Плахотин Владимир Павлович: другие произведения.

Браслет-1

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Продавай произведения на
Peклaмa
 Ваша оценка:

  Здесь можно приобрести бумажный вариант этой книги
  http://www.lulu.com/shop/vladimir-plakhotin/braslet-chast-i-iz-gryazi-v-knyazi/paperback/product-21937380.html
  01. Не читайте эту книгу!
  
   Почему? Да потому, что во всех изменениях, которые претерпела наша планета за последние годы, виноват я. А если виноват, значит, намерен каяться. А это мало кому интересно.
   Конечно, когда вы обо всём узнаете, будете пинать меня ногами и кричать: "Сволочь!", "Мерзавец!" Но - не спешите с выводами. Может, мне и самому противно то, что у меня получилось. Я-то представлял себе всё совершенно иначе. И тяжкое бремя ответственности, что легло теперь на мои хилые плечи, совсем меня не радует.
   В принципе, моего желания с самого начала никто и не спрашивал. Развернули, дали пинка под зад и - меня понесло! Отказаться я тогда, конечно, мог. В любой момент. Но открывшиеся перспективы настолько ослепили, что я позабыл обо всём, а когда пришла пора подводить первые итоги, было поздно: над событиями я уже был не властен. Мог только слегка их корректировать, чтобы всё выглядело не так страшно.
   Хотя, если бы я не воспользовался предоставленными возможностями, любой же из вас назвал бы меня придурком.
   Однако, обо всём по порядку. Как это ни нудно и противно, а начинать придётся издалека, с доисторических блаженной памяти семидесятых. Да-да, именно тогда всё и произошло, когда я, обычный рядовой человечек, ничем особым не выделявшийся из общей серой массы, вдруг да и обрёл невиданную мощь в своё свободное распоряжение. Опять-таки, повторяю, всё случилось без моего на то соизволения. Образно говоря, перст Божий, бродивший по Вселенной в поисках жертвы, вдруг упёрся прямо в мою лысину, и вяло текущая серая обыденность в одно мгновение преобразилась для меня в сверкающий калейдоскоп!
   Короче, те, кому всё это не интересно, могут сразу отложить книгу в сторону, а я начинаю...
  
  02. С барского плеча
  
   Бум! Бум! Бум!
   В дверь, мягко говоря, постучали. Я вздрогнул и выронил кисть.
   Не буду открывать! Достали! Пусть думают, что меня дома нет. Только-только покатила масть - картина стала поддаваться на уговоры, и - опять облом! Кого-то черти принесли.
   Бум! Бум! Бум!
   Похоже, стучали уже ногами, задавшись целью непременно разнести мою дверь в щепки. "Так судьба стучится в двери!" - не к месту вспомнилось бетховенское, пока я шёл открывать. Знал бы я тогда, как недалёк был от истины!
   - В конце концов, есть же и звонок! - раздражённо выкрикнул я в темноту лестничной площадки, едва отодвинув защёлку замка.
   - Звонок-то есть, а електричества - ёк! - схохмила плутоватая физиономия, выглянувшая из мрака.
   - Тьфу, чёрт! Игорь, ты, что ли? Ну, заходи...
   - А я не один чёрт! - загадочно промурлыкал Игорь и выдвинул на передний план Милку, свою новую подружку.
   - А... - смущённо поперхнулся я. - Прошу!.. Только у меня тут...
   - А мы не из санэпидстанции! - хохотнул Игорь, явно рисуясь перед подружкой. - Ентим делом мы по четвергам, того! - занимаемси. А сегодня у нас что? Ага, пятница! - И тут же сменил тональность: - Мы, собственно, за тобой.
   - Не понял...
   - Чего "не понял"? Собирайся, пойдёшь с нами!
   В этом весь Игорь. На правах давнего приятеля он может бесцеремонно ввалиться среди ночи, потребовать чаю (потому как иного я не употребляю), начать учить жить, и всё это в полной уверенности, что иначе и быть не должно.
   - Ну, чё стоишь-то? Меняй хитиновый покров! Весь краской провонял! Богомаз!
   - Кто б говорил! От самого бензином прёт за версту!
   - Это к делу не относится! Меня и таким любят! Чешись, нам некогда!
   - Да не пойду я! - взбрыкнул я в крайнем раздражении.
   - Видала? - ткнул он Милку в бок, - даже и не спрашивает: "И куда это вы меня поведёте за белы рученьки?"
   - Куда бы оно ни было! - зло ответил я, уже не стесняясь его подружки. - У меня работа!
   - Хе-хе! Срочная? - съязвил он. - Заказчик под дверями уже, небось, измаялся, ожидаючи! А я-то думаю, об кого это я в подъезде споткнулся?
   Мои глаза извергли молнии, но его силовое поле небрежно отразило их. Увлекая за собой безмолвную Милку, он по-хозяйски протопал в комнату, служившую мне мастерской, и остановился перед картиной.
   - Вот это, - он ткнул пальцем в холст, едва не размазав только что с любовью выписанное, - оно подождёт! А мы - нет! Въезжаешь? Идём!
   Я чуть не кинулся его пальцу наперерез, но он вовремя остановился, зависнув в каком-то миллиметре от поверхности картины, и потому я благосклонно выдохнул:
   - Ну? И куда же?
   - На завод.
   - Привет! Я только что со смены!
   - Дурень! На дискотеку!
   - Ещё чего! Буду я!..
   - Будешь! - уверенно парировал он, даже не дослушав. - Там вагон вот этого добра завезли, - он звучно, как по забору палкой, провёл пальцем по ряду кассет с музыкой. - Говорят: новьё! Заодно и оценишь.
   - Мне своего хватает... - уже не так агрессивно вякнул я. Он, конечно, знал, чем меня купить.
   - Вот только этого не надо! - гыгыкнул Игорь, переглядываясь с подружкой. - Знаем мы твои аппетиты! И к тому же... Тут один еротицский, так сказать, момент... Ну-ка, Милка, высвети нам суть проблемы!
   Молчавшая до сих пор девушка по его команде, наконец, обрела словесный дар и начала чего-то вкручивать насчёт того, что меня, мол, там давно дожидается какая-то "тёлка" и сильно хочет познакомиться именно со мной.
   Ха-ха два раза! Так я и поверил! Насчёт своих внешних данных я давно был невысокого мнения. Прекрасная половина человечества тоже разделяла мои убеждения. Так что поддался я на уговоры вовсе не поэтому. "Вагон новья" меня добил. Страстное сердце коллекционера не вынесло искушения.
   И вот мы уже несёмся к знакомой проходной. Вахтёрша тётя Шура, считавшая меня до сих пор "сурьёзным" молодым человеком, чуть за стойку не упала, разглядев в толпе диско-поклонников мою потерянную физиономию. Но я, насколько мне позволил минимальный набор артистических данных, прикинулся шлангом и проскользнул под своды заводского актового зала.
   Игорь с Милкой мгновенно куда-то улетучились, но я их особо и не задерживал. Игорева подружка только успела напоследок крикнуть мне, что ту "тёлку" Настей зовут. Я лишь с досадой отмахнулся.
   Намётанный глаз тёти Шуры не зря выделил меня из общей массы. Подобные заведения своим вниманием я никогда не жаловал. Насколько помнится, они задумывались, как просветительские, дабы тёмная советская молодёжь часом не утонула в необъятном море-окияне западной поп- и рок-музыки. Но она почему-то не тонула... Да вы и без меня прекрасно знаете, во что всё это выродилось...
   Насчёт "вагона" меня подло обманули. Колонки в человеческий рост надсадно изрыгали всё те же заезженные хиты сомнительной свежести. Я быстро заскучал. Дав себе слово через пару вещей повернуть оглобли до хаты, я прислонился к стене и оттуда с тоской взирал на осатаневшее племя любителей "новья". Многие были в жестоком подпитии и не держались на плаву. Им не давали упасть тесные ряды единомышленников, ещё не пришедших в должную форму и ритмично дёргавших частями тела, вовсе для танцев не предназначенных. Да и танцем назвать конвульсивные подрыгания как-то язык не поворачивался.
   Из скорбной задумчивости меня вывел ангельский голосок, сквозь рёв пробившийся ко мне по правому борту. Я повернул голову и обомлел: рядом стояло само совершенство! Представляете? То самое, которое я тщетно старался воплотить в своём бессмертном шедевре, так безжалостно осмеянном Игорем. И, как оказалось, оно, это совершенство, меня о чём-то спрашивало.
   - Извините, сударыня, - подался я ухом ей навстречу, - не расслышал!
   - Вам здесь нравится? - голос её дрожал, но это я заметил уже много позже. У меня у самого в тот миг язык прилип к позвоночнику, а всё остальное заполнилось требухой от Винни-Пуха.
   - Д-до безумия! - на автопилоте выдали мои опилки потрясающую оригинальность.
   - Зачем вы обманываете? - посмотрела она с укором.
   - Да ну что вы! - прокричал я с азартом. - Я не обманываю! Здесь такая музыка! И... И всё такое! - при этом я, оказывается, ещё и нелепо руками размахивал! А где-то в районе чердачных помещений пронеслось: "Не штукатуренная!" В моих глазах это было чуть ли не главным достоинством.
   - А я "штукатурки" терпеть не могу! - заявила она, топя меня на дне своих умопомрачительных голубых с зеленцой глаз.
   Я оцепенел. Неужто вслух брякнул?
   - А разве... я что-нибудь сказал? - проблеяло моё убитое "я".
   - Вы так подумали! - прокричала она и перешла к атаке: - Давайте знакомиться! Меня зовут Настя!
   Я ещё больше скукожился.
   "Ага!.. Та самая! - трассировало через голову. - Сама напрашивается!"
   Настя тут же нахмурилась и убрала за спину протянутую руку.
   - Володя! - строго сказала она. - Вы меня ещё не знаете, а уже оскорбляете!
   - Я?!! - только и хватило мне выдохнуть. Я хватал воздух широко раскрытым ртом, но вдоха не получалось.
   Несколько физиономий приблизились вплотную и сочувственно окутали нас облаком перегара:
   - Что, лысый, облом?
   Настя решительно взяла меня за руку и поволокла к выходу:
   - Пойдёмте на улицу! Здесь трудно разговаривать!
   Не приходя в сознание, я послушно затрюхал следом за нею. Благодарные зрители, разумеется, заулюлюкали нам в спину.
   Очнулся я где-то на середине аллеи, ведущей от проходной к железнодорожному переезду. Осенний воздух немного охладил мою воспалённую черепушку и я оказался в состоянии задавать вопросы.
   - Так! - я резко высвободился из её цепких пальчиков и развернулся всем фюзеляжем. - Надо объясниться!
   Она остановилась, не поднимая глаз:
   - Я слушаю...
   - Нет, это я слушаю! Что ещё за телепатические сеансы ты мне там показывала?
   - Мы уже на "ты"? - тихо поинтересовалась она.
   - Ты мне это... - поперхнулся я. - Не увиливайте от ответа!
   - Хорошо. Если хочешь, называй это так. Только не кричи, пожалуйста.
   - А я и не кричу! - продолжал разоряться я в вечерней тишине. Со стороны всё это очень сильно смахивало на милые семейные разборки. - Я желаю знать!
   Она, наконец, повернулась ко мне и посмотрела в глаза:
   - Володя, давай договоримся так...
   Но я не дал ей закончить мысль, меня буквально распирал дух следователя:
   - А имя моё ты откуда знаешь? Ведь я его тебе не объявлял!
   - Да тебя же там, - она кивнула в сторону проходной, - каждый второй знает!
   Я тупо посмотрел на неё и отвел глаза:
   - Ладно, согласен. А как насчёт "штукатурки"? Тоже "каждый второй"?
   - Давай мы с тобой договоримся так, - повторила она с нажимом, возобновляя движение. - Все вопросы ты будешь задавать... не сейчас.
   - Интере-е-есно! А когда же? - заковылял я следом, требовательно заглядывая ей в лицо.
   - Потом, - глухо сказала она и, подумав, добавила: - Когда к дедушке придём.
   - К дедушке?! - вылупил я глаза и невольно огляделся. - К какому ещё дедушке? - До сих пор я не придавал особого значения, в каком направлении пролегала траектория нашего полёта.
   - К моему, - ответила она. - Он уже ждёт... Да не волнуйся ты так! - с обезоруживающей улыбкой повернулась она ко мне, заметив, что я остановился с отвисшей челюстью. - Пойдём! - Она взяла меня под руку. - Глупенький! Ты даже себе не представляешь, что этот вечер - переломный в твоей жизни!
   - Переломный? Чего ломать будут? Руки? Ноги? Или комедию?
   Она звонко рассмеялась:
   - Не зря я на тебя деду указала! С тобою точно не соскучишься!
   - Что это ещё за намёки?
   - Всё узнаешь... - упорно повторила она. - Да вот, мы, собственно, уже и пришли! - Мы подходили к одной из многоэтажек, рядами выстроившихся возле переезда. - В этом доме я и живу с дедом. Только у меня к тебе одна маленькая просьба: с мыслями поаккуратнее - дедушка их тоже слышит.
   - Чудеса твои, господи! - покачал я головой и, как баран на верёвке, нырнул вслед за нею в один из подъездов.
  
  03. ''Муза на чердаке''
  
   Мне бы одуматься в тот момент. Плюнуть и уйти. Девицы без комплексов как-то не в моём вкусе. Внешность ладно, мне понравилась. Но - манеры! Какое-то невообразимое сочетание целомудренной скромницы с асфальтовым катком. И ещё я про себя отметил, что поддаюсь её давлению с большой долей удовольствия. Садомазохизм какой-то! Его насилуют, а он от этого только кайф ловит.
   В тот момент я и не сомневался, что она подцепила меня для известных целей. Сказки про дедушку я вообще пропускал мимо ушей, как неуклюжую отговорку. А зря. Мог бы и жить. В смысле: жить по-прежнему. Серенько и тихо. Но нет! Любопытство уверенно влекло меня по намеченной кем-то там, наверху, укатанной дорожке. Это я сейчас знаю, кем. А тогда я решил, что могу себе позволить, наконец, стать мужчиной. До того момента близких контактов с прекрасным полом у меня вообще не наблюдалось. Одни фантазии, выплёскивавшиеся на холсты не всегда завершённых картин. Как тут было не соблазниться, когда всё получалось так неожиданно просто и легко, да ещё и сопровождалось разного рода занимательными фокусами?
   Когда мы, наконец, достигли нужной лестничной площадки, моя спутница неподвижно замерла перед одной из дверей, на ромбике которой значилось: "66". Я бы добавил ещё одну "шестёрку". Так, на всякий случай. Ради прикола.
   - Ключи потеряла? - ехидно осведомился я.
   - Нет. Он уже идёт, - обернулась Настя с извиняющейся улыбкой.
   Я собрался спросить "Кто идёт?", но в этот момент за дверью послышались шаркающие шаги и какая-то возня. Потом щёлкнул замок, дверь отворилась и на пороге нарисовался дедок довольно экзотической внешности.
   Тэк-с... Значит, дедушка в наличии всё-таки имеется. Не обманула. И, выходит, что посвящение в мужчины отодвигается на неопределённый срок.
   Дедок обладал карикатурными габаритами и внешним видом. Ростом он едва доставал мне до плеча. Всклокоченная седая шевелюра, плавно перетекающая в такого же покроя бороду, обрамляли портрет испуганного ёжика. Гармонию нарушали острые живые глазки, озорно поблёскивавшие из зарослей над пипкой носа.
   Белая толстовка просторного покроя, подпоясанная, как мне показалось, портняжным сантиметром, и потёртые джинсы дополняли комический образ.
   "Хипует дедуля!" - невольно подумалось мне и я тут же получил ощутимый толчок в спину. Пока я разглядывал деда, Настя каким-то образом оказалась позади меня, и давала понять, чтобы я мысли придержал в узде. Дед, по её словам, был из того же теста, что и она сама!
   - Вот, дедушка, познакомься, - начала Настя с порога, - это тот самый...
   Но дедок протестующе замахал коротенькими ручонками:
   - Настенька! Да разве так делают? Ты бы гостя в комнату пригласила, а уж потом и... - Он резко отскочил в сторону и сделал приглашающий жест: - Проходите, мил человек! - И чуть ли не пополам в поклоне изогнулся.
   Оказавшись в полумраке прихожей, я, наконец, "отелился":
   - Здрасссьте...
   После мимолётного замешательства, подумав, будет ли это уместным, я нерешительно протянул руку:
   - Володя...
   - Оч-чень приятно! - просиял дед, и усы его потешно встопорщились. Он с радостью обхватил мою руку обеими своими ручонками, энергично затряс её, намереваясь оторвать, и представился: - Николай Васильич! - Потом, вдруг спохватившись, сказал: - Ну, вы тут это... пока разоблачайтесь, а я, того... насчёт чайку соображу! - При этом он испытующе заглянул мне в лицо и хитро сощурился: - Я думаю, будет кстати? - И уточнил: - Для сугреву?
   - А, да-да, конечно! - поспешил я согласиться, и наклонился, чтобы снять обувь.
   Дедок суетливо крутанулся на пятках и засеменил на кухню. Я с удивлением уставился на его тапочки: носки их были загнуты кверху на восточный манер!
   Настя нагнулась ко мне и шепнула на ухо:
   - Не обращай внимания! - Она, видимо, с тревогой следила за моими мыслями, опасаясь, как бы я своими неуклюжими замечаниями всё не испортил. - И вообще, не удивляйся по пустякам. Главное удивление ещё впереди. - Она многозначительно шевельнула бровями и приложила палец к губам.
   Я молча пожал плечами, встал, снял куртку, повесил её на свободный крючок вешалки, сунул ноги в предложенные услужливой хозяйкой тапочки (обычного, кстати, покроя) и поплёлся за нею в комнату.
   Признаюсь, за всё время нашего непродолжительного знакомства она навела такого туману, что я, естественно, ожидал увидеть в их жилище что-нибудь из ряда вон. Уж и сам не знаю, чего: ну, мебель там с какими-нибудь прибамбасами, часы от потолка до пола, камин с финтифлюшками, ну, на худой конец, - ходики с кукушкой.
   Однако воображение меня подвело. Ничем таким их квартира не выделялась: стол, стулья, два кресла, телевизор, несколько потёртый диван, кое-где аккуратно заштопанный заботливой рукой. Единственное, что сразу бросалось в глаза, - это огромный, во всю стену, книжный шкаф, доверху забитый книгами самых разных размеров и толщины.
   - Проходи, садись, - Настя, с лукавой улыбкой наблюдавшая за мной, указала на кресло. - А я сейчас, только деду помогу.
   И выпорхнула из комнаты.
   Я остался один. Самое время привести в порядок разбредающиеся, как коровы у неопытного пастуха, мысли.
   Итак, мой друг, как же всё-таки могло такое получиться? Я, ещё сегодня утром, - да что "утром"! - ещё сегодня вечером и слыхом не слышавший ни о какой такой Насте, да и вообще не помышлявший о женщинах по причине своей ужасной закомплексованности, так вот, как могло получиться, что вот он я, сижу в чужой квартире, у совершенно незнакомых людей, а они ведут себя так, будто тыщу лет меня знают?! А чего стоят эти Настины фокусы с телепатией? Или взять, к примеру, её заверения, что именно этот вечер привнесёт в мою жизнь нечто такое, что в корне перевернёт весь её уклад? Собственно, это уже произошло, если иметь в виду её вторжение в мой собственный мир. Девушки у меня никогда не было - я был очень стеснителен. Так что в ближайшее время подобного рода событие даже и не планировалось.
   Честно говоря, я не мог отделаться от ощущения, что всё происходящее - крупный розыгрыш. Но что-то, всё-таки, не позволяло мне так думать. А что, я и сам затруднился бы сказать. Бесхитростность взгляда Насти? Может, её детская наивность, позволяющая ей переступать через определённые условности, не замечая их? Или тут надо говорить только о моей наивности? Доверился, увлёкся, дал себя охмурить...
   Не знаю. Ответы на все вопросы, конечно, даст дальнейший ход событий. Если только ещё больше не добавит загадок и недоговорённостей.
   Взгляд мой, бесцельно блуждавший по комнате, задержался на одной из полок книжного небоскрёба, где уютно устроились в ряд с десяток особо толстых фолиантов, "обутых" в довольно потёртые и засаленные обложки.
   Я подошёл к шкафу, силясь разобрать названия на их корешках. Но как я ни вертел головой, мне это никак не удавалось. Я протянул руку, чтобы поближе познакомиться с одним из них. Но, заставив меня вздрогнуть, за моей спиной раздался надтреснутый голос неслышно вошедшего деда.
   - Если не возражаете, молодой человек, не будем с этим спешить, - с какой-то странной интонацией проговорил он.
   Мягко взяв за руку, он усадил меня в кресло. Потом вскарабкался на диван, стоящий напротив, и ласково улыбнулся:
   - Ну-с, так как же вас по батюшке звать-величать?
   Он провёл сухонькой ладошкой по своей всклокоченной бороде и поболтал ножками. При этом тапочек с одной из них свалился и я едва сдержал улыбку: в дополнение ко всему ещё и носки у деда были цвета зебры!
   "Натуральный гном!" - пронеслось у меня в голове, и я тут же спохватился: дед мог услышать и обидеться.
   - Вообще-то... - Я всеми силами старался придать лицу подобающее случаю выражение, но давалось мне это с трудом. - Вообще-то, Павлович. Но зачем так официально? Можно просто "Володя".
   Но он как будто и не услышал моего замечания.
   - Выходит, отца вашего Павлом звали... - Он задумчиво скосил глаза в сторону кухни и кивнул: - Да-да... Всё сходится... Всё определённо сходится! - торжествующе заключил он и опять поболтал ножками. Второй тапочек последовал за своим собратом.
   Я собрался уточнить, что именно сходится и при чём здесь мой давным-давно почивший отец? Но тут дверь, ведущая на кухню, распахнулась, и на пороге появилась улыбающаяся Настя. Она держала в руках поднос, на котором при каждом шаге позвякивала посуда.
   Я оживился в предвкушении. Уж чего-чего, а чай-то я люблю! Этого не отнять. Если быть до конца откровенным, то в чае я прежде всего ценил его результат - это в смысле его тонизирующего действия. Запах его я считал делом вторым, скорее развлечением, но именно тот запах, что источали чашки на подносе молодой хозяйки, меня пленил. Ноздри мои затрепетали в сладостном предчувствии.
   А тут ещё, плюс ко всему, на подносе оказалось великое множество кондитерских чудес - карамелек, батончиков, шоколадок и ещё Бог знает чего разных форм и расцветок!
   - Угощайся! - Настя поставила передо мною чашку с ароматным напитком и подвинула поближе кондитерский Монблан.
   - Эт-то... что? - ошеломлённо просипел я, уставившись на поднос.
   Настя улыбнулась:
   - Это можно даже есть, - она хитро подмигнула деду, благодушно наблюдавшему за моей реакцией. - И при том - сколько душе угодно! Уверяю тебя, - подбодрила она, видя мою нерешительность, - это не кончится. Этого добра у нас... - И она сделала рукой широкий жест, означавший, видимо, неисчерпаемость запасов. - Так что - прошу! И ни в чём себе не отказывай!
   Я попытался "догадаться":
   - Недавно из-за границы?
   Она игриво приподняла бровь:
   - Ну... В некотором смысле.
   Моё смущение можно понять, если принять во внимание то обстоятельство, что описываемые события происходили в так называемые "застойные" годы, когда наша пищевая промышленность простой люд конфетами не баловала. Жалкие ириски были тогда изысканным деликатесом, чего уж там говорить о более совершенных произведениях кондитерского искусства! Это сейчас молодёжь избалована изобилием разного рода сладостей, если не в кармане, так на прилавках магазинов, магазинчиков и всяких там "шопов", а ещё более - на экранах телевизоров, где удалые молодцы с усталыми глазами мужественно откусывают разные "марсы-сникерсы". А лично для меня, сладкоежки, тогда это изобилие явилось настоящим потрясением. Разноцветные этикетки так и зарябили у меня в глазах!
   - Мил человек! - подал дед свой голос с высоты старомодного дивана. - Вы, пожалуйста, без церемоний! Не смущайтесь, чувствуйте себя, как дома. Я ведь знаю, что вы - сладкоежка, не так ли? - Я в ответ покраснел и заулыбался. - Вот потому мы и решили подсластить... м-м-м... предстоящую беседу. И ещё, - добавил он, принимая из рук Насти чашку с чаем, - как вы отнесётесь к тому, если мы сразу перейдём на "ты"?
   - Как вам будет угодно... - рассеянно пожал я плечами, всё ещё сидя в ступоре перед подносом, заваленным сладостями.
   Настя решила своим примером вдохновить меня: смело развернула одну конфетину и, отправив её в свой хорошенький ротик, она небрежно скомкала хрустящую бумажку.
   Я, наконец, решился. Выбрал этикетку посимпатичнее и попытался извлечь содержимое на свет Божий. Но не тут-то было! Целлулоидная обложка, нежная на ощупь, поддаваться не желала. Я беспомощно вертел её в руках и никак не мог сообразить, с какой стороны к ней подступиться.
   Настя улыбнулась и пришла на помощь. У неё это получилось довольно ловко: хоп! - и строптивая бумажка упала на стол в растерзанном виде, а вожделенная конфета, наконец-таки, перекочевала ко мне в рот.
   Ну, ясное дело, это вам не халам-балам, как говаривала моя матушка, царство ей небесное! Вкус у конфеты оказался изумительным!
   Я отхлебнул чаю и замер в восторженном онемении. Потом отхлебнул ещё. И закусил ещё одной конфетой. На этот раз с упаковкой я справился сам, изрядно её помучив.
   Так, некоторое время, обмениваясь незначительными репликами, больше касающимися вкусовых качеств угощения, мы провели в ожидании: я - пока хозяева всё-таки откроют секрет моего здесь пребывания, они - пока я созрею, то есть разомлею от сладкого. Дед тоже размеренно окунал свои усы в чай, смачно при этом причмокивая и покряхтывая. Я заметил, что сладкого он не употреблял вообще. Зубы, наверное, берёг.
   - Я, конечно, извиняюсь, - робко начал я, прерывая затянувшееся молчание. - Но можно ли мне, всё-таки, узнать, какова цель моего... гм!.. визита?
   - Ну, разумеется! - Дед в беспокойстве поёрзал по дивану и поставил чашку на поднос. - Разумеется, мил человек! - Он вдруг беспомощно посмотрел на внучку: - А с чего же мы начнём? Вопрос, знаешь ли... э-э-э... не совсем...
   - С начала, дедуля, - ответила та невозмутимо. - С самого начала.
   - Гм-гм! - Дед привалился к спинке дивана и поджал ножки под себя. - Легко сказать! Человек-то ведь совсем... э-мм-не... не подготовлен!
   - Да вы говорите, говорите! - Чаепитие привело меня в благодушное состояние. Я тоже устроился в кресле поудобнее и приготовился слушать. - Если что будет непонятно, я переспрошу.
   - Ну что ж... - Дед что-то прикидывал в уме, с беспокойством поглядывая на меня. - Кстати! - вдруг оживился он, и брови его взметнулись под полог буйной шевелюры. - Мне Настенька сказывала, будто вы и астрологии... м-м... того... не чужды? А?
   - Да как вам сказать? - Я был приятно удивлён и в то же время несколько смешался. - На уровне ученика первого класса. А что, это имеет отношение?..
   - Самое непосредственное! - не дослушал дед. - Именно астрологический момент и явился толчком к нашей сегодняшней встрече! - Он соскочил с дивана и взволнованно забегал в одних носках по паласу взад-вперёд, заложив при этом руки за спину. Вдруг он остановился передо мною и, глядя в упор, резко спросил:
   - Вы в Бога веруете?
   Я оторопел от неожиданности и проблеял:
   - Н-ну... Допускаю...
   Я собрался сказать, что данная тема, обычно, меня мало интересовала, только, так сказать, чисто умозрительно, как вдруг почувствовал, что под столом на мою ногу осторожно надавила нога Насти: молчи, мол. Я, естественно, повиновался.
   - Ладно... - Моё неопределенное отношение к данному вопросу несколько обескуражило деда. Он помолчал, жуя губами, будто пробовал на вкус очередную мысль, и, наконец, решился: - В принципе, это не существенно. Всему своё время. - Он махнул ладошкой, как бы отгоняя назойливую муху. - Договоримся так: я сейчас буду рассказывать, а вы постарайтесь меня не перебивать, поскольку рассказчик из меня никудышний, сбиться с мысли я и сам сумею. А мне нужно очень многое вам поведать...
   Я согласно закивал головой, всем своим видом подтверждая готовность впитывать информацию. Дед покосился на меня и вновь забегал по комнате:
   - История моя берёт начало ещё со времени появления на нашей грешной Земле небезызвестного Иисуса Христа... Уж о нём-то вы, надеюсь, слышали? - остановился он со странной ухмылкой на лице. Я развёл руками, показывая: ну кто ж, мол, его не знает? - Н-да... - продолжил дедок, видимо, не сильно удовлетворённый моей осведомлённостью. - Ну вот... Именно тогда всё и началось... - Бедный мальчик! - горестно вздохнул дед. - Он всей душой надеялся, что из нас получится что-нибудь путное! И, кроме неприятностей, - ничего... - Он задумчиво покачал головой и вдруг посмотрел на меня просветлённо: - А известно ли вам, молодой человек, что у Христа были последователи, ученики, так называемые апостолы?
   - Д-да... - Манера его повествования меня опять застала врасплох.
   - А количество их вам известно? - прищурился он, подходя ко мне ближе.
   - Ну... - смутился я. - Кажется... двенадцать?
   - Неверно! - вскричал дед, едва не проткнув меня указательным пальцем. - Распространённая ошибка, мил человек! Их было тринадцать!
   - Тринадцать? - тупо повторил я и неожиданно для себя брякнул: - Чёртова дюжина?
   Деда покоробило. Он отчуждённо посмотрел на меня, потом перевёл взгляд почему-то на часы, при этом на лице его отразилась смесь досады и сожаления, и вдруг решительно возразил, разрубая воздух ребром ладони:
   - Черти тут совершенно ни при чём! Общепринятое заблуждение! Число "тринадцать" ничем не хуже всех остальных! - Он немного помолчал, видимо, успокаиваясь, и побежал дальше: - Суть не в этом. Тринадцатым апостолом был некто по имени Никодим, один из начальников иудейских, тайно сочувствовавший учению Христа. Трусоват был, - виновато вздохнул дед, - и потому не мог открыто выступить на его стороне. Но когда был суд над Иисусом, - гордо выпрямил он свою тщедушную грудь, - Никодим сделал всё возможное, и даже, может быть, невозможное, дабы облегчить его участь. Но, - при этом он развёл руками и приподнял плечи, - супротив предначертанного разве устоишь?.. Но я хочу сказать, что этот-то самый тринадцатый апостол имел от Иисуса особое поручение. Как известно, те двенадцать учеников были призваны нести Новый Завет по всему свету, обращая язычников в христианскую веру, что им удавалось, надо признать, с переменным успехом. За неё, за веру-то, они и пострадали... Н-да... Ну, за святое дело не грех и пострадать... Знали, куда шли... Только ведь всё дело-то в том, что Иисус был вовсе не тем, за кого себя выдавал! - повысив голос, дед многозначительно посмотрел на меня. - Да, действительно, он принёс в наш мир новое учение: на смену старому закону, провозглашавшему принцип "Око за око, зуб за зуб!", он принёс нам, неразумным, Новый Завет, призывающий ко всеобщей любви. Тогда это было нечто совершенно новое, по понятиям тех времён - еретическое! "Возлюби ближнего своего!.". - с пафосом в голосе произнёс дед и вдруг остановился: - Вам что, неинтересно?
   Видимо, это читалось на моей физиономии. Но судите сами: вместо приятного вечера в обществе красивой девчонки я попал на бесплатную лекцию по теории христианства, ничуть не приближавшую меня к пониманию связи между деятельностью Иисуса Христа, посещавшего евреев Бог знает когда, и моего сегодняшнего пребывания на столь необычно званом ужине.
   - Нет-нет, почему же? - Я поспешил придать своему лицу выражение воодушевлённого внимания. - Излагаете вы довольно... гм!.. колоритно, я бы сказал. Но, позвольте заметить, ведь это всё... э-э... гипотезы?..
   Боже! Лучше бы я этого не говорил!
   - Гипотезы?! - вскричал дед и, подбежав ко мне, задрал левый рукав своей просторной рубахи: - А это вы видите?! - И он выжидательно уставился мне в лицо.
   Его запястье охватывал скромный, ничем не примечательный, металлический с виду, браслет, тускло поблёскивавший недорогими, как мне показалось, украшениями.
   Я в недоумении посмотрел сначала на браслет, потом на деда и тупо спросил:
   - Ну и... что?
   В дело вмешалась Настя:
   - Дедуля, дедуля, успокойся! - Она взяла его за плечи и мягко, но настойчиво, усадила на диван. - Ты просто рассказывай всё по порядку. А ты, - сказала она мне, - наберись терпения и молча слушай. Постепенно всё поймёшь. Уверяю тебя - жалеть не будешь! - Она тоже мельком взглянула на часы.
   Вмешательство внучки подействовало на деда умиротворяюще. Он поудобнее устроился на диване и продолжил свой рассказ, будто и не было этой внезапной вспышки, окончательно сбившей меня с панталыку.
   - Не имею чести знать, молодой человек, известен ли вам такой факт из Евангелия, если вы вообще читали его, - усмехнулся он с плохо скрытым сарказмом, - что в последнюю ночь перед распятием у Иисуса наблюдался... как бы это поаккуратнее?.. Скажем так: приступ малодушия. Вы только вдумайтесь: у такого-то мощного духом богочеловека - и случился подобный казус! Как вам это нравится?
   Мне это никак не нравилось. Я теперь боялся лишний раз рот открыть, чтобы не навлечь на себя малопонятный гнев деда.
   - Этот самый "казус" проходит в Новом Завете как "Моление о Чаше". Мол, по предначертанию, пришёл час страданий и Иисус просит Бога-Отца отвести, если можно, от него чашу сию, изменить первоначальный план. Мол, страшно, не выдержу. В крайнем случае, если изменить ничего нельзя (это Всемогущему-то!), то поддержи, мол, в трудную минуту.
   Но ведь я не зря обмолвился, что Иисус был вовсе не тем, за кого себя выдавал. И события на самом деле имели несколько иной характер.
   Да, в тот роковой вечер Учитель, действительно, пришёл со своими учениками к Гефсиманскому саду, где они и раньше коротали время в душеспасительных беседах. Но в этот раз он всех, за исключением троих любимчиков, оставил у ворот сада. Взял с собою лишь Петра, Иакова да Иоанна, совсем ещё в то время милого юношу. Поручив им усердно молиться за него, он удалился, как сказано в Писании, на расстояние брошенного камня, дабы в уединении пообщаться с Богом-Отцом.
   Иисус трижды потом возвращался и трижды находил их спящими. Это удивительно, не правда ли? Странный сон сморил всех троих, не помогали никакие усовещивания Иисуса. Все усыпали, как сурки, стоило Учителю на несколько шагов отойти от них.
   Только ребята сами себя поставили в неловкое положение, обвинив Иисуса в малодушии. Ведь ход предыдущих событий доказал это с точностью до наоборот. Просто всё дело в том, что спектакль близился к своему завершению, и в Гефсиманском саду у него состоялась заранее условленная встреча, о которой знал лишь один-единственный человек. Это - тот самый тринадцатый апостол, Никодим, которому и была назначена встреча. Иисус встречался с Никодимом и раньше, они проводили многие часы в беседах. Бывало, даже спорили! Да... Но, безусловно, мощный интеллект Иисуса и сила убеждения неизменно одерживали верх, и шоры, одна за другой, спадали со вдумчивых глаз Никодима.
   В этот раз Иисус назначил Никодиму встречу на горе Елеонской не для беседы. Это была их последняя встреча, так как времени уже не оставалось: вот-вот должен был появиться Иуда со стражниками, чтобы схватить Иисуса. Многочасовыми беседами Никодим уже был подготовлен и потому не особенно удивился, когда Учитель открыл ему всю правду об истинной причине своего пребывания на Земле. Он сообщил ему, что является посланником одной из древнейших могущественных цивилизаций, несущих по Вселенной миссию Добра и Справедливости - Учение о Всеобщей Любви...
   Слушавший деда с вежливой рассеянностью, в этот момент я моментально навострил уши. И вопрос выскочил у меня совершенно неожиданно. Даже Настя надавила мне на ногу с опозданием: вопрос уже прозвучал.
   - А откуда вы можете это знать? - На слове "вы" я сделал особый акцент. Спросил и испугался: вдруг деда опять кондрашка скрутит?
   Но его реакция оказалась на удивление спокойной. Он со значением усмехнулся и медленно проговорил:
   - А вы как думаете?
   - Ну, мало ли? - хмыкнул я и предположил: - Из книг. Вон их сколько у вас!..
   - Нет, молодой человек, не угадали, - устало вздохнул дед. - Просто тринадцатый апостол, - он чуть наклонил голову и пронзительно посмотрел мне в глаза, - ваш покорный слуга!
   - Вы?! - задохнулся я. - Не может быть!
   - Может, - вежливо улыбнулся он. - Откуда бы я всё это знал? Ведь об этом событии не осталось никакого свидетельства. А апостолы, я извиняюсь, продрыхли и переврали потом всё на свой лад. К тому же сам Иисус просил оставить в тайне наш с ним разговор.
   - Но чем вы докажете? - не унимался я, уже не обращая внимания, что Настя вовсю сигналила мне ногой под столом: я был серьёзно задет за живое.
   - Доказательство? - презрительно хмыкнул дед, вскидывая брови. - Так я вам его уже предъявлял.
   - Что? Вот этот ваш... ремешок?
   Дед снисходительно улыбнулся:
   - "Ре-ме-шок"! Да будет вам известно, дорогой вы мой, что этот, как вы изволите выражаться, "ремешок" заключает в себе титанические силы, способные устроить в одночасье конец света на Земле. Или облагодетельствовать всё человечество, в зависимости от того, кто этим "ремешком" обладает.
   - И вы хотите сказать...
   - Я хочу сказать, - перебил он меня, - что этот браслет я получил от Иисуса в ту роковую ночь в Гефсиманском саду, пока апостолы спали безмятежным сном у подножия горы Елеонской.
   - Постойте-постойте! - затряс я головой и поднёс руки к вискам. - Не так быстро... Это что же... на полном серьёзе?
   - Молодой человек, - холодно промолвил старик. - Наберитесь терпения и не делайте скоропалительных выводов! - Он обиженно поджал губы, опустил глаза и, выдержав паузу, продолжил: - Ну так вот... Как я уже имел честь вам доложить, милостивый государь, Иисус передал мне этот браслет, дающий его обладателю неограниченные возможности. О возможностях - чуть позже, а пока - о том, какую миссию возложил на меня Учитель. Если определить её в двух словах, то это звучит приблизительно так: перераспределение материальных благ по справедливости, естественно, руководствуясь Учением самого Христа. Основным направлением моей деятельности с момента получения браслета становилась такая зыбкая сфера человеческих взаимоотношений, как благотворительность. Но благотворительность адресная, избирательная. Объектом особой моей заботы становились действительно достойные: униженные, оскорблённые, но не потерявшие человеческий облик, какой бы трудной ни была их жизнь.
   Если выразиться ещё проще, всё сводилось к тому, чтобы материальные средства богатых и бездарных распределять среди неимущих, но талантливых: художников, музыкантов, поэтов, писателей, изобретателей, которые, как вам должно быть хорошо известно, всегда, за редким исключением, нуждались и нуждаются в финансовой поддержке. Короче говоря, поддерживать интеллектуальный потенциал планеты.
   Вот возьмём, к примеру, вас. - При этом дед хитро прищурился. - Бог дал вам определённые способности: вы хорошо рисуете. Я видел ваши работы. Есть в них и искра Божья, и какая-то, я бы сказал, сумасшедшинка. - При этих его словах я покраснел от удовольствия. - И, судя по всему, вы могли бы на этом поприще преуспеть. Но! - резко выбросил он кверху указательный палец. - Но! Что вам мешает сделать головокружительную карьеру? Ответьте, по возможности, честно.
   Я смутился:
   - Какая там "карьера"!.. Не до жиру...
   - Вот именно! - Палец деда описал дугу и нацелился в меня. - Вот именно! Ещё ваш Фёдор Михайлович говаривал, что Муза испокон веку сидела голодной на чердаке.
   - Фёдор Михайлович? - оторопело переспросил я. - Достоевский, что ли?
   - Он самый, батенька! Читывали, небось?
   - Доводилось, - скромно потупился я, не распространяясь, что перечитал, и не единожды, многие, если не все, крупные его произведения. - Но почему "ваш"?
   - Да потому, что он до корней волос своих - русский, как и вы. А я-то кто? Иудей! Моя родина - Израиль. Однако, - небрежно махнул он ладошкой, - с тех пор много воды утекло, всего было-перебывало, так что уж это и не существенно, не стоит на данном вопросе заострять внимание. Чай, в России уж две сотни лет - обрусел давно. М-да... Так о чём это я? Ах, да! - всплеснул он своими игрушечными ручками. - Так вот, милостивый государь, с тех самых пор всю свою утомительно долгую жизнь я добросовестно и, заметьте, довольно успешно, выполнял завещание, данное мне Христом. - Он шумно вздохнул и почему-то печально посмотрел на меня. Это было тем более удивительно, что последовавший за этим рассказ никак не соответствовал этой секундной перемене его настроения. - Знали бы вы, молодой человек, какое это счастье, - продолжал он, - дарить людям радость, видеть эти сияющие глаза! Особенно, когда после долгих поисков вдруг обнаружишь талант, как бриллиант в куче золы, который бьётся всю жизнь в беспросветной нужде, зарабатывает копейки, и все-то силушки у него уходят только на то, чтобы хоть как-то содержать свою семью. А ведь в нём горит искра Божья! - патетически возвысился голос деда. - Но о каком творчестве может идти речь, если материальные проблемы постоянно выходят на передний план, назойливо и горько напоминая о себе? Плачут голодные дети, жена пилит неудачника и клянёт тот день, когда решила с ним связать свою судьбу. И вот тут-то самое время на сцене появиться мне: я всегда выдавал себя за богатого мецената и почитателя именно его таланта. Заказ за заказом следовал отныне беспрерывно, за ценой я не стоял никогда, оплачивал вдохновенный труд даже с лихвой. И вот глядишь - и жёнушка любит его без памяти, и детки их сыты и веселы. Мир и покой снизошли на семью! Искра Божья пламенем разгорается, талант не угас, а цветёт и благоухает! Благое дело сделано...
   Но бывало и по другому, чего греха таить? Поддержишь человечка-то, подсыплешь ему деньжат, а он с ними - в кабак! Тут уж приходилось ставить вопрос иначе: исцелять его от пагубного пристрастия. - Голос деда сделался мурлыкающим - по всему было видно, что ему приятны эти воспоминания.
   Однако у меня накопилась куча вопросов, и она, прямо-таки, выплеснулась из меня:
   - Извините меня, ради Бога, но как всё это возможно?! Деньги, помощь, сострадание - это мне близко и понятно. Была бы возможность, и я бы, ни минуты не раздумывая, не уклонился. Но скажите мне другое: как вы сохранились?! Ведь с тех пор прошла уйма времени! Или вы хотите мне сказать, что вам сейчас две тысячи лет?
   - Именно так, милостивый государь! - гордо заулыбался дед и усы его победоносно встопорщились. - Именно две тысячи!
   - Не понимаю... Время, что, не властно над вашим организмом?
   - Браслет! В нём всё дело. Это - сложнейшее устройство, выполняющее очень многие функции. И одна из них - биологическая стабилизация. По-теперешнему - гомеостаз. При постоянном ношении браслета организм полностью оздоравливается, а потом фиксируется в таком состоянии. Так что с его помощью не то что две, а двадцать раз по две тысячи лет можно прожить, не претерпевая изменений.
   - Невероятно!.. - прошептал я поражённо.
   - Да, и это ещё не всё, - довольно продолжал дед. - Далеко не всё. Давайте сейчас проведём эксперимент. Вот, возьмите, - он взял с подноса кухонный нож и протянул его мне: - Попытайтесь нанести мне удар.
   У меня перехватило дыхание. Это уже не влезало ни в какие ворота! Ладно там, спорить, не соглашаться, но - кидаться с ножом на хозяина?!
   - Нет уж, увольте... - Я совсем растерялся и затряс головой: - Н-не могу...
   Дед понимающе кивнул:
   - Дело понятное. На такое не всякий решится. - И он протянул нож Насте: - Ну-ка, внучка, объясни молодому человеку суть проблемы.
   Настя совершенно спокойно приняла нож, отошла к окну и, размахнувшись, с силой метнула его в деда!
   Буквально до последнего мгновения я полагал, что это просто дурная шутка эксцентричного старика, и нож останется в руке у Насти. Но когда он вырвался и полетел в деда, я невольно вскрикнул и зажмурился.
   - Не извольте беспокоиться! - услышал я насмешливый голос "пострадавшего". - Ничего страшного не произошло!
   Я открыл глаза. Дед, живой и невредимый, сидел всё в той же позе, а нож, только что стрелой летевший ему прямо в голову, безобидно покоился возле него на диване.
   - Меня окружает силовое поле, - спокойно продолжал он. - И поэтому со мной ничегошеньки не может случиться, пусть в меня даже атомную бомбу бросают. Она взорвётся от меня в двух шагах, а я останусь целёхоньким и здоровёхоньким. Конечно, до такого дело не доходило, - дед с улыбкой развёл руками. - Не сподобился.
   Я смотрел на него, не в силах вымолвить ни слова, а он, довольный произведённым эффектом, продолжал разливаться соловьём:
   - Возможно, вы обратили внимание, когда я сказал, что это устройство выполняет многие функции? - Он сделал ударение на слове "многие". - Я кивнул. - Ну, так вот, - он с довольным видом потёр ладошки одна о другую. - О двух я уже упомянул и - хе-хе! - продемонстрировал! Впечатляет, не правда ли? - Я, как заведённая кукла, опять кивнул, в тот момент не способный ни на какую иную реакцию. - Уверяю вас, друг мой, следующая поразит вас ничуть не меньше! Но, прежде, чем приступить к её демонстрации, я должен посвятить вас в один маленький секрет. Собственно, из-за него вы и приглашены сюда в этот знаменательный вечер... Кстати, вы напрасно иронизировали, когда Настенька вам сказала, что сегодняшний вечер - переломный в вашей биографии. Это не красивые слова, как вы изволили выразиться. Это действительно так!
   "Ну и семейка! - мелькнуло в голове. - Никаких секретов".
   - Речь идёт о том, - раздельно и со значением произнёс дед, - что вы - мой преемник!
   - Как вас понимать?.. - едва слышно просипел я.
   - Это означает, что именно вы станете следующим обладателем браслета.
   - Я?!!
   У меня, что называется, отвисла челюсть. Такого оборота я вообще не ожидал.
   - Да-да, именно вы, мой друг, не извольте сомневаться! - торжественно заключил дед.
   Я не верил своим ушам!
   - А... А... - не находя слов, я проскрипел первое, что пришло в голову: - Можно узнать... чем обязан такой... э-э... чести?
   - Можно, - дед грустно улыбнулся. Его настроение вдруг опять претерпело существенную трансформацию, едва он сообщил мне эту сногсшибательную новость. Он стал смиренно-печальным, будто с последними словами из него выпустили весь его боевой задор. - Конечно можно, - молвил он, ласково гладя по голове незаметно подсевшую к нему Настю и смотря в окно, где ночь уже давно вступила в свои права. - Наберитесь терпения: об этом мы поговорим немного позже. А пока - продолжим... - Дед задумчиво потёр лоб пятернёй и, когда опустил руку, в его глазах появился озорной огонёк. - Я хочу задать вам один вопрос: вы когда-нибудь слышали такое слово - "телепортация"?
   - Само собой! - оживился я. - Это мгновенный перенос материального объекта на сколь угодно далёкое расстояние из одной точки пространства в другую.
   - Отлично! - Дед даже в ладоши захлопал. - Тогда вам будет легче понять меня!
   - Уж не хотите ли вы сказать...
   - Да-да, именно это я и хочу сказать! Сей "ре-ме-шок", - насмешливо произнёс он, - наделён и такой фантастической способностью. Способностью в мгновение ока переносить его обладателя в любую точку Вселенной. Я подчёркиваю: именно Вселенной, а не только Земли!
   - Не может быть!.. - вытаращив глаза, прошептал я едва слышно.
   - Может! - уверенно припечатал дед. - И в этом вы убедитесь в самое ближайшее время!
  
  04. ''Космонавт''
  
   Дед наступил мне на любимую мозоль. Знал, стервец, куда бить! Ведь всё, что касалось дел космических, было моей неизбывной страстью, тайной и ненасытимой! О космосе я мечтал с малых лет, с трепетом душевным прислушивался к торжественным и высокопарным сообщениям советской и зарубежной космонавтики. К науке астрономии у меня вообще было интимное отношение: вид ночного звёздного неба зачаровывал меня до изнеможения, и я всей душой стремился знать о нём как можно больше, собирая информацию буквально по крохам. Мечтал стать астрономом, видел себя бдящим ночи напролёт в холодной обсерватории высоко в горах подле гигантского телескопа, уносящего моё воображение в сокровенные глубины Вселенной. Стать космонавтом я не жаждал, как многие мальчишки моего поколения. Возможности современной мне космонавтики оскорбляли моё воображение, свободно порхавшее среди вселенских просторов от галактики к галактике, а самые совершенные земные таратайки пугливо жались к матушке Земле, изредка делая пробные забросы в направлении ближайших соседей по Солнечной системе. Утолить, хоть отчасти, жажду моих космических мечтаний в какой-то мере могла только литература фантастического жанра, страстным поклонником которой я оставался всю свою читательскую жизнь.
   Увлечение фантастикой, астрономией, а чуть позже - астрологией, привели меня однажды к одному невероятному случаю, к которому у меня до сих пор сохранилось двоякое отношение, и о котором я хочу сейчас рассказать, поскольку потом для этого и места, да и времени уже не будет.
   Произошло это однажды летом, где-то во втором часу ночи. Я тогда работал слесарем в локомотивном депо. Вторая смена закончилась, и я шёл домой. В то время ради потехи, да и вообще, в силу своей любви ко всему живому, я держал сирийских хомячков. Есть на свете такие забавные зверушки, от которых дети без ума, да и я, несмотря на возраст, от них не так далеко ушёл... Ну так вот, у меня к тому времени стало привычкой: в каждое своё ночное возвращение со смены я останавливался на углу возле соседнего дома под абрикосовым деревом и рвал для своих любимцев охапку молодых сочных листьев. Хомячки обожали их, а так как они - зверьки ночные, то пик их активности приходился как раз на время моего возвращения с работы. И надо было видеть, какую весёлую возню они затевали, когда я вываливал им в клетку очередную порцию сладких клейких листочков! Это всегда меня ужасно забавляло.
   Вот и в ту ночь я, не изменяя своей привычке, остановился под тем самым деревом. И только я поднял руки к нижней ветке, как вдруг почувствовал себя не в своей тарелке. Вроде как из меня вынули стержень, и я сразу превратился в безвольную тряпичную куклу. Вдобавок сильно село зрение, чего со мной отродясь не бывало. Но я не испугался. У меня даже на это сил не осталось. Руки мои безвольно опустились и я краем глаза - не то, чтобы увидел, а буквально ощутил - присутствие рядом с собой какого-то тёмного силуэта, возникшего ниоткуда, поскольку за секунду до этого я оглянулся: нет ли кого поблизости? Я всегда это делал чисто рефлекторно, поскольку боялся, что хозяева дерева застукают меня за таким занятием и по головке не погладят. Так вот, за секунду до этого в пределах прямой видимости никого не было! Хоть и стояла глубокая ночь, но, вследствие того, что наш городок являлся узловой станцией, вся территория прилегающего к ней участка железнодорожной паутины ярко освещалась прожекторами, видимость была, как днём. А дерево стояло чуть в стороне от железнодорожного полотна.
   "Нам надо задать тебе несколько вопросов", - вдруг прозвучало у меня в голове. Мысль была явно не моей.
   Меня чуть приподняло над землёй и неизвестная сила, лишив мои подошвы контакта с земной поверхностью, развернула меня параллельно ей, и я, всё так же держа руки по швам, вплыл головой вперёд внутрь дисковидного аппарата метров пяти в диаметре, по периметру которого пульсировало голубое сияние. Сам аппарат, тоже непонятно откуда взявшийся за моей спиной, двоился и троился в моих разом ослабевших глазах, и о его форме и размерах я догадался, лишь чуть прикрыв один глаз - это единственное, на что у меня в тот момент хватило сил.
   Дальнейшее я помню, как в сумбурном сне. Не знаю, сколько продолжалось моё пребывание внутри аппарата, но запомнилась мне лишь страшная усталость от "нескольких", как выразился силуэт, вопросов. Усталость и крайнее раздражение. Вопросы шли лавиной. Не успевал я ответить на один, как задавался следующий. Я открывал рот, чтобы ответить на него, но уже звучал другой. И так - до бесконечности. Казалось, что меня допрашивали несколько суток подряд, при этом ужасно раздражало, что ответы-то мои, по сути дела никому не были нужны, хотя сами вопросы звучали требовательно и настойчиво. Да и самих спрашивавших я не видел, всё плыло в изумрудном тумане, сновали какие-то расплывчатые тени, безусловно, имеющие человеческие очертания. Глаз, чтобы осмотреться, я повернуть не мог, а сами силуэты явно старались не попадать в поле моего искажённого зрения.
   Что самое обидное, я не запомнил ни одного вопроса из тех, что мне были заданы, осталось только ощущение, что их интересовали всё какие-то пустяки, наподобие: "С какой стороны затачивается лезвие?" или "Что мягче - курица или стог сена?" Я не ручаюсь, что задавались именно эти вопросы, но совершенно чётко запомнился мне ответ, прозвучавший на мой единственный вопрос, который я успел задать, лишь только ужасный допрос был окончен. Я спросил: "Где я?", на что получил короткий ответ: "За Луной". И моё сознание тут же отключили.
   Очнулся я от холода, лёжа в высокой траве, мокрой от росы. Стуча зубами, я сел и огляделся.
   Кругом расстилалось бескрайнее поле, дул довольно свежий ветер и гнул траву. Одежда моя промокла и чувствовал я себя довольно неуютно. Я попытался подняться и зацепился за что-то ногой. Этим "чем-то" оказался доверху набитый рюкзак, при внимательном осмотре оказавшийся моим собственным. "Что за ерунда?" - подумал я и заглянул вовнутрь. Содержимое рюкзака оказалось ещё более странным, чем его загадочное появление: три буханки хлеба, две пачки соли, десяток магнитофонных кассет, штук двадцать коробков спичек, два набора цветных карандашей и тёплое шерстяное покрывало.
   Покрывало оказалось очень кстати, я сразу же в него закутался. Стало теплее и я уже не чувствовал себя таким несчастным и брошенным.
   Пока я возился с покрывалом, под ногой что-то звякнуло. Я наклонился и вытащил из густой травы длинную ребристую арматурину, расплющенную с одного конца на манер копья.
   - Бред собачий! - сказал я и зашвырнул "копьё" подальше. Из травы испуганно вспорхнула стайка птиц.
   Я снова огляделся. Равнина вспучивалась едва заметными холмами. Вдалеке, у горизонта, по правую руку виднелась тёмная полоса. Я мучительно напрягал зрение, которое, кстати сказать, вновь обрело своё обычное состояние, пытаясь разглядеть, что из себя представляет эта полоса, когда мои сомнения развеял свисток тепловоза, и я сообразил, что это железнодорожная насыпь. В подтверждение появилась длинная вереница вагонов во главе с тепловозом, издалека казавшиеся игрушечными.
   - Господи, куда же это меня занесло?! - воскликнул я и тут же сообразил, что самым разумным в моём положении будет двигать поближе к железной дороге. Рано или поздно попадётся кто-нибудь и можно будет всё выяснить.
   Местность была мне незнакомой. Это угадывалось с первого взгляда, так как в нашем городке и его окрестностях, куда ни пойди, отовсюду видны горы, а здесь равнина разнообразилась лишь лёгкими возвышениями, которые и холмами-то назвать язык не поворачивался. Меня занесло явно куда-то севернее. Это было ясно, как день. Но вот куда?
   Солнце лениво простирало лучи из-за горизонта, утро только занималось, и определить направление на юг можно было лишь приблизительно. Да и что бы мне это дало? Требовалось срочно определяться в пространстве.
   Завязав рюкзак и кое-как взвалив его на спину, чему очень мешало согревавшее меня покрывало, я направился в сторону железнодорожного полотна. Что интересно, я даже не задался вопросом, откуда у меня эта несуразная ноша? Он у меня возник, лишь когда рюкзак основательно доконал меня. Я прошёл только половину пути, а сил тащить его уже не осталось. Но не выбрасывать же? Ладно, в крайнем случае, выбросить можно спички (хотя, в теперешнем моём положении это просто глупость), ладно - соль (да и это тоже не показатель великого ума), в конце концов, хлеб подъестся (голод-то - не тётка!), но что делать с кассетами? На кой чёрт (и, главное, - когда?) я их складывал в рюкзак?! Если даже я и сам собирался в это путешествие. Во что я ни капли не верю: уж не настолько я тупой, чтоб так бездарно экипироваться!
   Ну, то, что меня "почтили" своим вниманием ребята-инопланетята, это я сразу усёк. Ещё в самом начале. Кто у нас ещё на "тарелках" разъезжает и запанибрата с гравитацией? Но почему меня не положили туда, где взяли? Промашка вышла? Или злой умысел? Хорошо бы побыстрее выяснить, насколько они "промахнулись"?
   Я вздохнул и стал сворачивать ставшее уже ненужным покрывало. Солнце к тому времени поднялось высоко и порядком припекало. Взвалив рюкзак на загривок, я продолжил путь к намеченной цели.
   Через час, обливаясь потом и поминая "ласковыми" словами организаторов моего вынужденного марш-броска, я, наконец, дополз до железной дороги. За это время в обе стороны проследовали три товарных поезда и один пассажирский. Я стоял на рельсах и прикидывал, в какую же сторону податься? Солнце уже позволяло определить южное направление и я тронулся в путь. Не буду описывать, чего мне это стоило, скажу лишь, что ближайшего населённого пункта я достиг часа через два. Прыгнуть на подножку обгонявшего меня попутного товарняка я не решился: скорость его для меня была всё же велика, а насчёт своей ловкости я иллюзий не питал. Рюкзак уже мотал меня из стороны в сторону, и я бы точно промахнулся и угодил под колёса.
   Населённый пункт носил ничего не говорящее мне название "Трусово", и, после осторожных расспросов малоразговорчивых и подозрительных путейцев, я выяснил, что это где-то под Астраханью.
   "Ну ничего себе! - ужаснулся я про себя. - Меткие, однако, эти ребята - инопланетяне!"
   Всласть поплевавшись в их адрес, я стал подыскивать попутный товарняк. Теперь я чётко представлял своё местонахождение по карте, благо, мои познания по географии прекрасно сохранились ещё со школы.
   А в это время дома, пока я совершал свой "круиз", моя матушка подняла на уши всю милицию - подала во Всесоюзный розыск! А поводом к тому явилось не писанное мною, но оказавшееся неоспоримым фактом моего "помешательства", письмо, столь же нелепое, как и рюкзак с "копьём". Когда я мог его написать? Ума не приложу. Точно как и не знаю, когда это я так бестолково собирался в дорогу?
   В этом, якобы писанном мною письме (почерк - мой на все сто!), я в самых радостных выражениях сообщал матушке, что вот, мол, мечта всей моей жизни исполнилась, сподобился, наконец-таки, узреть инопланетян, что, мол, вот они, стоят за моей спиной, ждут, когда допишу своё послание, и что они приглашают меня в гости на некоторое время. Короче, не волнуйся, мама, скоро буду. Число и подпись. Шутники, мать вашу!..
   Ничего не подозревая о "своих" проделках, я, усталый, злой и голодный, добрался на следующее утро до дому и, едва коснувшись подушки, уснул, как убитый.
   Что было потом?
   А потом был поход в милицию, враньё, что, мол, уехал на рыбалку, а письмом решил подшутить над матерью (хороши шутки, не правда ли?).
   Была толпа обеспокоенных родственников, сочувствующих и рассерженных, которые, выслушав мой отчёт о полёте на Луну, за моей спиной крутили пальцем у виска.
   Был поход к психиатру по инициативе администрации депо - опять-таки с рассказом о "весёлой" рыбалке.
   Было, в конце концов, увольнение с работы "по собственному желанию" с условием не возвращаться более никогда. Был ажиотаж вокруг моего имени по всему городку и слухи, один другого нелепее.
   Была прочно прилипшая ко мне кличка "Космонавт", доводившая меня до белого каления.
   И был Санька Другов, воистину оправдывавший свою фамилию. Он оказался единственным, кто поверил мне от первого до последнего слова. Он по-своему объяснил выбор инопланетян: "Небось, Ваху какого-нибудь не взяли..."
   Так эта история и увяла, оставив в моей душе незаживающую рану столь неожиданного и неудачного прикосновения к космосу...
   И вот теперь этот неказистый дедок тычет мне в нос каким-то невзрачным ремешком от часов и утверждает, что именно с его помощью Вселенная якобы ляжет у моих ног!
   Вы бы поверили?
   Вот и я тоже.
   Хоть и очень хотелось.
   Я сидел, оглушённый обилием информации, свалившейся на мою бедную голову за один этот вечер, а в мозгу, как заезженная пластинка, елозила одна и та же мысль, высказанная Настей по дороге сюда: "Переломный момент в твоей жизни... Переломный момент..." Я, кажется, уже достиг того уровня, когда утомлённое донельзя сознание воздвигает на пути новой информации своеобразный барьер из пустяков, чтобы ненароком "пробки" не повылетали. Очень уж быстро всё раскручивалось. Не привык я так. Я медлителен и основателен по своей сути. Всё должен пропустить через себя и что-то принять, а что-то (если есть чего) и отвергнуть. Но на анализ возникавших ситуаций совсем не хватало времени. Ведь каких-то три-четыре часа назад, когда я дал утащить себя на дискотеку, ни о чём таком я и помышлять не мог! А теперь? То ли влип, то ли счастье подвалило? Я никак не мог выработать своего отношения к происходящему. Над событиями я уже был не властен, они неумолимо вовлекали меня в свой водоворот. Моего согласия и не спрашивали, полагая заранее, что никуда я не денусь.
   Конечно же, я вполне мог встать, вот, прямо сейчас, извиниться и сказать, что я, мол, в такие игры не играю.
   Конечно, я мог бы.
   Но не хотел.
   У меня просто не хватило сил отказаться досмотреть этот интригующий спектакль до конца. Даже если всё окажется банальным розыгрышем, в чём я вообще не видел смысла. Да и к чему отказываться? Что я терял? Если всё - обман (во что, повторяю, не хотелось верить), так я первый же посмеюсь над своей доверчивостью. А если нет, так тут и без слов понятно: надо быть последним дураком, чтобы упустить такой шанс!
  
  05. Визит ''за бугор''
  
   - Ну-с, уважаемый преемник, - прервал дед мои размышления, - приступим к практической части? За оставшееся время, - он опять посмотрел на часы, - я должен научить вас пользоваться этим - хе-хе! - "ремешком". - Словечко ему явно понравилось.
   - Вы, вероятно, куда-то спешите? - смутился я. - Тогда, может, на сегодня отложим?
   - Дорогой вы мой! - дед резво соскочил с дивана и дружески потрепал меня по плечу. - Никаких "отложим"! Вы неправильно истолковали то, что я всё время поглядываю на часы. Я, действительно, должен уйти, но... Но об этом потом... - По его лицу скользнула тень, но он быстро справился с собой и преувеличенно бодро продолжил: - Итак, взгляните сюда, - он приподнял рукав рубахи, а я весь подался вперёд и жадно впился глазами в браслет. - Вот эти два камушка, которые вы ошибочно приняли за украшения, являются управителями... э-э... потока времени. С их помощью вы можете перемещаться во времени назад, - он указал на один из камешков, - или вперёд, - его палец сместился к другому камню. - Но, обращаю ваше внимание, перемещение происходит только визуально. Вы увидите только немое кино.
   - Это ещё и машина времени?! - пробормотал я в шоке.
   - А разве я не... Ах, да! - хлопнул он себя по лбу. - Я ещё не успел об этом... Ну да ладно, эксперименты со временем оставим "на потом". Откровенно говоря, я пользовался этой возможностью не так часто, как это может показаться. И одна из многих причин - невозможность вмешаться, когда на твоих глазах гибнут невинные. Иное дело - работа с настоящим. Здесь вам предоставляется полная свобода действий. Надобно заметить, что браслет - страшная сила! В недостойных руках она может натворить много бед. Потому так тщательно выбирается его обладатель. - Дед выразительно посмотрел на меня. - Снять его с руки может только сам хозяин, никому другому это сделать не под силу, разве что с рукой, да и то не представляется возможным: браслет - верный страж своему хозяину. В этом вы уже успели убедиться, не так ли? Да вы и сами не захотите его снимать. Стоит вам только подключить его к своему организму (а именно это и происходит при надевании браслета на руку), вы сразу ощутите небывалую лёгкость во всём теле, подъём чувств, эйфорию. А всё потому, что браслет оказывает самое благотворное воздействие на организм.
   Ну так вот. Управление им просто до примитивности. Как только вы надеваете его на руку, он становится частью вас самого. И остаётся только отдавать команды. Мысленно или вслух - это как вам будет угодно. Ничего крутить или переключать не надо. Да в нём, собственно, и не предусмотрено никаких органов управления, кроме вот этих генераторов временного потока.
   Когда у вас возникает необходимость перенестись в какую-либо точку пространства, то есть воспользоваться функцией телепортации, надо произнести одно-единственное слово: "Сезам!"
   Не успел дед закрыть рот, как на фоне противоположной стены в двух шагах от нас прямо в воздухе вспыхнула светящаяся ярко-голубым цветом рамка. Где-то два на два метра. В ширину и высоту. Сантиметрах в тридцати от пола.
   Я ошарашенно посмотрел на деда. Он хитро улыбнулся:
   - Это то самое окошко, через которое вы попадёте, куда душа пожелает. А пока просто прокатимся. Вперёд!
   Слово возымело магическое действие: часть стены, очерченная светящейся рамкой, двинулась на нас и растаяла, открыв на секунду обстановку соседней квартиры, но следующая стена так же наехала на нас, коснулась плоскости экрана и мы оказались на мгновение уже в другом помещении, которое тут же сменилось третьим, четвёртым... Экран выхватывал на долю секунды подробности быта соседских квартир, они замелькали, как в калейдоскопе и вдруг он заполнился чернотой. Я сообразил, что мы выбрались за пределы пятиэтажки. На дворе уже давно была ночь и, кроме мелькавших внизу уличных фонарей, да редких окон соседних домов, ничего не было видно. Огни быстро уплывали за края экрана, уступая место новым, резво выныривавшим из темноты, отчего возникало ощущение полёта.
   Я поудобнее угнездился в кресле, приготовившись смотреть интересное кино, а дед скомандовал:
   - Быстрее!.. Ещё быстрей!..
   Мы летели над землёй на высоте пятого этажа на очень приличной скорости и при том, совершенно бесшумно. Встречавшиеся огни (видимо, уже других населённых пунктов) мгновенно ныряли под нас и в стороны.
   - Вверх! - снова прозвучал в тишине голос деда.
   Изображение на экране резко дёрнулось вниз, замелькали какие-то мутные полосы и вдруг нашим глазам предстала величественная панорама звёздного неба с расстилавшимся под ногами пуховым одеялом облаков, стремительно уходившим вниз. Это мы выскочили за облачный покров.
   Земная поверхность в мутной пелене быстро удалялась. Из-за крутого изгиба тёмного горизонта стремительно вынырнуло Солнце и ударило по глазам.
   - Стоп! - прозвучала команда деда и вся панорама со звёздным великолепием, Солнцем и надкушенной Луной застыла.
   Я затруднился бы определить, на каком расстоянии мы сейчас зависли в пространстве над Землёй.
   - Лицом к планете! - распорядился дед и светила со звёздами, превратившись на мгновение в размазанные в черноте космоса огненные полосы, резво съехали за край экрана, а нашим глазам предстала родная планета в восхитительной голубой дымке. Да, расстояние было приличным, поскольку шар Земли полностью умещался в габаритах экрана на фоне умопомрачительной красоты и чистоты звёздной россыпи.
   Я много раз видел фотографии Земли из космоса в учебниках по астрономии, но их качество не шло ни в какое сравнение с тем изображением, на которое я сейчас глазел с обалдевшим видом. Ощущение зависания в пустоте было полным, даже казалось возможным заглянуть за край экрана, чего, как известно, невозможно проделать ни с какой, самой что ни на есть высококачественной фотографией.
   Но мысли мои в данный момент были заняты не столько красотами изображения, а способом, посредством которого мы за считанные секунды оказались у чёрта на куличках.
   Я всё же не устоял перед искушением и, поднявшись с кресла, подошёл к экрану и осторожно протянул руку к тому месту, где, по моему разумению, должна была проходить его плоскость. Глаза её не различали. Просто у самых ног разверзалась бездна. И за край экрана, действительно, можно было заглянуть!
   Рука свободно, не встречая сопротивления, прошла сквозь изображение и на фоне Земли теперь красовался только её обрубок: до локтя рука была, а дальше - нет! Я испуганно отдёрнул её и с облегчением убедился, что с нею всё в порядке.
   - Да вы не переживайте, - улыбнулся дед с хитрой ухмылкой наблюдая за моими экспериментами, - это всего лишь видимость, иллюзия! Можете даже пройти сквозь него - это вам абсолютно ничем не грозит. Ну же! - подбодрил он, видя, что я робею.
   Я осторожно протянул обе руки вперёд и, сделав над собой усилие, шагнул в бездну, невольно зажмурившись.
   Ничего не произошло. Я всё так же твёрдо стоял на полу, а растопыренные пальцы мои упирались в стёкла книжного шкафа. Я открыл глаза: изображение Вселенной оказалось уже позади меня. Повернувшись к шкафу спиной, я прижался к нему, внезапно почувствовав себя ужасно одиноким и брошенным.
   - Где вы? - жалобно проблеял я, не решаясь повторить подвиг.
   - На прежнем месте, за экраном, - в голосе деда слышалась лукавая усмешка. - Где же нам быть? Шаг назад - и вы опять с нами!
   Замирая всем сердцем (настолько реальным было изображение), я нырнул в экран и тут же больно ударился о подлокотник кресла, на котором сидела невозмутимая Настя. Боль отрезвила меня и, потирая ушибленное место, я уселся в кресло.
   "Космонавт! - усмехнулся я, припомнив обидную кличку. - Попутешествовал!"
   - Итак, - как ни в чём ни бывало, продолжил дед, - отсюда хорошо видна вся Земля. Командуйте парадом!
   Я непонимающе уставился на него.
   - Выбирайте! - пояснил он. - Куда бы вам хотелось?
   Вопрос, конечно, интересный. Сегодняшний вечер принёс мне столько впечатлений, сколько я за все свои двадцать два и малой доли не получал. Мозги мои потихонечку заклинивали. О каком там выборе могла идти речь? Я на это уже не был способен. Поэтому я пожал плечами и жалобно спросил:
   - Может, вы сами?..
   Тот деловито кивнул:
   - Понятно. Думаю, для начала побываем в цивилизованном мире, дабы не было места сомнениям. Сезам! - обратился дед к экрану. - Нью-Йорк! Там сейчас день, - пояснил он мне.
   Я невольно напрягся, ожидая, что мы сейчас в бешеном полёте ухнем в бездну, но я ошибся: на экране просто сменилась картинка. Комнату мгновенно заполнил шум - мы оказались посреди улицы крупного города. По бокам её вздымались железобетонные массы небоскрёбов. Улица напоминала горное ущелье, только вместо реки, бегущей по её дну, сосредоточенно гудел автомобильный поток, расцвеченный радужными цветами рекламных диковин. По тротуару, чуть в стороне от нас, текло в обе стороны море народу! Суета сует!
   - Тихо! - сказал дед. Тут же лавина звуков оборвалась и в комнате воцарилась благодатная тишина. Осталось только изображение. - Ну как? поинтересовался дед. - Прогуляться по магазинам не желаете?
   Я выпучил глаза:
   - Это как?! Вы же говорили, что это одна только видимость. Да я и сам в этом убедился... - Я потёр ещё саднившее колено.
   Дед хехекнул:
   - Дык в том-то весь и фокус! Без нужды изображение остаётся изображением. Но стоит произнести кодовые слова, как дверь на ту сторону откроется. - Он испытующе посмотрел на меня: - Ну что, идём?
   - Я, вообще-то, не против, - сказал я, с сомнением заглядывая через край экрана вниз: мы висели над дорогой в нескольких метрах. - Только не свернём ли мы себе шеи? Высоковато...
   Дед рассыпался трескучим смехом:
   - Да разве это проблема? - и распорядился: - Ну-ка, милок, опустись пониже! И давай правее... Вот так. Хватит!
   Дорога с мелькавшими по ней автомобилями и монстроподобными автобусами ушла в сторону, на долю секунды мы зависли над тротуаром и опустились в самую гущу народа.
   - Медленно вперёд! - опять подал голос дед и пояснил: - Выберем место поукромнее, чтобы не привлекать ничьёго внимания.
   Чудно было смотреть: люди, шедшие нам навстречу, едва достигнув плоскости экрана, бесследно растворялись и наоборот, из ничего возникали те, кто нас обгонял. Мы, этакой бесплотной массой, медленно двигались сквозь толпу.
   - Теперь вправо! - дед заметил какой-то закоулок между двумя магазинами и направил движение нашего необычного "дилижанса" прямо в его раскрытые ворота.
   За ними оказался небольшой двор, перегороженный длиннющим рефрижератором. Движок его надсадно тарахтел - это было заметно по клубам сизого дыма, исторгаемого из-под его низкого брюха. На другом конце рефрижератора трудились грузчики в комбинезонах, заполняя его бездонное нутро разноформатными коробками, на которых живого места не было от разноцветных наклеек.
   - Вот здесь мы и высадимся, - сказал дед, вставая с кресла. - Теперь надо сказать кодовые слова. - Он поднял указательный палец, призывая ко вниманию: - "Сезам, откройся!"
   "Шехерезада в полный рост!" - пронеслось в голове.
   В лицо ударил тёплый воздух, пропитанный запахом бензина, асфальта и ещё чего-то, по-моему, свежей рыбы. Шум улицы сюда едва доносился, заглушаемый двигателем рефрижератора.
   - Ну-ка, быстренько вперёд! - скомандовал дед и первым ступил на асфальтовое покрытие по ту сторону светящейся кромки экрана, которое теперь находилось на одном уровне с полом квартиры.
   Следом за ним выпорхнула Настя и протянула мне руку:
   - Ну! Смелее!
   Осторожно ступая и всё ещё не веря своим глазам, настолько это было нереально, вышел и я. Позади раздался тихий "фук!", как будто кто-то вздохнул. Я оглянулся: вся обстановка дедовой квартиры растаяла без следа. Чтобы убедиться в реальности окружающего, я прикоснулся к железному контейнеру, оказавшемуся рядом с нами и служившему, видимо, для мусора. Рука встретила нормальное сопротивление металлической поверхности. Всё было осязаемо и реально.
   Дед с Настей, улыбаясь, наблюдали за мной.
   - Вы всё ещё сомневаетесь, молодой человек? - хехекнул дед, заглядывая мне в глаза. - Да-да! Мы - в Америке! В самом сердце Нью-Йорка! Идёмте, вы сами во всём убедитесь!
   Он взял меня под руку с одной стороны, Настя - с другой и они поволокли меня к выходу со двора.
   - Хэй, ю! - окликнули нас сзади.
   Мы оглянулись и увидели приближавшегося к нам парня лет двадцати пяти в таком же комбинезоне, что и у грузчиков. Его рост и ширина плеч внушали невольное уважение. Видимо, наша живописная компания вызывала определённые ассоциации, поскольку, не доходя ещё нескольких шагов, он что-то строго спросил. И без переводчика было ясно, что его интересовало, чего это мы здесь околачиваемся?
   Неожиданно для меня дед бойко залопотал по-английски, иногда указывая на меня. Парень недоверчиво оглядел сначала меня, потом взгляд его задержался на фигурке Насти и, наконец, махнув куда-то рукой, удалился, невольно бормоча себе под нос.
   - Что вы ему сказали? - поинтересовался я.
   - Спросил, где здесь туалет, - невозмутимо отозвался дед, волоча меня за собой.
   Мы влились в толпу, движущуюся по тротуару в обе стороны. Шум стоял ужасный! Или это мне казалось после тишины дедовой квартиры? Не знаю. Во всяком случае, чувствовал я себя в этом море людей, мягко говоря, не совсем уютно. Чего, однако, я не мог сказать о своих спутниках. Они уверенно свернули направо и потащили меня за собой, определённо имея какую-то цель. Я послушно переставлял ноги, растерянно оглядываясь по сторонам. Чувства мои можно было сравнить разве что с карасём, жившим дотоле в тихом, маленьком, заросшем тиной пруду, и вдруг очутившимся в гигантском океаническом аквариуме, населённом диковинными тварями и растениями. Рекламное, автомобильное и архитектурное великолепие подавляло мой разум, привыкший жить мелкими масштабами. Случись мне оказаться здесь одному, и я не уверен, что смог бы приспособиться к этому безумно стремительному миру. Городок, где я до сих пор обитал, совсем не походил на это цивилизованное безобразие.
   Из состояния шока меня вывел голос деда, тормошившего меня за плечо.
   - А? - очнулся я.
   - Зайдём? - видимо, не первый раз повторил дед свой вопрос, указывая на стекляную дверь какого-то магазина.
   Я поднял глаза кверху, чтобы прочитать его вывеску, но - увы! - мои познания в английском оставляли желать много лучшего.
   - А что здесь?
   Вместо ответа дед, загадочно улыбаясь, толкнул дверь магазина:
   - Прошу!
   И опять, уже в который раз, меня ожидало потрясение: это был магазин художественных принадлежностей. Чего здесь только не было! Восторг мой не поддавался описанию, когда я разглядел, что меня окружало. Многим приспособлениям, по причине своей дремучести, я и названий-то не знал. Зато того, что мне было знакомо, было много и в самых разных вариантах!
   Однако радость мою сразу отравила досада, потому что весь этот художественный рай для меня был практически недосягаем: в карманах моих гулял сквозняк. Даже если там и завалялся какой-нибудь паршивый червонец, так всё равно - куда мне с ним? Здесь доллары нужны, если я правильно оцениваю ситуацию.
   Я с силой сжал жалкие бумажки в своём кармане и с тоской посмотрел на деда:
   - Зачем вы меня дразните?..
   Он приобнял меня за талию и поманил пальцем: нагнись, мол. Я подставил ухо и он доверительно зашептал, щекоча меня своей бородой:
   - Выбирай, что твоей душе угодно и не отказывай себе ни в чём - все расходы я беру на себя!
   Дьявол-искуситель! Знает, на что давить! От такого царского подарка, конечно, трудно было отказаться. Я стал метаться, как безумный, от стеллажа к стеллажу, привлекая к себе недоумённое внимание продавцов и посетителей, и никак не мог остановиться, охваченный пароксизмом жадности. Нахапанное мною уже стало валиться из рук, когда меня внезапно охладила ехидная мысль: "А что взамен?" Что, всё-таки, от меня потребуется взамен? Что означают все эти царские подарки?
   Дед сразу усёк неладное.
   - Во-ло-дя! - зашипел он мне на ухо. - Повторяю тебе ещё раз: оставь сомнения. Жалеть не придётся ни о чём. Поверь старику на слово!
   Ободрив меня таким образом, он подошёл к продавщице, с любопытством наблюдавшей за нами, и вынул из кармана толстенную пачку "зелёных"! Меж ними состоялась короткая беседа, после чего он расплатился и повернулся ко мне:
   - Ну что, продолжим нашу экскурсию?
   - А как же со всем... этим?.. - промямлил я, вконец убитый суммой, которую дед отвалил на все мои прихоти.
   - Нам принесут. Всё уже оплачено.
   - "Принесут?!" - поразился я, вспомнив, где мы сейчас находимся. - Куда?!
   - В наш номер в отеле, - простецки ответил дед, с хитрой усмешкой наблюдая, как меняется выражение моего лица. Запутался я окончательно!
   - А что... мы уже и номер в отеле...того... сняли?
   - Да, - кивнул он. - Тут, неподалёку.
   - Но когда?!
   - О! - взмахнул дед ладошкой. - Это было очень давно. Настенька ещё под стол пешком ходила.
   - Да? - рассеянно проговорил я и только теперь обратил внимание, что Насти-то с нами и нет! - А, кстати, где она?
   - Готовит тебе сюрприз! - хохотнул дед и поволок меня на улицу.
   "Боже праведный! - ужаснулся я про себя. - Опять сюрприз!"
   - А как же? - отозвался дед на мои мысли, показывая этим, что я у него, как на ладони. - Когда жизнь состоит из этаких маленьких сюрпризов, тем более - приятных, жить намного интереснее. Не так ли? Как вам кажется?
   Меня несколько коробила его манера обращаться ко мне то на "ты", то на "вы", но я виду старался не подавать.
   И вновь мы протискивались сквозь толпу, сплошным потоком текущую по тротуару. Несмотря на то, что вокруг было полно диковин и я старательно вертел головой, чувствовал я себя совершенно подавленным. Сначала сеанс телепатии, потом сногсшибательные откровения деда, а теперь ещё скатерть-самобранка, да, к тому же, шум огромного города сделали своё дело: я устал удивляться и делал это скорее по обязанности, чем по велению души. Проще говоря, требовался тайм-аут - хоть полчаса посидеть одному в тишине, поразмыслить и как-то определиться относительно происходящих в катастрофическом ритме событий.
   А дед в это время что-то увлечённо говорил, размахивая руками и тыча указательным пальцем то в одну, то в другую сторону. Но смысл его речей плохо доходил до моего затуманенного сознания. Я лишь согласно кивал, когда, как мне казалось, это требовалось.
   - Да вы не слушаете меня! - поразился вдруг мой поводырь, резко останавливаясь. - Неужто не интересно?
   - Ну что вы! - состроил я, как мне показалось, умную физиономию.
   Но, видно, это у меня плохо получилось, потому что дед пристально посмотрел мне в глаза и кивнул:
   - Всё ясно: стресс от обилия впечатлений. Идём! - схватил он меня за рукав, увлекая в щель между двумя железобетонными чудовищами.
   Шум улицы сразу же сошёл почти на нет. Мы очутились в тихом дворике, где в тени раскидистых клёнов возились в песочнице несколько малышей.
   - Сезам! - позвал дед. - Домой!
   Перед нами вспыхнула знакомая светящаяся рамка и в её проёме нарисовалось изображение дедовой квартиры.
   - Сезам, откройся! - выкрикнул дед и втянул меня за собой в комнату. За мгновение до того, как за нами схлопнулся экран, я успел заметить, вытаращенные глазёнки игравших в песке ребятишек. Видимо, их сильно поразило, что два человека буквально растворились на их глазах.
   - Значит так, - дед усадил меня и подвинул поближе столик со сладостями. - Вы тут передохните, чайку попейте, поразмышляйте в одиночестве, а я сей же час обернусь. Только Настёну разыщу. Я приблизительно знаю, где она может находиться, - и он нырнул во вновь развернувшийся экран с изображением того же дворика, откуда мы попали домой. Я увидел, как малыши, минуту назад видевшие наше исчезновение и до сих пор находившиеся в ступоре, с криком "Вайзмэн!" кинулись врассыпную, побросав в песке все свои игрушки. Я усмехнулся, представив, что они понарассказывают своим родителям: ведь они приняли деда за колдуна. Естественно, им никто не поверит, сочтя всё это детскими фантазиями. Да и кто в наше время поверит? Я бы и сам не поверил, расскажи мне кто-нибудь хоть часть из того, что со мной произошло только за сегодняшний вечер.
  
  06. С барского плеча
  
   И тут я осознал, что могу думать теперь свободно, не опасаясь, что в любой момент к тебе под черепушку заглянут и скажут: "Ага!"
   Я облегчённо вздохнул. Неприятная штука, доложу я вам, эта самая телепатия,! Но, если честно, неприятна она тогда, когда ею обладаешь не ты, а кто-то другой. Но если бы мне довелось!.. М-м!.. Тогда совсем другой расклад!..
   Ох и подленькое это желаньице - безнаказанно творить мелкие гадости! Подслушивать, подсматривать... И чтоб за это ничего не было... А? Ну, признайся, признайся! Ведь это только самому себе, ведь рядом-то - никого!
   Ну, допустим... Ну, есть. Есть она во мне, эта порочная жилка. Ну и что? Не я один грешен.
   Ох-ох-ох! И сразу - шасть! - за чужие спины! Каков? "Как все, так и я!" Избранничек! И что только дед в тебе нашёл?
   А, действительно, что? Он ведь так и не сказал. Ещё и астрологию зачем-то приплёл... Бесплатный-то сыр где бывает? Правильно: в мышеловке! Выходит, принимая этот несусветный дар, я сам за собою захлопываю дверцу мышеловки? Знать бы, хоть какой она вид имеет. Пока мерещатся одни сверкающие дали. Плюс ужасный кавардак в голове.
   "Чайку хряпнуть, что ли? - тоскливо подумалось мне. - Порядок в мыслях навести, да и вообще..."
   Под этим "вообще" я подразумевал своё отношение к происходящему. Чёткой позиции у меня до сих пор так и не было. Любопытство, желание чуда, вернее, желание поверить в чудо, - это всё было. Но сам себя я целостной личностью не ощущал. Мысли разбредались, как коровы у плохого пастуха.
   Я встал и нетвёрдой походкой продефилировал на кухню. Огляделся. Ничего особенного. Всё чисто, опрятно, всё на своих местах. Мало ли таких кухонь? Странными были сами хозяева.
   Ну!.. С ними мне ещё предстоит разобраться...
   "Или им со мной..." - проскользнула мрачная мысль. Я поставил чайник на плиту и вернулся в комнату.
   Вдруг вспомнилось, как я опарафинился в художественном салоне и стало жутко стыдно: что называется - дорвался. "Халява, сэр, халява!" Хорошо ещё Настя не видела, а то, вообще, - хоть провались!..
   "Да... Настя... - приняли мои мысли другое направление. - А девочка-то - ничего. Зацепила... Да и глаз радует: всё при ней... Только вот чего ждать от этой девочки?.. Да и от деда... Похоже, готовят они мне этакую изящную маленькую пакость..."
   Из кухни раздался свист. Закипел, дружочек? Что-то уж очень быстро. Я-то, по привычке, приготовился к томительному ожиданию, а он - ишь!..
   Как и следовало ожидать, божественный напиток восстановил моё душевное равновесие и растрёпанные чувства привёл в некое подобие порядка. Всё стало видеться уже в оптимистическом свете.
   Я допивал уже третий бокал, когда за моей спиной раздался скрип и тихий голос прошелестел:
   - Приятного аппетита...
   Я вздрогнул от неожиданности, пролил себе чай на колени и вскочил. Боль была ужасная, но то, что я увидел, заставило меня забыть о ней и застыть в удивлении.
   Вообще-то я полагал, что нахожусь в квартире один. Однако дверь, ведущая в соседнюю комнату, была теперь приоткрыта, и в её проёме стояло существо, всем своим видом напоминавшее маленькую, сантиметров сорок-пятьдесят от пола, обезьянку с головой Чебурашки из известного мультика. Оно стояло на задних лапах, выпучив огромные, на пол-морды, глазища и чуть поводя такими же, как у Чебурашки, несуразными ушами.
   - Лори... - снова прошелестел тот же голос, явно принадлежащий зверьку.
   - Что?! - обалдело спросил я. Чудеса твои, господи! Значит, мне не показалось: оно и впрямь разговаривает!
   - Я говорю: "Лори", - пояснил зверёк, подходя ближе. - Зовут меня так.
   - Ты откуда... взялся? - только и нашёлся я, чувствуя себя ужасно глупо, как если бы надумал разговаривать с хомячком или морской свинкой.
   - Из соседней комнаты, - невозмутимо ответствовал тот, мягкими кошачьими движениями перебираясь с пола на кресло, где недавно сидела Настя. - Надеюсь, позволите? - спросил он, указывая лапкой на поднос с конфетами и не сводя с меня глаз.
   Я медленно, в два этапа, кивнул, поражённо разглядывая неожиданного гостя.
   А он спокойно сгрёб с подноса оставшиеся конфеты, сложил их горкой перед собой, развалился в кресле и, прикрыв свои глазищи веками, принялся методично их уничтожать, равнодушно бросая бумажки рядом с креслом на пол. Судя по выражению его мордочки, он испытывал огромное удовольствие.
   - Почему вы на меня так смотрите? - наконец приоткрыл он один глаз. - Что-нибудь не так?
   И он ещё спрашивает!
   - Ты кто такой? - голос подвёл меня и из горла вырвался какой-то писк.
   Он перестал жевать и удивлённо вытаращил на меня уже оба своих блюдца:
   - Я ведь уже представился: "Лори". - Голос его скорее был похож на шуршание бумаги. Он опять прикрыл глаза и принялся смачно чавкать, жуя конфету. - А родом я с четвёртой планеты системы звезды, которую вы называете Капелла. Это из созвездия Возничего, - назидательно произнёс он, вновь вытаращив на меня свои прожектора. - Мы называем её Эойя.
   Час от часу не легче! Мало того, что эта ушастая обезьяна умеет разговаривать, что само по себе поразительно, так она ещё из себя инопланетянина корчит! У меня вновь возникло сильное ощущение, что меня попросту разыгрывают. Только непонятно, кто?
   - А здесь-то ты как оказался? - Я вновь обрёл твёрдость в голосе и приправил её изрядной долей сарказма.
   - Дед привёз, - Лори небрежно махнул своей лапкой, будто речь шла о каком-то пустяке. Он кинул в рот ещё одну конфету и опять бросил растерзанную обёртку на пол. - Два года назад. С тех пор здесь и живу. И очень даже неплохо. Конфет - во! - Он провёл лапкой по горлу. - У нас их там, - он ткнул пальцем в потолок, - и в помине нет. Одни сладкие корешки. - Он скорчил брезгливую физиономию. - Так за ними ещё и побегать надо! А по вкусу в сравнении с этим, - он ткнул пальцем в оставшуюся на столе конфету, - вообще ничто!
   Ну и дела! Не надо быть семи пядей во лбу, чтобы понять, что без браслета тут дело не обошлось. А иначе как всё это можно объяснить? Не дрессированная же кошка сидит тут передо мной и разглагольствует на космические темы? Да ещё и конфеты употребляет в неумеренных количествах. Ну, допустим, конфеты есть кошку научить ещё как-то можно, но где вы видели говорящую кошку? При том - неплохо говорящую! Осмысленно!
   - Значит, дед и на звёздах бывал? - затаив дыхание, спросил я.
   - Чаще, чем ты в магазине, - неожиданно перейдя на "ты", ответил Лори. - Я, правда, в этом участия не принимал. Мне, знаешь ли, и здесь неплохо. Но ведь я же не слепой: всё вижу и слышу. И про всех всё знаю! - неожиданно сверкнув глазищами, многозначительно добавил он, подняв кверху палец (я бы сказал "указательный", но у него их оказалось всего по три на каждой лапе... или руке?.. и я затруднился дать ему определение). Он закинул в рот последнюю конфету и опять перешёл на "вы": - Чайком не угостите?
   - Пожалуйста, - с готовностью отозвался я и, поставив перед ним чашку, наполнил её из заварного чайника. - Только вот с конфетами... - Я в смущении пожал плечами. Хоть все конфеты слопал он, но неловко было, почему-то, мне.
   - Да ладно, чего уж там! - Лори снисходительно махнул лапкой. - Я привык. В этом доме всё не слава Богу, - ворчливо добавил он, противореча своим недавним заявлениям насчёт неплохого житья.
   Он окунул нос в чашку, не сводя с меня глаз. Чтобы как-то заполнить неловкую паузу, я спросил:
   - Ну и как у вас там?
   - Где? - булькнул Лори.
   - Ну... На этой вашей... Эойе?
   Он фыркнул в чашку, вынырнул из неё и назидательно произнёс:
   - Эойя - это солнце! А планету, где обитает мой народ, мы называем Биэла!
   Его рожица при этом сморщилась, будто он собирался чихнуть. Видимо, это была снисходительная улыбка. Он вновь сунул нос в чай и оттуда донеслось булькающее:
   - Планетка - так себе. Ничего особенного.
   - А... насколько развита у вас... э-э... цивилизация? И есть ли она вообще на вашей... как?.. Би-э-ле?.. - с трудом вспомнил я новое название.
   Он поставил чашку на стол, откинулся на спинку кресла и сложил лапки на животе.
   - Твари мы очень сообразительные, - с усмешкой (если это была она) прошелестел он. - Но цивилизации в вашем понимании у нас нет. Образно говоря, мы идём по биологическому пути развития. Основной упор делается на гармонизацию отношений с окружающей средой. Да ты и сам в этом убедишься, отмахнулся он небрежно, опять переходя на "ты". - Как только браслет получишь.
   - Тебе и это известно?
   - Говорю же: не глухой и не слепой!
   - Так, значит, всё это правда?
   - Удивляюсь я на тебя! - хмыкнул Лори и сытно икнул. - Доказательств - куча! И всё равно какие-то сомнения.
   - Просто всё это ни в какие ворота... - начал я и не договорил: в метре от меня на уровне носа засияла яркая точка, развернулась в прямоугольник, в проёме которого возникло изображение какого-то богато убранного помещения, и в комнату шумно ввалились дед с внучкой.
   - А вот и мы! - весело объявила Настя, внося вместе с собой какой-то приятный запах и атмосферу праздника. В руках она держала ярко раскрашенную коробку, заметно оттягивавшую ей руки. - Принимай подарок! - она плюхнула коробку прямо мне на колени.
  Экран тихо фукнул и исчез.
   - Это что? - Коробка, действительно, имела немалый вес.
   - Открывай-открывай! - Настя, видя, что я сижу в нерешительности, схватила со стола нож и принялась безжалостно кромсать симпатичную упаковку. Это тот самый сюрприз! - напомнил дед, заползая на диван.
   Подарок привёл меня в неописуемый восторг! Настя знала, чем меня купить. Это была настоящая мечта меломана: коробка оказалась доверху наполненной пластинками рок-групп шестидесятых и семидесятых годов! Многим, конечно, радость моя покажется непонятной, но для меня это был сущий клад! Если вспомнить, что я по крохам собирал свою коллекцию записей с таких вот виниловых древностей, и порой эти записи не могли похвастать отменным качеством, что для настоящего меломана не последнее дело, то, наверное, можно понять мой радостный мандраж, когда в руках у меня оказались, так сказать, первоисточники.
   - Чего здесь только не было! И. что самое удивительное, каждая из пластинок, лежавших сейчас передо мной, была моей сокровенной мечтой, томившей меня все годы увлечения рок-музыкой. Здесь не было таких "вещей", о которых я мог бы сказать: "Не знаю, надо послушать". Буквально о каждой из них у меня уже было своё, пусть пристрастное, но представление. Каждая была или старой знакомой, где-то когда-то слышанной, или информация о которой возбуждала все годы тоскливую мечту: "Вот бы достать!.".
   - Слу-у-шай... - Я трясущимися руками гладил вожделенные конверты. - Где ты всё это взяла?!
   - В магазине, - просто ответила Настя, будто речь шла о какой-то безделице. - Там их на каждом углу...
   - Но подбор! - воскликнул я, не дослушав её. - Откуда тебе известно, что именно мне было нужно?!
   - Нет ничего проще! - лукаво улыбнулась Настя. - У тебя над магнитофоном висит такой списочек: "Хочу достать!" Как будто специально для меня. Припоминаешь? - Я кивнул, не выходя из восторженного транса. - Оставалось только всё аккуратненько переписать. Ты доволен? - Она подсела ко мне на подлокотник.
   - Настя... Можно я тебя... поцелую? - растроганно и смущённо спросил я, подняв на неё глаза. В ответ она молча подставила щёку и я звонко чмокнул её. Она весело рассмеялась, чуть покраснев.
   - И чего радуются? - услышал я над ухом разочарованный шелест Лори. - Я-то думал чего съедобное... - Он всё это время сидел на спинке кресла и с любопытством заглядывал через моё плечо, щекоча своими плюшевыми ушами.
   - Во нахал! - Настя легонько щёлкнула его по носу, что ему ужасно не понравилось. Он сразу спрыгнул с кресла и направился к своей двери. - Питается практически одними сладостями и всё-то ему мало. Кстати, я смотрю, вы уже познакомились?
   - Да уж, - остановился Лори в дверях. - Имели такое удовольствие...
   - Что такое? - удивилась Настя. - Успели поцапаться?
   Я отрицательно потряс головой, а Лори небрежно процедил:
   - Нет, с ним всё в порядке. Можно пользоваться. Любопытен в меру. Но всё же не мешало бы нас и представить друг другу. Самому приходится всем заниматься.
   - Каков деятель, а? - кивнула Настя. - До тебя ль, голубчик, было!
   Тот ничего не ответил. Только печально посмотрел долгим взглядом, будто хотел этим что-то сказать, и скрылся за дверью.
   - Штучка ещё та! - покачала Настя головой и села в кресло. - Ну что, дедуля, начнём?
   Дед, за секунду до этого сиявший, как медный пятак, вдруг стал серьёзным. Он посмотрел на часы и сказал:
   - Время ещё есть. Ты это... Выйди пока куда-нибудь. Хоть на кухню. Хоть вон к любимчику своему, - кивнул он на дверь, за которой скрылся Лори. - А нам с молодым человеком надо малость покалякать.
   "Вот она! - ёкнуло моё сердце. - Расплата за удовольствие..."
   - Хорошо. - Настя обожгла меня многозначительным взглядом. - Я пока на кухню - соображу чего-нибудь перекусить.
   - Вот-вот, - согласился дед. - И постарайся не подслушивать.
   - Де-е-еда! - укоризненно протянула девушка. - Как ты можешь?..
   - Могу-могу, - дед нетерпеливо пошлёпал её пониже спины, сконфузив этим не столько её, сколько меня. - Иди.
   Настя закрыла за собой дверь и вызывающе громко загремела посудой. Дед с лёгкой усмешкой посмотрел ей вслед и печально вздохнул:
   - Ну что, Володя, теперь я могу ответить на твой невысказанный вопрос: а что же взамен? - Я сильно покраснел и, сам того не замечая, стал тщательно разглаживать ладонями с таким трудом наведённые стрелки на брюках. - Да ты не смущайся, ни в чём постыдном я не собираюсь тебя уличать. Просто эта мысль гвоздём сидит в твоей голове. Всё правильно, бесплатного ничего не бывает. Но плата на этот раз будет не совсем обычная.
   - Я понимаю... - упавшим голосом проговорил я, кивая.
   - Да нет, не понимаешь. - Дед суетливо поёрзал в кресле. - Платой за обладание браслетом будет слово.
   Мне показалось, что я ослышался:
   - Слово?
   - Вот именно: слово. - Он опять вздохнул. - Дело в том, что у меня к тебе просьба сугубо личного свойства. Последняя, так сказать, воля умирающего.
   - Умирающего?! - поразился я. - Что за фантазии? Вы ещё довольно... гм!.. свежо выглядите.
   - Ты не смотри на мой внешний вид, - вяло усмехнулся дед. - Стоит мне только снять браслет, как сразу же начнётся катастрофический процесс старения. Ты же знаешь, сколько мне лет. И, если б не эта штучка, - он любовно погладил браслет, - черви б меня давно уж съели.
   - Так какая же необходимость?! - испугался я. - Носите, ради Бога! Получается, что я буду виновником вашей смерти?!
   - Нет-нет-нет! - поспешно заявил дед. - Даже и не смей так думать! Я довольно пожил и, скажу честно, устал. Хочется на покой. Тело, знаешь ли, обременяет. Хочется вновь ощутить себя бестелесной сущностью в просторах бескрайней Вселенной.
   - Но ведь Вселенная, если я правильно вас понял, и так у ваших ног?
   - Верно, - печально усмехнулся он. - Но не будем забывать, что это только материальный мир. А более тонкие миры так и остаются недосягаемыми. А человек, как малая частица Божья, время от времени должен вливаться в общий хор астральных сущностей, поющих вечную Славу Всемогущему Господу.
   - О чём это вы?..
   - О реинкарнации, мой дорогой друг. Слышали, надеюсь, такое слово?
   - Это что-то... из древней Индии?..
   - Почему "из древней", и почему "из Индии"? "Реинкарнация" - да, слово индийское, но суть-то? Человек периодически посылается в этот бренный мир для дальнейшего роста и совершенствования духа. Подрос - получил следующую жизнь получше, а если жил, лишь ублажая собственное брюхо, - соответственна и награда.
   - Вы это серьёзно? - Как я ни старался, в моём голосе всё равно слышалось недоверие.
   - М-да... - Дед покачал головой. - В этом вопросе у вас, надо признать, существенный пробел... Ну, да ничего, - он повернулся к книжному шкафу, царившему в комнате надо всем. - Моя библиотека - в вашем распоряжении. На досуге советую интересоваться. Таких книг вы уже нигде не найдёте. Умному человеку тут есть чего почерпнуть, над чем поразмыслить. Кстати, - несколько оживился он. - Вот древние хранители информации. Они сразу привлекли ваше внимание, помните? - Он указал на ряд толстых засаленных книг. - Так вот это - мои дневники, куда я заносил более-менее регулярно все, сколько-нибудь значимые события своей жизни.
   - Все две тысячи лет? - поразился я.
   - Да, мил человек, все две тысячи лет. Это занятие очень организует мышление. Советую почитать на досуге. Здесь найдутся ответы на многие вопросы, которые возникнут у тебя по ходу твоей жизнедеятельности. А проиллюстрирует их всё тот же браслет. Как тебе уже известно, он способен заглянуть и в прошлое, и в будущее.
   Да... Но мы отвлеклись. Давай-ка о главном. - Он опять протяжно вздохнул. - Ты, наверное, уже догадался, что кроме Настеньки, у меня никого нет. И дороже - тоже. Так вот у меня к тебе будет одна-единственная просьба... Хотя, нет, их будет две. Но вторая не столь существенна по сравнению с первой и не составит для тебя труда.
   А суть в следующем. Никогда и ни при каких обстоятельствах не бросай её. Она тебе ещё очень пригодится. Я вижу, вы друг другу вроде как приглянулись. - Он внимательно посмотрел мне в глаза, произнеся последнюю фразу то ли утвердительно, то ли вопросительно.
   - Надеюсь... - покраснел я и потупился. А в голове помимо моей воли пронеслось: "И только-то?"
   - Как это понимать? - удивлённо взметнулись брови деда. А я испугался: к какой фразе относился вопрос? К первой, что прозвучала вслух, или ко второй, что выскочила внутри меня? Решив валять Ваньку до конца, я с дрожью в голосе проговорил:
   - Надеюсь, что я ей тоже... не противен...
   Дед лукаво заулыбался:
   - А как ты думаешь: чья прихоть привела тебя в наш дом?
   Я смутился ещё больше.
   - Ну... Настя говорила, что привела меня по вашему... по вашей просьбе.
   - Ага, ты её больше слушай! - усмехнулся дед в усы. - Дело-то как было? Пока я корпел над гороскопами своих гипотетических преемников, Настенька, частенько бравшая у меня браслет якобы "покататься", нашла тебя сама и без всяких гороскопов. И вот однажды, когда я уже отчаялся в своих поисках, она подсунула мне как бы невзначай твои данные. Я был сражён буквально наповал, насколько идеально вписывался твой гороскоп в требуемые условия. Соответствие было просто поразительным! Большего мне и не надо было. Я скоренько сорганизовал вашу встречу, а дальше ты всё знаешь.
   - Значит, - догадался я, - мой гороскоп и был причиной того, почему выбор пал именно на меня?
   - Ну конечно! - просиял дед.
   - А... Настя?..
   - Что - "Настя"?
   - Ну... - Я сильно волновался, даже сам плохо понимая, почему. - Чем руководствовалась она, когда... - Слова получались всё какие-то корявые.
   - А! - сообразил дед. - Здесь повинно только женское сердце. Могу тебя успокоить: в гороскопах она смыслит, как ты выразился, "на уровне ученика первого класса". Нахваталась от меня верхушек. Так что составить твою карту она бы не смогла, даже если бы и захотела. Всё это хорошо, - вздохнул дед, - но вот совместимость ваших гороскопов вызывает у меня большие опасения. Этим и продиктована моя просьба к тебе. Прежде, чем идти на конфликт, десять раз подумай: "А стоит ли?" И сразу вспомни меня. И моё условие... Ну так как? Приемлемо ли оно?
   Я протянул ему руку и, когда его сухонькая ладошка оказалась в моей, с чувством произнёс:
   - Можете на меня рассчитывать!
   Дед расцвёл и, облегчённо вздохнув, откинулся на спинку.
   - Другого ответа я и не ожидал. А, кстати, знаете ли вы, откуда у меня Настенька? - При этих словах он понизил голос. - Она сама не любит об этом вспоминать. Это очень длинная и печальная история. Если она вас заинтересует, её описание вы найдёте в моих дневниках. Ну, а сейчас, - он посмотрел на часы и громко позвал: - Настенька!
   - Можно вопрос? - после секундного колебания решился я.
   - Отчего же? - с готовностью отозвался дед. - Сколько угодно! - Он приветливо протянул руки вошедшей Насте и усадил рядом с собой, благо, кресло было обширным, а места дедок занимал всего ничего. Настя подозрительно оглядела нас, как заговорщиков, но ничего не сказала.
   - Я хотел спросить, почему вы всё время поглядываете на часы, будто боитесь куда-то опоздать, или... или, может быть, ждёте кого-нибудь?
   Вместо ответа дед вскочил с насиженного места и подбежал к простенку между окнами, часть которого была занавешена небольшой по размерам шторкой, будто прикрывала маленькое окошко между большими.
   - Смотрите сюда, - он отдёрнул шторку и глазам моим открылась испещрённая цветными линиями какая-то схема. - Вам это знакомо?
   Я тоже встал, подошёл поближе и внимательно вгляделся.
   - Да, пожалуй... - кивнул я, всё же чуть сомневаясь в правильности своей догадки. - Это карта планетных транзитов?
   Дед довольно улыбнулся:
   - Правильно. И, насколько я знаю, у тебя такая тоже имеется?
   - Ну, - смутился я. - Не совсем такая и не совсем имеется. Она закончилась в прошлом месяце, а продолжить - руки не доходят.
   Естественно, по чёткости исполнения моя карта не шла ни в какое сравнение с дедовой.
   - Видишь вот этот переплёт? - Дед ткнул пальцем в то место на карте, где сходились несколько линий в одну точку. - Это - так называемая конъюкция или соединение планет. Она созревала давно и на сегодня приходится её пик. Об этом дне ещё Иисус мне намекал: мол, если надумаю к этому времени отдохнуть от мирских забот, то эта дата - самая подходящая для передачи браслета достойному претенденту. Преемника, слава Богу, мы сообща нашли, - он хитро покосился на внучку. - Осталось выдержать время. А времени у нас осталось не так уж и много. Как только весь этот стеллиум начнет пересекать Небесный Меридиан, так мы с тобой и обменяемся ролями. Примешь от меня эстафету.
   Теперь - о той самой второй моей просьбе. Как я уже имел честь упомянуть, стоит мне только снять браслет с руки, то сразу же начнётся молниеносный процесс старения. Одна за другой начнут отключаться жизненно важные системы организма. И, буквально за каких-то час-полтора, от меня останется лишь кучка смердящего праха.
   Пока он произносил последние слова, Настя сильно изменилась в лице: на глаза навернулись слёзы, губы задрожали, она порывалась что-то сказать, но дед проговорил с нажимом:
   - Так вот: я принял решение! Не перебивай меня, дослушай до конца!.. Я принял это решение, чтобы избавить вас от всех этих не совсем приятных забот. - Дед явно волновался: его сильно сбивало с делового настроя раскрасневшееся лицо внучки, для которой, видимо, всё это было большой новостью. По её щекам уже текли ручейки слёз и глаза смотрели с непередаваемой мукой. - Твой любимчик, - дед кивнул на дверь Лори, - не однажды рассказывал мне, что на их планете существует не совсем обычный способ ухода в мир иной. Там обитают такие осьминогоподобные полурастения-полуживотные, которые усыпляют жертву и она, не испытывая неприятных ощущений, медленно растворяется в окружающей среде...
   - Деду-у-уля!!! - страшным голосом закричала Настя, прижав к груди крепко сжатые кулачки и тряся головой. - Что ты такое говоришь?!!
   - Ну вот, - расстроился дед. - Я так и думал. Потому и не знал, как к тебе подступиться с этим разговором. - Он прижал её голову к себе и, гладя по спине ладошкой, приговаривал: - Ну, не плачь, не плачь, дурёха! Посмотри, какую замену я себе оставляю!
   Она зарыдала ещё сильнее.
   - Ну зачем? Зачем уходить?! - причитала она. - Не надо ничего, никакого браслета! Живи с нами! Я не хочу!
   Дед слегка отстранился и с добродушной усмешкой промолвил:
   - Вы на неё только посмотрите: "Хочу", "Не хочу". Надо! - твёрдо сказал он. - Хватит, пожил я на этом свете. Повидал... Есть такое понятие - усталость. Душа моя устала таскать это старое тело. Свободы хочется. Говорили мы с тобой уже на эту тему.
   - Когда? - едва разобрал я среди рыданий.
   - Ну как "когда"? Часто. Я уж и не упомню...
   - Так ведь... - всхлипывала Настя. - Так ведь это... были... отвлечё-о-онные разговоры! - и она вновь зашлась в сотрясавших её рыданиях.
   Можете представить, как себя чувствовал я? Препогано чувствовал, надо сказать. Потенциальным убийцей. Ещё не состоявшимся, но уже убийцей. Обречённым на убийство.
   - Может, и впрямь не надо? - попытался я хоть как-то выправить ситуацию.
   Но реакция деда оказалась неожиданно бурной и резкой.
   - Что?! - возопил он. - И ты туда же?! - Он отлепил от себя рыдающую внучку, вскочил и забегал по комнате, заложив руки за спину и бросая на нас гневные взгляды. - Это что же получается? Всё зря? Вся моя работа, все мои надежды - коту под хвост?! Ну нет! - Он даже ногой притопнул. - Всё равно будет по-моему! А ты не плачь! Хватит! Развела тут мокроту! Ну-ка! - Он вытащил из кармана носовой платок и принялся старательно вытирать слёзы на лице у Насти, оторопевшей от неожиданной смены настроения деда. - Эх ты, нюня! - уже более миролюбиво проговорил он, поворачивая её голову из стороны в сторону. - Вот так! А то сговорились тут, понимаешь! Одна: "Не хочу!", другой: "Не надо!" Мне лучше знать, надо или не надо. Ты сам не представляешь, о чём речь ведёшь, - принялся он вновь соблазнять меня. - Вот попробуешь раз, да другой, тебя потом за уши не оттянешь - так привыкнешь к нему!
   - Да я чё? - потерянно бубнил я, пожимая плечами. - Разве я отказываюсь? Я просто хочу, как лучше...
   - Вот именно: как лучше! А глупости эти, насчёт убийцы-то, из головы своей выбрось! Привык всех собак на себя навешивать, виноватым за всех себя считать! А на неё ты не смотри! Погорюет и отойдёт! Бабьи-то слёзы - они лёгкие. Ещё как жить будете! Это я вам гарантирую!
   Я уловил на себе взгляд Насти. Буквально мельком. Было в нём всё: и ужас, и мольба о помощи, и что-то ещё. Но вот это "что-то" я и не сумел прочитать. Не успел. Она опять спрятала лицо в ладонях и её густые волосы рассыпались по вздрагивающим от беззвучных рыданий плечам.
   - Ну так, дети мои, - подвёл дед черту. - Долгие проводы - многие слёзы. Будем прощаться!
   Настя вскочила и кинулась ему на шею, причитая горячим шёпотом:
   - Деда... Дедулечка!.. Ты бы хоть раньше сказал... А то ведь... Как нехорошо получается!.. - И она вновь залилась слезами.
   - Слушай меня внимательно, - обратился дед ко мне, не в силах оттолкнуть от себя внучку. - Видишь этот пейзаж?
  На прежнем месте вспыхнул экран. Но теперь на нём возникло изображение экзотической местности. Собственно, местности, как таковой, видно не было. Всю панораму загораживали густые заросли, вплотную подступавшие к кромке экрана. Ветви растений, действительно походившие на щупальца осьминогов, находились в постоянном движении, натыкались друг на друга и вздрагивали при этом как бы от брезгливости. Движение происходило вовсе не от ветра. Это были осмысленные, если здесь вообще применимо это слово, поиски жертвы. Как бы подтверждая моё наблюдение, по экрану промелькнуло нечто цветастое, формой отдалённо напоминающее кленовый лист. Молниеносный бросок нескольких бичей (язык не поворачивался назвать их ветвями) превратил изящное существо в осклизлые ошмётья, судорожно извивавшиеся в хищных объятиях щупалец.
   Жуткое, однако, местечко! Один только вид этих "милых" кустиков вызывал омерзение. Бледно-фиолетовые змеи в мою ногу толщиной кишмя кишели перед нашими лицами, закрывая своей неаппетитной массой весь обзор. Я поёжился, глядя на это безобразие.
   - Это и есть планета Биэла, - сказал дед, наблюдая за тем, как меняется выражение моей физиономии.
   - И вы хотите... туда? - понизив голос чуть ли не до шёпота, спросил я.
   - Не так страшен чёрт, как его малюют, - улыбнулся дед. - Главное ведь - не внешний вид, а результат.
   - Результат... чего? - всхлипнула Настя, насторожённо косясь через плечо деда на экран.
   - Результат их деятельности. Они так любовно обсосут мои косточки, что я ничего и не почувствую.
   - Де-да!!! - брезгливо дёрнулась Настя и сердито плюхнулась в кресло. - Как ты можешь так... шутить?!!
   Она судорожно вздохнула и уронила голову на колени, обхватив её руками.
   - Ладно, детки, - он погладил Настю по голове и взглянул на часы. - Пришла минуточка. - Он повернулся ко мне: - Сейчас я передам тебе браслет, а ты сразу же откроешь проход на ту сторону. Откроешь буквально на секунду. Ровно настолько, чтобы я успел пройти. И сразу же закроешь. Не медли. Видишь вон те ленточки и полоску, что снуют между ветвями в воздухе? Это отъявленные проныры. Зазеваешься - и выкурить их отсюда будет довольно сложно. Ты всё понял? - строго спросил он.
   Я молча тряс головой, выражая полную покорность и согласие.
   Дед критически оглядел нас:
   - М-да... Состояние, конечно, у вас... Ну-ка, повтори, что ты скажешь, как только браслет окажется на твоей руке?
   - "Сезам, откройся!" - не моргнув, выдал я.
   - И всё? - нехорошо прищурился дед.
   - Ну, и это... "Сезам, закройся!" - смущённо промямлил я.
   - Вот этого я и боялся, - цыкнул дед недовольно. - Запомни: обе команды должны последовать друг за другом буквально сразу же, лишь только я переступлю порог!
   - Понятно...
   - Понятно тебе... - ворчливо передразнил он. Потом вздохнул, окинул долгим взглядом, как бы прощаясь, своё жилище, наклонился, чмокнул Настю в макушку, потрепал задумчиво её по волосам и сказал: - Давай руку!
   Эта команда относилась ко мне.
   Я подскочил и с готовностью протянул ему правую руку.
   - Да не ту! - поморщился дед. - Левую. Так удобнее, - пояснил он, встретив мой недоумённый взгляд. - На правой мешать будет. Да и поберечь машинку не мешает. Другую такую в магазине не купишь!
   Я беспрекословно подал ему другую руку, сильно мандражируя. Он стянул "ремешок" со своей руки и ловко набросил на мою. При этом изображение на экране исчезло и появилось вновь. Браслет плотно, но не сильно, обхватил моё запястье.
   Я сильно вздрогнул: всё моё тело, от лысины до самых дальних закоулочков, пронзили микроскопические молнии. Это оказалось не столько неприятным, сколько неожиданным.
   - Ничего-ничего... - услышал я внезапно изменившийся голос деда. - Это адаптация... Браслет вживается... в твой... организм... - Он тяжело ронял слова.
   Я поднял на него глаза. Усы его печально повисли, глаза глубоко запали и вокруг них появились страшные чёрные круги. На меня смотрела сама смерть. От борзой стати деда не осталось и следа. Он сильно сгорбился, как под непосильной ношей, и едва стоял на заметно дрожавших ногах.
   - Что... хорош?.. - мрачно усмехнулся он и медленно отвернулся к экрану. - Ну, давай... что ли?.. - с усилием прохрипел он.
   Настя, вжавшись в кресло, широко раскрытыми от ужаса глазами наблюдала за происходящим.
   - Сезам, откройся! - севшим голосом сказал я.
   В лицо ударило парным свинарником. Я чуть не задохнулся от ужасной вони.
   "Господи! - в испуге подумал я. - Какая мерзость!"
   Пока я в прострации оценивал парфюмерные достоинства аммиачной атмосферы Биэлы, дед переступил через край экрана. Он сделал всего один шаг - и это всё, на что хватило его угасающих сил. Ноги его подкосились, он упал на колени, но дальнейшему его продвижению к поверхности планеты воспрепятствовали "заботливые" обитатели местных джунглей: мощный бросок хищных щупалец - и хилое тельце деда, взмыв над зарослями кровожадных аборигенов, мгновенно исчезло из поля нашего зрения.
   "И это называется ласковое усыпление?!" - ужаснулся я.
   Хоть я и обещал деду не зевать, всё же замешкался на секунду-другую: очень уж страшным было зрелище. Этим воспользовалась какая-то вёрткая тварь, оказавшаяся вовсе не одной из тех полосатых лент, что мельтешили на небольшой высоте и о которых предупреждал дед. Наша гостья походила на засохший корешок молодого деревца, да и вынырнула она прямо из-под почвы, которая больше напоминала заплесневелые опилки, нежели землю в нашем понимании.
   Она тут же переметнулась на нашу сторону и с аппетитом вцепилась в Настину ногу.
   - Сезам! Закройся!!! - в ужасе выкрикнул я и кинулся на помощь девушке.
   Но я не успел: меня попросту опередили. Из-под моего кресла метнулась коричневая тень и пострадавшую ногу облапили огромные уши Лори. Послышался громкий "чвак!" и непрошеной гостьи не стало. Спаситель с победным видом зыркнул на меня своими глазищами и вскарабкался на кресло. Потом лениво развалился на нём и со вздохом заявил:
   - Земные сладости всё-таки лучше!
   Ему никто не ответил. Настя с отрешённым видом сидела на краешке кресла и по её щекам текли слёзы. К моему удивлению это маленькое происшествие оставило её совершенно безучастной.
   Что же до меня, то я, невзирая на мучительные приступы совести, напряжённо прислушивался к тому, что творилось внутри меня. И там было к чему прислушиваться! Тело моё наливалось энергией, как переспелый плод. Казалось, что я вот-вот лопну и из меня во все стороны брызнет лучистая энергия! Сердце стучало ровно и уверенно, мощными толчками сотрясая всё моё существо.
   И радость. Вовсе неуместная сейчас радость распирала меня. Хотелось петь и смеяться, дурачиться и любить всех и вся! Нечто подобное я испытывал во время работы над картиной, когда меня посещало вдохновение. Однако тогда его хватало ненадолго, всего на несколько минут, после него оставался лишь след приятных воспоминаний. А сейчас я гудел, как перегруженный трансформатор, и чувствовал в себе небывалый прилив сил. Не только физических, что было неудивительно, памятуя о том, что мне понарассказывал дед, но и сил духовных. И присутствовало твёрдое убеждение, что хватит их очень и очень надолго.
   Но стоило мне взглянуть на убитую горем Настю, как становилось ужасно стыдно. Мне бы сейчас посочувствовать, сказать что-нибудь ласковое, или, хотя бы, ободряющее, но в голову ничего такого не приходило: избыток энергии пьянил.
   Однако я решил попытаться.
   - Настя... - тихо позвал я, но она в ответ только дёрнула плечом: отвяжись, мол.
   Ну и что прикажете делать?
   Не так себе я всё представлял. Совсем не так.
   Я растерянно посмотрел на безутешную девушку и опустился в кресло, едва не раздавив при этом расположившегося там Лори.
   - Ну, знаешь ли! - завопил он. - Деда на тот свет спровадил, так теперь и до меня добираешься?!
   Я и не предполагал, что он может так громко кричать.
   - Извини, пожалуйста, - смутился я. - Я не хотел...
   Настя подняла заплаканное лицо.
   - Лори! Ну какой же ты... негодяй! - с чувством сказала она. - При чём здесь он? - Она вытерла слёзы и встала. - Или извинись, или...
   - Или "что"? - с вызовом произнёс "негодяй".
   - Или уходи отсюда! - Настя даже ногой притопнула.
   - Подумаешь! - фыркнул тот, снова переходя на шелест. - Отблагодарила! - Он подбоченился и заковылял к своей двери.
   - Вот... стручок! - Настя беспомощно глянула на меня. Глаза её были красными и припухшими от слёз.
   - А ты с ним не очень-то церемонишься, - пробормотал я, чтобы хоть как-то завязать разговор и выйти из патовой ситуации.
   Но она сразу пресекла мои потуги. Положив руку мне на грудь, она посмотрела мне в глаза и ласково прошептала:
   - Ты это... не суетись. Я тебя ни в чём не виню... Это всё дед... Он хоть бы предупредил... А мне сейчас нужно время, чтобы прийти в себя... - Она всхлипнула. - Я дедушку очень люблю... любила... - поправилась она. - Мне надо побыть одной...
   - Может... я... пойду тогда?.. - не нашёл я ничего лучшего предложить.
   Отведя глаза в сторону, она медленно кивнула:
   - Только ты не сердись...
   Я пошёл в переднюю. Настя тенью последовала за мной. Когда я уже заканчивал процедуру облачения, из-за двери показались уши Лори:
   - Мыслитель! - Их обладатель покрутил пальцем у виска. - Браслет на руке, а он собирается чесать пешком в этакую даль! - И он тут же исчез.
   - А ведь и правда! - ахнула Настя. - Ты ведь отсюда можешь прямо домой... Ведь поздно уже...
   Я браво усмехнулся:
   - А что со мной теперь может случиться? - Я скосил глаза на браслет. - С такой-то защитой? Да и вообще, пройтись надо, развеяться. Голова - кругом идёт. Да и подумать есть над чем.
   Настя подошла вплотную, положила обе руки мне на грудь и, не поднимая глаз, печально и тихо спросила:
   - Завтра... придёшь?
   У меня перехватило дыхание:
   - А можно?
   - Глупенький! - сквозь слёзы улыбнулась она. - Ты меня не так понял. Конечно же можно!
   - Обязательно приду! - тряхнул я головой, моментально воспрянув духом. - А ты это... когда дома-то будешь?
   Она пожала плечами:
   - Весь день. Мне идти некуда...
   Снизу раздался писк Лори:
   - Эй, деятель! А игрушки свои забыл! - Он держал в лапе одну из подаренных Настей пластинок.
   Я растерянно посмотрел сначала на него, потом Насте в глаза и спросил, испытывая неловкость:
   - Может... завтра? А то... нести далеко... да и неудобно...
   - Ну конечно! - Она будто даже обрадовалась, и в глазах её появилась лукавинка: - Будет лишний повод прийти...
   Я удивлённо поднял брови:
   - Да я в любом случае приду!
   - Ну вот и ладненько, - она поправила на мне шарф. - Ступай...
   Дверь за мной тихонько закрылась, и я спохватился только на лестнице:
   - Спокойной ночи!
  
  07. Курить вредно!
  
   Я полагал, что приключения на сегодня закончились, но, оказалось, что это не совсем так. Судьба сыпала ими сегодня на мою голову, не переставая, будто испытывая меня на прочность. Наверное, и впрямь прав был дед, тыча пальцем в карту: стеллиум работал в полную силу. Планиды сошлись над моей головой пучком.
   Не успел я сделать и десяти шагов от подъезда Настиной пятиэтажки, как услышал хриплый прокуренный голос:
   - Эй, мужик! А ну, постой!
   От стены дома отделились три тени и в тусклом свете уличного фонаря сформировались в трёх "джентльменов" похабного вида. Они перегородили мне дорогу своими неуверенно стоящими на ногах телами.
   Честно говоря, в другое время я бы струсил. Но только не сейчас. Мне стало даже любопытно, что из этого всего получится.
   Дыхнув на меня перегаром, один из "джентльменов", качаясь, "вежливо" изрыгнул:
   - А ну, дывай с... сиг... рету!
   Я покачал головой:
   - Не курю.
   Это вызвало дикое ржание всего "джентльменского" собрания:
   - А у тебя и не спрашивают, куришь ты, или нет! Давай, г... хрю!
   Мерзкая рожа приблизилась ко мне вплотную и он схватил меня за отворот куртки, стараясь за мой счёт удержать равновесие.
   Я спокойно, всё так же держа руки в карманах, возразил:
   - Я не могу дать то, чего у меня нет.
   - Ах, какой мы раз... гых... ворчивый! - деланно восхитился "джентльмен". Он, наконец, нашёл повод почесать кулаки.
   И тут произошла удивительная вещь. Он размахнулся, чтобы ударить меня в лицо, но удара не получилось. Между его кулаком и моим носом проскочила фиолетовая искра и здоровенный детина, превосходивший меня весом чуть ли не вдвое, отлетел на добрый десяток метров, причём, падая, он сильно ударился головой об асфальт, дёрнулся пару раз и затих.
   Двум его шестёркам курить сразу же расхотелось. Они тупо посмотрели на неподвижно лежащего собутыльника, потом с уважением - на меня и спешно ретировались, забыв о предводителе.
   Я счастливо улыбнулся, мысленно поблагодарил браслет за заботу и, шумно вдохнув чистый ночной воздух, пружинистой походкой зашагал домой.
  
  08. От радости в зобу дыханье спёрло
  
   Уснуть в эту ночь мне так и не удалось. Собственно, и не хотелось. То ли сказывалось возбуждение бурной ночи, богатой впечатлениями, то ли таково было действие браслета на мой организм (что вероятнее всего), но, и по дороге домой, и уже вернувшись к себе, я ощущал себя сильно сжатой пружиной. И, конечно же, мне не терпелось испытать машинку в действии. Рассказы и показы - это хорошо, но я чувствовал крайне жгучую необходимость всё проверить самому.
   Сгорая от нетерпения, я почти бегом добрался до своей квартиры, трясущимися от возбуждения руками вставил ключ в замочную скважину и повернул его. "Логово" приняло меня в свои недра.
   Сбросив, где попало, куртку и обувь, я с ходу плюхнулся в кресло и только теперь сообразил, что совершенно не имею понятия, куда я, собственно, собрался? И, вообще, что намерен делать?
   А тут ещё "загребло" не вовремя: "верный мой брегет" напоминал, что пора бы и пополнить запасы так неразумно расходуемой на всякие треволнения энергии.
   Честно говоря, я был удивлён: мне представлялось, что теперь-то уж я не должен испытывать недостатка в энергии. Скорее всего, сказывалась привычка гасить стрессовое состояние чем-нибудь вкусненьким.
   Ну что ж, за трапезой и приведём свою основательно взъерошенную нервную систему в порядок, да и с программой на ближайшее будущее определимся.
   Я прошёл на кухню и зажёг свет. Тараканы недовольно разбежались со стола, где в живописном беспорядке валялись остатки моей вечерней трапезы. Стало противно, и я сгрёб всё в мусорное ведро. Поставив чайник на плиту, тоскливо огляделся в поисках чистого бокала.
   "Не мешало бы, конечно, и посуду помыть, - вздохнул я. - Хоть назло тараканам".
   "Потом! Потом! - стучало в такт сердцу. - Перехвати чего-нибудь и - за дело!"
   Я заглянул в холодильник. Оттуда на меня печально посмотрел одинокий заплесневелый сырок.
   "М-да... Не густо..."
   И тут меня осенило:
   "Ну, какой же я идиот! Ведь я сейчас вполне могу позволить себе закатить королевскую пирушку! Светский, так сказать, ужин. Или завтрак?"
   Будильник, натужно поскрипывавший на холодильнике, показывал два часа. Естественно, ночи. Самое время для грабителей.
   "Чего телишься? - подтолкнул я себя. - Давай!" - И несмело позвал:
   - Сезам...
   Окно с засаленной занавеской обрамилось светящимся контуром.
   - Ну-ка, Сезамчик, давай потихоньку вперёд... - При этом я нервно сглотнул.
   Окно вместе с занавеской и ползающими по ней тараканами двинулось навстречу и, соприкоснувшись с плоскостью экрана, растаяло, растёкшись по ней чернильной темнотой ночи.
   Это можно было сравнить с видом через лобовое стекло движущегося автомобиля, с той лишь разницей, что "стекло" это было побольше размером и "автомобиль" мой, не разбирая дороги, пёр через ночь, пронзая насквозь попадавшиеся навстречу дома и предоставляя моему взору подробности их внутреннего убранства.
   Везде, естественно, уже спали. Только в одной квартире, больше походившей на мусорный контейнер, дым стоял коромыслом, и несколько пьяных мужиков и баб в грязном нижнем белье, а некоторые и вовсе без него, сосредоточенно резались в карты, сопровождая игру отборнейшим матом. Под столом валялось несколько пустых бутылок, а на столе сиротливо стояла одна, видимо, последняя, в обществе захватанных и давно немытых железных кружек.
   Всё это промелькнуло, оставив только фотографический отпечаток того, что я успел разглядеть.
   А браслет нёс меня дальше.
   Чтобы прекратить не совсем приятное созерцание чужой частной жизни, я свернул на дорогу и понёсся над ней на высоте метр-полтора.
   - Налево... - тихо направлял я движение. - Теперь направо...
   Дорога была знакомой: я искал магазин.
   - Вот он! Теперь давай прямо внутрь...
   Браслет проехал сквозь витрину.
   - Стоп! - Мы упёрлись в стеллажи с продуктами. - Сезам, откройся!
   Я протянул руку и, не вставая с кресла, на котором сидел во время полёта через спящий город, взял с полки несколько целлофановых пакетов с конфетами, вафлями и пряниками.
   В этот момент в углу под стеллажом что-то зашуршало. Я вздрогнул:
   "Попался!"
   Но это оказалась всего лишь крыса, испугавшаяся не меньше моего и улепётывавшая теперь во все лопатки прямо через зал. Не ожидала, видать, что здесь может объявиться кто-то среди ночи.
   "Струсил, милок? - усмехнулся я над собой. - Воришка несчастный!"
   Невдалеке находился прилавок со спиртными напитками. Бутылки стояли ровными рядами, гордые, исполненные собственной значимости. Я представил, как бы сейчас прыгала от радости та пьяная компания, которую я видел только что по дороге сюда, подбрось я им с десяток этих экземпляров: аист принёс...
   "Щас! Только шнурки поглажу!"
   Я спрыгнул в зал и подошёл к стеллажу с молочными продуктами. Взял пару пачек масла, сырков несколько штук и три банки сгущёнки. Больше в руках не уместилось.
   "Всё. Хватит. Пока и впрямь не застукали".
   Я забрался со всем награбленным добром обратно к себе на кухню и дал отбой браслету.
   "Ну вот, - я торжественно отворил дверь холодильника и стал складывать туда продукты. Тот довольно заурчал, обрадовавшись, что теперь не вхолостую работать будет. - Можно и пир закатывать".
   Как раз и чайник подоспел. Я чайку заварил и с удовольствием предался чревоугодию.
   "А что? Неплохо! - блаженно щурясь, подумал я. - Чем тебе не волшебная палочка?"
   Вскоре брюхо отказалось принимать что-либо. Отдуваясь, я прошёл в комнату и бухнулся в кресло.
   "Ну-с, итак! С чего же мы начнём?"
   Можно было и не спрашивать: пока я трапезничал, перед моим мысленным взором маячили звёздные дали.
   - Сезам! - окликнул я своего коня и, когда светящийся прямоугольник послушно возник передо мной, скомандовал: - Давай-ка круто вверх!
   Изображение на экране резко дёрнулось вниз, за долю секунды промелькнули тускло освещённые ночниками квартиры соседей сверху, а потом через мгновение стало темно: мы выскочили через крышу под открытое небо, затянутое осенними облаками. Но уже через две-три секунды мы их пронзили и моему восхищённому взору предстала панорама звёздного неба, приправленная надкушенным "пирогом" растущей Луны.
   - Давай-ка, Сезамчик, туда! - ткнул я пальцем в неё. - Разглядим старушку поближе.
   Звёздный рисунок сместился чуть левее и Луна, оказавшись теперь в середине экрана, стала быстро увеличиваться в размерах.
   Полёт проходил абсолютно беззвучно. Ни тебе рёва двигателя, ни свиста ветра в ушах. Только потихоньку тикали часы на стене, да под окном на улице кошки выясняли отношения. Шёл третий час ночи.
   Звёздное небо, с разбухающей, словно на дрожжах, Луной, приятно волновало душу. Сколько себя помню, всегда в душе жила мечта о полёте. Сколько раз я представлял его в своих безудержных фантазиях! И вот он - сладостный миг!
   Мне в голову пришла небольшая идея.
   - Сезамчик, друг мой, - я поймал себя на мысли, что разговариваю с браслетом, как с живым, - а нельзя ли создать круговой обзор? Очень уж оглядеться хочется...
   Не успел я закрыть рот, как экран разъехался и в стороны, и вверх, и вниз. У меня замерло сердце: из всей обстановки комнаты осталось только кресло подо мною, да небольшой пятачок пола, где стояли ступни моих ног. Я судорожно вцепился в подлокотники. Впечатление было ошеломляющим: сразу у ног разверзалась бездна, усеянная мириадами далёких звёзд! Позади висела удаляющаяся Земля, разделённая терминалом на ярко-голубую и тёмно-синюю половины, справа слепило Солнце, очень яркое, даже можно сказать - злое - Солнце.
   Я прикрыл глаза рукой и, щурясь, попросил:
   - Сезамчик, а нельзя ли как-нибудь... э-э-э... приглушить свет родимой звезды? Глаза выедает.
   Оказалось, что тоже можно. На том месте, где только что полыхал яростный диск Солнца, появилось тёмное пятно, точно закрывающее светило, из-за которого выглядывали факела солнечной короны.
   - Вот и умница, - облегчённо вздохнул я. - А теперь - чуть быстрее, если можно... Ну-ну, не так быстро! - испуганно воскликнул я, увидев, как рванулась мне навстречу Луна. - Вот так...
   Луна быстро приближалась. Уже вырисовывались знакомые по учебникам астрономии подробности рельефа: кратеры, цирки, по краям диска ощетинились пиками горные гряды. Да, портрет старушки вблизи говорил далеко не в пользу сложившегося представления о ней, как о романтическом символе волшебных ночей. Мёртвый окаменевший мир...
   Когда до поверхности планеты осталось километров двадцать (всё это на глаз, конечно), я дал браслету команду на орбитальный облёт вокруг Луны. Оглядим, так сказать, с высоты птичьего полёта.
   Исполинской дыней висевшая у меня над головой, Луна плавно съехала мне под ноги, и кресло моё, превращённое в летательный аппарат, понесло меня над диким ландшафтом древнего мира.
   Скорость была очень большой, разглядеть удавалось немногое, только самые крупные детали рельефа, и я попросил:
   - Сезамчик, помедленнее, пожалуйста... Ещё... Вот так... А теперь пониже... Ещё ниже... ещё... Достаточно!
   Браслет повиновался идеально. Казалось, даже с явной охотой. Видимо, вслух можно было ничего и не говорить, только бровью, как говорится, повести. Но общение с ним доставляло мне удовольствие. Он отзывался на все команды, как хорошо выдрессированный и верный пёс.
   Мы плавно скользили метрах в пятнадцати над поверхностью. Видимость была - изумительная! Настроение - ничем не хуже. Ощущение - сродни полёту во сне. С той лишь разницей, что сейчас я мог разглядеть любую мелочь, чуть ли не руками пощупать, что, как известно, во сне не всегда удаётся. Там тебя влечёт, тащит и ты не волен над событиями (за редким исключением). А здесь я мог даже остановиться, выйти на поверхность, камешки пособирать...
   Мысль пришлась мне по вкусу. А почему бы и нет? Когда ещё я мог позволить себе подобную роскошь? Что-то не припоминаю. Помнится другое, как я ужасно завидовал американцам, когда они разгуливали по Луне. Завидовать-то я завидовал, но и в самых смелых своих фантазиях я даже и предположить не смел, что такая возможность может предоставиться мне самому. А теперь...
   Ну что, попробуем?
   И тут же стукнуло в темечко: балда! На Луне же нет атмосферы! И для того, чтобы выполнить свою прихоть, мне надо где-то раздобыть скафандр! У-у-у...
   Я вспомнил громоздкие шкафоподобные скафандры наших, да и американских, космонавтов и мне сразу расхотелось гулять по Луне.
   Я немного приуныл: оказывается, не так уж мы и сильны...
   Но опять-таки, если к этой проблеме заехать с другой стороны? Дед чего-то, помнится, говорил о силовом поле, окружающем меня теперь? Поле есть, я убедился, имел такое удовольствие. А может ли это поле роль скафандра выполнять? Он чего-то там про атомную бомбу плёл? Мол, защита настолько капитальная, что и атомный взрыв выдержит. Ну а пузырь-то с воздухом разве не сумеет удержать?
   М-да... Деда уже нет, а сам браслет разговаривать не умеет...
   Не умеет? Ой ли? Как-то не верится, чтобы такая сложнейшая машина была безмолвной. Речь-то она понимает? Понимает! Ещё как понимает! Ну, значит, и на вопросы должна отвечать?
   Должна-то должна, но всё это лишь мои домыслы, собственные умозаключения. Собаки вон тоже всё понимают, команды выполняют, а на вопросы-то не очень... В меру своих выразительных способностей.
   А если попытаться? Смеяться-то он не будет? Этого уж он точно не умеет. Хотя, как знать...
   А ну-ка, давай...
   - Сезам, - волнуясь и чувствуя себя ужасно глупо, окликнул я его. - Как бы это мне у тебя узнать?.. Спросить...
   Прямо перед моим носом вспыхнули ярко-красные буквы:
   "Слушаю".
   Я оторопел. Это было открытием. Дед ни словом не обмолвился, что браслет наделён даром речи. Ну и ну!
   Кое-как справившись с волнением, я задал вопрос:
   - Как насчёт того, чтобы мне прогуляться по Луне?
   "Препятствий нет", - сменилась надпись.
   - А скафандр? Ведь воздуха на Луне...
   Мгновенно загорелась другая фраза:
   "Силовое поле выполняет функции жизнеобеспечения в любых условиях".
   - Во как? - обрадовался я подтверждению своих догадок. - Ну, тогда поехали!
   Кресло моё спланировало вниз и застыло на каменистой поверхности буквально в нескольких метрах от дикого нагромождения скальных исполинов. Мои руки инстинктивно дёрнулись, чтобы защититься от удара, но я тут же посмеялся над собою:
   "Что вы, батенька, это пока только изображение. Его ещё предстоит материализовать".
   Но с этим я не спешил. Мне захотелось немного осмотреться, прежде, чем ступить на поверхность планеты, да дух перевести после головокружительных пируэтов моего "коня". Всё-таки, первый раз я за рулём такого транспортного средства. И, если учесть, что до этого я ничем, кроме велосипеда, не управлял, то с моей стороны это выглядело героизмом. Во всяком случае, в собственных глазах.
   Огромнейшие каменные глыбы передо мной громоздились одна на другую, будто их, играючи, набросал здесь неведомый великан. В кубики играл. Некоторые из глыб так опасно нависали, что, казалось, вот-вот свалятся мне на голову. Но это "вот-вот" длилось, по-видимому, уже не один миллион лет.
   По бокам и сзади моего "звездолёта", километрах в двух, а то и трёх, кольцом тянулась горная гряда. А скалы, что попирали небо передо мною, являлись центром лунного цирка, где я и совершил посадку.
   Солнце, всё так же прикрытое заботливым Сезамом, низко висело над горизонтом, отбрасывая длинные чернильно-чёрные тени от неровностей рельефа.
   Неуютно. Мрачно и мёртво. Скоро здесь наступит двухнедельная ночь. Дня через два. Земных дня, естественно.
   Я перевёл взгляд на небо. Нежно-голубой шар Земли, освещённый с одного боку, висел почти в зените. Что ни говори, а ляпота неизреченная!
   Ну так, товарищи-господа, пора и размяться! Я посмотрел на ноги и, усмехнувшись, пошевелил пальцами. Вот хохма-то! Ну скажите, кто ещё мог позволить себе прошвырнуться по Луне в комнатных тапочках?!
   Это уже смахивало на какой-то фарс. От чувства вседозволенности и безнаказанности мне стало весело.
   - Ну-ка, Сезам, откройся!
   Я встал с кресла и осторожно сошёл с пятачка, на котором оно стояло. Ноги тут же по щиколотку увязли в слое пыли, равномерно покрывавшей лунную поверхность.
   Шаг...
   Другой...
   Тело вдруг обрело необычайную лёгкость. Ну, это-то как раз не требует объяснений: сила притяжения на Луне в шесть раз меньше земной. Этому я обрадовался: легко подпрыгнул и плавно опустился вниз.
   Классно!
   Подпрыгнул ещё раз. И ещё. И с каждым разом всё смелее и выше. Даже через голову перекувыркнулся, пока медленно, как во сне, опускался вниз.
   Презабавное ощущение, доложу я вам! Правда, подташнивает слегка, ну, да это ерунда - привыкнуть можно.
   Я проскакал вперёд несколько метров, намереваясь осмотреть каменный завал кругом, и оглянулся. Кресло моё, сиротливо стоявшее посреди лунной пустыни, смотрелось, по крайней мере, смешно среди такого пейзажа. Но особенно нелепо смотрелись следы от моих тапочек в лунной пыли, медленно оседавшей после того, как я взбаламутил её. Их цепочка тянулась рваным пунктиром от кресла прямо к тому месту, где я стоял. Вот будет загадка для будущих исследователей! Кресло уйдёт вместе со мной, а следы-то останутся!
   Собственно говоря, кресла здесь и нет. Оно на Земле. Это только мне его видно. Оттого я и почувствовал изменение силы тяжести лишь тогда, когда сошёл с "пятачка", на котором оно стоит. "Пятачок" этот - частица земной поверхности и там, на "пятачке", действует земное тяготение. А здесь, где я стою в своих лаптях, - царство Луны и тяготение соответственное.
   М-да... Мозги - того: набекрень. Но - любопытно!
   Я высмотрел над головой далеко выступающий каменный карниз, нависавший надо мною метрах в пяти, и озорная мысль сверкнула в голове:
   "Допрыгну!"
   Было высоковато, но, с силой оттолкнувшись, я неожиданно легко долетел до выступа и, ухватившись за него руками, подтянулся, но, опять-таки, не рассчитал силу притяжения старушки Луны. Руки, привыкшие к земному тяготению, бросили моё тело намного выше намеченного карниза, и мне спешно пришлось выбирать место, пригодное для посадки, пока я на него опускался. Разнокалиберное каменное крошево, в изобилии рассыпанное по поверхности крупных монолитов, на один из которых я совершил свою неуклюжую посадку, особо не позволяло разгуляться в моей совершенно не космической обуви. Тем более, что во время моего неожиданного кульбита, случившегося при попытке подтянуться руками и превратившегося в подъём с переворотом, с ноги слетел тапочек, и мне пришлось приложить немало сил и времени, чтобы отыскать его в этом диком лабиринте. Только благодаря своему не совсем обычному для данного пейзажа цвету, он нашёлся в одной из трещин, коих здесь имелось предостаточно.
   Да, обувь, конечно, "я тебе дам!" Но не возвращаться же из-за этого?
   Я снял их совсем, сунул в карман и запрыгал по камням, как горный козёл. Слава Богу, никто здесь меня увидеть не мог. Я был один на целой планете! И планета против меня, похоже, ничего не имела. Хотя - как сказать? Камни, по которым я скакал теперь в одних носках, за лунный день раскалились на солнышке и чувствительно припекали мне пятки. Приходилось всё время подпрыгивать, подолгу не задерживаясь ни на одном из них, что ещё больше придавало моему портрету сходства с козлом.
   Так я допрыгал до самой вершины завала и остановился, слегка запыхавшись. Раскалённые камни вынудили-таки меня вновь обуться. Я швырнул злополучные тапки на поверхность скалы, подняв при этом облако пыли, и сунул туда ноги наощупь.
   Итак, что же мы имеем?
   А имеем мы очень неприглядную и мало интересную картину: нагромождения камней, острые пики гор, царапающие своими корявыми зубьями звёздную россыпь, бескрайнюю пыльную равнину, кое-где присыпанную горками "камешков", вроде той, на вершине которой я стоял. И над всем этим безрадостным пейзажем царило Солнце, совершенно не собиравшееся умерять свой яростный натиск до самой последней минуты, несмотря на то, что дело шло к ночи. Ведь только для меня оно было прикрыто предусмотрительным браслетом, отчего местность приобретала ещё более зловещий вид. Единственным радующим глаз цветовым пятном в этом мёртвом мире оставалась матушка-Земля. Её мягкий успокаивающий голубоватый свет приятно ласкал начинавшие уставать от дикого безобразия глаза.
   Наверное, пора возвращаться. Если вдруг понадобится, можно будет занырнуть сюда в любую минуту. Хотя, не могу себе представить, какая-такая нужда может заставить меня сюда "занырнуть"? К моему великому разочарованию, "ловить" здесь особо и нечего.
   Итак, тапки в руки и - вперёд! В смысле - вниз.
   Естественно, вниз я допрыгал намного быстрее: какой-никакой, а опыт уже появился. Кресло терпеливо дожидалось меня посреди унылого пейзажа. Я с радостью и удовольствием плюхнулся в него со всего разбегу, отчего оно жалобно взвизгнуло, и уже хотел было дать отбой Сезаму, как вдруг ко мне пришла ещё одна идея: а не захватить ли с собою сувенирчик?
   Я тут же, не мешкая, вскочил, доскакал по своим следам до россыпи камней и попытался отыскать среди них камешек поменьше и поинтереснее формой. Чтоб в карман поместился. Но это оказалось не так-то просто. Самые мелкие камни попадались величиною с арбуз. Ну, по крайней мере, с хорошую дыню. Я взял один из них и взвесил в руке. Здесь-то ладно, он весит всего-ничего, а на Земле?
   Я размахнулся, и, что было дури, саданул им о скалу.
   Ага, щас! Малая сила тяжести и тут показала свою оборотную сторону: камень-то, конечно, раскололся на несколько крупных и мелких частей, порода оказалась хрупкой, но сами-то части разлетелись Бог знает, куда! Поди, найди! Да плюс ещё меня самого шмотануло в противоположную сторону на несколько метров: весит-то он мало, тот "арбуз", но масса его от этого не меньше, чем на Земле. А что по энтому поводу говаривал дедушка Ньютон? Вот именно.
   Короче, я махнул рукой: невелика потеря, если даже и без сувенира вернусь. В самом деле, не тащить же с собой такую махину? И чего потом с ним делать? Доказывать всем, что именно с Луны привёз? А чем он, простите, от земных камней отличается? Может, в составе его и есть различия с земными породами, но на глаз-то они неразличимы. Поваляется-поваляется, да и тихо на мусорку в один прекрасный день перекочует. Так что, не имеет смысла пупок надрывать.
   Доскакав до своего "звездолёта", я с разбега упал в него и вскрикнул от неожиданности: что-то резко кольнуло меня ниже спины. Это было не больно, но, всё же, неприятно. Я встал и внимательно осмотрел место, где покоилась моя благословенная задница. Так и есть! На стыке между спинкой и сидением притаился один из осколков того самого камня, что я так неумно попытался расколоть. Ну вот и сувенирчик! Сам пришёл. Да и размерчик вполне приемлемый. Если корявые углы сточить, будет в аккурат с куриное яйцо. Насте подарю. Хотя, её вряд ли удивишь подобными штучками.
   Ну да ладно, там видно будет.
   Я положил камень в карман и вдруг решил повременить с возвращением. Ещё немного полетаю, посмотрю. Не может быть, чтобы Луна была так до обидного пуста и неинтересна!
   - Сезамчик, ну-ка, закройся и давай потихоньку вверх.
   Я поудобнее расположился в кресле и вновь услышал уютное тиканье настенных часов: я был дома, а Луна опять превратилась в изображение.
   Лунный пейзаж быстро пошёл вниз.
   - Высоко не надо... Вот так... Хватит!
   Кресло зависло метрах в ста над поверхностью.
   - А теперь - вперёд! Облетим Луну вокруг... Да не так быстро! - с досадой цыкнул я, увидев, как горные пики, маячившие на горизонте, с угрожающей скоростью рванулись мне навстречу. - Конь ты мой норовистый!
   "Конь" послушно убавил прыти, и Луна стала плавно поворачиваться, подставляя свои бока для обозрения. Из-за горизонта выплывали всё новые подробности пейзажа, не отличаясь особым разнообразием, а лишь размерами и степенью дикости и заброшенности.
   Не знаю, что я надеялся найти в этом забытом Богом мире? Наверное, меня вело праздное любопытство. И оно, это любопытство, имело определённую цель: взглянуть на обратную сторону Луны, которая всегда отвёрнута от любознательных взоров землян. Уж чего-чего я не наслушался и не начитался об этой самой загадочной обратной стороне! Даже вроде и сам там побывал. В полуобморочном состоянии. Вот как раз и случай представился всё увидеть и пощупать. На трезвую голову. В самый раз на контакт идти.
   Солнце, навстречу которому летели мы с браслетом, постепенно поднималось всё выше, а Земля клонилась к горизонту. Это означало, что близится та черта, за которой начинается та самая, невидимая с Земли, сторона Луны. Ну-ну, поглядим!
   И вот, когда Земля, наконец, ушла за горизонт, я внутренне приготовился увидеть что-то невероятное. Но - увы! - внизу всё так же медленно проплывал тот же израненный ландшафт, испещрённый кратерами и цирками разных размеров, от совсем маленьких, едва видимых со стометровой высоты, до совсем уж охальных, которых и глазом-то не охватить. Первая радость встречи с Луной испарилась и мне понемногу становилось скучно от унылого однообразия.
   И вдруг в стороне от линии своего полёта краешком глаза я заметил какое-то движение. Я даже готов был поклясться, что увидел неяркую вспышку в центре одного из неприметных кратеров.
   Уже интересно!
   Моментально сделав разворот под прямым углом, я направил кресло прямо в то место, где была замечена аномалия. Кратер, выраставший на глазах, был совсем маленьким, но, как выяснилось немного погодя, с изюминкой.
   В центре его высилась конструкция в виде арки, сложенной из каменных монолитов, родные братья которых во множестве валялись вокруг. Вокруг, но не в самом кратере. В самом кратере было чисто, будто веником выметено, я бы даже сказал - отполировано, разве что не до зеркального блеска. И только импровизированная арка - два монолита "на попа", один - лёжа на них, нарушала гладкое поле кратера.
   Я подогнал кресло вплотную к арке и чуть с него не упал: под её сводом в метре над поверхностью висела... тарелка! Да-да, самая настоящая летающая тарелка!
   Мама дорогая! Так вот что за песни пела мне моя интуиция, когда я неожиданно для себя отложил возвращение домой! Теперь вижу, что пела не зря.
   Я поражённо застыл, наблюдая за деятельностью тарелки. Именно за деятельностью, потому что она не просто парила над поверхностью, а сосредоточенно трудилась. Поскольку иначе то, чем она занималась, я назвать не мог.
   По её дисковидной поверхности через определённые промежутки времени с интервалом в пять-шесть секунд сверху донизу пробегала волна сиреневого свечения и, собравшись в сгусток величиной с футбольный мяч, этот светящийся шар отделялся от корпуса тарелки и плавно падал вниз прямиком в круглое отверстие, находившееся в отполированной поверхности кратера. Этакая космическая наседка, несущая фосфоресцирующие яйца.
   - Интересно, чем это она занимается? - подумал я, как оказалось, вслух и тут же перед глазами, прямо на фоне "наседки", заалели буквы:
   "Заполняет субстанциональный банк".
   Браслет, видимо, посчитал, что моё любопытство удовлетворил. Но я лишь поморщился:
   - А если попроще?
   Буквы тут же перегруппировались:
   "Заполняет банк душ".
   - Душ?! - От удивления брови мои поползли кверху. Уж чего-чего, а такого словечка от машины я никак не ожидал. - Чьих душ?
   "Жителей Земли", - был ответ.
   Краткость, конечно, сестра таланта, но в данном случае меня охватило жгучее желание "расколоть" его на более подробные объяснения.
   - Я что-то не понял, - приступил я к допросу, - что ещё за "жители Земли"?
   "Закончившие данный этап материального воплощения".
   - Это что же - души умерших?!
   "Да", - вспыхнула надпись и погасла. Браслет опять решил, что познавательная лекция пришла к своему логическому завершению. Однако я так не считал. Меня "зацепило". Я ткнул пальцем в экран и требовательно спросил:
   - А вообще, кто это?
   "Представители планеты пять второго вихря одиннадцатого слоя пространства. На языке землян адекватного определения пока нет".
   - Да Бог с ним, с определением! - поморщился я от маленького, но такого многозначительного словечка "пока". - Что они делают здесь? Поподробнее можно?
   "Можно, - наконец-таки соблаговолил мой малоразговорчивый собеседник и выдал длиннющую надпись: - Представители планеты пять второго вихря одиннадцатого слоя пространства используют имеющееся на планете Земля наличие не закончивших эволюционное развитие субстанциональных монад для дальнейшей их корректировки и внедрения в новый цикл эволюции, выполняя этим санитарные функции в ноосфере планеты Земля".
   Я усмехнулся:
   - Ну ты и накрутил! Это какие же такие "не закончившие"?
   "Представители планеты Земля, души которых поражены вирусом агрессии и, вследствие этого, не прошедшие полный цикл данного воплощения".
   - Ага! - догадался я, обрадовавшись, что всё-таки не утонул в его наукообразных дебрях. - Выходит, что это души негодяев, по той или иной причине покончившие счёты с жизнью?
   Браслет ответил не сразу. Переводил, наверное, на свой кошмарный язык моих "негодяев" и "счёты с жизнью". Потом высветил:
   "Формулировка, в принципе, верна".
   Я вздохнул:
   - Бедный дед! Как он вообще ухитрялся понимать тебя с его древнеиудейским образованием?
   На что браслет ответил:
   "Вопрос неясен".
   - Шутка! - улыбнулся я. - Считай, что вопроса не было. Зато есть другой: я так понял, что это, - я ткнул пальцем в "тарелку", - и есть отправка душ на переделку? В колонию строгого режима?
   "Да", - ответил браслет, но опять-таки, после некоторой паузы. "Колонию" с "режимом" переваривал. Ничего, дружочек, привыкай, твой новый хозяин - любитель повыпендриваться образными сравнениями.
   - Ну, допустим, что это мне понятно, - снова принялся пытать я своего всезнайку. - Но почему они так светятся, если это души мерзавцев и подлецов? Со стороны посмотришь - святоши, да и только!
   "Светятся энергетические капсулы, в которые души заключены".
   - Ах, вот оно что! - воскликнул я, довольный своей догадливостью. - Значит, это тара такая своеобразная, в которой их, этих уголовников, доставляют в места заключения? А Луна - то самое место, где занимаются их перевоспитанием?
   "Нет, - ответил мой всезнайка. - Здесь находится накопитель и точка перехода. Корректировка происходит в одиннадцатом слое пространства на планете 2603".
   - Ну ладно, - вздохнул я. - Это тоже более-менее понятно, если сильно не вдаваться в подробности. Но скажи ты мне, по каким критериям определяется, кто сволочь, а кто ангел небесный?
   "Определяющим фактором является степень заражённости монады вирусом агрессии".
   Я задумался. Чёрт побери, в этом ведь есть свой смысл! Если по-простому, то эти ребята занимаются очисткой Земли от скверны. А это тоже один из способов внедрения программы Христа. Только он, насколько мне помнится, призывал заблудшие души обретать Царство Небесное в себе самом и исключительно самостоятельно. Без таких вот "санитаров". "Возлюби ближнего!.." - призывал он. Но прошло уже две тысячи лет, а воз, как говорится, и ныне там. "Вирус агрессии" прочно обосновался на Земле.
   А эти ребята ушами не хлопают: грузят себе... И безработица им не грозит: уж чего-чего, а результатов работы "вируса" на матушке Земле долго искать не требуется...
   Пока я беседовал с браслетом, да предавался горестным размышлениям, "наседка" отложила последнее "яйцо", медленно выплыла из-под арки и, резко взмыв по касательной, исчезла среди звёзд. Полетела собирать "урожай". Я посмотрел ей вслед, потом перевёл взгляд под арку и никакого отверстия там не увидел. "Райком закрыт, все ушли на фронт", - невесело подумалось мне.
   - И сколько же на Луне таких... э-э-э... накопителей?
   "Точная информация отсутствует. Известное количество - двадцать три".
   - Ишь ты! - удивился я. - Всё-таки есть вещи, которых и ты не знаешь?
   Браслет, как мне показалось, растерянно моргнул предыдущей надписью и выдал короткое: "Да".
   Свято место долго не пустовало. Не успели мы с браслетом переброситься последними словами, как под арку стремительно влетела новая "тарелка". Во всяком случае, мне так показалось, что новая. Может быть, и та же. Их разве различишь? Деятельность её ничем не отличалась от предыдущей. Да, Земля поставляла товар, не покладая рук.
   Печально было на всё это смотреть. Обидно за человечество. Будто без таких вот нянек нам уже с самими собой и не справиться.
   - Закройся, Сезам, - тихо сказал я и сразу же очутился дома, в уютной атмосфере своего "логова".
   Шёл шестой час утра. Долго же я странствовал по иным мирам. Хотя, какие там "миры"? Побывал только за околицей Земли, а настроение уже ни к чёрту. Что же будет, если забреду куда подальше?
   Нет, всё как будто бы правильно, лечить нас надо, бестолковых, но легче от этого соображения совсем не становится. "Тарелка", откладывающая "яйца", всё ещё стояла перед глазами немым укором нашей беспомощности.
   Чтобы хоть как-то разогнать печаль, я решил использовать свой обычный в таких случаях "антистрессовый" приём: нацепил наушники и врубил "музон" пожёстче. Чётко слаженные гитарные риффы всегда оказывали на меня благотворное воздействие. Вот и сейчас Блэкморовские "ходы" восстановили поколебленное было душевное равновесие. И, конечно же, надо было это дело "закрепить" крепким чайком. Одно только предвкушение вызвало во мне радостное возбуждение. Не говоря уже о самом процессе. Да ещё под аккомпанемент "Хайвэйстар"! Кто, как и я без ума от детища Блэкмора, тот меня поймёт.
   После выпитых двух бокалов мне значительно полегчало. Странное это было ощущение: ночь, считай, на исходе, а сна - ни в одном глазу!
  Сказал бы - действие чая. Но в том-то весь и фокус, что помогал он всегда справиться со сном максимум часов до трёх-четырёх, потом глаза сами закрывались, хоть спички вставляй. А сейчас я был свеж и бодр, как огурчик и внутри ощущалась сильно сжатая пружина, готовая в любой момент распрямиться. Надо только было выбрать верное направление, куда направить её энергию.
   Конечно же, это не чай. Всему виной вот этот ремешок на моём запястье. В который уж раз я его ласково погладил, испытывая к нему самые тёплые чувства.
  
  09. Мани-мани
  
   Ну что ж, если энергия просится наружу, надо находить ей достойное применение.
   С чего же мы начнём?
   Прежде всего надо отблагодарить Игоря. Ведь это именно он вытащил меня на дискотеку, и именно он явился если не причиной, то хорошим толчком к моему неожиданному и столь поразительному взлёту в заоблачные выси. Ведь с того момента, как ему удалось уговорить и, всё-таки, вытащить меня из дому, и началась цепь в высшей степени странных событий, непосредственным участником которых я стал этой ночью.
   Подумать только, ещё вчера вечером я не отличался от себе подобных ничем особенным, ну, может, рисовал получше, чем основная масса людей. И вот, за одну только ночь, в моей убогой жизни произошла такая разительная перемена! Впечатлений столько, что кажется, будто прошла, по крайней мере, целая неделя, наполненная невероятными приключениями.
   Ну скажите, кто из вас за столь малый отрезок времени мог побывать и в Америке, и в открытом космосе, и на Луне, да ещё в сопровождении волшебника, в эту же ночь передавшего всю свою власть в ваши руки.
   Такого в принципе быть не может, скажете вы.
   Я бы тоже так сказал до вчерашнего вечера. Но, как видите, бывает. И этот невероятный, невозможный шанс из тысячи, да какой там "из тысячи"! - из шести миллиардов! - выпал именно мне.
   По одному по этому я просто обязан хоть чем-то отблагодарить Игоря (пусть он даже ни о чём таком и не догадывается), этого неугомонного коротышку с орлиным носом, вечно занятого, пропахшего бензином и машинным маслом, вечно делающего деньги и никогда их не имеющего, потому как расползались они от него, как тараканы с обеденного стола при ярком свете. Не спорю, большая их часть у него уходила на главное увлечение в его жизни - машину. Это истинная правда. В его гараже, приобретённом всеми правдами и неправдами, всегда обитал очередной драндулет, купленный по дешёвке у какого-нибудь пройдохи. И, сколько я его помню, он всегда мечтал сделать из него "человека" и форсить перед многочисленными приятелями. Но постоянная нехватка денег, да вечные нелады с милицией, требовавшей неукоснительного соблюдения документального обоснования его автонедоразумения, вынуждали его продавать более-менее приведённую "в чувство" машину одному из своих жуликоватых знакомых, которые, естественно, старались объегорить его любыми судьбами. Сильно надувать его они не осмеливались, так как мастером он был отменным, что называется "золотые руки", и нуждались они в нём постоянно. А так, по мелочи, не гнушались, но обидно ему было не меньше, чем если бы обокрали по-крупному, что тоже бывало, и это вызывало в нём далеко не оригинальную и нередкую в его кругах реакцию - он уходил в продолжительные запои.
   Была в его характере одна черта, которая постоянно выводила меня из себя: он любил учить жить. Особенно он склонен был на это дело во время душевных катаклизмов. Тогда он приходил ко мне, садился на кухне за стол, требовал себе "хотя бы чаю" (так как чего покрепче у меня ни в жисть не водилось и он это прекрасно знал) и, никогда не допивая его до конца, начинал жаловаться на жизнь. Он говорил и говорил, какие все вокруг сволочи, как ему надоела вся эта карусель с машинами и что он всё равно будет богатым.
   Мне, естественно, ничего другого не оставалось, как сесть напротив, скроить понимающую и сочувствующую физиономию и тоже попивая чаёк, кивать и поддакивать в нужных местах.
   Когда же поток жалоб истощался, он принимался препарировать мою личную жизнь. Мол, я не так живу, что в люди я никогда не выбьюсь, если буду таким вот вислоухим простаком, и всё такое прочее в одном ключе.
   Таким я его не любил. Но что мне оставалось делать? Вытолкать взашей? Но друзья всегда были для меня делом святым и так поступить я, конечно же, не мог. А он бессовестно пользовался этим. Короче, засиживались мы до глубокой ночи, когда уже невооружённым глазом было видно, что сил у меня оставалось ровно столько, чтобы без посторонней помощи доползти до постели. Благо, я тогда уже куковал один, а то бы покойница мать, царство ей небесное, таких затяжных визитов не потерпела. Ещё когда она жива была, он раздражал её своей бесцеремонностью. Но тогда он хоть меньше пил. А сейчас дело обстояло так, что требовалось принимать срочные меры. Периоды запоев всё учащались, грозя перейти в беспробудное пьянство. Но, скажите, чем я мог помочь, будучи простым смертным? Кроме убеждения, ничем. Уж сколько было-перебывало разговоров на эту тему! А воз-то, как говорится... Результат, правда, был, но выражался всего лишь в ложном чувстве стыда, посещавшего его, когда я имел "удовольствие" лицезреть его в свинском состоянии. Тогда следовали заверения, что это в последний раз. И я попервой наивно верил. Каждый раз в качестве доказательства необходимости пьянки он приводил с его точки зрения "убедительный" довод, что если он не будет пить вместе с клиентом, то с ним никто и дела иметь не будет. Довод, конечно, сомнительный, но в том-то и штука, что он сам верил тому, что говорил.
   И вот теперь, когда в моих руках такое мощное средство, я просто обязан переломить ситуацию к лучшему. Ведь по его понятиям выходит, что пьянка в конечном итоге - средство добывания денег (надо ж до такого додуматься!). Ну а если денег у него будет столько, что он в них больше нуждаться не будет? Изменит ли это что-нибудь? Причина-то устранится. Если я, конечно, не опоздал со своими благодеяниями и пьянка будет продолжаться ради самой пьянки. Не получится ли так, что я окажу ему медвежью услугу и жизнь его превратится в нескончаемый пир на дармовые деньги?
   Всё возможно. Но попытаться надо. Если ничего путного из этого не выйдет, возьмём в оборот его Ольгу: дам денег, пусть лечит...
   "Дам денег"! Звучит-то как! Аж внутри сладко замирает. Нет, не от предчувствия крупных сумм. Нет. От чувства собственного могущества. А деньги что? Всего лишь средство. Рычаг.
   "Дам"-то "дам", но их надо ещё раздобыть.
   Я посмотрел на часы. Так. Седьмой час доходит. В это время он, обычно, уже там. В гараже своём клепает очередного "динозавра". Пташка ранняя.
   Ну-с, тогда за дело? Банк грабить.
   - Сезам! - тихо позвал я.
   Экран послушно вспыхнул передо мной, будто того и ждал всё это время.
   - Вперёд!
   На меня рванулась стена комнаты, мгновенно сменилась замелькавшей чехардой из квартир соседей и через секунду мы вырвались на улицу.
   Крутой ты, однако, парень, Сезам! Никак не могу приноровиться к твоей прыти. Даже струхнул маленько, когда стена сорвалась на меня... Ну да ладно, чего уж там, дело понятное: идёт процесс адаптации, приглядки, притирки друг к другу. Я тебя вычурными словесами донимаю, ты меня - скоростями. Хотя, для тебя, наверное, это не скорости с твоими-то межзвёздными скачками. Ну, это мы ещё в своё время опробуем, а пока:
   - Давай повыше! Ну-ну, не спеши! - ёкнуло моё сердце, когда земля ухнула вниз, вознося меня сразу на несколько километров ввысь. - Вот так... Хорошо... Идём на этой высоте...
   Видимость была великолепной. Раннее утро. Вся земля ещё в дремотной дымке. Одному мне не спится, горемычному.
   Местность быстро уходила за пределы экрана. Я чуть подкорректировал полёт, направив его навстречу восходящему солнцу. Оно стало слепить меня и я напомнил Сезаму о фильтре. Он живенько устроил затмение местного масштаба, лично для меня, поместив на место светила давешнее тёмное пятно.
   - Теперь можно и побыстрее, - пожелал я, блаженно щурясь от удовольствия.
   Земная поверхность резко дёрнулась навстречу и слилась в сплошную массу, будто невидимый великан с силой крутанул подо мною глобус Земли. Промелькнула обширная водная гладь и я не сразу сообразил, что это мы перемахнули через Каспий. Ого! Вот это скакун!
   Я не зря направлял полёт подальше от нашего городка, собираясь выудить из казны крупненькую сумму. Из государственной казны. По моим рассуждениям это надо было сделать в точке Земли, наиболее удалённой от того места, где будут тратиться эти деньги. Чтобы у парня не было проблем с органами.
   Поэтому я выбрал Дальний Восток. Дальше точки просто не было.
   Скорость показалась мне маловатой и я ещё поддал газку. Солнце, медленно ползущее по небосводу, птицей взмыло к зениту и спряталось за верхним краем экрана.
   - А ну, Сезамчик, - выкрикнул я в азарте, - дай-ка круговой обзор!
   И вот я, как Баба-Яга на ступе, летел с умопомрачительной скоростью на своём кресле верхом над обширными просторами страны (тогда ещё Советским Союзом). Давно потеряв даже приблизительную ориентацию, поскольку скорость для такой высоты была слишком велика, я прозевал момент, когда кончилась суша и подо мной раскинулся океан.
   - Стой-стой-стой! - закричал я, хотя в этом не было никакой необходимости - полёт проходил в абсолютной тишине.
   Глобус подо мной мгновенно остановился.
   Я висел над водной гладью. Далеко позади вилась полоса океанского побережья, за которой расстилалось такое же безбрежное, как и океан, море тайги.
   Я развернулся лицом к берегу.
   Ляпота!
   В пределах прямой видимости не наблюдалось сколько-нибудь крупного населённого пункта. Чуть в стороне, по левую руку, извивалась среди тайги и впадала в океан какая-то большая река, берега которой были усыпаны мелкими поселениями. Карты под рукой не было, а сам я понятия не имел, в каком месте я вынырнул из пределов континента. Знал точно, что Дальний Восток, побережье Тихого океана, но где?
   - Ну-ка, Сезамчик, - вертя головой, сказал я, - давай влево и вперёд. Поищем чего-нибудь южнее. Каких-либо знакомых очертаний. Только убавь ходу, пожалуйста! Во... Вот так!
   Было всё равно очень низко и я, сколько ни силился, никак не мог сориентироваться. По географии, особенно физической, у меня в школе всегда была неизменная пятёрка, но одно дело - елозить пальцем по карте, где написаны все названия и ошибиться мог только ленивый или неграмотный, и совсем другое - иметь наглядным пособием самоё Землю. Требовалось видеть очертания материка.
   - Сезам, поднимись, наверное, повыше, - наконец не выдержал я экзамена по географии. - И помедленнее! - поспешил я тут же добавить, памятуя о его крутом норове.
   Земля стала плавно уходить вниз, раздвигая горизонт и существенно улучшая обзор.
   Ну дык совсем другое дело! Теперь понял.
   - Давай туда, - ткнул я пальцем в показавшийся на горизонте и едва различимый в туманной дымке крупный город, прилепившийся к изгибу берега океана. - Можно даже чуть быстрее... Да, вот так!
   Город рос, как на дрожжах. Заложив крутой вираж, мы подлетали к нему со стороны океана. Выбрав наугад из прибрежных построек здание покрупнее, я направил полёт к нему, полагая, что именно там я найду подтверждение своим догадкам и увижу название города.
   Я оказался прав: огромные буквы возвестили о том, что город этот носит гордое имя - Владивосток!
   "Занесло ж меня, однако!" - восхищённо подумал я.
   Действительно, за каких-то две-три минуты я очутился на другой стороне Земли! Привыкнуть к этому, наверное, невозможно. Спутник, и тот облетает Землю за час, а я: скок! - и на Луне! Скок! - дома! Опять скок! - и уже за тридевять земель! Мук-Скороход!
   Я захлёбывался от восторга, а браслет нёс меня уже над городом. Здания мелькали внизу, сливаясь в однообразную серую массу.
   "Нет, - подумал я. - Так не пойдёт: надо снижаться и искать. Внимательно и серьёзно".
   - Давай-ка, дружок, пониже, - сказал я и тут же стал падать. Прекрасно сознавая, что сижу дома и всё это - лишь изображение, я инстинктивно вцепился в подлокотники кресла и со странной смесью страха и восхищения напряжённо смотрел, как быстро приближалась земля.
   - Стоп!!! - выкрикнул я, когда до крыш многоэтажек осталось метров двадцать-двадцать пять. Я перевёл дух и уже спокойно указал на одну из широких асфальтированных улиц: - Вот сюда... Ниже... Ниже... - И, когда до поверхности дороги осталось метров пять, сказал: - А теперь - медленно вперёд!
   Мы плыли над просторным городским проспектом. Жизнь кипела ключом. Машины, автобусы и прочая автоживность сновала подо мною в обоих направлениях. Людской муравейник облепил тротуары. Все спешили. День был на исходе - солнце клонилось к горизонту. Значит, люди расходились по домам. Самое то.
   Я внимательно приглядывался к вывескам на фасадах представительных и солидных зданий и моё терпение вскоре было вознаграждено.
   - Стоп! - обрадованно вскричал я, увидев здание с зарешёченными окнами. - Вот оно! - Надпись на вывеске не оставляла сомнений, что я у цели. Там золотым по красному значилось: "Государственный Банк СССР". И ещё что-то мелкими. Я и приглядываться не стал: - Вперёд!
   Стена с вывеской придвинулась и мы бесшумно проникли внутрь здания.
   - Тормози, - прошептал я, хотя необходимости в этом не было никакой: меня там ещё не было.
   Кресло парило в метре над полом посреди большого зала, по всей длине которого тянулся ряд касс за стеклянными перегородками.
   Ну и куда же теперь? Надо полагать, что деньги-то хранятся не здесь? А где?
   Грабитель, твою дивизию! За всю свою сознательную и бестолковую ни в одном банке побывать не удосужился! А если б даже и побывал? Так бы мне сразу и показали, где деньги лежат. Экскурсию бы устроили, приговаривая: "Когда придёте нас грабить, пройдёте сюда и вот сюда. Мы вам всё упакуем и ленточкой завяжем. Вам какого цвета? Жёлтого или красного? Ах, зелёного?.".
   Ладно, поехали, попробуем методом Тыка. Учёный был такой. В стародавние времена. Специалист по банкам.
   Я направил кресло на ближайшую стену и стал медленно таранить одно помещение за другим.
   Долго искать не пришлось. Вскоре я вплыл в комнату с бронированными дверями и угрюмыми на вид шкафами от пола до потолка.
   Есть! Ну-ка, ну-ка, что у нас там лежит?
   Медленно въехав в переднюю стену одного из сейфов (при этом, несмотря на все свои хитроумные приспособления, она легко растворилась), я замер: передо мной, сложенные аккуратными стопочками, на полках лежали, упакованные в бумагу бурого цвета, объёмистые пачки. Ничем, кроме денег, это быть не могло. Не туалетная же бумага, в конце концов!
   - Сезам, откройся! - прошептал я едва слышно и, не вставая с кресла, трясущимися от волнения руками стал сваливать себе на колени одну пачку за другой. Бог его знает, что за суммы были в каждой из них, но я для верности насчитал десять штук. Разглядывать было некогда. Пачки падали у меня с коленей, я цыкал с досадой, поправлял их, они всё равно падали, и, наконец, посчитав, что для первого раза предостаточно, сиплым от волнения голосом я выкрикнул:
   - Отбой, Сезам!
   Изображение исчезло. Я опять очутился в тишине своей комнаты. Руки тряслись, в горле пересохло, сердце выпрыгивало из груди.
   "Трусоват ты, однако, милостивый государь! - усмехнулся я, испытывая огромное облегчение. - В планах у нас ну всё так круто, а как до дела..."
   Ну что ж, как бы там ни было, а будем считать, что ограбление состоялось. "Мне лично вот так каэтся".
  
  10. Почему у осла уши длинные?
  
   Я встал с кресла, отчего пачки с глухим стуком попадали на пол, и одна из них разорвалась. Оттуда посыпались новенькие, только что напечатанные и ещё пахнущие краской, связки сотенных. Я испуганно присел и стал запихивать их обратно. Потом вдруг остановился.
   "Не мандражь. Попей водички , уйми дрожь в руках. Никто тебя не видит. Кому ты нужен?"
   Последнее соображение изрядно охладило меня. Я махнул рукой на свои страхи и пошёл на кухню. С наслаждением припав к крану, я сделал несколько крупных глотков. Потом набрал в чайник воды и поставил его на плиту.
   "Отпраздновать бы надо!" - подмигнул я своему отражению в грязном осколке зеркала, приделанном над раковиной.
   Я прошёл в комнату и присел над разорванной упаковкой.
   "Эт" сколько ж получается? - стал я прикидывать. - В одной связке, судя по ярлыку, десять тысяч. Сто сотенных бумажек".
   К горлу подкатил комок: таких денег я в жизни в руках не держал! Примите во внимание, что тогда шёл 1979-й год, а по тем временам и сто рублей были - ого-го! - какими деньгами (для меня, естественно)! А тут десять тысяч в одной только вот этой перепоясанной полосатым ярлыком связочке! А сколько ж тогда будет в целой упаковке?!
   Я посчитал. Оказалось, что только в одной разорванной пачке - миллион рублей!!!
   Мне стало не по себе. Сразу припомнились наши с Игорем чисто умозрительные и довольно часто повторяющиеся разговоры о том, как бы каждый из нас поступил, доведись ему обзавестись этим самым миллионом. Разговоры, само собой, были отвлечёнными, никакой реальной почвы под собою не имеющими. Они оставляли после себя лишь досаду на наше нескладное бытиё.
   И вот он, миллион! Преспокойненько лежит у моих ног. И, к тому же, не один! Вон их сколько! Раз пачек десять и в каждой - одинаковое количество денег, то и миллионов тоже - десять?!
   Я судорожно сглотнул и через силу улыбнулся: представил вдруг физиономию Игоря, когда я преподнесу ему на тарелочке с голубой каёмочкой чемоданчик с означенной суммой.
   А, кстати, где он, мой "чемоданчик"-то?
   Я прошёл в зал, где у меня была мастерская. Посреди захламленного помещения стоял мольберт с неоконченной картиной. Пахло красками, моментально призывая и настраивая на рабочий лад.
   Нет, не до этого сейчас!
   Поискав по всем закоулкам, я, всё-таки, нашёл свой заляпанный красками дипломат. Далеко не в самом лучшем месте. Забытый и запылённый, он давно не вынимался оттуда. Пластмассовая ручка давно сломалась и я заменил её на самодельную, что не раз вызывало насмешки окружающих. Ничего, в самый раз. Зато уж точно никому в голову не придёт, что такого особенного в нём лежит!
   Вытурив из дипломата членистоногих квартирантов и вытерев тряпкой пыль внутри и снаружи, я стал аккуратно укладывать туда вожделенный миллион. Он там охотно разместился, даже ещё и место осталось.
   Взвесил чемодан в руке: а ничего! Выдержать должен. Ручка жалобно поскрипывала под непривычным грузом: похоже, она была иного мнения.
   Однако, пора и в путь! На глаза попались разбросанные по комнате упаковки с миллионами: господи, а это-то куда девать? Взгляд остановился на диване, заменявшем мне кровать. Точно!
   Подняв его сиденье, я побросал туда пачки с деньгами и, придавив задницей незатейливый тайник, удовлетворённо потёр ладони: так-с! Новоявленный Остап Бендер начинает свою деятельность! Как это он там говорил? "Заседание продолжается, господа присяжные заседатели!" Или не так? Ну, не важно. У нас оно начинается! Ага, вспомнил: "Лёд тронулся!" Вот как.
   Тронешься тут. От одних только переживаний. Они хоть и приятные, но всё же...
   Облачившись, я взял дипломат, приятно оттягивавший руку, старательно закрыл свою теперь оч-чень денежную берлогу и вышел на свет Божий. Чуть морозный воздух приятно охладил разгорячённое лицо.
   На всякий случай надо сначала наведаться к Игорю домой: он жил в соседнем подъезде. Само собой, там его не оказалось. Кто бы сомневался! Постояв в раздумье на крыльце подъезда, я, всё же решил идти пешком. Развеяться немного, а то скоро совсем ногами разучусь пользоваться. Да и солнышко светило вовсю - звало в дорогу. Оно здесь совсем не такое, как в космосе. Там едкое и злое, а здесь тёплое и ласковое. Да и идти-то всего-ничего: через железную дорогу и ещё метров двести - через поле.
   По дороге мне никто из знакомых, слава Богу, не повстречался. А незнакомым было как-то не до меня. Люди были ещё очень даже с хмурого спросонья и заняты каждый своими проблемами. Спешили на работу.
   На работу...
   "Ё-моё! - оторопело моё законопослушное "я". - А как же с работой-то?!"
   Я остановился и потерянно посмотрел вслед мужику, вид которого мне со всей неумолимостью напомнил, что и я сегодня, оказывается, должен идти в первую смену! То есть, к восьми утра!
   Вот это, господа-товарищи, и называется: инертность убогого мышления.
   - Какая там, к чертям, работа?! - расхохотался я вдруг довольно громко. - Какая смена?!
   Мужик испуганно обернулся и прибавил шагу. Не надо быть семи пядей во лбу, чтобы представить, что он в этот момент обо мне подумал.
   Вот-вот, господа-товарищи, о таких, как я, и говорят: "законопослушный идиот". Тянет этот идиот всю свою безрадостную и серую жизнь лямку и не задумывается, хорошо это или плохо? Положено, и всё тут! А случись что-либо из ряда вон, так сразу - голову в песок.
   Лакейская твоя душонка, а?! О какой работе теперь вообще можно вести речь?! В прежнем понимании, конечно. Твоя работа теперь совершенно иная - делать людей счастливыми! А не железки на заводе поганить. С этим и твои коллеги по прежней работе отлично справляются. Так что иди и назад не оглядывайся! Туда, мил друг, теперь все пути-дороги отрезаны!
   Да кто бы был против?..
   Справившись с минутным замешательством, я удовлетворённо хехекнул и, потешаясь над собой, бодренько зашагал через железную дорогу - прямиком к гаражам!
   Игоря я застал в очень понуром состоянии. Сто процентов - очередного клиента вчера "обрабатывал"! А теперь, естественно, свет ему не мил - у дурня башка, видите ли, раскалывается!
   Но, надо отдать должное, меня он встретил более-менее дружелюбно.
   - Каким ветром? - Он опустился на полуразбитый ящик из-под бутылок и нервно закурил.
   - Проведать тебя пришёл, - фыркнул я пренебрежительно: в мастерской сильно пёрло нитрокраской.
   - Ну, тогда садись, коль пришёл, - он небрежно гыркнул по по цементному полу таким же "стулом". - В ногах, говорят, её нет, правды-то...
   Я осторожно присел и поставил у ног дипломат.
   - Ну, чё? - он пустил из носа струю едкого дыма. - Рассказывай, как докатился до жизни такой?
   Я закашлялся и отмахнулся:
   - Блин! Мало краской прёт, так ты ещё и с этой отравой! Может, на улицу выйдем? Там и побазарим.
   - А чего так? - искренне удивился он. - Ворота ведь открыты, свежий воздух поступает!
   - Господи! Да с такой работой, ты уж и забыл, что такое - свежий воздух!
   Я намеренно подводил разговор к интересующей меня теме.
   - А твоя - прям лучше! - осклабился он сквозь дымовую завесу. - Я-то хоть бабки зарабатываю, а ты что? Звал ведь я тебя? Звал! Дак нет, у тебя один ответ на всё: "Не хочу!" - передразнил он пискляво, припоминая недавний наш "деловой" разговор.
   - И много ты зарабатываешь? - ухмыльнулся я.
   Он вытащил из кармана кучу мятых червонцев:
   - Во! Видал? Вчера подсыпали. И эту вот колымагу, - пнул он с ненавистью колесо стоявшего рядом "Жигулёнка". - Авансец! - И медленно, наслаждаясь эффектом, потряс деньгами у меня под носом: - Хошь отцеплю?
   Мне стало смешно:
   - Не надо.
   - Вот, опять: "Не надо!" - фыркнул он. - Гордые мы! А, небось и на жратву не хватает? - Он ткнул носком туфля в мой дипломат и небрежно обронил: - Чего далеко ходить? Ты вон даже чемодан себе путёвый справить не в состоянии, а я - не, ты только послушай! - скоро тачку зацеплю!
   - Конечно, нулёвую? - съязвил я, придержав рукой покачнувшийся дипломат.
   - Дурной, что ли? "Нулёвую"! Да ты знаешь, сколько сейчас нулёвая стоит?.. Не-е-ет, - он мечтательно затянулся и положил ногу на ногу, при этом опять задел дипломат, теперь уже нечаянно. - Мы на старенькой. Зато отлаштую - бегать будет, как цыпочка!.. Да что ты всё за чемодан свой хватаешься?! - возмутился он, видя, что я опять придержал его рукой, чтобы в пыль не бухнулся. - Как будто у тебя там миллион! - Он взял "чемодан" за жиденькую ручку и небрежно прислонил его к стене.
   - А ты проверь! - хитро прищурился я.
   Но он и ухом не повёл. Только подтащил к себе газовую горелку, приспособленную им для подогревания пищи, и, кривясь от сигаретного дыма, лениво спросил:
   - Чапить бум?
   Меня аж подбросило:
   - Мать твою! А чайник-то!
   - Чего "чайник"? - в недоумении уставился он.
   - Да ё-моё! Чайник поставил дома на плиту и совсем забыл о нём! Я щас!
   Я выбежал на улицу и припустил вдоль гаражей.
   "Вот пожара мне сейчас только и не доставало!"
   Пробежав метров пятьдесят, я остановился и сплюнул с досадой:
   "Вот балбес! И чего ноги бью? Браслет у нас - на кой?"
   Оглядевшись, нет ли кого поблизости, я забежал за ближайший гараж и шепнул:
   - Сезам, домой! Откройся!
   Так и есть! Вонь на кухне стояла несусветная! Вода в чайнике давно выкипела и от стенок с громким треском отваливалась накипь.
   "Вы, батенька, козёл! - "похвалил" я себя. - Чайник теперь - ни к чёрту!
   И, отключив газ, я опять выпрыгнул возле гаражей.
   - В сортир, что ли, бегал? - Игорь показал свой нос из-под капота машины, когда я вновь нарисовался на пороге. - А чё ж тогда:: "чайник", "чайник"...
   - Та! - отмахнулся я. - По дороге вдруг вспомнил, что газ я, всё-таки, отключил.
   - Стареем, - он постучал в недрах машины для порядка, покряхтел, чего-то там закручивая, и выглянул на свет Божий. - Ну чё? - Он кивнул в сторону импровизированной плиты.
   - Мог бы и не спрашивать, - пожал я плечами, усаживаясь поближе к стеллажу, заменяющему его хозяину и обеденный стол, и верстак, и даже, частенько, постель.
   Он приладил к горелке засиженный мухами и видавший виды чайник, похожий больше на банку из-под краски и опять "включил" свою "шарманку":
   - Вовчик, а почему у осла уши длинные, не скажешь?
   - Можешь не продолжать, - отвернулся я, зная наперёд всё, что он мне скажет.
   - Потому что его за уши в рай тянули, а он сопротивлялся, - продолжал он проталкивать свой любимый афоризм. - Вот, как ты, - он исподлобья сверлил меня взглядом, вытирая руки промасленной тряпкой. - Сколько зову к себе, - всё "нет" да "нет"! - Он в сердцах зашвырнул тряпку в угол гаража, где валялся разнообразный автохлам, и уселся напротив меня. - Ну скажи мне, как ты собираешься жить дальше?
   - Картины продавать, - невозмутимо ответил я, смотря ему прямо в глаза.
   - Да кому они, на фиг, нужны, те картины твои?! - взорвался он, ударив кулаком по верстаку, отчего у меня сразу возникли ощущение, что чаепитие у нас не состоится. Но "чайник" мужественно удержался на своём ненадёжном постаменте. - Эти бабы голые, да всякая там хрень потусторонняя! Где ты дурака такого найдёшь, чтобы за это - ещё и бабки платил?!
   - Да уже нашёл...
   - Ну чё ты лыбишься?! - Игоря выводило из себя, что мне даже и не обидно. - Ему, видите ли, весело! В карманах ветер гуляет, а он позволяет себе такую вот роскошь - дурака валять! - Тут, видимо, до него дошло, что я только что сказал, и он резко осадил коня: - Не понял. Кого ты нашёл?
   - Мецената! - Я едва сдерживался, чтоб не расхохотаться над его потугами обратить меня в свою веру.
   - Ты? Мецената? - язвительно хмыкнул он. - Ну-ну! Он, конечно, тебе золотые горы обещает?
   - Он не обещает, - торжествовал я. - Он платит!
   - Сколько? На раз в кабак завернуть? - Похоже, он даже обиделся, уверенный, что я всё ещё Ваньку валяю.
   - Да нет. Чуть побольше. - С деланно равнодушным видом я поднял с полу дипломат и положил его перед ним на стеллаж. - Вот, смотри! - Я с трудом отомкнул защёлки и театральным жестом откинул крышку.
   Реакция Игоря была своеобразной. Пока я возился с замками, он с откровенной насмешкой наблюдал за моими манипуляциями, но когда он увидел содержимое дипломата, выражение его лица стало медленно изменяться: ухмылка погасла, уступив место крайнему недоверию!
   - Не понял... - Способность говорить он обрёл где-то через минуту. - Ты где это... украл?
   - Картина! - мстительно подбоченился я.
   Он осторожно взял одну пачку, другую, оттопырил большим пальцем и проверил внутреннее содержание. Всё было в порядке. Без подвоха.
   - Ну и... сколько здесь?..
   - Та! - рисуясь, небрежно махнул я. - Мелочь! Лимон, по моему!
   Он заворожённо смотрел на чемодан и молчал. Потом достал сигарету, закурил и медленно вышел на улицу.
   - Ну и что ты собираешься с ними... делать? - наконец мрачно осведомился он, не оборачиваясь.
   - Тебе отдам, - как можно проще ответил я.
   - Я серьёзно...
   - А я и не шучу! - Я опять сел на ящик, рискуя поцарапать задницу. - Эти деньги я правда принёс тебе.
   Он отбросил недокуренную сигарету и вплотную подошёл ко мне:
   - Как прикажешь это понимать?
   Я выдержал его взъерошенный взгляд и ласково, как душевнобольного, спросил:
   - Ты же мечтал о миллионе? Мечтал!
   - Хе! Мало ли!.. Мечты те!..
   - То мечты, - я мелко мстил ему за былые насмешки. - А это, как видишь, живые деньги! И принёс я их - тебе! Но только - с одним условием!
   - Ну?.. - Он всё ещё не верил ни одному моему слову.
   - Не "ну", а раз и навсегда бросаешь пить и эти деньги пускаешь в дело.
   Он тупо смотрел мне в глаза:
   - Какое ещё "дело"?
   Я вдруг разозлился:
   - Уж это тебе лучше знать! Своя голова, небось, за плечами! Хоть и бестолковая...
   Я видел, что в его душе идёт отчаянная борьба. Глаза его постепенно увеличивались в размерах, меланхолическая поволока уступала место необычайному возбуждению.
   - Вовчик... Ты чё?.. Ты это... серьёзно?...
   Меня прорвало:
   - Да в конце-то концов! Я что, не по-русски разговариваю?!
   - Да ты не кричи... - растерянно попросил он. - Объясни мне толком...
   - Чего тут объяснять?! - кипятился я. - Тебе деньги нужны?
   - Глупый вопрос...
   - Ну, вот и бери! Ведь, повторяю, я их тебе принёс, дурья твоя башка! Тебе!.. Вот хохма! - хлопнул я себя по коленям. - Ну ладно, я понимаю, бывает трудно занять у человека деньги, но чтобы их трудно было дать!.. Первый раз такое вижу!
   В его голосе появились плаксивые нотки:
   - Вовчик... Ну, ты сам посуди: ведь так... Ну... Не бывает!
   - Чего "не бывает"? - опешил я.
   - Да это... Чтоб не было, не было и вдруг - хлоп! - сразу миллион! Да ещё и даром!
   Я сразу остыл.
   - С чего ты взял, что я их тебе дарю? Я у тебя покупаю!
   - Чего покупаешь? - Он испуганно оглянулся на задрипанный "Жигулёнок".
   - Голову твою трезвую покупаю, вот что! Ты даже не обратил внимания на моё условие!
   - Не... почему? Обратил...
   - Ты мне какую песню всё время поёшь? Мол, не будешь пить с клиентом - не будет денег, якобы потому, что с тобой никто дела иметь не захочет. Твои слова?
   - Н-ну..
   - Что "ну"? Я этими деньгами ликвидирую причину пьянки! Понимаешь? При-чи-ну! Это тебе понятно? Или тебе данной суммы недостаточно?
   - Да ты что? С головой!
   - Ну так вот бери и пользуйся! А то, - я улыбнулся, - будет тебе, как в Одессе.
   - Обидишься и уйдёшь?
   - И деньги заберу... Ну ты и бестолочь! А ещё мне про осла всё время втюхиваешь!
   - Я не бестолочь, - рассудительно сказал он. - Я - разумный и рассудительный. И знаю совершенно точно, что деньги не дарят. Их занимают. А потом их ещё отдавать надо! Да я с тобой за всю жизнь не рассчитаюсь!
   - Ну, тогда считай, что я их тебе занял сроком... ну, скажем, на тысячу лет. Успеешь?
   - Трепло... - Он покрутил головой и вдруг опомнился: - Не, а ты-то как?
   - Чего "как"?
   - Дык эта... Ведь это твой же заработок. А ты его мне весь и... того!.. отдал...
   - А у меня дома ещё один! - хохотнул я.
   - Чего "ещё один"? - вытаращился он.
   - Да лимон, чего же ещё?!
   Тут он, наконец, взбеленился:
   - Слушай! Может, хватит мне лапшу по ушам развешивать?!
   Я показал ему на раскрытый дипломат:
   - Это что, по-твоему, лапша?
   - Нет, - он прикрыл дипломат и уважительно погладил по крышке. - Это денежки... Но всё, что ты мне тут понаговорил, - туфта! Не верю ни одному слову! Ну, скажи, где ты мог в наше время найти такого дурака, чтоб за какую-то картину отвалил такую деньгу? Два лимона! - потряс он кулаками. - Это ж тебе не девятнадцатый век, когда богатым бездельникам некуда было бабки девать, и они друг перед другом выпендривались, кто подороже загнёт за кусок тряпки, испачканный красками!
   - А не помнишь историю с холстом, размалёванным обезьяной? - усмехнулся я, даже не обидевшись на столь "живописное" определение моих занятий. - Ведь её тоже продали за немалую сумму! И это - в наши дни!
   - Да ладно тебе! Это же в Штатах! - назидательно протянул он. - У нас такие номера - хрен пройдут! - Он помахал грязным указательным пальцем у меня перед носом. - Да и что это за картина такая, скажи на милость? - подбоченился он в свою очередь.
   - "Бабы голые, да всякая там хрень потусторонняя"! - мстительно передразнил я его. - Ты же ведь её сам видел!
   - Вот только не надо мне на совесть давить! - Он воровато оглянулся на вход и тихо спросил: - Ты чё, сберкассу грабанул?
   Конечно, он спрашивал это несерьёзно, но как же оно было недалеко от истины!
   - Ну, конечно! - беззаботно поддакнул я. - Ты ж меня давно знаешь!
   - Да пошёл ты! - раздосадованно дёрнул он щекой и вновь закурил.
   Немного помолчав, он снял с горелки давно бесившийся чайник, разлил кипяток по кружкам и подсел ко мне:
   - Ну, раз пошла такая пьянка, давай мы это дело хоть обмоем, что ли? - В его глазах появилась озорная искорка, которой я давно у него не замечал. Мы чокнулись кружками, обжигая пальцы, и он продолжил мысль: - Раз нет у нас ничего покрепче...
   - Я те дам "покрепче"! - Мой кулак оказался у его носа: - Понял? Хоть раз увижу - денег тебе не видать, как своих ушей: разом всё конфискую! До копейки!
   - А я их спрячу! - хохотнул он.
   - От меня не спрячешь! С-под земли достану!..
   Так, беззаботно переливая из пустого в порожнее, мы просидели с ним ещё полчаса, в течение которых он ещё не раз шёл на приступ, непременно желая выведать: откуда бабки? Но я только отшучивался, выдвигая одно объяснение нелепее другого, которым он, естественно, не верил. В конце концов он поморщился:
   - Блин, это всё хорошо... Но башка трещит... Со вчерашнего. Пивка бы, а? Может, позволишь? В последний раз?
   - Опять? - нахмурился. - Мы же договорились!
   - Да ну, чё ты? Это ж пиво!
   - Да тебе стоит только начать...
   - Вовчик! Вовчик! - засуетился он, почуяв слабину. - Ей-богу, только бутылочку! Я мигом, а?
   - Да ладно, чёрт с тобой! - махнул я обречённо. - Давай! Тогда и рыбы захвати! - это я уже кричал ему вдогонку: Игорь, сломя голову, летел, как на крыльях, по дорожке между гаражами.
   Вобще-то, бывает, что и я сей напиток употребляю. Редко, но метко. Приходится, знаете ли, порой компанию поддерживать. Хотя бы бутылку возле рта подержишь, и то к тебе уже совсем другое отношение. А там, пьёшь ты из неё, или нет, уже мало кого интересует. Сказать по правде, часто это такая гадость, что кроме двух-трёх глотков я и сделать не способен. Даже с тарашкой, к которой я питаю намного большее расположение. Ну, это так, к слову. В тихом омуте, так сказать...
   И минуты не прошло, как мой "курьер" нарисовался на пороге, довольно кряхтя под тяжестью ящика с пивом и связки сушёной рыбы на шее.
   Во мне мгновенно поднялась настоящая буря! Воспитательный процесс накрывался медным тазом!
   - Совесть твоя где?
   - А чё? - вытаращил он честные глаза. - Я ведь и тебе тоже...
   - А мне уже что-то расхотелось.
   - Ну, это... хучь рыбки-то! - бухнул он ящиком по стеллажу.
   - Нет! - Я решительно встал. - Мне сегодня ещё... Ну, в общем, в одно место надо...
   Тот сразу просёк:
   - Ого! Да у нас прогресс! Молоток! И кто же она?
   Я огрызнулся:
   - А ты будто и не знаешь! Твоими же молитвами!
   - Чё? Всё-таки подцепил? Ну, поздравляю!
   - Да не цеплял я никого... Всё получилось само собой.
   Мне вдруг стало жутко противно.
   - Расска-а-азывай! - протянул он, ехидно улыбаясь, и вылил в себя разом полбутылки. - В тихом-то омуте оно...
   - Да иди ты! - Я взялся за ручку дипломата. - Давай, выгружай! Мне чемодан нужен! - И я стал вытряхивать деньги прямо на захламленный верстак.
   - Э! Э! - Он уронил недопитую бутылку и она звонко рассыпалась по цементному полу. - Это ж деньги, твою же мать!
   - Вот я и говорю: выгружай да прячь! Да смотри, чтоб не спёрли!
   - Вовчик! - Он кинулся в угол мастерской и достал оттуда целлофановый пакет. - Ты чё, обиделся? Ну извини, я не думал, что у тебя там всё так серьёзно...
   - Ты в это дело вообще не суйся, - сухо ответил я. - Короче, так. Мы с тобой договорились: как только пьяную рожу усеку - деньги исчезают в ту же ночь!
   - Вовчик! Обижаешь! Да чтобы я...
   - Вот потому, что это именно ты, - перебил я его, - потому я и говорю. Как там? "Я когда пьяная, такая дурная!"
   - Да ладно тебе, - заискивающе пробормотал он, торопливо набивая пакет деньгами. - Всё ж и так ясно...
   - В общем, давай! - протянул я ему руку. - Пошёл я!
   - "Ну ты, если чё, заходи!" - хмыкнул он, отвечая на рукопожатие.
   - Будь спок. Зайду. Как только, так сразу.
   - Бог не фраер, он, конечно, всё видит?
   Понимая, что этому разговору конца-краю не будет, я просто отмахнулся и зашагал по галевой дорожке вдоль гаражей. Сзади послышался топот и натужное сопение. Я обернулся. Это Игорь догонял меня. Он подбежал, схватил мою руку своими "крагами", как он сам их называл, и, просительно заглядывая мне в глаза, забормотал:
   - Вовчик... Ты это...
   - Ну?
   - Вовчик... Ну, ты сам понимаешь...
   Простые человеческие слова у него никак не вытанцовывались.
   - Не понимаю! - сурово сказал я, отводя глаза.
   - Как бы это?.. Короче, спасибо тебе! - разродился он наконец.
   Я сразу оттаял:
   - Да ладно. Ты, главное, "ляпи!"
   - Не сомневайся! Я, если чего сказал... - Он всё тряс и тряс мою руку, да ещё дышал мне в лицо сигаретным и пивным конгломератом. Меня чуть не своротило. Но виду я не подал, только высвободил руку и сказал:
   - Пора мне...
   Повернулся и пошёл. Честно говоря, визит удовольствия мне не доставил. Было как-то неуютно и даже мерзко на душе. Наверное, потому, что я был заранее уверен, что как только я скроюсь из виду, он сразу же побежит за бутылкой. И это его "спасибо" вдогонку было лишь минутным протрезвлением его пьяной совести.
   В конце концов, я ему не нянька!
   И вообще, есть и более приятные заботы. Только надо бы "подлечиться", да боевой дух поднять на должную высоту.
   Я зашёл за гаражи, позвал Сезама и нырнул домой. Поставив кассету с музыкой пожёстче, я полностью в ней растворился...
  
  11. Пара пустяков!
  
   После сеанса рок-терапии я вновь ощутил себя цельной личностью, готовой к свершениям. Вроде как от грязи отмылся. "Да-с, Платон мне друг, как говорится, а своя рубашка всё равно в лес смотрит". Свой долг я отдал, а там... Я, конечно, проверю, как он держит своё слово, но сейчас об этом думать как-то не хотелось. Впереди меня ждало свидание с Настей. Сердце сладко заныло. Мысль о девушке приятно волновала душу.
   Я поинтересовался временем: доходил десятый час. Вроде бы и не рано. Наверное, уже встала.
   Меня так и подмывало подсмотреть, как она там, чем занимается? Но сил, всё-таки, хватило не опускаться так низко. В руках, батенька, себя надо держать. Она хоть и не увидит, но я сам же себя и выдам: она же мысли слышит!
   Меня вдруг осенило: а почему это я их до сих пор не слышу?! Браслет со мной уже, считай, половину суток, а свидетельств телепатических способностей я у себя что-то не отмечаю. И как это понимать? Интере-е-есно! Надо будет у Насти поинтересоваться. В самом деле, не наврал же дед?
   Впрочем, почему у Насти? Браслет и сам умеет разговаривать.
   - Сезамчик! Ну-ка, отзовись!
   Уже становилось если не привычным, то, во всяком случае, ожидаемым, как загорелся фосфоресцирующий прямоугольник и в его центре высветились красные буквы:
   "Слушаю".
   - Скажи-ка мне, дружочек, почему я не слышу чужих мыслей?
   "Этого надо захотеть", - коротко ответил браслет.
   Вот оно что! Напрячься надо. Прислушаться. А ведь и вправду, Настя мне тогда говорила, что эта способность включается усилием воли. Я тогда ещё с ней спорил по этому поводу.
   - Спасибо, Сезамчик, я понял! - Экран послушно исчез.
   Ну-ка, ну-ка, попробуем! Кого бы нам подслушать? Соседей, что ли, за стеной? Так их и без телепатии всегда прекрасно слышно В любое время дня и ночи: кто, сколько, и с кем. Только сейчас у них что-то подозрительно тихо. Наверное, всеми ушами к моей стенке прилипли. А может, их, вообще, дома нет?
   Я сосредоточился. И тут же в мою голову прямо-таки вломилась чужая мысль:
   "Где же эта скотина околачивается? Сволочь! Вот пусть только домой заявится! Уж я ему..."
   Далее следовали садистские картины расправы.
   Я вздрогнул и поспешил отстраниться. Мысль явно не моя! Соседка ждала мужа домой.
   Однако! И мы чавой-то могём! Только всё время этим пользоваться, конечно, не стоит. Мысли большинства людей так же незатейливы, как и их речь. Если ещё хуже не сказать.
   Так, ладно. С этим всё ясненько. И очень даже греет душу.
   В приливе чувств я опять погладил браслет. Ну, прямо-таки, бесценное приобретеньице! С каждым днём всё больше убеждаюсь.
   "С каждым днём"! И дня-то ещё не прошло!
   Мысли мои вновь вернулись к Насте. Да, надо идти. Но... Но не с пустыми же руками? Хотя бы цветов...
   "Хотя бы"! Видали такого? Поздняя осень на дворе, а ему цветы подавай!
   Я самодовольно улыбнулся, едва не облизываясь: для кого-то оно, может, и проблема, а для нас с браслетом - так пара пустяков! Из-под земли достанем! Ну, если точнее - с другой стороны Земли. Где там у нас сейчас лето? Правильно: Африка, Южная Америка, Австралия.
   "Сударыня, - представилось мне на секунду, - как вы насчёт букета орхидей? Или роз?"
   Мне непременно захотелось порадовать её именно таким способом.
   - Сезам! - позвал я. - Попутешествуем?
   "Приказывай!" - не замедлила появиться надпись.
   Ну? Чем тебе не раб лампы?
   - Давай-ка вверх! - сказал я, поудобнее устраиваясь в кресле.
   Браслет рванул, что называется, с места в галоп! Через пару секунд мы были уже в космосе, а Земля стремительно удалялась.
   - Ну-ну, разогнался! - осадил я его. - Тебе только волю дай!
   Пока я это говорил, родная планета уменьшилась ещё вдвое. Моё брюзжание как команду браслет не понял.
   - Стоп!
   Изображение замерло.
   - Вот... Лицом к Земле, пожалуйста!
   Небосвод резко крутанулся и Земля оказалась в центре экрана. Я несколько ошарашено оглядел её: куда бы это нам податься?
   Взгляд мой отчего-то зацепился за Австралию. Почему бы и нет? Она как раз вся ярко освещена солнцем, там уже давно, видать, перевалило за полдень. Выберем город покрупнее и поюжнее. Ну вот, Сидней, к примеру. Розы там, надеюсь, тоже произрастают? Я как-то по телеку видел, мужик какой-то хвастался своим садом. Ну вот и наведаемся! Не к тому мужику, так к другому...
   - Давай вон туда! - Я ткнул пальцем в южную часть материка, в самое его подреберье. - Вперёд!
   Земля рванулась навстречу. Через пару секунд Австралия заполонила собою весь экран и мы стремительно падали на крупный город на берегу океана.
   - Теперь, эт-самое... помедленнее давай и на небольшой высоте... Да-да, вот так...
   На высоте птичьего полёта мы пронеслись над городом. Я успел заметить зелёные окраины и, развернув "коня", который мчал меня уже над океаном, я направил полёт к подножию гор, которые заботливо ограждали город от убийственного дыхания бескрайней пустыни, раскинувшей свои владения почти на весь материк.
   - Ниже... Ниже... Медленнее... Ещё медленнее... Теперь - вдоль улицы...
   Мы летели на высоте нескольких метров над асфальтом шоссе, едва не задевая многочисленные средства передвижения. Вокруг было чистенько и опрятно. Свежая зелень приятно радовала глаз, выглядывая из-за разнообразного вида оград, окаймляющих аккуратно подстриженные газоны и палисадники. Всё, как в кино.
   - Стоп! - Я узрел чью-то усадьбу, утопающую в цветах. - Давай-ка поближе. - И, когда зелень, пестрящая изумительной красоты розами, заполнила собою весь экран, сказал: - Вот здесь мы с тобой и поживимся. Погоди-ка, - я встал с кресла и сходил в другую комнату за ножницами. Изображение послушно ждало в том же положении.
   - Ну-ка, Сезам, откройся!
   Комнату моментально заполнил нежнейший аромат! Аж голова закружилась! Я протянул руки к цветам и стал аккуратно срезать одну розу за другой, бросая их на кресло. Некоторые скатывались с него и падали мне под ноги. Запах буквально дурманил голову! Нарезав огромный букет, я дал браслету отбой.
   Экран погас. Охапка великолепнейших роз лежала у моих ног. Я поднял одну из них и вдохнул аромат. Он был настолько великолепен, что вызывал такие неопределённые чувства, название которым я просто затруднялся подобрать. Нечто среднее между восторгом и светлой печалью. Думаю, Настя точно останется довольной.
   При мысли о ней снова заныло где-то там, под сердцем. Тёплая волна прихлынула к горлу и на секунду перехватило дыхание.
   Преодолевая неожиданное волнение, я прошёл на кухню. Чем бы это связать и того... немного окультурить букет? В моей холостяцкой берлоге не нашлось ничего, достойного внимания и применения в качестве облагораживающего элемента. В своих блужданиях я вернулся в комнату и взгляд мой упал на кусок верёвки, которой была перевязана упаковка с деньгами.
   "Пойдёт", - решил я и принялся "сочинять" букет.
   Он получился огромным. Розы сливались в пурпурное дурманящее облако. Что интересно, шипов на них было очень мало, а какие и были, то выглядели не по-настоящему, как-то декоративно. Сколько я ни возился с цветами, укололся лишь раз, и то по глупости: понадеялся, что рука с успехом заменит ножницы.
   "Ну так, - подвёл я итог, критически осматривая творение рук своих. - Вроде бы ничего".
   Я осторожно положил букет на диван и подошёл к зеркалу.
   Н-да... А этот "букет" описанию вообще не поддаётся. Как ни прикрывай жидким чубчиком сияющую лысину, так лысиной она и останется.
   Я махнул рукой: какой есть, такой есть. Авось не выгонит.
   Опять повернувшись к цветам, величественно раскинувшимся по дивану, я задумался: как же с этим идти по городу? Комплексы-то куда девать? Ясное дело: придётся прибегать к помощи браслета.
   Я бережно взял букет наизготовку и старательно представил лестничную площадку перед Настиной квартирой.
   - Сезамчик, помогай...
   Браслет был умницей и тотчас выдал изображение, что стояло перед моим мысленным взором. Точно - квартира номер шестьдесят шесть.
   И тут меня неприятно поразило одно обстоятельство, которого я предусмотреть ну никак не мог: на лестничной площадке рядом с квартирой Насти соседняя дверь была открыта и в её проёме стояли две кумушки, одна толще другой. О, чёрт! Придётся ждать.
   Тема их разговора совершенно не доходила до моих затуманенных предвкушением встречи мозгов. Что-то там о солениях-варениях и ещё каких-то пустяках.
   В раздражении я велел браслету выключить звук и стал дожидаться окончания "консилиума". В самом деле, не вламываться же к Насте, минуя входную дверь? Хоть я и с таким великолепным "пропуском", но Бог его знает, как она к этому отнесётся?
   Я сидел перед экраном и изнывал от невозможности что-либо изменить. А толстозадые тётки никак не могли насытиться обществом друг друга. Я жёг их глазами, внушая необходимость скорейшего возвращения по своим квартирам. И вот, наконец, Бог услышал мои молитвы. Дверь захлопнулась, поглотив одну из толстух, а вторая, переваливаясь из стороны в сторону, словно утка, медленно стала спускаться этажом ниже.
  
  12. Любовь и Лори
  
   Я включил звук и, как только гулко хлопнула дверь внизу, прошептал:
   - Сезам, откройся!
   И выпрыгнул на лестничную площадку. Кнопка звонка Настиной квартиры почему-то не работала и я тихо постучал. Послышались тихие шаги за дверью и знакомый голос, дрожью отозвавшийся у меня в коленках, спросил:
   - Кто там?..
   Чтобы не привлекать внимание не в меру любопытных соседей, я сосредоточился и ответил мысленно:
   "Настенька, это я, Володя!"
   Ну, насчёт соседей я, конечно, напрасно тешил себя надеждой. Тётка, что предыдущие пять минут, показавшиеся мне вечностью, вкупе со своей подругой донимала меня своим присутствием, неусыпно бдила на своём боевом посту. Не успела Настя открыть свою дверь, как она, не взирая на критическую массу своего тела, птичкой выпорхнула на площадку и, скорчив, как ей, видимо, показалось, приятную мину, жеманно прощебетала:
   - Ах! Это не к нам?..
   Ещё бы мне к вам не хватало!
   Естественно, меня тут же сфотографировали, сделали обмеры и оценили мою стоимость и букета. Однако я и ухом не повёл.
   Настя ахнула, открыв дверь.
   - Можно? - с трудом выглянул я из-за букета.
   Она только молча отступила в глубину прихожей. А я переступил через порог, захлопнул ногой дверь и протянул цветы Насте. Её лицо зарделось:
   - Какие ро-о-озы!..
   Она бесстрашно прижала к себе букет, ничуть не страшась уколоться, и утопила в нём своё лицо, вдыхая аромат:
   - А запах!..
   Я указал на дверь позади себя и тоже шёпотом спросил:
   - Это что за грымза?
   Она подняла голову. Глаза её были прикрыты в блаженстве и она не сразу поняла, о чём идёт речь:
   - Грымза?..
   - Ну, там, - я ткнул через плечо большим пальцем. - Соседка.
   - А... - Глаза её прояснились и в них отразилось чувство досады: - Это Ирина Николаевна. Штатный шпион.
   - Я так и понял. Насилу дождался, когда они трепаться перестанут. Только я к дверям, а она опять нарисовалась.
   - А чего же ты... - Она рассеянно кивнула на мою руку с браслетом. - Мог бы прямо сюда...
   Я пожал плечами:
   - Да неудобно как-то...
   Она опустила лицо в цветы и тихо сказала:
   - А я тебя ждала... - При этом она сильно покраснела, будто среди роз расцвела ещё одна. - Мне было так страшно одной...
   Боже! До чего она была хороша!
   Я совсем потерялся.
   - Правда?.. - И душа моя затрепетала, словно телячий хвост.
   Она вдруг засуетилась:
   - Ой, чего же это мы? Проходи!..
   Я обрадовано стал стаскивать с себя куртку. Настя прошла вперёд и занялась цветами. Я чуть ли не на цыпочках вошёл в комнату, будто боясь кого-то потревожить. Всё было по-прежнему. Только на столе аккуратной стопочкой красовались мои пластинки, подаренные вчера Настей, а на одном из кресел лениво развалился Лори, совсем как домашний кот. Увидев меня, он скорчил недовольную рожицу.
   - Привет, Лори! - помахал я ему как можно дружелюбнее.
   - Сам "привет"!.. - огрызнулся он и, соскочив с кресла, скрылся за дверью соседней комнаты, не забыв прихватить по пути несколько конфет из вазы на столе.
   - За что он меня так невзлюбил? - спросил я Настю, когда она появилась из кухни, бережно неся перед собой букет в красивой вазе.
   - Кто?
   - Лори.
   - Ах, Лори... - улыбнулась она рассеянно, не сводя глаз с цветов. - Не обращай внимания. Ревнует, наверное...
   - Ревнует? - поразился я.
   - Ну да, а что тут странного? У нас никогда гостей не бывало, жили мы замкнуто. Я да дед. - По лицу её пробежала тень. - А ты здесь человек новый, и он это очень болезненно воспринимает. К тому же, - она повернулась ко мне и хитро прищурилась, - по его понятиям ты должен купить его расположение.
   - Вот те раз! Это как же?
   - Ну... Угостить чем-нибудь сладеньким. Хотя, по-моему, он и так уже сладкого переел.
   Я рассмеялся:
   - Путь к сердцу Лори лежит прямиком через его желудок!
   - Ну да, ну да! - Она игриво покосилась на меня, склонив голову на плечо: - В этом вы с ним похожи. Ты ведь тоже сладкоежка. Я про тебя многое знаю! - Она шутливо погрозила мне пальчиком.
   - Да-да, конечно...
   Я отвёл глаза. Меня ужасно смущало соображение, что за мной давно и пристально наблюдали, а я, мало того, что не догадывался об этом, так ещё и вёл себя не лучшим образом. Особенно, когда обнаружил в своей квартире следы пребывания неизвестного благодетеля. Эти воспоминания не вызывали во мне ничего, кроме стыда и досады. Досады на самого себя. Ведь всем известно, что наедине с собой мы ведём себя не так, как на людях. Все мы - грешники. Хоть по мелочи, но у каждого есть что скрывать. То, что вовсе для посторонних глаз не предназначено.
   А Настя, будто и не замечая моего замешательства, продолжала давить на больную мозоль:
   - Я знаю многие твои привычки. Только ты не думай, что я шпионила за тобой бессовестным образом, нет. Я очень любила смотреть, как ты часами работал над своей картиной. Её тема находила отклик и в моей душе. Правда-правда! - воскликнула она, расценив, вероятно, мой взгляд, как недоверчивый. - В моих словах ни капельки лести. Наши вкусы тут совершенно сходятся. Только вот... - Она смущённо потупилась. Ты по характеру - одиночка, я - тоже, вследствие чего познакомиться мы никак не могли. А первый шаг... Ну, ты же понимаешь... Его должен сделать всё-таки мужчина. А как бы ты его сделал, если я никогда не бывала на людях? Да и ты не баловал их своим присутствием. - Она пожала плечами. - Практически у нас не было шанса встретиться. Так могло тянуться до бесконечности, если бы однажды дед не застукал меня наблюдающей за твоей работой. Он захватил меня врасплох, я не успела вовремя отключить браслет.
   - Ну и что же он сказал?
   - Первым делом он поинтересовался датой твоего рождения. Я ему сказала. А через день - он тогда уже вовсю работал над гороскопами кандидатов в преемники - потребовал, понимаешь? - буквально потребовал, чтобы я привела тебя к нам. Серьёзный разговор, говорит, имеется.
   Я было подумала что шутка такая своеобразная. Дед ведь такой же нелюдимый, как и я - гостей у нас никогда не было. Но он был серьёзен, как никогда. Я совсем растерялась. Спрашиваю, ну как же, мол, я могу его, то есть, тебя привести, если ты обо мне - ни сном, ни духом? И тогда он решил сам, как он выразился, "напрячь ситуацию". Как раз тогда к тебе стали часто приходить Игорь со своей подругой, ты помнишь, да? - Я кивнул, - И ты, конечно, помнишь, что они тебе обо мне наговорили? - Я опять кивнул. - Мне было ужасно неловко, я пыталась возражать, но дед на меня только цыкнул: "Делай, что тебе говорят!" Ты же знаешь деда: если он чего надумал... Знать-то ты его, конечно, хорошо не знаешь, но мнение о нём, как о волевом человеке, ты не мог не составить... Ну, в общем... Мне об этом стыдно говорить, но он использовал меня, как приманку... - Она покраснела и потупилась.
   - Погоди, - я осторожно взял её руку в свою. - Насколько я понял, Ольга о тебе до этого вообще не знала?
   - Ну да... Это всё "работа" деда.
   - Так он что, ещё и гипнотизёр?
   - Да ну, - улыбнулась она, откидывая со лба непослушную прядь. - Какой там гипнотизёр! Это всё браслет. Он из кого хочешь сделает полубога.
   Её слова приятно пощекотали моё самолюбие: браслет был теперь частью меня, а, значит, они в полной мере относились и к моим теперешним возможностям.
   "Петух ты гамбургский!" - усмехнулся я про себя, а вслух сказал:
   - То-то я и смотрю, что кумушки-соседушки на лестничной площадке разбежались, как только я стал жечь их глазами...
   Но она меня не слушала.
   - Ты только не думай... - Она силилась что-то сказать, но у неё это никак не выходило. - Я на дискотеку пошла сама, как только увидела, что и ты согласился туда пойти...
   Воцарилось неловкое молчание. Настя совсем стушевалась после признания, а я сидел болваном, и не находил нужных слов.
   Нас выручил Лори. Сначала скрипнула его дверь, потом из-за неё высунулось одно его ухо, и, наконец, он вылез весь, прислонился спиной к дверному косяку, сложил лапки на груди и недовольно пропищал:
   - Нет, вы на них только посмотрите! Разговоры они разговаривают! Завтрак на сегодня, как я понимаю, отменяется?
   - Ой, и вправду! - встрепенулась Настя. - Что же это я? Садись к столу, а я сейчас. Ты, наверное, сегодня и не ел ещё?
   - Да всё как-то недосуг...
   - Я так и подумала! - улыбнулась она. - И вчера ушёл, не поевши... Ну, тут я сама виновата, - вздохнула она. - Ты, поди, и ночь не спал? - спросила она полуутвердительно.
   - Да какое там! рассмеялся я, припомнив свои ночные странствия. - Труба зовёт!
   Настя понимающе повела бровью и, мельком взглянув на розы, выпорхнула на кухню.
   "Ну, сейчас начнётся!" - подумал я, когда мы с Лори остались вдвоём. Но, неожиданно для меня, он лихо подмигнул и, вскарабкавшись на кресло, где только что сидела Настя, спросил:
   - Полетал?
   Я изумился:
   - А ты почём знаешь?
   Он развёл лапками:
   - Написано!
   - Где написано?
   - Да на твоей физиономии!
   Я провёл рукой по лицу:
   - Да нет, вроде...
   Но он иронии не оценил:
   - Не придуривайся. Расскажи лучше, где был?
   Я отмахнулся:
   - Всему своё время.
   - И банк, небось, грабанул? А? - Лори буквально давил на меня, вытаращив свои глазищи.
   Я смешался:
   - Да за кого ты меня принимаешь?!
   - Так я тебе и поверил! - заявил он, взял со стола конфету и, запустив её в рот, сказал: - Такая возможность! Глупо было не воспользоваться! Уж я бы ушами не хлопал! - Потешно было слышать такие слова от обладателя ушей, чуть ли не вдвое превосходивших по размеру его самого. - Прежде всего надо о себе думать! - назидательно произнёс он. - А всё, что там дед плёл про благотворительность, фигня это всё для недалёких идиотов!
   - Вот как? Тогда я подумал.
   - И в какой же форме? - с живостью подался он ко мне.
   - Кулёк конфет спёр из магазина и сам его слопал! Тебе совсем не оставил! - Мне так хотелось щёлкнуть этого маленького хама по его любопытному носу, но я удержался, помня, что дед назвал его Настиным любимчиком. Обидится ещё.
   - А розы-то откуда? - Он и ухом не повёл, когда я ему отпел про конфеты. - Тоже, что ль, из магазина?
   - А разве это преступление? - продолжал я неуклюже обороняться, с тоской посматривая на дверь кухни. Будто услышав мои призывы, Настя вошла в комнату, неся перед собой поднос, от которого исходил изумительный запах.
   Лори моментально потерял ко мне интерес и пискнул:
   - Мне первому!
   Настя бережно поставила поднос перед нами и сказала:
   - От скромности ты точно не умрёшь!
   - От вежливости тоже, - добавил я, облегчённо вздохнув.
   - Уже успели поцапаться? - удивилась она, разливая суп по тарелкам.
   - Долго ли умеючи?.. - Лори зачарованно следил за её манипуляциями. Как только тарелка оказалась перед его носом, он выхватил из ложек ту, что побольше, и, громко чавкая и обжигаясь, стал жадно поедать её содержимое.
   - Лори! - возмутилась Настя. - Ну сколько тебя учить?
   - А что? - не отрываясь от своего занятия, спросил тот.
   - Свинья ты, вот что! - не выдержала она. - Не чавкай!
   Он скорчил обиженную мордочку и заявил:
   - Я буду жаловаться!
  - Кому?
   Лори повёл глазами в мою сторону:
   - А вот ему!
   Мы с Настей изумлённо переглянулись и расхохотались.
   - Вот штучка!
   Поняв, что инцидент исчерпан, Лори, довольный своей выходкой, вновь вернулся к прерванному занятию. Правда, критика подействовала, и он занимался чревоугодием уже не столь "музыкально". Я, кстати, тоже недалеко ушёл от Лори в смысле оценки вкусовых качеств угощения. Блюдо оказалось настолько великолепным, что увлёкшись им, я не сразу заметил, что хозяйка сидит, подперев голову руками и, не отрываясь, смотрит на розы.
   Я положил ложку на стол и ласково окликнул её:
   - Настенька, что с тобой?
   - Ты знаешь... - сказала она, томно прикрыв глаза. - Мне никто никогда не дарил цветов... Я и не думала, что это так приятно...
   - А как же... - Я боялся нарушить очарование момента. - Ты это сама?
   - Что?.. - Взгляд её прояснился.
   - Ты это сама готовила?
   - А... Да. Может, тебе ещё?
   - Не откажусь! - с готовностью отозвался я. - А сама-то ты почему не ешь? Такая вещь!
   Видимо, похвала ей была приятна. Наливая мне вторую порцию, она лукаво заметила:
   - Я же говорила, что вы с Лори - сладкоежки!
   Лори возразил, вытирая лапой мордочку:
   - А это и не сладкое! - Тут он "отмочил" очередную свою выходку: стал вытирать испачканные супом лапы о свои мохнатые уши!
   Настя нахмурилась:
   - Это что ещё такое?
   Но тот только лапкой махнул:
   - У нас без церемоний! Да и вообще, - добавил он, тяжело сползая с кресла и направляясь в свою резиденцию, - уши надо периодически смазывать, чтоб хорошо слышали!
   - А сказать-то что надо?
   Лори всем телом повернулся к нам и, осеняя нас крестным знамением, назидательно прошелестел:
   - Ешьте на здоровье, дети мои!
   И мигом исчез за дверью.
   Я прыснул в тарелку:
   - Юмор у него, конечно, своеобразный!
   Настя покачала головой:
   - Нахал он своеобразный!
   Из-за двери послышался шум: стрельба, крики, визг тормозов. Я насторожился:
   - Телевизор?
   - Видик, - поморщилась она, делая небрежный жест. - Любимая его форма времяпрепровождения. Безвылазно сидит и целыми днями крутит кассету за кассетой.
   - Да ну? - поразился я. - У вас и видео есть? - Надо заметить, что в то время это было большой редкостью.
   - Это не у меня. У Лори. Лично я к нему равнодушна. Я люблю книги читать, вязать, шить, готовить. А это, - она опять пренебрежительно кивнула на дверь, откуда раздавались истошные вопли, - зряшная потеря времени. Так ведь за уши не оттянешь!
   Я улыбнулся, вспомнив слова Игоря об осле и рае.
   - Поесть, однако, он не забывает!
   - Уж чего-чего, а поесть-то он любит. Правда на сладкое больше налегает. Даже не знаю, вредит ли он этим себе? Животное ведь не наше, не земное, так и не разобрать. Но уверяет, что без конфет и, вообще, без сладостей жить не может.
   - Животное? - удивился я. - А я так и понял, что это представитель цивилизации... этой, как её?.. Биэлы?
   - Да какая там цивилизация! - Настя даже рассмеялась. - Это самая обычная зверушка из породы ленивцев. Там их - пруд пруди! Да, не спорю, они очень способные к обучению. Вот я с ним и занималась, пока он телевизор не увидел. Дальше его образование пошло своим путём. А уж когда дедуля ему в Японии видик достал, он перестал вообще что-нибудь умное воспринимать. Во, слышишь?
   Из-за двери доносились ожесточённые крики вперемежку со звонкими ударами.
   - Сплошной мордобой! - возмутилась она. - Смотрит одни боевики. И говорит при этом, что они ему кровь согревают. Лори! - не выдержала она. - Сделай потише!
   Полуоткрытая дверь в соседнюю комнату попросту захлопнулась.
   - А как же его рассказ об их цивилизации, идущей своей дорогой, не похожей на нашу? - спросил я.
   - Ты больше его слушай! - улыбнулась Настя. - Он тебе ещё и не то наплетёт. Например, с точки зрения муравья, они тоже идут своей дорогой. Но ты же этого не скажешь?
   - Вот оно что! - разочарованно протянул я. - А я-то уши развесил! - Я повертел ложку в руке и заметил с усмешкой: - Однако, надо отдать ему должное, - язык подвешен у него хорошо. Порой он меня ставит в тупик.
   - Наглость, - молвила Настя, - ещё не свидетельство ума. Для этого надо и кое-что вот здесь иметь, - она легонько постучала ложкой себе по лбу. - А у него всего лишь хорошие лингвистические способности. Что-то вроде попугая, только организация мозга посложнее будет. Если допускать на их планете наличие цивилизации, то только в самом зачаточном состоянии. Предпосылки для этого имеются. Но для того, чтобы развивался разум, нужны трудности, борьба за существование. А у них там и врагов-то нет, кроме растений. Какое уж тут развитие? Так что всё, что он тебе тут понарассказывал, это смесь его снобизма и телевизионных фантазий. Сам создал теорию и носится с нею, как с писаной торбой. К тому же - смех, да и только! - готовится стать Мессией на своей планете. Ты при случае заведи с ним об этом разговор.
   Её последнее замечание я пропустил мимо ушей, занятый своими мыслями. А зря. Мог бы избежать больших неприятностей.
   - Так ты что же, хочешь сказать, что цивилизаций во Вселенной - раз, два и обчёлся?
   - Вовсе нет! Космос сравнительно густо заселён. Я своими глазами видела многие миры. Дед показывал... - По её лицу вновь мелькнула как бы судорога. Но только на мгновение. - Да и на Луне работа вовсю идёт.
   - Я видел.
   - Ты уже и там побывал? - искренне удивилась она. - Расскажи мне, что ты там видел?
   Я рассказал. И о тапочках, и о "наседках", несущих "яйца". И о том, что мне по этому поводу объяснил браслет.
   - Кстати, - я вовсе не желал бередить её рану, но это вырвалось само собой: - Дед мне ничего не говорил о том, что браслет прекрасный собеседник. Это для меня явилось полной неожиданностью.
   - Он просто не успел, - вздохнула Настя. - К тому же, всех его возможностей дед и сам, по-моему не знал. Это тебе самому ещё предстоит выяснять. Машина очень сложная. А в какой форме ты с ним общаешься?
   - Ну как? Вопросы задаю...
   - Это понятно. Как тебе он отвечает: голосом, телепатически, или как-то ещё?
   Я объяснил.
   - Наверное, это не всегда удобно, - задумчиво сказала Настя. - Ты можешь поменять ему программу.
   - Как?
   - Прикажи, чтобы он отвечал или чьим-либо голосом по твоему выбору, или вообще передавал информацию только телепатически. - Она стала собирать посуду на поднос. - Ты наелся?
   - Хо! - довольно сказал я, откидываясь на спинку кресла. - Ты ещё спрашиваешь! Готовишь ты божественно!
   Она смутилась:
   - Не суди по одному блюду. Чай-то будешь?
   - А то как же? Без чаю и дела нет!
   - Тогда я сейчас, - загадочно улыбнулась она и вышла на кухню, оставив меня одного.
   Глаза мои обежали комнату и остановились на стопке пластинок, лежащей на соседнем столе, старшем брате того, что стоял передо мной. Я сладко потянулся, встал, подошёл к нему и бережно взял один конверт. На нём значилось: "Электрик Лайт Очестра. Оут Оф Зе Блю". Вещь! Какая же Настя умница!
   Я оглянулся в поисках чего-нибудь похожего на проигрыватель, но не обнаружил ничего. Жаль!
   Ну ничего, потерпим до дому.
   - Желаешь послушать? - Настя появилась так неожиданно, что я даже вздрогнул. - Испугала? - улыбнулась она.
   Я смутился:
   - Ходишь, как кошка...
   Она подошла к книжному шкафу и открыла одну из его створок:
   - Прошу!
   Я обомлел: в шкафу уютно расположилась целая аудио-система. "Акай" прочитал я и удивлённо присвистнул.
   - Ну давай, чего ты? - Настя открыла крышку проигрывателя и протянула руку за пластинкой.
   Игла неспешно опустилась на диск, и комнату заполнили упругие ритмы давно не слышанной мелодии.
   Кассета с записью этого альбома появилась у меня буквально сразу же по его выходу, но пробыла недолго: то ли кто-то из моих друзей-меломанов "позаимствовал", выражаясь мягко, то ли сам потерял, что для меня совершенно не свойственно. И вот - чистейшая запись, богатейшее звучание!
   Вид у меня, наверное, был обалдевший. Настя смотрела на меня и улыбалась.
   - Нравится? - перекрикивая музыку, спросила она.
   В порыве чувств я подошёл к ней и обнял за талию. Она густо покраснела, но не сопротивлялась. Это придало мне смелости, я мягко притянул её к себе и наши губы сами нашли друг друга. Потом она легонько отстранилась, опустив глаза, но из объятий не вырывалась.
   - Не надо... - услышал я сквозь грохот музыки. - Так сразу...
   Я не нашёл, что ей ответить, и только счастливо смотрел на неё.
   Первая вещь тем временем на пластинке закончилась и Настя всплеснула руками:
   - Ой! А чайник-то! - И, мягко высвободившись, убежала на кухню.
   Голова моя пошла кругом, ноги отказывались держать и я опустился на диван. По душе текла сладкая патока.
   Настя долго не появлялась. Наконец, дверь распахнулась и она, раскрасневшаяся, вошла в комнату, неся перед собой поднос с бокалами, над которыми поднимался ароматный пар. Запах мгновенно распространился по комнате и приятно щекотал ноздри.
   - И это ещё не всё! - лукаво играя глазами, шепнула она и опять выпорхнула из комнаты.
   На этот раз на подносе оказался великолепный торт.
   - Без меня?! - раздался возмущённый писк Лори. Уши его мгновенно выросли над столом.
   - А мы на тебя и не рассчитывали! - улыбнулась Настя.
   Но тот нахально заявил:
   - Ещё чего!
   Настя стала резать торт на куски, смущённо поглядывая на меня. Я не мог отвести от неё глаза: до чего она была хороша! Румянец, выступивший на её щеках, придавал лицу неповторимую нежность, сравнимую разве что с теми розами, что теперь стояли на столе.
   Я поймал её взгляд и мысленно проговорил:
   "Настенька, я тебя люблю!"
   Она вспыхнула и, быстро опустив глаза, ответила тем же манером:
   "Я тоже..."
   Руки её не слушались, она никак не могла справиться с тортом: он крошился, разваливался на куски, один из них даже свалился с подноса на стол.
   Лори ужасно нервничал, наблюдая за её манипуляциями, и беспокойно ёрзал на кресле: делёжка-то затягивалась! Потом до него вдруг будто бы что-то дошло. Он внимательно оглядел нас подозрительным взглядом и всплеснул своими игрушечными лапками:
   - Ну так и есть! - Он покачал ушастой головой и заявил: - Вас нельзя оставить одних ни на минуту!
   Настя треснула его чайной ложкой по лбу:
   - Не лезь не в своё дело!
   - Ах, вот ты как?! - завопил тот и, схватив наугад первый попавшийся кусок торта, бросился бежать, нещадно соря им по полу. Возле своей двери он остановился и, с видом оскорблённого достоинства, процедил: - Я знал, что этим всё кончится!
   И, высоко подняв голову, отчего уши закрыли всю его спину, медленно удалился, плотно прикрыв за собой дверь.
   - Ах-ах-ах! Лори в печали! - съязвила Настя. - И ты ещё говоришь, что это не ревность?
   - Вижу... - невпопад ответил я, смотря в глаза и счастливо улыбаясь. В ту минуту мне не было абсолютно никакого дела до Лори.
   Она погрозила мне пальчиком:
   - Ты меня совсем съешь!
   - Тебе не нравится? - очнулся я от наваждения.
   - Ну почему?.. - Она опять сирятала глаза. - Нравится. Только...
   - Что "только"? - Я взял её за руку, в которой она держала нож. Она слегка дрожала.
   Воцарилась неловкая пауза.
   - Только ты не даёшь мне довести торт до ума, вот что! - нашлась она наконец, мягко высвобождая руку. - Ты посмотри, что я наделала: всё рассыпалось!
   - Ну так и что? - улыбнулся я и, опять поймав ускользавшую руку, приложился к ней губами.
   Она вся затрепетала и оглянулась на комнату Лори:
   - Не надо..
   - Почему? - я продолжил "путешествие" вверх по руке.
   - Ты... смущаешь меня... - Она вдруг положила нож и села в кресло, склонившись к коленям и уткнув лицо в ладони.
   Я присел на подлокотник и, обняв её, попытался заглянуть ей в лицо:
   - Что с тобой?
   Она ничего не отвечала. Густые волосы её, раскинувшиеся по плечам и спине, приятно щекотали моё лицо. Я приблизил его к самому её уху и прошептал:
   - Настенька, я тебя люблю...
   Она подняла голову и приникла к моей груди:
   - Боже! Как хорошо!.. Я не знаю, что со мной... Всё горит!.. Такого ещё не бывало!..
   Она ещё крепче прижалась ко мне. Я повернул её лицо к себе и впился в губы...
  
  ******
  
   Чай, конечно, безнадёжно остыл. Пришлось ставить его на плиту заново. Настя сидела на диване, прикрывшись пледом и смотрела в одну точку, в полном оцепенении. На лице её застыло выражение блаженного покоя и она не сразу, и совсем невпопад, отвечала на мои вопросы.
   - Настенька, - уже в третий раз позвал я её, стоя с чайником в руке посреди комнаты. Первые два раза я звал из кухни, но ответа так и не дождался. - Спички-то где?
   - Что? - рассеянно подняла она глаза и томно улыбнулась. - Какие спички?..
   - Ну, чай поставить, газ зажечь!
   - Ах, это... - Она вяло махнула рукой. - На стене... Зажигалка...
   Короче, пришлось всё делать самому. Пока я возился на кухне, осваивая местную географию, Настя пришла в себя и оделась.
   - Мой хороший... - Она подошла сзади и, положив подбородок мне на плечо, обняла за талию. Голосок её был тих и ласков. - Ты чего это здесь делаешь?
   - Да вот, - развёл я руками, - пытаюсь трапезу возобновить. Аппетит что-то разыгрался. - Я лукаво скосил на неё глаза. - Надо же и торт всё-таки попробовать, коли дело дошло до сладкого...
   - Ах ты сладкоежка! - поняла она намёк и, щёлкнув меня легонько по носу, изящно выгнулась и подхватила поднос с чашками. - Пойдём!
   Торт оказался, конечно, выше всяких похвал. Хоть форма его и пострадала, вкус от этого хуже не стал. Я мычал от удовольствия, нахваливая кулинарное искусство хозяйки, и вдруг остановился:
   - Слушай! А как же Лори? Позвать бы надо. Обидится ведь парень.
   - Переживёт! - отмахнулась Настя. - Пусть знает своё место! Стручок!
   - Да ладно тебе! - обнял я её за плечи. - Ты слишком серьёзно его воспринимаешь. Сама же говорила: "животное", "неразумное". На него и обижаться-то стыдно.
   Она пожала плечами:
   - Зови, мне-то что?
   Я подошёл к двери и прислушался. Там было тихо.
   - Лори! - Я тихонько постучал.
   Отозвался он не сразу. Видать, характер выдерживал. Я уж было собирался разворачивать оглобли, когда дверь скрипнула и в приоткрытую щель просунулось вначале ухо, потом пол-головы.
   - Лори слушает... - прошелестел он с независимым видом.
   - Мужик, хватит дуться! - Я протянул ему руку. - Нам не имеет смысла ссориться: теперь ты всё равно от меня не избавишься. - Я мельком взглянул на Настю. Она сидела, будто ничего и не слышала, и всё то же выражение безмятежного счастья блуждало по её лицу. Она рассеянно отщипывала кусочки от торта и отправляла в рот. - Лори, ну же! Это судьба, пойми! И не стоит ей противиться!
   Вторая половина "мужика" выдвинулась из-за дверного косяка и оба его глаза, в которых, как мне показалось, стояли слёзы, уставились на меня. Ни дать, ни взять - обиженный ребёнок!
   - Судьба, говоришь? - мрачно осведомился он.
   Я кивнул и нагнулся, чтобы его лапка достала мою.
   - Ну что мне с вами делать? - Он со вздохом положил свою прохладную конечность на мою ладонь. - Ладно, уломали! - И тут же строго спросил: - Не всё слопали?
   - Да ну, что ты! Вот он, считай, весь целый! - Я показал на торт.
   Он вскочил на кресло и недоверчиво оглядел стол:
   - Хм! Действительно, всё цело. А чем же вы тогда тут занимались?
   Мы с Настей переглянулись и она сильно покраснела.
   - Дык это... О тебе всё переживали! - выкрутился я, одновременно "мазанув" по его самолюбию. - Всё думали-горевали: как ты там, зря обидели?..
   - Во-во! - самодовольно подхватил тот, восприняв грубую лесть за чистую монету. От его печали не осталось и следа: он уже за обе щеки "наворачивал" угощение, запихивая его большими кусками. - Слышу умные речи!
   Тут Настя, видя, что лакомство исчезает с катастрофической быстротой, не выдержала:
   - Может, ты и о других подумаешь?
   Лори даже поперхнулся:
   - Это ещё о каких-таких "других"?
   - А ты разве здесь один? Мы, вообще-то тоже не против будем, если ты и нам позволишь присоединиться.
   Лори сыто икнул и отвалился на спинку кресла:
   - Да ладно, чего уж там! Потребляйте! - И недобро зыркнул в мою сторону: - Конкуренты-нахлебники!
   Настя возмутилась:
   - Ну скажи, как можно с этаким нахалом спокойно разговаривать?
   Лори пропустил её замечание мимо ушей, а я сказал:
   - Клин клином вышибают. Если ребёнок испытывает недостаток в сладком, засыпь его конфетами и он сам на них вскорости смотреть не захочет.
   - Это кто здесь "ребёнок"? - обиделся Лори. - Это я по-твоему, ребёнок? Да ты знаешь, сколько мне лет?
   - Неужели тоже две тысячи? - съязвил я и тут же спохватился, покосившись на Настю: намёк на деда, да ещё в не слишком уважительной форме. Но та, возмущённая поведением "любимца", не обратила внимания на мои слова. Как, впрочем, и Лори.
   - Только земных - два, - стал он загибать свои игрушечные пальчики. - Да наших одиннадцать. Итого - тринадцать! О!
   - Чёртова дюжина! - усмехнулась Настя. - То-то я и смотрю: кого ты мне напоминаешь в последнее время? В тихом омуте...
   - Вот видишь? Видишь? - вскинулся Лори, ища у меня поддержки. - Она опять на меня бочку катит! А ты говоришь: "Не дуйся"! Моё самолюбие такого обращения выдержать не в состоянии! А посему, сударыня, попрошу меня более не беспокоить!
   Он тяжело сполз с кресла и, переваливаясь, поплелся к своей двери.
   - Ишь ты! - усмехнулась Настя. - "Сударь"!
   - Между прочим, - остановился Лори в дверях, - до его прихода сюда, - он показал пальцем на меня, - мы с тобой душа в душу жили. А теперь тебя будто подменили!
   И он с чувством захлопнул дверь.
   - Вот тут он прав: меня подменили. - Она хитро прищурилась, скосив на меня глаза. - У меня теперь есть ты... - Она подсела ко мне на диван и приникла к плечу. - Мне так хорошо...
   Я обнял её свободной рукой, так как в другой держал чашку с чаем, и наши губы сами нашли друг друга...
  
  ******
  
   Утром меня разбудил возмущённый писк.
   - Безобразие! - вопил Лори из-за двери, которую Настя, незаметно для меня, опять ухитрилась запереть на щеколду. - Вы на часы-то хоть смотрите?! Уже десять, а они всё дрыхнут! Вы жрать-то собираетесь?! Или решили с голоду помирать? Тогда при чём здесь я? У меня совсем другие планы!
   Я осторожно высвободил руку, на которой сладко посапывала Настя, и подошёл к двери как был, в костюме Адама.
   - Успокойся, дружище! - сказал я ему. - Сейчас что-нибудь придумаем!
   - "Дружище"! - передразнил он недовольно, но уже тоном пониже. - Что-то не припоминаю, когда это ты мне другом стал? Открывай!!! - снова перешёл он на визг, да ещё и ногами в дверь стал колотить. - Иначе я за себя не отвечаю!
   - Во разбуянился! - покачал я головой. - Припекло, видать!
   Я прошёл на кухню, открыл холодильник и выгреб оттуда горсть каких-то леденцов. Подумав, добавил ещё с десяток. Не жалко. Теперь-то уж в любой момент можно многократно пополнить запасы.
   - Угощайся, - сказал я "страдальцу", открыв дверь ровно настолько, чтобы мог пройти кулёк с конфетами. Но Лори это не устраивало, он непременно хотел знать, что же творится у нас в комнате? Но я мягко надавил на пипку его любопытного носа и сказал, закрывая дверь на запор:
   - Потерпи чуток. Не время ещё.
   Настя открыла глаза, сладко потянулась и послала мне воздушный поцелуй.
   - Мой миленький!.. - Она обвила мою шею руками и приникла губами к уху: - Как мне спалось сегодня!.. - шепнула она. - Как никогда!..
   - Слышала? - спросил я.
   - Что именно? - промурлыкала она.
   - Лори интересуется, чем мы тут занимаемся?
   Она фыркнула и села, прислонившись спиной к ковру.
   - Ему-то что за дело? - Глаза её нехорошо сузились.
   - Проголодался, - ответил я, любуясь её прелестной грудью, обнажившейся от неловкого движения. Мои руки ещё помнили сладость прикосновений к нежному телу и снова потянулись повторить пройдённое.
   - Ненасытный ты мой! - шутливо шлёпнула она по моей руке. - Не смущай! Дай мне одеться. Так смотришь...
   - Как?
   - Вот-вот проглотишь! Отвернись!
   Но я и не подумал. Зрелище было настолько зачаровывающим, что отвести глаза просто сил не было.
   - У, проказник! - озорно сверкнула она глазами и, отбросив одеяло, стала торопливо одеваться.
   - Ну и чем же мы сегодня будем заниматься? - спросила она, покончив с туалетом. Простенькое платьице как-то особенно подчеркивало её природную красоту.
   - Есть одна мысля, - сказал я. - Но вначале давай удовлетворим страждущего. Да и я не против чего-нибудь перехватить.
   - Бу сделано! - взяла она под козырёк и, чмокнув меня в щеку, выпорхнула на кухню. - Выпусти пленника-то! - крикнула она уже оттуда.
   Наскоро ликвидировав следы ночного приключения, я подошёл к двери Лори и нарочито громко щёлкнул задвижкой: мол, путь свободен. За дверью стояла мёртвая тишина. Но звать я его не стал: не было охоты опять вступать с ним в полемику по какому-либо пустячному поводу.
   У меня внезапно возникло непреодолимое желание поближе познакомиться с содержимым книжного шкафа. А именно с той его частью, где стоял музыкальный комплекс.
   Я осторожно отворил дверцы шкафа и глазам моим предстали совершенные формы импортной аппаратуры. Изучив надписи на лицевых панелях, я отыскал кнопку сети. Когда мой палец прикоснулся к ней, то колонки, упрятанные где-то по бокам шкафа, басовито гупнули.
   Рядом с проигрывателем в ряд стояли пластинки. Ещё те, виниловые. Я наугад вытащил одну из них и прочитал: "П.И. Чайковский. Концерт для скрипки с оркестром". Название ничего мне не говорило. Само собой, я был в курсе, кто такой Чайковский, но никаких эмоций во мне это не возбуждало, кроме притянутого за уши со школьной скамьи дешёвого патриотизма. Я по собственному опыту знал, что музыку надо пропустить через себя, только тогда можно составить о ней определённое мнение - нравится или нет. А то, что там какой-то дядя сказал...
   Ну что ж, займёмся музликбезом. Чай, оно не в первый раз - самого себя заставлять вникать.
   Игла опустилась на пластинку и после некоторой паузы по комнате поплыли таинственные звуки оркестрового вступления. А когда зазвучала скрипка, у меня будто что-то защемило в груди. Я заинтересованно хмыкнул и сел в кресло.
   Хитросплетения мелодии, которые вырисовывала безутешная скрипка, её замысловатые импровизации, ухитрявшиеся перебрать самые немыслимые варианты звучания простенькой на первый взгляд темы, неожиданно увлекли меня. Видимо, настрой был в тот момент соответственный, что так легко "пошла" у меня такая сложно построенная музыка. Тема расширялась, становилась глубже и как-будто ближе мне. Я с удивлением отметил, что она не вызывает в моей душе, "отравленной" жёсткими ритмами хард-рока, отторжения. Напротив, на ум пришли ассоциации с манерой игры дяди Блэкмора. Что-то глубоко родственное уловил я в желании выжать из темы все соки до последней капли, чтобы уж не оставалось ничего недоигранного, не преподнесённого слушателю с самых невероятных ракурсов.
   Звук скрипки, её этакий интимный напор, если здесь применимо это неуклюжее слово, и отзывающийся на каждое её движение оркестр сплетали фантастический узор, который безо всякого усилия ложился в самую глубину моей души, чем вызывал там несказанное удовольствие и какой-то удивлённый переполох. Я не могу это объяснить, но наблюдал я за собой как будто со стороны и, сказать по правде, себя, любимого, не узнавал: музыка явно нравилась мне. Не то слово - я был от неё в восторженно-удивлённом оцепенении. Ведь до сих пор, заслышав звуки классической музыки, я поспешно переключал телевизор на другую программу, даже не давая себе труда вслушаться и попытаться понять и составить собственное мнение. И вдруг - такое мощное откровение!
   У меня вдруг закралось подозрение: а не "работа" ли это браслета? Но я тут же отмёл его: ведь дед говорил, что браслет лечит тело, не затрагивая душу. Так что он тут ни при чём. Это уже я сам.
   При этом соображении я даже грудь выпятил: и мы чегой-то могём! Растём, однако!
   И тут же с досадой поморщился: мелко! Не о том думаешь!
   Музыка звала к чему-то возвышенному, большому, хоть и не определённому. Но кто сказал, что музыку возможно описать словами? Я где-то слышал выражение, что это язык, с помощью которого Бог общается с человеком. Язык эмоций, перевода которому не требуется. И сейчас я оценил это в полной мере.
   Окрылённый своим открытием, я не заметил, как в комнату тихо вошла Настя и присела на краешек дивана. Она, видимо, поняла, что творилось со мною и боялась спугнуть наваждение.
   Сторона пластинки кончилась и я затуманенным взором оглянулся на неё:
   - Ты знаешь... А у меня - событие...
   - Знаю, - кивнула она и подсела ко мне на подлокотник. - Тебе понравилась эта музыка. - Она голосом выделила слово "эта".
   - Как будто надлом какой произошёл в душе, - продолжал я задумчиво. - Будто корка какая-то треснула и туда хлынул поток чего-то большого, светлого... Нет, - встряхнул я головой, - не умею объяснить! Но чувствую сильно.
   - Тут и объяснять нечего, - с улыбкой молвила Настя. - Я сама такая. И я за тебя очень рада. - Она наклонилась ко мне, намереваясь поцеловать, но тут за нашей спиной раздался знакомый шелест:
   - Воркуют голубки! Музычку они слушают! А есть мы сегодня будем?
   Настя сморщила свой хорошенький носик и сказала, не поворачивая к нему головы:
   - Ты просто невыносим! - Она резко встала и пошла на кухню, бросив на ходу: - Обжора!
   Лори на этот раз пропустил её слова мимо своих замечательных ушей. С кошачьей грацией он вспрыгнул на кресло и потянулся к столу в надежде чем-нибудь поживиться. Но ваза была пуста, а на столе лежали в живописном беспорядке мои пластинки.
   - Духовная пища! - презрительно скривился он. - Ею сыт не будешь! - Он погладил свой живот и вздохнул: - Вы, друзья, меня сегодня просто разочаровали!
   - Да ну? - Я с улыбкой наблюдал за его "страданиями". - И чем же?
   - "Чем"-"чем"! Пренебрежительным отношением к режиму питания! - Он гневно сверкнул своими "фарами". - Это же уму непостижимо: на часах уже одиннадцать, а я и маковой росинки во рту не держал!
   - Я ведь леденцов тебе давал.
   - Сладости - вопрос особый! - поучительно просипел он. - Это и не еда вовсе, а топливо для моего мозга. Вот здесь, - он пальчиком постучал по своей ушастой голове, - зреют великие планы! И сладости помогают активизировать этот благородный процесс. А еда питает тело! Нет, - печально сложил он лапки на животе, - разладилась система. Дед такого безобразия не допускал.
   - Кормил регулярно?
   - Представь себе! - Иронии в моём голосе он не уловил. - И сам любил покушать и меня побаловать не забывал.
   - Успокойся, - в комнату вошла Настя с тарелками на подносе. - Умереть мы тебе не дадим.
   - Льщу себя надеждой, - ядовито осклабился он и с жадностью набросился на содержимое поставленной перед ним тарелки.
   Мы с Настей переглянулись и я ей подмигнул.
   - А что за планы такие зреют в твоей голове? - как бы между прочим, поинтересовался я.
   - Не пришло ещё время объявлять о них! - важно пробулькал он, подняв указательный пальчик лапки, в которой он цепко держал кусок хлеба. - Всему свой черёд!
   Выражение его мордочки при этом было до того потешным, что мы не выдержали и прыснули со смеху.
   Он прервал трапезу, положил ложку и, приподнявшись над столом, опёрся о него лапками:
   - Ах, так вы ещё и насмехаетесь?! Не верите, что Лори на что-либо способен?! Так знайте, что вы ещё станете свидетелями того, как просто Лори станет великим Лори! - Произнеся эту торжественную клятву, он внезапно потух, сел на место и вновь уткнулся в тарелку. - Ваше счастье, - пробулькал он оттуда, - что в этих планах вы оба играете не последнюю роль, а то бы я после этих ваших усмешечек в мой адрес больше с вами дела не имел.
   - Куда б ты делся! - усмехнулась Настя. - Голод - не тётка! Боевиками-то сыт не будешь!
   - А с едой как раз проблем и не будет, - как бы ни к кому и не обращаясь, медленно проговорил он, не забывая при этом размеренно работать ложкой. - Её мне будут приносить, смиренно потупив очи и преклонив колени!..
   - Это становится просто интересным! - Я опять мельком взглянул на Настю. - Может, просветишь, великий Лори, не нас ли ты имеешь в виду?
   - Э! - небрежно махнул он лапкой. - При чём здесь вы? - Он даже не замечал комизма ситуации. - У меня будут тысячи... нет! миллионы подданных! И все будут боготворить и беспрекословно подчиняться любой моей прихоти! - Его по-моему даже затрясло от предвкушения такой безграничной власти.
   - Эк, размахался, бедолага! - осадила его изумленная Настя.
   А я продолжал исподтишка "раскручивать" его:
   - Это где ж ты наберёшь такую прорву фанатов?
   Он вдруг как-то сник и огрызнулся:
   - Места надо знать! И вообще, - он странно посмотрел мне в глаза, - у меня на тебя особый рассчёт. Так что давай не будем. - Он сполз с кресла и обернулся к Насте: - Спасибо за угощение! - И поковылял к себе.
   - Батюшки! - всплеснула руками Настя. - Что я слышу? Ей-богу, я сейчас упаду!
   - Что такое? - спросил я, тоже слегка обалдевший от заявлений лопоухого кандидата в мировые лидеры.
   - Как "что такое"? Ведь от этого нахала слова доброго не услышишь, а тут: "Спасибо!"
   - А вот и неправда! - возразил "нахал", обернувшись. - Раньше я культурным был.
   - А теперь-то что стряслось?
   - Но ведь и ты стала - не сахар!..
   Сказав это, он повернулся и исчез за дверью. И тотчас же оттуда донеслись звуки стрельбы и завывания сирен.
   - Видал? - хмыкнула Настя. - Ревнует!
   - Да ладно, - вздохнул я. - Бог с ним. Это его проблемы. Давай-ка свои решать. Нам с тобою надо определиться.
   Наверное, я произнёс это слишком мрачно, потому что Настя побледнела.
   - Не пугайся, - я взял её руку в свою. - Это не так страшно, как ты думаешь... - Я помолчал пару секунд, собираясь с мыслями.
   - Я... слушаю... - странным голосом произнесла она. Рука её как-то сразу напряглась.
   - Настенька! - торжественно начал я. - Чтобы между нами не было недомолвок и недоговорённостей... - Я вдруг увидел, что глаза её округлились и заблестели. - Да что с тобой?! - притянул я её к себе. - Я ведь замуж тебе предлагаю!
   - А... - выдохнула она и подняла на меня полные слёз глаза. - А я уж грешным делом...
   - ...подумала, что взял своё и теперь ищу повод смыться? - продолжил я за неё и, увидев, что она, потупившись, едва заметно кивнула, покачал головой: - А ещё говорила, что хорошо меня знаешь!
   - Ну я же не видела, как ты с женщинами... обходишься... - покраснела она, не найдя более точное определение. - После того...
   - А тут и видеть нечего: ты у меня - первая. Могла бы и сама догадаться.
   - Ну и как бы я догадалась? Ты ж сам видел... - Она покраснела ещё сильнее. - Я тоже... Ты у меня тоже... Ну ты понял! - рассердилась она.
   - Но ты так и не ответила на вопрос, - напомнил я.
   Она хитро прищурилась:
   - Мог бы и сам догадаться!
   - Значит, "да"?
   Она привстала на цыпочки и приникла губами к моим. Потом на секунду оторвалась, чтобы прошептать:
   - Неужели ты мог подумать, что я скажу "нет"?
   И вновь оккупировала мой рот, не давая вымолвить мне ни слова.
   - Да погоди ты! - со смехом увернулся я. - Давай это дело оформим документально.
   Она слегка опешила:
   - Что? Прямо сейчас?..
   - А чего тянуть? Сегодня же и подадим заявление. - Я сильно прижал её к себе и прошептал в самое ухо: - Хочу, чтоб ты вся принадлежала только мне!
   Она удивлённо отстранилась:
   - Я и так вся твоя... - В глазах её стояли счастливые слёзы.
  
  13. ''Светлое будущее отменяется''
  
   Заглянув ко мне за паспортом, мы отправились в ЗАГС. Вся процедура заняла у нас где-то с полчаса. Нас поставили в известность, что бракосочетание состоится перед самым Новым годом.
   - Итак, - подвёл я черту, - чем мы сегодня займёмся?
   Она пожала плечами:
   - Думай сам. Я - твой хвостик.
   Я улыбнулся:
   - Есть небольшой планчик-конспектик. Не знаю, как ты к нему отнесёшься.
   - Ну-ну?
   - Первую половину дня мы купаемся в море. - Глаза её удивлённо распахнулись, но, видимо, что-то сообразив, она только молча кивнула. - А потом, - продолжил я, - мы посвятим время основной нашей задаче, которую перед нами поставил дед, - благотворительности.
   - И в какой же это форме?
   - В какой форме, спрашиваешь? - Мы медленно шли по аллее парка. - А вот в какой. Стыдно быть счастливым и богатым, когда друзья твои продолжают влачить жалкое существование. Они ведь живут ничем не лучше, а то и хуже, чем жил я до встречи с тобой. До благословенной встречи с тобой! - подчеркнул я и чмокнул её в щёку.
   - Мур-мур! - счастливо зажмурилась она.
   - Так вот, киска моя, мы с тобою будем наносить визиты вежливости с определённой целью: поддержать их материальное положение.
   - Ну-ну?
   - Подарим каждому... ну, хотя бы по миллиону! - Я с интересом наблюдал за её реакцией, но она лишь деловито заметила:
   - Но ведь их у тебя нет!
   - А вот об этом я уже позаботился! - победно приосанился я.
   - Ага! - произнесла она так, будто поймала меня с поличным. - Значит, вчера утром ты времени даром не терял?
   - Ну дык!.. А что? - притух я. - Ты меня осуждаешь?
   - Упаси Боже! Только один вопрос: где ты их взял?
   - Во Владивостоке. В банке...
   Она остановилась и легонько постучала кулачком по моей голове:
   - Балда!
   - Почему?
   - Потому что ты своих друзей под монастырь подведёшь! У них из-за тебя будут крупные неприятности с властями.
   - Это ещё почему? - спросил я чисто по инерции, хотя и так было ясно, что свалял дурака.
   - Ну как ты не понимаешь? Ведь в банке всё на учёте! Небось, пачки новенькие, ещё и муха не сидела?
   Я невесело кивнул.
   - Вот видишь! Когда это было? Вчера утром? - Я опять молча кивнул. - Небось, уже хай подняли на весь Союз! А взял-то много?
   - Десять...
   - Да, немало... Будут искать. - Она озабоченно покрутила пуговицу на моей куртке. Потом решительно заявила: - Значит так! Деньги придётся вернуть!
   - Как это? - растерялся я.
   - Да-да, миленький, с государством в азартные игры играть опасно. Тебе-то теперь всё нипочём, а вот им, - она качнула головой в сторону, - друзьям твоим, ты доставишь массу хлопот свими "подарками".
   - Так я прикинул, что вроде далеко отсюда...
   - Нет-нет, миленький, это всё несерьёзно! У органов руки ого-го какие! Длинные! Никакое "далеко" не спасёт. Упекут, куда Макар телят не гонял!
   - Ну а... как же тогда?
   - Элементарно, Ватсон! - ободряюще улыбнулась она. - Деньги надо изымать у тех, кто им счёта не знает! У мафии!
   - В Италии, что ли?
   - Зачем нам Италия? У нашей мафии, у советской!
   Я был поражён:
   - Ты хочешь сказать, что и у нас?..
   - Ты меня удивляешь! - воскликнула она. - Мафия - она же бессмертна и вездесуща! Это же не кто-то конкретный и материальный, кого можно убить, или посадить. Она сидит вот здесь и вот здесь, - она постучала по моей голове и груди. - Человек в основной своей массе - хищное и жадное животное. Не будем говорить об исключениях, вроде тебя, которые миллионы даром раздают... Только не обижайся! - предупредила она. - Ты - действительно, редкое исключение, даром раздающая не только миллионы, но и собственные выстраданные многолетним трудом работы, которые тоже, кстати, стоят немалые деньги!.. А система, она на том и строится: на алчности. За деньги можно купить всё и всех. В крайнем случае - запугать. Существовала система всегда, меняла только названия, и умрёт тоже - с последним человеком.
   - А как же... светлое будущее? - вроде как и не к месту брякнул я.
   - Извини, котик мой, но светлое будущее отменяется... Уже лет через пятнадцать нашу страну ждут тяжёлые времена. И позаботится о том всё та же мафия. Война, голод, безденежье - вот что за "светлое будущее" ожидает нас.
   Я вытаращил глаза:
   - А ты-то откуда знаешь?!
   - Откуда знаю? - печально посмотрела она и указала на браслет: - Он тебе всё покажет...
   Я стоял, как громом поражённый.
   - Что с тобой? - тряхнула Настя меня за рукав. - Чего ты так разволновался? Ведь лично тебе это ничем не грозит!
   - Ну а как же... как же все эти разговоры о коммунизме? - выдавил-таки я это корявое слово, которое хорошо смотрится на бумаге, а в обычном разговоре звучит довольно глупо.
   - Сказки всё это, миленький, сказки! Задурили головы всем. И ты не исключение. - Мы опять шли по аллее медленным шагом. - Ну ты сам логически рассуди, непредвзято, безо всяких там идеологических вывертов, можно ли перевоспитать хищника так, чтобы он перестал думать о собственной шкуре и стал радеть за счастье других? Да ни за что на свете! Как грёб под себя, так и будет грести до скончания веку, какие бы сказки ему не пели о любви к ближнему. Будет всячески прикидываться, подводить под свои мерзости идеологическую базу: надо, мол, Федя, время такое, лучшую жизнь строим! И выдумывать красивые сказки, чтоб выглядело всё, что он делает, убедительно. Нет, милый мой котик, люди в массе своей счастливо жить никогда не будут. Сейчас вон в очередях волнуются, что жить, видите ли, трудно стало, но они даже в дурном сне представить не могут, что здесь будет в конце века, буквально через каких-то пару десятков лет. И облегчить их страдания должен ты! - Она упёрлась мне в грудь указательным пальцем. - По мере сил и возможностей, разумеется. И только самым достойным. Помнишь, что тебе дед завещал? - Я задумчиво кивнул, смотря в землю перед собой. - Вот это и есть твоя основная задача: изымать деньги у преступников и распределять их среди людей высокого духа. А в какой форме - это уж тебе решать.
   М-да... Известия, прямо скажу, не самые радужные. Я был до того огорошен, что и сказать-то ничего не мог. Всё моё существо противилось тому, что мне тут Настя понарассказывала. Я привык мыслить стандартно: впереди - только свет, только всё самое лучшее от года к году. Так нас учили. Но и не верить ей я тоже не имел оснований. Браслет был слишком сильным аргументом в пользу того, что всё это может оказаться правдой. И я поймал себя на мысли, что не тороплюсь узнать эту правду! Даже очень не тороплюсь.
   - Война, говоришь, будет? - задумчиво растягивая слова, спросил я. - И кто же с кем?
   - Все, кому не лень! - отрезала она и потянула меня за локоть. - Пойдём домой. Вижу, настроение я тебе испортила основательно. Извини, пожалуйста, не хотела, само вышло.
   - Ну а насчёт денег-то - чего? - вдруг вспомнил я, увлекаемый Настей через дорогу. - Как поступим?
   - Я знаю, что мы сделаем, - бойко стуча каблучками по асфальту, сказала она. - Только ты не брыкайся, а выслушай до конца, - она поплотнее запахнула куртку: было довольно прохладно. - Сейчас мы деньги твои положим на место, будто они никуда и не пропадали. Пусть они там гадают, как это могло получиться - им за это платят. - Она хитро улыбнулась, видимо, представив себе изумлённые лица следователей.
   - Но...
   - Никаких "но"! - решительно пресекла она мои колебания. - После этого мы заглянем в одно местечко, где денег - пруд пруди! Мы с дедом как-то их "расковыряли", но брать пока ничего не стали. Так что орёлики ещё пребывают в уверенности, что у них всё шито-крыто. - Она презрительно фыркнула.
   - Но я хотел сказать, что одного миллиона уже нет... - потерянным голосом сознался я.
   - Как "нет"? - остановилась она.
   - Ну это... - смущённо сказал я, пряча глаза. - Я его Игорю подарил. Чтобы он открыл своё дело...
   - Этому алкашу-то? - возмутилась Настя. - Да он его за неделю просадит - вот и все его "дела"! Если раньше не украдут, конечно.
   - Ну уж... - вяло пытался я сопротивляться, однако чувствуя, что и тут она права, скорее всего.
   - Не будь наивным, котик мой! Ты ведь и сам прекрасно понимаешь, что только ты за порог - он в кабак побежал. Так, кажется, он величает ту забегаловку, что возле его гаража? И сейчас, небось, пьяный вдрызг валяется под каким-нибудь забором.
   - Я, вообще-то, с него слово взял...
   - Господи, кому ты поверил! Да он тебе что хочешь наобещает, когда такие деньги увидит!
   Мы вошли в подъезд Настиной пятиэтажки.
   - Чтоб ты не обижался, что я неуважительно отзываюсь о твоих друзьях, - продолжала она гнуть свою линию, - давай сейчас к нему заглянём. И ты сам во всём убедишься. Дай Бог, чтобы я была не права.
   - Да ну... Не хочу я сейчас разговаривать с ним...
   - Зачем разговаривать? Ты только изображение включишь. Он нас не увидит.
   - Ну хорошо, - сдался я безо всякой охоты. - Только сначала давай кордон минуем.
   - Какой ещё "кордон"?
   - Ну эту... как её там?.. Шпиёнку штатную?
   - Ах, ты вот о чём! Соседка! - догадалась Настя. - Да наплевать! Буду я отчитываться перед всеми! Тем более - мы уже законные жених и невеста! - Последние слова Настя произнесла нарочито громко. - Ну как, все слышали? - лукаво огляделась она. Но её старания были, видимо, напрасны: нас услышало только эхо в подъезде, гулко разнеся её слова по всем закоулкам.
   Я улыбнулся и хотел её поцеловать, но зацепился ногой за ступеньку и мы чуть не упали. Рассмеявшись, мы весело ввалились домой. Соседке придётся выговор объявить с занесением: в ответственный момент она отсутствовала на боевом посту! Теперь весь день больной буду ходить.
  
  14. Руссо мафиозо
  
   Настя оказалась права почти во всём. Я и сам ожидал увидеть нечто подобное и возражал только для формы.
   Когда на экране возникло изображение внутреннего "убранства" Игоревых апартаментов, то бишь гаража, нашу комнату заполонил гомон пьяной компании. Дым стоял коромыслом, на полу - батарея пустых бутылок, окурки, обрывки газет и пакетов, в которые, видимо, заворачивали закуску, и на пустых ящиках сидело и полулежало, а то и вовсе лежало, свернувшись калачиком в углу на автохламе, человек десять барыг, всех разом говорящих и смачно перемежавших свою речь отборным матом. Но нас в данный момент интересовал Игорь. Я его не сразу и увидел в толпе. Он сидел в самом углу на том месте, где мы с ним чаевали, рядом примостился какой-то мужик, старательно сохранявший вертикальное положение тела. Лицо Игоря было трудно узнать: всё в ссадинах и кровоподтёках, левый глаз украшал фиолетовый синяк. Он сидел мрачнее тучи и, размазывая сопли, жаловался соседу:
   - Не, ты послушай, Толян! Сам же, сволочь, пил со мной на мои же деньги, мне же морду набил и меня же и грабанул! Я и подумать ни на кого больше не могу...
   Больше ни сил, ни желания смотреть на это всё у меня не было. Противно.
   - Убедился? - Настя подсела ко мне на краешек кресла и ласково потрепала по затылку. - Эх ты, благодетель! "Дело он своё откроет"! Как же! Разбежался! Ты предоставил ему великолепнейшую возможность стать на ноги, а он подавился твоей наживкой. Теперь иди, ищи эти деньги! И у меня такое предчувствие, что эта история ещё не закончена. Кто-нибудь попадётся с его деньгами и покажет на него. А он - на тебя.
   - И что теперь? - мрачно поинтересовался я.
   - Я уже говорила: положим деньги назад. А те, что Игорь профукал, займём у мафиози. Пусть номера будут не те, но наличность-то останется нетронутой. Как было десять лимонов, так десять и останутся. Им только и работы будет, чтобы выяснить, кто это над ними так "подшутил".
   Я слегка воспрял духом:
   - Ну, тогда поехали?
   - Заводи! - в тон мне ответила Настя.
   Я разбудил Сезама и спросил у неё:
   - А куда?
   - Давай поближе к Москве. Там есть одна хитрая дачка, неприметная такая. - Она в предвкушении даже ладони потёрла. - Бандиты там прочно окопались. Вот мы сейчас и лишим их, так сказать, материальной базы.
   - А кто такие? - спросил я, направляя полёт на север.
   - Понятия не имею, - пожала она плечами. - Фамилии у них я не спрашивала, но рожи точно любовь не источают. Вооружены до зубов, охрана - на каждом сантиметре. Видать, важная птичка обитает в этой клетке, если его такие мордовороты стерегут.
   Земля стремительно неслась под нами.
   - Немного повыше, - попросила Настя, - а то не разобрать, всё сливается в однообразную серую массу.
   Я повиновался. Обзор стал значительно лучше. Земля кое-где белела пятнами раннего снега, проглядывавшего сквозь облачные завихрения циклонов. Города выделялись на фоне снежного покрова тёмными полосами отнесённого ветром в сторону и выпавшего в осадок смога. Чем севернее мы продвигались, тем всё более поверхность земли затягивал облачный покров царствовавшего над Русской равниной исполинского циклона.
   - Мы и Москвы-то не увидим среди облаков, - с беспокойством заметил я, поглядывая на своего поводыря.
   Но Настя не разделяла моей тревоги. Видать, такие странствия ей были не в диковинку.
   - Да вот же она, Москва-то! - указала она вперёд на пятно, выползавшее из-за горизонта и видневшееся в разрыве между космами облаков. - Вон, видишь тот отросток? Это один из пригородов. Давай туда!
   Я направил полёт в указанное место и уже через несколько секунд мы неслись над оживлённой автострадой, с обоих сторон окружённой густым лесом.
   - Сверни сюда, - указала Настя на одну из просёлочных дорог, ответвлявшихся от основной магистрали. - Теперь прямо... Да-да, вот сюда... Видишь тот особняк?
   Домик, конечно, впечатлял, выделяясь среди остальных дачных построек. Не размерами, нет - качеством отделки и вычурным изяществом форм. Кряжистые дубы, среди которых прятался "домик", хоть и подрастеряли летнее убранство, но их величие от этого ничуть не пострадало. Их мощные ветви старательно закрывали крышу особняка от посторонних глаз. Летом им это удавалось, наверное, намного лучше, чем сейчас.
   Охраны в доме было сверх меры. Мы проникли на чердак, а оттуда просочились на верхний этаж.
   - Вот здесь, - ткнула Настя пальцем в неприметную дверь. Рядом с нею скучали два необъёмных бугая с автоматами, казавшихся в их руках игрушками. Больше никого поблизости мы не увидели. Почему-то именно этот участок дома охраняли только эти двое. Вероятно, особо доверенные лица. Хотя к их физиономиям это слово менее всего подходило. Настя была права: любовью они не дышали.
   - Давай вперёд, - сразу перешла Настя на шёпот, будто головорезы и впрямь нас могли услышать. Я, кстати, был ничем не лучше, тоже ощущая напряжение.
   Мы проникли сквозь дверь прямо над головами ни о чём не подозревающих охранников и сразу упёрлись в здоровенный сейф.
   - Вскрывай! - одними губами сказала Настя.
   Я совместил плоскость экрана с передней стеной сейфа и она растворилась в воздухе, предоставив нашему взору его внутренность, набитую безобразным количеством денег.
   - А это что? - прошептал я, указывая на нижнюю часть сейфа, где примостились аккуратно сложенные коробочки разных размеров.
   - Потом разберёмся, - ответила Настя. Забираем всё: второго раза не будет. Они сменят квартиру.
   Дважды повторять мне не требовалось. Открыв проход, мы стали складывать содержимое сейфа себе под ноги. Я было думал, что управимся с этим быстро, но денег было очень много, а спешить было нельзя: охрана могла проявить интерес к возне внутри сейфа. На мышей её точно не спишут.
   Наконец, последняя коробочка перекочевала на нашу сторону и я поспешил дать браслету отбой.
   Мы облегчённо и шумно вздохнули.
   - Славненько поработали! - прозвучал прямо над моим ухом ехидный голос Лори. Я вздрогнул. - Вижу деловой подход!
   И когда только этот лопоухий проныра появился в комнате? Да ещё и расположился чуть ли не на загривке у меня!
   - Ну так что же в этих коробочках-то? - протянул он лапу к одной из них. - Золото? Бриллианты?
   Но тут же получил от Насти пачкой сотенных по лбу:
   - Не встревай!
   Мы сидели перед кучей денег, переводя дух. Что ни говори, а занятие опасное. Если не для меня, то для Насти - точно. Эти гориллы, не раздумывая, пустят оружие в ход при первом же подозрении. У меня запоздало поползли мурашки по спине при мысли, что могло бы случиться, не будь охрана настолько беспечной и уверенной в себе.
   Настя, видимо, уловила мои мысли и предложила свой взгляд на события:
   - Ты только представь, как они обрадуются, когда обнаружат пропажу!
   - Бедняги! - посочувствовал я страдальческим голосом.
   - Нашёл кого жалеть! - Как видно, с юмором у Лори дела обстояли неважно. - Зато мы теперь - самые богатые!
   - "Мы"? - переспросила Настя. - А ты-то здесь при чём?
   - Как? - искренне удивился он. - А за работу мне ничего не причитается?
   Мы переглянулись.
   - За какую ещё "работу"?
   - Неблагодарные! - возопил Лори, воздевая лапы к потолку. - Вы даже и внимания не обратили, как я изо всех сил хранил молчание! А ведь я мог бы...
   - Ах ты!.. - Настя стащила с ноги тапочек и хотела запустить им в нахала, но того и след простыл. Только дверь хлопнула. - Шантажист! - крикнула она ему вслед. - Попадись ты мне! - Кровь бросилась ей в лицо.
   - Тихо-тихо-тихо... - Я ласково погладил её по руке, державшей орудие возмездия, завладел им и, наклонившись, стал надевать ей его на ногу. Настя моя сразу же обмякла.
   - Как интересно... - промурлыкала она тихонько, чуть-чуть вздрагивая от каждого прикосновения моих рук.
   Покончив с этим увлекательным занятием, я выпрямился и, как ни в чём не бывало, спросил:
   - На кой ты его держишь, если так ненавидишь?
   Она похлопала ресницами, вникая в смысл сказанного, и махнула:
   - Так это дед в нём души не чаял. А мне он как-то... Игрушка. Но с твоим появлением его будто черти стали жучить: обнаглел до неузнаваемости! - У неё опять стали гневно сходиться брови на переносице.
   - Ну-ну, успокойся. - Я притянул её к себе. - Давай-ка лучше посмотрим, чего нам Бог послал?
   Я открыл одну из коробок и Настя ахнула: на мягкой подушечке лежало изумительной работы бриллиантовое колье. Она бережно взяла его в руки и, подойдя к зеркалу, примерила.
   - Ну и как? - повернулась она ко мне.
   Я молча показал большой палец: отлично, мол. Сказать по правде, к побрякушкам подобного рода я равнодушен, воспринимая их чисто как эквивалент большой суммы, но тут я был вынужден признать, что "побрякушка" ей очень даже к лицу.
   Меня вдруг осенило:
   - А давай я твой портрет нарисую?
   Она просияла:
   - Прям вот с этим?
   - Не только.
   Я стал вскрывать другие коробки. Чего-чего там только не было! Прав был наш вислоухий квартирант: и золото, и бриллианты. Многим "игрушкам" я и названия-то не знал. Зато женское чутьё без колебаний подсказало Насте, что и куда надо нацепить. В её глазах появился какой-то загадочный блеск, значения которого я сразу не уразумел. Только потом, когда она, завершив свой импровизированный туалет, предстала передо мной во всём великолепии, ничуть не переступив ту грань, что зовётся чувством меры, я понял, что означало выражение её глаз: это было желание блистать! Желание, не чуждое, наверное, ни одной женщине. Она прохаживалась передо мной с важной миной на лице, позвякивая дорогими безделушками. Ну ни дать, ни взять - царица Савская!
   - Не, - покачал я головой. - Это не моя Настя.
   - Как это? - высокомерно подбоченилась она, приподняв одну бровь.
   - Да у тебя даже выражение лица изменилось - стало надменным и холодным, - сказал я, отводя глаза, и нарочно повторил: - Не, не моя...
   - Да ну тебя! - В голосе её появилась тревога и, быстро поскидав с себя все украшения, она присела у моих ног и заглянула в лицо: - А теперь твоя?
   Передо мной опять была ласковая кошечка. Я улыбнулся и поцеловал её в полуоткрытые губы.
   - Вот теперь тебя опять хочется любить.
   - Ну так люби... Глаза её повлажнели и томно прикрылись в ожидании ласки.
   Я молча подхватил её на руки и понёс на диван...
  
  15. Дикий пляж
  
   Чтобы хоть как-то привести свои растрёпанные чувства и мысли в некое подобие порядка, я поставил на плиту чайник и подошёл к проигрывателю.
   - Послушаем чего-нибудь?
   Настя молча кивнула, всё ещё лежа на постели в изящно-расслабленной позе. Меня она уже ничуть не стеснялась, предоставив ненасытным глазам моим лицезреть своё прекрасное тело, прикрыв лишь бёдра уголком пледа.
   - А чего бы ты хотела?
   В ответ она томно улыбнулась и слегка пошевелила пальцами рук: мол, сам думай, мне всё равно.
   Я решил продолжить знакомство с классической музыкой. Да и настроение было соответственным: хотелось чего-то умиротворяющего. Я наугад вытащил пластинку и прочитал на конверте: "Римский-Корсаков. Шехерезада". Я улыбнулся совпадению: как будто нарочно! Рядом - Шехрезада, на пластинке - она же.
   Музыка вновь увлекла меня, унося на своих накатывающихся волнах в туманную страну грёз. Я тихо подсел к Насте. Она закрыла глаза и молча предавалась двойному наслаждению. Было так тихо и покойно после пережитых страстей...
   Очарование момента разрушил настойчиво зазвучавший из кухни свист чайника. К слову сказать, я о нём совсем позабыл.
   Когда я вернулся с подносом, Настя, уже одетая, была на ногах и приводила себя перед зеркалом в порядок.
   - Ну что, котик мой, - глянула она на меня из зеркала, - продолжим наше супер-ограбление?
   Я пожал плечами: какой вопрос?
   - Давай только "обмоем" энто дело, - сказал я, разливая заварку по бокалам. - Только вот... чем бы нам подсластить?
   - Ах ты мой сладкоежка! - рассмеялась она и, чмокнув меня в щёку, направилась на кухню. - Сейчас найдём!
   Но вышла она оттуда спустя некоторое время обескураженная:
   - Лори слопал все припасы...
   - Вот и я ничего не нашёл. Ладно, - сказал я и позвал Сезама. - Сейчас чего-нибудь придумаем.
   На экране высветилась кухня моего логова. Я ступил через порог и достал из холодильника кулёк с конфетами, тот самый, что ночью спёр из магазина.
   - Ишь, как удобно! - довольно сказал я, садясь за стол, когда экран едва слышно фукнул исчез.
   Настя, молча наблюдавшая за моими действиями, только улыбнулась: я начинал свыкаться с браслетом и входить во вкус.
   Лори к чаепитию так и не появился, видимо, помня о Настиной угрозе. Из его берлоги приглушённо доносились звуки стрельбы, да смачные удары по чьим-то резиновым физиономиям, сопровождаемые воинственными выкриками и гнусавым голосом переводчика.
   - Каратист! - усмехнулась Настя. - Усиленно готовится.
   - К чему?
   - К должности императора! - И, увидев, что я в ответ вылупил глаза, пояснила: - На престол готовится парень взойти. Не иначе. Лично я так поняла его россказни о своих, как он выражается, великих планах. Ты думаешь, зачем ему золото понадобилось?
   - Зачем?
   - Смущать своих подданных!
   - Мне помнится, ты говорила, что на их планете нет цивилизации. А для того, чтобы кого-то смутить видом золота, надо сначала объяснить, что это - ценность. А если они, его гипотетические подданные не знают цену золоту, так откуда же возьмется уважение к нему, как к эквиваленту богатства?
   - Долго ли умеючи?.. И вообще - ну его! У нас есть дела и поважнее. Али я не права? - с хитрой усмешкой подалась она вперёд, полагая, что я и так понял без слов.
   - Значит, приступаем к выполнению моего плана?
   - Это насчёт друзей-то?
   - Да нет же! - улыбнулся я. - Друзья столько лет ждали и ещё денёк подождут. Я насчет того, чтоб на море махнуть.
   - А что? - Она встала и, выгнув спину, сладко потянулась. - Опосля трудов праведных... - И опять глаза сказали больше, чем язык. - Тогда я хоть купальник найду...
   - А зачем? - Я скользнул по её фигурке и плотоядно облизнулся. - Устроим дикий пляж в укромном местечке. М? Только ты и я... И в целом свете - никого! Представляешь?
   Она прищурилась и смущенно погрозила пальчиком:
   - Неугомонный! И всё-то ему мало!
   - Ты против? - с деланным изумлением отшатнулся я.
   - Я? - скользнула она ко мне на колени и жарко дохнула в ухо: - А сам-то как думаешь?..
  
  ******
  
   Средиземное море встретило нас ласковой мягкой погодой. Было невыразимо приятно оказаться в лучах по-летнему яркого солнца после осенней мерзости наших широт. Тёплые волны призывно лизали наши ноги, унося песчинки и вновь бросая их пригоршнями.
   Мы выбрали местечко как можно дальше от людских глаз. Это оказалось делом нелёгким, но мы его нашли, остановив свой выбор на африканском побережье в одном из диких закутков, куда, как нам показалось, обычных смертных занести не могло. Пустыня, раскинувшаяся на многие сотни километров позади нас, надёжно охраняла подступы к бухте, где мы бросили якорь. Местечко было окружено грядой серо-зелёных скал, поднимавшихся из воды на добрых полсотни метров. Идеальное убежище от мирских забот. Правда, оно, это убежище, не могло предоставить никаких средств к существованию, но, сами понимаете, нас это не смущало.
   Лёгкий ветерок шевелил распущенные по спине волосы Насти. Закинув руки за голову, она стояла у кромки воды и наслаждалась безмятежным покоем, разлитым в природе. Тело её, будто выточенное из куска розового мрамора, не давало мне возможности отвести глаза. Я упивался дивным зрелищем: морской пейзаж заметно выигрывал присутствием на берегу обнажённой девушки.
   - Боже, как здесь хорошо! - Настя плюхнулась в песок рядом со мной и положила голову мне на плечо, тихонько мурлыкая: - Я ещё никогда не была так счастлива!.. Никогда!.. Ты подарил мне столько... всего... Я за всю жизнь... ничего подобного...
   Море мерно шумело, убаюкивая. Волны накатывались на песок и с шипением откатывались назад. Некоторым из них удавалось достичь наших ступней и тёплая вода приятно щекотала их.
   - Между прочим, я на море никогда и не была вот так, по-настоящему, - Настя повернула лицо ко мне. - Сегодня - первый раз.
   - Как же так? - удивился я. - Ведь у вас же был браслет!
   - Ну и что? - Она набрала горсть песку и высыпала его мне на грудь. - У меня не было тебя. Не с дедом же?..
   - А он говорил, что ты брала у него браслет. Иногда.
   - Только для того, - она водила пальчиком по моей груди, рисуя узоры, - чтоб тебя повидать. - Она нежно тронула губами мою щёку. - Если ты думаешь, что я путешествовала по свету, то ты глубоко заблуждаешься. Во-первых, я ужасная трусиха. Я и из дому-то почти не выходила. А если и была где, так только по делу - деду помогала. - Она озорно блеснула глазами: - Грабежом занимались! Жить-то надо!
   Я пропустил её оправдание мимо ушей и задумчиво покачал головой:
   - Сдаётся мне, что дед не всё мне рассказал о возможностях браслета. Вот, к примеру, его способность отвечать на вопросы и вообще - выдавать информацию. Или вот о возможности психического внушения, которую приобретает обладатель браслета? Этого дед тоже не говорил.
   - По-моему, он просто не успел, - повела плечом Настя. - Если честно, я до сих пор не могу понять, чем была вызвана спешка с его уходом? Как на пожар... Будто за ним кто гнался...
   - Не хотел, чтобы мы были свидетелями агонии...
   - Да кто его заставлял браслет снимать? Мы бы и так поладили, - она хитро взглянула мне в глаза. - Ведь правда же?
   - Сама знаешь. - Моя рука самостоятельно производила тщательную инспекцию всех округлостей и покатостей её податливого тела. - Я был пленён тобою в первое же мгновение. Только осознал это чуть позже...
   - Да, - вздохнула она, - остаётся только догадываться... ай!.. о всех его... возможностях... - Это "ай!" относилось к особо активной разведке моей руки. Глаза её затуманились и прикрылись отяжелевшими веками.
   Меня вдруг осенило:
   - Слушай! - Я даже привстал на локте, отчего её голова съехала на песок. - А почему бы нам не спросить об этом у него самого?
   Настя посмотрела осоловевшими глазами и спросила:
   - Кого?
   - Да браслета же!
   Она разочарованно вздохнула и сказала:
   - Попробуй...
   Я, конечно, понимал, чем было вызвано её равнодушие к интересующему меня вопросу, но поделать с собой я ничего не мог: уж очень захватила меня новая мысль. А наверстать упущенное мы ещё успеем с лихвой. Я ей об этом сказал, но, похоже, мои соображения на этот счёт её не совсем удовлетворили, но виду она не подала. Вот и умница!
   Я поудобнее устроился на песке, Настя положила голову мне на колени и я начал:
   - Сезам!
   Перед нами в воздухе на фоне голубого неба появилась светящаяся рамка.
   - Поговорить надо.
   Появилась надпись:
   "Слушаю".
   Настя заинтересованно подобралась: похоже, что такое она видела впервые.
   - Мне нужен полный перечень твоих возможностей. Это реально?
   Буквы перегруппировались и сложились в короткое "Да".
   - Ну тогда приступай!
   Экран мгновенно заполнился мелким шрифтом, сложившимся в список из двенадцати пунктов. Я стал читать вслух:
   - "Первое: телепортация". - Я кивнул: - С этим мы уже знакомы. "Второе: абсолютная защита". В этом я тоже убедился. "Третье: биологическая консервация", - я хмыкнул: - звучит как-то не того... Но, в принципе, тоже знакомо. "Четвёртое: перенос во времени (визуальный)" Знаю, - кивнул я. - Дед говорил. А вот с пятым пунктом, - улыбнулся я, - мне пришлось познакомиться в первую очередь. - В списке под номером "пять" значилось: "телепатия". Настя с лукавой усмешкой потёрлась о моё колено, но ничего не сказала. А я продолжал читать: - "Шестое: гипноз". Надо полагать, это то самое, что свело нас вместе? - Настя согласно кивнула, а я в этот момент узрел пункт седьмой и не удержался, чтобы не воскликнуть: - Вот это да! Настенька, ты только посмотри, что здесь написано: "левитация"! - Я в приливе чувств крепко обнял её, едва не задушив. - Нет, ты представляешь?!
   - А что здесь такого? - Она вовсе не разделяла моего восторга.
   - Да ты хоть понимаешь, что это такое?! - Я поймал себя на том, что почти кричу.
   Она поморщилась:
   - Смутно...
   - Это же способность летать без каких бы то ни было приспособлений! Вот что это такое! Как во сне: оттолкнулся и - полетел!
   - Н-да? - неопределённо покосилась она, явно не разделяя моей радости. Скорее, даже наоборот.
   - Вот сейчас мы это и проверим! - Я бережно снял Настину голову со своих коленей и обратился к браслету: - Сезамчик, миленький, а как это делается?
   "Миленький" погасил список и высветил другую надпись:
   "Надо только представить".
   - Понял, - кивнул я и зажмурился, силясь вообразить себя поднимающимся в воздух.
   И тут произошло то самое невероятное, много раз виденное мною во снах, вызывавших лишь тоскливую зависть наяву: я почувствовал, что земля уходит у меня из-под ног!
   Я открыл глаза: действительно, местность плавно уходила вниз. Настя в прежней позе сидела на песке, чуть откинувшись назад и опёршись на руки, и напряжённо следила за мной.
   Моё вознесение было настолько нереальным, что я вздрогнул, как это бывает во сне. Но не проснулся и не упал с кровати - подъём продолжался. Сердце сладко замирало.
   Я поднялся уже метров на двадцать, когда снизу послышался жалобный голос Насти:
   - Миленький, ну не надо!.. Страшно мне!..
   "Ну и ладно, - удовлетворённо подумал я. - На первый раз достаточно".
   Ноги мои мягко коснулись песка точно в том же месте, откуда начался взлёт. Настя вскочила и, как безумная, кинулась мне на шею, крепко сжав в объятиях.
   - Я так испугалась!.. - дрожащим голосом пробормотала она чуть слышно.
   - Глупенькая, что ж тут страшного? - Я гладил её по спине, всё ещё переживая сладостное ощущение от полёта. - Ведь это так здорово!
   - Нет-нет-нет-нет! - трясла она головой, прижимаясь ко мне всем телом. - Не бросай меня здесь одну!
   И тут мне захотелось поозорничать.
   - Хорошо, - сказал я и, проведя руками вниз по её спине, подхватил под ягодицы. Она послушно обхватила меня ногами, истолковав мои намерения несколько своеобразно. Но у меня и мыслях не было ничего такого. Я подал команду браслету, и в таком интересном положении мы взмыли ввысь. Настя испуганно взвизгнула и, затаив дыхание, ещё крепче прижалась ко мне.
   Горячий ветер засвистел у нас в ушах. Я направил полёт в сторону моря. Сначала мы летели на большой высоте, метрах в пятидесяти над водой. Потом повернули к берегу и понеслись над ней, распугивая чаек и едва не цепляя за гребешки волн. Ближе к побережью вновь набрали высоту, чтобы не разбиться о скалы, подковой огибающие облюбованное нами место.
   И только тут я обратил внимание, что тело Насти бьёт крупная дрожь.
   - Тебе холодно? - спросил я, сбавляя скорость.
   - Н-нет.. - тряся головой, выдавила она из себя через силу. - Я б-боюсь!..
   Я совсем остановился и мы неподвижно зависли на большой высоте над диким нагромождением прибрежных скал.
   - Чего ты боишься? - Я ласково заглянул ей в глаза и поцеловал в крепко сжатые губы. Но ласка не подействовала. Тело её продолжало сотрясаться и глаза, неотрывно и напряжённо смотрящие прямо на меня, ничего, кроме страха не выражали.
   - В-выс-соты б-боюсь!.. - страшным шёпотом выдохнула она.
   Я понял, что сотворил очередную глупость. Мог бы для начала и поинтересоваться. Тупица!
   Я стал медленно опускаться, крепко обнимая драгоценную ношу.
   И вот наконец я почувствовал, что прочно стою на песке. Но Настя продолжала висеть на мне, крепко вцепившись руками и обхватив ногами.
   - Настенька, - шепнул я ей на ухо, - всё, мы уже на земле!
   Но она только дёрнула плечом, не собираясь отпускать меня из своих объятий. Требовался эмоциональный допинг положительного качества.
   Сев с нею на песок, я стал покрывать её лицо поцелуями и ласкать руками её напрягшееся тело. Постепенно дрожь утихла, Настя моя оттаяла и, подставив мне полуоткрытые губы, всё так же молча легла на спину, увлекая меня за собою...
  
  ******
  
   - Ты, пожалуйста, так больше не шути, - серьёзно сказала Настя, сидя на песке и пытаясь привести причёску в порядок. - А то у меня от таких сюрпризов может сердце разорваться.
   - Прости дурака, - погладил я её по спине. - От радости в зобу дыханье спёрло.
   - Радость! - язвительно хмыкнула она.
   - Сколько себя помню, - оправдывался я, - всегда мечтал о таком полёте. Я и во сне часто летаю. Да только вздрагиваю и просыпаюсь. Вздрагиваю, скорее всего не от страха, нет. А от переполняющей душу радости. Однако, просыпаюсь и охватывает жуткое разочарование. И вот теперь, когда вдруг выяснилось, что я в состоянии воплотить свою мечту наяву, я просто потерял голову. Тем более, - опять стал я оправдываться, - ты сама сказала, чтобы я тебя одну не оставлял...
   - Ты меня неправильно понял. Кататься я вовсе не собиралась. Я высоты страх как боюсь!
   - А как же полёт в Подмосковье? Да и сюда? Я что-то и тени страха не приметил.
   - Ну так это ж совсем другое дело! - проговорила она уже совсем другим голосом, в котором была уверенность. - Там я точно знала, что никуда не лечу, а сижу дома. Это ж ведь как по телевизору. Да и привыкла я уж к таким-то путешествиям.
   Я улыбнулся. Как же быстро человек ко всему привыкает! Даже к таким вот чудесам. Что уж там говорить о Насте, она давно живёт этим, но вот я и то уже сжился с ощущением своей полной защищённости и безнаказанности. А ведь я ещё и не все свои возможности знаю.
   Кстати, о птичках!
   - Слушай, мы ведь остановились только на седьмом пункте! Давай, всё-таки, глянем, что мы ещё в состоянии натворить?
   Она поморщилась:
   - Только на мне больше не экспериментируй...
   - Ради Бога! Мне и одного раза хватило! - Я сел поближе и обнял её за плечи. - Вот так. Прижмись ко мне и ничего не бойся. Я с тобой.
   Она глубоко вздохнула и повела бровями: мол, что с тебя брать?
   Индульгенция была получена и я, радостно предвкушая новые чудеса, окликнул "раба лампы":
   - Сезамчик! Перечень возможностей, пожалуйста!
   Вспыхнул экран со знакомым списком из двенадцати строк.
   - Ты с ним разговариваешь, как с равным. "Сезамчик"! - с изрядной долей ехидства передразнила Настя. - Дед с ним не церемонился, общался только приказным порядком.
   - Вежливость - она никогда не мешает. Доброе слово и кошке приятно! - с улыбкой парировал я и обратился к списку: - Итак, номер семь - левитация!
   - Это мы уже выяснили, - поёжилась Настя.
   - Ну-ну! - Я слегка потрепал её по плечу. - Дыши ровнее. "Номер восемь, - прочитал я, - биоэнергетика. Это мне понятно.
   - А мне - нет! - капризно заявила она.
   Я пояснил:
   - Лекарь я таперича. Лечить могу руками. И даже одним своим присутствием.
   - М-м... Ну, положим, это я уже почувствовала, - со значением выгнула она одну бровь.
   Я не стал уточнять, что я имел в виду несколько иной аспект данного вопроса, а только чмокнул её в щёку и продолжил:
   - "Номер девять - телекинез". Вот это да! - восхищённо воскликнул я, а Настя мгновенно насторожилась:
   - Что это?
   - Это, моя хорошая, способность энергией мысли перемещать предметы! Вот, смотри, - я указал на верхушку одной из скал. - Видишь тот камешек? Сейчас я попробую перенести его на другое место.
   - Опять летать будешь? - нахмурилась Настя.
   Я рассмеялся:
   - Даже с места не сдвинусь! Смотри!
   Обломок скалы, весом никак не меньше полутонны, примостившийся меж двух каменных исполинов, вдруг легко взмыл вверх и, стремительно пролетев высоко над нашими головами, с громким всплеском бултыхнулся в море метрах в пятидесяти от нас. Поднялась большая волна, докатилась до берега и окатила нас с головы до ног.
   - Ой... - только и смог вымолвить я, виновато смотря, как Настя отжимает подсохшие было волосы. - Опять я...
   Но она неожиданно расхохоталась:
   - Я и так собиралась окунуться, а тут море само к нам прибежало! - Она закрутила волосы на затылке, загадочным образом закрепив их, и кивнула: - Не обращай внимания. Продолжай, экспериментатор ты мой!
   Я горестно вздохнул. Правда, больше для виду, чем действительно сожалея о содеянном, и повернулся к экрану, терпеливо дожидавшемуся, пока нерасторопный хозяин вновь обратит на него свой заинтересованный взгляд. И он его обратил:
   - Так. Идём дальше: "Номер десять - материализация ментальных конструкций".
   - Галиматья какая-то, - пожала Настя плечами.
   - Не скажи! - загадочно улыбнулся я. - Ой, не скажи! Я, кажется, догадываюсь... Сезам!
   Список корова языком слизала, а на его месте теперь красовалось одно-единственное слово:
   "Слушаю".
   - Объясни значение пункта "десять". Только попроще.
   Верный Сезам выдал текст следующего содержания:
   "Воплощение в материальные формы объектов воображаемого мира".
   - Так я и думал! - обрадованно повернулся я к Насте. - Щас изобразим!
   Я закрыл глаза и довольно живо представил богато сервированный стол. Это было первое, что пришло в голову. Наверное, потому, что уже основательно гребло в желудке.
   Настя сдавленно ойкнула и я открыл глаза.
   Прямо перед нами стоял именно тот стол с разнообразной снедью, который я себе и представлял. В середине его на подносе красовался огромнейший, изнывающий от нестерпимого желания быть съеденным, торт, изукрашенный разноцветными вензелями из крема. Рядом приютились тарелочки с разнообразными салатами, икрами, тонко нарезанными колбасами и сырами самых разных сортов и видов. Среди них, млея от собственной переспелости, раскинул по подносу уже нарезанные дольки бессовестно аппетитный на вид полосатый арбуз. По другую сторону царственного торта, занимавшего главенствующее положение на столе, стояла вычурного вида ваза, доверху наполненная отборными апельсинами, один вид которых заставлял предполагать, что таких по размеру плодов и в природе-то не бывает. Короче, всего и не перечислить. Кажется, присутствовало даже и то, что я и не заказывал. Например, финики. Но это только кажется. Раз название мне было знакомо, значит браслет выудил у меня их вид из подсознания, так как плоды эти ассоциировались у меня с чем-то изысканным, когда я делал свой заказ.
   - Откуда это? - Настя испуганно смотрела на мою довольную физиономию.
   - Отсюда, - постучал я пальцем по лбу. - Те самые "ментальные конструкции".
   Медленно ступая, будто подкрадываясь, она подошла к моему творению и недоверчиво ткнула пальчиком в арбузную мякоть. Сок ручейком полился на поднос.
   - И что? Оно... съедобно? - недоверчиво спросила она.
   - Ну... Вероятно... - Я был поражён не меньше её. Только не фактом появления на морском берегу невесть откуда взявшегося стола с царским угощением, а той лёгкостью, с которой проделал браслет сей фокус. Оставалось только проверить качество исполнения заказа, чем я немедля и занялся, хотя заранее и не сомневался в нём. Я смело взял ту дольку, которую только что испытывала на прочность Настя, и впился в неё зубами. - М-м! - протянул я, блаженно жмурясь от удовольствия. - Какая вещь! Попробуй! - Арбуз, действительно, оказался достойным самых высоких похвал.
   Настя всё ещё не решалась.
   - Это бред какой-то! - пробормотала она, наблюдая, как я расправлялся с арбузной долькой. - Скатерть-самобранка...
   - На! - протянул я ей другую дольку, счастливо улыбаясь. - А то так и с голоду помрёшь!
   Она осторожно откусила кусочек прямо из моих рук, и на лице её отразилось сначала удивление, а потом и откровенное удовольствие.
   - А ничё! - сверкнула она глазами.
   Арбуз мы живо уговорили. Он ведь сам того хотел.
   Оглянувшись вокруг, Настя деловито осведомилась:
   - Это всё хорошо. Стол есть. На столе - тоже есть. А вот сидеть-то на чём?
   - Понял, - кивнул я, представил себе два таких же, как в её квартире, кресла и, когда они мгновенно материализовались рядом с нами, спросил: - Устроит?
   - Ну и ну! - только и сказала она, осторожно опускаясь на краешек сиденья, словно боясь, что это мираж. Но кресло было осязаемым и упругим. - Это прямо как в сказке... - зачарованно прошептала она, глядя на меня сияющими глазами. - Я ничего подобного от деда не слыхала...
   - Будем считать, что это наше маленькое открытие! - сказал я, довольно разваливаясь в кресле. - Но мне не верится, что он за две тысячи лет пользования этим прибором так и...
   - Говорю же тебе! - перебила она меня. - При мне ничего такого не бывало! Уж чего-чего, а заготовками съестного мы с дедом частенько занимались, но всё это добывалось где угодно, но только не отсюда, - она постучала себе по лбу. - Честно говорю, я сильно удивлена...
   Трапеза наша затянулась. Голода мы уже не чувствовали и только пробовали всего понемножку.
   - Знать не будем, отчего и помрём! - смеялась Настя.
   Наконец, мы осоловели от еды. Желудки наши пищи больше не принимали.
   - Всё, Сезам, отбой! - сказал я, лениво поведя рукой и откидываясь на спинку кресла.
   И тут же мы оба шлёпнулись на песок. Стол с яствами исчез, однако с ним вместе и оба кресла испарились! Отбой, значит всему отбой!
   - Опять не подумал... - озадаченно почесал я в затылке.
   Мы посмотрели друг на друга и расхохотались.
   - Ещё, как видишь, не волшебник, - пожал я плечами. - Только учусь...
   Настя поднялась и, явно искушая меня, сладко потянулась. Потом, озорно кося глазом через плечо, сказала:
   - Так, товарищ "ещё не волшебник", пошли, искупнёмся ещё разок и будем поворачивать до дому. Вон уж и солнышко баюшки собирается.
   - Баба Яга против! - заявил я, поднимаясь и подходя к ней сзади. - Нас там никто не ждёт. - Обхватив её за талию, я крепко прижал её тело к своему и, жарко дыша на ухо, тихо спросил: - Зачем нам домой-то? М-м?
   Она потёрлась носом о мою щёку и сказала:
   - Дело в том, что солнышко сядет и будет холодно. А на нас, - она поддела меня своей соблазнительной попкой, исподтишка наблюдая, какой это произведёт эффект, - а на нас - хоть бы ниточка...
   Жаркая волна захлестнула меня и, уже в полузабытьи разгорающейся страсти, я прошептал:
   - Будет холодно - чего-нибудь придумаем...
  
  ******
  
   Море приятно охладило наши разгорячённые тела. Наигравшись вволю, мы вылезли из воды и буквально попадали в песок. Блаженство растекалось по всему телу. Было очень тихо. Едва слышимый плеск волн только подчёркивал тишину. Слабый ветерок, дувший весь день со стороны моря, утих совсем. Солнце утонуло в море и темнота как-то незаметно подкралась к нам со всех сторон.
   - Звери здесь не водятся? - боязливо поёжилась Настя, с опаской вглядываясь в темноту.
   - Понятия не имею, - отозвался я как можно беззаботнее и добавил: - "Нам ли растекаться слёзной лужей?"
   - А мне всё-таки страшно... - Она подползла поближе и прижалась ко мне. - Хоть бы луна выглянула...
   - Всё в наших силах! - загадочно улыбнулся я в темноту.
   - Что "всё"? - удивилась Настя. - Уж не хочешь ли ты сказать, что раньше времени луну из-за горизонта вытащишь?
   - Ну уж, скажешь тоже! Вот, смотри! - Я протянул руку в темноту.
   Браслет, как всегда, оказался на высоте, в точности исполнив мой заказ. На сей раз перед своим мысленным взором я вызвал виденный мною однажды в каком-то фильме-сказке восточный шатёр, подсвеченный изнутри светом факелов. И перед нами мгновенно возникла абсолютная копия моей мысленной картинки. Даже левая часть полога была чуть приподнята, как бы приглашая внутрь.
   Настя охнула.
   - Как тебе гнёздышко? - не без гордости спросил я. - Заглянуть не желаешь?
   - Желаю... - пролепетала Настя, смотря на творение моей мысли широко раскрытыми глазами. Она медленно поднялась, подошла к шатру и приподняла полог, прикрывавший вход. - Вот это да!.. - только и смогла вымолвить она.
   Я тоже с любопытством заглянул через её плечо.
   Внутреннее убранство шатра превосходило все мыслимые ожидания. Пол и задняя стена, возле которой стояла низкая тахта, покрытая звериными шкурами неизвестного мне происхождения, были задрапированы коврами великолепной работы с ворсом никак не меньше десяти сантиметров толщиной. Посередине помещения стоял красиво инкрустированный столик с резными ножками, уставленный, надо полагать, восточными сладостями. Халва, казенаки, щербет и что-то ещё, названия чему я, к своему удивлению, не знал, теснились вокруг сосуда, формой своей больше напоминавшего женскую фигуру. Сбоку притулился поднос с виноградом, ягоды которого чуть не лопались от спелости. Одна кисть свесилась с подноса вниз и была настолько велика, что едва не доставала до полу.
   - Ну, чего ж ты? - подтолкнул я легонько обомлевшую Настю.
   - Да это... Неудобно как-то... - смутилась она. - Ноги...
   - Что "ноги"?
   - Песок на ногах...
   В ответ я только расхохотался.
   Она мельком покосилась на меня и осторожно ступила на ковёр. Обойдя столик со сладостями, она присела на краешек тахты и, проведя ладонью по шкуре, устилавшей её, сказала:
   - Как в сказке...
   - И ты в ней - Шахразада! - Я подошёл к столику, вытянул за хвостик одну из кистей винограда и протянул Насте: - Угощайся, восточная красавица!
   Она отщипнула одну ягодку, озираясь вокруг.
   - А это зачем? - Она указала в угол возле тахты. Там стоял отделанный золотом с изумрудными каменьями... кальян!
   Я рассмеялся:
   - Это уже издержки производства! Сезам! - щёлкнул я пальцами, как заправский волшебник. - Убери!
   "Издержка" растаяла без следа.
   Настя посмотрела на меня с неподдельным восхищением:
   - Быстро же ты освоился!
   - Ну а то! - Снова щелчок - и с потолка к ногам девушки посыпались великолепные розы самых нежных оттенков с каплями росы на лепестках. - Это тебе!
   Настя испуганно посмотрела наверх, резво поджав ноги.
   - Вовка! - нервно взвизгнула она. - Хватит чудить! Остановись, в конце концов!
   Я удивлённо спросил:
   - Тебе опять страшно?
   - Нет, - покачала она головой. - Не страшно. Только прошу тебя: хватит на сегодня чудес. Я устала. И физически и морально. День был такой... насыщенный...
   - Так цветы убрать?
   - Нет-нет! - торопливо возразила она и стала их собирать. - Спасибо тебе. Только вот... - Она огляделась: - Куда бы их?..
   - Сейчас изобразим! - с готовностью предложил я и замялся, вспомнив её просьбу: - Можно?
   - Ладно, - согласилась она. - Но пусть это будет последнее колдовство на сегодня.
   На том месте, где до этого стоял кальян, возникла низкая амфора с изысканным орнаментом. По верхней кромке горловины вились золотые змейки, хвосты которых превращались в ручки экзотического сосуда.
   - Фантазёр! - хмыкнула Настя, чуть ли не силой втискивая в амфору получившийся обширный букет. Несколько роз упали на ковёр: места не хватило. Я было хотел увеличить горло сосуда, но тут же спохватился: чудеса на сегодня под запретом.
   Она устало повалилась на тахту и блаженно вытянулась.
   - А можно я немножко того?.. Глаза слипаются...
   Я наклонился, чмокнул её в щёку и укрыл одной из шкур, оказавшейся на удивление мягкой и приятной на ощупь. Фирма веников не вяжет!
   - Иди ко мне... - произнесла она в полудрёме и тут же сон сморил её.
   Мне, однако, не спалось. Воображение моё было возбуждено до крайности теми фантастическими возможностями, которые открывались передо мной после того, как браслет сообщил мне, на что он, а, значит, и я способны.
   Тем более, что остались непрочитанными и неопробованными ещё два пункта из того списочка. Какой там сон!
   Я тихо, чтобы не потревожить сон своей ненаглядной, позвал:
   - Сезам!
   Предосторожности были излишними: Настя спала, как убитая. Похоже, что к этому приложил руку я сам: я поймал себя на мысли, что именно хотел, чтобы Настя пока поспала как можно крепче и не мешала мне экспериментировать. Ну а браслет понял меня с полуслова. Вернее - с полу мысли. Так как осознанной мысли не прозвучало. Предвосхитил моё желание. Надо принять к сведению. А то и до беды недалеко: пожелаешь так кому-нибудь шутя...
   Список уже ждал меня. Опять-таки пожелания я не высказывал, а только собирался это сделать. Ну-ну. "Раб лампы".
   Я пробежался глазами по строчкам и нашёл пункт одиннадцатый:
   "Многократное тиражирование материальных объектов".
   Я задумался. Это что же выходит? Имея какой-либо предмет, я могу его размножить в неограниченных количествах?
   Список исчез, на его месте высветилось только одно слово: "Да" и перечень возможностей появился вновь. Услужлив до невозможности! Ну-ну, пока мне это нравится. Пока. Но что-то жутковатое проглядывает в этом. Не могу пока определить, что. Это на уровне интуиции. Но - проглядывает.
   Итак, с этим всё ясно и, в принципе, особого восторга испытывать вроде бы и не от чего. Просто более расширенный вариант десятого пункта. Просто, да не просто. Что-то в этом есть. В глубине мозга зрела какая-то идея, но ухватить её за хвост никак не удавалось. Ничего, подождём, пока созреет, отрастит хвост, тогда и поймаем. А пока - едем дальше, к пункту двенадцатому.
   "Переход в иные измерения".
   Вот так. Ни больше, ни меньше. Земные физики с пеной у рта доказывают невозможность существования параллельных пространств, а тут - пжалста! Занимайте места, товарищи пассажиры! Кому на какую программу?
   М-да... Машинка - "я тебе дам"! И ведь точно знаю, что не треплется, что она действительно это может! Но экспериментировать в одиночку почему-то не хотелось. Если честно, то я, с моим научно-фантастическим, если так можно выразиться, образованием, имел смутное представление, что такое вообще, эти самые параллельные пространства. Поэтому счёл за благо пока не совать свой нос, куда не следует. Информации на сегодня и так предостаточно. Переварить бы и эту.
   Я прилёг рядом с Настей. Физической усталости я не чувствовал. Тело всё так же было напружинено, как и в первый момент, когда браслет впервые оказался на моей руке. Но было другое. Я затруднился бы дать ему определение. Переполненность впечатлениями - вот как, скорее всего, можно было бы это назвать. Утомился мозг. За прошедшие сутки столько всего было-перебывало, что ему требовался небольшой тайм-аут. И я не нашёл лучшего способа сделать это, как немного вздремнуть.
   Мне вдруг пришло в голову, что наше одинокое жилище видно в темноте издалека. Правда, лишь со стороны моря, но и это тоже лишнее. Гостей нам не надо.
   Я мысленно "дунул" на факел и ночь вошла к нам в шатёр. Я закрыл глаза и приказал себе: "Спать!"
  
  ******
  
   Проснулся я оттого, что кто-то отчаянно тормошил меня за плечо и причитал плачущим голосом:
   - Проснись, ну проснись же, Вовочка, мне страшно!
   Я не сразу сообразил, где я и что вообще происходит. Было темно, бушевал ветер и стены нашего непрочного жилища сотрясались под ужасающим напором осатаневших волн, из-за шума которых я плохо разбирал, что мне говорила Настя. Это она будила меня, в страхе прижимаясь ко мне. Оказывается, среди ночи разыгрался шторм и огромные волны, кидаясь на наш шатёр, грозили смыть его в море.
   - Зажги свет, я боюсь! - подвывала Настя, удвоив усилия в попытках привести меня в чувство, почувствовав, что я проснулся.
   Ещё плохо соображая, я стал шарить руками в темноте, натыкаясь на какие-то предметы.
   - Чёрт, да где же спички? - пробормотал я.
   Что-то с грохотом упало.
   - Вовочка, да какие спички?! - вскричала Настя в истерике. - Ты же волшебник! Вспомни! Ну?
   Боже! Какой же я дурак! Ну конечно же! Конечно, я всё вспомнил! Это ж надо так расслабиться!
   Яркая лампа вспыхнула под потолком. Свет ударил по глазам и я зажмурился. Настя с плачем кинулась мне на шею.
   - Господи! Страшно-то как! Домой! Поехали домой! - причитала она как в бреду.
   Удар страшной силы потряс наше утлое строение. Вода хлынула на нас, просочившись сквозь тряпичные стены. Просто удивительно, как они до сих пор сдерживали натиск стихии.
   Как-как! Уж ясней некуда! Пора заканчивать затянувшийся уикэнд.
   - Сезам! Надеюсь, ты понял, что от тебя требуется?
   Сезам, конечно, умный мальчик. На экране нарисовалось изображение Настиной квартиры и мы поспешно впрыгнули туда, как только открылся проход.
  
  16. Дела финансовые
  
   Солнце пялилось прямо в глаза. Оттого я и проснулся. Всё-таки приятно оказаться в знакомой уютной обстановке, а не на берегу взбесившегося моря, за несколько часов до этого такого ласкового и умиротворяющего. Да, к тому же, среди ночи.
   Насти рядом не оказалось. Я прислушался. На кухне что-то шипело и оттуда доносился приятный запах жареного. Хозяюшка моя готовила завтрак. Приятная волна подкатила к самому сердцу и обволокла его.
   Видимо, она каким-то образом уловила, что я уже очухался. Дверь распахнулась и сияющая Настя вошла с подносом в руках.
   - Доброе утро, котик мой! - приветствовала она меня, как ни в чём ни бывало. - Кофе в постель!
   На лице её не было и следа ночных страхов. Ну и слава Богу!
   Одета она была в незнакомый мне коротенький цветастый халатик, едва прикрывавший попку. Когда она нагнулась, чтобы поставить поднос на столик, стоявший возле дивана, халатик охотно открыл моим глазам её аппетитные округлости. Я не удержался, чтобы не протянуть руку в указанном направлении. Настя лукаво покосилась на меня и вильнула бёдрами:
   - Разбойник! - она легонько шлёпнула меня по руке и присела рядом на край дивана. - Кушать бум?
   - Бум! - в тон ей ответил я, опять запуская руку под халатик.
   - Миленький, ты меня не заводи... - В глазах её мелькнул сладострастный огонёк. - Я и так... Надо прежде заняться делом...
   - Каким делом? - спросил я, но руку не убрал.
   - А ты уже и не помнишь? - Она взяла мою руку и приложила к своей щеке, лишив меня возможности продолжать "интересное" путешествие. - А как же деньги?
   - Ах, да... - легкомысленно отозвался я. - А я как-то...
   - Надо, Федя, надо! - стрельнула она глазами. - Там, наверное, уже с собаками рыщут.
   - Пусть рыщут... - Другая рука полезла под халатик.
   - Вот неугомонный! - подскочила Настя, погрозив пальчиком. - Вставай! Есть будем!
   Я опустил ноги с дивана и наклонился над подносом:
   - А чем это у нас так вкусно пахнет? М-м!..
   Настя знала и эту мою слабость: на тарелке источала нежнейший аромат жареная картошка! Я всегда был к этому блюду ужасно неравнодушен.
   - Я щас!
   Нащупав ногами тапочки, я кое-как всунул себя в них и нетвёрдой походкой продефилировал в сторону ванной. Настя с улыбкой поглядывала мне вслед, колдуя над подносом.
   Приведя себя кое-как в порядок, я заглянул на кухню, убедился, что чайник уже вот-вот поспеет и, удовлетворённый своим открытием, вернулся в комнату.
   - Ты бы оделся, - с улыбкой молвила Настя. - Неровён час - нахлебник заявится, начнёт задавать ехидные вопросы.
   - Хай себе задаёт. - Я сладко, с хрустом потянулся и стал, не торопясь, облачаться. - Чай, не маленький. Соображать должон. А чего это его не слыхать? Напрокудил, что ли?
   - Вот именно. Глянь-ка сюда. - Настя указала на угол возле кресла, где мы перед отбытием свалили в кучу деньги и драгоценности. Деньги были на месте, а вот коробочки с дорогостоящими безделушками исчезли.
   Я удивился:
   - Спёр?
   - Больше некому, - пожала она плечами. - Воров не было.
   - А ему-то они на кой?
   - Как "на кой"? Домой же собирается. При его-то амбициях найдёт, небось, применение.
   - На ушах соплеменников развешивать? - усмехнулся я и махнул рукой: - Его проблемы. Только как он собирается туда попасть? Да ещё и с багажом?
   - А помнишь, он как-то обмолвился, что рассчитывает на тебя? Имей в виду! - Настя явно ехидничала.
   - А мы адреса не знаем.
   - Не беспокойся - растолкует! - заверила она.
   Сказать по-честному, эта тема вызывала у меня зевоту. Мне было абсолютно наплевать, что там собирается устраивать у себя на планете наш лопоухий "диктатор". Я и разговор-то поддерживал только затем, чтобы Настю не обидеть. Уж очень близко к сердцу воспринимала она всё, что касалось Лори.
   - Ну, коли так, - постарался я мягко увести разговор в другое русло, - будем ждать развития событий.
   Из кухни послышался протяжный свист.
   - Вот и чайник закипел! - вспорхнула моя хозяюшка. - Признавайся - тебе чаю или, может, кофе?
   Я подумал и глубокомысленно изрёк:
   - Уговорила: давай кофе. Только позабористей.
   Настя уступила настойчивым домогательствам чайника, а я, возбуждённый ароматом, исходящим от тарелки, принялся за методичное уничтожение её содержимого.
   Смешно сказать, но с моими теперешними возможностями я мог бы разговеться и чем-нибудь поэкзотичнее: ну там омарами в серной кислоте или, скажем, анчоусов с крабами на нафталине. Но я буквально пищал от жареной картошки! Одно мне было непонятно: почему вкус Настиной картошки так мало отличался от той, что готовила моя покойная матушка?
  Откуда Настя могла знать секрет именно её приготовления? Ведь, как известно, у каждой хозяйки свои рецепты и привычки даже в приготовлении такого несложного блюда. И, естественно, вкус у каждой из них получается свой, хоть немного, но отличаясь от других. А тут прямо-таки поразительное совпадение! Надо будет непременно поинтересоваться. Хотя, в принципе, и так всё ясно: чудеса - это по части браслета.
   А пока, думал я, уплетая лакомое блюдо, давай всё-таки прикинем, что же в итоге мы имеем на день сегодняшний?
   Ну, во-первых, и это, пожалуй, самое важное, за последние полтора суток исчезла проблема хлеба насущного. И, надо полагать, навсегда. Это греет душу. И вовсе не потому, будто я мечтал стать богатым и, наконец, им стал. Нет, богатство само по себе не было самоцелью. Было лишь желание избавиться от досадной необходимости ежедневно обеспечивать себе сколько-нибудь сносное существование. И эта необходимость отбирала уйму полезного времени, которое можно было использовать на чисто творческую работу.
   Второе. Срок моей бренной оболочки неизмеримо увеличился (если повар нам не врёт). Увеличился до безобразных размеров. Пребывание в этом мире теперь не ограничивалось для меня пресловутым "состоянием здоровья", поскольку, как я понял из слов деда, да и самого браслета, забота о нём, о моём драгоценном, как таковая тоже отпадает, и количество прожитых лет зависит исключительно от моего "хочу" или "не хочу". Естественно, что сейчас я очень хочу. И как можно больше.
   Третье. Возможности мои возросли настолько, что я даже затрудняюсь определить их границы. Получалось так, что чего бы я ни захотел, мне всё под силу. То, что сей факт накладывает на меня огромную ответственность, напоминать мне не надо. Это и козе понятно.
   Пожалуй, единственным слабым местом в этом всемогуществе является невозможность стать умнее по мановению волшебной палочки. Мой интеллектуальный багаж остался без изменений. Опыт, правда, несколько обогатился, но всё это "богатство" пока можно определить одним только словом: "недоразумение". Разве что знакомство с Настей не подпадает под эту категорию. Но и к категории интеллектуальной это не отнесёшь. Это, скорее, можно определить, как эмоциональный опыт. Поскольку таковые отношения с прекрасной половиной человечества для меня вообще в новинку, сюрпризом оказалось то, что, как оказалось, здесь я тоже не промах. И даже очень. Правда, тут ещё надо посмотреть, чья это заслуга - моя или браслета. Но, чья бы она ни была, Насте, по-моему, это было совершенно без разницы. Она воспринимала нас, как одно целое, и это "целое", как я выяснил, было ей далеко не безразлично.
   - О чём задумался, котик мой? - прервала мои размышления вошедшая Настя. В руках её был поднос с ароматным кофе.
   - О тебе! - не моргнув, ответил я. И ведь не соврал! Так оно и было.
   - Приятно слышать! - просияла она.
   Экзотический запах мгновенно распространился по комнате и приятно взволновал обоняние. И оно, обоняние, настоятельно потребовало незамедлительно удовлетворить прихоть вкусовых рецепторов, чем мы с Настей и занялись.
   - Да ты просто волшебница! - изумлённо промычал я, пригубив напиток. - Такого я ещё...
   - Ну, кто у нас волшебник, это ещё надо посмотреть, - скромно улыбнулась Настя, - Но кофе, действительно, замечательный. - Она отпила маленький глоток и пояснила: - Бразильский.
   Я продегустировал сразу несколько миниатюрных чашечек восхитительного напитка, сетуя на их малый объём, и с блаженным видом откинулся на спинку кресла:
   - Ну-с, киска моя, какие будут указания?
   Она ещё не окончила свою трапезу и только кивнула на кучу денег:
   - Отсчитай лимон.
   Легко сказать! Занятие это оказалось, мягко говоря, несколько утомительным. Да и сытое брюхо не располагало к умственной деятельности. Я долго пыхтел, сопел, но, в конце концов, дело было сделано: жалкая кучка, не сравнимая с материнской, выросла рядом с ней.
   Настя за это время расправилась с остатками еды, убрала со стола и навела порядок в комнате, всё время насмешливо поглядывая на меня.
   - Лимон готов! - отрапортовал я, отдуваясь, как паровоз.
   - Вот и умница! - Настя на бегу чмокнула меня в лысину и, пролетая в сторону ванной, дала ЦУ:
   - Теперь - к тебе домой, за остальными.
   Я "набрал номер" своей "берлоги" и вздрогнул от неожиданности: ко мне кто-то отчаянно ломился. Дверь вздрагивала от беспорядочных и мощных ударов кулаков и, если не ошибаюсь, даже ног. И доносилось неразборчивое мычание.
   - Кто бы это мог быть? - застыл я в нерешительности.
   - Да Игорь, наверное, - выглянула Настя из ванной. - Пришёл ещё лимон клянчить.
   - Щас!
   Я попросил браслет показать мне лестничную площадку возле двери моей квартиры и с огорчением убедился, что Настя оказалась опять права: там стоял, если об этом так можно сказать, мой нетрезвый друг и, прислонившись к двери спиной, наносил по ней беспорядочные удары руками и ногами. Причём, делал это далеко не с одинаковой ловкостью, поминутно сползая то в одну, то в другую сторону. Он обречённо, видимо, истратив запас надежды застать меня дома, бубнил одно и то же:
   - Вовчик... А, Вовчик... Ну открой... Я же знаю, что ты дома... Вовчик... Дело есть...
   Я опять переместил изображение в свою комнату и, мягко впрыгнув туда, прикрыл дверь, ведущую в прихожую, чтобы незваный гость не усёк, что я действительно дома. Но я не учёл одного: дверь предательски заскрипела, чем вызвала прилив активности жаждущего общения моего пьяного друга.
   "Открыть, что ли?" - растерянно посмотрел я на стоящую по ту сторону экрана Настю.
   "Да ты что?! - так же мысленно ответила она мне, покрутив у виска. - Считай тогда - день потерян!"
   "Перед соседями стыдно..". - виновато пожал я плечами, в нерешительности сидя на корточках перед раскрытым чревом дивана, заполненным пресловутыми упаковками.
   "Ну так внуши ему нужное направление!" - присоветовала Настя
   - А ведь и вправду! - разом воспрял я духом и, сосредоточившись, направил мысленный посыл страдающему от одиночества Игорю: - "ТЕБЕ СРОЧНО НАДО В ГАРАЖ!"
   Ритм сразу несколько изменился, потом удары затихли совсем, послышалась какая-то возня, видимо Игорь принимал правильное положение тела, цепляясь за дверь, и затем прозвучали нетвёрдые удаляющиеся шаги.
   Мы переглянулись, я послал Насте воздушный поцелуй и с лёгкой душой принялся выгребать недра дивана. Перекидав содержимое на ту сторону экрана, я перебрался туда сам и, дав браслету отбой, самодовольно плюхнулся в кресло:
   - И мы чегой-то могём!
   - Могём, могём! - усмехнулась Настя и легонько толкнула меня кулаком в лоб. - Открывать он собрался! Вовка - добрая душа!
   Дальнейшее было делом техники. Вызвав изображение пустующего чрева владивостокского сейфа, мы аккуратно сложили туда упаковки с деньгами и живенько удалились. Что интересно, пропажа, по всей видимости, ещё и не была обнаружена. Во всяком случае, так мне показалось.
   Чтобы проверить своё предположение, я включил телевизор: скоро должен быть выпуск "Новостей". Но пока шёл мультик. Уж и не знаю, какая серия "Ну, погоди!", Но Волку, как всегда, доставалось от коварного Зайца.
   Вот и "Новости" кончились. Всё было по-прежнему: страна строила, плавала, торговала, растила хлеб, хором обожала своего любимого и дорогого... Ничто не предвещало тех грозных событий, о которых поведала мне Настя возле ЗАГСа.
   - А что же ты хотел услышать? - улыбнулась Настя. - Что ограбили владивостокский банк? Кто ж позволит говорить такое по нашему по советскому телевидению? Сейчас только семидесятые. Это где-то к концу восьмидесятых языки всем развяжут. А пока один "одобрям". Да и как можно? Будоражить общественное мнение? Нет, миленький мой, пока у нас тишь да гладь, да Божья благодать, которую потом недальновидно обзовут периодом застоя. Но это потом обзовут. А сейчас даже самые страшные катастрофы не подлежат огласке. Так удобнее править страной. И, наверное, в этом есть свой резон. Единственное чувство, которое сейчас должно волновать кровь у наших законопослушных граждан, - это гордость за свою великую державу.
   Честно говоря, все эти предстоящие потрясения мало волновали меня. Я воспринимал их на уровне тогдашнего рядового обывателя. А, значит, как какие-то фантастические домыслы, которые вовсе и не обязательно должны стать реальностью.
   В данный момент меня занимало другое. Внутри зрела какая-то мысль, но оформиться во что-либо конкретное она никак не желала. Увиденный мультик вновь возбудил утихшее было брожение где-то там, в подсознании. Но "родить" пока я ничего не мог. Чего-то не хватало, толчка какого-то.
   - Ты где? - помахала у меня перед носом Настя. - Я перед ним распинаюсь, а он летает где-то!
   - Идею рожаю, - виновато улыбнулся я. - Да вот пока безрезультатно.
   - А о содержании можно поинтересоваться?
   - Да, собственно, пока и говорить-то не о чем. Так, нечто бесформенное, связанное с возможностями браслета.
   - Ну ты тужься посильнее, может, чего и родишь, - хихикнула она и поменяла тему: - Кто-то ещё вчера в гости собирался? Или мне послышалось?
   - Ты это серьёзно? - обрадовался я. - А какой сегодня день недели?
   Настя взглянула на календарь и пожала плечами:
   - С утра был понедельник. А нам-то какая разница?
   - Ну дык вычислить надо, в какую смену Санька работает. Мы нанесём визит ему первому. Надеюсь, ты не против?
   - Второму, - уточнила она, прищурившись, и уколола: - Игорь своё уже получил. - Увидев, какую я скорчил рожу, она смилостивилась: - Ладно-ладно, не против я. Только переоденусь. Не пойду же я в этом? - Она озорно посмотрела на меня и приподняла подол и без того мало чего прикрывавшего халатика. - Ну-ну! - одёрнула она его, увидев, как я плотоядно сглотнул. - Неугомонный! С этим мы всегда успеем. Считай! - Она грациозно, явно провоцируя меня, крутанулась на пальчиках и шмыгнула за дверцу шифоньера: - Ку-ку!
   Я проводил её взглядом и тряхнул головой, пытаясь сбросить наваждение. Потом стал припоминать, когда же это я в последний раз видел Саньку? Выходило, что сегодня он первый день работает в первую смену. Прямо как на заказ!
   - Ну и как? - Настя предстала предо мною уже в новом одеянии. Простенькое платьице небесно-голубого цвета сидело на ней, как влитое, изящно очерчивая округлости тела.
   Я залюбовался, не говоря ни слова.
   - Ну и чего ты молчишь? - надула она губки, от этого ещё больше похорошев. - Как платье-то?
   - Ты это сама шила?
   - А что? - вспыхнула она. - Совсем плохо?
   Я встал, подошёл к ней и обнял за талию:
   - Ты у меня - само совершенство!
   Она просияла:
   - Правда хорошо?
   Я притянул её к себе и поцеловал:
   - Ну конечно!
   Она, грациозно изогнув своё тело, высвободилась:
   - Помнёшь. Как я на люди-то покажусь? - Она подошла к зеркалу, сделала два-три движения, поправляя прическу, и повернулась ко мне:
   - Ну что? Идём?
   - Летим!
  
  17. Гости дорогие
  
   Городок наш не отличался совершенством рельефа, особенно в той его части, где проживал Санька со своим семейством. А потому мы, дабы лишний раз не месить грязь, решили с помощью браслета сократить большую часть пути.
   Предварительно осмотревшись, нет ли кого любопытного поблизости, мы выпрыгнули на изъеденный временем тротуар метрах в пятидесяти от калитки Санькиного дома.
   Конечно, "дом" - слишком громко сказано. Это был барак на четыре семьи, построенный ещё при царе Горохе. Удобства были на нуле, то есть вообще отсутствовали. Правда, в последние годы сюда подвели газ, так что измученные бытом жильцы и это считали верхом совершенства.
   Познакомились мы с Санькой совсем недавно, года полтора назад. Свёл нас случай на заводе, где я работал до этих пор, и мы, разговорившись, почувствовали симпатию друг к другу буквально сразу же. Меломан покруче меня, он оказался на два года старше и его коллекция содержала намного больше перлов рок-музыки, нежели моя, что, собственно, и явилось причиной наших интенсивных контактов. Честно говоря, я преследовал корыстный интерес: перечень названий групп, имевшихся в его коллекции, возбудил во мне неуёмное желание непременно переписать себе всё это музыкальное богатство. Однако Санька поставил мне условие: "За всё надо платить", о чём, кстати, он до сих пор вспоминает со стыдом. "Бес попутал", - каждый раз оправдывается он, припоминая наше знакомство. Твёрдости его хватило всего на два захода, а потом он, разглядев меня получше, категорически воспротивился брать с меня деньги за записи. Тогда уже я сам, продолжая считать, что за работу (а пополнение коллекции - ой, какая работа: беготня, волнения, договорённости, неувязки, ожидание приобщения к чуду новых божественных откровений - а именно так я воспринимал каждую вновь приобретённую запись) всё-таки надо хоть чем-то платить, переменил тактику, дабы не чувствовать себя в долгу. В то время я занимался выжиганием по дереву. Делал свои вещи. Продумывал сюжеты, в основном мистического плана, разрабатывал их в рисунке, а потом выжигал. Санька, увидев однажды одну из моих работ, был, что называется, очарован, и я, воспользовавшись этим обстоятельством, предложил ему такой вариант: я сдаю ему все свои работы по мере их изготовления, а взамен беспрепятственно переписываю всю его фонотеку. Возражений с его стороны не поступило. На том и порешили. Правда, он был несколько шокирован столь царским, как он полагал, подарком, но отказаться силы в себе не нашёл.
   Если быть до конца честным, я тут преследовал свои меркантильные интересы. Во-первых, реклама. Его дом всегда был полон друзей-меломанов, да и не только их. Может, кто и клюнет, думалось мне, и сделает мне заказ. А уж с ним-то я церемониться не стану: обдеру, как липку.
   А во вторых, меня согревала и другая мысль. Работы мои, расползавшиеся считай за бесплатно по белу свету поодиночке, теперь обретали своего трепетного ценителя и мецената в одном лице. Попав к Саньке домой, любая из моих работ находила на его стенах своё последнее и почётное пристанище, и никакие посулы золотого тельца не могли изменить этого положения. По сути дела он мог бы, и я ему это сам неоднократно предлагал, продать их, хоть оптом, хоть поодиночке, но эта тема вызывала у него бурную неприязнь, что, откровенно говоря, льстило мне, как художнику.
   Надежды на заказы, можно сказать, оправдались, и Санька лично приложил к этому немало стараний, но я сам не мог себя заставить брать за них деньги, автоматически считая человека, заинтересовавшегося моим творчеством, своим другом. Ну а кто с друзей берёт деньги за подарки?
   Такая вот черта характера. Можно назвать просто глупостью, а можно сказать и по-другому. Это как посмотреть. Санька поначалу ругался со мной по этому поводу, потом махнул рукой. Но и клиенты тоже испарились. И с тех самых пор все мои работы прочно оседали у него дома. До лучших времён, считал я, серьёзно полагая, что они, эти самые времена, когда-нибудь настанут.
   Но жизнь моя текла своим чередом, тихо, бедно и размеренно. И никаких таких катаклизмов (ну, если не считать несуразицы с летающей тарелкой) со мною не происходило вплоть до этой субботы. Случались странности и недоразумения, но, как теперь выяснилось, повинна была в этом Настя, таким вот своеобразным манером решившая облегчить мои бытовые проблемы. Насколько я теперь понимаю, это была прелюдия ко всему, что произошло далее.
   Санькина супруга была на год старше его и отношение к нему можно было назвать скорее заботой о большом ребёнке, чем любовью к мужу. Это, конечно, моё собственное наблюдение, не претендующее быть истиной в последней инстанции. Она оказывала на него мягкое, но постоянное давление, ведя его своими нравоучениями по ухабам житейских передряг, чем вызывала в нём этакий молчаливый протест. Выражался он периодическими уходами в запой, чему с великим удовольствием и всегдашней готовностью способствовали многочисленные друзья, отнюдь не страдающие неприязнью к зелёному змию. И потому, когда на горизонте нарисовалась моя физиономия со своими музыкальными амбициями, супруга Саньки восприняла меня, мягко выражаясь, насторожённо, справедливо считая очередным приятелем с бутылём за пазухой. Иначе до сих пор и быть не могло: скажи мне, кто твой друг... Но, когда вместо стандартного вида посуды в их доме начали появляться мои, ещё пахнущие краской, работы, она, тоже неравнодушная к миру прекрасного, в корне изменила своё ко мне отношение. Я стал желанным гостем в их семье, где кроме них самих и их девочки жила престарелая Санькина мать, бывшая учительница математики.
   Нина (так звали жену Саньки) к его увлечению музыкой относилась снисходительно, руководствуясь принципом: "Чем бы дитя ни тешилось...". Сама, конечно, тоже кое-что воспринимала из того, что слушали мы с Санькой, но поверхностно, чисто из вежливости, когда нельзя вот так сразу встать и уйти, оставив нас с Санькой наедине со своими игрушками.
   Вот в эту семью мы с Настей и направлялись по измазанному осенней грязью тротуару. Солнце светило нам в спину, вытягивая тени далеко вперёд. Последние уцелевшие листья тихо облетали с деревьев. Район, где со своим семейством обитал Санька, можно было бы с чистой совестью назвать захолустьем, если бы не здание трёхэтажной школы, возвышавшееся неподалёку. Когда мы открывали калитку во дворик перед дверью Санькиного жилища, до нашего слуха донёсся школьный звонок: то ли кончился, то ли начинался какой-то урок.
   Я нажал на кнопку звонка, приютившуюся под импровизированным навесом из обрезанной пластмассовой бутылки. Ожидая, кто выйдет на зов, я заметил, что Настя волнуется. Мех на воротнике её шубки трепетал под порывистым дыханием. Я ободряюще улыбнулся.
   За дверью послышались шаги и прозвучал вопрос:
   - Кто там?
   Не успел я назвать себя, как дверь открылась и послышался удивлённый возглас Санькиной жены:
   - А-а! У нас гость! О! - ещё больше изумилась она, узрев мою спутницу. Она бегло окинула Настю взглядом и отступила в глубину коридора, приветливо улыбаясь: - Ну, проходите, проходите!
   Я взял Настю под руку, а она тихо произнесла:
   - Здравствуйте... - Рука её дрожала. Я легонько сжал её, стараясь приободрить.
   "Ну-ну, что это с тобой?"
   "Не знаю, - так же мысленно ответила она мне. - Не по себе что-то..".
   - Здравствуйте! - эхом откликнулась Нина, и я, даже не прилагая к этому никакого усилия, чётко расслышал:
   "О, какая!"
   - Другов! - крикнула она, повернувшись назад. - У нас гости! - И жестом пригласила нас следовать за собой.
   Мы прошли в коридор, являвшийся по совместительству ещё и кухней.
   - Какие люди! - вырос на пороге двери, ведущей в комнату, сам Александр Петрович Другов собственной персоной. - Привет! Привет! - Он пожал мне руку и слегка наклонил голову, здороваясь с сильно порозовевшей Настей: - Милости просим!
   "Однако! - услышал я его мысль. - Лакомый кусочек! И когда же это он успел?.".
   Настя, конечно, это тоже услышала и совсем потерялась.
   После утомительного процесса представления хлебосольные хозяева сняли с нас верхнюю одежду, услужливо подали нам тапочки и провели в комнату, где на диване расположились Санькина матушка со своей внучкой. Они смотрели телевизор.
   - Здравствуйте, Валентина Николаевна! - поприветствовал я её и поинтересовался состоянием здоровья, одновременно с этим протягивая девочке только что сотворённую в кармане шоколадку из тех, что потчевала меня Настя.
   - Ой, Володя, какое там здоровье! - с улыбкой отмахнулась старушка. - В мои-то годы!
   - Ну пойдём, пойдём, - Саньке не терпелось поделиться со мной своими новинками и он первым прошёл в свою комнату, увлекая нас за собой. - Я тут тебе кое-что приготовил...
   - Да погоди ты со своей музыкой! - одёрнула его жена, тоже проследовавшая за нами. - Дай людям с дороги прийти в себя!
   И она повела ничего не значащий разговор о текущих делах повседневной жизни. Я охотно отвечал на вопросы, весело поглядывая на изнывающего от нетерпения Саньку, мысли которого так и бурлили возмущением под крышкой черепа: "Вот привязалась! Давай-давай, завязывай!" Но вслух он, конечно, ничего такого не говорил, степенно поддерживая великосветскую беседу и потихоньку разглядывая Настю.
   Та поначалу только молча переводила взгляд с одной доски с выжиганием на другую, что висели по стенам, лишь изредка кивая головой в такт беседе.
   - Это всё его работы, - кивнул Санька в мою сторону, когда заметил, что Настя без должного энтузиазма разглядывает одну из моих последних "картин". Я-то был в курсе, что она их видит не первый раз и потому в её глазах не наблюдалось восторга первого впечатления, но Саньку это покоробило.
   "Не рубит, - довольно громко подумал он, чем привёл в ещё большее замешательство мою Настасью. Чтобы лишить его такой возможности, я протянул ему дипломат:
   - Это тебе, - при этом я заметил испуганный взгляд Насти.
   "Без предисловия-то? - услышал я её мысль.
   - Открывай-открывай! - подбодрил я замявшегося Саньку, а Насте протелеграфировал: "Всё нормально. Али мы не волшебники?"
   Санька, нерешительно поглядывая на меня, открыл защёлки и поднял крышку дипломата. Глаза его широко раскрылись.
   - О! Ты только посмотри! - обратился он к жене, равнодушно наблюдавшей за его действиями.
   Настя бросила на меня беспокойный взгляд. Ей не было видно из-за поднятой крышки дипломата его содержимого, но Санькина реакция оказалась совсем не похожей на ту, как если бы он увидел в чемодане кучу денег.
   "Там пластинки, - пояснил я ей. - Те самые, что ты мне подарила. Только копии".
   Она чуть качнула головой:
   "А я уж было подумала..."
   Наша безмолвная беседа не ускользнула от внимания Санькиной жены, но виду она, конечно, не подала. Лишь громко прозвучала её неприкрытая никакими фильтрами мысль:
   "Ишь, как смотрит на него!..."
   А вслух вяло поинтересовалась у очарованного супруга:
   - Что там?
   - Нет, ты глянь! - Санька бережно взял в руки несколько пластинок и стал вслух читать их названия, напомнив мне меня самого в подобной ситуации. - Это же мечта! - Он восхищённо сверкнул на нас своими затуманенными от предвкушения глазами. - Я поставлю? Хоть по чуть-чуть?
   - Они твои, - повёл я плечом. - Чего спрашиваешь?
   - Как это "мои"? - улыбка на его лице чуть погасла и он беспокойно глянул на жену. Она тоже с интересом воззрилась на меня, ожидая объяснений. - Это сколько же?.. Да я с тобой и вовек не расплачусь!
   - Это подарок, - пояснил я, пряча улыбку. - На день варенья.
   - Да ведь день рожденья-то у него аж после Нового года! - хмыкнула супруга, моментально приняв боевую стойку.
   - Знаю, - невозмутимо ответил я. - Но это - чтоб плесенью не покрылись.
   Санька не верил своим ушам:
   - Так это что - моё?
   - Твоё-твоё! - Мне доставляло удовольствие видеть, как на его лице попеременно появлялись и радость, и нерешительность, и что-то сродни вожделению.
   Он поднял счастливые глаза на жену:
   - Это же надо непременно обмыть! Ты сообрази-ка чего-нибудь на стол! - И вдруг спохватился: - А взял-то ты их где?
   - Вот это как раз секрет, - ответил я, подмигнув ему незаметно от супруги, которая проявила к такому повороту в разговоре живейший интерес, поскольку знала, что одна такая пластинка на руках потянет на целую зарплату. - И, если можно, я его раскрывать пока не стану.
   Он с деланным равнодушием пожал плечами:
   - Как знаешь... - Потом взял из чемодана одну из пластинок и подошёл к проигрывателю. - Тьфу! - тут же сплюнул он с досадой. - Кина не будет! Совсем из башки вылетело на радостях: Юлька ж мне вчера иглу своротила!
   И он в расстроенных чувствах плюхнулся обратно в кресло.
   Я мельком взглянул на притихшую Настасью и подошёл к покалеченному аппарату.
   - Можно?
   - Да смотри... Толку-то? Покупать опять...
   - А ты точно знаешь?
   - Начисто сметена!
   С унылой физиономией он стал собирать пластинки. Я открыл крышку проигрывателя и взглянул на иглу. Да, сомнений быть не могло. Вырвано с мясом. Я сосредоточился и провёл пальцем по тому месту, где красовался обломок иглодержателя.
   - Ну-ка, глянь сюда! Ты что-то путаешь.
   Санька нехотя посмотрел снизу вверх и подпрыгнул:
   - Не понял! Как это у тебя получилось?!
   Само собой, на проигрывателе красовалась новенькая иголочка.
   - Нинка! - закричал он ушедшей на кухню жене. - Иди сюда! - И подозрительно покосившись на меня, сказал вошедшей супруге: - Твоя работа?
   - Чего ещё? - наклонилась она над проигрывателем и пожала плечами: - Ради бога! Со своими игрушками ты уж как-нибудь сам...
   Санька перекрестье прицела навёл на меня:
   - С собой принёс?
   - А то! - хохотнул я. - Завсегда с собой таскаю. Мешками! - И переглянулся с Настей.
   Но Санька уловил этот взгляд и подступился к ней:
   - Скажите, это его работа?
   Настя улыбнулась:
   - Я в этом не разбираюсь. Может, и его. Он же у нас волшебник.
   Но Санька понял её слова по-своему.
   - То, что он волшебник, - кивнул он на ближайшую из моих картин, - мне давно известно. Только сейчас не об этом речь.
   - Чего спьяну-то не привидится? - махнула рукой Нина и опять ушла на кухню, бросив напоследок: - Чай вот-вот поспеет.
   - С какого "пьяну"? - возмутился ей вслед Санька. - Уж неделю... Юлька! - позвал он дочку. - Ну-к, иди сюда!
   - Да ладно тебе! - сдался я. - Она здесь ни при чём. Это я принёс.
   Ну не стану же я ему прямо сейчас правду говорить!
   - Вот то-то! - Он победно хмыкнул. - А то тут уже собак навешивать стали! - Он гневно сверкнул глазами в сторону кухни. - Ну ты даёшь! - Он повернулся ко мне. - В два счёта! А я вчера и так, и эдак - гиблое дело! И Юльке вон тоже досталось, - он потрепал по головке двухлетнюю дочь, явившуюся на зов. Мордашка её по уши была вымазана в шоколаде. - Ты хоть "спасибо" дяде сказала?
   - Шкажала, - кивнула та кудряшками, продолжая уничтожать шоколадину. Размеры её были явно велики для малышки.
   - Ну давай, - напомнил я ему, - поставь чего-нибудь.
   - Ах, да! - встрепенулся он.
   Комнату заполнили низкие звуки ударов сердца и откуда-то издалека, набирая силу, послышались крики, стрёкот какого-то летательного аппарата, топот ног, суета и вдруг всё оборвалось на самом высоком накале мелодичным аккордом. Началась вещь! Величавая и размеренная, доставлявшая нам обоим неизъяснимое наслаждение. Я не знал, какие чувства вызывала эта музыка у Насти, но неудовольствия на её лице я не замечал. Она молча перелистывала журналы, которые услужливо подсунул ей Санька, дабы гостья не скучала.
   "А где же деньги? - вдруг услышал я её направленную чётко прозвучавшую в моей голове мысль. - Ведь они в дипломате лежали. Или я чего-то не понимаю?"
   Я хитро покосился на неё и ответил в том же ключе:
   "Не спеши. Всему своё время".
   Однако дослушать музыку нам, конечно, не удалось. Спектакль продолжал развиваться по намеченному сценарию. Из кухни раздался истошный вопль Санькиной благоверной:
   - Другов! Ну-ка, иди сюда! Скорее!
   - Твою мать! - хлопнул тот себя по коленям. - Ну ни днём, ни ночью! Вы уж извините, - буркнул он нам, вставая с насиженного места, - я сейчас... Ну, чего тебе? - послышался приглушённый музыкой его недовольный голос.
   - Другов! - Голос Нины дрожал от возмущения. - Это что такое?! Ты кого убил?!
   Я подмигнул Насте и поднёс палец к губам.
   "Твои чудеса?" - улыбнулась она одними глазами.
   Я кивнул.
   - Не понял! - раздался через мгновение растерянный Санькин голос.
   - Вот и я что-то не поняла! - не сбавляла обороты его супруга. - Откуда ЭТО?!
   - А я-то почём знаю?! - Голос Саньки приобрёл какие-то странные интонации - нечто среднее между рыданием и восторженным ржанием молодого рысака. - Это ты тут... на кухне...
   Дверь в комнату, где мы сидели, тихонько притворили и голоса стали слышны намного тише. Разобрать, о чём препирались на кухне, уже было невозможно из-за музыки, а мысли подслушивать не хотелось. Если оно и получалось иногда, то происходило непроизвольно, а делать это намеренно не позволяли остатки совести. Мы просто сидели, хитро переглядывались, как заговорщики, и ждали развязки. И она не замедлила наступить.
   В комнату ввалился взъерошенный Санька.
   - Не желаете взглянуть? - голос его срывался от волнения. - Там ТАКОЕ!!!
   - Какое? - притворился я.
   - Идём-идём! - он вылетел из комнаты, жестом приглашая за собой.
   Мы последовали за ним, где уже и без нас было тесно, и застали там немую сцену. Всё семейство, включая и Валентину Николаевну с Юлечкой, собралось возле кухонного стола, из недр которого был выдвинут ящик, где обычно хранились вилки и ложки, и оцепенело смотрело на его содержимое. Вилок с ложками там не наблюдалось, а весь ящик был доверху забит пачками денег. Теми самыми.
   - Ну и что тут у вас? - Сама невинность, я заглянул Саньке через плечо.
   Он только молча показал мне на ящик.
   Я присвистнул и бодренько проговорил:
   - Ну, теперь вам нечего жизни бояться!
   Видимо, артист из меня оказался никудышний. Санька остро глянул мне в глаза, кашлянул и хитро прищурился:
   - Позвонить не желаешь?
   На нашем жаргоне это означало "сходить в туалет".
   - В принципе, не против, - согласился я, прекрасно понимая, что вот теперь-то уж объяснений не избежать.
   - Нинка, вы тут с Настей поколдуйте, а мы сейчас! - И, не обращая внимания на жаждущую покаяния супругу, он набросил куртку на плечи и вышел на улицу. Я последовал за ним, незаметно подмигнув оробевшей Насте.
   Санька закурил, некоторое время сосредоточенно молчал, потом подступился:
   - Володь, что за дела? Твоя работа?
   - С чего ты взял?
   - Да ладно! - мгновенно взвился он. - По глазам же вижу! Сначала воз пластинок офигительных, ну это ещё как-то объяснить можно, хоть и с трудом. Потом фокус с иглой, а теперь вот это! - Он повёл рукой с дрожавшей сигаретой в сторону входа. - Скажи, это как-то связано с твоей... девицей? Кстати, кто она? Где ты её подцепил?
   - Это моя невеста.
   - Невеста?! - У Саньки округлились глаза. - Ещё лучше... Ну извини, я, кажется, не то ляпнул...
   - Да ладно...
   - Но когда ты успел? Ещё неделю назад - ни сном, ни духом!
   - Места надо знать! - хохотнул я.
   - Ну даёшь! А кто она?
   - Обыкновенная детдомовка.
   - С миллионом в кармане? Это же уму не постижимо - такая куча!
   - Тебе что, не нужны деньги?
   - Да при чём тут "нужны", "не нужны"? Я не уверен, что они не исчезнут так же внезапно, как и появились!
   - Не исчезнут.
   Он хитро прищурился:
   - Ну вот ты и попался! А то: "я не я, хата не моя"! Ведь невооружённым глазом видно, что без твоего участия тут дело не обошлось! Ну?
   - Допустим.
   - "Допустим"! - передразнил он. - Скромник! Деньги-то откуда? Да и вообще, не въезжаю, когда ты успел их туда утрамбовать? Ведь всё время на глазах у меня был!
   - Сколько вопросов!.. На все надо отвечать?
   - Да уж постарайся!
   - Знаешь что, Санька, - я положил ему руку на плечо, - давай сделаем так: пока я ничего тебе рассказывать не буду - я для этого ещё не созрел. А прими это просто так, как должное.
   - Хорошенькое дельце! - возмутился он. - А Нинке-то я что скажу?
   - А ничего не говори. Прикинься шлангом. Всё само собой образуется.
   - Да-да, как же! Ты Нинку не знаешь... - Он молча докурил сигарету, выбросил окурок и спросил:
   - Ну а всё же, откуда такие бабки? Или я чего-то не догоняю?
   - Считай, что я продал картину.
   - Считай, что я тебе поверил, - с той же иронией ответил он мне. - Ну а при чём здесь я?
   - Как "при чём"? Клиентов мне кто искал? Это и есть плата за посредничество.
   - Ну ни фига - "плата"! А сколько ж тогда сама картина стоит?
   - Несколько миллионов, - с улыбкой ответил я.
   - Само собой! - поддакнул он издевательски. - Плюс вилла за бугром... Ладно, - махнул он рукой, - не хочешь, не говори. Ну а с деньгами-то что прикажешь делать?
   - Тратить.
   Он покрутил головой и распахнул дверь, пропуская меня:
  - Это-то как раз и не проблема, вот только что я Нинке скажу?..
  
  ******
  
   Своих женщин мы нашли за очень интересным занятием: они с увлечением пересчитывали деньги.
   Санька остановился в дверях и насмешливо прогудел:
   - Ну что, девушки, как говорится, Бог послал?
   - Бог-то Бог, - огрызнулась всерьёз озабоченная супруга, - но ты у меня всё равно не отвертишься: я всё равно узнаю, где ты их взял!
   Губы её были сурово поджаты, никакой мистики она не признавала. Ей было предельно ясно: муж опять куда-то вляпался. При том - по-крупному. Только не признаётся.
   Санька со вздохом посмотрел на меня. Я - на него, потом - на Настю, которая с самым серьёзным видом принимала участие в спектакле.
   - И знаешь, сколько здесь? - торжественно подбоченилась разгневанная супруга.
   - Понятия не имею! - пожал плечами Санька.
   - Понятия он не имеет! Миллион!
   - Не кричи, - поморщился Санька. - А то соседи сбегутся.
   Но Нину не так просто было сбить с наезженной колеи:
   - У кого брал, небось, тоже понятия не имеешь?
   - Ну? Что я тебе говорил? - призвал он меня в свидетели. - Она во всём меня же и обвинила! - Он с досадой хлопнул себя по бокам. - Во баба! Ей, что называется, счастье привалило, а она...
   - Да какое, там, к чёрту, "счастье"?! - перебила его возмущённая жена. - Это "счастье", - она потрясла перед его носом пачкой сотенных, - хозяина имеет! И ему его отдавать придётся! Ты хоть это понимаешь?! Так вляпаться ещё суметь надо! Где взял? Говори!
   - Тьфу! - в сердцах сплюнул Санька. - Ты бы хоть людей постыдилась, что ли? - Он жалобно посмотрел на меня. - Ну и что ей сказать?
   Я уже жалел о содеянном.
   - Ладно вам. Деньги принёс я. Санька тут ни при чём.
   Она медленно развернулась ко мне:
   - Ты?
   - Ну да.
   - Выгораживаешь, - с ходу отмела она мою защиту. - Ты и к столу-то не подходил. Это его работа!
   - А тебе не приходило в голову, где он мог в нашем городишке взять миллион?
   - Да вот именно! - согласилась она, пожимая плечами. - Сама удивляюсь! Ну ладно там - сотня, ну две. А то ведь целый миллион! Бестолковщина какая-то!
   - Хорошо, - решился я. - Надеюсь, это тебя убедит...
   Но вдруг услышал предостерегающую мысль Насти:
   "А хуже не будет?"
   "Хуже уже некуда, - едва заметно дёрнул я щекой, - вишь, какой скандал вышел!"
   "Ну-ну, тебе виднее..." - неопределённо усмехнулась Настя.
   Наш мысленный диалог не ускользнул от прокурорского взгляда Санькиной благоверной. "Как будто разговаривают", - услышал я её мысль. Знала бы она, что попала в самую точку!
   Я сосредоточился. На столе, где лежала аккуратно сложенная и тщательно пересчитанная стопка из сотенных купюр, после того, как я щелкнул пальцами, появилось ещё пять, совершенно похожих на эту.
  -Ух ты! - подался Санька вперёд, а Нина непроизвольно отпрянула.
   - Что это ещё за фокусы? - нахмурилась она.
   - Это не фокусы, - я взял одну пачку из только что сотворённых и сунул ей под нос. - Это деньги. Посмотри сама
   - Может... как-то объяснишь? - сказала она в крайней степени замешательства... - Ведь так же не бывает...
   - Объяснять тут, собственно, нечего, - вздохнул я. Санька мне нашёл клиента, он мне заказал картину. Я её написал. Ну... этот человек и заплатил мне за неё... как и договаривались. Один миллион я принёс ему, - кивок в сторону Саньки. - За посредничество. Что же тут неясного?
   - Один... - заворожённо протянула она. - Извини за любопытство, а сколько же... их было?
   - Несколько! - ехидно ввернул Санька, хитро стрельнув в меня глазом.
   - А... понимаю... Ну а... это? - она неумело повторила мой жест при создании дублей.
   - Ах, это? - кисло улыбнулся я. - Будем считать это просто фокусами, если тебе так удобнее.
   Я вновь повторил щелчок и лишняя сумма растворилась без следа.
   - Дура! - вырвалось у Саньки. - Ей только что увеличили состояние в пять раз, а она: "Бывает!", "Не бывает!"
   Совершенно неожиданно из глаз Нины брызнули слёзы:
   - Да что вы из меня идиотку-то делаете?! - Она брякнулась на стул, закрыв лицо руками.
   - Ты и сама с этим прекрасно справляешься! - обречённо махнул Санька и поволок было меня в свою комнату, но я остался. Моими стараниями ситуация окончательно зашла в тупик и надо было из неё как-то выкарабкиваться. Вот уж действительно: сделай человеку добро и обретёшь врага. Но я с этим в корне не согласен. Это сказано кем-то в минуту крайнего озлобления.
   Мы стояли возле плачущей Нины и растерянно переглядывались.
   Настя тронула её за плечо:
   - Нина... Как-то неловко всё вышло... Может, мы пойдём?
   - Нет-нет! - подхватилась та и стала торопливо вытирать слёзы. - Это всё нервы. Не обращайте внимания. Жизнь такая, знаете ли... Бьёшься, бьёшься, копейки считаешь, а тут такое... изобилие! Сейчас будем чай пить.... - она было засуетилась но в недоумении застыла перед кучей денег, так и лежавшей на столе. - Куда же это?..
   - Да в мусорное ведро! - съязвил вновь возникший за нашими спинами глава семейства. - На кой оно нам? Мы и так, - он подмигнул мне. - сами с усами!
   - Другов! - одёрнула его супруга и пожаловалась Насте: - Вот так всегда: хамит, грубит. Спасу нет!
   - Что ж поделаешь? - хмыкнул Санька. - Такого прислали!
   Тут подала голос молчавшая до сей поры Валентина Николаевна:
   - Володя, а что же это всё-таки было?
   Я преувеличенно бодро отозвался:
   - Волшебство! Фокусы!
   Она покивала головой и как-то хитро глянула на меня, указывая на стол:
   - А эти деньги - тоже фокусы?
   - Нет, эти деньги настоящие. Честно заработанные.
   - Ага... - раздумчиво произнесла она, пожевав губами. - Значит их заработал ты?
   - Ну да, - не понимая, к чему она клонит, уже не так уверенно ответил я.
   - Хорошая у тебя работа... - она медленно выговаривала каждое слово. - А если не секрет, за что платят такие деньги?
   - Мама! - шикнула на неё сноха. - Вам же сказали, что это деньги за картину. А человека, который заказал Володе эту картину, посоветовал Саша. Вот Володя и отблагодарил его... таким необычным образом.
   Престарелая женщина задумчиво склонила голову:
   - И всё-таки я не пойму... Если деньги ты отдал Сашке, тогда с чем остался ты?
   - Так ведь это же не все деньги! - продолжила объяснять за меня сноха, собирая деньги в подол. Она уже справилась с потрясением: чудеса нашли доступное объяснение и она вновь обрела твёрдую почву под ногами. - Это только малая их часть.
   - Часть?! - поразилась та, медленно оседая на табурет. - Мы о таких деньгах только по телевизору, да про Америку... Хоть бы одним глазком посмотреть, что это за картина такая?..
   Я пожал плечами:
   - Её уже нет. Продана!
   Кто б знал, как мне надоело врать и изворачиваться! Но тут мне никто не виноват: сам затеял весь спектакль. Благодетель!
   - Ну-ка, пойдёмте, - Санька поманил меня и Настю за собой. - Пока тут едьба поспеет, я кой-чего покажу.
   Я охотно последовал за ним, но Настя изрядно меня удивила:
   "Я тут помогу, - услышал я, встретившись с нею глазами. - Надо налаживать отношения".
   "Вот и умница!" - похвалил я и скрылся в Санькиной комнате.
   Собственно, она являлась не только его комнатой. По совместительству она ещё была и спальней для супругов, Но в данный момент она превратилась в музыкальный салон, где Санька с увлечением поведал мне все перипетии приобретения той записи, которую безотлагательно и принялся мне демонстрировать. Я слушал, мотал на ус, дабы потом не канителиться с перезаписью, а просто приобрести пластинку, как это эффектно проделала Настя. Теперь это не составляло труда. Но вследствие этого обстоятельства как бы терялся ореол романтичности, придаваемый самому занятию, как комплексу невероятных ухищрений ради предмета вожделения. Я, конечно, не спешил сообщать Саньке о своих ощущениях, видя, как любовно перебирал он подаренные мною пластинки. При этом он время от времени как-то со значением поглядывал в мою сторону. Очевидно, на языке у него вертелась тысяча вопросов, но, памятуя о нашей договорённости, он героически помалкивал. Однако, в паузе между вещами он всё же не выдержал:
   - Ну а пластинки-то откуда?
   - От того же дяди, что и деньги, - парировал я невозмутимо.
   - Продал душу дьяволу?
   - Когда это дьявол занимался благотворительностью?
   - Бывали случаи...
   - И везде проглядывала явная корысть...
   Едва начавшуюся дискуссию прервала Санькина жена:
   - Мужчины! К столу!
   Упрашивали нас недолго.
   Настя моя, подвязавшись фартуком, орудовала над столом, помогая хозяйке. Я встретился с ней глазами и послал мысленный поцелуй:
   "Люблю тебя!"
   "Аналогично!" - последовал игривый ответ, сопровождённый очаровательной улыбкой.
   Половину стола занимал старенький чёрно-белый телевизор. Там какой-то мужик в тяжёлых с виду очках старательно втирал что-то рыхлому оппоненту, занимавшему чуть ли не весь экран и слушавшего доводы очкарика с кислым выражением на обрюзглой физиономии.
   - Чем богаты! - суетилась хозяйка, усаживая нас к столу.
   - Да будет прибедняться-то! - насмешливо прогудел супруг, выключая звук у телевизора. - По столам вон, миллионы валяются!
   - Другов! - не приняла шутки Нина. - Ты мне на нервы действуешь!
   Она сбегала на кухню и принесла оттуда чайник.
   - Осторожнее, что не обварила кого невзначай!
   И она стала разливать чай по чашкам от сервиза, по такому случаю специально извлечённого из неприкосновенного запаса.
   - Может, покрепче чего? - ехидно осведомился Санька, заранее зная мой ответ.
   - Ради Бога! - меня аж передёрнуло.
   - А вы, сударыня? - испытующе глянул Санька на мою половину.
   - Что-то не хочется... - слегка покраснела "сударыня".
   - Как знаете, - Санька с грохотом выдвинул себе стул из-под стола.
   Наконец все расселись, исключая бабушку, работавшую пастухом у Юлечки, и Нина взяла на себя роль тамады.
   - Ну, гости дорогие... - начала она.
   - Что дорогие, это точно! - ввернул Санька и лихо подмигнул мне.
   - За знакомство, - посмотрела Нина в глаз Насте, не обратив на реплику мужа внимания. - Ну и... за всё остальное.
   - Сильно сказано! - хохотнул было Санька, но поперхнулся, встретив кинжальный взгляд жены.
   Некоторое время мы попивали чаёк, обмениваясь незначительными репликами, относящимися, в основном, ко вкусовым качествам сладостей, приготовленных хозяйкой к чаю. И беседу эту вела преимущественно наша прекрасная половина, делясь кулинарными познаниями. Я же, растворясь в музыке, свободно доносившейся из Санькиной комнаты, оценивал её достоинства, наличие которых было несомненным. Сам он развалился на стуле, закинув одну руку за его спинку, а в другой держа чашку с чаем, искоса поглядывал на меня, желая знать, какое впечатление оказывает на меня новая музыка. Оно, это впечатление, видимо, отражалось на моей блаженной физиономии, и сие обстоятельство вызывало у него благодушный настрой с легкой примесью иронии. Как потом выяснилось, ирония эта относилась вовсе не ко мне, а к его благоверной. Она раздражала его отсутствием должной реакции на появление в доме невиданной суммы. Но тут он был не прав. Я выяснил это, слегка "коснувшись" её воспалённого сознания, где в такт сердцу билась паническая мысль:
   "Не может быть... Не может быть... Чтобы столько?... И за здорово живёшь?... Не может быть... Уйдут и всё кончится... Как и не бывало... Боже, как я устала!.".
   И всё в таком духе, не отличаясь особым разнообразием. Короче, это был шок. Чувства находились в расстроенном состоянии, и только внешнее благообразие ничем не выдавало той бури, что бушевала в её смущённой душе.
   "Тебе не кажется, что нам давно уже пора?" - услышал я Настину мысль, встретившись с нею глазами. Она выразительно посмотрела в сторону склонившейся над чаем Нины.
   "Ты права" - выпрямился я, ставя недопитую чашку на блюдечко.
   Но Санька враз усёк неладное.
   - Ты пей, пей! - подбодрил он меня. - На нас не обращай внимания!
   - Нет, Сань, спасибо вам большое за угощение... - начал было выползать я из-за стола, но встретил неожиданное сопротивление с его стороны.
   - Ну нет, граф ты наш Монте-Кристо, - возразил он, усаживая меня на место. - Потешь нас все же рассказом о своих небывалых приключениях!
   - Нет, Сань, как-нибудь в другой раз, - я указал ему на супругу. - Пожалей её. Ей и так сегодня...
   - А что я? - встрепенулась та и выделанная улыбка исказила её лицо. - Я ничего!..
   - Нет-нет, - я встал и подал руку Насте. Мы пойдём. Ещё сегодня столько дел!.. Кстати! - Я выразительно глянул на часы: - Кому-то скоро на работу?
   Это соображение мигом поубавило напор хлебосольного хозяина.
   - Н-да... - Он в замешательстве почесал в затылке и встал, чтоб сопроводить нас к выходу. - Ты прав. Миллионерам тоже надо иногда... в своём офисе показываться.
   Нина фыркнула:
   - Миллионер!
   Но тот не обратил на колкость внимания.
   - Ну что ж, - сказа он с усмешкой, - будете у нас на Колыме - заходите!
   - Уж лучше вы к нам! - продолжил я известную фразу из фильма и добавил: - На нашу свадьбу!
   - На свадьбу?! - поразилось всё семейство. - А что ж вы молчали?
   - Да всё как-то к слову не приходилось...
   - Ну и когда же? - спросила Нина.
   - Перед самым Новым годом: тридцатого декабря. В воскресенье.
   - А почему же в воскресенье? Все вроде бы в субботу начинают?
   - Из астрологических соображений, - пояснил я. - Это принципиально. Суббота - не лучший день, чтобы начинать новую жизнь. День Сатурна. День всяческих трудностей и препятствий.
   - Хм! - глубокомысленно изрёк Санька. - А воскресенье?
   - День Солнца! Праздник для всего живого! Естественно, и программа, заложенная в этот день, будет светлой и радостной. А свадьба - она и есть программа.
   - Да уж... - Санька широко улыбнулся: - С такими-то деньгами!
   Я возразил:
   - Не в деньгах дело. В покровительствующей этому дню планете. А светлее Солнца ничего и быть не может.
   - Во как! - Санька выразительно посмотрел на жену. - А мы-то дураки! Потому и живём... через пень-колоду...
   - Ладно тебе! - одёрнула его супруга. И обратилась к нам: - Ну что ж, примите наши поздравления...
   - Вот когда придёте, - перебил я, - соберёмся все вместе, тогда и будете поздравлять.
   Мы с Настей прошли в тесный коридор и стали одеваться.
   - А кто ещё будет? - поинтересовался Санька.
   - Ну не знаю, - пожал я плечами. - Пашка с женой, наверное. В любом случае, много людей не предвидится. Только узкий круг друзей.
   - Это хорошо, - сказал Санька. - Страсть не люблю большие компании!
   - Уж кто бы говорил! - Нина ткнула его локтем в бок. - Массовик-затейник! Вечно хороводы водит! Да если б с такими вот...
   - Ну! Пошло-поехало! - скривился Санька. - Ты бы хоть людей постеснялась!
   Та в ответ лишь рукой махнула:
   - Мне стыдиться нечего. На себя посмотри!
   Я почувствовал, что пора уходить и, открыв дверь, сказал:
   - В общем, мы вас ждём. До свидания.
   - Володя... - растерянно окликнула меня Нина, мгновенно забыв обо всех препирательствах с мужем. - А как же... деньги?
   - Что "деньги"? - удивлённо обернулся я.
   - Ну... - смутилась она, подыскивая слова пообтекаемее. - Что с ними делать?
   Санька, стоя у неё за спиной, покрутил возле виска, глядя на меня, и махнул рукой: мол, что с неё взять?
   - Деньги тратить надо, - как можно спокойнее ответил я, делая акцент на слове "тратить". - По своему усмотрению. Они ваши.
   Нина задумчиво и медленно кивнула и поджала губы: мол, там видно будет.
   - Ну, Монте-Кристо, - протянул мне Санька руку, - спасибо за всё!
   - Сам ты... три дня не умывался!.. Кстати! - вдруг опомнился я. - Ты там... ну, на заводе... Амхату передай, чтоб меня больше не ждали. Некогда мне.
   - Ну-ну! - усмехнулся тот понимающе. - Дело понятное!
  
  18. Счастливые часов не наблюдают
  
   Когда мы отошли от их калитки на приличное расстояние, Настя спросила:
   - Теперь ты видишь, что из твоей затеи ничего хорошего не выходит?
   - Вижу, - вздохнул я.
   - И причина здесь одна: деньги нельзя дарить. Сознание людей так устроено, что как бы плохо ни жил человек и как бы хорошо он к тебе ни относился, принимать такие подарки может или всё до конца понимающий человек, или откровенный попрошайка. В случае с Игорем больше подходит второй вариант, да и то с оговорками. А вот Санька, хоть всего и не понимает, но интуиция подсказывает ему, что от тебя ему ничего плохого ждать не приходится.
   - Чего не скажешь о его жене...
   - Вот-вот! Здесь автоматически включается гордость: мол, а чем мы хуже? Даже в ущерб себе. Дай Бог, чтоб я оказалась неправой, но мне кажется, что деньги она тебе вернёт. Не мытьём, так катаньем.
   - Глупость какая-то... А, по-твоему, как я должен был поступить?
   - Не надо было объясняться, когда она сами деньги нашла. А тем более, фокусы показывать. И Саньке ничего не надо было говорить. Пусть бы сами разбирались.
   - Я и не собирался. Но он так ловко подвёл разговор, что я и не заметил, как проболтался. К тому же, не такой уж он и дурак - сразу допёр, что без меня тут дело не обошлось.
   - Я слышала...
   - Весь наш разговор? - смутился я.
   - Ну, не весь... - скромно улыбнулась она. - Но большую его часть. Вы так громко думали...
   - И про "девицу"? И про то, что "не рубишь"?
   - И про "лакомый кусочек", - озорно сверкнула она глазами. - Да ты не думай, я не обиделась. Они ж не знали...
   - Тут грех обижаться, - прижал я её покрепче и поцеловал. - Кусочек, действительно лакомый! - И я опять приник к её губам.
   - Вовка! - попыталась она отстраниться. - Люди же кругом!
   - Ну и что?
   - Неудобно... И никакого удовольствия.
   - Нырнём домой?
   - Успеем. Давай хоть воздухом подышим.
   - Ладно, - вздохнул я. - Давай подышим. На чём мы остановились?
   - На том, что деньги нельзя дарить. Их должны находить случайно. А тебя в этот момент даже и близко быть не должно. Пусть это будет целиком их заслугой.
   - Хм, - с притворным глубокомыслием произнёс я. - А в этом что-то есть. Вот с Пашкой мы это и проэкспериментируем, как до дому доковыляем.
   - Когда мы до дому доковыляем, - лукаво стрельнула она глазком, - ты "поэкспериментируешь" со мной, а там уж видно будет...
   - Ах ты лакомый мой кусочек! - рассмеялся я, прижимая её к себе. - Нырнём ко мне? М? Чтоб никто не докучал?
   Бровь её многозначительно изогнулась:
   - Тебе решать...
   - Понял! - радостно взбрыкнул я и оглядел окрестности в поисках места понеприметнее, куда можно было бы притулить экран. Как назло, на улице было многолюдно: легион пенсионеров выполз на солнышко погреть свои старые кости.
   - Праздник сегодня, что ли, какой? - с досадой пробурчал я. - Сюда шли - никого не было, а теперь - как тараканов на кухне!
   - Не злись. Мы туда всегда успеем.
   - "Не злись"! Ведь на нас все только и пялятся!
   - Пальцем-то не показывай. Пусть посмотрят. Чай, не уроды.
   - Да уж! Красавицы, как на подбор! А с ними дядька Черномор.
   - Балда! - постучала она мне по лбу. - Да я о нас с тобой!
   - А-а... Вот тут не могу не согласиться с вами, сударыня! - рассмеялся я.
   Наконец, мы достигли спасительного переулка, где, кроме двух пацанят, пускавших в луже кораблики, никого не было. На всякий случай мы отошли ещё чуть подальше.
   Я было раскрыл рот, чтоб позвать на помощь верного коня, как вдруг, словно из-под земли перед нами выросла компания лохматых оболтусов в потёртых джинсах. Видимо, отдыхали в придорожном кустарнике, да завидев влюблённую парочку, решили отвести душу. Классическая ситуация!
   Настя тихо ойкнула и ещё крепче прижалась ко мне.
   - Погоди-ка... - Я освободился от её цепких объятий, задвинул за спину и насупился, широко расставив ноги и сжав кулаки: - Ну, чего надо?
   Церемониться я с ними не собирался. В своё время натерпелся от таких вот по самое нельзя.
   - Чё, деловой, что ли? - гыгыкнул один из них с отвисшей губой. Он враскачку подошел ко мне, всем своим видом изображая презрение.
   - А тёлка-то в самом соку! - гаденько вякнул другой, обходя нас сбоку.
   - А мы ейное устройство - щас! Под мелкоскопом... - поддержал его ещё один, заходя с другой стороны и разминая в предвкушении пальцы.
   Но я ему не дал договорить. Только рукой повёл в его сторону, как бы останавливая, а с указательного пальца уже сорвалась фиолетовая молния, угодив прямо между бесстыжих глаз. Охотника до тёлок ветром сдуло, с силой шваркнув об забор, который не выдержал удара и проломился. В другом проломе с не меньшим треском исчез его единомышленник.
   Одобрительное ржание остальной команды разом стихло, послышались высокохудожественные обещания красивой жизни, а тот, что обозвал меня "деловым", заверещал и высоко подпрыгнул, изображая из себя каратиста, явно метясь мне ногой в голову.
   Создать имидж ему удалось, но не более. Мне даже не понадобилось никаких движений: браслет справился с ним самостоятельно. Губошлёп взлетел неестественно высоко, метров на пять вверх и в сторону, откуда он с треском вломился в заросли радостно распростёршего свои колючие объятия крыжовника. Надо заметить, что интонация вопля несколько изменилась. Теперь в нём можно было разобрать больше жалобных ноток, чем угрожающих. И почему-то он винил в своих бедах моих родителей.
   Остальное воинство не стало задавать лишних вопросов, а поспешно удалилось, сопровождая своё отступление цветистыми прогнозами. Я не стал вступать с ними в дискуссию, а только хмуро посмотрел им вслед.
   - Ну, даёшь! - послышался дрожащий голос Насти.
   Я обернулся. Она, прижав кулачки к груди, восхищённо смотрела на меня, широко раскрыв глаза.
   - Не переоценивай мои заслуги, - устало сказал я, беря её под руку. Напряжение момента всё же дало себя знать. - Это не я. Это браслет.
   - Всё равно! - Она ласково потёрлась о моё плечо. - Смотрелся ты великолепно!
   - Ну-ну... Супермен. В схватке с тараканами.
   - Я серьёзно, - надула губки Настя. - Ты сам-то видел его?
   - Кого?
   - Ну фильм этот? Про Супермена?
   - Да Бог с тобой! Откуда?
   - А я видела.
   - Ну и как? Красивый мужик?
   - Я сейчас не об этом.
   - Ну а всё-таки?
   Она вдруг замолкла и продолжительно посмотрела мне в глаза. Потом тихо спросила:
   - Ты ищешь повода для ссоры?
   - Да ты что! - испугался я. - И в мыслях такого не было! Просто не остыл ещё после возмущения.
   Но она продолжала смотреть на меня исподлобья. Мне стало не по себе от её взгляда. Что-то неприятное и обещающее читалось в нём. Наверное, в первый раз трезво взглянула на меня.
   Надо было что-то предпринимать, дабы восстановить пострадавший имидж. В переулке мы были одни. Даже малыши, совсем недавно копошившиеся в луже, куда-то испарились. Видно испугались шума драки. Самое время нырять домой. Оказавшись в моей квартире, мы стали молча раздеваться. Я помог Насте снять шубку и повесил на вешалку. Чувствовал я себя скверно. Разговор не клеился. Настя односложно отвечала на мои вопросы и без особого интереса принимала мои ухаживания. Она прошла в мастерскую и, остановившись на пороге, втянула носом воздух:
   - Красками пахнет...
   Я не нашёлся, что сказать в ответ, а только с глупым видом топтался у неё за спиной. Между нами пробежала чёрная кошка и я никак не мог избавиться от этого ощущения. Суперменом я себя совсем не чувствовал.
   Она прошла к мольберту, на котором стояла неоконченная работа. Усевшись верхом на стул, она поставила локти на его спинку и, подперев голову руками, стала задумчиво разглядывать будущую картину. Я было хотел сказать, что тут, мол, смотреть не на что - ещё работы и работы, но вдруг с ужасом вспомнил , что на кухне у меня - Мамай воевал!
   Оставив Настю за своим занятием, я в срочном порядке удалился наводить марафет.
   "Привёл, балда!" - матерился я про себя потихоньку, развивая катастрофическую активность. Катастрофическую для посуды...
  Когда была расколочена последняя тарелка, я почувствовал, как сзади меня обхватили ласковые руки и не менее ласковый голосок поинтересовался:
   - Я надеюсь ты ещё не всё разбил ? Мне хватит?
   Слава Богу! У меня сразу отлегло на душе. Мир снова приобрёл цветное изображение. Даже неистребимые тараканы, в обилии сновавшие по стенам и приводившие меня в состояние сильнейшего смущения перед Настей, и те заулыбались.
   Я хотел потереться виском о её голову , лежащую у меня на плече, но она ловко увернулась и легонько оттолкнула бедром от раковины:
   - Ну-ка...
  Ловко управляясь с многодневной грязью, она как-то странно поглядывала на меня. Наконец раскололась:
   - Ну и чего ты стоишь?
   - А что я должен делать? Ты у меня работу отобрала.
   - Разве твоё место здесь?
   - А где же? - оторопел я.
   - Там! - мотнула она головой в сторону мастерской. - Ты когда последний раз кисть в руки брал?
   - Ну... За день до нашего знакомства.
   - Значит с тех пор работа стоит?
   - А когда бы я?.. - стал я оправдываться, но она перебила:
   - Выходит, что моё присутствие оказывает пагубное воздействие на творческий процесс! - И строго посмотрела мне в глаза. Где-то там, в глубине, пряталась усмешка в её глазах, это угадывалось на уровне интуиции, но всё выражение лица было требовательным и непреклонным:
   - Вот иди и займись делом! - отрезала она и вновь загремела посудой.
   - Да, ну а как же ты?.. - растерялся я от такого неожиданного напора.
   - А что я ? - не поворачивая головы, ответила она и фыркнула, убирая со лба непокорный локон. - Разве я первый раз на кухне?
   - Да неудобно как-то...
   - Неудобно штаны через голову одевать. Иди работай и ни о чем не думай. Я тут сама разберусь.
   Испытывая жуткую неловкость, я потерянно посмотрел, как она по-свойски орудовала с моими многодневными завалами, пожал плечами и побрёл в свою комнату. Конечно же я не был против такого положения вещей, руки у меня чесались ещё на море. Я вообще не могу долго дурака валять. Но тут случай особый. Время в присутствии Насти летело птицей. И я не заметил, как проскочили эти два дня. Любовь оказалась штукой увлекательной, но и в то же время разлагающей. В смысле дисциплины. Я уж совсем сбился с настрою. Надо бы посидеть, "поймать струю", как говорится, а уж потом приниматься за работу. Однако легко сказать: "Поймать струю"! Ведь это как болезнь - или она есть, или нет её. Переговоры с Богом заранее не заказывают. Божья благодать снисходит по своему усмотрению.
  Но - партия сказала: "Надо!", мы берём под козырёк. Что ж, спробнём, не глядя...
   Я подошёл к магнитофону и включил музыку - непременную спутницу всех моих творческих исканий. Даже кассета на магнитофоне стояла та же, что и до знакомства с Настей. Вообще-то, я её гонял и после похода с Игорем и своих лунных изысканий, но прелести своей она от этого не потеряла. Вещь была многократного использования и надоесть не могла вследствие своей сложности для восприятия, а потому и теперь буквально слёту завладела моим вниманием.
   Сделав несколько кругов по мастерской, я всё же пришвартовался возле мольберта. М-да, есть у меня такая странность - я терпеть не могу собственных работ. Другие, к примеру, закончив, вешают на глазах, любуются, насмотреться не могут на дело рук своих, а я начинаю ненавидеть свою работу задолго до окончания. Мне буквально бьют по глазам одни её недостатки. Говорю это, ничуть не рисуясь. Потому-то и показать мне обычно нечего интересующемуся моими работами заказчику, так как я, едва завершив своё творение, стремился поскорее от него избавиться. Честно говоря, избавляться не составляло труда, поскольку торговать своими работами я не мастак, а задаром - буквально рвали из рук. В некоторых случаях даже приходилось убеждать, что, мол, работа ещё не закончена, доводки требует, но меня не слушали, стремясь опередить конкурентов, падких на халяву.
   Писать маслом я начал совсем недавно, но сразу же почувствовал в себе силу. Проблема, как и в случае с выжиганием, всегда оставалась только одна - сюжет. Тематика моих творений несколько отличалась от ширпотреба. На мистику мало кто клевал. Но те, кто клевал, исправно освобождали меня от готовых картин. Задержалась только эта, последняя, да и то только потому, что ещё была не закончена. Но глаз на неё уже положили.
   Это была одна из моих мистических фантазий. Её название вытанцевалось само собою. И тоже под впечатлением музыки. Точнее - под впечатлением от названия одного из альбомов легендарных Uriah Heep. "Невинная жертва" - так назывался тот альбом. Так же назвал я и свою картину. Это было как бы наитие свыше. Стоило мне только перевести значение английского словосочетания "Innocent Victim", как перед моим внутренним взором стала вырисовываться "очередная страшилка", как о ней отозвался Игорь, ещё когда я только в карандаше продумывал её сюжет. Это определение совсем не означало, что он отрицательно относился к моим работам вообще, и к этой в частности. Несмотря на свой приземлённый практицизм, музыку высших сфер слышал и он. Мне в своё время даже удалось заразить его своим вдохновением, и он произвёл на свет несколько копий приглянувшихся ему репродукций с картин великих мастеров. Только методом популярного в то время у нас обоих выжигания. Аппарат достал он, показал, как это делается и - меня захватило. Тут даже трудно сказать, кто кого подвиг на такого рода творчество. Разница была лишь в том, что он предпочитал делать копии, а меня они сковывали, лишая простора творческого самовыражения. Я стремился создавать только свои вещи. Видимо, они удавались, поскольку уходили из-под рук порой незаконченными, о чём я уже говорил.
   "Страшилка" представляла из себя небольшую группу лиц потустороннего характера на фоне пейзажа, только что пережившего мощный катаклизм. Землетрясение перепахало каменистую пустыню, разворотив её до основания. На переднем плане глыбы вздыбились от мощного удара стихии и из пролома, источающего адский свет, под воздействием ударной волны вырвалась на свободу молодая и симпатичная особа, в ужасе заламывающая руки над головой. В стремительном полёте её сопровождал тип неприглядной внешности, видом своим сильно смахивающий на чёрта. В мохнатой его руке сверкал остро отточенным лезвием искривлённый кинжал, предназначавшийся, естественно, удиравшей дамочке, на которой из одежды была только прозрачная накидка, едва прикрывавшая интересные места. Она, вытолкнутая взрывом, стремительно взлетала кверху, распустив за спиной полупрозрачные крылья, раскинутые на всю верхнюю часть картины, и сквозь них проглядывало звёздное небо.
  Пейзаж вообще был ночной и только над изломанным стихией горизонтом занималась тревожная багровая заря.
   Вся эта экзотическая группа расположилась в левой части картины, в правой же я изобразил огромное лицо колдуна в чалме, с окладистой бородой, концы которой, развеваемые ветром, сливались с заревом на горизонте. Сквозь его полупрозрачное лицо тоже виднелись звёзды. Перед собой колдун держал раскрытые ладони, на которых, широко расставив для устойчивости задние ноги, стоял кентавр, целящийся из лука в преследующего дамочку чёрта. Вся фигура кентавра была напряжена, под кожей играли мускулы, взгляд суров и сосредоточен на одном: "Попасть в цель!" Момент схвачен за долю секунды до того, как зло будет повержено и невинная жертва будет спасена от жестокого мучителя!
   В верхней части картины, прямо над колдуном, надпись на английском гласила: "Uriah Heep". Внизу, придавая картине основательность и органично вписываясь в композицию, уходили в перспективу высеченные из камня буквы, образовывая собою название картины: "Innocent Victim". Буквы как бы обнимали собою всю группу, придавая картине завершённость и очерчивая место события. Источник света был единственным - пролом в земной поверхности, отчего вся композиция, подсвеченная снизу, несла в себе некий инфернальный заряд, волнуя и бередя душу. Во всяком случае - мою.
   Я больше чем уверен - Uriah Heep даже и близко не пели ни о чём подобном. Но меня это ничуть не волновало. Для создания своего очередного творения я всегда использовал заумные названия групп и их песен или альбомов, не говоря уже о музыке. Весь этот комплекс был для меня тем толчком, трамплином, от которого отталкивалось моё вдохновение, отправляясь в свой непредсказуемый полёт.
   Иногда это была мгновенная вспышка, иногда - мучительное выдавливание идеи по капле. Но всегда этот процесс доставлял мне ни с чем не сравнимое удовольствие. И обязательным условием являлось звучание музыки во время работы. Это, по сути и было одной из главных причин, из-за которой росла моя фонотека. Ну сами посудите, что бы я мог сотворить, если бы магнитофон каждый день натирал мне уши одними и теми же двумя-тремя кассетами? Сотворить-то я, конечно, сотворил бы, но качество и результат такого творчества оставлял бы желать много лучшего. А так я имел широкий выбор, и, соответственно настроению, мог выбрать музыку по душе. Когда требовалось что-то мелодичное, расслабляющее, а когда и что пожёстче. Честно говоря, второй вариант звучал намного чаще, позволяя получать от жёстких ритмов постоянную энергетическую подпитку. Этой энергии мне хватало, чтобы долго не чувствовать усталости.
   Кстати сказать, я не мог слушать такую музыку в присутствии посторонних, будь они даже моими друзьями. Исключение составляли, может быть, Санька, да ещё Пашка, тоже фрукт наподобие меня. Но о них разговор особый. А для других, которым больше подошло бы название "приятели", я держал музычку попроще и помелодичнее. Эти самые "приятели", пользуясь моей неспособностью выгнать их когда мне это было нужно, попросту терроризировали меня своим повышенным вниманием. Каждый понемногу, все вместе они составляли сильно утомлявшую меня толпу якобы поклонников модных хитов, прослушивать которые требовалось именно в моём присутствии.
   Я вообще не могу терпеть никаких посторонних звуков, когда звучит музыка, какой бы шумной она сама ни была, а в этот момент кого-нибудь буквально раздирает показать свою эрудицию в околомузыкальной области: кто? кому? когда? и куда? А меня эта тема абсолютно не волновала. Пусть там музыканты хоть наизнанку выворачиваются во время своих концертов, лишь бы ими соблюдались законы гармонии и мой слух от этого не страдал.
   Итак, как вы уже поняли, музыка занимала в моей жизни далеко не последнее место, являясь одной из её граней.
   Вот и сейчас, едва зазвучав, она сразу захватила меня и руки сами потянулись к кистям...
   Не могу сказать, сколько времени это продолжалось. Наверное, долго. Я понял это по тому, что Настя успела сотворить с моей берлогой, пока я, так сказать, отсутствовал.
  Очнулся я, когда закончилась очередная кассета, и я подошёл к магнитофону с намерением поставить следующую. Вот тут я и почувствовал, что за мной наблюдают.
  Я обернулся. В кресле позади моего рабочего места сидела Настя.
   - Ты уже разделалась с посудой?
   - Уморил! - прыснула она в кулачок. - Я уж и постирать успела, и полы помыть, и поесть сготовила! Я только здесь не крутилась, чтоб тебе не мешать. - Да?.. - рассеянно произнёс я и отчего-то почувствовал неловкость. - А здесь ты давно сидишь?
   - Порядком.
   - А сколько сейчас времени?
   - За окно посмотри, - улыбнулась она. - Ночь на дворе!
   Настя снова была ласковой и приветливой. Я ощутил прилив нежности. Бросив кисть, я подошёл к ней и присел возле её ног. Она потрепала меня по остаткам шевелюры и спросила:
   - Ням-ням? Буль-буль?
   Я радостно встрепенулся и ответил в том же ключе:
   - Буль!
   - Тогда пошли! - Она взяла меня за руку и повела на кухню.
   Честно говоря, я её не узнал. Посуда блестела, стол имел самый праздничный вид, сервированный с особым вкусом и выдумкой, но что поразило меня больше всего - это новые занавески, что висели теперь на окне и о существовании которых я уж давно позабыл. Даже панели на кухне были выдраены, не говоря уже о полах.
   - Долго же я отсутствовал...
   Я поджал под себя ноги, сидя на чисто вымытом табурете, боясь лишний раз ступить на пахнущую свежестью поверхность давно так не мытых полов.
   - Ты и окна покрасила? - обратил я своё поражённое внимание на необычный цвет рам и кажущееся отсутствие стёкол.
   Она хихикнула:
   - Я их помыла!
   - Н-да... - Я в смущении почесал в затылке. - Ну и свинтус же я! Грязью зарос...
   - Да что с тебя с пьяного спрашивать? - Она подвинула ко мне тарелку. - Давай, наяривай!
   Я с удовольствием последовал её совету. Отведав незнакомое мне блюдо, я удивлённо промычал:
   - Хм! Готовить ты, конечно, того...
   Она удивлённо приподняла брови. Я пояснил:
   - Ну... Мастерица!
   - Скажешь тоже! - зарделась она. - Тут у тебя особо не размахнёшься!
   - А что? - Я покосился на холодильник. - Чего-то не хватает?
   Она рассмеялась:
   - "Не хватает"! Скажи уж: "Разве что-нибудь есть?"
   - Тогда откуда вот это чудо?
   - Ну... - хитро прищурилась она. - Не ты один умеешь чудеса творить... А вообще - не мешало бы и запасы пополнить. А то ведь и тараканы с голодухи разбежаться могут...
   Я слегка покраснел, а она, как бы и не замечая моего смущения, стала перечислять необходимый минимум для приготовления "сносного ужина". Я внимательно прислушивался к незнакомым названиям, пытаясь представить хотя бы их внешний вид, не говоря уж о внутреннем содержании. Когда список был оглашён, я кивнул в сторону холодильника:
   - Ладно. А теперь посмотри.
   Она погрозила пальчиком:
   - Опять твои штучки-дрючки?
   Холодильник она открывала, как сапёр - медленно и осторожно, будто остерегаясь, что оттуда может выпрыгнуть что-нибудь экзотическое. Но увидев битком забитое нутро его, она расплылась в довольной улыбке: - Ну вот теперь можно и... А это что?
   Она развернула какой-то неряшливый пакет и с недоверием принюхалась:
   - Пахнет колбасой... А на вид вроде как... масло. Что это?
   И она ткнула мне под нос неизвестный науке продукт. Я понюхал:
   - Не узнаю...
   Настя покатилась:
   - Умора! Знаешь, кто ты? Волшебник-недоучка! Слышал такую песню?
   - Знаю, - сказал я и кулинарное недоразумение испарилось без следа. - Тогда лучше не рисковать. А как насчёт остального?
   Настя продолжила ревизию с пристрастием, причём с лица её не сходило выражение крайнего недоверия, если не сказать ещё хуже. Наконец был вынесен приговор:
   - Ты только не обижайся, но твои познания в этой области не так обширны, как того хотелось бы мне. А посему, чтоб потом не гадать, от какого из твоих чудес мы станем чаще посещать ватерклозет, совершим-ка набег на супермаркет. У меня есть на примете парочка, где мы можем славно поживиться. Идёт?
   Я хмыкнул:
   - Словени-то всё какие: "Клозет"! "Супермаркет"! - И прикинувшись Ванькой, спросил: - Эт' по-русски чаво будет-то?
   Она слегка порозовела и подыграла в том же ключе:
   - "Ватерклозет" - эт' будет туилет по-мириканськи, а "Супермаркетами" анбары ихние прозываются, где много разных съестных припасов обретаетси. Вот мы туды и завернём, дабы с голодухи не помереть в одночасье. Ага?
   Я с уважением посмотрел на неё:
   - Понятно... А ещё можно? - И протянул ей пустую тарелку.
   Она просияла:
   - Ешьте-ешьте, гости дорогие! Всё равно выбрасывать!
   Я поморщился: это был излюбленный афоризм Игоря.
   - Как думаешь, чем он сейчас занят?
   - Пьёт! - ни секунды не раздумывая, ответила она. - Миллион оплакивает. - Она испытующе посмотрела мне в глаза: - Надеюсь, ты не собираешься повторять эксперимент?
   - Боже упаси!
   - Вот именно. - Она деловито смахнула со стола нахального таракана и, припечатав его ногой, сообщила: - А против этих тварей есть вернейшее средство: такая вот электрофиговинка, - она руками показала её размер. - Втыкаешь в розетку и через сутки квартира от них чиста: разбегаются в панике.
   - На радость соседям? - усмехнулся я, чувствуя неловкость оттого, что превратил жилище в заповедник стасиков.
   - А вот это уже, как говорится, их проблемы, - она поставила передо мной тарелку со своим очередным изобретением: - Ты ешь, ешь!
   Мы немного помолчали. Говорят, когда в разговоре неожиданно возникает пауза, значит, где-то дурак родился. Многовато будет дураков на свете.
   Наконец я в изнеможении отвалился от стола:
   - Ну-с, какие будут указания?
   Она улыбнулась:
   - Да что с тебя сейчас можно взять? Какие уж там указания?
   - Ну не скажи! - Я встал, играючи, на цыпочках подкрался к ней и подхватил на руки.
   - Вовка! - взвизгнула она. - Уронишь!
   - А кормила для чего? - Я понёс её в комнату и бережно положил на диван. - Теперь-то уж точно не уроню...
  
  ******
  
   Чудная ночь пролетела незаметно. Мир был восстановлен полностью, все "трещины" заделаны, все недоразумения сгладились сами собой. Медовый месяц продолжался.
   Однако нас никак не хотели оставлять в покое. С постели меня поднял продолжительный и настойчивый звонок в дверь. Я подскочил, как ужаленный, и стал торопливо одеваться.
   Мне захотелось с размаху открыть дверь, чтобы придурковатый "звонарь" получил ею по лбу. Звонок сам по себе был резким, как воронье карканье, да ещё и звонивший был уверен в моей глухоте.
   Я, как мог спросонья, спешно натянул трико и выскочил в прихожую. Настя, спрятавшись под одеяло, одними глазами следила за моими телодвижениями. По идее я мог бы и не открывать: нет меня и всё тут! Но уж очень мне зачесалось накостылять возмутителю утреннего спокойствия.
   Я с силой распахнул дверь и... слова обличения замерли на моих устах, а лицо само собою расплылось в улыбке: из-за косяка двери выглянула плутоватая физиономия Пашки.
   - Слесаря визивали?
   Я радостно закивал и ответил в том же ключе:
   - Визивали-визивали!
   Не умею толком объяснить, но этого "фруктозу" я рад видеть в любое время дня и ночи. Даже сейчас, когда это было совсем уж некстати. При его появлении я испытывал ощущение если не праздника, то, во всяком случае, сильного эмоционального подъёма, этакой подзарядки в самом хорошем смысле.
   Мы познакомились ещё в школе, когда три параллельных класса объединили в девятые "А" и "Б". Пашка оказался на одной парте со мной и с тех пор мы не расставались. Случилось это как-то сразу, когда вдруг выяснилось, что нам есть о чём поговорить. Он, так же, как и я, был увлечён астрономией, и мы взахлёб спешили поделиться друг с другом всем, что успели почерпнуть из книг, и слушателями друг у друга мы были самыми благодарными.
   Потом уже, после школы, когда мне за прилично выдержанные экзамены мать купила вожделенный магнитофон, вдруг обнаружилась ещё одна ниточка, связавшая наши души. Он тоже оказался неравнодушен к музыке того же направления, что сводила с ума и меня.
   Наши рабочие будни пошли у каждого по своей дорожке, а вечера мы коротали вместе за шахматной доской под непременный аккомпанемент "хипов", "пёплов" и "зеппелинов".
   Но была в его увлечениях область, не вызывавшая в моей душе никакого отклика, - спорт. Я и до сих пор абсолютно равнодушен к этой грани человеческого бытия. Рос я тихоней, одиночкой, книжным червем. Хоккейные баталии, в которые попервой не раз пытался втянуть меня Пашка, раздражали и даже пугали меня своей жестокостью. Он это скоро понял и оставил попытки обратить меня в свою веру.
   С возрастом его спортивные интересы трансформировались исключительно в переживания болельщика. Этому способствовал, по всей видимости, ещё и природный дефект: у него была высохшей одна нога в области бедра и он сильно на неё прихрамывал. Кстати сказать, я на это никогда не обращал на это внимания и принимал Пашку таким, как есть. Скорее всего, из всех одноклассников, не раз потешавшихся над его хромотой, я оказался самым лояльным и это стало ещё одной из причин нашего "притяжения" друг к другу.
   Пока я валял дурака в армии, Пашка пристрастился к бутылке. В его семье этот сосуд отнюдь не обходили вниманием, но в первые два года нашего с ним знакомства я как-то не замечал у него подобного интереса. И для меня оказалось неприятным открытием, когда имидж Пашки в моём сознании пополнился столь неприглядными чертами. Естественно, он подвёл под это идеологическую базу не хуже Игоревой и мне не оставалось ничего другого, как проглотить всё это целиком.
   "Пристрастился к бутылке" - для того периода, конечно, сильно сказано, однако запои стали повторяться с завидным постоянством. К его чести надо сказать, что он старался не попадаться мне на глаза в таком виде. На то время он находил себе другое окружение. Но бывали и исключения из этого правила. И тогда я имел "удовольствие" наблюдать Пашку совершенно в другом "исполнении". В поведении его тогда проявлялись подозрительность, мелочность и вздорность.
  В любом слове ему чудилась насмешка, и приходилось прилагать титанические усилия, дабы разуверить его в этом. Видимо, здесь находил выход тщательно скрываемый в трезвом состоянии комплекс физической неполноценности. Прямо об этом он не говорил, но обида на судьбу чувствовалась чуть ли не в каждом слове.
   Короче говоря, пьяный Пашка был просто невыносим. Тем более, что сам я не пил.
   Удивительная, всё-таки штука - астрология! (Я опять в свою дуду). Пашка старше меня всего лишь на шестнадцать дней, но скопление планет в его гороскопе, поражение которого дало ему хромоту, в момент моего рождения выразилось, как Искра Божия, подарившая мне художественные способности! Правда, за шестнадцать дней оно, это скопление, испытало некоторую трансформацию, поскольку ничто во Вселенной не стоит на месте, но это уже чисто теоретический вопрос.
   Пашка тоже не был лишён чувства прекрасного и даже пытался тоже что-то сделать в этом плане, "заражаясь" от меня, но, как выражался один наш общий знакомый, доводить начатое до конца у него "тяму" не хватало. Но это вовсе не значило, что руки у него были приставлены не туда, куда надо. Отнюдь. Работал он на том же заводе, что и я, был по специальности фрезеровщиком и дело своё знал и любил. Каждая железяка чувствовала себя его роднёй.
   Чего не скажешь обо мне: моей душе всегда было ближе дерево. Железа я не любил. Принимал, конечно, как вещь нужную и в хозяйстве необходимую, но до любви дело не доходило.
   Форма общения с окружающим миром носила у Пашки особый вид насмешки, насмешки язвительной, но лично на меня её яд никогда не изливался. Отношение его ко мне носило дружески-покровительственный характер, но без претензии подавлять и возвышаться. Проще говоря, мы чувствовали себя братьями по духу.
   Он частенько наведывался ко мне в любое время дня и ночи, и никогда я ему в этом не отказывал. Даже и мысли не возникало. Мы чаёвничали, "хавали музон", как он выражался, и вообще, нам было приятно находиться вместе, даже просто помолчать, тем более, когда звучала музыка.
   Он полностью разделял моё убеждение в том, что если Бог с нами говорит языком Гармонии, всё остальное должно благоговейно умолкать. На эту тему мы с ним частенько беседовали, и, хотя у него к Творцу были свои претензии, в этом вопросе мы с ним были едины.
   Однажды я записал на кассету новый в то время фильм Аркадия Райкина "Люди и манекены". Мы с ним заслушали её до дыр и многие фразы оттуда стали частью нашей обыденной речи. И вопрос насчёт "слесаря", с которым он обратился ко мне, едва я распахнул дверь перед его носом, был из той же оперы.
   - Ты что, не один?! - страшным шёпотом зашипел он, удивлённо вытаращившись на вешалку, где висела Настина шубка. Он совершенно точно знал о моей нерешительности относительно прекрасной половины человечества и для него это явилось поразительным открытием. Сам-то он уж полгода, ка был женат, и мои комплексы казались ему просто надуманными.
   - Да... Ты знаешь... - Я в нерешительности переминался с ноги на ногу, первый раз в жизни не предложив ему войти.
   Но он сразу же оценил обстановку:
   - Всё понял! Зайду как-нибудь попозже! - и повернулся к выходу.
   У меня сразу отлегло на душе: не надо ничего объяснять и оправдываться. Чтобы хоть как-то подавить остатки неловкости, я спросил:
   - А ты чего приходил-то? С утра пораньше?
   - Ты на часы-то смотрел? - хохотнул он уже на выходе из подъезда, и эхо гулко разнесло его слова. - Давай! Увидимся!
   Так я и не понял, чего ему надо было? Скорее всего, визит был обычным: потрепаться, расслабиться под "музон". А чего тогда так трезвонил?
   Часы, действительно, показывали без двадцати одиннадцать. Ого! Вот это мы даванули! Но после ночи, проведённой, мягко говоря, в активном режиме, это было и не удивительно. Хоть мне и не требовалось теперь времени на восстановление сил (браслет чётко нёс службу), но привычка подольше поспать брала своё.
   - Я уж думала, что ты его впустишь! - Настя сладко потянулась, выгнув спину, отчего одеяло сползло с неё и во мне вновь заиграли черти.
   - Ну и чего ты сидишь? - Она потянула меня к себе и томно улыбнулась: - Давай ещё поваляемся...
   Мы "повалялись". Потом ещё. И ещё. Я удивлялся выносливости моего, совсем ещё недавно хилого организма. Стоило Насте лишь бровью повести и я опять был в полной боевой готовности. Да и сама она, чем дальше в лес, тем становилась всё ненасытнее и изобретательнее. Пламя любовных утех кружило нам головы и мы никак не могли насытиться друг другом.
  
  ******
  
   Когда страсти улеглись, Настя встала и нетвёрдой походкой подошла к зеркалу.
   - Я упала с сеновала.... Она погладила низ живота и чуть поморщилась: Котик мой, - её изображение виновато улыбнулось. - Давай это дело как-то... регламентировать, а? Ты только не обижайся! - И она попыталась расчёской навести на голове подобие порядка.
   Я в ответ только улыбнулся и, не торопясь, стал одеваться.
   - И чем же мы сегодня займёмся?
   - Ну, во-первых, - не отрываясь от своего занятия сказала Настя, - не мешало бы всё-таки пополнить наши запасы. - Она мельком взглянула на часы. В Штатах сейчас полночь - самое время. А потом... Есть у меня одна идейка...
   - Выкладывай. - Я рассеянно блуждал взглядом по её округлостям.
   - Ты ещё не забыл, к чему тебя обязывает обладание браслетом?
   - Нет, конечно.
   - Ну и как ты себе это представляешь?
   - Да как тебе сказать? - замялся я. - Сама видела - начал с Саньки да Игоря, и то всё вышло через пень-колоду...
   - Насчёт того, чтобы облагодетельствовать твоих друзей, я ничего против не имею, но согласись - это не совсем то?
   - Возможно, - неуверенно пожал я плечами, не совсем понимая, к чему она клонит.
   - Ну ты сам подумай, кто из людей на Земле больше всего нуждается в твоей помощи?
   Я промычал что-то неопределённое, поскольку голова у меня в этот момент никак не желала работать в нужном ей направлении.
   - Ты помнишь тех двух малышей, что в луже копошились перед тем, как ты хулиганьё начал раскидывать?
   - Н-ну...
   - Что "ну"? Дети - вот кто должен стать объектом наших с тобой забот. Ну и чего ты так смотришь? - спросила она, видя мой тупой взгляд. - Да-да, именно дети, самые обездоленные и беззащитные существа на свете. Взрослые ещё как-то могут приспособиться в этом жестоком мире, в конце концов, они же его и создают ежеминутно. А дети? Они вынуждены в нём жить и расплачиваться за ошибки взрослых. Ещё ладно, когда у ребёнка есть родители, хорошие или плохие, но они есть. А сколько на свете бездомных детей? А сколько голодных? А сколько даже и понятия не имеет, что такое красивая игрушка или интересная книжка? Вот как раз те два малыша и натолкнули меня на мысль, что никто, кроме нас не сможет облегчить существование детям всего мира.
   - Ну уж, так-таки и всего...
   - А что? Ну вот смотри, - распалялась Настя всё более, - конкретный пример. Скоро Новый год. Берём с тобой любой детский дом, каких по стране немало. одеваемся с тобою Дедом Морозом и Снегурочкой (ну, это я так, к примеру) и приходим к детям этого дома с огромным мешком подарков. Ну, а чтобы подарки не кончались, это уж твоя забота. Я надеюсь, - чуть насмешливо произнесла она, - ты не только деньги размножать умеешь?
   - Не только...
   - Ну так вот. Мы устраиваем им такой праздник, чтоб запомнился надолго. Родителей при всем нашем желании мы дать им не можем, на это даже браслет не способен, но красивые яркие игрушки, огромные кульки со сладостями - это ведь в наших силах?
   Ослепительная молния сверкнула у меня в голове.
   - Вот она! - вскрикнул я так резко и неожиданно, что Настя вздрогнула и опустилась на постель. - Вот она та самая мысль! - продолжал я восторженно разоряться. - Помнишь, ты как-то интересовалась, что меня гложет и я тебе ответил, что пока не родил ничего путного, так только, на уровне интуиции? Так вот, докладываю, - радостно приложил я руку к виску. - Родил!
   Настя смотрела на меня в замешательстве, совершенно не понимая, отчего это я пришёл в такое неистовство.
   - Мы с тобой устроим грандиозное шоу! - Мысль нравилась мне всё больше. - С участием героев мультфильмов! С музыкой! С танцами!
   - Да что ты кричишь, как на митинге? - осадила меня Настя. - Ты толком объясни.
   Но меня уже несло и остановиться я был не в состоянии.
   - Я объяснять ничего не буду! Я лучше покажу! Смотри!
   И я "показал".
   Для пущего эффекта я прищёлкнул пальцами, и практически мгновенно прямо перед нами посреди спальни возникла фигура Волка. Да-да, того самого Волка из "Ну, погоди!", вечного разгильдяя и неудачника. Ростом он получился с пяти-шестилетнего ребёнка и совсем не оставлял сомнений в реальности своего существования: дышал, двигался и разговаривал. В последнем мы имели честь убедиться в первую же секунду его появления.
   - Где Заяц?! - грубо осведомился он, подбоченившись и многозначительно помахивая хвостом из стороны в сторону.
   Настя взвизгнула и моментально юркнула под одеяло.
   - Там... - махнул я неопределённо, растерявшись от неожиданного напора. - На кухне...
   - Смотри у меня! - зыркнул он своими глазищами и исчез в указанном направлении.
   - Ты ненормальный!!! - трагическим шёпотом прошипела Настя, вытаращив из-под одеяла испуганные глаза. - Я же голая!!!
   В пылу азарта я как-то и не подумал об этом.
   - Убери его сейчас же! - тем же голосом потребовала она, с ужасом прислушиваясь к погрому, учинённому моим "произведением": на кухне звенели бьющиеся тарелки и падающие кастрюли.
   Я сосредоточился и мгновение спустя объявил:
   - Сделано!
   Несколько секунд она ещё прислушивалась к воцарившейся тишине, потом резво выпрыгнула из-под одеяла и стала быстро и сердито одеваться.
   - Киска, - я протянул к ней руку. - Ну ты чё, испугалась, что ли?
   - Да ну тебя! - отмахнулась она. - Это ж надо такое удумать: чужого мужика в спальню пустить! Совсем крыша поехала? Экспериментатор несчастный!
   - Какой он тебе "мужик"? - искренне удивился я.
   - Смотрите на него! - хлопнула Настя себя по бокам и подбоченилась. - "Какой мужик"! Да самый натуральный! От него даже перегаром нанесло! Милый мой, у тебя не в меру живое воображение!
   - Это что, плохо? - уже откровенно валял я Ваньку, скрывая смущение.
   - Да хоть бы предупредил! - продолжала она возмущаться. - А то: "Смотри!" Колдун мне нашёлся! А обо мне и не подумал!
   - Я не знал, что это тебя так разозлит...
   - Интересно! А как же я должна была вести себя, если ты меня голяком перед чужим мужиком выставил?
   - Ну извини...
   Она ещё долго выступала, подыскивая мне самые изысканные определения. Я глотал всё безропотно, смиренно потупив очи. То, что я дурака свалял, мне уже и самому стало ясно. С того самого момента, как Настя нырнула в укрытие. Оставалось терпеливо дожидаться, пока она выпустит весь пар.
   Наконец она утихла и я взял её за руку:
   - Киска, честное пионерское, я больше не буду!
   Лукавая усмешка тронула её губы:
   - И чего только я в тебе нашла? А вообще, надо признать, идея неплохая. И выглядит убедительно. Даже слишком.
   - Ну вот видишь! - обрадовался я. - А ты на меня накинулась!
   - И правильно сделала! Ты свою хвалёную идею преподнёс поспешно и бесцеремонно.
   - Говорю же: больше не буду. Только с твоего разрешения.
   - Зарекалась коза в огород не ходить! - иронически произнесла она, придирчиво оглядывая себя в зеркало. - Ладно! - подвела она черту под неприятным разговором. - Пора и выяснить, что там у нас от кухни осталось. - Она прошла по пути, проделанному Волком, и оттуда раздался её возмущённый возглас: - Мама родная! Ну-ка, иди сюда, колдун ты мой доморощенный!
   Я покорно последовал на зов. То, что я увидел, не поддавалось описанию! Всё, что можно было сбросить, валялось на полу вперемежку с едой. Тарелки целой - ни одной! Работа была проделана качественно, на совесть и в малые сроки.
   - М-да... - Больше и сказать-то мне было нечего. - Кажется, ты недавно здесь убирала?..
   - Ладно уж! - смилостивилась Настя. - Субботник мы устроим чуть позже, а пока - давай ко мне: уж больно есть хочется. Там-то уж точно волки не водятся.
  
  19. Лопоухий Мессия
  
   А там нас ждал очередной сюрприз.
   На столе с надменным видом сидел Лори. Столбиком. Полуприкрыв глаза, сложив задние лапы кренделем, на узбекский манер, и скрестив на груди - передние. Задница его покоилась на каком-то возвышении, накрытом цветастой тряпкой. С кончиков ушей и буквально до самых пяток он был увешан теми самыми драгоценными безделушками, которые перед этим стянул у нас, пока мы прохлаждались на море.
   - А это что ещё за Новогодняя ёлка?! - возмутилась Настя, едва завидев "драгоценного" нахала. - А ну, марш отсюда! - И она замахнулась на него.
   - Не сметь! - предупреждающе поднял тот лапку и, звеня безделушками, стал медленно сползать со стола.
   - Ты посмотри, как он со мною разговаривает! - Настя даже покраснела от негодования и залепила ему смачный подзатыльник. - Стручок!
   Громко вереща и рассыпая по полу украшения, Лори откатился к своей двери, и принял боевую стойку, выставив перед собою микроскопические кулачки.
   - А ты говоришь, что волки здесь не водятся! - улыбнулся я.
   Настя схватила с дивана подушку и запустила ею в Лори. Тот ловко увернулся и скрылся за дверью, нарочито громко хлопнув ею.
   - Скотина! - Настя сверкнула глазами ему вслед и, подойдя к столу, брезгливо подхватила двумя пальцами тряпку, накрывавшую возвышение, где покоилась благословенная задница маленького воришки. - И где он только её откопал?!
   У меня сердце ёкнуло, когда я увидел, из чего было сооружено это самое возвышение: из моих пластинок!!!
   - Твою мать! - непроизвольно вырвалось у меня.
   - Ну? - Настя всё ещё держала на отлёте тряпку, не зная, что с ней делать, и вопросительно смотрела на меня: - И что прикажешь мне с ним делать?
   - Гнать к чёртовой матери! - Я кинулся к столу, и настроение моё круто покатилось вниз. - Ты посмотри, что он натворил!
   Настя отправила тряпку в мусорное ведро и стала собирать драгоценности, в обилии рассыпанные по полу.
   - Мне этот индейский вождь со своими выбрыками уже изрядно надоел! - заявила она, складывая "игрушки" на стол. - Не пора ли его домой отправлять?
   Я пропустил её слова мимо ушей, удручённо перебирая пластинки. Некоторые из них съехали набок и оказались раздавленными. Настя подошла сзади и положила мне руку на плечо:
   - Уж я бы на твоём месте из-за этого не переживала: стоит тебе только пальцем пошевелить...
   - Да разве в этом дело? - покачал я головой. - Это же... Я и слова-то не подберу...
   - Кощунство? - подсказала Настя.
   - Именно! - Я с благодарностью покосился на неё.
   - Ну ты тут колдуй, - сказала она, заметив, что при напоминании о моих теперешних возможностях у меня отлегло на сердце, - а я на кухню. Не то мы сегодня с голоду помрём.
   Мы уже заканчивали трапезу под аккомпанемент одной из восстановленных пластинок, когда дверь, за которой так поспешно скрылся Лори, скрипнула, и из образовавшейся щели показалась виноватая физиономия с печально повисшими лопухами ушей.
   - Можно?.. - еле слышно прошелестел их обладатель.
   Настя хмыкнула:
   - Видал? Голод-то не тётка!
   Я, предупреждая новый взрыв страстей, положил руку ей на колено:
   - Погоди. Поговорить надо.
   Я взглядом заставил проигрыватель умолкнуть, отчего глаза Лори едва не выпрыгнули из орбит, а уши вспорхнули над головой, и спросил:
   - Чего изволите?
   Тот, переминаясь с ноги на ногу и нерешительно поглядывая на готовую вспыхнуть хозяйку, пролепетал:
   - Будет ли мне дозволено?..
   - Будет-будет! - нетерпеливо перебил я его. - Выкладывай. И погромче, пожалуйста!
   - Я это... приношу...
   - Чего ещё? - окрысилась Настя, но я погладил её по коленке и бомба не взорвалась.
   - Я извинения свои приношу, вот чего... За ущерб... Я это... В общем, не назло.
   - Ишь ты! - искренне восхитилась Настя. - Вот таких слов я от него ещё не слыхивала! Даже интересно!
   Он мельком взглянул на неё и опять уставился на меня:
   - Я тут медитировал...
   - Надо понимать: "шкодил"?
   - Я тут медитировал, - с нажимом повторил он, не моргнув. - И принял решение...
   Он замолк. То ли для того, чтобы мы прониклись важностью предстоящего откровения, то ли просто подыскивал подходящие слова.
   - Ну-ну! - подбодрил я его. - Какое же решение ты принял?
   - Домой мне надо... - с угрюмой важностью произнёс он и пояснил для бестолковых: - Народ Биэлы ждёт своего Спасителя!
   - Ой, не могу! - так и покатилась Настя, упав на диван. - Спасатель! То-то я и смотрю, кого это ты мне напоминаешь? Кабы не уши, так вылитый Сусик! Одно лицо!
   Он обиженно покосился на неё и холодно проскрежетал:
   - Не спасатель, а Спаситель! Мессия! И вообще - ирония здесь неуместна! Решается судьба целой планеты!
   - Как же! Слышали уже! - Сарказм Насти нарастал с каждым словом. - Прямо-таки бедствие терпят без своего Мессии!
   Я молча слушал их перепалку, не вмешиваясь: милые ругаются, только тешатся. И ожидал дальнейших объяснений. Ведь зачем-то же он начал этот странный разговор?
   - Я попросил бы оградить меня от оскорблений! - Лори принципиально смотрел только на меня. - Иначе разговора у нас не получится. Я здесь не как частное лицо, а как представитель планеты Биэла!
   - Нет, я сейчас разрыдаюсь от умиления! Вы только послушайте: его здесь оскорбляют! Знаете что? - встала она. - Вы тут, пожалуйста, без меня ведите переговоры, надеюсь моя помощь вам в этом не понадобится, а я пока на кухню. Посуду надо помыть, - мечтательно потянулась она. - Не могу спокойно на этот спектакль смотреть: так и тянет чем-нибудь потяжелее заехать!
   Лори мужественно промолчал, ожидая, пока Настя соберёт посуду со стола и удалится. Потом несколько оттаял и просительно заглянул мне в лицо:
   - Нужна твоя помощь...
   - Это я уже понял. Что дальше?
   - Без твоей помощи я на Биэлу не попаду.
   - Это и так понятно. Но тут маленькая загвоздочка: адреса-то я не знаю. Мне нужно время, чтобы отыскать среди звёзд твою планету.
   Лори покачал своими лопухами:
   - Ты не совсем правильно оцениваешь ситуацию. Искать её тебе не надо. Дед её уже однажды нашёл. Моё здесь присутствие - тому доказательство.
   - Так то дед! - возразил я. - Информация о местонахождении твоей планеты ушла вместе с его мозгом.
   - Информация находится здесь, - указал он лапкой на браслет. - Голова деда здесь ни при чём. Браслет - сложнейшее устройство и в его конструкции, конечно же, предусмотрена память. Там, на Биэле, он уже бывал, и не раз, поэтому дорогу знает. От тебя требуется только вспомнить ту картинку, которую ты видел, когда... - Он испуганно осёкся, видимо, боясь напомнить, какой свиньёй он был по отношению ко мне в тот вечер. - Ну... В общем, когда ушел дед. И тогда браслет сам перенесёт нас туда.
   - "Нас"?! - поразился я. - Ты сказал: "нас"?! Уж не думаешь ли ты...
   Но он перебил меня:
   - Ты меня неправильно понял. Говоря "нас", я не имел в виду тебя.
   - Странно. Тогда кого же? Настю?
   - Нет.
   - Но ведь здесь больше никого...
   - Всё правильно! - нетерпеливо перебил он, залезая на кресло, где сидела до этого Настя. - Я говорил о видике с кассетами.
   На кухне что-то упало и разбилось. Похоже, тарелка. Настя, видимо, слышала наш разговор.
   Лори вздрогнул и испуганно втянул голову в плечи.
   - А при чём здесь я? В качестве грузчика, что ли?
   - Вовсе нет. С этим я справлюсь как-нибудь сам.
   - Тогда в чём проблема?
   - Видишь ли... - начал вкрадчиво объяснять он. - Планета наша... Как бы это сказать?.. Ей чужд технический прогресс. А потому электричество, как таковое, мы не вырабатываем.
   "Каков, однако, слог! - изумился я. - Вот тебе и "чуть посложнее попугая"!
   - Ну и на кой тогда тебе видик? Под задницу подкладывать в качестве трона?
   - И как только у тебя язык поворачивается такое говорить?! - воскликнул он. - Ты же не станешь отрицать, что это - великое средство убеждения? Ведь ещё дедушка Ленин говорил: "Кино является для нас важнейшим из искусств"!
   Вот уж потеха! Слышать такое и от кого? Ладно бы там - с экрана телевизора или из газеты, вроде как натёрло уши, привычно уже. Но из уст Лори!
   - Я что-то не совсем понимаю, - улыбка кривила мои губы, но я старался сдерживаться. - В чём ты собираешься убеждать сородичей? Ведь фильмы-то все о людях, на вас похожих лишь с большой натяжкой.
   - Ну так и что же?! - вскипел новоявленный Мессия. - Вы будете представлены мною, как цивилизация богов, пославших меня на Биэлу с определённой миссией!
   - Ну ты и прохвост! - от души расхохотался я. - Значит, это мы послали тебя?
   Он сокрушённо покачал головой:
   - Это же идеология!
   - Выходит, - продолжал потешаться я, не в силах остановиться, - ты - Сын Божий, а Настя - матерь Божия?
   - Не могу понять, - обиженно фыркнул он, - что тут смешного? Вы прошли этот этап две тысячи лет назад, теперь пришла наша очередь!
   - Слышал бы тебя Иисус!
   - Он бы меня правильно понял! - Лори нервно поёрзал в кресле и с вызовом проговорил: - Я тоже несу слово Божье!
   - Это в виде американских боевиков? Хороша Библия, нечего сказать! И как только у тебя язык поворачивается?
   - Мы напишем свою Библию... - несколько притух он.
   - Основанную на принципах насилия? Не ново!
   Он презрительно прищурился:
   - Ты сам-то видел то, о чём смеешь судить?
   Вопрос застал меня врасплох.
   - Вообще-то нет... Но мне вполне достаточно тех зверских воплей, что доносятся из твоей берлоги, чтобы сделать вывод о нравственности твоего "учения".
   - Но ведь там в доходчивой форме отстаиваются принципы справедливости! - Глаза Лори вспыхнули праведным огнём.
   - Ну, знаешь ли! - Мне вдруг надоел этот разговор. - В конце концов. это твои проблемы! И решай их сам. Лучше говори, что тебе от меня надо?
   - Гидроэлектростанцию! - выпалил тот и, кажется, сам ужаснулся тому, что сморозил: закрылся ушами, как ширмой и оттуда выглядывал одним глазом.
   Я догадывался, что дело к тому идёт. Или к чему-либо подобному. Я насмешливо подался вперёд в поклоне:
   - Вам ДнепроГЭС? Может, Зейско-Бурейсую? Или сразу атомную? Чего уж там мелочиться? Заверните, мол, покупаю!
   Лори выглянул из-за ушей и сморщил нос:
   - Ну зачем так передёргивать? Ведь существуют же мини-электростанции...
   - А с какой это радости, собственно говоря? - В дверях нарисовалась красная от возмущения Настя и подбоченилась. - Сам свинья свиньёй, и его же ещё и дарами осыпать! Не жирно будет?!
   Лори будто ветром сдуло.
   - Но я же прощения попросил... - тихо прошелестел он уже от своей двери, глядя на неё исподлобья.
   - Это дела не меняет! - бушевала "матерь Божия". - Прощением он отделаться решил! Ты лучше скажи, зачем драгоценности спёр?!
   - Для большей убедительности и достоверности.
   - Убедительности? Кого?
   - Моих подданных.
   - Я не поняла, - опешила Настя. - Так ты собрался всю эту коллекцию с собой прихватить?!
   - Н-ну... Зачем всю? Немного бы и вам оставил...
   Настя просто онемела от такой наглости. Пока она обретала дар речи, наш Мессия ещё подбросил "дровишек" в топку, видимо, по-своему истолковав её молчание:
   - Ведь вы их тоже не трудом праведным...
   - Та-а-ак!.. - угрожающе протянула Настя, размышляя, то ли его сразу удавить, то ли повременить с этим. - Ну-ка ты, сын Божий, - она нервно сглотнула, - закройся-ка в своей берлоге и не высовывайся оттуда, пока мы судьбу твою не порешим!
   Лори одарил её продолжительным взглядом и тихо прикрыл за собою дверь. При этом я совершенно чётко расслышал его мысль: "Ну погоди у меня!", но значения ей не придал. И это оказалось моей непростительной ошибкой. Кто бы знал...
   - Ф-фу! - перевела дух Настя, падая на диван. - Не могу! Аж трясёт!
   - Воспринимай его как недоразумение, - посоветовал я, гладя её по колену. - Просто и легко.
   - Нет, но какова наглость! - не желала Настя униматься. - Золото там, бриллианты - это ладно, безделушки это всё, но ведь он норовит и в постель к нам забраться!
   - Что-то я такого не припоминаю...
   - Не помнишь? А я так прекрасно запомнила: "И чем это таким там заниматься можно, что о еде забыли?" - подражая голосу Лори, пропищала она.
   - Ах, это... Да ну, стоит ли из-за этого...
   - Стоит! - сверкнула очами Настя. - Моё - значит, не влезай!
   - Кстати, о еде он сейчас и не вспоминал. Это делает ему честь.
   - Да просто не успел: я помешала. А то бы он у тебя ещё и не то стал бы выпрашивать. Вымогатель! - выкрикнула она в сторону комнаты Лори. - Нет, ну ты подумай: отправь его домой, да не абы как, а с почестями, да впридачу обеспечь всеми благами цивилизации! А он будет невесть что из себя корчить!
   Я улыбнулся примиряюще:
   - Но ведь нам это ничего не стоит.
   - Милый мой! - фыркнула она. - По-моему, это надо ещё заслужить! Не находишь?
   Я пожал плечами, встал и подошёл к окну. Небо нахмурилось и, кажется, моросила какая-то гадость. И когда это погода успела испортиться? Вообще-то, да, мы и из дому-то сегодня не выходили.
   Отдёрнув шторку в простенке между окнами, я взглянул на карту транзитов. Так, ну а число-то сегодня какое? Чтой-то и не припомню...
   - Десятое, - подсказала Настя, расслышав мои мысли.
   Я мельком глянул на неё. Похоже, извержение вулкана пошло на убыль. Ну и слава Богу. Невелика шишка, чтоб кипели такие страсти.
   "Успокойся, Настенька, всё будет хорошо, - молча ободрил я её. - Отправим его домой и нервничать будет не из-за чего".
   - Скорей бы уж, - вслух ответила она. - Честно говоря, присутствие третьего лишнего угнетает. Ладно, был бы ещё человек, а то ведь чёрт-те что!
   Я хмыкнул и стал водить пальцем по карте.
   - Ага! Вот оно что! - произнёс я и многозначительно посмотрел на неё. - А я-то думаю, что это ты так раскипятилась?
   - В чём дело?
   - Да так... - уклончиво ответил я. - День такой. Нервный.
   Настя подошла сзади и положила голову мне на плечо:
   - И как ты во всём этом разбираешься?
   - Ну уж, ты скажешь! Далеко не во всём.
   - А меня, сколько дед ни натаскивал, так и не смог научить. Так только, символы одни запомнила, и то с грехом пополам.
   - Я тоже не ас, но плохой день от хорошего отличить в состоянии.
   - Да? Ну и каков же день сегодняшний?
   - Я уже сказал: не самый лучший.
   Она вздохнула мне прямо в ухо:
   - Я это успела заметить...
   Я похлопал её по бедру:
   - Ты просто держи себя в руках. Не нервничай по пустякам. А я сейчас всё улажу.
   - Что, прямо сейчас?
   - А чего тянуть? Сама же говоришь: третий лишний.
   - А то нет?
   - Ну вот ладненько. Сядь вот сюда, - я подвёл её к дивану, - а я буду командовать парадом... - Тут я вспомнил о просьбе Лори: - Ну так как? Отдадим ему видик?
   - Фигу ему! - опять вспыхнула моя Настя. - Пусть уходит, как пришёл. Сопля на двух лапках!
   - Киска! Ну мы же договорились!
   - Всё-всё! Молчу...
   Я подошёл к двери Лори и постучал. Она тут же приоткрылась. Видимо, он подслушивал.
   - Я весь внимание... - Голос его приобрёл торжественное звучание, но самого "благодетеля" видно не было.
   - Ты как, ещё не передумал?
   Послышалось многозначительное фырканье и патетический писк:
   - Как можно! Народ Биэлы ждёт своего Спасителя!
   Теперь фырканье послышалось со стороны дивана. Я погрозил пальцем и сказал:
   - Ну, раз так, - выходи!
   Лори высунулся из-за двери и уже другим голосом, в котором слышалась надежда, спросил:
   - Ну а как насчёт... всего остального?
   Интересно. Если б подслушивал, уже бы знал.
   - Высочайший суд вынес отрицательное решение, - усмехнулся я и посмотрел на "судью". Та сидела, закрыв лицо руками, чтоб не выдавать своего отношения к происходящему. Меня это вполне устраивало.
   - Да?.. - разочарованно опустил уши "подсудимый". Он немного помолчал, переваривая вновь поступившую информацию, потом спросил: - Ну а святое писание мне позволят взять с собой?
   С дивана донеслось хрюканье.
   Я спросил как можно серьёзнее:
   - Ну что, матерь Божия, дозволим сыну твоему нести великое учение страждущему народу Биэлы?
   Не открывая лица, "матерь" хрюкнула:
   - Лишь бы не надорвался!
   Я повернулся к Лори:
   - Слышал?
   - Не глухой... - недовольно буркнул тот. - Я сейчас...
   И он исчез за дверью. Собирать чемоданы.
   Я позволил себе улыбнуться. Настя глянула на меня сквозь пальцы:
   - Чмо болотное!
   Ответить я не успел, поскольку Лори вновь нарисовался в дверях. Под мышкой он держал толстенный том.
   - Проверять будете? - спросил он враждебно и сунул мне под нос книгу.
   - Да ладно уж! - благодушно отмахнулся я и только потом узрел, что это была за книга! Я чуть не упал.
   На обложке книги по-немецки было написано: "Адольф Гитлер. Майн Кампф".
   - Так ты это называешь Святым Писанием?!
   Лори свирепо сверкнул своими прожекторами и процедил:
   - Каждому своё!
   - Не, ты глянь! - повернулся я к Насте, призывая её в свидетели, но та только с досадой дёрнула плечом:
   - Не хочу! Отправляй быстрее!
   Я только вздохнул и покачал головой. Потом постарался припомнить как можно точнее однажды виденный пейзаж и попросил:
   - Сезам! Планету Биэла, пожалуйста!
   Изображение послушно появилось. Меня вновь передёрнуло, настолько отвратительным казалось зрелище.
   - Ну что, Лори, - обратился я к "Спасителю". - Не поминай лихом!
   Он одарил меня взглядом исподлобья, молча выждал, когда я произнесу: "Сезам, откройся!" и тут произошло нечто ужасное. Я настолько оторопел от неожиданности, что сразу и не смог отреагировать должным образом. Да и произошло всё в течении одной-двух секунд. Знал бы я тогда все возможности браслета, трагедии, вероятно, можно было бы и избежать. Но кто ж мог предполагать, что Лори, которого-то и всерьёз никто не воспринимал, окажется настолько коварным?
   Как только путь освободился, Лори испустил дикий, душераздирающий вопль и кинулся на ту сторону в самую гущу извивающихся исполинов. Вцепившись в ствол одного из них и продолжая верещать не своим голосом, он бросил в нашу сторону полный ненависти горящий взгляд. Тут же раздался резкий звук, похожий на щелчок бича и несколько щупалец толщиной в руку, схлестнувшись, совершили молниеносный бросок через плоскость экрана сразу в двух направлениях: ко мне и к Насте, сидевшей на диване всё в той же позе: поставив локти на колени и закрыв лицо руками.
   Меня, естественно, они не достигли. Фиолетовая молния, сверкнувшая в метре от меня, тут же отбила у них охоту покушаться на мою персону.
   Но тело Насти в одно мгновение оказалось обвитым клубком гнусных тварей и втянуто на ту сторону.
   В том, что растения-хищники послушны лопоухому негодяю, сомнений не возникало. Как только похитители пересекли плоскость, разделяющую наши миры, он, перескакивая с плети на плеть, кинулся прочь, всё так же невыносимо вереща и всем своим видом показывая, чтобы жертву несли за ним следом. Растения передавали друг другу тело девушки, одни ослабляя свои смертоносные объятия, другие в это же мгновение схватывая его, так что получалось, что оно тоже быстро передвигалось за новоиспечённым "мессией".
   Поражённый увиденным, я стоял посреди комнаты, а ужасная процессия быстро удалялась от меня в глубину кровожадно шевелящихся зарослей. Соображение того, что я теряю свою драгоценную Настю, что ей грозит смертельная опасность, молнией прошило моё вмиг отупевшее сознание.
   Очертя голову, я прыгнул в шевелящуюся массу, с жадностью и удовольствием принявшую меня в свои смертоносные объятия. Однако добраться до меня оказалось не так-то просто. Силовое поле, окружавшее меня, не подпускало жутких тварей ближе, чем на метр. Они, то все разом, то поодиночке бросались на приступ, но, пораженные фиолетовой вспышкой, резво отскакивали. Желающих попробовать меня на вкус оказалось так много, что вспышки порой сливались в сияющий фиолетовый шар, ежесекундно отражающий десятки мощных атак.
   Когда подо мной расступились последние упругие плети щупалец, смягчивших моё падение с четырёхметровой высоты, на которой оказался пол квартиры по отношению к поверхности планеты, я вскочил на ноги и дико огляделся. Ничего, кроме копошащейся массы, не оставляющей надежды слопать меня, не было видно. Обзор был равен нулю.
   Меня охватила паника. Настю я потерял из виду сразу же, как нырнул следом за Лори. Что мне было делать? Ответ напрашивался сам собою: только вверх! Там хоть оглядеться можно будет.
   Я с силой оттолкнулся от мягкой, пружинящей, как студень, почвы и рванулся ввысь. Однако движение сильно замедляло обилие неохотно расступавшихся под напором силового поля хищных растений. Подъём происходил медленно и стало уже казаться, что из этого кошмара мне не вырваться никогда. За свою жизнь я не боялся, мучил страх за Настю. Изводило то, что за время похищения я не услышал с её стороны ни звука. То ли мерзкие твари убили её сразу, едва прикоснувшись, о чём я и думать-то боялся, то ли здесь было что-то другое.
   Наконец, я вырвался из жутких объятий. Заняло это всего несколько секунд, показавшихся мне вечностью. Силовое поле вновь стало невидимым. Я стремительно поднимался вверх и получил возможность осмотреться.
   По небу бежали свинцово-серые тяжёлые тучи, как на Земле в предгрозовую погоду. На душе было погано и мрачный пейзаж с расстилавшимся внизу от горизонта до горизонта океаном копошащихся тварей приятных ощущений не добавлял. Похоже, что фауна и флора планеты не отличалась особым разнообразием. Преобладал один вид. Хотя, если здраво рассудить, такого быть не может: что-то же или кого-то они едят? Откуда бы тогда развились инстинкты хищников? Или друг другом завтракают? Не похоже. И вообще, где хвалёный "народ Биэлы"? Где он прячется, этот народ, так жаждавший узреть своего "Спасителя" со святым писанием от Гитлера?
   Что же всё-таки означает это похищение? Месть за нанесённое оскорбление? Или он взял Настю в заложницы, чтобы потом иметь возможность вытребовать с меня всё, что угодно? Хорошо, кабы так. Чёрт с ними, с его прихотями, сделаю хоть новую планету, лишь бы она жива оказалась!
   А вообще, глупость первостатейная: он не может не понимать, что с браслетом я его в два счёта отыщу. И уж тогда - держись, браток! Я тебя точно на кресте распну! Самыми большими гвоздями! Ты, кажется, сам о том намекал?
   Однако, похвальба - это одно, а дело - совсем другое. Где искать-то? Внизу, кроме проклятых растений, ничего нет. К тому же, я бы не сказал, что здесь сильно светло. Толстый слой облачности поглощал большую часть энергии, излучаемой местным светилом.
   Я поднялся уже довольно высоко, едва не цепляя головой нижнюю кромку быстро бегущих облаков. Выше подниматься не имело смысла. Я остановился и в отчаянии огляделся. Даже того места, откуда началась погоня, различить невозможно: кругом ровное море шевелящихся тварей. Как глисты в сортире.
   "Ну что же делать-то?!" - едва не закричал я.
   Страх, что я потерял Настю навсегда, затуманил мне голову и я, как угорелый, стал носиться над поверхностью планеты, опускаясь до самого месива и вновь взмывая под облака, оглашая при этом окрестности неистовым криком, многократно усиленным услужливым браслетом. Но ответом на зов была тишина. Вязкая, липкая, удушающая тишина, приправленная безумным страхом за любимое существо, без следа растаявшее в этом мрачном мире.
   Не знаю, сколько продолжался этот кошмар, поглотивший меня всего без остатка. Наконец, мой полёт прекратился и я в душевном изнеможении завис между небом и землёй. Если только поверхность этой планеты можно назвать землёй.
   Ощущение огромной и невосполнимой утраты заполонило душу. Что я мог предпринять в этой ситуации? Что?
   Сколько я провисел так, в состоянии чёрного забытья, не знаю, но из него меня вдруг вывела простенькая мысль, на которую я вначале и внимания не обратил: "А если спросить у браслета?
   Надежда вновь затеплилась в моей измученной страхом душе.
   - Сезам!
   Знакомый прямоугольник, показавшийся мне таким родным и близким в этом мерзком мире, послушно возник передо мной.
   - Поговорить бы надо...
   "Говори", - вспыхнула надпись.
   - Посоветуй, что мне делать?
   "Формулировка вопроса требует уточнения".
   Что ни говори, а машина есть машина. Человек бы сразу усёк, что от него требуется
   - Где найти Настю? - с замиранием сердца задал я вопрос.
   "На поверхности планеты".
   Издевается он, что ли? Я и сам знаю, что летать она не умеет.
   - В каком месте?!
   "В становище Лори".
   - А где оно находится, это становище?! - меня уже бесила его педантичность в отношении построения фраз.
   "На поверхности планеты".
   Тьфу! Белена-мочало, начинай сначала!
   - Координаты становища тебе известны? - по другому подошёл я к волнующему меня вопросу.
   "Нет".
   Вот так. Вот погасла и эта маленькая надежда. Оказывается, всесильный Сезам здесь не помощник.
   Если здраво рассудить, оно и понятно. Браслет может знать только те места, где побывал хотя бы раз.
   Стоп! А откуда же тогда взялся Лори в квартире деда?
   Я задал браслету этот вопрос.
   "Никодим подобрал его на том же месте, где ты высадил Лори два часа тридцать семь минут назад".
   - Никодим? - опешил я. - Какой ещё Никодим?!
   "Это настоящее имя прежнего владельца браслета".
   - Ах да... - сбитый с толку, я немного помолчал и вновь вернулся к упущенной мысли: - Так что, становище Лори находилось на том самом месте, где его подобрал Никодим? - Я старательно строил вопрос, чтобы избежать недоразумений.
   "Нет. В тот момент Лори бежал от преследования".
   Опять неувязка. Я спросил чисто автоматически:
   - Кто же его преследовал?
   "Соплеменники".
   - Зачем?
   "С целью мумифицирования".
   - А это ещё зачем? - удивился я. Оказывается, я на это ещё был способен после всего пережитого.
   "Традиция" - коротко ответил браслет.
   - И в чём же она заключается?
   "Мумификации подвергают самых достойных, чтобы сохранить для будущих поколений".
   - Мать твою фараонову! - воскликнул я. - В качестве наглядного пособия, что ли?
   "Формулировка вопроса требует уточнения".
   - Да Бог с ним, с вопросом! Как они это делают? - Я вдруг почувствовал, что тут кроется нечто, связанное с теперешней моей бедой.
   "С помощью каких-то растений".
   - Уж не тех ли, что нас атаковали?
   "Точной информации нет. Но вероятность не исключена".
   - Так эти растения не убивают? - вновь затеплилась надежда.
   "Если судить по силе удара во время нападения, то внешняя оболочка человека выдержать его не в состоянии".
   Умеет браслет утешить, нечего сказать. Уже в который раз за последние несколько минут он окатил меня ушатом холодной воды.
   Надеяться было не на что.
   Невидящим взором я оглядел окрестности и тихо сказал:
   - Давай домой, Сезам...
   Браслет понял меня буквально: я оказался в своей мастерской. Ну и ладно.
   "Вот и всё, - пульсировало в пустой голове. - Вот и всё".
   Я бухнулся в кресло и обречённо уронил голову на грудь.
   Всё...
   Медовый месяц окончен... Так внезапно и нелепо... И виноват в этом только я сам. Ведь я же совершенно чётко расслышал угрозу, адресованную Насте, но значения ей не придал. За то и поплатился. Вообще-то, я даже и помыслить не мог, что эта "сопля на двух лапках" способна на что-либо серьёзное, кроме демагогии. Оказалось, что способна. И не замедлила это сделать. Не отходя от кассы.
   Просто поразительно, насколько послушны эти мерзкие твари лопоухому негодяю! Чем это можно объяснить? Ответа я не знал, а к браслету обращаться абсолютно не было желания: расспросы мало что давали, да и чтобы с ним вести диалог, надо иметь холодную голову, а я сейчас ни на что, кроме истерических причитаний, не способен.
   И всё-таки! Неужели на этом поставим точку?!
   А вот нет и ещё раз нет! Интуиция подсказывала мне, что Настя жива, что ничего ещё не закончено и никто, кроме меня, не поможет ей.
   Но - КАК?!
   Всё, что было в моих силах, я уже сделал.
   Надо признать, что я сильно сглупил, когда бросился в погоню. Рассуждая здраво, что надо было предпринять в этой ситуации? Вот именно! Экран надо было двигать вслед за негодяем, вот! А не самому вязнуть в этой каше. Тогда бы он точно никуда не ушёл.
   "Бы", да "кабы"! Сейчас-то ты умный, когда сидишь и спокойно рассуждаешь. А тогда не до рассуждений было. Сделал первое, что на ум пришло. И проиграл.
   Какой, всё-таки прок ему от смерти Насти? Чтобы отомстить? Но месть какая-то получается примитивная. А он, насколько я его понял, не так прост, как кажется. Несмотря даже на его варварские устремления.
   Тогда что же, выходит, это не убийство? Если бы он хотел её убить, зачем ему тащить её за собой? Саданул щупальцами и все дела. Браслет же говорит, что их удары смертельны.
   Нет, господа хорошие, тут что-то не так. Я всё больше склоняюсь к мысли, что это, всё-таки, похищение и Настя не жертва, а заложница. И он прекрасно понимает, что нанёс мне удар в самое уязвимое место, и теперь сможет требовать от меня всё, что его душонка пожелает. И никуда я не денусь - выполню любую его прихоть.
   Ну, паршивец, дай мне только до тебя добраться! Уж я тебе покажу! Лезвием буду на кусочки резать! Пока не сдохнет, сволочь!
   Я ударил кулаками по подлокотникам, вскочил и забегал по комнате, опрокидывая всё на своём пути.
   Это всё ладно, это всё будет потом, ну а сейчас-то что предпринять?! Что? Как его вынудить нарисоваться на горизонте? Не прочёсывать же, в самом деле, метр за метром всю планету? Да и буду прочёсывать, если более умного ничего не придумаю. Буду. Только тогда уже поздно будет. Пока Настя жива, а мне внутренний голос упорно твердил, что она жива, надо срочно что-то придумывать.
   Что-то придумывать...
   Придумывать...
   Что-то...
   Идея буквально сверкнула в моей голове! Рот мой сам собою разъехался в улыбке: настолько всё просто!
   Итак, рассуждаем: что больше всего на свете любит Лори? Ну, конечно же, сладости!
   Ещё свой видик. Но это сейчас не главное.
   Помнится, Настя говорила, что путь к сердцу Лори лежит через его желудок? На этом и сыграем!
   Я взволнованно позвал:
   - Сезам! Планету Биэла, пожалуйста!
   Передо мною вновь возникло до жути знакомое место моего поражения. Я с беспокойством оглядел мастерскую: ничего не натворят? И махнул рукой: а, была-не-была!
   - Сезам, откройся!
   В нос ударило душной сыростью чуждой атмосферы. Как из помойки!
   Не дожидаясь, пока аборигены перейдут в атаку, я сосредоточился и недалеко от кромки экрана на почве Биэлы выросла двухметровая гора сладостей самых разных калибров: от плюгавеньких ирисок до импортных чудес, похожих на те, которыми потчевала меня Настя в первый мой визит.
   Растения тут же отреагировали на мой подарок, дружно саданув по нему сразу десятком бичей. Вся видимая на экране поверхность покрылась разноцветными пятнами обёрток, далеко разлетевшихся в разные стороны.
   - Отбой, Сезам! - испуганно выкрикнул, увидев, что несколько бичей уже летели в моём направлении.
   Только когда экран погас, я усмехнулся: чего мандражил-то? Браслет на страже, в обиду не даст, всё путём.
   М-да... Всё у нас путём... Путее не бывает...
   - Сезам, ты теперь через каждые пять минут давай изображение того же места. Будем наблюдать. Авось да клюнет.
   Браслет как-то неуверенно мигнул словом "Понятно" и вновь погас. Видать, формулировка опять смутила. Ничего, пусть привыкает.
   Ну вот. Хоть что-то. Хоть какая-то, да надежда. Правда, момент ожидания невыносим, но ничего более дельного в мою отупевшую от горя голову пока не приходит. Отсюда вывод: надо энто дело смочить. А то от переживаний что-то в горле пересохло.
   Я прошёл на кухню и чиркнул спичкой под чайником.
   В моём воспалённом мозгу вновь стали рисоваться садистские сцены будущей расправы над лопоухим фюрером.
   Уж я до тебя доберусь! Ох и доберусь! Я тебе такое наказание придумаю!.. Лишь бы Настя жива была! Лишь бы только жива!..
   Это глупое занятие прервал свист чайника. Закипел, голубчик! Что-то уж очень быстро.
   Я взвесил его в руке и пришёл к выводу, что воды в нём только на раз. Ну и ладно. Мне хватит.
   Пока я возился с заваркой, да с примочками к чаю, вспыхнул экран. Видимо, пять минут уже прошло. Ну-ка, ну-ка...
   Щупальца лениво обследовали сладости, в обилии разбросанные вокруг. Они переворачивали их, двигали с места на место, явно недоумевая, что с этим делать?
   Однако в результате их "исследований" получалось, что конфеты расползлись по всему лесу и на старом месте, считай, ничего не осталось.
   Нет, друзья, так дело не пойдёт. Надо что-то одно. Цельное и крупное. К тому же - прикреплённое к почве. Этак тонны на две-три. Чтобы лорики (или как их там?) не собирали конфеты, как грибы в лесу, а пришли именно сюда. Чтоб я их засёк, пока они будут возиться с транспортировкой моего "подарка".
   Сказано - сделано!
   Бум-м-м! Почва содрогнулась, когда на неё упала огромная шоколадина метров десять в длину и четыре в ширину, обёрнутая ярко расцвеченной этикеткой, на которой, к моему удивлению, отобразились картинки истязания лопоухого негодяя! Видимо, подсознание довершило работу за меня. Вообще-то, пугать его нам сейчас не с руки, а это именно как угроза и выглядит. Уберу-ка я их.
   - Сезам, - напомнил я, - задание остаётся в силе насчёт пятиминутных интервалов между включениями.
   Браслет заверил, что склерозом не страдает.
   Ну вот и ладненько. Посмотрим, что выйдет из этого варианта.
   "С чувством глубокого удовлетворения" я вернулся к чаепитию. Блуждая рассеянным взглядом по сторонам, я лишь теперь обратил внимание на раскардаш, царивший на кухне. Поглощённый своими переживаниями, я даже не заметил, что под ногами хрустят осколки посуды, искромсанной буйным посетителем. Что-то я уж совсем...
   Покончив с чревоугодием, я стал приводить разгромленную кухню в божеский вид. Нормальное расположение духа медленно возвращалось ко мне. Уверенность, что мне всё-таки удастся совладать с ситуацией, росла во мне с каждой минутой.
   "Визит слона в посудную лавку", - оценил я результаты деятельности Волка, усердно работая веником и картонкой, заменившей мне куда-то запропастившийся совок.
   - Свинтус! Работы сколько прибавил. Насколько надо быть тупым, чтоб среди посуды Зайца искать!
   Занятие скоро наскучило мне и я стал прикидывать, как бы хильнуть, но в этот момент загорелся экран, перерезав собою кухню напополам.
   Щупальца, те, что смогли дотянуться, обвили шоколадину тугим клубком, силясь сдвинуть её, но у них ничего не получалось.
   - Тяжела ноша-то! - усмехнулся я, видя, как шоколадина только слегка отрывается от почвы и тут же падает, придавливая своей нешуточной массой нерасторопных тварей. Но это не причиняло им особого вреда: вобрав себя в почву, они тут же прорастали в другом месте с этаким мерзким изяществом слизняка и вновь повторяли попытки транспортировать мой презентик.
   Кроме них, никого больше не было. Дело ясное, ещё рано. Разведка лориков работает не так шустро, как того хотелось бы мне.
   Ну что ж, бум ждать.
   Я обратил внимание, что от первой кучи конфет считай ничего не осталось. Любопытствующие представители фауны (или, всё-таки, флоры?) постепенно растащили её на сувениры.
   М-да... Один - ноль в пользу лориков. Хотя, какой там "один", когда "два", и первый - самый болезненный!.. Но не будем сейчас об этом. Одна-то "конфетка" осталась.
   Смотреть, по сути, было не на что, и я отключил канал связи между мирами. Чего, в самом деле, "батарейки" зазря сажать?
   С унылым видом я вновь вернулся к прерванному занятию. Вдруг моя же собственная лень подсказала мне, как справиться с беспорядком без особых проблем.
   Ну, насчёт проблем я, конечно, несколько ошибся, они преследовали меня буквально по пятам, даже в самых пустяковых делах. Но я это относил к своей неопытности в обращении с таким сложным аппаратом, как браслет.
   Итак, об идее. Мне припомнился однажды читанный мною фантастический рассказ, названия которого я не уже помнил, но одна подробность сюжета до сих пор забавляла меня: там по дому управлялась ушлая Глашка - робот-домохозяйка.
   А что, если и себе завести такую же скотинку? Али мы не волшебники? Самые что ни на есть!
   Я хмыкнул в предвкушении очередного из чудес, к которым я, в бытность свою обычным смертным, испытывал неодолимое влечение. А уж теперь-то, когда в моих руках такие возможности, мы ещё и не то могём!
   "Расхвастался! - клюнул я себя в открытую рану. - А вот без способности применить вовремя эти возможности они - нет-ничто!"
   Так, ладно. Самобичеванием займёмся во второй серии. А пока сосредоточимся на уборке. Вернее - на уборщице.
   Закрыв глаза, я постарался представить себе внешний вид Глашки. Пусть она так и останется Глашкой. Не буду даже имя выдумывать. Мне чётко припомнилась иллюстрация к тому рассказу. Она вполне удовлетворяла мои эстетические запросы в этой области. Такой мы её и сварганим! Давай, Сезам, дерзай!
   Я щёлкнул пальцами, этим давая понять браслету, что процесс творческого осмысления завершён.
   Передо мной возникла матово-серая фигура робота, чуть пониже меня ростом. Шарообразная голова, выпуклые линзы внимательных глаз, которые тут же вопросительно уставились на меня, прямоугольное туловище с различными подробностями, которые подсказало мне моё изощрённое в таких делах воображение, ловкие манипуляторы рук, оканчивающиеся чем-то вроде резиновых перчаток, - всё соответствовало представленному мною образу.
   На той иллюстрации Глашка каталась по дому на толстых резиновых колёсах, но я пожелал, чтобы моя Глашка имела пару крепких и гибких ног, ступни которых почему-то оказались обутыми в тапочки с загнутыми кверху носами, вроде тех, что носил Настин дед.
   Ну и ладно, почему бы и нет?
   Я критически осмотрел своё творение. Что ж, неплохо! Посмотрим, каково его внутреннее содержание.
   - Ты кто? - вбросил я пробный шар.
   - Глашка, - просто ответил робот. Даже голос у Глашки оказался именно таким, как я и представлял себе роботов: резкий, металлического тембра, будто железякой по забору.
   Между прочим не очень-то оно и приятно. Эта дребезжащая кукла теперь всё время будет доставать меня своими голосовыми связками? Мне захотелось чего-нибудь поизящнее. Если Глашка - имя женское, то и голос пусть будет соответствующим - какой-нибудь миловидной девушки с телеэкрана. Я прикрыл глаза, сосредоточился и представил одну из популярных в то время дикторш Центрального телевидения - Ангелину Вовк. В голове сразу зазвучал её ласковый голосок. "Вот-вот, - удовлетворённо кивнул я, - именно таким и должен быть голос у Глашки".
   Я открыл глаза и отшатнулся.
   Моё произведение не претерпело особых изменений, кроме одного, но существенного: на металлической шее сидела хорошенькая головка упомянутой телеведущей и, мило улыбаясь, смотрела мне в глаза.
   Мама дорогая!
   - Ну-ка, ты! - Я ткнул монстра пальцем в металлическую грудь. - Сейчас же верни голову на место! Голос только оставь!
   - Слушаюсь, хозяин! - бодро ответила Глашка голосом Ангелины и тут же, на моих глазах, девичья головка неуловимым образом трансформировалась в лупоглазый котелок прежней Глашки.
   - Вот так-то оно лучше, - удовлетворённо хмыкнул я и спросил: - Ну и что ты умеешь делать?
   - Всё, что прикажешь, хозяин! - ангельским голоском отрапортовала Глашка.
   Ну, ответ, положим, мне понравился, но слова словами, а каково на деле будет?
   - Видишь этот раскардаш? - спросил я её, обводя вокруг рукой.
   - Вижу, хозяин! - не моргнув, ответила Глашка.
   - И что, по-твоему, надо сделать? - испытующе посмотрел я в её окуляры.
   - Всё, что прикажешь, хозяин! - звонко, как на плацу, отчеканила она.
   Оказывается, ей тоже, как и самому браслету, надо всё разжёвывать, иначе беседовать таким Макаром мы будем до потери пульса.
   - Надо здесь навести порядок, - коротко сформулировал я задачу. - Это тебе понятно?
   - Понятно, хозяин!
   - Ну вот и приступай.
   Я отвернулся и ушёл к себе в комнату.
   Из кухни сразу же донеслось деловитое шуршание и топот массивных ног. Тоже неудобство. Голова будет вот такая через пару минут. Видать, правы были книжные хозяева Глашки, что снабдили её резиновыми колёсами.
   Я немного потерпел и позвал:
   - Глашка!
   Бух! Бух! Бух!
   - Слушаю, хозяин! - возникла она на пороге.
   Я поморщился:
   - Можешь ходить потише?
   - Могу, хозяин! - с готовностью пропищала Глашка и поинтересовалась: - С какой скоростью, хозяин?
   Тьфу, чёрт! Обычные понятия, и те становятся двусмысленными в общении с машиной!
   - Когда я говорил "потише", я не имел в виду скорость, терпеливо пояснил я. - Ходить надо так, чтобы шагов твоих слышно не было. Ясно?
   - Ясно, хозяин!
   - Выполняй, чего стоишь?
   Глашка, крадучись, удалилась, чем вызвала у меня приступ нервного смеха.
   Загорелся экран. Значит, прошла ещё одна пятиминутка. Картинка оставалась без особых изменений, если не считать, что растения проделали множество отверстий в плите шоколада и приступили к её обследованию изнутри, отчего она стала похожей на голландский сыр.
   Едят, что ли? Извините, я на вас как-то не рассчитывал.
   Присмотревшись внимательнее, я понял, что эта деятельность имела целью дробление плиты на мелкие части, чтоб она стала более удобной для транспортировки.
   Вот это уже интересно! Раз есть цель, значит, есть и тот, кто её наметил? Вокруг никого, кроме слизняков, не видать. Значит, работа управляется дистанционно, на расстоянии. А это означает, что лопоухий фюрер в курсе, но боится нос высунуть и загребает жар чужими, так сказать, руками. Вот оно что! Ну, тут, конечно, надо быть последним дебилом, чтоб не догадаться, что сей "подарочек" от меня. Но жаба-то душит!
   Работа у них продвигается, конечно, не с космической скоростью. Но куда деваться? Я подожду. Хоть промедление, как говаривал незабвенный дедушка Ленин, смерти подобно. При том, в самом буквальном смысле! Думаю, как только плита будет расчленена на части, наступит время её транспортировки. А куда переправят шоколад? Естественно, к тому, кто командует парадом, куда же ещё?
   Можно было бы и поспособствовать "ребятам" в их нелёгком труде, но не хотелось спугнуть лопоухого злодея. Пусть пребывает в уверенности, что он умнее и хитрее. Конечно же, он догадывается, что я слежу за происходящим, иначе как можно объяснить появление на планете, не знающей, что такое шоколад, кучи сладостей явно земного происхождения? Уж кто-кто, а Лори-то знал вкус земных деликатесов! И он прекрасно понимает, что это ловушка, но ни за что не упустит возможность получить на халяву такую гору сладкого. В конце концов всё это попадёт в его лапы.
   Я поудобнее угнездился в кресле и, брезгливо морщась, стал наблюдать. Надолго меня не хватило: уж очень всё это напоминало возню червей в трупе. Мне стало противно и я пошёл на кухню посмотреть, как там Глашка, справляется ли с возложенными на неё обязанностями? А заодно и как-то время убить.
   Вопреки моим худшим опасениям, Глашка, на цыпочках перемещавшаяся по кухне, неплохо поработала. Последствия погрома, в основном, были ликвидированы, оставалась лишь кой-какая мелочь.
   - Ты только не вздумай выходить на улицу, - кивнул я на мусорное ведро.
   - Как прикажешь, хозяин! - живо отозвалась Глашка и, выдвинув какой-то ящик в нижней части своего туловища, высыпала туда весь мусор из указанного ведра.
   - Эй, - удивился я, - ты чего?
   - Вопрос не поняла, хозяин! - с грохотом поставила она ведро на место и преданно уставилась на меня.
   - Я тебя спрашиваю, зачем проглотила мусор, дурья твоя башка? Его выносят в контейнер, который находится на улице!
   - Я знаю, хозяин! Я его вынесла!
   - А здесь-то что? - я ткнул её в то место, которое у людей зовётся животом.
   - А здесь вот что! - Она с готовностью выдвинула ящик, куда только что вывалила полное ведро мусора. Там было пусто.
   - Не понял! - вытаращил я глаза. - А мусор где?
   - В контейнере, хозяин! - Ящик на её животе занял исходное положение.
   Я подозрительно прищурился:
   - Ты чего мне лапшу на уши вешаешь?
   Она внимательно обследовала мою голову с обеих сторон и доложила:
   - Хозяин, лапши нет!
   Я невольно рассмеялся:
   - Ну ты и балда! Это поговорка такая у нас, у людей. Она означает, что ты меня обманываешь, скрываешь истинное положение вещей. Понятно?
   - Понятно, хозяин! Я тебя не обманываю, не скрываю истинное положение вещей!
   - Тогда скажи, где мусор! - настаивал я на своём, хотя уже и сам догадался в чём тут дело. - Я же видел, что ты его высыпала вот сюда, - я постучал ей по ящику, который, кстати сказать, был мало заметен на фоне туловища.
   - Мусор в контейнере, хозяин!
   - Опять двадцать пять! - Мне никак не удавалось сформулировать вопрос так, чтобы он оказался доступен уровню её понимания. - Каким образом он там оказался?
   - Способом телепортации, хозяин!
   - Ну слава Богу! - облегчённо вздохнул я. - Отелилась!
   - Не поняла команды, хозяин! - вытаращилась Глашка.
   - Это не команда, - усмехнулся я. - Выходит, что здесь у тебя камера телепортирующего устройства?
   - Да, хозяин!
   Удобно, ничего не скажешь. Однако, что-то не припомню, чтобы я заказывал браслету такую подробность. Тут он что-то напутал. Может, в том рассказе упоминалось? Убей, не помню. Ну, ему виднее, он же у меня в мозгах, как у себя дома ковыряется, может, чего оттуда выцарапал? Ну, да ладно.
   - А готовить-то ты умеешь? - спросил я, поворачиваясь к выходу.
   - Умею, хозяин!
   - Да в конце-то концов, ты мне уже все уши намозолила! - скривился я. - "Хозяин", да "хозяин"! Прекрати меня так называть!
   - А как надо называть?.. - видимо, она опять хотела сказать "хозяин", но слово так и повисло в воздухе непроизнесённым.
   - Ну как "как"? - растерялся я и смущённо признался: - Вообще-то у меня и имя есть...
   - Какое?
   - А разве ты не знаешь?
   Ответила она не сразу, видимо, копалась в памяти, потом выдала:
   - Нет.
   Странно. Это моё моё упущение. Правда, не существенное.
   - Меня зовут Володя.
   - Понятно, Володя!
   М-да... Теперь эта балаболка и имя измутузит так, что при его произнесении уже кем-нибудь другим вздрагивать будешь.
   - Ну ладно, - сменил я тему. - Приготовь-ка мне на пробу... э-э... к примеру, скажем, жареной картошки. И вскипяти чаю.
   - Понятно, Володя! - с готовностью пропищала Глашка, чуть ли не беря под козырёк.
   Ну, что я говорил? Процесс, как говорится, пошёл!
   Я безнадёжно махнул рукой и ушёл в комнату.
  
  ******
  
   Экран всё так же висел перед креслом. Я сел и без особого удовольствия принялся обозревать окрестности.
   И вовремя! Ещё немного и я бы опоздал.
   Пока я выяснял у Глашки местоположение мусора, трудяги заметно преуспели в своём занятии. И, как оказалось, совсем не в том направлении, как я предполагал! Они раздробили шоколадину на куски величиной со школьную тетрадь и, крепко обхватив каждый свой кусок, один за другим исчезали под почвой, на поверхности которой не оставалось и следа.
   Чёрт побери, опять я проигрываю!
   Кровь бросилась мне в голову, и от моего благодушного настроя не осталось и следа.
   - Сволочи! Гады! - возопил я и застучал по подлокотникам кресла крепко сжатыми кулаками.
   Я выключил ставший ненужным теперь экран и заметался по мастерской.
   Что же делать? Как вообще оценивать поведение этих мерзких тварей? Правда ли то, что их направлял Лори, или я это просто придумал для собственного успокоения? Может, он вообще не в курсе, а эти друзья сами, по своей инициативе, прячут добычу, как собаки зарывают в землю найдённую кость?
   Боже мой! Как же выкрутиться из этого переплёта? Да если бы не сглупил в первый момент, то сейчас в соплях бы не купался. Ах, если б можно было бы вернуться назад!
   Вернуться назад...
   Хм... Вернуться назад?..
   Ё-моё, да вот оно!!!
   Вот оно, решение!!!
   Я ухватился за мысль, как утопающий за соломинку. Сердце бухнуло и подкатило к самому горлу.
   - Сезам! - выкрикнул я, вибрируя от нервного возбуждения. - Сколько времени прошло с тех пор, как похитили Настю?
   "Три часа, восемнадцать минут, двадцать четыре секунды" - загорелась надпись.
   - У нас есть возможность вернуться в тот момент времени?
   "Визуально - да".
   - Мне большего и не требуется, - обрадовался я. - Какова технология перемещения во времени назад?
   "Для перемещения по оси времени назад следует указательный палец правой руки положить на кристалл меньшего размера и сообщить координаты во времени и в пространстве".
   - Ясно, - я выполнил указанные манипуляции и подал команду: - Давай , воспроизведи мне тот самый момент.
   Окантовка экрана мгновенно окрасилась в ярко-красный цвет и... меня привело в недоумение изображение, возникшее на нём: там была бездонная чернота космоса, усеянная неисчислимой россыпью звёзд.
   Что такое? Опять прокол?
   - Эт' чего? - упавшим голосом прошептал я.
   "Данное место три часа двадцать минут назад".
   - А где же... Настя? Да и вообще - Земля?
   "Земля будет в данном месте через три часа двадцать минут и двенадцать секунд", - высветилась равнодушная надпись.
   Вот оно что! Опять меня подвела невнимательность в общении с машиной. Я забыл дать координаты в пространстве, посчитав, что браслет поймёт меня и так. В тот час, действительно, вот в этом самом месте, через которое в данный момент пролетает Земля, её ещё не было. Она будет здесь через три с копейками часа, тех самых три часа, которые я потратил на угощение лопоухого террориста. А здесь в тот час и была пустота. Если, конечно, внимательно приглядеться, то среди звёзд можно и отыскать искорку приближающейся тогдашней Земли. Вон Солнце как ярится, значит и матушка-Земля где-то неподалёку. Но недосуг мне сейчас астрономией заниматься!
   - Сезам, давай-ка без этих твоих штучек: не лови меня на слове. Ты же прекрасно понимаешь, куда мне надо. Так что давай!
   Но неумолимая машина выдала надпись:
   "Задание непонятно".
   - Ну что тут непонятного? - вскипел я. - Мне надо увидеть квартиру Насти в момент её посещения. Так понятно?
   Мигнула равнодушная надпись: "Да" и исчезла, уступив место изображению.
   Я увидел себя, стоящего перед Лори, который с угрюмым видом совал под мышку "труд" Адольфа Гитлера, и Настю, сидящую в сторонке на диване, закрыв ладонями лицо.
   При виде Насти, такой живой и такой недосягаемой у меня всё перевернулось внутри, что, конечно, не добавило мне присутствия духа, но распускать нюни было не время. Я смотрел во все глаза, боясь пропустить главное.
   Перед моей фигурой на экране и понурившимся Лори раскинулся экран, на котором копошились обитатели Биэлы, отделённые от нас невидимой преградой.
   Я что-то сказал или спросил у Лори. Он исподлобья зыркнул своими глазищами, но ответом не удостоил, а лишь продолжал напряжённо следить за экраном. Это я сейчас увидел, что он выжидал момент, а тогда мне всё это было забавно. Моя физиономия, видимая мне сейчас сбоку, насмешливо кривилась, я чувствовал себя этаким всемогущим божеством, которое соблаговоляло снизойти к нуждам мелкого страждущего.
   Звука не было, но я и не возмущался: меня предупредили заранее.
   И вот я-тамошний, или, лучше сказать, тогдашний, повернулся к экрану и слегка шевельнул руками, видимо, подавая браслету команду открыть проход между мирами. Как только это произошло, морда Лори мгновенно исказилась до неузнаваемости: в тот момент он начал орать не своим голосом. Проскочив плоскость экрана, он кинулся в самую гущу растений, припадая от тяжести "Библии" на одну сторону и постоянно её поправляя под мышкой. Вцепившись в ствол извивающегося растения-гиганта, он хищно ощерился и широко раскрыл пасть, которую уже никак нельзя было назвать аккуратным словом "рот". При этом он вибрировал всем телом, подпрыгивал, как обезьяна, увидевшая своего кровного врага и смотрел на нас горящим от ненависти взглядом.
   В тот же момент сразу несколько бичей взвились в воздух, мгновенно удлинились до безобразных размеров и набросились на Настю. Я успел заметить, что в тот момент она только-только начала отводить руки от лица, видимо, поражённая необычным для "квартиранта" воплем. Но уже в начале этого движения она оказалась спелёнутой тугим клубком щупалец и втянутой в гущу растений по ту сторону экрана.
   Атака в сторону моей бесполезно и бездарно стоящей фигуры окончилась безрезультатно, вызвав мгновенную реакцию браслета в виде ослепительных фиолетовых вспышек, сразу же умеривших аппетит нападавших хищников.
   Едва добыча пересекла границу миров, Лори тут же сорвался с места и, с удивительной ловкостью перескакивая с одного куста на другой, стал быстро удаляться, при этом голова его была повёрнута назад едва ли не на сто восемьдесят градусов. Мелкозубая пасть его, не закрывающаяся ни на мгновение, продолжала источать невероятный для такого неказистого тельца вопль. Теперь стало совершенно ясно, что этот "крик души" был для многоруких хищников безусловной командой, которую они и принялись прилежно выполнять, передавая друг другу тело Насти, так что получалось, что оно двигалось с той же скоростью, что и лопоухий похититель.
   - Сезам! - нервно выкрикнул я. - Вперёд, за ними!
   Проскользнув в тот экран, что находился в прошлом, мы двинулись следом за экзотической компанией, держась возле неё на расстоянии метра. Я мог бы дотянуться до них рукой, если бы не временной барьер. Я не отрывал глаз от Насти, терзаемой жестокими и тупыми похитителями. Уже первые метры кошмарного путешествия оставили на её нежном теле страшные следы. Каждое щупальце, принимавшее по ходу передвижения её тело, впивалось в него, с ужасающей силой нанося удар и обвивая тугим кольцом. А то, которое разжимало свои смертоносные объятия, чтобы передать добычу соседу, чуть ли не с кожей отдиралось от него, сдирая при этом остатки одежды.
   Слёзы душили меня, я вздрагивал при каждом ударе, с невыразимым отчаянием наблюдая, как инопланетные чудовища истязали нежное тело, оставляя на нём рваные раны и иссиня-чёрные пятна, и не в силах был вмешаться. Тысячу раз прав был дед, когда говорил, что нет сил смотреть, когда на твоих глазах гибнут невинные, а ты ничем не можешь им помочь. Теперь я в полной мере оценил его неприязнь к путешествиям во времени.
   А гонка продолжалась. Десятки щупалец тянулись в служебном рвении к Насте, стремясь помочь страшной процессии в её продвижении к неведомой цели. Лори всё бежал и бежал впереди, оглашая окрестности своим безумным криком. Слышать я его не мог, но безобразно разинутая пасть и перекошенная морда не оставляли в этом сомнений.
   Не могу сказать, сколько продолжалось это изуверство. Слёзы бессилия туманили мне глаза, зрелище было невыносимым, но отвернуться я не мог, чтобы не упустить единственный шанс. Ждать - единственное, что мне оставалось.
   Смотреть на изуродованное тело Насти я был не в состоянии. Лица её, мелькавшего среди месива извивающихся щупалец, я не узнавал. В рваных ранах и кровоподтёках, оно приводило меня в ужас. Страшный вопрос терзал мою измученную душу: жива ли? Вынести такое не по силу и мужскому организму, что же говорить об этом нежном существе?
   Не передать, что я пережил за эти минуты, показавшиеся мне вечностью! Но вот Лори остановился, воздел кверху скрюченные в экстазе лапы, отчего книга, которую он всё ещё тащил с собою, вывались у него из-под мышки и нырнула вниз, в шевелящиеся заросли. Он что-то выкрикнул, обращая морду к низко бегущим облакам и тоже юркнул следом за книгой. Туда же втянулось и тело девушки.
   - Сезам! Не отставать! - крикнул я. - Держаться вплотную к Насте!
   До дрожи в руках я боялся потерять её из виду в этом жутком лесу.
   И вдруг лопоухий негодяй исчез, словно испарился! А Настю оставил на растерзание мерзким тварям!
   Однако то, что произошло вслед за этим, привело меня в недоумение: щупальца бережно, - именно бережно! - опустили Настю на почву, заколыхавшуюся под ней, как студень, и... отступили! Просто втянулись в почву, образовав вокруг жертвы небольшую поляну.
   Ожидая всего, что угодно, вплоть до жестокой расправы, я не поверил своим глазам! Но для радости не было причин: Настя лежала передо мной всего в каких-то тридцати-сорока сантиметрах и вид её был ужасен! Тело представляло собою кровоточащее месиво!
   Пора!
   - Сезам! - голос мой дрожал. - Координаты запомнил?
   "Да".
   Равнодушная машина совсем не разделяла моих чувств. Ну и фиг с ним! Лишь бы помог!
   - Тогда давай: те же координаты в настоящем времени! И на той же планете! - торопливо дополнил я, опасаясь, что он опять начнёт морочить мне голову астрономическими подробностями.
   Обрамление экрана изменилось: красный цвет уступил место уже привычному голубому, а вместе с ним поменялась и картинка. И то, что я увидел, заставило меня содрогнуться!
   Тело Насти теперь покоилось в какой-то жидкости янтарно-зелёного цвета. Ею была наполнена ёмкость, образовавшаяся в результате подъёма почвы по периметру на высоту, достаточную, чтобы тело оказалось полностью погруженным в эту импровизированную ванну.
   Но самым ужасным было не это. Щупальца, которые перед этим положили Настю на землю, теперь склонились над нею, и, пронзая тело девушки в нескольких ,особо израненных, местах, закачивали в неё какую-то тёмную мерзость, видимую даже сквозь их шершавую оболочку!!!
   У изголовья Насти восседал Лори, увешанный теми самыми драгоценными побрякушками, и, раскачиваясь из стороны в сторону, гундосил какую-то тягучую мелодию, похожую на чукотские напевы.
   Вокруг ёмкости, где плавало тело Насти, сидели такие же лопоухие создания, как и сам Лори, и, молитвенно сложив лапки, заворожённо смотрели ему в рот. Чуть позади каждого из них горками возвышались те самые конфеты, которые я "подарил" первым заходом. Они теперь были поровну поделены между всеми, принимавшими участие в "таинстве", лориками.
   Сам же "Большой Чукча" сидел на горке из кусков препарированной гигантской шоколадины, которую перед отправкой сюда "утопили" растительные осьминоги.
   Кровь бросилась мне в голову!
   - Сезам! - подскочил я к самой кромке экрана. - Откройся! Ах, сволочи! - выкрикнул я и тут же закашлялся: смесь парной сырости и невыносимой кислятины ударила мне в лицо.
   Моего секундного замешательства хватило, чтобы вся компания исчезла во главе со своим вождём.
   Но мне было не до них! Я прыгнул на зыбкую почву, заходившую подо мною ходуном, и подбежал к ёмкости, где лежала девушка, всё так же невозмутимо накачиваемая жуткими насосами. Я её не узнал. Вид почерневшего и раздувшегося тела исторг из моей души душераздирающий крик! Я окунул руки в вонючую жидкость, где плавало тело Насти, и, просунув их под её спину, попытался поднять её. Но не тут-то было: оно весило чуть ли не полтонны! В тот момент я позабыл обо всех своих чудесных возможностях.
   - Сезам... Помогай же!.. - простонал я в отчаянии.
   Ноша мгновенно сделалась лёгкой, как пушинка. Я поднял её и, с трудом преодолевая сопротивление впившихся в неё тварей, понёс к экрану. Давалось это нелегко: щупальца не желали отпускать добычу.
   - Сезам! Чёрт тебя подери! Ты что, не видишь? Где ж твоя защита?!
   Фиолетовые вспышки сразу вынудили хищников отступить. С громким чавканьем, оставляя на теле девушки страшные дыры, они выдёргивались из него, обдавая напоследок меня чёрной гадостью. Вонь стояла невыносимая!
   Я переступил светящийся порог и прохрипел:
   - Сезам! Отбой!
   Экран фукнул, вдавливая в комнату последнюю порцию ароматов Биэлы, и погас. Я бережно опустил свою ношу на пол и в изнеможении опустился рядом.
   Боже мой! Что осталось от моей Насти! Чёрный, источавший невероятную вонь кусок мяса, , из безобразных рваных дыр которого лилась тягучая тёмная жидкость. Она заливала пол вокруг, а я сидел, тупо смотря на неё, и совершенно не знал, что предпринять? И не поздно ли вообще что-либо предпринимать? От безысходности хотелось выть.
   - Сезам! - всхлипнул я. - Ну подскажи же, как вернуть Настю к жизни?
   Я не сразу разглядел надпись, загоревшуюся передо мной. Кое-как протерев заплывшие вязкой вонючей гадостью глаза, я прочитал:
   "Надень браслет на руку Насте".
   И только-то?
   Ни секунды не раздумывая, я сорвал с руки браслет и кое-как напялил на безобразно раздувшуюся руку Насти. При этом браслет чудесным образом растянулся до желаемых размеров. Ну ясное дело: не наши технологии.
   Я вдруг почувствовал, что проваливаюсь в чёрную бездну небытия. Это-то как раз и понятно: отсутствие энергетической подпитки тут же отправило меня в глубокую отключку.
   "Что ж, - уже в полусне удовлетворённо проплыла мысль, - можно и вздремнуть... Браслет своё дело... знает... туго..."
  
  20. Не понос, так золотуха
  
   Очнулся я от поцелуя, и моё истерзанное сердце радостно затрепетало, когда я услышал капризный голосок:
   - Милый мой, ты дрыхнешь уже целые сутки! Пора бы и совесть иметь! В конце концов, мне просто скучно одной!
   Я открыл глаза. Надо мною склонилась Настя - живая Настя! - и при этом ласково улыбалась мне.
   - Боже мой! - вскрикнул я и с силой обхватил её. - Неужели получилось?!
   - Вовка! - пискнула она придушенно. - Сумасшедший! Задохнусь!
   Ещё не веря своим глазам, я отстранился и, держа за плечи, пожирал её глазами.
   - Боже мой!.. - повторял я в счастливом упоении. - Боже мой!.. Какое счастье!..
   - Господи! - Тревога и недоумение послышались в её голосе. - Да что это с тобой? Приснилось что нехорошее?
   - И она ещё спрашивает! - воскликнул я. - Пережить такое!
   - Какое "такое"? - удивлённо взметнула она свои брови. - Ну хватит причитать! Скажи что-нибудь вразумительное! У меня тут куча вопросов накопилась, пока ваше величество почивать изволило. Во-первых, почему мы здесь, а не у меня? Во-вторых, где моя одежда? И что это за металлическая дама с ангельским голоском и нахальными манерами разгуливает по твоей квартире? Что за нововведения? А эта чёрная вонючая слизь? Что это, я тебя спрашиваю?
   Её голосок журчал, сладкой патокой разливаясь в моей душе, а я сидел и слушал его, как чудесную музыку, даже не вникая в смысл того, что она мне говорила. Пережитый кошмар уже, действительно, казался мне дурным сном. Но впечатления были слишком яркими и осадок от пережитого - слишком горьким, чтобы всё это могло оказаться всего лишь сновидением.
   - Ну? - обиженно надула она свои губки. - И чего ты молчишь?
   - А?.. - наконец очнулся я.
   - Привет! - покрутила она возле виска. - Я тут распинаюсь перед ним, наизнанку, понимаешь ли, выворачиваюсь, а он меня даже и не слушает!
   - Я слушаю, Настенька! Я только и делаю, что слушаю твой голосок, упиваюсь твоим лицом, твоим телом! Я не могу поверить, что ты снова со мной! Это просто чудо!..
   - Ну-ка, погоди, - она деловито отстранилась. - Хватит лозунгов, мы не на демонстрации. Давай, рассказывай всё по порядку, да потолковее. Что тут у вас приключилось?
   - "У вас"... А ты, что же, совсем ничего и не помнишь?
   - Ну как "ничего"? Помню как Лори заорал таким дурным голосом, что я вздрогнула. Потом что-то ударило меня по голове и я отключилась. И всё. Очнулась почему-то здесь, совсем голая и в луже какой-то вонючей чёрной гадости. Я было подумала, что у тебя тут канализацию прорвало. Потом смотрю - браслет у меня на руке, а ты рядом дрыхнешь в этой же луже, довольный такой! Знал бы ты, чего мне стоило самой отмыться, а потом отмыть ещё и тебя! При этой-то дуре железной!
   - Это Глашка, - улыбнулся я.
   - Да мы уж познакомились! - скривилась Настя. - Имели такое удовольствие... Но это ладно, это потом, давай, колись! Что это всё значит?
   - А как ты себя сейчас чувствуешь?
   - Да нормально! - она похлопала себя по бёдрам и пожала плечами. - Как всегда!
   - Слава Богу! - вздохнул я и огляделся. Мы сидели у меня в спальне. За окном ярко светило солнце. День был в самом разгаре. - Я уж и не чаял тебя увидеть живою...
   - Ну и долго ты будешь томить меня? - возмутилась Настя, видя, что я никак не выйду из восторженного ступора.
   И я повиновался. Вначале сбивчиво, потом, всё более увлекаясь и заново переживая, я стал пересказывать историю её похищения. Говорил я долго, она слушала меня, не перебивая, только изредка хмурилась и брезгливо передёргивала плечами. Рассказ производил на неё удручающее впечатление.
   - Если хочешь, можешь просмотреть заново сама. Браслет у тебя на руке - всё покажет во всех подробностях.
   - Издеваешься? Бр-р! - она решительно стащила прибор с руки и протянула его мне. - Я не смогу. Мне же теперь это сниться будет!
   Я ласково привлёк её к себе:
   - Моя сладкая... Всё уже позади...
   Она чуть отстранилась и строго спросила:
   - Ты теперь видишь, что с этой штуковиной шутки плохи?
   - Да-да, конечно, - я надел "штуковину" на руку и вновь, как тогда, в первый раз, всё тело моё, от макушки до самых пяток, прошили тоненькие иглы молний: браслет опять приноравливался к ритмам моего организма.
   Настя с улыбкой наблюдала, как кривилась моя физиономия при каждом разряде.
   - Глянь-ка, - сказала она игриво, - и на лицо сразу посвежел! А то был какой-то усталый, осунувшийся.
   - Устанешь тут!..
   Действительно, волна бодрости резко прилила ко всем , без исключения, частям моего тела, наливая его жизненной силой. Я вновь ощутил жгучую потребность применить рвущуюся наружу энергию. И мы, недолго думая нашли ей применение: наши тела потянуло друг к другу с неистовой силой.
   Медовый месяц, так грубо оборванный, продолжался...
  
  ******
  
   Некоторое время спустя, на кухне что-то загремело. Видимо, Глашка уронила крышку от кастрюли.
   Взгляд Насти сразу как-то посуровел:
   - Ты не находишь, что она здесь лишняя? Едва от одного избавились, так теперь эта...
   - Кстати, - я приподнялся на локте. - Как с ним поступим? У меня до сих пор душа горит.
   Она сладко выгнулась, потягиваясь, и равнодушно прикрыла глаза:
   - Забудь. Не стоит связываться...
   Я удивился:
   - А мне казалось, ты будешь требовать отмщения.
   - Да ну его! - Она пальчиком разгладила мне усы и указала в сторону кухни: - Ещё её убери, и тогда будет полный порядок. Так хочется, чтоб никто не мешал! - проникновенно добавила она, просительно заглядывая мне в глаза.
   Я усмехнулся:
   - А что ты так ополчилась против неё?
   - Ты только не обижайся, но она дурная, как пробка! - Настя гневно сверкнула глазами. - Ты бы видел, сколько она носилась с поджаренной долькой картофелины! "Хозяин приказал!"
   - Не понял! - заинтересовался я.
   - По всей видимости, - это я уж сама дотумкала - ты попросил её поджарить картошки. И, видимо, неосторожно прибавил: "На пробу". Было такое?
   - Вроде...
   - Ну вот! Она и восприняла это в самом буквальном смысле: отрезала дольку от картофелины, поджарила её по всем правилам, - представляешь? - и одно лезет к тебе, чтоб ты оценил её кулинарные способности. Я её гоню, говорю, что тебе сейчас не до этого. "Нет! - пищит, - хозяин мне приказал!" Дура набитая! Едва втолковала, что надо подождать, пока ты очухаешься... Тут обмывать тебя стала, так целый концерт! Это надо было только видеть! С неё помощница!.. Ох, и устала я от неё! Хотела сама изничтожить, да, думаю, обидишься ещё: твоё ведь изобретение.
   - Да ради Бога! - рассмеялся я. - Всё! Нет её больше. Можешь проверить.
   - И проверю! - вскочила она с постели и, открыв дверь, с опаской выглянула в коридор: - Глашка! Ау! - Никто ей не ответил. - Слава Богу! - Она прыгнула ко мне под одеяло. - А то даже помыться пойти, и то одеваться надо. Уставится своими зенками: "А это что?" "А это зачем?" - Она указала себе на грудь.
   Я от души расхохотался:
   - Прямо так и спрашивала?
   - А ты думал? Любопытная - не в меру!
   - Со мной она скромнее была. Только всё словечком "хозяин" донимала.
   - А меня, ты знаешь, как она погоняла?
   - Ну и как же?
   - "Подруга"! Это когда я очухалась-то, а она тут со своей картофелиной суется к тебе, я и стала её гнать: уйди, мол, нельзя сейчас! А она мне: "А ты кто?" Ну я и ляпнула, не подумавши: "Подруга хозяина". Это на какое-то время возымело действие, но потом она меня задолбала: подруга то, подруга сё! Какая я ей подруга?
   - Я смотрю, вы тут весело жили, пока я в отрубоне валялся! - хохотал я, живо представляя, как Настя отбивалась от "заботливой" Глашки.
   - Да уж! Ты не мог чего-нибудь поизящнее придумать?
   - Поизящнее у меня уже есть, - чмокнул я её в щёку, - лучше не придумаешь. А она со своей задачей справилась, и неплохо, а большего от неё и не требовалось. Это я уже в качестве эксперимента предложил ей попробовать себя в качестве кухарки. Я же не думал, что она так буквально истолкует слово "проба"! - Я вздохнул. - Вообще, с этими электронными мозгами одна морока. Взять тот же браслет: тут аврал, каждая секунда дорога, как говорится, а он со своей педантичностью и буквоедством изводит. Приходится тщательно обдумывать построение фразы, а уж потом команду давать...
   Настя вдруг озабоченно заявила:
   - У меня горе...
   - Чего ещё? - испугался я не на шутку: сразу возникло подозрение, что браслет что-то напортачил при её восстановлении и теперь это даёт себя знать.
   - Есть хочу! - с капризным вывертом сообщила она.
   - Ф-фу ты! - я с облегчением бухнулся на подушку и рассмеялся: - Тоже мне "горе"!
   - Ага, а кто все мои силы съел? - подбоченилась она. - Паразит! Ещё и смеётся! - И она забарабанила кулачками по моей груди. - Вставай, лежебока! Гребёт неимоверно!
   - Слушаю и повинуюсь!..
  
  ******
  
   Наша трапеза уже подходила к концу, когда о нашем существовании кто-то вспомнил: резко каркнул звонок. Мы переглянулись и кинулись одеваться. Не встречать же гостей в костюмах Адама и Евы.
   - Щас! - крикнул я нетерпеливому гостю, настойчиво давившему на кнопку звонка. - Кто бы это мог быть?
   - Пашка, кто же ещё? - ответила Настя, на скорую руку приводя себя в порядок.
   Честно говоря, опять не вовремя. Но что тут поделаешь с бестолковым? Я пожал плечами и пошёл открывать.
   Настя не угадала: не Пашка это был. За порогом стоял какой-то незнакомый мужик. Он недовольно сощурился из темноты коридора и грубо осведомился:
   - Это четырнадцатая квартира, что ли?
   - Да, - кивнул я. Свет от окна за моей спиной мешал ему разглядеть меня и лицо его страдальчески морщилось и кривилось.
   - Вам телеграмма, - буркнул он и сунул мне под нос вчетверо сложенную бумажку. - Вот здесь распишитесь.
   Когда дверь за ним захлопнулась, Настю, стоявшую позади меня, передёрнуло:
   - Ну и типус! Террорист какой-то!
   Я развернул телеграмму и прочитал:
   - "Есть интересная работа тчк если можешь приезжай тчк твоя нат тер".
   - Что ещё за Нат Тер? - нахмурилась Настя. Видимо ей не понравилось слово "твоя".
   - Тётка, - развеял я её подозрения. - Из Белоруссии. Наталья Терентьевна.
   - А-а, - протянула Настя и взгляд её потеплел. - Вообще-то я знаю, что там у тебя есть родственники, но имена их мне не известны. Ты же всё "тётка" да "дядька". И ещё, по-моему, Санька?
   - Брат. И Ольга - сестра. Двоюродные. Только что-то не припомню, чтоб я тебе о них рассказывал.
   - Ты рассказывал не мне.
   - Ага! - хлопнул я её по носу телеграммой. - Подслушивала!
   - Был грех.
   - Ну-ну, - я задумчиво потёр щёку, потом щёлкнул по телеграмме: - Ну и что ты об этом думаешь?
   - А в чём проблема-то? - повела она плечиком и мило улыбнулась: - Куда иголка, туда и нитка!
   - А работа? Это ведь не на полчаса. Соскучишься.
   - Не соскучусь. Ты же рядом будешь. И я тут же, под крылышком! - Она игриво прижалась ко мне.
   Я обнял её и повёл на кухню:
   - Продолжим. Да и Глашке надо сказать, чтоб посуду помыла.
   - Я те дам "Глашку"! - шлёпнула она меня по заднице. - Кто в доме хозяин?
   - Тараканы.
   - Балбесы! Такие, как ты. Сама справлюсь без твоей Глашки! Изобретатель! - Она гневно загремела посудой, потом сквозь шум воды донеслось: - Надо хоть тётку в известность поставить: едем, мол! А то заявимся, как снег на голову!
   - Чего её ставить? Сама же звала! Значит, ждёт уже.
   - Не доходит? - Настя откинула упавшую на глаза прядь волос. - Туда ехать дня два, наверное? Если не больше?
   - Ну?
   - Что "ну"? Телеграмму-то она сегодня давала, а мы тут же, сегодня же, и выскочим, как чёртик из коробки!
   - Тётка - свой человек, поймёт.
   - Чего "поймёт"? Что ты летать научился? Или за порогом притаился, приглашения ожидаючи?
   - Нет. Что я отзывчивый такой. И вообще, - улыбнулся я. - Тебя-то показать надо! Невеста, мол. Женимся. У меня ведь из родни ближе никого и не осталось. Она со мной ещё с детского сада нянчилась.
   На это Настя ничего не ответила, только бросила мимолётный благодарный взгляд и чуть покраснела.
   - Только вот проблема! - схохмил я. - С билетами-то сейчас напряжёнка: на чём ехать-то будем?
   - Уж и не знаю! - подхватила Настя. - И денег негусто!
   - Занимать придётся. Чем отдавать будем?
   - Отработаем в поте лица! - поддакнула она и вдруг серьёзно спросила: - Кстати, о работе. Как думаешь с ней быть?
   - Не понял! - вытаращился я. - На кой ляд мне теперь ихняя работа? Жить, что ли, не на что?
   - Шарик! Ты балбес! - постучала она кулачком мне по лбу.
   - Согласен. А если поподробнее?
   - Ты ведь на заводе ещё числишься... этим... фрезеровщиком, если не ошибаюсь?
   - Ну!
   - Опять "ну"! Уволиться надо официально, коли работать не собираешься.
   - Не врублюсь: на кой?
   - Чтобы власти не докучали.
   - Ох уж мне те власти! - отмахнулся я и изобразил: - "А на какие шиши живёте, мил человек?" Так я просто прогульщик, а тогда превращусь в тунеядца, что, по их понятиям, тоже не сахар. И вообще: фигня всё это в нашем-то теперешнем положении! - Я запустил руку ей под халатик . - Пусть тебя волнует теперь только это...
   Она взвизгнула и шлёпнула меня по руке:
   - Иди! Власти явились!
   За шумом воды я и не расслышал, что к нам кто-то ломится.
   - Так быстро? - хмыкнул я разочарованно и пошёл открывать.
   Из темноты коридора на меня смотрел Санька.
   - Можно? Не помешаю?
   - Да ну, что ты! - обрадовался я. - Заходи! Только почему стучишь? Звонок ведь есть.
   - Да?.. - рассеянно оглянулся он на кнопку каркающего устройства. - Тут такая темень! Я дверь-то едва нащупал... - Он переступил через порог и, поставив на пол сумку с выглядывавшим из неё термосом, протянул руку: - Приветствую вас, господа. Новости слышали?
   - Какие? - в один голос спросили мы с Настей. Она уже успела накинуть на себя что-то пёстрое и скрывающее подробности рельефа.
   Понимающая усмешка скользнула по его лицу:
   - Сказано: "Счастливые часов не наблюдают"! Вы позволите? - он снял шапку и вопросительно посмотрел на меня.
   - Само собой! - засуетился я, помогая ему разоблачаться.
   - Благодарю, - он мельком взглянул на себя в зеркало и сказал: - Весь город на ушах! Самолёт тут разбился вчера. От вас в двух шагах.
   - Да? - удивился я. - А мы ничего не слышали.
   - Это ещё не всё! - заговорщицки подмигнул он. - Говорят, что ему в этом помогли! И знаешь, кто?
   - Кто?
   Он выдержал многозначительную паузу и торжественно объявил:
   - Летающая тарелка!
   Потом поинтересовался:
   - Усекаешь?
   Мы с Настей удивлённо переглянулись.
   - Я сразу подумал, что без вашего участия тут не обошлось! - Он хитро прищурился: - Или я чего-то не догоняю?
   - А при чём тут мы? - изумился я.
   Он протестующе поднял ладони, с ходу отметая все возражения:
   - Вот только этого не надо! Уж кто-кто, а я-то тебя знаю! Тем боле, после тех фокусов, что ты нам там показывал, я вообще ни минуты в этом не сомневался. Нинка, кстати, тоже. А ты сам знаешь, как её трудно убедить в чем-либо... паранормальном.
   - Да ей-богу, я тут ни при чём! - возопил я, прерывая поток его славословий.
   Он недоверчиво посмотрел на меня и решил испытать Настю:
   - Это правда?
   - Конечно! - ответила та, не меньше моего удивлённая таким поворотом дела. - Да и до того ли нам было?
   - Это-то как раз и понятно! - многозначительно прищурился он. - Дело молодое!
   Но я с ходу отверг его намёки:
   - Ты не так понял. У нас тут ЧП произошло. Едва выкрутились.
   - Что случилось? - Санька сразу посерьёзнел.
   - А!.. - отмахнулся я. - Долго рассказывать. Да и не поймёшь. Надо начинать с самого начала.
   - Вот-вот! Как раз за этим я и пришёл! - обрадованно воскликнул он. - Я же ночь не спал после вашего визита! Надеюсь, не откажете?
   Я оглянулся на свою половину, мол, как мы? Встретил безмятежно-спокойный взгляд и понял, что мы не против.
   - Да ты проходи, чего мы в дверях-то разговариваем? - Я прошёл в мастерскую, увлекая его за собой. - Вот здесь и поговорим.
   - Ого! - Санька подался к картине. - Я смотрю, ты заметно продвинулся! Сударыня! - Обратился он к Насте, даже не обернувшись к ней. - А ваше присутствие влияет на него оч-чень, я бы сказал, благотворно! Дай-то Бог!
   Он отошёл к окну и стал оттуда разглядывать картину.
   - А вот она считает как раз наоборот, - я подмигнул заметно порозовевшей "сударыне". - Говорит, что как только она появилась на горизонте, работа у меня вообще стала.
   - Позвольте вам заметить, сударыня, что в данном случае вы абсолютно неправы. У него даже манера письма изменилась в лучшую сторону. Вот, смотрите: здесь, - он осторожно приблизил палец к полотну, - и здесь. Это же чудо!
   - Ладно вам! - совсем смутилась Настя. - Надеюсь, вы тут без меня управитесь? А у меня ещё уйма дел. Может, чайку? - благосклонно поинтересовалась она, обернувшись уже на пороге.
   - Не извольте беспокоиться! - встрепенулся гость. - Мы уж откушамши. На службу иду же, - улыбнулся он. - Вот и не утерпел. Дай, думаю, загляну! Может, оно чего и прояснится? - Он глянул на часы. - М-да... У меня ещё час в распоряжении. Я нарочно пораньше вышел.
   - Ты Амхату сказал? - спросил я, проводив глазами Настю.
   - Говорил. Да только не поверил он.
   - Чему именно?
   - Что ты заболел.
   - Угу. Всерьёз и надолго. Можно сказать - навсегда.
   - Оно, конечно, дело похвальное... - раздумчиво отвёл Санька взгляд, но я его перебил:
   - Я не о женитьбе. Хотя и это дело не последнее.
   Он ухмыльнулся:
   - Далеко не последнее. Можешь поверить моему горькому опыту...
   - Ну а что Нинка?
   Он вяло отмахнулся и, задумчиво глядя на картину, процедил:
   - Сложно...
   - Что так?
   Он скользнул по мне неопределённым взглядом и нехотя попросил:
   - Потом, если не возражаешь...
   - Не возражаю. Тогда о чём?
   Он встрепенулся:
   - Это тебе-то не о чем рассказывать?!
   Я с сомнением глянул на часы:
   - Боюсь, начинать-то придётся издалека...
   - Ну так не томи! Я весь внимание!
   - А работа?
   Он презрительно усмехнулся:
   - А что "работа"? Если любит - подождёт. Да и стоим всё равно.
   - Ну, коли так...
   Я встал, прошёлся по мастерской туда-сюда, обдумывая, с чего начать, и стал рассказывать.
   Санька был благодарным слушателем. Глаза его горели восхищением и откровенным участием. Это сильно "подогревало" меня, и я распетушился перед ним, даже несколько приукрашивая события, не в ущерб, конечно, сути дела. Особенно его поразило то место в рассказе, где мы с дедом бродили по улицам Нью-Йорка.
   - Володь, ты извини, пожалуйста, что перебиваю, - сказал он с какой-то даже дрожью в голосе, - но нельзя ли это увидеть собственными глазами?
   - Отчего ж нельзя? - понимающе улыбнулся я. - Очень даже можно. Только давай я тебе уж всё до конца расскажу, а то потом, боюсь, уже не будет охоты языком чесать столь обстоятельно. А уж потом приступим к практической части. Ты думаешь, что я не понимаю, что тебе не терпится поскорее попасть в штатовский музыкальный рай?
   - Всё-всё-всё! Я весь внимание! - Он поглубже втиснулся в кресло и скроил внимательную физиономию.
   Но тут из кухни меня окликнула Настя. Я извинился перед своим слушателем и поспешил на её зов.
   - Слушай, - зашептала она мне, - я так думаю, что ваша беседа затянется ещё надолго, поэтому я вот что придумала. Вы тут покалякайте всласть, а я хочу у себя мал-мал разгрести после погрома. Я ведь там так ещё и не была. Да и подобрать надо кой-чего из одежды. Я так поняла, что не сегодня-завтра мы к тётке нагрянем? Не поеду же я в этом? Или ты передумал?
   - Ты всё правильно поняла, - я чмокнул её в щёку. - Скоро буду!.. Сезам!
   Верный "джинн" вылез из бутылки.
   - Я тут вам пожевать приготовила, - кивнула Настя на стол, прикрытый салфеткой. - А то ты вообще ориентацию во времени потерял: уж битый час моришь его своими баснями. Только не тяни с едой, а то тараканы мигом всё оприходуют. И сам не пропадай - жду! - чмокнула она меня в ответ и переступила кромку экрана.
   Я вернулся к Саньке в комнату. Он по-своему понял наши с Настей переговоры:
   - Я не вовремя? - И поднялся, собираясь уходить.
   - Успокойся, - я взял его за плечи и усадил обратно в кресло. - Никому ты не мешаешь. Мы уже одни. Настя ушла.
   - Ушла? Ведь я только чо собственными ушами...
   - Не верь ушам своим, - улыбнулся я. - Домой я её отправил. Телепортировал.
   Санька только головой покрутил. А я продолжил повествование о своих невероятных приключениях.
  
  ******
  
   - Ты что, так ему ничем и не отомстил? - недоумённо проговорил Санька, когда я, окончательно выдохшись, захлопнул рот.
   - Настя сказала, чтоб я не связывался, - пожал я плечами. - Овчинка, говорит, выделки не стоит. Хотя, если откровенно, я так не считаю.
   - Я тоже! - воинственно сверкнул Санька глазами. - Представляю, если б он с Нинкой такие фортели выписывал! Уж я бы...
   - А мне казалось...
   - Что я только был бы рад избавиться от неё? - продолжил он невысказанную мною мысль. - Поздно, батенька! Раньше надо было думать. А сейчас она мне не просто стерва-жена, а ещё и мать Юльке. А это - сам понимаешь - накладывает определённые обязательства. Хоть я и готов её иной раз послать... на Альфу Центавра!
   - Ну ты тогда меня зови, - пошутил я было, но он только криво усмехнулся. Я тут же поинтересовался: - О чём печаль твоя?
   Он вздохнул и бросил на меня виноватый взгляд.
   - Позволь мне угадать? - с ехидцей ковырнул я и, когда он обречённо махнул: валяй, мол, я уверенно произнёс: - Деньги назад принёс?
   Он только головой покрутил:
   - От тебя ничего не скроешь...
   - А тут и скрывать-то особенно нечего. Всё было и так ясно с самого начала. А насчёт денег... Есть два приемлемых варианта.
   - Какие же?
   - Не знаю, насколько придутся они тебе по душе, - с сомнением произнёс я, - но слушай. Вариант первый: внушение. Обрабатываем Нинку, чтобы даже и разговоров не вела, что деньги не ваши...
   Он усмехнулся:
   - Её обработкой я занимаюсь уж сколько лет и всё безрезультатно, а ты надумал за один раз...
   - "Товарищ не понимает"! - вспомнилось мне излюбленное Пашкино. - Неужели ты подумал, что я буду вести с нею душеспасительные беседы?
   - А что, разве не так?
   - Ради Бога! Вот эта штучка, - любовно погладил я браслет, - позволяет сделать это не отходя от кассы.
   - Н-ну... а второй? - деликатно перевёл Санька тему в несколько иную плоскость.
   - Второй вариант проще, без всякого "волхования". Ты оставляешь деньги у меня, но пользуешься ими по своему усмотрению. Буду у тебя камерой хранения. Или сберкассой, если тебе так больше нравится. Ну? Выбирай!
   - Наверное, второй.... - задумчиво потёр он щёку. - Не подумай, что я не верю в твои чудесные возможности, но в первом варианте есть что-то такое... Не знаю, как и сказать...
   - Давай без комплексов, Санька! Чего ты оправдываешься?
   - Да нет, ты послушай... Ну, в общем, я привык к ней такой, как она есть. А если ты её... гм!.. подкорректируешь, то это будет уже не Нинка. Я просто не буду знать, чего от неё ожидать в этом новом исполнении. Так-то я приблизительно вычисляю наперёд все её реакции и, кстати, редко ошибаюсь. А в том, что предлагаешь ты... Ну, ты сам понимаешь.
   - Делай, как тебе удобно! - сказал я, а он вздохнул и опустил глаза. - А будет мало - ещё нарисуем!
   - Шутник! Мне бы с этим справиться...
   - С нашими-то аппетитами? Что у тебя, что у меня?
  Он иронично заметил:
   - Тебе-то, я полагаю, и деньги не понадобятся. Смысла нет.
   - Ты как-будто завидуешь?
   - Если и есть, то самую малость. С миллионом-то в кармане?
   - Не завидуй. Ведь у тебя есть я. Всё, что тебе потребуется - к твоим услугам! И в любое время.
   - Угу, - он насмешливо фыркнул. - Тебе только и будет дел, что со мной возиться. Поселишься на какой-нибудь Кассиопее и будешь к нам раз в столетие заглядывать. Так, ради забавы. Ведь ты себе теперь можешь такую прихоть позволить. Ищи тогда тебя!
   - А что? - подыграл я. - Мысль неплохая! Хотя... - скуксился я при воспоминании о Биэле. - Первый опыт общения с иными мирами тебе известен.
   - Ну, здесь-то случай особый! - возразил он. - Ты с присущей тебе горячностью вступился за даму сердца. - Он поднялся. - Если не возражаешь, сделаем небольшой перерыв - курнуть надо.
   - Давай. А я тут пока насчёт чайку соображу.
   - Я бы на твоём месте только пальцами щёлкнул, - сказал он, обуваясь в коридоре.
   - Ну нет, в этом удовольствии я себе отказать не могу!
   - А! - он понимающе усмехнулся. - Ритуал!
   - Вот именно!
  
  ******
  
   Чайник ещё не закипел, а замок входной двери уже щёлкнул: Санька вернулся. Да не один: на улице его поймал направлявшийся ко мне Пашка.
   - О! - воспрял я, увидев его физиономию. - Какие люди в нашем доме!
   - Да ты знаешь, - преодолевая смущение и переминаясь с ноги на ногу, Пашка скосил глаза в сторону Настиной шубки, всё так же висевшую на вешалке. - Я это... Я на минутку... Можно тебя? - И он стал возиться с замком двери, пытаясь его открыть и приглашая жестом меня на улицу. - Дело есть.
   - Да ты заходи! - рассмеялся я, видя, как он старательно гримасничает, делая значительное лицо. - Нет у меня, кроме Саньки, никого!
   - А это чьё? - он ткнул пальцем в сторону вешалки.
   - Ушла она. Проходи, не стесняйся.
   Он выкатил свои буркалы и промямлил:
   - Вроде не сезон...
   - Да ладно тебе! - Я схватил его за рукав и чуть ли не насильно поволок на кухню. - Садись, чайку попьём. Музон новый есть...
   Он плюхнулся на стул и смущённо пробормотал:
   - Володь, да я по делу...
   - Ну?
   Он поёрзал и сказал извиняющимся голосом:
   - Там это... Пиво завезли. Трояк не займёшь? - и тут же торопливо добавил: - До зарплаты?
   Мне стало смешно:
   - Какой хабар? Конечно, займу! Только зачем куда-то ходить? Пиво и у меня имеется!
   Санька, до этого деликатно помалкивавший, удивлённо поднял брови:
   - А что ж тогда: "чай", "чай"! Сказал бы, что пиво есть, я бы тоже не отказался!
   - Так у меня тогда его и не было. - Я открыл холодильник и достал оттуда две запотевших бутылки только что сотворённого "Жигулёвского". - Как-то и в голову не приходило....
   Пашка странно посмотрел на меня и спросил у Саньки:
   - И чего она говорит?..
   Я приложил палец к губам, давая Саньке понять, чтобы он пока молчал. Но тот удивился в свою очередь:
   - Кто "она"?
   Я поспешил объяснить:
   - Это из репертуара Маврикиевны и Авдотьи Никитишны. - Санька скроил понимающую физиономию, а я бухнул бутылками об стол: - Угощайтесь, гости дорогие!
   - ...Всё равно выбрасывать, - продолжил Санька за меня и пожаловался: - Ну ты и запечатал!
   Крышка, в конце концов, уступила страстным уговорам и Пашка, отхлебнув полбутылки за раз, мечтательно закатил глаза:
   - Щас бы рыбки!.. Может, сходить? - И он выразительно пошевелил пальцами.
   - Не надо никуда ходить, - сказал я. - Повернись и открой вон ту дверцу, - мой палец ткнул в кухонный буфет ещё дедовой работы.
   - У него теперь всё есть! - Санька незаметно подмигнул мне, пока Пашка разворачивал свой фюзеляж, чтобы выудить из недр старинного шкафа вязанку тоже только что сотворённой тарашки. - Ну, что я тебе говорил? - ухмыляясь, спросил он у Пашки, когда тот со счастливым лицом выпрямился на стуле, держа перед собой рыбу и плотоядно принюхиваясь к ней.
   - Честно говоря, не ожидал! - И он принялся активно интересоваться её внутренним устройством. Обычно Вовчик у нас энтим не интересуется... - Он разом вылил в себя остальные полбутылки и довольно ощерился: - Хорошо!..
   - А он, как видишь, и сейчас себе не изменяет, кивнул Санька на меня. Я в этот момент колдовал над чайником.
   - А чё? - Пашка приглашающе указал на пиво. - Может, того?..
   - Травитесь уж сами, - отмахнулся я. - Мало будет - ещё берите!
   - А можно? - оживился скиснувший было Пашка. - А то смотрю я... - Он двумя пальцами небрежно взял выпитую бутылку за горлышко и покачал из стороны в сторону. - Фи...
   - А вы, батенька, нахал! - усмехнулся размякший Санька.
   Пашка уронил на стол бутылку и полез в холодильник:
   - Да я чё?.. Я так...
   - Ладно вам! - Я похлопал его по плечу. - Чревоугодничайте. И вот ещё, - я полез в карман, достал сотенную и положил перед ним: - Хватит?
   У того глаза на лоб полезли:
   - Да ты чё, Вовчик? Я ж трояк просил!
   - Бери-бери! - Я придвинул к нему бумажку поближе. - Пока есть.
   - Во даёт! - Пашка растерянно повернулся к молча ухмылявшемуся Саньке, как бы призывая его в свидетели. - Это ж моя зарплата! Наташка меня убьёт!
   - А ты ей не показывай! - посоветовал я.
   - "Не показывай"! - передразнил он. - Когда отдавать надо будет, тоже не показывать? Не-е... Не могу я...
   - Считай, что я тебе презентик на день рождения подбросил, - задержал я его руку, пытавшуюся отодвинуть бумажку ко мне.
   - "День рождения"! - опешил он. - Да у меня он аж весной!
   - Я не забыл, - спокойно сказал я. - У меня тоже.
   - Тем более, - для чего-то сказал Пашка. Он даже к угощению интерес потерял: бумажка приковывала его взгляд, но принять её он всё ещё не решался.
   - Да ты не ломайся! - Санька деловито отхлёбывал из бутылки и потрескивал рыбой. - Дают, значит, бери!
   Пашка шумно, с подвыванием, вздохнул и, пригорюнившись, подпёр голову рукой, не сводя, однако, взгляда с сотенной. Потом, вдруг очнувшись, подозрительно прищурился:
   - А с чего это ты деньгами стал швыряться?
   - Картину продал, - соврал я.
   - Да ну? - обрадовался он за меня. - Это ту, с бабой летящей?
   - Не, другую, - для чего-то сказал я и тут же пожалел, потому что Пашка живо заинтересовался этим фактом:
   - Это какую же?
   Я не нашёл, что ему ответить.
   - Да какая тебе разница!
   - Ну как же! - Пашка вновь проявил интерес к угощению. - И за сколько, если не секрет?
   Я переглянулся с Санькой: сказать? не сказать?
   - Ты всё равно не поверишь...
   - Ну почему не поверю? - Пашка взял сотенную, похрустел ею и опять бросил на стол. - Если такими бумажками бросаешься, то уж, наверное, не меньше куска будет?
   Санька прыснул прямо в бутылку.
   - Бери выше!
   - Да ладно брехать-то! - обиделся Пашка, скорее на реакцию Саньки, чем на меня. - Какой дурак в наше время станет платить такие деньги за картину?
   - Я ж говорил, что не поверишь...
   Ситуация повторялась. Только в более мелком масштабе.
   Я встретился глазами с Санькой и услышал его чётко направленную мысль:
   "Колоться будем? Или как?"
   Ловок однако! Сам мысли не слышит, но пользуется телеграфом в одностороннем порядке. И недурно!
   Я едва заметно покачал головой: нет. Всё равно из моих объяснений ничего путного сейчас не получится. Во-первых, Пашка уже навеселе, а во-вторых, чтобы рассказывать такое, надо, как говорится, клиента подготовить. А этим мы займёмся чуть позже, когда "клиент" попадёт в лоно семьи. Да и вообще, второй раз подряд рассказывать одно и то же? Нет уж, увольте!
   Пашка хмыкнул в бутылку, отхлебнул и заметил:
   - А пивко-то ничего! Где брал?
   Я неопределённо махнул рукой:
   - Да там, за лесом...
   Пашка покосился:
   - Что, тоже секрет?
   - Почему "тоже"? - Я прекрасно понял, что он имеет в виду, но вызова не принял.
   Пашка вздохнул, допил бутылку и, лениво потягиваясь, мельком взглянул на сотенную:
   - Ладно, Володь, пойду я. Ты, вроде, грозился, что музон новый есть? Дашь послушать?
   - А вертушка фунциклирует?
   - О! - подпрыгнул Пашка. - Диски, что ли?
   - Ну дык!
   - Ты у нас прям богатенький Буратино! Дыркин подкинул?
   - Неважно, - поднялся я.
   - Чёй-то ты весь в секретах, в секретах! И чего там?
   - Сам увидишь. Деньги-то забери!
   Пашка испытующе подырявил меня глазом из-под кучерявой шевелюры и вздохнул:
   - Ну ладно... - И тут же предупредил: - Только сразу отдать не смогу!
   - Потом разберёмся, - отмахнулся я и пошёл в комнату.
   Он посмотрел мне вслед, сгрёб со стола вожделенную бумажку, любовно свернул её, сунул в карман и криво усмехнулся, как бы оправдываясь:
   - Змей-искуситель!
  
  ******
  
  
   Когда захлопнулась дверь за обалдевшим от предложенного выбора пластинок Пашкой, Санька тоскливо вздохнул:
   - Итак, продолжим нашу беседу?
   Я улыбнулся:
   - Какая уж там "беседа"? Пора приступать к практической части!
   Санька аж засветился:
   - Именно это я и имел в виду!
   - Ну тогда прошу пассажиров занять свои места! - Санька заёрзал, поудобнее устраиваясь на диване, а я плюхнулся в кресло и торжественно провозгласил: - Сезам!
   - Интересно, - прошептал Санька, изумлённо разглядывая возникший перед нами светящийся прямоугольник, - чья это "буйная" фантазия наградила его таким пошлым именем?
   - А почему шёпотом? - спросил я.
   На что он пожал плечами и ответил:
   - Нервы, нервы...
   Я с улыбкой припомнил, как сам вибрировал во время первого своего испытания и попросил:
   - Сезамчик, Нью-Йорк, пожалуйста!
   Я постарался как можно живее представить ту же улицу, по которой дед таскал меня чуть ли не волоком. Браслет послушно её воспроизвёл. Санька восхищённо затаил дыхание, всматриваясь в изображение, появившееся на экране.
   - Вы с ним общаетесь, как родные...
   Я почувствовал неожиданный прилив нежности к послушному аппарату и ничего не ответил. Только ласково провёл по нему рукой.
   Над городом ночь распростёрла свои чёрные крылья. Видимо, это была улица не первой важности, потому что жизнь, бурлившая здесь днём, заметно поубавила в своей активности. Проще говоря, улица была пуста и только редкие прохожие, как тени, жались к тротуарам, стремясь прошмыгнуть как можно быстрее и незаметнее. Наверное, это имело свой резон.
   Мы зависли над тротуаром где-то в полуметре. Рядом, как на заказ, огнями сверкала витрина, заполненная тем, что радовало наши с Санькой сердца: аудио- и видеопродукция всех мастей и многочисленные примочки к ней.
   Санька довольно щурился, едва не облизываясь, смотря на вожделенное изобилие. Я и сам был очарован не меньше его. Глаза по привычке искали знакомые названия на конвертах пластинок, но удавалось это с трудом: кренделя и завитушки сильно затрудняли восприятие.
   - Ну что? - спросил я. - Бум брать?
   Санька смутился:
   - Да ты знаешь... Что-то как-то не того...
   - Привет! - воскликнул я. - Для чего ж мы тогда сюда припёрлись?
   - Ну... Посмотреть хотя бы... На первый раз.
   - Даёшь! - крутанул я головой, изображая непреклонную решительность, хотя прекрасно понимал его чувства. - Сезам! Давай потихоньку вперёд!
   Мы наехали на витрину и оказались в полумраке магазина. Нас окружали стеллажи с тысячами пластинок. Море музыки...
   - Ну? - опять подступился я к нему. - Идём?
   Он растерянно глянул на меня:
   - А как? Прямо вот так?
   - Ну конечно! - уверенно сказал я. - Ну-ка, Сезам, откройся! - И спрыгнул на кафель магазина.
   Санька всё ещё в нерешительности стоял возле кромки экрана.
   - Ну! - протянул я руку. - Смелее!
   - Да я не об этом, - он медленно переступил через порог и огляделся: - Как тут насчёт охраны?
   Я погасил экран и пожал плечами:
   - А разве мы что-нибудь ломали или вскрывали? Мы здесь и были! Сигнализации не с чего хай подымать. Взлома-то не было!
   Санька только хмыкнул:
   - Да уж!..
   Я демонстративно прошёл к одному из стеллажей, взял с полки первую попавшуюся пластинку, потом тем же показательно-маршевым шагом вернулся назад и вручил её ему:
   - На!
   Санька внимательно осмотрел её в свете витринных огней и удовлетворённо крякнул. На конверте крупным размашистым почерком красовалась надпись: "Bad Company". Белые буквы на чёрном фоне. Без всяких изысков.
   - Ты не смотри, что оформление каковое, - попытался Санька взять на себя роль рекламного агента, - зато музон - класс!
   Но я его перебил:
   - Обижаешь, начальник! Чё, я их не знаю, что ли?
   - Да, но какие всё вещи здесь! - мечтательно огляделся Санька вокруг.
   - Короче, давай! - подвёл я черту, полагая, что все нюансы утрясены. - Времени у нас ещё часа четыре. Думаю, управимся?
   Санька промычал в ответ что-то неопределённое, уже не слыша меня. Ну и ладненько, пущай всласть поковыряется, решил я, а сам прямиком поковылял в отдел, где расположилась видеоаппаратура со своими прибамбасами.
   Однако, поживиться в тот вечер нам ничем так и не удалось: непредвиденная случайность исковеркала все наши планы. До сих пор не могу себе простить, что так расслабился. Собственно, предотвратить я ничего не смог бы, но... всё по-порядку.
   Прошло, наверное, минут десять с того момента, как наш маленький "десант" высадился в магазине. Не знаю, может и больше: счастливые, как известно, часов не наблюдают. Я был настолько поглощён своим занятием, что сразу и не обратил внимания на шум, возникший за пределами магазина. Сначала заездили машины тута-сюда, но это показалось обычным делом и ничего тревожного в себе не несло. Потом поднялась беготня, крики и я поднял голову только когда прозвучала первая автоматная очередь. Я в недоумении сиотрел через витринное стекло и даже подумать не мог, что вся эта суета каким-то боком может нас коснуться. Всё воспринималось, как на экране телевизора.
   Возможно, это была одна из мафиозных разборок, не знаю. Я не успел выяснить, потому что дальше произошло такое!..
   Одна из очередей вспорола витрину нашего магазина. С жутким звоном посыпались осколки стекла и тут же с той стороны, где я оставил Саньку, послышался глухой вскрик и что-то мягкое гукнулось на каменный пол. У меня мороз продрал по коже от внезапной догадки. Я кинулся в ту сторону, не обращая внимания на фиолетовые вспышки над моей головой: браслет чётко нёс службу. Но в тот момент меня это совсем не восторгало.
   Страшная картина предстала моим глазам: Санька лежал в луже крови лицом вниз! Ненужные теперь пластинки веером рассыпались по полу.
   Я окаменел. Тишина стояла такая, будто и не было никакой стрельбы. Но бездыханное тело Саньки убеждало в кошмарной реальности произошедшего. Я схватил его за плечо, повернул лицом к себе и чуть не закричал от ужаса: оно было изуродовано и залито кровью! Живого места не осталось!
   Диким взглядом я обвёл пустой магазин, как бы ища подмоги. Но ждать её было неоткуда. Это я ещё в тот момент сознавал.
   Господи, что же делать?!
   И тут вспышка озарила мозг: "Браслет!" Надо надеть его на руку Саньке, как это было в случае с Настей!
   Я было дёрнулся стягивать его с себя, но тут же подумалось: не здесь! Отсюда надо ноги уносить, пока не застукали.
   - Сезам! - взвыл я с невыразимой тоской. - Домой!
   Забыв обо всех своих сверхспособностях и пыхтя от натуги, я кое-как перевалил Саньку через кромку экрана, даже не догадавшись уравнять её с полом своей квартиры. Дав браслету отбой и ни секунды не раздумывая, я стащил его с руки и напялил на безвольную руку друга.
   "Будет ли толк?.". - с замиранием сердца подумал я и вдруг почувствовал, как разом навалилась страшная усталость: сказывалось отсутствие энергетической подпитки браслета, к которой я уже привык и даже не замечал.
   "Будет ли толк?.". - эхом прозвучало где-то на задворках, и липкая чёрная бездна небытия поглотила моё враз отупевшее сознание.
  
  ******
  
   - Давай, давай, открывай свои очи, лежебока! Всё равно ведь уже не спишь!
   Я разлепил веки. Настя сидела возле меня на диване и с улыбкой тормошила меня.
   - Тебя одного нельзя оставить ни на минуту! Обязательно чего-нибудь натворишь!
   Я осоловело посмотрел на неё и вдруг меня подбросило:
   - Санька где?!
   - Да здесь я, здесь, не волнуйся! - Санька, живой и невредимый, показался в дверях спальни. - Портрет свой разглядываю в зеркале.
   - Ф-фу! - облегчённо вздохнул я и опустился на подушку, радостно смотря ему в лицо. - Всё-таки получилось!
   - Да уж, - весело сказал Санька, - занятная штучка, этот твой браслет! Так отполировал мою физиономию, что и следов никаких найти не могу. - Он приложил руку к сердцу и склонил голову: - Благодарю вас, сэр, вы спасли мне жизнь!
   - Ладно тебе! - рассмеялся я. - При чём здесь я? - Я посмотрел на притихшую Настю: - А ты-то как сюда попала? Насколько я помню...
   - "Помнит" он! - надула она губки. - Твоё "скоро буду" очень уж затянулось, милый ты мой!
   - А что, разве много времени прошло?
   - Порядком! Сутки скоро!
   - Это столько я дрых?! - в ужасе вскричал я. - Что ж вы меня раньше-то не растолкали?!
   - Тебя растолкаешь! - хмыкнул Санька, усаживаясь в кресло напротив меня. - Я уж и надежду потерял. Слава Богу, думаю, хоть дышит. Значит, живой. Хорошо, Настя сама пришла, подсказала, что надо всего лишь браслет на руку надеть.
   - А я жду-жду, думаю: это точно он опять куда-то вляпался! Как в воду смотрела! Мне Санька всё рассказал! - погрозила она мне пальчиком, многообещающе прищурившись.
   - Честно говоря, я струсил... - при воспоминании о пережитом горло непроизвольно сдавил спазм, и голос мой дрогнул. - Мог ли я подумать, что такое вообще может приключиться?
   - Котик мой! - назидательно произнесла Настя. - Браслет тебя совсем избаловал: ты и думать забыл, что такое инстинкт самосохранения!
   - Инстинкт забыть невозможно, - возразил я с умным, как мне казалось, видом. - Или он есть, или его нет!
   - Тогда надо быть хотя бы поосторожнее.
   - Ну ладно, господа, - поднялся Санька. - Пора и честь знать. Там, небось, Нинка мне торжественную встречу готовит. "Нажрался!.. Дорогу домой забыл!.."
   - Нажрался? - тупо переспросил я, но он воспринял это, как вопрос.
   - Да ну что ты! Когда бы я успел? Но, всё равно, как-то же надо путно объяснить, где я сутки ошивался? Не скажу же, что в Штатах с гангстерами воевал? Тогда вообще со свету сживёт!
   - Скажи, что у меня заночевал... - не совсем уверенно предложил я.
   - Ага... "У Ленина за чаем..". С какой стати, скажет, дома, что ли, нет? А! - махнул он. - Чего-нибудь придумаю... Чай, не впервой!
   Настя покачала головой:
   - Ай, мужики!..
   Санька насмешливо покосился на неё:
   - Ну а ты бы на её месте поверила, если б всё, как есть, выложить?
   Настя задумчиво посмотрела в окно:
   - Нет, наверное...
   - Вот то-то и оно! - Он протянул мне руку: - Давай, пойду я.
   Я вскочил со своего ложа:
   - Пойдём, хоть до двери провожу. А то что-то вы как с тяжелобольным.
   - А что, уже всё? - удивился Санька, одеваясь. - Ведь только что без сознания валялся?
   - Ну-дык, браслет жа! Я снова к подвигам готов!
   - Я те дам - "подвиги"! - хлопнула меня Настя по спине. - Ишь, доверили игрушку! Одни неприятности!
   - Ну почему же? Разве нечего вспомнить хорошего?
   - Это мы обсудим чуть позже, - она обхватила меня сзади руками и положила голову на плечо.
   - Ну, это... я пошёл, - вздохнул Санька, ещё раз пожал мне руку, кивнул Насте и скрылся за дверью.
   - Ну и что за вопрос ты хотела со мной обсудить? - прищурился я, поворачиваясь к Насте.
   Она прильнула ко мне:
   - "Какой"-"какой"! - И жарко выдохнула: - Соскучилась я!..
  
  21. Племянничек
  
   - Батюшки-светы! - тётка удивлённо всплеснула руками, когда, открыв на наш звонок дверь, увидела нас на лестничной площадке. - Это на каком же самолёте ты летел? Ещё и телеграмма не дошла, а он уже здесь!
   - На ракете! - улыбнулся я, целуя её в щёку. - Вот, познакомьтесь: это Настя, моя невеста!
   Обалдевшая тётка посмотрела на меня долгим взглядом, как будто спрашивая, в своём ли я уме? Потом перевела взгляд на мою избранницу и отступила вглубь прихожей:
   - Проходите...
   Я взял за руку вмиг оробевшую Настю и вошёл в квартиру.
   "Не трусь!" - подбодрил я её и легонько сжал чуть дрожавшую ладонь.
   - Ну-ну, дайте же на вас посмотреть...
   Тётка щёлкнула выключателем и воззрилась на покрасневшую и потупившуюся Настю.
   "По улицам слона водили..." - услышал я её смущённую мысль.
   "А ты как думала? - ответил я ей тем же Макаром. - Через это всё равно когда-нибудь надо пройти, так лучше уж сразу и вот так, откровенно, чем тайком и за спиной. М?"
   "Тебе виднее..." - неопределённо отозвалась Настя, и я услышал довольную тёткину мысль:
   "А ничего дивчина! Поглядим, какой на деле окажется!"
   "Теперь дело за тобой, - улыбнулся я ободряюще. - Не ударь в грязь лицом!"
   "А что я должна делать?" - ещё больше смутилась Настя.
   "Быть собой! - увернулся я. - А вообще - ситуация подскажет".
   - Чего это вы переглядываетесь? - прервала тётка затянувшуюся паузу. - Небось, думаешь, что это она меня, как вещь, разглядывает? - спросила она довольно дружелюбно. - Просто мне не всё рано, кого мой племяш выбрал себе в спутники жизни. Как я понимаю, Вовка тебя на смотрины привёз?
   Настя залилась краской пуще прежнего и ничего не ответила.
   - Ладно-ладно! - рассмеялась тётка и ласково обняла её за плечи. Потом помогла раздеться и повела в комнату. - Вы тут пока посидите, а я сейчас. Честно сказать, не ждала я вас так рано.
   Она вышла на кухню, а я ей вдогонку крикнул:
   - А где же всё семейство?
   - Ну как "где"? - отозвалась тётка, гремя посудой. - Батька - на буровой. Уже вторые сутки не вылазит: авария у них там. Подняли прямо среди ночи. Санька - с друзьями где-то шаблается, а Лёля - в школе. Не волнуйся - скоро все будут в сборе! - Потом, немного помолчав, спросила сквозь шум сковороды: - Так на чём же вы ехали?
   - На самолёте! - соврал я. - На ковре!
   - Не поняла, - тётка выглянула из-за косяка двери.
   - На самолёте, говорю!
   - Да вы обалдели! - всплеснула она руками. - Это ж деньги! И немалые!
   - Ну так что ж? - скроил я важную физиономию. - Разве мы не можем себе этого позволить?
   Тётка окинула меня насмешливым взглядом и покачала головой:
   - Петух гамбургский! Распустил перья перед девушкой, деньгами сорит! А потом - лапу сосать?
   - Не извольте беспокоиться! - откозырял я и плюхнулся на диван рядом с притихшей Настей. - Заработаем! Мы ведь за этим и приехали!
   - Н-да... - Выражение глаз тётки изменилось, появилась в них то ли тревога, то ли досада, я не разобрал. Она повернулась уходить и нарочито бодрым голосом скомандовала: - Настенька! Ну-ка, помоги мне на кухне!
   Та подскочила, как ужаленная, а я легонько шлёпнул её по заднице:
   - Дерзай!
   - Ну тебя! - сверкнула она глазами, оправляя платье и шмыгнула на зов тётки.
   Уж не знаю, о чём они там "гутарили", как любит выражаться та же тётка, но вернулись они в комнату довольные друг другом и каждая со своим подносом.
   Тётка была в своём репертуаре: шебутная, весёлая, невооружённым глазо было видно, что делает она это искусственно, но, странное дело, напряжения не чувствовалось. Наверное, потому, что желание любой ценой создать у нас хорошее настроение принималось нами с готовностью.
   - Ну, чем, как говорится, богаты! - Она поставила на стол свой поднос и принялась над ним колдовать. - Вот конфеты, вот сыр, сметана, сейчас блинчики подоспеют! Небось, проголодались с дороги-то?
   - Не успели, - улыбнулся я, наблюдая за Настей.
   Взгляд тётки остановился на мне и она удивлённо спросила:
   - А вы что, так налегке и приехали?
   - Что значит "налегке"? - прикинулся я, а внутри отхлопал себя по ушам: "Балбес ты, Шарик! О вещах-то и не подумал! Путешественник!"
   Я театрально шлёпнул себя по лбу, мельком взглянув на Настю, и воскликнул:
   - Ё-моё! А сумки-то! Так за дверью и стоят!
   - Да вы обалдели! - побледнела тётка. - Не дай Бог, спёрли!
   "Артист!" - услышал я вдогонку мысленную усмешку Насти.
   Я кинулся к двери, опережая тётку и на ходу "сочиняя" пару гигантских баулов, набитых всяким тряпьём и продуктами питания. Когда я вывалился на лестничную площадку, сумки послушно стояли возле двери, дожидаясь, когда же о них "вспомнят" нерадивые хозяева?
   Одного я не учёл: рядом с возникшими ниоткуда сумками, выпучив глаза, стоял какой-то мужик с мусорным ведром. Наверное, сосед сверху.
   Я весело подмигнул ему, схватил "заблудшее" имущество за не совсем удачно придуманные мною тонюсенькие ручки, которые с радостью вампира не замедлили впиться в мои ладони, и, кряхтя от натуги, заволок их в прихожую, захлопнув дверь перед носом всё так же обалдело стоявшего соседа.
   - Сказала бы я тебе, кто ты, - покачала головой тётка. - Да уж ладно, не украли, и на том спасибо.
   - Ну-к, Наталь Терентьевна, - я наклонился к сумке и вжикнул молнией, раскрывая её бездонное чрево. - Примерьте! - Я вытащил из её недр дорогущую песцовую шубу, приятно защекотавшую мне лицо своей белой с нежным голубым отливом шерстью. Я почти утонул в ней, подняв её над головой, чтоб подарок было лучше видно.
   Тётка оторопела.
   - Вов-ка... - понизив голос, простонала она. - Да ты обалдел! Такие подарки дарить! Ты что, убил кого-нибудь?! Или банк ограбил?!
   - И как это вы догадались? - хохотнул я, довольный произведённым эффектом, и переглянулся с Настей.
   "А мне завидно!" - услышал я её мысль. Глаза её тоже разгорелись при виде шикарного подарка. Видать, шуба мне и впрямь удалась.
   "Уж кому-кому, а тебе-то грех завидовать! - отшутился я. - Будет на то твоя воля, я тебе таких сотню настругаю! Носить-не переносить!"
   "Ловлю на слове!" - сверкнула Настя глазами. А вслух подбодрила тётку:
   - Ну, что же вы?
   - У меня уже и руки затекли! - поддакнул я. - Ну-ка! - Я набросил шубу тётке на плечи. - Не понравится, или мала будет - выбросим!
   - Я те выброшу! - тётка просунула руки в рукава, запахнула шубу и повернулась перед зеркалом туда-сюда. - Ну, племянничек! - зачарованно пропела она. - Дай же я поцалую тебя!
   - Не по адресу! - со смехом уклонился я. - Это Настин подарок! - И, зметив Настины удивлённые глаза, добавил: - Это она выбирала!
   "Ну тебя и понесло!" - услышал я Настино полузадушенное, потому что тётка в этот момент уже повисла ней в приступе благодарности.
   В этот момент мой нос учуял запах горелого.
   - По-моему, горим?.. - напомнил я тётке о позабытой на радостях кухне.
   - Мама! - вскричала та, хватаясь за голову. - Блины-то!
   И прямо в шубе она кинулась спасать то, что осталось от пострадавшего изделия.
   - Ах, что тебя!.. - услышали мы её расстроенный возглас. Настя поспешила ей на выручку. - Вовка! - Голос тётки потешно взвизгнул. - Это всё ты! Совсем сбалберили меня своими подарками! - И она весело заскребла по дну сковородки, пытаясь отделить её от блина.
   Услышав новое для себя словечко, я переспросил:
   - Чего мы сделали?
   - Погоди... Всё равно ничего не слышу... - Новая порция теста растеклась по сковороде, громко шипя.
   Мгновение спустя, тётка вновь стояла перед зеркалом.
   - Нет, ну когда такое было? - восклицала она в упоении, поворачиваясь то одним, то другим боком. - Васильевна точно от зависти помрёт! - заключила она, вероятно, имея в виду свою подругу, и, бережно сняв шубу, пристроила её на почётном месте в своём нехитром гардеробе. - Посмотрим, что ещё Толь Ванч скажет! - А это она уже о дядьке. - Так! - внезапно "протрезвела" она. - Это всё, конечно, хорошо, но чай-то наш, по-моему, совсем остыл? Айда к столу, гости мои дорогие!
  
  ******
  
   - Ну так как же насчёт "интересной" работы? - напомнил я, заскучав от переливания из пустого в порожнее во время трапезы. Все эти подробности о последних событиях её мирка, которыми потчевала нас неугомонная тётка, успели мне изрядно поднадоесть. Настя, я это чувствовал, тоже утомилась поддерживать вежливую беседу о неизвестных ей людях, но держалась стоически и виду не подавала. Я откинулся на спинку дивана и одним ухом тоскливо прислушивался к телевизору, который взахлёб бубнил что-то о предстоящей Олимпиаде в Москве.
   - Куда ты так торопишься? - Тётка подлила мне ещё чаю, но, увидев мой протестующий жест, сказала: - Отдохните с дороги. Работа - не волк...
   - Нам солнца не надо, нам партия светит! - продекламировал я в расчёте на чувство юмора. - Нам хлеба не надо - работу давай!
   Но в этот раз чувство юмора у тётки почему-то дало сбой. Она как-то посерьёзнела и посоветовала:
   - Ты только при батьке-то так не говори.
   - Эт' почему же? Партейный, что ли? - Признаться, я был не в курсе.
   - Да нет... - уклончиво ответила она. - Сочувствующий...
   - Это дядь Толик-то сочувствующий"? - поразился я, припоминая его, мягко говоря, нелестные отзывы о власть предержащих.
   - Представь себе... - скорбно поджала губы тётка и стала собирать посуду со стола. Настя подхватилась ей помогать.
   "Ну чего ты привязался к человеку?" - поймал я её взгляд. - Не видишь, что здесь болевая точка?"
   "Вижу".
   Я уже и сам понял, что вторгся куда-то, куда посторонних не пускают, и пора сворачивать со скользкой колеи, а потому аккуратно напомнил:
   - Так в чём же заключается работа?
   Тётка сразу просветлела лицом:
   - А сам-то как думаешь?
   Но я только пожал плечами:
   - Сытый желудок не способствует остроте мышления.
   - Его кормить вредно, - поддакнула Настя с улыбкой.
   - Это заметно, - тоже улыбнулась тётка. - Учтём. Пока всю работу не сделаешь, кормить не будем. Верно, Настёна?
   Та, озорно играя глазами, кивнула и понесла на кухню поднос с посудой.
   - Поставь там! Я сама! - крикнула ей вдогонку тётка и села за стол напротив меня: - Так вот, дорогой ты мой племянничек, если уж тебе не терпится узнать причину, по которой я тебя сюда вызвала, слушай.
   Дело в том, что я недавно перешла работать в новый садик и уже успела себя там кое в чём показать. Считай, все воспитатели по любому пустяку теперь бегут ко мне: "Терентьевна, а как это? Терентьевна, а как то?" Короче говоря, Наталья Терентьевна в новом коллективе уже авторитет. А это - ой, как непросто в моём возрасте! По сути, всё заново приходилось начинать.
   Они меня нахваливают, а я им: "Это ещё что! Вы моего племянника не видели!" В общем, ты не зазнавайся, но я тебя там представила в самом лучшем свете: ты и художник, и музыкант, и...
   - Музыкант? - удивлённо переспросил я. - Вы ничего не путаете?
   - Ну, я имела в виду твоё увлечение записями. Но ты не волнуйся, с этого боку ты им не интересен. А вот как художник... Садик новый, неоформленный. Работы тебе там - непочатый край!.. Недавно зава подкатывается ко мне: "Наталья Терентьевна, я будто бы слышала, что племянник у вас - художник?" "Да, - говорю, - вы не ошиблись". "А не могли бы вы его попросить, чтоб он помог нам кое в чём?" Сам понимаешь, что отказать я не могла. Только вот... - Она чуть замялась. - О деньгах я с ней речи не вела... И она ни словом не обмолвилась... - В голосе её появились заискивающие нотки. - На карту ставится мой авторитет... И что ты об этом думаешь?
   - Нет проблем! - браво отвечал я с широкой самодовольной улыбкой. - Когда можно начинать?
   - Торопыга! - покачала она головой, но было заметно, что камень с её души упал. - Ты ведь даже ещё не знаешь, что нужно делать!
   - Узнаю! - беззаботно махнул я.
   Она посмотрела на меня долгим взглядом и тихо сказала:
   - Какой-то ты...
   - Какой?
   - Да... Сам на себя не похож... Как пьяный. Море по колено.
   - Это, наверное, я на него так повлияла, - вытирая руки фартуком, Настя вошла в комнату и села рядом со мной. - Вы не думайте ничего такого, он хороший! - И она взъерошила мне волосы на загривке.
   - Да уж кому, как не мне, знать его! - улыбнулась тётка. - Вырос на моих глазах. Это сейчас мы поразлетелись по разным городам. А раньше-то все вместе жили. Он ещё ко мне в группу ходил...
   Она было хотела удариться в воспоминания, но в этот момент в замок входной двери кто-то вставил ключ и стал его проворачивать.
   - Сан-Саныч, наверное! - подмигнула мне тётка, имея в виду своего сына и моего брата Саньку, и пошла встречать.
   Однако, когда дверь широко и по-хозяйски распахнулась, весь её проём заполнила крупная фигура "дядь Толика".
   - О! - удивилась тётка. - Батька явился!
   - А что? - огрызнулся тот. - Не ждала, что ли?
   - Да уж все жданки поела! Как дела-то?
   - А! - хмуро отмахнулся дядька. - Никак. Устал, как собака.
   Громко сопя, он что-то искал у себя под ногами.
   - Да где тапки?! - взорвался он наконец.
   Тётка рассмеялась:
   - Ты голову-то подними, да глянь, кто у нас!
   Он с досадой распрямился, а я взял Настю за руку и вылез из-за стола:
   - Это я ваши тапки оккупировал.
   - О! - вяло удивился он. - Гость! - Он подал мне широкую, как лопата, руку и основательно сжал мою. - Да ты не один! - Он оценивающе скользнул взглядом по Настиной фигуре и сделал вывод: - Женился, что ли?
   - Батька! - одёрнула его тётка. - Ты как бульдозер! Кого хочешь, в краску вгонишь! Ни здрасьте, ни до свидания...
   - Познакомьтесь, - сказал я, не обращая внимания на их перепалку. - Настя. Невеста моя.
   - Ишь ты! - усмехнулся дядька. - Жених!
   Я в ответ только скромно улыбнулся и тихонько пожал руку Насте:
   "Не дрейфь! Он всегда такой - "бульдозер".
   "Да уж..". - ответ Насти не оставлял сомнений в том, что чувствовала она себя под взглядом дядьки далеко не комфортно.
   - Ладно, молодёжь, - устало осклабился Толь Ванч. - Вы меня извиняйте: с ног валюсь. Мне бы чуток жевнуть, да до кровати доползти.
   - Дядь Толь... - рискнул я проявить инициативу. - А как насчёт... - И я выразительно провёл указательным пальцем по горлу.
   В его глазах блеснули искорки интереса:
   - Это как понимать? Ты же у нас вроде как трезвенник? Или всё уже в прошлом?
   - Да нет, - смутился я. - Но за встречу-то чуть-чуть не помешает...
   Он перевёл взгляд на супругу:
   - Как, мать? Чего молчишь?
   - Да я чё?.. - растерялась тётка, не ожидавшая от меня такого вольномыслия. - Дело ваше...
   - "Ваше!", "Ваше!" - огрызнулся тот. - Давай, ставь на стол! В кои веки племяш угощает! Я щас!
   И он живо нырнул в ванную смывать рабочую грязь. Предвкушение выпивки придало ему сил.
   Тётка только головой покачала:
   - Ишь, запрыгал!..
  
  ******
  
   Пока Толь Ванч не уговорил две посудины сотворённого мною "напитка", он и не подумал "ползти" в сторону кровати.
   - Ох и хорош! - добродушно покрякивал он, опрокидывая в себя рюмки, казавшиеся в его лапище напёрстками. - Сам гонишь? Али как?
   - Куды мне, грешному! - переглянулся я с Настей, которая поначалу тоже, как и тётка, была немало удивлена, когда я взялся активно "помогать" Толь Ванчу опустошать стеклотару, но потом, видя, что я ни в одном глазу, заподозрила неладное.
   - А ну-ка... - она взяла у меня из руки рюмку и, осторожно понюхав, пригубила.
   "Ах ты жулик!" - озорно сверкнула она вмиг подобревшими глазами и вернула мне сосуд. - А я уж было подумала..".
   - А чё так м-мало? - спросил Толь Ванч, уже изрядно осоловевший, и налил в пустующую Настину рюмку. - Ты п-пей! С-сён-дня можно!..
   - Батька! - Тётка тревожно посмотрела на будущую сноху, но та, как ни в чём ни бывало, улыбнулась, пригубила и протянула ей:
   - Попробуйте!
   Я с улыбкой наблюдал за ними.
   - А ты думаешь, у меня не такая? - нервно отозвалась тётка, которой эта внезапная попойка была сильно не по душе. Она взяла свою рюмку и от одного запаха её своротило: - Гадость!
   - Но-но! - Толь Ванч погрозил ей и опрокинул ещё одну порцию. - Н-не опи... ж-жай! Я тах-хого с-сам... гону ни в жисть не... п-про... бовал!.. Да и т-ты... т-т... оже! - Он поднял почти пустую бутылку к глазам и, глядя на меня сквозь неё, промямлил: - Н-н... что, п-племяш?.. Я эт-то... Пшёл?.. Над-да, п-пынима-ишь ты?.. - Он многозначительно понял указательный палец к потолку и повертел им, будто собирался просверлить дырку.
   Я с большой охотой закивал.
   - Нищ-щего ты... н-не п-пыни... маишь... - Он поставил бутылку, встал, и, сильно качаясь, пошёл к двери. Уцепившись за косяк, он обернулся: - А ты это... м-моло... дес! Уважил... И деваха твоя... Во! - Он отклеился от опоры и хотел было показать большой палец, но его сильно качнуло назад. Хорошо, тётка вовремя подскочила.
   - Ладно-ладно! - Она взяла его за плечи. - Пошли, ценитель! - Его качнуло в сторону кухни. - Да не туда!
   - Сам з-зна... ю! - отмахнулся он и, после нескольких попыток коррекции траектории, исчез в спальне.
   Некоторое время оттуда слышалось его недовольное бормотание, потом он затих.
   - Ты зачем его так напоил? - шёпотом спросила Настя.
   - Чтоб не мешался! - так же шёпотом ответил я.
   - Так ведь он и так собирался отдыхать.
   - Зато теперь будет отдыхать более качественно.
   Появилась обескураженная тётка:
   - Не пойму, чего это его так развезло?
   - Устал, наверное? - посочувствовал я.
   Она серьёзно посмотрела на меня:
   - Но ведь и ты же не отставал? А по тебе не скажешь... Вообще-то я думала, что ты ещё держишься...
   - Да вы попробуйте, чего он пьёт! - опять протянула Настя ей свою рюмку.
   - Чай, не слепая: с одной же бутылки!
   - Попробуйте-попробуйте! - настаивала Настя с хитрой улыбкой.
   - Да чего там... Тётка недовольно взяла рюмку из Настиной руки и опасливо принюхалась. Не почувствовав специфического запаха, она пригубила содержимое и подняла удивлённый взгляд: - Не поняла: вода, что ли?
   - "Ачалуки", - улыбнулся я.
   Глядя мне в глаза она несколько секунд соображала, потом вынесла вердикт:
   - Значит, пока я его укладывала...
   - Да нет же! - Настя схватила бутылку, из которой "подзаряжался" Толь Ванч, вылила оставшуюся жидкость в свободную рюмку и протянула ей: - Проверьте!
   - Вода... - недоумённо произнесла та, пригубив напиток.
   - Вот именно! - торжествующе произнесла Настя. - Потому-то он и трезв, как стёклышко!
   - Да чего вы мне голову морочите?! - наконец возмутилась тётка. - С чего ж тогда батька окосел?
   - От водки, - честно сказал я.
   - Но здесь же вода!
   - А это фокус такой! - улыбнулся я. - Раз! - водка, раз! - вода!
   Она задумчиво осмотрела нас и махнула устало:
   - Ладно... Пусть будет так. - И усмехнулась: - Фокусник!
  
  ******
  
   Не дожидаясь, пока явятся остальные члены семейства, наш отряд под предводительством тётки выступила в направлении детского садика номер три, как нам было объявлено. По дороге женская половина ныряла в каждый магазин, благо, их было по десятку на каждом метре, а мужская, то бишь я, терпеливо следовала в её фарватере, а то и просто скучала, подпирая двери очередного собрания симпатичных ненужностей. Выходили они оттуда обе довольные и сияющие, и я уже точно знал, что сумки, которыми они снабдили меня в начале пути, опять прибавят в весе. И, чем лучше становилось их настроение, тем ощутимее сумки оттягивали мне руки. Наконец я не вытерпел:
   - Милые женщины! Вы не за были о цели нашего путешествия?
   Они удивлённо воззрились на меня:
   - А куда ты так торопишься?
   Я бухнул сумки возле лужи поменьше и предложил:
   - Давайте так! Вы будете стаскивать сюда со всех окрестных магазинов всё, что закупите, а потом мы поймаем что-нибудь на колёсах и отвезём это домой.
   - Ой, да ладно тебе! - снисходительно улыбнулась Настя. - Давай уж помогу! - Она попробовала приподнять одну из сумок, но улыбка тут же исчезла с её лица: - И вправду тяжело! А вроде ничего и не брали...
   - Конечно не брали! - съязвил я. - Это я вон там, за углом, кирпичей насовал! Послушай! - зашипел я ей на ухо, хотя мог прекрасно обойтись мыслепередачей. - Я понимаю, ты хочешь понравиться тётке и, конечно, приветствую это. Но зачем ты всё это покупаешь в магазине?! Я тебе такого добра тысячами настрогаю!
   - А это образцы, по которым ты будешь копии "строгать"! - озорно сверкнула она глазами, чмокнула меня в щёку и нырнула следом за тёткой в людской поток, заглатываемый раскрытым зевом магазина, возле которого мы так содержательно побеседовали.
   Наконец, мы добрались до цели нашего путешествия. Женская половина так и не выказала сочувствия к моим страданиям, если не считать той жалкой попытки Насти помочь мне.
   Здание садика произвело на меня самое благоприятное впечатление. Лишь только оно вынырнуло из-за последних сосен, закрывавших обзор, моё воображение тут же разыгралось. Очень мне понравился его фасад: такая огромная и пустая стена! Туда так и просилась какая-нибудь цветасто-глазастая симпатичная картинка. На всю стену! Её будет хорошо видно издалека.
   Я не замедлил сообщить об этом тётке.
   - Во-во-во! - закивала она с довольным видом. - Я знала, что это безобразие не оставит тебя равнодушным! А вот сюда посмотри, - она указала на уютные навесы, под которыми копошилась детвора в сопровождении молоденьких, и не очень, воспитательниц. - Видишь эти пустые простенки? Как тебе?
   Тётка знала меня, как облупленного! Я в предвкушении даже слюну пустил. Но на этот раз кистями махать мы не будем, решил я, а опробуем новый способ творческого самовыражения. Как это там?.. "Материализация ментальных конструкций"!
   Гм! Формулировочка ещё та!
   Правда, принародно заниматься этим я не собирался. Во избежание, так сказать, лишних вопросов. А пока решил просто продумать, что и куда мы разместим. В том, что у меня всё получится самым наилучшим образом, я и не сомневался. Однако, как говорится, человек предполагает, а вот Бог...
   Женщины мои растаяли где-то в глубине садика, оставив меня на растерзание моему же воображению. И только у меня потекла мысля, как от этого приятного занятия меня отвлёк чей-то ангельский голосок:
   - Дядь! А дядь!
   Я обернулся, но на уровне своего роста не нашёл никого. Опустив очи долу, я обнаружил рядом с собой существо лет трёх-четырёх неопределённого пола. Оно держало в руках куклу, у которой была оторвана голова.
   - Тебе чего, мальчик? - рискнул я определить принадлежность ребёнка к какому-нибудь полу.
   - Я не мальчик! Я девочка! - довольно грубо отрезало существо и сердито надуло губки.
   - А-а... Ну извини, - я присел, чтобы наши глаза оказались на одном уровне. - Как тебя зовут?
   - Таня! - ответила девочка, словно отмахнулась, и деловито распорядилась, протягивая мне покалеченную куклу: - Сделай!
   Я взял куклу из её рук, вставил голову на место и спросил:
   - Зачем же ты её поломала? Ей же больно.
   Девчушка постучала мне по лбу кулачком и произнесла назидательным тоном:
   - Дядя, ты что? Это же игрушка!
   Меня слегка покоробило от такой бесцеремонности и я решил немного проучить её. Кукла в моих руках зашевелилась и села, свесив с ладони ноги. Потом она постучала себе по лбу своим крошечным кулачком, копируя хозяйку, и пропищала:
   - А ты думаешь, игрушкам больно не бывает?
   - Ой! Машка! - взвизгнула поражённая девчушка и выхватила куклу у меня из рук. - Ты разговаривать умеешь?! - Казалось, её глазёнки сейчас выпрыгнут из орбит.
   - А чем я хуже тебя? - пропищала кукла в ответ и вызывающе подбоченилась. - Я всё умею! Только тебе не показываю! - И она выразительно посмотрела на свою растерявшуюся хозяйку.
   - А почему?! - изумилась та. Ей уже было не до меня.
   - Потому что ты противная и злая! - И кукла показала обалдевшей девчонке свой крошечный язычок.
   - Вот и неправда! - Глаза Танюши подозрительно заблестели.
   - А вот и правда! - Кукла дрыгнула ногой, будто хотела ею топнуть. - А кто мне голову оторвал? А?
   - Это не я! - По щекам Тани уже уже катились крупные капли. - Это Васька! Ну скажите ей! - вспомнила она о моём присутствии.
   Я улыбнулся:
   - Кукла, наверное, лучше знает...
   - А почему я такая грязная? - продолжала изгаляться пигалица. - Ты последний раз когда мне платье стирала? А?
   Девочка растерянно посмотрела сквозь слёзы на куклу и прошептала:
   - Не знаю...
   Кукла вывернулась из её рук, шлёпнулась на землю, встала, деловито отряхнула своё видавшее виды платьице и сделала ручкой:
   - Пойду поищу девочку получше тебя!
   Несчастная Танюша плюхнулась на четвереньки, стараясь схватить ловко уворачивающуюся строптивую игрушку.
   - Машенька! Ну Машенька! Ну не надо! - навзрыд верещала она, ползая по асфальту. - Машка-а-а! - наконец не выдержала она и, усевшись на бордюр, громко заревела: - У меня больше никогда не будет такой куклы-ы-ы!!!
   Я подошёл, погладил её по кудряшкам и посоветовал:
   - А ты попроси у неё прощения. Может, она и вернётся к тебе? - Я поманил куклу пальцем: - Ну-ка, подойди, Танечка хочет тебе чего-то сказать.
   Цок-цок-цок! Пластмассовые ножки протопали по асфальту и остановились возле мгновенно притихшей девчушки.
   - Ну, - пропищала она, подбоченясь и вызывающе отставив ножку. - Я слушаю!
   - Машенька... - плаксивым голосом стала канючить Танечка. - Я больше никогда не буду... - Она всхлипнула. - Обижать тебя... Вернись ко мне... Ну пожалуйста...
   Кукла сделала выразительный жест своей крохотной ручкой:
   - Ладно уж! Что с тобой поделаешь?
   Она высоко подпрыгнула и угодила прямо в распростёртые объятия заплаканной хозяйки. Та сразу крепко прижала её и, гладя по капроновым волосам, тихо пробормотала:
   - Никому тебя не отдам!
   Кукла молчала и не шевелилась.
   Вся эта сцена осталась никем не замеченной, поскольку кустарник, растущий вдоль тротуара, закрывал обзор, и внимание воспитателей, пасших неподалёку своих маленьких подопечных, привлёк только громкий плач девочки.
   - Танюша! - раздался женский голос у меня за спиной и из-за кустов показалась голова воспитательницы. - Ты что тут делаешь? Здравствуйте, - сказала она, увидев, что Танюша не одна.
   Я ответил на приветствие, а Танюша просопела, всё так же прижимая к груди драгоценную куклу:
   - Мы с Машенькой помирились!
   Воспитательница понимающе улыбнулась и поманила её к себе:
   - Пойдём. - И уже издалека я услышал: - А что это за дядя с тобой разговаривал?
   - Волшебник! - уверенно ответило дитя.
   Вот так. Ни больше, ни меньше. Безо всякой там научной зауми. Устами младенца, как говорится...
   Эксперимент мне понравился. Бесёнок внутри меня толкал вытворить ещё что-нибудь в этом роде. Но мои поползновения так и остались в этот раз нереализованными, поскольку на горизонте нарисовались мои женщины в сопровождении седоволосой матроны с довольно суровым взглядом.
   - Вот, пожалуйста! Прошу любить и жаловать! - высветила меня тётка. - Племянничек мой. Собственной персоной.
   Взгляд заведующей (а это была именно она) чуть потеплел и опять принял прежнее, видимо, обычное для неё, выражение. Мне стало смешно и в то же время неуютно: с таким лицом заведовать только колонией строгого режима, а не детским садиком!
   Заведующая сразу взяла быка за рога:
   - Если я правильно поняла, вы намерены помочь нам с художественным оформлением?
   Я развёл руками:
   - Какой разговор?
   Она мне сразу не понравилась, и, если бы не зависимое от неё положение тётки, я бы с удовольствием ей нахамил. За одно только выражение лица.
   - Тогда пойдёмте, я посвящу вас в свои планы! - провозгласила она и, величественно развернувшись, возглавила шествие.
   Она долго водила нас по территории садика, нудно объясняя своим гортанным голосом, где, сколько и в какой позе какого зайца надо изобразить. Меня этот спектакль и смешил и раздражал. Неужели нельзя было просто сказать: "Сделайте так, чтобы детям было интересно"?
   Особенно резало слух по делу и без дела употребляемое ею словечко "однозначно":
   - Зайчик здесь должен сидеть на пеньке и держать в лапах морковь. Это - однозначно!
   И всё в таком вот духе.
   Пока продолжалась эта познавательная пытка, за нами неотступно следовали тётка с Настей. И каждая из них испытывала свои, далеко не однозначные чувства относительно монолога заведующей. Я буквально слышал распиравший Настю смех после каждого припечатывания означенным словечком. Тётка же, напротив, относилась к речи завы со вниманием и уважением. Привыкла, видать.
   Наконец, зава решила, что клиент готов и высокомерно поинтересовалась:
   - Что потребуется от нас?
   - Только одно, - вежливо скривился я, стараясь изобразить улыбку. - Не мешать.
   Старая грымза, видать, привыкла совать свой нос в каждую дырку и мой ответ ей, конечно, не понравился. Но виду она не подала и только спросила:
   - И сколько времени займёт у вас эта работа?
   Надо было видеть, какое выражение появилось на её и без того не симпатичном лице, когда я, не подумавши, брякнул:
   - Завтра всё будет готово!
   Она оглядела меня с головы до ног, потом не очень ласково зыркнула на тётку, тоже не испытавшую большой радости от моего необдуманного ответа, и разочарованно проскрежетала:
   - Молодой человек, это, по меньшей мере, несерьёзно!
   Однако я был невозмутим:
   - Утро вечера мудренее!
   Она невидящим взглядом пронзила меня и сухо сказала:
   - Я полагала, что мы нашли общий язык. Как видно, я ошибалась. Всего хорошего!
   Она важно развернула себя на сто восемьдесят градусов и, гордо подняв голову, удалилась, олицетворяя собой оскорблённое царское достоинство.
   - Ну и что теперь? - Голос тётки тоже не предвещал ничего хорошего.
   Я пожал плечами:
   - Не вижу проблемы.
   В ответ она разразилась длинным истерическим монологом, основным содержанием которого было, конечно, обсуждение моего неблаговидного поступка, окончательно разрушившего мой, так долго создаваемый ею, имидж.
   Я внимательно выслушал её и заметил, что ещё не утро.
   - Да будет тебе дурака-то валять! - вконец разозлилась моя тётка и обратилась к притихшей Насте: - Может быть ты объяснишь, что это такое с ним сделалось? Совсем я его не узнаю! Корчит из себя невесть что!
   Настя испуганно посмотрела на меня и просигналила:
   "Чего сказать-то?"
   Тут уж я не выдержал.
   - Ах, так? Ну тогда - смотрите!
   Я отвернулся от раскрасневшейся тётки к фасаду здания, возле которого всё и происходило, и в тот же миг прямо на голых кирпичах стал проявляться рисунок, который я обмозговывал незадолго до появления маленькой Танюши. Огромная ромашка, на лепесках которой появились смеющиеся детские физиономии, заняла собой почти всю стену высотой в два этажа. Цвета получились изумительные - яркие, сочные! Я, будто дирижёр, стоял с простёртыми к стене руками и мысленно направлял художественную деятельность Сезама. Там притенить, здесь высветлить... В сердцевине ромашки всеми цветами радуги заиграла надпись: "Детский сад "ОГОНЁК".
   Вся работа заняла не более двух-трёх минут. Со счастливым от упоения лицом я повернулся к своим притихшим женщинам и вдруг обнаружил, что зрителей у нас заметно прибавилось: сбежались, похоже, не только обитатели детского садика, но и жители соседней пятиэтажки.
   Всё ещё затуманенным взором я окинул толпу, облепившую садиковскую ограду, и обратился к потерявшей дар речи тётке:
   - Что вы скажете тперь? Трепло я? Или как?
   Она медленно перевела зачарованный взгляд со стены на меня и смогла только прошептать:
   - Вовка-а-а...
   В толпе за оградой послышались насмешливые голоса:
   - Эй, мужик! А ты только детей умеешь рисовать?
   - А как насчёт червонца?
   - А если пару тыщ? Слабо?
   Я усмехнулся и крикнул им:
   - Чего ж так мелко? Давай уж по-крупному!
   - Ты глянь! - послышалось в ответ. - Он ещё и издевается! Деньгу-то, небось, слабо изобразить?
   - Ну, паразиты! - загорелся я. - Держитесь!
   - Володь, не надо... - услышал я тихий голос Насти. - Не связывайся...
   Но было уже поздно. С неба посыпался дождь из банкнот различного достоинства: от червонца до сотенной.
   Что тут началось, я думаю, вы можете представить!
   - Опять ты всё испортил! - с досадой сказала Настя. - Теперь надо уносить отсюда ноги!
   - Это что ж такое делается?! - подала голос чуть живая от удивления тётка, но я в это время уже заталкивал её в открывшееся чрево Сезама, на заднем плане которого высветилась её квартира.
   Конечно же, за этим последовало долгое и уже порядком надоевшее мне пересказывание всего, случившегося со мной. Многие детали я, естественно, опускал, оставляя чисто конспективную суть.
   Реакцию тётки вы, конечно, тоже можете себе представить. После многочисленных препирательств, уточнений и заверений, мы стали собираться домой.
   - А как же заказ завы? - расстроилась тётка. - Мне ж теперь житья не будет...
   - Ну как вы могли такое подумать! - успокоил я её. - Всё уже готово. Я же обещал.
   - Это когда же ты успел? - недоверчиво посмотрела она на меня.
   - А вот пока мы тут... объяснялись.
   - Правда-правда! - закивала Настя. - Я всё слышала! Вот здесь! - она постучала себе по голове. - Он же у меня, как на ладони! - весело заявила она и прижалась к моему плечу.
   - Ну, дети... - Вздохнула тётка и покачала головой. - Как бы там ни было, а я всё-таки рада за вас. Хоть вы и набузили здесь и мне теперь расхлёбывать придётся... Ну да ладно, не впервой. Чего-нибудь придумаем.
   - Но ведь заказ-то выполнен! Чего ж выкручиваться-то?
   - И он ещё спрашивает! - всплеснула тётка руками. - Ну вот как нормальному человеку объяснить, каким это образом в мгновение ока заурядный садик превратился в Третьяковскую галерею?.. Ты бы хоть думал, прежде чем рот открывать!
   - Дельное замечание! - поддержала Настя. - Неплохо бы и прислушаться. А то из-за своего языка уж столько всего натворил!
   Я хитро прищурился:
   - Вы ещё не всё знаете! - И вкратце пересказал историю с Танюшей.
   - Это ладно! - отмахнулась тётка. - Дитю только на пользу пойдёт. А вот крупного разговора мне не избежать. - Она улыбнулась: - Это "однозначно"!
  
  22. Незваный гость хуже татарина
  
   Во время перехода что-то произошло. Будто по лицу мазанули чем-то чёрным и мохнатым. Браслет, присутствие которого на руке я практически не замечал, стал вдруг мертвенно-холодной и тяжёлой железякой. Тонкий писк повис в комнате, породив нехорошее предчувствие.
   Я удивлённо оглянулся. В комнате я был один: экран почему-то схлопнулся раньше, чем Настя успела переступить его порог.
   "Что за дела?" - возмутился я самодеятельностью Сезама и собрался было дать команду на обратный ход, но в голове вдруг прозвучал взрывоподобный голос:
   - ЗРЯ СТАРАЕШЬСЯ!!!
   Я вздрогнул и непроизвольно схватился за голову. Потом огляделся по сторонам и не обнаружил ничего интересного: Настина квартира была пуста.
   - ДА ЗДЕСЬ Я!!! ЗДЕСЬ!!! У ОКНА!!!
   Голос (его нельзя было назвать мыслью, хоть и звучал он внутри головы) буквально раздирал мой мозг.
   Приглядевшись, я действительно заметил на фоне колеблющейся от сквозняка занавески какой-то размытый тускло мерцающий силуэт, в серой дымке которого при известной доле фантазии можно было угадать очертания человеческого тела.
   "Вот только привидений мне сейчас и не хватало!" - подумал я, а вслух спросил:
   - Кто здесь?
   В ответ прогрохотало:
   - НАЗЫВАЙ МЕНЯ - ПОВЕЛИТЕЛЬ!!!
   Ишь ты! Я поморщился от громкости раздиравшего черепушку звука и сказал:
   - А потише никак нельзя? Это во-первых...
   - КАКИЕ МЫ НЕЖНЫЕ!!! - оглушительно расхохотался призрак.
   - А во-вторых, - продолжил я с расстановкой, хотя давалось мне это с трудом: голова раскалывалась на части. - Во-вторых, с какой это стати?
   - КАКИЕ МЫ САМОСТОЯТЕЛЬНЫЕ!!! - Мне даже показалось, что силуэт подбоченился. Но я мог и ошибаться.
   - Слушайте, вы!!! - перешёл я наконец в атаку. - Что всё это значит?! Где моя Настя?! И вообще, - я сделал неопределённый жест рукой, - не соблаговолите ли избрать более удобную для общения форму?!
   Призрак хмыкнул, заклубился мутным, с цветными пятнами, дымом, налился чернотой и резко уменьшился в размерах. Теперь на сиденье кресла стоял, гордо выпрямившись и скрестив короткие ручки на груди, маленький, сантиметров сорок, не больше, плюгавенький человечек со злющей физиономией. Своими наглыми глазками-буравчиками он тут же принялся сверлить меня из-под насупленных кустистых бровей, сросшихся на переносице. От этой самой переносицы начинался непомерно большой для такой тщедушной фигурки хищный орлиный нос, едва не касавшийся выступающего вперёд надменно задратого подбородка.
   "Повелитель" поставил одну ногу на подлокотник кресла, на котором он стоял, и из его плотно сжатых тоненьких губ раздался уже совершенно другой голос, больше походивший на скрип несмазанных дверных петель:
   - Настя, говоришь? - Он при этом безобразно осклабился: - Поигрались и довольно! Пора и за дело!
   И тут я его узнал. Да это та самая рожа, что красовалась на моей так и не законченной картине! Чёрт! Собственной персоной! Только без рогов. Обломали, видать, рога-то. Насчёт копыт не знаю, в сапожках не видать, а хвоста, по-моему, точно нет. Но рожа - та самая!
   - Это почему же "довольно"? - Я мрачно усмехнулся. - Только-только во вкус начал входить!
   В ответ он нервно крутанулся, взмахнул карикатурными, непомерно большими для такого обладателя, руками и брякнулся в кресло:
   - Некогда мне тут с тобой шутки шутить! Я тут по делу!
   - Что-то я не совсем понимаю, - начал я, поглаживая совсем заледеневший браслет, - кто здесь гость, а кто хозяин?
   Узрев мои манипуляции, он злорадно осклабился:
   - Не трудись, эта игрушка в моём присутствии не действует! Денежки, девочки - это она умеет. Ну, ещё пару-другую фокусов. И всё! Но только, - он помахал указательным пальцем, - не со мной тягаться!
   При этом грудь его ещё больше выпятилась. Казалось, он сейчас лопнет от чувства собственного достоинства.
   Браслет и впрямь не отзывался на мои призывы раскатать в лепёшку незваного гостя, и мне ничего не оставалось, как только держать форс. Я невесело усмехнулся и процедил сквозь зубы:
   - Мелковат больно!
   Его буквально подбросило:
   - Тебя такие пустяки беспокоят?! Ну что ж, тогда смотри!!!
   Он в театральном жесте воздел руки к потолку и прямо на глазах его тщедушное тельце стало разбухать, будто на дрожжах, приобретая не очень привлекательные очертания доисторического ящера о четырёх ногах и длинном хвосте, густо утыканном копьевидными шипами. Быстро, прямо-таки катастрофически, увеличиваясь в размерах и заставляя меня отступать в угол комнаты, он наконец упёрся в потолок, сорвав шипами, которых и на спине у него было предостаточно, люстру. Своей необъёмной задницей он ободрал хороший кусок обоев со стены, выдавил мощным хвостом оконную раму и свесил его на улицу. Далеко внизу раздался удар, зазвенели стёкла и даже, по-моему, донёсся чей-то приглушённый вскрик. В обезображенную комнату ворвался холодный воздух с улицы. Занавески радостно вспорхнули и тут же запутались в шипах моего "милого" посетителя.
   В довершение разгрома не выдержал книжный шкаф и комната наполнилась ужасающим треском дерева, звоном и хрустом битого стекла. Дедовы фолианты, вперемешку с остальными книгами, посыпались на пол прямо под безжалостные слоноподобные ноги чудовища, с которого впридачу стекала какая-то грязно-зелёная слизь. Треск разрываемых корешков и втаптываемых в грязную жижу бесценных страниц поверг меня в панику.
   "Боже мой!!! Что же он творит, гад?!!"
   Морда зверя, чуть поменьше микроавтобуса, оказалась в полуметре от меня.
   - НУ?!! КАК Я ТЕБЕ?!! - взревел он мне прямо в лицо. Болотный смрад, источаемый его пастью, буквально оглушил меня своей несусветной вонью.
   - Да, знаешь ли... - поёжился я. - В первом варианте оно было как-то... того... сподручнее...
   - ХА!!! ХА!!! ХА-А-А!!! - довольно заревел он и с последним звуком, будто проколотая шина, стал уменьшаться в размерах, в обратном порядке повторяя все метаморфозы, пока, наконец, не предстал передо мной в прежнем обличье маленького негодяя.
   - Ну а теперь слушай меня! - продолжил он своим трескучим голосом с непередаваемо высокомерным выражением на своей бандитской роже, но я перебил его, сделав к нему один-единственный шаг:
   - Нет, это ты послушай...
   Договорить я не успел. Острая боль жгучим хлыстом опоясала моё тело и я оказался не в состоянии не то что говорить, но даже соображать, и только замычал от нестерпимой боли.
   - Своего повелителя надо любить и уважать! - назидательно проскрежетал злобный голосок. - И рот открывать только для того, чтобы выразить своё почтение и согласие! Ты понял? - Он подошёл и снизу заглянул мне в глаза, так как голова моя сама собой оказалась в области колен оттого, что тело скрючило от безумной боли. - Ты - мой раб! А я - твой Повелитель! И теперь ты будешь делать только то, что скажу тебе я!
   Боль была всеобъемлющей, пронзала насквозь, не давая пошевелиться, застилая сознание мутной пеленой.
   "Сезам... Где же ты... со своей хвалёной защитой?.". - вымученно подумалось где-то на задворках. Но ответа я не получил. Сезам был в полной отключке. Как и его хозяин.
   А новоявленный тиран продолжал распинаться, прохаживаясь передо мной с надменным видом.
   - Я собираю команду, - говорил он, криво ухмыляясь, - из таких вот молодцов, как ты. Однако здесь вас по пальцам можно перечесть.
   - М-м-м! - промычал я, не в силах больше терпеть. Мне уже было глубоко начхать, чего он там заливал. Информация усваивалась мною очень смутно и избирательно. Лютая боль заполнила, казалось, всю Вселенную!
   А он что-то скрежетал о какой-то то ли планете, то ли галактике, где происходили события, жутко его не устраивающие, и он очень желал повернуть их течение в русло своих амбиций. Но при чём здесь я, до моего раскалённого сознания не доходило. Хоть я и догадывался, что причиной нашей "задушевной" беседы был браслет, в данную минуту оказавшийся совершенно бесполезным.
   Не могу сказать, сколько продолжалась эта пытка. Может, час, а, может, и несколько минут. Но внезапно всё кончилось и я в изнеможении рухнул на пол. Сознание не отключилось, но телом управлять я был не в состоянии, ощущая себя, как трижды выжатый лимон. Лёжа в самой неудобной позе, какую, падая, сумел изобрести, я медленно приходил в себя и пытался осмыслить, что произошло.
   Вместе с болью исчез и её источник. И только в ушах всё ещё звучал, как эхо, его последний выкрик:
   - Запомни, что я тебе сказал и не пытайся улизнуть! С того света достану!
   Я вяло усмехнулся: хорошенькое дело - "запомни"! А если я вообще ничего не услышал из-за адской боли?
   Нечего сказать, приятная форма общения. Весьма.
   Похоже, с исчезновением моего дражайшего Повелителя очухался и мой Сезам. Я почувствовал это по живительным струйкам, побежавшим по рукам и ногам. Это он взялся за восстановление нормального функционирования моего организма.
   Ну, спасибо! Вовремя!
   Спина была ещё не моя, но конечности мало-помалу стали отходить. С их помощью я кое-как поднялся и сел, опершись на обезображенную стену. Комната, конечно, благоухала чистотой и идеальным порядком. Если бы не высаженая "с мясом" рама, то запах монстра, в которого изволил превращаться мой властолюбивый гость, удушил бы меня. А так только волнами накатывал мерзкий духан, сравнимый разве с ароматом застарелой канализации. По стенам медленно сползали куски слизи, которой был покрыт ящер. Они приятно дополняли картину тотального разгрома.
   Глядя на растерзанные книги, смешанные с вонючей слизью экзотического гостя, сердце кровью обливалось.
   "Интересно бы увидеть лица людей на улице в тот момент, когда из окна пятого этажа вывалился хвост диковинного зверя, - подумал я и хмуро улыбнулся. - Везёт же мне на разные катаклизмы с тех пор, как с Настей познакомился..".
   И вдруг меня как током ударило: "Настя!!!"
   Я резко дёрнулся, видимо, собираясь тут же кинуться на её поиски, но моя, ещё не отремонтированная, спина вернула меня в исходное положение.
   Я до крови закусил губу и грохнул кулаком по столу:
   - Сезам!!! Твою мать!!!
   Передо мной услужливо загорелась празднично-красная надпись:
   "Слушаю".
   - Слушает он! Где ж ты был, защитничек, когда эта сволочь гнула меня в дугу?!
   Надпись резво сменилась:
   "Энергетика перпендикулярной Вселенной мне не подвластна".
   - Как у тебя всё гладко и обтекаемо! - дрыгнул я ногой и взвыл от выстрела в спине. - "Не подвластна"! Где Настя?!
   Браслет ответил не сразу. А когда появился текст: "В обозримой части Вселенной её местонахождение не наблюдается", меня охватила паника.
   - Да ты можешь мне нормально сказать, где она?!!
   После непродолжительной паузы браслет высветил:
   "Её нет".
   Тут уж я не выдержал и подскочил, не взирая на сопротивление истерзанных внутренностей.
   - Ну-ка, ты! Грамотей! Давай-ка, живо показывай мне тёткину квартиру!
   Браслет невозмутимо высветил тёткину прихожую, откуда несколько минут назад я переступил порог. Там тётки не было. Я услышал бубнящий звук телевизора из комнаты и, переступив порог экрана, сунулся туда. Тётка сидела на диване и смотрела телевизор. При моём появлении она вздрогнула и возмущённо воскликнула:
   - Господи, это опять ты?! Что случилось?
   Я спросил:
   - Настя где?
   - Как "где"? - выпучила она глаза. - С тобой ушла!
   Я насторожился:
   - Вы ничего не путаете?
   Она как-то странно посмотрела на меня и спросила:
   - Что за концерт ты тут устраиваешь? Удивить, что ли хочешь? Так и так уже... дальше некуда!
   - При чём здесь "удивить"? Настя где? Со мной она не уходила.
   - Ты уж совсем из меня дурочку делаешь! Сейчас вот, на моих глазах, только ушёл и сразу же назад выскочил, как ошпаренный! Забрал её и опять упрыгнул! Теперь по новой, что ли?!
   - Странно...
   С полным сумбуром в голове, я не стал добавлять проблем ещё и сильно озадаченной тётке и, откланявшись, вернулся в Настину развороченную квартиру.
   Надо было собрать мысли в кучу. Дело было ясное. Прикинувшись мною, этот урод умыкнул Настю. И внешность сотворил такую, что и тётка не заподозрила подмены. Видимо, и Настя тоже, поскольку ушла с ним без эксцессов. Если бы было наоборот, тётка бы не преминула заметить. Только непонятно, когда он это успел? Вроде бы всё время со мной был, спектакль показывал. Или я чего-то пропустил, пока загинался от боли? Ладно, разберёмся.
   Справиться с волнением мне удалось не сразу. А когда пришёл в норму, решил не паниковать и рассчитывать на собственные силы. Похоже, браслет мне не помощник против супостата, но и без него я был бы неинтересен моему перпендикулярному "Повелителю".
   - А что это за Вселенная такая хитрая - "перпендикулярная"? - задал я вопрос своему "защитничку", когда мне совсем полегчало.
   Сезам выдал ответ в своей манере:
   "Пространственно-временной континуум имеет бесконечное множество измерений. Одно из них - перпендикулярное данному".
   - Гм-гм! Можешь считать, что я всё понял. Но от меня-то ему чего надо?
   "Ты теперь - воин".
   Я обалдело уставился на экран:
   - Это в какой-такой войне, позволь поинтересоваться?
   "Против сверхцивилизации четвёртого уровня".
   - А попроще никак нельзя? "Вихри", "уровни"! У неё что, названия нет?
   "Есть".
   - Ну и какое же?
   "Ни на одном из языков вашей планеты эквивалента ему не имеется".
   - "Вашей"! - задело меня. - А сам-то ты откуда, такой хороший?
   "Из шарового скопления Эн-Джи-Си 6539 в созвездии Змеи", - потом подумал и добавил: - "По одному из земных каталогов".
   Во как! Так просто и легко разрешился вопрос, который я давно собирался задать ему, да всё было как-то недосуг.
   - И как же далеко это отсюда? - я даже дыхание затаил, зная, что шаровые скопления находятся у чёрта на куличках - на самой периферии Галактики, даже и не и в её плоскости.
   "Недалеко, - был ответ. - 1,5 килопарсека".
   - Ну конечно! - съязвил я. - Пустячок! Чё там: два лаптя по карте!
   Преодолевая брезгливость, я двумя пальцами поднял один из раздавленных и вымазанных зелёной слизью дедовых фолиантов. На книгу это похоже мало. Я попробовал отделить от месива титульный лист. После нескольких попыток мне это удалось. Но и тут меня ждало разочарование: надпись была сделана на незнакомом мне языке.
   Я оставил это безнадёжное занятие. Пора подумать, как привести квартиру в надлежащий вид. А там, глядишь, может чего и дельное в голову придёт.
   Моё внимание привлёк нарастающий шум на лестничной площадке. В дверь вдруг громко забарабанили.
   - Открывайте! - требовательно закричало сразу несколько голосов. - Немедленно открывайте!
   - Безобразие! - не менее гневно вторили им другие. - Неслыханная дерзость! Человека убили! И в ус не дуют!
   У меня мурашки поползли по коже.
   - Я давно к этой квартирке приглядываюсь! - послышался знакомый женский голос, произносивший эти слова с особым сладострастием. - Жильцы здесь оч-чень подозрительные! Ни разу не видала, чтоб в магазин ходили! Спрашивается: чем живут? - И тут же сама сделала вывод: - Значит, воруют!
   - А тебе всё надо! - раздался неодобрительный бас. - Затычка во все дырки!
   - Сам ты!... - огрызнулась "затычка".
   - Хватит вам! - вмешался ещё кто-то. - Может, беда у людей, а ты - "воруют"! Ну-ка, пустите! - в дверь снова застучали: - Хозяева! Откройте! Милиция!
   Вот только этого мне сейчас и не хватало!
   Хотя, дело понятное: когда мой недавний гость высадил "с мясом" окно, это не могло пройти незамеченным. Кого-то, видать, зацепило.
   И, как бы в подтверждение этой мысли, я опять услышал голос "затычки".
   - Я на лавочке как раз сидела, это возле подъезда-то, - затараторила она. - А тут Савельевна - видать, с магазина шла, потому как бидончик в руке держала. Она всегда в это время за молоком ходит. Я ей даже как-то раз заметила...
   - Да ты дело говори! - одёрнул её мужской голос.
   - А я и так по делу! - шикнула "затычка" на осмелившегося прервать её. - Ну так вот, подходит она это и в аккурат к энтому местечку, под ихними-то окнами! Как тут - трах-тара-рах! - окно у них вылетает вместе с рамою и прямо Савельевне по темечку! Она, сердешная, и пикнуть-то не успела! - В голосе рассказчицы появились плаксивые нотки. - Да только энто ишшо не всё! - повысила она голос, стараясь перекричать поднявшийся гул голосов. - Я поначалу-то всё на Савельевну глядела, тут народ собрался, а когда глаза-то кверху подняла, да так и обомлела: батюшки! - из окна-то ихнего, откуда рама вылетела, хвост торчит! Страшенный! Весь, как репейник, колючками утыкан! Вот такой! Не обхватить!
   - Ну, эт' ты, бабка, загнула! - загомонил народ на площадке с удвоенной силой. - Закусывать надо!
   - Да вот те хрест! - побожилась та. - Хучь кого спроси! Вон, Николаич подтвердит!
   - А чё? И я видел! - услышал я новый голос, принадлежавший, видимо, грузному мужчине, потому что говорил он запыхавшимся после подъёма на пятый этаж голосом.
   - Вместе пили! - подковырнул кто-то ехидный.
   Но милиционеру надоело слушать болтовню и он скомандовал:
   - А ну, мужики, навались! Дверь хлипкая, враз одолеем!
   "Хлипкая" дверь жалобно затрещала под напором "мужиков".
   Дело принимало вовсе нежелательный оборот. Пора ноги уносить. Слава Богу, с этим проблем пока нет.
   Я шагнул в свою квартиру. Экран позади меня погас и шум сразу же прекратился. В мастерской царили тишина и уют.
   Я упал в кресло и задумался.
   Мысли мои расползались, как тараканы. Беда свалилась так неожиданно, что я никак не мог осознать, что же всё-таки произошло? Ко всем неприятностям добавилась теперь ещё и эта Савельевна с рамой на темечке! Значит я не ослышался, когда рама зазвенела далеко внизу: кому-то всё-таки это не понравилось. Выходит - Савельевне. Но закричать в тот момент мог и кто-нибудь другой, из сочувствующих. Та же "затычка".
   Да чёрт с ними, со всеми "затычками"! У меня свои проблемы.
   Душа вновь налилась свинцовой тяжестью утраты.
   Что же делать?
   - Только не раскисать! - сказал я вслух.
   В самом деле, давай-ка припомним всё по порядку, как оно всё произошло...
   Припомнить мне не дали: раздался настойчивый звонок в дверь и, пока я шёл открывать, он ни на секунду не умолкал.
   "Господи! - мелькнула паническая мысль. - Кого ещё нелёгкая принесла?"
   Мне почему-то показалось, что это опять милиция. Но я тут же отбросил её. Надо быть семи пядей во лбу, чтобы так быстро вычислить моё местоположение. Или тоже иметь на руке браслет.
  
  
  23. Галопом по Европам
  
   Но это оказалась вовсе не милиция. На пороге нарисовался сияющий Пашка. Одет он был непривычно: новенький, с иголочки, костюм сидел на нём, как влитой. В правой руке он держал мой дипломат, а левой со всей дури давил на кнопку звонка.
   - Здрассссьте вам! - ввалился он через порог и только потом спросил: - Как? Можно?
   - Чё спрашиваешь? - вяло пожал я протянутую руку. - Конечно можно... Ты чего это вырядился, как петух?
   - Дык праздничек же на дворе! - заорал он и сунул мне в живот дипломат. - На! В целости и сохранности!
   - Какой праздничек? - удивлённо оглянулся я на висевший неподалёку календарь. Но сориентироваться не смог, так как не помнил даже, какой сегодня день.
   - Ты где летаешь? - в свою очередь удивился Пашка. - День седьмого ноября!.. - И он выдал своё определение праздника, которое я здесь приводить не берусь, ввиду его неблагозвучности.
   - А здесь чего ? - тряхнул я дипломатом.
   - Должок! Я уж который раз к тебе с этими пластинками прихожу, а тебя как корова языком!
   - Да я это... В гостях был...
   - А! - заржал Пашка. - Шерше ля фам! - И тут же хитро подмигнул.
   Я было хотел возразить, да передумал и только рукой махнул:
   - Проходи...
   И пошёл в комнату.
   - Ты чавой-то не в себе? - сочувственно заглянул он мне в лицо, когда мы расселись в мастерской. - Неужто - от ворот поворот?
   - Да не... - вяло отмахнулся я и рассеянно посмотрел в окно. - Тут другое... - И, чтобы сменить тему, спросил: - Ну и как музычка?
   - Спра-а-ахиваешь! - расцвёл он. - Я уж и передрать успел!
   - Зачем? - равнодушно промямлил я. - Забирай...
   - Не по-онял! - вытянулась Пашкина физиономия.
   - А тут и понимать неча. - Я подвинул ногой к нему дипломат. - Дарю!
   Пашка даже привстал с кресла. Потом сел.
   - Ты чёт совсем плохой стал... Шутить изволите?
   - Я серьёзно...
   - Угу... - буркнул он, видимо, не поверив, и жалобно попросил: - Ты бы хучь поинтересовался, откуда у меня такой прикид?
   - Чего?
   - Ну это... Как это по-русски? - мгновенно придурился он. - А! Костюмчик!
   - Ну и откуда?
   - Щас расскажу - упадёшь!
   Но я падать не собирался, прекрасно зная, о чём сейчас пойдёт речь.
   - Чё лыбишься? Ты слушай! - опять накатила на него дурашливая волна. - Пошёл же я от тебя тогда с пластинками до хаты. Ага! Прихожу, а баба моя - в полуобморочном состоянии. "Пашка! - кричит. - Ты что, в тюрьму захотел?! Ты о нас хоть подумал, сволота ты такая-растакая?!" И всё в таком духе. Смотрю, как баран, ни фига понять не могу: "Какая тюрьма? Чего плетёшь?" "А ну-ка, - говорит она и берёт меня как шелудивого котёнка за шкирку, - иди сюда!" Ведёт меня на кухню и открывает ящик, где у нас обычно ложки лежат. Я как глянул, а там вместо ложек... ни за что не угадаешь!
   - Тапочки?
   - Какие тапочки?! Деньги!!! - торжествующим голосом изрёк Пашка и победно воззрился на меня.
   - Ну и что здесь такого? - продолжал я валять Ваньку. - Пацанёнок, небось, и положил.
   - Да какой там, к чертям, пацанёнок?! - возопил Пашка, досадуя на мою "непонятливость". - Ты хоть знаешь, сколько там было?!
   - Ну и сколько? - усмехнулся я.
   - Миллион!!! Ты представляешь?! Миллион!!! Новенькими пачками!!! Ещё и муха не сидела!!!
   Я скромно улыбнулся:
   - Ну и что?
   - Как это "что"? - опешил он, вытаращив глаза. - Не догоняешь? Этот миллион лежал у нас в столе!!!
   - Я понимаю.
   Он вдруг обмяк и как-то странно посмотрел на меня. Изучающе.
   - Чего смотришь? - улыбнулся я. - Первый раз видишь?
   - Да вот думаю... То ли я совсем дурак...
   - Не мучайся, - успокоил я его. - Этот лимон подложил тебе я.
   Пашка жалобно вздохнул и взгляд его стал заискивающим:
   - Не, Володь, я ж серьёзно...
   - И я серьёзно.
   Физиономия его скривилась, будто он съел таракана.
   - Значит, не веришь, да? - Он полез во внутренний карман своего новенького пиджака и театральным жестом выудил оттуда пачку сотенных. - Во! Видал? - Он потряс ею у меня перед носом. - Кстати, - он вытащил из пачки одну бумажку. - Возвращаю ваш портрет!
   - Ошибаешься, - кисло улыбнулся я. - Здесь не мой портрет.
   - Не важно, - игнорировал он мою шутку. - Спасибо за своевременную, так сказать, поддержку. Могу ещё подбросить. Если надо? - выгнул он свою кустистую бровь.
   Я отрицательно помотал головой, мол, не надо, и положил сотенную в карман, дабы избежать объяснений, кто кому и чем обязан.
   - Нет! Ну ты сегодня точно не в себе! - взорвался Пашка. - Я ему такие страсти рассказываю, а ему - хоть бы хны!
   - Хны, - в тон ему ответил я и, чтобы не обидеть равнодушием к волнующей его теме, решил прибегнуть к испытанному приёму: - Ядику змеиного не желаете?
   Пашку долго уговаривать не надо было. Он мигом сориентировался и только крикнул мне вдогонку:
   - Я музон поставлю?
   - Валяй, - равнодушно отозвался я.
   Возиться с чайником совсем не хотелось. Растерянность и апатия не проходили. Даже визит Пашки против своего обыкновения мало меня обрадовал, хотя и позабавил. Если не своим рассказом, то выражением телячьего восторга.
   Я сотворил пару бокалов превосходного чаю, присовокупив кучу сладостей, и пошёл с подносом к Пашке, который в это время самозабвенно выписывал кренделя под Status Quo.
   - О! - крикнул он сквозь музыку. - Уже? - И брякнулся в кресло. Его шкодливая физиономия прямо-таки сияла от обилия положительных эмоций. Ради одного этого стоило преподнести ему такой вот "презентик".
   - Не, Володь, ты только прикинь, - продолжил он прерванный разговор, - я - и миллионер! Уму не растяжимо! У меня прямо-таки крыша едет!
   - Только ты того... Сильно с этим не светись, - посоветовал я. - А то выйдет, как с Игорем.
   - А чё там с ним? - беззаботно спросил он, дрыгая под музыку ногой.
   - Я ему тоже лимон подкинул. Так у него его спёрли. Свои же, дружки.
   Пашкина физиономия вытянулась, как-то поскучнела, он осторожно поставил бокал на стол и недоумённо промямлил:
   - И чего она говорит?..
   Я вздохнул. Никуда не денешься: придётся колоться. Сколько можно за нос водить?
   - Слушай сюда...
  
  ******
  
   Рассказать-то я ему рассказал, может, и не совсем складно, но по его же физиономии не поймёшь, то ли он поверил, то ли просто придуривается. Я, конечно, ораторскими способностями не блистал в данном случае, так как душу грызли тараканы, но смысл передал более-менее сносно. Во всяком случае, мне так показалось.
   - Ты мне деньги предлагал, - усмехнулся я мрачно, - а у меня их теперь у самого...
   И тут я вспомнил, что всё моё "состояние", что мы позаимствовали у мафиози, осталось там, в Настиной квартире!
   - Твою дивизию! - хлопнул я себя по лбу. - Как же это я?.. Ну-ка, погоди...
   Всё оказалось именно так, как я и предполагал. В комнате - полно народу, люди в форме сидели за чудом уцелевшим столом и пыхтели над описью дорогих побрякушек. На краю стола высилась гора денег и молоденький лейтенант, пересчитывая их, сосредоточенно хмурил брови.
   Рядом с выпученными глазами стояли, как видно, понятые. Наверное, из тех, что незадолго до того обсуждали под дверью подробности происшествия. Среди них, конечно же, была старая знакомая - "затычка", - ни на минуту не умолкавшая и, по-моему, уже изрядно надоевшая всем присутствующим.
   - Ну? А я вам чаво говорила, га? - вдохновенно трещала она. - Этакие деньжищщи честным трудом не заработаешь! Давно-о-о, ох, давно я к ним присматриваюсь! Воры и мошенники поселились у нас под носом! Вот что я вам скажу!
   - Да замолчите вы наконец, гражданка! - не выдержал тот, что пересчитывал деньги. - Свои соображения будете излагать на бумаге! Им тогда цены не будет... - тихо добавил он, переглянувшись с другим представителем закона, который в этот момент, криво ухмыляясь, разглядывал висюльки изумрудного цвета.
   - А что? И изложу, не постесняюсь! - подбоченилась "гражданка", собираясь вновь произнести пламенную речь, но я не стал дальше слушать и выключил экран.
   - Поздно! - сказал я с кислой улыбкой Пашке, обалдевшему от столь яркой демонстрации возможностей браслета. - Я вновь бедняк: обобрали, обмишурили, объегорили.
   - Хочешь сказать, - Пашка недоверчиво покосился в ту сторону, где только что светился экран, - что это всё... ну, там, на столе... твоё?
   - А ты что, - усмехнулся я, - до сих пор не понял?
   Пашка медленно отхлебнул из остывшего бокала и покрутил головой:
   - Кино...
   Потом, немного помолчал, переваривая, и спросил:
   - Ну и что же ты собираешься... делать?
   - Ума не приложу! - пожал я плечами.
   - А по-моему, - вдруг решительно заявил Пашка, - тут дело простое. Ты ведь говорил, что браслет может перемещаться и во времени?
   - Ну?
   - Вот и вернись в тот момент, вернее - чуть раньше, и перемести её куда-нибудь, где тебя не ждал этот придурок.
   - Ты немного не в курсе, - охладил я его пыл. - Перемещение возможно только визуально. Это будет всего лишь картинка.
   - Вот оно что-о-о... - разочарованно обмяк он. - Пошшупать, значит, не получится? Как в кино?
   - В том-то всё и дело.
   - Ну а ты сам-то видел, кто её умыкнул?
   - Я у тётки спросил, - дёрнул я плечом, - она говорит, что я её забрал.
   - И ты успокоился? Поверил? Ведь козе ж понятно, что это был не ты!
   - Хочешь сказать, что она обозналась?
   - Да ё-моё! - возопил Пашка в нетерпении. - Чё тут базарить-то? Давай посмотрим!
   - Ну давай... - Я позвал Сезама и спросил: - Сколько времени прошло с того момента, как я вернулся из Белоруссии?
   В ответ перед нашими носами в воздухе сформировалась надпись:
   "Один час тридцать две минуты семнадцать секунд".
   Пашка глаза выпучил:
   - Эт' чего? Это он так разговаривает?
   - Не мешай... - отмахнулся я и уже собрался дать браслету команду на перемещение, как вдруг одна простенькая мысль вызвала у меня полное недоумение. Я спросил у Пашки: - А куда нам двигать? В прошлое, или в будущее?
   - Ты, чё-т, совсем плохой стал! - изумился Пашка. - Само собой, - в прошлое!
   - Да, но дело спасения Насти - это ведь то, что нам ещё предстоит? Значит, это дело будущего?
   - Да чё ты крутишь?! - взбеленился он. - Спасение! Ты ещё выясни, где она? Потерял-то ты её где? В прошлом! Вот и двигай туда!
   Пашкино нетерпение я, конечно, понимал: ему хотелось поскорее увидеть чудеса браслета теперь ещё и в качестве машины времени. Ну что ж...
   Я попросил Сезама показать нам, как развивались события с той стороны экрана, когда я сам оказался по эту.
   И мы увидели очень странную сцену.
   Выглядело всё довольно комично. Жаль, звука не было.
   Вот я прощаюсь с тёткой. Вот она подходит к Насте, целует её. Я в этот момент поворачиваюсь к стене и в ней протаивает окаймлённый голубым свечением проём, где видна обстановка Настиной квартиры. Я, ещё ничего не подозревающий и довольный собой, переступаю кромку экрана, Настя отходит от тётки, что-то говорящей ей вослед, она кивает, а сама делает шаг в мою сторону. Но экран перед её носом гаснет и она в недоумении оглядывается на не менее удивлённую тётку. Но тут же, чуть в стороне, возникает ещё один экран, теперь уже с ярко-золотистой окантовкой, будто напитанной солнечными лучами. Из неё выпрыгиваю я-второй, в каком-то необычном серебристом одеянии, и кидаюсь к изумлённой донельзя Насте, хватаю её за руку и начинаю ей что-то горячо говорить, усиленно жестикулируя и показывая в сторону золотистого экрана. Настя, в полной растерянности, оглядывается на то место, куда только что ушёл я-первый, и что-то спрашивает у меня-второго, вытаращив глаза и неловко пытаясь высвободиться из его цепкой хватки. Я-второй, обращаясь то к ней, то к онемевшей и совершенно ничего не понимающей тётке, продолжает отчаянно жестикулировать и тащить неловко упирающуюся Настю в сторону светящегося золотом проёму экрана. На заднем плане его я разглядел незнакомый пейзаж с экзотической травой в человеческий рост. Настя часто-часто оглядывается на то место, куда только что ушёл я-первый, видимо, ожидая моего возвращения. Именно это вызывает у меня-второго приступы повышенной агитационной активности. Похоже на то, что он (или, всё-таки, я?) собирается даже на колени упасть, прижимая руку к сердцу. Наконец, лицо Насти приобретает осмысленное выражение и она, чем-то поражённая, уступает увещеваниям. Махнув напоследок обалдевшей тётке, он подмигивает в нашу с Пашкой сторону, видимо, точно зная о присутствии третьего наблюдателя, и, взявшись за руки, вместе с Настей перепрыгивает через кромку экрана прямо в густую сочную траву. Экран схлопывается и на его месте остаётся гаснущая жёлтая точка. Тётка, оставшись в одиночестве, крестится и с отсутствующим видом медленно оседает на оказавшийся рядом стул.
   Я невольно рассмеялся и выключил экран.
   - Ну и кто это был, по-твоему?
   Пашка хмыкнул и качнул головой:
   - Это и есть твоя Настя?
   - Ты от ответа не увиливай!
   - Ну... Похож! Только что это на тебе за прикид?
   - А вот фиг его знает! Я в такое точно не переодевался. Да и когда бы я успел?
   - Хочешь сказать...
   - ...Что это точно не я.
   - А кто же тогда?
   - Могу только глубокомысленно повторить: фиг его знает.
   Воцарилось неопределённое молчание. Даже магнитофон не играл: кассета кончилась, а встать перевернуть ни желания, ни сил не было.
   - А что это за пейзажик был на том экране, откуда ты... он... ну, в общем - похититель - выпрыгнул?
   - А фиг его знает...
   - Ну чё ты заладил: "фиг его знает" да "фиг его знает"! Давай спросим у браслета, раз он у тебя даже разговаривать умеет! Искать-то ты свою Настю собираешься?
   - Ну...
   - Чё "ну"? Совсем плохой! Ей-богу! Запрягай! Это же след! Да ещё какой!
   Пашка был прав. Оцепенение, напавшее на меня, действительно, лишило меня ясности мысли. А ведь всё так просто! Надежда вновь затрепетала своими перепончатыми крылышками и я, затаив дыхание, переадресовал Пашкин вопрос браслету.
   "Окрестности Главного Генератора", - ответил тот.
   - Ну и... где находится-то этот Генератор? - фыркнул Пашка.
   Я повторил вопрос, так как Пашку он не слышал в принципе. Браслет сформировал следующую надпись:
   "На одной из планет шарового скопления Эн-Джи-Си 6539". И добавил: "По одному из земных каталогов".
   - Этот адресочек я уже однажды слышал, - сказал я Пашке. - Он сам оттуда родом.
   - Ну и что это нам даёт? - возмутился тот. - "На одной из планет"! Да это всё равно, что "на деревню дедушке"! Поточнее нельзя?
   Оказалось, что нельзя. Данные заблокированы.
   - Это ещё почему?! - возопил Пашка вне себя.
   - А на этот вопрос я тебе и сам отвечу: это чтоб всякий желающий не докучал с пустяками. Ройся в своём дерьме и довольствуйся тем, что дали.
   - Не, ну а как же понимать то, что мы на экране видели? Ты-то ведь там уже был? Или это... уже будешь?.. Тьфу, чёрт! Вообще уже крыша едет!.. Короче! - отмахнулся он от своих темпоральных словоблудий. - Раз твоя физиономия там нарисовалась, значит тебя каким-то Макаром туда допустили?
   - Ты что, всерьёз полагаешь, что я всё же добрался до хозяев браслета и они организовали мне перенос во времени, чтоб я мог забрать оттуда Настю?
   - Похоже на то!
   - Не много ли чести? Ну ладно, для меня-то это трагедия, но им-то что с того? "Вали-ка, скажут, дядя, отседова, пока цел! У нас и без тебя проблем хватает!" Не такая уж я и шишка, чтоб из-за меня законы природы нарушать.
   - Но ведь они же это могут себе позволить!
   - Да с чего ты взял, что они до меня-то снизойдут?
   - Ну так снизошли же! На экране физиономия твоя была или не твоя?
   - А вот это ещё не известно.
   - Ну так спроси!
   Я спросил. Браслет выдал:
   "Судя по частотным характеристикам, вероятность - 0,97"
   - Чё он сказал? - вылупился на меня Пашка.
   - Ну, как я понимаю, вроде, был я. Но не на все сто.
   - Чё ты несёшь?! - взбеленился Пашка. - Как это: "не на все сто"? Какой из органов там был не твой? Рука? Нога? Или - чем детей делают?
   - При чём здесь органы? Просто он не совсем уверен в том, что на экране был я.
   - Ну и... как проверить? - немного притух он.
   - Не знаю... - поник и я тоже. - В прошлое браслет не везёт. А к хозяевам тоже не сунешься.
   Мы опять замолчали, занятые каждый своими мыслями. Вдруг Пашка подскочил и заорал он так неожиданно, что я вздрогнул:
   - Слушай! Чего мы растеклись тут слёзной лужей? Адресочек у нас имеется? Имеется! Хоть и неточный, но всё же! Насколько я помню из астрономии, шаровое скопление - это ведь не целая Галактика?
   - И что?
   - Там звёзд - раз-два и обчёлся! Давай методом тыка пошарим, может сами и отыщем его хозяев?
   - Ты хоть представляешь, сколько это надо "тыкать"?
   - А сколько? Ну, пару сотен! Ну тыщу, на крайняк! Не больше! Ведь, судя по тому, что мы тут по твоему телевизору видали, это нам, в конце концов, удастся! Зато сколько интересного увидим! - распалялся Пашка всё больше от своей затеи. - А там глядишь, нас хозяева заприметят, да и в гости позовут...
   - Ага... Под зад коленом! Чтоб не лазили, где не просят.
   - Да ладно тебе! Перестраховщик! Такие перспективы! Ну? Как? - Он от "перспектив" чуть ли ногами не сучил.
   - Да чё? Я-то, в принципе, не против... - сдался я. В Пашкином предложении мне уже виделось рациональное зерно. - Пока чего-нибудь более умного в голову не придёт.
   Пашка с радостью плюхнулся в кресло и скомандовал:
   - Ну, тогда заводи!
   Я только открыл рот, чтобы подать команду Сезаму, но в этот момент в дверь аккуратно постучали. Мы переглянулись, причём Пашка скорчил такую гримасу, что я рассмеялся.
   - Облом! Кого там нечистая принесла? - прошипел он сквозь зубы. - На самом интересном месте!
   Я пошёл открывать. Улыбка моя стала ещё шире, когда я увидел, кого "принесла нечистая": в гости пожаловал Санька.
   - Какие люди! - воскликнул я радостно. - Ты, как нельзя, кстати! - И, пожимая руку, спросил: - Третьим будешь?
   Санька перевёл непонимающий взгляд на подошедшего Пашку и моргнул:
   - Я квартирой не ошибся?
   - Давай-давай, проходи! - нетерпеливо подогнал его Пашка. - Щас всё узнаешь!
  
  ******
  
   Санька, конечно, был очень даже не против. Я вкратце обрисовал ему ситуацию, продемонстрировал "кино", и он охотно записался в команду "спасателей". Но отказать себе в удовольствии подковырнуть Пашку он не смог:
   - Ну и как твоя благоверная отнеслась к получению означенной суммы?
   - От радости в зобу дыханье спёрло! - отмахнулся Пашка. - Новую квартиру побёгла покупать!
   - Быстро она у тебя сориентировалась! - сказал Санька, с усмешкой оглядывая Пашку. - Я гляжу, и пинжак с карманами тебе справили? Денежки впрок пошли?
   - Завидуешь? - огрызнулся тот. - Могу подсыпать, если чё?
   - Ради Бога! - скривился Санька, переводя взгляд на меня. - Сам не знаю, куда девать!
   - Не знает он, куда деньги девать! - заржал Пашка. - У жены спроси!
   - Так ведь именно она их и не приняла...
   - Чё? Совсем дура? - Пашка, как всегда, что думал, то и говорил.
   - Уж какую Бог послал! - вздохнул Санька, слегка поморщившись. - Сам удивляюсь!
   - Чудеса твои, господи! - Пашка вскочил и в нетерпении забегал туда-сюда по мастерской. - Ну чё телимся? Поехали?
  
  ******
   По сути дела, космоса я ещё и сам не видел. На Луне побывал, это да, но в виде, так сказать, мелкой хохмы. Случайной прихоти. Да и не космос это был в настоящем понимании, а - как бы это поточнее? - пригород Земли. Впечатляющий, бесспорно, но, всё-таки, пригород. Окраины Приземелья. Инцидент с Биэлой вообще не в счёт. Там было не до красот...
   И вот теперь я решил откликнуться на предложение Пашки и позволить себе совершить круиз по Галактике.
   Если совсем честно, то я подсознательно выискивал причину, чтобы оттянуть тот момент, когда мне придётся выступить в роли просителя перед неведомыми хозяевами браслета. Ещё неизвестно, как они отнесутся к моей просьбе...
   Но о плохом думать не хотелось. На меня смотрели две пары ожидающих глаз и отказать им, да и себе тоже, в удовольствии испытать приключение, я не мог.
   Мы взмыли за облака и уже через какую-то пару секунд были в открытом космосе. Поверхность Земли быстро уходила вниз и перед нашими глазами разворачивалась величественная панорама родной планеты. Ещё через полминуты Земля превратилась в шар, размером с Луну, как она видится дома из окна, а потом и вовсе - в яркую светящуюся точку. Сама Луна в тот момент была по другую сторону Земли и встреча с ней не состоялась. Да это и не входило в наши планы: мы держали путь к Марсу.
   Для усиления эффекта я сделал, как и в прошлый раз, круговой обзор, а на месте слепящего Солнца повесил чёрный кружок, из-за которого выглядывала лишь корона светила.
   На образовавшемся пятачке стояло только кресло, где, вцепившись в подлокотники и выпучив глаза, сидел Пашка, и диван, на котором разместились я и Санька, не менее того поражённый зрелищем. Особенно после того, как рамки экрана разъехались до исчезновения и мы оказались не перед экраном "телевизора", а по-настоящему в открытом космосе, иллюзия была полной.
   - Интересное кино... - сдавленно промолвил Санька и на всякий случай тоже вцепился в подлокотник.
   Марс я засёк по его перемещению среди звёзд. Мы двигались настолько быстро, что увидеть более близкий объект на фоне далёких не составило труда. Мы поменяли направление, которое я избрал ранее, ошибочно приняв за Марс одну из красных звёзд, и планета резко рванулась нам навстречу.
   - Не гони лошадей... - тревожно буркнул Пашка, не отводя глаз от разбухающего на глазах красного шарика, несколько секунд назад выглядевшего неприметной звёздочкой.
   - Не боись! - улыбнулся я, захваченный полётом. - Всего лишь изображение!
   - Изображение хорошее, должен тебе признаться, - исподлобья глянул на меня Пашка. - Убедительное. Аж мурашки по коже...
   - Живые? - подыграл я.
   Но он шутки не принял и только двинул подбородком в сторону катастрофически разрастающегося Марса:
   - Следи за дорогой!
   Видя, как всё больше напрягались лица моих спутников, я с улыбкой вспомнил себя в аналогичной ситуации. А когда оранжевый диск планеты, занимавший уже больше половины неба над нашими головами, повинуясь моей мысленной команде, вдруг резко рванулся нам под ноги, у Пашки вырвалось многоэтажное упоминание всех моих бывших и будущих родственников.
   - Живописно! - восхитился я. - Чего это ты так разволновался? Мы просто встали с головы на ноги!
   - Я понимаю... - серьёзно кивнул он, не выпуская подлокотников из рук.
   Поверхность планеты, которую мы облетали на высоте около полукилометра, бодро подставляла нам свои бока для обозрения. Скорость была очень велика и картинка превратилась в смазанное оранжево-красное поле, раскинувшееся на полмира.
   - А мы что, всё время так и будем скакать? - спросил молчавший до того Санька. - Хотелось бы немного и того... осмотреться. А если это в наших силах, так и прогуляться не мешало бы.
   - Эт мы мигом! - согласился я, резко затормозил и пошёл на снижение.
   Наш "летательный аппарат" плавно опустился на поверхность планеты. Песчаная пустыня агрессивно встретила нас: ураганный ветер, истошно завывая, гнал тонны песка. Видимости - почти никакой! Уже в пяти шагах можно было заблудиться. Прозрачная сфера, внутри которой мы сидели, казалась райским уголком.
   - Кто-то, кажется, гулять собирался? - съехидничал я, повернувшись к своим спутникам.
   Санька молча поёжился, а Пашка буркнул:
   - Пусть пьяный ёжик там гуляет!
   Я довольно хмыкнул и, подняв "аппарат" метров на двадцать, на малой скорости двинул его вперёд.
   Под нашими ногами бесновался клокочущий океан песка, обгоняя нас и вскидывая грязно-рыжие выплески, как бы силясь достать наш "пятачок", а мы постепенно набирали высоту, двигаясь по касательной относительно поверхности планеты. Перед нами разворачивалась панорама безжизненной равнины, пересечённой изъеденными временем горными хребтами, торчавшими из-под барханов ржавого песка. Они имели довольно жалкий и непривлекательный вид. Может мы и захотели бы поискать себе приключений среди этих каменных развалов, но "ветерок", охвативший, казалось, всю планету, напрочь отбивал всякую охоту. Поэтому никто и не возразил, когда я, по мере удаления от Марса, стал наращивать скорость.
   - А издалека оно смотрится намного привлекательнее, - констатировал Санька.
   - Да уж, не райские кущи... - хмуро поддакнул Пашка, с кислой миной разглядывая знакомый по книгам пятнистый глобус.
   - Просто мы попали сюда не вовремя, - сказал я. - Хозяева заняты уборкой и гостей не принимают.
   Совершив круг почёта возле негостеприимной планеты, мы вновь рванулись к звёздам. В стороне промелькнули и сразу потерялись микроскопические луны Марса, будто нарочно в тот момент собравшиеся сразу обе по эту сторону планеты. По их виду я бы ни в жисть не догадался, кто из них Страх, а кто Ужас. Самые обыкновенные булыжники, захваченные тяготением красной планеты, случайно оказавшейся на их пути в тот момент, когда они пролетали мимо по своим каменным делам.
   - М-да... - вздохнул Санька. - Знакомство с легендарной планетой оставило самое удручающее впечатление. - И поинтересовался: - Ты не мог бы сотворить чего-нибудь... э-э... съедобного? Разволновался, знаешь ли, в животе урчит. Да и не так скучно будет лететь, - добавил он, как бы в оправдание.
   - Скучно не будет! - заверил я, выполняя заказ. - Экипаж, прошу к столу!
   - О! Халява, сэр! - обрадовался и Пашка.
   Марс в это время уже превратился в маленькую звёздочку за нашими спинами, едва приметную в лучах тоже заметно похудевшего Солнца. Мы удалялись от них на большой скорости.
   - Ну так что, господа, - обратился я к своим спутникам, активно налегавшим на "халяву". - Продолжим экскурсию по Солнечной системе или поищем чего-нибудь поинтереснее за её пределами?
   - Мне бы на Сатурн одним глазком? - попросил Пашка, не отрываясь от своего занятия.
   - Колечко пошшупать? - догадался я.
   - Во-во!
   - Жену будешь дома шшупать, - отбрил Санька.
   - Там уже и шшупать-то неча! - отмахнулся Пашка. - Одни болячки!
   - Тебе виднее, - хмыкнул Санька, а я предложил:
   - Ну, тогда давайте вместе искать.
   - Я думал щас скажешь: вместе "шшупать", - гыгыкнул Пашка.
   - Эт' ты уж как-нибудь сам, - отмахнулся я, внимательно всматриваясь в небосвод.
   - У него уже есть кого шшупать, - усмехнулся Санька.
   - Была, - постарался я не подать виду, что эта тема мне неприятна. - И ещё неизвестно, будет ли...
   - Будет! - уверенно сказал Санька. - По "телевизору" твоему показывали.
   - Твоими бы устами... - повёл я плечом.
   Санька первый засёк ползущую среди других светил звёздочку и ткнул пальцем:
   - Не её ищем?
   - Похоже... - Я изменил направление полёта и поддал газу.
   И тут с нами приключился неожиданный конфуз.
   Как только мы припустили во всю прыть в направлении очередной цели нашей космической Одиссеи, "пятачок" наш подвергся настоящей бомбардировке. Гигантские глыбы разных форм и размеров, посыпались на наши головы, мгновенно вырастая из черноты космоса и, в тот же миг пролетев сквозь нас, исчезали за нашими спинами. Этот камнепад произвёл немалое замешательство в стройных рядах команды нашего "звездолёта". Не смотря на то, что всё видимое нами было всего лишь изображением, именно оно и произвело столь ошеломляющий эффект. Даже я вздрогнул, а Пашка, так тот, вообще, вскочил, закрывая лицо руками. При этом он зацепил ногой столик с едой. А когда обнаружил, что кроме этого, никакого несчастья не произошло, с досадой сплюнул.
   - Это пояс астероидов, - пояснил я побледневшему Саньке. - Обломки легендарной планеты Фаэтон.
   А скальные обломки, как гигантские пули, с неимоверной скоростью и в абсолютной тишине продолжали мчаться сквозь нас, не причиняя ни малейшего вреда. Изображение подавляло своей реалистичностью, вынуждая ёжиться от мнимого дискомфорта.
   - Хотел бы я посмотреть, - сказал оправившийся от потрясения Пашка, - как в этом огороде будут пробираться наши кораблики в будущем.
   Он нагнулся и стал собирать остатки еды на полу. Санька было присоединился к нему, но я их остановил:
   - Да оставьте вы это! - и последствия "катастрофы" растворились без следа.
   - Ну вот! - пробурчал Пашка недовольно. - Я и похавать толком не успел!
   - Ты собирался это доедать, что ли? - хохотнул я. - После того, как с полу соберёшь?
   - Не, ну... - начал было оправдываться тот, но осёкся на полуслове, потому что угощение возникло перед ним в первозданном виде. - Ну, Вовчик, ты даёшь!.. - фыркнул он и активно возобновил прерванный процесс.
   А я занялся корректировкой курса, потому что атака астероидов уже иссякла и мы неудержимо приближались к Сатурну. Его шикарную "шляпу" уже можно было разглядеть невооружённым глазом.
   - Если я чего-то не просекаю, поправьте меня, - подал голос помалкивавший Санька. - Насколько я помню из школьного курса, после Марса у нас идёт... м-м...
   - Юпитер! - с набитым ртом ввинтился Пашка в разговор, не дожидаясь, пока Санька восстановит основательно позабытое.
   - Ну и где же он тогда?
   - А почему ты думаешь, что они все хором должны столпиться по эту сторону Солнца? - спросил я. - У каждого своя дорога! Он ещё где-то там! За! - я махнул в сторону чёрного пятна, прикрывавшего светило.
   В стороне промелькнула одна из лун Сатурна - этакий изъеденный метеоритами и временем камешек, размером с мегаполис. Подробностей его географии мы разглядеть не успели - на такой скорости много не увидишь. Да и что там может быть интересного? Просто один из астероидов, захваченный планетой-гигантом в свое мощное поле тяготения. Мало ли их тут шляется с тех пор, как Фаэтон приказал долго жить? Обломки разлетелись по всей Системе и многих из них присвоили планеты посерьёзнее: те, которым хватило "тяму" изменить направление их целеустремленного полёта вокруг своей царственной персоны. У одного Юпитера их - как собак нерезаных! Что-то около семнадцати, если мне память не изменяет.
   Когда из черноты вынырнул ещё один "камешек", я, "по просьбе телезрителей", малость притормозил и на бреющем полёте, едва не цепляя за скальные выступы, несколько раз облетел вокруг так называемой планетки.
   Как я и говорил, задержаться взгляду здесь было практически не на чем. Всё тот же унылый ландшафт, каким "радовали" и Марс, и Луна: дикие, вздыбленные неведомым катаклизмом скалы, пики горных вершин, корявыми когтями царапающие звёздную россыпь, глубокие ущелья, могильной чернотой разрезающие горные хребты, или то, что ими казалось. Всё лицо планетки несло на себе многочисленные свидетельства катастрофических столкновений с более мелкими обитателями околосолнечного пространства. Отличие от того же Марса было, пожалуй, в одном: там атмосфера усиленно зализывала все неровности дикого рельефа на протяжении миллионов лет, здесь же и признаков её не чувствовалось и портрет планетки представал в своей первозданной неухоженности.
   - Знаете, чего здесь не хватает? - вдруг спросил Санька.
   - Красной тряпки с серпом и молотом?
   - Таблички с названием.
   - Не ждали нас тут так скоро, - хмыкнул Пашка. - Вот и не подготовились.
   - И всё-таки, господа астроломы, как зовётся сей мрачный мир?
   - Понятия не имею, - пожал я плечами. - У Сатурна их тоже немало. По-моему, - я призвал на помощь Пашку, - что-то около десяти?
   - Больше! - чавкнул Пашка, разделываясь с очередным "халявным" деликатесом.
   - Да и то, - неуверенно проговорил я, напрягая извилины, - помню названия лишь двух-трёх. Что-то там: Япет, Мимас, Энцелад... Помогай! - толкнул я Пашку, но тот лишь отмахнулся:
   - Фиг его знает! Ехай дальше!
   Мы как раз завершали очередной виток вокруг безымянной планетки и распухший на полнеба Сатурн выплывал из-за покорёженного горизонта. Я поддал газку.
   Однако двигались мы к нему в плоскости эклиптики и главная его достопримечательность - кольцо - смотрелось несколько с ребра, этим сильно проигрывая.
   Чтобы усилить эффект, я немного изменил направление полёта, поднявшись над плоскостью, в пределах которой ходили все планеты, где-то на сотню тысяч километров (на глаз, конечно) и знаменитое украшение Солнечной системы развернулось перед нами во всей своей красе. Зрелище, конечно, было ошеломляющим.
   - Ух ты! - вырвалось при этом у Пашки. Он, естественно, присовокупил и ещё кое-что, но я, по понятным причинам, не берусь здесь это воспроизвести. Скажу только, что оно определяло степень его восхищения увиденным.
   Санька только головой покачал:
   - Оно конечно... стоит посмотреть...
   Чем ближе мы подлетали, тем яснее становилось, что из себя представляли кольца.
   - Я, по темноте своей, - удивлённо сказал Санька, - почему-то полагал, что это - единое целое...
   - Привет тебе от того "единого целого"! - Пашка даже ладонь к виску приложил. - А центробежная сила?
   Санька смотрел на него непонимающе.
   - Ну чё уставился-то?
   - Жду более популярного изложения.
   - Да чё тут объяснять? Тут же козе понятно! - Он вскочил, пятернёй обхватил ополовиненный бокал и, держа на вытянутой руке, стал вертеть им в вертикальной плоскости. - Когда-нибудь ведро с водой крутил вот так?
   - Э! Э! - Санька загородился руками, ожидая, что чай выплеснется ему на голову. - Я предпочёл бы чисто теоретический подход!
   Но на Пашкином лице отражалась решимость донести информацию до слушателя в полном объёме.
   - Как ты думаешь, - спросил он, продолжая мотать бокалом над нашими головами, - что будет, если я его сейчас отпущу?
   - А вот этого как раз и не надо! Обойдёмся без импровизаций. - Он повернулся ко мне: - Ты, часом, ему в чай ничего не капнул?
   Пашка, наконец, усёк, что зрители не настроены на серьёзное восприятие и откровенно над ним потешаются. Он с размаху шваркнул бокалом об столешницу, расплескав при этом остатки чая, и, сердито сверкнув глазами, плюхнулся обратно в кресло.
   - Пал Ксанч! - голосом Левитана вдруг сказал Санька. - Ведите себя на борту звездолёта подобающим образом! - И, уже своим обычным, спросил у меня: - Капитан, скажите, а у нашего корабля... м-м... отхожее место предусмотрено?
   Я рассмеялся:
   - Проблемы?
   - И немалые, - озабоченно поёрзал он на диване. - Да и покурить бы не мешало. Чай, конечно, вещь пользительная, однако организьма - она ж своего требует. А тут, - он развёл руками, и ступить-то некуда...
   - В карман! - отомстил Пашка за насмешку.
   - Соседу? - с готовностью отозвался тот. - Подставляй!
   - Ладно! - весело отозвался я и выключил изображение. - Перекур!
   Мы снова сидели у меня в мастерской. От внезапной смены декораций Пашка сдавленно выдохнул:
   - Твою телевизора мать!..
   - Не верь глазам своим... - изрёк Санька, тоже, видимо, не сразу приходя в себя. - Присоединиться не желаете? - И помахал у Пашки перед носом пачкой сигарет.
   - А чё? - согласился тот. - Миллионеры, они тоже халявой не брезгуют! - И он поплёлся за Санькой, бросив мне на ходу: - Мы щас! Не пройдёт и полгода!
  
  
  ******
  
   И вот опять на своём "пятачке" мы понеслись навстречу окольцованному гиганту. Траектория нашего полёта многократным серпантином обвила кольца Сатурна по мере нашего продвижения вокруг планеты. Мы ныряли в его атмосферу и тут же стрелой взмывали ввысь, чтобы, облетев толщу колец, опять броситься в бурлящий океан метановых облаков. Я носился над планетой, как угорелый. За несколько секунд мы побывали сразу на обоих полюсах и проскочили насквозь одну из лун Сатурна, которая появилась перед нами так неожиданно, что я и среагировать не успел.
   - Нет, тебе нельзя доверять транспортные средства, - пробурчал Пашка, напряжённо следя за моими выкрутасами. - Непременно угробишь.
   - Не боись! - улыбнулся я и опять спикировал вниз. - Щас будем с местными жителями знакомиться!
   - С сатурнцами? Или сатуриками?
   - Увидим!
   Я малость притормозил и "пятачок" стал погружаться в атмосферу гиганта, не прекращая движения вперёд. Вокруг сразу завыло-засвистело и, чем глубже мы опускались, тем невыносимее становилась какофония. Нас плотно обступили грязно-серые стены с ядовито-зелёными разводами. Мы сидели внутри спасительной сферы и мурашки бегали от одной только мысли о том, что с нами было бы, окажись мы снаружи.
   Санька тронул меня за плечо и, перекрикивая рёв, спросил:
   - И ты считаешь, что в этой мясорубке может быть что-нибудь живое?!
   - Кто знает! - прокричал я. - Вот доберёмся до поверхности!..
   - А это ещё и не поверхность?! - изумился он, уткнувшись мне в самое ухо.
   - Верхние слои атмосферы! Сейчас доберёмся до плотного ядра, тогда и посмотрим!
   Я всё-таки догадался выключить звук и на нас снизошла благодатная тишина.
   - Слава тебе Господи! - вздохнул Пашка. - Я думал, что тебе нравится... Н-да... По сравнению с этим, Марс вообще - курортная зона!
   - Что ж ты хочешь? Планета-гигант! И всё - соответственно росту!
   Чем глубже мы погружались в ад, тем яснее нам становилось, что, если там даже чего и будет, увидеть мы не сможем практически ничего: с каждой секундой темнота всё более сгущалась. И, когда стало совсем темно, Санька нерешительно предложил:
   - Может, оставим эту затею? Всё равно, как у негра...
   - А ты прожектор помощнее сооруди, - предложил Пашка. - Может, оно и развиднеется?
   - Как вы не поймёте? - возразил я. - Для того, чтобы осветить это, - я обвёл рукой вокруг, несмотря на то, что меня всё равно видно не было, - нам надо быть там. А мы-то ведь, - при этом я чуть-чуть щёлкнул пальцами и под потолком вспыхнула небольшая лампочка, дававшая, однако, довольно яркий свет, - мы-то с вами - на Земле! И всё, что мы сейчас видим вокруг, это только изображение. И ни нас, ни нашего "корабля" там нет.
   - Всё равно там должно быть что-то, что передает нам изображение, - упрямо возразил Пашка. - Иначе, каким Макаром мы всё это видим?
   - Да чёрт его знает! - пожал я плечами. - Ты вот сам посуди: если это "что-то", назовём его - зонд, там сейчас присутствует, то есть, это мы его туда привели, так оно должно уметь передвигаться со скоростью большей, чем скорость света!
   - Эт' ещё почему?
   - А ты вспомни, за какое время мы сюда добрались? Ну-ка, скажи, сколько идёт радиоволна от Земли до Сатурна?
   - Да чё я, с бабушкой перезванивался?
   - Чуть больше часа! - не принял я шутки. - И это - по кратчайшему расстоянию. А мы до Сатурна со всеми остановками и двадцати минут не потратили. Не забудь, что в эти двадцать минут входит и наша "посадка" на Марс и финты вокруг лун Сатурна... Нет, - покачал я головой, - здесь что-то другое. Только не зонд. Никакой материальный объект не в состоянии перепрыгнуть скорость света.
   - Так что? Выходит, всё это фикция? - разочарованно протянул Пашка. - Кино?
   Мне стало обидно за браслет.
   - Хочешь проверить? Только не советую: погода снаружи не совсем лётная.
   Пашка насмешливо посмотрел и отвернулся. Меня это задело:
   - Ах, так?..
   - Володь-Володь! - Санька схватил меня за локоть. - Только давай без экспериментов! Я ещё жить хочу.
   Но я его успокоил:
   - Я не настолько дурак, чтобы здесь открывать дверь!
   Говоря это, я рванул вверх, выскочил за пределы атмосферы, убрал пятно фильтра, отыскал среди звёзд яркую точку Солнца, и с головокружительной быстротой понёсся к нему. За каких-то две-три секунды оно выросло почти втрое, достигнув размера, каким оно видится нам с Земли. Конечно, всё это на глаз, но я не сильно ошибся: вдалеке маячил маленький голубой шарик, а рядом прилепилась светящаяся точка чуть поменьше - Луна.
   Я рванул к Земле. Когда она заслонила собою полнеба, я спросил у Пашки, с ухмылкой следившего за моими выкрутасами:
   - Ну, куда?
   - Чего "куда"? - покосился тот.
   - Куда высаживаться будем?
   - А! - Пашка, видимо, всерьёз полагал, что я валяю дурака, и, ехидно сощурившись, торжественно выдал, сопроводив это театральным жестом: - Да хучь в Рио-де-Жанейро!
   - Да пжалста! - в тон ему ответил я и мы ухнули вниз, к изгибам Южной Америки. Голубую мечту великого комбинатора отыскать на лике Земли не составило особого труда - чай, городок-то не сильно маленький!
   Не прошло и минуты, как я уже мягко приземлил наш "пятачок" прямо у кромки бесконечного пляжа, усеянного телами загорающих.
   - Сезам! Ну-ка, откройся! - азартно выкрикнул я и первым выпрыгнул на песок под палящее солнце, на ходу стаскивая с себя одежду. - Ну? - подбодрил я своих оторопевших спутников. - Чего сидите? Пошли купаться!
   Вода ласково приняла меня в свои объятия, приятно щекоча разгорячённое тело. Зайдя по самое горло, я оглянулся. Особенно не раздумывая при посадке, я выбрал место, более-менее свободное от почерневших на солнце тел. И для окружающих, конечно, не осталось незамеченным, когда на их глазах, буквально ниоткуда, возникли кресло и диван с восседающими на них не по сезону одетыми оболтусами. Один из них прыгал по песку вокруг неуместных здесь предметов мебели и что-то кричал остальным, раздеваясь на ходу и подставляя солнцу своё бледное, давно не знавшее загара, тело.
   Пашка сначала нерешительно переглядывался с ухмылявшимся Санькой, потом привстал с кресла и одной ногой осторожно провёл по песку за пределами "пятачка". Реальность пейзажа не вызвала у него сомнений. Они окончательно рассеялись, когда вплотную к "пятачку" подошли две ладно скроенные девахи, на которых непонятным образом держался минимум одежды. Одна из них, ничуть не комплексуя по поводу непонятности явления, легко присела на подлокотник кресла, где сидел Пашка, и, обвив его шею одной рукой, а другой сразу нырнув ему под пиджак, что-то вопросительно промурлыкала на ухо. Другая, непрерывно щебеча и посмеиваясь, подсела к Саньке. Она тоже не отличалась скромностью манер.
   - Вовчик! - выпучив глаза, заорал Пашка, явно не готовый к такому активному проявлению внимания. - Чё ей надо?!
   - Вопрос, конечно, интересный! - хохотнул я и нырнул под воду, предательски оставив друзей на растерзание обольстительниц.
   Когда голова моя вновь появилась над поверхностью воды, живописная картина на берегу обрела новый колорит. Вокруг нашего "пятачка" уже было не протолкнуться от обилия загорелых тел. Одобрительными криками зрители подбадривали и без того свободных от всяких комплексов девиц, оседлавших моих разнесчастных спутников. За то время, пока я наслаждался красотами подводного мира, к двум первым особям женского пола присоединились ещё несколько и они с явным удовольствием понуждали светлокожих пришельцев освобождаться от одежды.
   Пашку, похоже, раздирали противоречивые чувства. Внимание девиц ему явно не претило, скорее, напротив. А вот орущая над ухом толпа мускулистых и загорелых "туземцев", с увлечением лупивших по спинке дивана кулаками и ладонями, при этом присвистывая, пританцовывая и улюлюкая, особой радости не доставляла.
   Санька, так тот вообще, был возмущён до крайности. Вытянув шею через головы "болельщиков", он старался высмотреть коварного меня среди купающихся и слабо отбивался от наседающих нахальных девиц. Наконец, узрев мою лысину над водой, он вскочил, скинув с колен одну из любвеобильных фурий и заорал, что есть мочи:
   - Володь!!! Кончай балаган!!! Эти герлы меня уже достали!!!
   Его выходка вызвала новый взрыв смеха. Окружающие воспринимали всё, как неожиданное и весёлое представление.
   Пора было выручать своих друзей. Отдыха на природе не получилось.
   Я с трудом протиснулся к "пятачку" и сел на краешек дивана. Одна из "герлов", как определил их Санька, живо прыгнула ко мне на колени, непрестанно хохоча и, оглядываясь на благодарных зрителей, тыкала мне пальцем в грудь.
   - Володь! - возмущённо пихнул меня локтем в бок Санька. - Ну сделай же что-нибудь!
   - Щас! - пообещал я и щёлкнул пальцами за спиной недвусмысленно елозившей у меня на коленях девицы.
   Я опять использовал беспроигрышный и уже апробированный мною ход: чуть в стороне прямо из воздуха на головы наших "почитателей" посыпался дождь из стодолларовых банкнот.
   Конечно, чтобы представить, что сразу началось, присутствовать при этом не надо. Деньги - великая сила! Эту-то самую, "великую и могучую", ощутила на себе всё увеличивавшаяся толпа зевак.
   Естественно, им тут же стало не до нас. Интерес сместился, так сказать, в несколько иную плоскость. Замешкались только девочки, увлечённые исследованием подробностей туалета моих спутников. Та, что оккупировала мои колени, ещё не успела распалиться должным образом, поэтому сориентировалась сразу: её будто ветром сдуло. А её "коллеги" очухались с некоторым запозданием.
   Я не стал дожидаться, когда окружающие поймут взаимосвязь нашего здесь появления и золотого дождя. Тем более, что я заметил пробирающегося к нам сквозь обезумевшую от радости толпу заинтересованного полисмена. Видимо, он оказался в этом плане более сообразительным. Поэтому мы быстренько "подпрыгнули" на околоземную орбиту.
   Наступила блаженная тишина. Пашка, не сразу пришедший в себя, дико озирался, выпучив глаза и вцепившись в подлокотники.
   А перед нами во всю ширь стелилась матушка-Земля, кутаясь в голубой дымке и вате облаков.
   Санька обиженно буркнул, приводя себя в порядок:
   - Знаешь, ловить кайф я предпочитаю в более интимной обстановке...
   - А, всё-таки, жаль... - Пашка, наконец, обрёл дар речи. - Какие девочки!.. Что здесь!.. Что здесь!.. - показывал он на себе, мечтательно улыбаясь. Глаза его ещё масляно блестели. Только добавилось выражение крайнего сожаления.
   - Если народ жаждет, можно и повторить... - усмехнулся я.
   - Народ не жаждет! - отрезал недовольный Санька.
   А Пашка с затаённой надеждой промямлил:
   - С собой бы их... В дорогу...
   - Ты думаешь, при виде вот этого, - Санька махнул на расстилавшуюся внизу панораму, - они захотели бы продолжить начатое? Да ты бы объясняться запарился! И ещё не факт, что тебя бы поняли.
   С кислой миной Пашка посмотрел на него, потом сказал мне виновато:
   - Беру свои слова обратно: убедил ты меня по самое нельзя. - И опять вздохнул: - Какие девочки!..
   Я подмигнул Саньке:
   - Может, высадим его? А на обратном пути подберём?
   - Ещё чего! - мгновенно очухался Пашка и стал восстанавливать повреждённое обмундирование. - Я только с вами!
  
  ******
  
   В результате проведённого голосования (два "за" при одном воздержавшемся) было принято решение кардинально изменить направление полёта нашей экзотической экспедиции.
   Как известно, все планеты Солнечной системы и остальные звёзды со своими (пока предполагаемыми) планетами движутся в плоскости одного общего для всех "блина", прозываемого Галактикой. Этот "блин", правда, имеет некоторую особенность: чем ближе к центру, тем он толще. Но, так как мы живём на самой, считай, периферии Галактики и почти в самой плоскости, что проходит через её центр, то толщина звёздного "пирога" в нашем районе составляет чуть менее десяти тысяч световых лет. Так, пустячок. Лучу света с его сумасшедшей скоростью понадобится "всего лишь" около десяти тысяч лет на то, чтобы преодолеть это расстояние. А он, как известно каждому мало-мальски прилежному школьнику, распространяется со скоростью триста тысяч кэмэ в одну секунду. Вот и посчитайте, сколько надо лаптей истоптать, чтоб протопать сей "пустячок".
   Но учтите, что такое количество обуви вам понадобится, если вы задумаете измерить лишь толщину "блина". Однако, если после этого увлекательного занятия вам вздумается определить ещё и диаметр этого "блина", напичканного мириадами звёздных миров, времени для этого вам понадобится раз в десять, а то и в пятнадцать больше. Так что, запасайтесь терпением и - вперёд! Измерять Галактику в метрах, километрах и лаптях.
   Ну а мы пока воспользуемся другим, абсолютно безопасным и сверхскоростным способом перемещения, принцип которого обсуждать я не берусь по причине своей абсолютной технической неграмотности. Да и вряд ли познания всей земной цивилизации были бы в силах здесь что-либо объяснить. Во всяком случае, мне так кажется. А посему продолжим описание нашего путешествия.
   Ну так вот. Только я собрался было дать газу, как меня остановил Санька:
   - Командор, вы позволите задать вам ехидный вопрос?
   - Валяй, - согласился я.
   - Я по поводу астрологических казусов.
   - Даже так? - удивился я. - Ну-ну, как говорится, науки юношей... того! Питают.
   - Насколько я уяснил из всех ваших предыдущих лекций на данную тему, основой всех событий, происходящих на Земле, являются влияния планет Солнечной системы. Не так ли?
   Я осторожно кивнул, не зная, с какой стороны ожидать подвоха.
   - И эта система, как я понял, действует только тогда, когда мы находимся внутри этого, так называемого, часового механизма?
   - Я понял, к чему ты клонишь, - улыбнулся я. - Хочешь спросить, а что же будет, когда мы очутимся вне его?
   - В самую дырочку!
   - Ты немного не в курсе дела, - вздохнул я. - Вероятно, у тебя сложилось такое представление, что планеты всю жизнь ведут человека, как барана на верёвке, и без их участия ни один волос не падает с головы человека?
   - Ну... не так грубо, но, в принципе, верно.
   - Суть дела в том, что главным во всей этой катавасии, определяющим, является момент рождения. Именно в это мгновение вся картина звёздного неба отпечатывается в мозгу новорождённого. Она-то и становится той программой, которую человек выполняет всю свою жизнь. И все поступки его диктуются предрасположенностью к тому или иному роду деятельности. Предрасположенностью, которая определяется той самой программой. А планеты, продолжающие двигаться и после рождения человека, являются лишь дополнительными, внешними факторами, которые с определённой периодичностью входят в резонанс или диссонанс с нашей внутренней программой, вынуждая человека действовать так или иначе.
   - Эт' вроде того, - ввинтился Пашка, - когда рядом окажутся два работающих радиоприёмника. Один крутишь, настраиваешь, а другой от него временами с ума сходит.
   - Да, - согласился я, хотя пример был не совсем удачным. - На определённых частотах один возбуждается от другого. Входят в резонанс. Приблизительно то же самое происходит и между планетами и всем живым и даже неживым на Земле.
   Но Санька недоумевал:
   - Да разве человек - радиоприёмник?
   - В своём роде - да. Только работающий на другом типе волн.
   - Но какие волны могут излучать планеты? - пожал Санька плечами. - Ладно там - Солнце. Это я понимаю. Но планеты! Это же мёртвые камни!
   - Ой, не скажи! Камень, брошенный в воду, тоже мёртв, однако волны от него долго бегут по поверхности. К тому же, планеты не настолько мертвы, как это может показаться. В этом ты недавно имел удовольствие убедиться. А Юпитер с Сатурном вообще излучают даже в радиодиапазоне.
   - Ну, это и я знаю! - фыркнул Пашка.
   - Но суть дела, - продолжал я нудить самовлюблённо, - не в том, что излучают сами планеты, а в тех возмущениях, которые они производят в общем хоре излучения созвездий, которое остаётся стабильным и неизменным в течение длительного времени. И производят они эти возмущения именно своим движением.
   - Это понятно: маленькая лодка порождает мелкие волны, зато когда пронесётся "Метеор" на подводных крылышках...
   - Вот-вот! Уловил самую суть. Каждая из планет производит своё собственное, неповторимое возмущение в среде созвездий. Звёзды далеко, видимое их перемещение ничтожно в сравнении с жизнью человека, так что можно считать, что каждый из рисунков выдаёт своё, ни с чём не сравнимое постоянное излучение. А планеты периодически вмешиваются, "перепахивают" этот рисунок, вносят свои, гармоничные, или, наоборот, дисгармоничные возмущения.
   - И, всё-таки, я не понимаю, - сказал Санька, оглядывая небосвод. - Созвездий - великое множество, а в астрологических опусах упоминается только двенадцать. Остальные, что же, совсем не излучают? Чем объясняется такая избирательность?
   - Тем, что созвездия и знаки Зодиака - не одно и то же. Созвездия - это группы звёзд, произвольно объединённые воображением человека в рисунки. А знаки Зодиака - это равные части дорожки, по которой в течение года среди звёзд перемещается Солнце. Дорожка эта зовётся эклиптикой и поделена на двенадцать равных частей, которые и называются знаками Зодиака. А названия свои эти знаки получили от созвездий, через которые эта дорожка пролегает.
   - Знаки Зодиака не совпадают с границами созвездий, - опять встрял Пашка.
   - Сейчас - да, - согласился я. - Но в то время, когда их, так сказать, крестили, они совпадали. Это сейчас уже возникло смещение на целый знак.
   - Почему?
   Я отмахнулся:
   - Этот сложный процесс называется прецессией. Я не буду его сейчас объяснять: вряд ли поймёшь...
   - А чего тут сложного? - хмыкнул Пашка пренебрежительно. - Юлу видел?
   Санька кивнул.
   - Видел, что её ось во время вращения не стоит строго вертикально, а тоже круги описывает? Только не так быстро, как сама юла?
   Санька опять согласно кивнул.
   - Ну вот! А Земля - та же юла! Только размерчиком побольше. И тоже осью круги наматывает. Один круг... - Тут Пашка замялся и посмотрел на меня: - Что-то около двадцати шести тыщ лет, по-моему? - Я кивнул, а он заключил назидательным тоном: - За это время точка весеннего равноденствия, делает полный оборот по Зодиаку. Усёк?
   - Это-то я усёк, - не сдавался Санька, - а что же, всё-таки, остальные звёзды?
   - Ну так я ж не договорил. - Я снова взял бразды правления в свои руки. - Излучение звёзд, которые не входят в зодиакальное поле, стабильно и ничем не нарушаемо. Все возмутители спокойствия, то бишь светила и планеты, ходят только в плоскости эклиптики и "страдают" от их вмешательства только созвездия, входящие в этот самый зодиакальный пояс. Они периодически претерпевают "набеги" планет, у каждой из которых свой неповторимый норов. Именно этот пояс и определяет всё то изменчивое и непостоянное, чем богата наша земная жизнь. А те группы звёзд, куда планеты никогда не заглядывают, посылают на Землю стабильный, ничем не нарушаемый, информационный поток, который и определяет всё то, что есть на свете неизменного: две руки, две ноги, голова. И форма и количество их не меняется. Во всяком случае, кардинально. Ну это я так, к примеру, в применении к человеку и с его точки зрения.
   Но Санька опять ехидно сощурился:
   - Позвольте вам заметить, командор, что тут у вас неувязочка имеет место быть.
   - Какая же?
   - Опасается, как бы ещё одна голова не выросла, как только Солнечную систему покинем, - хехекнул Пашка и, видя протестующий жест неправильно понятого Саньки, скривился: - Послушайте, может, хватит? Мозги уже набекрень. Не пора ли к практической части приступить?
   Я пожал плечами:
   - Если публикум просит...
   - Просит-просит! - заторопился Пашка, не давая Саньке рта раскрыть. - Только для закрепления усвоенного не подбросишь ли нам пивка с ентим самым... - Он выразительно вильнул раскоряченной ладонью: - С водоплавающими? М? Желательно - в сухом исполнении. А то всё чай, да чай!
   На столе мгновенно появилось несколько запотевших бутылок "Жигулёвского".
   - О! - подпрыгнул Пашка, завидев пиво, и, открывая бутылку, ехидно осведомился: - А ежели чего поимпортнее? Как?
   Я виновато развёл руками:
   - Извиняйте, но чтобы сотворить чего-нибудь, мне надо себе это чётко представлять. Или хотя бы снять копию. А познания мои в ентой области очень даже смутные.
   - И на старуху бывает проруха, - сочувственно вздохнул Санька и тут же предложил: - Может, перед штурмом Галактики высадим десант где-нибудь "за бугром"? Затаримся образцами, а там и покататься можно будет в своё удовольствие. М?
   - А чё? - хрюкнул Пашка в бутыль. - Это идея! Не всё же по пляжам шастать? - И напомнил: - Рыбки-то подкинешь, али как?
  
  ********
  
   Операция "за бугром" прошла блестяще. И вот уже наш "пятачок", сломя голову, мчался среди звёзд. Мои спутники потягивали пивко, развалясь на диване, а я занял место в кресле. Они настолько аппетитно чавкали и постанывали от удовольствия, что "совратили" и меня. Пиво оказалось на удивление приятным напитком, только с непривычки закружилась голова.
   Похоже, что к тому времени скорость света мы перевалили многократно, но никаких чудес, что описываются в фантастической литературе, не наблюдалось. Звёзды шустро ползли по небосводу, уступая место всё новым и новым, и постепенно, по мере того, как мы забирались всё выше по широте Галактики, перед нами разворачивалась потрясающая панорама соседних рукавов, которые нам не видны с того места, где в данное время находится Земля. Млечный путь - один из них, но это внешний, по отношению к нам, рукав галактической спирали. А вот по направлению к центру Галактики, скрытому от земного наблюдателя облаками космической пыли, в изобилии клубящейся ближе к её экваториальной плоскости, открывалось захватывающее дух зрелище. Медленно, во всём своём величии, слитый в сиянии миллиардов солнц, выплывал центр нашего звёздного острова, его ядро. Правда, чёрные облака, кое-где подсвеченные изнутри увязшими в них звёздами, ещё закрывали большую его часть, но уже то, что открывалось глазу, не поддавалось описанию.
   - Оно конечно... - только и нашёлся Пашка, а Санька, зачарованно оглядывая звёздную россыпь, сверкавшую перед нами всеми цветами радуги, с сожалением заметил:
   - Должен признать, что люди планеты Земля крайне обделены...
   - Да, - вздохнул я, - местным можно только позавидовать.
   - Только замечают ли они это великолепие?
   - А то как же? - возмутился Пашка. - Совсем, что ли, дубы?
   - Дубы, или не дубы, а только человек ко всему привыкает.
   - Так то человек!
   - А по-твоему, - усмехнулся Санька, - здесь одни монстры водятся?
   - А вот это как раз самое время и проверить! - оживился Пашка, хитро глядя на меня. - Не отходя от кассы, а?
   Идея сделать маленький привал всем пришлась по душе и мы решили "зарулить" на минутку к аборигенам в гости. Выбрали звезду пожелтее из тех, что в изобилии падали нам навстречу, как спелые абрикосы. А раз пожелтее, значит, попохожее на Солнце. А если будет похоже на Солнце, значит, можно ожидать при ней свиту из нескольких планет, на одной из которых, даст Бог, теплится жизнь. А там глядишь, и братьёв по разуму отыщем. Не старших, так младших. Всё равно интересно!
   И вот, окрылённые надеждой первооткрывателей, мы притормозили наш "кадиллак" неподалёку от одной звёздочки, приглянувшейся Пашке. Уж не знаю, чем он руководствовался при выборе, но спорить я не стал: в сущности, какая разница? Их, вон, хоть пруд пруди! Не эта, так другая чем-нибудь порадует. Тем более, что наше средство передвижения вмиг удовлетворит любую прихоть.
   Звезда, действительно смахивала на Солнце. И, если бы не экзотический звёздный рисунок, на фоне которого она смотрелась, можно было бы обмануться.
   Стали мы искать её планеты. Поступили так же просто, как и раньше: при нашей-то скорости они сразу выдавали себя перемещением на фоне более удалённого скопища Галактики.
   Однако, вопреки ожиданиям, их оказалось не так уж и много. Не отрицаю, возможно, мы были плохими искателями, но обнаружили только три планеты. Одна жалась вблизи звезды и ожидать на ней чего-либо путного не стоило. Уж очень жарко должно быть на её раскалённой поверхности. Поэтому её мы отбросили сразу.
   Вторая оказалась по другую сторону звезды на некотором отдалении. Определить на глаз соответствие условиям жизнеобеспечения, конечно, было невозможно, и мы решили выяснить это при непосредственном контакте.
   О третьей планете говорить не стоило: она попалась нам ещё на подлёте к звезде и при первом же взгляде было ясно, что холод, царящий на её поверхности, разговоры о жизни на ней делал, по меньшей мере, безосновательными.
   Итак, вторая. Я лихо заложил крутой вираж и, чиркнув по фотосфере звезды, на что мои спутники отозвались изысканными "похвалами" в адрес моих предков, рванулся прямо к планетке.
   - Командор, - севшим голосом попросил Санька, - а нельзя ли как-нибудь... э-э... поаккуратнее? Нервы, знаете ли не выдерживают ваших антраша...
   - А чего? - улыбнулся я. - Это ведь только кино?
   - Знаем мы, что энто за кино! - поморщился Пашка, понимая, что это в его огород камень. - Кинее не бывает!
   И он покрепче вцепился в подлокотник.
   Я только расхохотался в ответ.
  
  24. Зеркала и Зазеркалье
  
   У намеченной нами планеты обнаружился микроскопический спутник, который мы бы и не приметили, не окажись он на нашем пути. Мы едва не прошили его насквозь, однако траектория нашего полёта пролегла чуть в стороне и этого не случилось. К тому же, в тот момент наше внимание отвлекло ещё одно событие, показавшееся нам тогда никак не связанным с попавшейся на нашем пути крохой: вся поверхность приближавшейся планеты вдруг вспыхнула, словно яркая звезда, и так же мгновенно погасла, едва мы пересекли орбиту её крохотного спутника.
   - Что это было? - выпучил Пашка глаза.
   - Вообще-то, вопрос не по адресу, - пожал я плечами. - В этой части Вселенной я бываю только по вторникам.
   Но Пашка моей иронии не оценил.
   - Я полагаю, скоро на месте будем, - изрёк Санька меланхолически. - Там и узнаем.
   Почему-то его одного вспышка оставила равнодушным.
   Короче, планета ещё издали начала задавать загадки. Явно было заметно, что атмосферы она не лишена, однако ничего, сколько-нибудь похожего на рельеф, не наблюдалось. Никаких тебе гор, морей и океанов, не говоря уже об островах, материках и прочей географической начинке. Ну да это ладно, с кем, как говорится, не бывает. Но поражало другое: чем ближе мы подлетали, тем всё более отчётливее казалось, что поверхность планеты покрыта... рыбьей чешуёй! Поначалу она смотрелась однообразным серым покрытием, слегка отливавшим стальным блеском, но когда планета раскинулась под нами во всю ширь, удивлению нашему не было предела: вся, абсолютно вся видимая поверхность загадочной планеты представляла собой обширное поле, состоявшее из ровных рядов ячеек, формой своей, действительно, напоминавших рыбьи чешуйки.
   - Сооружение интересное, - прокомментировал Пашка. - Одна штука. Цена - двадцать пять копеек.
   Ну, насчёт цены он, конечно, хватил, но это, действительно, было Сооружение. И, явно, искусственного происхождения. В этом сомнений не возникало. Видно, как говорится, невооружённым взглядом. Всю планету занимал единый циклопический комплекс, о назначении которого мы могли строить только самые нелепые догадки. Чем я и мои спутники не преминули тотчас же заняться.
   А таинственная планета всё приближалась. Наконец, мы зависли в нескольких десятках метров над одной из "чешуек", если так можно было назвать гигантскую монолитную плиту, отполированную до зеркального блеска и раскинувшуюся под нами от горизонта до горизонта в какую сторону ни посмотри. Абсолютно ровная идеальная поверхность, в глубине которой полыхало слепящее отражение местного солнца.
   Приглядевшись, я обратил внимание своей команды на фактуру материала, из которого состояла плита.
   - Будто пчелиные соты... - отозвался Санька.
   Действительно, шестигранники, плотно пригнанные друг к другу, походили на пчелиные соты, только каждая из ячеек имела в диаметре метров пять-шесть.
   - Каковы ж тогда здешние пчёлы? - схохмил Пашка. - А сам дядька-пчеловод?
   Никто его ответом не удостоил и я двинул наш "пятачок" вперёд. Ячейки-соты дёрнулись, поплыли под нами и слились в единую серую массу. Ровная, как стол, однообразная поверхность ничем не выдавала нашего движения. Казалось, "пятачок" завис над полем неподвижно. Я уж собрался поддать газку, но тут, недосягаемая до этого, линия горизонта резво скакнула нам навстречу и мы притормозили над краем обрыва, прямой линией уходившего до самого горизонта влево и вправо от нас. Далеко внизу стелилась такая же идеальная, ничем не замутнённая зеркальная равнина, над краем которой мы висели. Надо полагать, это была соседняя "чешуйка".
   - И так до бесконечности, - резюмировал Санька. - Похоже, что в этом королевстве кривых зеркал никто не обитает.
   - Зеркала-то как раз тут ровные, - вздохнул Пашка с кислой миной. - Такие ровные, аж противно. Так и хочется чем-нибудь... - Он сделал выразительный жест: - Чтоб хозяева сбежались.
   Санька поддел его:
   - О! Истинный представитель Хомо Сапиенс! Вы, сударь, извините за откровенность, в душе просто хулиган!
   - Не пеняй на зеркало! - окрысился Пашка. - От Хомы слышу!
   - Ладно вам! - улыбнулся я. - Давайте обследуем обрыв. Может, там чего?..
   - Всё-таки интересно, - сказал Санька, заглядывая в бездну, - почему одно поле выше другого?
   - Эт' чтоб с парашютом туда! - осклабился Пашка.
   В отличие от Пашки, я ответа не знал, а потому просто пожал плечами и наш "звездолёт" стал медленно опускаться вниз в двух-трёх метрах от гладкой, как моя лысина, стены. Только вот лысина и то имела хоть какую-то растительность и неровности, а здесь был идеальный срез, будто отсечённый гигантским ножом. И не было той плоскости ни конца, ни края. Лишь внизу расстилалось новое поле, тоже не отличавшееся миниатюрными размерами.
   - Километра три будет, - прикинул Пашка высоту стены.
   Я согласился, а Санька задумчиво произнёс:
   - Вот смотрю всё время на эти зеркала и думаю: что-то в них не так, чего-то не хватает. И только сейчас дошло.
   - Ну?
   - Да отражения нашего!
   - Вот тебе, кстати, и ответ, - сказал я Пашке, - есть ли на том конце передающее устройство. Мы бы видели его отражение.
   Пашка развёл руками:
   - Тогда я вообще не понимаю, каким Макаром работает эта фиговина!
   - А тут и понимать ничего не надо, - ласково погладил я "фиговину". - Дали - пользуйся!
   - Знать-то всё равно хочется...
   - Много будешь знать, умным станешь. А это вредно. Смотри вон, уже приземляемся.
   - "Приземляемся"! - хмыкнул Пашка. - Где ты тут землю-то увидел? Одни зеркала!
   - Ну тогда - "призеркаляемся"!
   До нижнего поля уже оставалась пара сотен метров. На глаз, конечно. Определить расстояние до зеркала при отсутствии отражения, скажу я вам, довольно затруднительно. И, только когда шестигранные ячейки увеличились приблизительно до того же размера, что и на вертикальной стене, я затормозил.
   Ничего нового мы не увидели. Всё та же отполированная стена. Даже линия стыка вертикальной и горизонтальной плоскостей не представляла из себя ничего интересного. Прямая линия. Хоть по линейке проверяй.
   - Ну мы и откопали планеточку! - пожаловался Пашка. - Сплошь тундры-лианы! - И цыкнул: - Чего ж дальше-то?
   - Давай хоть по поверхности выйдем потопчемся, - предложил я. - Разомнёмся.
   Санька поёжился:
   - А копыта не отбросим? Как там насчёт дыхалки?
   - Сейчас узнаем. Ну-ка, Сезамчик, что за атмосфера снаружи?
   По экрану побежали цифры: содержание кислорода, азота, ещё там чего-то.
   - Ты мне проще скажи: дышать там как, можно?
   "В принципе - да", - откликнулся браслет.
   - Ну вот, другое дело! - сказал я и встал с насиженного места. - Идём, что ли?
   - Не нравится мне это "в принципе", - пробурчал Санька.
   - Э! Да чего там! - потянулся Пашка и хрустнул кистями рук. - Открывай! Размяться не помешает!
   Я уравнял поверхности "пятачка" и планеты.
   - Сезам, откройся!
   В лицо пахнуло свежим воздухом. Даже, по-моему, очень свежим. Как после грозы.
   - Озончиком попахивает! - принюхался Пашка и первым ступил на зеркальную поверхность.
   И тут произошла удивительная вещь. Я сказал, что он ступил на поверхность, но это выглядело не совсем так. Между подошвами его туфлей и поверхностью планеты так и осталось сантиметров десять, а он стоял прямо в воздухе и растерянно смотрел себе под ноги.
   - Мягкое чего-то, - доложил он нам, криво улыбаясь. - И зудит!
   Но стоило ему пошевелиться, как ноги его поехали, он упал на спину и, глупо хихикая, в таком вот положении поплыл от нас в направлении вертикальной стены. Похоже, при падении он совсем не ударился, потому что голос его был радостно возбуждён:
   - А мне нравится!
   Он перевернулся на живот и попытался встать, однако ноги его разъезжались, как на льду. Мы внимательно, каждый по-своему, следили за его гимнастикой. Я - с интересом, Санька - с тревогой.
   - Ну, чего смотрите? - крикнул Пашка, в третий раз предпринимая героические усилия принять вертикальное положение. - Идите сюда! Помогите встать!
   Я решился. В любом случае, лично мне ничего не грозило.
   Я высунул руку за пределы "пятачка" и потрогал невидимую поверхность. Пашка не соврал: рука коснулась чего-то тёплого и упругого. При чём явственно ощущалась мелкая вибрация.
   - Силовое поле, надо полагать, - сообщил я с видом знатока.
   На что Санька лишь хмуро покачал головой:
   - Вы уж, пожалуйста, без меня. Мне здесь как-то уютнее.
   - Как хочешь.
   Я подпрыгнул и опустился сразу на обе ноги на мягко спружинившую поверхность невидимого поля. Инерции толчка оказалось достаточно, чтобы я заскользил в ту же сторону, где барахтался Пашка. Оставалось только удерживать равновесие. Но это удавалось мне лишь до тех пор, пока я не доехал до моего распластавшегося друга. Только я с ним поравнялся, он сразу ухватил меня за штанину и я упал. При чём удара я не почувствовал, было очень мягко, и мы, хохоча, закружились с ним в лежачем вальсе. Инерция толчка была ещё довольно ощутимой, а сила трения, по-моему, вовсе равна нулю, если такое вообще возможно. В конце концов наше барахтание закончилось тем, что мы мягко ткнулись в вертикальную стену, вернее, в поле обтекающее её, и остановились.
   - Ну что? - улыбнулся я. - Давай вставать?
   - Давай!
   Пашка вцепился в меня, я - в него и так, держась друг за друга, с горем пополам водрузили мы свои бренные тела на разъезжающиеся ноги.
   - Похлеще льда будет! - прокряхтел Пашка, не выпуская из рук мою рубашку и оглядываясь по сторонам.
   - Колоритно вы смотритесь! - послышался Санькин смешок. Он сидел, развалясь, на диване и с улыбкой наблюдал за нашей вознёй. - Что-то подумает о нас "дядька-пчеловод"?
   Мы оглянулись. Диван вкупе с ним смотрелся не менее комично, паря над своим отражением в зеркальной поверхности.
   - А пущай, чего хотит, то и думает! - Пашка с силой оттолкнулся от меня и, кое-как сохраняя равновесие, заскользил вдоль вертикальной стены, изредка касаясь её для пущей уверенности.
   Я же от его толчка хлопнулся на задницу и закрутился вокруг собственной оси, пролегавшей где-то в районе копчика.
   - Ах ты!.. - я попытался приподняться, но сделать это без посторонней помощи оказалось не так-то просто: ноги разъезжались, как у коровы на льду.
   - Я бы на твоём месте вспомнил бы о своих чудесных возможностях! - вновь послышался насмешливый голос со стороны дивана.
   А ведь и в самом деле! Скалы взглядом, значит, могём, а себе пособить... Ну-ка!..
   И я свечой взмыл в небо метров на "дцать".
   - Ого! - Санькин голос был слышен далеко внизу. - Неплохо!
   Я спланировал к нашему островку и шмякнулся прямо в кресло, которое жалобно взвизгнуло, но удар выдержало.
   - Повторить не желаешь? - указал я пальцем в небо.
   - На твоём горбу, что ли?
   - Зачем? Самостоятельно!
   - Нет уж! Увольте! - Санька поднял руки, отстраняясь, и кивнул в сторону удалявшегося Пашки: - Пал Ксанч-то гудки подаёт!
   Я оглянулся. Уже порядком отъехавший от нас Пашка продолжал удаляться в довольно своеобразной позе: полулёжа на боку. Одна рука его безуспешно старалась вернуть утраченное равновесие телу, а другой он размахивал над головой и что-то нам кричал. Но разобрать можно было только звучные словосочетания русского мата.
   - Скучает, - посочувствовал Санька, насмешливо щуря глаза. - Помочь бы надо.
   - Само собой!
   "Пятачок" дёрнулся, легко догнал Пашку, поддел его, отчего тот кубарем покатился нам под ноги, и стал резво набирать высоту.
   - Что, разве экскурсия уже подошла к концу? - спросил Пашка, вставая и отряхиваясь.
   - Я смотрю, тебе понравилось? - Санька с усмешкой оглядел его взъерошенную фигуру.
   - Оно, конечно, забавно, - сказал Пашка, приводя себя в порядок. - Только с тормозами проблема. Чего ж не попробовал?
   - Одна попробовала, - фыркнул Санька. - Так до сих пор...
   Пашка бухнулся на диван и, сграбастав со стола баночку с пивом, шумно отхлебнул.
   - Володь, - попросил Санька. - Не пора ли форточку - того!.. Холодает что-то...
   Я кивнул и закрыл сообщение с атмосферой планеты. Встречный ветер к тому моменту уже изрядно потрепал нас.
   - Я что-то так и не понял, - Пашка постучал тарашкой по столику. - Мы что, уже отчаливаем?
   - А чего здесь ловить? - пожал я плечами. - Нас здесь явно не ждали. Конструкция, конечно, мощная, но назначение её лично мне не понятно, а объяснить, сам видишь, некому.
   - Э, нет! - Пашка хитро прищурился. - Тут ты не прав!
   Я мгновенно насторожился:
   - Что ты имеешь в иду?
   - А что имею, - он явно наслаждался произведённым эффектом, - то и введу...
   - А если серьёзно?
   Пашка с треском отодрал башку несчастной тарашке и кинул на стол.
   - Серьёзно? - Он глянул за борт на удалявшуюся зеркальную поверхность и мотнул головой: - Ты коня-то попридержи!
   "Пятачок" замер.
   - Ну?
   - Вот тебе и "ну"! Дверь я видел! Зря, что ли, глотку драл?
   Мы с Санькой переглянулись.
   - Какую дверь?
   - А я почём знаю? - с деланным равнодушием отозвался Пашка. - Дыра какая-то в стене. Тормозов-то нет ни фига - еду и еду! А она вот так делает, - и он губами беззвучно изобразил: "А!", "О!", "А!", "О!"
   - Так чего ж ты молчал?! - возмутился я и бросил "пятачок" круто вниз.
   - Молчал?! - оскорбился Пашка. - Да я всю глотку изодрал! "Мать-перемать!" - ору, а вы, как глухие!
   - Ну, положим, слово "мать" в разных вариациях мы слышали довольно отчётливо, - спокойно отозвался Санька. - Но не более. Согласись, что в твоих устах оно звучит не так уж и редко, чтоб могло привлечь к себе внимание.
   - Ну конечно! Где вам услышать! Вы ж пируэты в воздухе выписывать изволили!
   Понятно: булыжник в мой огород.
   - Ну и как я тебе? В качестве летательного аппарата?
   - Спрахиваешь! - усмехнулся Пашка и прогундосил: - "Заливаю в бак бензин, завожу пропеллер!.".
   - Трепло! - Я чуть отхлебнул из его банки пива, поморщился и спросил: - Ну, где твоя дыра?
   - "Моя"! - хрюкнул он. - Моя на месте! - И огляделся: - Ты хоть на то же место сел?
   - Вопрос, конечно, интересный! - хохотнул я. - Здесь, знаешь ли, такое изысканное разнообразие рельефа! Заблудиться - ну ни в жисть!
   Пашка понимающе кивнул:
   - Погоняй вдоль забора туды-сюды, может, оно и отыщется.
   - Мартышкин труд! - не согласился Санька.
   - А что ты предлагаешь? - насупился Пашка.
   - Единственно разумное: обратиться к памяти браслета.
   - Резонно, - поддержал я. - Ну-к, Сезамчик, сообрази!
   После обычных препирательств относительно точности формулировки задания, браслет выполнил желаемое. Декорация, однако, не изменилась. Только вертикальная стена стала как будто ближе. Как будто. А, может, и показалось. Ориентиров-то - не густо. Небо, солнце, да их отражение. Остальное всё - зеркала. Даже наши отражения опять исчезли.
   Некоторое время мы тупо смотрели в серую массу стены, потом я спросил:
   - Может, тебе показалось?
   - Да какой там "показалось"! - Пашка упрямо тряхнул своей шевелюрой. - Вот, как тебя!
   Мы помолчали ещё немного, таращась на стену. И ещё. Потом Пашка предложил:
   - Может, сами? Без спросу?
   - Что именно?
   - Ну... замялся он, подбирая слова. - Проткнём стену и посмотрим, что там у них, внутрях. Ты же это умеешь?.. Тем более, что нас ведь всё равно там как бы и нету. А?
   - Идея неплохая, - согласился я. - Попробуем без приглашения.
   "Пятачок" дёрнулся вперёд и медленно въехал в стену. Нас тут же окружила кромешная тьма. Как тогда, на Сатурне. С той лишь разницей, что там всё выло и грохотало, а здесь царила мёртвая тишина. Слышалось только сопение Пашки: он наощупь разделывался с рыбьим хвостом.
   - Ты б хоть присветил немного, что ли? - послышалось его недовольное бурчание. - А то как у негра...
   - В рот не попадёшь? - насмешливо булькнул Санька. Он тоже занимался чревоугодием.
   Я выполнил заказ и прибавил ходу. Ничего не изменилось. За пределами "пятачка" стоял непроницаемый мрак.
   - Пал Ксанч, - ехидно осведомился Санька, - вам не кажется, что ошибочка вышла?
   "Пал Ксанч" нервно пригладил свою пышную шевелюру и пробурчал:
   - Ещё не вечер...
   - Да уж! - хохотнул Санька. - Глянь за окно: давно уж завечеряло!
   Мы пристально всматривались в темноту, пытаясь уловить хоть какие-то признаки хоть чего-либо, но все старания оказались тщетными. Ничего. Совсем ничего.
   - Аид! - с напускной мрачностью в голосе изрёк Санька. - Царство мёртвых!
   - Какое там "царство"! - В голосе Пашки уже явственно слышалось разочарование. - Ни мёртвых, ни, тем более, живых...
   И вдруг по глазам резанул ослепительный солнечный свет. После кромешной тьмы он показался прямо-таки нестерпимым. Поначалу мы не могли ничего разобрать - ослепительное пятно вверху, ослепительное пятно внизу - и только глаза попривыкли, я понял, что мы несёмся над такой же зеркальной плитой, с которой и начинали своё подземное путешествие. Короче говоря, мы пронзили плиту насквозь и выскочили с другой стороны.
   - Кина не будет, - подвёл Санька итог нашим изысканиям.
   - Но я же видел! - кипятился Пашка.
   - Ну и что? - стал успокаивать я его. - Фортуна дважды не улыбается. Ты же видишь: голый Вася. Я думаю, нам больше ничего не покажут. Да и вообще, - пожал я плечами, - надо бы сначала узнать, что здесь и почём. Полетаем пока вокруг, может, чего и надыбаем.
   С этими словами я взял круто вверх и по касательной вышел на орбитальный облёт. Небо из светло-филетового потемнело, стало иссиня-чёрным, вновь появились звёзды и опять на полнеба раскинулась Галактика, видимая до этого лишь белесым пятном на фоне фиолетового марева, что представляло из себя небо с поверхности Зеркальной.
   - Всё-таки, какая красота! - не удержался Санька.
   Пашка в ответ лишь состроил многозначительную гримасу. Но уж кого-кого, а его я знал, как облупленного! Чай, не первый год вместе кукуем. Зенки его шкодливые и без слов говорили, что вид звёздного неба не оставляет и его равнодушным. Тем более, такого неба! Это он сейчас перед Санькой хорохорится, мол, всё ему нипочём. А душа-то у него, как и у меня, очень даже отзывчива на подобные картины.
   Планета медленно поворачивалась под нами, подставляя для обозрения свои зеркальные бока. Я, рассеянно блуждая взглядом, поначалу не узрел ничего особенного, однако Санька, оказавшийся более внимательным, сказал, указывая вниз:
   - Присмотрись: ничего не замечаешь?
   Я немного помолчал, присматриваясь к поверхности планеты, и пожал плечами:
   - Вроде, нет...
   - Обрати внимание, как здесь плиты расположены.
   - Точно! - ахнул Пашка.
   Тут и я узрел. Так называемые "чешуйки", одну из которых мы имели удовольствие обследовать изнутри и снаружи, с этой стороны планеты уже не прилегали плотно к её поверхности, а становились на дыбы. И, чем ближе мы подбирались к границе дня и ночи, тем более явственно выраженным становился этот эффект. Плиты здесь уже прямо-таки торчали, как иглы у ежа.
   - Ты усекаешь? Плоскость каждой из них расположена перпендикулярно лучам солнца, - продолжал Санька развивать свою гипотезу. - Похоже, что планета вообще не вращается и все плиты поставлены так, чтобы максимально усваивать световой поток.
   - Миленькая такая солнечная батарейка с планету величиной, - дополнил Пашка. - Только кому служит, не понятно.
   Позже мы убедились, что Санька как в воду смотрел. В тот момент других соображений у нас не имелось. А придумать что-либо ещё у нас попросту не хватило времени. То, что предстало нашим глазам в следующий миг, вообще заставило на время забыть о загадке зеркальных плит.
   Я уже сказал, что мы подлетали к терминалу - границе дня и ночи. И тут, совершенно неожиданно, зеркальные монолиты, то бишь "чешуйки", кончились. Под нами промелькнула их чётко очерченная граница и мы понеслись над тёмной материковой частью, погруженной в густые сумерки. Я успел заметить даже нечто вроде водной глади, в которой на мгновение отразилась звёздная карусель Галактики.
   - Тормози! - завопил Пашка. - Самое интересное начинается!
   Я придержал своего "коня" и бросил его вниз, разворачивая на сто восемьдесят градусов. Солнце быстренько закатилось за зубчатую гряду крайних зеркальных монолитов и мы заскользили над сумеречной страной, освещаемой лишь вишнёвым заревом то ли заката, то ли рассвета, да призрачным светом миллиардов солнц далёкого центра Галактики.
   Я снизил скорость и опустился к самой земле. Да, это уже с полным правом можно было назвать землёй. В неверном свете угрюмой зари можно было разобрать рощицы чахлых деревьев и заросли кустарника. Промелькнула неширокая река и я направил полёт вдоль её русла. Хоть какой-то ориентир.
   К берегам речушки вплотную подступала растительность. С высоты, на которой мы летели, нельзя было разобрать, похожа ли она на земную. Выяснение этих подробностей я оставил на потом, тем более, что впереди показался источник света. Было похоже, будто горит большой костёр.
   - Никак аборигены? - с надеждой подался вперёд Пашка.
   - Сейчас узнаем.
   Деревья кончились и я затормозил над большой поляной.
   - Мать твою, Миклухо-Маклая!.. - прошептал Пашка, уставившись на то, что предстало нашим глазам. Мы с Санькой тоже свесились через край "пятачка", вглядываясь в причудливую картину.
   Обширная поляна круглой формы, метров двести в диаметре, обрамлённая по периметру то ли факелами, то ли малыми кострами (с того места, откуда мы смотрели, было не разглядеть), кишмя кишела людскими телами. Количество их, похоже, составляло несколько тысяч. И все они, подчиняясь единому ритму, совершали бестолковые (естественно, на наш взгляд) телодвижения. Начиналась эта гимнастика с воздевания рук и лиц кверху, затем тела складывались чуть ли не пополам (надо полагать, в низком поклоне), и, после непродолжительного замирания в такой позе, все, находившиеся на этой гигантской сцене, падали на колени и, вопя, что есть мочи, подскакивали вверх, видимо, соревнуясь, кто выше подпрыгнет, и всё начиналось сначала.
   Музыкальным сопровождением этой загадочной аэробики служил огромный, обтянутый кожей, барабан. В него со всей дури лупили две девицы атлетического сложения. Вид у них был довольно свирепый, занятию своему они предавались со сладострастием, закатив глаза и вкладывая в удары всю силу своих бицепсов. Сам музыкальный инструмент занимал почётное место в центре импровизированной сцены, и все участники действа были обращены лицами к нему.
   - Это что за тунгусские пляски? - сиплым шёпотом обалдело проговорил Пашка.
   - Мы, видимо, угодили на какой-то праздник, - предположил Санька.
   - А чё одни бабы-то?
   - Ну... наверное, отмечают местное Восьмое Марта.
   Действительно, я только сейчас обратил внимание, что среди всех присутствовавших на собрании не было видно ни одной особи мужеского полу. Конечно, я мог и ошибаться, ведь здесь сильно не хватало освещения, если не считать уже упомянутых костров по периметру поляны, да ещё одного, горевшего в непосредственной близости от барабана. Своими размерами он несколько отличался от своих собратьев и находился рядом с каким-то возвышением, которое венчало нечто, сильно смахивающее на упрощённый вариант трона. Во всяком случае, можно было смело утверждать, что это стул. Над ним усердно поработали в смысле украшения, накрутили веток, цветных тряпок, что, по-видимому, должно было означать особое к нему отношение. К тому же я заметил, что лица туземцев были обращены всё-таки не к барабану, а к нему. Именно этот "трон" был центром общего внимания.
   Внезапно гул барабана стих, многотысячная толпа замерла, стоя с протянутыми к небу руками и в наступившей тишине, нарушаемой лишь треском костров, взвился одинокий истерический вопль. Поначалу было неясно, откуда он исходит. Но вот от общей массы потных, блестящих в неверном свете костров тел отделилась одинокая фигурка, и, не переставая кричать, стала быстро подниматься на возвышение, где стоял так называемый "трон". По мере того, как она набирала высоту, крик её приобретал мелодические оттенки, и, как только она одолела последнюю ступеньку и бухнулась перед "троном" на колени, её вопль превратился в нехитрую мелодию, которой постепенно стала вторить толпа. Сначала это было похоже на тяжкое "У-у!" в конце каждой фразы, потом тысячи глоток, входя в ритм, стали повторять за певицей всё большее количество слов. В конце концов вся поляна зазвучала в полную силу.
   А сама певица, чей голос уже потонул в общем гуле, встала с колен, сбросила остатки и без того ничего не прикрывавшей одежды, и, призывно вскидывая руки к небу, стала исполнять замысловатый танец, ходя кругами вокруг трона, многозначительно вращая бёдрами.
   - Почему столько внимания этой корявой табуретке? - сдавленно просипел Пашка.
   - Насколько я понимаю, - сказал я, - они кого-то ждут. Кого-то, кто должен сесть на эту, как ты говоришь, "табуретку".
   Тот недоверчиво вытаращил на меня осоловевшие от аппетитного зрелища глаза:
   - А ты чё, врубаешься, о чём они там орут?
   - Ну, не совсем, но общий смысл улавливаю.
   Он только уважительно крутанул головой и опять впился глазами в обнажённую фигурку танцовщицы.
   Санька ткнул меня в бок:
   - Пал Ксанч в отпаде!
   Я кивнул, но тему развивать не стал. Внимание моё в этот момент было сосредоточено на действительно заинтересовавшем меня тексте песни, которую уже не пела, а душераздирающе выкрикивала вошедшая в экстаз толпа.
   - Ей-богу, с ними сейчас чего-нибудь случится! - посочувствовал Пашка.
   - Самое время помочь, - усмехнулся Санька и подмигнул мне. Я как раз смотрел на него, пытаясь уразуметь, что он имеет в виду.
   Пашка тоже уставился на него непонимающе:
   - Чем помочь?
   - А ты послушай, чего они просят и сам решишь.
   - Привет! - Пашка постучал пальцем по голове. - Это вон кто у нас умеет, - он кивнул на меня, - а я-то тут при чём? - и отвернулся.
   - "Приди же, Солнцедающий! - мерным голосом стал декламировать Санька. - Приди же, Великий Муж, Продолжатель рода Белокурых Дев!.".
   Пашка опять обернулся, но теперь уже в мою сторону:
   - Чего это с ним?
   Я улыбнулся:
   - Это перевод.
   - А он-то почём знать может? Родственник, что ли?
   Санька многозначительно прищурился:
   - Телепатия!
   - Что-то я раньше за тобой таких способностей не замечал, - съязвил Пашка.
   - Так ведь и я имел честь приобщиться, - указал Санька на браслет. - Эт' когда меня в Штатах-то подстрелили. С тех пор и практикую.
   Пашка, соображая, похлопал глазами и отвернулся к экрану:
   - Гонишь, как всегда...
   Санька только криво усмехнулся. Этого эпизода я не удосужился Пашке рассказать, поэтому решил заступиться:
   - Не, Паш, он тебе истинную правду...
   - Да ладно вам! - не оборачиваясь, отмахнулся Пашка и, тыча пальцем в экран, нервно сглотнул: - Смотри, что делает, а?..
   Пока Пашка взволнованно пожирал глазами обезумевшую от страсти танцовщицу, Санька продолжал с хитрой ухмылкой, как бы нехотя, переводить ему текст тысячеголосой молитвы:
   - "О, повелитель наших сердец, о, кудрявоголовый Страж Неба, пусть твои божественные волосы коснутся моего исстрадавшегося лика, пусть моё истосковавшееся тело окропит твоё божественное семя!.".
   - Слушай, - с досадой повернулся Пашка ко мне, - чего он мелет?
   - Говорю же тебе, что это слова песни, что исполняет сейчас этот Краснознамённый хор!
   - Чё, серьёзно, что ли?
   - А ты думал? - подхватил Санька. - При чём, заметь, описывают явно твой портрет!
   Но Пашка окрысился:
   - Иди ты... знаешь, куда?
   - Знаю, - с готовностью кивнул Санька. - Но, всё-таки, зовут тебя, не меня! Ты подумай!
   Я удивлённо посмотрел на него, не совсем улавливая, к чему он клонит, а Пашка откинулся на спинку кресла и с деланным равнодушием принялся за рыбёшку:
   - Можешь не продолжать, - сказал он с несчастным видом. - Я понял.
   - Нет, ты только представь себе всю силу и неотразимость момента! - Саньку, по-моему, уже понесло. - Идёт это представление, девушки молятся о пришествии Великого Мужа, то есть жаждут тебя, и тут с неба спускаешься ты во всём, так сказать, великолепии!.. А командор-то уж обставит всё это как надо, со всеми световыми и музыкальными эффектами, не правда ли, Володь?
   До меня, наконец, дошло!
   - Ты это серьёзно?
   - А почему бы и нет? - пожал он плечами, но в глазах так и змеилась лукавая усмешка. - Чем это нам грозит?
   - А сам-то чего же? - обиженно просопел Пашка, кося глазами на экран. - Слабо?
   - Да нет, Паш, не слабо. Я - это не то. К женщинам у меня интерес прохладный. Можно сказать - чисто художественный...
   - Можно подумать!
   Санька подсел к нему на подлокотник и даже за плечи приобнял:
   - Ты даже не представляешь, сколько от этого мероприятия получишь удовольствия! Смотри, какой выбор! - И он широким жестом обвёл поляну. - И все хотят только тебя!
   - Да с чего ты это взял?! - вскипел Пашка и, скинув его руку со своего плеча, вскочил с кресла, сунул руки в карманы и стал к нам спиной. Но, опять-таки, лицом к танцовщице! - Прибодался, как пьяный к радио: "Поиграй" да "Поиграй"!..
   Я молча и с любопытством наблюдал. По всему было видно, что Пашке наступили на больную мозоль. Может быть ему и понравилось предложение Саньки, но насмешки он перенести не мог. Да ещё в таком душещипательном вопросе!
   Чтобы как-то сдвинуть ситуацию с мёртвой точки, я решил подыграть Саньке. Потихоньку, едва заметно на глаз, я стал двигать "пятачок" к возвышению, где изнемогала нагая танцовщица.
   Санька усёк мои старания, подмигнул мне, встал с кресла и опять положил ему руку на плечо:
   - Ну ты как, Паш, уже проникся? Смотри, какая женщина!
   Тот зло дёрнул плечом, сбрасывая руку, и цыкнул:
   - Тебе-то что за интерес?
   - Ну как же? - Голос Саньки приобрёл трагическое звучание: - Это же бескорыстная помощь пострадавшей цивилизации в деле обновления генетического фонда! - Он лихо подмигнул мне. - Благотворительностью называется!
   Пашка повернулся к нему всем корпусом:
   - Чё за дела? У них что, своих мужиков нету? Сами-то откуда взялись? Вон их сколько здесь!
   - Да ведь в том и вопрос! - воспрял Санька. - Разве ты не понял до сих пор, что эта цивилизация по каким-то неведомым причинам лишилась мужской половины и им теперь надо срочно поправить положение!
   Пашка с сомнением оглянулся на экран:
   - Да тут и армия не справится!..
   Санька от души расхохотался:
   - Тебе и не надо всех ублажать! Только самых-самых! Остальные пусть в очередь становятся!
   - Ничего себе - гаремчик! - хмыкнул Пашка, обводя поляну влажными глазами.
   - Ещё какой! - Санька с удвоенной энергией развил агитационную активность, видя, что Пашка начинает шевелить извилинами в нужном направлении. - Таких гаремов ни у одного падишаха на Земле не бывало: целая планета! И, что самое ценное, в чём его отличие, - гарем-то добровольный! Усекаешь? Только свистни!
   Пашка задумчиво пожевал усы, глядя ему в лицо, и опять отвернулся к экрану. К этому времени "пятачок" уже вплотную придвинулся к возвышению и танцовщица, в изнеможении припавшая к ножкам "табуретки", была уже вот она, в двух ногах от нас, только бери и ешь.
   Пашка нервно обернулся ко мне:
   - Дразнишь?
   - В принципе, дело твоё, - пожал я плечами, поддерживая игру. - Если есть желание, мы тебя снарядим, побалуешься, а на обратном пути заберём.
   У того глаза полезли на лоб:
   - Это как?! Бросите меня здесь?!
   - А чего ты так разволновался? Смотри, сколько их тут! - Я кивнул в сторону бесновавшейся толпы. - Да они с тебя пылинки сдувать будут! Беречь, как национальную святыню! Ты ж у них один на всю планету! Представляешь, какие перспективы?!
   Он смерил меня подозрительным взглядом, потом Саньку и с несчастным видом хлюпнул носом:
   - Сговорились?
   Я покачал головой:
   - Повторяю: дело чисто добровольное. Не хочешь - едем дальше. Нас ждут великие дела!
   - Ну... Не такие уж они и великие... - кисло возразил Пашка, не отводя глаз от лежащей у самых его ног прекрасной белокурой женщины. Он помолчал и, наконец, выдавил: - Идея заманчивая, одна штука, за душу берёт... Но! - вскинул он указательный палец перед носом у Саньки, видя, что тот порывается что-то ему сказать. - Но! - ещё раз припечатал он. - Ставлю условие. Даже два... А кстати, - вдруг резко сменил он тему. - С чего сыр-бор-то разгорелся? Откуда вы вообще взяли, что с мужиками у них напряжёнка?
   Саньку аж повело:
   - Да ты сам послушай! Они ж об том вопят во все глотки!
   - Чего я там пойму в том бедламе? - отмахнулся Пашка. - Это вы у нас, оказывается, оба... А я-то - ни бельмеса!
   - Нет проблем! - я с готовностью стянул с руки браслет и протянул Пашке. При этом изображение вместе с нестерпимым шумом вмиг исчезло и мы оказались в тишине моей квартиры. - Стоит только надеть его на руку и тебе не нужны будут никакие переводчики. Даже когда снимешь его, способности останутся при тебе.
   - Э! Э! - Пашка растерянно завертел головой. - А где же... всё? - И он разочарованно махнул рукой: - Опять кино...
   - Успокойся, - я всё ещё протягивал ему браслет. - Как только наденешь его и вызовешь в сознании вид пейзажа, который мы только что наблюдали, всё станет на свои места.
   - Да? - он нерешительно взял из моей руки браслет и стал прилаживать его на своём запястье. - А ничего не... - Он не успел докончить мысль. Сильно вздрогнув, он испуганно уставился на меня: - Чё это?.. Как током?..
   - Обычное дело, - успокоил я его. - Браслет вживается в тебя. Тестирует твой организм. Сейчас он и ногу тебе заодно подправит.
   Пашка обиделся:
   - Опять подколы?
   - Да с этим вроде как грешно шутить... - смутился я. - Сознаюсь, это было в моих планах, - я кивнул на его ногу. - Но как-то всё не до того: суета...
   Глаза его, неподвижно смотрящие на меня в упор, подозрительно заблестели:
   - Ну, Володь, если это правда...
   - Да ты не сумлевайся! - хлопнул его по плечу Санька. - Дело верное на все сто! Меня вон печень канала всю мою сознательную и беспартейную, а теперь - во! - и он постучал кулаком по тому месту, где должна была, по его словам, находиться печень. - Что твой кирпич! Как с магазина!
   Пока Санька произносил свою агитационную тираду, физиономия Пашки претерпевала значительные метаморфозы: глаза всё более округлялись, брови ползли кверху, а рот всё шире разъезжался в улыбке.
   - Пацаны!.. - страшным шёпотом произнёс он, водя рукой по ноге выше колена. - Пацаны!.. Не может быть!..
   - Может, может, - спокойно возразил ему Санька. - То ли ещё будет, погоди! Процесс-то пошёл!
   - Я её чувствую! - всё так же поражённо восклицал Пашка. - Вы понимаете: я её чувствую!!! Сколько лет, как чужая, а сейчас... - Он прислушивался к происходящим внутри изменениям и буквально млел от восторга. - А зудит-то как! С-с-с! - втянул он воздух сквозь сжатые зубы и принялся усиленно массажировать вновь обретаемый орган.
   Отсутствие браслета на моей руке начало сказываться: на меня чёрной массой неотвратимо наваливался тяжёлый, вязкий, как смола, сон. Веки мои сами собой слипались и я стал падать в пропасть, как будто издалека слыша Пашкины восторги. Санька ему что-то отвечал, но я уже ничего не слышал: отключился.
  
  ******
  
   Я очнулся от знакомого ощущения: по телу разбегались ручейки микроскопических разрядов.
   - А где Пашка? - первым делом поинтересовался я у Саньки, сидевшего напротив меня и терпеливо дожидавшегося, пока я очухаюсь.
   - У него от радости в зобу дыхалку спёрло, - улыбнулся он. - Просил извиниться и поскакал домой хвалиться жене новыми ногами.
   - Значит, получилось?
   - А ты сомневался? Прыгал тут, как козёл!
   - Его понять можно, - вздохнул я. - Давно надо было додуматься. - Я встал, прошёлся по комнате, приходя в себя, для ускорения процесса запустил магнитофон и, когда извилины зашевелились бодрее, спросил: - Ну а как насчёт дальнейшего путешествия? Откладывается?
   - Грешен, - признался Санька. - Пока ты в отключке валялся, я заглянул на ту планетку. Ну, с женским контингентом...
   - Ну и?..
   - Пока мы здесь Пашку ремонтировали, декорация там сменилась. Ту бабцу в обморочном состоянии отволокли куда-то в сторонку и на её место взобралась дородная мадам преклонных лет с толстенной книгой. Стала читать. Громко, нараспев. Я немного послушал. Это у них что-то вроде нашей Библии, только несколько иного, разумеется, содержания. Канонизированная история в лицах. Поначалу - скучища! Я уж выключить хотел, но потом кое-что зацепило. Похоже на то, что на их планете хозяйничает кто-то чужой. Насколько я уразумел из этой тарабарщины, "чешуя" на лицевой стороне планеты - иноземного происхождения. Как они описывают, появилась она за одну ночь. Представляешь? Пол-планеты оттяпали на свои нужды за здорово живёшь! Аборигены не имеют ни малейшего понятия, что это вообще такое и какие боги их так облагодетельствовали. Может статься, что эта "ночь" того же пошиба, как и у нашего Бога, который возился с нашим миром шесть дней, только каждый тот "день", похоже, тянулся не один миллиард наших лет. Время-то у Бога резиновое, ему спешить некуда. Вот и они за давностью лет обозвали это одной ночью. Но это уже мои собственные догадки.
   Самое же главное, о чём шла речь в этом гроссбухе, и что особенно печалит теперешнее население, - это судьба мужской половины планеты. Аборигенам досталась ночная сторона. Эти инопланетные ухари не только оттяпали пол-планеты, но ещё и затормозили её вращение, отменив смену дня и ночи и породив этим кучу катаклизмов. Так мало того! Стали вымирать мужики. Независимо от возраста. Старый, молодой - всех косила костлявая. И с чем это было связано, никто не знал.
   - А ты Пашку туда хотел...
   - Да я чё? Серьёзно, что ли? За кого ты меня принимаешь?
   - Я, честно говоря, поверил... - удивился я. - Да и Пашка вроде как того, настропалился...
   - Ну, вы воще! - хмыкнул он.
   - Выходит, разыграл? Артист, однако!..
   - Я думал, ты правильно понял... Да и как можно? Не знамши броду? Да ещё и на чужом горбу? Ты что?
   - М-да... - смутился я и хихикнул: - А глазки-то у Пашки горели!
   - Ты себя не видел!
   - Да? - я почувствовал, как краснею. - Так заметно?
   - А то! - Он вздохнул и полез в карман за сигаретами. - Все мы не без греха... Я мигом. Отравлюсь малость.
   - Ну-ну. На здоровье...
   Чтобы скоротать ожидание, я сотворил себе чаю и немного сладкого, но не успел сделать ещё и пары глотков, как входная дверь клацнула и на пороге показался обескураженный Санька.
   - Ты знаешь... - растерянно сообщил он. - Это всё он...
   - Кто? - изумился я, опуская бокал.
   - Браслет твой! Я о куреве, - пояснил он, встретив мой непонимающий взгляд. - Противно - не могу! Я с первого разу ещё усёк неладное, эт' когда ты меня с того света вытащил. А щас - воще! Я ведь опять его только что надевал.
   - Ну и радуйся! - рассмеялся я.
   Он с сожалением покачал головой:
   - Какая уж тут радость? Полжизни потерял...
   - Ну уж! Так-таки и полжизни! А как же я?
   - Ты! Ты - другое дело...
   - Ладно тебе! - Я хлопнул его по плечу. - Лучше вот садись, чайку хряпнем, да дальше поедем. Ты не забыл о цели нашего путешествия?
   Он отвёл глаза:
   - Да не забыл я...
   - Что-нибудь не так?
   Он замялся:
   - Не знаю, как и объяснить...
   - Домой, что ли, надо? - предположил я.
   - Да нет, не то... Хотя, и это тоже... - Он вздохнул и пожал плечами: - Ну, в общем... Я себя глупо чувствую.
   - Это ещё почему?
   Он опять вздохнул:
   - Ну вот ты, например, едешь туда... Едешь, летишь... Ну, в общем, у тебя сугубо личные цели. У тебя есть интерес. А я с какой стати туда попрусь? В роли кого? Ты не задавал себе этого вопроса?
   - Ну как "кого"? - начал я, но он перебил:
   - Дослушай... Ведь там, надо полагать, ребята нешуточные, если такую вот машинку сумели сварганить: и звездолёт, и машина времени, и ещё чёрт знает что... Страшновато...
   - А мне не "страшновато"? - передразнил я его. - Для смелости и беру тебя. И Пашку - тоже. Для поддержания духа. Чтоб в штаны не наложить.
   - Если там из тебя будут верёвки вить, от меня-то какой прок? Да и от Пашки? - недоумевал он и тут же спохватился: - Ты не думай, я не трушу! Хотя... и это есть. Но если понадобится - костьми лягу! Но только я не об этом. Я об этических соображениях. Вроде как в замочную скважину подглядываю...
   - Да не выдумывай ты! - Я вскочил и прошёлся по комнате. Потом выключил мешавший беседе магнитофон и спросил: - Ведь ты ж не сам напросился? Нет?
   - М-м... - опешил Санька. - Вроде...
   - Ну вот и нечего тут комплексовать! "В замочную скважину"! Тоже выдумал! Собирай манатки да поехали!
   - Манатки?
   - Это я так, к слову. Кстати, что ты там о доме?
   Санька крякнул в замешательстве:
   - Ты это... На часы давно смотрел?
   Я посмотрел. Без двадцати час.
   Посмотрел в окно. Ночь.
   Вздохнул:
   - Счастливые часов не наблюдают. Тебя доставить?
   Он хитро покосился, беря со стола конфету:
   - Есть компромиссный вариант.
   - Какой же?
   - Ты ведь у нас волшебник?
   - Не крути.
   - Ну так вот... Ты внушаешь Нинке, чтобы обо мне не волновалась, что, мол, всё путём. Ну а я еду с тобой хоть на год, хоть на десять.
   Я кивнул и тут же сосредоточился.
   - Чего молчишь? - Он понял так, что я сомневаюсь.
   - Сделано, - отозвался я.
   Он не поверил:
   - Уже? А ну, покажи!
   Я показал.
   "Нинка" спала, как убитая. Прямо там, где её прихватило моё вмешательство: в кресле перед включённым телевизором. Книга выпала из рук и валялась на полу возле кресла.
   - Ну, даёшь! - восхитился Санька. - Дай хоть телевизор выключу. Жалко - сгорит же!
   Он шагнул в комнату, прокрался мимо спящей супруги и выдернул вилку из розетки, потянув за шнур.
   - Так он у тебя точно сгорит! - прошептал я.
   Он прижал палец к губам и на цыпочках прошёл в свою комнату.
   "Ты куда?" - мысленно спросил я его, но он только жестом показал:
   "Сейчас!"
   Я сидел и недоумевал: что он там ещё задумал?
   В кресле мирно посапывала Санькина супруга, из соседней комнаты слышалось ещё чьё-то сопение.
   Возникло ощущение, что теперь уже я "подглядываю в замочную скважину". Мне стало неловко и я отвернулся.
   После трех-четырёх минут загадочной возни и поскрипываний мебели Санька появился передо мной. При полном параде. Перешагивая через кромку экрана, он бросил на жену прощальный взгляд, и, когда я выключил переход, спросил:
   - Ну и как я тебе?
   - Чего эт' ты так примарафетился? Праздник, что ли, какой?
   - Ну, даёшь! - фыркнул он. - Чем я хуже Пашки? Забыл, куда едем-то? Чего ж это я в лохмотьях перед Христом предстану?
   - Эк, хватил! - рассмеялся я. - Может, и Христа-то никакого уж нет. Две тыщщи лет прошло...
   - Вот только этого не надо! - энергично возразил он. - Значит Никодим, какой-то завалящий старикашка, дожил до наших дней, а Христос - богочеловек! - от старости загнулся! Не смеши. Он обещал второй раз на Землю прийти? Обещал! До сих пор не приходил? Не приходил! Значит, жив-здоров. Просто ему некогда. Да и не таковский он парень - зря обещать не станет! А во фраке оно как-то - того!.. Ты ведь не станешь...
   И он замер на полуслове, выпучив глаза. Но смотрели они мимо меня. То, что привлекло его внимание, находилось за моей спиной. Ещё и не оборачиваясь, я уже знал, что я там увижу. Вернее - кого.
   - Ты не ошибся, друг мой! - проскрипел до жути знакомый голос. - Это опять я. И ты, конечно, смертельно рад?
   Этот голос забыть было невозможно. Он слишком живо напомнил мне недавние страдания. Душа моя заныла в нехорошем предчувствии.
   "Не успели!" - подумал я с отчаянием и медленно, как манекен, развернулся к нему всем корпусом.
   Да, это был он, мой дражайший Повелитель. Кривая ухмылка очень шла к его и без того перекошенной физиономии.
   - Али не ждал? - Он сидел на подоконнике, положив одну ножку на другую и покачивал носком начищенного сапожка. - Ну извини, дружок! - Он развёл в стороны свои корявые ручонки, как бы сочувствуя. - Времени предупредить ну совсем не было! Сам знаешь: с этим у нас с тобой на-пря-жён-ка! - Видимо, слово было для него новым, но он использовал его с явным удовольствием. - Так что - поспешай!
   - В каком смысле? - прохрипел я, чувствуя, как на моей руке леденеет браслет. В пожарном порядке я старался найти хоть какую-нибудь завалящую мыслишку, пригодную для сиюминутного решения вопроса: как выкрутиться? Силу этого урода я уже испытал на себе и не хотелось бы, чтобы и Санька прошёл через то же, благодаря мне.
   - Не придуривайся, - ласково проскрипел мой новоявленный начальник. - И не считай меня глупее себя. - Он выразительно похлопал по голенищу сапожка: - К ноге, дружочек! Так, кажется, у вас говорят?
   Последнее, что я запомнил, было растерянное Санькино лицо. Я и попрощаться с ним не успел.
  
  
  25. Не ходил бы ты, Ванёк, во солдаты...
  
   Вихрь закрутил меня и мгновенно засосал в чёрную воронку, образовавшуюся в потолке комнаты, доселе безупречно белом. С нарастающей скоростью я стал падать вверх. Вопреки напряжённому ожиданию, процесс оказался безболезненным. Только раздражало ощущение мохнатости по всему телу. Иначе это не назвать. Будто десятки маленьких пушистых зверьков разом терлись об меня своими спинами.
   Полёт (или, всё-таки, падение?) происходил в абсолютной тишине и темноте. Прошло, наверное, минуты две или три и я вдруг почувствовал, что гонка прекратилась. "Зверьки" сразу куда-то разбежались.
   Когда первое ошеломление прошло, я обнаружил, что нахожусь во взвешенном состоянии внутри смутно освещённой сферы диаметром около пяти метров. Сила тяжести отсутствовала, что было непривычно, да и не совсем удобно. К горлу стала периодически подкатывать тошнота. Желудок не желал занимать подобающего ему места и стремился выплеснуть своё содержимое за ворота.
   Чувство, что я в помещении не один, возникло сразу же. Оно же сказало мне, что соседство теперь было несколько иного рода, чем тремя минутами раньше. Повелитель, видимо, куда-то испарился, а позади меня присутствовал некто, кого я рассмотреть не мог по причине малой освещённости и нелепого расположения собственного тела. Руки и ноги жили каждая собственной жизнью.
   Наконец, я изловчился и, резко дёрнувшись, привёл тело во вращательное движение.
   Признаюсь, я был готов ко всему и ожидал увидеть чего угодно и кого угодно. Хоть ещё какого-нибудь монстра самой невероятной внешности. Но моим соседом по камере оказался обыкновенный парень лет двадцати пяти, а, может, и того меньше. Густая щетина не позволяла определить его возраст. Ухмыляясь, он смотрел на мои потуги и не произносил ни звука.
   - Ты кто? - задал я первый вопрос, пришедший в мою обалдевшую от перелёта голову, даже не подумав, что он, может быть, и по-русски-то не кумекает.
   После продолжительной паузы, во время которой меня брезгливо разглядывали, как какую-то мерзкую букашку, мне, наконец, высокомерно было объявлено на чистейшем родном наречии любимое Пашкино:
   - За роялем то же самое!
   От неожиданности я оторопел:
   - К... как это понимать?
   С презрительной миной он оттолкнулся от стены и довольно ловко перелетел на другую сторону сферы. Я же все ещё вращался на манер планеты, и потому сосед периодически то попадал в поле моего зрения, то исчезал из него.
   - Как понимать, говоришь? - фыркнул он и с ожесточением выговорил: - Такой же, как и ты! Браслетоносец!
   Я перевёл взгляд на его руки, но ни на одной никакого браслета не увидел. Он мой взгляд заметил и рыкнул:
   - Ты лучше на себя посмотри!
   И тут я с ужасом осознал, что не ощущаю ставшего уже таким привычным пожатия браслета! У меня волосы встали дыбом вокруг лысины, благо, в невесомости этот фокус получился без особых усилий. Дыхание перехватило, а сердце совершило отчаянный скачок, будто там что-то перевернулось. Я, как слепой, поднёс к глазам обе руки, потом, ничего не понимая, уставился на сокамерника, ожидая объяснений.
   - Девушка, не суетитесь под клиентом! - успокоил он меня, мерзко ухмыляясь. - Я тоже в первый раз в штаны наложил.
   - В первый раз? - тупо переспросил я.
   - А ты думал? - выразительно скривился он. - Чай, давно уж тут... кукую!
   Ужасное открытие настолько выбило меня из колеи, что я в тот миг ни о чём другом и думать был не в состоянии, а потому его замечание пропустил мимо ушей. Продолжая держать руки перед собой, я взвизгнул:
   - Где браслет?!
   - Не вибрируй! - цыкнул он. - Кому он, на фиг, сдался, твой браслет? В целости и сохранности.
   - Как "кому"?! - оскорбился я. - Мало ли?..
   - "Как"-"как"! - передразнил он и со скукой отвернулся к стене. - Кверху каком! Как поведут на поводке, так и отыщется твой браслет. Без него и ты здесь кому бы, на фиг, обломился?
   Я убито посмотрел на него и попытался взять себя в руки. Его презрительно-равнодушный тон вселял бледное подобие надежды, что всё ещё не так уж и плохо. Для начала следовало бы осмотреться, так сказать, на местности.
   Я попробовал остановить вращение, но невесомость - коварная штука! После серии неорганизованных рывков я уже вращался в другую сторону, правда, помедленнее, и с несчастным видом протягивал руку, заискивающе называя себя по имени.
   Где-то на третьем или четвёртом обороте он, наконец. соблаговолил поймать мою руку, в результате чего вращение моё остановилось, и я услышал произнесённое сквозь зубы:
   - Кирилл.
   Я покривил душой, сообщив, насколько мне это приятно, и осторожно поинтересовался:
   - Значит, ты давно здесь?
   Он в ответ лишь презрительно хмыкнул.
   - Так, может, просветишь меня, что это за сосуд, в котором мы с тобой плаваем? И вообще, что вся эта галиматья означает? Я, честно говоря, вообще, не втыкаюсь: какой-то шибздик повадился командовать парадом и, похоже, управы на него...
   Договорить я не успел. Он испуганно завертелся, озираясь по сторонам, и зашипел, брызгая слюной:
   - Ну, ты!!! Язык-то попридержи!!!
   Меня поразила эта резкая перемена в его поведении, но её причину мне объяснять и не требовалось. Однако, я прикинулся шлангом и спросил:
   - Что, стены уши имеют?
   - Вот именно... - Взгляд его приобрёл более осмысленное выражение и, уже без былой развязности, он деловито осведомился: - С Земли, что ли?
   - Откуда же ещё? - удивился я.
   - Хороший вопрос! - Он опять скривился. - Уж кого-кого, а уродов здесь хватает. Как собак... И все вроде по-нашему балабонят...
   Я вежливо раздвинул губы в улыбке:
   - Космополитом от тебя даже и не пахнет.
   - Поторчишь тут с моё, - обозлился он, - от тебя ещё и не тем запахнет!
   - И, всё-таки, как давно ты здесь?
   - А фиг его знает! Может, месяц, а, может, и полгода. Мне Бей не докладывал. И календарь не повесил. А ощущение времени здесь вообще теряется. Ни дня, ни ночи...
   - Бей? Это кто?
   - Дурак, что ли? Тебя сюда кто приволок?
   - Ну... - замялся я. - Этот... Как его?.. В общем, ему очень хотелось, чтобы я его Повелителем называл. С большой буквы.
   - Н-да?.. - растерянно спросил он и тихо добавил, как бы даже с одобрением: - Растём...
   - Так это ты его Беем назвал?
   Кривая ухмылка опять перекосила его физиономию:
   - Мой юный друг! Вы невероятно догадливы!
   Тут меня прорвало:
   - Послушай, ты! Может, всё-таки, по-людски объяснишь, что к чему? Без этих своих ехидных... штучек-дрючек!
   От возмущения я взбрыкнул ногами, что, конечно, не замедлило сказаться на стабильности моего положения в пространстве: меня вновь завертело-закрутило. Только теперь ось вращения проходила в другом месте. Не подумайте чего плохого: где-то в районе солнечного сплетения. Кирюша, как и подобает настоящему другу, не оставил меня в беде: ухватил меня за лодыжку, притянул к себе и закрепил напротив своей давно небритой физиономии.
   - Короче... - с расстановкой промямлил он, разглядывая меня в упор. Зубы он не чистил, видимо, с рождения: пёрло, как из пасти того дракона, в которого изволил превращаться мой дражайший Повелитель. Господи, чем же таким их здесь кормят?!
   - Слушай сюда и не возбухай... - Он немного помолчал, собирая мысли в кучу, и, на всякий случай оглянувшись, отчего в глазах его опять промелькнул недавний испуг, стал шептать мне на ухо: - Сразу уразумей и заруби себе на носу: Бей - это страшная сила! Надумаешь характер показывать - скрутит так, что света белого не взвидишь! И вообще, не только вслух, а даже и в мыслях не советую высказывать своё мнение о нём. Плохо будет не только тебе, но и всем остальным. Усёк?
   - Сильно обидчивый, что ли? - улыбаясь одними глазами, спросил я.
   - Дурак! - обозлился он и, с силой оттолкнув меня, отлетел к стене.
   Я, естественно, понёсся в другую сторону и, мягко спружинив о поверхность сферы, оказавшуюся на ощупь похожей на силовое поле Зеркальной планеты, был вынужден вновь лететь навстречу своему любезному соседу. Он тоже не сумел избежать моих объятий. Я схватил его за рукав куртки и развернул лицом к себе:
   - Ты мне страху-то в задницу не нагоняй! Лучше толком скажи, где мой браслет и что мы вообще здесь делаем?
   - Воюем! - Он попытался вырваться. - Убери клешню! А то браслет будет не на что надевать!
   - Воюем? - Я пропустил угрозу мимо ушей. - И с кем же?
   - Нам не докладывают! - продолжал дёргаться он. - Пусти, тебе говорят!
   Наконец, он обрёл желанную свободу, придя вследствие этого во вращательное движение.
   - Пока ты здесь, в клетке, - заявил он, злорадно ухмыляясь, - браслета тебе не видать, как собственных ушей! - Он ловко остановил вращение, резко раскорячившись в разные стороны. - А вот когда на дело пойдём, тогда и сам не заметишь, как он на тебе окажется!
   "Ну и типус! - невольно подумалось мне. - Слуга - под стать хозяину!"
   И тут, словно подтверждая его предупреждение, меня вдруг перекосило от страшной боли. Заломили все суставы и свело судорогой, казалось, все мышцы.
   Само собой, это не укрылось от внимания моего заботливого Кирюши.
   - Ага! - зашипел он обрадованно. - Что я тебе говорил?! Собственные мысли иметь - себе ж дороже!
   Он хотел ещё чем-то мне посочувствовать, но его перебил властный голос:
   - То же самое ему говорил я!
   К нашей обоюдной радости мой несравненный Повелитель медленно, я бы сказал - с достоинством - проявился между нами. Теперь он был вроде как покрупнее, даже смотреть приятней стало, если можно так выразиться. А рожа как просила кирпича, так, видно, и не дождалась этого мероприятия. Но комплексами относительно своей наружности он, похоже, не страдал.
   - Вижу-вижу, птенчики, вы рады мне! - самодовольно прокаркал Бей и даже в габаритах увеличился. - Али нет? Может, я ошибаюсь? - заглянул он мне в лицо.
   Желая любой ценой избавиться от мучительной боли, я с готовностью закивал и замычал что-то подобострастное.
   Ещё немного насладившись моими страданиями, Бей медленно понизил уровень боли. Я вновь почувствовал себя счастливым. Ещё разок такого "счастья" и тело можно будет на мусорку выбрасывать.
   Хоть мне в тот момент было ни до чего, я всё же увидел, как мой сокамерник, едва завидев хозяина, весь как-то скукожился и в продолжение всего его визита старался не попадаться ему на глаза, прячась за его же спиной.
   - Очухался? - любезно поинтересовался мой мучитель. - Теперь - за дело!
   И он театрально воздел руки.
   Стены сферы растаяли и мы оказались в открытом космосе и, что самое удивительное, в самой гуще народа. Рядом с нами, чуть дальше и совсем далеко, так далеко, что терялись на фоне звёздного неба, парили мириады существ совершенно различных форм и размеров. У меня аж в глазах зарябило! Я и не представлял, что господь Бог настолько изобретателен в поисках вместилища разума. То, что существа, окружившие меня, являлись его носителями, сомнений у меня не вызывало. И я так же догадался, что все они были такими же пленниками Бея, как и мы с Кирюшей. Это подтверждало слабое свечение, окружавшее каждое существо. Сферы стали прозрачными, но не исчезли. И потому пространство вокруг напоминало призрачные соты улья невероятных размеров.
   - Наша цель! - заскрежетал "нежный" голосок. - Вот это шаровое скопление! - Бей указал в направлении туманного пятнышка, почти неразличимого на фоне звёздного рисунка. Из его пальца вырвался тонкий красный луч и где-то там далеко упёрся в означенный объект. - Ваша задача!.. - Тут в его голосе зазвучал металл и он выдержал многозначительную паузу, во время которой нам следовало проникнуться важностью момента. - Ваша задача! - ещё раз повторил он. - Организовать его коллапс! - И он окинул орлиным взором своё разношёрстное воинство.
   Видимо, не всё почтенное собрание уразумело, что имел в виду обожаемый Повелитель, потому как я увидел, что многие стали переглядываться и пожимать плечами и всем тем, что предназначалось для выражения недоумения: хоботами, горбами, щупальцами, клешнями и прочим инструментарием.
   Бей чисто по-русски определил интеллектуальный уровень своих наёмников:
   - Оболтусы! - заревел он. - От вас требуется только одно: собрать все звёзды скопления в одну большую кучу!
   Я даже ощутил нечто вроде прилива гордости за свой великий и могучий, которым явно не без охоты воспользовался наш лучезарный предводитель.
   И тут до меня дошёл смысл команды Бея и мне стало не по себе: я вдруг живо представил, какой переполох вызовет подобное вмешательство среди обитателей самого звёздного скопления. Что это? Форма межзвёздного хулиганства? Или что-то другое? Чем оно, это скопление, ему помешало? И, кстати, как он думает провернуть это "дельце"?
   Как бы отвечая на мой невысказанный вопрос, Бей снизошёл до объяснений.
   - В программах ваших ошейников, - надо полагать, что он имел в виду браслеты, - заложено такое свойство, как телекинез. Это вам известно, надеюсь? - Воины торопливо закивали разнообразными частями тела, выражая своё согласие. - Так вот его, это свойство, и надо использовать на полную катушку! Ясно?!
   Воины опять стали бурно выражать готовность умереть за правое дело, а я подумал:
   "Это что же получается?! Звёзды - в кучу, масса достигает критического предела и - привет! - получите свежеиспечённую чёрную дыру?!"
   А на кой?
   И спросить-то не у кого. Разве что у Кирюши?
   Вряд ли. Вон, как хвост поджал! Только и мыслей, что о сохранности собственной шкуры. Прямо на морде лица нарисовано. Согласен, что и мне эта тема не чужда. Но не настолько же?
   Из задумчивости меня вывел всё тот же милый сердцу голосок.
   - А если кто из вас, - и Бей выразительно повёл глазами в мою сторону, - надумает валять дурака... - Я, не мигая, смотрел ему в рот, всем своим видом выказывая служебное рвение. - ...то расправа будет жестокой и мгновенной!!!
   Мог бы и не говорить. Мы это уже проходили. Служу Советскому Союзу!
   Вот только интересно, почему сия гневная тирада была обращена лично ко мне? Неужто и впрямь слышит, чего у меня там, под черепушкой, творится? Или потому что самый зелёный? Тогда что же, выходит, что весь тутошний контингент из одних "дедов" состоит? Весело, однако! Перспектива попасть в их почётное число мне совсем не улыбалась. Я не собирался здесь надолго задерживаться.
   Собравшись с духом, я вложил в свой голос как можно больше елея:
   - А можно спросить?..
   - Все вопросы после победы!!! - грубо отрезал Бей.
   Вот так. Ни больше, ни меньше. "Победа!" И никаких тебе сомнений!
   У моего Кирюши зенки из орбит повылазили. И я понял, что удостоился великой чести: предводитель, видать, не баловал своих "птенчиков" особым вниманием, воспринимая их как однородную массу.
  
  ******
  
   Мысль о том, что я стану участником бандитской операции по умерщвлению множества обитаемых миров, не давала мне покоя. Всё моё естество этому противилось. То, что миры обитаемые, я сомнению не подвергал, поскольку даже мне с моими ограниченными познаниями в астрономии это было известно: читал где-то в виде версии. Ну пусть это даже и досужие вымыслы землян, выдающих желаемое за действительное, но уже одно то, что Бей держит зуб на эти астрономические объекты, говорит само за себя. Сам-то он далеко не ангел.
   Однако, как бы я ни трепыхался, что мне оставалось делать? Без браслета я никто и даже ничто. Хотя, с браслетом тоже не очень-то... Как оказалось. Кирюша вон уверяет, что как только, так сразу, но радости от этого тоже ни на грош. Вообще-то - вру. С браслетом бы я чувствовал себя куда уверенней.
   После инструктажа Бей куда-то исчез и наша клетка опять захлопнулась. Кирюша, нахохлившись, парил в сторонке и поглядывал на меня исподлобья.
   Я демонстративно сунул руки в карманы и предался размышлениям. Вид моего соседа к душеспасительным беседам не располагал и я решил отложить это занятие на более отдалённую перспективу. Один чёрт - бестолочь. И бестолочь запуганная. Ничего толкового от него всё равно не узнать. Да и вид какой-то занюханный, хоть и кривит губы в ухмылке. Что-то я её не приметил, когда Бей тут политзанятия проводил. Тише воды, ниже травы был. А теперь вон опять...
   И тут меня как будто по башке царапнуло: идея, значит, пришла. Меня частенько посещают такие вот озарения. А поскольку этот процесс неуправляемый, то и реализовывать её, идею, то есть, надо незамедлительно, не откладывая дела в долгий ящик.
   "Сезам! - осторожно направил я свою мысль, как мне показалось, за пределы сферы. - Если ты меня слышишь, ответь мне так же телепатически".
   И к великой моей радости в голове раздался бесплотный, лишённый тембра, голос:
   "Слышу".
   Кирюша, видимо, что-то, всё же, унюхал, хоть я и призвал на помощь все свои артистические способности, чтобы виду не подать. Он тихо хыкнул и, как бы между прочим, и, вроде бы, ни к кому не обращаясь, прогундосил:
   - С огнём играем... ся...
   Я состроил невинную физиономию:
   - Ты это о чём?
   - Сам знаешь...
   Ну конечно! Как же я упустил это из виду? Мне даже досадно стало. Ведь если это тоже "браслетоносец", как он сам себя назвал, то работа, происходящая под моей черепушкой, для него - открытая книга!
   Но позвольте! Почему же тогда я сам ничего не слышу?!
   - Уметь надо! - многозначительно прищурился Кирюша, отвечая на мой невысказанный вопрос.
   Однако! Такой оборот дела меня совсем не устраивал! Это что же получается?! Бей ко мне шпиона приставил? Заблокированного сексота?
   Кирюше мои рассуждения пришлись не по вкусу. Он скривился, будто таракана раскусил, и прошипел сквозь зубы:
   - Ну, ты! С определениями полегче!
   Надо же! Оно обиделось! Чувство собственного достоинства заимело!
   Ну и чёрт с ним! Хай себе слушает. Мне сейчас важно связь с браслетом установить.
   "Сезам!" - опять позвал я, уже не скрываясь.
   "Чего изволите?" - раздался в моей голове всё тот же бесплотный голосок.
   Я замер.
   Что-то на Сезама не очень-то и похоже. Уж больно ехидно.
   Я мельком взглянул на Кирюшу и сразу всё понял!
   - Ах ты, мразь! - Я с силой оттолкнулся от стены, норовя вцепиться ему прямо в глотку. Но промахнулся.
   - Но-но! - Он ловко поднырнул под меня и выплыл с другой стороны. - Уж и пошутить-то нельзя!
   - Я те покажу "шутки"! - Вне себя от бешенства, я на полном серьёзе собирался жестоко разделаться с ним, однако, невесомость была явно не на моей стороне. Чего не скажешь о Кирюше. Чувствуя мой решительный настрой, он метался от стены к стене, довольно проворно ускользая от меня.
   Не могу сказать, сколько мы так "развлекались". Я от огорчения совсем забыл о времени, во всех своих бедах обвиняя только соседа по камере.
   В конце концов наше занятие было прервано: стены нашей тюрьмы растаяли и на сцене нарисовался наш обожаемый Повелитель. Он проскрипел одно только слово:
   - Вперёд!!!
  
  ******
  
   Звёзды рванулись навстречу и я вдруг с волнением ощутил, как по телу знакомо прокатилась волна микроскопических разрядов: браслет вновь был со мною!!!
   Я с нежностью погладил дорогую штучку и возбуждённо воскликнул:
   - Ну, теперь-то мы повоюем!
   И прикусил язык. Но тут же сообразил, что моё восклицание можно расценить и как ржание застоявшегося боевого коня, а не как угрозу.
   "Вот пусть так и понимают, - решил я и с замиранием сердца обратился к Сезаму: - Общаемся только мысленно. Усёк?"
   В голове будто гонг прозвучал:
   "ДА!!!"
   Ну совсем другое дело! Это тебе не хилые мыслишки от Кирюшки!
   "Только можно бы и малость потише. Чтоб голова не вразнос. Да и чтоб не все в Галактике знали, о чём мы тут с тобой..".
   "Выполнено!" - отрапортовал мой Сезам с меньшей громкостью, но лязг металла в его голосе не исчез.
   Ладно, не до того сейчас. Привыкну.
   Наше разношёрстное воинство резво неслось по звёздному коридору, в дальнем конце которого туманным пятнышком светилась наша цель, разбухая на глазах.
   "Мил дружок, - обратился я опять к браслету, - прежде всего позаботься, чтоб мои мысли и все наши с тобой переговоры остались между нами".
   "Ментальная защита активизирована!" - отозвался он, ни секунды не колеблясь.
   "Ну вот и умница!" - Я опять непроизвольно погладил браслет и тут уловил на себе насмешливый взгляд Кирюши, летящего неподалёку, в двух-трёх метрах от меня.
   Меня слегка покоробило, но я тут же отмахнулся: начхать мне на его фискальные устремления! Мой Сезам со мною, а это круто меняет всё дело. Ещё не знаю, как и в какую сторону. Но, если хорошенько покумекать...
   Туманное пятнышко, между тем, рассыпалось на отдельные звёзды, уже хорошо видимые невооружённым взглядом. Цель наша была близка, если судить по скорости, с которой мы пересекали Галактику. Если, конечно, это наша Галактика. Да, именно та, что с большой буквы. В чём я очень сомневался. Сдаётся мне, занесло нас, вообще, к чёрту на кулички.
   Я поинтересовался у браслета, верны ли мои подозрения и получил обескураживающий ответ: шороху мы собирались навести именно в своём звёздном доме!
   Забавно. Очень.
   Однако, вернёмся к нашим баранам. Я - о своей идее. Как и все идеи, приходящие в виде озарения, она была совсем сырой и плохо оформленной практическими, так сказать, мелочами. Но в ней содержалась изюминка, греющая душу надеждой.
   Всё представлялось мне довольно просто: браслет изготавливает моего двойника, безропотно следующего приказам Бея, а мы, то есть я и Сезам, смываемся.
   Не знаю, правда, куда мы сумеем удрать от Бея (мне припомнилась его угроза и по спине побежали мурашки, резво постукивая каблучками), но попытка - не пытка.
   Хотя, при неудаче попытки пытка неизбежна. Каков каламбурчик?
   Вдруг меня пронзила внезапная догадка:
   "А не на твою ли родину мы держим путь?"
   Браслет был верен себе и потребовал уточнить формулировку вопроса.
   "Тьфу ты, напасть! - вспыхнул я. - Как оно называется, это шаровое скопление?" - И я ткнул пальцем вперёд.
   "По земному каталогу - NJC - 6539", - ответил Сезам.
   "А то, где тебя изготовили?"
   Ужасная догадка крепла во мне с каждым мгновением.
   "По земному каталогу - NJC - 6539", - был ответ.
   Так я и думал! Вот почему, и вот куда стремился Бей! Цивилизация, где изготавливают браслеты! Родина Христа в опасности!
   Меня залихорадило: предупредить надо непременно!
   Бей уже начал разворачивать своё воинство широким фронтом.
   "Сезам! - позвал я, внутренне весь содрогаясь, как перед прыжком в ледяную прорубь. - Вперёд!"
   Наивный я человек! Мне казалось, что Бей, увлечённый военными игрищами, не заметит моих приготовлений. Но - увы! Не помогла ни ментальная защита, ни скорость, с которой браслет кинулся выполнять мои "умные" указания.
   Едва прозвучала последняя моя команда (не могу поручиться, что я не произнёс её вслух), как Бей резко обернулся ко мне и из его вытаращенных в боевом азарте глазищ в моём направлении вызмеились, как мне показалось, две чёрные, со стальным отливом, молнии!
   Пространство вокруг меня сгустилось практически мгновенно, сковав меня в той позе, в какой захватило.
   И - дикая боль! Она пронзила всё моё существо! Это было последнее, что я запомнил. Сознание мгновенно погасло...
  
  26. Обретение
  
   Приходил я в себя очень медленно. Я бы сказал: поэтапно.
   Сначала возникло нечто. Нечто назойливое...
   Казалось, жирная муха бьётся в стекло...
   Потом я осознал: это фраза...
   Фраза из песни...
   Из тех, что для ног...
   На английском...
   Что она означала, я понятия не имел, но надоела она изрядно. Пока я выкарабкивался на свет Божий, она выплыла на поверхность моих осоловевших мозгов и елозила по ним, не встречая никаких препятствий: мыслей не было. Голова представлялась огромным пустым залом, по которому из угла в угол эхом перекатывалось назойливое: "Ай вонна ду ю вонна бан!.".
   Гулко и темно...
   Я попытался приподнять тысячетонные веки и почувствовал, что у меня получилось. Это усилие породило ворох цветных ярких сполохов, интенсивность которых быстро пошла на убыль.
   И всё. Больше я не увидел ничего.
   Полная темнота... Лежу...
   Ослеп, что ли?..
   Боль!!!
   Попытка пошевелиться породила боль во всём теле!
   Невероятным усилием воли я поднял руку и провёл по лицу. Что-то царапнуло. Поднял другую руку и ощупал запястье... Часы?..
   И тотчас же, будто включили прожектор, память высветила: "Браслет!"
   Следующей мыслью вспыхнуло: "Бей!"
   Я обессиленно уронил руки на пол и почувствовал, как он мягко спружинил.
   Итак, он, всё-таки, выполнил свою угрозу: изъял меня из обращения.
   Тогда почему это оказалось не смертельно? Тяму не хватило? Или браслет самортизировал?
   И почему я вновь ощущаю свой вес? Я что, в другом загоне? И он находится на одной из планет?
   - Сезам!
   Я не узнал своего голоса. Из горла вырвалось хриплое карканье.
   Кроме идиотской песенки в ответ я ничего не услышал. Ни внутри, ни снаружи.
   Мне стало тревожно.
   - Сезам! Подай голос!
   "Ай вонна ду ю вонна бан"...
   Превозмогая боль, разлитую по каждой клеточке истерзанного тела, я попытался приподняться. После нескольких попыток, окончательно истощивших меня, это получилось. Я ощутил себя прислоненным к шершавой тёплой стене, такой же пористой и мягкой, как и пол. В глазах пульсировал красный туман.
   Немного передохнуть...
   "Ай вонна ду ю вонна бан"...
   Чтоб тебя!..
   Я качнул головой, чтобы вытряхнуть навязчивую безделицу, и цветные шары пчелиным роем поплыли перед глазами.
   Подождав, пока они закончат свою пляску и уступят место красному пульсирующему мареву, я поднял правую руку и тщательно ощупал запястье левой.
   Внешних изменений не было. А внутренних?..
   - Сезам!..
   В ответ лишь развесёлая не ко времени песенка.
   М-да... Ситуация... Лучше не придумать...
   Сгорела, стал быть, машинка Христова? Защищая, так сказать, и обороняя?..
   Мне с ясной отчётливостью вспомнились чёрные молнии, которыми пальнул в меня Бей.
   Выходит, Сезам всю силу удара принял на себя?
   Спасибо, конечно...
   Я погладил мёртвую машинку и пригорюнился.
   Гляжу я на себя, друзья мои, и вникаю: меня всё глубже и глубже в дерьмо затягивает. Вы не находите? А?
   Защиты лишён...
   Бежать не удалось...
   Самочувствие, как после мясорубки...
   Да ещё и на "губу" угодил. Если не в дисбат...
   А как всё радужно и радостно начиналось: я и то, я и это! Всё человечество осчастливить собирался. Благодетель!
   И споткнулся-то - буквально на первых шагах!
   "Да оно, может, и вышло бы чего, не появись на сцене этот треклятый Бей!" - с досадой подумал я и тут же втянул голову в плечи, ожидая расправы: "откровения" подобного рода уже не раз выходили мне боком. Не любит Бей "славословий" в свой адрес.
   Я сидел, прислушиваясь, и каждую секунду ожидая болевого кнута. Потом расслабился: пронесло! Видать, занят Повелитель. Не расслышал.
   "Ещё немного и буду дифирамбы петь, - невесело усмехнулся я. - Как Кирюша".
   Вот уж чего-чего, а в роли раба я себя и представить не мог.
   Со щемящей тоской припомнилось, с какой торжественностью дед вручал мне браслет. Какие перспективы мне рисовались!
   И - на тебе! Черти в космос занесли. Исполнилась мечта идиота.
   Н-да... Если пожить ещё придётся, будет что вспомнить! Кто где срок мотал, а я - на Галактической "губе".
   "Ну вот, скажи честно, - занялся я самобичеванием, поскольку другого занятия не предвиделось, - во всей этой свистопляске с браслетом как ты справился с основной задачей, возложенной на тебя дедом? Да-да, не увиливай, я о благотворительности, о ней самой! Кому от твоих манипуляций стало легче жить?
   Саньке? Я бы не сказал. Вот его-то, как раз, материальная сторона во всей этой истории с деньгами совсем не заинтересовала. Скорее, проблем добавила. Я уж не говорю о его жене...
   Игорю?.. По-моему, тоже ничего хорошего не получилось...
   Пашке?.".
   Мне вспомнились его глаза, когда он прислушивался, как оживает его нога. Похоже, это единственное, чем я могу похвалиться. Да и деньги ему пришлись кстати...
   И ещё вот Настя...
   Я тяжко вздохнул. Сердце тоскливо сжалось: с тех пор, как я её обрёл, я только и делаю, что теряю её. Придётся ли ещё увидеться?..
   Но позвольте!
   Позвольте, господа хорошие, а как же та картинка, что показал мне браслет? Или здесь опять какой-то подвох? Я же чётко и ясно увидел, что Настя ушла со мной-вторым!
   "А, может, это штучки Бея?.. - неожиданно пришла мысль и всё внутри оцепенело.
   Ведь мог же он предстать перед ней в моём обличье? Конечно мог! Уж превращаться-то ему - не фиг делать! Квартиру-то Настину как испохабил, помнишь? Как Бог черепаху! Такой Чудой-Юдой прикинулся! А уж мой-то портрет нарисовать...
   Память услужливо преподнесла и деталь, на которую я тогда и внимания особого не обратил: ведь она сильно сомневалась, идти ей со мной-вторым, или нет.
   Конечно, её понять можно: тут бы и я, да и любой другой растерялся, увидев перед собой с десяток похожих друг на друга Насть. Как в той сказке...
   Ну конечно же! Чёрт побери, как это я сразу-то не допетрил?!
   Теперь я уже в другом свете расценил и то, как подмигнул я-второй мне-третьему, наблюдавшему всю эту сцену: это выглядело теперь простой насмешкой! Издевательством!
   Ой-ой! Как мне вдруг нехорошо стало!
   Забыв про боль, я вскочил на ноги и забегал взад-вперёд в полной темноте, рискуя разбить лоб обо что-нибудь, находящееся в этом помещении.
   Значит, Настю мог Бей умыкнуть? Как же это я сразу-то?.. Ай-яй-яй!..
   Я забегал ещё сильнее и вдруг простая и ясная мысль заставила меня резко остановиться: "А на кой?!"
   Да! На кой чёрт ему моя Настя?!
   Ладно, я - обладатель браслета. А она?
   Меня можно как силу использовать. А её? Как средство давления на меня? Так у него имеются более существенные способы убеждения.
   Нет, господа хорошие, тут что-то не вяжется!
   Я вдруг почувствовал невероятную усталость, ноги мои задрожали, и, нащупав стену, я сел на пол, прислонившись к ней.
   Похоже, что все мои проблемы оттого, что я слишком преувеличиваю значимость собственной персоны. Ну, с чего это я себе вообразил, что Бей будет возиться с Настей только ради того, чтобы шантажировать меня? Да у него даже ума не хватит опуститься до таких психологических вывертов! Ведь шантаж - занятие в своём роде интеллектуальное в сфере разбоя, требующее работы мысли и, если хотите, уважения к противнику. Мол, если только, так сразу! Лучше делай, как говорят!
   А он? Пришёл и безо всяких там заумных штучек заявил, что я - его раб. Просто и понятно. И мозги напрягать ни к чему. Плевать, что сам "раб" о том - ни сном, ни духом.
   И в самом деле. Ведь я - один из многих в его "коллекции". С чего ему особо мною заниматься? Много чести! Кинул в каталажку - и дело с концом!
   Правда, "каталажка" какая-то интересная. Мягкая, с комфортом. Только с освещением напряжёнка.
   Отчего-то мне стало весело. Наверное, от осознания своей ничтожности. Оказывается, и такое бывает.
   Лишь бы с Настей всё было хорошо. И лишь бы на той картинке был тогда, действительно, я. А, если то был я, значит мы, всё-таки, выберемся из этой передряги! Рано или поздно! Где наша не пропадала!
   Ага... И в какое дерьмо она только не попадала...
   - Эй! - осмелев, крикнул я. - Хозяин! Огоньку не найдётся?
   Кричал я без особой надежды на ответ. Так, чтоб хоть как-то развеяться.
   Но не успел я рот закрыть, как перед моей физиономией, прямо в воздухе возник сосуд, вернее - сосудик, формой напоминавший разрезанный пополам мяч для игры в гольф. Со дна его поднимался трепетный язычок пламени.
   От неожиданности я вздрогнул и крепко зажмурился. Огонёк показался мне едва ли не светом прожектора. Глаза-то расслабились, к темноте привыкли.
   Немного погодя, я приподнял веки. Лампада всё так же висела перед носом. Я осторожно протянул руку и провёл под и над светильником. Ничего. Потом - по бокам. Опять ничего. Он ни на чём не держался. Я обхватил его снизу пальцами, но - ни туда, ни сюда. Как гвоздями прибит.
   "Чудеса твои, господи!" - подумал я и, привалившись к стене, громко сказал:
   - Хозяин! Ты понял меня слишком буквально! Я имел в виду освещение вообще. В темноте оно не очень-то...
   "Хозяин" будто того и ждал. Потолок и стены помещения медленно, будто щадя моё зрение, стали наливаться янтарным светом, сродни солнечному, весьма приятному для глаз.
   Наконец-таки, я смог осмотреться. Камера моя представляла из себя небольшую, где-то три на четыре, комнатушку, обитую тем самым мягким и пористым материалом серого цвета. Естественно, серым оставался теперь только пол. Стены потолок превратились в источники света.
   И - ни намёка на дверь или окно.
   - Ну, спасибо! - всё так же громко, как глухому, крикнул я.
   - Пожалуйста! - раздался приятный мужской голос, и посреди комнаты возникла стройная, не лишённая атлетической слаженности, фигура светловолосого молодого человека, одетого в серебристый, отливающий металлическим блеском, комбинезон. В бирюзовых глазах пришельца светилась приветливая, чуть насмешливая, улыбка. - Оклемался? - просто спросил он и вздохнул: - Ну, наконец-то!
   Я опешил от резкой смены декораций и весь напрягся, подозрительно прищурясь:
   - Бей?!
   Он коротко рассмеялся:
   - Ну что ты! Бей скрылся. Нам его не удалось поймать. Но ты не волнуйся, - небрежно повёл он рукой, - это всего лишь вопрос времени!
   - "Нам"? - враждебно переспросил я. - А вы-то кто?
   Он улыбнулся:
   - Те самые, к кому ты так стремился. - Пол позади него вдруг вспучился бугром и, мягко чмокнув, развернулся в кресло. Он степенно сел в него и сделал приглашающий жест: - Устраивайся. Надо поговорить. - И рядом с первым креслом выросло второе.
   Я всё так же пристально и недоверчиво смотрел ему в глаза:
   - Так что, я не у Бея в каталажке?!
   - Нет, конечно! - Он добродушно усмехнулся, отчего в уголках глаз его собрались мелкие морщинки. - Ты на одной из планет того самого, как вы его называете, шарового скопления, которое Бей с вашей помощью собирался уничтожить. И обитателей которого, - добавил он значительно приподняв указательный палец, - ты хотел предупредить, не смотря на опасность, грозившую тебе самому. Это, - он игриво шевельнул бровями, - делает тебе честь!
   Я не верил своим ушам! Что он такое говорит?! Опасность миновала?! Это значит - свобода?!
   От избытка нахлынувших чувств я едва не кинулся ему на шею. По-моему, на глаза даже слёзы навернулись.
   - Ну-ну, - догадался он о моих намерениях. - Успокойся. Садись, поговорим.
   Я осторожно присел на край предложенного мне кресла, поёрзал на нём, убеждаясь в его прочности, и только потом откинулся на спинку. Оно с готовностью мягко и заботливо охватило моё тело, плавно обтекая его очертания.
   Я изобразил на лице внимание, хотя в голове ещё царил хаос, вызванный откровениями пришельца. Он с улыбкой наблюдал за мной.
   - Прежде всего, давай познакомимся. Твоё имя я знаю. А меня зовут Танзу.
   Он чуть наклонил голову, на что я в ответ пробормотал нечто нечленораздельное. В том смысле, как мне приятно. Хотя, я ещё не имел понятия, как мне на всё реагировать. Верить хотелось, но прежний опыт расслабиться не давал.
   - Моё имя несколько непривычно для земного уха, но, - развёл он руками, как бы сожалея, - что поделаешь? Когда меня нарекли этим именем, о Земле, а, тем более, о России, как-то не думали... Однако - к делу! Беру, как у вас говорят, быка за рога.
   Я занимаюсь вашим сектором Галактики, поэтому заботы о тебе поручили именно мне. Сразу оговорюсь: времени у меня немного, поэтому буду краток. Дела.
   Насколько мне известно из блока памяти браслета, ты - его обладатель, как ты сам выражаешься, и при получении обязался посвятить себя благородному делу восстановления справедливости на своей планете?
   Я медленно кивнул.
   - Но с нашей стороны произошло небольшое упущение, и твоя деятельность, как, впрочем, и многих других, тебе подобных, была пресечена самым грубым образом. Ошибка теперь исправлена, и мы обязаны отправить тебя на Землю. В связи с этим мне поручено выяснить один вопрос: ты намерен продолжать свою деятельность после всего случившегося, или отказываешься и мы будем вынуждены искать другого кандидата?
   - А браслет же... - начал я растерянно, как бы оправдываясь, но он перебил:
   - С браслетом всё в порядке. Просто на время твоего выздоровления все его модули, кроме медицинского, были отключены. Их энергия была направлена на выполнение одной задачи: вытащить тебя с того света, как у вас говорят. Ведь в данный момент ты уже не испытываешь болевых ощущений?
   Я прислушался к себе. А ведь и вправду! Всё утихло, да и голова работает вполне сносно.
   - А что?.. Я был... это... Сильно повреждён? - с трудом подбирая слова, промямлил я, боясь услышать правду.
   - Ты был мёртв, - просто, без обиняков, сказал Танзу. - Более того, тело твоё было распылено и заключено в... контейнер, назовём его так, с нулевым течением времени. Нам пришлось немало попотеть, прежде чем мы разгадали эту технологию. Силы зла неистощимы в своих фантазиях...
   Вот оно что! Мне живо припомнился моментально застывший воздух в тот миг, когда я отключился.
   - Ну? И каков же будет ответ? - напомнил Танзу о своём существовании. Он явно подгонял меня.
   Я пожал плечами:
   - Какой вопрос? Конечно - "да"!
   - Отлично! - Он хлопнул себя по коленям и встал. - Тогда - делаем так!
   Он сделал движение, будто брызнул на меня водой. Практически мгновенно я оказался облачён в такой же плотно облегающий серебристый комбинезон, какой был на нём.
   "Ага! - сообразил я. - Тот самый! Что я видел тогда на картинке!"
   И, что самое примечательное, присутствия его на себе я практически не ощущал.
   - Придётся тебе это поносить, пока мы не справимся с угрозой. Эта экранирующая плёнка не позволит Бею засечь твоё положение в пространстве. Именно по излучению браслета он и нашёл тебя.
   - А кто он такой?
   Танзу поморщился:
   - Это длинная история. Сейчас просто нет времени. Если вкратце, он - один из нас. Оступившийся.
   - Ясно...
   Надо было говорить о главном, но я не знал, как подступиться к теме, немилосердно жгущей меня изнутри. Дипломат из меня был никакой. Танзу выжидающе смотрел на меня, видимо прекрасно зная, что меня мучает. А я вдруг брякнул ни с того, ни с сего:
   - А где же Иисус?
   Танзу недоумённо приподнял брови, потом рассмеялся и погрозил пальцем:
   - Не о том говоришь!
   Потом лицо его посерьёзнело, он сел и промолвил с едва заметной печалью в голосе:
   - Иисус - монада более высокой формации. Его тут нет. Он всегда занят. А здесь?.. Как бы это попроще?.. Здесь, скажем так, его техническая лаборатория. Всё, что требуется для дела - от инструментария до исполнителей - он находит здесь. А саму идею по Галактике несёт он сам и ему подобные.
   - Разве их много? - поразился я.
   - Вселенная безгранична и она неисчерпаема в своих проявлениях, - загадочно молвил он, отводя глаза. - Всякого хватает. - И вдруг спохватился: - Ты, я вижу, так и не осмелишься. Ведь по глазам видно - маешься.
   Я густо покраснел.
   - Ведь о подруге речь? Я правильно понимаю?
   - Да... - еле выдохнул я и сразу весь потерялся. Сердце пульсировало где-то возле горла, при каждом ударе сотрясая всё моё существо.
   Он понимающе улыбнулся и, совершенно по-земному, почесал в затылке:
   - Тут есть, как это у вас говорят, небольшая закавыка. Время - такая вещь, с которой надо обращаться предельно осторожно. Поэтому в браслетах мы не встраиваем блок перемещения. Как ты уже успел заметить, возможен только визуальный контакт с требуемой точкой времени. Для большей безопасности и во избежание различных недоразумений. Такие вот, как ты, неопытные и зелёные агенты могут и дров наломать, поддавшись эмоциям.
   Он остановился и, склонившись ко мне, добродушно улыбнулся:
   - Надеюсь, ты не в обиде на мои слова?
   Я пожал плечами:
   - Какие могут быть обиды, если всё правда?
   Он удовлетворённо кивнул и поднял указательный палец:
   - Но в единичных случаях мы идём на уступки! Тебе сделали исключение, учитывая твои заслуги перед нашей цивилизацией.
   - Но я же ничего не успел...
   - Это не важно! Главное - движение души. Это уже много. Так что, - хлопнул он меня по плечу, - скоро увидишь ты свою Настю! Сейчас мы с тобой переместимся к Главному генератору, откуда ты и совершишь свой бросок в прошлое. Только имей в виду, - добавил он, пресекая мои попытки рассыпаться в благодарностях, - в твоём распоряжении будет всего лишь три минуты. Совет больше не дал, - развёл он руками, как бы извиняясь. - Надеюсь, ты успеешь за это время уладить свои дела?
   Я с готовностью закивал, а он сказал, вставая:
   - Ну, а потом - извини: дела! Я тебя покину. - Кресла наши свернулись и вжались в пол. - Та что, до дому - своим ходом. Не возражаешь?
   Слов не было. Я молча тряс головой, заранее на всё согласный.
   - Да, кстати! - встрепенулся он. - Хочу тебя предупредить. В ближайшие десять-двадцать лет вашу планету ожидают глобальные неприятности. - И, видя, что я собираюсь что-то спросить, поднял руки, как бы защищаясь: - Всё тебе расскажет браслет. Только умей задавать вопросы. А уж как реагировать - решать будешь сам: в твоих руках мощное средство. Сумей сделать правильный выбор! - многозначительно посмотрел он мне прямо в глаза. - А сейчас - нам пора!
   Стены помещения растаяли. Мы оказались на платформе, в которую превратился пол моей то ли камеры, то ли больничной палаты.
   Вокруг расстилалось море высокой изумрудно-зелёной травы. По голубому небу спешили барашки белых облаков, и, если б не два солнца, придававшие пейзажу некоторую странность, и стоявшие недалеко друг от друга почти в зените, можно было бы подумать, что мы на Земле, где-нибудь в степной зоне.
   Платформа взмыла ввысь и понеслась по направлению к каким-то строениям, тёмной полосой видневшимся на горизонте. Ветер, напоённый запахом трав, трепал наши волосы. Движение платформы не ощущалось, если не считать встречного ветра, полёт был плавным и бесшумным.
   По мере приближения к строениям, уже можно было разобрать и некоторые их подробности. Мы поднялись на порядочную высоту и оттуда, как на ладони, открылся вид трёх гигантских концентрических колец, раскинувшихся на несколько километров.
   - Генератор? - спросил я у молчавшего всю дорогу Танзу.
   Тот кивнул. Платформа пошла на снижение. Он посадил её точно в центре циклопического сооружения. Едва коснувшись почвы, она под нами растаяла и мы оказались по пояс в траве.
   - Ну что, агент суперцивилизации, - чуть насмешливо улыбнулся Танзу, протягивая мне руку, - Как говорят у вас в России: даст Бог - свидимся!
   - Постойте, - задержал я его руку в своей. - Откуда такое отличное знание русского языка?
   - Положение обязывает! - сверкнул он ровными рядами голливудских зубов и тоже, как и платформа перед этим, растаял в воздухе.
   Я остался наедине со своими переживаниями. Трава шумела и гнулась под упругими порывами ветра. Разноцветные солнца припекали немилосердно. Кое-где среди облаков я разглядел довольно яркие белесые пятна. Вероятно, ближайшие звёзды скопления, настолько яркие, что их видно даже днём. Вполне возможно, что я и ошибался, приняв за звёзды что-либо другое.
   "Странно это всё, - рассеянно подумал я, оглядываясь кругом. - Так просто и обыденно, будто с приятелем, зашедшим на минутку, поговорил. Даже и вспомнить-то особенно нечего..".
   И вдруг - как кипятком ошпарило: "А браслет?! Танзу так и не вернул его в нормальное состояние!!!"
   Как это он выразился? "Отключили все модули, кроме медицинского". А домой-то я как попаду?!
   - Сезам!.. - замирая от волнения позвал я. Даже в горле перехватило.
   В мозгу ясно и отчётливо прозвучало:
   "Слушаю".
   Ф-фу, чёрт! Гора с плеч! Ай да Танзу! Ни слова, ни полслова!
   - Ничего, Сезамчик, ничего, это я так, для профилактики. - Я шумно вздохнул и нежно погладил его: - Жив-здоров?
   "Требуется уточнить формулировку вопроса", - отчеканил мой Сезам.
   - Ну-ну! - хихикнул я, переводя дух. - Узнаю Одессу! - И, чтоб не осталось недоговорённостей в наших с ним взаимоотношениях, сказал: - Отбой!
   Мир вокруг меня вновь показался праздничным и приветливым. Оставалась только одна, но самая главная проблема...
   - Внимание! - раздался мелодичный, звучавший будто отовсюду, женский голос. - Приготовиться! Энергия будет подана через тридцать секунд земного времени!
   Сердце моё учащённо забилось: сейчас! Вот оно, мгновение!
   Секунды казались длинными и тягучими, как будто были отлиты из расплавленной смолы. Я напряжённо вертел головой, не зная, где появится та самая золотистая, насколько я помню, рамка.
   И вот прозвучал короткий сигнал, напомнивший, почему-то, звук разбившейся об стену бутылки, и прямо передо мной (никуда и вертеться не понадобилось) в воздухе загорелся долгожданный прямоугольник рамки ярко-жёлтого цвета с вписанным в него интерьером тёткиной прихожей и дорогими моему сердцу персонажами.
   Не раздумывая ни секунды, я прыгнул через кромку экрана...
  
  27. Из дальних странствий воротясь...
  
   Едва Настя оказалась в моих объятиях, ещё ничего не понимающая, недоверчиво оглядывающаяся в незнакомом месте, как тот же самый хорошо поставленный голос вежливо попросил нас очистить рабочую площадку Генератора.
   Долго уговаривать меня, сами понимаете, не потребовалось. Очень уж мне хотелось побыстрее уединиться со своей долгожданной и вновь обретённой. Думаю, комментарии тут излишни.
   Только рано я расслабился: отдыха у нас не получилось.
   Но - всё по порядку.
   Итак, обняв свою бесценную Настю за плечи, я торопливо ступил за кромку экрана, услужливо сотворённую для нас браслетом.
   И, первым же звуком, которым нас встретили родные пенаты, оказался мощный взрыв! "Приятным" дополнением ему прострекотали автоматные очереди!
   Потом - ещё взрыв!
   И ещё!
   И всё это - на фоне истерических воплей и русского мата!
   Естественно, с наших голов и волоска не упало: браслет своё дело знал туго. Однако, впечатление-то каково?!
   По неведомым причинам мы оказались в самой гуще военных действий. На квартиру мою, которую я заказывал браслету, это место походило очень мало.
   Оглушённые, мы стояли на дымящихся развалинах. Взрывы грохотали один за другим. Вокруг бегали, прячась за завалами, какие-то мужики с безумными глазами. Одеждой им служили пятнистые лохмотья, которые с большим натягом можно было назвать военной формой. И все они отчаянно стремились сжить друг друга со свету.
   Я растерянно озирался: неужели браслет что-то напутал?
   Хотя, нет, при известной доле фантазии в развалинах можно было угадать очертания дома, в котором до всех моих странствий находилась моя "берлога". Хорошенькое дельце!
   Настя крепко прижималась ко мне, спрятав лицо на моей груди, и крупно вздрагивая при каждом взрыве. Поле браслета, озаряемое частыми фиолетовыми вспышками, надёжно охраняло и её тоже. Я похолодел при мысли, что уцелела она только потому, что наши тела соприкасались при переходе. Ведь каждая вспышка защитного поля являлась отклонённым смертным приговором нам. Страшно даже и подумать, что произошло бы, преступи мы порог поодиночке...
   Наше появление не осталось незамеченным. Возникло такое впечатление, что вояки с этой самой секунды решили, что именно мы с Настей - причина всех их несчастий. Прогремело ещё несколько взрывов прямо у наших ног, вконец оглушивших нас, и поле браслета зашлось ярко-фиолетовым свечением: Сезам старался вовсю! Мне вдруг припомнились слова деда о том, что он выдержит и прямое попадание атомной бомбы. Проверять на себе это, конечно, не хотелось, но его мощь приятно поражала. Даже в таком исполнении.
   - Ты не находишь, что нам устроили чрезмерно горячий приём?! - прокричал я на ухо своей дрожащей спутнице. Она ничего мне не ответила и только ещё крепче прижалась ко мне.
   Конечно же, с перепугу я не сразу вспомнил о своих чудесных возможностях, и только всё возраставшее нахальство членов "комитета по встрече" привело меня в чувство. Обозлённые нашей неуничтожаемостью, они, видимо, решили взять нас измором. Кольцо окружения неумолимо сжималось и нас расстреливали уже в упор, так, на всякий случай, с двух-трёх метров, не опасаясь рикошетивших пуль. Их ничуть не удивляла необычность явления, а если и возникало что-либо в отупевших мозгах, то реакция была привычной: "Уничтожить!" Давно небритые физиономии нехорошо ухмылялись, перебрасываясь мерзопакостными словесами, что интересно, на русском языке, приводить которые здесь, я, конечно, не берусь.
   Чаша моего терпения переполнилась.
   - А ну-ка , Сезам, давай покажем им кузькину мать! - перекрикивая грохот, обратился я к браслету. - Дай им хорошего щелчка! - и я мысленно представил траектории их разлётов.
   Браслет всегда отличался исполнительностью и понял меня буквально: "радушная" компания, издав мяукающий звук, взвилась в воздух и брызнула во все стороны, как семечки из раздавленного арбуза!
   Мгновенно наступившая тишина оглушила нас. Немного погодя, стал слышен треск пламени: горело что-то в развалинах. Душный смрад стелился по земле.
   Некоторое время мы прислушивались к тишине. Потом, приоткрыв один глаз, Настя шёпотом спросила:
   - Эти животные с автоматами... Что это было?..
   - Это нам ещё предстоит выяснить, - пожал я плечами и стал осматриваться.
   Да... Ребята славно поработали. Среди дымящихся развалин чудом уцелело одно дерево - клён, под которым виднелись обгоревшие останки лавочки, где любознательные старушки перемывали кости соседям и многочисленным знакомым. Другим деревьям нашего двора повезло намного меньше: они жалобно тянули ободранные и обгоревшие сучья к серому небу, по которому ползли беременные дождём низкие тучи. Погода - под стать пейзажу.
   - Слушай! Ты куда меня затащил?!! - В голосе Насти звучало плохо скрываемое возмущение.
   - Домой, куда же ещё? - невесело усмехнулся я, мало что понимая сам.
   - Ты так считаешь? - иронически скривила она свои губки.
   Отстранившись, она попыталась было перейти в свободный поиск, но я в корне пресёк эти устремления:
   - Нет, моя милая! С меня хватит!
   Она удивлённо подняла брови:
   - Что это значит?
   - Сейчас узнаешь, - успокоил я её и вслух обратился к браслету: - Ну-ка, дружок, давай и Насте сотворим защитное поле... Или слабо? - засомневался я, почувствовав его секундное замешательство.
   Но я неправильно истолковал поведение браслета. Задача, видимо, была не из простых. Она требовала коренной перестройки системы защиты. Однако, уже через мгновение мой боевой конь браво отрапортовал:
   "Готово! - И от себя добавил: - Радиус действия поля - одна тысяча стандартных метров".
   - Спасибо за подсказку, - удивился я проявлению самостоятельности сложной, но всё-таки, машины. - Думаю, этого будет достаточно. - И обратился к Насте с разъяснениями.
   - Это всё хорошо, - сказала она и довольно ехидно потребовала: - Милый мой, тебе не кажется, что пора бы и того... как-то расставить точки над "и"? Я что-то не поспеваю за событиями!
   Я согласился, но сказал, что с этим мы можем немного и повременить, пока не сориентируемся и не найдём более или менее сносного убежища.
   - Поскольку я сам ещё ничего не понимаю, - добавил я смущённо.
   Осмотр окрестностей ничего нового нам не дал, кроме испорченного настроения. А когда мы наткнулись на несколько растерзанных трупов, Настя, оцепенев, вообще категорически отказалась двигаться дальше.
   Итак, было ясно, что в данной местности идёт война.
   Но кто с кем воюет?!
   Городок было не узнать. Вернее, то, что от него осталось. Руины и пожарища.
   Впрочем, нет, кое-где сохранились отдельные строения. Дом Пионеров, например, совсем не пострадал. Он красовался на развороченном пустыре, в котором с трудом можно было угадать площадь Ленина. Сейчас она больше всего напоминала городскую свалку.
   По сохранившемуся кое-где дорожному покрытию, которое язык не поворачивался назвать асфальтом, двигались, а, вернее будет сказать, преодолевали полосы препятствий, бэтээры и разных мастей автомобильная техника. Из окон буквально каждого автомобиля торчали стволы огнестрельного оружия, частенько пускавшегося в ход по делу и без дела. Звучали разухабистые выкрики и славословия в адрес какого-то деятеля, наверное, вождя этих распоясавшихся обезьян.
   Короче говоря, народ изволил ликовать. Только непонятно, по какому поводу.
   И вообще, из-за чего весь сыр-бор?
   И как далеко простирается это безобразие?
   Мне, как летуну со стажем, пришла идея взглянуть на этот вопрос шире, с птичьего, так сказать, полёта.
   - Это как? - мгновенно напряглась моя Настя.
   Памятуя, что высоты она боится панически, я пояснил, что в качестве летательного аппарата мы можем использовать любое транспортное средство.
   - Надеюсь, внутри автомобиля ты будешь чувствовать себя комфортно?
   - А при чём тогда птичий полёт?
   - Ну! - усмехнулся я самодовольно. - Разве мы не волшебники?
   Она только недоверчиво прокашлялась и крутанула головой. Я воспринял это как знак согласия.
   - Пойдём! - Я взял её за руку и потянул за собой.
   Метрах в пятидесяти от нас, возле здания, некогда носившем гордое название "Горисполком", а теперь представлял собою жалкую развалину, кое-где ещё сохранившую следы былого великолепия, собралась толпа громко спорящих бородатых мужиков. Тут были и военные, и гражданские. Разговор вёлся на чеченском языке, круто замешенном на русском мате, и сопровождался отчаянной жестикуляцией, доходящей порой до рукоприкладства.
   Несмотря на мой необычный наряд (мне всё недосуг было сотворить себе что-нибудь приемлемое по земным меркам - так и ходил в том серебристом комбинезоне), на нас не обратили ни малейшего внимания. Даже когда я открыл дверь ближайшего "джипа" и вежливо попросил водителя, ожидающего, как видно, одного из сцепившихся военачальников, освободить машину, он и ухом не повёл.
   - Э, дядя! - толкнул я его в плечо, теряя терпение. - Оглох, что ли?
   Бородатая физиономия повернулась и у меня под носом оказался короткий ствол неизвестно откуда вынырнувшего автомата.
   - Ну? - буркнула физиономия и в мою сторону из-под густых бровей зыркнули два хищных белка, налитых кровью.
   - Вовка!!! - взвизгнула Настя. - Не надо!!! - И, вцепившись в рукав, стала тянуть меня прочь.
   Всё верно. Не надо. С таким экземпляром разговоры вести - только время терять.
   Не говоря больше ни слова, я взглядом открыл дверь с его стороны и пальцем указал направление. Грузный бугай послушно сорвался с места, будто его ветром сдуло, и, трепыхая в воздухе ногами, тяжело брякнулся о соседнюю таратайку. Он тут же попытался принять вертикальное положение, но у него это не получилось и он медленно сполз по капоту на землю, успев при этом дать из автомата, который он так и не выпустил из рук, очередь в мою сторону.
   Спорщики, что стояли неподалёку, мгновенно затихли и, как по команде, повернулись в нашу сторону.
   - Ну, слава Богу! - сказал я, мило улыбаясь и запихивая Настю в машину. - А то обидно даже - ну никакого внимания!
   Я послал им воздушный поцелуй и юркнул в кабину. Получилось так, что Настя оказалась на месте водителя. Она растерянно посмотрела на меня и, тыча в руль указательными пальцами обеих рук, произнесла страшным шёпотом:
   - Но я же не умею!..
   - А от тебя этого и не требуется, - улыбнулся я. - Сиди и наслаждайся жизнью!
   Экспроприированный нами "джип" легко оторвался от земли и взмыл в небо. Только ради того, чтоб полюбоваться произведённым на бывших владельцев автомобиля эффектом, я развернул машину и на небольшой высоте сделал пару кругов над их головами, едва не зацепив при этом остатки фасада.
   Реакция благодарных зрителей не заставила себя ждать: вспышки на поверхности силового пузыря, окружавшего теперь наш транспорт, показали, что пролёт оценён по достоинству.
   Чтобы ещё поддразнить солдафонов, я дотянулся до сигнала и несколько раз надавил на него. После чего развернул машину на запад и, рассекая воздух, рванул вперёд.
   - А знаешь, - весело сказал я, - мне нравится! - Потом заглянул Насте в глаза и спросил: - Как ты? Не страшно?
   Она покосилась через окно вниз, на землю, и робко улыбнулась:
   - Не очень...
   Я положил ей руку на колено и ласково провёл по нему:
   - Не боись, моя хорошая, высоко подниматься не буду...
   Хитро щурясь, она проследила путь моей руки и деловито одёрнула подол платья:
   - Ну нет, мой милый, сначала ты мне всё-всё расскажешь! Мне надоело ходить в потёмках!
   Я с сожалением вздохнул:
   - А что тут рассказывать?
   Короче говоря, следующие десять-пятнадцать минут, а, может, и больше, я обстоятельно вводил её в курс дела: где я был, что делал и как меня угораздило во всё это вляпаться.
   А в это время наш летающий "Джип" поочерёдно показывал своё замызганное брюхо то одному населённому пункту, то другому. Хотя назвать их населёнными можно было лишь условно: война везде оставила свой безобразный отпечаток. По развалинам бродили редкие оборванцы и похожие на них голодные собаки. И те и другие были озабочены одной только мыслью: где бы чего урвать? Но что самое ужасное - большую часть "искателей" составляли дети.
   - Дорогой ты мой супермен! - с усмешкой обратилась ко мне Настя, выслушав мою исповедь. - Всё, что ты мне понарассказывал, ни в коей мере не объясняет того, что творится под нами! - И она своим пальчиком указала за окно автомобиля.
   Я округлил глаза и прижал руки к груди:
   - Клянусь! Моей вины в этом нет!
   Она невесело усмехнулась:
   - Я в этом и не сомневаюсь. Но, похоже, твои друзья что-то напортачили со временем. Они ж забросили тебя в будущее!
   - В будущее?! - поразился я.
   - Вот именно! - Она открыла стекло со своей стороны и ворвавшийся ветер взметнул её волосы. Подставив ему лицо и глядя на далёкий задымленный горизонт, она мрачно изрекла: - Это девяностые годы. Война в Чечне. Если ты помнишь, я не так давно говорила тебе, что нашу страну ожидают большие неприятности? Вот это они и есть.
   Я наморщил лоб, припоминая. Что-то такое на задворках памяти шевелилось, но на передний план не выходило. Только вспомнилось предупреждение Танзу о глобальных бедах Земли в недалёком будущем.
   И я испуганно вытаращил глаза:
   - Так что? Такое сейчас творится везде?!
   Улыбка тронула лишь уголки её глаз.
   - Нет, - сказала она и поправилась: - Пока нет. Война только здесь. Да ещё где-то там, - она неопределённо махнула рукой, - за Каспием. В среднеазиатских "станах". Не помню точно, где. А по России...
   - По России? - тупо переспросил я.
   - Да, по России, - кивнула она. - По России сейчас катится волна несколько иных бедствий: голод, разруха, инфляция... Если моя догадка верна, то сейчас уже нет Советского Союза. Теперь все бывшие союзные братья - заклятые враги. А если и не враги, то очень близко к тому.
   - Достоевщина какая-то... - совсем не к месту брякнул я поражённо. - Братья Карамазовы...
   - При чём здесь Достоевский? - дёрнула она плечиком. - Идёт гражданская война...
   - Опять?! - страшным шёпотом проговорил я, окончательно упав духом. - Ведь уже была!
   - Опять и снова... - вздохнула Настя. - Люди ничему не учатся...
   - И что же теперь делать?.. - растерянно пробормотал я.
   - Это ты у меня спрашиваешь? - едко ухмыльнулась она и отвернулась к окну. - А я-то, дурочка, размечталась!.. Думала, поживём в своё удовольствие... Детишек нарожаем... Успеем их на ноги поставить... Но, - тяжко вздохнула она, - похоже, что поезд уже ушёл...
   Её настроение невольно передавалось и мне.
   - Не понял... - с тревогой спросил я. - Почему ушёл?
   Она повернулась ко мне, похлопала глазами и вдруг рассмеялась:
   - Вот глупый! - Она придвинулась ко мне и ласково потёрлась о моё плечо. - Я же не о том, что ты подумал! Просто хотела сказать, что спокойная жизнь теперь закончилась! И на нашу долю остались одни только катаклизмы!.. Да ладно! - неожиданно просветлев лицом, отмахнулась она и, посмотрев на себя в зеркало заднего вида, поправила растрепавшиеся волосы. - Давай для начала хоть сориентируемся в здешнем кошмаре!
   Я глянул в окно со своей стороны, оглядел дымящиеся окрестности и жалобно спросил:
   - Как ты себе это представляешь?
   Она пожала плечами:
   - Ну вот мы с дедом, к примеру, в таких случаях пользовались средствами массовой информации. Вернее источника уж точно нет. Набрешут, правда, с три короба, но между строк правду всё равно можно уловить.
   Ну конечно! И как это я сразу-то не допёр? Прямо ступор какой-то в мозгах!
   Однако, приёмник в машине почему-то не фунциклировал. Я бестолково щёлкал переключателями, крутил ручки настройки, но результат был всё тот же.
   - Балда! - рассмеялась Настя. - На кой тебе этот хлам? Сотвори что-нибудь поинтереснее!
   - И то правда! - виновато улыбнулся я.
   Во всё лобовое стекло засветился экран телевизора. Раздалось громкое шипение и побежала рябь.
   "Ищи что-нибудь информативно-полезное, - приказал я браслету. - И убавь громкость. Не глухие".
  
  ******
  
   Из тех передач, что нам удалось просмотреть, полезного для себя мы узнали не так уж много. Но, всё же, достаточно, чтобы сделать первые умозаключения.
   Страна теперь называлась не Советским Союзом, а стыдливо именовалось корявым "Российская Федерация", реже - просто "Россия". Правил ею не Генеральный секретарь, как в нашу бытность, а Президент, седой мужик с плохо поставленной речью и звероподобным выражением испитого лица. Ну, ораторскими способностями и прежний правитель не блистал, так что удивительного в том было мало.
   Вскользь упоминалась Чечня со всеми её проблемами. Назывались какие-то совершенно дикие суммы, означавшие стоимость обычных продуктов питания: хлеба, соли, масла и тому подобного. За теперешнюю буханку хлеба в наше время можно было приобрести два толковых телевизора!
   Всё это сильно резало слух.
   Но более всего поражало обилие рекламы! Она совершенно бесцеремонным образом встревала среди несерьёзных, а то и совершенно серьёзных передач, которые, к слову сказать, сильно поубавили в солидности и больше смахивали на утренники в детском саду. Создавалось такое впечатление, что обывателя смертельно боялись утомить долгими рассуждениями, а всякие словоизвержения, длившиеся более двух-трёх минут, старательно обрезались и преподносились зрителю в виде тезисов, с помощью которых в наше время партия общалась с плебеями.
   Кстати, о партиях. Судя по сообщениям, теперь их было - как собак нерезаных! Экое раздолье! Но слышали они, по-моему, каждая только себя, а нужды народа превращали в разновидность защитного комбинезона.
   Как заворожённые, мы листали одну программу за другой (их тоже оказалось не меньше, чем партий), не отрывая глаз от экрана.
   - У них что, и проблем больше не осталось, кроме жвачки, перхоти да грязной посуды?
   - Даже секреты женские, и те обсуждают всенародно, - смущённо поддакнула Настя, красневшая всякий раз, когда на экране появлялась реклама на столь щекотливую тему.
   Незаметно для самих себя, мы ввели в свой лексикон разграничительные понятия: "мы" и "они". Процесс отчуждения шёл полным ходом. Да и как, скажите, можно отождествлять себя с великовозрастными дебилами, на полном серьёзе заявлявшими, что как только на них снизошла благодать Божья в виде новых жвачки или шампуня, их жизнь круто переменилась?!
   Зато программы новостей говорили совершенно о противоположном: полчища бандитов, головорезов и жуликов всех мастей заполонили страну и растаскивали её на куски! И всё это при полной безнаказанности! То, чем занимались силовые структуры, как их теперь величали, защитой Отечества можно было назвать лишь при наличии богатой фантазии. Или нечистой совести.
   В конце концов, когда на экране опять нарисовался всё тот же улыбающийся дегенерат в медицинском халате, кстати, шедшем ему, как корове седло, с рентгеновским снимком зуба в руке, собираясь уже в сотый раз доказывать, что я употребляю не ту зубную пасту, терпение моё иссякло: я с остервенением выключил экран.
   Оглушённый, несколько минут я сидел и подавленно молчал. Несколько раз даже рот открывал, чтоб поделиться своими впечатлениями, но, так ничего и не сказав, захлопывал его, и только тряс головой.
   Настя хитро поглядывала на меня, но тоже молчала, давая мне время переварить увиденное и услышанное.
   Наконец, я уловил её настрой:
   - Похоже, ты и не удивлена?
   - Я уже бывала в этом времени, - спокойно сказала она. - Для меня всё это - не новость.
   Я обалдело поглядел на неё, потом сообразил, что к чему, но возмущение прорвало в другом месте:
   - А музыку ты их слышала?! Это... это же... Что за бред?! И что за любовь такая повальная к черномазым?! Не спорю, они тоже люди, есть и среди них таланты, но так ведь то - МУЗЫКА! А это что?! Что-то квадратно-гнездовое! Какие-то детские считалки!
   И я со стоном отвалился на спинку.
   Настя с улыбкой молча пережидала приступ истерии. Я ещё долго выступал в подобном стиле, не приемля увиденного. Она дала мне выпустить пар, и когда я замолк, тихо спросила:
   - Ну а делать-то что будем?
   - Почём я знаю? - ответил я довольно грубо.
   Она поджала губы и едва слышно проговорила:
   - А как же тогда то, что дедушка завещал?..
   По инерции, находясь всё ещё во власти прежних эмоций, я вспылил:
   - При чём здесь твой дедушка?!
   Сказал и тут же пожалел об этом: Настя жутко обиделась.
   - Нет, ну ты сама посуди, - стал я оправдываться. - Зачем сравнивать два совершенно разных времени? Он работал в спокойной обстановке, с чувством, с толком, с расстановкой. А здесь что? Мозги набекрень!
   - Ну не скажи! - фыркнула она. - А сколько он пережил войн? А революций?.. Ты его дневников не читал... - Голос её заметно дрогнул. - Не говорил бы так...
   Я погладил её по волосам, но моя неуклюжая попытка примирения была отметена: она мотнула головой. Отвяжись, мол.
   - Ну, прости дурака... Словно побитая собака, я виновато заглянул ей в лицо и взял за руку. - Ведь сгоряча же вылетело... Ну?
   Она обиженно покосилась, низко опустив голову, но руку не убрала. Это придало мне душевных сил, и я решил, что сейчас самое время заглаживать вину более существенным образом. Благо, обстановка этому соответствовала: мы были одни в целом мире между небом и землёй.
   Я несмело поцеловал её в щёку, всё ещё опасаясь отпора, и, не встретив его, вплотную занялся делом. Кабина "джипа" волевым усилием была моментально превращена мною в обширную, насколько позволяла квадратура, кровать, и на время мы совершенно забыли обо всех тревогах, молчаливо согласившись, что какой бы ни был исторический период за окном, любовь от этого своей сладости ничуть не теряет...
  
  ******
  
   Расставив все точки над известными и даже неизвестными буквами, мы почувствовали себя значительно лучше. Каждый, конечно по-своему. Меня, к примеру, обуревала жажда деятельности. Настя же, напротив, расслабилась, и её потянуло в сон.
   Я был не против. Сотворив одеяло, я заботливо укрыл её и чмокнул в щёку. Она в ответ что-то неразборчиво промурлыкала и поудобнее устроилась на постели.
   Вот и ладненько. Одно я уяснил крепко: топтаться по памяти деда позволительно только в мягких тапочках. Другая обувь исключается.
   Ну что ж, мы и енто могём. Я, вообще-то, человек покладистый. Хоть и не без выбрыков.
   А пока мы с браслетом побеседуем. Чего-то я не всё понимаю.
   - Сезамчик, мил дружок! Объясни-ка ты мне, дураку, что это за фокусы такие у нас тут со временем?
   "С ходом времени всё в порядке", - ответил мне "мил дружок".
   - Так почему образовалась такая дыра? Бей выдернул меня с Земли в семьдесят девятом, а сейчас - девяносто четвёртый. Где я шатался всё это время?
   "В стадии формирования".
   - Не понял! - насторожился я. - С этого места, пожалуйста, поподробней!
   "На восстановление тела понадобился период времени, равный пятнадцати земным годам".
   Я обалдело поморгал. И понятно, и подробно. Даже слишком.
   В памяти всплыла фраза, как бы невзначай оброненная Танзу:
   "Нам пришлось немало попотеть".
   Ай да скромник!
   - Почему же он мне об этом ничего не сказал?! - непроизвольно вырвалось у меня, но я тут же осознал, что вопрос не по адресу.
   "Ты не спрашивал", - ответил браслет.
   Ну да, конечно, я не знал, а слон не догадывался. Я не удосужился спросить, сколько времени заняла операция по извлечению меня из дерьма, в которое я имел "счастье" вляпаться, а Танзу посчитал, что своей шутливой фразой объяснил всё. Это чтоб комплекса вины не возникало, что ли? Мол, не хотим напоминать, что ты нам по гроб должен? Так я это и сам понимаю, мальчик совестливый.
   - Ещё вопрос: о каких неприятностях предупреждал меня Танзу?
   Я ожидал услышать что-то вроде того, чем пугала меня Настя, его ответ оказался вообще из другой оперы:
   "Сдвиг планетарной оси".
   Это не вызвало во мне никаких эмоций, кроме недоумения, и я спросил:
   - Ну и что?
   "В связи с тем, что процесс будет протекать стремительно, это вызовет глобальные катастрофы на планете Земля: землетрясения, наводнения, разломы тектонических плит, извержения тысяч новых вулканов. Перечень можно продолжить".
   Я почувствовал, как мурашки табуном поскакали по моей спине.
   - Ты это... серьёзно?!
   "Да".
   В голове моей помутилось, горло перехватил спазм и я прохрипел:
   - И когда же это... произойдёт?..
   "11 августа 1999 года".
   Я недоверчиво скривился:
   - Откуда такая точность?
   "Индекс вероятности события - 0,93".
   - Не понял... - Мне становилось всё больше не по себе. Ужас тонкой змейкой вползал в душу.
   "Это означает, что из всех вариантов бытия только семь сотых процента дают вероятность альтернативного развития событий".
   - Так ты хочешь сказать... - Я с трудом подбирал слова. В горле стоял тугой комок. - Ты хочешь сказать, что у нас есть возможность избежать всего этого?
   "Да. Будущее многовариантно".
   - Каким образом?!
   "Восстановлением объёма полярных шапок на период начала двадцатого века".
   - Господи, а полярные шапки-то здесь при чём? - несказанно изумился я.
   "Возрастание объёма полярных шапок до критической массы вследствие нарастания парникового эффекта создаёт дисбаланс вращения планеты. Это приведёт к изменению направления оси вращения, что и явится причиной будущих катаклизмов".
   - Но почему такая конкретная дата? - Я всё ещё пытался уличить его во лжи или, хотя бы, в некомпетентности. - Можно подумать, что всё закончится в один этот день!
   "Раскачка оси будет проходить в несколько шагов. Они уложатся в период чуть больше суток. Но уже первый шаг сметёт всё с поверхности планеты".
   Информация оказалась настолько ошеломляющей, что просто не укладывалось в сознании, и воспринималась отвлечённо. Я и спрашивал уже чисто автоматически:
   - Ну а ...потом?..
   "В течение двадцати пяти-тридцати следующих лет все оболочки планеты будут приходить в своё обычное состояние".
   - Какие ещё оболочки?
   "Литосфера, гидросфера, атмосфера, магнитосфера, ноосфера, радиационный пояс".
   Господи, Боже мой! Ведь за этими сухими словами стоит всемирная катастрофа!!! Последний день Помпеи бледнеет перед картиной всеобщего разрушения и гибели!
   СУДНЫЙ ДЕНЬ!!!
   АПОКАЛИПСИС!!!
   Слова, давно натёршие всем уши и потому не вызывающие у людей ничего, кроме усмешек и острот, приобретают конкретный и страшный смысл!
   Волна жуткого страха накатила на меня. За свою жизнь я не боялся. С браслетом нам с Настей всё нипочём. Но люди-то?! Цивилизация?! Ведь планета попросту стряхнёт её со своего лица! Всё, что создано руками и умом человека, в одночасье будет погребено в её недрах вместе с самим человечеством!
   Воображение рисовало страшные картины. Живо представилось, как в беспощадном, всё сметающем, рывке литосферные плиты наползают одна на другую, и между ними, как в жерновах, города и люди гибнут в одно мгновение, не успев даже ничего понять! Взбесившаяся атмосфера крушит и ломает всё на своём пути! Гигантские волны, цунами, достающие до облаков, переплёскиваются из океана в океан через вибрирующие в агонии материки!
   Боже! Да людям и места не будет в этом кошмаре!!! Везде только смерть и разрушение!!!
   Разволновавшись, я вскочил на ноги и бухнулся головой в потолок машины. Железо гулко отозвалось.
   - Надо же что-то делать!!! - вскричал я.
   "Приказывай", - равнодушно отозвался браслет.
   Настя открыла глаза:
   - Котик, ты чего кричишь? - сонно спросила она и, не дождавшись ответа, опять задремала.
   Правильно. Поспи пока. Вести беседы я пока не в состоянии.
   Я сел. Надо что придумывать.
   Собственно, что тут думать? Всё предельно ясно: мир на краю гибели и его надо спасать. Как ни выспренне это звучит.
   Я вновь обратился к своему бесстрастному собеседнику:
   - Как ты там говорил? Полярные шапки надо уменьшить? Растопить, что ли?
   "Это приведёт к подъёму уровня мирового океана на шестьдесят четыре метра, что явится причиной затопления низинных районов планеты".
   - Это я и сам понимаю. Читал. Но какой тогда выход?!
   "Находи решение. Жду приказа".
   Мне даже сочувствие послышалось в его ответе.
   Да, конечно, дури-то тебе не занимать. Только легко сказать: "Находи"! После таких откровений в башке - полный хаос! И ничего серьёзного!
   Некоторое время я сидел в полной прострации, уставившись в одну точку, осознавая, какая на мне, на одном, лежит ответственность. Она давила тяжким бременем.
   Потом нерешительно спросил:
   - А на это... Как бы на всё это взглянуть?.. Честно сказать, в голове не укладывается.
   "Жду указаний".
   Он даже не обиделся. Да и какая обида может быть у машины? Кажется, это единственное, что он не умеет.
   Хотя, нет. Против Бея он тоже не устоял.
   - Указаний он ждёт! - проворчал я и, поудобнее устраиваясь, махнул: - Давай, показывай!
   "Прикоснись к большой кнопке".
   Бог ты мой! Какой примитив для такой сложной машины! Все команды берёт прямо из мозга, а именно эту надо снабдить каким-то касанием! Перестраховщики!
   Дрожащими руками я отыскал на браслете больший выступ и надавил на него.
   "Назови дату и место".
   - Ты что, издеваешься?! - вскипел я. - О чём только что мы с тобой говорили? - И, покачав головой, вздохнул: - Ну, конечно же, одиннадцатое августа девяносто девятого!
   "Назови место", - равнодушно гнул тот свою линию.
   - Да какая, к чёрту, разница?! Вот! - ткнул я пальцем за окно. - Прямо здесь!
   Наша машина всё ещё неслась вдогонку за солнцем, неумолимо оседавшим за далёкую линию горизонта. Похоже, мы уже были за пределами района боевых действий, поэтому я притормозил бег своего "коня", а потом и вовсе остановил.
   Возникшая посреди машины плоскость экрана, окаймлённая в этот раз ядовито-зелёным цветом, рассекла её салон ровно напополам. Руль, приборная панель со всеми прибамбасами и капот растворились без следа, создав яркую иллюзию того, что у наших ног разверзлась многометровая бездна. Я невольно поджал их под себя.
   Однако пейзаж, открывшийся передо мной, остался практически без изменений. Только откуда-то взялось стадо коров. Они мирно щипали траву и обмахивались грязными хвостами от надоедливых насекомых.
   Неподалёку по трассе сновала разношёрстная автоживность. Может, смраду стало чуть поболее? А, может, и кажется. С налёту не понять.
   - Не наблюдаю я что-то никакого катаклизма, - сказал я, сосредоточенно оглядывая окрестности и втайне лелея надежду, что браслет мог и ошибиться.
   Но он сухо заверил:
   "До начала процесса осталось десять секунд".
   Коровы будто услышали его. Все разом, как по команде, они подняли свои рогатые головы и замерли, тревожно к чему-то прислушиваясь. Только крупный чёрный бык низко наклонил башку и нервно бил себя по бокам хвостом. Видимо, мычал.
   Звука, само собой, не было. Тоже досадное упущение со стороны конструкторов.
   Сидевший в сторонке пастух тоже привстал, почуяв неладное в поведении стада.
   И началось!
   Пейзаж подо мною повело в сторону. Сначала тихо и неприметно, я, было, подумал, что машину развернуло. Но с каждой секундой скорость возрастала, и вот уже цветастая картина полей слилась в единую массу! Земля вздыбилась, пошла огромными волнами, почва рвалась, не поспевая за основной массой нижележащих слоёв планеты. Безобразные трещины пошли по лику Земли. Навстречу мне неслись горы, будто рогами вспарывая почвенные слои низинных районов. Тучи пыли взвились в воздух, мгновенно заслонив собою остатки солнечного освещения.
   Сплошным потоком полетели огромные камни, гигантские комья земли, несколько секунд назад бывшие почвой, словно сухие былинки мчались по воздуху, беспомощно разлапив корни, колоссальные деревья, замелькали растерзанные тела людей и животных, практически неотличимые от общей массы и заброшенные силой стихии на высоту, где завис мой наблюдательный пункт.
   Видимость быстро упала до нуля. Сгустившуюся темноту прорезали частые высверки молний невероятных размеров. Они нещадно били в искорёженную землю, на мгновение высвечивая ужасающие подробности.
   Пришлось подняться выше, чтобы взглядом охватить как можно большее пространство. Но на этой высоте, хоть и было посветлее, однако грязно-рыжая пелена пыли и тут заволакивала обзор. Солнце едва пробивалось сквозь неё угрюмым малиновым пятном, словно налитый кровью глаз.
   Мимо пронеслось сразу несколько изогнутых вертикальных столбов, сужающихся книзу и опутанных мерцающей сетью электрических разрядов. Я не сразу узнал в них гигантские смерчи. Рыжая муть с большой охотой всасывалась в них, уходя по спирали и уносясь куда-то в верхние слои атмосферы.
   Я опять стал подниматься и остановился лишь тогда, когда солнце вновь засверкало, но уже в окружении звёзд - так высоко пришлось подняться.
   Внизу же, до самого горизонта, клубилось грязно-коричневое поле со страшными воронками смерчей, уходящими к самой поверхности.
   Боже мой! Даже меня, стороннего (пока) наблюдателя, берёт жуть! А каково же им там, в глубине этого адского месива?! Да и мог ли там вообще остаться кто-либо в живых?!
   А действо апокалипсическое, судя по всему, ещё далеко не закончилось. Картина разворачивалась дальше во всей своей кошмарной нереальности. Адское воинство только-только вошло во вкус и насылало на агонизирующую планету новую беду: от горизонта до горизонта, во всю необъятную ширь, подминая под себя, накрывая собою и, в то же время, гоня перед собой клокочущую массу, единым фронтом шла чёрная бликующая стена, едва не достающая до моего "джипа". И, только когда подо мною прошёл её первый вал и на горизонте показался ещё один, я ужасом осознал, что ведь это - вода! Гигантская волна океанской воды, выплеснувшейся из своего привычного ложа! Величайшее, невиданное со дня творения цунами! Оно сметало всё и вся на своём пути!
   И вот под нами уже не облака грязно-коричневой пыли, а океан клокочущей грязи! По нему пенились, казавшиеся даже с этой высоты невообразимо огромными, зловещие свинцово-сажевые водовороты.
   Это конец...
   Это тот самый конец света, которого так долго ждали и который представляли так поэтично. Мол, протрубят ангелы и настанет для праведников начало райской жизни, а для нечестивых - погибель всеобщая!
   Ангелов я что-то не приметил. Наверное, мне это не дано. Может, это к их трубам прислушивались те коровы за несколько секунд до начала катаклизма?
   А вот погибель в этом кошмаре, действительно, всеобщая! Вряд ли стихия различает праведных и грешных. Придётся праведникам довольствоваться тонким, нематериальным миром. Пока материальный, после всего, этого в норму войдёт.
   Вероятно, я просидел так долго, бессмысленно пялясь на картину всеобщего разрушения. Настолько долго, что сладко спавшая Настя проснулась сама. Увидев разверзающуюся у самых ног клокочущую бездну, она ойкнула и резво подобралась под одеялом.
   - Господи! Где это мы?!
   Я мрачно изрёк:
   - Дома...
   Она внимательно посмотрела мне в лицо, выпростала руку из-под одеяла и провела пальцем по моей щеке:
   - А почему ты плачешь?
   - Я? Плачу? - Подняв руку к лицу, я обнаружил, что, действительно, по щекам текли слёзы. Смутившись, я поспешно вытер их и, чтобы как-то сгладить конфуз, невесело пошутил: - Да как же мне не плакать? Была у меня избушка...
   Но она перебила, не дослушав:
   - Ты сказал: "Дома"? Это что, Земля?
   - Да... В недалёком будущем...
   - Час от часу не легче! И что ж теперь-то за беда с нашей старушкой?
   Я удивлённо покосился на неё:
   - А говорила, что бывала в будущем...
   - Бывала, - дёрнула она плечиком. - Но так далеко не заглядывала.
   - Я бы не сказал, что это очень далеко: девяносто девятый.
   - Да?.. - растерянно потянула она. - И что это? Ядерный конфликт?
   - Нет... - печально покачал я головой и вкратце пересказал ей свою беседу с браслетом.
   - Господи! - вырвалось у неё. - Какой кошмар! - Она жалобно смотрела мне в глаза: - Что ж теперь делать?
   М-да, господа хорошие, сей простенький вопрос уже в который раз всплывает на поверхность за один только этот день. Простенький. Только ответы на него далеко не так просты.
   - Выход есть...
   - Да? - оживилась Настя. - Какой?
   Я замялся:
   - Дело в том... Браслет сказал, что надо делать, но не сказал - как. Предоставил самим пошевелить извилинами.
   - Ну-ну?
   - Полярные шапки. Нужно уменьшить их объём до уровня 1900 года.
   - Растопить?
   - Я и сам так сначала подумал. Но ведь это будет всемирный потоп! Вода поднимется на шестьдесят с лишним метров! Представляешь? А усиление парникового эффекта из-за увеличения испаряющей поверхности океанов? Земля вообще станет похожей на Венеру!
   - М-да... Ну и что же ты предлагаешь?
   - Пока ничего. Я же не бог.
   - Но возможностей у тебя тоже не меньше.
   - Это ничего не даёт. Нужна идея.
   Она откинулась на подушку и, глядя в даль, стала рассуждать:
   - Не знаю, как там насчёт идеи, но, похоже, труд нам предстоит долгий и кропотливый. Может, смеяться будешь, но я себе это дело представляю примерно так: по чуть-чуть отколупывать от каждой шапки, причём, строго поочёрёдно - раз там, раз там - и убирать с Земли в космос. Пока не дойдём до нужного уровня.
   - Да ты что? - воскликнул я. - Это ж запасы пресной воды!
   - Ну и что теперь? - Я всем телом почувствовал, как она ощетинилась колючками. - Помирать, сидя на этих беличьих припасах? Вот они, твои запасы! - Она кивнула на экран. - Кому они теперь нужны?
   - Нет! - упрямо повторил я. - Это не выход. Нужна идея.
   - Ну-ну! Рожай!
   Обиделась. Я сделал вид, что не заметил, но всё равно было досадно. Прав был дед: общий язык мы найдём не сразу.
   А в картине под названием "конец света" проступали всё новые подробности. Видимо, земная кора во многих местах дала крупные трещины, то бишь, разломы, и сквозь свинцовую муть просвечивали ожерелья новоиспечённых вулканов, яростно выплёвывавших свою огненную начинку на большую высоту. Их оказалось великое множество и число постоянно росло. Вместе с потерявшей устойчивость планетой они метались под нами этаким весёленьким фейерверком. Колебания, похоже, и не собирались затухать. Земля, выведенная из равновесия, кувыркалась, будто мячик на воде. Правда, всё происходило медленно, солидно, сравнение с мячиком в этом случае представляется легкомысленным, но вразнос она пошла - это точно.
   Созерцание гибнущего мира угнетало душу. А тут ещё Настя надулась в своём углу, что было совсем уж некстати. Я собрался выключить "кино", дабы в спокойной обстановке навести порядок в наших с нею взаимоотношениях, как вдруг она вскинула руку, указывая в верхнюю часть экрана и крикнула:
   - Смотри!
   Высоко в небе, образуя чёткий круг, снижалось штук двадцать светящихся эллипсоидных тел, попросту говоря - тарелок.
   - Гости... - хмуро констатировал я. - Вовремя...
   - Или грифы, - поддакнула Настя. - На мертвечинку.
   "Грифы" перестраивались по мере снижения. Они застыли почти на одной высоте с нами, образовав гигантскую пирамиду, в вершине которой расположилась тарелка, выделявшаяся своими размерами среди остальных. Из неё вырвался отвесный тонкий луч, упёрся в беспокойную поверхность поверженной в прах Земли и стал медленно описывать окружности. Места, к которым прикасался луч, некоторое время светились, но к тому моменту, когда он возвращался, они успевали погаснуть.
   Продолжалось это минуты три. Затем луч исчез, "десант" вновь свернулся в окружность, в центре которой теперь оказалась главная тарелка, и, взяв немного выше, молнией метнулся за горизонт.
   - Хм... Ну и что это было?
   - Не знаю... - Голос у Насти был тоже удивлённым.
   - Искали, что ли, чего?
   - Не похоже, - покачала головой Настя. - Может, диагноз ставили?
   - Диагноз?
   - Ну да. Что-то вроде нотариуса. Засвидетельствовали факт гибели цивилизации, чтоб где надо доложить: так, мол, и так, в ближайшие пару-другую миллионов лет здесь ловить совершенно нечего.
   Я не нашёлся, что ответить и, немного подождав, сам не зная, чего, будто ждал, что "грифы" опять покажутся, выключил экран. Машина вновь обрела прежние очертания, а за окном опять раскинулся пёстрый ковёр ещё нетронутой, но уже обречённой, Земли.
   - Знаешь что? - произнёс я не совсем уверенно. - У меня есть идея, - я сделал ударение на слове "есть". - Может, она покажется тебе несколько наивной... Это даже не идея, а один из вариантов выхода...
   - Ну-ну, я вся дрожу от нетерпения! - насмешливо прищурилась Настя.
   Я опять не подал виду, стойко проглотив очередную порцию яда.
   - Предлагаю! - Я поднял указательный палец, призывая аудиторию ко вниманию и выдержал многозначительную паузу. - Предлагаю отыскать в космосе планету, по условиям похожую на Землю и переселить туда весь цвет цивилизации. На время кризиса, - уже не так уверенно добавил я, видя, что с лица моей подруги не сходит усмешка.
   - Мило! - съязвила Настя. - И по каким же критериям ты будешь определять, кто "цвет", а кто не "цвет"?
   - Ну... "по каким"?.. - Уверенность моя заметно подтаяла и я сешался. - Будем полагаться на свой вкус...
   - Ах, ну да! Конечно! - издевательски воскликнула Настя. - И в первую очередь в их число попадут "Пашки-Сашки"?
   За друзей я обиделся.
   - Зачем так передёргивать? - тихо сказал я и замолчал.
   Ну вот насчёт "Пашек-Сашек" Настя была совсем не права: не думал я тогда о них. Хотя, если здраво рассудить, хорош друг: за всё время после своего чудесного воскрешения ни разу о них не вспомнил!
   Не откладывая дела в долгий ящик я тут же поинтересовался у браслета:
   "Скажи-ка мне, дружок, мы с тобой сейчас можем узнать, где находится... ну, к примеру, Пашка? - Я живо представил его плутоватую физиономию. - И вообще, жив ли он во всей этой круговерти?"
   "Жив, - тут же откликнулся Сезам. - Находится в пятидесяти шести километрах отсюда в юго-западном направлении".
   - Даже так?! - обрадованно воскликнул я вслух и на удивлённый взгляд Насти пояснил, что это мы с браслетом ведём беседу.
   - И о чём же вы там секретничаете? - игриво потёрлась она щекой о моё плечо.
   Я поразился резкой перемене её настроения, но ничего не сказал. Только обнял одной рукой за шею, а другой потрепал по любопытному носику:
   - С твоей лёгкой руки в гости собираемся.
   - О? - С преувеличенным оживлением она подобралась в комочек. - А меня с собой возьмёте?
   Я через силу улыбнулся. Неприятный осадок от её выкрутасов ещё не рассосался: не поспевал я за нею.
   - Ты даже не спросила: "куда?"
   - А какая разница? Лишь бы вместе! - И она звонко чмокнула меня в щёку.
   Короче, мир был восстановлен. Перестрелка закончилась. Проблемы вселенского порядка, на которые у нас обнаружилось большое расхождение взглядов, по обоюдному молчаливому согласию мы пока отложили. Груз оказался непосильным. Появилась настоятельная необходимость расслабиться. Время-то ещё терпит.
   Цель, как вы уже поняли, была обозначена - ничего не подозревающий Пашка.
   - Вези нас, - сказал я браслету, - прямо к воротам Пал Ксанча, если таковые, конечно, имеются.
   "Джип" радостно взбрыкнул, беря с места в галоп, словно застоявшийся конь, и, корректируя курс, лёг на левый борт.
   - Представляю Пашкину физиономию, - рассмеялся я, - когда мы свалимся ему на голову!
   - Хай знает наших! - поддержала Настя.
  
  28. Прожектёры
  
   Пока наш транспорт преодолевал оставшиеся до Пашки километры, я вернул кабине прежний вид и сотворил себе поверх серебристого одеяния более-менее сносный костюмчик, дабы не привлекать лишнего внимания. Замечу в скобках, что оно, это одеяние, совсем не мешало отправлению ни одной из естественных надобностей. Вплоть до самых интимных. А я, признаться, опасался, что будут проблемы. С пониманием, однако, ребята!
   Пока мы летели на большой высоте, солнце ещё маячило над горизонтом, всё не решаясь уйти на покой. Но, как только наш конь, снижаясь, стал рыскать в поисках Пашкиного жилища, оно ухнуло за бугор. А уж когда колёса нашего автомобиля коснулись земли у ворот какой-то хибары, на дворе стояла непроглядная темень. Эффектного прибытия, конечно, не получилось.
   Ну да Бог с ним, с эффектом. Сейчас не это главное. Надо начинать налаживать связи с аборигенами данного отрезка времени.
   "Аборигены" ещё не спали. Отсветы телевизионного огня плясали по плотно зашторенным окнам. Поздновато, конечно, для визита. Ну да ладно, люди свои, разберёмся.
   Я пошарил по забору в поисках кнопки звонка, но ничего похожего не обнаружил и, что есть мочи, забарабанил по штакетнику.
   Где-то сбоку, под крыльцом, лениво загнусавила простуженная шавка. С большей охотой отозвались соседские собаки, у которых с голосовыми связками был полный порядок, и за несколько секунд поднялся невообразимый хай!
   Сначала в коридоре, потом и на крыльце зажёгся тусклый свет, и в проёме показался силуэт женской фигуры. Я едва угадал в ней Пашкину Наталью.
   - Кто? - спросила она, тревожно всматриваясь в темноту.
   - Пашка дома? - вопросом на вопрос ответил я.
   - А кто его спрашивает? - напряглась она.
   Я назвал себя. Она недоверчиво склонила голову набок, постояла в раздумье, потом сказала:
   - Щас... Да тихо ты!.. - Этот возглас относился уже к собаке, расхрабрившейся в присутствии хозяйки.
   Дверь со скрипом захлопнулась.
   Улыбка, как ни сдерживал я её, так и кривила мои губы. Я не выдержал и рассмеялся.
   - Ты чего? - удивилась прижавшаяся ко мне Настя.
   - Представил, в каких выражениях сейчас Пашка выносит ей свой вотум недоверия.
   Настя тоже хихикнула.
   В окне замелькали тени. Кто-то что-то одевал. Наконец, скрип двери возвестил, что этот "кто-то" решил выйти наружу, но, почему-то, сил у него для этого не хватало. Только с третьего захода дверь распахнулась и в её проёме показалась согбенная мужская фигура: оказывается, Пашка в коридорчике всего лишь обувался, изредка толкая задницей дверь, отчего она и открылась, не выдержав напора.
   Наконец, он закончил свои приготовления, распрямился и, недоверчиво наклонив голову, пошёл в нашу сторону. В руке он держал увесистый дрын.
   Как-то непривычно было видеть Пашку, совершенно не хромающего. Ведь я так и не успел разделить его радость. На мгновение мне даже показалось, что мы обознались квартирой.
   - Ну? Чё надо-то? - грозно спросил он в темноту и мои зародившиеся сомнения разом отпали: ну, кто ещё это мог быть?
   - Слесаря визивали? - Этот своеобразный пароль был известен лишь нам двоим.
   Он замер, удивлённо вытянув шею и напряжённо всматриваясь в темноту. Его кудрявая шевелюра закрывала и без того тусклый свет от лампочки на крыльце и разобрать выражение его физиономии не представлялось возможным. Но мне этого и не требовалось. Уж кого-кого, Пашку-то я знал, как облупленного.
   - Ну, чего вылупился? - рассмеялся я. - Не признаёшь, что ли?
   Он узнал меня по голосу. С воплем "Твою мать!" он отшвырнул дрын и поспешил распечатывать калитку.
   - А мне Наталья говорит: "Там тебя Вовка зовёт", - радостно бубнил он, ожесточённо воюя с запорами. - А я ей: "Да ты чё?! Какой Вовка?! Откуда ему взяться?.." Тьфу, чёрт! - Он, наконец, прорвал блокаду калитки и вывалился на улицу прямо в мои объятия: - Ну, даёшь! - орал он, хлопая меня по спине и радостно гогоча. - Ну, ты даёшь!
   Тут он усёк, что рядом со мной стоит Настя, несколько оторопевшая от столь шумного приёма.
   - О! Да ты не один? - Он скользнул взглядом по её фигурке, убедился, что с этим у неё всё в порядке, и, галантно раскланявшись, приложился к ручке, чем ужасно и смутил и рассмешил её. - Павел, - представился он. - Можно просто Пашка. А вы, если не ошибаюсь... - И на лице его отразилась растерянность, так как он начисто забыл её имя.
   Но она сама пришла ему на помощь.
   - Настасья. Можно просто Настя, - повторила она его интонацию и лукаво покосилась на меня.
   - Во-во-во! - вскричал Пашка и засуетился: - Ну дык чаво ж мы тут стоим-та?! Проходите, гости дорогие! - Тут его взгляд упал на "джип", поблёскивавший в темноте никелированными прибамбасами. - Твой, что ли? - Я кивнул. - Нехилый шарабан! - с завистью произнёс он и тут же потерял к нему интерес, как к недостижимой мечте. - Да вы проходите, проходите! - снова закричал он, широко расставляя руки и заталкивая нас в калитку. - Наталья! - заорал он жене, которая беспокойно прислушивалась к шуму, выглядывая из двери в сопровождении двух любопытных пацанячьих головок. - Наталья! Срочно подстели мне что-нибудь мягкое! Я сейчас падать буду! Вовка нашёлся! Да иди ты сюда! Чё пнём стоишь-то?
   - А как собака? - опасливо поинтересовалась Настя.
   - А! - небрежно отмахнулся тот. - Одно звуковое сопровождение! И то - по настроению!
   - Вы, наверное, уже спали? - виновато спросил я подошедшую Наталью, но Пашка не дал ей и рта раскрыть:
   - Да брось ты! Какой, на фиг, сон?! Ведь столько лет!!! Столько лет!!!
   И он опять облапил меня и повёл по дорожке в дом.
  
  ******
  
   Когда поутихли первые "ахи" и "охи" и все перезнакомились с моей Настей, Пашка не утерпел и пошёл на приступ:
   - Ну? Чего мурыжишь? Где ж ты пропадал-то столько времени?!
   пожал плечами:
   - Да как тебе сказать?..
   Не вдаваясь в особые подробности, я вкратце поведал о своих космических путешествиях, о тех, конечно, о которых Пашка понятия не имел.
   В том, что Пашка верил мне на все сто, я ни минуты не сомневался - он-то вкусил уже браслетовых чудес. А вот его Наталья, которая накрывала в это время на стол, прислушивалась к моей исповеди с явным недоверием и я частенько ловил на себе её иронический взгляд.
   Зато его пацаны, обнявшись с кульками конфет, наспех сотворёнными мною в качестве презента, смотрели мне в рот с обожанием и слушали рассказ, как захватывающий фантастический боевик, ни на секунду не задумываясь о правдоподобности повествования. До меньшого, ему было лет шесть, доходило с пятого на десятое, но даже и он, сосредоточенно нахмурив густые бровки, старался не пропустить ни единого слова.
   Тут Пашка задал вопрос, который обескуражил меня:
   - А кто он, этот Кирилл?
   Я только развёл руками:
   - Шут его знает! Говорил, что тоже с Земли...
   - Тогда откуда у него браслет? Тоже подарок Иисуса?
   - Н-не знаю... Мне тогда как-то и в голову не приходило спросить его об этом. Я больше был озабочен своей пропажей...
   - Понимаю! - шевельнул Пашка бровями, точную копию которых носил младший пацанёнок. - На твоём месте любой бы... - Он не договорил, ещё не зная, как Настя относится к словесным вольностям, принятым в тесном дружеском кругу. И правильно сделал: я всей кожей ощущал, что Настя, не в пример мне, чувствовала себя не совсем комфортно.
   - Я этот вопрос на досуге выясню, - пообещал я. - Видимо, здесь не всё так просто.
   В этот момент Наталья позвала нас к столу.
   - Чем богаты... - сказала она несколько ворчливо, имея в виду бедность сервировки.
   Мне вдруг пришло в голову, что Настя, должно быть, очень голодна. Я-то ладно, я уже не человек, мне всё едино, что ел, что не ел. А она? Ведь с того момента, как я её вытащил из семьдесят девятого, прошло уже...
   А, действительно, сколько уже прошло? Когда мы появились на пепелище, день был в самом разгаре. А сейчас уже ночь на дворе. За всеми заботами о судьбах человечества о желудке я как-то забыл. Мне стало ужасно стыдно, когда я увидел, как Настя накинулась на еду. Не за неё, конечно, за себя. Уморю с голода, а она и "ох" не скажет.
   - Ты на часы-то не смотри! - Пашка по-своему оценил мои прикидки времени. - Никуда мы вас сегодня не отпустим. Места всем хватит!
   Я только улыбнулся и тоже принялся за еду.
   С тех пор, как я видел Пашку в последний раз, время успело внести в его внешность ощутимые изменения. Появилось брюшко, лицо приобрело более пессимистическое выражение - отпечаток лет, прожитых не в великой радости. О том же свидетельствовало уныние, прочно обосновавшееся в уголках его глубоко посаженых глаз. В них поначалу, когда мы внезапно появились у их ворот, вспыхнули искорки былого шутовства, но их запала хватило ненадолго. Стоило ему вспомнить о своих проблемах, когда я, в свою очередь, приступил к расспросам об их житье-бытье, как взгляд его потух и в голосе зазвучали досада и разочарование. Я понял, что он пьёт, и пьёт сильно. То, что он оказался трезвым к нашему приезду, - чистая случайность, довольно редкая в их семье в последнее время.
   - А что делать?.. - оправдывался он, избегая смотреть в глаза.
   И я задал вопрос, который давно вертелся на языке:
   - А где ж твой лимон?
   Он ждал его, будто кары господней.
   - Ну как "где"? - мгновенно уничтожился он и забубнил заранее заготовленное: - Ну это... квартиру купили... мебель там... ну и... всё такое... А когда началась заваруха, пришлось всё бросить...
   И он поднял на меня глаза побитой собаки. Потом с опаской оглянулся на жену.
   - Чего зенками-то блымкаешь? - не выдержала та. - Скажи уж! Скажи человеку, куда ты этакие деньжищщи-то спровадил, пьянь треклятая?!
   - Вот баба!.. - зашипел Пашка, вжимая голову в плечи. - Хоть бы при людях-то...
   Я почувствовал, как подобралась моя Настя, сразу потеряв интерес к еде. Требовалось срочно принимать меры для улучшения метеообстановки.
   - Ладно вам! - Я хлопнул Пашку по плечу. - Нашли, о чём горевать!
   На моё замечание он только вздёрнул бровями, мол, сам видишь, а Наталья смерила меня неприязненным взглядом и обиженно отвернулась.
   Светский ужин окончательно расстроился. Ну что ж, прибегнем к испытанному методу.
   Я толкнул Пашку в бок и сказал:
   - Давай, показывай, что за деньги у вас теперь в ходу. Щас мы вам их настругаем, чтоб и повода не было для печали!
   Наталья опять подарила мне взгляд, не суливший ничего хорошего, а Пашка с надеждой схватился за карман:
   - А я как-то того... стеснялся...
   - Одичал ты без меня совсем! - усмехнулся я. - Нашёл, кого стесняться! - И нарочито строго приказал: - Давай-давай, выворачивай карманы!
   Трясущимися от радостного предчувствия руками Пашка, и впрямь, вывернул сразу оба кармана, и на стол упали две бумажки. Я взял их и разгладил, чтобы получше рассмотреть перед тем, как давать задание браслету. Одна была достоинством в двести рублей, другая - в пятьсот.
   - Такие сойдут? - спросил я, но, увидев на лице Пашки разочарование, поинтересовался: - Что-то не так?
   - Да разве это деньги? - фыркнул он презрительно. - Таких вагон надо, чтоб по-людски пожить... А других - нету! Это всё, что осталось...
   И он вздохнул, состроив виноватую физиономию.
   Тут Наталья, внимательно и молча наблюдавшая за нашими манипуляциями, вдруг встала и решительно произнесла, сурово глядя на Пашку:
   - Ладно! Посмотрим...
   Пашка под её взглядом весь съёжился, будто ожидая удара, а она повернулась и быстро вышла в другую комнату.
   - Пошла загашник расковыривать! - доверительно зашептал Пашка, прикрыв рот ладонью и наклонясь к моему уху. - Я знал!..
   Что он "знал", я так и не услышал, так как в этот момент Наталья вернулась и протянула мне бумажку в пятьдесят тысяч рублей.
   - Крупнее нет, - сообщила она с сожалением и опять припечатала Пашку многообещающим взглядом.
   - А что, - поразился я, - бывают и крупнее?
   - Бывают, - коротко ответила она и выжидательно уставилась на меня: мол, давай!
   Ну я и дал. Стол завалило кучей бумажек одинакового рисунка. Многие из них попадали на пол и пацанята с визгом кинулись их подбирать.
   А Пашка радостно закричал:
   - Ну?! Что я говорил?! Что я тебе говорил?!
   Сильно смущённая Наталья молча взяла несколько бумажек, внимательно обследовала их и, подняв на меня глаза, тихо сказала:
   - Но они же одинаковые... Номера...
   - Ну и что?! - шумно восторгался Пашка, приплясывая вокруг стола. - Зато вон их сколько!!! - И он бережно захватил горсть денег, поднял их кверху и дождём просыпал на супругу. - Вон ско-олько!!!
   - Но им же - грош цена... - продолжала тихо упорствовать сбитая с толку Наталья.
   - Ду-у-ура! - любовно пропел Пашка, обняв её за плечи и прижимаясь щекой к её щеке. - Ду-у-урочка моя! Да кто ж заметит, что они одинаковые? Поразменяем в разных местах на более мелкие, а потом!.. Э-э, да чего там! - радостно вопил он, протягивая мне руку. - Спасибо, Вовчик! Ты меня так выручил! Так выручил!
   - Однажды он тебя уже выручал, - едко заметила супруга, деловито собирая деньги. - И что из этого получилось?
   - Да будет тебе! - глаза Пашки возбуждённо блестели. - Праздник в доме, а ты всё бубнишь!.. - И вдруг он спохватился: - Вы, мож, того?.. Спать хотите? С дороги-то? Так вы не стесняйтесь!
   Я пожал плечами и спросил Настю:
   - Ты как?
   - Как все... - уклончиво ответила она.
   - А все как? - обернулся я к Пашкиному семейству.
   Наталья вздохнула и поднялась:
   - Тогда я пошла стелить... Айда! - Она сгребла пацанов и поманила за собою Настю.
   - Ага-ага! - с готовностью закивал Пашка, махая им вслед. - А мы тут ещё покалякаем! - И он с грохотом подвинул ко мне табурет. Глаза его лихорадочно горели.
   В общем, Пашка ещё долго донимал меня своими расспросами. Настя уже давно легла. Наталья, аккуратно сложив деньги, увела её в другую комнату. Некоторое время оттуда было слышно, как они вполголоса переговариваются, потом затихли.
   В конце концов, спёкся и Пашка. Часы к тому времени показывали четвёртый час.
   - Ну чё? - спросил он, широко зевая. - На боковую ещё не? - Я в ответ только усмехнулся, а он вяло взмахнул возле виска: - А-а... Ну да... Ты ж у нас теперь... того... А я уже отрубаюсь... И ядик не помогает...
   Я предложил:
   - Можно горю энтому помочь.
   Он похлопал красными от недосыпания глазами и неуверенно провёл пальцем по горлу:
   - М-м?..
   - За кого ты меня принимаешь? - рассмеялся я.
   - А тогда... чё?
   - Сеанс психотерапии - и все дела!
   - О хос-с-споди! - скривился Пашка. - И ты туда же!
   Пришёл мой черёд удивляться:
   - Что? Есть ещё кто-то?
   - А то! - устало махнул он. - Одно время, так отбою не было. Все, кому не лень. Мода на них пошла. То Кашпировские, то Чумаки... Не слыхал?
   - Откуда? Ты ж знаешь...
   - А... Ну да... Так вот они прямо по телевизору лечили. Наши бабы совсем ошалели: к телевизору - и задом! И передом! - Конечно, Пашка сопровождал свой рассказ выразительными телодвижениями. - И ещё уверяют, что помогает! А болячки, как были, так и остались. А Чумаков ентих корова языком слизала... Та!.. Лажа это всё... - И он опять широко и смачно зевнул.
   Я ухмыльнулся:
   - Лажа, говоришь? Ну-ка, глянь сюда...
   Буквально через минуту глаза Пашки вновь лукаво заблестели.
   - Ну? И как ощущеньице?
   - Мог бы и не спрашивать, - виновато двинул он своими бровями. - Как огурчик!
   - А ты говоришь: "Купаться"!
   - Да не, в тебе я ничуть не сомневался! - запоздало стал он оправдываться. - Я про этих... телечумаков.
   - Ладно! - перебил я его и встал, сладко потягиваясь. - Как ты насчёт прогуляться?
   - Да чё? Я ничё! - с готовностью подхватился Пашка. - Куда пойдём?
   - Саньку проведаем.
   Он опять плюхнулся на табуретку.
   - Не понял! Ты на часы-то глянь! Спит ещё твой Санька без задних ног!
   - Ну я ж не говорю, что прямо сейчас...
   - А какого ж тогда?.. - разочарованно фыркнул он.
   Я стоял перед ним, всё ещё раздумывая, говорить или нет?
   - Ну ты чё? - не выдержал он. - Идём, или как?
   - Да ладно, - решился я. - Сейчас я тебе кой-чего расскажу. И покажу... Сначала, пожалуй, покажу...
   Я вызвал к жизни картину гибели Земли (каламбурчик-то каков: "К жизни - картину гибели!") и стал молча наблюдать за реакцией Пашки.
   Он обозревал окрестности довольно продолжительное время, потом равнодушно спросил:
   - Это откуда?
   - Из будущего.
   - Я понял. Из кина какого?
   - Какое кино? Это наше будущее. При том - не такое уж и далёкое.
   Пашка качнул головой и, не отводя глаз от экрана, вздохнул:
   - Значит, выходит, - не брехня...
   - Что?
   - Да тут... - Он выдвинул ящик стола, вытащил оттуда кипу журналов и шлёпнул их передо мной: - Я тут кой-чего почитываю. Поинтересуйся. А я сейчас - зовут...
   - Куда царь пешком ходил? - догадался я. - С перепугу, что ли?
   - Во-во!.. А ты читай, читай! - подтолкнул он, видя, что журналы особого интереса у меня не вызывают. - Поучительное и пользительное чтиво! А телевизор свой пока выключи, - посоветовал он, нахлобучивая шапку. - А то детей напугаешь.
   - Я что-то не пойму... - начал я, но он перебил:
   - Читай-читай! Потом поговорим! - И скрылся за дверью, осторожно прикрыв её за собой.
   Журналы назывались "Свет" и "Чудеса и приключения". Я иронически хмыкнул и лениво пролистал. Несмотря на недоверие, некоторые заголовки меня заинтриговали. Но вчитаться я не успел: в комнату с вытаращенными глазами ввалился Пашка.
   - Володь!!! Машину угнали!!! - страшным шёпотом сообщил он мне.
   Я оторвался от текста:
   - Какую машину?
   - Да твою!!!
   Я пожал плечами:
   - Ну и что?
   Пашку чуть столбняк не хватил:
   - Как "ну и что"?! Это ж машина!!!
   - Как пришла, так и ушла, - равнодушно отозвался я и опять уткнулся в журнал: одна статейка всё же привлекла моё внимание.
   Пашка постоял немного, переминаясь с ноги на ногу, смущённо пробормотал:
   - Ну... даёшь!.. - и вышел опять, удивлённо покряхтывая.
   Статья оказалась на редкость интересной. Автор проводил аналогию последних научных изысканий относительно вероятного будущего Земли с библейскими текстами, в частности, с "Откровением Иоанна", популярно излагая математические выкладки в сочетании с образными картинами будущих катаклизмов.
   - Как в воду смотрел! - удивлялся я в некоторых местах.
   Правда, автор перебарщивал с обилием цитат из библейских источников, затрудняя этим восприятие текста, но в целом статья удивляла смелостью предположений.
   - Ты посмотри, под какой рубрикой они тиснули эту статью, - сказал вернувшийся Пашка, ставя чайник на плиту.
   - "Версии", - прочитал я вслух.
   - Во-во! Хотите - верьте, хотите - нет. Бабушка надвое сказала... Только телевизор твой, похоже, врать не умеет?..
   - До сих пор, как будто, не замечен, - хмыкнул я и спросил: - Ну и что ты обо всём этом думаешь?
   - А чё тут думать? - сокрушённо пожал он плечами. - Тикать пора! Я ещё как первый раз это читал, у меня мороз по коже драл. Вот когда я по-настоящему пожалел, что тебя нету! Кабы Володьку сюда бы со своей машинкой, думаю, нам бы уж точно никакие катаклизмы бы... - Он упорно напирал на частицу "бы". - Но ты испарился, даже и адреса не оставил. Санька тогда мне всё рассказал. Я тогда уже мог поверить во что угодно, после наших с тобою круизов. Одно удивляло: чё ж, думаю, браслетик-то, охранничек хвалёный? Заступиться не мог? - Да знаю, знаю! - замахал он, видя, что я порываюсь что-то сказать. - Это я сейчас уже знаю. А тогда?.. Потом эта перестройка, мать её!.. Бардак кругом! - с чувством прошипел он. - А щас этот: "Панимаэшь!" - артистически передразнил он мимику государственного лидера. - А теперь ещё и статейки паникёрские, навроде этой. "Светлое будующее отменяется, грядут крутые времена!" Нате вам!.. И чё тут думать-то? - повторил он. - Сам говоришь, что браслет не врёт. Выходит, на Земле ловить-то больше неча! Спасайся, кто может!
   Я с лёгкой улыбкой выслушал его эмоциональную речь.
   - И другого ты предложить не можешь?
   - А ты что, господь Бог?
   Я вкратце изложил ему вариант с полярными шапками. Он с кислой миной выслушал меня и заявил:
   Да фигня это всё, Володь! И задницу мочить не стоит! Не для кого! Ты походи по улицам, посмотри, ящик покрути. Какая мразь кругом расплодилась! И откуда только повылезала? Это всё перевоспитанию уже не подлежит! - Он выразительно повёл вокруг себя рукой, имея в виду окружающую действительность. - Так что пущай всё идёт своим чередом! Если тому суждено случиться, значит оно угодно Богу! - Он даже пальцем в потолок ткнул. - А мы ентую катаклизьму в сторонке переждём. Тебя, видать, не зря среди шести-то миллиардов выбрали? Вот ты и будешь основоположником новой цивилизации!
   Я от души рассмеялся:
   - Как это у тебя всё просто! Даже Бога в помощники призвал! Раз! - и нет цивилизации! Раз! - и новая! И тебе не жалко?
   - Поживёшь с моё в такой халупе...
   - Я не об этом...
   - Да знаю! - цыкнул он. - Пассажи-Эрмитажи! Думаешь, дурак совсем? Ничего не понимаю? А кто тебе мешает, с твоими-то возможностями, переправить всё это в безопасное место?
   - Ничего себе - работёнка!
   - Ну уж ничем не хуже, чем со льдом, как дурень со ступой, таскаться! По-моему, так даже и благороднее!
   - Ладно, не спорю. А люди? Как с ними быть?
   - Люди? - скривился Пашка. - Где ты видишь людей? Ты выйди на улицу, пообщайся! Очень даже советую. Если на миллион десяток найдётся, с кем можно душу отвести, и то хорошо! А остальное всё - быдло!
   - Эк ты хватил! - изумился я. - А кто ж будет определять, где быдло, а где нет?
   - Да ведь невооружённым глазом видно! - разгорячился Пашка. - Стоит только в глаза заглянуть!
   Ну и ну! Максимализмом Пашка и раньше не брезговал, но эти слова, подразумевающие чистоту души!.. Это что-то! Я Пашку прямо-таки не узнавал!
   - Ну чё смотришь? - не унимался он. - Ты только посмотри, как загадили планету! Природа чахнет на глазах! И что самое противное, все это понимают, но никто ничего не делает!
   - Так-таки и никто?
   - Ты о "гринписюках", что ли? О "зелёных"? Неужто всерьёз полагаешь, что они способны что-либо изменить? Да это укус комара! Пакостников - миллиарды! А их - жалкая кучка! Не знаю, на что они надеются, но я считаю, что вся их возня - мартышкин труд! Тут вообще по-другому надо заворачивать!
   - Да? - удивился я. - Ну и как же?
   - Не с последствиями надо бороться! - ударил он кулаком по столу. - Причину искоренять! Причину гибели природы!
   - И что ж за причина?
   - Прикидываешься? Козе ж понятно!
   - Так то козе...
   - Да цивилизация! - категорически провозгласил Пашка, повышая голос.
   - Ну ты это... Потише... - оглянулся я на дверь в соседнюю комнату. - Спят, всё-таки... Значит, говоришь, для спасения цивилизации надо енту цивилизацию - того! - под корешок? Сильная мысль, однако! - ехидно прищурился я.
   - Чё придуриваешься? - оскорбился он. - Ведь прекрасно же понял! Я имел в виду именно то, что зовётся цивилизацией: все её технические побрякушки! А вовсе не само человечество!
   - Хм!.. И как же ты себе этот... процесс представляешь?
   - А вот в этом-то вся и соль! - При этих словах Пашка ткнул в меня пальцем и, мигом успокоившись, навалился грудью на стол и доверительно зашептал: - Пока ты был в бегах, я тут часто думал о твоей машинке. Мне б такую, так я бы быстро в этом мире порядок навёл!
   Я иронически хмыкнул:
   - Ну-ну! Представляю!..
   - Чё "ну-ну"? "Представляет" он! Ты совсем не о том подумал! Я бы всё вернул к дедовским временам! Пахали б, сеяли, скот разводили...
   - Размахался! А которые не пожелают?
   - Пожелают! - уверенно заявил Пашка. - А нет - так их проблемы! Жрать-то всё равно захотят? А чтоб полопать, надо сначала и потопать!
   - А те, что за чужой счёт привыкли жить? Вся эта прорва бездельников - алкаши да наркоманы? Как с ними-то быть?
   - А вот к этим у меня жалости - ну никакой! Эти сразу обречены на вымирание. Только атмосфера чище станет!
   - Ну, знаешь ли! Пока она станет, сколько ещё кровушки прольётся!
   - Какая кровь? Оружие, да и всю технику с Земли - фьюить! - Пашка махнул рукой наверх: - Изъять! В этом-то весь смысл моей идеи и состоит!
   - Не понял...
   - А что тут понимать? - закипятился он. - Идея в том, чтобы лишить человека самой возможности создавать оружие, да и всё остальное, все технические побрякушки. Для этого надо весь металл и всё, что из него создано, с Земли изъять! Даже саму технологию изничтожить! То бишь - информацию.
   - Ну и что? Всё равно найдут, чем башку друг другу проломить. Сколько волка ни корми...
   - Хе! А машинка-то на кой? - напирал неугомонный Пашка. - Следить надо! Контроль! Всеобщий контроль!
   - Н-да-а... - протянул я. - Не было у бабы забот, так купила порося... - Я насмешливо посмотрел ему прямо в глаза: - А себе ты какую роль во всём этом отводишь?
   Пашка растерялся:
   - Я это... Не думал как-то об этом...
   - Ой ли? - усмехнулся я, продолжая буравить его взглядом. - Так это круто у тебя: "Изъять!", "Конфисковать!", "Расстрелять!" А сам - никто? Ведь только сейчас заявлял: "Мне бы!..", "Я бы!.."
   - Не загинай! - обиделся он. - Расстреливать я никого не собираюсь! Хоть и не мешало бы проредить кой-где... Паршивая овца всё стадо...
   - Эт' ты о ком?
   - Та!.. - отмахнулся он. - Мало ли?.. Порасплодились, как тараканы!.. Мразь!..
   - Ну, вот видишь, - покачал я головой. - Личные счёты, нездоровый интерес...
   Он хмуро глянул на меня: мол, "чего б ты понимал?" Но ничего не сказал.
   - Ну, допустим, - продолжал я рассуждать, - сотворили мы с тобой эту чучу, очистили, так сказать, Землю от "скверны". Но ведь это дела не меняет - и очищенной Земле не избежать будущих катаклизмов. Они же имеют природный, а не социальный характер! Человек лишь вносит ощутимую лепту в парниковый процесс.
   - А вот тогда, - оживился Пашка, - тогда можно будет и со льдом поковыряться. Работёнка енто, как я себе представляю, кропотливая, требует ювелирной точности. Чуть что не так и - поминай как звали!.. Хотя странно мне всё это...
   - Что "странно"?
   - Да то! Звёзды с орбит, значит, спихивать могём, а маленькую планетку удержать в равновесии - слабо?
   Я оторопел от неожиданной простоты постановки вопроса.
   - А вот это мы как раз сейчас у него, у самого, и спросим, - ухватился я за новую мысль.
   Спросил.
   Сезам ответил УТВЕРДИТЕЛЬНО!!!
   - Ну дык о чём печаль тогда? - пожал Пашка плечами, разведя руки в стороны. - Ларчик, как видишь, просто открывался! Актуальным остаётся только мой планчик-конспектик!
   Я, поражённый, как громом, неожиданным разрешением проблемы, что тяжким камнем лежала на моей душе, не сразу и уразумел, о чём это он?
   - Ну это... - суетливо поёрзал он по табуретке задницей. - Насчёт "изъять"?
   Я пожал плечами:
   - Не знаю... Подумать надо... Прикинуть... Я только от одной беды отделался, а ты меня сразу в другую суёшь. Ответственность...
   - Да чёрт с ней с ответственностью! - возопил Пашка. - Потомки тебе только спасибо скажут! Да и то, - добавил он с кривой ухмылкой, - если о твоих фортелях знать будут. Мы же не собираемся это дело афишировать?
   - Кто тебе поверит?..
   - Вот именно! - радостно заржал Пашка. - И пущай себе не верят! А потом, - довольно хехекнул он, - им и вовсе не до того станет!
   Я вздохнул, встал и прошёлся по комнате взад-вперёд, насколько позволяла теснота обстановки.
   - Знаешь, что я тебе на всё на это скажу? - остановился я перед ним.
   - Ну? - Пашка заранее напрягся, собираясь отразить любой выпад.
   - "Мёртвые души" читал? Николай Васильича?
   - Что дальше?
   - Персонаж там есть такой: Манилов его фамилия.
   Лицо Пашки приняло обиженно-хищное выражение:
   - Можешь не продолжать...
   - Да ты не дуйся, - я положил ему руку на плечо. - Просто я сильно сомневаюсь в реальной исполнимости твоего плана. Ну, с железом, допустим, финт мы провернём, хоть я и сомневаюсь в правильности такого решения. Но - допустим. А в остальном... Я смутно вижу себя в роли мирового диктатора... Кстати, о железе: как ты себе это представляешь?
   - Нашёл о чём переживать! - буркнул он. - С твоими-то возможностями!
   - Ну, а если конкретно? Поделись!
   - Конкретно? - в его глазах появилась лукавая ехидинка. - Так опять же скажешь: маниловщина!
   - А ты убеди. Ценю логику!
   Рот Пашки разъехался до ушей:
   - Хошь хохмочку? В качестве эксперимента?
   Я насторожился:
   - Ну?
   Пашка поёрзал на табуретке и посмотрел на часы.
   - Вечером, как раз перед самым вашим появлением, по "Новостям" передавали, что америкашки к берегам Ирака опять свои кораблики подтянули. Вот-вот громить начнут. Да ещё ядрёным оружием грозятся. Понимаешь? Третья мировая назревает! Америкашки Саддама переупрямить надумали. Они ж теперь везде хозяева! В девяносто первом облажались, так опять прыгают. Там же нефть! Этим всё сказано. Ищут повода, чтоб Саддама, значит, - к ногтю! Вот я и предлагаю: давай мы с тобой энти самые кораблики со всем их ядрёным дерьмом и - того! - умыкнём! Их там то ли два, то ли три особенно борзых, не помню. М?
   - Вопрос, - отозвался я на его агитацию. - Куда?
   - Тоже мне - "вопрос"! - пренебрежительно фыркнул Пашка. - Я же говорю: "Изъять!" Значит, за пределы Земли - фьюить! - свистнул он и показал на потолок: - В космос! А ещё лучше - на солнышко! Там им самое место! А в последствии и всё остальное дерьмо - туда же!
   - Солнышку плохо не станет? - усмехнулся я.
   - Издеваешься? Оно и не заметит! Кто б спрашивал, только не ты!
   - Ладно! - уступил я. - Считай - уговорил. Попробовать можно.
   Я сел спиной к столу и позвал:
   - Сезам!
  
  29. Проба пера
  
   Когда авианосец заполнил собою весь экран, я понял, что именно смущало меня в этом предприятии - люди! Команда корабля. Они бегали, суетились, занимались подготовкой чего-то. Самолёты с размалёванными тупорылыми мордами то взлетали с палубы корабля, необъятной, как футбольное поле, то, раскорячив шасси и слегка раскачиваясь, садились на неё. И никто не подозревал о той опасности, что нависла над "корабликом", как его презрительно называл Пашка, и его командой.
   - Ну, ты, как всегда! - возмутился Пашка, когда я ему изложил свои сомнения. - Нашёл, кого жалеть! Сами-то они сюда явились, чай, не хлеба выпекать?
   - Да как бы там ни было, - не сдавался я. - Это всё же люди. И дома их ждут семьи.
   Пашка сорвался с места и забегал по комнате, цепляя ногами табуретки. Потом остановился и вперил в меня возмущённый взор:
   - Знаешь, что я тебе скажу?
   - Знаю, - спокойно отозвался я.
   - Нет, не знаешь! А скажу я тебе вот что: не с твоей обострённой совестью такие дела вершить! Ты только не обижайся! Добро должно быть с кулаками!
   - Слышали уже, - усмехнулся я. - Но убийства это всё равно не оправдывает.
   Пашка взорвался:
   - Ну и... ладно!..
   Видимо, он хотел добавить кое-что покрепче, но сдержался и отвернулся, уставившись в тёмное окно.
   Я немного помолчал, размышляя над идеей, внезапно пришедшей ко мне под влиянием Пашкиной активности, и позвал:
   - Сезам! - И, когда тот отозвался, спросил вслух: - А можем ли мы сделать так, чтобы авианосец со всем своим оборудованием просто исчез, а люди остались целыми и невредимыми?
   "Да", - коротко отозвался браслет.
   Пашка заинтересованно обернулся.
   - Такой вариант тебя устроит? - насмешливо прищурился я.
   - Само собой! - оживился он. - Я вовсе не жажду крови!
   - Ну, тогда выполняй, Сезам!
   Зрелище, конечно, оказалось очень эффектным. Громада корабля, только что, за мгновение до этого, подавлявшая своими размерами, исчезла, будто выключили изображение. Лишь раздался громкий шлепок: это вода поспешно заполнила опустевшее пространство, которое до этого занимал необъятный корпус корабля. Тысячи людей, секунду назад составлявшие боевой экипаж смертоносного транспортного средства, как горох, посыпались в воду. Я мог представить себе их удивление, не говоря уже о других, более сильных, чувствах. Скорее всего, они были оглушены схлестнувшимися водяными стенами, между которыми угодили, падая с высоты бывших палубных надстроек.
   - Вот это си-ли-ща!!! - уважительно пропел Пашка. - Тихо, быстро, и никаких тебе выкрутасов! Чёткая работа!
   Я и сам, хоть и был готов увидеть что-то в этом роде, поразился, с какой лёгкостью проделал браслет этот фокус.
   - А с людьми-то что делать будем? - растерянно выдавил я.
   - Дались тебе те люди! - хлопнул Пашка по коленям. - Выплывут! Дерьмо не тонет! Свои же и подберут! Вон их сколько в воздухе болтается! - Он указал на вертолёты, которые уже заинтересованно крутились над головами осиротевшего экипажа. - Представляю! - заржал Пашка. - Щас они им понарасскажут!
   Не в пример довольному Пашке, меня не оставляло сложное чувство вины и, вместе с тем, нереальности происходящего. Я рассеянно обозревал морскую поверхность с мириадами барахтавшихся в воде людских голов.
   - Да ты чё притух-то?! - толкнул меня Пашка. - Мочи остальных! - Он указал в сторону видневшихся неподалёку ещё четырёх ощерившихся ракетами посудин. - А то, чего доброго, очухаются, да начнут долбить во все стороны - виноватых искать!
   Довод показался мне довольно убедительным и все "кораблики" также бесследно исчезли с горизонта. Только море закипело вокруг новыми тысячами голов.
   - Хе-хе! - Пашка от удовольствия потирал руки. - А знаешь, такой способ мне больше нравится! Чем вся эта возня с отправкой на Солнце! И овцы, как говорится, и волки... - Он вдруг замолчал и, внимательно присмотревшись к барахтавшимся в воде фигуркам, радостно заржал и, шутя, погрозил мне пальцем: - Ой, вы комик! Ой, вы шутник!
   - Не понял...
   - Да чё "не понял"? Придвинь поближе!
   Я снизился к купальщикам поневоле и только теперь усёк, что именно так насмешило Пашку.
   Браслет, как всегда, был педантичен в исполнении. Видимо, форменную одежду экипажа со всеми её побрякушками он тоже посчитал за военное оборудование, поэтому абсолютно весь контингент принимал ванны в чём мать родила!
   А что? Всё правильно! Какая была команда? Команда была: "Оставить целыми и невредимыми только людей". Об одежде речи не было.
   Ай, да Сезам! Я тоже от души рассмеялся. Только представьте: раннее утро, нежно розовеет восток и - тысячи нудистов, неизвестно, по какой причине оказавшихся так далеко от берега. Лишь урчание десятка вертолётов (оставшихся нетронутыми лишь потому, что речь шла о "корабликах") нарушало тишину утренних часов, да ещё удивлённые, а то и просто злые, возгласы обескураженных вояк, принуждённых купаться в столь ранний час. Ну, это ничего, чай, не Арктика. Не задубеют.
   Неожиданно наше с Пашкой внимание привлекло громкое шипение, исходившее, однако, не со стороны экрана. Это чайник на плите отчаянно плевался кипятком на раскалённый чугун.
   - Ну, слава Богу! - подскочил Пашка. - Отелился! А я уж и надежду потерял! - Он подхватил его за ручку и, обжигаясь, бухнул на стол, отчего клеёнка сморщилась и завоняла. - А, чёрт! - с досадой зашипел он, дуя на пальцы. - Будет теперь от бабы... - И тут же расхохотался, постучав кулаком себе по голове: - Вот тормоз! Денег - полные закрома, и какую-то паршивую клеёнку пожалел!
   Я хмыкнул, шевельнул бровями и чайник оказался на металлической подставке, а клеёнка на глазах разгладилась и приняла прежний вид.
   - Ай да ухарь! Ай да хват! - похвалил Пашка и добавил: - На сколькех же ты женат?
   Брови мои удивлённо поползли вверх, а он тут же пояснил:
   - Шедеврик один у меня тут имеется, - кивнул он на магнитофон. - Сказочка такая. В стихах. Леонид Филатов - знаешь такого? - Я в ответ неопределённо повёл плечом. - Артист, в кино снимается. Мож, видел "Экипаж"? Главного героя помнишь? - Я кивнул. - Ну так вот это его творение. Сколько слушаю - не надоедает. "Про Федота стрельца - удалого молодца" называется. Очень даже советую. Дельные мысли имеются. На все случаи жизни. Как тогда мы с тобой Райкина - царство ему небесное! - до дыр завертели, так и теперь я с этой вещицей не расстаюсь.
   - Райкин умер? - поразился я.
   - А ты думал? Возраст!
   - И давно?
   - Да уж, порядком... Ты б ещё дольше по разным космосам пошатался, так и я б к тому времени окочурился!
   Мы помолчали, пока Пашка колдовал над чаем, потом я сказал:
   - Ну! Заводи! Не трави душу.
   - Сей момент! - живо отозвался Пашка.
  
  ******
  
   Удовольствие, конечно, я получил неизъяснимое. "Шедеврик" был - что надо! Всё так складно, да всё так умно! Плюс чай, плюс Пашкино общество, да плюс его комментарии, которые я не берусь приводить. В общем, кто слышал эту сказочку, тот меня поймёт.
   "Машинку", как погонял Пашка мой браслет, мы пока выключили. События развивались вяло и смотреть, по сути, там было нечего. Мы решили, что часам эдак к девяти уже можно будет ожидать в "Новостях" хоть какой-нибудь реакции на спровоцированное нами ЧП.
   А пока мы вели душеприятные разговоры ни о чём. О музыке, о музыкантах, о том, как сейчас с этим стало туго. Говорил, конечно, в основном, Пашка. Сами понимаете, что с современным положением в этой области я был не знаком. Если не брать во внимание той экскурсии по телеканалам, оставившей в душе неприятный и мутный осадок.
   Постепенно разговор вернулся на прежнюю дорожку.
   - Вот ты говоришь, - разглагольствовал я с чашкой чая в руке, - металл, цивилизация... Это всё более-менее понятно и при известной доле желания можно и провернуть. Но с этим-то как быть? - Я похлопал по крышке магнитофона. - Ты же первый со скуки сдохнешь! Не говоря уж обо мне.
   - Ну... - скромно потупился Пашка, одновременно буравя меня лукавым глазом из-под своей кудрявой шевелюры. - Я думаю, в виде исключения... м?
   - С тобой всё ясно! - покивал я прищурившись. - В виде исключения, значит?
   - А что? - сразу стал он в боевую стойку. - Разве недостойны? Не мы ли Землю от скверны очищаем?..
   Он хотел ещё что-то добавить, но в этот момент дверь в соседнюю комнату отворилась и на пороге возникла моя Настасья.
   - Вы чего тут раскричались? - прошептала она, аккуратно прикрывая за собою дверь. - Полуношники!
   Рот Пашки мгновенно разъехался до ушей.
   - Да уж солнце встаёт! - сообщил он, кивая на занавешенное окно. - Какая ночь? - И дурашливо заголосил: - "Утро красит нежным светом!.."
   - С ранья уже принял? - послышался недовольный голос Натальи. Она тоже появилась за спиной Насти, на ходу застёгивая халат.
   - Неправда ваша! - гигикнул Пашка. - Сухой, как лист!
   Кривляясь, он подбежал к ней на цыпочках, обхватил за талию и потащил к столу.
   - Ну-к, Володь, продемонстрируй!.. Ну это... Дикий пляж! - пояснил он, видя, что я не уразумел, чего он от меня хочет. - В тропиках!
   Я включил изображение. Как только полкомнаты исчезло и на её месте открылся широкий морской простор, Наталья испуганно отшатнулась. В таком качестве браслет она ещё не видела. Одно дело - слышать рассказы, а другое - узреть собственными глазами.
   - Хорош телевизорчик, а? - егозил Пашка, тормоша супругу. - Эт' тебе не наш задохлик, который без кувалды не работает! А?
   Несколько секунд Наталья оторопело разглядывала барахтавшихся в воде людей, потом спросила:
   - Что я, голых мужиков не видала?
   Пашка забежал к ней с другой стороны и, обхватив её за плечи, хитро мне подмигнул:
   - Товарищ не понима-а-ает!
   Наталья поджала губы:
   - А ты объясни толково, может статься, и пойму...
   Пашка радостно заржал и стиснул её ещё крепче.
   - На ентом самом месте, - кривлялся он, тыча пальцем в экран, - плавали малю-у-усенькие такие кораблики - километра два длиной каждый - с самолётиками, со с ракеточками, со всякой такой военной дребеденью. Бомбить хотели Саддамчика. Ага! Так мы его - фук! - и нету Кука! Людишки одни только и остались. Одежду - и ту корова языком слизала! Вот они, бедолаги, и плавают таперича тута и не знают, куды податься, кому отдаться?
   Пашку распирало, прямо-таки, безудержное веселье. Чего нельзя было сказать о его супруге.
   - А ты-то здесь каким боком? - спросила она, всё ещё хмурясь.
   - И-и-и! - притворно скривился Пашка, неприметно махая возле виска. - Совсем плохой стал! Не понимает! Идея-то - моя! - Он со значение постучал себя по лбу. - А уж исполнение, ессессно... - широкий жест с поклоном в мою сторону.
   Наталью уже утомили Пашкины выкрутасы и она сердито спросила:
   - Ну и зачем ты мне всё это рассказываешь?
   Подвижное лицо Пашки приняло кислое выражение:
   - А разве не интересно?..
   На что Наталья только вздохнула:
   - Чем бы дитя ни тешилось...
   Пашка повернулся ко мне:
   - Нет, вы на неё только посмотрите! Она так ничего и не поняла! - Он театрально воздел к потолку растопыренную пятерню и потряс ею: - Это же начало!!!
   - Начало чего? - равнодушно отозвалась Наталья, слушая его уже вполуха.
   - Ты что, совсем ничего не помнишь? - Пашка даже отстранился от неё, округлив глаза. - Мы ж с тобою говорили...
   В этот момент я поймал на себе взгляд Насти:
   "Что это вы тут затеваете?"
   "Ничего особенного, - так же, не раскрывая рта, ответил я ей. - Пашка проталкивает идею переустройства мира на свой лад. А это, - я скосил глаза на экран, - первая проба".
   Настя в ответ только вздохнула.
   "Как переночевала?" - обеспокоенно спросил я, уловив в её взгляде нечто, пронзившее меня.
   "В гостях хорошо..." - уклончиво ответила она.
   "Домой хочешь?" - виновато спросил я.
   "А сам как думаешь?" - опять вздохнула она и отвела подозрительно заблестевшие глаза.
   Дело понятное. Каждому человеку требуется место, куда можно вернуться. А вот нам, несмотря на моё хвалёное всемогущество, возвращаться-то как раз и некуда. В принципе, восстановить порушенное я бы мог... Но! Главное-то ведь - люди. Жить надо среди людей. А они там озлоблены и напуганы. Сами себя боятся. Что толку от того, что я восстановлю архитектуру? Ситуация от этого не изменится. Она творится в душах людей. А эта епархия не в моей власти.
   "Потерпи, моя хорошая, - послал я ей вымученную улыбку. - Чуть погостим и я сотворю тебе уютное гнёздышко в любом уголке Вселенной".
   Настя лишь благодарно взмахнула повлажневшими ресницами и едва заметно улыбнулась.
   А пока длилась наша безмолвная беседа, Пашка, с пеной у рта, старался воспламенить супругу своей программой, основные положения которой, как я понял из их дискуссии, они уже обсуждали ранее. Однако Наталья считала всё это чистым ребячеством.
   - И чего мелет? - усмехалась она и тут же переходила в атаку: - Ну скажи, скажи, если ты такой умный, как же ты собираешься жить без всего этого? А? Без кастрюль? Без чайников? Без вилок-ложек? Без плиты, в конце концов? А штаны порвёшь, чем зашивать будешь? Пальцем, что ли? Да тут, куда ни глянь, везде железо! Тот же умывальник, ведро, кружка - из чего делать будешь?
   - Можно найти заменитель! - не сдавался Пашка. - А иголку можно из рыбьей кости сделать! - брякнул он, глупо улыбаясь. - Эскимосы же вон живут?
   - Ну тогда и жену себе ищи из эскимосов! - вскипела Наталья. Пашка сумел-таки вывести её из себя.
   - Видал? - подбоченился он, призывая меня в свидетели. - Баба Яга всегда против!
   - А ты как думал? - улыбнулся я. - Надо выслушать все заинтересованные стороны. И только потом принимать решение.
   - Э-э! - разочарованно отмахнулся Пашка. - Так мы будем до ишачьей Пасхи телиться! И ничего не сделаем!
   Он сел на табурет, привалился спиной к столу, опёрся об него локтями и, положив ногу на ногу, стал демонстративно смотреть в морскую даль. Спор с супругой выкачал из него весь боевой задор. Лицо его приобрело покорное, как у коровы, выражение: мол, режьте меня на куски, ешьте меня с маслом, а мне уже абсолютно на всё наплевать!
  
  ******
   Пока родители в споре рожали истину, из спальни потихоньку выглядывали две любопытные рожицы: это Пашкины отпрыски давно проснулись и с интересом прислушивались к громким, но мало понятным разговорам.
   И вот, как только отец семейства произнёс свою гневную тираду и потерял к разговору интерес, старший из пацанят подбежал к матери и дёрнул за подол.
   - Чего тебе? - наклонилась она к нему. Он что-то просопел ей в самое ухо, на что она пожала плечами: - Ну... я не знаю... Это ты у дяди Володи спрашивай.
   - Что случилось? - улыбнулся я.
   - Пусть сам скажет, - подтолкнула она сынишку ко мне.
   Тот обежал вокруг стола и, направляясь ко мне, перелез через отцовы ноги. При этом он всё время косил глазом в сторону экрана, всё так же отсекавшего добрую половину комнаты. Тут он не утерпел и, как бы невзначай, протянул к нему руку. Само собой, она легко прошла сквозь изображение. Та её часть, что оказалась по другую сторону экрана, стала невидимой. Мать, внимательно следившая за перемещениями сына, невольно вскрикнула и мальчишка, вздрогнув, испуганно отдёрнул руку. Естественно, она осталась целой и невредимой и боли он не ощутил. Напротив, ему стало интересно и он собрался повторить эксперимент, но мать резко одёрнула его:
   - Не смей!
   - Да ты не волнуйся, - успокоил я её. - Это всего лишь видимость. - И, притянув мальчонку за "пострадавшую" руку к себе поближе, спросил: - Ну, что у нас?
   - Катача хочу! - просопел тот, не отводя глаз от экрана.
   - Какой там "кататься"! - ожил вдруг Пашка. - Машину-то ночью спёрли!
   Наталья ахнула и закусила губу. Но я только усмехнулся:
   - Какие проблемы? Новую сляпаем!
   И тут же, не отходя от кассы, стал "чудить".
   Над столом возникло серебристое облачко, с тихим свистом пришло во вращательное движение, образовав собою маленький вихрь, и в то же мгновение уплотнилось и вырисовалось в мультяшного Зайца из "Ну, погоди!" Эти неуловимые метаморфозы происходили за спиной пацанёнка и потому он оглянулся, лишь когда Заяц окликнул его звонким голосом:
   - Сашка!
   Мальчишка оглянулся и от удивления раскрыл рот:
   - Заяц...
   - Да Заяц! Заяц! - совсем как в мультике, ответил тот и подбежал к краю стола: - Хочешь кататься?
   - Хочу... - оторопело пролепетал Сашка, не сводя глаз с необычного гостя.
   Пашка с интересом обернулся и, мельком взглянув на меня, хохотнул:
   - Вот такого я ещё не видывал!
   Наталья онемела и выпучила глаза, а Настя чуть-чуть усмехнулась и одобрительно качнула головой. Это прибавило мне уверенности и тогда я развернулся вовсю.
   Чпок!
   Чпок!
   Чпок!
   С этим звуком стол на секунду взбугривался и из пузырей стали выскакивать поочерёдно: Чебурашка, Крокодил Гена, Кот в Сапогах и розовощёкий Пятачок вместе с Винни-Пухом. Они сразу же устроили весёлую возню, забегали по столу, на все лады беспрестанно повторяя: "Кататься!", "Кататься!" Ростом они вышли у меня сантиметров по сорок-пятьдесят, в зависимости от персонажа.
   Второй пацанчик, до этих пор смущённо выглядывавший из-за косяка двери, вдруг громко завизжал и, забыв обо всём, со всех ног кинулся к столу, едва не сбив застывшую в изумлении мать. Глазёнки его сияли радостным возбуждением. Он живо вскарабкался на табуретку возле стола и сразу попытался схватить Чебурашку за ухо. Тот ловко увернулся и пискнул:
   - Тебя как зовут?
   - Зеня!.. - пропыхтел тот, наваливаясь животом на стол и не оставляя попыток поймать кого-нибудь из мультяшек.
   - Кататься с нами поедешь? - пропищал Пятачок, подбегая к нему вплотную.
   "Зеня" мгновенно забыл о своём намерении и, со счастливой улыбкой во весь рот, стал разглядывать его с головы до ног.
   - Ну, чё молчишь? - подкосолапил на помощь Пятачку Винни-Пух. Я постарался придать голосу каждого из них натуральное звучание, каким его знал из мультиков. - Смотри, сами уедем!
   - А на чём? - подал голос прижавшийся ко мне Сашка, зачарованно разглядывая шумную компанию на столе.
   - Да на чём угодно! - важно выступил вперёд Кот в Сапогах. - Хочешь - на этом! Хочешь - на этом! А захочешь, так и на этом поедем!
   При каждом возгласе с его лапы скатывался маленький белый шарик и, упав на стол, с тихим перезвоном тут же превращался в небольшую и ярко раскрашенную модель сначала легкового автомобиля, потом гоночного, а третий шарик превратился в самолёт. Мальчишки от восторга взвизгнули.
   - А как на них ездить? - спросил Сашка, хватая со стола модель гоночного автомобиля. - Они же маленькие!
   - Не беда! - с важным достоинством заверил Кот. - Смотри! - И он картинно взмахнул лапой, описав дугу.
   Автомобиль, оставшийся на столе, стал быстро увеличиваться в размерах и рос до тех пор, пока не занял собою половину стола.
   Кот спросил:
   - Понятно?
   Сашка с готовностью кивнул и протянул ему гоночный автомобиль:
   - А этот?
   Кот махнул лапой и большой автомобиль растаял. Гоночный же из рук мальчишки поднялся в воздух и опустился на стол, одновременно разбухая и поворачиваясь носом к экрану, где всё ещё красовался морской пейзаж с беспомощно барахтающимися вояками.
   Кот фыркнул и пейзаж мгновенно изменился. Теперь экран показывал прямую, как стрела, автостраду, начинающуюся у самой кромки и уходящую до горизонта, окаймлённую по обочинам кустарником и редкими деревьями.
   Кот опять повёл лапой и, повинуясь его жесту, дорожное покрытие автострады выдвинулось за плоскость экрана и уравнялось с поверхностью стола. Автомобиль тем временем достиг своих натуральных размеров и мультяшки, словно по команде, с шумом и хохотом полезли в него, торопясь занять место получше.
   - Прошу пассажиров занять свои места! - важно проговорил Кот в Сапогах и, кланяясь мальчишкам, сделал приглашающий жест.
   Меньшой без раздумий вскарабкался на стол и мультяшки со смехом втащили его на заднее сиденье. Автомобиль был открытого типа.
   Второго же, Сашку, вдруг одолели сомнения. Он вопросительно взглянул на мать, а та с жалобным видом - на меня.
   - Не волнуйся ты, ничего страшного не произойдёт! - ободряюще улыбнулся я, стараясь перекричать шум беспокойной компании.
   Она недоверчиво склонила голову набок, пожала плечами и едва заметно шевельнула рукой: ступай, мол.
   Сашка издал победный клич, мигом запрыгнул на стол, не открывая дверцы, плюхнулся на переднее сиденье и вопросительно уставился на Кота.
   Тот снял свою шляпу, украшенную пышными перьями, церемонно раскланялся с Натальей, приложив одну лапу к сердцу, а другую, со шляпой, держа на отлёте, и степенно произнёс голосом Олега Табакова:
   - Не извольте беспокоиться, сударыня! Всё будет в наилучшем виде!
   Потом неторопливо надел головной убор, расправил на себе складки камзола и, открыв дверцу машины, сел за руль.
   Мотор мягко заурчал и, посигналив, автомобиль сорвался с места. В одно мгновение он пересёк плоскость экрана и, оказавшись по другую его сторону, резво понёсся к далёкому горизонта, быстро уменьшаясь в размерах.
   В комнате осталось только облачко выхлопных газов. Дорожное покрытие беззвучно втянулось обратно за тускло светящуюся кромку экрана.
   - А как же?.. - потерянно начала было Наталья, но тут же осеклась, увидев, что плоскость, разделявшая миры - настоящий и придуманный - тоже двинулась вслед автомобилю. Лента дороги быстро уходила нам под ноги и исчезала за границей экрана, создавая иллюзию того, что и мы все тоже ехали на каком-то транспорте метрах в пятидесяти от машины с малышами и мультяшками. Наше движение происходило совершенно беззвучно, тогда как мотор "гончика" с необычными пассажирами надсадно гудел и сквозь его шум доносились весёлые крики мультяшек и радостный визг малышей.
   - Где это всё? - наконец обрёл Пашка дар речи. Он имел в виду расстилавшийся перед нами пейзаж, особо не радующий разнообразием подробностей флоры, не говоря уж о фауне.
   - Нигде, - ответил я пожав плечом. - Выдуманная страна.
   - Ага! - с умным видом кивнул он. - Виртуальная реальность!
   Я мельком глянул на него, но спрашивать не стал: слово было незнакомым, но смысл его я уловил, как мне показалось.
   - Как вообще... такое возможно?.. - почти шёпотом произнесла всё ещё пребывающая в ступоре Наталья. Она с большой тревогой, не смотря на все заверения, следила за вознёй в кабине мчащегося на приличной скорости автомобиля.
   - Дык браслет жа! - веско сказал Пашка и причмокнул губами. - Он ещё и не то могёть!
   Наталья метнула в его сторону неодобрительный взгляд и её глаза вновь вернулись к изображению на экране.
   Я почувствовал на своей шее тёплое дыхание и оглянулся. Это была Настя. Она неслышно подошла сзади и, присев на стул рядом, с едва заметной улыбкой следила за происходящим. Я повернулся и обнял её за плечи. И сразу почувствовал её внутреннюю неустроенность.
   "Ну? Чего ты?" - легонько встряхнул я её.
   "Да так... - зябко повела она плечами и переменила тему, подбородком указав на экран: - Ловко это у тебя выходит".
   "Да уж! - хмыкнул я. - Экзамен сдаю. На чудотворца!"
   - Ну так! - нарушил затянувшуюся паузу отец семейства. - Надеюсь, там всё будет нормально? - Он кивнул на экран.
   - Абсолютно! - уверенно заявил я.
   - Тогда, - повернулся он к супруге, - давай, мать, соображай на стол! Хай себе катаются. Потом поедят. Гостей надо покормить.
   - Ещё чего! - сказал я. - Сегодня мы угощаем!
   Я на мгновение сосредоточился и, когда угощение возникло на столе, за секунду до этого застеленном всего лишь застиранной скатертью и видавшей виды клеёнкой, Наталья охнула и села на табурет. Благо, он рядом оказался.
   Пашка, однако, воспринял это как должное. Он только ещё раз выразительно глянул на жену, задрал кверху указательный палец и, потрясая им, назидательно прогнусавил:
   - Брасле-е-ет! - И усы его довольно встопорщились.
   Потом его палец изменил направление и основательно увяз в недрах "нехилого закусона", как он тут же окрестил моё угощение.
   Наталья недоверчиво спросила:
   - Это что же?.. Всё настоящее?..
   На что Пашка довольно промычал, насколько позволял набитый едою рот:
   - Проверено! Мин нет! - И хрюкнул: - Ну, чё телитесь? Ей богу, как не родные! Присоединяйтесь!
   Трапеза наша затянулась довольно надолго. Сочетая приятное с полезным, мы расположились за столом так, чтобы иметь возможность наблюдать за нашими маленькими героями. Я старался время от времени разнообразить ландшафт, через который пролегала автотрасса. Теперь она уже не была уныло-однообразной прямой, а безбожно виляла между нагромождениями скал, внезапно выраставших из-за горизонта, перелетала по ажурным мостикам через бездонные пропасти, вызывая дружный писк пассажиров и тревогу на лице Натальи, у которой при виде всего этого кусок в горло не лез. Чтобы ей было поспокойнее, я придвинул плоскость экрана почти вплотную к автомобилю и теперь до малышей было рукой подать - каких-то три-четыре метра. Хорошо была слышна их беззаботная болтовня и возникавшие по ходу импровизированные игры. Чувствовали Сашка с Женькой себя на седьмом небе. Ещё бы! Вне всякого сомнения, это происшествие будет самым ярким впечатлением их небогатого событиями детства. Когда бы ещё они смогли так запросто пообщаться с героями мультфильмов, виденными лишь на экране телевизора? Телеэкран сам по себе - непреодолимая преграда, стена, и за этой стеной сказка всегда жила самостоятельной жизнью. А теперь они оказались в самой её гуще и могли менять правила игры по своему усмотрению.
   Мечта "Зени", как он себя называл, всё-таки исполнилась: Чебурашка не слезал с его коленей и, вертя мохнатой головой, часто хлопал своими огромными ушами мальчонку по лицу, чем вызывал его заливистый смех.
   Сашка же о чём-то важно и громко беседовал с Котом в Сапогах, который вёл машину, но в пылу спора часто забывал об этом и, бросив рулевое колесо, принимался отчаянно жестикулировать и, захлёбываясь от усердия, что-то доказывать мальчишке. В этот момент лицо Натальи начинало бледнеть, а глаза испуганно расширяться. Поэтому мне приходилось брать управление машиной на себя, пока горе-водиель не вспоминал о своих обязанностях.
   Винни-Пух и Пятачок о чём-то спорили с Крокодилом Геной и поминутно хохотали. Гена высоко закидывал голову и, раскрывая зубастую пасть, басовито хахакал, будто орехи колол. Непослушная шляпа так и норовила съехать с его гладкой зелёной лысины и упорхнуть за пределы машины. Он придерживал её одной рукой, а другой между взрывами смеха совал в пасть прокопчённую трубку и важно пыхал, как заправский паровоз. Клубы табачного дыма достигали нас, но не вызывали неприятных ощущений: запах был сладковатый, как у опавшей осенней листвы.
   Непоседливый Заяц прыгал по всей машине, стараясь везде успеть услышать и постоянно встревал в разговоры. Наконец, он оседлал спинку переднего сиденья, где сидел счастливый Сашка и принимал активное участие сразу в обоих разговорах. Уши его развевались на ветру, что, очевидно, мешало ему слушать, и он недовольно встряхивал головой и прижимал их лапами к плечам.
   - Не понимаю, - удивлённо сказал Пашка, - как ты умудряешься одновременно всеми ими управлять, да ешё и при этом с нами трепаться? Это ж - мозги набекрень!
   - А я и не принимаю участия в их разговорах, - ответил я. - Это вполне самостоятельные личности. Я только задал им характеры в соответствии со своими представлениями, а дальше они действуют сами. Я лишь слегка корректирую сценарий, да вот смотрю, чтоб этот ас-водитель машину не перевернул. Вот, смотри, опять!
   Автомобиль сильно вильнул, но тотчас же выровнялся, повинуясь моему посылу.
   - Может, на сегодня хватит? - тревожно спросила Наталья. - А то ведь не останови - целый день за уши не оттянешь... Да и вообще... - замялась она и просительно взглянула на меня. - Душа не на месте...
   Я развернул изображение на сто восемьдесят градусов и "гончик" завизжал тормозами у самой кромки экрана.
   - Путешествие на сегодня окончено! - громко объявил Кот в Сапогах и стал выбираться из машины. - Всем большое спасибо!
   Мальчишки было запротестовали, но изображение растаяло вместе с автомобилем и всеми мультяшками, и наши герои обнаружили себя сидящими на табуретках в комнате возле стола. В руках у каждого похрустывало по огромному кульку шоколадных конфет.
   - Вы завтракать сегодня собираетесь? - подбоченилась довольная мать.
   - Вот! - Сашка с трудом поднял кулёк и бухнул им об стол. - Собираемся!
   И над кульком возникла его счастливая физиономия.
  
  ******
  
   Стрелки часов, между тем, подобрались к восьми.
   - Пал Ксанч, не пора ли нам "пора"?
   Но "Пал Ксанч", всё ещё под впечатлением "яркой демонстрации возможностей браслета", не сразу меня понял.
   - "Новости" когда? - выдал я открытым текстом. - В восемь?
   - А-а! - подхватился он и подбежал к телевизору.
   Тот долго не желал разгораться. Я уже собрался поспособствовать огорчённому Пашке, когда, наконец, после серии чувствительных ударов по корпусу послышались позывные "Новостей" и экран лениво прозрел.
   - В самый раз успели! - обрадовался хозяин горе-аппарата.
   Телевизор был чёрно-белый, выпущенный в эпоху динозавров. Дикторшу периодически перекашивало то на один бок, то на другой, так что мне всё же пришлось вмешаться в работу телевизора, когда Пашка отбил об него все конечности.
   - Мы начинаем наш выпуск с информации, - начала дикторша в некотором смущении, - которую с полным правом можно отнести к разряду сенсаций...
   Пашка оказался прав: средства массовой информации уже на все лады пережёвывали исчезновение американской эскадры. Особенный интерес представляли рассказы полностью сохранившихся экипажей с исчезнувших кораблей. Однако и они ясности не вносили. Информация обрастала всевозможными слухами и домыслами, один невероятнее другого. Уже появились первые "виноватые". Но они с негодованием отвергали необоснованные обвинения, и главным козырем в их доводах было то, что "такое" провернуть не под силу никому. Об этом же свидетельствовали и показания самих потерпевших. По их словам выходило, что ни взрыва, ни какого-либо другого насильственного действия не было вообще. Так что попытки "притянуть" к этому делу террористические организации выглядели, по крайней мере, смешно.
   Немало едких насмешек и колкостей выпало на долю осиротевших вояк по поводу их форменной одежды, вернее - её отсутствия. Бульварная пресса очень живо откликнулась на сей факт, разразившись каскадом самых скабрезных измышлений на тему "интересного" инцидента.
   Довольно колоритно смотрелся репортаж с борта спасательного корабля, когда на его палубе сгрудилась толпа голых мужчин и женщин, которых в спешном порядке старались хоть чем-нибудь прикрыть. Одежды хватало не на всех и потому предпочтение отдавали женщинам.
   - Пап, а чё они такие чумазые? - подал голос один из Пашкиных отпрысков, по-моему, тот, что постарше.
   Действительно, вид у потерпевших был, что называется, "ни рожи, ни кожи". Мазутные пятна, которые они с брезгливым выражением на лицах пытались стереть с себя, мало красили молодые, в основном, тела.
   - А это нефть, сынок, - ответил Пашка и пояснил, обращаясь уже ко мне: - Весь Персидский залив превращён в помойную яму. Когда америкашки в девяносто первом пытались Саддама сковырнуть, в море вылилась уйма нефти. Вся поверхность залива сейчас покрыта прочной нефтяной плёнкой. Жизни там теперь нет. Вот и искупались ребятишки в собственном дерьме!
   Короче, мир изумлённо гудел. Очень всех доставало соображение, что никаких соображений по этому поводу не было. Все, от политиков до академиков, пожимали плечами. Высокопоставленные вояки уже рыли копытами землю, горя желанием наказать виновных. Но в том-то и дело, что было непонятно, в какую сторону обратить гневный взор.
   А настоящие виновники сидели у телевизора, гоняли чаи, да весело посмеивались.
   - Как мы их, а?! - довольно гыгыкал Пашка. - Постойте, голубчики, то ли ещё будет! - И он с надеждой поглядывал на меня.
   Я на это ничего не отвечал и продолжал пялиться в телевизор. Однако, выпуск "Новостей", почти полностью посвящённый "нашей" теме, закончился и дальше пошла рекламная белиберда.
   Пашка раздражённо ткнул в сетевую кнопку:
   - В зубах настряло!..
   Наталья поднялась и шумно вздохнула:
   - Ну и кашу вы заварили! - Потом махнула рукой и припечатала: - Вам её и расхлёбывать! - А Настю спросила: - На рынок не желаешь сходить? Воскресенье сегодня.
   Та скосила на меня глаза и изогнула бровь:
   "Отпускаешь?"
   - Иди-иди! - похлопал я её чуть пониже спины. - Прогуляйся!
   Знал бы я, чем это обернётся!
   А пацанята, всё время восторженно обсуждавшие в своём углу необыкновенное приключение, которое им пришлось пережить в это утро, радостно завопили:
   - И я! И я!
   - Вот-вот-вот! - обрадовался Пашка. - Идите! А мы тут... поморокуем немного.
   Наталья крикнула уже из соседней комнаты:
   - Надеюсь, к нашему приходу светопреставление ещё не начнётся?
   Пашка на это только огрызнулся:
   - Скоро сказка сказывается!..
  
  30. Генератор совести
  
   Как только дверь за нашими женщинами закрылась, я спросил Пашку, не пора ли нам и Саньку навестить?
   - Я, конечно, не против, но где ж мы его отыщем? - в сильном сомнении произнёс он. - Я уж давно его след потерял.
   - Нет проблем! - улыбнулся я. - С кем браслет уже имел дело, все у него "под колпаком". Тебя-то я как нашёл? Только сказал: "Жучка, фас!" и вот уж я у ваших ног!
   - Ну, коли так... - удивлённо дёрнул Пашка подбородком. - Тады ляпи!
   Названия города браслет, конечно, не знал, но сразу же выдал направление и расстояние до нынешнего места обитания "объекта Санька", как он изволил выразиться.
   Дабы ненароком не оконфузить человека, мы осторожно заглянули в его жилище, оставаясь для него невидимыми. Бог его знает, с кем и чем он занят в этот момент? Но предосторожности оказались излишними. Санька сидел в кресле с книгой на коленях, но она его внимание не занимала совсем. Взгляд его рассеянно блуждал по комнате, на лице застыло выражение терпеливого ожидания, пальцы слегка постукивали по подлокотникам. Казалось, он к чему-то прислушивался.
   - Чавой-то с ним? - Шкодливая Пашкина физиономия удивлённо вытянулась.
   - Сейчас узнаем, - сказал я, открывая проход. - Можно к вам? - При этом рот мой сам собою разъехался до ушей.
   Санька даже не вздрогнул. Только позу переменил: откинулся на спинку и положил ногу на ногу.
   - Опаздывать изволите, сударь, - сдерживая улыбку, покачал он головой. - Я уж полчаса, как дожидаюсь!
   Он порывисто встал, отчего книга с его коленей упала на пол, переступил мерцающий порог и мы крепко обнялись.
   - Время на тебе и следов не оставляет! - констатировал он, отстраняясь и окидывая меня оценивающим взглядом. - Как будто вчера... - Потом он облапил смущённо ухмылявшегося Пашку и пригласил: - Прошу!
   Я пропустил их вперёд и уже занёс ногу над кромкой экрана, когда в голове у меня прозвучало предупреждение:
   "Объект Настя остаётся без защиты".
   Меня опять покоробило от его формулировки, но что взять с машины? Она и в Африке машина. А так - всё верно: я ведь сам утвердил радиус в километр, думал, ну куда ещё? А вот теперь, как я понял, мы удалялись куда-то в Подмосковье. А это - две тыщщи кэмэ! Ближний свет!
   Я застыл на пороге в нерешительности. Санька сразу усёк:
   - Проблемы?
   Я показал: мол, ничего серьёзного и спросил у Сезама:
   "А нельзя ли радиус защитного поля увеличить или... ну, как-нибудь видоизменить, чтобы Настя... ну, в общем, чтобы она не лишалась защиты?"
   Оказалось - можно. Только туннель закрывать нельзя. Экран, значит. Ну, это пожалуйста! Сколько угодно. Надеюсь, батарейки не сядут...
   - Так ты, значит, всё же до неё добрался? - удовлетворённо хмыкнул Санька, когда я, ступив в его жилище, объяснился, в чём была задержка.
   Получив удовлетворительный ответ, он сказал:
   - А я сразу понял, что в нашем грешном мире объявился ты. Как только услышал про эти фортели с американской эскадрой. Я Ольге так прямо и сказал: "Сегодня у нас будет необычный гость!" И, как видишь, не ошибся.
   - Ольге? - удивился я. - Это кто?
   - Жена.
   - Но ведь...
   - Да-да, - нетерпеливо поморщился он. - Об этом потом. С тех пор много чего... утекло. Давай лучше о тебе: где был, что видел?
  
  ******
  
   Слушал Санька жадно, не перебивая, лишь иногда задавая наводящие вопросы. Но самое наибольшее впечатление на него произвела демонстрация крушения мира.
   - Я так полагаю, - рассудил он, ошеломлённо обозревая окрестности, что безучастным ты не останешься?
   Я кивнул:
   - Само собой. Есть два варианта.
   И вкратце изложил ему наши с Пашкой "проекты". Санька молча выслушал и отрицательно мотнул головой:
   - Фигня это...
   - Это ещё почему? - ощерился Пашка.
   - А потому, - усмехнулся Санька. - Скажите-ка, уважаемый Пал Ксанч, как у вас дела обстоят с отоплением?
   - С отоплением? - растерялся "уважаемый Пал Ксанч". - Ну, это... дрова да уголь... Как же ещё?..
   - И как? Нравится?
   - Дык это... Привыкли! - развёл Пашка руками.
   - А если б газ подвести?
   - Хо! Сказал! - Пашка всё силился понять, к чему тот клонит. - Моя меня давно пилит!..
   - Ну так зачем же дело стало?
   - Дурацкий вопрос! За деньгами, естественно! Были б деньги, чего б я тогда задницу морозил? Вон, Вовчик мне подсыпал, так теперь... А-а! - шлёпнул Пашка себя по лбу. - Дошло, слава Богу! Думаешь - поймал? Мол, газ подводить - тоже без металла не обойтись?
   - А то нет?
   - Козе понятно! - Пашка вскочил и нервно забегал по комнате. - Но в нашем случае к проблеме вообще с другой стороны подходить надо!
   Санька покачал головой:
   - С какой стороны тут ни подходи, а твой вариант грозит одними катастрофами... Погоди-погоди! - выставил он ладонь, видя, что Пашка собирается активно возражать. - Дай мыслю прикончу... Взять, к примеру, ту же газовую отрасль. - Санька стал загибать пальцы: - Проводка - металл? Распределители, редукторы, всякие там примочки - тоже металл? Ну, а со скважинами что прикажешь делать?
   - Законопатить! - не раздумывая, брякнул Пашка.
   - Хорошо! - с преувеличенной готовностью согласился Санька. - Хорошо! Дыру в земле ты заткнул. А в трубах, которых миллионы кэмэ, тоже газ? И куда он после твоей операции пойдёт? Правильно! - сам себе ответил он. - В атмосферу! А в ёмкостях, то бишь, в хранилищах, его сколько? Одномоментное высвобождение всего этого объёма при малейшей искре будет подобно взрыву, едва ли не атомному!
   А нефть? Браслет уничтожит только оболочку, а сама нефть куда денется? Правильно! Равномерно растечётся по земной поверхности. И это миллионы кубокилометров! Нет, ты себе этот кошмар представляешь?
   А танкеры нефтеналивные, что плывут сейчас по морям-океанам? Если они испарятся, что сделает их содержимое? Правильно! Тонкой плёнкой затянет все водные просторы матушки-Земли! Представляешь?!
   Пашка уже не порывался спорить, но по лицу было видно, что сдаваться он не собирается.
   - Другой аспект проблемы, - продолжал Санька методично долбить "оппонента". - Возьмём строительство. Штука есть такая - железобетон. Железо, понимаешь? И бетон. Чёрт с ним, что после твоего вмешательства будут жить в землянках. Это оставим пока за скобками. А в тот самый момент? А? Железо из бетона исчезает и - что? Большие ли нагрузки он после того выдержит? Не думаю. Сколько людей похороним под завалами! И на чьей совести это всё будет? Усекаешь? Или за лесом деревьев не видать?
   А железнодорожные перевозки? А воздушные? Кругом, куда ни посмотри, - металл! И везде - люди!
   Представь себе такую картинку: летишь ты в самолёте, кайфуешь, предвкушаешь встречу. Вдруг он под тобой исчезает и ты, совместно с остальными пассажирами устремляешься на самостоятельные поиски взлётно-посадочной полосы. Вот, к примеру, ты знаешь, сколько вообще в данный момент находится в воздухе самолётов? И я не знаю. Уж, наверное, не десять и не двадцать.
   Та же история с поездами. После чудесного исчезновения несущего их транспорта пассажиры на всей скорости начинают считать задницами шпалы, поскольку это единственное, что остаётся от самой дороги. Ну, плюс ещё пластмассовые и деревянные элементы вагонов, в которых ехали бедолаги. Живописная картинка, не правда ли?.. Ну, чего молчишь, благодетель человечества?
   - Жду, пока мысль... прикончишь, - хмуро просопел Пашка.
   - Могу ещё картинок подбросить.
   - Да ладно, критиковать все умеют! Сам-то что можешь предложить?
   - Сам?.. - вздохнул Санька. - Сам я пока ничего не предлагаю. Такие дела не решаются наскоком, с кондачка. Ты уж не обижайся, Паша, - похлопал Санька его по колену, - сам видишь, что твоё предложение критики не выдерживает даже в самых первых прикидках. А уж если поглубже копнуть...
   - Значит, со льдом будем ковыряться? - хмыкнул Пашка и покосился на меня. - Али чесать на поиски рая в другие галактики?
   - Не знаю, не знаю... - Санька встал, прошёлся по комнате, остановился передо мной: - Полагаю, я снова в команде?
   - Само собой! - обрадованно воскликнул я, и наши руки встретились в крепком пожатии.
   - Приятно сознавать... Н-да... Сколько лет я ждал этого дня!.. И, всё равно, словно снег на голову... Ну да ладно, о чём это я?.. - Он опять сел на своё место.
   - Ваши предложения! - мстительно поддел Пашка на минутку расслабившегося "оппонента".
   - Да-да, конечно... - думая о чём-то своём, постучал Санька по подлокотнику. - Понимаете, в чём дело... - Он наклонился и поднял с полу книгу, которая при нашем вторжении свалилась с его коленей и до сих пор лежала возле кресла. - Тут наблюдается маленькая нестыковочка. Видите вот эту книгу? - Он показал нам красочную обложку, на которой я углядел название: "Расшифрованный Нострадамус". - Это имя вам что-нибудь говорит? - Он постучал ногтем по обложке.
   - Да кто ж его не знает? - фыркнул Пашка. - Все уши оттоптали! Только и слышно: "Нострадамус! Настрадалась!" - ужасно фальшивя, проблеял он.
   - Песни, что ли? - поразился я.
   - Ну!.. Свиным рылом - да в калашный ряд!..
   - Это всё несерьёзно, - сказал Санька. - А кто он такой, чем знаменит, надо объяснять?
   Я отрицательно покачал головой, а Пашка в затруднении взъерошил свою шевелюру:
   - Ну там... пророк, что ли? Чего-то там предсказал?..
   - "Чего-то"! - усмехнулся Санька. - Стыдно, Пал Ксанч!
   - Да ты не томи! - огрызнулся Пашка. - По делу говори! При чём здесь твой Нострадамус?
   - При том, - снисходительно молвил Санька. - Его книга пророчеств зовётся "Центурии", то есть "Столетия". В ней предсказаны судьбы нашей цивилизации вплоть до 3797 года.
   - Чего ж так мало? - съязвил Пашка, но Санька и бровью не повёл.
   - Так вот, - продолжил он. - У него сказано, что на рубеже веков двадцатого и двадцать первого человечество ждут большие неприятности.
   - Куда уж больше! - кивнул Пашка на экран, где вновь прокручивалась картина Апокалипсиса.
   Санька рассеянно глянул с многокилометровой высоты на бурлящую бездну и задумчиво проговорил:
   - В том-то и дело, что у него, - он похлопал по обложке книги, - причина катаклизмов совсем другая: не природная, а чисто человеческая.
   - Эт' какая же?
   - Третья мировая.
   - Значит, врёт твой Нострадамус! Глянь сюды, коли не лень! - Пашка ткнул пальцем в изображение. - Здесь и воевать-то некому!
   - Ну, насчёт того, врёт он или нет, можно поспорить, но я не о том. Тут несоответствие между тем, что предсказано, и тем, что мы видим на экране. У Нострадамуса и после Третьей мировой "интересные" даты имеются. К примеру, на престол в России взойдёт крутой и толковый лидер. Потом наступит Золотой век... Золотое тысячелетие... А тут, я гляжу, не то, что России, - он нервно хохотнул, - тут же ничего нет! Занавес!
   - Значит, одно из двух, - цыкнул Пашка зубом, - либо врёт твой Нострадамус, либо браслет! - При этом он воровато покосился на меня и торопливо добавил: - Браслет, однако, штука верная, доказано многократно и при том - на собственной шкуре! - Он выразительно пошлёпал по ноге. - Значит, с Мишелем с твоим, с Нострадамусом, не всё в порядке.
   - Ну не скажи! - оскорбился Санька. - До сих пор не верить ему тоже причин не находилось. Неумение прочитать, понять это да. А чтоб врать... Сбываемость его прогнозов, считай, стопроцентная!
   - Да ладно! Читал я его "предсказания"! - презрительно скривился Пашка. - "Стопроцентная"! Один туман: можно и так и эдак повернуть.
   - А придуривался, что не знает! - рассмеялся Санька и продолжил: - В том-то вся и хитрость, что его "Центурии" - шифровка. И в самой книге содержится ключ, с помощью которого можно прочесть все пророчества. Но я сейчас не об этом. Я хотел сказать, что неувязочка произошла от того, что мы в данном случае имеем дело с разветвлённой реальностью.
   - Чаво? - сморщился Пашка, как от кислятины.
   - "Ничаво"! Следить надо за передовыми течениями в науке, уважаемый! - невозмутимо ответил Санька.
   - Ой! Можно подумать! - взбрыкнул "уважаемый", но я его перебил:
   - Хватит вам! Давайте о деле говорить... Ну-ка, поясни, - обратился я Саньке. - Что-то в этом есть.
   - Я так думаю, - довольно улыбнулся Санька, - что, начиная с того момента, как ты вернулся, мы вообще перескочили в мир с альтернативной реальностью. А эта картинка, - кивок на экран, - из прежней.
   - А если попроще? В расчёте на дураков? - недовольно сказал Пашка. - Без этих ваших... терминов! - Он нарочито, по-петросяновски, сделал упор на второй слог. - А то что-то не въезжаю.
   - Ну как тебе сказать?.. - Санька задумчиво потёр бровь. - Вот здесь показано, что было бы с Землёй, если бы он, - кивок в мою сторону, - был бы обычным человеком. Всё бы шло своим чередом, и жизнь на Земле прекратила своё существование именно вот таким способом. Но в нашем случае мы имеем дело с человеком, который, конечно же, не допустит сего безобразия и приложит максимум усилий к тому, чтобы природные катаклизмы не стёрли нас с лица нашей старушки Земли. А раз так, значит этого уже не будет, и нарисованное здесь является не нашим будущим, а будущим того мира, где нет браслета. Или наоборот, - добавил он, чем и взбеленил Пашку:
   - Таки это что же? Не в дерьмо, так в партию?! Катаклизмов избежали, так от Третьей мировой будем загинаться?!
   - Я ничего не утверждаю, - пожал плечами Санька. - Это всего лишь мои догадки. Но, похоже, всё так и следует понимать.
   Пашка вскочил и забегал вдоль экрана:
   - Хорош выбор, нечего сказать! "Нет, не умер Данила - его болячка задавила!"
   - Сядь, - едва заметно улыбнулся Санька. - Не мельтеши. Война - дело рук человеческих, а потому - поддаётся корректировке.
   - Опять туман! По-русски нельзя?
   - Можно. Говорю открытым текстом: войну можно предотвратить.
   - Переговоры будешь вести? - скривил Пашка физиономию в усмешке. - Так они тебя и послушали!
   - Зачем "переговоры"? А браслет у нас на кой?
   - Белена-мочало, начинай сначала! - в нетерпении возопил Пашка. - Ведь о том и речь! Как его по уму употребить?
   - Вот именно: "по уму"! Но то, что предлагал нам ты...
   - Да ладно, проехали! - скорчил Пашка недовольную гримасу. - Сам-то что предлагаешь?
   - А вот что... - Санька прищурился, как бы оценивая собеседников, стоит ли излагать сокровенное? Потом, как бы нехотя, стал говорить: - Недавно нам с Ольгой на глаза попалась цитата из Достоевского: "Совесть - это гнев, направленный вовнутрь". Или что-то в этом роде. За точность не ручаюсь. Мы с ней как раз обсуждали вот эту книгу. - Он похлопал ладонью по "Нострадамусу". - И она высказала интересную мысль. Вот, вы только прислушайтесь, тут есть рациональное зерно. Она сказала так: "Если бы у людей было побольше совести, Земля не знала бы войн". - И он выжидательно уставился на нас.
   - Ну и что? - холодно спросил Пашка, особо не напрягаясь.
   - А то! - Это уже я открыл рот. - Я понял твою мысль! - Идея чрезвычайно оживила меня. В порыве чувств я даже руку Саньке пожал. - Вот она, панацея! Вот оно, избавление! Ну, спасибо! - тряс я его за руку. - Ну, уважил!
   Санька даже покраснел от удовольствия:
   - Я тогда сразу сказал, что именно ты оценил бы эту мысль должным образом. И, как вижу, не ошибся.
   Пашка смотрел на нас, как на идиотов.
   - Чего-то я не просекаю, - сказал он удивлённо. - С чего это вас так растащило? Вроде рядом стоял...
   - Сейчас объясню. - У меня даже дыхание перехватило от волнения. - Понимаешь, в этом же вся соль - в совести! Будет у людей до предела обострена совесть, возобладают честность, порядочность, на Земле воцарятся мир и спокойствие. Что и требовалось доказать! - торжественно заключил я и гордо выпрямился.
   Но Пашка стоял, сунув руки в карманы и криво ухмылялся:
   - Ну и что такого особенного ты сказал? Всё это - благие пожелания. - Он повернулся к Саньке: - Где оно, зерно твоё?
   Тот переглянулся со мною и подмигнул, что, конечно, не укрылось от Пашки.
   - Туго соображаете, любезный! Тебе ж говорят: совестливые люди не станут воевать! Это будет... ну как бы тебе... В общем, им будет стыдно это делать. Война станет в принципе невозможной.
   - Опять двадцать пять! - нервничал Пашка, полагая, что над ним потешаются. - "Совесть"! "При наличии совести"! Где ж ты её на всех возьмёшь? Чай, не товар, в магазине на прилавке не валяется! Или она есть, или её нет! Третьего не дано!
   - Ой, не пойму, - устало вздохнул Санька. - Придуриваешься, или как? Мы сейчас что обсуждаем? Возможности браслета?
   - Ну! А какая связь между совестью и его возможностями?
   - Да самая непосредственная! - не выдержал я. - Только с помощью браслета можно сделать людей совестливыми!
   - Фигня какая-то! - равнодушно пожал Пашка плечами. - Я понимаю там создать что-нибудь, ну, в крайнем случае, уничтожить, но - совесть! Это же что-то... расплывчатое, нереальное, чего нельзя пощупать, её вроде как и нет... Как ты себе это представляешь?
   - Да ведь это уже чисто технический вопрос!
   - Ну а всё же?
   - Да не знаю... - Я даже растерялся. - Обмозговать надо. Провести эксперимент. В конце концов, попробовать для начала...
   - Всё верно, - пришёл на помощь Санька. - Не помню, кто это сказал, но любая идея должна быть подвергнута осмеянию. И, если она выдержит это испытание, тогда она имеет право на существование. Так что - прошу!
  
  ******
  
   Короче, в течение следующего часа мы, весело переругиваясь, искали изъяны в новой идее. Подвергали её, так сказать, "осмеянию". Но путного так ничего и не родили. На ум приходили ситуации одна комичнее другой, вплоть до самых неприличных, однако идея, как таковая, нам нравилась всё больше. Даже Пашке.
   - Представляю, - хехекал он, - нашу цивилизацию с глазами побитой собаки: "Простите...", "Извините..." Клинтон, весь в соплях, перед Саддамом на коленках ползает. "Люблю, - кричит, - больше Моники!" Прикол!
   - Никаких приколов, - серьёзно сказал Санька. - Не надо утрировать. Сдаётся мне, мы плохо представляем, во что всё это выльется. Просто не может быть, чтоб у этой идеи не было негативных сторон.
   Я пожал плечами:
   - Во всяком случае, хуже не будет.
   С этим согласились все.
   - Пора бы всё-таки поинтересоваться у браслета технической стороной вопроса, - напомнил Пашка. - А то занимаемся словоблудием. Делёжкой шкуры неубитого медведя.
   Мы поинтересовались. Долго втолковывали моральный аспект проблемы, хотя, по-моему, это было излишним: машина - она и есть машина, даже не смотря на то, что шибко умная. Ей все эти завороты и умствования до одного места. Как прикажут, так и сделает. Лишь бы задачу сформулировали просто и понятно.
   В конечном счёте сошлись на том, что я буду выполнять роль генератора нужных чувств, а браслет - усиливать их и излучать в окружающее пространство.
   - Ну, а для начала, - сказал Санька, окидывая Пашку насмешливым взглядом, - испытать бы на ком-нибудь. А уж потом и на широкую аудиторию выходить...
   - А чё ты на меня-то вылупился?! - взвился тот, сверкая белками. - Кролика нашёл, что ли, подопытного?
   - Разве я о тебе говорил? - сделал Санька невинное лицо. - У меня тут объект покруче имеется.
   - Что ещё за объект?
   - А вот! - Он кивнул головой на стену позади себя. - Прислушайтесь!
   Мы затаили дыхание. Действительно, из-за стены давно до нашего слуха доносился приглушённый шум, будто соседи занимались перестановкой мебели.
   - Ремонт? - предположил я.
   Санька ухмыльнулся и по лицу его прошла как бы судорога:
   - Ага, ремонт! Этот, с позволения сказать, "ремонт" продолжается вот уже в течение полугода. Если не больше. - Видя мой недоумевающий взгляд, он пояснил: - Соседей к нам больно "весёлых" подселили!
   - Подселили? Кто?
   - Шут его знает! - зло сказал Санька. - До этого жили здесь тихие такие старички, никто их никогда и не слышал, и не видел. Божьи одуванчики. И в один прекрасный день они куда-то испарились: то ли поменялись, то ли продали квартиру. В общем, съехали... С тех самых пор объявились здесь эти вурдалаки. И пошло-поехало! Пьянь, рвань, наркота, нескончаемые разборки!.. Нескончаемый праздник, короче. Мы уж и жаловались, и морду били, да только себе же и накладно.
   - Ага! - догадался Пашка. - И ты предлагаешь провести испытание генератора на них?
   - Ну, Пал Ксанч! - с деланным удивлением сказал Санька, разводя руки в стороны. - Вы прямо Конан Дойль!
   "Пал Ксанч" посопел, подвигал густыми бровями, проглатывая колкость, и ничего не сказал.
   - Давай, Володь! - подтолкнул Санька. - Вскрывай бордель! Час настал!
   - А удобно?..
   - Ещё как удобно! - Санька решительно встал, поднял кресло и поставил его лицом к стене. - Заводи!
   Я покачал головой, вздохнул и "завёл".
   Стена, занавешенная обширным ковром, растаяла вместе с ним и нашим глазам открылось помещение, название которому больше всего подходило "берлога". Мебели в "берлоге" почти не было, если не считать видавшую виды раскоряченную тахту, притулившуюся к одной из боковых стен, да старого обшарпанного предмета, который можно было бы назвать креслом, да язык не поворачивался. Во-первых, из-за непрезентабельного внешнего вида, а во-вторых, что функцию означенного предмета мебели оно не выполняло. Во всяком случае, в тот момент, когда мы заглянули в сей вертеп. Горы бутылок, пустых и недопитых, растерзанные консервные банки, плюс ко всему, "изысканный" натюрморт из объедков, окурков и прочего мусора дополняли предметы женского туалета, снимавшиеся, видимо, в большой спешке, или же против желания тех, на ком всё это было надето, так как имело довольно плачевный вид.
   Однако обитателям "берлоги" до всего этого беспорядка не было дела: там вовсю кипели страсти. Я не оговорился, употребив слово "вертеп". Шум стоял невообразимый. В комнате присутствовало человек пятнадцать. Все они сидели и лежали на многострадальной тахте, топали ногами и горланили во всю глотку, подбадривая две пары "артистов", дававших сеанс показательного совокупления. Как я понял, это было соревнование, какая из пар быстрее завершит начатое.
   Согнувшись пополам, растрёпанного вида особи женского пола, опираясь на упомянутое "кресло" с разных сторон и широко расставив ноги, возбуждали друг друга затяжным поцелуем. Их взмыленные партнёры, пристроившиеся сзади, старательно ускоряли темп, свирепо поглядывая друг на друга.
   - Весело, однако! - хищно осклабился Пашка.
   Санька хмуро процедил:
   - Желаешь присоединиться?
   - Больно грязно! - Пашка брезгливо фыркнул. - И аудио, и видео. Я предпочитаю заниматься этим видом деятельности в более интимной обстановке.
   Перекрикивая шум, Санька спросил:
   - Ну и что мы с ними будем делать?
   - Для начала, - поморщился я. - Уберём звук...
   Браслет послушно выполнил команду, предоставив нам возможность любоваться лишь изображением.
   - Эк их разобрало! - крякнул Пашка, не отрывая глаз от разомлевших девиц. - А тёлки-то, в принципе, ничего! - И он отпустил в их адрес парочку скабрезных замечаний.
   - Пал Ксанч, - поддел его Санька, - вам такое кино вредно смотреть.
   - За просмотр денег не берут! - отрезал тот.
   - Ну, это смотря где...
   В отличие от Пашки, созерцание "кина" у меня приятных ощущений не прибавило. Скорее, наоборот: захотелось отстраниться, выключить изображение. Но - уговор дороже денег. Если уж на этом этапе своротило, то чего там говорить о дальнейшем? Ведь в масштабах планеты всё будет гораздо безобразнее.
   - Содом и Гоморра... - пробормотал я, как бы оправдываясь.
   Первым делом надо всю эту гоп-компанию отрезвить. А уж потом приступать к поискам их совести. Хотя, глядя на экран, трудно вообразить даже наличие зародыша данного чувства у сего "почтенного" собрания.
   Прошло, наверное, минуты три, прежде, чем картина на экране под воздействием направленного излучения браслета. Поначалу хор голосов "болельщиков", слышимый нами теперь из-за стены, потерял свою стройность и залихватскую браваду. Бутылки, которыми нещадно стучали по полу в такт общему ритму, попадали из рук алкашей и они стали удивлённо переглядываться: мол, куда подевался весь кайф? Само собой, в их среде возникло убеждение, что выпито недостаточно и требуется непременно повторить. Тут же было раскупорено и налито, но вот насчёт "выпить" оказалось "слабо". Едва кем-либо из подопытных подносился ко рту стакан, как на его физиономии появлялось непередаваемое выражение брезгливости и он, беспомощно оглядываясь на собутыльников, испытывавших те же муки, возвращал "сосуд" на место. Звука не было, но для того, чтобы догадаться, что при этом произносилось, и при помощи каких речевых изысков, большого воображения не требовалось.
   Что же касательно участников "соревнования", так у них дело сразу не заладилось. "Наездники" вдруг решили, что во всём виновата женская половина и стали ей, половине, объяснять это довольно эмоционально, с применением верхних, а то и нижних конечностей. "Тёлки", разгорячённые "соревнованием", и уже находившиеся в чувственном нокауте, не сразу уразумели, что хмель из их голов улетучился. Одна из них к тому моменту была почти в отключке и только "рабочее место" всё так же жадно тянулось к удовольствиям. Очнулась она лишь после того, как получила по нему звонкий шлепок от разгневанного партнёра. На лицах раздосадованных "дам" с каждой секундой всё явственнее проступало выражение обиды и разочарования.
   Пора было приступать ко второму действию.
   Но тут возникли проблемы. Гнев, возмущение, брезгливость - это всё присутствовало в моей душе при виде сей "пасторали". Однако вызвать в себе чувство стыда у меня никак не получалось. Просто фраза, мол, стыдно, ребята, такую жизнь вести, сама по себе ничего не даст, кроме раздражения. Требовалось транслировать само чувство.
   Но где его взять?
   Может, надо вспомнить что-либо из прошлого? Из ситуаций, когда мне было мучительно стыдно за себя?
   Но в голову лезли всё какие-то пустяки. По крупному я, вроде как и не успел никому нагадить. Жене изменить не успел... Детей не бросил на произвол судьбы... Убить - никого не... Хотя - нет... Мне вдруг припомнилась сцена с Настиным дедом. Когда я браслет получил, а дед в тот же момент перебрался в лучший из миров.
   Я прислушался к себе, но угрызений совести не ощутил. Дед ведь сам всё спланировал и вёл меня, как барана на верёвке. И, если говорить о криминале, то случившееся можно с чистой совестью назвать самоубийством. Так что, виноватым я себя не чувствовал, как ни крути.
   Видимо, лицо моё отражало ход моих мыслей, поскольку Санька участливо поинтересовался:
   - Проблемы?
   - Похоже на то, - виновато моргнул я и вкратце изложил суть камня преткновения.
   - Отсутствие греха - лишнее подтверждение правильности выбора деда, - веско проговорил Санька. - Но, позволю себе заметить, ты несколько своеобразно понял задачу. Насколько я понимаю, дело не в том, чтобы выплеснуть наружу чувство стыда за что-то конкретное. Иначе все подопытные будут мучиться только твоими проблемами, для них несуществующими. Суть дела, по-моему, в том и состоит, чтобы транслировать в мир самого себя, свою сущность, своё... как бы это выразиться?.. своё мироощущение! Короче, во время передачи ты должен ощутить себя Человеком с большой буквы. Христом, если на то пошло... Ты не улыбайся, лучше припомни основной его пунктик. Помнишь? Любовь называется. Есть на свете такое чувство. Не знал? Все о нём говорят, но никто его не видел. Вот ты и не должен испытывать к подопытным ничего, кроме любви. Пусть даже отеческой.
   - Не много ли чести? - мрачно хмыкнул Пашка и ткнул пальцем в экран. - Их-то за что любить? Быдло! Одно слово!
   Санька фыркнул:
   - Не будем опускаться до частностей! Какая, в принципе, разница, это быдло или другое? Сейчас вся планета - один общий бордель. А кандидатов в святые - единицы! Так кого нам из дерьма вытаскивать? Вот именно! - сам себе ответил он и заключил: - Излучай порядочность, излучай, если сумеешь, любовь. В высшем смысле, естественно. А всеобщее поле любви породит и обострённую совесть и всё, что с этим связано.
   - Какие речи! - хрюкнул Пашка. - Слезу вышибает!
   Санька слегка порозовел и отвёл взгляд в сторону:
   - Пал Ксанч со мною не согласны?..
   Пашка понял, что встрял не вовремя и стушевался:
   - Да я чё? Всё правильно... Я так...
   - Вот и не мешай, если всё правильно! - цыкнул я на него и обратился к смущённому Саньке: - Я, кажись, понял. Щас попробую...
   Как говаривал в своё время мой дед (не Настин): "Языком молоть - не мешки ворочать!" Попробуйте думать о Боге, о спасении души во время просмотра крутого эротического фильма. Слабо? Вот то-то же! В таком положении оказался и я.
   Общие рассуждения - это, конечно, хорошо. Но вот дело дошло до практического воплощения и я стал в тупик. В принципе, ведь я - простой смертный (хоть и получил сверхъестественные способности) и ничто человеческое мне не чуждо. И высокодуховное, и низменное. И потому вид обнажённого женского тела вызывает у меня, как и у всякого нормального мужика, совершенно адекватную реакцию.
   А о художественной стороне этого вопроса можно говорить, когда снижен накал страстей, когда красива поза, когда зришь юное, не отмеченное печатью порока, лицо и тело, когда чуть прикрыты, а не призывно выпирают интимные места...
   А это что? Это, извините меня, эротический нокаут! Иначе не назовёшь! О какой там Любви высшего порядка может идти речь?!!
   Я закрыл глаза, чтобы хоть таким образом отгородиться от картины, возбуждающей низменные инстинкты, и попробовал сосредоточиться.
   Все мои самые светлые воспоминания о том времени, когда я всею силою души любил Вселенную, а вместе с ней и Землю со всем человечеством, приходятся на детство и школьные годы. Потому что, уже будучи в армии, я вплотную столкнулся с людской жестокостью, тупостью и ханжеством, и лёгкое, безоблачное восприятие мира поблекло, стало боле приземлённым и прагматичным. Не скажу, что это состояние мне сильно нравилось, но яд, проникший в душу, возымел своё действие: я стал более осторожным, осмотрительным, трудно сходился с людьми. Душа облачилась в защитный кокон, внутри которого хранились все мои сантименты и наивные идеалы, не претерпевшие существенных изменений и до сей поры.
   Я сделал мысленное усилие и проскользнул по оси личного времени назад, в свои детские воспоминания. И вдруг я с удивлением обнаружил, что совершенно ничего не забыто, что всё помнится так ярко и празднично, будто пережито только вчера! В голове моей будто солнце взошло и ярко высветило каждую мало-мальски значимую подробность. Исчезла та серая пелена, которой обычно покрыты все давние воспоминания, за исключением, может быть, некоторых, оставивших неизгладимые шрамы в памяти.
   Мелькнула мысль и тут же угасла, что так ярко помнить обычному человеку невозможно, и что без браслета тут дело не обошлось...
   Но - какая разница? Я вновь чувствовал себя беззаботным и радостным ребёнком, воспринимавшим мир во всём его великолепном многоцветии! Ожили совершенно забытые воспоминания, а вместе с ними - глубина их восприятия и переживания.
   На меня ринулась лавина мелких, с точки зрения взрослого человека ничего не значащих событий, но таких значительных и важных для меня, ребёнка со сложной и чувствительной душой!
   Вот я в школе, у доски. Учился я хорошо и потому воспоминание было приятным. Сам процесс получения новых знаний доставлял мне неизъяснимое удовольствие, а изложение усвоенного и принятого, как своё, привносило в моё мироощущение осознание причастности к окружающей меня действительности, ко всей Вселенной!
   А вот и улица, где я рос...
   Всё своё детство я провозился с девчонками. Хоть и были пацаны на нашей улице, но меня к ним не тянуло. Нарочитая грубость, цинизм, ложное понятие о мужественности - отталкивали.
   Сначала игры, потом первая влюблённость... Аромат нежных, пугливых ощущений сладкой патокой нахлынул на меня и с удвоенной силой закружил голову... Полузабытые имена и лица трепетно всплыли в памяти... Вспомнились первые взгляды украдкой, вдруг появившееся особое отношение к той, рядом с которой прошло всё детство. Расцвела, похорошела... Всплыли тайные фантазии, томление неопытной души...
   Боже! Какое сладкое и забытое чувство! Огромное, занимающее собою весь окружающий мир! Душа пела гимн прекрасной жизни!..
   Воспоминания наплывали одно за другим, как волны на берег моря, но никуда не уходили, а накапливались, усиливалось их переживание, душа пребывала в экстатическом онемении...
   Это было удивительно, но приходили только приятные воспоминания! Я утопал в море эмоций, любовь переполняла меня и я почувствовал, как из глаз моих брызнули слёзы...
   - Володь... - послышался тихий голос Саньки. - Ты не рассчитал силу воздействия!...
   Я открыл глаза. Нервы гудели, душа трепетала и сердце готово было выпрыгнуть из груди! Несколько секунд я сидел, блуждая взглядом по сторонам и силился вспомнить, где я нахожусь...
   - Ну ты чё? - подошёл ко мне Пашка и с беспокойством заглянул в лицо. - Тебе плохо, что ли?
   Я расплылся в глупой улыбке и проблеял:
   - Хорошо...
   До моего оглушённого сознания вновь пробился тихий голос Саньки, в котором слышались истерические нотки:
   - Володь, ты хоть знаешь, на каком этаже мы живём?
   Я повернул к нему своё заплаканное лицо и удивлённо ответил:
   - Н-нет...
   - На девятом!.. Далеко лететь!..
   Я вытер слёзы, поморгал и спросил:
   - Зачем ты мне это говоришь?
   - А ты посмотри туда, - кивнул он на прозрачную стену.
   Я посмотрел. "Берлога" опустела. Окно было распахнуто настежь и ветер трепал замызганную занавеску.
   - Они ушли, что ли?
   - Ага! - ехидно хихикнул Пашка. - Туда! Через подоконник!
   - Ты хочешь сказать...
   - Именно это я и хочу сказать, - серьёзно сказал Санька. - Видел бы ты, как они переживали, как метались по комнате, заламывая руки! Натуральное кино! Я бы подумал, что они притворяются, если б и нас с Пашкой не зацепило.
   - Во-во! - хрюкнул тот, стоя возле стены и брезгливо разглядывая опустевший притон. - Я думал, крыша съедет от кайфа! - Он повернулся ко мне и со странным выражением оглядел меня с ног до головы: - С тобой теперь опасно дело иметь!..
   - Они, что же?.. - промямлил я, медленно осознавая ужас произошедшего. - В окно выпрыгнули?!
   - Ты что-то совсем тормозить стал! - удивился Пашка и они с Санькой переглянулись.
   - Так ведь их же спасать надо! - подхватился я, но Санька крепко схватил меня за руку и усадил на место: - Сиди! Как сказал Пал Ксанч: "Много чести!" Будем считать это побочным эффектом нашего эксперимента.
   - Да ты что?! - возмутился, не оставляя попыток встать с кресла.
   - А то! - припечатал Санька довольно жёстко. - Ты что же, теперь каждому бомжу на выручку будешь кидаться, если он станет от угрызений совести загинаться?
   - А как же иначе?
   - Ну, знаешь ли! Христос, и тот был более разборчив в своих благодеяниях!
   - Да ты-то почём знаешь?!
   Я всё-таки встал, открыл проход в "берлогу" и, переступая через горы мусора, подошёл к окну. Перегнувшись через подоконник, я глянул с высоты девятого этажа. Далеко внизу, на асфальте, распластались наши старые знакомые. Вокруг них толпился народ, оживлённо обсуждая происшествие. Многие размахивали руками, кричали и показывали вверх.
   - Я бы не стал этого делать, - донёсся до меня приглушённый расстоянием голос Саньки.
   Он был прав: меня заметили и, как по команде, подняли головы кверху. Я запоздало отшатнулся от окна и захлопнул раму.
   - И этого я бы не стал делать, - так же сдержанно заявил Санька.
   Я уже и сам понял, что сглупил. Поди теперь докажи, что ты не верблюд, и что в комнате после ЧП никого не было! Улика неопровержимая! И куча свидетелей. А под подозрение подпадают все соседи. И Санька в том числе.
   Я совсем растерялся:
   - Ну и что теперь будем делать?
   - Когти рвать! - гыгыкнул Пашка. - Чего же ещё? Пока не замели.
   Я вдруг вспомнил сцену с драконом, испохабившим Настину квартиру и "на закусь" хряпнувшим соседскую бабулю по темечку оконной рамой. Ситуация повторялась. Тогда мне тоже пришлось поспешно уносить ноги, как нашкодившему щенку.
   - А ты говоришь: "Купаться"... - задумчиво пробормотал я, возвращаясь в Санькину комнату и гася за собой экран.
   - Чего? - удивился Санька.
   - Ничего. Это я так, мысли вслух... Ну и куда же мы теперь?
   - Ко мне, конечно! - уверенно сказал Пашка. - Там наши женщины, небось, уже с базара вернулись!
   Меня словно кипятком обдало: я же канал сообщения с Пашкиной хибарой закрыл!!!
   И случилось это в тот момент, когда я в азарте демонстрировал Саньке конец света!
   Моля Бога, чтобы всё обошлось, я открыл проход в Пашкины апартаменты и буквально впрыгнул туда первым.
   Тишина. Только на стенке тикают часы, да в печке потрескивают догорающие угли.
   Никого.
   - Рано им ещё, наверное, - предположил Санька, с любопытством осматриваясь.
   - Да я бы не сказал... - Пашка посмотрел на часы: - Какой базар в такое время?
   Часы показывали без десяти двенадцать.
   - Может, зашли к кому? - попытался успокоить меня Санька. - Или по магазинам? - Он переглянулся с Пашкой и тот преувеличенно бодро поддакнул:
   - А чё? Может быть! Денег-то теперь - завались! Карман чешется!
   Но их игра меня вовсе не успокоила. Душа предчувствовала беду.
   - Рынок далеко? - сдерживая дрожь в голосе, спросил я.
   - Да нет, в двух шагах...
   - Прошвырнёмся?
   - В принципе, я бы тоже не против, - замялся Санька. - Только приодеться бы?..
   Он глазами указал на то место, где за минуту до этого светился экран и который я выключил, как только Пашка, шедший последним, переступил порог.
   - А... Да-да... - рассеянно кивнул я и вновь открыл проход.
   Санька живо занырнул туда.
   - И чего ты так разволновался? - напяливая на себя нечто среднее между фуражкой и лыжной шапочкой, неумело пытался успокоить меня Пашка. - Всё будет нормально!
   - Дай-то Бог...
   Уверенности его я не разделял.
   Со стороны экрана послышались голоса. Санькин и ещё чей-то. Женский. Разговор шёл на повышенных тонах. Мы с Пашкой переглянулись и он прошипел:
   - Влипли!.. Понесла ж его нелёгкая!..
   - Не сообразили... Можно было бы самим сляпать ему что-нибудь приличное...
   - Во-во! - шепнул Пашка, опасливо заглядывая за край экрана. - Ты хоть ворота сдвинь поуже... Чтоб не так явственно...
   Я сузил экран до размеров обычной двери. Чтоб только человеку пройти.
   Но всё оказалось не так страшно: просто вернулась жена Саньки. Он с виноватым видом выглянул из-за двери, ведущей в прихожую, и попросил:
   - Володь, секундочку, я сейчас...
   Он уже был при параде.
   - С кем это ты? - услышали мы удивлённый возглас его супруги и из-за его плеча выглянуло довольно симпатичное женское лицо.
   "Господи! - заныло в груди. - Как невовремя!"
   Но отступать было поздно. И мы с Пашкой, как были в верхней одежде, протиснулись в Санькину комнату.
   И без того крупные глаза молодой женщины сделались от удивления ещё больше, когда она увидела окантованный светящейся рамкой проём в стене, которого (она знала это совершенно точно!) быть не могло, и нас, выходящих из этой новоявленной двери.
   - О-о-оль! - простонал убитый Санька. - Ну некогда с этим сейчас!..
   - Как это - "некогда"? - быстро обрела Ольга способность говорить. - У нас гости, а ты их прячешь от меня?
   Она проскользнула между притолокой и раздосадованным мужем и медленно подошла, я бы даже сказал - подкралась к нам, внимательно нас разглядывая, словно музейные экспонаты.
   Это была молодая и красивая светловолосая женщина лет двадцати пяти. Во всяком случае, она выглядела на этот возраст. Крупные глаза, маленький, чуть вздёрнутый носик и капризно изогнутые припухлые губы изобличали натуру, подверженную частым сменам настроения. Высокий лоб, прикрытый непокорным локоном, нисколько не портил общего впечатления. Скорее, даже наоборот, добавлял её образу некоторую мечтательность и интеллигентность. Ладная фигурка угадывалась в её кошачьих движениях, хотя она и не успела снять пальто с воротником какого-то рыжего пушного зверя.
   Жеманничая, она протянула мне пухлую ручку, и, несколько растягивая слова, произнесла:
   - Оля. - И, не давая мне раскрыть рта, прощебетала: - А вы, надо полагать, тот самый Володя? Мне Саша рассказывал о вас много замечательного. Так, значит, вот вы какой? - И она откровенно оглядела меня с головы до ног, будто пыталась на глаз определить, чем же это таким я отличаюсь от остальных шести миллиардов?
   Я держал поданную ею руку и не знал, что же с ней делать? Сначала было по привычке легонько пожал, потом сообразил, что так не поступают, а как, я не знал, и потому, после недолгого замешательства, наклонился и приложился к руке губами.
   - Ой, ну что вы! - рассмеялась она мне в лысину и лёгким движением отняла руку. - Какие там церемонии?!
   Потом, всё-таки не найдя во мне разительных отличий от рода человеческого, она обратилась к Пашке. Он переминался у меня за спиной и открылся для обозрения, лишь когда я согнулся буквой "зю".
   - А вы, я думаю... Павел? - после небольшой паузы припомнила она. Пашка кивнул с такой готовностью, что я встревожился за его голову. Ольга также прошлась по нему оценивающим взглядом и неожиданно прыснула в кулачок, обернувшись к мужу: - Три мушкетёра!
   Санька наблюдал всю эту сцену с кислым видом. Я подмигнул ему: ничего, мол, всё путём.
   - Я не поняла, - капризно изогнула бровь его супруга. - Вы куда-то собрались? Разве вы у нас не погостите?
   - Оля! - цыкнул на неё Санька. - Я ж тебе говорил: у человека беда стряслась, надо срочно выручать!
   Ответом ему был взгляд, полный недоверия. Она подошла к проёму в стене и с некоторой опаской заглянула туда.
   - Эт-то что?.. - с брезгливой гримаской спросила она. - Ход к соседям?
   - Нет... - покраснел Пашка. - Это мои хоромы... Далеко отсюда.
   - Да? - Она, конечно, не поверила, обвела нас рассеянным взглядом и тронула пальцем кромку экрана. Не встречая сопротивления, палец прошёл насквозь. Она отдёрнула руку, оглядела её, зачем-то подула на палец и загадочно стрельнула в меня глазами: - А, говорят, вы можете таким образом и... на Канары?
   - Может, может! - раздражённо перебил её Санька. - Только не сейчас! Ты понимаешь, что нам некогда? Спешим!
   - Какая жалость! - разочарованно протянула Ольга. Она сразу потеряла к нам всякий интерес. - Надеюсь, к вечеру ты уже будешь дома? - холодно осведомилась она.
   - Надежда умирает последней! - мгновенно оживился Санька, схватил шапку и, заталкивая нас в проём, бросил через плечо: - Не скучай!
   Ольга проводила нас равнодушным взглядом.
  
  31. Пора когти рвать
  
   Непредвиденная задержка несколько охладила мой пыл, и я уже мог спокойно рассуждать. Мы вышли на улицу, минуя скучавшую шавку. Она лениво загнусавила нам вслед, но после Пашкиного окрика мгновенно забыла, что хотела этим сказать, и забилась под крыльцо.
   - Я всё стоял и ждал, что вот-вот постучат, - возбуждённо рассказывал Санька, радуясь скорому освобождению. - И тогда придётся долго и нудно доказывать свою непричастность... к изобретению парашюта.
   - Ну! - многозначительно хмыкнул Пашка. - Это нам ещё предстоит!
   - А вот это мы ещё посмотрим! - решительно отрезал Санька.
   - Думаешь, она не догадается, что это наша работа?
   - Ха! Пусть докажет!
   Мы быстрым шагом шли по кривой улочке, сопровождаемые многоголосием собак.
   - Ага-ага! И вас так же! - не выдержал Пашка, когда одна из них особенно рьяно старалась донести своё неприязненное к нам отношение. - И мать вашу также!
   При слове "мать" он так бухнул кулаком в калитку, что шавкины соседки страшно обрадовались и принялись хором обсуждать нас на все лады.
   - На кой чёрт ты её трогал! - сморщился Санька.
   Мы проскакали метров тридцать, когда нам вслед визгливо донеслось:
   - Фулюганы!
   Я оглянулся через плечо. Из калитки, которой Пашка только что уделил особое внимание, высунулась сморщенная старушечья голова, покрытая пёстрым платком, и корчила нам вслед ужасные гримасы.
   А собачий лай становился всё громче и невыносимее. Собаки с явным удовольствием перехватывали друг у друга эстафету и вовсе не собирались успокаиваться.
   - Ой, мама дорогая! - заревел Пашка и, схватившись за голову, бросился бежать из бесконечного переулка. К радости собачьего населения мы последовали его примеру.
   - И как вы в таком содоме живёте? Я б давно взбесился! - сказал запыхавшийся Санька, едва мы выскочили на широкую улицу, по которой в обе стороны проносились автомобили самых разных форм и окраски. Собачий хай доносился сюда уже приглушённым.
   - Да клянусь, такого никогда не было! - побожился Пашка. - А щас прям как с ума посходили!
   - Чуют, бродяги! - хитро покосился Санька в мою сторону.
   - Ага! - поддержал Пашка. - Серой тянет за версту!
   - Ну, Пал Ксанч! Зачем же так грубо? Скажем так: ощущают присутствие паранормального объекта!
   Но "объекту" было не до их трёпа. Душа была не на месте. Пропала бы только Настя - ещё ладно, полбеды. Я уже не раз справлялся с ситуацией, выкрутился бы и теперь. Но, похоже, пострадали невинные люди - Пашкина Наталья, да ещё и с пацанятами! А это уже ни в какие ворота! Я мельком взглянул на него. Совершенно не осознавая всей сложности ситуации, он беззаботно перебрасывался колкостями с Санькой. На его лице не отражалось никакого беспокойства.
   А, может, это я сгущаю краски? Может, они и впрямь болтаются по магазинам?
   - Далеко ещё?
   - А вот, за поворотом! - Пашка указал вперёд, в самую гущу народа, сновавшего по тротуару.
   - Я, вообще-то, по твоим рассказам представлял, что ты живёшь в такой дыре, что ни дай тебе, господи! - проговорил я, удивлённо озираясь по сторонам. - А тут, смотри: народу, больше, чем людей! Да и городок не так плох.
   - Ты ж на машине ехал! Не разглядел, что ли?
   - Так ведь я оттуда сразу к тебе сиганул, - махнул я на небо. - Да и то - ведь уж ночь была. Чего б я увидел?
   - На машине? - навострил уши Санька. - А чего ж мы ноги-то бьём? Где она?
   - Та... - смущённо потупился Пашка. - Спёрли... Этой же ночью.
   Санька расхохотался:
   - Ну вы и спать, я гляжу, здоровы! А чего ж не рассказывал?
   - Чё тут рассказывать?.. Да и не спали мы вовсе...
   - А неплохо сейчас бы... - вздохнул Санька. - Однако я не понял: как это - на машине и оттуда? - Он глянул вверх. - Прилетел, что ли?
   - Ну...
   Он выдержал паузу, ожидая продолжения, и, не дождавшись, подковырнул:
   - Обстоятельно изъясняешься, надо признать!
   Я только плечом повёл:
   - Потом...
   Мы свернули за угол и сразу оказались в самой гуще народа. Музыку мы слышали ещё издалека, но народу было столько, что не протолкнуться.
   - А ты говорил: "Какой базар?" - прокричал я Пашке. - Смотри, что делается!
   У меня чуть отлегло на сердце. Всё-таки, есть надежда.
   - Сам не врубаюсь! - ответил он, прокладывая себе дорогу локтями. - Обычно здесь в это время только ветер обёртки гоняет!
   - Так ведь сегодня ж воскресенье! - на другое ухо крикнул ему Санька.
   - Ну дык, а я об чём?.. О!.. Чудеса твои, господи!
   Последнее восклицание относилось не к осознанию, какой сегодня день недели. Во всю площадь, из конца в конец, над морем голов протянулся длиннющий разноцветный лозунг: "Только раз! И только у нас! Разнообразные аттракционы и цирковое представление!" И ниже, шрифтом помельче, сообщалась дополнительная информация: кто, когда и за какую цену.
   - Вот тебе и всё объяснение! - крикнул мне Санька. Разговаривать можно было только таким образом - шум стоял невообразимый. - Здесь они и затерялись!
   Это было похоже на правду. Во всяком случае, хотелось в это верить.
   - Мы сваляли большого дурака! - снова прокричал мне Санька минут через десять безуспешных поисков в торговых рядах. - Впопыхах выскочили из дому, хотя можно было бы преспокойненько отыскать их с помощью браслета, сидя в тепле и уюте!
   - Чего уж теперь? - пробурчал я, рыская глазами по сторонам и стараясь не потерять из виду Пашку, усердно расталкивавшего перед нами толпу. - Не заводить же его теперь прямо здесь?
   - А? - не расслышал Санька, но ответить ему я ничего не успел, так как в этот момент Пашка обнаружил своё семейство возле павильона с электрическими автомобильчиками.
   Утомлённая, но довольная Наталья стояла у входа, а разгорячённые пацанята с остервенением накручивали баранки своих машин, каждую секунду сталкиваясь с другими такими же ездоками и сопровождая всё это радостным визгом и криками. Веселье было в самом разгаре.
   - Вы чего так долго? - набросился Пашка на супругу. - Мы уж подумали, что-то случилось!
   - Ничего не случилось, - спокойно ответила Наталья. - Пусть дети хоть раз всласть повеселятся. Думаю, теперь-то можно?
   - Само собой! - оттаял довольный Пашка.
   А я, тревожно озираясь, спросил:
   - Настя где?
   - Сказала, сейчас вернётся, - пожала плечами Наталья. - Какой-то мужик отозвал её в сторону. Вот уж минут двадцать...
   - Какой мужик?! - закричал я в ужасе.
   - Ну, "какой"?.. - виновато посмотрела на меня Наталья. - Лет двадцать пять, невысокий такой... Да я и сама удивилась, - стала оправдываться она. - По имени её назвал. Сказал, что хороший знакомый. Вежливый такой... - добавила она и осеклась, испугавшись выражения моего лица.
   Мне в сердце будто нож вонзили! Не зря душа моя ныла! Опять! Опять я пролетаю, как фанера над Парижем!
   - Стойте здесь. Никуда не уходите, - распорядился я и нырнул в толпу.
   "Сезам! Ты хоть приблизительно знаешь, где Настю искать?" - в отчаянии воззвал я.
   "Да", - как ни в чём ни бывало, ответил тот.
   "Ну и где?" - без всякой надежды спросил я, ожидая очередной зауми. Но ответ оказался неожиданно простым:
   "В пятидесяти метрах к северу".
   - Так что?! - вскрикнул я и остановился. - С ней всё в порядке, что ли?!
   - С кем? - удивлённо обернулся какой-то старик, случайно оказавшийся рядом со мной.
   - Извините, я не вам, - отмахнулся я от неожиданного собеседника и мысленно пришпорил замешкавшегося на мгновение "коня": "Ну, чего молчишь?!"
   "При анализе состояния физической оболочки объекта "Настя" отклонений от нормы не обнаружено", - выдал "конь".
   Опять по душе царапнуло корявое слово "объект". Но возмущаться не имело смысла: машина, она и в Африке машина. Я для него тоже - "объект".
   "Веди!" - с облегчением усмехнулся я и зашагал, довольно невежливо распихивая зевак, направляемый волей браслета.
   Настю я обнаружил на лавочке возле киоска, торгующего всякой дребеденью: от "Сникерсов" до "Памперсов". Она сидела, положив ногу на ногу, сцепив на колене пальцы рук, и задумчиво смотрела сквозь снующую перед нею толпу. Даже на меня она обратила внимание лишь тогда, когда я потряс её за плечо:
   - Что с тобой?
   - А? - очнулась она и, увидев меня, вяло улыбнулась: - Да так, притомилась...
   - А почему ты здесь, а не со всеми?
   - Отстала... - пожала она плечиком. - Потерялась. Ждала, когда ты меня отыщешь. Вот ты и пришёл! - улыбнулась она и взяла меня за руку, намереваясь усадить рядом с собой.
   - Нет, погоди, - нахмурился я и спрятал руку в карман куртки. - Что за мужик с тобой разговаривал?
   - Мужик? - совершенно искренне удивилась она. - Какой мужик?
   - Тот, что назвался "хорошим знакомым"!
   - Не пойму, - ещё больше удивилась она. - О чём это ты?
   Так!.. Скрываем, значит. Ну-ну... Я почувствовал укол ревности.
   Вкратце передав рассказ Натальи, я вновь подступился к ней:
   - Кто это был?
   На лице её отразилось неподдельное недоумение:
   - Ты ничего не путаешь?
   - Нет, моя милая, ничего я не путаю! За что купил, за то и продаю! - в раздражении ответил я. Кровь бросилась мне в голову. - Кто это был?
   - Да не знаю я никого! - Настя вскочила и глаза её гневно засверкали. - Чего ты меня допрашиваешь?!
   - Ладно! - Я решительно взял её за руку и, прямо на глазах у изумлённых зевак, шагнул через открывшийся проход к Пашке домой, увлекая Настю за собой. - Будем смотреть кино! - хмуро сообщил я, вызывая к жизни изображение получасовой давности в районе павильона, где катались Пашкины отпрыски на автомобильчиках.
   Настя с Натальей стояли у низкой изгороди павильона и весело перекликались с мальчишками, яростно атакующими своих сверстников. Пацанята сияли - рот до ушей! Ну, ещё бы! В их коротенькой жизни выпал такой длинный и насыщенный одними удовольствиями чудесный день!
   Зрителей было больше, чем ездоков, раз в десять. Они столпились возле ограждения и закрывали собою наших женщин. Чтобы не прозевать нужный момент, я поднял экран чуть выше уровня голов людей. Обзор улучшился.
   - Ну, и где же твой "мужик"? - холодно спросила Настя. Она так и стояла посреди комнаты, скрестив руки на груди.
   - Увидим, - коротко обронил я сквозь зубы.
   И мы, действительно, увидели! Ждать пришлось недолго. Я так и не усёк того момента, когда возле Насти нарисовалась фигура мужчины в чёрной куртке и лыжной шапке, натянутой чуть ли не до плеч. Он сутулился и во время разговора с женщинами зябко поводил плечами. Лица я не видел, потому что он стоял к нам спиной.
   - Вот он! злорадно выкрикнул я и мельком взглянул на свою подругу. Выражение её лица в этот момент претерпевало значительные метаморфозы: от оскорблённого достоинства до удивлённой растерянности. Она вся подалась к экрану, всматриваясь в незнакомца.
   Я повернул изображение на сто восемьдесят градусов и ахнул: возле Насти, чуть придерживая её за локоть, стоял мой старый знакомый - Кирюша! Нелепая лыжная шапочка, шедшая ему, как корове седло, и гладко выбритые щёки не смогли сбить меня с толку: эти бегающие глазки я узнал буквально сразу же. Он подобострастно улыбался и что-то говорил Наталье.
   Меня удивил отрешённый вид Насти. Всем своим видом она выражала покорность судьбе и ничуть не противилась тому, что нахал продолжал держать её за локоть.
   - Кто это?! - поражённо воскликнула Настя.
   - Ты это у меня спрашиваешь? - едко усмехнулся я.
   - Но я его в первый раз вижу!!!
   - Не кричи, - примиряюще сказал я и притянул её к себе. Она удивлённо покосилась но не противилась. - Разрешите представить! - театральным жестом повёл я рукой в сторону экрана. - Кирюша! Тот самый Кирюша, о котором я тебе рассказывал. Мой, так сказать, боевой сотоварищ. Уцелел, стервец! Неужто, его тоже отремонтировали? Или вовремя слинял?
   - Но почему же я не помню этого типуса?! - возмутилась Настя.
   - А вот этому я как раз не удивляюсь, - вздохнул я. - С нашими-то возможностями внушить можно всё, что угодно. Только, - усмехнулся я, обращаясь к изображению, - коряво работаем, уважаемый! Наследить изволили!
   - Так ты считаешь, что он стёр себя из моей памяти? - догадалась Настя.
   - Ну да! Это ж ясно, как божий день!.. Если повар нам не врёт? - хитро посмотрел я на неё и на всякий случай чмокнул в щёку.
   - Это что за намёки?! - напряглась она.
   - Не обращай внимания, - прижал я её покрепче. - Ничто человеческое и нам не чуждо!
   - Ревность тоже?
   - Ревнует, значит, любит!
   Настя хмыкнула и, потупив взгляд, многообещающе приподняла бровь.
   А сюжет на экране продолжал развиваться по протоптанной ранее дорожке. Настя что-то равнодушно сказала Наталье, потом всем корпусом, как сомнамбула, повернулась к Кирюше, и он, всё так же, не выпуская её локтя, повёл её сквозь толпу.
   Я приказал Сезаму следовать за ними.
   Однако ничего интересного мы не увидели. Кирюша довёл Настю до знакомого киоска, что-то коротко сказал ей и... просто растворился в воздухе! В буквальном смысле слова. Никто из прохожих даже не обратил внимания на не совсем обычное явление: каждый был занят своими проблемами.
   Настя села на лавку и застыла в позе, в которой я её и нашёл.
   - Нет, ты мне скажи, как это понимать? - Настя с досадой постучала кулачком себе по лбу. - Ведь здесь даже и близко ничего нет!
   - Есть! - убеждённо сказал я. - Только за семью печатями! Профессионалы поработали!
   - А почему во множественном числе? Он же один был...
   - Так тут же явно торчат уши Бея! Это и так понятно. Посланничек-то - от него! Значит, вскорости надо ждать и дорогого гостя... Самого... - озабоченно нахмурился я.
   - Ты думаешь?
   - Уверен.
   Тревога отразилась на её лице:
   - Что же теперь делать?
   - Прежде всего, - с сомнением глянул я на неё, - узнать, зачем именно ты ему понадобилась. Хотя... я и так догадываюсь...
   - Но как? - Настя беспомощно пожала плечами. - Я же ничего не помню...
   - Я бы попробовал. Позволишь?
   Ноздри её гневно затрепетали:
   - Мне скрывать нечего!
   - Ну и ладненько. Сядь вот сюда и расслабься...
  
  ******
  
   Как ни прискорбно, однако Кирюша в Настиной голове напрочь отсутствовал. Единственной информацией, которую мне удалось выудить у неё под гипнозом, был мой рассказ о встрече с ним в бытность мою рекрутом Бея, да ещё вот только что состоявшийся неприятный разговор. И всё. А то, что было на экране, она видела в первый раз, как и я.
   Так что визит в Настино подсознание ничего не дал. Блок был поставлен крепко и умело. А психотерапевт из меня получился никудышний.
   - Значит, так, - подвёл я итог своим изысканиям. Пора созывать совет в Филях, пока нас не накрыли. Будем вырабатывать тактику и стратегию отхода.
   Настя серьёзно кивнула. От былой обиды не осталось и следа.
   Поскольку было уже не до церемоний, я открыл проход прямо перед своими порядком продрогшими друзьями и призывно замахал руками:
   - Скорее! Скорее! Времени - в обрез!
   Оказавшиеся рядом посетители аттракциона изумлённо уставились на возникший из ниоткуда сияющий прямоугольник и в охватившем их онемении молча наблюдали, как в него нырнули Пашка с Санькой, и как растерявшаяся Наталья, тревожно оглядываясь на нас, начала созывать детей. Но куда там! Ненасытимое это чувство - игра! Пацаны стали капризничать, ни в какую не соглашаясь вылезать из машин. Пришлось вмешаться мне. Болтая в воздухе ногами и вереща, то ли от страха, то ли от удовольствия, мальчишки поднялись над машинами и вплыли к нам в комнату. Я опустил их на диван, подождал, пока Наталья осторожно переступит светящийся порог, и дал отбой браслету.
   - А вы, сударыня, всё хорошеете, - поздоровался Санька с Настей, хитро поглядывая на меня.
   Пашка, зябко передёргивая плечами, лениво поинтересовался:
   - Что за аврал?
   - В самую точку, - согласно кивнул я. - В самую пору объявлять тревогу. С минуты на минуту сюда может заявиться Бей собственной персоной. Надеюсь, не надо напоминать, кто это?
   - Ну как же! - отозвался Санька. - Главный пакостник! Такую рожу вряд ли забудешь!
   - С определениями попрошу быть поосторожнее, - нахмурился я. - Вполне возможно, что он сейчас слышит наш разговор. Если вы помните, это существо с болезненным самолюбием, ужасно обидчиво и нервно реагирует на непочтительное упоминание своего имени. Но позвал я вас вот зачем: нам с Настей надо срочно уходить с Земли. Во-первых, потому, что общение с ним доставляет лично мне мало удовольствия, а во-вторых, чтобы отвести удар ото всех вас. Тебя, Санька, я сейчас переправлю домой...
   - Не согласен! - возопил тот. - Ведь сам же сказал: "Мы - одна команда!" Вместе и расхлёбывать!
   - Но...
   - Никаких "но"! - поддержал его Пашка. - Мы - с тобой!
   - Это кто это "мы"? - подбоченилась Наталья. - Куда это ты намылился?! А я? А дети?
   - Вот видишь... - начал было я, но Пашка перебил:
   - Погоди... - И, обращаясь к жене, постучал кулаком по лбу: - Балда! О тебе ж с детьми и беспокойство! Слышала? "Надо отвести удар". Не будет нас, не будет и опасности!
   Наталья моментально зашлась длинным и цветистым монологом относительно частых Пашкиных загулов, на что тот пытался возражать, что сейчас не тот случай, но вставить что-либо в Натальину арию ему плохо удавалось.
   Я дал им немного отвести душу друг на друге, но потом, буквально всем существом чувствуя уходящие секунды, каждая из которых могла оказаться роковой, решил вмешаться:
   - Если на то пошло, приглашаю всех совершить круиз по Галактике.
   - Слышишь? - обрадованно подхватил Пашка. - И тебя зовут!
   Наталья испугалась:
   - Ещё чего! - И сказала первое, что пришло в голову: - А работа как?
   - Вот балда! - рассвирепел Пашка. - Не сказать ещё хужей! Какая, к чертям, работа?! Ты хоть соображаешь, чего говоришь?! До сих пор не усекла, что под его крылышком нам будет не жизнь, а лафа?!
   - Это что ж, так и будешь всю жисть ходить в нахлебниках? - зло отозвалась Наталья.
   - Тьфу! - в сердцах сплюнул Пашка и, махнув рукой на супругу, повернулся ко мне: - Заводи, Володь! Никуда она не денется! С нами полетит!
   - Ишь ты! Рабовладелец! "Никуда не денется!" Ещё как денусь! - стала в позу строптивая супруга. - И вообще, - это относилось уже ко мне, - куда это вы собрались "лететь"?
   - Ну, как "куда"? - растерялся я от неожиданного напора. - Пока - на одну из планет, пригодную для жизни. А там - видно будет.
   - Что?! - оторопела Наталья. - На другую планету?!!
   - Здрасссьте-пжалста! - выкатил глаза Пашка. - А ты доси и не поняла?! Тебе ж, дурья башка, говорят: "На Земле оставаться опасно!" Скрутят, и "Ох!" не успеешь сказать!
   - Да кому ты-то нужен?! - окрысилась Наталья. - Это вот ему, - кивок в мою сторону, - есть чего терять, а ты тут при чём? И даже если, не дай Бог, случится чего, какой ему от тебя прок? Так, обуза только. Сам-то он - шмыг! - и был таков, а тут - целый колхоз! Думать за всех, оберегать!..
   - Вот тут как раз никакой сложности не вижу, - попытался я внести ясность. - Дам браслету задание и в момент опасности он мигом перекинет нас в другой мир, потом - в третий, и так далее. В принципе, мы будем неуязвимы.
   - Ну нет! - фыркнула Наталья. Цыганская жизнь - это не по мне! Да и вообще, только, как говорится, развиднелось, деньги в кои веки объявились, самое время пожить по-людски, а тут - на тебе! - в бега! Нет, гости дорогие, вы уж не обижайтесь, а я с вами не ходок! Тем более - неизвестно куда и что там ещё будет! Нет-нет-нет! - отвернулась она, защищаясь поднятыми руками. - И не уговаривайте меня!
   - Ну что ты с этой бабой станешь делать! - хлопнул себя Пашка по бокам. Раздираемый противоречивыми чувствами, он чуть не плакал.
   - Шерше ля фам! - глубокомысленно изрёк Санька, пристроившийся в уголке на диване рядом с притихшими пацанятами.
   - Значит, так! - решительно подвёл я итог бесполезной дискуссии. - Оставайся с семьёй, а я, немного погодя, наведаюсь, посмотрю, что тут у вас и как. Если будет сильно плохо...
   - Если будет сильно плохо, - перебил Санька, - ты уже ничего не сможешь поправить. Как я понял, браслет против Бея - не помощник?
   - В принципе - да, - неохотно согласился я. - Но, если исходить из того, что ему нужен только я, то об особой опасности для них говорить не приходится. Хотя, кто его знает? Существо с больной психикой...
   - Ну мать, ты ещё об этом горько пожалеешь! - сверкнул Пашка глазищами и, подойдя к окну, нервно отдёрнул занавеску, стал к нам спиной, сунул руки в карманы и сделал вид, что происходящее в комнате его больше не интересует.
   Я воспринял это, как сигнал к отступлению, поскольку дорога была каждая минута. А без нас они найдут общий язык гораздо быстрее. Муж да жена, как говорят, одна сатана.
   Экран вновь отсёк половину комнаты, и на нём нарисовалось изображение Зеркальной планеты, поскольку другой, пригодной для жизни, я ещё не знал. А родина Лори уж очень негостеприимна, чтобы сейчас, в горячке, туда соваться. Правда, оставалась ещё планета из шарового скопления, где делали браслет, но этот вариант останется на тот случай, когда уж совсем подопрёт. Да и надо быть совсем уж свиньёй, чтоб по каждому пустяку тревожить хозяев браслета. Ведь, по сути дела, ещё ничего не произошло. Одни страхи да опасения.
   Я подошёл к убитому горем Пашке и положил ему руку на плечо:
   - Ладно, Паш, пора нам. Уж извини: навёл шороху и опять смываюсь. Сам видишь - обстоятельства.
   О с кислой физиономией повернулся ко мне и пожал протянутую руку:
   - Ещё лет на двадцать?
   - Да ну, что ты! Теперь часто буду заныривать. Я, вроде, как в ответе за вас: наследил тут... Ну ладно, давай, пошли мы.
   Я помахал рукой пацанятам, вырастил перед ними гору сладостей и кивнул Наталье:
   - Сильно не ругай его. Он же хотел, как лучше.
   - А получилось, как всегда! - со злой насмешкой продолжила та. - Не надо ему адвокатов. Я сама прекрасно знаю, что он из себя представляет. А за деньги - спасибо, - уже более миролюбиво произнесла она. - Да и за всё остальное, - кивнула она в сторону пацанов, которые, кстати сказать, на подарок вовсе и не обратили никакого внимания, а во все глаза пялились на раскинувшееся от края до края зеркальное поле иного мира.
   Я уже ступил на упругую и слегка зудящую поверхность за кромкой экрана, когда Пашка, жалобно смотревший мне вслед, вдруг, загоревшись последней надеждой, повернулся к жене и с надрывом в голосе протянул:
   - Мать, а, может, ненадолго, а?..
   Та сдвинула брови, поджала губы и ледяным голосом выдавила:
   - Да провались ты!..
   Глаза Пашки вспыхнули радостным оживлением, он на цыпочках подбежал к экрану и уже занёс ногу над границей, разделяющей два мира, когда вдруг, в один голос, взвыли пацанята.
   - Что такое?! - повернулся к ним незадачливый папаша.
   - И мы хоти-и-им!!!
   - Ну, уж нет! Не бывать этому! - решительно заявила Наталья и загородила их собою. Те заверещали ещё громче!
   - Да чтоб вас всех перекособочило! - в сердцах сплюнул Пашка и потерянно махнул мне: - Сам видишь - повязан по рукам и ногам! Так что... - Он со вздохом поднял плечи и широко развёл руки в стороны.
   Настя, а следом за нею и Санька осторожно переступили на мою сторону. Мы ещё раз помахали Пашкиному семейству и я выключил экран.
  
  32. Звезда героя
  
   - Кино! - только и хмыкнул Санька.
   Он неловко повернулся и скользкая поверхность тут же подвела его: как когда-то Пашка, он упал на спину и стал медленно дрейфовать, не оставляя попыток подняться на ноги. В тот же миг и Настя, вздрогнув от неожиданности, ахнула и последовала его примеру. Она поплыла в десяти сантиметрах над гладкой поверхностью в противоположном направлении, туда, где минуту назад красовался экран, соединявший нас с Землёй.
   Я с улыбкой наблюдал за ними.
   - Ну сделай же что-нибудь! - сердито взбрыкнула Настя. - Стоит и смеётся!
   Я сотворил под ногами у себя небольшой "пятачок" с тремя удобными креслами, подогнал его к Насте, помог ей подняться "на борт корабля", усадил в кресло и подъехал к Саньке. Тот, не обращая внимания на протянутую мною руку, уцепился за край "пятачка", подтянулся и, вскарабкавшись на его прочную поверхность, плюхнулся в кресло.
   - Конфузишь меня перед дамой! - буркнул он смущённо, отряхивая с одежды несуществующую пыль.
   - Где это мы? - спросила Настя, с тревогой озираясь.
   - Есть, сударыня, такая загадочная планетка на окраине Галактики, - отозвался Санька. - Половина её покрыта зеркалами, а другую - населяют женщины.
   - Женщины?
   - Ну да. Поскольку мужская популяция сведена к нулю, и живут здесь одни только безутешные вдовы.
   - А вам-то это откуда известно? - выгнула Настя бровь.
   Я улыбнулся, а Санька поспешил ввернуть:
   - Чай, не впервой в энтих-то краях! - И он хитро подмигнул мне.
   - Так-так, - со значением постучала Настя пальчиком по подлокотнику, оглядывая меня снизу доверху. - И когда же это вы сподобились?
   - Ну ты прям как сейчас на свет народилась! - изумился я. - Ведь я же тебе рассказывал, как мы предприняли небольшую экскурсию по Галактике по дороге к Танзу.
   - То, что ты не спешил увидеться со мной, это я прекрасно помню, - уколола она. - И про Зеркальную планету помню. Но что здесь женский монастырь - слышу впервые.
   Глаза её приобрели нехороший стальной оттенок и резали мне душу, словно лезвием.
   - И что, он тебе не рассказывал, как мы сватали Пашку остаться здесь до нашего возвращения? - Санька попытался увести разговор со скользкой темы.
   - Пашку?! - искренне изумилась Настя. - Здесь?!
   - Ну да! - хохотнул Санька. - Танцовщица одна ему очень приглянулась. Вот мы и решили побаловать парня. Слава Богу, здесь вариантов - полпланеты!
   - Ничего он мне не рассказывал...
   Санька зря старался: Настя всё так же буравила меня колючим взглядом, отчего я непроизвольно съёжился и стал оправдываться:
   - Ну забыл упомянуть... Да и не так уж это важно, в конце концов! - попробовал я гордо вбрыкнуть, но получилось это у меня как-то вяло и неубедительно.
   - Вы, сударыня, зря на него зуб точите, - кинулся Санька на амбразуру. - По части целомудрия он, к вашему сведению, любому монаху фору даст! Не извольте сумлеваться! - добавил он, встретив ироничный взгляд "сударыни".
   - Ишь, спелись! - чуть притупив лезвия своих глаз, усмехнулась Настя. - Ну? И где же всё это? Что-то никаких женщин я здесь не наблюдаю. Одни только... - она выдержала многозначительную паузу, во время которой насмешливо оглядела нас, и раздельно произнесла: - Сладострастники!
   - Ошибаетесь, сударыня! - продолжал Санька валять дурака. Мне было как-то непривычно видеть его в этой роли. - Мы - так, мелочь пузатая! А вот главный-то сладострастник, к сожалению, за кадром остался: жена не пустила.
   - И правильно сделала. То-то он и рвался сюда!.. Все вы хороши... - Настя всё больше оттаивала: глаза её опять поголубели и она потрепала меня по загривку: - Ну так вы мне и не ответили: где население-то?
   - На другом полушарии, - выдохнул я облегчённо.
   - А здесь кто живёт?
   - Никто, - снова встрял Санька. - Этот "никто" оттяпал у аборигенов полпланеты на свои, никому неведомые нужды.
   - И где же он, этот... "никто"? - Настя подозрительно оглядела стерильную панораму.
   - А вот этого не знает, опять-таки, никто. Сколько ни искали, вокруг всё то же: небо, солнце, да бескрайние зеркала! Даже в недра заглядывали - чисто!
   - Но ведь зачем-то же это построено?
   - Само собой! Только хозяин об этом нам не рассказывал.
   - Н-да... - Настя задумчиво покачала головой. - Представляю, сколько времени средств сюда пошло!..
   - Насчёт средств - не скажу, не располагаю информацией, а вот времени понадобилось - всего-то одна ночь!
   - Интере-е-есно! - удивилась Настя не без подковырки. - И откуда же такая осведомлённость?
   Санька охотно стал посвящать её в тайны трагической истории этой планеты, которые удалось ему подслушать во время проповеди на ритуальной поляне. Попутно он добавил и живописных моментов, о которых я и не слышал раньше. Возможно, придумал для красного словца, а, может быть, и вспомнил. Во всяком случае, рассказчиком он был отменным, не чета мне, и Настя слушала его со всё возрастающим интересом, изредка поглядывая на меня, как бы приглашая к сопереживанию.
   Пока Санька разливался соловьём, я побеседовал с браслетом и договорился с ним о мерах безопасности на тот случай, если сам Бей, или кто из его команды, внезапно почтит нас своим присутствием. Прежде всего, я попытался выяснить, каким количеством землеподобных планет располагает его память. Прозвучало какое-то неправдоподобно огромное число, запомнить которое я даже и не старался: нет нужды - есть, значит, есть. Для себя я лишь уяснил, что вариантов бегства в критической ситуации у нас имелось великое множество, а очерёдность их выбора я предоставил самому браслету.
   Я также поинтересовался у него, существует ли возможность упростить процесс телепортации? Без всяких старомодных штучек: заклинаний и тому подобного. Он спросил, какой вариант меня устроил бы? Я пояснил, что в сложившейся ситуации потребуется мгновенный перенос всей нашей маленькой компании при первых же признаках чужеродного вторжения. Однако уточнил, что старый вариант перехода из одной точки пространства в другую тоже не лишён своей прелести и в своё время может понадобиться.
   Когда все формальности были улажены, я обратился к почтенному собранию:
   - Ну что, дамы и господа, вернёмся к нашим баранам?
   - Не понял. Кого это ты так ласково? - поинтересовался Санька, ещё разгорячённый собственным красноречием. - Пал Ксанча? Или аборигенов?
   - Я о генераторе совести.
   - Что-что-что? - насмешливо подалась вперёд Настя и даже ладонь к уху приложила: мол, не расслышала.
   - Да ты погоди насмехаться, - поморщился я, оскорбившись за коллективно выстраданную идею. - Сперва выслушай.
   И я, где сам, а где и с помощью Саньки рассказал, до чего мы додумались, не утаив и результаты первого эксперимента. Это Настю больше всего "зацепило".
   - Боже! - всплеснула она руками. - Ты и здесь успел наколобродить! Что ж ты такого там напредставлял, что люди стали из окон сигать?
   - "Люди"! - мрачно усмехнулся Санька. - Эти "люди" уже в течение полугода методично сживали нас со свету! Не ругать его надо, сударыня, а памятник поставить!
   - Ну, а всё-таки? - хитро прищурилась "сударыня". - О чём же ты думал, когда... это... ну, излучал? - подобрала она, наконец, нужное словечко.
   - О чём?.. - покраснел я. - О любви... И о тебе, конечно! - тут же соврал я.
   Разве можно было сказать ей всю правду? Хотя бы и многолетней давности?
   Взгляд её как-то странно изменился:
   - Это что же?.. Ты им внушал, чтобы они все хором любили меня?!
   - Ну уж!.. Ты скажешь!.. - беспомощно развёл я руками и посмотрел на Саньку, непроизвольно ища поддержки.
   - Сударыня! Сударыня! - поспешил тот на выручку, лукаво щурясь. - Вы слишком узко подходите к данной проблеме! Ведь здесь главное что?
   - Ну и... что?
   - Главное - вид эмоционального настроя, а не объект, которому он адресован. Браслет излучает эмоцию, а не информацию о самом объекте поклонения. Разницу усекаете?
   - Усекаю... - Ядовитая усмешка так и кривила её губы. - Только вот одного усечь не могу...
   - Ну-ну?
   - Как вы это всё проворачивать собираетесь? На Землю-то теперь и носа не высунуть.
   - Техническая сторона дела тебя не должна беспокоить, - сказал я. - Предоставь это мне.
   - Да уж! - саркастически усмехнулась она. - Ты уж постараешься! Всё население Земли начнёт из окон прыгать! Почему-то любовь твоя в излучённом виде принимает какие-то странные формы. Не находишь?
   - Вот тут вы, сударыня, в корне неправы! - опять пошёл Санька в атаку. - Я, вместе с небезызвестным вам Пал Ксанчем, то бишь - главным сла-до-страст-ни-ком, - ехидно осклабился он, - тоже имел удовольствие присутствовать при данном эксперименте. И, смею вас заверить, что на нас то же самое излучение подействовало совершенно иным образом!
   - Это каким же? - в глазах Насти забегали чёртики.
   - Ну, как бы это сказать?.. - на мгновение смешался он, подбирая сравнение. - Захотелось любить всех и вся!
   - Ого! - нарочито громко рассмеялась Настя. - Другая крайность! Этак и до истощения недалеко!
   - Да нет же! - поморщился Санька. - Не то! Совсем не то! Я вовсе не имел в виду сексуальную агрессию. Если что и было, так тут надо учитывать, что источник столь мощного излучения, - он мельком покосился в мою сторону, - сидел у меня под боком. А потому перегрузки были неизбежны. Так ведь в предлагаемом варианте излучатель, то бишь - генератор - будет висеть на высокой орбите. А с такого расстояния излучение окажется не столь интенсивным и проявления его воздействия, то есть результаты, окажутся несравненно мягче.
   - "Будут...", "окажутся..." - Настя недоверчиво покачала головой. - Попахивает от вашей затеи, скажу я вам...
   - Чем? - приготовился я обидеться.
   - Да так... - неопределённо повертела она кистями рук. - Одни, как Санька говорит, эмоции.
   - Надо так понимать, - поспешил заключить тот, что приёмная комиссия проект утвердила?
   - Да какая я вам "комиссия"? - устало отмахнулась она. - Так только, мнение своё высказала... Делайте, что хотите, если вздумали брать на себя такую ответственность. Может, и правда, что дельное выйдет?..
  
  ******
  
   После некоторых сомнений мы приступили к делу.
   - Первым долгом, - сказал я, - желательно определиться, сколько потребуется генераторов: один, два, десять или...
   - Первым долгом, пресекла Настя мои измышления, - я бы всё же провела эксперимент над малой территорией. В пределах, скажем, одного города. И. если результат окажется плачевным, ещё не поздно будет всё переиграть.
   Я согласился. Эта болтология, топтание на месте и переливание из пустого в порожнее мне уже порядком стало надоедать. Хотелось конкретных дел, а не бесконечных сомнений.
   И я начал действовать.
   В воздухе, прямо перед нами, на расстоянии вытянутой руки завис шар диаметром сантиметров десять-двенадцать. Поверхность его серовато-стального цвета выглядела гладкой и блестящей. Этакое спортивное ядро.
   - Не очень-то он похож на источник любви, - раскритиковала Настя моё изделие. - Неужто совесть вот так и выглядит?
   - Дело-то как раз и не в форме, - тихо возразил Санька, с опаской наблюдая за моими манипуляциями.
   - А такая форма вас устроит? - вздохнул я и на глазах у моих удивлённых собеседников шар стал терять свою монолитную тяжеловесность, наливаться изнутри малиновым свечением, одновременно сплющиваясь и приобретая очертания стилизованного серца. Не доставало стрелы, пронзающей его насквозь.
   - Ну... - капризно сморщила Настя свой носик, разглядывая моё изделие. - Это тоже... перехлёст. Пошлостью отдаёт. - Она задумчиво подпёрла пальчиком щёку. - Форму шара можно, в принципе, оставить, а вот цвет... - Пока она размышляла о цвете, я вернул своему детищу прежние очертания. - Такой цвет слишком...
   - ...заметен издалека! - озабоченно подсказал Санька и незаметно подмигнул мне.
   - Вот-вот, - согласилась она, не заметив иронии в его голосе. - Лучше сделать его прозрачным, я думаю... Да, вот так, - одобрила она, когда огонь внутри шара погас, и перед нами теперь парил едва различимый на фоне сиреневого неба абсолютно прозрачный шар.
   - Ну, вопросы дизайна, кажись, утрясли, - едва сдерживая улыбку, сказал я. - Хотя, если честно, не вижу в том никакого смысла.
   Настя вспыхнула, но ничего не сказала. Лишь одарила меня гневным взглядом, от которого у меня что-то ойкнуло в районе солнечного сплетения.
   - Самое время заняться начинкой? - напомнил Санька.
   - Самое время... - эхом отозвался я.
  
  ******
  
   Перед тем, как вбросить шарик в окрестности Земли, мы опять сцепились, поскольку и тут наши мнения разошлись. Теперь уже по поводу объекта обработки. Санька настаивал на одном из штатовских мегаполисов, Настя непременно хотела "облагодетельствовать" Москву. Я же предложил потушить пожар междоусобицы в Чечне.
   После того, как каждый изложил аргументы в пользу своего варианта, я, всё-таки, настоял на своём. Мне представлялось, что прекратить убийство ни в чём неповинных людей намного полезнее, чем ставить эксперименты над более-менее мирным населением.
   - С этим, конечно, трудно не согласиться, - подвёл Санька итог нашим препирательствам.
   Однако Настя осталась при своём мнении. Отвернувшись, она нарочито внимательно оглядывала окрестности, хотя совершенно не представляю, на чём там можно было задержаться взгляду: планета не радовала разнообразием ландшафта.
   Я открыл "окошко" на высоте около полутысячи километров над земной поверхностью (всё это, конечно, на глазок) и плавно переправил туда наше "изобретение".
   - Ну что, с Богом? - спросил я, с трудом сдерживая волнение.
   - Врубай! - отозвался Санька, а Настя насмешливо покосилась:
   - Ты, часом, не запамятовал, где Чечня-то находится?
   - Посмотри и убедись, - довольно холодно отозвался я и включил генератор.
   Мощная волна невыразимой нежности окатила меня. Знакомое чувство, только усиленное многократно, послало меня в мягкий нокдаун. Сознание поплыло, поплыло, уносимое приятными, на грани экстаза, ощущениями...
   ...Я с трудом разлепил вдруг отяжелевшие веки и взглянул на своих спутников.
   Санька, закрыв глаза и отвалившись на спинку кресла, блаженно улыбался.
   Настя же посоловевшими глазами с интересом разглядывала нас обоих. Глупая улыбка блуждала по её лицу. Видимо, не отдавая себе отчёта, она медленно, пуговку за пуговкой, расстёгивала на себе платье.
   "Тупица! - обругал я себя и отключил коридор, соединявший нас с Землёй. - О защите и не подумал!"
   Настя очнулась, тихо ахнула, вскочила с кресла и, отвернувшись от Саньки, стала торопливо приводить себя в порядок.
   А тот открыл глаза, потянулся и с сожалением промурлыкал:
   - Чего ж так ма? Неплохо бы и повторить...
   - Ты бы хоть предупредил, что ли? - сердито сказала раскрасневшаяся Настя, усаживаясь на место.
   - Никак действует? - насмешливо хмыкнул Санька.
   - Самым непотребным образом! - отрезала та.
   - Ну уж вы ска-а-ажете! Так-таки и "непотребным"! Мне лично понравилось. Даже больше, чем в первый раз.
   - Что б вы там ни говорили, - фыркнула Настя, не поднимая глаз. - Всё равно это - насилие над человеческой природой. Разновидность гипноза.
   - Ну, не без этого, конечно! - разулыбался Санька. - А как же ещё прикажете лечить больного? И вообще, - подвёл он черту, - может, хватит воду в ступе толочь? Не лучше ли взглянуть, что об этом думают сами "больные"?
   - Только, пожалуйста, без этих ваших... - выразительно сверкнула она своими глазами. - Штучек!
   - Не извольте сумлеваться!
  
  ******
  
   В течение, наверное, получаса мы порхали над развалинами родного нашего городка. Санька приуныл, впервые воочию увидев результаты деятельности "свободолюбивого" населения. То ли дело - видеть по ящику выхваченные пристрастным оком фрагменты местного бытия, и совсем другое впечатление производит всё это в натуральном свете. Жизнь в городке почти замерла и определить, что здесь ещё обитают люди, можно было лишь, пожалуй, по рынку, на воротах которого до сих пор красовалась пробитая пулями во многих местах вывеска, сообщающая, что он "колхозный", да по нескольким стихийно возникшим базарчикам, где, наряду с обычным набором, торговали самыми немыслимыми вещами.
   Пока Санька предавался охватившей его печали, я внимательно вглядывался в лица людей, которых нужда выгнала в общественное место. Страх, нерешительность, усталость, накопившаяся за годы войны, желание сцепиться по любому пустяку, - это всё легко читалось в горестных складках губ и в недоверчивых, смотрящих исподлобья бегающих глазах. Однако в сутулившихся и нервно вздрагивавших при каждом громком звуке людях не заметно было даже и намёка на те чувства, которые я надеялся посеять в их душах своим вмешательством.
   Как бы в подтверждение моих умозаключений, где-то рядом прозвучала автоматная очередь, ей ответила другая и посетители рынка бросились врассыпную. Торгаши дружно попадали на землю и с опаской стали выглядывать из-за нагромождений ящиков с товаром. По рынку прокатилась передаваемая шёпотом волна: "Ахмад!.. Ахмад!.."
   На площадь, мгновенно очистившуюся от народа, вывалилась толпа разухабистых, давно небритых молодцов, с головы до ног увешанных оружием. Они что-то шумно обсуждали, радостно гогоча, и часто стреляли в воздух и по сторонам, используя прилавки и без того израненных павильонов с любовно разложенными товарами в качестве мишеней. Фонтаны брызг из овощей и фруктов летели во все стороны, осыпая ими залёгших в укрытия торгашей.
   - Не, ну ты глянь, чего творят! - прорычал Санька. - Полнейшая анархия!
   - Что-то я особой любви в их глазах не наблюдаю, - не преминула Настя подковырнуть меня.
   Я одарил её долгим взглядом, полагая, что его значение она поймёт и без слов, и, чувствуя, как во мне тоже закипает гнев, решительно повернулся к экрану:
   - Щас мы их!
   - А как же Бей? - всё с той же неприятной усмешкой попыталась образумить меня Настя.
   - Ну как ты можешь?! - возмутился я и открыл проход.
   Стрельба мгновенно прекратилась. По той причине, что стрелять стало нечем. Я повторил уже испытанный приём: всё оружие, а вместе с ним и одежда на бравых вояках, исчезли. Теперь на притихшей площади, залитой ярким солнечным светом, стояла кучка голых мужиков, растерянно разводя руками. Очень немногие из них могли похвастать атлетическим телосложением. Кривые ноги, отвисшие животы, дряблые мышцы вовсе не придавали мужественности их телам, привыкшим во всём полагаться на силу оружия.
   Настя прыснула в кулак:
   - Ну, ты без подколов не можешь!
   - Верной дорогой идёте, командор! - поддержал Санька. - Пущай теперь попробуют поговорить на равных!
   Где-то с минуту на площади было тихо. Только где-то неподалёку заливался грудной ребёнок, да булькала какая-то жидкость, вытекающая из пробитой ёмкости. Но эти звуки только подчёркивали напряжённую тишину.
   Потом бандиты должным образом оценили свой, так сказать, наряд, и, стыдливо прикрывая интересные места, все разом загомонили. Они злобно оглядывались по сторонам, перемежая свою речь отборнейшим матом.
   - Поразительно, - смущённо пробормотала Настя. - Почему они общаются на своём языке, а ругаются всегда по-русски?
   - Ну что ты! Как можно? На своём-то оно неприлично! - усмехнулся Санька. - А русский - он всё стерпит!
   Развалившись в кресле, он с удовольствием разглядывал озадаченные лица попавших впросак воинов ислама.
   Решив, наконец, что пора и честь знать, повоевали немного и хватит, посрамлённые "хозяева" в спешном порядке стали отступать. Но не тут-то было! Сначала один, за ним другой, а потом и все остальные стали натыкаться на невидимую стену, окружившую их, как выяснили они, со всех сторон. Круг, очерченный ею, оказался метров пяти диаметром.
   Вояки ударились в тихую панику, с ужасом смотрели на крепкого жилистого мужика с волчьим взглядом и что-то визгливо ему высказывали. Вероятно, это и был тот самый "Ахмад", имя которого прокатилось по рынку испуганным шёпотом перед его выходом на "сцену".
   Он молча подошёл к невидимой преграде и недоверчиво ткнул в неё пальцем. Тот упёрся в препятствие и дальше не пошёл. Он криво ухмыльнулся и ударил в это место кулаком. Стена мягко спружинила и отбросила кулак. Ахмад оглянулся на сообщников и что-то прорычал. Один из них, самый грузный, отошёл назад на несколько шагов, и, всё так же стыдливо прикрывая чресла рукой, попытался с разбегу проломить преграду всем своим немалым весом. Результат оказался тем же и он со стоном ватным тюфяком сполз по стене на землю.
   - Твоя работа?! - то ли спросил, то ли восхитился Санька.
   - А то!..
   - Занятно! - хохотнул он. - Такого цирка я ещё не видал!
   Вместо ответа я только многозначительно улыбнулся.
   Бандиты, наконец, осознали, что оказались в западне. Ещё не до конца веря в случившееся, они, тихонько подвывая от страха перед непонятным явлением, заметались по очерченной стеною площадке, тщетно пытаясь нащупать выход. Однако дверь в данной конструкции не была предусмотрена.
   Теперь и до посетителей и завсегдатаев рынка дошло, что с их обидчиками случилось что-то невероятное. То тут, то там над истерзанными прилавками начали появляться удивлённые и заинтересованные физиономии. Они переглядывались и вполголоса спрашивали друг друга о причине столь странной метаморфозы. Многие, осмелев, поднялись во весь рост и стали потихонечку приближаться к заколдованному кругу. Их примеру последовали остальные, готовые однако в любой момент дать задний ход. Но страшного ничего не наблюдалось, и торговый люд окончательно расхрабрился. Послышались насмешливые выкрики и откровенная брань. Вокруг сбившихся в кучу голых любителей пожить за чужой счёт собралась плотная толпа. в Них полетели овощи, фрукты, вернее, то, что от них осталось, а то и просто палки и камни. Цели они, конечно, не достигали, но это ещё больше раззадоривало опьяневших от сдерживаемого долгое время чувства мести торгашей. Глаза их горели ненавистью, рты злобно перекошены и изрыгали проклятия на странной смеси русского и чеченского языков.
   Бандиты, несуразные в своей наготе, стояли в центре круга и со страхом смотрели на беснующуюся толпу.
   Я начал потихоньку сужать размеры "заколдованного" круга. Торгаши, заметив это и приняв как результат собственных проклятий, обрадовались и стали активно помогать, наваливаясь на пружинящую стену и упираясь ногами в изъеденный временем и войной асфальт.
   Стоявшие в центре виновники "торжества" тоже усекли, что стена стала поддаваться натиску разъярённых мстителей, и этот факт не добавил им бодрого расположения духа. Их было человек двадцать, и из них только трое остались на ногах. Остальные взвыли и попадали на землю, в ужасе ожидая скорой расправы. Ахмад же и двое его соратников оказались не робкого десятка. Они, всё так же прикрываясь обеими руками, стояли и, тихо переругиваясь, исподлобья смотрели на взбунтовавшуюся "чернь".
   Когда до бандитов осталось около полуметра, стена прекратила своё продвижение к центру. Это не понравилось жаждущим мести участникам "шоу" и они удвоили свои усилия. Разумеется, это ни к чему не привело. Толпа взбесилась.
   Пора было переходить ко второй части "программы".
   Совершенно чистое безоблачное небо вдруг изрыгнуло гигантскую ветвящуюся молнию, и она ударила в силовой колпак, прикрывавший бандитов. Он засветился ослепительно-ярким изумрудным огнём и воздух потряс ужасающей силы удар грома!
   Весь присутствовавший на рынке люд, как подкошенный, повалился на землю. Даже Ахмад "со товарищи" послушно засверкал голой задницей, зарывшись головой в дорожную пыль.
   И в наступившей тишине с высоты небес раздался продирающий до мозга костей низкий, спокойный в своем величии, голос:
   - А Л Л А Х А К Б А Р !!!
   Рядом со мной послышались жидкие аплодисменты.
   - Браво, маэстро! - Настя насмешливо кривила губы. - Представление удалось на славу!
   - Что-нибудь не так? - сухо осведомился я.
   - Всё о'кей, Володь! - воскликнул довольный Санька. - Только так их и можно ещё пронять. Результат, как видишь, налицо!
   - Ну а как же шарик? - гнула своё Настя.
   - Какой Шарик? - не сразу понял Санька, всё ещё находясь под впечатлением увиденного.
   - Ну этот ваш... Генератор? Любви и красоты?
   - Не пойму никак, - нахмурился я. - Что ты имеешь против?
   - Как "что"? - рассмеялась она. - Машинка-то не работает! По идее тут уже все должны друг у друга в объятиях валяться, а это что? - она кивнула на экран. - Любовью здесь и не пахнет!
   - Москва не сразу строилась...
   - Ну, конечно, "не сразу"! Только, почему-то, когда ты шарик запустил, со мной моментально сделалось... стыдно вспомнить! - Она слегка покраснела и покосилась на Саньку. - А на них оно что-то и не действует. Разве не видишь?
   - Вижу. Щас разберёмся...
   Мы подпрыгнули на орбиту, где оставили генератор, но его там попросту не оказалось! На мой вопрос относительно его местонахождения браслет ответил, что оно ему просто неизвестно!
   - Как так?! - изумился я. - Спёрли, что ли?!
   - Ты прав, мой юный друг, - послышался за спиной у меня знакомый голос. - Именно спёрли!
   Мы все разом обернулись.
   Позади нас, сунув руки в карманы серебристой куртки, стоял, вернее, парил в дециметре над зеркальной поверхностью... Танзу! Собственной персоной! Он склонил голову набок и чуть насмешливо улыбался.
   - Здрас-с-сьте... - просипел я, чувствуя, как медленно сходит краска с моего лица.
   - Не ждали? - Танзу поставил ногу на край нашего "пятачка" и спросил: - Вы позволите?
   - Конечно-конечно! - засуетился я, освобождая место. - Прошу садиться!
   Гость повёл рукой: мол, не надо, сиди. И тут же, напротив наших, мягко чвакнув, выросло ещё одно кресло. Того же типа, что и тогда, в моём "лазарете".
   - Ну что ж, друзья, пришло время объясниться, - торжественно объявил Танзу, с удовольствием откидываясь на спинку кресла и закидывая ногу на ногу.
   Санька, с подозрением наблюдавший за телодвижениями незваного гостя, наклонился ко мне и, прикрыв рот рукой, тихо спросил:
   - Володь, это кто?
   - Александр Петрович! - с укоризной покачал головой Танзу. - Могли бы и сами догадаться!
   Санька сконфузился и покраснел. То ли потому, что звёздный гость польстил ему, назвав по имени-отчеству, то ли оттого, что тот услышал его нарочито неприязненный тон.
   - Мне бы надо было сразу представить вас... - заспешил я, как бы оправдываясь за невежливую выходку друга, но гость, широко и добродушно улыбнувшись, сам протянул ему руку и представился, выжидательно заглядывая ему прямо в глаза:
   - Танзу! Полагаю, это имя вам знакомо?
   - Более чем... - смущённо буркнул Санька, автоматически отвечая на рукопожатие.
   - Вашу ручку... - привстал Танзу и приложился к Настиной руке, которую та, ощущая неожиданный приступ стеснения, неловко протянула ему её. - Ну вот, теперь все формальности, принятые на вашей планете, улажены, и я, с вашего позволения, беру быка за рога. Возражений нет? - И он оглядел нашу онемевшую компанию всё с той же обезоруживающей улыбкой, которую при желании можно было бы расценить и как покровительственную. Но, как мне казалось, он имел на то все основания.
   - Ну, во-первых, насчёт созданного вами гипногенератора. Его, действительно, украли. Вернее, попытались это сделать, но при попытке-то его и уничтожили. Да-да! - подтвердил он, видя, что мы недоверчиво переглядываемся. - И произошло это именно в тот момент, когда ты закрыл канал перехода. Знали бы вы, что здесь творилось те несколько секунд, пока вы приходили в себя после облучения генератором! Настоящее сражение!
   - Сражение? - удивился я. - Кого с кем?
   - Да всё с теми же! С Беем, да с его командой!
   - Я, наверное, чего-то не понимаю: наш генератор - такая ценность?
   - Не в генераторе дело... - Собираясь с мыслями, Танзу совершенно по-земному почесал левую бровь указательным пальцем. Это не ускользнуло от пристального внимания Саньки и он едва заметно улыбнулся. - Не в генераторе дело, - повторил Танзу. - Дело в тебе. Ты зарядил генератор полным набором своих пси-частот и он стал эквивалентом тебя самого... Я понятно излагаю? - спросил он, окинув нас быстрым взглядом. Мы ещё ничего не успели ответить, а он продолжил: - Что будет неясно, спросите потом... Ну так вот. Я не зря облачил тебя в такой вот костюмчик, - показал он на своё серебристое одеяние. - В нём ты для них стал абсолютно невидимым. Бей всё это время крутился рядом с Землёй, пытаясь, как это у вас говорят, запеленговать твоё местонахождение, но это ему всё никак не удавалось. Говоря по-русски, костюмчик сбивал с панталыку. Результаты твоей деятельности он видел, а тебя самого - нет. Находись он даже рядом, результат был бы тем же. Чтоб тебя заполучить, он и шпиона забросил в твои ряды. - И гость со значением взглянул на Настю. - Да только - с тем же успехом.
   - Что?! - вспылила Настя. Это я-то шпион?! Да как вы смеете?!
   - Вашей вины здесь нет, - успокоил её Танзу. - Вас попросту использовали. Вы позволите? - протянул он руку.
   Настя обиженно приподняла бровь:
   - Что ещё?
   - Ваш локоток.
   Она бросила на меня беспомощный взгляд и нерешительно кивнула. Танзу двумя пальцами легонько обхватил ее локоть и произнёс какую-то тарабарщину, смотря ей прямо в глаза.
   - Это код, - пояснил он. - Кирюшу помните?
   Я хмыкнул:
   - Ну, ещё бы!
   Настя вдруг страшно побледнела, тихо охнула и подняла на меня виноватый взгляд.
   - Что такое? встревожился я.
   - Ничего страшного, - ответил за неё Танзу. - Если позволите, Настя, я всё объясню сам? - Та потупилась и едва заметно кивнула. - Ну, так вот, - продолжил гость. - Никакой Кирюша не землянин, как он представился тебе перед нашествием...
   - То-то я и не мог понять...
   - А спросить, конечно, не догадался. Вернее, тебе этого не позволили, - многозначительно припечатал он последнее слово. - Этот Кирюша никто иной, как "особа, приближённая к императору". Короче, доверенное лицо Бея. Он - уроженец одной из планет системы S Золотой рыбы. Есть такая звезда в местном рукаве Галактики. Ну, я думаю, вы понимаете, что это она у вас так называется, Мы-то зовём её, конечно, иначе. Но не об этом речь... Я хочу сказать, что во всей этой истории есть какая-то странность. Мы всё время наблюдаем за тем, как Бей охотится за тобой, и никак не можем понять, чем вызван такой повышенный интерес к твоей персоне? Ведь таких, как ты, операторов-корректоров, - многие тысячи. Да ты это и сам видел. - Я согласно кивнул. - Так ведь вот какая штука получается: выходит, не браслет ему нужен, а ты сам. На этот счёт у нас имеются кой-какие соображения, - обронил он как бы невзначай, - но говорить об этом ещё рано... Ну так вот, начёт шпиона! - сверкнул он неожиданной улыбкой. - Во время своего последнего визита Кирюша решил действовать с тылу - через Настю. В подкорку ей закинул установку: во что бы то ни стало вынудить тебя снять "костюмчик". Как ты понимаешь, сделать это можно под предлогом того, что он, якобы, мешает интимной близости... Я правильно излагаю? - повернулся он к Насте. Та густо покраснела и потупилась. - Значит, правильно, - удовлетворённо хмыкнул он. - И всё бы ничего, так бы оно, в конце концов, и получилось, не вмешайтесь тут вы оба со своей идеей "генератора совести"! - При этом он чуть заметно усмехнулся. - Это сбило с панталыку всю Бееву команду. Когда ваш генератор засверкал в пси-диапазоне, словно яркое солнце, они от радости лёгкой добычи совсем потеряли голову. Даже не дали себе труда проверить, а не фальшивка ли это? Вот тут-то мы их и накрыли, лишь только они проявились возле вашего шарика. Пришлось, конечно, потрудиться, чтобы унять эту буйную компанию, но это уже к делу не относится... Они с досады даже шарик уничтожили, когда обнаружили подлог. Но теперь уже всё позади. Самое главное Бей обезврежен...
   - Да ну?! - вырвалось у меня.
   - ...и находится в надёжном месте. Собственно, я для того и явился, чтобы: во-первых, выразить вам благодарность от имени Галактического Совета за содействие в организации поимки зарвавшегося преступника, а во-вторых... - Он чуть замялся, подыскивая нужные слова. - А во-вторых, мне поручено передать вам пожелание... м-м... избегать подобного рода экспериментов над населением Земли, каким является опробирование изготовленного вами гипногенератора. Настя была права, когда говорила, что это насилие над природой человека...
   - Вот так! - не преминула та пригвоздить меня.
   - Идея была, - продолжал Танзу с улыбкой, - ну, скажем так: неконструктивной. С самого начала. Мы допустили его создание лишь только затем, чтобы выйти на Бея.
   - В качестве приманки?.. - упавшим голосом спросил я.
   - Если быть до конца честным - да, - на мгновение скромно потупился Танзу. - Теперь вы можете возвращаться на Землю и спокойно заниматься своим делом... Ты зря расстраиваешься, - положил он руку мне на плечо. - Начало положено неплохое. Только масштаб мелковат. Можно в этом направлении более широко и сосредоточенно поработать.
   - Это вы насчёт бандитов?
   - И об этом тоже, - кивнул он. - Так что - семь футов под килем! Возможностей у тебя предостаточно, команда подобралась неплохая, - он с улыбкой окинул взглядом "команду". - Работайте. А я не прощаюсь. Как только выясню, с чего это Бей в тебя такой "влюблённый", так сразу же и... - Он вскинул руку в приветствии: - Всем привет!
   И растворился вместе со своим креслом.
   У нас одновременно вырвался вздох облегчения.
   - "Работайте!" - передразнил Санька гостя, повторяя его жест. - Ну, крутой парень! Прямо-таки, свой в доску!
   - Мне он тоже не понравился, - сердито сказала Настя, зябко поводя плечами. - С этими своими намёками... Следопыт!
   - А ты вообще молчи! - засмеялся я. - Шпиёнка!
   - Щас в лоб дам! - сверкнула она глазами. - Шпиёнку нашёл! Уж верней собаки и не сыщешь! - И она посмотрела на меня с вызовом.
   - Да ладно тебе! - положил я ей руку на плечо. - Будем считать инцидент исчерпанным.
   - Нет, не будем! - заупрямилась "шпиёнка", приподнимая бровь. - Магарыч! - приказала она, подставляя щёку. - Вот так! - удовлетворённо промурлыкала она, когда я послушно наклонился к ней и звучно чмокнул. - Так и быть: прощаю!
   - Ну, коль пошла такая пьянка, - подытожил Санька, искоса наблюдавший за нашей перепалкой, - режь последний огурец!
   - Это в каком же смысле?
   - Да в самом прямом! Звезду Героя обмыть надо!
   - Не пойму...
   - Ну, даёт! - переглянулся он с Настей. - Нам чего передали от имени Совета Народных Комиссаров?
   - Ну... - смутился я. - Как "чего"? Чтоб мы - того!.. с облучением не баловались...
   - А больше ты ничего не припоминаешь? Про благодарность вышестоящих органов забыл? Или для тебя это уже фигня? Привычно, мол?
   - А!.. вот ты о чём... - вздохнул я. - Заслуги особой тут не вижу. Если помнишь, сам драпал во все лопатки, как заяц!
   - Да какая разница? - продолжал ёрничать Санька. - Главное, что наверху замечена твоя скромная персона. Замечена и отмечена.
   - Ерунда это всё... - вяло сопротивлялся я.
   - Нет, ну ты посмотри! - хлопнул Санька по коленям, обращаясь к Насте. - Не могу никак расколоть его насчёт хаванины! Может, у тебя получится?!
   Я, никак не ожидавший такого разворота, изумлённо промямлил:
   - Так бы сразу и сказал...
   И перед нами тут же возник стол со снедью.
   - Ну, ясное дело! - фыркнула Настя, тоже с аппетитом принимаясь за еду. - Ему не напомни, он год не будет ни есть, ни пить. И ни спать! - хитро покосилась она на меня.
   - Намёк, естественно, я понял, но мне стало неловко по другой причине. Действительно, когда это мы ели в последний раз? Да ещё утром, по-моему. А сейчас какое время суток? Бог его знает: на этой планете всё едино. Солнце намертво приколочено гвоздями к одному месту.
   Дай-ка вспомнить... Вот, когда с чеченами воландались, земное Солнце стояло ещё высоко, точно помню...
   - Кстати, о птичках, - будто догадавшись, о чём я думаю, сказал Санька. - Ты так и оставишь тех бедолаг помирать, или помилуешь?
   - Ничего им не сделается! - небрежно отмахнулся я. - Стена постепенно сама истает.
   - Ага! Запрограммировано?
   Я молча кивнул.
   - А я, - проворчала Настя, - давила бы их, как тараканов!..
   - Тебя бы, - хехекнул Санька, - да министром по делам национальностей! Уж ты бы развернулась!.. Откуда такая кровожадность? Им и так, я извиняюсь, страху в задницу нагнали - на всю жизнь хватит!
   - Да-да! - брезгливо скривилась Настя. - Горбатого могила исправит! Завтра же за старое возьмутся! Ведь у них не жизнь, а лафа: ни пахать не надо, ни сеять. Пальнул пару раз из автомата и бери, чего душа пожелает!
   Мы с Санькой удивлённо переглянулись.
   - "Во как сильно беспокоють треугольные дела!" Истинные чуйства-то когда прорезались!
   - А я их и не скрывала никогда. Просто случая не представлялось.
   - Не могу понять, - в свою очередь удивился я. - С чего бы тебе их ненавидеть? Ведь всю жизнь "под крышей" деда прожила, а говоришь так, будто от них такого натерпелась!
   - А разве мало я от них натерпелась? - холодно сказала Настя и в глазах её появилось выражение, заставившее меня прикусить язык. - До шестнадцати-то лет я в детдоме провела. Вкусила, знаешь ли, всю прелесть бытия... - Она немного помолчала, справляясь с волнением, и вдруг с напускной весёлостью прощебетала: - Да ладно, мальчики! Не будем о грустном. Как-нибудь в другой раз... Кстати, о родословной! Ты ему говорил, какая у меня фамилия?
   - Нет, - удивлённо пробормотал я, в который раз поражаясь резкой перемене её настроения. - Как-то всё недосуг...
   - Что-то диковинное? - вежливо предположил тот, озираясь по сторонам.
   - Другова! - торжественно провозгласила Настя.
   Санька чуть не подавился:
   - Родственница, что ли?
   - Вот и я задал ей тот же вопрос, - сказал я, наблюдая за его манёврами. - Однако не тешь себя надеждой: всего лишь... Да чего ты крутишься? - наконец, не выдержал я.
   - Ищу, чем бы руки вытереть. Корабль, знаешь ли, без удобств...
   - Всего-то? - хмыкнул я и в его брезгливо растопыренных руках оказалось шикарное махровое полотенце. - Говорить надо!.. - назидательно произнёс я, но, увидев выражение его лица, остановился на полуслове: - Чего опять?
   - А попроще ничего нет? Совестно как-то такими руками...
   - Полотенце съёжилось и превратилось в простой кусок белой тряпки.
   - Сойдёт?
   - А то! И дышится намного легче, - с хитрой усмешкой смял он податливый материал. - А то взял моду пыль в глаза пускать!.. Так вот, значит, как? - продолжил он, как ни в чём не бывало, прерванную тему. - Значит мы с вами, сударыня, сёстрами доводимся?
   - Вовсе нет! - с удовольствием рассмеялась она. - Однофамильцы и не более того!
   - Жаль... - равнодушно отозвался Санька. - А не кажется ли вам, господа несостоявшиеся родственники, что мы отвлеклись от темы? - И довольно основательно! - поддержал я.
   - Ну, так пора и за дело браться! - сказала Настя, вставая с кресла и сладко потягиваясь. - Пока ещё кто-нибудь с благодарностями не нагрянул. Да и засиделись мы...
   - Ну, это смотря что делом называть... - ответил я, уничтожая следы трапезы и скользя взглядом по её ладной фигурке.
   - А разве на Земле мало забот? - хитро посмотрела Настя через плечо. Мой взгляд, конечно, не остался незамеченным.
   - А как же?.. - начал было Санька, но, увидев, что встрял не вовремя, только едва шевельнул рукой: ладно, мол.
   - Что? - одновременно спросили мы с Настей.
   Он отвёл глаза и сдержанно хохотнул:
   - Уже забыли! Ну, дела!
   - Не мути воду, - с сожалением оторвал я взгляд от вожделенных округлостей. - Говори открытым текстом: чего мы ещё забыли?
   Санька развёл руками:
   - Ну как "чего"? Местное население!
   - Всё равно не въезжаю, - пожал я плечами. - Поподробней пожалуйста.
   - Мы же собирались облагодетельствовать местное население! Устроить им Восьмое марта!
   - Это в каком же смысле? - мгновенно обросла колючками моя Настя.
   - Только не надо так волноваться! - Санька развалился в кресле и смотрел на нас, постукивая пальцем по подлокотнику. - Нам это ничего не будет стоить. Будет работать только он! - Кивок в мою сторону.
   - Чего это ещё выдумали?! - гневно задышала моя благоверная. - Ну-ка, выкладывай! - набросилась она на меня.
   - Да не знаю я ничего! - обалдело отбивался я, с недоумением поглядывая на Саньку. - Какое ещё Восьмое марта?!
   - Да ничего страшного я не имел в виду, - вяло усмехнулся тот. - Настругаем им партию-другую гомункулусов и все дела!
   - Партию... кого?
   - Мужиков искусственных. С обалденной потенцией. Как я понял, именно этого им и не хватает?
   Челюсть моя отвалилась сама собой:
   - Что-то я такого уговора не припоминаю...
   - Ты просто забыл.
   - Ну нет! - покачал я головой. - Положим, я что-то и мог забыть, но чтоб такое!
   - Ладно! - хлопнул он по подлокотнику. - Припёрли к стене! Признаюсь: это моя выдумка... Но для меня-то ты можешь это сделать?
   Я рассеянно поглядел на него и пожал плечами:
   - Думаю, что смогу...
   Настя тихо опустилась на край кресла, обхватила скрещёнными пальцами колени и проникновенно произнесла:
   - Санька... Знаешь, ты кто?
   Тот невозмутимо ответил:
   - Конечно, знаю!
   - Нет, не знаешь, - с нехорошей улыбкой проговорила она чётко и раздельно. - Ты - про-во-ка-тор!
   - Ну! - вздохнул тот и развёл руками: - Каждый судит в меру, так сказать... - В какую "меру", он не договорил и лишь выразительно приподнял бровь.
   - А всё же любопытно, - попытался я загасить назревающий конфликт, - какой тебе в том интерес?
   - Будем считать это моей причудой, - уклонился он от ответа.
  
  33. Из разряда бесперспективных
  
   Хоть Настя и сопротивлялась и торопила нас домой, праздник для женщин Зеркальной мы всё же устроили. Ну как не потрафить другу? Зрелище получилось довольно эффектное и не без киношных выкрутасов, по части которых я уже стал входить во вкус.
   Едва наш "пятачок" завис над знакомой поляной, найти которую с помощью браслета было раз плюнуть, я сразу, не откладывая дела в долгий ящик, начал "колдовать".
   В зените, сначала слабо, потом всё ярче и ярче, стала разгораться звезда изумрудного цвета. В такт нарастанию яркости во всю поднебесную ширь пронзительно зазвучали фанфары, слышанные мною когда-то по телевизору и пришедшие сейчас на ум, как наиболее подходящие к случаю.
   - Почему не знаю? - навострил Санька уши меломана.
   - Пётр Ильич, - иронически улыбнулась Настя. - Четвёртая.
   - Симфония? - уточнил тот и, когда Настя соизволила кивнуть, сказал с сожалением: - Ну уж, где уж нам уж!..
   - Если не обращать внимания на страшную фальшь, - впечатляет!
   Я, не ожидая поддержки, удивлённо посмотрел на неё:
   - Ты слишком многого от меня требуешь. Как говорил Незнайка, главное, чтобы было громко!
   - Этого у тебя не отнять...
   Поляна, до этого безлюдная, стала быстро заполняться народом. Из густых зарослей отовсюду выбегали едва прикрытые лохмотьями женщины и поражённо замирали, уставясь на необычное небесное явление. Их полуобнажённые тела в свете новоявленной звезды, которая всё больше становилась похожей на маленькое солнце, выглядели мертвенно-бледными. Чтобы избавиться от этого неприятного эффекта, я изменил цвет солнышка на ярко-жёлтый, и, под громкий возглас то ли восхищения, то ли испуга, прозвучавший единым вздохом, поляна и прилегающие окрестности заиграли своими естествеными цветами. Сумерки отступили. И только зловещим красным цветом всё так же горел горизонт, ощерившись рядами чёрных силуэтов, вздыбившихся до небес.
   Аборигенши, давно отвыкшие от дневного света, подслеповато щурились слезящимися глазами, но лиц от звезды не отворачивали.
   - Не при дамах это будь сказано, - негромко пробормотал Санька, свесившись через подлокотник и заглядывая вниз, - но как же они с тех пор постарели!
   Это правда. Среди массы женщин, запрудивших ритуальную поляну, я не узрел ни одного молодого лица.
   - Вымирает раса. Мы, кажись, подоспели вовремя.
   - Если не опоздали. - Насте явно не по душе была наша затея. - В таком возрасте не очень-то легко будет рожать. И вообще, - дёрнула она плечиком, - как там насчёт хромосомного набора?
   - Об этом браслет уже позаботился, - спокойно заверил я.
   - И когда же это ты успел? - Она постаралась в свой вопрос вложить как можно больше яду.
   - Стараемся...
   И вот из недр ослепительно сверкавшего солнышка чинно, с достоинством, один за другим в центр поляны стали плавно спускаться рослые мускулистые мужики с суровыми лицами.
   - Бесстыдник! Ты бы хоть прикрыл их чем, что ли? - смущённо сказала Настя, наблюдая за действом. - И чего онм у тебя такие хмурые?
   - Сурьёзная работа предстоит! - ввернул Санька.
   - Дамы испугаются и разбегутся.
   Но "дамы" не испугались и не разбежались. Сказалась многолетняя "подготовительная" работа. По всей округе прокатился тысячеголосый вздох, и, будто по команде, контингент встречающих упал на колени и зарылся головами в тощую жухлую траву.
   - Осознали! - довольно хмыкнул Санька.
   Опять, как и в прошлое наше посещение, началась не совсем привычная для нашего глаза гимнастика с завываниями, воздеванием рук и подскоками.
   - Что это с ними? - брезгливо спросила Настя, глядя на беснующееся море тел.
   - Надо полагать - благодарят, - ответил за меня Санька.
   Звучание фанфар давно прекратилось, сотворённые мною оболтусы (их оказалось около сотни) смирно стояли посреди поляны, ожидая окончания "дискотеки". Но она явно затягивалась. Вот уже две матроны внушительного вида приволокли откуда-то здоровенный барабан, намереваясь продолжить "увлекательное" действо.
   - Это мы уже видели, - сморщился Санька. - Надо срочно менять сценарий. А то дамы несколько зациклились на теме благодарения.
   Выдумывать ничего не пришлось. Небо над поляной расколол оглушающий удар грома, отчего Настя вздрогнула и шлёпнула меня по спине, а народ Зеркальной моментально оцепенел. Как и в прошлой серии с Ахмадом и его соратниками, с неба сорвалась ослепительная молния и ударила прямо в барабан, испепелив его. Вслед за этим все звуки заслонил собою божий глас:
   - ОН УСЛЫШАЛ ВАШИ МОЛИТВЫ!!! ПРИНИМАЙТЕ ДАР!!!
   Я ещё приправил это мощным телепатическим посылом (на тот случай, если среди встречающих окажутся глухие).
   Мои дуболомы все разом обольстительно заулыбались и, широко раскинув руки, пошли "в народ".
   До милых "дам", в жутком ступоре внимавшим гласу небес, наконец дошло, что наступил долгожданный исторический момент. Что тут началось! Долго сдерживаемый, истосковавшийся по делу, могучий инстинкт продолжения рода вырвался на свободу!
   - Что? Мы и ЭТО будем смотреть?! - покрасневшая Настя демонстративно сложила руки на груди и, склонив голову набок, выжидательно уставилась мне в глаза: - Мне кажется, своё дело мы уже сделали? Не пора ли и домой?
   Я взглянул на Саньку:
   - Слышишь?
   Тот нехотя усмехнулся:
   - Если женщина просит...
   - Женщина требует! - строго посмотрела на него Настя. - Ей противен разврат во всех его проявлениях!
   - Зачем же так строго? Они этого не заслужили.
   - Я - тоже! И вообще, если вы помните, я с самого начала была против.
   - А, собственно, почему?
   - Потому что и без этого дома дел хватит! На кой нам ещё и эти заботы? Пусть о них крутые парни из Галактического Совета волнуются!
   - Как видишь, у них руки не доходят...
   - А, может, просто запланировано? А мы опять - свиным рылом...
   - Что "запланировано"? - удивился я. - Угасание цивилизации?
   - Вот именно!
   - Ты хочешь сказать, что зеркала на той стороне - их работа?
   - Очень даже может быть! Ты не обратил внимания, что твой драгоценный Танзу никоим образом не дал понять, что ему противна вся эта конструкция? - Она указала на зубчатый горизонт. - Отсюда сам собою напрашивается вывод: скорее всего, это их рук дело. И у них здесь свои интересы.
   Я задумался:
   - Ну... Это ещё надо доказать...
   Тут Санька, внимательно наблюдавший за происходящим внизу, воскликнул:
   - Смотрите-ка! А нас заметили!
   Я перегнулся через подлокотник и посмотрел, куда он указывал.
   Мы парили на высоте где-то метров пятнадцать-двадцать. Прямо под нами собралась небольшая группа тёток, не принимавших участия в массовом мероприятии. Они только внимательно следили за его ходом, иногда переговариваясь, а иной раз выкрикивая визгливыми голосами какие-то команды, доносившиеся и до нас. Видимо, происходящее не всегда соответствовало заранее разработанному сценарию, и они на ходу вносили в него поправки. Не представляю, какие такие ценные указания можно было давать обезумевшим от страсти женщинам именно в данный момент? По-моему, они вообще сейчас не способны слышать ничего, кроме голоса инстинкта.
   Мои обалдуи, не зная устали, работали на совесть. Бабы, истосковавшиеся по мужикам, буквально облепили их. И на представителей "администрации" никто не обращал никакого внимания. Но "администрацию" это не смущало.
   Так вот именно там и обратили своё начальственное внимание на наш "пятачок". Снизу мы им смотрелись, наверное, тёмным кружком, неподвижно застрявшим в небе. А уж когда по его краям ещё и наши головы высунулись, по их рядам прошла судорога. Сначала послышались крики типа "ох!" и "ах!" (если, конечно, я верно истолковал), а потом нам стали активно, прямо-таки, совсем по-земному, махать: спускайтесь, мол, к нам.
   - Ну и как? - рассмеялся я. - Примем приглашение?
   - Ещё чего выдумал?! - вспыхнула Настя, старательно отводя глаза от картины внизу. - Чтобы я?! Да в этот бедлам?!
   - Да успокойся ты! - я обнял её за плечи. - Пошутил я.
   - Шуточки! - обиженно фыркнула она.
   Хоть ноздри её гневно раздувались, прозвучало это уже не так враждебно.
  
  ******
  
   Приглашения мы, конечно, не приняли. И впрямь, пора было возвращаться. Но не зря говорят: "Человек предполагает, а Бог располагает".
   Началось с того, что погасло солнце. То самое, что я сотворил. Нервно как-то погасло. Сначала вспыхнуло красным, отчего во все стороны полетели огненные брызги, а затем, померкнув наполовину, снова полыхнуло, как бы на прощанье. И, в конце концов, погасло совсем.
   - Пробки выбило, что ли? - пошутил Санька, с интересом оглядываясь на меня.
   Но мне было не до шуток.
   - Это не моя работа... - озабоченно нахмурился я.
   - Не твоя?! - поразился Санька. - А чья же тогда?
   - Не знаю.
   Я сердито оглядывал горизонт. Сразу же навалились кровавые сумерки. Стало неуютно и тревожно.
   - Хороший ответ!
   - Чего ты тянешь?! - вцепилась в меня Настя. - Уноси скорее ноги!!!
   - Знать бы - куда?
   - Домой, на Землю!
   - Ты думаешь, там безопасно?
   - Я что-то не въезжаю, - вмешался Санька. - Что? Опять вурдалаки?
   - Похоже на то...
   - Но ведь твой Танзу говорил... - начала было Настя, но я её перебил:
   - "Мой" Танзу - тоже человек. Мог и ошибиться.
   - А почему браслет не реагирует? - Санька, как и я, вертел головой в поисках неведомого врага. - Поломался, что ли?
   - Типун тебе на язык! - зашипела на него Настя. - Не хватало ещё застрять здесь навеки!
   - Но ведь была же договорённость, - оправдывался Санька. - Если что...
   - Сейчас выясним, - сурово произнёс я. Мне это тоже всё очень не понравилось. - Сезам!
   Вздох облегчения вырвался из наших грудей, когда перед нами знакомо возник светящийся контур.
   - Нет, Сезамчик, - улыбнулся я, чрезвычайно ободрённый. - Побеседовать надо.
   "Слушаю", - отозвалось под черепушкой. Но я помотал головой:
   - Не так. Беседовать будем вслух. Чтобы всем было слышно. Понял?
   - ПОНЯЛ!!! - ударил по ушам громоподобный голос, раскатившийся по округе многократным эхом. Настя вздрогнула, а Санька только вздохнул и покрутил головой.
   - Вот бестолковый! - усмехнулся я. - Если говорится "всем", то имеется в виду, что только мы трое должны слышать разговор. Убавь голос до нормального человеческого!
   - Убавил, - раздался рядом с нами лишённый интонации бесплотный голос.
   - Вот видишь! - довольно сказал я Саньке. - Жив курилка! А ты говоришь: "купаться"!
   - Этого я не говорил. Только ты, всё же, поинтересуйся, что там за дела?
   И он покосился на небо.
   После долгих и бестолковых расспросов выяснилось, что "вурдалаки" здесь совершенно ни при чём. Сработала защита Зеркальной планеты. Мы нарушили энергетический баланс системы "звезда - планета - накопитель". Оказывается, Зеркальная находится возле одной из так называемых "точек сингулярности" нашей Галактики. Что это за "сингулярность" такая, я до конца не понял, но основной смысл, кажется, уловил. В этом месте пространство находится в очень неустойчивом состоянии, и при неосторожном с ним обращении можно запросто "загреметь" в один из параллельных миров. И задача вот этой конструкции не допускать разрастания этой "точки" в бездонную дыру, как уже, оказывается, бывало не один раз в незапамятные времена, когда она, самопроизвольно расширяясь, заглатывала соседние звёзды вместе с их планетами, тем самым обескровливая нашу Вселенную. Специальная служба Галактики и ставит возле таких опасных "точек" своеобразных Стражей, одним из которых и является Зеркальная планета. Точки эти периодически возникают и так же самопроизвольно затухают вследствие того, что вся звёздная масса системы по имени Галактика находится в постоянном движении и "точки" эти не что иное, как результат наложения коллективных гравитационных воздействий звёзд друг на друга. Своеобразные водовороты в общем течении масс. И то, что пострадала цивилизация Зеркальной планеты, это не чей-то злой умысел, а чистая случайность. На её месте с таким же успехом могла оказаться и Земля, и любая другая планета. И нет ничего удивительного в том, что вся эта конструкция возникла в одночасье - ребята своё дело знают туго. Удивительно другое: как цивилизация Зеркальной смогла уцелеть? Хотя бы и в таком примитивном виде? Ведь после того, как было остановлено вращение планеты, на незанятой зеркалами её части начались ужасные катаклизмы, явившиеся результатом инерционного сдвига тектонических плит литосферы. Ураганы страшной силы обрушились на несчастных аборигенов, взбесившаяся водная оболочка планеты уничтожала всё без разбору. И, когда они, всё-таки, пережили страшные годы, пришла другая беда: стали вымирать мужчины. Костлявая косила, не разбирая возраста. Видимо, это явилось побочным эффектом излучения самой конструкции. Что-то необратимое произошло на хромосомном уровне.
   - Я не понимаю, - возмущалась Настя. - Что, эти так называемые "спецы" не могли переселить их на другую планету, прежде чем кромсать их собственную?
   Я переадресовал вопрос браслету, поскольку слышал он только меня, что, кстати, было совсем неудобно, а перепрограммировать на коллективную беседу в тот момент ума не хватило.
   Браслет на это ответил, что Совет решил, будто цивилизация на этой планете не имеет перспективы и потому её пустили "под нож".
   - Скоты! - вырвалось у Саньки. - Самих бы!.. "Под нож"! Небось, не понравилось бы!
   - И что же является критерием бесперспективности цивилизации? - спросил я у браслета довольно враждебно, так как и меня задело "за живое".
   - Степень заражённости вирусом агрессии, - последовал равнодушный ответ.
   - Вот оно что! - Мне вдруг чётко припомнилась "тарелка" на Луне, несущая фосфоресцирующие "яйца". - Значит, в разряд бесперспективных может попасть и Земля?
   - При определённых условиях - да.
   - И что же это за условия?
   - Цивилизация самостоятельно справляется с вирусом агрессии, прекращает войны, занимается конструктивной деятельностью.
   Санька язвительно хмыкнул:
   - Ну! Земле эти условия ни в жисть не выполнить! Уж чего-чего, а повоевать мы любим!
   Я спросил, пытался ли Совет оказывать воспитательное воздействие на цивилизацию Зеркальной?
   - Неоднократно, - ответил браслет.
   - И результат?
   - Результат равен нулю.
   - Видимо, поэтому они и уничтожили в первую очередь всех мужиков, как основных носителей вируса, - сказала Настя и похлопала меня по плечу: - Тебе не кажется, что я, всё-таки, права?
   - В чём?
   - В том, что домой пора! Землю из разряда бесперспективных выводить.
   - Что ж, - пожал я плечами. - С этим трудно не согласиться!
   Наш "пятачок" круто взмыл ввысь, оставив местное население самим решать свои проблемы. Им вновь предоставлялся шанс...
  
   (Конец первой части)
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Л.Джейн "Чертоги разума. Книга 1. Изгнанник "(Антиутопия) Д.Маш "Золушка и демон"(Любовное фэнтези) Д.Дэвлин, "Особенности содержания небожителей"(Уся (Wuxia)) Д.Сугралинов "Дисгардиум 2. Инициал Спящих"(ЛитРПГ) А.Чарская "В плену его демонов"(Боевое фэнтези) М.Атаманов "Искажающие Реальность-7"(ЛитРПГ) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк) Н.Любимка "Черный феникс. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) К.Федоров "Имперское наследство. Забытый осколок"(Боевая фантастика) В.Свободина "Эра андроидов"(Научная фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"