Plastic Jonbenet Doll: другие произведения.

Сын Татуина

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь] [Ridero]
Реклама:
Новинки на КНИГОМАН!


  • Аннотация:
    Выкладываю текст, выполняя просьбу читателей, которые напомнили мне об этом фике.

Сын Татуина

Пролог

Зератул видел гибель родной галактики. Он взглянул в глаза абсолютной безнадежности... Протоссы, зерги, терраны – все они стали лишь мелкой и досадной помехой, что смахнули воскресшие боги – ксел'нага – на своем пути разрушения.

Но он выжил... Он всегда выживал...

Он часто спрашивал себя, что вело его все эти годы скитаний по чуждым мирам? Почему Великая Пустота не желала принять своего сына?

И лишь на границе отдаленной галактики он нашел свой ответ.

Волна силы, могучая и безудержная, прошла по вселенной, заставив неисчислимое количество живых существ затаить дыхание... Казалось, что само время остановило свой бег... Где-то на мертвой планете, самой Пустотой был зачат ребенок, что сможет зажигать новые звезды.

Зератул сконцентрировался, пробудив дремавшие силы. Пустота ответила древнему слуге мертвого ордена...

Сквозь пелену брызг света он узрел человеческую женщину. Она держала руку на животе, напевая колыбельную; ее голос был мягок, наполнен любовью. Она уже знала, что каким-то невообразимым образом в ней зародилась новая жизнь.

Он заглянул глубже... Там, в ее утробе, мерцал шар ослепительной энергии, пульсирующий с ужасающей силой и мощью.

Внимание неразима вновь сфокусировалось на женщине. Великая Пустота нашептывала ему о том, что она была рабыней. Непростительно!

Древний протосс вышел из транса и улыбнулся. Теперь он знал, что ему следует делать. Скоро он, наконец, сможет воссоединиться с Матерью Всего, оставив во вселенной свое наследие. Свою надежду...





Глава 1

Не делай этого!

Это были первые слова за две стандартные недели, произнесенные пассажиром небольшого транспортного корабля, что принадлежал человеку по имени Хок.

Старый контрабандист сплюнул на грязный пол палубы своего корабля. Еще не хватало, чтобы клиенты учили его проворачивать дела... Да, ему заплатили за доставку этого тви'лека, и он выполнит заказ, но никто не смеет указывать, как он должен сделать это.

Хок собрался с мыслями, а затем высказал все, что думает о таких советах и куда их следует засунуть.

Выговорившись, контрабандист перевел внимание на дисплей навигационного компьютера. К счастью, через несколько минут он высадит своего попутчика в пункте назначения и станет богаче на пару тысяч кредитов. Сравнивая с тем количеством иридия, что вез его клиент – это была мелочь. Но даже Хок не был настолько глуп, чтобы попробовать ограбить существ, стоявших за его пассажиром.

Это опасно, – синекожий тви'лек довольно быстро отошел от матерной отповеди и попытался настоять. – Лучше будет приземлиться в официальном космопорте, а не там, где ты хочешь...

Заткнись! Я знаю, что делаю! – Хок не собирался платить сбор за стоянку своего корабля.

Он поступал так на всех планетах. Прилетал и улетал когда хотел, и никогда не платил налогов и сборов, даже если вез только разрешенные вещи. Старый контрабандист не планировал менять свои привычки, тем более, что местом назначения являлась полудикая планетка на краю галактики. Все, что ему нужно было сделать – это снизиться за радиусом системы слежения, используемой в космопорте, и на низкой высоте достичь города.

Компьютер пискнул, оповестив, что он закончил расчет траектории посадки возле горной цепи недалеко от Мос Эспа, при которой их не смогут засечь. Все вышло просто отлично. Хок отдал команду на выполнение маневра. Они вошли в атмосферу и начали снижаться.

Ты безумен, старик, – прошипел тви'лек почти у самой поверхности планеты. – Мы можем погибнуть из-за тебя.

Пронзительный вой сирены прервал уже начавшего отвечать Хока. А в следующее мгновение ионный заряд попал в корабль, отключив часть электроники. Это было последнее, что запомнили, как капитан, так и его пассажир, прежде чем судно рухнуло на землю с пятидесятиметровой высоты.

***

Для большинства разумных богатство представляло собой некое количество денег или каких-то ценных металлов. На Татуине это было верно лишь отчасти. Главным богатством на этой планете являлась чистая питьевая вода. Исходя из этого, можно было сделать вывод, что пещерный комплекс, служащий базой для пиратов «Храма Пустоты», был гораздо богаче дворца Джаббы Хатта. Воды в нем было так много, что она заполняла огромное искусственное подземное озеро. Никто на Татуине, кроме Энакина Скайуокера, основателя и лидера этой группировки, не обладал подобным богатством. Ведь именно его гений разработал и отчасти воплотил систему способную превратить выжженную пустыню в здоровый лес.

Первый опыт по ограниченному терраформированию планеты завершился успехом и в небольшой горной долине, скрытой от жадных глаз, появилось защищенное темным куполом поместье, в котором текла живительная влага, и выращивался ниссилин – одна из самых дорогих лекарственных культур галактики.

Это место стало скрытой жемчужиной планеты, отблеском будущего величия его создателя...

Тви'лек Ситра Хашим не подозревал, где он находится. С момента пробуждения он видел лишь каменные стены и пол полутемной камеры; единственным источником света в ней являлся необычный кристалл на потолке. Его первая и последняя попытка встать окончилась неудачей из-за того, что на шею оказался надет стальной ошейник, прикованный короткой цепью к стене.

Ситра был уверен, что его захватили пираты, атаковавшие его транспорт. Контрабандист Хок ошибся и теперь ему, Ситре, придется расплачиваться за это. Небольшим утешением служило то, что корабль Хока достался похитителям, а сам старик был уже мертв. Тело контрабандиста лежало на полу той же камеры и вот уже полчаса не подавало признаков жизни.

Впрочем, тви'лек не терял надежды на лучшее. Он знал, что если ему удастся встретиться с главарем этих пиратов, то скорее всего получит свободу. Слишком уж жутким хозяевам он служил...

«Картель Хаттов», «Черное Солнце», «Гильдия Рабов Каразак» и «Синдикат Надж» – это были основные силы в секторе Арканис, вступившие в беспощадную борьбу между собой. И никто из них не решится убить посланца «Бандо Гора» без серьезного повода.

Вообще, вся история разгоревшейся войны между криминальными организациями была крайне запутанной, – так считал Ситра Хашим.

Все началось не более года назад, когда Джабба Десилийк Тиуре нанял самого Монтросса для устранения лидера какой-то местной банды. Это было странным, ведь легендарный мандалорский наемник – не уступавший Джанго Фетту – был способен в одиночку уничтожить большую часть населения планеты, а не только какого-то дикаря. Но Монтросс оказался повержен и убит, а в ГолоНет просочилась информация о том, что Джабба подставил охотника за головами.

И практически в то же время кто-то опубликовал внутреннюю информацию о делах Великого Совета Хаттов, дав их конкурентам огромное преимущество... Каналы поставок рабов, спайса, оружия, счета в банках, контакты с корпорациями и сенаторами, проведенные и планируемые операции – все это стало достоянием широкой общественности.

По теневой империи Хаттов был нанесен мощный удар.

Совет картеля посчитал предателем Зиро Хатта, за голову которого они назначили цену в два миллиона кредитов.

Криминальная война дошла до того, что Джаббе пришлось бежать с Татуина и, скоординировав усилия с другими сородичами, бороться за более важные миры против «Черного Солнца». Уже очень давно услуги наемников не стоили так дорого, как сейчас, но несмотря на это, теневая война еженедельно проглатывала и переваривала десятки тысяч воинов со всей галактики.

Глава культа «Бандо Гора» отправила одного из своих эмиссаров для получения реальной информации о состоянии дел на Татуине и заключении союза с одной из сторон конфликта. Была у Ситры еще и секретная миссия – создание новой силы на планете под предводительством какого-нибудь харизматичного лидера, который будет полностью покорен воле «Бандо Гора». Сам Татуин не был особо важен для культа, тем более, что эту планету нельзя было отнести к цивилизованным, но уж очень удачно она располагалась и могла служить опорной базой для распространения учения о Темной Стороне Силы.

Молодой мужчина, вошедший в камеру, заставил тви'лека отвлечься от своих мыслей. Посетитель носил высокие сапоги, добротную одежду и темный плащ с капюшоном. Впрочем, все это не могло скрыть уверенные движения прирожденного воина.

Я требую знать, почему вы захватили меня?

Здесь вопросы задаю я, – произнес мужчина на прекрасном бэйсике. Его спокойный голос был немного хриплым.

Он склонился над телом контрабандиста и проверил пульс. Убедившись, что тот был мертв, негромко выругался на дикарском языке, от которого у тви'лека свело челюсть.

Кто ты? – Внимание воина вновь сосредоточилось на Ситре, которому показалось, что эти жестокие, золотые глаза видят его насквозь.

Меня зовут Ситра Хашим, – осторожно подбирая слова, начал говорить узник. – Я торговец и всего лишь желал ненадолго остановиться на Татуине, прежде чем...

Достаточно, – воин заставил тви'лека замолчать. – У меня нет времени слушать ложь. Дроид-палач развяжет тебе язык.

Ситра покрыться липким потом. То что он начал испытывать было не страхом, а черным, удушающим ужасом. Тви'лек точно знал, что не сможет выдержать пытки. Он не был обращен в веру «Бандо Гора», а работал лишь за награду. Узник понял, что вместе с этим странным мужчиной уходит и его возможность освободиться. Дроид просто замучает его до смерти!

Постой! – Что-то надломилось в тви'леке. – Пожалуйста!

У самого выхода воин обернулся.

Рассказывай.

И Ситра Хашим, эмиссар жуткого террористического культа «Бандо Гора», заговорил...

Выйдя из камеры через полтора часа, Энакин Скайуокер криво улыбнулся.

Вот он и пересекся с культом, одно имя которого вселяло трепет в жителей Внешнего Кольца. «Бандо Гора» был в чем-то даже интересен, но его практики ритуальных пыток, каннибализма и самоосквернения через сношения с животными вызывали у молодого неразима лишь омерзение.

Впрочем, их план по захвату власти на Татуине был довольно забавен... И неожидан... Из слухов Энакин знал, что кровавая религиозная организация не отличалась особой тонкостью в делах. Их обычной стратегией было промыть мозги у части населения и уничтожить всех остальных – именно так фанатики распространяли свое влияние на различные планеты.

Лента судьбы выгнулась серебристой дугой, явив возможное будущее...

Энакин моргнул, прогоняя наваждение.

Молодому мужчине стало ясно, что культ «Бандо Гора» не представляет угрозы его планам, а скорее даже наоборот – используя их ресурсы можно заметно ускорить взятие планеты под контроль.

Опасность таилась лишь во внешнем вмешательстве, но Скайуокер сомневался, что зажравшейся Республике есть дело до нищей системы Татуина. Особенно, в свете появления Конфедерации Независимых Систем...

Энакин даже испытывал некоторое уважение к сепаратистам.

Республика, действительно, слишком сильно прогнила, чтобы позволить ей существовать в прежнем виде. В этом он был солидарен с графом Дуку. Да и демократия по сути являлась лишь красивым названием для сплава охлократии и олигархии. Республика была порочна с момента ее основания, что бы там не вещали жирные сенаторы и надменные джедаи. Энакин знал правду – свободы не существовало, во всяком случае, не для простых людей. Бал правили нищета, коррупция и либерализм, извращающий моральные ценности.

Главная причина? Корыстные ублюдки из центральных систем. Именно они тысячелетиями паразитировали на окраинных регионах и жирели за их счет.

Не так давно Энакин встретил беженца с Кухты, что угнал корабль и стал «свободным стрелком». Когда-то это была маленькая сельскохозяйственная планета, которую Республика присоединила к себе. Теперь, под лозунгом избавления от пережитков прошлого, самый главный демократ (потомственный принц из местных) организовал сеть концлагерей низведя все населения планеты до уровня рабов. И куда только смотрели хваленые джедаи?

Впрочем, считал архонт «Храма Пустоты», в надвигающейся войне не было правых и виноватых. Сепаратисты (те из них, что не плясали под дудку корпораций) просто не видели другого выхода, кроме как вооруженное противостояние для защиты от демократических ценностей.

Выйдя из коридора, Скайуокер обратился к одному из стражей, что всегда присутствовали на пиратской базе. Эти люди, большинство из которых когда-то были рабами, обожали своего лидера, а некоторые из них даже создали секту и «в тайне» молились ему. Для них он был не человек, но сын бога. Энакин предпочитал не обращать внимания на подобные глупости своих подчиненных.

Заркас, доставь нашего пленника в Мос Эспа и подбери ему подходящий транспорт до Колмы.

Вы использовали свою силу, командир? – с жадным любопытством спросил бородатый воин в коричневой одежде.

Скайуокер улыбнулся. Все, что он сделал – лишь немного повлиял на разум пленника. Через пару месяцев мозг Ситры смог бы побороть внушение, жаль, что ему не будет предоставлена такая возможность...

Что-то вроде того. – Энакин задумался на секунду. – Если синекожий будет расспрашивать тебя, то отговаривайся общими словами. Мол, нашел его в пустыне, закопанного по горло в песок по обычаю тускенов.

Мужчина задумчиво поскреб подбородок.

Дык, у тускенов, кажись, нет такого обычая...

Но тви'лек-то не знает об этом. Не беспокойся, он поверит и даже начнет вспоминать свой плен у дикарей.

Как скажете, командир. Мы его, конечно, ограбили, но он вам еще послужит! – рассмеялся Заркас. Этот человек часто улыбался и, вообще, любил шутки, но Скайуокер знал о его остром уме. Мужчина сделает все, как нужно.

Кивнув на прощание, Энакин двинулся в сторону ангара, где стоял его личный звездолет – «Искатель Пустоты». Это был последний подарок древнего протосса, которого молодой мужчина любил и почитал, как отца. Кто знает, как могла сложиться его жизнь, если бы Зератул не вызволил его беременную мать из рабства, а потом не начал обучать его?..

В том же ангаре находились шесть «Фениксов», четыре «Бури», четыре «Шаттла» и один «Оракул». Эти не самые большие корабли протоссов были построены за последние годы на Татуине и являлись частью его флота. Остальные были размещены на разных базах «Храма Пустоты» в секторе Арканис.

Уже на полпути к месту назначения Скайуокер развернулся в сторону личных покоев – у него был небольшой дом в долине, где он жил с матерью, но некоторую часть времени он все же проводил в своей квартире внутри горы.

Разговор с тви'леком всколыхнул воспоминания об одном проекте, которым Энакин занимался во времена ученичества и поиска информации о тех способностях, которыми он обладал.

Пройдя полутемными коридорами, Скайуокер остановился возле двери напротив своей квартиры. Он приложил руку к сенсорной панели, и дюросталевая заслонка отъехала в сторону, открыв небольшой пыльный склад. Где-то в этих пластиковых коробках находилась нужная ему вещь.

Методично вскрывая ящик за ящиком, Энакин доставал и рассматривал самые разные вещи, созданные им. Здесь были и маленькие дроиды-насекомые, которые он планировал использовать для строительства зданий, и восстановленный кристаллический миниреактор, и еще много всего... Большинство из этих вещей он сделал, изучая технологии протоссов. Наконец, его глаза нашли золотой металлический цилиндр – самодельный световой меч. Зератул когда-то признал, что именно эта форма плазменного клинка является наиболее эффективной в человеческих руках. Скайуокер взял его и, через мгновение, пространство осветилось отблесками голубого пламени.

Остаток дня он потратил на подготовку к ночному сражению. Из данных разведки пиратский король знал, что сегодня «Черное Солнце» попробует окончательно выбить «Синдикат Надж» с Татуина, одновременно напав на все известные базы. Крупнейшая криминальная организация галактики мобилизовала множество наемных солдат, помимо своих личных войск, что и позволило выяснить точную дату атаки. А Скайуокер решил использовать это, как дымовую завесу, для уничтожения оставшихся на планете и порядком ослабевших хаттов.

***

Мос Шуута был грязным городком, основой существования которого являлась торговля рабами. Он располагался на совсем небольшом плато, окруженном близкими невысокими скалами. Считалось, что это селение «принадлежит» Тиимо Хатту, но сегодня помимо этого урода здесь собрались еще как-минимум двое представителей чудовищных слизней: Гардулла Хатт и Бурка Хатт.

Энакин вдохнул прохладный ночной воздух.

Признаться, он любил ночи. Не только из-за прохлады, дающей отдых после чудовищного зноя. И не только из-за отдыха, который можно наконец дать уставшему телу. Ночью стиралась граница между землей, космосом и человеком, оставляя лишь свободу. Свободу даже от самого себя...

Он мазнул взглядом по своей маленькой армии. Три сотни разумных, что затаились между скал, напоминали оживших теней. Возможно, они не имели единой формы, но знали железную дисциплину и свои роли в этой кровавой трагедии. Их было мало для захвата Мос Шуута, но в самом городе, на арендованном складе, ждал пробуждения «троянский конь» в виде тысячи боевых дроидов-коммандос серии BX, а на другой стороне скального массива находились шесть больших истребителей класса «Феникс» и именно они статут основной атакующей силой.

Скайуокер ждал. Он знал, что не ошибся. Он верил в свой план. И в могущество Пустоты. Сегодня будет сделан еще один шаг к абсолютной власти на Татуине, и еще один шаг к абсолютной власти в галактике. Его наставник был бы горд...

Сердце сдавила горечь.

Жаль, что Зератула нет рядом. Три года назад старый протосс с какой-то детской радостью отошел в иной мир, оставив своему ученику бразды правления военной организацией, что он создал. Великая Пустота, наконец, приняла своего блудного сына.

Энакин расправил плечи. Темная ткань плаща почти не дрогнула от этого жеста. Это была судьба всех существ во вселенной – жить, радоваться, грустить, сражаться, и, в конце-концов, умирать.

Где-то на другом конце галактики он с легкостью чувствовал темное присутствие, что хотело изменить привычный порядок вещей, и множество светлых, которые были слишком слабы чтобы помешать ему.

Скайуокер ощущал их всех, но обратное было невозможным. То, что джедаи и ситхи называли Силой, а неразимы Пустотой, скрывало и помогала своему сыну. Никто не узнает о природе юного воина, пока для них не станет слишком поздно...

Энакин знал, что умеет контролировать свои эмоции. Любые эмоции. Всегда. Он стоял и ждал. Совершенно спокойный. Абсолютно неподвижный. Его воины тоже застыли. Вживленные в мозг нейросети делали их великолепными солдатами.

Как только он отдаст приказ, просочившиеся в город шпионы подорвут стационарные установки противовоздушной обороны, боевые дроиды оживут, а остальные его люди в трех местах проломят стену и блокируют ангары, в которых находилось звено старфайтеров. Это позволит «Фениксам» сравнять дворец хатта с землей. Проблема лежала в том, что эта крепость была укрыта удивительно мощным энергетическим щитом и огневой силы шести звездолетов могло оказаться недостаточно для его быстрого разрушения. Противник в казармах дворца был способен провести эффективную контратаку. А такой вариант развития событий не очень нравился главе «Храма Пустоты».

Город окружал яркий свет мощных фонарей, освещавший все в пределах сотни метров от стены. Но не это интересовало Скайуокера, а две тяжелые бластерные установки на широких стенах возле главных ворот. Если захватить их и развернуть в сторону дворца, то...

В чем дело, командир? спросил Торил. Это был молодой парень, недавно вступивший в отряд. Чего мы ждем?

Энакин повернул к нему голову. Костяшки пальцев новобранца побелели от чересчур сильной хватки на оружии, вызванной страхом. Еще совсем недавно он был простым фермером, который знал только как собирать влагу и распахивать подземные поля. Его семью зверски замучили тускены.

«Ему еще не вживили нейросеть», – осознал Энакин.

Видишь те орудия? спросил он. Если мы пойдем на них в атаку, то быстро превратимся в фарш.

Торил кивнул, его глаза расширились от испуга. Чтобы успокоить новичка, Скайуокер говорил ровно и уверенно:

Но нам, действительно, необходимо захватить их. Ты сможешь снять их расчеты с такого расстояния? И как быстро?

Парень заколебался. Он был хорошим снайпером, но у него не было боевого опыта.

Я... я даже не знаю...

Китстер, твой десяток захватит установки и повернет их огонь на дворец. – Скайуокер кивнул другому молодому мужчине в плаще. – Минутная готовность!

Он взял снайперский бластер из рук Торила и прицелился. Через оптику он с легкостью различал лица врагов, мог читать их разговоры по губам.

Скайуокер ощутил возбуждение, и, сделав глубокий вдох, сфокусировал свой разум. Адреналин забурлил в его венах, а Пустота начала петь свою завораживающую песню.

В Мос Шуута прозвучала серия взрывов, осветивших спящий город.

Энакин нажал на спусковой крючок. Еще. И еще.

Его движения были верными, но невероятно быстрыми. Тело первого пораженного солдата еще не успело упасть, а трое его товарищей по расчету уже были убиты.

Двигаясь со спокойствием и смертоносной точностью, он навел свое оружие на вторую установку.

Глаза одного воина комично расширились от удивления, перед тем как Энакин расплескал его мозги. Казалось, что люди двигаются в невероятно густом киселе.

Архонт продолжил стрельбу.

Прошла секунда или две и все было закончено.

Скайуокер спокойно передал бластер новобранцу. Тот смотрел на своего командира, как на древнего бога войны.

Убивай всех, кто вылезет на стену, приказал он.

Бывший фермер не ответил. Его разум все еще не справился с шоком.

Энакин схватил его за плечо и резко встряхнул.

Приди в себя, боец!

Когда паренек кивнул, Скайуокер довольно улыбнулся.

Шесть протосских звездолетов ударили по площади перед дворцом куда начали собираться воины хаттов.

Архонт искривил свет вокруг себя и неспешно двинулся к пролому в стене, подобно крайт-дракону, что почуял соперника.

Торил моргнул. Там где стоял их предводитель была лишь пустота.

В городе царил хаос, несмотря на то, что за время войны криминальных организаций жители Татуина прекрасно научились прятаться в подвалах и не высовываться. Некоторые так и делали, но большинство выскакивало из своих домов и... гибло от прекрасно организованных захватчиков. Дисциплинированные дроиды и пираты не оставляли им и шанса. Многим разумным, конечно, было плевать какая именно преступная группировка станет править городом главное, чтобы это были не тускены, но все же они сражались из-за понятного желания защитить свой дом.

Энакин двигался в противоположном направлении от того места где находились ангары. В северной части Мос Шуута располагались загоны для «живого товара» и именно там находился одаренный, смердящий, как гниющий труп.

Взрывы и вспышки лазеров придавали сражению удивительную торжественность, сливаясь с криками ужаса и стонами боли.

Взломанные захватчиками громкоговорители призывали жителей оставаться в своих домах, обещая сохранность жизни и имущества. Ложь, конечно, но на войне все средства хороши.

Во время неспешного продвижения архонт бластером и Пустотой жестоко подавлял любые намеки на сопротивление его войскам...

Но когда он приблизился к своей цели, то понял, что опоздал.

Перед рабским загоном уже заканчивался бой. Разрубленные тела людей из специального отряда шпионов, саботажников и ассасинов, лежали на улице среди трупов охранников и частей дроидов. Лишь Пала Кви'текса и Задар Нар все еще оставались в живых и отстреливались от неуклонно приближающегося мужчины с красным световым мечом. Враг, одетый в темно-синий комбинезон, шел медленно и лениво отбивал лучи бластеров, разжигая в шпионах страх и явно наслаждаясь своей силой. Если они побегут, то умрут, если будут сражаться, то тоже умрут. У них нет надежды, говорили его холодные голубые глаза.

Энакин считал иначе.

Он появился немного в стороне. Сражение замерло.

Командир! / Эни! – одновременно воскликнули его подчиненные.

Внимание одаренного полностью сосредоточилось на новом противнике.

Кто ты?

Скайуокер.

«Сначала нужно узнать врага, и только потом убить», решил архонт.

На улицу опустилась давящая сила, будто на отдельно взятом участке планеты внезапно изменилась гравитация. Воины, что шли навстречу друг к другу, казалось, не обращали внимания на это. Шпионы же боялись пошевелиться.

Тол Скорр. Верный слуга Дарта Тирануса, – торжественно представился темный джедай. – Я не видел тебя в Храме Джедаев... Самоучка? И где твой световой меч?

Энакин пожал плечами.

Я, действительно, не обучался в Ордене. А кто такой Дарт Тиранус?

Противники встали на расстоянии пары метров друг от друга. По лицу Скорра было понятно, что он недоволен столь безразличной реакцией юнца.

Граф Дуку!

В воздухе мелькнул алый луч меча, рассекший тело молодого человека.

Пала и Задар не успели осознать смерть своего командира, а в череп темного джедая по рукоятку вошел странный золотой кинжал. «Похититель Знаний». Один из многих артефактов, оставшихся от Зератула. Удивительная вещица, но для нее было очень трудно выращивать накопительные кристаллы.

Разрубленный фантом Энакина Скайуокера рассыпался на мириады светящихся частиц. А сам он материализовался за спиной еще не мертвого, но уже не живого врага.

Ты уж извини, но меня не обучали сражаться на световых мечах, – с усмешкой проговорил архонт. – Но будь уверен, я собираюсь исправить эту недоработку в ближайшее время.

Пока Энакин ожидал завершения записи информации из мозга падшего джедая, Пала Кви'текса связалась с командующими основных частей.

Судя по отчетам становилось понятно, что главные силы противника уничтожены. Потери пиратов «Храма Пустоты» убитыми и раненными составляли не более семи процентов, дроидов – около десяти. Было отбито несколько попыток захвата старфайтеров. Хатты, скорее всего, заперлись в бункере под руинами дворца. И сейчас следует опасаться только самоорганизации местных жителей.

В конце своего монолога девушка расы тви'лек отметила, что это был отличный результат для получасового сражения. Она уже перестала горевать о своих погибших подчиненных – выпускники Академии Мадам Ванситт обладали крайне пластичным разумом.

Скайуокер нажал на золотой браслет на руке и отдал приказ о начале второй фазы операции. В Мос Шуута будет включен подавитель частоты, на которой передается сигнал на взрыв чипов в рабах. А затем дроиды начнут планомерно отделять зерна от плевел, освобождая рабов и уничтожая рабовладельцев.

Энакин помнил о том, что его мать была рабыней до появления Зератула. И не собирался мириться с существующей на Татуине системой.

***

Вдали от пустынной планеты Татуин, галактический сенатор, Падме Наберри Амидала, достигла предела своего терпения.

После серии покушений на ее жизнь, что привели к гибели верных друзей и соратников, среди которых была и любимая служанка Корде, она решила искать помощи у Верховного канцлера. Она не собиралась мириться с этим продолжающимся беззаконием! И потому, прибыла на встречу, ожидая полную поддержку верховного правителя Республики на ее требование о проведении дополнительного расследования.

Вместо этого ей навязывали охрану до тех пор пока не минует опасность. А присутствующие джедаи имели наглость согласиться с этим!

Сенатор Амидала, в серьезной опасности вы...

Падме посмотрела в глаза маленького зеленого существа с негодованием. Ей не нужна была защита джедаев. Она лишь хотела, чтобы был пойман убийца Корде и его наниматель.

Сенатор нахмурилась. Где-то на дне разума забрезжила догадка из-за чего ее хотели убить. Могло ли дело заключаться в законопроекте о создании армии клонов, против которого она выступала?

Возможно, старый друг, мастер Кеноби, мог бы послужить вашим защитником, миледи, – предложил Палпатин, напоминая об одном из героев, что спасли Набу во время кризиса десятилетней давности.

Мейс Винду и Йода переглянулись.

Возможно сие, – произнес древний джедай.

Я пошлю Кеноби и его падавана к вам, миледи, – добавил темнокожий создатель Ваапада.

Падме закусила губу и, после минутного обдумывания, кивнула.

В таком случае, я рассчитываю на них во время моего путешествия на Татуин.

Татуин? – непонимающе переспросил канцлер и повернулся к джедаям для разъяснений.

Эта планета находится в секторе Арканис. До недавнего времени она была базой Джаббы Хатта, – вспоминая, произнес Винду. – Но я не думаю, что регион, охваченный войной между криминальными организациями, является подходящим местом для пребывания сенатора.

Падме вздохнула про себя. Она была старше на этот раз. Мудрее. Ее мир был более сложным. И она не собиралась подчиняться!

Именно поэтому, я и желаю отправиться на Татуин. Уверена, что правительство этой планеты заинтересовано во вступление в Республику. Сейчас мы просто обязаны приложить все усилия к распространению свободы и демократии в галактике, особенно, учитывая рост Конфедерации!

Мейс Винду устало вздохнул. Планировалось, что они оградят Амидалу от опасности, а не будут потакать ее суицидальным наклонностям. Но было понятно, что им не удастся переубедить сенатора.

Плохое место избрали, но мешать не имеем мы права, – озвучил свое решение Йода.

Спасибо и на этом, грандмастер, – сухо произнесла Падме своим «официальным тоном», который она использовала в сенате.

Верховный канцлер наблюдал за этим представлением с отеческой улыбкой на лице. Ему было плевать в какую дыру решила отправиться Амидала, главное, чтобы не путалась под ногами. А когда она достигнет Татуина, он пустит по ее следу своего верного пса. У Дарта Мола давно не было достойной добычи...

***

Прочитав отчет Джанго Фетта, граф Дуку аккуратно положил датапад на стол и откинулся на спинку кресла.

Значит, его бывшая ученица покинула цитадель «Бандо Гора» на Колме, заодно прихватив почти всех культистов. Как интересно. Но что же могло заставить Комари Воса поступить столь... странно? Безумие? Вряд ли. Девчонка всегда была крайне расчетлива. Ответ можно было узнать, лишь получив сведения о пункте ее назначения, но наемник пока не сумел его выведать.

Граф Дуку в очередной раз спросил себя было ли правильным оставлять проблему культа нерешенной так долго? Возможно, стоило уничтожить их еще десять лет назад, как первоначально и хотел Сидиус. Впрочем... Впрочем, они все же были полезны, но теперь, когда Конфедерация Независимых Систем объявила о своем существовании их полезность резко сократилась. Ведь не будет же он проводить кровавый геноцид среди своих собственных союзников. Во всяком случае, не сразу...

Дуку окинул безразличным взглядом свой роскошный кабинет.

Чего стоит все это богатство, если за семьдесят лет службы в Ордене он так и не сумел сделать галактику лучше? Республика оказалась живым трупом, отравляющим все вокруг себя. А Орден Джедаев и Верховное правительство давно отстаивали лишь интересы капитала. Как жаль, что он осознал это так поздно...

Но еще есть надежда. Гражданская война. Она расставит все по своим местам. Конфедерация Независимых Систем уничтожит прогнившую Республику и установит новую Империю Ситхов, принеся абсолютный порядок.

Граф встал из-за стола и подошел к широкому окну, за которым открывался изумительный вид на природную красоту Серенно.

Что-то он слишком отвлекся от проблемы «Бандо Гора». Сейчас было не время размышлять о Конфедерации Независимых Систем и войне.

Но что же заставило Комари покинуть цитадель? Какое сокровище могло показаться ей столь заманчивым?

Граф Дуку вздохнул. Сейчас у него не было ответов на эти вопросы, но он их обязательно получит.





Глава 2

Энакин проснулся, когда закончилась песчаная буря. Даже в глубине горы его подсознание с легкостью почувствовало изменение погоды. Он точно знал, что было утро и два ослепительных солнца уже начали добела раскалять песок Татуина. Это была еще одна грань его дара, его благословения и проклятия.

Темно-синие простыни широкой кровати все еще хранили почти неуловимый запах Кви'текси. Хитрая соблазнительница всегда уходила до его пробуждения. Мысль о прошедшей ночи и идеально красивом теле тви'леки заставила его глупо, и совсем неподобающе для ужасного архонта, улыбнуться.

Действуя на «автопилоте», он встал, достал из дюросталевого шкафа свежую одежду, прошел в душ – настоящий человеческий душ! – и долго стоял то под горячими, то под ледяными струями воды.

Помывшись и, наконец, полностью проснувшись, он вышел наружу и тут же учуял восхитительный запах свежего завтрака.

Значит Шми решила навестить своего непутевого сына, который уже месяц после захвата Мос Шуута не появлялся дома, предпочитая разбираться с навалившимися проблемами и ночевать в квартире. Не всегда, правда, в одиночестве...

Энакин тряхнул головой и прошел на кухню.

Здравствуйте, мастер Эни, – сказал неразлучный золотистый спутник его матери.

Привет, мам. – Он подошел к темноволосой женщине в простом коричневом платье и поцеловал ее в щеку. – Привет, Три-пи-о, – кивнул дроиду.

Доброе утро, сынок. – Шми прекратила нарезку овощей и улыбнулась ему. – Подожди немного, только дорежу салат и сможешь нормально позавтракать, – намекнула она на его привычку питаться военными рационами.

Молодой мужчина покладисто кивнул и уселся за стол, наблюдая за привычными и такими родными действиями своей матери.

Он хорошо помнил, как однажды Зератул сказал, что у юного архонта есть только две слабости: его чувства к престарелому учителю и к матери. Но рассмеявшись на вопросительный взгляд подростка, добавил, что любая слабость можешь стать источником великой силы. Только трупы не испытывают чувств, а джедаи, видимо, пытаются достичь их состояния. Старый неразим всегда испытывал к Ордену что-то между омерзением и жалостью. О ситхах он был не лучшего мнения. Он, вообще, не признавал никаких других религиозных доктрин, кроме его собственной.

Еще Зератул крайне отрицательно относился к теории о превосходстве одной стороны Пустоты над другой:

«Глупости дикарей. Пустота есть одно и неделимое целое. Представь Вселенную – это всего лишь отражение Пустоты в материальном мире. Она бесконечна и непознаваема... – Темный тамплиер пояснил: – Если же твой скудный умишко не в состоянии сделать это, то можешь, в своем невежестве, продолжать считать Пустоту видом энергии... Но тогда пойми, что у этой энергии есть три состояния: отрицательное – рыцари Ордена называют его «темной стороной Силы»; положительное – его называют «светлой стороной» и сюда же, по какой-то глупой причине, они относят и нейтральное состояние... Ты же, Энакин, учишься «менять полярность этой энергии», как тебе будет угодно».

Признаться, Энакин до сих пор не был уверен, что все правильно понимает, но это не мешало ему использовать Пустоту.

Ты думаешь о нем, – голос матери вырвал Скайуокера из воспоминаний. Он моргнул и заметил, что на столе уже стоял великолепный завтрак из тонких ломтиков вареного мяса банты и нескольких видов свежих салатов.

Я... да... – Мужчина кивнул и начал накладывать еду в свою тарелку.

Шми Скайуокер вздохнула.

Он всегда любил тебя... по-своему, конечно, – женщина прервалась, погрузившись в воспоминания. Через минуту она сказала: – Однажды, я спросила его, почему он помогает нам? Что заставило это гордое сверхсущество снизойти до жалкой человеческой женщины и ее сына? Он рассмеялся. Сказал, что женщина породившая такое особенное дитя не может быть жалкой.

Мать и сын продолжили завтрак в молчании.

Лишь когда тарелки опустели, а на столе появились две чашки сапирового чая, Энакин спросил:

Как разместились новые люди?

В долине стало немного тесно, – Шми улыбнулась. – И по-моему они не верят в то, что стали свободны и смогут теперь жить как... как мы... У многих шок, конечно, от вида воды, свежих овощей и фруктов. Сейчас они боятся, что все это сон и он скоро закончится. Дети везде суют свой любопытный нос, а некоторые отказываются посещать школу. Все как всегда при появлении больших групп новых людей в нашей коммуне, но мы справимся.

Энакин был настроен более скептически.

В Мос Шуута находилось около семи тысяч рабов – пятьдесят процентов от общего числа населения до атаки. Полторы тысячи из них еще только ждали своих покупателей и не ощутили в полной мере, что значит быть «живой вещью». Многие невольники стали проблемой еще в первый день, особенно граждане Республики, они постоянно что-то требовали: вернуть их в родные миры, дать денег, привести психиатра. Некоторые даже грозились подать в суд. Идиоты. А пираты не любили идиотов, что быстро и доказали, пристрелив самых буйных и крикливых. После такой демонстрации «добрых намерений» стало проще.

Потом началась сортировка.

Всем желающим было предложено присоединиться к войску или просто поселиться в другом месте под защитой «Храма Пустоты». К счастью, на это согласились не более тысячи разумных, включая одиноких детей и подростков, мнение которых никто не спрашивал.

Следующие два дня, пока длились раскопки бункера с хаттами и сортировка трофеев, пираты следили за порядком в городе, пресекая мародерство и нередкие попытки расправы над невинными местными жителями (все бандиты и рабовладельцы были уже мертвы). В конце-концов, одни бывшие рабы решили остаться в Мос Шуута, другие – покинуть город и попробовать улететь с планеты. Люди и дроиды Скайуокера так же следили за максимально честным распределением собственности, что осталась от погибших в бою жителей. Захватчиков не интересовала мелочевка, а только деньги, корабли, старфайтеры и оружие, которое они собирались продать.

Когда со всеми делами было покончено, дроиды повели разношерстную толпу к долине. Их путь длился неделю, но благодаря поддержке курсирующих «Шаттлов» никто не погиб.

А как они достигли места назначения, Энакин преподал важный урок...

Он встал перед тысячной толпой и посмотрел на них сквозь Пустоту. Многие бывшие рабы шли «под его крыло» со злыми умыслами. Стать пиратом, чтобы грабить и убивать в свое удовольствие. Собрать шайку, устроить переворот и подчинить организацию себе. Просто что-нибудь своровать. Все это и много других мерзостей Скайуокер увидел в сердцах у более чем двухсот разумных.

А потом он убил их.

Взмахом руки поднял в воздух и раздавил, как насекомых.

Стоит ли говорить, что после такой демонстрации могущества, новые люди начали бояться архонта «Храма Пустоты»?

Впрочем, все к лучшему. Энакин знал, что со временем они сменят страх на абсолютную преданность, любовь и уважение.

Кто-то мог решить, что перемена чувств была запрограммирована в нейросетях, что вживлялись всем членам «Храма Пустоты», но это было не так. Возможность управлять сознанием разумных, действительно, существовала, но Скайуокер, принципиально, не хотел делать этого. Единственным исключением являлись саботажники, предатели и шпионы...

Сегодня начнем строительство нового купола, домов и коммуникаций с северной стороны от гор. Я уже отдал распоряжение Ттиил Ккаку.

Два клана джав еще пять лет назад с радостью пошли «под длань царя Татуина», как они называли Скайуокера. Он был не против. Эти потомки народа Кумумга оказались отличными инженерами, механиками и строителями.

Ты уверен, что это безопасно, Эни? – в голосе женщины слышалась опасение. – Так мы можем привлечь к себе внимание тускенов или тех организаций, что воюют сейчас между собой.

Нужно расширяться, – уверенно сказал Скайуокер. – Сейчас на Татуине нет сил, что могут представлять реальную угрозу для «Храма Пустоты».

Шми Скайуокер покачала головой. Ей было достаточно и нынешней жизни, которая по Татуинским меркам могла показаться райской. Но Энакин был другим. Он желал держать звезды в своем кулаке.

Не беспокойся, мам. – Энакин накрыл своей рукой ладонь женщины. – Все будет хорошо.

Шми кивнула. Она верила своему сыну и верила в своего сына. Но это не значило, что она не волновалась за него.

Ну, мне пора. – Он встал из-за стола.

Постойте, мастер Эни, – подал голос Три-пи-о. – Госпожа Шми еще хотела бы поговорить о сектантах.

Энакин недоуменно взглянул сначала на дроида, а затем и на мать.

О сектантах?

Женщина кивнула.

Спасибо, что напомнил Три-пи-о, – она поблагодарила дроида. И, повернувшись к сыну, сказала: – Да. Ты же знаешь о некоторых пиратах и их семьях, что собираются вместе и молятся нам?

Они преследуют госпожу Шми, досаждая глупыми суевериями, – добавил верный дроид.

Преследуют? – в голосе Скайуокера появилось что-то потустороннее, а его золотые глаза ярко вспыхнули. Чашки на столе треснули.

Шми знала, что это была ярость. Ее сын был готов прямо сейчас пойти и устроить кровавую бойню.

Успокойся, Эни, – уверенно сказала женщина. Она понимала, что нельзя показывать слабость, иначе случится трагедия. – Никто из них не желает причинить мне вред. Просто некоторые члены этого сообщества иногда просят меня благословить их. Но они хорошие люди.

Благословить? – Энакин покачал головой; из его взгляда мгновенно исчезла жажда крови. – Они там все свихнулись что ли? И об этом ты хотела поговорить?

Мне не нравится безумное почитание в их глазах. Этот фанатизм! Я для них не простая женщина, а мать божества. Любые мои слова – это откровения. «Добрая мать» – так они называют меня.

Скайуокер хрипло рассмеялся. Никогда он не слышал более забавной вещи. Но признаться, и не видел в этом ничего страшного. Пока они не угрожают Шми и верно служат ему – могут продолжать свои сборища.

А я, значит, то самое божество, – сказал он с сарказмом. – Но меня-то они просто зовут «командиром» или «архонтом»... И я не думаю, что могу помешать им поклонятся нам. Если запретить, то они будут делать то же самое, но в тайне. Просто перебить их – слишком нерационально. Что предлагаешь, мама?

Я... я не знаю, – Шми беспомощно посмотрела на сына. – Может ты поговоришь с Китстером? Он является их верховным жрецом.

Значит, Китстер... – протянул Скайуокер. – Хорошо, я прикажу ему не досаждать тебе.

Спасибо, Эни, – улыбнулась женщина.

Попрощавшись с матерью, Энакин накинул плащ и вышел из своей квартиры.

В ангаре было почти пусто. Только пара ремонтных дроидов проводила диагностику одного из трофейных звездолетов.

Скайуокер подошел к «Искателю Пустоты». Этот древний корабль являлся воплощением лучших технологий протоссов. Но было в нем нечто чуждое. Чуждое и завораживающее.

Мужчина прикоснулся к обшивке и в ней открылся проход. Только его воле подчинялся «Искатель Пустоты» после смерти Зератула.

Энакин прошел на мостик, где тут же сел в капитанское кресло, которое изменило свою форму, подстроившись под человека.

Здравствуй, повелитель. – Перед человеком появилась голографическая проекция ИИ корабля.

Здравствуй, Искатель, – кивнул глава «Храма Пустоты». – Ты закончил обработку информации из кристаллов памяти?

Темный джедай Тол Скорр, Гардулла Хатт, Тиимо Хатт, Бурка Хатт – все они разделили судьбу быть «выпитыми» Похитителем Знаний. До них тоже самое произошло с Зиро Хаттом. «Невинные жертвы войны».

Этот галактический конфликт криминальных синдикатов, по сути, был спровоцирован Скайуокером. Все это время он из тени дергал за ниточки, направляя, стравливая и ослабляя своих врагов. Пешки. Как и культ «Бандо Гора». Этим безумцам понадобился лишь слабый толчок к истреблению тускенов на планете. Только Джабба еще два года назад осознал махинации и опасность молодого человека, и попытался избавится от него, а когда не получилось – сбежал. Плевать. Живой Джабба сейчас гораздо полезнее мертвого.

Конечно.

Отлично. Скинь мне на браслет код доступа для открытия канала связи с графом Дуку.

Сделано.

Что по счетам хаттов? Сколько денег мы сможем перевести?

Семь миллиардов республиканских кредитов.

Скайуокер недовольно цыкнул и откинулся на спинку кресла. Семь миллиардов являлись огромной суммой денег, но он ожидал большего. Похоже, дела хаттов, действительно, шли очень плохо. Может стоит продать «Темного Жнеца» графу Дуку? Заманчивая идея, тем более, что сам Скайуокер считал это супероружие ситхов, найденное его учителем, почти бесполезной грудой металлолома.

Начать перевод денег через серию оффшорных банков, – приказал он.

Выполняю...

Десять минут прошли в тишине. Энакин просто наслаждался спокойствием, что всегда дарил ему корабль наставника. Его разум медленно опускался в глубины Пустоты, заставляя чувствовать биение жизни самой планеты.

Этот транс прервал щелчок золотого браслета. Скайуокер провел по нему указательным пальцем.

Слушаю.

Командир, это Задар Нар! В Мос Айсли... В Мос Айсли творится ситх знает что! В двадцати километрах появилась огромная орда тускенов и джав, а в самом городе культ «Бандо Гора» начал обращать людей в живых зомби! – В голосе шпиона появились истерические нотки. – Они... они делают ужасные вещи... Войска «Черного Солнца» и некоторые банды пока еще отбиваются, но скоро их сломят...

Успокойся, – спокойно приказал архонт. – Свяжись со всеми нашими людьми в городе, вместе захватите какой-нибудь корабль и улетайте оттуда.

Нельзя! Система противовоздушной обороны в руках «Бандо Гора». Они уже сбили несколько звездолетов.

Так... – Энакин встал с кресла и начал ходить по палубе. Мос Айсли должен был стать их следующей целью. Именно там располагался основной гарнизон «Черного Солнца». И они даже успели перевезти туда дроидов, которых использовали в атаке на Мос Шуута. Архонт принял решение. – Я активирую дроидов-коммандос на нашем складе. Соберитесь возле него и пробивайтесь из города под их прикрытием.

Есть! – Задар отключил связь.

Ты слышал, Искатель, включай дроидов. И еще... объяви боевую тревогу и передай главам подразделений, чтобы ждали моего приказа о выступлении на Мос Айсли.

«Искатель Пустоты» был связан со всеми электронными системами организации. Именно эту палубу Скайуокер считал своим главным штабом.

Выполняю...

На лице архонта появился кровожадный оскал.

Искатель, вылетаем к объекту «Нексус».

Звездолет окутался зеленым энергетическим полем. Створки купола ангара разошлись в стороны, и он плавно вылетел наружу.

Пока протосский корабль маневрировал между скалами, архонт размышлял...

Лавина событий сошла несколько раньше намеченного им срока. Он ожидал, что у него будет, как минимум, месяц для методичного уничтожения сил «Черного Солнца», но... так тоже не плохо. Культ «Бандо Гора» выполнит задачу не только по ликвидации тускенов, но и разберется с основными войсками криминальных группировок. Все что останется – это добить выживших.

Недолгий путь по горному массиву и «Искатель Пустоты» сел на неприметную скалу, которая тут же начала опускаться.

Это был секретный лифт, что вел в самое охраняемое место на Татуине – в подземный комплекс, являвшийся универсальной фабрикой.

Комплекс выстроил Зератул, с помощью дроидов-рабочих протоссов. Эти небольшие летающие конструкты являлись основой производства древней расы. Они были способны добывать ресурсы из чего угодно, обрабатывать их на молекулярном уровне, строить здания, создавать механизмы, выращивать биологические организмы... И все на уровне, что был пока недоступен другим расам галактики. По сути, они являлись вершиной технологической эволюции дроидов-рабочих.

Когда лифт достиг нижнего уровня, Энакин вышел из корабля в просторный белый зал. Все ресурсы из дюжины скрытых шахт поступали именно сюда. Три с половиной тысячи лет назад на Татуине уже пытались добывать полезные ископаемые в промышленных масштабах, но быстро выяснилось, что металлы имеют странные магнитные свойства и, со временем, становятся крайне хрупкими. Технологии протоссов, к счастью, позволяли устранить эту проблему. Если бы кто-нибудь, кроме архонта, увидел это место, то мог решить, что он попал в лабораторию на Камино, а не в лучший производственный комплекс в галактике. Впрочем, по стандартам протоссов, фабрика была очень маленькой.

Здравствуй, повелитель.

Привет, Нексус.

Сегодня Скайуокера не интересовали производства и лаборатории, его путь лежал к складу В-1, занимавшему площадь в пять квадратных километров. Там находилась небольшая, но самая совершенная наземная армия в мире. Ровно один взвод. Сотня единиц боевых биодроидов. Уникальный сплав технологий Империи Протоссов, Роя Зергов и Доминиона Терранов.

Пять десятков «Сталкеров», два десятка «Бессмертных», два десятка «Викингов» и один десяток «Осадных Танков». Этой силы было достаточно, чтобы с легкостью уничтожить все двести тысяч разумных на планете.

Каждая из машин войны несла в себе биопроцессор, созданный из клеток мозга Зератула. Или точнее, мозговой массы, которую вырастили из стволовых клеток старого темного тамплиера. Это давало им, помимо огромной вычислительной мощности, возможность объединиться в единую ментальную сеть. А трехметровых паукообразные биодроиды-сталкеры, как и оригинальные сталкеры протоссов, еще и обладали ограниченной способностью управлять Пустотой, в виде телепортации.

Разработкой подобных биопроцессоров занимались и некоторые корпорации галактики, но наиболее близко к успеху приблизилась компания «Цестус Кибернетикс» с их охранными биодроидами серии JK и биопроцессорами из клеток угрей Дашта, способными видеть недалекое будущее.

Помимо биопроцессоров, из той же мозговой массы выращивались и нейросети.

Тяжелая, белая панель из особого сплава дюростали отъехала в сторону, открыв застывшую армию.

Нексус, включи все единицы биодроидов из склада В-1 и объедини их в единую ментальную сеть. Тактическим центром сделай «Искателя Пустоты».

Выполняю... До окончания активации и синхронизации объектов из склада В-1 осталось сто двадцать стандартных часов...

***

Оби-Ван Кеноби устало вздохнул, рассматривая груду дымящихся обрубков, что еще пару минут назад была группой разумных существ. Как глупо... Неужели законы Джаббы уже ничего не значат на Татуине и вместо сборщиков пошлины нейтральные корабли начали встречать грабители?

Рыцарь-джедай махнул рукой, Силой отбрасывая останки в сторону и поднимая небольшую бурю. За секунды вздыбившийся песок скрыл следы произошедшей трагедии. Окрестная пустыня вновь стала тихой и мертвой. Лишь на самом горизонте поднималась темная масса гор, откуда к городу ползла вереница странных механизмов, напоминавших гигантских пауков.

Оби-Ван только сейчас осознал, как сильно он взмок под своим плащом. Он всегда плохо переносил жаркий климат. А два беспощадных солнца делали все возможное дабы выжечь жизнь на этой планете.

По трапу скатился Р2Д2, посвистывая и помаргивая цветными огнями.

Дроид и человек успели отойти совсем недалеко, как их окликнули.

Наставник, подождите! – Асока Тано залихватски свистнула. – Стойте!

Кеноби оглянулся. Его глупый падаван была не одна. Вместе с ней по песку пробиралась молодая женщина в небогатой одежде. Хорошо что у Амидалы хватило ума замаскироваться.

Досточтимый сенатор решила посмотреть на селение Татуина своими глазами и...

Прекрати, Асока. Ведь мы же договорились, что сначала я разузнаю о ситуации на планете, и только после этого, если будет безопасно, сенатор сможет заняться своими делами, – перебил Оби-Ван. Сегодня он явно был не в духе. – Мос Эспа и раньше было не самым приятным местом, а уж сейчас и подавно.

Я не смогла ее переубедить, – глухо проговорила тогрута. – Она настояла! А вы приказали мне защищать ее.

Это не самая лучшая идея сенатора, – буркнул рыцарь.

Женщина решительно вышла вперед, оттеснив падавана.

Меня учили защищаться, – сказала она Кеноби. – Я могу постоять за себя!

Лишь джедайская выдержка позволила Оби-Вану сдержать саркастический ответ.

Будь по вашему, – вздохнул он.

Асока и Падме счастливо улыбнулись. Сразу стало понятно, что девушки сговорились.

Они добрались до города через двадцать минут неспешного шага. Их группа пристроилась в хвост повозкам, запряженным странными горбатыми животными и так и вошли в Мос Эспа. Погонщики отнеслись к нежданным попутчикам спокойно и даже шепотом поведали Оби-Вану, что с недавнего времени стало опасно кочевать по пустыне: кто-то методично вырезал стоянки Людей Песков. А тускены, в ответ на агрессию, объявили сбор Великой Орды.

Мос Эспа большей частью представлял из себя скопление зданий и домов, которые жались друг к другу, смыкаясь толстыми стенами. Падме показалось, что они были выстроены из склеенного песка.

Улицы были полны народа. Самого разномастного. Их компания без труда затерялась в толпе. Но много разумных обращали внимание на Падме и Асоку. Несмотря на войну, рабы на Татуине все так же ценились, особенно такие красивые.

Джедаю пришлось пару раз объяснять желающим, что девушки не продаются.

Когда Падме осознала о чем шли эти разговоры, ей захотелось высказать все, что она думает о работорговцах и рабовладельцах. Но вместо этого ее внимание привлекла огромная скотина с длинной, свалявшейся шерстью и витыми рогами.

Что это?

Банта, – пояснил Оби-Ван. – Это животное идеально приспособлено для кочевой жизни в пустыне. Чаще всего их разводят местные аборигены.

Асока тоже ошеломленно хлопала ресницами и слушала объяснение, приоткрыв рот.

Ну и здоровые же рога у этой скотины, – сказала падаван, наконец. – Никогда таких не видела.

Кеноби усмехнулся в усы. Это точно, в Храме такие не водятся. В Сенате, возможно...

Кстати, а ведь Падме, в отличии от других сенаторов, не была особо изнеженна. Как хорошо, что она не капризничала и не ныла, что ей жарко и хочется пить.

«Ладно, – подумал он. – Может и обойдется. Надеюсь, что те глупцы, пытавшиеся напасть на корабль, будут сегодня единственной неприятностью».

А какие здесь аборигены? – спросила любопытная Асока.

Следующие двадцать минут Оби-Ван рассказывал о джавах и тускенах. Первые искали ценное, просеивая песок, и порой ухитрялись выудить из него интересные вещицы. Вторые не стеснялись грабить фермеров и торговцев, когда имели возможность. И те и другие вели кочевой образ жизни и в городах почти не появлялись.

Падме спросила откуда он все это знает. Рыцарь пожал плечами.

Доводилось бывать прежде, – коротко ответил он, не углубляясь в детали о делах Ордена с Джаббой Хаттом, и перевел разговор на фермерские хозяйства.

Здесь есть фермеры? – теперь удивилась сенатор.

Они... необычны. Сначала нужно добыть влагу, чтобы что-то вырастить на Татуине. Вот они и приспосабливаются, кто как может. Эта планета – место дикое и опасное. Многие избегают его.

Падме с сомнением покачала головой. Как-то ей не верилось в это, учитывая, сколько на улице было разного народа.

В городе действительно полно разумных, но, в большинстве своем, это наемники, привлеченные звоном монет. Или те кто не хочет, чтобы их отыскали в Республике, – поняв о чем думает женщина, объяснил джедай.

Кеноби огляделся. Они уже добрались до рыночной площади. Здесь торговцев было еще больше, чем на кривых улочках. Над дверью одной лавки висела вывеска в с символом шестеренки.

Давайте зайдем сюда. Поспрашиваем о местной власти.

Встретивший их лысый мужчина кивнул на приветствия, представился Борком и спросил о том, что они хотят купить. Но после осторожных вопросов Оби-Вана, он заметно поскучнел.

Я уж и не знаю, кто у нас власть теперь. Думал, может принц Ксизор поставит кого, но от него самого не было вестей с момента начала бойни в Мос Айсли. Местный гарнизон «Черного Солнца» два дня назад двинулся туда для оказания поддержки и так и сгинул. Там такая каша заварилась, что и не понятно чья возьмет... Да и когда дерутся «Бандо Гора», «Черное Солнце», тускены и местные бандиты, то лучше держаться подальше.

Кеноби выругался про себя. Если «Бандо Гора» действительно на Татуине, то ничего хорошего местным жителям ждать не приходится. Орден уже несколько раз вступал в кровавые стычки с этим культом Темной Стороны и рыцарь прекрасно знал об их методах. Сила говорила, что этот мужчина не лжет, но все же была в его словах какая-то недосказанность...

Вы о чем-то умолчали.

Торговец вытер пот со лба и зло бросил:

Я ж сразу понял, что ты, джедай! Повидал я вашего брата. Но тут не Республика. – Он развел руками. – Так что сами понимаете...

Кажется, осознав в чем дело, рыцарь улыбнулся.

Я заплачу за информацию.

Вот это другое дело, – довольно кивнул Борк. – Что конкретно вы хотите узнать?

«Бандо Гора». Давно они здесь?

Неделю, а может полторы... Пара тысяч культистов прилетело. Разместились в Мос Айсли, договорились о чем-то с принцем Ксизором и начали резать тускенов...

Ясно. – Оби-Ван чуть поморщился, когда Асока ткнула пальцем в какого-то дроида и он начал квакать.

А вы не пробовали провести демократические выборы? Избрать форму правления, выбрать главу планеты, создать правительство, армию? Подать заявку на вступление в Республику? Тогда преступные организации уж точно перестали бы втягивать местных жителей в свои войны!

Падме не выдержала. Все эти вопросы не давали ей покоя с начала разговора между торговцем и джедаем. Сейчас она отлично видела во что могла превратиться ее собственная планета.

Борк горько усмехнулся.

Эх, не знаешь ты девонька, «демократию хаттов». – В глазах торговца появилась злость. – Но ты не беспокойся, а лучше зайди в кантину и послушай... Шепчутся люди, что скоро и у нас появится настоящий «демократически избранный» царь Татуина.

Этот кусок информации заставил джедая «сделать стойку». Он отлично знал, что не бывает дыма без огня. И скорее всего, кто-то специально распространял слухи, дабы подготовить почву для захвата власти.

Кхм... – прочистил горло Оби-Ван. – И кто может стать царем Татуина?

Энакин Скайуокер. Он лидер военной организации «Храм Пустоты», что действует в секторе Арканис. «Черное Солнце» его и в грош не ставит, но они глупцы. Хатты тоже не ставили, и где они сейчас? Один лишь Джабба решил убрать молодого конкурента, а как наемника Монтросса и его боевого дроида-василиска по частям привезли в Мос Эспу, так он сразу двадцать миллионов отдал Скайуокеру, чтобы загладить конфликт, и тут же покинул планету, благо «Картелю Хаттов» требуется вся возможная помощь для удержания своего пространства. – Борк зашел за прилавок, что-то достал из под него и бросил джедаю. – Или вот, полюбуйтесь. Рабский чип. Только вчера вынул из раба. Многие в Мос Эспа уже отпускают свое «живое имущество» из страха, что придет Скайуокер и поубивает их к ситховой матери! За последние годы он и его люди освободили более двадцати тысяч рабов. Знаешь сколько рабовладельцев он убил чтобы сделать это, нет? Вот и я не знаю. И знать не хочу! Только месяц назад он штурмом взял Мос Шуута, прикончил трех хаттов и огромную прорву жителей, а рабам дал свободу...

Наконец, торговец выговорился и замолчал. Он устало сел на обшарпанный дюросталевый стул, стараясь не смотреть на посетителей.

Что еще он мог рассказать этим туристам про Скайуокера и Татуин? Про эту адскую планету. На которой, удивительное дело, кто-то живет. Живет, существует, выживает – тут уж как получится. Татуин не терпел сантиментов, они просто не приживались в таком климате. Планета либо убивала, либо с кожей сдирала с людей налет слабости, оставляя главное. Большинству – прагматизм, позволяющий выжить. А кому-то – мечты, способные перевернуть галактику. Скайуокер был истинным сыном этой безжалостной земли. Ярким как два солнца. Стремительным как ветер. И неукротимым как крайт-дракон. Борк тихо вздохнул. Но чтобы понять все это, нужно вырасти на Татуине...

Оби-Ван задумчиво потер бороду. Рассказ торговца был очень интересен.

Падме не знала, что думать о ситуации на Татуине и об энигматичном Энакине Скайуокере, поэтому решила уточнить:

И вас устраивает, что этот Скайуокер может стать вашим правителем? Из рассказа мне показалось, что он не самый лучший человек...

Да пусть он будет хоть ситхом! Но если сумеет установить твердую и справедливую власть на Татуине, то я его именем детей своих назову. Для Татуина безвластие и такие войны смерти подобны.

Заплатив за информацию, Оби-Ван, Падме и Асока решили вернуться на «Нубиан» и обдумать полученные сведения.

***

На Корусканте город давно поглотил планету, превратившись в экономический и административный центр галактики, сердце и мозг Республики, средоточие ее власти. Власти слабой и прогнившей. Власти толпы и денег.

На высоком балконе элитного небоскреба стоял скромный Верховный канцлер Палпатин. Дарт Сидиус. Его просторные черные одежды сливались с сумраком искусственной ночи. Он стоял лицом к городу, глядя на струящиеся огни главного проспекта и словно не замечал коленопреклонной формы забрака, своего ученика и раба.

Бездонная ткань его мыслей была сосредоточена на плане покорения Республики и создании Империи Ситхов.

Джедаи падут, он был уверен. Глупцы слишком костны в своем мышлении.

Дарт Сидиус усмехнулся.

Орден привык быть абсолютным арбитром в галактике, но являлись ли джедаи, действительно, непредвзяты? Конечно же нет. Каждое свое решение они взвешивали на весах... но не Фемиды, а ростовщика. Кто жертвовал деньги на нужды Ордена, тот и был правым. Жители галактики, на каком-то глубинном уровне, осознавали этот простой факт. И он им не нравился. Как не нравилось коррумпированное правительство и безнадежность существования на большинстве планет.

В этом была его сила. Чем больше людей были недовольны Республикой и Орденом, тем большую власть над их помыслами получал ситх. И именно поэтому, сенатор Падме Наберри Амидала должна умереть. Десять лет назад он сделал ее королевой Набу, а затем и галактическим сенатором. Но сейчас она стала тем лучиком надежды, что еще видели простые обыватели. Она показывала, что даже в Сенате остались честные люди, которые ради правды готовы отдать все и положить свою жизнь на алтарь служения народу. Именно Амидала была его конкурентом за сердца и умы неисчислимого количества разумных, а не надменные джедаи, в след которым уже плевались...

Дарт Мол пошевелился. Его слуга так и не научился терпению, которое было достойно Повелителя Ситхов. Даже время и тренировки не смогли помочь ему. А ведь именно терпение, со времен Дарта Бейна, хранило Орден Ситхов от гибели.

И именно терпение принесет ему победу над джедаями и Республикой!

Повелитель Бейн прекрасно понимал это. Он относил терпение к высочайшим достоинствам, в то время как многие пренебрегали им. В основу своего кодекса он положил мастерство, сдержанность и знание тайн Темной Стороны Силы. Ради воплощения своих идеалов, Дарт Бейн уничтожил всех других ситхов, посчитав, что их слабости несут еще большую угрозу существованию Ордена, чем все джедаи вместе взятые.

Дарт Бейн создал «Правило Двух».

А Дарт Сидиус нарушил его, считая себя не менее великим.

Кто из них прав, рассудит история...

Отправляйся на Татуин, приказал, наконец, Сидиус. Найди сенатора Амидалу.

На лице Дарта Мола, покрытом ритуальным рисунком ситхов, вспыхнули желтые глаза, полные необузданной жажды крови. Дарт Сидиус был доволен. Это животное никогда не сможет бросить вызов и одолеть его.

Не забудь о джедаях, что охраняют ее, негромко посоветовал он. Мастер Кеноби много раз доказывал свою силу.

Дарт Мол резко, с присвистом, выдохнул. Он сказал:

Я убью джедаев, Учитель! И привезу вам голову Амидалы.

Повисло молчание. Сидиус прислушался к дыханию Великой Силы.

Грядет буря...





Глава 3

Татуин был мертв уже тысячи лет. Когда-то он был красив и прекрасен, этот пустынный мир в на краю галактики. Конечно, пустыня здесь была не всегда. Когда планета была юна, на ней росли зеленые луга и тенистые рощи, среди которых струились чистые, холодные реки, берущие начало в далеких горах. Она стала известна даже в самых отдаленных уголках галактики. Татуин славился украшениями и оружием, тканями и пряностями, дроидами и биороботами. Здесь был крупнейший рынок, на который стекались товары со всего света. Здесь были чудесные дворцы и потрясающие воображение сады.

Но все изменил флот Бесконечной Империи Раката, что обрушил потоки плазмы, раскрасив Татуин в желтый цвет.

С тех пор планета ждала возрождения.

Энакин Скайуокер отвлекся от своих мыслей, почувствовав чью-то жестокую волю в Пустоте. Вопли бесплотных голосов стали громче. Он прозрел, как уродливый энергетический спрут, состоявший из тысяч оскверненных разумов, окружил остатки Орды и начал их беспощадное уничтожение. Последние тускены проливали кровь на мертвый песок планеты, которая подарила им жизнь...

Все по плану, сказал холодный расчет, заставив Энакина тряхнуть головой.

В прошедшие дни архонт часто наблюдал сквозь Пустоту за диким и безумным пиршеством смерти. Только теперь он осознал почему культ «Бандо Гора» так сильно боялись в мирах Внешнего Кольца. Тысячи темных одаренных, сведенных с ума и объединенных в единую ментальную сеть, были поистине страшной силой.

Неделю продолжались сражения в Мос Айсли и его окрестностях.

И за это время с Татуина сбежали все кто могли. Люди, чьи семьи жили здесь веками, бросали свои дома, имущество и на последние деньги набивались в душные трюмы звездолетов, чтобы улететь из ада, в который превратилась планета. Никто уже не сомневался в победе «Бандо Гора» и геноциде, что они устроят. А те кто остались лишились всякой надежды...

Культисты воевали на три фронта: против простых обывателей и разобщенных наемников, против войск «Черного Солнца» и против тускенов. Впрочем, слово «воевали» неверно отражало их манеру сражаться. Они убивали. Жутко, беспощадно. Часто бывало, что убитого тут же начинали пожирать, деморализуя противников и восстанавливая собственное здоровье. Иногда казалось, что еще немного и «Бандо Гора» будут повержены, но... Могущество Пустоты делало этих существ в костяной броне практически непобедимыми для простых людей. И пусть их методы управления потусторонней энергией оказались крайне грубы и примитивны, но никто не мог отрицать их эффективности. Для защиты от нападений с воздуха – их единственного слабого места – культисты использовали переносные протонные пушки и ракетные установки.

Вот где следовало появиться сияющей армии рыцарей-джедаев...

Командир, – обратился к Энакину один из его солдат. – Не желаешь взглянуть? – Мужчина протянул архонту тяжелый бинокль военного образца.

Скайуокер лишь отрицательно покачал головой. Он и так все видел.

Оставь себе, Заркас.

Ага, хорошо...

Руки бородатого мужчины немного тряслись, выдавая страх, а лицо отражало ту озабоченность, что он чувствовал.

Энакин сделал глубокий вдох. Сквозь Пустоту прикоснулся к разумам своих людей. Заркас был не единственный, кто чувствовал ужас, глядя на происходящее избиение. Восемьдесят опытных бойцов «Храма Пустоты» расположились на невысоком скальном плато, что выступало над пустыней в десяти километрах от Мос Айсли. Отсюда они своими глазами видели почерневшие, окровавленные руины города и могущество культистов. Было неудивительно, что у многих пропала уверенность в эффективность новых биодроидов против этих чудовищ. Тем более, что основные силы на планете были задействованы в эвакуации желающих разумных под защиту Скайуокера.

«Нет смысла больше ждать», – решил Энакин.

На глазах у пиратов группа из десяти танков начала трансформироваться в стационарные артиллерийские системы. Процесс занял не более десяти секунд.

Даже железная дисциплина не смогла уберечь людей от возгласов удивления.

Т-1, наведение на сектор К-Н-23, – сверившись с тактической картой, отдал голосовой приказ Энакин, хотя было достаточно и мысленного.

Воины «Храма Пустоты» затаили дыхание.

Дуло одной системы плавно повернулось.

Огонь!

Биодроид по дуге выпустил мерцающий снаряд. Выстрел оказался совсем не громкий – ускорение создавалось электромагнитным полем, а не взрывом газов.

Через пару секунд снаряд взорвался в ослепительной вспышке, так и не достигнув земли. Он не нанес никаких повреждений «Бандо Гора», лишь привлек их внимание.

Энакина окатила новая волна страха от собственных подчиненных. Они не понимали, как культисты сумели отразить атаку, но факт оставался фактом.

В отличие от простых людей, архонт видел, что действительно случилось. Гигантский энергетический спрут выпустил один из своих отростков и просто разрушил снаряд в воздухе.

Скайуокер недовольно цыкнул. Придется показать, что и он может использовать Пустоту.

Он сфокусировал разум. И стал сердцем шторма.

Там где еще мгновение назад стоял простой человек появился Истинный Архонт. Свирепый ветер и электрические разряды вихрем закружились вокруг него. Воины отшатнулись от своего лидера, не выдержав давления, грозившего размазать их по каменной поверхности плато. Ужас, восхищение и религиозный экстаз смешались в их взглядах.

Архонт поднял руку и сорвал с голубых небес ветвистую первородную молнию.

Ослепительным копьем, она обрушилась в центр вражеских сил, убивая многих культистов, но главное, разрушая связи, что создавали единое энергетическое существо «Бандо Гора». Больше не было непобедимой армии и ее спрута, лишь пара тысяч безумных и ослабленных форс-юзеров.

Подчиняясь молчаливой воле Скайуокера, Осадные Танки начали ковровую бомбардировку. Горизонт окрасился пламенем десятков разрывов.

Семь минут спустя все было закончено.

Там где еще недавно культ «Бандо Гора» добивал тускенов остались лишь кратеры, в которых, бурлящей жижей, кипела расплавленная смесь земли и песка.

Энакин отпустил силу Пустоты. И только неимоверным усилием воли сумел скрыть слабость, что навалилась на него. Сейчас нельзя было показывать насколько он устал. Его ликующие люди должны видеть в нем сильного, непоколебимого вождя.

Танки начали обратную трансформацию в свою мобильную форму. Один за другим они заезжали в ангар «Искателя Пустоты».

Летите к Мос Эспа и соединитесь с основными силами, – негромко приказал он, но был услышан каждым воином. Тишина тут же опустилась на ставку пиратов. – Факт уничтожения «Бандо Гора» должен остаться секретом. Я прибуду туда после того, как кое-что проверю...

Скайуокер спокойно прошел к своему звездолету сквозь расступающуюся толпу, некоторые разумные падали на колени и шептали молитвы.

Лишь оказавшись в капитанском кресле, архонт позволил себе показать слабость.

Трясущимися руками он скинул плащ, закатал рукав рубашки, достал инжектор и вколол себе дозу витаминов, питательных веществ и стимуляторов. Дыхание человека начало выравниваться.

Повелитель Зератул был бы очень огорчен, увидев тебя в таком состоянии, повелитель Энакин, – произнес негромкий голос Искателя. Скайуокер иногда спрашивал себя кто послужил «лицом» и матрицей ИИ? Был ли этот протосс другом учителя? – Вам следует уделять больше времени тренировкам работы с Пустотой.

Думаю, я последую твоему совету, – глухо согласился архонт.

Ваши подчиненные улетели. Все биодроиды уже находятся на корабле и сейчас проводится их дозагрузка боевым мульти-веществом.

Вылетаем к месту обстрела. Я чувствую выживших.

Выполняю...

По темному металлу стены прошла сетка искажений, что через секунду сменилась панорамным видом неба и пустыни.

Звездолет сделал круг над последним пристанищем тускенов и культистов.

Найдены двое живых существ.

Экран разделился. Одна его часть показывала какой-то обгорелый полутруп в почерневшей от копоти броне и шлеме в форме рогатого черепа. А вот вторая... на ней была беловолосая, хорошо сложенная женщина, которая медленно ковыляла в сторону мертвого города. Скайуокер довольно усмехнулся. Комари Воса. Живучая тварь.

Добей «рогатого» и приземлись возле женщины.

Луч черной энергии прочертил поверхность планеты, оставляя после себя шрам спекшегося в стекло песка. «Искатель Пустоты» начал снижение.

Выйдя из корабля, архонт сразу отметил, что темный джедай уже приготовилась к битве. В ее руках горели два алых световых меча.

Нашла своего одаренного среди тускенов?

Несмотря на ожоги, истощение тела и безумие, плескавшееся в ее глазах, Комари сразу сумела «сложить два и два».

Это был ты! Ты! – взревела она, направив световой меч на мужчину. – Ты изменил память Ситры, внедрив воспоминания о тускенском ребенке! Ты пометил тви'лека мощной меткой Темной Стороны!

Правильно, – кивнул Скайуокер. – Этот несуществующий ребенок был приманкой. Тебя подвела твоя жадность, необузданное желание усилиться за чужой счет.

Противники смотрели друг на друга в тишине. Кровожадность, плескавшаяся в красных глазах главы «Бандо Гора», легко уравновешивалась спокойной силой золотых глаз архонта.

Сегодня ты умрешь, – это была констатация факта. Энакин был уверен в своем превосходстве.

Комари Воса ринулась на врага, быстро сокращая расстояние.

Энакин почувствовал липкую, извращенную энергию, которая начала оплетать его сознание, подчиняя. Она внушала ему желание встать на колени и принять смерть, как банта на скотобойне.

В душе архонта вспыхнула злость. Он сжал Пустоту внутри себя, подобно тугой пружине. И отпустил ее.

Волна чистой силы ударила в темного джедая с силой многотонного поезда. Сломанной куклой, ее отбросило на десяток метров.

Секунда неподвижности и...

Комари неуклюже дернулась, приняв вертикальное положение. Впервые на красивом лице отразилось что-то кроме ненависти. Страх. Чужая, беспощадная воля сдавливала стальными тисками. Из горла вырвался жалобный крик, быстро перешедший в глухое бульканье. Хрустнули позвонки. Невидимая сила с чавкающим звуком оторвала голову. Фонтан крови из упавшего тела женщины ознаменовал последний акт этой трагедии.

Скайуокер развернулся и начал подниматься по трапу, в руке он за волосы держал свой ужасный трофей.

***

Две недели спустя Энакин шел по коридорам подгорного комплекса, прокручивая в голове отчеты шпионов. Вокруг суетились разумные и дроиды, но он не обращал на них внимания.

На Джеонозисе закончилась первая битва, ознаменовавшая начало войны между Республикой и Конфедерацией. Появление армии клонов стало полной неожиданностью для всей галактики, включая Скайуокера. И ему это не понравилось. Информация была ключом к власти, и в ближайшее время он планировал добыть ее любой ценой.

А на самом Татуине, как он и ожидал, паника достигла своего пика. Решение, сохранить тайну об уничтожении «Бандо Гора», оказалось правильным. С каждым часом все больше разумных покидало города и фермы, собираясь во временных лагерях «Храма Пустоты». Будущим центром планеты Скайуокер решил сделать эту долину и размещать людей вокруг нее. И до войны на Татуине было крайне мало жителей, а сейчас, население составляло не более ста десяти тысяч. Строить купола в разных точках планеты для столь малого числа разумных было нерентабельно и просто глупо.

Внезапно, архонт остановился, будто прислушиваясь к чему-то. На его губах появилась маленькая улыбка. Его «гость», наконец, проснулся. Отлично. Пора им поговорить, как цивилизованным разумным...

Скайуокер вошел в камеру. От Дарта Мола не укрылась та аура власти, которую молодой мужчина буквально излучал всем своим естеством.

Ситх встал. Иное поведение было глупо. Забрак все еще помнил ту легкость, с которой его нейтрализовал человек и пара странных биодроидов. Зря он решил разузнать побольше о «Храме Пустоты», прежде чем прикончить джедаев и сенатора.

Ну, здравствуй, ситх, прозвучал спокойный голос. Дверь за спиной архонта закрылась.

Ситх? – забрак старался сохранять спокойствие перед фигурой в плаще. Почему-то у него это не получалось. Хуже было только то, что он не мог вызвать в себе ненависть... Страх – да, но не ненависть.

Ситх, сухо подтвердил Энакин. Неужели ты думал, что я не знаю о твоей природе? Сядь.

Дарт Мол подчинился, усевшись на гранитный пол камеры, как собака. Он просто не смог воспротивиться этому приказу. Да и не захотел. Как странно...

Скайуокер склонил голову на бок, рассматривая его.

Молодец, сообщил он равнодушно.

Забрак почувствовал радость от похвалы.

Рациональная часть его разума, определила, что происходит что-то странное. Так же он осознал человек был сейчас не столько опасен, сколько заинтригован. Худший вид опасности.

Как тебя зовут?

Дарт Мол, довольно тихо произнес забрак. Но и робости в его голосе не наблюдалось.

Энакин Скайуокер, представился глава пиратской банды, что уже переросла во что-то большее. И что же ты искал на моей базе?

Информацию.

Взгляд человека стал пронзителен.

Какую информацию? спросил он.

Информацию о «Храме Пустоты» и о тебе, поведал ситх. Он отвечал скорее на невысказанный вопрос, чем на слова. Что-то заставляло его отвечать. – Мне стало интересно...

Много узнал? – с улыбкой спросил Энакин.

Дарт Мол пожал плечами. Он привык к тому, что только Сидиус имел право что-то спрашивать у него с позиции силы. Но сейчас правила игры изменились.

В городе слышал о «добром царе Татуина», который собирает народ, обещая защиту. Решил проверить. Не успел.

Ну-ну... Не расстраивайся... почти мягко сказал архонт.

Спасибо, почти столь же мягко ответил ситх. Он почувствовал себя удивительно счастливым. И был почти благодарен человеку.

Энакин с нечитаемым выражением на лице наблюдал за результатом операции по внедрению особой нейросети. Подавление воли и блокировка Силы вышла почти стопроцентной. Признаться, от ситха он ждал чего-то большего, но не судьба...

Смысла держать это существо живым больше не было.

Он достал «Похититель Знаний».

Замри.

***

Глава службы разведки «Храма Пустоты», полковник Пала Кви'текса, нашла джедаев и сенатора в одном из временных лагерей беженцев. Рыцарь-джедай Оби-Ван Кеноби показывал какие-то боевые стойки своему падавану Асоке Тано. А Падме Наберри Амидала с интересом наблюдала за этим.

Тви'лека не слишком любила джедаев, а Оби-Ван ей особенно не понравился сразу после знакомства. Больше всего ее раздражала та бесцеремонность, с которой Кеноби вмешивался в дела незнакомых людей и начинал «учить их жизни», будто его статус давал ему подобное право.

Старший джедай, конечно, заметил Палу, или почувствовал, но не соизволил и головы повернуть. Надменный ублюдок.

Девушка прочистила горло, привлекая внимание. Оби-Ван недовольно вздохнул, но обернулся.

Здравствуйте, госпожа Кви'текса, сказал джедай.

В глазах у него застыла вселенская грусть. Не такой прием он ожидал от единственной реальной силы на Татуине.

На губах тви'леки непроизвольно появилась ухмылка.

Энакин принципиально не обращал внимания на этих гостей и не стремился приобщиться к их мудрости.

Повелитель «Храма Пустоты» дал согласие на встречу с вами.

Гости из республики, как один, посмотрели в сторону тоннеля, который вел в долину. Несложно было догадаться, что они были недовольны. Уже скоро им придется возвращаться на Корускант и принимать активное участие в войне. Но они так и не поняли, что за человек этот Энакин Скайуокер. Как не смогли и убедить его отказаться от некоторых недальновидных решений.

Когда нам будет дана столь высокая аудиенция?

Пала не отреагировала на явный сарказм.

Прямо сейчас. Если позволите, то я провожу вас.

Увидев нахмуренную складку на лбу Оби-Вана, полковник все же решила пояснить:

У командира, действительно, не было времени на встречу с вами. Он следил за строительством новых поселений, инспектировал некоторые объекты, обеспечивал безопасность караванов людей, идущих сюда.

Четверо разумных загрузились во многоместный спидер и начали двигаться в сторону скального массива.

У вашего «бугра» какие-то проблемы с выбором приоритетов, – фыркнула тогрута.

Тви'лека кинула взгляд на фривольно одетую девушку и отрицательно покачала головой.

Командир сам волен решать, что для него важнее: разговоры с представителями Республики или защита населения и обеспечение стабильности на планете. У некоторых юных джедаев, с другой стороны, явные проблемы с речью и выбором нарядов.

Но мы же как раз и хотим помочь ему в обеспечении порядка и стабильности! – Асока начала зло сверлить Палу взглядом. – И что не так с моим нарядом?

Огромные ворота из дюростали разошлись в стороны, открыв хорошо освещенный тоннель.

Думаю, я отвечу на этот вопрос, – протянула тви'лека. – Ммм... как бы поточнее выразиться... В общем, я знаю работниц «веселых домов», которые носят более скромную одежду.

Это заявление заставило даже Оби-Вана усмехнуться в усы. Он не раз говорил Асоке, что ей следует пересмотреть манеру одеваться.

Что?! – вскричала падаван.

Пала заставила ее замолчать, кивнув на открывшийся вид. Они подъехали к стоянке спидеров.

Отсюда мы пойдем пешком.

Молчавшая все это время, Падме не ожидала увидеть такую красоту на Татуине. Цветущая долина, что спряталась под куполом, напоминала скорее сказочное королевство, а не место дислокации пиратской банды. Здесь, в этом царстве мягких сумерек, текли чистые реки, росли плодоносные сады, луга пестрели от красных и пурпурных цветов ниссилина. Травы, деревья, камни, скалы, реки, водопады сплетались в гармоничную композицию, создавая ощущение мира и спокойствия. Дома, здания и даже дороги были построены из неподдающегося идентификации перламутрового материала с мягким блеском. Только если дороги были рельефными, то стены домов – гладкими. Все они имели единый уникальный стиль, который Амидала прежде не видела. Дроиды здесь тоже были какие-то особенные.

Увидя шокированные лица джедаев, Падме осознала, что и они были поражены до глубины души. Не такой они представляли себе базу самопровозглашенного царя Татуина.

Кто построил это? Когда? – спросила сенатор полковника.

Красивая девушка расы тви'лек улыбнулась.

Эни... Энакин Скайуокер создал это место, – ответила она. – А когда? – Она задумалась. – Я даже не знаю. Три года назад купол уже стоял и другое тоже, но не все... Зданий многих не было... Некоторые деревья и растения мы завезли только в этом году. Нам приходилось часто мотаться по галактике в поисках подходящих, – пояснила она.

А что это такое? – Асока указала на странную кристаллическую колонну, росшую прямо из земли. Им время от времени попадались подобные стометровые конструкции, что поддерживали купол, и возле которых суетились золотистые дроиды.

Секрет! – На губах у тви'леки заиграла хитрая улыбка.

Не очень-то и хотелось... – пробурчала тогрута.

Оби-Ван задумчиво оглядел огромный кристалл и признал про себя, что больше всего это напоминает энергетические кристаллы муунов с Майгито. Только если те были природными, то эти – искусственно выращенные. Джедай задрал голову вверх.

Ваш купол, судя по всему, является огромной солнечной панелью и состоит из множества необычных кремниевых пластин. Отличный способ получения бесплатной энергии, особенно, учитывая два солнца Татуина.

Слова Оби-Вана заставили Кви'текси остановиться. Она обернулась.

У вас отличные глаза, мастер Кеноби.

Спасибо, – серьезно кивнул мужчина.

А как вы очистили все от песка? – Асока не смогла сдержать любопытство.

Тви'лека махнула рукой в сторону пролетевшего золотистого конструкта.

С помощью дроидов, как еще?

Умно придумано, – согласился рыцарь.

Оби-Ван Кеноби был хорошим джедаем, но его способность думать, сопоставлять факты и безошибочно делать правильные выводы заметно отличала его от большинства других членов Ордена.

Что именно, наставник?

Песок на Татуине на девяносто процентов состоит из кремния. То есть, собирая его, одновременно получаешь строительный материал для солнечных пластин.

Тви'лека решила больше не удивляться просвещенности джедая.

Группа подошла к огромной пирамиде.

Это новая резиденция Скайуокера, – пояснила Пала. – До прошлой недели она была опечатана и никто не догадывался зачем нужно это здание.

Широкие двери, поражающие своей монументальностью, мягко открылись.

Внутри просторного холла, стены которого покрывала красивая волнистая резьба, их ждал серебристый протокольный дроид. Падме показалось странным, что несмотря на отсутствие ламп или окон здесь было не темнее чем в самой долине.

Прошу следовать за мной, – сказал дроид.

Пройдя по коридорам и галереям дворца, разумные остановились у дверей, возле которых несли стражу воины в тяжелой золотой броне. Они больше напоминали мощных боевых дроидов, чем людей.

Кви'текси подмигнула «гвардейцам». Ей до сих пор не верилось, что Энакин хранил в секрете не только биодроидов, но и подобные разработки.

От джедаев не скрылось, что каждый из солдат был готов в любую секунду открыть огонь из штурмовых бластеров устрашающего вида.

Прошу, проходите. – Дроид кивнул гвардейцам и они открыли двери.

Войдя в обширный светлый зал и оглядевшись, джедаи и сенатор заметили «царя Татуина» на одном из четырех диванчиков перед небольшим круглым столом. В стратегических точках так же были расставлены гвардейцы.

Можете садиться, – так своеобразно поприветствовал их Скайуокер. Он был одет в мешковатые «тактические» брюки, заправленные в высокие сапоги, и белую сорочку.

В общем, Оби-Ван оценил столь неформальный наряд, как хороший знак. Ему будет легче вести переговоры без лишнего официоза. Да и из того, что он слышал, становилось ясно: глава пиратов не любит лишних слов и пустых речей.

Когда послы сели, а Пала встала рядом со стеной, самопровозглашенный монарх тут же начал:

Что же Республика и Орден желают сообщить мне?

Прежде всего Орден Джедаев хотел бы поздравить вас с установлением новой династии на Татуине. Насколько мы понимаем, каждому из разумных, что нашли у вас защиту в эти тяжелые времена, предлагалось участвовать в демократических выборах, и все они, единодушно, признали вас своим правителем.

Амидала с трудом подавила гримасу. Хорош же «демократический выбор», когда тебе предлагают либо признать нового царя, либо умереть от рук безумных фанатиков. Они много спорили об этом с Кеноби, но джедай решил не портить отношения с единственной оставшейся властью на планете.

Поздравления принимаются, – Скайуокер кивнул с легкой улыбкой на лице. Которая, впрочем, не коснулась его пронзительных желтых глаз. – Но должен признать, что пока только тридцать тысяч разумных приняли участие в референдуме. У нас просто физически не было возможности переправить сюда всех желающих из городов и маленьких ферм.

Рыцарь-джедай прочистил горло и собрался с мыслями.

Мы бы хотели узнать... – начал Оби-Ван.

Почему вы убиваете некоторых разумных, что пришли к вам за защитой? Кто дал вам право?! – сенатор перебила джедая. Кеноби мог лишь устало вздохнуть на это.

Тяжесть взгляда архонта обрушилась на женщину, заставив ее почувствовать себя маленькой и слабой.

Для вас это станет открытием, но по новым законам Татуина – моим законам – рабовладение и работорговля караются смертью, – медленно произнес Энакин.

Это не сумело переубедить Амидалу, а только сильнее разозлило. Вспыхнувший румянец на щеках ей даже шел.

Но вы убиваете даже тех, кто отпустил своих рабов! Я видела это во временном лагере... Многие из них являются хорошими людьми.

Энакин рассмеялся.

Хорошие люди? Вы, галактический сенатор, причисляете рабовладельцев, которые из шкурных интересов решили скрыть свою истинную природу, к хорошим людям? Мне кажется, я понимаю почему сепаратисты начали свою войну.

Падме скрипнула зубами. Никогда прежде ее так не унижали. Она открыла рот для ответа, но вмешался джедай:

Давайте оставим эту тему. Мы здесь не для того чтобы обсуждать новые законы суверенного Татуина...

Скайуокер откинулся на мягкую спинку дивана.

Что же вы хотите?

Нас интересуют ваши планы по отношению к «Бандо Гора»?

Юный архонт поднял бровь в недоумении.

Планы?

Да, – кивнул Кеноби. – Вы собираетесь уничтожить их?

Конечно, – не моргнув и глазом, солгал Энакин. Он решил не говорить, что уже сделал это. – Но сейчас, как вы понимаете, я занят более важными делами.

Кеноби подался чуть вперед.

Но у вас нет более важных дел...

Казалось, что температура упала на несколько градусов. Рыцарь подумал о воздействии Силой, но нет... Это было лишь аура, вызванная недовольством пирата. Теперь он действительно понял, что за человек был этот Энакин Скайуокер. Такие люди встречались в галактике. Абсолютные лидеры, о которых говорили, что они были рождены править.

Молодой мужчина поднял указательный палец, на котором находилось золотое кольцо с черным камнем. Это был артефакт протоссов.

Пожалуйста, воздержитесь от попыток влиять на мой разум с помощью Силы, – спокойно начал говорить Энакин, глядя поверх плеча рыцаря. – В противном случае, я могу решить, что вы являетесь моими врагами и соответственно отреагировать. – Он кивнул на гвардейцев.

Тихие слова молодого мужчины заставили Оби-Вана покрыться испариной. «Плохо. Очень плохо. Но откуда он взял это кольцо?»

На Татуине много руин древних храмов, – будто прочитав мысли джедая, отозвался Скайуокер.

Извините, – покаялся Кеноби, с грустной улыбкой на лице. – Профессиональная привычка. Вы позволите мне осмотреть этот ценнейший артефакт? Орден будет рад выкупить его у вас...

Едва слова сорвались с языка, как он пожалел о них.

Я похож на дурака?

Восемь гвардейцев в зале направили свои бластеры на послов.

Тишина затянулась. Асока и Падме старались не показывать своего страха.

Еще раз извините, – сказал Оби-Ван, с ужасом осознавая, что он и Асока просто не смогут заблокировать все выстрелы по таким траекториям.

Энакин Скайуокер кивнул, принимая извинения.

Хорошо. А насчет «Бандо Гора», повторю, что планирую уничтожить их, когда появится такая возможность. Мои силы, к сожалению, не бесконечны.

Он помолчал пару секунд, размышляя, но все же положил маленький голопад на стол. Тут же появилось трехмерное изображение забрака.

Оби-Ван скрипнул зубами. Он узнал Дарта Мола. Убийцу своего учителя.

На прошлой неделе этот примат пробрался сюда и убил несколько моих людей...

Кеноби перебил Энакина:

Он сбежал?

Вы недооцениваете нашу систему безопасности... Он был нейтрализован, схвачен и допрошен. – На последнем слове Скайуокер сделал особое ударение, давая понять, что допрос больше походил на пытку. – Мы узнали много интересного...

Что?! – воскликнул джедай, но, справившись с собой, добавил: – Прошу прощения за несдержанность.

Было установлено, что он прибыл на Татуин для убийства сенатора Амидалы. – Энакин, казалось, получал огромное удовольствие от шокированных лиц послов Республики. – Так же мы узнали личность его учителя. Им оказался некто Дарт Сидиус, более известный как Верховный канцлер Палпатин.

Тишина, подобно зимнему туману, опустилась на комнату.

Амидала открывала рот, чтобы сказать что-то, но тут же закрывала его. Джедаи просто молчали.

Меня самого это очень удивило, – признался Скайуокер.

Это... это ложь!

Энакин не обратил внимания на возглас сенатора.

Еще Дарт Мол поведал, что в мозги армии клонов был внедрен органический чип с одним приказом. Уничтожить джедаев. По сути, вся эта война между Республикой и Конфедерацией является лишь фарсом ситхов. Каминоанцы, как вы понимаете, заодно с ними.

Зачем вы это рассказываете нам? – после долгого молчания спросил джедай. – Вы мне не кажитесь альтруистом, что печется о благе Республики.

Архонт довольно улыбнулся.

Правильно. Мне плевать на Республику. – Его глаза начали ярко светиться. – Но если информация окажется верной, то я хочу чтобы Орден помнил кому он обязан своим выживанием.

Зачем? Мы не собирались вмешиваться в ваши дела.

Это вы сейчас так говорите... Но в моих планах есть создание единого государства в пределах сектора Арканис.

В данном секторе нет миров, которые входят в Республику. Вам не следовало волноваться, – подумав, ответил Кеноби.

Да о чем вы, вообще, договариваетесь?! – вспылила Амидала. – Послушайте себя... Вы отдаете Арканис этому лживому пирату на растерзание...

К столу подошла Кви'текса, прерывая тираду.

Командир, получено сообщение с нашей базы «Химея», что на Кореллианском пути.

Она положила свой голопроектор на стол. Появилось трехмерное изображение космической торговой станции, которая раньше принадлежала хаттам. Вокруг массивного искусственного объекта находился неизвестный флот.

Архонт, казалось, потерял интерес к разговору с послами Республики.

На сколько хватит генератора защитного поля?

Семь дней. Враги не подозревали о его присутствии на станции.

Отлично. Отправь сообщение на нашу базу в Андувил. Нужно скоординировать действия. Мы вылетаем через тридцать минут.

Он повернулся к гостям.

Вам тоже, я думаю, пора возвращаться на Корускант...





Глава 4

Энакин Скайуокер стоял на мостике «Искателя Пустоты». Сияющие силовые линии гиперпространства отливали мириадами цветов. Они сходились и расходились, пересекались, искривлялись, создавая эффект нереальности происходящего. Он любил этот вид.

Как скоро мы будем на месте?

Энакин взглянул на сенатора. И что заставило его согласиться взять молодую женщину с собой? За время их трехдневного перелета она порядком потрепала ему нервы, пытаясь «скормить» демократические ценности и критикуя свод новых законов Татуина. Мысль о том, что хорошо бы иметь свидетеля «необоснованной агрессии» уже не казалось столь умной. Другая гостья «Искателя Пустоты», Асока Тано, оказалась еще хуже. Она имела странную привычку обижаться, когда ей не спешили поведать о секретах необычного звездолета.

Через пять минут, – ответил Скайуокер. – Кстати, я так и не узнал почему вы решили полететь со мной? Судя по выражению лица джедая Кеноби, он не был особо рад подобной инициативе.

Асока фыркнула, но решила промолчать.

Амидала ответила:

Во-первых, я уверена, что мирные переговоры являются единственным верным решением в любом конфликте! Как галактический сенатор, мой долг состоит в предотвращении смертей разумных. Уверена, что я сумею убедить этих неизвестных в неправильности их действий.

Энакин моргнул. Никогда прежде он не встречался с такой наивностью. Ему даже стало искренне жаль эту девушку, которую с младенчества готовили к карьере общественного деятеля, и которой вдолбили, что, в общем-то хорошие, но малопригодные для реальной жизни, а уж тем более войны, идеалы всеобщей свободы, гуманизма и демократии – это самое лучшее и единственно правильное.

А во-вторых?

Во-вторых... – На губах Падме заиграла хитрая улыбка. – Я не верю, что ты будешь нападать. Я знаю твой тип людей. Ты – пират и лжец, а не дурак! И прекрасно понимаешь, что не сможешь со своим разбойничьим флотом одолеть во много раз превосходящего противника. А значит, ты собираешься сделать что-то другое...

Эта самка совсем не верит в тебя, повелитель, – раздался голос Искателя.

Тупая железяка! Не смей называть сенатора Амидалу «самкой»! – Асока не собиралась мириться с подобными высказываниями, даже из уст ИИ.

А как мне вас называть?

Сенатора зовут Падме Наберри Амидала, а меня – Асока Тано! ТЫ СЛЫШИШЬ?

За последние трое суток Скайуокер вдоволь наслушался подобных перебранок. Искатель получал какое-то извращенное удовольствие от «шпилек» в сторону джедая. Впрочем, у каждого были свои слабости и он не собирался мешать ИИ развлекаться.

Мы выходим из гиперпространства. Приготовьтесь.

Сенатор и падаван заняли позицию по правую руку от Энакина. Асока тут же начала блуждать взглядом по статусным панелям. Отсчет времени дошел до нуля, и на огромном экране вновь засветились звезды.

Рядом с ними вышли из гиперпространства татуинские корабли. Еще через пару секунд к ним присоединились звездолеты с базы «Храма Пустоты» на Андувиле.

И где они? – осведомилась Падме, устремив взгляд в космос.

Там. – Рука Скайуокера указала прямо по курсу, чуть правее оси корабля. – Искатель, дай увеличение.

Картинка пошла рябью, затем стабилизировалась.

Девушки затаили дыхание. Неизвестная флотилия беспрерывно атаковала энергетический щит вокруг торговой станции. Восемь фрегатов класса «Щедрый» во главе с двумя крейсерами класса «Провидение». Этой силы было достаточно, чтобы захватить какую-нибудь бедную планету.

Ну, как? Вы все еще уверены, что сможете убедить их в чем-то?

На мгновение показалось, что Падме не услышала вопроса. Она продолжала таращиться на экран, разглядывая хищные обводы корпусов серо-голубой расцветки с необычным гербом.

Да, я попробую, – произнесла она и сама удивилась, насколько спокойным был ее голос. – Но почему Банковский Клан и Торговая Федерации действуют вместе?

Это Конфедерация Независимых Систем. Впрочем, мне тоже интересно почему они напали на мою торговую станцию такими силами? Вам не кажется это странным?

Падме помедлила.

Кажется, – кивнула она. – Но вам лучше знать, что такое ценное находится на этой груде металла, дрейфующей в космосе. – Она заставила себя посмотреть в глаза пирата.

Станцию «Химея» мы используем для торговли оружием, спайсом и экстрактом ниссилина. Там нет ничего особо важного. – В голосе Скайуокер неожиданно появились морозные нотки. – Впрочем, причина сейчас неважна, важен лишь сам факт нападения.

Вы позволите мне связаться с ними для проведения переговоров?

Энакин криво улыбнулся.

Конечно. – Он кивнул проекции Искателя. – Соедини сенатора с ними.

***

Говорит Галактический Сенатор Падме Наберри Амидала. Пожалуйста, назовите себя и объясните причину нападения.

Сев'ранс Танн спокойно прошла на мостик «Непокорного».

Отчет о ситуации, – скомандовала синекожая, красноглазая чисска, подойдя к капитанскому креслу, в котором сидел Мар Туук.

Похоже, что пираты «Храма Пустоты» привезли с собой галактического сенатора, командующая Танн, – сказал неймодианец.

Это Галактический Сенатор Падме Набирри Амидала. Немедленно начните переговоры! – вещал голос из динамика рядом с креслом капитана.

Скоро она начнет молить нас, – презрительно бросил Туук. – Да и что ей остается?

Объяснитесь! – прорычала Сев'ранс.

Темному акколиту графа Дуку не нравилась ситуация, в которую они попали из-за жадности Торговой Федерации. Взятие под контроль торговой станции было их «гениальной» идеей, но вместо быстрого захвата «Химеи», ее флот провел в этом секторе более трех дней, что являлось просто непозволительной тратой времени.

Неймодианец коснулся кнопки на панели своего кресла. Поверх главного дисплея высветилась сетка тактических данных.

Смотрите, – начал он, помахав длинными пальцами. – У этих пиратов всего два десятка тяжелых истребителей, дюжина легких фрегатов и один крейсер. Жалкие силы.

Чисска глянула на тактический дисплей, затем посмотрела на дисплей телескопа. Даже имея представление, где находятся звездолеты противника, она с огромным трудом различала их на фоне звездного неба.

Я никогда прежде не видела подобных кораблей. Почему вы так уверены в их классификации и слабости?

Вы правы, я тоже не видел таких звездолетов, – признал капитан. – Но в галактике полно маленьких верфей и их продукция обычно заметно уступает аналогам промышленных гигантов. Я не думаю, что у пиратов может быть что-то опасное для нас.

Вас вызывает Галактический Сенатор Падме Наберри Амидала...

Откройте канал связи, – распорядилась Танн.

Неймодианец протянул руку к пульту и нажал кнопку.

Приветствую вас, Галактический Сенатор Падме Наберри Амидала, – спокойно произнесла чисска. – Говорит Сев'ранс Танн, командующая Седьмым корпусом главного флота Конфедерации Независимых Систем.

Мое почтение, командующая Танн, – донесся в ответ голос Амидалы. – Прошу вас объяснить причину нападения на частную торговую станцию.

Я не думаю, что это ваше дело, – довольно грубо отрезала чисска. – Этот сектор не является зоной вашей ответственности, впрочем, даже если бы являлся... В настоящее время Конфедерация находится в состоянии войны с Галактической Республикой.

То есть вы отказываетесь отвести свой флот и выплатить мне контрибуцию в размере семидесяти миллионов кредитов? – из динамиков донесся мужской голос.

Капитан с трудом сдержал недовольный возглас.

Сев'ранс бросила предостерегающий взгляд на неймодианца.

С кем имею честь разговаривать?

С Энакином Скайуокером, архонтом «Храма Пустоты».

Хватит болтовни! – рявкнул Мар Туук. Решительным жестом он оборвал связь. – Приказываю кораблям выпустить всех дроидов-истребителей, – обратился он к офицерам и дроидам на мостике. – Пусть шесть соединений направятся на незваных гостей, остальные сформируют заградительный щит вокруг флота.

Что вы себе позволяете, капитан? – прошипела чисска. Ее красивое лицо исказила гримаса ярости. Как этот червь посмел...

Но неймодианец не поддался на угрозу, в отличии от остальных представителей своей расы, он не был трусом.

В соответствии с волей Верховного совета и графа Дуку, я являюсь командующим на время этой операции, – отчеканил он. – Ваши полномочия вступят в силу только после прибытия на Джеонозис.

Сев'ранс скрипнула зубами. Никогда прежде она не встречалась с подобным неуважением. Оставалось надеяться, что в обломках пиратов удастся найти хоть что-то полезное. Эти необычные звездолеты заинтриговали ее.

***

Они атакуют, – неверяще проговорила Падме, указывая на экран. Этот невообразимо огромный рой «стервятников» кого угодно мог вогнать в ступор. Их было, как минимум, десять тысяч. Она не видела подобного со времен Блокады Набу. – Дроиды-истребители. Видите?

Конечно, – невозмутимо ответил Скайуокер. – Всем кораблям – задний ход. Скорость: тысяча двести. Расстояние: семьсот.

Флот «Храма Пустоты» начал маневр отступления.

Станция «Химея», – вызвал архонт. – Доложите о состоянии энергетических элементов генератора защитного поля.

Пятьдесят восемь процентов, повелитель, – пришел немедленный ответ.

Половина истребителей начала преследование, другая – формирует заслон. Атака на станцию прекратилась, – сообщил Искатель. – Основной флот противника не сдвинулся с места.

Идиоты, – выплюнул Скайуокер.

Асока и Падме обменялись непонимающими взглядами. Все что они видели это превосходящего противника, от которого бежали пираты.

Оракул. После прохождения трети пути подавить все частоты передачи данных, – Энакин отдал приказ одному из кораблей поддержки.

Следующие тридцать пять минут прошли в молчании и тянулись очень медленно.

Маневр завершен, – отчитался Искатель.

Скайуокер, прищурив глаза, изучал главный экран. Рой дроидов-истребителей беспомощно дрейфовал в космосе. Его довольно примитивный план принес свои плоды, не зря он изучал технические характеристики самых популярных дроидов и звездолетов. У «стервятников» элементарно кончилось топливо. Сепаратисты просто не сумели отдать им приказ об отступлении из-за отсутствия связи, и дроиды продолжили безнадежную погоню. Если все командующие сепаратистов обладали таким «талантом», то Республике не нужно будет даже напрягаться для их разгрома.

Жалкое зрелище, – признал мужчина. Он уже подсчитывал прибыль от захвата семи с половиной тысяч «стервятников», стоимость каждого из которых равнялась девятнадцати тысячам кредитов. – Искатель, свяжись с Китстером. Пусть наймет перевозчиков для сбора и транспортировки моих новых дроидов.

***

Докладывай, – голограмма графа Дуку обратилась к коленопреклонной чисске.

Из-за глупости Мар Туука мы потеряли половину наших истребителей. У них закончилось топливо во время преследования флота «Храма Пустоты».

Глава Конфедерации Независимых Систем с трудом удержался от вспышки гнева.

Он понес наказание?

Да, повелитель. – Женщина кивнула на избитого неймодианца, стонавшего возле капитанского кресла. Офицеры и дроиды за пультами управления старались не смотреть туда.

Почему вы, вообще, так долго возитесь с жалкой торговой станцией?

«Химею» защищает аналог планетарного щита. Согласно расчетам аналитиков, как минимум треть ее площади занимают энергетические элементы.

Дуку задумался.

Ваши дальнейшие действия?

На дисплеях оставшиеся «стервятники» перестраивались для атаки на станцию. Прежде они не использовали истребителей из-за экономии топливных элементов, но сейчас ситуация кардинально изменилась. На базу противника необходимо было обрушить всю имеющуюся огневую мощь.

Сначала мы разрушим щит «Химеи». Затем, по возможности, отгоним или уничтожим пиратский флот, чтобы вернуть дроидов.

Выполняйте.

***

Повелитель, они собираются напасть на «Химею» всеми своими силами.

Отлично. – На лице Скайуокера появилась довольная улыбка. – А то мне уже надоел этот фарс.

Падме сглотнула. Признаться, ее поразил этот тиран, захвативший власть на Татуине. И она не хотела признаваться себе, но где-то в глубине сердца, появился росток какого-то чувства. Он так уверенно выглядел, стоя на палубе своего корабля и сражаясь с превосходящим противником. С другой стороны, она не верила в победу...

Вы же не собираетесь атаковать их? Это безумие!

Сенатор права, – кивнула Асока. Девушку заметно трясло от смеси страха и возбуждения. – Оставшиеся истребители просто распылят ваш флот. Может, пока они атакуют станцию, стоит уничтожить дрейфующих дроидов и улететь?

Энакин взглянул на девушек в недоумении. Он отрицательно покачал головой и начал отдавать приказы:

Флот. Перестроиться в третье боевое построение. Подготовиться к микропрыжку через гиперпространство. Координаты выхода: HE-KP-231-13.

Звездолеты мгновенно пришли в движение, создавая странную трехмерную фигуру в форме восьмигранного кристалла. Неестественная слаженность объяснялась синхронизацией человеческих мозгов с нейросетями и биопроцессоров кораблей.

Искатель. Подготовь свой суперлазер. Мощность: тридцать процентов от емкости батарей. Цель: крайний крейсер.

Выполняю...

«Химея». Расширить зону щита одним импульсом. Мощность: девяносто процентов.

Как прикажете, повелитель. Начинаю обратный отсчет. Десять, девять, восемь...

Энакин, Падме и Асока с интересом смотрели на станцию, которую атаковали корабли Конфедерации и дроиды-истребители. Каждую секунду космос пронзали тысячи лучей лазеров. Энергетический щит начал уменьшаться в размерах. Казалось, что он сжимается под ударами противника.

...два, один.

Станция засияла, прежде чем выпустить ослепительную вспышку энергии. В одно мгновение несколько тысяч дроидов-истребителей осыпались пеплом, после встречи с этой волной. Основные корабли раскидало по космосу. За «стервятниками» последовали четыре фрегата, столкнувшиеся друг с другом. Построение звездолетов Конфедерации рассыпалось, как карточный домик.

Искатель...

Луч черной энергии пронзил пространство, развалив надвое один из крейсеров. Галактика, казалось, затаила дыхание.

Прыжок.

Через секунду звездолеты «Храма Пустоты» появились в километре от остатков сепаратистского флота. И Энакин снова начал отдавать команды...

***

Это было полное поражение. Сев'ранс стояла на палубе и беспомощно смотрела, как из гиперпространства вышел флот пиратов. Он уже не казался столь жалким. Он действовал, как единый организм, пресекая любые попытки сопротивления. Легкие фрегаты посылали ионные волны, которые за один раз отключали десятки и сотни «стервятников». Торпеды и лазеры блокировались щитами, что проецировали два странных корабля поддержки. Тяжелые истребители быстро и эффективно подавляли атакующие установки. А единственный крейсер наносил тяжелые повреждения, вскрывая корабли Конфедерации, как консервные банки, и не давая им перегруппироваться.

Граф Дуку с удивлением наблюдал за этим избиением. Ситх с легкостью оценил, что огневая мощь пиратов не была столь уж большой, но то, как они использовали ее, говорило о тактическом гении неизвестного командующего.

Поразительно, – со смесью горечи и восхищения сказала чисска. – Они атакуют только слабые места.

Она была права. За какие-то минуты истребители и фрегаты противника успешно ушли от града выпущенных, скорее от безысходности, ракет, и их слаженные залпы начали окрашивать космос взрывами кораблей Конфедерации. Энергетические каналы возле обшивки, генераторы энергии, топливные баки, торпедные устройства, турболазеры – все это становилось главными целями.

Нужно уходить. Мы остались последними, – дрожащим голосом выдавил Мар Туук. – Команда, приготовиться к прыжку в гиперпространство.

Гиперпривод не отвечает! – выдал дроид-навигатор. – Мы слишком близко к массе планеты.

Сев'ранс оглядела статусные панели. Действительно, показания подтверждали слова дроида. Вот только поблизости не наблюдалось никаких планет.

Неисправность?

У них есть генератор волн, что имитируют силу притяжения, – голос графа Дуку был задумчив. – Я уже встречался с подобным.

Чисска кивнула. Горечь поражения в ее душе сменилась ожиданием неизбежного.

Свяжитесь с пиратами. Я сам проведу переговоры, – приказал ситх.

Они не отвечают. Все кончено!

Слова Сев'ранс Танн потонули во взрыве. Последний из звездолетов Конфедерации был уничтожен.

***

После того, как «Храм Пустоты» отпраздновал свою победу, Энакин выпроводил сенатора и джедая со станции, посадив на один из грузовых кораблей, что шел на Корускант. Ценой победы над Конфедерацией стала уничтожение двух «Бурь», четырех «Фениксов» и их команд – огромные потери по меркам архонта, которые не могли оправдать трофейные дроиды. Хуже было то, что часть его оставшихся звездолетов нуждалась ремонте и была срочно возвращена на Татуин.

Перед Скайуокером встала проблема наличия боеспособного флота. Архонт хотел бы использовать только корабли протоссов, но сейчас у него элементарно не было достаточной базы для их промышленного производства.

Оставшись на «Химее», он разослал своих агентов для поиска военного флота. Наиболее привлекательной выглядела идея покупки боевых кораблей, которые списывали некоторые звездные системы, заменяя устаревшие модели на более новые.

Продолжил он практиковаться и в искусствах тамплиеров, решив, что ему следует, как можно сильнее раскрыть свой талант. Скайуокер учился без устали: корпел над древними текстами, создавал свой собственный стиль боя с двумя световыми мечами на основе философии Неразим, погружался в невообразимые глубины Пустоты, стараясь лучше использовать потустороннюю энергию.

Ближе к концу третьей недели на него вышел ботан, представляющий одну из свободных шпионских групп. В ходе нескольких разговоров по комлинку этот агент дал понять, что у него есть сведения о местонахождении флота «Катана», который пропал несколько лет назад. Двести тяжелых дредноутов являлись заманчивым призом. Предполагалось, что Скайуокер не станет слишком глубоко копаться в прошлом этих торговцев информацией или же не сможет преодолеть все преграды, выстроенные ими против таких расследований, – но архонт покопался, преодолев их – и был невероятно заинтригован, обнаружив, что именно эта группа была создана «Черным Солнцем».

Предчувствуя ловушку, Скайуокер согласился на встречу с ботаном, и выбор места еще больше усилил его подозрения. Нар-Шаддаа. Крупнейшая луна Нал-Хатты, власть на которой разделили «Черное Солнце» и «Синдикат Хаттов». Даже криминальная война не смогла выявить лидера между ними. Нар-Шаддаа, очень сильно напоминавшая Корускант, представляла собой одну из самых больших клоак галактики. Рай для преступников.

Скайуокер подумывал о том, чтобы взять на встречу биодроидов, но в конечном итоге отказался от этой мысли. Они привлекут слишком много внимания даже на нижних уровнях «Вертикального города».

В тесном зале дешевой кантины «У Рока», которая обслуживала большей частью местную клиентуру, было шумно от грохочущей музыки. Облаченный, как и Энакин, в неприметные одежды, ботан дожидался его за угловым столиком у стены, украшенной голокартинками порнозвезд. Только три других столика были заняты. Воздух был душным и прокуренным.

Сделав невинное лицо, Скайуокер уселся напротив торговца информацией. Они начали с того, что обсудили все последние новости о преступной войне и войне между Республикой и Конфедерацией, после чего ботан, наконец, перевел разговор в нужное русло, намекнув, что данные о местонахождении дредноутов являются точными, но существуют две проблемы. Первое, для овладения кораблями сначала нужно добыть в Республике коды доступа, без которых компьютерные системы открывали огонь по всем приближающимся объектам. Второе, флот «Катана» был заражен боевым вирусом и его необходимо было очистить.

И почему ты думаешь, что мне удастся сделать это? – спросил Скайуокер. – Я чуть более чем глава шайки пиратов.

Ботан небрежно махнул своей мохнатой рукой.

А я считаю, что вы себя недооцениваете. То как вы выбили хаттов и другие группировки с Татуина...

Архонт погрузился в Пустоту и оборвал его:

Ведь ты здесь не для того, чтобы продать информацию.

Ботан согласно кивнул; его глаза были расфокусированы.

Я здесь не для того, чтобы продать информацию.

Тогда зачем ты здесь?

Мне велели встретиться с вами.

Кто велел?

Заказчик.

Кто является заказчиком?

Мне это не известно.

Кто рассказал тебе о флоте «Катана»?

Заказчик «скинул» часть информации.

Скайуокер отпустил сознание ботана.

Так о чем ты только что говорил?

Торговец информацией недоуменно моргнул.

Я говорил... Ох, о чем же я говорил?

Оба рассмеялись и пригубили из бокалов. В то же время Скайуокер просканировал официантов и клиентов, различив у некоторых наличие одинаковых потайных бластеров.

В г-голове гудит, – пробормотал Скайуокер намеренно заплетающимся языком. – П-похоже, я немного п-перебрал.

Что-то в поведении ботана изменилось, хоть и едва различимо.

Ерунда, просто нужно больше закуски. – Гуманоид передвинул меню через стол. – Выбирайте что угодно – я заплачу. – Он поднялся. – Прошу прощения, я должен ненадолго отлучиться. Пока сделайте заказ...

Скайуокер отметил, что ботан не единственный, кто встал из-за стола. Он повернулся на стуле, устремив взгляд в угол зала, и наброски сценария уже начали вырисовываться в его воображении. Ботан, связующая ниточка между «Черным Солнцем» или хаттами, которым не понравилось резкое возвышение «Храма Пустоты». Но кто бы ни был заказчиком, он знал о дредноутах. Интерес в Энакине вспыхнул с новой силой.

Первое, что пришло архонту на ум: ему что-то подмешали. Но уже очень давно, Пустота в его теле сама сводила на нет эффекты ядов. Возможно, они просто ждали, пока он рухнет лицом в стол и отрубится или изойдет пеной и забьется в судорогах...

Как раз когда он уже подумывал пустить в ход свои актерские таланты, к нему подошли два официанта – свое скромное на вид, но весьма смертоносное оружие они больше не скрывали.

С тобой желают поговорить, – сказал более высокий человек из пары.

Прямо здесь? – притворно удивился Скайуокер.

Второй указал на дверь.

Там.

Энакин с трудом сдержал улыбку. Он неуклюже поднялся и тут же едва не упал на одного из боевиков, успев в долю секунды оценить температуру его тела, ритм сердцебиения и дыхания.

Я малость хлебнул лишнего. Н-надеюсь, на вас можно слегка опереться.

Человек раздраженно фыркнул, но руку с плеча не убрал.

«Как же это просто», – подумал архонт. Он чувствовал как Пустота поднимается в нем, жгучая и голодная, жаждущая выплеснуться наружу и покарать глупцов. Сломать им шеи, вырвать бьющиеся сердца из их груди, размазать их по стенам, обрушить потолок этой вонючей дыры им на головы.

Но он не сделал этого. Ему нужно было встретиться с заказчиком похищения. Узнать, кто в этом замешан. Узнать, где найти дредноуты.

В подсобном помещении оказалась вторая дверь, которая открывалась в темный коридор, ведущий к древнему турболифту. Подталкиваемый вперед охранниками, Скайуокер зашел в лифт. Когда кабинка начала опускаться, он замер и принялся вычислять скорость движения. По его подсчетам, они преодолели уже полсотни этажей, когда турболифт остановился и двери распахнулись в коридор такой же обшарпанный, как и первый, но значительно более широкий, облицованный плиткой и освещенный настенными фонарями.

В конце коридора находился заброшенный цех, где их поджидали еще несколько охранников. Конвоиры подвели Скайуокера к летающей платформе, на которой развалился Джабба Десилийк Тиуре, собственной персоной, и какой-то маленький хаттенок.

Боевики еще в лифте профессионально обыскали архонта, и сейчас положили два световых меча, бластер и «Похититель Знаний» на пол перед платформой.

Мне уже можно спрашивать, с чего это вдруг ты решил испытать свою удачу? – задал вопрос Скайуокер. Его снедало любопытство. Джабба прекрасно знал об особых способностях главы «Храма Пустоты».

Сегодня тебе будет преподан урок, – на хаттизе ответил преступный глава.

Ты уверен, что сможешь это сделать?

В руках хатта появилась коричневая ящерица. Исаламири. Энакин окинул взглядом цех, заметив еще несколько клеток с этими рептилиями.

В галактике существовало несколько видов невосприимчивых к ментальному внушению: хатты, тойдарианцы, йинчорри и некоторые другие расы. С другой стороны, исаламири, если им что-то угрожало, создавали пузырь Пустоты, блокирующий все другие проявления потусторонней энергии. Общим между всеми этими существами было то, что их мидихлорианы эволюционировали, обеспечивая защитой своих носителей. Зератул, в свое время, очень заинтересовался этим феноменом и досконально изучил органеллы. Также он раскрыл секрет противодействия подобным способностям и поделился знанием со своим учеником. Вопрос заключался лишь в том, достаточно ли была сильна связь архонта с Пустотой?

Уверен, – оскалился Джабба. – Сегодня ты познаешь страх.

Мысль о том, что когда-то ему был ведом страх, показалась Скайуокеру странной. В детстве он, наверное, испытывал его. Нет, не страх боли или смерти. А страх оказаться недостойным внимания Зератула. Но несмотря на успокаивающий голос Пустоты, твердивший, что никто не сможет причинить ему вред, он все-таки признавал вероятность, что с ним может случиться что-то плохое. И это делало его только опасней.

Энакин задумчиво сказал, решив подыграть хатту:

И что теперь? Убьешь меня?

Джабба издал булькающий смех.

Ты слишком интересен и полезен, чтобы просто убить тебя, «царь Татуина», – он выплюнул титул. – С этого дня ты будешь служить мне.

Скайуокер поднял бровь.

Служить тебе?

ДА! – взревел хатт, которого уже утомил разговор. – В твоей выпивке, помимо спайса, был особый вирус, который убьет тебя без специального антибиотика, что нужно принимать регулярно. А он есть только у меня.

Архонт прислушался к себе и через пару секунд нагло ухмыльнулся. Если и был такой вирус в его организме, то Пустота давно «переварила» его.

Ротта, сынок, – промурлыкал Джабба, подтолкнув своего отпрыска к краю платформы. Он был прямым потомком клана Десилийк по линии Зорбы, которая продолжала тысячелетнюю историю многих поколений хаттов. Ротта являлся наследником криминальной империи, тщательно воздвигнутой ими. И, однажды, он должен будет превзойти достижения своих предков. – Сейчас я покажу тебе, как наказывают непослушных...

Тройка боевиков отделилась от стены с намерением «вдолбить» покорность в Энакина.

По телу Скайуокера прошла волна возбуждения. Пустота взмолилась отпустить ее на волю. Он послушал. Все лампочки в цеху одномоментно выбило. С вытянутой руки мужчины сорвался ослепительный заряд электричества, отлично прожаривший хаттенка и опрокинувший платформу на репульсорах. Исаламири в руках Джаббы создал пузырь Пустоты, но желание Энакина убить было сильнее, чем желание ящерицы выжить. Да и оперировали они несопоставимым количеством энергии.

А в следующее мгновение, архонт почувствовал, как все ящерицы создали единый защитный пузырь в зале, блокируя львиную долю его могущества. Джабба взвыл. Охранники извлекли виброклинки и кинулись на главу «Храма Пустоты», а он сам кинулся к своим световым мечам. Рой смертоносных режущих дисков разбавил вспышки лазеров в темной комнате. Один из них задел бок Энакина, рассекая несколько кровеносных сосудов.

Ближайший из боевиков, замахнувшись виброклинками, кинулся на него, но наткнулся на яростно гудящий луч зеленого света и был рассечен на две части. Подобно богам войны древности, архонт обрушился на врагов. Два зеленых луча резали мягкую плоть, пробивали насквозь металлическую и синтетическую броню. Широко разведя руки, Энакин оглушительно хлопнул ладонями, и разбросанные по всему залу предметы взвились в воздух, превратившись в смертоносные снаряды. Исаламири недовольно заверещали, поняв, что не могут полностью блокировать способности человека. Но боевиков Джаббы едва ли можно было назвать заурядными наемниками. Хатт нанимал только лучших. Тех кто были известны тем, что убивали и калечили даже джедаев.

Кровь лилась из раны Скайуокера, давая понять, что нужно скорее заканчивать бой. Вновь собрав волю в кулак, он издал резкий, скрежещущий звук, который вырвался будто бы из его нутра, ударив по внутреннему уху врагов и разорвав их барабанные перепонки. Несколько ящериц погибло.

Молниеносно двигаясь, Энакин продолжил рубить противников, включая и выключая световые мечи, то появляясь, то растворяясь в темноте. Лишь раз он остановился, чтобы призвать волну Пустоты, которая разнесла тела шестерых бойцов едва ли не на атомы. Но даже это не отпугнуло нападавших. Они продолжали стрелять и бросались на него снова и снова. Два момента слабости стоили ему ожога на плече и глубокого пореза на руке.

Все закончилось внезапно. В заброшенном цеху, помимо Энакина, остались лишь несколько живых исаламири и неуклюже уползающий хатт.

Архонт поднял с пола «Похититель Знаний» и последовал за Джаббой. Сегодня все знания главы одной из крупнейших криминальных империй станут принадлежать ему. Местонахождение флота «Катана», в том числе...

***

Очень редко атмосфера на заседании Верховного совета Ордена Джедаев была столь тяжелой. Нерадостные мысли давили на магистров, мешая сосредоточится. Темная сторона, окутавшая галактику, казалось, мешала даже свободно дышать.

Рыцарь-джедай Оби-Ван Кеноби и его падаван чувствовали себя очень неуютно, пристроившись возле стены. Какую цель преследовал грандмастер Йода вызвав их и наказав слушать?

Информация о наличии в клонах органического чипа подтвердилась, – сказал магистр Ки-Ади-Мунди. – Но наше исследование показало, что помимо приказа «убить джедаев», в чипе находятся еще сто пятьдесят команд. – Цереанин обвел взглядом своих коллег. – Включая приказ задержать или уничтожить самого Верховного канцлера при подозрении в предательстве.

Значит, у нас нет доказательств, – вынес вердикт магистр Пло Кун, через свое голографическое изображение.

Очень хитро придумано, – кивнул Кит Фисто. – Если Палпатин является ситхом, то обладая специальными полномочиями, он может единолично отдать приказ о нашем уничтожении, в то время, как для его задержания, требуется согласие Сената Республики.

Шаак Ти задумчиво потерла щеку.

Мы не можем знать, действительно, ли он ситх, – сказала она. – Почему мы должны верить словам пирата?

Темная сторона скрывает правду. Пусть рыцарь Кеноби и падаван Тано прольют свет на личность Энакина Скайуокера, – грандмастер Йода вызвал в центр круглой комнаты двух джедаев. – Стоит ли верить ему?

Выйдя в центр, учитель и ученица коротко поклонились.

Я считаю, что он сказал правду! – выпалила тогрута, заставив Оби-Вана устало покачать головой.

Причина в чем, уверенности твоей? – поощрительно улыбнулся зеленый карлик.

Асока задумалась. Она так и не смогла понять, почему она верила словам главы пиратов.

Я не знаю, грандмастер Йода, – неуверенно призналась девушка.

Уши Йоды дернулись.

Сила, возможно, говорит с тобой... хмм... – Йода повернулся к Кеноби. – А ты, как считаешь?

Я должен согласиться со своим падаваном, – кивнул джедай. – Энакин Скайуокер, возможно, не самый лучший разумный, но он из тех, кто никогда не упустит свою выгоду. В обмен на информацию о личности ситха, он пожелал, чтобы Орден не вмешивался в его дела по захвату сектора Арканис.

Это вызвало волну негромких перешептываний среди магистров.

Очень амбициозный пират, – с ухмылкой резюмировал Аген Колар. – Впрочем, история галактики знает бесчисленное множество подобных персон, что добились успеха в своих начинаниях.

Согласен. – Оби-Ван непроизвольно потер свою бороду. – И признаться, хоть я и не разделяю взглядов Энакина Скайуокера, но нахожусь на его стороне по этому вопросу. Не мне вам рассказывать о бедственном положении разумных в секторе Арканис, даже по сравнению с другими мирами Внешнего Кольца.

Хочешь сказать, что этот Скайуокер сможет принести порядок? – подал голос Мейс Винду.

Думаю, да, – протянул Оби-Ван. – Методы Скайуокера не самые гуманные, но установить порядок без рабства, разгула преступности и ужасающей нищеты – вполне в его силах. Я видел, как живут те, кто пошли за ним и, признаться, был поражен.

Отлично, – кивнул темнокожий джедай. – Тогда оставим Скайуокера с его планами. Сейчас у нас есть гораздо более важные вопросы.

Винду внимательно посмотрел на мастеров и начал говорить:

Я считаю, что информация о личности ситха – правдива. – Он поднял руку, прерывая возражения магистров и продолжил: – Я... Я попробовал увидеть «точку надлома» в Палпатине и не смог. Темная сторона скрыла ее от меня. Уверен, что если бы мы провели поверхностное сканирование его сознания, то не заметили ничего необычного.

Слова магистра заставили воздух сгуститься.

Проблема в том, что будь он хоть трижды ситхом, у нас нет оснований сместить его. У нас нет доказательств, что он стоит за этой войной или совершил какие-то преступления. И не думаю, что они появятся. По-сути, мы стали заложниками законов Республики. Он может в любое мгновение приказать клонам уничтожить нас, а мы бессильны предотвратить это легальными методами.

Но что же делать? – спросила Шаак Ти. – Мы служим Республике, а не наоборот. Мы не можем нарушать ее законов.

Орден Джедаев выше законов! – со злостью воскликнул Мейс. – Я проведу операцию по нейтрализации Палпатина и, если будет нужно, возьму ответственность на себя.

Он встал с кресла и двинулся на выход. За ним последовали еще шесть магистров.

Йода печально вздохнул. Асока подумала, что никогда прежде не видела грандмастера таким старым.

Думаю, пора готовить пространную, но обличающую Палпатина, речь для сената, – подвел итог Пло Кун.





Глава 5

Новая элегантная яхта «Нубиан J-327» доставила Скайуокера на планету Серенно. Подобные корабли, разработанные лучшими инженерами и дизайнерами, вот уже двадцать лет являлись показателем высокого статуса своих владельцев. После недолгого размышления, Энакин решил не брать «Искателя Пустоты» на встречу с графом Дуку, получив интересное, но неоднозначное приглашение на переговоры от главы сепаратистов.

Энакин и его люди как раз готовились пройти пограничный досмотр в космопорту Караннии, когда путь им преградили несколько вооруженных охранников в легкой броне. Пиратов препроводили в уютную комнату ожидания. Пришлось прождать не более пяти минут, прежде чем к ним вошли два стражника, носившие герб Дуку, и пожелали знать, кто из присутствующих является Энакином Скайуокером.

Энакин назвался и, уверив Китстера, что у того нет причин для беспокойства, проследовал за стражниками через терминал к ожидавшему их роскошному спидеру. Архонт подумывал о применении Пустоты, но решил не выдавать свои способности, тем более, что конвоиры из кожи вон лезли, показывая свое почтение. Так что он просто откинулся на мягкую спинку кресла и не выказал ни малейшего удивления, когда минут через десять водитель вырулил за границы города, и спидер понесся по зеленеющим равнинным предместьям. Он погрузился в легкий медитативный транс, готовясь к тому, что ждет его по прибытии.

Мало-помалу равнины сменялись плоскогорьями, а впереди замаячил горный хребет, живописно вырисовывающийся на фоне ослепительно голубого неба. Спидер мчался по широкой речной долине, через покрытые буйными зарослями холмы, где паслись и резвились стада коротконогих шааков. Когда спидер набрал высоту, русло реки сузилось, а ее поток, подстегиваемый водопадами, резко ускорился. Барашки белых облаков только-только набежали на вершины самых высоких горных пиков, когда машина пересекла широкую полосу лугов и остановилась у ворот величественного дома, выстроенного в том же стиле, что и массивные здания с куполами и изящные башни в столице Серенно.

Конвоиры провели его по широким каменным ступеням в прохладный, тускло освещенный вестибюль. Оставшись наедине с собой, Энакин неспешным шагом двинулся вдоль статуй на постаментах и стенных гобеленов к противоположной стене вестибюля, где из высоких арочных окон открывался вид на веранду и большое озеро за ней. Под дуновением легкого ветерка, веявшего с горных склонов, поверхность воды сверкала, как драгоценные камни.

Он почувствовал чье-то приближение, но даже не пошевелился.

Прекрасный вид, не находите? – раздался мужской голос.

Повернувшись, Энакин увидел на пороге еще более просторного зала высокого мужчину сановитой наружности. Графа Дуку было трудно не узнать.

Согласен, – кивнул Скайуокер.

Одетый довольно просто, но со вкусом седовласый мужчина подошел ближе.

Я чрезвычайно рад, что вы согласились принять мое приглашение.

Меня заинтересовало ваше предложение о сотрудничестве.

Ситх скупо улыбнулся, отметив необычный цвет глаз молодого человека. А так же очень интересное кольцо на его пальце, что блокировало возможность читать мысли.

Позвольте показать вам этот летний дом, хоть я, признаться, не часто здесь бываю...

Их путь пролегал через десяток комнат, драпированных коврами и украшенных предметами искусства. Резьба по камню была доминирующим элементом интерьера, вся мебель была вырезана из самых ценных древесных пород галактики. Во время обхода, они разговаривали о пустяках, стараясь лучше понять собеседника. Присмотреться. Когда граф и его гость вернулись на веранду, ветер начал набирать силу и грозил перерасти в ураган.

Должен сказать, что вы меня очень огорчили, – начал Дуку. – Командующая Сев'ранс Танн была моим личным протеже. – Он посмотрел на Энакина. – Вы ведь понимаете о чем я говорю?

Конечно.

У вас отличная выдержка, молодой человек. – В глазах ситха промелькнуло удовлетворение. – Впрочем, мы здесь не для того чтобы обсуждать тот прискорбный инцидент.

Энакин кивнул, соглашаясь. Дуку помолчал пару секунд, прежде чем продолжить:

Я бы хотел предложить вам присоединиться к Конфедерации Независимых Систем. Поверьте, человек ваших способностей может пойти очень далеко, имея мою поддержку.

Прежде чем Скайуокер успел ответить, хозяин взмахом руки подозвал троих слуг, которые принесли подносы с едой и напитками.

Они сели друг напротив друга за столиком и в молчании стали ждать, когда слуги расставят блюда.

Свежие фрукты, овощи, – произнес Дуку, обведя рукой угощение. – Немного мясных и рыбных закусок.

Энакин вымученно улыбнулся:

Благодарю.

Хозяин нахмурился, но промолчал; лишь откинулся на спинку стула и позволил слугам наполнить его тарелку. Он не приступил к еде, пока слуги не вышли, а когда проглотил несколько кусочков, решительным движением отложил столовые приборы в сторону.

Позвольте рассказать вам о ситуации, в которой сейчас оказалась ваша планета, – начал он, мягко глядя на Энакина. – Татуин, несмотря на свою отдаленность от центра, является стратегической точкой в этой войне. Три гиперпространственных тропы и близость к Джеонозису делают этот мир отличным местом для консолидации сил Республики и дальнейшей контратаки. Я, как вы понимаете, не могу допустить подобного.

Скайуокер притворился, что размышляет над его словами, после чего произнес:

Я понимаю. Но и вы должны понять, что у нас сейчас просто нет сил для противостояния с Республикой, если та пожелает оккупировать Татуин.

Граф Дуку кивнул.

На данный момент – да. Но если вы присоединитесь к Конфедерации, то мы бескорыстно защитим вас, как от Республики, так и от «Бандо Гора», которые методично вырезают селения на Татуине.

Энакин с трудом подавил гримасу. Он абсолютно не верил в бескорыстность сепаратистов. Тем более, что ситуация в галактике складывалась очень своеобразная...

Джедаям все же удалось свергнуть ситха-канцлера, перехватив контроль над армией клонов, и устроив самый натуральный геноцид правящей касты каминоанцев. На экстренном заседании Галактического Сената были отменены некоторые пункты Руусанской реформы, и новым Верховным канцлером «единогласно» избрали мастера-джедая Мейса Винду. А старика Палпатина обвинили во всех смертных грехах и в тысяче преступлений, включая взяточничество, разжигание войны, каннибализм, растление малолетних и педерастию. Впрочем, Дарт Сидиус сумел сбежать от расплаты за свои реальные и мнимые преступления, прихватив нового ученика – А'Шарад Хетта, – и оставив после себя более двадцати трупов рыцарей.

Сразу после этого между Республикой и Конфедерацией началась настоящая война на уничтожение – совсем не то, на что рассчитывали толстосумы с обеих сторон.

В Республике очень многие влиятельные сенаторы и лидеры наций видели в конфликте свою финансовую выгоду. Их надеждам не суждено было сбыться. Орден Джедаев взял Банковский клан под плотный контроль, установив фиксированную кредитную ставку и национализировав счета сепаратистских систем. Корпус Юстиции стонал от перестановок и чисток коррумпированных сотрудников. Некоторых чиновников и сенаторов, несогласных с новой политикой, показательно казнили, объявив пособниками врагов. Верфи и фабрики начали переводить на военное производство.

В Конфедерации кси-чары, джеонозианцы и другие инсектоиды с коллективным сознанием трудились над созданием оружия не покладая клешней и когтей. Сепаратисты наступали по всем фронтам, и часть миров Внешнего и Среднего Кольца уже пала под натиском неисчислимых армий дроидов. Немалую лепту в эти победы внес стратегический гений адмирала Трауна и генерала Гривуса. Оба полководца, доселе никому неизвестные, мастерски обыгрывали республиканцев.

Число погибших за пару месяцев войны, по разным оценкам, достигло от восьмидесяти до ста миллиардов разумных существ, немалая часть жертв была на совести Гривуса. Но и Республика не гнушалась устраивать геноцид отдельных систем, нежелающих вставать на ее сторону.

С другой стороны, галактическая криминальная война просто сошла на нет. «Черное Солнце» и их противники оказались практически разорены. Все чаще появлялись новые банды и синдикаты, что откусывали жирные куски от этих теневых империй. Сам Энакин удовлетворился захватом сорока миллиардов со счетов погибшего Джаббы, которые были выведены из банков в форме ценных металлов.

Скайуокер тряхнул головой, прогоняя лишние мысли, и ответил:

У вас несколько устаревшая информация. «Бандо Гора» и Комари Воса уже уничтожены. Обстрел тяжелой артиллерией очень плохо сказывается на здоровье, знаете ли...

Дуку в изумлении поднял бровь.

Вы не перестаете меня удивлять. Уже две моих ученицы потеряли жизнь, сражаясь с вами.

Спасибо за комплимент, – не растерялся Энакин. – А насчет вашего предложения о вступлении в Конфедерацию... – Он помолчал, подбирая слова. – Если с вашей стороны будут выполнены определенные условия, то я согласен.

Граф Дуку скупо улыбнулся.

Назовите вашу цену, молодой человек.

Скайуокер нахмурился.

Я не продаюсь.

За столом повисло неловкое молчание.

Извините за оговорку, – кивнул Дуку. Этот пират нравился ему все больше. – О каких условиях вы говорили?

Во-первых, вся военная группировка Конфедерации, размещенная в системе Татуина, будет подчиняться «Храму Пустоты». Во-вторых, я не желаю видеть кораблей Зайгеррианской Империи или других работорговцев даже близко с моей планетой. И в-третьих, официально, Татуин будет придерживаться нейтралитета.

Граф Дуку сделал глоток вина и поставил бокал на стол. Выражение его лица представляло холодную маску.

Первый и второй пункты очень спорны, но я согласен их принять. А вот третий... Не думал, что вы принадлежите к тому типу людей, которые бояться ответственности за свои действия.

Энакин откинулся на спинку стула.

Вы ошибаетесь. Третий пункт соглашения важен тем, что в Республике я собираюсь нанять образованных специалистов, включая выпускников военных академий, и закупить некоторые материалы, оборудование для заводов, орбитальные верфи, фармацевтические и химические производства, автоматизированные медицинские центры и многое другое...

Кажется, я понял вашу проблему. Но почему нельзя все это сделать в Конфедерации?

Можно, конечно, – соглашаясь, кивнул Энакин. – Но меня не устраивают условия Коммерческой Гильдии и Торговой Федерации. После того как джедаи лишили эти организации мест в Сенате и национализировали их собственность в Республике, они начали возмещать свои потери в системах Конфедерации. Вы же, граф, дали им монополию, позволив безнаказанно грабить союзников.

Дуку знал об этой проблеме. Сотни миров уже выразили протест против тяжелого бремени добавочной стоимости на товары. На горизонте маячило новое сепаратистское движение уже внутри Конфедерации. Но к счастью, Сидиус собирался решить ее, уничтожив членов правления многих корпораций и создав единый орган, подчиненный лично ему. Пока же, видимо, придется соглашаться на уступки некоторым планетам.

Вы убедили меня. Давайте теперь поговорим о вашем вкладе в войну с Республикой и обсудим вопросы взаимодействия.

Начнем с того, что я готов передать вам «Темного Жнеца» в обмен на содействие в захвате сектора Арканис в соответствии с этим планом. – Он положил на стол небольшой дата чип.

Глядя на удивленное лицо графа, Энакин определил, что официальный глава Конфедерации либо согласится, либо прикажет своим людям отвести наглого пирата в пыточную. Легендарное супероружие ситхов стоило в сотни раз больше, чем нищий, удаленный и неразвитый сектор галактики. А в руках военных гениев подобных Трауну и Гривусу оно могло стать тем самым камнем, что сорвет лавину, которая похоронит Республику.

Скайуокер с улыбкой поднял бокал и пригубил терпкое вино, ожидая ответ...

***





РЕКЛАМА: популярное на Lit-Era.com  
  Л.Ангель "Серая мышка и стриптизер" (Современный любовный роман) | | О.Гринберга "Свобода Выбора" (Юмористическое фэнтези) | | С.Суббота "Право Зверя" (Любовное фэнтези) | | Amazonka "Драконья нежность." (Любовная фантастика) | | Н.Самсонова "Запрещенный обряд или встань со мной на крыло" (Приключенческое фэнтези) | | Н.Соболевская "Ненавижу, потому что люблю " (Современный любовный роман) | | Н.Соболевская "Темная страсть" (Любовное фэнтези) | | Л.Вайс "Красная Шапочка для оборотня " (Городское фэнтези) | | А.Лост "Чертоги" (ЛитРПГ) | | О.Герр "Жмурки с любовью" (Любовные романы) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Котова "Королевская кровь.Связанные судьбы" В.Чернованова "Пепел погасшей звезды" А.Крут, В.Осенняя "Книжный клуб заблудших душ" С.Бакшеев "Неуловимые тени" Е.Тебнева "Тяжело в учении" А.Медведева "Когда не везет,или Попаданка на выданье" Т.Орлова "Пари на пятьдесят золотых" М.Боталова "Во власти демонов" А.Рай "Любовь-не преступление" А.Сычева "Доказательства вины" Е.Боброва "Ледяная княжна" К.Вран "Восхождение" А.Лис "Путь гейши" А.Лисина "Академия высокого искусства.Адептка" А.Полянская "Магистерия"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"