Плахотникова Елена Владимировна: другие произведения.

Жизнь как в сказке-3

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Главы 12-20

12.

        
         Шамана я нашел быстро. А чего его искать? Спросил, и показали. Вот только провожать не стали. Не ходят к шаману в гости без приглашения. Особенно ночью. Уважают. Или боятся. А может, и то, и другое. Я вот поперся. Без приглашения. Бояться? Мне, так вроде как нечего. И уважать, вроде как, еще не за что. Короче, познакомиться я пошел. За жизнь потолковать. Да и узнать: что к чему. Все-таки не каждый день меня без меня женят.
         К шаману не в пещеру какую лезть пришлось, где надпись на входе имеется: "Оставь надежду всяк..." Всего-то на горку подняться. Плёвое дело! Я кочки выше видел.
         Начал подниматься...
         Блин! Крутая горка попалась. Почти отвесная. Шаг вперед, два вниз...
         "Чего тут думать, прыгать надо..."? Не-е, не пойдет. Пусть тот прыгает, кому силы девать некуда.
         А Леха Серый вокруг погуляет, спокойно воздухом подышит, другой подъем поищет. Вряд ли шаман туда-сюда на воздушном шаре летает. Да и просителей-почитателей лучше дома принимать. Где и стены, типа, помогают. И вся та "бижутерия", что по стенам висит. А какой же это шаман без цацек-бряцек?..
         Если как следует поискать, то всё найти можно. Было бы время и желание. Нашлась и дорога наверх. Какой-то добрый человек веревку натянул. С узлами. И замаскировал ее. Наверно, чтоб пейзаж не портила. Днем, может, и хороша маскировка была. А вот вечером, да при восходящей луне... Толстым таким канатом виднелась. Как нитка в свете фар.
         Проверил я эту "нитку" на прочность, и наверх начал лезть. А тут Крант сзади зашипел. Пришлось спускаться, смотреть.
         Не понравилась Кранту веревка. Или это он ей не понравился?.. Только взялся оберегатель за нее, и тут же следы на ладонях. Горячие и вспухшие. А вот мои грабалки в полном порядке. Не за всё, получается, нортору можно хвататься. Даже если он иртор. И перчатки не для красоты у него имелись. А я, придурок, обещался новые ему купить и не купил. А хороший... вампир из-за меня пострадал.
         - Крант, за мной не иди. А знаешь, как лечить свои руки, лечи.
         - Нутер, я твой оберегатель.
         - Мой. Вот и следи, чтоб никто не поднялся здесь, и в спину меня не ударил. Пока я с шаманом общаться буду.
         - Нутер, шаман...
         - Шаману я нужен живой и дееспособный. Так что оставайся.
         - Но...
         - Крант. Это приказ.
         - Да, нутер.
         - Вот и ладушки.
         Поднялся.
         Сначала трудновато было, потом втянулся, попал в ритм, да и света больше стало.
         Привык я уже к зеленой луне. Мягкий у нее свет. И какой-то спокойный. Как дома у настольной лампы. Или у светофора, что подмигивает зеленым глазом: "...вперед, братан, путь свободен".
         Путь мне действительно никто не преградил. И на спину не прыгнул. Типа, стой, куда без пропуска, в запретную зону!..
         Так, от одного костра я попал к другому. Где тоже компашка имелась. И умные такие разговоры вела. Вечер вопросов и ответов у них был. Вопросы те еще. Я один только услышал, но если и остальные такие же, то не скучно шаман живет. Прикалывается по полной программе.
         - Почему мудрец, присевший над ручьем облегчить желудок, видит плывущие по воде листья, а глупец только то, что извергла его утроба?
         Жаль, ни одного ответа не услышал. Задумались вопрошаемые. А чего тут думать?
         Однако, оригинальные контрасты в этом мире. Мост через реку или трещину тут запрещен под страхом смертной казни, а досточку через ручей перебросить и "желудок с нее облегчить" да пожалуйста! В любое время.
         - Наставник, а у этой загадки есть ответ?
         - Есть, Тикунэ. Надеюсь, ты уже догадался?
         - Почти, Наставник. Но можно ма-аленькую подсказку?..
         Шаман хмыкнул. Хитро улыбнулся. Или это тень от костра побегала по его лицу?
         - А в какую сторону они смотрят: по течению или против?
         Это мне, за каким-то хреном, понадобилось рот открыть.
         Четверо у костра очень внимательно посмотрели на меня.
         А я на них.
         Старик и три пацана. Не старше Малька.
         По нормальному, так сначала мне надо было присмотреться, а уже потом умные мысли вякать.
         - Это не подсказка, уважаемый, это ответ. Подходи, садись, я тебя ждал.
         Подошел, сел. Пацаны подвинулись, освободив мне место рядом со стариком.
         Ждал, говорит?.. Может, и ждал. А может, умную морду сделал перед учениками. "Ждал..." Типа, хочешь, верь, Леха, не хочешь попробуй проверить.
         - Ты уже слышал эту загадку?
         - Нет, уважаемый, только что от тебя услышал.
         И улыбаюсь старику. Тоже двусмысленно. Мол, хочешь верь, не хочешь твое дело.
         Посмотрел на меня шаман (а кто еще здесь может такие разговоры разговаривать? В такое-то время...) Нежно так посмотрел.
         Разные бывают взгляды. Тяжелый, там, наглый, призывный, а вот у старика этого взгляд мягкий. Как пальцы у старого и опытного врача. Что пациента до самого нутра прощупает и больно не сделает. Не люблю, когда во мне копаются. Даже мягко и нежно. Как психиатр своими вопросами. Не люблю. И не терплю!
         Шаман кивнул, будто мысли мои услышал. Подбросил пару веточек в костер. Запахло хвоей и еще чем-то. Приятным. На огонь старик засмотрелся, и с ним стал разговаривать. Точно один в ночи остался. Ни меня, ни учеников. Хотя, пацаны и вправду куда-то подевались. Я и не заметил, когда они ушли. Если не приглючились мне эти пацаны.
         - Странные боги тебя создавали, уважаемый. Вложили в тебя много зла, добра и равнодушия. А всего остального дали по капле и песчинке. Не хотел бы я быть твоим другом. И врагом твоим не хотел бы стать.
         Знакомая, короче, песня. Пал Нилыч тоже говорил: "Вы очень мстительный человек, Алексей. С гипертрофированным чувством справедливости и..."
         Ну, не объяснять же всем, что мама не очень меня хотела, когда я был в пренатальном возрасте. А папа очень не захотел маму, когда она была в "интересном положении". Вот и маемо тэ, шо маемо. Но кого колышут мои проблемы, кроме меня самого? Да и не считаются они проблемами в моем мире. Так, мелкими неприятностями, на которые и внимание обращать, вроде как, не принято. Нормальному пацану. А в этом мире те, кто заморачивает попутчиков своими проблемами, долго не живут.
         Типа, Дорогу осиливает не только идущий, но и ведущий. Даже поговорка тут имеется: "Не можешь идти с караваном не начинай свой Путь. Не можешь вести караван не выходи на Дорогу!"
         "Дорога" и "путь" здесь с большой буквы. И смысл у поговорки намного больше. Что-то вроде: "Не можешь жить, не мешай другим или тебя быстро отправят на внеочередное перерождение". Правда, не все верят в перерождение. Но это уже его проблема. То есть, моя.
         - А почему боги, уважаемый, а не Бог?
         Это я у костра спрашиваю, не у шамана.
         - Ты знаешь о Едином?
         Вот теперь шаман смотрит на меня. И мне не надо поднимать голову, чтобы убедиться в этом.
         - Знаю.
         - Не многие знают, что все боги и демоны это только маски, которые Единый надевает, когда пожелает.
         - И религиозные войны придумал тоже он.
         - Откуда ты знаешь?
         - Он сам мне сказал.
         - Тебя не зря называют Многомудрым.
         - Это не меня, а...
         - Тебя!
         Спорить со стариком я не стал. Я к нему не спорить пришел, а говорить. За жизнь. Свою, в том числе.
         - Надеюсь, многоуважаемый простит мой вопрос и удовлетворит мое любопытство?
         Блин, каким я вежливым могу быть, если очень надо.
         Шаман слегка улыбнулся и наклонил голову. Тоже слегка. И неторопливо так. Типа, ты спрашивай, а уж мы посоветуемся и решим: прощать тебя или чего-другое с тобой сделать.
         Ладно, рискнем.
         Очень уж старик мне колдуна напоминал. Асса. Такой же рыжий, худой, невысокий. Вот только спокойный. Не дерганый, в смысле. Чувствуется, что дед тоже может быстро и круто реагировать. Если понадобится. Но редко это "понадобится" бывает. Не доводит шаман до этого дело. Умеет притормаживать на поворотах. Колдунчику нашему еще учиться и учиться. Далеко ему до этого профи, очень далеко. А еще старик на тех, с Дороги похож. Что немного потрепали наш караван.
         Вот я и спросил.
         Трудно жить любопытному. Спокойно. И долго.
         - Тебя не зря зовут Видящим. Сумел отличить тисла от ми-ту.
         - А почему ты...
         - Здесь, а не среди тисла? Это долгая история.
         Не про то я хотел спросить, ну да ладно.
         - Так и ночь не короткая, многоуважаемый.
         - Ты прав. И ночь умеет слушать. - Еще одна ветка полетела в огонь. Запахло почему-то спелым виноградом. - Моя мать, да будут остры ее зубы и густа шерсть, была грелкой Главного шамана, пока Дорога ни позвала ее...
         - Грелкой? Омлакс?
         - Нет. Просто грелкой. Среди тисла нет рабов. Каждый с радостью служит своим шаманам. Пока может. Моя мать служила четыре сезона. Потом она пошла очищать Дорогу от слабых и глупых.
         Так вот как это называется... Типа, санитары караванной тропы. Ладно, не отвлекаемся на формулировки.
         - ...удача отвернулась, и они стали пленниками. Но одну пленницу не убили сразу, как всех остальных. Эта пленница стала потом моей матерью. Один глупый муж взял пленницу в свой шатер.
         - Думаю, она была молода и красива. А мужику нравились рыжие и компактные девчонки.
         - Пленница была очень красива. Но ее не убили и потом, когда глупец разделил с ней подстилку. Он не смог отличить тисла от ми-ту.
         - Думаю, это была последняя ошибка в его жизни.
         - ...не могут глупые путы удержать тисла, когда Санут шепчет: "Изменяйся... беги..." Пленница изменилась и убежала.
         - А ее не догнали и не нашли.
         - Не догнать ветер над Дорогой. Не найти Песчаного Кота в Песках. Ветер сделал тисла быстрыми, Кот научил охотиться...
         - А после того плена родился ты, так?
         - Главный шаман приказал моей матери родить меня.
         - Приказал?
         - В ночь побега пленница убила двоих. Вторым был ученик шамана, что пытался помешать ей. Другого шамана, не тисла. Пленница не знала, что он ученик шамана. А Главный шаман тисла узнал. Он приказал родить нового ученика шамана и отдать вместо убитого. Чтобы Ветер и Кот не прогневались на тисла.
         - И она смогла?.. Именно шамана?..
         - Первый муж матери был сам Главный шаман. И второй муж матери был шаман. У меня дух шамана и тело шамана. Я не мог родиться никем другим.
         - И она сразу отдала?..
         - Три сезона мать растила меня, потом понесла в соседний клан. Их шаман знал, что у тисла растет его новый ученик. Он позволил моей матери пройти по его землям. И уйти. Не стал останавливать...
         Да-а, история. Не знаю, правда, зачем старик мне ее рассказал. Я не биографию его спрашивал. Другое. А его вот на воспоминания потянуло. И не со мной он разговаривал - с огнем, звездами и ночным ветром. А ветер мне захотел нашептать. Или огонь. А мог и не захотеть...
         - Я просил Кота и Ветер привести в мое племя сильного целителя. Я приказал Надыру: иди, ищи и ничего не жалей...
         - Надыру? Слышал, был в его караване лекарь.
         - Надыр пожалел. Как купец. Взял хорошего лекаря, но не самого лучшего...
         Ага, типа, зачем платить больше?..
         - ...забыл, что лучший товар не бывает дешевым. Ветер и Кот наказали Надыра за жадность. Руками тисла наказали. Но я обещал Надыру защиту, и Дорога привела тебя к нему...
         Классная интерпретация прошедших событий: Не выполнил приказ - наказали, но обещались помочь - и помогли. После наказания. Умеет дед правильно объяснять случившееся. Не подкопаешься. Типа, шаман всегда прав, потому что он шаман.
         - ...шаман просит и Санут слышит его. Я просил самого сильного лекаря и пришел ты. Я не долго просил. Сезон просил, два просил... Мой Наставник был хорошим шаманом, но силы у него было меньше. Он девять сезонов просил ученика. И целительницу слабую выпросил...
         - Так это с ней ты меня?..
         - И дочь ее не так сильна, как надо моему племени...
         - А, дочь?.. Ну, это другое дело.
         - ...они сильные воины и сильные охотники. Видящие тоже не самые слабые, но целители...
         - А шаманы?
         - Среди тиу нет шаманов.
         - Почему?
         - Потому, что они тиу.
         А слон не летает, потому что он слон.
         - Подожди, ты сказал "тиу"? А целительница ваша при чем? Или она тоже из этих?..
         И я провел три черты поперек груди.
         Шаман важно кивнул.
         - Других тиу я не знаю.
         - И ты хочешь нас?..
         Еще один кивок. Неспешный и невозмутимый.
         - Блин, ну, а... уважаемый, ты думаешь, что-то получится?..
         Старик даже отвечать не стал. Не снизошел. Похоже, он точно уверен, что все получится. И обязательно, на пользу клану. Мичурин хренов! Мне б его уверенность.
         И мне вдруг вспомнилась детская загадка. Из первого класса еще. "Скрестил Мичурин кошку со слоном и что получилось? Хана всем крышам получилась, вот что!"
         Но смеяться будем потом. Завтра. Или через день. Когда уберемся из этого племени.
         - Многоуважаемый, как бы это сказать... Я не смогу дать вашей целительнице ребенка. Даже если б очень захотел...
         Блин, а я совсем не хочу. Да я без содрогания думать не могу про такое...
         - Многоуважаемый, скрещивать меня с тиу все равно, что птицу с камнем.
         - Некоторые говорят, что видели каменных птиц.
         Ага, а еж тоже, вроде, птица, но пока не пнешь его, он не летает.
         - Многоуважаемый, мудрец точно знает, чему можно верить, а что стоит забыть, едва оно коснулось его ушей.
         Хоть сборник поговорок составляй, в натуре!
         Старик убрал свою хитрую улыбочку, - типа, за что купил, за то и продаю, - и сказал уже серьезно:
         - Я не прошу от тебя детей, Многодобрый...
         Блин, какого ж тогда голову мне морочить?!
         - ...я прошу тебя стать первым мужем целительницы.
         - Зачем?
         - Чтоб она смогла выбрать второго из своего народа.
         - А...
         Не понял. Вроде, не перевелись еще среди тиу мужики. Сам, своими собственными видел. И совсем недавно.
         - Среди тиу мало целителей, и почти все из них жены.
         Блин, дошло, кажется.
         - А ваша целительца того?.. Ну, она еще... ну, не была с мужем?
         - Я это уже сказал, но мысли многодоброго...
         Ну, почему мне так "везет"? Я, типа, магнит для тощих, блин, и девственниц или как? И чего бы такого сделать, чтоб они не липли ко мне?..
         Первые два совета пропускаем, не озвучивая.
         - Прости, многоуважаемый, а может не надо всех этих сложностей? Первый муж, второй... я, потом тиу какой-то... Может сразу с тиу и начнешь?
         - Ты дашь дух ее детям, а тиу - всего лишь тело.
         "Всего-лишь" ну-ну. Попадалово то еще...
         Пал Нилыча б сюда! Он верил в подобную ерунду. И с шаманом этим поговорил бы на одном языке. И дух "дал" бы тот, что надо. Уж он-то врач он Бога, а я так, погулять вышел.
         - Ладно, многоуважаемый, твоя просьба мне понятна. Сделаю, что смогу. Когда Санут уйдет.
         - Пока к целительнице дойдем, он уйдет.
         - А к ней идти надо?
         - А что ей у меня делать? Ее место в селении.
         - Ладно, тогда идем.
         Быстрее начну, быстрее закончу.
         - Только той же дорогой пойдем, что я пришел.
         - Есть и другие, многодобрый.
         Может, и есть, спорить не буду, а может...
         - Там меня оберегатель ждет.
         - Ты правильно сделал, что пришел сам. Это место не для норторов.
         - Я так и понял.
         - Мудрец видит всю гору в одном камне, а глупец замечает камень, когда об него спотыкается.
         Интересно, это меня похвалили или наоборот? И еще бы один вопросик решить...
         - Ритуал? Есть ритуал. Она - жена, которую ты добивался несколько сезонов. Ты - муж, что победил всех соперников. Сильный муж, первый в ее жизни. А дальше...
         Ясненько. Дальше, как у нас говорят, по обстоятельствам. Типа, природа свое возьмет.
         Ладно, пойдем, посмотрим на эти "обстоятельства" поближе. И кто кого и за что брать станет, тоже посмотрим...
         Однако, и везет же тебе, Леха! Как дело делать, так сам-один, а как подарки принимать - так весь караван огребет... И кто там болтал о справедливости в жизни? Вот его бы на мое место...
        
        
        
13.

        
         - ...помню, Наставник. Ты спрашивал, почему болезни мудреца легкие и редкие, а глупец болеет тяжело и всю жизнь.
         - И когда ты разгадал эту загадку?
         - Сегодня ночью.
         - Совсем неплохо. Я тоже думал над ней три ночи.
         - И что ты придумал, Наставник?
         - Сначала твой ответ, Тикунэ, а уже потом...
         Блин! И кому в это время не спится?! Еще и смеются, гады!
         - Я думаю, что мудрый умеет оставаться здоровым, а глупый залечив одну рану, тут же получает другую.
         - Это все, Тикунэ?
         - Есть еще. Мудрец умеет забывать боль и радоваться жизни. Пережив болезнь, он благодарит богов за полезный опыт. А глупец жалуется, стонет и переживает болезнь снова и снова. И с каждым разом боль кажется ему сильнее, а болезнь тяжелее.
         - Ты прав. Но это только два ответа на одну загадку. Постарайся найти еще.
         - А сколько их всего?
         - Девять.
         - И ты их знаешь, Наставник?
         - Знаю.
         - Все девять?
         - Шесть.
         - Только шесть?! Но ты же Наставник!..
         - Да. И я пока живой. Значит, у меня есть время решать загадки.
         Опять смех. Вот придурки! Философствовать с утра пораньше. Да еще на трезвую голову... Я ради такой ерунды и глаза открывать не стал бы.
         - Наставник! Ты сказал, что у меня загадка самая простая, но...
         - Ты просишь помощи, Карси?
         - Да!
         - Тогда скажи свою загадку всем.
         - Это не моя загадка, а твоя!
         - Вот и скажи ее.
         Блин! Да тут железобетонное терпение нужно. С двойным запасом прочности.
         - Почему гупец делая тиму дел, не делает ни одного, а мудрый делая одно дело, справляется с целой тимой. Вот.
         - И что тебе здесь не понятно?
         - Да это же так просто!
         Голоса звучат дуэтом. Один принадлежит наставнику, а второй - кому-то молодому и очень, очень нетерпеливому.
         - Сейчас я разговариваю с Карси.
         В голосе чуть слышные раскаты грома. Типа, гроза далеко, может, будет, а может, не дойдет.
         - Да, Наставник. Молчу.
         - А ты, говори.
         Нерешительное покашливание.
         - Говори, Карси.
         Голос тихий и мягкий, как летний вечер.
         - Наставник, все знают, что ты мудрец. Но ты выполняешь не одно дело.
         - Да?.. Я слушаю.
         - Ты разговариваешь с вождем и проводниками, ты учишь мудрости нас, говоришь мужу какую жену ему взять, делаешь всем защиту в Дорогу, просишь у духов удачной охоты... А еще у тебя четыре жены.
         - Так что тебе не понятно, Карси?
         - Ты сказал, что только глупец делает тиму дел, а ты... Прости, Наставник, но ты их тоже делаешь.
         - Ты прав, Карси. У меня много дел. Когда я говорю: "время большой охоты", охотники приходят с пустыми руками?..
         - Нет, Наставник, их руки полны добычей.
         - Когда я говорю: "плохое время для охоты", а глупые молодые охотники идут, что случается?
         Да заткнется он когда-нибудь?! Тут некоторые спать пытаются!
         - ...плохое случается.
         - Значит, я не даю глупых советов? Значит, я хорошо делаю свое дело? Можно сказать, что я глупец?
         - Нет, Наставник. Но у тебя не одно дело, а...
         Блин, достал меня этот тупой шаманенок. А таких многословных учителей я бы...
         - Да, Карси. Дел у меня много. И жен много. Когда я вхожу к первой, то не думаю о других. Когда я со второй, то забываю первую и всех остальных. Когда я говорю с вождем, то не думаю о своих женах или об охоте. А когда я учу тебя, то забываю о тропе к Озеру. Мудрец всегда делает только одно дело, даже если его ждут еще дела. Он не отвлекается на них. Теперь ты понял?
         Не знаю, понял он или как, а вот я понял, что спать мне больше не дадут.
         Что делает мудрец, когда хочет разбудить спящего гостя? Стягивает с него одеяло, поливает из чайника, рискуя нарваться на мат или удар?
         Да ни хрена подобного!
         Он просто начинает базарить со своими учениками под окном засони.
         А если б в этом окне стеклопакет стоял, тройной, что тогда?
         Хотя, этот шаман хитрый жучара, он бы придумал чего-нибудь. И это "чего-нибудь" могло понравиться мне еще меньше, чем поучительно-нравоучительная беседа за окном. А так, приобщился, вроде, к мудрости. И на халяву.
         Но Пал Нилыч сказал бы проще: "Делать два дела одновременно, все равно, что нести два арбуза в одной руке. Без авоськи".
         Уважал Нилыч этот фрукт. Мол, для почек он очень полезный. И ел арбузы, глядя на реку. Так, типа, не только почки, но и мозги очищаются. Всякой суетой и глупостью забитые.
         Я бы тоже от визита к реке не отказался. Или хотя бы к ручью. Только выше того мудреца, что любуется плывущими листьями. Блин, никогда не думал, как наши горцы устраивают свои сортиры. И где моют свои телеса?.. Если вода в горной реке плюс четыре летом. И чего делать избалованному цивилизацией мужику, которому надо срочно помыться?
         Стоп, Леха. А не дурак ли ты? Слово "озеро" тебе чего-нибудь говорит? А если говорит, то отскребай свое тело от шкуры неведомой зверушки и иди общайся с народом. Народ, он добрый, он поможет, если захочет.
         Вышел. Пообщался.
         Дорогу к озеру мне показали в две руки. Шаман и один из его учеников не стали утруждать себя излишними движениями. Ну, старик понятно: годы, груз дел и все такое. А пацан чего тормознул? Или это и есть тот самый Карси, что складывает "один плюс один" и получает "одиннадцать"?.. Тогда завтра вечером я могу услышать его версию пути к озеру.
         И остальные прохожие чего-то пялятся на меня так, словно никогда... блин! ...голого мужика не видели. Хорошо, что народу на улице еще мало.
         Надо было хоть штаны надеть. Перед дальним походом. Но не возвращаться из-за такой ерунды с полдороги? Ну, посмотрят на меня аборигены, ну, и чего нового они могут увидеть? А если голого никогда не видели, то пусть изучают анатомию. Как раз наглядное пособие мимо проходит. Только руками трогать не надо. Хватит уже измываться над моим организмом. Организм мыться хочет и отдыхать. Желательно, пару дней и в полном одиночестве.
         Вот искупаюсь и предложу целительнице пообщаться с нашим колдуном. По тому же принципу: "поймаешь - я твоя, я поймаю - ты мой". Только дурак не поймет в чем тут прикол. Я вот понял. Когда меня поймали.
         Пусть и наш многохитрый вкусит прелестей медового месяца с тиу. Чужой опыт, конечно, великая вещь. Но свой доходчивее. Хотя и болезненней.
         Интересно, если сказать целительнице, что так у детенышей силы и мудрости прибавится, она поверит? Или сначала к шаману пойдет, спрашивать?.. Но рыжего на всякий случай к ней надо направить. Кажется, он желудком последние дни мается?.. Вот пусть сходит и подлечится. Травницы они лучше с такими болезнями справляются, вроде как. А дальше... как удача улыбнется и природа пошепчет.
         - Господин, а?..
         Малек. С ним Марла и Меченый. Им-то чего в эту рань не спится? Вчера ж гудели от заката и до Санута. И потом, кажется, продолжили. А Крант где?
         Оглядываюсь.
         Так и есть. Сзади-слева. На своем обычном месте. Интересно, и давно он там?
         - Как ты себя чувствуешь?
         Крант показывает ладонь. Узкая черная полоса на ней. Лучше, чем вчера, но...
         - А ты?
         Это Марла. У меня.
         - Так, будто меня имели по полной программе. Ни один раз. Такими ласками и убить можно.
         Марла улыбается, а на лице Кранта невозмутимость сменяется задумчивостью. А вот этого не надо. Когда Крант начинает думать, это может быть опасно. Для окружающих. Плохо с чувством юмора у моего телохранителя. Еще хуже, чем у Савы. Но Сава черт знает где, а Крант рядом. Шевелит губами и морщит лоб. Мыслит он так. Даже вспотел, бедняга. Тяжелая это для него работа, мыслить. Поди, не мечом махать. Тут он большой спец.
         - Спокойно, парень. Со мной всё в порядке.
         И я улыбаюсь. Хоть каждая мышца ноет и жалуется. Хорошего массажиста б мне. И горячий душ. Без них я тоже выживу. Но могу, блин, я хоть немного помечтать?! Если уж поспать не дают спокойно.
         Физиономия Кранта опять стала сонной и невозмутимой. Мол, при работе мы, храним и защищаем. А всё остальное нам глубоко по фигу.
         И, слава богу. Такой Крант мне нравится больше. Теперь его можно оставить без присмотра, и он не станет резать моего собеседника только за то, что тот чего-то громко сказал. Хотя, рядом с Крантом любой ор быстро стихает. Не знаю уж, почему. Успокаивающе действует нортор на окружающих. Талант у него такой.
         - Господин, где твое оружие?
         Это мне Меченый.
         - У целительницы, - отвечаю. И тут же требую: - Малек, дай мне плащ!
         Пока Меченый не сунул мне свой меч. Свои у Меченого понятия, чего нужнее голому мужику.
         - Да, господин!
         И Малек убежал. Снять с себя плащ даже не подумал. Хоть тот тоже мой. Но предложить господину плащ слуги!.. Даже обиженный Санутом такого не сделает. Не додумается до такой глупости. Это только у сильно усталых врачей мозги не в ту сторону повернуты.
         И ноги не стоят на месте.
         Пока шел, не замечал, из каких холодных камней тут тропинки делают. Но посылать Малька еще за сапогами... Можно, конечно. Но так я и до обеда к озеру не попаду. И на фиг замерзну на таком ветру.
         Иду дальше. И довольно быстро. Типа, голый король со свитой. Тепло одетой и хорошо вооруженной.
         Меченый мрачнее обычного. Словно, не у колдуна нашего, а у него желудок прихватило. Или мужик мучается похмельем? Так меру знать надо. Ну, выпил бутылку, ну две, ну три, но напиваться-то зачем? Тут, правда, чашами считают и кувшинами... но мера в любом мире должна быть.
         А вот с Марлой, кажется, всё в порядке. Идет, улыбается. Солнцу, кустам... прохожему. Тот как увидел ее улыбку, так и замер от избытка чувств, пока мы мимо проходили. Потом с места рванул так, что топот его и у Дороги, наверно, слышно было.
         - Чего это с ним?
         Марла и мне улыбнулась. Острозубо.
         Да, красивая у нее улыбка. Особенно, когда зубов не видно.
         - Что-то не так, лапушка?
         Опять топот. Теперь уже к нам.
         Оглядываемся.
         Малек. С плащом.
         - Вот, господин...
         Хорошо дышит, ровно. Ему бы на Олимпиаду. В команду бегунов.
         Я надел плащ. Совсем другое дело! И теплее стало, и сопровождающие мои, вроде как, успокоились. Даже нортор улыбнулся. Едва заметно. Хоть и не его это дело защищать мою задницу от чужих взглядов. Вот если ножик в нее кто бросит, вот тогда да!.. Тогда Крант и нож отобьет, и башку тому, кто с ножиком решил проиграться. Быстро и без лишнего шума сработает, я могу и не заметить...
         Один момент! А может здесь не только на Мосты, но и на нудизм табу наложено?
         Спросил.
         Сначала про табу, а потом про заговор молчания. Почему это мне никто не сказал, что к этим диким горцам цивилизация еще не дошла?! Ладно, я не все законы знаю, но у других чего... язык отвалится, сказать-предупредить?.. А то делают из меня дурака, словно я сам не могу...
         Ничего вразумительного я не услышал. Будто сам с собой разговаривал.
         - Стоп! А куда это вы все претесь? Марла, тебя я тоже спрашиваю.
         - А ты куда? любопытствует Марла.
         Ну, хоть какая-то реакция. И за то спасибо.
         - Лично я купаться.
         - ЧТО?!
         Это Меченый. И удивляется так, будто я со скалы прыгнуть задумал. И полетать немного.
         - Не что, а где. В озере. И компания мне на фиг не нужна. Нечего воду мутить. Я сам...
        
        
14.

        
         Пошли дурака по воду, так он или во рту ее принесет или утопнет.
         Я действовал почти как тот дурак, только утопнуть не успел. Искупаться мне приспичило после ночи с моей одноразовой женой. Умный гость у хозяев спросил бы про удобства, а я так поперся: разберусь, мол, на местности. Ну, и разобрался.
         Горные озера они разные бывают. Есть в длину сто метров, а в глубину десять раз по столько. Есть и совсем наоборот. То, в котором я задумал помыть свой организм, было из мелких. И чистое!.. каждый камушек на дне виден. И берег не затоптанный. А озеро почти рядом со стойбищем. Во, люди любят природу!
         Цветы, трава, бабочки, камни... Ну, прям, картинка из каталога Твой сад. Под картинкой телефон фирмы изготовителя должен быть. И начальная цена... Типа, хочешь себе такое или еще круче звони.
         Озеро, в натуре, похоже на искусственное. У одного моего знакомого имеется такое на участке. Прикупил Паша себе кусок леса, построил избушку в три этажа, беседку для любования за луной, а рядом оно самое, озеро. Если не знаешь, то и не скажешь, что раньше его здесь не было. Даже бревно притопленное имеется. Для прыжков. Точь-в-точь как здесь.
         К бревну я и направился. Захотелось, чтоб сразу и на глубину. И чтоб до камушков дотянуться. Почти дошел, когда заметил, что бревно на подпорках. Но это меня не удивило. Не держится лиственница на воде. И не гниет. Подводные лодки из нее надо бы делать. С всплытием, понятно, проблемы будут, зато погружается только так, и балласта не надо.
         Блин, замечтался, как у Паши в гостях. Еще и слова рифмовать начал. Что-то типа:

        
         Звенит ручей среди поляны
         И зайцы солнечные скачут
         На желтых листьях и траве.
        
         Совсем забыл, что вредно это для здоровья. Мечтать на пересеченной местности. Так, мечтая, я на колючку и напоролся. Да еще тварь какая-то под колено цапнула. Аж нога подогнулась. Я с размаху и сел на эту самую колючку. Но заорать не успел.
         На меня посмотрело бревно.
         И так посмотрело, что я и про боль забыл. И про всё остальное. Только сидел и не двигался. И на странного зверя пялился.
         У нормальных зверей опускается обычно верхнее веко. Типа, осторожно, глаза закрываются, следующая остановка утро.
         А вот у этой тварюки нижнее веко работает. Опускается, поднимается. Полупрозрачное оно. И ресницы на нем, как водоросли, шевелятся. И глаз сквозь них просвечивает. Туда-сюда двигается. Ну, прям, рыбка, что так и просится в рот. Вкусная рыбка, сине-фиолетовая. Эта и сырая очень даже ничего. Полезная она для уставшего организма.
         Не только мне эта рыбка приглянулась. Пара зверушек, похожих на выдр, тоже решила порыбалить. А у бревна оказалась такая пасть, что я там одним куском поместиться мог. И свободное место осталось бы.
         Короче, клац, и нет тех зверушек. Только два фонтанчика над бревном появились. Похоже, дыхалка, как у кита устроена: заглотнул выдохнул. Со стороны красиво, а кого-то уже переваривают.
         И так меня эта рыбалка впечатлила, что я и дышать забыл. А вокруг всё тихо, спокойно. Солнце, берег и вода... Ну, прям, райский уголок. И опять дурацкие стихи в башку лезут. Другого времени не нашли!..
        
         Козленок резвится на лугу.
         В овраге дремлет тень.
         Роса на волчьей шкуре.
        
         Веко открыло рыбку-глаз. Взгляд ленивый, абсолютно равнодушный. Не интересуется зверь неподвижной добычей. Брезгует дохлятиной. Свеженькое любит. На обед, ужин и завтрак.
         Такой вот интересный зверек водится в горных озерах. И всегда, говорят, водился. Смотрящий-из-воды. Хорошее у него имя, доброе. Ну, имя я потом узнал. Когда вспомнил, что умею дышать и ходить. И сам, на полусогнутых, убрался от озера. Не нашлось в селении дураков спускаться ко мне. А своей охране я сам приказал не мешать мне купаться. Ну, никто и не мешал. Исполнительные, блин, аж страшно!..
         А местные здесь вообще не ходят к озеру. Только сверху на него смотрят. И я больше не пойду. Мне для полноценных кошмаров и одного раза хватит.
         Но как аборигены смотрели на меня! Прям, трехлетки на Шварценегера. Уже потом я узнал, что только шаман шляется к озеру. Сам. И по большим праздникам. Жертвой зверя задабривает. Чтоб Смотрящий не вздумал наведаться в селение. А я взял и устроил бесплатное представление: приманил Мокроносых и накормил зверюгу. Наверно, я стану помощником шамана и постоянным мужем целительницы.
         Это местные так шептались, пока я от озера поднимался. Когда я купаться шел, никого не было, а обратно повернул пол-аула на пригорке топчется. И мое будущее обсуждает. Достаточно громко, чтобы и я услышал. Но вот спросить у меня... как же, как же! Скорее языки себе пооткусывают. И глаза повыкалывают, чтоб не пялились на меня. Только искоса, вроде как, случайно. И тут же гляделки в сторону.
         Постоянный муж целительницы?..
         Нет, спасибо! Мне и одной ночи за глаза хватит. Кажется, я упоминал, что целительница тут из клана тиу. Ну, а то, что секс с ней это развлекалово для мазохистов, я сам не знал. Пока ни попробовал. Если кому-то нравится подстилка из колючей проволоки или проснуться таким, будто ночевал в кусте держи-хватай, то это его личное дело. А я на такие игры плевать хотел. С вертолета. В Марианскую впадину. И гоняться за бабой по стенам мне тоже не по кайфу. Пусть этим Человек-Паук занимается. Или другой тиу. Если у них брачные ритуалы такие. А я лучше к Марле пойду. Когда у нее совсем уж поганое настроение. Та раз приложит и обморок гарантирован. Плавно переходящий в сон. Или в смерть. Это уж кому как повезет. А если проснешься после такого, то ощущения, будто, балкон на голову свалился. Или грузовик пару раз переехал. Ни тебе растянутых связок, ни исцарапанной шкуры. Красота! Умеет баба доходчиво объяснить, что не то у нее настроение. Чугунно-бетонное нет! вместо ...догонишь я твоя, не догонишь я буду на потолке. Побольше бы таких, как Марла, и жить сразу стало бы проще.
         Вот она стоит, облизывается. Не сразу я вспомнил, что кровь лапушка любит. А я так и не промыл свои царапины. Теперь уже и не промою. Кто ж мне даст хороший продукт переводить? А спорить с Марлой...
        
        
15.

        
         Любая сегодняшняя проблема завтра станет вчерашней неприятностью, которую можно забыть. Конечно, если удалось дожить до завтра. Но некоторые особо продвинутые умудряются две проблемы себе в день организовать. А то и три.
         Ну, надо было мне шутить с колдуном?..
         Он ведь поверил. И пошел. К целительнице.
         И целительница поверила. Моей болтовне.
         А потом шаман ко мне пришел. За жизнь поговорить. И не за жизнь вообще, а одного конкретно взятого болтуна.
         Блин, ну почему нельзя быть умным постоянно? А то в одном деле гений, а во всех остальных дурак дураком.
         Еще Пал Нилыч говорил: "Алексей, мне кажется, что своей головой вы пользуетесь только по большим праздникам". В другой раз еще и круче загнул: Думаю, в одной из прошлых жизней вы были самцом богомола. Почему? Да привычки у вас те же остались. Надеюсь, для вас не новость, что самка богомола откусывает своему партнеру голову, чтоб не отвлекался во время процесса. Вот и вы ведете себя так, будто привыкли обходиться без головы. Да и сам мыслительный процесс, пока еще незнакомое для вас понятие...
         Ну, шутки у Пал Нилыча всегда были кусачие. А когда у старика портилось настроение, его шутки отращивали себе такие зубы акуле в пору утопиться от зависти.
         Я сидел на камне и пялился на другой камень, что едва виднелся вдали. Меж горными пиками.
         - Интересно, сколько до него идти?
         - Недолго.
         Вообще-то, я спросил не у шамана, а у солнечного ветра. Или у бабочки, которую раз за разом сдувало с цветка. А она делала круг и опять пыталась при... цветиться. Так, наверно, можно сказать.
         - А недолго это сколько?
         - Ты спрашиваешь, чтобы знать или чтобы поговорить?
         - Поговорить я и с ним могу, если мне не нужен ответ.
         С кем это с ним, шаман спрашивать не стал. Кроме нас двоих, поблизости был только нортор. Где-то в тени. Неподвижный. И не очень заметный.
         - Вот сколько, - старик протянул ко мне руки с поджатыми пальцами.
         - Девять дней? Так долго?
         - Если удача не отвернется.
         - Блин, караван там вряд ли пройдет...
         - Караван там можно провести. Но зачем? Вожак поалов в другую сторону смотрит.
         - Ну, вожака и развернуть можнообычно. Если понадобится.
         - А тебе понадобилось в ту сторону?
         - Кажись, да.
         - Я могу спросить зачем?
         - Можешь, многоуважаемый. Вот только не знаю, смогу ли ответить.
         - Если это тайна Многодоброго. Или Многомудрого...
         И шаман выразительно посмотрел на мою руку. Правую. Я регулярно и машинально тер ее. То об колено, то об камень, а то и пальцами по ладони проводил.
         Посмотрел и я на ладонь. Так и есть: след от ожога потемнел. И слегка припух.
         - Знаешь, что это? протягиваю шаману свою конечность.
         Старик отвел глаза.
         - Я слышал про этот знак.
         - А когда он чешется. С самого утра... К чему бы это?
         К дождю, - пришла дурацкая мысль. И еще более дурацкий анекдот вспомнился. Ёжик, тебе бы помыться... Кажется, так он заканчивался.
         - Я... догадываюсь... что это значит.
         - Тогда шепотом. И мне на ушко.
         Вообще-то я пошутил. Насчет ушка. Но мне ответили. Так, как я попросил.
         - ОН сообщает служителю, что рядом есть подходящее место. Осталось только найти и...
         - И чего?
         - И дать ЕМУ это место.
         Старик замолчал, засмотрелся на бабочку.
         - Это всё, что ты можешь сказать? не выдержал я.
         - Непосвященным нельзя говорить о ЕГО ритуалах. И видеть их нельзя.
         - Даже шаманам?
         - На мне нет ЕГО знака.
         - Можно организовать...
         - Не надо!
         Старик аж дернулся.
         - Ладно, как хочешь. Мое дело предложить.
         - Служитель не предлагает. И не выбирает. Это ОН выбирает себе служителя.
         - Старик, не трави душу. И без того тошно.
         Помолчали. Бабочка все-таки оседлала свой цветок. Не знаю, что она в нем нашла? Маленький, невзрачный и без запаха.
         Почему-то вспомнилась целительница. Такая же тощая, невзрачная и... Блин, говорят, некрасивых женщин не бывает. Тот, кто это сказал, тиу не видел. Чтоб она показалась красивой, надо захлебнуться в водке.
         - Наверно, я здорово тебе напортачил с целительницей. Колдуна вот зачем-то послал к ней...
         - Ты правильно поступил, Многомудрый. Мне показалось, что шаман улыбнулся. Колдун после тебя... дух будущего целителя получит больше мудрости и силы. Но...
         - С тиу как? Всё нормально?
         - Она тиу.
         Ясненько. Типа, чего ей сделается?.. Такая ни в огне, ни в воде, а бешеные слоны ее и сами боятся.
         - А с рыжим нашим чего?
         Шаман улыбнулся. На этот раз точно.
         - С ним не так хорошо, как с тобой. Его унесли слуги. Через несколько дней... силы вернутся к нему.
         - Понятно. Не всё так хорошо, как хотелось бы. Пирожки в ближайшее время мы есть не будем.
         - Какие пирожки?
         Объяснил я шаману этот черный прикол. Старик покачал головой.
         - Нет. Умирать он не станет. Ни в ближайшие дни, ни потом. Он же из клана ми-ту.
         - Отож. Я скорчил соответствующую морду. Этих тварей, кажись, трудно убить.
         - Очень трудно, - поправил меня шаман. И еще, Многодобрый... ми-ту не умеют прощать.
         - Боюсь, я тоже плохо забываю обиды.
         - Ты тоже, - эхом отозвался старик. Хочу тебе сказать, Многомудрый...
         Я отдернул пальцы от ладони. Блин, хоть перевязывай её.
         - ...я видел много караванов. Этот самый необычный.
         - Да? И чего с ним не так?
         - Всё так. Но кое-кто в нем лишний.
         - И кто же?
         - Ты или ми-ту.
         Бабочка опять стала наворачивать круги над цветком.
         - Ты прав, старик, я в нем лишний. Я! Вот только вернуться не получается.
         - И не получится, - обрадовал меня шаман. Боги любят играть в такие игры.
         - Да? Это они сами тебе сказали?
         - Нет. Мне сказал Наставник.
         - А ему кто?
         - Не знаю. Тогда я не додумался до такого вопроса. А теперь...
         - Ну да, не спросишь. Не тревожить же мертвого из-за такой ерунды.
         - Многодобрый, поднять можно только того, кто не прошел Огненные Врата. А я сам сжег тело Наставника.
         - Вообще-то, я пошутил насчет спросить.
         Надеюсь, шаман тоже. Насчет поднятия мертвых. Я ведь уже начал привыкать к этому миру. А мне здесь только оживших мертвецов не хватает.
         - Так, что там с шутками богов?
         Старик подбрасывал в руке камешки. Белый, темный, полосатый. И заговорил, не отрываясь от своего занятия.
         - Ты и ми-ту, как ветер и песок. Как вода и огонь. Каждый хорош, когда один, но вместе!..
         - Знаешь, старик, я видел как-то извержение вулкана. В океане. Это не рассказать. Это видеть надо. И пережить. Мы тогда чуть не навернулись на той яхте. Но кадры получились, обалдеть! Сами себе потом не верили, что это всё в натуре.
         - Тогда ты поймешь, Многомудрый, игру... - Цокают камешки. Полосатый, белый, темный. Нет, не богов. Кто мы такие, чтобы проникать в Их замысел? Я хочу рассказать тебе про игру ми-ту. Бабочка опять села на цветок, но ее сдуло порывом. Там, куда повернуты твои глаза, есть очень опасные горы. Стоит упасть одному камню, за ним падает много других.
         - Слышал я о таких приколах.
         - Ми-ту бегают по этим горам, доказывая свою силу и ловкость.
         - Правда, что ли?
         - Я сам это видел. Камни падают и гремят, а ми-ту бежит, как по облаку. Бежит и не останавливается.
         - Ну, долго так бежать он не сможет.
         - А долго и не надо. Только там, где живет неспящий камень. Главное, отличить его от обычного камня. Ми-ту это умеют.
         - Да уж. Кто не научился, тот...
         - Тот не получит жену. А еще... убитый неспящим камнем родится уже не ми-ту.
         - Блин, какое горе!
         - Для них это горе.
         Шаман задумчиво качнул головой.
         - Ну, прикол с лавиной я понял. Но к чему ты это рассказал?
         - Ты и колдун, как два молодых ми-ту, что бегут по неспящим камням. Но два не могут бежать по одной горе, а вы...
         - А мы бежим, так?
         - Да. Старик сжал камешки в кулаке, посмотрел на меня. Не в глаза. На рот или подбородок. Вы бежите вдвоем.
         - Ну, и кто у кого сидит на шее?
         - Ты опять задал вопрос, до которого я не додумался.
         - А ты знаешь другой способ, как идти вдвоем там, где может пройти только один?
         - Нет. И твоего способа я не знал.
         - Теперь знаешь.
         - Тебя не зря называют Многомудрым.
         - Да было бы из-за чего!..
         - Вот и я не знаю, из-за чего вы идете вдвоем. А мог бы догадаться. Мой наставник был самым умным из всех шаманов, кто жил и живет. А я...
         - Может, и догадаешься еще. Ты вообще-то знаешь, куда мы идем?
         - Караван или?..
         - Или.
         - А вы разве не вместе?
         - Сначала вместе, а потом...
         - Этого я не знал. Шаман убрал камешки и сложил руки на коленях. Я слушаю тебя, Многомудрый.
         Не так уж много сказок я запомнил, что наплел рыжий. Но канву ухватил. И названице заковыристое выцепил.
         Я говорил, а старик задумчиво кивал. Я замолчал, старик продолжал кивать. Наверно, своим мыслям. Или бабочке, что опять наматывала круги возле цветка.
         - Значит, вот куда он идет. В Храм Многоликого. Интере-есно-о...
         Шаман напомнил мне Пал Нилыча, когда тот стоял над сложным больным. Старик тогда медитативно мурлыкал и даже облизывался.
         - А ты был там? Спросил я, когда понял, что продолжения дождусь не скоро.
         - Нет. Только слышал о Храме.
         - Пургу рыжий нам гнал или есть там сокровища?
         - Сокровища там есть. Но каждый найдет там то, что нужно только ему.
         Шаман все еще пребывал в мечтательной задумчивости.
         - Как это только ему?..
         - Это слова моего Наставника. Еще он говорил, что многие входили в Храм Асгара, но мало кто вышел.
         - Да?
         - Есть такие сны, от которых не хочется просыпаться.
         - А это еще к чему?
         - Это тоже сказал Наставник. Когда рассказывал о Храме и Асгаре.
         - Ну, и за каким сокровищем идет наш многохитрый?
         - Скажи, Многомудрый, что не нужно тебе?
         - Власть.
         Сначала брякнул, а потом подумал. Да я список могу представить того, чего мне не нужно! Какого ж это слово на первое место выскочило?
         - Вот ты и ответил, зачем он идет.
         - Ну, и в какой коробочке с голубой тесемочкой он найдет эту власть? Или ему на блюдечке ее поднесут?
         - Скажи, Многодобрый, что ты знаешь об Асгаре?
         - Ничего не знаю.
         - Если хочешь, я расскажу тебе.
         - Давай, рассказывай.
         Опять цокали камешки в руке шамана, а я слушал, закрыв глаза, и жалел об одном. Что нет у меня диктофона, чтоб записать этот рассказ. Вот кому надо было идти в сказочники! Или в песнопевцы. Деда-песнопевца напомнил мне шаман. Того, с аукциона. И говорит, вроде как, для себя. И ерунду какую-то, а слушаешь, и перебивать не хочется.
         Потом, когда старик ушел с шаманом тисла пообщаться, я записал рассказ. Как смог. Сначала записал, а потом жрать пошел. Пока меня на сон после жратвы ни растащило. Или облом великий ни придавил. Типа, отложим работу на потом, а потом положим на нее и забъем.
        
         Храм Асгара не похож на все остальные храмы. Даже тот, кто пришел к нему, не уверен, что пришел куда надо. Хоть и по карте шел, и с проводником. До самого последнего шага не уверен. Пока внутрь Храма ни зайдет. Снаружи-то ничего особенного: ни колонн со ступенями, ни башен с куполами. Что-то низкое, неприметное. А вот внутри!..
         Кое-кто из моих знакомых такие же избушки себе построил. Три на четыре. Три метра над землей и четыре этажа в земле. Домик для скромного и стеснительного. Что не любит лишних вопросов и любопытных взглядов.
         То, что снаружи Храм Асгара выглядит не очень, это все, побывавшие в нем, говорят в один голос. А вот какой Храм внутри... тут сколько рассказчиков, столько и версий. И наставник нынешнего шамана считал, что все рассказы верны. Мол, Храм Асгара Многоликого иным и быть не может, чтобы дать каждому его мечту.
         А вот чем платят за эту мечту, шаман не знает. И наставник его не знал. Или не сказал.
         Короче, понял я, что самому надо идти и смотреть, если хочу чего-то понять. Вот только, надо ли оно мне?..
         Сам же Асгар Многоликий то еще чудо-юдо. Под разными личинами он приходит в этот мир. И даже не приходит, а появляется. И не сразу весь он появляется, частями. По одной за раз. Но всегда какой-нибудь костью. В натуре, обычной костью. Зубом, там, черепушкой, позвонком или ребром. В этом мире хватало и хватает любителей таких сувениров. Весь прикол в том, что кость эта спит долгое время, и может сменить нескольких хозяев, пока проснется. Вот тогда и возникают проблемы. Проснулась кость, и расти начала. А уж если растет, то и ням-ням ей надо. Может и хозяина своего снямать. У каждой такой костомахи имелся хозяин. Сначала. Вот когда он испугается косточки, что растет не по дням, а по часам, тогда из хозяина он в корм превращается. А схарчит Асгар человека и дальше начинает людей жрать. И чем больше жрет, тем большим становится. Говорят, выше дома вырастал, выше городской стены...
         А в последний раз он таким здоровым вырос, что земля под ним дрожала. В смысле, когда шел.
         Чтобы остановить такую зверюгу, толпу колдунов пришлось собирать. И асгароборцев. И то совсем не просто справиться с проблемой. Потому как большая она и невидимая. Без базара. Асгара этого не может разглядеть обычный человек. Только сильный колдун, шаман и еще кое-кто. И то, не каждый день или каждую ночь. Тут ритуал особый требуется. В подходящее время проведенный. Когда звезды и луны как-то по-особому светят и стоят.
         Или висят? Не знаю, каким точно термином пользуются местные астрономы.
         А чтоб аборигены жизнь медом не считали, Асгар этот сильно живучим оказался. Куда там нашим динозаврам! Динозавры сами вымерли, а этого убивать надо. Как-то. Или гнать. Как тараканов. К соседям. И все щели заделать, чтоб обратно не вернулись.
         Короче, нормальная такая задачка. На раз плюнуть. Хорошо, что мне ее не надо делать.
         Опыт показал, что Асгара лучше бы изгнать из мира. В космос. Или еще куда. А убивать только зря тратить время и силы. Все равно, как течь в плотине тампоном затыкать. Асгар умеет притворяться мертвым. Поди, найди косточку в груде костей и тел. Ту самую, из которой вырастет потом новый Зверь. А какой-нибудь лох обязательно найдет. Потом. Когда, так называемые, победители Асгара утопают куда подальше. И всё опять начнется сначала.
         Но изгнать Асгара не получалось пока ни у кого. Все знают, что ...хорошо бы и надо бы..., но доходит дело до дела и опять старым дедовским способом, с помощью кувалды и какой-то матери...
         Существует, правда, легенда, что один крутой колдун изгонит таки Асгара. При этом ...раздерет он ткань Мира, и камни закричат от страха. А все слышавшие этот крик, проклянут колдуна и всех его потомком на семь поколений вперед. Но до этого знаменательного события семь или восемь сотен Приходов.
         А может, и не будет никакого Изгнания. Может, привиделось всё укуренному до белой горячки придурку. А другой такой же придурок провидцем его посчитал, а бред его предсказанием обозвал. И растрепал, где только смог. Еще и от себя, наверно, чего-то добавил. Чтоб красивше было. (А то я ни знаю, как делаются надежные сведения из компетентных источников).
         Хотя мне глубоко фиолетово, что случится через тыщу лет. Я столько не проживу. Надеюсь. С таким умением находить себе неприятности, я и до следующего сезона могу не дожить. А если еще посижу немного, то и ужин пропущу, как пропустил обед. Так что хватит портить глаза и бумагу, пора подумать о полной миске...
        
        
16.

        
         Караван собрался уходить. Без меня. А я ни сном, ни духом.
         Как это соотносится с моей должностью Видящего? А никак. Из меня Видящий, как из спички прожектор.
         Хорошо хоть Первоидущий зашел попрощаться. Перед дальней дорожкой. Серьезный, блин, мужик. Ни вопросов у него, ни сожалений. Типа, и на кого ты, Лёха, нас покидаешь? А оно тебе туда надо?..
         Пожелал мне только легкого Пути и спросил, как быть с Солнечным.
         В тех горах поалу делать нечего. Это даже мне понятно. На своих двоих нам придется. Или на шорнах. Они лучше поалов приспособлены для горных дорог.
         - Пусть побудет с караваном. До моего возвращения.
         Это я о Солнечном.
         - На Дороге разное может случиться, - задумчиво изрекает Первоидущий.
         - Может, - соглашаюсь я.
         И собеседник вздрагивает от моей улыбки.
         Ну, с утра пораньше, голодный и невыспавшийся, я и сам вздрагивал, когда видел себя в зеркале. А здесь перестал на ощупь бриться научился. Хотел бороду отпустить, так еще Машка просветила, кто такие бородатые и как к ним относятся. Спасибо, мне такого счастья и с доплатой не надо!
         - Ты прав, Идущий-Первым, в дороге всякое случается. Вот я и доверяю Солнечного тебе, а не предпоследнему поводырю. И спрошу у тебя. Как только вернусь. А вернусь я обязательно.
         Мужик вздохнул. Молча. Говорить, что и он не бессмертный, не стал. Наверно тоже живет по принципу: не болтай о неприятностях это притягивает их. А если уж с Первоидущим чего-то случится, то всему каравану
писец. Пушистый и серебристый улыбнется.
         И караванщик улыбнулся. Мне. Не очень радостно, но все-таки...
         - Благодарю за доверие, Многодобрый. Я сумею позаботиться о твоем поале.
         - Не сомневаюсь. И хорошо корми его!
         - Буду кормить, как своего.
         - Лучше, Первоидущий, лучше. Твоему на тебя некому пожаловаться.
         - А ты знаешь язык поалов?!
         - Ну, ты и вопросы спрашиваешь! Обидеть хочешь или как?..
         - Прости, Многодобрый!
         Мужик вдруг резко побледнел. Даже под загаром стало заметно. Блин, и чего он так испугался? Я же пошутил.
         - Ладно, забыли. Вот еще что: скоро у поалов сезон спаривания, вроде. Так?
         - Да, Многоуважаемый.
         - Так ты смотри, если кто-то захочет...
         Я замолчал, пытаясь точнее сформулировать простой, в общем-то, приказ. Жаль, Первоидущий не знает русского народного. Да и я не силен в местной ненормативной.
         Мужик, похоже, понял мои затруднения и решил помочь:
         - Я присмотрю, чтобы твой поал не устал...
         - От любимой работы не устают.
         - Что?!
         - Так, вспомнилась одна хохма. Я тебе потом расскажу. Когда встретимся. Короче, у кого-то есть поалиха и нужен породистый детеныш Солнечный работает. Если за работу платят. Понятно?
         - Да.
         - Думаю, с оплатой ты сам разберешься.
         - Разберусь.
         Малова-то что-то энтузиазма в голосе караванщика. С чего бы это?
         - Кстати, ты в доле.
         - Спасибо, Многодобрый!
         Теперь совсем другое дело.
         - Плату мы поделим поровну?
         Любопытный какой. И деловой.
         - Поровну, - усмехаюсь, нежно так. Если вместо Солнечного ты будешь работать.
         Мужик дернулся, заерзал. Как принцесса на орехе. Кокосовом.
         - Я хотел сказать: поровну между тобой, мной и поалом.
         - Ну, если так... Обычно, я даю не больше четвертой части.
         Караванщик опять заерзал. Вздохнул тяжело. А в глазах такая тоска появилась, словно я его голодом заморить собрался.
         - Ладно, пусть будет третья часть. Но только для тебя! Добрый я чего-то сегодня... Наверно, к хорошей погоде.
         Не ожидал, что меня так благодарить будут. Даже неловко как-то стало. На секунду. Потом еще и комплимент мне отвесили. Сказали, что в прошлой жизни я точно был купцом. Очень не бедным.
         Ну, был, значит, был. Со стороны оно виднее.
         А на прощание Первоидущий мне руку на плечо положил. Правую. Обычай тут такой. И по тому же обычаю я тоже свою руку ему на плечо умостил. Типа, смотри, как я тебе доверяю. Прям, как брату. Родному и горячо любимому.
         Вот только сильно доверчивые не живут долго. Не знаю, как здесь, а вот у нас... Что, приступ паранойи? У меня? Ладно, пусть приступ. Но у человеков имеется две руки, и свободной завсегда можно сделать гадость ближнему.
         А среди моих новых знакомцев каждый второй левша. А каждый третий двурукий.
         Да я и сам свободно владею двумя руками. Родился таким. Но мои учителя были правшами. А в двадцать я стал учеником Пал Нилыча. Он-то и поставил мне левую. Сделал обоеруким хирургом. Есть операции, что удобнее делать левше. Но не все врачи признают это. Мол, для настоящего профи нет ничего невозможного!
         Правильно. Невозможного нет. Если ты берешься за то, чего делаешь лучше всего. А то, в чем ты не лучший, позволяешь делать другим. Тем, кто не задумываясь берет ложку левой рукой. Или скальпель. Или меч.
         Если не задумываясь, то я берусь правой. Но когда правая занята, то и левой справлюсь не хуже.
         Первоидущий, кстати, за поводья тоже левой хватается.
         Так что насчет доверчивости и безопасности это еще как сказать. По мне, так лучше быть живым параноиком, чем лежать под камнем, на котором написано: Он верил людям.
         На этот раз обошлось: ножом в пузо мне не пырнули. И на том спасибо. Все-таки не плохо утро начинается.
         Вот и пожелал я караванщику: Да прибудет с тобой удача. Хотел брякнуть: ...с тобой сила, да язык куда-то не туда завернул. А мужик обрадовался чему-то: руки к груди прижал и в поклоне сложился, как перочинный нож. Так и ушел от меня весь из себя счастливый.
         После караванщика я пообщался с шаманом. Только-только завтрак прикончил, а тут старик заявился. Тоже счастливый. И преисполненный гордости. За хорошо проделанную работу.
         С шаманом тисла он обо всем договорился. И так конкретно обрисовал ситуацию, что проводников и охрану я получу еще сегодня. Вернее, уже получил. Они ждут меня в условленном месте. С шорнами и запасом еды на девять дней пути.
         - А на десятый мне голодать придется?
         - До этого дня доживут не все.
         Хороша отмазка. Типа, живи и надейся, что кто-то загнется. А ты его паку схарчишь. Ну-ну. Я ведь тоже отмазку могу придумать.
         - В дороге всякое случается... уважаемый. Могут и дожить. Тогда я выберу самого толстого и пущу на шашлык. Или другие идеи имеются?
         Шаман задумчиво подергал свои косички, намотал одну на палец, и сообщил:
         - Я отправлю с тобой лучших охотников и проводника. Еще... - вторая косица намоталась на палец, - прикажу собрать для тебя еду. На девять дней.
         - Я не один пойду. Или ты хочешь, чтоб мой оберегатель сам искал себе пищу?
         Старик слегка напрягся, но оглядываться не стал. Уважаю. За смелость.
         - Я подумаю про пищу для него...
         - Мне нужен корм, а не пища.
         Шаман оглянулся на голос. Слегка кивнул темному пятну в глубине шатра.
         - Я подумаю и об этом.
         Так бы и ушел шаман, весь из себя задумчивый, да во мне любопытство проснулось. А почему бы ему ни проснуться после завтрака? Самое время.
         Интересно мне стало, чего такого старик наговорил, что ему вот так сразу и поверили.
         Оказалось, правду и только правду. Про одного служителя Тиамы, который срочно ищет подходящее место. И может случайно найти его на землях тисла. А может и дальше. Где-нибудь в землях ми-ту. Если ему покажут туда кратчайшую дорогу.
         - И всё?
         Честно говоря, меня бы такое предупреждение не впечатлило. И не испугало бы настолько, чтобы устроить для кого-то многодневный поход под надежной охраной. Чтоб не заблудился и обратно не вернулся. Да еще все расходы за мой счет.
         Даже не верится, что такие наивные люди живут у Дороги. Как же они чистят ее от глупых и слабых, при такой-то пугливости?.. Собеседник мой тоже не похож на глупца. Что вот так, за здорово живешь, станет кому-то и чего-то отдавать. Хоть у этого кого-то нортор в телохранителях. Но отдал же! По первому требованию. И не требованию даже, а намеку на просьбу. С чего бы это? Из-за моих красивых ушей?
         - Тиама не любит соседей, - сказал шаман.
         - Ну и...
         Старик вздохнул, но ответил. Как отвечал своим ученикам. Многословно. И полунамеками.
         Если я правильно понял, то одному из племен, а то и обоим сразу пришлось бы искать новое место для жительства. Со всеми вытекающими проблемами. Ну, не любят живые обитать рядом с таким деревом. Почитают, поклоняются Тиаме, но... жить возле него не могут. Настолько не могут, что умирают. И соседи не любят, когда чужие селятся на их землях.
         - А как же ми-ту?
         - А что ми-ту?..
         Шаман даже удивился. Потом ответил. Опять полунамеком.
         Типа, ми-ту они и есть ми-ту. Если они перестанут быть, их соседи рыдать не станут. Скорее, наоборот. Да и земли у ми-ту много. А за счет горных долин и склонов, еще больше. Так что иди, Лёха, в горы, как можно быстрее и как можно дальше. И, пока рука у тебя чешется, не возвращайся. А лучше, вообще не возвращайся. От таких, как ты, полезнее быть на расстоянии.
         На этом вот добром пожелании старик и покинул меня. Пошел, наверно, думать над просьбой Кранта.
        
        
17.

        
         Разные есть дороги. И разные страны. Я родился в стране, о которой говорили: дорог здесь нет, есть только направления. Не скажу, что имел чего-то против этой станы. Наоборот. Я любил ее. Нежно и трепетно. Все-таки родина. Но чем дальше я от нее, тем большей становилась моя любовь.
         А недавно я узнал, что есть место, где понятие о дороге еще экзотичнее. Где из пункта А в пункт Б ведет не кратчайший отрезок, а проводник. И от того, сколько ему заплатишь, зависит, когда и каким ты доберешься. Есть здесь путь, что занимает часа два, не больше. Им пользуются те, кому совсем уж нечего терять. Или приговоренные к смерти. Есть дорога, что занимает несколько дней. Ей пользуются те, кто, в общем-то, ценит свою жизнь, но имеется небольшая проблема со зрением: смотрит в кошелек и мало чего там видит. Шансов добраться до пункта назначения тут примерно столько же, как и шансов загнуться в пути. Есть еще дорога для тех, кому нужна стопроцентная гарантия. И кто не экономит ни время, ни деньги.
         Мне надо добраться до пункта назначения во что бы то ни стало и любой ценой. Проводника мне обеспечил шаман. Так что я мог не волноваться: вряд ли кому-то придет в голову кинуть представителя местного духовенства и не выполнить его просьбу. Не живут долго и счастливо те, на кого осерчает шаман. Умом я это, конечно, понимал, но... как бы это сказать?.. не воспринимал как основной закон миростояния. И когда проводник, чье слово для меня должно быть руководством к действию, вдруг стал забирать вправо, а нам надо было я точно знаю! прямо, я распахнул свою хлеборезку и заявил, что он ведет не туда. Нормальный мужик после таких слов остановился бы и, с помощью мата и кулака, объяснил мне, как я не прав. Но проводник был профи, и спорить со мной не стал. Просто уступил свое место. Типа, можешь вести веди, а не можешь, так заткнись и не мельтеши. Мне бы сразу сообразить, что к чему, но я же ясно видел дорогу!
         Хотя назвать это дорогой, значит сильно приукрасить действительность.
         Больше всего оно напоминало полосу мокрой земли, перемешанной танками. Потом грязь заморозили, присыпали снегом, полили дождем и еще раз заморозили. Получилось нечто вздыбленно-кочковатое. Прям, не дорога, а мечта самоубийцы. А между кочками еще и лужи наблюдались. Под белесым льдом. А дальше опять ровная плоская поверхность. Попадались нам уже долинки в горах. Но с полосой препятствий эта первая.
         Ну, русский человек любое препятствие одолеть может. Хоть по уши в грязи, зато напрямик. Зато путь короче. Три дня в обход или полкилометра по буеракам. Всего-то! Разница есть? А я, вроде как, спешу.
         Ну, и пошел. Первым. В первый раз что ли?
         Было дело, ходил по вспаханным полям. На охоте и не такое случается. Главное держать равновесие и двигаться. Двигаться! С кочки на кочку. Или по гребням борозд. Не останавливаясь, не задумываясь и не сомневаясь. Думать над кроссвордом хорошо. В укромном месте. Где не мешают и не торопят. А тут задумался, замедлил движение и всё! Есть контакт с землей. С совсем не мягкой и совсем не ровной. Засомневался, сбился с ритма упал. Упасть на такой пересеченной местности раз плюнуть. И получить при этом ушиб и пару треснувших ребер, это еще легко отделаться.
         Ну, меня не зря называли везучим. Хотя мое везение то еще... Пришлось подняться, наплевать на ушибы и нести на своем горбу того, кто отделался не так легко. А потом еще лубок ему на ногу накладывать. И почти час нытье этого охотничка слушать, пока к нам помощь добиралась. Ну, не любишь ты ледяную воду и холодный ветер, так едь в Африку охотиться! Греби на белом катере к такой-то матери.
         Кстати, насчет ледяной воды... измерять глубину замерзших луж не рекомендуется. Мало радости потом идти с мокрыми... достоинствами. 
         Так с кочки на кочку, глядя под ноги и немного вперед совсем немного! я и передвигался. Оглядываться, сколько пройдено, прикидывать, сколько осталось, некогда. Есть только здесь и сейчас. Очень неустойчивое здесь и очень короткое сейчас. В которое вмещается пара или тройка кочек. Не слишком удаленных друг от друга. И лежащих в нужном направлении. Ну, более или менее.
         Наверно, так бы прыгал по изломанной стиральной доске пьяный до потери полетных качеств воробей.
         Кратчайшее расстояние между двумя точками... ну-ну.
         Ладно, Лёха, считай, что переплываешь реку, и тебя немного сносит течением. Куда-то.
         Не знаю, сколько времени заняла переправа, но меньше трех дней, обещанных проводником. Да и то, если удача не отвернется...
         Не отвернулась.
         Блин, как же здорово стоять на ровной поверхности! Которая не пытается вывернуться из-под ноги. Просто стоять. А не спешить делать еще шаг. И еще. Приятно, прям, до дрожи в ногах. И хочется засмеяться и крикнуть: я сделал это! Вот только в глотке почему-то пересохло. И получается сиплое карканье. И дурацкая, на всю морду, улыбка.
         Я сделал... теперь сделайте вы... если сможете... если не слабо... или идите на фиг... в обход... как последние... за своим хваленым... что без карты и задницу... свою не найдет... обеими руками...
         Оборачиваюсь посмотреть: чего деется у меня за спиной?..
         Кричать расхотелось.
         В обход никто не пошел. Вся команда сопровождения во главе с проводником преодолевала вспаханную и подмерзшую полосу. Очень компактной группой преодолевала. Чуть ли ни шаг в шаг. И, если глаза мне не изменяют, повторяя мой путь. На фига?! Ведь не по минному полю идут.
         И на ровное выбираются в одном и том же месте. Там, где я перепрыгнул широкую длинную лужу. Ну, в облом мне было ее обходить...
         Перепрыгнули все. Только последний вдруг качнулся назад и свалился в лужу. Без звука, без всплеска.
         И никто не протянул руку, не помог упавшему. И тот не спешил подняться.
         Я подошел посмотреть.
         Лед не поврежден. Упавшего нет. Как сквозь землю провалился.
         Оглянулся, пересчитал всех по головам. Одного не хватает. Посмотрел на белесую лужу. Блин, что за лед такой?
         Нагнулся пощупать.
         Ничего.
         В смысле, совсем ничего! Пальцы ничего не нащупали, а я их уже не вижу.
         - И чего это за хрень такая? спрашиваю сам себя.
         И неспокойно вдруг стало сидеть возле этого непонятного.
         - Нарга была добра сегодня. Только одного взяла, - слышу голос проводника.
         Крант выдохнул-зарычал сквозь зубы.
         - Крант?..
         Тот смотрит на проводника так, что мужик начинает пятиться. И бледнеет. Даже под повязкой в пол-лица заметно.
         - Крант? В чем дело?
         Нортор все-таки обращает внимание на меня. Глаза у него отсвечивают красным. И совсем не с голоду.
         - Я слышал про Наргу, - отвечает.
         - Ну и?..
         - Смотри сам.
         Вот и всё объяснение. Чтобы разговорить нортора, его надо сначала напоить.
         Прекрасная идея, Лёха! И место выбрано просто замечательно!.. И время и компания...
         Но все мысли выдуло из головы.
         Ветром, что погладил меня по спине и растрепал длинные, в хвост уже можно связывать, волосы.
         А еще ветер немного изменил полосу препятствий, которую я доблестно преодолел.
         Кочки остались, а вот лед между ними исчез, словно его никогда не было. Хотя, почему словно?
         Это всего лишь вершина айсберга... - вспомнилась дурацкая фразочка. Вот и я смотрел на эти вершинки и даже немного ниже, а морем между ними была пустота. Та пустота, которой мы дышим.
         Нашарил камешек возле ноги, бросил... В то, что считал длинной лужей. Еще совсем недавно. Просто так бросил, из любопытства.
         Удара о дно не услышал.
         Если оно есть там это дно. В горы мы все-таки поднялись. Не абы куда.
         Уже вечером на привале я вежливо сказал Кранту, что он кретин и придурок. А кто еще отпускает своего подопечного гулять по верхушкам скал?! А если б я упал и помер?..
         Предупреждать надо, чегоо здесь вместо дорог бывает!
         Нортор быстро и доходчиво объяснил мне, что помереть я не мог, потому как смерть моя ему, нортору, снилась. А местный пейзаж тому сну не соответствует. И вообще он, нортор, мой оберегатель, а не советчик. Куда идти и чего делать решаю я сам. Его дело следить, чтобы никто мне не мешал. Ну, и следовать за мной.
         Типа, хочешь, Лёха, топиться, я тебе компанию составлю. Еще и якорь принесу. Один на двоих. Вот если кто-другой устроит тебе водные процедуры, без твоего на то согласия, тогда так и быть вмешаюсь. Такая вот у меня работа.
         Хорошо я пообщался с Крантом, душевно. Умеет он говорить интересные слова. Я тогда не сразу вспоминаю, что рот мне дан не для того, чтобы долго держать его открытым. К счастью, нортор не часто разговаривает матом. И мысли он мои не читает. Кажется. А то не успеешь подумать: Погода дрянь, настроение хоть вешайся, напиться что ли?.. глядь, а он веревку уже тащит. И мыло. И не с советом там: на, помойся и иди в скалолазы, а целеустремленно ее к суку вяжет и петельку ладит.
         Спасибо, добрый боженька, что не дал мне совершенного телохранителя! Я и тем, что есть, не всегда знаю чего делать.
         Да-а, настроение у меня совсем хреновым после такой прогулочки стало. Вернуться что ли? Обратно. Но только в обход!
         Еще раз я за деньги по такому идти не стану. Даже за большие деньги.
         Дураков нет.
         И самоубийц в моем роду не было. Ни по отцовской, ни по материнской линии. Неохота становиться первым.
         А как, блин, всё хорошо начиналось! Прогулка в горы, охрана, спокойные неторопливые звери, персональная палатка из шкур шорнов бирик-ду называется. Интересный собеседник к тому же имелся. Не жизнь, а клубника под взбитыми сливками!..
         Шаман таки решил провести меня. Лично. До границы. Убедиться, наверно, хотел, что я не устрою гадости на его землях. А если и устрою, то он об этом узнает первым.
         Прелюбопытнейший, кстати, старик оказался. Если записывать всё, о чем мы болтали, толстенная книга получилась бы. У него интересный взгляд на этот мир имеется, на место и роль всех живущих и думающих в нем. Пал Нилыч тоже мог сказануть такое, что неделю потом думаешь-перевариваешь. Вот бы свести этих двоих и за общением их понаблюдать. С безопасного, понятно, расстояния. Характер-то у обоих не сахар. Не знаю даже, у кого взрывоопаснее.
         И эзотерикой оба увлекаются.
         Когда Нилыч говорил на эту тему, я мимо ушей его слова пропускал. Пурга, типа, белый шум. Только для особо задвинутых.
         Не доросли вы, Алексей, - вздыхал тогда старик. Время ваше еще не пришло. А жаль. Ну, не верите, слушайте хоть тогда. Потом вспомните, поймете...
         Ага, слушайте... А оно мне надо?..
         Слова шамана по-другому на душу легли. Странные мысли думать заставляли. Особенно, когда не отвлекал никто. Или во время Санута. Будто вспоминалось что-то давно прочитанное. Или услышанное. В прошлой жизни. А может, время мое пришло, дорос.
         Кажется, еще немного и я поверю в реинкарнацию. Не взагали и кого-то там неизвестного, а в конкретное такое перерождение себя самого. Нежно любимого и горячо уважаемого. Только кто сказал, что все эти перерождения должны случаться от начала времен и к сегодня? И с интервалом в сто или тыщу лет. А если всё наоборот? Если от сегодня и к началу? И почему эти действа должны обязательно твориться на одной конкретно взятой планете? Можно и круче завернуть: планеты разные или миры параллельно-перпендикулярные взять. И интервал во времени в минус одну минуту устроить. Тогда себя прежнего можно увидеть и даже убить. Круто? То-то же. Не каждый до такого додумается. Я полдня потом как пришибленный ходил.
         Жаль, шамана рядом уже не было. Рассказать-спросить бы. Довел старик нас до гор и вежливо распрощался. Так и не удосужился я его имя узнать. Или свое ему сообщить. Пользовались этими Многодобрый или Многоуважаемый. Как безразмерными тапками, что у некоторых для гостей имеются. Понятно, что чужой прикид, не свой, но удобно и ладно. А сколько их до тебя надевали не узнать, не сосчитать.
         Как не узнать: а не изобрел ли я часом велосипед?.. Не тот двухколесный, что у многих мичуринцев завместо транспорта. Вдруг я открыл для себя такое, чему сто лет в обед и чего давно уже позабыли другие продвинутые. Может, и книжки имеются на эту тему. Не один же я такой умный на целом шарике. А то и на двух. Жаль, не тянуло меня раньше на такое чтиво. Времени не было. Да и других развлечений хватало.
         А тут если хочешь чего-то прочитать, то сначала это чего-то напиши. Почему-то писательство здесь считается чуть ли ни самым страшным колдовством. А оно мне надо? И так вся охранная команда побаивалась меня. Наверно, после сегодняшнего креститься начнут при моем появлении. Или чего тут полагается для защиты от опасно-непонятного?
         Кстати, когда я сам увидел такое непонятное, то только ни фига себе! и смог сказать. А общаться с ним шаман поехал. Сам-один.
         Дело было на второй день пути. Ближе к вечеру уже. Едим мы, никого не трогаем, и вдруг навстречу нам нечто странное. И это нечто кланяется, ложится на землю, потом поднимается, делает шаг вперед, опять кланяется и ложится. И так шаг за шагом, минута за минутой. Оказывается, и такое неторопливо-медитативное передвижение бывает.
         У моего эскорта рука на убогого не поднялась. Хоть он аккурат под лапы наших шорнов направлялся.
         Звали оборванца Имундо. Звали. Больше не зовут. Он стал никто и звать его никак.
         И всё из-за меня.
         Ведь это он три стрелы выпустил в меня. Заколдованные. Еще там, на дороге. Когда мы со вторым караваном встретились. И ни разу в меня не попал. А ведь лучшим среди тисла стрелком считался!
         Когда санитары Дороги вернулись домой, без добычи и с набитой мордой, Главный шаман разбор полетов устроил. По полной программе. И выяснил, что Имундо так виноват, что прям слов нету. Только мат и остался.
         Лучший стрелок должен с первого взгляда соображать, во что можно стрелять, а во что лучше не надо. А если не успел сообразить, то после первой стрелы, случайно и никак иначе! выпущенной в Служителя Тиамы, нужно было собрать отряд и драпать как можно быстрее и дальше. И уже с безопасного расстояния просить прощения. Мол, произошла ошибка и виновные непременно будут... А Имундо почему-то решил упорствовать, теряя стрелы и бойцов.
         Обычно, наказанием виновного занимается шаман. Реже вместе с помощниками. Когда устраивалась образцово-показательная казнь. Чтоб остальные прониклись. Соображению и уважению научились.
         Но случай Имундо был настолько странным и страшным, что ему не смогли придумать подходящее наказание.
         Провели только ритуал по Лишению Имени и Отлучению.
         Жестоко? Может быть. Но племени не нужен герой с суицидальными наклонностями. Не известно, с кем он в следующий раз поцапается, и каких врагов за собой приведет.
         Так стрелок для всех, вроде как, умер. Даже хуже, чем умер. О мертвом можно говорить, а об изгнанном... О дерьме на Дороге тоже не говорят, но его используют. Изгнанного даже использовать нельзя.
         Пусть горы содрогнутся от твоей смерти! пожелал ему на прощание Главный шаман. И рукой махнул. Вроде как направление указал. Где эту самую смерть искать надобно.
         Вот так Имундо и вышел на наш караван.
         Для полного счастья Изгнанный-из-жизни оказался родственником нашего шамана. Его отец последний сын моей матери...
         После общения с убогим старик впал в задумчивость. Он тоже не знал такой смерти, от которой бы тряслись горы.
         Спросил у меня.
         Блин, нашел у кого! Вроде я тут главный спец по страшным казням.
         - Может, в пути чего подходящего организуем...
         Ничего умнее мне в голову не пришло. Но шутку мою приняли как руководство к действию.
         Мне еще высочайшее соизволение пришлось давать, чтоб этот тисла свои лечь-встать на нормальный шаг заменить смог.
         Сначала дал, а потом спросил: почему, мол, я. Ну, шаман и ответил что-то многословно-заумное. Если коротко, то грузят на того, кто несет. А молодого и сильного лишний груз, вроде как, сразу сломать не должен. Вот понесет, попотеет, глядишь, и ум в башке зашевелится. Сообразит, как от лишнего груза избавиться. А если нет знать, судьба такая. Грузчиком работать, чужие грехи на себе таскать.
         Пока я с шаманом общался, тисла на дороге лежал, ждал, так сказать, своей участи. Дождался, и в хвост каравана пристроился.
         А я еще подумал, что на такого грешника удачи может и не хватить. Или вслух сказал, не помню. Но будто накаркал.
         На следующий день мы вляпались в грозу. Многовидящий наш, то есть я, эту грозу почти что проморгал. Еще немного, и мы стали бы хорошо прожаренными кусками мяса.
         Шаман успел-таки поставить защиту: развернул над нами что-то вроде невидимого шатра. Но места всем не хватило. Или люди или шорны...
         Как он это сделал? Описать Ритуал? А чего его описывать?.. Если только на действия смотреть, то такое у нас каждый пацан умеет. Лет с десяти-одиннадцати. А если на результат внимание обращать тогда да! Тогда впечатляет!! А всего-то перевод сексуальной энергии в колдовскую.
         Всего-то...
         Блин, такой пустяк, что и говорить нечего.
         И ведь не скромничал шаман, в натуре не понимал, чему я удивляюсь.
         Как перевод энергий получается?
         Да очень просто! Цель, концентрация, ритуальные движения, а в итоге достижение цели...
         Вот и все объяснения.
         Правда, нужен еще совсем пустячок: годы упорных тренировок, опытный наставник и небольшие колдовские способности. Если б на Земле так умели, то от электричества и атомной энергии отказались бы за ненадобностью.
         Ну, как, доктор Лёха, учиться будем?
         Короче, грозу мы пережили. И мясцом жареным затарились. Но тащить это мясцо и свои пожитки пришлось на себе. А последним недобитым шорном Крант подкормился. Никто не возражал.
         Имундо грозу пережил. Уцелел он и под лавиной. Малек, конечно, нашел того дурика, что камни нам на голову спустил, то пятеро охранников и мой шалаш так в пропасти и остались. Случилось это день на шестой или седьмой, когда главным в группе я, вроде как, значился, но решал всё проводник: куда идем, где останавливаемся, когда и чего едим. Костер мы не каждую ночь разводили.
         Как грелись?
         А может не надо о грустном?..
         Лишенного-Имени в отряде не замечали. Вроде, как увязалась зверушка за караваном. Слишком мелкая, чтобы опасаться, и слишком вонючая, чтобы съесть ее. Самое странное, бывший стрелок с этим смирился. Словно, действительно стал зверушкой. Если не снаружи, то изнутри точно. И ни разу не изменился за эти дни! Его соплеменники менялись. И Малек, когда шел на охоту. А Имундо... будто бы разучился.
         Я с ним иногда разговариваю. И тогда он отвечает так, словно не сразу речь человеческую вспоминает. И говорит в основном да или нет.
         И боится, блин, как он меня боится! Но далеко не отходит. Не знаю уж почему.
         Странно мне, что человека в такое превратить можно.
         Лучше б его убили.
         Интересно, это мысли Многодоброго или Лёхи Серого, бывшего черного хирурга?..
         Ну вот, первый раз за восемь дней взялся за писучую палочку, и такой ерунды написал. Начал за здравие, а закончил полной фигней.
         Но не выдирать же кусок из средины свитка?
         Ладно, всё равно, кроме меня никто это читать не станет... 
        
        
18.

        
         Кто сказал, что камни не умеют бояться? Умеют они, и еще как! Вот только самому надо камни эти увидеть, страх их почувствовать, тогда и поверишь. То, что живые они, это я слышал, а сегодня вот лично убедился.
         Только вчера я прошел полосу препятствий. Удивил и себя, и проводника. Утром он спросил, позволю ли я ему идти первым или желаю, чтобы он глотал пыль за отрядом.
         Проводник должен вести, ответил я ему. И не туда, где имеется дорога, а в ту сторону, куда мне надобно. И чем лучше он сделает работу, тем быстрее мы разбежимся
.
         Мужик понял, проникся и обещался делать всё возможное.
         Но чего стоят любые обещания, я убедился еще до вечера.
         Вчера я говорил себе, что ни за какие деньги в этой жизни не подойду к краю пропасти! А уже через полдня я заглядываю в другую пропасть и заявляю, что мне надобно вниз и очень быстро. Никаких объяснений я не слышу и не воспринимаю. Гора, к которой я шел все эти дни, мне больше и на фиг не нужна. А вот спуститься на дно каньона мне приспичило, что называется, до зарезу. И если не найдется нормальный спуск, то резня начнется прямо здесь и прямо сейчас. И совсем не с моей глотки.
         Я так вдохновил всех своей речью, что спуск мне нашли. И довольно быстро. Еще до вечера я оказался среди мертвых и живых камней старого города. Но что это за город и кто разрушил его, проводник не знал. Он вообще не бывал в этих местах.
         Когда идешь в обход, то некоторые места приходится обходить.
         И еще: там, где обитает ми-ту, никаких изысканий не проводилось, и проводиться не будет. Ну, не любит это племя чужих и любопытных.
         Такую вот отмазку придумал проводник.
         Ладно, не очень-то и хотелось. Сам всё узнаю. Камни расскажут. Только надо уметь слушать.
         Вот если бы они еще так не боялись!
         Трудно чего-то разобрать, когда у рассказчика стучат зубы. Хотя, зубастый и болтливый камень звучит, наверно, смешно.
         Живые и мертвые камни тоже смешно звучит. Да только смеяться среди древних руин мне не хотелось. Но и жалеть давно погибших тоже как-то... Слишком уж давно это произошло. За несколько веков до христианства. По земным меркам, понятное дело. Здесь о нем и не слышали. А с такого расстояния... птичку, конечно, жалко, но слез и обещаний настигнуть и отмстить, уже нет.
         Как нет и тех, кто убивал камни этого города.
         Кстати, работу свою они сделали халтурно. Уж если хотели стереть город с лица планеты и даже память о нем уничтожить, то и камни надо было уничтожать! А то дома и памятники разрушили, а обломки оставили.
         Всё надо было сжигать!
         Землю, на которой стоял город, окрестности, где бывали его жители, даже Дорогу.
         Если уж жечь, то всё! И до скального основания.
         А так, это место по-прежнему живет. Страхом. Болью. Древней ненавистью. И памятью.
         Интересное место.
         Вкусное.
         И в этом месте по-прежнему умирают и убивают.
         Несколько дней назад, не доходя до города, погиб большой караван. А потом, уже в самом городе, провели роскошное жертвоприношение. Стоны и крики жертв всё еще мечутся среди камней. Вряд ли остальные двуногие слышат их, но им здесь очень не нравится. Очень! И они спорят о чем-то... с кем-то... кажется, даже со мной.
         А мне больше всего хочется остаться здесь. Наедине с этим местом. Сделать его своим... пустить корни. Выпить по капле его силу. Добраться до ранних пластов памяти. Когда город был в расцвете красоты и могущества. Когда города еще не было. Когда сами эти скалы были юными, новорожденными камнями, горячими от подземного жара...
         Меня опять зовут. Долго, настойчиво. Нет, не меня, а кого-то за мной. Или во мне. Это отвлекает, мешает слушать шепот камней.

         - ... нутер!
         - Ну, чего тебе, Крант?
         Нортор смотрит на меня так, будто два часа пытался до меня дозвониться, а я-кретин устроил себе секс по телефону и думать обо всем забыл.
         - Хватит пялиться, Крант, говори!
         Сказал.
         Оберегатель оказывается немного обеспокоен моим состоянием, окружающей средой и настроением наших попутчиков. А проще говоря: Леха, куда ты нас привел, место совсем хреновое, драпать надо, срочно!
         Обычно, я внимательнее отношусь к таким предупреждениям. А тут слушаю нортора в пол-уха и одновременно прислушиваюсь еще к кому-то. Кто весьма оригинально комментирует и слова моего оберегателя, и состояние охранной команды, и вид на ближайшие окрестности.
         Кстати, тут я с Крантом не согласен. Место мне понравилось. А следы недавнего побоища и живописно разложенные трупы вполне вписываются в пейзаж. Они так же уместны здесь, как крутая тачка рядом с конкретным пацаном.
         Не знаю, почему всем остальным здесь не нравится. Убитых испугались? Да что они, мертвецов до сегодняшнего дня не видели?.. Или здесь запрещено вскрывать людей? Прям, как на Земле в Средние века. Понятно тогда, почему мой эскорт так вибрирует. И мечтает быстрее убраться из операционной под открытым небом. Кстати, среди моих прежних знакомых тоже хватало неврастеников. То запах им в морге не такой, то в обморок хлопаются от вида крови. И здоровые мужики при том. Вот бабы реже крови пугаются. Почему-то. Может, всё дело в привычке? Жаль, нет здесь ни одно бабы. Живой. И моя свита пребывает в состоянии, близком к панике. Неожиданный громкий звук, даже самое банальное бу! и они побегут. Топча упавших, бросая оружие и обозы.
         И на хрена мне такая охрана? Пошли они все на фиг и еще дальше!
         А я?..
         А я остаюсь. У меня здесь дела есть.
         И все радостно согласились пойти. Куда угодно, только бы отсюда. А проводник начал со мной так прощаться, будто не надеялся еще раз увидеть.
         Стоп, мужик, притормози. Куда это ты собрался? Домой? Не так быстро! Вот сделаешь всю работу, а не половину, тогда и домой свалишь. Что, мы так не договаривались? Должен тебя огорчить, именно так мы и договаривались. Смотри пункт шестой контракта, страница восемь. И только попробуй, блин, удрать! Пож-жалееш-шь. А вместо неустойки я тебе приснюсь. И если ты проснешься живым после такого, то... Что, уже убедил? Будешь ждать меня хоть до конца жизни? Ладно, иди за своей дрожащей командой и... до встречи. До очень скорой встречи.
         Крант, ты тоже уходи. Бери Малька, мои вещички и топай отсюда. Нет, мне не нужен оберегатель. Сейчас не нужен. Это Я тебя обегаю. От себя. Не испытывай долго мое терпение. Иди. Когда вернется тот, кому ты служишь? Когда-нибудь вернется. Может быть. А теперь уходи. Быстро!
         Эти двуногие создают так много шума. И все время чего-то хотят, суетятся и говорят, говорят... Хорошо, когда тихо, когда ничего не отвлекает, когда никого нет...
         Но ушли не все. Что-то осталось, подглядывает, боится...
         Но оно мне не помешает, наоборот...

        
        
19.

        
         Из моей жизни выпал день и две ночи.
         Я не обнаружил бы потерю, если б ни Крант. Это он такой наблюдательный.
         И заботливый.
         Нашел загулявшего хозяина, накормил, обогрел. В натуре, пришел, принес жратву, развел костер. Малек ему помогал. Так что вдвоем они начали приводить меня в нормальное состояние. Ну, более или менее. Если попутчики от меня шарахаться не будут, уже хорошо.
         Вот только идти мне никуда не хотелось. Знаю, что надо, но такой обломняк, хоть ложись и спи. Еще и усталость такая навалилась, прям, до дрожи во всем организме. Я даже и не знаю, чего надо сделать, чтоб довести себя до состояния не стояния. И в упор не помню, чем занимался все это время.
         Последнее воспоминание: Крант уходит, а я смотрю в его спину и думаю, что он очень вкусно боится. И все! Дальше провал в памяти, обрыв пленки, тьма забвения... Называй как хочешь, но для меня словно не было ночи, дня и следующей ночи. Для всех они были, а для меня... Или это меня не было?
         А кто тогда был? И чего делал?
         Боюсь, что на эти вопросы мне никто не ответит. Если уж я сам не помню таких интимных подробностей. Из собственной, кстати, жизни.
         Первое, чего я увидел, когда проснулся или вернулся это потухший костер и полусгоревший огрызок свитка. В натуре, огрызок. Кто-то совсем недавно жевал его, и след от зубов на деревяшке оставил. У меня еще хватило сил дотянуться до этого огрызка и спрятать его за пояс. Не хотелось, чтобы кто-то еще увидел такое. Было у меня подозрение, что отпечаток моих челюстей может совпасть с приветом от шибко голодного. Кстати, жрать я тоже хотел. Прям, до потери сознания. И, кажется, даже потерял его. Или на минутку прикрыл глаза. Когда я снова их открыл, костер только разгорался, а возле него шебуршился Малек. Крант изображал из себя памятник долготерпению. Но стоило мне глянуть на него и...
         - Нутер, ты уже вернулся?
         И это вместо здрасьте или с добрым утром.
         Потом был завтрак, попытка встать и двигаться по пересеченной возвышенности... А ноги притворялись, что не умеют ходить. И никогда не умели.
         Всю свою поклажу я доверил Мальку. Не было у меня ни сил, ни желания чего-либо нести. Я бы и себя кому-нибудь доверил, если честно. От команды несунов с паланкином точно б не отказался.
         Потом был еще один привал и еще один перекус, к концу которого я начал приходить в себя. По крайней мере, заинтересовался окружающим пейзажем. Ну, и вопросы спрашивать стал. А как же без них!
         Куда это мы идем? был первым. И чего это с вашими рожами? вторым.
         Я тогда еще рож остальных не видел. На всех застыло одно выражение опаски и ожидания. Словно, я в любой момент мог устроить такой фейерверк по жизни, что разбегайся кто куда!
         Боятся, значит уважают? Похоже, я стал очень уважаемым мужиком. Уважаемей даже голодного Кранта.
         Дальше еще интереснее стало: со мной начали здороваться. И очень, очень почтительно. Мы приперлись к обеду, так блюдо с лучшими кусками поднесли мне. И не кто-нибудь, а сам проводник поднес. Который еще вчера... ну, ладно, пару дней назад, относился ко мне, как к ценному грузу. Не больше. И вдруг низкие поклоны, наилучшие пожелания, устойчивый такой запашок страха... С чего бы это? А после обеда вопрос, тоже с поклонами и со всеми уважительными наворотами.
         Очень интересно было проводнику, куда многоуважаемый желает направиться дальше.
         А многоуважаемый, то есть я, желал догнать караван.
         Оказалось, это вполне реально. Нужно только изменить направление и через несколько дней мы увидим Дорогу. Если удача не отвернется, понятное дело. И тогда по следам каравана... Что, многоуважаемый не желает по следам каравана?.. Ну, тогда можно выйти на Дорогу так, чтобы караван сам пришел к многоуважаемому.
         На том и порешили.
         По привычке пересчитал всех перед отходом. По головам. Одного не хватало. Еще раз пересчитал, начиная с себя. Вдруг пропустил, по рассеянности.
         Все равно на одного меньше.
         Начал задавать вопросы: кого забыли-потеряли, где-когда, кем вчера-сегодня обедали?..
         Выяснил: вся команда в наличии. Нет только бывшего лучшего стрелка. Но его и вчера никто не видел. Почему не искали? Отводят глаза, пожимают плечами. Ясно на фиг он кому-то нужен. Сейчас искать? Энтузиазма минус ноль целых шиш десятых. Да еще все ведут себя так, будто приключилось чего-то неприличного, только говорить об этом как-то... неприлично.
         Мне все-таки удалось получить вразумительный ответ. Проводник после моих наводящих вопросов начал заикаться. Но говорить не разучился.
         Оказывается, вчера произошло нечто, чего я по рассеянности не заметил. Или позабыл из-за прогрессирующего склероза.
         Вчера тряслись горы.
        
        
20.

        
        
Того, кто встречает караван в чистом поле, проверяют поалом.

         Стопчет животина встречающего, значит тот не демон. Не стопчет, тогда демоном займется колдун. В Дороге шуток не любят. Скорее убьют десять невиновных, чем допустят в караван абы кого.
         Все это я теперь знаю. Но тогда, утром...
         Повезло мне, что караванщик с колдуном чего-то тормознули. А я своего зверя успел увидеть. Обещался Первоидущий заботиться о нем, как о своем собственном, вот и держал его в начале каравана. Под попоной, без поводыря. Сам, получается, кормил и чистил. Не думал я, что так соскучился по этой зверюге, но вот увидел и...
         - Солнечный, рыба моя золотая, иди к дяде Леше!
         Не очень то тихо я это сказал. Поал Первоидущего остановился и ушами задергал. За ним и весь караван останавливаться начал. А до привала еще топать и топать. И местность вокруг, ну очень удобная для засады. А караван стоит. И все из-за меня. Многоглупого. Вот накрыли бы нас какие-нибудь санитары Дороги и все, финиш.
         Но повезло на этот раз. Не было санитаров. Может, в другом месте занятие нашли. Или выходной себе устроили. Как и мои мозги. Сначала сделал, а потом уже соображать начал. Ближе к вечеру.
         Ну, обрадовался я. Очень. Находился за последние дни по самое нехочу, вот и... Солнечный тоже обрадовался. Выскочил на обочину и ко мне прибежал. Скучал, наверно. Или притомился от трудов праведных...
         Так и свершилось наше возвращение к каравану. Потому как не идет поал на зов демона. Даже, если тот обличие ждущей поалихи примет. И гладить себя демону не позволяет.
         Значит, с нами все в порядке и мы можем занять свои места в караване. Мы это я, Крант и Малек.
         Вся остальная команда распрощалась с нами еще у Дороги. Очень уж им не хотелось оставаться возле меня ни одной лишней минуты. Я не стал их задерживать. Может, кому-то и нравится, когда окружающие дрожат и блеют в его присутствии, а меня, признаться, это здорово уже достало. Так что пожелал я всем легкого Пути и отпустил. Проводник на прощание спросил, не буду ли я ему сниться. Я сказал, что вряд ли. Мужик ушел счастливым. Словно мешок квадратных от меня получил, вместе с пропуском в гарем.
         Блин, как мало человеку надо для счастья! И как много доверчивых в этом мире, прям, и не верится. Ляпнешь вслух какую-нибудь ерундень, а ее за правду принимают. От первой и до последней буквы. Вот и с проводником этим так. И с другими было. Тут почему-то считают, что на наезд отвечают наездом только самые крутые. И их, значится, уважать надо. И восхищаться, на расстоянии. Чтоб не зашибли ненароком. Самое прикольное, настоящие авторитеты этому верят. Из местных. Шаман, колдун, тот же нортор. Уж он-то мог бы разобраться, что к чему. Не первый день возле меня трется. А он, после того города в горах, еще больше зауважал меня. Почему-то. И так почтительно возвращал шкатулку с моими бумагами, что даже руками вибрировал. И это нортор!..
         Я ведь вспомнил, как отдавал Кранту шкатулку. И зачем. И как свиток половинил. Себе чистый оставил, а с записями в шкатулку уложил. Так Крант еще спорил со мной: не хотел такую вещь в руки брать. Даже на хранение. Но убедил таки я его. Увязал шкатулку в свой плащ, а нортор в перчатках! взялся за узел. И нес его на расстоянии. Так мнительные собачницы выносят дерьмо за своими любимцами.
         Жаль, никто из моих новых знакомых не видел такого Кранта. А может наоборот. Хорошо, что не видели. Испуганная крыса и кошку может укусить. Вот только не знаком я с такими безобидными зверушками. Даже Малек... на что уж пацан пацаном, а... короче, уважал его почему-то проводник. И вся охранная команда. С первого дня зауважала. Когда я для них еще грузом был. Особо ценным и хрупким. Но все-таки грузом. А Малек, малец... Не обидно мне было, просто интересно, вот и спросил у шамана, мол, чего за дела.
         - Не противник Кот для Ипши. И два Кота не противники, - сказал тогда старик. Потом усмехнулся. И добавил: - Но батулма может сжечь Кота, ипшу, поала и многих еще. Тебе повезло, что они не знают, кто ты.
         Ответил, называется. Как на другом языке сказанул. Только через несколько дней я въехал, чего он мне хотел сказать.
         Как любят эту самую батулму, я уже видел. И как радуются, когда она уходит. А вот моему возвращению почему-то не огорчились. Даже праздничный ужин устроили. Возле шатра Первоидущего. Так этот мужик половину выпивки и закуски выставил. Остальное гости притащили. Первоидущий еще извиняться вздумал. Мол, не может устроить праздник, достойный меня и моего вклада в общее дело. Вот дня через три, когда мы прибудем в Умтахо... и если удача... На полном серьезе говорил, на трезвую голову. И никто не возразил. Ни насчет моего вклада, ни против будущего праздника. Даже колдун слегка кивнул и задумчиво улыбнулся. У нашего рыжего хватает терпения и сообразительности. Даже мне понятно, что зонт нужен только на время дождя, потом его можно сломать и выбросить на фиг. Если очень хочется. А начнется новый дождь обзавестись другим. Приятной, так сказать, расцветки.
         Но это все ерунда, а вот чего гости потом болтать стали, после первого кувшина, так это ни в какие ворота. И всё обо мне. И словечки подбирали такие, что хоть под плащ Марлы прячься. Начиная с приносящего удачу и по возрастающей. Кажется, я даже покраснел. Раз или два. Не привык, чтоб меня настолько любили. И что моя рожа осчастливит десяток мужиков нормальной ориентации.
         - Почему десяток? шепотом удивилась Марла, пока полузнакомый купец отвешивал мне такие комплименты, словно я был его богатым и горячо любимым дедом. Покойным. Почему только десять? Все рады. И мужи, и жены.
         - Так уж и все? не поверил я.
         - Все!
         - Это почему же?
         Объяснение я слушал во время следующего тоста. И еще одного. И еще. Нам с Марлой нашлось о чем пошептаться. Во время ужина. Потом времени не хватило. Не только Солнечный соскучился по мне. Да и ужин малость затянулся. Кажется, только добрались до моего шатра, то... сё... а уже время Санута.
         Но то, что мне радовались все это я и сам потом увидел. А было бы из-за чего... Ну, вернулся я к каравану. Ну, нашел его на Дороге. Сам нашел. А не в условленном месте, где меня могли и подождать несколько дней. Если б у меня хватило ума договориться с караванщиком и колдуном. Не хватило. Не договорился. Даже в голову не пришло, что такое можно сделать. Точнее, нужно. Если нет желания под лапами поалов доказывать, что живой и что человек.
         Тут, возле Дороги, хватает мертвецов, которых некому было сжечь. И колдовских местечек хватает. И амулетов спрятанных или потерянных. Останется труп возле такого места или амулета и получается зомби какой-нибудь, а то и демон. Что только и ждет подходящего момента, чтоб вселиться в чужое тело.
         Вообще-то, в такие басни я верю с трудом, но Марла сказала, что видела неупокоиных, и даже сражалась с одним. И без помощи колдуна не справилась бы. Другого колдуна она тогда сопровождала, не Асса. И молода была, глупая: полезла в битву с тем, кого ни мечом, ни когтем не убить. Мертвых труднее убить, чем живых.
         - А почему я ни разу не видел этих... оживших?..
         - Потому, что ты везучий. И глупый.
         - Почему это?!
         - Пушистый, ты делишься своим везением с другими. А везение...
         Оказалось, что пока меня не было, караван угодил под лавину.
         Горы стонали и дрожали, камни падали на Дорогу, прыгали под ноги поалам...
         Не ожидал, что Марла умеет так красиво говорить.
         Когда надо, поалы могут бежать очень быстро. Двух или трех последних побило камнями. Сильно, но не насмерть. Они смогли доковылять до привала, а там их пустили на мясо. Повезло, одним словом. Не тем, прирезанным, ясное дело, всем остальным повезло. И они почему-то решили, что это моя удача защитила караван. Даже без меня. Такой вот я сильный и везучий. А другому каравану придется искать обход или разбирать завал. Теперь, когда я вернулся... короче, всё будет хорошо и еще лучше. Все это знают и любят меня больше, чем свою мамочку. И будут любить до самого конца Пути. Если удача от меня не отвернется.
         Вот так я и узнал, какой я мудрый и отважный. Самым последним, кстати, узнал. Вроде бы, гордиться можно. А я чувствую себя дурак дураком.
        
        
        

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"