Пятецкий Виталий: другие произведения.

Звездный камень

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Продавай произведения на
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Повесть в стиле техно-фэнтези


0x01 graphic

ЗВЕЗДНЫЙ КАМЕНЬ

  

С благодарностью Клиффорду Саймаку посвящается.

  
  
   "Ты должен выполнить предназначение!" - могучий голос волнами бился в голове и гулко затихал в безбрежной пустоте космоса. Дан перевернулся на другой бок и приготовился снова крепко заснуть, но голос и не думал замолкать. Дан открыл глаза, осмотрелся в темноте и тихо выругался. Голос его разбудил, и ко всему страшно болела голова. Дан зорко всмотрелся в полумрак, но смазанные тени с мигающими огоньками поплыли перед глазами и он осторожно спросил, обращаясь скорее к самому себе, нежели к кому бы то ни было:
   - Где я?
   - Что, граф, проснулись? - послышался насмешливый голос и вспыхнул яркий свет. Дан зажмурился. - Как самочувствие после вчерашней пьянки на Базе? - ехидно поинтересовался невидимый собеседник. - Тебя принесли сюда тепленького.
   - Как будто нельзя немного выпить с друзьями, - оправдываясь, произнес Дан, - особенно по поводу нового звания. - Дан поискал глазами столь дорогие его сердцу новенькие погоны прима-полковника, но не обнаружив искомого, озабоченно нахмурился. Но тут он с облегчением понял, что находится в своей привычной кабине десантного корабля и общается с бортовым компьютерным комплексом. Погоны же, по всей видимости, остались забытыми на Базе. Не стоит и говорить о том, что Дан не помнил ни как он попал на свой корабль, ни старта космолета, выброшенного ускорителями из ангара Базы, ни ее удалявшейся серо-металлической громады, сменившейся феерическим разноцветьем гиперпространства... Не помнил он и того головокружительного выхода в обычный космос поблизости от неяркой желтой звезды, и тщетных попыток Дока разбудить его по прибытии на орбиту третьей планеты системы. Откровенно говоря, ему было наплевать на эти опостылевшие подробности. Дан хмуро глянул на свою помятую униформу, на пьяно подрагивающие кончики пальцев, с отвращением потрогал свое небритое обличье и зло бросил:
   - И какого лешего я буду перед тобой оправдываться, ты мне кто - мать родная, что ли?
   - Кто ж тебе сопли вытирать будет, а? - сварливо осведомился Док - искусственный интеллект пятого класса сложности.
   - Да я тебя на части разберу, мешок с болтами! - разозлился Дан, - и какой болван тебя программировал? - остывая, осведомился он, прекрасно зная ответ, - ведь он сам составлял психоматрицу системы.
   - Надеюсь, Вы не забыли, зачем мы сюда прибыли, сэр? - холодно осведомился Док.
   - Не забыл, не забыл, - пробурчал себе под нос Дан, вскакивая с кровати и одним гибким движением принимая боевую стойку. Точнее говоря, он попытался ее принять, чему очень помешало жестокое похмелье, и он, споткнувшись, чудом удержался на ногах.
   "Что же это такое, и сколько этого такого я выпил?" - озадачено спросил себя Дан. Выпрямившись, он пружинистым, насколько позволяло его несколько расслабленное состояние, шагом подошел к бассейну. После секундного размышления он с разбегу плюхнулся в воду и с наслаждением проплыл пару кругов. Наконец, мучительно протрезвев, Дан вышел, проделал пару гимнастических упражнений, чтобы обсохнуть, и спросил в пустоту:
   - Док, мы где?
   - Над Англией, сэр.
   Дан скривился, припомнив недавнюю перепалку с Доком:
   - Да брось ты дуться, и перестань называть меня сэром. Я был несколько не в форме. Считай, что я пошутил и все тут.
   - Между прочим, во мне нет ни единого болта, сэр, - подчеркнуто вежливо отозвался Док.
   "Вот ведь характерец, - усмехнулся Дан, - ну и пусть позлится, ему полезно, - тут его мысли переключились в другое русло. - Значит мы висим над Англией... посмотрим, как будет в этот раз..." - яркие картины предыдущих приключений пронеслись перед его мысленным взором. Вслух же он поинтересовался:
   - ОН тут?
   - Тут, на корабле, его нет, сэр. Он на планете под нами, где-то в северном полушарии. Провожу уточнение Его местонахождения, на это потребуется значительное время.
   "Тут его нет", - мысленно передразнил его Дан, - "А еще друг человека, тьфу!", - Дан неожиданно почувствовал острый голод и мысли его сделали резкий скачок: "Но неплохо бы подкрепиться".
   - Док, будь другом, сделай завтрак, а?
   - Будет выполнено, сэр, - услужливо отозвался Док.
   Дан уселся за стол и нетерпеливо ждал, чем же вкусненьким побалует его Док. Будучи темпоральным космодесантником, Дан привык много и вкусно питаться - для поддержания себя в необходимой форме. Его молодой, крепкий организм требовал пищи - немедленно и в больших количествах. "Сейчас бы немного свиной грудинки с картофелем, или копченого лосося, бокал пива и ..." - тут поверхность стола раздвинулась и на столе появилась... большая тарелка манной каши. Дан оторопело смотрел на тарелку, как будто она была новым чудом света.
   - Может быть, сахарком посыпать? - невинно осведомился Док.
   - Да нет, не стоит, - тупо пробормотал Дан и принялся рассеяно перемешивать кашу ложкой, - Ну и начинается неделька, - подумал он, но тут же вспомнил, что понедельник был вчера.
   - Прекрасная пища, питательная, калорийная, легко усваивается организмом... - начал разглагольствовать Док, как будто не замечая ошарашенного выражения лица Дана.
   Дан, наконец, решив не подавать вида и из принципа не желая доставлять удовольствие Доку просьбами покормить по-человечески, решительно поднялся из-за стола, вежливо поблагодарив Дока:
   - Спасибо, сволочь, тебе большое. Низкий, гад, тебе земной поклон, - и добавив пару лестных искусственному интеллекту эпитетов, пошел в оружейную снаряжаться. Первым делом Дан шагнул на невзрачную с виду серебристо-голубую таблетку и с удовольствием почувствовал, как невесомый материал потек по его ногам, охватил руки, тело и образовал на голове прозрачный шлем. Из всех многофункциональных боевых костюмов ему всегда нравился именно этот - легкий как перышко и вместе с тем достаточно крепкий. Затем он прихватил с собой многозарядный пистолет, ручной гранатомет и ранец зарядов к ним, чуть подумал и захватил с собой киборга серии "Циклон-2" - двухметрового робота, напоминающего рыцаря в шлеме с закрытым забралом.
   После этого он прошел в пищеблок и тщательно обшарил его в поисках чего-нибудь съестного. Ничего не найдя, подошел к холодильнику и достал из него ящик баночного пива - подарок друзей с Базы, - нагрузил им киборга и направился в ангар к спускательной шлюпке.
   - Железка, скажи, какой тип планеты? - спросил Дан, устраиваясь поудобнее в шлюпке и привычно пробежавшись пальцами по клавиатуре ручного управления.
   - Магический, слизняк, - ответил в тон ему Док.
   - Это я-то слизняк? - гневно спросил Дан, но тут шлюпка неожиданно перешла в автоматический режим и резко стартовала, устремившись к поверхности по крутой дуге. Дан почувствовал, как ускорение выжимает из груди воздух и он не может сказать ни слова.
   "Хорошенький у него способ затыкать рот", - с ухмылкой подумал Дан, но тут же его внимание переключилось на вид, открывшийся перед ним.
   Нос шлюпки рассекал атмосферу с ужасающим ревом, который в кабине превращался в легкий гул, сотрясаемый раскатами далекого грома. В голубоватой дымке стремительно приближалась поверхность планеты, которая в течение мгновений успела превратиться из выпуклой перевернутой чаши в бесконечную сине-зеленую гладь. Дан узнал очертания северного побережья Европы, - он знал их по картам старой Земли, - а также группу Британских островов, один из которых вырос на глазах и стал бескрайней холмистой равниной, покрытой густыми лесными шапками.
   Дан с затаенно-радостным чувством в груди смотрел на расстилавшуюся перед ним чудесную панораму. "Магический, мой любимый мир! Наверняка меня ожидают удивительные события".
   С этой мыслью он вылез из приземлившейся среди леса шлюпки, радостно огляделся вокруг, и тихонько насвистывая что-то веселенькое себе под нос, двинулся вглубь леса. За ним молча шел киборг, нагруженный пивом.
   "Надо что-нибудь перекусить, - подумал Дан, прислушиваясь к голодному бурчанию желудка. - На одном пиве далеко не уедешь". Через некоторое время сверхчувствительные микрофоны, встроенные в костюм, донесли до него голоса людей.
   "Посмотрим, кто такие. Может получится пообедать, раз уж не вышло позавтракать" - с этой мыслью он, продираясь через чащу, двинулся навстречу голосам.
  
   * * *
  
   Стояло прохладно-влажное утро, столь обычное на холмистых равнинах Северной Англии. Легкие облачка тумана изменчиво плыли над сырой, покрытой тускло-зеленой травой, землей. Серое небо словно лежало на верхушках немногочисленных старых деревьев, утвердившихся на склонах холмов и лишь кое-где рощицы молодых вязов скрашивали несколько унылое однообразие ландшафта. На одном из холмов стоял замок. Массивные стены и угловые круглые башни из грубого камня вырывались из туманной дымки и устремлялись ввысь, к венчавшим крышу шпилям. Некогда, возможно столетия назад, стены и шпили замка, украшенные геральдическими знаками и флагами, развеяли бы угрюмое впечатление, производимое окружавшей замок местностью и, в особенности, самим замком, но сейчас его каменные стены были пусты. Только узкие окна замка бледно светились огнями свечей, да блестели цепи подъемного моста, находившегося, как видно, в частом употреблении. Не будь этих явных признаков обжитости замка, ничто не заставило бы предположить, что в таком унылом и с виду заброшенном месте живут люди. Тем не менее, на самом деле эта одинокая крепость кипела жизнью, а очевидная неприветливость окружающего мира ничуть не смущала ее обитателей.
   Первое предупреждение об избрании Дункана для определенной миссии пришло к нему, когда он спускался по спиральной лестнице в библиотеку, где, как сказал слуга, его ждали отец и Его Преосвященство.
   "Но какое дело могло привести архиепископа в замок? Он редко покидает аббатство, будучи на редкость тяжелым на подъем и искренне ненавидя любые путешествия далее, чем в кладовую аббатства за вином..."
   Старый граф и архиепископ сидели в креслах у окна, потягивая легкое домашнее вино, столь любимое архиепископом. Когда Дункан вошел, отец обратил свое аристократическое лицо к нему и произнес:
   - У нас гость, которого ты, конечно, помнишь. Садись поближе, сынок, дело касается тебя.
   Дункан вежливо поздоровался с архиепископом и присел на краешек необъятного кресла, стоящего посреди каминной залы.
   - Два года назад, - откашлявшись, начал архиепископ, - твой отец принес мне манускрипт, который он нашел при разборке семейных бумаг. Одного взгляда на него было достаточно, чтобы понять, что свиток написан, очевидно, магическими рунами, которые использовали древние белые колдуны. Отец Джонатан из нашего аббатства, увлекавшийся древними письменами из вполне понятного интереса к истории нашей древней земли, смог приблизительно оценить содержание документа. Он, судя по некоторым признакам, содержит в себе мощное заклинание, которое смогло бы остановить ту армию Тьмы, что через каждые триста лет планомерно опустошает наши земли. Однако чтобы понять текст этой рукописи необходимо обратиться за помощью к ученым, находящимся в Оксфорде. Во всем мире только они смогут расшифровать этот манускрипт, - архиепископ сделал маленький глоток из бокала и задумчиво глянул в туманное сырое утро за окном. Глухо кашлянув в рукав просторной рясы, он продолжил:
   - К сожалению, мы не можем послать рукопись морем, ибо у берегов близ Оксфорда кишат пираты; не можем мы также послать и большой, хорошо вооруженный сухопутный отряд. Такие силы привлекут к себе слишком много внимания как разбойников, нынче расплодившихся по лесам, так и Орд Разрушителей, которые очень тонко чувствуют незащищенные скопления людей. Отряд должен быть как можно меньше и неприметнее - так у него будет значительно больше шансов невредимым добраться до места назначения.
   - Сын мой, - тихо произнес отец, - позволь возложить эту задачу на тебя. Решать, конечно, тебе, но мы не знаем никого, кто лучше тебя справился бы с этим. Ты отлично натренирован в военном деле, ты осторожен и у тебя есть все шансы пройти незамеченным через Разоренные Земли.
   - Благодарю Вас, отец, - признательно и почтительно поклонился Дункан одновременно своему отцу и архиепископу. - Я всеми силами постараюсь не подвести Вас. Правда, как я понимаю, это в достаточной степени военная кампания, а я не воин, я ни разу не поднимал своего меча в гневе...
   - В этом ты не одинок. Многие жители нашей земли, твои предки, жили здесь, мирные землевладельцы и добрые лорды, но, если было нужно, уходили за нее сражаться, и никто из них не опозорил свой род. Так что перед тобой, сын, длинная цепь воинов. И потом, перед тобой задача пройти незамеченным, а не прокладывать себе путь огнем и мечом.
   - Вы убедили меня, отец, - согласился Дункан, - Но я слишком мало знаю об Ордах Тьмы, о Разрушителях и о Разоренных Землях. Прежде чем столкнуться с ними, я хотел бы больше узнать обо всем этом, дабы рука моя и дух мой не дрогнули при встрече с ними. Ведь Вы меня учили, отец, что познанный враг - наполовину побежденный враг.
   - Известно только то, что это цикличный феномен, - приготовившись к длинному повествованию, архиепископ сделал большой глоток. - За время, соответствующее циклу, а это около трех столетий, орды проходят по всей населенной людьми суше. Такой вывод мы, по крайней мере, сделали, изучая историю различных уголков нашего мира, а та, в свою очередь, была записана с рассказов многочисленных путешественников, когда бы то ни было находивших пристанище в стенах нашего аббатства. Мы знаем, что около пятисот лет назад Зло смело могучие азиатские империи, спустя столетие опустошило Европу, затем отправилось в неведомые земли за Атлантическим океаном, через двести лет появилось в Африке и снова ушло на Восток. И вот теперь Орды Разрушителей опять в Европе и уже вступили на землю Английского королевства...
   - Но кто они, эти Разрушители? Были ли они когда-то людьми, или это какие-нибудь диковинные звери, либо это демоны, о которых предупреждает Святое Писание? Объясните мне, святой отец! - воскликнул взволнованный рассказом архиепископа Дункан.
   - Трудно сказать что-то полностью определенное, сын мой. Многие ученые, исследовавшие этот феномен, сходятся во мнении, что это потусторонние силы, ибо ни одна из земных тварей не питается болью и страданиями других существ, как это делают Разрушители. Когда происходит вторжение, на область нападает рой демонов и различных злых духов. Они сметают на своем пути все: жителей убивают, дома сжигают... Однако Разрушители оставляют убиенных нетронутыми, они вообще не забирают с собой ничего с опустошенного ими места. Тем не менее после каждого злодеяния Орда растет, словно именно человеческие смерти и страдания насыщают ее... - на этих словах, страшным эхом отозвавшихся в просторных стенах замка, силы оставили архиепископа и он откинулся в кресле. После минутной передышки, в течение которой Дункан переваривал услышанное, святой отец продолжил:
   - После нашествия Орды местность остается в полном запустении. Такая ситуация существует неопределенное число лет - от двух-трех до десяти, а то и больше. Затем злые силы вроде бы уходят, народ снова заселяет страну, хотя требуются десятки, а то и сотни лет, чтобы восстановить ее. Дело в том, что после ухода Разрушителей в уничтоженном районе остается неистребимая Эманация Зла, как называют ее ученые. Сущность ее в том, что люди, поселившись на опустошенных территориях, болеют странными болезнями, меньше живут, у них рождаются неполноценные дети. В тех местах растения по ночам испускают странное бледно-голубое свечение, над сожженными лесами стоит смертоносное зарево, ибо подошедший к нему человек умирает за считанные дни в страшных мучениях. Лишь спустя столетия указанные признаки несколько ослабевают, но все равно остаются... - архиепископ понизил голос до шепота. - Человечество гибнет! Сын мой, в мире осталось очень мало мест, не тронутых скверной. Нам сказочно повезло, что мы родились и живем в одном из них... В иных землях люди вырождаются, теряя человеческий разум и человеческий облик. Мне кажется, что это пришествие Орды последнее... После него не останется нетронутых тлением территорий. Ведь даже Англия, которую щадила длань Господня в течение пяти нашествий, теперь осаждена Разрушителями...
   Проникнувшись ужасным смыслом слов архиепископа, Дункан похолодел. Он и представить не мог, насколько серьезным является положение вещей. Выросший в земледельческой общине, среди вящего спокойствия полей и лугов, он был далек от осознания беды, поглощающей мир.
   - Скажите мне, отец мой, неужели нет никакой надежды? Неужто уже предрешено Господом, что род людской обратится в прах и будет предан забвению? Ведь в это трудно поверить!
   - И тем не менее это так, - святой отец печальным взором окинул залу, словно в поисках поддерживающих его душевных сил, необходимых для продолжения столь мучительного рассказа. - С появлением Разрушителей человечество постепенно угасает... Великий груз Зла, который лег на наши плечи, работает против любого прогресса. Так, однако, было не всегда: в древние времена люди изобрели колесо, сделали глиняную посуду, приручили животных, окультурили растения, стали добывать руду. Но после этих первых начинаний мало что было сделано. Было время - если верить истории - когда появились искры надежды. Такая искра зажглась в Греции, но Греция сошла на нет. Надеялись, что Рим представляет собой определенную величину, что-то обещает, но и Рим обратился в пыль. Казалось, что теперь, в двадцать первом веке, должны быть какие-то признаки прогресса. Лучшие повозки, лучшие дороги для этих повозок, лучшие плуги и лучшее понимание, как использовать землю, лучшие способы перестройки домов и лучшие корабли... Иной раз я размышляю над альтернативной историей, над двойниками нашего мира, где Зло не существует. Мир, где столетия прогресса открыли возможности, о которых мы не можем даже гадать. Это мог быть наш мир, наш двадцать первый век... Возникает вопрос: откуда же пришло Зло? Конечно, сейчас мы не можем ответить. Но одно, по-моему, ясно: Разрушители остановили нас на нашем пути. То немногое, что у нас есть, мы унаследовали от наших предков, чуточку от греков и самую малость от Рима. Когда я читаю нашу историю, мне кажется, я замечаю обдуманное намерение Зла отстранить нас от развития и прогресса. В конце одиннадцатого века наш отец Урбан предпринял Крестовый поход против язычников, подвергавших гонениям христиан и осквернявших святыни Иерусалима. Но как раз в это время Зло напало на Македонию, а позднее распространилось на Центральную Европу, и, опустошив ее, создало панику среди участников похода, блокировав их путь. Крестовый поход кончился, так и не начавшись, и другие не предпринимались, ибо понадобились столетия, чтобы выйти из хаоса. Из-за этого даже в наши дни Святая Земля, наша по праву, все еще в руках язычников...
   Он смахнул слезы, катившиеся по его полным щекам. Когда архиепископ снова заговорил, в его голосе чувствовалось сдавленное рыдание:
   - Сфера действия Зла распространялась, а злоба, о которой писали историки, вытеснила из нас мужество. Вырвавшись из круга зла, люди скучивались на своих акрах, неся в себе несказанный страх, и, может быть, такая напряженность вновь призывала Зло во всей его ярости. Разрушители согнули нас, сделали бездеятельным народом, не помышляющим о прогрессе и улучшении. В пятнадцатом веке, когда испанцы призывали разбить этот застой, пуститься в просторы океанов в поисках неведомых земель, Зло снова возникло, на сей раз на Иберийском полуострове, и все планы были заброшены и забыты, а в страну вполз ужас. Два таких свидетельства не могут не вызвать мысли, что Зло действительно держит нас на одном и том же уровне, в нищете, чтобы иметь возможность питаться и расти за счет этой нищеты. - Архиепископ вытер лицо. - Я думаю об этом ночами, пока не усну. Меня это мучает, я вижу, что свет уходит от нас, и мы погружаемся в древнюю тьму...
   - Вы высказали кому-нибудь эти свои мысли? - поинтересовался отец Дункана.
   - Немногим. Их это не интересует. Им плевать на то, что я говорю! - горестно воскликнул святой отец и отвернулся к камину, погруженный в печальные размышления.
   - Какой численности отряд вы предполагаете? - спросил Дункан у отца.
   - Так ты намерен идти?
   - Собираюсь.
   - Вот и хорошо, - одобрил воспрянувший архиепископ. - Риск - в высоких традициях вашей семьи и этого дома.
   - Традиции тут ни при чем, - несколько резко сказал отец и обернулся к сыну. - Я полагаю, человек двенадцать.
   - Слишком много. Хватит и двоих - меня и Конрада. Он стоит десятерых. Также я хотел бы взять с собой Дэниэла - это боевой конь, и Тайпи - крупного мастиффа, тоже тренированного для боя.
   Старый граф молча пожал плечами, одобряя улыбкой разумный выбор сына.
   - Кто этот Конрад? - поинтересовался архиепископ.
   - Они с Дунканом друзья с детства, он сильный парень два с лишним метра ростом и почти трехсот фунтов весом. Конрад чрезвычайно предан Дункану и готов даже умереть за него, - ответил отец Дункана, и усмехнувшись в усы, добавил, - Он не расстается со своим любимым оружием - здоровенной дубиной...
  
   * * *
  
   Воспоминания о визите архиепископа проносились в голове Дункана, когда путешественники, счастливо избежав встречи с бандой Ривера, с некоторого времени настойчиво преследовавшей спутников, двигались по лесистой стране с удивительными долинами и красивейшими глубокими ложбинами. Эти земли еще не ощутили на себе испепеляющее влияние Разрушителей, после которых самые цветущие, прекрасные места превращались в бесплодные пустыни, лишенные каких-либо признаков жизни...
   Через несколько часов пути лесная дорога начала круто подниматься. Деревья стали редеть и лес кончился. Перед путешественниками лежал голый скалистый гребень. Близился вечер и стояла поразительная тишина. Совершенно неожиданно Тайпи оскалился на придорожные кусты.
   - Пес что-то учуял, - сказал Дункан.
   - Человека, судя по рычанию, - обеспокоенно ответил ему Конрад.
   Ничего не разглядев в кустах, Дункан проговорил в пространство:
   - Дружище, я бы на твоем месте вышел, мне не хочется посылать за тобой собаку.
   Кусты зашевелились и из них вылез человек. Он был высок и костляв, на нем была коричневая ряса. Редкие рыжие волосы нескладными пучками произрастали на его голове. Глубоко посаженные глаза пристально глядели на путников из-под седых бровей. В правой руке он держал длинный узловатый посох, а в другой - пучок растений. Незнакомец прокашлялся и мягко произнес:
   - Я Эндрю, отшельник. Я не собирался вам мешать и поэтому спрятался. Я искал зелень для супа. Может, у вас найдется немного сыра?
   Путанная и безобидная речь отшельника успокоила и позабавила встревоженных появлением незнакомца спутников.
   - Есть, - недовольно проворчал Конрад.
   - Я просто мечтаю о сыре. Я так давно лишен сыра и человеческого общества. Есть правда Дух, но разговаривать с ним - не то, что с человеком воплоти.
   - Дух? - заинтересовался Дункан, ухватившись за последние слова.
   - Ага, Дух, очень порядочный и вполне приличный Дух. Он живет в моей келье с того дня, как его повесили Разрушители. Да вы и сами с ним познакомитесь. Мое убежище тут неподалеку - всего пара минут ходьбы. Не откажите в скромной просьбе зайти ко мне в гости, мне бы так хотелось хоть немного побыть в обществе людей! А вы отдохнете от долгого пути и я угощу вас супом.
   Продолжая так неожиданно начатую беседу друзья подошли к пещере отшельника, вырытой в крутом склоне лесистого холма. Вход в нее был замаскирован деревьями и густым кустарником, а прямо перед ней пробегал ручей и скрывался в глубоком овраге. Сама пещера была довольно темной, но даже в темноте чувствовалось пространство. Отшельник ощупью нашел огарок свечи, зажег его и поставил на стоявший в дальнем конце пещеры сколоченный из грубых досок стол.
   - Ты, кажется, говорил о Духе, - проговорил Конрад, - где же он?
   - Дух очень застенчив и прячется от посетителей. Дух, иди сюда, покажись, у нас гости.
   Усик белого пара неохотно вытек из-за шкафчика. Дух медленно сформировался и спустился на пол. Это был классический дух - весь белый, одетый в какое-то подобие мешка из-под картошки.
   - Я Дух, - начал он гулким голосом, - но у меня нет места, которое я обязан посещать. Обычные духи являются на место своей кончины, но что это за место - дуб? Разрушители вытащили мое бедное тело из чащи, где я прятался, и незамедлительно вздернули. Я считаю, что они могли бы оказать мне любезность и повесить хотя бы на хорошем дубе, которых так много в наших лесах, однако...
   Неожиданно его прервал какой-то шум, потом послышалось пьяное пение. Все вскочили на ноги и положили руки на оружие.
  
   * * *
  
   Покинув посадочный модуль и руководствуясь еле звучащими голосами впереди него, Дан бодро шагал по следам невидимых им пока путников. Убрав шлем, он с наслаждением ловил лицом потоки свежего ветерка, насыщенного лесными запахами, прислушивался к негромким лесным шорохам, пению птиц, провожал взглядом шустро снующих среди ветвей белок и разноцветных пичуг. Нечасто его забрасывали в подобные по своей природной красоте миры и Дан старался сполна насытиться своими впечатлениями. Иногда он со смутной тревогой замечал, словно за ним следят чьи-то осторожные взгляды, ловил в сумраке чащоб мелькание каких-то теней, но списывал это на свойственное его профессии постоянное ожидание опасности. Однако последующее происшествие значительно поубавило в нем эйфории.
   Пройдя несколько сотен шагов от космошлюпки, Дан словно споткнулся и замер на месте: перед ним стояло некое человекоподобное существо, укутанное с ног до головы в грязный суконный балахон, цвет которого некогда был серым. Капюшон полностью скрывал лицо существа, но Дану показалось, что под ним, во тьме, горят, будто раскаленные угли, красные глаза. Черные иссушенные костлявые руки судорожно вцепились в сучковатый посох, изредка перебирая паучьими пальцами по корявому набалдашнику.
   - Стой, - словно змеиное шипение донеслось из-под капюшона.
   - С какой радости? - Дан и не думал останавливаться. Переключив мысленным приказом диапазон восприятия шлема, он с удивлением обнаружил, что неведомое создание здорово фонит во всех диапазонах излучений. Дан попытался прощупать существо телепатически, но натолкнулся на мощный мысленный барьер и в ответ получил ощутимый, даже несмотря на совершенную систему защиты скафандра, псиудар.
   - Ну ты, гадина, сама напросилась, - Дан потерял терпение и продолжал идти прямо на него, доставая пистолет.
   - Остановись, глупый чужеземец! Не искушай судьбу, - Новый псионический импульс, словно оплеуха, хлестнул по сознанию Дана. Не на шутку разозлившись, он разрядил всю обойму в сторону красноглазого капюшона.
   Однако существо осталось невредимым. Подул ураганный ветер, собравший над лесом косматые черные тучи и загрохотал гром. Светящаяся воздушная воронка, окутанная вспышками молний, упала с неба, поглотила создание в капюшоне и столь же стремительно втянулась обратно.
   С неба донесся скрежещущий голос:
   - Глупец, ты будешь проклят вовеки веков! Да провалишься ты сквозь землю! Да отсохнут ... - голос на мгновение прервался, будто в размышлении и заключил: - А, черт с тобой - и так подохнешь, пес.
   Тучи быстро рассеялись, ветер утих, лишь замызганный плащ существа остался лежать на пыльной тропе. Дан ошарашено пнул комок ткани:
   - Вот дерьмо-то какое, а?
   - Сам дерьмо, хам, - обиженно буркнул капюшон, и плащ растворился в воздухе.
   Дан потряс головой, приходя в себя. Проведя кратковременный и очень красноречивый анализ событий, он остался вполне доволен собой и это значительно подняло ему настроение. В добром расположении духа Дан зашагал дальше по тропинке. После такой встряски у него слегка пересохло в горле и он, недолго думая, откинул забрало, решив освежиться пивком. Достал банку, лихим ударом пальца вскрыл ее и с наслаждением осушил за пару глотков. И тут он почувствовал что-то неладное: в глазах все слегка поплыло и начало накатываться чувство опьянения, с каждой секундой все усиливаясь. Появилась странная легкость во всем теле и захотелось смеяться и петь. Дан остатками не одурманенного разума понял, что не могла такое действие оказать всего лишь одна банка пива, никак не могла! Он поднес банку к глазам, с трудом сфокусировал на ней взгляд и с изумлением увидел свой ухмыляющийся портрет с погонами прима полковника и жутко пьяным выражением лица. Эта картинка была обведена красивой золотистой рамкой, перевитой ветвями лаврового дерева, а под ней красовалась надпись: "Фирменное пиво "Веселый Дан"", а ниже, мелкими буквами - "Изготовлено по специальному рецепту (читай на обороте). Пробный экземпляр".
   Дан повернул банку обратной стороной и прочел: "Состав: отличное пиво - 90%, экстапон - 10%. P.S. Употреблять строго по назначению друзей".
   - Вот, блин, прописали, шутники! - весело расхохотался Дан, - Ну и лекарство. И когда только они успели подсунуть к моему пиву эту банку? - И он снова залился неудержимым смехом. Экстапон действовал быстро и верно - недаром он считался сильнейшим из разрешенных законом нарко - стимулирующих веществ, а уж в сочетании даже с малым количеством алкоголя и вовсе мог свалить с ног быка.
   Вскоре Дана, получившего огромную дозу этой жуткой смеси, окончательно развезло, но он, пошатываясь, продолжал идти дальше. Метров через сто Дана потянуло на музыку и он, включив встроенный в костюм плеер на полную громкость, начал горланить почти в такт музыке какую-то кабацкую песню весьма непристойного содержания. Выйдя из леса, он заметил пещеру в холмах, откуда неслись уже знакомые ему голоса. Слегка уменьшив громкость своего пения, Дан нетвердым шагом двинулся к ней.
  
   * * *
  
   Застигнувшее путников врасплох пение, иногда переходившее в жуткие завывания, постепенно приближалось. Дункан уже понял, что неизвестная личность, видимо, заметила пещеру и теперь направляется к ней. Но ни он, ни его сотоварищи, не оказались подготовлены к тому зрелищу, которое предстало перед их глазами.
   В пещеру неожиданно ввалился какой-то странный рыцарь в серых доспехах и размахивая необычной формы емкостью, громко осведомился у путешественников:
   - Ребята, закуска есть? А то целый день нежрамши.
   - Вы кто? - настороженно осведомился Дункан.
   - Конь в пальто, - в рифму ответил Дан, пьяно хихикнул и добавил, - а вообще-то я Дед Мороз, спаситель Вселенной... - тут он покачнулся, но быстро восстановил равновесие, метко ухватившись за голову Конрада, - А вот и Снегурочку принесло, - весело кивнул он в сторону стоящего у входа в пещеру киборга.
   Затем, заметив разложенную на столе снедь, Дан протопал к нему, запихнул себе в рот хлеб с ветчиной, ухватил кусок сыра и, покачиваясь на ногах, повернулся к оторопевшей аудитории:
   - Так на чем мы остановились?
   - А вот на чем, - гневно ответил Конрад и с размаху опустил свою дубину на шлем Дана. Тот от неожиданности чуть не подавился куском сыра и обиженно спросил:
   - Ты че, мужик?
   Неизвестно, чем бы это все кончились, но тут Дан заметив стоящего у шкафа Духа, пробормотал:
   - Так, все. Уже галики мерещатся, мне уже хватит, пора баиньки.
   Он протопал в угол комнаты, закрыл забрало шлема и улегся прямо на каменный пол. Затем подложил себе под голову кулак и заснул.
   - Это еще кто такой? - осведомился у отшельника Дункан, затем растерянно попытался уточнить: - Или что такое?
   - А я откуда знаю. Сам его впервые вижу и того тоже, - кивнул он в сторону замершего у входа киборга. Они осторожно подошли к нему и внимательно осмотрели со всех сторон, Конрад даже постучал кулаком по его бронированной груди. Не добившись от киборга никакой реакции, Конрад оставил его в покое.
   - Неживой он какой-то, - поежился Дух.
   - Похоже, - согласился с ним Дункан, - но на слуг Дьявола они не похожи. Кто же они такие?
   - Кто бы они ни были, пусть только они попробуют сунуться, я им покажу, где раки зимуют! - грозно проговорил Конрад, раздосадованный отсутствием какой-либо реакции на свой воинственный выпад. В глубине души он давно мечтал, что станет рыцарем-освободителем, очищающим мир от Адской скверны - эдакий герой на белом скакуне с мечом-кладенцом в мощной длани. А тут какой-то проходимец в доспехах даже не обратил внимание на удар, от которого разлетелись бы вдребезги любые каленые латы. Дух, однако, решил подлить масла в огонь:
   - Что-то я не заметил, чтобы твоя дубина произвела на него впечатление, - ехидно заметил он, - от твоего удара он даже не пошатнулся.
   Конрад ласково скрипнул зубами, но затем успокоился и веско произнес:
   - Черт с ним, разберемся утром, кто они и откуда. А сейчас давайте лучше поужинаем тем, что не успел слопать этот тип, и отдохнем, но на всякий случай будем дежурить по очереди.
  
   * * *
  
   - Дан, отвечай! Что с тобой? Да отвечай же!
   Дан с трудом разлепил веки и пробурчал:
   - Внутренний голос, это ты? - В голосе Дана забрезжила смутная надежда на понимание ситуации.
   После столь глубокомысленного высказывания взволнованный и заботливый голос Дока мгновенно похолодел.
   - Опять наклюкался... Почему так долго не отвечал?
   - А, это ты, Док! - радостно воскликнул Дан, которого посетило похмельное озарение. После недолгой паузы он дружелюбно спросил: - Как жизнь?
   - Неплохо...- хмуро проворчал Док и гневно осведомился: - Что, напился, как сапожник, вызова не слышишь?
   - Да что ты, что ты! - в притворном ужасе возмутился Дан. - Просто здесь природа благоприятствует здоровому сну, а это, как знаешь, и для организма полезно...
   - Ага, так я тебе и поверил, - перебил его разглагольствования Док. - Ну да ладно, я тебя вызвал, чтобы сообщить, что ОН здесь, в Англии, этот камень. Так что за тобой установление его точного местонахождения. Ты же не забыл правил?
   - Забудешь их, как же. Насчет Камня тебе с Базы сообщили?
   - Как обычно.
   - Не могли, что ли поточнее сказать, оракулы хреновы.
   - Но...
   - Да знаю, знаю, - прервал его Дан, - таковы правила. Конец связи.
   Он перевернулся на бок, удивленно осмотрел пещеру и только теперь с ужасом начал припоминать, что за представление он тут вчера устроил. После недолгого анализа ситуации Дан пришел к выводу, что портить лишний раз свои отношения с аборигенами не в его интересах. В конце концов они могут каким-либо образом облегчить ему поиски Камня. Каким именно, Дан еще не знал, но был полон решимости это немедленно выяснить.
   Разожженный еще вечером огонь в камине, согревший и осветивший сырую пещеру, теперь догорал. В неясном свете пробивающихся сквозь заросли кустарника лучей утреннего солнца блики умирающего пламени слабо дрожали на каменистых стенах. Не спавший с раннего утра Конрад молча смотрел, как серая фигура поднимается с пола и отряхиваясь направляется к нему. Рука его сама собой сомкнулась на рукояти дубины, хотя на нее Конрад уже не возлагал особых надежд. Больше всего его смущало то, что он не видел лица, скрытого полукруглым зеркальным забралом. Лицо неизвестного сказало бы о его намерениях, раньше, чем он предпринял бы какие-либо действия, теперь же, пристально разглядывая матово-серые латы незнакомца, Конрад мысленно готовил себя к любому повороту событий. Впрочем опасения Конрада быстро рассеялись. Не доходя до него, фигура остановилась, зеркальное забрало словно растаяло в воздухе и Конрад увидел смущенно улыбающееся лицо Дана.
   - Приношу свои извинения за вчерашнее, я был слегка не в себе...
   - Я заметил, - угрюмо отозвался Конрад.
   - А кто вы, собственно, такой? - поинтересовался проснувшийся Дункан.
   Попытавшись найти ответ попроще, Дан, нахмурившись, задумался на пару мгновений, а затем произнес, рассудив, что более простое объяснение трудно придумать:
   - Ну, я, проще говоря, что-то вроде профессионального истребителя деструктурирующих квази - живых пси-организмов, а он, - Дан показал рукой на киборга, - мой, скажем так, помощник. Зовут меня Даном, а его Си-2, но хочу предупредить - он крайне неразговорчив и отвечает лишь на прямые вопросы. Мы пришли издалека, - он пространно указал рукой на потолок пещеры.
   - Истребитель ... живых ... организмов?! - Дункан опасливо отодвинулся на пару шагов, - За что же вы их так жестоко?
   - От них происходят все беды. Их нужно уничтожать без всякой пощады, - жестко ответил Дан, неправильно истолковавший вопрос собеседника.
   Окончательно уверившись, что им вряд ли посчастливится уйти по-хорошему от этого фанатика, Дункан принялся потихоньку высвобождать меч из складок плаща.
   - Дестру ... ктру ..., в общем кто эти организмы и как Вы их истребляете? - осторожно поинтересовался Дункан.
   - Это деструктивные организмы, которые разрушают структуру континуумов, используя для этого законы того мира, в котором они находятся. Эти квази - живые организмы проще называют Черными Камнями, хотя это очень слабо отражает их сущность. А уничтожают их с использованием знаний о основополагающих принципах физико-магического манипулирования.
   - Камни? - ухватился за единственно понятное ему слово Дункан, постепенно успокаиваясь, - Значит, Вы не уничтожаете все живые организмы без разбора?
   - Что вы, - ужаснулся Дан, - я же сказал - квази - живые пси-организмы. Это реструктурированные доминантные поглотители психической энергии. Они питаются негативными эмоциональными излучениями людей, со временем зомбируя причинно-следственные зоны их мозга - это их не единственный, но самый мощный источник энергии. А я произвожу требуемое психо - маго - физическое корректирующее воздействие, основанное на правилах ограничения необходимого вмешательства согласно определенным и довольно сложным Законам Взаимосвязи.
   По вытянувшимся лицам и округлившимся глазам собеседников Дан быстро сообразил, что его тирада осталась большей частью непонятой.
   - Колдун, значит,- нелюбезно заключил Конрад, - поэтому моя дубина тебя не взяла.
   - Да нет, я не колдун, - усмехнулся Дан, - А дубина не взяла, потому что у меня неплохие доспехи, - и он похлопал себя по бедру.
   - А что он может, твой доспех-то? - поинтересовался Отшельник.
   С грустью Дан отметил, что слушателей куда более впечатлил боевой костюм, нежели его рассказ, но не мог удержаться, чтобы не продемонстрировать некоторые возможности своего облачения.
   - Ну вот, например, это, - он шагнул к лежавшему на полу валуну, слегка не доходящему ему до колена, и ударил его закованным в броню кулаком. От этого удара камень раскололся на несколько крупных кусков.
   - Неплохо, - восхищенно пробормотал Эндрю.
   - А могу ли я узнать, с кем имею честь говорить? - в свою очередь спросил Дан, отряхивая с перчатки каменную пыль.
   Видя, что намерения Дана отнюдь не враждебны, Дункан успокоился и размеренно, тщательно выбирая слова, ответил:
   - Я Дункан, из рода Седриков, иду со спутниками в Оксфорд, чтобы попытаться остановить Зло, поглощающее наш мир. Нам сказали, что живущие там ученые могут очень помочь в нашем деле, ведь за прошедшие столетия они накопили громадное количество всяческих знаний, - Затем Дункан вежливо представил остальных,- это Конрад, мой товарищ, это Эндрю, мирный отшельник, у входа в пещеру стоит мой боевой конь Дэниэл, это Тайпи, - кивнул он на лежащего у его ног пса, - а это Дух.
   - Дух? В смысле настоящий Дух? А то я вчера думал, что мне померещилось... Еще раз прошу простить меня за вчерашний дебош. Иногда со мной такое случается...
   - Похоже, довольно часто, - вызывающе заявил Конрад.
   - Конрад! - одернул его Дункан.
   - Что он имеет в виду? - вскипел Дан, стискивая пальцы в кулак и делая шаг к Конраду.
   - Конрад, возьми свои слова обратно, ведь он же уже извинился, - вскинулся Дункан, прекрасно понимая, что участь раздробленного на куски валуна может постигнуть любую часть тела его товарища, и стал между ними. Однако распалившийся Конрад не собирался останавливаться.
   - Возьму, если он докажет, что он мужчина, но без этих своих доспехов.
   - Согласен, - ответил Дан.
   - Без оружия, перед пещерой, - хищно усмехнулся Конрад.
   - Но Конрад, - начал было Дункан, которому на сей раз было жаль незнакомца, ведь тот не знал, какой силищей обладает его спутник.
   - Не надо, он прав, - оборвал его Дан.
   Через мгновение его костюм исчез, превратившись в небольшой диск размером с ладонь, и он остался в легком трико и кроссовках. Конрад озадаченно хмыкнул, скрывая все растущее удивление облачением своего соперника, но тут предвкушение предстоящего поединка снова вернуло его к действительности и он двинулся к выходу из пещеры.
   Они вышли и, найдя сравнительно ровную площадку у входа в пещеру, стали друг напротив друга.
   В свете разгорающегося утра Дункан наконец смог оглядеть этого странного незнакомца - это был загорелый симпатичный парень с короткой стрижкой, атлетического телосложения, хотя слегка худощавый. Он был выше среднего роста - где-то метр восемьдесят пять.
   "Если Конрад его двинет, или хорошо ухватит, - сочувственно подумал Дункан, - он его просто расплющит."
   Дан это тоже прекрасно сознавал, поэтому он предельно собрался, что впрочем, совершенно не отразилось на его расслабленной позе. Незаметно пританцовывая на месте, Дан разминал затекшие за ночь мышцы по методике мастеров ниндзюцу. Они могли бы гордиться своим учеником, когда он не бывал пьян, хотя, к его чести будет сказано, и под "мухой" он дрался весьма неплохо.
   Усмехаясь, Конрад двинулся на Дана, не сомневаясь в исходе поединка. Он сходу нанес левой рукой обманный удар с размаху в челюсть, правую же руку он неуловимым движением выбросил вперед, целясь под-дых. Такой удар, достигнув цели, обычно откидывал соперника на несколько метров, надежно отправляя его в нокаут. Но Дана на месте удара не оказалось. Конрада по инерции слегка потянуло вперед, и в этот момент Дан ударом ладони по бицепсу парализовал его правую руку и провел красивую подсечку. В следующее мгновение его нога замерла в сантиметре от горла Конрада.
   - Достаточно? - осведомился Дан.
   - Нет, - зарычал в ответ Конрад и, схватив Дана за ногу, отшвырнул того в сторону. Затем, быстро вскочив, бросился на него. Однако Дан, извернувшись в воздухе, приземлился на слегка согнутые ноги и нанес подбежавшему Конраду сокрушительный удар ногой в челюсть, а следом за ним еще один - ребром ладони по шее. Конрад упал, как подкошенный. Вскрикнув, Дункан бросился к товарищу.
   - Да он просто потерял сознание, сейчас очухается, - успокоил его Дан.
   И действительно, ошарашено оглядываясь вокруг, Конрад сел на траве, и, заметив улыбающегося Дана, стоящего рядом, тоже усмехнулся:
   - А ты, брат, силен. Как это ты меня так ловко разделал?
   - Потом как-нибудь научу. По рукам? - спросил Дан, подавая руку Конраду и помогая ему встать.
   - По рукам, - ответил Конрад и вдруг попытался ткнуть Дана в солнечное сплетение, но вновь оказался лежащим на траве. Он пошатываясь, встал, отряхнулся и, улыбаясь во весь рот, заявил:
   - Обязательно научи.
   Не вполне осознав тот удивительный факт, что кто-то смог его побить в кулачном бою, чего не случалось еще никогда, хотя драться ему приходилось частенько, Конрад все же значительно поостыл и стал относиться к Дану с вполне понятным уважением, к которому примешивалась некоторая доля здоровой зависти. Ведь в принципе Конрад был простым и незлобливым парнем, который не считал позорным признать превосходство другого человека над собой в каком-либо вопросе. Враждебность и подозрения были забыты и теперь его грызло неукротимое желание научиться драться хотя бы наполовину так же хорошо, как и его бывший противник. Поэтому они вполне миролюбиво двинулись назад в пещеру, где Дан облачился в свои доспехи, не переставая при этом что-то оживленно рассказывать.
   Дункан стоял у входа и задумчиво глядел на весело болтающего Дана, изредка переводя недоуменный взгляд на ухмыляющееся лицо Конрада, явно симпатизировавшего незнакомцу. Его поражала та легкость, с которой Дан нашел общий язык с обычно хмурым и малословным Конрадом, причем после всего происшедшего. Хотя Дункан и сам чувствовал, что никакой антипатии и уж тем более злобы он к Дану не испытывает и это тоже его весьма удивляло. Он же не имел ни малейшего понятия о том, что уровень психологической коммуникабельности у Дана был одним из самых высоких и почти достигал ста тридцати базовых единиц.
   "Все-таки не стоит ему пока знать о манускрипте, - отрешенно думал Дункан, - с виду он неплохой малый, но кто его знает..."
   Неслышно подплывший Дух прервал его рассуждения:
   - Простите мою дерзость, но не могу ли я пойти с вами?
   - Послушай, - с некоторым раздражением произнес Дункан, - если ты хочешь попасть в Оксфорд, ты можешь спокойно идти туда и один. Ты же свободный дух, ты не связан ни с каким местом, и никто не может тебе помешать.
   Дух поежился:
   - Одному мне будет одиноко. Я буду в одиночестве и мне будет очень тоскливо.
   - Точно, - громко заметил подошедший Дан, - парень нам не помешает. Чем больше народу, тем веселей.
   - Нам не помешает? - осведомился Дункан, внезапно что-то заподозрив.
   - Конечно, Дан идет с нами. Он парень, что надо, - категорично заявил Конрад, хлопая Дана по плечу. - Лишний меч нам не помешает, тем более такой.
   Дункан решил было возмутиться подобной бесцеремонностью, однако усмотрел в последних словах своего спутника крупицу здравого смысла.
   - Ну что ж, - обреченно пожал плечами он и повернулся к Духу, - я все равно не могу запретить тебе идти с нами...
   "И мне тоже", - мысленно продолжил за него Дан.
   Они позавтракали большими ломтями ветчины, овсяным хлебом и сыром. Дан с Конрадом запили завтрак парой банок благородного напитка, попробовав который, Конрад смог лишь восхищенно поднять бровь. Дункан и Эндрю вежливо отклонили предложение, не вполне доверяя качеству предложенного им. Враз подобревший Дан извлек из одного из многочисленных карманов на комбинезоне колоду карт, и принялся обучать Конрада таинствам игры в покер, которым он сам владел в совершенстве и даже получил несколько призов лучшего игрока года. Эндрю заинтересовался и подсел поближе. Скоро вся троица увлеченно резалась в карты, позабыв обо всем на свете.
   Однако хотя новички и оказались очень хорошими учениками, но все же до настоящего профессионала им было далековато. Довольно быстро Дан существенно облегчил их карманы, но затем благородно отказался от выигранного. Впрочем, собственно, что за прок был ему в золоте и серебре новых знакомых. Синтезатор материи прекрасно справлялся с такого рода финансовыми проблемами.
   Один лишь Дункан не присоединился к оживленной компании. Он сидел у входа и о чем-то напряженно размышлял. По прошествии некоторого времени он поднялся и, размяв затекшие ноги, подошел к товарищам.
   - Ну что ж, - сказал Дункан, - мы можем со спокойной совестью продолжать путь - наелись мы досыта и теперь сможем совершить достаточно длительный переход без ненужных остановок.
   Начавшиеся было сборы прервал голос отшельника.
   - Если вы не слишком торопитесь, - скромно начал он, - я попросил бы вас оказать мне очень большую услугу.
   - Если это не займет много времени. Мы тебе обязаны, ты дал нам кров и составил приятную компанию, - ответил за всех Дункан.
   - Это недолго и нетрудно для такого количества рук. Речь идет об урожае капусты.
   Дункан и Конрад недоуменно переглянулись, Тайпи заинтересованно наклонил голову набок и завилял хвостом, а Дэниэл меланхолично фыркнул и продолжил ощипывать травку на склоне холма. Дан не сдержал возгласа удивления:
   - Чего-о-о? - оторопело произнес он. - Ты что, кроликов разводишь, что ли?
   - Да нет, - смутился отшельник, - просто здесь мало чего растет съедобного.
   - Зато много чего бегает, - возразил ему Конрад.
   - Но я не охотник, - грустно ответил Эндрю, - к моему глубокому сожалению.
   - Ясно, - констатировал Дан. - О полноценном разнообразном питании ты не слышал.
   - Что ты имеешь в виду? - поинтересовался Конрад.
   - Да так, икра там всякая, омары, маринованные грибочки, устрицы, пивко...- мечтательно начал Дан, но увидев выражение лиц собеседников, осекся. - Так о чем мы говорили? Кажется о капусте?
   - Правда там есть тайна, - продолжил Эндрю, - кто-то ворует овощи.
   - Обожаю разгадывать тайны, - заявил Дан, усмехаясь. Предложение отшельника его чрезвычайно забавляло, - а далеко ли твой огород?
   - Да нет, совсем близко.
   - Идемте, друзья, я вам покажу, как надо собирать овощи, - заявил Дан, энергично вскакивая на ноги.
   - Посмотрим, - откликнулся Конрад, - какой из тебя огородник.
   Огород за холмом продемонстрировал роскошные овощи, росшие среди сорняков, местами достигавшие талии высокого человека. Кочаны капусты росли на трех грядках - крупные, твердые.
   - Покажи, что надо делать, - сказал Дан отшельнику.
   Тот развернул мешок, срезал кочан, очистил его от земли и положил его в мешок.
   - Делай то же самое, - приказал Дан киборгу.
   Киборг начал со скоростью молнии повторять действия отшельника и мешок стал очень быстро наполняться.
   - Хороший у тебя слуга, - заметил Дункан, восхищенно наблюдая за быстрыми движениями киборга, - но почему он ничего не ест и не пьет, и даже не спит?
   - Он псевдомеханический, - начал было Дан, но видя непонимающее выражение лиц спутников, пояснил: - то есть не совсем живой. Это что-то вроде колдовства. - с надеждой на хоть какое-то понимание добавил он.
   Внезапно позади раздалось шумное хлопанье крыльев, а затем женский голос резко и неодобрительно произнес:
   - Джентльмены... - этот голос, впрочем, при иных обстоятельствах, любой из спутников счел бы весьма приятным, но сейчас от него веяло чуть ли не арктическим холодом.
   Все четверо быстро оглянулись. Тайпи повернул морду и угрожающе зарычал.
   Сначала Дункан увидел грифона, а уже потом женщину, сидевшую на нем, и замер в изумлении. Женщина была в кожаных брюках и кожаном жакете, с белым шарфом на шее. В руке она держала боевой топор, лезвие которого сверкало на солнце. И самое главное - эта женщина была удивительно хороша собой.
   Грифон оценивающе оглядел всех по очереди. Передние лапы грифона заканчивались орлиными когтями, задняя половина тела была львиная, за исключением того, что вместо львиного хвоста было привешено что-то более длинное и заканчивающееся опасным жалом. Громадные крылья были сложены назад и вверх, прикрывая наездницу. Он щелкал клювом, длинный хвост раскачивался и нервно подергивался.
   - Не одну неделю, - начала женщина спокойно, - я слежу как этот шелудивый отшельник ворует капусту. Мне не жалко - пусть берет, вон он какой - кожа да кости. Но я никак не предполагала, что знатные джентльмены будут помогать ему красть...
   - Этот огород принадлежит Вам? - осведомился Дан.
   - Это не мой огород, но и не его. Мы оба пользовались им, и мы оба имеем право на эти овощи. До этого времени я не показывалась, старалась, чтобы никто не знал о моем присутствии здесь. В этих местах не следует афишировать себя.
   - Однако, миледи, сейчас вы дали о себе знать.
   - Только чтобы защитить то немногое, что у меня есть для пропитания.
   - Я согласен разделить с ней урожай. Половина капусты ее, а половина моя, - вдруг заявил Эндрю.
   - Это мне нравится, - согласился Дункан, - хотя это как-то не по-рыцарски.
   - А я и не рыцарь, - быстро отпарировал Эндрю.
   - Если этот отшельник сможет дать мне некоторую информацию, - сказала женщина, - то пусть заберет всю капусту, потому что тогда она мне не понадобится.
   Она слезла с грифона и подошла к ним.
   - Меня зовут Диана и я собираю сведения о человеке по имени Вольферт. Предполагают, что он жил здесь некоторое время, более точными сведениями я, к сожалению, не обладаю. Приехав сюда после ухода Разрушителей, я устроилась в церкви. Я копалась в церковных записях и кое-что нашла, но ничего ценного.
   - Вольферт, вы сказали? Давно это было?
   - Лет сто назад, если не больше. Он был колдуном. Вы что-то слышали о нем? Он мой далекий родственник.
   - Колдун?! - простонал отшельник, - И этого колдуна похоронили в святой земле? Ох, какой позор! И это ему, языческому колдуну, построили гробницу! Тогда нет ничего удивительного, что дуб упал на эту гробницу...
   - Минуточку, - перебила его Диана, - ты имеешь в виду тот самый дуб на могиле, что на кладбище?
   - Это и есть та информация, которую вы... - начал было Дункан и замолчал, потому что что-то вокруг изменилось. Наступила внезапная тишина. Тишина и странное ощущение, будто ждешь чего-то неизвестного и тревожного. Остальные тоже заметили это, потому что застыли на месте, чутко и напряженно прислушиваясь.
   В дальнем конце огорода зашевелились кусты. Оттуда выглянула голова, крупная, по виду человеческая, но без шеи, сидящая прямо на массивных плечах. Голова была лысая, как бильярдный шар, видно волосы на ней никогда не росли.
   "А вот и началось, кажется", - подумал Дан, вслух же поинтересовался у стоящего рядом Конрада:
   - Их надо поубивать, или как?
   - А как же! - ухмыльнулся тот и крепче ухватился за рукоять своей дубины.
   Из-за деревьев и кустов повылазили другие безволосые и выстроились неровной линией, выставив головы вперед. В руках они держали громадные суковатые дубины. Дан выхватил из ножен на бедре короткий меч, скорее похожий на рапиру и шагнул вперед. Главарь оказался прямо перед ним. Дубина безволосого взлетела вверх и быстро опустилась. Дан нырнул под дубину и пронзил горло безволосого. Следующим ударом он раскроил второго нападавшего от шеи до живота, при этом ударом ноги развалив череп третьего. Рядом с ним дрался Дункан. Дан краем глаза заметил, как тот мощным ударом отделил голову и плечо нападавшего от туловища.
   Неожиданно сзади послышался вскрик Дианы. Дункан оглянулся и увидел, что она лежит на земле придавленная телом мертвого безволосого, судорожно пытаясь высвободиться. На нее, подняв дубины, надвигались еще двое. Он метнулся к ней на помощь. Откуда-то до него донесся крик Конрада:
   - Берегитесь, милорд!
   Дункан резко отскочил в сторону, поворачиваясь в прыжке. Но дубина безволосого все же попала ему по плечу, выбив из руки меч. Он покатился по земле. Безволосый замахнулся дубиной вторично, а Дункан отчаянно пытался нащупать рукоятку меча. Безволосый оскалился и начал опускать дубину прямо на голову Дункана. Дубина, со свистом рассекая воздух, неумолимо приближалась, но в последний миг, когда, казалось, удар был неминуем, закованная в броню рука встала на ее пути и с легкостью отбросила дубину в сторону. В следующее мгновение кулак Дана, а это был именно он, раздробил череп нападавшего.
   - Спасибо, - с чувством произнес Дункан, наконец нащупав меч.
   - Пустяки, - ответил Дан, улыбаясь.
   - Диана!? - вдруг закричал, охваченный ужасом, Дункан.
   Дан быстро оглянулся назад и увидел безволосых, подступивших к лежащей Диане. Он уже не успевал ей на помощь - она была слишком далеко. Он выхватил метательный нож и без размаха бросил его.
   Во лбу одного из склонившихся над Дианой безволосых внезапно выросла рукоять кинжала, а грудь другого проткнул прилетевший откуда-то меч. Диана с трудом выбралась из под трупа и побежала к грифону, когтями и клювом отбивавшегося от троих нападавших, которые уже медленно начинали отступать.
   Поодаль Конрад дрался с двумя безволосыми. Дубины всех троих сталкивались со страшным грохотом, трещали и сыпали щепками. Чуть дальше безволосый, выронив дубину, пытался убежать от Дэниэла, который наступал на него, оскалив зубы.
   Дан с голыми руками бросился на троих безволосых, окруживших Тайпи и они завертелись, как в хороводе. Были слышны лишь звуки ударов и рычание Тайпи. Через мгновение двое безволосых неподвижно лежали на земле, а Тайпи вцепился в горло третьему. Схватка постепенно затихала.
   Диана уселась на грифона и улетела, даже не попрощавшись.
   А на огороде киборг продолжал методично убирать капусту. Рядом лежало несколько бездыханных трупов тех, кто пытался помешать ему выполнить столь ответственную работу.
   - Да брось ты эту капусту, придурок, - крикнул ему Дан.
   Дункан огляделся вокруг: Конрад очищал свою дубину о траву, Дан, вытащив из поверженных безволосых свое оружие, занимался тем же. Тайпи возбужденно приплясывал вокруг Дана, признавая в нем друга.
   "Даже Тайпи его принял, - удивился Дункан, - а он очень разборчив. Видно действительно хороший парень. К тому же он спас мне жизнь..." - Дункан подошел к Дану и поблагодарил его за помощь, на что тот лишь с улыбкой отмахнулся: "Какие пустяки!".
   - А где же отшельник? - вдруг заинтересованно спросил Конрад.
   Они огляделись вокруг - и действительно, Эндрю нигде не было видно.
   - В своей пещере, наверное, - ответил Дункан, - где же ему еще быть?
   Забрав собранную капусту, они направились к пещере. Дан, что-то тихо насвистывая, шел последним, довольно далеко отстав от своих товарищей. После удачно проведенного сражения им овладело благодушно-веселое настроение и он, углубившись в приятные размышления, перестал обращать внимание на окружающее. Поэтому на неожиданно прозвучавший из-за спины вопрос: "Огоньку не найдется?" Дан машинально бросил "Не курю" и собрался было двигаться дальше. Однако смутно знакомый голос пробудил недавние воспоминания и следующий шаг Дана закончился резким поворотом на сто восемьдесят градусов и выхватыванием пистолета.
   Сзади никого не оказалось, не было видно даже малейших следов чьего бы то ни было присутствия. Дан внимательно осмотрелся, но не заметил решительно ничего подозрительного.
   - Померещилось, - констатировал он, поворачиваясь и пряча пистолет в кобуру, - нервишки шалят.
   - Это точно, - сочувственно произнесла знакомая фигура в грязном сером балахоне, стоящая перед ним. - Лечиться надо, батенька.
   Дан молниеносным, отточенным до совершенства движением выхватил свое оружие и направил его в грудь существа, заняв при этом как можно более угрожающую позу.
   - Жутко страшно, честное слово, - донеслось из-под капюшона после явственно слышимого зевка, - я бы испугался еще больше, да боюсь не добежать до ближайшего сортира. Их, знаешь ли, немного в округе.
   Дан сплюнул себе под ноги и пробормотал что-то о родстве данного существа с вышеупомянутым неблагородным предметом. Но оружие он все-таки спрятал.
   - Что надо? - вызывающе бросил Дан.
   - Рафинада, - добродушно ответило существо, - чай, знаешь ли, пить не с чем. И вообще ты сегодня какой-то нелюбезный. Что, плохо спалось?
   - Не твое дело, - процедил Дан и осведомился, - ты все сказал? Тогда я пошел.
   - Погодь, - осадил его враз похолодевший голос из-под капюшона. - Дело есть.
   - Какое? - поинтересовался Дан, стараясь умерить свое раздражение.
   - Я должен передать тебе ультиматум от имени Всемогущего Роя, - с леденящей кровь интонацией произнесло существо, протягивая Дану запечатанный сургучом свиток. - Это наше последнее предупреждение.
   - Наше? - переспросил Дан, - Кто ты, собственно, такой?
   - Я Эмиссар Зла, Духовная Субстанция Роя, - пророкотал голос из-под капюшона и добавил. - Учти, сегодня тебе повезло, но в следующий раз все может повернуться иначе... - Существо превратилось в облачко дыма и через мгновение исчезло.
   Дан тихо выругался и недоуменно пожав плечами, сорвал печать и развернул послание. Оно состояло всего лишь из двух предложений, гласивших: "Тебе хана. Готовь доски". Дан усмехнулся и взглянул в правый нижний угол в поисках подписи и недоуменно прочел начертанную там прекрасным каллиграфическим почерком надпись "Подпись неразборчива". Этот факт его окончательно доконал и он весело, во весь голос, расхохотался.
   - Смейся, смейся. А пиломатериал все равно на твоей совести, так и знай! - пропищал манускрипт и рассыпался в мелкий пепел, на секунду принявший перед ошеломленным лицом Дана непередаваемую форму ухмыляющегося кукиша.
   Дан в ответ пожелал злосчастной бумажке счастливого пути, воспользовавшись для этот парочкой замысловатых выражений, побуждающих манускрипт к движению в довольно загадочном направлении.
   Еще раз усмехнувшись, Дан продолжил свой путь. Однако этот загадочный шутник заставил его серьезно призадуматься. Похоже, что ничего не добившись угрозами, существо решило сменить тактику и перейти к открытому издевательству. Но только чего же оно рассчитывало этим достичь? Это оставалось неясным.
  
   * * *
  
   - Мое сердце кричало, чтобы я помогал вам, а ноги несли меня прочь, - сказал отшельник. - В конце концов они победили, и я ретировался со всей скоростью, на которую был способен.
   - Да ты не боец, - сказал Дункан, - и мы тебя не порицаем, за то что ты удрал. Но есть одно дело, в котором ты мог бы нам помочь.
   - Если я смогу, то буду рад оказать вам любую помощь.
   - Проводи нас в церковь, про которую говорила Диана. Может она еще там.
   - С радостью, - ответил Эндрю.
   Оживленно беседуя, они двинулись по тропинке, ведущей к церкви. За ними в обществе Тайпи шел Дан, задумчиво вертя в руках кусок гранита и прислушиваясь к своим ощущениям - чем-то не нравился ему этот отшельник, а чем именно, он хоть убей, не мог понять. Но дурное предчувствие его упорно не покидало. "Поживем - увидим" - решил Дан и, стиснув в руке камень, раздавил его в мелкую крошку.
   Церковь была небольшая и старая, но производила сильное впечатление именно своей грубой простотой, придававшей ей неповторимое очарование. Однако внутри радужное впечатление, производимое зданием, сменилось на прямо противоположное.
   Гобелены были сорваны со стен и валялись на каменных плитах пола, рваные и затоптанные. Скамьи были уничтожены, а алтарь изрублен. На стенах следы сажи от сгоревших картин перемежались с похабными надписями, оставленными варварской рукой.
   Дианы и грифона там не было, но имелись признаки их недавнего пребывания здесь.
   Друзья осмотрели церковь, но ничего примечательного не заметили и, собрались было уходить, как вдруг в углу что-то зашевелилось.
   Дункан схватил Эндрю за руку.
   - Там кто-то есть, - сказал он.
   Эндрю посмотрел в указанном направлении и хихикнул:
   - Это всего лишь Снупи.
   - Это что еще за черт?
   - Это я его так прозвал, потому что он всегда вынюхивает и выслеживает - не перепадет ли что и ему. Уж очень он любит соваться не в свое дело. Снупи - гоблин, местный парень.
   Гоблин подошел к ним. Был он маленький - едва ли до пояса взрослому человеку, в орехово-коричневой одежде: остроконечной шапочке, камзоле, штанах и сапожках со смешно задранными вверх носками. У него были большие острые уши и мордочка, напоминавшая лисью. Без всяких предисловий он сказал:
   - Теперь это жилое место, оно потеряло часть своего фальшивого запаха святости, который я и мои собратья не переносили. Наверное, этому сильно способствовало стойло грифона...
   - Ты совсем обнаглел! - возмутился Эндрю.
   - В таком случае я повернусь и уйду, - обиделся Снупи, - Простите меня, но я просто хотел быть хорошим соседом.
   - Эй, парень, погоди, - позвал его Дан, - не обращай внимания на этого отшельника, он говорит только от своего имени. Скажи нам, что за дело тебя сюда привело.
   - Я пришел, чтобы оказать вам небольшую помощь.
   - Не слушайте его, - засуетился Эндрю. - Никакой помощи вы от него не дождетесь, кроме щелчка в нос...
   - Послушайте, дайте мне самому разобраться, ладно? - слегка раздраженно перебил его Дункан и продолжил, обращаясь к Снупи, - Если у тебя есть что сказать, мы готовы тебя выслушать.
   - Я давно вас подслушиваю, такая уж у меня натура - я любопытен. Поэтому я знаю о цели вашего путешествия. Я могу показать вам лучшую дорогу через Разоренные земли и буду за вами присматривать.
   - Дорогу было бы неплохо, а вот приглядеть за собой мы сможем и сами, не маленькие, - ухмыльнулся Конрад, - но с какой стати ты предлагаешь помощь?
   - У нас нет причины любить человечество. Вы рубили наши священные деревья, силой занимали наши святые места. Мы пытались жить с вами в мире и согласии, но вы упорно не желали нас замечать. Но Разрушителей мы ненавидим еще сильнее чем вас. Как бы не думало глупое человечество, Разрушители не наш народ. Они - зло в чистом виде. В этом вторжении мы страдаем наравне с людьми. Именно поэтому мы желаем помочь вам и, может, изменить отношение людей к "маленькому народцу", как вы нас презрительно прозвали.
   - Не верьте ему, - снова вмешался Эндрю, - он заведет вас в ловушку.
   - Рискнем, - ответил Дан, с трудом сдерживая свою неприязнь к отшельнику, - если конечно, друзья не против, - он вопросительно посмотрел на остальных. Никто ему не возразил.
   - Тогда решено, - поставил точку Дункан, - но не знаешь ли ты, кто эти Разрушители?
   - Впервые они появились двадцать тысяч лет назад, а может и раньше. В наших легендах говорится, что они пришли с неба, - ответил Снупи, - другие легенды гласят, что они вышли из-под земли, где были заключены, но то ли разбили оковы, то ли вышел срок их наказания. По какой-то неведомой причине они, или скорее, тот кто их направляет, желают уничтожить этот благодатный мир. Почему именно, точно никто не знает...
   Дан, знавший ответ на этот вопрос, промолчал, ничем не показав своей осведомленности.
   - Ладно, оставим это, - сказал Дункан, - расскажи о нашем пути.
   - Вы пойдете отсюда прямо на юг, вниз по долине, чуть-чуть к западу. Милях в сорока отсюда - поток, впадающий в топь. Заболоченная почва, тяжелая растительность.
   - Мне это не нравится, - пробурчал Конрад.
   - Вы пойдете по левому краю топи, где будут высокие утесы, между ними и болотом- узкая полоса. Они не пойдут через болото на вас, а утесы высокие и неприступные, обойти вас сбоку не смогут.
   - И это мне тоже не нравится, - вздохнул Конрад, - а нет ли другого пути, мистер гоблин?
   - Здесь нет безопасных путей, - сказал гоблин, - по всей Разоренной земле.
   - Если ты там бывал, то, может ,пойдешь с нами? - спросил Конрад.
   - Спаси нас Христос, - запротестовал Дункан, - мы становимся армией.
   - Я принимаю опасное предложение, - сказал Снупи. - Я пойду с вами.
   - Я бы тоже хотел пойти, - заявил отшельник, - хоть раз в жизни совершить смелый поступок во славу господа.
   Дункан обреченно застонал. Дан стоял и усмехался: "Чем дальше - тем веселее". В комнату вошел Тайпи. Осторожно ступая он подошел к Дану и дружески прислонился к нему.
   - Но смотри, без шуток, - пригрозил Конрад, - а то шею сверну.
  
   * * *
  
   Следующим утром Дункан проснулся от шума, раздававшегося снаружи. Он сел, опершись на стену. Тайпи лежал поперек входа, смотря на что-то, находящееся у входа в пещеру, но без всякой злобы и настороженности. В углу громко храпел Конрад. Эндрю завернулся в одеяло и что-то бормотал во сне. Дух исчез. Дана и его слуги не было видно.
   Дункан встал, потянулся и выглянул из пещеры. Увиденное заставило его застыть на месте.
   На площадке перед пещерой Дан отбивался от своего слуги. Слуга раз за разом нападал, сыпал мощными ударами в голову, грудь, ноги, нанося их с удивительной скоростью и точностью. Дан, казалось, вяло отмахивался от противника, но присмотревшись, Дункан увидел, что ни один из ударов киборга не достигает цели - все они блокировались и отражались. Но вот киборг отступил на шаг и выхватил из ножен на спине меч, впрочем меч этот был не совсем похож на обычный - он был тоньше и уже. Дан замер на месте, ожидая действий противника. "Почему он не достает свое оружие?" - пронеслось в голове у Дункана. В этот момент киборг перешел в атаку. Меч так и мелькал в его руках, сливаясь в сверкающие сталью фигуры. Дан с не меньшей скоростью уклонялся от встречи со смертоносным лезвием. Вдруг Дан отскочил на несколько метров, перекувыркнувшись в воздухе и приземлившись на ноги. На мгновение он застыл на месте, но только на мгновение. В следующее мгновение его силуэт как бы размазался, его движения стали неразличимы и слились в одно плавное и неумолимо стремительное. Свечой взмыл в небо выбитый меч, а в следующий миг отброшенный мощным ударом киборг отлетел в ручей. Вытянув руку, Дан схватил падающий меч за рукоять и взмахнул им, как бы отдавая салют взошедшему солнцу.
   За спиной Дункана раздался одобрительный возглас, заставивший его вздрогнуть. Он не заметил подошедшего Конрада, захваченный поединком. Дан услышал возглас, обернулся, приветственно помахал рукой и направился к ним.
   - Что это было? - поинтересовался Дункан.
   - Просто решил размять старые кости, - усмехаясь ответил Дан, и обращаясь к Конраду, сказал, - Если еще не передумал, пошли, начнем обучение.
   Конрад не возражал и они потренировались несколько часов до завтрака.
   После завтрака они зашли в церковь, но Снупи там не оказалось. Они искали его, звали, но напрасно. Снупи так и не появился. Решено было идти без него. Друзья шли по долине, поросшей роскошным лесом - вокруг тут и там вековые дубы возносили ввысь свои ветвистые кроны, у их подножия мирно уживались хрупкие осины и кусты орешника. Скрытая лесная жизнь так и кипела вокруг. Ручей, берущий свое начало из источника вблизи пещеры, мирно журчал по камням.
   Духа нигде не было видно, хотя Дункан иногда улавливал мерцание между деревьями на холмах.
   Перед заходом солнца они остановились на ночлег. Собрали хворост, разожгли костёр и принесли воды. Решено было расположиться лагерем у рощицы. Прямо перед ними протекал ручей. Присев у костра, Конрад разгрёб горячие уголья и испек овсяные лепешки и поджарил ломтики бекона. Они поели, когда стало уже совсем темно. Вскоре после этого появился Дух.
   - Я работал, - начал рассказывать Дух, - я видел тех, кого вы называете безволосыми. Их очень немного. В нескольких милях к востоку два-три небольших отряда. Идут с той же скоростью, что и вы и в том же направлении.
   Выслушав Духа, Дан заявил, что день был тяжелым и всем пора отдыхать, а дежурить будет его слуга, которому сон и отдых не нужны.
   Однако ощущение, что зло окружает их со всех сторон, не давало уснуть. В воздухе чувствовалась какая-то напряженность. Лишь Дан, поевший и выигравший у Конрада в карты пять серебряных монет, лег и безмятежно заснул.
  
   * * *
  
   Весь следующий день они шли, не сталкиваясь ни с чем необычным. Лишь всё также чувствовалась вокруг затаённая угроза, не способствующая хорошему настроению. Дан же, казалось, не был подвержен унынию и тревоге, охвативших его товарищей. Он всё время шутил и смеялся, стремясь вернуть им хорошее настроение и притушить огонь фатализма, горящий в их глазах.
   Весь следующий день их не покидало чувство, что их кто-то преследует. Довольно далеко за ними неотступно следовали какие-то тени. Ближе к вечеру они приблизились и все узнали серых хищников - волков.
   К вечеру они остановились на ночевку и развели костер. Быстро поужинали, практически молча - окружающее не способствовало беседе. Тайпи без отдыха сновал вокруг, задрав морду, чтобы вовремя уловить запах опасности. Изредка выли волки, причем со всех сторон, но всё ещё издалека. Но вой не усиливался, похоже, волки не приближались.
   Дан, сидя вдалеке от костра, через прибор ночного видения молча обозревал окрестности. Волков он насчитал около пятидесяти, но не стал об этом говорить друзьям, не желая нагонять на них еще большее уныние.
   Вдруг он вскочил на ноги и выхватил меч:
   - Внимание! Приготовьтесь! Мы не одни, господа.
   В темноте сверкнули глаза. Через минуту на свет вышел волк. В свете костра его серые глаза казались почти белыми. Волк был крупный, но страшно худой - ходячая смерть. Он качнулся, голова на тощей шее запрокинулась, морда оскалилась, глаза горели отрешенным пламенем.
   Второй волк шел немного позади и сбоку.
   - Спиной к спине! - скомандовал Дункан.
   Сомкнув спины и напряженно сжимая в руках оружие, они ждали нападения.
   Из темноты, за светлым кругом, послышался голос, произносивший громко и отчетливо какие-то непонятные слова.
   Это был не английский, не латынь и не греческий, и, судя по интонации, не галльский. Слова были резкие, гортанные, рычащие. При этих словах волки приготовились к нападению. Оба волка разошлись в стороны, к ним подошли другие, изготовились для прыжка и кинулись из темноты по сигналу говорившего.
   Дэниэл встал на дыбы и начал перебирать передними копытами. Тайпи бросился на зверей, как вспышка выпущенной ненависти. Большой волк без заметных усилий взвился в воздух, намереваясь вцепиться в горло Дункана. Меч свистнул, ударил волка по вытянутой шее и отшвырнул его в сторону. Второй волк был смят в прыжке дубиной Конрада. Дан, державший в одной руке меч, а в другой кинжал, убил еще двоих. Меч киборга, с невероятной скоростью мелькавшего то тут то там, собирал богатый кровавый урожай. Но волки все прибывали и прибывали. Они уже заполонили собой всю поляну. Подчиняясь голосу, звучавшему из тьмы, они бросались в атаку за атакой, не обращая внимания на гибнущих собратьев.
   Дункан и Конрад уже начали уставать, их действия замедлились. Дан, заметив это, крикнул киборгу:
   - Си-2, сюда!
   Подскочивший киборг занял место Дана, тот отбежал к краю поляны и замер, прислушиваясь. Он пытался определить, с какой стороны доносится этот проклятый голос, одновременно отмахиваясь мечом от подскочивших к нему волков. Наконец определившись, он с размаху метнул в темноту кинжал.
   Послышался истошный крик смертельно раненого зверя, или, может, человека, от которого стыла в жилах кровь.
   Волки на мгновение замерли, а затем бросились бежать в темноту, из которой и пришли.
   Дан медленно обернулся. Дэниэл стоял у костра, а неподалеку от него Эндрю пытался вытащить свой посох из волчьей пасти. Конрад и Дункан шли к костру, а за ними бежал Тайпи. Тут и там лежали мертвые волки. Один еще был жив и пытался ползти на передних лапах, волоча зад.
   - Прямо чудо, что мне удалось выжить в этой свалке, - радостно заявил отшельник.
   - Это верно, - покачивая головой, подтвердил Конрад.
   - Что это? Что происходит?- вдруг воскликнул Дункан, не веря своим глазам.
   Тела волков медленно изменялись, принимая очертания человеческих существ. Волк, который волочил свое тело с перебитым хребтом, превратился в мужчину и закричал человеческим голосом - криком, полным страха и боли.
   - Я позабочусь о нем, - угрюмо предложил Конрад.
   - Нет, - возразил Дункан, - оставь его пока.
   - Оборотни... - Конрад сплюнул, - их надо убивать.
   - Мне кое-что непонятно, - задумчиво сказал Дункан, - волки напали по приказу кого-то, а затем внезапно отступили, когда Дан попал в этого кого-то кинжалом. Но кто это был? И, что более важно, кто его сюда послал?
   Дункан подошел к краю освещенного места, постоял над стонущим мужчиной и медленно опустился перед ним на колени. Человек был стар. Руки и ноги тонкие, как соломинки, колени и локти узловатые, ребра выпирали из-под кожи.
   - Скажи мне, кто говорил из темноты и командовал вами? - спросил его Дункан.
   Но старец лишь стонал, с испугом глядя на что-то за спиной Дункана.
   Из-за спины Дункана вдруг протянулась рука отшельника и с отвратительным хрустом посохом раздробила голову оборотня.
   Дункан сердито посмотрел на отшельника:
   - Зачем ты это сделал?
   - Убивать змею - так убивать, а не ухаживать за ней.
   - Но я хотел спросить...
   - Вы спрашивали, а он не ответил.
   - Может ответил бы.
   - Нет, он слишком боялся вас.
   "Это правда, - подумал Дан, - оборотень был вне себя от страха. Но только боялся он не Дункана."
   Жалобный визг прорезал ночь. Он шел откуда-то сверху.
   - Господи, неужели опять? - воскликнул Дункан.
   С другой стороны костра раздался спокойный голос:
   - Не бойтесь. Это просто баньши.
   Дункан повернулся на голос:
   - Снупи?! Что ты здесь делаешь?
   - Выслеживаю вас. Мы уже давно вас ищем, с тех пор, как Дух сказал, что потерял ваш след.
   Дух слетел вниз.
   - Неплохо вы прячетесь, - заявил Дух, - мы долго искали вас.
   - Да никто и не думал прятаться, - возмутился Конрад, - ты сам нас проворонил.
   - Господа, хватит спорить, - прервал их Дан, - я бы предпочел уйти подальше от этого проклятого места.
   - Я тоже прошу скорее уходить, - взмолился Дух, - Если вы останетесь здесь, то к утру вы соединитесь со мной в смерти.
  
   * * *
  
   Скользкое чудовище выбралось из болота, и чешуйчатая, рогатая, треугольная голова поднялась над Дунканом, в то время, как он стоял по бедра в воде, а болотная жижа засасывала его ноги.
   Голова опустилась, тело выгнулось, свернулось кольцами и вдруг бросилось на Дункана. Чудовище захлестнуло его колени, обвилось вокруг тела, сдавив ребра и плечи, и чей то голос сказал громко:
   - Будь поосторожней с собакой. Свяжи ее покрепче, но чтобы ни одной царапины. Она стоит дороже всех вас, вместе взятых.
   В рот Дункана набился песок, а не вода, и держат его руки, а не змеиное тело. Он борется пытается отбиваться, но ничего не может сделать - в его поясницу уперлось чье-то колено, чьи-то руки придавили его плечи, лицо прижато к земле.
   - Свяжи большого покрепче, - сказал голос, - и следи за лошадью. Она может вышибить из тебя все мозги.
   Где-то яростно рычал Тайпи, где-то сражался или пытался сражаться Дэниэл, и повсюду топот и гиканье неизвестно откуда взявшейся толпы неизвестных людей.
   Дункан почувствовал, как толстая веревка врезалась в его запястья, а затем его толчком перевернули на спину. Неожиданно кто-то дернул вверх его связанные за спиной руки так, что он сел. В нескольких шагах от него лежал Конрад, обмотанный веревками, как египетская мумия, но все еще пытающийся освободиться.
   - Если я когда-нибудь доберусь до вас, - ревел он, обращаясь к людям, окружавшим его, - я вырву ваши потроха!
   - Друг мой, - ответил один из них, - я премного сомневаюсь, что тебе представится такой случай.
   В этом человеке было что-то знакомое, но лишь когда он повернулся, Дункан узнал в нем Ривера, предводителя той банды, от которой не так давно они с большим трудом отбились.
   Он огляделся, оценивая ситуацию: Эндрю был привязан к дереву, Дэниэла не было видно. Скосив глаза, он увидел Тайпи со связанными лапами и мордой. Они лежали на опушке небольшой рощицы у начала дороги, там, где они остановились незадолго до рассвета, не думая ни о пище, ни о костре, желая только спать. На страже вызвался стоять Эндрю.
   Не было ни Дана с его слугой, ни Снупи, ни Духа. Так и должно быть: Дан покинул их еще ночью, сказав, что пойдет поискать что-нибудь на пропитание, так как их припасы подошли к концу. Снупи вывел их на дорогу и ушел собирать свой "маленький народец". Дух, скорее всего, ушел в разведку. В прошедшую ночь он говорил, что в течение всего дня никого не видел, и Дункан удивлялся, где же, к дьяволу пряталась вся эта банда?
   Ривер остановился в нескольких шагах от Дункана.
   - Ну, милорд, может вы скажете, куда и зачем вы идете?
   - В Оксфорд, несем сообщение.
   - И всё?
   - Всё.
   - Сейчас посмотрим.
   Ривер шагнул вперед и сорвал мешочек с пояса Дункана.
   "Боже, только бы он не взял манускрипт!" - про себя молился Дункан.
   Рука Ривера полезла в мешочек и вытянула манускрипт.
   - А это что?
   - Несколько листков пергамента. Мои любимые. Взял, чтобы иногда читать.
   - Дерьмо! - с отвращением сказал Ривер, смял листы и отшвырнул их в сторону. Ветер протащил их немного по песку, а потом швырнул их в кусты, на которых они и повисли.
   Ривер вновь засунул руку в мешочек, вынул оттуда крест из слоновой кости, янтарные четки и несколько золотых и серебряных монет.
   - Неплохо, - констатировал разбойник.
   Еще раз заглянул в пустой мешочек и отбросил его в сторону.
   - А теперь меч, - он вытащил его меч и осмотрел его опытным взглядом, - лезвие подходящее для джентльмена. Этот будет получше нашего несчастного железа - хорошая сталь, прочная. Кончик острый, как игла. Действительно очень хороший меч.
   Он опустил его так, что острие коснулось горла Дункана.
   - А теперь скажи, куда ты идешь на самом деле? Где, то сокровище, которое ты ищешь? И какого рода сокровище?
   - Я тебе еще раз повторяю: нет никакого сокровища!
   Ривер внимательно посмотрел на него, ухмыльнулся и убрал меч.
   - Ну что ж, подождем, пока наступит день, и тогда я примусь за тебя и твоих дружков по-настоящему. Видел ли ты когда-нибудь, как сдирают заживо кожу? Нет? - так увидишь, но чуть позже, сейчас недостаточно хорошее освещение для такой работы. У тебя есть несколько часов, чтобы все обдумать. Днем поговорим.
   Ривер оставил двух бандитов сторожить их, а сам с остальными бандитами отправился вниз по дороге к своему лагерю, ругая своего помощника за то, что тот разбил его так далеко.
   Дункан ломал голову, пытаясь найти способ освободиться. Например, острый камень, о который можно перерезать веревки. Но здесь, по-видимому, нет камней, только песок да глина. Хотя руки его были связаны за спиной, но хитро извернувшись, можно протащить их под ноги, а затем поверх ног и перегрызть веревки. Но при двух стражниках это немыслимо. К тому же он не был уверен, что это вообще возможно. Он мог бы подкатиться к Конраду и они перегрызли бы веревки друг другу, но и это было невозможно под внимательными взглядами стражей.
   Дункан продолжал строить фантастические планы спасения, как вдруг странный шум заставил его насторожиться. Стражи тоже что-то услышали, потому что, сжимая тесаки, стали настороженно озираться вокруг.
  
   * * *
  
   Дан шел по лесу, внимательно осматривая его в поисках дичи. Пару часов назад он покинул друзей, договорившись вновь встретиться днем у начала дороги, где те собирались остановиться на ночлег. И вот он уже довольно долго бродил по лесу, так ничего и не добыв.
   "Лес как будто вымер - подумал Дан, - а может просто я плохой охотник..."
   Вдруг из-за ближайшей группы деревьев раздался громкий голос.
   - Погоди, дорогой рыцарь! Я хочу с тобой поговорить. Но ты только не пугайся, пожалуйста.
   - Не буду, - пообещал Дан, усмехнувшись.
   На тропинку вышло громадное существо трехметрового роста, с выпуклой, словно пивной бочонок, грудью, могучими руками, бугрившимися мускулами и с не менее мощными косолапыми ногами. Кожа у существа была темно-бурой, под покатым лбом блестели близко посаженные глаза. Все это дополнялось пастью, полной острых клыков, и слегка заостренными ушами. На поясе у него висел огромный топор.
   - Черт меня возьми, тролль! - вырвалось у Дана
   - Ты обещал не пугаться, - напомнил ему тролль. - Мы, тролли, народ мирный и никого не трогаем, пока нас не трогают. Вопреки распространенному мнению людей, мы народ цивилизованный, хотя и простой в обращении. Так что ты можешь меня не бояться - без надобности я тебя не трону.
   - Я не испугался, а просто удивился, - ответил Дан и спросил, - так о чем ты хотел поговорить со мной?
   - Я хотел узнать, может, доблестный рыцарь или его спутник - волшебники? Иначе бы вы не стали так спокойно путешествовать по этим землям.
   - Жалко тебя разочаровывать, но я и мой слуга не волшебники, и даже не колдуны.
   - Тогда очень сожалею за причиненное беспокойство, - извинился тролль и собрался уходить.
   - Да ты погоди, - окликнул его Дан, - а в чем дело? Может я все-таки смогу чем-нибудь помочь?
   Тролль скептически смерил его взглядом, но все-таки сказал:
   - Разрушители заперли нашего вождя в пещере, с помощью колдовства закрыв вход в неё громадными камнями. Они сказали, что это послужит нам уроком за то, что мы не хотим присоединяться к ним и их черному делу. Уже два дня мы пытаемся рубить эти камни, но тщетно. Вот я и подумал, что если вы волшебники, то смогли бы нам помочь.
   - Веди меня к этой пещере, - прервал его Дан.
   - Но...
   - Никаких "но", - мы теряем время. Кстати мы так и не познакомились. Меня зовут Дан.
   - А меня Конг, - ответил ему тролль.
   Минут через двадцать быстрой ходьбы они подошли к пещере, вырубленной в небольшой скале. Вход в пещеру был заложен громадными, даже для троллей, каменными блоками, плотно пригнанными друг к другу.
   Четверо троллей, ухватив ствол могучего дуба, с размаху ударяли им по этой каменной стене, но похоже без всякого результата. Камни покрылись мелкими трещинками, но и только.
   Тут один из троллей, заметив Дана и его спутника, заорал:
   - Кого это ты привел, Конг? Неужели волшебника?
   - Да нет, - смутился Конг, - он пришел посмотреть, может чем сможет помочь...
   - Кто, этот человечишка?! - захохотал в ответ спросивший тролль, а за ним и все остальные.
   Конг не знал куда деваться от стыда, но тут вмешался Дан:
   - Похохочете потом, когда будет повод для веселья. А сейчас лучше скажите мне какой толщины эта каменная стена.
   - Метра три, а то и больше, - послышалось в ответ.
   - Хорошо. Глубоко ли пещера уходит в гору и есть в ней повороты? - продолжал допытываться Дан и получив утвердительный ответ, сказал, обращаясь к Конгу, - крикни вождю, чтобы зашел за поворот, как можно дальше от входа.
   После того как Конг выполнил его поручение, Дан попросил его и остальных троллей отойти от стены подальше. Затем он достал гранатомет, перевел его в режим одиночного огня, что-то прикинул в уме, прицелился и нажал на спуск.
   Когда перестали сыпаться осколки камня и поднятая взрывами пыль осела, взору пораженных троллей предстало удивительное зрелище: стена практически перестала существовать, превратившись в груду каменных обломков, словно по ней ударили исполинским молотом.
   Дан с усмешкой наблюдал за потрясенным выражением лиц троллей. Наконец они сбросили оцепенение, бросились к груде камней и быстро начали ее разбрасывать.
   Через несколько минут из пещеры показался освобожденный, наконец, вождь, явно сильно удивленный произошедшим.
   После долгих выражений благодарности, последовало торжественное приглашение разделить скромную трапезу, от которого Дан не мог, да и не хотел отказаться.
   Пока готовилась еда, Дан успел рассказать вождю троллей, что он и его товарищи идут на юг, чтобы постараться покончить со злом, расплодившимся в мире.
   Выслушав Дана, вождь сказал:
   - Я чувствую в тебе силу, и это сила Добра, а не Зла, как у Разрушителей. У нас существует легенда, в которой говорится, что придет могучий рыцарь и сокрушит силу Тьмы раз и навсегда. Возможно, это будешь ты. Я ощущаю, ты пришел издалека, очень издалека, и я даже не могу определить откуда. Но это неважно. В благодарность за свое спасение я хочу подарить тебе амулет, который тролли хранят уже тысячи лет. Он принадлежал самому могущественному колдуну на Земле. Когда он умирал, он передал его нашим предкам на хранение, чтобы он не попал в руки злых сил, наказав отдать его только сильному Духом и чистому помыслами человеку, когда силы зла поработят мир. Этот момент настал.
   Он протянул Дану амулет - простую серебряную цепочку, на которой висел оправленный в серебро зеленоватый камень, в глубине которого загорались и гасли золотистые искорки.
   - Но запомни, амулет сработает лишь один раз, в минуту величайшей опасности. Он даст тебе силу там, где всё будет бессильно... Фух-х-х, кажется все, ничего не забыл. Ну как тебе речь? По-моему, слегка напыщенна для нынешних времен. Между прочим, текст передается вместе с амулетом и его, похоже, придумал этот колдун. Какая патетика, прямо за душу берет, - он смахнул несуществующую слезу и ухмыляясь продолжил, - но что-то мне дико хочется жрать, так что просим милости к столу.
   - С удовольствием, - ухмыляясь в ответ, сказал Дан.
   - Но скажи, что за силу, про которую ты говорил, даст мне этот амулет? - скептически поинтересовался Дан, вешая себе на шею амулет и пряча его под доспехи.
   - А хрен его знает, - ответил вождь, улыбаясь, - узнаешь, скажешь.
   Они встали и пошли к столу.
   "Скромная трапеза" представляла собой несколько зажаренных на вертеле быков, огромные блюда копченой оленины, неизмеримое количество хлеба, сыра, овощей и фруктов. Ну и, конечно, была парочка огромных бочек прекрасного эля.
   - Мы обожаем хорошо поесть, - как бы извиняясь сказал Конг, сидевший за столом рядом с Даном, затем добавил, - и выпить тоже. Надеюсь такой благородный рыцарь как ты не откажется выпить с нами доброго эля. Я понимаю, что это слишком простой напиток, но...
   - Да брось ты, дружище Конг, конечно, я выпью с вами немного эля.
   Конг просиял и облегченно вздохнул.
   Несколькими часами позже Конг голосом, не терпящим возражений, заявил:
   - С-слушай, Д-дан, я иду с тобой! Я буду тебя охранять.
   - Ес-сествено... Я не возражаю, - ответил изрядно захмелевший Дан.
   Тут он почувствовал, что забыл о чем-то важном, но как на грех не мог припомнить, о чем именно.
   Лишь минут через пять после пары кружек эля он вспомнил, что договорился встретиться с Дунканом у начала дороги.
   - К-конг, мне уже пора ух-ходить. М-меня ждут друзья, к тому же очень голодные друзья.
   Тролли любезно нагрузили провизией громадный, в рост человека, мешок, положив сверху маленький, всего литров на пятьдесят, бочонок эля. Все это было взвалено на киборга, который молча, как обычно, принял эту ношу.
   Дан с Конгом двинулись через лес, во всю глотку горланя какую-то боевую песню троллей, по очереди прикладываясь к здоровенной бутыли эля, прихваченной запасливым Конгом. Песня представляла собой бесконечный поток замысловатых ругательств, перемежающихся с клятвенными обязательствами надрать кому-то задницу. При этом Конг помахивал боевой секирой, сшибая деревья толщиной с бедро взрослого человека, как тростинки.
   Неудивительно, что увидев это зрелище, бандиты, охранявшие пленников, понеслись в сторону своего лагеря со всей скоростью, на какую были способны.
   Дан, выйдя на поляну и увидев лежащих друзей, удивленно спросил:
   - Что это вы тут разлеглись? Еще дрыхните, а уж-же день пришел, пора вставать.
   Но тут он, наконец, заметил веревки, связывающие руки Дункана и Конрада. Затем поглядев более внимательно вокруг, заметил привязанного к дереву отшельника и связанного Тайпи.
   Ошарашенные лица друзей с вытаращенными от изумления глазами его слегка отрезвили, но только совсем чуть-чуть.
   - Вы чего уставились? - недоуменно спросил Дан, внимательно осматривая себя со всех сторон. - Ширинка у меня, что ли, не застегнута?
   Не дождавшись ответа, он уже более обеспокоенно спросил:
   - Конрад, ты заболел?
   - Господи, кто это!? - чуть ли не взвыл Дункан.
   - В смысле? Я это! Ты что, своих не узнаешь? - возмутился Дан, но тут он наконец сообразил в чем дело и с облегчением сказал, - Ах, ты про него спрашиваешь, - Дан небрежно указал на тролля, - это Конг, мой приятель. Ты что, троллей никогда не видел, что ли?
   - Гм, Дан, мне кажется, нам есть о чем с тобой поговорить, - пробормотал Дункан.
   - Никаких проблем, - весело откликнулся Дан, разрезая веревки на Дункане. - Кстати, кто это вас так?
   - Один поганый бандит, - ответил Дункан, растирая затекшие руки.
   - А ты где так долго был? Я уж думал, ты вообще не придешь... - спросил Конрад, продолжая опасливо коситься на молча стоящего Конга.
   - На крокодилов охотился, - небрежно ответил Дан и поинтересовался: - Они ничего не украли, надеюсь?
   - Как же, жди, - хмуро ответил ему Конрад. - Сволочи забрали все наши деньги, а у милорда еще и меч. Но теперь этих подонков уже не догонишь, ведь они на конях.
   - Догоним, - подал голос тролль, - я быстро бегаю и знаю лес лучше них.
   - Если бы я мог угнаться за тобой, я бы показал им, где раки зимуют, но... - начал было Конрад.
   - Так пошли, - с энтузиазмом воскликнул Конг, - садись мне на плечи и пошли, всыпем этим типам по первое число.
   Конрад схватил дубину и не раздумывая, хоть и с некоторой опаской, залез ему на плечи. Через секунду они уже галопом неслись вниз по дороге, что-то крича и размахивая - Конг - своим топором, а Конрад - дубиной. Спустя несколько мгновений они скрылись из виду. Дункан посмотрел им вслед, а затем пошел к кустам и отыскал там драгоценный манускрипт.
  
   * * *
  
   Не успел Дан разложить принесенную снедь и рассказать Дункану историю знакомства с троллем, как показались довольные Конрад и Конг.
   - Ну и здоров же этот парень драться, - восхищенно заявил Конрад и протянул Дункану его меч, а потом отдал и все остальное, захваченное бандитами.
   - Налетели мы на них, как форменный ураган, скажу я вам. Конг своей секирой уложил десятерых, а я же отправил в иной мир семерых и ублюдка Ривера. Остальные еле унесли ноги. Мы их и не преследовали. Да, так я еще никогда не дрался, - мечтательно протянул Конрад.
   - Ох и задали мы им перцу, - подтвердил довольный Конг.
   - Будет вам бахвалиться, - прервал их Дункан, улыбаясь, - садитесь лучше завтракать. Смотри, Конрад, сколько всякой всячины принес с собой Дан.
   И они налегли на еду, щедро запивая ее элем. Тайпи тоже перепал солидный кусок бычьей ляжки. Пес довольно рычал и вовсю работал челюстями.
   После завтрака вся четверка принялась играть в кости, прихваченные Конгом, по замысловатым правилам троллей. Конг то и дело рассказывал какой-нибудь анекдот или потешную историю, остальные не отставали от него и смех в кругу игроков не смолкал ни на минуту.
   Эндрю встал с камня и подошел к ним.
   - Я знаю, что вы думаете обо мне. Тогда не было времени, а сейчас мы на свободе, и вы, вероятно, хотели бы наказать меня за пренебрежение долгом. Вы поставили меня на страже, а я задремал. Вот на нас и напали.
   - Именно так и случилось, - рявкнул Конрад. - Значит ты спал. Но почему? Ты же спал всю прошлую ночь, согнувшись в седле на Дэниеле.
   - Это правда, но ведь это был не настоящий сон, - я просто дремал, а тут в тишине заснул. Я даже не предполагал, что так устал.
   - Нет, Дан, как тебе это нравится? - разъярился Конрад.
   Дан промолчал, холодно взглянув на отшельника.
   - Бросьте об этом, - сказал Дункан. - В конце концов у каждого из нас есть свои слабости. Ведь все обошлось.
   - Я постараюсь расплатиться за свою слабость и быть как можно тверже в исполнении своих обязанностей, как солдат Господа. Отныне, клянусь, вы можете на меня положиться.
   - Если хочешь, - сказал Конрад, - я с удовольствием пну тебя в зад. Это облегчит твою совесть, которая, как мне кажется, сильно омрачена.
   - Конрад, немедленно прекрати этот фарс! - одернул его Дункан.
   - Да плюнь ты на него, друг Конрад, - поддержал Дункана Конг, - и дай мне возможность выиграть у тебя пару монет.
   - Попробуй! - ухмыльнулся Конрад и все вернулись к прерванной игре.
   Остаток дня прошел за увлеченным обсуждением событий этого и предыдущих дней и разработкой плана действий на будущее, которому, впрочем, в силу определенных причин не было суждено осуществиться.
   Ближе к вечеру Дункан не допускающим возражений тоном заявил, что всем необходимо отдохнуть и чем больше, тем лучше, во избежание повторения сегодняшней неприятной истории. Конрад пытался было что-то возразить, но Дункана неожиданно поддержал Дан и Конрад все-таки был вынужден отступиться. Перед сном Дан внимательно просканировал окружающую местность и, не обнаружив ничего подозрительного, с облегчением улегся на траву и практически мгновенно заснул. Остальные не замедлили последовать его примеру. Бодрствовать остался один лишь киборг, не нуждающийся в таких глупостях, как отдых и сон и являясь поэтому наилучшим часовым.
   Ночь постепенно вступила в свои владения и сгустившаяся темнота окутала спящих друзей. Природа вокруг затихла и лишь изредка тишину нарушал тихий стрекот цикад и богатырский храп Конрада. Плавно текли минуты, складываясь в часы.
   Внезапно в воздухе в нескольких метрах от них появился тускло мерцающий шар молочного цвета. Через мгновение он исчез в ослепительной вспышке, сопровождавшейся диким грохотом, отчего все вскочили на ноги, торопливо нащупывая оружие и уставились на материализовавшуюся из ниоткуда сгорбленную фигуру в сером балахоне с суковатым посохом.
   - Привет лунатикам! - Жизнерадостно проскрежетал голос из-под капюшона и участливо осведомился. - Что, не спится? Видать, к дождю.
   Дан сплюнул и демонстративно улегся на старое место, сделав вид, что он тут спит с самого вечера, красноречиво подтвердив это могучим храпом.
   - Чем могу служить? - вежливо поинтересовался Дункан, выступая вперед и сжимая меч изо всех сил.
   - Можешь, - внезапно обрадовался странный посетитель. - Сделай одолжение - сдохни, а? И товарищей своих прихвати, если можно.
   - Да кто ты такой?! - гневно прорычал Конрад, с неприкрытым намеком подымая дубину.
   - Кто же я такой?.. - задумчиво проскрежетал капюшон. - Постараюсь объяснить попроще. Про Санта-Клауса слыхал?
   - Слыхал... - недоумевающе протянул Конрад.
   - Так вот это не я, - отрезал посетитель, делая шаг вперед, - Еще какие-нибудь пояснения требуются?
   - Требуются! - угрожающе ответил Конрад, тоже шагая вперед.
   - Тогда вали отсюда, я тебя больше не задерживаю, - как ни в чем ни бывало произнес голос из-под капюшона и существо небрежным взмахом руки отшвырнуло Конрада, как пушинку, на несколько метров.
   Дункан резко взмахнул мечом, целя в грудь существа. Он смутно ожидал ужасающих последствий своего движения, но был чрезвычайно удивлен, когда его меч, не встретив никакого отпора, вошел в грудь незнакомца по самую рукоять.
   - А-а-а, - глухим голосом возопило существо, - а-пчхи-и-и, а-а-а-пчхи-и-и! А ну немедленно... Апчхи!.. выйми... Апчхи!.. свою зубочистку. Апчхи! Щекотно же!
   Дункан ошеломленно повиновался. На груди, в том месте, куда вошел меч, у незнакомца не осталось даже намека на рану.
   - Дункан, отойди от греха подальше, - произнес за спиной Дан, наконец решив вмешаться в события, и обращаясь уже к существу в балахоне, процедил. - Ну и что ты хочешь на этот раз?
   - Да так, шел мимо, решил зайти, - весело проскрипел голос из-под капюшона.
   - Очень мило с твоей стороны, - в тон ему ответил Дан, - а теперь выкладывай свое дело и учитывая твою занятость, я не стану отнимать твое драгоценное время.
   - Какой ты сегодня внимательный и предупредительный, - растроганно произнесло существо и тут же с нескрываемым весельем добавило. - За друзей боишься? Напрасно.
   - Это почему же? - вызывающе спросил Дан.
   - Да просто вам всем капут. И довольно скоро, - послышался в ответ жизнерадостный голос. - Так что если есть какие-нибудь последние желания - милости просим, - существо извлекло из воздуха блокнот с ручкой и застыло в выжидательной позе.
   - Кончай комедию ломать, - устало бросил в ответ Дан, - рано радуешься. Мы еще живы и собираемся остаться таковыми.
   - Вечно пытаешься сделать людям добро, а тебе отвечают черной неблагодарностью, - обиженно проскрежетало существо. - Ну ты хоть скажи какие цветы тебе больше всего нравятся.
   - Зачем это вдруг? - насторожился Дан.
   - Ну чтобы тебе на могилку положить... - начал было капюшон, но заметив выражение лица Дана, стремительно добавил. - Ну все, мне пора. Дела, знаешь ли...
   С этими словами существо растаяло в воздухе.
   - Что это за тварь? - возмущенно спросил Конрад, вылезая из ближайших кустов и злобно разглядывая дыру на своем кафтане.
   - Да, собственно, что это было? - внезапно поддержал его отшельник, до этого момента стоявший в сторонке.
   Дан усмехнулся и вкратце изложил содержание предыдущих встреч с чужаком.
   - Теперь вы знаете столько же, сколько и я, - завершая рассказ, произнес Дан. - Странный он какой-то: Эмиссар Роя, а ведет себя как шут гороховый, хотя временами довольно опасный. Вот я и гадаю... - Дан прервал рассказ, услышав приглушенное бормотание Эндрю.
   - Эмиссар Зла, Духовная Субстанция Роя, - отрешенно произнес отшельник со странным выражением лица, - это же не предусмо... - он внезапно осекся и взглянул на окружающих.
   - Что ты сказал? - переспросил его Дункан.
   - Да так, ничего, - смущенно ответил Эндрю, - чепуха. Просто странно все это.
   - Это так, - поддержал его Конрад и с непосредственностью, присущей лишь настоящим героям и умалишенным, продолжил, - но завтра трудный день, поэтому несмотря на всех паршивых эмиссаров в округе я ложусь спать. Им же хуже, если они попытаются помешать мне это сделать.
   Он демонстративно погрозил невидимому противнику кулаком.
   В ответ из ниоткуда неожиданно раздалось мерзкое хихиканье и через секунду кулак ошеломленного Конрада стал напоминать здорово засиженную голубями руку статуи. Под дружный смех товарищей Конрад, отчаянно бранясь (правда на этот раз уже значительно тише) принялся вытирать руку о растущую в изобилии траву...
   - Я еще до тебя доберусь! - клятвенно пообещал он немного позже, уже засыпая.
  
   * * *
  
   Они дошли до конца дороги, когда солнце уже сильно склонилось к западу, и вошли в узкую расщелину между двумя высокими утесами. Казалось, что какой-то гигант в далекие времена разрубил гору одним ударом тяжелого топора. В ущелье с дороги надуло песка и он лежал там низкими дюнами. Но метров через сорок-пятьдесят песок кончился, и под ногами опять оказался голый камень. Здесь ничего не росло - ни травинки, ни кустика. Неутихающий ветер свистел в расщелине, то жалобно завывая, то опускаясь до шепота.
   Они шли в том же порядке: впереди Тайпи, за ним Конрад, потом отшельник, за ними следовал Дункан с Дэниэлом и, наконец замыкал колонну настороженно оглядывающийся Дан. Не хватало лишь киборга и Конга - еще утром Дан долго шептался с троллем, затем тот согласно кивнул и удалился в лес в сопровождении киборга. Весь день они отсутствовали. Дан сказал, чтобы их не ждали, что они догонят группу позже. На вопросы, куда это пошел Конг, Дан отвечал уклончиво и неопределенно. Поэтому от него вскоре отстали.
   В расщелине было полутемно. Дункану показалось, что они идут по дну колодца, изолированного от внешнего мира, и, может быть, это было не только ощущение, потому что это место могло оказаться западней.
   Время шло. Тьма медленно наползала слева, а конца ущелью не предвиделось.
   - Снупи говорил, что здесь всего миль пять.
   - Свет! Я вижу свет! Мы приближаемся к выходу! - раздался громкий крик Конрада.
   Они наконец вышли из ущелья и увидели впереди местность, о которой говорил Снупи. Это было приятное место - широко раскинувшаяся долина с холмами на заднем плане. Прямо перед ними лежали развалины замка, о котором их предупреждал их гоблин.
   Замок был чуть больше могильного холма. Две осыпавшиеся башенки все еще стояли на страже по обоим сторонам его, а между башенками лежала беспорядочная груда камней, края которых были сглажены ветром и дождями. Позади него текла спокойная река, над которой летела стая уток. Замок окружали стоячие камни.
   Они спустились с холма и прошли через долину, когда вдруг Тайпи круто повернулся и угрожающе зарычал. Все быстро обернулись.
   С лесистого холма, на восток от расщелины, спускался длинный ряд безволосых, а позади них стелился туман. Он колыхался и дергался, будто внутри него было какое-то смятение. Из щелей и разрывов клубящегося тумана временами показывались отвратительные видения: фрагменты зубов, копыт, рогов, горящих глаз.
   Конрад присвистнул:
   - Мама моя!
   Остальные члены отряда подбежали к Дункану и Конраду и молча смотрели на надвигающуюся опасность.
   - Останемся здесь? - спросил Конрад.
   - Отступать некуда, - ответил Дункан. - Если мы побежим, они нас догонят.
   Дункан держал меч наготове и радовался, что совсем не боится, хотя надежды устоять перед такой силой не было никакой. Безволосые нападут, произойдет короткая схватка, а затем в бой вступят чудовища и все будет кончено.
   - Ну что ж, покажем им, как умирают настоящие воины, - так Конрад выразил словами мысли Дункана и огонь фанатизма зажегся в его глазах.
   - Не спеши, дружище, - ехидно сказал Дан, - у меня есть в запасе еще пара фокусов. Чем прощаться со своей жизнью, лучше стань сбоку и прикрывай с фланга. Дункан, будь любезен, следи за другим флангом.
   Дан извлек гранатомет и пистолет. Вооруженный таким образом он хладнокровно ждал, пока безволосые приблизятся, и когда они оказались на расстоянии около ста метров от него, открыл огонь.
   Свинцовый ураган буквально смел первые ряды безволосых, а взрывы гранат успешно продолжили его дело. Огненный смерч хлестнул по наступавшему туману и чудовищам, таившимся в нем - это заработал на полную мощность гранатомет, сметая все на своем пути. Вокруг раздавались стоны безволосых да адские крики умирающих демонов, от которых волосы вставали дыбом. Однако туман, а вместе с ним и чудовища, неуклонно наступал. Дан только успевал менять обоймы, моментально съедаемые смертоносным оружием. Они быстро таяли, и вот на дне рюкзака осталось лишь несколько штук.
   Слева Дункан ударами меча рассек подобравшегося безволосого, а справа Конрад дубиной отбивался от чего-то черного, клыкастого и источающего злобу. Дан, развернувшись, выстрелом снес чудовищу голову, затем выругался и выхватил меч.
   - А вот теперь, друг Конрад, можешь паниковать, - невесело усмехаясь сказал Дан, - мои фокусы исчерпали себя. Давай зададим этим ублюдкам напоследок.
   И все трое с яростью берсерков принялись отбивать натиск врага.
   Но вдруг сквозь шум битвы прорвались звуки, в которых все узнали ни с чем не сравнимую боевую песнь Конга. В следующий миг нападающих смела огненная лавина, бросившая друзей на землю. Огонь продолжал свирепствовать, сметая все новых и новых чудищ.
   К ним приблизился тролль, буквально перегруженный оружием - в лапах он сжимал огромное устройство с исполинскими стволами разной длины, расположенными друг под другом. Конг сгибался под тяжестью громадного мешка, взваленного на спину, который он сразу же скинул, подойдя к товарищам. Дан с радостью узнал в устройстве стационарный ракетно-гранатометный комплекс, который Конг как-то ухитрился поднять. Глянув на мешок, доверху набитый боеприпасами, Дан с благодарностью подумал: "Не поскупился ведь на оружие, старый мешок с болтами".
   - Что это у него за штука? - спросил ошеломленный Дункан.
   - Палочка-выручалочка, - весело откликнулся Дан.
   - Это за этим он ходил? - поинтересовался отшельник.
   - Да, - коротко ответил ему Дан.
   Дан наконец осознал, что он до сих пор не увидел киборга и решил прояснить ситуацию.
   - Конг, а куда ты девал Си-2? - осведомился Дан.
   - Оставил дома, за ненадобностью. - нагло ответил Конг, но при этом отвел глаза в сторону, и собрался отойти.
   - Ну-ну, не заливай. - одернул его Дан, что-то заподозрив. - Выкладывай!
   Все также не глядя на Дана Конг невнятно пробормотал:
   - Ну я в общем, того... Ну ты понимаешь... Он того...
   - Чего "того"? - разъярился не на шутку Дан.
   - Да подстрелил я его случайно, когда тренировался. - выпалил Конг, набравшись смелости. - Пришлось оставить его на корабле. Док сказал, что скоро починит.
   - Ну-ну, - хмуро пробормотал Дан, но затем вдруг неожиданно улыбнулся. - Значит, играем в облегченном составе.
   Во время всего разговора Конг не переставал поливать огнем наступающих демонов. Конрад между тем навострился помогать Конгу, при этом запально выкрикивая:
   - Давай, врежь ему, дружище! Сотри их в порошок!
   Дан отыскал в мешке заряды и к своему оружию, потом встал около тролля и начал поливать туман огнем и свинцом.
   Вскоре Дункан с ужасом заметил, что казавшийся таким огромным мешок стал довольно быстро таять. "Еще минут десять в таком темпе и мешок совсем опустеет", - пронеслось молнией в голове Дункана, - "Надо отступать, но куда?"
   - К замку! Бегите к замку! - Дункан узнал голос Дианы.
   Оглянувшись, он увидел ее парящую в небе на своем верном грифоне.
   - Бегите к замку! Это ваш единственный шанс! - кричала Диана.
   Дункан подскочил к Дэниэлу и схватил его за гриву.
   - Пошли, Дэниэл!
   Потом Дункан оглянулся, ища Конрада. Тот бежал к развалинам, держа за ошейник разъяренного Тайпи. Эндрю со всех ног бежал туда же. Дан с Конгом прикрывали их отход и медленно отходили в том же направлении.
   - Дан, давайте быстрей! Бегите! - закричал им Дункан.
   В ответ Конг лишь отмахнулся, а Дан крикнул:
   - Бегите! Мы прикроем вас!
   Дункан услышал свист крыльев и увидел Диану на грифоне, также направлявшихся к замку.
   Наклонившиеся стоячие камни были уже близко. Дункан бежал к ним, недоумевая, какую защиту там можно найти. Дункан и Дэниэл прошли между двумя стоящими камнями, и вдруг простая луговая трава под их ногами превратилась в ухоженную бархатистую лужайку. Еще мгновение назад он слышал крик Дана: "Конг, да брось ты эту штуку! Ты нас погубишь! Бежим!", как вдруг звуки боя исчезли, как будто их и не было никогда. Дункан ошеломленно поднял глаза и чуть не задохнулся от изумления: развалины исчезли, вместо них стоял роскошный замок в прекрасной местности, новенький, сияющий. К высоким входным дверям вели каменные ступени. Вход был освещен свечами, из нескольких окон тоже лился свет.
   На лужайке разместился грифон, а Диана, все еще держа в руке топор, шла к Дункану. В нескольких шагах от него она остановилась и сделав глубокий реверанс, сказала:
   - Добро пожаловать в Замок Колдунов.
   Остальные тоже собрались на лужайке и, как видно, были так же ошарашены увиденным, как и Дункан.
   - Что это за замок? - изумился Дункан.
   - Я же говорю вам, что это Замок Колдунов. Как только вы переступили магический круг, вы оказались в очарованной местности.
   Конрад, прихрамывая, подошел к ним - было видно рану, шедшую от бедра к колену. Следом шел Тайпи
   - Где Дан с Конгом? - спросил Конрад
   Дункан обеспокоено оглянулся, и, не найдя их взглядом, ответил:
   - Они шли за мной. Сказали, что прикроют нас.
   - Может им нужна помощь? - вскрикнул Конрад и кинулся к стоячим камням. Следом за ним побежали Дункан с Дианой.
   Но тут из ниоткуда появился Дан, тащивший за плечи бесчувственного Конга.
   - Говорил я этому сумасшедшему троллю: "Бросай эту штуку!" - бурчал Дан, опуская Конга на траву. - Так нет, никак не мог с новой игрушкой расстаться. Тащи его теперь... А ведь сукин сын весит побольше банки с пивом.
   - Что с ним? - озабоченно спросил Дункан.
   - Да так, получил по голове дубиной. Ничего, скоро оклемается.
   Дан вынул из кармана какую-то металлическую коробочку, что-то из нее достал и сунул троллю под нос. Тот замотал головой, приходя в себя, затем сел и удивленно потер глаза:
   - Где я? На том свете? - поинтересовался тролль.
   - Так просто ты от нас не отделаешься, - со смехом ответил ему Дан и продолжил, обращаясь к окружающим, - Кстати, я не отказался бы узнать, куда это меня черти занесли?
   - Диана называет это место Замком Колдунов, - улыбнулся Конрад.
   - А ты все скалишься, а у самого на ноге рана здоровенная. Иди сюда, дядя Дан будет лечить раненого героя.
   Дан обработал рану Конрада антисептиком, антибиотиком и еще чем-то, сделал обезболивающий укол.
   - Будешь жить, - ухмыльнулся Дан, - хотя я диву даюсь, как таких вообще земля носит.
   Конрад сделал вид, что хочет ударить Дана. Дан с притворным ужасом отпрянул. Дункан с улыбкой наблюдал за ними.
   - Так значит, господин - врач? - вежливо поинтересовалась Диана. - Я никогда не видела таких медицинских приспособлений.
   - Приходится быть всем понемногу, мадам, - с поклоном ответил Дан, - в том числе и врачом.
   - А теперь, господа, я приглашаю вас пройти в замок, где вы сможете подкрепиться и отдохнуть.
   Конг просиял:
   - Я бы не прочь поесть и чуточку выпить, если у вас это найдется. Сражение вызывает жажду.
   - Ага, особенно когда тебя лупят дубиной по пустой башке, - поддел его Дан беззлобно.
   - В кладовой, которая всегда полна, достаточно припасов, так что голодать нам не придется. Для собаки найдется мясо, а лошадь может пастись на лужайке. Только хочу предупредить, что у нас нет прислуги. Когда-то здесь было много слуг, но сейчас они не нужны. Дел здесь немного.
   - Спасибо от всех нас, миледи, - поблагодарил Дункан, - Ваше гостеприимство выше всяких похвал, да вы еще так помогли нам сегодня...
   - Помощь была взаимной. Вы сделали для нас не меньше, чем мы с Хубертом для вас. Хуберт - это грифон. Вы отвлекли Зло и нанесли ему хороший удар. Кутберт будет рад.
   - Кто это, Кутберт?
   - Волшебник, последний из могущественной группы колдунов. Он стар и болен и растерял большую часть своей силы из-за недостатка компаньонов. Я уж стараюсь не упоминать об этом, хотя он будет это отрицать.
   Диана взяла под руку Дункана и повела их в замок. Шедший за ними Дан кивнул Конраду на идущую впереди пару и многозначительно подмигнул. Конрад понимающе улыбнулся.
  
   * * *
  
   Они вошли в большой холл, пол которого был сделан из хорошо пригнанных цветных плит. Несколько коротких лестниц вели из холла в другие части замка, в канделябрах по стенам горели свечи, давая мягкое освещение, а в центре холла стояла двухметровая колонна диаметром около метра. Увидев то, что скорчилось на ее вершине, Дункан и его спутники остановились в изумлении.
   - Пошли, - нетерпеливо сказала Диана, - это всего лишь Скрач. Не бойтесь его, он ручной и совершенно безвредный.
   Они медленно двинулись дальше, а создание на колонне внимательно их рассматривало, а затем неожиданно произнесло:
   - Она сказала - "всего лишь Скрач". Презрительно сказала. Она всегда говорит правду, потому что она правдивая и благожелательная особа. Вы видите перед собой демона из колодцев Ада, и можете либо жалеть, либо презирать его.
   - А что он такое? - спросил Дункан.
   - Он же сказал вам. Он демон из Ада и был здесь привратником почти столько времени, сколько стоит замок.
   - Она назвала меня "привратником", - сказал Скрач, - но я не при входе. Я прикован к этой колонне, чтобы смешить людей, но не все они смеются. Мне кажется, что я внушаю им глубокую жалость, как самое несчастное создание, беглец с места своего рождения, а не настоящий жилец этого пышного и славного дворца. Посмотрите на меня, пожалуйста, и вы поймете, лгу ли я. Посмотрите на мои помятые рога и горб на спине, на изуродованную ступню, покалеченные руки, скрюченные артритом - результат грязи, сырости и холодного климата этой самой что ни на есть варварской страны.
   - Скрач, заткнись! - резко приказала Диана.
   - И, пожалуйста, - продолжал Скрач, - взгляните на мой хвост, который, как и рога, составляет гордость любого демона. Посмотрите и скажите, можно ли им гордиться? Он сломан в трех местах и не вправлен как следует, хотя вправить его пустяк для любого хирурга.
   - Скрач, я велела тебе замолчать, прекрати болтовню. Нашим гостям ты вовсе не интересен. Пошли отсюда, не стоит он вашей жалости, - холодно продолжила Диана.
   Они пошли дальше по коридору, который вывел их в столовую, где уже был нарыт стол. Первым делом они изучили длину и толщину хорошо прожаренного бычьего бедра, большой каравай хлеба, круг сыра, блюдо жареной птицы, оставшейся со вчерашнего дня, и корзину спелых груш.
   - Прямо не знаю, как вы справлялись, - сказала Диана. - Я неслась туда со всей возможной скоростью, но...
   - Наше оружие крепко, - ханжеским тоном прервал ее Конрад, - потому что наше дело правое.
   - Но что это было-то, чем вы уничтожили столько нечисти?
   - А Дан у нас великий маг и волшебник, - с набитым ртом заявил Конг.
   - Правда? - встрепенулась Диана.
   - Да что вы, - ответил Дан и пнул под столом тролля, - вы же знаете этих троллей - они и сами не знают, что говорят. Просто это оружие издалека и здесь оно неизвестно. И слава Богу!
   Потом они в полном молчании продолжили трапезу. После того, как они съели все до последней крошки, Диана попросила рассказать, что произошло после того, как они расстались.
   - Ничего особенного не было. Мы просто попадали из одной переделки в другую, - начал рассказывать Дункан.
   Извинившись, Дан отправился осматривать замок. Когда Дан проходил через холл, его окликнул Скрач:
   - Вы не торопитесь, сэр? Не уделите ли вы мне немного вашего времени? С вашей стороны было бы благодеянием, если бы вы поговорили со мной.
   Дан подошел к колонне и сказал:
   - Дункан в столовой рассказывает леди о нашем путешествии. Мои товарищи там же, так что я могу некоторое время побыть с тобой.
   - Вот и прекрасно, - обрадовался демон, - Если вы поможете мне спуститься, мы сядем на каменную скамью в двух шагах отсюда - моя цепь достаточно длинна.
   Демон наклонился, а Дан протянул руки, взял его за талию и помог ему спуститься.
   - Кабы не покалеченная нога, я бы и сам спустился, - сказал Скрач. - Вообще-то я часто это делаю, но как - смотреть противно. - Он показал сведенные артритом руки, - они уже не держат.
   Дан и демон уселись на скамью. Скрач сидел и покачивал копытом, и при этом негромко звякала цепь.
   - Так значит ты демон из настоящего Ада? Как же ты попал сюда?
   - Это долгая и печальная история. Я был учеником демона, понимаете, назначен в передние Адских Районов, учиться своему ремеслу, но каюсь, делал это весьма плохо. Я, так сказать, неудачник, никогда ничего не делал по настоящему правильно. Видимо, я так и не вник в суть работы, поэтому всегда был в немилости, и меня вечно ругали за недостаток инициативы.
   - Видимо, ты не создан для доли демона?
   - Вполне возможно. Но стать демоном было престижно и выгодно. Открылись бы богатые перспективы. Могу вас заверить, я всегда старался быть мужественным.
   - Так что же случилось?
   - Я убежал, потому что не мог больше терпеть, и думаю, что они не стали утруждать себя моими поисками.
   - А как ты попал в этот замок?
   - После моего побега люди, видимо, поняли, что я не пользуюсь больше покровительством Ада. Они словили меня и издевались, но я вырвался и убежал.
   Несколько недель я провел на болоте и когда я решил, что про меня забыли, вышел оттуда но был тут же схвачен. Когда людям надоело издеваться надо мной, они привели меня в замок в качестве подарка. Они считали, что это будет хорошей шуткой. Это было лет сто назад. С тех пор я сижу прикованный к этой колонне и думаю о том, что было бы, если бы все было иначе. Отработал бы я учеником демона, тогда стал бы теперь старшим демоном, а может быть, и младшим дьяволом. Может, стал бы потолще, но вот верите вряд ли бы прибавил. Я, знаете ли, коротышка, и от этого наверное, все мои беды. Что путного может сделать коротышка? Ему предопределен провал.
   - Ты, похоже, философски относишься к своему положению. У тебя не появилось горечи, ты не скулишь, чтобы тебя жалели. Многие вели бы себя иначе.
   - А что изменится, если я стану злиться и скулить? Меня и так не очень любят, а хнычущих совсем уж не терпят. Впрочем, что говорить о любви. Кто станет любить демона? Некоторые жалеют, но жалость не любовь. Большинство смеются над моими сломанным хвостом и прочими уродствами. А смех, милорд, тяжело переносить. Мне было бы легче, если бы они чувствовали страх или даже отвращение.
   - Я не смеюсь над тобой, - сказал Дан, - и не жалею тебя, потому что жалость унижает жалеемого, а я совсем не хочу тебя унижать. Ты мне положительно нравишься. Не часто я встречал существ с таким отношением к жизни, а повидал я многое. Я, видишь ли, по долгу службы много путешествую, и раз уж ты отвергнут своими собратьями из Ада, да и к миру людей ты не испытываешь, как я заметил, глубокой любви и симпатии, то я хочу предложить тебе отправиться со мной. Там мы быстро исправим твой хвост и все остальное, будешь как новенький.
   - С радостью, милорд! - обрадовался демон. - Но только куда мы отправимся? Да это и не важно! Главное, что теперь я буду не один. Что нашелся человек, отнесшийся ко мне с пониманием, и я смею надеяться, с симпатией! Уверяю вас, милорд, вы не пожалеете если возьмете меня с собой. Я буду вам хорошим спутником, куда бы вы ни отправились. Если бы вы только знали, как я сейчас счастлив!
   - Вот и отлично. А насчет твоего вопроса, куда мы отправимся, - усмехнулся Дан, - могу ответить, что там скучать не придется. Приключения я тебе гарантирую. Подробнее расскажу позже, когда у нас будет больше времени. Да ты и сам скоро увидишь. Я заберу тебя с собой, когда мы будем уходить из замка, а пока, если ты не возражаешь, посиди на цепи - не хотелось бы злить хозяев, учитывая их гостеприимство.
   - Конечно, конечно, милорд! - согласился Скрач.
   - Кстати, а как ты относишься к игре в кости? - вдруг поинтересовался Дан, - а то вон идет Конг, он в этой игре большой мастак... Эй, Конг! Тащи свою тушу сюда, побросаем кости.
   Тролль подошел и завязалась азартная игра. Демон оказался сильным игроком, он обдер Дана и Конга, как липку.
   - Знаете, я забыл вам сказать, что только одно дело у меня получалось хорошо - играть в азартные игры, - довольно бренча выигранными монетами, заявил Скрач, - я был чемпионом Ада по игре в кости, - и заметив, что Дан достает из кармана колоду карт, добавил, - и в карты тоже. - Дан с досадой положил колоду карт обратно в карман.
  
   * * *
   Кутберт лежал в постели на высоко поднятых подушках в красном колпаке и в ночной сорочке с кружевными манжетами и воротничком. Он был очень худ, глаза под белыми кустистыми бровями ввалились, очень худое лицо было туго обтянуто сухой кожей, тощие плечи поднимались узловатыми костями, живот под простыней был такой впалый, что просматривались тазовые кости. Он улыбнулся Дункану и скрипучим голосом сказал:
   - Так... Диана говорила, что ты расколотил их вдрызг. Правильно. Это единственный язык, который они понимают.
   - Не я один. А вместе со своими друзьями.
   - Я хочу видеть всю компанию, - заявил Кутберт, - Я хочу посмотреть на этот маленький отряд, который пересчитал кости этим злыдням. Ей-богу, приятно узнать, что есть еще такие люди, которые не бегут от Зла с визгом, а сражаются с ним и побеждают.
   - Позднее вы увидите и других, у них очень пестрая группа, - сказала Диана колдуну, - сейчас вам нельзя переутомляться.
   Кутберт что-то пробурчал и сказал Дункану:
   - Вот что бывает, когда человек стареет. Вам нельзя напрягаться, вы должны есть нежную пищу, потому что ваше брюхо не переваривает честное мясо, вы должны быть в ссоре с вином, вы не должны делать ничего, что вам приятно, делайте только то, что вам не нравится...
   Он опустил голову на подушки и закрыл глаза. Дункан вопросительно взглянул на Диану, и она сделала ему знак подождать.
   Через некоторое время колдун зашевелился, открыл глаза, приподнялся и посмотрел на Дункана.
   - Ты здесь? Я подумал, что ты уже ушел. Я чуточку вздремнул, ты уж прости меня, иной раз такое случается.
   - Теперь вы чувствуете себя лучше, сэр?
   - Да, гораздо лучше. Диана говорила, что у тебя есть ко мне вопросы.
   - Да. Насчет Орды Зла. Я знаю лишь, что Зло питается человеческими несчастиями, и что разрушения, которые производятся через равные интервалы времени, являются, возможно, периодами омоложения сил Зла.
   - Ты хочешь, чтобы я сказал тебе, что есть Зло?
   - Если вы знаете, сэр.
   - Конечно знаю. Как ты думаешь, что я и мои ныне умершие собратья делали все эти годы? Что ты хочешь о нем знать?
   - Что это такое, сэр, откуда оно взялось и куда направляется?
   - Оно пришло со звезд, это мы знаем. Зачем? Неясно. Может его выгнала со звезд более мощная сила, с которой оно не могло бороться. Может из-за неукротимой жажды и подлости там не осталось больше пищи, и им пришлось искать другой мир, чтобы не умереть с голоду. Случайно, а может, это и не случайность - Зло появилось в нашем несчастном мире нашло изобилие жизни и стало и смогло обеспечить нищету, нужную ему для питания и роста. Здесь ему, по-видимому, хорошо. С увеличением несчастий в этом мире Зло растет в силе и количестве за каждое столетие. Если в ближайшее время не случится чего-нибудь, Зло поглотит всю жизнь на Земле и тогда, вероятно, вынуждено будет снова уйти к звездам искать другой мир. Зло начало собирать богатый урожай и, следовательно, росло и жирело и теперь, похоже, нет никакой надежды остановить его или как-то противостоять ему. Что же касается опустошений, производимых силами Зла, якобы для омоложения, то я слышал об этой теории. В какой-то мере она, вероятно, справедлива, но более вероятно, что опустошение служит другой цели - блокировать развитие, которое может в конце концов улучшить судьбу человечества.
   Теперешнее опустошение, я уверен, производится не для омоложения, если этот факт вообще имеет место. На этот раз силы Зла в смущении: они боятся того, что должно случиться и собираются вместе, чтобы предупредить это. По каким-то причинам Зло очень напугано, чувствует неуверенность в себе, словно в обычный ход событий вмешался какой-то непредвиденный фактор...
   Колдун обессилено замолк, старческие глаза затуманились.
   - Ему надо отдохнуть, - прошептала Диана, - надеюсь вы получили ответы на свои вопросы?
   Дункан утвердительно кивнул и они вышли, осторожно притворив за собой дверь.
  
   * * *
  
   Дункан сидел внизу каменной лестницы, ведущей к дверям замка, задумавшись о том, сколько еще трудностей предстоит преодолеть, прежде чем они доставят драгоценный манускрипт в Оксфорд. Там, в Стендиш-Хаузе, Его Преосвященство говорил, что в этом манускрипте заложена величайшая и, может быть, единственная надежда человечества.
   Перед ним расстилался зеленый парк, вокруг были каменные скамьи, фонтаны розовые кусты, цветущие клумбы, деревья с пышными кронами.
   У ограды из стоячих камней Конрад бросал Тайпи палку, а пес с восторгом бежал за ней и приносил ее обратно, - это как-то не вязалось с характером боевого пса.
   Дэниэл стоял в стороне и наблюдал за игрой. Неподалеку от Дэниэла лежал грифон, по-кошачьи обернув вокруг тела длинный шиповатый хвост и подняв голову. Дан с Конгом в холле пытались отыграть свои деньги у Скрача. Эндрю не было видно.
   Дункан услышал шорох позади себя и оглянулся. С лестницы спускалась Диана, но какая Диана! На ней было тонкое облегающее платье до пят, с поясом. Ее огненные волосы резко выделялись на светло-зеленом фоне.
   Дункан вскочил и восхищенно воскликнул:
   - Миледи, вы прекрасны и очаровательны!
   Она улыбнулась.
   - Благодарю вас, сэр. Кто, я вас спрашиваю, может быть красив в кожаных штанах?
   - Даже в них, вы излучали очарование. Но в этом платье... У меня нет слов.
   - Нечасто бывает, чтобы я одевалась таким образом или имела причины для этого. Но раз в доме гости...
   Она села на ступеньку, а Дункан опустился рядом с ней и сказал:
   - Вы не знаете, куда подевался отшельник? Я весь день не видел его.
   - Он ошалел - стоит, опершись на посох, и смотрит в пространство. Беспокойный человек...
   - Одурманенный, неуверенный в себе, раздираемый противоречьями, он сам не знает, что ему нужно... Но хватит о нем, давайте лучше поговорим о вас, миледи, если вы не возражаете. Вы живете в колдовском замке? Но как?
   - Из милости, из искреннего и сердечного сочувствия, потому что я из рода Вольферта. Когда мои родители умерли от чумы, пролетевшей по сельской местности, Кутберт в первый и единственный раз вышел из замка и взял меня как потомка своего лучшего друга, которого, как я теперь уже знаю, в это время уже не было в живых. Он привел меня сюда, и я полюбила всех здешних колдунов, даже пыталась научиться их мастерству, но не смогла. Они не только взяли меня сюда и заботились обо мне, но и отдали мне старого Хуберта, грифона, который принадлежал Вольферту - мой прапрадед оставил его здесь, поскольку не мог взять с собой в мир, куда он ушел в поисках ответов на свои вопросы, на которые он не мог найти ответы, сидя за стенами этого замка...
   - А что за сведения вы искали там, в церкви, где мы вас встретили?
   - Я искала записи о жизни Вольферта, после того как он покинул замок Колдунов. Кутберт послал меня туда, чтобы я выяснила, жив ли еще его старый друг, и если нет, собрать сведения о последних годах его жизни. Он долго не мог простить Вольферту за то, что тот покинул их, но сейчас, растеряв всех своих друзей и сам, будучи, как это ни грустно, тяжело болен, он все-таки забыл старую обиду. Да, кстати, Кутберт выразил желание еще раз увидеть вас.
   - Только поскорее. Мы слишком задержались здесь. Нам надо продолжать путь.
   Диана почему-то заметно заволновалась.
   - Зачем так скоро? Отдохните несколько дней. Вам нужен отдых.
   - Нас и так задержали многие неприятности, а мы должны поскорее добраться до Оксфорда.
   - Оксфорд подождет.
   - Простите, миледи, я думаю иначе.
   Диана надолго замолчала, затем, как будто на что-то решившись, выпалила:
   - Только не перебивайте меня. Я должна сказать это. Дункан, дело в том, что вы не можете уйти. Вы никогда не выйдете из замка. Я не знаю, как вам это объяснить, но вы не сможете уйти, и никто не сможет вам помочь-это есть колдовство, и его нельзя разрушить...
   Он слышал, но слова не доходили до него. Он не мог поверить своим ушам.
   - Но вы же говорили, что у вас бывали гости? И вы сами...
   - С помощью магии, личной магии, а не чьей-нибудь чужой. Это тайное знание, которое каждый держит в себе. Наши гости имели это знание, это волшебство, что и у меня немного есть, а поскольку никто из вас этого не имеет, то...
   На глазах у Дианы появились слезы.
   - И вы не можете нам помочь? И колдун?
   - Никто не сможет помочь. Только ваши личные способности.
   В нем внезапно вспыхнула злоба и ослепила его. Дункан закричал:
   - Какого черта тогда вы звали нас в замок?! Вы знали что случится! Вы знали, что мы попадем в западню! Вы знали...
   Он остановился, поскольку усомнился в том, что она слышит его. Диана открыто плакала, опустив голову, одиноко стояла и плакала... Потом подняла свое мокрое от слез лицо и закричала:
   - Вы были бы убиты! Вы разбили отряд Разрушителей, но они собрались бы снова и убили бы Вас. Это был единственный выход! Понимаете? Поймите, пожалуйста!
   Она сделала шаг к Дункану. Он обнял ее и прижал ее к себе, а она опустила голову на его грудь - все ее тело тряслось от рыданий.
   - Я не спала всю ночь, все думала об этом и не знала, как скажу к вам. Я хотела просить Кутберта, чтобы он вам сказал, но потом решила - это не его дело. Я виновата и сама должна вам рассказать и вот...
  
   * * *
  
   Выслушав Дункана, все долго сидели молча. Наконец Конрад зашевелился и произнес:
   - Вы говорили, что она кое-что понимает в тайном искусстве. Может и мы сможем научиться?
   - Я не очень хорошо понял, - ответил Дункан, - но, кажется, это специфическое знание. Не каждый из нас сможет научиться этому искусству, а может, и никто. А кто будет учить? Кутберт стар и едва дышит, Диана и сама знает слишком мало. Я бы даже сказал, что у нее не знания, а врожденные способности, позволяющие ей приходить и уходить.
   - Наверное, так, - согласился Дан - да и в любом случае это заняло бы слишком много времени, а его у нас нет.
   - А как насчет Тайпи и Дэниэла? - заметил Конрад, - они же не могут научиться, а мы не можем оставить их здесь. Они - часть нас.
   - Мы, наверное, могли бы взять их с собой, - сказал Дункан. - Не знаю, конечно, но ведь грифон может улетать и возвращаться, а он тоже непосвященный. Ну а если здесь некому нас учить, то мы будем рыться в куче свитков, правда, не особенно представляя, что искать. И подсказать нам некому. Есть еще проблема языка - я подозреваю, что многие книги написаны на древних языках, которые теперь мало кто знает.
   Конг топнул ногой так, что аж пол загудел.
   - Мы должны уйти. Должен же быть какой-нибудь выход, только я его не вижу. Может, Дан знает?
   - Выйти одному - возможно, но всем...
   - Вот еще что, - предложил Конг, не желая сдаваться, - не может ли нам помочь демон? Может у него есть за пазухой пара трюков? Давайте спустимся и спросим у него.
   - Да, действительно, давайте спустимся, - неожиданно поддержал его отшельник, до этого стоявший молча, сосредоточенно о чем-то думая.
   Они спустились по лестнице в холл и направились к колонне демона. Они почти уже дошли, как услышали вопль невыразимого ужаса, полукрик - полувой осужденной души, смешанный с визгом дикого страха. Резко оглянувшись, они увидели Кутберта - старик в своем ночном одеянии быстро шел вдоль балкона под холлом, руки его были подняты вверх, как будто от ужасного страха, а лицо искажено так, что почти не походило на человеческое, из покрытых пеной губ исходили визги.
   Старик вдруг поднялся на балюстраду, ограждавшую балкон, и бросился вниз, кувыркаясь в воздухе. Его вопли слились в один непрерывный визг, кончившийся только тогда, когда тело ударилось о плиты пола.
   С лестницы сбежала Диана. Дункан быстро загородил ей дорогу.
   - Не смотрите, - резко сказал он. - Вам не надо смотреть.
   - Но Кутберт...
   - Он умер.
   Дункан поднял голову, услышав над собой треск - часть балюстрады закачалась и обрушилась, осколки камня разлетелись в разные стороны. Откуда-то изнутри замка раздался стонущий звук, затем один из столбов, поддерживающих балкон, сам собой отделился от стены и стал медленно падать по дуге вниз. Он со страшным грохотом ударился об пол и покатился, давя обломки балюстрады.
   - Уходите отсюда! - закричал Конрад. - Весь этот проклятый замок разваливается!
   Из глубины замка слышались звуки рушащегося и перемещающегося камня, каменные блоки стен холла раскачивались и двигались, стены корежились.
   Дункан, как во сне, пошел к выходу, таща за собой Диану. Позади раздался громовой треск: замок продолжал рушиться.
   Вдруг по холлу пронесся крик:
   - Помогите! Не оставляйте меня здесь! Господин Дан!
   Дан бросился на помощь к демону, но Конг опередил его, оттолкнул демона в сторону и, взявшись обеими руками за цепь, откинулся назад, чтобы всем весом своего могучего тела надавить на вделанную в камень скобу. Звенья цепи визжали от напряжения, но не поддавались.
   - Не получается, - задыхаясь сказал тролль, - не вытащить.
   Он выхватил топор и начал со всей силы рубить цепь. Он бил, искры сыпались, но цепь не поддавалась.
   - Отойди, - сказал Дан, отпихивая Конга.
   Он протянул руки к охватывающему ногу Скрача обручу, ухватил его пальцами, на секунду застыл, собираясь с силами, затем рывком разорвал обруч на две части.
   - Вот так, - Дан сунул в лапы ошарашенного тролля освобожденного Скрача и крикнув: "Уходи отсюда быстро!" побежал куда-то вглубь рушащегося замка
   - Дан, куда ты? Вернись! - заорал Конг.
   В ответ бегущий Дан лишь отмахнулся и понесся дальше не останавливаясь.
   Едва все успели проскочить через двери и начали спускаться, как холл обрушился с громовым ревом, и вслед за ним вырвалось облако пыли и мелких осколков.
   Конг выпустил Скрача - демон, несмотря на искалеченную ногу, быстро поковылял назад, к развалинам.
   - Куда это его понесло? - удивился Конрад.
   - Там остался Дан, - сказал в ответ Конг, - крикнул мне, чтобы я уходил, а сам побежал куда-то.
   - Черт возьми! - выругался в отчаянии Конрад. - И он не успел выбраться, когда все обрушилось?
   - Похоже, что нет, - печально подтвердил Конг.
   - Пошли все же посмотрим, может он каким-то чудом спасся, - с надеждой сказал Дункан.
   Спустя полчаса они поняли, что надеяться не на что. Они не нашли ни малейших следов Дана или того, что от него осталось.
   Обведя грустным взглядом развалины, Конг промолвил:
   - Жаль! Хороший был парень. Настоящий воин.
   - И отличный товарищ, - подхватил Конрад.
   Вдруг, лежащая неподалеку каменная плита зашевелилась, сначала чуть-чуть, затем сильнее и, наконец, отлетела, отброшенная мощным ударом. Из открывшейся полости показался Дан. Он вылез и начал деловито отряхиваться. Затем, откинув забрало, с усмешкой осведомился:
   - Кого это вы там хоронили? Уж не меня ли?
   Дан посмотрел на абсолютно оторопевшие лица друзей и спросил:
   - Ну что вы поставали, как чурбаны деревянные? Лучше помогли бы мешок вытащить.
   В следующее мгновение он оказался в могучих объятиях Конга, бессвязно выкрикивающего: "Ах, ты сукин сын! Слава богу, ты жив! Напугал, зараза ты этакая! Удавить бы тебя!"
   Конрад и Дункан радостно хлопали его по плечам, а Скрач приплясывал вокруг них. Наконец, они оставили его в покое.
   - Какого черта тебя туда понесло? - спросил Конрад.
   - Да просто не хотелось остаться без ужина, - слегка смущенно ответил Дан, - вот я и побежал на кухню, чтобы спасти кусочек мяса. Оно в мешке, - он указал в сторону трещины.
   Конг с трудом вытащил из трещины громадный мешок, в который влезло чуть ли не полбычка.
   - Ого! - присвистнул Дункан.
   - Что было - то и схватил, - как бы оправдываясь, сказал Дан, - это из-за него я так задержался - не очень-то удобно тащить его за собой, когда со всех сторон обломки летят.
  
   * * *
  
   - Теперь я понимаю, что случилось - со смертью колдуна кончились чары. Теперь всему конец. Хотя неясно, почему же он все-таки бросился с балкона... - задумчиво сказал Дан и уже неслышно добавил. - Может ему кто-то помог? Тут явно не обошлось без магии...
   Ярко сиявшее солнце было еще на полпути к закату, а здесь было темно, как ночью. Замок развалился и в глубокой темноте казался просто грудой камней. Только две башни еще стояли. Слабый туман от каменной пыли стоял над обломками.
   Конрад окликнул друзей:
   - Посмотрите на стоячие камни!
   Все посмотрели в указанном направлении - камни уже не стояли: часть их упала, а некоторые сильно покосились. Они снова оглянулись на замок и в неверном свете снова увидели курган, каким они видели его, выходя из расщелины.
   - Все кончено, - повторила Диана. - Умер последний колдун и кончилось колдовство - замок стал могильным холмом, каким он был целые столетия. Исчез грифон, тоже принадлежавший этому замку.
   - Огни, - сказал Конрад.
   Действительно, множество костров горело в темноте между бывшим замком и холмами.
   - Орда? - спросил демон. - Она ожидает нас?
   - Вряд ли, - ответил Дункан. - Орде не нужны костры.
   - Вполне возможно, - предположил Дан, - что это Снупи и его парни.
   Где-то кричала сова, а в холмах за курганами раздавался волчий вой.
   Диана подошла к Дункану, крепко взяла под руку и прислонилась головой к его плечу.
   - Мне очень жаль, - сказал он, - что все произошло именно так...
   - Я должна была знать, что дни Кутберта сочтены, а вместе с ним уйдет и замок. Это знание было где-то в дальнем углу моего сознания, но я не позволяла себе думать об этом.
   - Все-таки смерть Кутберта мне кажется странной, - задумчиво сказал Дункан, - ужасная смерть...
   Он крепче прижал ее к себе, стараясь как-то успокоить, и смотрел на покосившиеся стоячие камни и на костры вдоль склона.
   - Кто-то идет! - насторожился Конрад.
   - Я никого не вижу.
   - За стоячими камнями... Это, наверное, Снупи. Я думаю, надо пойти им навстречу.
   Он начал спускаться по склону, а следом Дункан и Диана. Пройдя между стоячими камнями, они увидели несколько маленьких фигурок, которые стояли и ждали их.
   Одна фигурка шагнула вперед и голосом Снупи сказала с упреком:
   - Я предупреждал вас. Почему вы не послушали меня? Я говорил вам, чтобы вы сторонились этого замка...
   Немного спустя все сидели у костра, а Снупи рассказывал:
   - Орда окружила нас с севера, востока и юга и прижала к топи. В основном там безволосые, но есть и другие члены Орды.
   - Есть какой-нибудь шанс прорваться? - спросил Конрад.
   Снупи пожал плечами и ответил:
   - Мы не пытались, но если захотим - сможем. Мы просочимся понемногу в разных местах, и они даже не подумают задерживать нас, мы им не нужны. Они хотят взять вас. Они вас потеряли, но знают, что вы не можете уйти через болото. А может они думают, что вы прячетесь в кургане, но уверены, что рано или поздно оттуда выйдете, и тогда они вас поймают. А просочиться, как мы, вы не можете.
   - Ты имеешь ввиду, - сказал Дункан, - что они сидят там, а мы будем сидеть здесь?
   - Не совсем так, - ответил Снупи. - Я не считаю, что мы будем сидеть тут. У нас есть немного магии для них, глупые ловушки, которые, конечно, их не остановят, но помешают, замедлят их маневр.
   - Эти отряды, что окружают нас, конечно, не вся Орда? - спросил Конрад у Снупи.
   - Нет, - ответил тот, - основная их масса - за топью. Дух наблюдал за ними.
   - Разве Дух с вами? Где он сейчас?
   Снупи махнул рукой
   - Где-то летает. Он - наши глаза, и старается держать нас в курсе всех событий. Так вот, Дух думает, что завтра или послезавтра они пойдут дальше на север, прямо через нас. Вы в западне и по-моему, выбраться из нее невозможно.
   Когда Орда решит двинуться, она раздавит вас, как кисть винограда... А через топи вам не пройти. Никто из здравомыслящих людей не пойдет туда: там есть бездонные места, и вы узнаете об этом, только когда попадете в них, и вас засосет. Нет ни единого шанса выбраться из топи живыми.
   - Посмотрим, - не совсем уверенно возразил Конрад.- Если не будет другой возможности - рискнем.
   - А пока, - попросила Диана, - не могли бы вы достать для меня какую-нибудь одежду? То платье, что на мне, не очень подходит для походных условий, и еще неплохо бы какое-нибудь оружие...
   - Это не проблема, - ответил гоблин. - Кое-кто из наших женщин позаботится о кожаной одежде для миледи. И я знаю, где можно достать топор.
   - Это очень великодушно с вашей стороны, - поблагодарила Диана.
   Конг о чем-то тихо говорил Дану. Тот выслушал, кивнул и отвел Дункана в сторону.
   - Конг говорит, что знает дорогу через топь. Ему показал ее водяной эльф - его приятель. Он говорит, что пройти можно, но с большой осторожностью, по определенным ориентирам.
   В топь спускались холмы и остановились. Но более древняя их часть, разрушившаяся, стала островами. Острова крепкие, целиком скалистые. Он утверждает что они не могут осесть. Между ними под водой идет каменный гребень, объединяющий их. По этому гребню можно перейти топь, но под водой его не видно, надо знать... Дэниэла и Тайни, конечно придется оставить здесь под присмотром маленького народца.
   - Там так глубоко?
   - В самых глубоких местах по грудь.
   - Кому по грудь? - переспросил Дункан.
   - Человеку, - усмехнулся Дан. - Еще одно...
   - Да?
   - У западного края топи есть остров, населенный драконами.
  
   * * *
  
   За несколько часов до рассвета Дан в сопровождении Конга и сидящего у него на плечах Скрача ушли в лес, никому ничего не сказав, лишь пробормотал в ответ: "Идем проведать раненого товарища" и уничтожающе глянул на Конга. Через пару часов они вернулись, но уже без демона. На вопрос, куда они девали Скрача, Дан уклончиво ответил: "Отправили на капитальный ремонт", не пояснив, что имеет ввиду.
   Затем они с Конгом, чтобы избегнуть дальнейших расспросов, сослались на то, что они дико проголодались и пойдут завтракать, пользуясь правилом "Когда я ем, я глух и нем".
   После завтрака Дан предложил друзьям пройтись по лесу "для улучшения пищеварения" перед путешествием по топи, не сулящей ничего приятного. Конг и Эндрю вежливо отказались, остальные же не имели ничего против.
   Когда они наконец подошли к топи, было уже далеко за полдень. Топь оказалась громадной, намного больше чем они могли ее себе представить. Не один час шли они по воде, точно держась прямого направления. Они шли по пятам друг за другом, и каждый следил за малейшим поворотом впереди идущего, чтобы повторить этот маневр и не сойти с узкого подводного гребня, по которому их вел Конг.
   Светила луна, несколько звезд сияло в небе, хотя легкие облачка временами закрывали их. Но плоская гладкая поверхность топи отражала малейшую искру света. Глаза уже настолько привыкли к темноте, что людям казалось, что они идут не среди ночи, а в густых сумерках.
   Диана шла в начале колонны, за Конгом, а Дан замыкал шествие.
   Вода была неглубокой, иногда выше колен, но шли они медленно и осторожно, ощупывая дно перед каждым шагом. Никто не мешал им. Дважды крупные тела выныривали из топи, но, познакомившись, с пулей Дана, не приближались к скалистому гребню.
   Все порядком устали, когда, наконец, перед ними показались валуны. Еще один островок. Те, кто шел впереди, начали выбираться на него. Дан взобрался последним и подошел к Дункану.
   - Я думаю, мы на некоторое время задержимся здесь. Все страшно устали. Диана совсем измоталась.
   - Я в порядке, - встрепенулась Диана.
   - Да будет вам, миледи, - Дункан положил ладонь на плечо Дианы, - нам всем нужен отдых.
   Дан подошел к краю островка. Тролль сидел на валуне, свесив ноги. Дан присел рядом.
   - Люди страшно измучены, - сказал он. - Можем ли мы остаться здесь до рассвета и немного отдохнуть?
   - Нам бы лучше идти как можно скорее, - ответил Конг. - Взгляни! Видишь три пика? Это пики острова Драконов. Лучше подойти к острову до зари. Если они увидят нас в воде издалека, то заклюют насмерть. На острове у нас больше шансов. Там они не смогут планировать на нас: там скалы, а у них слишком большой размах крыльев. На воде же...
   - Пусть драконы тебя не беспокоят, - прервал его Дан. - Ты думай о том, чтобы провести нас на сушу, а я позабочусь о драконах. Других причин нет?
   - Вроде бы нет.
   Дан вернулся к остальным.
   - Если ничего не изменится, в путь двинемся завтра утром. Конг не возражает.
   Поверху что-то зашелестело. Дункан поднял голову и увидел Духа.
   - Я принес печальные известия, - сказал Дух и сделал драматическую паузу.
   - Ладно, - проронил Дункан. - Брось ненужное позирование, отдышись и вываливай на нас все беды кучей.
   - Я, как вы знаете, не дышу, - начал рассказывать Дух, - и не намерен вываливать кучу бед на кого бы то ни было. Я лишь скажу правду.
   - Давай, - нетерпеливо поторопил его Дункан, - выкладывай свою великую правду.
   - Орда остановила свое продвижение на север и повернула обратно, - сказал Дух.
   - Она стоит лагерем на западном берегу против Драконьего острова, и она начала собираться в массивный шар.
   - Боже мой! Рой! - Дункан охнул и повернулся к друзьям. - Оборонное строение. Контакт между всеми членами Орды, увеличение личной силы каждого. Сбор перед лицом опасности. Против нас!
   - Может тебе валерьяночки накапать? - участливо осведомился Дан. - Ну собрались, ну против нас, ну и дальше что? Если мы будем паниковать и рвать на себе волосы, это нам вряд ли поможет. А ты как считаешь?
   - Точно так же, - холодно ответил Дункан.- Конг, веди нас дальше. Мы выступаем прямо сейчас.
  
   * * *
  
   Перед ними был маленький островок. За ним Дункан снова увидел три пика, вырисовывавшиеся в бледной синеве неба. Близился рассвет.
   Громоздкая темная фигура тролля выбралась на скалистый островок и исчезла за камнями. Подошла очередь Дункана. Он медленно и осторожно перебрался через камни и снова оказался в воде. Другие были уже на полпути к Драконьему острову.
   - Еще чуть-чуть, - сказал он Диане, - и мы сможем отдохнуть и даже поспать.
   Он рассчитывал, что им потребуется двое суток на переход через топь, а они прошли ее за одну ночь.
   - Кажется, у нас гости, - спокойно сказал шедший сзади Дан.
   Идущие впереди остановились и уставились в небо. Прямо перед ними в воздухе реяла черная фигура с громадными крыльями, изогнутым хвостом и злобной головой.
   - Стойте на месте! - крикнул Дункан. - Дракон!
   Он прыгнул вперед, выхватывая меч, и поскользнулся. Попытался удержаться, но поскользнулся второй ногой, и упал спиной в воду. Вода сомкнулась над ним. Он попытался встать и вновь упал. Раздался выстрел, за ним второй. Чьи-то сильные руки подхватили его и поставили на ноги.
   - Дракон? - отплевываясь, спросил Дункан у вытащившего его из воды Дана.
   - Да не волнуйся ты так, ты еще ничего не пропустил, - ухмыльнулся Дан во весь рот, - я еще только начинаю.
   Оглянувшись, Дункан заметил лежащего на воде дракона. Его голова была начисто оторвана от тела. Взглянув вверх, он увидел, что небо заполонили драконы. Они быстро снижались.
   - Рекомендую пригнуться, - с ленцой произнес Дан, - синоптики обещают обильные снегопады.
   Он перевел селектор огня в гранатомете на автомат и начал палить в белый свет, как в копеечку. Если точнее, то он ограничился той его частью, что носит название "небо".
   Через секунду в воду вокруг них начали тяжело шлепаться драконьи туши, мало, впрочем, теперь похожие на своих здоровых собратьев. Драконы бросились врассыпную, отчаянно улепетывая куда крылья несут.
   - Чего это они? - Дан сделал удивленное лицо. - Разве им не понравилась наша теплая дружеская встреча?
   - Да уж, - Конг удовлетворенно огляделся, - встреча была очень теплой. Только в следующий раз смотри куда стреляешь. Один дракон чуть не упал мне на голову.
   - Очень жаль, - извинился Дан, - жаль, что не упал, - продолжил он и с трудом избежал столкновения с кулаком тролля.
   Минут через пять они наконец выбрались на твердую почву. Но у них даже не было сил порадоваться этому - так сильно они устали. Все с огромным облегчением уселись на траву в тени скал, окружавших остров. Усталость мигом взяла свое и они стали погружаться в сон, незаметно засыпая, кто где сидел. Последнее, что увидел Дункан, прежде чем пучина сна поглотила его, был сидящий, облокотившись спиной о камень, и задумчиво жующий травинку Дан, который взглянул на него и произнес:
   - Спите. Я покараулю.
   Когда Дункан проснулся, сияло яркое солнце. Оглянувшись, он понял, что проснулся первым - вокруг него лежали, забывшись сном и мирно посапывая, остальные члены отряда. Дункан сел и протер глаза.
   - Что, ты уже выспался? - послышался за спиной голос.
   Дункан резко обернулся и увидел Дана сидящего все в той же позе - облокотившись спиной о камень.
   - Ты не спал? Почему ты не разбудил кого-нибудь, чтобы сменить тебя?
   - Вам надо было отдохнуть. А я все равно не собираюсь спать.
   - Но...
   - Хватит об этом. Пора будить остальных. Надо идти.
  
   * * *
  
   Рой находился на вершине небольшого гребня. Это было страшное зрелище: чернота, по которой пробегали странные искры, как далекие зарницы. Временами Рой казался плотным монолитом в виде черного шара, потом вдруг становился рыхлым, как моток пряжи. Он находился в непрерывном движении, как будто то, что его составляло, все время меняло место, ища более выгодное положение и перестраиваясь для достижения идеальной конфигурации Роя.
   Шедший впереди отряда отшельник вдруг сказал каким-то чужим, незнакомым голосом, голосом, от которого повеяло космическим холодом:
   - Ну вот и все. Конец пути.
   Он начал разворачиваться. Поворот закончил уже совсем не отшельник. Перед ними стоял закованный в черные, как ночь, доспехи рыцарь. Голова рыцаря была закрыта шлемом с опущенным забралом, в глазницах которого полыхал холодным пламенем адский огонь. Во лбу, как раз над прорезями для глаз, тускло мерцал черный драгоценный камень, казалось, совсем не отражающий солнечного света.
   В тот же миг автоматическая система, встроенная в костюм Дана, осуществила захват цели и через мгновение должен был произойти выстрел, но тут вся автоматика вышла из строя. Дан мгновенно вспомнил, что в костюм встроена еще и аварийная система ручного управления огнем - стоило лишь согнуть указательный палец правой руки и будет произведен выстрел. Но неожиданно Дан с ужасом почувствовал, что не может не то что согнуть палец, но даже посмотреть в другую сторону - он вдруг окаменел.
   - Что, истребитель, не ожидал такого поворота событий? - спросил черный рыцарь. - Нравится быть беспомощной мишенью? Ты привык быть охотником, так почувствуй себя в роли дичи. Ты даже не подозревал, что в этот раз все будет иначе, что в этот раз Я охотился за тобой, а не наоборот. Я мысленно смеялся, наблюдая за твоим высокомерным спокойствием. Много дней я шел рядом с тобой, изучая и наблюдая, а ты даже ничего не заподозрил. Ты умен и погубил много моих собратьев, но теперь я отомщу за них. Страшно отомщу. День расплаты настал. Сейчас ты спрашиваешь себя - что же получилось не так? Просто ты привык иметь дело с моими младшими собратьями, я же значительно старше их и гораздо сильней. Да ты и сам это чувствуешь. Но хватит пустых разговоров, с тобой я разберусь чуть позже.
   Он повернулся к остальной группе.
   - Как вы поняли, не стоит даже пытаться напасть на меня. Вы мне ничем повредить не сможете. Никто не сможет. - Он ужасающе рассмеялся. - Вы мне не нужны, у меня личные счеты с этим истребителем. До вас мне нет дела. Для меня вы угрозы не представляете. - Рыцарь на секунду замолк. - Хотя я чувствую в Дункане большой потенциал. При определенных условиях он мог бы значительно затруднить распространение моих сил по стране. А я не люблю задержек. Поэтому...
   В то же мгновение пистолет Дана непонятным образом оказался у черного рыцаря в руке. Раздался выстрел, следом за ним еще два. Бронебойные пули прошли через панцирь Дункана, как сквозь масло, пробив его как раз напротив сердца. Дункан повалился на траву как подкошенный, без единого звука.
   Со страшным криком Конрад, размахивая дубиной, бросился на рыцаря. Но, не пробежав и половину пути, он с размаху налетел на невидимую преграду, отбросившую его назад. С диким ревом Конрад продолжал кидаться на невидимую стену, выкрикивая страшные угрозы и оскорбления.
   - Я не собирался тебя убивать, - спокойно сказал черный рыцарь, - но если ты так настаиваешь...
   Рука с пистолетом поднялась и палец рыцаря нажал на спуск.
   Раздробив дубину, в грудь Конрада вонзилась пуля, отбросив его назад. Конрад покачнулся, но все же устоял на ногах. Палец нажал на спуск еще пять раз. Пули буквально изрешетили могучую грудь Конрада, по рубахе стали расплываться кровавые пятна. Конрад упал лицом вверх и затих.
   - Вот так-то лучше. - Произнес рыцарь и окинул равнодушным взглядом распростертые тела, рыдающую над Дунканом Диану, тролля, изо всех сил сжавшего боевой топор, но не смеющего двинуться с места. Затем он повернулся к застывшему Дану.
   - А сейчас займемся тобой, если не возражаешь.
   Дан с изумлением почувствовал, что талисман, висящий у него на шее, вдруг стал обжигающе горячим и в тот же момент он вновь обрел контроль над телом.
   - Возражаю, - сказал Дан и согнул указательный палец. Ослепительно яркий рубиновый луч протянулся из неба и уперся в черный камень на лбу рыцаря. Какую-то бесконечно долгую секунду ничего не происходило, но в следующее мгновение рыцарь превратился в пепел, который тут же был унесен ветром.
   Довольно усмехаясь, Дан повернулся к друзьям и радостно закричал:
   - Ладно, вставайте, хватит притворяться. Плохой дядя наказан, хорошие вновь победили. Я же говорил, что бронежилеты вам не помешают.
   Дункан приподнялся и обнял улыбающуюся Диану. Конрад неподвижно продолжал лежать на земле.
   - Да хватит тебе дурака валять, Конрад, - сказал Дункан. - Вставай.
   Но тут Дан с ужасом заметил кровавые пятна, расползающиеся вокруг пулевых отверстий на рубахе Конрада. Он подскочил к нему и испуганно склонился над телом.
   - Господи, Конрад...
   В следующее мгновение он лежал на земле, отброшенный сильным ударом. Над ним, ухмыляясь, стоял Конрад, целый и невредимый.
   - Ну как, кое-чему я у тебя научился? Неплохой ведь был бросок, а?
   - Неплохой, - оторопело ответил Дан.
   Рядом покатывались от смеха Конг, Диана и Дункан.
   - Вы решили меня разыграть? - притворно разозлился Дан. - И вам не стыдно?.. Но все-таки откуда кровь?
   - Это я завернул немного свежего мяса в тряпку и положил ее под рубашку, поверх бронежилета - для убедительности. И сработало.
   - Ну ладно, посмеялись и хватит, - вмешался Дункан. - Лучше давайте подумаем, что делать с этим, - он указал рукой в сторону Роя.
   - А что ты предлагаешь? - заинтересованно спросил Дан.
   - Я уже говорил тебе, что иду в Оксфорд, но так и не сказал зачем. - Ответил Дункан. - Так вот, я несу древний манускрипт, в котором, по словам Его Преосвященства содержится могучее заклинание, которое может сокрушить армию Тьмы. Но оно написано настолько древними рунами, что только в Оксфорде остались люди, которые могут помочь его расшифровать. Так что...
   - Дайте-ка его мне, - попросил Дан, - я попробую его прочесть.
   Дункан достал из мешочка на поясе манускрипт и бережно передал его Дану.
   "Эй, Док", - вызвал корабль Дан, "тут для тебя работенка подвалила. Надо рукопись перевести".
   Он провел манускрипт перед видеодатчиком, пару секунд подождал ответа и вдруг оглушительно захохотал.
   Друзья недоуменно смотрели на него.
   - Не думаю, что это нам поможет, - с трудом выговорил сквозь смех Дан, - это может и могучее заклинание, но немного из другой области. - Дан сделал героическую попытку прекратить смех. - Это заклинание для увеличения мужской силы до небывалых пределов.
   Конрад зашелся смехом, похлопывая огорошенного Дункана по плечу.
   - Могучую силу ты носил на поясе, дружище!
   Отсмеявшись, он поинтересовался:
   - Но что же тогда делать с этим Роем?
   - Буду разбираться своими средствами, - ответил Дан, улыбаясь, - рекомендую закрыть глаза и отвернуться.
   "Док, давай сюда нейтронную сверхмалой мощности, надеюсь ты видишь, куда."
   Даже через сомкнутые веки вспышка на несколько секунд ослепила их.
   Дункан повернулся и, не увидев роя на прежнем месте, удивленно поднял брови. Он собрался было задать какой-то вопрос, но тут его опередил не в меру прыткий Конрад.
   - Наконец-то этому чертовому шутнику пришел конец, - удовлетворенно произнес Конрад, так и не забывший нанесенного Эмиссаром Роя оскорбления.
   - Это точно. - подтвердил сзади скрипучий голос.
   Все дружно обернулись и потрясенно впились глазами в знакомую фигуру в сером балахоне с посохом. Даже Конрад от удивления словно в рот воды набрал и молча взирал на ненавистную личность. Один лишь Дан, казалось нисколько не удивился и спокойно произнес:
   - Привет тебе, таинственный незнакомец! Спасибо за помощь, - Дан, заметив удивление на лицах друзей, вызванное его словами, пояснил. - Если не ошибаюсь, именно ему и талисману мы обязаны своей жизнью.
   - Да брось ты, Дан. Сам бы я ничего не сделал, - произнес незнакомец, откидывая капюшон.
   Все резко подались назад: их взору предстало обличье жуткого существа из самой Преисподней, от одного вида которого стыла кровь в жилах и кости превращались в студень.
   - Вы чего? - изумилось существо, а затем, хлопнуло себя по лбу, издав досадливый возглас. - Вот блин, забыл личину снять. - Оно щелкнуло пальцами и перед ними появился старец добродушного вида с окладистой бородкой. На его устах играла легкая улыбка.
   - Так лучше? - участливо осведомился он и извиняющимся жестом развел руки в стороны. - Проклятый склероз.
   - Лучше, - с трудом выдавил Дункан, приходя в себя. - Значительно. Но кто же вы все-таки такой? Я так понимаю, не Эмиссар Зла? - осторожно осведомился он.
   - Что ты! Нет, конечно. Я серый маг Ариосто, глава ордена Хранителей. Мы тысячелетиями накапливаем колдовские и прочие знания, собираем различные волшебные предметы. Собственно, талисман, который сейчас висит на шее Дана - наша величайшая реликвия. Да, кстати, - произнес он, обращаясь уже к Дану, - гони казенный инвентарь назад. Мне за него отчитываться нужно... Вот так-то лучше, - удовлетворенно добавил он, вешая возвращенный талисман себе на шею.
   - Но чего Вы хотели достичь, издеваясь над нами? Если Вы хотели нам помочь, то это, скажем так, довольно странный метод... - поинтересовался Дункан.
   - Кажется, я смогу ответить тебе на этот вопрос, - вмешался Дан, - он хотел нас предупредить об опасности, заставить насторожиться и быть наготове, так, чтобы вездесущий Звездный Камень ничего не заподозрил. К тому же присутствие непонятной силы озадачивало Камень, удерживая поначалу от активных действий, что дало нам необходимое время. Вмешательство Ариосто сбивало Камень с толку, заставляя совершать ошибку за ошибкой, и спровоцировало его в конце концов преждевременно напасть на нас, используя объединенный Рой, могущество которого не успело набрать полной силы и стать достаточным для нашего уничтожения. Я заподозрил правду после появления Ариосто той ночью, когда он так явно переигрывал.
   - Я надеялся, что ты догадаешься, - подтвердил волшебник, улыбаясь. - И у нас таки все вышло, хотя шансы были минимальны. Уж очень велика была сила этого Звездного Патриарха Зла. Поэтому пришлось избрать столь забавный способ, - Ариосто взглянул на вытянувшееся лицо Конрада и добавил. - Мне хотелось бы извиниться перед всеми вами и Конрадом в особенности за действия, могущие нанести оскорбление и привести к обиде. Мои действия были вызваны необходимостью и только.
   - Можно задать вопрос? - подал голос Конг и после утвердительного кивка продолжил. - Наше предание гласит, что талисман был отдан народу троллей тысячу лет тому назад, но как же вы смогли за столько лет до этого момента узнать...
   - Да очень просто! - усмехнулся маг. - Мы и не знали. Говоря честно, этот талисман считается безвозвратно потерянным, с тех пор, как давным-давно он загадочным образом исчез из нашего хранилища. А волшебник, имя которого недавно сообщил мне вождь троллей, и который по преданию передал талисман им на хранение, вообще никогда не существовал. А уж о свойствах талисмана мы и вовсе ничего не знали до этого момента. Дело в том, что камень, вделанный в талисман, тоже не из нашего мира и, я так думаю, - Ариосто перешел на шепот, - что это и не камень вовсе.
   - А что же? - так же тихо спросил Дункан.
   - А черт его знает! - рассмеялся волшебник. - Я лично думаю, что это материализовавшаяся абстракция, принявшая форму закона...
   - Сам ты абстракция, - послышался насмешливый голос. - Тебе не кажется, что ты слишком много разговариваешь?
   Ариосто поискал глазами источник звука и с изумлением обнаружил, что это камень талисмана.
   - Это ты сказал? - ошалело спросил маг, явно надеясь, что ему послышалось.
   - Да, это сказал я. - с безмерным терпением сказал камень, четко произнося каждое слово. - Именно я. Ты уже понял или мне повторить помедленнее и два раза?
   - Понял... - протянул волшебник недоуменно.
   - Тогда пакуй чемоданы, - заявил талисман, - нам пора отправляться.
   - Отправляться?! Куда?! - еще более недоуменно вскричал Ариосто.
   - Сражаться за сохранение Великого Равновесия, - небрежно ответил камень. - Я, видишь ли, решил избрать тебя своим оруженосцем. Мне нравится твой метод работы. Ты счастлив?
   - Да не хочу я ни за что сражаться, - возмутился маг, постепенно приходя в себя. Ощущение собственного могущества позволило ему быстро восстановить душевное равновесие и он непреклонно заявил. - Я никуда не собираюсь идти. Ты меня не сможешь заставить.
   - Как, разве ты никогда не мечтал стать Великим Воином-Собирателем? - притворно удивился камень талисмана.
   - Никогда! - твердо ответил ему волшебник.
   - Тогда считай, что твоя мечта осуществилась! - торжественным голосом заявил камень как ни в чем ни бывало. - Но что-то мы заболтались. Нам уже пора, труба зовет, так сказать, - и обращаясь к окружающим, он произнес. - Разрешите откланяться.
   - Секундочку! - остановил его Дан. - Но что же все-таки означает понятие Воин-Собиратель? Собиратель чего?
   - Как это чего? - удивился камень. - Шишек и синяков, конечно. Я считал тебя догадливей. Ну пока, еще свидимся, быть может...
   С этими словами, несмотря на протестующие взмахи Ариосто, они вместе с талисманом исчезли.
   - Странная парочка, - произнес Конрад первым, - но мне кажется, они друг другу подходят.
   - Похоже на то, - поддержал его Дункан, - но я не понял, куда это они отправились и зачем.
   - Я так понял, что талисман - это Хранитель измерения, причем не только этого, хотя его природа мне не совсем ясна. Впервые с таким сталкиваюсь. Надо будет выяснить поточнее... - Дан пожал плечами, - Чертовщина какая-то. Что тут еще скажешь. - он усмехнулся и произнес. - Ну а сейчас, кажется, пришло время ответить на все ваши вопросы.
  
   * * *
  
   - Так значит, тот камень, что был у черного рыцаря во лбу, в ответе за все то Зло, что совершалось в этом мире? - переспросил Конг. - Выходит, это он виновен в загадочной смерти Кутберта и тех неприятных неожиданностях, которые с нами все время происходили?
   - Он самый, - подтвердил Дан, - но люди тоже за него в ответе. Взять хотя бы отношение к маленькому народу, как вы его снисходительно называете. Людям не мешало бы относиться к нему с уважением, ведь в большинстве своем они отличные друзья и могут стать незаменимыми помощниками, многому научить... Но и самому маленькому народцу нужно быть порешительней и перебороть свою неприязнь к людям. Ваши два народа нужны друг другу, вместе вы многого сможете достигнуть. Я надеюсь, что вы приложите все свои усилия, чтобы объединить их. Это действительно достойная цель. Потомки будут вспоминать вас с благодарностью.
   Сидящие рядом с ним согласно закивали головами. Помолчав, Конрад спросил:
   - А что он говорил, что ты убил много его соплеменников? Где ты их уничтожил, этих тварей?
   - Это моя работа, - просто ответил Дан. - Обезвреживать их в разных мирах на нашей Земле. Не знаю, как бы вам это объяснить...
   Тут в небе раздался далекий рев. Звук постепенно приближался. Через некоторое время в небе появилась, быстро увеличивающаяся в размерах, точка, приобретая очертания громадной птицы со странными крыльями. Она снизилась и приземлилась недалеко от них.
   - Это и есть твой корабль? - спросил Дункан.
   - Нет, это только малая его часть - катер, - ответил Дан.
   Часть обшивки катера отошла в сторону и из образовавшегося проема вышел уже знакомый всем киборг, на плече которого сидел демон, небрежно помахивая красивым трезубцем, между зубцами которого то и дело пробегали разряды и вспыхивали голубоватые молнии. Его рога были ровными, одинаковыми, хвост абсолютно цел, руки тоже абсолютно здоровы, а его копыта так и блестели. Когда киборг подошел к ним, Скрач лениво спрыгнул на землю и стал демонстративно похаживать туда-сюда.
   - Господи, неужели это Скрач? - воскликнул Конрад. - Старый добрый Скрач? Дан, что ты с ним сделал?
   - Я же говорил, что отправил его на капитальный ремонт. Вот его подремонтировали и подлечили немного.
   - И он еще называет это "немного", - проревел удивленный Конг.
   - Теперь я друг и компаньон Дана, - с апломбом заявил Скрач, - и я не завидую тем, кто попадется нам на пути. Мы им покажем, - он взмахнул новеньким трезубцем, как бы протыкая врага.
   - Хватит пыжиться, хвастунишка, - со смехом одернул его Дан, и, обращаясь к Дункану и Диане, спросил:
   - Так я понял, что вы поженитесь, не так ли?
   Дункан смутился от неожиданного вопроса и пробормотал:
   - Если, конечно, миледи не будет возражать...
   Диана вместо ответа обняла его и радостно посмотрела на окружающих.
   - Тогда возьми это назад, - Дан протянул манускрипт, - он тебе не помешает, я думаю...
   Диана зарделась, а Дункан стал в смущении отказываться.
   - Бери, бери, - посоветовал Конрад, - мне потом отдашь. А ты что, Дан? Не хочешь воспользоваться заклинанием?
   - Да не верю я в колдовство. Особенно в такое. Бредни все это.
   - Как знаешь, - ответил Конрад.
   Дан подумал и пробормотал в микрофон: "Слушай, Док, сделай мне копию, а?"
   - Дан, а сколько ты занимаешься этим делом? - спросил вдруг тролль.
   - Каким? - не понял Дан.
   - Ну за этими охотишься.
   - Лет пятьсот, не больше, - ответил Дан.
   - Чего? - ошалело спросил Конрад, - лет пятьсот, говоришь? Так ты что, бессмертный, что ли?
   Дан усмехнулся.
   - Нет, конечно. Меня можно убить, как и любого человека. Просто я живу чуть дольше, чем вы.
   - Чуть дольше, - передразнил его Конг, - это называется "чуть дольше". С помощью магии?
   - С помощью техники, - ехидно ответил Дан, - если тебе это о чем-то говорит.
   - Так вот, Конрад, - продолжил Дан, - я оставляю тебе киборга, на всякий случай. Можешь с ним продолжить заниматься рукопашным боем. Если тут еще есть остатки сил Тьмы, он поможет с ними разобраться. Если появится необходимость, можете через него связаться со мной в любое время. Он знает, где меня искать. Что еще? На вашу свадьбу прибуду обязательно, сообщите только, когда она состоится. Подарки обещаю шикарные... Ах да, чуть не забыл! - воскликнул Дан и бросился к катеру под недоуменные возгласы окружающих.
   Через несколько минут он вернулся с огромной кучей каких-то бумаг. На его лице играла довольная улыбка.
   - Хорошо, что вспомнил! - начал Дан, приблизившись и всовывая в руки изумленному Дункану свою ношу. - Это подарок от меня вам всем.
   - Это еще что такое?! - Конрад задал вопрос, рвавшийся с уст товарищей.
   - Это? Тут много чего полезного. Начнем по порядку, - ухмыляясь ответил Дан и принялся перечислять, загибая пальцы. - Во-первых, несколько экземпляров "Сказания о великом Истребителе Зла и Спасителе Мира, Могучем и Непобедимом Дункане Великом и его верных товарищах"...
   - Чего -о-о? - вскричал как всегда несдержанный Конг.
   - Чего-чего, - очень похоже передразнил Дан. - Сказание, говорю, о Непобедимом Дункане. Для тебя лично объясняю: это рассказ о наших приключениях, чтобы ваши летописцы особо не старались состряпать что-нибудь слащавенькое и полностью перевранное. Начитался уже такого, слава Богу. Вечно у них трехметровый умственно отсталый Великий Герой с огромной дубиной разъезжает на своем верном драконе, тщательно сокрушая Зло и всех окружающих, не забывая при этом составлять поучительные проповеди для потомков... Достоверность отображения событий - это главное. - менторским тоном сказал дан Дан и улыбнулся. - А вообще, и вам самим потом приятно будет вспомнить дела давно минувших лет. Итак, если вопросов нет, продолжим. Во-вторых, там есть картины, иллюстрирующие подвиги, совершенные каждым из вас, например, "Конг, раздирающий пасть Черному Демону", - Дан взглянул на ошарашенную аудиторию и вдохновенно продолжил, - "Конрад, пускающий стрелу в сердце Короля Драконов", "Дункан, разрубающий Всадника Тьмы" и ...
   - Какого Черного Демона? Какого Всадника? - в один голос вскричали Конг с Конрадом.
   - К тому же Конрад вовсе не умеет стрелять из лука, - добавил Дункан.
   - Это не важно. - хладнокровно отмахнулся Дан.- Зато картины получились красивые. Иногда полезно чуть-чуть отступить от истины.
   - Он называет это "чуть-чуть"! - взвыл Конрад, хватаясь за голову.
   - Ну и что, - возразил Дан, - зато на стене будут классно смотреться!
   Дан с видом победителя поглядел на осоловевшие лица друзей, не нашедших, что противопоставить такой несокрушимой логике.
   - В-третьих, наше групповое фото, - продолжил Дан и сразу пояснил во избежание лишних расспросов, - это типа картины. Ну и там еще всякие мелочи на любителя: карта вашей планеты, философское учение адепта Пути Духа, справочник воина-моджахеда, учебник по физико-магическому манипулированию для начинающих волшебников и тому подобное. Кажется все...Да, кстати лет через пятьдесят-семьдесят я заскочу, посмотреть, как у вас дела, заодно проверю, чему тут Конрад научился. Соберемся вместе, выпьем, сыграем в кости, покалякаем... Правда со Скрачем играть бесполезно, все равно обставит, но ничего, время у меня будет, потренируюсь...
   Тут он заметил выражение лиц собеседников и осекся.
   - Что это вы на меня так уставились? - с опаской спросил Дан.
   - А потому, - ответил за всех Конрад, - что ты-то может и прилетишь "лет через семьдесят", - он старательно повторил небрежную интонацию Дана, - но нас к тому моменту уже случайно не будет в живых.
   - Ты так думаешь? - загадочно спросил Дан и улыбнулся. - Мне кажется, я кое-что все-таки забыл.
  
  
  
  
  
   Эпилог
  
   - Огненными пучинами, водными безднами, стихиями земными и небесными, а также законами хреномудрического, тьфу ты, хронометрического кванторегулирования - вот ведь бред то какой - и субсветового перехода приказываю: явись!
   Конг отступил на шаг и удовлетворенно вздохнул, поглядывая на пентаграмму, мерцающую на каменных плитах пола. Теперь оставалось только ждать - даже столь могучее заклинание, окончание которого прозвучало, все же не действует мгновенно.
   За окнами яростно бушевал ветер, стремясь ворваться внутрь своим пронзительным дыханием. Намного ниже прибой в бешенстве обрушивал свои пенистые буруны на черные скалы, служившие подножием могучему замку, в котором собственно и находилось упомянутое окно. Несмотря на свирепствующий снаружи ураган, в самом замке было уютно и тепло. В каминах всех семидесяти комнат весело потрескивали дрова, своим колеблющимся пламенем освещая роскошную обстановку помещений. Повсюду лежали дорогие бархатисто-мягкие ковры, прекрасно гармонирующие с изысканной мебелью и различными скульптурными и резными украшениями, со вкусом расставленными вокруг. То тут то там глаз натыкался на великолепные в своей простоте побрякушки из чистого золота и платины. Правда, общий вид несколько портили развешанные почти на всех вертикальных поверхностях репродукции картины "Конг, раздирающий пасть Черному Демону", выполненные в милых сердцу каждого тролля ядовито-кричащих тонах.
   В главной пиршественной зале располагался довольно оригинальный фонтан: из разинутой пасти дракона, выточенного в натуральную величину из цельного сапфира с рубиновыми глазами размером с кулак взрослого мужчины и крыльями, инкрустированными алмазами великолепной огранки, извергался пенистый поток отличного шампанского.
   По всему было видно, что хозяин замка довольно состоятельный человек.
   Да, за последние сто двадцать лет Конг сумел кое-чего достичь: например, стать величайшим волшебником своего времени. Тут не обошлось без помощи памятного учебника для начинающих магов и его пятидесяти томного продолжения для профессионалов, которое Конг с великим трудом выклянчил у Дана, частенько заглядывающего в их измерение, не всегда, впрочем, по собственному желанию...
   Но вернемся же в комнату, где Конг произнес свое заклинание. Эта комната, своеобразная магическая лаборатория, представляя собой полную противоположность остальным: голые стены и пол, выложенный каменными плитами. В комнате присутствовали лишь простой стул и стол, на котором лежал, тускло мерцая, магический кристалл. В глубине камня изредка вспыхивали быстро исчезающие искры. Хотя, впрочем, этот кристалл особой смысловой нагрузки не нес - он служил единственным украшением комнаты, при этом неплохо ее освещая.
   Неожиданно в воздухе над пентаграммой материализовался человек, одетый в одно лишь полотенце, обмотанное вокруг бедер. По его коже струйками стекала вода - видимо, он только что принимал душ. Несмотря на свой вид, человек сохранил гордую осанку. В следующий миг он с шумом грохнулся вниз - ведь появился-то он на высоте двух метров над полом. Однако вместо того, чтобы переломать себе все кости, незнакомец мягко, по-кошачьи, приземлился на слегка согнутые ноги.
   - Конг, какого черта? Что за глупые шуточки? - раздосадовано осведомился Дан - а это был именно он - постепенно остывая. - Уже покупаться не дашь.
   - Извини, Дан, не знал, - Конг попытался сделать виноватое лицо. - Сожалею, честное слово. Веришь?
   - Не-а, - лениво протянул Дан, с интересом оглядываясь. - Так по-человечески и не научился применять заклинание связи? Говорил я тебе, пользуйся субтрансмиттером, а то в следующий раз окажусь вообще голый на какой-нибудь скале.
   - Ну я в общем того, - начал Конг, не глядя в глаза Дану, - короче, я код вызова забыл.
   - Как обычно, - издевательски произнес Дан и зябко поежился. - Холодновато тут у тебя что-то. Да и бедновато немного. Что, деньги кончились? - сочувственно спросил Дан, остановив взгляд на друге. - В прошлый раз ты вроде жил в очень неплохом загородном доме на восемь комнат.
   - Да, было дело, - грустно пробормотал Конг, стараясь не показывать выражение своего лица. - Что ж, все когда-нибудь меняется. Условия жизни тоже. Но хватит об этом. - Конг взглянул на Дана и продолжил.- Ты, кажется, немного легко одет.
   - Надо же, какая поразительная наблюдательность, - ехидно заметил Дан, кутаясь в свое полотенце, что, впрочем, мало помогало босым ногам.
   - Сейчас мы это быстро исправим! - уверенно заявил Конг и картинно взмахнул руками.
   - Не-е-т! - испуганно закричал Дан, закрывая голову руками. Но его возглас был заглушен раскатом грома, последовавшим за яркой вспышкой. Клубы зловонного дыма заволокли комнату.
   Когда дым рассеялся и утихло гулкое эхо, блуждавшее по пустой комнате, глазам Конга предстал Дан, недвижно стоявший посреди комнаты, сложив руки на груди. Одет он был в сношенные брюки грязно-зеленого цвета, покрытые пятнами сомнительного происхождения, очень интеллигентную фуфайку с торчащими из расползшихся швов клоками ваты и модельные лапти из настоящего лыка. На его голове красовался ржавый шлем с угрожающе торчащим рогом, второго не было видно, видать отпал по истечении гарантийного срока.
   Конг было захохотал от открывшейся картины, но почти мгновенно его смех прервался. Спокойное, очень спокойное выражение лица Дана его не на шутку испугало.
   Дан ласково и понимающе улыбнулся. Конг закашлялся и стал потихоньку двигаться к выходу.
   - Дан, давай без обид, а? Я не хотел, клянусь тебе! - Конг попытался выдавить улыбку. - Все ведь нормально, да?
   - Убью гада, сотру с лица земли, выпотрошу, как курицу, - монотонно, без всякого выражения начал Дан. - Предупреждал не пробовать на мне свою магию, на меня она не действует. Я из другого мира.
   - Извини, запамятовал, каюсь! - торопливо пробормотал Конг, отступая еще на шаг. - Сейчас все верну назад...
   - Может, все-таки убить его? - задумчиво пробормотал Дан в пространство. - Может, хоть это его немного отрезвит?
   - Ладно-ладно, я все понял, - поспешно сказал Конг, отскакивая еще на пять метров. - Мне пора...
   - Куда это? - саркастически спросил Дан. - В места не столь отдаленные? Да не бойся, я пошутил.
   - А, ну тогда хорошо, - облегченно вздохнул Конг, расслабляясь.
   В тот же момент он грохнулся на пол, сбитый метко брошенным шлемом и получил на закуску пару лаптей. Ошарашенный Конг увидел склонившегося над ним улыбающегося Дана, протягивающего ему руку. Воспользовавшись предложенной помощью, Конг встал и вслед за Даном весело расхохотался.
   - Пошли чего-нибудь выпьем, - предложил Конг. - Покажу тебе свою хибару.
   Конг с гордым и независимым видом провел обомлевшего от окружающей его роскоши Дана в пиршественную залу.
   - Сносно, - констатировал Дан, сидя на парапете фонтана и зачерпывая бокалом шампанское. - Кого ты обобрал на сей раз?
   - Ну, понимаешь... - Конг носком бархатного башмака принялся смущенно выковыривать бриллианты из подножия фонтана. - С миру по нитке - бедному троллю маленький замок.
   - Ага, значит рэкетиром заделался! - вскинулся Дан.
   - Да нет же, - в притворном ужасе отмахнулся тролль, - все честно нажито непосильным трудом и кровавыми мозолями...
   - А ну покажи-ка мозоли, - неучтиво перебил его Дан, - А то что-то слабо верится.
   - Ну Дан, ты же понимаешь, это просто фигуральное выражение, так обычно говорят...
   - Когда хотят повесить лапшу на уши, - опять перебил его Дан, - Конг, кончай водить меня за нос. Чтобы ты непосильно работал? Ха!
   - Ну ладно, - сдался наконец Конг, увидев, что Дана одурачить ему не удастся, - я устроился на хорошую работу.
   - Да что ты? - язвительно осведомился Дан, - и кем же - одним из местных богов?
   - Да нет, всего лишь магом-покровителем данного измерения, - скромно ответил тролль и развел руками, - просто, неприхотливо, но мне нравится.
   - Я думаю, - хмыкнул Дан и снова принялся за Конга, - Ну ладно, откуда у тебя замок - понятно. Но не пытайся мне рассказать сказочку, что это, - он демонстративно постучал по сапфировому дракону, - подарок заботливых жителей измерения. У вас не водится драгоценных камней такой величины. Так где же ты его стибрил?
   - Значит, тебе тоже понравился мой фонтанчик! - радостно воскликнул Конг, сделав вид, что не заметил вопроса, - Это моя гордость. Ты знаешь, Дан, я просто обожаю красивые вещи, но эту я люблю особенно сильно. Не правда ли, дракон очень мил?
   - Мил - немил, - пробурчал Дан, - не заговаривай мне зубы. Я кажется тебя спросил - где ты его взял?
   - Ты конечно не поверишь... - скромно начал Конг.
   - Не поверю, - мгновенно откликнулся Дан.
   - Но я сотворил его с помощью могучей магии, - продолжил Конг, сделав вид, что не услышал реплики Дана.
   - Ага, конечно, - добродушно ответил Дан, - А ты случайно не забыл о законе демпфирования континуума, часть вторая, пункт третий: "Критическая масса создаваемых благородных камней не должна превышать предел, устанавливаемый маги - кварковым инерционным взаимодействием данного измерения".
   - Гм, Дан, - пробормотал изумленный тролль, - ты же говорил, что абсолютно не смыслишь в магии...
   - Я так говорил? - притворился удивленным Дан, - Я обманул. Но вопрос остается в силе.
   - Ладно, - обреченно вздохнул Конг, - Я его выиграл в кости.
   - Можно поинтересоваться у кого?
   - У Скрача, - еле слышно произнес Конг.
   - У кого? - Дан пристально взглянул на Конга, - Я не ослышался?
   - Да нет, - подтвердил Конг, пряча глаза.
   - Тогда поделись секретом, о величайший из игроков в кости, блистательный Конг, - скептически произнес Дан, продолжая в упор разглядывать бедного тролля, - как же тебе удалось одолеть самого сильного игрока всех измерений? - Дан задумался, что-то припоминая, - Что-то он мне ничего подобного не рассказывал. Надо будет порасспросить, когда вернусь...
   - Наверно ему просто было стыдно упомянуть об этом, - предположил расхрабрившийся тролль, - напрасно: сильному игроку не стыдно и проиграть.
   - Это тебе, что ли? - недоверчиво переспросил Дан.
   - Мне. Ну и плюс то, что мне в тот день ужасно везло...
   - Везло, как же! Что-то тут не чисто... - задумчиво пробормотал Дан и тут вдруг его посетила одна шальная мысль, - Конг, только честно - ты мухлевал?
   - Да как бы я мог это сделать, - начал увиливать тролль, - Скрач сам кого хочешь обдурит...
   - Но не великого мага, не так ли? - не допускающим возражений тоном произнес Дан, - Скорее наоборот.
   - Каюсь, - пробормотал Конг, - я немного поколдовал, было дело... - он умоляюще взглянул на товарища, - Ты только Скрачу ничего не говори, ладно? Уж больно полюбил я этот фонтанчик.
   - Договорились, - Дан улыбнулся и хлопнул по подставленной Конгом ладони, - Заметано. Надо же Скрачу хоть когда-нибудь проигрывать, а то накопил столько богатств, что не на один десяток дворцов хватит. Ну да Бог с ним. Расскажи лучше, чем заняты наши друзья.
   - Да собственно, за время твоего отсутствия практически ничего не изменилось. Дункан все так же упорно борется за объединение всех народов на планете, при этом яро отстаивая права "малого народца". И у него это, признаться, неплохо получается.
   - Да? И много осталось до полного объединения? - заинтересовался Дан.
   - Ну не знаю... - в сомнении протянул Конг. - Учитывая, что сейчас он осаждает последний оплот зла - Дамаск, в котором держат оборону самые могущественные черные маги и колдуны, а также остатки сил Тьмы... - он опять задумался. - Но учитывая, с другой стороны, что у Дункана пять миллионов отличных воинов, кстати, среди них немало бойцов из "малого народца", ну и принимая во внимание мою скромную помощь... Месяца за три, думаю, справимся.
   - Ого! - воскликнул Дан. - Да вы, ребята, неплохо развернулись, молодцы. А что же поделывает наш великий сенсэй Конрад?
   - А, все сидит в своем Шао-Лине настоятелем. Ударился в высшие материи и философские проблемы. - Конг пожал плечами. - Совершенствует боевое мастерство, говорит, что прошел уже Путь Воина и почти весь Путь Духа, остался только этот, как его... - Конг задумчиво поскреб затылок. - Путь Маразма, что ли.
   - Разума, - поправил его Дан, усмехаясь.
   - Точно! - обрадовался Конг. - Именно так он и сказал, когда читал мне наставления о смысле жизни, Высшей Цели самосовершенствования и прочей чепухе. Особенно мне нравится, когда он говорит о важности аскетизма, отречении от мирских радостей и соблазнов, ведении крайне умеренного образа жизни и вегетарианстве. Он прирожденный оратор, честное слово. - Конг ухмыльнулся и восхищенно продолжил. - Однако у Конрада есть чему поучиться: вот, к примеру, позавчера мы прилично надрались и Конрад показал мне пару отличных ударов ногой... - Конг на секунду замолк и, пожав плечами, продолжил. - Правда он чуть не развалял при этом весь монастырь. Но это детали.
   - Это точно! - рассмеялся Дан. - Ну а что же Диана?
   - О, Диана постоянно находится с мужем, не покидая его ни на секунду! Следует за ним везде, делит тяготы и радости, часто помогая дельным советом. Они отличная пара! - восхищенно сказал Конг. - Прямо сердце радуется.
   - Да ты стал романтиком, толстокожий! - удивленно воскликнул Дан. - Неужели ты...
   - Да ладно об этом... - прервал его Конг, выглядя при этом до крайности смущенным.
   Дан замолк, продолжая при этом добродушно усмехаться.
   - Ну и какие у тебя планы на сегодняшний день и остаток недели? - весело осведомился он.
   - Никаких, - встрепенулся Конг, постепенно расплываясь в широкой ухмылке, - хотя нет, есть: пить, гулять и веселиться!
   - Вот это дело! - расхохотался Дан. - Махнем проведать старых друзей!
   - Конечно! - воскликнул Конг, подымая руки в странном жесте. - Я мигом нас туда доставлю!
   - Стоп! - быстро одернул его Дан, хватая за руки. - Каждый телепортируется сам.
   - Тьфу ты, вечно забываю... - весело произнес Конг, не выглядя при этом ни капли виноватым. - Извини.
   - Ага, так я и поверил в твой склероз, - ехидно отпарировал Дан, также улыбаясь.
   Спустя мгновение они бесшумно растаяли в воздухе.
  

К О Н Е Ц

  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Л.Джейн "Чертоги разума. Книга 1. Изгнанник "(Антиутопия) Д.Маш "Золушка и демон"(Любовное фэнтези) Д.Дэвлин, "Особенности содержания небожителей"(Уся (Wuxia)) Д.Сугралинов "Дисгардиум 2. Инициал Спящих"(ЛитРПГ) А.Чарская "В плену его демонов"(Боевое фэнтези) М.Атаманов "Искажающие Реальность-7"(ЛитРПГ) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк) Н.Любимка "Черный феникс. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) К.Федоров "Имперское наследство. Забытый осколок"(Боевая фантастика) В.Свободина "Эра андроидов"(Научная фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"