Пивницкая Елена: другие произведения.

43. О цене жизни и сделках с совестью

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Конкурс LitRPG-фэнтези, приз 5000$
Конкурсы романов на Author.Today
Оценка: 9.47*4  Ваша оценка:


   Глава 43. О цене жизни и сделках с совестью
  
   Карина
  
   Неожиданный толчок в спину заставил меня упасть на бок, приложившись коленом о бордюр. Выступившая на стесанной ладони кровь смешалась с пылью дороги, превращая ее в бурую грязь, а под кожу забились крохотные камушки гранитного отсева, насыпанного вокруг пышных кустарников, растущих у края тротуара.
   Больно, между прочим! И вообще, что это все значит?!
   Со стороны главной улицы раздалось два приглушенных хлопка, будто кто-то с размаху захлопнул дверь.
   Я оглянулась в поисках Рока. Где он? То тащит за собой, словно у него земля под ногами горит, то толкается...
   Хлопки повторились. И на этот раз им вторил полный боли крик. До ужаса короткий крик.
   Рок?.. Рок!
   Носки кроссовок скользили по асфальту, пока я пыталась одновременно и подняться с земли, и развернуться, и мчаться обратно. В конце концов, мне удалось оттолкнуться рукой и встать на ноги. Краем глаза отметила, как из машины вылетел Зак.
   Я выскочила за угол и на секунду застыла, пытаясь осознать открывшуюся картину. Из горла вырвался глухой вскрик. Рок распластался на каком-то человеке в серой одежде, практически погребя того под собой. Было неясно, шевелится ли Рок или его тело тормошит тот мужчина, стараясь спихнуть с себя груз.
   Тут я заметила пистолет в руке неизвестного. И кровь. Пятно крови, растекающееся по рубашке мужа. В этот момент кретянин выгнулся, приподнимаясь, и обрушился на противника всем корпусом. Ноги "серого" смешно задергались. От еще одного выстрела раскололась витрина магазина, сыпанув мелкими осколками...
   Рок обмяк через секунду.
   Нет, нет, не смей! Мы с тобой уже проходили через подобное. Тогда, на Крете, на подземной парковке. Помнишь? Мне тогда на несколько страшных секунд показалось, что тебя убили, а ты вскочил, довольно рассмеялся, пьяный от адреналина.
   Ну давай! Что же ты не встаешь, а?
   Я рухнула на колени рядом с Роком. По его руке струилась кровь, а по ткани на боку расползалось красное пятно. Боже... что делать?
   Какая первая помощь при огнестрельных ранениях? Закрыть рану? Или не трогать, чтоб не занести инфекцию? Зажимать с силой, или сделаю только хуже? Я была уверена только в одном - необходимо как можно скорее предоставить Року квалифицированную помощь.
   За спиной раздались торопливые шаги.
   - Зак, вызывай "скорую"! - скомандовала я и помчалась к чемодану.
   Бинтов у меня в запасниках, ясное дело, нет, но можно будет использовать какую-нибудь чистую футболку. О, прокладки! Годится, я о таком способе перевязки где-то читала.
   На заднем фоне послышался голос Зака, объясняющего по телефону, где мы находимся. На ходу потроша упаковку, кинулась обратно. Потерпи, мой хороший, помощь уже едет.
   Через целую вечность - хотя, если верить часам, через четыре минуты - завывая сиреной, прибыла бригада медиков. Оттеснили меня от Рока, сообщили по рации, что один труп, один тяжелый. Одновременно с ними подъехала полиция. Эти задавали вопросы, но, слава Богу, не стали задерживать, когда мы с Заком садились в машину скорой.
   Салон "скорой" казался фальшивой декорацией. Хотелось закрыть глаза, открыть и понять, что последние события мне просто привиделись, потому что ни недвижимое тело такого родного человека, ни суетящиеся вокруг него медики не вписывались в картину моего мира. Потом был бег по длинному коридору больницы вслед за каталкой. В какой-то момент нас решительно остановила медсестра и не терпящим возражений голосом заявила, что дальше нельзя. А потом потянулись долгие часы ожидания...
  
   Рок же всегда был самым сильным из нас, никогда не ошибался, всегда знал, как правильно поступить. Как же так случилось?
   Так нереально быстро... Вот только что он шел возле меня, и вот лежит в луже крови. А ведь это я уговорила его лететь на поиски "химеры", потому что самой было страшно. Зачем, зачем я потянула его за собой? Нужно было отпустить его домой на Крет. Более того, выгнать метлой, если бы задумал возражать.
   О, если бы могла вернуться в тот момент... Или хотя бы сейчас каким-то образом махнуться с ним местами... Пускай бы я лежала на хирургическом столе, а он сидел на этом стуле под дверью. Я бы душу с радостью отдала за такой обмен... Но Рок по-прежнему оставался в операционной, где врачи боролись за его жизнь, а я умоляюще заглядывала в лица всех, кто выходил из операционного блока. Иногда даже кто с жалостью, кто с раздражением бросал короткое "ждите, пока не ясно", хотя чаще отводили глаза в сторону и проскакивали мимо.
   Вскоре прибыл следователь и позвал меня на опознание в морг, разместившийся в подвале госпиталя.
   - Вам знаком этот человек? - санитар вжикнул молнией мешка для трупов. Я скользнула взглядом по покойнику, отрицательно качнула головой и развернулась, чтоб выйти из морга.
   - Подождите, присмотритесь, - полицейский придержал меня за плечо. Я остановилась лишь потому, что хотела как можно быстрее отделаться от допроса, и втупилась в бледное невзрачное лицо. Что-то знакомое... Неужели Томас? Да, он. Мразь!
   - Нет, не знаю, - сымитировать безразличие оказалось несложно. Оказывается, это легче легкого, когда где-то там, тремя этажами выше, осталось твое сердце. Возможно, и стоило бы рассказать полиции, кто такой Томас, но если начну объяснять "кто, где, как и почему", то застряну здесь до утра, а у меня осталось одно желание - вернуться в больничный коридор и дождаться новостей о Роке.
   Потом. Все потом.
  
   Через два часа Рока в бессознательном состоянии вывезли в медицинской капсуле, на боковой поверхности которой отображались ломаные линии анализируемых функций организма и уйма непонятных цифр. Прозрачным оставили лишь "окошко" на уровне лица. От носа и губ тянулись тонкие белые трубки, теряясь в недрах капсулы.
   - Кто родственники? - мужчина в темно-синем хирургическом костюме, вышедший следом, взглянул на нас.
   - Я, жена, - с готовностью отозвалась я, в надежде услышать наконец прогноз.
   - А вы? - он повернулся к Заку.
   - Друг.
   - Хорошо, подождите здесь. А вы, - врач взглянул на меня, - пройдемте со мной.
   Я обернулась в сторону удаляющейся капсулы. Мужчина устало вздохнул:
   - Состояние вашего мужа тяжелое, но стабильное. Идемте.
   - Я присмотрю, - ободряюще провел ладонью по моей спине Зак и бросился догонять капсулу.
   В кабинете нас ждала женщина с сочувствующим выражением лица, выработанным многолетней практикой, и кипой бумаг на столе.
   - Миссис... - она заглянула в один из листков, - Карр? Присаживайтесь. Воды?
   - Нет, - внезапно помертвевшими губами отозвалась я. От паники свело желудок. Хорошие новости сообщают сразу же, и только плохим предшествуют длительные реверансы. - Как он?
   - Состояние тяжелое, - вступил в разговор мужчина. - У вашего мужа обширные повреждения внутренних органов. Три пулевых ранения в упор, из них два в брюшную полость, причем задето и забрюшинное пространство. Чудо, что его довезли живым. Повезло еще, что пули неразрывные, - деловито объяснял врач с каким-то профессиональным энтузиазмом. Кажись, он собой чертовски гордился.
   - И? - еле выдавила я, страшась услышать ответ.
   - Ну... - смутился своего воодушевления мужчина. - У него проникающее ранение с повреждением желудка, кишечника, печени и правой почки, переломы ребер. Что могли - сшили-склеили, но нужна пересадка поджелудочной и печени... Желательно бы еще и почку... Мы подключили вашего мужа к аппарату жизнеобеспечения, но времени мало. Забор клеток был проведен по время операции, и уже сегодня необходимо приступить к выращиванию новых органов. Тогда недели через две, после повторной операции, можно будет делать прогнозы.
   - Понятно.
   - Именно этот вопрос мы должны обсудить, - вмешалась покуда молчавшая женщина. - Меня зовут Сара Март, я страховой агент. Скажите, у мистера Карра есть полис медицинского страхования?
   - Да, должен быть, - растерялась я.
   - Еще один вопрос: полис какого государства?
   - Эм... Крета.
   - О... - женщина скривила лицо в странной гримасе, долженствующей означать сожаление. - Я так и подумала. Дело в том, что Крет не участвует в международной системе медстрахования.
   - У меня пациенты. Пойду, - врач торопливо поднялся с кресла и заспешил вон. - Вы тут решайте.
   Я заторможено проводила его взглядом. Ну да, для него это всего лишь один пациент из множества других... Конец света наступил только для меня.
   - Миссис Карр? - позвала меня Сара Март.
   - Да, да, я слушаю.
   - Бесплатно мы можем предоставлять лишь неотложную помощь. Для проведения пересадки и выращивания органов нужна страховка... Либо оплатить расходы.
   - Стойте! Есть, у меня есть полис Земли! Он подойдет?
   - Да, конечно. Номер помните?
   Номер? Номер... Голова была пустой, как барабан. Я бы сейчас и дату рождения не вспомнила бы.
   - Приложите ладонь к сканеру. Я сниму ваши данные, - понимающе кивнула женщина и пододвинула ко мне планшет. Экран мигнул зеленым и через секунду вывел информацию о страховке. - Простите, но у вас личный полис, не распространяющийся на членов семьи.
   Да что за гадство такое!
   - А сколько стоит операция?
   - Около двухсот тысяч, - она взглянула на мое вытянувшееся лицо. - Это не только операция, но и стоимость воспроизведения органов на замену. И еще... - женщина замялась. - Пребывание на аппарате жизнеобеспечения тоже необходимо оплатить. Без страховки мы не можем держать на нем дольше трех дней. Две недели обойдутся еще в сто тысяч. Возможно, чуть меньше...
   Я молчала, стараясь осознать размер суммы...
   - Скажите, - она покрутила в пальцах ручку, раздумывая, - ваш муж не изгнан из рода?
   - Нет, а что?
   - Согласно протоколам сотрудничества Крет может оплатить медицинскую помощь. Но они идут на подобное только когда... сейчас прочитаю... - Сара Март коснулась экрана планшета, - "субъект является гражданином Крета и не изгнан из рода". Не совсем понимаю, что это означает... в нашей больнице за все время было только три пациента-кретянина, по двум из них получены отказы. Но, сами понимаете, на Прино контингент не самый законопослушный.
   - Нет, его не изгоняли! - надежда вспыхнула яркой звездой. - Ему не откажут!
   Пусть только попробуют, я тогда дедулю лично морским узлом завяжу.
   - Хорошо,- женщина вновь заглянула в планшетку, - значит, процедура следующая: представительства Крета у нас нет, вы должны обратиться в консульство Сатулы, они как ближайшие соседи берут на себя решение вопросов кретских граждан. Консул Сатулы пошлет запрос, и нам останется дождаться решения Крета. Давайте скину вам координаты.
   - Секундочку, - я достала из заднего кармана телефон и нажала на разблокировку. Устройство не подало признаков жизни, а экран по диагонали пересекала длинная трещина. Наверно, разбила, когда упала на той стоянке. - Черт! Ой, а можно с вашего позвонить?
   - Прошу, - она протянула планшет.
  
   В консульстве согласились мне помочь. Конечно, они вышлют запрос. И деньги с радостью перечислят... Когда получат ответ с Крета... Тогда будет все и сразу. А пока надейтесь и ждите. Дней так шесть. Или семь. Или как получится. "Аномалия" возле Прино вещь плохопредсказуемая... И пока она не рассосется, транспортное сообщение, а следовательно и связь, не возобновится.
   Они записали данные о Роке и отключились, пообещав отправить запрос в экстренном порядке, как только появится возможность.
   У Сары Март сквозь натренированное выражение сочувствия проступала непоколебимость администратора, не имеющего права потерять ни цента.
   - Мы можем договориться, чтоб счет мне выставили после того, как наладится связь? - предприняла я еще одну попытку.
   - Боюсь, что нет... Максимум мы можем разбить сумму на два этапа: двести сейчас, чтоб обеспечить пребывание на аппарате и выращивание органов, а остальное непосредственно перед операцией.
   - Я достану деньги. Пускай начинают подготовку.
   - Простите, но только после оплаты. Это от меня не зависит.
   - Зайду еще к вечеру, - захлопнув за собой дверь кабинета, я поспешила к операционной.
   Честно говоря, я не представляла, что делать. Знала только одно - костьми лягу, но Рока вытащу. Даже если придется этой Саре Март нож к горлу приставить. После нашего разговора агрессия из меня так перла. Ну почему в наше время, когда медицина способна творить чудеса, жизнь и смерть зависит от этих гребаных денег? Почему они определяют ценность человека, а полубогов в белых халатах, на которых мы готовы молиться, низводят до уровня ненасытных демонов, безжалостно приносящих в жертву тех, кто не смог оплатить свою жизнь? Как может в одной системе сочетаться милосердие и хладнокровное безразличие?
  
   - Куда повезли пациента из операционной?
   - В конец коридора и налево, - сестра на посту лениво махнула рукой в нужную сторону.
   Зак ждал меня возле сплошь стеклянной стены, по другую сторону которой рядком стояли медкапсулы. Часть помещения оставалась скрыта жалюзями.
   - Рок вон там, второй справа, - шепотом сообщил маргунец. - Зачем тебя звали? Мне ничего не говорят.
   - Про страховку спрашивали. Внутрь пускают? - я прижалась носом к стеклу. Матовая скорлупа капсулы, напоминающей формой половинку разрезанного вдоль яйца, скрывала тело. Лица отсюда тоже не видно.
   - Нет, туда - только персонал. Что сказал врач?
   - Нужна еще одна операция через две недели.
   - Так долго?
   - Да, они должны вырастить органы на замену... печень... еще что-то... - голос сорвался.
   К глазам подступили слезы, я быстро провела пальцами по ресницам, стирая признаки слабости. Не время раскисать! Сейчас глубоко вздохну, успокоюсь и придумаю, как спасти Рока.
   - Эй, присядь, - мальчишка потянул меня к мягкой скамейке у противоположной стены. Оттуда было видно, что происходит в палате, поэтому я без возражений последовала за ним. - Не плачь. Все образуется, вот увидишь...
   - Угу, - я высморкалась в протянутый Заком платок. - Слушай, а у тебя на счету много денег?
   - Тысяч десять... Если нужно, бери.
   - Пока нет.
   Десять штук меня не спасут - капля в море. Мне нужно целых триста тысяч... Не больше и не меньше... Красивое число. И недостижимое.
   Черт, что же делать?!
   - Карин, я отойду на пару минут, природа зовет. Там, кстати, кафе этажом ниже, тебе ничего не нужно? Батончик или воды?
   - Нет, ничего...
   - Ладно.
   - Хотя погоди, возьми мне минералки.
   Зак ушел, а я продолжила пялиться сквозь стекла на вторую капсулу справа. Если бы не эта проклятая "аномалия"! Я могла бы одолжить денег у родителей или у бабушки... Либо связаться с Джеймсом Карром - уверена, дедуля решил бы вопрос даже быстрее консульства. Но мы здесь и сейчас. На Прино. В изоляции от мира. И деньги тоже нужны здесь и сейчас.
   Кредит? Максимум, что даст банк без обеспечения - пара тысяч.
   Украсть? Ха, если бы все было так просто. Уязвимости безопасности не висят спелыми гроздьями на финансовых потоках. И даже если найду способ, это займет слишком много времени.
   Что-нибудь продать? У нас была только формула химеры, которую мы успешно профукали. За нее уже и ломаного гроша не дадут. А больше ничего и нет...
   Стоп. У нас же есть корабль! Можно попробовать его продать или использовать в качестве залога под кредит. Я поспешно вытащила телефон... и плюнула на треснувший дисплей.
   Черт, совсем забыла! И ноут остался в машине на стоянке. Здесь откуда-то можно выйти в сеть? Оглянувшись, я заметила рюкзак Зака, примостившийся на полу рядом со скамьей. Трубка нашлась в одном из многочисленных внешних карманов, но почему-то оказалась выключенной. Странно, Зак вроде бы другой моделью пользовался... Впрочем, не важно. Я включила телефон и загрузила список банков и кредитных организаций.
   И уже через несколько минут убедилась, что идея, мягко говоря, нереализуема на практике. Нет, сумм, предлагаемых за корабль, даже по самым скромным прикидкам хватило бы с лихвой. Да только и банки, и агентства по купле-продаже требовали документы, подтверждающие право собственности. Наличия универсального ключа и паролей доступа оказалось недостаточно.
   Снова тупик. Хотелось побиться башкой о стену.
   Остается только вариант с ножом...
   Телефон завибрировал в стиснутой ладони и высветил короткое "Фред". Номер явно числился в адресной книге, а, следовательно, не мог иметь отношения к моим недавним собеседникам. Нажав "ответить", я опасливо, словно живую гадюку, поднесла трубку к уху. Если это тот, о ком я подумала...
   - Алло, Зак? Не бросай трубку. Выслушай, это важно! - на одном дыхании выпалил мужской голос, в котором причудливо переплетались командные и просящие интонации. - Если заметишь рядом Томаса, беги со всех ног! Я не шучу, это очень серьезно. И чаще оглядывайся. Зак, ты понял?! Я знаю, что ты мне не веришь, но прошу послушать хотя бы раз. Это для твоей же безопасности, Тамас опасен. Зак? Ответь что-нибудь, я слышу твое дыхание.
   - Это не Зак, - нервно облизнув губы, решилась я.
   - Кто ты? Дай мне Томаса, пусть эта гнида говорит со мной напрямую! - взорвался Килкени.
   - Томас мертв, - произнесла я и стала ждать реакции собеседника. Две секунды, три, четыре...
   - Где Зак? Что с моим сыном?
   - Он... в порядке.
   Повисло молчание, пока каждый из нас обкатывал камни новой информации и пытался втиснуть их в уже выстроенную структуру реальности. Неужели Томас действовал по собственной инициативе, когда напал на нас, а не выполнял указания Килкени? Друзья-подельники рассорились? Или Килкени водит меня за нос?
   - Карина? - наконец созрел мужчина.
   - А что, по голосу тех, кого ты приказывал убить, уже не узнаешь? - ядовито отозвалась я.
   - Я могу поговорить с Заком? - проигнорировал мое замечание Килкени.
   - Нет.
   - Он рядом?
   - Нет.
   - Верни мне сына. Что ты хочешь? Скажи сколько.
   - Триста тысяч, - выпалила я раньше, чем успела вдуматься в его предложение и понять, на что подписываюсь. Это число безотвязно стояло у меня перед внутренним взором с того момента, как я покинула кабинет страхового агента. Замолчала, испугавшись собственных слов и одновременно страшась услышать отказ.
   Тишина на том конце была по нервам. В нашем разговоре пауз больше, чем слов.
   - Хорошо. Сто сразу, остальное, как отдашь мальчика.
   - Перезвоню позже, - я спрятала телефон в карман. И как раз вовремя - в конце коридора показался Зак.
   - Прости, что так долго. Обеденный перерыв, у автоматов очередь, - маргунец протянул мне бутылку с минералкой.
   - Спасибо. Знаешь, нет смысла нам тут сидеть, внутрь все равно не пустят... Поезжай, наверно, в гостиницу, зарегистрируйся, а то мы бронь потеряем.
   - А ты? Давай вместе, отдохнешь хотя бы.
   - Мне нужно еще по страховке все утрясти. У них тут всяких формуляров прорва. Кстати, мой ноут в машине остался?
   - Да, на заднем сидении. Прости, не подумал захватить. Рюкзак взял, потому что полиция документы спрашивала.
   - Действительно? - я как-то этот момент упустила. Не до того было.
   - Угу. Давай я смотаюсь, привезу твои вещи, а потом уже в отель.
   - Нет-нет, я сама. Мне тоже нужно проветриться немного, а то крыша едет. Ты лучше поспеши, пока наш номер не забрали, - учитывая, что Фредерик Килкени мог узнать из новостей о нападении Томаса, мне следует держать Зака подальше от мест, где его станет искать папаша. То есть больница, корабль и место нападения - запретные территории.
   - Ладно, я туда и обратно.
   - Не нужно. Отдохни хоть пару часов, к вечеру приедешь. Хочу, чтоб хоть один из нас в адекватном состоянии оставался.
   Он недовольно вздохнул, но спорить не стал.
   - Если что, звони.
  
   Через час я ждала Килкени за столиком в глубине кафе. Специально выбирала людное место, но обеденный перерыв закончился и посетители таяли на глазах.
   Килкени появился за пять минут до назначенного времени, стремительно приблизился и спокойно уселся напротив, едва заметно кивнув, словно старой знакомой. Высокий, невозмутимый, не первой молодости, почти полностью седой, с правильными чертами лица и в костюме, он походил на известного актера... Точнее на тот собирательный показушный голливудский образ солидного бизнесмена, который я всегда считала враньем. Но Килкени соответствовал... Внешне, по крайней мере... Его портила только глубокая борозда носогубной складки у правого угла рта - словно шрам на коже.
   Интересно, он один пришел или на улице ждет команда поддержки?
   Он ждал, пока я начну разговор... А я не знала, как... "Я тут друга продаю. Не хотите прикупить немного? Руку там или ногу? Вам завернуть?"
   Килкени молча наблюдал за мной. Возможно, не хотел спугнуть, слишком резво взявшись за дело. Заказал кофе, не торопясь размешал сахар, попробовал.
   - Половину вперед. Вот номер счета, - я пододвинула к мужчине салфетку с заранее написанными на ней цифрами. - Когда банк подтвердит перевод, я скажу тебе адрес, перечислишь остальное и заберешь Зака.
   - Сначала я хочу убедиться, что он действительно будет там.
   - Ладно, - легко согласилась я.
   Даже если Килкени вторую часть денег зажмет, мне хватит, чтоб оплатить Року пребывание на аппарате и выращивание органов, пока не рассосется "аномалия".
   Он отодвинул кофе и, достав коммуникатор, принялся вводить данные, поглядывая на салфетку.
   - Все. Сумма солидная, придется подождать минуть пятнадцать, пока банк ее прокинет, - он оставался спокоен, как удав. Ну да, бизнесменам ведь положено держать лицо, о каких бы суммах не шла речь. Или для него это не деньги?
   - Тогда ждем, - я снова посмотрела в окно, но никого подозрительного не обнаружила. Неужели, и правда, один пришел?
   Время в натянутом молчании тянется нестерпимо долго... И я все же не выдержала:
   - Хочу спросить. Зачем тебе Зак? Неужели на Нодаре с таким пиетом относятся к патентам, что без Зака не обойдешься?
   Килкени помолчал, раздумывая, стоит ли вообще отвечать.
   - Зак мой сын, я его люблю и хочу, чтоб он был в безопасности. Боюсь, тебе это сложно понять в силу возраста и глупости.
   - О, надо же! А его мать вы убили тоже от великой любви?
   Похоже, мне удалось его удивить.
   - Это он такую чушь сказал?
   Я пожала плечами:
   - Почему чушь? Он все видел.
   - Что именно - все? - в его голосе почувствовался металл. Но как-то он слишком спокоен для разоблаченного убийцы... Я ждала криков, воплей и угроз...
   - Труп матери, и как вы прятали тело.
   - Он подумал, что я ее убил?! Так вот почему... - он прикрыл глаза рукой и горько улыбнулся. - А я-то думал...
   - Расскажешь?
   - С чего я должен тебе исповедоваться?
   - Все равно ждем...
   Он рассеянно крутил в руках телефон, витая в своих мыслях. Криво улыбнулся одним уголком рта, но не зло, а печально.
   - Мы познакомились на Маргуне. Я приехал в командировку и попал на какой-то скучнейший прием, никого там не зная. Аманду притащил туда ее шеф пообщаться с чиновниками, от которых зависело выделение средств на исследования. Она сидела в кресле в углу и ни с кем не общалась... Такая красивая, словно фея из сказки... У нас начался роман. Но я к тому времени был женат. Знаешь, в бизнесе есть такое понятие, как стеклянный потолок. Как бы ты не был хорош, выше его честными способами не прыгнешь. Я достиг этой планки к тридцати, а дальше помогла удачная женитьба. Кэтрин хотелось избавиться от контроля со стороны родителей и получить возможность развлекаться в свое удовольствие, я жаждал занять кресло президента. Удобный и необременительный брак. Встреча с Амандой в мои планы не входила. В общем, когда она узнала о жене, даже слушать ничего не стала, просто указала на дверь.
   - Мог развестись.
   - Нет, отец Кэтрин меня бы уничтожил, я бы потерял все, - он одним глотком допил кофе и продолжил: - Мы не виделись больше. А через десять лет Аманда пришла ко мне и сообщила, что у нас есть сын, и что он умирает. Аманда как никогда близко приблизилась к лечению синдрома Реля, но для этого ей пришлось нарушить запрет на генетические модификации человека. Правительство Маргуны, побоявшись Земли, уничтожило бы ее, а собственное наследство она уже истратила. Нужно было закончить исследования. У нас с Кэтрин нет детей, никто из нас к этому не стремился. И тут оказывается, у меня есть сын. К тому времени в моих руках оказалось достаточно власти и средств, чтоб помочь Аманде. Мы помирились и вместе полетели на Маргуну... К сожалению, Зак воспринял мое появление в штыки. Сложно сказать, обида ли сыграла свою роль, ревность, или подростковый максимализм, но кроме враждебности он не проявлял больше никаких эмоций. Непросто, конечно. За эти четыре года он немного оттаял, я уже надеялся... Мы получили ободряющие результаты по "химере" с Прино. Образец Зака тоже был готов, но тут вмешался Стас.
   - Аманда не возражала против экспериментов на людях?
   - Она дарила им шанс на жизнь!
   - Ну, если так посмотреть... Продолжай, продолжай.
   - Подозреваю, что он хотел меня шантажировать растратой средств из фондов, - Килкени вопросительно взглянул на меня.
   - Типа того.
   - Земной Союз принялся копать под Аманду, что-то заподозрив, мы должны были бежать и я в срочном порядке переводил на Нодар все, что мог. Но Стас вскоре догадался, что большая часть средств уже выведена, и много он не получит, поэтому кинулся искать причину. Он, прикинувшись моим помощником, приезжал к Аманде. У нее не возникло подозрений, поскольку Стас знал слишком много для случайного человека. Ему удалось разузнать о лаборатории на Прино и о Заке. Прежде чем кто-либо догадался, Стас, воспользовавшись ключом Аманды, выкрал из лаборатории образец Зака и вернулся на Землю.
   - И вы его убили.
   - Нет, не совсем. Я поручил Томасу вернуть "химеру", но... Стас погиб, а след "химеры" оборвался.
   - А что с Амандой?
   - История с кражей "химеры" сломила ее. Знаешь, Аманда занималась исследованием синдрома Реля еще до рождения Зака. Догадываешься, почему?
   - Она тоже была больна?
   - Да, в более легкой форме, но все же. Многие из прототипов она испробовала на себе. Это позволило ей выгадать не один год, но это же и сделало ее невосприимчивой к последним, самым эффективным модификациям. Она взяла с меня слово позаботиться о Заке... И что, когда наступит последняя стадия, и она впадет в кому... Она боялась стать "овощем". В таком состоянии больной может находиться годами, но помочь уже ничем нельзя. Аманда как никто другой в мире понимала, что ее время заканчивается. Она всегда носила при себе ампулы... В ее окружении об этом знали все. Все, кроме Зака. Он знал, что у матери тот же синдром, но не догадывался насколько все плохо.
   - И ты?..
   - В тот день прилетел с Земли Томас, позвонил нам и сообщил, что Стас разбился. Аманда хотела ехать в лабораторию, чтоб снова приступить к работе над ДНК Зака, и хотела посоветоваться со специалистами по крионике. Для создания нового прототипа нужно около четырех лет, Зак столько бы не протянул. Она присела на пуф в коридоре, чтоб надеть туфли, и упала. Я вызвонил одного из ее помощников... Это был конец. Узнай кто-либо о ее смерти... Началась бы вакханалия и со стороны Земного Союза, и со стороны правительства Маргуны. Исследования Аманды интересовали многих. Если бы я знал, что Зак приезжал... Все никак не мог понять, почему он от меня отдалился... А дальше завертелось... Спецслужбы Союза попытались похитить Зака. Хорошо, что Томас прикормил у них крота и смог их опередить. Ты со своим шантажом...
   - Просто для истории: ты заплатил бы мне тогда?
   - Нет. Я к тому времени практически перебрался на Нодар. Скандалы на Земле мне были, мягко говоря, побоку. Хотя, да, неприятно. Мне оставалось лишь развернуть новую лабораторию, забрать Зака и погрузить его в криосон, пока не изготовят новую партию "химеры" для него. И тут снова ты, - его голос сочился ядом, - и след исчезнувшего образца! Я приказал Томасу договориться по-хорошему, чтоб не вышло, как со Стасом, но ты не послушала.
   - Я понятия не имела о "химере"!
   Килкени пожал плечами, не комментируя мою реплику.
   - К сожалению, на Нодаре все оказалось непросто. Там свои неписаные законы, зоны влияния и свои боссы, крышующие амбициозные проекты. Томас мне был срочно нужен там, и мы почти упустили тебя.
   - Ты хотел меня убить, - напомнила я.
   - А что, нужно было тебя по головке погладить? Спасибо, что погубила последний шанс моего сына?!
   - М-м-м, добрый папаша, да? - осклабилась я. - А тут, на Прино, когда в лаборатории живьем людей сожгли, тоже высокими принципами руководствовались?
   - Я узнал о пожаре только неделю назад, когда начал проверять деятельность Томаса и понял, что он копает под меня. Думаю, он с самого начала рассматривал должность помощника как трамплин на мое место. Благо на Нодаре для карьерного роста зачастую достаточно лишь убрать босса. Он ждал удобного момента, когда я налажу подпольное производство "химеры", чтоб сразу снять сливки. Заподозрив Томаса, я... так сказать, отдалил его от себя...
   - Вышвырнули?
   - Прежде я бы сформулировал как "перевел в удаленный филиал", - усмехнулся Килкени. - Но он знал о моей ахиллесовой пяте - Заке. Когда Том внезапно рванул к Прино, я последовал за ним... И сразу же узнал, что формула "химеры" больше ни для кого не секрет.
   - Что, много денег потеряешь? - съязвила я.
   - Не очень, - разочаровал меня Фредерик. - Ты устроила мне хорошую рекламу. В перспективе теряю много, зато на первую партию "химеры" могу взвинтить цены до небес. Когда дело касается жизни, люди отдадут любые деньги. Да и Земной Союз наконец-то от меня отстанет - они же кипятком писали, так жаждали заполучить формулу.
   - Зачем она им?
   - Политика... На Маргуне год от года усиливаются оппозиционные настроения. Будь у Земли "химера", политики любого ранга и из любого лагеря перед ними на цыпочках ходили бы. Эрика Лау хотела получить формулу и заставить замолчать всех причастных. Они пытались пару раз подкупить людей из нодарской лаборатории, спасало то, что формулу целиком знало только трое человек, включая меня.
   - Томас тоже?
   - Нет, он бы продал меня с потрохами.
   Телефон тихо тренькнул - деньги поступили на счет. Фредерик заторможено перевел на взгляд на часы и словно очнулся.
   - Говори адрес.
   - Я поеду с вами. Хочу объясниться с Заком.
   - Машина за углом.
   - Один звонок только сделаю...
   - Кому? - он подозрительно сощурился.
   - Не волнуйся, хотела бы тебя сдать, сделала бы это уже давно, - буркнула я, набирая номер страхового агента.
  
   Невзрачная комната отеля. Сколько мы их поменяли за последнее время? Я уже сбилась со счета... Маргунец дремал поверх одеяла в одежде.
   - Зак! - позвала я.
   Проснулся он мгновенно.
   - Что-то с Роком, да? - мальчишка подлетел ко мне, с тревогой вглядываясь в лицо.
   - Нет, с ним... - язык не поворачивался сказать, что в порядке. Совсем не в порядке... - Он в том же состоянии. Тут такое дело... Ты только выслушай меня до конца. Ладно? - я села и потянула его за руку, усаживая рядом с собой.
   - Ну.
   - Року на операцию нужны деньги. Большие деньги. Я испробовала разные варианты, но такую сумму не соберу. Вот... И... Мне нужно было позвонить. Мой телефон разбился, поэтому я взяла твой... - я выудила из кармана телефон.
   - Это мамин.
   - Правда? Так вот... На него позвонил твой отец...
   - Что ему нужно? - враждебно процедил мальчишка.
   - Он волновался, предупреждал опасаться Томаса.
   - Его предупреждение несколько опоздало, - зло хмыкнул Зак.
   - В общем... Мы поговорили...
   - И?
   - Он ждет тебя в коридоре...
   - Что?! - Зак вскочил. - Да как ты могла?! Постой, я понял... Килкени тебе заплатил. Что молчишь? Заплатил?!
   - Да.
   - Сука! - прошипел сквозь зубы мальчишка. В его глазах пылала такая концентрированная ненависть, что казалось, еще секунда - и я вспыхну в ее огне.
   - Пойми, Року не выжить, если не достать денег... - озвучила я беспрерывно терзающий меня кошмар.
   Маргунец снова сел на диван, спрятав лицо в руках.
   - И еще... Килкени утверждает, что не убивал твою маму. Зак, она действительно давно страдала синдромом Реля?
   Он дернул плечами.
   - Она хорошо выглядела, не как на последних стадиях... Да и какая теперь разница?!
   - Думаю, для тебя разница есть.
   - Иди к черту. Он там? - Зак мотнул головой в сторону двери.
   - Да.
   - Убирайся.
   Я только сейчас заметила, что когда Зак зол, интонации его голоса до боли напоминают манеру говорить Килкени. И не верь после этого в генетику.
   В коридоре, прислонившись к противоположной стене, терпеливо ждал Килкени.
   - Здравствуй, Зак, - Фредерик казался спокойным и расслабленным, но в голосе ощущалась тревога. - Поговорим?
   - Как будто у меня есть выбор, - поджал губы мальчишка. - Заходи.
   Дверь захлопнулась перед моим носом, отрезая от разговора. Я прижалась ухом к полотнищу двери, но ничего не услышала.
   Они вышли из номера через десять минут. Зак нес контейнер с "химерой", а Килкени тащил рюкзак и выглядел крайне глупо в своем официальном костюме и с подростковым рюкзаком через плечо.
   Маргунец остановился в дверном проеме и, не глядя мне в лицо, произнес:
   - Просто, чтоб ты знала - я тебя ненавижу. И отдай телефон, он мамин.
   - Держи, - я протянула коммуникатор.
   - Ну, - он ухватился за корпус, но я не спешила отпускать, пока не поймала взгляд Зака.
   - Прости меня. Пожалуйста, - пальцы разжались.
   Он ушел молча, не оглянувшись. Килкени кивнул на прощание и прикрыл за собой дверь.
   Я сползла по стенке и закрыла глаза.
   Предательство - это всегда мерзко и противно. Но я не видела иного пути. Не прилетел вдруг волшебник на голубом вертолете, чтоб вручить мне желанные деньги, администрация больницы не прониклась сочувствием к страждущим, "аномалия" тоже не спешила рассасываться. Проблемы не решались щелчком пальцев... И хорошего выхода из безвыходной ситуации не существовало...
  
   Последние две недели я сомнамбулой бродила по больнице. Меня преследовала навязчивая идея: пока я смотрю на Рока, ничего плохого не случится, но стоит только отвернуться... В общем, я торчала у стеклянной стены, не отрывая взгляда от медкапсулы. Зеленая точка его сердцебиения на дисплее стала моим пульсом. Рока по-прежнему держали в искусственной коме.
   Я сняла комнатку, больше похожую на келью, в гостинице при больнице, расположенной в правом крыле здания. Самым страшным было оставлять Рока одного на те несколько часов, что требовались на сон (я бы могла ночевать на мягкой скамейке у палаты, но меня оттуда выгоняли на ночь).
   Знаю, что это глупо и маниакально. Знаю...
   Один раз даже удалось подлизаться к дежурному врачу двойным капучино и на минутку проскользнуть в палату, чтоб взглянуть на Рока вблизи. Он был до того бледный, словно в нем не осталось ни капли крови. Лишь размеренный писк аппарата доказывал, что он еще жив.
   Килкени сдержал обещание и перечислил оставшуюся сумму. Между тем закончилось действие "аномалии", консульство подтвердило оплату лечения с Крета. Проблема денег больше не стояла, и мой мир сузился до пределов больницы. Вне этих стен господствовала пустота.
   Две недели ожидания... Это изнуряет...
   Рока привели в сознание только на пару минут перед операцией, пока везли по коридору. Он бездумно смотрел пустыми глазами сквозь пластик медкапсулы, вряд ли узнавая хоть что-то.
   Потом три часа и двадцать семь минут ожидания... После операции хирург наконец-то сообщил, что самое страшное позади и можно надеяться на лучшее. Рока еще сутки подержали под наблюдением, но не помещали больше в медкапсулу, а затем перевезли в отдельную палату, куда пустили меня.
   - К вечеру должен очнуться, - доброжелательно улыбнулась медсестра, закрепляя датчики на участках тела, не закрытых стерильными повязками.
   Я осторожно присела на краешек кресла, дивясь тому, что наконец-то нахожусь так близко от него. Едва касаясь, провела кончиками пальцев по здоровой руке, просто чтоб убедиться, что не брежу. Так хотелось прижаться щекой к его ладони, но я боялась причинить боль.
   По щеке поползли слезы, и я впервые не пыталась их сдержать.
   Ты так сильно мне нужен... Ты даже представить не сможешь, насколько...
   Пожалуйста, возвращайся.
   Просто живи... Мне даже все равно, где и с кем. Пускай не со мной и за миллионы световых лет... Не важно. Мне просто нужно знать, что где-то во вселенной ты есть...
  
  
  
  
  
  

Оценка: 9.47*4  Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на LitNet.com  
  А.Каменистый "Исчадия техно" (Боевая фантастика) | | В.Екатерина "Истинная чаровница " (Любовное фэнтези) | | Т.Серганова "Обрученные зверем" (Любовное фэнтези) | | В.Соколов "Обезбашенный спецназ. Мажор 2" (Боевик) | | К.Вэй "По дорогам Империи" (Боевая фантастика) | | С.Ледовская "Соната для сводного брата" (Любовное фэнтези) | | П.Эдуард "Квази Эпсилон 5. Хищник" (ЛитРПГ) | | Н.Новолодская "На грани миров. Цитадель" (Боевая фантастика) | | Е.Кострица "Портной" (Киберпанк) | | В.Соколов "Мажор: Путёвка в спецназ" (Боевик) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
А.Гулевич "Император поневоле" П.Керлис "Антилия.Полное попадание" Е.Сафонова "Лунный ветер" С.Бакшеев "Чужими руками"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"