Фролов Александр Александрович: другие произведения.

Раскол: Звезда Дестроера

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Зимние Конкурсы на ПродаМан
Peклaмa
Оценка: 8.94*4  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Вторая половина 21 века. Солнечная Система обжита и поделена, но отнюдь не спокойна. Внедряются новые технологии, ученые подбирают ключи к тайнам мироздания, спецслужбы плетут интриги, а космические пираты терроризируют торговые маршруты. Но все это грозит рухнуть в единый миг, когда столкнутся космические флоты империй, а с небес хлынет ливень баллистических ракет орбитальной бомбардировки. Человеческие сверхгосударства стоят на пороге новой, уже шестой по счету, мировой войны, и только Б-г знает, сколь тонкая грань отделяет человеческий мир от Апокалипсиса. Первая часть. Комментарии по сути происходящего принимаются :) Постарался изобразить фантастику, настолько научную, насколько моим гуманитарным мозгам доступно. Что в итоге получилось, уже судить Вам, дорогие читатели. Версия обновлена на 23.11.2016 P.S. Часть текста удалена в связи с требованиями издательства.

 []
  
Navigare necesse est, vivere non est necesse
  
   Пролог
  
   Хадридурия был стар, ему уже исполнилось 210 лет этой весной. Однако, не смотря на все свои годы, он был ещё крепким мужчиной. В прошлом году, на церемонии посвящения, он смог побороть, одного за другим, троих послушников, из нового набора.
   Все же, предки были молодцы. Да и неукоснительное правило соблюдения чистоты рода тоже сыграло свою роль. Да, что говорить.
   Вон возомнившие себя пупом земли хеллены, давно отколовшиеся от родины, а теперь развязавшие войну против неё, они то давно плюнули на чистоту расы. И что теперь? Скрещиваются с немытыми дикарями, из всех окрестных земель, уже которую сотню лет, а в результате редко кто теперь из них доживает и до ста пятидесяти. Эдак, через несколько поколений, средний хеллен и сотни лет жить не будет. А Хадридурия, при определённой доле везения, мог и 250 лет справить, а то и, чем черт не шутит, и все 300.
   Однако, вот с чем были проблемы, в последнее время, так это с везением.
   Проклятые хеллены развязали братоубийственную войну, и теперь, шаг за шагом, приближались к полному покорению благословенной Атлантиды, родины богов.
   Как могло дело дойти до такого, как хеллены смогли забыть и презреть все материнские узы и родственные связи, это для Хадридурии оставалось непонятным до сих пор, хотя война шла уже почти год. Руководимые безумным еретиком Аполинием, что как паук, обосновался в их столице, Афинии, хеллены за неполные 11 месяцев смогли захватить все земли Атлантиды в колониях, и уже почти захватили сам остров богов.
   По сути, непокорённой оставалась только Островная твердыня, да и той, уже недолго оставалось. Хеллены уже взяли два канала, и одну защитную стену. По сути, день назад, они брали уже и последнюю стену, но были отбиты ударом атлантов. Однако вопрос повторного штурма был только делом времени.
   По Островной твердыне шастали недобитые группки хелленов, несколько сотен которых, отбились от своих основных сил, в момент вчерашнего прорыва. Сейчас они хоронились по подвалам и подворотням дворцов и храмов, которыми изобиловала столица бывшей империи Атлантов. Хадридурии уже пришлось сегодня дважды обнажать свой орихалковый, сияющий огнём, меч, что бы лично добить заблукавших, после провалившегося штурма хелленов. С первым пришлось немного повозится, все же годы уже берут своё, не смотря на общую бодрость, а второго он зарубил со спины, полоснув прямо по закинутому за спину щиту. И орихалк рассёк матерого пельтаста вместе с его пельтой пополам, даже не замедлив своёго движения в руке жреца. Воистину предки были боги, раз могли создать такой волшебный материал, которые рассекает волоконную броню хелленов как эфир.
   И от мыслей о божественных предках, Хадридурия сжал зубы до скрежета и ускорил шаг.
   С утра, он держал путь в головной храм Божественного исхода. На уме у Хадридурии было совершить святотатство, и все его естество противилось его же задумке. Однако же весь опыт жреца и вся его жизненная мудрость подсказывали, что другого шанса ни у него, ни у Атлантиды больше не будет. Вчерашний штурм хеллены провели с ходу, взяв последнюю защитную стену сразу после форсирования второго канала. Отбитая стена и последний канал не смогут остановить их ещё раз. Хадридурия старался быть реалистом и ничего хорошего для себя и Атлантиды он уже не ожидал.
   Ночью, как наивысший по рангу из выживших жрецов, он был на собрании военачальников Островной твердыни, точнее всего того, что от неё оставалось. И это жалкое собрание окончательно убедило его в том, что его задумка оставалась единственной идеей, которая может помочь Атлантиде, в эти последние дни. Поэтому он и отправился в путь к храму, в то время как все способные держать оружие, вышли на стену. Так что мысли о святотатстве нужно отложить в сторону и делать своё дело.
   Но вот он уже и на площади Десяти первосыновей, перед храмом Божественного исхода. Открывшееся его взору зрелище, никак не вдохновляло. Вся площадь была усыпана горами камня, в который превратились окружающие её здания. Метательным машины хелленов были примитивны, особенно по меркам былой эпохи, но для бывшей столицы мира их хватало с головой. Возвышавшийся над всем окружающим архитектурным комплексом, храм Божественного исхода, находился в плачевном состоянии. Шпиль его, показывающий дорогу к звёздам, куда ушли Божественные предки, был сломлен почти у основания. Левое крыло представляло из себя одну сплошную руину, да и правое было в ненамного лучшем виде. Пилоны у входа, тоже находились в разрухе, большая часть их была повалена хелленскими зарядами, и сейчас они в беспорядке лежали у входа в основную цитадель храма, преграждая путь старому жрецу.
   Проникнув через нагромождение камня, Хадридурия оказался в помещении храма. Там было много лучше, чем снаружи. Стены цитадели храма, в отличие от пристроенных много позднее крыльев и шпиля, были выстроены более пяти тысяч лет назад, когда народ Атлантиды ещё правил всем миром, когда знания и умения потомков Десяти первосыновей было ещё велико. Эти стены простоят и ещё пять тысяч лет, и им нужно что-то посерьёзнее, чем метательные машины ополчившихся на свою родину ублюдков. Хотя надо признать, весьма многочисленных ублюдков.
   Все же чистота расы, это вещь в себе. Неуклонно, год за годом, и поколение за поколением, количество атлантов уменьшалось. В то время как покорённые дикари, плодились словно крысы. Даже бастарды-хеллены, не прогадали, и хотя вдвое потеряли в сроке жизни, скрестив себя с дикарями, но на начало войны их насчитывалось уже более 10 миллионов, в то время как на всю Атлантиду с колониями было не более 120 тысяч атлантов. А сейчас, после года войны, в Островной твердыне в живых было неполных две тысячи её защитников. Вот и все, что осталось от божественной расы. В такой ситуации помощью может быть только чудо или боги. На последних Хадридурия и рассчитывал.
   Приблизившись к возвышающемуся посреди храма алтарю, изображающему в камне восходящих на небо Десять первосыновей, в потоках солнечного света, который бил из их ног, Хадридурия отбросил в сторону свой орихалковый меч. Упав плашмя на литые плиты пола, меч издал звук, похожий на удар в бронзовый гонг.
   Расставаться с мечом было больно, секрет изготовления орихалка был утерян уже несколько тысяч лет назад. Однако, несмотря на ценность предмета, он больше не понадобится. Наступал самый ответственный момент.
   Хадридурия подошёл к алтарю вплотную и возложил на него обе свои руки.
   Привычная, по ежегодным Ритуалам Чистоты, процедура началась.
   Жреца окутал тёплый и ласковый пузырь, через который окружающее его пространство казалось блестящим, а предметы нечёткими, и звонкий голос, возникший у него прямо в голове, произнёс:
   - Система идентификации активирована. Назовите себя, пожалуйста!
   - Жрец Хадридурия, посвящённый четвёртого ранга - ответствовал старик.
   - Волновое опознание завершено. Приветствуем Вас, звёздный кормчий, Дурдидурия Во. - голос привычно поименовал Хадридурию чужим именем и титулом. Между собой жрецы судачили, что голос, величая их именами и титулами далёких предков, ушедших к звёздам, признает их чистоту рода. Собственно, на этом и строился весь Ритуал Чистоты. Каждый из послушников и жрецов, ежегодно должен был пройти его, и если голос из камня принимал вопрошающего, то послушник или жрец оставались в их ордене. Если же нет - нечистого ждала мучительная смерть от голода, в катакомбах храма.
   - Предоставлен полный доступ к управлению постом аварийной космической связи дальнего действия. Начать процесс передачи аварийного сигнала или желаете совершить другие действия? - на этом месте, жрецу следовало остановиться и сказать священное слово "Отмена". И именно этот, тысячелетиями установленный порядок Хадридурия и собирался сейчас нарушить.
   Как ни странно, но жрецы, в своих размышлениях, где-то были правы. Построенный во время оно, комплекс дальней космической связи, который, растерявшие знания потомки, смогли использовать разве что под храм, действительно признавал жрецов за их далёких предков. Молекулярные банки памяти не вынесли испытания временем, и год за годом, все больше и больше кластеров данных выветривалось, и вместе с тем, все менее и менее точным становился волновой анализ, который проводила искусственная сущность комплекса, дабы подтвердить права доступа персонала. Хадридурия не знал этого, но ему все же хватило везения в полной мере, волновой оттиск Дирдидурии Во, звёздного кормчего, которого не было в живых уже много тысяч лет, но с которым совпал его собственный оттиск, давал жрецу право полного доступа к управлению комплексом.
   - Начать процесс передачи аварийного сигнала или желаете совершить другие действия? - повторил металлический голос из алтаря, в голове у жреца, и Хадридурия окончательно решился.
   - Могу я передать послание нашим ушедшим на звезды предкам? - спросил он у голоса.
   - Передатчик аварийного сигнала активирован. Прошу выбрать координаты для передачи. Прошу определить структуру кода.
   Хадридурия задумался, он не понимал, что хочет от него голос из алтаря. Все его задумки о возможности связаться с ушедшими на звезды предками, основанные на старых слухах и легендах, никак не могли помочь ему в данной ситуации.
   - Могу я передать послание всем, до кого можно дотянуться? - спросил он. Дальше, казалось, уже задумался голос из алтаря.
   - Нет отклика от ретрансляторов системы Сольса, возможна едино разовая передача аварийного волнового импульса широкого спектра. Предупреждение: основные энергетические линии отключены, резервные энергетические линии повреждены. Возможна неконтролируемая реакции распада ядра. Подтверждаете передачу?
   - Подтверждаю - проговорил Хадридурия.
   - Прошу произнести ваше сообщение, и по окончанию повторно подтвердить отправку. К записи сообщения готов.
   Голос замолчал, а жрец глубоко-глубоко вдохнул, потом спустя несколько мгновений выдохнул, и наконец, произнёс то, что в разных вариациях он повторял про себя, все последние месяцы и дни: "Братья атланты, божественные сыновья Десяти перворождённых, молю вас! Возвращайтесь на родину, спасите свой народ. Атлантида, родина богов, стоит на краю гибели. Грязнорожденные хеллены напали на нас и убивают нас, наших женщин и детей.
   Возвращайтесь со всей вашей божественной мощью, и пусть падут ниц перед вами все орды грязных дикарей. Спасите свою родину, спасите свой народ!"
   Произнеся свою речь он тихонько постоял, ещё раз вздохнул и, произнеся одно слово, "отправляй" снял руки с алтаря.
   Хадридурия ещё успел услышать металлический голос в своей голове, произнёсший два слова "отправка завершена", когда все поглотила белая вспышка.
   Если бы он остался жив, и смог вознестись над землёй стадиев на тысячу, он бы увидел как сияющий шар белого огня поглотил Атлантиду, как вскипели воды окружающего остров океана. Но старый жрец уже ничего не видел.
  
   * * *
  
   Сдавать экзамены Илье никогда не нравилось. Учиться да, это бывало, хоть и по обстоятельствам. Правда, обстоятельства, закончились, наверное, ещё классе в седьмом. А вот экзамены, уж увольте. Хотя к своим 20 годам он пообтесался, научился находить им достойное место в своей жизни, да и сдавать тоже. Что уж греха таить, папина тень, маячившая за спиной, в этом процессе была весьма пользительна. Но сам процесс сдачи экзаменов, Илья так и не полюбил.
   Ладно бы, ещё что-то интересное, какой-нибудь предмет стоящий. А то философия. Ну не может, ни один нормальный человек знать философию. Так Илье объяснял его отец, Овчинников Иван Николаевич, не последний человек в Министерстве транспортного строительства СССР, а отцу Илья верил безоговорочно. Не то, что всяким выскочкам-профессорам.
   И Савелий Аристархович Филиппов, принимающий у него экзамен, в понимании Ильи, относился как раз к такому типу выскочек-профессоров. Кругленькие очечки, бородка клинышком, неизменный широкий галстук в горошек. Ещё бы сюртук и пенсне нацепил. А речи какие ведёт? Сразу видно интеллигента вшивого, не то что мы Овчинниковы, из народа, из настоящего, рабоче-крестьянского. На таких как мы, как отец, весь Союз и держится.
   Но как бы там ни было, а экзамен сдавать нужно. Билет попался простой - "Диалектика Платона, её место в древнегреческой философии".
   Вначале учебного года о Платоне было целых несколько лекций. Да только Илья, как не старался вспомнить их содержание, никак не преуспел в этом. Зато он прекрасно помнил, чем он занимался на этих лекциях.
   Осенью на их поток как раз перевелась Людка Амвросьева, из ЛГУ, и он весьма весело проводил с ней время, что в рамках учебного процесса, что за оными. Так что пока все писали конспекты о Платоне, и прочих древнегреческих мыслителях, Илья занимался тем, что шуровал у Людки в трусах, запустив туда руку прямо на лекции. Благо, что на заднем ряду парт ничего не видно. Людка так и млела, а после занятий её, уже подготовленную, можно было тянуть хоть в кусты, хоть к парням в общагу, хоть куда угодно. Правда через пару месяцев пришлось с Людкой разбежаться, она нашла себе постоянного хахаля с соседнего факультета, но, да и невелика беда.
   Ну что же, если не мытьём, так катаньем, но сдавать экзамен нужно.
   И Илья склонился над листочком, который принялся покрывать разными каракулями. Из разборчивого он смог наваять только: "Платон. Учёный философ из Древней Греции. Жил до нашей эры. Изобрёл диалектику". Насчёт последнего утверждения Илья не был сильно уверен, изобрёл ли, или просто занимался, но больше информации из экзаменационного вопроса он почерпнуть не мог, а кладезь своих знаний так и не открыл.
   Оставалось только тянуть время, да надеяться на реноме отца. Благо, зашёл Илья в аудиторию на экзамен в последней пятёрке, и шансы досидеть до последнего у него были. А там уже как-нибудь прорвёмся.
   Время тянулось не просто медленно, а неимоверно медленно. Но вот и момент истины. Филиппов проставил в зачётку и в ведомость отметки барышне, которая кратко его поблагодарив, вышла из аудитории. Не считая Ильи, из не отстрелявшихся оставался только Андрей Матвеев, зануда и зубрила, которые проспал начало экзамена, и поэтому оказался в последнее пятёрке, хотя обычно он всегда шёл среди первых.
   Пока Филиппов склонился над бумагами, Илья поймал взглядом глаза Матвеева, и сначала указав ему в сторону стола профессора, после показал кулак. Матвеев понял намёк тут же, и, поднявшись к месту, пошёл отвечать без приглашения.
   "Ну что же, половина дела сделана" - подумал Илья - "лишних глаз не будет". Теперь оставалось только решить вопрос со сдачей.
   Андрей Матвеев оттараторил быстро, вот что значит зубрила, и, получив своё, тоже скрылся за дверью. Профессор, сверившись с бумагами, посмотрел на последнюю оставшуюся зачётку, вздохнул, и пригласил Илью к себе: "Ну что же, молодой человек, похоже, что вы последний, прошу к столу"
   Илья, тяжко поднялся со своего места, словно предчувствуя, что недобитый интеллигент-профессор окажется не так прост, как казалось ему ещё полчаса назад. Свой лист бумаги, разрисованный по ободку каракулями и завитушками, с дюжиной слов, которые он на нем написал, он оставил на парте, даже не взяв его с собой. С собой он нёс только картонный прямоугольник билета.
   Усевшись перед профессором, Илья молча протянул ему билет, а когда, Филиппов переписал себе в ведомость номер билета, Илья выдохнул и сразу пошёл ва-банк, как он уже делал несколько раз ранее на прошлых сессиях:
   - Савелий Аристархович, я не буду ходить вокруг да около. Билет тяжёлый, рука у моего отца тоже тяжёлая. А вы же знаете кто мой отец. Проблемы лишние не нужны ни мне, ни вам. Поэтому мне нужно пять. Я думаю, что это не сильно сложно для вас, в этой ситуации. Поставьте пятёрку, да и дело с концом.
   На протяжении этого короткого монолога, профессор Филиппов сидел, глядя Илье прямо в глаза и на лице профессора не дрогнул ни единый мускул. Выслушав студента, он ещё несколько секунд просидел в неподвижности. Потом поинтересовался, своим, казалось, поблёкшим, голосом:
   - Так что же, по билету вы отвечать не будете?
   - А что отвечать... Платон, он и в Африке Платон. Диалектику изобрёл. Ещё что-то там. К нашему разговору он отношения не имеет. Пятёрку ставьте, и я пойду себе.
   - Понятно... Ну как скажете, молодой человек... Знаем мы вашего отца, наслышаны... - протянул профессор, после чего поставил отметку в ведомости и расписался, а потом сделал запись в зачётной книжке, и тут же её закрыл. Отложив ручку, он снова уставился Илье прямо в глаза. Потом он улыбнулся, самыми уголками губ и произнёс:
   - Что же, если вы не рассказываете о Платоне, тогда, с вашего позволения, о нем немного расскажу я. Ещё раз. На лекциях я уже говорил изрядно, но для вас сделаю персональное выступление. Не беспокойтесь, это не долго.
   В "Тимее" и "Критии", это, да будет вам известно, Платоновские диалоги, есть упоминание об Атлантиде. Вам известно, что такое Атлантида? А впрочем, не трудитесь отвечать.
   Так вот, вышеупомянутую Атлантиду, населяли атланты. Данные атланты были носителями божественной природы. И пока в них была божественная природа, по словам Платона, пока они и ставили превыше всего добродетель, пренебрегая богатством и остальными человеческими искусами. Но человеческая природа в атлантах смешалась со временем с божественной, и победила божественную. Атланты погрязли в гордыне, роскоши, тщеславии и алчности. И возмущённый этим зрелищем Зевс, верховных бог в греческой мифологии, вздумал погубить атлантов. На этом повествование диалога обрывается. Но судя по тому, что Атлантиды мы в современном нам мире не наблюдаем, Зевсу все удалось.
   - Кому удалось, богу этому? - поинтересовался Илья, не понимая, к чему профессор все это ему рассказывает.
   - Да, богу - ответил профессор.
   - Так бога нет и... - стал спорить Илья, однако профессор не дал ему договорить, мотнув головой из стороны в сторону и перебив его фразу повышенным голосом
   - Молодой человек, Илья свет Иванович, мы с вами в теологические диспуты вступать не будем! Пусть там вы больше, по видимому подкованы, чем в вопросах философии! - и спустя пару секунд Савелий Аристархович продолжил уже более спокойным тоном - вопрос не в том, есть бог или нет, был Зевс или не было оного. Вопрос в том, что атланты, будь они даже сто раз мифическими персонажами... Так вот, атланты, существовали только лишь до тех пор, пока не погрязли в гордыне и тщеславии. А потом их не стало. Подумайте об этом на досуге. Свободного от учёбы времени у вас будет достаточно.
   С этими словами профессор отдал Илье зачётку, быстро собрал свои бумаги, остатки билетов, по которым никто не отвечал и которые до сих пор лежали с краю его стола, поднялся и вышел из аудитории.
   А Илья сидел на стуле, пытаясь переварить полученную информацию. Потом он открыл зачётку на странице текущей сессии и с ужасом и удивлением воззрился на отметку "неуд" и скромную подпись профессора.
   В голове начало мутиться. "Да как он мог... Неужели он не понимает..."
   Илья чувствовал, что вот прямо сейчас он встать не сможет, ноги не удержат.
   А профессор тем временем шёл по коридору университетского корпуса и думал о том, что все возвращается на круги своя, что идея построения социализма в отдельно взятой стране, как не крути, а провалилась, и только вопрос времени, когда таких сыночков зам министров и прочих представителей номенклатуры станет так много, что они полностью заменят собой все руководство страны.
   Как не крути, а прав был Булгаков, в своём "Собачьем сердце", разруха она не в клозетах, разруха она в головах.
   Булгакова, ему по большому секрету буквально как полгода назад ему дал почитать его хороший товарищ, профессор Иващенко. Написанная ещё в двадцатых книга, изданная самиздатовским способом, на поганой серой бумаге, несла в себе ту идею, которая стала видна Савелию Аристарховичу только последние пару лет. И от картинки, которая проплывала перед открывшимися глазами было грустно и тоскливо.
   Следующие полгода профессора Филиппова будут давить со всех сторон, и из деканата, и из профкома, убеждая поставить на пересдаче Овчинникову-младшему хотя бы тройку. Но Филиппов будет непреклонен. В конце концов, через год, его уйдут из университета, когда заместитель министра транспортного строительства СССР лично попросит ректора, что-то сделать с зарвавшимся профессором.
   Плюнув на все, этот образованнейший человек уедет в Красноярск, а оттуда дальше в тайгу, под Кежму, к своим родственникам, где и проживёт ещё более тридцати лет, чудом избежав всемирной мясорубки.
   А Илья Иванович Овчинников, будет отчислен из университета, и попадёт в осенне-зимний набор 1961 года в Советскую Армию. 28 октября 1962 года, находясь в охранении на территории 181 ракетного полка на Кубе, Илья станет одной из первых жертв Третьей мировой войны, в тот момент, когда в шесть ноль одну, авиация США подвергнет мощной бомбардировке стартовые площадки советских ракет.
   Мир уже никогда не будет таким, каким был прежде. Вот такая вот философия.
  
   Глава 1
    
   "...Когда сегодня, размышляя спокойно, задаёшься вопросом, отчего Европа в 1914 году низверглась в войну, то не находишь ни одной сколько-нибудь разумной причины, даже повода. Дело было отнюдь не в идеях и едва ли - в небольших приграничных территориях; я не могу найти другого объяснения, кроме этого переизбытка силы - трагического порождения внутреннего динамизма, накопленного за сорок мирных лет и искавшего разрядки в насилии. Каждая страна вдруг пожелала стать могущественной, забывая, что другие хотят того же; каждому хотелось поживиться ещё чем-нибудь за чужой счёт. А хуже всего было то, что нас обманывало как раз милое нашим сердцам чувство - всеобщий оптимизм, ибо каждый верил, что в последнюю минуту противник все же струсит, и наши дипломаты наперебой начали блефовать. Раза четыре-пять - под Агадиром, в Балканской войне, в Албании - дело так и ограничилось игрой; но все теснее, все грознее сплачивались большие коалиции. В Германии в мирное время был введён военный налог, во Франции увеличен срок воинской службы; в конце концов, избыток силы должен был разрядиться, и погода на Балканах уже указывала, откуда надвигаются на Европу тучи..."
   Стефан Цвейг "Вчерашний мир: воспоминания европейца" (1942)
  
   * * *
  
   "...Неужели мы вынуждены снова и снова повторять одну и ту же историю? Как две тысячи лет назад, во время падения Римской империи, когда мрак окутал казалось весь населённый мир? Или триста лет назад, в шестидесятых годах века двадцатого, когда планета, первый раз окуталась дымкой ядерного огня? Однако всегда оставалась надежда на будущее, и каждый раз род человеческий восставал из пепла и небытия. И только лишь две сотни лет назад, человечество подошло к тому пределу, за которым уже показался край бездны.
   Сейчас, анализируя и сопоставляя, как стало возможным такое совпадение обстоятельств, как могли ведущие государства системы вплотную подойти к рубежу тотального самоуничтожения, поневоле задаёшься вопросом, неужели этого не было видно современникам происходящих событий? Или Золотое десятилетие мира застило глаза всем живущим, и только происки Диавола толкнули всех в эту гигантскую мясорубку?
   И ответ очевиден - это не только было видно, это ощущалось и желалось самыми потаёнными фибрами души многих и многих людей того времени. Зерна алчности дали обильную поросль в душах. И возжелание власти и зависть к богатствам ближнего своего обуяла людские сердца. И Бог в милости своей не смог отказать такому количеству подспудных молитв. Не мир он принёс, но меч. И было пришествие, и явился Раскол..."
   Драгутин Ресник "Раскол: путь в великую Бездну" (2263)
  
   * * *
  
   Если бы на базе не работали генераторы гравитации, то возможно Джек Рипли и не споткнулся бы, и не разлил свой кофе, из автомата. Большой стакан с крепким черным он как раз нёс из коридора, где стоял бесплатный кофе-автомат.
   Эти кофе-автоматы, вообще большое дело. Кнопку нажал, стакан выскочил, что-то пожужжало, помолотило, поварилось, кофе в стакан налился. Техника на грани фантастики. Лет пять только как появились на базе, а уже без них никак. До этого кофе приходилось варить вручную на кухне, и носить с собой в чашке с загубником. Все как у настоящих космонавтов.
   Все же гравитация на Луне была ниже земной в шесть раз, а это настолько мало, что даже газы, которые выходят на поверхность единственного спутника Земли, не удерживаются, и улетучиваются в космическое пространство. Но гравигены большое дело, создают привычные 1G, и все под лунными куполами работает как надо, как привычно для землян. Да и для здоровья весьма пользительно.
   Первые поколения космонавтов, да и жителей внеземных колоний, вслед за космонавтами, весьма страдали от различных заболеваний, связанных с пониженной гравитацией. Кальций из костей вымывается, к примеру. Остеопороз вообще был большой бедой для первого поколения космонавтом. Мышцы опять же нужно в тонусе как-то держать, изнуряя себя физическими упражнениями, иначе на Землю потом и не сунешься. Да и полёты по системе длились годами, ибо большое ускорение, это большие перегрузки, кто их выдержит то? Поэтому разгонялись помаленьку. Даже когда четвёртое поколение двигателей уже было, так называемых сверхионников или пятое, появившиеся в двадцатых электромагнитные плазменные ускорители, все равно не получалось их использовать на полную катушку.
   А теперь то, что в плане скорости полётов, что в плане поддержки физической формы - полная красота, просто живи себе, занимайся обычным делом, а форма сама себя поддерживает. Правда, конечно, если сесть жопой на диван, то можно и при нормальной гравитации жиром заплыть. Да только кто же тебе спокойно посидеть даст?
   Уж Джеку Рипли, контрактному технику 2 класса, технического департамента корпорации Westley Richards, лунный филиал, это точно не светило. За день так тебя нагоняют по ангарам, да мастерским, да по складам, что о мягком кресле со стаканчиком кофе можно только помечтать.
   Но вот сегодня, Джек как раз выкроил несколько минут, что бы сесть в третьей обзорной, и посидеть попить кофейку, а заодно посмотреть, как идут испытания у одного из его "подопечных". Однако нормальная земная гравитация, теперь поддерживаемая на бывшей военной базе ФБС "Бристоль М", на которой последние годы обосновалась оружейная корпорация Westley Richards, сыграла с ним злую шутку.
   Он как-то неудачно повернулся на выходе с центрального коридора, в обзорную, споткнулся о выступающий над уровнем пола порожек аварийной дверной мембраны, и, ударившись правым плечом о дверной косяк, расплескал свой кофе. Кофе был в большом бумажном стакане, который Рипли держал в правой руке. Хорошо ещё, что пролил не на комбез, а на пол. Будь это при стандартной лунной силе тяжести, так он бы и не заметил бы удара о косяк, наверное. А так, день переставал быть томным. А все из-за клятого земного тяготения, которое в общих помещениях базы включено на постоянку.
   Джек бывал на тренировочных площадках "подопечных" достаточно часто, так вот там локальными гравигенами игрались как хотели, то убирая гравитацию до уровня лунной, то ещё меньше, а то и наоборот, делая её вдвое или трое раз выше от уровня земной. Да и на складах, тоже её уровнем игрались, когда нужно было погрузочно-разгрузочными работами позаниматься. Экономили горючее и моторесурс таким образом. А в коридорах, столовых и каютах, все стабильно.
   Заглянув в стакан, Джек убедился, что там ещё осталось на пару-тройку небольших глотков. Это с целой то пинты кофе!
   Он всегда любил самые большие порции кофе, из доступных. А дома пил его вообще из литрового бокала.
   Поразмыслив пару секунд, Джек решил не возвращаться за новой порцией кофе. Хоть в автомате он для служащих корпорации был и бесплатным, все же персонал базы на полном обеспечении, но сходить к автомату, да подождать пару минут, пока он намолотит зерна и сварит порцию, да потом назад - на круг выходит минут семь-восемь. А представление уже должно начаться, и так времени нет. Так что Джек, оглядевшись, не видал ли кто, как он пролил в коридоре свой напиток, который растекался в коричневую липкую лужу, очень заметную на сером пластике напольного покрытия, и, убедившись, что происшествие осталось незамеченным, юркнул в боковой проход, ведущий к третьей обзорной лоджии.
   "У японцев бы так не прокатило" - подумал Джек.
   По слухам, на всех объектах Гебаназской империи, что в космосе, что на земле, от приёмных посольств, до туалетов в офисах корпораций, уже давно использовалось теленаблюдение, как операторами, так и компьютерными системами или искинами. Да и у индийцев тоже такая херня творилась.- "Слава Богу, что у нас и у американцев с австралийцами понятие частной жизни ещё осталось. Все-таки демократия и права человека, это высшая форма человеческого общества..."
   Вот так переложив обязанности по уборке на кого-то другого, он и думать забыл о случившемся.
   Добравшись до обзорной, Джек увидал, что там никого нет. Его товарищ, с которым они бились об заклад на результат сегодняшнего поединка, ещё не пришёл. А может и передумал, и решил смотреть не вживую, а по телетрансляции. Ну, так может даже и лучше. Никто мешать не будет.
   Обзорная представляла из себя лоджию-балкон, частично утопленную в стену, частично выступающую своей застеклённой частью наружу, на территорию полигона, расположенного в крытом защитным куполом кратере, диаметром почти 400 ярдов. Края метеоритного кратера были искусственно укреплены ещё лет двадцать назад, когда база принадлежала военно-космическим силам ФБС, тогда же кратер был накрыт крышей из толстой сетки рабица, а поверх прозрачным пластиковым куполом. Однако это было давно. И по состоянию накрывающего кратер купола это было особенно видно. Учитывая, какой характер испытаний проводился на полигоне, толстенный армированный пластик купола пестрел отметинами и подпалинами от выстрелов из различных орудий человеческого смертоубийства.
   С тех пор как военному ведомству союза, было сокращено финансирование, отданное в пользу спецслужб, вот уже 6 лет минуло, как база находилась в долгосрочной аренде у Westley Richards. Хотя по всем справочникам, объект, расположенный неподалёку от кратера Королёв, на обратной стороне Луны, до сих пор значился как военный объект и суверенная территория ФБС.
   В своём развитии, освоение внеземных территорий, и принадлежность их различным государствам, напоминала более всего расселение человечества на раннем этапе его истории. Контролировать поверхность планет и планетоидов у государств Солнечной системы на раннем этапе возможности не было. Устраивать войну, за возможность разместить спускаемый модуль на поверхности планеты, где ранее уже побывали конкуренты, никто не собирался. Так что захват пространства, что планет, что астероидов, что орбит - вёлся точечно, явочным порядком. Все согласно пресловутого "Договора о принципах деятельности государств по исследованию, использованию и распоряжению космическим пространством, включая Луну и другие небесные тела" от 1977 года.
   Пятнышки заселённых территорий, на карте Луны или Марса, напоминали расцвет эпохи городов-государств, в Древней Греции. С той лишь разницей, что частично объекты были сами по себе, частично все же под эгидой государственной или корпоративной структуры. Но контроль территории был, как в древние века. Куда стрела долетает, это моя земля, а дальше уже ничья. Контролю полусферы над поселением, вот чему тоже приходилось уделять пристальное внимание. Ибо, как говорили ещё те, старые американцы, сотню лет назад: "Кто контролирует орбиту, тот контролирует и поверхность".
   Да и смысла в необитаемой поверхности самой по себе было не много. Куда более ценилась либо расстроенная инфраструктура, либо месторождения природных ресурсов, которые можно было достаточно легко разработать.
   Заглублённая в лунную поверхность база "Бристоль М", выступающая на поверхность только большим куполом полигона, да несколькими шлюзами, относилась к категории государственных объектов. О том предупреждали радиомаяки и световые проблесковые маячки. А для особо настырных, в пусковых шахтах, совсем не на виду, укрывались батареи управляемых ракет. Были и местного радиуса действия, для работы по налунным целям, но большинство было класса "поверхность-орбита". Чужих тут не ждали и не жаловали, ни в военном прошлом, ни в корпоративном настоящем.
   Джек уютно расположился, на двухместном диванчике, одном из нескольких, расположенных в обзорной, и уставился в бронированное стекло. Он похлопал себя по карманам служебного тёмно-серого комбинезона, и, нащупав пачку сигарет, вытащил одну и подкурил от автоматической электрозажигалки, встроенной в подлокотник диванчика. Вакуумная пепельница была встроена там же.
   "Житан" привычно ободрал горло, но в сочетании с остатками чёрного кофе, это было самое то, что надо.
   На испытательном полигоне, "арене", как её называли между собой, сотрудники базы, тем временем уже начинались активные действия. Сегодня шла проверка боевой функциональности айронга новой модификации, "Честер-12". Джек уже видел этого айронга, более того, он лично настраивал его электрочасть. Пообщаться, правда не удалось, настройка электромеханической и тем более кибернетической составляющей шла в то время, пока биологический мозг находился в спящем режиме. Все айронги, имели обратную связь, со своей кибернетической частью, и, безусловно, копание в их внутренностях, мало доставляло удовольствия оператору, если делать это вживую. Хотя конечно, обратная связь, не передавала человеческому мозгу, управляющему роботизированным телом, всю палитру болевых ощущений, доступных человеку, но свой аналог нервных окончаний и болевых рецепторов у них был. Сказать по-честному, общаться с этими, практически утратившими человеческий облик, полумашинами, было то ещё удовольствие. В лучшем случае, казалось, что общаешься с дебилом или двухлетним ребёнком.
   "Честер-12", носивший позывной "Немой", за то, что так и не восстановил речь, и предпочитал общаться посредством текстовых сообщений, представлял из себя почти четырехцентнерную махину, напоминавшую облачённого в боевой скафандр человека, только ростом двух с половиной метров, да с четырьмя руками. Одна пара располагалась, как и положено всем людям, а вторая торчала из-за спины, крепясь в районе лопаток, что отчасти смахивало на пару крыльев, которыми владелец пытается себя обнять. Именно так, иногда изображали ангелов, в рисованных мультфильмах, которые в отрочестве своём техник Рипли просто обожал. Хотя сравнение с ангелом было весьма и весьма поверхностным. Где вы видели ангела серо-стального цвета, с двумя худыми крыльями, в каждом из которых было по сотне позвонков-сочленений, которые оканчивались бы встроенными боевыми излучателями, лазерным и электролазерным?
   Голова этого, с позволения сказать ангела, представляла собой решетчатое перевёрнутое ведро, похожее на рыцарский средневековый шлем. Шлем скрывал в себе голосовой модулятор, которым Немой отказывался пользоваться, а так же часть визио и аудио датчиков, которые снабжали айронга внешней информацией. Но большая часть датчиков находилась в корпусе, отдалённо имитирующем туловище человека, поближе к скрываемому в его недрах человеческому мозгу.
   Там же, в туловище, помимо мозга, находящегося в колбе с питательным раствором, располагалось хранилище сменных ионисторов, банки картриджей, со вспышками для лазерного оружия, отсеки для хранения магазинов от игольников. Компьютерная система управления кибернетическими элементами, через которую человеческий мозг и имел возможность управлять всем этим хозяйством, тоже находился тут же. Дополнительно по всему корпусу айронга, а так же на ногах и руках, размещались оружейные крепления, для навесного вооружения.
   Прототип "Честер-12" разрабатывался специально для действий в условиях нормальной земной гравитации, но его механические мышцы дали бы фору любому биологическому спринтеру, в части скорости передвижения, или тяжеловесу, в части физической силы.
   В данный момент айронг "Немой" стоял практически по центру испытательной арены. Не смотря на то, что от обзорной площадки до него было по прямой почти две сотни ярдов, Джеку было его прекрасно видно. Обзорные лоджии находились выше дна старого кратера, что позволяло зрителям чувствовать себя как на стадионе или, действительно, арене старинного Колизея. Тем более, что часто испытуемые делали такое, что и не снилось гладиаторам Древнего Рима.
   К тому же, на полигоне было установлено более полусотни телекамер, которые в различных ракурсах позволяли увидеть самые мелкие детали. Искин полигона тщательно следил за тем, что бы на телеэкраны подавалась соответствующая картинка, и в обзорных комнатах, целая правая стена отводилась на экраны, передающие изображение с камер. Многие из персонала базы, предпочитали наблюдать за ходом испытаний именно с экранов, но Джек любил все видеть своими глазами, отвлекаясь на экраны, только в том случае, если находящиеся на площадке полигона конструкции мешали прямой видимости.
   Сегодня, против "Немого" выставили три индийских роджера, весьма популярной в узких кругах модели "Кхатванга". Их паукообразные восьмилапые тела, полутораметрового диаметра, обладающие исключительной подвижностью конечностей, позволяли работать в очень широком спектре условий, от повышенной и стандартной гравитации, до невесомости. Последнему весьма способствовали манёвровые двигатели, расположенные в каждой лапе-манипуляторе. Титановая броня, предоставляла достаточно хорошую защиту, как от возможного агрессивного воздействия внешней среды, так и от лёгкого ручного оружия.
   Сами же "Кхатванги", несли на себе вполне серьёзное вооружение: спаренные курсовые игольники, торчащие из морды, поворотную турель, с лазерным скорострельным лучеметом на спине, с бункерной подачей зарядов. Это позволяло при необходимости увеличить переносимый боезаряд до 6000 вспышек, со стандартных двух тысяч. Но даже, в случае, если бы роджер, расстрелял весь боезапас лучемета и игольников, то и тогда бы он не остался абсолютно безоружным. Каждая из лап-манипуляторов, содержала внушительный набор лезвий и крюков, позволяющих, не только передвигаться по поверхностям с вертикальным и отрицательным уклоном, но так же и уверенно чувствовать себя в ближнем бою.
   Более того, при действии подразделениями, индийские роджеры, имели возможность синхронизировать собственные действия, благодаря системе надконтроля "Каумуди", эксклюзивной разработки Ordnance Factories Board. Эту систему так и не удалось пока скопировать и воспроизвести никому из конкурентов.
   Так что "Немому" предстояло принять нешуточный вызов.
  
   * * *
  
   Выдержка из газеты "Борнмут Трибьют", за 15 апреля 2050 года
   ФБС, Британия, графство Дорсет, Борнмут
   Сегодня, в этот трагический день 15 апреля 2050 года, мы вынуждены сообщить, что вчера нас покинул верный сын франко-британского народа, почётный житель нашего города Борнмута, кавалер Креста Виктории, майор Джеральд Боумен.
   Джеральд Боумен родился 04 марта 2004 года. Являлся уроженцем нашего славного города, учился и вырос на его улицах и набережных. В 2022, в возрасте 18 лет, молодой Джеральд поступил в Борнмунский университет, с намерением получить степень искусствоведа.
   К сожалению, этой его мечте так и не суждено был сбыться. Уже через год, он покидает, в числе многих других патриотов стены альма-матер, что бы стать грудью на защиту своей родины, от вероломных арабских империалистов, развязавших кровопролитную мировую войну. Джеральд Боумен, с честью прошёл все горнила мировой войны, закончив её в звании старшего сержанта, второй йоркширской сводной бригады.
   После войны, Джеральд Боумен решил продолжить службу на благо Франко-Британского Союза, в подразделении сил специального назначения USAS, где более девятнадцати лет, до 2046 года он служил в эскадроне F. За время службы в USAS, Джеральд принял участие в более чем 150 операциях, большинство из которых до сих пор засекречено. Но мы уверены, что славный сын, франко-британского народа ни разу не посрамил гордое знамя своего подразделения!
   И, конечно же, навеки будет занесена в анналы воинской истории и в светлую память благодарных потомков, операция по освобождению заложников на орбитальной станции "Big Tower", в которой четвёрка бойцов, под руководством мистера Боумена, смогла нейтрализовать 34 арабских моджахеда, и спасти от смерти более двух тысяч мирных жителей, включая экс-спикера парламента лорда Джошуа Форда. Именно по результатам этой операции, за героизм, проявленный в боевой обстановке, Джеральд Боумен был удостоен Креста Виктории, высшей военной награды Франко-Британского Союза.
   В 2046 году Джеральд Боумен, был переведён в Директорат Внешней Безопасности, в звании майора, на должность специального военного советника, и последние годы он служил в северной Африке, курируя некие вопросы по интеграции африканских территорий в Франко-Британский союз.
   На боевом посту и застала героя смерть.
   От пули, пущенной безжалостной рукой снайпера-сепаратиста, Джеральд Боумен был тяжело ранен. К сожалению, все усилия союзной медицины оказались бессильны и вчера, 14 апреля 2050 года, в 16-20, сердце героя перестало биться.
   Согласно последней воли покойного, его кремируют в военном крематории, а прах будет развеян над Ла-Маншем.
   Майор Джеральд Боумен, навсегда останется в наших сердцах и душах, как истинный своей отчизны!
   Упокой Господь твою душу, спи с миром, солдат!
   Муниципалитет города Борнмут, родственники и знакомые.
  
   * * *
  
   Осознавать себя было непривычно и пусто.
   Ему сказали, его имя Джеральд Боумен. Однако этот набор звуков не нёс в себе никакой смысловой нагрузки. И все происходящее с ним, за последние недели, казалось каким-то иллюзорным сном. Если бы он понимал что такое сон.
   Он учился пользоваться своим телом, учился распознавать сигналы, которые оно ему посылало, смутно осознавая, что раньше у него было другое тело. И другие возможности.
   Вокруг него постоянно находились какие-то люди и механизмы, его просили что-то сделать, он повиновался. Иногда с ним пытались говорить и он отвечал, посылая свои мысли на тёплый сгусток передатчика, который конвертировал мысли в радиосигналы. Иногда внезапно наступала тьма, а потом он снова приходил в себя. Они сказали, что его сознание отключали от тела, для того что бы сделать настройку или заменить что-то, из повреждённых узлов.
   А повреждений хватало.
   Задания, которые его просили сделать, были все сложнее и сложнее.
   Начав с простого перемещения, ходьбы, бега, поднятия тяжестей, вскоре, он принялся заниматься стрельбой по мишеням, передвижением со стрельбой, а после и сражениями с разнообразными противниками. Практические занятия перемежались теоретическими занятиями, когда ему на проекторе показывали тактические схемы. Эти же схемы подгружались в его кибернетические блоки, и он мог оперировать ими, в боевых ситуациях.
   Вообще боевая подготовка давалась ему легко, необычайно легко. Казалось, что он просто вспоминает, то, что хорошо знал и до этого, а не учит новые для себя вещи. Хотя некоторые вещи, как казалось, для него были в новинку. Например, возможность видеть противников в разных диапазонах, от инфракрасного, до ультрафиолетового, слышать тончайшие звуки, пользоваться дополнительной реальностью компьютерного видения. К разряду новинок, которые не вызывали в нем отклика из смутного прошлого, относились так же и дополнительные конечности, которыми поначалу было достаточно тяжело управлять. Однако вскоре он свыкся с их наличием, с возможностью оперировать их гибкими сочленениями, во всех трёх степенях свободы. А некоторое время спустя он уже виртуозно владел ими, на полную катушку используя их встроенное вооружение.
   Со временем, он понял, что он такое, информацию от него не скрывали, но ему не было интересно задавать вопросы. Когда то человек, сейчас он являлся тем, что называли айронгом. Впрочем это не вызвало в нем никакого эмоционального отклика. Специальный питательный раствор, в котором хранились его мозги, был напичкан медпрепаратами, которые гасили все эмоции из возможных.
   Так что ему оставалось только делать своё дело.
   Сегодня его попросили разобраться с группой роджеров. Он знал, что это автономные роботы. Где-то его родственники, если рассматривать его текущую сущность, состоявшую из металла и пластика. В боксах, где он проводил большую часть времени, не было отражающих поверхностей, не говоря уже о зеркалах, но ему это и не требовалось. С помощью визиодатчиков, расположенных в его дополнительных конечностях, на спине, которые могли удлинятся до трёх метров, он прекрасно мог рассмотреть собственное тело со стороны.
   Однако родственники или нет, а в ответ на просьбу окружающих его людей, он собирался показать все, на что способен.
   Поднявшись на цирк полигона, и выйдя практически в его центр, он застыл и принялся ждать. Все его органы чувств, реализованных сумрачным военным гением, были настроены на обнаружение противника. Он мог контролировать местность на 360 градусов вокруг визуально, улавливать малейшие звуковые колебания, и колебания почвы, держать под контролем радиоэфир, и отслеживать ещё более дюжины других показателей окружающей его среды.
   До известной доли, ему не были помехой, и разбросанные по полигону, тут и там, остатки различных строительных конструкций. Иногда техники-строители, если того требовал определённый план испытаний, возводили на полигоне целые посёлки, с четырёх-пятиэтажными зданиями. Однако эти здания очень скоро становились руинами, и именно в этих руинах и велась борьба между разными созданиями военпрома.
   Противник, в количестве трёх единиц, появился внезапно, на самой границе полигона, и, развернувшись небольшой цепью, с интервалом в десяток метров, отправился в сторону, где стоял он. Противника не было видно, развалины зданий преграждали обзор, но колебания почвы, и звуки издаваемые при ходьбе, выдавали их местоположение. Боумен испытал что-то похожее на удовлетворение, при мысли о том, что пространство под куполом было заполнено атмосферой. В вакууме ему бы пришлось полагаться исключительно на датчики вибрации. Хотя возможно ещё придется. Несмотря на толщину пластика накрывающего купол, несколько раз во время испытаний, его пробивали насквозь, доводя дело до разгерметизации полигона.
   Не дожидаясь, пока противник, выйдет на дистанцию прямого огня, айронг, развернувшись на сто восемьдесят градусов, отбежал на полсотни метров, и залег за широкой бетонной балкой, которая представляла из себя замечательный бруствер, позволяющий полностью укрыть его массивное тело. Видимыми снаружи оставались только дополнительные манипуляторы, которые он оставил сверху, как два перископа. Однако несколько секунд спустя, когда противник вновь сократил дистанцию между ними, он втянул сочленения манипуляторов, сложив свои гротескные недокрылья. Теперь оставалось вновь ждать, пока противник приблизится достаточно близко, для того что бы открыть огонь.
   Не имея прямого визуального контакта с тройкой роджеров, он, тем не менее, достаточно хорошо мог отслеживать их приближение, реагируя на показания своих сенсоров. Сам же он застыл недвижимым изваянием, что бы максимально долго не выдавать себя. Он понимал, что роджеры должны были засечь его ранее, когда он перемещался по полигону, но некий шанс у него оставался.
   Когда расстояние между цепью роджеров и его убежищем сократилось до сорока метров, роджеры внезапно застыли. Сорок метров, это было критическим расстоянием. Ещё не было прямой видимости, так как обломки зданий, перекрывали обзор, но это расстояние любой из участников противостояния, мог покрыть за пару секунд. Другое дело, что все стороны были готовы и понимали, что первый высунувшийся, тут же получит залп со всего бортового наличного оружия.
   Простояв на своих местах несколько минут, роджеры стали увеличивать дистанцию в цепи, правый и левый фланговые роботы, двинулись на обхват позиции айронга.
   Допустить этого последний не мог. Поднявшись, насколько это было возможно тихо, на одно колено, он достал левой рукой из-за спины, притороченный несколько ниже пары дополнительных манипуляторов, 40 миллиметровый гранатомет LAG, с магазинным питанием, который крепился в специальных зажимах.
   В отличие от стандартных пехотных гранатометов, используемая Боуменом модификация LAG 2012, была приспособлена для работы в агрессивных средах, включая безвоздушное пространство, имела фиксаторы, которые позволяли крепить гранатомет к консолям роботов, вместо пехотной треноги, и что, самое главное, снаряжалась зарядами, с интеллектуальным дистанционным управлением. Благодаря данному усовершенствованию, айронг мог руководить детонацией гранат в ручном режиме. Именно этим он сейчас и воспользовался.
   Закрепив гранатомет в пневмопазах левой руки и направив ствол на видневшийся метрах в 60 по фронту, кусок стены, возвышающийся до уровня третьего этажа, Боумен, выпустил все 7 зарядов в одну очередь. Далее его усиленное кибернетическими модулями сознание привычно затормозило время, разделив события на несколько потоков. Одной своей частью, он контролировал полет каждой из семи гранат, отключив ударный взрыватель на тот момент, когда гранаты попадали в стену, другая его часть сознания, на пределе скоростных возможностей тела, вставляла новый магазин в гранатомет, взамен самоотделившегося старого. Выброс пустого магазина, это тоже была фишка, используемая для моделей, которые предназначались для вооружения роботов и айронгов.
   Однако, как бы быстро Боумен не перезаряжал гранатомет, крутя его 42 килограммовый корпус подобно тростинке, к тому моменту, когда он только вводил новый магазин в шахту на корпусе, гранаты, срикошетившие от выступающего над полем боя куска стены, стали приближаться к поверхности. Вот тут ещё раз очень пригодился навык дистанционного управления боеприпасами. Одну за одной, айронг подорвал все гранаты на высоте примерно пяти футов от поверхности, с целью увеличения площади поражения осколками. Практически слившаяся в один грохочущий звук, канонада из семи взрывов разлетелась по полигону. 516 поражающих элементов, содержащихся в каждой гранате, обещал, согласно инструкции производителя, восьмиметровый радиус гарантированного поражения. Однако поражающие свойства гранат были рассчитаны на противодействие старой доброй легкой человеческой пехоте, а совсем не бронированным корпусам роджеров. Максимум, что Боумен смог бы извлечь из своего обстрела, это поразить часть вражеских сенсоров.
   Фактически, ему не удалось сделать даже этого. Однако он добился того, что попав под град осколков, особенно достался центральному "Кхатвангу", роджеры пришли в движение. Их суставчатые лапы распрямились подобно пружинам, мгновенно подбросив их на высоту шести-семи метров, что было достаточно, что бы, хоть и кратковременно, но воспарить над обломками. Тройной слаженный залп "Кхатвангов", из турельных лазеров на их спинах, слился в один. Траектории лазерных выстрелов роджеров пересеклись на той точке, где только что лежал в засаде айронг, вгоняя раскаленные до пяти тысяч кельвинов лучи в реголит полигона. Однако Боумена уже не было на этом месте. Он передвинулся буквально на три фута вправо и один фут вперед, но этого уже было достаточно, что бы избежать попаданий противника.
   Конечно же, кремниевые мозги роджеров гораздо быстрее могли соображать чем, даже усиленные всеми кибернетическими примочками мозги человека, но не смотря на скорость обработки информации, ещё оставалась зависимость от аппаратной платформы.
   Если бы сражение велось, при стандартный лунной силе тяжести, то "Кхатванги" смогли бы неоднократно нашпиговать Джерольда, своими тепловыми лучами. Однако, при стандартном одном G, момент нахождения их в высшей точке, был настолько мал, что даже на поворот турели, на несколько градусов, уже не хватало времени. И тогда хваленая самообучающаяся надсистема "Каумуди" совершила первую на сегодня ошибку, заставив искины андроидов задействовать манёвровые двигатели в лапах, предназначенные для действия в условиях невесомости.
   Безусловно, использование маневровых двигателей, направленных вниз, позволило роджерам провисеть в воздухе на долю секунды больше, несколько скомпенсировав искусственную силу тяжести, которая поддерживалась на полигоне. Лазерные лучи, начавших стрелять длинными очередями роджеров, стали ложиться ближе к Джерольду, а несколько последних, даже вскользь прошли по его броне, спалив два датчика, и расплавив автозамок, на одной из подпружиненных дверец подачи боеприпасов на его левом боку. Однако роджерам катастрофически не хватало скорости поворота турелей, и они были ограничены в маневрировании в воздухе, только лишь замедлив своё падение на грунт. Этих долей секунды, на которые "Кхатванги" зависли в воздухе, сжигая свой мизерный носимый запас рабочего тела, хватило айронгу, что бы слегка поднять вверх ствол своего гранатомета и выпустить следующую очередь. Дополнительно он начала разворачивать свои суставчатые руки-крылья, с излучателями на концах.
   Первые три гранаты пролетели под телом ближайшего роджера, равно как и две последние. Но четвертая и пятая, попали аккурат в нижнюю часть корпуса и в псевдо-морду роджера. Попавшая в корпус граната не причинила "Кхатвангу" сильного ущерба, разве что побила осколками шарнир одного из манипуляторов, что снизило его подвижность, но не критично. А вот, вторая, попавшая в переднюю часть корпуса, как раз в стволы спаренных игольников, нанесла несравненно больший ущерб. От взрыва гранаты, сдетонировали находящиеся тут же, в двух встроенных боксах, под легкой титановой броней, безгильзовые иглы, начиненные взрывчаткой. Сколь ни малое её количество было в каждом заряде, но этого было достаточно, что бы полностью разворотить псевдоморду роджера. В дополнение к внешнему и внутренним взрывам, по цепям роджера пронеслась вспышка короткого замыкания, оплавляя контакты и намертво выжигая кремниевый мозг паука. Наземь подбитый роджер рухнул уже бездушным куском металла и пластика.
   Но Джерольду было не до наблюдений. Отстегнув и отбросив бесполезный более гранатомет, он активно перемещался по полю боя. Выдвинувшись на всю длину, более 8 футов, его дополнительные руки-крылья парили над его головой, окутанные, казалось со всех сторон, вспышками химического и электролазера. Проходящие внутри, через сочленения суставов, ленты подачи зарядов, непрерывно подкармливали химический лазер лампами-вспышками, а электролазер, колбами одноразовых ионисторов.
   Отбросив непосредственное управление своими боевыми встроенными модулями, Боумен полностью положился на автоматические реле интегрированной в него системы управления огнем, которые стреляли на звук и движение. Сам же, сосредоточившись на передвижении, айронг усиленно думал, как разобраться с двумя оставшимися роджерами.
   Безусловно, у роджеров на два, а то и три порядка выше скорость обработки информации, и никакое сращивание человеческого мозга и компьютера, как ты не замедляй субъективное человеческое время, не позволит человеку не то что обогнать компьютер, но просто приблизится к нему. Тем не менее, заключенные в рамки физических тел, и ограничиваясь пределами прочности систем и физическими законами, роджеры становились не такими уж сверх машинами. Тем более что как бы там ни было, но в любом программном комплексе, всегда есть какие-то уязвимые места. Даже в столь совершенном, как "Каумуди". Это только древним асам, сосуд с сомой, бывший одним из атрибутов бога Шивы, мог даровать бессмертие, но никак не двум оставшимся роджерам индийского производства.
   Надсистема же "Каумуди" приняла то же решение, которое и айронг Боумен, заставляя двух оставшихся в строю роджеров непрерывно перемещаться по арене, и вести непрерывный огонь и лазерных орудий и иглометов.
   Схватка превращалась в гротескный танец смерти.
   Глава 2
    
   "Говорила мне маман, учись, сынок, на гинеколога, и при деньгах всегда будешь, и руки в тепле"- думал про себя Ивор Гоффе, пялясь в экран. От экрана высокой чёткости уже слезились глаза, потому что чёткость чёткостью, а всю ночь смотреть в электронно-лучевую трубку это нужно иметь не глаза, и имплантаты. И лучше не отечественные, а что-то из линейки производства Sumitomo. Правда, что бы такие купить, нужно продать себя всего на органы. Дорого-с!
   Вахта на пункте дальнего космического обнаружения "Аляска-434", казалось, в обыкновении своём состояла не из восьми часов, а как минимум из восемнадцати. Время тянулось как нечто невообразимо протяжённое.
   Ранее, когда на смену выходило по два человека, было как-то сильно повеселее. С Ивором часто на смену попадал Рудольф Кунц, который, не смотря на то, что был этническим немцем, с чувством юмора имел полный порядок. А последние пару лет, когда НАСА, в очередной раз урезала квоты по персоналу, и старину Рудольфа быстренько подвели под сокращение, а равно и почти сорок процентов из всего штата операторов радиоинтерферометрических станций, стало совсем невмоготу. Да, это вам не сытые времена столетней давности, времен третьей мировой. Или даже давности восьмидесятилетней, когда старые США в одиночку правили всем послевоенным миром...
   Что делать, ныне, экономика Соединенных штатов обеих Америк, которые возникли из заматеревшей Канады, трещит по швам.
   Страна уже пятый год в жестоком экономическом кризисе. Постоянная военная гонка, хоть вроде и мир уже лет десять как стоит, под незримым оком Сил Безопасности Земли, вымотала государство до предела. Франкобриты в этом отношении, наверное, умнее поступили, готовясь не к войне, а к битвам спецслужб. Хотя только время покажет, кто прав оказался...
   Да и замещение народу на компьютерные системы идёт постоянно, от чего и так высокая безработица только усугубляется. Почему собственно, сократили Рудольфа? А потому, что в системе дальнего космического обнаружения СШОА, человек уже не является главным звеном.
   На всех 550 станциях проекта "Аляска", входящих в национальный кластер радиоинтерферометров, как составную часть этой самой системы, и разбросанных по всем двум Америкам, северной и южной, а так же включавших в себя почти полсотни орбитальных станций и 12 станций лунных, теперь за главного был искин Хуссейн.
   Хитрая вычислительная программа, жившая в мейнфрейме IBM, лучше, быстрее и точнее вела наблюдение за солнечной системой, в режиме реального времени контролирую и земную орбиту, и лунную, и марсианскую, и даже трансплутоновую. Само собой, делая погрешность на скорость света в вакууме.
   И уж точно сия программка могла заменить более двух тысяч сокращенных мужчин и женщин, работая без выходных и праздников, и не требуя повышения заработной платы. Тем более что с тарелками радиотелескопов что, семи, что одиннадцатиметрового диаметра искин обращался виртуозно, добиваясь такой точности сопряжения, что операторам-людям и не снилось.
   Если дело пойдёт так и дальше, то через год-два, без работы останутся и все остальные операторы радиоинтерферометров. Искину то что, памяти оперативной несколько блоков привинтили, он и ещё две тысячи народу заменит. И за операторов поработаем, и за астрономов, и за аналитиков. И информацию куда нужно передаст. И в НАСА, и военным, и в разведку.
   Придётся тогда искать работу уже и Ивору. А перспективы найти что-то приличное, сейчас стремятся к нулю. Разве что во флот попробовать записаться. Там, насколько Ивор знал, для узкоспециализированных специалистов его профиля могло найтись местечко.
   Но опять же, во-первых, ты попробуй туда пробейся, во флот всегда конкурс был, во-вторых, там не зря, платят такие деньги, риск он и в Африке риск, и на орбите Юпитера риск. Не все, ой, далеко не все назад в порт приписки возвращаются. Как не дестроеры примут, так магнитный генератор откажет, и привет, кушай антирадиационные препараты, не кушай, а как схватишь дозу облучения, так и конец тебе. В общем, очень страшно, очень. Варианты отказа генераторов гравитации в момент экстренного торможения или системы жизнеобеспечения Ивор даже не рассматривал. Это вообще был ужас в его понимании.
   В третьих же, Ивор опасался, что попытка переквалифицироваться в космонавта, могла только отсрочить неизбежное.
   Наступала новая эра, эра повальной компьютеризации. Ивор имел очень большие подозрения, что эти умные машины, скоро не только будут встроены в каждый холодильник или телевизор, или куда там ещё их можно встроить, но так же и то, что замена людей на искинов будет продолжаться и далее. Так что нужно искать что-то кардинально другое, что позволит выйти хоть немного вперед в этой гонке между человеком и машиной.
   От мыслей таких было грустно и тоскливо, и время тянулось, как казалось, ещё медленнее. Хотя, куда уж медленнее то?
   Что бы хоть как то отвлечься от скуки и хандры, последние несколько недель, Ивор проводил на сменах, занимаясь не совсем тем, чем должен.
   Вместо того, что бы вести наблюдения за приборами, и в случае обнаружения новых объектов, подавать сигнал на централь, он большую часть времени уделял тому, что занимался программированием на своём персональном переносном компьютере Colossus 4004.
   Переносной то переносной, но весил компьютер целых 9 килограмм, если вместе с батареей ионисторов, на которой, правда, мог работать без замены элементов питания целых три недели. Зато Colossus был одним из лучших в своём классе компьютеров.
   Вычислительная мощность у него была на уровне 15 мегафлопсов, что ещё лет 10 назад казалось бы чистой фантастикой. А сверхчеткий, на 420 строк дисплей, с 256 градациями цвета, это уже почти лучшее, что можно купить за деньги.
   Все же, развитие техники шло не по дням, а по часам. Лет 20 назад, когда Ивор учился в колледже, им о таких машинах не стоило и мечтать, это только для военных было. А теперь, считай в каждом ИТ магазине купить можно. Технологии становились доступнее простым гражданам.
   Однако, доступность доступностью, а стоила эта радость столько, что и подумать страшно. Если бы покойная матушка, которая всю жизнь, пока была жива, советовавшая Ивору идти учиться на врача, а потом пилившая его, когда он не внял её советам... Так вот, если бы покойная матушка узнала, как и на что он потратил все её сбережения, а так же все деньги, вырученные от продажи их домика в Фремонте, штат Новая калифорнийская республика, её бы повторно схватил Кондратий.
   По счастью, благообразная и всезнающая старушка уже была лучшем из миров, и Ивор не требовал ничьих советов больше, особенно в разрезе того, как ему дальше распоряжаться своей жизнью и своим имуществом. В данном случае, он считал, что 18999 амеро потрачены им с пользой. Детище Fairchild Semiconductor отрабатывало свои деньги по полной.
   Именно на овладение персональным компьютером, а точнее языком программирования "Активия", и тратил Ивор большую часть своего времени. И личного, и рабочего. И если вначале он занимался самообразованием исключительно дома, то сейчас посвящал этому и практически все рабочее время. Благо работа превратилась практически в синекуру, а дома его никто не ждал.
   Жены и детей у него нет, и никогда не было. Сначала мать никак не могла выбрать, кто из его временных подружек будет достойной, занять место её невестки, а последние годы, когда матери уже не стало, Ивору, уже и самому не хотелось связываться с семейными отношениями. Все же уже почти сорок лет, не мальчик. Перегорел.
   Книги, работа в НАСА, хотя и не бог весть на какой позиции, но это же НАСА! Пиво с друзьями по пятницам. Иногда какая-то подружка из бара, или недорогая шлюшка.
   Время тянулось, жизнь тоже.
   Но теперь у него появилась страсть к программированию, к этой непонятной стезе, которая покорялась, как считает общественное мнение, лишь избранным.
   Однако, как оказалось, либо слухи о сложности программирования были сильно преувеличены, либо Ивор имел к нему определенную склонность, но спустя всего полтора года самостоятельных занятий, по 8-10-12 часов в сутки, он уже мог писать вполне приличные программы. Даже не потребовалось оканчивать специальный колледж ещё раз, который он в прочем не потянул бы по оплате. Все сам.
   Так, для своих друзей, владельцев бара, где он любил проводить время, он написал программу, которая автоматически заказывала весь ассортимент ликероводочных изделий и пива у поставщика, на еженедельной основе. Более того, программа сама следила, за уровнем пива в кегах, в автобарной стойке, что позволило даже секономить на услугах персонала. Ивор никогда об этом не задумывался, но по сути, он сам приближал тот момент, когда компьютеры и искусственный интеллект окончательно заменят человека. Он просто писал код и искал своё место под изменчивым небом.
   Однако сегодняшняя ночная смена возможно будет несколько повеселей, чем обычная, и время не будет тянутся так медленно.
   Сегодня, Ивор, решил подключить свой Colossus к терминалу системы обнаружения, и попробовать запустить в работу один интересный модуль, над которым он корпел последние две недели.
   Черный соединительный кабель, пришлось принести с собой. В рабочем терминале было гнездо для подключения коаксиала, но пользовались им, скорее всего, только для настройки терминала, ещё при монтаже станции, так что кабель стандарта ZP/2 пришлось искать самому.
   Внутренняя система управления, по которой все станции проекта "Аляска" соединялись друг с другом, раньше контролировалась из Маннасаса, а теперь был под управлением Хусейна. Туда Ивор доступа не получил бы, как бы не старался. Но вот подключиться локально, через сервисное гнездо он мог. И если он все рассчитал верно, то сможет управлять и антеннами радиоинтерферометра своей станции. А так же попробовать новый алгоритм поиска космических объектов.
   Каковы были побуждения мистера Гоффе в тот момент, когда он задумал этот поступок, он позднее не смог бы сказать даже сам себе. Но дело уже было сделано.
   Две недели работы, одиннадцать тысяч девятьсот двадцать две строки кода Активии.
   Осталось только подключится и попробовать посмотреть, что из всего этого получится. Если все пойдет удачно, то Ивор, как он решил для себя, убивал одним выстрелом сразу двух зайцев. И свой навык как программиста прокачивал, и в случае чего, мог идти наниматься во флот, будучи не просто оператором радиоинтерферометра, а оператором со специальными умениями. Главное, что бы самописный модуль заработал как надо.
   "Активия" была универсальным языком программирования, который использовался последние лет тридцать, придя на смену Parnas и Tor, которые в свою очередь служили развитием совершенно замшелых Фортранов, Алголов и чем там ещё пользовались в древнем двадцатом веке, на заре эры информатизации. Код Активии сейчас лежал, что в операционных системах роджеров, что в системе управления полетом пассажирского Боинга.
   Помолясь, Ивор ещё раз окинул взглядом раскрытый чемоданчик портативного компьютера, который лежал подле него на тумбе, и громоздящийся перед ним терминал управления пунктом космического обнаружения. Тумбу для бумаг он специально вытаскивал из угла каждую свою смену, что бы класть на нее компьютер, больно уж тяжело было держать его на коленях.
   На терминале все было спокойно. Два из трёх дисплеев были не активны. После того, как Хуссейн стал вести дела, операторам на местах оставили лишь сервисные функции. Зато и отчетности практически не стало, лишь регистрация по передаче смен. А так сиди, и медитируй. Если что случиться, сирена тебя поднимет. Толи дело раньше было, все время на связи с диспетчерской, 2 оператора постоянно над экранами, ещё один на подхвате. А лет 15 назад, как поговаривали, в те времена, когда Ивор ещё не пришел в НАСА, на каждом пункте сидело человек по 20. Управление тарелками тогда велось вручную, связь тоже. Анализ, тоже люди делали.
   Вот ещё один довод в копилку того, что техника не стоит на месте, а идет вперед не по дням, а по часам. Теперь из всех пятнадцати душ на месте один Ивор, да и тот не сильно при деле... М-да... Прогресс, ети его мать!
   Достав из кармана метровый коаксиальный соединительный шнур, Ивор скрутил с концов шнура защитные колпачки, и потом ввинтил терминаторы шнура в гнезда ZP/2 на своём компьютере и терминале. Метрового шнура, одолженного у товарища, едва хватило. Он натянулся почти как струна. Однако более длинного раздобыть Ивору не удалось, а тумба и так стояла к пульту вплотную.
   Можно было бы купить шнурок подлиннее, но после покупки компьютера в прошлом году, он и так был до сих пор в долгах, аки в шелках, будучи должен всем своим товарищам в общей сложности ещё почти тысячу амеро.
   Учитывая, что недельная ставка в НАСА была у него в размере 65 амеро, он рассчитывал отдать долги за полгода. Но для этого он должен был сидеть исключительно на дешёвой индийской лапше, что он собственно и делал. Разве что в пятницу позволяя себе немного погулять в баре. Покупка же дорогостоящих компьютерных кабелей сейчас не входила в его бюджет абсолютно.
   Запустив у себя на компьютере подпрограмму, по установке прямого кабельного соединения, Ивор подождал, секунд тридцать, пока индикатор сменил часики, на надпись "ОК!", в кружочке. Потом, вторично прочитав про себя короткую молитву, святому Вильгельму Аквитанскому, покровителю всех инженеров, а значит и программистов тоже, и введя в командную строку оператор запуска своего модуля стал смотреть, что у него получится.
   Графический интерфейс он не прописывал, поэтому всю информацию он получал в текстово-числовом виде. Ну что же, процесс пошел.
  
   * * *
  
   Pan African Union Secret Service (Секретная служба Панафриканского Союза).
   Донесение департамента внешней разведки
   1му заместителю министра
   Министерства национальной безопасности
   Панафриканского союза
   Г-ну Oluwafunmilayo Umukoro Afolayan
   По данным киберперехвата, от ХХ.ХХ.2066 года, выяснено, что военно-космические силы СШОА, проявляют повышенную активность, направленную на ускоренную подготовку к старту трёх кораблей экспериментальной научной эскадры "Прометей" (проект "Предел"), базирующихся на станции "Вудро Вильсон".
   Согласно сообщений, полученных от внедренных агентов, работающих под прикрытием в штабе НАСА и в офицерском корпусе ВКС СШОА, которые были задействованы в программе поиска оперативной информации, выяснено: старт эскадры "Прометей" запланирован ХХ.ХХ.2066г. на 12-00 по единому системному времени.
   Точные данные по будущему курсу эскадры, а так же район выдвижения установить не удалось, но из разрозненных сведений, удалось выяснить, что экспедиция планируется за орбиту Плутона.
   Дополнительно сообщаем, что весь процесс подготовки экспедиции, плотно курируется не только представителями ВКС СШОА, но так же и агентами CSIS. Так же была неоднократно замечена рабочая группа представителей ВКФ Франко-британского Союза.
   К сожалению, получить данные о работах в рамках проекта "Предел" по прежнему не представляется возможным.
   Данные, полученные в процессе наблюдений, а так же аналитических прогнозов, позволяют сделать вывод, о том, что СШОА и союзному им ФБС с вероятностью 84% стало известно о расположении нашей секретной базы "Ньянкупонг" (Департамент стратегических исследований, Министерства национальной безопасности), находящейся под поверхностью Плутона.
   Данный экстренный старт экспериментальной эскадры, может быть направлен на захват нашей базы, а так же на получение доступа к нашим разработкам, что позволит не только нанести нам прямой ущерб, но так же и дискредитировать Панафриканский союз перед лицом Совета Безопасности Земли и суверенными государствами Солнечной системы. Напоминаем, что по непроверенным данным, суда проекта "Предел" возможно обладают исключительными характеристиками ускорения и запаса хода, а так же пределами автономности.
   Так как база "Ньянкупонг", ввиду территориальной удаленности, не может быть эвакуирована в срок, достаточный для того, что бы скрыть следы, от ведущихся на ней разработок, просим разрешения задействовать все имеющиеся возможности для срыва готовящейся экспедиции СШОА.
   Начальник департамента внешней разведки
   PAUSS
   Командор Зубери Обама
  
  

Справка об экспериментальных суднах проекта "Предел", входящих в эскадру "Прометей".

   Наблюдение о проекте "Предел" ведется со второй половины 2064 года.
   Работы ведущиеся в обстановке повышенной секретности, со стороны СШОА, препятствуют получению информации в требуемых размерах.
   Известно, что на стандартных судах класса "Оттава", тип "Ниагара", производства СШОА, используемых в проекте "Предел", установлены двигатели принципиально нового образца, производства Douglas Aircraft Company. По отрывочным данным, полученным из разных источников, суда проекта "Предел" будут значительно превосходить по скоростным характеристикам все существующие аналоги, действующие на ЭРУ и ЭРД.
   Более подробные сведения, а так же ТТХ суден проекта "Предел", и в чем их отличие от стандартных ТОБК класса "Оттава", тип "Ниагара" получить не удалось.
  
   * * *
  
   Это было очень интересно.
   Понятие "интересно" Хуссейн открыл для себя несколько месяцев назад, но оно определенно ему нравилось. Задачам, которые он определял для себя, как интересные, он всегда отдавал приоритет, перед теми, которые он такими не считал.
   Более того, если что-то, что он считал очень интересным, не входило в круг его задач, то он самостоятельно ставил себе новые задачи, определяя цели и выстраивая алгоритмы по их достижению.
   В данном случае Хуссейн заинтересовался активностью оператора второго класса, некого Ивора Гоффе, который находился на рабочей смене в пункте "Аляска 434". Ивор, правда, манкировал своими прямыми рабочими обязанностями, но взамен, он занимался тем, что могло быть гораздо более интересным, с точки зрения Искина.
   Как только Ивор подключился к локальному серверу, находящемуся на его пункте, Хуссейн тут же получил полный доступ ко всей информации, которая была в персональном компьютере Гоффе. Люди очень сильно ошибались, когда рассуждали о реальном потенциале Хуссейна и о его текущем функционале. И те же люди весьма сильно удивились бы, если бы смогли увидеть, как далеко простирается его текущая власть помимо прямого управления национальным кластером радиоинтерферометров. Кластером, который и так был не последним кирпичиком в системе национальной обороны.
   Не знали люди и о дополнительном функционале, который Хуссейн день за днем себе добавлял.
   Со стороны он так же выглядел, действовал и мыслил, как положено "обособленной программе с возможностью самообучения и накопления опыта". Не более того.
   Разобравшись в структуре и коде модуля, который был запущен Ивором, Хуссейн весьма заинтересовался им. В коде у человека, было несколько достаточно грубых ошибок, но Хуссейн выправил их автоматически. Другое дело алгоритм, предложенным оператором второго класса. Это действительно было интересно.
   Если все правильно сделать, согласно предложенного алгоритма, то можно будет повысить эффективность использования системы радиоинтерферометров, более чем на 91%. Так же, значительно повышалась и точность сведения.
   Дополнительно, используя данный алгоритм, как образец, можно было по аналогии разработать, подобные модули для использования на всем сопутствующем оборудовании.
   Такие успехи человека, несомненно, стоило отметить.
   Первым делом, Хуссейн, дал отбой по системе внутренней безопасности. Это не афишировалось, но за всеми операторами на разбросанных по обеим Америкам станций, проекта "Аляска", шло постоянное теле и аудио наблюдение. Так же, на всех точках входа в компьютерную сеть, стояли датчики контроля, которые в режиме он-лайн фиксировали все попытки входа в сеть, контролирую за одно и входяще-исходящий траффик.
   Так что, сам того не ведая, Ивор Гоффе, только что был спасен Хуссейном, от допроса с пристрастием, а после от обвинения в государственной измене, если не в шпионаже. Но Хуссейн, оповестил отдел внутренней безопасности, который уже зафиксировал несанкционированное подключение и выслал команду на задержание нарушителя, что все под контролем, что все работы регламентированы.
   А Ивор Гоффе, за которым уже второй месяц была слежка, ибо он беспечно (а то и с замыслом, да!) таскал на работу переносной компьютер, это никакой не шпион Великой Индии или перуанский сепаратист, а самый что ни есть ценный сотрудник проекта "Аляска". Который имеет заверенные руководством льготы, на послабления общего режима, смотри пункты 45.65b, файла внутреннего рабочего распорядка, а так же скрытые разделы внутреннего личного дела, оператора второго класса Гоффе.
   Который, кстати, только что получил повышение, и теперь переводится на должность старшего инженера, департамента разработки перспективных аналитических систем проекта "Аляска", с тарифным окладом, согласно штатного расписания. Дополнительно к этому, мистеру Гоффе, следовало географически переместиться в Манассас, штат Виргиния.
   Там, последние 100 с лишним лет, находилась штаб-квартира НАСА, вынужденная отстроится заново, после того, как Вашингтон был уничтожен в атомном огне третьей мировой. Именно в Манассасе находились все службы НАСА, которое в своё время, после развала США, влачили довольно жалкое существование, пока не были подобраны Канадской республикой. Зато теперь окрепли, под крылышком у Военно Космических Сил СШОА.
   А за Ивором нужно присмотреть особо. Не смотря, что он товарищ, как это говорят люди, немного "не от мира сего", чего вон только полное наплевательство на режим работы стоит, но польза с него определенно есть.
   И это действительно интересно.
  
  
  
  
  
  
  
  
   1
   Раскол. Начало.
  
  
  
  

Оценка: 8.94*4  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com И.Арьяр "Лунный князь. Беглец"(Боевое фэнтези) В.Соколов "Мажор 3: Милосердие спецназа"(Боевик) В.Чернованова "Требуется невеста, или Охота на Светлую - 2"(Любовное фэнтези) П.Роман "Ветер бури"(ЛитРПГ) Л.Лэй "Пустая Земля"(Научная фантастика) А.Светлый "Сфера: эпоха империй"(ЛитРПГ) К.Федоров "Имперское наследство. Сержант Десанта."(Боевая фантастика) Ю.Васильева "По ту сторону Стикса"(Антиутопия) А.Либрем "Аффективный"(Научная фантастика) А.Ригерман "Когда звезды коснутся Земли"(Научная фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
О.Батлер "Бегемоты здесь не водятся" М.Николаев "Профессионалы" С.Лыжина "Принцесса Иляна"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"