Платонов Андрей Николаевич: другие произведения.

Пришлый. Загадка Нурдовского тракта

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Конкурсы: Киберпанк Попаданцы. 10000р участнику!
Конкурсы романов на Author.Today
Оценка: 6.91*80  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Жду отзывов, тапок и оценок.


Зачин

   Родерик подошел к окну, распахнул настежь ставни и вдохнул морозный зимний воздух. С высоты его кабинета открывался замечательный вид на бурную реку, текущую у подножья скалы, на вершине которой стоял его замок. На той стороне реки виднелся дивный, густой лес, уходящий зеленым ковром до самого горизонта. Да, маг выбрал отличное место, для расположения своей резиденции. А главное она располагалась совсем недалеко от Столицы, находясь при этом в безлюдном месте.
   Вот так, стоя у окна, Родерик любил размышлять, попивая вино и любуясь пейзажем. Сейчас он вспоминал. Вспоминал о том, как впервые ему пришла мысль переделать "клятву верности". Вспоминал о своем первом вассале, как он про себя называл, тех, кто принял клятву, переделанную им. Вспоминал Зендера ла Сопраф де Рока.
  

***

   Зендер сидел на облучке и погонял кнутом лениво бредущих бычков. Сзади на телеге, на теплых подстилках, среди вороха других разных вещей удобно расположилась его жена. Она дремала, смешно посапывая.
   В своем роду он был четвертым сыном и на наследство ему рассчитывать не приходилось. К тому же отец на него сильно разозлился, когда он взял жену из крестьян. Долго не думая, Зендер решился на переезд в другой город. Сказано - сделано, и вот, собрав то немногое что у них было, молодая семья направилась в Столицу. В Столице всегда будет работа для дворянина. А если он не найдет работу, то можно и на службу к королю пойти.
   Зендер оглянулся назад и умиленно улыбнулся: сильно выросший за последний месяц живот жены говорил о том, что скоро он станет отцом.
   Задумавшись о своей дальнейшей жизни, парень и не заметил, как из придорожных кустов вышло с десяток заросших мужиков в грязной одежде, по виду бывшей когда-то солдатской формой. Двое из них держали луки, остальные были вооружены мечами и копьями.
   - Эй, паря! - окликнул его один из них.
   Зендер испуганно вскинул голову, оглядывая неожиданных встречных. Сомнений не было - это были дезертиры. Песиглавцы опять начали активно разорять границы империи, и король бросал всех, кого мог собрать, для защиты государства. Но умирать хотели не все и, получив на халяву оружие и доспехи, некоторые просто сбегали, считая, что на дороге им повезет больше, чем на войне.
   - Что вам надо!? - от страха едва не срываясь на писк, проговорил Зендер.
   От этого возгласа его жена проснулась и высунула испуганное лицо из-за борта телеги.
   - Пожрать нам надо. Ага, мы любим жрать, - заржал главарь.
   Его смех подхватили остальные дезертиры.
   - И баб нам надо, ага. Так что, слезай со своей телеги и проваливай отседа. А мы пороемся тут немного.
   - Берите, что хотите, только отпустите жену.
   - Да не бойся ты так. Шо мы звери шоль? Иди, женушка твоя догонит тя через пару часов. Авось и отдадим ей шо-нибудь, шо нам не гоже.
   Бандиты снова заржали. Женщина испуганно нырнула обратно в телегу, пытаясь спрятаться от реальности. Двое из дезертиров подошли к ней и, схватив за руки, начали тянуть из возка.
   - Она же беременная, звери, - вдруг неожиданно зло зарычал Зендер.
   Парень представил, что это отродье может сделать с его женой, и страх прошел, заменяя себя пришедшей из ниоткуда яростью. Ярость ударила в голову с такой силой, что глаза заволокло серым туманом, а сознание провалилось куда-то вглубь, оттуда наблюдая за действиями уже не подвластного ему тела.

***

   Родерик ехал по поручению короля к границе со степью. Тогда для него слово короля еще что-то значило. Правда свои приказы король всегда снабжал звонкой монетой, что и играло решающую роль для Родерика. Он должен был взять на себя командование одним из гарнизонов на самом опасном участке и усилить его своей магической поддержкой. Уже тогда он был одним из самых сильных магов Зарийской империи.
   И вот, когда он уже был в паре дневных переходов от границы, он увидел впереди какую-то суматоху. Родерик напряг зрение, помогая ему заклинанием дальнозоркости. Увиденная им картина была вполне обыденной для военного времени: кучка дезертиров грабила путника.
   Испуганный парень, сидевший на козлах, умоляюще смотрел на одного из бандитов, скорее всего главаря шайки. Тот заливисто хохотал, указывая на телегу. Вдруг в парне что-то изменилось: лицо из испуганного, превратилось в яростное. Не сказав ни слова, преобразившийся человек ловко прыгнул с козел, одним прыжком преодолев трехметровое расстояние между собеседниками, и резким движением свернул главарю голову.
   Родерик пришпорил коня. Пока дезертиры занимаются одержимым, а этот парень был именно им, он сможет подойти к ним сзади и добить уцелевших. Ему все равно не проскочить мимо них, а конь - слишком лакомая добыча, чтоб его пропустили без боя. Лучше избавится от потенциальных противников, когда эффект неожиданности на твоей стороне.
   Подгоняя скакуна, Родерик не отрывал взгляда от боя. Парень был настолько быстр и ловок, что достать его было сложно, и даже если его удавалось задеть, он не обращал на раны никакого внимания. Его же удары отличались изрядной мощью - каждое попадание выводило кого-то из боя. И только отсутствие у парня оружия, позволяло нападавшим надеяться на победу. Демон ярости, вселившись в человека, делал его сильнее и быстрее, но также заставлял рвать противника голыми руками, игнорируя оружие.
   Даже лучникам не удавалось достать верткого человека. От их стрел он либо уворачивался, либо скрывался за телами мечников и копейщиков. Но как бы ни был быстр одержимый, ему не выстоять долго против такой толпы.
   Погода была солнечной, и именно солнечной энергией Родерик задумал ликвидировать грабителей. Пока мчался к месту схватки, маг начал проговаривать заклинание, накапливая в своем теле энергию солнца. Глупо расходовать собственные силы, когда можно использовать другие источники энергии.
   Когда Родерик находился в паре десятков метров от боя, парень был уже весь изранен и едва держался на ногах, он мог лишь отбиваться от нападавших, не помышляя об атаке. Из десятка атакующих его разбойников, осталось лишь семеро - к убитому главарю присоединилось еще двое неудачников. Дезертиры были слишком увлечены схваткой и не сразу услышали стук копы. Первыми почувствовали неладное лучники, которые стояли на отдалении. Они начали оборачиваться на звук, и это решило их судьбу.
   Родерик сложил кисть в фигуру выпуска энергии и направил руку в сторону одного из стрелков. Когда из кисти вылетел светящийся шар размеров в кулак, маг указал рукой на второго лучника. На крик моментально изжаренных людей обернулись все. Это позволило одержимому проломить висок еще одному бандиту.
   Из пятерки живых двое бросились добивать израненного парня, остальные кинулись к новому противнику. Кисть Родерика окуталась туманом, и когда троица была в паре метров от него, маг, закрутив руку, взмахнул предплечьем. Невидимый глазу тончайший кнут воздуха без труда разрубил бегущих людей на неравные части. Два человека умерли сразу: одному срубило половину головы наискось, второго кнут разделил от правого плеча к левому боку. Меньше всего повезло последнему: он лишился ноги и ступни, и теперь оглашал пустынный тракт своим криком, щедро поливая кровью землю.
   Оставшиеся вдвоем дезертиры решили больше не испытывать судьбу и поспешили ретироваться, бросившись со всех ног в сторону придорожных кустов. Но Родерик уже вошел в азарт. Он сосредоточил свой взгляд на тех кустах, куда собирались вломиться беглецы, и когда те были уже совсем рядом, крикнул в их сторону. Спасительный куст вдруг немыслимо изогнулся и словно требушет метнул все свои листья в сторону дезертиров. Разбойники напоролись на взрыв зелени, словно на стену и повалились в траву - острые как бритва листочки сделали бегущих похожими на зеленых ежей.
   Родерик довольно наблюдал за полученным эффектом. Уговорить куст освободиться от зелени было непросто. Еще сложнее было сделать его листья крепкими как сталь. Но маг любил экспериментировать. Может именно благодаря этой любви он стал одним из сильнейших магов этой страны. Конечно, не последнюю роль сыграло и то, что в отличие от подавляющего большинства магов, он мог работать с любыми стихиями и энергиями, а не отдавать себя какому-то одному направлению. Может он и не самый лучший маг воздуха, земли или света, зато он владеет всеми этими магиями, и владеет неплохо, что открывает изрядный простор для комбинирования заклинаний.
   Полюбовавшись делом рук своих, Родрик обернулся к одержимому. Демон ярости уже покинул парня, теперь на земле лежал израненный обессиленный человек.
   Родерик подошел к лежащему и, повинуясь секундному порыву, положил ему на лоб руку, делясь силой. Это позволило остановить кровь и привело парня в сознание.
   - Что случилось!? - прохрипел пересохшим горлом человек.
   - Надо же, - проговорил про себя Родерик, - был одержим демоном ярости и не потерял рассудка. Видно из него получится далеко не слабый демонолог.
   - На тебя напали бандиты. Но теперь они все мертвы.
   - Где моя жена? Она должна быть в телеге. Помогите мне подняться, пожалуйста.
   Маг подал лежащему руку и помог ему встать. После чего парень, шатаясь, побрел к своим бычкам, все это время мирно стоящим на дороге. Маг последовал за ним.
   Оперевшись на борт телеги, парень заглянул внутрь. И только вовремя поддержавший его маг удержал тело от падения, мягко опустив на землю и прислонив спиной к колесу. Последние силы покинули человека.
   Заглянув в воз, Родерик обнаружил лежащую там беременную девушку. В груди, с правой стороны торчало оперение стрелы, изо рта вытекала кровь. Она едва дышала.
   - Я знаю, ты маг, - произнес сидящий человек, подняв умоляющие глаза, - ты можешь что-нибудь сделать?
   Родерик более внимательно взглянул на девушку. Лечить он никогда не любил, но умел это делать достаточно хорошо. Но этот случай был слишком сложным. Конечно, небольшой шанс был, но сил должно было уйти уйма, а он и так сегодня потратился неплохо.
   - Никаких шансов, - произнес он, - она не жилец.
   Из глаз парня потекли слезы, он опустил голову в ладони.
   - Ну, не может же быть, чтоб вообще ничего нельзя было сделать!? - произнес он сквозь слезы.
   Родерик снова посмотрел на раненую и, подумав немного, произнес:
   - Я могу спасти ребенка. В ближайшей деревне ты найдешь кормилицу, есть шанс, что он выживет.
   - Сделай это, и я твой раб! - схватил парень за ногу мага, - он все, что у меня есть.
   - Хорошо, давай перенесем ее подальше от дороги.
   Расстелив на поляне в лесочке чистую простынь, они бережно перенесли на нее умирающую.
   - Тебе лучше на это не смотреть, - произнес маг, доставая нож.
   Не прошло и часа, как окрестности огласил плач новорожденного, извлеченного из разрезанного чрева матери. Родерик, бережно держа младенца, понес его к отцу, отошедшему к телеге.
   - Тебе туда лучше не ходить, - проговорил маг, передавая дите.
   - Но как? Ее же надо похоронить.
   - Не волнуйся, я позабочусь об этом.
   Родерик вернулся к телу девушки и встал над ним в задумчивости. Ему очень не хотелось тратить магическую энергию на подобную ерунду. Но это было важно для того парня, а на него у мага были далеко идущие планы. Он обязательно придет посмотреть на могилу. Вздохнув, маг приступил к чтению заклинания, обращенного к земле. С каждым словом тело девушки все глубже погружалось в землю, словно в зыбучие пески. Через минуту только небольшой холмик рыхлой почвы напоминал, что здесь когда-то лежал мертвый человек.
   Парень действительно пошел посмотреть на могилу, держа на руках ребенка. Родерик не стал ему мешать, а терпеливо ждал у воза. Через полчаса парень вернулся с лицом полным решимости.
   - Вы спасли моего сына. Знайте, что теперь Зендер ла Сопраф де Рок ваш вечный должник. Я, конечно, понимаю, что такому могущественному человеку я вряд ли смогу помочь, но если вам от меня что-то нужно, я готов это исполнить немедленно, - пылко произнес парень, баюкая младенца.
   - Вообще-то есть кое-что, что ты можешь для меня сделать, - улыбнулся маг.
   Ритуал "клятвы верности с четким выполнением приказов" уже давно был разработан магом, и теперь есть отличная возможность испытать его на практике.
   - Если ты хочешь отблагодарить меня, то не откажешь принести мне "клятву верности с четким исполнением приказов", - проговорил маг.
   Парень немного напрягся, но все же не стал задавать лишних вопросов.
   - Я готов на все! - выпалил он.
   Но его заминка не укрылась от внимательного мага. И про себя он решил, что следующий вассал сначала принесет ему клятву, и лишь потом маг будет что-то для него делать. Люди ведь быстро забывают добро.
   - Ну что ж, это не займет много времени, остановимся у ближайшей подходящей поляны. А теперь разворачивай своих бычков, поедешь со мной.
   Зендер не стал спорить, и дальше они уже двинулись вместе. До подходящей поляны они доехали через час. Еще час занял ритуал, после которого Родерик сказал, что из Зендера получится отличный демонолог, и он сам займется его обучением. На что парень уже привычно не стал возражать. А еще через два часа им на пути попалась деревня, где они за несколько серебряных ноготков нашли кормилицу для младенца, которая согласилась поехать с ними.
   - Знаете, Родерик, - проговорил Зендер, когда они ужинали, - я решил, что стану в будущем тем, кто будет истреблять эту нечисть, которая сидит по дорогам. Я буду защищать путников от таких людей. Пока, правда, не знаю, как это сделать, но подобным людям не место в этом мире.
   Родерик смотрел на парня с саркастической усмешкой. Над его идеологией придется немного поработать. Но это дело поправимое, пока и эти благородные порывы можно пустить на пользу.
   - А почему бы тебе не заняться охраной караванов? - отхлебнув из кружки, проговорил маг.

***

   Родерик вернулся из глубин памяти, взгляд его приобрел осмысленность. Да, с тех пор прошло много времени. Немало сил он отдал взращиванию Зендера. Это был один из самых преданных ему людей, который работал не за страх, а за совесть. Это был его любимый вассал, и маг время от времени помогал ему стать богаче и властнее. И если б у Родерика могли бы быть друзья, то Зендер был бы ему другом. Сделав глоток из кубка, маг вновь перечитал послание.
   Послание от информатора номер тридцать семь, - прочитал он шапку. Когда-то он сам придумал эту систему кодирования. Если кто-то перехватит демона с письмом, то не сможет определить пославшего.
   "В городе было обнаружено тело известного мага - демонолога Зендера ла Сопраф де Рока. Магу кто-то разорвал горло. "Нюхач" определил на трупе следы демонической ауры. Тело обнаружено в подвале его собственного дома, среди фрагментов тел других людей. В подвале начертано множество пентаграмм и печатей для призыва демонов. Среди погибших обнаружен так же внук демонолога - Корс ла Мин де Рок. Труп имеет рану в районе сердца, предположительно от арбалетного болта. На нем так же присутствуют следы демонической ауры.
   Рабочая версия следствия: демонолог вызывал демонов, но не смог с ними справиться, что и повлекло за собой трагедию.
   Так же считаю, вам будет не безынтересно узнать о том, что в тайнике ла Сопрафа сыщиком, Шепом де Нортом были найдены некие документы. В документах написано о всех контактах покойного с бандами, грабящими караваны и о людях, их покрывающих.
   Увидев ваш знак на груди покойного, решил сначала доложить о случившемся вам, прежде чем предпринимать активные действия. Так же предупредил де Норта не распространяться о документах и сопроводил его к себе домой - в Ролест. Жду дальнейших распоряжений."
   Дочитав послание, Родерик одним глотком допил вино и сел писать ответ. Дело принимает скверный оборот, немало из указанных в этих документах людей было его вассалами, и рисковать ими он никак не мог. Да и Зендера было жалко.
   "Делу хода не давать, пусть официально признают причиной смерти - неудачный призыв. Любой ценой и любыми затратами выяснить у Шепа де Норта, кто знает о документах, и знает ли он, кто причастен к гибели де Роков. После этого сыщика ликвидировать. О результатах сообщить немедленно."
   Закончив писать, Родерик разрезал палец руки и капнул несколько капель на печать, вычерченную на высоком каменном алтаре, стоящем у окна. Печать быстро заполнилось черным туманом, из которого вскоре вылезло существо, напоминающее летучую мышь. От мыши существо отличалось только более крупными размерами и черным туманом за место глаз.
   Родерик внимательно всмотрелся в эти озера тумана, мысленно давая демону задачу. Указал направление, куда лететь и отпечаток ауры того, кому он должен передать послание, а так же условия, при которых передача должна произойти. Затем маг привязал небольшой листочек, на котором было написано письмо, к ноге существа и рыкнул, отпуская демона. Пронзительно пискнув, демон выпорхнул в открытое окно и стремительно понесся к своей цели.

Часть 1. Пора в путь, дорогу

Глава 1

   Я сидел на недавно сооруженной возле моего дома лавочке, вдыхая морозный воздух. Изредка отпивал вино из стоявшей рядом бутылки, пытаясь заглушить терзающую меня жажду. Прошло два месяца с тех пор, как я вкусил последний раз человеческой крови. Два месяца отдыха и расслабона.
   После устранения проблемы с демонологом я решил дать себе небольшой отпуск. Подумалось мне, что надо влиться в здешнее знатное общество. Приглядеться, да прислушаться, чем тут люди занимаются, на чем деньги делают. Может, и какие деловые знакомства приобрести удастся. И как мне не было противно, но пришлось посещать тутошние тусовки. Благо, разного рода балы и маскарады в Столице устраивались по два раза в неделю. Было где развернуться.
   После нескольких посещений такого рода мероприятий меня уже начало подташнивать от спесивых франтов и развязных дамочек. Так нелюбимое мной лицемерие буквально пропитало знатное общество этого мира. Но, конечно, не всех. Были там и нормальные люди, которые пришли просто развеяться от забот мирских. Вот для общения с подобными личностями я и ходил на эти балы.
   На каждом мероприятие сразу организовывалось несколько коалиций по интересам. И я пытался непринужденно присоединиться к тем людям, где слышал рассуждения на интересные мне темы. Да, за эти два месяца я неплохо продвинулся в своих знаниях об этом мире в целом и о Столице в частности.
   А где-то на четвертом балу, я разглядел ее. Нет, это не была любовь с первого взгляда как в любовных романах. Просто она мне понравилась. Каждый нормальный мужчина нуждается в женщине - такова природа.
   Понятия о красоте в этом мире, в корне отличались от наших. Здесь красивой считалась женщина от восьмидесяти килограмм. К тому же дородность представительницы прекрасного пола - это показатель благосостояния. Значит, женщина не утруждает себя работой, да и в пище себе не отказывает.
   Лучия противоречит стандартам красоты этого мира, но зато не противоречит моим. Я не знаю, соответствуют ли ее размеры земным стандартам: девяносто, шестьдесят девяносто - не измерял, но фигура присутствует. Ладную фигуру дополняют миленькое личико и роскошная грива темно русых волос.
   В общем, увидев Лучию, я уже не спускал с нее глаз весь вечер, а когда она собралась уходить, деликатно напросился к ней в провожатые. К моей радости, она не отказала.
   Вспомнив поговорку: женщины любят ушами, я всю дорогу нес какую-то чушь, пытаясь вызвать к себе интерес. А когда мы подошли к ее дому, намекнул, что не прочь бы выпить бокальчик вина, надеясь и на другое продолжение в случае ее согласия. Но получил отказ, который лишь раззадорил меня.
   Много ли романтиков среди мужчин этого мира? Не знаю. Но я к таким точно не отношусь. Нет, что делать я знаю - насмотрелся разного рода любовных историй, которыми забиты все каналы телевизора. Вот только сам никогда это знание в жизнь не воплощал. Единственное что делал при моих прошлых ухаживаниях - покупал цветы, но где их найдешь зимой? Чай из южных краев тут их не доставляют.
   В итоге, на следующий день я стоял у ее дверей с банальным предложением о прогулке. Не знаю, может, что-то из моих вечерних речей ее зацепило, а, может, что-то во мне самом, но она не отказала. Так и начались наши отношения, приятно разбавляющие унылые будни тренировок, на которых гонял меня мастер. Ну, и до постели, конечно, дело тоже дошло, хоть и не сразу.
   И все бы хорошо, но один фактор меня напрягал - Лучия богата. И не просто богата, а очень богата. Точнее богат ее отец, но какое это имеет значение? То, что у нее и власти, и знакомств, и денег, и возможностей больше чем у меня, напрягало мое мужское эго и давало дополнительный стимул к более скорейшему становлению в этом мире. Именно этими мыслями была занята моя голова последнюю неделю, пока жажда не стала меня терзать настолько сильно, что ни о чем другом кроме ее утоления я думать не мог.
   От жажды нужно избавляться, и избавляться надо от нее в ближайшие пару ночей. Теперь об этом я и размышлял в первую очередь.
   Можно было бы попытаться решить эту проблему уже известным способом. То есть пойти в портовый район, засветить там кучу ноготков и ждать неудачников, которые попытаются ими завладеть. Но на ряду с балами, в эти два месяца я посещал и портовую таверну "Щедрый лавочник", угощая там Фарола, да и сам накачивался иногда - не хочется потерять контакты с преступным миром. В итоге среди портового отребья я засветился как друган сына Веселого Топора, что выводило меня из потенциальных жертв местной шпаны. Был вариант сходить в другие подобные таверны, но такое можно провернуть раз или два, не больше. В преступном мире новости разносятся быстрее, чем в деревне, и на третий раз мои приметы будут у каждого мальчишки карманника с информацией о том, что все кто пошел за ним, пропали. В общем, просто мою проблему не решить, вот и приходится морщить лоб в раздумьях.
   Почему все проблемы нужно решать, когда уже к горлу припрет, как будто раньше нельзя было об этом подумать? Вопрос, по актуальности соперничающий с вопросом о смысле жизни. Ведь можно было купить для Синка лицензию на выкуп смертников, тогда и думать было бы не о чем. Нет же, ведь пока жареный петух в задницу не клюнет, и не почешешься, сколько потом себя за это не кори.
   Обычных прохожих убивать мне не позволяли остатки человечности. Да и кто его знает, на кого нарвешься. К тому же если буду убивать всех людей подряд, в кого я превращусь? Моя темная половина овладеет мной, и тогда буду не человек - зверь. Поэтому решил себе создать правило - не буду убивать людей только для утоления жажды. Поэтому и терпел до последнего - боюсь, если буду пить кровь при первых позывах моей темной стороны, то жажда будет возвращаться быстрее, а это еще больше трупов и крови.
   Для сохранения человечности надо убивать преступных элементов, желательно мелких бандитов - их и искать никто не будет, да и городу польза. Вот только как найти подобное отребье?
   Допив остатки, вина я решительно поднялся. Под лежачий камень вода не течет, сидя во дворе, я ничего не добьюсь. Еще там, на земле, я любил охотиться. И когда не было ни собак, чтоб они взяли след, ни людей для загона, ходил в лес один, рассчитывая, что зайчик сам выскочит под выстрел. Иногда везло. Сегодня я был намерен провернуть нечто вроде этого, только не зайцев я буду искать, а грабителей, насильников и убийц. Уверен, в портовом районе их не меньше чем зайцев в заповеднике.
   Я вернулся в дом, накинул на себя серую, бесформенную хламиду с капюшоном - она осталась от старого хозяина. Взял с собой обычный арбалет - свой арбалет я старался никогда не снимать с пояса, как, впрочем, и мечи со спины. Экипировавшись подобным образом, выдвинулся на охоту.
   Выйдя за ворота, тут же включил свой сканер пульсов - так я начал называть свои способности слышать на приличном расстоянии биение крови в венах людей. Именно этим способом я намеревался искать жертву. Ни для кого не секрет, что при каких-то активных действиях или страхе у человека повышается адреналин в крови, учащается пульс. Вот на особенно частый пульс я и намерен был идти, в надежде выйти на место преступления. Конечно, не самый лучший способ искать бандитов, но ничего лучше я придумать не смог.
   Почти сразу услышал среди множества спокойных пульсов спящих людей, два особенно активных. Я ускоренным шагом направился в ту сторону. Неужели сразу повезло? Ведь я даже до портового района дойти не успел.
   Нужные мне люди находились в средних размеров строении. Кроме них в доме я никого не услышал, так что безбоязненно перемахнул забор и крадучись направился к ближайшему к пульсам окну. Остановился у плотно закрытого ставнями проема и прислушался. Услышанные мной звуки, заставили меня покраснеть и поспешно ретироваться. Еще не хватало, чтоб меня за вуаериста приняли.
   Вернувшись обратно на дорогу, направился дальше к портовому району. Свое патрулирование решил проводить вдоль реки - там и кабаков сомнительных больше, да и от трупов избавиться легче. Сбросил тела под лед, да и дело с концом.
   Медленным шагом я двигался по темным улицам Столицы, внимательно сканируя окрестности. Город спал, слышно было только тихие размеренные биения крови отдыхающих в своих кроватях людей. Иногда встречалось множество активных пульсов в одном месте - это были разного рода таверны, и внимание на них я не обращал. Так же игнорировал парные учащенные пульсы, изредка слышимые мной из некоторых домов - мой конфузный опыт подсказывал мне, что не всегда в таких случаях людям нужна помощь. Иногда приходилось прятаться в тень от попадающихся прохожих. За прошедшие два месяца я изрядно развил свою способность скрываться в тени. Не знаю, как у меня это получается, но стоит мне пожелать стать незаметным, я сливаюсь с тенью настолько, что и, стоя рядом со мной, меня трудно разглядеть, если не знать, конечно, куда смотреть. Способности были мной проверены на мастере и Синке - работаю на отлично.
   Я блуждал по улицам уже несколько часов, но так и не встретил нужных мне людей. Собирался уже идти домой, когда на пределе действия моего сканера услышал нечто интересное: один расслабленный пульс - характерный для сильно пьяного человека (определять это за прошедшую ночь я научился на достаточно приличном уровне) и два учащенных биения крови, следующие в небольшом отдалении от пьяного. Вероятность того, что это бандиты выслеживают жертву, была высока, и я поспешил туда.
   Определив направление движения троицы, спрятался в тень у ствола дерева и стал ждать. Вскоре увидел человека, бредущего посреди улицы. Он слегка пошатывался и что-то напевал в полголоса. Мои выводы были верными: мужик прилично накачался спиртным. Не заставили себя ждать и его преследователи: две подозрительные личности в черных плащах шли следом, озираясь по сторонам. Судя по тому, что они ускоряли свой шаг, вскоре должна произойти развязка этой истории. Вот только бандиты даже не догадываются, какова она будет на самом деле.
   Пропустив парочку вперед, я тихо двинулся за ними. Потенциальные жертвы все время оглядывались - двигаться приходилось в тени деревьев, заборов и домов. Надо было найти удачное место для спокойного ужина, да и убедиться в злонамеренности этих людей тоже было бы неплохо, а то, может, они просто домой идут, осторожничая.
   Бандиты уже были метрах в десяти от ничего не подозревающего пьяного мужика. Пьяный, вильнув немного, свернул в проулок, куда тут же и кинулись его преследователи. Я поспешил за ними, подозревая, что именно там все и случится.
   Опасаясь быть замеченным, я двигался на приличном отдалении - в проулок я заглянул лишь через полминуты, после того как туда заскочили грабители. Увиденная картина совсем меня не порадовала. Пьяный лежал на снегу, без движения. Один из бандитов обшаривал его карманы, второй следил за обстановкой. В таких обстоятельствах незаметным остаться было не реально - наблюдатель засек меня. Но, нечто подобное я ожидал, поэтому, высовываясь, держал в руках заряженный арбалет, направляя его в сторону потенциального противника. Что-либо сделать мужик не успел. Ночную тишину разорвал щелчок выстрела - бандит, всхлипнув, завалился на снег со стрелой в груди.
   Пока второй не сообразил, что произошло, я опрометью метнулся к нему. В итоге, когда он разогнулся, я был уже рядом и отработанным взмахом ножа распорол ему горло. Сорвав с него шапку и схватив за волосы, я отклонил его голову, чтоб было удобнее пить кровь. Еще секунд пятнадцать он был жив и даже пытался сопротивляться. Затем его глаза потухли, и я отшвырнул в сторону труп.
   Только теперь, утолив жажду, я вспомнил про жертву грабителей. Мне не надо было прикладывать руку к шее, чтоб понять - пульса у человека нет. Присмотревшись к лежащему на снегу, увидел кровавое пятно на затылке. Оглядевшись, нашел и оружие, которое сразу не заметил: у пронзенного стрелой на руке виднелся кастет.
   А ведь я мог спасти этого человека. Сейчас он мог бы быть живым, если б я поспешил или разобрался с бандитами до этого проулка. С другой стороны, у каждого же должна быть своя голова на плечах. Он что не знал куда зашел? А я ведь, в конце концов, не Бэтмен. Как не крути и не оправдывай себя, но неприятный осадок все равно остался.
   Но самобичеванием заниматься некогда, надо избавляться от трупов. Прикинул так и эдак, но как унести сразу три трупа, варианта не нашел. Придется таскать по одному, но тогда есть большая вероятность, что пока буду относить один, другие обнаружат. Да и до рассвета недолго осталось. Река, хоть и не далеко, но не факт, что нормальную прорубь удастся сразу найти.
   Тут думай, не думай, а больше одного тела за раз мне не унести - я же не лошадь. Ну, если так посудить, то больше-то и не надо. Трупы тут находят каждый день, думаю. Одним больше, одним меньше, какая разница? Можно было бы и всех их тут оставить, чтоб не париться. Но обескровленный мертвец с распоротым горлом - это не просто труп. Он может вызвать подозрения и ненужные расспросы. А если он в перспективе будет не один, то это совсем нехорошо выйдет. Избавляться от него надо по любому.
   Взвалив тело на закорки, пошел в сторону реки, внимательно ощупывая окрестности своим радаром. Пока было все тихо, но скоро рассвет, тогда тут народу повылезет, как при открытие макдональдса на Пушкинской. Надо торопиться.
   Подходящую прорубь нашел через полчаса, когда небо уже начало светлеть. С облегчением скинул свою ношу на лед. Переведя дух, продолбил каблуком намерзшую за ночь тонкую корку и спихнул покойного в воду. Оглянулся: вроде все чисто. Ночью тоже никто меня не видел. Уставший, но насытившийся я побрел домой.
   Когда дошел до своей калитки, на улицах уже вовсю кипела жизнь. Люди спешили на работу, службу, рынок, но дела до этого мне уже не было, все мои мысли были сосредоточены на теплой кровати. Хоть зиме приходил конец, но морозы еще стояли, и за ночь я промерз до костей.

Глава 2

   Проснулся утром в прекрасном настроении. Последние несколько дней я проводил в ожидании ночи, в ожидании жажды. Теперь наконец-то можно об этом забыть. Быстро оделся и спустился вниз на кухню. Там кухарка, которая приходит по утрам, готовила завтрак. Мои друзья тоже были здесь.
   - Привет всей честной компании, - весело поздоровался я.
   - Доброе утро, - кивнул Синк.
   - И тебе привет, - усмехнулся Нурп, который уже уплетал свежеиспеченный блин. - Видимо ты неплохо вчера погулял, судя по твоему настроению.
   - Ну, да, прогулка получилась на славу, - улыбнулся я.
   - Это хорошо, - проговорил маг, - а то я уже начал бояться к тебе подходить последние несколько дней, особенно после захода солнца.
   - Это верно, - подтвердил мастер, - глаза не человека, а волка голодного были.
   Я зыркнул на них злобным взглядом, кивнув на копошащуюся у печки кухарку. В этом мире привыкли не обращать внимания на прислугу. Но я-то знал, что именно прислуга была самым надежным источником информации на протяжении всей истории. Мой жест друзья поняли правильно, перевели разговор в другое русло, стараясь больше не касаться скользких тем.
   Так, в непринужденной беседе и проходил завтрак, до тех пор, пока кухарка не удалилась, оставив стопку исходящих паром блинов. Теперь можно было говорить без стеснения.
   - Синк, у меня к тебе есть просьба. Ты должен оформить лицензию на выкуп смертников. Что б мне больше не приходилось скакать по подворотням этого города. Сможешь?
   - Не вопрос, только для этого ноготки понадобятся.
   - Денег выделим, пока есть.
   - Ты лучше скажи-ка мне, Рус, - строго взглянул на меня мастер. - Почему последние три дня ты сразу жрать с утра садишься? А как же разминка? Филонить, смотрю, начал.
   - Да, как-то настроения не было, совсем меня жажда одолела.
   - Настроение у него не было. Нет, так дело не пойдет. Если хочешь стать серьезным воином, то есть настроение или нету его, а встал и пошел махать мечом и делать физические упражнения.
   - Ладно, мастер, не ворчи, исправлюсь. Надо ж и отдых делать от занятий.
   - Только это от тебя и слышишь. Лентяй ты, вот что. Что б через полчаса был на улице с мечами. Я тебе покажу, что такое дисциплина.
   - А ты что ухмыляешься? - повернулся он к Синку. - Тебя это тоже касается. Магия магией, а реакция и физическая сила не менее важна. Так что и ты собирайся.
   Через полчаса мы с Синком уже были во дворе, отрабатывали приемы боя. Я фехтовал парными клинками, Синк ледяным копьем в человеческий рост. Копье он мог легко материализовать из снега или воды, а при некоторых затратах времени и напряжении даже из воздуха, высушивая его на несколько десятков метров вокруг. Мастер спокойно наблюдал за нашими действиями и поправлял в случае ошибок.
   Отделаться от тренировки я смог только после обеда. И то, сославшись на обещание встретиться с Лучией. Иначе гонял бы меня старый воин до самого вечера. Сегодня была суббота - базарный день. В Столицу на торговую площадь со всей империи съезжаются разного рода торговцы, предложить свой товар. Иногда там встречаются довольно интересные вещи. Именно туда мы с Лучией сегодня и договорились пойти.
   Погода была солнечной. На улице было находиться приятно. И без того хорошее настроение повысилось еще больше. А предвкушение встречи с приятной мне девушкой заставляло ускорять шаг. Благо, Лучия жила не так далеко от меня. Минут через десять ходьбы я стучал в ее двери. Ждать меня не заставили, дверь почти сразу открыл уже знакомый мне дворецкий.
   - Привет Сурил, - улыбнулся я ему.
   - Добрый день, господин Рус. Госпожа де Инит сейчас спустится, - проговорил он с застывшим словно маска лицом, с выражением гипер серьезности. Сколько раз я сюда приходил, а это его выражение так и не менялось.
   Мне даже не пришлось проходить в гостиную. После того как дворецкий отошел, пропуская меня внутрь, в мои объятия сразу кинулась уже одетая Лучия.
   - Привет дорогой, - произнесла она, чмокнув меня.
   - Привет, красотка. Пошли, чтоль, а то все интересное без нас раскупят, - взял я ее под руку.
   Во всех городах и во всех мирах базары, наверно, одинаковые. Куча лотков, куча людей, рвущие глотку зазывалы. Лично мне эта вся канитель не очень нравится, я бы даже сказал: совсем не нравится. Но, женщины, что с ними поделать? Их хлебом не корми, дай прикупить что-нибудь новенькое. Может, конечно, не все такие, но других я не знаю. Они могут утверждать, что сами ненавидят ходить за покупками, но как только представляется возможность, тут же тащат тебя в магазин. И отказаться нельзя - обижаются.
   И вот, уже третий час мы ходили по этому базару, останавливаясь почти у каждого лотка. Лучия внимательно изучала представленный товар, даже если продавец торговал совершенно ненужными ей вещами.
   - А вдруг мне что-то приглянется, - отвечала она на мои возмущенные по этому поводу реплики.
   Иногда она что-то примеряла и долго крутилась у начищенной до блеска медной пластины, заменяющей в этом мире зеркало.
   - Ну, как тебе? - вопрошала она.
   - Отлично, - говорил я и натянуто улыбался, мечтая лишь об одном: поскорее покинуть это адское место.
   Но мои надежды обычно рушились.
   - Ну, конечно, что ты еще можешь сказать? - отвечала она, морща свой прелестный носик, и снова начинала рыться в ворохе разного тряпья.
   После такого рода адского испытания мое настроение с великолепного опустилось до среднего и грозилось рухнуть еще ниже, если пытка продлиться еще хотя бы час. Но от пытки меня спас звук трубы, который неожиданно огласил весь базар. Почти все люди потянулись в центр площади. Лишь торговцы остались на местах, охранять свой товар.
   - Что это такое? - спросил я у своей спутницы.
   - Объявление будут делать.
   - Пошли послушаем, - предложил я, готовый идти куда угодно, лишь бы подальше от треклятых лотков.
   - Пойдем, если хочешь.
   Трубил молодой человек, стоящий на помосте посреди площади. Протрубив еще пару минут, он принялся читать объявление.
   - Жители благословенной Зарийской империи, - высоким голосом начал орать трубач. - Наш благочестивый король созывает всех смелых, удачливых и сильных воинов. Всем вам наверняка известно о проблеме Нурдорвского тракта. Уже десять лет там бесследно пропадают караваны. От сего момента тот, кто решит эту проблему, к прошлой награде в пятьдесят золотых ноготков, получит три деревни и дом в Столице, ранее принадлежавшие магу, Зендеру ла Сопраф де Року. А так же получит во владение организацию по охране караванов, ранее принадлежащую тому же де Року и будет освобожден от пошлин на срок в пять лет.
   Закончив свою речь, глашатай снова протрубил и удалился с помоста. Люди начали расходиться по своим делам.
   - Уже третий день об этом кричат, - повернулась ко мне Лучия, - видно сильно допек короля этот тракт.
   - А я, что-то раньше не слышал, и ты мне об этом не говорила, - задумавшись, ответил я. Уж очень мне понравилась мысль стать главой агентства по охране караванов.
   - А мы встречались последние дня три? Ты же болел. А как я не приду, дружбаны твои говорят, что спишь ты, и не пускают меня. А, может, и не болел ты вовсе? По девкам, может, шлялся?
   - Какие девки, ласточка моя? Болел я, проспаться надо было, - безбожно соврал я. Вряд ли бы мне удалось объяснить Лучии мое нервозное состояние, вот и предпочел с ней не видеться в эти, стыдно сказать, критические дни. Вот только в мои критические дни прокладками с крылышками не обойдешься.
   - А почему король распоряжается имуществом де Рока? - решил я перевести тему.
   - Так ведь за два прошедших месяца прав на наследство никто не предъявил. Последней воли старик тоже не оставил. Да если б и оставил, он же закон нарушил - демонов вызывал в черте города. Вот все его имущество к королю и отошло. А король уже, половину себе забрал, а половину решил в награду назначить за решение проблемы этого самого Нурдорвского тракта.
   - Кстати, а что за тракт-то такой? Почему туда просто войска не направить? Это и дешевле бы было, и эффективней, - поинтересовался я.
   - Вроде с тобой не первый день знакомы, - посмотрела на меня Лучия, - а я все удивляться не перестаю. Вроде и парень ты не дурак, такое иногда скажешь, что всем рот заткнешь. А всем известных вещей не знаешь. Будто и не в Империи родился.
   - Ну, я ж тебе говорил, рыбонька. Далеко я родился, недавно приехал, пока еще не до конца все понимаю.
   - Нурдорвский тракт ведет на восточную часть Нурдорвского леса. Лес тот громаднейший и идти по нему не меньше трех недель. Лет десять назад в этом лесу начали пропадать купеческие караваны. Король посылал солдат, но им ничего не удавалось найти. Он посылал магов, но результат был тем же. Несколько магов так и не вернулось из тех лесов. В общем, разобраться в том деле пока никому не удалось, хоть и пытались многие. А кому удалось, тот в тех лесах и остался. Однажды отряд профессиональных воинов в сто человек там сгинул без следа.
   - Ну, и плюнули бы на этот тракт, делов-то.
   - Да, может, и плюнули бы, да вот только там охотничьи деревни находятся, которые добывают ирвингов. А шкура ирвинга - слишком ценный ресурс, чтоб от него так просто отказаться.
   - Что еще за ирвинги, такие, и чем так ценна их шкура?
   Она вновь удивленно посмотрела на меня, но ничего спрашивать не стала - привыкла наверно.
   - Ирвинг - зверь такой, хищный, - вздохнув, начала она. - Он только на востоке Нурдорвского леса и водится. А шкура его ценна тем, что если из нее сшить доспех, то пробить его ни стрела, ни меч не смогут. Поэтому Ирвинга только в глаз убить и можно, потому-то там только самые меткие охотники и промышляют. Издревле там кланы охотничьи эти живут, никого со стороны к себе не допускают, только за счет добычи этих шкур и существуют. Доспех из них получается намного гибче и легче стального, спрос на шкуры всегда есть.
   - Сам понимаешь как гибкость и легкость брони в бою важна, - закончила она, подняв назидательно палец. Любит моя Лучия похвастаться своими знаниями, любит поучить.
   - Что ж это получается, караваны пропадают, а охотники живут себе припеваючи? - задал я следующий вопрос.
   - Действительно странно, но именно так оно и есть.
   - А ты откуда про все это столько знаешь?
   Лучия замялась, отвела глаза.
   - Говори, говори, - настоял я.
   - Понимаешь, - протянула она, - к нам вчера в гости приходил Армидон, помнишь его?
   Еще б я его не помнил, это тот спесивый выскочка, который подбивал клинья к Лучии до моего появления. Он и сейчас не оставляет эти попытки. К тому же он и с ее отцом сдружился. Хочет, подлец, выгодную партию отхватить. В общем, не любил я его, ох как не любил.
   - Такого забудешь, - процедил я.
   - Так, вот, он приходил к отцу и излагал свой план по этому делу. Делал он это за обедом, и я все слышала. Он хочет заполучить и деньги, и деревни, и организацию. Просил у отца помощи в организации похода в Нурдоврский лес.
   - И что твой отец?
   - Отговаривать начал. Но Армидон уперся и все равно идти хочет. Говорит: у него прекрасный план. После того как он рассказал этот план, отец согласился помочь.
   - И в чем его план заключается? - как бы межу прочим поинтересовался я.
   - Из всего того о чем они говорили, я поняла, что Армидон собрал немалый отряд из профессиональных бойцов, а так же нанял двух магов. Они собираются замаскироваться под обычный караван с хорошей охраной. Пустить слух о том, что везут ценный груз, что б обменять на шкуры. За место же купцов, погонщиков, слуг, грузчиков, буду воины. Так же воины будут прятаться в самих крытых возах. Этим они нападающим устроят огромный сюрприз. К тому же в трех часах пешего хода от каравана - приманки будет идти основной отряд воинов, во главе с самим Армидоном. При нападении на приманку, те должны подать сигнал, на который и примчаться основные силы.
   Все это хорошо, но сомневаюсь, что за десять лет до подобного никто не додумался. А значит, Армидону вряд ли что-то светит. Да и разрыв в три часа слишком большой, вовремя можно не успеть. Но этот план навел меня на одну интересную мыслишку, которая может помочь мне завладеть богатством моего бывшего врага - де Рока. Поэтому сомнений своих я высказывать не стал.
   - Толково придумано, - произнес я в ответ на тираду Лучии. - А когда, говоришь, они выступают?
   - Да дня через три, - проговорила девушка и осеклась. - Стоп, не намереваешься ли ты вступить в их отряд? - строго вопросила она.
   - Не, родная, ты что? Не хватало мне еще ходить под началом твоего Армидона.
   - Он не мой, - перебила она меня, вздернув носик.
   - Ну, ладно, не твоего Армидона, - покорно согласился я. - Я намереваюсь пойти туда один.
   - Да, ты с ума сошел! - вскрикнула она. - Куда тебя демоны несут?
   - Дорогая, но это ж такой шанс, - начал я оправдываться.
   - Шанс, потерять свою жизнь, это да - шанс. Сколько таких дураков уже там сгинуло.
   - Но я-то не дурак, - парировал я.
   - Это ты так думаешь, а судя по твоим поступка, дурак полный.
   - Кричи, не кричи, а отговорить ты меня не сможешь, - уперся я рогом.
   - А я говорю, не пойдешь ты никуда, я не собираюсь ждать тебя два месяца, - строго посмотрела она на меня, уперев руки в боки.
   Ох уж мне эта эмансипация, и сюда она добралась. Вот раньше лепота была: сказала что-то жена против, а ты тресь ее по затылку, молчи мол, не лезь в мужские дела. Хотя, если смотреть на русских женщин, то они в любые времена на такое действие могли скалкой по хрепту ответить, а то и сковородкой по башке.
   - Я уже все решил, - отрезал я.
   - Ну, тогда вали в свой поход, а ко мне можешь больше не приходить, - зло сказала она, повысив голос и, развернувшись, быстрым шагом пошла от рынка.
   Догонять ее я не стал, пусть остынет немного. От хорошего настроения не осталось и следа, понурив голову, я побрел домой.
   - Не, почему эти женщины не могут понять, что у мужчин есть свои дела, свои интересы? - думал я, бредя по улице. - Почему не осознают, что мужчина не может быть все время рядом с ними? Интересно, все женщины такие собственницы или только Лучия? Ох, не хотелось бы расстаться на такой ноте, но, видимо, придется. Даш слабину один раз, потом она тебе на шею залезет и ножки свесит. Будет помыкать, как хочет. Нет, нельзя им спуску давать.
   Домой я успел как раз к ужину.
   - А мы думали, ты сегодня у Лучии ночуешь, - проговорил мастер, уплетая мясное рагу.
   - Да, вот, дома решил поспать, - буркнул я и, наложив из чугунка рагу, сел за стол.
   Кухарка уже ушла, можно было разговаривать открыто. Надо было разработать план действий по Нурдорвскому тракту.
   - Синк, - обратился я к магу, - ты у нас известный книжный червь, твоя задача найти как можно больше информации по так называемому Нурдорвскому тракту. Карты местности, истории, слухи - нужно будет все, любая мелочь.
   - Сделаю, а зачем это тебе? - спросил он.
   - Вот именно, зачем? - отхлебнув пива из кружки, вторил ему мастер.
   Пришлось рассказать все, что слышал на базаре и что разузнал от Лучии.
   - Угу, - буркнул Нурп. - Ну, план этого Армидона я понял, а твой-то план какой? Как ты собираешься в одиночку уничтожить тех, с кем и сотня воинов не смогла справиться?
   - Я не собираюсь никого уничтожать, Нурп. Я пойду на разведку. Как говорят у меня на родине: врага надо знать в лицо. Если я узнаю, кто шалит на этом тракте, то уничтожить его не составит большого труда. Поэтому, извините, ребята, но в этот раз я пойду один. В этой операции главное скрытность, а не сила.
   - И ты думаешь, мы тебя одного отпустим? - упершись руками в стол, уставился на меня мастер.
   - Да, Рус, - помощь мага тебе точно не помешает, - поддержал Нурпа Синк.
   - Мои способности к скрытности вы знаете, - начал я обосновывать свое решение. - Ты же, Нурп, еще не отошел от ранения, у тебя до сих пор ребра болят. Ты, Синк, по лесу ночью вряд ли сможешь идти бесшумно. Вы мне будите только обузой. Повторю еще раз: это разведка, а не боевая вылазка. Подумай сам, Нурп, у меня одного шансов остаться незамеченным в десятки раз больше чем с вами. Ты же, в конце концов, опытный воин.
   - Я займусь походным снаряжением, - обиженно пыхтя, проговорил мастер.
   - Я поищу информацию, - проговорил Синк.
   - Вот и славно, вот и договорились. Кстати, Нурп, слышал я тут о неком доспехе из шкуры ирвингов. Действительно ли это стоящая вещь, или только ради понтов ее носят?
   - Вещь отличная. Доспех гибкий, прочный, не звенит. Даже мечом его прорубить, не получится, а стрелой и подавно. Помню, когда воевали с песиглавцами, у командира нашего отряда был такой. Так его один из собакоголовых топором рубанул по груди - и ничего, только несколько ребер сломал.
   - Достать такой можно? Штаны, рубаху, ботинки, ну, в общем, все что есть?
   - Есть у меня тут пара знакомых, - почесывая затылок, проговорил мастер, - они могут достать подобное. Только вот стоить это будет очень не дешево.
   - Своя шкура дороже, мастер. Постарайся достать. Я выхожу через три дня.

Глава 3

   Не просто вести двойную жизнь, ох как не просто. Но между тем насколько это интересно и занимательно. Ты сразу себя ощущаешь кем-то большим, чем просто человеком - обывателем. Ты смотришь на других свысока и знаешь, что у тебя есть тайна, тайна о которой никто из них даже не догадывается. Твое превосходство над другими очевидно, пусть даже это очевидно лишь для тебя.
   Призрак считался одним из лучших ассасинов зарийской империи. Он работал уже много лет и был неуловим именно из-за своей двойной жизни. Никто не мог подумать, что благородный дворянин, кем в своей явной жизни был Призрак, на самом деле жестокий, неуловимый убийца.
   Ассасин, убийца - так его профессию называли люди. Он же предпочитал обтекаемое: "Специалист по щекотливым вопросам". Ведь его заданиями были не только убийства, но и любые тайные операции, противоречащие закону.
   Еще в молодости Призраку обрыдло вялое течение его жизни. У него были деньги, он мог позволить себе многое... и позволял. Но чувство вечной неудовлетворенности преследовало его. Он чувствовал, что жизнь проходит мимо, и он в ней не оставляет даже следа. От этого его одолевала тоска, которую он пытался заглушить алкоголем. Возможно, он бы тогда и спился, если б не один случай.
   В один из вечеров, на балу у одной особы, изрядно поднабравшись, он начал приставать к симпатичной блондиночке, при этом не постеснявшись распустить руки. Блондиночка оказалась с норовом, да к тому же и замужем - муж как раз куда-то отошел. Вернулся супруг очень не вовремя, и увидев наглые домогательства к его жене, вызвал Призрака на дуэль. Хотя он не был, тогда еще Призраком, он был обычным дворянином, как тысячи вокруг.
   Дуэль была назначена на утро, через день. В то время как вызывающий на дуэль должен биться сам, вызванный мог выставить за место себя любого бойца. Хоть это и считалось дурным тоном, но многие нанимали за деньги профессиональных дуэлянтов, таких немало ошивалось в каждом городе. Призрак решил биться сам, благо отец его заставлял заниматься фехтованием с самого детства, а оскорбленный муж сильным соперником не выглядел.
   Они сошлись, как только яркое весеннее солнце обагрило горизонт. Секунданты подали им специальные дуэльные клинки - две метровые рапиры. Тонкое лезвие клинка позволяло большинству проигравших дуэлянтов остаться в живых, если к ним вовремя подоспеет помощь, а непривычность оружия не позволяла профессиональным солдатам быть хорошими дуэлянтами.
   Как Призрак и думал, его противник был аховым фехтовальщиком. Что заставило его произнести слова вызова? Шансы на победу у мужа блондинки были нулевые. Призрак мог поразить его куда угодно. И он решил убить нерадивого мужа, убить просто так. До этого ни разу не убивавший, он хотел испытать новые ощущения.
   И ему представился такой шанс. Противник в очередной раз провел неудачный укол, Призрак отвел его рапиру в сторону и нанес удар точно в сердце. Шансов выжить у парня не было: он выронил свое оружие, глаза его помутнели, он упал сначала на колени, а затем повалился лицом в раскисшую от весенних паводков землю.
   Призрак внимательно смотрел за тем, как человек умирает - это было его первое убийство. Он смотрел, как в глазах парня появился испуг, когда шпага вошла ему в сердце. Смотрел, как из них уходит жизнь. И ему это понравилось, он ощущал себя вершителем судеб, ощущал себя почти богом. Властелином жизни и смерти. И эти ощущения не шли ни в какое сравнение с его обыденной, скучной жизнью.
   Несколько следующих дней прошли как во сне. Призрак упивался испытанными чувствами, вспоминая эту дуэль. Затем он долго думал, как он может снова испытать подобное. Снова дуэль? Но далеко не факт, что следующий его противник окажется настолько же плохим фехтовальщиком, а умирать Призраку очень не хотелось. К тому же множество дуэлей вызванных одним человеком приведут к подозрениям, а затем кто-то из обиженных может и его вынудить сделать вызов заведомо сильнейшему противнику. Нет, нужно было найти что-то другое.
   По прошествии двух месяцев Призраком снова овладела невыносимая тоска, вяло моросящий дождь за окном также не придавал ему веселья. Ему отчаянно захотелось того всплеска адреналина, того ощущения вседозволенности, которое он испытал на дуэли. И даже алкоголь не мог заглушить его уныние, зато он придал ему решительности. Одев непромокаемый плащ и взяв с собой бутылку вина, Призрак вышел на улицу.
   Изначально он и сам не знал, зачем пошел бродить по темным переулкам Столицы. Наверно, просто чтоб развеять эту подавленность, которая уже полностью овладело им. Медленным шагом он брел по пустым улицам города, погруженный в свои мысли, изредка отхлебывая из бутылки.
   Из своих мыслей его вырвал толчок в плечо, и последовавшая следом пьяная речь:
   - А ну в сторону, демоново отродье, - еле выговорил, пьяный вусмерть бродяга.
   Пришедшая из ниоткуда ярость затуманила мозг. Призрак выхватил из ножен на поясе кинжал и нанес несколько сильных ударов в корпус человека. Пьяный даже не сообразил, что произошло, он повалился в лужу, вода которой тут же начала окрашиваться в красный цвет.
   Сразу протрезвевший убийца перевернул тело: пьяница еще дышал.
   - Я заберу твою жизнь, потому что могу, - проговорил он умирающему и ударил в сердце.
   Вытерев о труп окровавленный нож, засунул его в ножны и поднялся от тела. Затем поднес бутылку вина к губам, намереваясь отпить. Но так и не сделал этого. Постояв мгновение в нерешительности, он отшвырнул бутылку в сторону - теперь он знает намного лучший способ заглушить тоску. Внимательно огляделся вокруг - никого не было. Но следующий раз надо быть осторожнее, нельзя попадаться. А в том, что следующий раз обязательно будет, убийца был уверен.
   Именно после этого случая появился Призрак - его вторая личность. Его основная жизнь был все такой же: пиры, выпивка, женщины. Но иногда, он выходил на ночные улицы Столицы и убивал, убивал, потому что мог. Его жертвами были бродяги, пьяницы, проститутки - те, кого никто не будет искать. Он использовал разное оружие: удавка, нож, арбалет, меч, топор, дубина.
   Но со временем убивать просто прохожих ему стало не интересно. Чего-то не хватало. Он называл себя ночным охотником, но, по сути, был лишь мясником. И тогда он начал заранее выбирать своих жертв. Переодевшись в бедняка, он ходил по кабакам и харчевням, высматривая свою цель. Выбрав объект, начинал охоту. Выслеживал его, иногда не одну неделю, выбирал подходящий случай для нападения. А затем убивал свою жертву. Именно тогда он начал брать трофеи - отрезать клочок волос с головы.
   А затем к нему пришел человек из сыскного приказа. Но не забрал в тюрьму, а предложил работу. Тогда впервые Призрак не сам выбирал цель, а ее выбрали за него. И это было еще интересней и увлекательней. Он выполнил работу с блеском, и получил заслуженное вознаграждение, что тоже было неплохо, ибо финансовые дела его последние время были не слишком хорошие.
   И тогда он задал себе вопрос: "Зачем делать бесплатно то, за что можно получать ноготки?" К тому же, когда жертва выбрана не тобой, охота проходит более увлекательно.
   Сначала он брал немного, но потом его услуги становились все дороже и дороже, пока он не стал самым высокооплачиваемым ассасином в Столице. И самое главное: никто не знал как он выглядит, кроме, конечно, того типа из сыска. Но убирать его было нельзя - сыскарь подстраховался на этот случай. К тому же он неплохо прикрывал Призрака от интереса со стороны сыскного приказа. Заказы сыскаря всегда были приоритетными, хоть, надо сказать, и оплачивались по высшему разряду, и информация о жертве всегда была исчерпывающей.
   Пару месяцев назад к нему пришел как раз этот сыскарь с работой. Заказ, надо сказать, обещал быть интересным. Плохо было то, что исполнить его надо было в другом городе, и время это займет много. Но со своим прикрытием не поспоришь, пришлось собираться и ехать в Ролест.
   Жертву удалось опередить и теперь Призрак, переодевшись в крестьянина, ждал у ворот, ведущих в город с западного тракта. Отряд из тридцати человек въехал в город уже под вечер. Отряд сразу разбился на две неравные части. Призрак двинулся за меньшей - именно там был Шеп де Норт. Вторая часть, скорее всего, направилась в казармы.
   Сопровождавшие де Норта солдаты были его личными охранниками, и оставить хозяина не могли. Призрак незамеченным проследовал до самого дома жертвы и со спокойной совестью направился к себе в гостиницу - цель прибыла.
   Встал убийца еще до рассвета - не хотелось упустить де Норта из вида. На этот счет были четкие инструкции: убедиться, что де Норт посетит мэрию, лишь потом приступать к выполнению основной задачи, при этом от момента прибытия должно пройти не меньше недели. Цель надо было не просто ликвидировать, но и допросить. При этом список вопросов прилагался. Так же Призраку было вручено зелье истины, которое должно способствовать допросу. Где сыскарь взял столь дорогую и редкую вещь, Призрак даже не мог представить.
   Слежка - неотъемлемая часть охоты, и как не раз убеждался Призрак, не многим менее интересна, чем убийство. Для этого у Призрака был припасен целый гардероб - одежда разных классов, парики, накладные усы и бороды. Быть незаметным, оставаясь на виду - основное правило слежки.
   Де Норт вышел из дома около десяти, и направился прямиком к мэрии. Его сопровождало три человека. В мэрии сыщик пробыл около двух часов, затем вышел и направился к управлению стражи, где тоже провел часа два. Первая часть задания была выполнена. Теперь нужно организовать допрос цели. Учитывая, что сыщик все время ходит в сопровождении охранников, это будет сделать не просто. Но тем интереснее.
   Дальше начиналось изучение дневного распорядка и привычек жертвы. Именно привычки являются слабостями любого человека, и именно на этом людей можно ловить. Слежка должна проводиться и днем, и ночью. Для нападения нужно выбрать идеальный момент, когда никого не будет рядом - тогда можно поговорить с жертвой по душам.
   За четыре дня де Норт практически не выходил из своего дома. Дом охраняли смена из трех человек, которая менялась раз в сутки. Захват цели в доме был возможен, но при этом следовало уничтожить всех охранников. Это привлечет ненужный интерес к делу, а заказчик ясно дал понять, что допросить де Норта нужно, не привлекая внимания.
   Призрак уже думал, что застрял в этом городишке надолго, как на пятый день, вечером цель, наконец, покинула свое жилище. В сопровождении охраны де Норт проследовал к таверне, которая находилась на границе так называемых хибар. Призрак решил, что не будет ничего страшного, если он понаблюдает за целью, сидя в тепле и попивая вино.
   Первое, что привлекло внимание Призрака, это то, что охранники де Норта сидели на достаточно приличном расстоянии от него. Слышать о чем говорят за столиком, они не могли. Отметив это у себя в памяти, Призрак продолжил наблюдать. Не укрылось от его внимания и то, что официантка все время о чем-то переговаривалась с де Нортом, когда приносила ему пива или закуску.
   Цель просидела в кабаке часа четыре. За это время де Норт выпил не больше четырех кружек пива. Он был здесь явно не для того чтоб напиться. Расплатившись, жертва удалилась. Но на этот раз Призрак не спешил следовать за ней - у него был другой план.
   - Извините, - обратился он к официантке, которая обслуживала де Норта, она как раз пробегала мимо.
   - Слушаю вас, - повернулась она.
   - Вы случайно не знаете, за тем столиком не Шкп де Норт сидел? - спросил он самым невинным голосом.
   - Да, именно он. А что?
   - Да, просто его сослуживец бывший, хотел поговорить, да сомнения меня взяли он или не он. А часто он здесь бывает? С кем приходит обычно?
   - Слушайте, что-то вы подозрительно много вопросов задаете? - тон официантки стал резче, - если хотите с ним поговорить, идите к нему домой. Не похожи вы на его сослуживца что-то.
   Главное в его деле не привлекать внимание. Получив отпор, Призраку пришлось ретироваться.
   - Как скажете, дорогая. Как скажите, - прошептал он.
   После неудавшегося разговора с официанткой, Призрак быстро расплатился и вышел на улицу. Там он пристроился в тени дерева напротив входа в таверну и стал ждать. Он очень хотел закончить разговор с этой хамоватой женщиной.
   Харчевня закрылась часа через три. Вскоре из нее начали выходить люди - работники заведения. Не заставила себя ждать и официантка. Призрак последовал за уходящей девушкой. Он намерен был проводить ее до самого дома, вот только ей о его намереньях знать было не обязательно.
   Девушка жила в небольшом одноэтажном домике недалеко от парка. Призрак наблюдал, как она зашла в дом, как зажегся свет в одном из окон. После того как свет потух, убийца выждал полчаса и направился к дому. За время своей деятельности он освоил немало умений, помогающих в работе. Одним из основных таких навыков было вскрытие замков. Замок в двери был простой, дверь была открыта через минуту, петли предварительно были смазаны маслом, чтоб не издавать скрипа.
   Тенью прокравшись в сени, Призрак прикрыл дверь и разулся. Снег на ботинках мог оставить не нужные следы, а сапоги могли издавать совсем неуместный шум. В доме было всего три комнаты. Незваный гость осмотрел их все. В одной лежал ребенок лет пяти, одна использовалась под кухню, последняя была закрыта дверью. Повторив процедуру с петлями, убийца приоткрыл дверь и, проскользнув в щель, осторожно закрыв ее обратно, прислушался. В темноте он всегда первым делом прислушивался, а уж потом всматривался в едва видные темные силуэты. В комнате было два человека, их мирное дыхание говорил, что они крепко спят. Призрак снял с пояса кинжал с длинным, но очень узким, больше напоминающем шило, лезвием - рана от такого оружия практически не заметна. Склонившись над кроватью, ассасин быстро и сильно ударил спящего мужчину в сердце. Мужчина охнул, на мгновение напрягся, но тут же бессильно обмяк. Женщина беспокойно заворочалась и открыла глаза. Призрак, не дав ей опомниться, сел на нее сверху, придавил коленями руки и зажал рукой рот. Девушка выпучила глаза, задергалась и попыталась крикнуть, но раздалось только невнятное мычание. Выдернув свое оружие из убитого, Призрак приставил его острие к горлу женщины.
   - Тихо, - прошипел он и для убедительности немного вдавил острие, проколов кожу на шее до крови.
   Женщина перестала дергаться и пытаться крикнуть, только смотрела испуганными, умоляющими глазами в лицо недавнего посетителя таверны, где она работает.
   - А теперь слушай меня, женщина, - тихим голосом проговорил Призрак. - Я сей час уберу руку с твоего рта, и ты будешь честно отвечать на все мои вопросы. Если мне покажется, что ты говоришь слишком громко, или, не дай боги, врешь, я убью тебя и твоего ребенка, что так безмятежно спит в соседней комнате. Ты меня поняла?
   Девушка медленно моргнула широко открытыми, налитыми слезами глазами.
   - Вот и хорошо, вот и договорились, - прошептал убийца, убирая руку ото рта.
   - Что ты сделал с Ульримом? - захлебываясь от слез, спросила заложница.
   - Если ты имеешь в виду человека, что спал с тобой, то он мертв. А если ты еще раз откроешь рот, когда тебя не спросят, то будет мертв и твой ребенок. А тебя я буду пытать.
   Женщина замолчала, только всхлипы прорывались через плотно сомкнутый рот.
   - Вот так, вот и умничка. Теперь, будь добренька, расскажи мне, как тебя зовут, дорогуша?
   - Филиния, - всхлипнула девушка.
   - Молодец, хорошее начало. А теперь ответь, пожалуйста, что тебя связывает с господином Шепом де Нортом? Как часто он бывает в твоей таверне? И только не ври, я лжецов, ох как не люблю.
   - Он приходит в эту таверну каждый шестой день недели. Только вот последние пару месяцев я его не видела. Там он общается со своими осведомителями, они через меня передают ему послания, чтоб их не видели рядом с ним.
   - Значит, говоришь, каждый шестой день в недели?
   - Да, именно.
   - А кроме тебя, милочка, кто-нибудь еще в этой корчме с ним работает?
   - Да, практически все официантки.
   - Ты хорошо себя вела, лапуля, ты молодец. Все закончилось, я ухожу.
   Произнеся последнюю фразу, Призрак, снова заткнул рот девушке и вдавил узкое лезвие ей в ухо, проткнув барабанные перепонки, а затем и мозг несчастной. Затем аккуратно срезал клочок волос с голов убитых, завязал их узелком и положил в мешочек, висящий на поясе.
   Закончив свой обряд, убийца, прищурившись, начал вглядываться в предметы расположенные в комнате. Масляную лампу он нашел минут через пять. Зажег ее, снова осмотрел комнату при тусклом свете, затем поджег одеяло и, плеснув на него масла, кинул рядом саму лампу. Пламя быстро охватило практически всю кровать. Полюбовавшись делом рук своих, ассаин поспешил удалиться.
   Призрак осторожно вышел на улицу, там было все еще темно - дым заметят не сразу. Он быстрым шагом направился к своей гостинице. В его крови кипел адреналин - так всегда бывает после убийства. В голове крутились мысли. Мог ли он выяснить все то, что узнал от этой женщины, не прибегая к лишним жертвам? Естественно мог, понаблюдал бы еще пару недель за де Нортом, и все бы встало на свои места. Но тогда бы ему пришлось намного дольше торчать в этом проклятом городе, где он не мог воспользоваться своей первой личностью, и вынужден был жить как обычный крестьянин. К тому же это было бы не так интересно, и не так приятно. Нет, определенно, он все сделал правильно. Придя в свою комнату, Призрак лег в кровать и тут же уснул с блаженной улыбкой счастливого человека.
   Пожары для практически полностью деревянного города явление страшное. Огонь может распространиться на соседние дома за считанные минуты. Но, слава богам, в этот раз сгорел только один дом. Никакого расследования по этому поводу проведено не было, дом сгорел дотла. Среди обгоревшего остова было найдено три тела. Все это Призрак узнал из сплетен. Он все так же продолжал аккуратно следить за жертвой. Де Норт проявил активное участие в расследовании пожара и, судя по его поведению, у него были какие-то подозрения. Но это даже играло на руку убийце.
   Спустя неделю после пожара, Призрак пришел в ту самую харчевню и, устроившись поближе к выходу из кухни, стал ждать свою цель. Де Норт появился примерно в то же время, что и в прошлый раз, сел за тот же самый столик и подозвал официанта. Призрак напряг весь свой слух, постарался отгородиться от посторонних шумов, стараясь расслышать, что закажет сыщик.
   Полностью заказ расслышать не удалось, но одно он услышал точно - суп. Любителей поесть суп вечером обычно немного. Призрак специально уселся так, чтоб видеть, что несут, и кому. Теперь оставалось дождаться, когда заказ сыщика будет готов.
   Ждать пришлось не слишком долго. Минут через пятнадцать официант вышел и направился к столу де Норт, неся на подносе какую-то еду, среди которой была и тарелка с супом. Подловив момент, Призрак резко встал и, как бы невзначай, столкнулся с официантом. Тот пошатнулся, но все-таки удержал все свои блюда на подносе. Призрак же сделал шаг назад, задев стоящую на столе тарелку, из которой недавно ел. Тарелка опрокинулась на пол, увлекая за собой приборы.
   - Осторожней же надо быть, милейший, - произнес убийца.
   - Прошу прощения, господин, сейчас я все подниму, - проговорил официант, ставя поднос на стол и нагибаясь к полу.
   Пока парень был занят уборкой осколков с пола, Призрак незаметно накапал в суп де Норта зелье истины. Конечно, была вероятность, что суп несут не ему. На это случай у Призрака был второй флакон с зельем.
   - Ладно, можешь не стараться, - произнес Призрак, когда официант разогнулся и начал протирать стол. Я все равно скоро пересяду, вот только пиво допью.
   Официант понес свой поднос дальше. Призрак с удовлетворением проследил, как он поставил суп перед де Нортом. Потягивая из кружки пиво, он подождал, когда сыщик съест достаточное количество отравы, затем, допив одним глотком оставшееся пиво, положил серебряный ноготок на стол и направился к столику де Норта.
   - Добрый вечер, господин сыщик, - проговорил он, присев.
   - Чем обязан? - с удивлением посмотрел на него сыщик.
   Краем глаза Призрак заметил, как насторожились охранники де Норта.
   - Вам что-нибудь говорит имя - Филиния?
   - Допустим, - насторожился де Норт.
   - У меня есть информация, как она погибла, - заговорщески произнес Призрак.
   Де Норт кивнул своим охранника - мол, все в порядке и снова посмотрел на Призрака.
   - Я слушаю.
   - Она погибла не от несчастного случая, - начал убийца.
   Зелье должно подействовать через пару минут, на это время он должен овладеть вниманием сыщика.
   - Ее убили, потому что она узнала кое-что очень важное. И хотела это рассказать вам.
   - Что узнала?
   - Я не могу вам сказать, а то они и меня убьют, - испуганным голосом проговорил Призрак.
   - Не волнуйтесь, я вас смогу защитить.
   - А как вы меня защитите? Вот, как?
   - Я пристааавлллююю к вааам оххх..., - глаза сыщика стали мутные, он замолчал и с глупой улыбкой посмотрел на своего собеседника.
   - О чем мы там с вами говорили? - произнес он пьяным голосом.
   - Вы хотели мне рассказать о том, как был убит Зендер ла Сопраф де Рок, - сразу же сменил тему Призрак.
   - Ну, что ту рассказывать? Пришлый его, наверняка, убил. Как, кстати, и начальника стражи Ролеста, только тщщщ, - сыщик приложил палец к губам, - об этом никто не должен знать.
   - Кто такой, Пришлый?
   - Да, демоны его знают, кто он такой. Рус, его зовут, а Пришлый прозвище. Пришел, демоны знает, откуда. Нашумел тут у нас в городе. Две банды грабителей караванов уничтожил, да и начальника стражи, хе-хе, вместе с его отрядом. А потом в Столицу слинял и дом, между прочим, там купил.
   - Адрес дома?
   - Улица Лодочников, дом номер шесть.
   - Как он убил мага - демонолога?
   - Этого я вам не скажу, не знаю. Этот Пришлый вообще странный тип. И чего он умеет, а что нет, я не знаю. Но, что он не человек - это точно. Ото всех, кого он убил, хе-хе, душком демоническим попахивает. Это мне так специалист по магии аур сказал, - поднял кверху палец де Норт.
   - Кто нашел бумаги в тайнике?
   - Он и нашел, а потом, хе-хе, мне сдал, а я уже рассказал капитану тамошнего сыска про них. Только это тоже тайна, - наклонившись к Призраку, прошептал де Норт.
   - Кто еще знает про бумаги?
   - Я больше никому не рассказывал, а кому Пришлый рассказал, то не ведаю.
   - Что ты рассказал мэру?
   - Хе-хе, а рассказал я ему, что начальника стражи убил демонолог из Столицы, потому что сам в сговоре с ним был, а потом, хе-хе, и сам от своих демонов загнулся.
   Призрак задумался - все ли он спросил, что надо? Вроде все, можно уходить. Он встал и направился к выходу, а де Норт в это время приложился к кружке пива, которую не допил до его прихода - зелье сильную жажду вызывает. А кроме этого и полную потерю памяти. До тех пор пока не уснет, де Норт будет вести себя как пьяный. А после того как проснется, он не будет помнить ничего, то есть вообще ничего - его мозг будет девственно пуст. Он забудет даже как говорить, да что там говорить, он ходить разучится. Но Призрак не собирался за этим наблюдать. Завтра с утра он сядет в дилижанс и помчится в Столицу. Его нанимателю нужна информация.

Глава 4

   В каждом деле главное - это хорошая подготовка. Ибо восемьдесят, а то и все девяносто процентов операции зависят от тщательности планирования. Зная эту нехитрую истину, я старался как можно больше узнать про Нурдорвский тракт. Поэтому днями сидел за книжками и картами, принесенными Синком, отвлекаясь только на еду, ибо времени до выступления осталось не так уж и много.
   Я выписал все даты и места нападения, которые удалось найти в принесенных Синком источниках. Отметив все это на карте, я выяснил: караваны практически никогда не пропадали на постоялых дворах. Подавляющие большинство караванов пропало в районе двенадцати, семнадцати дней пути от Столицы. Так же я заметил одну очень важную деталь: в основном пропадали именно хорошо охраняемые, дорогие грузы. Тут к бабке ходить не надо - где-то у нападавших есть информатор. А скорее всего, не один, а целая группа. После пропажи караванов, их всегда искали, но всегда безрезультатно. Иногда всплывали какие-то вещи из пропавшего обоза, но людей не находили никогда.
   Де Горс все-таки умудрился раздобыть готовый доспех из шкуры ирвингов. К сожалению, он оказался не моего размера, но мастер отдал его какому-то портному на перешивку. Тот пришел, снял с меня мерки, содрал бешеный гонорар за срочность заказа, но дело свое сделал - к концу третьего дня Нурп принес мне заказанное обмундирование. Доспех состоял из плотного жилета с капюшоном и высоким воротником, закрывающим горло. Так же прилагались довольно удобные штаны с кармашками под метательные ножи на бедрах и ботинки. В качестве бонуса прилагался островерхий шлем с бармицей и личиной выполненной из кожи того же ирвинга. И это правильно, голову в бою лучше защитить металлом, а то дадут по башке мечом, даже если кожу капюшона не прорубят, то череп проломят обязательно. Возможно, стоило бы взять и рубаху из подобного материала, но очень уж накладно выходит подобная одежонка. Авось, и без рубахи обойдусь.
   И вот, настало время выхода. Закинув за спину торбу с разной походной мелочью и провиантом, я направился в путь, немного грустный от того, что Лучия так и не пришла попрощаться. Мне надо оставаться незамеченным, а это значит быть мобильным и быстрым. Что заставляло меня обходиться без быков и тащить весь скарб самому. Тут уж мне вновь помогла мая предусмотрительность. Я на карте отметил все таверны. Между самыми дальними из них расстояние не превышало трех дневных переходов. А это значит, что тащить еды на три недели мне незачем, лучше взять менее тяжелые ноготки и запасаться харчами в дорожных корчмах.
   Вопреки моим ожиданиям, люди Армидона вышли из ворот почти сразу же за мной. Дисциплина там была на уровне, я рассчитывал, что они провозятся до обеда. Передовой отряд состоял из десяти крытых возов, вокруг которых суетилось штук тридцать разношерстно одетых людей. Человек пятнадцать из них были в доспехах и при оружии. Колонна медленно прошла мимо меня, направляясь в сторону Нурдорвского тракта.
   Я решил подождать и посмотреть, что за войско поведет за собой Армидон. Ровно через три часа в воротах заблестели доспехи воинов. Во главе отряда на коне восседал Армидон, собственной персоной. За ним шествовали строем человек сто пятьдесят солдат. Из них большая часть была наемников - их было легко отличить по разношерсным доспехам и вооружению. Замыкали колонну неизменные бычки с возками. Без обоза не обойтись при любом передвижении мало-мальски серьезного войска. Что ж, у Армидона своя дорога, у меня своя. Пока колонна не достигла места моего наблюдения, я двинулся по тракту.
   Догнал передовую колонну и пристроился к ней в качестве попутчика. Кроме меня таких приблудных путников было еще человека четыре. Многие предпочитали путешествовать в составе крупного отряда - так намного безопасней. Мы шли как бы вместе с колонной, но в тоже время не имели к ней никакого отношения.
   Первый переход окончился на постоялом дворе. Вокруг Столицы они были натыканы по всем дорогам на расстоянии дневного перехода. Большая часть людей из отряда осталась ночевать на улице. Ибо за постоялый двор надо платить, и платить из своего кармана, а солдаты народ рачительный - они лучше поспят на природе, но сэкономят деньги, которые потом пропьют.
   Что самое удивительное, во время всего путешествия я не заметил, чтоб из возков выходили люди. Не может быть, чтоб они и нужду справляли под ворохом тряпья! Я же знал, что они там есть. Без магии, думаю, тут дело не обошлось.
   В отличие от простых воинов и путешественников я мог себе позволить ночевать в таверне. Чем и не преминул воспользоваться. Вряд ли в одном переходе от Столицы кто-то сподобится напасть на отряд. Поэтому можно не только поспать на мягком, но и пропустить пару кружек пивка.
   Договорившись о комнате с хозяином, я спустился в главный зал поужинать. Маленьких столиков зале было всего два. И их уже заняли. За одним из таких столов я заметил людей из отряда. Трое человек тихо о чем-то беседовали. Интересно, кто из них маг? Хорошо одетые дородные мужики изображали из себя купцов. Еще человек пять воинов из их компании сидели за длинным столом в обществе других путешественников и немногих крестьян, пришедших сюда отдохнуть от жен. За этот стол я и решил сесть. Заказав себе пару пива и прожаренного мяса, я пододвинул конопатого парня, сидящего на краю.
   - ...ой ирвингов идете? - услышал я окончание вопроса, от сидящего напротив коренастого крестьянина с лысой головой.
   - Ну, да, именно за шкурой и идем. Наш хозяин хочет изрядное количество ентих шкур приобрести, - отвечал самый молодой солдат, с помутневшими от спиртного глазами.
   - А не боязно вам? А то люди говорят, озорует хтось на Нурдорвском тракте, - вытянув лицо вперед, поинтересовался конопатый.
   - А че нам боятся? - удивился солдат постарше с имперской бородкой, - Нас почитай полторы дюжины отборных бойцов. Нам сам хозяин нижнего мира не страшен.
   - И поболе народу там безвестно пропадало, - бухнул кто-то басом, с противоположного конца стола.
   - Да дураки потому что были, - степенно проговорил молодой солдат.
   - А вы, значиться, не дураки? - усмехнулся лысый. - Коли были бы не дураки. Молчали бы в тряпочку о том куда едите.
   - На что это ты, лысая морда, намекаешь!? - подскочил солдат с имперской бородкой.
   - Охолонитесь вы, - проговорил самый старший из бойцов - коренастый мужик с седыми усами и волосами, положив руку на плечо вскочившему. - Ты, Кронц, оставь свой пыл для бандитов, коли появятся такие. А ты, лысый, еще раз что-то вякнешь, я тебе сам твой длинный язык отрежу! - с силой воткнув в стол нож для убедительности, закончил спор седой.
   Тут мне, наконец, принесли мой заказ, и я занялся им. А мужики еще долго разговаривали о том, насколько опасен Нурдорвский тракт. Спор между солдатами и деревенскими разгорался все больше. Чем он закончится, я досматривать не стал, еще меня втянут. Поднялся в свою комнату и завалился спать.
   На следующий день меня разбудил шум с улицы. Выглянул в окно: передовой отряд Армидона собирался в дорогу. Его основные силы на постоялом дворе так и не появились. Видимо заночевали в отдалении, чтоб не светиться. Я не спеша поднялся и начал собираться. Хотя, голому собираться - только подпоясаться. До того как люди Армидона ушли на достаточное расстояние я даже успел позавтракать и купить припаса на день дороги. По моей карте, следующую ночь я ночую опять на постоялом дворе, как и через одну.
   Днем я так же двигался в виду отряда, лишь слегка отставая от него. Вечером снова сел ужинать на постоялом дворе, как две капли воды похожим на предыдущий. Воины опять рассказывали байки про ценный груз, всем кому это было интересно.
   Третий день от предыдущих также ничем не отличался. Но вечером меня подозвал к себе седой солдат. Ему очень было интересно, что это я к ихнему отряду так плотно привязался. Пришлось рассказать ему приготовленную легенду. Я вольный охотник за головами, надеюсь получить награду за решение проблемы Нурдовского тракта. А с их отрядом мне путешествовать сподручней. Седой усмехнулся в усы моим амбициям, а может глупости. Но запрещать идти рядом не стал. Это выглядело бы подозрительно. Кто ж от лишнего халявного бойца отказывается?
   После нашего выхода из Столицы прошло уже дней пятнадцать. За это время я ни разу не видел основной отряд Армидона. В каждой таверне солдаты заводили разговор о Нурдорвском тракте, невзначай проговаривались, что везут особо ценный груз. Не редко вступали в конфликт с крестьянами. Именно в тавернах я позволял себе расслабиться и отдохнуть, а так же выспаться. Когда отряд ночевал под открытым небом, мне приходилось следить за обстановкой из-за укромного местечка. Хотя меня и приглашали к костру. Ибо за время путешествия я уже успел познакомиться с некоторыми из солдат. Но я всякий раз вежливо отказывался. Мне нужно было смотреть со стороны, иначе, если начнется заварушка, я окажусь в самом центре и погибну вместе с остальными. Да и близко знакомиться с кем-либо я не хотел. Во время боя, я должен лишь наблюдать, а это будет сложно сделать, если видишь, как убивают твоего знакомого.
   Последние два перехода нам не попалось ни одной таверны. И эту ночь мы так же должны провести без крыши над головой. А это значит, мне опять не удастся уснуть. Трое суток без сна даже для моего организма слишком большая нагрузка. Ночи, проведенные на холоде без костра и палатки, защищающей от ветра, так же не сказываются положительно на моем состоянии.
   Этой ночью я выбрал в качестве наблюдательного пункта высокую сосну, находящуюся метрах в сорока от лагеря. С наступлением темноты я аккуратно забрался на самую вершину, привязал себя к дереву, чтоб ненароком не свалиться, и стал наблюдать за лагерем.
   Хоть и было темно как у негра в одном месте, но некоторый народ еще не ложился спать. Кое-где горели костерки, вокруг которых сидели солдаты, о чем-то беседуя между собой. Прислушавшись к окружающему миру, я нашел часовых, которых как всегда было шесть человек. Они находились в специально оборудованных секретах вокруг лагеря. Что бы их не обнаруживать людей даже не меняли, просто каждую ночь дежурила новая смена. Глазами я всех разглядеть не смог, но двоих увидеть удалось. Они находились недалеко от моего наблюдательного пункта: устроили лежу, прикидываясь сугробами.
   По моим расчетам время подошло к полуночи, кода все, наконец, угомонились. Лагерь погрузился в тишину, нарушаемую только потрескиванием деревьев в лесу. Наблюдать стало и вовсе сложно, каждую секунду я клевал носом, рискуя уснуть. Пару раз даже дреманул, и только веревка помешала мне свалиться с дерева. Постоянное напряжения слуха, тоже очень выматывало. Если кто-то будет подходить к лагерю я должен почуять его по биению пульса.
   Из полудремы меня вывело какое-то странное чувство. Я встряхнул головой, чтобы привести мысли в порядок и определить, что меня обеспокоило. Ответ пришел через несколько секунд: появились новые действующие лица - я услышал биения пульсов. Но они были настолько слабо выраженные, что сразу я этого не сообразил. Несколько из пришедших были недалеко от меня, рядом с секретами.
   Я посмотрел вниз. Люди в секретах продолжали безмятежно наблюдать за ночным лесом. В отличие от меня, для них это было делом не таким простым. Ведь у них нет ночного зрения. Я вгляделся в ночь, пытаясь увидеть незваных гостей. Но мне не сразу удалось это сделать, даже точно зная, где они находятся. Наконец удалось разглядеть несколько личностей, которые, казалось, слились с самим мраком. Это были разношерстно одетые люди: кто был в кафтане, кто в кольчуге, кто в жилетке.
   Присмотревшись более внимательно, я прижался к дереву, попытавшись слиться с ним, сделаться незаметным, невидимым, несуществующим. Меня охватил ужас. Мне захотелось оказаться от этого места как можно дальше. У всех пришедших алым светом горели глаза, глаза источающие ужас. И таких пришельцев собралось в это месте много. Очень много! Ужасно много!

Глава 5

   Илиал де Синиш сидел на утепленной веранде своего небольшого дома недалеко от Столицы. Он держал в руках книгу, но его мысли были далеко. Последнее время маг все чаще думал, что ему не повезло в жизни. Он был магом огня, причем довольно неплохим. Как только он узнал о своем даре, Илиан решил, что будет именно боевым магом, в этом направлении он и начал развивать свой потенциал. Как оказалось - это была ошибка. В его двадцать девять лет другие маги уже скопили порядочный капитал. А он? Он только растратил все сбережения его рода на учителей и книги. И теперь за душой у де Синиша практически ничего не было, кроме пары деревень, которые помогали ему хоть как-то держаться на плаву. Настало мирное время, и боевые маги стали никому не нужны. Сейчас в почете маги разума, демонологии, аурники, маги земли и воды. Да все могут зарабатывать, кроме него - боевого мага огня. У Илиала же выбор профессий небольшой. Можно наняться в охранники караванов. Но купцы гораздо охотней наймут полторы дюжины обычных воинов, чем одного мага. Большая охрана предотвращает нападение своим видом, в отличие от одного мага, который может уничтожить нападающих, но предотвратить своим видом нападение не в силах. А снижать ставку или наняться в частные охранники ему не позволяли амбиции. Вот и выходит, что он - маг, а живет хуже дворянчика средней руки.
   - Господин де Синиш, к вам посетители, - отвлек мага от тяжких дум Полсан - старый дворецкий, который уже несколько десятков лет служит их роду. Именно по этому он, наверно, до сих пор не ушел на большую ставку.
   - Кого там еще демоны принесли!?
   - Господин Армидон ла Орнос де Торк, по важному делу.
   - Зови его в гостиную, послушаю, что он скажет, - вздохнул Илиал.
   Когда маг зашел в гостиную, там уже сидел высокий молодой человек плотного сложения, со светлыми волосами до плеч.
   - Добрый день, чем могу помочь? - спросил де Синиш, присаживаясь напротив.
   - Здравствуйте. Мне посоветовал к вам обратиться господин Голиен де Инит. По его словам, в моем деле, лучше вас мне никто не поможет.
   - Господина де Инита я знаю. Он был другом моего отца, да дадут боги ему быстрого перерождения. Чем же я могу вам помочь?
   - Гхм... Вы наверняка слышали о Нурдорвском тракте. О том, что там пропадают караваны.
   - Естественно, - кивнул маг.
   - Так вот, у меня есть план, как эту проблему решить. В данный момент я формирую отряд для устранения этой неизвестной банды, уже много лет терзающей бедных купцов. В отряде мне нужны маги. И желательно, чтоб маги были боевыми. А вы, лучший боевой маг, находящийся вблизи Столицы.
   - Господин де Торк, не надо мне льстить. Я отлично знаю, почему вы пришли именно ко мне. Я не спорю, что я хороший боевой маг, но далеко не лучший. Вы, наверно, хотели сказать, что я лучший из тех, кого можно нанять за достаточно небольшие деньги.
   Маг пронзительным взглядом уставился на своего собеседника, но Армидон не растерялся.
   - Не буду с этим спорить. Но, тем не менее, в случае вашего согласия, вознаграждение будет достойным. В этом можете не сомневаться.
   - Мне бы хотелось сначала услышать, в чем будет заключаться моя роль. А лучше, план целиком. Лишь тогда я смогу вам ответить.
   - Сначала поклянитесь, что не расскажите никому о нашем разговоре. Даже если откажетесь от участия.
   - Можете быть в этом уверены, господин де Торк. Я не из болтливых.
   - Хорошо, тогда слушайте. Сначала по Нурдорвскому тракту проходят специальные люди, которые намекают о том, что скоро по дороге пройдет богатый караван. Затем мы пускаем по тракту приманку. Десять крытых возов в сопровождении пятнадцати охранников и еще человек пятнадцать слуг и погонщиков. Все люди профессиональные воины, даже слуги. На постоялых дворах воины непринужденно будут извещать о том, что идет караван с особо ценным грузом, за большим количеством шкур ирвингв. Так же они будут вступать в конфликты с местными крестьянами. Чтоб кто-то из обиженных обязательно сообщил злодеям о движущемся обозе.
   - Я слышал, что однажды там пропал отряд в сотню бойцов. Вы надеетесь удивить противника неожиданно преобразовавшимися слугами? - усмехнулся маг.
   - Нет, конечно. В каждом возке будет по шесть человек, а неожиданно появившиеся шесть десятков воинов - это серьезное подспорье. К тому же следом пойдет отряд в две сотни опытнейших солдат, которые через три часа будут на месте нападения. Почти сотня умелых бойцов продержится три часа до прихода основных сил, даже если нападающих будет в три раза больше.
   - Интересно, как же вы собираетесь спрятать в возках такое количество народа. Да еще, чтоб никто не заподозрил, что там люди, а не груз.
   - Я уже договорился с одним магом разума. Он введет людей в такой глубокий транс, что даже их сердце будет биться раз в час. Что позволит людям находиться до месяца в неподвижном состоянии, и им даже еда и вода будут не нужны. Из транса их выведет сигнал специального рога, который будет у десятников и капитана Салтора, который будет командовать всеми солдатами. Маг разума также дал воинам установку, что делать после пробуждения, так что в бой они вступят без промедления.
   - Задумка хороша, - почесал затылок маг. - Но я-то вам зачем?
   - Как будто вы сами не догадываетесь. Отряд с боевым магом в несколько раз сильнее, чем без него.
   - Вы хотите, чтоб я подобно вашим солдатам изображал из себя аппетитного поросеночка, для стаи волков?
   - Ну, скорее, это вы будите волком. Волком в овечьей шкуре, - широко улыбнувшись, возразил Армидон.
   - В любом случае, свою шкуру мне придется подставить, - парировал маг.
   - Без этого никуда. Но и вознаграждение будет соответствующие, - проговорил де Торк, продолжая улыбаться.
   - Сколько?
   - Два золотых в случае если мы никого не обнаружим и четыре, если операция увенчается успехом.
   - Три в случае пустышки и шесть при победе. И мои приказы солдаты должны выполнять так же, как и приказы капитана, - произнес маг. - Возражения не принимаются, - закончил Илиал, увидев, что Армидон пытается что-то сказать.
   - Согласен, - вздохнул де Торк. Выступаем через неделю.
   Илиал основательно подошел к подготовке к своему первому, боевому заданию. Он много слышал о Нурдорвском тракте, но что там ожидать не знал. Поэтому решил подготовиться на все случаи жизни. Он зарядил несколько амулетов, которые связал с собой. Если подобный амулет повесить на шею человеку, то когда с ним что-то случится, маг обязательно это почувствует. Так же он освежил в памяти все заклинания, которые могут пригодиться в походе. Подобрал себе доспех и оружие. Он решил изображать из себя одного из солдат охраны. Все свободное время Илиал медитировал перед камином, стараясь набрать как можно больше магической энергии.
   Перед днем выступления Армидон собрал совет, на котором присутствовало все командование отряда. Присутствовал там и де Синиш. Ничего нового на совете он не узнал. Там уточнялись детали плана и реакция на возможные события. Армидон и Голиен де Инит (он тоже принимал участие в планирование) пытались предусмотреть все возможные варианты развития событий. Но в силу нулевой известности о противнике, вариантов было слишком много. Совет продлился до поздней ночи.
   На следующий день зевающий Илиал шел сбоку второго возка, изображая из себя ленивого охранника. Первый воз охранял лично капитан Салтор с лучшими бойцами. Вокруг воза де Синиша шло еще человека три, которые охраняли скорее мага, чем воз. Перед тем как двинуться в путь Илиал раздал амулеты шестерым охранникам, распределяя их так, чтоб они двигались в разных концах обоза. Хоть маг и не думал, что так близко к городу случится нападение, или оно произойдет так, что тревогу поднять не сумеют, но береженого, свои боги берегут, а другие не трогают.
   До первого постоялого двора они дошли без приключений. По оговоренному плану воины, сев за один стол с крестьянами и другими путниками, начали разглагольствовать о ценности своего груза. Де Синиш в диалогах участия не принимал, но следил за всеми очень внимательно, пытаясь угадать доносчика. Он не исключал возможности, что наводчик может находиться непосредственно рядом со Столицей. Его внимание привлек странный молодой человек, подсевший несколько позже за их столик. Он сидел молча, но что-то в нем насторожило мага. От него буквально веяло опасностью. Следовало бы тщательно просканировать его ауру, но, к сожалению, Илиал никогда не был силен в этом направлении магии. Тут нужен был глубокий анализ, на который способны только профессионалы ауристы.
   На следующий день маг заметил странного человека, следующим в их колонне. Это выглядело еще более подозрительно. А когда, незнакомец появился и на третий день, Илиал попросил капитана поговорить с ним. Сам же присутствовал при разговоре в качестве охранника. Объяснения человека выглядели вполне правдоподобно - он был охотником за головами. Хотел поиграть в сыщика и узнать, кто грабит караваны. Возможно, это было и правдой, но глаз с него спускать не следовало. Главное, чтоб он в возы свой нос не совал.
   Де Синиш не слишком часто путешествовал, тем более на такие дальние расстояния. Поход для него проходил тяжело. Дни были похожи один на другой, его терзала скука и вечная усталость в ногах. Когда приходил вечер он просто валился с ног от усталости. Лишь будущая возможность немного подправить свои финансовые дела поддерживала его моральный дух. Но к пятнадцатой ночи даже эта мысль ему уже не слишком помогала. Предстоящая третья ночь на жесткой земле навевала тоску.
   Промороженная до твердости камня почва не самое удобное место для сна, особенно для привычного к комфорту мага. Уже третью ночь на природе мага мучила бессонница, хотя он и чувствовал себя ужасно усталым, заснуть все не получалось. Проворочавшись несколько часов, ему наконец-то удалось провалиться в блаженный сон, тут же прерванный сигналом от амулета. Каждую ночь маг раздавал амулеты смене часовых. И вот один из них сообщал: носитель амулета мертв. Не успел Илиал переварить эту мысль, как сигнал пришел еще от двух часовых.
   - Началось! - проговорил маг и схватил лежащий под рукой рог.
   Звуки рога разнеслись далеко окрест, давая сигнал основным силам выступать и пробуждая спящих в возах бойцов. Протрубив, Илиал ринулся к выходу из шатра, ту же почувствовав, как умерли остальные часовые. Нервничая, он еле открыл вход в палатку. Вылезая, запутался в ткани шатра.
   - Тревога!!! - заорал выскочивший на четырех костях маг.
   - К оружию!!! - снова крикнул он, поднимаясь в рост.
   Наконец ему удалось оглядеться. Стояла кромешная тьма. Свет едва тлеющих костров не мог ее разогнать. Маг напрягся и приказал пламеню костров разгореться. В разных концах лагеря моментально вспыхнули уже практически догоревшие угли. Стало немного светлее, можно было осмотреться. Из возков, поставленных кругом, неуклюже выскакивали бойцы - все-таки долгая неподвижность сказалось на них не лучшим образом, хотя маг разума уверял, что последствия будут минимальны. Из шатров выползали заспанные люди. Хотя все они были при оружии и доспехах. Все понимали, что не на пикнике. Люди начали просыпаться, но медленно, слишком медленно.
   С разных концов лагеря раздались крики и звон оружия. Маг обратил внимание на самый крайний шатер, едва различимый в свете костров. Оттуда выбирался какой-то воин, но тут что-то темное прыгнуло ему на спину, подмяв человека под себя. Тварь тут же поднялась, сверкнув угольками глаз, и потащила бойца в темноту. Двое его товарищей, вылезшие первыми, обернулись, выхватив мечи. Из темноты выскочило еще несколько существ.
   - Все к кострам!!! - послышался хриплый крик капитана Салтора.
   Де Синиш хоть и был боевым магом, но боевого опыта не имел. Он растерялся и не мог сообразить, что ему делать: двигаться к кострам или помочь бойцам, столкнувшимся с неизвестным противникам. Его замешательство длилось всего несколько секунд, но этого хватило, чтоб освободить его от выбора. Бойцов больше не стало. Четыре твари набросились на них с разных сторон, двигаясь с такой скоростью, что профессиональные воины не смогли ничего предпринять. Одному солдату тварь спрыгнула на спину прямо с дерева, под которым стоял шатер. Это заставило мага активировать огненную ауру, что и спасло его жизнь. Со спины на него накинулось похожее существо. Но аура сработала отлично. Вспыхнув факелом, тварь, которая к удивлению мага оказалось человеческого вида, метнулась обратно в лес. Де Синиш от неожиданности отшатнулся, но удержался на ногах. Он бросился к кострам, у которых было несколько человек со щитами.
   Самое страшное было то, что твари нападали отовсюду. Люди были в панике и не могли ничего предпринять. Плотную ткань возов с людьми, твари разрывали острыми, длинными когтями, и сразу с нескольких сторон туда заскакивали смертельно быстрые твари. Не слишком большой вагончик превращался в ловушку, оттуда уже никто не мог вылезти. В нападающих стреляли из арбалетов, их рубили мечами, но должного эффекта это не приносило, даже когда в них удавалось попасть.
   - Пригнись! - закричал один из бойцов магу, когда до стены щитов, которой отгородились воины оставалось не больше двух метров. Илиал упал в снег, над ним пролетело несколько болтов, продырявив тварь сзади него и отбросив тело существа на несколько шагов назад. Его тут же втащили за спины щитоносцев. У костров их собралось двенадцать человек. Вокруг же была бойня.
   - Сделай что-нибудь, маг! - встряхнул потерянного Илиала за грудки капитан Салтор. - Этих демонов не берет оружие.
   Это немного привело мага в чувство.
   - Надо прорываться, - произнес де Синиш абсолютно спокойным голосом. - Уходим к дороге. А там навстречу основному отряду. Всем сгруппироваться вокруг меня. Попробую растянуть огненную ауру на всех.
   - Выполнять! - крикнул капитан.
   Все люди сгруппировались как раз вовремя. Аура возникла в тот момент, когда твари прорвались к центру лагеря.
   - Никому не отходить от меня, иначе сгорите, - произнес Илиал, вытирая кровь, выступившую из носа от напряжения.
   - Держать строй! - крикнул капитан. - На раз-два двигаемся к дороге. Арбалетчикам держать сектора.
   Резко сократившийся отряд медленно направился в сторону дорожного тракта. В покидаемом лагере еще раздавались крики, стоны и звон оружия. Кто-то все еще сражался за свою жизнь, сражались с упорством обреченных. Отступающие люди старались не слушать эти ужасные звуки. Они ничем не могли помочь оставшимся в живых солдатам.
   Люди успели сделать не больше двух десятков шагов, как вокруг их отряда начали метаться стремительные тени. Вот, сразу несколько тварей решили напасть одновременно, но наткнувшись на огонь, с криком отшатнулись в сторону. Больше они такой попытки не повторяли. Звери в людском обличии двигались вокруг огненного круга, не рискуя напасть.
   - Что это за чудовища!? - спросил капитан у мага, когда они прошли еще десяток шагов, а существа все не отставали.
   - Похоже, это вампиры, капитан, - произнес надтреснутым голосом истекающий потом маг.
   - Вампиры!? Но их же истребили, - удивился Салтор.
   - Не о том думаешь, капитан. Я не смогу удерживать долго огненную ауру. Что будем делать, когда я ослабну?
   - Нельзя этого допустить. Ты можешь сейчас как-то им навредить? Как-то отвлечь?
   - Да, я могу пустить пал - направленный огонь. Но только в одну сторону.
   - Пускай его в сторону лагеря - их там больше всего. Мы же побежим по дороге. Другого выхода нет.
   - Дайте мне сюда все мечи и арбалеты. Я наложу на них ауру огня, вампиров будет рубить сподручней, да и освещение будет.
   Отряд ненадолго остановился, люди по очереди протянули свое оружие стоящему в центре Илиалу. Когда он притрагивался к мечу или болту, железо начинало светиться оранжевым светом. Заодно он дотрагивался до руки каждого воина, передавая ему частичку огня. Это заставляло, солдат двигаться быстрее и без усталости, растрачивая жизненную энергию, что сокращало их жизнь. Но сейчас у них просто не было выбора. С каждым прикосновением, из Илиала будто потихоньку вынимали стержень, но он никого не пропустил.
   - Начинаю, готовьтесь.
   Маг расслабился, отпуская огненную энергию, которую все это время держал в ауре. Словно камень сняли с его плеч - так ему полегчало. От отряда огонь побежал в разные стороны, пожирая снег как сухую траву. В направлении лагеря он с каждым метром разгорался все сильнее, освещая растерявшихся вампиров. В других направлениях, пал потух через десяток шагов.
   - Бежим! - крикнул маг.
   Они понеслись так, словно за ними гнались все демоны нижнего мира. Хотя, наверно так оно и было. Но через пару минуту, один из вампиров настиг Аироса. С разбегу запрыгнув ему на плечи. Следом, пригнувшись к земле, бежали еще две твари, но арбалетчики не зря ели свой хлеб - два огненных болта разрезали тьму, прервав бег кровососов. Зашипев словно змеи, они повалились на землю.
   Затем они лишились сразу двух бойцов. Трое упырей выскочил откуда-то сбоку. Слава богам, мечникам удалось достать их, пока вампиры занимались своими жертвами.
   Магу не пристало бегать, но Илиал понимал, что только от ног сейчас зависят их жизни. Аура и пал, почти полностью истощили его магические ресурсы. Теперь его хватит только на пару огненных шаров, которые он и сформировал, на всякий случай. Его руки были словно охвачены пламенем, но он не обращал на это внимание. Де Синиш уже давно привык, что огонь его друг.
   Так они пробежали еще около километра по тракту. Людям начало казаться, что им все-таки удалось оторваться. Твари потеряли их след. Илиал уже даже хотел потушить лежащие в ладонях огненные шары. Но тут прямо посередине дороги появилась темная человеческая фигура. Хоть на вампира силуэт похож и не был (те двигались в полусогнутом состоянии, а этот стоял в полный рост), но кто это, маг разбираться не стал, сразу швырнул туда один из шаров. Невидимым глазу движением, человек уклонился от снаряда. Тогда де Синиш кинул свой второй шар под ноги незнакомцу, наделяя его разрывной силой. Шар с шипением потух в сгустившейся вокруг странного человека тьме, будто попал в воду.
   - Что за демонщина!? - выругался маг.
   Одновременно с этим высказывание арбалетчики разрядили в человека свое оружие. От двух болтов незнакомец отклонился, остальные принял на черный щит. Маг мог поклясться, что долю секунды назад никакого щита у незнакомца не было. Но факт остается фактом. Странный человек стоял невредимым, и им оставалось только схлестнуться с ним в рукопашную.
   Капитан Салтор первым бросился на врага, увлекая за собой бойцов. Их противник быстро сделал несколько шагов назад, на месте, где он находился, тьма казалась особенно густой, и даже магический свет, исходящий от оружия, не смог ее разогнать. Трое бойцов еще стремительней метнулись к странному незнакомцу, но попав в темное облако, дико заорали, падая на землю. С раздирающим душу криком они принялись кататься по земле в позе эмбриона. С них лоскутьями начала слазить кожа. Еще один солдат угодил в облако только рукой, тут же отскочив обратно, теперь он тоже лежал на снегу дико воя и баюкая увечную конечность.
   - Никому не входить в облако!!! - выкрикнул маг очевидное.
   Четверо оставшихся бойцов обогнули смертельно опасный участок и с разных сторон набросились на существо. Меч в рука твари появился также неожиданно как и щит, завязался бой. Илиал собирал последние резервы силы, чтоб помочь своим товарищам. Он выставил вытянутые руки, опустив вниз ладони, и начал шептать нужные слова, щедро делясь и магической и жизненной силой, опустошая все запасы. Он отгородился от всего мира, полностью сосредоточившись на своем деле. Между руками медленно зарождался огненный вихрь. Он должен был пробит любую защиту, от него нет спасения. До завершения заклинания осталось не больше пары слов, когда все неожиданно прервалось. Илиал опустил глаза вниз, непонимающе смотря на лежащие на земле в луже крови руки, отрубленные по предплечья. Странно, но боли не было, возможно магический транс сыграл в этом свою роль. Между нелепо лежащими конечностями медленно гас вихрь огня, оставляя после себя лишь черное пятно земли, выделяющиеся на белом снегу. Затем де Синиш поднял взгляд: на месте, где полминуты назад начался бой, лежало четыре изрубленных тела. А напротив него самого стоял их противник. Теперь маг мог четко разглядеть его. Это был высокий человек с черными, короткими волосами, на аристократическом лице весело блестели серые глаза. Одет человек был в зеленую жилетку на меху, и такие же зеленые штаны. В руках он держал черный, круглый щит и такой же черный, одноручный меч, с которого лениво капала кровь.
   - Кто ты!? - спросил маг шепотом.
   - Я думаю, ты и сам уже давно догадался, - улыбнулся незнакомец, и в свете практически потухшего вихря огня Илиалу удалось разглядеть острые клыки.
   Илиал де Синиш лежал на пропитанном кровью снегу, устремив бессмысленный взгляд в темное, беззвездное небо, последние остатки крови вытекали из обрубленных рук и разорванного горла. Еще светилось магическим огнем оружие лежащих неподалеку бойцов. В тусклом свете можно было различить, как согнутые человеческие фигуры подходят к месту последнего боя молодого мага. Хозяин приказал убрать все, до того как начнется снегопад.

Глава 6

   С вершины моего дерева открывался отличный вид на весь лагерь передового отряда Армидона. Мне было видно, как небольшую поляну в лесу недалеко от дороги обступают со всех сторон вампиры, едва видимые в ночном мраке беззвездного неба даже для моего ночного зрения. Против этих тварей у людей не было никаких шансов. Вампиры напали сразу со всех сторон. Их было удивительно много, намного больше чем солдат.
   Сначала кровососы убили часовых, которых без труда нашли в их секретах. Несчастные даже пикнуть не успели, настолько стремительно и неожиданно было совершено нападение. Однако, к моему удивлению, кто-то в лагере все же почувствовал неладное. Звук боевого рога разорвал ночную тишину леса. Надо отдать должное воинам Армидона - реакция последовала мгновенная. Солдаты начали выскакивать из своих шатров, и даже из возков начали вылезать немного потерянные люди в доспехах и с оружием. Но упыри тоже зря времени не теряли. После звука рога они, уже не скрываясь, метнулись к лагерю.
   Еще не все солдаты вылезли из своих палаток, а бой уже начался. Хотя это был не бой, это была бойня. Арбалетчики не видели, куда стрелять, мечники не знали, кого рубить. Вампиры отлично видели в темноте и превосходили людей в силе и скорости. Хотя у тварей не было видимого мне оружия, его им отлично заменяли длинные словно кинжалы когти. Кто-то, скорее всего маг, разжег почти догоревшие костры, это дало немного света, и люди бросились к заполыхавшему огню. Но прорваться удалось далеко не всем. Только тем, чьи палатки были ближе к центру. Шатры по краям лагеря уже подверглись нападению, те, кто успел вылезти, сражались с подоспевшими тварями, тем самым давая людям в центре время для сбора отряда. Кто не успел вылезти, были уже мертвы. Возы превратились в ловушки для находящихся там людей. Время их реакции на звук рога было намного медленнее, чем у спящих солдат. Многие даже не успели покинуть крытые телеги. Даже один вампир, заскочивший внутрь воза, устраивал там кровавую баню.
   Десять возов расположились квадратом у края лагеря. Такое расположение дало некоторое время людям в центральных возах, чтоб прийти в себя и сгруппироваться для защиты. Человек двадцать пять сбились в отряд, и сумели отразить первый натиск вампиров. В результате первых нескольких минут боя, образовалось два более менее серьезных очага сопротивления. Один около костров, там было около десятка бойцов, второй около возов. Еще несколько человек сражались в разных концах лагеря, но с каждой секундой их количество сокращалось. Отряд у возов попытался прорваться к кострам, чтоб соединиться с остальными выжившими, но их рывок тут же увяз в яростной атаке вампиров. Упыри подныривали под мечи, разрывая сухожилия на ногах, гигантскими прыжками запрыгивал сверху, пытаясь впиться в шею, кидались со всех сторон, не обращая внимания на раны. Даже проткнутые насквозь твари умудрялись вцепиться в руку, а то и полоснуть когтями по горлу. Кучка выживших таяла на глазах, но и вампирам досталось - несколько их изрубленных тел лежали вместе с мертвыми солдатами.
   Тем временем, второй отряд начал прорыв: вокруг людей у костров образовалось какое-то оранжевое свечение, и они направились в сторону дороги. Несколько упырей попытались их остановить, но при соприкосновении со странным свечением, с шипением отскакивали назад, охваченные пламенем. Через полминуты я уже потерял отступающих из виду. А еще через минуту с той стороны пришла стена пламени, пожирая разгромленный лагерь, не успевших скрыться вампиров. Зацепило и людей вместе с возами. Деревянные телеги полыхнули, будто облитые бензином, загорелось и несколько деревьев с кустами.
   Некоторые люди по живучести могут дать фору любому вампиру. Даже после всего случившегося, в разных концах лагеря зашевелились несколько выживших. Они бросились в чащу леса, надеясь там скрыться от нападавших. Не думаю, правда, что им это удастся.
   Битва закончился полной победой темных сил. Победители начали убирать поле боя. Проверив уцелевшие возы, они собрали в мешки все, что посчитали ценным, а затем подожгли ставшие ненужными телеги. Затем собрали все трупы и раненых, причем раненых добивать не стали, лишь вырубили. Своих пострадавших собратьев упыри отнесли к уцелевшим быкам, которые не разбежались лишь по тому, что были привязаны. Регенерация делало свое дело и через некоторое время, раненые вампиры поднимались и начинали пожирать в ужасе мычащих животных.
   Весь процесс занял около часа. Все, что могло гореть, было сожжено, все трупы, даже трупы животных и раненые были собраны для переноски. Вампиры без видимых усилий взваливали себе на хребет туши не самых маленьких бычков, о людях и говорить нечего. А потом на поляну вступил он. Кто этот франт в зеленом я догадался сразу. Слишком он отличался от всех остальных. Он обошел всю поляну, по хозяйски оглядывая. Видимо увиденное его удовлетворило, лорд что-то произнес. И вся армия кровососов двинулась в сторону от дороги.
   Минут пятнадцать я еще сидел на дереве, прислушиваясь к каждому скрипу, и вглядываясь во тьму. Но поваливший густой снег сильно затруднял процесс обзора.
   - Что делать? - билась в голове мысль.
   Хочешь, не хочешь, а надо спускаться и идти по следам ушедших вампиров, иначе через полчаса тут уже ничего не найдешь. Как же мне не хотелось спускаться с такого безопасного дерева. Но иначе весь мой поход пойдет коту под хвост. Да я сам себя уважать перестану, если упущу такую возможность. В конце концов, именно для этого я сюда и приперся. Хотя даже самые страшные мои ожидания превзошла суровая действительность.
   Вздохнув, я отвязался от дерева и начал спуск вниз. Все мое небольшое богатство было припрятано прямо под дерево. На этот раз я не забыл захватить с собой и лыжи, которые очень облегчают путь по лесу. Надев это нехитрое изобретение, я покатился к поляне, где еще совсем недавно кипел бой. Ушедшие упыри проложили в снегу нехилую тропинку, которую уже начал присыпать густо идущий снег. По ней я и двинулся, пока тропа была еще видна. Снег оказался настолько утоптанным, что через пару десятков метров я снял лыжи, пошел пешком. Особо сильно я не торопился, по толщине слоя наваленного сверху снега, я мог догадываться насколько далеко ушли от меня вампиры. А нагонять их было очень опасно. Сохранял самую дальнюю дистанцию, только чтоб можно было разглядеть след, который петлял и извивался среди деревьев, пересекая не одну звериную тропу.
   Пока двигался, размышлял о своих дальнейших действиях. Ну, выслежу я упыриное логово. И что? Армия вампиров под управлением лорда - это не тот противник с кем стоит связываться, даже ради больших денег и деревень. Лучше быть живым нищим, чем мертвым... и тоже нищим. С другой стороны, думаю, если просто доложить, кому следует, что я выяснил, то за это тоже можно получить хороший барыш. Но кто мне поверит? Кто меня знает? Да и доказательств наверняка потребуют. Хотя, можно попробовать рассказать все Армидону. Авось, не полениться проверить. Он должен быть сильно разозлен потерей передового отряда и ухватиться за любую ниточку, чтоб выяснить причины гибели своих людей. А если двести бойцов нападут днем, да к тому же у него там наверняка маг в отряде должен быть, тогда есть неплохие шансы завалить тварь. Но тут тоже есть свои минусы: Армидон мне может не поверить, а если и поверит, и победит, тогда ему достанутся все плюшки и пряники. Сомневаюсь, что он поделится со мной деньгами и славной - я его не люблю, а он меня еще больше. Альтруистом я никогда не был, чтоб делать добрые дела, ничего за это не получая. Я на этот поход имел большие планы. Что же получается? Я ноги топтал, жизнью рисковал, а кто-то за меня все сливки съест. Не нравится мне такой расклад. Надо придумать что-то такое, чтоб и лорда завалить, и самому в дураках не остаться.
   Проложенная тропинка привела меня к холму, на вершине которого сквозь падающий снег я рассмотрел небольшой замок. По центру была высокая, квадратная цитадель, которую с двух сторон подпирали две круглые башни, пониже, между ними находились ворота входа. Рва я не заметил.
   Из леса, на открытое место я выходить опасался. Думаю у лорда ночное зрение не хуже чем у меня. Но по направлению дороги и по тому, что до рассвета оставалось не более часа, я сделал вывод, что это именно то место куда направлялись вампиры, а значит первую часть плана я выполнил. Злодеи определены, место их базы обнаружено. Осталось дело за малым - ликвидировать сволочей. Вот только сначала было бы неплохо найти дорогу до ближайшей деревни. Мне нужно срочно отдохнуть. Мои силы тоже не безграничны. Три ночи без сна и марш-бросок по заснеженному лесу забрали последние резервы моей выносливости.
   Открыв карту, приступил к изучению местности. С некоторых пор я начал неплохо определять направление движения, прямо компас ходячий. И не смотря на все петляния смог определить, что вместе с вампирами мы отдалились западнее. Срезав через лес дорогу и выйдя опять к Нурдорвскому тракту только дальше от Столицы. Судя по всему, где-то здесь имеется одна из деревенек охотников на ирвингов. Обойдя по широкой дуге зловещий замок, я направился в сторону, где по моим предположениям было село.
   В своих расчетах я не ошибся. Через час хода вышел на тракт, а еще через полчаса, еле волоча ноги, подошел к жилым домам. Хотя было еще раннее утро, но вокруг уже кипела жизнь - в деревнях встают рано.
   - Где тут у вас постоялый двор? - спросил я первого попавшегося человека. В том, что тут он должен быть, я не сомневался. На первый взгляд деревня была довольно большая, да еще находилась прямо на тракте.
   - Да вон он, с желтым забором, - ответил мне молодой парень.
   Даже не поблагодарив советчика, я поплелся в указанном направлении. Толкнув желтую, в тон забора калитку, я зашел на просторный двор. Сразу внимательно огляделся, так как была велика возможность, что мне придется тут задержаться. Тут было все для комфортного проживания купцов. Просторный сарай для быков, двухэтажный жилой дом для людей, скорее всего, с кабаком на первом этаже, чтоб путники могли расслабиться, выпить, ну и денежек тут оставить на радость трактирщику. Была даже беседка среди деревьев, изображающих из себя садик. Судя по кривизне стволов и веток - это были яблони. Хоть и сделано все из дерева и простенько, но ощущение некоторого уюта это место навевало. Жить можно.
   - Хозяин! Горячего вина мне и комнату! - крикнул я, как только вошел в таверну.
   Из-за двери, находящейся за прилавком, выглянуло заспанное, недовольное, бородатое лицо. Я бросил на прилавок пару серебряных ноготков, для подтверждения серьезности своих намерений.
   - Сию минуту, будет исполнено, господин, - сразу же подобрела бородатая рожа.
   - Индавра! Поднимайся, хватит бока належивать, клиент пришел, - крикнул он себе за спину.
   Через пару минут я сидел в маленькой, но чистой комнате. Из мебели тут была только кровать и небольшой столик рядом с ней. Но мне большего и не надо. На столе стояло горячее вино. После целой ночи на морозе - это поможет мне согреться. Водки тут еще не изобрели. Скинув с себя одежду, залез под одеяло и взял в руки кружку с горячительным напитком. Вино было вкусное с добавлением каких-то трав. Но на вторую чашку меня не хватило. Сон одолел мое измученное тело, и я отдался в объятья Морфея, ну или кто там исполняет его обязанности в этом мире.

Глава 7

   Проснулся я далеко за полдень. Первым делом спустился вниз и вышел во двор. Весеннее солнышко ярко светило на безоблачном небе. Снегопад перестал, оставив после себя изрядные сугробы, которые сверху подтаивали от тепла небесного светила. Не за горами был тот день, кода побегут веселые ручьи, будут трещать льды на реках, мир наполниться весенней капелью. Есть, конечно, в этом и пара неприятных моментов: размоет все дороги, частые дожди, вечная слякоть. Если кто-то из путников окажется в это время в пути, ему не позавидуешь, особенно если с ним будет обоз. Асфальта тут еще не придумали, придется тащить возы по грязи, в которой колеса увязают с завидной периодичностью иногда по самые оси.
   Умывшись свежевыпавшим снегом, я вернулся обратно в таверну. Сегодня нужно сделать денек отдыха. Поесть, поспать, выпить - расслабиться. А то, как вспомню про вчерашнее, так до сих пор в дрожь бросает. Сколько там было этих тварей? Сотни две, не меньше. Хотя, мне бы и десятка хватило. Разорвали бы они меня, несмотря на все сверхспособности. Я уже не говорю о лорде. Нет, выпить точно надо, а лучше вовсе надраться, а то чего-то трясет мня немного. То ли от пережитого, то ли от того что перемерз вчера. А завтра сутра уже подумаю, что делать дальше.
   - Эй, хозяин, вина мне неси, и поесть, мяса, - крикнул я, усевшись за небольшой столик в углу.
   - Сию мину, господин, сию минуту, - засуетился трактирщик.
   Через полчаса мясо мое было уже практически доедено, а бутылка вина пуста. Я уже подумывал о заказе второй, когда за мой столик подсел мужичок лет тридцати. У незнакомца были абсолютно седые, аккуратно подстриженные волосы. Мужик имел средний рост и отличался крепким телосложением. Было видно, что он отнюдь не крестьянин и не поэт, а воин. Дополнительно это подтверждалось наличием кольчуги и рукоятью меча, торчащей из-за левого плеча. Кроме меча за спиной у пришельца имелся круглый щит. За время моего путешествия по Нурдорвскому тракту, подобных индивидуумов я повстречал не мало. Вооруженные люди частенько попадались мне в тавернах. Иногда они были одни, но чаще группами. Не надо быть семи пядей во лбу, чтоб догадаться кто это. Не я один хочу получить вознаграждение за раскрытие тайны Нурдорвского тракта. Искателей удачи подобных мне в этом мире хватает.
   - Добрый день, не помешал? - произнес он низким голосом, усаживаясь на стул напротив меня. Меч и щит он пристроил справа от себя, прислонив их к ножке стола.
   - Вообще-то, помешали, - не слишком любезно ответил я ему. - Чем обязан?
   - Видите ли, какое дело, - улыбнулся мне незнакомец. - Сегодня у меня день рождение, своего рода юбилей, мне исполняется тридцать три года. А отметить это абсолютно не с кем, а хочется. Одному же пить в такой день, это только грусть нагонять. Заметил, что у вас тоже нет компании, вот и решил угостить вас вином, в честь моего праздника.
   В знак этого намерения он поставил на стол объемистый бутыль.
   В бескорыстность людей я уже давно перестал верить. Особенно, когда к тебе вот так подходят ни с того, ни с сего. Если бы такое произошло в моем мире, я бы отказался сразу и без разговоров. Подсыпят какого-нибудь клафилину, и очнешься без денег, если вообще очнешься. Но этот мужик вызывал к себе какое-то доверие. Что-то было в нем такое, что заставляло верить этому седому воину. И я, сам от себя такого не ожидая, надумал принять его предложение. Но все же решил спросить, для проверки.
   - А чем именно я, привлек ваше внимание? Вон сколько народу сидит в зале, - я обвел таверну рукой, где и вправду сидело около двадцати человек.
   - Видите ли, я не местный, тут проездом. Из них никого не знаю. Вы, вижу тоже. К тому же мы оба воины, а они охотники и крестьяне. Именно поэтому мне приятней угостить вас, чем их, - произнес мужик, продолжая широко улыбаться.
   Последние льдинки недоверия растаяли. К тому же я все равно хотел сегодня напиться.
   - Уговорили, - произнес я, сам удивляясь такому ответу. Нет, определенно что-то странное со мной происходит.
   - Тогда предлагаю выпить за знакомство, - проговорил мужик, наливая в кружки вино, - А заодно перейдем на "ты". Не люблю, знаешь ли, всю эту оффициальщину. Меня зовут Корд! - закончил он речь, поднимая кружку.
   - Что ж, я тоже противник всех этих расшаркиваний. Выпьем, Корд, я - Рус.
   - Корд... а дальше как? - спросил я, осушив свою посудину.
   - Просто, Корд, я же говорю, не люблю я церемоний.
   - Ну, что ж, тогда сразу вторую. Между первой и второй - промежуток небольшой. За твои очередные семнадцать лет, - предложил я следующий тост.
   - Хм... это как? - удивился Корд.
   - Ну, это у нас так говорят, вроде как, за вечную молодость именинника.
   - А-а-а, хороший тост. Интересные у вас там люди живут. А сам ты откуда? - спросил воин, закусывая.
   - С далекого севера, с глухой деревни.
   - А ты откуда? Как тут очутился? - поинтересовался я в ответ.
   - Сам я живу недалеко от Столицы. Сюда приехал за шкурой ирвинга. Я же вольный охотник, хочу себе броню смастерить, а тут шкуру можно купить вдвое дешевле, а то и втрое. Ну, а ты откуда, и куда?
   Ага, как же. Может, конечно, и за ирвингами, но даю руку на отсечение, что и про награду короля Корд помнит. Надо, кстати, его разговорить, может, выясню что-нибудь интересное.
   - У умных людей мысли сходятся, - решил я не выдумывать сложных легенд. - И я тут за ирвингами. Пока правда только прицениться хочу, ноготков не скопил еще. - Последней фразой я решил предупредить собеседника, что на большой куш со мной ему рассчитывать не придется - денег с собой у меня нет.
   - Тогда выпьем за то, что наши дороги пересеклись тут.
   Наши кружки снова встретились, издав деревянный стук.
   - А давно ты тут, Корд?
   - Да, пару дней.
   - И как, приценился? Сколько тут шкуры стоят?
   - Ну, сначала цену они, конечно, ломят, но сторговаться можно, - ответил он, снова наполняя кружки.
   - У нас четвертый тост принято пить "За родителей", - опередил я пытавшегося что-то произнести Корда. - Выпьем за твоих родителей, за то, что они вырастили тебя.
   - Все-таки, своеобразные у тебя там в деревне люди живут, - вытирая рот, проговорил седой воин, - Целую церемонию для застолья придумали. Присказки там разные.
   - Ты даже не представляешь, насколько своеобразные! - улыбнулся я и сделал жест рукой, предлагая Корду снова наполнить бокалы. Можно и самому, но разливающего менять не принято.
   Черт, как же ломит голову. Да еще эти крики и шум со двора. Кого там еще принесло? Поубивал бы всех. Сколько мы там вчера с Кордом бутылок осушили? Не одну, и ни две точно. Память подсказывала, что сидели мы долго, но более конкретную информацию давать отказывалась. Как я очутился в комнате, что произошло? Не помню ничего. Вроде же уже немало повидал на своем в принципе не слишком долгом веку. Зачем же я так нажрался в незнакомом месте, с первым встречным человеком? Характер чтоль у нас у русских такой? Если пить, то обязательно до беспамятства. Осознание того, что меня могли просто прирезать, пришло слишком поздно. Выпил бы пару кружек и хватит. Нет, надо же накачаться, пока это вино уже из ушей не польется. Или я один такой? И нечего всю нацию под одну гребенку. Или это уже алкоголизм? А может извечные три русских бога: Авось, Небось, да Как-нибудь. Что бы то ни было, сделанного не исправишь, вот только в будущем надо быть осторожнее.
   Поднялся я с трудом. Осмотрел комнату, пальцами разминая виски. Интересно, почему так болит голова сутра? Как же вампирская регенерация? Иди все таки разливочную руку вчера поменяли? Может и хорошо, что болит. А то точно сопьюсь. Одежда моя валялась в куче около моего ложа. Вздохнув, кряхтя как старый дед, нагнулся за ней. Проведя инвентаризацию, выяснил, что вроде бы ничего не пропало. Даже те ноготки, что брал с собой на месте. Повезло - в этот раз.
   Кое-как одевшись, нетвердой походкой спустился вниз, в зал. Там уже сидел мой вчерашний собутыльник, лениво ковыряясь двузубой вилкой в какой-то каше. Видимо вчерашняя пьянка для него тоже не прошла бесследно.
   - Привет, Корд, - присел я напротив.
   Проверку на вшивость воин прошел. Меня не убил и не ограбил. Чему я был до жути рад. Можно было смело завтракать с ним в компании.
   - Доброе утро, Рус.
   - Утро добрым не бывает. Это видно как по мне, так и по тебе, - ухмыльнулся я. - Что, не лезет? - кивнул я на кашу.
   Корд тяжело вздохнул, отхлебнул из стоящей рядом кружки какого-то компота и продолжил ковыряние.
   - Чего изволите? - подошел к нашему столу трактирщик.
   - Принесите мне мясного бульона, покидайте туда зелени какой-нибудь для вкуса и цвета. И еще воды холодной.
   Трактирщик кивнул и удалился.
   - Интересно ты завтракаешь, - проговорил Корд.
   - После вчерашнего, другое в меня не полезет, а похмеляться я не хочу. Можно было бы и рассола вместо воды заказать. Но я чертовски не люблю его вкус, а помогает он не так уж, чтоб очень сильно.
   - Вижу у тебя немалый опыт в лечении похмелья, - улыбнулся седой воин.
   - Ну, не так чтобы мой личный, кое-что взято из опыта предыдущих поколений, - подмигнул я ему.
   - Кстати, а что это за шум на дворе? Не в курсе?
   - По словам трактирщика, вчера поздно вечером, мы уже спать разошлись, приехал большой отряд. Вот и шумят там, едят пьют. Комнаты взяли только командиры. Солдатня на дворе заночевала.
   Оглядел комнату, на этот раз более внимательно. Сейчас я заметил то, что не смог определить сразу мой затуманенный похмельем разум. Двое вооруженных людей стояли около лестницы наверх, двое около дверей во двор. За столами также было немало солдат. Наверняка были солдаты и на втором этаже, в коридоре, но я просто не обратил на них внимание.
   - Да, делааа, - протянул я и принялся за бульон, который мне как раз принесли.
   - Что ты здесь делаешь!? - раздался у меня над ухом гневный голос, прервав мое ленивое прихлебывание.
   Медленно подняв глаза, я увидел Армидона в сопровождении трех солдат. В борьбе за удержание в своем желудке даже такой легкой пищи как бульон, я не заметил, как этот франт подошел. Даже в походе вся его одежда выглядела как с иголочки, прическа была идеальной, а подбородок чисто выбрит. Увидев раздраженно презрительное лицо этого хлыща, недавно казавшееся такой хорошей мысль, рассказать ему о логове лорда вампиров, сразу испарилась из моей больной головы.
   - А с какой это стати вы мне тут тыкаете!? - взвелся я. - Мы с вами на брудершафт не пили. И какого это нижнего мира, я должен перед вами отчитываться?
   Выкал я настолько саркастически, что уважительным это обращение мог посчитать только полный идиот. Желавки на скулах Армидон задвигались, лицо налилось красным. Возможно на дороге я не решился бы с ним разговаривать в таком тоне. Прирежут, и поминай как звали. Но куча свидетелей вокруг давали мне неплохую возможность поиграть с бывшим ухажером моей женщины.
   - Скорее хозяин нижнего мира раскается в своих злодеяниях, чем я буду называть на вы сброд, подобный тебе. Что только Лучия нашла в подобном отбросе общества? - прошипел сквозь сжатые зубы де Торк.
   - Может, вам просто не преподавали уроков вежливости? - спросил я его, встав со стула и уставившись в глаза де Торку. - Смотрите, а то я могу вам дать вам парочку, - договорил я, демонстративно почесав кулак правой руки ладонью левой.
   Этот жест не укрылся от взгляда Армидона.
   - Другого от подобного тебе я и не ожидал. Я не опущусь до уровня черни, решающей свои споры таким примитивным способом. Дворяне предпочитают благородную сталь. Махание кулаками, прерогатива смердов.
   - Мне все равно, каким способом научить тебя уважать людей, - проговорил я, взявшись за перевязь с мечами, висящую на стуле.
   - Господа! - крикнул Армидон, обведя взглядом помещение, разговоры в котором заметно притихли с момента начала спора. - Мне кажется, или этот хам посмел вызвать меня на дуэль!?
   Все уставились на меня вопросительными взглядами.
   - Так это вызов, Пришлый!? Или пустые слова, или ты сейчас сядешь и будешь доедать свой пустой суп. Ни на что, кроме бульона и воды у тебя наверно ноготков не хватило?
   Что дуэли в этом мире практиковались, я слышал, но тонкостей не знал. Дуэльный кодекс хотел прочитать давно, но: то времени не было, то лень было. Вот теперь приходится расплачиваться неизвестностью. Но под взглядом нескольких десятков глаз, ничего кроме как: "Да, я вызываю тебя на дуэль!" я сказать не мог.
   - Отлично! - оскалился де Торк. - Жду тебя через час на дворе. Можешь пока подобрать себе секунданта. - Развернувшись, франт широкими шагами прошел к столу, стоящему рядом с выходом, куда и сел вместе со своими людьми.
   Я плюхнулся обратно на свой стул с ощущением, что меня только что развели как последнего лоха. Посмотрел на сидящего напротив Корда, который молчал на протяжении всего разговора.
   - Корд, окажи честь, будь моим секундантом на этой дуэли, - обратился я к нему.
   - Что ж, я и сам не люблю подобных типов. С удовольствием погляжу, как ты его уделаешь.
   - Спасибо.
   - А кто он вообще такой? Вижу знаком ты с ним.
   - Да предводитель этого отряда, что сегодня приперся. Пересекались как-то в Столице. Как видишь, подружиться нам с ним не удалось.
   - Да уж, вижу. Тебе сейчас лучше прогуляться. Не лучшее у тебя состояние для дуэли. Проветри голову, разомни мышцы.
   - Ты прав, Корд. Пойду проветрюсь.
   Выходя на улицу, обратил внимание на Армидона: тот сидел, жевал какое-то мясо, запивая чем-то из кружки. Лишь мельком посмотрел на меня холодным взглядом. Спокойный как танк. Завидую ему, меня что-то потряхивает: толи от похмелья, толи от страха. В образе вампира как-то все это проще - нет такого страха и озноба. Знаешь, что раны для тебя не смертельны. А тут придется драться как человек, измена берет, будь она неладна.
   Оставшееся до дуэли время гулял по деревне, пытался собраться с мыслями и силами. Чего ждать от Армидона? Насколько он хорош в бою? Дуэль - уравнение с кучей неизвестных. Да хоть бы и хороший он боец, я тоже не лыком шит. Не зря же я все это время тренировался, не зря же меня мастер учил. Авось справлюсь с этим долговязым пижоном.
   Когда я зашел на двор после прогулки, там уже собралась изрядная толпа, оставив пяточек диаметром метров пять. В круге стоял Армидон и еще два человека с ним, с другой стороны находился Корд. Увидев кто вошел, зеваки расступились пропуская меня внутрь круга.
   - А вот и виновник этой дуэли! - проговорил Армидон, когда я подровнялся с Кордом. - Скрестить рапиры с подобным тебе ниже моего достоинства, - продолжил он. - Но, не волнуйся, твоя жажда драки будет удовлетворена. Согласно дуэльному кодексу мой верный спутник, Сарлан вызвался проучить тебя за меня. И я благодарен ему за это.
   Я стоял ошарашенный, не зная, что делать. На меня словно ушат ледяной воды вылили. Что за фигня? Я даже не сразу заметил, как мне поднесли какой-то сундучок.
   - Берите свое оружие, - отвлек меня от тяжких дум мужик держащий сундучок.
   Я заглянул внутрь: на красной ткани лежала рапира с красивой, узорчатой ручкой. Мне ничего не оставалась, как взять это непривычное для меня оружие. Мало того, что подсунули мне другого противника, так еще и оружие дали другое. Пришло время пожалеть, что я не придавал раньше значение дуэльному кодексу.
   - Согласно дуэльному кодексу, противники должны сражаться с голым торсом, дабы убедится, что на них нет доспехов и амулетов, дающих преимущество в бою, - произнес Армидон и с ехидством в глазах уставился на меня.
   Я взглянул на своего противника. Тот как раз снимал свою рубаху и отдавал какому-то солдату. Мне пришлось последовать его примеру и избавиться от жилетки из шкуры ирвинга вместе с остальной верхней одеждой.
   - Подержишь? - протянул я ворох тряпья Корду.
   Он кивнул и забрал сверток.
   - К бою! - крикнул Армидон.
   Сарлан пошел на меня приставным шагом, острие рапиры смотрело мне точно в грудь. Вторую руку мой противник держал отведенной назад. С первого взгляда было понятно - это оружие для него привычное, и пользоваться он им умеет, в отличие от меня. Когда Нурп обучал меня драться, он делал упор на парные мечи или меч, щит, иногда он проводил уроки пользования и другим оружием, но очень редко. В итоге о бое на рапирах я знал мало чего, только азы.
   Быстро сократив расстояние, Сарлан сразу же сделал укол. Я кое-как увернулся и отпрыгнул, удлиняя дистанцию. Воин не спешил, его рука была согнута в локте, а ногои находились в постоянном движении. Он кружил вокруг меня, и я был вынужден принять его игру. Не зная тонкостей работы с подобным оружием, я решил уйти в защиту, надеясь на ошибку противника.
   Сарлан двигался как кот, играющий с мышкой. Он шел по кругу в одну сторону, я в другую, не выпуская его из поля зрения. Тот момент, когда он атаковал, просчитать было нельзя: воин буквально выстреливал в мою сторону острием клинка. Блокировать подобные выпады было дьявольски трудно, мне приходилось уклоняться.
   Мы уже кружили около минуты, атаковал только Сарлан. Но пока мне удавалось уворачиваться. Следующий укол я чуть не пропустил: он последовал сверху, противник надеялся поразить меня в голову. Я чуть отклонил корпус, пропуская рапиру мимо, и уже намеревался отпрыгнуть, вновь удлиняя дистанцию и не давая противнику продолжить атаку, как произошло чудо. Сарлан поскользнулся: его нога поехала в сторону, рука согнулась в локте, открывая корпус. Такой шанс я упустить не мог: резкий шаг вперед и выпад в грудь врагу. Остальное отпечаталось у меня в памяти как при замедленной съемке. Скользящая нога Сарлана неожиданно твердо становиться на снегу, тело скручивается, а его рапира встречается с моей, отводя ее в сторону и тут же Сарлан всем телом вытягивается в струну. Вспышка резкой боли вновь запускает мир на прежней скорости.
   Сделав два быстрых шага назад, я попытался снова встать в стойку, вскинув рапиру, но выронил свое оружие и схватился обеими руками за правую сторону груди. Отступил еще на два шага, мои колени подкосились, ноги отказались держать туловище, я повалился в снег. Холодный снег обжег мое обнаженное тело, это позволило сохранить остатки сознания.
   - Добей его, Сорлан! - прокричал Армидон.
   Воин кивнул и направился ко мне.
   - Вот и все, - пронеслась в голове удивительно спокойная мысль.
   - Это противоречит кодексу, - раздался голос моего недавнего собутыльника.
   Сорлан остановился и выжидательно посмотрел на де Торка. С трудом повернув голову, я увидел Корда. Он успел уже подойти ко мне.
   - Ты лучше не вмешивайся! - снова заговорил Армидон. - Если проблем не хочешь.
   - Мне-то проблемы не нужны, - спокойно ответил Корд. - А вам?!
   Даже через плотно прижатые руки, из моей груди продолжала вытекать кровь, а вместе с ней и силы. Но перед тем как провалиться в беспамятство я увидел, как при последних словах Корда между его пальцами заплясали электрические разряды.
   - Надеюсь, это их убедит, - подумал я, прикрывая веки - сил находиться в сознании у меня не осталось.

Глава 8

   Сигнал рога прозвучал неожиданно. Его было едва слышно, но не узнать выученный всеми бойцами отряда звук было невозможно. Армидон вскочил с расстеленной шкуры медведя, протирая заспанные глаза. Обычно сон де Торка был глубокий, и разбудить дворянина было непросто, но жесткое ложе и холод не давали уснуть слишком крепко, да и лежать в доспехах было довольно неудобно. Не успел он проморгаться с просони, как в его шатер заглянул солдат.
   - Сигнал прозвучал, господин де Торк! - выпалил сержант.
   - Слышал. Буди всех, собирай людей. Чтоб через пять минут было походное построение.
   Сержант скрылся, и с улицы послышался довольно громкий звук тревожного рога и не уступающие ему по громкости крики сержанта. Все бойцы были отборными профессионалами - они почти уложились в отведенный срок. Нашлось, конечно, несколько особо медлительных особей, их решили оставить на охране обоза, который должен двинуться в путь позже, когда лагерь будет собран. Все действия отряда были отработаны заранее - раздавать лишних приказов было не надо.
   - Быстрым маршем, вперед! - крикнул Армидон, и бойцы двинулись на встречу с долгожданным противником.
   Армидон шел сбоку металлической змеи, двигаясь возле центра колонны. По правую руку дворянина сопровождал человек лет сорока на вид с изрядным брюшком, выпирающим из мехового тулупа. Видно было, что этот переход дается ему с трудом, полное лицо покраснело, на нем начали выступать капельки пота. Если бы отряд двигался бегом, то этот человек вряд ли бы поспел за солдатами. Но усталых людей бросать в бой с неизвестным противником... на такое способен лишь безумец. Лучше прийти на час позже в полной боевой готовности, чем раньше, с измочаленными людьми. Слева от де Торка бодрым строевым шагом шел старый воин с изъеденным морщинами лицом в островерхом шлеме и бахтирце. Главному военному советнику Армидона было уже под шестьдесят, но, не смотря на это, он был в отличной физической форме и мог поспорить по выносливости с молодыми.
   - Обещая вашему отцу свою поддержку, я, видимо, поспешил, - проговорил пузан, борясь с отдышкой. - Не думал, что этот поход будет таким испытанием для моего организма.
   - И я вам очень признателен за помощь, господин де Прозак. Награда не заставит себя ждать.
   - Такое издевательство над почтенным магом не окупит не одна награда, - пропыхтел де Прозак. - Лишь моя дружба с вашим отцом не позволяет мне плюнуть на все это и направиться домой. Я все же уважаемый всеми маг воздуха, а не бегун на особо длинные дистанции, на соревнованиях "элита империи".
   Маг отдувался, пыхтел, при этом не переставал ворчать, но держал темп на ровне со всеми, и у де Торка сложилось впечатление, что он больше позерничает, набивая себе цену. Да и пусть позерничает. Жалко чтоль? Главное чтоб колданул когда надо будет.
   Через час марша повалил такой густой снег, что людям начало казаться, что они лезут через сугробы. И так плохая видимость в свете неярких звезд снизилась практически до нуля.
   - Господин де Прозак, вы можете что-нибудь поделать с этой треклятой непогодой? - обратился Армидон к магу.
   - Господин де Торк, запомните, маги - не боги. Им непосильно воевать с природой. Небольшую тучку разогнать - это можно, ну или наоборот, наслать грибной дождик. Но если господину Небо захочется сбросить на нас излишки своего добра, он это сделает, и останавливать его, я никому не рекомендую.
   - Что ж, придется потерпеть, - вздохнул ла Орнос, и вытерев мокрое от снега лицо, продолжил путь молча, сберегая дыхание.
   Вместо расчетных трех часов, путь до места стоянки передового отряда занял почти четыре. Может, сыграл свою роль снегопад, а может, расчеты оказались неверными. Когда люди вышли к тому месту, где должен был быть передовой отряд, они не увидели ничего. Лишь остатки обгорелых телег торчали из наваливших сугробов. Готовый к схватке отряд в растерянности замер, люди не знали, как следует поступить дальше. Они шли сюда, накручивая себя для боя, но отсутствие противника сбило их с толку. Союзников также рядом не наблюдалось.
   - Господин де Прозак, а вы уверены, что именно отсюда шел звук рога? - проговорил Армидон.
   - За кого вы меня принимает!? - вспылил маг. - Естественно я уверен. Магический рог - это вам, не сопелка пастуха. Гудели отсюда.
   - Но тогда, где же все? - развел руками де Торк.
   - Я вам не гончая нижнего мира, чтоб искать людей. Я маг воздуха. Где все разбирайтесь сами. Думаю, нужно почистить снег и поискать следы. Если кто-то гудел в рог, значит была схватка, если была схватка - должны быть трупы. Если отряд отступил, то они бы прогудели еще раз. В любом случае мы ночью ничего тут не разглядим, надо дожидаться утра, чистить снег и уже тогда принимать решение.
   - Но ведь передовой отряд может сейчас сражаться за свою жизнь, пока мы тут ждем утра, - возразил ла Орнос.
   - Господин де Торк, я уверяю вас, бегая по лесу в темноте по сугробам, мы им не поможем. Спешка нужна только при ловле блох. Мы не успели на помощь нашим людям, с этим надо смериться. И исходить из того, что солдаты погибли.
   - Людям это не понравиться, - поглаживая рукоять меча, сказал Армидон.
   - Господин де Прозак прав, - гулким басом пророкотал старый воин. - Бесцельное метание по лесу лишь разъединит наших людей, что в данной ситуации считаю не разумным. Нужно выяснить, что произошло с передовым отрядом. А чтоб люди не думали лишнего, надо их занять. Прикажите зажечь вокруг поляны костры, выставить охранение. Пусть солдаты ищут в снегу следы лагеря, пусть осмотрят сгоревшие остовы телег. Пусть соберут все подозрительное. За дровами прикажите не ходить меньше чем вчетвером. Пусть обо всем докладывают мне, а я с наступлением рассвета подготовлю доклад вам.
   Поразмышляв с полминуты, Армидон посмотрел на переминающихся в нерешительности бойцов, взгляды солдат были направлены в их сторону, в их глазах застыл немой вопрос.
   - Вы правы, господин де Нилс. Отдайте людям соответствующие распоряжения.
   Военный советник кивнул и направился к отряду, делая жест рукой, подзывая к себе сотников.
   - А вас, господин де Прозак, я хотел бы попросить проверить поляну на наличие магических следов.
   - Бежишь как оголтелый, а потом еще и по сугробом лазай. Нет, не этим должны заниматься почтенные заклинатели, - заворчал маг, но все же пошел к сгоревшим возам.
   Армидон остался один. Он думал, следует ли отправлять подкрепление для сопровождение обоза. Ведь там он оставил всего двенадцать человек. Тот, кто одолел передовой отряд, без труда справится с дюжиной солдат. Но отправить людей на тракт, значит ослабить нынешний отряд, а вдруг нападавшие вернуться? Разделять бойцов никак нельзя, де Нилс прав. Остается надеяться, что бандиты удовлетворились одним разграбленным караваном и ушли.
   Де Торк подошел к лежащему в центре поляны толстому бревну, стряхнул с него снег, и присел на подстеленный меховой плащ. Теперь остается только ждать. Возможно, утром что-то прояснится.
   Проклятый снег шел почти до самого рассвета. Господин ла Орнос изрядно промерз к тому времени, как первый лучи солнца смогли разогнать тьму. Спасал только большой костер, который развели его солдаты рядом с бревном. Если он так замерз, что говорить о бойцах, которые не грелись у костров, а копались в сыром снегу. Хоть делали они это посменно, но все равно им приходилось несладко.
   - Я проверил всю поляну на остатки магических следов, - присел на бревно пузатый маг.
   - Подождите, давайте позовем господина де Нилса.
   Армидон подал знак одному из солдат, стоящему рядом для его охраны.
   - Позови сюда де Нилса, - приказал ла Орнос подошедшему.
   - Будет исполнено, господин де Торк, - отчеканил боец и бросился выполнять распоряжение.
   - Звали, господин де Торк, - подошел через минуту военный советник.
   - Звал. Господин де Прозак хочет нам рассказать, что обнаружил на этой поляне. Хочу, чтоб вы тоже послушали.
   - Очень интересная выходит картина, - проговорил де Ппрозак, грея руки у пламени костра. - Хоть из меня аурник аховый, но кое-какие следы и я могу унюхать, особенно при таком выплеске жизненной энергии как при бое. А тут ничего... то есть абсолютно ничего. Следы от ауры людей из передового отряда есть, а следов аур нападавших нету. Такое впечатление, что бойцы передрались сами с собой, а потом их трупы встали и убежали, - хихикнул маг.
   - Не время для шуток, господин де Прозак, - нахмурил брови Армидон. - У вас есть какая-нибудь серьезная теория на этот счет?
   - Мне в голову приходит лишь одно объяснение. Нападавших прикрывал маг, который и скрыл все магические следы.
   - Ну, пусть он скрыл магические следы? А люди!? Где трупы!? Где вещи!? Нет даже быков. Этот маг, что заставил исчезнуть все вещи и людей!? - уставился на де Прозака Армидон.
   - Не думаю. Если б маги могли творить подобное, мы бы уже давно выбили песиглавцев из степей. Считаю, все унесли нападавшие. Погрузили трупы и все ценное в телеги, запрягли быков, да и повезли, куда им надо. Другого объяснения пока я не вижу. Только вот не пойму, зачем им трупы?
   - Но это сколько времени нужно? - воскликнул де Торк.
   - Немного, если нападавших было в достатке, а судя по всему, их было с избытком, - пробасил де Нилс. - Через лес они с телегами не пройдут, - продолжил воин, - должны двигаться по тракту. Быки - животные медлительные, далеко они уйти не могли. Мы, когда сюда торопились, никого не встретили, а значит, бандиты ушли дальше.
   - Я тоже склоняюсь к этому варианту, господин де Торк, - кивнул маг.
   - Но как они так быстро истребили почти сотню профессионалов? - в задумчивости проговорил ла Орнос.
   - Предательство. Яд в кашу, и все, - усмехнулся де Прозак. - Это одно из самых простых объяснений. К тому же среди нападавших был маг. Что за маг, мы не знаем, может он блокировал действие рога, и воины в телегах не проснулись. А может и еще чего придумал.
   - Но среди наших бойцов, если вы не забыли, также был маг. Илиала де Синиша мне рекомендовали как отличного боевого мага огня.
   - И не ошиблись. Он запустил превосходный "пал". И пожег этим немало врагов, наверно.
   - Значит, бой все-таки был?
   - Был, - кивнул маг, - но очень скоротечный.
   - Ваша информация практически ничего не прояснила, - вздохнул Армидон. - Возможно, господин де Нилс добавит сведений, - проговорил де Торк, переведя взгляд на старого война. - Что обнаружили солдаты в снегу?
   - Снега навалила по самые яй..., гхм, в общем, много снега слишком. Солдатам практически ничего не удалось найти. Лишь остатки сгоревших палаток и вещей. Нашли несколько мечей, щитов, арбалетных болтов. Один из солдат нашел отрубленную кисть руки.
   - Значит, тут точно был бой. И кто-то постарался скрыть все следы, - потирая подбородок пробормотал Армидон. - Кстати, а вот и обоз, вроде все на месте, слава богам, ничего не случилось.
   - Какие будут дальнейшие распоряжения, господин де Торк? - поинтересовался военный советник. - В обозе есть лопаты, может, стоит убрать снег с поляны и взглянуть на поле боя целиком?
   - Не стоит. Ну, найдем мы еще пару мечей, что нам это даст? А времени вот терять нельзя. Грабители где-то рядом. Судя по карте, дальше по тракту есть крупная деревня. Поедем туда, если бандиты двинулись по тракту, мимо нее они пройти не должны. Допросим жителей и найдем уродов.

Часть 2. Разборки в сельской местности

Глава 1

   Армидон проснулся в ужасном настроении, его не улучшало даже то, что спал он наконец-то на нормальной кровати. Вчерашний день был тяжел и полон разочарований. Его передовой отряд потерялся без следа. После того как провалилась попытка найти что-то на поляне, где его люди, по всей видимости, приняли последний бой, его основной отряд совершил марш бросок до ближайшей деревни. Измотанные люди лишь с наступлением темноты вошли в поселение. До невозможности уставший Армидон все же нашел в себе силы расспросить всех встречных и трактирщика о караванах, проходящих этим днем сквозь поселение. Но ничего дельного никто ему не рассказал, последняя надежда разобраться в ситуации стремительно таяла вместе с каждым невнятным ответом. Лишь глубокой ночью де Торк смог уснуть. Оставалось надеяться, что сегодняшний день внесет хоть какую-то ясность в бесследное исчезновение почти сотни солдат.
   Отогнав от себя грустные мысли, Армидон встал с постели и громко крикнул:
   - Эй, бездельники! А ну принесите мне живо горячей воды и мыла, для бритья. И пусть мне принесут свежую одежду из обоза.
   У входа в комнату де Торка должны были стоять трое телохранителей. Именно к ним и был обращен этот крик.
   - Уже выполняется, господин де Торк, - проговорила голова в шлеме, заглянув в приоткрытую дверь.
   Один из солдат доставил все необходимое для бритья через десять минут, за что получил гневный выговор за медлительность. Еще двадцать минут Армидон приводил себя в порядок. Лишь удовлетворившись своим отражением в медном зеркале, ла Орнос двинулся к двери.
   - Где сейчас господин де Прозак и господин де Нилс? - поинтересовался холодным голосом Армидон у стоящих у его двери солдат.
   - Господин де Нилс уже на улице, господин де Прозак еще отдыхает.
   Кивнув в ответ, дворянин направился в обеденный зал. Спустившись по лестнице, он внимательно оглядел помещение. За некоторыми столами сидели его солдаты, за другими жители деревни, но один человек сразу привлек его внимание. Среднего роста парень в помятой грязной одежде, с заросшим густой щетиной лицом, на котором, судя по всему, некогда красовалась имперская бородка. Что-то было в нем знакомое, но пока мозг дворянина не мог уловить, что именно. В глубокой задумчивости де Торк подошел к одному из свободных столов. Он уже практически сел на стул, как к нему пришло озарение. Это же именно тот мерзавец, который увел у него Лучию. Лучию, с которой, казалось, уже все было решено. Ее отец был очень богат, и брак с этой девушкой был очень выгодной партией для Армидона. Хоть подобного рода худосочные барышни и были не в его вкусе, но не для того же он собирался жениться чтоб любоваться этой особой. Ноготки ее отца помогут закрыть глаза на все недостатки. Но тут появился этот проходимец и все испортил. Чем он только привлек внимание этой своенравной, как оказалось, девицы? Откуда он только вылез? Так тщательно спланированный брак полетел в нижний мир. Еще недавно почти согласившееся Лучия возвела непробиваемую стену. И даже ее отец не мог переубедить девушку. Де Торк нанял специальных людей, которые должны были выяснить причину такой резкой перемены. Ноготки были потрачены не зря. Причина была обнаружена, и эта причина сидела сейчас за столом с каким-то седым типом и уплетала что-то из миски. Надо сказать, что и в Столице Армидон встречался несколько раз с этим человеком, предлагал ему ноготков. Но гордец отказался. Что ж, время пряников прошло, пора приступать к кнуту. Надо пользоваться ситуацией и избавиться от конкурента, пока есть такая возможность. Тем более финансовое положение де Торка после неудачной засады сильно пошатнулось. Дворянин все меньше и меньше верил в то, что ему удастся найти причину исчезновения отряда. А деньги наемникам заплатить придется. Деревня далеко от Столицы, и Лучия никогда не узнает о судьбе своего избранника. План у Армидона созрел практически мгновенно. Дуэль - отличный способ решить его проблему. Но лишний раз де Торк рисковать не любил, поэтому сам драться не собирался. Нужно попытаться спровоцировать вызов. Пришлый гордец, на этом и следует сыграть, тогда самому не придется драться с неизвестным противником. Зачем рисковать, когда у него в отряде был отличный профессиональный дуэлянт. Приняв решение, де Торк направился к жертве.
   Заставить этого лопуха бросить вызов, было даже проще, чем Армидон думал. Пару наводящих оскорблений, парочку каверзных вопросов и дело в шляпе. У некоторых людей гордость перерастает в глупость. Гордым можно быть, когда сила на твоей стороне - так считал Армидон. Ну а когда расклад не в твою пользу, то можно чуть-чуть и прогнуться. Но видимо этот Пришлый считает иначе. Что ж, за свою негибкость он и поплатится.
   Ла Орнос сел завтракать, а Пришлый почти сразу куда-то ушел. Пусть идет, погуляет. О том, что жертва улизнет, Армидон не волновался. Не та порода. На дуэль этот тип придет обязательно. Пока же можно спокойно позавтракать.
   Сарлан был отличным бойцом. Особенно хорошо он владел рапирой. В искусстве фехтования этим оружием с ним мало кто мог поспорить. Дополнительно его мастерство шлифовалось в частых дуэлях, которые он проводил за определенную плату за место кого-нибудь и вызванных. Именно по этой причине Армидон не выходил из Столицы без этого человека. В дороге всякое может случиться, и иметь при себе бойца способного постоять за тебя на дуэли никогда не бывает лишним. Вот и на этот раз услуги дуэлянта послужат интересам де Торка.
   Весть о дуэли распространилась со скоростью лесного пожара. Через час на дворе было полно народу. Никто не хотел пропустить бесплатное шоу. Армидон подозвал к себе Сарлана и вошел в круг, образованный толпой жаждущей зрелища. Через несколько минут в круг вошел седой секундант Пришлого, а еще через пару минут появился и сам гордец. Он вошел в круг и встал рядом со своим товарищем. Судя по его поведению, Пришлый раньше никогда не участвовал в дуэлях, и даже не знал элементарных правил. А по тому, как он взял рапиру, Армидон понял, что это оружие для него непривычно. Знать бы, что этот мерзавец такой вояка, можно было бы и самому скрестить с ним рапиры.
   Наконец начался бой, который полностью подтвердил предположения де Торка. Хоть Пришлый и двигался довольно ловко, но рапирой владел, дай боги, на начальном уровне. В том что Сарлан проткнет этого наглеца сомневаться не приходилось. И не прошло и пяти минут как это случилось. Пришлый попался на элементарную уловку с поскользнувшейся ногой, раскрылся и получил укол в грудь.
   - Добей его, Сарлан! - крикнул Армидон дуэлянту. Он не хотел оставлять этому пройдохе даже шанса вернуться в Столицу и снова запудрить мозги Лучии.
   - Это противоречит кодексу, - услышал де Торк голос секунданта, про которого уже успел забыть.
   - Ты лучше не вмешивайся! Если проблем не хочешь, - предупредил ла Орнос выскочку. Будет его учить еще какой-то наемник.
   - Мне-то проблемы не нужны. А вам?
   Де Торк увидел как между пальцами седого заплясали искры энергии. Что за демонщина? Седой оказался магом.
   - Это энергик, - услышал Армидон над своим ухом. - И судя по всему не из слабых.
   - Неужели он сильнее вас, господин де Прозак? - повернулся ла Орнос к пузатому магу.
   - Может, и не сильнее. Но нужны ли нам лишние проблемы? Тем более, что у вашего недруга рана серьезная, ему повезет, если он протянет до утра.
   - Господин де Прозак прав, - пробасил стоящий позади де Нилс. - Моральный дух солдат и так ниже некуда, а если еще схватка с магом будет, боюсь, это и вовсе его подкосит, особенно если кого-то пришибет.
   Де Торк перевел взгляд на седого. Маг, продемонстрировав свои возможности, теперь спокойно стоял в расслабленной позе.
   - Хорошо! - проговорил сквозь зубы Армидон. - Можешь забирать своего дружка.
   Седой кивнул, крикнул слуг, которые тоже вышли полюбоваться зрелищем.
   - Перевяжите господина и унесите в его комнату, - бросил он подбежавшим парням серебряный ноготок.
   Обрадованные смерды опрометью бросились выполнять приказ.
   - А вы что стоите!? А ну разойтись! - крикнул разозленный де Торк солдатам.
   - Пойдемте поговорим за столом, - обратился дворянин к магу и военному советнику. - Надо решить, что делать дальше.
   Через пять минут они уже пили вино за одним из столиков в обеденном зале.
   - Какие у кого будут предложения? - сделав большой глоток, проговорил Армидон.
   - Что бы мы не делали, нужно это делать быстрее, - ответил де Прозак, - Началась оттепель, еще пару дней, и мы можем надолго застрять в дороге. Либо ждать тут, когда все просохнет. Весна в этой части империи известна своей дождливостью.
   - Ждать мы не можем, - сказал де Торк. От одной мысли о том, что и солдатам, и магу придется заплатить еще за несколько лишних недель, молодого дворянина бросало в дрожь. И так он чуть не разорился на этом походе.
   - Я предлагаю, все же задержаться тут на пару дней. Проверить один вариант, - проговорил де Нилс. - Когда мы шли сюда, перед самой деревней я заметил небольшую дорогу, уходящую в сторону от тракта. По ней вполне могли проехать телеги. Расспросив местных, я выяснил, что она ведет к замку, в котором обитает хозяин местных земель, некий Ругвон де Грилон. Возможно, стоит пройтись по той дороге, а заодно наведаться к этому де Грилону. Уверен, он нам может многое рассказать о том, что здесь происходит.
   - И сколько это времени займет? - поинтересовался де Торк.
   - Если не тащить за собой весь обоз, взять сопровождение человек тридцать, то за полдня туда дойдем.
   - А вы не боитесь, что те, кто разграбил караваны, нападут и на нас? - спросил маг.
   - А какой смысл им нападать на нас? У нас с собой обоза нет, зато есть клинки, которыми мы умеем пользоваться, - возразил старый воин.
   - А кто их знает? Может им клинки то ваши и понадобятся, - съехидничал де Прозак.
   - Хватит спорить, - оборвал перепалку Армидон. - Полдня идти, или день разницы нет, все равно двое суток теряем. Возьмем с собой полторы сотни бойцов, остальных оставим в деревне обоз охранять. Проверим, что за фрукт засел в этом замке. Собирайте солдат, господин де Нилс, чтоб через полчаса отряд был готов к выступлению.
   Марш пятнадцати десятков солдат - это не легкая прогулка одного человека. Чем больше людей двигается в колоне, тем больше времени занимает путь. Отряд Армидона подошел к замку де Грилона за час до захода солнца. Не успели они подъехать вплотную к воротам, как из них вышел ярко разряженный человек. Де Торк в сопровождении десятка бойцов во главе с де Нилсом и магом отделились от отряда и подъехали к ожидающему мужику.
   - Рад приветствовать столь благородных людей на землях господина де Грилона, - громко проговорил ожидающий. - Что привело вас к замку его светлости?
   - Мы хотели бы поговорить с самим господином де Грилоном, а не с его глашатаем, - отчеканил ла Орнос, стараясь чтоб голос был уверенным. Молодой дворянин немного нервничал. Причиной нервозности были арбалеты, торчащие из бойниц на надвратной стене. Грозное оружие держали воины в шлемах похожих на бочонки. Двое таких же солдат стояло по бокам воротного проема, помимо арбалетов у привратной стражи имелись щиты в человеческий рост и копья. Видимо здешний хозяин не бедствует, раз смог обеспечить своих солдат таким дорогим оружием как арбалеты.
   - Господин де Грилон очень болен и редко выходит на улицу. Если вам будет удобно войти в замок, то его светлость с радостью с вами побеседует, - проговорил глашатай.
   Увидев как молодой дворянин в нерешительности замялся, поглядывая то на своих людей, то на замок глашатай продолжил:
   - Не волнуйтесь, в замке его светлости вам ничего не угрожает. Вы можете взять с собой несколько человек для сопровождения. К сожалению, замок слишком маленький, чтоб вместить всех ваших людей.
   - Хорошо, проводите нас к его светлости, - проговорил ла Орнос. - Мы пойдем впятером.
   Дворянин решил, что военного советника, мага и пары бойцов будет вполне достаточно для сопровождения. Вряд ли имело смысл брать больше людей.
   Они прошли внутрь замка через небольшую калитку в огромных воротах. Замок изнутри и впрямь не впечатлял размерами. Казармы, склад, хлев и цитадель, вот и все здания, которые тут были, если не считать двух башен, диаметром добрых двадцать метров, эти громадины возвышались над стенами по бокам от ворот. От башен в разные стороны отходили стены, которые образовывали двор и приходили в небольшую квадратную цитадель.
   - Пройдемте в цитадель, господа. Его светлость надеялся, что вы воспользуетесь его гостеприимством, и ждет вас в обеденной зале.
   Протиснувшись по узким лестницам цитадели, Армидон с товарищами поднялись на второй этаж и вступили в обеденную залу. В центре комнаты стоял квадратный стол на десять персон. На нем исходил паром запеченный гусь, жареная рыба, мороженые ягоды, свежеиспеченный хлеб, ну и конечно вино. Во главе стола восседал человек, черты которого было трудно разглядеть, стол был расположен так, что хозяин замка оказался в самом темном углу комнаты. Лучи заходящего солнца едва попадали в комнату через узкие бойницы. От полной темноты помещение спасали несколько факелов, расположенных на стенах, но и их свет не позволял в подробностях разглядеть хозяина.
   - Извините, что не смог сам вас встретить, - раздался приятный, бархатный голос. - Здоровье, знаете ли. Разрешите представиться: хозяин здешних земель, Ругвон де Грилон. А с кем я имею честь?
   - Армидон ла Орнос де Торк, - представился молодой дворянин. - А это мои спутники: Инкров де Нилс и Марл де Прозак.
   Солдат дворянин естественно представлять не стал. Они молча отошли к дверям и замерли там вытянувшись во фрунт.
   - Приятно видеть вас в моем доме, господа. Садитесь, откушайте, что боги послали.
   Армидон с соратниками не стали отказываться от приглашения. Они сели за стол и принялись за еду, не отказывая себе и в вине.
   Когда все формальности были соблюдены, и гости с набитыми животами отвалились на резных креслах, хозяин замка позволил себе вопрос.
   - Что же вас привело в мои земли, господа?
   - Я не буду тащить демона за хвост, - заговорил Армидон, - скажу вам все на прямую.
   Скрывать провалившуюся операцию больше не имело смысла. Поэтому ла Орнос решил рассказать весь план целиком. Он также хотел посмотреть на реакцию де Грилона на этот рассказ. Но лицо хозяина находилось в тени, и рассмотреть на нем что-то было сложно.
   - И теперь я хочу спросить, какого нижнего мира в ваших землях происходит!? - грозно произнес де Торк, когда его история подошла к концу. - Куда исчезают караваны!? Куда пропали мои люди?
   - Пятнадцать лет, господа. Пятнадцать лет я правлю этими землями. И вы не первый, кто задает мне этот вопрос. И я вам отвечу также как и всем остальным: я не знаю!
   - Вы сами не знаете, что твориться на вашей земле? - с сомнением проговорил маг.
   - У меня, конечно, есть кое-какая теория, - начал де Грилон. - Вы говорите, что ваш отряд насчитывал около сотни человек. Чтоб уничтожить столько профессиональных солдат за три часа, нужно как минимум трехкратное преимущество. Столько количество народа надо как-то кормить, поить, одевать. И где-то все равно эти люди должны проявиться: в деревнях, в лесах, на речках. Но никто их не видел, даже когда проводились полномасштабные поиски по всем окрестностям. Никто не смог найти даже следов ночевок этих людей. Так что, господа, думайте сами.
   - А что тут думать, из местных кто-то промышляет, - стукнул ладонью по столу де Нилс. - Ограбят караван и айда к себе в село.
   - Идея не лишена логики, - похвалил военного советника де Грилон, - Ее выдвигали и до вас, но при тщательном изучении отвергли. В селах не нашли никаких следов от караванов. А так же все жители были на месте. А при бое, кого-то обязательно должны ранить или даже убить, все-таки сеча - это не игра в снежки.
   - Мы с удовольствием выслушаем вашу теорию, господин де Грилон, - улыбнулся Армидон хозяину.
   - Пространственная дыра, - после небольшой паузы скучающе проговорил Ругвон.
   - Что, простите? - переспросил молодой дворянин.
   - Пространственная дыра, - чуть медленней повторил де Грилон. - Вы слышали, наверно, как демонологии призываю существ из нижнего мира через портал. Тут тоже самое, может, даже эти существа не из нижнего мира, а из какого-то другого. Они уничтожают караван и забирают всех погибших и добычу к себе в мир.
   - Интересная теория, - проговорил маг. - Только как эти существа узнают на кого надо нападать?
   - Возможно, кто-то с ними контактирует из местных, или даже сам призывает. А, может, они узнают обо всем каким-то другим путем. Во всяком случае... это единственное объяснение, которое пришло мне в голову.
   - Значит, нам надо искать очень сильного демонолога, - пробормотал де Торк.
   - Или шамана, - встрял маг.
   - Шамана? - вопросительно посмотрев на де Прозака, переспросил Армидона
   - Да! Кто еще может общаться с другими мирами, как не шаманы? Я уже начинаю думать, а не диверсия ли это песиглавцев. Шаманы - это по их части.
   Они еще долго продолжали беседу, обговаривая все детали теории и запивая эти детали сладким вином. А когда ночь уже вовсю властвовала над окрестными землями, гостеприимный хозяин предложил путникам заночевать в его замке. Для них уже были приготовлены комнаты и кровати. Разомлевшие гости не стали отказываться, и их сопроводили по своим апартаментам.
   А утром Армидон проснулся со странным чувством. В его голове поселилась мысль, что надо срочно возвращаться. А так же убежденность в абсолютной верности теории о пространственной дыре.

Глава 2

   Однажды я ремонтировал телефонную проводку. И по неопытности обмотку провода я зачищал зубами, при этом случайно дотронулся до второго провода. Именно тогда я понял, что значит удар электрическим током. Ощущение, надо сказать, не из самых приятных. И именно это ощущение, только усиленное в несколько раз, сейчас вернуло мое сознание из глубокого нокдауна. Я с трудом приоткрыл глаза: мир вокруг расплывался, я видел только кучу разноцветных пятен, сливающихся друг с другом. Мысли в голове были перепутаны и не в какую не хотели складываться во что-то определенное. Сильнейшая жажда мешала мне думать.
   - Надо признаться, не ожидал я такой благодарности, - услышал я сквозь вату в ушах. - Пытаешься помочь человеку, а он на тебя бросается не хуже волка. - Эх, не зря говорят люди: каждое доброе дело - лишняя проблема на твою голову.
   Наконец мне удалось проморгаться и кое-как сфокусировать взгляд.
   - Корд, ты чтоль? - с трудом прохрипел я.
   - А ты кого хотел увидеть? Хозяина нижнего мира? - усмехнулся воин.
   - С ним, как раз, я совершенно не жажду встречи. Что, демоны меня побери, произошло? Последние, что я помню, это как я в луже крови валяюсь на снегу.
   - Ага, то еще было зрелище. Не ожидал, что из тебя такой отвратительный фехтовальщик. Из-за тебя я проиграл пять серебряных ноготков. Надо было ставить на этого, как его, Сирвана.
   - Сарлана, - поправил я. Имя своего противника я запомнил хорошо.
   - Может быть и Сарлана, - пожал плечами Корд.
   - Лучше расскажи, что было, после того как этот Сралан нанизал меня на свою рапиру.
   - Твой дружок, Армидон хотел добить тебя, но мне удалось отстоять твою жизнь, хотя, признаться, сам не пойму, зачем я это сделал. И слепому было понятно, что ты не жилец. Но, повинуясь какому-то наитию, я все равно приказал перевязать тебя и отнести в твою комнату. В течение дня я иногда заходил тебя проведать. Лучше тебе не становилось, а даже наоборот - становилось хуже. Ты начал бредить, кстати, на каком-то странном языке. По моим расчетам ты должен был отойти в нижний мир вскоре после захода солнца. Как только стемнело, я решил зайти и помянуть моего товарища бутылочкой отличного имперского вина двадцати летней выдержки, из моих личных запасов, между прочим. И каково же было мое удивление, когда вместо практически испустившего дух человека, я обнаружил его в полном здравии. К тому же, он вместо благодарности кинулся на меня с выпученными, красными глазами. Хорошо я успел щит энергии поставить. Ударившись об него, ты отлетел обратно на кровать. А теперь я жду объяснений, и с тебя, кстати, бутылка имперского, - Корд выразительно посмотрел на растекшуюся посреди комнаты красную лужу, посредине которой валялись осколки глиняной бутылки.
   - А ты не думал, что я кинулся на тебя в попытке обнять своего спасителя? - улыбнулся я. Жажда снова проснулась раньше меня, и я чуть не погубил своего спасителя. Это испугало меня до дрожи в коленках, но своему собеседнику я попытался этого не показать.
   - Смешно, - абсолютно серьезным тоном произнес Корд. - Но скорее было похоже, что ты хочешь перегрызть мне глотку. И то, что кинулось несколько минут назад на меня, очень напоминало мне вампира. И я б сразу же поджарил эту тварь, если б не знал, что недавно это было абсолютно нормальным человеком, спокойно разгуливающим под солнцем. И теперь мне нужны ответы. Кто ты, забери тебя демоны, есть? И только не надо мне рассказывать сказку про покупку шкур ирвингов.
   Я попытался отгородиться от жажды и проанализировать ситуацию. Если б этот человек хотел меня убить, он бы уже давно это сделал. Особенно когда увидел мое второе обличие. Но он захотел поговорить. Скрывать мои способности не имеет смысла, во всяком случае, те, что он успел увидеть. В то, что это торговец шкурами ирвингов тоже поверить было сложно. Значит, он тут оказался не просто так, а с какой-то определенной целью. Вероятность того, что наши с ним цели совпадают была велика. Один я с лордом все равно не справлюсь, а с магом у меня может появиться шанс.
   - Ты прав, к шкурам ирвингам я равнодушен, - проговорил я, приняв решение. - Подозреваю, что и тебе до них дела нет. Предлагаю раскрыть карты. Я сюда пришел раскрыть тайну Нурдорвского тракта. Как ты уже наверно успел заметить, я обладаю некоторыми способностями присущими вампирам, но проявляются они только ночью. Днем я ни чем не отличаюсь от обычного человека.
   - И какие это способности? - проговорил Корд. - Глотку людям перегрызать?
   - И это тоже, но теперь твоя очередь рассказывать. В то, что ты в честь своего юбилея решил меня угостить вином, теперь мне абсолютно не вериться. Зачем ты вчера подошел ко мне?
   - Что ж, откровенность, за откровенность. Тайной Нурдорвского тракта интересуешься не только ты. Вот я и решил, что если подпоить местных, то можно кое-что у них выведать про исчезновение караванов и причины этого. Не может быть, чтоб деревенские ничего не знали. До твоего появления, я уже около недели пьянствовал с местными. Ты же пришел под утро измотанный и усталый, весь в снегу. Мне повезло это заметить, так как я как раз отходил спать после очередной пьянки. Это у меня вызвало подозрение. Что делать воину ночью в дороге? И я подумал, а не разговорить ли мне этого человека. А когда он напьется, можно его расспросить, что он ночью делал на тракте. Поэтому я и подошел к тебе вчера. Признаться, мне даже пришлось воспользоваться магией разума, к коей у меня есть небольшие способности, что б присесть к тебе за стол. Очень уж ты подозрителен, если б не заклинание доверия, то не знаю, как бы я стал тебя уговаривать выпить. Но на все вопросы ты отвечал обтекаемо, или вовсе уходил от ответа. Причем делал это довольно умело. Это вызывало у меня еще больше подозрений. По твоему поведению я сделал вывод: либо ты причастен к исчезновению караванов, либо что-то об этом знаешь. Так что пришло время рассказать, что ты знаешь о происходящем здесь.
   - Ты прав, Корд. Кое-что мне удалось выяснить. Но прежде чем я расскажу то, что знаю, мне бы хотелось обговорить условия сотрудничества, - проговорил я, растянув рот в самой благодушной улыбке, на которую был способен.
   - Хм... разумно, - протянул воин - маг. - Готов выслушать твое предложение.
   - Ноготки пополам, деревни тебе, агентство по охране караванов мне, - проговорил я.
   - Что ж, на мой взгляд, справедливо, - кивнул Корд.
   - Теперь выкладывай, что ты знаешь, - проговорил он, когда мы скрепили сделку рукопожатием.
   Пришлось рассказать своему новому компаньону все, что я видел той злополучной ночью. Я постарался вспомнить все до мельчайших деталей. Возможно, у Корда будут какие-то идеи, которые нам помогут устранить лорда. Лично у меня пока никаких мыслей не было.
   Спустя минут десять, я завершил свой рассказ и в ожидании уставился на Корда.
   - Приятно было пообщаться, Рус, - проговорил Корд, после нескольких секунд задумчивого молчания и развернулся к двери.
   - Не понял! Мы же договорились! - гневно проговорил я, вскакивая с кровати, на которой сидел все это время. - Или ты решил кидануть меня? - закончил я сквозь зубы. - Не думал, что твое слово, Корд, ничего не стоит.
   - Ты еще упрекать меня будешь, пацан! - прошипел маг, резко развернувшись и уперев в меня указательный палец. - Ты кем себя возомнил?! - продолжил он, при этом его палец с каждым словом пребольно тыкал меня в грудь. - Ты думаешь, если освоил пару фокусов, уже непобедим!? Если тебя какой-то заезжий выскочка уделал, даже не вспотев, то лорд вампир тебя раскатает по стенке и оставит как память за место гобелена. И ты еще меня хочешь в это втянуть! Нет уж, спасибо, я не спешу в нижний мир. А ты давай, действуй. Я тебе мешать не буду, но и помощи от меня не жди. Завтра утром я сматываюсь отсюда.
   - Э... слушай, ты чего взъелся то? - промямлил я, потирая грудь.
   - А ты на что рассчитывал? Что я воскликну: "Ух, ты! Ух, ты! Ух, ты! Мы идем бить лорда вампира, здорово-то как. Побежали быстрей!" Ты на это рассчитывал!?
   - Ну не в такой форме, но я надеялся на то, что ты согласишься, и мы вместе придумаем какой-нибудь план.
   - Какой-нибудь план, - передразнил меня Корд. - Что тут думать? Сматываться отсюда надо, пока лорд не прознал, что мы знаем о его существовании.
   - Я понимаю, риск велик, но и куш тоже немаленький, продолжал я уговаривать мага.
   - Мертвым не к чему богатства. Вот если только.... Да нет все равно слишком большой риск.
   - Что, если только!? - ухватился я за ниточку интереса, возникшего у Корда к этому делу
   - Если мы убьем лорда, можно покопаться в его сокровищах. Наверняка там можно будет найти массу полезных вещей.
   Глаза мага загорелись, он уже видел себя с великими артефактами в руках.
   - Я откажусь от всей награды короля, но замок лорда ты отдашь мне одному. Свой нос ты туда совать не будешь. У меня как раз будет время там осмотреться, пока ты дойдешь до Столицы и все расскажешь, - нетерпящим возражения тоном, сказал Корд.
   Я задумался. Отдавать артефакты замка мне очень не хотелось. Наверняка там найдутся и для меня полезные предметы или информация. Но иначе мне не заполучить в союзники Корда, а это значит и вовсе остаться не с чем.
   - Хорошо, я согласен! - решился я.
   - Вот и отличненько. Только помни, без хорошего плана я все равно к лорду на клыки не полезу. Так что нам надо хорошенько все обдумать.
   - Я тоже не собираюсь лезть на рожон. Для начала нужно собрать информацию о противнике. Наблюдение, и только наблюдение. Все думают, что я ранен. Пусть и продолжают так думать. Днем я не буду выходить из комнаты, а ночью буду ходить на разведку через окно, благо в темноте я вижу лучше, чем днем.
   - А если кто заметит?
   - Поверь мне, Корд, я умею быть незаметным.
   - Что ж, раз ты так говоришь, я тебе верю. Когда приступишь?
   - А чего тянуть, сейчас и пойду, прогуляюсь, ночь только началась.
   - Хорошо, тогда до завтра.
   Как только дверь за Кордом закрылась, я вскочил с кровати и заметался по комнате. Показное спокойствие испарилось с моего лица. Мне нужно срочно утолить жажду, иначе не оберешься беды. Но как это сделать? Кто сегодня должен стать моей жертвой? Искать бандитов в селе, хоть и большом - это дохлый номер. Может, Армидона укокошить? А что? Он-то меня жалеть не собирался. Вариант, конечно, интересный, но связанный с кучей лишних проблем на мою и так потрепанную филейную часть. Маг же, опять этот. Да и посмотреть охота, как ла Орнос придет в Столицу, словно побитый пес. Нет, де Торка убивать не стоит. С ним я поквитаюсь как-нибудь по другому, чтоб жил, гад, и помнил про меня.
   Остается Сарлан, вот кого уж точно надо прикончить. Представив, как буду рвать этого Армидонского пса на части, я плотоядно улыбнулся. Эта сволочь за все должна ответить - сжал я кулаки от нахлынувшей ярости. Стоп! Это не дело. В моем поражении на дуэли надо винить только себя. Из-за собственных ошибок я проиграл, и Сарлан тут не причем, он победил меня честно. Если я убью его сейчас, из-под тешка - признаю свою никчемность и слабость. Только честная победа, в честной дуэли сможет утешить мое эго, а оно у меня, надо признать, за последнее время сильно выросло. Но жажду надо как-то утолять, иначе не смогу ни думать, ни действовать. Убивать кого попало мне тоже не хотелось. Иначе сам себя перестану уважать, а может, и того хуже - совесть проснется. Да даже не из-за этого. Если стану убивать без причины, превращусь в зверя. Маньяка без чести и совести. Нужно сохранить в себе остатки человечности, остатки того Власова Руслана, который некогда жил в городе Москва. Убийство человека - это процесс противоестественный. Если, конечно, нет веской причины. Но что же тогда делать - жажда сводит с ума.
   Продолжая метаться по комнате, я начал бить себя ладонью по лбу, пытаясь упорядочить мысли.
   - Думай, голова, шапку куплю, - приговаривал я, при каждом ударе.
   Ничего дельного мое серое вещество сформировать не смогло. Остается один выход: попробовать выпить кровь животного. От одной мыли об этом, меня передернуло. Непроизвольный рефлекс меня удивил, от мысли осушить человека, такого не было. Странно, что вообще мне раньше подобная идея в голову не пришла. Да и сейчас мой организм от этой мысли не в восторге. Но другого выхода мне не видится. Идеальный вариант, завалить лося или кабана. Но этих зверей нужно еще выследить и догнать, а учитывая, что биение пульсов животных я не чувствую, сделать это будет ой как не просто. Придется прирезать какую-нибудь домашнюю животину. А чтоб здесь не возникло лишнего шума от пропажи животного, надо метнуться в соседнюю деревню. Лень, конечно, но лучше перестраховаться.
   Решение было принято, и откладывать его в долгий ящик я не собирался. Я остановился и прислушался: людей за окном не было, только в здании было слышно несколько размеренных пульсов. Открыв ставни, спрыгнул вниз. Приземление было мягким - ловкостью могу поспорить с кошкой. Внимательно оглядел окрестности: ничего подозрительного видно не было. Постоянно прислушиваясь, я припустил бегом в сторону леса. Путь до соседней деревни был не близкий, а вернуться мне надо засветло.
  

Глава 3

   Честно говоря, эти ночные прогулки по лесу меня уже порядком достали. Нет, иногда хорошо так выйти на пикничок с друзьями, подышать свежим воздухом, поесть мяса. Но когда ты тупо ломишься через бурелом словно бешенный лось - это надоедает. Да не просто надоедает, а начинает реально напрягать. Даже не смотря на то, что у тебя есть способности вампира: ты видишь в темноте и любой валежник перепрыгнуть - раз плюнуть.
   Мой марафон до соседней деревеньки продолжался около двух часов. Благо мастер научил меня кое-как ориентироваться в лесу, и я уже круги не наматывал. Деревня была значительно меньше той, в которой я жил сейчас. Она была погружена во тьму, люди спали. Мне оставалось выбрать дом, из которого нужно умыкнуть зверюшку. Логично было бы выбрать самый крайний. Не придется светиться на улицах, и можно сразу слинять в лес. Но все дома по краям не впечатляли своим роскошным видом. Если там свинья и есть, то одна. А если у человека украсть последнюю свинью... один будет носом рыть землю, но докопается до того кто это сделал, другой опустит руки и начнет пить горькую. И ведь не угадаешь, что он будет делать. А особо уперты еще и народ может поднять на розыски преступника. И народ ведь может подняться, ведь завтра ты можешь оказаться следующим. Нельзя у человека отнимать последнее. А вот если богача ограбить, то остальные только порадуются. Выходит надо искать самый богатый дом.
   Через час блуждания по деревне, такой дом я нашел. Это был двухэтажный, длинный сруб изрядных габаритов. Все остальные дома в селе были одноэтажными. Во дворе поместья был построен огромный амбар, рядом стоял сарай, не уступающий ему размерами. Я перепрыгнул через забор, прислушался - не проснуться ли животные. Но все было тихо. Хорошо, что в этом дворе собаки нет, а то бы уже всех разбудила. Кстати, не припомню, чтоб в этом мире вообще собак видел. Есть ли они тут? Хотя песиглавцы то есть, значит и собаки должны быть. Только вот где они? Надо будет как-нибудь поинтересоваться этим вопросом.
   Дверь в сарай оказалась заперта. Что мне немного усложняло задачу. Взламывать замки я так и не научился, а ведь давал себе зарок, еще в Ролесте. Опять за свою лень придется расплачиваться. Ворота закрывались на амбарный замок, поражающий своими огромными размерами. Но благо в такой системе запора слабое место не сам замок, а ушко, которое просто вбито в деревянный столб дверной рамы. А столб, надо сказать, был уже довольно старый и подгнивший, что давало надежду на ослабшее крепление ушка. Плохо, что ломика нет, а то бы я не хуже Никулина из "Операции Ы" этот замочек сдернул. Но о таком нехитром орудии можно было только мечтать.
   Но делать нечего, надо действовать быстро. Было слышно как за запертыми дверями, почуяв неладное, беспокойно зашевелились животные. Я вздохнул, поплевал на руки и, схватившись за замок, начал со всей силы тянуть за него, уперевшись ногой в столб дверной арки для пущего усилия. Со скрипом, показавшимся мне оглушительным, ушко запора начало выползать из столба. И не прошло и минуты как оно выскочило целиком, освобождая мне путь в сарай. А ведь если бы концы ушка были загнуты с другой стороны столба, то мне бы пришлось куда туже.
   Дверь открылась и животные не только зашевелились, но и начали подавать другие признаки жизни: хрюканье, мычание, блеянье. Я почувствовал, как пульс людей в доме забился чаще - они просыпались. Сразу при входе оказался свинарник, в котором ютилось штук пять поросят средних размеров. Больше не стараясь быть тихим, я открыл свинарник, схватил первого попавшегося поросенка, взвалил себе визжащие создание на плечи и кинулся бежать в сторону леса. Так как закутку со свиньями я закрыть не потрудился, разбуженные и ничего не понимающие визжащие пяточки ломанулись во двор, создавая шум и неразбериху. Из дома также кто-то выбежал. Но в это время я уже перемахнул через забор и стартанул к лесу.
   Погони за мной не было. Еще бы! Кто в здравом уме пойдет ночью в лес? Да и кто видел, куда я скрылся? Но для порядка поплутал немного. Когда буду возвращаться надо бы хорошенько замести следы, а то здешний народ все же охотники. Посчитав, что удалился на достаточное расстояние, я остановился и скинул с себя свою ношу. Чтоб поросенок не визжал, еще в сарае я двинул его кулаком в ухо. Надеюсь, не перестарался, и он живой. Так, теперь надо преодолеть отвращение. Как живых людей пить, так у меня его не возникает, а как поросеночка, так вот оно, чуть ли не до тошноты.
   Собрав всю свою волю, я опустился на корточки, поднял безвольную тушку и, закрыв глаза, вгрызся мгновенно отросшими клыками в толстую шею свиньи. Нож я не использовал сознательно. Если крестьяне знают, кто живет в замке рядом с ними, когда они найдут тело, на этом их поиски и прекратятся. А если не знают, что маловероятно, то все равно тушка с разорванным горлом запутает людей.
   Первые же глотки животной крови вызвали приступ рвоты. Но я загнал поднимающийся из глубины желудка ком и продолжил пить. Пить кровь животного вместо человеческой, это все равно, что пить тухлую воду вместо минеральной. Но и тухлая вода спасает умирающего от жажды. Высушив поросенка полностью, я упал на снег и прислушался к своим ощущениям. Жажда все еще была со мной, она никуда не исчезла, но сейчас ее хотя бы было можно терпеть. А это значит, теперь можно подумать, что делать с лордом вампиром. Поднявшись на ноги, я осмотрел место моей трапезы. Посреди вытоптанного в снегу пяточка лежала тушка мертвого поросенка, горло его было разорвано, но крови вокруг практически не было, только несколько красных капель выделялись на белом насте. Так же на снегу были видны четкие следы, идущие со стороны деревни. Несомненно, по ним крестьяне найдут это место. Ну а дальше пусть думают, что здесь случилось.
   Я вернулся по своим следам обратно к деревне. Все еще спали, лишь в двухэтажном доме был виден свет. Постоянно прислушиваясь, я вышел на утоптанною дорогу и уже по ней направился в сторону своей деревни, вскоре перейдя на бег. До своей комнаты в таверне я добрался, когда небо уже начинало светлеть, и солнце грозило вот-вот выкатиться из-за горизонта. Просканировав окрестности, я забрался через окно к себе в комнату и быстро раздевшись, плюхнулся в кровать.
   В обед, разбудив меня, зашел Корд.
   - Ну, что удалось разведать? - спросил он, без всякого вступления.
   - Экий ты, братец, быстрый, - ответил я сладко потягиваясь. - Такие дела за одну ночь не делаются. Хотя бы недельку надо понаблюдать, чтоб можно было сказать что-то определенное.
   - Ну а сегодня, ты что-то выяснил?
   - Да говорю же тебе, ничего! А ты бы лучше распорядился, чтоб мне сюда еду принесли, а то уже кишки к спине прилипли.
   - Ладно, сейчас скажу. А ты в это время надень кровавую повязку и сделай страдальческое лицо.
   - Как скажешь, - улыбнулся я. - И про пиво не забудь, - уже в спину крикнул я Корду.
   - Раненым пиво не положено, буркнул он, закрывая дверь.
   Теперь можно и порассуждать, что мне нужно, чтоб наблюдать за лордом. Ну, во-первых, не высовываться. Если учесть, что его способности такие же как и мои, а вероятней всего и превосходят их. То он может слышать пульсы людей на расстоянии как минимум в пятьдесят метров. Теперь сформируем первое правило наблюдение за лордом: не приближаться ближе, чем на сто метров - подстраховка еще никому не вредила. Он видит в темноте не хуже чем днем. Из этого выводим второе правило: маскировка должна быть такая же как при дневном наблюдении. Лучше всего вообще зарыться в снег, чтоб только нос торчал. Не буду преувеличивать свои способности - лорд гораздо сильнее меня. А значит, третьим правилом будет: никогда не вступать в схватку с лордом вампиром. При малейшем подозрении на обнаружение делать ноги. Как любят говорить американцы в своих фильмах: не будь героем. Конечно, это их утверждение можно оспорить, но в данном случае я с ним вполне согласен. Хотя, какой из меня герой? Самому бы выжить, не то, что там мир спасать. У тех же американцев для спасения негероев есть и полиция, и целый выводок супергероев. А у меня только я сам. Хотя, если подумать, какие они супергерои, так... геройчики. Какой героизм идти в логова врага, зная, что от тебя пули отскакивают, зная, что ты там одним махом, всех побивахом? Евпатий Коловрат со своей дружиной, Александр Матросов, Александр Покрышкин, матросы с "Варяга" - вот, кто действительно супергерои. Хоть из суперспособностей у них только огромная сила духа. Да, таких героев немало в русской истории, и только благодаря им существует моя страна. Так что, все-таки, быть героем надо. Но я-то далеко не герой - так что третье правило: "Не лезть на рожон", надо сделать главным. Три основных правила сформированы, ну а дальше буду действовать по ситуации.
   Едва вечером солнечный диск скрылся за горизонтом, пришло ощущение силы и энергии, я выскочил в окно и направился в сторону замка. Бежал напрямик, через лес и темп держал приличный, поэтому был на месте уже через пару часов. Выбрал для наблюдения место понезаметней, стараясь чтоб меня не было видно со стен замка - вдруг там вампиры на страже, а они, твари, в темноте видеть могут. Улегся поудобней и стал ждать, направив взгляд в сторону ворот. Где-то через час из маленькой двери в воротах вышло пять фигур. Четыре из них двигались в сгорбленном состоянии, по-звериному. Пятая же ничем не отличалась от человеческой. Вся эта компания направилась по небольшой тропинке куда-то вдоль леса. Стоило бы за ними проследить, но двигаться за лордом я боялся. Кто знает, что от него можно ожидать. Так и пролежал несколько часов кряду. Лорд с командой вернулись за пару часов до рассвета. Как только они зашли в замок, я тихонько пополз назад, пока меня окончательно не скрыли деревья. Затем поднялся и побежал обратно в деревню. Да, если мои наблюдения на этом и закончатся, то я мало чего добьюсь.
   Вторая и третья ночь разведки в точности повторили первую. Лорд со своей охраной выходил в одно и тоже время, шел в одну и туже сторону, и так же возвращался за пару часов до рассвета. Это уже было кое-что, это уже как-то можно использовать.
   На четвертую ночь я решил переместить свой наблюдательный пункт дальше по той тропке, что протоптал лорд с охраной. Этот маневр позволил мне узнать дальнейший маршрут вампиров. И так, перемещаясь каждую ночь, выбирая места для наблюдения, я проследил, чем занимается ночью лорд вампир. Точнее я узнал, куда он ходит. Он шел по тропинке несколько километров, потом сворачивал в глубокую чащу, где через пару километров была полянка, на которой стоял огромный камень. С этим камнем он проделывал какие-то манипуляции, и потом четверо его слуг оттаскивали булыжник в сторону. Там открывался проход, куда и спускался лорд. Его охрана ждала наверху. Через несколько часов вампир поднимался, и процессия двигалась в обратный путь. Маршрут команды был всегда один. Именно на нем надо и устроить засаду. Только вот нужно выбрать место.
   На следующий день я начал думать над планом ликвидации лорда. Корду я пока ничего не говорил, хотя он и заходил каждый день, интересуясь результатами разведки. Маг становился все нетерпеливей, грозился плюнуть на все и уйти. Но пока мне удавалось уговорить его остаться.
   Для тщательного планирования, я выпросил у Корда листок пергамента и перо. Нужно было нарисовать карту маршрута лорда вампира и подумать, где лучше устроить засаду. Склонившись над небольшим столиком, я начал рисовать карту, тщательно припоминая все объекты, отмечая холмы деревья, ручей. Через пару часов работы у меня вышла довольно неплохая карта местности вдоль тропинки, по которой каждую ночь гуляет лорд вампир. Отложив перо, я склонился над своим произведением и начал внимательно всматриваться в свои каракули.
   Для начала нужно прикинуть, какие у меня есть сильные стороны. Какие преимущества перед лордом. В силе и скорости он вряд ли мне уступает, в ночном зрении тоже. На моей стороне есть эффект неожиданности - это уже немало, именно этот козырь нужно разыграть, да так, чтоб сразу побить все карты вампира, иначе мне хана. В чем еще мое преимущество? Ну, главное - я из другой эры. Из эры технологий. В моей голове храниться куча знаний, полученных в школе и институте. Вот только как их применить к моей ситуации. Что я знаю такого, что может мне пригодиться? Что в моем мире есть, чего нету тут, и что будет сюрпризом для здешнего обитателя. Я бы даже сказал, смертельным сюрпризом. Первое, что приходит на ум - порох. Да, смастерить бомбочку - это выход. Это будет действительно смертельным сюрпризом. Вот только надо бы припомнить, как его делать. Вроде бы несложно. Какие там ингредиенты? Сера, селитра и уголь. Вот только в какой пропорции их смешивать я не помню. Ну, это ладно, можно поэкспериментировать и найти нужные пропорции. Так, где достать уголь я знаю. А вот где берут серу с селитрой, понятия не имею. Серу, по-моему, добывают из скважин в земле. Она еще тухлыми яйцами должна вонять. Пройтись, чтоль по деревне, понюхать? Можно даже поспрашивать: "У вас тут нигде тухлыми яйцами не воняет?". Я представил реакцию прохожих на подобный вопрос и улыбнулся. Да, с розыском серной шахты могут возникнуть проблемы. А что на счет селитры. Где ее добывают у меня и вовсе нет ни малейшего понятие. Да что там добывают, я даже не знаю, как она выглядит. Если серу еще можно поискать в алхимических лавках. То как искать селитру я не знаю. Как она выглядит - не знаю, ее местное название - не знаю, ее свойства - не знаю. Ох, надо было химию лучше учить. Выходит, про порох лучше забыть пока. Так, подумаем, что там еще полезного есть в моем мире.
   Так, в задумчивости я просидел до ночи. Ночь пришла, но на разведку я не пошел, продолжал усиленно думать. К утру провалился в сон. Проснулся бодрым, отдахнувшим и со свежей головой, и меня посетила гениальная идея. Не зря говорят: "Утро вечера мудренее".
   - Как же я мог забыть, что у меня есть Корд в помощниках, - стукнул я себя по лбу.
   Я в радостном возбуждении вскочил с кровати и кинулся к нарисованной карте. Я медленно начал вести пальцем по маршруту лорда вампира, пока палец не уперся в место, отмеченное мной как мостик. За время моего наблюдения за лордом весна уже практически победила зиму. Снег таял, образовывались громадные лужи. В месте, куда уперся мой палец, и была такая лужица, через которую положили доску, чтоб господин вампир не замочил себе ноги. В моей голове начал созревать план.

Часть 3. Охота на охотника

Глава 1

   Ночное небо полностью заволокло темными тучами. Сквозь них не пробивалось даже намека на свет звезд. Темнота была непроглядной.
   - Почти как дома, - проговорил Ругвон.
   Сказано это было без тени ностальгии или тепла. Тепла, которое каждый нормальный человек испытывает при воспоминаниях о доме. Но Ругвон де Грилон не был человеком. Он являлся лордом вампиром, и его домом был сам нижний мир. Мир без света и тепла, без растений и животных. Мир, в котором Ругвон родился и вырос. Мир, где он впервые ощутил сладостный вкус человеческой крови. Мир, где достать даже глоток крови было огромным счастьем. Приходилось питаться, чем попало. Поэтому любой демон готов разорвать за каплю рубиновой жидкости. Поэтому любой демон мечтает сбежать оттуда. Сбежать сюда - в мир Вирры. Тут бурдюки с кровью сами приходят к тебе в руки, и остается лишь откупорить их.
   Сбежать из нижнего мира мечтают многие. И некоторым это удается. Главное найти неряшливого или просто глупого демонолога, который допустит ошибку и позволит вырваться призванному демону. Несколько тысяч лет назад (Ругвон давно потерял счет времени) именно это и случилось. Только демонолог был не один - их была целая группа. Эти глупцы решили применить демонов в своей войне. Они нарисовали громадную пентаграмму, служащую для призвания сильнейших существ нижнего мира, и даже не потрудились нарисовать печать, ограничивающую их количество.
   Возможно вампиры (в то время еще не было деления на лордов вампиров и обычных) и не являлись сильнейшими демонами нижнего мира. Но именно они пришли первыми на призыв. Полторы сотни смертельно быстрых и сильных существ переломили ход той битвы. Ругвон не помнил из-за чего шла та война - люди все время за что-то воюют между собой. Они оказались на стороне обороняющихся. Громадный замок был в осаде. Их призвали прямо на обширном дворе каменной твердыни. Им приказали уничтожить осаждающих. У нападающих было полторы тысячи человек, среди которых попадались и маги. Но даже такой большой по тем временам отряд ничего не мог противопоставить существам из нижнего мира. Вампиры рвали людей на части, они упивались обилием жертв, кровь лилась рекой. И за многие века вампиры наконец напились ее досыта. Приказ был выполнен с блеском. А потом они вернулись в замок и уничтожили всех осажденных. Демонологи не могли справиться с силой, которую призвали, и вурдалаки взяли плату с ничтожеств, осмелившихся приказывать им. После расправы над людьми вампиров осталось сто сорок три.
   Вампиры - существа клановые. Кланы были небольшими, их состав обычно не превышал семи, восьми особей. Кланы редко собираются в отряды для общих целей. После того как все бурдюки с кровью были выпиты, вурдалаки разошлись небольшими отрядами-кланами по миру.
   Любой человек для лорда вампира - не противник. И даже маги того времени не вызывали особого беспокойство у вампирских семей. Опьяненные своей силой и вседозволенностью упыри делали все, что хотели. Они вырезали целые деревни, захватывали рабов, устраивали кровавые игрища. Люди пытались их остановить. Но от большого отряда вампиры просто скрывались, маленькие же уничтожали. Однако вечно этот кровавый беспредел длиться не мог. Прошло несколько месяцев и люди создали специальные отряды для охоты на вампиров. Отряды в основном состояли из магов. Воины этих отрядов внешне не отличались от обычных крестьян. Они направлялись в места вампирских пиршеств и служили для них живой приманкой. Немало упырей попалось в эту ловушку. Но и охотников также полегло изрядно. Однако люди могли позволить себе потери - их было намного больше чем вампиров. День за днем количество вурдалаков сокращалось. Люди быстро учились находить и убивать кровопийц. Появился "Алый Орден" - там тренировались специальные воины - борцы против упырей. Технология тренировки этих бойцов была неизвестна никому, но солдат этого ордена вампиры боялись даже больше магов. Вампиры поняли, что в открытой схватке им не победить. Всегда считавшие себя охотниками, они превратились в дичь. В дичь, на которую охотился каждый. Они начали скрываться. Охотники вынуждены были подстраиваться под свою добычу. Приток крови резко сократился. Теперь вампиры не могли себе позволить убивать всех подряд - приходилось скрываться и прятаться. И когда, казалось, вампиры потеряли последнюю надежду стать хозяевами этого мира, случился очередной перелом в противостоянии людей и демонов.
   Однажды, толи от скуки, то ли еще по каким причинам, сын главы клана "Крыло Ночи" провел ритуал "Подчинение демона" над человеком. Так появился первый обычный упырь, а вампиры получили звание лордов. Вскоре каждый лорд вампир имел при себе отряд простых вурдалаков. Все кланы начали наращивать свою личную армию при любом удобном случае. Практически изведенные вампиры вновь воспрянули. Кровь полилась новым, еще более сильным потоком. Начали возникать небольшие княжества под управлением упырей. Там людей разводили как скот. Если бы вампиры-рабы могли находиться под солнцем, то противников у лордов и вовсе бы не осталось. А так, более-менее сильные королевства людей еще могли противостоять орде вурдалаков. Они ушли в глубокую оборону. У них просто не хватало ресурсов для нападения. Тогда еще не было Зарийской империи, земля была поделена на множество королевств, что не давало людям возможности собрать силы в единый кулак и дать отпор разгулявшимся кровососам. У людей была та же проблема, что и у вампиров - раздробленность и противостояние между собой. Еще немного и земли будущей Зарийской империи превратились бы в загон для людей-бурдюков с кровью, под вампирским надзором. Но судьба сделала очередной поворот.
   "Плоть тьмы" и "Ужас нижнего мира" - два самых малочисленных клана вампиров решили объединиться для захвата одного из городов людей. Им нужны были рабы и пища, прошлый людской ресурс они использовали слишком нерационально, и люди быстро закончились. Они собрали всех своих рабов-вампиров и всех членов клана для атаки. Вся сложность заключалось в том, чтоб захватить город в одну ночь. Рабы-вампиры не переживут восхода солнца, это даст людям возможность контратаковать, и тогда шансы на победу улетучатся.
   Та ночь была жаркая, жаркая и кровавая. Ругвон отлично ее помнил - он был внуком главы клана "Плоть тьмы". Тогда они взяли много пленных. Но после битвы выжило немного представителей кровавой братии. Вампиры связали пленных людей и стали делить добычу.
   Жадность присуща не только роду людскому, не исключено, что представители любого вида, имеющие разум, могут быть подвержены этому пороку. Именно жадность обуяла двух глав клана. Именно она заставила схлестнуться два рода в смертельной схватке за добычу. Та схватка для Ругвона была первой, где он сражался с представителями своего вида.
   Ругвон отразил своим мечом удар Эргели, затем выхватив левой рукой засапожный нож, воткнул его вампирше в щеку. Продолжая движение, он с разворота рубанул мечом девушку по шее, вкладывая всю вампирскую мощь в этот удар. Голова еще оставалась на плечах, и даже глаза на ней моргнули один раз, а Ругвон уже оглядывался в поисках нового противника. Но бой практически завершился. Только глава клана "Ужас нижнего мира" еще сражался с отцом Ругвона. И судя по всему, сила была не на стороне отца. Ирзар - глава другого клана уже заканчивал движение, которое должно стать завершающим в этом поединке. Лезвие его широкого, изогнутого меча неслось к правому уху отца, и отклонить его или увернуться он уже не успевал.
   Ругвон прыгнул со всей имеющейся ловкостью и скорость к дерущимся. Его меч вошел между лопаток Ирзара, но остановить смертельный удар не смог. Ирзар резко развернулся, вырывая клинок из рук Ругвона. Обезоруженный вампир не нашел ничего лучше как прыгнуть на своего противника и, повалив его на землю, вгрызться ему в глотку. А отведав крови, он уже не смог оторваться пока не осушил Ирзара до конца. Наконец, отцепившись от безвольного тела Ирзара Ругвон оглядел поле боя. Он остался единственным выжившим в этой схватке. Отец лежал неподалеку, его голова была рассечена наискосок, на две неравные части, соединенные небольшим кусочком кожи. Окровавленный меч-убийца лежал тут же недалеко. Еще в паре шагов находилась его мать, разрубленная пополам. Его дед был приколот к земле двумя мечами, голова деда лежала в трех метрах от туловища. Теперь у Ругвона не было клана, но было куча людей. Впоследствии, из некоторых он сделает себе солдат, некоторых оставит как рабов для работы днем, других же как пищу. А пока надо похоронить своих родных. Ругвон медленно поднялся и, опустив плечи, побрел искать лопату. Вампиры не плачут, но они уважают своих родных, и иногда ими овладевает печаль, или что-то похожее на это чувство.
   У каждого клана были свои уникальные магические способности. Через несколько дней Ругвон обнаружил, что у него в голове начали всплывать события и знания, о которых он раньше не помнил. К тому же уникальной способностью клана "Ужас нижнего мира" - щит теней, теперь обладает и он. Вампир не был дураком, сложив два и два, он вычислил, при каких обстоятельствах получил новые знание и новый дар. В нижнем мире, он точно помнил, такого эффекта от убийства вампира не было. Но в мире Вирры он есть. Ему захотелось стать еще сильнее, и Ругвон знал, что для этого нужно делать, терять ему уже было нечего. Он стал первым вампиром охотником на вампиров.
   Но шило в мешке не утаишь - вскоре появились и другие вампиры, алчущие силы, подобные ему. Упыри начали охоту друг на друга, они практически забыли про людей. Но люди про них не забыли. Лордов вампиров становилось все меньше, а люди становились все сильнее, все опытнее в борьбе с кровососами. В итоге, упыри вновь начали проигрывать в борьбе с людьми, пока оставшиеся не были вынуждены спрятаться среди них. Кланы перестали существовать, лорды вампиры начали жить поодиночке. Но и тогда на лордов не прекращалась охота. Она не имела уже такого массового характера, но были индивидуальные отряды, которые искали лордов и уничтожали их. А главное продолжал свое существование "Алый Орден", его адепты выискивали кровососов с упорством фанатиков. Лорды вампиры не могли возродить свою популяцию - слишком редко у них рождались дети, слишком часто их находили и убивали, в том числе и свои же.
   Ругвон охотился на своих соплеменников с упорством фанатиков Алого Ордена. Через некоторое время он узнал некоторые аспекты передачи знаний и способностей. Если ты убиваешь последнего представителя клана, ты получаешь практически все его знания. Если же не последнего, то чем больше представителей этого клана ты выпьешь, тем с большей вероятностью тебе передадутся уникальные способности клана. Но вскоре вампиров осталось настолько мало, что найти их было очень сложно, к тому же каждый из них был гораздо сильнее своих предшественников. Выжили лишь охотники на охотников. Лишь собрав несколько способностей, вампир мог дать отпор группе людских магов и адептам Алого Ордена. Охота на таких противников стала делом чрезвычайно сложным. Жить среди людей также становилось все сложнее. Воины Алого Ордена научились узнавать вампиров, несмотря на то, что те так искусно подделывали свою ауру, что даже лучшие маги не смогли бы отличить их от человека. А когда вампира обнаруживали, его убивали.
   Ругвон умело уходил от ищеек Алого Ордена, для этого ему приходилось постоянно перемещаться, ибо, где начинали пропадать люди, или обнаруживались подозрительные трупы, тут же появлялись сыщики алых. Но вечно так продолжаться не могло. Рано или поздно его должны были поймать, алые не успокоятся, пока не истребят всех вурдалаков. Способ выжить был только один - спрятаться так далеко и надолго, чтоб даже намека на то, что есть такой вампир, Ругвон, не звучало.
   На протяжении своей жизни Ругвону довелось убить трех представителей клана "Спящих". У них был одна уникальная способность, которая передалась последнему представителю клана "Плоть тьмы": подобно простым упырям они могли залегать в спячку на очень продолжительный срок, не нуждаясь на это время в пище. Не раз подобная схожесть способностей с простыми вурдалаками становилось поводом для насмешек со стороны других кланов. В основном это были намеки, что клан "Спящих" произошел от обычных упырей. Но теперь, казалось, эта абсолютно бесполезная способность могла пригодиться Ругвону. Вампир решил залечь в глубокую спячку в каком-нибудь недоступном месте и просто переждать опасность. Три тысячи лет должно хватить, чтоб стерлась даже память о нем. А глубокая землянка в необжитых лесах востока отличное место, чтоб сохранить его спящее тело ненайденным.

Глава 2

   Восемнадцать лет назад Ругвон очнулся от длительного сна. Он начал исследовать новый мир. Главное, что его интересовало - это Алый Орден, но о нем никто даже не слышал, и это не могло не радовать. Хотя, что в этом удивительного, если теперь вампиров считают древней сказкой? Шесть лет Ругвон бродил по Зарийской империи, изучая ее. Маги стали явно сильнее и более умелыми, это было неприятным открытием. Но их знание не были специализированы для уничтожения вампиров, как это было в прошлом. Ругвону очень не нравилось, что он опять должен скрываться и подстраиваться под эти бурдюки с кровью. Его тщеславие слишком велико для этого. Эти проклятые людишки должны служить ему - представителю высшей расы. Но бросаться с голой грудью на штыки и огненные шары Ругвон не собирался. В этом деле нужна тщательная подготовка.
   После шести лет скитаний вампир пришел сюда - в замок де Грилона. Тут доживал свой век старый Мириол де Грилон. Ругвону не составило большого труда заставить престарелого дворянина записать себя его незаконнорожденным сыном и наследником. Спустя совсем небольшой срок после этого, господин Мириол де Грилон тихо ушел в мир иной. Так появился новый хозяин земель, включающих в себя почти все поселения охотников на ирвингов. Отсюда Ругвон собирался начать свое восхождение к правлению всеми людьми. Но торопиться не стоило.
   Потихоньку, понемножку он начал собирать свою армию. Для этого новоиспеченный де Гилон под видом бандитов начал нападать на караваны, идущие за шкурами ирвингов. Охранников из каравана он превращал в рабов-вампиров, все же добро, кроме ноготков, просто уничтожал, чтоб след не привел к нему. Эти нападения были выгодны и ему, и охотникам, так как в последние время поголовье ирвингов сильно сократилось, и прибыли с их добычи упали. Опасность же путешествие по Нурдовскому тракту сильно взвинтило стоимость шкур редких животных. Поэтому особого любопытства охотники не проявляли. Ругвон вел активную вербовку населения к себе в помощники, слуги и охрану. Естественно с каждого он брал "Клятву верности". Спустя два года после вступление в права владения этими землями, Ругвон контролировал всех старост и других авторитетных людей в деревнях охотников. А днем его замок охраняло несколько десятков воинов. Также хватало и слуг-людей. Всем он платил хорошие деньги, поэтому никто не жаловался на запрет выходить ночью и на необходимость приносить "клятву верности".
   И вот, прошло десять лет, его армия уже насчитывала почти шесть тысяч бойцов. Вампиров-рабов он делал исключительно из воинов, ведь чем лучшим бойцом был человек при жизни, тем лучше он будет и при нежизни. Обычных людей он оставлял себе на пропитание, рабы же лежали в спячке, и есть не просили. Лишь при вылазке их требовалось кормить, поэтому слишком много вампиров лорд с собой никогда не брал. Хотя всегда предпочитал перестраховаться как минимум четверным превосходством в численности.
   Это и спасло его от раскрытия при последнем нападении. Кто знал, что эти бурдюки с кровью решат устроить на него засаду? Шесть десятков воинов, спрятанных в повозках - это могло сработать... если б нападавшие были обычными людьми. При этой вылазке потери его армии были наиболее ощутимы по сравнению со всеми остальными нападениями. Но и куш оказался достойный - почти сотня отменных воинов. Хотя большинство из воинов были убиты его рабами, их еще можно было превратить в вампиров. На проведения ритуала у него оставалось еще восемнадцать с половиной часов после смерти человека. Желательно конечно проводить ритуал над еще живыми людьми - на это затрачивается меньше сил и энергии, да и вампиры получаются из них более сообразительными и не такими кровожадными. Но заставить рабов не убивать своих противников, было делом очень непростым, обычные упыри просто не в состоянии контролировать свою ярость и жажду крови.
   Почти сразу после той стычки к нему наведался отряд из двухсот человек под предводительством какого-то спесивого дворянчика. Но Ругвона беспокоило не количество солдат, а то, что среди них был маг. Но, к счастью, маг даже и не догадывался, что произошло с их товарищами. Ругвон пригласил всех этих людишек к себе в замок, хорошенько подпоил, а ночью внушил недотепам, что делать им тут нечего, и надо возвращаться домой. Иногда его поражала беспечность нынешних людей.
   Затем потянулись утомительные ночи работы. Его армия находилась в схроне недалеко от замка. Новые солдаты еще не были готовы. Ритуал над бойцами был проведен, но не завершен до конца. Для того чтоб из людей сделать вампиров надо было каждого напоить определенным количеством своей крови. Без этого потенциальные вампиры были чрезвычайно медлительными, безмозглыми мертвяками, с которыми справится и подросток, когда-то этих существ прозвали мифолами. Приходилось каждую ночь ходить к схрону и поить несколько человек. На всех сразу крови не напасешься. Свою кровопотерю он восстанавливал, выпивая живых пленных. Работа утомительная, но необходимая.
   Ругвон готовился к очередному походу в тайный схрон. Последние пару недель его что-то беспокоило. Но что именно он понять не мог. Иногда ощущение пропадало на несколько дней, но потом снова возвращалось. Этой же ночью беспокойство было особенно сильным. Лорд вампир чувствовал надвигающуюся опасность, но не мог определить, откуда она исходит. Возможно, ему стоило остаться в замке, но выбора не было - жажда, терзающая, его была непереносима. Что б сэкономить живых людей, Ругвон восполнял кровопотерю раз в три ночи, тогда, когда жажду терпеть было уже невозможно. Сегодня как раз шла третья ночь.
   Дорога до схрона была исхожена не раз и привычна до последнего бугорка. На этот раз Ругвон утроил свою бдительность, он внимательно вслушивался в ночной лес и оглядывался по сторонам. Его охранники - четыре лучших воина-вампира находились рядом с ним. Они шли привычным порядком: четверо рабов-вампиров охраняли своего лорда с четырех сторон. Двое двигались чуть позади, двое чуть впереди, по левую и правую руку. Но, не смотря на все предосторожности и на то, что ничего подозрительного Ругвон не увидел и не услышал, с каждым шагом к схрону его беспокойство становилось все сильнее. А может, это просто жажда играет с ним такую злую шутку?
   Но, вопреки всякому беспокойству, до камня, запирающего вход в тайное убежище лорда, небольшой отряд обрался без приключений.
   - Может, и вправду жажда со мной играет? - пронеслось в голове лорда вампира.
   Отогнав все лишние мысли, Ругвон прислонил руки к камню и сосредоточился. На огромном валуне, закрывающем вход в подземелье, было заклятие, которое не позволит и сотне человек даже на палец сдвинуть гранитную глыбу. Лишь особым заклинанием-ключом можно было на время ослабить наложенные чары. Лорд без запинки проговорил не раз произносимые тут слова. Но и после снятия заклинания нужно было еще сдвинуть огромный камень с места. Что и проделали его рабы, после жеста Ругвона.
   Вход был открыт. Вглубь земли вели почти стертые каменные ступеньки. Когда-то на этом месте стоял замок брата близнеца отца Мириола де Грилона, Уриула де Грилона. Но со временем брат умер, не оставив своих наследников, и вся его земля и замок перешла к отцу Мириола. Второй замок отцу Мириола был совершенно не нужен, и его постепенно растащили по камешкам окрестные жители. Остался лишь подземный этаж, который местные просто не нашли. Ругвон же нашел. Нашел и использовал для собственных нужд. Этот этаж задумывался как подземное хранилище для припасов в случае нападения на замок. Уриул был большим параноиком и сделал подвальный этаж просто огромным.
   Внизу лорда вампира ждал широкий, прямой коридор. Вдоль него находились несколько дверей. Ругвон отлично знал, что за каждой из них. Там были отдельные комнаты. В одной находились еще недоделанные рабы-вампиры, в другой была его лаборатория, в третьей заклинательная, в четвертой еще живые люди. Было еще несколько комнат со всяким хламом и продуктами (бурдюки с кровью тоже надо кормить), но самая главное сокровище было за дверью в конце этого туннеля - там спала его армия.
   - Темной ночи, хозяин, - произнес сгорбленный, маленький, но при этом очень коренастый человек, вышедший из первой двери. - Живые накормлены, мифолы ведут себя тихо.
   - Хорошо, Снэк, приведи мне одного мифола в заклинательную комнату через полчаса. А пока подготовь там все для ритуала, - приказал Ругвон.
   - Будет исполнено, хозяин.
   Хотя в подземелье не горело ни одного факела, Снэк передвигался по нему довольно проворно. Снэк был слеп от рождения, и темнота ему ничуть не мешало. Он ходил по деревням и просил милостыню, когда Ругвон нашел этот ценный кадр. Вампиру понравилось, как этот человек умело обходиться без зрения. И теперь Снэк привратник и хранитель его тайного убежища. А также тюремщик пока еще живых гостей.
   Ругвон зашел в заклинательную комнату. Для ритуала все уже было давно готово, Снэк постарался заранее, теперь осталось только зажечь несколько свечей по углам пентаграммы, что слепой слуга и делал.
   - Свободен, не забудь про мифола, - проговорил лорд вампир, когда последняя свеча была зажжена.
   Ругвон встал в центр пентаграммы и расслабился. Он любил вот так постоять в полной темноте, отрешившись от всего. Именно в такой момент он чувствовал себя наиболее спокойным и сильным. Это место было буквально пропитано темной энергией - сколько человек лишились тут жизни, сколько вампиров появилось во тьме?
   Минут через двадцать раздался стук. Дверь отворилась, в заклинательную вошел Снэк, ведя за собой на веревке нечто, когда-то бывшее человеком. Перепутать это существо с живым представителем расы людей не смог бы даже вусмерть пьяный забулдыга. В глазах у нечто были только белки, без намека на признаки зрачков, трупный запах, исходящий от мифола, мог заставить человека с самым крепким желудком исторгнуть из себя ужин. Ничего не выражающие лицо так и застыло в предсмертной агонии.
   Ругвон освободил место в центре пентаграммы, куда и был поставлен будущий вампир. Он тупо крутил головой, не пытавшись ничего предпринять. Эти существа будут действовать только тогда, когда почуют запах крови. Лорд достал кинжал из черной стали, практически неразличимой в темноте, разрезал себе запястье и поднес к мифолу. Тот замер на несколько мгновений, что-то почуяв, а потом яростно вгрызся в руку вампира. Мифол пил до тех пор, пока лорд его не остановил ударом в лоб. Будущий раб упал на пол и замер. Теперь ему потребуется пару часов для преображения. Ругвону придется контролировать весь процесс, чтоб будущий вампир не вышел из подчинения.
   На это раз преображение заняло больше времени, чем обычно. Лишь через три часа лежащий приподнял веки и взглянул на мир красными как пламя зрачками глаз. Ругвон тут же приказал ему направиться в дальнюю комнату, занять там свободное место и залечь в спячку. Новоиспеченный раб тут же поспешил выполнить приказ хозяина.
   - Снэк! - крикнул лорд. - Веди живого сюда, - жажда Ругвона из просто сильной переросла в непереносимую, и ее срочно надо было утолять.
   Через пару минут низкорослый раб втолкнул в комнату связанного человека. Он тут же растянулся на полу. У пленника была сломана рука и нога. Это было сделано специально, чтоб люди и не помышляли о бегстве. А заодно, чтоб слепой тюремщик мог легко с ними управляться.
   Ругвон медленно подошел к стонущему воину, наклонился, наслаждаясь ужасом, появившимся в глазах пленника при встрече с алыми зрачками лорда. Удерживая дергающееся тело, вампир впился в горло человека, неспешна глотая вожделенную жидкость. Де Грилон любил растягивать наслаждение. Осушив бурдюк до конца, Ругвон вновь надрезал руку и влил несколько капель в рот человеку. А когда губы воина дрогнули, приложил окровавленное запястье ко рту. И уже через десять минут глаза бойца открылись, в них заплясал алый огонь. Преимущество и простота ритуала над живыми людьми были неоспоримы. Вскоре очередной воин его армии скрылся за дверью. Впереди была еще половина ночи, пожалуй, можно добавить к его войску еще одного бойца. Ругвон вздохнул и позвал слугу.
   Все эти ритуалы отнимают очень много сил. Ругвон возвращался домой вымотанный как крестьянин после страды. Он даже забыл про чувство беспокойства, мучавшего его вначале ночи. Погруженный в свои мысли, Ругвон прошел уже половину пути. Дорогу ему преградила большая лужа. Хорошо, что он приказал положить через нее широкую доску. А то в том году лужа была настолько глубокой, что даже в сапогах преодолеть ее и не замочить при этом ноги, было делом, с которым не сразу справиться и лорд вампир. К тому же вокруг нее всегда образовывалось болото, по которому ходить тоже довольно противно - это мешало обойти препятствие.
   Он уже дошел до середины самодельного мостика, когда чувство беспокойства надавило на него с новой силой. Это было даже не беспокойство, а паника:
   - Беги! Спасайся! Опасность! - забилось у него в голове.
   В этот самый момент, доска под ним треснула, заскользив куда-то в сторону уводя опору из-под ног, и он повалился в воду. Лишь благодаря вампирской ловкости ему удалось не упасть на спину, а извернувшись встать на ноги. Лужа оказалась еще глубже, чем в том году, сапоги начали быстро набирать воду. Сигнал опасности взорвался в голове огненным шаром. Ругвон, пригнувшись, огляделся, готовый к любым неожиданностям. И тут его пронзила дикая боль. Челюсти сжались с такой силой, что начали крошиться зубы, глаза начали вылезать со своего законного места, а мозг плавиться. Впервые за долгие века лорд вампир по имени Ругвон из клана "Плоть тьмы" ощутил страх.
  

Глава 3

   - Мне надоело уже здесь торчать! Если ты не можешь придумать никакого плана, то я ухожу из этого демонами проклятого места. Впрочем, я не удивлен, в древности и поумнее тебя были люди, которые пытались справиться с лордами. И всегда способ был только один: сильнейшее магическое и численное превосходство.
   Корд пришел под вечер и с порога начал читать, видимо, заранее заготовленную речь.
   - Спокойно, Корд! - прервал я его излияния. - У меня появилась идея.
   - Ну что ж, я тебя внимательно слушаю, - как-то сразу успокоившись, проговорил маг.
   - Нам помогут твои магические способности. Я знаю, ты же можешь выделять энергетический заряд.
   - Конечно, могу! Но не вижу, как это нам поможет. Вампир легко от него увернется. Мой заряд сродни шаровой молнии, и его скорость даже меньше чем у стрелы, а прицельная дальность не превышает сорока шагов. А по слухам, лорды могут увернуться даже от арбалетного болта, пущенного с двадцати шагов. Я уже не говорю, что он нас почует задолго до того, как мы выйдем на расстояние удара.
   - Не бойся, Корд. Твой заряд лорд вампир даже не увидит. Это я тебе могу гарантировать.
   - Что-то ты темнишь, Пришлый, - прищурился маг. - Выкладывай все как есть.
   - Долго объяснять, лучше я тебе продемонстрирую. Только для этого мне нужна медная проволока. Можешь достать?
   - Хорошо. Сегодня уже темно, но завтра я тебе достану твоей проволоки, - произнес воин-маг и направился к выходу.
   - Но если меня не впечатлит твоя демонстрация, я умываю руки, и уношу ноги, - проговорил Корд и захлопнул дверь в комнату.
   На следующий вечер, после захода солнца, мы с Кордом договорились встретиться в лесной посадке недалеко от деревни. Лучше скрыть от любопытных глаз наши эксперименты. Чтоб оставаться незамеченным мне пришлось передвигаться по огородам и садам, постоянно контролируя окрестности. Когда я вышел к оговоренному месту, маг уже в нетерпении перетаптывался у кривой березки.
   - Ну! - произнес Корд, протянув мне медный провод где-то в палец толщиной.
   При этом воин скривил губы в скептической ухмылке. Если б среднестатистическому американцу сказали, что Россия почти в два раза больше Канады, он наверно ухмыльнулся примерно так же. Я взял у скептика провод, положил его на бревно. Выхватив из-за спины меч, одним движением перерубил проволоку на две половинки.
   - Возьми в каждую руку, - протянул я Корду два обрубка.
   - И что дальше, - проговорил маг, с недоумением крутя проволоку в руках.
   Я достал из-за пазухи глубокую тарелку, зачерпнул в нее из ближайшей лужи воды. Огляделся в поисках объекта эксперимента. Недалеко в луже лежал дождевой червяк. Я с детства люблю рыбалку, поэтому без особой брезгливости достал ползуна из воды и бросил в мою тарелку.
   - А теперь опусти эти два провода в воду и пусти по ним энергетический заряд.
   - Это как!? - непонимающим взглядом уставился на меня маг.
   - Ну, как, как? - растерялся я. - По одному проводу положительно заряженный, по другому отрицательно. 1
   Корд нахмурил брови, напрягая мозговые клетки, но видимо, ни к чему конкретному это действие не привело, - он продолжал смотреть на меня ослиным взором. Пришлось ему объяснять, что я подразумеваю под отрицательным и положительным зарядом. К моему удивлению и радости понял он все довольно быстро - не просто так наверно магом-то стал. А я наверно не зря прослушал лекции по электротехнике в бауманке.
   - Ну, давай, пробуй, - поддержал я его, отойдя, на всякий случай, на пару шагов подальше.
   Корд сосредоточился, в его кистях, зажимающих провода, блеснули искры. В тарелке раздался хлопок, и Корд, вздрогнув от неожиданности, прекратил подачу тока. Заглянув в блюдо, мы обнаружили свежепрожаренного червяка.
   - Интересный эффект, - задумчиво почесал седую голову маг. - А еще интересней, откуда ты знаешь, что должно произойти, - уставился он на меня, прищурив один глаз.
   - У всех есть свои секреты, - состроил я загадочную мину.
   - Не хочешь говорить, дело твое. Но я не понял, как это нам поможет убить лорда вампира?
   - А ты представь два таких провода метров по сто. Тебе даже не придется высовываться из кустов. Бахнул своим зарядом, и мы имеем жаренного лорда вампира. При этом никакого риска.
   - Значит все, что нам надо, это достать двухсотметровый моток проволоки. - В радостном возбуждении воскликнул маг.
   - Не все так просто, Корд. Его еще надо заизолировать. И чтоб изоляция не пропускала воду.
   - И что для этого надо?
   - Нужно много нарезанных полосок толстой кожи. Такой кожи, которая воду совсем не пропускает. Есть такая в этой деревне.
   - Ради замка лорда, я такую кожу хоть с самого хозяина нижнего мира сдеру, - ухмыльнулся маг. - И завтра же закажу двести метров медной проволоки у кузнеца.
   - Ага, давай, еще клей понадобиться. И скажи кузнецу, чтоб проволоку сделал легко гнущуюся, но не ломающуюся, да и чтоб потоньше была раза в два, а то слишком тяжелая и объемистая бухта получится. Заодно не забудь потренироваться в передачи энергии по проводу. Мне сюрпризы не нужны, когда на лорда пойдем.
   - Ты поучи меня еще, мальчишка, - возмутился маг.
   - Могу и поучить, - проговорил я, выразительно посмотрев на проволоку в руках Корда.
   Ладно, пойду я, у меня еще дела есть, - пожал я руку Корду. - До завтра.
   - Давай, а я, пожалуй, еще поэкспериментирую с этими проводами.
   Кровь животного не могла полностью удовлетворить жажду, и теперь моя ночная спутница вновь терзала меня. Нужно решать эту проблему. На этот раз я позаботился заранее о том, чтобы больше не вламываться в чужие сараи. В нескольких километрах в лесу, на дереве был привязан поросеночек, которого я поймал пару дней назад, возвращаясь из наблюдательного рейда. Бедолага попался в один из силков охотников. А я просто нашел и перепрятал. Правда его приходилось подкармливать и подпаивать, чтоб он свои поросячьи копытца не откинул, но лучше уж так, чем снова по чужим сараям лазить. Поэтому я поспешил покинуть своего соратника, пока моя жажда не предпочла более лакомую дичь.
   Следующие три дня я просто отдыхал. Иногда и вампирам надо расслабляться. Напряжение последних ночей надо было как-то снять. Я начал себе позволять выходить в большой зал таверны, при этом я сгорбливался и скукоживался, изображая из себя тяжелораненого. Позволял себе выпить пару пива, но не больше. Иначе это могло вызвать подозрения, да и контроль над ситуацией терять нельзя. Но хоть наедался от пуза.
   Через три дня маг принес мне кожу, клей и проволоку намотанную на специальное приспособление, стало не до расслабления. Для начала я проверил на водонепроницаемость мой изоляционный материал. Кожа влагу не пропускала. Затем пришлось обматывать двести метров медного провода, диаметром миллиметров шесть, семь, кусочками кожи шириной сантиметров пять. Да еще в несколько слоев, чтоб вода на кабель наверняка не попала, и сама кожная обмотка оставалось сухой. К тому же надо каждый слой смазать клеем, чтоб кожа не размоталась. Дело это утомительное и нудное, но необходимое. Провозился я дня три, при этом работал и днем и ночью, отвлекаясь только на еду, да на пару часов сна в сутки. Но сделал все качественно - комар носа не подточит.
   Еще одни сутки мы потратили на тестирования нашей системы ликвидации лордов вампиров. Для верности мы с Кордом проведи еще один эксперимент. Проложили два наших провода по воде и грязи, опустили два не заизолированных конца в лужу, где была привязана лягушка. Маг пустил электрический заряд, средней мощности. В результате эксперимента получился отличный лягушачий суп.
   - Завтра ночью, время "Ч", - проговорил я, тыкая палочкой в лягушачью тушку.
   - Чего!? - переспросил Корд.
   - Говорю, завтра ночью идем на вампира. Будь готов. Выступаем сразу после захода солнца.
   - За меня не волнуйся, лучше сам подготовься, - раздраженно бросил маг и направился в сторону деревни.
   - А провод я один должен сматывать!? - крикнул я в удаляющуюся спину.
   Корд вздохнул, развернулся.
   - Что ж, партнерство так партнерство, - проговорил он. - Ты сматываешь один, я второй.
   - Странно ведет себя этот Корд, - думал я, наматывая провод на деревянный каркас, - такое впечатление, что он привык больше приказывать, чем что-то делать. Огрызается на любую критику или совет. Но потом как бы одергивает себя и ведет себя уже нормально. Странно это все, кто на самом деле этот воин-маг? Хотя с другой стороны, если он мне помогает, то какая разница? У меня тоже хватает скелетов в шкафу, которых я никогда не выставлю напоказ.
   Весь следующий день я проворочался в кровати в безуспешных попытках уснуть. Но мое волнение было слишком большим, чтоб мозг смог дать отдых организму. Только я закрою глаза, как в голове начинали всплывать возможные картинки предстоящего боя. Разум начина анализировать всевозможные варианты развития сшибки, и прикидывать мои действия в различных ситуациях. По опыту я знал, что события будут развиваться по совершенно иному, непредсказуемому сценарию, и лучше отдохнуть и расслабиться. Но мозг продолжал упорно работать, подкидывая мне все новые и новые варианты развития событий.
   - Спишь! Это правильно! - услышал я голос моего напарника.
   Провалявшись так в полудреме целый день, я и не заметил, как наступил вечер. От волнения что-то тянуло в животе и даже есть не хотелось.
   - Да так, вздремнул немного. А что, уже пора выступать?
   - Практически. Солнце вот-вот сядет. Я пока пойду в сторону замка, а ты меня догонишь, как наступит ночь и никого не будет рядом, чтоб увидеть как ты вылезаешь из окна.
   - Хорошо! Думаю, через часик я выдвинусь. Где замок, надеюсь, знаешь?
   Корд зло зыркнул на меня, и ничего не ответив, вышел.
   Пока не стемнело я начал собирать свою амуницию. Лишнего ничего лучше не брать. Проверив хорошо ли вынимаются мои мечи, закинул перевязь с ними за спину. Туда же повесил арбалет с несколькими стрелами, держащимися в специальных креплениях сбоку ложа. Проверил, висит ли на поясе мой длинный кинжал, с которым и вовсе никогда не расставался. Убойник, как я называл миниатюрный арбалет, доставшийся мне от моего "друга" господина Дерзека, повесил на пояс с другой стороны от кинжала. К нему также прихватил несколько болтов, которые положил в сумку, рядом с небольшой пилкой и маленькой лопаткой, похожей на саперную. В небольшие чехольчики на бедрах всунул метательные ножи, по два с каждой стороны. Вроде бы ничего не забыл. Пока все проверял, да собирался, дневное светило закатилось за горизонт. Волнение сразу куда-то испарилось, пришла решительность и уверенность в своих силах.
   - Пора! - проговорил я сам себе.
   Надел на голову шлем, закрыв лицо личиной, поверх шлема натянул капюшон. Взглянул на себя в медное, надраенное блюдо, которое в этом мире заменяло зеркало. Личина закрывала практически все лицо, доходя до рта, кожа опускалась по бокам, оставляя рот и бороду открытыми, но закрывая щеки до самой шеи. Капюшон скрывал от лишних глаз блеск металлического шлема. Поверх жилета из кожи ирвингов я накинул непромокаемый плащ, так чтоб рукоятки мечей за спиной выглядывали из специальных прорезей. Крякнув, взял в руки два каркаса с проволокой. Тяжелые гады, килограмм по восемь веса в каждом. Каркас был изготовлен из четырех жердин: две жердины метра по полтора скреплялись поперек еще двумя где-то метровыми, вдоль длинных жердин и был намотан провод. Убедившись что за окнами никто не наблюдает, скинул вниз бухты с проводом, а затем выпрыгнул на улицу сам.

Глава 4

   Корда я догнал примерно через час неспешного бега. Маг также двигался бегом. Он профессионально дышал и держал темп. Я приноровился к его темпу и дальше мы уже двигались вместе. Я бежал немного впереди и показывал более короткую дорогу, направляясь прямиком к месту засады. Часа через четыре неторопливого бега мы прибыли на место.
   - Стой! - приказал я Корду. - Видишь вон то поваленное дерево, - продолжил я, когда маг подошел. - Давай к нему, только аккуратней, не высовываясь.
   Маг раздраженно хмыкнул и пригнулся к земле. Мы тихонечко подползли к дереву, сквозь его ветки открывался отличный обзор огромной лужи, через которую была перекинута доска. Точнее обзор открывался только для меня, Корд естественно в темноте ничего видеть не мог.
   - Жди здесь, я все сделаю сам, - сказал я воину.
   - Как скажешь, а я пока отдохну, сосредоточусь, - проговорил Корд зевая и начал поудобнее устраиваться около дерева.
   Я же взял каркасы с проводами, продел их под стволом, оставив концы проводов рядом с лежкой, и, пытаясь лишний раз не булькать и не хлюпать, начал протягивать их к луже. В этом месте оказалась много грязи, почва была настолько влажной, что даже лопатка мне не понадобилась. Я просто утапливал провода в ил.
   Прокладка проводов заняла у меня часа два. Возможно, я справился бы и быстрее, но приходилось постоянно останавливаться и прислушиваться к любому шуму - вампиры могли на этот раз изменить своему расписанию и появиться раньше. Потом я подпилил доску, примерно на середине. Провода оставил в паре метров друг от друга, так чтоб распил доски находился посередине. Еще час ушел на то, чтоб замести следы моего присутствия. Закончив, весь грязный и злой я вернулся к Корду. Теперь оставалось только ждать.
   - Слушай, Пришлый, - нарушил молчание маг, - а куда вампиры ходят по этой тропинке? Ты уверен, что лорд пройдет тут?
   - Там дальше есть небольшая полянка, на ней лорд любит потренироваться в обращении с мечом. Делает он это каждую ночь, как по расписанию. Так что, можешь быть спокойным, вампиры скоро будут здесь.
   Я был не намерен выдавать Корду расположение вампирского схрона. Хватит и того, что я ему на разграбление замок оставляю.
   - Кстати, Корд, - как бы между прочим, проговорил я. - Этот бой очень опасен, и я могу его не пережить. Поэтому я отправил человека с отпечатком твоей ауры и с запиской к своим друзьям в Столицу. На случай, если со мной что-то случится, чтоб они знали, к кому обратится с расспросами о моей судьбе. На всякий случай я там указал и подробности нашей сделки.
   На самом деле я отправил аж четырех человек в разные дни. Каждому я дал кусочек седого волоса, который нашел в своей комнате после ухода мага. Так же к ним прилагалась записка с инструкциями. Но о количестве посыльных Корду также знать совсем не обязательно.
   - Не волнуйся, Рус. В случае чего, я расскажу, как все было. Но и ты уж не обессудь, я тоже кое-кого предупредил о нашем мероприятии, - абсолютно ровным голосом ответил Корд.
   Я улыбнулся и продолжил наблюдение за дорогой. Хоть и было довольно прохладно, плащ я снял и теперь лежал на нем - в бою ничего не должно мне мешать. Зарядив арбалет, положил его рядом с правой рукой.
   Вампиры появились как всегда, за час до рассвета. Пять человеческих фигур в плащах двигались по тропинке.
   - Будь готов, они идут, - прошептал я своему напарнику. - Как скажу, пускай энергетический заряд.
   Корд молча взял торчащие из под поваленного дерева провода.
   С каждой секундой напряжение возрастало. Я терзал вспотевшими ладонями ложе арбалета. Вот лорд зашел на мостик, вот он делает шаг, другой, третий. И будто спотыкаясь, начинает заваливаться, но тут же группируется и приземляется на ноги, оказываясь практически по пояс в мутной воде.
   - Давай! - кричу я Корду, пока вампир не опомнился.
   Что происходит с магом, не вижу - не отвожу взгляда от происходящего на поляне. Слышу только электрический треск - значит, маг работает. Лорд вампир вздрогнул посреди лужи, с ним вместе под удар попали двое его охранников, который шли спереди своего господина. Им доска для перехода через воду нужна не была - они всегда пересекали это препятствие вброд. Остальные двое оглядывались в непонимании. Раздался хлопок, слышный даже с моего места, и тела кровососов как подкошенные повалились в воду.
   - За мной, Корд! Добьем гадов!
   Я вскочил со своего места и бросился к луже. Надо было как можно быстрее добраться до лорда. Кто знает, на сколько быстро он сможет восстановиться? Я бежал, не оглядываясь, перед грудью держал взведенный арбалет. Двое оставшихся упырей заметили меня и бросились наперерез. Когда до лорда оставалось метров тридцать мы встретились. Первый из кровососов, не останавливая своего бега, прыгнул на меня словно дикий зверь. Своим вампирским зрением я все отчетливо видел. Все-таки простые вампиры медлительней меня - не без удовлетворения отметил в голове. Прыжок упыря был грациозен и стремителен. В полете его когти словно у кошки моментально удлинились. Глаза вампира полыхали красным огнем, рот разинут в оскале. Тварь издала не то рычание, не то шипение. Пока мозг отмечал все эти детали, руки делали свою работу. Возможно, обычный человек и не успел бы отреагировать на этот фентель, но моя реакция намного превосходит человеческую. Чтоб вскинуть арбалет мне понадобились доли секунды: арбалетный болт угодил прямо в разинутую пасть вурдалака. Голова вампира дернулась назад, а я отскочил в сторону, пропуская уже неуправляемое тело мимо себя.
   Но расслабляться был рано. Не успело тело первого неудачника приземлиться, как второй охранник попытался достать меня сбоку. Сделав шаг в сторону, я блокировал выпад вампира арбалетом, мгновенно отпрыгнул, разрывая расстояние. Тут же швырнул бесполезное оружие в своего противника, сбивая зарождающийся прыжок кровососа. Этот маневр позволил выгадать мгновения, чтоб сорвать с пояса убойник. Стрелять пришлось от бедра, прицеливаться было некогда. Вампир отмахнулся от летящего арбалета и тут же получил болт в грудь, тело вурдалака отбросило метра на два. Упырь повалился на спину без признаков жизни. Вопреки моим ожиданиям его не пробило насквозь, болт застрял глубоко в теле. Выдернув из-за спины клинки, я оглянулся, оценивая обстановку. Вот дьявол! Тело лорда вампира начало шевелиться.
   - Черт возьми, где же этот треклятый Корд!? - вырвалось у меня.
   Но на розыски мага времени не было. Лорд вампир приходил в себя. Разделяющие нас тридцать метров я преодолел за несколько секунд. Вурдалак успел за это время встать на четыре кости. Я помнил, что было написано в книге про вампиров. Будто их знания перейдут от одного лорда к другому, если высушить их. Сработает ли это в моем случае, я не знал. Стоит ли рисковать и пытаться выпить лорда? Или лучше сразу отсечь ему голову? Выбор за меня сделал его величество случай, а может, сама судьба.
   Не желая давать твари и лишнего мгновения, я прыгнул с намереньем нанести завершающий удар. Меня подвела грязь под ногами: перед самым прыжком я поскользнулся, и траектория моего движения сильно изменилась - уже в полете понял: до шеи упыря не достать. Но все же кое-что мне сделать удалось, чтоб прыжок и вовсе не вышел бесцельным: возможности для махового удара уже не было, в полете я перехватил мечи обратным хватом и, падая, со всей силы вогнал их в нижнею часть спины вурдалака. Такое ощущение, что я попытался проткнуть дерево: мечи воткнулись совсем неглубоко. Так как я падал плашмя, мне пришлось выпустить из рук свое оружие. Но все же удар был сильным: вампир снова упал в воду. Я еще не успел перевести дух, как лорд вновь начал подниматься.
   - Когда ж ты сдохнешь, тварь! - мысленно вскрикнул я, метнулся на карачках к упырю, обхватив левым предплечьем вампира за горло. Правой рукой я выдернул кинжал и ударил тварь в висок. В этот момент лорд оттолкнулся руками, заваливаясь на спину, грозясь порезать меня моими же мечами, торчащими у него из спины, но мечи вошли настолько неглубоко, что, встретившись с моим телом при угловом наклоне, тут же выскочили из спины лорда. Вампир всем своим весом вдавил меня в ил, а лезвие моего кинжала пронзило лишь пустоту.
   В мутной воде не помогало и вампирское зрение. Я ничего не мог разобрать. Лишь предплечье продолжало давить на шею вампиру. Извернув кисть второй руки, я наугад направил кинжал в лицо своему противнику, ну или куда-то в эту область. Но тут же почувствовал, как кто-то схватил мою руку и вывернул ее до хруста. От пронзившей меня боли вскрикнул: рот тут же начал заполняться мутной жижей. Ярость захлестнула меня, выпустив кинжал, я вырвал кисть и, обхватив и правым предплечьем горло упыря, впился мгновенно отросшими клыками в шею своего врага. Лорд бил меня локтями, дергался, пытался подняться, но все было бесполезно - я его не отпускал. Грыз шею и пил, пил, пил благословенную жидкость. Движение же вампира становились все медленнее, все более вялыми, пока и вовсе не прекратились. Но и мои силы были на исходе, кое-как отбросив опустошенное тело, я выполз к месту, где лужа была помельче, и там завалился на спину. Странно, после того как попьешь крови обычно сил у меня только прибавлялось, а тут будто тряпка стал.
   Я уже хотел вознести хвалу всем известным богам за победу. Как увидел, что двое охранников, попавших под удар тока, начали шевелиться, поднимая почерневшие головы из воды. Они двигались еще вяло, но вскоре это изменится.
   - Где же мой гребанный напарник?! - зло вскрикнул я, на руках отползая подальше.
   Ближний ко мне вампир поднял голову и обозрел окрестности. Взгляд его красных глаз остановился на мне. Рот твари изогнулся в смертельном оскале, злобно шипя, упырь пополз ко мне на четырех костях. Собрав резервы сил, я выдернул метательные ножи, зажав их между пальцев, по два в каждой руке. В возможность удачного броска я не верил - даже это движение далось мне с огромным трудом. Отгородившись от мира, я словно загипнотизированный смотрел в глаза твари, готовый дорого продать свою жизнь.
   С каждым движением вампир двигался все уверенней и ловчее. Когда до него оставалось не больше метра, что-то в его глазах изменилось. Огонь в них резко потух, а потом голова твари плюхнулась в воду.
   - Ты в порядке? - услышал я знакомый голос.
   Корд стоял в паре метров от меня, поигрывая своим полуторником. Я настолько сосредоточился на схватке, что не заметил, как он появился. А его работе с мечом могли позавидовать и самураи, легкое движение и головы нет.
   - Ты где был, гнида!? Я тут чуть богу душу не отдал! - яростно взревел я.
   - А ты думаешь, мне легко было!? - в свою очередь вспылил маг. - Да я всю энергию отдал. Нужна была минутка, чтоб прийти в себя. Скажи спасибо, что хоть сейчас появился.
   - Да уж, спасибо! Где остальные вампиры, они сей час могут прийти в себя?! Арбалетным болтом их не остановить!
   - За них не беспокойся, - улыбнулся Корд, - я позаботился о том, чтоб они больше никогда не очнулись.
   Корд помог мне встать. Облокотившись на его плече, я обозрел поле боя. Первым делом обратил внимание, конечно, на лорда. Корд позаботился и о нем, голова лежала метрах в десяти от плавающего посреди лужи тела. У остальных упырей думающий орган также на плечах отсутствовал.
   - Как же ты их всех нашел в темноте? - удивленно спросил я у Корда.
   - По шипению, друг мой, по шипению, - ухмыльнулся маг. - Ну, а теперь разделим трофеи. Посмотрим для начала, что при себе имел лорд.
   Корду пришлось делать всю грязную работу одному. Я был настолько обессиленным, что и стоял то с трудом. Обыск трупов занял около часа. Не удивительно, что я не смог проткнуть лорда. У него имелся отличный стальной нагрудник, под которым также была толстая жилетка из шкуры ирвингов (удивительно было бы, если бы хозяин земель охотников на ирвингов ходил в чем-то другом). Нагрудник мне пробить удалось, а вот в жилетке мои мечи застряли. Теперь их, кстати, надо нести к кузнецу - после такого испытания они погнулись, а на лезвии остались зарубки. Ну я думаю доспехи из шкур ирвингов с лихвой компенсируют мне затраты на ремонт мечей. Если, конечно, их еще можно отремонтировать. Кстати, доспехи из шкур ирвингов были не только у лорда, но и у его телохранителей. Лохмато жил этот вампир. Кроме всего прочего у лорда был изъят одноручный меч с каким-то дымчато-черным лезвием и такого же цвета, удивительно легкий круглый щит, где-то метрового диаметра.
   После недолгого обсуждения трофеи были поделены следующим образом: все что снято с лорда - мое, остальное Корда. Кто кого убил, тот те трофеи и забирает. Корд тоже положил глаз на оружие вампира, но я был в этом вопросе тверд. Этот трофей я заслужил точно, да и в других убийствах мой вклад также был немаленьким. Поэтому я хотел выторговать еще один костюмчик из шкур ирвингов, с одного из охранников. Но тут уже твердость проявил маг.
   - Ты не забывай, что за провод медный платил я, а он, доложу тебе, немало стоит, - поставил точку в торгах Корд.
   - Ладно, демоны с тобой, Корд, забирай свои доспехи.
   - Вот и ладненько! - проговорил он, засовывая трофеи к себе в мешок. - А теперь, позволь откланиться. У меня мало времени, а в замке лорда, наверняка, много интересного.
   - Слушай, Корд, а как ты будешь рыться в замке? Наверняка там у лорда были слуги.
   - Да так и буду. Слуг вампиров у него там много быть не должно, если вообще есть. А люди? Что люди? Думаешь, они посмеют мешать тому, кто уничтожил лорда? Да они, только услышав о том, что туда идет тот, кто убил их хозяина, поспешат оставить замок мне на растерзание. Ну а если кто не оставит, то это его проблемы, - зло осклабился воин.
   - Ну как знаешь. Удачи тебе! - протянул я руку магу.
   - Приятно было поработать, Рус, - ответил Корд на рукопожатие.
   Я в задумчивости смотрел, как бредет по тропинке в сторону замка господина де Грилона человеческая фигура, освещенная лучами восходящего солнца. Увидимся ли мы еще когда-нибудь с этим человеком? Что-то мне подсказывало, что это не последняя наша встреча.

Часть 4. Трофеи

Глава 1

   Фигура Корда давно скрылась из виду, а я все еще стоял, не двигаясь. Делать что либо никак не хотелась, чувствовал я себя выжитым лимоном, сил совсем не было, хотелось просто упасть и отоспаться. Наконец я собрался и с тоской оглядел поле боя. В голове лениво заворочались мысли. Лорд вампир мертв, угроза для караванов испарилась. Но чтоб мне выплатили вознаграждение, понадобятся очень весомые доказательства, что именно я завалил лорда, и что именно лорд вампир был причиной всех неприятностей на Нурдорвском тракте. С другой стороны, если я смогу доказать, что ныне покойный господин де Грилон был лордом вампиром, то это автоматически объяснит все странности происходившие с путешественниками на этой дороге. Так, а что нужно, чтоб доказать, что покойный был именно лордом вампиром?
   Почесывая затылок, я еще раз, более внимательно осмотрел место схватки, даже лениво прошелся по нему. Взгляд мой упал на лежащую недалеко от лужи голову с выпученными, красными глазами и оскаленной пастью, в которой выделялись длинные клыки. Лучшего доказательства и не придумаешь, а если будут сомнения, думаю, столичные маги смогут провести генетическую экспертизу, ну или что у них там вместо нее применяют в подобных случаях.
   Нагнувшись, я брезгливо поднял голову за волосы. Надо сказать, что из шеи кровь практически не сочилась, может, вытекла, а может и я все выпил. Затем я вернулся к луже и снял с тела лорда плащ, в который и завернул отрубленную голову. Такой трофей лучше хранить подальше от чужих глаз. Вроде бы больше на этом месте делать нечего, следы заметать не имеет смысла, это ж все-таки подвиг как-никак, а не преступление какое. Я с тоской посмотрел на свои трофеи, теперь их придется тащить до деревни, а вампирских сил у меня сейчас нет, да что там вампирских, даже человеческих немного осталось. А с собой надо было взять: два моих меча, меч, щит и кожаные доспехи лорда, два арбалета, и плюс ко всему голова. Это что по крупному, про мелочь я уже молчу.
   После недолгих размышлений, меч, щит, доспехи лорда и большой арбалет припрятал в лесу. Все равно еще возвращаться, надо же проверить, что там под камнем тем лежит. А пока следует вернуться в деревню за остальными вещами и делать отсюда ноги в срочном порядке, а то местный народишко может и революцию какую-нибудь устроить, как прознает о смерти господина, ну или как нынешние политики это называют: народные волнения.
   Ну а пока иду до села, нужно обдумать, как мне голову вампира сохранить. Идти-то три недели, а очень неохота, чтоб у меня из рюкзака тухляком перло. В голову пришло только два варианта: засушить (в кино видел, такие маленькие головешки получаются потом), заспиртовать (этого я уже в кунсткамере насмотрелся). Первый вариант сэкономит место в рюкзаке, но тут я не знаю технологии, да и времени на это, наверняка, потребуется изрядно. Во втором варианте видимых проблем не наблюдается: кинул бошку в бочонок со спиртом и делов то. Хотя, одна проблемка все-таки есть: сколько живу в этом мире, напитков крепче вина еще не встречал. Над этим вопросом стоит подумать.
   Не зря говорят: все гениальное просто. К тому времени как я дошел до деревни, в моей голове уже созрело решение проблемы. Первым делом зашел к кузнецу и заказал ему трубку, согнутую с обеих сторон так чтоб был наклон. Дал наказ, чтоб он справился за час, за это пообещал хорошие барыши. В моем деле лучше подошла бы трубка - змеевик, но для местных кузнецов эта слишком сложная работа, так что пока подойдет и эта. Заодно отдал свои мечи с просьбой выправить их до вечера, а то после этой ночи они стали уже совсем негодные к бою. Перед тем как уйти прикупил приглянувшейся топорик.
   Завершив дела с кузнечных дел мастером, направился в таверну. Похоже тут пока о смерти местного господина никто не знал. Оно и к лучшему. Зашел к себе в комнату, взял деньги, спустился.
   - Эй, хозяин! - крикнул я, подойдя к прилавку.
   - Чего изволит, господин? - тут же выскочил из боковой коморки бородатый трактирщик.
   - Чугунок у тебя есть?
   - На кухне-то, оно, знамо дело есть, - удивленно кивнул мужик.
   - Продай мне один.
   - Так то ж для варки, для готовки там разной, - развел он руками.
   - Да не за спасибо же прошу, серебром плачу, - позвенел я мешочком в знак своей платежеспособности.
   - Два серебряных ноготка, - кашлянув, проговорил хитрец, глядя на меня невинными глазами.
   Да за такие деньги можно десяток чугунков купить, но спорить я не стал. Не было ни желания, ни сил, ни времени.
   - Договорились, - кинул я на стол три серебрушки, - но чтоб к чугунку еще тазик деревянный был, да поглубже.
   - Как скажет, господин, - расплылся в улыбке ухарь.
   - Так, это еще не все, - тут я сделал небольшую паузу, прикидывая размеры головы лорда и какую посудину для этого надо.
   - Чего еще изволит, господин? - не выдержав моего молчания, переспросил хозяин таверны.
   - А господин еще изволит десятилитровый бочонок пошире и шесть ведер самой крепкой выпивки, что есть в твоем погребе.
   - Самое крепкое это морожка, - задумчиво почесав подбородок, проговорил мужик. - Но она дорогая, два серебряных ноготка за ведро.
   - Что еще за морожка? Вынеси-ка попробовать.
   - Сию минуту, господин, - уже срываясь с места, бросил трактирщик. Видимо не хочет упустить такую сделку.
   Через полминуты он уже наливал какую-то красную жидкость в мою кружку. Я с некоторой опаской отхлебнул принесенную субстанцию. По вкусу - гадость редкостная, напоминает портвейн три семерки, которым мы баловались на первом курсе института, ибо на что-то другое денег у нас тогда не было. Но главное градус есть, градусов двадцать, не меньше. Мне должно хватить.
   - Беру, а из чего эту морожку делают?
   - Как и вино, из винограда, - расплылся в счастливой улыбке трактирщик, - только при брожении добавляют гриб морож.
   - В общем, наливай шесть ведер этой морожки.
   - Да и еще, мне дров вязанки четыре надо будет.
   - Все что пожелает, господин.
   - Так, вроде пока все, - призадумавшись, проговорил я.
   - Через пятнадцать минут все будет готово, - кивнул бородатый хозяин и направился к себе в каморку.
   - Эй, стой! - окрикнул я его. Только сейчас я подумал о том, как все это буду тащить. Столько унести, и у вампира пупок развяжется.
   - Господин, что-то еще желает? - снова растянул губы в улыбке бородач.
   - Где у вас тут быка с повозкой можно купить? - транспорт до дома мне все равно будет нужен, а то тащить все мое барахло и так было жутко неудобно и тяжело, а тут еще трофеев подвалило.
   - Так у меня и купить... мне тут недавно оставили в залог одного, а хозяин так и не вернулся, - оскалилась бородатая рожа. - Я прикажу, вам туда сразу все и погрузят. Недорого возьму всего пятнадцать серебряных ноготков.
   Чувствую, дерут с меня три шкуры, но куда-то ходить очень не хотелось. Вымотался я ужасно, да еще и спать охота.
   - Ладно, давай. Как будет все готово скажешь, я тут сижу. А пока поесть принеси мне что-нибудь погорячее, да выпить немного вина. Но это уже за твой счет, грозно закончил я.
   - Конечно, конечно, быстро закивал ухарь.
   Как и обещал трактирщик, через пятнадцать минут на дворе стоял бычок с повозкой загруженной заказанным барахлом. Поудобней разместив свое седалище на козлах, я хлестанул медлительное животное, и мой небольшой обоз со скоростью беременной черепахи направился к кузнице.
   Кузнец не подкачал - трубка была готова даже раньше назначенного срока. Забрав это нехитрое приспособление, я направил свое транспортное средство к небольшой речушке, протекающей недалеко от деревни. На моих ночных прогулках я видел там отличный глиняный берег. Благо дорога была проложена любителями покупаться, и даже на телеге туда проехать не составляло проблем. Сейчас, правда, купальный сезон пока не открыли, поэтому народу на речки много быть не должно, что мне как раз на руку.
   Отъехав как можно дальше от пляжа, насколько позволяла моя повозка и раскисшая весенняя земля, начал сооружать свой агрегат. Благо как это делать меня еще дед, покойник научил. Любил он это дело. Для начала нашел пенек, куда и водрузил деревянный таз. В тазу прорубил с обеих сторон небольшие ложбинки, куда поместил трубку. Затем эти ложбинки хорошенько замазал глиной, которой около берега было немерянно. Конечно, протекать немного будет, но это не страшно. В деревянной крышке чугуна сделал такую же ложбинку, аккурат под диаметр трубки. Пенек по высоте удалось подобрать удачно - трубка сантиметров на десять опускалась внутрь, с учетом того, что стоял чугун на двух камнях, которые я припер, найдя их около речки. Прежде чем замазать отверстие в крышке чугунка, я залил туда одно из ведер с морожкой. Образовавшееся после этого пустое ведро поставил с другой стороны трубки.
   Завершив свое творение, оглядел результат. Вроде бы неплохо получилось. Должно работать. Вот только еще бы одно ведро не помешало. Чем воду для охлаждения из речки набирать? Хотя у меня же есть пустой десятилитровый бочонок. Я быстренько сбегал за ним, потом до речки. Чтоб наполнить таз пришлось сделать ходки четыре. Вот теперь все. Подложив под чугунок дров, достаточно быстро распалил костер, за время всех путешествий в разведении костров руку я набил. Сел у выходной трубки и стал ждать результата. Через некоторое время из нее появились первые капли самогона.
   - Пошла дистилляция, - прошептал я, вспомнив умное слово.
   Теперь остается только дрова подкладывать, да воду менять. Я посмотрел на небо, солнце уже клонилось к закату. Чувствую, опять мне предстоит бессонная ночь.
   К обеду следующего дня, сделав три перегона, я имел нужное количество самогона. Возможно это и не спирт, но градусов девяносто в нем быть обязано, восемьдесят пять - точно, хотя, думаю и восьмидесяти хватить должно. Я аккуратно положил вампирскую голову в бочонок, плотно закрыл его крышкой и замазал все стыки и щели глиной. От бочонка явно несло спиртом, но хоть не тухляком. На всякий случай топором я расколотил весь аппарат, забросив подальше в речку трубку и чугунок. Нечего местным знать, чем я тут занимался. Возможно, я еще стану монополистом, самогонщиком. А что? Думаю, спрос будет. Сев на козлы я направил своего бычка к кузнице. Надо было забрать мечи, а заодно и свои вещи из таверны.
   На постоялом дворе было необычно много народу. Проходя мимо столиков, я старался прислушиваться к разговорам. Во всю обсуждали новость: пропал господин де Грилон. Заказав у официантки выпить, сел послушать разговоры.
   - Всем же известно: господин де Грилон отпускает стражу на ночь, - говорил какой-то плешивый мужичок за соседнем столом. - Так вот, приходят стражники с утра, а их какой-то человек седой у ворот встречает и говорит, да еще так заумно, мол, господин де Грилон больше в ваших услугах не нуждается, в силу своей гибели. У меня сын в страже де Грилона служит, он все слово в слово передал.
   - И что, стражники так сразу и ушли? - ехидно переспросил какой-то молодой парень с оттопыренными ушами сидящий рядом.
   - Нет, конечно! Их командир так и сказал: пусть, мол, это нам сам господин скажет, а ты разлюбезный уйди с дороги, а не то придется тебя силой убрать.
   - И что, этот седой, так сразу и ушел? - опять ехидно спросил лопоухий.
   - Не перебивай, шкет, - отвесил ему подзатыльник плешивый.
   - А мужик этот седой, - продолжил рассказчик, - как даст какой-то магией перед ногами стражников. И говорит, мол, я же сказал делать вам тут нечего.
   - И что, стражники? - не отставал молодой парень.
   - Ну а что стражники? Куда обычным людям против магов то? Потоптались немного у ворот, да по домам пошли.
   - А с де Грилоном то что?
   - Да демоны его знают, что с ним. Можа и вправду мертв он, а можа проверка енто была для стражников, ага. Только не видел его никто еще с вечера позапрошлого дня.
   Сделав последний глоток пива, я направился к себе в комнату. Значит, Корд все-таки исследует замок и никого к нему не подпускает. Ну, да это его дело. У меня и своих пока хватает. Наверху я быстро собрал вещи, спустился вниз, и направился к своей телеге. С трактирщиком за комнату я рассчитался авансом. Больше в этой деревне мне было делать нечего. Теперь мне хотелось только поспать, но лучше я это сделаю где-нибудь по дороге.

Глава 2

   Мерное покачивание повозки создавало идеальную атмосферу для дремы. Двое суток без сна давали о себе знать, и я начал клевать носом. Мой нехитрый транспорт двигался по Нурдорвскому тракту в сторону Столицы. Я пытался бороться со сном, но противник оказался не из слабых. Когда двигаешься или работаешь, а лучше всего дерешься, то его еще можно победить. Но когда вот так просто сидишь на козлах, то эта сволочь легко кладет тебя на обе лопатки.
   Проснулся я, когда солнце закатилось за горизонт. Мой бычок с той же скоростью лениво брел по дороге. С ним вообще-то мне повезло. Бык оказался из караванных - их специально приучают так двигаться: без понукания, без управления, по проложенной дороге они будут вот так брести пока им не прикажешь остановиться, и без команды никуда с дороги не сойдут. Выучка не хуже автопилота. С повозкой тоже подфартило: она была маленькой, легкой, двухколесной, при этом достаточно длинной и широкой, чтоб поместить все мои вещи. Сильное животное легко протаскивало ее по раскисшим дорогам.
   Кому-то снов вообще не сниться, кому-то сняться каждую ночь, кому-то очень редко. Мне, например, они сняться довольно часто. Проснувшись, ты их еще помнишь какое-то мгновение, а потом остатки видения растворяться в твоей голове, и что тебе снилось, ты можешь вспомнить только отрывочно. Есть еще такое мнение, что за ночь людям сниться несколько десятков, а может и сотен снов, но запоминается только последний. На этот раз мне удалось запомнить сразу множество снов, настолько они были яркими. В одних из них я участвовал в битвах, резал людей, или даже просто разрывал их когтями, с жадностью глотая их кровь. И самое страшное, что во сне я упивался этим, я был в восторге от убийств и крови. В других снах я бродил по мрачному месту, вокруг были лишь камни и какой-то черный песок. Меня терзало чувство жажды и голода, такое сильное, что все мысли сводились только к поиску мяса и крови. В третьих я дрался с какими-то демонами, при этом отчетливо осознавая, что проигравший станет пищей победителя. Сначала воспоминания были настолько ясными, что я замер в ступоре, переваривая все это, но с каждой секундой недавно такие отчетливые события куда-то уплывали, в итоге оставив лишь общее представление о кошмаре.
   Я тряхнул головой, окончательно рассеивая кошмар. Присниться же такое. Ну да ладно, нужно теперь подумать о другом. Отсюда через лес недалеко до пресловутого камня, куда столько раз ходил лорд вампир. Где-то тут нужно остановиться на ночь. Да наведаться к камушку, пошукать там, авось что интересного обнаружить удастся. Я подобрал поводья, оброненные во время сна, и направил быка в сторону лесной опушки, где разглядел неплохое местечко для ночевки.
   Попытался остановить телегу так, чтоб ее нельзя было разглядеть с дороги. Хоть в это время народу по тракту ездит мало, но чем черт не шутит? Очень уж беспокоил меня тот факт, что придется уйти, оставив мои вещи без присмотра. Поэтому я решил перестраховаться, самое ценное отнес метров за тридцать дальше в лес, где и припрятал в отдельном мешочке. А в телеге оставил сменные вещи, пару ножей, топор, ну и другой рухляди, которая не слишком нужна. Можно было бы конечно и все спрятать, но тогда у визитеров, коли такие найдутся, могут возникнуть подозрения. Возможно, станут рыскать в округе. А так заберут, что найдут и поспешат смыться.
   Так, теперь было бы неплохо определиться с направлением движения. С недавних пор у меня будто компас в голове поселился, я четко знал, где север, а где запад. Достав карту, я примерно определил свое нынешние положение, и в какую сторону мне требуется двигаться. Определив направление, уже было ринулся туда, но одна мыслишка заставила меня притормозить. Ну, доберусь я туда, и что дальше? Тот камень оттаскивали четверо вампиров, а я один. Тут нужна целая бригада грузчиков, а не один полувампир. Хотя, если приложить немного мозговых усилий, то и его должно хватить, - улыбнулся я пришедшей идеи. Только вот к телеге за топориком надо вернуться.
   Расслабленным бегом я словно дикий зверь двигался сквозь лес. Я уже настолько привык к лесной жизни за время наблюдения за лордом, что ни одна веточка не хрустнула под моей ногой. Лесные запахи очищали голову, приводя бегающие мысли в порядок. Мне всегда легче думалось в лесу или около реки, при условии, что там ты один. Это придает спокойствие и душевное равновесие. Но все хорошо в меру, так что и такое времяпровождение скоро надоедает. Хоть я и бежал привычно, расслаблено, но в голове крутилась только одна мысль:
   - Как меня уже этот лес достал!
   На этот раз, кроме стандартного арсенала, у меня за поясом висел прихваченный топорик. Сегодня ночью придется поработать. Хоть и не люблю я работать, а делать нечего, надо побыть дровосеком.
   До места я добрался довольно быстро. Камень никуда не делся, лежал себе на полянке. Теперь надо бы разобраться, что с ним делать. Что-то мне подсказывало: просто так этот камешек с места не сдвинуть. Минут десять я бродил вокруг камня, осматривая его и ощупывая. Но ничего конкретного найти не удавалось.
   Сим-сим откройся! - воздев к небу руки, грозно крикнул я, когда все это мне надоело. Этот возглас также не возымел действия на проклятый камень.
   Тогда решил повторить действия лорда вампира. Подошел к камню, в том же месте, где всегда подходил он, приложил руки к валуну и прикрыл глаза. И практически сразу меня озарило. Язык мой начал произносить слова, которые я не то что раньше не слышал, но и вообще вряд ли по трезвости смог бы произнести. Каким-то новым чутьем осознал - все делаю правильно. Когда последние звуки слетели с языка, что-то в камне изменилось. Нет, внешне все осталось оп прежнему, но теперь это был просто камень, который надо убрать. Я вынул топор и двинулся к деревьям. Надо найти подходящее деревце.
   Через полчаса я уже стругал ствол интрамерса. Надо сказать, свойство этого представителя местной флоры великолепно подходят для моей задумки. Ствол этого дерева практически не гнется и не ломается. В общем, то что надо. Один край ствола я затесал под углом, так чтоб можно было легко просунуть под камень. Получился неплохой рычаг.
   Я всунул конец ствола между камнем и землей, постучал немного топориком сверху, чтоб мой рычаг залез подальше, ну а потом навалился всей силой, приподнимая камень и проталкивая дальше шест. Камень поддавался не так чтоб легко, но потихонечку, в несколько заходов его удалось сдвинуть с места на расстояние, достаточное, чтоб я смог пролезть в образовавшуюся щель.
   Взяв убойник наизготовку, я протиснулся на первые ступеньки и аккуратно пошел вниз, внимательно прислушиваясь. Уши как будто заложило, внизу было столько какого-то неясного шума, что разобрать что либо просто не получалось. Придется надеяться только на зрение. Только я сошел с последней ступеньки, как из-за ближайшей двери на меня бросился кто-то низкий, но толстый, пытаясь достать меня топором. Тело сработало даже без участия мозга: поворот корпуса, подсечка арбалетом ноги противника, добивающий удар кулаком в грудь.
   - Ты кто, мать твою, есть!? - рявкнул я на стонущее на земле существо. Судя по его скулежу, это был явно не вампир.
   Человек проигнорировал мой вопрос, он продолжал корчиться и скулить.
   - Я спросил, кто ты есть!? - пнул я его ногой. Не люблю, когда игнорируют мои вопросы.
   Он взвизгнул и отполз как можно дальше от меня, вжавшись в стенку.
   - Я третий раз повторять не буду, будешь молчать, и я тебя убью, - произнес я спокойным голосом и направил на него арбалет.
   - Меня Снэк зовут, - раздалось еле слышно сквозь скулеж.
   - Вот, уже лучше, так бы и сразу. А то не познакомившись, сразу на людей с топором кидаешься, разве ж это дело? Продолжаем разговор. Что ты тут делаешь Снэк?
   - Я тут живу.
   - А ты знаешь господина Ругвона де Грилона?
   - Знаю. Это мой хозяин, я с ним даже клятвой верности связан. Только его тут уже несколько ночей не было.
   - Почему ты напал на меня?
   - Хозяин приказал убивать всех, кто сюда зайдет, кроме него. А я клятву верности давал.
   - Теперь ты свободен от клятвы, Снэк. Твой хозяин мертв. Можешь рассказать мне все про него.
   - Нет, нет, нет. Ты врешь все, - зашипел вдруг человек. - Хозяин бессмертен! - крикнул он, вскочив на ноги. - Он лорд вампир!
   Только тут я заметил абсолютно белые глаза Снэка. Да он же слепой.
   - Все смертны. И твой хозяин не исключение. Я убил его, можешь мне поверить, иначе как еще я попал сюда? И почему твой хозяин не появляется?
   - Я не, не, не знаю, - начал вдруг заикаться мужик. - Что же мне тогда делать? Куда идти?
   - А что ты делал для Ругвона?
   - Я жил тут и следил за его армией, людьми и мифолами.
   - Армией!? - подобрался я. - Какой армией?
   - За той, последней дверью спит его армия, армия вампиров. Их там очень много.
   - Пойдем-ка покажешь. А они точно спят?
   - Ага, иногда хозяин будил кого-нибудь из них, но потом снова усыплял.
   - Теперь понятно, почему у меня в ушах стоял такой шум, - думал я, глядя на стеллажи с телами. Тут были тысячи вампиров. И в каждом еле-еле, очень медленно, но все-таки пульсировала кровь.
   Минут пять я молча стоял и смотрел на все это. Вот это да, целая армия вампиров. Есть где развернуться. Тут мне припомнилась строчка из трактата про вампиров, который я читал когда-то. Точно, конечно, эту строчку теперь не процитирую. Но смысл был в том, что если один лорд выпьет кровь другого, то получит его знания и контроль над его вампирами. Я хоть и не лорд, но мне же передалось знание, как открыть проход, возможно и контроль над вампирами тоже передался. Вот только пока не хочется что-то мне проверять эту теорию. Хотя такой козырь в рукаве иметь будет очень полезно.
   - Снэк, а хочешь тут жить и дальше? - спросил я рядом стоящего слепца, все так же продолжая смотреть на стеллажи с телами.
   - А можно? Что для этого нужно делать?
   - Будешь делать все, что и раньше, но теперь для меня. Согласен?
   - А ты тоже лорд вампир? - испуганно отшатнулся Снэк.
   - Лорд, лорд. Не бойся, не трону. Ну, так ты согласен?
   - Согласен, - промолвил мужик после некоторой паузы.
   - Тогда иди и подготовь все для ритуала клятвы верности.
   - Но сперва покажи, где у тебя томятся люди и мифолы. Кстати кто такие мифолы?
   - Мифолы сидят за третьей дверь справа. Это недоделанные вампиры. Странно, ты лорд, а этого не знаешь. А люди... дверь прямо напротив комнаты с мифолами.
   - Я их по-другому просто называю, - отмазался я. - Давай готовь все для ритуала, а не болтай, - резко закончил разговор.

Глава 3

   Пока Снэк все подготавливает, я решил оглядеться. Для начала пошел посмотреть, что за мифолы такие. Если уж Снэк с ними справляется, то и мне бояться нечего. Но все же дверь приоткрыл с осторожность, с готовым к бою арбалетом в руке. Из-за двери на меня дыхнуло такой вонью, что я неосознанно отклонился, зажимаю рукой нос. И тут же в проеме появилась человеческая фигура с выставленными вперед руками и отвратительной рожей с оскаленной пастью и белыми глазами. Я невольно вздрогнул от неожиданного испуга и на одних инстинктах вскинул арбалет, разрядив его в морду чудовища. Затем сразу же захлопнул дверь, закрыв ее на тяжелый засов. Сердце бешено колотилось, что за отвратительные твари.
   Перезарядив оружие, подошел к двери с людьми. Резко распахнул ее, направив внутрь убойник. Из комнаты также пахнуло вонью, но уже не трупной, а вонью испражнений и давно немытых тел. Мое ночное зрение позволило рассмотреть три еле шевелящихся фигуры. Некоторые их конечности были неестественно вывернуты, предположительно сломаны или вывихнуты.
   - Доброй ночи, господа заключенные, - задорно проговорил, зайдя в камеру. - Как вам тут сидится? - я говорил нарочито весело, но веселости отнюдь не испытывал. Эти люди с переломанными руками и ногами вызывали жалость даже у меня. В конце концов, и мне ни что человеческое не чуждо. Но просто так я их отпустить не мог. Они могли рассказать про этот схрон, и про то, что здесь случилось. И маги, наверняка, захотят найти это место. А отдавать целую армию, мне почему-то очень не хотелось.
   - Это что еще за весельчак к нам пожаловал? - раздался еле слышный хриплый шепот.
   - Это, возможно, единственный ваш шанс выйти отсюда живыми и невредимыми.
   - Если ты не в курсе, то мы уже повреждены, а коли не веришь, принеси сюда факел и посмотри, или ты такой же слепой, как этот низкорослый урод, что нас кормит - зло прохрипел все тот же голос.
   - А вот хамить вашему спасителю я бы не советовал. Я же надеялся в логове чудовища найти прекрасную принцессу, а не трех вонючих калек.
   - Да ты тоже не больно-то похож на прекрасного принца, судя по разговору. Если выручать нас пришел, так и выведи отсюда. А лясы точить попусту нечего. А коли снова кого забрать, так бери и уходи. Издеваться не надо, - проговорил все тот же человек.
   Все люди в этой комнате выглядели одинаково: грязные, в оборванной одежде, заросшие. Отличить одного от другого было довольно сложно.
   - Эко вы быстрые какие. За все платить надо. А за жизнь и свободу так и вовсе иной раз самую дорогую цену приходиться давать. А я вам как раз это и предлагаю.
   - Говори, чего хочешь, нечего юлить, - опять мне отвечал все тот же собеседник.
   - А хочу я от вас, господа сидельцы, только одного... верности. Я понятно изъясняюсь?
   - Ты давай, спаситель, ешь тебя в печень, говори без ентих выкрутасов. А то ж, ешь твою за ногу, не усе тута разумеють, о чем ты там толкуешь, - проговорил уже другой голос.
   - А, что тебе, Ешь, не понятно? Клятву верности он от нас хочет, - объяснил все за меня первый мой собеседник.
   - И насколько же мы должны клятву верности дать? - опять взял в свои руки разговор первый заключенный.
   - Ну, ребята, настоящая верность бывает только на всю жизнь.
   В камере повисла тишина.
   - И что же мы будем для тебя делать? - после паузы раздался голос первого.
   - Ничего такого, чего бы вы не делали раньше. Но главное, молчать обо всем, что с вами произошло в этом походе. Вы вообще не должны говорить, что участвовали в нем.
   - А если кто-то не согласится? - раздался хрипловатый, спокойный голос из самого угла камеры.
   - А кто не согласится, будет гнить здесь, - как можно жестче произнес я.
   В камере опять случилось затишье. Даже стало слышно, как скребутся и ходят мифолы в камере напротив.
   - Ну, вы тут пока подумайте, прикиньте, что к чему. А я зайду через некоторое время. Надеюсь, ваш ответ будет положительным. Все-таки вижу, ребята вы хорошие, не хочется, чтоб зря пропадали.
   - Ну, что там, Снэк, все готово к ритуалу? - окрикнул я слепого слугу.
   - Все давно готово, не хотел тебя отвлекать, - тут же откуда-то появился широкоплечий коротышка.
   - Тогда давай с тебя и начнем, а потом уже с сидельцами разберемся.
   Ритуал не занял много времени. Чрез полчаса я уже разведывал остальные комнаты. Заключенным решил дать побольше времени подумать, пусть прикинут все "за" и "против". Хотя, что тут думать?
   - Слушай, Снэк, а вдруг я соврал и теперь, после того как ты поклялся мне в верности, старая клятва тебя убьет, - проговорил я, внимательно глядя на суетящегося рядом слепца.
   - Если б мой прежний хозяин был жив, я бы сначала почувствовал предупреждение, коли стал бы нарушать его интересы. Так, что теперь я убежден, что господин Ругвон де Грилон мертв.
   - Да, с этой клятвой верности все очень сложно. Слушай, а ты случаем не знаешь, где твой прежний хозяин золото хранил?
   - Я тут все знаю, - гордо подбоченился Снэк. - В оружейной есть потайная ниша, там он хранил ровно половину всего своего золота, вторую половину он хранил в замке.
   - А ну пойдем, покажешь, - возбужденно проговорил я.
   Оружейной оказалась средних размеров комнатенка, в которой на стенах висело разного рода оружие и доспехи. Все было произведено из черного, дымчатого металла, как и уже изъятый мной у лорда щит и меч. Снэк подошел к одному из углов комнаты, что-то там покопался, а потом ловко выдвинул один из камней и вынул из образовавшегося проема небольшой сундучок.
   - Вот оно... золото моего прежнего господина, - произнес он, поднеся на вытянутых руках ко мне сундук.
   Сейчас мы поглядим, что успел скопить лорд вампир. Увесистая коробочка, однако. Открыв ларец, я присвистнул. На первый взгляд золотишка было прилично. Я тут же принялся за пересчет.
   - Сто семьдесят три золотых ноготка, - произнес я, закончив.
   Да это же целое состояние, даже больше чем обещали за решение проблемы Нурдовского тракта. С такими деньгами можно очень долго жить, ни в чем не нуждаясь. И самый идеальный и безопасный вариант сейчас - просто исчезнуть. Предупредить своих и свалить из Столицы. Пусть эти властьдержащие сами думают, кто мог завалить лорда. Обрубить все концы, начать опять все с нуля, где-нибудь на окраине империи, где обо мне пока еще не слышали и не знают. А то, уж слишком я наследил в стольном граде. Но с другой стороны, тогда я не получу ни деревень, ни агентства по охране караванов, ни тем более тепленького места в Столице. Жить на окраине можно, но мое тщеславие требует большего. Еще несколько секунд тщеславие боролось с благоразумием, но все же первое победило. Я оставил несколько монет в поясном мешочке, а остальное все ссыпал обратно в сундучок и засунул в наспинную торбу.
   Теперь можно и более внимательно осмотреть оружейную. На стенах, полках и даже на полу лежали мечи, топоры, секиры, кольчуги, кистени, копья. Все это из странного, черного металла. Единственное, что было из обычного металла - несколько арбалетов средних размеров. Так-так, а нету ли тут случайно парных мечей, интересно будет сравнить их с моими.
   Переворошив кучу железа, наконец нашел, что искал. Два коротких изогнутых клинка, примерно такого же размера и формы как у меня, только из того же черного металла. Черные клинки будут отличным оружием для ночных вылазок. А я ведь только ночью-то и вылажу. Взвесил новое, непривычное оружие в руках: мечи оказались немного тяжелей моих, но балансировка, что надо. Провел несколько движений и связок - отличные клинки, чуть-чуть потренироваться, привыкнуть и будут как родные. Замотав мечи в найденную ткань, засунул их в рюкзак. Часть осталась торчать из мешка, но ничего страшного. Ну, пора поговорить с пленниками, надеюсь, они уже приняли решение.
   - Ну, и каков будет ваш положительный ответ? - весело спросил я, зайдя в камеру.
   - Уболтал ты нас, вытаскивай нас отсюда, - проговорил тот, с кем я разговаривал первым.
   - Отлично! Я так понял, ты, говорливый, у них за главного?
   - Есть такое дело. Я десятником был, а эти люди хоть и не из моего десятка, но других тут нет.
   - Ну, тогда с тебя и начнем. Снэк, помоги выйти человеку.
   - Будет исполнено, хозяин, - тут же прошмыгнул в камеру коротышка.
   Но тут случилось неожиданное.
   - Ах, ты, тварина!- неожиданно ловко вскочил на здоровую ногу десятник. - Я ж тебя придушу, падаль, - попытался он достать Снэка здоровой рукой. Но тот ловко увернулся, подхватил солдата на плече и понес к выходу.
   - Что это еще за представление!? - остановил я на выходе Снэка со своей ношей.
   - Так енто ж он, ешь его в гузно, попереломал нам руки с ногами, а потом уводил людей отседа, - произнес тот, кого назвали Ешем.
   - Так, Снэка чтоб не трогали. Он такой же заложник обстоятельств, как и вы, - приказал я самым суровым тоном.
   - Чей-то я не совсем допонял, чаго ты про него сказал? Кто он?
   - Я говорю, не виноват он, заставляли его. В любом случае, если с ним что-то случиться, что-то случиться и с вами. Ясно?
   Молчание - было мне ответом.
   - Значит ясно. Снэк, тащи десятника, буду клятву принимать.
   Во время обхода я нашел небольшую комнату, где было несколько стульев и стол. Там я и принимал ритуалы. Снэку приказал зажечь там несколько факелов для солдат, мне-то они без надобности. В этой комнате все и расположились после того, как формальности клятвы верности были завершены, а люди помылись (благо в этом подземелье прямо из стены бил небольшой подземный ключик) и приоделись (шмоток от мертвых тут тоже было предостаточно). Мужики оказались наемниками, десятника звали Ос, молчаливого Тихий, ну а третьего Ешь. Точнее, имена у них были другие, а это их клички, но друг друга они называли только так.
   - Ну почему, Ешь и Тихий я еще понимаю, - проговорил я после возникшей неловкой паузы, когда все собрались и расселись в комнате. - Но почему Ос?
   - Ос - это оса в мужском роде, - проговорил десятник, - потому что я на язык остер.
   - Ос, говоришь, - расплылся я в улыбке. Конечно на местном языке слово "оса" звучало иначе, но так же существовало только в женском роде.
   - А ты не скалься, - смутился десятник, - не я придумал, ребята из десятка.
   - Ну, да. Ну, да, - покивал я ему. - Ладно, теперь о серьезном, - стер я улыбку с лица. - Кто знает о том, что вы были в походе?
   - Среди наемников не принято распространяться о полученных заказах, - проговорил Ос. - Сейчас времена мирные - работы мало. Каждый держится за полученный заказ и конкурентов плодить не будет. Даже родным не сообщается о деталях предстоящей работы. Это уже, чтоб они не волновались. Так что все знает только наниматель. Меня капитан Салтор нанимал, думаю остальных тоже, - Ос вопросительно посмотрел на своих товарищей, те кивнули в знак согласия. - Со второй группой мы практически не встречались, вряд ли там кто-то узнал нас. А все из нашего отряда мертвы, включая и самого Салтора. Тут был один боец с сожженной чем-то рукой, он и рассказал как погиб капитан. Выходит, в Столице вряд ли кто может заподозрить, что мы принимали участие в этой операции.
   - Это хорошо, но помните, если есть хоть один шанс, что вас свяжут с этим делом, лучше идите не в Столицу, а куда-то еще. Ибо маги разума вывернут вам весь мозг, но узнают, что произошло. Как результат: клятва верности нарушена - вы мертвы.
   - Не боись, командир. Съешь меня демоны, если кто-то прознает об ентом всем, - заверил меня Ешь.
   - Так, и последний вопрос: Вы идти сможете?
   - Ты, командир, только выведи нас отседа. А там, ешь меня за пятку, я допрыгаю хоть до самой Столицы, - пылко произнес Ешь.
   - Кости уже практически срослись, хоть и неправильно, - поддержал его десятник, - кое-как идти сможем, если костылик подобрать.
   - Все, тогда в путь.
   Сопроводив солдат наверх, я вырезал им по костылю, с которым они кое-как могли передвигаться. Затем дал указания Снэку, все вычистить и вымыть к моему следящему приходу, а так же убить всех мифолов. Запасов еды, по его словам, ему хватит еще на год. Так, что в скором времени я уж тут точно не появлюсь. Взяв рычаг, приложил усилие уже с другой стороны и поставил каменюку на место. Приложив руки к булыжнику, произнес заклинание-ключ в обратном порядке (откуда-то я знал, что так надо). Теперь моя сокровищница была на замке.
   Когда мы собрались идти в обратную дорогу, уже светало. Компания выдалась та еще: три калеки и один нормальный. Относительно нормальный, - поправил я сам себя. Пока мы шли, я успел десять раз пожалеть, что не оставил этих наемников в камере. Люди двигались еле, еле. Ешь постоянно ворчал и жаловался на жизнь. Хорошо хоть Снэк их там голодом не морил, а то бы и вовсе не дошли. После половины пути десятник не выдержал, упал и не смог больше подняться. Все-таки он был самым старшим из мужиков, сорок лет, для этого мира уже солидный возраст. Пришлось сооружать волокушу из веток и тащить его на себе. Один Тихий не доставлял никаких проблем, молча ковылял, куда скажут. В итоге, к повозке мы подошли, когда на небе уже светила здешняя маленькая луна.
   Весна бушевала вовсю, и молодая травка кое-где озеленила черную землю. На деревьях начали появляться листочки. Этой молодой порослью бедолага бык и питался все это время. Совсем забыл я про животину, а он простоял тут больше суток голодный. Ну, ничего когда я его покупал, к нему прилагались и пару мешочков с зерном, вот этого зерна я ему сразу по приходу и задал. Мои же спутники повалились без сил на сырую землю. Пришлось мне развести костер, чтоб они не померзли к чертям. Ох, и зачем я только взвалил на себя этакую ношу, только лишний геморрой на мою многострадальную пятую точку? Поддался порыву, называется. Логичней всего было бы этих горе вояк там и положить. Но, нет, иной раз мои поступки идут вразрез с логикой, от этого-то и страдаю. Но теперь делать нечего: "Взялся за гуж, не говори, что не дюж!" - как говорит русская пословица. Или как писал незабвенный Экзюпери: "Мы в ответе за тех, кого приручили". Ладно, может, оно и к лучшему. Поживем, увидим, а пока пусть отдохнут, завтра тронемся в путь.
  

Часть 5. Нелегкая дорога домой

Глава 1

   Опять мне не удалось выспаться. Снова двое суток без сна, и даже днем прикорнуть не получится. На двуколке, среди вещей едва разместилось трое инвалидов, мне пришлось идти пешком. На козлах сидел Тихий, ему с лихвой удавалось править быком даже одной рукой, сломанную ногу он вытянул в сторону.
   - Слушайте, а как у вас заражение не началось? - обратился я к десятнику, решив развеять сон разговором.
   - Как, как, эта тварь слепая позаботилась, - проворчал десятник, - сначала сломал нам кости, а потом раны какой-то мазью обработал. Видно, не должны мы были загнуться в этих камерах. А теперь кости практически срослись, и мы стали криворукие, кривоноги, по-другому и не скажешь.
   - Да, - проговорил я задумчиво, - эту проблему надо решать. Нельзя вам в таком виде в Столицу. Подозрительно это будет выглядеть. Врача бы где-нибудь по дороге найти.
   - Ребята из отряда говорили, что где-то недалеко от Столицы, неделя пути где-то, в деревне, живет один костоправ. Чудеса творит, вот только и берет дорого. Полгода надо работать, чтоб его услуги оплатить.
   - Деньги не проблема, я заплачу, потом отработаете, - проговорил я. - Где именно он живет, кто-нибудь знает?
   - Я тоже слыхал о нем, ешь его в кости, но где живеть не скажу, - ответил Ешь.
   - Я знаю, - раздался с козел голос Тихого, - покажу.
   - Главное, чтоб он не проговорился о своих клиентах.
   - Не боись, командир, ребята говорили, что там у них с ентим строго. Плати только за конкве..., кокфи, в общем, чтоб не болтал лишнего, - успокоил меня Ешь.
   - Ладно, разберемся, ты, Тихий, тогда скажешь, когда с тракта сворачивать надо будет. Хотя до этого еще далеко.
   В ответ Тихий молча кивнул, даже не соизволив развернуться.
   До этого доктора нам нужно было добраться как можно незаметней. Троих наемников не должны видеть люди. Хорошо, что сейчас не сезон для путешествий, и на тракте совсем нет народа. Но придется объезжать стороной все таверны и ночевать на природе. А то наша компания слишком приметная, а лишние вопросы нам не нужны. Правда тут тоже есть одна проблема. Когда я собирался в дорогу, то не рассчитывал на четверых едоков, тем более я намеревался ехать спокойно, ночуя на постоялых дворах, в комфорте. Поэтому провизии и для себя, и для быка взял примерно дней на пять. Из схрона ни еды, ни оружия взять не удалось. Просто некому было это все нести. Калеки хоть бы сами дошли, а я не верблюд тащить столько вещей, особенно днем, когда силы у меня человеческие.
   Но какое-нибудь, да оружие наемники потребовали сразу. Поэтому на данный момент Ос держал в одной руке арбалет, положив его на борт повозки, под рукой у Еша был топор, а за поясом Тихого заткнут мой запасной нож, так же я ему дал пару метательных ножичков, которые брал про запас. Но если с оружием кое-как удалось разобраться, то с провизией все обстояло несколько сложнее. Как не крути, а на постоялый двор придется заезжать. Ну и дня три придется побыть на диете. Хорошо хоть с водой проблем не было. Колодцы вдоль тракта попадались довольно часто, да и дождик накрапывал нередко.
   Так, на голодной желудок мы ехали три дня. Точнее ехали наемники, а я плелся рядом. Каждую ночь мне снились странные сны, изобилующие кровью и битвами. Но я не просыпался в холодном поту, как это описывают в книгах, если там кому-то кошмар снится. Я спал как убитый, и лишь проснувшись, осознавал, что виделись мне кровавые ужасы, а не прогулка по пляжу. А на третью ночь нашего совместного путешествия, проснувшись ко времени своего ночного дежурства (с некоторых пор, я просыпаюсь, когда захочу, у меня в голове будто таймер поставили), я обнаружил, что мои ногти удлинились сантиметров на пятнадцать, хорошо хоть руку под голову не положил. Несколько секунд я совершенно офигевшими глазами смотрел на изогнутые словно сабли когти. Затем они плавно втянулись обратно. Хорошо, что этого никто не видел. Все свое дежурство я пытался повторить это трюк. Тряс руками, пытаясь как бы выбросить эти когти. Нажимал на подушечки на ладонях, может, они как у кошки вытаскиваются. Но все было тщетно, саблевидные коготочки напрочь отказывались вылезать. Нет, с этим надо обязательно разобраться. А то, как вылезут, когда у меня рука в кулак сжата будет, так пол руки и отхреначат. Вот конфуз тогда будет.
   И наконец, настал тот, долгожданный день, когда наш отряд должен прибыть к корчме, и мы, наконец, сможем разговеться. Оставив наемников в часе езды до постоялого двора, я направился туда за провизией. Добрался еще засветло, хотя до темноты оставалось уже недолго. Припарковал свой возок во дворе трактира, привязал бычка, взял мешки для провизии и направился ко входу. Когда ехал из Столицы, то на этом постоялом дворе уже останавливался. Неплохо тут кормят, а пиво так вообще отличное. В главном зале таверны было довольно людно. Где-то половина столиков оказалась занята. Контингент посетителей был довольно разношерстный: от воинов до крестьян. С порога я направился к небольшому прилавку, за которым восседал трактирщик.
   - Приветствую, - поздоровался я.
   - Доброго вечера, - ответил улыбчивый мужик с большими, пышными усами. - Чем могу быть полезен?
   - Мне бы провизии дней на десять, на четверых взрослых мужчин. Сам реши, что туда положить, мяса там вяленного, круп разных. Ну, сам знаешь, чтоб не пропало. И быку на столько же зерна, можете сразу в двуколку на улице погрузить, чтоб я не таскал.
   - Так давайте я прикажу вашего бычка привязать в теплом сарае, его там сразу накормят, и комнатку вам сейчас быстренько соорудим.
   - Не перебивай! Не надо мне комнаты, и бык мой постоит, ничего с ним не станет.
   - Горячего мне еще, свежее зажаренного мяса, курицу, хлеба. Всего наисвежайшего, так же на четверых. Затем вина бочонок, - досталось ребятам, пусть хоть один вечер расслабляться, поедят как люди, выпьют.
   - Хорошо, хорошо. Сейчас же отдам соответствующие распоряжения. Но это займет некоторое время.
   - Тогда я сяду вон за тот маленький столик у окна, принеси мне туда пару кружек пива и чего-нибудь поесть, что побыстрее.
   - Все будет сделано в лучшем виде и с наивысшей скоростью, - кивнул усач и подозвал официантку.
   Пиво и жареных карасей принесли действительно быстро. И пенный напиток оказался таким же отменным, как и в прошлый раз. А пока выдалась тихая минутка, можно поразмышлять о том, что со мной происходит. Сны эти, когти выскакивающие из пальцев. Тут к бабке ходить не надо - все это связано с тем, что я лорда выпил. Как-то это стимулировало мои вампирские способности к развитию. Или просто мое подсознание использует те знания, которые, если верить книге, я должен был получить, осушив лорда. Подсознание - это хорошо, но все же, хотелось бы этими знаниями пользоваться сознательно. Вот только как их вытащить. Если припомнить сны, то тут есть большая вероятность, что мое подсознание транслирует в них память лорда вампира. И если попытаться их запомнить, возможно, удастся что-то уловить или узнать. Ведь выдвинулись же у меня как-то когти. Кто знает, что полезного можно выдернуть из умений мной убиенного кровососа? Ну, это не к спеху, правда, теперь лучше во сне руки под голову не класть.
   Кстати, интересно, чем там Корд в замке занимается? Нашел он что-нибудь, или местные его уже на костре сожгли? По словам Снэка покойный де Грилон хранил вторую половину золота в замке. А это плюс сто семьдесят золотых. Вот только как этот схрон там найти. Судя по тому, что даже в своем тайном убежище Ругвон прятал золото в тайник, то в замке он наверняка его заныкал очень хорошо, и найти его будет непросто. И искать, считаю, не стоит. Пока мне и этих денег хватит, не надо быть слишком жадным. Жадность сгубила людей больше, чем вторая мировая война. Хотя все же, надеюсь, Корд до золотишка не доберется.
   За этими размышлениями, сам не заметил, как прикончил всю рыбу и выпил пиво.
   - Все погружено к вам в телегу, - подошла ко мне официантка. - С вас шесть серебряных ноготков.
   - Спасибо, - бросил я на стол указанную сумму.
   Вышел на улицу, в голове была приятная легкость от пива. Пока я там сидел, солнце скрылось за горизонтом. Пришло ощущение силы и вседозволенности. Странно, но жажды пока не ощущалось. Что не могло не радовать. Убедившись, что в мою повозку положили все, что надо, залез на козлы и тронулся в путь.
   Мой небольшой отряд инвалидов к моему приезду разжег костер. Ос с Ешем неспешно о чем то беседовали, Тихий ковырял палкой в костре.
   - Гуляем, ребята, - воздел я к небу бочонок с вином, въехав на небольшую полянку.
   - Вот это дело, ешь меня в мозги! А пожрать!? - обрадовано проговорил Ешь.
   - И пожрать есть, сейчас привяжу быка и поужинаем.
   Горячие мне положили в отдельную корзину. Привязав животное, я прихватил с собой корзинку, да и про бочонок не забыл, и направился к костру. Наемники уже подготовили свои походные кружки (ложки, миски и кружки являются неотъемлемой частью одежды каждого путешественника - их прихватили в схроне), в которые я сразу и разлил вино. Себя, тоже не обделил. Ребята, залпом осушив свою посуду, с жадностью набросились на еду. Оголодали бедолаги. За час езды, горячие конечно подоостыло, но это уже было не столь важно. А то они наверно уже неизвестно сколько только вяленым мясом, да крупой питались. А тут запеченная курочка, жареное мясо, яички, соленья, а главное свежий хлеб, который наемники ели с особенным удовольствием.
   - Это ты, командир, ешь меня за гриву, с вином и нормальной едой здорово придумал, - пробубнил Ешь с набитым ртом.
   - Верно говоришь, Ешь, - подтвердил десятник. - Мне даже кажется, что ничего вкуснее я в жизни не ел и не пил.
   Даже Тихий что-то промычал в знак согласия.
   Не прошло и часа как корзина и бочонок были пусты, а люди лениво развалились у костра. Допив последний глоток вина из своей кружки, я тоже собрался последовать их примеру. Напоследок прислушался к окружающему миру, на предмет обнаружения незваных гостей. И чуть не вскочил из полу лежачего положения от неожиданности, когда обнаружил человека буквально метрах в пятнадцати от нас. Для отвода глаз, лениво начал ковыряться в корзине, присматриваясь к незнакомцу. За пять минут моей слежки, незваный гость не сдвинулся с места. Наблюдает, скотина. И главное прямо у меня за спиной. Ладно, сейчас выясним, что ему надо.
   - Выйди на свет! Что ты там прячешься? - крикнул я, развернувшись в сторону незнакомца.
   Наемники вздрогнули от неожиданности и схватились за оружие.
   - Я не прячусь, а наблюдаю, - проговорил молодой, широкоплечий, чернявый парень в плаще, выходя из-за дерева. Он абсолютно спокойно подошел к нам, остановившись метрах в двух от меня.
   - Чем обязан вашему визиту, молодой человек? - напрягся я.
   - Я пришел взять долг!
   - Я вам, молодой человек, ничего не должен.
   - Жизнь за жизнь, ты взял жизнь моего брата, я возьму твою! - с пафосом отчеканил парень.
   - Какую еще жизнь!? - переспросил я непонимающе.
   Но парень больше не отвечал, не сводя глаз с нашего отряда, он скинул свой плащ и достал полуторный меч. Но мне уже и не нужны были объяснения - под плащом оказался хитон с двумя перекрещенными мечами, искусно вышитыми на груди.

Глава 2

   Личный охранник - работа, заставляющая тебя все время быть начеку, всегда контролировать ситуацию. Вепрь уже второй год служил телохранителем у господина де Профента. Де Профент был купцом, одним из тех, кто предпочитает сам вести все дела, поэтому он всегда лично сопровождает свои караваны. Это конечно опасно, но зато ты будешь уверен, что тебя не обманут. За два года на купца было одно покушение, и два нападения на караван. Только благодаря воину из братства меча торговец остался жив. Заказчику покушения и вовсе не повезло - исполнителя удалось взять живым.
   Последнее время де Профенту не слишком везло, и купец решил рискнуть. Собрав весь свой капитал, он отправился в опаснейшее путешествие за шкурами ирвингов, барыш обещал быть достойным. До деревень охотников они добрались благополучно. Но сделка затянулась, и караван был вынужден задержаться. Задержка нарушила все сроки - люди не успели вернуться до весенних дождей. На полпути караван застала распутица, двигаться по такой грязи очень сложно, да и для товара не благоприятно. Пришлось купцу со всеми сопровождающими и товаром задержаться в этом богами забытом месте.
   Сегодня, как и каждый вечер, де Профент коротал время за кружкой вина в главном зале таверны. Вепрь сидел чуть позади, за отдельным столиком и внимательно наблюдал за посетителями. Хоть с заказчиком покушения де Профенту удалось разобраться в свое время, но воин из братства меча не привык плохо выполнять свою работу. Сегодня за столами чужих людей было немного, в основном все присутствующие являлись охранниками или просто слугами из их каравана. Личный телохранитель торговца сосредоточил внимание на незнакомцах, изредка посматривая на входную дверь - не появиться ли кто подозрительный.
   Незадолго до наступления темноты в дверь таверны вошел человек, который сразу приковал к себе внимание воина. Человек был хорошо вооружен, особенно Вепрь отметил отличный, миниатюрный арбалет древней работы, он на мгновение показался из-под плаща, когда незнакомец огибал столик. От такого не один доспех не спасет, даже кольчуга братьев меча пасует перед убойной силой этого оружия. Ничего необычного в поведении человека не было, но по какому-то странному наитию личный охранник торговца не упускал его из виду. Нет-нет, а взгляд Вепря возвращался к страннику, спокойно попивавшему пиво за столиком у окна.
   Братство меча называется братством не просто так. Все воины этой организации связанны между собой. Когда один из них умирает, остальные это чувствуют... особенно остро те, кто вместе изучал тяжелую науку бойца. Они даже понимают, какой смертью умер их соратник. И так уж случилось, что после смерти дух убиенного мечника оставляет на ауре своего убийцы метку, несущую в себе частичку погибшего человека. Когда человек с подобным знаком появляется в поле зрения воина из братства меча. Боец сразу осознает, кто перед ним, и кого из знакомых ему братьев он убил.
   Делая очередной глоток компота, Вепрь почувствовал присутствие носителя метки. Боец в непонимании огляделся. Вроде бы никто не заходил, тогда откуда пришло ощущение? Воин начал внимательно проверять каждого человека в зале. Его взгляд остановился на страннике с арбалетом. Без сомнения метка на нем. Но как так случилось, что еще пару минут назад Вепрь не почувствовал на ауре незнакомца клейма убийцы? Возможно, он просто был не достаточно внимателен. Нечасто можно встретить человека, который смог бы отправить в нижний мир одного из представителей лучшей бойцовской школы империи. В жизни Вепря это первый подобный случай. Телохранитель де Прфента прикрыл глаза, сосредоточился, пытаясь понять, кто из братьев умер от руки странника.
   - Волк, - прошептал он так тихо, что и сам едва расслышал.
   Вепрь помнил этого парня. Он воспитывался в группе на год младше него. Они провели даже несколько спаррингов. Волк был не самым худшим бойцом, и имя свое носил не зря. Как же этому незнакомцу удалось одолеть его? Не исключено, что имела место засада.
   Магистры братства строго настрого запрещали воинам мстить за убитых собратьев, если это не предусмотрено договором найма или общими интересами организации. Если воин был настолько неумел и беспечен, что позволил себя убить - значит, он плохо усвоил те уроки, которые преподавались ему в школе братства. Но молодые выпускники школы не поддерживали в этом магистров. Специально никто убийц не искал, за исключением редких случаев. Но если молодой боец почувствует убийцу своего товарища, то от него уже не отстанет. И плевал он на все запреты магистров. Да и эти запреты были только на словах, зачастую ветераны просто закрывали глаза, когда узнавали, что очередной брат отомстил за смерть своего соратника.
   Вепрь дождался, когда убийца выйдет за дверь, затем подошел к своему нанимателю.
   - Господин де Профент, мне нужно отлучиться по срочному делу этой ночью, - проговорил он, наклонившись к купцу.
   - Что? - переспросил торговец, оторвавшись от разрезания куска мяса. Его личный охранник не часто разговаривал, не говоря уже о каких-то просьбах. - По какому такому делу, Вепрь?
   - Это личное дело, господин де Профент, и я не могу о нем распространяться.
   - Я плачу тебе не за то чтоб ты гулял где-то, а за охрану. Так что будь добр рассказать, куда я должен отпустить своего личного охранника, - торговец хотел быть в курсе всего, что происходит вокруг него и очень не любил, когда кто-то в его окружении недоговаривал.
   - Извините, но я не могу распространяться об этом деле. Если вы меня не отпустите, то я буду вынужден расторгнуть наш контракт немедленно.
   При заключении контракта все воины из братства меча обязательно указывали пункт, что они могут расторгнуть заключенное соглашение в любой момент. Ибо интересы братства могли потребовать присутствия бойца в другом месте. Подобные прецеденты случались довольно редко, в исключительных случаях, но все же имели место. При расторжении контракта с воина удерживалось жалование за два месяца - это позволяло немного сгладить неприятную ситуацию.
   Де Профент на некоторое время задумался. Он не был бы торговцем, если б не искал, как получить выгоду в любой ситуации. Как минимум еще пару недель он должен будет провести в этой таверне, и хоть опасность ему в этом месте вряд ли грозит, жалование личному охраннику платить придется. И жалование немаленькое. Если же Вепрь уйдет, то купцу не придется ему оплачивать последние два месяца, что тоже представляет немалую сумму. Полученные деньги это чуть ли не пять процентов ко всей прибыли этого похода. К тому же, если ночью Вепрь решит свои дела, есть большая вероятность, что он придет опять наниматься к де Профенту. Но ноготков за два месяца он уже не получит.
   - Придется нам с тобой расторгнуть контракт, - с грусть в голосе проговорил торговец. - Если для тебя твои личные дела настолько важны, можешь быть свободен. Приходи, когда со всем разберешься.
   - Воля ваша, - кивнул воин.
   - Обожди, сейчас тебе принесут недостающее жалование и наш договор, - торговец кивнул головой одному из слуг, стоящему неподалеку.
   - Принеси мне шкатулку со стола из моей комнаты, - приказал подошедшему человеку де Профент.
   И хотя расчет с нанимателем занял довольно продолжительное время, Вепрь был уверен, что убийцу он не потеряет. По обрывкам разговора воин понял, что незнакомец приехал на телеге. На дворе уже стемнело - далеко он уехать не мог, где-то рядом должна быть его стоянка. Причины, по которым странник не захотел остаться в таверне, могли быть разными: нет денег, нет желания, не хочет быть замеченным. Но эти причины не важны. Важно лишь то, что сегодня убийца брата умрет.
   Собрав свой нехитрый скарб, Вепрь вышел из таверны. За воротами он сразу обнаружил свежую колею от колес какой-то повозки. Сегодня, кроме странного воина никто не приезжал - значит, след его. По нему-то и надо идти, чтоб найти носителя клейма.
   Спешить было незачем, Вепрь спокойным шагом шел по следу. Часа через полтора след свернул с дороги. Пройдясь по колее еще пару десятков шагов, воин из братства меча услышал разговоры. Это было не очень хорошо - возможно, ему придется сражаться с несколькими противниками. Вепрь хотел отомстить, но совать задницу в портал, ведущий в нижний мир, боец не собирался. Если численное превосходство будет ощутимым, расплатиться с ублюдком можно и в следующий раз, когда будет такая возможность. А сейчас следует просто провести разведку.
   Боец, стараясь ничем себя не выдать, подкрался к небольшой поляне, на которой горел костер. Вокруг огня сидело четверо. Судя по всему шла обычная пьянка. Люди уже порядком поднабрались. Понаблюдав еще пару минут, мечник заметил, что трое из людей берегут свои конечности, и пользуются только одной рукой и одной ногой. Странностей вокруг незнакомца становиться все больше. Но воин не загадки разгадывать сюда пришел, а убивать. Если из этих троих бойцы никудышные - ему же проще. В школе братства их учили: используй любое свое преимущество, используй любую слабость противника, бей тогда, когда враг наиболее слаб и беспечен. Помня все эти замечания, Вепрь решил подождать, когда люди у костра окончательно напьются. Он замер за деревом и стал ждать, не спуская глаз с огня на поляне.
   - Выйди на свет! Что ты там прячешься? - если б недавний посетитель таверны не повернулся в его сторону, то Вепрь и не понял бы, что обращаются к нему - настолько это было неожиданно.
   Воин быстро справился с удивлением и сосредоточился. Пришло время расплаты. Время наблюдения закончилось, настало время битвы.
   - Я не прячусь, а наблюдаю, - ответил боец как можно более спокойным голосом и направился к своему противнику.
   Можно было бы напасть и без лишних разговоров. Но месть за своих в братстве меча превратилась в своеобразный ритуал, элементы которого передаются неофитами из уст в уста уже многие поколения.
   - Чем обязан вашему визиту, молодой человек, - удивительно спокойно произнес странник. Видимо этот глупец еще не знает, с кем его свела судьба.
   - Я пришел взять долг! - произнес Вепрь первую ритуальную фразу.
   - Я вам, молодой человек, ничего не должен, - попытался возразить человек, даже не поднявшись.
   - Жизнь за жизнь, ты взял жизнь моего брата, я возьму твою! - проговорил мечник вторую фразу. Убийца должен знать, за что его настигнет кара.
    - Какую еще жизнь!? - в глазах незнакомца появилось удивление.
   Не сводя взора с глаз меченого, Вепрь неторопясь скинул плащ и взялся за меч. Убийца должен знать, от кого он примет смерть. В свете костра воину удалось разглядеть, как в глазах странника удивление сменяется пониманием, а затем решимостью. Глаза незнакомца сузились, рука метнулась к бедру, раздался щелчок. Ублюдок двигался быстро, даже очень быстро. Если б Вепрь не знал про арбалет, возможно, он не успел бы среагировать. Но он знал, и предвидел этот ход противника. Вепрь провел скручивание корпуса в сторону врага с одновременным уходом с линии выстрела, и нанес удар сверху. Подобным приемом было разрублено немало стрелков. Завершающий удар должен стать последней песнью подлому негодяю, который убивает оружием трусов и слабаков.
  

Глава 3

   Когда-то мне довелось на своем опыте убедиться, что все легенды об умении биться воинов из братства меча основаны не на пустом месте. Поэтому на выстрел из арбалета я не очень-то рассчитывал. А как было бы красиво завершить весь этот нелепый бой одним неожиданным ходом. Но моим мечтам не суждено было сбыться - мой противник легко избежал выпущенного болта и в свою очередь попытался разрубить меня напополам. Не на того напал, после нажатия на курок убойника, я провел кувырок вбок. Из сидячего положение это у меня получилось довольно неуклюже, но все же от смертоносного удар я ушел. Не тратя времени, швырнул в мечника головешкой из костра, кувыркнулся назад, вставая в полуприсяд, выхватил мечи. Противник также не стоял на месте - я едва успел вытащить мечи и блокировать на их перекрестье клинок, летящий сверху на мою голову. Поймав меч, тут же получил пяткой в зубы и, отлетев на пару шагов, растянулся на земле.
   Тут в лицо моего врага полетели один, за другим два метательных ножа - Тихий вступил в игру. Мечник легко от них увернулся, но на мгновение все же замешкался. Этого мгновения хватило, чтоб я успел подняться в боевую стойку. Краем глаза заметил, как Ос судорожно взводит арбалет, а Ешь тискает в руке топор. Между тем Тихий уже поднимался, оперившись на костыль и зажав в здоровой руке кинжал. Отчаянный малый, будет жалко, если брат меча его зарубит.
   - Всем сидеть! Он мой! - крикнул я им, чтоб не лезли.
   Момент явного преимущества бойца из братства меча был упущен, и он теперь уже не спешил атаковать. Мы закружили вокруг друг друга, присматриваясь. Но моему врагу приходилось еще отвлекаться на моих товарищей. Десятник уже зарядил арбалет и направил его в нашу сторону, Ешь перехватил топор так, чтоб его было бы удобней метать. Опытный воин старался, всегда находиться так, чтоб межу ним и костром находился я. Пока ему это удавалось.
   Наконец мечник посчитал, что достаточно изучил мою манеру движения. Еще микросекунду назад он делал боковой шаг, и вот уже его клинок летит мне в голову. Пригнуться, наклон корпуса вперед, плечевое движение правой рукой в попытке полоснуть по груди врага, вторым мечом блок от удара сверху. Противник выгибается дугой - меч проходит мимо, уходя на круг, а я провожу секущий удар по шеи левым клинком с разворота - гаденыш уклоняется, отпрыгнув на безопасную дистанцию. Завершаю связку уколом правого клинка в икру впереди стоящей ноги. Мечник успевает отвести ногу, делая шаг назад, при этом, используя большую дину своего клинка, гад умудряется полоснуть меня по правому предплечью, около кисти. Выкрикнув в запале короткое русское слово, которым обзывают гулящих женщин, я также разрываю дистанцию, чтоб перевести дух.
   Надо было все же и на рубаху из шкуры ирвингов раскошелиться, - думал я, глядя на кровоточащую руку. Или наручи носить - стальные браслеты. Такими, если что, и меч отвести можно. Хоть рана была и не очень глубокая, но неприятная и кровоточащая. Хорошо еще меч не выронил.
   - А ты довольно быстро двигаешься, убийца, - проговорил брат меча, когда вновь началось наше хождение друг напротив друга. - Даже слишком быстро... для человека. Тебе б еще в техники немного подрасти, тогда, возможно, ты и смог бы меня достать.
   Его желание поговорить было вполне понятно, ведь я истекаю кровью, теряю силы, ему же невдомек кто я, и что с каждой секундой моя рана затягивается. Так что и мне небольшая беседа не помешает.
   - Это я еще пьяный, а так, я таких как ты пачками на винегрет крошу. Лучше скажи, кто тебе проболтался, что я одного из ваших зарезал? Придется ему язык укоротить.
   - У братства свои секреты, в любом случае, тебе они не пригодятся. Сегодня ты умрешь, и это вопрос только времени.
   - Поверь мне, братец, я смогу еще тебя удивить, - проговорив эти слова, я резко скакнул в сторону.
   Десятник, только и ждавший возможности выстрелить, тут же спустил курок. Ешь также не растерялся, и его топор полетел в мечника.
   Мой противник резко дернулся, уходя с траектории полета смертоносных предметов, но был недостаточно быстр - болт зацепил бок воина. Издав противный звук, стрела отлетела в сторону, не в состоянии пробить кольчугу, но ей удалось вырвать из нее несколько звеньев. Возможно, если бы выстрел прошел не по касательной, то броня не выдержала бы, но воину все же удалось избежать прямого попадания. Топор все-таки не самое лучшее оружие для метания, и скорость его полета не сравниться с болтом, даже получив удар в бок, боец легко отбил топорик мечом.
   Лучшего времени для нападения придумать было сложно. Не успел звон от соприкосновения меча и топора угаснуть среди деревьев, как я с яростью урагана набросился на врага, обрушив на него град ударов. Но, не смотря на то, что я превосходи воина в скорости, техника брата меча был настолько выше моей, что пробить его оборону мне не удавалось. С минимум затрат физических усилий, боец достигал максимального эффекта. Каждый маневр, каждое движение он выполнял с филигранной точностью. Если надо было сделать полшага назад, он сделает именно полшага, не на сантиметр больше. Мои мечи несколько раз бывали буквально в миллиметрах от уязвимых мест противника, но так и не сумели достичь цели.
   Сшибка продолжалась целую минуту, после чего я отпрыгнул назад, чтобы перевести дух. Я получил еще несколько порезов на руке и пару серьезных ушибов на корпусе и ногах. Только доспехи из шкуры ирвингов сохранили меня от более серьезных ранений. Но и моему врагу досталось: его балахон был разрезан, в нескольких местах были вырваны звенья кольчуги, а это значит, что и он не остался без синяков, косвенно это подтверждалось и тем, что воин не атаковал меня, когда я отступил. Ему также нужна была передышка.
   - Кто ты такой? Ты не человек, - тяжело дыша, заговорил враг, - твоя скорость и сила удара слишком велики. И рука... порез был достаточно серьезным, чтоб ты уже не смог владеть мечом.
   Теперь он пытается заговорить мне зубы, чтоб отдышаться. Его право. Мне передышка тоже на руку, ушибы скоро пройдут.
   Пока выдалось мгновение отдыха, в уме оценил протекающий бой. В прошлый раз мы вдвоем с мастером еле совладали с воином из братства меча. Сейчас же я один неплохо справляюсь. В пылу схватки было не до этого, но теперь я осознал, что в бою применял приемы, которым меня не учил мастер, связки которые не оттачивал на тренировках, блоки, невыполнимые для человека. Все это проделывалось на инстинктивном уровне. Опять наследство покойного лорда? Тогда оно пришлось как нельзя кстати. Надо попробовать и вовсе отгородится от мира, чтобы биться так, как бился бы лорд вампир.
   Эта мысль настолько меня захватила, что блокировать неожиданный выпад мечника мне удалось только в последний момент. Да и вышло это настолько неуклюже, что скользкая от крови рукоять меча вылетела из моей кисти, от следующих ударов я смог уклониться, лишь упав на колено и перекатившись в сторону. Но мой враг не собирался терять своего преимущества, он налетел на меня словно коршун, нанеся сокрушительный удар сверху. Мне удалось отбить верхний удар, тут же последовал пинок ногой в лицо - но со мной два раза один и тот же трюк не пройдет. Перекат в сторону, взмах кистью с мгновенно отросшими когтями под колено ударной ноги, вой мечника, огласивший, что я не промахнулся, подъем на ноги в боевую стойку.
   Я в недоумении уставился на окровавленную правую руку, когти на которой уже обратно превратились в обычные ногти. Инстинкты меня не подвели. А вот воина из братства меча подвела его самоуверенность. Хотя, с другой стороны, откуда ему знать, что у меня когти могут отрастать? Если честно, я и сам до не давнего времени об этом не знал.
   Недавно такой грозный враг, силился подняться с земли, операясь на здоровую ногу и меч. Его штанина была черна от крови, лицо исказилось в гримасе боли, но из глаз так и не исчезла решимость. Скорее всего, своим ударом я перерезал ему сухожилия на ноге, и теперь конечность должна потерять возможность двигаться.
   Я не торопясь подошел к месту, где сидел вначале схватки. Поднял убойник, который там оставил во время кувырка. Достав из лежащий там же сумки болт, перезарядил арбалет. Двигаться воин меча мог с большим трудом и очень неуклюже, но вот махать мечом и сопротивляться все еще был в состоянии, так что лучше раздеться с ним удаленно. Даже одноногий воин из братства меча может быть чрезвычайно опасен.
   - Не скажу, что мне нравиться убивать, - проговорил я, направляя арбалет на воина. - У тебя сейчас есть выбор: либо ты приносишь мне клятву верности, либо умираешь.
   - Видимо тебе, тварь, неизвестно, что воин меча дает клятву верности только братству, и никому больше, - гордо вскинув голову, ответил воин. - И ни что не сможет заставить меня дать клятву существу, подобному тебе.
   - Это твое решение, - пожал я плечами и надавил на спуск. Глупо оставлять за спиной живых врагов.
   - Ешь меня в кочерыжку! - раздался голос от костра, - будь я проклят, наш командир воина из братства меча завалил!
   - И судя по наезду этого, - указал десятник на труп воина, - он был не первой жертвой нашего спасителя.
   - Вы правы, - устало опустился я на землю. - Вот только не пойму, как он об этом узнал.
   - Говорят, воины меча узнают убийц своих братьев, когда увидят. Поэтому те, кто имели глупость каким-то образом убить одного из них, долго не живут, - проговорил Тихий. Это была самая длинная его речь с момента нашего знакомства.
   - Не, ну вы видали, как они бились! - восхищенно воскликнул Ешь. - Словно демоны нижнего мира, ешь их, мне и ударов то разглядеть не удалось. Командир, а чем ты его в конце-то полоснул, у тебя ж оружия в той руке не было навроде.
   - Отставить гомон! - ушел я от скользкой темы. Незачем моим новым друзьям обо мне знать больше положенного. - Надо бы прибраться теперь, а от вас, калеки, никакой пользы. Опять все придется самому делать.
   Все-таки хорошая кольчуга у братьев меча. Даже мой убойник не смог продырявить ее насквозь. Схватив труп за ноги, поволок его подальше от костра. Там я начал рыть могилу - последние пристанища воина из братства меча. Лопату я, конечно, купить не догадался, пришлось копать топором. Это дело заняло у меня практически полночи. Оставшееся до утра время я закапывал труп и маскировал место.
   Кроме ноготков брать у убитого я ничего не стал - слишком приметное оружие и доспехи. Клинок был с клеймом братства, кольчуга выделялась искусной работой. Пусть покоятся вместе со своим хозяином. Так мне будет спокойнее.
   - Ну, что, товарищи инвалиды, в путь! - задорно воскликнул я, вернувшись к месту стоянки.
   - Может, все-таки расскажешь, что там у тебя за непонятки с братством? - спросил Ос, усаживаясь на телегу.
   - Меньше знаешь - крепче спишь, - жестко отрезал я. - Здесь ничего не случилось, понятно!? - обвел я всех грозным взглядом.
   - Да уж, чего не понятного, ешь енто братство, вмести со всеми его братьями.
   - Вот и отлично, а теперь по местам, выступаем.

Глава 4

   С момента нападения брата меча прошла примерно неделя. Может больше, а может и меньше. В дороге все дни похожи один на другой, они сливаются в один долгий, долгий день пути. Мы старательно объезжали все постоялые дворы, старались не светиться в деревнях, и пока нам удавалось избежать лишних приключений.
   Каждую ночь я пытался понять изменения в себе. Найти еще что-то, что досталось мне от лорда вампира. Пока что мне удалось наладить управление когтями. Они вытаскивались после определенного мысленного сигнала. Одни люди могут шевелить ушами, а мозг других совершенно не в состоянии понять, какие мышцы для этого нужно задействовать. Вот и мой мозг не мог понять, как нужно выбрасывать когти, пока эти знания и умения не пришли изнутри.
   Еще мне до зуда в ногах и руках ночью хотелось потренироваться. В движении протестировать новые связки и приемы. Попробовать отработать их на практике. Весьма вероятно, что мне удастся открыть в себе потенциал. Но отрабатывать надо все без лишних свидетелей, пусть даже давших мне клятву верности.
   - Вот он... поворот, - вывел меня из задумчивости голос Тихого.
   - Какой еще поворот!? - не понял я.
   - К костоправу, - Тихий был как всегда краток.
   - Поворачивай, далеко отсюда до него?
   - Дня полтора.
   - Давай, Тихий, хлестай этого лентяя, завтра к вечеру мы должны быть у этого лекаря.
   Тихий оказался точен в своих расчетах. Ровно через полтора дня мы въехали в небольшую деревеньку.
   - Так, ребята, постойте здесь, пойду разведаю, где тут наш костоправ живет, - сказал я наемникам.
   Поворачивая голову по сторонам в поисках "языка", прошел пару десятков метров, свернул на перпендикулярную улицу и тут же услышал:
   - Эй, красавчик, не меня ли ищешь? - На лавочке у палисадника сидела жгучая брюнетка лет тридцати пяти и кокетливо улыбалась.
   - Добрый вечер, красавица, - улыбнулся я ей, - и хоть ищу я не тебя, но я безмерно счастлив, что судьба свела меня со столь очаровательной представительницей прекрасного пола. Не подскажет ли мне прекрасная девица, где в вашей деревне обитает лекарь-костоправ?
   - Ой, и чешет, словно поэт, какой, - еще шире расплылась в улыбке девушка, - как такому не подсказать? Третья улица отсюда, налево, а там четвертый дом справа, он там двухэтажный, один на улице.
   - Вы чрезвычайно любезны, и очень меня выручили, - проговорил я, беря кисть брюнетки. - Очень выручили! - медленно, с ударением на первом слоге повторил я, поцеловав руку красотке.
   - Эта... - покраснев, проговорила она неуверенно, - ночь уже скоро, ты заезжай переночевать, как дела у своего лекаря сделаешь. А то уж очень скучно в этом захолустье, с приличным человеком и не поговорить уже.
   - А ваш муж? Он не будет против? - задал я резонный вопрос.
   - Он умер три года назад, - в ее глазах появилась печаль, - а ты заезжай, - снова появилась улыбка на ее лице.
   - Непременно заеду, - улыбнулся я ей и направился к двуколке.
   - Меня Аравия зовут! - услышал сзади.
   - Вечером я приеду к вам, несравненная Аравия, - я развернулся и отвесил небольшой поклон.
   - Я буду ждать, - прозвучало, когда я снова продолжил свой путь.
   Да, видно деревенские женщины этого мира не избалованы комплиментами и сладкими речами.
   Минут через пятнадцать мы припарковали двуколку у двухэтажного дома, с большим двором. Не мудрствуя лукаво, я зашел в полуоткрытую калитку, прошел просторный двор и постучался в дверь дома.
   - Есть, кто!?
   - Батька занят, обождать надобно, - ответил мне лопоухий, веснушчатый пацан, высунув из-за двери голову.
   - И долго ждать? - насупился я.
   - Та не, к нему мужик так, провериться приехал. Батька его уже лечил, ща по скорому поглядить и усе.
   - Ладно, малец, подожду тут, как только освободится, скажешь.
   - Угу, - буркнул парень и прикрыл дверь.
   Я сел на небольшую скамейку под яблонькой и стал ждать. Минут через пятнадцать дверь со скрипом отворилась, и из проема вышел худой жилистый мужик, стриженный налысо. Одет он был в кожаный доспех с нашитыми на груди и спине стальными пластинами и кожаные штаны. Одной рукой он придерживал ножны, болтающиеся у него на поясе. Наши взгляды пересеклись, но отводить глаза никто не спешил. Молчаливая борьба взглядов продолжалась несколько мгновений.
   - Ну, кто там следующий!? - раздался голос.
   - Иду! - отвел я нехотя взгляд.
   Мужик ухмыльнулся напоследок и вышел за калитку.
   - Добрый вечер, - поздоровался я с усатым, рыжим мужиком лет сорока.
   - Добрый, добрый, захоть.
   Пройдя небольшие сени, мы попали в средних размеров комнатушку, в которой на полу лежала какая-то простынь, стоял стул и небольшой столик у крошечного окошка, прикрытого деревянными ставнями.
   - Ну, рассказывай, чаво там тебя беспокоить?
   - Да у меня-то все в порядке, друзей моих подлечить надо. Переломы у них серьезные рук и ног. Я пришел о цене договориться?
   - Ну, ентоть их надо поглядеть, а ужо потом договариваться. Веди.
   - Сейчас приведу, только у меня просьбочка, еще будет. О них никто не должен узнать. Как и от чего их лечили.
   - Нууу, мил человек, как говориться, молчание - золото, - хитро прищурил один глаз мужик.
   - Деньги имеются, - кинул я золотой ноготок на стол, Думаю этого должно хватить и на лечение, и на молчание.
   - Ну, не знаю, - пожевав губы, произнес лекарь, - вот если бы еще такой же кругляш, тогда бы точно хватило.
   Не будь таким жадным, костоправ, - я отсыпал еще тридцать серебряных ноготков, положил их на стол, - это пока я щедрый, но могу быть и злым.
   - А ты не пужай меня, - сгреб лекарь со стола ноготки, - пуганные ужо. - Веди своих поломышей.
   В течение следующего часа рыжий по очереди осмотрел наемников.
   - Ну, что я могу сказать... - промямлил он, поле того, как все люди были осмотрены. - Интересные у них переломчики, идентичные у всех. Как только заработали? - поднял он на меня заинтересованный взгляд. Неужто действительно ждал ответа?
   - Я тебе не за вопросы плачу. Сможешь выправить им конечности?
   - Смочь-то, оно смогу, но енто заново им придется усе ломать, да шины накладывать, шоб срослось усе ровненько. Недели две не меньше надобно, енто еще с учетом мазей моих личных, которые кости сращивають.
   - К чему ты клонишь? - напрягся я.
   - Они-то, конечно, могут и на улице пожить, и у таверне какой, ко мне лишь на процедуры ходить. Но ты ж сам говорил, что не хочешь огласки. Вот и хочу предложить, чтоб они у меня тут пока пожили, у сарае. И возьму недорого, семьдесят серебряных ноготков усего.
   - Шестьдесят, и по рукам.
   - Уговорил.
   Договорившись с лекарем, я вернулся к своей команде, они ждали меня на телеге.
   - Так, господа инвалиды. Вы остаетесь тут на две недели. За лечение и проживание я заплатил, так что будет этот рыжий еще чего требовать, ничего не давайте. Вам придется остаться у него недели на две, пока он не поставит вас на ноги. Мне тут сидеть с вами не резон, так что завтра с утра я отбываю. Вы же, как вылечитесь, прейдете в Столицу, там найдете меня по адресу: улица Лодочников, дом номер шесть. Там решим, как долг отрабатывать будите. Всем, все ясно?
   - Ясно, - раздалось невпопад от десятника и Еша. Тихий просто кивнул.
   - Ос, подойди, - махнул я рукой десятнику.
   - Вот тебе сто серебряных ноготков на расходы, - протянул я ему заранее приготовленный мешочек, хорошо наменял в свое время, - мало ли что.
   - Спасибо, - кивнул десятник. - Отработаем, не сомневайся.
   - Я и не сомневаюсь, оружие также можете себе оставить. Нельзя в наше время без этого.
   - Ну, все, целоваться не будем, прощевайте. А то я тут по дороге одну вдовушку приметил, пожалуй, у нее остановлюсь, - подмигнул я наемникам и, запрыгнув на козлы, подстегнул быка.
   Все-таки приятно после того, как в течение нескольких месяцев общаешься с мужиками, просто поговорить с женщиной. Поговорить просто так, ни о чем, послушать о ее каких-то проблемах, пусть даже и незначительных. Посмотреть на приятное, ухоженное лицо, а не на небритые рожи. Поесть пищи, приготовленной женской рукой только для тебя. И хотя в плане секса у нас с Аравией ничего и не было, моральное удовлетворение я получил. Хотя, думаю, если бы я немножко поднажал, то и физическое удовлетворение получил бы тоже. Но что-то меня останавливало. Всякий раз, когда я об этом думал, перед глазами вставало лицо Лучии, ее карие глаза, в которых застыл укор. Вот никогда не думал, что она так серьезно меня зацепила. Вроде и не думал о Лучии, пока с Аравией не встретился, а теперь вдруг тоска накатила. Захотелось обнять ее, прижать к себе, поцеловать, ну и дальше по списку. Переспав с Аравией, мне казалась, что этим самым я предам мою Лучию. А в этой жизни нет ничего хуже предательства. Даже смерть близкого человека ранит меньше, чем предательство того же человека. Странно, конечно, слышать подобное от личности, убивающей людей направо и налево. Я допускаю, что не все из моих жертв заслужили смерти, но все они знали о том, что при их роде занятий, подобный исход весьма вероятен. Мирных жителей я не трогал никогда. Может измена, это и не совсем предательство, но что-то от него в ней есть. Пусть я и убийца, но предателем не был, и быть не собираюсь. Даже в мелочах.
   Следующий день выдался на редкость приятный. Никакого моросящего дождя, теплое солнышко ласково грело кожу. Настроение было просто отличное, хотя ночью практически не пришлось поспать. Все мои мысли занимала предстоящая встреча с Лучией. Интересно, как она там? Простила ли меня, или все еще дуется, за то, что я уехал? Мозг рисовал различные сценарии и диалоги нашего примирения, а то, что мы помиримся, это я знал наверняка. На душе было легко и весело, я даже начал подпевать, при этом как всегда страшно фальшивя. Ну не дала мне природа ни слуха, ни голоса.
   - Скорый поезд к дому мчится, - раздавалось на лесной дороге.
   - Полечу домой как птица,
   - Полечу как птица я,
   - Жизнь начнется без авралов, без вампиров, Армидонов, - тут я дал себе волю немного переделать авторский текст.
   - Демобилизация!
   Моя двуколка выехала из-за поворота. У обочины стояли трое крестьян, ремонтирующие повозку. Двое держали телегу, а один, в каком-то бесформенном плаще с капюшоном пытался надеть колесо на ось. Мужик, одевающий колесо зыркнул на меня из-под капюшона, я ненадолго замолк, смутившись. Вроде где-то я этого человека видел, но вот где? Сейчас я вспомнить этого не мог. На лица у меня вообще плохая память. Но песня требовала продолжения, и я откинул все лишние мысли, и уже не обращая внимания на путников, продолжил:
   - Я приеду к тебе вскоре, - орал я, представляя милое личико Лучии, года она меня увидит.
   - Будет спать спокойно город,
   - В кленах и акациях,
   - Я прижмусь к тебе щекою,
   - Ты смахнешь слезу рукою,
   - Демобилизация, - при этих словах я даже привстал, чтоб половчее стегануть быка палкой-подгонялкой, дабы скорее привез меня к моей зазнобе.
   Тут меня что-то толкнуло под левую лопатку, да так больно, что перед глазами запрыгали черные пятна, а в голове всплыла нелепая мысль: отчего так быстро приближается бычий зад?
  

Глава 5

   Трое мужчин сидели за круглым столом в небольшом, уютном полисадничке. На улице было уже довольно темно - посреди стола находился подсвечник с пятью горящими свечами. Света от них было достаточно и для распивания вина, которого на столе было предостаточно, и для поглощения пищи, которая здесь находилась в ограниченном количестве - в качестве закуски.
   - Ну, и о каком важном деле ты хотел поговорить со мной, Матерый? - проговорил широкоплечий мужик с растрепанной, грязной бородой и длинными, не менее грязными волосами.
   - Что за хрень, Федул? Я хотел поговорить только с тобой! Что он тут делает? - указал на третьего мужчину тот, которого назвали Матерым. Третий был как две капли воды похож на Федула: такие же грязные волосы, такая же растрепанная борода. И лишь очень внимательный человек мог разглядеть разницу в этих лицах.
   Одежда Матерого выгодно отличалась от льняных, простых одеяний, в которые были облачены его собеседники. Человек носил отличные кожаные штаны, кожаную куртку с широкими стальными пластинами, одна была нашита на груди, другая на спине. Также у его стула был прислонен неплохой меч. Выбивалась из общей картины и прическа воина - он был абсолютно лыс.
   - У меня от брата секретов нет. Так что выкладывай, с чем пожаловал, - пресек возмущения Матерого Федул.
   - Дело твое, но доля ваша все равно половина будет, хоть вас и двое. Согласен?
   - Ты, Матерый, поперву дело расскажи. А торговаться, да куш делить уже опосля будем.
   - Дело верняк, куш возьмем что надо. Но половина моя, так и знай, на три части делить западло.
   - Да не бухти, ботай че за дело.
   - Значится, был я нынче у нашего костоправа, - смочив горло вином, начал рассказ лысый воин, - Поправил он спину мою, значится. Ну, я на выход. А там мужиченка стоит, ждет, значится, когда освободится лекаришка. Быковатый такой мужиченка, у него за спиной еще две железки были остренькие, и, падалью буду, если он ими пользоваться необучен. Ну, я в голове-то отметил это, и в калитку, а тама, на улице то бишь двуколочка стоит, а в двуколочке той три человечка поломанных. И, падалью буду, людишки это непростые, битые жизнью, значится, людишки. Наемники, али просто с большой дороги, у меня на это глаз наметанный. Ну, я и думаю: сколько ж рыжиков надо, чтоб экую прорву народу вылечить. Дайка послухаю, о чем там бокланят костоправ, с мужичком этим быковатым. Ну, я, значится, дом с другой стороны обогнул, сиганул через забор и шнырь побырому к окошку - знаю уже, где все беседы ведет лекарь. В окошко то глядь: а там, этот, так небрежненько достает из мешочка золотой ноготок и на стол его кидь. И, падалью буду, в мешочке том еще монет было немеряно.
   - Так уж и немерянно? - с сомнением проговорил Федул, отхлебнув из кружки.
   - Может и не немерянно, но что мешок не пустой я заметил. А если там даже пару рыжих будет, это нам надолго хватит.
   - А с чего ты взял, что там не серебро, в мешочке том? А то и вовсе медь? - продолжал сомневаться Федул.
   - Серебришко он тоже доставал, но уже из другого мешочка. И мешочек тот также был далеко не пуст.
   - Лады, предположим, мужик этот и вправду такой богатый, как ты тут втираешь. Не воткну я только одного. Зачем ты ко мне с этим приперся? Смысл тебе делиться с нами? Ты ж у нас мужик крутой. В подпольных боях участвуешь. Отчего тебе бы его одному не заломать?
   - Я ж тебе базлал уже. За спиной у мужиченки этого два меча. Значится, он ими владеть умеет, и далеко не лопух в этом деле. А ты и сам знаешь, я на арене в основном кулаками морды квашу. Мечник я хоть и неплохой, но до отличного не дотягиваю. Вот и хочу падлюгу эту издали мочкануть, перестраховаться значиться хочу. А у тебя, я знаю, арбалетик имеется.
   - Вот и дрался бы себе на арене, чего вдруг разбойничье прошлое вспомнить решил? Да еще и меня хочешь втравить?
   - Ты, Федул, мне тут не прикидывайся. А то я не знаю, что от того прошлого, разбойничьего ты до сих пор не отошел. И то и дело пытаешь счастье на дорогах вместе со своим братцем, да еще несколькими висельничками из соседних деревень.
   - Что я пытаю, это мое дело. Непонятно мне, какого рожна ты хочешь снова выйти на дорогу? Не ты ли говорил: хватит с меня всего этого? Что-то ту не чисто, темнишь ты что-то, Матерый. Али скрываешь что? Иди подстава это какая?
   - Да, что тут скрывать, - осушив кружку и утерев губы, проговорил Матерый, - Сам же знаешь, как меня в последнем бою на арене поломали. Уже месяц тут торчу, лечусь. Вот и задолжал я этому лекаришке деньжат. И даже с учетом того, что он мне, как земляку, скостил за лечение пару монет, должок получился изрядненький. А его, сам знаешь, кто покрывает. Вот и приходиться выкручиваться, иначе в такую долговую ямищу залезу, хоть в рабство к нему иди. Когда я еще на арене серебро это отобью? А ведь могут опять покоцать меня, тогда и вовсе, хоть в петлю лезь. Вот и выходит: нельзя мне такой шанс упускать. Никак нельзя, коль добыча сама в руки плывет. Да и не вечно же мне на арене кулаками махать, пора и на покой когда-то.
   - Тут ты прав, лекарю долги надо отдавать сразу, - усмехнулся Федул
   - Ну, так как, ты в деле? - барабаня по столу пальцами, настороженно спросил лысый.
   - Ты поперву план изложи, там поглядим, - не стал спешить с ответом Федул.
   - Лады, - хлопнул ладонью по доскам стола Маетрый, - слушай. Значится, проследил я за этим мужичком до дома Аравии, на ночь, видать, он там договорился.
   - Хе, любит эта Аравия всяких приезжих у себя привечать, - усмехнулся Федул, - а меня с братом, так от порога метлой гонит.
   - Я ее понимаю, сам бы к вам и на десять шагов не подошел, коли не нужда. Эвон рожи какие, как вам только на свое отражение не страшно смотреть? - оскалился Матерый.
   - Да ты не перебивай. Дальше слушай, - оборвал он попытавшегося сказать что-то в ответ Федула. - Я умудрился подслушать разговор этого обеерукого со своими людишками. Уезжает он завтра поутру. И судя по всему, едет он в Столицу. И план у меня такой. Значиться, подстережем его у поваленной сосны, что рядом с козьим оврагом. Прикинемся крестьянами, у которых телега сломалась. Мол, чиним ее. А как только он мимо проедет, ты, Федул, из своего арбалетика ему болтик в спину и всадишь. А дальше уже тело техники.
   - Ну, так что, вы в деле? - в ожидании посмотрел на своих собеседников Матерый.
   - Что думаешь, Прол? Стоит ли вписываться? - повернулся Федул к молчавшему все это время третьему мужику.
   - Я как ты, брат, ты же знаешь, - Прол не имел привычки спорить со своим старшим братом и во всем с ним соглашался. Но Федул всегда спрашивал его мнения, он любил своего младшенького и хотел, чтоб тот чувствовал себя нужным и важным.
   - Хорошо, Матерый, мы в деле.
   - Тогда бросай пьянку. Завтра нам еще до рассвета надо подъехать к поваленной сосне.
  

***

   От удара о землю у меня в глазах заплясали звезды, сознание хоть и замутненное, вновь вернулось ко мне. Левая сторона превратилась в один большой очаг боли, я с трудом мог шевелить левой рукой. Да и движения правой причиняли дикую боль. Я лежал под повозкой, куда кувыркнулся прямиков с козел. Бык проехал еще несколько шагов, после чего остановился - все-таки хорошо тренируют этих животных, наездник упал, они и остановились. Мне еще повезло, что я пролетел между оглоблями, а то бы переехало меня колесом, тогда вообще труба. А так, худо-бедно, но шевелиться могу. Что же это меня так в спину садануло? Кое-как повернув голову, обнаружил рядом с собой арбалетный болт. Однако! Выходит кто-то в меня из арбалета выстрелил. Все-таки я не зря жилетку из шкуры ирвингов покупал - спасла она меня сегодня. Вот только надо было еще какую-нибудь подкладку под нее, чтоб удар смягчить.
   - Не, вы видали, как он головой под телегу кубырнулся! - услышал я восторженный вопль где-то рядом.
   - Да, Федул, выстрел был мастерский.
   Сквозь темные пятна, танцующие ламбаду перед глазами, я увидел, как около двуколки топчутся несколько пар ног. Судя по звукам, грабители копались в моей повозке. А один и вовсе забрался на нее.
   - Эй, брат, ты глянь какой меч и щит странные, черные, что уголь, - услышал я голос того, кто забрался в повозку.
   - С оружием потом разберемся, деньги ищите. Федул, вытащи этого олуха из-под двуколки, наверняка деньги у него на поясе. А я пока сумку проверю.
   Правой рукой я осторожно вытащил кинжал, зажав его так, чтоб сразу разглядеть не вышло, закрыл глаза и приготовился к действиям.
   Кто-то схватил меня за левую руку и потащил из моего укрытия. От боли я чуть не завыл, но, сцепив зубы, продолжал сохранять неподвижное выражение лица. Вот мое туловище уже наполовину вытащили из-под повозки и движение прекратилось.
   - Эй, Матерый, похоже этот олух еще живой, - раздалось прямо у меня над лицом, и в нос шибануло вонью изо рта, в котором зубы никогда не знали щетки.
   Пришло мое время, я открыл веки, одновременно ударив ножом на звук голоса. Надо мной нависла страшная бородатая рожа, на которой начали медленно расширяться глаза и открываться рот для возгласа. Кинжал по самую рукоять вошел в шею бородача - крик оборвался так и не успев начаться.
   - Ну, что там с олухом, брат, - мой взгляд встретился с глазами второго бородатого мужика, что однояйцевый близнец похожего на того, которого я только что заколол. В руках второго разбойника находились щит и меч лорда вампира. Сам он бараньим взором смотрел на мое распростертое тело, стоя на повозке.
   - Братааан!! - раздался рев бешеного гризли, спустя пару секунд. Видимо мужик попался не из самых сообразительных.
   За эти пару секунд, которые второй мужик тупил, я успел вытащить "убойник". Убитый грабитель лежал на левой стороне моей груди и щедро полевал ее кровью из проткнутой шеи. Отшвырнув щит бородач, схватил черный меч обеими руками, перевернул его острием вниз, собираясь в прыжке приколоть меня к земле (деревенщину видно издали, ему надо в руках вилы держать, а не меч). Возможности убить себя я уроду давать не собирался. Раздался щелчок, и прошитый насквозь бандюган повалился на повозку.
   Не успел я перевести дух, как из-за борта двуколки появился третий бандит. В голове мелькнуло озарение: это же тот лысый хмырь, которого я видел у дома лекаря. В его руке блестел меч, и по тому, как он его держал было понятно - обращаться с этим оружием он умеет.

Глава 6

   Лысый разбойник неотвратимо надвигался на меня, с ленцой помахивая мечом. Взгляд его был предельно насторожен. Я попытался вскочить на ноги и выдернуть из-за спины свои клинки. Но только стоило мне дернуться, как под лопатку словно крюк вонзили. Удалось перевернуться только на карачки и тут же получить с пыра ногой по лицу. Что ж они все ногами по морде-то норовят ударить? Я повалился на спину. Повернув набок голову, сплюнул на землю кровь, которой наполнился рот.
   - Интересненько, даже крови на спине нет. Выходит, как будто и не стрелял в тебя Федул, пусть его в нижнем мире не слишком демоны пытают, - проговорил лысый тип, тыкая мне в пузо своим клинком.
   Затем он приложил ладонь второй руки к навершию рукоятки меча и со всей силы навалился на свое оружие, острие которого было направлено мне в живот. Крякнув, я согнулся, но так просто сдаваться не собирался. Превозмогая боль, выдернул из набедренного кармана метательный нож и тут же, без замаха метнул его в бандита. Но лысый ударом ноги легко выбил его у меня из руки, еще до того как стальная рыбка успела выскочить у меня из ладони.
   - А ты шустрый малый. И одежонка у тебя походу из шкурок ирвингов, - не меняя спокойного тона, продолжал урод. - Ты случаем не из благородных?
   - Дай мне подняться, тогда поговорим, - ответил я, кое-как переворачиваясь в попытке подняться. - Не привык, знаешь ли, голову задирать для общения.
   - Тут я буду решать, как мы будем говорить! - зло процедил лысый и со всей силы саданул мне под дых.
   Отлетев на полметра, я снова оказался на спине, инстинктивно поджав колени и локти к груди. Блин, что-то мне эта сцена напоминает. Вот только на этот раз до темноты ох как не близко.
   - Ножи сюда, быстро, - приказал лысый, приставив меч к моему горлу. - И без шуток, а то сейчас же встретишься с хозяином нижнего мира.
   Выхода не было, я медленно вытащил оставшиеся три метательных ножа и оставил их лежать на земле.
   - Теперь мечики свои вытаскивай, только медленно и без резких движений, если не хочешь стать короче на голову! - последовал дальнейший приказ.
   Правый клинок я вытащил довольно быстро, а вот с левым пришлось повозиться - дикая боль мешала завести руку за спину. Но я все же справился - давления острия на горло было неплохим стимулом для этого.
   - Доволен? - проговорил я, закончив.
   - Почти. Теперь поднимайся и снимай жилеточку. Вещичка хорошая, дорогая, мне наверняка пригодится. Не хочется ее еще больше кровушкой замарать.
   Поднялся я с большим трудом, спина ужасно болела, губы успели распухнуть и превратиться в две лепешки.
   - Хорошо, что он не знает, что и штаны мои из кожи ирвингов, а то и их бы заставил снять, - думал я, стягивая жилетку.
   - Молодчинка, - улыбнулся во весь рот бандит, когда я закончил, - хороший мальчик. А теперь ты ответишь на несколько моих вопросиков. А то мне до жути интересненько, кто ты таков есть. Я тут у тебя в котомочке порылся, и мешочек нашел с кучей золотишка. Да такой кучей, что можно целый район в Столице прикупить. Откуда у такой падали как ты столько рыжиков?
   - Меньше знаешь, крепче спишь, - огрызнулся я.
   - Неееправильный ответ, - растягивая слова, проговорил лысый и врезал мне рукояткой меча под дых.
   Не сказать, что я не попытался блокировать этот выпад, но инстинктивно начал движение левой рукой, что привело к невыносимой рези в спине и пропущенному удару.
   - Я бы не волновался если б нашел пару золотых, - вещал он, в то время как я, согнувшись в три погибели, пытался выплюнуть легкие. - Да даже если б десяток обнаружил, не стал бы париться. Пришил бы тебя, да и концы в воду. Тем более что ты дружков моих ухайдокал. Не сказать, что я к ним шибко привязан был, но все равно неприятненько. Но рыжиков в твоем мешке столько, что я и считать-то до стольки не умею. И стремно мне, как бы хозяин этого богатства не начал на меня охоту. Тут я даже порадовался, когда узнал, что Федул не прикончил тебя, ибо пару вопросиков к тебе имеется.
   - А ты не думал, что это мое личное золото? - прохрипел я, откашлявшись.
   - Твое!? - ехидно переспросил лысый. - Рожа небритая, одежонка помятая, волосенки растрепанные. У такого как ты... один золотой - уже богатство невиданное. Скорее ты похож на курьера. Есть, конечно, вариант, что ты его тырснул где-то по глупости. Ну, нам спешить некуда, сейчас мы из тебя всю правду выбьем. Кто бы ты ни был.
   С последними словами разбойник ударил меня в грудь ногой. Развернувшись боком, я блокировал удар правым предплечьем и тут же провел ответную атаку: правой ногой по корпусу. Мой противник легко отвел мою голень левой ладонью, и заехал мне в грудь, а затем сразу под подбородок рукояткой меча, который находился у него в другой руке, при этом он держал оружие обратным хватом, прижав лезвие к предплечью. И вдогонку скотина правел прямой выпад ногой, видимо, чтоб я окончательно понял, кто тут главный. От удара я отлетел на несколько шагов назад и врезался спиной в борт повозки. И только, схватившись за борт, смог удержаться на ногах.
   - Достаточно, или тебя еще поучить? - усмехнулась лысая тварь.
   - Хватит, - прошмакал я опухшими губами, изо рта потекла кровь. Говорить было чертовски больно, скорее всего, скотина сломал мне челюсть.
   - Ну, тогда я жду подробнейшего рассказа. Мне, значится, до жути интересненько, откуда у такого лопушочка как ты, столько ноготочков?
   - От лорда вампира, - еле слышно прошептал я.
   - От кого, не понял? - наклонился ко мне лысый, - ну-ка повтори громче.
   - От лорда вампира! - крикнул я и нанес удар мечом.
   Около борта, присыпанные сеном, которым было покрыто все дно повозки, лежали парные мечи, прихваченные мной из схрона лорда вампира. Одним из них я и нанес удар по лысому бандиту. В связи с моим состоянием, удар вышел недостаточно быстрым. Лысый успел отклонить голову, и черный меч лишь слегка задел его щеку.
   Я не стал останавливаться на достигнутом: затем последовал удар сверху. При этом я с трудом заставил свое левое предплечье отцепиться от борта двуколки. Мой противник без труда парировал этот выпад, подставив свой меч, и перешел в контратаку. Гад видел мое состояние и решил обойтись без изысков в технике. Он наносил простые, но быстрые и сильные удары. И через двадцать секунд я остался без меча и получил сильнейший удар ногой в грудь, а потом рукояткой меча в скулу. Мои ноги подкосились, и я рухнул на землю.
   - Ах ты, падаль! - было последние, что я услышал от своего врага, прежде чем каблук его сапога отправил меня в нокаут.
   Открыв правый глаз (левый от чего-то напрочь отказался открываться, веко будто чем-то приклеили), я в недоумении уставился на колесо перед моим лицом. Видно было достаточно плохо, судя по всему глаз заплыл и обзор пространства сократился до минимума.
   - Какого... - попытался я выматериться, но из горла вырвался только едва различимый сип, при этом челюсть взорвалась такой жуткой болью, что охота к разговорам пропала мгновенно.
   Оперевшись на правую руку, попытался подняться, но лишь плюхнулся назад на землю - боль в спине была просто адской и давала о себе знать при малейшем движении. Такое ощущение, что внутри меня появились какие-то маленькие диггеры, которые все время долбят левую лопатку отбойными молотками. А при попытке ею двигать, включают сотни буровых машин. Ко всему этому еще появились какие-то рези в груди - неужто вражина мне ребро сломал. Кстати, а где это он? Что-то не слышно ехидных замечаний, да и пинков не ощущаю. Что еще придумала эта скотина?
   Полежал еще минутку, собираясь с силами. Затем, сцепив зубы, предпринял вторую попытку подъема. В качестве опоры я использовал колесо, а затем и борт двуколки. Не спеша аккуратно, стараясь лишний раз не тревожить поврежденные части тела, я все-таки встал на ноги. Кое-как удерживая свое тело в стоячем положении, я попытался определить, что с моим левым глазом, и почему он не открывается. После небольшого прощупывания глазной впадины и прилегающего пространства лица мне удалось выяснить, что глаз просто залило кровью из рассеченной брови. За время моей отключки кровь свернулась и высохла, что и мешало открыть глаз.
   - Одним вопросом меньше, - подумал я, вытирая глазную впадину от запекшейся крови. Остался еще один: Где все-таки лысый? Сомневаюсь, что он ушел, оставив меня в живых. Не похож он был на того, кто оставляет свидетелей.
   Заглянув в телегу, увидел раскиданные вещи, открытые сумки, все это было щедро выпачкано кровью пристреленного из "убойника" бандита, труп которого развалился ровно посередине повозки. Основная масса вещей лежала с противоположного от меня борта воза. Можно было предположить, что кто-то, стоя там, очень быстро копался в сумках, пытаясь что-то найти. Второй черный меч также был здесь. Подняв его, двинулся вокруг двуколки, держась одной рукой за ее борт.
   Искомый лысый преступник обнаружился с другой стороны моего транспортного средства. Он сидел, прислонившись спиной к колесу повозки. Вид его был чертовски неприглядным: было видно, как ходят ходуном глазные яблоки под закрытыми веками, будто человек с огромной скоростью вращает зрачками. Губы у бандита были бледные и потрескавшиеся. Порезанная мной щека раздулась, словно лысый засунул за нее апельсин. Кожа вокруг пореза почернела. Рядом с раскрытой ладонью правой руки лежал мех с водой. Видимо ее он искал в такой спешке.
   Без сомнения разбойник был еще жив и потенциально опасен для меня. Во всяком случае, до тех пор, пока солнце не скроется за горизонтом. Хотя и видно было, что состояние его не самое бодрое, но он ведь может прейти в себя. А боец из меня сейчас ох какой неважный. У меня было к этому человеку несколько вопросов. Возможно, эту банду на меня навел Армидон. Хотя вряд ли, ведь он думает, что я мертв. А может это был Корд? Ведь что я знаю об этом Корде? Да ничего. Почему же я ему так доверился? Помниться он говорил, как воздействовал на меня каким-то заклинанием доверия, когда подсаживался ко мне в таверне. А что ему мешало все время использовать это заклинание? Неужели эти молодцы привет от Корда? Нет, этого лысого непременно надо допросить. Вот только когда он очнется, и очнется ли вообще? В любом случае до ночи надо себя от него обезопасить.
   На связывание этакого амбала у меня просто нет сил. Опираясь на черный меч, я шатаясь словно алкаш дошел до моих старых, нормальных клинков. Чтоб не нагибаться поддел один из них черным лезвием. И уже с обычным мечом вернулся к раненому бандиту. Чтоб он не был слишком шустрым перерезал ему сухожилия под коленками. Авось не истечет кровью до темна. Присел у колеса с другой стороны двуколки. Непослушными руками перезарядил "убойник", который валялся тут неподалеку, благо и болты были рядом. Положил его под правую руку, спрятав за колесо от лишних глаз, и с чувством выполненного долга смежил веки. То, что тут кто-то появиться, меня не беспокоило, меня уже ничего не беспокоило - просто хотелось немножко покоя и отвлечься от боли.

Глава 7

   Проснулся от дикого зуда по всему телу - явный признак регенерации. Открыл глаза: так и есть - солнце зашло, и на мир опустилась благословенная для меня тьма. Посидел еще с часик, ожидая, когда процесс восстановления завершится полностью.
   Первым делом направился к бандиту. Лысый находился в том же состоянии, в котором я его оставил. Затем обошел все вокруг и собрал свои вещи в повозку. По всей видимости, за все это время по дороге никто не проехал. Иначе, наверняка, либо что-то умыкнули, либо тут уже народу было бы море. Не зря эти бандиты тут себя так фривольно чувствовали. Дорога, видимо, не пользуется особой популярностью.
   Я повесил свои мечи за спину, рассовал по чехлам метательные ножи, прикрепил на свои места кинжал с арбалетом. Остальные вещи я аккуратно разложил в возу, а затем вернулся к подранку. Для начала я обыскал его со всей тщательностью. Кроме своего золота я нашел: что-то вроде шила в рукаве, два метательных ножа сзади на поясе, и несколько серебряных монет, припрятанных в сапоге. Но самой интересной находкой оказался медальон, висевший на шеи грабителя. На серебряном кружке каким-то искусным мастером были выгравированы перекрещенные меч и рука с зажатым кулаком, согнутая в локте. Этот кулон явно что-то означает и при случае надо выяснить что. Я снял медальон и засунул его себе в поясной мешочек.
   - Что ж с тобой делать!? - в задумчивости проговорил я, склонившись над разбойником.
   - И что с тобой произошло? - только я задал себе этот вопрос, как в голову тут же откуда-то пришел ответ.
   Мечи - вот причина состояния лысого. Оружие из черного металла, выкованное в кузницах нижнего мира. Этим оружием демоны сражаются между собой. Оно создано для демонов, и чтоб убивать демонов. Нанесенные подобными клинками раны чрезвычайно медленно заживают даже у лордов вампиров. А о человеке и говорить нечего. Малейшая царапина приводит к полному упадку сил в течении нескольких десятков секунд и длительной болезни, которая может продлиться несколько недель. При условии, что за лечение не возьмется маг. И даже в этом случае нельзя дать гарантии, что человек поправиться быстро. В случае же более серьезных ранений или массовости царапин болезнь чаще всего оканчивается смертью раненного. Не зря клинки из черного металла были настолько редким явлением. Вампиры делали все, чтоб это оружие не попало в руки людей. Они уничтожали целые деревни, а иногда и города ради одного, единственного ножа из черного металла. Слишком они были опасны для лордов вампиров в руках охотников за демонами и не только для вампиров, но и для любого существа из нижнего мира. И из-за этого в последствие черное оружие приобрело славу проклятого. К обладателю подобного клинка обязательно придет вскоре смерть - так говорила людская молва. И любой, к кому случайным образом попал черный клинок, пытался как можно скорее от него избавиться. Но, конечно, вампиры не могли отследить каждый меч, каждый топор или копье, кое-что оставалась у представителей рода людского, но все это оседало на оружейных складах Алого Ордена - главного врага рода вампирского.
   Ну, и что мне делать с этим овощем? Он не придет в сознание еще как минимум неделю. Я стоял, с задумчивым видом взирая сверху вниз на тело лысого. Повинуясь какому-то наитию, присел на корточки, раздвинул двумя пальцами веки бандита. Зрачки под ними метались из стороны в сторону. Я направил свой взгляд в глаза раненого, пытаясь поймать постоянно двигающие зрачки. Через несколько секунд мне это удалось. Постоянно расширяющиеся и сужающиеся черные точки, окруженные коричневой радужной оболочкой, остановились и наши взгляды встретились. Я чувствовал каждый лейкоцит в крови лысого, чувствовал каждое кровеносное тельце. И я мог управлять потоками его крови.
   Для восстановления организм раненного блокировал его сознание, и пустил всю кровь на поддержание жизненного цикла. Лейкоциты упорно боролись с инородными тельцами, принесенными в кровь с кончика клинка, выкованного в нижнем мире. Перенаправление потока непременно приведет к скорой смерти человека. Ну и черт с ним, не нужен он мне живым в любом случае. Я направил кровеносный поток в мозг и отвел глаза. Из горла подранка вырвался кашель вместе с небольшими комками крови, и его взгляд обрел осмысленность.
   - Ах ты, падаль, что с моими ногами?! - прохрипел он, попытавшись подняться и тут же рухнув обратно, - ты что со мной сделал, выкидыш нижнего мира!?
   - Я тебя убил, - проговорил я, улыбаясь во все тридцать два зуба.
   - Что ты мелишь, падаль!? - я с усмешкой наблюдал, как мой пленник тщетно пытается нащупать шило в рукаве.
   - Все очень просто, лысое ничтожество. Ты умираешь, жить тебе осталось не больше пары часов, а то и того меньше. И у тебя есть выбор: либо ты отвечаешь на все мои вопросы максимально подробно и честно, и тогда ты умрешь быстро и безболезненно, либо ерепенишься, изображаешь из себя гордеца и героя, и тогда чрез полчаса ты будешь умолять меня о смерти. Выбирать тебе. Хочу заметить, что ответы на свои вопросы я все равно получу.
   - Да пошел ты, тварь! - плюнул в мою сторону разбойник.
   - Неееправельный ответ, - попытался я скопировать интонацию и голос лысого.
   Я схватил грабителя за горло, для эффекта выпустив когти. Ненамного, только чтоб они слегка прокололи кожу на шеи гада. Приблизился к нему настолько, что наши глаза находились не больше десяти сантиметров друг от друга. Ощутил, как внутри меня просыпается зверь и вглядывается через мои зрачки в душу лысого преступника, находя там самые потаенные страхи и выпуская их наружу все сразу.
   - Ты мне все расскажешь, - даже мой голос изменился. Слова я произносил резко, как бы выплевывая каждое сквозь сжатые от ярости зубы.
   - Я, я, я, расскажу, - прохрипел мой пленник. Он даже не пытался отбиваться - настолько был напуган.
   - Ну, тогда расскажи мне сначала про этот медальон, - загнав зверя внутрь, я отдвинулся, вынул из мешочка серебряный кругляшь и поболтал им перед носом лысого.
   - Что ж ты за тварь такая? - разбойник нащупал мех с водой, лежащий на земле, и трясущейся рукой поднес его ко рту.
   - Это знак того, что я учувствую в подпольных боях в Столице. Как бы пропуск на турнир, - оторвавшись от меха, проговорил бандит.
   - Хм..., то есть любой с этим медальоном может участвовать в боях?
   - Ага. Только кому надо рисковать собственной шкуркой? Только таким как я, тем, у кого другого выхода нет.
   - Бедняга, сейчас расплачусь? - самым жалобным тоном проговорил я. - А ну говори, курва, кто тебя навел на меня!? - резко повысив тон, выкрикнул в лицо лысому, для верности немного выпустив зверя.
   - Никто, - сглотнув, ответил он. - Я подсмотрел, как ты расплачиваешься с костоправом, и решил пощипать богатенького лопуха.
   - А ты мне не врешь? - внимательно глядя в глаза лысого, с шипением в голосе поинтересовался я.
   - Падалью буду, все так и было, - зачастил насмерть перепуганный бандит. - А потом этих, что ты убил, подговорил со мной пойти. Они частенько на здешних дорогах озоровали.
   - Ладно, ладно, верю, - отодвинулся я от испуганного лица разбойника.
   Выходит, это просто грабители решили дармовых деньжат поиметь. Моя паранойя оказалась беспочвенной. Но лучше уж перебзде... то есть перебдеть. Теперь надо что-то решать с моим пленником. Жажда требовала свою порцию добычи, но еще не настолько, чтоб управлять мной, лучше потерпеть еще недельку другую, иначе можно пристраститься, а этого допускать никак нельзя.
   Загнав жажду поглубже, чтоб не мешала, подошел к испуганному человеку. Поймал его затравленный взгляд и приказал потоку крови выйти наружу. Лысый крякнул, потом кашлянул и из его рта, ушей и носа хлынула рубиновая жидкость. Разбойник начал содрогаться в конвульсиях и не прошло и полминуты, как все было кончено.
   Я заинтересованно взирал на залитое кровью тело. Интересную способность я приобрел, тут только надо встретиться взглядом с человеком, и тот уже считай покойник. Мой рот оскалился в хищной ухмылке - перспективы использования данной способности были огромными.
   Я направился к повозке, которую недавно ремонтировали неудавшиеся грабители. Отвязав их быка (в отличие от моего, он не был обучен стоять на месте, пока его не пнут), перегнал телегу на место схватки. Поставил транспортное средство людей с большой дороги на место своей двуколки. Перестелил залитое кровью сено из моей повозки в телегу грабителей, а из их в свою. Положил в повозку разбойников Труп пристреленного бородача, и разложил вокруг воза тела других убитых. В одну руку лысого вложил арбалет, который нашел в телеге работников ножа и топора, в другую кинжал. Конечно, картина получалась притянутой за уши. Но кто в этой глуши будет с этим разбираться? Наверняка, ведь местные догадывались о деятельности этих супчиков, так что никто не должен удивиться, что хлопчики доигрались.
   Брать с этих оборванцев было нечего. Единственная вещь, которая была мне интересна - это медальон лысого. Этим трофеем я и ограничился. Оглядев еще раз место стычки, схватил за повод своего быка и двинулся в сторону Столицы. Бычки эти отличались одной особенностью - ночью сами ни в какую не хотели двигаться и только очень сильный человек мог заставить их сделать хоть шаг. Приходилось буквально тащить за собой упрямое животное. Но лучше уж протащить его, чем ночевать возле трупов. Я тянул быка часа три, и с каждой минутой тварь двигалась все более неохотно. В конце концов, даже вампирские силы подошли к концу. Задав зерна своему питомцу, я завалился отдыхать.
   Следующее полдня провел в постирушках. Остановившись у ближайшей реки, я отмывал свою двуколку и отстирывал одежду и вещи. Да и сам заодно искупался, побрился, да и вообще привел себя в порядок. Вода была еще довольно холодная, но делать нечего. До города оставалось не больше пяти дней, следует выглядеть цивилизованно. Остался последний, решающий рывок и можно будет отдохнуть, даже наверно в небольшой запой уйти.
   Пять дней пролетели, как один. Наконец-то я ехал как нормальный человек: на ночлег останавливался в тавернах, ел горячую пищу, спал на нормальных кроватях. Никто до меня не докапывался и вообще двигался я без приключений. А к вечеру пятого дня, наконец, выехал к стенам Столицы. А еще через час повозка уже стояла возле моего дома, а я заходил в двери.

Часть 6. Лучия

Глава 1

   - Негодяй! Напыщенный мужлан! Эгоист! - Лучия металась по своей комнате, не зная, куда себя деть от раздражения и злости. Она до сих пор не могла отойти от той сцены на рынке. Этот упрямый осел сделал все по своему, и ведь совсем не слушает, что говорят ему умные люди. Что он только забыл на этом Нурдовском тракте? Все мужчины одинаковые - думают только о себе.
   - Ну и пусть идет по своим делам, пусть идет и не возвращается, - проговорила она, упав лицом в подушку. Голос ее дрогнул, а нос предательски шмыгнул.
   - Мне и без него будет хорошо, буду ходить по балам, развлекаться как хочу, а он пусть что хочет делает, плевать мне на него, - изливала подушке свою точку зрения девушка.
   Подушка молчаливо соглашалась. И не выражала никаких сомнений, что именно так все и будет.
   - Вот с завтрашнего дня и пойду на бал, завтра как раз госпожа де Усагрос бал устраивает, - уверяла подушку Лучия.
   Но на бал она не пошла ни на следующий вечер, ни через неделю, ни через три. Каждый раз ей было: то неохота, то девушку мучило недомогание, то неотложные дела. И всегда она уверяла сама себя: вот в следующий раз я обязательно пойду. Но и на следующий раз она вновь оставалась дома.
   Так шли дни и недели. Все чаще госпожа де Инит вспоминала Руса. Злость на парня давно прошла, осталась только грусть по поводу его отсутствия. Лучия сама не понимала, когда и как успела привязаться к этому незатейливому молодому человеку. Его нельзя назвать красавцем, он не богат, да к тому же охотник за головами - профессия, надо сказать, не из самых престижных. Иногда он вел себя словно ребенок - не знал самых элементарных вещей об устройстве жизни. А иной раз поражал девушку невероятными историями о том, что люди могут летать, к тому же не маги - простые, обычные люди. Плавать под водой, и даже будто бы добраться до луны, а то и вовсе до звезд. Когда Лучия спрашивала: "Как же это возможно?". Он только загадочно улыбался и отвечал: "Поверь мне, дорогая, это возможно". Было такое впечатление, что он сам упал с этих самых звезд, настолько он казался непонятным и странным, настолько он был чужд Столице, да и этому миру вообще. И именно это в Русе нравилось Лучии больше всего.
   Прошло почти два месяца с момента ухода Пришлого, когда город взорвала новость: господин Армидон ла Орнос де Торк вернулся из похода, потеряв значительную часть своего отряда. Тайна Нурдовского тракта осталась не разгадана.
   - Если вернулся Армидон, то и Рус вскоре должен прийти, - билась радостная мысль в голове девушки, узнавшей это известие на рынке, когда ходила по торговым рядам в поисках очередного наряда.
   Два дня она не находила себе места. Металась по всему дому, не зная чем себя занять. Иногда девушка выбиралась прогуляться по городу, при этом она всегда, как бы ненароком проходила мимо известного ей домика на улице Лодочников. А вечером второго дня и вовсе приказала паре слуг следить за зданием и днем, и ночью, сообщая обо всех, кто придет в дом.
   Через два дня после возвращения де Торка, отец пригласил его на ужин. Наказал он там присутствовать и Лучии, хотя она отпиралась, как могла. Но с родителем не поспоришь. На ужине присутствовали: Отец, Лучия, молодой де Торк и господин де Прозак - друг отца и Армидона.
   - Ну, рассказывайте, молодой человек, что там у вас произошло, куда делись ваши люди? - проговорил отец Лучии, когда гости утолили первый голод.
   - Они просто исчезли, господин де Инит, исчезли, как будто их никогда и не было. Ни следов боя, ни трупов, мы не нашли ничего на мести их ночевки.
   - Да что вы говорите? - удивленно приподнял одну бровь де Инит. - Разве такое возможно? Господин де Прозак, а вы как думаете? - повернулся Голиен к магу. - Не могут же люди просто так исчезнуть. Ведь это не туман и не радуга, чтоб без следа пропадать, это живые существа. Должно же было остаться хоть что-то от них.
   - В этом мире возможно все, господин де Инит. Мы с господином де Торком имели преинтереснейшую беседу с владельцем тех земель, господином де Грилоном. Надо сказать, чрезвычайно начитанным и умным человеком. Так вот, он выдвинул теорию, что в том месте находиться пространственная дыра. Оттуда приходят существа из другого мира и уносят всю добычу и людей через оную дыру к себе в мир. Он также высказал подозрение, что этот портал могут открывать шаманы песиглавцев. И, признаться, я склонен считать, что данная теория имеет право на существование. Вот только сомневаюсь, что это существа из другого мира, думаю, это сами песиглавцы нашли способ открывать пространственный туннель и экспериментируют, посылая своих солдат на Нурдовский тракт, а заодно и купцов пограбить. Ведь именно там ходят самые богатые караваны, а доспехи из шкур ирвингов являются одним из важнейших стратегических ресурсов империи. Так что я склонен считать, что люди могут исчезать без следа.
   - Да, господин де Прозак, ваши доводы не лишены логики и здравого смысла, - почесывая густую бороду, проговорил господин де Инит. - Вот только звучит это уж очень сказочно.
   - Если не подходит не один реальный вариант, то нужно рассматривать и невозможные, - проговорил Армидон. - А если это действительно пространственная дыра, то наш отряд просто не в силах был что-либо сделать. Никто не мог предугадать подобного.
   - Все же я не советовал бы вам, уважаемый господин де Торк, высказывать подобные мысли и теории в знатном обществе, - де Инит направил тяжелый взгляд на Армидона.
   - Позвольте спросить, почему же? - нахмурил брови молодой дворянин.
   - Уж больно смахивает на детское оправдание, а учитывая, что я вас поддерживал в этом походе, то пальцем будут показывать не только на вас и вашего отца, но и на меня.
   - Извините меня, господин де Инит, но эта теория ни чем не хуже других, и если она правдива, то у нас действительно не было шанса спасти передовой отряд, - встрял в разговор маг.
   - Вы маг, господин де Прозак, - повернулся Голиен в сторону перебившего его человека, - вы можете говорить, что угодно об этом походе, и выдвигать любые теории. Но знатному господину не пристало оправдываться за свои неудачи. Провал любой операции - это всегда ошибка командира, его просчет и недосмотр и любые оправдания только усугубят позор неудачника. К тому же если когда-нибудь эта ваша теория будет опровергнута, над вами будет смеяться вся Столица. Так что советую ваши мысли держать при себе, - снова посмотрел на Армидона де Инит. Надеюсь, в дальнейшем вы будете более благоразумны в ваших речах и не станете оправдываться.
   - Да, несомненно, вы правы, оправдываться глупо, - потупил взор молодой человек. - Я подвел и вас, и своего отца, и тех людей, которые мне доверились. Подобную оплошность мне еще долго не простят.
   - Ладно, хватит заниматься самобичеванием, - ударил ладонью по столу Голиен. - Расскажите лучше, какие действия вы предприняли после обнаружения исчезновения передового отряда? Пытались ли найти людей?
   - Конечно, пытались! - возмущенно воскликнул Армидон. - Мы поехали в ближайшее село, и учинили допрос практически всех тамошних местных жителей. Но, к сожалению, безрезультатно. Кстати в этом селе произошла очень неожиданная встреча. Представляете, несравненная Лучия, я видел там вашего знакомого.
   - Какого знакомого? - девушка вздрогнула и подняла, горящие ожиданием глаза на Армидона.
   - Ну, я точно не помню, как его зовут. Такой вечно неряшливый наемник, которого до моего ухода я частенько видел в вашей компании, - проговорил дворянин, поправляя чуть замявшийся рукав камзола.
   - Рус!? Вы видели Руса!? - чуть ли не подпрыгнув, спросила Лучия.
   - Да, да, по-моему, его именно так звали? - кивнул де Торк.
   - Звали!?
   - К сожалению, я вынужден вам сообщить о гибели вашего знакомого, - вздохнув, опустил глаза Армидон. - Я сам видел его смерть.
   - Кккак, - уронив вилку, произнесла госпожа де Инит спертым горлом.
   - Хотя я и не знал его лично, но мне грустно за вас, прекрасная Лучия. Мне очень жаль, что вы потеряли своего друга, - печальным голосом продолжал Армидон.
  
   - Как он умер!? Что произошло!? - надтреснутым голосом спросила девушка.
   - Эта была дуэль. Бедолаге не повезло поссориться с одним из лучших дуэлянтов моего отряда. И как я его не отговаривал, как не пытался остановить, ваш друг слишком упрям, чтоб слушать других. А ведь именно он был инициатором дуэли, ему не понравилось, как Сарлан попросил его отойти в сторону. Его это задело. В результате ваш знакомый вызвал Сарлана на дуэль. Итог было предсказать несложно. Конечно, я просил своего человека сделать все возможное, чтоб этот Рус остался жив. Но, слишком неудачное стечение обстоятельств. Этот человек, госпожа Лучия, буквально сам напоролся на рапиру. Лекари уже ничего не могли поделать. Вы не представляете на сколько мне жаль.
   - Отец, позволь мне удалиться, - повернула девушка к Голиену побледневшее словно простыня лицо.
   - Конечно, конечно, иди дитя мое.
   - Туда ему и дорога, - прошептал господин де Инит, когда немного пошатывающаяся фигура девушки скрылась за дверью. - Прилип к моей дочери как репей. А у самого за душой и медного ноготка не найдется. - Поделился со всеми своим отношением к увлечению дочери Голиен. - А ты, Армидон, молодец, сумел извлечь таки выгоду из этого похода. Смотри не упусти мою дочь снова, - погрозил молодому человеку пальцем хозяин дома.
   - О, не волнуйтесь, господин де Инит, у меня уже есть план завоевания сердца вашей дочери. Возможно, недалек тот день, когда мы породнимся, - улыбнулся де Торк.
   - Ты мне нравишься, Армидон, у тебя есть жилка. Есть желание достигнуть много большего, чем ты сейчас имеешь. Но мнение моей дочери для меня имеет большое значение. Если она не захочет с тобой любовь крутить, я настаивать и заставлять ее не буду. Так что все в твоих руках. Только учти, обидишь ее, я не посмотрю, что ты сын моего лучшего друга. И никаких магических воздействий на нее, чтоб не было. Никаких магов разума. Надеюсь, это понятно?
   - Да за кого вы меня принимаете!? - возмутился де Торк.
   - За того, кто добивается своей цели любыми средствами. Об этом отчетливо говорит очень своевременная гибель бывшего ухажера моей дочери. Лучии ты еще можешь рассказать про дуэль, про то, как этот парень сам напоролся на рапиру, но не мне. Я ничего не имею против, это качество я уважаю, но чтоб по отношению к моей дочери ничего подобного использовано не было. Иначе могут быть последствия.
   - Не беспокойтесь, господин де Инит, с головы вашей дочери ни один волосок не упадет, - как можно более серьезным тоном произнес Армидон.
   - Ну, вот и славно, вот и договорились. Ну, а теперь давайте уже выпьем, да забудем про дела.

Глава 2

   Весь вечер и следующий день Лучия не выходила из своей комнаты. Она практически ничего не ела. Уговоры служанок и отца были бесполезны. Несколько раз приходил Армидон, что-то объяснял ей через дверь, куда-то звал. Лучия даже не прислушивалась, ей просто хотелось побыть одной и переварить страшное известие о смерти близкого человека. Она так же поступала, когда умерла ее мать от неизвестной болезни, и даже лучшие лекари не смогли ничего поделать, не помогли и деньги отца. Горечь от известия о смерти парня была меньше, но все же гибель Руса потрясла девушку на удивление сильно. Неужели она успела за несколько месяцев так привязаться к этому странному парню?
   Но, жизнь продолжалась, вечно взаперти не просидишь. Через два дня девушка вышла на улицу. Отказавшись от сопровождения, она пошла прогуляться по саду, расположенному недалеко от центра города. Сад был настолько большим, что в нем не составляло никакого труда заблудиться. Лучии нравилась бродить по нему в одиночестве. Особенно весной, среди набухающих почек и ранних цветов. Она могла часами неспешно прохаживаться, среди густых деревьев, вдыхая аромат весны. Девушка всегда заходила далеко от проторенных тропинок, в самую глубь, где практически не встречались люди. Не изменила своим привычкам она и на этот раз.
   После часа прогулки, Лучия решила передохнуть, присев на небольшое бревнышко, расположенное на одной из уединенных полянок, каких много в этом саду. Она не просидела и пары минут, как услышала треск. Продираясь через плотные ветки кустарника на поляну выбралось двое мужчин. Судя по их одежде, они были явно не из знатного рода.
   - Эй, ты погляди-ка какая мамзелька, - радостно осклабился один из них.
   - Да ты че, Фиарос, что в ней хорошего!? - скривился второй, - Даже ухватится не за что. Я люблю таких, чтоб с утра по заднице хлопнул, а она шоб аж до ночи тряслась, - заржал он.
   - Да, тебе чтоль жить с ней? Сейчас поразвлечемся малость, да гулять отпустим, - пока Фиарос говорил, мужчины медленно подходили к вскочившей от испуга девушке. - Ты же не прочь поразвлечься, а? - обратился он к Лучии.
   Девушка не стала отвечать, она бросилась в противоположную от незнакомцев сторону. Но там находился еще один человек, появления которого госпожа де Инит не заметила.
   - Куда это ты собралась, шлюшка знатная!? - ехидно поинтересовался третий, поймав девушку за предплечье.
   Лучия попыталась крикнуть, но ухвативший девушку незнакомец, дернул ее за руку, перехватив за талию. Одной рукой он прижал Лучию спиной к себе, второй зажал ей рот.
   - Еще раз крикнешь, и я вырежу тебе глаз, - едва слышно прошептал незнакомец, касаясь губами уха насмерть перепуганной девушки.
   - Да ты не бойся, мы чутка расслабимся и отпустим тебя, - елейно проговорил Фиарос. - Тебе даже понравится. Хоть разок настоящего мужика попробуешь, а то, небось, только перед знатными ножки-то раздвигаешь.
   Лучия задергалась в тщетной попытке вырваться из цепких рук. Попробовала закричать, но над поляной раздалось только ее невнятное мычание и издевательский мужской смех.
   - Да че ты ерепенишься? Чем больше брыкаешься, тем больнее будет, - подошел к ней вплотную Фиарос. - Ну-ка, Слэнир, держи ее крепче, а то я не люблю шибко вертких.
   Из полных ужаса глаз Лучии ручьями бежали слезы. Раздавались приглушенные грязной ладонью всхлипы. Трое мужчин с похотливыми ухмылками смотрели на беспомощную девушку, упиваясь своей властью над знатной особой.
   - Господа, я вынужден попросить вас, оставить даму в покое, - раздался над поляной звонкий голос.
   - Это еще, что за хрен с горы!? - повернулся к новому участнику действия Фиарос.
   От края поляны к бандитам приближался молодой человек лет двадцати. В глаза бросались светло серые волосы парня, казалось их обсыпали пеплом. Одет он был в отлично скроенный кафтан под цвет волос, украшенный белыми полосками. Подпоясан белоснежным ремнем, на котором крепились несколько странного вида сосудов, мешочек и средних размеров кинжал. Если бы кто-то из присутствующих на поляне пригляделся внимательней, возможно, он смог бы заметить странные глаза пришельца. Они были слегка мутноватые, будто находились за микроскопически тонкой пленкой.
   - Коранч, разберись-ка с ним, - махнул разговорчивый главарь своему подельнику.
   - Ага, ща я ему... - оживился до этого бездействующий бандит.
   Зря ты в это влез, паря, - пошел навстречу молодому человеку Корач, на ходу вынимая из-за пояса длинный нож. - Шел бы себе мимо, целее был.
   - Хочу предупредить, если вы попытаетесь на меня напасть, то могут быть последствия, - парень остановился и развел руки в стороны, повернув их ладонями к противнику. Наступающий бандит лишь ухмыльнулся, услышав подобного рода угрозу.
   До странного пришельца осталось не больше пары метров. Выставив вперед оружие, Коранч сделал стремительный рывок вперед, намереваясь резко сократить расстояние и одним ударом пера отправить глупца в нижний мир. Не достав до парня буквально полметра, Коранч взвизгнул, ему показалось, что руку обдало кипятком. Выронив нож, бандит упал на землю. Здоровый мужик катался по земле, прижимая к груди покрытую изморозью конечность, и визжал как поросенок.
   - Я же вас предупреждал, - вздохнул защитник девушки и выбросил руку в сторону Фиароса. Зажатый кулак в последний момент раскрылся, и едва различимое облачко устремилось к опешившему от всего увиденного преступнику.
   - Какого нижнего мира!? - тихо, сам себе пробормотал главарь и, схватившись за сердце, упал на колени. - Что за... - успел прохрипеть он, прежде чем его лицо встретилось с землей.
   - Не подходи, или я убью ее! - срывающимся на писк голосом прокричал Слэнир, приставив боевой, пехотный кинжал к горлу Лучии.
   - Пожалуйста, оставьте ее в покое, - проговорил человек в сером, делая шаг вперед.
   - Я сказал, стой! - взвизгнул бандит, придвинув дрожащей рукой нож еще ближе к горлу Лучии. Затравленным взглядом он озирал выведенных из строя подельников.
   - Прошу вас соблюдать спокойствие. Если вы отпустите девушку, я не причиню вам вреда, - успокаивающим голосом молвил странный парень.
   - Слову мага нельзя верить, - не слишком уверенно ответил Слэнир.
   - Моему слову вы можете верить, - парень сделал еще один маленький шажок к бандиту и несчастной девушке.
   - Я сказал, на месте стоять! - снова перешел на визг бандит.
   - Стоять! Вообще не двигаться! - кричал он, медленно отступая к едва видневшемуся проходу в кустах, недавно проделанному его друзьями.
   - Надеюсь, ты держишь свое слово, маг, - проговорил Слэнир, дойдя до веток. Бандит с силой толкнул девушку вперед, так что она упала на карачки, а сам скрылся за кустами.
   Парень в сером не стал преследовать преступника. Он подошел к сидящей на коленях, всхлипывающей Лучии.
   - Вставайте, госпожа де Инит, вас больше никто не тронет, - произнес молодой человек, протягивая руку.
   - Спасибо не знаю, что бы они со мной сделали, если б не вы, - опираясь на протянутую руку, девушка поднялась на ноги. Ее плечи все еще содрогались.
   Наконец Лучии удалось вблизи разглядеть своего неожиданного спасителя.
   - Синк, это ты? - еще полные слез глаза девушки расширились от удивления.
   - Тебя не узнать, - она даже ненадолго забыла о пережитом. - Но, что с тобой, откуда ты здесь?
   - Давайте поговорим об этом в более уютном месте. Господин де Горс наверно уже ждет меня в небольшой таверне, совсем недалеко отсюда. Предлагаю нам с вами прогуляться туда, там обо всем и поговорим. Да и выпить после подобного, я считаю, вам не помешает.
   - Да, да, конечно, но что мы будем делать с этими... - девушка вытянула дрожащую руку, указывая за спину Синка, и осеклась. Ее лицо приобрело растерянное выражение. На поляне кроме них никого не было. Пока маг вызволял Лучию и помогал ей подняться, бандиты успели скрыться.
   - Жаль, что им удалось уйти, - зло прищурилась Лучия, - их следовало бы сдать в сыскной приказ. А то и вовсе тут же повесить.
   Синк на это только вздохнул. Если бы на его месте был Рус, то все эти люди лежали бы уже мертвыми. Но сыну старосты очень тяжело было решиться на убийство. Даже выпустив облако холода в Фиароса, он лишь вывел его из строя, хотя, возможно, тот и заслужил смерти.
   - Что ж, возможно это и к лучшему, - немного успокоившись, произнесла госпожа де Инит. - Если об этом происшествии узнает отец, он меня вообще не выпустит из дома. Они и без того получили хороший урок. Пойдем, Синк, в твою таверну, мне, действительно, не повредит немного вина.
  

***

   - Мы так не договаривались! - возмущенно брызжа слюной, кричал тот, которого недавно называли Фиарос. - Этот маг чуть всех нас не отправил в нижний мир. А Порлус и вовсе практически калекой остался. Не таков был наш план, господин де Торк. А если эта стерва в сыскной приказ пойдет!? Хана нам всем.
   Трое несостоявшихся насильников обступили Армидона на поляне, находящейся недалеко от той, где еще недавно они так серьезно облажались. Не смотря на то, что в глазах бандитов горела нешуточная ярость, а их руки сжимались на кинжалах, ла Орнос не испытывал страха. Чего бояться, если эти трое принесли ему клятву верности? Шесть лет назад он выкупил их в одном из приграничных городов империи. Их собирались четвертовать за ограбление и убийство нескольких десятков человек - магов в том городе не было, иначе их бы, наверняка, отдали им, а толпа требовала крови. Конечно, пришлось раскошелиться, но в последствии Армидон ни разу не пожалел о своем приобретении. Иногда очень полезно иметь у себя на службе беспринципных, бесчеловечных и жестоких шакалов.
   Но, просто, абы каких мерзавцев ла Орнос, конечно, покупать бы не стал. Таких и бесплатно наловить можно сколько хочешь. Было у этих людей еще одно достоинство, которое господин де Торк очень ценил. Узнал он о нем совершенно случайно, выпивая со своим другом - единственным сыщиком того города. Способность бандитов была следующей: лица этих троих невозможно было запомнить, если они этого не хотели. Банду из трех братьев не могли поймать целый год, потому что свидетели, и даже потерпевшие, каким удалось выжить, просто не могли описать нападавших. Объяснялось это просто. Все трое имели способности к магии разума. Способности очень слабые, но при этом все временно направленные на выполнение лишь одной операции - неосознанного желания остаться неузнанными. И когда эта троица была вмести, даже самые сильные маги забывали их лица дня через три, а простые люди и того раньше. Иногда подобные недоразвитые маги встречались на территории империи, они владели одним, реже двумя заклинаниями начального уровня, но были не в состоянии развиваться дальше. Кто-то мог одним прикосновением зажигать костер, кто-то с охоты никогда не возвращался без добычи, некоторые даже огненные шары могли запускать. Трое братьев владели заклинанием "слабость памяти". И когда они были вместе, то и эффект от него усиливался втрое.
   - А, ну заткнуться! - крикнул на братьев Армидон.
   Его план был прост. Трое бандитов должны немного припугнуть Лучию. Затем неожиданно на сцене появляется он и спасает бедную девушку от насильников. После этого, из элементарной благодарности Лучия должна была принять его приглашение на бал. А там, кто знает, женщины любят героев. Но этот незнакомец в сером все испортил. Весь план пошел к демонам.
   - Даже если она пойдет в сыскной приказ, в чем я сомневаюсь, кому приятно рассказывать о таком? - продолжал успокаивать своих шакалов де Торк. - Что с этого толку? Описать она вас не сможет, именами вы назывались липовыми. Так что бояться вам нечего.
   - Скорее всего вы правы, господин де Торк. Надеюсь, провал вашего плана не отразится на наших деньгах? Мы же не виноваты, что появился этот засранец маг, - Немного успокоившись, проговорил Фиарис. - А то Порлусу подлечится нужно.
   - Получите свои деньги, не волнуйтесь. Через неделю приходите. А до этого, чтоб я вас больше не видел, - процедил де Торк и направился прочь. Эта битва проиграна, но война только началась.

Глава 3

   Лучия и Синк довольно быстро добрались до таверны. Зайдя внутрь, молодые люди сразу же увидели Нурпа де Горса, сидящего за небольшим столиком у окна. Не задерживаясь, они направились к нему.
   - Добрый день, господин де Горс, - коротким кивком поздоровалась девушка.
   - Здравствуй, Лучия, рад, что ты пришла, - улыбнулся мастер. - Садись, сейчас сообразим что-нибудь выпить и закусить, - Нурп призывно помахал рукой шастающему туда-сюда официанту. - Лучия, что тебе заказать?
   - Есть я не хочу, а вот немного вина не помешает, - произнесла девушка.
   - Да, вина вам надо выпить обязательно, особенно после случившегося, - проговорил Синк, - вам станет легче.
   - И что же там у вас такого произошло? - поинтересовался мастер, когда заказ был принят.
   - Мне бы не хотелось об этом говорить, - потупила взгляд госпожа де Инит.
   - На Лучию напали в парке, - одновременно с ней произнес Синк.
   - Т-а-а-а-к, - нахмурил брови старый воин. - Что за демоново отродье посмело решиться на такое? Лучия, ты кого-нибудь узнала? Как эти падлы выглядели? Может, у них имелись какие-то отметины? Я же им головы поснимаю к нижнему миру! - мастер задал свои вопросы предельно спокойно, не повышая голоса. Но от этого спокойного тона могло бросить в дрожь даже самого закаленного война.
   - Нет, я никого не узнала, - сказала Лучия, с укором посмотрев на сына старосты.
   - Значит так, говори все по порядку. И чтоб ничего не упустила, - строго проговорил Нурп, сложив руки в замок.
   - Может, все-таки не стоит? - с надеждой спросила девушка. - Что было, то было.
   - Не волнуйся, расскажи все, что помнишь. Дальше моих ушей эта история не уйдет.
   Сначала робко, а потом более уверенно девушка начала свой рассказ. Она говорила около получаса, пытаясь вспомнить самые мельчайшие подробности. Иногда ее прерывал де Горс, чтоб задать какой-нибудь уточняющий вопрос. Им давно принесли еду и питье. В самых эмоциональных моментах Лучия подносила трясущейся рукой к губам кубок с вином и делала большой глоток. Ей было нелегко снова все это переживать, даже в воспоминаниях. Но вино сделало свое дело - к концу рассказа девушка говорила практически без запинок.
   - В общем, если б не Синк, я не знаю, что бы эти негодяи со мной сделали, - закончила свой рассказ Лучия. - Просто чудо, что он оказался рядом, - голос девушки дрогнул.
   - Ну, как раз это чудо можно легко объяснить, - хрустнул сложенными в замок пальцами де Горс. - Но об этом потом. Как выглядели эти ублюдки, что посмели напасть на тебя? Пригодится любое описание. Я выясню, кто это был и накажу собак.
   - Вы знает, господин де Горс, я совершенно не могу вспомнить, как выглядели эти люди, - пожала плечами девушка, после того, как просидела пару минут, наморщив лоб.
   - Не может быть, чтоб ты ничего не запомнила, - нахмурился Нурп. - Ну, хотя бы цвет волос, или одежда. Женщины любят обращать внимание, на то, как люди одеты.
   - Нет, я абсолютно ничего не могу вспомнить, - развела руками девушка.
   - Ну, а ты, что скажешь? - повернулся Нурп к сыну старосты.
   - Прошу прощения, господин де Горс, но я как-то тоже не могу никого из них вспомнить, - виновато потупил взор Синк.
   - Нет, ну я еще понимаю она, - всплеснул руками одноглазый старик, - Ба... - де Горс кашлянул в кулак, покосился на Лучию и продолжил, - женщина, да еще и после нападения. Но ты-то, ты! Куда только смотрел!? Мало того, что упустил сволочей, так еще и не демона не запомнил их внешность.
   - Сам не знаю как это возможно, - пожал плечами парень. - В голове туман какой-то, когда пытаюсь вспомнить происшествие на поляне. Будто я пьяный там был вдрызг, а теперь вот по трезвому пытаюсь припомнить вчерашнее. Странно это все как-то.
   - Странно, не странно. Давай вспоминай. Проделай свои магические фокусы чтоль, - не мог успокоиться Нурп.
   - Это не фокусы, а магия и если б...
   - Я вас прошу, давайте забудем про это происшествие, - прервала этот разговор девушка. - Что было, то было. Главное все закончилось хорошо.
   - Как скажешь, Лучия, - после недолгого молчания проговорил мастер. - Забудем, так забудем.
   Язык старика произносил одно, но стальной взгляд единственного глаза говорил о том, что забывать старый воин ничего не собирается. Насильников он люто ненавидел. А тут, жертвой этих уродов стала подруга его единственного ученика, к которому он уже успел крепко привязаться. Но госпожа де Инит ничего не заметила, она лишь благодарно кивнула в ответ.
   - Кстати, а как все же Синк оказался в том парке? - спросила Лучия, вертя в руки практически пустой кубок.
   - Тут как раз все просто, - начал объяснять де Горс, попутно наполнив до краев кубок девушки. - Мы третий день ищем с тобой встречи, Лучия. С тех пор как вернулся де Торк. Мы в курсе, что твой отец принимал участие в организации похода на Нурдовский тракт. И рассчитывали на то, что де Торк поделится с ним подробностями этой авантюры. Вот мы и надеялись, что он расскажет ему что-нибудь про Руса. Парень слишком молод и горяч, и может наворотить дел. Вот и наведались к тебе домой, в расчете на то, что ты что-нибудь знаешь. Но эта падла - твой дворецкий, эта скотина не хотела даже разговаривать с нами, не то что, позвать тебя или впустить в дом. Вот мы с Синком и следили за домом, выжидая, когда ты выйдешь на прогулку. Вот и дождались, - закончив этот монолог, Нурп надолго приложился к кружке с пенным напитком.
   - Ну а теперь твоя очередь рассказывать. Какие вести с Нурдовскокого тракта? Мы видели, как Армидон заходил к тебе в дом. Ты случайно не знаешь, о чем он говорил с твоим отцом?
   - Да, знаю. Я присутствовала при их разговоре, - отпив большим глотком практически половину кубка, произнесла Лучия.
   - Армидон говорил, что их передовой отряд попал в засаду. Не нашли ни одного живого человека. И даже тел не было обнаружено. Они немного поискали возможных нападающих по окрестностям, но никого не нашли. Маг, что ходил с Армидоном еще говорил о каких-то дырках. Что, возможно, напавшие на караван появились из них, и туда же ушли.
   - Пространственные дыры? - уточнил Синк.
   - Да, наверно они. Эту версию им рассказал какой-то тамошний дворянин. Вот, собственно, и все, что я слышала, - опустила глаза девушка.
   - А Рус? Армидон не говорил, случайно, о нем? - спросил мастер.
   - Он сказал, - девушка запнулась и приложилась к вину, - сказал, что Руса убили на дуэли, - последнюю фразу Лучия выпалила на одном дыхании, и замолчала, устремив взор внутрь кубка, боясь поднять взгляд на собеседников.
   Еще не меньше пяти минут никто за столом не решался нарушить повисшую тишину.
   - Не может этого быть! - наконец проговорил де Горс, ударив ладонью по столу. - Я не верю! Не тот человек Пришлый, чтоб его можно было просто так убить!
   - Лучия, когда это произошло? Ночью или днем? - спросил старик.
   - Да какая разница? Армидон сказал, что сам видел, как это случилось. Что убил его человек из его отряда. На дуэли, которую спровоцировал сам Рус, - тихим голосом произнесла госпожа де Инит, не отрывая взгляда от вина в кубке.
   - Поверь мне, Лучия, разница есть, и очень существенная. Так все же, когда?
   - Я не знаю, Армидон не уточнял, - девушка продолжала смотреть в кубок, словно загипнотизированная.
   - Тогда могу заверить вас, госпожа Лучия, есть еще шанс, что наш друг жив, - вставил свое слово Синк. Рус не совсем обычный человек. Его убить не так просто. Можете мне поверить. Я сам однажды видел, как он буквально воскрес из мертвых.
   - Что ты хочешь этим сказать, Синк? Чем это Рус так отличается от остальных? - наконец оторвав взгляд от созерцания посуды, Лучия перевела его на сына старосты.
   - Извините, но я не могу вам ничего сказать. И это лишнее подтверждение, что Рус жив.
   - Прекрати говорить загадками, Синк! Если тебе есть, что сказать, говори прямо! - начала раздражаться девушка.
   - Если б, я мог, я бы вам сказал. Но я вынужден хранить тайну, - потупил взор сын старосты.
   - Ну, тогда и разговор окончен! - окончательно разозлилась госпожа де Инит. - Я вам поведала все на чистоту, а вы имеете наглость что-то скрывать от меня!
   - И если вы пытались меня обнадежить, то сделали только хуже, - Лучия поднялась из-за стола.
   - Постой, Лучия, не обижайся. Мы действительно не можем тебе рассказать, почему считаем, что Рус жив, - вскочил Нурп.
   - Никаких обид, господин де Горс. Прсто нам больше не о чем разговаривать с вами, - девушка сделала шаг к выходу. - Да, и еще... - вдруг резко развернулась она, надеюсь, вы понимаете, что происшествие в парке должно остаться в тайне? - грозным шепотом прошипела Лучия.
   - Мы не из болтливых, - сказал Нурп, садясь обратно за стол.
   - Надеюсь, - бросила госпожа де Инит и, гордо вздернув подбородок, направилась к выходу.
   - Проводи ее, только незаметно, - шепнул мастер Синку, когда за гордой девушкой захлопнулась дверь.
   На обратном пути в душе Лучии бушевала буря. Она разговаривала с ними, как с равными, а они посмели от нее что-то утаить. Ладно еще этот де Горс - он непонятно кто, может и дворянин. Хотя по разговору не скажешь - обычный солдафон. А Синк - он же крестьянин, как он смеет что-то недоговаривать? Нет, все мужики одинковы. Она раскрыла перед ними душу, а они туда плюнули. Да как смеют они, что-то от нее скрывать, когда дело касается Руса. Правильно отец не пускал этих плебеев к ней. Пусть и впредь не приходят.
   Последующие дни проходили одинаково, похожие друг на друга как братья близнецы. Днем Лучия гуляла по городскому парку, только на этот раз она брала с собой охрану. Вечером девушка пристрастилась смотреть на закаты. С наступлением темноты, она глядела на ночное небо и думала о том, что станет делать дальше. Армидон не оставлял своих попыток приударить за ней. Приглашал на балы, покататься на конях или просто прогуляется. Но пока Лучия отказывала ему. Все-таки этим мерзавцам - друзьям Руса удалось зародить в ней надежду на то, что парень жив. И пока она тлела, пусть даже где-то глубоко в душе, госпожа де Горс не могла думать о ком-то другом. Хотя возможно и следовало бы. Ведь жизнь продолжается, и не стоит ее проводить в ожидании чуда.
   Спустя пару недель Лучия сидела на веранде своего дома с серебряным кубком теплого вина в руке и любовалась заходящим солнцем. В глазах девушки застыла печаль. Ее терзала мысль: могла ли она остановить Руса в тот злополучный день? Но пока ответа на этот вопрос она не получила. Звук приближающихся шагов вывел Лучию из своих мыслей. Дверь дома распахнулась, и на веранду выскочил запыхавшийся слуга.
   - Госпожа Лучия, к дому, за которым вы поручили мне следить, подъехала двуколка. Из нее вылез человек, похожий на того, что вы описывали. И он вошел в ворота дома, - на одном дыхании выпалил худощавый мужчина.
  

Часть 7. Раздача пряников

Глава 1

   Ворота во двор к моему удивлению оказались не заперты. Ни кем не встреченный я прошел к дому. Дернул за ручку, но дверь не поддалась. Все же не совсем потеряли осторожность мои друзья. Дабы меня, наконец, услышали, несколько раз с силой саданул кулаком в дверь.
   - Кого там демоны принесли!? - раздался разраженный голос Нурпа, и дверь распахнулась.
   - Это ты так встречаешь старых друзей? - улыбнулся я, глядя на направленный мне в грудь арбалет.
   - Рус, забери меня хозяин нижнего мира! Где ты все это время шлялся? - недовольно проворчал мастер. Морщины на его лице разгладились, а рот растянулся в довольной улыбке, полностью противореча тону старого воина. - Ну, здорова, чтоль, - опустил он арбалет и протянул мне руку.
   - И тебе не хворать, - ответил я на рукопожатие, а заодно, приобняв, похлопал старика по спине.
   - Привет, Рус, рад тебя видеть, - выскочил из дверей в столовую какой-то седой парень. И только когда он схватил меня за руку и начал трясти, я с трудом признал в нем Синка.
   - Э-э-э, что это с тобой? - немного ошарашено спросил я сына старосты. - Привидение чтоль увидел?
   - Да, это так, издержки моего направления магии, - замялся Синк. - Понимаешь...
   - Что это мы все в проходе-то столпились, пошли в столовую, благо стол уже накрыт, - встрял в разговор мастер.
   - Да, поесть бы не мешало, - согласился я со стариком. - Потом расскажешь, - бросил я магу и направился к еде.
   В столовой, и правда, оказался накрытый стол. Не слишком шикарный, но мясо и пиво на нем имелось, а это главное. Правда приборов было всего на двоих, но Синк быстро исправил это недоразумение, достав еще одну тарелку и вилку из шкафа, ну и про кружку, естественно, не забыл.
   - Ну, рассказывай, все по порядку, - проговорил мастер, ухватив двузобой вилкой со сковороды стоящей в центре стола кусок мяса. - Где был? Что видел? А то тут до нас слушок дошел, что вроде как закололи тебя на дуэли. Но нас-то с Синком не проведешь, мы с тобой "клятвой верности" повязаны. Чуем, что жив.
   - Заколоть-то закололи, но как видишь не совсем, - подмигнул я де Горсу. - Ну, обо все по порядку, - смочив горло, я начал повествование о своих приключениях.
   - Эк, оказывается, это демоново отродье Армидон все извернул, - возмутился мастер, когда мой рассказ дошел до дуэли. - А Лучии твоей что напел, что напел, паскуда, - возмущенно стукнул кулаком об стол старый воин. - Будто ты сам на дуэль вызвал его человека, да и случайно на рапиру напоролся. Вот гнида.
   - Ничего, я с ним еще поквитаюсь, - до хруста сжал я кружку с пивом.
   - Ну, да ладно тебе, дальше то, что было? - заинтересованно спросил Синк.
   И забыв на время о своем враге, я продолжил рассказ.
   - Ну, в общем, теперь я здесь, с вами, - спустя два часа, поставил я точку в своем монологе.
   - Да уж, опять ты выехал на чистом везении, - после нескольких секунд молчания произнес де Горс. - Если б не этот Корд, то кормить бы тебе червей. Удачно он встретился на твоем пути, да еще и магом энергиком оказался. Это просто какое-то демоново совпадение. Тебя не Пришлым надо было прозвать, а Демонов Везунчик.
   - Ну, выходит судьба у меня такая, - пробубнил я, прожевывая кусок мяса.
   - И все же слишком странный тип этот Корд. Я бы не в жизнь не поверил в подобную случайную встречу, если бы ты мне сам все это не рассказал, - приглаживая бороду, произнес мастер.
   - А голову лорда вампира можно посмотреть? - запальчиво спросил Синк, как только Нурп замолчал.
   - Можно, но потерпи уж до утра, тогда вдоволь ей налюбуешься, - улыбнулся я любопытству парня. - Лучше расскажи, что у тебя с волосами?
   - Ты еще его одежду новую не видел, - ухмыльнулся в усы старик.
   - Ну, понимаешь, Рус, - смущенно начал парень. - Когда безостановочно тренируешься в какой либо одной сфере магии, она на тебя также оказывает влияние. Вот и волосы у меня приобрели этот оттенок, а глаза заволокло легкой коркой льда. Но, что самое удивительное, видеть я стал при этом гораздо лучше.
   - А что это за прикид? - кивнул я в сторону прихожей, где и в самом деле успел заметить странного цвета кафтан.
   - Ну, это я в одной книжке вычитал, - еще больше смутился сын старосты. - Там было написано, что так раньше ходили все маги, посвятившие себя стихии льда. У них даже была своя школа и организация. Раньше всех разделяли по школам. Школа огня, школа льда, школа энергии и так далее. Это было еще до образования Зарийской империи. Вот я и решил, неплохо было бы выглядеть как они. В свое время магов из ледяной школы все боялись и уважали.
   Ох уж эта молодежь. Наверно не только в моем, но и в каждом мире они хотят выделиться из толпы. Создать свой клан, клуб, движение, культуру. Хотя я тоже далеко не старик, но как-то давно перерос все это. Вот только почему-то большинство из них не могут понять, что подстраиваясь под определенную культуру, они теряют свою индивидуальность. Они думают, что перестают быть одним из толпы. Они становятся готами, эмо, панками. Но чем толпа готов отличается от обычной? Только лишь тем, что готов меньше. Но все равно получается, ты будешь всегда: одним из хиппи, одним из металлистов, одним из рэперов, одним из.... Никогда не понимал, зачем загонять себя в определенные рамки? У меня, в большинстве своем, все зависит всегда от настроения. Сегодня у меня есть настроение послушать попсу, завтра я буду прыгать под хэви метал, тут главное, чтоб музыка была хорошей. Сегодня я пойду на улицу во всем черном, а завтра надену гавайскую рубашку. Одним вечером я сижу в гламурном ресторане с бокалом дорогого вина и говорю со своей девушкой о второй сонате Шопена, а другим бухаю во дворике самогон, сделав стаканчик из пластиковой бутылки, и мы с мужиками травим друг другу пошлые анекдоты, матерясь через каждые полслова. Ну, а если девушка, увидев это, будет воротить от меня нос, то зачем мне она нужна? Но и чужой выбор я всегда уважаю, так что ничего Синку я говорить не стал. Хочет быть таинственным ледяным магом, пусть будет.
   Скрип резко открывшейся двери прервал мои измышления. От неожиданной встречи мастер забыл задвинуть засов. Я выхватил свой мини арбалет и направил его на дверной проем (дверь в столовую была распахнута настежь). Мастер поудобней перехватил нож, которым резал мясо. Синк в недоумении захлопал глазами. Через секунду после наших приготовлений в проеме появилась взволнованная Лучия. Взгляд ее прекрасных глаз встретился с моим, и еще недавно такое милое, взволнованное личико сменило выражение на гневное.
   - Я как дура себе дома места не нахожу! А он вместо того, чтоб прийти ко мне, пиво тут хлещет вместе со своими дружками.
   - Я просто не хотел тебя беспокоить, ведь поздно уже. Думал, ты давно спишь.
   - Думал он! Все с тобой понятно! Если бы ты хоть чуть-чуть обо мне беспокоился, то сразу же пришел бы ко мне, а не к дружкам своим. Теперь мне ясно, что тебе на меня просто плевать. И всегда было, плевать. Хотелось только взглянуть в последний раз в глаза твои бесстыжие.
   Тряхнув на прощание копной своих волос, моя женщина быстрым шагом направилась к выходу. И мне не оставалось ничего другого, как последовать за ней. Сцена банальная до нельзя: она убегает, я догоняю, успокаиваю, говорю нежности. Сколько раз такое было, а сколько еще будет. Одним глотком допив оставшееся в кружке пиво, я бросился к выходу. Не хотелось бы, чтоб она ушла далеко, нам же еще возвращаться. Через полминуты, я догнал Лучию у выхода из ворот. Она что-то говорила двум своим охранникам.
   - Куда же ты, моя ненаглядная? - поинтересовался я, поймав ее за руку.
   - Ты не представляешь, как я по тебя скучал, - прижал я ее к себе, не смотря на ее тщательное сопротивление и всякого рода нехорошие слова обо мне, и о том кем я в действительности являюсь.
   Охранники попались понимающе - переглянувшись, они отошли в сторону. Не прошло и получаса как все формальности были соблюдены, и мы с Лучией, приобнявшись, сидели за нашим столом.
   - Кстати, - встрепенулся я, - а как ты узнала, что я вернулся? - спросил я Лучию, поглаживая ее по волосам.
   - Женская интуиция, - загадочно улыбнувшись, пропела моя замечательная.
   - Женская интуиция и ее слуги, которые уже несколько недель не отходят от нашего дома, - развеял всю загадочность мастер. - Я-то сначала думал, что за люди постоянно пасут наш дом? Пришлось даже проследить за ними. А одного даже прижать немного, тогда он все и выложил: кто его послал, и зачем. Ты уж извини меня, Лучия, но береженного свои боги берегут, а другие не трогают.
   - А мне про это никто не рассказывал, - покраснела девушка.
   - Еще б он рассказал, - усмехнулся старик. - За это ж ему явно премия не светила бы. А так, не знает хозяйка, и ладно.
   - Значит, волновалась обо мне, - улыбнулся я.
   - Ничего не волновалась, - возмущенно вскинула она руками, - просто любопытно было, чего ты там добился? Кстати, расскажи...
   - Слушай, а с каких пор у тебя телохранители появились? - спросил я, решив по быстрому сменить тему - очень уж сейчас что-то придумывать не хотелось.
   - Да, так времена неспокойные стали, - почему-то напряглась Лучия.
   - Недавно на нее напали в парке, - практически сразу за девушкой выпалил Синк и получил в награду гневный взгляд, от которого тут же осекся, опустил глаза и начал что-то ковырять в своей тарелке.
   - А с этого момента поподробнее, - едва сдержавшись от глупых вопросов типа: "Как? Кто посмел?", процедил я сквозь зубы.
   - Давай забудем об этом. Что было, то было. Я так не хочу ворошить все это в памяти, - промурлыкала мне на ушко моя ненаглядная.
   - Вот расскажешь все, и забудем, - тоном не терпящем возражений проговорил я.
   - Но... - хотела было возразить она.
   - Никаких, но, - перебил я ее. - Я сказал, рассказывайте!
   - Ну, ладно, - вздохнула девушка, - все равно ты бы узнал об этом.
   Рассказ длился около получаса. Он мог бы завершиться и быстрее. Но Лучию частенько перебивал Синк, вставляя свои комментарии и реплики. Парень-то оказался героем, и я ему был чертовски признателен.
   - Я разорву этих тварей собственными руками! Найду, и разорву! - будничным тоном произнес я, когда все детали истории были разобраны.
   - Нурп, тебе удалось что-нибудь узнать про этих мерзавцах? - повернулся я к мастеру.
   - Я спрашивал всех, кого мог. Напряг Фарола, он напряг свои связи. Я даже через него объявил вознаграждение за информацию об этих людях. Вдруг бандитская братия позарится на ноготки? Но пока все тихо. Никто ничего о подобных неузнаваемых людях не слышал и не знает.
   - Синк, ты что думаешь? Как ты их мог не запомнить? - обратился я к магу.
   - Мне самому стало интересно. Я переворошил несколько книг по теории магии и нашел пару упоминаний о людях с подобными свойствами. И, похоже, способности этих преступников даже превосходят описанные в книгах случаи.
   - Ну, ничего, земля круглая, свидимся. Я этого так не оставлю, - процедил я.
   - Рус, хватит уже об этом, - обижено надула кубки моя красавица. - Я уже устала от этой истории. И вообще устала. Пойдемте уже спать, а то уже и до рассвета недалеко.
   - Да, действительно что-то мы засиделись, - встал я со стула. - Расходимся по норам.
   - Спокойной ночи, - зевнул Синк и встал из-за стола.
   - До завтра, - проговорил Нурп уже в дверном проеме.
   - Пойдем и мы, - заговорщески улыбнулся я своему солнцу, беря ее за руку.
   Надо ли говорить, что поспать в эту ночь нам так и не удалось.
  

Глава 2

   Проснулся я в районе обеда. Лучия ушла еще утром. Ей нужно было попасть домой, пока отец не проснется. А то, по ее словам, он будет волноваться. Хотя немного и жалко, что она ушла, но все же это, наверно, к лучшему. Вчера нам было не до разговоров, но сегодня, чувствую, расспросов не избежать. А я еще не придумал достаточно правдоподобную легенду моих приключений. Все откладывал на потом, вот и дооткладывался. Ведь из истории как-то нужно исключить и Корда, и мои способности, а главное схрон с вампирскими шмотками. А заодно придумать, как я вышел на лорда вампира. Сомневаюсь, что общественность одобрит, если узнает, что я просто сидел на дереве, когда грызли отряд Армидона. По всем канонам я должен был кинуться в неравную схватку и погибнуть в бою как герой. А то не только выжил, да еще и хочу нажиться на гибели товарищей. Так вместо золота и деревень и всеобщее порицание получить недолго. Нет, нужно придумать что-то другое. Ну, немного времени у меня еще есть - Лучия обещала прийти только к вечеру. Я ей наплел про неотложные дела и то, что до вечера занят буду.
   Весь отягощенный разработкой легенды я спустился вниз. В столовой уже в нетерпении пританцовывал Синк.
   - Рус, ну покажи голову лорда вампира-то. Покажи!
   - Да подожди ты, дай перекусить что-нибудь.
   - Давай, только быстрее. Вон там щи себе налей, - скороговоркой проговорил молодой маг.
   - Щи, с утра!? - приподнял я в сомнении одну бровь.
   - Какое утро, Рус, солнце уже к закату катится, - удивился сын старосты. - Уже и обед давно прошел.
   - Не знаю, как у тебя, Синк. А у меня, когда проснулся - тогда и утро, - парировал я, но все же пошел к стоящему на лавочке в углу чугунку, укутанному в какие-то тряпки, для сохранности температуры.
   - А где мастер? - поинтересовался я, нарезая хлеб.
   - Во дворе тренируется, - Синк в нетерпении вышагивал туда-сюда, всем видом меня поторапливая. Очень уж ему не терпелось взглянуть на голову лорда.
   - Ладно тебе страдать. Иди сам взгляни, - сжалился я над парнем. - В бочке такой запечатанной. В углу двуколки лежит.
   Синка словно ветром сдуло. Вернулся он, когда я уже доел и искал чего бы такого пивануть, попутно жалея, что чая в этом мире нет.
   - Да, вот это зверюга был! - вошел, покачивая головой, маг, - клыки-то какие. А силищей какой от этой головы веет, - восхищался Синк. - Вот только не пойму, в чем ты ее держишь? - присел он за стол.
   - В спирте, - понюхал я очередной кувшин с какой-то жидкостью. Оказалось пиво. Что ж, раз ничего другого нет, можно и пивком с утра зарядиться.
   - В чем?! - вопросительно поднял брови сын старосты.
   - В спирте, - повторил я, наполнив кружку. - Ну, практически в спирте, - закрыл я пробкой кувшин. А то, не дай бог, выдохнется пиво-то. - Это что-то типа водки, только раза в два с чем-то покрепче.
   - А водка - это что? - перехватил у меня кувшин маг, и, хлопнув пробкой, вновь открыл его.
   - Ну, это, вот как пиво, только раз в десять крепче, - кивнул я на кружку, которую Синк наполнял из отобранного у меня сосуда.
   - Ты хочешь сказать, что если я выпью этого твоего спирта, вот, например, такую вот кружку, - глотнул сын старосты из упомянутой посудины, - то опьянение будет в десять раз больше.
   - Если залпом, то и копыта отбросить недолго, - допив остатки пива, встал я из-за стола.
   - А, научишь, как ты его изготовил? - спросил любопытный парень.
   - Как-нибудь в другой раз, - бросил я перед выходом, - пойду с мастером пообщаюсь.
   Нурпа долго искать не пришлось. Он тренировался на дворе, отрабатывая удары на манекене.
   - Эй, мастер, - окликнул я старого воина. - Иди сюда, у меня для тебя подарок.
   - Ну, что там у тебя еще? - вытирая вспотевшее лицо собственной рубахой, подошел де Горс. - Лучше б тренировался, а то совсем ты разленился. Вон спишь до обеда, вместо пробежки жрать сел. Ох, и расслабился ты без моего присмотра. Эдак скоро и вовсе жиром зарастешь, как тот кабан на откорме.
   - Ладно тебе бубнить, мастер. Передохну денек другой с дороги, да и примусь снова за тренировки. Лучше пойдем, покажу, что я тебе привез, - направился я к своей повозке.
   - Да ты и в дороге должен был каждую свободную минутку для тренировки использовать, - не унимался мастер. - А ты, небось, жрал да спал.
   - Взгляни-ка лучше сюда, - достал я черный щит и меч, пропустив реплику старика мимо ушей. - Специально для тебя прихватил, - улыбнувшись, протянул я подарок Нурпу.
   - Убери это к демонам! - отпрыгнул как ужаленный старик, когда разглядел своим единственным глазом, что я ему привез. - Ты совсем спятил!? Возить с собой проклятое оружие!
   - Да не бойся ты, попробуй, как лежит в руке, - сделал я шаг к де Горсу.
   - И пробовать не стану, - отступил на два шага Нурп. - Оружие из черного металла еще никому добра не приносило. Кто им обладал, всегда исчезал бесследно. Мне их участи не нужно.
   - Да предрассудки все это, - попытался я вразумить де Горса. - Байка, которую вампиры придумали.
   - Я сказал, убери это от меня, - в голосе мастера проскользнули стальные нотки. - А лучше вообще из дома убери, или вон, в реку выкинь.
   - Ладно, ладно, не хочешь, навязывать не стану, - завернул я в тряпицу щит с мечом. - Тогда рассказывай, куда мне теперь идти, чтоб награду за голову лорда вампира получить, - положил я сверток обратно в повозку.
   - В наградной отдел, конечно, - облегченно вздохнул мастер, провожая настороженным взглядом сверток. - Улица Репейника дом шестнадцать.
   - Ну, тогда пойду я прогуляюсь, - взял я с повозки бочонок с головой.
  
   Наградной отдел находился в низком, неприметном зданьице, покрытым коричневой черепицей. Возле входа висели деревянные щиты, на которых расположились глиняные таблички с разного рода объявлениями. "Разыскивается Роул Трехзубый, награда за живого: тридцать серебряных ноготков, за голову: пятьдесят", - привлекла меня надпись на одной из табличек. Под искусно вычерченными буквами можно было рассмотреть портрет какого-то уродливого мужика, нарисованный, надо сказать, довольно умело. "Требуется десять шкур дикого вепря, награда: десять серебряных ноготков", - прочел я на табличке рядом.
   - Может, господин, желает, чтоб ему почитали объявления!? - подошел ко мне щуплый, седой мужичок. - Пять медных ноготков и я вам прочту их все, - продемонстрировав ряд гнилых зубов, раздвинул рот в улыбке мужик.
   - Господин, умеет читать и сам, - буркнул я и зашел в дверь.
   Приемная наградного отдела изобилием мебели не отличалась. У стенки рядом со входом находилась лавочка, на которой ютились три человека. У двери в следующий кабинет расположился стол, за которым восседала серьезного вида дамочка далеко забальзаковского возраста, она что-то упорно разглядывала на лежащих на столе листках.
   - Э-э-э, добрый день, - немного замялся я, подойдя к ней.
   - Вы по какому вопросу? - не отрывая взгляда от своих бумаг, поинтересовалась она. - Хотите свое объявление разместить? Наш тариф: десять процентов от премиальных. Или вы за наградой? Тогда говорите номер объявления, мы свяжемся с нанимателем.
   - Ну, мне бы, собственно, так сказать, государственную награду оформить, - промолвил я, поудобнее перехватив бочонок.
   - Какую награду? - соизволила она, наконец, поднять на меня глаза.
   - Ну, ту, которую король назначил. Собственно, я разгадал загадку Нурдовского тракта.
   - А-а-а, вот оно что, - снова занялась она своими делами. - Говорите свое имя, я запишу вас на комиссию. Комиссия принимает два раза в месяц, ближайшее время: через три дня.
   - Какую еще комиссию!? - возмущенно выкрикнул я. - Я тут, понимаешь, раскрыл величайшую тайну современности! А они мене тут комиссию назначают! Что за бред вы несете, дамочка!?
   - А ты, значит, думаешь, что такой один, - с ехидной усмешкой посмотрела на меня секретарь. - Да таких халявщиков тут пруд пруди каждый день. Всякий мнит себя великим раскрывателем тайны. Каждый хочет получить награду короля. Даже комиссию вот назначили разбирать ваши бредни. Будешь записываться, или мне охрану позвать? - нахмурила она брови и демонстративно кивнула на окно, в котором маячила пара стражников, лениво прохаживающихся вдоль здания.
   - Ладно, пишите, - не стал я устраивать бучу из-за ерунды.
   - Имя, - достала она какой-то исписанный листок из ящика стола.
   - Рус, по прозвищу Пришлый.
   - Где проживаете?
   - Улица Лодочников, дом номер шесть.
   - Придете через три дня, убрала она листок обратно в стол, - комиссия принимает с полудня.
   - Уж я-то обязательно приду, - пообещал я, выходя из здания.
   - Если рассуждать логически, то их действия с комиссией можно понять, - размышлял я по пути домой. - Ведь сумасшедших везде хватает. А проверять бредовую идею каждого - этак никакого бюджета не хватит. Другое дело, если задание определено. Принес голову Роула Трехзубова, получи ноготки. А тут же получается: иди туда, незнамо куда, принеси то, не знаю что.
   - Ну, как успехи? - встретил меня у ворот Нурп.
   - Сказали, через три дня приходить, - вздохнул я.
   - Ну, тогда переодевайся и во двор. Покажешь, что умеешь.
   - Все вновь возвращается в свое русло, - с задором, которого не испытывал, проговорил я и направился к дому.
   Не успел я переодеться, как от Лучии прибежал посыльный и сообщил, что она сможет прийти только завтра к обеду. Ее отца, мол, пригласили на какой-то ужин и ей нужно обязательно его сопровождать. Так что мы с мастером махали мечами до самого вечера. Опытный воин уделывал меня как бог черепаху. И даже моя молодость не давала мне особого преимущества.
   - Да, ничуть ты не продвинулся в воинском искусстве, - горестно вздохнул Нурп. - Как был недотепой, так им и остался. У тебя два месяца было для совершенствования, а ты каким уходил, таким и пришел.
   - Ну, это мы сейчас посмотрим, - оскалился я в злой усмешке, глядя как последние лучи солнца исчезают за крышами домов. - Готовься мастер, я атакую, - крутанул я в кистях рук деревянные, тренировочные мечи.
   - Всегда, готов, - ответил мастер, глядя своим глазом из-за края щита.
   Отгородившись от мира, я сосредоточился лишь на внутренних ощущениях и на своем противнике. На тяжелом стуке сердца уставшего за день тренировок де Горса. Когда, кроме этого стука в голове ничего не осталось, я ринулся в атаку. Казалось, мое тело двигается само по себе, не нуждаясь в командах мозга, на одних инстинктах и мышечной памяти, совершая никогда не исполняемые мной ранее связки. Выполняя приемы, которым меня никогда не учил мастер, иной раз и вовсе невозможные для исполнения человеком. Результат не заставил себя ждать: не прошло и полминуты, как учитель уже лежал на земле с приставленным к горлу деревянным клинком.
   - Да уж, - переведя дыхания, промолвил Нурп. - Могешь. - И правду ты говорил, что передалось тебе кое-что от покойного вампира. Плохо только, что ты без головы приемы эти применяешь. Будто в транс впадаешь, - кряхтя, поднялся на ноги мастер. - Тебе как-то надо их в голову перенести из подсознания. Например, проделал связку на инстинктах, запомнил, и отрабатывай, отрабатывай. Вот, тот прием с подсечкой, которым ты меня повалил, очень даже неплох. Ну-ка повтори его.
   Я в недоумении уставился на Нурпа. Прием этот я совсем не запомнил. Буд-то действительно в трансе был. Воспоминания какие-то обрывочные, как в тумане.
   - Ладно, смотри, - вздохнул де Горс, забирая у меня мечи. - Иди подбери мой меч со щитом, - сейчас я тебе покажу.
   - Ну, примерно так, - проговорил он, глядя на меня сверху вниз. На этот раз я лежал распластан на земле, а Нурп держал клинок у моего горла. - Давай, теперь ты попробуй, но уже осознанно, - протянул он мне руку.
   Дальше мы с мастером занимались тем, что он показывал мне, какие я использовал приемы при схватке с ним. А я эти приемы и связки отрабатывал. Спать мы двинулись только с восходом солнца. А утром ко мне пришла Лучия, и мне удалось улизнуть на время от дневных тренировок.

Глава 3

   Остававшиеся до комиссии три дня, я провел с Лучией. Мы не отходили друг от друга ни на шаг. Мы гуляли, плавали на лодке, совершали прогулки на лошадях. И только ее охранники, всегда маячившие неподалеку, нарушали благостную картину. Конечно, моя ненаглядная завалила меня расспросами о походе. Но я успел разработать, на мой взгляд, довольно правдоподобную легенду. И теперь она только охала и ахала, слушая о моих похождениях. И каждый раз задавала все новые и новые вопросы. Но это даже было мне на руку - поможет подготовиться к неожиданностям на комиссии, коли таковые возникнут. Ну, а ночами, когда Лучия засыпала, я выходил на тренировки с мастером.
   Три дня пролетели, как один час. Держа под мышкой бочонок с головой, я вновь стоял перед теткой-секретарем в наградном отделе. Казалось, с тех пор она не сдвинулась с места. Такой же кучей лежали перед ней бумаги, и она все так же в них копалась.
   - Вы по какому вопросу? - не поднимая взгляда, поинтересовалась она.
   - Я по поводу Нурдовского тракта, - зло процедил я. Неужто, эта стерва меня не помнит?
   - Имя? - достав из стола давешний листочек, спросила дамочка.
   - Рус, по прозвищу Пришлый, проживающий по адресу улица Лодочников дом номер шесть, - теряя терпение, ответил ей.
   Ее кривой морщинистый палец побежал по строчкам.
   - Присаживайтесь, - произнесла женщина, - когда грязный ноготь, наконец, нашел, что искал. - Вы идете третьим по счету. Сразу вон за теми двумя мужчинами, - кивнула она на лавку у стены, где действительно сидело два бандитского вида мужика.
   - Хорошо, - кивнул я, смирившись со своей участью.
   Каждого человека довольно долго мурыжили за запертой дверью кабинета. Ну, и про перерыв комиссия, конечно же не забыла. И перерыв этот они устроили как раз, тогда, когда должен был заходить я. А как же? Закон подлости еще никто не отменял. При этом никто из кабинета так ни разу и не появился. Про перерыв мне сказала все та же секретарша. После каждого приглашенного она заглядывала за дверь, наверно, выслушивала дальнейшие распоряжения.
   - Следующий, - наконец соизволила прокричать тетка, спустя четыре часа после моего прихода.
   - Ну, наконец-то, - я со вздохом поднялся и направился к заветной двери.
   Комиссия состояла из трех человек, среди которых несложно было опознать мага. Парень лет двадцати, двадцати трех. Если это не маг, то зачем такого молодого взяли в комиссию? Остальные двое на вид были куда более престарелыми персонами. Один отличался строгим, черным сюртуком, и такими же черными, чуть тронутыми сединой волосами, аккуратно уложенными набок. Он отвалился на спинку стула, сложив руки перед грудью, и скучающим взглядом осматривал меня. Весь его вид говорил: что я только тут забыл? Третий человек являлся самым старшим в этой комнате: его волосы седина не только тронула, а изрядно в них покопалась. Все лицо типа покрывали морщины, а из под густых, седых бровей меня буравили выцветшие злые глаза. Эти трое сидели за одним длинным столом, перед которым расположилась небольшая табуретка. Седой сидел по центру, справа от него расположился чернявый, слева стучал пальцами по столу маг. Все это до жути напоминало экзамен, а я никогда не любил их сдавать.
   - Имя? - наконец перестав меня изучать, поднял со стола лист бумаги седой.
   - Рус, по прозванию Пришлый, - издеваются они все что ли?
   - Присаживайтесь, господин Рус, - указал на табуретку седой. - Для начала я должен вам представить состав комиссии. Вот этот молодой человек, - повернул он голову в сторону мага, - господин де Парэоз, он маг эмпат, и он поможет определить нам, когда вы врете, и вообще ваши эмоции.
   Я невольно вздрогнул и весь напрягся. Выходит, вешать лапшу на уши будет гораздо сложнее, чем я рассчитывал изначально.
   - Так что, если вы собрались нас обмануть, то лучше вам сразу уйти и не тратить не ваше, не наше время, - закончил седой, от пронзительного взгляда которого наверняка не укрылось мое напряжение.
   Я собрался с мыслями и попытался успокоиться. Ведь можно же и не врать, просто не говорить всю правду.
   - Вижу, уходить вы не намерены, - посмотрев как я поудобнее устраиваюсь на стуле, сделал логический вывод седой. - Ну, что ж, тогда продолжим. Вот этот господин, - кивнул он в сторону чернявого, - лично представитель короля, господин де Умвал, и если ваш рассказ окажется достаточно интересен для него, то будьте уверены, он дойдет до ушей его величества.
   В знак подтверждения сказанного де Умвал немного опустил голову.
   - Ну, и собственно я. Меня зовут господин де Льюинс. Я не один год изучал историю нурдовского тракта. Я тут для того, чтоб подвергать сомнению любые ваши слова. И я заранее вам говорю: я не поверю ни единому вашему слову. И так, - соединил подушечки пальцев де Льюинс, - мы вас внимательно слушаем, - оперся он подбородком на эту конструкцию.
   - Я недавно путешествовал по нурдовскому тракту и узнал, куда пропадают все караваны, - начал я.
   - Неужели! И куда же? - скептически произнес де Льюинс.
   - Всех пропавших убили вампиры, а тела и добро забрали с собой, - выдал я на одном дыхании. Играть в долгий рассказ мне было не с руки. Эмпат меня нервировал и не давал простора для фантазии.
   Члены комиссии переглянулись между собой, на их лицах заиграла снисходительная усмешка. А де Умвал, окончательно потеряв интерес к беседе, заложив руки за голову, начал разглядывать потолок.
   - По крайней мере, это достаточно оригинально, - пожал плечами маг. - Могу сказать, что он верит в свои слова.
   - Оригинально, - скривился де Льюинс. - Вот у нас недавно был один, который утверждал, что это разумные ирвинги нападают на караваны. Вот это было оригинально. А это так, очередной бред сумасшедшего.
   - Ах, бред! - разозлился я. Сам не пойму, чего это я так оробел перед этими чинушами. Может эхо прошлой жизни дает о себе знать.
   - Вот это, по-вашему, тоже бред!? - поставил я на стол перед носом седого бочонок.
   - Что это? - отодвинулся подальше, зажав нос де Льюинс. Это и не удивительно - запашок от бочонка шел тот еще.
   - Я не намерен больше с вами спорить, господа, - процедил я. - Это голова господина Ругвона де Грилона, который по совместительству являлся лордом вампиром и предводителем всей вампирской нечисти.
   - Немедленно уберите отсюда эту гадость! - фальцетом запищал старикашка - скептик. - Что вы себе позволяете?
   - Подождите, господин де Льюинс, - посмотрев на емкость с головой, поднял руку маг. - От этого предмета, действительно веет какой-то силой.
   После этих слов де Умвал, наконец, оторвался от созерцания потолка и заинтересованно посмотрел на бочонок.
   - Откройте его, де Льюинс, - приказал наблюдатель короля.
   - Но от него воняет как из выгребной ямы, - начал возмущаться старик.
   - Я сказал, откройте, - со сталью в голосе повторил де Умвал.
   - Хорошо, хорошо, - проворчал скептик и, сняв с пояса небольшой кинжал, начал подковыривать крышку.
   - Готово, - одной рукой зажимая рот и нос, снял крышку де Льюинс. И, закатав рукав, вынул за волосы голову лорда вампира. Из раскрытой в предсмертном оскале пасти отчетливо торчали клыки, а зрачки глаз все еще не потеряли своего алого блеска.
   - Что скажете? - обратился де Умвал к магу.
   - Я конечно не специалист, но если это не голова вампира, то я не знаю что это, - не сводя взгляда с обрубка, вымолвил де Парэоз.
   Все это время я просидел на стуле, скрестив руки на груди. Казалось, члены комиссии напрочь забыли о моем существовании. Все их внимание было направленно на голову лорда.
   - Ну, и когда мне приходить за наградой? - решил я напомнить о себе.
   - Ваши доказательства нас заинтересовали. Но их надо еще проверить, - проговорил наблюдатель. - А пока расскажите нам все в подробностях.
   - Ну, уж нет! - твердо возразил я. - Все, что нужно для раскрытия тайны пропажи караванов я вам рассказал. И даже предоставил доказательства. Но так и не получил ни медного ногтя. Вот как все проверите, тогда и приходите, - встал я со стула.
   - Да, - остановился я уже выхода и повернулся к ошарашенным моим поведением людям. - И не пытайтесь меня обмануть. Выйдет боком,
   - Вы нам угро... - завопил было что-то де Льюинс, но я уже захлопнул за собой дверь.
   - Всего доброго, - попрощался я с вытаращившей на меня глаза теткой.
  
   Дома меня ждал сюрприз. У Лучии появились опять какие-то срочные дела, и она сегодня ночью собиралась ночевать дома. Тренироваться тоже не хотелось. И я решил себе устроить небольшой вечерок отдыха и одиночества. Вынес кресло, несколько кувшинов с пивом и сыра на закуску. Расставив это все во дворе, я откинулся на спинку и начал любоваться такими малочисленными по сравнению с земным небом звездами. Есть такое состояние, когда вроде бы о чем-то думаешь, упорно размышляешь, представляешь что-то, погрузившись в глубины своего сознания. А очнувшись, не можешь вспомнить, о чем размышлял. Как говорят в народе: думать ни о чем. Вот и я погрузился в подобную прострацию.
   Из этого состояния меня вывело странное ощущение. Буд-то меня кто-то окликнул. Таким тихим, тихим, едва различимым голосом, на гране слышимости. Выбравшись из глубин сознания, я огляделся и прислушался. Никого вокруг не было. Только звук размеренных пульсов Нурпа и Синка раздавался из глубин дома. Что за чертовщина? Может, показалась? Выпив залпом кружку пива, я снова расслабился и растекся по креслу, вновь погрузившись в себя. И опять услышал этот странный зов. Теперь я был уверен, что мне не послышалось. Я сосредоточился и, стараясь подражать услышанному, пригласил к себе зовущего. Наверно, опять сработали какие-то потаенные инстинкты - у меня получилось. Из-под крыши дома сорвалась серая тень и, промчавшись мимо моего лица, закружила в метре от меня. Сфокусировав зрение, я смог разглядеть летучую мышь.
   - Ну, нифига себе, фокус, - подумал я, и тут же едва установившаяся между нами связь разорвалась, и крылатый кровосос умчался в ночное небо.
   Я еще около часа пытался возобновить утерянный сигнал, но безрезультатно. Наконец мне это все надоело, я плюнул и пошел спать. Но заснуть мне так и не удалось. Улегшись на кровать, начал размышлять, что все же это было? У меня сложилось впечатление, что я общался с рукокрылым, и он меня понял. Но, как это возможно? Нет, надо срочно что-то делать со своими новыми возможностями. Как-то узнавать о своих способностях. Если они хранятся в подсознании, то теоретически их можно вызвать гипнозом. К сожалению, я в этом ничего не смыслю. Но, я точно знаю, кто на этом собаку съел, - озарила меня светлая мысль. Синк - вот кто меня научит самогипнозу. Прейдя к этому выводу, я постарался отогнать от себя упорно лезущие в голову мысли, чтоб все же уснуть. Через некоторое время мне это удалось, и я погрузился в сон.
   Всю следующую неделю сын старосты натаскивал меня на самогипноз. Получалось у меня пока довольно скверно, да и времени особо не было - Лучия требовала свою долю внимания, да и тренировки с мастером забрасывать не стоило. Но я старался. Несколько раз я просил, чтоб Синк меня сам загипнотизировал. Но у него ничего не получалось.
   -Твой мозг не подвержен воздействию извне, - говорил мне маг. - Лишь ты сам можешь ввести себя в состояние самопознания.
   И я пытался. Пока без особых успехов, но все же некоторые подвижки были. Пару раз я проваливался на несколько секунд, и тогда я видел мир глазами вампира. Его мир, и его жизнь.
   А через неделю вестник принес мне послание. Распечатав тщательно залитый воском пакет с огромным гербом Зарийской империи, я вынул украшенный золотыми вензелями лист и прочитал: "Вы приглашены на ужин к королю! Мероприятие пройдет двадцатого мая сего года".

Глава 4

   - Что это за вечер такой? - поинтересовался я после того, как мастер прочел послание.
   - Устраивает иногда наш король подобные сборища, - Нурп передал листок Синку и принялся есть суп, от поглощения которого я оторвал старика.
   - А точнее, раз в три месяца, - пробежав глазами по тексту, поправил де Горса сын старосты. - Ужин - это лишь название. Король собирает весь свет общества на своего рода торжество и во время него выносит кому-то всеобщее порицание, а кого-то награждает. Попасть на это мероприятие - большая честь. Но никто не знает, что его там ждет: слава или позор. Есть и постоянные гости на этом ужине. В основном люди, занимающие высокие посты и пользующиеся милостью короля. И каждый раз они не ведают: выгонят их с лакомого места или преподнесут еще более сладкий кусок. Было несколько случаев, когда с ужина высокопоставленных вельмож уводили прямиком на эшафот, а на их место ставили до селе никому не ведомых дворянчиков.
   - А ты-то откуда все это знаешь? - удивился я осведомленности мага.
   - Об этом хорошо написано в исторических книгах. Просто читать больше надо, - ехидно улыбнулся Синк.
   - Слушайте, - вдруг озарило меня, - если король прислал эмпата на разбор историй о Нурдовском тракте, то и на ужине наверняка будет какой-то похожий маг.
   - Не похожий... - воздел палец к потолку Синк, - не похожий, а один из лучших эмпатов. Так, что тебе, Рус, там надо будет держать ухо в остро.
   - А почему не маг разума? Сидел бы и читал мысли присутствующих, - задал я следующий вопрос.
   - Что читал бы? - удивленно посмотрел на меня Синк.
   - Мысли, - покрутил я в воздухе пальцем, подбирая нужные слова для объяснения этого понятия. - Ну, узнавал бы о чем тот или иной человек думает.
   - Узнать о чем человек думает нельзя, - посмотрел на меня как на идиота сын старосты. - Угадать можно, потому что у большинства людей это написано на лице, но доподлинно узнать - невозможно. Особенно, если человек эти мысли тщательно скрывает. Маг разума может заставить человека рассказать свои планы, но вот так, мельком взглянув, понять, о чем он сейчас мыслит невозможно.
   - Я б на твоем месте не о магах беспокоился, - встрял в разговор мастер.
   - А о чем? - напрягся я.
   - О воинах из братства меча. Ты прикончил уже двоих из них. И судя по твоему рассказу, поверье о том, что братья узнают убийц своих товарищей, возникло не на пустом месте. А на ужине у короля их будет как грязи. Одна только Дюжина Зара чего стоит.
   - Что еще за Дюжина Зара? - потребовал я подробностей.
   - Расскажи ему, Синк, - перевел стрелки старый воин. - У тебя это хорошо получается.
   - Дюжина Зара - это двенадцать отборных воинов братства меча, - начал очередную лекцию маг. - Когда-то император Зар дал братству некоторые привилегии и свободы, но за это потребовал осуществлять охрану правителя империи. Так и появилась дюжина Зара, а сам император стал их первым охраняемым лицом. Двенадцать воинов - не самые лучшие, но тренированные именно для охраны короля. Обученные работать в команде, и чувствовать друг друга как собственные органы. Люди говорят, что они даже мысленно могут переговариваться между собой. Но пока никто это не подтвердил, как и не опроверг. Если кто-то из дюжины погибает, с дежурства снимается весь отряд. Во дворце имеется три подразделения из двенадцати братьев меча. Они круглосуточно охраняют короля по сменам. Тактика себя оправдала полностью - за всю историю империи ни одно покушение на главу государства не увенчалось успехом. Хотя попыток от этого меньше не стало. И уж конечно, дюжина Зара будет на ужине, раз там будет король.
   - Схватится сразу с двенадцатью братьями меча - не самая радужна перспектива, - пробормотал я себе под нос, почесывая небритый подбородок.
   - Слушай, Синк, - обратился я к магу, - а ты, случаем, не догадываешься, как эти братья могут узнавать убийцу своих товарищей?
   - Признаться, после того как ты рассказал о неожиданной встрече с одним из братьев на Нурдовском тракте я сам озадачился этим вопросом. И немного покопался в старых книгах. Есть там одна теория: будто бы умирающий воин меча выбрасывает некий сгусток энергии, который остается в ауре убившего его человека. Этот вот сгусток и могут видеть остальные братья. Были там и другие предположение, но это, на мой взгляд, наиболее правдоподобное.
   - И как же мне избавиться от этого сгустка? - скривив рот, спросил я.
   - Я даже не уверен, так это или нет. Как от него избавиться, я точно подсказать тебе не смогу. Я даже разглядеть его у тебя в ауре не в состоянии. Все же я не специалист по аурам.
   - Толку от тебя, - сплюнул я. - Придется что-то придумать, или лучше и вовсе забыть об этом вечере.
   - Приглашение короля - не из тех, от которых можно отказаться, - проговорил мастер, пригладив усы. - Не придешь сам, тебя вскоре найдут и приведут силой. И спросят: почему же ты не изволил явиться. Хорошенько так спросят. Так спросят, что ты пожалеешь, что не умер от мечей братьев.
   - И что же теперь делать? - понурил я голову.
   - Ты сам эту кашу заварил, теперь расхлебывай. Я б и рад помочь, но не могу, - развел руками Нурп.
   - Я, конечно, еще покопаюсь в книгах, но тоже вряд ли что-то смогу найти, - вздохнул молодой маг.
   - Мне надо подумать, - взял я со стола кувшин с пивом и направился на улицу.
   На свежем воздухе мысли бегают быстрее, возможно там пробежит та мыслишка, которая поможет мне выкрутиться из сложившейся ситуации. Я развалился в кресле на веранде, отпил несколько глотков из кувшина и, уставившись в затянутое облаками небо, начал напрягать извилины, прокручивая в голове все возможные варианты развития событий. Сражу же пришла мысль о маге ауристе. Возможно, большой дока в этой сфере магии сможет разглядеть метку убитых братьев. Но есть несколько "но": где искать такого мага, как его заставить работать, как потом заткнуть ему рот. И в принципе, все эти проблемы решаемы, но при их решении наследить придется изрядно. И в любом случае, ауриста придется убирать. А это значит опять повесить на себя всех легавых собак со всей магической поддержкой в придачу. Сомневаюсь, что маги спустят с рук устранения своего коллеги. Так что, этот вариант нужно приберечь на крайний случай. Когда выхода уже не останется.
   Еще около двух часов я прикидывал одну возможность за другой. Пробовал и так, и эдак обойти проблему, но все мои идеи рушились под натиском обстоятельств. Если я хочу остаться неузнанным, я должен изменить ауру - вот единственное решение. И тут в моем уже немного затуманенном алкоголем мозгу все же маякнула одна идейка. А ведь лорды вампиры долгое время могли жить среди людей, не обращая внимания ни на магов, ни на воинов из братства меча. А самые старые из них наверняка положили немало братьев. А что из этого следует? А следует то, что они могли как минимум скрывать свою сущность, а то и вовсе менять ауру. А если они могли, то и я смогу. Вот только - как? Ждать озарения глупо и ненадежно. Остается одна надежда - самогипноз. Благо время пока терпит. До мероприятия еще две недели.
   В этот же вечер, сразу после захода солнца я принял позу лотоса и начал пытаться управлять подсознанием. Провалиться в память лорда вампира, как это уже случалось несколько раз.
   - Знания! Мне нужны знания! - стучала единственная мысль в моем мозгу.
   К середине ночи мои попытки принесли плоды. Поймав состояние между сном и явью, мне удалось в нем задержаться. А через некоторое время сознание куда-то начало проваливаться, расплывающийся мир исчез окончательно. И я вдруг неожиданно четко услышал:
   - Ходи быстрей, Рус!
   Через мгновение в глазах прояснилось, и я увидел лист бумаги в клеточку, на котором в разнобой расположились крестики с ноликами. Краем уха было слышно занудливый, монотонный голос лектора.
   - Последовательность, имеющая предел, называется сходящейся, в противном случае - расходящейся, - вещал Игнатий Павлович - небольшого росточка мужичок в испачканном мелом сером пиджаке.
   - Да подожди, ты, дай подумать, - произнес с рождения знакомый голос.
   Это, безусловно, был один из моментов моей прошлой жизни. Я оценил игровое положение на листочке. Крестики через несколько ходов должны одержать победу, но среди кучи значков притаилось четыре нолика, которых сразу и не разглядеть, и если им не перекрыть возможность выстроится в линию, то мой противник одержит победу. Но, видимо, тогда я этого не видел, моя рука черкнула крест совершенно в другом месте. Я пытался ей помешать и взять тело под собственный контроль - безрезультатно.
   - Ну, ты лупень, - раздался радостный возглас Сашки Кириленко, моего всегдашнего соперника в крестики и нолики.
   Похоже, тут я нахожусь лишь в роле наблюдателя. Но в отличие меня тогдашнего, я могу прислушиваться ко всему окружающему, к тому, на что в то время просто не обращал внимания, пропуская мимо глаз и ушей. Например, можно послушать лекцию по высшей математике. Или повнимательней заглянуть в глубокий вырез Наташке Хромовой из соседней группы, сидящей на пару рядов ниже. А что? Все по-честному, хотел знаний - получи. Из слов Палыча можно многое узнать о пределах и последовательностях.
   Да, жалко, что я не могу управлять телом. Всю лекцию этот разгильдяй, которым раньше был я прорезался в крестики-нолики, в точки, в балду. Он делал все, но только не слушал лекцию. О том, что мне тут удастся узнать что-то полезное, придется забыть. Но я хотя бы немного освоился и понял, как все работает. Когда я из прошлого, забив на следующую пару, пошел с друзьями пить пиво, мое сознание вернулось из закоулков памяти в реальность. В мире прошлого я провел часа два не меньше, в реальности же прошло не больше пяти минут. Чувство времени у вампиров развито не в пример лучше, чем у людей. Я всегда отчетливо знал, какой сейчас час. А это значит, сутки путешествий в прошлом, будут стоить мне час настоящего. В принципе, неплохой размен. Особенно, если из этого прошлого можно что-то вынести. Оживившись от новых возможностей, я с удвоенной энергией начал пытаться провалиться в подсознание. Теперь уже только в прошлое лорда вампира. Вот там бы я точно послушал какие-нибудь лекции.
   - Хочу узнать, как скрыть ауру! Хочу узнать, как скрыть ауру! - словно читая мантру, бубнил я.
   Но до конца ночи у меня получалось провалиться лишь в свою память. В прошлое лорда я если и попадал, то ненадолго, на несколько секунд. А с наступлением рассвета, вместо того, чтоб увидеть очередной эпизод из моей жизни, я просто уснул.
   Продолжил свои эксперимент я уже следующей ночью. Но опять не добился результата. Но и в третью ночь я не прекратил попытки, и под утро был вознагражден за свое упорство.
   - Аура, внук мой, одна из важнейших составляющих любого существа.
   Я находился в абсолютно темной комнате, что не мешало мне рассмотреть каждую деталь в помещении. Несколько подобий стульев, вырезанных из куска камня, составляли весь небогатый интерьер комнаты. Заложив руки за спину передо мной прохаживался высокий, черноволосый человек, одетый в кожаные штаны и нагрудник из какого-то странного материала, больше похожего на панцирь огромного жука. С плеч мужчины свисал кожаный плащ, с внешней стороны украшенный волосяным покровом.
   - Есть много демонов умеющих чувствовать ауру на большом расстоянии, - между тем продолжал незнакомец. - Хоть те же гончие нижнего мира. Они никогда не подпустят вампира или другого опасного противника к себе близко. Мы, как лучшие охотники нижнего мира, должны уметь подобраться незаметно к любому. С сегодняшнего дня, молодой Ругвон, я буду учить тебя менять ауру. Если ты будешь достаточно старательным учеником, то сможешь корректировать ее довольно кардинально. Так, что даже гончие будут принимать тебя за демона-раба или даже челове...
   Что хотел поведать учитель Ругвона дальше, я услышать не успел - вывалился из задворков памяти. Но сомнений не оставалось - это именно то, что мне нужно. Осталось прослушать лекции старого лорда и попытаться повторить их в реальности.

Глава 5

   После того как мне удалось побывать в памяти вампира однажды, последующие попытки происходили все легче и легче. Все дольше я мог путешествовать по просторам сознания покойного Ругвона. Мне даже удалось настолько в этом насобачиться, что я возвращался в тот момент, откуда меня выбросило в прошлый раз. А в последствие и проматывать некоторые долгие и ненужные куски. Ночи напролет я изучал вампирскую науку. А днем отсыпался, восполняя силы. Чуть больше часа за ночь я проводил в памяти лорда, изучая теорию, остальное время занимала практика в реальности. В самогипноз я теперь мог погружаться и днем, вот только при свете солнца память вампира для меня оставалась закрытой. Приходилось довольствоваться блужданием лишь по своим воспоминаниям. Лучия в очередной раз на меня обиделась, так как я перестал уделять ей время. Но, думаю, приглашение на вечер к королю должно добавить мне пару баллов в ее глазах. Ведь, по словам Синка, я могу взять с собой одного спутника.
   С каждой прошедшей ночью я чуть больше узнавал об ауре и как ее поменять. Через несколько десятков часов безостановочных тренировок, я, наконец, смог увидеть свою ауру внутренним зрением и понять, что в ней не так. Убитые воины меча действительно оставили на моем энергетическом поле некие метки. Другому человеку разглядеть их было достаточно сложно, но я знал, что искать, а учитель Ругвона поведал мне, как это сделать. Это все равно, что два радио-жучка, вещающих на определенной частоте. Только вместо радиоволн, они используют нечто другое, я это назвал: "информационные волны". Не каждый, даже сильный маг, способен их улавливать, а те, кто могут, чувствуют далеко не все. Поэтому так сложно разглядеть в ауре подарочки от убитых воинов братства. Вампиры же в определенном состоянии слышат все информационные волны.
   Все последующее время я пытался стереть проклятые метки из своего энергетического поля. И за два дня, до пресловутого вечера, я таки завершил свою работу. Хоть, до конца удалить жучки братьев мне так и не удалось. Но приглушить исходящий от них сигнал, я все же сумел. Надеюсь, этого будет вполне достаточно. Главное не подходить близко к парням из дюжины Зара.
   В оставшиеся дни я решил устроить себе выходные. Как я и предполагал, приглашение на вечер к королю полностью аннулировало мое невнимание к Лучии. Как мало нужно женщине для счастья, и как много ей нужно времени, чтоб это счастье было полным. Вместо того чтоб отдохнуть, мне пришлось таскаться с девушкой по различным лавкам и магазинам, выбирая ей подходящий к подобному мероприятию наряд. Еще ужаснее, что наряд она подбирала не только себе, но и мне. В итоге после этих выходных я умаялся едва ли меньше, чем после ночных практик в умениях вампира.
   - Слушай, Рус, - обратился ко мне мастер за обедом в день злосчастного приема. - Я тут подумал чутка, а не стоит ли нам с Синком на всякий случай прогуляться этой ночью вдоль королевского дворца?
   - Не думаю, что это хорошая идея, - покачал я головой. - Если и всплывет, кто я, то прикончат только меня. А иначе, всех нас порешат.
   - Так, то оно конечно так, - провел рукой по куцей бороде де Горс, - да не совсем.
   - Что ты имеешь в виду?
   - Если тебя там поймают, во дворце твоем. То и нам тут не жить. Придут в эту же ночь. А вот, если мы увидим во дворце шумиху, то и сами сможем улизнуть. Да и тебя прикрыть, в случае чего.
   - Так ты не обо мне, а о собственной шкуре беспокоишься, - усмехнулся я.
   - Ну, а кто ж о ней побеспокоится, кроме меня, - пожал плечами старый воин.
   - Ну, раз так, то давай определимся с вашими позициями. Перед дворцом не так уж много неприметных мест. Где же вы будите прятаться?
   - А мы и не будем, - улыбнулся старик. - На площади, вокруг дворца во время подобных вечеров обычно полно всякого сброда. Обычных попрошаек, конечно, туда не пускают. Но вот чистильщиков обуви там всегда в избытке. Одним из них и будет Синк, - старик кивнул головой в сторону молодого мага. - Мы с ним уже все обсудили. Я буду чуть подальше изображать из себя нищего ветерана. Это единственная категория попрошаек, которым дозволено находиться на площади - не равнодушен наш король к ним.
   - Ладно, ребята. Согласен. Подстраховка не помешает.
   - Ну, тогда иди, собирайся. Тебе еще за Лучией надо заезжать. Да и мы пойдем свои места занимать.
   - Увидимся еще, подмигнул я мужикам и, запихнув в рот остатки хлеба, направился одеваться.
   И вот, час икс пробил. На раскрашенном во все возможные цвета и краски дилижансе (ох и денег ушло на его аренду, но что не сделаешь лишь бы угодить любимой) мы подъехали к огромным воротам дворца. Слуги, дежурившие тут в изрядном количестве, тут же подскочили к карете, услужливо распахнули дверцы и подали нам руки. Проигнорировав помощь, я спрыгнул на землю и обошел дилижанс. Шурша бесконечными юбками из кареты с трудом выбиралась Лучия, опираясь на локоть смазливого лакея. Я поспешил поддержать девушку с другой стороны, и через полминуты она уже стояла на мраморной дорожке, тщательно вылизанной от любого мусора. Мраморная плитка была так тщательно подогнана друг к другу, что и лезвие бритвы вряд ли бы пролезло в едва различимую щель.
   Лучия подхватила меня под руку, и мы торжественно прошествовали к раскрытым створкам. Я внимательно огляделся вокруг. Недалеко от ворот суетилось несколько бедно одетых пацанов. Некоторые из них уже обслуживали клиентов, сидя на маленьких табуретках. Многие из гостей пришли пешком, и дабы не топтать пыльными сапогами идеально чистый мрамор охотно пользовались услугами чистильщиков обуви. Все они были настолько замызганными, что Синк мне разглядеть так и не удалось.
   - Ваше имя? - поинтересовался лакей, одетый во что-то похожее на помесь пиджака и кафтана.
   - Рус и госпожа Лучия де Инит, - ответил я, с опаской поглядывая на двух крепких парней в балахонах с перекрещенными мечами. Воины стояли по краям ворот и цепким взглядом осматривали каждого посетителя.
   - Здравствуйте, господа. Добро пожаловать на вечер к королю! - чопорно произнес дворецкий и протянул руку в сторону, указывая на главное здание дворца.
   Мы двинулись дальше через небольшую лужайку, сквозь которую вела мраморная тропинка. Здесь ворота уже не были такими большими, но по их краям все так же дежурили братья меча. Когда мы проходили мимо, мое сердце ушло в пятки - учуют ли? Слава всем богам: взгляд воинов лишь безучастно мазнул по нам и переключился на парочку, следующую за нами. Вокруг было полно и другой охраны, но я обращал внимание лишь на эти белые балахоны с вышитыми клинками. Сомневаюсь, что кто-то кроме них способен преградить мне путь к бегству в случае чего. Ну, еще если только маги.
   Пройдя сквозь арку, мы очутились в огромном холле.
   - Позвольте вашу верхнюю одежду, - тут же к нам подскочил слуга.
   - Позволяю, - как можно более властно произнес я, снимая свой новый плащ.
   С Лучии еще один слуга уже стаскивал ее короткое меховое манто. Получив взамен одежды номерки, мы двинулись к большим распахнутым дверям на противоположной от входа стороне холла.
   - Добрый вечер, - поздоровался очередной слуга, стоящий около проема. - Как ваши имена?
   - Господин Рус и госпожа Лучия де Инит, - раздраженно повторил я. Хорошо, что еще паспортов не придумали.
   - Пройдемте, я провожу вас к вашим местам, - ничуть не поменяв участливого тона, проговорил лакей.
   Вопреки моим ожиданиям, зал не поражал размерами. Но все же оказался далеко немаленьким. Несмотря на отсутствие свечей, в помещении было достаточно светло. Казалось, свет исходит от самих стен. Да, скорее всего, так оно и есть. На Земле век информационных технологий, а тут век магии.
   - Прошу вас, присаживайтесь, - отодвинул слуга стул от одного из маленьких, квадратных столиков, беспорядочно рассыпанных по всему залу.
   На белоснежной скатерти аккуратно расположились два серебряных кубка, кувшин с вином, небольшая тарелка с закусками: сыр, сухофрукты, сладости. Сев за стол я огляделся. Кроме нас в зале находилось еще человек десять, не больше. И, судя по числу столов, количество приглашенных людей едва ли должно превысить полторы сотни. Все столики стояли, как клонированные: одинаковые размеры, одинаковые закуски. За исключением, одного, находящегося в конце зала. Но и он отличался от остальных не слишком сильно. В одной из стен комнаты были вырезаны огромные окна, и виднелась распахнутая дверь, выходящая на террасу. Остальные стены украшали гобелены, изображавшие какие-то батальные сцены. По бокам окон, дверей, гобеленов вытянулись во фрунт стражники. В некоторых местах мне удалось разглядеть не очень искусно спрятанные бойницы. И будь я проклят, если за ними сейчас не сидят арбалетчики. И без воинов меча тут также не обошлось: четверо бойцов в белых балахонах в странном порядке рассредоточились по залу. Если меня тут заметут, то выбраться будет очень непросто. Надеюсь, прорываться с боем все же не придется. Ну, а пока можно насладиться вином.
   - Ну, как тебе здесь? - поинтересовался я у Лучии, отхлебнув из наполненного халдеем кубка.
   - Здесь так светло, так роскошно. Посмотри на эти кубки, на эти скатерти. А вино какое.
   - Да, неплохо, - равнодушно ответил я. - А когда начнется основное мероприятия?
   - Неплохо, - задохнулась от возмущения моя ненаглядная. - Да на одном нашем столе ноготков больше, чем ты за всю жизнь сможешь заработать.
   - Возможно, возможно, - отмахнулся я. - И все же, сколько нам еще ждать?
   - Король должен появиться где-то через час. К тому времени все гости будут на месте, - обиженно надув кубки, пробурчала Лучия.
   - А если кого-то не будет?
   - Это неуважение к королю. За такое и головы лишиться недолго. Но сейчас не дозарийские времена. Снимут с должности, да и все.
   - А отец твой тут будет? - спросил я свою спутницу.
   - А как же. Он пока ни одного вечера не пропустил. Все-таки не последний человек в Столице. Вот только меня, он почему-то никогда не брал, - вздохнула девушка.
   Между тем я изучал входящих. Знакомых лиц пока не увидел. Ну, это и не удивительно - чай не в высоких кругах верчусь. Хотя вон промелькнул несравненный господин Армидон ла Орнос де Торк. Непроизвольно я почесал место, куда меня поразил рапирой прихвостень этого хлыща. Франт также меня заметил. Я с удовольствием наблюдал, как его глаза наливаются бешенством. Назло своему недругу я привстал, и крепко поцеловал Лучию, краем глаза увидел, как лицо Армидона приобрело пунцовый цвет.
   - Не, на людях же, - оттолкнула меня донельзя смутившаяся девушка.
   - Ну, вот так всегда: не на людях, не на улице, - горестно вздохнул я и вернулся на свое место, снова принявшись за вино. Особенно усердствовать все же не стоило. Еще язык развяжется - беды не миновать.
   - А вон и отец, - указала на вход Лучия.
   - С кем это он?
   - Он всегда предпочитает сидеть с отцом Армидона, - пояснила девушка.
   - Кстати, а с Армидон, что за толстяк сидит? - махнул я головой в сторону столика молодого де Торка. - Рожа у этого пузана какая-то знакомая.
   - Это маг, который с ним в поход ходил. Господин де Прозак по-моему его зовут.
   Мы еще около получаса болтали о разных пустяках. А потом, через дверь террасы вошел какой-то странный тип в черном кафтане, на котором золотыми нитями были вышиты какие-то руны и странного вида узоры. Человек прошел к столу короля, встал немного в стороне и стал изучать зал, внимательно осматривая каждого посетителя. Я старался не обращать на него внимания, продолжая разговор со своей спутницей. И вдруг почувствовал, как кто-то изучает меня. Гадкое, доложу вам чувство. Похожее ощущение возникает, когда стоматолог копается у тебя во рту, раздирая тебе рот и ковыряясь в зубах какой-то хренью. Только этот хмырь копался не во рту, а в голове. Я мог, конечно, от этого отгородиться, но лишние внимание моей персоне ни к чему. Тем более скрывать мне пока нечего. Волнуюсь, а кто не волнуется, когда его первый раз на прием к королю пригласили? Страшно, а кто бы не боялся? Единственное, я постарался заглушить свою злость из-за непрошенного вторжения в мое личное пространство. Маг изучал меня не больше полминуты - значит обошлось, подозрений я не вызвал, можно расслабиться. Я залпом осушил полкубка и отвалился на спинку стула.
   Через пятнадцать минут после появления эмпата заиграли трубы. И с террасы появился король в сопровождении супруги и четырех охранников из братства меча.
   - Приветствую вас, господа и дамы, - проговорил он, дойдя до своего стола. Голос монарха был слышен в самых удаленных концах помещения, словно он говорит через микрофон, а колонки висят по всему залу. - Рад всех вас сегодня видеть у себя. Начнем же наш ужин!

Глава 6

   Стоило Гронгу Первому завершить свою нехитрую речь, как со всех сторон набежали слуги, разнося более серьезную снедь и обновляя опустошенные кувшины. Сначала король, а за ним и все гости принялись поглощать еду. Со всех сторон раздавался стук ножей и вилок, ударяющихся о тарелки, а от иных столов слышалось и чавканье. Да уж, культурной здешнюю знать можно было назвать, только по сравнению с остальными жителями мира. Праздник живота продолжался около получаса. За это время венценосная особа не проронила ни слова. Что не мешало остальным переговариваться между собой, создавай фоновый гомон. Когда большинство из приглашенных сыто отвалилось на спинки стульев, Гронг, наконец, нарушил молчание.
   - Надеюсь, господа, еда вам нравится? - с легкой полуулыбкой произнес монарх. - Так же хочу верить, что вино не слишком кислое. Как вы считаете, господин де Люпрен, хорошее ли вино? - хитро прищурившись, воззрился на одного из приглашенных венценосец.
   Все гости резко притихли, будто вокруг выключили звук. Сидящий в паре столов от меня пухленький, невысокий мужичок вздрогнул и, едва не заикаясь, залепетал:
   - Превосходное вино, Ваше Величество.
   Собеседника Гронга было слышно не хуже чем самого короля.
   - Рад это слышать от такого ценителя, как вы, господин де Люпрен, - не снимая с лица ехидной улыбки, продолжил властитель Зарийской империи. Говорят, вы большой любитель этого напитка. Последний месяц только и делаете, что вкушаете разные сорта. И даже служба вам в этом не помеха.
   - Я, я, я... у меня жена умерла, вот и сорвался, - заикаясь, начал оправдываться де Люпрен.
   - Понимаю вас, и сочувствую вашему горю, - сделав грустное лицо, кивнул головой Гронг. - Поэтому своей милостью не стану вас больше обременять должностью земельного контролера. Вынужден переложить эту тяжесть на вашего заместителя, господина де Саритса. Во время вашего дегустационного тура, он выявил четыре самозахвата моей земли. Надеюсь, вы не против, господин де Сартис, - перевел король взгляд на рядом стоящий столик.
   - Рад стараться, - вскочил крепкий мужик лет сорока.
   - Вот и хорошо, вот и решили, - снова расплылся в улыбке Гронг.
   Бедняг Люпрен возражать, естественно, не стал. Только наполнил себе бокал до краев.
   Подобным образом король наказал еще несколько человек. Кого-то видели на работе пьяным, кого-то с девочками в кабаке. За подобные несерьезные проступки Гронг карал штрафами. Хуже всех пришлось взяточнику. Судя по всему, его должны отправить на каторгу. Из-за стола его, конечно, не забрали, но то что, при выходе мужика будут встречать я лично не сомневаюсь. Не обошел монарх своим вниманием и тех, кто отличился в хорошем плане. Гронг с каждым умело вел беседу, как бы невзначай затрагивая основной смысл разговора. Так что наказание провинившихся и вознаграждение отличившихся больше было похоже на умело поставленный спектакль.
   - Кстати, недавно тут слышал приинтереснейшую теорию про загадку Нурдовского тракта, - от этой фразы короля, я чуть не поперхнулся вином. - Да, что там говорить, даже две теории, - между тем вещал монарх. - Одна невероятней другой. Господа, кто-нибудь из вас слышал про пространственные дыры?
   Король внимательно обвел глазами весь зал, но никто не решался подать голос.
   - Что ж, вижу в тут собрались далекие от магических теорий люди. Я, в принципе, также не слишком далеко от вас ушел. А ведь именно этим, по словам некоторых уважаемых господ, объясняется пропажа караванов на Нурдовском тракте. Но, я надеюсь, господин де Торк и господин де Прозак просветят невежд и объяснят, куда же деваются люди с проклятой дороги, - с выражением глубочайшего внимание монарх устремил свой взор на столик, где сидели упомянутые люди.
   - Это только теория, одна из многих, - осипшим голосом промолвил Армидон, - мы с господином де Прозаком не претендуем, на то, что это так и есть.
   Де Торк перевел взгляд на соседний столик, откуда на него с раздражением взирали его отец, и де Инит. Но деваться уже было некуда - королю не возразишь. Вздохнув, он вкратце изложил зловещий план песиглавцев, а может даже и демонов нижнего мира, которые уводят людей и грузы по пространственным переходам к себе в мир.
   - Хочу заметить, что с нашей теорией солидарен и хозяин тамошних земель, господин Ругвон де Грилон, - закончил свой рассказ младший де Торк.
   - Очень интересная теория, - улыбнулся король. - И, пожалуй, она имеет право на существование. Но, что вам в ответ скажет другой мой гость? Кстати, господин Рус, не о том ли де Грилоне говорит господин де Торк, голову которого вы недавно принесли на разбор в комиссию по Нурдовскому тракту.
   Под внимательным взглядом короля было очень непросто собраться с мыслями. Тем более, что кроме монарха на меня с интересом взирал практически весь зал.
   - Да, это голова того самого де Грилона, в обществе которого господин де Торк со своими товарищами провел практически всю ночь в философских беседах о теориях пространственных переходах, - с ленцой начал я. - Того само де Грилона, который уничтожил добрую треть отряда уважаемого господина де Торка. Того самого хозяина земель, который на протяжении многих лет грабил и убивал на Нурдовском тракте. Это голова де Грилона - лорда вампира. Видимо господин де Торк за кубком доброго вина не в состоянии был заметить, что ему его подносит рука вампира, - не удержался я от язвительного замечания в сторону неприятеля.
   После моих последних слов, тишина в зале стала просто оглушительной. Потом кое-где раздались смешки. Некоторые дамы прыснули в ладошки. Но в полный голос, естественно, засмеяться никто не посмел. Настороженное лицо Армидона расплылось в облегченной усмешке.
   - Да, господа, это и есть вторая теория, - нарушил зарождающийся шепотки король. - Во всем виноват лорд вампир. Как вы считаете, господин де Торк. Мог ли быть господин, давший вам кров, лордом вампиром? - поинтересовался король у моего недруга.
   - Всем известно, что вампиры - это выдумка, - фыркнул Армидон. А если это и не так, то я все же не совсем идиот, я бы отличил человека от вампира. К тому же со мной был, господин де Прозак, а он маг, ему видимо то, что не подвластно взгляду простых смертных. Так что я полностью исключаю возможность того, что господин де Грилон является лордом вампиром. Скорее у господина Руса слишком богатое воображение.
   - Господин де Прозак, вы согласны с господином де Торком? - поигрывая вилкой, спросил Гронг.
   - Абсолютно согласен, - кивнул маг. - Ругвон де Грилон ничем не отличался от обычного человека. Боюсь, господин Рус, как его там, отрубил голову совершенно невиновному человеку.
   - Неужели, - усмехнулся монарх. - А вот мои маги считают иначе.
   Как умелый актер, король выдержал нужную паузу. Теперь даже те, кто отвлеченно болтал между собой, навострили уши и устремили заинтересованные взгляды: кто на короля, кто на Армидона с де Прозаком, а кто и на меня.
   - Да, да, господа, вы не ослышались. Мы недавно получили голову лорда вампира. И, по словам некоторых свидетелей, это действительно владелец земель на окраине Нурдовского тракта - господин Ругвон де Грилон. Остальная информация, полученная от господина Руса, проверяется, но и теперь можно с некоторой уверенностью утверждать, что проблема Нурдовского тракта решена. И в ближайшее время герой получит свою награду. И вскоре господину Русу, как владельцу немалых земель, к имени можно будет добавить приставку "де". Как же имя вашего рода, господин Рус? И откуда берутся люби, которые в силах одолеть лорда вампира.
   Я вступил на скользкую дорожку. Нужно очень осторожно подбирать слова. Желательно правдивые, чтоб у магов короля не возникло сомнений в моей честности.
   - Род мой ведется от Власа. Я родился в северных землях (ведь Россия - северная страна), в одном не слишком многочисленном племени (да по сравнению с китайцами русских вообще по пальцам пересчитать можно). Вряд ли вы слышали о моем поселении.
   - Да, на севере много деревень, куда просто не выгодно посылать сборщиков налогов, - вздохнул король. Но, если там живут столь умелые воины, туда можно посылать рекрутов, - ехидно усмехнулся Гронг. - Что же вас заставило покинуть родной дом?
   - Скука, - пожал я плечам. - Хочу мир посмотреть, себя показать.
   - Да, из-за скуки люди и не такое совершают. Ну, а как простому деревенскому парню удалось одолеть лорда вампира? Судя по летописям, это ох как непросто сделать даже магам.
   - Везение, Ваше Величество. Исключительно везение. Ну и работа мечами, конечно. У меня есть, один очень убойный арбалет. Из него-то мне и удалось попасть в голову лорду. Ну, а потом надо было только успеть отсечь ему голову, пока тварь не очнулась.
   - Да уж, да вы лихой рубака, раз решились на такое, - с сомнением в голосе проговорил монарх. Ну, да ладно - главное дело сделано, а как - это вопрос не столь важный. Вы заслужили награду и после утряски всех формальностей получите ее. Ну а теперь, господа, позвольте мне откланяться. Повеселитесь тут хорошенько без меня.
   Король встал, его примеру последовала и молчаливая жена, снова зазвучали трубы, процессия двинулась к выходу. После того, как дверь за монархом захлопнулась, официальная часть вечера завершилась, гости начали вставать из-за столов, подходить к своим друзьям, обсуждать произошедшее сегодня. Кого-то поздравляли, кому-то наоборот сочувствовали. Начали образовываться небольшие кружки по интересам. Лучия присоединилась к одной из женских компаний. Она звала и меня, но что мне среди них делать?
   Армидон со своим магом, о чем-то ругался с де Торком старшим и отцом Лучии. Я внимательно наблюдал, как они интенсивно размахивают руками. Потом раздраженный парень зло развернулся и быстрым шагом направился к выходу. Перед самым выходом он обернулся, и наши взгляды встретились. Даже на большом расстоянии мне удалось разглядеть бушующую ненависть в его глазах.
   Пока моя ненаглядная пообщается со своими знатными подругами, решил подышать свежим воздухом на веранде. Нужно было перевести дух, а заодно и обдумать, что делать с этим напыщенным хлыщом Армидоном. Нервный выдался вечерок. Захватив с собой кувшин вина, я направился на улицу, где среди весеннего сада расположилось несколько удобных плетеных кресел. Развалившись в одном из них, я устремил взгляд в ночное небо.

Глава 7

   Ночное небо Вирры не поражало разнообразием, и мне быстро наскучило его рассматривать. От нечего делать я погрузился в себя и начал прислушиваться к инфоволнам. Меня беспокоила метка братьев меча - не увеличилось ли расстояние, на которое она фонит?
   Слава богам, с жучком братьев все оказалось в норме, но в окружающих инфоволнах я уловил кое-что странное - зов. Подобное я уже ощущал недавно, когда ко мне прилетела летучая мышь. Во мне проснулся исследователь. Теперь я гораздо лучше понимал, с чем имею дело, поэтому быстро настроился на нужную волну. Подзывать к себе крылана не стал. За гостями, наверняка, ведется наблюдение, зачем привлекать к себе внимание общением с летучей мышью? Я знал, что рукокрылый где-то неподалеку, возможно даже среди веток дерева, под которым находится мое кресло, но где точно не имел представление. И это невысказанное желание: узнать местоположение моего мысленного собеседника, я и отправил по инфоканалу, соединившему нас. Через несколько секунд на меня вдруг навалилась тьма, а еще через пару мгновений мир предстал в совершенно ином свете. Даже не свете, мир просто стал иным. Полностью поменялась мое восприятие окружающей действительности. Мой разум остался прежним, но вокруг все изменилось: звуки, видимость, ощущения. Прошло не меньше пяти минут прежде чем я окончательно осознал, что происходит. Каким-то неведомым образом я видел мир глазами летучей мыши. А точнее видел ее ушами, ибо эти создания не что иное, как живые ультразвуковые эхолокаторы. На самом-то деле я понимал, что не являюсь летуче мышью. Просто рукокрылое создание по инфоканалу передает все свои ощущения непосредственно мне в мозг. Учитель Родерика что-то говорил о подобном на своих лекциях. Но ощущал я себя именно как летучая мышь. Что ж можно и поэкспериментировать, пока Лучия там веселится.
   Я послал мыши приказ облететь вокруг дворца. Существо повиновалось беспрекословно. Около пяти минут я летал в поднебесье осматривая все с высоты мышиного полета. Некоторое время ушло на адаптацию к новому виденью и слуху. А вон, кстати, и мой "друг" Армидон выходит из ворот дворца в сопровождении четырех охранников. Но идет он отнюдь не в сторону своего дома. Куда это господин де Торк собрался, на ночь глядя? Да еще после того, как его так ненавязчиво опустили. И карету он себе не вызвал. Больно это все странно. Я приказал своему безпилотнику следить за передвижением ла Орноса.
   Через полчаса пешего хода Армидон, оставив охрану, вошел в неприметный домик в одном из непримечательных районах города. Спустя минуту он появился с другой стороны здания. Прошел пару сотен метров по соседней улице, и странной трелью постучал в дверь одного из домов. Через некоторое время дверь отварилась, а еще через минуту в одной из комнат загорелся свет. Мой летучий жучок повис вверх ногами под подоконником и растопырил свои длинные уши, внимательно ловя каждый звук, исходящий из комнаты. Голоса узнать не получилось, с распознаванием эмоций тоже возникла проблема - специфика слуха, но разговор был слышен отчетливо.
   - Зачем пожаловали?
   - Есть одно дело.
   - Если наподобие прошлого, то к демонам такие дела.
   - Нет. Дело другого рода. Надо одного типа хорошенько избить, но не убивать.
   - Отделать, это можно. Можно и убить.
   - Нет, сейчас убивать не надо. Могут меня заподозрить. А если отмутузить хорошенько, то в сыскной приказ он не пойдет - гордый слишком. А вот болтаться у меня под ногами временно перестанет. Да и отомстить захочет - тогда уже убрать его можно безбоязненно. Кстати, не забудьте привет от меня ему передать.
   - Когда? Как он выглядит? Где найти?
   - Серый плащ. Имперская бородка. Худощавый, среднего роста. Надо с ним разобраться сегодня ночью. Когда он будет возвращаться домой, он обязательно пройдет по переулку недалеко от десятого дома между улицей Трубачей и Лодочников. Там его и встретите.
   - Откуда вы знаете?
   - Есть у меня план. Детали обсудим позже. Только будьте осторожны, нападайте неожиданно. Парень может преподнести сюрпризы. Я вас здесь буду дожидаться.
   - Мы знаем свою работу. Что с оплат...
   Мои обычные ощущения резко вернулись. Кто-то тряс меня за плечо. Я медленно приоткрыл глаза, привыкая к новому-старому зрению.
   - Рус, ты что? Уснул тут что ли? - дергала меня Лучия.
   - Вздремнул чуток, - ответил я, потягиваясь. - Ну, что пора домой?
   - Понимаешь, дорогой, тут такое дело, - закручивая пальцем небольшой лоскут платья начала Лучия. - Гислиона пригласила меня сегодня на девичьи ночные посиделки. Она одна из лучших моих подруг, и я не могу ей отказать. Тем более, что у нее завтра, а точнее уже сегодня день рождение.
   - Не надо больше слов, я все понял. Где она живет?
   - На улице Трубачей.
   - Ну, раз так. Поехали, завезу тебя? Благо, карета заказана на всю ночь.
   - Дорогой, ты просто чудо, - чмокнула меня Лучия.
   Оказывается в отключке я просидел не меньше часа. Некоторые гости уже разошлись, но большинство продолжало веселиться. Подхватив своих кавалеров под руки, подруги моей ненаглядной уже толпились около выхода. Мы подождали, пока небольшое столпотворение рассосется, а затем последовали за ними.
   - Я на одну минутку, только сапоги почищу, - проговорил я, подсаживая Лучию в карету.
   Пройдясь вдоль завлекавших меня жестами чистильщиков сапог, я остановился у одного из последних, с трудом узнав в нем Синка.
   - Поработай на славу, дружок, - кинул я парню серебряный ноготок.
   Поставив ногу на небольшую табуреточку, я наклонился поближе, облокотившись на коленку, и продолжил:
   - Молчи и слушай очень внимательно. Сегодня в переулке рядом с десятым домом между улицей Трубачей и Лодочников на меня совершат нападение. Твоя задача привести туда стражу. Но не сразу, минут через пять после начала потасовки.
   - Я понял! - интенсивно работая щеткой, произнес маг.
   - Хорошая работа, - тщательно осматривая надраенные сапоги, произнес я. - молодец, парень, далеко пойдешь, - похвалил я Синка и направился к карете.
   Поездка на карете хоть и комфортна, но, как это не удивительно, занимает куда больше времени, чем пешая прогулка. Во-первых, не все улицы в Столице предназначены для столь экзотического транспорта, часто приходится делать огромный круг, чтоб добраться до нужного места, а во-вторых, едет она ужасно медленно. До дома подруги Лучии мы добирались больше получаса. К нашему приезду у входа во двор уже скопилось порядочная толпа девиц.
   - А вот и Лучия! - загомонили они практически в один голос, когда моя ненаглядная показалась из дверцы.
   - Ну, ладно, дорогой, пока, - поцеловала она меня на прощание. - Мы тут до самого утра будем сидеть. А, скорее всего, даже до обеда.
   - А когда тебя встречать-то?
   - Ну, точно не знаю пока. Ты не волнуйся. Если что, охранники Гислионы меня до дома проводят.
   Пока я попрощался, пока выбрался из толпы девиц, приговаривающих нечто вроде: "Лучия, это твой?!", "Какой милашка!", "У-у-у, какой серьезный". Потерял минут десять, не меньше. Да, на приеме дамы вели себя куда скромнее.
   - Улица Лодочников, дом шесть, - проговорил я вознице.
   - Величайше прошу извинить меня, господин, но никак не могу. У кареты ось треснула. Не меньше двух часов нужно на починку.
   Не то, что мне нужно было ехать - просто стало интересно, что придумаю злоумышленники, дабы заманить меня в нужный проулок. Судя по бегающим глазам кучера, в его кармане прибавилось пару серебряных ноготков, пока я прощался с Лучией. А может, даже еще когда был на приеме.
   - Да тут идти-то всего ничего, - продолжил мужик. - В-о-о-н через тот проулок пройдете и сразу на улицу Лодочников и выйдите.
   - Спасибо за совет, - улыбнулся я вдруг отчего-то смутившемуся вознице. - Так я и сделаю.
   Перед тем как войди в переулок я внимательно прощупал пространство. Впереди меня ждал один человек, еще двое находятся недалеко от поворота. Классическая схема: иду вперед, один подкрадывается сзади, бьет по голове, остальные на подстраховке, заодно следят, чтоб никто не зашел в переулок и не помешал. Ну, что ж разыграем эту небольшую сценку. Выдохнув, я шагнул в проулок.
   Парень позади действительно хорош. Его практически не слышно. Только биение сердца выдает нападающего. Вот он подходит ближе и ближе, удар направлен точно по затылку, но я наклоняю голову, и небольшая дубинка, обитая железом, опускается на ключицу, с хрустом ломая тонкую кость. Взвыв, я падаю на одно колено, левая рука висит плетью. Второй удар направлен снова по голове. Я ухожу от него, перекатившись в бок, затем вскакиваю на ноги. Конечно, избить меня должны, но не так же просто. Да и сознание терять не охота, мало ли что.
   Мой противник не теряет времени: только лишь я успел подняться, как на меня обрушился град ударов. Кое-какие мне удавалось блокировать здоровой рукой, защищая голову, от других я просто уворачивался. Для порядка я даже пытался отвечать: мой прямой ногой был великолепен. Преступник отлетел к стене дома и на миг даже потерял ориентацию, ударившись о стену. Это дало мне пару мгновений, чтоб блокировать регенерацию, которая уже начинала действовать. Исследуя свою ауру, я узнал, что такая возможность существует, но значения этим знаниям не придал. Думал, не понадобятся. А вот, гляди ж ты, пригодились. Между тем преступник пришел в себя и продолжил избиение с удвоенной силой.
   Когда появился один из его подельников с криком: "Стража!" я уже лежал на земле, прикрыв голову.
   - Смотрите, вот эти мерзавцы! - узнал я голос Синка.
   - Привет от Армидона, - плюнул на меня бугай с дубинкой и кинулся бежать.
   - Стоять, рванина! - заорал один из стражников, но бандитов уже и след простыл. Пара стражников кинулись за ними, но вряд ли увешенные железом люди догонят легко одетых мужиков.
   - Господин, вы живы? - наклонился надо мной другой.
   - Вроте пы, - прошмакал я, кое-как открыв рот. Мои губы теперь больше напоминали два огромных блина. Один глаз полностью заплыл. Ключица, судя по всему, сломана. Возможно, еще пара ребер и кисть руки. Хорошо хоть все зубы целы.
   - Прфатите меня томой, если вас не сатрутнит, - попросил я стражников.
   - Господин, сейчас вам к доктору надо.
   - Нет, нет, я приклашу еко томой. Я только своему токтору товеряю, - замахал я головой.
   - Дело, конечно, ваше. Но я бы все же вам советовал идти прямиком к доктору, - уперся старший из патруля.
   - Все впорятке, пот мою отфетстфенность, - проговорил я.
   - А дома-то у вас кто-нибудь есть?
   - Есть, мой трук, он поможет.
   - Ну, если под вашу и друг есть. Тогда пойдемте. Куда вас? - вздохнул старшой.
   - Улица лоточников, том шесть.
   Медленно, но уверенно, поддерживаемый со всех сторон стражниками, я добрался до своего дома. Хорошо, что эти мерзавцы решили напасть на меня в благонадежном районе, тут частенько ходят патрули. Навести такой на нужный переулок Синку труда не составило. Да и одет я был прилично. Обычно с такими гражданами стража не спорит, а выполняет все их просьбы. Вот только мой новый прекид пришел в негодность - весь порван и заляпан кровью.
   Дверь нам открыл мастер.
   - Какого нижнего мира? - вытаращил он единственный свой глаз.
   - Нападение бандитов. Господин отказался, чтоб мы его вели к доктору, - отчеканил старший стражник.
   - Да он же на ладан дышит. Заноси его, ребята. Эй, Синк, а ну за доктором беги!
   Со второго этажа опрометью скатился сын старосты. Когда только успел до дома добежать? Хотя, учитывая с какой скоростью мы двигались, он мог еще и в Ролест метнуться. Блин, а время-то, действительно поджимает.
   - Спровадь стражников, быстро, - шепнул я Нурпу на ухо, когда он помогал служивым заносить меня на кровать.
   - Спасибо вам, ребята, - улыбнулся де Горс, уложив меня. - Вот вам за беспокойство, - вручил он солдатам десяток серебряных ноготков. - Дальше мы уж как-нибудь сами.
   - Может, еще чем помочь, - неуверенно пробормотал старшой, засовывая монеты за пазуху.
   - Нет, что вы, вы и так много сделали, - чуть подталкивая людей к выходу, проговорил мастер. - Молодого я уже послал за доктором. Теперь вы только можете выпить за здоровье Руса.
   Нурп сбегал на кухню и вынес парням мех с вином.
   Вот, ребят, выпейте за его здоровье, - протянул он вино стражников.
   - Ну, раз наша помощь больше не требуется, - облизнувшись, взял мех старшой. - Мы, пожалуй, пойдем.
   - Что, демоны тебя дери, происходит?! - взъярился на меня Нурп, как только дверь за стражниками закрылась.
   - Я бы тоже хотел это знать? - вошел в двери Синк. - И бежать мне за лекарем или нет?
   - Потом. Все потом, - свесив ноги с кровати, я кое-как начал раздеваться. - И за лекарем, тоже потом. А ты, Нурп, пока запоминай мои повреждения, - проговорил я, полностью раздевшись. - У тебя глаз на это наметан.

Глава 8

   Регенерация делала свое дело, и с каждой секундой я чувствовал себя все лучше и лучше. Время не ждет - следовало выходить немедленно. Еще в Ролесте я понял, как иногда необходим плащ с плотным капюшоном. Его-то и одел на свою вылазку. Захватил с собой еще мешок, куда положил веревку и четыре бутылки самого крепкого вина, которое смог найти дома. Дабы не привлекать внимание решил выйти из дома через окно, с противоположной от ворот стороны. Мое состояние пока еще оставляло желать лучшего, но ждать нельзя. Прихрамывая и держась за бок, я направился к окну.
   - Эй, Рус! - окликнул провожавший меня Синк. - Я тут одну деталь приметил, когда стражников наводил. У того бугая, что тебя в переулке избивал на руке был характерный ожог.
   - И что?
   - Такой ожог бывает только при воздействии какого-либо ледяного заклятия. Помнишь историю с Лучией? Хоть лиц тех насильников я и не запомнил. Как, кстати, и того человека, что напал на тебя в переулке. Но то, что он наткнулся рукой на мой ледяной щит - это я помню отчетливо.
   - Я понял тебя, Синк, - скрипнув зубами от нахлынувшей вдруг ярости, процедил я и выскочил в окно.
   Путь до дома, где находились напавшие на меня люди, следовало преодолеть как можно быстрее. Армидон не должен оттуда уйти до моего появления. Иначе все впустую. Сейчас требуется играть на опережение. Если я не уберу с дороги де Торка, то он уберет меня. Времени на другой план может и не быть. Отделай я тех головорезов в переулке, и инициатива перешла бы к ла Орносу. Парень далеко не дурак и наверняка подумает о возможности моего ответного хода. А значит, будет осторожен. Попытайся я избежать встречи с наемниками, и опять неизвестно, что ждать от этого фигляра. Еще чего доброго вовлечет в свою аферу Лучию или моих друзей. К тому же, хорошая охрана этого напыщенного петуха не даст мне шанса провернуть дело по-тихому, списав все на несчастный случай. А сейчас, у меня есть возможность ликвидировать угрозу, минуя охранников, да к тому же обезопасить себя железобетонным алиби. Кто подумает на переломанного человека? Сначала я хотел просто убить ублюдка. Но после рассказа Синка меня посетила другая идея. Эта сволочь натравила своих шакалов на Лучию. Не знаю, с какой целью, но это и не важно. Гад заслуживает чего-то более страшного, чем смерть. А что для такого человека может быть страшнее смерти - позор. Разум подсказывал, что глупо оставлять за спиной живых врагов, но моя ненависть вряд ли удовлетворится простой смертью де Торка. С другой стороны, если мой план выгорит, то это позволит избежать официального расследования, а значит и привлечения властей не будет.
   Вампирское чутье мне точно подсказывало нужное направление, а сверхспособности давали возможность идти напрямую, не замечая некоторых препятствий непреодолимых для простых людей. Окрестности я сканировал уже на автомате - это позволяло избежать лишних взглядов и ненужных встреч.
   - Только бы успеть! - пульсировала в голове одна мысль.
   Успокоился я лишь подойдя к дому - внутри мой слух уловил биение четырех пульсов. Значит Армидон еще не ушел. Что ж, подождем. Я спрятался в тени и навострил уши. Не знаю, о чем они там беседовали, но ожидание меня немного нервировало - вдруг не успею до наступления рассвета! Пока томился, немного подкорректировал свою ауру. Надо сказать, что вампиры в этом деле дадут фору любому. Маги Вирры и вовсе считают изменение ауры невозможным, а лорды могли править ее, как им заблагорассудится, что и позволяло им долгое время скрываться среди людей. Я еще не настолько преуспел в этом деле. Но все же сумел ввести некий сумбур в свое энергетическое поле. Этого должно хватить, чтоб меня не опознали по отпечатку.
   Спустя полчаса, когда я уже отчаялся увидеть кого-нибудь сегодня, де Торк, наконец, появился. Внимательно оглядев пустынную улицу, он направился в противоположную от моего место нахождения сторону. Стараясь не издавать лишнего шума, я двинулся за ним, оставаясь в ночной тьме. Через пятьдесят шагов пошел на сближение, намереваясь ударить кулаком по затылку Армидона.
   Человек удивительное существо. Люди неосознанно чуют опасность, даже если к этому нет никаких предзнаменований. Я двигался абсолютно бесшумно, но де Торк все равно забеспокоился. Ни с того ни с сего он резко обернулся, как раз в тот момент, когда я наносил удар. Мой кулак угодил ему прямиком в идеально выбритое лицо. Удар был неслабый. Челюсть Армидона клацнула, и парень повалился ничком в землю. Зашипев от боли, я встряхнул ударной рукой - разодрал костяшки о зубы этого неудачника.
   А ла Орнос оказался крепким мужиком. Не успев упасть, он уже начал подниматься. Сплюнув кровавую слюну и пару зубов в придачу, он застонал и привстал на локтях. Пока парень не очухался настолько, чтоб позвать на помощь, я взял его на удушающий, перекрыв предплечьем поступление крови в мозг. Несколько томительных секунд Армидон дергался в безуспешных попытках вырваться, затем его тело обмякло. Достав из мешка веревку, я начал пеленать Армидона. Вот в такие моменты начинаешь жалеть, что скотч еще не изобрели. Мастер учил меня вязать пленников, но дело это все равно мне дается с трудом. Кое-как связав и заткнув рот ла Орносу, я взвалил его на плечи и направился вдоль по улице. Рассвет уже не за горами, а надо еще много чего сделать.
   Пробежав десятков пять шагов, я остановился у неприметной двери. Мой слух говорил мне, что в здание бьется одно не спящее сердце. Когда я следил за де Торком с помощью летучей мыши, он вошел в этот дом с другой стороны улицы, оставив охранников у входа. Если посудить логически, то это может значить только одно: захаживает сюда он довольно часто. А если так, то, скорее всего, ходит сюда он не просто так, а чтоб без лишних вопросов отвязаться от охранников. Будь я на его месте, то и об алиби бы позаботился, на всякий случай. А значит, кто-то должен де Торка прикрывать. А какое самое идеально прикрытие? Женщина. Во всяком случае, именно на это я надеялся, когда планировал операцию. В крайнем случае, можно и без этого обойтись, но с партнером веселей, да и не так притянуто за уши будет выглядеть составленная мной картина. Аккуратно положив Армидона недалеко от входа, я постучал в дверь.
   - Дорогой, я уже заждался, - послышался томный голос.
   Дверь скрипнула и начала отварятся наружу. Я резко дернул ее на себя. Из проема вылетела симпатичная брюнетка в одном шелковом пеньюаре. Пока она не опомнилась, я зажал ей рот одной рукой, а предплечьем второй пережал сонную артерию. Через минуту она лежала связанная рядом со своим хахалем под ветвистым деревцем, скрывающим нас от посторонних взглядом. Достав из мешка бутылки, я со вздохом сожаления откупорил одну из них, и, разжав Армидону рот, влил туда все содержимое. Это оказалось довольно непросто, учитывая, что я не хотел, чтоб он захлебнулся. За первой бутылкой последовала вторая. Затем настал черед любовницы де Торка. С ней я проделал ту же процедуру. С трудом устроив на каждом плече по одному пьяному телу, я со всей возможной скоростью бросился в сторону центра.
   В каждом городе Зарийской империи недалеко от центра расположена набатная башня. И любой желающий может взобраться на не слишком высокое здание и предупредить о пожаре, ну или другой какой всеобщей беде. Дабы случайные люди не беспредельничали, на первом этаже здания расположена комната смотрителя. Добежав до этой башни, я постучал в дверь. Послышался шорох шагов и недовольное ворчание. Через некоторое время шорох стих, раздался скрип отодвигаемой щеколды. Дверь начала открываться. Ждать пока неизвестный мне человек откроет ее до конца, я не стал. Мощным ударом ноги распахнул створку: стоявший за ней невысокий мужичок отлетел к лестнице, ведущей наверх, и остался там лежать без движения. Рассматривать, что с ним случилось времени нет - Армидон уже очухался - начал брыкаться и мычать что-то сквозь кляп. В любом случае пара минут до того как смотритель придет в себя и поднимется у меня в запасе есть. А больше мне и не надо.
   Два лестничных пролета - и я уже на колокольне. Колокольня из себя представляла открытую площадку с крышей, держащейся на четырех колоннах с перекрепленными к ним факелами. Под сводами перекрытия находился колокол, веревка от его язычка свисала до самого пола. Положил де Торка на пол, я сорвал с него рубаху, оставив с голым торсом. Он что-то пьяно мычал, выгибался, пытался об пол стянуть повязку с глаз. Я сел на него верхом и его же ножом начал выводить на груди: "ублюдок". Мычание перешло в завывание, человек начал дергаться с удвоенной силой, но вырваться ему было не суждено. Работу свою я закончил быстро, благо в зарийском языке в этом слове всего четыре буквы. Получилось даже почти ровно. Если б этот гад не дергался, так и вовсе было бы идеально. Кто-то назовет подобную выходку детской. Может и так, но от этого результат не станет менее значительным. После исполнения моего плана Армидону путь в Столицу будет заказан. Я наложил на него клеймо, хуже рабского.
   "Ублюдок" - это самое страшное оскорбление для дворянина Зарийской империи. Тут каждый кичится своим родом. А когда знатному господину намекают, что он сын какого-то из слуг - бастард, то это страшное оскорбление для аристократа, и дуэли не избежать. А если назвать ублюдком, тут и вовсе не миновать семейной вендетты. Если на земле так называли детей людей с разным цветом кожи, или просто низкорожденного, то в мире Вирры под ублюдками обычно подразумевали детей человека и песьиглавца.
   Закончив, я долбанул рукояткой ножа Армидона в лоб, чтоб не дергался, срезал все путы и сложил в мешок. Преодолев брезгливость, стащил с де Торка портки, оставив полностью голым. Потом раздел девушку (это было делать куда более приятно) и посадил на него сверху. Брюнетка уже давно пришла в себя, но ударная доза алкоголя, влитая в нее залпом, давала о себе знать - фаворитка де Торка едва ли могла двигаться самостоятельно. Я обмотал одну руку девушки веревкой колокола, во вторую вложил окровавленный клинок. В руку де Торка я засунул бутылку с остатками вина. Сделал шаг назад, окинул взглядом картину целиком. Вроде бы ничего так получилось. Конечно, если кто будет серьезно разбираться, то поймет, что это сцена нелепая. Но тут главное - слухи. А они разойдутся по городу быстрее свиного гриппа. И через день уже на каждом углу будут говорить, как де Торк сношался с кем-то на набатной башне, при этом напившись до такой степени, что его любовница вырезала "ублюдок" на его груди. И это если еще никто ничего не преувеличит. И главное, уже никого не будет интересовать, что тут произошло на самом деле. Взяв за веревку, я начал бить в набат. После пятого удара, когда колокол достаточно раскачался, я выкинул из огромного окна снятые с Армидона и девушки вещи, а затем выпрыгнул и сам. В этот же момент факелы на колоннах вспыхнули, освятив площадку. Эти факелы изготавливались магами, специально для подобных ночных тревог. Люди должны видеть, кто потревожил их сон. Проскользнув к ближайшему дому я спрятался среди кустов и огляделся. Начинался рассвет. На небольшой площади начали появляться люди. Колокол уже затих, но люди все равно спешили к набатной баше, на площадке которой в свете факелов отлично просматривались два обнаженных тела.

Глава 9

   Возле набатной башни собралось около десятка человек, все задрали голову, с недоумением уставившись на площадку с колоколом. Они мигом позабыли про все свои дела, даже про самые неотложные. Людей терзало любопытство и шок от невероятной ситуации.
   - А кто это там с девахой забавляется? - спросил мужичок крестьянского вида. Что делает подобный тип в центре города оставалось загадкой.
   - Если я не ошибаюсь, то это Армидон ла Орнос де Торк, сынок одного богатея, - вполголоса проговорила неизвестная личность в плотном плаще. Лицо человека скрывал низко надвинутый капюшон.
   - И как ты только разглядел отсюда? - восхитился все тот же мужик. - А может это и не он? - все еще сомневаясь произнес деревенщина.
   - Так, что тебе мешает самому убедится? - пожал плечами мужчина в плаще.
   - А, и правда! - почесал затылок бородач. - Народ, айда глянем, что там за птицы гнездо свили! - уже во весь голос крикнул он и уверенным шагом направился ко входу в башню. Его примеру последовали несколько самых любопытных. И никто не обратил внимания на странного человека в плаще удаляющегося от места происшествия.
   Зеваки взобрались на набатную площадку, где уже, остолбенело застыв, стоял смотритель башни.
   - Вроде и правда на де Торка похож, - шепнул кто-то из толпы.
   - А что с ним за девка? - поинтересовался еще кто-то.
   - Да, демоны его знают, но ничего себе так краля. Все при ней, - заржал бородач. - Я бы тоже с ней покувыркался.
   - Гляньте-ка! А чего у него на груди? Кровь что ли? - заинтересованно произнес один из зевак. - Да и нож у девки. Живы там они хоть? Может, зарезала дамочка своего ухажера.
   - Сейчас посмотрим, я лекарь, - растолкав собравшейся на площадке народ, к двум телам подошел невысокий, хорошо одетый горожанин.
   - Оба живы, только пьяны, - осмотрев людей, произнес человек.
   - Уважаемый, а почему у любовника грудь в крови? - поинтересовался бородач.
   - Да вы ослепли что ли все, - пробасил худощавый и длинный словно жердь мужик. - Она же ему на груди "ублюдок" вырезала. Я и от двери это вижу.
   - А ведь, точно! - зашептался народ.
   - Вот это я понимаю - страсть! - заржал деревенщина.
   - А ну, разойдись! - раздались крики. Сквозь толпу проталкивались трое стражников. - Разойдись, кому говорят!
   - Представление окончено. Смотритель пусть остается, остальным выйти из помещения! - наконец прорвавшись, проговорил сержант стражи.
   Для убедительности его помощники положили руки на эфесы мечей. Люди с ленцой начали расходиться.
   - Живей давайте! - поторапливал народ сержант.
   Внизу стояло еще трое стражей, отгоняющих новых любопытных от входа в башню.
   - Что тут произошло?! - обратился сержант к смотрителю, когда последний из зевак скрылся за дверью.
   - Не могу знать! - пожал плечами мужик. - В дверь постучали, я пошел открывать. Дальше не помню, - смотритель с нежностью погладил огромную шишку на лбу.
   - А этих знаешь? - стражник мотнул в сторону обнаженной парочки.
   - В первый раз вижу. Хотя парень вроде бы как Армидон ла Орнос де Торк. Так люди сказали.
   - Де Торк, - присвистнул сержант. - Не самый последний человек в городе. - Ладно, свободен, - махнул рукой стражник.
   - Что будем делать, командир? - спросил один из солдат, когда смотритель башни удалился. - В отделение стражи их? - кивнул он головой в сторону нарушителей.
   - Д-а-а-а, Иронг, не быть тебе сержантом, - с сочувствием посмотрев на своего подчиненного, произнес старший. - Ты бы еще их сразу повесить предложил. Снимайте плащи и прикройте их, наконец. Де Торка отведем его отцу. Думаю, такая предусмотрительность нам зачтется. Возможно даже звонкой монетой.
   - А с девкой что? - спросил Иронг.
   - Отведешь домой и расспросишь. Только не усердствуй. Мало ли кем она де Торку приходится.
  

***

  
   Армидон с трудом приоткрыл глаза, полежав несколько секунд, он дернулся, чтоб подняться. Но тут же со стоном рухнул обратно на подушку - голову пронзила резкая боль. Кое-как сфокусировав расплывающийся мир, младший де Торк осмотрелся. Он находился в собственной спальне. Вон картина с изображением речки, вон щит с мечом на стене, вон отец сидит недалеко от кровати. Отец!? Блуждающий взгляд остановился на Нилсе ла Орнос де Торке.
   - Очнулся!? - с презрением и злостью спросил де Торк старший. - И как ты все это объяснишь? - не дожидаясь ответа, продолжил отец Армидона.
   - Что объясню? - непонимающе переспросил молодой ла Орнос.
   - Да, тяжелый случай, - нахмурился Нилс. - Начнем по порядку. Что ты можешь мне рассказать о вчерашнем вечере? Что произошло после того, как ты покинул дворец?
   - Я отправился по делам.
   - По каким делам?
   - По моим, личным. Могут у меня быть личные дела? - нахмурился Армидон.
   - Твои личные дела сегодня стали общественными! - резко вскочив, яростно вскрикнул Нилс. - Так что, будь добр, расскажи все по порядку. Где ты был, с кем, что делал!
   - О чем ты говоришь, отец? - отшатнулся младший де Торк от такого напора.
   - Да о том, что сегодня тебя наблюдал весь город в объятьях какой-то шлюхи! - не снижая тона, прокричал Нилс. - А о надписи на груди, ты тоже ничего не помнишь?
   - О какой надписи?
   - Значит, не помнишь. А ты преподнеми одеяло, сдвинь повязки и посмотри.
   Армидон последовал совету отца. Он отодвинул одеяло. Грудь действительно была обмотана повязкой. Он содрал ее и оторопел. Несколько десятков секунд Армидон сидел без движения, боясь поверить своим глазам.
   - К-к-к-как? - наконец произнес он спустя полминуты.
   - Это ты у меня спрашиваешь!? - продолжал кричать отец. - Я проснулся сегодня утром от того, что какие-то стражники принесли мне моего сына полностью обнаженного, провонявшего спиртным, в состоянии овоща. И рассказали они мне, что обнаружили его на платформе набатной башне, под телом голой девицы с ножом в руках. Чтоб пробиться к голым телам им пришлось растолкать немало зевак. Так что весь город теперь знает о твоих развлечениях.
   С каждым произнесенным словом глаза отпрыска Нилса все больше расширялись, а лицо бледнело. Де Торк старший понял, что его сын действительно не помнит, что с ним приключилось ночью.
   - Так что рассказывай, что помнишь без всякой утайки, - произнес он уже спокойным тоном.
   - После ужина во дворце я направился к одним своим людям, чтобы дать им одно не очень законное задание, - справившись с эмоциями, поникшим голосом проговорил де Торк младший. После того, как я вышел от них, ближе к утру. На меня напал кто-то сзади. После этого я ничего не помню.
   - Кто напал?
   - Не знаю, я его не видел. Я почувствовал, что кто-то идет за мной, обернулся и тут же получил сильнейший удар в челюсть. После чего уже слабо что-то соображал. Потом я осознал себя уже здесь, на кровати.
   - Что за задание ты дал своим людям?
   - Я хотел, чтоб они проучили одного человека, - помявшись ответил Армидон.
   - Не время юлить, сын, - строго проговорил Нилс. - Говори, что за человек и зачем тебе это понадобилось.
   - Я хотел, чтоб они избили Пришлого.
   - Не тот ли это человек, что был на ужине у короля? Тот, который принес голову лорда вампира.
   - Да, это он.
   - И зачем же тебе это понадобилось?
   - Он слишком много о себе возомнил. Он опозорил меня, украв мою победу. Он унизил меня перед королем и перед всем светом города. Наконец, это он увел у меня Лучию.
   - Что ж, твои мотивы мне понятны, сын. Ты всегда отличался вспыльчивостью. Расскажи теперь, каков был твой план.
   - У меня есть постоянная женщина, к которой я иногда прихожу. Она не из знатной семьи, и я не хотел тебе рассказывать. Тем более, что дальше чем просто развлечения эти отношения зайти не должны. У нее есть дом с двумя выходами. Оставив охранников, я прошел сквозь него и отправился по другому адресу, где живут мои люди, для выполнения особых поручений. Я им рассказал как, когда и где разобраться с Пришлым.
   - Как ты узнал, где он будет?
   - Гислиона на вечере всех девушек пригласила к себе домой. Я знал, что Лучия не откажет своей подруге. А Пришлый наверняка ее проводит. От дома Гислионы до дома Пришлого можно пройти только через один единственный переулок. Или придется делать огромный крюк. Там-то я и сказал устроить засаду.
   - А вдруг бы Пришлый поехал домой на карете?
   - Несколько серебряных ноготков кучеру, и карета не сдвинется с места.
   - Ну и как твой план? Увенчался успехом?
   - Все прошло практически идеально. Мои люди успели серьезно его измордовать до появления стражи.
   - Где все это время был ты?
   - Я ждал своих людей в доме, где проживают мои ребята. Они вернулись, доложили мне о выполнении работы, и я направился домой. После чего и получил удар.
   - Мог ли Пришлый проследить за твоими наемниками, после того, как их спугнула стража?
   - Думаю, вряд ли. Ребята сказали, что знатно его отделали. Он даже встать был не в состоянии.
   - Мог ли кто-то знать, что ты собираешься сделать, и что ты будешь без охраны?
   - Исключено. План в голову мне пришел на ужине у короля. После того, как я услышал о приглашении Гислионы.
   - Твои люди. Возможно, это они на тебя напали.
   - Это невозможно. Они связаны со мной клятвой верности.
   - Что, и девушка твоя тоже?
   - Нет, она не связана.
   - Как выглядит твоя подруга? Случайно не жгучая брюнетка среднего роста, с объемной грудью и пышными формами?
   - Да, это она. А ты откуда заешь?
   - Именно так мне описали девушку, под которой тебя нашли. Есть вероятность, что это она кого-то навела на тебя.
   - Но зачем ей это понадобилось?
   - Не знаю, сын. У тебя есть враги, у меня их еще больше. Кому-то понадобилось избавиться либо от тебя, либо от меня. Потому что удар по тебе, это удар и по мне.
   - Отец, я думаю следует тщательно проверить Пришлого. У него есть друзья, они могли постараться за него. Когда я приказывал избить его, я велел своим людям передать ему привет от Армидона. Так что он, наверняка, знает, что это я подослал наемников.
   - Глупо, сын, очень глупо. А вдруг, он бы пошел в сыскной приказ?
   - Не пошел бы. Слишком гордый. Захотел бы от меня избавиться сам. Вот ту я его бы и прижал.
   - Все равно глупо. Хорошо, предположим, что это друзья Пришлого. Тогда как они узнали, где ты будешь? Да и времени добраться до тебя у них не было. Кто-то знал о твоей девушке. Знал, что ты выходишь из ее дома с другой стороны без охраны. И караулил тебя там. Возможно, не одни сутки. Только так я могу объяснить все произошедшее. Пришлого и его друзей я прикажу проверить в первую очередь. А так же очень серьезно поговорю с твоей подругой и охранниками. Да и с твоими людьми поговорить не мешает.
   - Надеюсь, ты не собираешься обращаться в сыскной приказ? - спросил отца Армидон.
   - Конечно нет. Если сейчас эта история ходит на уровне слухов, то при обращении в сыскной приказ, мы подтвердим ее полностью, что опозорит нас еще больше. Я буду вести поиски тихо и без лишнего шума. И обязательно найду тех, кто сделал это с тобой. Ладно, я пойду. Приду вечером, расскажу, что удалось узнать.
  
   Армидон весь день ходил по дому, не зная, куда себя деть. Дико ныли зубы, между которыми появилась большая щель, парень постоянно ощупывал ее языком. Кроме того, сильно чесалась проклятая рана на груди, постоянно напоминая о надписи. Нилс де Торк появился около полуночи, когда Армидон от нетерпения готов был бросаться на стены.
   - Ты узнал что-нибудь? - выпалил парень, как только отец вошел в дверь.
   - Все оказалось куда хуже, чем я думал, - вздохнул де Торк старший. - Город буквально бурлит от этой новости. Тебя обсуждают на каждом углу. Теперь мало кто захочет иметь с тобой дело, да и со мной тоже. Придется уехать из города, иначе нас сжуют здесь с потрохами. Возможно, придется наняться в офицеры куда-нибудь на границу со степью.
   - А что насчет того, кто это сделал?
   - Мне все же удалось нанять кое-каких людишек для выяснения всех обстоятельств. Хоть они и запросили тройную цену. Для начала они проверили Пришлого, как главного твоего недруга. Он лежит переломанный у себя дома и не может встать с места. Стражники, которые его принесли, говорят, что у парня были переломаны ребра, а также рука. В доме их встретил молодой парень и какой-то старик. То есть, друзья Пришлого были дома и никак не могли напасть на тебя. Наемников нанять у него тоже времени не было. Если только он сделал это заранее. Но для этого он обязан был обладать информацией о том, где ты будешь идти без охраны. На всякий случай, я приказал наблюдать за домом. Нанимал ли кто-нибудь людей для подобного дела, я тоже проверяю по своим каналам.
   - Все же я чую, что Пришлый как-то причастен к этому делу, - скрипнул зубами Армидон. - Может, следует поймать и допросить его с пристрастием?
   - Тебе мало того, что с тобой сейчас приключилось? Хочешь на нас еще и недовольство короля повесить? Пока Пришлый в фаворите у монарха, его трогать никак нельзя. Но следить за ним будут.
   - Ты прав, отец, - вздохнул младший де Торк. - Удалось ли выяснить что-нибудь еще?
   - Удалось. Твоя подруга пропала. Ее нет ни дома, ни у стражи.
   - Ты думаешь, она к этому как-то причастна? - сузил глаза Армидон.
   - Думай сам, сын. Но найти ее не удалось. Но не переживай, рано или поздно, я ее найду. А пока собирай вещи. Завтра мы уезжаем из города.

Глава 10

   Ненавижу болеть. Это ж скука смертная - лежать целый день на кровати. Было дело, на земле я один раз угодил в больничку на неделю, так чуть не умер с тоски. Так там хоть телевизор был, а тут что? Книг - и тех хрен достанешь. Если только у Синка брать, так у него они такие нудные, что действуют на меня не хуже снотворного. А ведь мне придется еще пару неделек проваляться - точно. Чтоб никто не заподозрил меня в нападении на Армидона, пришлось попросить мастера, дабы он привел меня в надлежащий вид. Больно было дьявольски. Ночью, в ипостаси вампира все же боль ощущается не так отчетливо. Конечно, можно было бы обойтись и банальным гримом. Но кто даст гарантию, что Армидон не наймет того же аурника, чтоб он просканировал меня? А ауру-то не подделаешь. Во всяком случае, когда я человек. Вот и приходится теперь расплачиваться за свою агрессивность. Врач наложил повязки мастерски и даже какой-то мазью помазал, чтоб я выздоравливал быстрей. Правда, мне быстро не надо. Следует переждать некоторое время, пока все уляжется, да посланники короля подтвердят мою историю. Хоть отдохну от всего. Да вон и Лучия ухаживает за мной. Не отходит, будто крица - наседка. Приятно, черт возьми.
   День прошел абсолютно бесцельно и без приключений. Заходили только некие странные люди, будто бы от короля пришли поинтересоваться моим самочувствием. Был среди них и врач. Да пусть интересуются, мне скрывать нечего. Все честно. Больной, избитый, даже пару чертовски ноющих переломов есть - Нурп сработал без халтуры, будь он неладен. Так в томительном безделии и провалялся до самой темноты. Когда же этот длинный день закончился, и солнце зашло за горизонт, мой организм сразу попытался вылечить поломанное тело. Но я был начеку - блокировал этот его порыв в зародыше. Не время сейчас для чудесного исцеления. Справившись с регенерацией, прислушался к своим ощущениям. Сна ни в одном глазу, только глубоко внутри стучится Жажда, забивая все остальные чувства. Чтоб как-то отвлечься, я сосредоточился и позвал своего крылатого друга. Через минуту летучая мышь влетела в предусмотрительно открытое окно. Небольшое усилие воли, и я снова вижу мир глазами рукокрыла. На месте Армидона я бы обязательно навестил своих людей. Днем он вряд ли бы осмелился выйти, а вот ночью вполне вероятно, что де Торк посетит своих наймитов. Туда-то мы и слетаем. Практически невидимой тенью летучая мышь, повинуясь моему приказу, взмыла в небо и, шурша крыльями, помчалась в заданном мной направлении.
   Через несколько десятков минут крылатый дозорный уже висел под тем самым окном, где я услышал о нападении на меня. Мои расчеты оправдались. После пары часов ожидания, у дома остановился небольшой отряд из пяти человек. Один из них зашел в здание. Маленький разведчик висел навострив уши и внимательно слушал, что происходило внутри здания!
   - Я гляжу, уже приезжаешь к нам, не скрываясь!
   - Нет времени на эти игры. Не надо вам объяснять мою ситуацию. Есть пару вопросов по этому поводу. Возможно, вы что-то или кого-то заметили. Или за вами следили? Что делали после моего ухода?
   - Да уж, не объясняй. Только ленивый не слышал, как ты веселился на колокольне. Нет, мы никого и ничего подозрительного не видели. Следить за нами тоже никто не мог. Мы, как-никак, от стражи уходили. Следы заметали тщательно. После твоего ухода выпели немного, да спать легли.
   - Знаю, как вы немного пьете. Небось снова нажрались как дикие свиньи. Ну, да ладно, сейчас не об этом. Сегодня я вместе с матерью и отцом уезжаю из города. Вы же должны остаться здесь.
   - Нам все равно где быть, если ты продолжишь нам платить.
   Раздался звон монет.
   - Это вам на полгода вперед. Будите помогать в поиске того, кто это сделал. С вами свяжется человек, узнает его по носу с горбинкой. И он всегда носит синий сюртук.
   - Как скажешь!
   - И еще одно. Будьте начеку. Есть у меня подозрение о причастности Пришлого к этому делу. Доказательств нет, но своим чувствам я доверяю больше чем любым доказательствам. Так вот, если он вырубил меня недалеко отсюда - значит знает, где я был, и почему там был. А вы ему доставили немало хлопот, так что не удивлюсь, если он придет за вашими головами.
   - Пусть приходит. Приходили уже такие.
   - Не надо его недооценивать. Просто соблюдайте осторожность.
   - Ты предупредил, мы услышали.
   - Когда вы мне понадобитесь, я вам сообщу. А пока выполняйте распоряжения человека моего отца. Все, мне пора.
   Раздался хлопок двери, и через несколько секунд Армидон появился на улице и вместе с сопровождением направился в сторону восточных ворот. Я отдал мысленное распоряжение мыши следить за ним. Надо убедиться, что этот франт уберется из города.
   Я летел за отрядом Амидона до самых ворот и даже чуть дальше. За пределами города его поджидал снаряженный караван в три крытых телеги и человек пятнадцать челяди и охраны. Сомнений не оставалась - Армидон уезжает надолго. Отпустив разведчика, мое сознание снова вернулось в собственное тело.
   Ночь едва перевалила за половину, а спать по-прежнему не хотелось. Рядом, аккуратно устроившись на самом краю постели, посапывала Лучия. Я нежно погладил ее волосы и задумался о будущем. Трогать прихвостней де Торка пока не стоит, как бы мне этого не хотелось. Но ничего, разберусь с ними при первом удобном случае. Жажда с каждой ночью становится все сильнее, и эту проблему также надо как-то решать. Но как ее решить, лежа на кровати? Недельки две я потерпеть, конечно, смогу. Но что потом? Не станешь же убивать первого встречного? А слоняться по городу и надеться на везенье, мне тоже очень не хочется. Хотя меня же есть теперь возможность удаленного наблюдения. С помощью рукокрыла за пару недель вполне можно найти себе подходящую пищу. Да и вообще, нужно использовать эту передышку с пользой, покопаться в памяти лорда вампира, подучится чему-нибудь. Ну а днем можно подумать о том, как развить свалившееся на меня дело. Как раскрутить агентство по охране караванов. Ведь не станешь же охранять караваны в одиночку. Тут нужны люди, хотя бы десятка два. Придется немного раскошелиться и нанять народу. Благо есть у меня веселая троица, которая может этим заняться. Не зря же я их вытаскивал из логова лорда вампира, вот пусть и пошукают среди своей наемной братии, кого поспособнее. Денег пока с избытком. А Нурпа поставлю на контроль. В общем, если подвести итоги все у меня складывается довольно неплохо. От всех врагов мне удалось избавиться. Да и приобрести кое-что в собственность. Даже вот, землевладельцем скоро должен стать. Знатным, однако, господином буду. И деньжата водятся, и женщина есть, и друзья. Что еще человеку надо для счастья? Надо жить, да радоваться. Прейдя к такому решению, я, наконец, провалился в глубокий сон. Сон счастливого человека.

Эпилог

   Не смотря на разгар ясного дня, небольшую комнату наполнял полумрак. Узкие окна были зашторены плотными занавесками, едва пропускающими даже самый яркий свет. За массивным столом расположился пожилой человек, он с усердием выводил что-то на белоснежном листе бумаги, при этом полумрак комнаты нисколько ему не мешал. За свою долгую жизнь магистр Алого ордена давно привык видеть в темноте не хуже кошки. Солнечные лучи же заставляли его подслеповато щуриться. К тому же от них у него начинался зуд по телу
   С противным скрипом давно не смазываемых петель дверь в кабинет отварилась, и в комнату вошли два худощавых парня в серых, плотных одеждах, закрывающих все тело до самого горла.
   - Вы звали нас, магистр, - одновременно произнесли они, снимая с головы капюшоны.
   - Все верно, дети мои, - ответил старик тихим голосом. - У меня для вас есть поручение.
   - Мы слушаем вас, магистр, - наклонили головы пришельцы.
   - Лучше поговорим об этом в подвале. Д-а-а-а... а подвале, определенно, будет лучше, - кивнул сам себе магистр.
   Оперевшись на длинный посох, стоящий возле стула, он, покряхтывая, поднялся и, взяв из ящика стола сверток, направился к выходу. Молодые люди последовали за ним. В приемной зале старик отворил небольшую потайную дверь и, наклонив голову, вошел на узкую винтовую лестницу. Он взял факел, который располагался в нише рядом с входом, зажег его и аккуратно начал спускаться по ступенькам. Глава Алого ордена мог обойтись и без освещения, но молодые пока не научились видеть в темноте, так же как он. Преодолев три десятка ступеней, люди достигли цели своего путешествие. В длинной каменой камере прикованные к стене висели пять обнаженных человеческих фигур, исписанных какими-то таинственными знаками. На полу лежало два растерзанных тела.
   - Недавно кормили наших пленников. Не успели убрать, - кивнув на мертвецов, извиняющимся тоном произнес магистр. - Для вашего задания вам, наверняка, понадобится дополнительная сила, скорость и умение видеть в темноте, - продолжил он.
   Старик развернул сверток и достал три металлических шприца. Подойдя к одному из висящих, магистр профессиональным движением воткнул иголку в вену на шее и наполнил шприц. Пленник на это действие лишь устало поднял голову и, оскалив клыки, в бессильной злобе посмотрел красными глазами на своего мучителя. На взгляд несчастного магистр не обратил внимания, он переместился дальше вдоль стены и проделал ту же процедуру еще с двумя вампирами.
   - Вот, - протянул он два наполненных шприца парням. - Используйте это только когда будите выходить на дело. - Ну, а это для меня, - спрятал он третий шприц к себе в рукав.
   Магистр Алого ордена был настолько стар, что только кровь вампира могла помочь ему протянуть лишний день. Она уже не давала ему ни прежней силы, ни скорости, но помогала выжить. А это было уже не мало, учитывая, что старик разменял четвертую сотню лет.
   - Ну, а теперь о самом задании, - проговорил магистр, когда молодые послушники ордена спрятали переданные им предметы. - До меня дошли слухи, что некий наемник принес во дворец голову лорда вампира. Я хочу, что бы вы ее выкрали и принесли мне.
   - Мы все исполним, магистр, - кивнул один из парней. - Но не будет ли дерзостью спросить, зачем вам понадобилась эта голова?
   - Вы имеете право это знать, - кивнул старик. - Я хочу лично убедиться, что это голова именно лорда вампира и никого иного. Видите этих тварей, - обвел он рукой висящих созданий. - Только благодаря им Алый орден еще существует. Только благодаря их крови наши бойцы могут приобрести силу и скорость, сравнимую с вампирской. Только благодаря этому мы победили этих тварей. Но наши запасы материала истекают. Эти пятеро едва ли не последние поставщики крови. Да и они долго не протянут. Алому ордену грозит уничтожение и полное забвение. Нас и так можно пересчитать по пальцам. Но если это голова действительно лорда вампира, то у него должны были остаться его вассалы. Они-то нам и нужны. Да и не вериться мне, что простой человек мог одолеть лорда вампира. Мой дед рассказывал как во времена его правления, Алый орден обнаружил одного скрывающегося лорда. Они потеряли практически всех людей, прежде чем достали упыря. А между тем, орден тогда был не чета нынешнему - полсотни отменных бойцов, накаченные вампирской кровью до самых глаз. Д-а-а-а, бойцы раньше были отменные, - протянул он и положив голову на навершие посоха, затих. Молодым воинам даже показалось, что он уснул.
   - Да-а-а, вот если б нам удалось взять в плен лорда, - очнувшись, мечтательно произнес он, - тогда бы у нас было бы полно вампирской крови.
   С каждым годом доза бессмертия требовалась старику все чаще. Пристарелый глава ордена чувствовал, что ему осталось уже недолго топтать землю этого мира. А магистр ужасно боялся смерти. Он надеялся, что кровь лорда поможет ему протянуть еще несколько сот лета, а, возможно, и вернет ему былую силу.
   - Так вы что думаете, что тот охотник за головами является лордом вампиром? - удивленно спросил один из парней.
   - Я не исключаю такую возможность, - степенно кивнул магистр.
   - Но ведь вампиры боятся солнечного света, даже лорды, - удивленно воскликнул воин.
   - У различных вампирских кланов есть свои умения, - прокряхтел старик. - Не исключено, что кто-то из них не боялся солнечного света. Но все это надо проверить, дети мои. Очень хорошо проверить. Д-а-а-а... проверить. Ибо если мы обнаружим лорда, нам обязательно нужно взять его живым. И тут нам понадобиться не столько сила, сколько хитрость. Д-а-а-а... хитрость. Но пока, дети мои, идите и принесите мне голову.

***

   Родерик дремал на уютной кровати в маленькой гостинице, каких полно в Столице. Он совсем недавно вернулся после одного небольшого дела и теперь решил немного расслабиться. Даже великим людям, каким он себя и считал, не чуждо ни что человеческое. Мага разбудил настойчивый стук в окно. Выругавшись про себя, Родерик поднялся с кровати и поплелся открывать ставни. Вместе с ярким весенним солнцем в комнату ворвался демон - посыльный. Что Родерику нравилось в этих тварях, так это то, что они найдут своего хозяина в любом месте.
   - Убирайся! - бросил маг себе за спину, поймав существо.
   После этих слов из-под одеяла выбралась круглолицая девушка и, быстро накинув сарафан, поспешила покинуть комнату. Дождавшись, когда за жрицей любви закроется дверь, Родерик снял с ноги демона небольшой ввернутый листик и, аккуратно развернув его, принялся за чтение.
   "Послание от информатора номер тридцать семь. Докладываю. Интересующий вас объект вернулся в город. По непроверенным данным объект ликвидировал лорда вампира, тем самым обезопасив Нурдовский тракт. После проверки информации король намеревается передать во владение объекту агентство по охране караванов, принадлежащее Зендеру де Року, а также несколько деревень и денежное вознаграждение. После вечера у короля на объект было совершено нападение, после чего он пребывает в болезненном состоянии у себя дома. Так же считаю нужным доложить: к объекту начал проявлять интерес король. Жду дальнейших распоряжений."
   После того, как информатор номер тридцать семь доложил Родерику о результатах допроса Шепа де Норта, маг решил повнимательней присмотреться к странному человеку по прозвищу Пришлый. И он не ошибся в своих ощущениях. Маг приказал организовать за ним ненавящее наблюдение. То есть непосредственной слежки не было, но о любом мало-мальски значимом поступке Пришлого немедленно докладывалось Родерику. А информатор номер тридцать семь имел свои источники по всей Столице. Так что данных по Пришлому хватало. Человек этот был более чем странным. И хоть, скорее всего, это именно он ликвидировал любимого вассала Родерика - Зендера ла Мин де Рока, маг не спешил с местью. Убить - проще всего, труднее понять и разобраться. А с недавних пор Родерик хотел знать о Пришлом все. Достав из сумки маленький листик и пишущие принадлежности, Родерик сел за стол и начал писать ответ.
   "До особого распоряжения не предпринимать никаких действий по отношению к объекту. Продолжать следить за действиями объекта в прежнем режиме. Принять все меры для угасания интереса короля к объекту."
   - Лети, мой крылатый вестник, - посмотрев в туманные глаза демона, проговорил Родерик и выпустил существо из окна.
   Все складывалось довольно неплохо. И если этот Пришлый не совсем тупой кретин, то он может стать хорошей заменой покойному Зендеру ла Сопраф де Року. Ну, а если и нет, то и это не страшно. Именно благодаря тому, что он мог обернуть любую ситуацию в свою пользу, Родерик достиг нынешнего положения.
  

Оценка: 6.91*80  Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на LitNet.com  
  М.Гудвин "Падение Фаэтона / Том I / Огонь Ра" (Боевая фантастика) | | В.Соколов "Обезбашенный спецназ. Мажор 2" (Боевик) | | Д.Владимиров "Киллхантер" (Боевая фантастика) | | К.Леви "Асирия. Путь к счастью." (Любовное фэнтези) | | А.Демьянов "Долгая дорога домой. Книга Вторая" (Боевая фантастика) | | В.Василенко "Стальные псы 3: Лазурный дракон" (ЛитРПГ) | | C.Возный "Последний шанс палача" (Боевик) | | Д.Сугралинов "Дисгардиум. Угроза А-класса" (ЛитРПГ) | | Д.Черепанов "Собиратель Том 3" (ЛитРПГ) | | Д.Деев "Я – другой" (ЛитРПГ) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
П.Керлис "Антилия.Охота за неприятностями" С.Лыжина "Время дракона" А.Вильгоцкий "Пастырь мертвецов" И.Шевченко "Демоны ее прошлого" Н.Капитонов "Шлак" Б.Кригер "В бездне"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"