подобными рамками стеснены не были и не отказывали себе в удовольствии смерить презрительным взглядом. Не все поголовно, конечно, но... Полагаю, это больше вопрос воспитания и культуры... и доверия к тем потокам бреда, что ежедневно выливают средства массовой информации.
   В промежуток между зданием адвокатской конторы и соседним не менее древним строением нырнул небольшой юркий автомобиль. Ограниченное пространство тупика не позволяло открыть дверцу полностью, поэтому водитель буквально протиснулся наружу бочком, предварительно что есть мочи выдохнув. Кажись, это и есть Питер Гэмбон!
   Он успел скрыться внутри дома, пока я расплачивался с сонно снующей по залу официанткой. Впрочем, никуда он от меня не денется.
   Адвокат встретил меня угодливой улыбочкой, которая сползла сразу же после оглашения причины визита.
   - Но позвольте, - мужчина нервно ослабил узел галстука. Надо же, они их взаправду носят! А я считал, что судья Морган в маразм впал, а это он землянам подражал, оказывается. - Я действительно виделся с Кариной Карр буквально вчера, но она отказалась от моих услуг.
   - Отказалась? Почему? - я ослепительно улыбнулся, зная, какое впечатление на неподготовленных морально нормалов производят кретские клыки.
   - Э-э-э... Она не вдавалась в объяснение причин, - сглотнул адвокат, заворожено пялясь на все более ласковую улыбку. - А я не стал выяснять причины.
   - Даже так? А можно узнать, что именно вы ей посоветовали?
   - В данной ситуации и учитывая доказательства, которыми обладает следствие... - начал мямлить Гэмбон.
   - Короче!
   - Я рекомендовал согласиться с предложенными ей условиями! - выпалил Гэмбон, приосанившись в кресле и напустив на себя важность.
   - И какие именно условия? - в интонации непроизвольно проскользнуло бешенство. Я что, из него по слову тянуть должен?
   - Чистосердечное признание в обмен на минимальный срок и возможность пересмотра дела через несколько лет.
   - Ага... Дайте догадаюсь - она вас послала!
   - Клиентка оказалась от моих услуг, - перефразировал он, стараясь украдкой вытереть взмокшие ладони о брюки.
   - Ясно... - откинувшись в кресле, я окинул мужчину тяжелым взглядом. Судя по состоянию дел этого неудачника, принуждать его вновь взяться за дело Карины бессмысленно. Ничего путного он сделать не сумеет. Нужно нанимать кого-нибудь поуспешней. - Расскажите мне все, что знаете о деле... Еще мне нужны копии документов.
   - Такого рода сведения предоставляются лишь по просьбе клиента.
   - Она уже не ваша клиентка.
   - Но я не м-могу... - запинаясь, промямлил он.
   - А если подумать? - ласково поинтересовался я, демонстративно разминая пальцы... Почему некоторые люди признают лишь язык силы и угроз? Или каждый судит по степени собственного развития? В конце концов, это унижает и меня лично, и, учитывая, где я нахожусь, всех кретян скопом.
   - Ну-у, учитывая, что вы с моей бывшей клиенткой женаты, - пошел на попятную Гэмбон, натянуто улыбаясь, - думаю, я могу сделать исключение.
   - Прекрасно. Очень рад, что мы договорились.
  
   Внимательно просмотрев материалы дела и выслушав сбивчивые объяснения адвоката, я укоренился в мысли, что понятия "земное правосудие" и собственно "правосудие", если не диаметрально противоположные, то, по крайней мере, далеко не тождественные. Мало того, что Карине не предоставили надлежащей защиты после подписания ею соглашения с Бейлом, так еще и свои промахи пытаются на нее же и повесить.
   В итоге стало очевидно, что любые решения по делу моей жены вправе принимать только некая полковник Эрика Лау, возглавляющая следствие. Остальные не более чем рядовые исполнители. Попытки назначить встречу с данной дамой через секретаря потерпели крах - видите ли, у нее график расписан на два месяца вперед. На мои насквозь лживые заверения, что полковник лично обещала назначить аудиенцию на вторую половину дня, но, видимо, забыла, я получил сухой ответ, что такого не могло произойти в принципе, поскольку именно сегодня благотворительный прием у мэра.
   У меня осталось два возможных варианта: нанять нового адвоката, отправить его к Карине, а самому ждать разрешения на свидание, либо вылавливать Эрику Лау на приеме. Первый способ плох тем, что уже поздний вечер, и найти нормального адвоката сегодня мне вряд ли удастся, да и завтра уйдет уйма времени, пока он получит допуск к делу. И существует вероятность, что Карина под прессингом полиции согласится на чистосердечное признание и очень надолго сядет. Второй же, скажем прямо, заставлял сомневаться в собственной адекватности. Может, в земной атмосфере наличествуют вещества, заставляющие совершать различные глупости? Тогда понятно, с чего эти нормалы такие странные... И я, похоже, заразился...
  
   Пробиться к ковровой дорожке оказалось невозможно, к черному ходу тоже. Охранная кампания, занимающаяся обеспечение безопасности мэра и его гостей, работала на довольно серьезном уровне. Пытаться проскользнуть мимо них - лишь зря нарываться. Меня и так приметили и даже проверили документы. Полковника Лау я увидел лишь издалека... В вечернем наряде она имела мало общего с фотографиями, вытащенными мною из сети. Оставался еще шанс выцепить ее по окончанию раута на выходе... Можно банально устроить слежку за машиной и попасться на глаза ее телохранителям. Дальше - дело техники... Не факт, что меня подпустят к телу, но по крайней мере, после воспитательных процедур поговорить по телефону позволят. План, конечно, хреновый и несколько рискованный (вдруг у нее охранник - невротик, и сначала стреляет, а потом задает вопросы), но есть шанс, что сработает. Со своей стороны постараюсь не слишком наглеть.
   Так-с, еще страховка на случай внезапного исчезновения - сообщение на телефон Зака, и копия Бреду. Мальчишку я запер в каюте, но к завтрашнему вечеру сработает таймер, если не вернусь. А Бреду для страховки - перехватить сообщение на Крет спецслужбы не успеют. Не-е, все же эта паранойя мне кого-то напоминает! Хе-хе, похоже, я нахватался у драгоценной женушки плохих привычек... Кара меня, помню, куснула тогда, в фургоне... Неужели действительно заразное?
   Я заблаговременно нанял такси и оставил его в переулке возле жилого дома, оплатив режим ожидания клиента, дабы не возникало лишних посягательств (о финансовой стороне вопроса даже думать не хочу!). Когда Эрика Лау отправилась восвояси, я, слава богу, успел добежать до такси и нагнать ее авто через два квартала. Как и ожидал, при выезде на трассу меня жестко прижала машина сопровождения... Бить, к моему искреннему удивлению, не стали. Полковник отзвонилась через несколько минут.
   - Что вам нужно, молодой человек? - сухо поинтересовалась Эрика Лау после того, как один из телохранителей сообщил ей мое имя и передал трубку.
   - Поговорить об аресте моей жены и международной юриспруденции.
   - Миссис Карр обвиняется в серьезном правонарушении, и ваши выверты лишь повредят ей, - отчеканила она. - Вы осознаете, что скоро тоже можете оказаться на скамье подсудимых?
   - За то, что мирно ехал по трассе? Не думаю.
   - Мы вас убедим, - почти нежно пообещала полковник.
   - Понимаете, тут такая проблема... У меня есть доказательства, что мою жену действительно украли. Украли после того, как она подписала соглашение с Интерполом. И я пущу их в дело, если понадобится.
   - Какого рода доказательства?
   - Видеозаписи. Сами подумайте, что случится, если они всплывут в суде. Да что там, в суде! Если в прессу попадут с легким намеком: "А не Интерпол ли лично постарался, дабы ее похитили?".
   - Чушь полнейшая! Вы действительно рассчитываете, что хоть кто-нибудь посочувствует преступнице, сбежавшей на Крет и отказавшейся от земного гражданства?
   - Одну и ту же историю можно представить с разных сторон... Например, бедная, но умная и честная девушка, рассекретившая махинации громадного концерна, сбегает на Крет, опасаясь мести, но длинные руки преступников дотягиваются до нее и тут, используя в качестве послушного исполнителя Земные силы правопорядка и Интерпол... - я сочувственно вздохнул. - Возникает вопрос, а все ли в порядке в этих структурах? Возможно, следует их прочесать мелкой гребенкой? А тут еще и полковник, упорно скрывающая истинную подоплеку дела. Правда, красиво?
   - Вы зарываетесь, мистер Карр, - прошипела она. - Если думаете, что я поддамся на шантаж, то вы просто глупец.
   - Не поддавайтесь, - согласился я. - К слову, я нанял хорошего адвоката вместо того неудачника, что назначили вы, и уже завтра утром дело примет совсем другой оборот. Кстати, я не говорил, что мой дед - один из глав Совета Крета? Представляете, какой хай может поднять посольство, если он надавит? А он надавит, даже не сомневайтесь,- ненавижу бравировать положением деда, но сейчас без этого не обойтись. Как-то часто я стал прибегать к методам, которые клялся никогда не использовать...
   На той стороне повисло раздраженное молчание.
   - Я подумаю. Приходите в участок завтра после обеда.
   - С утра, госпожа Лау, с утра, - проронил я, быстро повесил трубку, пока она не успела возразить, и протянул мобилу топчущимся рядом телохранителям: - Держите, ребята. Приятного пути.
  
   Утром дежурный офицер сообщил, что, судя по записям, Карина ушла двадцать минут назад. Куда ее понесло? Вечно создаст проблемы на ровном месте! Оперативно, однако, работает госпожа Лау, и я почему-то уверен, что о том, что я приду утром, Каре не сказали! Я выскочил на улицу, но найти женушку в потоке людей оказалось нереально. Черт! Столько сил потратить и вот так глупо разминуться... Вернусь-ка к участку и обдумаю, куда она могла податься. Денег у нее нет, телефона тоже... Значит, женушка либо займется поисками знакомых, которые смогут ей помочь, либо попытается где-нибудь раздобыть денег. Вдруг у края дороги я увидел ссутулившуюся девушку в до боли знакомой футболке.
   - Карина! - ноль реакции. Она продолжала пялиться на светофор и тереть ладонями плечи в попытке согреться. Тетеря глухая!
   Я рванул к ней, едва не снеся с дороги нескольких нормалов.
   - Да стой же! - обхватив за плечи, я притиснул ее к себе. Кара испуганно вскрикнула и дернулась, всполошено вырываясь из захвата. Пришлось ее крепко притиснуть к себе и рявкнуть в ухо, легонько встряхнув:
   - Тихо. Это я, Рок, - отстранив, я заглянул в ее круглые от удивления глаза. - Кара, все нормально. Тихо, малышка.
   - Ро-ок? - произнесла женушка с таким удивлением в голосе, что я невольно ухмыльнулся, и застыла с отвисшей челюстью.
   - А кто ж еще?
   - Но... ты... - Кара обескуражено скривилась и взмахнула руками, не в силах выразить мысль. - Ты ж на Крете остался... Как ты... здесь?
   - За тобой приехал, - тихонько засмеялся я. У женушки была до того ошарашенная мордаха, что сдержаться я не смог.
   - За мно-ой? - протянула Карина и вновь впала в ступор, обрабатывая новую информацию. Видимо, укладывалась плохо, поскольку глазки начали принимать форму блюдец.
   - Так, давай-ка отойдем в сторонку... Хотя, поехали лучше домой! Есть хочешь? - я прижал ее одной рукой к боку и оттащил от зебры, чтоб не мешать прохожим. Ух, ледышка какая! Я сбросил с плеч ветровку и закутал Карину по самые уши.
   - Хочу, - не задумываясь, ответила она, придерживая воротник, и некоторое время топала молча. - А как ты узнал, где я?
   - Прилетел на Маргуну, а оказалось, что ты уже успела сбежать и попасть в руки Интерполу.
   - Подожди, - резко тормознула она и, сделав шаг назад, встревожено нахмурилась. - Ты и на Маргуне был?
   - Да.
   - Ты собирался заплатить выкуп?
   - Ну-у, да.
   - Что значит "ну-у"?
   - Значит, что если бы не нашел способа вытащить тебя другими методами, то заплатил бы, - опасливо пояснил я, ожидая негативной реакции. К моему удивлению, ошибся.
   - Ха, это радует, - весело фыркнула Карина. - Я уж испугалась, что ты резко подобрел... или отупел.
   - Подобреть, в твоих понятиях, это плохо?
   - Конечно, - рассудительно подтвердила женушка. - Когда у кого-то резко меняется характер, сразу ждешь какого-то подвоха. Так выматывает!
   - А! Можешь не волноваться, не буду лишний раз тебя нервировать, - едко пообещал я.
   Кара звонко рассмеялась и лукаво прищурилась, совсем как раньше, когда картошку не хотела чистить или еще какую хитрость задумывала. Я почувствовал, как отпускает что-то внутри и становится легче дышать. Страх, грызущий меня который день, отступил... Не исчез окончательно, но ушел на второй план. Я невесомо погладил ее скулу с синяком, перешедшем из лилового в светло-желтый.
   - Быстро сошло...
   - Мне на Маргуне врач в порту чем-то смазал. Мол, чтобы не болтала, будто бы они меня побили, - склонила голову набок она и тут же подозрительно уточнила: - А откуда ты знаешь, что быстро?
   - О, это весьма интересная история. Давай возьмем такси, по дороге расскажешь о своих приключения, а я - о своих. А еще тебя ждет сюрприз! Только не уверен, приятный ли...
   - Не люблю сюрпризы, - недовольно проворчала под нос женушка.
   - А что делать? - философски заметил я и кивнул в сторону ближайшего кафе: - Возьмем еду на вынос?
   В машине Кара вкратце описала свои злоключения и подробно допросила меня. Нельзя сказать, что она сильно обрадовалась перспективе вернуться на корабль, где ее держали в плену, но мое обещание, что Зак способен пролить свет на всю эту историю с "химерой", здорово зацепило ее любопытство. Только я колоться не стал, предпочитая, чтобы она услышала объяснения из первых уст. За это на меня смертельно обиделись и дулись, аж пока не доели второй бутерброд.
  
   Карина
  
   Как же хорошо! Наконец-то наелась, разомлела в тепле, машина слегка укачивает, спать захотелось... Глаза сами закрываются - прошлой ночью не могла заснуть, а этой меня допрашивали. Еще Рок рядом сидит, улыбается кончиками губ. Оказывается, это он Эрику Лау прижал, чтоб меня отпустили. Я поражена, честно. Не ожидала, что на свете существуют люди, способные повлиять на эту пиранью.
   А уж то, что муженек согласился заплатить выкуп - вообще из ранга абсолютно невероятного. Я даже на секунду не могла предположить, что Рок обратит внимание на требования бандитов. И мысли такой не возникло ни разу... а он приехал... Интересно, если я его сейчас в знак благодарности обниму, он сильно удивится? Отбиваться будет?
   - Ты что творишь? - подобрался Рок и отодвинулся к окну в ответ на мои действия.
   - Обнимаю. Просто так, по-дружески, - оправдалась я.
   - А! Ну, ладно. Только руки вытри, - он протянул мне салфетку, - а то рубашку испачкаешь.
   - Не хочешь, так и скажи, - пробурчала я, вытирая пальцы. Желание обниматься безвозвратно исчезло. - Еще долго?
   - Подъезжаем уже.
   Зак, сидевший взаперти в одной из обжитых кают, вскочил на ноги при виде меня и буквально засиял радостью.
   - Ух, ты ее вытащил! - крикнул мальчишка Року, подскочил ко мне и оторвал от пола, стиснув в объятьях. Ого, какие эмоции! Что-то не помню, чтобы мы стали настолько близки.
   - Кхе... Задушишь, - сдавлено прохрипела я, и была выдернута за шкирку твердой рукой мужа и зажата подмышкой. - Да вы чего оба? Я вам что, щенок, так тискать? - я вывернулась из-под руки Рока и строго подняла палец. - А теперь жду исчерпывающих объяснений.
   Мы разместились в кают-компании, выгрузив на низкий столик остатки закупленной еды.
   - Кто начнет?
   - Мою часть ты уже слышала. Очередь Зака, - отозвался Рок и перевел взгляд на мальчишку. - Поведай давай еще раз, что такое "химера", и с чем ее едят.
   - "Химера" - это лекарство, - маргунец, устало вздохнув, поставил свою тарелку на стол и откинулся на спинку дивана. - Специфическое, экспериментальное и, согласно закону о генетических исследованиях, запрещенное.
   - И для чего оно?
   - Понимаешь... приблизительно у двадцати процентов маргунцев есть врожденный дефект. По научному называется синдром Реля, по простому - сонный синдром. Он наследственный, поражает мозг. Заключается в том, что с возрастом многим из нас становится лень двигаться, проявлять мыслительную активность, работать, жить. Заканчивается обычно впадением в спячку, комой и смертью. У всех в разном возрасте: кто в тридцать, кто в пятьдесят, а кто и всех родственников переживет. Но за последние два поколения возраст умирающих значительно снизился, часто уже и в двадцать уходят. Существующие лекарства могут лишь отстрочить на несколько лет окончательное угасание, но не вылечить. "Химера" тоже не лечит, но она гарантировано предотвращает проявление новых симптомов. Как бы замораживает.
   - Первый раз такое слышу... А ваше правительство что, ничего не делает?
   - Ну, эта проблема не афишируется особо, - вклинился Рок. - Кроме того, ты, например, много знаешь о проблемах колоний и планет, не входящих в Союз?
   - Никогда особо не интересовалась... - вынуждена была признаться я. - Хотя, постой, про Маргуну слышала, что там для маргунцев налоги отменили. Мне одна дриташка рассказывала, когда я на Крет летела.
   - Налоги - это вынужденная мера. В каждой третьей семье хоть кто-нибудь да болен. А иногда и все.
   - Но если болезнь генетическая, неужели нельзя как-то повлиять на организм еще на стадии эмбриона... Есть же методы.
   - Обследование может выявить начальные симптомы лишь лет в семь. Гена, который отвечает за возникновение болезни, не существует. Это каждый раз комбинация других генов, и в девяноста процентов случаев даже не ясно, каких именно. Ученые пока определили только с десяток комбинаций, а их тысячи, если не миллионы. При этом у больного могут быть абсолютно здоровые родители... А если кто-нибудь из них болен, то вероятность, что синдром поразит и ребенка, возрастает многократно.
   - Откуда ты все это знаешь? - подала голос моя паранойя.
   - Моя мама была ученым, который и разработал "химеру", - заявил Зак и прикусил нижнюю губу. Вот так новости!
   - Была?
   - Ее убили, после окончания проекта... Фредерик Килкени, - у Зака лицо словно окаменело на пару секунд, но он справился с собой и продолжил: - Поэтому я и хочу найти "химеру" раньше его.
   - А зачем он приказал везти тебя на Нодар?
   - Не знаю.. Я жил вместе с мамой на исследовательской базе... Возможно, он подозревает, что было несколько удачных партий, а не только последняя.
   - А они были?
   - Нет.
   - М-м-м... Я так понимаю, что Килкени технология известна? - дождавшись утвердительного кивка Зака, я продолжила: - Почему тогда он гоняется за готовыми ампулами? Набодяжит себе новые.
   - Время. На изготовление новой партии уйдет года четыре. Кроме того, Земной Союз может пустить в ход тяжелую артиллерию.
   - Стоп! Вы меня окончательно запутали! Каким боком причастен ко всему этому Союз?
   - Погоди. Зак, давай я начну. Карина, что ты знаешь о создании генетически измененных рас?
   - Ну-у, создали, ужаснулись, запретили генетические модификации на веки веков, - отчиталась я под постепенно мрачнеющими взглядами собеседников.
   - Ясно. Теперь слушай. Создание рас - работа целиком и полностью некого Леха Мариша. Что именно он делал, известно лишь нескольким высокопоставленным чиновникам Союза. Всем прочим остается только догадываться, что и как он намешал, и с кем скрестил гены нормалов.
   - С древней расой! - фыркнул Зак.
   - С кем?! Комиксов перечитал? - хохотнула я. Ага, видела как-то на Крете этот бред.
   - Я фильм смотрел, научно-популярный!
   - Угу, обалденный источник знаний!
   - Там все правда! - запальчиво воскликнул Зак. Очевидно, на больную мозоль наступила. - Вот кто, ты думаешь, планеты создал похожими? Это все они - наши предшественники. Знаешь, какова вероятность, что есть две планеты с похожей атмосферой?
   - Не знаю и знать не хочу! А на всех планетах, кроме Земли, между прочим, проводили осваивание и изменяли климат. Вот так!
   - Ну конечно, а подвинуть планету, чтоб температура была нормальной, вы, нормалы, тоже можете?
   - Смотри не лопни от гордости, древний ты наш!
   - Так. Не отвлекайтесь! - прервал нас Рок.
   - Ладно, продолжай, - примирительно махнула я и тихо пробубнила: - А, по-моему, с крокодилами скрещивали...
   - На чем я остановился?
   - На Лехе Марише, - напомнила я.
   - У него был ученик Рель, который работал над расой маргунцев, и именем которого назван синдром. В те времена проблема не казалась серьезной, но Рель подробно ее изучил. Когда Союз ввел запрет на генетические модификации, все разработки засекретили. Но некоторые копии с разработок Реля остались на Маргуне. Зак?
   - Да, - подхватил эстафету тот. - Моя мама использовала их для дальнейших разработок, но через пару лет у нее закончились деньги, и она обратилась за помощью к Килкени, с которым была знакома давно. Если бы Земной Союз узнал о ее работе, но уничтожил бы всех причастных. А правительство Маргуны всего лишь марионетка. В принципе, дальше ты знаешь. Твой этот... Стас украл первую удачную партию, а ты обнародовала факты хищений, и Килкени подался в бега.
   - Зак, объясни мне еще одну вещь. Почему твое фото в базе преступников Интерпола?
   - Преступников? - непритворно удивился мальчишка. - Оригинально. А в чем меня обвиняют?
   - Понятия не имею. Мне для опознания предъявили только фото.
   - И как, опознала? - набычился маргунец.
   - Нет, у меня память на лица плохая, - усмехнулась я.
   - За пару недель до своей смерти мама отослала меня в рыбацкий домик. Он принадлежал еще моему деду и находится возле озера в лесу. Туда даже дороги нет, пешком идти нужно. В обмен за разрешение там зимовать, за домом присматривает местный отшельник - эксцентричный кадр. Месяц назад спецотряд Земного Союза попытался меня выкрасть. Скорее всего, они рассчитывали посредством шантажа склонить маму к сотрудничеству, не зная, что ее уже нет в живых...
   - Как ты спасся?
   - Томас каким-то образом узнал о готовящемся похищении. Он со своей бандой перехватил нас в паре километров от домика, - Зак с усилием потер виски. - Из землян из лесу никто не выбрался.
   Теперь понятно, почему так дернулся тот офицер на допросе, когда я о маргунце вспомнила. Если он знал о операции и смерти коллег, то трудно не беситься.
   - Извини...
   - Вообще-то мне завязали глаза, поэтому я ничего не видел... Только слышал. После этого Том перевез меня в другое место и оставил под присмотром своих людей. Потом мне выдали паспорт на новое и доставили на корабль.
   - Универсальный ключ у тебя откуда?
   - Спер у Килкени когда-то. Он же владелец корабля. Одного из многих кораблей.
   - А Томас при нем кем ходит?
   - Правой рукой, помощником, человеком, решающим неудобные проблемы.
   Ужас какой-то! Ведь все начиналось с банального шантажа, а теперь, оказывается, я встряла в авантюру международного масштаба. Уверена, в мире существуют и более гуманные методы самоубийства!
   - Кстати, ты обещала отыскать "химеру"! - с нездоровым энтузиазмом напомнил мне Зак и с аппетитом захрумкал свежим огурцом.
  

Оценка: 9.00*3  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com В.Соколов "Мажор: Путёвка в спецназ"(Боевик) В.Соколов "Мажор 2: Обезбашенный спецназ "(Боевик) К.Федоров "Имперское наследство. Сержант Десанта."(Боевая фантастика) А.Григорьев "Биомусор"(Боевая фантастика) А.Светлый "Сфера: эпоха империй"(ЛитРПГ) В.Соколов "Прокачаться до сотки 3"(Боевое фэнтези) Н.Екатерина "Амайя"(Любовное фэнтези) В.Кретов "Легенда 2, инферно"(ЛитРПГ) М.Юрий "Небесный Трон 1"(Уся (Wuxia)) В.Казначеев "Искин. Игрушка"(Киберпанк)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
О.Батлер "Бегемоты здесь не водятся" М.Николаев "Профессионалы" С.Лыжина "Принцесса Иляна"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"