Виктим: другие произведения.

Форсу - территория матриархата (общий файл)

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс фантастических романов "Утро. ХХII век"
Конкурсы романов на Author.Today

Летние Истории на ПродаМане
Peклaмa
Оценка: 3.20*6  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Молодой парень, которому нравятся элементы женского доминирования, искал тематическую группу в социальной сети и знакомства по интересам. Ну и нашёл приключения на свою голову... вернее, на обе головы. Начались его приключения на Земле, а продолжились в извращенном параллельном мире с матриархальным укладом и сексуальным рабством в придачу.
    (19.10.2018 Роман выложен полностью, fb2 исправлен, 27.05.2019 добавлены новые иллюстрации)


   Автор:
   Дмитрий Виктим
   Бета:
   Mish12
   Название романа:
   Форсу - территория матриархата
   Жанр:
   фэнтези, фантастика, попаданец, откровенная эротика, гаремник, романтика, флафф
   Форма:
   роман (38 глав, 667 стр)
   Направление:
   гетеросексуальная эротика (гет), иногда инвертный гет
   Пэйринг:
   Дима / Мариша, Мика, Тинка, Мара и др.
   Реэтинг:
   nc21
   Предупреждения:
   Извращенные кинки, опасно для психики неподготовленного читателя: общественный куннилингус (непрерывная череда женщин), золотой дождь, избыточный натурализм, физиология и икс-рэй описания интимных сцен (а что там внутри), сексуальное рабство, бондаж, гигантская хищная вагина, заглатывающая человеческое тело целиком, vore, инвертный гет (девушка в роли мужчины).
   Ну и менее страшное: полиамория, групповой секс, местами нецензурная лексика в эротических сценах)
   Статус:
   Закончен. Опубликован полностью 19.10.2018.
  
  
   Содержание

Предисловие автора
Часть 1. Земля
Глава 1. Интернет-знакомство
Глава 2. Оранжевый пробой
Глава 3. Поделки своими руками
Глава 4. Этот реальный виртуальный секс
Глава 5. Подневольный кальян
Глава 6. Прокатись на нашей карусели!
Глава 7. Знакомство с Форсу
Глава 8. Конкурентная борьба
Глава 9. Обращение
Глава 10. Знакомство
Глава 11. Фантастический аттракцион
Глава 12. Продвижение
Глава 13. Договор
Глава 14. Рабочие будни
Глава 15. Виктория
Глава 16. Последние деньки перед путешествием
Часть 2. Форсу
Глава 17. Прибытие
Глава 18. Сексуальная химия
Глава 19. Замок волшебницы и его хищные обитатели
Глава 20. Секреты послушания
Глава 21. Паучьи страсти
Глава 22. Таинства сексуальной магии
Глава 23. Сестрички
Глава 24. Ловушка
Глава 25. Особенности сексуальной охоты
Глава 26. Сексуальная алхимия
Глава 27. Сексуальная кулинария
Глава 28. Уроки на воде
Глава 29. Оплот мужественности
Глава 30. Взгляд орка
Глава 31. А приключения продолжаются
Глава 32. Будни лилипута
Глава 33. Экскурс в историю
Глава 34. Это просто такая сильная любовь!
Глава 35. Секреты неолетанок
Глава 36. Риса
Глава 37. Мика
Эпилог. Ретроспектива
Глоссарий. Форсу

Предисловие автора

К содержанию

   Ко мне нагрянула муза из придуманного мной ранее мира Форсу, связала меня, доминировала, пытала извращенными фантазиями и требовала, чтобы я написал хотя бы небольшой мидик по её родному миру. В общем я не выдержал. Извините, дорогие читатели, что забросил на время Вояж и Мою девушку - футанари. Но этой даме палец в рот не клади. Согласился на мидик, а в процессе написания это оказался самый натуральный максик.
  
   Дам краткое описание мира. Планета Форсу - это фэнтезийный магический мир, населенный людьми и различными расами вроде эльфов, орков, гномов, фей и других сказочных созданий. Это мир меча и магии, в котором правят волшебники и сильные воины. Уровень технического развития не высокий, однако есть магические вещи и артефакты, которые технику местами могут заменить. В частности, на планете используется технология порталов, есть летающие по воздуху корабли и т.п.
  
   В мире Форсу множество государств. Существуют страны людей, эльфов, орков, гномов и др., однако самой сильной и влиятельной является империя Валенсия, названная так по имени легендарной волшебницы, которая привела ее к успеху и процветанию. Эта держава отличается умеренной матриархальной культурой, задает тон на политической арене и является сюзереном ряда вассальных государств, в которых под ее влиянием тоже распространились матриархальные законы.
  
   Одной из причин превалирования и сохранения матриархальной культуры в Империи является комплексное физическое превосходство женщин. Дамы в среднем превосходят кавалеров в физической силе, скорости, координации, точности и выносливости. Именно женщины в мире Форсу продвинуты в физическом плане, а не мужчины слабы. Их превосходство обеспечивается выработкой особой магической энергии, повышающей все физические показатели, а не более развитой, чем у мужчин мускулатурой. Физические возможности мужчин такие же, как и в нашем мире. В результате прекрасному полу в среднем лучше даются боевые искусства и из них получаются более умелые воины.
  
   Второй причиной установления матриархальных законов является то, что в мире Форсу девочки рождаются примерно раз в пять чаще мальчиков и, как следствие, у дам имеется огромный численный перевес. Таким образом, за счет численности и физического превосходства доминирование прекрасного пола в свое время было установлено силовым путем.
  
   Основные понятия мира я даю прямо по ходу повествования, так что какие-то особенности и нюансы должны быть понятны по ходу изложения истории, но на тот случай если кому-то что-то останется не ясным, я планирую выложить отдельно глоссарий по миру Форсу.
  
   Посвящение:
   Сурретьлэ Раи (Иар Эльтеррус) "Серые пустоши жизни". Именно из-за этого романа мир Форсу родился.
  
   Примечание к сюжету:
   С 33й главы в романе появляется раса неолетанок из фэндома "Земли Богов" (цикл романов "Дети Мевы", "Вольная птица", "Сила слабости" и др.), автором которого является Ольга Талан. Знание фэндома не обязательно.
  
   Публикация на других ресурсах: Уточнять у автора
  

Часть 1. Земля

Глава 1. Интернет-знакомство

К содержанию

  Я находился во вконтакте, блуждал по группам и увлечённо читал их странички. Собственно, ничего экстраординарного не было в моих действиях, если не обращать внимание на тематику текста и картинок, которые я просматривал. Что это были за группы? Сейчас расскажу. Я набрал в поиске социальной сети 'Женское доминирование', потому как мне нравится это дело. Не то что бы я был поклонником БДСМ и сексуального рабства, но вот властные женщины меня дюже цепляют. Ну и варианты насильственного куни или золотого дождика я никогда не отказывался посмотреть.
  
  Поиск выдал, конечно же, кучу разных ссылок, содержащих в названиях искомые мной слова. Ну и я стал шарить по этим страницам и читать, что они предлагают. Некоторые группы были закрытые, и я, ознакомившись с многообещающими резюме, подал заявку на вступление. Когда-нибудь примут меня, тогда и посмотрю, что там. Закрытые группы обещали что-нибудь откровенненькое, а это уже неплохо.
  
  В открытых группах разные госпожи зазывали тряпок, шелудивых псов и форменных отбросов себе в услужение. Я мысленно повздыхал и не стал записываться. Ну не люблю я такого к себе отношения. Я мужчина, и мне хочется, чтобы меня любили, пусть даже и властно, пусть местами насильственно и без спросу, но любили всё-таки, а не гнобили. Прочитав опус очередной госпожи, которая разъясняла порядок вещей, я убедился ещё раз, что за любовью - это не к ним, и покинул страничку группы.
  
  Постепенно просматривая одну группу за другой - некоторые из них вообще оказались пустыми, - я подобрался где-то ближе к концу списка и прочитал: 'Форсу. Территория матриархата и женского доминирования'. Из окошка аватарки на меня глядели два миловидных женских личика с похотливыми взглядами. И рука как-то сама кликнула по ссылке. Настолько впечатлило меня хищное выражение их лиц.
  
  Эта группа тоже оказалась закрытой, и под заголовком её сообщалось: 'Записывайтесь к нам, мальчики. И мы вас изнасилуем!' А в шапке группы была картинка со всё теми же девушками, которые с верёвкой, наручниками и плотоядными улыбочками подбирались к голому парню, испуганно зажавшемуся в угол. Сами девушки тоже были основательно раздеты, выглядели рослыми и спортивными, так что очевидно было, что им есть чем жертву свою мотивировать на ублажение своих сексапильных тел.
  
  Резюме не отличалось особой развёрнутостью. В нём написано было лишь несколько строк: 'Вы любите лизать женские киски? Вам нравится мокнуть под золотым дождиком, а может быть, даже его пить? Тогда вам прямая дорога к нам. Не волнуйтесь, у нас вам понравится обязательно. Откровенные фото и видео. Живое общение и реальные встречи. Общительные и отзывчивые участники, не стесняющиеся делиться мнением и оставлять комментарии, получают интересные бонусы. Хамов выгоняем вон!'
  
  'До чего ж круто оформили, а?! - восхитился я и нажал кнопку "Подать заявку". - И почему у них так мало участников?' - В соответствующем поле было написано всего сто четырнадцать.
  
  Я закрыл страницу и продолжил было просматривать названия других групп, как вдруг увидел восклицательный значок в оповещениях. Щёлкнул по нему и прочитал, что моё членство в группе "Форсу" одобрено.
  
  'Ух ты! Как быстро!' - обрадовался я и поспешил вернуться на страницу, с которой недавно ушёл.
  
  Именно там я и увидел запись с этим видео, закреплённую в самом верху. Ну и естественно щёлкнул по соответствующему окошку, чтобы ролик просмотреть.
  

* * *

   Это было что-то невообразимое. Просто полный нереальный отпад. Голый парень сидел в центре небольшой пустой комнаты, пристёгнутый к какому-то металлическому столбу. Верхняя часть лица его от лба до носа была скрыта замутняющим видео-эффектом. Видимо, чтобы сохранить личность молодого человека в секрете. Располагался тот на невысокой кожаной тумбе с мягким сидением, руки его были заведены за спину и скованы наручниками за столбом, тянущимся вверх метра на полтора. Дополнительно металлическим обручем с мягкими кожаными подкладками внутри была скована голова на уровне лба и слегка запрокинута назад, поднимая лицо пленника вверх примерно под углом градусов в двадцать от вертикали.
  
   И вот к этому парню одна за другой потоком шли женщины. Они подходили вплотную, вставали сверху, прижимались вагиной ко рту и получали оральное удовольствие. Кто-то перед этим раздевался ниже пояса, снимал брюки и бельё, кто-то просто задирал юбку вверх, отодвигал полоску трусиков в сторону и сочно с наслаждением втыкался в рот, обволакивая его половыми губками. Всё происходило без каких-либо разговоров и быстро, как справление физиологических потребностей.
  
   Женщинам хватало не более полутора минут, чтобы испытать разрядку. Я специально по счётчику времени ролика засекал. Они прижимались, наваливались, погружались в удовольствие под ласками нежного язычка и посасывающего их женские прелести рта и начинали потихоньку двигаться. Кто-то обнимал металлический столб руками, кто-то прислонялся к нему, кто-то вцеплялся парню в волосы и властно стискивал их пальцами. Движения их бёдер постепенно ускорялись, учащалось дыхание или начинали вырываться стоны изо рта. И вот этот сладкий кульминационным момент, когда возбуждённое женское тело скручивает судорога блаженства. Изо рта её вырывается восторженный крик, или сдавленное рычание, или какой-то другой громкий и неизменно пропитанный наслаждением возглас вроде: "Гах-х-х!", "А-а-ар-р-р!", "Н-н-н-х-х!", "Ы-ы-ын-н-н-р-р!" И тому подобное. А потом следовал взрывной страстный танец блаженства, бешеное сжатие головы, дёрганье за волосы, хриплые сладостные вскрики, а под конец иногда и смех. И всё это продолжалось необыкновенно долго. Тридцать секунд, сорок, иногда около минуты. Затем женщина затихала и ещё через небольшое время удовлетворённо отрывалась от столба. Она возвращала на место полоску трусиков, опускала подол юбки вниз или одевалась. А потом уходила, так же молча, как и пришла.
  
   После каждой посетительницы срабатывал смывной механизм, запускающийся автоматически, как от фотоэлемента. Секция металлического столбика с жужжанием поворачивалась, и над парнем нависала широкая душевая лейка, затем включалась вода и в течение полутора-двух минут смывала с лица мужчины женские сексуальные выделения, очень напоминая смыв в унитазе после справления нужды.
  
   Все эти действия записывались с трёх ракурсов: со стороны целиком; спереди и чуть сбоку крупным планом, так что хорошо видны были женская промежность, её бёдра и мужское лицо; а также сзади и снизу, очень крупно показывая вагину женщины и рот мужчины. В камеры попадали самые разные киски: и подстриженные, и бритые, и откровенно заросшие, с разным цветом волос, с мясистыми половыми губками и с плоскими, с большими клиторами и с миниатюрными, с длинными лепестками малых половых губ и с маленькими, аккуратными. В общем, женские прелести на любой вкус. Но всех их отличала необычная возбуждённость и влажность. Некоторые вагины были широко распахнуты и просто сочились смазкой, будто хозяйка их основательно нагрузилась афродизиаками вроде шпанской мушки.
  
   Особенно меня поразила одна брюнетка, которая буквально влетела в комнату, словно испытывала острую нужду. Стремительно подскочила к пленнику, одним движением задрала юбку, отодвинула трусики в сторону и судорожно ткнулась парню в рот своей пушистой вагиной.
  
   - Ы-ы-ых! - простонала она, и на камере снизу я увидел, как хищно расползлись её мохнатые дольки, жадно обволакивая парню лицо, и выплеснули волну густой прозрачной смазки, потёкшей по подбородку и шее, словно поток киселя. Женщина совершила каких-то пять-шесть судорожных исполненных невероятной страстью фрикций и, издав длинное: "Га-а-а-ар-р-р-х-х-х!!!" - забилась в мощном взрывном оргазме, в момент которого её пленник булькнул, замычал, забился, пытаясь отстраниться, а по щекам и подбородку его потекла вода.
  
   Оргазм у этой торопыги продолжался около минуты. После чего она замерла ещё минуты на полторы, погрузившись в сладостный релакс, медленно и лениво отстранилась, похлопала парня по щеке и так же медленно и безмолвно удалилась из комнаты, одёргивая на ходу свою юбку вниз. Самому мне тоже пришлось остановить воспроизведение и сходить в ванну помыться, потому что... ну сами понимаете, не вынесла душа зрителя такого шедеврального зрелища.
  

* * *

   "Пишите отзывы! - было написано под окошком с видео. - Чей комментарий нам больше понравится, тот получит в награду интересную ссылочку".
  
   В окне было множество реплик. Счётчик показывал сорок шесть. Имелись там и простенькие: "Классно!", "Круто!", "Мне бы так", "Хочу лизать!". Были и более развёрнутые, излагающие больше впечатлений. Я тоже загорелся энтузиазмом что-нибудь написать и выплеснуть из себя восторг от увиденного. Пальцы сами заплясали по клавишам, складывая буквы в слова, слова в предложения и тем самым выпуская в поле комментария поток моих зашкаливающих эмоций. Я и сам не заметил, как накатал простыню на две трети экрана. Нажал "отправить" и стал перечитывать свой коммент, отыскивая ошибки и опечатки.
  
   "Тебе так понравилось?" - высветился ответ под моим отзывом от некой Мариши.
  
   "Вообще шедевр! Первый раз такой вижу!" - похвалил я в ответ.
  
   "Тот парнишка неплохо лизал. А ты так сумеешь?"
  
   "Вы такие вопросы задаёте, - написал я вежливо. - Предлагаете мне похвастаться?"
  
   "Я одна, поэтому обращайся ко мне в единственном числе, - получил я реплику со ржущим смайликом. - А ты ответь так, чтобы мне понравилось".
  
   "Ну, мне очень нравится кунилингус, - написал я. - Прям очень-очень. Поэтому я делаю его увлечённо. А насколько хорошо это чувствуется, не знаю. Сам себе не лизал".
  
   "И ты не против, чтобы тебе тыкали в рот волосатой писюхой?"
  
   "Ух! Волосы на киске - это класс! Я их обожаю!"
  
   "А если я насикаю тебе в рот, пока ты будешь языком в моей письке балакать? - поинтересовалась Мариша. - Тебе тоже понравится?"
  
   Я замер на несколько секунд от неожиданности. Уж больно обескураживающе и грубовато для меня прочитался вопрос незнакомки.
  
   "Глотать ведь не обязательно?" - осторожно уточнил я.
  
   "Просто ответь на вопрос. Тебе нравится золотой дождик или нет?"
  
   "Да, нравится", - написал я после секундной заминки.
  
   "И в рот принимать? Или только на тело?"
  
   Я снова тормознул на несколько мгновений, но потом ответил:
  
   "В рот тоже. В рот даже больше. Но сам я ни разу не принимал, - признался я. - Поэтому проглотить, боюсь, не сумею".
  
   "О'кей. Просись ко мне в друзья, - предложила собеседница. - В личке продолжим беседу".
  
   Мысленно я порадовался, что у меня состоялось, похоже, прикольное знакомство. Кликнул на аватарку Мариши, изображавшую большеглазую черноволосую девчонку из какого-то аниме, а потом и на кнопку "Добавить в друзья". Одобрение пришло секунд через десять, и почти сразу в строке "Сообщения" зажглась единичка. Кто-то мне чего-то написал.
  
   Я перешёл в окно чата и увидел запись Мариши:
  
   "Отлично! Теперь можем приватно поговорить. Ты хотел бы встретиться со мной лично?"
  
   Я замер на пару секунд, преодолевая нерешительность, и сообщил:
  
   "Да, хотел бы, - потом добавил: - Но я даже не знаю, где ты живёшь. Вдруг мы из разных городов?"
  
   "Это не важно, - получил я ответ. - Впрочем, ты живёшь в каком городе?"
  
   Я написал.
  
   "Ого, какое совпадение! - рассмеялась смайликом собеседница. - Тогда я там же живу. Считай, проблема эта решена".
  
   "А когда встретимся?" - поинтересовался я дрожащими пальцами. Меня вдруг стал колотить мандраж.
  
   "Не сегодня, - ответила Мариша. - И не гони лошадей. Я ещё не решила, хочу ли тебя увидеть. Просто спрашивала о твоей готовности".
  
   "Ясно".
  
   "Если на встречу рассчитываешь, то должен честно ответить на все мои вопросы".
  
   "Согласен".
  
   "В нике у тебя есть имя Дмитрий. Оно настоящее?"
  
   "Да".
  
   "Сколько тебе лет? И где работаешь?"
  
   "Мне - двадцать пять. Я ещё учусь. На физтехе, аспирант".
  
   "Женат? Девушка есть? Живёшь с кем-то или один?"
  
   "Девушки нет и не женат. Живу с другим аспирантом в общаге".
  
   "Ясно-понятно, - улыбнулась смайликом Мариша. - Ты неплохой отзыв под тем видео оставил. Мне он очень понравился. Так что, считай, ссылочку ты честно заработал, лови".
  
   В окне чата у меня появилось окошко с видео.
  
   "Это продолжение, - пояснила девушка. - Про того самого парня, который лизал, но с золотым дождиком. Сможешь увидеть в подробностях, как новичков учат в рот принимать. А ещё ты должен показать мне своё настоящее и актуальное фото. Не обязательно сейчас, но без фото никакой встречи. Если стесняешься в профиле его выставить, то можешь кинуть в личку. Моя фотка вот. Лови".
  
   В чате появилась фотография той самой черноволосой девушки, которая за несколько секунд испытала супердлительный и мощный оргазм от куни.
  
   0x01 graphic
  
   "Всё, пока, я пошла, - написала Мариша. - Приятного просмотра и жду твою фотку".
  
   А я ещё минут пять сидел и в полном опофигее пялился на изображение моего кумира.
  
   "Это она! - думал я с восторгом. - Я встречусь с ней! Боже! Как круто!"
  

* * *

   Чуть позже я запустил ролик и с предвкушением стал смотреть. Действие происходило в той же комнате, что и в первой части. Тот же парень, тот же столб, но замутнения на лице в этот раз уже не было. Видимо ролики, не предназначенные для публичного просмотра, не подвергались видео-цензуре. На первом плане в кадре была кареглазая рыжая девчонка с камерой в руках. Одежды на ней не было никакой, так что зрители могли полюбоваться её спортивным телосложением, упругой грудью третьего размера, красивыми длинными ногами и подстриженным рыжим ёжиком волос в промежности. Судя по всему, она играла роль ведущей или комментатора, потому что сразу обратилась к зрителям.
  
   - Привет мальчики! Меня зовут Инна. Если вы смотрите это видео, то, наверное, очень хорошо себя вели и приглянулись одной из наших девчонок. Значит, вы уже почти в одном шаге от того, чтобы быть схваченными и попасть в восхитительное сексуальное рабство, о котором все вы наверняка страстно мечтаете. Хочу напомнить, что Форсу - это особый мир, мир запретных удовольствий, которые очень нравятся нашим женщинам и без которых они ну никак обходиться не могут. Однако получить их не так уж и просто. Удовольствия эти потому и называются запретными, что, доставив их, человек лишается своей свободы. Много ли мужчин согласятся обратиться в рабов-париев, только ради того, чтобы ублажить женщину языком и попробовать вкус её наслаждения? На это решится далеко не каждый. Но вы ведь хотите стать такими привилегированными рабами, которым доступно то, что недоступно свободным гражданам?
  
   "Вау! Как закрутили! - восхищённо подумал я. - Рабство за куннилингус! Какое жестокое правило. Но так прикольненько. Мне нравятся правила этой игры!"
  
   - Я знаю, вы хотите, - продолжала рыжеволосая девушка, - очень хотите, раз вы здесь с нами и готовитесь добровольно принять эту роль. Роль подневольных ублажителей, сексуальных игрушек, вещей. Ведь когда вы обратитесь в них, понятие насилия перестанет для вас существовать, как не применимое к вещи. Вещь используют вне зависимости от того, хочет она, чтобы её использовали, или нет. Напротив, вещь любит, когда её используют, наслаждается тем, что востребована, и вы будете наслаждаться. Я вам обещаю!
  
   - А ещё вещами дорожат, дорогие мои милые мальчики, - сказала Инна, подходя к голому парню, и погладила его по щеке. - Их любят, лелеют, берегут. И чем ценнее вещь, тем дороже она для хозяйки. Тем более трепетное у неё отношение к своей дорогой и любимой игрушке. Так от чего же зависит ценность вещи? Давайте разберёмся на примере нашего милого Максика, который уже вещью стал. Сейчас мы подойдём к нему поближе и всё внимательно рассмотрим.
  
   "Берегут! - подумал я с удовольствием. - Действительно, какой смысл гнобить вибратор, воспитывать его или там наказывать".
  
   Я представил, как какая-нибудь госпожа брезгливо выплёвывает слова, обращаясь к вибратору:
  
   "Ты ничтожество, тряпка, пыль под моими ногами, мразь, шелудивый пёс!" - и невольно заржал, настолько это нелепо смотрелось. Чтобы не пропустить ничего интересного, я нажал на клавиатуре пробел, останавливая воспроизведение, и, хихикая, откинулся на спинку кресла. Мне представилась другая картина, и вот она уже смотрелась вполне органично.
  
   "Моя, мусечка-пусечка, золотко моё, - ворковала женщина, беря в руки вибратор, ласково проводя по нему рукой и нетерпеливо облизываясь. - Ну, иди к мамочке, хороший мой, подари мне удовольствие как ты умеешь. Ну вот так, вот так". "Вж-ж-ж-ж", - завибрировала игрушка. "А-а-ах-х!" - простонала женщина, откидываясь на подушки и блаженно улыбаясь.
  
   - О-о-о, да-а-а! - простонал я вслед за ней. - Вот она, моя роль! Вот кем мне хочется быть в постели. Сексуальной игрушкой, ценной и любимой вещью, а не мерзким гнобимым рабом!
  
   В голову вдруг пришла яркая картина, как изящная ручка раздражённо трясёт забарахливший вибратор, а потом в сердцах метает его в стену, разбивая на множество мелких частей, и я невольно вздрогнул, возвращаясь из своих фантазий. Нет, об стенку башкой мне не хотелось. Но ведь и барахлить я не собираюсь, верно? И потом, какой же я вибратор? Я очень сложный, многофункциональный и дорогой прибор, который нельзя об стену, даже если он барахлит. Потому что всё равно жалко. И дешевле выйдет отремонтировать, чем новый купить.
  
   "Смотря кому, - пришла снова в голову назойливая мысль. - Какой-нибудь богачке проще будет купить второй айфон, чем в сломанном ковыряться".
  
   "И ничего не проще, - возразил я самому себе. - Может там и неисправность плёвая, просто вернуть систему к заводским настройкам. И делается это нажатием двух клавиш".
  
   "Молчи-молчи! Бесправная вещь. Об стену тебя, об стену! Чтобы неповадно ломаться было. Бесправная, безмолвная, не имеющая возможности возразить!"
  
   "А вот и нет! Я не безмолвный! У меня этот есть, как его, искусственный интеллект и способность разговаривать! И я буду умолять не разбивать меня. Очень жалобно! Меня пожалеют, вот!"
  
   "Хе-хе! Говорящий вибратор! Не смеши!"
  
   "Супер-пупер навороченный вибратор, с программным управлением!" - гордо парировал я и рассмеялся от нелепости этого мысленного диалога с самим собой.
  
   "Господи! Ну что за хрень лезет в голову?! Долой её, к чёрту! Хочу узнать, чем же определяется ценность вещи".
  
   Я снова нажал на пробел, запуская воспроизведение, и замершая девушка сдвинулась с места, включила свою видеокамеру, направляя её на пленника, и точка съёмки переместилась на её аппарат. Парень стал приближаться по мере того, как оператор к нему подходила. Она обошла его с правой стороны, и крупным планом на экран выплыла шея молодого человека, на которой зрители увидели два зелёных листочка, сгруппированных один под другим на коротенькой зелёной веточке. Длиной они были около пяти миллиметров каждый, а шириной - миллиметра три.
  
   - Итак, обратите внимание, мальчики. Так будут выглядеть ваши статусные метки. Правда, симпатичные? Я их просто обожаю. И чем больше листочков на шее пария, тем он мне милей. Это ваш ранг, ваша доблесть, звёздочки на погонах, которые присваиваются за заслуги. Обратите внимание на цвет. Листики зелёные, потому что получены они за зелёное удовольствие. Как вы поняли, наверно, зелёным удовольствием называется куннилингус.
  
   Изображение переключилось обратно на общую картинку, показывая молодого человека и ведущую со стороны, и девушка опять продолжила рассказывать:
  
   - Первый орден получить проще простого. Достаточно довести один раз девушку до оргазма своим язычком и сладко принять её наслаждение, поддерживая его и подпитывая до самого конца, до блаженного релакса. М-м-м! Это великолепный поступок и достоин зелёного ордена. Один листик любого цвета сделает вас вещью окончательно и бесповоротно. Причём довольно дешёвой вещью с минимальной стартовой ценой. Как у... ну примерно среднего по цене ноутбука. Но ведь вы не хотите оставаться дешёвыми, верно? Поэтому послушайте, как можно качество своё поднять.
  
   Возьмём Максика. У него уже два листочка, и это значит, что ценность его примерно на четверть выше. Двадцати пяти процентное приращение в цене - это не то чтобы было сильно круто, при этом заработать второй лист гораздо сложнее. Бедному Максику вчера пришлось дополнительно ублажить двадцать трёх девушек, прежде чем он приобрёл второй лист. Это значит, что для получения третьего листа численность таких маленьких подвигов увеличится ещё раз в двадцать или даже побольше. Представляете?! Пятьсот-шестьсот женских оргазмов! Если хотя бы по двадцать делать ежедневно, то потребуется около месяца! Ценность трёхлистного пария уже в два раза больше, чем у однолистного. Но чтобы добиться такого приращения, требуется затратить массу времени и усилий.
  
   Давайте ещё немного посчитаем. При таком же темпе развития четвёртый листик Максим получит лишь через полтора года, но ценность его от этого изменится не существенно, потому что четыре листочка не улучшат ваши возможности и, соответственно, не дадут никаких дополнительных удовольствий вашей хозяйке. При появлении пятого листика стоимость пария увеличится в пять раз относительно однолистного. Вот только потребуется на это достижение затратить лет двадцать. Долго, согласитесь. Да-да, это очень долго.
  
   Что из этого следует? А то что делать акцент только на зелёной веточке в нашем случае нерентабельно. Будь у Максика повыше талант к зелёному удовольствию, он мог бы развиваться быстрей. Но, увы и ах. Это не так. Вот только не стоит огорчаться. Ведь кроме зелёного есть ещё оранжевое удовольствие и ещё один неплохой способ повысить свой ранг. Правда, не для всех мужчин золотой дождик настолько же приятен, как куннилингус. Однако игра стоит свеч, уверяю вас. И стоит немного потерпеть, чтобы повыситься в статусе. Да-да, именно так это и воспринимайте.
  
   Парии, конечно же, бесправные создания, однако иерархия есть и у них. И вот эти самые листики лично для вас - это не цена, за которую вас можно купить или продать, а личная сила и уникальные свойства, непосредственно связанные с вашим назначением. И это любовь, любовь вашей будущей хозяйки. Её вожделение, очарование вами, её страсть. Считайте, что не цену себе набиваете, а повышаете свою привлекательность в глазах женщин, и это хорошенько мотивирует вас на любые жертвы и преодоление любых трудностей.
  
   Что вам даст один оранжевый листик в дополнение к двум зелёным? О! Это чудо какое-то! Сейчас поясню. Дело в том, что один оранжевый лист повысит зелёную ценность пария ровно в два раза. Восхитительно, верно? Притом что получить этот значок очень просто. Достаточно чтобы небольшая порция женского золота, граммов пять, попала в ваш желудок. Но только из киски попала, а не откуда-то ещё. Поэтому бессмысленно подмешивать себе эту добавку в сладкий чай, никакой пользы от этого вам не будет кроме некоторого изменения вкуса. Так что стоит потерпеть капельку и капельку проглотить. Всё ясно? Немного терпения, но зато какой результат!
  
   "Но почему так? - спросите вы. - Почему от одного простенького оранжевого листика, моя ценность возрастёт аж в два раза?"
  
   Отвечаю. По законам Форсу ни я, ни какая другая женщина не имеем права принуждать пария к оранжевому удовольствию, если у него нет ни одного оранжевого листа. Это ограничение вытекает из права париев на сохранение физического здоровья [1]. Моча может нанести вред человеку, а следовательно нельзя заставлять его принимать золотой дождь. И что же меняет в этой ситуации один оранжевый лист? Получив его, вы сразу приобретаете защиту от любых негативных воздействий мочи на ваш организм, будь-то вредные вещества или микроорганизмы. Эта золотистая жидкость становится для вас совершенно безвредной и проглатывать её можно не опасаясь никаких последствий.
  
   "Она это серьезно? - удивился я. - Или прикалывается? Может сочиняет на ходу, фантазирует?"
  
   - Таким образом, - продолжала тем временем объяснять Инна, - право пария на сохранение физического здоровья более не нарушается, и его можно к оранжевому удовольствию привлекать. Однако у Максима пока нет оранжевых меток. И в золотой дождик с ним поиграть можно только с его добровольного согласия и в такой форме, как он захочет. Поэтому я сейчас спрошу у нашего милого мальчика:
  
   - Максик, ты хочешь стать ценнее... нет, привлекательнее в женских глазах в два раза и в два раза увеличить вожделение к себе? - поинтересовалась Инна. - М-м-м? Отвечай, сладенький мой.
  
   Парень украдкой глянул на неё и робко кивнул. Лицо его выглядело бледноватым, и он явно не хотел принимать золотой дождь, но, видимо, решился попробовать.
  
   - Какой ты умничка у меня, - промурлыкала ведущая и нежно поцеловала Максима в губы. - И как ты хочешь, чтобы я дала тебе эту порцию? Пописела тебе в рот издалека или во время куннилингуса? Я бы тебе посоветовала второй вариант. Ты увлечёшься, очаруешься и не заметишь, как я всё проверну.
  
   - Издалека, - попросил молодой человек.
  
   - Подумай хорошенько. Так тебе сложнее будет. Я плохого не посоветую.
  
   - Нет-нет, - помотал головой парень. - Я хочу сам... проглотить. Набрать в рот... немножечко, а потом... попробовать.
  
   - Ох-ох, - ты выбрал самый трудный путь для новичка. - Если б ты раньше принимал золотой дождик, этот твой план был бы разумным, а так... Не передумаешь?
  
   - Н...нет.
  
   - Хочу добавить ещё кое-что. Для первого оранжевого листика пять-шесть грамм женского золота это минимум. Однако если проглотить больше, то потом легче будет получить второй оранжевый лист, понимаешь? Тебе лучше сразу повысить планку, чтобы достигнуть хороших результатов.
  
   - Я... я сам... хочу.
  
   - Ну, ладно. Я не смею настаивать. Издалека, значит издалека.
  
   Инна протянула свою камеру кому-то за пределами экрана, в кадр попала изящная женская ручка и аппарат забрала?. Потом Инна подошла к Максиму и встала над ним, так что лицо его оказалось между её ног.
  
   Изображение снова переключилось на другой ракурс, из которого камера приближалась к девушке и молодому человеку. Видимо, снимал теперь оператор, которому ведущая аппарат свой отдала. Инна и Максим в этот раз зафиксировались крупным планом. А если быть более точным, то в пределы изображения попадало мужское лицо и нависшая сверху женская промежность, покрытая густым ворсом рыжих волос, подстриженных примерно до сантиметровой длины. При этом половые губки были слегка раздвинуты, демонстрируя розовую сердцевинку со слегка приоткрытым входом во влагалище и небольшим холмиком над ним, на конце которого виднелась уринальная дырочка. Клитор девушки был небольших размеров и крепенькой кнопочкой просматривался сквозь волосы чуть выше.
  
   - Ты готов? - спросила Инна, и парень кивнул. - Тогда открой рот пошире, ещё шире. Вот так. И высуни язык наружу подальше, как будто показываешь своё горло врачу.
  
   Максим моргнул, закрыл рот и спросил:
  
   - Зачем? Не надо так. Просто... немного в рот и всё. А дальше я сам.
  
   - Блин, совсем не послушный. Ты меня расстраиваешь, Максим. Ну, хорошо, просто открой рот.
  
   Парень послушался, и женская пися хищно нависла над его губами. Она слегка выгнулась наружу, ещё больше открывая зев во влагалище и надувая холмик с писательной дырочкой, словно бы тужилась в попытке выдавить из себя струйку, потом сжалась и снова выгнулась, затем снова сжалась.
  
   - Не получается, - с улыбкой сказала Инна. - Ты должен мне немного помочь. Полижи мою кисулю.
  
   Максим потянулся языком к женским прелестям, потом глаза его расширились, он отстранился и отрицательно мотнул головой.
  
   - В чём дело, золотко? - поинтересовалась женщина и в этот раз в голосе её прозвучали металлические нотки. - Ты раб зелёного удовольствия, не забывай об этом, поэтому не имеешь права мне отказывать в куннилингусе. Вернее отказать ты можешь попытаться, конечно, но в этом случае я вправе взять это удовольствие силой.
  
   - Я стану лизать, и ты написаешь мне? - высказал свои опасения Максим.
  
   - Ох, да нет же, я не могу, - заверила его девушка. - Ты разрешил мне инициировать себя только с расстояния, поэтому лишь так мне позволено это сделать. Моя киска не должна касаться твоих губ или языка, когда я начну писеть. Иначе по законам Форсу меня ждёт наказание. Так что не беспокойся об этом и порадуй меня.
  
   Молодой человек подозрительно посмотрел на неё и провёл язычком между пушистыми валиками, заставляя их приоткрыться ещё больше.
  
   - М-м-м-х-х-х, - томно выдохнула Инна и ещё раз выгнула свою киску наружу, подставляясь под ласки языка, как благодарная кошка подставляет спинку, когда её гладят. - Да, хорошо... теперь посередине. Поводи кончиком язычка вокруг писательного холмика. О, да! Разомни мне его. Надавливай, массируй! Да!
  
   Я смотрел на экран, заворожённо наблюдая, как сладострастно выгибается вагина под ласками языка, и млел. У меня самого слюнки потекли от такого сказочного зрелища. А потом капельки смазки стали вытягиваться из влагалища и Максим жадно ловил их на лету. Взор его затуманился, он основательно так прибалдел, и все его действия воспринимались очень классно.
  
   - А-а-ах, - простонала Инна, и смазка обильнее потекла из её влагалища. Девушка стала приподниматься вверх, а язык всё тянулся и тянулся к её киске, собирая ниточки смазки и забрасывая их в рот, возбуждённо причмокивающий губами.
  
   Инна упёрлась парню ладонью в лоб, отодвигая его рот от себя, чуть-чуть сдвинулась вниз, уводя свои капли, и язык потянулся следом за лакомством, далеко высовываясь изо рта. И в этот самый момент женская пися хищно напряглась и выпустила из себя тонкую как спица струйку жидкости, вонзившуюся парню в самую глубину рта. Тот вздрогнул, выпучил глаза, задрожал, и рот его стал быстро распахиваться вширь, будто во время судорожной зевоты. Казалось, Максима сейчас вытошнит, его так корчило, что того и гляди рвота могла хлестануть фонтаном в любой момент. Однако женщина этого будто не замечала. Она лишь напрягла вагину сильнее и превратила водную спицу в толстенный штырь, который с клокотанием скрывался между агонизирующими и кривящимися губами.
  
   Бульканье усилилось, уровень жидкости стремительно поднялся вверх, вспениваясь у самых губ, и только тогда девушка резко оборвала свою струю, быстро присела на корточки, закрывая парню рот ладонью, и стала плавными тягучими движениями разминать его вздувшееся от напряжения горло.
  
   - Ну, всё-всё, уже всё закончилось, - ворковала она довольным голосом. - Ты только не испорти всё и не блевани. Дыши носом: вдо-о-ох - вы-ы-ыдох, вдо-о-ох - вы-ы-ыдох. Вот так, вот так, - хвалила она, когда парень начал дышать. - У-у-умничка ты мой! Какой же ты умничка! Герой! Настоящий герой: столько проглотить с первого раза! У-у-у-ух, это классно было! - добавила она и рассмеялась.
  
   Рука Инны, не переставая, гладила Максима по пульсирующему горлу, совершая какой-то специфический массаж. И тот, похоже, отлично действовал, потому что молодой человек постепенно затихал и глотка его расслаблялась.
  
   - Ох уж этот проклятый рвотный рефлекс, - сетовала рыжая девица. - Постоянно мешает начинающим париям. Но мы его обманули, мы победили, мой хороший. Вот так, молодец!
  
   Молодой человек со стоном набрал в грудь воздуха и разрыдался, вздрагивая плечами.
  
   - Эй, ну чего ты, чего! - рассмеялась Инна и прижала его к себе обеими руками. - Сейчас поздно уже плакать, когда ты так здорово справился с испытанием. Это же круто, круто! Ты грамм двести проглотил. Почти полноценный стакан! Ну-ка, не реви, не реви, кому говорю! - Потребовала она строго. - Голову вверх, не прикрывай подбородком! Сейчас снимем на память твой триумф! Ну-ка. Вот!
  
   Камера накатила на шею, выхватывая зелёную веточку крупным планом, оба листика на которой смотрели вправо. И я к изумлению своему увидел, как с левой от неё стороны быстро окрашивается участок кожи сперва в желтоватый, а потом и в оранжевый цвет. Пигментное пятнышко уплотнилось и превратилось в листик, который буквально засиял изнутри и стал ярко светиться.
  
   "Это спецэффекты какие-то?! - обескураженно подумал я. - Видеоэффекты? Компьютерная графика?! Как они это сделали?!"
  
   - Да! Класс! - обрадованно смеялась тем временем Инна. - Так здорово справился, что впору плясать. У тебя просто замечательный листик на шее появился! Всё, сиди, успокаивайся и переводи дух. Через минутку ты получишь в награду вкусненький куннилингус.
  
   Сноски и пояснения к главе:
  
   [1] Логическая нестыковка. Казалось бы, почему нельзя использовать париев без оранжевых листиков в оранжевом удовольствии? Ведь первый же появившийся оранжевый листик устранит вред.
   Это юридический парадокс, который намеренно не стали распутывать, чтобы защитить париев, не желающих принимать ЗД. Пока оранжевого листика на шее пария нет, моча на него вредно влияет, значит юридически из соображений здоровья ему нельзя её принимать.
   Позиция защитников: Механизм возникновения листочков и причины их возникновения до сих пор не изучены до конца. А вдруг лист не возникнет? Тогда моча принесет вред организму пария и его право на сохранение здоровья будет нарушено. Поэтому, пока нет листика и гарантированной защиты, нельзя принуждать пария к золотому дождю.
  

Глава 2. Оранжевый пробой

К содержанию

   Предупреждение: В этой главе вас ждут очень экстремальные сцены "Золотого дождя", содержащие к тому же ещё и X-Ray описания. Тем читателям, которые этот фетиш не любят, рекомендую ужастик пропустить. Он никак не влияет на развитие сюжета. Ну и дальше ЗД будет встречаться гораздо реже. Пропустить ужастик ->
  
   После слов девушки изображение вдруг замерло стоп-кадром, и на этом фоне послышался её весёлый голос: "Итак мальчики, вы всё видели. Максика я обманула, конечно, но при этом никаких законов не нарушила. Напоила его издалека, как он и просил, и напоила неожиданно много. Давайте теперь в повторе посмотрим на это зрелище, используя нашу уникальную технологию "икс-рэй"".
  
   "Чего? - удивлённо подумал я. - Рентгеновские лучи? Она на просвет хочет показать, как её струя парню горло бурила!"
  
   Запись стремительно отмоталась назад, к моменту, как Максим ловил языком капельки вагинальной смазки. А потом вновь запустилось воспроизведение, но в слегка замедленном темпе.
  
   - Вау! Мне самой хочется посмотреть на эту красоту, - возбуждённо сказала Инна. - Сейчас, сейчас мы увидим, как всё произошло!
  
   Изображение мужского лица и женской промежности вдруг стали обретать прозрачность, и я увидел сквозь щёки парня зубы, ротовую полость, язык и горло, а сквозь шею стал просвечивать пищевод. В женском теле тоже проявлялись внутренние ткани, обозначились пульсирующее влагалище, матка, вздувшийся мочевой пузырь, переполненный золотистой жидкостью, и идущий от него к поверхности вагины уринальный канал. Мышцы малого таза стали расслабляться, растягиваться, сфинктер на выходе мочевого пузыря приоткрылся, и по каналу устремился поток жидкости, который даже в замедленной съёмке двигался очень быстро. Внешний сфинктер в конце канала приоткрылся чуть-чуть, формируя тонкую струйку на выходе. Она стремительно преодолела расстояние от вагины до мужских губ и очень точно вошла в рот Максима, миновала зубы, язык, воткнулась в горло и, разбрызгиваясь на его краях, затекла в пищевод.
  
   - Вот этот момент стартового проникновения, - прокомментировала кадры Инна. - Я довольно точно попала, даже не ожидала такой меткости от себя. - Если б Максик не стал упираться, всё произошло бы гораздо чище и с минимумом неприятных ощущений, но он сам себе создал проблемы.
  
   Струйка тем временем втекала в горло, постепенно выравниваясь по его центру, но неожиданно глотка судорожно сжалась, перекрывая ей путь, а потом наоборот распахнулась ещё больше, и вместе с ней широко распахнулся рот, словно специально освобождая дорогу.
  
   - А вот и рвотный рефлекс сработал, - продолжила объяснять Инна. - Преграды убраны, для того чтобы освободить путь внутренним... ну вы сами знаете, обойдёмся без подробностей, наружу. Это самый ответственный момент. И тут главное успеть вовремя и воспользоваться ситуацией.
  
   Интимные женские мышцы напряглись, уринальный сфинктер распахнулся ещё шире, и струя резко увеличилась в толщине, буквально врезалась парню в пищевод, заливая его мощным потоком. Стенки глотки задёргались, задрожали. Мужской организм, словно нокаутированный этим ударом, сбился с привычной программы и потерял ориентацию, не понимая, что ему делать дальше. Глотка стала сужаться, а потом судорожно сомкнулась совсем, отрезая путь к пищеводу. Уровень жидкости во рту начал стремительно подниматься и вспениваться, быстро подбираясь к его краю. Но вот струйка прекратилась и на губы мужчине легла ладонь. А потом в кадре появились женские пальчики, массирующие парню гортань, словно успокаивали сжавшую его судорогу. Глотка снова стала открываться и закрываться, рваными потоками пропуская жидкость в пищевод, пока та вся не стекла внутрь и рот не освободился.
  
   - Ну, вот так я и напоила Максика, - удовлетворённо сообщила Инна. - "Икс-рэй"-зрелище, возможно, кому-то и чересчур натуралистичным покажется, но зато выглядит наглядно. И видно, что получилось всё относительно безопасно. Я выполнила все шаги этой операции достаточно чётко и своевременно. А рвотный рефлекс перекрыл мальчику дыхательные пути, отличненько защитив его бронхи от попадания в них водички. И это вдвойне приятно, что главный противник сработал на моей стороне. А теперь объясню, зачем я так жестоко над мальчиком поиздевалась. На самом деле и в мыслях не было его мучить. Все эти действия были направлены исключительно ему на пользу.
  
   К сожалению, у Максима довольно вяло идёт рост зелёной веточки. Но с этим, увы, ничего не поделать. Золотой дождик мальчик не любит, поэтому и здесь у нас тоже намечалось полное фиаско. В особенности если б мы сделали так, как хотел Макс. Возможно, он с трудом проглотил бы пять граммов моего золота, сформировал бы вялый оранжевый листик. А до второго такого же ему пришлось бы ещё долго помучиться. Оранжевая ветка получилась бы ещё менее перспективной. Так что парня ожидала бы судьба аутсайдера на долгие-долгие годы.
  
   Но что я сделала, чтобы этого избежать? Я влила в Максима вместо пяти граммов - целых двести. Причём влила очень быстро и мощно, обманывая оранжевое правило, имитируя жадное и восторженное поглощение мочи. Какой у нас листик получился? Правильно, пересыщенный и возбуждённый. Видели, как он сиял? И теперь самое время воспользоваться этой ситуацией и развить веточку до второго листа. При столь энергичном первом листе второй появится гораздо легче. По моим предположениям, Максику надо проглотить в быстром темпе около литра золотого дождика, возможно чуть больше, но максимум литра полтора. И тогда он будет обеспечен великолепным стартовым капиталом по оранжевой ветви.
  
   Но Макс просто физически не сможет выпить в требуемом темпе такое огромное количество неприятной на вкус воды. И что нам с этим делать? Выход есть. Хочу порадовать вас, мальчики, что после второго оранжевого листика проблем с этим удовольствием у вас не останется. Вкусовое восприятие женского золотого сока станет нейтральным, и все неприятные ощущения от его проглатывания пропадут.
  
   Однако с третьим листиком получится ещё круче. Рвотный рефлекс отключится, и вы сможете принимать в себя жидкое золото, не проглатывая его. Та самая струйка, пусть даже с огромной мощностью, будет втекать к вам в организм беспрепятственно, вызывая лишь приятное тепло и удовольствие, живительным потоком распространяющееся по вашему телу. Так вот, сей механизм беспрепятственного затекания - это единственный способ подарить многострадальному Максику второй оранжевый лист очень быстро. "И как такое дело можно организовать?" - спросите вы. Увы, насильственным путём, продавив сопротивление гортани давлением жидкости. Сейчас, когда мы уже один раз надругались над рвотным рефлексом Максима, эта функция словно бы нокаутирована и ослеплена. И мышцы горла по этой причине будут малоподвижны и ослаблены. Так что можно попытаться изнасиловать их вновь.
  
   Коварно, жестоко? Увы, это так. Но не забывайте, что женщины на территории Форсу - это ваши хозяйки, поэтому их желания исполняются безоговорочно. Получив оранжевый листик, Максим включился в сферу соответствующего удовольствия, и его можно теперь без спросу к нему привлекать. Первый оранжевый лист даёт женщинам лишь разрешение. Хозяйка не может ещё требовать, чтобы мужчина добровольно глотал её сок, но может заставить его это сделать насильственно.
  
   Всё это я заранее спланировала и пригласила к нам в студию отличную специалистку по водному изнасилованию. Её мочевой пузырь легко может вмещать в себя полтора литра жидкости, и это ещё не предел, а спокойно терпимое состояние. Сама же девушка, её, кстати, зовут Рада, способна мощным напряжением мышц избавиться от всего этого литража секунд за сорок. Более того, эта леди просто обожает двойное удовольствие и в момент, когда зелёное блаженство плавно идёт на спад, начинает сливать свою воду парию в желудок.
  
   В нашем случае Раду очень заинтересовал тот факт, что Максим готов получить второй лист прямо в процессе наполнения, а значит, она сможет ощутить момент зарождения оранжевого блаженства. Должна заметить, что для любой женщины это очень экзотическое и волнующее чувство, сродни лишения мужчины девственности. Рада отработала технику насильственного вливания практически до совершенства, так что для неё все парии просто как подневольные сосуды для приёма её воды. Вы наверняка получите огромное удовольствие от созерцания столь захватывающего процесса. Мне и самой не терпится посмотреть! Бедного Максика просто неотвратимо ждёт награждение вторым оранжевым орденом. Хе-хе, это будет награда за проявленный героизм. Испытание мальчику предстоит непростое, зато оранжевая веточка должна получиться очень перспективной и энергичной к росту.
  
   Но давайте мы с вами вернёмся в студию и посмотрим восхитительный спектакль. Сожмём кулачки за Макса и пожелаем ему успехов в таком нелёгком начале оранжевого пути.
  

* * *

   Изображение на картинке сменилось, переключаясь на камеру, ведущую съёмку со стороны. Макс выглядел бледным и слегка шокированным, однако он почти уже успокоился. Инна снова держала камеру в руках и улыбалась зрителям. Она подмигнула мне как сообщнику, намекая на хитрость, о которой рассказала за кадром.
  
   - Итак, милый мой Максик, ты проявил поистине настоящий героизм и за это заслуживаешь особой награды.
  
   Ведущая подошла к пленнику и дружески приобняла его за шею.
  
   - У мальчика нашего есть сильное пристрастие к большим клиторам, - сказала она, понизив громкость голоса, словно сообщала о каком-то секрете, но, естественно, пленник её услышал и заинтересованно поднял к ней лицо. - Так вот, я приготовила ему шикарный подарок. - И уже громким шёпотом: - Такого здоровенного он ни разу вживую не видел. Только тс-с-с! Это должно стать сюрпризом! - Девушка опустила взгляд вниз, наткнулась на восторженные глаза молодого человека и со смехом всплеснула руками. - Бли-и-ин! Он всё слышал! Вот я растяпа! Ну ладно, Макс. Пришла пора для твоего вознаграждения. Знакомься. Эту потрясающую амазонку зовут Рада, и она настоящая рекордсменка по самым разным вещам.
  
   В комнату вошла рослая и довольно крепкая кареглазая крашеная блондинка в чёрном платье без рукавов. Волосы у неё были средней длины. Платье имело однотонный цвет, а его подол едва скрывал верхнюю часть длинных и атлетически крепких ног женщины. Талию у Рады нельзя было назвать осиной, но массивные бёдра выгодно её подчёркивали. Грудь заметно выпирала вперёд, претендуя размер на третий. И плечи у атлетки были тоже широкие, под стать её бёдрам. Руки сильные, крепкие, не такие как у культуристок, но тоже не обделённые мышцами. На стопах девушки сидели чёрные туфли со шпильками, надетые на босу ногу.
  
   0x01 graphic
  
   Рада широким шагом прошла к Максиму, и во взгляде её карих глаз зажглись плотоядные огоньки.
  
   - Он? - уточнила она у ведущей, и голос её был грудным, средним по тембру, но при этом достаточно мелодичным и приятным. Сам парень, сидящий на кожаной тумбе, опираясь спиной о металлический столб и пристёгнутый к нему наручниками, буквально пожирал её взглядом, и глаза его постоянно возвращались к промежности женщины, скрытой под платьем. Видимо, пытался представить её киску с озвученной особенностью.
  
   - Да, Радочка, - ответила Инна. - Наш мальчик в полном твоём распоряжении. Наслаждайся.
  
   Женщина подняла руки вверх и потянулась ими себе за спину, расстегнула молнию и сняла с себя платье через голову, открывая потрясающе мощное тело. И опять же, тело не культуристки, а скорее атлетки, воина. Ей бы меч в руки, и она здорово бы вписалась в какую-нибудь фэнтезийную картину про амазонку. Под платьем у Рады не оказалось белья, так что, сняв его, она полностью обнажилась, не считая туфель. Впрочем, их дама тоже небрежно сбросила с ног, оставшись полностью раздетой.
  
   Ва-а-а! Там было на что посмотреть. Грудь действительно оказалась массивной, с большими тёмными сосками. И промежность к моей радости была не выбрита, а лишь подстрижена коротко. Ягодицы большие, круглые, ноги толстые, мощные, с проступающими под ними мышцами. И такая объёмная нижняя часть тела вполне логично могла содержать в себе весомый сюрпризец. И, кстати, живот у девушки над лобком так основательно выпирал вперёд, что это наталкивало на определённые догадки о природе его выпуклости.
  
   Рада не спеша приблизилась к пленнику и, расставив ноги в стороны, встала над ним, нависнув своей промежностью над его лицом. Изображение переключилось на камеру в руках ведущей, и интересная сцена действия стремительно приблизилась к зрителям, расположив интимные подробности крупным планом. Да-а-а! Вагина у атлетки оказалась весьма впечатляющая: большая, матёрая, с мощными дольками половых губ, покрытыми ёжиком коротких коричневых волос, и крупным клитором, выпирающим между ними. Не то чтобы он был прям огромным, но смотрелся весьма впечатляюще.
  
   Впрочем, глаза Максима просто сверкали восторгом, когда он пялился на замершую перед его лицом вагину. Я пригляделся внимательнее, чтобы понять, что его так увлекло, и сам невольно завис. Клитор еле заметно возбуждался и медленно рос, потихоньку, по миллиметру выпирая вперёд. Парень потянулся к нему губами и нежно приласкал, смачивая языком головку и зарываясь его кончиком между малых половых губ, исследуя ствол клитора снизу.
  
   - М-м-м, - довольно отреагировала женщина и сильнее подалась бёдрами вперёд. Вагина её напряглась и вздулась, хищно раздаваясь в стороны, как капюшон кобры. Клитор тоже слегка приподнялся вверх и выдвинулся немного вперёд, он значительно прибавил в размерах и рос теперь гораздо быстрей, демонстрируя волнующую эрекцию. Взгляд парня просто пылал от вожделения, а язык его непрерывно скользил под клитором, отслеживая увеличение длины разрастающейся женской конфетки.
  
   - Боже, - простонал я, глядя на экран и сглотнув слюну.
  
   Потом клитор снова напрягся, приподнялся и выдвинулся, красуясь перед камерой и показывая, каким большим уже стал. Головка его осталась того же размера, а вот ствол не только удлинился, но и раздулся вширь. Напрягая мышцы промежности, амазонка не только поднимала клитор, но и раздвигала в стороны свои мясистые дольки, показывая розовую сердцевину. Та растягивалась и выдвигалась вперёд. Она словно тоже приглашала себя поласкать, раздувая крупный подвижный холмик с уринальной дырочкой в центре. А прямо под ним распахивался зев влагалища, истекающий вязкими слюнками, так что на краю этого хищного рта уже скопились капельки смазки. И язык принял приглашение. Скользя своим кончиком вниз, он жадно слизал вкусное лакомство, заглянул в пещерку и поднялся вверх, поспешно возвращаясь к ещё более подросшему клитору. Он сделал несколько плавных ходок вверх-вниз, заставляя амазонку жмуриться от удовольствия и вытягивать рот трубочкой.
  
   - М-м-м! - утробно промычала Рада и, зарывшись пальцами парню в волосы, крепко сжала их. Клитор её снова напрягся и далеко выдвинулся вперёд, натягивая за собой плащик из малых половых губ, и пленник невольно ахнул, с вожделением глядя на него снизу. Теперь этот похотливый штырь достигал сантиметров пяти-шести в длину и имел около полутора сантиметров в основании. - Н-н-н-р-р-р! - рыкнула амазонка и резким нетерпеливым движением проникла парню в рот. - Соси, соси, соси! - сладострастно проурчала она, наваливаясь на рот мужчины и начиная ритмичные движения бёдрами.
  
   Максим пискнул в крепком захвате, и взгляд его заволокло плёнкой блаженства, а губы стали жадно причмокивать, обхаживая вкусную конфетку.
  
   - Ы-ы-ы-н-н-р-р-р! - снова рявкнула Рада, наваливаясь сильней и подрагивая всем телом в предвкушении скорого оргазма.
  
   Она сладострастно изменила наклон бёдер, подаваясь промежностью вверх и вперёд. Её пушистые губки обволокли парню рот, заключая его в свой мясистый плен. Вагина принялась волнообразно сокращаться, как сосущий хищный рот, и нижняя часть лица молодого человека стала погружаться в женское тело, словно её действительно засасывало туда. А сверху, над пушистым лобком, пульсировал выпирающий живот. Он ритмично напрягался от мышечных сокращений, вызванных волнами острого удовольствия, которые быстро набирали амплитуду, будто в преддверии начинающегося шторма.
  
   В кадре появилось довольное лицо Инны, и та, хитро прищурившись, указала зрителям взглядом на выпирающий живот амазонки. От глаз её к животу протянулась пунктирная оранжевая стрелочка, помигала, привлекая к себе внимание, и сверху над ней появилась надпись: "1.5 л". А потом вся половая сфера амазонки вдруг плавно обрела прозрачность, и зрители увидели под стенками живота непомерно раздувшийся мочевой пузырь, в котором вздрагивала и колыхалась от мышечных сокращений золотистая жидкость. Ну и лично для меня шикарным бонусом стала скрытая ранее внутренняя и внешняя часть женской вагины.
  
   Я увидел, как жадно сокращается влагалище, глубоко засосав в себя язык парня и, похоже, крепко удерживая его в себе, стремясь втянуть ещё глубже. Заметил, как напряжённо пульсирует огромный клитор у Максима во рту, похотливо подняв своё раздувшееся тело и натираясь головкой о ребристую часть верхней десны, расположенную за передними зубами. Увидел, как вздувалась и опадала центральная часть вагины с набухшим и увеличившимся от возбуждения уринальным холмиком, который уже нацелил своё орудие в глотку ничего не подозревающему парню.
  
   Подмигнув зрителям, Инна убралась из кадра, и вместе с ней пропал эффект прозрачности. Но и внешняя картинка была не менее хороша, очень ярко передавая острое удовольствие девушки: судорожным сжатием ног, сокращением ягодиц и пульсациями живота. Она уже явно ходила по краю, но не спешила кончить, совершая бёдрами лишь лёгкие колебания, поддразнивая себя и приближаясь к порогу очень медленно, почти дрейфуя к нему, словно сползая к обрыву по насыпи.
  
   Но вот её тело вздрогнуло, затряслось, набирая амплитуду, и судорожно выгнулось вперёд.
  
   - А-А-А-А-А-Р-Р-Р-Р-Р!!! - зарычала амазонка, закатывая глаза и крепко вцепляясь парню в волосы. Она навалилась на столб своей массивной грудью, охватывая его полушариями, на которых торчком стояли невероятно длинные, как стволы маленьких орудий, соски. Девушка буквально уселась на лицо молодого человека, вдавливаясь в него промежностью, после чего затряслась от импульсов оргазма, издавая рычащие громкие крики, с восторгом предаваясь охватившему её удовольствию.
  
   Чуть в стороне, не загораживая интересные кадры, возникли оранжевые цифры, совершая обратный счёт: 5, 4, 3, 2, 1, 0! Нолик начал мигать, и тут же послышался томный грудной стон, плавно набирающий громкость:
  
   - А-А-А-А-А-А.
  
   Глаза у Максима широко распахнулись, потом выпучились, вылезая из орбит, и он забился, в крепком захвате пытаясь вырваться, но даже поколебать своё положение не мог. Тело его вздрагивало и извивалось, а голова оставалась неподвижной, словно намертво схваченная экзотическим хищником, присосавшимся к лицу.
  
   - М-М-М-М!!! - отчаянно замычал Максим.
  
   - А-А-А-А-А! - строго возразила ему Рада. Вагина её выгнулась сильней, явно наращивая давление, парень пискнул, дёрнулся, горло его вдруг вздулось на секунду, опало, и от него послышался громкий клокочущий звук. - Х-А-А-А-А-А-А! - торжествующе пропела амазонка, и на лице её высветилась сладострастная довольная улыбка. - Н-Н-Н-Н-Н-Р-Р-Р! - прорычала она и, резко толкнувшись бёдрами вперёд, ещё больше напрягла мышцы, усиливая поток жидкости.
  
   Вагина её равномерно покачивалась в упругих движениях, волнообразно вытягиваясь и сжимаясь, словно мощный насос, пропускающий через себя объёмные порции жидкости, от которых громко гудело и вибрировало горло мужчины. В нижнем углу кадра появилось небольшое окошко, в котором крупным планом показывалась дрожащая от напряжения шея Максима с двумя зелёными листиками и одним оранжевым. И вдруг от оранжевого листика стала вверх прорастать оранжевая веточка, она как вьюн переплелась с зелёной, и на конце её вырос второй листик.
  
   - Н-Н-Н-Н-Р-Р-Р-А-А-А! - тут же откликнулась на это событие женщина восторженным голосом. Промежность её выгнулась вперёд ещё сильнее, и у парня в горле заклокотало громче, а живот его стал плавно надуваться. Крик женщины изменился, быстро повышая тембр - А-А-А-А-А-И-И-И-И!!! - завопила она и буквально взорвалась во втором оргазме, который протекал ещё сильней и дольше, сопровождаясь громкими восторженными криками и стонами.
  
   Бешеная стихия, сотрясающая амазонку и выгибающая её тело дугой, начала спадать не раньше, чем снизилось давление водного потока. Тот из стремительной полноводной реки стал превращаться в ручеёк, потом в тонкую струйку и, наконец, короткие, резкие выплески, которые Рада совершала, выстреливая из себя остатки золотого сока, и при этом вздрагивала и охала, как от коротких импульсов оргазма. Потом нахлынул релакс, и девушка томно улыбнулась. Чмокнув своей вагиной, она разорвала крепкий поцелуй, и изо рта парня хлынула золотистая жидкость, стекая у того по груди.
  
   - М-м-м, - умиротворённо простонала амазонка и расслабилась, рассевшись у Максима на лице и обняв столб руками.
  
   - О-о-о-о! Какое шикарное представление! - похвалила Инна. - Я была очень впечатлена. Хочу повтора со скрытыми подробностями! Давайте посмотрим ещё раз поближе и повнимательней.
  
   На экране замигала надпись "Replay", и в кадре крупным планом появилось блаженное лицо Максима и центральная часть тела амазонки, включающая её живот, бёдра, промежность и составляющие её интимные части. Всё это обрело выборочную прозрачность и на порядок прибавило в информативности. К примеру, я увидел, как парень жадно посасывает клитор девушки и обхаживает его своим языком. Затем положение тела амазонки изменилось, клитор переместился вверх, упираясь головкой в десну за передними зубами, и стал размашисто тереться там, дотягиваясь до самого нёба и сплющиваясь о его мягкую поверхность. Язык молодого человека неосторожно приблизился ко входу во влагалище, а оно вдруг очень плотно сжало всю свою внутреннюю часть, выдавливая наружу объёмную порцию смазки, словно нектар для привлечения добычи. Струйка сока брызнула на язык, заливая его кончик, и тот потянулся за сладостью, начиная её жадно слизывать. Влагалище коварно приоткрыло свой вход, заманивая жертву, приглашая её сунуться внутрь за ещё большим количеством лакомства. А когда это произошло, хищная пещерка плотоядно чмокнула и затянула в себя язык, протаскивая его сразу глубоко и основательно. Влагалище даже захватило нижнюю губу и часть подбородка парня, а потом, ритмично сокращаясь как насос, основательно присосалось к его лицу. Именно в этот момент было видно, как молодого человека словно затягивает в промежность, и одновременно с этим центральная часть вагины вместе с уринальным холмиком плавно вдавливалась Максиму в рот, раскрывая его пошире и хищно выгибаясь. Далее пошли кадры, которые я уже видел раньше, когда Инна заглянула в кадр. Но прозрачность не отключилась как в первый раз. Режим "икс-рэй" продолжал подробно показывать физиологию орального секса до самой его кульминации.
  
   И вот хищная женская плоть резко сжимается и начинает пульсировать, влагалище дрожит как в агонии и рывками пытается всосать язык ещё глубже, шейка матки изгибается и приоткрывает зев. Клитор судорожно тянет своё тело вперёд и трясётся от страсти, уринальный холмик вздувается и распахивает отверстие в центре, словно кричащий от блаженства маленький ротик.
  
   Оргазм. Мощный, необузданный и великолепный в своей страстной красоте. Смотреть на него можно часами и не наглядеться, как на шторм за окном, на грозу, завесу дождя, сгибающиеся от ветра деревья, смотреть и проникаться величием стихии, погружаясь в сладостный трепет, переживая вместе с этим ненастьем шквал эмоций и всплеск адреналина в крови. Однако любая буря рано или поздно заканчивается. Блаженство тоже начинало стихать, а вместе с ним и мышечные сокращения.
  
   Вот только вслед за первым штормом стремительно приближался второй. О нём прозрачно намекала необычная пульсация мочевого пузыря, настоятельно предупреждая, что скоро что-то должно случиться. Вначале раскрылся внутренний сфинктер, и золотистая жидкость устремилась в уретру, расширяя её канал. Она достигла выхода, задержалась на секунду, пока расслабился внешний сфинктер, а потом рванула дальше ещё быстрей. Писательный холмик вспучился, распахнул свою дырочку, и наружу хлынула мощная струя. Она ударила в глубину ротовой полости, и глотка судорожно сжалась, пытаясь преградить жидкости путь.
  
   - А-А-А-А-А-А, - послышался набирающий громкость звук, и струя раза в два прибавила в толщине, стремительно заполняя рот. Не прошло и пяти секунд, как тот переполнился и стал медленно расширяться под давлением. Горло деформировалось, продавливалось и, наконец, не выдержало и распахнулось, пропуская в пищевод золотистый водопад. - Х-А-А-А-А-А-А! - торжествовала свою победу амазонка и ещё больше усилила водный шквал, смявший остатки сопротивления глотки.
  
   Мочевой пузырь постепенно сжимался, по мере того как жидкость покидала его, выстреливая наружу мощным напором, стремительно пронзала рот и втекала в желудок, заполняя его. Постепенно тот переполнился, и уровень воды стал подниматься вверх по пищеводу. В этот момент вся жидкая субстанция в желудке вдруг заискрилась, заполняясь светом от стеночек к центру объёма. Потом поток искорок устремился вверх, стремительно промчавшись по водной среде против течения, достиг женского организма. И женщина тут же разразилась блаженным стоном:
  
   - Н-Н-Н-Н-Р-Р-Р-А-А-А! - и мышцы её вновь сжались и завибрировали от напряжения. Мочевой пузырь начал уменьшаться быстрее, и золотой поток, соответственно, стал ещё толще. Всё внутри девушки двигалось, дрожало, сотрясалось, а потом резко вздыбилось, и с радостным воплем: - А-А-А-А-А-И-И-И-И!!! - разразилась новая стихия.
  
   И пока золотистое наслаждение перетекало из одного сосуда в другой, буря продолжалась, не ослабевая. Её время отсчитывали водные часы. Мочевой пузырь сдувался, освобождаясь от своего заряда, а желудок, наоборот, растягивался и разбухал, переполняясь соком. Часы заканчивали свой ток, давление снижалось, струйки ослабевали и утончались. Вот поток прервался в первый раз за счёт перекрытого внешнего сфинктера. Волнообразным сокращением мышц уретра надулась, скапливая заряд. Выход расслабился и выплеснул первый короткий залп. За ним последовал второй, третий, четвёртый. Пятым были выброшены остатки, а потом вагина ещё несколько раз сжалась вхолостую и наконец расслабилась.
  
   Волна блаженной релаксации охватила все интимные мышцы девушки, и захваченный влагалищем язык, насильственно растянутый внутренним разряжением на максимальную длину, с громким чмоканьем был отпущен. После этого он сумел, наконец, сжаться и обессилено выползти из хищной пещерки. В этот момент закупоренная в парне жидкость, пребывающая под давлением, получила, наконец, свободу и хлынула наружу, стекая у Максима по подбородку, щекам, шее и груди.
  
   - М-м-м, - послышался умиротворённый стон Рады, возвещающий о том, что экзекуция подошла к своему естественному концу. Мужские и женские ткани вновь стали непроницаемы, и повтор записи завершился.
  
   - Ну как вам? Правда, впечатляет? - рассмеялась Инна, вновь появляясь в кадре. - Я чуть не кончила, пока эту сцену смотрела.
  
   Съёмка переключилась на общий обзор, показывая со стороны всех действующих лиц. Рада, рассевшаяся на лице Максима, шевельнулась, открыла глаза и подняла руки вверх, блаженно потягиваясь.
  
   - О-о-ох! Кайф какой, - простонала она и лениво встала на ноги, освобождая молодого человека от своего веса.
  
   Голова Максима безвольно склонилась вперёд. Судя по всему, он был в отключке. Некоторые опасения, что бедняга отдал концы, благополучно развеялись, когда Рада подняла голову пленника за волосы, и тот издал слабый стон.
  
   - Итак, уважаемые зрители, - торжественно сказала ведущая. - Я могу с удовлетворением констатировать, что замыслы наши увенчались полным успехом. Давайте посмотрим все вместе на полученный результат.
  
   Она зашла со своей камерой справа от сидящего на стуле Максима, направила объектив на его шею. Ракурс съёмки изменился, и на экране крупным планом появились две переплетённые веточки: зелёная и оранжевая, на каждой из которых росло по два листика.
  
   - Четыре листа, две ветви разного цвета. Это просто блеск. Осталось только выяснить, насколько перспективным получился оранжевый путь, и можно будет точно определить ценность нашего пария.
  
   - Я хочу его купить, - сказала Рада, с удовольствием рассматривая Максима и радостно млея. - Сколько стоит?
  
   - Ох! Блин! Ну чего так быстро?! Это же наша телезвезда.
  
   - Плевать, - хмыкнула амазонка. - Мне сказали, что я могу выбрать любого из местных париев, я выбираю этого. Он мне просто страсть как понравился.
  
   - У него довольно слабенькая зелёная ветвь, - предупредила Инна.
  
   Собеседница её широко ухмыльнулась, хитро посверкивая глазами, но потом, сделав невинное лицо, смиренно пожала плечами.
  
   - Значит, выйдет дешевле.
  
   - Сдаётся мне, тут что-то нечисто, - подозрительно сказала ведущая. - Чего ты там с зелёным удовольствием прояснила. Давай, расскажи, мы тут все свои.
  
   - Сперва с ценой определимся, - возразила Рада. Она подошла к Максиму и, встав с левой стороны от столба, прижалась к парню сзади. Длинные и крепкие ноги амазонки касались его спины, а треугольник каштановых волос на лобке выглядывал из-за плеча, располагаясь примерно на высоте уха мужчины.
  
   - Обещаю, что, рассчитывая стоимость для тебя, посчитаю по средним показателям, без наценок.
  
   - Хм-м-м, - снова ухмыльнулась Рада. - Так давай рассчитай, и я расскажу.
  
   - О-о-ох. Думаешь, это так просто? У него по оранжевой ветке только два листа. Мы не знаем пока её эффективность.
  
   - Зато я знаю, - хихикнула амазонка.
  
   - Ну конечно, - проворчала Инна, - раз ты его продвинула до двух листов. Так, может, поделишься информацией?
  
   - Ещё чего, рассчитывай по средним показателям. И не забудь, кстати, что мне причитается доля за листик.
  
   - Видали, да, мальчики? Какими жадными могут быть ваши хозяйки?
  
   - Ну, я не богачка и специально в вашем проекте согласилась участвовать, потому что мне обещали пария по оптовой цене.
  
   Максим шевельнулся, открыл глаза и рассеянно заморгал. Потом, вероятно, почувствовав, что сзади кто-то стоит, повернул голову назад, посмотрел вверх и увидел возвышающуюся над ним амазонку. Какое-то время он созерцал её зачарованно, любуясь рослым спортивным телом. Но, видимо, недавние события всплыли в памяти, и лицо парня исказилось страхом.
  
   - Не надо больше! - вскрикнул он и забился в своих оковах.
  
   Рада поймала его голову руками и крепко прижала её затылком к своему животу
  
   - Ш-ш-ш, - успокаивающе сказала она. - Не волнуйся, больше не буду.
  
   Но пленник продолжал вырываться и, казалось, не слышал её. Тогда амазонка перешагнула одной ногой через его плечо, становясь сбоку, и, развернув лицо Максима к себе, прижалась к его носу своим пушистым треугольничком. Молодой человек закрутил головой, попытался оторваться, но амазонка его крепко держала. И сопротивление парня стало ослабевать. Он брыкнулся ещё пару раз и расслабился. Лицо его пока осталось испуганным, но ноздри широко раздувались, вдыхая запах. Прошло с десяток секунд, и Максим, снова посмотрев вверх, встретил тёплую и властную улыбку своей будущей хозяйки.
  
   - Не буду, - снова повторила Рада и отпустила волосы молодого человека, а потом стала расчёсывать их пальцами, ласково проводя ладонью по голове.
  
   Максим прикрыл глаза и уже сам, по собственной воле прижался щекой к бедру женщины.
  
   - Ох! Я вижу, тут у вас всё полюбовно, - рассмеялась Инна. - Ну ладно, раз так. Сейчас подсчитаем. Но расчёты мы ведём в местной валюте. Посмотрим, зеленая веточка пятого класса, оценивается в тридцать тысяч рублей за первый лист. Получаем, что два зелёных листика стоят тридцать семь с половиной тысяч. Один оранжевый лист удваивает стоимость зелёной веточки, два - утраивают. Однако второй оранжевый листик ему ты поставила и вложила в это дело свой труд. Так что засчитаю его в твою пользу. Таким образом, получается семьдесят пять тысяч рублей. Ну и учитывая свой вклад, накидываю десятку, итого восемьдесят пять тысяч. Устраивает?
  
   - Хм-м-м, восемьдесят пять, это сколько ж по-нашему? - задумалась амазонка.
  
   - Вслух не произносить, считай про себя, - предупредила Инна.
  
   Глаза Рады вдруг расширились от удивления и восторженно засияли.
  
   - Беру! - сказала она. - Святая Валенсия! У вас... у вас!..
  
   - Это исключительно по службе, как одной из участниц проекта, - улыбнулась Инна и приложила палец к губам. - Цена назначена и изменению не подлежит. А теперь твоя очередь, подруга. Говори, что ты там почувствовала.
  
   - Ну, я не знаю, как вы ему там зелёные листочки растили, но лично я почувствовала не пятый класс, а третий.
  
   - Серьёзно!? Вот это да! Ему, видимо, так понравилось твою писю лизать. Хи-хи! А вернее, сосать. У парнишки специфические вкусы.
  
   "И у меня! У меня тоже такие же вкусы!" - мысленно простонал я.
  
   - А по оранжевой ветке получился вообще второй класс, - добавила амазонка, радостно улыбаясь.
  
   - Ну, нехило ты сэкономила, подруга! - рассмеялась Инна. - Ладно-ладно! Не вздрагивай. Я обещала. И этот второй класс в основном твоя же заслуга.
  
   - А сколько я сэкономила, если не секрет? - с любопытством поинтересовалась Рада.
  
   - Около полумиллиона. Считай, вообще его за бесценок тебе отдаю.
  
   Ведущая махнула кому-то рукой, и ей передали ключ от наручников. Отомкнув их, девушка освободила руки Максима и кивнула амазонке на него. - Можешь забирать. Или, если хочешь, его помоют, приведут в порядок и к тебе приведут.
  
   - Нет, - алчно сказала Рада и, оторвавшись от пригревшегося возле неё парня, стала обуваться. - Я сама всё сделаю.
  
   Девушка быстро натянула свои туфли, перебросила чёрное платье через плечо и, взяв Максима за руку, потащила его за собой. Секунд через пять счастливая владелица покинула зону съёмки, и Инна, глядя ей вслед, тихо проворковала:
  
   - Хм-м-м, тебе по контракту ещё год на нас вкалывать. Так что не волнуйся, денежки свои мы с твоей помощью вернём.
  
   Она похихикала немного и обернулась к телезрителям.
  
   - Вот так, мальчики, наша телезвезда и нашла свою судьбу. М-м-м! - с наигранной грустью промычала Инна. - Теперь надо ещё кого-то искать! - Она вздохнула и весело улыбнулась. - Ладно. На этом наша передача закончилась, всем пока!
  
   Ролик завершился, и окно проигрывателя закрылось, а я остался сидеть в прострации перед компьютером. Потом встал и направился в ванну. Мне опять надо было привести себя в порядок по причине... В общем, по понятной причине.
  
   "Ну девчонки дают! - мысленно восхитился я. - Это ж надо такую ролевую игруху замутить. Не только с экстремальной фемдомной порнушкой, но ещё и с работорговлей! Да ещё эти спецэффекты прикольные! Листики, ранги, прозрачность! Круть! Как бы в ней поучаствовать самому?"
  
   Направляясь в ванну, я вспомнил про насильственное вливание мочи в желудок и по спине у меня пробежал озноб.
  
   "О чём вообще моя новая знакомая думала, давая мне такой извратный ужастик? - удивился я. - Да большинство парней нафиг сбегут после такого экстрима! Хотя... Может, им как раз и не нужно это большинство?"
  
   Самому мне было немного страшно, но одновременно волнительно и приятно. При этом с трудом верилось, что кончил я как раз на самом пугающем моменте, когда Макса накачивали мощным напором.
  
   "Ладно, - подумал я. - Сейчас помоюсь, приведу себя в порядок, оденусь понаряднее, и надо будет сфоткаться для Мариши. Интересно. Это её настоящее имя?"
  
  

Глава 3. Поделки своими руками

К содержанию

   На следующий день, зайдя в социальную сеть, я увидел комментарий от Мариши под своей фотографией.
  
   0x01 graphic
  
   "Симпатичный, - коротко похвалила она и продолжила во втором сообщении: - Как тебе видео? Понравилось? Может, напугало? Что понравилось, что - нет? Опиши свои впечатления. Желательно поподробнее. Считай это своим домашним заданием. Выполняй".
  
   "Вот, блин, командир полка, нос до потолка! - подумал я. - Уже задания домашние мне задаёт!"
  
   Но это, естественно, я в шутку так подумал. С девушкой мне встретиться страсть как хотелось, поэтому я не собирался её разочаровывать. В сети Мариши не было уже более трёх часов, поэтому рассчитывать на беседу в чате не приходилось. Написать отзыв на видео? Это легко-пожалуйста, тем более, что мне было что сказать.
  
   Я откинулся на спинку кресла, задумался на пару минут, приводя свои мысли в порядок, и застрочил по клавиатуре. Описал свои общие впечатления о порядках Форсу, сказал, что они мне очень понравились и прежде всего доброжелательным отношением к нижним. И этот акцент девушек на физическом насилии и использовании мужчин как вещей мне очень импонировал. Я добавил ещё, что меня привлекает использование меня как сексуальной игрушки, но при этом не хотелось бы лишаться и дружеского общения, на которое я тоже очень рассчитываю.
  
   Потом я описал свои впечатления непосредственно от порносцен. Вначале поделился тем, что мне очень понравилось. Ну и, естественно, это был здоровенный клитор Рады. Я честно признался, что столь же неравнодушен к большим клиторам, как и Макс, поэтому сцена ублажения девушки оральными ласками меня неимоверно зацепила, а вот золотой дождик малость напугал. Я серьёзно считал, что такие экстремальные практики опасны для жизни, и откровенно высказал своё мнение на сей счёт. Правда, потом я добавил, что сценка с насильственным вливанием мочи Максу в горло меня очень возбудила. И если позиционировать себя только как зрителя, то я был от неё в восторге. В особенности понравились мне "икс-рэй" эффекты и оргазм девушки от мочеиспускания. Никогда не думал, что такое возможно. Но вот участвовать в таком мероприятии самому мне было бы очень боязно. В общем, написал всё, что думал, добросовестно выполнив своё домашнее задание. Получилось у меня объёмное сочинение, на тему: "Как я смотрел извратный порноролик с золотым дождём", которое я благополучно отправил Марише в качестве личного сообщения.
  
   Я собирался уже закрыть страничку, но в последний момент увидел уведомление в строке состояния: "Мариша пишет" и, естественно, остался, чтобы прочитать, что мне ответит моя новая знакомая. Статус у неё уже был "онлайн".
  
   "И как она умудряется так вовремя появляться? - с улыбкой подумал я. - Вчера меня в группе подловила после написанного отзыва, сейчас - в личке. Вот только что не было её и, на тебе, пишет".
  
   "Ого, какой отзыв большой! - появилось сообщение от Мариши, и сопровождавший его смайлик в виде большого пальца вверх означал, что она довольна. - Сейчас почитаю".
  
   Я замер в кресле и как дурак стал ждать её ответа, хотя вполне мог заняться какими-то другими делами. Звуковой сигнал предупредил бы меня о новом сообщении. Но мне было так волнительно, что ничего другого я делать был просто не в состоянии.
  
   "Прикольно, - написала, наконец, женщина. - Большие клиторы, говоришь, нравятся?"
  
   "Просто до щенячьего визга", - признался я. Потом сообразил, что Марише может быть не очень приятно такое читать, если у неё самой клитор обычный, и начал набирать витиеватое объяснение, что все клиторы хороши, но не успел его отправить, как получил новый ответ.
  
   "А какой размер на твой взгляд самый лучший?"
  
   Я замер с поднятым пальцем над клавишей "Enter", а потом стёр уже набранный текст. Хотел вначале отшутиться, что чем больше, тем круче, но затем призрачная надежда посетила меня: а вдруг у Мариши большой? Я ведь, признаться, на видео и не разглядел, какого размера был у неё клитор. Уж больно быстро она к Максиму подскочила, а потом находилась с ним в слишком плотном контакте, чтобы детали её интимного строения можно было разглядеть.
  
   "Мне вообще любой большой нравится, - ответил я. - Если больше обычного, то уже круто".
  
   Мариша отправила мне смеющийся смайлик.
  
   "Чего?" - спросил я.
  
   "Дипломат", - пояснила она и снова добавила ржущую морду.
  
   "Меня можно понять, я ведь хочу понравиться".
  
   "Ладно, ладно, - написала мне Мариша. - Думаю, что проще мне будет выяснить твои вкусы, если я тебе свою девочку покажу".
  
   Я моментально понял, о какой девочке речь, и у меня пересохло во рту. Обычно разные извращенцы-парни в интернете посылали девчонкам фото своего члена. А тут дама захотела скинуть фотку своей киски мне? Ва-а-а! Какая круть! Конечно, я был не против.
  
   "Да-да! Это будет проще!" - написал я, азартно молотя пальцами по клавишам.
  
   "Держи", - написала Мариша и скинула мне в чат какой-то экзешник.
  
   "Это что?"
  
   "Глазелка", - ответила женщина.
  
   "Чего?"
  
   "Видеообщалка".
  
   "Типа скайпа?"
  
   "Ага. Но приватная. Только ты и я, без посредников. Напрямую свяжет наши компы. Не надо регистрироваться, аккаунт заводить. Номер набирать. Прямое соединение. Ну и там ещё куча разных возможностей, которых нет в скайпе. Можно несколько вебок подключать и выводить со всех изображение на один экран в разные окна".
  
   "То есть ты меня увидишь?"
  
   "Ну, естественно. Не одному ж тебе на меня глазеть. У тебя есть вебка?"
  
   "Стандартная на ноуте".
  
   "Сойдёт, запускай программу и устанавливай её. Не беспокойся, диск она тебе не отформатирует".
  
   Я вскочил с кресла и заметался по комнате, думая, что надо бы приодеться хоть немного. Ту-дун! Сказал компьютер. В чате появилась надпись:
  
   "Ну чего ты? Устанавливаешь уже?"
  
   "Погоди немного, - написал я в ответ. - Мне надо в порядок себя привести".
  
   "Ой, да прекрати! Ты красна барышня что ли, чтобы прихорашиваться? Я ж не на свадьбу тебя приглашаю. Сама вон тоже в одной футболке на голое тело сижу. Запускай, давай. Не запустишь через минуту - всё, гудбай".
  
   "Я запускаю-запускаю", - поспешно написал я и кликнул на ссылочку. Комп предусмотрительно предупредил, что не следует скачивать непроверенные программы из Интернета. Мол, они могут содержать вредоносный код и так далее. Но я подтвердил свою готовность рискнуть.
  
   "Антивирусник отключи, - предупредила Мариша. - А то верещать будет".
  
   "Почему?"
  
   "Так там же куча кода направленного на прямой и несанкционированный доступ к твоей вебке и сети Интернет. Эту программу антивирусник определит как шпионскую".
  
   "А она не шпионская?"
  
   "Шпионская, - призналась женщина, ухмыльнувшись смайликом. - С помощью этой проги я смогу соединиться с тобой в любой момент. А могу и скрытно за тобой понаблюдать".
  
   "Зачем?" - написал я, чувствуя лёгкий испуг. А потом расслабился, догадавшись, что собеседница шутит.
  
   "А просто полюбоваться нельзя? Может, ты мне понравился".
  
   "Хе-хе, - рассмеялся я смайликом. - И увидеть, как я в носу ковыряюсь?"
  
   "А ты не ковыряйся".
  
   "Это вмешательство в частную жизнь, между прочим".
  
   "Ты письку мою посмотреть хочешь?"
  
   "Да".
  
   "Тогда устанавливай".
  
   "Ты ведь шутила насчёт шпионажа?"
  
   "Нет. Устанавливай. Отведённая тебе минута заканчивается. Пятнадцать секунд осталось".
  
   - Твою мать! - выругался я вслух, отключил Касперского и запустил программу. Та мелькнула беленьким окошком и тут же пропала.
  
   "Не запустилась!" - протарахтел я по клавишам, чувствуя страх, что вот-вот моя волшебная дружба с этой необычной леди может оборваться.
  
   "Расслабься, запустилась, - написала Мариша мне в ответ. - Просто у неё фоновая установка".
  
   "И как мне ей управлять?"
  
   "Никак, она сама поставится".
  
   Рядом с веб-камерой на экране ноута у меня вдруг зажёгся зелёненький огонёк, и на всё рабочее поле развернулось окно видеочата с улыбающейся черноволосой женщиной лет тридцати, сидящей в чёрном кресле. Она действительно была в белой футболке, надетой, судя по всему, на голое тело. По крайне мере, об этом можно было судить по крупным сосочкам, проявляющимся сквозь тонкую хлопчатобумажную ткань, обтягивающую объёмные полушария.
  
   - Привет, Димочка, - сказала собеседница, с любопытством разглядывая меня. - А живьём ты ещё симпатичнее.
  
   - Ма...Мариша? - слегка заикаясь, спросил я.
  
   - Ага, - сказала женщина и с улыбкой подпёрла ладошкой подбородок.
  
   - Мариша - это ведь Марина? - уточнил я.
  
   - Нет никакой Марины, - прищурившись, ответила брюнетка. - Только Мариша.
  
   - Л... ладно, - снова слегка запнулся я.
  
   - Не передумал ещё на письку мою посмотреть? - спросила собеседница, сделав весёлую мину
  
   - Нет.
  
   - Ну, тогда я включу для тебя нижнюю камеру.
  
   Женщина отвела глаза в сторону, пощёлкала мышкой, и окно видеочата разделилось пополам. Изображение сместилось вправо и перемаштабировалось, меняя размер, а слева к нему пристроилось ещё одно окно, показывающее ракурс из-под стола. Я увидел нижний край футболки, широкие бёдра Мариши и голые женские ножки, которые миленько покачивались, то разводя коленки в стороны, то смыкая их. Как только вторая камера активировалась, соблазнительница развела ноги пошире и пересела так, что промежность её слегка приподнялась, подставляя киску для лучшего обзора. Однако в таком удалении, с которого она показывалась, я мог любоваться только ёжиком коротких чёрных волос.
  
   Марише, наверное, ракурс тоже не понравился. В правом окне я увидел, как она наклоняется вперёд, а в левом мелькнули руки. Изображение шевельнулось и стало приближаться. Вскоре широко раздвинутые ноги и киска моей новой знакомой выплыли на экран крупным планом и зафиксировались в новом положении. Плохая освещённость ухудшала видимость, но раздалось несколько щелчков мышки, и неожиданно интимные достопримечательности ярко осветились и стали чётко видны.
  
   - Камера со встроенным светодиодом - это удобно, - прокомментировала картинку Мариша. - Если темно, то можно подсветить.
  
   Она снова откинулась назад и приподняла свою пушистую киску, доворачивая её немного вверх. Теперь я отлично видел крепенькие дольки женской писечки и расположенные от них по бокам притягательные ямочки, тоже покрытые волосками. Растительность у Мариши занимала обширную площадь, прорастая не только в интимной зоне, но и слегка забираясь на внутреннюю сторону бёдер.
  
   - Кла-а-асс! - простонал я, впитывая эту красоту глазами, потом перевёл взгляд на второе окно и встретился с внимательным взглядом моей новой знакомой. Судя по всему, она увлечённо наблюдала за моей реакцией и наслаждалась ею.
  
   На губах женщины играла довольная и в какой-то степени даже плотоядная улыбка. Она провела пальцами по своей киске, разглаживая на ней волосы, и спросила:
  
   - Нравится моя шёрстка?
  
   - Очень!
  
   - Это хорошо, потому что мне она тоже нравится, и я не собираюсь её сбривать.
  
   Я смотрел, как Мариша гладит себя по половым губкам, слегка сдвигая их и продавливая, как касается щёлочки и приоткрывает её, обнажая розовую сердцевинку, и тихо млел. Пальцы леди погрузились между пушистыми дольками и, проскользив вверх, приподняли и выставили наружу крупненький отросток полуторасантиметровой длины.
  
   - Глава местного храма приветствует тебя, - весело сказала Мариша, покачивая свой клитор вверх-вниз. Потом она его отпустила, но он так и остался в приподнятом над губками состоянии.
  
   Кажется, я всё-таки ошибся в первоначальных размерах и клитор у моей собеседницы был сантиметра два... или... Ох! Да он рос прямо на глазах, очень медленно, но всё-таки заметно.
  
   - Внимательно запомни, какая я сейчас, чтобы не думал потом, что я мутантка. - хихикнула Мариша. - Кстати, двойной щелчок правой клавишей мыши по соответствующему окну позволит тебе сделать мгновенный скриншот, который сохранится в твоих документах, в папочке "мои веб-сохранения".
  
   Я тут же опробовал эту функцию, благо изображение в экране было очень волнующим. Картинка на секунду замерла, а потом снова ожила.
  
   - М-м-м! Какой классный кадрик получился! - промурлыкала Мариша.
  
   Я смутился от её слов, думая, что она подразумевает фотку, которую я только что сделал, но собеседница вывела в правое окно моё собственное изображение с зачарованным лицом, осоловевшими глазами и языком, замершим между губ. Фотография моя сменилась прежней трансляцией, и хитро улыбающаяся красотка спросила:
  
   - Ты как относишься к поделкам своими руками?
  
   - Ну, я редко чем-то таким занимаюсь, - признался я.
  
   - А мне нравится. Хе-хе, проведём сеанс очумелых ручек? Сейчас на твоих глазах я сделаю для себя сексуальную игрушку. Хочешь посмотреть?
  
   "О! Это интересно!" - подумал я и с энтузиазмом кивнул.
  
   - Итак, нам понадобятся: силиконовая форма, - женщина внесла в кадр и показала приготовленную, видимо, заранее овальную пластину белого цвета, размерами своими где-то двадцать пять на двадцать сантиметров и около трёх сантиметров в толщину. Формой поперечного сечения она напоминала односторонне выпуклую линзу, а на изогнутой поверхности её имелся непонятный, но при этом отдалённо знакомый мне рельеф.
  
   - И специальная эластичная плёнка. - Мариша отложила в сторону пластину и внесла в кадр плотный лист телесного цвета формата А4. Она потянула за края и показала, что лист тянется. Потом провела по нему подушечками пальцев и, азартно улыбаясь добавила: - Очень приятная на ощупь поверхность, знаешь ли, мягкая, бархатная, касаться её - одно удовольствие. Далее я вставляю эту плёнку в цветной струйный принтер и чуть позже кое-что на ней напечатаю. Теперь берём твою фотку. - На экране снова возникло моё изображение. - Выделяем лицо и обрезаем лишнее, затем прогоняем его через трансформатор объёма. Нужные параметры у меня уже сохранены, просто нажимаю пуск.
  
   Отображающееся на экране плоское лицо с фотографии выровнялось и вдруг стало выпуклым, а потом вернулось в плоское состояние, но как-то странно исказилось, словно бы сжалось ближе к центру и осталось более-менее нормальным по краям.
  
   - Ну вот, а теперь можно печатать.
  
   Я услышал гудение принтера, и секунд через тридцать Мариша взяла откуда-то слева от себя и показала мне эластичную плёнку с моим трансформированным, искажённым, но при этом цветным изображением.
  
   - Остался последний шаг, - подмигнула она мне. - Совместить две детали изделия.
  
   Женщина наклонила веб-камеру, чтобы мне был виден компьютерный стол, разместила на нём подложку длинным радиусом вертикально и взяла в руки мою фотку.
  
   - Плёнка клеющаяся, - пояснила она, - и тут главное всё не испортить, точно совместить и не оставить складочек. Вот только я уже насобачилась такие штуки делать, поэтому проколов у меня практически не бывает
  
   Мариша подцепила ногтем верхний уголок плёнки, отклеила защитный слой сантиметров примерно на пять и, тщательно прицелившись, аккуратно прилепила её к верхней части заготовки. Потом загнула верхнюю часть листа за заготовку и приклеила её с обратной стороны.
  
   - Теперь, когда один край закреплён, гораздо проще будет нанести остальную часть фотографии. Но следует помнить, что плёнку нам придётся растянуть, а следовательно, основу надо закрепить на столе, чтобы она не ездила и чтобы сделать всё нормально. Для этого у меня есть специальные фиксаторы. - Женщина повернула к камере заготовку плоской стороной и провела пальцами по четырём узким прорезям. - Здесь отверстия, - прокомментировала она, потом что-то сделала под столом, и из поверхности его выдвинулись четыре крючка. - Накладываем отверстия на крючки, сдвигаем вниз и... - раздался лёгкий щелчок, - ...заготовка зафиксировалась. - Мариша пошевелила рукой силиконовую основу и показала, что та закрепилась на столе намертво. - Всё, можно клеить дальше, - прокомментировала она.
  
   Отогнув плёнку клеящейся частью вверх, мастерица сняла с неё защитный слой полностью, взяла за уголки, основательно вытянула на себя и в стороны и стала медленно опускать её на основу, совмещая поверхности по каким-то специальным принципам. Наложив плёнку на подложку, Мариша прижала её и разгладила. Затем опять что-то нажала под столом, и со вторым щелчком овальная заготовка освободилась из захватов. Быстро повернув её плоской стороной вверх, женщина загнула свободные концы плёнки и приклеила их.
  
   - Ну, всё, - хихикнула она, - моя поделка почти готова.
  
   Мариша опять перевернула заготовку, и я увидел собственное лицо в объёме и натуральном своём цвете, лежащее у неё на столе. Оно оказалось не простым изображением. Весь тот рельеф, который до сих пор лишь смутно угадывался через вебку на белом фоне, получил вдруг чёткие очертания. Там был нос, подбородок, глазные впадины, рот и губы. Мне показалось даже, что это моё натуральное лицо, замурованное в столешнице, настолько достоверно оно было сделано. Снаружи торчали только подбородок, рот, нос, часть щёк, глаза, брови и нижняя половина лба. При этом остальная часть лица и головы была словно скрыта под слоем столешницы.
  
   - Осталось выполнить лишь заключительные штрихи, - подмигнула мне мастерица. Она протянула руку за пределы экрана и, звякнув чем-то металлическим, показала мне скальпель. - Всего лишь три небольших надрезика плёнки, и мы получим милый приоткрытый ротик и носик с натуральными ноздрями.
  
   Мариша ловко проделала все эти манипуляции секунд за пять, после чего подогнула края надрезанной плёнки в расположенные под ними отверстия и прижала их там, приклеивая. Придирчиво осмотрев свою работу и удовлетворённо хмыкнув, красотка поднесла свою поделку поближе к объективу камеры и продемонстрировала её мне во всех подробностях. Она сдавила своими пальцами носопырки изделия и, покачивая нос из стороны в сторону, показала, что он гнётся и деформируется, как настоящий. Потом коснулась губ, провела по ним подушечками пальцев, погладила, надавила, и я с изумлением понял, что те такие же мягкие и податливые, как живые. Мариша просунула изделию в рот указательный палец на глубину одной фаланги, пошевелила его там и высунула.
  
   - Суховато, - констатировала она и, сунув палец себе в рот, обсосала его и обслюнявила. Закончив с этим, она снова попытала удачу, и в этот раз палец скрылся во рту изделия до конца.
  
   "Так глубоко! - поразился я. - Что она со всем этим собирается делать?!" - Я, конечно, догадывался, что, но не мог до конца поверить, что это не шутка.
  
   - Х-м-м-м, пришла пора опробовать мою новую игрушку, - проворковала Мариша с предвкушением. - Хочу показать тебе один интересный секрет моего необычного кресла.
  
   Она поднялась с насиженного местечка и, взяв в руки нижнюю веб-камеру, расположила её так, чтобы я увидел кожаную поверхность, сохранившую ещё контуры округлой женской попки. Примерно посередине сидения обнаружился овал, напоминающий аккуратную заплатку с ровными краями. Моя новая знакомая просунула руку под кресло, чем-то там щёлкнула, и овал слегка приподнялся. Она подцепила его пальцами и убрала в сторону, открыв небольшое углубление эллиптической формы с четырьмя фиксирующими крючками, точно такими же, какие были на компьютерном столе. И что-то подсказывало мне, что размеры углубления как раз соответствуют размерам силиконовой заготовки.
  
   - Догадываешься, зачем здесь эта штука?
  
   Я ошеломлённо кивнул.
  
   - Хи-хи! На тебя сейчас любо-дорого смотреть! Хочешь глянуть, как я трахну твой миленький ротик?
  
   Я снова кивнул.
  
   - Это правильный ответ, - промурлыкала Мариша, - потому что, если б ты отказался, я всё равно бы его трахнула. Но тебе бы этого не показала.
  
   Она приложила изделие к соответствующему углублению сперва лбом в сторону спинки кресла, но потом перевернула его на сто восемьдесят градусов.
  
   - И так и сяк можно закрепить, - пояснила женщина. - Но думаю, что видеть твои красивые глазки, пока моя пися будет целоваться с миленьким нежным ртом, гораздо интереснее, чем лицезреть подбородок.
  
   Раздался щелчок, изделие зафиксировалось в углублении, и ощущение того, что моя настоящая голова и в самом деле замурована в кожаном кресле, стало очень правдоподобным.
  
   - Боже! - невольно выдохнул я, и Мариша рассмеялась.
  
   - Что, захотелось на месте этой игрушки оказаться?
  
   - Я... как бы... да...
  
   - Наши желания совпадают, - хищно проурчала собеседница, и в её голосе было столько вожделения и похоти, что по спине моей пробежал озноб. - Но тебя рядом нет, поэтому придётся пока обходиться заменой, - уже мягким и миролюбивым тоном продолжила она. - Итак, начнём.
  
   Мариша пощёлкала по клавиатуре, и к двум видеоокошкам на экране Диминого ноутбука добавилось третье. Оно занимало половину экрана и крупным планом показывало замурованное в кресле мужское лицо. Съёмка велась из-под столешницы, немного сверху и спереди, под углом примерно градусов в тридцать от горизонтали. Два других окошка разделили между собой вторую половину экрана. Верхняя камера выводила изображение в верхнее окно, а та, что была в руках у женщины, - в нижнее.
  
   - Комбинация клавиш "Ctrl+s+цифра" включает режим записи на видеокамере, номер которой указывает число, - пояснила Мариша. - При этом должна высветиться надпись "Rec" в левом верхнем углу соответствующего окна и отсчёт времени. Видео можно писать с любой из камер или со всех одновременно.
  
   Услышав эту ценную информацию, я тут же прощёлкал нужные кнопочки, добившись, чтобы во всех трёх окошках появилось уведомление "Rec" и бегущее время отсчёта. Женщина хихикнула, отследив мои манипуляции:
  
   - Какой ты жадненький, - проворковала она. - Все ракурсы хочешь себе сохранить? Гляди, чтобы места на диске хватило.
  
   - У меня много, - радостно улыбнулся я.
  
   - Левый щелчок мыши на экране видеоокна, - продолжила объяснять собеседница, - делает его больше, а два других, соответственно, меньше. Двойной щелчок по окошку разворачивает его на весь экран. Клавиша "Esc" возвращает все окна в прежнее положение. При этих манипуляциях запись будет продолжаться. Даже если одна трансляция закроет собой две других, видео всё так же продолжит записываться. И остановить запись можно будет лишь кликнув мышью на надпись "Rec". При этом файлы сохранятся в той же самой папочке, что и скрины. Ну а теперь приступим к самому интересному. - сообщила Мариша. Она поднесла веб-камеру, которую держала в руках, к своей киске и показала её крупным планом. Пушистые валики её оказались плотно сжаты, и вернувшийся к прежним размерам клитор небольшой пимпочкой выглядывал в месте их соединения вверху.
  
   - Сейчас я ещё не возбуждена, - улыбнулась женщина. - Но это, хи-хи, совсем ненадолго. Меня уже переполняет предвкушение, так что скоро ты увидишь интересное зрелище. - Она приоткрыла пальчиками щёлку между ног, и я увидал, что клитор её заметно покрупнее, чем его видно снаружи. - Вот он, мой малыш, хе-хе, нравится? Это он пока малыш. И, чувствую, что останется таким ненадолго. М-м-м, как приятно видеть твоё личико под собой. Ладно, не буду больше откладывать удовольствие, - нетерпеливо добавила Мариша и уселась в кресло.
  
   Третья камера показала мелькнувшие в кадре ноги и то, как женская киска, подобно стервятнику, упала на моё лицо (именно так я Маришину поделку теперь воспринимал), расплющив интимные складочки о мой подбородок, а потом плавно охватив его с боков раздвинувшимися в стороны дольками. Первая камера теперь снова показывала верхнюю половину женского тела и слегка порозовевшее лицо, на котором уже проступила мимика удовольствия. Вторую вебку Мариша направила в низ своего ракурса зрения, показывая ей то, что видит сама.
  
   - Всё готово для представления, - сообщила Мариша, глядя мне прямо в глаза. Очи её азартно посверкивали, словно она наслаждалась происходящим, а может быть, моей мимикой. - Этот мой подарок тебе, Дима, придётся потом хорошенько отработать.
  
   - Ага, - сказал я, чувствуя себя словно пьяным. - Всё, что захочешь, сделаю!
  
   Мариша плотоядно рассмеялась .
  
   - М-м-м, это хорошо. - Она опустила глаза вниз, облизнулась и добавила: - Боже, как клёво смотришься ты под моей пи...дой. Не хило так... возбуждает.
  
   Я тоже приклеился взглядом к трансляции с третьей камеры, а потом и развернул её на весь экран. Там было на что посмотреть: клитор Мариши увеличивался прямо на глазах, не супербыстро, конечно, но вполне так заметно. Женщина слегка сдвинулась вперёд, прижавшись головкой своей чувствительной частички к нижней губе моего объёмного изображения. Так вот, этот таранчик секунд за пять отогнул преграду вверх и сам слегка сплющился, а потом напрягся, чуть приподнимая своё удлинившееся тело, переполз преграду и устремился к следующему рубежу.
  
   - Пока ещё сухо, чтобы тереться о тебя, - пояснила Мариша воркующим голосом. - Но я никогда не пользуюсь искусственными лубрикантами, потому что обожаю смазывать и помечать мужчину собственными выделениями. Я, знаешь ли, сверхтекучая. Стоит мне раскочегариться, как из меня потечёт столько смазки, что можно её будет пить.
  
   Я вспомнил первый ролик, который ещё в группе просмотрел, и мысленно согласился со словами женщины.
  
   - А как насчёт моей фотографии? - спросил я. - Не боишься, что чернила потекут и испачкают тебя?
  
   - Нет, не боюсь. Не потекут и даже не сотрутся, по крайней мере, не быстро. И не смей меня отвлекать разговорами. Вернее, говорить ты можешь, конечно, но лишь для того, чтобы услаждать мой слух возбуждающими фразами.
  
   - Охренеть! Какой огромный! - невольно вырвалось у меня, когда Мариша напрягла свой клитор в очередной раз, слегка приподнимая его и толкая вперёд, так что он боднул верхнюю губу моей распечатанной копии. Сейчас этот крепыш вытянулся в длину уже сантиметра на четыре и заметно утолщился.
  
   - М-м-м, вот это уже другое дело, - похвалила женщина. Она ещё парочку раз сделала стойку своим клитором и захихикала. - Боже, видел бы ты своё лицо сейчас. Оно такое миленькое. Хочешь пососать мою конфетку?
  
   - Д...да, - выдохнул я, слегка заикаясь от возбуждения, и женщина снова рассмеялась, но в этот раз в голосе её звучали уже властные нотки.
  
   - Тогда получай! - рыкнула она и пихнула клитор в рот моей искусно сделанной копии, усаживаясь сверху на замурованное в кресле лицо. - Соси его, соси! Вот так, умничка! М-м-м! Как это заводит!
  

Глава 4. Этот реальный виртуальный секс

К содержанию

   - А вот и первая порция смазки подоспела! - хихикнула Мариша.
  
   Она приподняла бёдра, отрываясь от моего рта. Её киска уже заметно набухла и увлажнилась. Пушистые дольки так и остались приоткрыты, бесстыже выставляя влажную и розовую сердцевину на обозрение. А клитор, ва-а-а! Он увеличился ещё миллиметров на пять. И я просто замер, глядя, как он красиво пульсирует: приподнимается и вытягивает своё тело вперёд, потом опускается и снова приподнимается, снова тянет.
  
   "Что это с ним? Вернее, с ней, с Маришей. Она кончить собирается?"
  
   Мне вдруг остро захотелось увидеть её лицо, и я быстро нажал клавишу "Esc", чтобы выйти из полноэкранного режима. Все три окна вернулись на экран, и в правом верхнем я увидел тёмно-карие глаза, полные возбуждения и похоти. Направлены они были не в камеру, а куда-то пониже объектива, и я догадался, что смотрит женщина на экран. То есть на меня она смотрит и возбуждается от моей реакции. Может и клитором она специально двигала, чтобы меня зацепить и на мимику мою полюбоваться?
  
   Видимо, что-то изменилось в моём лице, потому что Мариша вдруг глянула мне в глаза и прыснула от смеха.
  
   - Спалил! - смеясь, констатировала она. - Но всё равно было круто. Хм-м-м! Бедненький мальчик! Знаешь, какой сюрприз приготовила для твоего личика моя пися? Хе-хе, очень густой и скользкий прозрачный крем, который я буду наносить на твои губки и вливать в рот. Вот только ракурс одной из камер, пожалуй, следует изменить.
  
   Изображение во втором видеоокне резко смазалось, мелькнули в нём сексапильные женские бёдра, а потом с лёгким звяканьем камера зафиксировалась, выхватывая широкую попку с аппетитными упругими ягодицами, зависшими над креслом. Далее она стала опускаться ниже и показала, наконец, Маришину киску сзади в очень волнительном ракурсе снизу вверх.
  
   - Вот так тебе будет интересненько посмотреть, что я с тобой сделаю, - хихикнула женщина. - М-м-м, уже сейчас!
  
   Вагина её плотно сжалась, слегка выгнулась вперёд и, сказав сочное: "Чвирк!" - выплеснула из влагалища толстую струйку прозрачной смазки. А на третьем экране, который как раз был самым большим, я увидел, как эта самая струйка стрельнула в лицо замурованному в кресле пленнику, попав чуть выше кончика его носа, и стала вязкой кляксой лениво распространяться во все стороны, густыми, как мёд, струйками стекала по носу, щекам, губам и подбородку.
  
   - М-м-м! Как много я на тебя ливанула! Как славно пометила! А теперь попробуй меня на вкус!
  
   Мариша опустилась, прижимаясь вагиной ко рту пленника, надавила сверху, хищно расползаясь в стороны толстыми дольками, и клитор её вновь стал исполнять свой танец, вытягивая шейку вперёд и вверх, как пьющая птичка. Вторая камера снова резко сменила ракурс. Женщина поднесла её к себе с правого бока и в соответствующем окне очень крупным планом выплыла киска, которая была видна в мельчайших деталях. Она хищно двигалась, растягиваясь и сжимаясь волнообразными перекатами, плотно охватив рот пленника.
  
   - Смотри, как я сосу тебя! - сказала Мариша, и это действительно очень походило на неторопливое мерное высасывание. Будто хищник питался своей жертвой. Выглядели эти движения настолько захватывающе и чарующе, что я стал погружаться в транс и изо рта моего, кажется, вырвался невольный звук, напоминающий безысходный писк живьём поедаемого зверька. А потом я вздрогнул от плотоядного и торжествующего смеха женщины, вырвавшего меня из зачарованного состояния.
  
   - А теперь пей! - потребовала она.
  
   Её киска стала выгибаться наружу, вновь испустила долгое и сочное "Чви-и-ир-р-рк!", и мне ярко представилось, как в рот пленнику под напором извергается густой кисель.
  
   - Хм-м-м! Ну вот ты и смазан, - проурчала Мариша. - Знатно так и добротно. Так что теперь можно всласть потрахать твой сладенький ротик!
  
   Она не стала подниматься, а просто скользнула назад, открывая губы пленника, из которых тут же вытеки излишки вкаченной внутрь смазки.
  
   "Господи-боже! Что же она творит!" - мысленно воскликнул я, а вслух снова пискнул.
  
   - Хи-хи! Так тебе нравится мой сиропчик? - догадалась женщина. - Тогда я буду с удовольствием тебя им поить. А сейчас пришло время трахнуть нашего мальчика, - добавила она, надвигаясь своим клитором на слегка приоткрытый рот. И только тогда я осознал, наконец, какой огромной стала эта частичка женской вагины, вытянувшись в длину примерно на пять с половиной или даже на шесть сантиметров.
  
   "Мама!" - сверкнуло в моей голове, когда массивный клитор Мариши, сочно чавкнув, вошёл пленнику в рот.
  
   - Ы-ы-ын-н-н! - застонала женщина от удовольствия. - Как туго! Как приятно! Такая тёплая и узкая пещерка, смазанная моими соками, словно засасывает меня в глубину!
  
   А потом, порыкивая от страсти, она стала вонзаться клитором между губ пленника, каждый раз производя сочные чавкающие звуки. Мариша увлечённо мастурбировала, используя копию моего лица, заливала его струйками смазки, брызгающими из влагалища, и выглядело это настолько охерительно круто, что я перевозбудился до самого не могу.
  
   - А-А-А-АХ! - вскрикнула женщина и резко привстала, с сочным чмоком извлекая клитор наружу.
  
   Тот дёргался как сумасшедший, а я, затаив дыхание, пялился на него во все глаза. Мариша выронила камеру из рук на кресло и поспешно ввела три средних пальца правой ладони себе во влагалище. Чёрный цилиндрик вебки, приземлившись на кожаное покрытие, покатился назад к металлической дуге спинки. Он должен был упасть на пол, но неожиданно встал торчком и, глухо звякнув, примагнитился к металлу, очень удачно направив объектив на судорожно сокращающуюся перевозбуждённую вагину. Женщина ритмично сдавливала себя пальцами, введя во влагалище средний, указательный и безымянный, а большим упираясь себе в лобок. Она словно отжимала себя, ну или массаж делала. После пятого или шестого сжатия стали раздаваться чмокающие звуки, а ещё через парочку - тело женщины мелко затряслось, изо рта её вырвалось томное урчание, а по рукам вниз побежали струйки мутноватой жидкости.
  
   - У-у-уф! Чуть не кончила, - выдохнула Мариша и рассмеялась. - Так увлеклась своей игрушкой, что едва не перескочила за грань. Единственным способом сдержать клиторальный оргазм, когда ходишь по краю, является массаж точки джи до первого лёгкого сквирта. Тот немного снимает возбуждение и откладывает разрядку. Хи-хи, зато я чувствую в себе интересные процессы, как тело моё ускоренно производит сексуальный сок. Фу-у-ух! Я уже вся на взводе. Сейчас самое время приласкать точку "U". Так мне гораздо более сильный кайф испытать удастся.
  
   - Что это за точка? - спросил я севшим голосом и прокашлялся, прочищая горло.
  
   - М-м-м! Так ты не знаешь? - женщина оторвала от дуги кресла прилепившуюся к ней вебку и поднесла объектив вплотную к своей возбуждённой мокрой киске. Пушистые дольки её она раздвинула пальцами, открывая центральную часть, которая выгнулась наружу, выпячивая набухший холмик с уринальной дырочкой и широко распахивая под ним сочащийся смазкой зев. - Точка "U" названа так от первой буквы слова "Urethra". Это очень интересная эрогенная зона, расположенная вокруг писательной дырочки, и стимуляция её может привести к очень специфическому и сильному оргазму. И вот сейчас, когда я едва не кончила клиторально, когда возбудила самую чувствительную точку своего влагалища, мне осталось только приятненько потереть волшебную лампу "U" и вызвать всемогущего джинна, который сотворит с моим телом шедевральное волшебство! Но тут надо сделать всё вовремя. Не стоит находиться на грани оргазма, чтобы не кончить преждевременно, и нельзя допустить, чтобы клиторальное и вагинальное возбуждения полностью схлынули. Я специально слегка отвлеклась, чтобы немножечко сбросить пар, но сейчас самое время приступить к третьему раунду. И теперь пришла пора твоему ротику приласкать мою милую писечку! Давай, сделай это! - плотоядно сказала Мариша и, быстро сев на рот "пленника", подвигала бёдрами, основательно притираясь и захватывая его в пушистый плен. - М-м-м-р-р-р-н-н-н! Как классно зудит! - выдохнула она. - И такая восхитительная наполненность внутри чувствуется! Кажется, я очень много кончу! Много-много!
  
   "Почему много? Может, сильно или долго?" - подумал я, зачарованно глядя, как клитор женщины и её мясистые дольки начинают волнообразно двигаться, создавая восхитительное впечатление, будто вагина сосёт рот, и выглядело это очень захватывающе и потрясно.
  
   - О-о-ох! Да-а-а! Соси мою писюлю, соси! Надавливай на неё губками сильнее! И не вздумай кончить раньше меня, а то будешь наказан! Но одновременно со мной кончить я тебе разрешаю. Нет! Приказываю! Кончи вместе со мной обязательно! Тогда совсем классно получится!
  
   Теперь Мариша уже и бёдрами двигала, исполняя сексуальный танец и постепенно ускоряя темп движений.
  
   - О! О! О! - стала выкрикивать она, дрожа и прогибаясь в спине, глаза её закатились вверх, тело затряслось, словно под действием тока. А потом женщина громко и гортанно выкрикнула своё излюбленное:
  
   - ГА-А-А-АР-Х-Х-Х!!! - и буквально взвилась в приступе мощнейшего оргазма, который почему-то сопровождался странными сипящими звуками.
  
   Те становились то громче и мощнее, то затихали, будто создавались волнами. На третьей камере я увидел, как странным образом деформируется и выпячивается вверх лицо моей копии, словно надуваясь изнутри. И тут до меня дошло, что за звуки я слышу, и в мыслях моих ярко представилась картина, как из женской киски в рот пленника хлещут мощные потоки сквирта, и эта фантазия словно взорвала меня наслаждением, заставив кончить вслед за Маришей и надолго отдаться пронзающему меня волшебному электричеству.
  
   - А-А-АХ! - томно выдохнула женщина. Я открыл глаза и увидел, что блаженство её стало затихать. Мариша постепенно успокаивалась, будто удовлетворившись тем, что со мной сделала. - Как много я кончила! Боже! Как много! - простонала она, и в этот раз мне стал понятен смысл её слов. Потому что сам я, похоже, тоже спустил очень много. Трусы мои были безнадёжно испачканы, а в промежности разливалось липкое тепло.
  
   - Мариша-а-а, - простонал я.
  
   - Да, сладкий? - откликнулась женщина довольным томным голосом и положила веб-камеру на стол.
  
   - Мне срочно нужно в ванну сходить.
  
   - Зачем?
  
   - Я кончил, - ответил я расстроенным голосом, - прямо в трусы!
  
   - М-м-м, молодец, - похвалила Мариша. - Выполнил, значит, мой приказ. Я, конечно, пропустила этот момент, но не беда, в записи потом посмотрю.
  
   - Так я пойду, помоюсь и сменю бельё, - сказал я, скорее информируя, чем спрашивая разрешение, и поднялся со своего кресла.
  
   - Стоять! - стальным голосом приказала леди, пресекая мою попытку удалиться. - Я тебя ещё не отпускала. Вот закончится сеанс связи, тогда и мойся сколько захочешь.
  
   - Но у меня трусы все испачканы, их скоро сперма пропитает и испачкает трико! - озвучил я свои доводы.
  
   - Приказы не обсуждаются, - ещё жёстче сказала Мариша. - И это первый и последний раз, когда я прощаю тебе пререкания, делая скидку на то, что ты новичок. Но наказание своё ты всё равно получишь как-нибудь позже, при личной встрече! И не надо делать трагичное лицо, - добавила она уже гораздо более миролюбиво. - Если б проблема твоя и в самом деле была серьёзной, то я бы тебя отпустила. А так ты явно делаешь из мухи слона. Коли сам не догадываешься, как выйти из положения, не нарушив приказ, надо вежливо спросить совета у своей госпожи. Решение же вообще элементарно. Просто сними с себя трико, потом трусы и оботрись ими. Этого будет достаточно, чтобы не испытывать дискомфорт. А помоешься уже потом. Ну? Чего встал? Если я что-то советую, то, значит, разрешаю. Приступай к выполнению.
  
   Подсказанное решение действительно было бы элементарным, если бы не одно "но" - необходимость оголяться при женщине. Это было довольно смущающим, знаете ли. Поэтому я немного замешкался. Однако потом всё же подчинился и стал стягивать с себя штаны, полагая, что всё равно обнажаться перед Маришей когда-нибудь придётся. Однако меня стало напрягать то, что мной так беззастенчиво помыкают.
  
   - Не отворачивайся! - снова приказала Мариша. - Я хочу посмотреть на твой испачканный спермой член. Лучше поближе к камере подойди, давай-давай, не стесняйся.
  
   - О-о-ох, - вздохнул я и послушался.
  
   - М-м-м! Как классненько! - проурчала женщина, с жадностью поедая глазами мою промежность. - Неплохо так кончил. Ну всё, можешь вытираться, а я тебе пока свою кончу покажу.
  
   Я замер, во все глаза глядя на экран, и Мариша рассмеялась.
  
   - Ишь как навострился! - весело сказала она. - Хочется посмотреть, да?
  
   Я кивнул, глядя на собеседницу с восторженным предвкушением.
  
   - Ты был сегодня ужасно неучтивым, - игриво улыбнулась та. - И по идее не заслуживаешь разных подарочков. Но я уже сказала, что ты прощён, так что, так и быть, порадую своего вкусняшку.
  
   Мариша протянула правую руку за пределы кадра и вернула её с добычей, поставив на стол рядом с лежащей на нём камерой мерный стакан с делениями, рассчитанный на пол-литра. Потом она поднялась из кресла и отщёлкнула от него раздувшуюся от внутреннего давления поделку.
  
   - М-м-м, как много я накончала, - с удовольствием сказала она, и, подцепив пальцами еле заметную пробочку, обнаружившуюся под подбородком изделия, стала её откручивать.
  
   Едва только отверстие открылось, как из него в стеклянную ёмкость хлынула мутновато-белёсая вода, напоминающая по цвету и консистенции молочную сыворотку. Освободившись от внутреннего содержимого, овальная имитация моего лица сдулась и приняла естественные свои пропорции. Мариша подняла стаканчик к глазам, считывая деления и радостно ухмыльнулась.
  
   - Триста пять миллилитров, - озвучила она результат измерения и поднесла стаканчик поближе к веб-камере. - Видишь? И всё это тебе в следующий раз придётся проглотить! Хи-хи, и не только это!
  
   - Таким будет моё наказание?
  
   - Что? Нет, конечно, это будет твоим назначением.
  
   - А что ещё мне понадобится глотать?
  
   - Хы-ы, - довольно ухмыльнулась Мариша, - сейчас увидишь.
  
   Она взяла откуда-то сбоку второй мерный стакан. Похоже, что на столе её за кадром располагался целый склад необходимого инвентаря. Стеклянная ёмкость была миллилитров на двести. Женщина переложила её в левую руку, а правой подхватила веб-камеру номер два, прижала её объективом к донышку и всё это поднесла к своей киске.
  
   Предчувствуя, что очень скоро со второй камеры начнёт транслироваться что-то очень интересное, я развернул соответствующее окно на весь экран. С данного ракурса казалось, что я нахожусь на дне стеклянного колодца. Сверху над ним нависла гигантская женская вагина с трёхсантиметровым клитором, нахально торчащим между половыми губками. Она опять совершала завораживающие волнообразные движения, и я уже стал догадываться, зачем. Мариша прижала края стеклянного стакана к своей киске, которая прикрыла собой отверстие, и заключила его в мохнатое колечко. И в стеклянном колодце надо мной нависла выгибающаяся и пульсирующая розовая плоть с набухшим уринальным холмиком и ритмично сжимающимся входом во влагалище.
  
   - А теперь представь, что я стою над тобой, и открой для меня рот, - приказала Мариша. - Ну? Открывай!
  
   Я с замиранием сердца послушался её, заворожённо глядя на экран. Влагалище резко выгнулось вперёд, приоткрывая свой зев. И с громким сочным звуком: "Чви-и-ир-р-рк!" в объектив камеры хлестанула мощная струя смазки. Но воспринималось это так, как будто бы она прилетела мне прямо в лицо и моментально залила его целиком, полностью закрывая собой видимость. За первым "чвирком" последовал второй, потом третий. А я словно стоял на дне стеклянного колодца и затапливался, затапливался постепенно потоками вязкой жидкости.
  
   Закончив наполнять стакан, госпожа приказала:
  
   - Теперь глотай! - и я сделал глоток, но только не женской смазки, а своей слюны. - Молодец, - похвалила Мариша. - Послушный мальчик. А сейчас посмотрим, сколько моего киселька ты проглотил.
  
   Она подняла стакан вверх на уровень своего лица, а объектив камеры расположила сбоку, направив на мерные риски. Уровень густой жидкости, похожей по цвету и консистенции на яичный белок, оказался на отметке пятьдесят семь миллилитров.
  
   - Хи-хи, прикольненько, - промурлыкала женщина и подмигнула мне. - Полноценным завтраком такое количество не назовёшь, но учитывая, сколько всего этой жидкости я выплеснула, заморить червячка тебе бы хватило.
  
   Она снова рассмеялась, глядя на меня, и покачала головой.
  
   - Боже, какой ты всё-таки миленький и так славно реагируешь на мокрые игры! Прям такой лакомка, что взяла бы и съела тебя! О! Точно! Сейчас я тебя съем! Приготовься, ты будешь живьём проглочен!
  
   Я непонимающе смотрел на эту невероятную выдумщицу с богатой фантазией и не понимал, что у неё на уме. А Мариша поставила стаканчик со своей смазкой на стол и, хитро глядя на меня, уселась назад в своё кресло, прямо поверх овального проёма, контрастно выделяющегося на фоне чёрной кожи. Она оказалась в пределах досягаемости камеры номер три, а потом широко развела свои ноги в стороны и, подняв их, положила голенями на стол. Камера с номером два плавно двинулась вдоль её тела вниз, преодолела живот, пушистый лобок, подлетела к вагине и зависла над ней в непосредственной близости. И опять я заворожённо замер, глядя, как волнообразными движениями вытягивается и сжимается женская промежность с плотно сжатым входом во влагалище.
  
   - Маленький мужчина-бабочка завис над плотоядным цветком в поисках нектара, - прокомментировала Мариша разворачивающиеся события. - И голодное растение гостеприимно приоткрыло рот, заманивая добычу.
  
   Я увидел, как плавно и хищно распахивается зев во влагалище, и ощутил распространяющийся по моему телу жар. Светодиод вебкамеры высвечивал розовое нутро влажной пещерки, делая зрелище невероятно захватывающим.
  
   "Господи! Круть-то какая!" - пульсировало у меня в голове.
  
   - Мужчина почувствовал запах сладкого нектара, но долго не решался сесть на цветок, что-то казалось ему подозрительным, - продолжила свой рассказ Мариша. - Но бедняжка не подозревал, что подлетев так близко к хищнику, уже определил свою печальную участь. Цветок истекал вязкими и клейкими слюнками в предчувствии вкусной добычи и копил их для её поимки. Ещё секунда и... - Влагалище женщины плотно сжалось, я снова услышал: "Чвирк!" - и в очередной раз в лицо мне прилетела струя густой смазки. - ... крылышки бедного мужчины склеились, он упал прямиком на рот растения и тут же был схвачен.
  
   Мариша прижала камеру ко входу во влагалище и одним глотком захватила её объектив и часть корпуса. При этом во втором окне я увидел распахнувшееся и хищно надвинувшееся женское нутро, истекающее соками. Аппарат словно специально был создан для ввода в женскую пещерку, представляя собой короткий цилиндр диаметром около тридцати пяти - сорока миллиметров, с объективом и подсвечивающим светодиодом на одном торце и USB-ишным кабелем, воткнутым во второй. Удерживая камеру влагалищем, женщина убрала от неё руки, и теперь шикарный обзор ничто более не загораживало. Чёрный цилиндрик с тонким проводом на конце, охваченный пушистым колечком половых губ, крупным планом показывался в окне номер три, приковывая к себе моё внимание.
  
   - Бедный мужчина увяз во рту плотоядного растения, - продолжала свой рассказ Мариша. - Он отчаянно пытался вырваться, но хищница крепко удерживала его и не спеша заглатывала всё глубже и глубже в своё жадное переполненное пищеварительными соками нутро. Попадая на тело жертвы, эта жидкость опьяняла её, и дарила сладкое блаженство, и незаметно растворяла человеческие ткани, размягчая их и напитывая соком, превращая в нежное и податливое желе.
  
   Все свои слова Мариша сопровождала действиями, глядя на которые, я буквально зависал от психологического блаженства. Вагина хищными движениями, чем-то напоминающими мне змеиные заглатывания, постепенно поглощала корпус камеры. А женское нутро плотоядно колыхалось и стискивало аппарат, заливало его смазкой, будто пищеварительными соками, и очень походило на подвижный желудок, усваивающий пищу. Секунд десять влагалищу потребовалось на то, чтобы всосать в себя камеру целиком, оставив торчать наружу только чёрный интерфейсный кабель.
  
   - В конце концов, мужчина полность опьянел, перестал сопротивляться и был проглочен целиком, - сообщила рассказчица. - Стеночки желудка затянули его поглубже, к внутреннему всасывающему рту, и стали разминать, помогая пищеварению.
  
   Теперь всё самое интересное снималось камерой номер два, которая стискивалась, обсасывалась и заливалась влагалищной смазкой. Она оказалась затянутой в самую глубь, где я увидел шейку матки и вход в неё, который действительно видом своим напоминал всасывающее жидкие ткани пищеварительное отверстие. Впрочем, и с третьей камеры шли не менее впечатляющие кадры. Половые губки смыкались и расходились, влагалище жадно причмокивало своим входом, словно рот, рассасывающий карамельку. Клитор снова вымахал до потрясающих размеров, стоял торчком и похотливо пульсировал. Мариша зачерпнула смазку, обильно текущую из влагалища, и стала поглаживать этого солдатика подушечками своих пальцев.
  
   - Ткани мужчины медленно... растворялись, наполняя хищницу сытостью и блаженством, - продолжила рассказ женщина ломающимся и постанывающим от удовольствия голосом. - Жертва... постепенно таяла... а-а-х... уменьшалась в размерах, но... ы-ы-ын-н-н... при этом ещё долго оставалась живой, вплоть до... того как...
  
   Мариша замолчала, учащённо дыша и надрачивая пальцами здоровенный клитор, который пульсировал теперь непрерывно. Её влагалище внутри мощно сжималось и растягивалось, гоняя внутри себя многострадальную камеру вперёд-назад, и заливало её густым соком, словно реально собираясь переварить. Рот сладострастной нимфоманки открывался и закрывался, испуская хриплые стоны, полные блаженства, которые постепенно усиливались. А потом женщина мелко задрожала и резко выгнулась дугой, сдавленно выкрикивая своё яростное:
  
   - Га-а-ар-р-р-х-х-х!!!
  
   Киска Мариши напряглась, вспучила уринальный холмик и, распахнув писательную дырочку, выстрелила из неё мощной струёй. Та сперва влепилась в столешницу снизу, разбрызгиваясь во все стороны и заливая отдельными капельками окно трансляции, а потом стала доворачиваться и прямой наводкой врезалась в объектив, разом заливая обзор непрерывным потоком жидкости.
  
   А что при этом творилось во влагалище, вообще сложно было описать. Я видел только розовый шторм, сотрясающий картинку как при землетрясении и заливающий объектив волнами прозрачной и молочно-белой жидкости. Время от времени в кадр попадала шейка матки, которая изгибалась и распахивала свой зев, как беснующееся хищное существо из какого-нибудь фантастического фильма. И, тем не менее, всё это в общей совокупности представляло поистине потрясающее зрелище.
  
   - А-а-ар-р-р!!! - завопила Мариша с новой силой и произвела второй залп, который в этот раз промахнулся, но пролетел очень близко от объектива, из-за чего трансляция сквирта получилась очень удачной и волнительной, позволяя отследить струю от самого её выхода, увидеть красивый, набирающий мощь полёт и затем резкое ослабление, когда вода обессиленно падает вниз.
  
   А потом счастливая леди ещё долго сотрясалась в оргазме, сжимая раздувающийся клитор пальцами, массировала его и продолжала расстреливать короткими и тонкими струйками остатки своего заряда. Шторм внутри влагалища начал постепенно стихать, стеночки замедляли свои сжатия, изредка встряхивая камеру короткими непродолжительными толчками.
  
   - Жертва растворилась полностью, - томно выдохнула Мариша, - и внутренний рот всосал остатки питательных веществ в пищеварительную систему. Счастливая хищница погрузилась в сладостную нирвану, с благодарностью усваивая сытную пищу. "Какой вкусный мужчина мне попался, - удовлетворённо думала она. - Спасибо ему за сытный обед!"
  
   - Охренеть! - простонал я, пребывая в глубоком восторге от показанного мне спектакля.
  
   - М-м-м, понравилось? - хихикнула Мариша. - Значит, ты у нас ещё и ворарефил?
  
   - Че... чего?
  
   - Человек, которого возбуждает перспектива быть съеденным или наблюдать за процессом поедания.
  
   Мариша подняла голову, открыла глаза и увидела меня на экране своего компьютера. Я так и стоял перед своим ноутбуком, стискивая в руках трусы, испачканные спермой. Женщина неожиданно резко села в своём кресле и широко ухмыльнулась.
  
   - Твой миленький член восхитительно стоит колом. Хи-хи! Так я и знала, что ты ворарефил.
  
   Я стыдливо прикрыл своего приятеля трусами, но Мариша погрозила мне указательным пальцем и приказала:
  
   - Руки убери и подойди поближе к камере. Я хочу как следует разглядеть мою будущую вкусняшку.
  
   Я замер, смущённо теребя трусы в руках, но потом сделал всё, как она просила, понимая, что невыполнение приказов моей новой знакомой чревато новыми санкциями. Мариша зависла минуты на две, разглядывая моего дружка и удовлетворённо мурлыкая. А я, как ни странно, только сильнее возбуждался от того, с каким удовольствием и вожделением она рассматривала меня.
  
   - М-м-м, классненький! М-м-м, крепенький какой огурчик! - радостно ворковала она. Потом посмотрела на меня пьяными глазами и добавила: - Я тебе вконтакте домашний адрес свой написала. Завтра жду в гости. И отказы не принимаются.
  
   - Завтра?.. Во... сколько? - спросил я, слегка запинаясь от волнения, чувствуя, как тело моё охватывает мандраж.
  
   - В семнадцать тридцать и без опозданий. А ещё предупреди своего соседа-аспиранта, что ночевать не придёшь, пусть не теряет тебя.
  
   - Х... хорошо.
  
   Мариша, потянув за шнур, извлекла веб-камеру из своего влагалища и положила её на стол. Потом взглянула на меня и сказала:
  
   - Останавливай свои видеозаписи, я сейчас вебки начну отключать. По идее файлы должны автоматически сохраниться, но шанс сбоя при разрыве трансляции не исключён.
  
   Я быстренько прощёлкал по надписям "Rec" во всех трёх окнах, увидел уведомления, что файл такой-то успешно сохранился там-то, и оторвался от компа. Взгляд мой немедленно остановился на многострадальной камере, густо покрытой влагалищными выделениями, и завис на несколько секунд.
  
   - Вопросы какие-нибудь есть? - прервала Мариша моё созерцание.
  
   - Она ведь могла сломаться там, - предположил я.
  
   - Нет, - коротко ответила женщина. - Эта модель полностью герметична. Вот и шнур USB, как видишь, фиксируется водонепроницаемой пробкой.
  
   - Ясно.
  
   - Ещё вопросы?
  
   - А... я... не знаю.
  
   - Ну нет, так и...
  
   - Ой, есть! - выдохнул я.
  
   - Спрашивай, - умиротворённо разрешила Мариша. - Пользуйся тем, что я сейчас добрая.
  
   - Т...твой клитор, он... просто огромный, и... Он у тебя... сам такой вырос или ты с ним... делала что-то.
  
   - Конечно, не сам, - ухмыльнулась Мариша, - и, конечно, делала. Но если рассказывать сейчас, ты всё равно не поймёшь. Тебе ведь не говорит ни о чём словосочетание "голубое удовольствие"?
  
   - Это какое-то вещество?
  
   - Нет, это какое-то существо, - хихикнула собеседница. - В своё время ты всё узнаешь, - добавила она. - Не стоит забегать вперёд.
  
   - Эти листики! - вспомнил я. - Те, про которые во втором видео с Максимом объяснялось! Есть зелёные, оранжевые... Выходит, что и голубые есть? Я думал, что это просто игра ролевая. Там же спецэффекты были!
  
   - Вся наша жизнь - игра, - с улыбкой ответила Мариша, - а чудеса в ней - спецэффекты. В общем, не к месту сей разговор. Вот придёшь завтра в гости, тогда и обсудим.
  
   - У меня ещё вопрос насчёт той поделки, ну... моего лица.
  
   - Хочешь узнать, как струйное изображение выдержало все жидкие омовения и не стёрлось?
  
   - Точно.
  
   - Ответ прост. Эластичная плёночка сделана из особого пористого материала, который хорошо впитывает чернила и сохраняет их в себе. Картинка постепенно сотрётся, конечно, но далеко не быстро. Да и картридж принтера заправлен специальными чернилами, которые безвредны для человеческого и какого-либо другого организма.
  
   - Ясно теперь. Ну а все остальные вопросы я тогда оставлю до завтра.
  
   - Правильно, - улыбнулась Мариша. - До встречи, - добавила она, и экран видеосоединения погас, открывая рабочий стол моего ноута.
  
   А я подобрал свои трусы, валявшиеся на полу, и отправился в ванну мыться и стираться.
  
   "Блин, хорошо, что сосед Валерка уехал на все выходные к родителям. А если б он заявился, пока я с Маришей чатился? Вот был бы номер!"
  

Глава 5. Подневольный кальян

К содержанию

   Понедельник - день тяжёлый. Так обычно говорят. Для меня этот день оказался тяжёлым в психологическом плане. Весь день я чувствовал мандраж из-за предстоящей встречи. Пытался злиться на себя - не помогало. И главное, почему, собственно? Что так взволновало меня? Вроде и не девственник уже, женщин не боюсь и прекрасно с ними лажу. Боязнь как-то попасть впросак, быть отвергнутым? Ну, это вряд ли. Мариша вроде как мало того, что доброжелательно относится ко мне, так и не скрывает своего женского и весьма эротичного интереса. Однако как подумаю о встрече с ней, так сердце замирает, а всего меня начинает колотить. И что мне делать с этим?
  
   В пятнадцать ровно вышел из университета, чтобы побольше времени было подготовиться и собраться. По дороге зашёл в аптеку и приобрёл пачку презервативов. Так, на всякий случай. Судя по нравам Мариши и особенностям её темперамента, приобретение сиё может мне вполне пригодиться.
  
   В пятнадцать двадцать пять я пришёл домой, принял душ, побрился, оделся во всё чистенькое и, предупредив Валерку, что ночевать сегодня не приду, стал собираться к выходу на улицу. Чистую белую рубашку, чёрный галстук и тёмно-серый с серебристым отливом костюм-двойку я себе ещё вчера выгладил и приготовил.
  
   - А почему ночевать не придёшь? - поинтересовался сосед по общаге.
  
   - Ну, я в гости, с ночевой, - ответил я расплывчато на его вопрос.
  
   - К кому.
  
   - Да так, пригласили.
  
   - На праздник что ли какой-то так приоделся?
  
   - Ну, можно сказать и так, - ответил я и поспешно выскользнул из квартиры в общаге, чтобы избежать дальнейших расспросов.
  
   В шестнадцать двадцать три я сажусь в метро. Один час и семь минут остались до назначенной встречи. Вроде бы успеваю. Судя по карте в интернете, адрес, который мне сообщили, указывает на окраину города, но время поездки до нужной станции метро минут тридцать. Ну и там минут пятнадцать ходьбы?. То есть ещё двадцать две минуты остаётся запаса. Волноваться не о чем.
  
   И вот я в конце своего маршрута. На часах шестнадцать пятьдесят восемь. На целых тридцать две минуты раньше добрался. Передо мной не многоквартирное здание, а двухэтажный коттедж из красного кирпича, обнесённый металлическим забором-решёткой, попасть за который можно было либо через ворота для въезда машин, либо через калитку с домофоном, закрытую на магнитный замок. И, судя по всему, дом этот принадлежит какому-то состоятельному хозяину... или хозяйке.
  
   "Может, я ошибся адресом? - думал я. - Вроде нет. Позвонить в дверь домофона сейчас или сыграть в пунктуальность? Нет, долго ждать придётся, позвоню сейчас. Мне ведь сказали не опаздывать? А насчёт того, чтобы не приходить раньше, уговора не было. Ну не пустят, так не пустят. Уфф!" - Собираюсь с духом, звоню.
  
   Раздались гудки вызова, потом щелчок соединения, и я услышал мелодичный женский голос:
  
   - Здравствуйте, Вы кто?
  
   - Э-э-э... меня Мариша пригласила, - ответил я с небольшой заминкой. - К семнадцати тридцати, но я не рассчитал время и на полчаса раньше приехал, извините.
  
   - Вы - Дима?
  
   - Да, - ответил я и мысленно возликовал, потому что подсознательно ожидал вопроса: "Кто такая Мариша?" Или фразы: "Вы ошиблись, здесь такая не живёт". - Мне подождать? - уточнил я.
  
   - Нет, проходите, - разрешил голос, и калитка во двор, запищав, разблокировалась. Я открыл её и вошёл.
  
   Двор представлял собой заасфальтированную площадку средних размеров примерно десять на десять метров, и она, судя по всему, являлась парковкой для машин. На асфальте было размечено шесть мест для стоянки автомобилей, и одно из них оказалось занято серебристым лендровером.
  
   "Прикольно, - подумал я. - Личная парковка, личный дом, хорошо Мариша устроилась. Или это не её дом?"
  
   Я подошёл к зданию, поднялся на каменное крыльцо из пяти ступенек и протянул руку, чтобы открыть железную дверь. Она оказалась запертой, но стоило мне дёрнуть один раз за ручку, как снова раздался писк разблокированного магнитного замка, и со второй попытки дверь открылась.
  
   Внутри дома располагался ярко освещённый коридор с белыми пластиковыми стенами, белым потолком и ламинированным полом, слева к нему примыкал пост охраны, отделённый от коридора зеркальной стеной, со стандартной пропускной вертушкой для прохода во внутренние помещения. Сверху над проходом к потолку крепилось электронное текстовое табло, на котором светилась зелёного цвета надпись:
  
   "Внимание! Вы входите на территорию матриархального государства. Пересекая эту границу, вы должны осознавать, что попадаете под юрисдикцию Валенсии и автоматически становитесь подчинены её законам".
  
   "Хе-хе, прикольненько как! - подумал я. - Матриархальное государство, власть женщин! Крутую игру они замутили, да ещё с такой реальной атрибутикой! Классно как, что мне удалось в неё попасть!"
  
   Я подошёл к окошку поста охраны, заглянул внутрь и увидел улыбающуюся мне миловидную кареглазую шатенку лет тридцати с короткой причёской и в чёрной форменной одежде.
  
   0x01 graphic
  
   - Здравствуйте, - сказал я скромно, - могу я увидеть Маришу?
  
   - Она не пришла ещё, - ответила женщина, - появится к назначенному Вам сроку. Подождёте снаружи или, может быть, пройдёте? - добавила она, и глаза её хищно сверкнули, весьма подозрительно так и интригующе. Мне сразу захотелось пройти.
  
   - Даже не знаю, - в нерешительности задумался я. - Эти ваши матриархальные законы мне чем-нибудь грозят?
  
   - Смотря что считать угрозой.
  
   - Ну, что меня ждёт за границей?
  
   - Много чего, - хитро улыбнулась женщина. - Например, мягкий диван, чашка чая с печеньями и более непринуждённое общение со мной.
  
   - Вы ведь мужчин не чморите?
  
   - Чего не делаем?
  
   - Ну, не унижаете, не оскорбляете, не относитесь к нам с презрением?
  
   Лицо моей собеседницы изумлённо вытянулось.
  
   - Зачем? - спросила она.
  
   - Ну, не знаю. Чтобы показать, что женщина главнее, а мужчина - прах под её ногами.
  
   Охранница прыснула и громко рассмеялась.
  
   - Какие-то странные у Вас представления о матриархате, - сказала она, стирая слёзы с уголков глаз. - Нет, презрения Вам точно бояться не стоит. Наоборот, дистанция между нами существенно сократится. К примеру, у нас принято обращаться друг к другу на ты. Ну и я смогу вести себя с Вами максимально непринуждённо. - И опять этот хищный блеск в её глазах, явно намекающий на что-то интимное и интригующее.
  
   - А как мне к Вам обращаться? - спросил я собеседницу.
  
   - Я не называю имя разным посторонним людям, - хитро прищурилась та. - Заходите ко мне в гости, тогда и познакомимся.
  
   - Вот как? Ну, раз вы приглашаете, то было бы невежливо отказать. Я, пожалуй, рискну воспользоваться Вашим гостеприимством.
  
   Вместо ответа незнакомка нажала кнопку у себя на столе, и красный крестик на вертушке сменился на зелёную стрелочку. Я прошёл через турникет и тут же ощутил себя крепко прижатым к стенке.
  
   - Ну, привет, зайчик. Я - Лена. - выдохнула охранница мне в лицо горячим порывом воздуха с фруктовым ароматом и впилась мне в губы жарким поцелуем.
  
   Сказать, что я впал в ступор, - значит ничего не сказать. Для меня случившееся оказалось полной неожиданностью. Я и не знал, что можно с такой молниеносной скоростью преодолеть расстояние от комнаты охраны до входного коридора. Я даже заметить не успел её движения. Казалось, секунду назад женщина пребывала за своим столом в умиротворённом и уравновешенном состоянии, и вот теперь тискает меня, прижимая к стене со страстью сексуальной маньячки, и вовсю орудует у меня во рту своим наглым язычком.
  
   Поцелуй Лены ощущался очень мокро и вкусно. Вкусно - именно в гастрономическом плане. Она словно леденец перед этим сосала, настолько сладкой была её слюна. А потом я и ощутил эту самую конфету у себя во рту, которую от неожиданности проглотил.
  
   - М-м-мц-ц-цк, - причмокнула губами женщина, отстыковываясь, наконец, от моего рта, и хищно улыбнулась мне. - Попался голубчик!
  
   Захват её по-прежнему оставался очень крепким, и я вдруг сообразил, что если бы попытался освободиться и даже в полную силу это делал, мне вряд ли бы удалось вырваться. Лена оказалась невероятно сильной особой. Она и телосложением своим крепкой была, и ростом меня на полголовы превосходила, ну просто настоящая амазонка. Глядя на неё, я живо вспомнил Раду из просмотренного ранее видео. И то ощущение беспомощности, которое я испытал, принесло мне вдруг ни с чем не сравнимое удовольствие, пропитанное адреналином.
  
   - Вы же сказали... что мне... ничего не грозит, - сказал я, учащённо дыша, и у меня просто голос перехватывало от волнения.
  
   - Хм-м-м, я сказала, что унижать тебя не буду, - промурлыкала Лена с кошачьими интонациями и провела своим мокрым языком у меня по щеке. - Разве поцелуи унижают тебя, зайчик? Или я недостаточно гостеприимна?
  
   - Это насилие! - пискнул я.
  
   - О! Да-а-а! - радостно протянула амазонка. - Привыкай, зайчик, теперь ты в Валенсии. Это территория хищных женщин, которые любят не сдерживать порывы страсти в отношении понравившихся им мужчин.
  
   Она достала из кармана своей куртки какой-то странный жёлтый камень, расцветкой своей напоминающий канифоль, и, слегка отстранившись, провела им вдоль моего тела от лица до самого паха. Камень вдруг замигал и осветился ровным фосфорически-зелёным цветом.
  
   - М-м-м, - радостно заулыбалась Лена. - Знаешь, что это значит?
  
   Я отрицательно мотнул головой.
  
   - Хи-хи-хи, - непонятно чему рассмеялась девушка и, так и не ответив на свой же вопрос, потянула меня за руку. - А теперь пойдём ко мне в гости, - добавила она. - Я, помнится, обещала тебе мягкий диванчик? Пришла пора на нём посидеть.
  
   И опять я глазом не успел моргнуть, как оказался впихнутым в комнату охраны, а Лена уже закрывала дверь и запирала её на ключ.
  
   - Раздевайся! - приказала она и, подойдя к окошку проходной, задвинула его прозрачной створкой, которую тоже заперла на щеколду. Вообще вся стена этой комнаты со стороны входного коридора оказалась прозрачной, позволяя просматривать его целиком. Из чего можно было сделать вывод, что зеркальное на первый взгляд покрытие со стороны проходной пропускало свет.
  
   - Не... не буду.
  
   - Что такое? Я тебе не нравлюсь? - спросила амазонка угрожающе прищурив глаза.
  
   И тут у меня, наконец, появилась возможность её как следует разглядеть: рослая, спортивная, широкая в бёдрах и в плечах, узкая в талии. Одета в чёрную форменную куртку, основательно натянувшуюся на груди пятого размера, и в чёрную короткую мини-юбку, открывающую существенно выше колен её длинные атлетически сильные ноги.
  
   - Ох, боже! - вырвалось у меня, и женщина тут же удовлетворённо заулыбалась, услышав приятные для себя интонации в моём голосе.
  
   Со спортивной внешностью Лены отлично сочетались её туфли без каблуков чёрно-белой раскраски, напоминающие кроссовки, но, скажем так, повседневного типа, и на липучках, а не на шнурках. Надеты они были поверх коротких капроновых носочков, которые сливались с кожей и были практически незаметны.
  
   - Вы очень... привлекательны, Лена, - с запинкой сказал я, чувствуя, как сердце бешено колотится у меня в груди от переполняющего кровь адреналина. - Но я... Мариша... не могу... пожалуйста... - под конец дар речи совсем стал мне отказывать.
  
   - Хм-м-м, не хочешь ей изменять? - проворковала амазонка сладким голосом. - А ты уже встречался с ней лично? Что-то ей обещал? Я знаю, что нет. И вдруг такой верный? Хи-хи. Не парься, зайчик. Это Валенсия, здесь в порядке вещей угощать подруг своим мужчиной, у нас их мало, знаешь ли, очень мало, поэтому мы и привыкли делиться друг с другом. Не веришь? - уточнила она, уловив, видимо, скепсис в моих глазах. - Мне как-то пох...й. Я, бл...дь, тебя просто вые...у и всё. Это не измена, сладенький, а насилие, если ты не понял. И ампула, которую ты проглотил, уже начала действовать.
  
   "Господи! Так то была не конфета!" - промелькнула в моей голове паническая мысль.
  
   - Очень скоро твой член станет твёрдым, как кол, а ещё ты не сможешь кончить, пока действие препарата не закончится. Так что я вольна трахать тебя как шлюху хоть пару часов подряд и укончаться до полного о...уения. У тебя же, зайчик мой, всего лишь два выбора: раздеться самому и сохранить свой праздничный костюм целым и чистым или доверить это дело мне и получить в результате перепачканное вагинальной смазкой рваньё. Давай, поспеши со своим решением, потому что терпение моё, бл...дь, на исходе. Я начала течь ещё тогда, когда мило беседовала с тобой через окошко, и теперь мои трусы настолько мокрые, будто я обоссалась.
  
   Меня просто завораживал её хрипловатый, пронизанный похотью голос, и эта грубость её, мат, цепляли неимоверно. Я едва в анабиоз не погрузился от столь цепляющего монолога, но реальная угроза лишиться праздничной и дорогой одежды заставила меня собраться с силами и начать поспешно раздеваться.
  
   - Ну вот и умничка, - похвалила Лена, поедающая глазами моё тело, по мере того как оно обнажалось.
  
   Она дождалась, пока я сниму пиджак и рубашку, и задрала юбку до пояса, подвернув её, чтобы не мешалась. Потом сняла с себя потемневшие от влаги белые трусики и, хищно ухмыляясь, сжала их в кулаке, выдавив на пол струйку вязкого сока, оставившую после себя длинные тонкие ниточки. Я малость замешкался, пялясь на гладко выбритую женскую киску со стоящим торчком клитором и блестящими от влаги крупными половыми губками. И она действительно обильно текла. По внутренней стороне бёдер Лены бежали прозрачные, как яичный белок, струйки. И они вдруг напомнили мне о важной вещи, про которую я из-за всех этих волнений едва не забыл.
  
   - П... презики, - заикаясь, сказал я, извлекая пачку резинок из кармана брюк.
  
   - Оставь для праздника, - ухмыльнулась Лена. - Будешь воздушные шарики из них надувать. А здесь они тебе не понадобятся.
  
   - Но... но... как же! - запричитал я. - Это же защита от болезней, от беременности.
  
   Вместо ответа амазонка снова извлекла из кармана курточки жёлтый камень, который я уже видел раньше, но в этот раз провела им вдоль своего тела, и он снова засиял зелёной палитрой.
  
   - Как видишь, я здорова, - прокомментировала она реакцию кристалла. - А до этого проверила тебя. Так что волноваться не о чем. Был бы хоть кто-нибудь из нас болен, камень уже в первый раз засветился красным или оранжевым цветом, потому что я находилась рядом с тобой и просканировала не только тебя, но и себя тоже. Ну? Успокоился? - спросила она, укладывая камень на стол и снимая с себя форменную куртку.
  
   Я же в полном опупении моргал глазами. Что за фокусы она мне продемонстрировала и как какой-то кристалл мог заменить анализ крови?
  
   - Но... - попробовал я вновь возразить, однако амазонка, потеряв терпение, по-звериному рыкнула и одним толчком повалила меня на кожаный диван. В следующее мгновение мои к счастью уже расстёгнутые брюки были грубо спущены к щиколоткам и сорваны с ног вместе с ботинками.
  
   А потом к дивану меня придавило массивное женское тело, а губы пленил полный бешеной страсти поцелуй. И вместе с проникновением в рот агрессивного язычка, я ощутил, как к члену моему сверху прижимается горячая и мокрая женская плоть, пытаясь окутать его своими бархатными дольками и пробуя на твёрдость упругой пуговкой клитора.
  
   Я ощущал, как член мой быстро набухает, твердеет и выпрямляется, поднимая свою гордую голову вверх. Но эта дерзость находила лишь радостное поощрение со стороны насильницы, которая, сопя от удовольствия, самозабвенно натирала твердеющий ствол голодной киской, плотоядно заливающей непокорного солдатика своими слюнками, перед тем как его проглотить.
  
   - Хар-р-р! - рыкнула амазонка, одним жадным и властным толчком бёдер насаживаясь на мой затвердевший член и захватывая его до самого основания. Я вошёл легко, словно нож в масло, но потом невольно вскрикнул от неожиданно тугого плена. Лена настолько сильно сжала меня своим влагалищем, что это воспринималось слегка болезненно, будто на член мой надели манжету тонометра и быстро накачали в неё воздух для измерения артериального давления. - М-м-м, - простонала она, удовлетворённо улыбаясь и сжимая меня ещё крепче. Лена теперь не просто сдавливала мой член, она ещё и тискала его у себя внутри, проверяя на твёрдость. Ощутив, как он начинает буквально вибрировать от распирающего его давления, она по-хозяйски лизнула меня в губы и слегка ослабила хватку, оставляя её плотной, но не чрезмерной.
  
   Обеспечив себе возможность свободно скользить, амазонка стала плавно поднимать ягодицы, извлекая моё оружие из своих ножен. Она освободила член до основания головки, сдавила её и отправилась в обратный путь, пока не добралась до начала ствола и не всосала его в себя ещё сильнее, как вакуумная помпа для увеличения размеров полового органа.
  
   "Господи! - мысленно стонал я. - Как она всё это делает?! Что за асы вумбилдинга здесь собрались?! И как же это всё-таки круто!"
  
   Я трясся под амазонкой от офигительных ощущений, чувствуя, как член мой буквально раздувается во влагалище создаваемым там разряжением. Однако когда к кончику головки моего приятеля словно маленький горячий ротик прижался и стал её мягко сосать, я ощутил волну сладкого болезненного кайфа, промчавшуюся от поясницы до макушки и вспыхнувшую искрами в глазах.
  
   - Мр-р-р, мр-р-р! - самодовольно мурлыкала Лена и пила губами мой непрекращающийся долгий стон, который прервался лишь тогда, когда воздух в лёгких закончился. - Хи-хи, не готов ещё - весело сказала она. - И это хорошо. Я сама хочу кончить парочку раз, до того как начну тебя раскуривать. Классненький! Какой же ты классный! Как восхитительно извиваешься подо мной. А теперь приготовься к скачке, жеребчик, проедемся немного верхом!
  
   - А-а-а-а! - невольно вскрикнул я, испытав всплеск блаженства, когда ягодицы амазонки стали ритмично двигаться, совершая восхитительный амплитудный тверк. - А-а-а, я-а-а, я-а-а-а, я-а-а! - вырывались стоны у меня изо рта под действием восхитительных волн удовольствия, проносящихся по моему телу с каждой размеренной фрикцией.
  
   - Тише, тише, - шептала Лена, тихонько посмеиваясь, - будешь громко кричать, сюда сбегутся другие хищницы, которые тоже захотят тебя попробовать.
  
   Она обвивала меня руками за шею, прижималась к моей груди своими здоровенными буферами, животом к животу и двигала одними только ягодицами, совершая едва ли не с точностью секундомера одну фрикцию за другой. Она полизывала мои губы своим язычком и трахала меня как заведённая, как часы, отсчитывающие время, создавая тем самым головокружительное впечатление вечности процесса, его неумолимости и безжалостности.
  
   Но эти чувства оказались иллюзорны, о чём подсказывало учащающееся дыхание Лены и её всё крепче и крепче сжимающиеся объятия. Живот амазонки вдруг стал сокращаться и вздрагивать, сладко сопящий нос уткнулся мне в ухо, бёдра совершили серию коротких и быстрых фрикций, а потом, резко вскинувшись с гортанным криком "А-А-АР-Р-Р-Р", женщина стала самозабвенно извиваться в оргазме.
  
   Секунд двадцать агрессивная женская пещерка яростно сосала и стискивала мой член, словно силой пытаясь вытянуть из меня сперму. И судя по тому, что, несмотря на все эти яркие ощущения, я не кончил до сих пор, приходилось признать, что проглоченная мной пилюля действует исправно.
  
   - М-м-м! Какой ка-а-айф! - простонала Лена и рассмеялась, переживая, видимо, приятный спад блаженства. - Твой член просто восхитителен и доставляет моей девочке море удовольствия. М-м-м! Хочу тебя ещё! - алчно проурчала она и вновь возобновила свои размеренные фрикции, заставив меня снова застонать.
  
   Меня трясло и просто выворачивало наизнанку от желания кончить, но при этом не было никакой возможности его воплотить. Я словно в котёл высокого давления стал превращаться, у которого заварили клапан спуска и теперь испытывали на разрывную прочность. У амазонки же таких проблем не было. Второй раз она кончила уже через полминуты и ещё примерно столько же времени бесновалась от сотрясающего её блаженства.
  
   - У-у-у-ух! - выдохнула женщина, когда кайф её стал стихать. - Бо-о-оже! М-м-м! Бесподобно! Ну, всё, думаю, что ты уже как следует проварился. Можно теперь тебя раскурить.
  
   - Что ты со мной делаешь?! - простонал я хныкающим голосом, чувствуя, что ещё одного её оргазма просто не переживу.
  
   - Раскуриваю кальянчик! - хихикнула Лена. - Не беспокойся, тебя ждут незабываемые ощущения, которые совсем недолго осталось ждать. Тебе обязательно понравится. Ещё капелька терпения, и ты улетишь!
  
   Женщина по-хозяйски провела языком по моим губам, захватила рот глубоким поцелуем и вновь запустила свою неутомимую трахательную машину.
  
   - Н-н-н-н-м-м-м! - отчаянно замычал я, пытаясь вырваться из крепкого захвата, дёргаясь всем телом, но Лена легко удерживала меня и трахала-трахала-трахала, порыкивая мне в губы и дрожа будто от жадности. Третий оргазм накрыл её секунд через десять. Но в этот раз на головку моего члена, словно плотный колпачок, наделся маленький ротик и стал мелко вибрировать, засасывая её в себя. С этого момента сила оргазма амазонки скачком возросла. Она будто кончила второй раз прямо во время оргазма. Ротик резко напрягся, рывком усиливая всасывание, и тело моё буквально прострелило от кайфа.
  
   - А-А-А-А-И-И-И-ИЙ! - завопил я во всё горло, извиваясь как уж на сковородке. А потом все клеточки моего организма словно разом вспыхнули, наполняясь персональным блаженством, и я погрузился в глубокий и томный релакс.
  

* * *

   Из состояния парения в облаках меня вырвал громкий стук в дверь и сердитый голос из-за неё, хозяйка которого говорила на каком-то странном певучем языке, напоминающем переливами интонаций птичьи трели.
  
   - О боже, - вздохнула Лена и тихо рассмеялась. - Говорила я тебе не шуметь. Теперь всё, зайчик мой, ты попал. Придётся тебе обслужить всё отделение охраны. - И уже в сторону двери громко: - Погоди, Ринка, не ломай дверь, сейчас открою!
  
   - Сама-то кричала ещё громче, - возразил я. И тут до меня дошло. - Как всё отделение?!
  
   - Ну это не взвод, не переживай, ещё шесть амазонок кроме меня.
  
   - Че...чего?! - испугался я не на шутку. - Я с тобой-то едва коньки не отбросил, а тут шестеро?!
  
   - И всего пятнадцать минут до прихода Мариши, - подмигнула мне Лена, - она тебя выручит.
  
   "Что?! Всего пятнадцать минут прошло?! - мысленно поразился я. - А по ощущениям не менее часа!"
  
   - А ты можешь не открывать замок эти пятнадцать минут? - попросил я.
  
   - Увы, нет. Вынести дверь девчонкам - раз плюнуть, а мне потом из своей зарплаты за её починку платить. Да не переживай ты так, секс с амазонками только с непривычки ощущается экстремально. Потом подстроишься, адаптируешься, и станет он для тебя в порядке вещей. Наоборот, обычный секс пресноватым казаться будет. Зато представь, групповушка с шестью страстными горячими леди. Разве это не прекрасно? Неужели не хочется попробовать?
  
   Я на пару секунд завис, с удовольствием представляя себя в окружении шести агрессивных нимфоманок и, видимо, что-то такое отразилось в моих глазах, что вызвало смех у собеседницы.
  
   - А ты у нас шлюшка, оказывается, - хихикнула она. - Ну тогда опасаться тебе совсем нечего.
  
   - Обещала ведь не оскорблять.
  
   - Дурачок, шлюшка - это не оскорбление, а всего лишь обозначение разновидности людей, которые в достаточной степени полигамны, чтобы испытывать удовольствие от смены сексуальных партнёров или от большого их количества.
  
   - В русском языке это оскорбительное слово, - возразил я.
  
   Ответить мне охранница не успела, потому что дверь содрогнулась от нового громкого стука и из-за неё послышался крик Ринки, которая говорила в этот раз на русском языке.
  
   - Какого хрена не открываешь, Ленара?! Ты не уснула там на посту?! Я сейчас вынесу эту дверь к едрене Фене!
  
   "Не понял, так её Ленара или всё-таки Лена зовут? - удивился я. - Ленара - довольно необычное имя. Впервые такое слышу. Ладно, буду звать так, как она мне представилась", - решил я, вспомнив реакцию Мариши на мою попытку её Мариной назвать.
  
   - Всё-всё, иду, не бузи! - крикнула Лена рвущейся в комнату женщине. - И чего ты такая нетерпеливая? По-твоему я не могу быть занята?
  
   - Запираться не надо было!
  
   Охранница, как была голышом, встала на ноги и направилась в сторону двери. А я вдруг сообразил, что сейчас в комнату войдёт ещё одна незнакомая мне женщина и увидит меня голым, да ещё и с эрегированным членом наперевес. Мой приятель, надо сказать, до сих пор пребывал в боевом настроении, причём в очень-преочень боевом и напряжённом, словно догадывался, что его ждёт объёмная работа, и, как истинный трудоголик, горел желанием погрузиться в неё целиком.
  
   "Чёртова пилюля, мать её!" - мысленно выругался я в сердцах, однако где-то подсознательно испытывал чисто мужскую самцовую гордость за такую высокую свою половую выносливость, пусть даже и медикаментозной природы. А ещё, где-то в глубине души, я чувствовал приятное предвкушение группового изнасилования, такое странное извращённое чувство радости пополам с испугом.
  
   Тем не менее главным приоритетом моим стало чем-нибудь прикрыться, но, как назло, в пределах досягаемости не было ни покрывала никакого, ни какой-нибудь иной ткани, кроме моей собственной одежды. Пиджак, рубашка и галстук, которые я успел снять, лежали в отдалении на столе, а брюки с трусами и ботинками были брошены на пол. Вот к ним я и рванул, со всей поспешностью, на какую был способен. Однако скорости мне не хватило, чтобы их подобрать. В общем, влетевшая на пост охраны рыжеволосая амазонка, такая же рослая и сильная, как Лена, застала меня как раз в интересный момент, когда я, сверкая своей голой задницей, нагнулся к полу, поднимая шмотки. Всё случилось так быстро, что я даже испугаться не успел. Отметил только, что в отличие от коллеги своей одета она была явно не по форме: в белый топик и красные спортивные штаны.
  
   0x01 graphic
  
   - Ого! - воскликнула она, поедая мой тыл глазами. Ну а я, сцапав брюки, метнулся с добычей назад на диван, прикрывая штанами срамное место.
  
   Ринка перевела взгляд на голую Лену и возмущённо всплеснула руками.
  
   - Так вот чем ты занимаешься на посту?! Охренела совсем?!
  
   - Ой, да что тут охранять? - лениво ответила её обнажённая коллега, опуская между делом юбку, которая была собрана у неё на поясе. - Это же не граница с эльфийским лесом. Сидишь как привратница, отвечая на домофонные звонки. Хорошо, если за смену хоть один кто-нибудь подойдёт. Я отвлеклась-то на десять минут. Сейчас промотаю записи с камер наблюдения и посмотрю, что за это время случилась. И могу смело недельный оклад свой на кон поставить, что ничего серьёзного не произошло.
  
   - Я на тебя рапорт напишу.
  
   - А я Марише позвоню, что её мальчик уже прибыл, чтобы она поторопилась.
  
   - Совести нет у тебя, эгоистка. Э-э-эх ты! Не могла подружек позвать, да?
  
   - Ага! Знаю я вас, подруг! Вы бы забрали его и уволокли к себе в комнату отдыха, а меня тут охранять оставили! "Тебе ведь нельзя с нами, Ленарочка, ты ведь на посту!"
  
   - Какая ты меркантильная и расчётливая!
  
   - И вовсе нет, - примирительно улыбнулась Лена своей рассерженной подруге. - Для вас же старалась между прочим, раскурила кальянчик. Он сейчас полностью готов, можно хоть сразу им затягиваться.
  
   "Да что за кальян такой они упоминают? Почему кальян?"
  
   Но вопрос свой я не успел задать, как и сделать вообще что-либо. Пользуясь тем, что я уши развесил, слушая женский разговор, Лена стремительно шагнула ко мне и ловко выдернула из моих рук брюки, оголяя стоящий торчком член. Ринка вперилась на моего дружка столь плотоядным взглядом, что я тут же в испуге прикрылся руками, опасаясь, что она может мне кой-чего откусить.
  
   - Лен, ты меня чаем обещала напоить, - попытался я увести разговор из опасного для меня русла, - с печеньками.
  
   Женщины переглянулись между собой и одновременно рассмеялись.
  
   - Что, так и сказала ему? - спросила Ринка, давясь смехом.
  
   - Ну, а что такого-то, я ж не соврала, - хихикала её подруга.
  
   - Чего смешного? - не понял я.
  
   - Ну, это как бы жаргон наш, Димочка, - пояснила Лена, одевая и застёгивая свою куртку. - Словесная маскировка вроде "попудрить носик". Сходить "попить чаю с мальчиком" означает вовсе не то, как это можно понять буквально. Одну чашку чая ты уже выпил сегодня и ещё шесть тебя ждут. Я доступно объясняю?
  
   Естественно, я её понял, но не нашёлся, чем возразить. Всё, что мне оставалось в этой ситуации, - это оскорблённо поджать губы и отползти по дивану подальше от стоящих рядом хищниц.
  
   - Слушай, а можно я у тебя тут на пять минуточек задержусь, а? - промурлыкала рыжая амазонка, поедая меня своими зелёными глазами.
  
   - Не-не-не, - замотала головой Лена. - Чтобы мне нагорело потом, за то что я пост охраны в бордель превратила? Уволь меня от этих проблем.
  
   - А ты будто и не превратила. Да?
  
   - Один разовый перепихончик - не в счёт, а серия - это совсем другое дело. Не хочу свой проступок усугублять.
  
   - Два разовых - тоже не в счёт.
  
   - Ага, знаю я вас. Ты начнёшь, потом другие сбегутся и пошло поехало. Да и мешать вы мне будете своими криками и стонами. Так что хватит болтать, хватай парня и валите отсюда. Время, кстати, идёт. Через одиннадцать минут может Мариша заявиться.
  
   - Бли-и-ин! - хныкнула Ринка. - Потрахаться нормально не успеваем! - она легко подхватила меня с дивана, перекинула себе через плечо и вылетела с поста охраны, так что я и глазом моргнуть не успел. Только попа её большая закачалась перед глазами, твёрдое плечо упёрлось в живот, да женская ладонь ощутилась на ягодицах.
  
   - Подождите! Куда Вы меня тащите! - возмутился я.
  
   - Чай пить, - хихикнула Ринка и шлёпнула меня по голой попе.
  
   - А как же одежда моя?
  
   - Она тебе пока не понадобится, а потом кто-нибудь принесёт.
  
   И вот короткое время спустя я снова сидел на диване, правда, в другой уже комнате, жался к его спинке и, прикрывая руками свой член, глядел со смесью опаски и восхищения на крепких, атлетически сложенных девушек, окруживших меня вшестером. Все они были в одинаковой форме, включающей чёрные куртки со множеством карманов, короткие чёрные юбки и спортивную обувь. Все были рослыми, сильными, и все поедали меня глазами, как стая хищниц, загнавшая жертву в тупик.
  
   - Времени мало, - предупредила всех Ринка. - Около десяти минут. Так что каждая делает по затяжечке и на этом всё. Кто хочет первой его попробовать? Первая может рассчитывать на две минуты, остальным не больше одной. Разогревайте себя сами руками и глазами, чтобы потом в отведённое время успеть.
  
   - Блин, мало двух минут, - пожаловалась брюнетка слева. - И этот цейтнот совсем не настраивает на удовольствие.
  
   - А я что сделаю, благодарите Ленарочку, что все минутки себе прибрала.
  
   - Хорошо, я первой буду, - сказала шатенка с собранными в хвост волосами, одетая в красноватую блузку, имеющую короткий низ, открывающий живот, и длинные рукава. Бёдра её прикрывали короткие серые шортики в обтяг.
  
   0x01 graphic
  
   Она плотоядно окинула меня взглядом и стала поглаживать свою промежность через ткань шорт.
  
   Не знаю, как стоящие вокруг девушки, но лично я капитально возбудился от всех этих похотливых взглядов, ощупывающих меня, и расчётливого планирования, как меня разделить. Я, конечно, и до этого был возбуждён, благодаря скормленной мне дозе какого-то афродизиака, но тут и эмоциональное моё состояние догнало физическое. Я теперь вполне осознанно тащился от своего положения и предвкушал уготовленную мне участь "кальяна", хотя до сих пор не понимал, что под этим самым понималось в моём случае.
  
   Амазонки тем временем поспешно раздевались. Кто-то снимал одежду полностью, кто-то частично, кто-то просто расстегнул курточку, обнажая грудь, и задрал вверх юбку, подвернув её у пояса, как до этого сделала Лена. Однако от трусиков избавились все.
  
   И вот ко мне шагнула девушка, которая вызвалась быть первой. Она круговыми движениями пальцев массировала свою киску, покрытую тёмным пушком. Амазонка не уселась сразу же на меня верхом, как я ожидал, а, силой раздвинув мне ноги и поставив их на пол, опустилась передо мной на коленки. В этот момент я увидел, что собранные в хвост волосы у неё за спиной окрашены в белый цвет. Поэтому девушку правильнее было называть не шатенкой, а блондинкой. А потом она решительно убрала в стороны мои руки, прикрывающие член, и, склонившись к нему, захватила его губами. Я тихонько ойкнул от неожиданности, но через пару секунд мне стало так хорошо, что я готов был откинуться на спинку дивана и сладко балдеть, отдавшись головокружительным ощущениям. Но всё-таки пересилил себя и решил со своей стороны помочь амазонке, сделав ей что-нибудь приятное в ответ.
  
   Блондинка сосала мой член с нескрываемой жадностью и удовольствием. Попутно она левой рукой приобняла меня за спину, чтобы, видимо, не сбежал, а правой бойко орудовала у себя между ног, разогревая женское начало. При этом её аппетитные грудки третьего размера несправедливо остались без внимания и сиротливо покачивались вверх-вниз, в такт размеренного заглатывания ртом моего солдатика. И вот этих красавиц я и решил приласкать.
  
   Мобилизовав свою волю, чтобы не отдаться полностью в плен томной неги, я слегка наклонился к блондинке и, потянувшись руками к притягательным мягким титечкам, провёл пальцами по затвердевшим соскам.
  
   - М-м-му-у-уф! - довольно ухнула она и оторвалась от моего члена, чтобы вознаградить меня за сотрудничество жарким поцелуем. А потом она встала коленками на диван, располагаясь надо мной, и притянула за волосы мою голову к своей груди. Таким образом во рту у меня оказался её левый сосок, левая моя рука легла на правую грудку женщины, а правая скользнула ей между ног и стала ласкать бархатные складочки пушистой писюли.
  
   Блондинка застонала от удовольствия, и я почувствовал, как пальцы мои стали быстро увлажняться. Прошло совсем немного времени, а я уже свободно скользил ими по мокрой от смазки вагине.
  
   - М-м-мф-ф-ф! - сладострастно выдохнула амазонка и толкнула меня назад, прижимая спиной к дивану. А дальше она нетерпеливо приступила к самому главному. Поймала мой член рукой и, опускаясь на меня сверху, направила его внутрь себя.
  
   И опять я вздрогнул от крепкого сжатия. Можно было подумать, что для местных девушек это действие было чем-то вроде приветствия. Ну типа как борцы пожимают руку сопернику перед началом поединка, так и меня уже вторая леди тискала и мяла перед тем, как начать трахать. А потом закрутился этот восхитительный тверковый танец бёдрами, от которого я тут же улетел.
  
   Боже мой! Я уже просто влюбился в амазонок, я их обожал за непревзойдённое умение точить мужской меч элегантными и гибкими движениями одной лишь попки. Ягодицы блондинки, покачиваясь, словно маятник, стремительно взлетали вверх на высоту чуть меньшую длины моего члена и с той же скоростью опускались вниз, перемещяась то по вертикальной, то по эллиптической траектории. И одновременно с этим амазонка умудрялась столь восхитительно сжимать моего братишку у себя внутри, что я бы давно укончался, если б не волшебное средство, сдерживающее мой оргазм.
  
   Однако и сама умелица возбуждалась просто махом. Похоже что она управилась задолго до того, как истекло отведённое ей время, потому что прошло не более полуминуты с начала этого волшебного танца, как сама танцовщица уже содрогалась от токов пронзившего её блаженства. И вот в этот самый момент, когда я с восторгом впитывал всеми своими рецепторами головокружительный женский оргазм, мне в очередной раз продемонстрировали технику кальяна.
  
   Какой-то непонятный мне маленький ротик, природу которого я по-прежнему не мог разгадать, захватил головку моего пульсирующего члена и совершил глубокую мощную затяжку, вызвавшую волну просто охеренного кайфа. Она взорвала мою промежность блаженством, которое стремительно распространилось по всему телу, наполняя каждую мою клеточку небесным счастьем. Я словно разгорелся весь целиком, как разгорается кончик сигареты, когда через неё втягивают воздух вместе с дымом.
  
   "Боже! Боже! Боже!" - вопил я мысленно, а вслух не мог издать ни звука, потому что дыхание моё перехватило судорогой блаженства. Сама блондинка обессиленно приникла ко мне, и её тут же сняли с меня нетерпеливые руки подруг.
  
   Не успел я ещё толком очухаться от пережитой встряски, как меня оседлала вторая амазонка и без каких бы то ни было прелюдий сходу насадилась влагалищем на мой член. Похоже, предварительные ласки ей и не требовались. Пещерка у девушки оказалась мокрой от соков, горячей и узкой. А вот без чего она не смогла обойтись, так это без "дружеского" членопожатия, благодаря которому я был моментально приведён в чувства по принципу: "Ай! Больно!" - "Очухался? Молодец! А теперь но, лошадка, но!". А далее новый заезд, новые скачки - офигительно приятные, стремительный взлёт возбуждения наездницы и её феерический оргазм. И теперь внимание, в самом конце выступления великолепный нокаутирующий удар в виде той самой взрывной затяжки из члена.
  
   Чёрт! Это было круто и смешно одновременно. Смешно, потому что ассоциации с боксом у меня возникли начиная уже с третьей девушки, которой была, кстати, Ринка. С третьей, если Лену не считать. Я чувствовал себя боксёром-новичком в спарринге с профессионалами, для которого бой почему-то всё никак не заканчивался. Меня сшибал с ног один соперник, но судья не начинал свой отсчёт. Вместо этого он до боли сжимал мне член и приводил в чувства, заставляя вскакивать на ноги. А там ко мне приближался следующий соперник, который начинал играться со мной: проводил хитрые финты, наносил прямые длинные удары и короткие апперкоты. А потом, когда ему надоедало, валил меня с ног одним точным и мощным ударом.
  
   И так повторялось раз за разом, причём у каждой новой соперницы терпение заканчивалось быстрей. И я понял, почему так происходило. Все эти девчонки остервенело дрочили свои письки, наблюдая, как меня дрючат их подруги. Так что когда очередь доходила до следующей, она была уже совсем недалеко от финиша.
  
   Шестой девушкой оказалась та самая брюнетка, которая сетовала на то, что двух минут ей мало, и в результате она кончила просто тиская мой член у себя во влагалище. Даже фрикции ни одной не сделала, одних сжатий ей хватило, чтобы сдетонировать. Но зато затяжка у неё получилась будь здоров - самой долгой и душепробирающей.
  
   - О-о-ох... - простонал я слабым голосом, когда она слезла с меня, и никто больше не пришёл ей на смену.
  
   "Неужели всё? Отмучился! Ура-а-а! О-о-ох, Маришенька, ну где же ты, защитница моя. Забери уже меня от этих ненасытных нимфоманок. Тренер! Забирай боксёра с ринга, я уже на ногах не стою!" - вот так я думал и потихоньку хихикал. А ещё радовался приключению, которое пережил. Шесть женщин одна за другой, и все удовлетворены. Нет! Семь, если считать Лену. Ну какой ещё мужик может похвастаться таким результатом?
  
   - М-м-м, девчонки, да мы с вами раньше управились, на целых три минуты. Хи-хи, даже не ожидала такой оперативности. Ну что? Закругляемся?
  
   - Ага, жалко, но хорошенького помаленьку.
  
   - Сходите, кто-нибудь, принесите Димину одежду, а то сам он, похоже, до поста охраны не дойдёт.
  
   "У-у-уф, - мысленно выдохнул я. - Вроде закончилось".
  
   На меня накатила расслабленность и томное умиротворение. Кажется, я даже задремал. Точно задремал, потому что разбудил меня чей-то громкий радостный визг. Я даже вскинулся на диване и сел, испуганно хлопая глазами. В дверях комнаты стояла одна из амазонок, держащая в руках мою одежду и обувь.
  
   - Раздевайтесь, девчонки, - весело сказала она. - Звонила Мариша и предупредила, что она задержится ещё на полчаса. Просила передать своему мужчине, чтобы не скучал без неё. Ну что, подруги, постараемся, чтобы он не заскучал?
  
   "Не-э-эт!" - мысленно простонал я.
  
   - Да-а-а!!! - возликовали амазонки.
  

Глава 6. Прокатись на нашей карусели!

К содержанию

   Наверно, я ждал, что все немедленно набросятся на меня и испытания парового котла на прочность закрутятся по-новой. Но ничего подобного не случилось. Девушки собрались вокруг Ринки - та, видимо, была их лидером - и стали обсуждать различные предложения, как можно классно поиграться с мужчиной вшестером, так чтобы уложиться в полчаса и чтобы все остались довольны.
  
   Амазонка, которая вернулась с моей одеждой, весело подмигнула мне и направилась к шкафу-купе, который в достаточно просторной комнате отдыха охранниц занимал один из углов. Надо сказать, что помещение это было прямоугольной формы, примерно четыре на шесть метров. Оно имело два пластиковых окна стандартных размеров, бежевые стены, ламинированный пол и потолок высотой около двух с половиной метров с встроенными в него прямоугольными люминесцентными светильниками. Кроме шкафа комната содержала в себе два раскладывающихся двухспальных дивана, на одном из которых я сидел. На противоположной от меня стене висел телевизор-плазма с диагональю около двух метров. Под ним располагались три компьютерных стола, на каждом из которых был ноутбук. Ещё в комнате имелись два больших и комфортных кресла, четыре кресла компьютерных и один стол обеденный в центре комнаты с четырьмя мягкими стульями, расставленными вокруг него. Точно такой же по площади и обстановке была смежная комната, которую я успел запомнить, пока Ринка меня сюда несла. Та комната являлась как раз первой от входа, а меня доставили во вторую. Кроме того, ещё я увидел дверь в третью смежную комнату и пока не знал, что за ней находится.
  
   Амазонки быстро пришли к какому-то решению, которое называлось "карусель". Ринка, брюнетка и блондинка ушли в третью комнату за каким-то приспособлением, а две оставшиеся амазонки из тех, что совещались, стали освобождать центр помещения, передвигая обеденный стол и стулья в левый дальний от меня угол комнаты, который, видимо, специально был для этих целей пустым.
  
   Девушка с моей одеждой отодвинула дверцу шкафа, вынула из неё вешалку и аккуратно развесила на неё мои брюки, рубашку и пиджак. Плавки и носки были сложены на полочку, а ботинки оставлены на полу внутри шкафа. После этого амазонка снова посмотрела на меня, увидела, что я следил за её действиями, улыбнулась и направилась в мою сторону. Сейчас на ней было надето розовое бельё: трусики и лифчик.
  
   0x01 graphic
  
   На вид незнакомке было лет двадцать, сероглазая, волосы тёмно-русые, длинные, распущенные. У большинства охранниц, из тех, что я видел в этом доме, волосы были длинными, и все они могли похвастаться незаурядным ростом и силой, словно члены одной спортивной команды. Но мне сложно было представить - какой, в смысле, на каких спортсменок они больше всего походили. Ноги у них были достаточно массивными и крепкими, хотя и не такими мощными, как, например, у конькобежек. Бёдра - широкие, и плечи им под стать. Руки тоже весьма крепкие, не такие, конечно же, как у культуристок. Мощными бицепсами-банками амазонки похвастаться не могли, но я помнил, с какой лёгкостью Ринка забросила меня себе на плечо, и не думаю, что продержался бы против неё в армреслинге даже минуту.
  
   В общем, необыкновенно сильными были эти девчонки. И откуда они такие только взялись?
  
   Русоволосая амазонка подошла ко мне и склонилась, словно собиралась поближе разглядеть. На губах её светилась игривая и доброжелательная улыбка.
  
   - Боишься, Дим? - спросила она.
  
   Я отрицательно мотнул головой, но девушка, по-видимому, разгадала мою браваду.
  
   - Не бойся, будет весело, - попробовала она меня подбодрить и протянула руку для рукопожатия. - Я - Лика. Вообще-то меня Ликией зовут, но Лика тебе будет привычнее.
  
   - Что у вас за имена такие: Ленара, Ликия? - поинтересовался я, немного успокаиваясь от приятной беседы с весьма симпатичной девушкой. - Я первый раз слышу, чтобы женщин так называли.
  
   - Ну, окончания "ра" или "ия" в женских именах Валенсии достаточно распространены. Так что это обычные имена.
  
   - А Ринку как полностью звать: Ринкара или Ринкия?
  
   - Ринкия. Имени Ринкара у нас нет, ну или оно является неофициальным прозвищем. Есть созвучное имя Ренара, которое сокращается до Рена.
  
   - Хм-м, занятно. Валенсия - это ведь придуманная страна, верно?
  
   - Для кого как, - неопределённо ответила собеседница и уселась на диван рядом со мной. - Но, пока ты на её территории, законы наши распространяются и на тебя.
  
   - И какие у вас законы?
  
   - Матриархальные, - снова неопределённо ответила Лика и тут же пояснила. - Мариша, как твой куратор, должна ввести тебя в курс дела. Но кое-что могу объяснить и я на нашем с тобой примере. Главный закон, который ты должен усвоить, - это полное сексуальное подчинение любого мужчины любой женщине в её доме. Я не имею права домогаться тебя на улице или в общественных местах, в школе, университете или на работе, но если ты пришёл ко мне в гости один, то всё. Ты в моей власти, и я могу совершать в отношении тебя любые сексуальные действия, не наносящие тебе физический вред, вплоть до прихода за тобой твоей жены, матери, сестры или опекунши. - Игриво улыбнувшись, амазонка обняла меня за плечи и привлекла к себе. - Ты имеешь право сопротивляться, но у меня есть право сопротивление твоё преодолевать, и в этом случае нанесение небольшого сопутствующего физического вреда, такого как синяки, ушибы и царапины, допускается.
  
   Я попробовал прикинуть по ощущениям, насколько успешными будут мои попытки вырваться, и пришёл к выводу, что сила, похоже, не на моей стороне. Поэтому не стал сопротивляться объятиям собеседницы, тем более что ничего против них не имел. Вместо этого уточнил:
  
   - А мужчина, оказывая сопротивление женщине, имеет права нанести ей физический вред?
  
   - Незначительный и в целях самозащиты - да, без причинения серьёзного вреда здоровью. В противном случае он понесёт уголовную ответственность. В этом плане мужчина и женщина равноправны. Но тут есть свои нюансы неравенства. Женщина в своём доме может воспользоваться помощью слуг или охраны, если не в состоянии самостоятельно справиться с мужчиной.
  
   Лика ловко поднырнула ладонью под мои руки, прикрывающие эрегированный член, и ухватилась за его ствол. Я ойкнул от неожиданности и попытался освободить своего приятеля, но услышал мягкое:
  
   - Нет, - а повернувшись к девушке, столкнулся с её серьёзным и доброжелательным взглядом. Она сейчас не просто домогалась, но и учила меня.
  
   - Ты, конечно, можешь сопротивляться, но я не рекомендовала бы тебе этого делать, если не хочешь проводить большую часть времени в наручниках. Просто позволь мне полапать тебя, и ничего плохого я тебе не сделаю.
  
   Я замер на секунду, а потом убрал руки, сел прямо и слегка раздвинул ноги, предоставляя Лике полный доступ к своему интимному месту.
  
   - Молодец, - тепло сказала она и вознаградила меня мягким поцелуем в щёку, игриво лизнула в мочку уха, а потом основательно так захватила шею губами и очень приятно пососала её, но не настолько сильно, чтобы оставить засос. Пальчики её и ладонь при этом нежно скользили по стволу моего члена, ощупывая его и пробуя на твёрдость.
  
   - Женщины вообще не любят, чтобы им сопротивлялись? - спросил я, чувствуя, как меня окутывает приятная нега, распространяющаяся одновременно и от шеи, и от паха.
  
   - Нет. Бывают случаи, когда нам это нравится и даже очень. Так что, если женщина молча преодолевает сопротивление или словесно не запрещает мужчине сопротивляться, то, значит, она ничего против этого не имеет или даже рада такому развитию событий. Но когда ей хочется покорности, она скажет об этом прямо, как я сказала тебе, и в этом случае лучше ей не перечить. Иначе с высокой вероятностью к мужчине будут применены меры по ограничению его подвижности.
  
   - Как ты здорово всё объясняешь и так доброжелательно, спасибо тебе, - поблагодарил я.
  
   - Пожалуйста, - промурлыкала в ответ Лика. - С таким приятным молодым человеком мне и самой в радость поговорить.
  
   Дыхание её уже значительно прогрелось, и в голосе явно слышались возбуждённые нотки.
  
   - А в доме мужчины женщина может его домогаться?
  
   - Только в том случае, если это и её дом. Иначе хозяин вправе от неё отбиться либо сам, либо с привлечением слуг и охраны. А женщина должна будет уплатить крупный штраф за безнравственное поведение.
  
   - Ну, а как насчёт парней? Что будет в симметричной ситуации. Если, к примеру, мужчина захочет домогаться женщины в своём доме.
  
   - Ему придётся делать это наедине и персонально, без чьей-либо помощи. Любые свидетели таких действий, будь то охрана или слуги, обязаны будут им воспрепятствовать, а иначе понесут ответственность перед законом как соучастники. А сама женщина имеет полное право дать мужчине жёсткий отпор вплоть до нанесения среднего вреда его здоровью в виде несмертельных ранений или переломов, - ответила Лика, - хотя, естественно, вольна не воспользоваться своим правом, если не имеет ничего против этих домогательств. Поэтому мужчине нужно быть очень осторожным, - добавила девушка, - если он намерен проявить такого рода инициативу с незнакомой женщиной. И при любом, даже малейшем, выражении недовольства или словесном отказе, действия свои немедленно прекратить. В противном случае он может серьёзно пострадать физически или быть привлечён к административной и даже уголовной ответственности.
  
   - А женщина не может избить не понравившегося ей мужчину без свидетелей, а потом заявить, что тот её домогался?
  
   - Не, - удивлённо ответила Лика, а потом рассмеялась. - Это было бы странно. Да и мужчина мог бы пожаловаться.
  
   - И как бы он доказал, что она его просто так побила?
  
   - Любой маг-криминалист, считав память участников конфликта, легко определит, была ли леди в своём праве. Да и ни одна адекватная женщина не станет избивать парня по пустякам. Обычно и пощёчины хватает, чтобы дать понять, что руки распускать не стоит.
  
   - Постой, ты сказала "маг-криминалист"? - удивился я. - Который может считать память?
  
   - Ну да, а что такого, - пожала плечами Лика. - Магия в Валенсии очень развита, поэтому любое преступление раскрывается быстро и ошибок в правосудии практически не бывает.
  
   "Хе-хе, всё ясно", - мысленно позабавился я, полагая, что речь идёт о своеобразной игре по определённому сценарию.
  
   - А если мужчина превосходит женщину в силе и, пользуясь этим, нагло её домогается, она может его убить?
  
   - Нет, для убийства одних сексуальных домогательств недостаточно, - возразила Лика. - Убить любого человека: и свободного гражданина, и пария можно только в целях защиты собственной жизни или жизни других людей. И то, многие женщины способны обезвредить преступника, не убивая его. Мужчины очень ценятся в Валенсии, поэтому рискуют лишиться жизни только в самых крайних случаях.
  
   - А если женщина не сможет остановить насилие над собой без убийства?
  
   - Насилие над женщиной? - поразилась Лика, изумлённо округляя глаза. - Это преступление у нас карается так жёстко, что редкий мужчина пойдёт на него.
  
   - А что грозит мужчине-насильнику по закону?
  
   - Прежде всего потеря свободы, его обратят в пария, сексуального раба. А по специальному требованию пострадавшей могут также и кастрировать. Кроме того, у жертвы насилия будут приоритетные условия для покупки своего обидчика и возможность обратить его самолично, поставив как зелёный, так и оранжевый листик. Понятно, что после обретения власти над бывшим насильником женщина может потом всласть на нём отыграться.
  
   - Так-так, - изобразил я озабоченность на лице, принимая правила игры. - Но это ведь прямая законодательная лазейка для того, чтобы подстроить обращение любого понравившегося свободного мужчины в раба. Уговорить на грубый секс, а потом обвинить в изнасиловании себя любимой. Или, к примеру, магией какой-нибудь воспользоваться, чтобы товарищ голову потерял. Ваши мужчины часом не боятся с женщинами наедине оставаться?
  
   - Нет-нет, - возразила Лика, весело мотая головой. - Криминалистическая магия позволяет определить и отсеять любое мошенничество, за которое тоже придётся отвечать по закону. Так что мужчинам бояться нечего, если они действительно не совершают умышленных насильственных действий в отношении свободных женщин. А если кому-то хочется поиграться в альфа-самца, то для этого есть женщины-парии. С ними можно развлекаться как угодно, без причинения вреда их здоровью. Право на жизнь и здоровье в Валенсии имеют даже рабы.
  
   Пока мы мило беседовали с Ликой, две другие молодые амазонки, которые двигали стол, сходили в третью комнату, а потом вернулись из неё, неся какую-то необычную по форме, длинную и плоскую металлическую бандуру, напоминающую сильно сплюснутый вдоль длинной оси, помятый и немного погнутый цилиндр со сложным рельефом.
  
   - Что это такое? - спросил я.
  
   - Особая штука для тебя, - ответила девушка. - Когда её соберут, сам поймёшь. Ты ведь шлюшка? - спросила она неожиданно, но из её уст это бранное слово прозвучало как-то совсем не оскорбительно.
  
   "Что за фигня? - подумал я. - И почему все меня шлюхой обзывают? Сперва Лена, теперь Лика".
  
   Потом я вспомнил объяснения Лены и вздохнул.
  
   - Наверное, да.
  
   - М-м-м, как кла-а-ассно! - протянула собеседница с удовольствием. - Значит, "карусель" должна тебе очень понравиться.
  
   - Вот только мне совсем не нравится это слово на букву "шэ". Оно ругательное в русском языке.
  
   - Хм-м-м, и напрасно ты комплексуешь. У нас-то иное отношение к этому понятию. И как его ещё назвать? Мне, наоборот, нравится. Мелодично звучит.
  
   - Есть слово "бабник", - предложил я свой вариант, - оно звучит гораздо менее унизительно.
  
   - Хи-хи, не-э-э, - весело возразила Лика. - Бабники - это совсем не то, бегают от одной девчонки к другой. Они ветреные, просто фи, и пытаются женщин использовать. А шлюшка ни от кого не бегает. Его передают из рук в руки и самого используют, однако ему это очень нравится. Бабников у вас много, и они нам не особо нужны. Ну разве что для зачатия сгодятся. А вот шлюшек гораздо меньше, и они просто идеально подходят для наших целей. Очень ценный и желанный для нас тип мужчин. Просто созданы для... хи-хи, пусть тебе лучше Мариша об этом расскажет.
  
   - Можешь назвать имена девушек, которые принесли эту бандуру? - попросил я, желая сменить неудобную для меня тему разговора.
  
   - Та, что дальше от нас, с каштановыми волосами, - Ренара, я называла тебе уже это имя, и короткий его вариант ты знаешь. А вторая, тёмно-русая девушка - Гатия или Гата, если коротко.
  
   - А почему Ренара, а не Рения?
  
   - А почему ты Дмитрий, а не Димий? - весело спросила Лика. - Просто такое имя и всё.
  
   Тут дверь в третью комнату снова отворилась и показались оставшиеся амазонки, перетаскивающие явно нелёгкую металлическую основу диаметром метра два, в центре которой имелось овальное отверстие примерно такой же формы и размеров, как торец сплюснутого цилиндра, принесённого чуть раньше.
  
   - Может, им помочь, - забеспокоился я и попытался вскочить с дивана, но Лика меня удержала.
  
   - Не волнуйся, они справятся, - улыбнулась она и снова стала поглаживать пальчиками моего стоящего как на посту приятеля. - В нашем мире женщины - сильный пол.
  
   - Но не все ведь из вас амазонки, - попробовал возразить я. - Вот Мариша, например, не выглядит такой же сильной.
  
   - Хе-хе, - рассмеялась Лика. - Мариша у нас - магесса. И будь она здесь с нами, то перенесла бы всю эту штукенцию в одиночку с помощью магии.
  
   - Да неужели, - разыграл я изумление. - Женщины-маги и на такое способны?
  
   - Ну, да, - пожала плечами моя собеседница, словно речь шла о чём-то обыденном.
  
   - Твои подруги не обижаются, что ты им не помогаешь?
  
   - Нет. Моя помощь им не нужна, и Ринка поручила мне присматривать за тобой.
  
   - Зачем?
  
   - Например, чтобы не сбежал.
  
   - И куда б я побежал голышом?
  
   - Ну, не знаю, куда-нибудь. В любом случае, лучше было перестраховаться, чтобы не гоняться потом за тобой по всему дому и драгоценное время не терять.
  
   - А как зовут двух других девушек, кроме Ринки?
  
   - Брюнетку - Наташа, а блондинку - Селина.
  
   - Наташа - это Наталия? - уточнил я.
  
   - Нет, я сразу же назвала длинные варианты имён, - возразила Лика. - Наташу можно сократить до Наты, а Селина не сокращается.
  
   - Но почему так?
  
   - Потому, - улыбнулась мне девушка, а потом рассмеялась. - Ну ты что? Неужели решил, что прям все имена у нас заканчиваются на "ра" и "ия". Это не так.
  
   Ринка, Наташа и Селина тем временем установили кругляш в центре комнаты, а Ренара и Гатия подняли свою бандуру, опустили её в соответствующее отверстие подставки и с характерным щелчком зафиксировали.
  
   - Ну, пошли, голубчик, - сказала Лика. - Всё готово для тебя.
  
   Я нерешительно стал подниматься с дивана, но, видимо, не достаточно расторопно, потому что Рена и Гата подбежали ко мне, подхватили под мышки и, оторвав от пола, мигом донесли до возведённой ими конструкции. Потом меня быстренько прижали к ней спиной, укладывая в небольшое углубление.
  
   Металл оказался неожиданно тёплым и приятным. Мне показалось даже, что он мягкий и меняет свою форму как раз под моё тело. Звонко щёлкнули зажимы, и руки мои оказались зафиксированы металлическими манжетами на уровне запястий и предплечий. Оковы ощущались столь же приятно и комфортно, но очень прочно удерживали меня. Потом девушки ухватили меня за ноги и поставили их примерно на расстояние сантиметров двадцать друг от друга. Я ощутил небольшие углубления под своими стопами, а потом опять возникло впечатление, что металл поддаётся и оплывает под их форму.
  
   Раздались новые щелчки, и я почувствовал крепкую, но одновременно комфортную фиксацию на уровне щиколоток и бёдер чуть выше колен. Затем конструкция стала плавно отклоняться назад, и одновременно с этим что-то выпирало из неё на уровне моих ягодиц, формируя нечто вроде сидения. Оно вдавливалось мне в попу, создавая дополнительную точку опоры и заметно снижая нагрузку на ноги. Так что, когда через десяток секунд движение прекратилось, я оказался в полулежачем положении под углом градусов двадцать к вертикали. И надо сказать, что удобнее ложа невозможно было бы придумать.
  
   - Обалдеть, - сказал я восхищённо. - Прямо волшебство какое-то.
  
   - Всё верно, это магия, - подтвердила Ринка, подошедшая ко мне вплотную. И губы девушки сложились в предвкушающую улыбку. - Самый удобный бондаж, который я когда либо видела, специально рассчитанный для комфортного длительного секса. Очень дорогой и редкий артефакт элитного класса, который называется "ложе ангела". Где его Мариша достала, ума не приложу. Но грех не воспользоваться. Тем более, что для игры в "карусель" он подходит просто идеально.
  
   - Что за "карусель" такая?
  
   - Хе-хе, сейчас узнаешь. Итак, объясняю правила специально для Димы. Мы станем брать тебя по очереди, совершая один круг за другим, как при движении на карусели. Первый оборот будет самым коротким, каждая сделает по пять фрикций. Второй получится длиннее - по десять движений, третий - по пятнадцать, четвёртый - по двадцать, и так далее. Пока кто-нибудь из нас не кончит. Но задача у всех игроков подольше этого избегать. Испытавшая оргазм делает затяжку "кальянчика" и выбывает, а остальные продолжают "крутиться на карусели" уже без неё. В конце игры останется только одна. Именно она и считается победительницей, ну и получает тебя в единоличное пользование, до тех пор, пока не кончит.
  
   - Блин, я, наверное, первой вылечу, - вздохнула Лика. - Совершенно не умею контролировать свой оргазм.
  
   - Или это буду я, - предположила Наташа. - У меня та же проблема.
  
   - Так, девчонки, у нас двадцать четыре минуты осталось, так что не тормозим. Кто первый? Давайте я. Первый круг - знакомство. Ложе должно подстроиться под каждую из нас и запомнить индивидуальную для каждой девушки форму. Смотрите, как это делается.
  
   Ринка встала на какую-то ступеньку справа от меня и, перешагнув через мои бёдра, прижалась спереди. Потом стала плавно опускаться, соприкоснулась киской с кончиком моего члена и ловко насадилась на него без помощи рук. А затем, поглотив его до самого основания, прилегла на меня, словно усаживаясь на гоночный мотоцикл, и расслабилась, придавив всем своим весом.
  
   "Ой! Мама! Зачем же так сильно?!" - чуть не подскочил я от крепкого членопожатия. Но Ринка уже ослабила свою хватку и стала мягко и очень приятно посасывать моего дружочка влагалищем.
  
   - Вот так располагаемся, стыкуемся, подбираем наиболее удобную позицию и расслабляемся, - прокомментировала она свои действия. - А далее ложе ангела само подстроится под вас.
  
   Я ощутил, как что-то вновь стало изменяться и в результате Ринка казалось ещё глубже меня захватила и придавила сильней. "Сидение" под попой глубже вдавилось между моими ягодицами, и я почувствовал, как какая-то выпуклость прижимается к моей анальной дырочке и слегка надавливает на неё.
  
   "Эй! Что за фигня!" - мысленно возмутился я, но потом эта штучка стала вибрировать, и все мысли из моей головы разом выдуло офигенным удовольствием, которое ощутила моя попа. Ну а затем блаженство моё ещё более усугубилось, когда Ринка начала свой ритмичный танец бёдрами. Так что я буквально расплылся киселём.
  
   Рыжеволосая девушка отсчитала пять прыжков и слезла с меня.
  
   - Ну, кто следующий? - обратилась она к своим подругам.
  
   - Давайте я! - вызвалась Лика, азартно поедая меня глазами. Она ловко запрыгнула на освободившееся место, оседлала меня, коротко чмокнула в губы и сходу поглотила, проявляя чудеса меткости. Я ощутил сладкое погружение в храм женского организма, призванный дарить мужчинам рай на земле. Но вдруг вспомнил о неминуемой плате за удовольствие и попытался её избежать.
  
   - Не сжим... А-А-А-АЙ! - простонал я, выплачивая дань болью. И по выражению садистского удовольствия на лице амазонки понял, что взывать к её жалости бесполезно. Потом меня, правда, полечили нежным вагинальным массажем и восхитительно поточили мой меч пятью балдёжными махами вверх-вниз.
  
   Освобождая меня из своего плена, Лика очень плотно сжала моего дружка стеночками своей пещерки, благодаря чему издала влагалищем звонкий хлопок в момент, когда извлекла из себя член полностью. И, естественно, она этого специально добивалась, вызвав смешки у своих подруг. За ней последовала Наташа, потом Рена, Гата и, наконец, Селина, после чего карусель закрутилась по новому кругу.
  
   Господи, боже! Это была просто неимоверная круть! Лика обещала, что мне понравится? Она недооценила мои чувства. Я был в восторге, переживая яркие физические ощущения. Но ещё бо?льшим был мой психологический балдёж. Девушки выстроились ко мне в очередь и шли одна за другой, быстро друг друга сменяя. Те, что заканчивали свой верховой заезд, становились в конец очереди и вновь начинали приближаться ко мне постепенно. Они азартно поедали меня глазами и напоминали детей в очереди на горку, которые с восторженным визгом скатывались вниз и тут же бежали к лесенке наверх, чтобы медленно, соблюдая очерёдность, подняться на её вершину и насладиться новым головокружительным спуском. А потом снова бежать, снова ждать очереди и предвкушать волнительное удовольствие от захватывающего дух скоростного полёта.
  
   И амазонки возбуждались, глядя на меня, прикованного к их алтарю похоти. Мне непонятно было, что их больше цепляло: вид моей беспомощности и доступности, а может быть, мой неутомимый и стойкий оловянный солдатик, который был сладко уязвим этой своей неутомимостью. Или же они наслаждались развратным зрелищем того, как меня трахают другие девушки? Заслушивались сочными чавкающими звуками, стонами, вскриками, охами, вздохами? Девушки буквально пожирали меня глазами, и это было чертовски приятно.
  
   Особенно мне запомнилась Наташа своим неповторимым алчным выражением лица, чувственно приоткрытым ртом и периодическим сглатыванием слюнок. И она же чуть не поплатилась за свою увлечённость созерцанием, едва не вылетев из игры на пятом круге. После двадцать второй фрикции девушка стала дрожать и замедляться.
  
   - Кто сильно снизит темп или остановится раньше времени, тот будет дисквалифицирован, - предупредила Ринка, и бедной Наташе на остатках воли пришлось дорабатывать три последних фрикции. Закончив свой танец, девушка, чмокнув вагиной, поспешно освободила меня из своего плена и замерла, балансируя на грани оргазма и постанывая от внутренней борьбы. Но потом она всё-таки справилась с собой и, с облегчением выдохнув, спрыгнула с постамента.
  
   Как оказалось, пятый круг не для неё одной оказался камнем преткновения. И Рена, и Гата сдерживались изо всех сил после первых двух десятков танцевальных па. Я прям физически чувствовал, как дрожат от внутреннего напряжения их пещерки и с азартом ждал, когда кто-нибудь из них взорвётся.
  
   Это удовольствие от предвкушения женского оргазма невозможно словами передать. Его надо чувствовать. Оно питает этакие хищнические инстинкты. Я даже и не думал, что могу обнаружить в себе страсть охотника, следящего за тем, как добыча его ходит по краю. Но девушки претерпели, выдержали, и их победа не принесла разочарование, а лишь новый всплеск предвкушения и интереса: и кто же окажется первой?
  
   Ринка отработала свою тридцатку так, что я и сам дрожал под ней и извивался, переходя с одного райского круга на другой. Зато Лика устроила мне настоящий драматический спектакль, начав покрикивать и стонать уже после семнадцатой фрикции. А ей ведь предстояло сделать их ещё тринадцать.
  
   "Вот оно! - азартно подумал я тогда. - Первая моя добыча на подходе!"
  
   Мне оставалось только проследить за неизбежным падением, увидеть, как оно случится, и насладиться последующим красочным фейерверком. Но стойкая амазонка, подобно канатоходке, прошлась по лезвию бритвы и вышла сухой из воды. Она ещё постояла надо мной пару секунд, сама, видимо, не веря произошедшему чуду. Потом радостно хихикнула, дёрнула меня пальчиками за нос и спрыгнула с постамента.
  
   И главное, никто её всё это время не торопил. Девушки больше не смотрели на меня, пытаясь срочно переквалифицироваться в дзен-буддийских монахинь, практикуя глубокую медитацию и другие духовные практики, позволяющие им по максимуму охладить плоть. Из радостных детей они превратились в сосредоточенных спортсменов, мобилизующихся для того, чтобы установить рекорд. И их усилия не прошли даром. Наташа, Рена, Гата не дрогнули. Без каких-либо видимых проблем отсчитав свои тридцать ритмичных прыжков, они меня самого заставили хорошенечко прожариться на сковородке блаженства. Ну а Селина так вообще произвела впечатление главной соперницы неоспоримой фаворитки данного чемпионата - Ринки. Эта девушка оттрахала меня энергично и азартно, заставив вскрикивать и стенать, ярко показывая мне своё значительное превосходство.
  
   "У-у-уф! - мысленно перевёл я дух, когда шестой круг закончился".
  
   Теперь мне уже приходилось морально готовиться к длительному марафону, потому что у девчонок, похоже, открылось второе дыхание. И Ринка подтвердила мои опасения; собственно, она, как всегда, была безупречна и неумолима. Другие пассажиры карусели, конечно, не смогли показать такой же класс, но выглядели достойно. Хотя после третьего десятка я у многих девушек почувствовал предательскую дрожь, свидетельствующую о том, что и у дзен-буддисток есть свои границы безмятежности.
  
   Селина запрыгнула на меня, как всегда хищно улыбаясь, и я встретил её покорным взглядом. Вторая фаворитка соревнований не оставляла мне ни одного шанса надеяться на поживу в седьмом круге. Её выступление казалось простой формальностью, и я морально готовился к тому, что в восьмой круг выйдут все участницы без потерь.
  
   Девушка с комфортом устроилась на мне верхом и пленила меня, погружая в божественный бархат женского начала. Я морально приготовился испытать ставшую уже привычной и даже приятной боль и в следующий момент начал извиваться, беззвучно открывая рот... но не от боли, а от пробирающего до костей наслаждения. Селина в очередной раз удивила меня этим сюрпризом, и в душе моей возникло стойкое предчувствие, что сиё новшество неспроста.
  
   - Я схожу, - сказала она, обращаясь к Ринке, и с улыбкой добавила: - Запрашиваю разрешение на свободный полёт.
  
   И лидер группы, сложив руки на груди, с улыбкой кивнула. Ну а дальше начался высший пилотаж, показ "зимовки раков" и всего того, что "за нами не пропадёт". Коли я до сих пор и чувствовал себя хищником, этаким пауком, притаившимся у своей сети в ожидании добычи, то в этот раз ощутил себя в роли избиваемого младенца. Избиваемого, правда, блаженством. А если по-другому сказать, то залетевшая в сети к паучку хищница основательно так прожарила его до румяной корочки, заставляя биться в её объятиях и кричать. Да ещё и вибрирующая в моей попе металлическая выпуклость основательно так добавляла градусов моему наслаждению. Селина с жадностью ловила эти крики ртом, выцеловывая их и поглощая, по мере неумолимого изящного танца бёдрами, который выполнила до последнего па. Она рассчитала своё мастерское выступление с такой ювелирной точностью, что взорвалась красочным салютом как раз после сорокового толчка, который сделала хлёстко и точно, словно ставя точку в своём шедевральном творении.
  
   И вот в тот самый момент, когда я наслаждался красотой фейерверка, расцветающего яркими огнями и красками, необыкновенный маленький ротик жадно заглотил головку моего члена, пребывающего в тесном и жарком плену. А потом он совершил столь пробирающее и долгое всасывание, что оно спалило меня дотла безумным вихрем огненного кайфа. Ну или почти дотла, потому что я ещё долго продолжал гореть и искриться, подобно бенгальской свечке.
  
   Наверное, я всё-таки выпал в осадок, потому что приводили меня в чувство лёгкие шлепки по щекам.
  
   - Ты в норме? - спросила меня Ринка, когда я открыл глаза.
  
   - Вроде бы... да, - пробормотал я неуверенно.
  
   Окинув затуманенным взглядом строй стоявших передо мной амазонок, я поискал глазами Селину и обнаружил её сидящей на диване. Очень довольная и размякшая от неги блондинка удовлетворённо поглаживала себя по животу и томно улыбалась.
  
   - Ну и зачем? - обратилась к ней Ринка. - Ты легко могла бы продержаться десять кругов.
  
   - Хе-хе, - проказливо рассмеялась Селина. - Я бы, может, и продержалась, а вот в других уже не была уверена. Вы тут все увлеклись соревнованиями, и это ваше дело. У меня же с самого начала были иные цели. Я хотела хорошенечко оторваться. И в этом предприятии надо правильно выбрать момент, чтобы сорвать джек пот, когда на кону максимальная сумма. Можете не сомневаться, я получила то, что хотела, и довольна как никогда, - добавила она с видом хитрой лисы, которая всех обманула.
  
   - Вот блин! - всплеснула руками рыжая лидерша, но сделала это скорее весело, чем с досадой. - Ладно, все приготовились, у нас девятый круг, и на одного игрока меньше, так что и передышка будет короче. Поехали!
  
   "Ох! Мне конец", - подумал я, когда оказался в объятиях Ринки, но амазонка тихо шепнула мне:
  
   - Расслабься, я тебя поберегу.
  
   И действительно, её заезд прошёл в таком приятном и мягком стиле, что я в определённой степени сумел отдохнуть и прибавить в тонусе. Так что следующую девушку ждал уже воспряв духом. Ну и Лика меня не разочаровала, в очередной раз показав настоящую драму стойкости. К своему краю она вплотную подошла уже после второго десятка движений, и я готов уже был отследить её падение, но девушка снова продемонстрировала чудеса равновесия и проскользила над краем бездны до самого её конца.
  
   И тем не менее девятый круг оказался самым урожайным. Наташа, Рена и Гата выбыли одна за другой. Видимо, дурной пример Селины оказался заразительным. Сперва после двадцать первого прыжка о свободном полёте объявила брюнетка. После этого она расслабилась, и я сразу ощутил, как изменился характер её движений. Подражая своей подруге-блондинке, Наташа тоже попыталась станцевать, но полёт её оказался не долог и, вобрав меня двадцать восьмой раз, она вспыхнула и затряслась от блаженства, а чуть позже схватила своим внутренним ротиком мой многострадальный член.
  
   После этой встряски мне подряд пришлось пережить ещё два оргазма и две долгих затяжки "кальяном". Однако по сравнению с тем "армагеддоном", который устроила мне Селина, даже тройное испытание "котла" на разрыв я не воспринимал критическим. Вибрация в попе возникала каждый раз, когда девушки садились на меня и вдавливали в ложе своими телами. Однако кончить я всё равно не мог, а потому постепенно приспособился к этим ощущениям, воспринимая их приятным томным фоном. Таким образом к десятому кругу остались только Ринка и Лика, которые должны были выяснить между собой, кто же из них лучше.
  
   Я полагал, что у русоволосой девушки практически нет шансов победить, потому что её рыжая подруга выглядела на голову сильнее. Она лихо отскакала свой пятидесятискачковый заезд и уступила место сопернице. Лике же дался десятый круг совсем не легко. Почти весь путь она продержалась каким-то чудом и, встав с меня, ещё десяток секунд балансировала на краю. Казалось, героизму амазонки пришёл конец и в следующем круге она точно сдастся. Однако карусель совершила одиннадцатый, двенадцатый, тринадцатый круг, и всё повторялось, как в "дне сурка", почти одинаковым образом.
  
   За четыре круга я сумел полностью очухаться от сумасшедших встрясок "кальяна" и теперь с глубоким увлечением следил за драматическим противостоянием амазонок. Это был настоящий экшен. Я восхищался мастерством Ринки, стойкостью Лики и болел за обеих. Четверо других девушек расположились кто в креслах, кто на диване и тоже переживали за своих подруг.
  
   Пятнадцатый круг показался мне самым интригующим, и прежде всего потому, что уже Ринка приблизилась к своему краю. После шестьдесят восьмой фрикции её влагалище задрожало и стало судорожно пульсировать, заставив девушку застонать и на мгновение сбиться.
  
   "Неужели Лика сумеет фаворитку обскакать?" - с изумлением подумал я. Но рыжая амазонка собрала свою волю в кулак и справилась с временной слабостью, закончив свой заезд столь же безупречно, как и до этого.
  
   - Лика, давай! - крикнула Селина. - Обставь эту рыжую задаваку!
  
   Ринка глянула на блондинку и показала ей язык. А русоволосая соперница её, похоже, ничего этого не слышала и не видела. Она приблизилась ко мне с затуманенным взором, уселась верхом, плавно наделась на мой член и расслабилась. Прошло пять секунд, потом десять - не происходило ничего: ни сжатий никаких, ни фрикций. Амазонка словно задремала на мне, как переутомившаяся от секса любовница прямо во время соития.
  
   - Да она уснула! - изумлённо сказала Гата и рассмеялась.
  
   - Нет, - возразила ей Селина, и в глазах её вспыхнула восхищённая зависть. - Она всех обставила, и тебя, кстати, рыжая, тоже!
  
   - Чего? - не поняла или не поверила Ринка, с беспокойством глядя то на неподвижную расслабленную Лику, то на иронично прищурившуюся блондинку. - Нет, - добавила она решительно. - Я не проиграю! Я тоже так могу!
  
   - Ну, наверное, сможешь, - хихикнула Селина, - да только мальчика на вас обеих не хватит. Не надо, ладно? Ещё навредишь ему, и Мариша проклятие на тебя нашлёт. Лучше помоги ему справиться. А то он с непривычки может пострадать.
  
   Ринка вздохнула и, шагнув ко мне, стала нажимать какие-то точки на моём теле.
  
   - Эй, что происходит? - спросил я обеспокоенно.
  
   - Просто расслабься, - посоветовала она. - Расслабься полностью. И чем сильнее ты расслабишься, тем легче тебе будет.
  
   - А что ты делаешь?
  
   - Искусственно прерываю действие "дзинчи".
  
   - Это?..
  
   - То, что не давало тебе кончить, - ответила она на мой незаданный вопрос. - Тебе понадобится хорошенечко и обильно кончить, чтобы эту проныру остановить, - Ринка кивнула на Лику. - Расслабься и держись. И не бойся ничего, это не смертельно.
  
   - Я не понима...
  
   - Не разговаривай, дурак, а расслабляйся. Ну а Лике я потом всыплю горяченьких за её выходку!
  
   И тут я ощутил, как девушка на мне стала странно дрожать, и эта дрожь её быстро усиливалась, набирала обороты. А потом она застонала, вскинула голову и распахнула глаза, в которых я увидел разгорающийся пожар блаженства.
  
   "Ва-а-а! Кажется, сейчас будет атас!" - подумал я с восторгом и испугом.
  
   Стон девушки усилился, потом оборвался на пару-тройку секунд, пока она набрала полную грудь воздуха, и потряс комнату оглушительным криком, переходящим в ультразвук. А потом девушка буквально взорвалась от оргазма. Я уже про каждую амазонку говорил: взорвалась-взорвалась! Но по сравнению с этим, то были не взрывы. Лика вскипела как перегретая жидкость, резко стиснула меня в своих объятиях и заставила кончить вслед за собой. И вот где вибрация "ложа ангела" на моей анальной дырочке проявила себя во всей красе. Ярчайшей пробирающей волной неописуемые ощущения распространились вдоль позвоночника и охватили всё мое тело целиком. Наслаждение, которое спалило меня, было настолько мощным, что я и не сразу понял, как извергаюсь хлёсткими струями спермы в беснующееся от кайфа влагалище.
  
   "Мама! - испуганно подумал я. - Я же без презерватива! Она же залетит!"
  
   - Лика, нет! - простонал я, прогибаясь в талии и пытаясь извлечь член из влагалища девушки. Но это оказалось безнадёжным делом. Мало того, что амазонка присосалась ко мне своим влагалищем, как пиявка. Подозреваю, что, даже будучи полностью свободным, я не смог бы её от себя оторвать. Но ко всему прочему руки и ноги мои оставались настолько крепко скованы, что не было возможности хоть сколько-нибудь значимо пошевелиться.
  
   - Да расслабься ж ты, дурень! - сердито прошипела мне на ухо Ринка.
  
   "Какое там расслабься?!" - хотел панически возразить я, но в этот момент меня накрыло новой волной кайфа, и тут мне стало не до беспокойства. Я не знаю, что творила со мной оседлавшая меня амазонка, но воспринималось это так, будто она выворачивает меня наизнанку через член. В общем, я потрясся ещё немного, задыхаясь от скручивающего меня запредельного оргазма, который, казалось, только усиливался с каждой секундой, а потом мой мозг сказал:
  
   "Ребята, я пас такое выдерживать!" - и отключился.
  

Глава 7. Знакомство с Форсу

К содержанию

   Проснувшись в постели, я тут же сел. Амазонок рядом не наблюдалось, да и комната оказалась другой, более компактной и светлой, хотя оформлена она была похоже на комнаты отдыха охранниц, за исключением цвета стен: те же пластиковые окна и навесной потолок с прямоугольными светильниками-люстрами. Из чего можно было сделать вывод, что я, скорее всего, по-прежнему нахожусь в том же доме.
  
   Сидел я на разобранном и застеленном диване, приставленном к стене возле окна со спущенными, но открытыми жалюзи. В изножье его располагался шкаф-купе, левее которого был выход из комнаты. На светлой, почти белой стене напротив дивана висел телевизор-плазма, полутораметровый в диагонали, левее его стояли компьютерный стол и вращающееся кресло рядом с ним, а также там была дверь в смежное помещение. Я обернулся и увидел в изголовье у себя небольшой столик и сидящую за ним Маришу, которая с задумчивым видом смотрела куда-то в сторону. В этот раз она была облачена в тёмное платье с короткими рукавами, покрытое множеством маленькие чёрных цветочков, изображённых на чуть более светлом фоне.
  
   0x01 graphic
  
   Заметив, что я сел на постели, Мариша посмотрела на меня и улыбнулась.
  
   - Проснулся, - констатировала она. - Ну, привет.
  
   Я на несколько секунд завис от столь внезапной встречи с женщиной, которую жаждал увидеть, и пялился на неё, как баран на новые ворота. В сравнении с охранницами Мариша выглядела более хрупкой, но и впечатление слабой женщины не производила. Формы её оказались тоже весьма спортивными, но, скажем так, как у более лёгкой спортсменки. Волосы были распущенными и длинными, примерно до середины спины, тёмно-каштанового, почти чёрного цвета.
  
   Куратор улыбнулась шире и, вытянув руку, помахала у меня ладонью перед глазами, как бы проверяя в шутливой форме реакцию моих глаз на движение.
  
   - Ты проснулся? - уточнила она. - Или ещё спишь с открытыми глазами?
  
   - Привет, - откликнулся я наконец. - Извини... такая неожиданная встреча, не мог... сообразить, что сказать.
  
   - Неожиданная? Хм-м-м. Так ты не чаял уже меня увидеть? - женщина рассмеялась. - Извини, что задержалась. Бедненький, Димочка, досталось тебе от амазонок?
  
   - Так это был не сон, - констатировал я.
  
   - Нет. А ты думал, что тебе всё приснилось? Жалеешь, что не сон, или рад?
  
   Я открыл рот, чтобы ответить, а потом замялся. Мне непонятно было отношение собеседницы к случившемуся.
  
   - Ты ведь не сердишься, что меня... ну... семеро женщин... того...
  
   - Если ты ревность имеешь в виду, то нет, - спокойно ответила она, а потом её брови чуть-чуть нахмурились. - Но меня сердит, что эти нахалки посмели без моего разрешения применить к тебе "белое пламя". Мне объяснили, что это случайно вышло, но легче мне от этого не становится. Хорошо, что ты перенёс его без каких-либо последствий; к счастью, перед этим тебя как "кальян" раскуривали и, благодаря этому, спермы в тебе оказалось с избытком, чтобы "пламя" потушить. А мог бы и травму половой системы заработать. Эту технику к свободным мужчинам без их соответствующей тренировки и подготовки применять категорически запрещено.
  
   - Господи! Что у вас тут такое творится?! - изумлённо воскликнул я, чувствуя, как исподволь копившееся в подсознании удивление словно бы прорвало плотину и затопило мой мозг. - Этот ваш "кальян", "белое пламя", "ложе ангела" и вся сопутствующая им фантастика! Откуда всё это?! Вы кто такие вообще?! Инопланетянки?! Что за ротики такие у вас во влагалище, которые мой член раскуривают?! Откуда такая сила и подвижность интимных мышц?! Может, вы просто клуб уникумов организовали?!
  
   - Боже! Какая экспрессия! И сколько вопросов, - рассмеялась Мариша. - Ты дашь мне на них ответить или так и продолжишь задавать?
  
   - Дам, - вздохнул я, - извини, нахлынуло.
  
   - Спасибо, - поблагодарила собеседница иронично. - А ответ простой. Всё, что ты видел до сих пор в записи и вживую; объяснения, которые слышал на видео и от амазонок; надпись, которую прочитал над проходной, - всё это никакая не игра, а самая что ни на есть правда. Да, мы представители матриархального государства, которое существует в ином, параллельном измерении, и мы пришли к вам в поиске мужчин, потому что в нашем мире их не хватает. У нас нет техники и электричества, и цивилизация наша чем-то похожа на ваше средневековье, но у нас есть магия, а потому мы и без техники можем многое из того, чего не достигла ещё ваша наука.
  
   - Ты ведь шутишь? - спросил я, недоверчиво улыбаясь.
  
   - Нет, - мотнула головой Мариша. - Как же тебя убедить? Думаю, что применение какого-нибудь безвредного заклинания подтвердит мои слова. Ну вот, к примеру, антивес. Его очень любят дети. Да и многие взрослые обожают так развлекаться.
  
   Она издала ртом какой-то сложный трудновоспроизводимый звук, сделала хитрый пасс рукой и метнула в меня маленькую голубую искорку, сорвавшуюся с её пальцев. Необычный заряд, попав мне в район груди, растёкся по коже приятным теплом, и я вдруг почувствовал странную лёгкость во всём теле. Сделал неловкое движение ногами и стал плавно взмывать над диваном, паря как в невесомости. А если быть более точным, я почувствовал себя словно в воде. То есть сила тяжести для меня никуда не пропала, и вестибулярный аппарат продолжал её ощущать, благодаря чему не возникало дискомфортного чувства падения, которое люди обычно испытывают в невесомости. Однако на меня словно выталкивающая сила действовала, подобная Архимедовой, которая компенсировала мой вес.
  
   - Обалдеть! - простонал я, ощущая себя как во сне. - Я не проснулся ещё, да? Нет! Ну точно, я, наверное, сплю!
  
   - Хм-м-м, а как тебе это?
  
   Новое заклинание, магический пасс, желтоватая искорка, сорвавшаяся с пальцев волшебницы, стрельнула мне в ягодицу и весьма ощутимым болезненным щелчком статического электричества уколола мой голый зад.
  
   - Ай! Больно! - воскликнул я.
  
   - Ну как? Всё ещё думаешь, что спишь?
  
   - Н...нет, - заикаясь, пробормотал я. И в этот момент в голове моей начался форменный кавардак.
  
   "Так всё это действительно не игра?! - переживал я глубокое потрясение. - Это всё взаправду?! И магия, и матриархат, и запретные удовольствия разноцветные, и сексуальное рабство - всё на самом деле?! Господи!"
  
   - Хи-хи, я вижу, что ты, наконец, поверил, - удовлетворённо сказала Мариша. - Ну, а сейчас срелаксируй немного, а потом расскажи мне, как ты ко всему этому относишься и какие чувства испытываешь?
  
   - Это просто сон какой-то! - выпалил я.
  
   Магесса вздохнула, сложила пальцы для электрического заклинания, и я поспешно замахал руками:
  
   - Я верю-верю, что не сон! Не надо больше меня током бить.
  
   - Хи-хи, да это не ток. Всего лишь слабенький разрядик. Хорошо так отрезвляет.
  
   - Не надо меня отрезвлять, я трезвый дальше некуда.
  
   - Ладно, как скажешь. Итак, твоё отношение.
  
   Я закрыл глаза, расслабился, попытался отвлечься от своего потрясения и почувствовал, как в душе у меня зарождается восторг.
  
   - Клаа-а-асс!!! - воскликнул я. - Это же круть неимоверная! Настоящие маги, волшебники, полёт! - Я выпрямил ноги, дотягиваясь ими до дивана, оттолкнулся и подлетел к потолку. Опёрся руками о его пластиковую поверхность и, придав себе новое направление полёта, поплыл вниз и вбок, в сторону окна.
  
   Мариша подошла ко мне, поймала за ногу, принудительно опустила на диван и, произнеся очередное заклинание, вернула мне вес.
  
   - Хватит уже сверкать голым задом на фоне окна, - сказала она. - Давай серьёзно поговорим, а развлечёшься ты в другое время.
  
   - Хорошо, извини, - попросил я прощения, но улыбался, наверное, до ушей, как ребёнок. - Мне очень нравится! Очень-очень. И я шибко рад, что с тобой познакомился.
  
   - Ладно, а что ты думаешь про наши матриархальные порядки?
  
   - М-м-м, они мне тоже очень нравятся. Я ведь смогу и дальше к вам в гости ходить?
  
   - Вообще-то, вопрос надо ставить по-другому. Сможешь ли ты после всего, что узнал, вернуться домой?
  
   - Упс, вот оно как? - пробормотал я и задумался, закусив губу. - И как? Я смогу? - уточнил я. - Я никому не буду рассказывать. Честное-пречестное слово. Да и кто мне поверит?
  
   - При сильном желании и хитрожопости собрать доказательства можно, - серьёзно сказала Мариша. - Так что в целях безопасности отношение к посвящённым людям из вашего мира у нас достаточно строгое. Большинство завербованных товарищей были переправлены нами в Валенсию. А на Земле остались только те, в ком мы железобетонно уверены.
  
   - И как мне заслужить ваше доверие?
  
   - Для начала тебе надо определиться, в каком статусе ты станешь частью нашего мира. И ещё у тебя пока есть возможность всё откатить. Я в состоянии сделать так, что ты всё забудешь и продолжишь жить прежней жизнью.
  
   - Не хочу забывать, - сказал я, чувствуя сильный испуг. - Я себя сейчас словно в сказке чувствую и хочу в ней остаться.
  
   - Ладно, - с видом довольной кошки улыбнулась Мариша. - Значит, этот вариант мы отбрасываем.
  
   Она подошла к шкафу, достала из него просторные хлопчатобумажные штаны и футболку бирюзового цвета, после чего передала их мне.
  
   - Сейчас ты оденешься и почитаешь краткое описание нашего мира, чтобы понять хоть немного, с чем будешь дело иметь. А потом я обрисую различные перспективы, которые тебя ждут. Давай по-быстренькому. Раньше начнём - раньше закончим.
  
   Я облачился в предложенную мне одежду и подошёл к компьютерному столу, где меня уже Мариша поджидала.
  
   - Садись, читай, - предложила она. - Появятся какие-либо вопросы - я отвечу.
  
   На экране была открыта страничка Фикбука с произведением "Форсу - мир меча, магии и запретных удовольствий" за авторством какого-то Viktim_plennik'а.
  
   "В этом фанфике представлено подробное схематическое описание необычного фэнтезийного мира, в котором узаконено сексуальное рабство" - прочитал я.
  
   Потом повернулся к Марише и уточнил:
  
   - Это ваш кадр?
  
   - Без комментариев, - ответила куратор. - Тебе достаточно знать, что написанное там - правда, а остальное не имеет значения. Просто прочти. Для начала хотя бы "Общее описание мира". Я вернусь через полчасика, тогда и продолжим разговор.
  
   Она похлопала меня по плечу и вышла из комнаты.
  
   "Ух ты, меня уже одного оставляют?" - с удовольствием подумал я, но потом увидел камеру наблюдения, вздохнул и, уткнувшись взглядом в экран ноутбука, стал читать.
  
   Ну что ж, начало меня впечатлило: не только люди населяют Форсу, но эльфы, гоблины, гномы, другие сказочные создания; если все эти товарищи реально существуют, то уже прикольно в том мире было бы побывать и поглазеть на них. Государств много, но на политической арене рулит матриархальная Валенсия. Далее строение общества - кастовое: маги, воины - это элита, свободные граждане - средний класс, парии - рабы. Женщины в среднем сильнее мужчин, но не столько в физической силе, сколько в суммарных показателях. Особенно велика' скорость и реакция, и в это верится, если вспомнить амазонок. Причём сказано было, что мужчины Форсу такие же, как на Земле, и именно женщины заметно отличаются от наших женщин. Тоже верится, если вспомнить личные впечатления от интимных контактов с девушками. Какой-то второй рот у них там во влагалище, невероятно сильные интимные мышцы и какая-то прям фантастическая их подвижность и скоординированность.
  
   А вот и первая проблема: женщин в пять раз больше, чем мужчин, кавалеров на всех не хватает, но при этом они шибко требуются по причине чрезмерной сексуальности дам. Секса женщинам хочется по нескольку раз в день. Казалось бы, при дефиците мужчин рукоблудие в помощь? Но нет, леди почему-то требуется либо полноценный секс, либо запретные удовольствия. Почему? Непонятно. Зато понятно, зачем они в наш мир пришли. Ясен пень, за мужчинами. У нас-то в них нехватки не наблюдается. И вот кстати, как в нашем мире Форсовские женщины без париев обходятся? Ну ладно я сегодня к ним в гости пришёл и меня капитально так оттрахали, пусть. Но как в остальные дни? Или у них тут парий где-то есть, который решает проблемы?
  
   А ещё эти самые запретные удовольствия, почему они запретными считаются? Взять тот же самый куннилингус, что в нём запретного? Зачем его запрещать, раз он так нужен? Ну он там листики зелёные создаёт, и что с того? Нет ответа.
  
   "Блин! Не хочу без куннилингуса обходиться, - расстроенно подумал я. - И что мне тогда делать?"
  
   Получалось, что прямая мне дорога с такими хотелками в парии. А это довольно бесправная каста, хоть и со своими бонусами. Я прочитал про бонусы и впечатлился. Здоровье, непробиваемый иммунитет от болезней и встроенный антидот. Давали листики и различные фишки по доставлению запретных удовольствий, которые делали блаженство женщин сильней да и самого пария наделяли качествами, облегчающими его работу.
  
   Ва-а-а! Какие крутые там были бонусы. Как прочитал про них, так очень захотелось мне все эти листики получить. А ещё я понял, например, что оранжевое удовольствие, такое желанное для меня психологически и сложное физически, перестанет быть трудным, если немного перетерпеть и заработать пару оранжевых меток. А уж если три листика отрастить, то оно вообще становится беспроблемным и даже приятным.
  
   "М-м-м, интересненько. Если б я вдруг решился стать парием, то обязательно попробовал бы пойти по оранжевому пути. Вон Максим за короткое время два листа получил. Весьма экстремальным, правда, способом, но зато какие перспективы, а! И никаких мучений в дальнейшем! М-м-м, класс! Надо попробовать!"
  
   В минусах, правда, была физическая зависимость от запретных удовольствий. И я понятия не имел, как это ощущается, но, судя по всему, в Форсу с этим проблем не должно было быть.
  
   "А вообще лучше бы, конечно, уточнить у Мариши этот момент. А то вдруг лишусь возможностей принимать ЗД или делать куни. И что тогда? Ну вот попаду я на необитаемый остров, к примеру. Я там от ломки не загнусь? А ещё спросить надо, на всех ли женщин способности париев распространяются или только на жительниц Форсу? Если я, к примеру, парием стану, могу ли я в нашем мире удивлять девушек своими умениями в оральном сексе? Почувствует ли оранжевое удовольствие обычная женщина Земли или ей надо испытывать для этого Форсовскую хотелку?"
  
   А вообще меня очень заинтересовала возможность зелёного и оранжевого продвижения, и захотелось прям окунуться во всё это.
  
   "Э-э-эх! Если бы ещё и свободу при этом не терять! Как было бы круто. Наверное, все мужчины захотели бы париями стать. Ну и почему бы нет? Женщинам от этого было бы только лучше".
  
   Далее шло объяснение про элитные запретные удовольствия: розовое и голубое. В первой части про них было мало написано, поэтому я открыл содержание фанфика и перешёл к главе "Исследование элитных удовольствий". [1]
  
   Внимательное прочтение этого раздела привело меня к выводу, что розовые листики я заработать очень хочу. Сквирт был любимым моим фетишем, и возможность вызывать его одним лишь куннилингусом была бы очень кстати. А ещё розовые листики давали защиту от магических проклятий. Для нашего мира это понятие являлось довольно абстрактным и сомнительным. Что вообще такое эти магические проклятия? Что-то вроде сглаза? А тот вообще существует? Как-то я сомневаюсь в полезности этой фишки в нашем мире, но вот в мире Форсу с его развитой магией такая защита вполне могла бы быть актуальной.
  
   Другое дело голубые листы. Я просто слюной изошёл, когда узнал, что они дают регенерацию, но вот цена, которую приходилось за неё платить, очень меня напрягала. Информация о голубом удовольствии создала во мне мощнейшую психологическую дилемму. С одной стороны, эти листики давали очень практичный бонус, но с другой - цвет данного удовольствия весьма прозрачно намекал на его содержание.
  
   Я очень живо представил себе зрелище, как растёт женский клитор, как он увеличивается и встаёт, достигая размеров здоровенного полового члена, и от зрелищности этой фантазии даже высунул кончик языка. Но вот следующий кадр, как этим самым гигантским клитором Мариша долбит меня в очко, едва не заставил меня язык прикусить.
  
   - Бли-и-ин! Ну почему не наоборот, а?! - в сердцах воскликнул я и уже дальше додумал:
  
   "Прям закон подлости какой-то, что не розовое удовольствие включает регенерацию, а голубое. Эх! Если бы защиту от проклятий давали голубые листики, я остановился бы только на розовых и пофиг мне на проклятия! Пусть от них защищаются те, кому своей попки не жалко".
  
   Лично мне совсем стрёмно было расплачиваться святыней, пусть и за такую полезную фишку, как излечение ран. Но вот саму регенерацию очень хотелось.
  
   "Блин, и хочется, и колется. А может, Мариша того, не часто будет это удовольствие использовать? Вот что оно даёт женщинам, кроме кайфа?"
  
   Я прочитал, что голубая ветвь превращает париев в мощнейшие батарейки для магов. Вспомнил, кем по статусу своему является Мариша, и понял, что плакала моя задница, если я голубой листик получу.
  
   - Хнык, хнык, - сказал я и тяжко вздохнул.
  
   Прочитав этот раздел до конца, я попутно догадался, почему у Мариши такой здоровенный клитор. Видать, она в своё время знатно почпокала какого-то бедолагу в зад или в рот. А может и сейчас потрахивает периодически.
  
   Точно! А вдруг у неё уже есть такой парий и другого ей не надо? Но зачем ей тогда я? И почему она столь активно меня соблазняла? Только лишь для продажи? Да, это было бы грустно. Но что поделаешь? Самым обломным нюансом статуса пария была его почти полная бесправность. Только на жизнь и здоровье он имел права?, и этим всё заканчивалось.
  
   Вот что случится, если я стану парием? Как изменится ко мне отношение самой Мариши? Имеется ли шанс хотя бы в неформальной обстановке сохранить к себе человеческое отношение или я сразу вещью для неё стану, и всё? От ответа на эти вопросы в основном и зависело моё окончательное решение. Я хотел получить возможности пария просто до чёртиков, и мне очень нравились запретные удовольствия (по крайней мере первые три), но одновременно с этим я боялся последствий, с которыми мог столкнуться при рабском статусе.
  
   Вот за такими горестными раздумьями меня и застала куратор, когда вернулась в комнату.
  
   - Ну как? Появились вопросы? - спросила она.
  
   - Море вопросов, - вздохнул я.
  
   - Задавай.
  
   Пока читал описание мира, я набрал все свои вопросы в блокноте, чтобы их не забыть, поэтому просто открыл перед Маришей соответствующее окно и приглашающе указал на экран рукой. Куратор подкатила ещё одно кресло, уселась в него и, просматривая вопросы, стала по порядку на них отвечать.
  
   - Отвечаю на первый вопрос. Гендерный дисбаланс на Форсу получил начало около двухсот лет назад из-за двух последовательных событий. Во-первых, после магических экспериментов с фундаментальными основами нашего мира возник пространственный разлом и планета Форсу попала под действие излучения, идущего из другого мира, которое сделало бесплодными большинство разумных рас. Сейчас уже никто не помнит, с какой именно целью осуществлялись эксперименты. Но в результате возникшего катаклизма появилась серьёзная опасность гибели нашей планеты. Очень сильная магесса Валенсия смогла закрыть разлом, но излучение осталось. Считается, правда, что от гибели человечество спасла Верховная Богиня Иласса, с которой Валенсия смогла установить связь. Но доподлинно это не известно.
  
   Во-вторых, благодаря так называемому благословению Богини фертильность людей и других рас востановилась, но, к сожалению, с гендерным дисбалансом. Трансформация половой сферы женщин для выработки особой энергии, о которой я скажу позже, привела к тому, что укоренился новый алгоритм размножения. И теперь каждый мальчик в нашем мире, независимо от места обитания и расы, мог быть зачат только после зачатия пяти девочек. И это правило за долгие годы никто так и не сумел изменить. [2]
  
   Второй ответ. Женщины приобрели избыточную сексуальность из-за побочного эффекта от того самого благословением Богини, о котором я уже говорила. Направлено оно было на перестройку половой сферы женского организма, с тем чтобы та могла трансформировать излучение, идущее от разлома, в особую энергию, называемую энергией Богини (или энергией блаженства), благодаря которой усиливались все физические показатели женщин Форсу. Причём в разном соотношении прирост к силе, скорости, реакции, точности, координации и выносливости получили женщины всех гуманоидных рас. Но у орчанок и гоблинок больше всего выросла сила, у гномок - выносливость, у эльфиек - точность и координация, у людей - реакция и скорость. Автором этой магической акции двухсотлетней давности была магесса Валенсия, а целью её, по моему мнению, являлся гендерный переворот, а также попытка излечить бесплодие. Но, опять же, церковь Илассы присваивает авторство воздействия Богине. Может, так и было. Однако курировала и организовывала применение этого самого "благословения" не кто иная, как Валенсия собственной персоной.
  
   После устранения катаклизма Великая Магесса встала у власти небольшого государства Каролина, в котором методом реформ и при поддержке церкви Илассы сумела сменить уклад общества на матриархальный. Каролина набирала силу, расширялась, а через пятьдесят лет, после победы в большой пятилетней войне, образовала мощнейшее имперское государство с матриархальным укладом - Империю Валенсию, и с магессой Валенсией во главе.
  
   - А по какой причине началась война? - полюбопытствовал я.
  
   - В те годы в большинстве стран ещё действовали патриархальные законы. Статус женщины был гораздо ниже статуса мужчин. А когда женщин стало рождаться много, он вообще упал ниже плинтуса. Четыре из пяти рождённых девочек считались лишними. В деревнях и сёлах к женщинам относились даже хуже, чем к домашней скотине. Какой-нибудь конь, коза или корова были в сотни раз ценнее, чем родная дочь. Аристократки имели более высокий статус, но во многом его теряли после замужества, полностью переподчиняясь супругу. Только магессы ещё могли рассчитывать на какое-то уважение, и то благодаря своей персональной силе. В магические школы девочек давно уже перестали принимать, но женщины-маги набирали себе учениц индивидуально.
  
   Понятно, что женское сопротивление и борьба за социальные права в таких условиях были неизбежны. Ну и когда полтора века назад на законодательном уровне ряда государств было решено убивать четырёх из пяти рождающихся младенцев женского пола, это, так сказать, стало последней каплей и практически во всех странах, принявших этот закон, разразились женские бунты. Валенсия решила воспользоваться ситуацией и тайно поддержала восстания, забросив в охваченные мятежами страны под видом смутьянок отборные части амазонок. Целью их было слиться с повстанцами, возглавить восстание и превратить стихийно образовавшиеся женские ополчения в боеспособную силу. И амазонки отлично справились с задачей, не позволив регулярным правительственным войскам быстро мятежников разгромить. Они выступили командирами подразделений и боевыми инструкторами, превратив народные ополчения в хорошо организованные повстанческие армии, действующие продуманно и скоординированно. Мятеж затянулся и плавно перерос в гендерную войну. А когда пожар этот разгорелся в полную силу, тут уже и Каролина открыто вмешалась, поддерживая повстанцев своими войсками. Понятно, что перевес сил сдвинулся в сторону женщин и те стали одерживать одну победу за другой. В общей сложности война эта продлилась пять лет, и в конце концов во всех воюющих странах власть захватили женщины.
  
   - Капец, - пробормотал я. - Убивать девочек! Кто мог такое придумать?! И правильно женщины сделали, что правителей этих свергли.
  
   - Третий ответ. Самоудовлетворение не помогает успокоить сексуальное желание женщины, потому что природа этого желания не физическая, а магическая. Если усиленные физические возможности женщин не используются в полном объёме, избыток энергии блаженства скапливается в матке и вызывает острую сексуальную потребность, требующую незамедлительного удовлетворения. Собственно потому энергия Богини и называется часто энергией блаженства, что стимулирует желание блаженство испытать. При этом половой партнёр необходим женщине для сброса в него энергетических излишков, а если заниматься рукоблудием, то энергия блаженства не выводится из женского организма и желание не успокаивается.
  
   Четвёртый ответ. За пределами нашего мира количество вырабатываемой энергии блаженства постепенно снижается, поэтому проблема с сексуальным удовлетворением наших женщин на вашей Земле не стои?т так же остро, как на Форсу. Фактически мои соплеменницы лишь первую неделю нуждаются в удовлетворении острой сексуальной нужды, а потом хотелки их затихают. Это удобно и многим из нас нравится, однако есть и негативная сторона. Примерно через два с половиной месяца пребывания на Земле женщина с Форсу начинает ощущать нехватку энергии Богини и ослабление своих физических показателей, а это не очень приятно. Так что у нас установлен посменный график работы. Смена длится не более двух месяцев, а потом мои соплеменницы возвращаются домой, восстанавливать свою энергонасыщенность, и на смену им приходят другие.
  
   - Вот как? И с этим ничего не поделать? Нет каких-нибудь артефактов или магических камней, которые могут подпитывать твоих соплеменниц у нас, на Земле?
  
   - Ну, в принципе, есть, только их ведь тоже заряжать надо, а это морока. Посменная организация труда показалась нам проще. Да и желающих погостить у вас становится всё больше и больше. Мы постоянно открываем новые представительства, а сейчас уже подумываем о сокращении смены до месяца, но сами девочки не хотят. Им и двух месяцев мало.
  
   - Чем же вам так приглянулась наша планета? Техническим своим развитием?
  
   - Телевидение, компьютеры и интернет - это, конечно же, хорошо, но и в нашем мире есть не менее интересные чудеса и удобства. А привлекает сюда женщин с Форсу главным образом возможность зачать сына. Мы в своём мире насоздавали уже множество магических средств, позволяющих повысить вероятность зачатия ребёнка мужского пола, но воздействие излучения из иного мира не удаётся пока ничем нейтрализовать или скомпенсировать. Ни одно из этих средств в нашем мире пока не действует. А у вас они работают просто великолепно. Так что любая женщина с Форсу на Земле может рассчитывать почти на стопроцентную вероятность зачатия мальчика.
  
   - Пятый вопрос - почему запретные удовольствия считаются запретными - возник у тебя, видимо, потому, что ты не успел прочесть описание мира Форсу до конца. В шестой части рассказывается, что, становясь париями, и мужчины, и женщины делаются бесплодными. Именно поэтому удовольствия, которые вызывают бесплодие, и были законодательно запрещены. И в качестве наказания установлена потеря свободы. Ведь если все люди станут париями, то человечество просто вымрет, не имея возможности размножаться.
  
   Такой закон решает сразу две задачи: с одной стороны, останавливает граждан, которым плевать на бесплодие и которые готовы лишиться фертильности ради запретных удовольствий, а с другой - позволяет без каких-либо ограничений использовать париев ко всеобщему благу. Не будь парии рабами, с их гражданскими правами пришлось бы считаться и нельзя было бы без согласия привлекать, например, в общественных заведениях удовлетворения женщин. В общем, рабство всё в высшей степени упрощает, как бы цинично это ни звучало.
  
   Я тебе больше скажу, когда человек становится парием, то отношение к нему у женщины изменяется, как бы точнее сказать... на уровне либидо. Его привлекательность для секса неизменно возрастает с увеличением количества заработанных листиков. И когда тех становится больше восьми, плотское вожделение начинает доминировать. Честно признаюсь, если я вижу незнакомого мне мужчину с розовым листом, мне как-то уже совершенно пофиг становится на его душевные качества. Его тело влечёт меня с такой силой, что вызывает страстное желание обладать им как вещью. И я уверена просто, что то же самое у нас испытывает почти каждая женщина.
  
   Понимаешь теперь, что в таких условиях просто физически невозможно было бы права париев соблюдать. Даже если бы их освободили де-юре, де-факто сделать это было бы очень и очень сложно. Да никто и не хочет их освобождать. Понимаешь? В Империи у власти находятся женщины, и тем, кто принимает законы, хочется видеть париев рабами. А там, где правят мужчины, чашу весов перевешивает финансовая выгода от работорговли. Так что, увы и ах, рабский статус париев всем только на руку, кроме, разве что, самих париев.
  
   - Да уж, - вздохнул я, - печально. Вернее, меня очень радует отношение ко мне как к сексуальной игрушке, но... без душевного общения я, наверное, долго не протяну. Мне просто физически требуется отдушина в виде близкого человека, который бы видел во мне не только вещь.
  
   - Ясно, - улыбнулась Мариша. - Но это возможно. Почему нет? Я рассказала тебе о своей реакции на незнакомого мужчину. Но у нас есть сколько угодно примеров, когда любимые мужья становились со временем париями и сохраняли к себе тёплое супружеское отношение. Скажу по секрету, что даже влюбиться в пария можно, причём даже запросто. И тут всё зависит от самого мужчины, насколько ловко он сможет к сердцу женщины ключик подобрать и насколько хорошо впишется, так сказать, в струю её либидо. Любовь, конечно же, получится несколько специфической и окрашенной сексуальностью, но совсем не лишённой душевных чувств. Так что не всё так плохо, как ты вначале подумал.
  
   - Правда? - обрадовался я. - Это классно!
  
   - М-м-м, как глазки-то твои разгорелись, - весело сказала Мариша и облизнулась. - Ладно, давай побыстрее с вопросами твоими заканчивать. Так, что там у тебя ещё осталось? - Она посмотрела на экран. - По поводу физической зависимости париев от запретных удовольствий ничего сказать не могу. Она у нас специально не изучалась, а парии всегда настолько востребованы, что никакой ломки они сроду никогда не испытывали. Хотя я слыхала, что некоторые аристократки практиковали воздержание для своего пария, чтобы усилить свои ощущения от запретного удовольствия и ускорить рост новых листиков у мужчины. Никакого вреда от этого париям не было. Метод воздержания используют также для тех париев, кто отказывается принимать свою роль. Насколько я помню, никакой ломки воспитуемые тоже не испытывали, у них просто со временем возрастало желание запретное удовольствие подарить, и оно становилось сильным и навязчивым. Обычно недели хватало на то, чтобы парий становился покладистым. А тиранить его дальше и терпеть самой, пользоваться чужими париями, когда есть свой собственный, ни одной женщине и в голову прийти не могло.
  
   Так что даже не заморачивайся на этот счёт. Если ты вдруг решишься стать парием, можешь быть железобетонно уверенным, что недостатка в запретных удовольствиях у тебя не будет и, соответственно, ни с какой ломкой ты никогда не познакомишься.
  
   - Я, кажется... уже решился... - с запинкой сказал я.
  
   - Что, так быстро? - наигранно удивилась Мариша и рассмеялась. А потом она вдруг странным образом изменилась в лице, схватила меня за футболку и притянула к себе, заключая в объятия, и даже ногами своими жадно обвила, подкатывая наши кресла друг к другу, пользуясь тем, что они на колёсиках. - Мой! Мой! - алчно шептала она, стискивая меня очень крепко. - Боже! Как же я хочу тебя сделать своим!
  
   - И я хочу быть твоим. Вот только эти голубые листики - мне это ужасно не нравится! - горестно вздохнул я. - Все будут видеть, что меня трахают в задницу, - это просто кошмар!
  
   Мариша серьёзно посмотрела на меня.
  
   - Голубые листики не означают, что пария трахают в задницу. Или хотя бы раз трахали. Они лишь означают, что парий может увеличить клитор женщине, а засовывать его и в рот можно. Это ведь тебе нравится?
  
   - М-м-м, да, нравится... Может, тогда и не так уж ужасны эти голубые листики... - улыбнулся я мечтательно. - Да, тогда я готов.
  
   Сноски к главе:
   [1] В мире истории глава "Исследование элитных удовольствий" была написана viktim_plennik'ом до того, как появился сине-голубой аддон, и не была обновлена, так что Дима читал старую версию.
  
   [2] Бесплодие людей и других рас было вызвано тем, что излучение из пространственного разлома сбивало ориентацию сперматозоидов и они не знали, в каком направлении им двигаться к яйцеклетке (и, как показали опыты, даже случайно коснувшись яйцеклетку, сперматозоид не мог её опознать).
  
   Благословение Богини запускало в матке женщины центр по переработке излучения и превращения его в энергию блаженства (ЭБ), которая усиливала физические показатели женщин. При этом под действием ЭБ яйцеклетка заряжалась особым потенциалом, притягивающим к ней гаметы с одноимённым набором хромосом. В результате Х-сперматозоиды обретали целеуказание и под действием притягивающего потенциала устремлялись к яйцеклетке. Этот механизм обеспечивал 100% рождение девочек, и он действовал на постоянной основе. Для того, чтобы таким же образом притянуть Y-сперматозоиды и обеспечить рождение мальчика, центру ЭБ требовалось изменить полярность потенциала яйцеклетки на Y, но поскольку сама яйцеклетка имела хромосомный набор Х, в этом случае работа центра ЭБ нарушалась и он переставал перерабатывать излучение из разлома в энергию блаженства. Такой режим был аномальным для центра ЭБ и без особой необходимости не использовался.
  
   Однако глобальной системе, которая складывалась из всей совокупности половозрелых женщин, вырабатывающих ЭБ, и обладала собственным коллективным разумом, было невыгодно, чтобы рождались только девочки: нет мужчин - нет новых особей, нет возможности расширяться. А потому у системы имелось что-то вроде переключателя, когда суммарное число женских эмбрионов в мире у одной расы начинало в пять раз превышать мужские, переключатель срабатывал и у одной из женщин, спаривавшихся в данный момент, выбранной по определённому алгоритму, центр ЭБ переходил в аномальный режим поляризации, чтобы обеспечить зачатие мальчика. Если зачатие не происходило по каким-то причинам (например, из-за контрацепции), то выбиралась вторая женщина, третья и т.д., пока не достигался требуемый результат. Могло осуществляться не одно, а множество переключений, обеспечивающих в итоге количество мужских эмбрионов большее, чем 1:5. Ну и, собственно, это постоянно происходило, потому что зачатие девочек тоже шло непрерывно.
  
   За пределами Форсу любой сперматозоид может без проблем оплодотворить яйцеклетку, независимо от наличия заряда ЭБ, потому что отсутствует излучение, подавляющее его ориентацию.
  

Глава 8. Конкурентная борьба

К содержанию

   Мариша взяла меня за волосы и, оттянув голову назад, заглянула мне в глаза.
  
   - Я уже так вожделею тебя, - сказала она, - что, наверное, просто с ума сойду, когда увижу первый листик! Боже!
  
   - Я хочу! - ответил я ей восторженно. - Можешь обращать меня, я на всё согласен!
  
   И снова я услышал весёлый звонкий смех. Мариша потрепала меня по волосам и отпустила.
  
   - У-у-уф, а соблазнить тебя оказалось гораздо проще, чем я думала. И ты даже не пугаешься перспективы навсегда переселиться на Форсу?
  
   Я задумался, переживая внутренние борения.
  
   "А что я теряю? - спрашивал я себя. - Свободу, родственников, возможность заниматься наукой, блага цивилизации, - тут же пришёл на ум ответ. - Да много чего. А что приобретаю? Магический мир, чудеса, новые невероятные открытия и массу секса, причём такого, какой мне просто до чёртиков нравится. И самое главное - это восхитительный матриархальный порядок, в который просто изо всех сил рвётся моя душа. Смог бы я отказаться от Форсу ради Земли? Нет! Ни в коем случае! Я уже чужим себя чувствую в своём мире, зная, что есть другой, в котором просто жажду жить. Смог бы отказаться от Земли ради Форсу?.. Да, пожалуй, очень грустно, со вздохами и ахами, но отказаться бы мог".
  
   - Пугает, - вздохнул я, отвечая на вопрос Мариши. - Но ещё больше меня пугает перспектива лишиться счастья, которое мне показали.
  
   - М-м-м, хороший ответ, - радостно улыбнулась собеседница. - Вот прям чувствовала, что не ошиблась в тебе. Хочу признаться, что далеко не со всеми мужчинами мы так же цацкаемся, как сейчас я с тобой. Многих просто обращаем без особых объяснений, пользуясь их фетишами и похотью, а потом отправляем на Форсу и продаём. Всё, что нужно для законности такого обращения в рамках имперского законодательства, - это зафиксированное на камеру добровольное согласие человека. И на вопросы: "хочешь ли ты сделать куннилингус, принять золотой дождь, согласен ли стать моим рабом", многие мужчины Земли с соответствующими наклонностями отвечают утвердительно и даже с восторгом, совершенно не задумываясь о том, на что они соглашаются фактически. И мы этим беззастенчиво пользуемся. Вот такие дела.
  
   И знаешь, что забавно? В подавляющем количестве случаев никто из обращённых мужчин впоследствии потом не сожалел о случившемся. А многие и не догадываются даже, что их в какой-то степени обхитрили. Тебя это не возмущает?
  
   - Нет, - ответил я. Судьбы других мужчин меня как-то не сильно взволновали, да и вероломство форсовцев не особо возмутило. В конце концов, то, что я считал благом для себя, подсознательно считал таковым же и для других. - Но мне любопытно, чем же я обязан такой откровенности и почему ты мне это всё рассказываешь?
  
   - Потому что ты мне очень понравился, и я хочу оставить тебя себе, - ответила Мариша. - Но хочу также, чтобы ты максимально осознанно принял моё предложение. И в этом нет ничего уникального. Очень многие имперские эмиссары на вашей планете используют по отношению к понравившимся мужчинам доверительный подход. Есть особая прелесть в том, чтобы чувствовать взаимность со стороны мужчины, но нужно перед этим крепко посадить его на крючок, чтобы не сорвался.
  
   - Ты даже этого от меня не скрываешь? - рассмеялся я.
  
   - Но тебе ведь это импонирует, верно? - улыбнулась собеседница. - А значит, ты ещё крепче увязаешь в моих сетях. Но давай теперь вернёмся к вопросу, который ты задал мне в самом начале нашей встречи. Что же тебя ожидает. Большинство мужчин получают билет на Форсу через обращение. Но есть и малая часть молодых людей, которых готовы взять в качестве свободных супругов. И ты как раз попал в их число.
  
   - М...Мариша, ты мне... предложение хочешь сделать? - пролепетал я, заикаясь от волнения.
  
   - Нет, дорогой, ты мне нужен исключительно как парий. Хоть я и с удовольствием возьму тебя в качестве супруга, но, увы, не свободного. Так что речь сейчас не обо мне.
  
   - А о ком?
  
   - О шести амазонках, с которыми ты катался на "карусели", они все готовы назвать тебя мужем. И особенно мечут икру две из них. Догадываешься, кто?
  
   Чувствуя сильную оторопь от свалившейся на меня информации, я отрицательно помотал головой.
  
   - Финалистки, блин, вашего соревнования, - досадливо вздохнула Мариша. - Если б я знала, что так всё обернётся, ни в жизнь не оставила бы тебя с ними наедине. А условие пяти зачатий можно было бы и позже выполнить. И виной всему нетерпеливость моя, будь она неладна.
  
   - Погоди, о каких зачатиях речь? - спросил я, и тут меня окатило испугом, как ушатом холодной воды. - Так Лика, всё-таки... забеременела, - произнёс я упавшим голосом. - Вот, блин.
  
   - Вообще-то понесли от тебя все семеро, - весело усмехнулась куратор. - На это и был расчёт. Но Ленара не успела сильно тобой увлечься и не рвётся в гарем. Зато другие на полном серьёзе готовы тебя разделить.
  
   - Че... чего?
  
   - Чего-чего! - передразнила меня Мариша. - Хотят взять тебя в мужья! Чего непонятного? В Валенсии разрешено многожёнство, потому что мужчин на всех не хватает. А поскольку ты стал отцом семерых мальчиков, твой рейтинг в Империи может стать очень высоким. Все эти девушки, как амазонки, имеют довольно высокий статус в Валенсии. Они богаты, имениты, а объединив свои капиталы, могут сформировать достаточно влиятельный дом. Поэтому скажу без обиняков, предложение это для тебя просто сказочное, но я, к сожалению, не могу о нём умолчать, потому что через камеру наблюдений на нас пялятся шесть пар глаз и с нетерпением ждут твоего решения. Будь их воля, они бы даже силой тебя на себе женили. И это вполне можно провернуть, воспользовавшись лазейками в законодательстве и твоей неосведомлённостью. Но я, как твой куратор, - Мариша злорадно ухмыльнулась, - не дам им шанса схитрить. Как, собственно, и они не позволят мне сыграть с тобой втёмную. Так что выбор за тобой, мой хороший. Что скажешь?
  
   - Но... но как? - пролепетал я растерянно. - Я же не кончал... Только с Ликой... Как?..
  
   - Как-как, через "кальян". Эта техника сперва разрабатывалась с целью включения фертильности у мужчин-париев. Полагалось, что вытягивание спермы прямо в матку даст возможность даже от пария зачать. Но, увы, не срослось. Зато женщины получили надёжный и очень приятный способ залететь от свободного мужчины с одной затяжки. Кроме того, "кальян" значительно усиливает оргазм женщины, да и мужчины кайфуют будь здоров. А потому в супружеских парах он чаще всего используется вместе с противозачаточной магией просто для удовольствия.
  
   На Земле же "кальян" стали применять вместе с "дзинчи". Это средство препятствует эякуляции мужчин, но оно не мешает напрямую высасывать сперму прямо из члена. Техника "кальяна" оказалась просто великолепной в ситуации, когда от одного мужчины хотят зачать ребёнка много женщин. Женская матка в момент оргазма захватывает своим зевом головку полового члена и вытягивает сперму из мужчины малыми порциями, что позволяет экономно расходовать её и разделить на толпу. Если хочешь, позже я могу даже видео тебе показать, как всё происходит. Там есть "икс-рэй" кадры, которые позволяют наглядно и в подробностях увидеть, как взаимодействуют половые органы и что именно у мужчины и женщины происходит внутри.
  
   - Позже - это когда? - спросил я бесцветным голосом. Я до сих пор не мог прийти в себя от новости, что стал в одночасье отцом семерых пацанов. Наверное, мысль о том, что я капитально повязан теперь по рукам и ногам с залетевшими от меня женщинами, засела где-то в моём подсознании.
  
   - Позже - это как-нибудь потом? - ухмыльнулась Мариша, явно чем-то довольная. - Когда разрулим возникшую проблему. Ты лучше объясни мне, что тебя так расстроило?
  
   - Стать отцом - это очень ответственный шаг, - вздохнул я. - И я не думал, что это произойдёт так... неожиданно и... в таком масштабе. Мне кажется... я ещё психологически не готов к этой роли... и...
  
   - Не хочешь обременять себя, да? - проворковала куратор.
  
   - Ну... да.
  
   - Хе-хе, ну что, девчонки, слышали? - хихикнула Мариша. - Нужен вам такой муж?
  
   - Да ты просто жулишь! - послышался из динамика возмущённый голос Лики. - А он, дурачок, не понимает! Дима, послушай. Стать отцом в Валенсии - это совсем не то, что на Земле. И в особенности когда дело касается аристократии, к которой все мы относимся. Тебе не придётся вкалывать на пяти работах, чтобы всех нас обеспечивать, мы достаточно богаты, чтобы самостоятельно ребёнка поднять. И у нас есть слуги, которые делают всю сопутствующую работу по уходу за детьми.
  
   Всё, что от тебя потребуется, - это разделить с нами радость материнства, подарить нам своё душевное тепло и толику удовольствия. А ещё вкушать плоды своего запредельного статуса. Быть отцом семи мальчиков - это знаешь какой рейтинг?! Просто мама не горюй! Ты в любом случае получишь дворянский титул, и не самый маленький, между прочим. Я знаю, что ты любишь секс. Так вот, у тебя будет много секса с шестью очень темпераментными и доминирующими жёнами. Ну соглашайся же, не будь дурнем!
  
   - Но никакого куни, - с наигранной грустью сказала Мариша. - И никакого золотого дождика, сквирта и других таких сладких фетишей, которые ты так любишь, родной. А ещё рядом не будет меня. И с Землёй тебе придётся навсегда распрощаться.
  
   Надо сказать, что я буквально завис, ошарашенный перспективами, которые мне Лика расписала. Но, вставив своё слово, Мариша вызвала во мне просто бурю противоречивых чувств. Предложение стать дворянином, жить богатой и беззаботной жизнью звучало весьма соблазнительно, но одновременно в высшей степени горестно было отказываться от запретных удовольствий. Но что ещё сильнее кололо мне сердце, когда я вглядывался в безмятежное и такое непроницаемое лицо любимой женщины, - это мысль о том, что с ней придётся расстаться.
  
   - Ты что, идиот? - раздался в динамике гневный голос Ринки. - Как ты можешь вообще выбирать между возможностью стать дворянином с высоким общественным статусом и участью бесправного раба?!
  
   - Подожди, Ринка, извини, - сказал я и обратился уже к Марише. - А разве у меня есть шанс остаться на Земле?
  
   Задавая этот вопрос, я пытался найти хоть какую-то опору в том подвешенном состоянии, в котором себя чувствовал.
  
   - Это вполне обсуждаемо. Я ещё долго собираюсь на Земле работать, - пожала плечами Мариша. - И у тебя есть шанс остаться со мной. При определённых условиях, конечно. Я даже могу отпускать тебя в твой Университет. Не придётся бросать науку, расставаться с родителями, друзьями.
  
   - Она врёт! - послышался голос Наташи. - Всё, что ей нужно, - это прокачать тебя как пария насколько возможно, чтобы по максимуму поднять твою стоимость. Да, она будет петь тебе дифирамбы, холить, лелеять, признаваться в любви и потакать любым твоим фетишам, чтобы листики росли как на дрожжах. Но стоит тебе дойти до своего предела, как она тебя продаст. Она работорговка, Дим! Это её бизнес! Спроси у неё, скольких мужчин она продала до тебя! Спроси прямо, и ей придётся ответить честно. Ну!
  
   - Это неправда, - замотал я головой, глядя в безмятежное и непроницаемое лицо Мариши и чувствуя, как в горле собирается ком. - Она не обманывала меня, я ей верю, она...
  
   - Спроси её, идиот, - рыкнула Ринка. - Сказано же, что соврать не сможет. Спроси!
  
   - Это правда? - робко обратился я к сидящей напротив меня женщине.
  
   - Что правда? - уточнила она.
  
   - То, что ты меня обманывала?
  
   - Нет, - ответила она уверенно и безапелляционно.
  
   - Бл...дь! Да задавай ты конкретные вопросы! - рассердилась Наташа. - Даже если в словах её и не было лжи, это вовсе не значит, что она ими не жонглировала, чтобы ввести тебя в заблуждение!
  
   - Сколько ты мужчин продала до меня? - спросил я у Мариши и стал мысленно молиться, чтобы она сказала: "ни одного", ну или хотя бы двух-трёх. С каким-нибудь небольшим числом я бы ещё мог смириться. В конце концов, она ведь сама мне признавалась, что не со всеми была откровенна.
  
   Куратор хохотнула и покачала головой.
  
   - Блин, девчонки! Ну так не честно! Справедливости ради требую возможности вопрос уточнить. Если я назову полный свой оборот за трудовую жизнь, то парню поплохеет. Дим, ты бы хоть конкретизировал, каких мужчин имел в виду, с Форсу или с Земли. В своём мире, знаешь ли, я лет десять подрабатывала работорговлей. И, естественно, за это время очень многих товарищей пристроила в хорошие руки. А вот на Земле я работаю чуть больше года. И тут количество будет поскромнее.
  
   - Хорошо, уточняю. Скольких мужчин ты продала с Земли? - спросил я, чувствуя, как почва раскачивается у меня под ногами.
  
   - Шестнадцать, - ответила Мариша, совершенно открыто, с улыбкой глядя мне в глаза. Я почувствовал нервную дрожь в руках и гулкую пустоту в груди, мне казалось, что сердце моё сейчас остановится. Слишком большое число. Меньше месяца на каждого человека. Там просто не могло быть никаких чувств. Или они...
  
   - А скольким из них ты обещала, что они будут твоими? - осторожно уточнил я.
  
   - Никому я такого не обещала, - ответила куратор.
  
   И от сердца у меня отлегло.
  
   - Что и требовалось доказать! - резюмировал я, радостно улыбаясь. - Не обманывала меня Мариша. И по поводу проданных мужчин она мне уже говорила сегодня, только не называла их число. А я из-за всех этих волнений не сразу об этом вспомнил. Так что у меня нет причин сомневаться в честности своего куратора. И я ей полностью доверяю. Вот так.
  
   В динамиках воцарилось напряжённое молчание, словно амазонки о чём-то задумались. А Мариша посмотрела на меня немного грустно и с улыбкой вздохнула.
  
   - Дим, я действительно хочу быть с тобой предельно честной. От этого зависит наше совместное будущее. А игра в вопросы и ответы без лжи не позволяет мне этого делать, потому что ты сам обманываешь себя. Давай её просто прервём и я без каких-либо уловок расскажу тебе о своих планах.
  
   - Хорошо, согласен, - кивнул я. - Но объясни сперва, в чём я себя обманул.
  
   - В том, что решил, будто я обещала тебе, что ты будешь моим. Но я сказала только, что я хочу сделать тебя своим. А это совершенно разные вещи. Понимаешь? Я никогда не обещаю того, в чём не могу быть уверена. И я действительно хочу сделать тебя своим, но не факт, что у меня получится.
  
   - Почему?
  
   - Потому что я хочу себе пария высочайшего уровня, и у тебя есть шанс таким стать. Есть шанс, понимаешь, но не стопроцентный. И пока ты не прошёл инициацию, я не могу даже вероятность этого шанса оценить. До тебя было три претендента, с которыми я была честна, целых три, и ни у одного не получилось достичь уровня, который мне нужен. Однако я никого из них не продала, и они не входили в число тех шестнадцати. Вот видишь, ты снова ошибся и даже не знал, об этих трёх.
  
   - И куда же делись эти три пария, которых ты якобы не продала? - подозрительно спросила Ринка.
  
   - Я пристроила их в надёжные руки, считай, что подобрала им хозяек, с которыми они могли жить дальше счастливо.
  
   - Хочешь сказать, что бесплатно подобрала.
  
   - Не-э-эт! - со смехом протянула Мариша. - Все они были с розовыми листочками. У двух по два и у одного один. Так что я изрядно наварилась. Но никоим образом не считаю эту сделку продажей, потому что учитывала интересы самих мужчин. Так что это было сводничество... за хорошую оплату.
  
   - Розовые?! - поражённо воскликнула Лика. - Парии элитарного класса и не подошли тебе по уровню?! Так кто тебе тогда нужен?!
  
   - Хе-хе, - рассмеялась Мариша. - Догадайся с трёх раз.
  
   - Голубой, - сказал я и сглотнул слюну. А про себя подумал:
  
   "Плакала моя задница".
  
   - Ну не прям голубой, - хохотнула куратор, - а парий с голубым листочком. С ма-а-аленьким таким хорошим и красивым листочком. Или даже без него, но с нужной мне суммой листиков оранжевого и зелёного цвета. А голубой листик я могу и сама тебе поставить с преогромным удовольствием, - закончила она, алчно сверкнув глазами.
  
   - Да иди ты! - воскликнула Селина, впервые вмешиваясь в беседу. - Четырёхцветный парий?! Да ты озверела, мать?! Ты хоть понимаешь, что по статистике до такого уровня добирается один из тысячи человек? И то большинству требуется не менее десятка лет, чтобы заработать одиннадцать зелёных или оранжевых листочков.
  
   - Хм-м-м, а я планирую добиться голубого листика годика за четыре, максимум за пять лет.
  
   - Ты совсем нереальные планки ставишь, - сердито резюмировала Селина. - Дим, это дохлый номер, я тебе точно говорю. Отказывайся от её предложения и иди к нам. Если станешь парием, в мужья ты нам уже не будешь годиться.
  
   - Хе-хе, девочки, вы тут небольшую рекламку для Димочки рассказали. Теперь моя очередь предвыборные обещания давать. Не возражаете?
  
   - Возражаем, - рыкнула Ринка.
  
   - Нет, расскажи, - попросил я.
  
   - Увы, подруги, слово избирателя - закон. Итак, на чём я остановилась. Давай вначале по шансам пройдёмся. Можешь верить мне, а можешь нет, но интуиция моя меня никогда ещё не подводила. Да меня просто трясёт, хороший мой, от желания тебя обратить. И это совсем неспроста. Сердечко моё чует, что ты - тот самый мужчина, который мне нужен. Но, допустим, я ошиблась и это выяснится уже сегодня. Лика, ты его купишь?
  
   - Да, - ответила амазонка, не задумываясь.
  
   - Бл...дь! Ты охренела?! Мы же договаривались! - воскликнула Селина.
  
   - А мне пох! Поняли?! Я его хочу! В любом качестве! Так даже лучше. Он будет только моим. И он не согласится без запретных удовольствий обходиться. Это же ясно. Будет, мой любимый Димочка, только мой!
  
   - Как видишь, в самом плохом варианте ты уже не пропадёшь, - промурлыкала очень довольная Мариша. - Но я просто зуб даю, что с самого старта ты покажешь высокий потенциал. И это может выясниться уже сегодня. Девочки, вы хотите принять участие в обращении? - поинтересовалась она у амазонок. - Мне нужно пять женщин для инициации второго зелёного листика и одна для инициации второго оранжевого. Если удастся такого результата добиться, то я гарантирую Диме розовый лист.
  
   - И с чего это мы должны тебе помогать? - возмутилась Наташа.
  
   - А вам запретных удовольствий не хочется? - удивлённо поинтересовалась куратор. - Если откажетесь, то ничего. Я и без вас пятерых найду. Ленара наверняка согласится. Есть у нас и магесса с тремя ассистентками, и парочка программисток. Только клич кинуть - сбегутся все как угорелые.
  
   - Я помогу, - заявила Лика.
  
   - Мы все поможем, - сказала Ринка за остальных и потом добавила, видимо, для кого-то особо упрямого: - Поможем, я сказала!
  
   - Замечательно! - обрадовалась куратор. - Скажи, Ринка, ты ведь умеешь делать "дырокол"?
  
   - Ну да, - подтвердила лидер амазонок. - А Дима-то согласится на такой экстрим?
  
   - Ну, ему придётся, если он хочет быть моим, - сказала Мариша, глядя на меня с сочувственной улыбкой.
  
   - Дырокол - это ведь то пробивное вливание, которое Рада сделала Максиму? - уточнил я.
  
   - Всё верно.
  
   - Я... согласен, - произнёс я с заминкой.
  
   - Отлично. Если сегодняшним вечером, Дим, у тебя будут два зелёных листика и два оранжевых, то первый этап моих требований ты пройдёшь. Значит, ты останешься на Земле работать в нашем представительстве, а я берусь курировать тебя до розовых листочков. Работа твоя должна тебе очень понравиться. Придётся, правда, ездить в командировки по другим нашим ячейкам. Далеко не во всех наших домах есть парии, и женщины, прибывающие с Форсу, нуждаются в помощи в первые дни. А ещё в качестве бонусов ты получишь абсолютное здоровье, возможность есть всякую фигню и не травиться, долголетие, парии почти не стареют, и незаурядные сексуальные способности.
  
   - А если он не потянет четыре цвета? - спросила Лика напряжённым голосом. - Что тогда?
  
   - Хочешь трёхцветного пария за полцены? - поинтересовалась Мариша.
  
   - До-о-орого, мне денег не хватит, - прохныкала амазонка.
  
   - Так возьми кого-нибудь в долю.
  
   - Я тоже готова вложиться, - тут же сказала Ринка, и я услышал жадность в её голосе.
  
   - Помогите мне его курировать, - предложила магесса, - и можете обе рассчитывать на пятидесятипроцентную скидку.
  
   - Я согласна! - воскликнула Лика и радостно запела - Ура! Ура! У меня будет розоволистный Димочка! Ха-ха! Как здорово!
  
   - Но ещё не факт, что будет у тебя, - хмыкнула магесса. - Я и сама на него претендую, не забывай.
  
   - А когда это выяснится? - уточнила Лика.
  
   - Да, сколько нам на тебя вкалывать? - поддержала Ринка подругу.
  
   - Если через два месяца Димочкин получает розовый листик, то наш с ним контракт продолжится, как и ваш со мной; если нет, то вы сможете его выкупить, как только я сделаю его трёхцветным.
  
   - И сколько нам ждать до следующего этапа? Когда выяснится дальнейшая судьба мужчины?
  
   - Там уже около года, девчонки. И с начала этого периода я хочу нашего мальчика поощрить. Если за два месяца, Дим, ты разовьёшься до розового листочка, то здесь, на Земле, мы можем даже пожениться. В ваших загсах никто не смотрит на метки париев, и разноцветные листики на шее примут за легкомысленные татуировки.
  
   Это представительство для посторонних людей будет считаться моим домом, и после свадьбы все посчитают, что ты выгодно женился на симпатичной хозяйке дома, у которой комнату снимал. В свадебное путешествие мы поедем с тобой на Форсу. Я магесса и тоже дворянка. Мужем моим ты там считаться не будешь, но разве это так важно, когда рядом женщина, которая обожает и вожделеет тебя. В Валенсии есть морские пляжи, где можно отдохнуть как на курорте, и разные достопримечательности, которые мы с тобой обязательно посетим. Ну и, конечно, самые разнообразные сексуальные приключения, связанные с запретными удовольствиями, будут к твоим услугам. Хочешь поработать в общественном заведении для удовлетворения женщин? Я могу тебе это устроить. Поставить на любую роль, от самой дешёвой работы, в которой тебе придётся ублажать по сорок-пятьдесят женщин в день, до суперэлитной в качестве сексуальной игрушки на ночь в небольшой компании аристократок. Ну как, впечатляет, а?
  
   Я сглотнул слюну и сказал:
  
   - Это похоже на сказку.
  
   - А ещё мы с тобой посетим моё имение и можем там некоторое время пожить, так что ты в полной мере почувствуешь себя аристократом. И вы, девчонки, можете ко мне присоединиться, вплоть до времени, когда захотите взять декрет. А можете рожать прямо у меня в имении, и бесплатную помощь опытной магессы я вам гарантирую. Но если захотите рожать у себя дома, то я вас отпущу без проблем и с сохранением наших договорённостей.
  
   - Допустим, так. А сколько времени ты планируешь его до четырёхцветного пария прокачивать?
  
   - Максимум пять лет.
  
   - И всё это время нам на тебя работать? Ты жалование нам платить будешь или планируешь парием с нами расплачиваться?
  
   - И то, и другое, - улыбнулась Мариша, - Если сработаемся, то после рождения детей предлагаю вам стать моими младшими компаньёнами. Для начала 25% от прибыли каждой из вас двоих, а потом посмотрим. И уверяю, подруги, сумма будет гораздо большей, чем вы охранницами зарабатываете. А когда Димчик получит голубой листик и станет моим, вы, как компаньоны, сможете пользоваться им бесплатно наравне со мной. Ну как вам такое предложение?
  
   - Голубой лист! - простонала Лика. - Это круть! Круть!
  
   - Согласна, - сказала Ринка, и голос её прям урчал от вожделения.
  
   - Хе-хе! Ну вот и договорились. Как здорово всё получается. А как остальные девчонки, вы не в обиде? Может, кто-нибудь присоединиться хочет? Чем больше людей в деле, тем выше доход. И хоть процентная ставка от прибыли на каждую из вас уменьшится, сумма выплат останется той же, а может и больше даже. Я буду брать себе уже не 50%, а меньше, так чтобы и у меня, и у вас доход возрастал.
  
   - Я подумаю, - сказала Селина, а остальные амазонки промолчали.
  
   - А теперь ты, Димочка, - обратилась ко мне куратор. - Скажи нам своё решение? Мы тут всё без тебя спланировали, но последнее слово за тобой. Чьё предложение ты принимаешь, моё или амазонок. Хочешь элитным парием стать или высокорейтинговым мужем аристократок?
  
   - Я... я... я сейчас не...много слюнки п... подотру, - сказал я, заикаясь от сильного волнения, - и сразу о... отвечу, ладно?
  
   - Ну конечно, милый, - весело улыбнулась Мариша.
  

Глава 9. Обращение

К содержанию

   Я сидел голый в центре комнаты, в японской позе, коленками на кожаной подушечке, чтобы было помягче. А вокруг меня кругами ходила Мариша, то удаляясь, то приближаясь. То плечо заденет бедром, то шею пальцами, ну прям как акула, наворачивающая круги вокруг жертвы и постепенно распаляющая себя. Её обнажённое подтянутое спортивное тело просто завораживало меня своей хищной пластикой, и всё в душе моей трепетало в ожидании момента, когда в меня вцепятся мёртвой хваткой и возьмут.
  
   Чуть в отдалении полукругом располагались шесть амазонок и, плотоядно сверкая глазами, наблюдали за разворачивающимся спектаклем. Все они тоже были обнажены. Гата и Рена с комфортом устроились на диване, подогнув под себя ноги. Лена и Селина заняли компьютерные кресла, Ринка сидела на стуле верхом, лицом к его спинке, опираясь на неё руками. Лика стояла справа от меня и всё записывала на камеру, изображение с которой выводилось на плазму для всеобщего обозрения.
  
   Наташа не пришла. Как только я озвучил своё решение, она заявила, что не желает принимать участия в этом сумасшествии и своими глазами наблюдать, как симпатичный ей мужчина, оказавшийся конченым идиотом, губит свою жизнь на корню.
  
   Потом были подготовка и инструктаж, во время которых Мариша сидела с правого бока на второй подушечке и, обвив меня своими длиннющими ногами за корпус, а руками - за шею, прижимала к себе, погрузив моё предплечье между тёплых и мягоньких грудок. Куратор почти касалась моего уха губами, ворковала и мурлыкала, приятно его щекоча, заставляя парить где-то в небесах от её волшебного голоса, но при этом доносила до меня вполне конкретную и развёрнутую информацию.
  
   - Первый листик - самый важный, - говорила она. - И для зелёного, и для оранжевого удовольствия первый лист - корневой. В общем от того, насколько сильным он получится, зависит рост всей ветви. Если хочешь стать моим, нужно, чтобы веточки твои достигли высокого уровня. А для этого мы с тобой должны очень постараться в самом начале. Какой цвет ты хотел бы видеть главным: зелёный или оранжевый?
  
   - Зелёный, - ответил я без колебаний.
  
   - Тогда с него и начнём. Чтобы корень зелёной веточки получился мощным, я должна влить в тебя много энергии блаженства. Для этого достаточно было бы подождать обычной хотелки и хорошенечко повариться в ней до состояния "полного немогу". Но здесь, у вас на Земле, такого уровня возбуждения любая из моих соплеменниц может добиться лишь в первую неделю пребывания, и я уже к их числу не отношусь. Однако я знаю, как раскочегарить своё либидо, так чтобы мой организм произвёл максимальную порцию энергии. И я это сделаю.
  
   От тебя же требуется мне не мешать. Ты можешь глазеть на меня, восхищённо любоваться, но чур не трогать и вообще минимум инициативы проявлять. Только лишь моё непосредственное прикосновение киской к твоим губам даёт тебе право её облизать, а если я войду тебе в рот клитором, то ты можешь очень ласково и нежно пососать его. И вообще, никаких сильных воздействий, всё очень бархатно. Я легко могу кончить, когда перевозбуждена, и должна сама это сделать, когда посчитаю нужным, когда почувствую, что дошла до своего предела. А если ты своими действиями доведёшь меня до оргазма раньше времени, то для формирования сильного зелёного корня дозы тебе может и не хватить.
  
   Теперь второй момент, твоя собственная задача состоит в том, чтобы принять и усвоить эту энергию с минимумом потерь. Вот где ты должен как следует постараться. А для этого тебе нужно мне отдаться, полностью, беззаветно, с восторгом. Не надо строить из себя мастера орального секса. Возможно, ты и мастер, но эти знания тебе не помогут. Выбрось из головы все методы ласк и приёмы ублажения. Забудь о них, плыви по течению моего удовольствия, слушай, что будет говорить тебе моё тело, следуй своей интуиции и отдавайся, отдавайся мне, отдавайся! Будь восторженным поклонником моего удовольствия, его ценителем и гурманом. Тебе понятна твоя роль, солнце?
  
   - Да, - вздохнул я мечтательно. Мариша иными словами повторила мои собственные мысли о куннилингусе, которые я в отзыве на сайте написал.
  
   - Хорошо, - проворковала она и стала покрывать мою щеку и ухо множеством нежных поцелуев.
  
   - А как мне под дождиком себя вести? - спросил я немного напряжённо. В своей способности проглотить женское золото я был как-то не сильно уверен.
  
   "Как бы не напортачить мне с этим делом", - подумал я.
  
   - Об этом не беспокойся. Просто постарайся полностью расслабиться и как бы заснуть. Доверь мне это дело. Оранжевый корень отличается от зелёного. Его сила мало зависит от твоего удовольствия и восторга. Энергией блаженства будет насыщен мой сок, и чем большее его количество ты проглотишь, тем сильнее первый листик получится. Я постараюсь дать тебе максимум, который ты сможешь в себе удержать. А кто-нибудь из девочек поможет тебе специальным массажем справиться с рвотным рефлексом. Вот и всё. От тебя опять же почти ничего не потребуется. Только пассивность и доверие.
  
   - Хорошо, - кивнул я и улыбнулся.
  
   - Ну и, наконец, третий момент. Первые листики исключительные. Благодаря своей коренной природе, они позволяют почти без паузы отрастить веточку до второго листа. Причём она будет развиваться гораздо более эффективно, пока корешок ещё возбуждён. То есть в первые полчаса после образования. Но не раньше, чем через десять минут.
  
   С третьим листом так же не получится. Должно пройти не менее восьми или даже десяти часов, пока веточки укоренятся и стабилизируются в организме пария, прежде чем рост их продолжится. Это не значит, что после образования второго листика ты не можешь никому сделать куни, даже наоборот. Парочка зелёных оргазмов сверху (но вряд ли больше) немного укрепят второй лист и сделают его сильнее. Только в зачёт к третьему листику они ещё не пойдут. Поэтому я и пригласила к нам в помощь только шесть амазонок. Больше женщин тебе не понадобится. Если они не помогут сформировать второй зелёный лист, то перспектива развития этой твоей веточки будет для моих целей слабоватой. И в дальнейшем о тебе уже Лика позаботится. Так что постарайся, дорогой, заработать сегодня два зелёных и два оранжевых листа, тебе это должно быть по силам. Ну и заодно удовлетворишь всех присутствующих здесь женщин. Договорились? Сделаешь это для меня?
  
   - Да, Мариша, - подтвердил я, чувствуя приятные волнение и предвкушение. И могу биться об заклад, что моська моя в тот момент была в высшей степени счастливой. Лика тогда ещё не подключила свою камеру к "плазме", поэтому я не мог видеть себя со стороны, но она очень долго с удовольствием снимала моё лицо, и, видимо, неспроста.
  
   - А теперь официальная часть твоего обращения. Ты должен словесно подтвердить своё желание стать парием, и мы запишем его на видео для представления в регистрационную палату. Так чтобы ни у кого не возникло сомнений, что сделано обращение было по твоей воле и добровольному согласию. Готов ли ты подтвердить, что согласен отдать мне свою свободу?
  
   - Да.
  
   - Умничка! А сейчас мы с тобой произнесём стандартную формулу присяги. У неё есть обязательная короткая часть, состоящая из моих вопросов и твоих ответов. Но сверх неё женщина может формулировать и свои собственные дополнительные вопросы. Обычно это делается для усиления убедительности. На меня же данная церемония окажет ещё и возбуждающее воздействие, поэтому я могу её затянуть. А всё, что от тебя требуется, - это отвечать неизменное "да" на все вопросы. Даже одно "нет" всё отменит. Ну и эмоции свои можешь не сдерживать. Ты волен проявить любые позитивные чувства, если они возникнут.
  
   Теперь ещё один важный момент. В завершении присяги твой рот и моя киска соприкоснутся. Но ты обязан сохранять полную неподвижность до окончания церемонии, поэтому никаких ласк. Прояви смирение и пассивность. Просто наслаждайся осязательными ощущениями без какой бы то ни было инициативы. Это понятно?
  
   - Да.
  
   - И лишь когда я прерву наш милый поцелуйчик и помечу своим соком твоё лицо, можешь считать церемонию законченной. Тогда у тебя появится право действовать чуть поактивнее, но не перебарщивай с этим. Ещё раз напоминаю, что инициатива по большей части будет исходить от меня, твоя же задача - мне нежно подыгрывать. Всё понятно тебе?
  
   - А... ага.
  
   - Тогда поехали! Лика, снимаешь?
  
   - Уже давно.
  
   - Отлично!
  
   Мариша расцепила свои объятия, поднялась на ноги и отбросила в сторону подушечку, на которой сидела. Потом она встала надо мной и, глядя сверху, начала торжественно и нараспев произносить свою речь. Эта церемония чем-то напомнила мне акт бракосочетания, в котором я в одностороннем порядке давал односложные ответы и соглашался на разные вещи, подтверждая, что понимаю последствия и что готов участь свою принять. Я подтвердил, что хочу ласкать женщину ртом и принимать в себя силу её блаженства, что готов пить её золотой сок и облегчать нужду её тела. Согласился, что мечтаю дарить ей радость и наслаждение, отдавая всего себя целиком, свою свободу, своё тело, свои чувства и душу.
  
   Я отвечал снова и снова на эти вопросы в разных их формах. Судя по всему, обязательная часть клятвы уже закончилась, но Мариша продолжала свою речь, поедая меня глазами, и с каждым моим да распалялась всё больше и больше. Её вопросы наполнялись самыми интимными подробностями того, что она собиралась со мной делать. Она спрашивала о том, согласен ли я принять в самое горло полную мощь её струи и пропускать её в желудок беспрепятственно? Согласен ли долго и трепетно ласкать её писечку? Хочу ли служить её вагине, молиться на неё как на персональное божество, считать за райское счастье погрузить губы и язык в бархатную нежность её божественных лепестков. Мечтаю ли отдаваться потоку её оргазма всем своим сердцем и душой. Хочу ли принадлежать ей целиком до последней своей клеточки. Она спрашивала - я отвечал, она зажигалась страстью и зажигала меня самого. Последние "да" я говорил уже со стоном, настолько сильно мне хотелось испытать всё то, что мне было обещано и согласие с чем требовалось подтвердить.
  
   - Я принимаю твою клятву, - благосклонно сообщила Мариша. Её голос звучал мягко и уравновешенно, но вот глаза уже просто светились плотоядным огнём.
  
   И в этот момент на телевизоре, который включился в процессе церемонии и воспроизводил изображение, поступающее с камеры, вдруг картинка сменилась огромной надписью во весь экран:
  
   "Только не вздумай вцепиться мне киску, как голодный пёс в кусок стейка! Смирение! Смирение! Покорность! Неподвижность!"
  
   И это было очень своевременное предупреждение, потому что, распалившись от слов желанной женщины, я напрочь позабыл о её наставлениях.
  
   "Неподвижность, покорность", - повторил я мысленно и улыбнулся, наполняясь умиротворением.
  
   А Мариша, алчно посверкивая глазами, сделала ко мне шаг, нависая сверху, и, запрокинув моё лицо за волосы, накрыла мне рот своей пушистой писюлей. Я почувствовал бархатную нежность, обволакивающую мои губы, и едва не застонал от желания попробовать на вкус эту прелесть. Кажется, я всё-таки тихонечко промычал носом, и эти звуки послужили усладой женщине. На лице её отразилось удовольствие, а вагина стала волнительно растягиваться и сжиматься, истекая слюнками и увлажняя ими мои губы. А потом я увидел перед самыми своими глазами плавно разрастающийся клитор и снова не смог сдержать стон.
  
   - М-м-мф-ф-ф, - возбуждённо выдохнула Мариша, влагалище её плотно сжалось, и по подбородку моему потёк густой и горячий сок. - Открой рот, - потребовала она, слегка отстраняясь. Я послушался, а в следующий момент с сочным "чвирком" на язык мне прилетела порция кисленькой смазки. - Глотай, - был следующий приказ. И последовал он как нельзя вовремя, практически совпав с моим самопроизвольным действием.
  
   "Боже, какая она вкусная", - подумал я с удовольствием, а в следующую секунду надпись на экране телевизора сменилась на другую:
  
   "Вот и умничка. Ты справился. Теперь твоё согласие на обращение в пария, на зелёную и оранжевую ветвь официально зафиксировано".
  
   И вот Мариша снова приближается ко мне, легонько касается своей пушистой киской моего рта, поглаживает его мягкими волосиками.
  
   "Интересно, уже можно? - подумал я. - Я могу её поцеловать?"
  
   Робкий взгляд снизу вверх и томная улыбка в ответ, еле заметный кивок:
  
   "Да, можно", - ответили мне её глаза.
  
   И я, приоткрыв рот, нежно провёл кончиком своего языка между набухшими дольками по мокрым бархатным лепесткам, проскользил до клитора и погладил его снизу, словно кошечке шейку почесал. И торчащий вперёд штырёчек сразу стал расти, удлиняясь и набухая прямо на моих глазах, наливаясь крепостью и упругостью изнутри. Зрелище это было поистине волнующим и красивым, и я продолжал поглаживать клитор снизу, двигаясь от самого его основания до головки и обратно, всячески поощряя его рост ласками и заворожённо созерцая, как он увеличивается.
  
   Мариша слегка отстранилась и изменила наклон киски, подставляя верхнюю часть своей непрерывно растущей конфетки для моих нежных ласк. И вот мой язык уже скользит по спинке у маленькой кошечки, щекочет ей макушку, гладит по головке, а та напрягается и сладко потягивается вверх, подставляясь под приятные ласки.
  
   Ох! Не могу больше! Захватываю клитор губами и начинаю нежно посасывать его уже довольно крупненькое тело. Мариша мурлыкнула и через пару секунд отстранилась, а я увидел, как клитор её продолжает свой рост у самых моих глаз, вытягиваясь в длину и пульсируя. Боже! Какая это была красота!
  
   А леди тем временем перебирала пальчиками мои волосы на голове, удерживая меня ладонями на расстоянии, не позволяя приблизиться. Потом неожиданно сама подалась бёдрами вперёд и внедрилась клитором мне в рот, однако сразу же отстранилась, не позволяя себя пососать. Снова проникла и снова вышла. А в третий раз я уже сам сообразил, что от меня требуется, и сложил губы и язык в узенькую пещерку для дорогого гостя. И вот он входит в неё основательно и глубоко, занимая своё хозяйское место, выходит наружу полностью, сохраняя лишь контакт головки с моими губами, и входит вновь.
  
   - М-м-м, - томно промычала Мариша, продолжая свои размеренные проникновения, а я стал легонько посасывать частого гостя, стараясь со своей стороны всячески поблагодарить его и умаслить, чтобы он подольше оставался завсегдатаем. - М-м-м! - застонала женщина громче, и, прервав своё плавное скольжение, выдернула у меня изо рта уже поистине гигантский шестисантиметровый клитор, и зависла им над моим лицом. И боже! Как же он напряжённо вздрагивал и пульсировал, поднимая своё гибкое тельце вверх! Как соблазнительно дразнил меня этим восхитительным танцем! Как звал лизнуть его и поцеловать!
  
   Потом Мариша резко отстранилась совсем и стала ходить вокруг меня, выписывая хищные круги. С этого момента, собственно, и началось повествование данного эпизода. Прошло уже около минуты с момента, как я пушистую кисульку целовал, а леди всё не останавливала свой бег. Но вот она приблизилась сзади, грубовато наклонила мне голову вперёд, я услышал такой знакомый мне уже "чвирк" и тут же ощутил затылком горящую струйку сиропа, которая вязко потекла вниз. А потом к моей шее прижалось сзади что-то тонкое и упругое и стало скользить по ложбиночке позвоночника, инспектируя его позвонки и втирая в кожу густой целебный крем.
  
   - М-м-м, - снова заурчала Мариша, прижимаясь сильнее, и я ощутил своим затылком горячий жадный зев, который неожиданно распахнулся и стал меня обсасывать, даря невероятно приятные массажные ощущения. При этом длинное упругое тело продолжало тереться в облюбованной канавке, зарываясь головкой в ямочку у самого начала моей головы.
  
   Но вот с сочным чмоком сладострастная хищница отстранилась и вновь начала круги вокруг меня описывать. Ещё через полминутки она зашла сбоку, сжала моё плечо бёдрами, и я ощутил ухом бархатные женские лепестки, которые очаровательной нежностью обволакивали его. Толчок горячей жидкости залил ушную раковину целиком, и нежные скользящие движения продолжались ещё какое-то время, пока мочку мою не стало затягивать в горячую и очень мокрую пещерку. Потом её легонько дёрнули, раздался сочный "чмок", и кружение хищницы вокруг меня возобновилось.
  
   Ещё секунд через двадцать всё то же самое повторилось со вторым ухом, ну разве что смазки было раза в полтора больше и, начав затягивать мочку, Мариша не сразу остановилась, поглотив и часть нижнего края раковины, скручивая её рулончиком. Она сжала её и приятно так пососала, прежде чем, чмокнув, выпустила на волю.
  
   "Господи! Что она со мной творит?! - мысленно простонал я. - Так ведь не долго и с ума сойти от желания!"
  
   Но вот хищница замерла передо мной, поедая глазами и учащённо дыша. Она нарочито медленно приблизилась ко мне и встала, широко расставив ноги, демонстрируя своё сильное возбуждение. Пушистые дольки её набухли и основательно так приоткрылись, показывая сочную розовую сердцевинку. Здоровенный клитор стоял торчком, направив на меня свою головку, и ритмично вздрагивал, подаваясь вверх и вперёд. Влагалище распахивало и смыкало свой зев, выпуская густые слюнки, стекающие по внутренним сторонам бёдер.
  
   "А-а-а! Круть! Какая круть! - сгорал я от желания. - Я сейчас умру! Умру!"
  
   И вот он - резкий порывистый шаг ко мне, крепкий захват за волосы и сочное соприкосновение. Губы мои окунулись в бархатный мокрый омут, наполненный парным сиропом, а в рот рывком внедрилась горячая и упругая плоть, истекающая густым кисловатым лакомством.
  
   "Мягко! - напомнил я себе, - нежно!" - и стал ласково посасывать оккупировавшего мне рот гостя. Хищница рыкнула, сделала несколько грубых фрикций и, с силой навалившись сверху, стала жадно причмокивать вагиной, выталкивая мне в рот свой кисленький нектар. Она судорожно сжимала бёдрами мои щёки и непрерывно текла, наполняя меня своими соками, томно взрыкивая каждый раз, как я их глотал.
  
   - А-а-а-х! - вскрикнула Мариша и замерла, задрожав всем телом, вибрируя мышцами, и я тоже замер, каким-то шестым чувством понимая, что должен сейчас просто затаиться, как мышка, и ждать, предоставив магессе полную инициативу.
  
   Но вот она выдохнула, расслабилась и, запрокинув мне голову ещё сильнее, стала плавно скользить вперёд-назад, словно что-то нащупывала. Я осторожно коснулся языком бархатной и мокрой сердцевинки и тут же ощутил, как приглашающе распахивается влагалище, подманивая меня новой порцией своего нектара. Я будто зов услышал - настолько сильно потянуло меня туда - и не стал сопротивляться ему, проникая в сочащуюся соком пещерку. А она быстро сжалась, заливая мне смазкой рот, и плотно стиснула язык, сдавливая его сверху и снизу.
  
   В следующую секунду я ощутил, как женская ипостась неумолимо и мощно всосала меня в глубину, затягивая всё дальше и дальше. Мой язык натянулся до слегка болезненного состояния, а потом сосущее воздействие ощутила на себе и вся нижняя часть моего лица, включая нижнюю губу и подбородок.
  
   "Боже! Какая она сильная там!" - с восхищением и восторгом подумал я.
  
   Вагина тем временем совершила новый всасывающий рывок, такой вязкий и тягучий. Она уже не могла заглотить меня сильней, в силу больших размеров моего лица, и тем не менее у меня возникло странное ощущение, будто я погрузился в неё ещё глубже и если не физически, то как-то чувственно что ли. Перед глазами замелькали зелёные искорки, которые принесли мне слово... нет, ощущение... нет, не понимаю что. Какое-то внешнее чувство, идущее словно со стороны, которое означало одно короткое и яркое, окрашенное зелёным цветом слово: "Власть!" Пришедшее именно так, с большой буквы и с восклицательным знаком, оно и не было написано символами, но воспринималось именно в такой форме. А ещё оно словно самой вагиной было произнесено.
  
   Следующее тягучее всасывание - и у меня возникло стойкое ощущение, что голова моя одним неумолимым плавным глотком проглочена целиком.
  
   "Плен!" - пришло вместе с этим чувством новое слово.
  
   Нет, я видел, что не проглочен. Перед глазами моими покачивался пушистый лобок, а над ним пританцовывал женский живот, волнительно вздрагивающий и напрягающийся кубиками пресса. Во рту же гигантский клитор дрожал и пульсировал, прижимаясь к моему нёбу, и словно бы высекал яркие зелёные всполохи своей головкой.
  
   И тем не менее где-то вторым планом я чувствую плотный захват, сковавший мою голову необычной зелёной плотью, которая хищно вибрировала зелёными стенками, сочилась зелёным соком и аппетитно причмокивала, пробуя меня на вкус. Она ощутимо сжимала плотным колечком мою шею, то охватывая плотнее, то расслабляясь, и выпускала при этом зелёные слюнки, бегущие по моей груди и спине.
  
   - Га-а-ар-р-р! - вскрикнула Мариша, совершая очередное всасывание, и одновременно с этим зелёная плоть выпустила сотни толстых и мокрых щупалец, стремительно вытянувшихся в длину и опутавших меня от шеи до пояса, плотно сжавших со всех сторон и окунувших в потоки зелёного сока.
  
   "Поглощение!" - увидел, или услышал, или как-то по-другому ощутил я третье слово.
  
   Эти чувства были какими-то иррациональными. Переживая их, я одновременно с этим видел выгибающуюся и вздрагивающую от блаженства Маришу. Это был ещё не оргазм, но близкое к нему состояние, острое и сладкое, наполненное волнительным хищным предвкушением настоящего шторма наслаждения.
  
   - М-м-м! - простонала магесса, балансируя на самом краю. Я прям физически это чувствовал. И она продолжала всасывать меня рывками, с каждым из которых я погружался всё больше и больше в зелёную плоть.
  
   "Поглощение! Поглощение! Поглощение!" - алчно повторяла та и затягивала меня в себя всё глубже и глубже. Причмокивая и рассасывая, она добралась щупальцами до самых моих ног, опутала их, подобрала и заключила в непроницаемый плотный кокон.
  
   - А-а-аха-а-ах! - стонала Мариша, тело которой охватывала стремительно набирающая амплитуду вибрация. - А-А-АХ!!! - вскрикнула она ещё громче.
  
   "ПОГЛОЩЕНИЕ!!!" - вторила ей зелёная плоть и, широко распахнув свой хищный зев, помогая себе щупальцами, заглотила меня целиком.
  
   "Сумасшествие какое-то!" - с изумлением подумал я, чуть ли не физически ощущая, как погружаюсь в настоящую ванну зелёного сока и оказываюсь плотно сжатым со всех сторон зелёными стенками. И вновь моё лицо попало в плен, пойманное какой-то большой жадной присоской, которая попутно внедрилась мне в рот и основательно заполнила его зелёной плотью, практически полностью повторяя захват, ощущаемый мной в реале.
  
   "Растворение!" - услышал я торжествующую мысль хищницы, и буквально через мгновение:
  
   - ГА-А-А-АР-Р-РХ-Х-Х!!! - завопила Мариша во всё горло, резко напрягаясь, стискивая меня ногами и взрываясь от потрясающего по силе оргазма. И вместе с этим сладостным восхитительным долгим криком в меня полилась река зелёной субстанции. Она врывалась мне в рот, беспрепятственно проникала в горло и распространялась по всему телу, словно токи слегка болезненного, покалывающего, но одновременно очень приятного электричества.
  
   "Не сопротивляться! Отдаться! Отдаться!" - думал я восторженно, чувствуя, как зелёный сок словно бы протапливает и растворяет мою плоть изнутри, как горячая вода, заливающая ледяную фигуру. И одновременно с этим ритмично сокращалась и причмокивала вокруг меня зелёная плоть, рассасывая меня снаружи.
  
   "Растворение! Растворение! Растворение! - повторяла она с довольным урчанием. - Мой! Мой! Мой!"
  
   И я действительно таял в ней, растворялся, и это было невероятно приятно, чувствовать, как я теряю очертания, превращаясь в однородный густой питательный сироп.
  
   - Ва-а-ау! Какой яркий листик! - услышал я у самого своего уха голос Лики. И это было очень странно, потому что я больше не чувствовал никакого уха, не чувствовал тела, меня не было совсем. Я всасывался зелёной хищницей, и это было невероятно приятно.
  
   - Боже! Да он светится прям как лампочка! - продолжала восторгаться амазонка. - Ва-а-а! Разгорается ещё сильнее!
  
   - Тише, дура! Не мешай! - прошипела рядом с ней Ринка. - Не видишь, она ещё не закончила!
  
   - Упс! - всхлипнула Лика и замолчала. Я не видел её лица, не видел больше ничего, кроме безбрежного ярко-зелёного и сверкающего, как жидкая драгоценность моря, но у меня возникло чёткое ощущение, что девушка заткнула себе ладонью рот.
  
   "О чём это они? - подумал я умиротворённо. - Чего там у них светится?"
  
   Но в этих моих мыслях не было ни капельки любопытства. Мне было абсолютно всё равно. Я растворился, растёкся в нирване, смешался с зелёным пространством, полностью поглотился им и чувствовал себя как в раю.
  
   - М-м-ма-а-ах! - простонала Мариша, и бескрайнее зелёное пространство вдруг разорвала оранжевая молния. Она обожгла мне рот тугой водной струёй и наполнила его солоновато-горьким вкусом.
  
   "Какой рот? Откуда?! - подумал я с удивлением. - Нет у меня никакого рта".
  
   Но странная жидкость, которая сиянием своим напоминала высокотемпературную лаву, раскалённую до оранжевого свечения, продолжала мощным напором вливаться в меня, почти беспрепятственно перетекая изо рта в пищевод, а по нему - в желудок, и возвращала мне ощущение моего тела. Несмотря на свой цвет и свечение, она меня не обжигала... Ну, почти. Немного она всё же жглась, но это было даже приятно. Вот только вкус её был отвратным.
  
   "Зачем? Не хочу, - думал я лениво и немного капризно. - Почему так невкусно и горько? В раю просто не может так невкусно быть".
  
   Но жидкость продолжала неумолимо течь и в какой-то момент вынесла меня из безбрежного зелёного океана. Я ощутил судорожно вцепившиеся мне в волосы пальцы, натянувшие их до боли. Почувствовал глубокий захват вагиной моего рта, свой язык, основательно затянутый во влагалище, которое очень глубоко его засосало. А ещё ощутил характерную для потока жидкости вибрацию, приходящую откуда-то из глубины. И в следующее мгновение я вдруг осознал себя сидящим на коленках на мягкой кожаной подушке, увидел стоящую надо мной Маришу, прижавшую меня к своей промежности и мощным напором писевшую мне прямо в рот. Она буквально дрожала от страсти, выгибалась от вожделения и, запрокинув лицо вверх, тянула свой долгий, властный и наполненный удовлетворением звук:
  
   - А-а-а-а-а-а!
  
   И вслед за этим во мне стали подниматься ощущения дискомфорта, словно вскипающее в кастрюле молоко.
  
   "Нет-нет-нет! - мысленно уговаривал я себя. - Расслабиться! Отдаться! Подчиниться! Восторгаться! Боже! Я принимаю золотой дождь! И он льётся прямо мне в горло! Это так круто!"
  
   И как ни странно, эти мысли помогали, они словно дули на вспенивающееся молоко и замедляли его подъём.
  
   - А-А-А-А-А!!! - восторженно заголосила Мариша, и струя её ещё больше усилилась. "Молоко" слегка снизило свой уровень в "кастрюле", побурлило немного, а потом резко устремилось вверх.
  
   Но в этот момент струя мочи резко оборвалась, и горло моё стали разминать умелые сильные пальцы, которые массажем своим эффективно гасили рвотные позывы. "Молоко" стало плавно опадать, словно "кастрюльку" сняли с плиты. Вагина на моих губах последний раз сжалась и, чмокнув, выпустила из своего захвата, отпуская и язык мой, и рот, извлекая из него уже заметно уменьшившийся клитор. Теперь тот был около трёх сантиметров в длину, но всё равно выглядел весьма аппетитно.
  
   А потом я увидел перед собой радостное лицо Мариши и её горящие восторгом глаза. Она присела передо мной на корточки и накрыла мой основательно смазанный женскими соками рот ладонью, плотно запечатывая его, но в этом больше не было необходимости. Сидящая рядом с ней Ринка мягко поглаживала мне шею, заканчивая свой массаж, и одобрительно мне улыбалась. А где-то с правого бока возбуждённо сопела Лика, направляя объектив камеры мне на шею.
  
   Чувствуя, как в желудке моём начинает полыхать огонь, я судорожно глотнул ртом воздух и случайно зацепил взглядом телевизор. Изображение на нём тут же поймало моё внимание и притянуло. Я увидел своё горло, транслируемое крупным планом, поглаживающие его пальцы и ярко сияющий зелёный лист, рядом с которым прямо на глазах разгоралось оранжевое пятнышко. Оно стремительно прибавляло в сиянии и трансформировало размытые края, уплотняясь до чётких контуров нового листа. А потом меня буквально захлестнуло оранжевым морем, вырвавшимся из моего желудка, разлившимся во все стороны и растворившем меня в себе, как до этого меня растворяло зелёное море.
  
   "Ка-а-айф! Блаженство! - томно думал я, в очередной раз погружаясь в сладостную нирвану. - Бо-о-оже! Как кла-а-ассно! Я в раю! Опять в раю!"
  
   - Сколько ты умудрилась влить в него? - послышался удивлённый голос Ринки.
  
   - Не знаю, - хихикнул в ответ счастливый голос Мариши, - но не меньше полулитра, точно! Писела, писела, а он всё глотает и глотает! Это было так здорово! Да я чуть не рехнулась от восторга. Но, к счастью, не проморгала крайний момент. Я вовремя прервалась, да?
  
   - С хорошим таким запасом, - одобрительно сказала Ринка. - Мне не составило большого труда его рвотный рефлекс подавить.
  
   - Ва-а-а! Кла-а-ассно! Вы только посмотрите, какие они классненькие! - восхищённо пропела Лика. - Я уже вся теку от предвкушения! Мы ведь прямо сейчас продолжим, да?
  
   - Сейчас он срелаксирует немного, и продолжим, - ответила ей Мариша. - Димочка, солнце моё, как ты себя чувствуешь? Ты можешь открыть глаза? - спросила она, убирая ладонь с моих губ.
  
   - Оранжевый океан, - прошептал я, - хорошо... Апельсиновый сок вокруг и во мне. Такой вкусный.
  
   - Листик ещё укореняется, - констатировала магесса и потрепала меня по волосам. Это было странное ощущение. Меня словно бы не было, я не чувствовал своего тела и одновременно с этим вдруг ощутил её руку на своей голове и свои волосы под ней.
  
   - Ещё немного, минутка или две, и он очухается.
  
   - Не хочу, - прошептал я и услышал весёлый смех трёх женщин.
  
   - Первый раз вижу такое глубокое погружение, - с удивлением отметила Ринка.
  
   - Ну, значит, ты просто не видела ещё, как обращаются в париев первого класса, - ответила ей Мариша очень довольным голосом.
  
   Женщины оставили меня и отошли в сторону, тихо обсуждая какие-то свои вопросы, а я продолжил парить в оранжевом океане, наслаждаясь его тёплыми водами и очаровательным апельсиновым ароматом.
  

Глава 10. Знакомство

К содержанию

   Моё "парение" в оранжевых водах продолжалось недолго. Я может и хотел бы подольше там оставаться, но тёплая субстанция стала постепенно развеиваться, истончаться, а потом вдруг разом истаяла, и я остался сидеть на подушечке в центре комнаты, подогнув ноги под себя.
  
   Открыв глаза, я увидел Маришу, которая в сторонке что-то вполголоса обсуждала с Ринкой. К ним подошла Лика и передала магессе выключенную камеру. Потом она обернулась ко мне, увидела, что я открыл глаза, и приветливо махнула мне рукой. Глаза девушки просто сверкали от азарта и предвкушения. Остальные амазонки сидели на своих местах и буквально поедали меня глазами. Селина сидела, плотно скрестив ноги, и то, как она их сжимала периодически, выглядело весьма подозрительно. Рена и Гата так, вообще не скрываясь, поглаживали свои пушистые писечки, сидя на диване в расслабленных позах с широко разведёнными ногами.
  
   - Итак, девчонки, переходим к следующему этапу нашей игры, - обратилась ко всем Мариша, увидев, что я открыл глаза. - Он будет называться "знакомство". Дима по очереди обойдёт каждую из Вас и поцелует писечки, которые ему очень скоро посчастливится удовлетворить. Я ведь правильно сказала, лакомка моя? - обратилась она уже ко мне. - Для тебя ведь счастьем будет полизать столько вкусненьких женских кисок?
  
   - Да, - признался я, испытывая приятное предвкушение и, почувствовав себя под перекрёстным огнём двенадцати разгорающихся похотью глаз, скромно опустил взгляд, изучая пластины ламината на полу.
  
   - Я - четвёртая, - с жаром шепнула Лика, наклоняясь к самому моему уху. Она так стремительно преодолела расстояние около шести метров, разделявшее нас, что я даже не успел этого заметить. - Хочу быть четвёртой в очереди, - пояснила девушка. - Мариша пока не участвует, она только что кончила. И с её киской ты познакомился уже. Ринка должна быть последней. А остальные - как пожелаешь. Вперёд, можешь выбрать любую, с кого хочешь начать.
  
   - Мне просто поцеловать каждую туда, и всё? - уточнил я у амазонки.
  
   - Хи-хи, не-э-э, - возразила она. - Короткого поцелуя будет маловато. Знакомство предназначено для того, чтобы пробудить в нас хотелку. Здесь, в вашем мире, она сама не включается. Но после непродолжительного контакта с губами пария, которым ты уже стал, желание начнёт быстро возрастать. И поскольку никто из нас почти месяц не испытывал запретного удовольствия, хотелка уже минут через пятнадцать-двадцать разгорится хорошеньким таким пожаром между ног. А насчёт длительности ласк не заморачивайся. Просто лижи, и всё. Каждая из нас сама остановит тебя, когда посчитает нужным. Ну, давай!
  
   Я поднялся на ноги, ещё раз осмотрелся. Увидел, как Лена манит меня к себе пальчиком, похотливо улыбаясь, и направился к ней. Амазонка в своём кресле сидела справа от дивана, на котором разместились тёмно-русая Гата и её подружка Рена с каштановыми волосами. Эти девушки тоже не сводили с меня хищно посверкивающих глаз, но, тем не менее, не стали останавливать, когда я проходил мимо них. Правее Лены и ближе к экрану телевизора, в другом компьютерном кресле, сидела Селина, но она находилась дальше от шатенки, чем девушки на диване. Рыжеволосая и зеленоглазая Ринка по-прежнему стояла рядом с Маришей, а Лика заняла её стул, вот только не верхом на него села, а по-обычному, поставив слева от дивана и расположившись ко мне лицом.
  
   Когда я подошёл к Лене, та раздвинула свои массивные и длинные ноги пошире и, указав пальцем на пол перед собой, приказала:
  
   - На коленки, дружок, моя девочка уже заждалась твоего язычка.
  
   Зрелище мне открылось весьма соблазнительное. Гладко выбритые губки амазонки развратно приоткрылись, когда она ноги в стороны развела. От вида сочной, поблескивающей влагой сердцевинки и стоящего торчком крупненького клитора у меня невольно потекли слюнки. Так что киска притягивала меня к себе, как магнит, и ноги сами подгибались под действием этой неумолимой силы. Я опустился на колени и вплотную приблизился к священному храму женского начала, увлечённо созерцая его и вдыхая запах сексуального возбуждения. Ладони мои с вожделением погладили внутреннюю сторону бёдер, достигли промежности и коснулись мягких и пухленьких долек.
  
   "Ох, боже!" - мысленно простонал я и склонился к амазонке, окунаясь губами и языком в бархатную благодать. Лена ухнула довольным голосом и обняла меня руками за голову, слегка прижимая к себе. А ноги она по хозяйски сложила мне на спину, подвернув стопы навстречу друг другу, демонстрируя всей своей позой распахнутое навстречу ласкам сладострастие.
  
   А я просто плыл по течению, наслаждаясь терпковато-кислым вкусом женской писечки, и балдел от её нежности. Честно говоря, я вообще не соображал, что делаю, просто блаженствовал, и всё, вылизывая языком нежные складочки, жадно захватывал губами упругий клитор и с урчанием сосал его как вкуснейшую конфетку. Но очень скоро я стал чувствовать ртом странные покалывания, которые почему-то воспринимались как зелёные брызги от бенгальского огня, прилетающие откуда-то из глубины женского тела. Они были сперва редкими и штучными, а потом стали учащаться, будто источник их приближался ко мне.
  
   Прошло секунд шесть-семь, и я увидел... нет, почувствовал... в общем, не знаю как воспринял маленький зелёный уголёк, тлеющий зелёным светом. Объятия Лены хищно сжались, заключая меня в крепкий плен, и она резкими движениями бёдер стала насаживаться на мой рот. Наш с ней контакт моментально сделался очень плотным и глубоким. Я чувствовал, как раз за разом основательно погружаюсь языком в женское влагалище, начиная свой путь от кончика клитора и вновь возвращаясь к нему. Уголёк вдруг засветился ярче, словно его раздували, накалился до яркого зелёного сияния и воспламенился, окутываясь язычками зелёного пламени.
  
   - М-м-м, - простонала Лена и с явной неохотой отодвинула меня. Я прям физически ощущал, как ей приятно, как хочется продолжения, но она отчего-то решила удовольствие своё прервать. - Моя младшая сестрёнка говорит тебе: "Очень приятно!", - проворковала улыбающаяся амазонка, - и что она искренне рада знакомству с тобой. А ещё просила передать, чтобы ты ждал её в гости в самом скором времени. Она только аппетит нагуляет и придёт к тебе очень голодная.
  
   - Буду ждать, - улыбнулся я в ответ и ойкнул, ощутив жёсткий захват пальцев на своей голове. Это Рена нетерпеливо вцепилась мне в волосы и потянула к себе, заставляя ползти к ней на четвереньках.
  
   - А ну кончай болтать! - сказала она, изгибая губы в похотливой улыбке, - для твоего языка есть другая работа. Давай, лижи у меня, быстро!
  
   Ногами своими девушка обняла меня с боков, а руками резко подтолкнула к себе, вынудив оказаться лицом у самой её киски, едва не ткнувшись в неё носом.
  
   - Познакомься с моей младшей сестричкой, Дима, она сгорает уже от желания ощутить твой язычок!
  
   Киска у Рены тоже оказалась выбритой, губки - более плоскими, и клитор покороче. Хотя для обычной женщины он всё равно был крупноват. Но оказавшись у самой промежности амазонки, я погрузился в яркий запах её возбуждения, так что мысли мои стали туманиться, а голова - кружиться.
  
   "Боже! Как же она сильно пахнет и как приятно! Хочу попробовать её на вкус!"
  
   Когда мой язык коснулся очаровательного цветочка и погрузился в его кисловатый нектар, Рена рыкнула и захлестнула ногами мою шею, основательно вдавливая меня в свою промежность. В её теле полыхал уже довольно крупный зелёный костёр. И я подумал, что она может прямо сейчас кончить. Но девушка, вздрагивая от возбуждения, заполнила мой рот несколькими объёмными выплесками вагинальной смазки, а потом отпустила и даже слегка оттолкнула от себя ногами, будто опасалась, что не удержится и схватит вновь.
  
   - Теперь ко мне, - промурлыкала Гата, облизывая меня своими маслеными светло-карими глазами. Она вытянула ко мне свои длинные ноги, подцепила меня своими стопами под мышки и быстренько притянула к себе, не дав времени хоть немного очухаться после знакомства с "Реной младшей". Но девушка не стала немедленно тыкать меня ртом в свою вагину. Вместо этого потанцевала бёдрами, красуясь ей у самого моего носа. И надо сказать, что пахло от неё тоже весьма соблазнительно и сильно. - Как тебе моя кисуля? - промурлыкала амазонка. - Хочешь попробовать её на вкус? В моём цветочке много нектара скопилось для такого сладкоежки, как ты. Ну давай же, полакомись мной, не томи.
  
   "Боже!" - мысленно простонал я, поедая глазами уже третью киску, с которой столкнулся после своего обращения. Она тоже была гладко выбрита, чего, впрочем, и следовало ожидать. Похоже, что Гата и Рена не только постоянно тусили вместе, но и во всём подражали друг другу, как самые близкие подруги. Но письки у них всё равно были разные. Дольки у Гаты оказались более пухлыми и нежные лепестки основательно высовывались между ними, демонстрируя свою незаурядную длину. Они поблёскивали от смазки и так манили меня, что желание пососать их стало просто навязчивым.
  
   - М-м-м! - простонал я вслух и с жадностью припал губами к этой красоте. Мой рот тут же почувствовал характерное покалывание зелёного тока. "Уголёк" у девушки уже достаточно ярко горел, но пламени ещё не было.
  
   - Лижи! Лижи! - урчала, она покачивая бёдрами навстречу скольжениям моего языка, а потом резко стиснула, прижимая к себе ногами, и, подражая подруге, стала поить меня своим соком. Несколько хлёстких выплесков заполнили мой рот солоновато-кислым вкусом, который показался мне даже слегка газированным от покалывающего язык "электричества". После четвёртой инъекции амазонка зажглась всполохами зелёного пламени и поспешно выпустила меня из своих объятий.
  
   Оторвавшись от Гаты, я ощутил головокружение и растекающийся по телу хмель. Я даже замер в лёгкой прострации, напрочь позабыв, что мне делать дальше.
  
   "Четвёртая! - вспомнил я. - Четвёртой должна быть Лика". - Встряхнув головой, чтобы хоть немного привести себя в чувство, я огляделся в поисках русоволосой амазонки и наткнулся взглядом на Селину, которая манила меня пальчиком к себе.
  
   "И что мне делать? - растерянно подумал я. - Она не обидится, если я проигнорирую её приглашение?".
  
   - Извини, подруга, - пришла мне на помощь Лика, - но тебе придётся немного подождать. Сейчас моя очередь.
  
   - Почему это твоя? - возмутилась блондинка.
  
   - Хи-хи, потому что я её заранее заняла. Правда, Димочка?
  
   Всё, что мне оставалось, - это развести руками и кивнуть.
  
   - Так и есть, - подтвердил я слова русоволосой амазонки и прямо на четвереньках отправился к ней.
  
   - Ах ты ж проныра хитрожопая! - рассмеялась Селина. - И здесь решила всех нагреть? А ты не думаешь, что как раз пятое место окажется самым козырным?
  
   - Очень может быть, - промурлыкала очень довольная Лика, принимая меня в объятия своих рук и ног. Ладонями она взялась за мои щёки, стопами сжала талию и подтянула к себе, толкая носом в свою пушистую промежность. - Но я готова рискнуть. Если просчиталась, то вкусненькое, хе-хе, тебе достанется.
  
   "Ох, волосики, - подумал я радостно, - какие миленькие!"
  
   Потеревшись носом о пушистый лобок, я задел губами за что-то упругое и крупненькое и слегка отодвинулся, чтобы получше разглядеть эту деталь интимного рельефа.
  
   "Ва-а-а! Какой крупный! - мысленно восхитился я размерами клитора, заметно выпирающего над половыми губками. - Интересно, он уже полностью поднялся или ещё увеличиться может?"
  
   Я лизнул снизу двухсантиметровый штырёчек и услышал сладостный вздох амазонки.
  
   - Ещё! - радостно шепнула она, - как следует вылижи его и пососи.
  
   Девушка подалась бёдрами вперёд и вверх, внедряясь своей конфеткой мне в рот, и я принялся обхаживать её языком и губами.
  
   - М-м-м! М-м-м! - постанывала амазонка и быстро двигала бёдрами навстречу моим губам. Пальчики её крепко вцепились мне в волосы, согнутые в коленках ноги скрестились на моей шее и словно бы заключили голову в кокон наслаждения. - Ещё! Ещё! - восторженно шептала Лика, разгораясь зелёными искорками, которые ощутимо покалывали мои губы и язык, а потом она задрожала, полыхнула, как костёр, в который плеснули бензина, и резко оторвала меня от себя, вызвав громкий чмокающий звук. Даже с небольшого расстояния, на котором я от амазонки оказался, жар её зелёного пламени продолжал ощущаться.
  
   "Это и есть энергия блаженства? - подумал я. - Ну надо же, какая она горячая!"
  
   - У-у-уф! Как приятно было ласкаться о твой рот писечкой! - мечтательно пропела Лика и рассмеялась. - Даже отрываться не хотелось. Но, увы, приходится... для пользы дела. Ладно, Селина, я отпускаю его, теперь твоя очередь.
  
   Не успел я повернуться, как в волосы мне жёстко вцепились и больно дёрнули, разворачивая лицом вверх. И опять я поразился скорости, с которой двигались амазонки. Ещё недавно блондинка сидела в своём кресле, метрах в пяти от меня, и вот нате, стоит уже надо мной, встряхивает за волосы и ухмыляется садистской улыбочкой. Нет, она конечно могла подойти ко мне незаметно, пока я на неё не смотрел. Но что-то сомневаюсь, что она стояла рядом и ждала своей очереди, пока я закончу знакомиться с Ликой. Да и никакого присутствия я до этого за своей спиной не ощущал.
  
   - Ты что позволяешь себе, раб, - проворковала Селина елейным голосом и снова встряхнула меня за шевелюру. - Когда женщина зовёт тебя, ты должен немедленно повиноваться, а не своевольничать! И сейчас мне придётся как следует вбить в твою дурную голову этот урок!
  
   Не дожидаясь моего ответа, амазонка направилась к своему креслу, таща меня за собой за волосы. И мне пришлось шустро бежать за ней на четвереньках, чтобы сохранить равновесие, не скользить по полу голыми коленками и ладонями да и не лишиться приличного клока волос на голове.
  
   Опустившись в кресло, Селина грубовато разместила меня между своих ног и подтянула к себе за волосы поближе. Однако она не стала сразу тыкать меня носом в свою промежность, вместо этого снова обратила к себе лицом и строго потребовала:
  
   - Ну что скажешь, раб, в своё оправдание?
  
   Я в растерянности завис на несколько секунд, не представляя, что ответить в столь безвыходной ситуации. В конце концов, как вообще можно выбрать из двух одну так, чтобы не обидеть вторую? Может, она прикалывается и издевается? Нет, при взгляде в глаза девушки мне стало ясно, что ей плевать на возникшую дилемму. И моя вина перед Ликой, если бы я нарушил с ней договорённость, Селину не волновала.
  
   "Да что она себе позволяет, чёрт?! - мысленно возмутился я. - Она ведь мне никакая не хозяйка, чтобы безропотно её слушаться! Да и как мне было разорваться, скажите на милость?! Она что, не понимает этого?!"
  
   Я хотел уж было ответить в столь же возмущённом стиле, но вдруг словно что-то щёлкнуло у меня в голове, знаменуя повышение навыка дипломатии на пару очков, и голову посетило несколько быстрых мыслей:
  
   "Это матриархат, парень, привыкай. Со своим уставом в чужой монастырь не лезь. Правило номер один - женщина всегда права. А когда она не права, смотри правило номер один. Агрессия мне точно не поможет. Что может помочь? Наверное, то, что от меня ждут, - извинения".
  
   Я сделал виноватую рожицу и грустно сказал:
  
   - Извини. Я ещё совсем неопытный в вашем мире, поэтому ошибаюсь. Я очень виноват, - признал я и, тяжко вздохнув, горестно добавил: - Готов понести наказание.
  
   Селина некоторое время испытывающе смотрела на меня, но потом вдруг разом смягчилась и расстроенно простонала:
  
   - Бли-и-ин, ну ты все планы мои порушил. И как, скажи на милость, можно наказывать такого милашку? Ла-а-адно, прощаю, тем более, что ты и не виноват, - добавила она весело, - хоть это и не отменяет твоей вины. - Амазонка рассмеялась высказанному парадоксу и потрепала меня по волосам. - Ты должен как следует постараться, чтобы компенсировать мне моё ожидание, в этом и будет состоять правильное решение. И вот когда я буду довольна и благодушна, претензии к тебе отпадут сами собой.
  
   Селина устроилась в своём кресле поудобнее и по хозяйски сложила ноги мне на спину, широко разведя коленки в стороны. Она слегка приподняла киску, словно подставляя её для обозрения и ласк, взгляд её наполнился предвкушением, а губы сложились в томную улыбку.
  
   Волосы у амазонки в промежности были светлыми и короткими, но на фоне чуть смугловатой кожи смотрелись очень миленько. Они покрывали лобок и пухленькие дольки половых губ, не скрывая волнительного рельефа женской писечки. Тонкие лепестки нежной бахромой высовывались наружу и смыкались вверху на крепеньком клиторе, который был покороче, чем у Лики, но зато потолще.
  
   "О-о-ох! Какие они все красивые и вкусненькие там! - мысленно восхитился я, думая о женщинах Форсу в целом. - Как же приятно их целовать!"
  
   - Ну чего ты медлишь? - недовольно проворчала Селина. - Тебе персональное приглашение нужно? Можешь уже приступать.
  
   - Извини, залюбовался, - признался я, склоняясь к женской киске и касаясь её пушистых складочек.
  
   Мне хотелось потереться о них губами и побалдеть, прежде чем пускать в дело язык и пробовать на вкус основное блюдо. Однако хватка на моих волосах усилилась, к правой руке присоединилась левая, на шею легла женская ножка, прижимаясь к ней углублением между стопой и голенью. А потом Селина решительно вдавила меня в себя и, подавшись бёдрами навстречу моему лицу, рывком поглотила рот горячим и влажным омутом.
  
   - М-м-м! - простонала амазонка томным голосом. - Вот так гораздо лучше.
  
   Она сделала несколько резких толчков, насаживаясь киской на мои губы, и я почувствовал, как бархатная нежность, ласкающаяся о мой рот, стремительно увлажняется.
  
   - Мне конечно льстит твоё внимание, - сообщила с придыханием Селина, не переставая двигаться. - Но нехорошо заставлять ждать девушку, которой хочется удовольствия.
  
   "Ой! Мама! Классно-то как!" - мысленно простонал я, чувствуя, как буквально улетаю на небеса от приятных ощущений. Кажется, рот мой приоткрылся, кажется, язык стал что-то изощрённое вытворять, потому что к широкому спектру осязательных сигналов добавился обалденный терпкий вкус женской смазки. А сам я просто в транс удовольствия провалился, плохо осознавая, что делаю. И только учащающиеся электрические покалывания, которые стали атаковать мой рот, и пришедшее вместе с ними необъяснимое восприятие зелёного света, разгорающегося в женском организме, не позволяло мне окончательно себя потерять.
  
   Я смаковал свои ощущения, наслаждался очаровательной нежностью женского начала и балдел от уже весьма ощутимо пронзающего губы зелёного электричества. Я не только привык к нему, воспринимая чуть болезненные ощущения как нечто приятное и острое, как колючие пузырьки вкусной газировки, но, кажется, стал увлекаться столь необычным чувством, находя в нём что-то невероятно приятное для себя, какой-то изысканный деликатес.
  
   - М-м-м! Да-а-а! Вот так! Соси, соси! - застонала Селина, начиная подрагивать и резче двигать бёдрами. - М-м-м-р-р-р! - рыкнула она и полыхнула как дракон, изрыгнув в меня поток зелёного пламени. Однако испугаться я не успел, быстро сообразив, что огонь почти не жжётся и всё так же приятно покалывает электричеством изнутри.
  
   Амазонка полыхнула во второй раз, потом в третий. Я уж подумал было, что она кончает. Но в этот момент девушка разжала свои объятия и отодвинула меня.
  
   - Пока всё, - сказала она чуть хрипловатым голосом. - Моя девочка передаёт большое мерси твоему милому ротику за приятный поцелуйчик.
  
   Я встретился с Селиной взглядом и по жару, полыхающему в её глазах, догадался, что ни фига она не кончила. А просто хорошенечко раскочегарила себя.
  
   "Ого! И она будет терпеть до своей очереди? - мысленно поразился я. - В таком-то состоянии?"
  
   - Слушай, подруга, а ты часом не перестаралась? - спросила Лика у перевозбуждённой блондинки. - Если ты рассчитываешь очередь перетасовать, то имей в виду, что своё четвёртое место я уступать не собираюсь, даже не проси. А загибаться от хотелки будешь - сама виновата.
  
   Селина сделала глубокий вдох-выдох и заметно успокоилась.
  
   - Спасибо за беспокойство, но тебя потеснить я и не рассчитывала. - Она переводила взгляд с одной амазонки на другую и остановила его на шатенке.
  
   - Не поменяешься со мной, Ленарочка? - заискивающе спросила она.
  
   - М-м-м, с первого места на пятое?.. - уточнила та и слегка призадумалась. - Ну... а почему бы и нет. Как раз прогреюсь хорошенько. Хе-хе, прикольно получится, если пятая строчка окажется ключевой. Но с тебя шоколадка, дорогуша, за мою доброту.
  
   - Ура! Ты меня выручила! - обрадовалась Селина. - Куплю тебе "Риттер спорт" с цельным фундуком. Знаю, что ты его любишь.
  
   Лика хмыкнула и пожала плечами.
  
   - Ну и чего ты добилась? - спросила она. - Впрочем, всё хорошо, что хорошо кончается. Теперь хоть переживать не буду за тебя.
  
   - О, так ты переживала? Как мило. Но я ещё не закончила. Гата, как насчёт того, чтобы поменяться со мной? Будешь первой, вместо меня?
  
   - Пе-э-эрвой? - задумчиво протянула тёмно-русая амазонка. - Не-э-э, я ещё буду холодненькой.
  
   Рена притянула её к себе и что-то зашептала на ухо.
  
   - Хе-хе, ладно, - согласилась вдруг девушка. - Так и быть, за шоколадку поменяюсь. Мне тоже "Риттер", но с цельным миндалём.
  
   - Отлично! - обрадовалась Селина, хитро посмотрела на свою соперницу с четвёртым номером и потёрла ладони от предвкушения. - Ну вот я и на третьей позиции, как раз то, что нужно.
  
   - Ты что, серьёзно думаешь, что, будучи третьей, сможешь поставить Димчику второй зелёный лист? - изумлённо спросила Лика.
  
   - Хи-хи, но ты ведь тоже рассчитываешь поставить его, - подмигнула ей блондинка, - а у нас только на один номер разница. Значит, и у меня есть шанс. В особенности если учитывать то, как я перегрелась. Очень неплохой, я бы сказала, шанс получается. Ну что, не передумала со мной меняться?
  
   - Не-не, не передумала. Но если у тебя получится, то я готова даже купить вместо тебя шоколадки Лене и Гате, да ещё и тебе третью за столь блестящий успех.
  
   - Договорились, - улыбнулась Селина. - В таком случае, если ты выиграешь, то тоже получишь от меня шоколадку, чтобы всё было по-честному, подруга.
  
   Мариша рассмеялась вдруг и захлопала в ладоши.
  
   - Вау, девчонки, как мне нравится ваше соревнование! Позвольте и мне тогда со своей стороны усилить ставку. Кто из вас выиграет, может рассчитывать на приз ещё и от меня. И он будет посущественней шоколадки. А теперь идёмте в наш новый игровой зал, поможете мне приготовить всё для заключительного раунда.
  
   - Тот самый? - оживилась Лена. - Который вчера настраивали?
  
   - Именно тот, - подтвердила Мариша и направилась к выходу из комнаты.
  
   - О! Да! Я тоже хочу посмотреть! - обрадовалась Лика, вскакивая со стула, и бросилась вслед за ней.
  
   А потом и остальные амазонки поднялись со своих мест и устремились за девушками. Судя по заинтригованным лицам, всем им было интересно посетить какую-то новую достопримечательность, которая недавно появилась в этом доме.
  
   "Уже всё? - подумал я, растерянно провожая их глазами. - А Ринка?"
  
   Я поискал взглядом рыжую амазонку, обнаружил её прямо рядом с собой и вздрогнул от неожиданности.
  
   "Блин! Эти девчонки телепортироваться умеют?! Не удивлюсь, если это так!"
  
   - А мы с тобой немного задержимся, - объяснила Ринка, поедая меня сверху плотоядным взглядом. - Совсем немного. Я сделаю всё очень быстро, и сделаю сама. Поэтому, если тебе так нравится разглядывать женские письки и играться с ними, могу дать тебе минутку на изучение моей рыжей красавицы.
  
   - Спасибки! - обрадовался я и, подсев поближе, провёл пальцами по короткой шёрстке у амазонки между ног. Волосы её оказались не такими уж и мягкими, но огненно рыжий цвет просто восхитил меня своей экзотической красотой.
  
   "Такую прелесть грех сбривать, - очарованно думал я, поглаживая волосики. А потом обнял Ринку за широкую, массивную попку и коснулся губами её киски. - Ва-а-а! Какой класс!" - радовался я, ласкаясь о шёрстку носом, щекой, ртом. Поцеловал каждую дольку в отдельности и восхитился тем, какие они крупные и крепенькие.
  
   И, наконец, я просто завис, созерцая клитор. Он был большой. Заметно крупнее, чем у других амазонок. Длиннее, чем у Лики, и толще, чем у Селины. А его нахальная, устремлённая вперёд стойка буквально притягивала мои губы к себе.
  
   "Интересно, а он подрастёт ещё немного, если его поцеловать? - мечтательно подумал я. - Станет таким же огромным, как у Мариши? М-м-м, надо проверить".
  
   И я захватил губами этого красавчика, согревая его своим дыханием и смачивая слюной.
  
   "Какой крепенький и какой вкусненький! - восторгался я, начиная постанывать и урчать от удовольствия. - Вау! Растёт! Ещё растёт! Боже!"
  
   Мои губы причмокивали и посасывали дорогого гостя, язык облизывал его и обнимал, сворачиваясь в трубочку. Я глянул на амазонку снизу вверх, чтобы увидеть её лицо и понять, много ли времени у меня ещё осталось. Ринка смотрела на меня маслеными глазами и улыбалась. Ей конечно же нравилось то, что я делал, и свидетельством тому был её клитор, вымахавший уже сантиметров до пяти.
  
   "Большой, большой!" - восхищался я и жадно сосал его, совершая поступательные движения, как при минете. Скользил языком от головки к основанию, а потом ещё дальше и глубже, проникал между долек, скользил вниз через точку "Ю" ко входу во влагалище и забирался в него. Благо, что женская пещерка уже вся истекала нектаром, пробовать который было невероятно...
  
   "...Вкусно, вкусно!" - мысленно стонал я и с удовольствием сглатывал кисленький сок, затекающий мне в рот. Вот уже и искорки зелёные стали меня покалывать.
  
   - Ох! - выдохнула Ринка, вцепляясь обеими руками мне в волосы и запрокидывая голову назад. - Кажется, минутка знакомства с твоим ртом - это для моей киски слишком долго. Такими темпами ты и до оргазма меня доведёшь. Так что извини, но теперь мой ход.
  
   Амазонка навалилась на меня сверху, резко усиливая своё проникновение, и едва не достала головкой клитора до корня моего языка. Сама она тоже основательно обволокла меня снаружи своими губками. Язык мой глубоко проник во влагалище и был неожиданно пленён. Мокрые и горячие стеночки женской пещерки сдавили его по вертикали и засосали вглубь.
  
   - А-а-ар-р-р! - зарычала Ринка, воспламеняясь зелёным огнём, и внезапно ударила мне в горло оранжевой молнией.
  
   На секунду рот мой обожгло солоноватой горечью, которую я от неожиданности проглотил и с запозданием осознал, как струйка тёплой жидкости стекает по моему пищеводу, вызывая необычное ощущение приятного оранжевого тепла. Оно было именно оранжевым, почему-то мне так казалось, даже несмотря на то, что я не видел его цвет глазами.
  
   - Блин, ты написела мне в рот, - констатировал я, когда амазонка меня отпустила.
  
   Ринка рассмеялась.
  
   - Ну, да, - сказала она, - ведь я должна была пробудить в себе и зелёную, и оранжевую энергию. И сейчас, бедненький мальчик, они быстро накапливаются, чтобы потом основательно наполнить тебя изнутри. В общем, моя девочка поздоровалась с тобой, осталась довольна и предвкушает повторную встречу. Ну а ты познакомился с ней. Как говорится в таких случаях: очень приятно. Миссия выполнена, и теперь мы можем идти.
  
   Амазонка взяла меня за руку и помогла встать на ноги, но потом, хихикнув, вдруг подхватила и забросила себе на плечо, прям как при первой нашей встрече на посту охраны.
  
   - Эй, стой! - растерянно воскликнул я. - Поставь меня на ноги!
  
   - Хи-хи, не-э-э-эт! Мне хочется тебя понести как свою законную добычу, - возразила Ринка, широкими шагами устремляясь к выходу из комнаты.
  
   "Вот силачка!" - восхищённо подумал я, вспоминая, что при своих ста семидесяти шести сантиметрах роста вешу около шестидесяти пяти кило?. А эта женщина несла меня на плече, ни капли не напрягаясь.
  
   Тут я увидел большую и упругую попу в пределах досягаемости и с удовольствием вцепился в неё пальцами. О, да! Даже в таком положении были свои плюсы!
  

* * *

   Мы спустились на нулевой этаж дома. Ну, или его можно было бы назвать подвальным. Пройдя по короткому коридору, обшитому белым матовым пластиком, как в каком-нибудь научном учреждении будущего, Ринка свернула направо и, открыв дверь, вошла в небольшую комнату. Судя по всему, все помещения этого уровня имели отделку под пластик, ну или многие, а ещё они ярко освещались белым светом люминесцентных ламп. По крайней мере комната, в которую мы попали, была облицована в том же стиле, что и коридор. Она походила на тамбур перед входом в другое, более обширное помещение, имела белый кожаный диванчик, парочку входящих с ним в комплект массивных кресел и стеклянный журнальный столик. Последний оказался довольно низеньким, чтобы за ним удобно было что-то делать, и предназначался, скорее всего, именно для какой-нибудь литературы, которую можно брать и читать. Ну или чтобы что-то положить на него, освободив руки.
  
   Здесь Ринка, наконец, поставила меня на ноги и, обернувшись, я увидел поджидавшую нас Маришу, которая весело смотрела на меня и улыбалась. А ещё она, в отличие от нас с Ринкой, стоящих перед ней голышом, была одета в свои шорты и футболку.
  
   - А тебя, как я погляжу, уже на руках девушки носят, - пошутила магесса.
  
   - Причём делают это без спросу, - в том же шутливом тоне возмутился я.
  
   - Это ничего, привыкнешь, - хихикнула Мариша, а потом обратилась к амазонке: - Ринка, ты иди, а мы с Димой ещё здесь побудем. Пока из зала девочки не ушли, ему лучше туда не заходить. А то некоторые, боюсь, уже не смогут сдержаться и испортят нам всю игру.
  
   Рыжая охранница понимающе кивнула и, открыв дверь в соседнюю комнату, скрылась за ней.
  
   - Присядем, - предложила Мариша, указывая мне на диван. - Парочку минут придётся подождать, пока твоё "рабочее" место настраивают.
  
   Я принял её приглашение и опустился на мягкий кожаный диван, почувствовав, как слегка утопаю в его поверхности. Магесса присела рядом и с удовольствием заключила меня в свои объятия.
  
   - А что там за зал? - поинтересовался я, балдея от приятных прикосновений женщины, которая одним присутствием своим заставляла моё сердце учащённо биться. - Что в нём особенного?
  
   - Это игровой зал для запретных удовольствий, - пояснила Мариша. - Там по желанию можно устанавливать и подключать разные штуки: бондаж, боксы, технические приспособления, которые делают игру с париями удобной и интересной. К примеру, для тебя мы установили приспособление, подобное тому, что используются в заведениях для общественного куннилингуса. Ты помнишь первый просмотренный тобой ролик с Максимом? - Я кивнул. - Так вот, штука, которую я для тебя приобрела, имеет функции, сходные с тем механизмом, снабжённым автоматической душевой лейкой. Но я рассчитываю, что моё устройство, хи-хи, понравится тебе гораздо больше. И если я правильно разобралась в твоих вкусах, ты будешь счастлив оказаться в нём.
  
   Дверь, ведущая в зал, отворилась, и в тамбур заглянула Лика. Взгляд её буквально горел детским восторгом. Обнаружив сладкую парочку, устроившуюся на диване, она улыбнулась ещё шире и, облизнув губки, обратилась к Марише:
  
   - Всё готово. Мы настроили, наконец, эту хрень, и работает она как надо.
  
   - Девочки ушли?
  
   - Хи-хи, да, спрятались, а кому-то так не терпится Димочку зажать, что пришлось их уносить на руках.
  
   - Селину, - предположил я.
  
   - Нет. Она как раз неплохо держится. Сперва медитировала, а теперь с Ринкой в тренажёрке рубятся на мечах.
  
   - Зачем? - удивлённо и немного испуганно спросил я.
  
   - Да чтобы напряжение снять. Физические нагрузки, чтоб ты знал, очень помогают амазонкам пригасить хотелку. В принципе любой женщине помогут, но мы умеем направленно использовать энергию блаженства во время поединков.
  
   - Ух ты! А можно посмотреть, как они сражаются?
  
   - Не сейчас, если не хочешь, чтобы тебя изнасиловали, конечно. Нет, я понимаю, что ты только в восторге от этого будешь, но сегодня в интересах дела лучше воздержаться от подобных вещей. И давайте поскорее пойдём. Кое-кто из девчонок уже реально изнемогает от желания. Не надо испытывать их терпение.
  
   - Да, конечно, - сказал я и поспешно встал с дивана. - Я готов.
  
   - М-м-м, пошли, - кивнула мне Мариша, поднимаясь следом, и, подойдя к двери, широко открыла её, предлагая мне первым проследовать в зал запретных удовольствий.
  

Глава 11. Фантастический аттракцион

К содержанию

   Следующее помещение, также облицованное белым пластиком, оказалось равносторонним и не очень обширным. Площадь его составляла около пятидесяти квадратных метров. В центре зала располагалась кабинка с дверью, имеющая внешне ту же облицовку, как и окружающие её стены. Высотой своей она почти достигала потолка, а в горизонтальном сечении имела около четырёх метров в длину и двух в ширину. Больше в комнате ничего не было и всё остальное пространство никак не использовалось.
  
   - Вчера наши техники установили только один стенд, - объяснила мне Мариша общее запустение. - Потом поставят и другие.
  
   - Прикольно! - восхитился я. - А что это такое?
  
   - Пойдём, посмотрим, - подмигнула мне магесса. - Заодно и опробуем. Лика, а тебе лучше пойти к остальным, - обратилась она к амазонке, видя, как та нервно стискивает ладони в замке. - Я сама размещу Диму и сообщу, когда можно будет начать.
  
   - Хорошо, - кивнула девушка и поспешно направилась к ещё одной двери, расположенной в другой стороне зала.
  
   Мариша тем временем открыла дверь кабинки и пригласила меня войти. Изнутри эта комнатка оказалась гораздо короче, чем снаружи, а противоположная от двери внутренняя стена имела необычный выпуклый рельеф и была снабжена широко распахнутым отверстием, из которого торчало узкое ложе, размерами своими как раз под человеческое тело. Ко всему прочему вокруг отверстия располагались странные приспособления, о назначении которых мне сложно было сходу догадаться. Ну разве что одно из них напоминало небольшое сидение, которое могло, судя по всему, опускаться и нависать над ложем [1].
  
   - Всё достаточно просто, - пояснила магесса. - Ты ложишься на спину сюда, и я задвигаю тебя внутрь, вот так, - Мариша толкнула ложе рукой, оно скользнуло в отверстие, после чего края того хищно сжались и защёлкнулись. - Внутри тебе будет мягко и удобно лежать, если не обращать внимание на то, что ты не сможешь свободно двигаться. Стенки саркофага будут выделять подогретый до температуры человеческого тела лубрикант и делать массаж разной степени жёсткости, от едва заметных поглаживаний и волнообразных сжатий до сочного и мощного рассасывания. Ты будешь чувствовать себя так, словно во рту находишься, лёжа на мягком и гибком языке, ну или в очень подвижном влагалище.
  
   Ложе фиксируется в трёх позициях. Его можно задвинуть до конца, тогда изголовье опустится, и снаружи останется лишь твоя голова, запрокинутая назад. Эта позиция будет удобной в тех случаях, когда женщина захочет насладиться твоим ртом, стоя лицом к устройству. Форма перегородки позволяет облокотиться на неё и даже прилечь, так что устроиться над тобой можно будет со всеми удобствами.
  
   Для любительниц агрессивного секса имеется возможность слегка выдвинуть ложе наружу, чтобы можно было ухватиться за шею пария, его затылок и контролировать во время фрикций положение головы так, как больше хочется. Многим женщинам в такие моменты просто нравится чувствовать шею партнёра под своими ладонями, это создаёт ощущение, что он в твоей власти.
  
   Однако если вытянуть ложе ещё сильнее, то его изголовье поднимется и мы получим зафиксированную позицию номер два. В ней удобнее расположиться, стоя спиной к устройству и разместив голову пария между ног. Лицо того вместе с выпуклостью перегородки образуют импровизированное сиденье, на которое можно присесть, расслабив ноги, или остаться стоять и двигаться, ласкаясь о рот пария; ещё можно откинуться назад и расслабиться полностью, позволив себя ублажать. Тут уж кому как нравится и хочется. Поверхность перегородки тёплая, мягкая и хорошо подстраивается под форму женского тела, создавая для неё комфортную опору. Однако если даме хочется агрессивно двигаться, усевшись парию на лицо, то она может сохранять вертикальное положение.
  
   Ну и, наконец, третья позиция, с ещё более выдвинутым ложем, позволяет использовать подвесное кресло в любой ориентации над лицом пария. Хоть спиной к стене садись, хоть лицом, хоть боком, со всех позиций опора устанавливается так, что рот твой всегда будет находиться в непосредственном соприкосновении с киской. Очень удобное, кстати, дополнение для тех женщин, кому нравится получать запретное удовольствие в расслабленном стиле. Вот примерно и всё, что касается этой части кабинки.
  
   - Этой части? - уточнил я. - А разве есть и другая?
  
   - Ну конечно. За перегородкой находится второй отсек, где будет доступна нижняя половина твоего тела. А вход в него расположен с противоположной стороны. Так что любая пользовательница сможет поиграть с твоим членом, возникни у неё такое желание, и позиции доступны самые разнообразные. Там имеются все удобства для того, чтобы задирать и фиксировать твои ноги так, как даме захочется. Вот только ты всех этих подробностей увидеть не сможешь. Доступными будут только осязательные ощущения.
  
   - Вау! Прикольно. Но никто ведь не полезет ко мне в попу? - предусмотрительно уточнил я.
  
   - А ты бы хотел?
  
   - Не-не! - испуганно замотал я головой.
  
   - Хи-хи, не волнуйся, - рассмеялась Мариша, - пока я не разрешу, не полезут точно. И вообще, лишать тебя анальной девственности - это исключительно моё право, а я пока что её поберегу, - подмигнула мне собеседница, и я с облегчением выдохнул. - Но я должна о другом тебя предупредить. После каждого использования устройство будет устраивать тебе водные процедуры, чтобы сделать чистеньким для следующей посетительницы. Не беспокойся, струйки воды сориентированы так, чтобы не попадать в нос и не сильно мешать дыханию, хотя при омывании лица секунд на десять дыхание лучше задержать. У каждого отсека свой собственный механизм смыва, и включаться он будет автоматически, после того как пользовательница выйдет наружу и закроет за собой дверь.
  
   - Блин, это так похоже на спуск воды в унитазе, - сказал я смущённо.
  
   - И в этом вся прелесть, верно?
  
   - Ну... да.
  
   - И как тебе сей агрегат в целом?
  
   - Класс! Прям не терпится в нём оказаться.
  
   - Хорошо, значит, я не прогадала. - Мариша взглянула на часы на своей руке. - Так, три минуты уже болтаем. Ничего, думаю, девочки подождут ещё немного. Дело в том, что у меня есть для тебя дополнительное предложение. Подозреваю, что оно будет тебе интересно, но если нет, настаивать не стану. Для меня сейчас в высшей степени важен твой комфорт и удовольствие.
  
   - Что за предложение?
  
   Магесса сунула в карман шортов руку и вытащила из него здоровенный красный кристалл, размером с перепелиное яичко, который расцветкой своей и формой очень напоминал рубин.
  
   - Это сёкай, - сказала она, - иными словами дух, питающийся сексуальной энергией. По сути своей они бесполы, но их можно классифицировать по гендерной ориентации. Мой дух - девочка, потому что любит мальчиков, а точнее мужскую энергию янь. Тела физического она не имеет, но владеет телекинезом и способна наводить яркие иллюзии на все органы чувств объекта своей охоты. Вызывая эротические видения, сёкаи приводят людей в состояние сильного сексуального возбуждения и добиваются взрывной разрядки. Излучаемая при этом энергия размножения поглощается духом и является для него хлебом насущным. Но кроме всего прочего, эти духи эмпаты и человеческие чувства и ощущения для них - как вкусное лакомство. И тут уже не особенно важно, женщина переживает эмоции или мужчина.
  
   Не буду углубляться в подробности, как поймала её и запечатала, скажу лишь, что у моей сёкаи есть очень интересные и весьма полезные способности, но вот привлечь её к сотрудничеству мне так и не удалось. Этих сексуальных духов нельзя заставить работать на себя или подчинить, можно только заинтересовать их чем-нибудь или подкупить. Ну а что может быть интересным для похотливой бесплотной девочки? Ну конечно же вкусный мальчик, которого не испугают её сексуальные фетиши. Сёкаи не просто сексуально-озабоченные духи, они ещё и неисправимые извращенцы, ну по крайней мере те из них, кто чего-то может. Нет ничего приятнее для сёкая, чем окунуть жертву в свой изврат и получить при этом позитивный эмоциональный отклик.
  
   Честно признаюсь, я уже многих рабов отдавала ей поиграть и почти все были до жути напуганы. А сёкаям страх неинтересен. Им хочется похоти и возбуждения. В общем, с теми ребятками она заканчивала уже традиционным способом, только чтобы подкормиться, но, естественно, ни с кем из них поиграться снова ей уже не хотелось. Так что у меня пока не нашлось хорошей приманочки, которой я смогла бы её зацепить. С шестью последними она вообще играть отказалась, проверив их каким-то своим способом. В запечатанном состоянии сёкаи почти не тратят энергии, так что "хлеба" ей не нужно, а только лишь "лакомства" подавай.
  
   - И ты хочешь, чтобы она и меня проверила?
  
   - Да. Вреда от этого точно не будет. Если тебе не понравится то, что она покажет, сможешь отказаться и я кристаллик вместе с духом заберу. Ну а если понравится, то получится двойная польза. Сёкая своими весьма правдоподобными иллюзиями способна существенно поднять уровень твоего экстаза, если её кинки придутся тебе по вкусу, и тем самым усилить восприимчивость к энергии блаженства. А это, как ты понимаешь, очень поможет росту веточек. С другой стороны, и у меня в твоём лице появится хорошая приманка, чтобы привлечь эту чересчур разборчивую гурманку к своим магическим исследованиям.
  
   - Что мне нужно делать?
  
   - Просто возьми камень в руку и подержи его немного.
  
   - Хорошо.
  
   Я протянул Марише ладонь, и та быстренько опустила на неё свой здоровенный "рубин". Камень был тёплый, будто живой, и очень приятный на ощупь. Первые пару секунд ничего не происходило, а потом кристалл накалился изнутри красным светом и расположенная перед моими глазами внутренняя перегородка кабинки стала обрастать розовой плотью. Отверстие на ней очень быстро превратилось в сочно причмокивающий рот какого-то инопланетного существа. Края его то хищно распахивались, то смыкались, выпуская наружу потоки слизи и демонстрируя мне блестящие от вязких слюнок розовые стенки, покрытые красными присосочками.
  
   - А что напугало мужчин, с которыми играла твоя сёкай? - поинтересовался я у Мариши, с живым интересом разглядывая пускающий слюни хищный рот. - Они не рассказывали?
  
   - Говорили, что их живьём пожирало и растворяло какое-то чудовище.
  
   "Вот как. Значит, воре её фетиш, - подумал я. - Занятно. Что ж, я не против быть съеденным. Хе-хе, но вот если б это была вагина. Здоровенная такая гигантская вагина, способная целиком меня во влагалище захватить, то получилось бы офигенно..."
  
   Не успел я до конца додумать эту мысль, как причмокивающий рот начал изменять свои очертания прямо на моих глазах. Сформировал над собой выпуклый овальных холмик с отверстием гораздо меньших размеров, стал отращивать по обе стороны от себя длинные гребешки, которые превратились в два мясистых лепестка с хищно подрагивающими краями. С внешней стороны от них перегородка вспучилась волной и сформировала две длинные, расположенные вертикально подушечки, которые вздулись и приняли форму больших половых губ. И в самом конце наружу выдвинулся здоровенный клитор, размерами своими похожий на средней величины батон. Хотя, учитывая, что высота самой вагины была под полтора метра, его пропорции являлись вполне обычными.
  
   "Вау! - мысленно восхитился я. - Какая огромная! А волосы у неё будут?"
  
   Гигантская киска колыхнулась толстыми дольками, пустив по ним сверху вниз вертикальную волну, выпустила наружу очередную порцию слюнок из влагалища и стала обрастать плотоядно шевелящимися рыжими волосами около двух миллиметров толщиной. Они больше напоминали тонкие щупальца и, кажется, даже маленькие розовые присосочки имели вдоль всей своей длины. Волосы росли и вытягивались, слегка завиваясь, пока не достигли длиной сантиметров тридцать. Но у меня возникло чёткое предчувствие, что они способны неожиданно удлиняться и захватывать неосторожно приблизившуюся жертву на значительно большем расстоянии.
  
   "Господи! Круть-то какая!" - восторгался я, глядя на это чудо.
  
   - Хи-хи, а ты ей нравишься, - радостно и с предвкушением рассмеялась Мариша. - Никогда ещё не видела её такой возбуждённой.
  
   Я словно от транса очнулся, услышав голос магессы. Посмотрел на свою ладонь и вместо "рубина" увидел там ярко сияющий "изумруд".
  
   - Ну что скажешь, Дима? Не против поближе познакомиться с моей любимицей?
  
   - Да, - зачарованно ответил я, залипнув взглядом на ритмично вздрагивающий клитор. В этот момент тот слегка приподнялся вверх, напрягая свое толстое тело, вагина заметно выгнулась вперёд, словно раздувалась изнутри, и с сочным "чвирком" окатила меня ушатом тёплой и тягучей вагинальной смазки.
  
   От неожиданности я охнул, отступил на шаг и рассмеялся.
  
   - Бли-и-ин! Круто-то как!
  
   - Что она показывает тебе? - поинтересовалась Мариша.
  
   - А ты не видишь?
  
   - Нет. Сёкаи создают направленные иллюзии только для своих жертв, поэтому без использования магии или телепатии другим наблюдателям они недоступны.
  
   - Ну, вот здесь на стене здоровенная такая женская пися почти в человеческий рост, - ответил я, показывая на своё видение пальцем. - И она только что плюнула в меня влагалищной смазкой, окатив ею с ног до головы.
  
   - И тебе это понравилось? Хи-хи, да ты извращенец!
  
   Я провёл по своему животу ладонью, ощущая, какой скользкой стала моя кожа, и собирая с неё густой сироп, потом протянул руку в сторону Мариши, и за ней потянулась толстая тягучая перемычка, которая оборвалась где-то на середине пути.
  
   - Совсем ничего не видишь? - уточнил я.
  
   - Неа. Чистая ладонь и ты сам тоже. И стенка совсем обычная, без каких-либо вагин. Значит, ты не против дать сёкае с собой поиграть? Как это классно! В таком случае я выпускаю её в этот агрегат.
  
   Магесса забрала у меня "изумруд", произнесла короткое, но совершенно невоспроизводимое (по крайней мере для меня) звукосочетание, и камень стал дымиться светящимся зелёным газом, который собрался в небольшое облачко вокруг ладони женщины, а потом устремился к перегородке и стал проникать в неё, перетекая от кристалла к стене непрерывным потоком. Секунд через семь-восемь зелёный дым поглотился без следа, кристалл полностью обесцветился, превратившись в прозрачную стекляшку, и одновременно с этим все мои иллюзорные видения стали на порядок реалистичнее. Контуры вагины приобрели большую чёткость и рельефность, краски её стали более насыщенными, а ещё по комнате стал расползаться пьянящий запах женского возбуждения.
  
   - Как я и говорила уже, своего материального тела сёкая не имеет, но способна вселяться в людей, животных, разные предметы и управлять ими с помощью телекинеза. Живые существа могут этому сопротивляться, а механизмы, как ты сам понимаешь, свободной волей не обладают, поэтому будут двигаться так, как духу захочется. Я ещё сформировала магическую обитель внутри этого устройства, чтобы моя пленница не сбежала. Однако наложенные связи, в свою очередь, делают пребывание сёкаи в механизме более комфортным, позволяя ей чувствовать устройство как своё собственное живое тело и с лёгкостью им управлять. Считай, что теперь этот механизм обрёл сознание, персональную волю и стал живым. Хи-хи, я слышу удовольствие и предвкушение духа. Будь готов, Дима, к тому, что скоро станешь её добычей. Она сама способна захватить тебя в это устройство и будет наслаждаться игрой с твоим телом и возникающими у тебя эмоциями, пока амазонки станут хотелки свои удовлетворять.
  
   - А сёкая не попытается им помешать?
  
   - Что ты, конечно нет. Наоборот, она будет всячески подставлять тебя для сексуально-озабоченных леди, подслушивая и выполняя любые их желания. Эти духи с удовольствием сопереживают чужие оргазмы. Так что можешь быть уверен: она постарается сделать так, чтобы амазонки кайфанули посильнее и блаженство их продолжалось подольше, потому что от этого напрямую зависит её собственное удовольствие.
  
   - А сами сёкаи кончить не могут, да? Потому что у них нет тела?
  
   - Могут, но это очень непросто и далеко не с каждой жертвой получается. Духи способны переживать пик взрывного блаженства, сопровождающегося состоянием высшего восторга, когда её собственное психологическое удовольствие вступает в резонанс с психологическим удовольствием жертвы. И, возможно, она рассчитывает пережить с твоей помощью это редкое чувство, потому-то и загорелась желанием с тобой поиграть. Так что, Димчик, если тебе такое дело удастся, то ты непременно станешь любимцем сёкаи, а я получу себе в услужение ценнейшую помощницу. Не буду скрывать, это был бы очень ценный успех. Ну ладно. Я пойду, скажу девчонкам, что можно начинать. А то они уже наверняка измаялись. А ты ничего не бойся. Помни, что большая часть показанного тебе не более чем иллюзия и реально съесть тебя эта извращенка не сможет.
  
   - Хе-хе, да я и не боюсь, - ответил я азартно.
  
   - Тогда пока, - подмигнула мне Мариша и выпорхнула за дверь.
  
   Я перевёл взгляд на гигантскую женскую писю, которая хищно шевелила своими толстыми волосиками-щупальцами и будто дышала, слегка приоткрывая и смыкая дольки больших половых губ. Длинные лепестки малых губ тоже плотоядно колыхались, то пускали волны по своей поверхности, то растягивались и сжимались. Огромный клитор приподнимал упругое тело и ритмично покачивал головкой, словно принюхивался, отыскивая жертву. В общем, эта самая вагина вела себя как натуральное хищное существо, готовое в любой момент схватить и сожрать меня. Но именно такое её поведение цепляло меня просто неимоверно.
  
   "Боже! Круть-то какая! Какая круть!" - мысленно восторгался я и цепенел от сладкого чувства обречённости.
  
   И я будто ощущал её взгляд на себе, жадное внимание, готовность к прыжку и плотоядную улыбку.
  
   "Ну давай, позабавь меня! - словно бы говорило мне исходящее от хищницы чувство. - Попробуй сбежать. Может, тебе ещё удастся улизнуть, а? Попробуй, пока не поздно".
  
   Действуя по наитию, я схватился за ручку двери и попытался повернуть её, чтобы открыть. Она поддалась, и фиксатор замка щёлкнул, размыкаясь. Дверь стала открываться и на секунду я поверил, что смогу убежать. Однако в этот самый момент вагина напряглась, выгибаясь наружу, уринальный холмик на поверхности её резко вздулся, широко распахивая своё отверстие, и выплеснул из себя толстенную пятидесятимиллиметровую струю, которая мощным напором буквально впечатала меня в дверь, захлопывая её обратно, а потом схлынула и с потоком воды отнесла по полу почти к самой хищнице.
  
   Не успел я ещё очухаться от оглушительной водной оплеухи, а ноги мои уже были опутаны толстыми рыжими волосами, вцепившимися в меня мёртвой хваткой. Они подтащили меня поближе, и уже новые щупальца, вытягиваясь в длину, стали липнуть и присасываться к моей коже. Вот уже и бёдра оплетены, и талия, и руки, плечи. Щупальца сократились, отрывая меня от пола, и, подняв в вертикальное положение, прижали к хищно раскрывшимся лепесткам. С сочным чавкающим звуком те моментально сомкнулись, как листья-ловушки венериной мухоловки, завернули в плотный кокон и крепко прижали к центральной части вагины, попутно вдавливая лицом в упругую головку клитора. Я оказался в настолько плотном захвате, что даже пошевелиться не мог. А потом киска завибрировала, заурчала. Где-то на уровне моих коленок распахнулся зев влагалища, выпуская поток вязкого сока, который стал быстро наполнять удерживающий меня кокон.
  
   Секунды за три-четыре я погрузился в тёплую жидкость по самую шею, а лепестки стали сжимать меня, тискать и посасывать кожу на ногах, руках, ягодицах и спине, причмокивая небольшими сантиметровыми присосочками, словно бы пробуя её на вкус. Попутно они волнообразно сокращались, заставляя меня покачиваться вверх-вниз и тереться лицом о головку клитора. Потом я оказался ещё выше, стопы мои окунулись в зев влагалища, которое плотно охватило их мягкими стеночками и одним долгим всасывающим рывком втянуло меня в своё нутро до самого подбородка.
  
   "Ва-а-а! Как приятно!" - мысленно простонал я, жмуря глаза от удовольствия и наслаждаясь невероятно приятным массажем, проминающим всё моё тело. Я лежал на спине, смотрел вверх и видел, как продолжает покачиваться клитор в такт волнообразным сокращениям интимных мышц, а ещё ниже, совсем близко к моему лицу, колыхался и пульсировал уринальный холмик и... Ох, ну я просто был окружён со всех сторон завораживающим шевелением, и было это неимоверно круто!
  
   Громко щёлкнув, открылась дверь. Я запрокинул голову назад и увидел, как в кабинку поспешно врывается Рена.
  
   "Почему она? - с недоумением подумал я. - Первой же в порядке очереди должна идти Гата".
  
   Но потом я увидел буквально полыхающие желанием глаза девушки и догадался, кому из амазонок больше всех нетерпелось трахнуть меня в рот. Судорожно захлопнув за собой дверь, Рена едва ли не смазалась в моих глазах, двигаясь просто с нечеловеческой скоростью. В следующее мгновение я обнаружил её над собой и тут же почувствовал мокрую женскую писю, нежно обволакиваюшую мои губы своими горячими складочками. В рот хлынул терпковатый кислый вкус вагинальной смазки, и уже потом с секундным запозданием я почувствовал острый запах женского возбуждения.
  
   - А-а-ар-р-р! - прорычала амазонка, сотрясаясь от страсти, и, основательно навалившись на меня сверху, начала совершать свои резкие судорожные фрикции. Пальцы её вцепились мне в волосы, большие титечки упёрлись в розовую сердцевину гигантской вагины, разъезжаясь по скользкой поверхности в стороны. Щекой своей девушка прижалась к огромному клитору, как к мягкой подушечке, но при этом совершенно не замечала столь пикантного контакта, продолжая с громким сопением насаживаться своей киской на мой рот. У меня же от потенциалов её зелёного электричества уже вовсю щипало язык и горло.
  
   Гигантская киска нежно обняла Рену своими длинными лепестками, вот только девушка на это опять никак не отреагировала. Но зато отреагировало влагалище, удерживающее меня в плену. Оно сперва очень крепко сжалось, так что я даже дышать не смог пару секунд, а потом стало судорожно сокращаться в такт ускоряющимся движениям бёдер амазонки.
  
   - А-А-А-И-И-И!!! - завопила Рена, содрогаясь от оргазма, и словно из огнемёта полыхнула мне в рот зелёным пламенем, которое гудело и рычало, вливаясь в мой плавящийся от сладкой истомы организм. И только резкие сжатия, которыми меня месило сладострастно сокращающееся в экстазе влагалище, не позволяли мне потеряться в бешеном потоке удовольствия.
  
   И особенно восхитительным было то, что этот мощный и немного болезненный массаж ощущался почти синхронно со вздрагиваниями амазонки, с выплесками её огня, вливающимися в меня снова и снова. Он воспринимался как неотделимая составляющая сексуальной разрядки, которую переживала девушка, позволяя отслеживать малейшие её нюансы. Рена долго кончала, необычно долго. Через каждые пятнадцать-двадцать секунд импульсы её удовольствия начинали вроде бы затихать, но коварные лепестки плотно стискивали тело амазонки, и та взрывалась в новом приступе блаженства.
  
   Я бы подумал, что так оно и должно быть, не представляя, как долго должна протекать естественная кульминация зелёного удовольствия. Однако Рена уже перестала выплёскивать своё пламя, продолжая кончать вхолостую, и это вызывало определённые подозрения насчёт проделок сёкаи, которая продолжала жадно стискивать амазонку лепестками малых половых губ.
  
   - А-а-а, бл...дь, я сейчас сдохну! - простонала девушка и судорожно отстранилась от меня, прижимая руку к своей промежности и продолжая трястись от кайфа. Однако именно с этого момента путы блаженства стали её отпускать, и секунд через пять-шесть Рена успокоилась полностью, замерев с закрытыми глазами и с блаженной улыбкой на лице. - О...уенно, - прошептала она, а потом рассмеялась и, повернувшись в сторону двери, слегка пошатываясь, поплелась к выходу.
  
   Я проводил её взглядом, улыбаясь, как именинник. Всё-таки до чёртиков приятно было видеть столь основательно удовлетворённую женщину. Ну и, малость замечтавшись, я совершенно забыл, какие функции навешены на открывание и закрывание двери в этой кабинке удовольствий. Сочно чмокнув, гигантская вагина всосала меня целиком и секунд десять полоскала водой, которая лилась на моё лицо непонятно откуда, и одновременно с этим сотня маленьких язычков полировали мои щёки, подбородок, губы и шею. Потом я вновь увидел белый свет, чувствуя себя в лёгком нокдауне, и наверняка при этом ошарашенно хлопал глазами. Представив себя со стороны, я невольно рассмеялся и снова уставился на дверь, ожидая, кто же следующий войдёт.
  
   А следующей оказалась Гата. И в этом, пожалуй, не было ничего удивительного. Подруги просто поменялись местами. Об этом они, вероятно, и шептались после того, как Селина предложила одной из них своё место в очереди. Видимо, Рена уже тогда предчувствовала, что ей сложно будет долго терпеть, потому и ухватилась за возможность стать первой. Ну а вошедшая в кабинку амазонка совсем не выглядела невменяемой. Она аккуратно притворила за собой дверь и посмотрела на меня с плотоядной улыбочкой на лице.
  
   - Хи-хи, как симпатично ты смотришься в этом зажиме, - проворковала она. - М-м-м, спустить в рот замурованному в стенку мальчику, что может быть приятнее?
  
   Я глянул на супервагину, которая удерживала меня в своём влагалище, при этом, сладко причмокивая, непрерывно посасывала моё тело, и улыбнулся шире.
  
   "Интересно, что бы ты сказала, если бы увидела сей "зажим" во всей его красоте?" - весело подумал я.
  
   А Гата тем временем подошла вплотную и ткнулась мне в губы своей гладко выбритой киской. И это мягкое влажное прикосновение сразу подсказало мне, что амазонка была не столь безмятежна, как могло показаться. От неё явственно пахло возбуждением, хоть и не столь острым, как от Рены. Да ещё и зелёные "разрядики" ощутимо так покалывали мои губы.
  
   - Давай, приступай к своей работе, парий, - ухмыльнулась она, глядя на меня сверху. - И если постараешься как следует, я тебя вкусненьким угощу.
  
   Второй раз просить меня не пришлось. Я с аппетитом принялся вылизывать мокрую щёлочку языком, скользя от головки клитора вниз, до входа во влагалище, и возвращаясь обратно, наслаждаясь кисленьким вкусом женского сока, и ощущая, как постепенно разгорается зелёное пламя.
  
   "Всё-таки эта энергия блаженства хорошая штука, - с удовольствием думал я, - можно чувствовать, как распаляется девушка, и это сказочно приятно!"
  
   - Теперь просто соси! - приказала Гата, изменив наклон тела и запихнув мне в рот свой изрядно подросший клитор. Парочку своих пальцев она вставила во влагалище и стала стимулировать ими себя изнутри.
  
   "М-м-м, боже!" - мысленно простонал я, чувствуя вторую ладонь девушки на своём затылке. Этот крепкий властный захват был как раз в моём вкусе и изрядно подогревал моё возбуждение.
  
   Девушка тем временем увлечённо блаженствовала, прикрыв от удовольствия глаза. Запах её желания заметно усилился, и из влагалища стали раздаваться сочные хлюпающие звуки. В этот момент лепестки супервагины нежно приобняли Гату за плечи, и она буквально полыхнула зелёным огнём.
  
   Амазонка вскрикнула и отступила на шаг, разрывая наш с ней контакт. Пару секунд она сотрясалась от возбуждения и явно балансировала на грани оргазма. Но потом справилась с собой и стала успокаиваться.
  
   - Блин, чуть раньше времени не кончила, - выдохнула она, потом поводила рукой перед собой и подозрительно прищурилась. - Сёкая? - полуутвердительно спросила Гата. - Хм-м. Не мешай. Пока не кончу сама, не трогай меня. - Затем девушка перевела взгляд на меня и сказала: - А ты, парий, будешь лизать мою попу. Ясно тебе?
  
   - Конечно, как тебе будет угодно, Гаточка, - улыбнулся я в ответ.
  
   - Какой-то ты дерзкий больно для раба, - сказала амазонка, угрожающе прищурившись.
  
   - Так я не раб, а сексуальная игрушка, - ответил я весело и заголосил: - Ай-ай! Отпусти, - от того, что собеседница больно зажала мне нос пальцами.
  
   - Будешь ещё препираться со мной?
  
   - Нет-нет! Гаточка! Не буду!
  
   Шлёпнув меня по щеке, амазонка развернулась тылом и заткнула мне рот своей попой, основательно охватив лицо мягкими ягодицами.
  
   "Вредина, - обиженно подумал я, вылизывая ей анальную дырочку. - Хорошо, что не ты моя хозяйка. Бе-бе-бе!"
  
   Ну а чуть позже я отвлёкся от прежних мыслей и целиком погрузился в ощущения, чувствуя, как Гата вновь начинает пылать. Наслаждаясь ласками языка своей анальной дырочкой, она активно тискала пальцами влагалище, и мокрые хлюпанья, которые доносились до моих ушей, наталкивали на интересные догадки по поводу того, каким будет оргазм.
  
   И вот девушка стала дрожать, а зелёный огонь внутри неё раскалился до яркости маленького светила. Учащённо дыша, амазонка сперва отстранилась, а потом повернулась ко мне лицом, и сейчас из глаз её натурально лилось зелёное сияние.
  
   "Кошка! - подумал я с восхищением. - Ва-а-а! Какая она классная, когда так сильно возбуждена!"
  
   Хищно рыкнув, Гата состыковалась киской с моим ртом и принялась резкими толчками на него насаживаться, бархатными мокрыми складочками обволакивая снаружи, а крупным упругим клитором внедряясь внутрь. Вот сейчас она живо напомнила мне свою подругу Рену, которая перед ней столь же яростно сношала мой рот.
  
   - А-ар-р! - вскрикнула амазонка, выгибаясь дугой. - А-А-А-Р-Р-Р!!! - завопила она, взрываясь от наслаждения.
  
   Я приготовился в очередной раз насладиться зелёным пламенем, однако едва не захлебнулся от мощного водного напора, ударившего мне в самое горло. Первым же выстрелом Гата наполнила мой рот своим газированным "тархуном" почти полностью. Сквирт её оказался почти безвкусным. А точнее слабо сладеньким, как натуральный не подслащённый берёзовый сок. Но при этом он колол язык, как газировка, и вызывал настолько очаровательное послевкусие, что я и сам не заметил, как полностью его проглотил. Причём сделал я это очень вовремя, потому что за первой струёй последовала вторая, ещё более мощная и объёмная.
  
   Девушка рычала и вскрикивала, извивалась в экстазе, судорожно стискивая моё лицо бёдрами, и стреляла-стреляла, сперва длинными струями, потом более короткими, но не менее мощными. Пару раз мой рот переполнялся до предела, но Гата не давала ни единого шанса выпустить сквирт наружу, очень плотно запечатав мне губы своей киской. Наконец, жидкий заряд в её организме истощился, но она некоторое время ещё продолжала сотрясаться в оргазме, пока точно так же, как Рена, не отстранилась от меня и не вырвалась из объятий сёкаи.
  
   - О-о-ох! Ка-а-айф! - простонала амазонка, томно посмеиваясь. - Зна-а-атно спустила! Давно уже так много кончи не выплёскивала из себя! М-м-м! И ты всё проглотил. Как это миленько.
  
   В отличие от своей подруги, утомлённой Гата себя явно не чувствовала. Она погладила меня по щеке, взъерошила мою мокрую шевелюру и, хитро улыбнувшись, выпорхнула из кабинки. А я, будучи вновь поглощённым плотоядной вагиной, снова подвергся очищающей водной обработке. Правда, в этот раз уже был готов к такому развитию событий, а потому, прикрыв глаза и задержав дыхание, сумел даже получить удовольствие от аквамассажа.
  
   "Селина! Следующей будет Селина! - с азартом подумал я, вспоминая, насколько основательно блондинка прогрела себя во время нашего с ней первого "запретного" знакомства. - Хе-хе, будет очень прикольненько, если она меня прям растерзает!" - предвкушал я очередную встречу, выныривая наружу после очищающих процедур и обращая свой взгляд на дверь, которая в силу моего положения виделась "вверх ногами". Однако не успел я дождаться третьей посетительницы, как вздрогнул от неожиданности, почувствовав прикосновения к своему напряжённому от возбуждения члену.
  
   "Блин! Кто-то добрался до меня с той стороны! Ай-я-а-ай! Неужели Гата не наигралась?"
  
   А неизвестно кто тем временем уже развивал свой успех, облизывая и покусывая моего беззащитного младшего братика, заставляя меня время от времени то вздрагивать от лёгкой боли, то жмуриться от приятных прикосновений бархатного язычка.
  
   Но вот с тихим щелчком повернулась ручка, открылась дверь, и в кабинку скользнула блондинка. Глаза её были полуприкрыты, а лицо казалось до странности отрешённым. И если бы не вздрагивающая между ног вагина, белые волосики которой были покрыты капельками смазки, как реснички росянки, а мясистые дольки раздвинуты в стороны сантиметра на полтора, можно было бы подумать, что Селина пребывает в совершенно уравновешенном и даже сонном состоянии. Она прислонилась к двери спиной, защёлкнула её и замерла.
  
   "Почему она медлит? Чего ждёт?" - подумал я и невольно застонал, ощущая, как с той стороны мой член захватывает и засасывает в себя горячий жадный рот. С этого момента мне стало гораздо сложнее воспринимать происходящее, однако я всё равно обратил внимание, что кожа амазонки слегка отдаёт зелёным и словно бы светится изнутри едва заметным сиянием. Мерещится? Нет. Зелёное свечение усиливалось прямо на глазах, и теперь уже Селина напоминала мне чем-то инопланетянку из фильма "Кокон", которая в момент сексуального возбуждения начинала вот так же светиться сквозь кожу.
  
   "Ва-а-ау! Что будет сейчас?! Что будет?! - восторгался я. - И как мне себя вести? Сохранять ли неподвижность, как с Маришей, или приласкать эту вкусняшку как следует?"
  
   "Не важно, - услышал я едва слышимый шёпот в своей голове, - она кончит, как только сольётся с твоим ртом вагиной. Сколько энергии! Давно уже не видела так много!"
  
   Это были явно не мои мысли, хотя бы потому, что звучали они на незнакомом языке, хоть я почему-то и понимал каждое слово. Сёкая? Заговорила со мной? Поразительно!
  
   "Все женщины Форсу светятся так необычно, когда возбуждены?" - обратился я к духу с вопросом.
  
   "Её сияние, - услышал я в ответ, - не более чем твоё восприятие избытка энергии. Этот свет видят только парии. И то не все. У тебя это выливается в визуальные образы, а у других может быть и по-другому".
  
   - Ай! - невольно вскрикнул я, чувствуя, как член мой болезненно сжали твёрдые зубки.
  
   "Извини, - хихикнул в моей голове тихий голос, - не думала, что амазонка так отреагирует на мои прикосновения. Ничего, сейчас тебе станет приятнее".
  
   Мой голос словно бы пробудил светящуюся блондинку. Она открыла глаза и, оттолкнувшись спиной от двери, направилась в мою сторону. А с другой стороны на бёдрах моих уже устраивалась верхом другая леди, крепко сдавливая ствол моего члена и надрачивая его рукой.
  
   - А-а-а-ах! - снова закричал я, чувствуя восхитительное погружение в истекающую соками тугую пещеру. И Селина снова замерла, рассеянно глядя на меня сверху вниз. И пока она стояла, будто раздумывая о чём-то, наездница вовсю набирала ход, увеличивая амплитуду своей скачки.
  
   - А-а-а-а! - стонал я от удовольствия, переживая стремительный взлёт блаженства.
  
   Блондинка ухватилась за что-то под моим затылком и вытянула меня наружу до уровня груди. Наездница, судя по всему, проехалась вместе со мной, но эти подвижки её не смутили. Она лишь крепче сжала меня бёдрами и ускорила свои фрикции, ещё туже сжимая влагалищем моего дружка.
  
   Селина опустила вниз подвесное сидение и уселась в него. Порывистые движения выдавали её нетерпение, но лицо девушки по-прежнему выглядело безмятежным. На губы мне брызнули капельки вагинальной смазки, а нос окутал сильный запах женского возбуждения.
  
   "Язык, - мысленно подсказала сёкая, - засунь его во влагалище поглубже. Так будет совсем хорошо!"
  
   В рот мне ткнулось истекающее соком и буквально вибрирующее от страсти женское начало. Я послушался доброго совета, проникнув языком в его глубины, и тут же ощутил, как горячая и сочная плоть резко напрягается и засасывает моего разведчика с невероятной силой, а с ним и весь рот. А потом меня буквально затопило зелёное цунами, стремящееся унести в открытый океан. И только острые ноготки, больно впившиеся мне в талию и в шею почти одновременно, позволили на пару десятков секунд задержаться на грани нирваны и ощутить восхитительную прелесть двойного оргазма.
  
   Рот мой мощными рывками засасывала одна вагина, член дёргала и тянула в себя другая. А потом головку моего приятеля захлестнул зев матки и резким жадным всасыванием "раскурил" меня до острого и тягучего блаженства, заставляя извиваться и мычать с запечатанным ртом. Но и этим дело не кончилось. Гигантсвое влагалище, крепко стискивающее моё тело, вдруг тоже судорожно сжалось и затряслось в бешеном оргазме, реагируя своими сокращениями на обе разрядки разом. И вот только после этого не прекращающий бесноваться зелёный шторм вырвал меня из плена осязательных ощущений и унёс в безграничное водное пространство.
  
   Океан. Безбрежная зелёная благодать. Кажется, я уже был здесь. Кажется, плавал в его глубинах совсем недавно. Что бы это значило? Я снова продвинулся? У меня таки образовался второй листик на зелёной веточке? Впрочем, ни о чём подобном я в тот момент не думал. Я вообще не имел возможности хоть что-то соображать, пребывая в глубоком омуте волшебного опьянения. Но где-то на далёкой-далёкой границе моего восприятия если и не мысли возникали, то какое-то неуёмное любопытство относительно моего теперешнего статуса. Получилось ли у Селины воплотить свои замыслы? Закончилась ли успехом её интрига? Я не знал ответа на эти вопросы. Да мне собственно и не нужны были ответы в тот момент.
  
   Сноски и пояснения:
   [1] Описание устройства.
   Внутри это эластичная труба круглого сечения, на нижней части которой движется в полозьях эластичное ложе, на которое укладывается человек. На внутренних стенках расположены отверстия, через которые в камеру поступает подогретый лубрикант. Снаружи внутренняя переборка имеет выпуклый мягкий рельеф, подстраивающийся под форму облокачивающегося на неё человека. Опираться можно как грудью, так и спиной. Внешнее большое отверстие имеет подвижную крышку, опускание которой приводит к сжатию трубы по вертикали и фиксации человека внутри. Края отверстия тоже эластичны, меняют его размер и могут как шею человека охватывать, так и его грудь. На внутренней стороне крышки имеются форсунки для омывания. В стороне от отверстия и выше его имеется сиденье на подвижном выдвигающемся шарнире. Это сложный механизм, который ориентирует сиденье точно надо ртом мужчины, как бы его ни поворачивали. В самом сиденье имеется широкая и длинная прорезь под вагину и анус, так чтобы женщина, сидя в нём, могла получать оральные ласки. Кроме сидения на переборке есть и какие-то другие удобства непонятного Диме назначения. Под мягкой эластичной поверхностью внутри трубы расположены массажные механизмы, создающие ощущения сжатия, поглаживания и рассасывания (как во рту).
  
   С обратной стороны кабинки у трубы есть механизм открытия, при котором труба разворачивается в мягкое ложе, предоставляя доступ ко всей нижней части человека от живота и до пальцев ног. Ноги остаются зафиксированы на ложе мягкими зажимами. В этой позиции мужчина доступен для позы "наездница". На ложе имеется также механизм разведения ног в стороны для обратной миссионерской позиции. Ноги можно освободить из зажимов и зафиксировать на внутренней перегородке для позиции амазонки или инвертного гета (страпон-секса или проникновения мужчине в анус увеличенным клитором - голубое запретное удовольствие). Впрочем, если зафиксирована будет женщина, то получится не гет, а лесбосекс.
  

Глава 12. Продвижение

К содержанию

   Я был опьянён и обласкан. Зелёная нежность окутывала меня со всех сторон. Очень довольное, урчащее и сладко тискающее меня море, в глубинах которого я оказался, было явно разумным. Оно восторгалось мной, вожделело меня и очень радовалось тому, что я заключён в его объятия.
  
   "Сёкая? - возникла в моих мыслях догадка, и с этого момента ум мой стал пробуждаться. - Сёкая, - подумал я уже более утвердительно. - Я тебе правда нравлюсь? - обратился я мысленно к духу, сознавая, что кокетничаю, и немного стыдясь этого. Я не особенно рассчитывал на ответ, но мне всё же ответили:
  
   "Да".
  
   "И я тебя обожаю! - признался я в свою очередь. - Это такая круть! Такая прелесть! Да я просто торчу от того, что ты со мной делаешь! Никогда ещё в жизни я не испытывал столь волнительных и ярких переживаний".
  
   "Я знаю, что тебе понравилось, - услышал я, чувствуя нежные объятия со всех сторон. - Твои эмоции очень порадовали меня и увлекли".
  
   "Значит, образ гигантской вагины пришёлся тебе по вкусу?"
  
   "Хи-хи, да, он шикарен, судя по тому, как ты на него реагируешь. В общем-то мне не важно, как я выгляжу в твоих глазах, главное, чтобы была возможность вобрать тебя целиком, обсасывать и смаковать твоё тело, чувствовать его вкус, лакомиться тобой. Это гораздо интереснее обычного секса, который предпочитают большинство мужчин. И поскольку ты очень вкусно радуешься тому, как вагина заглатывает и обсасывает тебя, этот облик стал моим любимым. М-м-м, я до сих пор ощущаю в себе эхо твоего восторга: сладкого, яркого, острого, восхитительного. М-м-м! М-м-м! М-м-м!!!"
  
   Зелёная субстанция вокруг резко сжалась и стала тискать меня, причмокивая и смакуя, прям как жадный рот, рассасывающий сладкую карамельку.
  
   "Боже! - мысленно охнул я. - Постой! Ты же меня так раздавишь!"
  
   "Я хочу тебя съесть, - проурчала хищница. - Хочу выделить пищеварительный сок, много сока, окунуть тебя в него целиком и наслаждаться тем, как ты растворяешься в моей утробе. Ощущать, как твоё тело становится нежным и мягким, чувствовать вкус твоей плоти, превращающейся постепенно в податливый холодец, который я могу всасывать своими присосочками, смаковать и наслаждаться, и пить эмоции, которые ты будешь испытывать, понимая, что растворяешься и сливаешься со мной".
  
   "А это не будет больно?"
  
   "Для тебя - нет. Ощущения, которые испытывает моя еда, во многом зависят от переживаемых ею эмоций. Испытывая страх, жертва отгораживается скорлупой ментального барьера, мне приходится взламывать его, и эти действия могут быть болезненными. Радуясь, она, наоборот, открывается, обнажая для меня свою сладкую и вкусную душу. Я легко просачиваюсь в любые её уголки, дотягиваюсь до центров удовольствия и побуждаю их вырабатывать для меня больше сексуальной энергии. Вкусняшка испытывает взлёт удовольствия, которое постепенно достигает своего пика и выливается в оргазм. А я получаю много аппетитной питательной пищи".
  
   "Вау! Как это соблазнительно звучит! Тогда давай, раствори меня, если тебе так хочется. Я не против быть съеденным. Думаю, мне это понравится! Да! Думаю, очень понравится!"
  
   Сёкая ответила далеко не сразу, и зелёное море замерло в нерешительности, будто переживало какую-то внутреннюю борьбу.
  
   "Нет, - ответила дух спустя несколько секунд. - С этим следует подождать. Не хочу помешать твоему восхождению. Я долго ждала такого лакомого как ты мужчину. Подожду ещё немного. У меня появится возможность съесть тебя уже сегодня, после того как ты отрастишь и зелёную, и оранжевую веточку. Так что мне совсем некуда спешить, моя вкусненькая добыча. Я всё равно получу своё".
  
   "Значит, я ещё не продвинулся, - догадался я. - Не удалось мне получить второй зелёный листик, да?"
  
   "М-м-м, ты был очень близок. Блондинке капельку энергии не хватило, совсем немного. Но она сделала 90% работы. Так что следующее вливание обязательно продвинет тебя".
  
   "Вот значит как, - подумал я, переживая и лёгкое сожаление о несбывшихся ожиданиях Селины, и безмерную радость от того, что мне почти удалось пройти испытание Мариши. По крайней мере, первый его этап. - А Лика, значит, не прогадала со своим местом в очереди. Хе-хе, именно ей и представилась хорошая возможность продвинуть меня. Ох! Точно! Она ведь, наверное, ждёт меня. А я... Я без сознания сейчас?"
  
   "Ты погружён в себя и блаженствуешь. Но это не страшно. С двумя женщинами, которые наслаждались тобой недавно, возникла заминка. Они так сильно кончили, что лишились чувств. О-о-ох! Это было очень приятно! Давно я уже не сопереживала такого острого удовольствия! Двойного удовольствия! М-м-м! Но теперь их приходится с тебя снимать. Сильная рыжая леди возится с тёмно-русой амазонкой, а моя хозяйка Мариша - с блондинкой. Хи-хи, обе пользовательницы присосались к тебе как пиявки, так что оторвать их было не так уж и просто. Это заняло некоторое время и дало нам возможность немного поболтать. Думаю, что капелька времени у нас ещё осталась. А потом я помогу тебе пробудиться, если функция смыва не приведёт тебя в чувства".
  
   "Спасибо, сёкая, что помогаешь мне".
  
   "Совсем не за что, - ответила дух. - Я сопереживаю блаженство твоих посетительниц, чувствую и их эмоции, и твои. Так что мне самой нравится во всём этом участвовать".
  
   "А тебе не удалось ещё испытать свой особый духовный оргазм?"
  
   "Пока нет, но это не страшно".
  
   "Что-то мешает?"
  
   "Нет. Мне нужно съесть тебя для этого. Тогда, может быть, и получится. Но всё. Приготовься. Мариша уносит блондинку. Сейчас будет смыв".
  
   "И как я должен приготовиться, когда не чувствую своего тела?" - посетовал я. А потом ощутил, как зелёное пространство вокруг меня начинает бурлить водными потоками, и невольно задержал дыхание, чтобы не наглотаться воды. Этот душ действительно несколько вернул мне внешние ощущения, и я даже почувствовал прохладу на лице, в тот момент, видимо, как оно оказалось снаружи. Однако глаза открыть не сумел. Точнее, мне казалось, что они открыты, вот только кроме окружающей меня зелени не видел ничего.
  
   Щёлкнула дверь кабинки, и я услышал приближающиеся шаги.
  
   - Лика? - обратился я к вошедшей. - Блин, не вижу ничего, вокруг сплошной зелёный туман.
  
   Шеи моей коснулись женские пальчики и укололи электрическими разрядами.
  
   - Ха-ха, Лика, перестань, щекотно, - рассмеялся я. - Ты током бьёшься!
  
   И именно в этот момент туман стал постепенно рассеиваться. Он словно прозрачность обретал, но воздух всё равно оставался зелёным, как подкрашенное примесями железа бутылочное стекло. Я увидел перед собой амазонку, присевшую на корточки, которая с радостным удовлетворением разглядывала меня.
  
   - Привет, красотка, - улыбнулся я ей. - А я тебя вижу. Знаешь, что глаза твои светятся, как у кошки в ночи? Такие две яркие зелёные лампочки.
  
   Но Лика не ответила. Она прижалась ртом к моей шее, к тому самому месту, на котором должны были находиться листики, и стала её облизывать и обсасывать, будто пробуя на вкус. И одновременно с этим я услышал хлюпающие звуки откуда-то снизу. Увидеть, что там происходит, мне не позволяла объёмная грудь девушки, загораживающая весь обзор. Однако догадаться об источнике столь развратных звуков было несложно.
  
   "Ой, кажется, меня опять будут сквиртом поить", - озабоченно подумал я.
  
   Отношение к этой перспективе у меня было двояким: с одной стороны, вкусно и возбуждающе, с другой - уж больно мощно Гата выстреливала свои струи и попадала мне почти в самое горло, вызывая достаточно ощутимый дискомфорт.
  
   "М-м-м, струйный оргазм!" - с вожделением проурчала сёкая, и эмоциональная окраска её мыслей вызвала у меня устойчивый образ, что дух облизывается.
  
   "Тебе-то хорошо, ты только кайф испытываешь, - посетовал я. - А мне прямо в глотку вода хлещет. Может, если языком горло прикрыть, станет полегче?"
  
   "Хочешь, помогу? - предложила сёкая. - Но с условием, что языком ты прикрываться не будешь. Наоборот, поглубже вставишь его во влагалище".
  
   "Хочу, а как поможешь?"
  
   "Раздвину твоё горло телекинезом, так чтобы струйки протекали через него свободно и без проглатывания. Я не знаю, что ты при этом почувствуешь, но рвотный рефлекс точно не сработает, потому что воздействие моё не материальное. Если понравится, то могу так же и с оранжевой веткой помочь".
  
   "Ух ты! Класс! Я согласен!"
  
   "Хи-хи, мне нравится твой энтузиазм. Но тогда и ты для меня кое-что сделай. В момент струйного оргазма амазонки потри её точку "джи" языком".
  
   "Девушки обычно так зажимают мой язык у себя внутри, что и не пошевелиться".
  
   "Достаточно будет надавить кончиком вверх".
  
   "Хорошо, я попробую".
  
   "Мр-р-р! - плотоядно проурчала сёкая. - Хорошо!"
  
   "Мне вот только одно непонятно, - решил разъяснить я интриговавший меня вопрос. - Сквирт - это ведь элитное розовое удовольствие, верно? Но я пока не имею розовых листиков. Так как он тогда получается?"
  
   "Это зелёный сквирт, не розовый, - услышал я ответ. - И получается он усилиями самих женщин. Они просто умеют его вызывать обычным, не магическим способом. Розовый сквирт гораздо мощнее и приятнее. И ощущается он совершенно иначе. В будущем сам сможешь почувствовать и поймёшь".
  
   Лика вдруг задрожала, всхлипнула и ощутимо прикусила мне шею зубами, будто вампирка, желающая её прокусить. Не успел я ойкнуть от неожиданности, а девушка уже была на ногах. Киску свою она прикрывала правой рукой, три центральных пальца которой были вставлены во влагалище. Тихо рыкнув, она выдернула их наружу, забрызгав мне лицо капельками сока, и вплотную придвинулась своей пушистой красоткой к моему рту.
  
   - Оближи! - приказала она напряжённым и оттого жёстким голосом.
  
   "Не касайся клитора, - подсказала сёкая. - И очень нежно облизывай. А иначе она тут же кончит и позиция для приёма сквирта получится не очень удобной".
  
   Я последовал совету духа, легонько пройдясь языком от точки "ю" до входа во влагалище, почувствовал чуть сладковатый вкус, который вдруг усилился, и жидкости у меня во рту стало значительно больше.
  
   - М-м-м! - простонала Лика, приподнимаясь на носочки и тем самым отрываясь от меня. Тело её подрагивало от блаженства, и сверху на моё лицо падали капельки белёсой жидкости.
  
   Гигантская вагина, удерживающая моё тело до самой груди, плотоядно причмокнула и втянула меня поглубже, отодвигая от амазонки, а точнее переместила ложе в позицию номер два. Подвесное сиденье при этом отъехало в сторону и втянулось в стену. Лика озадаченно моргнула, но быстро перестроилась. Приблизившись, она перешагнула через мою голову и расположилась к супервагине спиной. Впрочем, иллюзию девушка не должна была видеть, и вряд ли она почувствовала, как спину её оборачивают два огромных лепестка. По крайней мере, никакой бурной реакции за этим не последовало. Казалось, девушка, даже наоборот, слегка успокоилась. Она посмотрела на меня сверху вниз, и губы её растянула плотоядная улыбка, кончик языка высунулся наружу, и, подогнув коленки, амазонка уселась мне на лицо, охватывая рот пушистыми дольками, а здоровенным клитором своим утыкаясь в нос.
  
   "Язык", - напомнила мне сёкая, и я скользнул им в гостеприимно приоткрытую пещерку, словно в омут с горячим кисленьким маслом нырнул.
  
   - Н-н-н! - простонала Лика, и влагалище её крепко сжалось, ловя добычу, а потом одним мощным глотком засосало её вглубь.
  
   "Крючочек", - снова подсказала мне дух.
  
   Я послушался, загибая кончик языка вверх, вернее попытался это сделать, надавливая на переднюю стенку влагалища. Казалось бы, совершенно невинное действие, но вызвало вдруг неожиданно сильный эффект. Язык мой словно на какую-то упругую кнопочку надавил, и амазонка вскрикнула, выгибаясь в экстазе. Тело её откинулось назад прямо в объятия гигантской вагины, которая широко развела свои мясистые дольки, позволяя женскому телу окунуться между ними до самого дна, а потом плотно сжала её с боков. Огромный клитор лёг сверху, перевешиваясь через правое плечо Лики возле самой её шеи и проникая своей толстой головкой между больших титечек. А хищные мясистые лепестки поставили окончательный штрих в этой упаковке, накрывая тело девушки от груди до низа живота.
  
   - А-а-ар-р-р! - сдавленно рыкнула амазонка, разражаясь сильной дрожью.
  
   Пальцы её вцепились мне в волосы, натягивая их и ещё сильнее вжимая меня лицом в промежность. Ноги оторвались от пола и судорожно вытянулись вперёд, сдавливая мои щёки бёдрами с боков, а влагалище стало мощно сокращаться, совершая резкие волнообразные рывки, и буквально присасывалось к моему рту, как вакуумная помпа. А потом горло моё вдруг основательно растянулось, словно принимая в себя какой-то толстый таран, выдвинувшийся откуда-то из глубин женского организма.
  
   Я вздрогнул, переживая сильное потрясение и ожидая, что меня вот-вот вывернет наизнанку. Но, как ни странно, ничего подобного не произошло. Рвотный рефлекс не сработал, и вообще ничего инородного я в себе не ощущал. Будто сам воздух в моём горле ни с того ни с сего вдруг обрёл упругость и растянул его изнутри внутренним давлением.
  
   - ГХА-А-А-А! - завопила Лика, взрываясь сладострастными судорогами, и стала хлёсткими струями извергаться в мой гостеприимно распахнутый пищевод. И одновременно с этим резко сжалось и затряслось удерживающее меня, истекающее горячими соками гигантское влагалище. Зелёное море девятым валом накрыло моё сознание и затопило его, погружая в свою глубину и опуская на самое дно.
  
   Однако я по-прежнему продолжал ощущать, как врываются в меня долгие упругие струи, буквально пронизанные напряжением острого блаженства девушки. Чувствовал, как в желудок мой стекают потоки горячей жидкости и пропускают по телу пронзительный, невероятно приятный электрический ток.
  
   Какое-то время стихия бесновалась, набирая силу, а потом стала постепенно затихать. В конце концов, она плавным течением вынесла меня в тихую лагуну. Мысли затопило сладким блаженством, которое принялось их растворять. Все мыслительные процессы останавливались и замирали. Пока я, наконец, не оказался в зелёной безмолвной пустоте, переживая чувство томной нирваны.
  
   В состоянии глубокого покоя время словно замирает, поэтому мне сложно сказать, как долго я пребывал на дне. Вот только что меня окружало мягкое непроницаемое безмолвие, как вдруг его разорвали громкие восторженные крики:
  
   - И-И-И-И-Я-А-А-А!!! Я ЭТО СДЕЛАЛА!!! СДЕЛАЛА!!! ЙА-А-А!!!
  
   Зелёное пространство лопнуло, как хрупкое стекло, осыпалось мириадами мелких осколков, и я увидел скачущую от радости Лику, торжествующе потрясающую над головой кулаками.
  
   - Оле-э-э-э! Прекрасная Валенсия-а-а-а! Тебя-а-а не остановит никто-о-о!!! - голосила девушка, как ненормальная.
  
   Дверца кабинки щёлкнула, распахнулась, и в неё заглянула бледная, как вампир, амазонка с горящими зелёным светом глазами.
  
   - Ты чего так орёшь, дура?! - воскликнула она.
  
   - Это первый класс, Ленарочка! - захлёбываясь от восторга, набросилась на неё Лика и одним рывком втащила подругу внутрь. - Смотри, как ярко горит, а переливается-то как красиво! Йа-а-а! Наш Димочка натуральный рекордсмен по зелёной ветке! Посмотри сама! Посмотри!
  
   Но вместо ответа шатенка сгребла в охапку буйствующую амазонку, ловко выпихнула её наружу и захлопнула дверь. Я внутренне напрягся, ожидая очередного омовения, но ничего подобного не произошло. Смывной механизм не сработал почему-то.
  
   - Блин, я тут загибаюсь от хотелки, из последних сил терплю, а она песни поёт, дура, - проворчала Лена и обратила на меня свои светящиеся, как у гоаулда [1], глаза.
  
   Удерживающая меня в мокрых объятиях тугая плоть сочно причмокнула и втянула моё тело в себя по самую шею. Губы амазонки сложились в плотоятную улыбку.
  
   - Правильно, - похвалила она инициативу сёкаи. - Как раз то, что мне нужно, дорогуша. О-о-ох! Как же мне хочется кончить! - простонала Лена и стремительно приблизилась ко мне.
  
   Она сразу взялась за дело, не проявляя никакого любопытства к меткам на моей шее. Скорее всего, просто не в том состоянии была, чтобы отвлекаться на подобные моменты. Сочащаяся соком промежность амазонки стремительно приблизилась к моему лицу и ткнулась в губы, обволакивая их податливой нежной плотью.
  
   "А-а-ах! Как приятно!" - мысленно простонал я, открывая рот и принимая в него вместе с изрядной порцией терпкого сока бархатную мякоть, словно необычный экзотический фрукт вкусил. Он был столь очаровательным и нежным, что я сразу принялся его сосать. Это было непроизвольное действие, я просто не мог поступить иначе, настолько сильно мне хотелось это сделать. И амазонка отреагировала на мои ласки сладострастными стонами и ритмичными толчками бёдер.
  
   - Да-а-а! Вот та-а-ак! - выдохнула она, содрогаясь от страсти и резко насаживаясь на мой рот. - Соси, шлюшка, соси! Заглатывай мой клитор поглубже! А-а-а! А-А-А-И-И-И!!!
  
   Из горла Лены вырвался оглушительный крик, и она выстрелила зелёным напалмом из своей киски, как десять драконов разом. Она вцепилась мне в шею обеими руками, сдавила ногами голову и мощно вздрагивала, не переставая кричать и извергаться морем огня. Но организм мой, казалось, уже приспособился к этому экстриму, принимая в себя энергию с жадностью и удовольствием. Я переживал необычные ощущения. С одной стороны, чувствовал заметно выросший внутренний объём, а с другой - тот казался пока недоступным и запечатанным почему-то. И лишь стенки этого необычного резервуара впитывали в себя попадающее на них пламя, становясь более толстыми и прочными.
  
   Воздух в кабинке вновь окрасился в зелёный цвет, но не потерял прозрачность, позволяя мне всё видеть и чувствовать по-прежнему чётко. Супервагина, подставлявшая меня амазонкам в качестве наживки, поймала себе новую жертву. Она окутала её хищными лепестками и теперь наслаждалась оргазмом, продлевая его снова и снова, заставляя женщину разражаться новыми импульсами блаженства, как только прежние начинали затихать.
  
   А Лена, похоже, только радовалась этому. Она уже расстреляла весь свой зелёный заряд, но и не думала отстраняться, продолжая извиваться от наслаждения вхолостую. В конце концов, дух сама отпустила её, позволив обессиленно сползти на пол.
  
   - О-о-ох, какой кайф! - простонала Лена, утыкаясь лицом в мою шею. - Обожаю сёкаев. Оргазм с ними получается просто нереально долгим и сильным. О-о-ох, - выдохнула она и затихла.
  
   Женщина ещё с четверть минутки посидела на полу, а потом отстранилась и стала с интересом изучать мою шею.
  
   - Да, действительно яркий листик, - констатировала она с улыбкой. - Славного пария Мариша себе урвала. Даже завидно.
  
   Расслабленно подняв руку и похлопав меня по щеке, она встала на четвереньки и прям так направилась к выходу, демонстрируя мне свою большую крепкую попку и очаровательную писечку, которая при таком стиле перемещения вальяжно покачивала влево и вправо своими сомкнутыми дольками и выглядела в высшей степени удовлетворённой.
  
   Дотянувшись до рукоятки двери, Лена открыла её, выползая наружу, и захлопнула. После чего фиксирующее устройство поглотило меня и начало смыв. Вернее, в моём искажённом восприятии всё это проделала супервагина, в очередной раз теша мои сексуальные пристрастия, но какой-то частью своего ума я всё равно понимал, что это не более чем иллюзия.
  
   "Осталась одна", - подумал я с лёгким сожалением и предвкушением одновременно. Сожаление было о том, что всё хорошее когда-нибудь заканчивается. Ну а предвкушение... Хе-хе, я ожидал изменений в своём статусе. И я волновался. Главного я добился: два зелёных листика у меня теперь были. Осталось второй оранжевый получить. А это уже было делом техники, правда, техники довольно экстремальной.
  
   Ох страшновато мне было, честно говоря, и остренько одновременно. Сама мысль, что меня будут накачивать невкусной жидкостью, вливая её под давлением в самое горло, пугала, но в то же время приятно щекотала нервы, потому что, блин, меня чертовски возбуждала перспектива такого насильственного "золотого дождя".
  
   Запрокинув голову назад, я смотрел на дверь и с замиранием сердца ожидал, когда войдёт Ринка. И ощущения у меня были как у ребёнка, ждущего медсестру с уколом. Вот сейчас придёт страшная тётя и, а-я-яй, будет боба! Ну если не принимать в расчёт, что ребёнок этот был этаким извращенцем, обожающим уколы, но боящимся боли.
  
   "Капельку потерпеть, - уговаривал я себя. - Всего лишь капельку. Расслабиться, довериться, отдаться, позволить сделать с собой всё что требуется. А потом будет гораздо легче. Со вторым листочком оранжевое удовольствие потеряет все свои неприятные вкусовые качества. Капельку потерпеть".
  
   Я терпеливо ждал прихода амазонки, полностью сосредоточившись на последнем сегодняшнем испытании, поэтому не заметил, что нижней половине моего тела от пояса до коленок стало прохладней и мокрая плоть перестала на неё сверху давить. Не обратил я внимание и на странные колебания ложа, как будто на нём появился дополнительный вес. И только прикосновение чьих-то рук к моему паху заставило меня вздрогнуть от неожиданности.
  
   "Что, опять?!" - подумал я взволнованно.
  
   Опять кто-то добрался до меня с той стороны. Лена? Вряд ли. Она уползла на четвереньках и, судя по всему, ей было не до продолжения банкета. Тогда кто?..
  
   - А-ах! - выдохнул я, почувствовав, как бархатный влажный язычок скользит снизу вверх по напряжённому стволу моего члена. А ведь я так и не кончил в последний раз, когда Гата на мне скакала. И, честно говоря, даже не понимаю, как сумел сдержаться, ведь удовольствие было таким острым и пронзительным. Может быть, техника кальяна останавливает оргазм? Но зачем тогда Лена при первой нашей встрече заставила меня проглотить какое-то средство, сдерживающее разрядку? Только чтобы эрекцию вызвать? Непонятно.
  
   С тихим щелчком открылась дверь, и в кабинку вошла Ринка.
  
   - А-а-а-а! - поприветствовал я её вскриком блаженства, когда с той стороны мой член целиком заглотили. - Мамочка-а-а-а! Н-н-н!
  
   Амазонка взглянула на меня недоумённо, а потом, видимо, сообразила, что к чему, и заулыбалась.
  
   - Хи-хи, так вот куда Лика запропастилась, - сказала она. - Ладно, пусть так. Так даже прикольнее.
  
   Рыжая леди подошла вплотную, и ложе моё самопроизвольно выдвинулось в позицию номер два.
  
   - Правильно, - одобрительно кивнула амазонка. - Как раз то, что нужно.
  
   Она перешагнула через мою голову и встала к переборке спиной, нависнув надо мной своей пушистой рыжей киской. А потом, слегка откинувшись назад, стала с удовольствием наблюдать за мимикой моего лица.
  
   - М-м-м! Как же здорово на тебя смотреть, пока ты так балдеешь, - промурлыкала Ринка. - Так возбуждающе это выглядит.
  
   Лика с той стороны стала активно сосать мой член, ритмично сглатывая горлом. Переживая взлёт наслаждения, я задрожал, беззвучно открывая рот, и рыжая амазонка не преминула этим воспользоваться, плеснув из влагалища смазкой мне на язык.
  
   - Хи-хи, - рассмеялась она, наблюдая, как я удивлённо моргаю глазами и сглатываю.
  
   Лика плавно выпустила мой член изо рта, и я смог, наконец, перевести дух. Она продолжала ощупывать и поглаживать мужское достоинство пальцами, наслаждаясь его твёрдостью, покачивая его, отгибала вниз и отпускала, так что твёрдый кол звонко шлёпался о мой живот. Однако игры эти не чувствовались так пронзительно и крышесносно, как глубокое заглатывание члена и его стимуляция губами, языком, горлом. Так что я смог, наконец, сосредоточиться на рыжей амазонке и посмотреть, что она делает.
  
   А Ринка просто стояла надо мной и смотрела сверху, похотливо улыбаясь, и глаза её были какими-то нечеловеческими. Радужки оказались не просто зелёными, как раньше, а ярко-зелёными, светящимися, а из зрачков лился оранжевый свет.
  
   "Ничего себе! - изумлённо подумал я. - Два вида энергии в ней накопились. Так это следует понимать?"
  
   А ещё у этой инопланетянки за спиной вдруг развернулись крылья: большие, кожистые, телесного цвета, со складчатой бахромой по краям. И я не сразу сообразил, что это малые половые губы супервагины, которыми та взмахивала как крыльями у Ринки за спиной, и это было очень необычно и прикольно. Меня позабавила такая игра. Я подумал даже, что сёкая прикалывается. Но в этот момент амазонка повернула голову вправо и облизала ребро своего "крыла", которое будто бы специально для этого подогнулось.
  
   "Она видит?!" - изумлённо подумал я, а Ринка ухмыльнулась, широко развела "крылья" в стороны и быстро затрепетала ими, как бабочка перед взлётом. Причём, глядя на мимику лица женщины, можно было подумать, что именно она "крыльями" машет.
  
   "Она управляет?! - не верил я своим глазам. - Или может ею управляют? Сёкая вселилась в неё?"
  
   - Ринка? - обратился я к амазонке, но та не ответила, а только лишь причмокнула ртом, и одновременно с этим пещерка, в которой я пребывал, сжалась и колыхнулась волной. Глядя вверх, я заметил движение в непосредственной близости от своего лица, и, сфокусировав взгляд, стал свидетелем завораживающего зрелища. Клитор амазонки ритмично покачивался вверх-вниз в такт сокращениям вагины, которые поразительным образом совпадали с сокращениями супервлагалища, как будто между ними возникла обратная связь.
  
   - М-м-м! - простонала Ринка, поедая меня масленым взглядом. Тело её стало вздрагивать, а глаза засияли сильней. - Боже, как круто ощущать тебя внутри! - выдохнула она и рассмеялась, хватаясь рукой за промежность и крепко стискивая её. - У-у-ух! Так и кончить не долго!
  
   - Ринка? - снова спросил я. - Это ведь ты?
  
   - Ну а кто ещё? - ухмыльнулась мне женщина и, состроив жёсткую мину на лице, очень крепко сдавила меня супервагиной. Именно она была актором этого действия - так мне показалось. Да и её собственное влагалище сжалось, я видел это своими глазами.
  
   - Ох! Постой! - простонал я. - Раздавишь!
  
   Возглас мой вызвал у амазонки торжествующий садистский смех, и огромная пещерка вздрагивала и сжималась ему в такт.
  
   "Как она это делает? - подумал я изумлённо. - Как?!"
  
   А тем временем Лика с обратной стороны уже устраивалась верхом на моих бёдрах, и рука её энергично надрачивала член, проверяя его твёрдость перед использованием. Я ощутил мокрый жар на головке своего приятеля. А потом...
  
   - А-а-ах! - сдавленно простонал я, чувствуя восхитительное погружение в горячие и тугие глубины. - Ма-ама-а! - а это уже от сжатий большого влагалица, которое в точности повторяло сокращения своей малой сестрички, засасывающей мой член во время плавных поступательных движений вверх-вниз.
  
   - М-м-м, как приятно, - откликнулась Ринка, прижмуривая от удовольствия глаза. - Пора бы и мне удовольствие получить.
  
   Она слегка присела и накрыла мои губы киской, обволакивая их снаружи. Я почувствовал мягкое бархатное засасывание, а потом упругий толчок горячей жидкости, одна часть которой попала мне в рот, а другая стала растекаться по лицу вязкими струйками. Амазонка слегка отодвинулась назад и стала водить головкой клитора по моим губам. Я непроизвольно попытался поймать его ртом и приласкать, но Ринка отстранилась.
  
   - Язык, - приказала она. - Высунь его подальше и сделай для меня плоскую подушечку.
  
   Честно говоря, мне совсем не просто было сосредоточиться на словах амазонки. Весь организм мой пронизывали волны удовольствия, создаваемые ритмичными движениями Лики, насаживающейся на мой член. Да ещё и супервлагалище вносило свой немаленький вклад в удовольствие, тиская и обсасывая моё тело. И тем не менее я вытянул язык наружу, отогнув его вниз, к подбородку.
  
   - Умничка, - промурлыкала амазонка и зарылась клитором в мягкую поверхность развёрнутого для неё плацдарма. Скользнув вниз, она достигла кончика языка, потёрлась о него головкой и отправилась в обратный путь. А потом, не сбавляя хода, основательно проникла мне в рот, попутно насаживаясь влагалищем на язык и захватывая его.
  
   В следующие несколько секунд все ощущения мои затмились восхитительным захватом, в процессе которого здоровенный клитор Ринки плавно погружался мне в рот, а язык всё глубже и глубже засасывался во влагалище. При этом амазонка не прекращала истекать соками, подкармливая меня кисленьким нектаром. И, наконец, основательно захватив язык в свои глубины, она стала двигаться, совершая бёдрами поступательные движения, то наваливаясь на меня всем своим весом, то слегка отстраняясь. Постанывая и жмурясь от удовольствия, Ринка рисовала клитором узоры на податливой мягкой поверхности моего языка, ощутимо буравя её головкой. Ну а я пытался посасывать гостя как мог. Не очень-то просто это было делать в моём текущем положении.
  
   Но кроме такого вкусного взаимного проникновения я чувствовал усиливающиеся потенциалы зелёного "электричества" и видел, как быстро накаляется в теле амазонки свечение, обретая яркость маленького светила. С этого момента я оказался полностью вовлечён во всеобъемлющий сексуальный процесс и буквально каждой клеточкой своего организма чувствовал, как присосавшиеся ко мне с двух сторон дамы стремительно приближаются к вершинам своего блаженства. Они словно мчались к финишу наперегонки, подгоняя себя резкими напористыми фрикциями.
  
   Первой взвилась от оргазма Лика, и на судорожные сокращения её влагалища моментально откликнулась удерживающая меня супервагина. Она так туго и основательно сдавила всё моё тело, проминая его и массируя от шеи до кончиков ног, что я некоторое время испытывал трудности с дыханием. Как ни странно, я вновь целиком чувствовал себя в тесной и упругой пещере, погружённым в горячую ванну густой смазки. И это несмотря на то, что Лика продолжала жадно засасывать в себя член, сидя верхом на моих бёдрах, и с каждым импульсом блаженства вонзаться пальцами мне в бока.
  
   Через пару-тройку секунд и Ринка затряслась от кайфа, наваливаясь на меня сверху. Она крепко стиснула мою голову бёдрами, вцепилась в неё руками и с громким сладостным криком пыхнула морем зелёного пламени, которое волной прокатилось по моему телу, прожаривая каждый его уголок.
  
   - ГХА-А-А!!! - зарычала она, совершая ещё более мощный и продолжительный выстрел, и в этот самый момент Лика так пронзительно раскурила меня кальянным способом, что мне показалось, будто я заживо сгораю, целиком превращаюсь в огонь. И кайф при этом был не слабее боли, которую человек чувствует при таком сожжении.
  
   За несколько секунд в голове моей не осталось ни одной мысли. Я стал безмолвным светилом, плазмоидом, полыхающим с мерным гудением. И центром восприятия моего, сутью бытия стало запредельное блаженство, которое я продолжал непрерывно испытывать и которое воспринималось теперь как нечто само собой разумеющееся и рядовое в моей жизни.
  
   Я словно со стороны видел, как продолжают кончать амазонки, и осознание этого приносило мне чувство глубокого удовлетворения. Так могло бы радоваться солнце, наблюдая, как под лучами его расцветает жизнь. Ринка извергала в меня зелёный огонь, а Лика усиливала его своими резкими судорожными затяжками, но эти воздействия больше не воспринимались чем-то экстремальным. Градус моего удовольствия был настолько высок, что дополнительные порции "теплоты" казались чем-то вполне обыденным и умеренно приятным.
  
   Так могло продолжаться хоть целую вечность, и я воспринимал бы это как нечто естественное. Но внезапно меня будто поглотила тьма и стала жадно впитывать клокочущее во мне пламя. Она стенала и урчала от наслаждения, обволакивала меня, тискала и облизывала. Я чувствовал её сладострастные объятия и необузданную похоть.
  
   "Как много энергии! - слышал я восторженный голос сёкаи. - И всё это моё, моё! Как приятно её пить! Как вкусно! Блаженство! Блаженство!"
  
   Сноски к главе:
   [1] Гоаулды - раса инопланетян-паразитов из фильма и сериала "Звёздные врата". Они проникают в людей и подчиняют их сознание, управляя ими изнутри. У человека, инфицированного гоаулдом, иногда светятся глаза, выдавая присутствие в нём паразита.
  

Глава 13. Договор

К содержанию

   Пламя, бушующее во мне, ещё долго сопротивлялось духу. Оно пригасало, умеривало жар, но потом вспыхивало с новой силой, и тогда я слышал восторженные крики поглотившей меня тьмы. Но вот огонь стал гаснуть, израсходовав большую часть своей энергии, превращаясь в тягучую зелёную смолу, плавно перетекающую и умиротворённо тлеющую тусклым светом.
  
   "Как сытно я покушала, - промурлыкала сёкая и рассмеялась. - Уф-ф-ф! Это был экстаз. Чуть не кончила даже. Но всё-таки мне, видимо, нужно съесть тебя, чтобы достигнуть завершённого наслаждения".
  
   "Ты ела энергию блаженства?" - спросил я.
  
   "Нет, только твой огонь. Твой восхитительный и жаркий мужской огонь, который разожгла в тебе зелёная мана, а высвободила русоволосая амазонка, доведя своими "раскуриваниями" до оргазма".
  
   "Значит, я всё-таки кончил?"
  
   "Ну да. А как бы я ещё могла подкормиться? Ты бы давно уже кончил, если б я тебя не держала. Но мне хотелось устроить настоящий пожар, и я его получила!"
  
   "Вот, значит, как, - понял я причины своей аномальной стойкости. - И что теперь?"
  
   Сёкая рассмеялась.
  
   "А ты уже забыл? - притворно удивилась она. - Ох! Какой беспечный мальчик! Так открой глаза и, может быть, сам догадаешься".
  
   По телу моему пробежала волна мягких сокращений, и я вновь почувствовал себя в коконе нежной и тёплой плоти. Вслед за этим пришло ощущение тугого мокрого кляпа во рту, который пульсировал и истекал терпким соком. Потом дал знать о себе язык, сообщая о болезненном натяжении и что он так основательно и давно проглочен женским началом, что не рассчитывает уже вырваться на свободу.
  
   Я открыл глаза и увидел Ринку, томно откинувшуюся назад и увязшую в расшелине супервагины. С боков её сжимали гигантские половые губы, а тело оборачивали хищные лепестки.
  
   "Хи-хи, она балдеет, - проворковала сёкая. - Поэтому сейчас почти не контролирует своё тело. Очень скоро она просто обсикается и вся моча её хлынет прямо тебе в рот. Посмотри, как сильно оттопыривается у неё животик. Потоп должен получиться знатный. Не боишься захлебнуться?"
  
   "Боюсь, - честно признался я. - И что мне теперь делать?"
  
   "Хи-и-и! - весело пропела бесплотная леди. - Ты должен радоваться, что я у тебя есть. Боготворить меня. Кормить меня. Я помогу тебе легко принять в себя всю эту жидкость, заряженную оранжевой энергией. Просто очень много жидкости и много энергии. А ты позволишь мне себя потом съесть".
  
   "Хорошо", - без колебаний согласился я.
  
   "Ва-а-ау-у-ур! - буквально взвыла сёкая от восторга. - Ты будешь радоваться тому, как я тебя ем? Будешь?"
  
   "Постараюсь. Но не знаю точно. Меня ещё никто не ел".
  
   "Я буду очень вкусно тебя есть. Тебе понравится! Обязательно должно понравиться. Верно ведь?"
  
   "Ну, если вкусно, то, я думаю, что да, верно".
  
   "Да! Да! - обрадовалась дух и причмокнула супервлагалищем, обсосав меня от шеи до самых ног. - А теперь расслабь горло. Я тебе его раскрою. Уже скоро! Скоро ты станешь миленьким грязным туалетиком для женских вагин. Это знаменует окончательное и бесповоротное твоё падение в пучину оранжевого рабства. Самого неприятного рабства для многих мужчин, и такого желанного для всех, кто в него погрузился".
  
   - А-а-ан-н-н! - простонала Ринка. Киска её расслабилась на секунду, плеснула мне в рот солоновато-горькой жидкости и снова сжалась.
  
   "Пора, - оживилась сёкая. - Сейчас я войду тебе в самое горло. Попробуй расслабиться. Тогда больно не будет".
  
   Честно говоря, я понятия не имел, как расслабить горло, и это едва не заставило меня запаниковать. Однако в следующее мгновение в глотку мне проник толстый таран, основательно её раздвигая. Я почувствовал, как мышцы гортани непроизвольно напрягаются, сопротивляясь растягивающей их силе, и тут же попытался расслабиться, позволяя непонятной бесплотной дубине проникнуть ещё глубже, прямо в мой пищевод, и ещё шире растянуть его.
  
   "Молодец, - удовлетворённо похвалила сёкая, - у тебя получается".
  
   А потом Ринка застонала вновь, и в рот мне хлынули новые струйки, которые судорожно пульсировали, прерывались, пока вдруг резко не набрали мощь и не превратились в ревущий водный поток.
  
   "Ой! Мама!" - испуганно подумал я, почувствовав хлёсткий удар в желудок и стремительное его наполнение.
  
   "Всё будет хорошо, доверься мне", - сладко ворковала сёкая, и с её голосом я почувствовал приятную защищённость и умиротворение. А за ними пришёл восторг. Я осознал вдруг, что меня насильственно накачивают золотым дождём, настолько восхитительно и мощно накачивают, что эта мысль вызвала в моей душе глубокий экстаз.
  
   "Вкусно! - тут же отреагировала на эти чувства дух. - Радуйся ещё! Радуйся! Очень вкусно!"
  
   Стремительный поток вибрировал и клокотал в моём горле, но каким-то внутренним зрением я видел, что он оранжевый. Наблюдал, как свет его становится ярче, накаляется и вдруг разом вспыхивает инфернальным напалмом, моментально и безболезненно сжигая моё тело. А вслед за этим он вырвался на волю и заполнил всё окружающее пространство морем огня.
  
   "Хи-хи-хи! - услышал я радостный смех сёкаи. - Добро пожаловать, моя вкусняшечка, в дружную семью женских туалетиков. Уже очень скоро ты станешь источником оранжевого экстаза. Ну же, не пропусти важное событие. Посмотри, как даришь это блаженство первой своей пользовательнице!"
  
   Почувствовать вновь своё тело оказалось делом совсем не простым. Веки никак не хотели меня слушаться. Однако стоило мне нащупать нужные рычажки и открыть глаза, как мириады самых разнообразных сигналов нахлынули на меня со всех сторон. Я ощутил, как клокочет в горле горячая жидкость, почувствовал её вкус, и он совсем не казался мне больше противным, осознал давление в животе и переполненный желудок, а потом увидел и саму амазонку, дрожащую от острого удовольствия, балансирующую на пороге рая. И вдруг тело её гибко выгнулось и затряслось, пальцы вцепились мне в волосы, а ноги судорожно сжались.
  
   - ГХА-А-А-А!!! - завопила Ринка, и поток её мочи удвоил свою мощность. Оранжевое сияние стало стремительно подниматься вверх по пищеводу, и струя жидкости неожиданно оборвалась. - А-А-АХА-А-А!!! - снова закричала женщина и хлестанула в меня новым мощным выплеском, который через пару секунд снова иссяк. - А-А-А!!! - новый выстрел. - Гха-а-а! - ещё один. А потом амазонка просто продолжила извиваться в оргазме, брызгая мне в рот мелкими коротенькими струйками.
  
   "Хи-хи, всё, - рассмеялась сёкая. - Расстреляла рыжая свой боезапас. Ну, теперь в моей помощи ты больше не нуждаешься. Остаточки и сам запросто проглотишь".
  
   Я почувствовал, как бесплотный расширитель бесследно истаивает и горло моё облегчённо сжимается до обычных размеров.
  
   Ринка брызнула мне в рот ещё несколькими струйками и безвольно просела, усаживаясь всем своим немаленьким весом на моё лицо. А я проглотил скопившуюся во рту жидкость и сделал это не без удовольствия, радуясь, что та больше не кажется мне невкусной.
  
   - О-о-ох! - простонала рыжая леди, томно прикрывая глаза, и на губах её расцвела блаженная улыбка. - Какой ка-а-айф! Боже...
  
   С обратной стороны хлопнула дверь и нижнюю часть моего тела залили потоки воды, совершая приятное омовение. А уже через пару секунд в кабинку ворвалась Лика с горящими от азарта глазами и, плюхнувшись на коленки возле меня, впилась взглядом в мою шею.
  
   - О да! ДА-А-А! - радостно заголосила она, хлопая в ладоши. И от этих криков Ринка подпрыгнула и чуть не свалилась на пол, потеряв на мгновение равновесие.
  
   - Какого хера ты так вопишь, дура! - возмутилась она, опираясь на ноги и приподнимаясь надо мной. - Побалдеть нормально не дала, горлопанка!
  
   - Извини, Риночка, извини! - откликнулась нарушительница спокойствия, улыбаясь, как именинница. - У тебя получилось, понимаешь?! Получилось второй оранжевый листик создать! Ты только посмотри, какой он яркий!
  
   - Ясно дело, получилось, - проворчала рыжая амазонка, перешагивая через мою голову и присаживаясь рядом. - А иначе как бы я кайфанула от двухцветного блаженства?
  
   - Какого он класса, как думаешь?
  
   - Не слабее второго, - задумчиво сказала Ринка. - А может и сильнее. Но зелёные поярче горят, видишь?
  
   - Ага. Но совсем чуть-чуть! Может, полуторный? - предположила Лика.
  
   - Вполне возможно.
  
   Я слушал их разговор и думал с удовлетворением:
  
   "Получилось. Миссия выполнена. Я заработал за один день два зелёных и два оранжевых листика. Как это классно".
  
   Вот только особенно ярких эмоций при этом я почему-то не испытывал. Состояние моё было томным, сонным, да перед глазами ещё плавали оранжевые искорки. Казалось, весь воздух вокруг посверкивает апельсиновым цветом и пахнет очищенным цитрусом. Хотелось закрыть глаза и расслабиться, погрузиться в эти приятные запахи и уснуть.
  
   Девушки обратили, наконец, внимание, что я смотрю на них, и Лика сверкнула зубками, улыбаясь уже персонально мне.
  
   - Ты - герой, Димочкин! Настоящий герой! - радостно сообщила она.
  
   - Вот как? Герой, значит? - откликнулся я, вяло улыбаясь в ответ. - А я думал, что раб.
  
   - О, да! Раб! - со смехом подтвердила амазонка, и улыбка её стала хищной. - Героический раб.
  
   - Пошли, - сказала Ринка и, похлопав подругу по плечу, поднялась на ноги. - Ему надо отдохнуть. Видишь, носом клюёт?
  
   Лика кивнула ей, но напоследок притянула меня к себе за волосы и с жаром поцеловала в губы. Она по-хозяйски проникла мне в рот языком, исследовала внутренние территории и, сочно причмокнув губами, отпустила.
  
   - Я тебя обожаю, мой драгоценный раб, - шепнула мне на ухо девушка и тоже поднялась на ноги.
  
   Потом амазонки вышли наружу, закрыли дверь, и фиксирующий механизм поглотил меня, омывая лицо тёплыми струйками.
  
   "Как приятно, - подумал я, нежась в потоках воды. - А быть парием на Форсу не так уж и плохо. Отношение вполне себе человеческое".
  
   "Не у всех и не ко всем, - возразила мне сёкая. - Эти женщины видят в тебе отца своих будущих детей, - пояснила она. - Поэтому твой статус в их глазах значительно выше, чем у простого раба".
  
   "Значит, с другими париями в Валенсии обращаются хуже?"
  
   "Всё от хозяек зависит, от их характера и от чувств, которые они к своей собственности испытывают. Если женщина влюблена в мужчину, то при любом его статусе будет тепло к нему относиться. Хотя даже с возлюбленными париями в значительно меньшей мере считаются. Тут преобладает скорее эгоистичное обожание".
  
   Апельсиновый запах постепенно усиливался, оранжевые огоньки разгорались всё больше и больше, разрастаясь в размерах, и очень напоминали мне сейчас роящихся светлячков. Я чувствовал, как сознание постепенно туманится, и голос духа отдаляется от меня.
  
   "Тебе нужно поспать, - сообщила сёкая, - хотя бы с полчасика. Пока все переходные процессы не завершатся и листики не сформируются полностью. Отдохни. Я больше не буду тебе мешать".
  
   "Ты и не мешаешь", - хотел сказать я, но в этот момент оранжевое море нахлынуло на меня со всех сторон и утянуло на дно, погружая в состояние блаженного покоя.
  

* * *

   Кажется, я уснул и видел теперь какой-то фантастический сон. Вокруг меня простиралось бескрайнее пустое пространство, а вместо земли были белоснежные перистые облака. И прямо на этой облачной поверхности стояла Мариша в своей белой футболке и розовых шортах, а по правую руку от неё находился худощавый голый паренёк примерно одного с ней роста. Вот только он не стоял а, скорее, парил в воздухе, едва касаясь кончиками пальцев белоснежной облачной поверхности. Создавалось впечатление, что он спал. По крайней мере, тело его было полностью расслаблено. Кого-то он мне напоминал. Очень знакомое у него было лицо. Я пригляделся и вдруг понял, что этим парнем был... я. Ну да, точно я. Но непонятно тогда, почему это я со стороны себя вижу?
  
   Напротив магессы, примерно в паре метров от неё, вращался здоровенный смерч, фиолетовый с красными вкраплениями. Заострённым основанием своим он упирался в облачное покрытие, а широкой воронкой уходил вверх метров на пять. Мариша протянула к нему руку и стала нараспев читать какое-то рифмованное заклинание или молитву. Отдельных слов я не понимал, потому что не по-русски они были сказаны, однако общий смысл мне почему-то был известен.
  
   Магесса предлагала духу поговорить. Мол, вот она я перед тобой, снизойди, дескать, до общения, у меня есть что сказать, а тебе будет интересно послушать. Вихрь дрогнул и стал уплотняться, превращаясь сперва в гигантское веретено, потом расширился и скруглился до кокона, и, наконец, развеялся фиолетовым дымом. После чего осталась напротив Мариши стоять почти что полная её копия без какой бы то ни было одежды. Вот только волосы женщины оказались необычного фиолетового цвета, причём как на голове, так и в интимной части. А глаза у неё вообще были разноцветными: правый - фиолетовым, а левый - ярко алым, как советский флаг.
  
   0x01 graphic
  
   Магесса вновь обратилась к духу на неизвестном языке, и я опять понял общий смысл сказанного. Она предлагала ей заключить с собой магический контракт.
  
   - Эномо, - коротко ответила дух, и я понял, что она требует жертву за свои услуги.
  
   Мариша указала на моё тело, парящее рядом с ней, но фиолетововолосая женщина отрицательно мотнула головой и, обратив ко мне свои бездонные очи без зрачков, плотоядно улыбнулась. - Мати то рада, - сказала она, глядя именно на меня, а не на голую телесную оболочку, парящую рядом с магессой.
  
   Мариша разразилась длинной возмущённой речью, из которой я понял, что дух совсем стыд потеряла и вообще просит слишком многого. Однако фиолетововласка сложила руки на груди и непоколебимым тоном повторила:
  
   - Мати то рада.
  
   Мариша вздохнула и, обратив ко мне взгляд, поманила к себе пальцем. Я стал приближаться к этой троице и вдруг оказался в своём собственном теле, испытывая те же самые ощущения, которые переживал под действием заклинания антивеса. А магесса притянула меня к себе и обняла со спины.
  
   - Такое дело, Димочка, - сказала она по-русски. - Вот это сёкая, с которой ты уже имел честь познакомиться. И для заключения контракта со мной она требует тебя всего целиком: и тело твоё, и душу.
  
   - В каком смысле душу? - осторожно спросил я.
  
   - Ну, ей мало использовать тебя в качестве источника питания и для удовлетворения сексуальных потребностей, эта нахалка хочет ещё, чтобы ты её любил. А я ей такого пообещать не могу, потому что не властна над твоими чувствами.
  
   - Ах вот ты о чём, - сказал я, смущённо глядя в разноцветные очи. - Я... как бы... тоже не могу пока ничего обещать. Ты мне понравилась, правда, но как там дальше будет, я не знаю.
  
   - А я и не требую обещаний меня любить, - ответила дух, скромно улыбаясь. - Прошу лишь права проводить с тобой столько времени, сколько мне захочется, чтобы иметь возможность вкушать духовную пищу общения, а не только утолять голод и удовлетворять свои сексуальные желания.
  
   Говорила она по-прежнему на чужом для меня языке, но я каким-то образом понимал её, как понимал во время наших с ней бесед в кабинке для запретных удовольствий.
  
   - Ну, по-моему, это вполне справедливая просьба, - заметил я. - Собственно... я и не против.
  
   Мариша вздохнула и покачала головой.
  
   - Ты просто не понимаешь всех хитростей отношений с сёкаями, - сказала она. - Неограниченное время они могут находиться только в своей обители, а следовательно, разрешая ей быть с тобой столько, сколько она захочет, ты фактически соглашаешься в своё тело её впустить. Вселившись в человека, дух сможет обрести настолько глубокие связи с его сознанием, что одержимый станет фактически частью её самой. Поэтому такой вариант меня категорически не устраивает.
  
   - Нет-нет, мне не нужна обитель в теле этого мужчины, - твёрдо заявила сёкая, отрицательно мотая головой. - И месяца не пройдёт, как он во мне растворится, а я хочу надолго его сохранить.
  
   - И что же тебе тогда надо? - недоверчиво прищурилась Мариша.
  
   - Хи-хи, такая забывчивая магесса. Я ведь сказала: побольше времени проводить с этим вкусным парнишкой.
  
   - Побольше - это сколько? Я могу устраивать вам рандеву раз в сутки на пару часов. На большее просто ни времени, ни маны не хватит. У меня и свои дела есть, знаешь ли, да и силы не безграничны.
  
   - Нет, так не пойдёт. Хочу неограниченное время. Я не стану сильно занимать твоего пария. Мне достаточно лишь быть рядом во время его работы и иметь возможность общаться, когда мне захочется.
  
   - Но как ты собираешься это делать? Лично я вижу только два способа: либо тебе поселиться в нём, либо ему безвылазно жить в твоей обители. Ни тот, ни другой вариант меня не устраивает.
  
   - А в чём сложность? - не понял я. - Почему бы ей просто не находиться рядом отдельно от меня?
  
   - Потому что сёкаи - не простые духи или там призраки. Они не могут летать где им вздумается и долго оставаться в свободном пространстве. Им обязательно требуется обитель, чтобы чувствовать себя комфортно. Дикие сёкаи селятся в местах силы, и те становятся их домом. Я могу сделать для неё временную обитель, в которую, например, превратила тот аппарат, где ты сейчас в реальности находишься. Но когда действие заклинания закончится, сёкае придётся вернуться в мой кристалл, а иначе она окажется без укрытия, будет терять энергию, заболеет и может в конце концов умереть. Обителью могут стать и живые существа, потому что они будут питать духа и служить ему убежищем. Потому-то я и не понимаю, на что рассчитывает эта упрямица, когда выставляет мне свои требования?
  
   - Ой-ёой! - захихикала дух. - Такая опытная магесса, девятый уровень, а про третий вариант забыла.
  
   - У меня нет жертвы, чтобы ты могла сожрать её и сделать себе магическое тело! Нет! Понимаешь?! И я не хочу никого лишать жизни ради твоей прихоти. Магическое тело ещё надо кормить. А это новые жертвы. Одна или даже две человеческих жизни в неделю. Ты вообще думаешь о чём просишь, дура?!
  
   - Бу-бу, какая сердитая, - надула губки фиолетововласка. - Не придётся никого убивать. Дима меня покормит.
  
   - Чего?! Его в жертвы?! Моё сокровище?! Да ты совсем охренела, коза!
  
   - Хи-и-и, ты просто не знаешь кое-чего интересненького про Димочку. При определённых условиях люди могут вырабатывать много телесной энергии, и твой парий, как мне кажется, на это способен.
  
   - Под "определёнными условиями" ты часом не оргазм свой имеешь в виду?
  
   - О, да! Именно благодаря очень вкусной и сытной трапезе я и достигаю врат своего блаженства. Скажу по секрету. Одну порцию телесной энергии я уже собрала, вытянув её из мужской спермы. И запас у меня получился не таким уж и маленьким. Если разрешишь мне ещё раз поиграться с твоим парием, я смогу взять ещё больше! И этого мне должно хватить для создания магического тела!
  
   - Да он же пустой. Ты только что все свободные запасы праны из него выпила. Диме не менее двух часов потребуется, чтобы хотя бы частично их восполнить. Откуда ты собираешься энергию брать? Возьмёшь ту, что используется сейчас в жизнедеятельности его организма? Запрещаю! Ты его так убьёшь! И если не в этот раз, так в следующий!
  
   - Хи-и-и, да! Запрещай! Так лучше и надёжнее. Запрещай, но дай поиграть. Ты ведь не теряешь ничего. Если запретишь мне трогать неприкосновенные запасы мужского тела, то я и не смогу это сделать. Бояться нечего! Дай поиграться! Дай!
  
   - Не понимаю, объясни, какая польза тебе в пустом мужчине?
  
   - Долго рассказывать. Просто дай мне его, и увидишь.
  
   - Резонанс фетишей хочешь использовать? - прищурилась Мариша.
  
   - Хи-и-и! Догадалась! Умненькая!
  
   - А ты уверена, что его фетиши будут резонировать с твоими?
  
   - Пока не попробую, не узнаю. В любом случае вреда от этого никому не будет.
  
   Мариша замолчала, наверное, секунд на пятнадцать-двадцать, напряжённо о чём-то думая.
  
   - А не за этим ли ты ко мне обратилась, магесса? - прервала возникшую паузу дух. - Разве не с этой целью я тебе нужна? Поедая прану людей, я могу много рассказать тебе о глубинных процессах, протекающих в их энергетике, о том, что ты даже со всей своей магией не можешь увидеть. Не за этим ли ты хотела пристроить меня к своему талантливому парию? Чтобы разузнать, по каким законам его веточки растут, а?
  
   - Хорошо, - сказала магесса, поспешно останавливая поток откровений духа. - Можешь попробовать с ним свои игры. Но я запрещаю тебе трогать прану его здоровья.
  
   - Да-да, и незачем было повторять. Одного раза вполне хватило.
  
   Магесса вдруг произнесла сложное звукосочетание, от которого меня ощутимо тряхнуло током, дав понять, что она снова колдует. Как всегда, я не то что повторить бы не смог её заклинание, но даже просто запомнить его.
  
   - Хи-и-и, какая перестраховщица, - рассмеялась дух. - Ты ведь должна понимать, что я при всём своём желании не могу нарушить твой запрет. Да я и сама не хочу вредить этому мужчине. Так зачем было напрасно ману тратить. Лучше бы меня ею подкормила.
  
   - Я недостаточно хорошо тебя знаю, чтобы полностью доверять, - хмуро возразила Мариша. - Откуда мне знать, что ты не найдёшь способ обойти мои приказы, пока между нами не заключён договор. Зато теперь, когда аура Димы защищена, мне гораздо спокойнее. Так что можешь брать его, пока я добрая.
  
   - Спаси-и-ибки! - возликовала сёкая и буквально прыгнула на меня, заключая в свои объятия и набрасываясь со страстным поцелуем.
  
   Сказать, что я был ошеломлён её напором, - значит ничего не сказать. Я просто завис на какое-то время, чувствуя, как бархатный и сладкий язычок орудует у меня во рту, а по телу распространяется приятная благодать. А потом я ощутил нечто странное. Ноги мои почему-то перестали чувствовать опору, язык фиолетововласки, фехтовавший с моим языком, неожиданно стал разбухать, разрастаться и выскользнул наружу. Сами губы девушки стремительно увеличивались, как и всё её тело в целом. Грудь разрослась до огромных подушек и обняла меня с боков. А потом здоровенный язык сёкаи скользнул вниз по моему животу, достал до паха и, подцепив меня между ног, втянул целиком в огромный рот девушки. Я увидел сверкнувший белизной ровный ряд зубов, обширный свод нёба и широко распахнувшееся перед моими глазами горло с хищно подрагивающими розовыми стеночками.
  
   "Ай! Мама! Я во рту!" - подумал я панически и тут же был сжат сверху и снизу упругой плотью, окунулся в потоки слюны и ощутил, как меня облизывают и смакуют.
  
   Только ступни ног моих какое-то время оставались снаружи, а потом и они были втянуты в мокрое обсасывающее меня пространство. Перед глазами пару раз мелькнуло горло, то надвигаясь, то удаляясь, потом я был легонько прикушен зубками и в страхе зажмурился, опасаясь, что вот-вот меня раздавят и сжуют. Но зубы только слегка сжимали и тёрли, словно делали твёрдый массаж. А затем я вновь окунулся в мягкие объятия языка, который облизал меня и развернул на сто восемьдесят градусов, так что перед глазами моими оказался ровный строй передних зубов.
  
   И вот что странно. Во рту ведь нет никаких источников освещения, то есть должно быть совершенно темно, а я всё прекрасно видел. Интересно, почему так?
  
   Но вот зубки распахнулись, впуская дневной свет, язык слегка выдвинулся вперёд, и я, частично оказавшись снаружи, увидел Маришу, которая была сейчас натуральной леди-горой, великаншей необъятных размеров. Тогда-то я и осознал, наконец, что каким-то образом превратился в лилипута, уменьшившись в буквальном смысле до размеров человеческого пальца. Ну может чуточку крупнее был.
  
   0x01 graphic
  
   Мариша сочувственно улыбнулась мне и помахала на прощание ручкой, после чего язык быстро нырнул в гигантский рот, увлекая меня за собой, и внешние врата плотоядно сомкнулись. И опять меня окутало со всех сторон мокрой плотью, сдавившей, обсосавшей и развернувшей лицом к распахнутому чреву. Я вдруг оказался на самом краю отверстия, ведущего внутрь женского организма, буквально балансируя над бездонным колодцем. Мне словно напоследок давали возможность ощутить своё фатальное положение. А потом рот совершил неумолимый глоток, и я, вскрикнув от неожиданности, нырнул в розовый тоннель пищевода, который плотно стиснулся вокруг меня и стал непрерывными волнообразными движениями проталкивать в направлении желудка.
  
   0x01 graphic
  
   Моё скольжение в плотоядно тискавшей и причмокивающей трубе продолжалось не долго, около трёх-четырёх секунд. А затем я вывалился в более просторную ёмкость, мокрые стенки которой, впрочем, тут же сжали меня и стали мять. Раздалось утробное урчание, и я почувствовал струйки тёплой и скользкой жидкости, брызнувшей на моё тело.
  
   "Господи! Я в желудке? - испуганно подумал я. - Это желудочный сок?! Меня сейчас живьём переварят?!"
  
   Но страх совсем недолго сковывал мои мысли.
  
   "Это всё не по-настоящему! Я не умру! - сообразил я, и сразу наступило облегчение, а за ним пришёл интерес, любопытство и, наконец, азарт. - О! Да! Меня поедают живьём! Я - жертва! Я - пища! Ох! Сейчас я начну растворяться! Боже, как это волнительно!"
  
   Гигантский желудок замер на какое-то мгновение, будто прислушивался к моим мыслям, а потом плотно стиснулся и задрожал, издавая долгий урчащий звук, в котором было столько вожделения и жадности, что меня самого захлестнуло восторгом. А вслед за этим на меня со всех сторон буквально хлынули потоки бурлящего сока, моментально залившего всё моё тело целиком и с головой погрузив его в горячую ванну. Я невольно задержал дыхание, но толком испугаться не успел, уже в следующую секунду лицо моё оказалось на поверхности, и я смог глотнуть порцию воздуха.
  
   Хищная плоть продолжала тискать меня, урчать и заливать своими слюнками, как наслаждающийся деликатесом рот. Время от времени лицо захлёстывало волнами жидкости, но в целом дышать с перерывами это не мешало. Я не понимал, что со мной происходит. Как действует на меня желудочный сок? Он растворяет меня как-то или нет? Не было ни зуда, ни жжения, чувствовалось только приятное покалывание и тепло, которое постепенно расползалось по телу вместе с ощущением онемения.
  
   Как ни странно, я хорошо видел, что со мной происходит, несмотря на полное отсутствие источников света. Хотя цветовая палитра и была заметно пригашена. Я словно бы в полумраке находился. Например, не мог понять, какого цвета стала моя кожа, хотя и видел, что она основательно потемнела. Вместе с онемением я ощущал потерю подвижности. Мышцы переставали слушаться. Прошло чуть более минуты, а я едва мог шевельнуть рукой или ногой. Но, как ни странно, конечности свои я продолжал чувствовать хорошо. И когда стенки желудка сжимали и обсасывали их, воспринимал весь спектр осязательных впечатлений.
  
   Меня охватывала расслабленность и сонливость. И вместе с этой томностью я чувствовал удовольствие, наполняющее меня изнутри. Мне становилось приятно, потом балдёжно и, наконец, кайфово. Я так увлёкся сладостными ощущениями, что не сразу обратил внимание, как постепенно размягчаюсь. Тело моё уже значительно меньше сопротивлялось сокращениям стенок желудка и поддавалось его сжатиям, как бурдюк, наполненный водой. Сперва я подумал, что мне это мерещится, но потом, когда одна из моих рук изогнулась так, будто в ней не было костей, я понял, что реально превращаюсь в холодец.
  
   А желудок, казалось, возбуждался всё больше и больше от этой моей мягкости. Звуки, которые он издавал, теперь напоминали вожделенные стоны. Он не просто мял меня, а будто наслаждался моей податливостью, сочно причмокивал и предвкушал вкусную трапезу.
  
   Я не знал, что будет со мной дальше, как долго я ещё смогу оставаться в сознании? Увижу ли, как меня поглощают, или мирно усну? Но мне очень хотелось подольше наблюдать процесс моего растворения, поэтому я, как мог, отгонял сонливость и пытался удержать на плаву тонущее сознание.
  
   Неожиданно кисть моей правой руки обожгло блаженством. И это чувство буквально выдернуло меня из омута беспамятства, в который я начал уплывать. Я услышал плотоядные чавкающие звуки, опустил взгляд и увидел, как маленькие сантиметровые отверстия, открывшиеся на поверхности стенок желудка, причмокивая, засасывают в себя мою плоть. Всё больше и больше таких отверстий появлялось, они прижимались к моей руке и тут же начинали с хлюпаньем поглощать нежную податливую мякоть. Вслед за правой рукой блаженство охватило левую. Затем я испытал интенсивное наслаждение, идущее от стоп. Оно постепенно поднималось к икрам, а потом перекинулось на бёдра.
  
   Когда пронзительным удовольствием окутало всю мою спину, правой руки у меня уже не осталось, а стенки желудка с урчанием облепили плечо и присосались к боку. Прошло не более десятка секунд, и я весь уже был охвачен чавкающими звуками, переживая умопомрачительный кайф, которым отзывалось всё моё тело.
  
   Вслед за правой рукой была поглощена левая, потом с сочным хлюпаньем обе ноги мои сократились до колен, после чего стенки желудка плотно стиснулись вокруг моих бёдер и с плотоядным урчанием рассосали их секунды за три, вплотную подобравшись к паховой области. Мне показалось, я услышал вскрик полный блаженства, и окружающая меня хищная плоть судорожно сжалась, сотрясаясь, словно в оргазме.
  
   Сознание моё буквально взорвало эмоциями счастья, идущими от сёкаи. Она даже перестала есть, пока переживала пик своего блаженства, а потом желудок накрыл меня целиком, сделал основательный мощный глоток всеми своими ротиками, и оргазм накрыл хищницу с новой силой.
  
   С этого момента я уже перестал что-либо видеть и ощущать, кроме фантастического наслаждения, накатывающего на меня мощными волнами. Я чувствовал, что постепенно уменьшаюсь, растворяюсь в этих волнах, исчезаю, сливаясь с поедающей меня сёкаей, и это наполняло душу ощущением какого-то иррационального счастья и райской благодати.
  
   Сознание моё заполнил молочно-белый туман, и, в конце концов, я стал частью этого тумана, переживая состояние абсолютного покоя и тишины. Мыслей, чувств, ощущений не было. Не осталось ничего, кроме белой пелены, и меня самого не осталось. Но, тем не менее, туман-то я видел, хоть и не имел возможности осмыслить сей факт.
  
   В какой-то момент пелена перед глазами стала рассеиваться, и я вновь очутился в бескрайнем пустом пространстве с пушистыми перистыми облаками вместо земли. На белоснежной перине лицом вверх в позе морской звезды лежала обнажённая фиолетововласая женщина и блаженно улыбалась. Рядом с ней сидела её сестра-брюнетка и гладила её по животу.
  
   "Мариша, - подумал я, и это была первая моя мысль после растворения в желудке плотоядного духа. Второй стала: - Сёкая. Балдеет. Вот жеж, сожрала меня, а теперь торчит", - мысленно позабавился я, переживая тем не менее чувство удовлетворённой радости за эту хищную, но очень симпатичную леди.
  
   - Ну что, переварила его? - спросила Мариша у своей фиолетововласой сестрёнки.
  
   - Ага, - откликнулась дух и счастливо рассмеялась. Похоже, она до сих пор испытывала эйфорию. По крайней мере, на лице её светилась блаженная улыбка.
  
   - Довольна?
  
   - Ещё бы! А ты? Не переживаешь больше за своё сокровище?
  
   Мариша обратила ко мне взгляд своих ореховых глаз и отрицательно качнула головой.
  
   - Он в полном порядке, - сказала она. - И физически, и душевно. Только малость подистощился. Но это не страшно. Немного поспит и снова будет как огурчик.
  
   - М-м-м, хорошо, - промурлыкала сёкая и томно потянулась. - Так значит контракт?
  
   - Да.
  
   - На моих условиях?
  
   Мариша задумалась на секунду и кивнула:
  
   - Да. Но только подъедать его, как сейчас, не более раза в сутки и лучше вечером, перед сном.
  
   - У-у-у, какая жадина!
  
   - Мне нужен живой энергичный мужчина под рукой, а не варёная кукла.
  
   - А живой энергичной помощницы под рукой тебе не нужно?
  
   - Слушай, не наглей, а! Думаешь, я не видела, сколько энергии ты хапнула? Да тебе её дня на три хватит, не меньше. Хочешь, чтобы я ещё увеличила срок?
  
   - Нет, я согласна на раз в сутки, - поспешно ответила сёкая. - А остальное?
  
   - Можешь как дух принимать участие во всех сексуальных играх с ним, если другие пользовательницы не будут против.
  
   - Только с другими? А одна?
  
   - Мы же договорились о воре.
  
   - А секс?
  
   - Тебе это разве интересно?
  
   - Конечно: в своём собственном теле сексом заниматься очень приятно, - радостно промурлыкала сёкая. - Ну, а сперма, м-м-м, питательна и вкусна. И потом, магическое тело мне ведь тоже надо улучшать и совершенствовать. Должна же я испытывать его новые возможности, которые в себе стану развивать.
  
   - Хорошо, но секс только с его согласия и если он не будет истощён.
  
   - Хи-и-и! Отлично! Мне это нравится. Договор?
  
   - Договор.
  
   Близняшки соединили ладони в рукопожатии, и яркая вспышка ослепила меня, вызвав в глазах мириады светящихся пятен. А потом я снова отключился, и в этот раз уже надолго.
  

* * *

   Вот абсолютно не помню, как извлекли меня из фиксирующего устройства, обтёрли и отнесли в спальню, где я проспал уже до утра. Проснулся от того, что кто-то дёргал меня за нос, а открыв глаза, увидел Маришу, склонившуюся надо мной.
  
   - Вставай, аспирант, - весело сказала она, - завтрак тебя уже ждёт.
  
   Я резко сел в постели и ощупал себя.
  
   - Это ведь не было сном? - испуганно спросил я.
  
   - Что именно? - уточнила магесса.
  
   - Моё обращение, листики, сёкая?
  
   Мариша широко ухмыльнулась и прищурилась.
  
   - Эх, сейчас можно было бы здорово тебя разыграть, но я добрая и любящая хозяйка, так что цени это, парий мой.
  
   Она мазнула ладонью на уровне моей шеи, оставляя в воздухе зеркальную кляксу, и я увидел в отражении две веточки и четыре листка. Два из них были оранжевыми и два - зелёными. Они уже не светились, как вчера, будто светодиодные лампочки, но на бледной коже всё равно смотрелись довольно контрастно.
  
   - У-у-уф! Слава богу! - с облегчением выдохнул я и хотел было пасть обратно в постель, но был пойман за руку и безжалостно поставлен на пол.
  
   - Так, сейчас чешешь в ванну, - приказным тоном заявила Мариша, - принимаешь душ, одеваешься и на кухню. Будем завтракать.
  
   - А где ванна?
  
   - Сёкая покажет, - ответила магесса. - Она хотела побольше времени с тобой проводить. Вот пусть теперь и нянчится.
  
   Я покрутил головой в поисках похотливой хищницы и увидел в проёме двери Маришину близняшку. Вот только волосы у неё были фиолетовыми и взгляд разноцветных глаз - гораздо более плотоядным, чем у оригинала.
  
   - А я и не против понянчиться, - сладко промурлыкала дух на чистейшем русском языке. - Буду вкусному Димочке заботливой няней.
  
   - Хорошо, - кивнула Мариша. - Только позаботься, дорогуша, чтобы сокровище моё через двадцать минут был на кухне. Хватит вам этого времени?
  
   - Вполне, - многозначительно сказала сёкая, хищно сверкнув глазами.
  
   "Ой, что-то не нравится мне всё это", - опасливо подумал я и тут же услышал в своей голове:
  
   "Тебе понравится, я обещаю".
  
   И что вы думаете? Через двадцать минут я чистый и свеженький после душа сидел за столом на кухне. Вот только когда садился на стул, ноги меня едва держали.
  
   Да уж, помывка получилась весьма экстремальной. Хотя вначале я подумал даже, что обошлось. Проводив меня до ванной комнаты, вручив шампунь, мочалку, зубную пасту, щётку и полотенце, сёкая осталась в коридоре, сообщив, что по этическим соображениям не может в мужскую раздевалку входить. Однако стоило мне зайти в саму душевую, как я обнаружил там Маришину близняшку, с удовольствием плещущуюся под струями воды.
  
   - Как это понимать? - возмутился я.
  
   - Ну я ведь сегодня няня тебе, - пожала плечами голая красавица, - значит, должна помыть своего мальчика. Да и сама хозяйка попросила меня проследить, чтобы ты быстро управился. А без моей помощи, боюсь, ты можешь подзадержаться.
  
   - Я... - попробовал я возразить, но хищница, вытянув свои руки метра на три, схватила меня под мышки и втащила в душевую кабинку, которая моментально захлопнулась вслед за мной.
  
   - Время уходит! - сказала дух, пожирая меня своими бездонными разноцветными глазами. Потом она крепко прижала меня к стене и пленила рот страстным поцелуем.
  
   А мыльная мочалка при этом уже вовсю прохаживалась по моему телу, самостоятельно растирая его и намыливая, двигаясь как по волшебству.
  
   - Совместим приятное с полезным, - промурлыкала дух, прерывая свой поцелуй примерно через минуту. - О! Что тут у нас? - рассмеялась она, поглаживая пальчиками мой стоящий колом член. - Можно ли рассматривать сей знак как согласие на половую стыковку?
  
   - Нет! - ответил я, тяжело дыша и пытаясь убрать руку развратницы от своего приятеля. - Это просто реакция организма, за которую я не в ответе.
  
   Однако сёкая поймала мою кисть и прижала её к стене.
  
   - Скажи, - сказала она, горячо дыша мне в лицо. - Тебе ведь нравится, когда тебя насилуют?
  
   - Д...да, - пробормотал я, чувствуя ещё больший всплеск возбуждения.
  
   - Значит, ты не будешь против, если я это сделаю?
  
   - Н-нет.
  
   Собственно, больше ничего я сказать не сумел, потому что следующие пару минут подвергался грубому траху, будучи всё так же крепко прижатым к стене. А потом сёкая со звериным рыком кончила и ещё минуты полторы сотрясалась в оргазме, рассасывая влагалищем мой член до тех пор, пока я в неё сам не излился. Причём эта проглотка высосала меня практически досуха, выпустив из своих объятий лишь после того, как выпила всю мою сперму до последней капельки.
  
   - Вот так, - томно шепнула мне дух, - и работает одна из моих новых способностей: оргазм, который можно остановить только спермой мужчины. Если пожалуешься хозяйке, что я против воли тебя взяла, то она запретит мне сексом с тобой заниматься и ты лишишься кучи неповторимых и очень приятных сюрпризов.
  
   Окончательно пришёл в себя я уже в коридоре вытертым, высушенным и облачённым в свою одежду.
  
   - А теперь на кухню, - сладко проворковала мне дух. - Через пять минуток ты должен уже кушать.
  
   В общем, она преотлично справилась со своим заданием, включив, правда, в него незапланированные элементы. И вот я сижу за столом, с жадностью поедая салат, потому что после секса с "нянечкой" голод у меня был просто зверский.
  
   - Какого хрена ты сделала? - рассерженно прошипела Мариша, обращаясь к сёкае, которая с умиротворённым лицом откинулась на спинку дивана.
  
   - А что такого? - пожала та плечами. - Мальчик не был истощён, и он согласился. Все условия были соблюдены. Ты сама мне разрешила.
  
   - Дима, это правда? Она ведь не изнасиловала тебя?
  
   - Ну... как бы... нет, - ответил я смущённо.
  
   - А если подумать?
  
   - Н... нет. Извини.
  
   - И почему ты тогда так неуверенно отвечаешь?
  
   - Ну... она... вроде бы... изнасиловала, но с моего согласия.
  
   - Бл...дь! - выругалась магесса. - Чтобы никакого интима до вечера! Поняла?!
  
   - О, конечно, хозяйка, - промурлыкала сёкая. - Но целоваться-то можно?
  
   - Зачем?
  
   - Поцелуи - это духовная пища. По нашему договору я имею права её вкусить.
  
   - У-у-уй! Я когда-нибудь тебя придушу!
  
   - Не получится, - серьёзно ответила дух. - Моё магическое тело может обходиться без дыхания.
  
   - Р-р-р-р!!!
  
   - И чего ты так сердишься? Знаешь ведь, что после секса со мной репродуктивная функция у мужчин интенсивнее начинает работать. Часа через четыре наш Дима будет заполнен спермой, как девственник.
  
   - Мой! - возразила Мариша. - Мой, Дима.
  
   - Хорошо, - легко согласилась фиолетововласка, а потом широко улыбнулась и добавила: - Ревновать к духам стыдно. Ты лучше посмотри, какой у мальчика аппетит? Секс перед завтраком очень полезен.
  
   - Я вижу, - сердито сказала Мариша. - Но в следующий раз я сама об этом позабочусь.
  
   - Как скажешь, хозяйка. Так я могу целоваться с Димой в течение дня?
  
   Вместо ответа Мариша поднялась со своего места, прошествовала ко мне и, усевшись верхом на коленки, стала властно, по-хозяйски, меня целовать. Это был очень долгий, нескончаемый поцелуй, и, когда он закончился наконец, я ещё минуту пребывал в полной прострации, а сёкая посмеивалась в кулачок, сидя на своём диване.
  
   - Стыдно, стыдно ревновать к духам, хозяйка, - хихикала она, сверкая по очереди то фиолетовым, то красным глазом.
  
   - А я и не ревную, - возразила магесса уже на порядок спокойнее. - И что ж ты ко мне привязалась-то? Ладно, хрен с тобой, можешь целоваться, но только не на моих глазах и когда сам Дима не будет занят делами.
  
   - Хорошо, - промурлыкала сёкая. - И мне жаль, что я беспочвенно заподозрила Вас в ревности, хозяйка.
  
   После завтрака выяснилось, что мне нужно съездить в общагу и забрать оттуда свои вещи, попутно предупредив соседа, что я переезжаю в съёмную квартиру. А потом я могу пойти в институт, но вечером после шести обязан как штык быть дома.
  
   - Вечером прибудут новые работницы из Валенсии, - пояснила Мариша, - на смену четырём уехавшим амазонкам. Ну и им потребуется твоя помощь первое время.
  
   - Понял, я буду, - с готовностью ответил я. - Мне на метро добираться?
  
   - Нет, сёкая тебя отвезёт.
  
   - А у неё есть права?
  
   - Моими воспользуется. Всё равно ведь выглядит как моя копия.
  
   - Да я не об этом. Она управлять-то машиной умеет?
  
   - Конечно, - заверила меня магесса. - Я научила её. Да и город она теперь как таксист с двадцатилетним стажем знает.
  
   - Так быстро выучила?
  
   - Ну она же дух, может принимать информацию телепатически. Даже моторную память считывает.
  
   - Круто!
  
   - Съездите сперва в общагу к тебе. Заберёте вещи и погрузите их в авто. Ты только комп свой не бери, у нас тут такого добра хватает. Скинь нужную информацию на флэшку, и этого будет достаточно. Потом сёкая подбросит тебя до университета и вернётся домой. А вечером может забрать тебя, если ты не против.
  
   - Хозяйка, а могу я остаться с Димой до вечера?
  
   - Нет, - коротко возразила Мариша. - И ревность тут ни при чём. Днём ты мне самой понадобишься. Я планирую эксперимент провести.
  
   - Слушаюсь, хозяйка.
  
   Вот так и начался мой первый день в статусе пария. Что и говорить, начался вполне неплохо, а вот дальше... Впрочем, расскажу лучше по порядку.
  
   Стоило нам выйти за пределы дома, как сёкая стала полной копией Мариши, цвет глаз и волос её теперь соответствовал оригиналу. Довезла она меня до общаги и помогла собраться. С использованием телекинеза получилось это очень прикольно. Валерки дома не оказалось, я его потом в институте встретил. Ну и во время сборов мы с духом поближе познакомились, так что я осмелился спросить её об имени.
  
   - Истинное имя моё должна знать только хозяйка, - ответила дух, - а обычное может быть любым. Назови меня сам, как хочешь.
  
   - Ну, поскольку ты на Маришу похожа, то как насчёт имени Марина?
  
   - Нет, только не это, - замотала девушка головой. - Придумай другое.
  
   "И что они имеют против Марин?" - мысленно удивился я.
  
   - Тогда, может, Мара?
  
   - Да! - живо откликнулась дух. - Очень красиво звучит и очень хищно. Мне нравится! Можешь Марой меня называть!
  
   - Очень приятно, Мара, - улыбнулся я.
  
   - Вот и познакомились, Дима, - игриво улыбнулась сёкая в ответ.
  
   Чуть позже она доставила меня к институту и напросилась в гости, якобы посмотреть, где я работаю. Эх, если б я знал, какое хулиганство Мара задумала, ни за что бы не согласился. По крайней мере, точно не во время большого перерыва. Короче, поцеловала она меня взасос прямо в универе при огромной толпе студентов-свидетелей, да ещё и объявила громогласно, что я её жених.
  
   Господи! Это был какой-то кошмар! В лабораторию к себе я мчался со скоростью света и подозреваю, что красным был, как варёный рак. Валерка заявился часа через полтора, и я сообщил ему, что переезжаю.
  
   - К невесте? - уточнил он.
  
   - К... какой... не...весте? - Я даже заикаться стал от испуга.
  
   - Ну к той, что засосала тебя в коридоре.
  
   - Откуда ты знаешь?!
  
   - Хы-ы-ы, да весь институт уже знает, - довольно осклабился сосед.
  
   - Бляа-а-а-а!!!
  
   - Да не переживай ты, все ж завидуют.
  
   - Хны-ы-ы, хны-ы-ы, хны-ы-ы!
  
   - Слушай, дружище, ты не съезжай официально, а, - попросил мой сосед по комнате. - А то ко мне подселят кого-нибудь. А так бы я хоть один пожил.
  
   - Платить ты тоже один за двоих будешь? - вздохнул я, всё ещё переживая о своём "позоре".
  
   - Ну и заплачу, - пожал Валера плечами. - Это же не съёмная квартира, цены-то за студенческое жильё не кусаются.
  
   - Хорошо, как знаешь.
  
   - Спасибо. А комп ты свой заберёшь?
  
   - Да пускай остаётся пока, мне он не нужен.
  
   - У-у-у, совсем классно! Так, может, продашь мне его?
  
   - Он же старый.
  
   - А ты мне его со скидочкой?
  
   - Хорошо. Пять косарей, и он твой.
  
   - С монитором?
  
   - Ага.
  
   - Тогда согласен!
  
   Если вы думаете, что на этом все мои неприятности закончились, то сильно ошибаетесь. Вечером, часов в пять, на Маришином лендровере к институту подъехала Мара и, встав под окнами моей лаборатории, принялась громко распевать любовные серенады, аккомпанируя себе на гитаре.
  
   - Во даёт! - восхитился Валерка, но потом посмотрел на меня, изменился в лице и скорбным голосом добавил: - Беги, дружище, беги, я без тебя домерю.
  
   Господи! Господи! Господи! Какой кошмар! И смех и грех, ей-богу! До чего же смущают эти её выходки. О-о-ох! Бли-и-ин! Но... и приятно ведь тоже.
  
   Впрочем, вечером меня ожидала куча настоящих, хороших приятностей. И Мариша - замечательная и восхитительная женщина! Настоящая магесса, волшебница! Но это уже другая история.
  

Глава 14. Рабочие будни

К содержанию

   Я откинулся в кресле и перечитал написанное. Нда уж, концовка главы какой-то сумбурной и поспешной получилась. А всё потому, что Мариша поторопила меня. Предупредила, что сегодня вечером мы отправляемся в очередное путешествие, а потому мне следует поскорее завершить свои дела. Хотелось уж закончить этот эпизод. Потому что в путешествии, насколько я знаю, у меня не будет ни времени, ни возможности писать.
  
   Эх, а сколько их было, этих путешествий, за нашу двадцати шестилетнюю совместную жизнь. И все такие интересные, увлекательные, м-м-м, класс! Возможно, я когда-нибудь и напишу о самых интересных из них, но явно не сегодня.
  
   Да-а-а, если посмотреть на прожитые годы, то я ни капли не жалею, что согласился связать свою судьбу с этой удивительной и потрясающей женщиной. Да я и с самых первых дней нашего с ней знакомства не жалел. И ведь были эти первые дни очень богатыми на события. Вспомнить, к примеру, моё возвращение домой с работы на следующий день после обращения. Мариша говорила мне, что из её родного мира прибудут четыре новых девушки взамен уехавших амазонок. Ага. Приехало двадцать.
  
   Нет, конечно, четыре из них потом остались в нашем представительстве, но ведь факт остаётся фактом: я был пропущен через двадцать озверевших от желания нимфоманок. Именно озверевших, потому что они буквально растерзали меня... ну по очереди, конечно.
  
   Я впервые столкнулся с настоящей, не наведённой хотелкой женщин из Форсу, и это было что-то потрясающее. Такого жёсткого обращения с собой я и представить не мог. У меня губы потом распухли и язык болел. Его настолько сильно натягивали, засасывая во влагалища, что того и гляди, могли нахрен оторвать. А ещё все эти девицы, ни капли не сдерживаясь, использовали меня для обоих запретных удовольствий и, кончив от куннилингуса, почти сразу начинали мощно мочиться мне в рот, пока вдруг не взрывались от нового оранжевого оргазма.
  
   О-о-ох! Если б не сёкая, я бы, наверное, захлебнулся просто. Этих девушек ни капли не заботило, успею я проглотить их мочу или нет. Они просто ссали в меня, как в унитаз, да ещё, похоже, дополнительно напор усиливали, чтобы кайфануть посильнее. А ведь у меня, между прочим, только два оранжевых листа к тому времени было, а не три.
  
   И всё же этот экстрим мне очень понравился. Причём настолько сильно, видать, что сёкая наклюкалась моих эмоций до невменяемого состояния и едва не съела меня прямо во время процесса. Чёрт её знает, что остановило её, то ли испуг мой, то ли сама в последний момент дотумкала, что делает что-то не то. Тем не менее далее она была заметно сдержаннее, срыва башни себе более не позволяла и даже стала морально поддерживать меня разговорами.
  
   А ещё в тот раз я впервые познакомился с очищающим магическим кристаллом, который освобождал мой организм от избытков жидкости, и было это действие очень кстати. Каждая пользовательница вливала в меня не менее литра жидкости, и я, естественно, переполнялся время от времени едва ли не до самого горлышка. В такие моменты сёкая включала кристалл, и я с облегчением чувствовал, как желудок мой освобождается.
  
   Как сейчас помню, вся эта свистопляска происходила в три этапа. Вначале пятнадцать женщин, следуя одна за другой, едва не довели меня до потери сознания, потом мне устроили небольшой перерыв на пару минуток, по истечении которого я ощутил прикосновения шестнадцатой посетительницы. По контрасту с предыдущими леди она показалась мне настолько мягкой и нежной, что от удивления я окончательно протрезвел, открыл глаза и обнаружил себя в объятиях уже знакомой мне светловолосой амазонки.
  
   Селина была очень возбуждена, и глаза её просто пылали зеленью, однако она всё равно наслаждалась мной не спеша и со вкусом, а в конце буквально утопила в море своей энергии. Именно она и оставила мне на шее третий зелёный лист, нокаутировав минут на десять-пятнадцать.
  
   Я тогда не придал особого значения тому факту, что амазонка удачно угадала с выигрышным местом в очереди. Подумал, что ей просто повезло стать инициатором очередного моего апгрейда. Но потом, когда на следующий день Лика поставила мне третий оранжевый листик, тоже безошибочно попав на выигрышный номер, я уже удивился. Тогда-то сёкая и объяснила, что специально предупреждает моих совладелиц о моментах, когда я достигаю очередного своего порога и готов продвинуться.
  
   В общем, за два дня я получил пару листиков, составив в общей совокупности сумму 3+3. И Мариша этому радовалась, как ребёнок. Надо сказать, что после третьего зелёного листа она почему-то была очень напряжена и взволнована. Магесса подолгу обсуждала что-то с сёкаей, и той позволено было даже съесть меня два раза вместо одного. Что к чему, я тогда понятия не имел, но понимал, что Мариша чего-то опасается.
  
   Поедания - это вообще отдельная тема, заслуживающая подробного и красочного описания, но, увы, не в этот раз. Сейчас могу описать разве что кратко. Сёкая проявляла просто невероятную изобретательность в этом деле. Она могла, например, превратить мою постель в гигантскую вагину, накрытую одеялом. Стоило мне откинуть его, чтобы лечь, как хищница опутывала меня своими волосами-щупальцами и проглатывала влагалищем, погружая в себя с головой. В этом случае она не только съедала меня, но и трахала, стимулируя себя всем моим телом, а пищеварительный сок её выполнял функцию смазки. И надо ли говорить, что в момент оргазма сёкаи меня этой жидкостью просто заливало с головы до ног, после чего растворение моё становилось делом весьма короткого времени.
  
   Чуть позже Мара додумалась оставлять мою голову снаружи и проникать здоровенным клитором мне в рот, пропихивая его в самую глотку. Сокращая стенки влагалища, она не только стимулировала себя изнутри, но резкими поступательными движениями глубоко насаживала меня ртом на свой гигантский клитор, без зазрения совести пользуясь тем, что после третьего оранжевого листа рвотный рефлекс у меня не работал. При таком двойном удовольствии сёкая кончала просто махом, и она, блин, ещё и эякулировала через клитор, накачивая меня своим желудочным соком не только снаружи, но и изнутри. Короче, завершалось всё опять-таки полным моим растворением и засасыванием маточным зевом размягчённой плоти .
  
   Я уж не буду рассказывать о всех способах моего поедания. Остановлюсь только на самых популярных. Мара делала это, например, как паук: прокусывала мою кожу, впрыскивая в тело яд, который погружал меня в блаженство и растворял живьём. А потом она выпивала меня как сочный плод, оставляя лишь внешнюю шкурку. При этом сама она в паука не превращалась, сохраняя вполне человеческое женское тело, но обретала многие атрибуты этого хищника. Например, вагинальная смазка на воздухе превращалась в клейкие паутинные нити, которыми меня оборачивали в шёлковый кокон, быстро вращая мое тело очень цепкими руками и ногами.
  
   А ядовитые паучьи жвала, знаете, где прятались? Думаете, во рту? Ха, не правильно! В промежности они у неё были, в нижней части вагины. И вот этой ядовитой писькой она искусывала меня всего-всего, вызывая острые всплески блаженства каждым впрыскиванием яда. А потом начинала трахать, пока я растворялся. И с каждым оргазмом впивалась в меня жвалами и вливала новые порции яда, будто эякулировала.
  
   Боже! Это было охеренно просто, я до сих пор с восторгом вспоминаю её паучью ипостась. Другим вариантом было съесть меня способом суккубы, через член. Внешне это напоминало обычный секс, только очень приятный. До тех пор напоминало, пока не начнёшь кончать. И вот тогда становилось понятным, что не секс это, а самое настоящее поедание. Потому что меня ждала непрекращающаяся эякуляция, во время которой все ткани мои постепенно перерабатывались в сперму и высасывались через член вагиной ненасытной хищницы.
  
   С сексом вообще были разные варианты. Я мог, к примеру, после эякуляции уменьшиться вдвое, затем, при следующей, - ещё вдвое, потом ещё и ещё, пока не становился размером с член и Мара не затягивала меня во влагалище, а там уже рассасывала и растворяла совсем. А нередко она вообще меня не уменьшала и проглатывала как есть, растягиваясь сама, как резиновая. Как-то во время куннилингуса она широко распахнула влагалище и захватила мою голову целиком, а потом медленно и не спеша тягучими змеиными глотками поглотила через вагину всё моё тело полностью, так что живот её стал необъятных размеров. После этого сёкая осталась лежать в постели как обожравшийся питон и переваривала меня минут пять, испытывая один оргазм за другим. После каждой разрядки непомерно раздувшийся живот её уменьшался процентов на двадцать. Ну под конец она усвоила меня полностью, встала и ушла. Я же проснулся, как обычно, на следующее утро в той же самой постели.
  
   Нельзя сказать, что Мара была абсолютно оригинальной и каждый раз придумывала что-то новенькое. У неё были излюбленные способы питания, которые она периодически повторяла. Собственно, я и перечислил сейчас как раз те из них, что мне больше всего запомнились. А ещё она любила съедать меня обычным человеческим способом через рот, как сделала это в первый день нашего с ней знакомства. Но, думаю, пора завязывать с темой воре. Что-то я чересчур ею увлёкся. А мне ведь ещё многое надо рассказать.
  
   Так о чём это я? Ах да. О беспокойстве. Моё состояние после получения третьего зелёного листика почему-то сильно волновало Маришу. Зато на следующий день, когда я сумел продвинуть оранжевую веточку, у неё словно камень с плеч свалился. И на радостях, должно быть, она устроила знатную групповушку: позвала Лику, Ринку, Селину, Мара сама пришла, и впятером они трахали меня до глубокой ночи, выжав до полного изнеможения, буквально как лимон. Ну и под конец, когда все ушли, Мара с удовольствием сожрала то, что от меня осталось.
  
   Должен заметить, что эпизод этот тоже достоин отдельного освещения, и, может быть, я как-нибудь о нём напишу. Но сейчас я ограничусь лишь упоминанием и сопутствующей ему информацией. Итак, проснувшись на следующее утро, я первым делом поинтересовался у Мариши: а что такое вчера было? И почему она так волновалась после получения мной третьего зелёного листа. Тогда-то я и узнал кое-что новое о магических числах. Оказывается, кроме 8, 20, 28, 40 и других подобных из соответствующего ряда, нашлось ещё одно - 6, доселе неизвестное. Вернее, ранее на него натыкались довольно часто, но не знали, что оно магическое, и от того натыкались достаточно "больно". Это число не магическим считалось, а критическим. Очень многие парии после числа 6 полностью останавливались в развитии, и непонятно было, почему так происходит.
  
   - И ты боялась, что меня та же участь постигнет? - спросил я.
  
   - Да, - вздохнула Мариша, - очень боялась. Но благодаря Маре, - магесса и сама уже стала этим именем сёкаю называть, - я сделала важное открытие! - При этих словах её глаза торжествующе сверкнули. - Число 6 - магическое, а потому составлять его можно только простыми числами: либо пятёркой и единицей, либо двумя тройками. И вот сейчас, когда ты достиг двух троек и сёкая подтвердила, что с твоими веточками всё в порядке. Моё открытие получило подтверждение. Теперь мне надо обязательно отправиться на Форсу и доложить о нём на ближайшем совете магов.
  
   - Когда? - огорчённо спросил я, думая, что нас ждёт разлука.
  
   - Через неделю примерно, и ты едешь со мной.
  
   - Что? - не поверил я своим ушам.
  
   - Со мной едешь, - повторила Мариша. - Что непонятного? Мне в Валенсии обязательно парий потребуется. Там сексуальные хотелки мои разом проснутся. Я, конечно, могу и другого себе купить, но это глупо, не находишь? Когда у меня есть ты. Заодно и оформлю тебя официально как свою законную собственность. Есть какие-то возражения?
  
   - Нет-нет, я, наоборот, только рад. Другой мир увижу. Это же круто! А надолго поездка?
  
   - Месяца на два-полтора.
  
   - А как же работа моя в институте?
  
   - Чего-нибудь придумаем.
  
   На этом наш разговор с Маришей был закончен, а от Мары я чуть позже узнал, что число "6" не открывает листочков нового цвета. Однако является обязательной ключевой точкой и раздвигает потолок каждой веточки с пяти до семи. Например, одно зелёное удовольствие свыше пяти листочков развить нельзя. Потребуется хотя бы один оранжевый листик, чтобы составить число "6" и продвинуться дальше. А ещё этот магический набор листиков, как обнаружилось, может дать парию заметный бонус в скорости развития, если правильно им распорядиться.
  
   - Вот как? - заинтересовался я. - И что же требуется, чтобы получить этот бонус?
  
   - Нужно выжать пария досуха, - многозначительно сказала сёкая, - если ты понимаешь, о чём я говорю. Причём проделать всё это не позже чем через сутки после того, как число "шесть" было получено, а иначе рассеется и пропадёт энергия, которая выделилась при образовании магической суммы и может быть использована для реализации бонуса.
  
   Тут до меня дошло, наконец, почему я вчера подвергся столь зверскому групповому изнасилованию, а Мара, поняв это по выражению моего лица, хищно ухмыльнулась.
  
   - Твой бонус мы в полном объёме задействовали вчера, - подтвердила она мою догадку. - Так что можешь не беспокоиться на сей счёт.
  
   Вот такие дела. И всё-то они учитывают, используя любые возможности развить меня максимально.
  
   Этот день до самого вечера оказался спокойным. Мне словно дали возможность отдохнуть. Утром, до поездки в институт, никто ко мне не приставал, только вечером четверо новеньких попользовали меня, чтобы удовлетворить хотелку, да Мара не преминула слопать перед сном, причём сделала это максимально просто - уменьшив и проглотив. Впрочем, это не помешало ей испытать пару оргазмов, когда она меня переваривала.
  
   А вот ночью, примерно в три-четыре утра, состоялось интересное знакомство, которому я сперва не придал должного значения, хоть оно слегка и ошарашило меня.
  
   Проснулся я от малой нужды и отправился в туалет, чтобы её справить, но у конечной станции следования столкнулся нос к носу с какой-то незнакомой мне молодой женщиной лет двадцати пяти: слегка полноватой, ростом под метр семьдесят, черноволосой и с серыми глазами, одетой в домашние шорты и красную с черными и белыми полосками клетчатую рубашку, причём, как потом оказалось, на голое тело.
  
   0x01 graphic
  
   Она явно направлялась туда же, куда и я, и с той же самой целью. Так что, как истинный джентльмен, я настроился пропустить даму вперёд, тем более что нужда моя была ещё терпимой. Однако увидев меня, незнакомка не спешила скрыться за дверью, явно заинтересовавшись моей персоной. Глаза её с живым любопытством изучали мою шею, а именно ту её часть, на которой красовались листики.
  
   - Ты ведь парий, верно? - полуутвердительно спросила она, и уже сам вопрос этот был необычен, потому что ну ясно ведь, что парий, раз отмечен соответствующими знаками. Однако я ни о чём таком не подумал, поскольку сам недавно парием стал и не привык ещё к своему особому статусу.
  
   - Да, парий, - ответил я без всякой задней мысли.
  
   - Как интересно, - заинтригованно улыбнулась женщина и довольно бесцеремонно прижала меня к стене. Мне даже показалось, что намеренно бесцеремонно. Она словно проверяла мою реакцию на свои действия и в случае чего готова была дать обратный ход. Вот только я никакого возмущения не проявил. Мне, наоборот, понравилась властность её жеста, и это наверняка отразилось на моём лице.
  
   - Так-так, парий, значит, - констатировала незнакомка и несколько грубовато подняла мой подбородок пальцами вверх, открывая шею для лучшего обозрения. - М-м-м, интересно, интересно. Три зелёных листика, три оранжевых. - И тут её словно озарила какая-то мысль. - Оранжевые! - повторила она, алчно сверкнув глазами. А потом они ещё больше расширились и женщина уже с непрекрытой радостью добавила: - Три!
  
   Незнакомка дёрнула меня за руку, отрывая от стены, и втолкнула в туалет, после чего зашла следом и закрыла дверь на щеколду.
  
   - Э-э-э... я...
  
   - На колени, - перебила она, снимая шорты, под которыми не оказалось трусиков. - И давай побыстрее, я ссать хочу.
  
   "Вот же ж угораздило нарваться", - ошарашенно подумал я, испытывая, впрочем, весьма позитивные чувства. И вообще, эта грубость незнакомки, её нахальство очень меня цепляли.
  
   Естественно, я подчинился и был тут же жёстко схвачен за волосы и вжат губами в пушистую промежность. Я ещё толком не осознал, что произошло, а рот мой уже обработал стыковку: скользнул языком между мясистых долек, проник между ними губами, нащупал уринальный холмик и слегка присосался к нему. Даже язык, словно обладая собственной волей, прижался ко входу во влагалище и ненавязчиво кончиком в него проник, будто предоставляя себя для вакуумного захвата. Однако ничего подобного не произошло. Женщина радостно хрюкнула и долбанула мне в рот мощной струёй.
  
   Первое, что удивило меня: в ней не было ни капли оранжевой энергии, ну просто ни единой искорки. Леди всего лишь мочилась мне в рот, справляя малую нужду без удовлетворения оранжевой хотелки. Хотя она явно тащилась. Это было бы заметно даже профану в мимике по восторженному взгляду, которым она буквально пожирала моё лицо, по сладостным стонам и возгласам:
  
   - Класс! Класс! Класс! - повторяла она восхищённо. - Да-а-а, мой туалетик, да! Я ссу тебе прямо в глотку. Ссу полным напором, а ты даже не поперхнулся ни разу! Боже! Как это о...уительно! А-а-а-а-а! Бля-а-а-а!
  
   А мне совсем не сложно было принимать в себя мощный напор и даже почти не удивительно. Я просто пропускал в пищевод горячий поток, не испытывая никакого дискомфорта. Наоборот, мне было приятно ощущать текущее по горлу тепло, да и вкус этой жидкости мне определённо нравился. Никакого контроля и усилий с моей стороны не требовалось, всё происходило само собой. А потому я мог расслабиться и сосредоточиться на ощущениях женщины, которые в то время хоть и слабенько ещё, но уже воспринимал.
  
   Брюнетка не испытывала такого же яркого блаженства, как новенькие девушки, прибывшие с Форсу, но ей определённо было приятно наше соприкосновение. Я немного поэкспериментировал, двигая языком и губами, прислушиваясь к ощущениям женщины, и быстро определил, что если несильно посасывать уринальный холмик, как бы помогая жидкости течь, удовольствие незнакомки становилось заметно сильнее. А лёгкое поглаживание кончиком языка передней стенки влагалища усиливало его ещё больше. В общем, заканчивала мочиться леди, уже откровенно повизгивая от кайфа, но всё равно она была ещё далека от оргазма.
  
   "Как же так? Почему? - удивлялся я. - Что с ней не так? Почему я не вижу оранжевого цвета? Может, потому, что энергию сперва надо было пробудить?"
  
   Короче, я чувствовал себя не в своей тарелке, как мог бы чувствовать опытный повар, у которого вместо блина вышел ком. Мне хотелось реабилитироваться в глазах этой леди, поэтому я ненавязчиво продолжил ласки даже после того, как она спустила в меня весь свой жидкий заряд.
  
   - О-о-о, да! Вылизывай меня, туалетная бумажка, - с удовольствием ворковала брюнетка, продолжая глазами меня поедать.
  
   Она словно отыгрывала БДСМ-ную госпожу, но меня это не трогало. Пусть развлекается, как ей охота, а мне гораздо важнее было подобрать ключик к её наслаждению. И надо сказать, что оказалось это совсем не просто. Клитор, как естественная для большинства женщин кнопочка удовольствия, был под запретом, по крайней мере пока. Стоило мне его языком коснуться, как я сразу уловил повышенную чувствительность этой точки, создающую не очень приятные ощущения. Малые половые губы, точка "ю" и влагалище оставались в зоне комфорта, но их чувствительности не хватало, чтобы добиться сексуальной разрядки, ну или это требовало достаточно длительных и трудоёмких усилий.
  
   "Должно быть, женщина эта не большая любительница куни, - невольно подумал я. - Да кто она такая вообще?"
  
   Скользнув языком ниже, к анальной дырочке, я вдруг почувствовал достаточно явный отклик. Оно? Небольшая проверочка с повторным заходом и... точно! Быстрый взгляд вверх, и глаза брюнетки подсказали мне, что новые ощущения не оставили её равнодушной. Определённый интерес появился в её взгляде, она стала к себе прислушиваться.
  
   "Нет. Так не достать. Может, попросить её повернуться?"
  
   - Миледи, - вежливо обратился я к незнакомке, отрываясь от её пушистой киски. - Не могли бы Вы повернуться ко мне спиной и наклониться вперёд.
  
   - Зачем это? - спросила она с сомнением.
  
   - Ну, так бы я смог закончить свою работу. На попке Вашей тоже остались капельки.
  
   Упоминание о моче ей явно понравилось, и она выполнила мою просьбу, подставляя мне под нос свои аппетитные кругленькие ягодички.
  
   - Только не вздумай лапать меня, понял? - предупредила женщина. - Грабли нахер оторву. Давай, вылизывай меня скорей, туалетная бумажка, и закончим с этим.
  
   "Ох-ох, строит из себя стерву, - огорчённо подумал я. - Ну ничего, сейчас посмотрим, как ты запоёшь. Я не я буду, если с обретённым арсеналом пария не смогу отправить тебя на небеса. В хорошем смысле, конечно".
  
   Несколько исследовательских прикосновений - и я уже начинаю понимать, где нужно лизать и как. О, да! С этого положения открывался целый Клондайк эрогенных точек. Не прошло и десятка секунд, как леди уже выдохнула своё первое "ах".
  
   - Давай сильнее! - восхищённо зашептала она, словно боясь спугнуть удачу. - Да! Да! Лижи мою грязную дырку, бл...ть, лижи!
  
   Она наклонилась сильнее и прогнулась в талии, приподнимая ягодицы и ещё более открывая себя. Ну и как было этим не воспользоваться? В особенности когда я стал читать удовольствие этой дамы как открытую книгу. Диапазон моих ласк постепенно расширялся. Я уже стал дотягиваться до недотроги клитора, позволяя себе едва заметные прикосновения, и сейчас они создавали весьма приятные всплески наслаждения, обостряя плавно накатывающее с тыла блаженство.
  
   Ещё немного ласк, и я увидел развилку. Одна дорожка вела к быстрому оргазму, а другая была более витиеватой и запутанной, но обещала настоящий взрыв мозга. По какой пойти?
  
   "Ох! По короткой!" - решил я, чувствуя, что длительный раунд не выдержу. Моя собственная малая нужда так и оставалась неутолённой. А после обильных вливаний дополнительной жидкости, организм ещё более настоятельно требовал её слить.
  
   Ещё с десяток секунд направленного воздействия, и брюнетка буквально взорвалась от кайфа, испуская громкий рычащий крик. Она судорожно схватила меня за волосы и вдавила в себя сзади, продолжая вздрагивать и трястись на подгибающихся коленках. Потом по подбородку моему потекла вода, и я ощутил во рту привкус мочи.
  
   Эта женщина натурально обсикалась, даже после того как совсем недавно спустила мне в рот весь свой жидкий заряд. Медленно пятясь назад, она упёрла меня затылком в дверь туалета и очень крепко прижала к ней своей попкой.
  
   "Ух! Как сильно кончила! - радовался я. - А что было бы, пойди я другой дорожкой?"
  
   Медленно опустившись вниз на коленки, брюнетка села верхом на мои ноги, затихла на несколько секунд, а потом стала вздрагивать плечами и всхлипывать. Я недоумённо уставился на её спину, не понимая, что происходит, а когда она заревела навзрыд, совсем опешил.
  
   - Ч... то такое? - спросил я, слегка заикаясь от испуга. - Что с...случилось? Не... понравилось?
  
   Но женщина, казалось, зарыдала ещё сильней, а потом повернулась ко мне и обняла, утыкаясь в плечо мокрым своим лицом.
  
   - Первый, - тихо сказала она через пару десятков секунд, когда немного успокоилась. - Это был первый мой оргазм... за всю жизнь.
  
   - Я... рад, - шепнул я, обнимая её в ответ и немного смущаясь. - Значит, Вы не с Форсу? - спросил я, чтобы прервать неловкую паузу.
  
   - Не твоё дело, парий, - грубовато ответила женщина, отрываясь от меня и поднимаясь на ноги. - Знай своё место.
  
   - Ну я тоже не с Форсу, - ответил я, постаравшись придать лицу грустное выражение. И это не так уж сложно было сделать, чувствуя лёгкую обиду. - Всего четверо суток с небольшим прошло, как меня обратили.
  
   - Что, насильственно обратили? - уточнила она, слегка напрягаясь.
  
   - Нет. Мне самому захотелось.
  
   - Хм, ну тогда терпи, - сказала брюнетка строго, но голос её уже заметно сбросил властные обертоны. - Знал ведь, на что шёл. Или нет?
  
   - Знал, - ответил я, вздыхая. - Но моя хозяйка относится ко мне по-доброму. И мне это нравится.
  
   - Женщины бывают разными, - ухмыльнулась незнакомка. - Одна - добрая, другая - строгая. Тут уж как повезёт. Как тебя зовут?
  
   - Дима.
  
   - Что ж, очень приятно, Дима. Пока.
  
   Женщина надела шорты, отперла дверь и вышла наружу, но потом в проёме обернулась, чтобы ещё раз на меня посмотреть, и, тепло улыбнувшись, сказала:
  
   - Спасибо. - А потом ушла совсем.
  
   Тут мой мочевой пузырь настоятельно напомнил о себе тянущей болью, и я решил, что пора бы его уже облегчить. Ну а потом я вернулся к себе в комнату и лёг спать. Весьма занимательная получилась встреча.
  
   "Подумать только, в представительстве Валенсии есть земные женщины, да ещё с БДСМ-ными замашками, - подумал я, закрывая глаза. - Интересно, зачем она здесь?"
  
   Но эта мысль оказалась последней перед тем, как я заснул. Я и помыслить тогда не мог, с кем встретился и какое значение в моей жизни сыграет эта незнакомка.
  

* * *

   Впрочем, не буду забегать вперёд, на следующий день меня ждало ещё одно знаменательное событие. За завтраком Мариша выставила на стол маленькую коробочку и, открыв её, показала мне два кольца из белого металла, каждое из которых было украшено квадратным бирюзовым камушком, размером где-то около трёх с половиной - четырёх миллиметров.
  
   - Угадай, что это? - спросила она, а у меня прям в душе ёкнуло.
  
   "Неужели предложение мне собралась делать?"
  
   Я глянул на сёкаю и поразился её реакции. Мара смотрела на кольца с жадным вожделением. Прям как бедняк на килограммовый слиток золота.
  
   "Такие дорогие? - подумал я. - Да не, вряд ли из-за этого".
  
   Металл по внешнему виду вполне так тянул на платину, а камни выглядели драгоценными, но что-то сомнительно мне было, что магическому существу интересна была материальная стоимость украшений. Скорее уж в них была заключена какая-то ценная для неё магическая фишка.
  
   - Вряд ли это обручальные кольца, - предположил я. - Ты говорила, что планируешь свадьбу не ранее чем через месяц, если у меня к тому времени розовый листик появится. Но какое-то из этих колец, вероятно, предназначено мне, а иначе бы ты мне их не показывала.
  
   - Фи, какой скучный, - надула губки Мариша. - А как же надежда? Я, между прочим, реально рассматривала вариант взять тебя в мужья и под предлогом свадебного путешествия утащить с собой на Форсу.
  
   - Раз говоришь, рассматривала, значит, уже не рассматриваешь? - уточнил я, чувствуя лёгкое огорчение.
  
   - Придумала вариант поинтереснее. Но сейчас я о нём не скажу. Сам узнаешь сегодня, когда придёшь на работу. Пусть сюрпризом для тебя станет.
  
   - Блин, ты меня пугаешь. Это ведь не отчисление из аспирантуры?
  
   - Хи-хи, не-э-э, - рассмеялась Мариша. - Наоборот, приятный сюрприз для тебя, поспособствующий твоей научной карьере. Но не надо гадать об этом. Лучше скажи, что ты думаешь о кольцах?
  
   - Какой-то магический артефакт? - предположил я. - Защитный амулет? Устройство связи или, может, слежения за мной?
  
   - Хм, ты прям сама проницательность сегодня, - улыбнулась магесса. - Кольца сделаны из миллениума. Это особый металлический сплав, обладающий высокой ёмкостью к магической мане. Камень - ортопаз, кристалл с необычными свойствами. Если его сколоть поперёк оптической оси и разнести половинки на расстояние, то свет и звук, входящий в одну часть, будет выходить из другой так, как будто камень остался целым. Как ты уже догадался наверно, кольца инкрустированы половинками одного целого кристалла. Так что да, они идеально подходят для связи.
  
   - Смартфоны тебя уже не устраивают? - уточнил я. - Или ты хочешь иметь возможность подглядывать и подслушивать за тем, что происходит вокруг меня?
  
   - Не подглядывать и подслушивать, - поправила Мариша, - а смотреть и слышать. Если бы я планировала делать это скрытно, то, наверное, не рассказывала бы секрет ортопаза. Миллениум позволяет ему передавать ещё и магию. Так что я вполне могу направить заклинание через кольцо, защитив тебя при необходимости.
  
   - Вау, это круто! - восхитился я. - Спасибо, что так дорожишь мной.
  
   - Не за что, - улыбнулась магесса. - Ты просто пока не понимаешь свою ценность. Уже сейчас, при текущих показателях, несмотря на рядовой ещё уровень, тебя с удовольствием умыкнёт любая работорговка. Потому что высокий потенциал твой можно считать с помощью магии. Ну а в перспективе твоя стоимость может стать соизмерима со стоимостью... например, какого-нибудь военного самолёта из вашего мира. Но, естественно, не только в этом дело. Ты дорог мне просто как человек.
  
   - Спасибо, - смущённо сказал я, чувствуя, как погружаюсь в состояние сладкой эйфории. - Я бы тоже очень не хотел, чтобы меня у тебя украли.
  
   - Пожалуйста, - ответила Мариша. - Но ко всему прочему кольца эти имеют ещё и матримониальный смысл. Считай этот подарок от меня знаком, что с сегодняшнего дня мы помолвлены. Надеюсь, ты не возражаешь?
  
   - О! Нет, конечно! Да я, наверное, и не вправе, верно?
  
   - Почему? Ты мой парий, и этого уже не отменить. Но я никогда не возьму в мужья мужчину против его воли.
  
   - Моя воля в высшей степени за, - рассмеялся я. - Чёрт, до чего же это волнительно! Значит, ты уже уверена, что я тебе подхожу?
  
   - До розовой ветви тебе осталось два зелёных листочка, - пожала Мариша плечами. - Это не простые листочки, и особенно второй из двух. Но в течение месяца ты их получишь, я в этом уверена. Что же касается голубой веточки, то тут всё решит будущее. Хотя я и настроена очень оптимистично.
  
   - А разве париев берут в мужья?
  
   - Официально нет, но для меня это не имеет значения. Если я считаю мужчину своим мужем, то он мой муж. Кроме того, брак можно зарегистрировать и в вашем мире. Вот вернёмся с Форсу, сразу сыграем свадьбу.
  
   - О-о-ох! Сколько приятных новостей.
  
   - Итак, дорогой, ты согласен на помолвку?
  
   - Да!
  
   - Тогда подставляй свой безымянный пальчик на левой руке, я его окольцую.
  
   Не без удовольствия я протянул Марише левую руку, и та надела на неё кольцо. После этого Мара восторженно пискнула, и я с удивлением на неё посмотрел.
  
   "Да что с ней такое?"
  
   - Можно мне, можно мне? - азартно попросила сёкая, подпрыгивая, как маленькая девочка при виде красивой куклы.
  
   - Хорошо, - улыбнулась Мариша и протянула ей второе кольцо.
  
   Я грешным делом подумал сперва, что дух на свой палец его наденет, но она с нескрываемым удовольствием, медленно и даже торжественно надела кольцо на палец своей хозяйки.
  
   - А чему ты так радуешься, Мара? - спросил я.
  
   - Ой, совсем забыла сказать, - ответила вместо неё моя будущая невеста. - Эти два кольца в паре представляют собой неразделимую обитель. Когда они надеты на пальцы двух людей или одного человека, сёкая может в них жить. Считай, что я исполнила её желание. Пока мы носим эти кольца, она может быть рядом со мной и с тобой одновременно вне зависимости от расстояния, которое нас разделяет. Даже если мы будем находиться в разных мирах.
  
   - Ого. Понятно. А есть ещё что-нибудь, что ты забыла мне сказать?
  
   - Ага, кое-что есть. Без моей помощи ты снять это кольцо с пальца не сможешь. Даже другой маг и магесса не смогут, пока я жива. А при попытке отрубить палец или руку или уничтожить артефакт, откроется портал, который перенесёт тебя ко мне.
  
   Кольцо сидело очень легко и свободно, не давило и не мешало мне совершенно. Любопытства ради я попытался его снять и действительно не смог. Оно будто прилипало к коже, стоило его потянуть наружу, но вращать позволяло себя без проблем.
  
   - Магия! - восхитился я.
  
   - Ну да, - подтвердила Мариша.
  

* * *

   Потом я поехал в институт, предвкушая обещанный мне сюрприз, но ничего необычного меня там не ожидало. День как день. Не особенно отличавшийся от других. Измерений не планировалось, поэтому я сразу засел за компьютер и продолжил работать над своей программой. В аспирантуре я исполнял роль расчётчика, занимался кластерным моделированием. Выпускная моя работа была посвящена моделированию, и по окончанию вуза я продолжил этим заниматься.
  
   Не знаю, будет ли вам это интересно. Но кое-что придётся объяснить, чтобы вы поняли суть последующих событий. Я писал программу, которая по заданному атомному строению вещества могла бы воспроизвести его оптические и люминесцентные свойства. Учёные-экспериментаторы измеряют спектры оптического поглощения, люминесценции и, анализируя их, пытаются понять, что внутри вещества происходит и какие у него свойства. Я же решал обратную задачу. Расставляя атомы в веществе разными способами, пытался воссоздать получающиеся при этом спектры.
  
   Я моделировал квантовые точки, которые представляли собой мельчайшие наноразмерные частички инородного вещества, внедрённые в основной материал. Они изменяли его характеристики и позволяли получать интересные оптические эффекты. Это была интересная работа и важная. Если моя программа заработает как надо, не нужно будет создавать сотни образцов, с разными квантовыми точками, чтобы методом перебора выбрать лучший вариант. Ведь все эти объекты можно будет запрограммировать и проверить виртуально на компьютере, сэкономив кучу времени и финансовых средств. А когда будет подобрано оптимальное сочетание между составом вещества в квантовых точках, их размером, формой и концентрацией, которое будет лучшим образом подходить для поставленной задачи, - ну, например, полученный образец будет ярко светиться с минимумом энергетических затрат - тогда его уже можно будет изготовить физически. В общем, создание этой программы и проверка её работоспособности и были целью моей диссертационной работы.
  
   Я настолько углубился в программирование, что вкрадчивый голос сёкаи:
  
   - Что делаешь? - в самое моё ухо, заставил меня подпрыгнуть в кресле и обернуться. Вот только духа за спиной не оказалось.
  
   - Да не крути ты башкой, - сказала она. - Я в кольце в твоём, поэтому меня не увидишь.
  
   - Меня чуть кондратий не хватил, - выдохнул я. - Ты чего так пугаешь?
  
   - Мысленно говори, - подсказала сёкая. - Меня никто кроме тебя не слышит. Подумают ещё, что у тебя кукушка слетела.
  
   "Ладно. Значит, ты теперь так можешь, да?"
  
   - Могу.
  
   "А зачем пришла?"
  
   - Да я с самого начала была с тобой. Просто мне интересно стало, что ты делаешь, вот и спросила.
  
   "Работаю, - сказал я. - Программирую на компьютере".
  
   - А зачем нужна эта штука?
  
   "Для расчётов, - отвечаю. - Для игр, для чтения информации и для записей, для оформления документов всяких. Да много для чего. Комп - это довольно многофункциональный инструмент".
  
   - М-м-м, интересно. Можешь рассказать, как он работает?
  
   "А тебе зачем?"
  
   - Спрашиваю, значит надо.
  
   "Блин, ну мне некогда сейчас".
  
   - Ты уже два часа работаешь, и мозги у тебя малость устали. Как раз и передохнёшь.
  
   "Ох, ну ладно".
  
   Короче, рассказал я сёкае в общих чертах, как комп работает, из каких блоков он состоит, где они расположены и какие у них функции.
  
   - Положи, пожалуйста, руку с кольцом на системный блок? - попросила Мара.
  
   "Что ты задумала?"
  
   - Хочу изнутри на него посмотреть.
  
   "А ты мне его не сломаешь?"
  
   - Не боись, я же существо магическое, а магия с вашей техникой не пересекается.
  
   Тем не менее я на всякий случай сохранил проект, сбросил его в "облако" и только после этого сделал то, о чём меня просили.
  
   - М-м-м, интересно, - пробормотала сёкая. - Можешь мышкой поводить, пощёлкать и клавиши на клавиатуре понажимать?
  
   - Любые клавиши? - уточнил я.
  
   - Вообще все и в обеих раскладках.
  
   - Ну ладно.
  
   Я выполнил желание Мары. Поводил мышью по экрану, пощёлкал левой и правой её кнопкой, покрутил колёсико вперёд-назад, а потом последовательно нажал каждую клавишу на клавиатуре. Ещё мне по просьбе сёкаи пришлось запустить несколько приложений и выгрузить их, побродить по дискам, открывая и закрывая папки, запустить браузер и посетить несколько страничек в Интернете. Некоторое время не происходило ничего, но потом экран вдруг начал мерцать, и изображение на нём исказилось.
  
   - Эй, ты чего творишь! - вслух воскликнул я, попытался оторвать руку от системника, но та словно прилипла.
  
   - Нет-нет, - предупредила меня Мара. - Нельзя сейчас прерывать контакт, иначе сломается твоё устройство. Погоди немного, сейчас всё наладится.
  
   Изображение на мониторе вдруг погасло, и комп стал перезагружаться.
  
   "Ну вот, слава богу, что сохранился, - подумал я. - А говорила, что ничего не испортишь. Испортила уже".
  
   - Хи-хи, ничего страшного, дело житейское, - выдала Мара излюбленную фразу Карлсона. - Зато я поняла, как эта штука работает. Хочешь, фокус покажу?
  
   "Не надо!"
  
   - Да ты не бойся. Тебе точно понравится.
  
   "Какой ещё фокус? Руку-то можно убрать?"
  
   - Можно, но не нужно, а иначе фокус не получится.
  
   "Ох! Чувствую, ты сегодня доломаешь мне комп!"
  
   - Хы-ы-ы, не доломаю. Назови мне какую-нибудь программу, которую бы ты хотел запустить.
  
   "Ну, ворд, например".
  
   Только я подумал об этом, как на экране распахнулось окно ворда.
  
   - Офигеть! - не поверил я своим глазам.
  
   - Хи-хи-хи. А теперь продиктуй чего-нибудь мысленно.
  
   "Чего продиктовать?" - спросил я, и эта фраза тут же набралась на экране.
  
   - Че...чего?! - ещё больше опешил я.
  
   - Ну что, нравится? Ты только громко не кричи, чтобы не привлекать ненужного внимания. Мысленно восторгайся.
  
   "Погоди, а в вижуал студии ты так работать сможешь?"
  
   - Хе-хе, давай проверим.
  
   Короче, запустила сёкая моё приложение для программирования. Открыла последний сохранённый проект, и стали мы с ней экспериментировать. Не сразу, конечно, получилось как надо, потому что сперва английские команды она записывала русскими буквами, и правильное написание операторов и функций ей пришлось подучить. Но затем работа пошла просто махом. Я мысленно проговаривал программный код, и тот сходу печатался на экране.
  
   "Здорово! Великолепно! Класс!" - восторгался я, не веря своему счастью.
  
   - Ну что, есть от меня польза? - спросила сёкая, явно напрашиваясь на похвалу.
  
   "Ты просто суперпомощница! - радостно подтвердил я. - Ну что, ещё немного попишем?"
  
   - Давай.
  
   От работы меня оторвал Валерка, порывисто открыв дверь в лабораторию. Я как раз задумался над очередным блоком программы, ничего не набирал, поэтому и скрывать мне было нечего. Приятель прошёл к моему рабочему месту, плюхнулся на соседний стул и обратился ко мне:
  
   - Новость слышал?
  
   - Какую?
  
   - Об именитой гостье из Новосибирска.
  
   - Нет. И кто она? - спросил я рассеянно, потому что в этот момент ломал голову над алгоритмом функции.
  
   - Блин, да отвлекись ты от своей программы и послушай.
  
   - Ну хорошо, - сказал я и, откинувшись в кресле, взглянул на Валеру. - Что за гостья из Новосиба и на кой чёрт она мне сдалась?
  
   - Так интересно ведь. Насколько я знаю, она - доктор наук, профессор и при том одна из топовых учёных. Индекс Хирша у неё знаешь какой?
  
   - Какой?
  
   - Под полтинник!
  
   - Ого. И чего она у нас забыла, такая именитая?
  
   - Вроде как сферы научных интересов совпадают. Она тоже гетероструктуры различные изучает и занимается разработкой новых люминофоров. Короче, сотрудничество, совместные работы, проекты, гранты и всё такое. Палыч сейчас по нашим лабораториям её водит, всё показывает и всячески рекламирует наш коллектив.
  
   - Ясно, - сказал я, почёсывая нос. Юрковский Николай Павлович - это наш с Валеркой научный руководитель ну и заодно лидер всей научной группы. - Но мне всё равно не очень понятно, каким ветром её именно к нам занесло?
  
   - Блин, ну не глупи. Ясно ведь, что какие-то работы Юрковского её заинтересовали. Вот и приехала пообщаться и мосты навести.
  
   - А-а-а, вона как? Ну тогда ладно.
  
   - И это всё? Ладно?!
  
   - А что ещё?
  
   - Да блин! Тебе совсем неинтересно что ли?!
  
   - Так она ж к шефу приехала, а не ко мне.
  
   - Индекс Хирша сорок восемь, твою мать! Неужели не тянет хоть глазком взглянуть на эту супервумен?
  
   - Ну, небось бабулька какая-нибудь.
  
   - А вот и нет! Ей лет сорок - сорок пять, и выглядит весьма так приятно. Слышал бы, как она говорит, видел бы, как улыбается. Ну просто ангел во плоти, а не человек. Обаяние сотого уровня. Смотришь на неё и прям таешь!
  
   - Ты в неё влюбился что ль? - спрашиваю я, а у самого рот до ушей растягивается.
  
   - Вот увидишь её и сам влюбишься. Ясно тебе? Я о чём толкую. Палыч её по всем лабораториям водит - значит, и сюда приведёт. Короче, я предупреждаю тебя, чтобы ты подготовился и собрался с мыслями, дабы складно о работе своей рассказать.
  
   - Да ладно, расскажу. Чего тут рассказывать? Пусть приходит.
  
   - А-а-а-ай! Фиг с тобой, с пофигистом. Пойду ещё на неё поглазею.
  
   - Давай-давай, удачи тебе.
  
   Валерка ушёл, а я задумался.
  
   "Да уж нехилый у неё рейтинг. И Мариша меня о каком-то сюрпризе предупреждала. Она что, учёную к нам подогнала? Не-не. Фигня всё это. На кой ей такое делать, если она забрать меня в ближайшее время собирается. Нет, надо работать, работать, чтобы побольше успеть. На целый месяц ведь свалю, и что-то я сильно сомневаюсь, что на Форсу у меня возможность программировать будет".
  
   В общем, углубился я снова в работу, в этот раз используя обычный клавиатурный интерфейс, но ничего толком сделать не успел. Минут через пять пришёл Палыч с упомянутой сибирячкой и направились они прямиком ко мне.
  
   - Знакомьтесь, - говорит. - Это Дмитрий Юрьевич Соколов, мой аспирант и программист нашей группы. А это, - представляет свою спутницу, - Виктория Владимировна Лепницкая, очень известный в научных кругах специалист и наш будущий партнёр по науке.
  
   Я взгляд поднял, смотрю на гостью. Относительно рослая, под метр семьдесят, брюнетка и вполне симпатичная, несмотря на свои зрелые годы. Глаза - цепкие, проницательные, серого цвета. Улыбка - тёплая и обаятельная. Кого-то она мне напоминала. Но вот кого, никак не мог сообразить.
  
   - Очень приятно, - говорю и протягиваю руку.
  
   Женщина мне руку пожала и присела рядом.
  
   - Мне тоже приятно, - отвечает. - Ну рассказывайте, чем занимаетесь, Дмитрий Юрьевич. - И этот голос тоже оказался до жути знакомым. Но где я мог его слышать, загадка просто.
  
   В общем, стал я вкратце излагать о своей работе. Запустил и саму программу, чтобы продемонстрировать её интерфейс и показать, что она из себя представляет в том виде, в котором я её уже написал. Женщина сперва смотрела и слушала, а потом принялась вопросами меня засыпать. В общем, пришлось из краткого варианта повествования перейти на длинный, а потом и вовсе углубиться в детали. И что поразило меня, она основательно так вникла в решаемую мной задачу за весьма короткий срок нашего общения. А потом давай меня валить, как на защите. А вот это почему так, а не эдак, а как это учитывается? Вот здесь подход некорректный, а вот эта модель устарела. В общем, почувствовал я себя в пух и прах разбитым и впал в уныние, что всё переделывать придётся.
  
   Тут и Палыч за меня вступился. Мол, это первая версия программы, первое, так сказать, пробное приближение, и основное её преимущество - модульная система, позволяющая быстро модифицировать общую модель путём замены отдельных программных блоков.
  
   - Да, программа интересная, - неожиданно похвалила меня Виктория Владимировна, - и довольно перспективная. Нужно её только доработать. Знаете, думаю, что я как раз подобрала себе стажёра.
  
   - Дмитрия? - удивился Юрковский.
  
   - Да, мне именно расчётчик нужен. И модульный вариант программы позволит быстро адаптировать её под мои задачи.
  
   - Она ведь не доработана ещё.
  
   - Тех функций, что в ней есть, мне для начала хватит. А потом, после проверки общей работоспособности с нашими объектами, можно будет продолжить её развивать. Дмитрию же как раз не хватает экспериментальных данных, верно? А мне нужен хоть какой-то прогноз, чтобы сузить направление исследований. Парочку совместных статей, думаю, за полтора месяца работы получится сделать. И у меня есть связи в высокорейтинговых журналах с высоким импакт-фактором. Вы, Николай, естественно, попадёте в соавторы, как руководитель.
  
   - А какие журналы? - заинтересовался Палыч.
  
   - Ну вот "Наноскэйл", к примеру, или "ЭйСиЭс нано".
  
   - Вы уверены? - удивился Юрковский. - Туда очень непросто пробиться.
  
   - Ну конечно, - улыбнулась Виктория. - Я уже не раз там публиковалась.
  
   - Очень интересно! Ну что, Дмитрий, будем готовить документы для стажировки? Ты как, готов морально к поездке на чужбину? В Европу ведь ещё виза нужна. Дим, у тебя загранпаспорт есть?
  
   - Есть, - сказал я, округляя глаза от удивления. И тут в голове моей пазл стал складываться. Мариша меня ведь как раз на месяц-полтора собиралась утянуть на Форсу. А ещё я сообразил, наконец, кого мне напоминала эта самая Виктория. Она чертовски походила на незнакомку-брюнетку, с которой я встретился сегодня ночью у туалета. Если бы не разница в возрасте и не изысканные манеры, - ну вылитая она.
  
   "Это мать! - озарило меня. - Наверняка мама той девушки. По возрасту как раз подходит! Ну надо же, а? Вот засада! А если стервозная дочка её выдаст меня? Позору ведь не оберёшься! Капе-э-э-эц!"
  
   - А... ку...куда едем? - спросил я у Палыча, заикаясь от испуга.
  
   - Для начала в Германию, в Мюнхен, - ответила Виктория. - Именно там расположена головная организация, предоставившая мне грант на исследования. Так что оформляй шенген. Впрочем, лучше вместе съездим, со мной быстрее получится, я уже руку набила на этом деле. Вы как, Николай Павлович, готовы Дмитрия сегодня с работы отпустить пораньше?
  
   - Да, конечно, поезжайте, - согласился мой руководитель. - Визу около четырёх дней делают, если срочную. Раньше документы подадите - раньше получите.
  
   - Отлично, - улыбнулась гостья, поднимаясь со стула. - У вас в вузе стажировки бумагами оформляются или можно электронную заявку подать?
  
   - Уже год как весь документооборот в электронном виде делается, Виктория Владимировна, - ответил Юрковский, - через личный кабинет.
  
   - Это хорошо. - Виктория достала из сумочки сложенный пополам лист А4 и положила его передо мной на стол. - Вот выходные данные, Дмитрий, которые потребуется ввести. Сколько времени Вам нужно, чтобы всё оформить через интернет?
  
   - Около получаса, наверно, - сказал я.
  
   - Тогда через полчасика я к вам заскочу. А пока схожу в столовую. Вот только я не знаю, Николай Павлович, где она находится. Кто-нибудь из сотрудников Ваших сможет меня проводить? А то мне уже неудобно утруждать Вас такими пустяками. Или, может, Вы сами на обед собирались?
  
   - Да нет, Виктория Владимировна, я уже пообедал. О! Валера, подойди-ка к нам, - обрадовался Палыч, увидев второго своего аспиранта, маячившего в дверях. - Составишь компанию даме в столовой? Заодно покажешь, чем тут у нас кормят.
  
   - Я... а... да, - ответил Валерий, краснея и заикаясь от волнения.
  
   - О! Как мило, - проворковала Виктория, вылив на моего приятеля ещё целый ушат обаяния. - Эскорт в лице симпатичного молодого человека мне будет очень приятен. Ну что ж, славный рыцарь, спасите же свою даму сердца от голода. - Она взяла пребывающего в трансе Валерку под руку, и вся компания удалилась.
  

Глава 15. Виктория

К содержанию

   Проводив взглядом гостей, я повернулся к компьютеру и порадовался, что остался в лаборатории один.
  
   "Мара, ты ещё со мной?" - спросил я.
  
   - Хе-хе, я всегда с тобой, сладенький, - откликнулась сёкая.
  
   "Поможешь мне заполнить заявку в личном кабинете?"
  
   - Без проблем. Приложи руку с кольцом к системному блоку и поехали.
  
   В общем, благодаря своей бесплотной помощнице, я уже через пятнадцать минут ввёл все необходимые данные в требуемые к заполнению поля и отправил в соответствующую службу заявку на зарубежную стажировку. А потом выключил комп, собрал свои вещи и стал дожидаться прихода Виктории. У меня оставалось ещё немного времени, и я решил задать сёкае волновавшие меня вопросы.
  
   "Скажи, Мара, эту сибирячку из Новосибирска ведь вы с Маришей нашли?"
  
   - Ага. Точнее, она приказала, а я нашла.
  
   "Но как так быстро?"
  
   - Хм. Ну духи, подобные мне, очень хороши в поиске нужных людей. Вчера вечером хозяйка сделала для меня в магическом шаре временную обитель. С его помощью я могу дотянуться своим вниманием до любой точки планеты. И приказала мне найти на территории России женщину-учёную с хорошими способностями к магии, ну и по сфере своих научных интересов пересекающуюся с вашим научным коллективом.
  
   "А откуда ты узнала, чем мы занимаемся?"
  
   - Из твоей головы, вкусняшка. Я, конечно же, плохо понимаю вашу науку. Но могу как бы запах её чувствовать. У тех людей, которые часто думают о схожих вещах, и запахи мыслей похожи. В общем, я сперва нашла через магический кристалл всех женщин, живущих в России. Потом отбросила тех, кто не был способен к магии, затем оставила только учёных. И их на удивление оказалось немало. Причём интересную закономерность я увидела. Чем сильнее у ваших людей способности к магии, тем большего успеха в науке они добиваются. Видимо, магическая сила, не найдя своего естественного выхода, реализуется в сфере интеллектуального труда. В общем, далее я стала сортировать учёных по "запаху" и неожиданно нашла очень вкусную для меня мадаму. Хи-и-и, естественно, я стала внимательно к ней приглядываться и с удовольствием поняла, что она отвечает требованиям хозяйки. Склонности к магии весьма высокие, и "запах" её интересов был достаточно близок к твоему. Вернее, от неё шло довольно широкое разнообразие запахов, и в нём имелись схожие с тобой ароматы.
  
   "Поразительно! Неужели так можно найти любого человека?"
  
   - Далеко не любого. Но если есть слепок ауры, то это довольно просто. Шар просто проложит к той информационные каналы, используя притяжение магических энергий. Если, конечно, человек не экранирован защитным барьером.
  
   "А если нет слепка?"
  
   - Тогда задача существенно усложняется.
  
   "И как же ты сумела найти этих учёных?"
  
   - Воспользовалась функциями шара. Учёные определяются по уровню интеллекта и эрудированности, то есть по количеству содержащихся в человеке знаний. Этот алгоритм не даёт стопроцентную гарантию, что найден будет именно учёный. Ошибки возможны. Но тем не менее он в большинстве случаев обеспечивает правильные результаты. Способности к магии выявляются по возмущениям магического фона, которые вызывает человеческая аура. Правильность определения таких людей практически стопроцентная.
  
   А уже когда человек найден, можно детально его изучить. М-м-м! Виктория оказалась очень вкусной. Ну прям очень-преочень. Так что я решила остановить поиск на ней.
  
   "И чем же она тебе так понравилась? - спросил я. - Неужели тоже поклонница воре?"
  
   - Ну, нет. Я не рассматриваю женщин как потенциальных жертв, скорее как продолжение самой себя.
  
   "Так она что, каннибалка?!" - поразился я. Мысль о том, что такая милая и интеллигентная леди способна думать о поедании человечины, показалась мне совершенно абсурдной.
  
   Сёкая ответила на моё мысленное восклицание взрывом громкого хохота, и я очень надеялся, что коллеги в соседних комнатах его не услышали.
  
   - Ох, боже, - сказала она, отсмеявшись. - Не будь ты таким линейно мыслящим. То, что я люблю есть людей, вовсе не означает, что я люблю только это. Ну и потом есть фетиши, которые нравятся мне именно в других людях не потому, что я сама им подвержена, а потому что создают очень вкусные для меня эмоции.
  
   "И какие, например?"
  
   - Например такие, какие есть у Виктории.
  
   "А какие у неё есть?"
  
   - Гы-ы-ы, не скажу. Так будет интереснее.
  
   "Ох, блин, интриганка".
  
   - М-м-м, да-а-а!
  
   "Ну и как вы уговорили Викторию приехать? Что-то я сомневаюсь, что человек способен моментально сорваться с места и рвануть за тысячи километров от родного дома. Тут и дела надо свои отложить, и собраться, и билеты купить, да блин, хотя бы элементарно найти денег на поездку".
  
   - А мы и не уговаривали, - ответила Мара. - Я показала хозяйке эту даму через магический шар. Она сама проверила её, убедилась, что та ей подходит, и просто перенесла её в наш дом с помощью магии портала.
  
   "Чего?! Да вы с ума сошли! Ни капли осторожности! А если она проболтается?"
  
   - Хе-хе, не сможет. Об этом не беспокойся.
  
   "Ох, ладно. И как она отреагировала?"
  
   - Ну, вначале испугалась, конечно, но потом, когда хозяйка ей всё объяснила, рассказала, что от неё потребуется, и пообещала в качестве оплаты за содействие обучить магии, Виктория очень даже заинтересовалась. Там в общем-то много интересных обещаний было сделано, но всё равно она далеко не сразу согласилась. Попросила побольше информации о мире, из которого хозяйка пришла, и времени на размышление. А сегодня утром учёная леди сказала, что согласна сотрудничать с хозяйкой. Вот так всё и произошло.
  
   "Хм-м-м. Понятно. И кто бы, интересно, отказался магией овладеть? Скажи, а почему в нашем мире нет волшебства? Ну вот у Виктории, ты сама говорила, имеется склонность к магии, причём, как я понял, не слабая. Так почему тогда она магом не стала?"
  
   - Потому что мало обладать склонностью к магии, магическую силу надо ещё пробудить. А стихийным образом это случается крайне редко и обычно под действием каких-либо магических катаклизмов. В вашем же мире магический фон гораздо ниже, чем на Форсу. У вас как бы остывшая в этом плане планета. Ну и я бы не сказала, что собственных магов у вас нет совсем. Просто уровень их компетенции и умений остаётся очень низким. Разница между вашими магами и нашими с Форсу - как между какими-нибудь изобретателями-самоучками и высококвалифицированными ведущими специалистами.
  
   "Вот как? Значит, всё-таки есть и у нас маги? Не те ли это товарищи, которые участвуют в битвах экстрасенсов?"
  
   - Я не смотрела ваши телепередачи, потому и не могу что-то сказать.
  
   В этот момент в лабораторию заглянула Виктория Владимировна и, улыбнувшись мне, спросила:
  
   - Вы готовы, Дмитрий? Тогда пойдём.
  
   В общем, через пять минут примерно мы сидели в чёрной тойоте Королле, и вопрос, откуда у недавно приехавшей из Новосибирска учёной взялась машина в нашем городе, отпал сам собой. Этот автомобиль я уже видел на стоянке перед Маришиным домом, а вернее перед представительством Валенсии.
  
   Виктория посидела расслабленно за рулём, а потом вдруг рассмеялась.
  
   - О-о-о-х, этот твой приятель Валера - просто прелесть. Не думала, что есть мужчины, которые будут настолько сильно смущаться в моём присутствии. Так и подмывало его немного потроллить. Но, увы, нельзя.
  
   Я с удивлением посмотрел на сидящую по левую руку от меня сибирячку и встретился с её насмешливым и нагловатым взглядом.
  
   "Твою ж мать! - мысленно поразился я и услышал заливистый смех сёкаи в своей голове. Эта женщина сейчас как небо и земля отличалась от той, что я видел в институте. И, наоборот, очень сильно походила на свою дочь. - Так она что, притворялась всё это время?! Господи! Поистине, яблоко от яблони не далеко падает!"
  
   - Ну что, парий, - ухмыльнулась Виктория ещё шире, видя мою реакцию. - Познакомимся повторно, а? Неужели ты меня так и не узнал? Может, мой возраст тебя смущает?
  
   Она достала из сумочки какую-то маленькую склянку с голубоватой жидкостью и, светясь от радости, поцеловала её.
  
   - Шикарная штука, уже за одно это зелье душу можно продать. Жаль, действия его хватает на три с небольшим часа. Ничего, Мариша обещала, что как только я окажусь на Форсу и овладею магией, то сама помолодею. М-м-м, магия! Как это круто!
  
   И тут пазл, наконец, сложился полностью. Не было никакой дочери, и я давно уже должен был догадаться об этом, хотя бы потому что Мара ни о какой дочери не говорила. Это была та самая женщина, что использовала меня как пария сегодня ночью. Но, вспоминая её ангельский лик в институте, я отказывался в это верить.
  
   - В...вы... - начал я лепетать, заикаясь.
  
   - Узнал, - констатировала Виктория, хищно улыбаясь. - Ну это многое упрощает, верно? Сейчас поедем в консульство, а потом домой. Хи-хи, да не бойся ты так. Я умею быть милой. И ты должен был уже сам в этом убедиться.
  

* * *

  
   В общем, в тот день я познакомился со своим новым научным руководителем. Виктория была в очень хорошем настроении, развлекалась, шутила, но при этом сохраняла свою немного грубоватую и властную манеру общения. В какой-то степени даже мужскую, я бы сказал. Но была-то она женщиной, причём женщиной весьма привлекательной. А потому в голове моей постоянно происходил своеобразный слом шаблона, в качестве побочного эффекта которого или уж не знаю чего, возникало странное и неестественное для мужчины очарование таким вот нестандартным для женщины поведением.
  
   Однако стоило нам с Викой оказаться при посторонних свидетелях, как она моментально окутывалась ореолом женственности и обаяния. И это её сказочное преображение вначале основательно сбивало меня с толку, а потом стало восхищать своей отточенной достоверностью. Я будто видел двух разных людей в одном теле, но при этом совершенно точно чувствовал, что это один и тот же человек, способный мастерски менять личину.
  
   - Как так?! - поразился я, когда мы вернулись из консульства в машину и я опять увидел на лице Виктории её самодовольную и наглую ухмылку. - Как у тебя это получается?!
  
   - Ты о чём? - спросила она, развалившись в водительском кресле и небрежным движением руки застегнув ремень безопасности.
  
   - О преображениях твоих.
  
   К слову сказать, мы с ней успели уже перейти на ты.
  
   - Привычка, - коротко ответила Вика. - За долгие годы я научилась выглядеть такой, какой меня ожидают видеть другие. Я долго оттачивала этот образ, доведя его до совершенства. И он очень помогает мне добиваться своих целей в жизни. И я... знаешь, я, наверное, его по-своему люблю. Мне нравится впечатление, которое я произвожу на окружающих. И это сладкое чувство обмана очень радует меня и волнует. Но господи! Как же заё...ывает меня порой носить этот образ чрезмерно долго, когда нельзя расслабиться и выкрикнуть трёхэтажный мат. Это бывает так утомительно - не иметь возможности быть самой собой. И с мужчинами у меня постоянно не клеилось по той же причине. Они влюблялись в нежную, женственную девушку, а мне хотелось сделать так.
  
   Вика сгребла меня в свои объятия, ухватила за волосы и, запрокинув мою голову назад, впилась в губы властным берущим поцелуем. Она долго наслаждалась им, исследуя языком мой рот, удерживала меня в своём крепком захвате и отпустила только тогда, когда почувствовала, что я размяк и поддался. И на лице её при этом светилось неописуемое удовольствие.
  
   - Думаю, что очень редкий парень позволил бы мне обращаться с собой подобным образом, - сказала Виктория. - Поэтому-то я не часто решалась свои желания воплощать. А обычная женская роль в постели меня ну совершенно не устраивала. Я подумала уж было, что я лесбиянка какая-нибудь, попробовала себя с женщинами, и... снова облом. Не возбуждало меня женское тело, понимаешь? И не было никакого желания им овладевать.
  
   - А кто тебя возбуждает? - поинтересовался я.
  
   - Мужчины. Но далеко не всякие. Я обожаю молоденьких и изящных. Такого парнишку приятно было бы потискать и пощипать, а потом распять его на постели, поглотить собой и трахнуть. М-м-м, всласть насладиться его восхитительным беззащитным телом.
  
   Это было так проникновенно и страстно сказано, что я даже облизнулся от удовольствия.
  
   - И что? - спросил я нетерпеливо.
  
   - А ничего. Фантазии так и остались фантазиями.
  
   - Почему?
  
   - Ну... как-то не сложилось. Мужчины быстро пугались моего напора, и стоило мне к стеночке их припереть, как тут же сбегали. А потом я вообще перестала делать попытки. Решила, что мне с моими извращёнными вкусами ничего не светит. Бля-а-а! Как же мне не хватало пария! - воскликнула Вика. - Я стала догадываться об этом совсем недавно, когда про Форсу узнала и про сексуальное рабство. Мне уже тогда пришла в голову интересная мысль, что я могу владеть мужчиной так, как захочу, и он вынужден будет мне подчиняться, потому что он - моя собственность. Знаешь, меня очень заводит это принуждение, и рабство, как мне кажется, уже стало моим фетишем. Возможность владеть ангелочком прекрасна, но возможность владеть пленным ангелочком опьяняет меня ещё больше.
  
   - Значит, взаимность не играет для тебя большого значения? - спросил я. - Допустим, мужчине и ты сама, и характер твой очень нравится. Неужели тебе не будет от этого приятнее?
  
   - Конечно, будет. Ответные чувства дают радость другого сорта и не менее высокий уровень удовольствия. Я, когда с тобой встретилась и попыталась... первый раз попыталась сделать так, как мне хотелось, а ты вдруг поддался. Когда я увидела в твоих глазах одобрение и удовольствие от моей власти, это было... что-то невообразимое. Никогда такого яркого наслаждения я не испытывала. Никогда не чувствовала себя настолько глубоко удовлетворённой. И это осознание, что исполняются мои самые заветные и извращённые фантазии, делало меня очень счастливой. Знаешь, я порой жалею, что у меня нет члена, - хищно усмехнулась Вика, - я бы засадила тебе прямо сейчас, оттрахала бы и накончала внутрь. Пометила бы тебя своей спермой. М-м-м, это единственная фантазия, которая осталась ещё не воплощённой. Но я слышала, что на Форсу есть голубое удовольствие, которое...
  
   - А золотой дождь? - спросил я, поспешно уводя разговор с шокирующей меня темы. - Откуда у тебя этот фетиш?
  
   - Хи-хи, испугался, - рассмеялась Вика и потрепала меня по волосам. - А это одного поля ягоды. Струёй можно тоже проникнуть и пометить мужчину. Первый раз золотой дождик я увидела в каком-то порно и до чёртиков от него завелась. Но ты уже понял, наверное, что больше всего цепляет меня в этом фетише именно проникновение. Когда ты свободно пропускал в себя мою воду, я испытывала яркое психологическое блаженство, от осознания, что заполняю тебя частичками своего тела и будто захватываю твою территорию своими войсками. А ещё ты так приятно сосал мою письку, что переживаемые мной ощущения просто идеально сочетались с фантазиями, будто я вставила член тебе в рот, очень глубоко его засадила и мощно так извергаюсь. Хоть и происходило это без оргазма, но всё равно психологически было очень кайфово. Однако предложить подобное мужчине... я бы никогда не смогла. Да и мало кто сможет выдержать такое экстремальное вливание.
  
   - Ну есть ведь и на Земле любители "золотого дождя". И кто-нибудь из них, возможно, способен быстро проглатывать... поступления. Только в интернете поискать или клич кинуть - мигом сбегутся.
  
   - Я публичная личность, Дим. И никаких кличей посылать не могу. А если информация об этом увлечении станет достоянием моего окружения, то на карьере можно ставить крест. Да и не подойдёт мне любой мужчина. Я хочу себе невинного ангелочка, а не какого-нибудь старого извращенца-толстяка с лысиной на голове и сальным взглядом.
  
   - Ясно. Так я вроде тоже на роль ангела не гожусь.
  
   - Хм-м-м, - промурлыкала Вика, хитро улыбаясь. - Ну не всем же быть ангелами. Ты вполне себе ничего. Молоденький, привлекательный, и личико симпатичное. Встретив тебя, я поняла, что либидо моё гораздо менее разборчиво, чем я ожидала. Мне, оказывается, ещё нравятся молодые и не шибко накачанные мужчины, особенно если они парии. И эти листики на твоей шее такие классные, о-хо-хо. Я несомненно рада нашей встрече. Ты просто не представляешь, как мне с тобой легко. Я могу быть собой, не притворяясь, и не волноваться о том, примешь ты меня или нет. Потому что ты лишён права не принимать меня. И это избавляет меня от кучи разных переживаний. Я чувствую себя свободной в своих желаниях. Я ощущаю защищённость и вседозволенность. И это невероятно о...уенно.
  
   А ещё меня очень радует, что я тебе нравлюсь. Интересно, это общее свойство париев или твоё индивидуальное чувство? Мариша сказала мне, что парии постепенно привязываются к своим хозяйкам. Чем больше листиков женщина оставит на его шее, тем более сильную потребность он будет испытывать в ней. Ох! Это так меня заводит. Наполнять мужчину собой и чувствовать, как он ко мне прикипает. Боже! Восхитительно!
  
   - Ва-а-а-а-а! - услышал я громкий стон сёкаи и, вздрогнув, посмотрел на Вику. Но та, похоже, не слышала никаких левых звуков. Как ни в чём не бывало Лепницкая потянулась к ключу зажигания и завела мотор.
  
   - Ладно, хватит болтать, - вздохнула она. - Пожалуй, пора ехать. У меня ещё планы на сегодня есть.
  
   "Ты чего меня так пугаешь", - мысленно обратился я к Маре, когда машина тронулась с места.
  
   - Она очень вкусная, - ответила дух. - Просто офигенно! Я чуть не кончила, пока слушала её.
  
   "Хорошо тебе так говорить, когда на задницу твою никто не покушается".
  
   - Хи-хи, во-первых, я и не против, - весело ответила Мара. - И если захочется тебе, то всегда можешь погостить своим огурчиком в моей грязной дырке. А во-вторых, чего тебе бояться? Вика ведь не мужчина и члена у неё нет.
  
   "Это временно, пока у меня листики голубые не появятся".
  
   - У-у-у! Это ещё нескоро случится. И, кстати, от голубого удовольствия Вика мужчиной всё равно не станет. Не вырастет у неё член, всего-то лишь клитор удлинится.
  
   "Хрен редьки не слаще".
  
   - Тебе же нравятся большие клиторы.
  
   "Но не когда их пихают мне в зад".
  
   - Хи-хи-хи, - рассмеялась сёкая. - Рано тебе об этом ещё беспокоиться. Если развиваться традиционным путём, то магическую сумму из одиннадцати зелёных листиков, семи оранжевых и двух розовых ты соберёшь лет эдак через десять-одинадцать. Мариша, насколько я знаю, планирует срок этот в два с лишним раза сократить. Так что лет пять ещё можешь не напрягаться.
  
   "Пять лет максимум, - возразил я. - Она планирует ещё быстрей. Однако беспокоит меня не только это. Есть ведь и другие способы анальной девственности меня лишить. Страпон, например".
  
   - Но Вика-то о страпоне не заикалась.
  
   "Это не значит, что она не обдумывает такие варианты".
  
   - Так спроси у неё сам, если так волнуешься на сей счёт.
  
   "Ага! Чтобы ей напомнить? Вдруг она скажет: "О, точно! О страпоне-то я и позабыла!" Ну или не знала".
  
   - Это вряд ли, - хихикнула Мара. - Наверняка она в курсе, что это за агрегат и как его используют. Да не трясись. Ты ведь мужик. Спроси у неё. Мне самой любопытно.
  
   "Отстань".
  
   - Ну как хочешь. Продолжай мучиться неизвестностью, но и не жалуйся тогда.
  
   - О чём задумался? - обратилась ко мне Виктория.
  
   - Да так, - вздохнул я, а потом всё же решился и сказал: - О страпоне. Не очень-то мне хотелось бы ощутить его однажды в своей заднице.
  
   Лепницкая весело ухмыльнулась.
  
   - Кто-то уже покушается? - уточнила она.
  
   - Пока лишь только от тебя исходит угроза.
  
   - От меня? - удивилась собеседница. - Нет. Я страпоны не признаю. С чего ты вообще взял, что мне это интересно?
  
   - Но ты ведь говорила, что тебе нравятся проникновения с заднего входа.
  
   - Ну значит ты не понял сути моего фетиша. Я хочу своей частичкой в мужчину войти, а страпон - это инородное тело. К тому же через него нельзя эякулировать, а мне так хотелось бы наполнить любовника своим соком.
  
   - Хе-хе, - радостно захихикала Мара, - а я знаю виды страпонов, которые вызывают женский сквирт и направляют его через себя наружу. Может, мне о них Вике рассказать?
  
   "Нет, не надо!" - взмолился я.
  
   - Гы-ы-ы! И чем заплатишь за моё молчание?
  
   "Блин, шантажистка! Не знаю я. А что ты хочешь?"
  
   - Секса! Ещё больше секса!
  
   "Но я ведь и так уже в полном твоём распоряжении".
  
   - Не совсем. Если ближайшей ночью я разбужу тебя удовольствием. Ты ведь не будешь жаловаться Марише, что я не дала тебе выспаться?
  
   "Если не станешь злоупотреблять этим, то не буду".
  
   - Хи-и-и, вот и договорились!
  
   Что ж, это было неожиданно, но закономерно. И я стал морально готовиться к горячей ночке и к тому, что на утро буду клевать носом. Но всё оказалось куда интереснее, чем я предполагал. Экстремальные испытания ждали меня гораздо раньше. Началось всё с того, что, подъезжая к представительству Валенсии, Виктория погладила себя по оттопыренному животу, передёрнулась и простонала:
  
   - Боже! Как же ссать хочется!
  
   Я принял эту реплику без задней мысли. Ну перетерпела, бывает. И сообразил, чем это для меня чревато, уже после того, как Вика потащила меня за собой в уборную.
  
   - Погоди! Куда? - запричитал я растерянно.
  
   - Ты теперь мой туалетик, - радостно объявила она. - С этого момента я всегда буду мочиться только в тебя!
  
   - Нет! Так не честно!
  
   - Хи-хи, раб не вправе рассчитывать на справедливость.
  
   В общем, бесполезно было с ней спорить и уже через пару минут я содрогался в крепком захвате от мощной струи, лупящей мне в самое горло. Вика сливала в меня запасы своей жидкости не меньше минуты, а потом потребовала, чтобы я высасывал из неё остатки, и ещё с минутку потчевала меня короткими струйками. Потом она, наконец, выпустила мою голову из плена своих ног и, прикрыв глаза от удовольствия, расслабленно облокотилась спиной на стенку туалета.
  
   - Боже, какой балдёж, - промурлыкала Лепницкая и плавно выдохнула, расслабляясь ещё больше. Но вот она лениво открыла глаза и... Дальше случилось просто какое-то сумасшествие. По-другому это было и не назвать. Честно говоря, я был так ошарашен, что последующие события запомнились мне фрагментарно. Я помню жаркие объятия и безумный взгляд, облизывания и покусывания, бессвязное урчание. Ещё помню, как меня долго и яростно трахали, рыча и кусаясь, с силой насаживаясь на мой член. Помню восторженные завывания и визги сёкаи, которая тоже будто бы сошла с ума. А потом Вика очень мощно кончила, больно впиваясь мне в спину ногтями через тонкую ткань рубашки. Её тело ещё вздрагивало от оргазмических сокращений, но она всё равно продолжала урывками меня трахать и взрываться новыми всплесками блаженства. В конце концов разрядка её закончилась, однако возобновился новый раунд безумного траха.
  
   Я словно в объятия хищного зверя попал и чувствовал, как Вика резко и грубо насаживается на мой член, обвив меня руками за шею и крепко сжимая её. Одной ногой она стояла на полу, а другой жадно обнимала меня за талию и прижимала к себе. Её грубые фрикции чувствовались слегка болезненно, но член мой сохранял незыблемую и железную эрекцию, позволяя озверевшей нимфоманке всласть наслаждаться его твёрдостью.
  
   Вика кончила ещё раз, потом ещё, а затем я почувствовал, как мощно взрывается в своём красочном духовном оргазме сёкая. И только после этого буйство сибирячки пошло на убыль. Она вздрагивала от оргазмических импульсов ещё минуты полторы и наконец просто повисла на мне, неожиданно лишившись чувств.
  
   Волной нахлынула усталость, и, ощутив приличный вес женского тела на своих руках, я медленно сполз по стене на пол, чувствуя ватную слабость в подгибающихся ногах.
  
   - Бли-и-ин! И чего ты устроила, Мара, - простонал я, окончательно расслабляясь.
  
   - Сама не ожидала, - хрипло пробормотала сёкая. - Не думала, что простенькая иллюзия произведёт такой бурный эффект.
  
   - Какая ещё иллюзия?
  
   - Ну, я немного поправила тебе внешность.
  
   - Немного? - переспросил я с сомнением. - И кого же ты сделала из меня, что у Вики так капитально сорвало крышу.
  
   - Хе-хе, вот его.
  
   В голове моей вдруг возник образ хрупкого белокурого юноши с большими, почти анимэшными, зелёными глазами, длинными ресницами и смазливым личиком. Ну чистый ангелочек, причём явный малолетка лет эдак шестнадцати, если не меньше.
  
   - Блин, ты охренела? - прохныкал я. - Не делай так больше!
  
   - Хи-и-и! А тебе не понравилось? Это же был улёт! Улёт!
  
   - Издеваешься? Да она меня чуть не прибила!
  
   - Ой, да не драматизируй. Ну натёрла немного член. Капелька целебной мази - и вновь будет здоровеньким, как огурчик.
  
   - Мара, да она как маньячка была, понимаешь? Я испугался!
  
   - Тю! Монстров, пожирающих его, он не боится, а тут испугался перевозбуждённой женщины. Не смеши.
  
   - Мара!
  
   - Нетушки-нетушки, от такой вкуснятины я не хочу отказываться!
  
   - Я Марише пожалуюсь!
  
   - А я Вике про страпон расскажу.
  
   - Чёрт!
  
   Несколько секунд мы молчали, переводя дух, но тут шевельнулась и приподняла голову Виктория.
  
   - Не надо Марише жаловаться, - пробормотала она. - Я больше не буду.
  
   "Господи! Она всё слышала?!" - испугался я.
  
   - Хи-хи, только твои реплики, - рассмеялась Мара. - А не надо было вслух орать.
  
   Брюнетка открыла глаза и недоумённо на меня уставилась.
  
   "Ты ведь сняла иллюзию, верно?" - спросил я у сёкаи, внутренне напрягаясь.
  
   - Хи-хи, испуга-а-ался! Ладно, расслабься, сняла я, сняла.
  
   - Вика...
  
   - Ш-ш-ш, - сказала учёная леди, прикрывая мне рот ладонью. - Оставим разговоры на потом. Я пойду прикорну немного.
  
   Она неуверенно поднялась на ноги, пару секунд постояла надо мной и, слегка пошатываясь, вышла из туалета.
  
   - Хи-хи-хи! - рассмеялась сёкая. - Мне до полного счастья теперь спермы твоей не хватает.
  
   "Мара, прекрати".
  
   - Мне нужно! Нужно-нужно! Ты обещал мне ночью секс? Я предлагаю перенести это мероприятие на день. И не спорь со мной. Всё равно не отстану. Ты ведь не кончил? Хочешь полчаса со стояком ходить? Добрая Марочка выпьет тебя очень быстро и приятно. Ну иди, сладенький, в спаленку. Не томи. Сейчас мы всё шустренько сделаем, и будешь свободным, как сокол в небе. Или хочешь, чтобы я как невесту на руках тебя отнесла?
  
   Чертыхнувшись, я поднялся на ноги, натянул штаны на непокорный орган и поплёлся в спальню. В конце концов, сёкая была права. Кончить мне всё же хотелось. По контрасту с Викторией дух овладела мной очень нежно, погрузила в сладостное удовольствие, и уже через пару минут я, извиваясь от блаженства, обильными струйками послушно отдавал своё переполненное энергией мужское молоко. Как всегда, Мара довела меня до полного изнеможения и оставила блаженствовать в нирване, которая незаметно превратилась в сон.
  

Глава 16. Последние деньки перед путешествием

К содержанию

   Проснулся я через пару часов свеженьким и отдохнувшим, а точнее Лика меня разбудила и сообщила, что скоро потребуются мои услуги пария, поскольку у новеньких работниц представительства приближался очередной приступ хотелки. И знаете, я уже с изрядной долей привычки отнёсся к этой новости. Потом, конечно, впечатлился в очередной раз и порадовался, что мне посчастливилось ежедневно окунаться в столь восхитительный экстрим. Но всё же до сумасшествия Виктории эти девушки, по моим впечатлениям, не дотянули. Уж больно как-то скоротечно стихия пронеслась. Все четверо умудрились уложиться в десять минут, причём успели насладиться как зелёным, так и оранжевым удовольствием.
  
   Уже в самом конце я заметил Викторию, с интересом наблюдающую за происходящим, и глаза её алчно посверкивали от возбуждения. А потом она подошла ко мне и бесцеремонно прижалась киской к моему рту, накрывая его своими пушистыми дольками и притираясь. Она с удовольствием дождалась, когда я приласкаю её уринальный холмик и начну посасывать его, когда язык мой проникнет во вгагалище, и станет ласкаться о переднюю его стеночку, а потом открыла шлюзы и мощно выплеснулась струёй жидкости, с клокотанием ворвавшейся в мой пищевод. Напрягая промежность и дополнительно усиливая напор, она в голос стонала, прогибалась в талии и поедала меня плавящимся от удовольствия взглядом.
  
   Но, исчерпав свой заряд, Вика не спешила уходить, она присела передо мной на коленки и, пристально глядя в глаза, спросила:
  
   - Так что же такое случилось сегодня в туалете пару часов назад? Изволь-ка мне объяснить изменение своей внешности, и почему это произошло.
  
   - Я тут ни при чём, - ответил я, невинно хлопая глазами. - Это Мара на тебя иллюзию навела, с неё и спрашивай.
  
   - Мара? Ты говоришь о сестре Мариши, у которой глаза разноцветные?
  
   - Она не сестра, а фамильяр. Дух, которая мастерски умеет наводить иллюзии и обожает кушать эмоции. Ей очень понравилось твоё вожделение, вот она его и подпитала.
  
   - Значит, сам ты ни в кого не превращался?
  
   - Нет, Вика. Я ничего такого не умею.
  
   - Хорошо, - улыбнулась брюнетка и погладила меня по щеке.
  
   - Ещё что-нибудь пожелаете, госпожа?
  
   - М-м-м, да. Пожалуй. - Виктория поднялась на ноги, развернулась ко мне спиной и ткнулась в лицо своими ягодицами. - А теперь вылижи мне попочку, раб.
  

* * *

   И вот так происходило почти каждый божий день. Моя востребованность женщинами за последние четверо суток возросла просто неимоверно. И если вы думаете, что на Виктории мои сексуальные приключения закончились, то глубоко ошибаетесь. Есть и Лика ещё, и Селина, и Ринка, и, само собой, Мариша, которые в обязательном порядке каждый день наслаждались зелёно-оранжевым запретным удовольствием. Они именно наслаждались, а не справляли нужду. Потому что никакая нужда их не беспокоила. И делалось это под веским предлогом бескорыстной помощи любимому парию, которому обязательно надо цвести и развиваться, наращивая драгоценные веточки с разноцветными листиками. О нет! Ну конечно, эти леди были полны альтруизма и доброты. А то удовольствие, которое они получали за свои труды, - это не более чем акт благодарности и скромная плата за доброе дело.
  
   Тут стоит напомнить, что на Земле женщины Форсу перестают испытывать хотелку. Избыток магической энергии в них исчезал, а с ним и постоянный раздражитель сексуальности. Конечно же, это несколько снижало уровень маны у магов, их магическую силу, а у амазонок слегка ухудшались боевые показатели. Однако даже в таком ослабленном состоянии женщины Форсу сохраняли большую часть своего превосходства ещё около полутора месяцев. И при этом все они обретали покой. В общем многие женщины Форсу с удовольствием отдыхали от сексуальной повинности, наслаждаясь обретённой свободой заниматься сексом тогда, когда им удобно. И даже пресловутую хотелку они могли вызвать, когда им этого захочется. При условии, конечно, если парий имелся под рукой. Это условие вдвойне удобно. Если есть парий, он разожжёт огонь, но он же его и погасит. Если нет пария, то нет и огня и не о чем беспокоиться.
  
   Зелёное и оранжевое пламя любая женщина с Форсу могла пробудить в себе не более раза в сутки. Видимо, энергии блаженства девушкам не хватало, и требовалось время, чтобы резервуары перезарядить. Однако пробудить желание было совсем не сложно. Для этого требовалось сделать только маленькую затравочку: либо позволить парию лизнуть свою киску, либо немного пописеть ему в рот, либо совместить эти действия, если хотелось двойного удовольствия. Правда, в последнем случае желание пробуждалось в два раза дольше. Но разве есть какая-то трудность в том, чтобы подождать? Особенно когда совершаешь полезное и доброе дело для любимого мужчины.
  
   Так что Мариша, Ринка, Лика и Селина каждый день вечером собирались подле меня и устраивали торжественный ритуал моего заряжения, изображая праведную необходимость этого действия. Мол, у всех у них есть важные дела и заботы, но они непременно откладывают их, потому что моё благо для них превыше всего. Хе-хе, если б я не чувствовал эмпатически, с какой радостью и азартом они ждут возможности испытать запретное удовольствие, вероятно я и поверил бы в их альтруизм. Собственно, и сами девушки имели полное представление о моей осведомлённости, что позволяло им всласть подурачиться, сохраняя серьёзную мину при забавной игре. Девушки тешили свои желания, делая вид, что заботятся обо мне, я тащился от их эгоистической страсти и похоти, притворяясь, что глубоко впечатлён их самоотверженностью. И всем нам от этого было весело и прикольно.
  
   Таким образом при участии новеньких сотрудниц и четырёх моих непосредственных совладелиц я ежедневно получал восемь порций зелёной и оранжевой энергии. Мариша считала, что до отъезда на Форсу мне этого будет достаточно, а потому и не привлекала к данному мероприятию остальной персонал. Однако поддавшись уговорам сёкаи, она разрешила всем женщинам представительства "раскуривать" меня как "кальян", совершенно не ограничивая никого из них по числу затяжек.
  
   Вы спросите, зачем ей это понадобилось? Ведь "кальян" не относится к запретному удовольствию и никоим образом пария не тренирует. Я и сам всерьёз задавался этим вопросом и слёзно умолял отменить расправу над своим меньшим братишкой. Но мольбы мои не нашли сочувствия. И в особенности после того, как Мара пообещала моей алчной хозяйке, что результатом тренировки может стать увеличение размера мужского достоинства процентов на двадцать пять и сокращение времени восстановления после полного отжима досуха с четырёх часов до одного.
  
   Честно говоря, я порядком ужаснулся, когда узнал, что, не считая трёх амазонок, магессы и Виктории из Новосибирска, в представительстве обитало ещё пятнадцать прекрасных дам, которые с большой радостью и восторгом приняли от Мариши предложенный подарок. Я подумал грешным делом, что прямо в тот же день и отдам концы. Причём на заклание своё я должен был пойти самостоятельно, по собственной воле, и, обходя все кабинеты работниц, позволить им отыметь меня, без каких-либо ограничений.
  
   В общем, происходило сиё жертвоприношение в следующем порядке. Вначале Мара меня готовила, а точнее овладевала мной в своём магическом теле и, не иначе как путём какого-то сексуального волшебства, за пару минут доводила до состояния, близкого к разрядке, а потом раскуривала. После чего я в буквальном смысле этой фразы отправлялся в пешее эротическое путешествие со стоящим членом наперевес и должен был обойти каждую сотрудницу на её рабочем месте.
  
   И девушки меня, конечно же, ждали, а самые расторопные ловили прямо в дверях. Первой леди потребовалось немного разогреться, поэтому она, притиснув меня к стенке и целуя взасос, прямо стоя стала насаживаться на мой член, энергично работая бёдрами. Чтобы затянуться, ей требовалось кончить, а я при этом кончить не мог, поскольку бдительная сёкая мне этого не позволяла.
  
   Первый секс продлился около четырёх минут, после чего девушка взвилась в оргазме и, захватив маткой головку моего члена, заставила вскрикнуть от острого и немного болезненного тянущего блаженства. Она сделала две мощных затяжки одну за другой, а потом с миной экстатической эйфории на лице медленно сползла на пол. Следующей потребовалось уже пару минут, чтобы дойти до кондиции. Вероятно, она успела основательно прогреться, пока ждала своей очереди и следила за сексом подруги. Третьей вообще хватило с десяток фрикций, стоило ей меня захватить, после чего она тоже стала затягиваться и улетела в нирвану.
  
   В общем, страхи мои не оправдались, и вся миссия заняла не более полутора часов. И это несмотря на то, что "курильщицы", которые успели оклематься после первых затяжек и пришли за добавкой, использовали меня по второму кругу, а потом и по третьему, пустившись в полный разнос от жадности своей и отсутствия ограничений. Короче, в первый день все сотрудницы представительства обкурились в хлам, а за ними и мои амазонки последовали.
  
   И что удивительно, сам я чувствовал себя вполне нормально, привыкнув к взрывным всплескам блаженства достаточно быстро. И уже с гораздо большей лёгкостью сносил их повторы. Только Вика осталась в стороне, не умея "курить кальян", однако ей в качестве компенсации достался ещё более сказочный приз, когда сёкая напялила на меня личину белобрысого и зеленоглазого ангелочка. Так что именно сибирячка едва не доконала меня в конце, тогда как пятнадцать гражданок Валенсии лишь слегка притомили.
  
   Ну да ладно, думаю, вы получили представление о моей скорбной судьбе, которая, к счастью, постепенно облегчилась. За пару-тройку дней девушки основательно пресытились кальянным удовольствием и в дальнейшем ограничивались одной, максимум двумя затяжками, несмотря на то, что никто им не запрещал затягиваться больше. Так что весь поход по рабочим местам стал занимать не более получаса.
  
   Вы, должно быть, подумали, что при таком количестве пользовательниц и их неуёмном аппетите моя работа пария была изнурительна и отнимала у меня большую часть дневного времени? Признаться, я и сам бы так подумал, если б не был тем самым работником. Хотите прикол? Как там говорил Задорнов: "Готовы, да?" Два часа в сутки. И это учитывая пожирание меня сёкаей перед сном. Максимум три часа. И то лишь пару раз такое было до отъезда на Форсу. Первый - это когда совладелицы решили устроить часовую оргию впятером, использовав меня в качестве сношаемого. Там было всё: и групповой секс, и запретные удовольствия, и кальян. В общем, дамы от души оторвались, проявляя недюжинную фантазию. А о второй "кондитерской" вечеринке я чуть позже напишу.
  
   Но так или иначе, у меня оставалось достаточно много свободного времени, которое я мог посвятить программированию. Уже на второй день знакомства с Викторией Владимировной, мы обсудили с ней круг её научных интересов и что конкретно она ждёт от моей программы. "Почему так официально?" - спросите вы. Почему по имени и отчеству, ведь дистанция между нами вроде бы сократилась дальше некуда? А вот потому! И не только по имени и отчеству, друзья, но и неизменно на Вы. Когда Виктория становилась моим научным руководителем, она окутывалась своим ангельским обаянием, у неё изменялась манера речи, тембр голоса, даже внешность вроде бы становилась немного другой. Она будто бы превращалась в другого человека, с которым я не мог чувствовать себя на короткой ноге.
  
   Ну и большая часть наших с ней деловых контактов проходила в институте, где я просто не имел возможности ей тыкать, чтобы не выдать посторонним людям неформальную сторону наших отношений. Даже будучи с ней наедине, я не позволял себе фамильярности. Мы ни о чём специально не договаривались, но этот формат взаимодействия сам собой вышел и за пределы института. Так было просто удобнее и создавало должный настрой. Пока Вика оставалась Викторией Владимировной, я мог быть уверен, что она не начнёт вдруг ко мне приставать, не разложит меня на столе и не трахнет в излюбленой своей позиции амазонки. А она могла рассчитывать, что я буду внимательно слушать её, а не пялиться на шикарную грудь и не коситься на стройные ножки, пропуская половину сказанных фраз.
  
   Виктория Владимировна сразу предупредила, что ей нужен зрелый и самостоятельный ученик, который умеет самоорганизовываться, способен планировать работу и решать поставленные перед ним задачи. И если я не потяну эту роль, то, значит, круг моих обязанностей сузится до работы секс-ублажителя. А отчитаться по научной командировке она, мол, сможет и сама и даже готова будет прикрыть мою несостоятельность, ежели такая вдруг обнаружится.
  
   - Считай меня радикальной феминисткой, которая полагает, что если мужчина красив, то его роль преотлично может ограничиться постелью и лично для меня этого будет достаточно. А чтобы претендовать на что-то большее, нужно это большее заслужить. Пока что ты сумел заинтересовать меня своими деловыми качествами, теперь постарайся не разочаровать.
  
   Эти слова её открыли для меня внезапную угрозу, вызвав в мыслях кучу волнений и страхов. А вдруг я не справлюсь? Вдруг не потяну? Что станет с моей работой и позволит ли Мариша мне её закончить? Но тут сёкая неожиданно подбодрила меня, заверив, что и в науке сможет помогать своему любимому вкусняшке. Она, мол, уже преотлично изучила Викторию, почерпнула часть её знаний и сможет делать полезные подсказки в трудных ситуациях. Надо сказать, что слова Мары меня несколько приободрили. Не потому что я сходу положился на её помощь. Но они чисто психологически меня поддержали, позволив почувствовать себя уверенней.
  
   Как показало потом будущее, большинство сложностей я сумел преодолеть сам, но и сёкая сдержала своё обещание, существенно облегчив мне жизнь самым неожиданным и приятным образом. Например, Лепницкая выдала мне весомый список своих научных трудов, опубликованных в иностранной печати, с требованием к её возвращению ознакомиться с ними и уяснить, с чем мне предстоит работать. Уезжала она всего на три дня, а у меня с английским, надо сказать, было неважно. А теперь представьте ситуацию: нахожу я в интернете одну из статей Виктории, открываю её, морально готовясь к интенсивному использованию гугл-переводчика, вглядываюсь в текст, и тут на моих глазах английские слова и предложения превращаются в русские. Читай - не хочу, прям как самую натуральную родную речь. Надо ли говорить, как я обрадовался сюрпризу? О! Это стало вторым шикарнейшим подарком, сделанным мне духом. Первым, как вы помните, был мысленный набор текста на компьютере.
  
   Подготовка к перемещению на Форсу заняла около шести дней. Честно говоря, я не имел понятия, что там готовилось и какие задачи требовали решения. Мариша проговорилась как-то, что с технической, а точнее с магической стороны переместиться было несложно. Требовало усилий организовать всё так, чтобы исчезновение двух граждан России на несколько десятков дней ни у кого не вызвало вопросов и подозрений. В нашем случае легендой стала поездка за рубеж, которую задерживало получение Шенгенской визы.
  
   Виктория отправилась в Новосибирск, оформлять свою командировку, а я погрузился в чтение её статей, в процессе которого по подсказке Мары делал выписки для себя и формулировал вопросы к руководителю. Это, со слов сёкаи, было важным индикатором уровня моей компетентности, потому что именно по вопросам ученика Лепницкая обычно судила, насколько хорошо тот разобрался в предложенном к изучению материале.
  
   Три дня пролетели достаточно быстро. Вернулась Виктория и тут же потребовала отчёт. Наша беседа с ней продолжалась около часа и приятно удивила сибирячку. Я увидел одобрение в её глазах, удостоился похвалы, и это меня очень порадовало. Впрочем, сей успех не помешал изголодавшейся по сексу леди в тот же вечер отыметь меня в своей излюбленной доминирующей манере. И сиё действие стало очередным подтверждением, что умственные способности мужчины - это конечно же хорошо, но и соблазнительная ангельская внешность его в не меньшем приоритете. И когда женское тело требует дань удовольствием, оно её получает. Так что обладателю больших зелёных глаз, белокурой шевелюры и смазливого анимэшного личика остаётся с этим смириться. Даже если все названные атрибуты - не более чем подстава похотливого духа.
  
   На следующий день после приезда Лепницкой наши с ней визы были готовы. Виктория побеседовала с Юрковским и, под предлогом множества организационных дел, договорилась с ним о том, что мне можно не ходить в институт вплоть до моего возвращения из зарубежной поездки. Собственно, мы с Викой были уже готовы к отъезду и могли сделать это в любой момент, но Мариша сказала, что потребуется ещё парочка дней на организацию. И у меня почему-то сложилось ощущение, что она ждала чего-то, не связанного с нашей поездкой. Это читалось в глазах всех четырёх моих совладелиц. Они многозначительно переглядывались, смотрели на меня с каким-то особым предвкушением и очерёдность - кому и вслед за кем зарядить меня зелёной и оранжевой энергией - стали почему-то разыгрывать в бутылку. А на следующий день после получения Шенгенской визы, удовлетворяя хотелку Ринки, я ощутил вдруг, что тону в зелёном океане блаженства, прямо как пять дней назад, и на шее моей появился четвёртый зелёный листик.
  
   Чёрт, об этом событии заранее можно было догадаться. Необычное поведение девушек объяснялось, оказывается, так легко. Но я почему-то уверен был, что произойдёт моё повышение ещё не скоро. Ну сами посудите: два листика оставалось до пяти и месячный срок до их получения. Откуда мне было знать, что первый из двух появится столь скоро? Я тогда ещё не знал, что листики прорастают по законам геометрической прогрессии. Если, к примеру, второй лист на веточке появлялся после четырёх актов удовлетворения, как это случилось со мной, то третий появится примерно через шестнадцать, четвёртый - через шестьдесят четыре, а пятый - спустя двести пятьдесят шесть. И это если моя восприимчивость к энергии блаженства не изменится. Она ведь как улучшиться могла, так и ухудшиться. Тут всё зависело от того, насколько мне нравилось запретное удовольствие доставлять.
  
   Как сказала потом Мара, четвёртый зелёный лист никаких особых бонусов парию не давал, кроме общей его притягательности для женщин, но хозяйки мои всё равно были очень рады и решили отпраздновать это событие. В тот день произошло одно из самых прикольных моих приключений. Вас когда-нибудь закатывали в торт? Ну в смысле обмазывали вас сладким белковым кремом с ног до головы, превращая в сладкую статую сидящего в позе лотоса Будды? А потом двадцать красивых сексуальных маньячек облизывали вас, сами измазывались в вашем креме и заставляли себя облизать. А под конец всё заканчивалось сумасшедшей "кальянной" оргией, в которой все, кроме охраны, опять обкурились до невменяемого состояния. О-о-ох! Это было круто и стоит отдельного описания. Но, увы, как-нибудь в другой раз, если не забуду.
  
   Итак, наступил волнительный день нашего путешествия. Волнительным он был для двух человек: для меня и для Виктории. Я просто предвкушал новые впечатления от сказочного фэнтезийного мира, а она - ещё и пробуждение своей магической силы. Дело в том, что без планетарного магического поля Форсу, которое усиливало способности всех женщин, а заодно превращало их в нимфоманок, активировать в Вике магическую силу было очень непросто. Поэтому Мариша и договорилась с сибирячкой, что начнёт ритуал не ранее, чем та удовлетворит свою первую хотелку.
  
   Рано утром, около восьми часов, мы погрузились в минивэн и отправились в сторону аэропорта. Мы - это я, Мариша, Лика, Селина, Виктория и Ринка, сидящая за рулём. Собственно, с нами ещё и Мара была, но она покоилась в наших с Маришей кольцах и, похоже, дрыхла без задних ног. Билеты на самолёт до Мюнхена были только у нас с Викой, так что для меня оставалось загадкой, куда денутся все остальные попутчики. Или они нас только проводят? Но хотя бы Мариша-то должна была с нами полететь? А иначе что мы там дальше в Германии будем делать одни? Или, может быть, Вика проинструктирована? Нет, она оказалась не в курсе.
  
   Тогда я задал этот вопрос своей любимой магессе, и та ответила, дескать, добираться мы будем разными маршрутами и встретимся уже в Мюнхене. И снова я был в недоумении. Они что, другим рейсом собираются лететь? Почему не с нами? Непонятно.
  
   Мы прошли регистрацию документов и таможенный досмотр. Мариша с амазонками помахали нам ручками, а я с Викой отправился на посадку. Потом был двухчасовой перелёт, снова таможня, проверка документов и... знакомая компания женщин, встречающих нас приветливыми улыбками. Видимо, изумление на моём лице проявилось чрезмерно, потому что гражданки Валенсии не сговариваясь рассмеялись.
  
   - Вы что, на истребителе летели? - спросил я.
  
   - На машине, - хихикнула Лика. - И на самом деле быстрее истребителя. Мы тут вас уже часа полтора ждём.
  
   - Но как вы смогли так быстро?!
  
   - Это приватная тема, - сказала Мариша. - Пойдёмте в машину, там и поговорим.
  
   Выйдя из аэропорта, я увидел уже знакомый мне минивэн на стоянке и удивился ещё больше. Выглядело всё так, будто Лика сказала правду и спутницы наши доехали до Мюнхена на автомобиле быстрее самолёта. Ну или воспользовались услугами военной транспортной авиации, доставившей их в Германию вместе с машиной.
  
   - Порталом они добрались, порталом, - раздался вдруг голос сёкаи. И поскольку на реплику её быстрым взглядом в мою сторону и улыбкой отреагировала лишь Мариша, я понял, что услышали духа только владельцы колец.
  
   Чуть позже, когда мы ехали в машине, Лика рассказала, как, проводив нас на самолёт, они всей компанией сели в минивэн и выехали из аэропорта. Затем, достигнув лесной зоны, свернули на просёлок, углубились в лес и остановились. Мариша вышла из машины и, кастанув соответствующее заклинание, активировала портал. Точку выхода она настроила на такой же уединённый просёлок в Баварском лесу в районе Ахеринг. Затем, убедившись, что поблизости нет случайных свидетелей, открыла врата. И, когда минивэн через них проехал, прошла сама и дезактивировала заклинание. Ну а далее они вырулили на трассу Е53 и по ней добрались до Мюнхенского аэропорта. Где, собственно, и дожидались нашего прилёта.
  
   - Но зачем нас надо было на самолёт садить? - задал я Марише резонный вопрос. - Проехали бы в Германию прямо из дома.
  
   - Затем, что нам с тобой надо было официально Россию покинуть, - ответила Вика, - и оставить в загранпаспортах соответствующие штампики. За стажировку-то ты как собираешься отчитываться?
  
   - Ясно, - вздохнул я.
  
   - А ещё так безопаснее, - добавила Мариша. - Если вдруг кто-то в России начнёт разыскивать кого-то из вас, то обнаружит след, ведущий за рубеж. Перемещение ваше отследить будет сложнее, и исчезновение вызовет меньше вопросов. Но, думаю, что до этого дело не дойдёт. Простая перестраховка и обеспечение прикрытия. Вика правильно сказала. Всё должно выглядеть так, будто вы действительно в зарубежную командировку уехали.
  
   - А если этот кто-то свяжется с пригласившей нас организацией? - спросил я.
  
   - То его заверят, что всё в порядке и вы, согласно договору, проводите научные исследования. Ну ладно, давайте закончим шпионские темы, - предложила Мариша. - У нас ещё около трёх часов свободного времени. Как хотите его убить?
  
   - А куда мы сейчас движемся?
  
   - В сторону Мюнхена, - ответила Ринка.
  
   - О! Может, тогда в Мюнхен съездим? - предложил я. - Я в Германии не был ни разу. Интересно на город посмотреть. Ну и перекусить бы не помешало.
  
   - Хорошо, - согласилась магесса. - Тогда лучше по трассе Е45. Ринка, знаешь, где на неё сворот? Так проще попасть в центр города. И давайте сразу в ресторанчик заедем. Помнишь тот, в котором нам очень понравилось?
  
   - Хм, как я могу его забыть? - облизнулась рыжая амазонка.
  
   В общем, через полчасика мы были уже в Мюнхене, часок посидели в ресторане и очень вкусно поели. Потом посетили разные достопримечательности: Новую и Старую Ратушу, Карловы ворота и Церковь Святого Петра. В конце съезди в Олимпийский парк и погуляли там немного. Ну и, естественно, везде делали снимки на память. Честно говоря, я был очень впечатлён красотами Баварии и время для меня пролетело незаметно.
  
   Но вот Мариша сказала, что пришла пора отправиться в гораздо более далёкое путешествие, и сердце моё часто забилось.
  
   "Боже! Я скоро попаду в фэнтезийный мир!" - порадовался я, посмотрел на Викторию и увидел, как у той тоже сверкают от предвкушения глаза. Ну да, ей эта поездка обещала не только впечатления, но и молодость, магическую силу. Да уж, ожидания у неё должны быть просто будь здоров какие.
  
   И снова лес, просёлок, заверения сёкаи, что в опасной близости нет ни одной посторонней души, и скороговоркой произнесённые слова заклинания. Потом перед носом машины вспыхнуло голубоватое марево, проехав которое, мы оказались в большом забетонированном зале, напоминающем авиационный ангар. Ринка остановила машину и заглушила мотор.
  
   - Приехали, - сказала она.
  
   - Да, в этом здании находится центральный портал, открывающий врата между мирами, - пояснила Мариша. Заговорила она с нами не по-русски, но я отлично её понял.
  
   - Удивительно! - воскликнула Вика на том же самом языке. - Что это за речь?
  
   - Торфу, - пояснила Лика, изъясняясь в том же самом стиле. - Это государственный язык Валенсии. Замечательно, что вы его знаете. Так будет гораздо удобнее.
  
   - Я вот только не понял, когда мы его изучили, - отметил я, выходя из машины вслед за магессой и убедившись заодно, что могу не только понимать, но и изъясняться на торфу.
  
   - Я попросила сёкаю, чтобы она обучила вас во сне, - ответила Мариша. - Ваш словарный запас сейчас составляет около пяти тысяч слов, ну и, естественно, вы знаете грамматику речи.
  
   - Это так просто - выучить чужой язык? - спросила Виктория.
  
   - Самим вам добиться этого результата было бы не просто, - ответила магесса. - Но умелая телепатка помогает достаточно легко преодолеть языковой барьер. А теперь следуйте за мной. Врата уже должны быть заряжены и подготовлены для перемещения. Не будем заставлять себя ждать. Утекает не только чужое время, но и чужая мана.
  
   Она проследовала в отдалённую часть зала, к небольшому квадратному постаменту с трёхметровой стороной, возвышающемуся сантиметров на двадцать над полом. В каждом углу его располагались фигурные белые столбики, которые высотой своей достигали человеческого пояса. Мариша встала на постамент и повернулась к нам.
  
   - Давайте сюда ко мне.
  
   Слова её были обращены в основном к нам с Викой. Амазонки и так без всякого приглашения поднялись на возвышение и встали рядом с ней. Стоило всем оказаться в пределах квадрата, как магесса коснулась одного из столбов, и все они разом засияли. Я испытал кратковременное чувство падения, а потом оказался в другом, ещё более просторном зале.
  
   "Ого! Так это был телепорт?" - подумал я.
  
   - Да, - подтвердила сёкая, - но не заклинание, а магическое устройство. И оно практически не напрягает мага. Самую малость маны приходится потратить, чтобы оно сработало. Но ты лучше посмотри в центр зала. Вот это стоящая внимания штуковина!
  
   Я взглянул в подсказанном направлении и обнаружил круг, составленный из высоких камней, чем-то напоминающий стоунхендж, но более компактных размеров.
  
   "Это портал между мирами?" - уточнил я.
  
   - Именно так. И он воистину велик.
  
   От строения отделилась фигура в длинном плаще с капюшоном и шагнула к нам.
  
   - Миледи Моорхарт, - прозвучал мелодичный женский голос, и фигура в плаще почтительно склонилась. - Я приветствую Вас и Ваших подданых в нашей скромной обители.
  
   - Ох, Миранда, зачем же так официально? - капризным голосом отозвалась Мариша. - Сколько раз уже просила по фамилии меня не называть.
  
   - Вы не должны сторониться своего великого рода, миледи, - продолжила осуждающе увещевать женщина в плаще. - Я этого не одобряю.
  
   - Хорошо-хорошо, - примирительно сказала магесса и тоже сделала лёгкий приветственный поклон. - Наша договорённость в силе?
  
   - Конечно, миледи; Круг Власти заряжен, и мои сёстры готовы послужить вам проводниками.
  
   - Это очень хорошо, Миранда. Надеюсь, мои подарки Вам тоже подошли?
  
   - О боги! От Ваших подарков, Мариша, половина наших сестёр отправилась на Форсу рожать мальчиков, - заявила женщина в плаще с притворным возмущением. - А вторая половина дни и ночи напролёт тешит свою похоть с париями, вместо того чтобы отдаваться саморазвитию и работе. В кои-то веки мы обосновались в мире, где нас не одолевают грешные желания, и здесь Вы умудрились нарушить нашу идилию.
  
   - Хи-хи-хи, - рассмеялась Мариша. - Как же я рада, что смогла угодить.
  
   - У-у-у! Неисправимая распутница!
  
   - Ага, я это дело люблю. А как там поживает мой Марк?
  
   - Прекрасно он поживает, - промурлыкала Миранда уже совсем другим, вожделенным голосом, - и благословляет нашу обитель тремя разноцветными удовольствиями.
  
   - А насколько проросли его миленькие веточки?
  
   - Шесть зелёных, пять оранжевых и два розовых, но прогресс на этом, к сожалению, остановился.
  
   - М-м-м, вот как. Число четырнадцать многие трудности сулит, но, кажется, я подобрала ключик к его достижению. Ухаживайте больше за зелёной веточкой. Прорастёт она - прорастёт и оранжевая. А ещё насчёт розовой остановки у меня появились интересные идеи, Миранда. Так что если зелёная ветвь не продвинется к моему возвращению, то, возможно, я уже подберу ключик к продвижению розовой. Очень любопытный ключик, надо сказать.
  
   Если честно, я в тот момент ничего не понял из объяснений Мариши, даже несмотря на то, что уже знал её родной язык. Я разобрался в сказанных вещах гораздо позже, когда сам стал проходить эти этапы развития.
  
   - Боюсь, я увлекла Вас разговорами, миледи, - поклонилась женщина в плаще, - и задерживаю уход.
  
   - Ох, точно, - всплеснула Мариша руками. - Моя вина. Но не будь ты такой тактичной, Миранда. И не стесняйся в следующий раз дать мне пинка, с назиданием, мол, какого хрена ты базаришь, когда у нас тут мана горит.
  
   - Ну, что Вы такое говорите, миледи?
  
   - Всё, мы уходим. Ребятки, давайте все в круг. А то тут у нас привратники уже перегреваются.
  
   Вся наша команда прошла через строй камней и собралась в центре магического строения. В тот момент я увидел и других женщин в длинных плащах, стоящих вдоль окружности между каменных столбов. Всего привратниц было шестеро, не считая Миранды. И когда та присоединилась к своим подругам, все они синхронно вытянули руки в стороны и проникновенно запели. Камни тут же стали светиться и слегка потрескивать от статического электричества и пробегающих по ним разрядов. Постепенно свет их накалялся, наращивая свою интенсивность, а потом вдруг ярко полыхнул, как фотовспышка, и тело моё тут же охватил жар.
  
   - Мама! - успел испуганно вскрикнуть я, чувствуя, что буквально закипаю изнутри, а потом ощутил стремительное падение вниз и отключился.
  

Часть 2. Форсу

Глава 17. Прибытие

К содержанию

   Возвращаясь в сознание, я почувствовал чьё-то дыхание, касающееся моего лица. Кожу овевали лёгкие порывы воздуха, и слышалось тихое сопение. А ещё моих ноздрей коснулся необычный волнующий запах, затрагивающий струнки души. Он был неопределённым, но привлекательным. В нём чувствовалось что-то... властное, собственническое. Запах окутывал и подчинял, вызывая желание отдаться его носителю, чтобы тот... что со мной сделал?
  
   - Чтобы трахнула, - подсказала сёкая и глумливо рассмеялась. - Это феромоны альфа-самки, дурачок. Что, нравится запах?
  
   Услышав эту подсказку, я моментально открыл глаза и увидел лицо склонившейся надо мной зеленокожей женщины. Она имела весьма миловидную внешность, длинные чёрные волосы, оранжевые глаза с вертикальными щёлками зрачков, острые и длинные уши, торчащие вверх, проколотые золотыми серьгами-кольцами. Ноздри на её небольшом курносом носике раздувались, будто девушка меня нюхала. Чёрт! А она и действительно нюхала меня!
  
   Стоило мне открыть глаза, как незнакомка улыбнулась, показывая мне длинные острые клыки во рту.
  
   "Боже! Кто это?! Марсианка?! Почему зелёная такая?!"
  
   - Орчанка, - ответила сёкая. - Хи-хи, а ты ей нравишся, вкусняшка.
  
   - Ну вот, я ведь говорила, что с ним всё в порядке, - раздался миловидный женский голос откуда-то из-за моей головы. - Всего лишь лёгкий обморок. С непривычки при перемещениях такое бывает.
  
   Я запрокинул голову назад и увидел вторую остроухую и длинноухую женщину, но уже с обычным человеческим цветом кожи, длинными светлыми волосами и большими зелёными глазами. Она тоже улыбнулась мне и склонилась поближе, очень мило подёргивая своими длинными ушками.
  
   "А это эльфийка?" - предположил я.
  
   - Верно, - подтвердила Мара.
  
   - Какой он у вас слабенький, - проворковала орчанка медовым грудным голосом, от которого я опять почувствовал лёгкое головокружение. - Хм-м-м, но симпатичный. И пахнет очень вкусно, первым классом пахнет.
  
   - О да! Весьма привлекательная конфетка, - согласилась эльфийка, алчно посверкивая глазами. - Казалось бы, семь листиков всего, но как притягивают взор.
  
   Я ощутил женские пальчики, нежно касающиеся моей шеи, и томное тепло, исходящее от них.
  
   - А ну-ка отвалили от чужой собственности, - послышался грозный голос с порыкивающими нотками, а в следующую секунду сильные руки дёрнули меня вверх и рывком поставили на ноги, а потом задвинули за спину рослой рыжеволосой женщины.
  
   И только после этого я увидел, что эльфийка облачена в короткое зелёное платье, зелёные наручи, зелёные поножи и зелёные сапоги, за спиной у неё располагался длинный тёмно-коричневого цвета лук, а на поясе висели ножны то ли с длинным кинжалом, то ли с коротким мечом и небольшая коричневая сумка.
  
   0x01 graphic
  
   Орчанка же оказалась просто огромной. Уж насколько Ринка, стоящая передо мной, была высокой, так та ещё на полторы головы превосходила её. Ну точно в зеленокожей великанше было не менее двух метров: двести десять сантиметров, может быть, или двести пятнадцать. И одежды на ней наблюдалось ещё меньше, чем на эльфийке. По сути, лишь два куска фиолетовой ткани, скреплённые золотыми кольцами на талии, прикрывали её наготу спереди и сзади. Да ещё здоровенная грудь была скрыта фиолетовым лифом. На руках тёмно-фиолетовые наручи, на ногах - такого же цвета поножи, чёрные кожаные сапожки и, собственно, всё.
  
   0x01 graphic
  
   А из оружия у неё был здоровенный молот, которым, судя по всему, можно было с одного удара разнести в щепки ствол толстого векового дерева.
  
   - А то что? - ехидно поинтересовалась эльфийка у Ринки. - Что ты мне сделаешь, рыжая?
  
   Амазонка снова рыкнула и, выхватив из ножен сверкнувший сталью клинок, стремительно атаковала длинноухую противницу.
  
   0x01 graphic
  
   Но и та двигалась словно молния, ловко уклоняясь от части ударов, а часть парировала своим коротким мечом.
  
   - Ох! Как медленно, Ринка, как медленно! - потешалась эльфийка, умудряясь говорить прямо в момент сражения. - Боги! Совсем ты растеряла свою непревзойдённую скорость. Не даром, видать, говорят, что сопредельный мир лишает женщин силы.
  
   - Р-р-р-р! Сейчас допрыгаешься у меня, длинноухая! - ещё больше распалилась амазонка. - Живо укорочу твои большие и наглые уши!
  
   - Отставили балаган! - прорычал другой знакомый мне голос, и противницы моментально прекратили сражение. - Что за хрень вы тут устроили, вашу мать?!
  
   - Хи-хи, да мы просто баловались, Мариша, - промурлыкала эльфийка с кошачьими интонациями. - Так, небольшая дружеская разминка.
  
   - В другом месте разминаться будете, - проворчала магесса, подходя ко мне и заглядывая в глаза. - Как себя чувствуешь? - спросила она.
  
   - Н... нормально, - ответил я с запинкой. - А эти девушки что, на самом деле эльф и орк?
  
   Мариша глянула на остроухих девиц, которые разом заулыбались, и пожала плечами.
  
   - Ну да, на самом деле. Тарна, проверь, как там Виктория, что-то она долго не приходит в себя.
  
   - Ты о брюнетке? - уточнила орчанка. - Сейчас посмотрю.
  
   Она шагнула к лежащей на земле женщине, склонилась над ней, коснулась пальцами шеи, нащупывая пульс, и рапортовала:
  
   - Просто в отключке.
  
   В этот момент Виктория открыла глаза, увидела зеленокожую великаншу, склонившуюся над ней, и завизжала.
  
   - Вот и очнулась, - хохотнув, сказала Тарна.
  
   В общим, так и состоялось наше перемещение на Форсу. Сознания лишились, судя по всему, только мы с Викой. Про остальных ничего сказать не могу. Когда я очнулся, все, кроме Виктории, были на ногах. Оказались мы в таком же Стоунхендже, что и в подземном зале на Земле, только расположенном в горах на каком-то каменном плато. А насчёт Земного портала я ведь, кстати, и понятия не имел, где он находился; не факт, что в Германии. Насколько я понял чуть позже, Мариша могла перенести нас с помощью заклинания врат хоть на обратную сторону Земного шара. В пределах одной планеты дистанция внутрипространственного прокола для мага её уровня существенного значения не имела.
  
   Вот только, попав на Форсу, Мариша на парочку дней потеряла возможность использовать магию. По её объяснениям, в ауре всех женщин, оказавшихся в этом мире, начинали протекать переходные процессы. У тех, кто временно на Форсу отсутствовал, осуществлялось восстановление утраченных связей, и этот процесс занимал парочку-тройку дней. А у новичков аура гораздо более глобально перестраивалась, и длилось это с недельку или с полторы. Амазонкам противопоказаны были сражения, дабы не затягивать своё восстановление. Потому-то Мариша и разозлилась на Ринку за её потасовку с эльфийкой. А магессам мало того что не следовало плести заклинания - они ещё и лишались такой возможности, теряя магическую силу целиком.
  
   Поэтому Мариша и попросила своих компаньонов, Тарну и Мильтрэль, встретить нас и подстраховать от возможного разбоя. Ведь сама она стала практически беспомощной без магической силы, а сопровождавшие нас амазонки были заметно ослаблены жизнью на Земле. Попутно остроухие девушки привели лошадей на всю компанию, оружие и местную одежду для всех прибывших. Амазонки, правда, привезли с собой с Земли и огнестрельное оружие. Так, на всякий случай. Во время одного из привалов я заметил у Лики в рюкзаке укороченную модель автомата Калашникова. Однако почти всё оружие нашего мира, с Маришиных слов, было уязвимо для стихийной магии Форсу. От простых разбойников оно ещё могло защитить, но если в банде окажется хотя бы средненький маг огня, то толку от автоматов и пистолетов было мало. Только как дубинками ими можно было пользоваться. У огневиков имелось заклинание, которое лишало порох способности воспламеняться, а воздушные маги могли запросто вывести из строя любую электронную аппаратуру, кастанув электромагнитный импульс приличной силы.
  
   От Стоунхенджа мы двинулись в ближайший имперский город Лисан, на центральной площади которого имелся портал, способный перенести нас прямиком в Маришино имение. Иметь свою личную станцию входа-выхода в общей системе магической нуль-транспортировки на Форсу было, как я потом узнал, весьма дорогим удовольствием. Установка и активация постамента с четырьмя столбиками по углам стоила примерно столько же, как построить средних размеров замок [1]. Однако если маг или магесса делали это своими собственными силами и обладали должной квалификацией, какую имела, например, Мариша, то расходы их сокращались примерно втрое. Только за комплектующие им оставалось заплатить, но то были магические и очень дорогостоящие материалы. Тем не менее система порталов оказалась достаточно широко развитой внутри Империи. Практически любой мало-мальски крупный город имел хотя бы один портал.
  
   Однако таким видом перемещений могла пользоваться только элита. Особых умений и силы при этом не требовалось. Даже самый слабенький маг-точка первого уровня [2] или воин первого дана способны были портал запустить, влив в него немного маны или жизненной энергии. Однако простолюдины такими возможностями не обладали. Впрочем, они могли нанять мага или воина для использования порталов.
  
   Этот вид транспортировки был самым быстрым, но не обеспечивал объёмные грузоперевозки просто потому, что постаменты имели площадь около шести квадратных метров и от силы могли вместить в себя с десяток пеших пассажиров (большему числу перемещаться было просто небезопасно) или трёх всадников. А после использования требовалась перезарядка портала в течение десяти-пятнадцати минут. Так что ведение военной кампании с применением этих средств перемещений, было делом провальным. Хотя бы потому, что быстро перебросить таким способом большое число войск не представлялось возможным, а малую группу противники могли запросто перебить, используя превосходство в численности.
  
   По этой же причине и торговые караваны чаще всего двигались своим собственным ходом, по земле, по морю или даже по воздуху (были на Форсу и летающие корабли-амфибии). Ведь переброска всех товаров заняла бы у торговцев очень продолжительное время и в течение всего этого периода портал был бы занят, не позволяя кому-нибудь другому воспользоваться им. Поэтому торговцы со своими товарами, согласно административному указу, имели право воспользоваться одной и той же общественной точкой выхода не более трёх раз в сутки и не более одного раза подряд, если, конечно же, то не был их собственный частный портал. На транспортировку пеших людей и всадников таких ограничений не накладывалось.
  
   Но, кажется, я отвлёкся на объяснения. Так вот, путь до Лисана нам пришлось проделать на лошадях, потому что возле Стоунхенджа портал, увы, отсутствовал. И на вопрос: "Почему?" - я получил ответ: "А чтобы не шастали к нему все кому не лень".
  
   Мариша уточнила у меня, ездил ли я когда-нибудь верхом, и мне пришлось признаться, что не ездил. И тут же между девушками произошёл горячий спор, с кем из них на одной лошади я поеду.
  
   - У вас свой парий есть, вот и возите его, - возмутилась Лика.
  
   - Какая разница, парий он или кто-то ещё, - ответила ей Мильтрель. - Мы ведь не трахаться с ним во время езды будем. Да вы рады должны быть, что поедете налегке. К тому же у вас сёдла на одного человека рассчитаны, а у нас - на двух, так что этому мальчику просто удобнее будет с нами ехать.
  
   - А что нам мешает сёдлами поменяться?
  
   - Всё, прекратили спор, - вмешалась Мариша. - Дмитрий поедет с Мильтрель и Тарной по очереди, и это не обсуждается.
  
   - Но почему?! - возмутилась Ринка. - Почему ты вдруг встала на их сторону?
  
   - На какую "на их"? - всплеснула Мариша руками. - Мы все тут одна команда. Но вы, видимо, забыли, что никому из нас в ближайшие пять-семь дней парий не понадобится. И единственные, кто будет в нём действительно нуждаться, - это наши остроухие подруги. Однако их энергия, если вы не в курсе, отличается от человеческой. И мне надо знать, как она повлияет на потенциал развития моего протеже. Не повредит ли она его веточкам, могу ли я позволить эльфийке и орчанке сливать в него своё желание или нет? Поэтому я и хочу, чтобы Дмитрий по очереди ехал с Тарной и Мильтрель. Сёкая сможет отследить эффекты, возникающие от соприкосновения разнородных аур, и предостеречь меня от возможных негативных последствий.
  
   - Раз уж есть такие опасения, - заметила Селина, - разумнее было бы не рисковать и исключить всякие контакты между ними.
  
   - Соприкосновение аур совершенно безопасно, - ответила Мариша, - но может дать ценную информацию. Я не просто готовлю для нас элитного пария, знаешь ли, но ещё и исследую процесс его развития. Возможно, смешение энергий окажется полезным для него. В таком случае грех будет упускать такой позитивный фактор воздействия.
  
   В общем, опека надо мной была временно передана эльфийке и орчанке к взаимному нашему удовольствию. Меня очень интриговали эти сказочные леди, а я, судя по всему, обеим им нравился. Мильтрель, или коротко Мила, была второй магессой в нашей группе и пока единственной действующей. Я узнал это достаточно быстро, стоило ей кастануть на меня полувес, перед тем как усадить на свою лошадь. Это заклинание не полностью лишало меня тяжести, а лишь уменьшало её примерно наполовину, так что вместо своих шестидесяти пяти килограммов я стал весить чуть более тридцати. К сожалению, одноразовые порталы открывать она не умела, потому что магия врат требовала квалификации квадрата-грандмастера, а Мила была лишь треугольником-мастером, пусть и достаточно высокого восьмого уровня. Сфера её влияния распространялась на стихии огня, воздуха и воды.
  
   Орчанка, как легко можно было догадаться, оказалась амазонкой, причём достаточно высокого седьмого дана. Особенностью её вида являлась огромная сила. Собственно, поэтому она могла как с пушинкой обращаться со здоровенным молотом, разнося в щепки деревья и стены домов не хуже легендарного Терминатора. Ну и если уж кто-то попадётся под её удар, то спасти его могли лишь защитные чары или зачарованные доспехи.
  
   Кроме этих двоих к нашей команде присоединился ещё один эльф, юный беловолосый и остроухий парнишка с зелёными глазами, которому на первый взгляд нельзя было и восемнадцати лет дать.
  
   0x01 graphic
  
   Однако внешность у эльфов оказалась весьма обманчивой, и потом я узнал, что по годочкам своим он был раза в два старше меня, но всё-таки по эльфийским меркам считался юношей. Миле, к примеру, оказалось вообще больше сотни лет, а подруге её, Тарне, - лишь тридцать пять.
  
   Эльфийского юношу звали Саноларас и, поскольку был он, как и я, бесправным парием, я решил, что не будет зазорным имя его сократить до Сани или Саши. Сойтись с ним мне удалось далеко не сразу. Первая же попытка заговорить обернулась провалом. Эльф даже голову ко мне не повернул, изображая статую самого себя. Парнишка вообще показался мне вначале самой бесстрастностью, и какие бы то ни было эмоции очень редко проявлялись на его лице. Этакий Чингачгук Большой Змей, глядящий в бесконечность. На шее его красовались один зелёный и три оранжевых листика. Не очень густо, на мой взгляд, что показалось мне удивительным.
  
   Как рассказала потом Мила, они с Тарной купили в дорогу пария из, скажем так, нижней ценовой категории с тем, чтобы впоследствии перепродать его другим путешественницам. Собственно, подобных дорожных париев приобрести было несложно почти в любом городе, и все они имели относительно малое число листиков, потому что веточки их по каким-то причинам слабо развивались.
  
   Решающим фактором в этой покупке стала раса юноши. Мила купила своего соплеменника потому, что в противном случае того ждала участь общественного женского писсуара и одна из держательниц подобного заведения к нему уже присматривалась. Её лишь не устраивала цена. В общем, эльфийка пошла на поводу у своей жалости и приобрела юношу, не торгуясь, что впоследствии не помешало ей использовать того по назначению, которое ему было уготовано в общественном туалете. Ну а как ещё было использовать пария с одним зелёным листом и тремя оранжевыми? Ясно ж было, что с помощью золотого дождика хотелка гасилась гораздо эффективнее, чем с помощью куннилингуса. Однако увидев меня, обе остроухие дамы моментально потеряли интерес к своей прежней покупке и теперь с вожделением ждали возможности меня опробовать. И это несмотря на то, что Мариша почти открытым текстом сказала, что ничего пока им не обещает.
  
   Во время поездки я чувствовал грудь Мильтрель, упиравшуюся мне в спину, её дыхание, согревавшее кожу на моём затылке, и лёгкие будто случайные прикосновения к открытым участкам тела. Девушка то запястьев рук моих пальцами касалась, то щеки своей щекой, то уха губами. И каждый раз я чувствовал будто лёгкие уколы электричества и томное тепло, распространяющееся от места прикосновения вглубь моего тела. Эти ощущения кружили мне голову и были очень приятными. Вообще сам факт, что я еду в одном седле с настоящей эльфийкой, наполнял мою душу детским восторгом. А потом я почувствовал прикосновение её мягкого живота к своей спине и просто поплыл, будто меня прижали к источнику какого-то волшебного электрического блаженства. Видимо, рубашка моя и её курточка от соприкосновения наших тел слегка задрались, и вот её живот касается моей спины, вызывая целый сонм сладостных ощущений: бархатная нежная кожа, приятно пощипывающие кожу разрядики и удовольствие, сплошным потоком наполняющее меня.
  
   - У-у-ух как тут всё прикольненько, - услышал я голос Мары, который слегка разогнал туман в моей голове. - Её энергия для тебя словно витаминка, вся аура твоя теперь просто бурлит. Не знаю пока, что хорошего из этого получится, но вреда точно не будет. Хи-хи, эльфийку ты сможешь ублажить. Это уже без вопросов.
  
   "Что со мной такое, я словно под кайфом?" - задал я духу вопрос.
  
   - Хи-и-и, считай, что ты под кайфом и есть. Твоя аура поляризуется аурой эльфийки. Если хочешь хоть немного сбросить это наваждение, то просто перестань прислушиваться к своему телу и обрати внимание вовне. Ну вот хоть красотами природы полюбуйся.
  
   Я попытался последовать совету сёкаи, но не так уж и быстро у меня это получилось. Остроухая девушка, казалось, пленила меня своим телом и не хотела отпускать. Тем не менее постепенно я стал вникать в окружающий меня мир, замечая проносящиеся мимо деревья, цепляясь взглядом за зеркальную гладь озера, проплывающего с правой стороны, и очаровываясь яркой лазурью неба, по которому плыли затейливые фигурки перистых облаков. И неожиданно я будто окунулся в окружающие меня красоты и снова испытал восторг, но уже от ярких красок, очаровательных звуков птичьих трелей и восхитительного аромата луговых трав.
  
   - Господи! Как же красиво вокруг! - невольно вырвалось у меня, и эльфийка, рассмеявшись, легонько куснула меня за шею.
  
   - Да, здесь хорошо, красиво, - откликнулась Мильтрель. - Природа гармонична и совершенна сама по себе. Но любоваться её красотами вместе с мужчиной гораздо приятнее, чем одной.
  
   Это был такой прозрачный намёк эльфийки на её хорошее ко мне расположение. Очень смущающий и приятный намёк, я бы сказал. Но одновременно я почувствовал, как постепенно освобождаюсь от чар остроухой девушки, обретая возможность думать и анализировать. Чуть в стороне и правее от меня ехала орчанка, прижимавшая к себе юного эльфа. Но тот, казалось, думал о чём-то своём, сохраняя бесстрастное выражение на лице, или, может, вообще спал с открытыми глазами. Только Тарна не особо вникала в состояние своего пассажира. Изящно управляя лошадью и будто сливаясь с ней в единое целое, она неслась во весь опор, то высматривая впереди дорогу и небрежно огибая препятствия, то поглядывая на меня.
  
   Встретившись со мной взглядом, она хищно улыбнулась и снова показала мне ряд острых зубов. Я поспешно отвёл глаза в сторону и увидел Викторию, скачущую ещё правее и чуть позади нас. Должен заметить, что сибирячка, к моему удивлению, оказалась достаточно опытной наездницей и верховая езда в нашем мире была её хобби. Так что ей выделили отдельную лошадь и позволили самостоятельно той управлять. Так вот, Вика сейчас выглядела как самая настоящая хищница и просто взгляд с эльфийского юноши не сводила, буквально поедая его глазами.
  
   "Ох, бедный Сашик, - подумал я, - кажись, наша маньячка нашла в твоём лице новый объект вожделения".
  
   А сам-то я при этом испытывал двоякие чувства. С одной стороны, некоторое облегчение, ведь Виктория в сексуальном своём угаре малость пугала меня. А с другой... - сожаление, пожалуй. Уж больно яркими и захватывающими были её чувства. Но стоит признать, те чувства адресованы были, увы, не мне, а мнимой иллюзии, наложенной на меня духом. Так что с этой точки зрения всё выглядело справедливо. Сибирячка нашла себе того, кто ей сам по себе понравился, а значит, ему и следовало быть объектом её страсти.
  
   Через пару часов поездки Мариша устроила полуторачасовой привал возле речки, чтобы дать лошадям отдохнуть. Как сказала мне Мила, мы преодолели примерно половину пути. Все спешились и стали готовиться к отдыху. Развели костёр, достали припасы для лёгкого перекуса. Я присел на траву, осмотрелся и мысленно порадовался, что мы сразу не телепортировались в дом Мариши и мне представилась возможность осмотреться в новом для меня фэнтезийном мире. Зрительно я пока ничего необычного не замечал. Лес как лес: сосны, ели, берёзы, кустарник какой-то. В общем, считай, наша Российская природа вокруг. Однако какие-то необъяснимые ощущения всё равно заставляли почувствовать, что мир этот иной, новый, непознанный. Ну и опять же, эльфы и орчанка не давали мне об этом забыть.
  
   Я нашёл глазами Сашу и застал его всё в том же индифферентном состоянии. Да что не так с этим парнем?
  
   - Хочешь его оживить? - поинтересовалась Мара.
  
   "Так он и так вроде не мёртвый", - мысленно ответил ей я.
  
   - Почти мёртвый, - сказала сёкая. - Нет мыслей, чувств - пустота, а где-то на дне сознания полная безнадёжность и ожидание конца. Этот юноша давно уже ничего не ждёт от жизни и просто проживает свой срок по инерции. Довольно недолгий, я думаю, срок. При таком настрое эльф быстро зачахнет и лет через десять отправится к своим предкам. Если раньше руки не наложит на себя.
  
   "Надо же? И как ему помочь?"
  
   - В обычной ситуации я бы затруднилась ответить, но похоже, что мы привезли лекарство для него. Не знаю, подействует ли оно, но попробовать стоит.
  
   "Что за лекарство?"
  
   - Хи-и-и, - весело протянула Мара, - а ты на Вику посмотри и сам догадаешься.
  
   Я поискал глазами сибирячку и тут же увидел, что занимается она всё тем же, чем во время поездки: обгладывала взглядом эльфа, и не по первому, похоже, разу. Если б глазами действительно можно было есть, то от Санька, судя по всему, уже бы и косточек не осталось.
  
   "Ого! Как её зацепило-то! - поразился я. - Интересно, почему она к нему не подойдёт".
  
   - Сильные эмоции порой парализуют человека, - пояснила дух. - Ну и Вика недостаточно ещё освоилась с ролью госпожи, чтобы действовать нахрапом. Даже зная, что Саноларас - парий, она по-прежнему видит в нём сказочного эльфа, такого манящего и недоступного. Будь у неё деньги, она попыталась бы, пожалуй, его выкупить у Мильтрель и тогда дала бы волю своим чувствам, но сейчас, похоже, считает его чужим добром, на которое не разевай роток.
  
   "Вот оно как? И что ты предлагаешь сделать?"
  
   - Начать лучше с эльфа, - подсказала мне дух. - Сдаётся мне, что не лишним будет обратить его внимание на чувства Виктории. А то он чересчур углубился в свои поминки и ничего вокруг не замечает.
  
   "Думаешь, он услышит меня?"
  
   - Услышит, - ухмыльнулась Мара. - Но захочет ли вслушиваться - это другой вопрос. Ты должен чем-нибудь удивить его. Подумай над этим, задачка-то, похоже, не из простых.
  
   И тут интересная мысль пришла мне в голову.
  
   "Он ведь считает свою судьбу незавидной, верно?"
  
   - Думаю, так и есть.
  
   "Хе-хе, тогда я знаю, как удивить его, по крайней мере можно попытаться".
  
   - М-м-м, да, так можно, - похвалила дух. - Неплохой выйдет заход.
  
   "Погоди, ты что же, мысли мои читаешь?"
  
   - Хи-и-и, но я ведь телепатка. Причём телепатка любопытная. Давай действуй. Мне самой интересно, что получится.
  
   "Ох, ты прям убийца сюрпризов. Ладно".
  
   Я поднялся на ноги, приблизился к Сане и сел рядом. Тот даже не пошевелился, продолжая смотреть на огонь костра.
  
   - Без предисловий, - подсказала Мара. - Он сейчас подумал: "Какого хрена надо этому везунчику". Вероятно, выслушает от тебя одну фразу и потом снова отключится от реальности, если решит, что ты просто потрепаться пришёл.
  
   "Вот, блин, как прикольно иметь такого подсказчика! - мысленно порадовался я. - Спасибо, Марочка, за помощь.
  
   - Кушай на здоровье, - ответила дух. - Мне и самой хочется расшевелить эту трясину.
  
   Я посидел ещё немного, набираясь храбрости, и обратился, наконец, к эльфу:
  
   - Завидую я тебе, брат.
  
   Собеседник мой даже вздрогнул от этих слов и медленно повернул ко мне голову.
  
   - Хи-и-и, проняло, - рассмеялась сёкая. - Но давай без многозначительных пауз, а то он сейчас решит, что ты издеваешься, и там я уже не могу предсказать его реакцию. От глубокого погружения в себя до удара в челюсть она может быть. Впрочем, есть ещё шанс, что он подождёт разъяснений.
  
   Я тоже не стал рисковать и продолжил свою реплику:
  
   - По тебе одна... - я хотел сказать: "девица", но Мара поправила меня: "Госпожа", - одна Госпожа с ума сходит. Того и гляди слюной подавится.
  
   Эльф непонимающе моргнул своими большими глазами и, недоверчиво осмотревшись, вздрогнул во второй раз, наткнувшись, видимо, на взгляд Вики. Может, той и не хватало наглости первой к нему подойти, но отводить взгляд было не в её привычках, поэтому глаза первым опустил остроухий, изрядно при этом покраснев.
  
   - Она... она ведь из твоего мира, да? - спросил Саня, продолжая изучать грунт. - Почему она так смотрит?
  
   - Хе-хе, потому так и смотрит, что из моего мира, - хохотнул я. - У нас ведь, знаешь ли, эльфов не водится. Но при этом ваш брат в наших сказках и легендах очень популярен, много историй про эльфов в ходу. - (Про фильмы я уж не стал ему рассказывать, чтобы не пришлось объяснять, что это такое). - Так что ты и твои собратья всё равно что волшебные сказочные создания. Увидеть эльфа живьём для любой нашей женщины будет в диковинку. Но ты к тому же ещё и очень понравился Вике. Подозреваю, что она просто влюбилась в тебя.
  
   - Вике? - переспросил эльф. - Почему ты называешь её так непочтительно?
  
   - Ох, ну извини. Там, в нашем мире, нет рабства, и я ещё не привык к вашим порядкам. Кроме того, Виктория как бы и не возражает, чтобы я её по имени называл. Ну и все хозяйки мои тоже разрешают обращаться к себе по имени.
  
   - Тебе повезло, - сказал эльф и вдруг улыбнулся. - Но лучше пока не поздно перестроиться и быть осторожным, если не хочешь когда-нибудь ощутить своей спиной розги.
  
   - Да, ты прав, - улыбнулся я в ответ и поблагодарил: - спасибо за предостережение. - Поблагодарил я, впрочем, чисто формально. Мне с трудом верилось, что Мариша станет пороть меня по такому пустячному поводу, да и кому-то другому вряд ли позволит.
  
   - Расскажи мне о Госпоже Виктории, - попросил Саня. - Кто она, чем занимается, какой у неё статус?
  
   - Его интересует прежде всего, сможет ли иномирянка его купить, - подсказала мне Мара. - Сейчас его положение очень шаткое. Эльф не надеется, что новая хозяйка, Мильтрель, его у себя оставит. Пусть она и одной с ним расы, он - низкосортный и бесперспективный парий, который не рассчитывает на статус постоянного раба. Лучшая его участь - быть передаваемым из рук в руки, худшая - стать общественным рабом, - так он думал до сих пор. И сейчас вдруг забрезжила надежда попасть в услужение к одной женщине, которая притом сильно им увлечена. Естественно, он хочет, чтобы она его купила и чтобы оставила себе, хочет произвести впечатление.
  
   - О! Виктория - очень высокостатусная леди из нашего мира, - ответил я на вопрос эльфа. - Известная и именитая учёная. И даже очень именитая. Думаю, что как ваши магессы десятого уровня. Она и магическую силу имеет, но только та ещё не пробуждена. Мариша как раз пригласила её сюда как свою будущую компаньёншу, потому что Виктория очень умная и поможет ей с исследованиями в сфере магии запретных удовольствий и развития париев. - Последнюю фразу я сказал уже под диктовку Мары. - Денег ваших у неё пока нет, но скоро будут, и, скорее всего, не мало. Однако я подозреваю, что они просто не понадобятся ей, чтобы тебя купить. Если Мариша увидит, как ты понравился Виктории, она просто сама выкупит тебя у Мильтрель и подарит в знак будущего сотрудничества.
  
   Санёк стал прям разгораться воодушевлением на моих глазах и вдруг разом сник.
  
   - Магессе потребуется сильный парий, - убитым голосом сказал он. - В идеале ей нужен голубой лист. А я... кажется, достиг своего предела.
  
   - Не-не, ты не прав, братишка, - возразил я. - Сейчас Виктория меньше всего думает о тебе как о парии. Ей нужен, мать твою, эльф, милый остроухий очаровашка с копной длинных серебристых волос. И она просто жаждет эту драгоценность заполучить. Да-да, ты для неё настоящая драгоценность. А что касается твоих качеств пария, - тут уже снова Мара стала мне диктовать, - то твои замёрзшие веточки представляют для Мариши интересный объект изучения. Она ведь всё-всё о таинствах магии удовольствий хочет узнать. А вместе с ней и Виктория к этим исследованиям подключится. Так что ты будешь для них ценным источником знаний, и, возможно, они даже смогут тебе помочь. Уж кто-кто, а Вика постарается изо всех сил отыскать ключик к твоему продвижению. И, чем чёрт не шутит, вдруг ты когда-нибудь и станешь элитным парием.
  
   Я посмотрел на эльфа и увидел, что тот буквально огорошен полученной информацией.
  
   - А если не стану? - жалобно спросил он.
  
   - Можешь поверить мне, тебя в любом случае не продадут, сколько бы ни пришлось биться над твоей проблемой. Нерешённая задача для учёной - как вызов. Она будет неустанно грызть её и не сдастся никогда. Так что выбрось свои страхи из головы и просто наслаждайся жизнью, которая у тебя ожидается очень интересной. Думаю, что тебе не продажи надо бояться, - добавил я уже от себя, многозначительно ухмыляясь. - Вика в сексе, просто... хе-хе, ладно, не буду говорить, сам узнаешь. Так что готовься к экстриму, дружок.
  
   - Садистка? - осторожно уточнил эльф.
  
   - Нет-нет, больно тебе не будет, - хихикая, сказал я. - Но с хлипкой психикой к ней лучше не соваться.
  
   Саня уставился на меня заинтригованно. Видимо, мне удалось разжечь его любопытство.
  
   - Ну ладно, полагаю, я всё сказал, - закончил я, очень довольный заброшенной наживкой. - Дальше сам думай и решай, как поступить.
  
   После этих слов я поднялся и оставил собеседника одного, вернувшись на своё прежнее место. Эльф посидел некоторое время, мельком поглядывая на Викторию, а потом вдруг поднялся и сам направился к ней.
  
   "Интересно, что он задумал?" - мысленно обратился я к Маре.
  
   - Хи-хи, а не всё ли равно, - рассмеялась та. - Что бы он там ни думал, всё решает дистанция, на которую он приблизится.
  
   "Дистанция? - не понял я. - Почему?"
  
   Эльф тем временем подошёл к Вике, которая не сводила с него пылающих обожанием глаз, почтительно опустился перед ней на коленки и... она его схватила. Просто сцапала его руками, притянула к себе и оплела всеми конечностями как подушку-обнимашку, а потом стала поцелуями лицо его осыпать. Саня пискнул от неожиданности, забился в её объятиях, но Вика уже в губы его целовала жадно и властно, подавляюще. Я очень хорошо помню этот её поцелуй, от которого дух захватывает и возникает острое желание сдаться. Вот и эльфёнок постепенно размяк, будто попал под действие любовного очарования.
  
   - Вау! Что творит! - воскликнула Мила и рассмеялась. - Блин, а страсти-то сколько, я аж возбудилась!
  
   Тут и все остальные заметили происходящее распутство, поворачивали головы на шум, впечатлялись и начинали улыбаться.
  
   - А я уж переживать за Ларчика стала, - не переставала радоваться эльфийка, - всё думала, кому бы его пристроить. Жалко было первой встречной путешественнице продавать. А тут у нас, оказывается, чувства, м-м-м!
  
   Она подошла к целующейся парочке поближе, и Вика, заметив её, ещё крепче прижала к себе эльфа и зарычала ну просто как зверь, ей-богу:
  
   - Мой! Не отдам!
  
   Мила сперва опешила и отшатнулась, а потом заливисто рассмеялась, держась за живот и мило повизгивая.
  
   - Твой-твой, - поспешила заверить она. - Ну как я могу тебе его не отдать после этого. Как в Лисан приедем, так сразу перепишем его на тебя. А деньги потом отдашь, как появятся. Ну что, по рукам?
  
   Эльфийка протянула сибирячке руку, и та неуверенно пожала её, всё ещё не веря своему счастью.
  
   - Хм-м-м, отлично, просто замечательно, - вклинилась в их разговор Мариша и захлопала в ладоши. Расходы на эльфа, Миль, я тебе компенсирую. И это будет мой подарок для Вики. Пусть владеет и не думает о деньгах. И, кстати, ты не поменяешься с ней коняшкой, подруга? Только до Лисана, а?
  
   - Не-не, - замотала эльфийка головой, - своего Гарика я никому не отдам. Я ревнивая наездница.
  
   - Тогда, может, сёдла переставишь?
  
   - Но... - Мила глянула в мою сторону, намекая взглядом, что ей тоже потребуется двойное седло. - Может, Тарна?
  
   - Нет, дорогая, с тобой мне всё ясно, - возразила эльфийке Мариша. - Я знаю теперь, что твоя энергия Диме не повредит, так что спокойно можешь использовать его, когда приспичит. Но вот насчёт орчанки мне этот вопрос ещё предстоит выяснить. Так что до Лисана Дима поедет с ней.
  
   - М-м-м, понятно, - кивнула явно обрадованная эльфийка, но потом всё же недовольно скривила свой симпатичный ротик. - Везёт кому-то, - добавила она. - Хорошо, я займусь сёдлами.
  
   - Спасибо, - поблагодарила Мариша.
  
   - То есть эльф мой? - вклинилась в их беседу Виктория, которая всё ещё не могла поверить своему счастью. - Он правда-правда мой?
  
   - Ну, по документам ещё мне принадлежит, - ответила ей Мила. - Но это формальность, - добавила она. - Я передаю его тебе прямо сейчас, так что смело можешь считать себя его владелицей.
  
   В глазах Вики буквально вспыхнуло хищное пламя, и она испустила горлом плотоядное урчание, а потом стала шарить взглядом по кустам. Мариша тут же всё поняла и хихикнула.
  
   - Мы ещё около часа будем отдыхать, - многозначительно сказала она, - так что если вдруг захочешь погулять по лесу и осмотреться, то время у тебя есть. Только далеко не уходи, ладно? - Мариша вдруг замерла, словно к чему-то прислушиваясь, а потом, поколебавшись немного, сняла со своего безымянного пальца кольцо. Это было то особое украшение, парное к которому имелось на моей руке. - Вот что, надень-ка это кольцо на палец. Хочу временно дать тебе его на всякий случай. Если случится вдруг что-нибудь непредвиденное, то я смогу тебя найти. Ну и как только камень засветится, значит, мы готовимся в путь, и пора возвращаться в лагерь.
  
   Вика кивнула, поспешно нацепила кольцо на безымянный палец и, схватив эльфа за руку, утащила его в лес, как кровожадный волк беспомощного ягнёнка.
  
   - Боги, сколько в ней страсти! - восхитилась Тарна, провожая сибирячку взглядом. - Я прям чувствую нашу кровь. Ты не в курсе, Мариш, среди её предков не было орков?
  
   - Если и были, то в очень давние времена, - усмехнулась магесса. - На Земле остались жить только люди. А эльфы и орки в том мире сохранились только в легендах.
  
   - Вот как? Удивительно. В ней прямо чувствуется наша звериная порода. Знаешь, я бы с удовольствием попробовала познакомить её с Дао. Чувствую, у Виктории есть очень неплохие задатки к боевым искусствам.
  
   - Но склонность к магии тоже имеется, - отметила эльфийка. - И, похоже, не слабая.
  
   - Посмотрим, - неопределённо сказала Мариша. - И то, и другое можно попробовать. Пути дао и магии не мешают друг другу. Возможно, путь боевого мага иномирянку ждёт. Не так уж и часто встретишь человека, развивающего в себе сразу две силы. Но если Вика последует этой непростой дорогой, то станет ещё более ценным союзником.
  
   Сноски к главе:
  
   [1] Себестоимость врат, конечно же, гораздо ниже цены, которую за них заламывают, но среди магов есть сговор не устанавливать частные порталы в неограниченном количестве и всем кому не лень. Поэтому они искусственно завышают цену, чтобы сузить круг желающих. Но один общественный портал на город средних размеров сделают бесплатно (взяв только за стоимость комплектующих), на крупный город - два, за большее количество придётся доплачивать.
  
   [2] Глоссарий. Система магии Форсу
  

Глава 18. Сексуальная химия

К содержанию

   Обсудив сибирячку, женщины разошлись по своим делам. Мила занялась перестановкой сёдел со своего коня на лошадь Вики. Мариша собрала кружок с амазонками и стала обсуждать с ними какие-то непонятные мне дела. Тарна глянула на меня хищным взглядом, сверкнула острыми зубами и зачем-то отправилась к речке. Как потом выяснилось - разведывать удобное место для переправы.
  
   Ну а я развалился на травке с намерением поваляться и побалдеть. Однако расслабляться мне оставалось не долго. Не прошло и минуты, как я услышал восторженный вопль сёкаи, после которого меня буквально накрыло волной блаженства.
  
   "Какого хрена происходит?!" - изумлённо подумал я, чувствуя себя так, будто снова оказался в объятиях Вики. Причём испытывал и её ощущения тоже, чувства, эмоции, их полный сумасшествия накал. Я в мельчайших деталях воспринимал, как она резкими жадными движениями насаживается на член эльфа, буквально распяв его на земле, как сгорает в пожаре своей страсти и взмывает на пик собственного блаженства. Ещё пара десятков секунд, и я ощутил, как тело Вики сводит судорогой мощного оргазма. За ним последовал второй, третий, потом я почувствовал, как кончает эльф. И во время всего этого сумасшествия я не мог и пальцем пошевелить. Моё тело перестало повиноваться, глаза сами собой закрылись, и со стороны могло показаться, что я заснул.
  
   "Блин! Это всё из-за кольца! - понял я. Мариша зачем-то отдала Вике свою часть нашего комплекта, и теперь, благодаря фокусам сёкаи, я чувствовал, как маньячка трахает эльфа. - А-а-а! Зачем она это сделала! А-а-а!" - мысленно кричал я, сопереживая очередной оргазм похотливой нимфоманки. Но со стороны, скорее всего, выглядел мирно отдыхающим человеком.
  
   - Смотри-ка ты, притомился наш рекордсмен, - услышал я голос Лики и почувствовал её дыхание на своём лице.
  
   Мягкие пальцы коснулись моей щеки, скользнули по затылку и забрались в волосы. Они плавно расчесали меня снизу-вверх, добрались до верхней части затылка и сжали шевелюру на моей голове.
  
   - Ты спишь? - уточнила Лика.
  
   "Нет! Меня жёстко трахают! - мысленно возопил я. - Сделай что-нибудь!"
  
   Но амазонка, естественно, меня не услышала. Не получив ответа, она решила, что я дрыхну, и, набравшись наглости, стала меня целовать. Блин! Я всё чувствовал! Её язык, забравшийся мне в рот, ладони, шарящие по телу и пощипывающие его. Вот одна из них скользнула к моему паху и (бинго!) нащупала стоящий торчком член.
  
   - Вау! - промурлыкала Лика, сжимая пальцами моего беспокойного приятеля, и замерла. Я прям физически ощутил, как она украдкой осматривается вокруг, проверяя наличие / отсутствие возможных свидетелей, а потом легко подхватывает меня на руки, и (фьють!) только ветер свистнул в ушах да листья прошелестели, и вот уже на закрытые веки мои упала тень от деревьев.
  
   В общем, подробно описывать то, что дальше было, - это ещё излагать эротики на целую главу. Вика наслаждалась Саней, Лика - мной, и всё это я чувствовал в полном объёме. Каждый оргазм обеих женщин испытывал, как свой, а Лика меня ещё и "кальяном раскуривала". Потом Лику нашли Ринка с Селиной и перехватили у неё эстафету. Через какое-то время сибирячка угомонилась и замерла, погружаясь в блаженную нирвану. Она сладко прижимала к себе бесчувственного эльфа и была по-настоящему счастлива. Тогда я, наконец, сумел проснуться и попытался вырваться из объятий подруг.
  
   Но где там, они ещё только вошли во вкус. На мои просьбы остановиться они не реагировали, а стоило мне пригрозить, что я буду кричать и звать на помощь, как девушки, переглянувшись, заткнули мне рот импровизированным кляпом, сделанным из куска материи, и повязали мне какую-то повязку на рот, чтобы я не смог его выплюнуть. А потом они продолжили свои скачки, сменяясь через каждые две-три минуты. Именно столько хватало им, чтобы испытать оргазм. И, главное, сам я кончить никак не мог, хотя буквально ходил по краю.
  
   Думаете, амазонок это беспокоило. Да ни фига. Они играли в рулетку. Типа, кому первой из них достанется моя сперма, тот и победил. Но хитрожопая сёкая имела своё мнение на сей счёт. Она дождалась, пока амазонки укончаются до посинения, и устроила им разнос в облике Мариши. Причём сымитировала её так достоверно, что я до самого конца думал, что это оригинал... Или до начала. В общем, смотря откуда считать.
  
   Короче, девушки вспорхнули с меня, как вспугнутые птицы, и убежали, одёргивая юбки на ходу. А псевдо-Мариша весело ухмыльнулась, задрала своё дорожное платье, отодвинула в сторонку полоску трусиков и уселась на меня верхом, сразу же вбирая член в своё лоно. И только после этого я понял, наконец, что глаза у неё разноцветные. Где-то за пару секунд примерно до того, как улетел на небеса.
  
   В общем, джекпот достался именно ей, причём достался в полном объёме. Ведь когда амазонки минут через пять прибежали обратно, обнаружив, видимо, в нашем лагере настоящую Маришу, то застали меня одного в капитально выжатом состоянии. Ох, это было экстремально, чёрт возьми! Я потом едва ноги переставлял. И, доковыляв кое-как до нашей стоянки (от предложения донести меня на руках я обиженно отказался), прилёг на травку и уснул на оставшиеся до конца привала двадцать минут.
  
   Как в лагерь вернулись Вика со своим эльфом, я уже не видел. Только потом, после того как меня разбудили, обнаружил Санька в основательно помятом и офигевшем состоянии, с взлохмаченной шевелюрой, покрасневшими ушами и глазами, округлившимися, как у совы. Кому из нас двоих больше досталось на орехи, пришлось бы гадать. Меня окучили, конечно, четверо, но Вика могла всем амазонкам и сёкае впридачу хорошую фору дать. Впрочем, на мой взгляд, не так уж и важно было, кто из нас двоих больше пострадал. Как говорилось в одном мультике: "Такая уж наша боярская доля".
  
   Далее путешествие продолжилось и принесло новые впечатления. В этот раз я ехал вместе с орчанкой и томился в её объятиях. Именно что томился. Стоило ей меня обнять, как в организме моём стала распространяться приятная томность. Я чувствовал её большое и сильное тело, объёмную упругую грудь, прижимающуюся к спине, ощущал, как массивные мощные ноги касаются моих бёдер, и тихо тащился. А уже через полчаса я был будто под кайфом. Мысли в голове порхали словно бабочки - так же легко и хаотично. Сладкое удовольствие щемило в груди, а в крови бушевали гормоны. Мне остро хотелось трахаться. Вернее, не так: мне хотелось, чтобы меня трахнули. Ну вот как эльфёнка совсем недавно распяли и отымели. Хотелось отдаться и подчиниться, хотелось, чтобы меня грубо взяли, с жадностью, по-звериному овладели мной. И несмотря на то, что подобные желания раньше уже находили отражение в моих сексуальных фантазиях, тут их проявление было уж слишком чрезмерным, и это вызывало невольное подозрение, что что-то со мной не так.
  
   "Да что творится-то?! А-а-ах! - мысленно простонал я. - Что за фигня со мной происходит?!"
  
   - Это феромоны орчанки на тебя так действуют, - подсказала дух. - У тебя оказалась на редкость высокая чувствительность к её сексуальным запахам.
  
   "Но зачем она меня ими обрабатывает?!"
  
   - Это не специально происходит. Просто ты начал реагировать на её фоновый запах, она это почувствовала и слегка возбудилась, тебя от этого ещё сильнее повело, она возбудилась сильнее, и так далее по кругу. Если и дальше пойдёт в том же духе, то она изнасилует тебя прямо на лошади.
  
   "Чего?" - удивился я, не понимая, как такой фокус можно провернуть на полном скаку. И сёкая показала мне картинку, на которой я увидел себя, сидящим лицом к орчанке между её ног, опираясь пятой точкой на седло, так что мои ноги, приподнятые вверх, располагались поверх бёдер Тарны. А точнее, я полулежал, откинувшись назад под углом примерно в сорок пять градусов, и был очень плотно пристёгнут поясным ремнём к её телу. Промежности наши находились на одном уровне и в весьма подозрительной близости, вот только подол короткой юбки всадницы лежал поверх моих штанов спереди, так что не видно было, что под ней происходит. Лишь по выражению экзальтированного блаженства, написанного на моём лице, можно было догадаться, что происходило что-то пошлое.
  
   Но вот юбка обрела прозрачность и стало видно, что мой напряжённый от возбуждения член, торчащий из расстёгнутой ширинки, был опущен до предела вниз, так что почти касался поверхности седла, и глубоко засажен в лоно орчанки, которая в процессе верховой езды совершала естественные для всадницы движения бёдрами. Однако в состоянии сексуальной стыковки те преотлично играли роль быстрых и непрерывных фрикций.
  
   "Ва-а-а! Какой класс! - мысленно восхитился я. - Хочу такое попробовать!"
  
   - Хи-хи, понравилось? - рассмеялась сёкая. - Только имей в виду, что, соединившись с тобой таким способом, орчанка будет трахать тебя до самого города. А вырабатываемые её влагалищем афродизиаки станут поддерживать эрекцию твоего члена неограниченно долго.
  
   "Ой, мама! - теперь уже испугался я. - И как этого избежать?"
  
   - Ну вот, сразу пошёл на попятную, - притворно расстроилась Мара. - А я-то думала, что ты любишь секс.
  
   "Люблю, - подтвердил я. - Однако у всякой любви есть границы физических возможностей".
  
   - Ну ладно, как хочешь. Чтобы вырваться из этой ситуации, тебе нужно просто удовлетворить желание Тарны каким-нибудь быстрым способом. Руками, например. После того как она кончит, перестанет испускать феромоны и твоё опьянение постепенно развеется.
  
   "Руками? - переспросил я. - Как?"
  
   - Ох, кажется, пребывая под кайфом, ты совсем поглупел. Что за странные вопросы? Просто заводишь руки за спину и делаешь шуры-муры.
  
   "Вот так без спроса? А она по балде мне не настучит за домогательства?"
  
   - Ой, это вряд ли. Но если опасаешься такого исхода, то начни с невинных поглаживаний по ногам, а дальше по реакции поймёшь, продолжать или остановиться. Ну а я, хи-хи, помогу тебе "услышать" её ощущения и эмоции. Так что сможешь узнать, что она хочет, что чувствует, и действовать направленно. Но только поторопись. Эта девушка уже на грани. Того и гляди сама возьмёт тебя в оборот.
  
   Испытывая острое желание последовать совету Мары и одновременно мандражируя, я всё же набрался храбрости - или, может, наглости - и, потянувшись руками за спину, коснулся пальцами внутренней стороны бёдер орчанки. Коснулся совсем рядом от того места, где её ноги сходились, и испытал новый всплеск восторга. Господи! Как же круто было ощущать её горячее тело в непосредственно близости от женского естества, чувствовать игру сильных мышц, бархат кожи. Естественно, я стал скользить пальцами по её ногам и тут же ощутил волну дрожи, пробежавшую по телу наездницы. Она утробно рыкнула и судорожно сдавила мои руки с боков, отчего они сошлись за моей спиной до соприкосновения и окунулись во что-то мокрое и горячее.
  
   "Боже! Она что, без трусов?!" - мысленно изумился я.
  
   - Хи-хи, не-э-эт, - весело возразила сёкая. - Это ткань её белья уже так намокла и нагрелась от смазки, что воспринимается как голая кожа.
  
   В этот момент Тарна, перехватив поводья лошади левой рукой, правой быстро скользнула себе между ног, и я ощутил, как поверх моих запястий легла ткань трусиков орчанки, а пальцы мои оказались в зарослях скользких от смазки волос и словно в крынку с топлёным маслом окунулись. Это был очень прозрачный намёк на то, что девушка совсем не против моей инициативы и предоставляет мне полный карт-бланш на развратные действия.
  
   Ох! Да! Сопротивляться этому приглашению было выше моих сил. Я нащупал мясистые половые губки, погладил их, прошёлся пальцами вверх по их скользкой внутренней поверхности и наткнулся на здоровенный штырь клитора, который увеличивался и наливался твёрдостью прямо в моих руках.
  
   "Ва-а-а! - мысленно заголосил я, скользя пальцами по упругому стволу и чувствуя его вибрацию. - Какой огромный! Какой классный!"
  
   Нет, конечно клитор орчанки был значительно меньше мужского члена. Когда я нащупал подушечкой среднего пальца его основание, крупная головка упёрлась в перепонку между средним и безымянным пальцами. Но он всё равно был просто огромен для женских пропорций.
  
   "А-а-а! Хочу куни! Хочу его пососать!" - мысленно стенал я и нежно массировал эту женскую прелесть.
  
   Тарна застонала, крепко прижала меня к себе и судорожно навалилась сзади, усиливая плотность соприкосновения и ощутимо вдавливаясь своим твёрдым штырьком в мои ладони, будто искала отверстие, в которое могла проникнуть. И вдруг в моём воображении возникла фигура, сложенная из ладоней, - неприхотливый замок, составленный руками, который я совершенно непроизвольно зачем-то сделал за своей спиной. То, что произошло дальше, оказалось для меня полной неожиданностью. Орчанка, сладострастно рыкнув, вонзилась своим основательно затвердевшим и скользким от смазки клитором между моими ладонями, оказавшись в мягкой полости, представляющей собой узкий канал. Я просто физически ощутил импульс интенсивного удовольствия, пробежавший по её телу, и слегка скорректировал форму замка, делая это удовольствие ещё сильнее.
  
   Тарна всхрапнула, как возбуждённая лошадь, и резко ускорилась, вырываясь из общей группы вперёд. Она не просто помчалась на огромной скорости, но стала ещё совершать резкие и яростные толчки бёдрами, посредством которых скользила клитором в созданной для него пещерке, глубоко вонзаясь между моими ладонями и трахая их. Ощущения Тарны были такими кайфовыми, что я погрузился в них с головой, и всё, что волновало меня в тот момент, - это как бы сделать их ещё приятнее.
  
   И, надо сказать, у меня получалось! Мне кажется, что за те недолгие полминуты, пока Тарна гнала свою лошадь будто угорелая, я довёл "волшебный" хват до совершенства, стал настоящим асом ручных замков. И господи, как же классно она кончила, орошая мои ладони горячим соком. Тот, будто жидкий топлёный мёд, выстреливал в "пещерку" и вызывал ощущение божественного вкуса. Мне действительно казалось, будто я воспринимал вкус этого сиропа рецепторами своих ладоней, и он чувствовался просто божественным.
  
   Орчанка судорожно вцепилась в волосы на моей голове, запрокинула её назад и, слегка довернув меня лицом к себе, впилась в губы жадным поцелуем. Она перестала гнать лошадь, и та стала замедляться. Но Тарна всё так же яростно и страстно целовала меня, продолжая периодически вздрагивать, резко вонзаясь клитором между моими сцепленными ладонями и выплёскивая новые струйки горячей жидкости. Наконец, она прервала свой полный страсти долгий поцелуй, с умиротворённым тихим стоном опустила голову на моё плечо и блаженно расслабилась. Ей было сейчас очень приятно, томно, сладостно и двигаться совсем не хотелось. Зато я, ощущая приличную порцию тёплой жидкости между своими ладонями, испытывал просто маниакальное желание её слизать, не потеряв ни единой капельки.
  
   Вот только сделать это, удерживая руки за спиной, было не просто. Замок требовалось разжать, и при этом наверняка что-нибудь да прольётся. Не в силах больше терпеть терзавшее меня желание, я расцепил руки, поднёс к лицу ладони с лужицами тёмно-зелёной густой жидкости, и та живо напомнила мне по своему виду вкусный сироп от кашля, мятный и сладкий, который в детстве мне очень нравился. Но эта жидкость казалась на вид ещё вкуснее, как божественный нектар, вкус которого не описать словами.
  
   - Остановись! - предостерегающе вскрикнула Мара, но было уже поздно.
  
   Я буквально залпом всосал эту жидкость со своих ладоней, с жадностью проглотил её и уже потом осознал невыносимую острую горечь и остроту, которой как огнём обожгло мне рот. В первые мгновения эти ощущения стали для меня настоящим шоком. Я был ошеломлён и обескуражен таким неожиданным вкусовым эффектом и его расхождением с моими ожиданиями, в которых я был просто железобетонно уверен. Но потом горло моё и желудок охватило тепло, которое распространилось по всему телу, вернулось в рот и дало всплеск очаровательного послевкусия, заставившего меня трепетать и блаженствовать. Это было и сладко, и мятно, и неописуемо вкусно. Я испытал новое, уже приятное потрясение, сравнимое по силе с вкусовым оргазмом. В теле распространилась ватная слабость, мышцы перестали слушаться, и я обессиленно опустился грудью на шею коня, обнимая её руками.
  
   - Ну и зачем ты это сделал, дурак? - поинтересовалась сёкая, в голосе которой уже заметно убавилось беспокойства.
  
   "Ка-а-айф!" - мысленно простонал я, чувствуя себя так, будто растекался лужицей от блаженства, превращаясь постепенно в бесформенную массу.
  
   - Ещё бы, - хохотнула Мара, - коли ты слизал сумасшедшую дозу особого афродизиака орков. На людей он действует как сильная дурь. Даже капелька этой жидкости вызовет у мужчины острое возбуждение и долгий стояк, а ты выпил, наверно, раз в сто больше. Но на вкус человека этот сок просто невероятно омерзительный, так что мало кто отважится принять даже парочку капель, потому что у большинства людей даже от такого мизерного его количества желудок вывернется наизнанку, выплеснув наружу всё его содержимое вместе с непотребным зельем.
  
   "Очень вкусно", - мысленно возразил я, и сёкая задумалась.
  
   - Интересно, - сказала она через несколько секунд. - Вероятно, это эффект самого наркотика. Возможно, в больших дозах он изменяет вкусовое восприятие. Хе-хе, забавно. Ты, выходит, теперь один из немногих человеческих париев, способных проглотить зелёную кончу орчанок.
  
   "Разве? - удивился я. - А я считал, что уже второй зелёный лист исправляет вкусовое восприятие так, что куни в принципе не может быть неприятным".
  
   - А про куни я и не говорила ничего. Ты можешь спокойно делать куни хоть орчанкам, хоть эльфийкам, хоть другим разновидностям женщин и ничего невкусного не почувствуешь.
  
   "Даже если орчанка кончит этим своим афродизиаком?"
  
   - А она не кончит, - ответила Мара. - Вернее, кончит без эякуляции. В состоянии хотелки эта особая железа орчанок, вырабатывающая афродизиак, блокируется зелёным удовольствием, поэтому никаких вкусовых проблем человеку не создаёт. Но вот уже после удовлетворения желания, если тот продолжит у орчанки клитор сосать, тогда да, получит струйку отвратной жидкости прямо в рот. Этот специфический для орков вид сексуальной разрядки не сопровождается выбросом энергии блаженства, поэтому никого в пария не обратит и запретным удовольствием не считается. Мужчины-орки, кстати, спокойно могут переносить вкус эякулята своих женщин и не чувствуют в нём ничего противного. Однако и вещество сиё не действует на них так же сильно, как на людей.
  
   "То есть ты хочешь сказать, что орки могут делать куни своим женщинам без страха обратиться в пария?" - удивился я.
  
   - Только после того, как хотелка у супруги будет удовлетворена, - пояснила сёкая. - Часа полтора-два длится безопасный срок, во время которого орчанка может кончить "по-мужски", без выброса энергии блаженства. А ещё, если не ртом её ласкать, а руками или... чем-нибудь другим. Тогда тоже может быть оргазм с эякуляцией через клитор. У орчанок есть особая железа, которая вырабатывает афродизиак. От неё тянутся канальчики к клитору и его головке. При стимуляции клитора эта железа начинает активно вырабатывать сок и набухает. Орчанка при этом испытывает специфическое ни с чем не сравнимое удовольствие, которое существенно отличается по ощущениям от запретного, но вполне соизмеримо с ним. И когда она достигает оргазма, скопившееся вещество движется по канальчикам и выстреливает наружу через головку клитора, принося своей хозяйке острое блаженство.
  
   Этот механизм разрядки действовал ещё до "Большого излома", после которого появились запретные удовольствия. Потом он слегка модифицировался, согласуясь с выработкой энергии блаженства. Зелёная энергия стала его конкурентом, и она затормаживает работу особой железы орков, а голубая - наоборот, усиливает этот механизм и делает удовольствие от него сильнее. Но элитных париев с голубой веточкой не так уж и много, поэтому оральный секс чаще всего сопровождается выработкой зелёной энергии, которая притормаживает работу железы. В состоянии хотелки при стимуляции ртом та вообще как бы засыпает и не реагирует на раздражители. Ну а если орчанка недавно удовлетворила запретное желание, и энергия блаженства её ещё не успела восстановиться, то она может испытать эякуляцию даже от куннилингуса, которая, кстати, получится более мощной, чем при других ласках клитора.
  
   "Почему?"
  
   - Потому что во время куни зелёная энергия блаженства всё равно будет немножечко вырабатываться и тем самым станет притормаживать особый оргазм орков. В результате этого, афродизиака накопится больше и разрядка получится сильнее, с более мощным выбросом сока. Ты обратил внимание, что у орчанок крупные клиторы? Это особенность их вида. Клитор содержит в себе каналы для вывода афродизиака, а его эрекция и укрупнение способствуют их расширению, так что густой сок гораздо легче выводится наружу. Поэтому большие размеры клитора способствуют этой функции.
  
   "А зачем она вообще нужна с точки зрения природы?"
  
   - У орков более сложная система зачатия. Орчанке, чтобы забеременеть, требуется очень много спермы от мужчины. Ну и афродизиак стимулирует её быструю выработку и большое количество.
  
   "Ты же говорила, что у орчанок и во влагалище вместе со смазкой вырабатывается афродизиак. Его разве недостаточно?"
  
   - У того вещества совсем другое действие. Оно на репродуктивную функцию не влияет, только лишь эрекцию обеспечивает.
  
   "Охренеть! Эти орки просто ходячие химические лаборатории. И феромоны у них, и афродизиаки. Да ещё двух сортов!"
  
   - На самом деле таких веществ гораздо больше, - заверила меня сёкая. - И что интересно, эффективнее всего они действуют на людей. Поэтому ваш вид и является для орков особым сексуальным лакомством. Ещё до "Большого излома", когда женщины не были доминирующим полом, кочующие племена орков совершали набеги на людские поселения и брали пленников в сексуальное рабство. Орчанки даже тогда в среднем отличались заметно большей сексуальностью, чем их мужчины. Эта особая железа во время течки работала непрерывно и создавала эффект, похожий на теперешнюю хотелку. Орчанка часто пребывала в состоянии сексуального возбуждения и испускала феромоны, подчиняющие мужчин. Да, в такие моменты даже более слабая, чем самец, самка становилась альфой и доминировала над мужем, каждый раз выкачивая из него море семени.
  
   "И как же она брала над ним верх?" - полюбопытствовал я.
  
   - Хи-хи, тебе так интересно? - рассмеялась Мара. - Ну если коротко, то так же, как самцы в природе. Вставляла свой большой клитор мужу в зад, трахала его и кончала ему в попу. После этого мужчина подчинялся блаженством и становился слабее её. Так что она могла делать с ним, что хотела.
  
   "И здоровенный орк позволял себя трахнуть в попу?"
  
   - Чаще всего у орчанок течка ночью начиналась. Вот так уснёшь с любимой жёнушкой, не подозревая ни о чём, а проснёшься уже от того, что она твой чёрный ход инспектирует. Кончают они очень быстро. Так что и моргнуть не успеешь, как получишь струйку афродизиака в зад.
  
   "А если муж всё же успеет отбиться?"
  
   - Ну тогда орчанка вцепится в него мёртвой хваткой и начнёт усиленно феромоны испускать, пока благоверный не будет одурманен её запахами. После этого она его всё равно трахнет. И может даже не один раз. А потом со вкусом примется выкачивать из него сперму своей ненасытной вагиной. Понимаешь теперь, что сексуальный раб в доме в таких ситуациях очень кстати. Можно подсунуть его озверевшей жене, а самому слинять куда подальше. Ну и вернуться уже примерно так через полчаса. К тому времени супруга либо уже сбросит пар, либо будет настолько увлечена процессом, что ничто другое её не станет занимать.
  
   С человеческими мужчиной или женщиной ещё до "излома" любая орчанка могла справиться сразу, не дожидаясь, пока её феромоны подействуют. В те времена даже представительницы слабой половины зелёного народа были гораздо сильнее людей, хоть мужчин, хоть женщин. Поэтому легко одерживали над ними верх в постели. Женщин они шпилили клитором в попу до посинения. И это отлично снимало желание. А у мужчин можно было ещё и сперму откачать. Так что молодые человеческие юноши пользовались у орчанок тогда большим спросом. Афродизиак, вырабатываемый ими, попадая в анус человеку, вызывал у того острое парализующее блаженство. А зелёным дамам очень нравилось видеть, как юноша или девушка томятся под ними. Их это ещё сильнее возбуждало, и они продолжали анальный секс снова и снова. Пока неугомонная железа не переставала вырабатывать новые соки. С мужчиной можно было также перейти на вагинальный секс и насытить удовольствие его спермой.
  
   "А забеременеть орчанки от людей не могли?"
  
   - Могли, - подтвердила Мара. - Но для этого надо было раз десять повторить цикл: засадить клитор в попу, впрыснуть в неё афродизиак, захватить член влагалищем и высосать сперму из члена в матку. Только тогда зачатие могло состояться, когда семени скапливалось много. Ну а если хотелось просто развлечься, четырёх-пяти таких итераций было вполне достаточно, чтобы желание угомонить. Другое дело орчанки-подростки, которые в период полового созревания от четырнадцати до восемнадцати лет могли трахаться хоть целый день. Правда, они ещё сперму не принимали и просто штырили людей в зад.
  
   "Охренеть! - поразился я. - Не хотел бы я оказаться рабом у орчанки".
  
   - Ну, ты как бы уже оказался, - хихикнула Мара. - Подставил Тарне зачем-то руки, позволил ей испытать такие же ощущения, как при анальном сексе с мужчиной. Естественно, она теперь будет косо смотреть на твою попку и когда-нибудь к ней точно пристроится.
  
   "Погоди! Я не хочу!"
  
   - Хе-хе, а кто тебя, раба, спросит. И потом, стоит тебе хотя бы один раз принять сзади струйку афродизиака орков, как все твои страхи мигом улетучатся, будешь потом сам задницу свою подставлять.
  
   "Нет! Не хочу! Мариша меня защитит!"
  
   - Тут ты, пожалуй, прав, - согласилась сёкая. - Она очень ревностно относится ко всем твоим девственностям, в том числе и к анальной. Так что пока сама тебя в попу не отымеет, никого другого не подпустит к тебе с этого ракурса, потому что захочет быть первой.
  
   "А это случится нескоро, - мысленно выдохнул я. - Верно ведь?"
  
   Но дух мне не ответила. Я подождал ещё немного и спросил:
  
   "Эй, Мара, ты меня слышишь?"
  
   - Да, - послышался тихий ответ будто бы издалека. - Подожди немного, нас остальная группа догнала, и я сейчас с Маришей разговариваю.
  
   "И почему я её не слышу?"
  
   - Потому что тело твоё в отключке находится после приёма наркотика, и только моими усилиями ты ещё пребываешь в сознании. Подожди немного. Я поговорю с хозяйкой, доложу ей результаты твоего взаимодействия с Тарной и сообщу тебе её решение.
  
   Как потом выяснилось, весь рассказ Мары об орках и наше с ней обсуждение этой расы в реальности заняли не более тридцати секунд. Примерно столько времени попутчикам хватило, чтобы догнать ускакавшую вперёд Тарну. Сёкая телепатически отчиталась перед Маришей о происшедшем, сообщила, почему я нахожусь без сознания, и заверила её, что со мной всё в порядке. Потом она рассказала о результатах своего наблюдения за тем, как энергия блаженства орков влияет на мою ауру, и вместе они пришли к выводу, что моим веточкам контакты с орчанками не повредят. А потому и Тарна может быть допущена в круг моих пользовательниц.
  
   Остальные попутчицы тоже обеспокоились моим состоянием и были поставлены в известность, что мне хватило дурости проглотить легендарный афродизиак орков. Да-да, именно его, ту самую препротивную для людей жидкость, которую я преспокойно слизал и теперь закономерно дрых, пребывая в наркотическом опьянении. Тарна была смущена и расстроена тем, что невольно спровоцировала моё теперешнее состояние, но Мариша сказала, что ни в чём её не винит и никакой особой беды в случившемся не видит.
  
   Осталось только решить, что со мной делать. Оставить ли без сознания до города или разбудить с помощью магии. Но в последнем случае мне предстояло томиться от неудовлетворённого сексуального голода до конца нашего путешествия, потому что делать остановку ради очередного разврата было уже некогда. Ратуша могла закрыться к нашему приезду, и это отсрочило бы оформление документов на меня и Саню до следующего утра.
  
   - Если его в городе разбудить, - заметила Лика, - то толку от этого тоже не будет. Подтвердить добровольность своего обращения парий сможет лишь в том случае, когда находится в трезвом уме и в твёрдой памяти, а иначе его даже слушать не станут. В итоге нас опять отправят до следующего утра. Так не лучше ли рискнуть сейчас и попробовать привести Димчика в чувство по-быстрому, - предложила она. - Может быть и успеем попасть в город до закрытия ратуши.
  
   - Нет, не успеем, - покачала Мариша головой. - Уж больно большую дозу наркотика он проглотил. Подозреваю, что откачивать его придётся долго.
  
   - Я могла бы заняться "лечением" на скаку, - скромно предложила Тарна. - Глядишь, когда доберёмся до Лисана, Дима и протрезвеет.
  
   Амазонки тут же устроили галдёж, что это, дескать, несправедливо и наглая орчанка всё удовольствие хочет захапать себе. Но Тарна напомнила им, чем сами возмущающиеся занимались во время привала, и предложила засунуть им такую справедливость себе в зад. Спор, едва не перешедший в потасовку, Мариша пресекла и в единоличном порядке приняла предложение орчанки, а амазонкам сказала, что, дескать, если кто и остался больше всех обделённым, то именно она, а потому недовольным следует иметь совесть и не наглеть.
  
   Тарна, естественно, была очень рада такому решению. Прямо на виду у своих соперниц она пересадила меня к себе лицом, расстегнула мою ширинку на штанах и, наслаждаясь своим превосходством, выпустила на свободу мой эрегированный член. Амазонки сердито "испепелили" её своими взглядами и умчались вперёд, чтобы не давать оппонентке ещё больше пищи для злорадства.
  
   Естественно, я ничего этого увидеть бы не сумел, если б Мара не позволила мне смотреть глазами Мариши. Впрочем, моя хозяйка тоже не стала предаваться созерцанию и ускакала следом за амазонками. Поэтому я не увидел, как Тарна пристёгивает меня к себе ремнём и осуществляет стыковку. Первым ощущением моим стало острое тягучее блаженство, резкими импульсами распространяющееся от паха во всех направлениях моего тела. А потом я осознал себя в крепком захвате и то, что орчанка грубо трахает меня на полном скаку, насаживаясь влагалищем на мой окаменевший от возбуждения орган. И столько хищной жадности было в этих её движениях, что я буквально вспыхнул от восторга, переживая яркое психологическое удовольствие.
  
   Однако счастье, увы, редко бывает долговечным, и я сумел убедиться в этом уже через полчаса конно-ездового траха, после того как кончил третий раз подряд и понял, что до города в таком режиме просто не доживу. Ладно бы я истощился и не мог больше кончать. Скорее всего в этом случае член мой просто бы потерял эрогенную чувствительность, а если бы и сохранял эрекцию из-за афродизиаков, то чисто механически. И в таком случае можно было бы не обращать внимания на то, что там происходит в моём паху.
  
   Но нет же! Проглоченное зелье орков превратило меня в настоящий завод по производству спермы, которая полностью восстанавливалась через каких-нибудь десять-пятнадцать минут. А ощущения блаженства, вызываемые фрикциями, ну ни капельки не ослабевали. Наоборот, чем дольше длился секс, тем острее становилось удовольствие. Я уж молчу о том, что бессовестная сёкая транслировала мне каждый оргазм орчанки, который ощущался даже сильнее, чем мой собственный.
  
   К концу первого часа этого сумасшедшего секса я чувствовал себя крайне истощённым и физически, и психологически, но финала своему истязанию не видел. И вот я снова чувствую тянущее болезненное напряжение, которое разрастается в моём теле как мыльный пузырь, а потом закономерно лопается и наполняет каждую клеточку организма острым кайфом. И я уже не могу определить, кто в этот раз кончил, Тарна или я.
  
   Однако в этот раз сладостное чувство не развеялось и не трансформировалось в отпущенную пружину, которая стала по-новой сжиматься. Оно словно окутало меня нежной шубкой и погрузило в мягкий релакс. Я больше не чувствовал неугасаемого зуда в паху и резких пронзительных всплесков удовольствия, больше не изнемогал от острых ощущений, хотя и продолжал воспринимать ритмичные толчки орчанки, которая увлечённо насаживалась на мой эрегированный орган, блаженствуя от его твёрдости и восхитительного трения плоти. Ощущения мои стали очень умеренными и постепенно притуплялись, неся моему телу покой. И даже оргазм, от которого затряслась Тарна, жёстко стискивая и засасывая влагалищем мой член, будто бы окатил меня тёплой волной снаружи и проследовал дальше, постепенно удаляясь.
  
   - Ну всё, - констатировала Мара. - Афродизиак в твоём теле полностью переработался. Дальше "лечить" тебя уже нет нужды, но подозреваю, что орчанка, хе-хе, будет не прочь тебя и "вхолостую" потрахать.
  
   "Ох, нет", - мысленно простонал я, а потом и вслух взмолился:
  
   - Тарна, пожалуйста, хватит, остановись, я уже, кажется, в норме.
  
   Орчанка слегка отстранилась, заглянула мне в глаза и удовлетворённо сказала:
  
   - Очухался, птенчик. Хах, как хорошо! Ну ладно тогда, отдохни. Она отодвинулась, слегка привстала в стремени и выпустила моего приятеля из влагалища.
  
   "Слава богу!" - подумал я и, благодарно обняв сильное тело орчанки, стал быстро проваливаться в сон.
  
   Не знаю, сколько я отдыхал, мне показалось, что совсем недолго. Вот только уснул, и меня уже будят.
  
   - Проснись, - потребовала орчанка, слегка встряхивая меня за плечи. И стоило мне разлепить сонные глаза, как она приподняла меня над седлом, удерживая под мышки и, опустив вниз, поставила ногами на землю.
  
   - Приехали? - спросил я и зевнул.
  
   - Короткий привал, - лаконично ответила Тарна, спрыгивая рядом.
  
   Я осмотрелся и увидел, что компания наша остановилась на какой-то поляне и попутчицы тоже спешиваются и привязывают лошадей. А потом Селина вдруг задрала юбку, открывая свои розовые трусики, и, отодвинув в сторону полоску ткани, непринуждённо присела на корточки прямо там, где стояла, в каких-то двух-трёх метрах от меня. Подняв взгляд, она увидела, что я смотрю на неё, и спросила:
  
   - Что-то не так?
  
   - А... н... нет, - сказал я, заикаясь от смущения. - Ч... что ты делаешь?
  
   Вопрос, конечно, получился глупым в данной ситуации, но я просто поверить не мог, что женщина вот так просто, при мне, не смущаясь, может справить нужду.
  
   - Писеть хочу, - ответила амазонка как ни в чём не бывало.
  
   - О! Точно! - хихикая, заявила Мариша. - Нашему Димочке ведь очень нравится смотреть, как женщины писеют.
  
   Услышав, что интимный секрет мой вот так легко выдают сразу целой компании людей и трём сказочным созданиям, я испытал панику и слабость в коленках.
  
   "Ох! Господи! Ну зачем она так?! - мысленно захныкал я. - Ещё не хватало, чтобы меня извращенцем считали!"
  
   - Это правда? - переспросила Селина, с интересом глядя на меня снизу-вверх. - Если нравится, то смотри. Хочешь, можешь поближе подойти, чтобы лучше было видно.
  
   Настроившись на жёсткое отрицание с яростным мотанием головой и праведными ударами себя кулаком в грудь, я замер с приоткрытым ртом.
  
   "Серьёзно? - не поверил я своим ушам. - Она что, мне сама посмотреть предлагает? Я ведь не ослышался, нет?"
  
   - Ч... что? - переспросил я на всякий случай.
  
   - Ох, ты, наверное, ещё не проснулся, - рассмеялась Селина и, весело глядя на меня, погладила белые волосики на своей киске. - Если так нравится это зрелище, то не стесняйся, подсаживайся поближи и смотри. Хочешь, можешь даже прилечь рядом, если не боишься, что тебя зацепит. Или наоборот? Тебе хочется, чтобы я попала в тебя?
  
   При этом она слегка откинулась назад и изменила наклон бёдер, нацеливая своё природное оружие на меня.
  
   - Хи-хи, а давайте все вместе Димочкина обсикаем, - предложила Лика, обнимая меня за шею сзади и прижимаясь к моей спине грудью, а к ягодицам лобком. В общем, очень так эротично она прижалась. Настолько эротично, что у меня немедленно стало тесно в штанах.
  
   - Эй-эй, ну хватит, - сказала Мильтрель, взяв меня за руку, и я невольно вздрогнул, ощутив мощный зелёный и оранжевый потенциал. - Может вы не понимаете, девчонки. Но я не могу ждать, пока вы наиграетесь.
  
   - Ой, извини, забыла, - откликнулась Лика и отпустила меня. - Конечно, это святое дело, он твой.
  
   Селина вдруг вернула полоску трусиков на место и поднялась, одёргивая юбку.
  
   - Я подожду, - сообщила она, глядя на меня с хитрой улыбкой. - Пока ты освободишься.
  
   А Мила уже подтягивала меня к себе за руку, нетерпеливо подёргивая длинными ушками, а потом, надавив на плечи, заставила встать на коленки перед ней.
  
   - Эльфы любят полное обслуживание, - подсказала мне сёкая. - Трусики с неё ты должен сам снять. Потом обязательные поцелуйчики в писечку, облизывание губок, клитора и нежные ласки до самого конца, пока она не схватит и не зажмёт твою голову между своих ног.
  
   "Спасибки", - поблагодарил я духа за подсказку и, посмотрев на эльфийку снизу-вверх, встретился с её пылающими от желания глазами. Ну вот, пришло время действовать. Я с замиранием сердца приподнял подол зелёного платья девушки и увидел основательно намокшие зелёные трусики. Мне представилась возможность доставить удовольствие легендарной эльфийке, сказочному, мифическому существу, и от предвкушения этого таинства душа моя переполнилась восторгом.
  
   Аккуратно взявшись за резинку трусиков, я потянул их вниз и спустил вдоль ног остроухой девы, оголяя её интимное место. Господи! До чего же волнительно было смотреть на миленькие половые губки лесной красавицы, порозовевшие от возбуждения и блестящие от влаги, покрытые едва заметным белым пушком. Я ещё тянул вслепую мокрую от смазки ткань нижнего белья к стопам Милы, но уже касался губами её сказочных долек. Испытывая, наверное, благоговение набожного человека, прикасающегося устами к святыне, я начал свою торжественную службу и отдался ей всей душой.
  
   Знаете, а я ведь не смогу толком описать, что дальше делал и как долго это продолжалось. Я словно в гипнотический плен попал и погрузился в транс. Я упивался интимным поцелуем, наслаждался им, пока не почувствовал что-то вроде удара высоковольтным напряжением, от которого тело моё не болью пронзилось, а блаженством. Эльфийка оказалась поистине электрическим созданием и кончала в меня своим волшебным током. А под конец в меня хлынула заряженная электричеством терпкая жидкость, но у меня язык бы не повернулся назвать её мочой, потому что рот мой будто божественным солоноватым нектаром оросило. Ну да, нектар обычно сладким бывает, а этот оказался горьковато-солёным, но нектаром он от этого быть не перестал, вызывая райские ощущения.
  
   Какое-то время я витал в облаках, видя лишь оранжевую пелену перед глазами, и чувствовал, как электрическая жидкость в моём желудке продолжает покалывать меня микроразрядиками изнутри. А потом марево слегка развеялось, и я ощутил вдруг, что лежу голой спиной и задницей на влажной траве, а надо мной, заключив меня в своеобразный круг, стояли мои попутчицы, которые зачем-то приподняли свои платья и держались пальцами за промежности, раздвинув ими в стороны свои половые губки.
  
   Сперва я не особенно понял, что происходит. Как говорил один мультяшный персонаж: "Они заряжают пушку. Зачем?.. А-А-А!!! ОНИ БУДУТ СТРЕЛЯТЬ!!!" И вот едва меня озарила эта же самая мысль, сверху ударили золотистые струи и залили пахнущей парным молоком горячей жидкостью с ног до головы. Ох! Да! Они стали стрелять. Но более приятного и восхитительного обстрела я ни разу доселе не испытывал в своей жизни.
  
   В общем, вот в таком ключе и прошёл наш заключительный короткий привал перед въездом в город. И, надо сказать, что он привёл меня в чувство самым кардинальным образом. Сперва электротерапия от эльфийки, потом водные процедуры, в процессе которых все девушки, кроме Милы и Виктории, пометили меня своими запахами. Первая уже избавилась от избытков воды в организме, пока получала оранжевое удовольствие, а вторая предпочла воспользоваться новой игрушкой, устроив сеанс золотого дождика в рот любимому эльфу.
  
   Ну а мне ещё предстояло после естественных водных омовений испытать "волшебную стирку", в процессе которой мастер-треугольник продемонстрировала всем, как с помощью магии воды можно быстро и качественно отмыть обоссаного свинёнка в отсутствии поблизости каких бы то ни было водоёмов. И должен сказать, что прохладный водный вихрь, окутавший моё тело и стремительно очищающий его, окончательно меня взбодрил и наполнил энергией.
  

Глава 19. Замок волшебницы и его хищные обитатели

К содержанию

   Остаток пути до города я проделал в бодром расположении духа, осматривая окрестности с большим любопытством. И примерно через пятнадцать-двадцать минут увидел в отдалении каменную стену довольно крупного города, окружённую по периметру рвом, заполненным водой.
  
   Это было необычное поселение. С одной стороны, оно напоминало средневековое и имело характерную для средних веков защиту, а с другой - домики за крепостной стеной, мастерские и лавки были выстроены в довольно эргономичном современном стиле, а некоторые даже имели световую иллюминацию, предназначенную для привлечения клиентов, которая, впрочем, не на электричестве работала, а на магической энергии.
  
   Заплатив пошлину и проехав через городские ворота, мы тут же направились к Ратуше, до закрытия которой оставалось чуть более получаса. Но Марише меньше времени потребовалось, чтобы уладить разного рода формальности со мной и Саней. Так что уже через пятнадцать-двадцать минут мы двигались к центральной площади, на которой располагался портал. Тот был, конечно же, разряжен недавним использованием, и перед ним скопилась небольшая очередь, предполагающая получасовое ожидание. Именно тогда мне в спокойной обстановке удалось рассмотреть улицы города, его здания и жителей, одетых как в простые, так и в дорогие одежды.
  
   И вот мне сложно было понять, средневековые они или нет, потому что многие повседневные наряды вполне бы могли сойти за простенькую одежду из нашего мира. Женщины носили платья с короткими подолами выше колен, мужчины - свободного покроя штаны и рубашку (примерно такие же были сейчас и на мне). Ну и женщин на улицах было гораздо больше. Это первое, что бросалось в глаза.
  
   Конечно, мне встречались и воительницы в латах, но, как подсказала сёкая, то были в основном городские стражники, а воинская элита - амазонки и воины, использующие дао и энергетику своего тела, - редко когда отягощали себя металлическими доспехами, существенно снижающими их скоростные возможности. Ринка сказала мне, что амазонки, начиная с четвёртого дана, могут уклоняться от стрел, ловить их руками или отбивать мечом, а с третьего - способны предчувствовать опасность, что позволяло им вовремя активировать магическую защиту, с успехом заменяющую доспехи, но требующую подпитывания маной от специальных энергокристаллов. Ну а против воинов седьмого дана и выше стрелковое оружие становится недейственным, потому что они способны отклонять полёт стрел и арбалетных болтов, так что те пролетают мимо цели.
  
   - Джедаи, - сказал я тогда с улыбкой, полагая, что пошутил, но Ринка подумала немного и на полном серьёзе кивнула.
  
   Пока мы ждали своей очереди, Тарна и Мильтрель отвели большую часть лошадей в конюшню. Оставили лишь тех, на которых ехали сами. Как оказалось, в этом мире держатели конюшен продавали и покупали лошадей по фиксированным ценам. Что позволяло им на этом зарабатывать, а путешественникам не тратиться на приобретение постоянного транспортного средства и его содержание, когда оно не было нужно. Таким образом, две коняшки и девять путешественников смогли разместиться в портале и отправиться в поместье Мариши с помощью одной активации врат.
  
   Дом у моей магессы оказался здоровенным. Собственно, это не просто дом был, а настоящий замок, который тоже укреплялся крепостной стеной и рвом, способными выдержать нападение и осаду. Магические врата располагались на центральной площади перед особняком. В замке имелись конюшни, жилые помещения, кухня, лаборатория, мастерская, кузня, оружейная и огромная библиотека. А возле замка - сад и даже горячие источники. А ещё имение было населено многочисленными слугами, численностью более сотни человек, большинство из которых при необходимости отлично обращались со стрелковым и холодным оружием, поэтому могли встать на защиту своего дома. Тем не менее основными его защитниками были подруги Мариши: три мастера-треугольника и один грандмастер-квадрат, которые совместными усилиями могли положить практически любую по численности банду разбойников. А при нападении сильных магов - успешно продержаться до прибытия подкрепления. Во время войны требовался, конечно же, значительно более усиленный гарнизон, но в мирные времена и такого рода защита была вполне достойной. Немногочисленные разбойничьи банды, которые периодически уничтожала регулярная армия Империи, просто не рисковали нападать на владения, защищённые столь сильными магессами.
  
   Ну и, естественно, в замке имелись парии. Занимаясь работорговлей, Мариша оставляла себе, а точнее своей прислуге, тех подневольных людей, которые могли пополнить ряды слуг и хорошо справлялись с домашней или мастеровой работой. Всего в замке жило шесть женщин и четырнадцать мужчин с разным набором зелёных и оранжевых листиков. Ну а магессам прислуживал один элитный юноша с пятью зелёными, четырьмя оранжевыми и двумя розовыми листочками. Собственно, эта приманка и стала одним из факторов соблазна, подвигнувшего трёх весьма сильных магесс и одну очень сильную поселиться в замке и охранять его. Если не считать, конечно, житейского комфорта, богатой библиотеки и возможности заниматься магической практикой, приносящей доход.
  
   Правда, государственный налог на владение элитным парием магессам приходилось делить между собой. Но пятая часть этой суммы была совсем не накладной для каждой из них. Тем более что Марише удалось договориться с властями Империи о дополнительном трёхкратном снижении налога благодаря тому, что она разрешала любой служанке своего замка один раз в месяц воспользоваться услугами этого элитного юноши.
  
   Горячие источники являлись, конечно же, отдельной достопримечательностью имения и поддерживались усилиями квадрата и одного из треугольников, владеющей магией огня, земли и воды. Примерно три четверти термальных водоёмов были доступны для слуг, ну и имелась, конечно же, выделенная территория, которой пользовались только магессы, а также привлечённые для услаждения их аристократических тел парии, ну и высокие гости дома Моорхарт, приглашённые самой хозяйкой.
  
   Попав в замок Мариши, я был очень впечатлён его размерами, внутренним убранством и великолепным садом цветущих и фруктовых растений, занимающим более половины территории, огороженной крепостной стеной. Потом нас с Саней вкусно покормили. Правда, отдельно от остальных. Мариша объяснила, что не хочет сегодня показывать меня своим подругам-магессам, потому что их любопытство может обернуться дополнительными сексуальными нагрузками на моё уставшее за долгий день тело. Так что если я хочу нормально отдохнуть, то мне лучше не светиться лишний раз в общей трапезной и покушать на кухне. Тем более что париям не положено есть за одним столом с аристократами и нас с эльфом в лучшем случае ждёт место за отдельным столом, а в худшем - на полу, возле ног хозяек.
  
   Мне, честно говоря, совсем не хотелось есть на полу, но в остальном порядки Валенсии меня не обижали, поэтому я спокойно согласился на предложение Мариши. Вика своего эльфёнка тоже отпустила, правда очень неохотно. И уже через полчаса, когда ужин закончился, прибежала за ним с целью забрать с собой.
  
   - Ты как? - спросила она меня, останавливаясь уже в дверях кухни. - Не хочешь с нами? Мы всей компанией на источники идём, чтобы расслабиться после долгой дороги. Там должно быть круто, и тебя точно пустят.
  
   - По рукам, - хихикнув, добавила Мара, как бы заканчивая фразу Виктории. - Но если тебя не пугает групповушка из девяти участников или может быть даже из четырнадцати, то соглашайся.
  
   - Э-э-э... нет, извини, - ответил я сибирячке. - Как-нибудь в другой раз, сейчас я слишком устал для такого времяпровождения.
  
   - Смотри, там бы как раз и отдохнул, - сказала собеседница и скрылась в проёме двери, утаскивая за собой бедного Саню. Впрочем, ему сегодня не так уж и много досталось. Ничего с ним не сделается.
  
   Я остался один и задумался, чем заняться мне в незнакомом доме, в котором ни фига не ориентируюсь и не знаю местных порядков.
  
   "Может, действительно стоило вместе с Викой пойти?" - подумал я.
  
   - Ещё не поздно её догнать, - сказала сёкая. - Я знаю, как на источники пройти.
  
   "Так ты в курсе, что и где здесь находится?"
  
   - Не совсем. Точнее, совсем не в курсе. Но я всегда смогу найти Маришу, где бы та ни была, потому что у неё вторая часть кольца.
  
   "Ясно".
  
   - А ещё я чувствую живых существ и смогу свести тебя с местной служаночкой, которая всё тебе объяснит и отведёт, куда ты захочешь.
  
   "Ух ты! А это уже интересно!"
  
   - Ну что, пойдём? Хи-хи, я как раз чувствую одну неподалёку.
  
   "И почему у тебя вдруг такой пошленький голос стал?"
  
   - Ге-ге-ге, очень интересную девушку я почуяла. Но я уверена, что она поможет тебе освоиться в новом доме. Нужно только правильно с ней сойтись.
  
   "И что мне делать?"
  
   - Для начала просто встретиться.
  
   "Хорошо, куда идти?"
  
   - Выходи из кухни, - промурлыкала очень довольная Мара, - а потом из дома. Я буду тебя направлять.
  
   В общем, следуя распоряжениям Мары, я очень скоро оказался в пышном благоухающем саду и, двигаясь между деревьями, откровенно наслаждался окружающими меня красотами и пьянящими ароматами. Ещё через пару минут я увидел молодую симпатичную брюнетку в одежде горничной. У неё была короткая стрижка под каре и большая грудь размера так четвёртого, натягивающая синюю ткань платья над белоснежным передником. Незнакомка явно куда-то спешила, но, увидев меня, заинтересовалась, притормозила и приблизилась. Именно тогда я понял, что девушка эта очень напоминает мне Сиесту из анимэ про бездарную Луизу. Такие же большие синие глаза, похожая прическа, милая и обаятельной улыбка.
  
   0x01 graphic
  
   - Парий, - коротко констатировала она, тепло улыбаясь и скользя взглядом по моей шее. - Раньше я тебя не видела. Новенький, видимо?
  
   - Да, я сегодня приехал с...
  
   - Разве я разрешала тебе говорить? - сказала она всё тем же мягким участливым тоном, но от хищного взгляда её синих глаз у меня холодок пробежал по спине.
  
   "Господи, Мара! Ты к кому меня привела?!"
  
   Дух же в моей голове гулко захохотала с азартными подвываниями.
  
   - Ая-яй, какой невоспитанный раб, - продолжила девушка с искренним сожалением и грустью в голосе. - Придётся тебя наказать. Пошли за мной.
  
   Она развернулась на каблучках и направилась к дому, не глядя на меня, словно уверена была, что я безропотно послушаюсь.
  
   "Может ноги сделать?" - подумал я.
  
   - Ни в коем случае, - предостерегла сёкая. - Всё равно догонит, и тогда только хуже будет.
  
   "Бли-и-ин!" - я двинулся вслед за незнакомкой, и та, искоса глянув на меня через плечо, удовлетворённо улыбнулась.
  
   Мы пришли в пыльное подсобное помещение, напоминающее кладовую, заставленное открытыми полками, с какими-то старыми вещами. Девушка заперла дверь изнутри на засов и провела меня через ряды шкафов к задней стене. Там оказалась ещё одна дверь, которую она открыла ключом и пригласила меня войти в маленькую комнатку, большую часть которой занимала стоящая вертикально массивная деревянная рамка с вбитыми в неё металлическими скобами и продетыми сквозь них прочными верёвками.
  
   - Встань сюда, - указала девушка под рамку, - руки в стороны.
  
   "Зачем?" - хотел спросить я, но Мара меня опередила.
  
   - Лучше слушайся, - посоветовала она. - Но можешь бояться. Она это любит.
  
   Вздохнув, я встал, куда было указано, и развёл руки, изображая букву "Т". Девушка тут же набросила петли на мои запястья и, потянув за верёвки, растянула их в стороны. А потом она стала быстро вплетать меня в рамку с ловкостью паука, набрасывая на моё тело всё больше и больше верёвок. Не прошло и пары минут, как я оказался подвешенным в рамке, как муха, прилипшая к паутине.
  
   "Какого хрена она делает?" - заволновался я.
  
   А брюнетка уже раздевалась, стягивая с себя платье горничной и пожирая меня плотоядным взглядом. Надо сказать, что на Сиесту она не перестала походить, но хищное выражение лица самым необычным образом трансформировало её обаятельный облик, придавая ему опасную экзотическую красоту.
  
   Девушка разделась догола, нимало не смущаясь наготы, покрасовалась передо мной, а потом запрыгнула на "паутину", и все верёвки, затянувшись, разом сдавили моё тело со всех сторон, существенно затрудняя дыхание.
  
   - Оу, тебе больно? - спросила она участливо. - Тяжело дышать? Ничего не поделаешь. Таково наказание.
  
   "Господи, она меня задушит!"
  
   Но брюнетка слегка переступила, приподнимаясь чуть выше, и верёвки ослабли, позволяя мне судорожно набрать полную грудь воздуха. Двигаясь по верёвочным перекладинам, девушка самым разнообразным образом сдавливала меня, показывая, что отлично разбирается в этом плетении и все ощущения мои находятся в полной её власти. Приблизившись губами к моему рту, она жадно приникла к нему и поцеловала, до боли прикусывая мне губы и язык. И одновременно я почувствовал в ней огроменный заряд, переливающийся зелёными и оранжевыми всполохами.
  
   "Хотелка! - догадался я. - Ей требуется запретное удовольствие!"
  
   Вот только в глазах моих стало темнеть от нехватки кислорода. Крепко сдавливающие меня петли не давали возможности толком вздохнуть. Тем не менее мучительница не позволила мне потерять сознание. Она прервала поцелуй, снова переступила ногами, и путы ослабли, так что я судорожно задышал, обжигая себе лёгкие кислородом.
  
   А девушка тем временем уже ползла вверх по "паутине", поднимаясь всё выше и выше, так что вскоре её заросшая густыми чёрными волосами промежность оказалась напротив моего лица. Последний шажок - и одна из верёвок плотно затянулась на моей шее, полностью перекрывая дыхание.
  
   - Что нужно сделать, чтобы получить дыхания глоток? - проворковала садистка мягким осуждающим голосом, будто по-доброму сетовала, что я забыл помыть руки перед едой.
  
   Ответить я физически не мог, а потому просто потянулся губами к мохнатой женской киске и, окунувшись в терпкий запах острого женского возбуждения, провёл языком по сочащейся соком плоти. Ну, естественно, этого было недостаточно, чтобы мне дали подышать, я лишь нащупывал точки большего удовольствия. И благодаря помощи сёкаи очень быстро подобрал наиболее приятную комбинацию ласк.
  
   - А-а-ах! - восторженно простонала брюнетка и, судорожно стиснув ноги на моих щеках, невольно или же специально ослабила петлю, сдавливающую мне шею. - Как у тебя?! - выдохнула она, а потом рассмеялась и, вцепившись мне рукой в шевелюру, с силой дёрнула. Было довольно больно, но никакие петли пока на моей шее не затягивались, а значит, этот жест следовало считать своеобразной похвалой. Тем более что в глазах черноволосой служанки, полыхающих огнём похоти, проглядывала и изрядная доля одобрения. - Ещё! - потребовала девушка и нахально ткнулась мне в нос своей мохнаткой.
  
   И снова я, нащупав губами интимный рельеф, стал рисовать языком затейливые узоры, отыскивая и цепляя наиболее приятные струнки удовольствия. Сладко сопя, девушка плотно прижалась ко мне, обволакивая мои губы колечком бархатной плоти. Она отзывчиво подрагивала, наслаждаясь плавным скольжением языка. Но вот тело брюнетки затряслось сильнее и она, громко взвизгнув, судорожно отстранилась от меня и снова рассмеялась.
  
   - Вау-вау-вау! Это великолепно! Пронзительно! Сильно! А-а-а! Какой класс! - Девушка замолчала на несколько секунд, томно улыбаясь и прислушиваясь к себе, а потом продолжила: - Ладно. Ты молодец. Изрядно сократил своё наказание, показав высокое мастерство. Так и быть. Перейдём к последнему раунду.
  
   Девушка поднялась ещё выше и, просунув ноги между верёвками у самой моей шеи, уселась верхом мне на плечи и, азартно улыбаясь, потёрлась своими волосиками о мой нос. Запах у неё был просто обворожительный, поэтому немудрено, что я слегка прибалдел, вдыхая этот аромат, и, сам того не замечая, мягко целовал заросшие дольки, с удовольствием чувствуя жар возбуждения, пробивающийся из слегка приоткрытой щёлочки.
  
   - Теперь сделай так, чтобы мне было очень приятно, - потребовала девушка, - но затем твои губы и язык должны оставаться неподвижными.
  
   После этих слов Мара предупредила меня:
  
   - Когда горничная кончит от куннилингуса, она сразу начнёт писеть, поэтому стыковка должна быть очень плотной, чтобы ни капельки не пролилось.
  
   Мысленно поблагодарив за подсказку, я скользнул языком в щёлочку, провёл им снизу вверх, нащупывая главные достопримечательности женской вагины. А потом плавно ввёл язык во влагалище, а верхней губой нащупал упругое тельце клитора. Плотоядно рыкнув, девушка перенесла часть своей тяжести на мой рот и плотно насадилась на него, обволакивая мохнатым колечком снаружи, сильнее надавила клитором на губу и ещё глубже захватила мой язык во влагалище.
  
   - Да-а-а! - восхищённо протянула она. - Как плотно и глубоко!
  
   Я едва заметно скорректировал наш контакт, ориентируясь на сигналы женского удовольствия, которые транслировала мне сёкая, и брюнетка томно застонала:
  
   - А-а-а! Идеально! - Она посмотрела на меня сверху, хищно ухмыльнулась и зажала мне нос пальцами. - А теперь, - добавила она, - поиграем. Кто раньше успеет. Либо я кончу, либо ты задохнёшься. Но одно правило: двигаюсь только я. Если пошевелишься, то проиграл. А проигравшие парии умирают.
  
   "Она сумасшедшая!" - со страхом подумал я.
  
   - Зато какая вкусная! - простонала сёкая
  
   - Начали, - скомандовала девушка и стала ритмично двигаться, резкими толчками насаживаясь киской на мой рот.
  
   Я почувствовал, как стремительно разгорается в ней зелёное пламя и, несмотря на прогрессирующее чувство удушья, слегка успокоился, понимая, что вроде бы выигрываю этот раунд. Брюнетка неудержимо неслась к финишу и, слава богу, не планировала задерживаться. Но вот она достигла своего пика и, мощно полыхнув зелёным огнём, судорожно затряслась на своей "паутине", крепко сдавливая мои щёки бёдрами и восторженно вопя от кайфа.
  
   "Ох! Скорей бы отпустила, - подумал я, видя, как в глазах у меня темнеет из-за удушья. Но в этот момент в рот мне хлынул мощный оранжевый поток и, покалывая меня искорками электричества, заклокотал в моей глотке, стремительно протекая по пищеводу и наполняя желудок. - Ох, нет! Я сейчас помру!" - панически подумал я, осознавая, что река оранжевого пламени захватила меня надолго и даже не думает прерываться.
  
   Однако постепенно сознание моё стало проясняться, а удушье - отступать.
  
   "Почему?" - удивился я, ощущая, как сотрясается от блаженства девушка, а потом ярко вспыхивает вновь, буквально взрываясь мощной оранжевой вспышкой.
  
   - Избыток энергии блаженства в твоём теле из-за кислородного голодания стал трансформироваться в жизненную прану, питая клеточки организма, - пояснила Мара. - Так ты сможешь дольше продержаться без воздуха. - Она злорадно засмеялась и вдруг торжествующе выкрикнула: - Попалась, тварь!!!
  
   Неожиданно я вновь оказался в белом заоблачном пространстве, в том самом, где Мариша и Мара заключали контракт. Только в этот раз сёкая, приняв облик своей госпожи, удерживала за горло какую-то странную зеленовласую девушку в мокрой прозрачной комбинашке и розовых трусиках.
  
   0x01 graphic
  
   Красные глаза её с вертикальными щёлочками зрачков были испуганно расширены, рот приоткрыт.
  
   "Кто это?" - удивлённо спросил я.
  
   - Дух воды, - ответила сёкая. - Она паразитом засела в ауре этой служанки и тянет из неё жизнь. И ведь как умело спряталась, гадина. Даже я её не сразу разглядела. Это она тебя пытала, Дима. Очень уж любит кушать страх. Ну, что станем делать с преступницей? Предлагаю её съесть, - при этих словах Мара плотоядно облизнулась длинным язычком.
  
   - Не получится! - зло заверещала девчонка. - Если убьёте меня, служанка умрёт. Я уже половину ауры её съела и подменила своей. Только благодаря мне её тело ещё живёт и движется!
  
   - А с чего ты решила, - хищно улыбнулась сёкая, - что мне есть хоть какое-то дело до твоего носителя? Умрёт и умрёт. Я знать не знаю эту недотёпу, умудрившуюся подпустить к себе паразита. А вот ты у нас вкусная! М-м-м!
  
   Изо рта Мары стали высовываться хищные щупальца и потянулись к девочке, которая забилась сильнее, пытаясь вырваться из крепкой хватки хищницы, но силёнок ей явно не хватало.
  
   - Подожди! - выкрикнул я, и сёкая, втянув щупальца назад в рот, недоумённо на меня посмотрела.
  
   - Чего? - спросила она.
  
   - Эту девушку нельзя спасти?
  
   - Кого, служанку? - уточнила Мара и задумалась. - Ну... в принципе ещё можно, если эта дура водяная заключит с ней контракт.
  
   - Не заключу! - взвизгнула девчонка. - Не дождётесь!
  
   - Гы-ы-ы! - удовлетворённо проурчала сёкая и снова стала выпускать щупальца изо рта.
  
   - Не-э-эт! Не-э-эт! Не ешь меня-а-а! - заплакала девочка. - Не хочу-у-у!
  
   - Ты должна согласиться на контракт, - строго потребовал я. - Тогда Мара не станет тебя есть.
  
   - Но тогда ауры наши начнут сливаться, я могу умереть! - продолжала хныкать девочка.
  
   - Глупости, ты просто станешь симбионтом, - возразила Мара. - Ну да, большая часть твоего тела уйдёт на починку ауры хозяйки. Но ты сама виновата! Зачем надо было её есть?! Зачем рубить сук, на котором сидишь?! Ну вот съела бы ты её, и что дальше? Телом человеческим управлять без хозяина у тебя силёнок не хватит. Пришлось бы бросить эту оболочку и уйти. Опять бы витала по свету в поисках новых жертв? А пробраться в другого человека не так уж и просто для духов твоего типа. Я вообще не понимаю, как ты в неё сумела попасть. Болезнью её что ли воспользовалась?
  
   - Да! И я её вылечила! Вот!
  
   - Ну и заключила бы с ней договор. Обоим же польза. Тебе и сейчас польза будет, дуре такой. Как ты этого не понимаешь? Ну потеряешь ты половину своей сущности, это же не навечно. Хозяйка твоя магессой станет. Не сильной, правда, до линии четвёртого уровня разве что дотянется. А как магию воды осваивать начнёт, так и тело твоё станет восстанавливаться. Ну поспишь ты какое-то время, ничего же страшного в этом нет. Зато у тебя кроме воды ещё и другая сила появится: воздух или земля. Выберете вместе с хозяйкой, как тело твоё нарастёт. Полноценным фамильяром станешь, а не какой-то там беспризорницей.
  
   - Фамильяром? - заинтересовалась водяной дух. - Как? У меня же нет магического тела. Я и энергию этой девушки ела, чтобы маны побольше накопить.
  
   - Не хватило бы тебе её энергии для создания тела, ты и сама об этом знаешь. Зато адепт четвёртого уровня может временные тела создавать для своего союзника. Есть такое заклинание в двустихийной магии. Ну что, чувствуешь всю дурость свою? А если этот гаврик, - Мара кивнула в мою сторону, - сможет отрастить себе голубенький лист - а он скорее всего сможет - и согласится подпитать ваш потенциал, то появится шанс в полтора раза магический потолок приподнять и до шестого уровня добраться. Ты ведь небось и не знаешь, что сие означает? Это уровень элементалиста, идиотка. Понимаешь, к чему я клоню? Хозяйка получит возможность тебя как элементаля призывать. А это тело уже почти постоянное. А теперь сравни, кто ты сейчас: беспризорница, точка третьей ступеньки с потенциальной возможностью медленно доползти до седьмой? Но это только при исключительной удаче ещё кого-нибудь сожрать, причём не одного, а многих. Да тебя какой-нибудь маг просто-напросто прикокошит за такое хищническое поведение. А теперь посмотри, кем ты можешь стать, будучи симбионтом человека: двустихийным элементалем шестого уровня. Чувствуешь разницу? Причём заметь, стать сможешь без особого риска и гораздо быстрее. Ну что скажешь, водный дух?
  
   - Я... я согласна, - пробормотала девочка, глядя на Мару полными изумления глазами, словно та открыла ей святое писание.
  
   - Хм-м-м, другое дело, - заулыбалась сёкая. - Но тогда произноси клятву верности, а иначе не отпущу.
  
   - Хо... хорошо.
  
   Девочка стала нараспев декламировать какие-то незнакомые мне слова, и в заоблачном пространстве вместе с нами обозначилось полупрозрачное тело служанки. Оно было без одежды, так что я во всей красе сумел разглядеть весьма сексапильные женские формы. Впрочем, я их и так уже видел, и с гораздо более близкого расстояния.
  
   Водный дух дочитала своё длинное заклинание или слова ритуала и, протянув к брюнетке руку, произнесла:
  
   - Смиренно прошу принять мою силу, Госпожа. Обещаю служить вам верой и правдой.
  
   - Да, - тихо шепнула брюнетка, коснулась своими пальцами руки духа, и через образовавшуюся связь энергия стала вливаться в её полупрозрачный силуэт. Постепенно девушка обретала плотность, а дух, наоборот, светлел и становился прозрачным.
  
   - Ну вот и всё, - улыбнулась сёкая и, разжав пальцы, выпустила зеленовласку. - Дело сделано.
  
   - Спать хочу, - пробормотала дух и, сонно прикрыв глаза, влилась в тело служанки.
  
   А после этого я вдруг сам почувствовал, что сплю. Сделав усилие над собой, я открыл глаза и увидел себя распятым на верёвочных растяжках внутри большой, в полтора человеческих роста деревянной рамки. Напротив меня стояла голая служанка, склонившись в низком поклоне.
  
   - Прошу, простите меня, господин, - тихо произнесла она. - Я не ведала, что творила, и поступила с вами ужасно. Пожалуйста, позвольте мне начать знакомство с Вами с чистого листа. Меня зовут Аларна, коротко - Лара. И я готова выполнить любое Ваше распоряжение.
  
   - Эм... Для начала, не могла бы ты меня развязать?
  
   - Простите.
  
   Не поднимая головы, девушка потянула за какую-то верёвочку, и вся "паутина" мигом просела, опуская меня на пол.
  
   - У-у-ух, класс! - с облегчением вздохнул я и стал растирать затёкшие руки и ноги, попутно снимая с себя многочисленные петли. - Какое блаженство - снова стоять на ногах! Значит, тебя можно Ларой называть?
  
   - Сочту за честь, Господин.
  
   - А я Дима. И давай уже это... не будешь называть меня господином, ладно? И... можно на "ты" ко мне обращаться.
  
   Брюнетка приподняла голову и внимательно посмотрела мне в глаза.
  
   - Ты жизнь мою спас, добрый человек, поэтому она по праву принадлежит тебе.
  
   - Ой, полно, - сказал я, смущённо махая рукой. - Ничего ты мне не должна. И не стоит так загоняться.
  
   - Как скажешь... Значит... ты прощаешь меня?
  
   - Ну, как бы... да, - ответил я и уточнил: - А почему ты извиняешься передо мной? Я ведь парий, раб. Ты могла делать со мной что угодно, только не убивать. Ты и не убила. Какая твоя вина?
  
   - Я виновата в том, что посягнула на сокровенное чужое. Ты личный и любимый парий Госпожи. Почти что её жених. Твоя дух всё мне рассказала. О-о-ох! Какой же дурой я была, когда использовала тебя, не разобравшись, кто ты и откуда в имении взялся! - Девушка закрыла лицо ладонями и простонала: - Бо-о-оже! Я же тебя пытала! А-а-ах! Что же делать?! Что мне делать?! Хозяйка уволит меня почти наверняка. Моя благополучная жизнь в имении, мои подруги. Всего этого я лишусь, - Лара всхлипнула, и из глаз её покатились слёзы.
  
   - Ну... мы можем не рассказывать.
  
   - Она всё равно узнает.
  
   - Прям всё-всё? - уточнил я. - И про пытки удушьем?
  
   - Хи-хи, я не показала Марише, что с тобой здесь происходило, - вклинилась в нашу беседу сёкая, причём девушка её явно услышала. - Но она, естественно, узнает, что твои очки роста пополнились [1], этого никак не избежать. Однако веточки твои не пострадали, поэтому хозяйка сердиться не будет. Ты даже приобрёл новую полезную способность сегодняшним вечером: научился питать в себе жизнь энергией блаженства, и это очень хорошо. Но хозяйке, естественно, не понравится, что любимчика её мучили. Аларна, я могла бы сохранить твой проступок в тайне, если ты обещаешь помочь моему партнёру освоиться в имении и стать своим среди слуг.
  
   - Точно, - обрадовался я. - Я как раз хотел попросить тебя об этом, Лара. Искал кого-нибудь, кто мне всё здесь покажет. И я могу подтвердить Марише, что сам предложил тебе свои услуги, когда увидел, что у тебя включилась хотелка.
  
   - М-м-м, - вздохнула Лара, вытирая слёзы с щёк. - Спасибо вам. Я с удовольствием стану твоим гидом, Дима. Надо ещё и другим слугам рассказать, кто ты такой. А то ведь тоже начнут тебя домогаться.
  
   - Ура-ура, - обрадовался я. - Значит, я могу рассчитывать на твою дружбу, Ларочка.
  
   - Конечно, - заулыбалась горничная. - Но... раз мы будем друзьями, то... чисто по дружбе ты ведь мне не откажешь ещё раз, если вдруг снова приспичит?
  
   - Только если свободен буду, - предусмотрительно уточнил я. - И без удушения, пожалуйста, ладно?
  
   - О, да, конечно! - обрадовалась девушка и стала поспешно одеваться. - Никаких пыток больше не будет! Божечки, ты так классно лижешь, я просто от тебя торчу-у-у! - мечтательно простонала она, а потом продела руки в рукава платья и быстро надела его.
  
   "Нда уж, ну и комплимент", - стыдливо подумал я, а сёкая иронично рассмеялась. Лара же как ни в чём не бывало повернулась ко мне спиной.
  
   - Застегнёшь? - непринуждённо попросила она, показывая на вырез на уровне лопаток. И я стал застёгивать её пуговицы, задумчиво гадая, как вообще можно надеть это платье без чьей-либо помощи. Потом вспомнил, как ловко девушка обращалась с верёвками, и спросил.
  
   - А где ты научилась так круто связывать? Прям как настоящая паучиха.
  
   - Ну, это ведь не я тебя вязала, а водяной дух, - призналась горничная, легко и непринуждённо распутывая верёвки и закрепляя их на рамке. - Но сейчас я, кажется, и сама этому научилась. Наверное, от духа умение передалось.
  
   - А как зовут эту зеленовласую девочку?
  
   - Извини, не могу сказать, - ответила Лара. - Истинное имя духа - это секрет, который знать может только его хозяин. А повседневное я для неё ещё не придумала.
  
   - Слушай, а ты не можешь назвать её Шидзуку?
  
   - Странное имя, - задумалась девушка. - А сокращение, значит, будет Шидзу? Я спрошу у неё. Если ей понравится, то назову.
  
   - Вау, было бы круто! - рассмеялся я, потирая руки.
  
   - А что это за имя и почему ты предложил его для моего будущего фамильяра? - Лара вдруг зажмурилась и, радостно улыбаясь, потрясла кулачками над головой. - Я до сих пор поверить не могу, что у меня появилась магическая сила. А-а-а-а!
  
   Я с удовольствием посмотрел на свою новую подругу, тоже испытывая радость за неё, а потом пояснил:
  
   - Одного водяного духа в одном анимэ звали Шидзуку. И твоя партнёрша прям очень на неё похожа.
  
   - Расскажешь мне, что такое анимэ? - спросила Лара.
  
   - Хорошо. А ты покажешь мне горячие источники?
  
   - Да! Точно! - озарило девушку. - Ну конечно покажу! Тебе после дороги очень полезно будет там погреться. Знал бы ты, как восхитительно они расслабляют!
  
   - Здорово! Тогда пойдём сразу туда, - предложил я.
  
   - Пойдём, но надо будет взять одну парию. Она очень здорово делает массаж. Ты офигеешь просто.
  
   - Ой, мне как-то неудобно её просить.
  
   - А что тут неудобного? Она только рада будет на источниках лишний раз кайфануть. Ей ведь одной там купаться нельзя.
  
   - А мне... тоже нельзя одному?
  
   - Сейчас ты со мной, - объяснила Лара. - поэтому тебе в любом случае можно. А потом, наверное, будет можно и без меня. Это уж как хозяйка твой статус обозначит.
  
   - Ясно, - сказал я, прикидывая в уме выгоды от нового знакомства. Получалось, что я очень даже многое приобрёл, обзаведясь приятельницей среди прислуги. - Ларочка, как классно, что ты согласилась мне помогать.
  
   - "Классно" в карман не положишь, - хитро подмигнула мне девушка, но потом весело рассмеялась и добавила: - Шутка, шутка!
  
   Вот так, можно сказать, и подошёл к концу этот длинный день моего переезда на Форсу. Что ещё можно про него дописать? Оу, да! Горячие источники в имении у Мариши - просто класс. Сейчас-то я уже привык в них купаться и воспринимаю их больше как одну из приятных сторон своей жизни. А в тот день я испытал настоящий восторг.
  
   Парию, кстати, звали Лаби, а полное имя у неё - Лабертина. Очень жизнерадостной, улыбчивой и смешливой оказалась эта девушка. В её обществе просто невозможно грустить. Ну и внешность её, надо сказать, весьма и весьма симпатичная: смуглая, почти шоколадного цвета кожа, большие глаза с фиолетовым отливом, короткие светлые волосы, спортивное телосложение и довольно приличный, под метр восемьдесят рост. По крайней мере, она меня немного выше.
  
   0x01 graphic
  
   На шее Лаби красовались четыре зелёных и два оранжевых листика. Всего на один листик у неё было меньше, чем у меня, но Мара почему-то тут же омрачилась, когда эту комбинацию увидела и, расстроенно вздохнув, сказала:
  
   - Неправильная шесть [2].
  
   А уж как классно Лаби делала массаж. Ва-а-а! Я просто кайфовал под её умелыми ладонями. В самом конце, когда я, можно сказать, парил в небесах, мулатка ненавязчиво и как бы невзначай стала подбираться к моему члену, но я это сразу заметил и вежливо её остановил. А потом перечислил обеим девушкам, сколько раз и в каких позах меня сегодня имели. Новые подруги впечатлились моим рассказом и согласились этим вечером меня сексом не напрягать. Однако я всё же не мог не ответить Лаби встречной благодарностью и сам предложил ей свою помощь в удовлетворении хотелки.
  
   Честное слово, это было совсем не сложно и ничуть меня не обременило. Зато с каким восторгом шоколадная девушка принимала мои ласки, так бурно излилась в меня своей зелёной, а потом и оранжевой энергией, что я ни капельки об этом не пожалел. Мы пробултыхались в горячем озере до самого заката, а потом за мной зашла Мариша. Она доброжелательно поздоровалась с девушками и сообщила, что вынуждена конфетку свою у них забрать. Потому что хочет спать и не намерена ложиться в постельку без своей любимой подушки-обнимашки. Ну вот, пожалуй, и всё. Так мой первый день на Форсу и завершился.
  
   Сноски к главе:
  
   [1] очки роста - очки опыта пария, которые накапливаются в каждой веточке соответствующего цвета при каждом вливании энергии блаженства. Когда очки роста веточки превышают некоторое пороговое число, на ней появляется новый листик.
   [2] Неправильная шесть - неправильно собранная магическая сумма листиков. Шесть - это второе магическое число, и оно должно быть составлено простыми числами: 3+3, 5+1 или 1+5. В противном случае одна из веточек может пострадать. Например, если при комбинации 3+2 появится зелёный листик (4+2), то повредится зелёная веточка; если при комбинации 4+1 появится оранжевый лист (4+2), то повреждение получит оранжевая. Любые повреждения веточек существенно замедляют их рост.
  

Глава 20. Секреты послушания

К содержанию

   Я откинулся на спинку кресла и перечитал свои записи. Чёрт! Опять увлекаюсь подробностями. А ведь у меня не так много времени осталось. Ох. Надо всё-таки сосредоточиться на основных событиях. Наметить, так сказать, скелет. А потом, по прошествии времени, я мог бы вспомнить какие-то детали. Н-да. Очень вкусные в моей жизни были детали, и была их просто масса. Начать хотя бы прям со второго дня пребывания на Форсу, когда я познакомился с Маришиными компаньонками, разделяющими с ней кров. Или их правильнее будет назвать подругами?
  
   Произошло это событие за завтраком, на который Мариша официально меня пригласила. Она усадила меня за общий стол, по правую руку от себя, и сёкая сообщила мне по секрету, что это очень символично, потому что по правую руку обычно садят женихов. На моё присутствие магессы отреагировали внешне спокойно. Они ели, вели неспешную беседу друг с другом, а меня всячески игнорировали, будто я был невидимкой. Зато Мариша уделяла мне утроенное внимание. Подкладывала разные вкусности со стола, рассказывала, где какое блюдо, из чего оно сделано, как его правильно есть, и через раз подкармливала меня с вилки в рот. Её подруги будто не находили в этом ничего особенного, однако Мара подсказала мне, что они в большинстве своём обескуражены. Кто-то из них удивлён, кто-то заинтригован, а кое-кто и откровенно зол.
  
   За столом напротив нас сидели четыре магессы, и каждую из них сёкая мне вкратце охарактеризовала. С левого края разместилась суровая на вид женщина лет тридцати пяти: мелированные каштановые волосы немного не достающие до плеч, серые глаза, прямой с лёгким изгибом на кончике нос, тонкие губы.
  
   0x01 graphic
  
   Миловидные черты лица значительно бы прибавили в привлекательности, озарись они хотя бы слабой улыбкой. Но нет, эта женщина производила впечатление пуританки и поборницы нравов, недовольной окружающими её невеждами. Она могла похвастаться довольно рослым и крепким телосложением, по крайней мере на полголовы возвышалась над своими соседками, хотя амазонки в целом выглядели помощнее её. Эта леди являлась треугольником стихий восьмого уровня - земля-вода-воздух - и имела ранг мастера. Спросите, откуда я узнал? Так сказал же, что данную информацию мне Мара подкинула.
  
   По центру сидели две более молодые магессы и щебетали друг с другом, производя впечатление близких подруг. Правее суровой леди расположилась блондинка, цвет волос которой имел голубоватый отлив, ещё правее - девушка, обладающая тоже светлыми волосами, но с розовым оттенком. Стрижки обеих девушек были одинаковыми: каре с длинными чёлками, которые периодически закрывали то левый, то правый глаз. У голубовласки глаза оказались тёмно-голубыми, почти синими, а у розововласки - красновато-карими.
  
   0x01 graphic
  
   Красивые улыбчивые лица выдавали весёлый и позитивный характер девушек. В целом они, конечно же, отличались чертами лица, и сёстрами эти магессы скорее всего не были, однако чувствовалось в них что-то неуловимо общее. Так могут походить друг на друга люди, которые долго и тесно общались. Обе подруги были треугольниками седьмого уровня и имели ранг мастеров. Голубовласка была клериком: тело-сердце-дух, а розововласка - стихийником: огонь-воздух-вода.
  
   Ну а крайней справа сидела четвёртая магесса, которая выглядела ровесницей Мариши, то есть была постарше девушек-подружек и моложе суровой леди. Её отличали светло-русые волосы, достаточно длинные, заплетённые в косу, дотягивающуюся до середины спины, темно-серые глаза с зеленоватым оттенком и очень притягательные черты лица.
  
   0x01 graphic
  
   Ростом она была повыше подружек, но слегка уступала своей старшей коллеге, однако телосложение имела тоже весьма спортивное. В любом случае хрупкой женщиной её назвать было никак нельзя. Четвёртая магесса оказалась самой продвинутой из сидящей напротив нас четвёрки. Она была клериком-квадратом девятого уровня и имела ранг грандмастера.
  
   Мариша представила меня своим подругам и назвала мне их имена. Суровую леди звали Фионой, блондинку - Рэмилия, брюнетку - Абирам, а магессу-грандмастера - Светлена. Каждая из них удостоила меня коротким взглядом или кивком, после чего они вновь будто бы обо мне забыли. Как-то стрёмно мне стало после этого. Пустым местом себя ощутил. Но сёкая, уловив минорность моего настроения, поспешила успокоить.
  
   - Об этом не переживай, - хихикнув, сказала она. - Сегодня тебе предстоит близко познакомиться с каждой из этой четвёрки. И наедине, можешь быть уверен, они уделят тебе самое пристальное внимание.
  
   Так, собственно, и получилось, но несколько позже. Сразу после завтрака Мариша привела меня в свой кабинет и вызвала к себе Аларну для личного разговора. Синеглазая горничная выглядела очень испуганной, переступая порог кабинета своей хозяйки, ожидая, видимо, наказаний за вчерашние проступки. Однако Мариша, встретив её тёплой улыбкой, малость успокоила девушку, и та уселась в предложенное кресло, уже несколько справившись со своим мандражом.
  
   - Я знаю, что вчера ты любезно согласилась показать Диме наше имение, - сказала она. - И за это я тебе очень благодарна. А ещё моя фамильяр сообщила, что у тебя были проблемы с водным духом, но их, к счастью, удалось решить. Не представляю, как этой паразитке удалось подселиться в тебя столь скрытно, оставшись незамеченной моими компаньонами, но, слава богине, всё обошлось. Однако нет худа без добра, Аларна. Нежданно-негаданно ты обзавелась магической силой и благодаря этому можешь подняться в своём статусе. Пока что я не хочу выводить тебя из штата прислуги и попрошу также не афишировать свой новый потенциал. Мне нужен человек, который познакомит Диму с другими слугами и париями, а также позволит ему найти новых друзей. Надеюсь, что и ты войдёшь в их число. А за это я готова взять тебя в ученицы и помочь тебе развить магические способности. Ученики, как ты, должно быть, догадываешься, выполняют работу помощников и слуг для своих наставников, так что, если ты не против, с сегодняшнего дня я могу назначить тебя своей персональной служанкой. Что скажешь на это?
  
   - Я буду счастлива, моя госпожа! - радостно ответила Лара, прочувствованно прижимая руки к сердцу.
  
   - Вот и договорились, - с улыбкой сказала Мариша. - Соответствующие указания главной распорядительнице я отдам. А ещё до обеда мне сегодня надо уехать по делам. И я буду отсутствовать до самого вечера. Так что оставляю Диму на твоё попечение. Ему нужно как можно быстрее здесь освоиться. А ещё у него будет работа. Мои компаньонки наверняка пожелают его опробовать. Ты ведь знаешь, когда им может потребоваться парий?
  
   - Да, Госпожа, - кивнула горничная.
  
   - Будешь приводить его к ним за полчаса до этого срока и забирать, как только они его отпустят. Всё остальное время сегодня я поручаю тебе над ним шефство.
  
   - Слушаюсь, Госпожа.
  
   Забегая вперёд, скажу, что весь последующий день для меня был наполнен чередой новых знакомств. А попутно я побывал в покоях каждой магессы и был использован по своему прямому назначению. Следуя определённому ритму удовлетворения сексуальных желаний, женщины Форсу могли настраивать свою энергетику так, чтобы хотелки проявлялись в наиболее удобный для них временной период. У Фионы это были утренние часы, у разноцветных подружек - дневные, а у Светлены - вечерние. Так что именно в такой последовательности я их всех и посетил.
  
   От кабинета Мариши Лара повела меня прямиком к комнате Фионы, попутно инструктируя, как следует себя с ней вести. Она завалила меня такой кучей информации, что я тихо запаниковал. Однако Мара, хихикнув, сказала, чтобы я не трясся, а положился на неё, мол она будет мне подсказывать.
  
   Итак, вначале постучать и, получив разрешение, войти. Возле двери опуститься на колени и молча ждать дальнейших распоряжений. Ох, мама родная, уж больно эти порядки напоминали мне свод правил БДСМ! Но ничего не поделаешь, если кто-то из местных женщин считает, что с рабом следует обращаться именно так, значит придётся привыкнуть.
  
   Я сделал всё, что от меня требовалось: опустился на колени, взгляд в пол, руки за спину, жду, что дальше будет.
  
   - Займи место в углу и сиди там, - холодно приказала мне Фиона.
  
   Стрельнув взглядом по всем четырём углам, я обнаружил, что все они свободны.
  
   "В какой угол сесть?" - хотел я спросить, но Мара меня остановила.
  
   - Стой! Было бы ужасно опрометчиво об этом спрашивать, - хохотнула она, - если ты, конечно же, не любишь пытки электричеством или гравитацией.
  
   "Но откуда мне знать, куда сесть?"
  
   - За глазами её следить надо было, растяпа. Становись в ближний к двери угол справа от тебя.
  
   "Спасибо", - поблагодарил я сёкаю и переполз на четвереньках в указанный угол. Хорошо хоть не требовалось словесно подтверждать принятие приказа. Постоянное и многократное "Да, Госпожа" меня бы точно доконало.
  
   Стоило мне занять своё место и замереть там, глядя в пол, как я ощутил чувство удивления и одобрения, исходящие от магессы. Нечто подобное мог испытать экзаменатор, аттестующий нерадивого студента, который все лекции в семестре пропустил, если б услышал от него неожиданно чёткий и правильный ответ на какой-нибудь хитрый вопрос с подковыркой.
  
   "Эта эмпатия твоих рук дело?" - спросил я у Мары.
  
   - Ну конечно, - ответила та, - а чьих ещё-то. Вот так, дорогуша, радуйся, что я у тебя есть.
  
   "Спасибо, Марочка!"
  
   - Хе-хе, да не за что. Мне и самой захотелось обхитрить эту зазнайку: уж больно она строга к моему любимому вкусняшечке.
  
   "Что теперь?" - спросил я.
  
   - Просто сидим и ждём последующих распоряжений.
  
   "И долго ждать придётся?"
  
   - Минут двадцать-тридцать, - предположила сёкая. Примерно через такое время её хотелка включится в полную силу.
  
   "Эх, долго. И скучно. И ноги у меня, наверное, затекут. Я ж не японец, не привык в этой позе долго сидеть".
  
   - Хочешь сказать ей об этом?
  
   "Нет конечно. Просто жалуюсь".
  
   - Хм-м-м, но если ты очень попросишь меня, то я могла бы и скрасить тебе это времяпровождение.
  
   "Прошу, Марочка, скрась".
  
   - И это, по-твоему, просьба? А где комплименты для меня любимой и страстная благодарность за то, что я всегда рядом и готова руку помощи протянуть?
  
   Я разразился длинной цветастой тирадой восхваления Мары Великой, Прекрасной и Всемогущей, которая в конце концов вызвала у духа безудержный смех. И, отсмеявшись всласть, она признала, что так сойдёт, а потом развернула экран виртуального компьютера перед моими глазами.
  
   Ва-а-а! Это была крутизна. Я, наверное, минут пятнадцать только ползал по папкам и менюшкам, изучая всё, что есть в моём распоряжении, и так увлёкся, что не сразу почувствовал возникшее и весьма быстро нарастающее раздражение Фионы моей персоной.
  
   - У нас проблемы, вкусняшка, - оторвала меня от новой игрушки Мара.
  
   "Ой, точно! И что не так?"
  
   - Госпожа должна постоянно чувствовать обратную связь со своим рабом, а тебе словно пофиг на неё: ушёл в себя и игнорируешь.
  
   "Вот незадача, и что делать? Мне ведь даже смотреть на неё нельзя".
  
   - Смотреть ты должен, но краем глаза, что я с успехом делаю за тебя. Вот только у неё отследить это не получается, а устроить какую-нибудь проверку твоему вниманию ей сейчас некогда, да и неохота. Поэтому и начинает потихоньку раздражаться. Короче, самый простой способ - это именно посмотреть на неё так, чтобы она это заметила.
  
   "А мне наказание не прилетит?"
  
   - Может и прилетит, - хихикнула Мара, - но чисто формальное. Зато Госпожа будет довольна.
  
   "Блин, садистка. Значит, всё-таки посмотреть? Хорошо".
  
   - Подожди, - остановила меня сёкая. - Сделать это надо в определённый момент. Я скажу, когда. - прошла пара десятков секунд, и она скомандовала: - Посмотри, но быстро. Подними глаза и тут же опусти.
  
   Я последовал её подсказке и увидел Фиону, что-то сосредоточенно пишущую за своим столом. Она не смотрела на меня прямо, но после моего взгляда ощутила лёгкое торжество и удовлетворённость.
  
   "Заметила? - удивился я. - Но как?"
  
   - Хи-хи, да так же, как ты должен замечать её действия и невербальные команды - периферийным зрением.
  
   "Ну-у-у, блин. Я так не умею".
  
   - А ты слушайся меня, и я помогу. Посмотри сквозь экран компьютера, на пол перед собой.
  
   Я последовал её совету, и экран моего виртуального компа совместился с изображением реальности так, словно та показывалась на его мониторе. Вот только мне одинаково чётко было видно не только то место, на которое я смотрел, но и вся периферия вокруг него.
  
   - А теперь измени угол зрения так, чтобы не смотреть на магессу прямо, но видеть её, - предложила Мара.
  
   Последовав её указаниям, я получил изображение Фионы в верхней части своего экрана. Теперь мне хорошо было видно, чем она занимается, но при этом прямо я на неё не смотрел.
  
   "Вау! Круто!" - порадовался я, а потом задумался. Вроде как Фиона должна была меня наказать, за прямой взгляд, который я себе чуть раньше позволил, но почему-то не сделала этого.
  
   - Хе-хе, не таким уж и проступком был твой взгляд, - пояснила сёкая, прочитав мои мысли. - Пока Госпожа якобы не видит, раб может на неё смотреть и даже, наверное, должен на свой страх и риск, чтобы подпитать её эго. Не пойман, так сказать, - не вор. Она даже может позволять ему это делать, как бы заманивая в ловушку, чтобы потом неожиданно поймать и наказать. Это своего рода игра, вызывающая у верхней такие же чувства, как рыбалка: азарт и удовольствие.
  
   "Вот блин", - вздохнул я, сетуя на судьбу бесправной рыбки. Однако больше не чувствовал недовольства Фионы, и это было хорошо. Я не смотрел на неё прямо, но она каким-то образом догадывалась, что я её вижу. Может быть, периферийным зрением чувствовала мой периферийный взгляд? Ну прям игра в гляделки второго уровня!
  
   Магесса сидела за столом, сложив ногу на ногу, и надо сказать, что ножки у неё были очень сексапильными: массивными, но скорее спортивными и крепкими, чем толстыми. Юбка открывала их чуть выше колен, и там было на что посмотреть. Ну я и залюбовался невольно... периферийным зрением, конечно.
  
   "Мара, а ты можешь мне на экране приближение сделать?" - спросил я.
  
   - Хе-хе, а ты у нас извращенец, да? - хихикнула она. - Подглядывать любишь?
  
   "А кто из мужчин не любит? - мысленно хмыкнул я. - Это у нас в крови".
  
   - Приблизить изображение я могу, - подтвердила сёкая. - Только давай сам осваивайся с интерфейсом. Тебе надо лишь пожелать - и изображение само приблизится.
  
   Да, действительно, управление оказалось простым. Вот только приближалась картинка относительно центра, то есть точки, на которую я смотрел, а периферия уплывала за пределы экрана. Иными словами, мне требовалось прямо на коленки Фионы посмотреть, чтобы их приблизить. Я снова отдалил картинку, убедился, что Госпожа не смотрит на меня прямо, и, быстро взглянув на её ноги, сделал приближение, а потом взгляд снова опустил. Увеличенное изображение опустилось вместе с моим взглядом, и ноги вновь уплыли за пределы экрана. Однако попытка двигать экран вверх-вниз, не перемещая угла зрения, тоже увенчалась успехом. Я, оказывается, мог просматривать всё увеличенное изображение, не поднимая глаз.
  
   "Хе-хе, это классно!" - обрадовался я и попробовал ещё больше приблизить картинку, но неожиданно та отцентрировалась по направлению моего взгляда и приблизила пол. Теперь попытки перемещать картинку показывали мне перезаписанный увеличенный фрагмент пола, а та часть изображения, которая не попадала на экран в предыдущей точке зума, стёрлась.
  
   "Чёрт!" - расстроился я и принялся экспериментировать с новой игрушкой. Получалось, что я мог приближать изображение ног магессы, пока на них прямо смотрел. Причём мог делать это в несколько этапов: поднять глаза, приблизить, опустить, поднять, приблизить, опустить, и т.д. В этом случае изображение не нарушалось, и я получал в конце концов качественно укрупнённое изображение коленок, которым потом мог любоваться периферийным зрением.
  
   В процессе всех этих манипуляций я ощутил сперва интерес со стороны Фионы, а потом и постепенно увеличивающийся азарт. Безусловно, она заметила мои быстрые взгляды на свои ноги, хотя вряд ли поняла, чем я в действительности занимаюсь. Скорее всего, решила, что украдкой пялюсь на неё, и, как ни странно, испытала от этого изрядную порцию удовольствия. Но вот она расплела ноги, поставила их прямо, и вся картинка моя рассыпалась в прах. Пришлось мне снова её увеличивать, следя за тем, чтобы меня не спалили на прямых взглядах, и чувствуя, как удовольствие магессы ещё больше возрастает. Она развела ноги пошире, приоткрывая белоснежные трусики в глубине своего платья, и теперь уже я испытал всплеск вуайеристического удовольствия.
  
   "Чёрт, она ведь не ловушку мне готовит, нет?" - обеспокоенно подумал я.
  
   - И ежу ясно, что это ловушка, - хохотнула Мара.
  
   "И что мне делать?"
  
   - Лучше всего попасться. Тебя накажут, конечно, и, возможно, даже больно. Но ты доставишь психологическое наслаждение Госпоже, и, как следствие, отношение к тебе значительно улучшится.
  
   "Ох. Ну ладно", - мысленно вздохнул я и приготовился к продолжению своего "хулиганства". Тем более что подол платья, к моему сожалению, опустился, прикрывая трусики, и опять мне картинку поломал. Но в этот момент Фиона приняла совсем уж откровенную позу. Она снова положила ногу на ногу, но в "американском" стиле, когда на бедро ложится голень. Если проделать такое в юбке, то откроется просто шикарнейший по сексапильности обзор на все женские достопримечательности. Тут не только трусики можно было увидеть, но и ноги во всей их привлекательной прелести. На какое-то время я просто забылся и завис, созерцая открывшуюся мне красоту, причём не периферийный взглядом любовался, не украдкой, а именно прямым и непрерывным.
  
   - И куда это ты пялишься, проклятый извращенец? - услышал я ледяной голос магессы и только после этого сообразил, что попал по-крупному.
  
   Встретившись с колючим взглядом Фионы, я тут же опустил глаза, сопереживая её торжество и яркую радость от одержанной победы.
  
   - В глаза мне смотри, раб! - приказала она, и я повиновался, чувствуя настоящую изморозь, покрывающую мою спину под ледяным гневным взглядом госпожи.
  
   Не транслируй мне Мара её эмоции - ни за что бы не догадался, какие они у неё на самом деле. Внешне магесса была взбешена, но в душе ликовала и радовалась, как ребёнок.
  
   - Объяснись! - последовал приказ.
  
   - Простите меня, госпожа, простите, - залепетал я. - Вы так прекрасны, что я не смог... устоять перед искушением.
  
   Кажется, я попал в масть. Фиона испытала новые оттенки удовольствия от моих слов, а потом метнула в меня что-то вроде маленькой шаровой молнии, искрящейся веточками разрядов. Я толком испугаться не успел, как меня пронзило острой болью, охватывающей всё тело расходящейся волной. Я невольно вскрикнул и рухнул на пол, сотрясаемый электрическими разрядами. Однако вслед за болью меня стало наполнять ещё более острое удовольствие, вырвав из моей груди уже стон блаженства.
  
   - Ещё раз застану тебя за таким похабством и... просто сожгу, - сказала магесса с лёгкой заминкой. Она по-прежнему пыталась напускать холод в свой голос, но вид того, как я корчусь на полу от удовольствия, вызывал у неё сексуальное возбуждение, которое дополнительно усиливалось приближающейся хотелкой.
  
   - А-а-а-а-а! - испустил я новый вопль. Ну не специально, честное слово. Просто было так охерительно приятно, что я сдержаться не мог.
  
   - Заткнись, ты мне мешаешь! - проурчала магесса.
  
   Возможно, она хотела грозно рыкнуть, вот только на деле получилось именно что довольное кошачье урчание. Но, естественно, я не стал искушать судьбу и заткнул себе рот двумя руками, потому что из горла уже рвался третий вопль. Кое-как тихо промычав через ладони, я почувствовал, что меня медленно отпускает, и стал постепенно успокаиваться. Организм погружался в томный релакс. Хотелось отдаться блаженству и расслабиться, развалившись на полу звёздочкой, однако сёкая напомнила мне о правилах:
  
   - Надеюсь, ты не забыл, в какой позе раб должен сидеть перед своей госпожой? - иронично поинтересовалась она.
  
   И я, с трудом поднявшись на четвереньки, продолжая вздрагивать от остаточного электричества, снова уселся на коленки в излюбленную японцами позу, мысленно проклиная тех, кто её придумал. Фиона с удовлетворением отметила мою передислокацию и вернулась к своей работе. Но я прям физически ощутил её симпатию и довольство. Теперь отношение магессы ко мне ещё больше улучшилось. Она видела перед собой хорошо выученного раба и внутренне восторгалась.
  
   - Кажется, строгая экзаменатор поставила кому-то пять, - хихикнула Мара, - и, кажется, кто-то стал её любимчиком.
  
   "Упаси меня господи, если это так", - мысленно посетовал я и услышал смех духа.
  
   - Нет-нет, вкусняшка, ты значительно облегчил себе жизнь в имении Мариши, - сказала сёкая, - и скоро сам в этом убедишься.
  
   "Вот только непонятно мне, как можно восторгаться наглецом, который пялился на твои ноги без спросу?"
  
   - Хи-хи, у женщин Форсу несколько иная психология, чем у женщин Земли. И она во многом сдобрена их повышенной сексуальностью. Скажи, земного мужчину оскорбило бы, если б ногами его любовалась симпатичная рабыня?
  
   "Думаю, вряд ли".
  
   - Вот-вот, а местные женщины по сексуальности своей гораздо превосходят ваших мужчин, поэтому им приятно внимание симпатичного раба. Но правила есть правила, и следование им - это игра. Хорошим считается тот раб, который идеально соблюдает правила, но идеальным - тот, кто вовремя их нарушает, доставляя своей хозяйке удовольствие от захватывающей игры.
  
   Я ничего не ответил ей, мотая информацию на ус. Просто сидел в своём углу, продолжая тихонько блаженствовать и чувствуя, как желание магессы постепенно нарастает. За пять последующих минут оно довольно ощутимо накалилось. Теперь я мог воспринимать его уже без помощи сёкаи по эманациям энергии блаженства, разгорающимся маленьким солнцем в теле Фионы, в той его части, где, должно быть, располагалась матка. Я сосредоточил свой периферийный взгляд на женщине и стал ждать, когда она меня позовёт. Однако минуты шли одна за другой, а Госпожа будто не замечала своего перегретого состояния. Я стал нетерпеливо ёрзать и волноваться, опасаясь, что чего-то не понимаю. Может, я что-то важное упустил и потерял контроль над ситуацией?
  
   - Нет, - ответила Мара на мои незаданные вопросы. - Просто наберись терпения и жди. Приказы последуют.
  
   Прошла ещё пара минут, и Фиона отложила ручку. Прикрыв глаза, она мелко задрожала, словно чувствовала озноб, а потом привстала, подняла подол платья и, пристально взглянув на меня, сняла с себя трусики. Повернувшись лицом к спинке кресла, она что-то сделала с ним и снова уселась, но не подогнула подол платья под себя, как обычно делают женщины, а оставила его поднятым сзади.
  
   - Пора, - подсказала сёкая. - Ползи к ней на четвереньках, забирайся головой под кресло и укладывайся на спину. Ну а что дальше делать, сам поймёшь.
  
   "Вот так просто, без приказа?"
  
   - А приказ уже был. Хорошо обученный раб, которым она тебя считает, должен без слов угадывать намерения своей госпожи и исполнять её желания незамедлительно, сразу же, как только они возникают.
  
   Мне оставалось лишь послушаться и сделать так, как дух посоветовала. И, собственно, Мара оказалась права. Стоило мне встать на четвереньки и поползти к магессе, как та в очередной раз ответила мне эмоциональным одобрением, да ещё нетерпеливостью, пожалуй, и желанием прикрикнуть на меня, чтобы я двигался побыстрей. Однако подстёгивать меня не пришлось. Я и так ускорился, бегом на четвереньках преодолевая разделяющее нас расстояние. Вот только приблизившись к столу Фионы, я нерешительно остановился. С какой стороны мне залазить? Спереди? Тогда придётся проползти под столом, однако ноги у госпожи были плотно сомкнуты и загораживали путь. Может, сбоку?
  
   - Сними рубашку, - приказала магесса и нетерпеливо добавила: - Живо!
  
   - Все пуговицы не расстёгивай, - подсказала Мара. - Только три верхние, и стяни её через голову.
  
   Я последовал её совету и управился секунд за пять, чем снова заслужил одобрительный взгляд Фионы. Затем магесса сбросила мягкую матерчатую обувь со своих босых ног, приглашающе раздвинула их в стороны, и стало понятно, куда мне дальше двигаться. А когда я нырнул под стол и пополз к креслу, она охватила мои бока стопами и стала поглаживать меня ими, пощипывая пальчиками и как бы направляя моё движение вперёд.
  
   Нырнув под кресло, я оказался в полумраке, пропитанном запахом сильного женского возбуждения, и там меня ждало ещё одно интересное зрелище. Фрагмент мягкого сиденья в центральной своей части был открыт, напоминая распахнутый рот с опущенной вниз челюстью, и через отверстие в сидушке просматривались бёдра и ягодицы Фионы, а также её гладко выбритая киска с крупными половыми губками, набухшими от прилитой к ним крови. Они были приоткрыты и сочились тягучим мёдом сексуальной смазки, а торчащий между ними крупный клитор в нетерпении пульсировал, как будто требовал, чтобы его немедленно приласкали.
  
   "Видимо, мне в "рот" этому креслу голову надо засунуть?" - предположил я.
  
   - Хи-хи, да, - ответила сёкая. - И побыстрее. Будь готов, что тебя зажмёт, - предупредила она. - Там наверняка есть рычажок, приводящий в действие механизм фиксации. Так что как только ты его надавишь, так "рот" захлопнется, вернее стиснет свои "челюсти" и крепко вдавит твоё лицо в страждущее место Фионы. Ну а дальше, как понимаешь, пока не удовлетворишь госпожу, она тебя не отпустит.
  
   "Ага", - сказал я, ощущая, как бешено колотится сердце. Уж больно понравился мне столь хищный механизм захвата. Я повернулся лицом вверх и почувствовал кожей капельки смазки, упавшие на меня из раскрасневшейся от возбуждения вагины. Вход во влагалище нетерпеливо распахнулся, показывая мне сочащееся влагой розовое нутро, потом плотно сжался и выпустил тягучую тонкую струйку, которую я ухитрился поймать ртом и с удовольствием проглотил кисленькое лакомство.
  
   Я слегка замешкался, гадая, как правильно лечь, а ещё опасаясь за целостность своей шеи, если меня вдруг слишком резко дёрнет вверх. Тем не менее всё оказалось довольно просто. Стоило мне опустить голову на мягкую подложку и надавить на неё, как что-то щёлкнуло, плечи и лопатки мои обдуло ветром и по ним шлёпнуло что-то тёплое и упругое, обволокло и тут же присосалось к коже будто бы множеством маленьких присосочек. А потом всё это ложе потянуло меня вначале по наклонной плоскости вверх и, задвинувшись до конца, плавно поднялось, приподнимая вместе с головой плечи и спину, и впечатала меня лицом прямиком в женское начало.
  
   Я почти точно попал по назначению. Нос мой окунулся во влагалище, которое хищно обволокло его и засосало, купая в своих мокрых глубинах. Упругое тело клитора уткнулось мне в губы, и я тут же приоткрыл рот, пропуская его внутрь и гостеприимно встречая языком, облизывая и посасывая. Сдавленно вскрикнув, Фиона подалась бёдрами вперёд, словно совершая судорожную, исполненную острого блаженства фрикцию, и тем самым ещё плотнее притёрлась к моему рту. Влагалище её сместилось вниз по моему лицу, переползая с носа на губу, захватывая всю верхню часть рта, ещё глубже проникая в него клитором и буквально заливая обильными потоками своего нектара.
  
   "Ох, как вкусно!" - мысленно простонал я, чувствуя себя так, будто в рот мне запихнули нежный и сочный экзотический фрукт, истекающий густым кисленьким соком. Я стал рассасывать его и лизать, с жадностью сглатывая вкусное лакомство. Меня настолько захватили приятные ощущения, что я совершенно не управлял своими действиями, целиком отдавшись удовольствию. Я чувствовал волны острого блаженства, исходящие от Фионы, которые накатывали в такт её плавным покачиваниям бёдрами, благодаря которым она насаживалась на мой рот и одновременно засасывала его своим влагалищем. При этом босые ноги её скользили по моему животу, гладили его и щипали, охватывали с боков и судорожно стискивали. Меня цепляла её жадная власть, восхищал плен, в котором она меня держала, страсть, с которой использовала. А ещё краем сознания я отмечал, как ярко светящийся шарик в теле Фионы стремительно окрашивается зелёным цветом и разгорается ещё сильнее, достигая критического накала.
  
   - ГХА-А-А!!! - закричала она и, судорожно выгнувшись в талии, взорвалась мощной вспышкой оргазма, при которой её яркая зелёная звёздочка превратилась в сверхновую.
  
   Последующие минуты полторы меня сотрясало бешеным штормом острого блаженства Фионы. Она извергалась в меня потоками зелёной энергии и затапливала ими. Но тем не менее вся эта прорва утекала куда-то в мои недра и бесследно скрывалась там. В меня была вылита просто масса энергии, но я всё равно не переполнился и в зелёном море не утонул. Так что, когда оргазм магессы подходил к своему плавному спаду, принося ей чувство блаженного покоя и умиротворения, я чувствовал себя вполне трезво и осознанно поддерживал её удовольствие, продлевая приятные ощущения и делая их ещё слаще.
  
   - А-а-арх, - томно протянула Фиона, - как хорошо. Сейчас самое время нассать тебе в рот и кайфануть по второму разу. - Она сделала глубокий сладостный вдох, будто воздух вокруг неё был очень вкусным, и, распахнув свои шлюзы, полным блаженства голосом застонала: - Н-н-на-а-а! Сука! Получай мою мочу-у-у!
  
   В рот мне хлынул горячий солоноватый поток, переполнил его, продавил горло и протёк в пищевод, постепенно раскрывая его шире и набирая мощность. Не прошло и пяти секунд, как жидкость уже бурно клокотало в моём организме, стремительно наполняя желудок.
  
   - А-а-а-а! - восторженно тянула Фиона, разгораясь оранжевым пламенем, а заодно и наслаждением, которое её зажигало. - Бля-а-а-а!!! - завопила она в полный голос и, всколыхнувшись всем телом, затряслась от второго оргазма, крепко стискивая меня ногами и судорожно поджимая стопы, словно пыталась вцепиться ими в мою кожу.
  
   И снова я пропускал в себя реки оранжевой энергии, которая пропитывала удовольствием каждую клеточку моего организма и бесследно поглощалась им.
  
   "Ну вот и всё", - с лёгким сожалением подумал я, принимая последние тонкие струйки оранжевой энергии.
  
   Ласково посасывая киску Фионы, я заставлял её выгибаться и покрикивать от кайфа, который благодаря моим действиям растягивался и не спешил пригасать. Наконец магесса расслабилась и затихла, переживая остаточный балдёж и умиротворённое состояние. К этому моменту рот мой почти замер и лишь язык продолжал едва заметно скользить между половыми губками, слегка задевая кончиком ствол клитора, но не дотягиваясь до его головки. Именно так госпоже хотелось, и я в точности исполнял её желание.
  
   Фиона томно потянулась и при этом основательно вдавилась вагиной мне в рот, словно напоследок обнимая его. Потом она щёлкнула каким-то рычажком, и фиксатор, удерживающий меня, раскрылся. Я увидел, что прекрасный храм женского начала удаляется от моего лица, и удовлетворённо улыбнулся, облизывая губы.
  
   "Это было здорово, - подумал я. - Вот бы ещё добавки".
  
   - Хи-хи, да сколько угодно, - рассмеялась сёкая. - В имении много женщин. Но не забывай также, что это была только первая магесса и тебе придётся ещё трёх удовлетворить.
  
   "О боже! И со всеми будет так же сложно?"
  
   - Не знаю. Вроде бы нет. Но поживём - увидим. А сейчас выбирайся из-под кресла и садись перед столом в позу раба. Нельзя забывать, что тебе расслабление по статусу не полагается.
  
   "Ох, точно", - подумал я и полез наружу.
  
   И вот я сижу перед столом на коленках, опустив взгляд вниз и следя за Фионой периферийным зрением. А та просто балдела, томно развалившись в кресле, хотя и поглядывала на меня из-под опущенных век медовым взглядом. Потом она сладко потянулась, села прямо и поманила меня рукой.
  
   - М-м-м, иди ко мне, конфетка, - проворковала она.
  
   Пришлось мне снова проделать путь на четвереньках под стол, и там Фиона неожиданно обняла меня всеми конечностями и подтянула к себе, утыкая носом себе в живот и забираясь пальчиками в шевелюру. Я сначала напрягся слегка, не зная, что она задумала, но потом, осознав, что меня лишь гладят и няшат, как милого котика, расслабился и пригрелся. Разве что мурлыкать от удовольствия не стал.
  
   - Боже, какой же ты миленький, - вздыхала она, - какой хорошенький. И как приятно мне было с тобой.
  
   Магесса слегка повернула мою голову так, чтобы увидеть листики на шее, и стала их разглядывать.
  
   - Семь листочков, - констатировала она. - Поменьше, чем у нашего Вали. Но всё равно мне было очень хорошо. Как давно тебя обратили?
  
   Я быстро прикинул в уме. Первые четыре листика мне отрастили за один день, третий зелёный поставили во второй, третий оранжевый - в третий, на четвёртые сутки я встретился с Викторией, а ещё через пять дней получил четвёртый зелёный лист. Следовательно, все листики мои появились в течение девяти дней. На десятый день мы отправились на Форсу, и по прибытии в имение я познакомился с Аларной и Лабертиной. Так что сейчас шёл одиннадцатый день от моего обращения. Этот срок я Фионе и назвал.
  
   - Вот как? Совсем свежие, значит, - обрадовалась она. - А у тебя, выходит, высокий класс. Значит, через парочку-тройку месяцев ты Валика нашего догонишь. Хм-м-м, будет интересно сравнить.
  
   "И кто такой этот Валик?" - подумал я, не смея задать свой вопрос вслух.
  
   - Вероятно, их персональный элитный парий, - ответила мне Мара. - Подозреваю, что у него есть розовые листики, а, следовательно, удовольствие от него должно быть острее и при использовании розового блаженства удовлетворение получится более глубоким. По-моему, на твоём месте вполне логично спросить, чем же ты ей так понравился?
  
   "А мне можно ей вопросы задавать?"
  
   - Если разрешит, то да.
  
   "Нужно спросить разрешения?"
  
   - Можно, но не словами. Ни в коем случае не словами, если не хочешь испортить впечатление о себе. Коли любопытство тебя мучает и есть желание задать вопрос, нужно коротко посмотреть госпоже в глаза. Но взгляд должен быть не очень быстрым, чтобы понятно было, что он не случаен. Около секундочки надо будет выдержать и лишь потом глаза опускать.
  
   "А она меня за это не накажет?"
  
   - Хе-хе, а это от настроения её зависит. В таком способе обратить на себя внимание есть некоторый риск, но в твоём теперешнем положении он единственный. В любом случае госпожа поймёт, что посмотрел ты на неё не просто так, а, следовательно, хочешь задать вопрос. Если у неё есть настроение выслушать тебя, то она именно так это и интерпретирует. Соответственно, никакого проступка в твоём действии не увидит и разрешит тебе спрашивать. А коли нет желания на вопросы отвечать, она сделает вид, что не поняла смысла твоего взгляда. И тогда уже опять по настроению. Может якобы не заметить, что ты на неё посмотрел: мол, в этот момент на неё рассеянность накатила, или же заметит и накажет тебя за проступок. Но сейчас Фиона в самом прекрасном расположении духа. Так что, думаю, ты вполне можешь рискнуть.
  
   Я мысленно собрался с духом и провернул то, что советовала Мара. Около секунды смотрел во внимательные серые глаза Фионы, а потом взгляд свой опустил. Её рука на пару мгновений замерла на моей макушке, а потом снова продолжила волосы на ней расчёсывать.
  
   - Спрашивай, - коротко разрешила она, и я вновь почувствовал всплеск удовлетворения, исходящего от неё. В этот раз я и без объяснений сёкаи догадался, что она снова порадовалась моей выучке.
  
   - Госпожа, я, должно быть, хуже элитного пария, - сказал я. - Так чем же я Вам так понравился?
  
   - Хм-м-м, на похвалу напрашиваешься? - елейным голосом спросила она, и я невольно напрягся от этого её вопроса. - Хи-хи, да ладно тебе, не вздрагивай. Разрешаю тебе вести себя вольно. Ты сегодня это заслужил.
  
   - Вольно - это не значит, что тебе можно ковыряться в носу, чесать задницу и фамильярничать, - поспешила Мара с разъяснениями. - Всего лишь можешь смотреть ей в глаза и вежливо задавать вопросы, не спрашивая перед этим разрешения.
  
   "Спасибо, понял", - поблагодарил я духа. И, посмотрев на Фиону, застенчиво сказал:
  
   - Мне действительно интересно, Госпожа. Ведь элитные парии должны быть великолепны. А я пока лишь простой.
  
   - Ну да, от Вали ощущения посильнее будут, да и желание после него успокаивается на более долгий срок. И всё же ты был очень хорош и внимателен. С такой идеальной выучкой я впервые сталкиваюсь. И это очень, просто очень ценно. Я уже три года Валика тренирую, но он до твоего уровня ещё явно не дотягивает. Знаешь, я ведь сперва очень разозлилась, когда увидела сегодня в столовой, как Мариша балует тебя. Но сейчас я её прекрасно понимаю и больше не могу осуждать. Действительно, такого великолепного раба, который понимает тебя с одного взгляда и буквально угадывает твои желания, просто невозможно не любить и не баловать.
  
   Сказав это, Фиона стиснула меня ногами и замурлыкала, возобновляя расчёсывание моих волос.
  
   - И где же она достала себе такое сокровище? - высказала магесса свои мысли вслух. - Сама обучила? Да ни в жизнь не поверю! Мариша та ещё пофигистка и совершенно не умеет воспитывать рабов. Видала я, как она обращается с вашим братом, как распускает вас своей либеральностью. У-у-ух! И всыпала б я ей, будь она моей дочерью! Не посмотрела бы, что грандмастер!
  
   Магесса, похоже, здорово завелась от этого своего монолога, и до боли стиснутые волосы на моей голове об этом прямо свидетельствовали. А ещё об эмоциональном взлёте говорило участившееся дыхание, которое она теперь успокаивала, делая глубокие вдохи и выдохи. Но вот хватка её расслабилась, и расчёсывание возобновилось.
  
   - Итак, милый Дима, расскажи-ка мне, кто обучил тебя, как правильно вести себя в обществе госпожи?
  
   - Правду говорить нельзя! - предупредила Мара. - Сейчас она просто очарована тобой и восхищена. Сказать, что всё это было лишь жульничеством, - значит оскорбить её в самых лучших чувствах. Это всё равно что ребёнку сказать, что Деда Мороза не существует. Однако врать тоже нельзя, магесса её уровня это сразу почувствует. Можно недоговаривать.
  
   "Господи! Вот влип, а! И надо мне было свой вопрос задавать?!"
  
   - Она всё равно бы когда-нибудь спросила. Так что не трясись, не расстраивайся, а соберись с духом и выкручивайся.
  
   - Извините, госпожа, но вы преувеличиваете мои скромные умения, - начал я издалека, дабы дать себе больше времени на лихорадочный поиск выхода. - А правила поведения мне Аларна рассказала, перед тем как к Вам привести.
  
   Это не было ложью, и я малость перевёл дух, чувствуя, что сумел хоть что-то придумать.
  
   - Да-да, это понятно, - улыбнулась Фиона. - Она должна была тебе рассказать правила, и ты отлично воспользовался этой информацией. Но неужели ты думаешь, что я поверю, будто человек, который был свободен ещё одиннадцать дней назад, может без выучки не только быстро запомнить правила, но и искусно применить их на практике? На это потребуются годы тренировок, дорогой. Так что давай-ка ты не будешь юлить и просто скажешь мне правду. Или ты от меня что-то скрываешь? - добавила она таким тоном, от которого у меня все внутренности разом заледенели.
  
   "Штирлиц никогда ещё не был так близок к провалу", - испуганно подумал я, и эта фраза как нельзя лучше подходила к моей ситуации.
  
   - Нет-нет, госпожа! Я ничего не скрываю, - поспешно ответил я, - просто... - и тут меня осенило, - мне... очень неловко об этом рассказывать. Понимаете, я там, в нашем мире, на Земле... очень увлекался... вернее, мне нравилось... женское доминирование. Рассказывать об этом... очень стыдно для мужчины нашего мира. Даже от близких своих друзей я это скрывал.
  
   - М-м-м, вот как? - оживилась Фиона. - БДСМ, кажется, это у вас называется. Понятно-понятно, хе-хе. Во-о-от оно в чём дело.
  
   Вот честное слово, от БДСМ я был очень далёк, однако собеседница не стала сей момент уточнять, и я, естественно, не имел намерений опровергать её выводы.
  
   - И как давно ты занимаешься этими практиками?
  
   Никакими практиками я не занимался, и именно так должен был прозвучать честный ответ. Но мне ведь не обязательно требовалось отвечать на поставленный вопрос. Достаточно было дать ответ на другой вопрос, но таким образом, чтобы он воспринимался как ответ на этот.
  
   - Женским доминированием я увлёкся примерно пять лет назад, - сказал я чистую правду, вспомнив, как в свои девятнадцать лет увидел порноролик постановочного изнасилования мужчины четырьмя женщинами. Они затащили его в машину с фургоном, раздели силком и всячески им насладились, пока ехали. А потом привезли в какой-то загородный дом и продолжили "надругательство", если это можно было так назвать. Потому что выглядело всё как настоящая сказка.
  
   - Значит, у тебя на Земле была госпожа? - с живым любопытством спросила Фиона.
  
   - Да, миледи. И даже не одна, - ответил я, имея в виду амазонок, Мару, да и саму Маришу.
  
   - Выходит, и среди ваших женщин есть любительницы рабов?
  
   - Да, госпожа, есть, - снова честно подтвердил я. Потом вспомнил некоторые БДСМные ролики и, поёжившись, добавил дрогнувшим голосом: - Есть даже такие, по сравнению с которыми Вы, госпожа, - очень добрая леди.
  
   Я слегка напрягся, опасаясь, что мог оскорбить магессу этими словами, но та отреагировала, наоборот, вполне позитивно. Она покрепче прижала меня к себе и погладила, словно успокаивая.
  
   - Ну-ну, палку в этом деле тоже нельзя перегибать, - мягко сказала Фиона. - Подготовка должна быть строгой, но не жестокой. Но тебя, как я посмотрю, воспитали очень правильно. Та, что обучала тебя, знала в этом толк. Я бы на её месте тебя после этого не отпустила.
  
   "А она и так не отпустила меня", - подумал я о Маре.
  
   - Скажи, а ты не жалеешь, что тебе пришлось расстаться со своей госпожой?
  
   "Твою ж мать! И как мне на этот вопрос отвечать?!"
  
   Но я замялся лишь на мгновение. И нужные слова быстро нашлись.
  
   - Она по-прежнему со мной, в моей душе, - тихо сказал я, - я даже слышу её голос.
  
   Мара прыснула и громко загоготала, а Фиона, похоже, расчувствовалась от моих слов.
  
   - Достойный ответ, - торжественно похвалила она. - Действительно. Что ещё рабу остаётся, когда он лишён всяческих прав? Но, богиня, с каким бы удовольствием я всыпала некоторым дамочкам, которые легкомысленно относятся к своим питомцам. Наиграется с ним, натешится, потеряет интерес и перепродаст, и даже не подумает о чувствах самого мужчины. О-о-ох! Сколько ещё вдалбливать в их куриные головы, что мы ответственны за тех, кого приручили!
  
   "Господи! - испуганно подумал я. - Она же меня просто убьёт, если правду узнает. Я пропа-а-ал!"
  
   - Хи-и-и! Не боись, - рассмеялась Мара, - Маришу я предупрежу, и она тебя, если что, прикроет. Но какая душещипательная история получилась, просто пре-э-элесть! - добавила она, повизгивая от восторга.
  
   "Но ведь кроме Мариши есть и другие женщины, - расстроено возразил я. - Те, кто на Земле со мной были знакомы: амазонки и Виктория. Вдруг проболтаются?"
  
   - Кроме Мариши и меня о прошлом твоём никто не знает. Если той же Виктории Фиона начнёт вкручивать про тебя как про идеального раба, она ничего возразить не сможет, потому что познакомилась с тобой уже после того, как ты стал парием. Амазонки тоже о прошлом твоём не знают. Так что не дрейфь. Не выплывет эта правда наружу, если никто память твою направлено сканировать не будет. А Фиона не способна на такое. Вот будь она клериком, тогда можно было бы опасаться, что она залезет тебе в мозг.
  
   "В этом доме и клерики есть", - напомнил я.
  
   - А я сильный клеринический дух, - самодовольно ответила Мара. - Квадрат десятого уровня. Поэтому от мастера-треугольника я тебя защищу, если будет в том необходимость. Но с грандмастером мне, увы, не сладить, так что постарайся, чтобы у Светлены не возникло желаний в память твою заглянуть.
  
   "Постараюсь, - сказал я. - И спасибо".
  
   Фиона тем временем вышла из состояния мрачной задумчивости и, мягко взяв мои щёки в свои ладони, обратила лицом к себе.
  
   - Не переживай и не расстраивайся, - подбодрила она меня, тепло улыбаясь. - Мариша - добрая женщина, ты с ней не пропадёшь.
  
   - Да, - ответил я, улыбаясь в ответ. - Я очень рад, что принадлежу ей. Очень-очень рад!
  
   - Хм-м-м, ещё бы, - слегка нахмурилась Фиона. - Она ведь тебя так балует. Боюсь, как бы совсем не испортила. А не хочешь стать моим?
  
   "Что?! Испытывать такой стресс каждый день?! Да ни в жизнь!" - мысленно испугался я. И, наверное, чувства мои отразились в глазах, за которыми Фиона очень внимательно следила, потому что сама она нахмурилась ещё больше.
  
   - Будь очень осторожен в своих словах, - серьёзно предупредила Мара. - Неправильным ответом ты можешь растерять все очки хорошего отношения, которые с таким трудом заработал.
  
   "А-а-а-а! Ну за что мне это!" - мысленно простонал я. Опять бедный Штирлиц оказался на волосок от провала.
  
   - Го... госпожа, - сказал я, слегка заикаясь. - Я... Вы... мне очень нравитесь, и я... с большим удовольствием буду Вам служить... в этом доме, но...
  
   Замолчав на несколько секунд, я лихорадочно искал обтекаемое продолжение.
  
   - Но, что? - подстегнула мой ответ Фиона, становясь ещё мрачнее.
  
   - Но я очень люблю Маришу, - ответил я, не найдя ничего лучше, чем сказать правду. - Эта госпожа крепко пленила моё сердце, и я буду... буду очень несчастен, если... перестану ей принадлежать.
  
   Магесса вздохнула, и настроение её разом качнулось в романтическое русло, а чувства переполнились светлой грустью и сентиментальностью.
  
   - О-о-ох! Ну я больше так не могу! - простонала она, озаряясь улыбкой. - Как же завидно-то! Везёт же этой чертовке! - Фиона снова стиснула мои волосы на голове и сжала их до боли. - Но я всё равно буду играть с тобой, - добавила она, хищно улыбаясь и поедая глазами моё лицо. Потом отпустила и погладила по щеке. - Мы с Маришей компаньонки, а значит, я всегда смогу тебя одолжить. Пока что я тебя отпускаю. Сегодня вечером и весь следующий день, думаю, мне следует уделить время Валентину. Надо бы поработать с его навыками раба. Теперь я в полной мере осознала, что они ещё далеки от совершенства. Но вот послезавтра, - магесса мечтательно прищурила глаза, - я снова тебя позову, чтобы насладиться работой мастера.
  
   Она вдруг привлекла меня к себе и мягко поцеловала в губы.
  
   - Ну всё, иди. Вернее, нет. Пойдём, я тебя провожу.
  
   Мара подсказала мне, что поскольку команда "вольно" ещё действует, я могу не бухаться на коленки и идти на своих двоих. Фиона проводила меня до дверей, выглянула наружу, увидела Аларну и позвала её к себе.
  
   - Ларочка, - сказала она добродушно. - Отведи этого хорошего мальчика на кухню и чем-нибудь вкусненьким угости. Он сегодня заслужил.
  
   Слегка шлёпнув по попе, она выпроводила меня в коридор и, потрепав по волосам напоследок, скрылась в своей комнате, плотно притворив дверь.
  

Глава 21. Паучьи страсти

К содержанию

   Лара с изумлением посмотрела на меня как на инопланетянина и покачала головой. Потом коротко сказала:
  
   - Пойдём, - и, взяв за руку, повела в сторону кухни. А когда мы удалились от комнаты магессы на приличное расстояние, она не выдержала и воскликнула:
  
   - Поразительно! Первый раз вижу пария, который с первого раза умудрился бы Фионе угодить, причём настолько, что она выглядела как именинница! Как тебе это удалось?!
  
   Я улыбнулся и хотел было поделиться секретами своего успеха, но сёкая вовремя остановила меня.
  
   - Ей тоже не говори, - предупредила она, - совсем никому. Тайна эта вообще не должна прозвучать вслух, если не хочешь, чтобы она стала достоянием кого-либо постороннего.
  
   "Понятно", - согласился я с Марой, а на слова Лары ответил по максимуму скромно:
  
   - Наверное, мне просто повезло.
  
   - Ну да, заливай, как же!
  
   - Я вообще везучий парень. Вот и с тобой меня судьба свела.
  
   - И это ты называешь везением? - криво усмехнулась Лара. - Да я же тебя чуть не задушила!
  
   - Тс-с-с! - приложил я палец к губам. - Никому ни слова. Не хочу, чтобы у тебя из-за этого были неприятности.
  
   - Спасибо, - вздохнула девушка, - за то, что простил, что не сердишься. Если честно, мне всё время хочется кого-то связать. Наверное, от духа это пристрастие передалось. Одна мысль о связывании очень меня возбуждает. Даже и не знаю, что с этим делать?
  
   - Хех, прикольный фетиш, - хохотнул я. - А как твой дух поживает?
  
   - Почти всё время спит, - ответила Лара. - Но вот имя Шидзуку ей не понравилось. Не хочет его носить.
  
   - М-м-м, жалко. А как насчёт имени Мидзути? В переводе с одного из наших языков оно означает "водяной дракон".
  
   - Странные какие ты предлагаешь имена, - улыбнулась собеседница. Потом прикрыла глаза, словно к чему-то прислушиваясь, и продолжила через несколько секунд: - "Мидзути" нравится. Говорит, что ей льстит значение этого слова.
  
   - О! Так она не спит?
  
   - Сейчас нет. Но я никогда точно об этом не знаю. Пока не заговорит со мной, я её не чувствую. Скажи, а можно будет тебя как-нибудь связать?
  
   - Хех, блин, ты извращенка, - рассмеялся я.
  
   - Ну, пожа-а-алуйста.
  
   - Хорошо, можно. Но только чур не душить, ладно? Когда не хватает воздуха, то это неприятно.
  
   - Ура! - просияла Лара. - Может, тогда сегодня?
  
   - Не знаю. Если время останется. Я сегодня хочу со всеми перезнакомиться.
  
   - Со всеми, пожалуй, не выйдет. В имении очень много слуг. Больше сотни человек.
  
   - Ну тогда сперва с самыми важными и полезными, - подмигнул я. - Я целиком тебе доверяю. С кем посчитаешь нужным меня в первую очередь свести, с теми и познакомь. А ещё я хочу париев увидеть. Всё ж таки они мои собратья по судьбе. Вот с ними хочу со всеми познакомиться сегодня.
  
   - Парии, - задумчиво повторила Лара. - Хорошо. Тогда сперва сходим на кухню, там работает несколько париев, познакомишься с ними, а заодно я тебя угощу вкусненьким, как приказала миледи.
  
   - Договорились!
  

* * *

   Думаю, что в этом месте самое время о париях рассказать. Как я упоминал уже, в имении жило двадцать простых париев: шесть девушек и четырнадцать мужчин. К ним добавились мы с Саней, и имелся ещё один элитный, которого звали Валентин. Таким образом, с нашим прибытием общая численность рабского контингента достигла двадцати трёх чел... э-э-э... работников (считая одного эльфа). Все парии делились на две категории: на тех, кто владел какой-то профессией на достаточно высоком уровне, и на тех, кто имел приличное количество листиков, чтобы считать их ценными самих по себе. Однако и в первой категории были парии с относительно неплохим рейтингом. К таким, например, относился местный кузнец Фёдор. На его шее красовались четыре оранжевых листика и два зелёных (и снова "неправильная шесть", как сказала бы Мара). Точно так же и во второй категории имелись довольно полезные по хозяйству слуги. Лаби, например, после того как её привезли в имение, стала помощницей местного целителя-травника, выучилась у него и теперь могла играть роль квалифицированного заместителя.
  
   Впрочем, все парии в той или иной степени использовались по хозяйству. Кто-то работал в саду, кто-то на кухне, кто-то помогал слугам поддерживать в порядке и чистоте комнаты замка и горячие источники. Отношение к ним было разным в зависимости от взглядов людей и статуса пария в имении. К кузнецу, например, все слуги без исключения относились как к равному, потому что он был настоящим мастером своего дела и очень полезным человеком. Даже магессы рассматривали его скорее как слугу, чем как раба. Аналогичным уважением пользовалась и Марта - шеф-повар имения. Она просто офигенно готовила, а если кто-то позволил бы себе пренебрежительно или плохо относиться к ней, это однозначно сказалось бы на качестве его пищи. У Марты имелось всего два оранжевых листика и один зелёный, в качестве секс-ублажительницы ценность её была невелика, поэтому она в первую очередь считалась классным поваром и уже во вторую - посредственной утолительницей сексуальных желаний.
  
   Кроме того, высокие мастера своего дела пользовались определёнными льготами на работе. По молчаливому уговору было не принято привлекать их ко вторичной, так сказать, функции, если они были заняты по основной. А если какой-то клиентке в кузне вдруг резко приспичивало излишки энергии блаженства спустить, то у кузнеца в подчинении работали три подмастерья: Ник (два зелёных листа и три оранжевых), Мартин (три зелёных и один оранжевый) и Клара (с шестью зелёными и одним оранжевым листом), которые легко могли решить её проблему. Точно такая же пара помощников-париев работала в подчинении у Марты на кухне. И один из них, перенимая опыт у профессионала, тоже смог стать неплохим кулинаром.
  
   Ну а если ценность пария в основном определялась числом его листиков, то к нему и отношение было больше как к секс-ублажителю. Даже у тех мужчин, которые активно помогали служанкам в саду и в доме, работали на подхвате в плотницкой и швейной, положение было сугубо подчинённое. Никто ими не помыкал, конечно, и не унижал их человеческое достоинство. Такое поведение по отношению к париям на бытовом и служебном уровне резко пресекалось. Но ими определённо командовали.
  
   Главная распорядительница Моргана в имении Мариши, была по-своему колоритной личностью, однако в среде обслуживающего персонала неуклонно проводила политику позитивной субординации, согласно которой специфика отношений на работе могла варьироваться от требовательно-нейтральной до требовательно-дружественной, и аналогично в быту, за вычетом эпитета "требовательно".
  
   Париям разрешалось питаться вместе со слугами и на равных проводить с ними досуг, рацион пищи и условия проживания у них тоже не отличались. Однако, когда дело доходило до удовлетворения хотелок, вот тут и всплывали все прелести рабского статуса. Дело в том, что большинство женщин, как следует погрузившись в своё особое состояние, абсолютно не контролировали себя по части властности. А кто и сохранял некоторую трезвость мысли, сдерживать свои внутренние порывы принципиально не желали. Единственное, на что они могли согласиться, - это переключиться с одного объекта внимания на другой.
  
   В состоянии хотелки стремление доминировать и подчинять резко возрастало. У кого-то сиё выливалось в агрессивную сексуальность, у кого-то в извращённо-доминантную. Какая-нибудь совершенно милая и доброжелательная девушка, которая дружелюбно общалась с парием и относилась к нему как к равному, могла менее чем за пятнадцать минут обернуться либо в сексуально озабоченную хищницу-маньячку, готовую приятеля своего изнасиловать, либо во властную госпожу, преисполнившуюся жаждой повелевать и упивающуюся своим господством.
  
   Это отношение касалось только париев. Каким-то образом энергетика их согласовывалась с изменённым состоянием женщин, так что помеченный листиками человек воспринимался как вожделенный объект, предназначенный для безусловного удовлетворения их страсти, причём объект подневольный, с желаниями которого можно было не считаться. Аларна, к примеру, любила повелевать, и я уже успел в этом убедиться на собственной шкуре. А улыбчивая и добродушная Марта превращалась в невменяемую суккубу с горящими глазами и слюнками, текущими как по верхним губам, так и по нижним. Но это мне ещё предстояло выяснить и почувствовать на своей шкуре.
  
   Такое изменение сознания было общим свойством всех представительниц прекрасного пола, и с этим ничего нельзя было поделать. Лишь в те десять-пятнадцать минут, в течение которых желание нарастало, женщина и парий имели возможность что-то изменить, если в данной паре естественное развитие событий было по каким-то причинам нежелательным. Женщина, например, могла уйти и найти себе другой объект вожделения, а у пария имелся шанс подсунуть страждущей леди замену вместо себя. Или названная замена сама могла подсунуть себя, как обстояло дело, например, с кузнецом и шеф-поваром. Ну в самом деле, не прерывать же ответственную работу специалиста только потому, что у кого-то рядом потекла крыша, а вернее, кое-что пониже крыши.
  
   Ну а теперь, после небольшого лирического отступления, можно вернуться к дальнейшим событиям.
  

* * *

   В столовой я познакомился сразу с четырьмя париями. Во-первых, с Мартой, очень обаятельной шатенкой с красивыми светло-карими глазами, короткой, как у Аларны, стрижкой и ростом под метр семьдесят пять.
  
   0x01 graphic
  
   Во-вторых, с двумя её помощниками: черноволосым Жаном и русоволосым Максимом. У первого было три зелёных листика и два оранжевых, у второго четыре зелёных и два оранжевых. Именно Жан проявлял наибольшее рвение в постижении кулинарных секретов и был любимчиком Марты. В-третьих, я повстречался, наконец, с небезызвестным Валентином, который оказался меланхоличным белобрысым субъектом с копной светло-русых волос цвета сушёного сена, серыми глазами и весьма миловидными чертами лица. Впрочем, телом парень отличался вполне спортивным и крепким, да и рост был повыше среднего, где-то под метр восемьдесят пять.
  
   0x01 graphic
  
   Тогда-то я и увидел впервые элиту. У Валентина было пять зелёных листиков, четыре оранжевых и два розовых. Он сидел за отдельным столиком с отрешённым видом и не спеша уплетал свой обед.
  
   Стоило нам с Ларой появиться в столовой, как новая в имении персона, то бишь я, сразу заинтересовала её обитателей. Валентин покосился в мою сторону, подсчитал листики на моей шее и отвернулся, сделав вид, что потерял ко мне интерес. Жан и Максим подошли ко мне и, добродушно представившись, пожали руку. Они наверняка намеревались поближе со мной познакомиться, однако Марта, которая до этого безуспешно увивалась вокруг элитного пария, быстро придумала им какие-то дела и отправила их на кухню работать, а сама переключилась на меня. То ли я заинтриговал её своей новизной, то ли выглядел гораздо менее неприступно, чем Валентин.
  
   Надо сказать, что слуги в имении уже прознали о некоем любимчике главной госпожи и любопытство их по этому поводу было явно подогретым. Многих интересовало, чем же я умудрился Маришу заинтересовать, что во мне такого особенного? И Лара с Лаби, видимо, уже пролили на эти вопросы определённый свет, похваставшись тем, что им представилась возможность меня опробовать. Видимо, другие дамы тоже захотели вкусить запретный плод, по-крайней мере Марта явно имела такие намерения. Она буквально окунула меня в поток своего обаяния и, должен признать, что выглядеть милой получалось у неё просто великолепно.
  
   Усадив нас за стол, Марта поинтересовалась, хотим ли мы хорошенько покушать или пришли за лёгким перекусом. На что Лара охотно поведала, что Фиона приказала вознаградить меня каким-нибудь лакомством. Мол госпожа насколько впечатлилась моими талантами на поприще сексуального труда, что посчитала необходимым отдать такое распоряжение. Валентин после этих слов напрягся и недоверчиво глянул в нашу сторону, а Марта испытала всплеск острого женского интереса к моей персоне, который, благодаря сёкае и её эмпатическому информированию, я моментально почувствовал и даже слегка опьянел, как от феромонов орчанки. И столь горячая реакция была особенно необычна при полном отсутствии магической хотелки. Никакого избытка энергии блаженства в этой женщине не чувствовалось, но по всей видимости она и сама по себе обладала весьма высоким сексуальным темпераментом.
  
   - М-м-м, лакомство, - сказала Марта и сделала вид, что о чём-то задумалась, но вместо этого лихорадочно соображала, как бы остаться со мной наедине. - О! - просияла она, наконец. - В погребе я приберегла один очень экзотический деликатес, но одной мне его не достать, сильно заставлен. Если поможешь, то тебе представится возможность попробовать одну очень редкую вкусность, которая вряд ли когда-нибудь пробовал.
  
   Лара открыла рот, чтобы о чём-то высказаться, но потом почему-то передумала и закрыла. Хотя я и без её предупреждения понимал, что меня заманивают в ловушку. Однако Марта испытывала такое страстное желание меня отыметь, что даже сёкая стала потихоньку подвывать от предвкушения. Поэтому я сыграл простака и без колебаний вызвался помочь даме достать из закромов труднодоступное лакомство.
  
   Взяв меня горячей и влажной от возбуждения рукой за запястье, женщина направилась ко входу во внутренние кухонные помещения, увлекая меня за собой. Однако у самой двери нас настигла реплика Валентина:
  
   - Парень, ты что, дурак? Не понимаешь, что тебя хотят трахнуть?
  
   "Хех, вот ведь своенравная птица обломинго!" - мысленно усмехнулся я. И мне даже жалко Марту стало, когда я увидел её расстроенные глаза и в досаде поджатые губы. Но это совершеннейшим образом нарушало мои планы, поэтому я заливисто рассмеялся.
  
   - Бли-и-ин! Ну ты и юморист! - похвалил я Валентина, показывая ему большой палец, а про себя радовался его озадаченной физиономии. - Классная шутка!
  
   И повариха, надо отдать ей должное, среагировала просто молниеносно: сцапала меня за руку покрепче и уволокла из столовой, пока этот гад (вряд ли она думала о Валентине более лестно) не успел окончательно поломать её планы.
  
   Перед глазами мелькнула кухня с её многочисленными работницами, в углу над большой кастрюлей колдовали Жан и Максим, потом был выход во внутренние помещения и лестница, ведущая куда-то вниз, в приятную прохладу, но, возможно, навстречу весьма горячему сексуальному приключению. С помощью сёкаи я едва ли не физически чувствовал сладкое предвкушение Марты и её хищную радость. Чем дальше мы спускались в подвал, тем сильнее пронимало меня её обостряющееся волнение.
  
   Но вот перед нами оказалась массивная деревянная дверь, Марта открыла её, подтолкнула меня в проём и вошла следом. На какое-то время я оказался во мраке, ощущая только, что помещение, в которое попал, довольно прохладное. Потом загорелся свет. Я обернулся и увидел, как женщина зажигает голубоватый кристалл, прикасаясь к нему стеклянной палочкой. Второй такой кристалл, расположенный над дверью, уже ярко светился.
  
   Включив освещение, Марта закрыла дверь, задвинула мощный металлический засов и обернулась ко мне, хищно улыбаясь.
  
   "Хе-хе, вот и попалась птичка в клетку", - с удовольствием подумал я, а вслух сказал, изображая недоумение на лице:
  
   - Зачем надо было закрываться?
  
   - М-м-м, а ты правда не догадываешься? - промурлыкала Марта, подходя ко мне вплотную и прижимаясь своим довольно объёмным бюстом к моей груди. При этом губы её сблизились с моими настолько, что едва не коснулись их.
  
   "Хочешь, чтобы я угадал?" - хотел спросить я и уже готовился включить на лице улыбку прожжёного сердцееда, но Мара вдруг опрокинула на мой мозг ушат информации, чем ввела в некоторый ступор. Я испытал на себе способ очень быстрого оповещения или инструктажа, тут уж не знаю, какое слово лучше подойдёт. Тем не менее ощутил себя так, будто за долю секунды выслушал объёмненький такой монолог и достаточно хорошо осознал сказанное.
  
   Сёкая поведала мне примерно следующее. Если я сейчас начну с Мартой флиртовать, она быстро поймёт, что я не такой и простак, каким вначале казался. И что я сразу же догадался, зачем она меня в погреб потащила, и намеренно ей подыграл, когда Валентин попытался мне "глаза раскрыть". После этого она сделает вывод, что я - шлюха и сам не дурак потрахаться практически с первой встречной, порадуется этому факту и без затей предложит нам с ней перепихнуться. Коли меня устраивает такое развитие событий, я могу "вперёд и с песней" действовать, а она, Мара, пойдёт спать и скорбить об утерянных интриге и накале чувств, которые ожидались очень вкусными, но в результате обернутся банальным перепихоном.
  
   Не скажу, что перспектива сломать столь интересную игру и лишиться роли жертвы изнасилования меня совсем не обеспокоила, но больше всего по самолюбию ударило слово "шлюха". Конечно же, на чужом языке оно звучало совсем по-другому, и я точно знал, что в этом мире оно не несёт оскорбительного смысла. Отношение к данному эпитету было скорее как к нашим - всеядный, неприхотливый, уступчивый, и ещё, может быть, присутствовала какая-то часть смысла от слов "трудоголик" и "озабоченный". Но мне всё равно совершенно не хотелось такое впечатление производить, хотя, положа руку на сердце, следовало признать, что по характеру своему и взглядам я очень даже вписывался в данное понятие.
  
   Все эти мысли и осознания проскочили в моей голове за долю секунды, и в результате я ловко вывернулся из объятий женщины, явно не ожидавшей от меня такой прыти, и пугливо отступил в глубь помещения, выдав попутно классическую фразу японского ояша:
  
   - Э-э-э, Ма...Марта, ты очень близко. Не надо так.
  
   Развернувшись ко мне, женщина хищно сверкнула глазами, и я очень чётко ощутил, как она сдерживает желание броситься на меня и, как пишут в криминальных хрониках, насильственно склонить к интимной близости. Однако мой статус любимца хозяйки и возможные последствия пыл её слегка охладили. Хоть Марта и была парией, её привилегированное в имении положение шеф-повара ставило её в местной иерархии слуг совсем не на последнюю ступеньку, и ей совершенно не хотелось лишаться весьма приятного для себя статуса из-за каких-то необдуманных действий.
  
   Поэтому Марта выдохнула, успокоилась и принялась зажигать стеклянной палочкой другие кристаллы, делая помещение ещё светлее, так что становились видны многочисленные стеллажи и полки, заставленные какими-то бутылками, баночками, кубышками и кувшинами, короче разными глиняными и стеклянными ёмкостями. И всё это свидетельствовало, что данная комната играла роль вместилища разных продуктов и кулинарных ингредиентов длительного хранения. Короче, в погребе мы, судя по всему, находились, как и следовало ожидать, поскольку по легенде должны были отсюда достать какую-то вкусность.
  
   Попутно Марта думала. Мыслей я её не слышал, но чувствовал, как бы это лучше сказать, умственные усилия, направленные на поиск способа склонить меня к сексу, которого ей очень хотелось. Взглянув на меня ещё раз, она вдруг замерла буквально на долю секунды, и в душе у неё всколыхнулись новые чувства, перекрашивая эмоциональную палитру в какой-то другой оттенок. Женщина моргнула пару раз, словно проверяя, не мерещится ли ей что-то, снова посмотрела на меня и опять испытала всплеск тех же эмоций, окончательно настраиваясь на новый лад.
  
   Честно говоря, я плохо понял, что такого особенного Марта увидела в моём лице, но эти перемены в её чувствах выглядели очень подозрительно. А судя по азартному хихиканью неугомонной сёкаи - подозрительными вдвойне. И тем не менее мне понравились перемены. Я снова ощутил угрозу, пока не понимал, в чём та заключалась, но воспринималась она очень даже вкусненько и волнительно. В любом случае Марта нашла какой-то выход и задумала новый раунд игры.
  
   - Да я просто хотела поговорить с тобой о некоторых довольно деликатных вещах, - сказала она, - а потому и заперла дверь, чтобы нам никто не помешал.
  
   - А... вот оно что, - с запинкой откликнулся я, - ну... тогда понятно.
  
   Ощущая нарастающую в собеседнице опасность новой для меня непонятной природы, какую-то вязкую и липкую, наполненную похотливой властностью и будто вяжущую меня по рукам и ногам, я невольно стал волноваться, и это повлияло на мою речь, делая её сбивчивой и слегка испуганной. Вот только эта реакция моя, похоже, подкинула ещё больше сухих дровишек в разгорающееся горнило эмоций женщины.
  
   - М-м-м, не надо так бояться, - проворковала Марта, невинно мне улыбаясь, - всего лишь доверительный разговор, ничего страшного.
  
   Но сама она сейчас испытывала острое психологическое наслаждение ситуацией, которую я по-прежнему не понимал, а потому волновался ещё больше, особенно слыша радостные подвывания сёкаи. Снова приблизившись ко мне, женщина словно бы успокаивающе провела пальцами по моей щеке, но, честно скажу, в данной ситуации этот жест воспринимался скорее пугающим, особенно в комплекте с плотоядным взором, которым Марта считывала мимику моего лица.
  
   "И что же она увидела там такого? - думал я, чувствуя, как под этими её взглядами всё тело моё охватывает сильный мандраж. - Опять Мара иллюзиями своими балуется?"
  
   Дух на эти мысли мои не ответила, а лишь похотливо рассмеялась, впрочем такая её реакция была красноречивее всяких слов.
  
   - Я... я с...слушаю, - сказала я, заикаясь от волнения, и Марта с хищной улыбкой на устах стала говорить.
  
   Честно говоря, сейчас уже не вспомню дословно её речь, та была полна скрытых намёков и предложений, обещаний и угроз. Она ложилась на меня как паутина, а сама собеседница, словно арахна, закатывала меня в тугой липкий кокон, вяжущий меня по рукам и ногам. Я в полной мере ощутил себя в роли невинной девушки, устроившейся на новую работу, которую обрабатывает властный и похотливый босс, весьма прозрачно намекая ей о некоторых "особых" услугах, которые самым неожиданным образом будут дополнять список её основных обязанностей. Марта, конечно же, не была моим начальством и власти надо мной особой не имела, но ей довольно ловко и правдоподобно удалось создать у меня впечатление зависимости.
  
   Медовым голосом собеседница поведала мне, что положение пария в имении весьма и весьма шатко и произойти с ним может всё что угодно. Она признала, что хозяйка моя представляет весомую силу, но напомнила, что та чаще всего будет далеко, а многочисленные слуги имения гораздо ближе, очень близко и от того, как я поставлю себя, какой поддержкой сумею заручиться в этой среде, зависит вся моя дальнейшая жизнь здесь. Поэтому мне очень не помешает обзавестись покровителем, обладающим достаточным весом и влиянием в среде слуг, каковым, например, сама она может стать. О да, я привлекательный мальчик и очень ей приглянулся, а потому она готова мне помочь. Но, естественно, её доброта должна быть вознаграждена моей отзывчивостью в некоторых деликатных вопросах.
  
   В процессе этой захватывающей речи я и сам не заметил, как вновь упёрся спиной в стенку, а спереди Марта ощутимо вдавилась в меня своей массивной грудью, и губы её опять оказались возле моих губ, слегка касаясь их и опаляя горячим дыханием вместе с произносимыми ею словами.
  
   - Де... де-э-иликатных? - пролепетал я, ещё более заикаясь и чувствуя целый шквал восхитительных эмоций от участи запутанной в кокон мухи, над которой навис паук, раскрывший острые жвала, сочащиеся ядовитыми слюнками.
  
   - Именно так, деликатных, - проворковала Марта, плотно прижимаясь ко мне низом живота, и глаза её торжествующе сверкнули, когда она ощутила своей томящейся от возбуждения промежностью столь желанную и восхитительную твёрдость. Надо сказать, что мой приятель в трусах к этому соприкосновению очень так хорошо подготовился и проявил себя во всей своей мужской красе, столь открыто заявляя о боевой готовности, что это никак не могло оставить похотливую нимфоманку равнодушной.
  
   - Да, - продолжила она, ещё больше наваливаясь на мой член своей горячей и мягкой киской через все слои ткани, которые их разделяли. - Ты можешь очень многое приобрести, заручившись моей дружбой. Дружба со мной гарантирует тебе вкусную и сытную жизнь, все вкусности, какие захочешь, ты сможешь попробовать, самые разнообразные и элитные блюда, деликатесы. Ты никогда не пожалеешь, что доверился мне. И вся эта прелесть будет стоить тебе не так уж и дорого, - горячо шептала Марта, уже совершенно открыто натирая мою супертвёрдую точку своей супермягкой. - Просто скажи "да", скажи "да"! - требовала она, касаясь моих губ своими, и это просто сводило меня с ума. - Скажи "да", и всё изменится, одно лишь "да" и ты окажешься в сказке!
  
   - Да! - простонал я, и это было не просто согласие, а самая натуральная капитуляция перед неодолимым натиском. Марта буквально вырвала из меня это слово. Не стану скрывать, я и не помышлял о том, чтобы ей отказывать. Сам следовал за ней, чтобы попасться в ловушку. Но в данной ситуации от моих желаний фактически и не зависело ничего. Эта леди настолько качественно повязала меня психологически, что у меня просто не было шансов ей отказать. Это "да" было столь же неизбежным, как семяизвержение неопытного юнца, член которого оказался пленён ртом похотливой и умелой дамы.
  
   И получив это согласие, Марта жадно вцепилась пальцами в мои волосы и захватила рот властным поцелуем. Она навалилась на меня и подмяла, устанавливая своё доминирующее положение, заставила ощущать себя пленённым, подвластным ей. И это сладостное чувство подчинения как яд охватывало моё тело, наполняя его слабостью и податливостью. Будто арахна впилась в меня своими жвалами и теперь парализовывала, вливая ядовитую слюну, с тем чтобы растворить остатки воли и навсегда подчинить себе, сделать своим, послушной игрушкой, собственностью своего похотливого тела, его подневольным ублажителем.
  
   Этот долгий поглощающий поцелуй, казалось, устанавливал между нами незыблемые связи, вплетал в моё сознание роль жертвы, туго заплетённой в кокон из паутины, а в Марте закреплял вкус хищницы, нашедшей свою драгоценную добычу и поймавшей её в плен. Однако истинной паучихой здесь оказалась сёкая, которая с помощью непонятных мне манипуляций, видимо опять что-то сделав с моей внешностью, создала наиболее вкусные для себя отношения между мной и Мартой и теперь, сопя и постанывая от вожделения, закрепляла их, опутывая нас своей магической паутиной.
  
   "Мара, что ты делаешь?!" - мысленно воскликнул я и пугаясь, и очаровываясь одновременно. Мне было невероятно кайфово ощущать себя в страстных объятиях Марты, а ей (я это эмпатически осознавал), было столь же кайфово упиваться своей властью надо мной, чувствовать мою податливость, которая усиливалась её поцелуем, всё больше и больше подчиняющим меня. Она и сама воспринимала себя в образе арахны, который ей очень нравился. Она не просто целовала меня, а впрыскивала яд, вливала в меня свою волю и с наслаждением опутывала паутиной, испытывая сладостный экстаз от этой фантазии.
  
   - Хи-хи, да ничего особенного, - весело ответила сёкая на мой вопрос. - Не бойся, я ничего в ваших сознаниях не изменила. Искусственные чувства создавать совсем неинтересно, и они напрочь лишены питательности. Гораздо круче выпустить на свободу и взрастить те эмоции и пристрастия, которые уже есть. Я просто нашла две отлично совмещающиеся грани в ваших душах и хорошенько намагнитила их, так чтобы они сами притягивались друг к другу при каждом вашем сближении. Не беспокойся, магнетизм этот питается сексуальным возбуждением, а потому, пока вы спокойны, ничего необычного испытывать не будете.
  
   "Ты опять что-то с моей внешностью сделала?"
  
   - Да ни капли, - хихикнула Мара. - Если б я изменила тебя достаточно заметно, повариха испугалась бы и сбежала, поняв, что столкнулась с магией. Да и ни к чему это было делать, ведь естественная внешность твоя ей очень даже нравится.
  
   "Но она точно что-то увидела, и после этого её отношение изменилось, думаешь я не заметил?"
  
   - Хы-хы-хы, ничего не знаю, - отнекивалась сёкая, повизгивая от удовольствия. - Может быть, сама леди расскажет тебе, что такого необычного увидела, когда получит то, зачем тебя сюда заманила.
  
   Выпытать что-то большее у сёкаи я не успел. Марта прервала свой поцелуй и (ох!) я просто оцепенел, встретившись с ней взглядом.
  
   - Да, - восхитилась она, поедая моё лицо глазами. - Как же приятно видеть тебя таким. Ты такой ми-и-иленький, когда находишься под действием моего яда.
  
   "Че... чего?! - от удивления я даже мысленно заикаться стал. - Я... яда?! Она что, реально вообразила себя паучихой?!"
  
   Сёкая проигнорировала мой вопрос, если не считать ответом её восторженные завывания.
  
   - Да! - прошептала женщина и провела мокрым языком по моей щеке от подбородка до уголка глаз. - М-м-м, какой ты вкусный! Мне нужно ещё побольше тебя обкусать, наполнить своими слюнками, чтобы ты поскорей растворился и я могла тебя высосать.
  
   "Марта, ты в порядке?" - хотел спросить я, намекая на умственное состояние собеседницы, но не смог вымолвить ни звука. Чувство оцепенения сковывало гортань и не позволяло мне даже пикнуть.
  
   - Раздевайся! - приказала Марта.
  
   "Интересно, как я сделаю это в состоянии паралича?" - подумал я, но в следующее мгновение был шокирован тем, что уже раздеваюсь. Это было странное чувство. Я испытывал удовольствие, исполняя приказ. Тело снова слушалось меня, но лишь до тех пор, пока я следовал воле пленительницы. Стоило только мне пожелать сделать что-то неразрешённое, как я немедленно замирал, а потом самопроизвольно продолжал выполнять приказ.
  
   Марта непрерывно следила за тем, как я раздеваюсь, и возбуждённо сверкала глазами, будто я не просто одежду с себя снимал, а исполнял для неё стриптиз. Одна рука её легла на грудь, другая на промежность, и она стала мастурбировать через ткань платья, не спуская с меня глаз. Потом женщина резко забросила руки за спину и стала нетерпеливо расстёгивать пуговицы своего платья. Быстрым рывком вверх сняла его через голову и отбросила в сторону, оставшись в одних панталончиках. Лифчиков женщины из прислуги в этом мире, судя по всему, не носили. По крайней мере ни у Аларны, ни у Лабертины бюстгальтеров я не увидел.
  
   Грудь Марты невольно притягивала взгляд, пленяя своими упругими и подтянутыми формами примерно третьего размера. Соски оказались эрегированными и неожиданно крупными, торча вперёд длинными штырьками, словно маленькие стволы орудий. Вслед за платьем женщина избавилась от нижнего белья, попутно скинув со стоп обувку. И я моментально залип взглядом на её заросшую тёмными волосами промежность.
  
   Дамы на Форсу, к моей превеликой радости, в большинстве своём не брились под ноль в интимной части. По крайней мере, об этом свидетельствовал полученный мной опыт. Как доминирующий пол, они вряд ли считались со вкусами париев, руководствуясь, судя по всему, своими личными предпочтениями. В средневековом мире выбритые налысо киски явно не были в моде, а что касается слуг, те этим вопросом ещё меньше заморачивались, оставляя растительность между ног совершенно нетронутой. И женщин-париев это тоже касалось. Ведь для ублажения хозяек их собственные киски совсем не требовались, а потому состояние данной части и степень её заросшести никого особо не волновало. Разве что других париев, но их мнения никто не спрашивал.
  
   Я же просто кайфовал от такого положения вещей и сейчас был совсем не прочь разглядеть киску Марты поближе. Однако женщина преследовала свои цели и, стоило ей полностью раздеться, как она тут же набросилась на меня и впилась зубами в стык моей шеи и плеча с левой стороны. Вначале укус ощутился довольно болезненно, но затем Марта ослабила хватку зубов и стала облизывать кожу в этом месте и обсасывать, словно интуитивно нащупывала пути взаимодействия. При этом в области горла её стала проявляться светящаяся сфера размером с шарик от пинг-понга и постепенно накаляться яркостью.
  
   В какой-то момент женщина стала мягко засасывать в рот кожу моего плеча, и от сферы к ней потянулись два тонких светящихся отростка. Они коснулись моего тела, и я почувствовал лёгкое покалывание, затем они заострились на концах и слегка проникли мне под кожу, создавая тянущее болезненное чувство. Марта удовлетворённо заурчала, и шарик в её горле стал пульсировать, накаляясь сильнее. И вдруг выпустил через свои отростки в меня две тонких струйки светящейся субстанции, вызывая ощущения, похожие на введение жидкости с помощью шприца.
  
   Женщина томно застонала, ещё сильнее присосалась ко мне и, ритмично сглатывая горлом, усилила светящийся поток. Шарик в её гортани постепенно разрастался, а отростки утолщались и изгибались, всё более и более походя на паучьи жвала, заострённые на конце. Тело моё стали стремительно охватывать слабость и онемение, быстро трансформирующиеся в томное удовольствие. Не прошло и десятка секунд, как коленки у меня подогнулись и я сполз на пол, удивлённо хлопая глазами и не понимая, что со мной происходит.
  
   Сочно причмокнув губами, Марта оторвалась от моего плеча и стала с удовольствием меня осматривать. Шарик в её горле разросся уже до размеров теннисного мяча, а светящиеся жвала во рту хищно двигались: смыкались и расходились, выпуская капельки непонятной субстанции, словно сочащийся из паучьих жвал яд.
  
   Женщина сладострастно заурчала и присосалась к одному из моих сосков, основательно затягивая его в свой рот. В этот раз жвала вонзились в меня резко и уверенно. Вызвав всплеск ноющей боли, на смену которой почти сразу пришло блаженство от нагнетаемого в моё тело яда.
  
   Укусив меня ещё в нескольких местах и доведя до состояния, при котором я практически перестал чувствовать своё тело, Марта легко подхватила меня на руки и понесла вглубь погреба, двигаясь между стеллажей. Там, в задней части помещения, обнаружилась копна сена, накрытая сверху циновкой, сплетённой из материала, напоминающего древесные мочала. Вот на это ложе "арахна" меня и разместила, после чего забралась сверху и продолжили кусать, наслаждаясь этим процессом как истинная хищница, которая в самом деле собиралась меня сожрать живьём. В конце концов, она добралась до моего стоящего торчком члена, стала вылизывать его от основания до головки, прихватывая губами и посасывая ртом. Она урчала и постанывала, будто пробовало что-то невероятно вкусное, а потом заглотила моего товарища до самого основания и принялась его сосать.
  
   Господи, мне было так круто, что я наверняка бы кончил за пару десятков секунд таких умопомрачительных ласк, если бы сёкая не сдерживала мой оргазм. Увлёкшись смакованием члена, Марта сунула мою руку себе между ног и придавила её своим весом, слегка потираясь пушистой промежностью о мои пальцы. Именно тогда я почувствовал, какая она там горячая и мокрая, а заодно осознал, что далеко не все части тела потеряли чувствительность и подвижность.
  
   Мои исследования контуров женской вагины сквозь заросли волос пришлись Марте по вкусу. Она радостно замурлыкала и развела бёдра пошире, чтобы предоставить мне полный доступ к сокровенной своей части. Ощупав мясистые губки и окунувшись в топкую расщелинку между ними, залитую смазкой, я обнаружил крупненький клитор и стал поглаживать его скользкими подушечками пальцев, проводя ими от основания к головке и мягко массируя его. Женщина рыкнула, резким движением бёдер насадилась влагалищем на мои пальцы и очень туго стиснула их у себя внутри.
  
   "Ох! Какая она сильная там и узкая!" - мысленно поразился я, содрогаясь от удовольствия. А Марта тем временем, довольно урча, сделала несколько быстрых фрикций, потом сладострастно вскрикнула, и ладонь мою обожгло вспышкой боли, которая быстро трансформировалась в жар, а потом в онемение вместе с томным блаженством, постепенно охватывающим всю кисть руки.
  
   Продолжая стонать и мелко вздрагивать, "женщина-арахна" судорожно сжимала мои пальцы в своей пещерке, тискала их и сосала, вызывая ритмично накатывающие ощущения несильной тянущей боли, которая даже удовольствие мне доставляла, превращаясь в жар и приятную томность.
  
   "Боже! Да что ж она делает-то с моей рукой? Откуда берётся эта боль?" - недоумённо подумал я, и сёкая, хихикнув, показала мне будто в рентгеновском зрении центральную часть тела лежащей на мне Марты. Матка её светилась белым сиянием и, экстатически сокращаясь, стискивала мою ладонь ещё более мощными и длинными световыми жвалами, чем те, что были у женщины во рту. Они выходили прямо из шейки матки, бесплотно пронизывали ткани малого таза, прокачивали сквозь себя потоки световой субстанции и вливали её в мою руку.
  
   - О-о-ох! Как приятно! - простонала Марта. - Как приятно тебя писькой кусать.
  
   Она энергично вскочила на четвереньки и, освободив мои пальцы из плена, прилегла сверху, прижимаясь мокрой промежностью к моему бедру и плотно охватывая его ногами. Я почувствовал кожей ноги горячую влажность и упругий штырёк клитора, буравящий её своей головкой. Рот Марты вновь навис над моей грудью, и она стала облизывать сосок и покусывать его зубками, не прекращая тереться киской о ногу. А потом, широко открыв рот, "арахна" захватила большой участок кожи, глубоко засосала его в себя, вызывая болезненное натяжение, и опять резко вонзилась в него своими светящимися жвалами, впрыскивая мне под кожу новые порции своего яда.
  
   И во время этого непрерывного укуса фрикции Марты постепенно ускорялись, становились резче, судорожней, и вот она снова взвивается от удовольствия, вскидывает голову в крике блаженства, а ногу мою пронзает сладостной вспышкой боли, которая стремительно вытесняется наслаждением от закачиваемого в моё тело яда.
  
   - Мр-р-р! Как же это классно!!! - зарычала "арахна". - Я искусаю тебя всего, пока ты полностью не растворишься!
  
   Затем она перелегла на вторую мою ногу, облюбовала ртом другой сосок и повторила все стадии своего наслаждения. Последующие минут пятнадцать Марта ползала по моему телу, обсасывала его, тёрлась киской и вонзалась, вонзалась, вонзалась жвалами, испытывая один оргазм за другим, вливая в меня всё больше и больше своего светящегося сока. В конце концов я уже почти не чувствовал боли и только всплески блаженства, разливающегося по телу, свидетельствовали о том, что меня продолжают кусать.
  
   Не знаю, сколько бы это ещё продолжалось, но, похоже, у "паучихи" просто кончился яд. По крайней мере, светящаяся сфера в гортани вспыхнула последний раз и погасла, а вместе с ней исчезли и жвала. Марта замерла на пару секунд и, радостно усмехаясь, заявила:
  
   - Ну вот ты и готов, моя пища! Настала пора тобой отобедать.
  
   Она нетерпеливо оседлала мои бёдра и, сладостно вскрикнув, насадилась влагалищем на член. Почти сразу же её объятия крепко стиснулись и сдавили меня, а тело её затряслось будто бы под ударами электричества. Не знаю, что она делала со мной до этого, но сейчас через эмпатическую связь я чувствовал, как она переживает сильный кайф от одного лишь пребывания моего члена у себя внутри. Но Марте и этого оказалось мало, она стала двигаться, рыча от наслаждения, и мощно засасывала в себя моего приятеля, будто при каждом заглатывании его пыталась вытянуть сперму прямо из моих яичек.
  
   - Хи-хи, теперь вы оба готовы, вкусняшечки мои, - проворковала сёкая, - пришло время меня подкормить.
  
   А потом я просто взорвался от мощного оргазма. Как потом выяснилось, дух перестала сдерживать мою разрядку. И все те усилия, которые совершила "арахна", чтобы усилить её, разом сработали, буквально скручивая меня судорогой и заставляя выплёскивать мощные струи спермы. Я будто бы в коконе блаженства оказался, отрезанный от всего мира прослойкой концентрированного удовольствия. И мягко тонул в нём, краем сознания слыша, как удовлетворённо урчит Марта, крепко сжимая меня в своих объятиях, и засасывает в матку мой сок.
  
   - Боже! - слабо простонал я, чувствуя, что сперма во мне закончилась, но женщина всё равно продолжала безжалостно выдаивать меня, заставляя содрогаться в непрекращающихся судорогах оргазма. - А-а-а! Останови-и-и-ись!
  
   - Неужели уже выдохся? - насмешливо хихикнула сёкая. - По правде говоря, ты ещё не пустой. Влитая в тебя энергия блаженства нацелена на то, чтобы стимулировать твои яички на очень быструю работу. Так что ты всё равно продолжишь выделять сперму по капельке, а Марта её будет непрерывно отсасывать и может продолжать делать так очень долго.
  
   "Не надо! Я так помру!"
  
   - На самом деле нет, - возразила дух. - В таком состоянии ты можешь пробыть ещё парочку часов без какого-либо ущерба твоему организму. Ну разве что лишний жирок растеряешь, хе-хе. И сейчас работа твоей половой системы разгоняется. Неужели не любопытно ощутить себя суперсамцом, способным за час выплеснуть из себя более литра спермы? Погоди капельку. Ещё немного времени пройдёт, и тебе станет очень кайфово!
  
   Я ощутил, как объятия удерживающей меня хищницы стиснулись, влагалище её напряглось, создавая мощное разряжение, и заставило меня в очередной раз излиться, испытывая тянущую боль в яичках, свидетельствующую об их полном опустошении.
  
   - М-м-м, закончилась пища, - промурлыкала Марта, томно улыбаясь. - Сестричка-арахна выпила весь твой сок. Надо переходить к медленному высасыванию. Так ты станешь ещё вкуснее. М-р-р-р, м-р-р-р, м-р-р-р! - запела она радостно. - Мягко, нежно, массировать, сосать, тереть и мять, растворять, новый сок добывать!
  
   С этого момента влагалище её стало столь сладостно обрабатывать мой член, что меня будто парализовало от беспредельного блаженства. Женская пещерка, заключив моего приятеля в нежный плен, совершала быстрые, но мягкие массирующие сокращения, плавно повышая напряжение у меня в паху. Возбуждение разрасталось, неуклонно приближаясь к критическому пределу. Я стал дрожать и выгибаться в объятиях хищницы, и в какой-то момент Марта, нетерпеливо зарычав, навалилась на меня сверху и резким мощным засасыванием члена заставила вновь взорваться от оргазма, выплёскиваясь неожиданно очень обильно.
  
   - Сосать! Сосать! - плотоядно урчала она, жадно поглощая мою сперму. - Пища! Вкусная пища! Больше пищи! Я высосу тебя всего! - Влагалище её совершало безжалостные выдаивания, заставляя оргазм мой длиться, не прекращаясь, пока я опять полностью не опустел.
  
   И тогда арахна вновь мирно замурлыкала, слегка ослабила хватку и опять погрузила меня в нежное облако приятных ласк и плавно нарастающего напряжения. Я снова томился в её объятиях, чувствуя, как возбуждение моё растёт, накаляется, я в очередной раз стал дрожать и трястись, и в очередной раз подвергся мощному выдаиванию, отдавая своё "молоко" похотливой и жадной арахне.
  
   Эти стадии мягкого блаженства и насильственного высасывания, сопровождающегося бурными оргазмическими судорогами, следовали одна за другой. Я изнемогал в объятиях ненасытной хищницы и чувствовал, как интервалы между оргазмами становятся всё короче, а спермы из меня, наоборот, каждый раз выплёскивалось всё больше. И меня это стало пугать.
  
   "Господи! Во мне ведь так вся вода закончится! И это совсем не иллюзия. Меня лишают соков в реальности и на полном серьёзе. Сколько это будет продолжаться? Что со мной станет? Мама-мама-мама!" - запричитал я, вновь приближаясь к оргазму, и хрипло закричал, содрогаясь в его безжалостных волнах.
  
   - Сосать! Сосать! - восторженно урчала Марта и, работая вагиной как насосом, буквально вырывала из меня сперму, не дожидаясь, пока та выплеснется. И я физически уже чувствовал себя так, будто не сперма из меня выходит, а питательные вещества организма, растворённые желудочными соками арахны.
  
   "А-а-а! Ма-а-а-ара! А-а-а! Останови её! - взмолился я. - Не могу-у-у больше та-а-ак!"
  
   - Ну ладно, будь по-твоему, - удовлетворённо промурлыкала дух, - добрая сёкая тебя пожалеет. Тем более что я посмотрела уже всё, что хотела, и знаю, чем дело закончится.
  
   Она прочитала какое-то заклинание и направила его прямиком в матку моей мучительницы, после чего та запищала от восторга и обмякла, выпуская меня из своей мёртвой хватки и перекатываясь на спину.
  

Глава 22. Таинства сексуальной магии

К содержанию

   Освободившись из объятий хищницы, я даже не сразу поверил в свое спасение.
  
   "О-о-ох! Слава богу! - мысленно простонал я с облегчением. - Это какое-то сумасшествие было. Что такое вообще произошло? Почему Марта вдруг в паучиху превратилась? И что за яд она в меня накачивала? Почему я так много и часто кончал? Это какая-то магия?"
  
   - Хе-хе, да-а-а, очень неожиданный вышел эффект, - промурлыкала Мара. - Но зато очень сытный и познавательный. Я сегодня получила массу новых знаний о магии удовольствий, а заодно объелась просто до пупа!
  
   "И что такого ты узнала?" - полюбопытствовал я, с удовлетворением отмечая, как силы мои довольно быстро восстанавливаются и в тело возвращается состояние комфорта и бодрости. Я даже сел на циновке и осмотрелся, увидев повариху, раскинувшуюся в позе звёздочки с блаженной улыбкой на лице.
  
   - Марта, ты как себя чувствуешь? - спросил я, но та не ответила и вряд ли вообще услышала меня.
  
   - Она ещё минут десять будет блаженствовать, - ответила сёкая. - Уж больно много ты в неё накончал.
  
   "А что за заклинание ты сотворила?"
  
   - Хи-хи, очень уникальное и полезное заклинание, - самодовольно сказала дух. - Я сама его придумала, разобравшись, как работает моя собственная энергетика. Называется оно "матка сёкаи" и использует слияние четырёх клеринических элементов. И да, это грандмастерское заклинание, потому что согласует все четыре оси.
  
   "Ты разве грандмастер?"
  
   - Неа, официально я - простой квадрат. И даже ранга адепта не имею.
  
   "Но как тогда ты можешь творить заклинания грандмастера?"
  
   - Мне очень много лет, Димочкин, и я давно занимаюсь магией, так что согласования элементов для отдельных разработанных мной лично заклинаний научилась делать методом тыка. Диких духов, знаешь ли, в академию не принимают. Особенно таких своенравных и неуправляемых, как я. Вот и приходится быть самоучкой. Но сейчас я очень рассчитываю на помощь хозяйки и её посредничество. Было бы здорово, если б она уговорила Светлену меня учить. Тогда бы я могла получить все доступные мне ранги и обрести свою полную силу.
  
   "Ух ты! Ясно. А как работает твоё уникальное грандмастерское заклинание? Что оно делает?"
  
   - Перерабатывает мужскую сперму в телесную, астральную, ментальную и духовную прану, напитывая ими все составляющие человеческой сущности. На весь сегодняшний день Марте обеспечен высокий физический тонус, вдохновение, масса новых идей и непоколебимое, ничем не омрачаемое хорошее настроение. А ещё удовольствие её будет продолжаться до конца дня в очень умеренном и почти незаметном режиме, сохраняя состояние повышенного комфорта и приятной удовлетворённости.
  
   "Шик! Действительно круто! - порадовался я. - Здорово ты Марту вознаградила!"
  
   - Хе-хе, но это не по доброте душевной, знаешь ли.
  
   "Вот как? Значит, и практическая цель имеется?"
  
   - Ага. Хочу, чтобы у неё создалось ощущение твоей уникальности. И чтобы ей хотелось снова поймать тебя и оприходовать по-паучьи.
  
   "Блин! Ну не надо со мной так жестоко!"
  
   - А чем ты, собственно, недоволен, дорогуша? - промурлыкала Мара. - Сам-то ведь тоже нехило так зарядился энергией. И сперма в тебе будет восстанавливаться просто махом до самого конца дня. Сможешь хоть каждые десять минут полноценно кончать. Впрочем, если так часто эякулировать станешь, то энергия, скорее всего, закончится гораздо раньше, чем вечер наступит. Но вряд ли ты будешь сегодня настолько сильно загружен.
  
   "Послушай, а что Марта сама подумает о сегодняшнем происшествии? Как отнесётся к своим действиям, когда придёт в себя?"
  
   - До самого вечера её никакие проблемы заботить не будут. Эйфория вытеснит из ума все сомнения и опасения. Возможно, не будут заботить и до завтрашнего утра. Но думаю, что Мариша зайдёт к ней сегодняшним вечером, чтобы проверить самочувствие, просканировать ауру и всё объяснить. К вечеру, надеюсь, к Марте вернётся критичность мышления, и она адекватно будет воспринимать информацию, касающуюся её персоны.
  
   "Но мне-то ты сейчас объяснишь или тоже до вечера придётся подождать?"
  
   - Сейчас, конечно. Как раз пока леди балдеет, мы и поговорим. Тебе, кстати, не помешает одеться. Можешь заодно и одежду Марты принести.
  
   Я поднялся с циновки и направился к двери, возле которой валялись мои штаны, рубашка и мягкие матерчатые туфли. Такую обувь можно было надевать без носков, и туфли данного фасона почти все местные слуги носили в имении. А сёкая тем временем собралась с мыслями и стала меня просвещать.
  
   - То, с чем ты сегодня столкнулся, - это магия удовольствий, - сообщила Мара. - Та самая магия, которую изучает Мариша и которая даёт париям все их бонусы. Произошло очень интересное и неожиданное явление. Ваши с Мартой веточки временно сцепились, формируя одну на вас двоих энергосистему. Честно говоря, для меня самой это происшествие стало полной неожиданностью, а иначе я бы не рискнула его допустить. Я вообще не подозревала, что такое возможно, и сперва капитально так испугалась, но на очень короткое время. Ты, наверное, даже не заметил, когда это произошло. Но потом я увидела, что никакой угрозы вам двоим это сцепление не несёт и оно легко может быть разорвано. Обмен энергией хоть и происходит, но в бесцветном состоянии. А в таком виде она на рост веточек и их свойства негативно повлиять не может.
  
   "Но почему Марта превратилась в арахну? Почему она подчинила меня? Почему я чувствовал себя будто в кокон паутины запутанным и что за ядом таким она меня травила?"
  
   - Хе-хе, очень много вопросов за один раз. Наберись терпения и на все ответ получишь. Начну с первого и самого простого. Почему именно арахна? Марта любит пауков, и у неё в комнате, в аквариуме, живёт один очень интересный экзотический питомец, а вернее одна, потому что это самка. Марта запускает к ней мух и других насекомых, а потом подолгу наблюдает, как паучиха ловит их и ест. А ещё она мастурбирует при этом, потому что её очень возбуждает процесс охоты питомицы.
  
   "Блин, извращенка!"
  
   - Хи-хи, это да. Но не больше, чем ты. Тебе ведь нравится то же самое, а иначе вы не смогли бы с ней состыковаться по этой грани. Магия удовольствий для сцепления веточек требует взаимного возбуждения, причём очень сильного возбуждения, на уровне экстаза, возникающего посредством одного общего фетиша, который я и назвала "гранью стыковки". У вас с Мартой есть одна одинаковая грань, по которой вы совмещаетесь практически идеально. Она - как доминирующая сторона, а ты - подчинённая. Но именно в этом месте была небольшая проблема. Ты у нас уже хорошо вжился в роль жертвы и достаточно легко её принимаешь, а Марта только сегодня в первый раз испытала любовь к роли хищницы. Изначально у неё была только одна фантазия: совращение невинного юноши. Поэтому мне потребовалось изменить немного твой взгляд, сделав его невинным. Вернее, я предоставила Марте возможность самой это сделать, наведя на её разум плавающую иллюзию, в результате она увидела именно то, что хотела. И я не ожидала даже, что получившаяся иллюзия настолько её заведёт. Хе-хе, какое удовольствие я испытала, выслушивая её монолог, сколько вкусной энергии собрала с эмоций вас обоих. Ва-а-а! Марта увлеклась твоим совращением и почувствовала вкус к доминированию. Её очень зажгла эта роль и, как говорится, пошло-поехало.
  
   Она обрабатывала тебя психологически и входила в раж, а я, как любительница воре, стала ассоциировать эту её речь с паучьей охотой. Опутывая тебя словами, Марта стала воспринимать себя арахной, заматывающей жертву в паутину. Я переадресовала тебе её фантазию, и та попала на благодатную почву. Ты возбудился, это возбуждение передалось совратительнице, усилилось и вернулось к тебе, и так по кругу, пока не возник резонанс. Я была в полном восторге и проморгала момент стыковки веточек, который произошёл во время вашего поцелуя. Когда увидела, что произошло, сперва испугалась, но успокоилась, поняв, что веточки разъединяются легко. Затем быстро изучила сцепление, тонкости энергообмена и поняла, что вреда от него не будет. Наоборот, только взаимная польза. Поэтому я всячески поспособствовала этому слиянию и укрепила его.
  
   Возможно, ты уже догадываешься, почему почувствовал себя подчинённым и почему ощутил себя замотанным в паучий шёлк? Этого требовал алгоритм стыковки, и ты попал под действие сформировавшихся законов вашего объединения. Дело в том, что при сцеплении веточек воли партнёров обобщаются и переходят под управление кого-то одного из них. Два человека просто не могут управлять одной энергосистемой, сохраняя её стабильность. Кому-то нужно передать права другому и принять пассивную роль. Именно тебе она была ближе и приятнее, поэтому ты и оказался подчинён.
  
   Теперь насчёт "яда". Надеюсь, ты уже понял, что ядом эта субстанция была сугубо игровым и обоим вам приносила только пользу. На самом деле это не яд никакой, а энергия блаженства женщины, которую та вырабатывает в своём теле. Марта смогла передавать тебе её напрямую, без запретных удовольствий, через вашу общую связь. Однако ей для этого опять же требовалось соблюдать алгоритм согласования, и он заключался в том, что дама была арахной, а её кавалер - жертвой. Поэтому передавать тебе энергию блаженства Марта могла только с помощью паучьих укусов, но не физических, а энергетических. Она самостоятельно разобралась в этом и научилась кусать.
  
   "А зачем ей надо было мне энергию блаженства передавать?"
  
   - Затем, что ей, хе-хе, понравилась роль арахны. Она обернулась этим существом в своей фантазии, а пауки любят кусать и впрыскивать яд. Марта от сего действия получала острое психологическое, а потом и физическое удовольствие, когда поняла, что кусать тебя маткой гораздо приятнее и энергию блаженства по меридианам перегонять к горлу не надо, потому что именно в матке у женщин она и вырабатывается.
  
   "Но Марта была как безумная. Считать себя пауком, разве это не вид сумасшествия?"
  
   - В данном случае нет. Считай, что она просто глубоко вжилась в роль. Как активному партнёру, ей необходимо было выполнять условия вашей стыковки, чтобы поддерживать её стабильность. Где-то краем сознания она понимала, что это не более чем ролевая игра, но именно что самым краем. Поэтому её и не удивляла необычность происходящего, как удивляла тебя. Но будучи пассивной стороной, ты не имел возможность повлиять на соединение веточек, потому и не мог его разорвать. Поскольку в вашей сцепке Марта играла активную роль, то на её плечи ложилась работа по поддержанию стабильности связи. Она, конечно же, всё это делала неосознанно, так сказать, в актёрском порыве. Ну и увлечённость игрой, а также захватившая её похоть имели далеко не последнее значение. Начни она в чём-либо сомневаться, ваша сцепка тут же развалилась бы.
  
   "Но в чём польза от сцепления веток? Ты говорила, что это уникальное и очень полезное явление, но не объяснила, почему".
  
   - Польза? У-у-у! Брат! Это такая круть, что не сразу и осознаешь. Для тебя главная польза состоит в получении бесцветной энергии блаженства. Обычно, когда передача осуществляется через запретные удовольствия, энергия окрашивается в соответствующий цвет и расходуется на рост веточек и подпитку их функций. Зелёная энергия, например, идёт на укрепление иммунитета, а оранжевая ? на быструю переработку вредных веществ, и так далее. У них там множество и других нюансов, но проблема в том, что за некоторыми исключениями энергия конкретного цвета может быть использована только на этот цвет и больше ни для чего. А бесцветная энергия идёт именно на подпитку, поддержание человеческого организма и развитие его возможностей. Женщин она, например, делает сильнее, быстрее, точнее, способствует совершенствованию их физического тела и всех остальных (астрального, ментального, духовного). Но у дам всё равно остаются излишки, от которых приходится избавляться. Для этого и нужны парии. Мужчины энергию блаженства не вырабатывают, а потому остаются без создаваемых ею бонусов. А у тебя, как сам понимаешь, вдруг появилась возможность подпитаться бесцветной энергией. Усекаешь, к чему я клоню?
  
   - А... ага.
  
   - Так-то. Ну и для Марты польза оказалась тоже весомой. Дело в том, что сросшиеся веточки начинают регенерировать. Собственно, твои ветви, как совершенно здоровые, практически не изменились, а вот у Марты слегка подлечились, благодаря твоим. Особенно зелёная, которая была у неё шибко побитой. Теперь она хоть и очень медленно, но может продолжить рост. И это просто великолепно!
  
   "Действительно здорово, я очень рад!"
  
   - А ещё ты позволил Марте полностью избавиться от излишков энергии блаженства. Так что примерно сутки хотелка её беспокоить не будет. Однако для неё была ещё одна немалая польза, о которой я уже упоминала. Марта хапнула много твоей спермы, причём горячей спермы, до предела заряженной энергией янь. Конечно же, если бы не моё заклинание, толку от неё женщине было бы немного. Но она честно пыталась тебя съесть как арахна и выбрала вполне рабочий алгоритм для этого.
  
   "Что? - не поверил я своим ушам. - Съесть? Как съесть?"
  
   - Ну, если вкратце, то пустить все твои ткани на переработку в сперму и высосать их через член. Если бы она продолжила тебя дальше выкачивать, то сперва ты лишился бы всего глютена в организме, потом стал бы терять жир, затем трансформироваться стали бы мышечные ткани и внутренние органы. Напрявлялся бы этот процесс волей хищницы через образовавшуюся между вами связь, а обеспечивался - энергией блаженства, которой Марта тебя нашпиговала по самую макушку.
  
   - Ч... чего?! - От волнения я даже вслух заговорил. - Но ты ведь заверила меня, что Марта осознавала иллюзорность своей паучьей ипостаси, понимала, что это не более чем ролевая игра. И она всё равно бы меня съела?
  
   - Но я говорила также, что она очень хорошо вжилась в свою роль, увлеклась ею. Так что да, могла съесть, если бы никто не остановил её вовремя.
  
   "И какое время бы ей для этого потребовалось?"
  
   - Сперва дело двигалось не очень быстро. Но ты наверняка успел почувствовать, как постепенно ускоряется процесс твоего высасывания. Прошло бы часика два, и Марта стала бы пить тебя маленькими глотками непрерывно каждую секундочку. И постепенно размер глотков её стал бы увеличиваться. Так что ещё через часик от тебя остался бы сухой скелет, обтянутый кожей.
  
   "Да я бы раньше умер", - попробовал я возразить.
  
   - Увы, нет, - ответила Мара. - Не забывай, что тела ваши были замкнуты в единую энергосистему, а следовательно, Марта вполне могла поддерживать в тебе жизнь силой своей жизненной энергии вплоть до того, как в теле твоём не осталось бы влаги.
  
   "Капец!"
  
   - Всё правильно. Он самый тебе бы и наступил, если бы не заботливая сёкая, которая от этой участи тебя уберегла и защитила.
  
   "Сразу после того как сама же её и организовала", - попробовал я возразить.
  
   - Но сугубо с огромной пользой для тебя, - парировала Мара. - Твоё тело основательно пропитано бесцветной энергией блаженства, которая за отсутствием управления её хозяйки пойдёт на подпитку твоего организма и укрепление его. Вот так-то, дорогуша. Но пойдём-ка будить Марту. Собственно, она уже и не спит.
  

* * *

   В погребе мы в общей сложности пробыли минут сорок. Хотя, ей-богу, у меня осталось впечатление, что времени прошло раза в три дольше. Однако к нашему возвращению количество посетителей в столовой заметно прибавилось. И кроме оставленных нами Аларны и Валентина в зале теперь сидели Лаби и четверо других девушек-парий. Я с любопытством всмотрелся в их лица и увидел ответный живой интерес.
  
   - Извините, задержались, - сказал я, обращаясь преимущественно к Аларне, которой в силу возложенного на неё поручения пришлось дожидаться меня. - Долго разыскивать пришлось баночку, - и я показал всем средних размеров (примерно двухлитровый) глиняный горшочек, которым местная шеф-повар снабдила меня, после того как оделась и наскоро привела себя в порядок.
  
   Сам я старался сохранять бесстрастное выражение на лице, дабы не выдать того, что в погребе со мной случилось. Однако Марта, идущая следом, выглядела такой счастливой и удовлетворённой, что полностью обесценивала всю мою конспирацию. Валентин прошёлся взглядом по её довольной моське, потом цепко изучил меня и, не обнаружив никаких следов морального ущерба или там какой-то растерянности, поруганной мужской чести, самодовольно резюмировал:
  
   - Шлюха.
  
   - Что, правда? - заинтересованно спросила одна из незнакомых мне девушек-парий.
  
   - Нет конечно! - возмутился я. - Что за мода бросаться оскорблениями в незнакомых людей!
  
   - Оскорблениями? - удивлённо приподнял брови Валентин.
  
   - Он совсем недавно ещё был свободным, - пояснила Аларна. - Двух недель не прошло. [1]
  
   - И столько листиков? - поразился кто-то из девушек. - Вау!
  
   - Что, серьёзно? - снова удивлённо приподнял брови элитный парий. - Ну извини тогда, не знал.
  
   - Да при чём здесь это! - продолжал я негодовать. - В моём мире это слово - оскорбление!
  
   - Извини-извини, - повторил Валентин, но даже миллиграмма раскаяния не было в его голосе.
  
   Надо сказать, что опередил он меня со своими извинениями. Только я хотел потребовать сатисфакции, как он их мне уже принёс. Не в том, конечно, тоне, как я рассчитывал, но качать в этой ситуации права было уже как-то глупо. Поэтому я лишь насупился и присел за стол рядом с Аларной, намереваясь немного подуться, а потом поднять себе настроение вкусностью, которой меня снабдила Марта.
  
   Правда, посидеть вдвоём нам было суждено совсем недолго, не более нескольких секунд, которые потребовались девушкам-париям, чтобы передислоцироваться за наш стол. Четверо незнакомок расселись напротив, рассматривая меня во все глаза, а Лаби разместилась справа, приобнимая меня рукой за талию и прозрачно так намекая своим подругам, что она уже входит в состав моей свиты. Впрочем, я и не возражал. Мне даже приятно стало на душе, и обида моя мигом улетучилась.
  
   - Ну что, давай знакомиться? - бойко предложила самая рослая из незнакомок, которая по телосложению своему могла сойти за амазонку: рост под метр девяносто и очень крепкая, широкоплечая, с выраженной мускулатурой на руках и весьма объёмной грудью примерно четвёртого размера. Тёмно-русые волосы её, заплетённые в косу, скрывались за спиной, дотягиваясь примерно до талии. Спереди я их длину увидеть, конечно же, не мог, но позже мне представилась такая возможность с заднего ракурса. Глаза у девушки были карие, нос прямой, губы приятной такой пухлости, ну и в целом черты лица её отличались незаурядной привлекательностью. В профиль мне она чем-то Фиби из зачарованных напоминала, а точнее исполнявшую её роль Алиссу Милано.
  
   0x01 graphic
  
   А телом девушка обладала столь спортивным и привлекательным, что вполне могла выиграть международный конкурс "Мисс фитнес".
  
   - Меня Кларой зовут, и я помощница кузнеца, - представилась амазонка.
  
   Про набор листиков на её шее я уже писал. В то время он был для меня впечатляющим. Такой длинной зелёной веточки я ни у кого ещё не видел. Даже у Валентина она была короче. И невольно возникали вопросы: а почему эта пария до сих пор не в элите? Но позже, через некоторое время, я узнал, что тот единственный оранжевый лист, что красовался на шее Клары, Светлена по поручению Мариши поставила девушке лично при счёте 5:0 и ей, несмотря на всё своё обаяние и женскую притягательность, больших трудов стоило уговорить парию на столь неприятный для той шаг. Да и то, удалось лишь благодаря обещаниям, что только так девушка сможет продолжить рост своей зелёной ветки. Обещание сбылось уже через полгода. На первый взгляд срок немаленький, но, учитывая предыдущие пять лет стагнации, это достижение настраивало на оптимизм, так что Клара ничуть потом не жалела о своей уступке.
  
   Ну и ещё, пожалуй, нужно добавить, что эта сильная женщина на семьдесят процентов была лесбиянкой. Этим и объяснялась её любовь к зелёному удовольствию и то случайное обращение, которое по неосторожности произошло почти на самом пике карьеры амазонки и так прискорбно её оборвало. Впрочем, если быть точным, в то время Клара была ещё стопроцентной лесбиянкой и мужчины как сексуальные партнёры её не интересовали вообще. Это уже в имении Мариши произошла коррекция либидо. Да и то, не романтические эмоции послужили тому виной, а, наоборот, чувства злости, мстительности и агрессивности бывшей амазонки.
  
   Дело в том, что лучшая подруга Клары, Рита, очень хрупкая и милая девушка, работающая помощницей в швейной мастерской, была изнасилована одним из слуг имения. Тот парень, кстати, после этого инцидента был уволен, даже несмотря на немногочисленность мужчин в обслуживающем персонале. Однако он едва избежал оранжевого обращения, которое разгневанная Клара на полном серьёзе собиралась с ним совершить, капитально так отлупив его перед этим. Только благодаря слёзным уговорам самой Риты, опасавшейся (и не без основания, кстати), что лучшую подругу после этого продадут и им придётся навсегда расстаться, амазонка изменила меру пресечения и решила отплатить насильнику его же монетой.
  
   Этот секс с мужчиной стал первым в жизни Клары, хоть девственная плева её и была уже давно порвана. В тот момент она совершила очень много интересных для себя открытий. Оказывается, все бонусы зелёной веточки одинаково эффективно работают не только на женщинах, но и на мужчинах. Причём без опьянения энергией блаженства, которое происходило во время удовлетворения хотелок женщин, Клара особенно чётко и глубоко осознавала власть, которую обретала над мужчиной во время минета. Но больше всего её зацепило и увлекло чувство волнительной победы, когда парень изо всех сил сопротивляется охватывающему его удовольствию, пытается сдержать нарастающую эрекцию и терпит неминуемое поражение.
  
   Я и со своей стороны могу вам сказать, что сопротивляться минету зеленолистной парии, которая достигла пяти листиков, - дело заведомо безнадёжное. Я, честно говоря, и против трёхлистной-то не смог выстоять. Впрочем, это связано было со слабостью моей воли в вопросах секса. Ну а пятилистная пария, наверное, приведёт в боевую готовность даже импотента. По крайней мере, такое впечатление у меня сложилось на основании собственных ощущений.
  
   Так вот, Клара изнасиловала того слугу на глазах у своей подруги, верша ради неё правосудие. И насильнику сиё совсем не понравилось. Это я тащусь от изнасилований, и другие виктимные парни вроде меня, а для мужчины, склонного быть сверху, да вдобавок презирающего рабынь, было особенно мучительно переживать изнасилование, совершаемое над ним одной из женщин второго, с его точки зрения, сорта. Однако именно это обстоятельство и позволило обеим девушкам получить удовлетворение от своей мести. Более того, в результате насильственного акта обе парии подсели на этот фетиш. Причём Рите очень понравилось смотреть, как здоровенная амазонка жёстко трахает мужчину, распяв его на земле, и со звериной страстью утоляет свою похоть. Ну а Клара после своей "минетной победы" обычно столь сильно заводилась, что в неё действительно будто зверь вселялся. Так собственно и появились те самые тридцать процентов либидо к мужчинам. Весьма своеобразные такие тридцать процентов.
  
   Инцидент с изнасилованием получил потом весьма интересное развитие. Фиона лично выпорола Клару на центральной площади имения в присутствии всех слуг и париев. Она всыпала ей пятьдесят плетей, в кровь исполосовав всю спину, да ещё использовала при этом магию электричества, заставляя бедную амазонку корчиться и кричать после каждого удара. И никто не догадывался в момент экзекуции, что вопила та вовсе не от страданий. Сама Клара мне призналась потом по секрету, что перестала чувствовать боль от ударов уже после первого их десятка. И молила Верховную [2], чтобы не кончить во время порки прямо у всех на глазах. Так что не наказание устроила ей магесса, а тайное поощрение за поступок, который в мыслях своих одобрила. Однако во время последующего разговора тет-а-тет, Фиона строго пригрозила Кларе, что если та позволит себе изнасилование кого-нибудь из свободных слуг без веской на то причины, то молнии её будут жечь, а не приносить удовольствие, так что потом можно будет срезать поджаренное мяско у той со спины и, подсолив его, делать горячие бутерброды.
  
   Ключевым в этом предупреждении было слово "свободных", и Клара быстро смекнула, что на мужчин-париев эта угроза не распространяется. А потому можно продолжить отрабатывать свои сексуальные навыки на них. Однако всех остальных слуг мужского пола бывшая амазонка тоже хорошенечко припугнула, так что те не позволяли себе впредь не только каких-то насильственных или оскорбительных действий по отношению к женщинам-париям, но и просто пренебрежительного к ним отношения.
  
   Приструнив свободных слуг и поняв, что тут больше ловить нечего, потому что все они стали как шёлковые, Клара начала дегустировать одного пария за другим, не особо и заморачиваясь какими-либо их провинностями. "Ты виноват лишь тем, что хочется мне секса" - таковой была её основная причина. И продолжалось это бесчинство до тех пор, пока не нашла коса на камень и не сошлись в поединке две горы. Я имею в виду Клару и Фёдора, местного кузнеца. Этот богатырь (иначе и не назовёшь), местный Илья Муромец, мог штатовскому Шварценеггеру по части своей физической внушительности сто очков форы дать. И вот он-то и остановил бесчинство вконец распоясавшейся амазонки, как следует отлупив её во время поединка.
  
   Не помогла той ни личная её сила, ни энергия блаженства Форсу, существенно повышающая физические показатели женщин. Ну и если увидеть этого Фёдора, то сразу ясными станут истоки его победы: просто капитально здоровенным является этот мужик. Мало того что он на голову выше весьма рослой амазонки, так ещё эпитеты "поперёк себя шире" и "косая сажень в плече" подходят ему самым натуральным образом. Короче, Конан-варвар отдыхает и тихо курит в сторонке, пугливо поглядывая на этого кузнеца.
  
   Потерпев поражение, Клара прониклась к победителю самыми яркими дружескими чувствами и попросилась к нему в кузню в помощницы, где на момент нашей с ней встречи работала уже второй год. Даже после двух лет практики она достаточно хорошо освоила профессию кузнеца, а сейчас-то (когда я пишу эти строки) стала полноценным мастером работы по металлу.
  
   После поединка с Фёдором с сексуальными хулиганствами своими Клара завязала, ну по крайней мере официально. Точнее будет сказать, что она не наглела чересчур, действуя по большей части без свидетелей, если не считать Риту. Поэтому когда амазонка выбрала себе, наконец, постоянную жертву, парнишку, который вызывал у неё самую мощную бурю чувств, все остальные мужчины-парии смогли, наконец, вздохнуть спокойно.
  
   "Счастливчиком" оказался юноша по имени Ник, работавший сперва в саду имения. Но после того как Клара выбрала его своей персональной секс-игрушкой, ему тоже пришлось перевестись в помощники к кузнецу. Этот черноволосый и зеленоглазый молодой человек был явно не богатырского телосложения. И существенно уступал по части физического развития другому парию, Мартину, тоже работавшему в кузне. Однако Кларе его субтильность как раз нравилась, да и смазливым личиком своим он малость походил на девчонку, питая её лесбийские пристрастия.
  
   Все эти подробности я узнал гораздо позже, а при первой встрече с бывшей амазонкой в столовой, ничего не подозревая о её порочных наклонностях, с большим удовольствием любовался привлекательным сильным телом рослой незнакомки и охотно ответил на её приветствие.
  
   - Очень приятно, - сказал я. - А меня зовут Дима.
  
   Затем состоялось моё знакомство и с остальными девушками. Слева от Клары сидела Рита - её подруга. По профессии своей она была помощницей швеи. Впрочем, о сфере деятельности этой парии в имении я уже упоминал. У неё были длинные светлые волосы, собранные в хвост, серые глаза, очаровательное хитрое личико и хрупкое, чисто женское телосложение, свойственное больше миру Земли, чем Форсу.
  
   0x01 graphic
  
   Рита имела четыре зелёных листика и один оранжевый и, подобно подруге своей, очень любила приложиться язычком к женским прелестям. С мужчинами она не желала иметь сексуальных контактов принципиально, и со мной у неё за всё время моего пребывания в имении тоже ни разу ничего серьёзного не было. Ну почти. Этой даме очень нравилось смотреть, как Клара трахает мужчин, и она неизменно мастурбировала, наблюдая за этим зрелищем. А если у неё мочевой пузырь при этом был не пустой, то она ещё и обсикивала мужчину, вроде как покрывала его вкусным соусом для приятного аппетита своей подруги. И ещё, когда Рита кончала во время мастурбации, то очень любила брызгать сквиртом на лицо жертвы. Но все эти действия ни коим образом не были связаны с её хотелкой и осуществлялись всегда бесконтактно.
  
   Справа от Клары сидели Женя и Таня. Обе длинноволосые блондинки (длина волос примерно до лопаток) среднего для местных женщин телосложения: рост около ста семидесяти пяти, крепкие, слегка подкаченные от естественной подпитки энергией блаженства фигуры и, не иначе как от неё же, довольно объёмные груди.
  
   0x01 graphic
  
   Вообще в мире Форсу я ни одной дамы с бюстом менее третьего размера не видел. У Жени были голубые глаза, а у Тани - серые. Первая имела три зелёных и три оранжевых листика, а вторая - один зелёный и три оранжевых. Обе работали горничными. Эти девушки были абсолютно не склонны к насилию, но обладали незаурядным шармом, так что в конце концов я всё-таки сдался их женским чарам.
  
   Однако в тот момент я ещё не подозревал о том, что ждёт меня в будущем, и твёрдо решил не создавать о себе впечатление шлюхи. То бишь не бросаться в объятия к первым встречным женщинам (если, конечно, те не нуждаются в удовлетворении хотелки), а при инициативе с их стороны проявлять мужественную стойкость. Боже, как я был наивен в своих планах. Меня только малость смутил хищный взгляд Риты. Я ещё предположил тогда, что от неё исходит основная опасность для моего "целомудрия". И опасность от неё таки исходила, вот только не в том смысле, о котором я вначале подумал. И за неосведомлённость свою мне ещё предстояло поплатиться.
  
   В общем, тогда в столовой я радовался женскому окружению и в порыве щедрости предлагал всем разделить деликатес и вкусить его вместе. Блюдо это называлось брамбулет и готовилось из королевских мангустинов, обжаренных на петеяровом масле. Было оно очень редким и дорогим в силу редкости и дороговизны требуемых для его готовки ингредиентов. Мангустины не имели никакого отношения к мангустам, являясь глубоководными устрицами, которые очень трудно было добыть. Петеяровое масло готовилось из ангельдинских петеяров, произрастающих в диких землях, кишащих опасными хищниками. И особенно ценились именно дикорастущие петеяры, а облагороженные садовые давали совершенно другой вкус.
  
   Есть брамбулет я не умел, и девушки с удовольствием учили меня вскрывать устриц с помощью специальных щипчиков, кормили меня из рук и сами принимали от меня пищу. Боже! Это оказалось просто офигенно вкусное нежное мясо, буквально тающее во рту. Как только были вскрыты первые устрицы, вокруг нашего стола стал подобно назойливой мухе кружить Валентин, рассчитывая урвать и себе лакомый кусочек. Однако я, испытывая мстительное злорадство, сообщил ему, что тем, кто имеет склонность обзываться, рассчитывать на моё расположение не стоит. Ну разве что девушки сжалятся над ним и согласятся угостить его из своих рук, за некоторые последующие услуги. Сотрапезницам моим эта идея явно пришлась по вкусу, и они стали Валентину кусочки свои предлагать, а вот самому элитному парию подобный расклад совсем не понравился. Он вначале наотрез отказался от предложенного варианта, потом вдруг заявил, что у Риты попробовать кусочек готов, но та почему-то оказалась единственной, кто делиться с ним своей порцией не захотел. Ну и в итоге оскорблённый парий удалился ни с чем, раздражённо сказав мне напоследок, что моя избирательная щедрость ещё боком мне выйдет.
  
   Я подумал тогда, что он явный дурак, коли отказывается от изысканного угощения только из-за того, что придётся потом помочь девушкам с их хотелками, то есть фактически исполнить своё предназначение. Эх, знать бы ещё о побочном действии брамбулета на женщин - я бы часть устриц приберёг ну или хотя бы скормил их Валентину. А так мы ввосьмером умяли весь деликатес. Впрочем, если бы все съели поровну, возможно я бы ещё долго не узнал об опасности этого коварного лакомства. Но Марта, слопав двух устриц, заявила, что у неё всплеск кулинарной музы, и умчалась на кухню готовить какой-то съестной шедевр. А Клара ловко вскрывала раковинки без щипчиков, щёлкая их руками как фисташки. Так что съела она в итоге двойную или даже тройную порцию. Мне ещё тогда показалась странной необычная оживлённость амазонки и избыточная весёлось, словно она приняла дозу спиртного. Да ещё меня стали беспокоить нездоровый блеск в её глазах и пристальное внимание к моей персоне. Вот и Аларна, отметив сей момент, тоже поспешила засобираться, сообщив девушкам, что меня ждёт скорая встреча с двумя "сестричками"-магессами Рэмилией и Абирам.
  
   Сотрапезницы расстроенно вздохнули, но без возражений выпустили нас из-за стола. Развлечение и дегустация вкусностей - это, конечно, хорошо, но работа есть работа.
  
   Сноски к главе:
   [1] Слово "шлюха" на самом деле оскорбительно на Форсу, но только по отношению к свободным мужчинам, потому что имеет оттенок "парий", "ублажитель". Поэтому обижаться на это слово, став парием, нелогично, однако многие люди могут обижаться по инерции.
  
   [2] Верховная богиня - единое божество, почитаемое церковью Илассы. Она даёт силу дочерям своим, женщинам, благословляя их святой энергией блаженства, а мужчин вознаграждает обворожительными и темпераментными женами. Запретные удовольствия церковью рассматриваются как способ воздаяния Богине. Парии - её бескорыстный дар женщинам и одновременно длани её, которыми она собирает дань, за данную силу. Став дланью, человек себе уже не принадлежит, являясь частичкой Богини, и остаток жизни своей посвящает безропотному служению ей и собиранию дани.
   В Валенсии распространена святая церковь Верховной Богини, все остальные религии считаются еретическими. Но за пределами Империи, естественно, могут поклоняться и богам мужского пола. Более того, до "большого излома" (установления матриархата) был целый пантеон богов по типу древнегреческого, но с установлением Империи старые боги были признаны лже-богами. Церковь определяет их как магов большой силы, которые канули в лету, но не богов. В Библии говорится, что всех лже-богов победила Валенсия, дочь Верховной, которая была послана на Форсу для наставления людей на путь истинный.
  

Глава 23. Сестрички

К содержанию

   Аларна остановилась перед красивой тёмной дверью из морёного дерева.
  
   - Пришли, - сказала она. - Это их комната.
  
   - Мне нужно что-то особое знать?
  
   - Ну, ты ведь уже был у Фионы и отлично справился. Значит, справишься и тут. Сестрички гораздо менее требовательны. Но правила поведения для тебя те же самые.
  
   - Ясно. А почему вы их сестричками называете? Они ведь не сёстры.
  
   - Долго объяснять, - улыбнулась Аларна. - Сам поймёшь. Ну иди. Время уже поджимает.
  
   Я вдохнул-выдохнул, собрался с духом, открыл дверь и вошёл. Сделал пару шагов от входа и опустился на коленки, руки за спину, глаза в пол, в точку метрах в пяти перед собой. Но периферийным зрением я всё же посмотрел вперёд. И благодаря "компьютеру" сёкаи мне удалось достаточно чётко разглядеть комнату магесс. Стены её были светлых пастельных тонов, широкие окна пропускали много света. Приличную площадь комнаты занимала обширная кровать, на которой и пять человек с комфортом бы уместились. Правее кровати широкий стол с двумя рабочими местами. У стены стоит объёмный одёжный шкаф. В общем, это помещение больше на спальню походило, чем на кабинет, в котором меня принимала Фиона.
  
   Хозяйки сидели на кровати, забравшись на неё с ногами, мило щебетали о чём-то и хихикали. Одеты они были в одинаковые черные платья с белыми вставками и коротким подолом. Волосы обеих девушек фиксировали черные ободки с белыми цветочками и розовым бантиком. В общем одеты они были совершенно одинаково, как сёстры близнецы.
  
   0x01 graphic
  
   Заметили магессы моё появление якобы не сразу, хотя я, спасибо Маре, очень быстро уловил на себе их любопытные взгляды. Девушки будто бы игнорировали меня. Игнорируют, ну и ладно. Моё дело маленькое: молча сидеть и ждать приказов или каких-либо невербальных команд.
  
   Как в меня было пущено заклинание, я даже и не заметил. Почувствовал только, что стало легко и ноги потеряли контакт с полом, а потом плотный ветер подхватил меня, переворачивая вверх тормашками, и понёс по воздуху в сторону кровати.
  
   - Ай! - невольно вскрикнул я, размахивая руками и пытаясь за что-нибудь зацепиться.
  
   - Смотри, он летит, сестра, - услышал я обеспокоенный голос одной из девушек.
  
   - Ты права, он летит, Рэм.
  
   - Как думаешь, сестра, ему удобно вверх ногами?
  
   - Он сказал: "Ай", сестрёнка. Кажется, он напуган.
  
   Я плавно опустился на мягкую постель, стал постепенно обретать вес и вытянулся, лёжа на спине. Сверху надо мной склонились два милых личика. У голубовласки чёлка закрывала левый глаз, а у сестрички с розовыми волосами - правый.
  
   - Сестра-сестра, - сказала голубовласая магесса. - Этот парий разлёгся прямо на нашей кровати.
  
   - Ты права, сестрёнка, он просто жалок, никаких манер, зря Фиона его хвалила.
  
   Я изумлённо пялился на девушек, хлопая глазами, переводя удивлённый взгляд с одной из них на другую и обратно.
  
   - Это что, шутка? - выдохнул я, наконец. - Сестрички-горничные Рэм и Рам из имения Роузваля? [1]
  
   - Он назвал тебя горничной, сестра, - осуждающе заметила голубовласка.
  
   - Я слышала, Рэм. Не иначе как этот глупый парий сошёл с ума.
  
   И тут до меня дошло, наконец, как я накосячил. Не чувствуя ног под собой, я мигом слетел с постели и, оказавшись на полу на коленях, низко поклонился.
  
   - Простите, простите меня, прекрасные леди!
  
   Потом просто замер на полу, зажмурился и сидел, ждал своей участи.
  
   "Ох, чувствую я, мне сейчас что-нибудь прилетит. Розововласка - стихийница? Значит, сможет долбить током не хуже Фионы".
  
   Но секунда шла за секундой, ничего не происходило. Я осмелился глянуть на магесс периферийным зрением и обнаружил, что те беззвучно смеются, прикрыв ладонями рты.
  
   "Чёрт! Да они просто прикалываются! Мара, что мне от них ждать?"
  
   - Точно сказать не могу. Рэмилия - клерик моментально почувствует любые мои магические действия. Поэтому на дистанционную эмпатию можешь не рассчитывать. Незаметно считывать их мысли я тоже не могу, поэтому не буду этого делать. Однако я понимаю мимику и жесты, и, судя по моим наблюдениям, девушки настроены дружелюбно. На контактную эмпатию рассчитывать уже можешь. Используя твои физические прикосновения я в состоянии принимать ощущения девушек незаметно. О моём присутствии можно лишь догадаться по усилению удовольствия. Но даже в этом случае мало кто от такого станет отказываться, удовольствие все любят.
  
   - Рэм-Рэм, кажется, этот юноша заснул, - сказала розововласая девушка, вытянув руку в мою сторону и указывая пальцем на меня, - сидит с закрытыми глазами и не шевелится.
  
   - Ты права, сестричка, - ответила ей подруга и тоже направила указующий перст на меня. - Заснуть в присутствии хозяек - что может быть хуже? Надо сказать Фионе, чтобы потренировала его.
  
   - Я не сплю! - возмутился я, не выдерживая больше этого троллинга. - И глаза у меня открыты!
  
   - Сестра-сестра, он заговорил без разрешения.
  
   - Я вижу, Рэм, как же жалок этот парий.
  
   "Ну, всё! Не вымолвлю больше ни слова! - обиженно подумал я. - Пусть развлекаются, если им так хочется! Надеюсь, с молчащим как истукан парием им будет веселее!"
  
   - Хи-хи, напрасно ты так расстраиваешься, - весело рассмеялась сёкая. - Раз девушки веселятся, то, значит, они довольны тобой. С их точки зрения дисциплина не самое важное, и скрупулёзного выполнения правил они не требуют. Но раз им нравится забавляться этим, то тебе стоит продолжить играть роль раба, пока они сами не скажут "вольно".
  
   "Ох, ладно. Может, попробовать на удовольствие их переключить? Предложить сделать им что-нибудь приятное? Но без разрешения задать вопрос нельзя. Значит, надо попросить разрешение взглядом?"
  
   Я поднял глаза, пристально посмотрел на девушек и опустил взгляд, продолжая смотреть на них периферийным зрением.
  
   - Сестра-сестра, он посмотрел, - заметила голубовласка.
  
   - Ты права, Рэм, он посмотрел на нас.
  
   "Не поняли?" - удивился я и повторил попытку.
  
   - Снова посмотрел, сестра.
  
   - Я тоже заметила.
  
   "Чёрт! Опять прикалываются? Ну ладно! Проверим, насколько вас хватит!" - и я начал поднимать и опускать взгляд, а "сестрички" каждый раз комментировали это своими репликами:
  
   "Посмотрел, сестра". "Опять посмотрел, Рэм". "Я вижу его глаза". "Ты права, он снова смотрит, сестрёнка". "Опять посмотрел". "Снова смотрит". "Глаза поднял и опустил". "Снова поднимает, Рэм". "А теперь опустил, сестрёнка".
  
   Я сидел и делал зарядку для глаз, а магессы комментировали это неустанно и бесстрастно, как роботы. При этом они настолько точно имитировали стиль речи и интонации анимэшных Рэм и Рам, что я в конце концов не выдержал и рассмеялся.
  
   - Сестра-сестра, он смеётся, - отметила девушка с голубыми волосами.
  
   - Ты права, Рэм, упал на пол и держится за живот.
  
   - Ну, хва-а-атит! - простонал я. - Вы меня доконаете!
  
   Девушки не ответили мне, сохраняя молчание, и, посмотрев на них, я понял причину. Они снова беззвучно смеялись, прикрыв рты ладошками. Поняв, что так просто команды "вольно" мне не добиться, я решил частично забить на дисциплину и прямо лёжа на полу спросил:
  
   - Могу я задать вам вопросы?
  
   - Спрашивай, - разрешила голубовласка, весело улыбаясь. Слегка наклонив голову набок, она глядела на меня правым глазом, а левый был прикрыт её длинной чёлкой.
  
   - Я смотрел анимэ, которое называется: "С нуля: Пособие по выживанию в альтернативном мире". Так вот, вы странным образом похожи на двух очень интересных персонажей из той истории. И зовут вас так же. Абирам ведь сокращается как Рам, верно? А Рэмилия - как Рэм? Я что, оказался в той самой альтернативной реальности, и где-то в этом мире есть Лугуника, Культ Ведьмы, Белый кит и эксцентричный граф Роузваль?
  
   Магессы переглянулись и рассмеялись, уже не скрываясь.
  
   - Хочешь получить ответ, Дмитрий, - заслужи наше расположение, - хитро сказала Рэм, наклоняя голову в другую сторону и являя из под чёлки другой глаз.
  
   - Да, Рийдмит, доставь нам удовольствие, помассируй ножки, - добавила Рам и, придвинувшись ближе к краю кровати, вытянула ноги так, что стопы их оказались в зоне моей досягаемости. Рэм тут же последовала примеру своей "сестры", тоже придвинулась, и вот у края кровати оказались две пары милых ножек, которые покачивались из стороны в сторону и забавно растопыривали и сжимали свои пальчики.
  
   "Она и имя моё собирается коверкать?" - догадался я и невольно улыбнулся, вспомнив, как Рам из анимэ обращалась к бедолаге Субару исключительно как к Барусу.
  
   А потом я подсел к кровати вплотную и принялся за свою работу. Ножки Рэм я стал поглаживать левой рукой, Рам - правой, так чтобы не обделять ни одну из "сестричек". Прошло с десяток секунд, и на меня нахлынула волна эмпатических сигналов, я получил возможность воспринимать ощущения девушек и учитывать их в своих ласках. Именно с этого момента я и приступил к настоящему массажу. Вначале размял каждую женскую стопу одной рукой, по-прежнему ублажая "сестричек" одновременно. Затем взялся за ножку Рам двумя ладонями, а пальчики на ноге Рэм стал целовать, облизывать и посасывать. Обе магессы прижмурились от удовольствия и довольно улыбались. Далее я переключился на ножку Рэм, а пальчики Рам познакомились с моим язычком.
  
   - М-м-м, хорошо, - промурлыкала розововласка через пару десятков секунд и, спустившись с кровати, расположилась за моей спиной. - Будет лучше, если ты уделишь всё своё внимание моей сестре, - пояснила она и обняла меня руками за живот. При этом грудь её через разделяющую нас одежду упёрлась мне в спину, мягкий животик прижался к пояснице, а лобок - к ягодицам. Она очень так основательно оккупировала меня со спины, сжимая мои бёдра своими коленками с боков, и стала плавно тереться сзади.
  
   - Итак, Рийдмит, ты хочешь узнать, почему мы похожи на известных тебе персонажей анимэ?
  
   - Д... да - всхлипнул я, принимая своей спиной невероятно приятные ощущения. Честное слово, в этой ситуации мне очень сложно было сосредоточиться на массаже, но я старался изо всех сил.
  
   - Но для начала я должна спросить сестрёнку, как справляется наш Рийдмит?
  
   - Он великолепен! - проворковала Рэм, жмурясь от удовольствия.
  
   - Тогда я расскажу, - согласилась Рам, согревая мне ухо тёплым дыханием и касаясь губами мочки. - Наша любимая подруга Мариша ещё два месяца назад привезла нам из вашего мира один ценный артефакт, который называется ноутбуком.
  
   - Ноут? - встрепенулся я.
  
   - Не останавливайся, - потребовала розововласка, - и не перебивай, а то я не стану дальше рассказывать.
  
   Я вложил всю свою душу и старания в массаж, буквально погружаясь в свои эмпатические ощущения, и через несколько секунд изысканной работы вырвал-таки из уст Рэм сладостный стон. А сестра её, удовлетворённо куснув меня за ухо, продолжила.
  
   - На этом ноутбуке было множество интересной информации. Мариша показала нам, как работает артефакт и как можно открывать его файлы. После этого, просматривая содержимое жёсткого диска, мы наткнулись на серии анимэ и очень ими заинтересовались. Правда, повествование шло на японском языке, многое было непонятно. И это нас расстроило. Однако другая наша подруга, Светлена, используя заклинание "познание языка" на одном из представителей Японии, смогла сперва изучить язык этой страны землян, а затем обучить нас ему с помощью заклинания "лингво-обучения". После этого мы сумели посмотреть все серии анимэ, понимая, о чём говорят его персонажи. И да, Рийдмит, ты совершенно прав, называлось анимэ именно так, как ты и сказал. И в нём персонаж из мира, похожего на ваш, попал в мир, похожий на наш. Нам очень понравились две девушки-сестры из просмотренной истории. Мы нашли в них много схожих с нами черт. Рэм, правда, больше походила на амазонку. Зато Рам использовала заклинания воздуха, прямо как я. Кроме того, цвет глаз у девушек был подобен нашему, и дружны они были так же, как мы с Рэми. Поэтому мы сделали себе такие же причёски, подкрасили волосы как у тех девушек, и стали в них играть. Вот и весь рассказ.
  
   - Интересно! - сказал я, не переставая массировать ножки голубовласки. - А можно ещё спросить?
  
   - Спрашивай, - разрешила Рам.
  
   - Где вы нашли японца, чтобы изучить его язык? Он живёт в этом имении?
  
   - Нет, то был гость, - ответила розововласка. - У леди Люцины муж из Японии. В своё время она посетила эту страну Земли и там нашла свою любовь. А потом у них родился миленький мальчик. Как только мы узнали от Мариши, на каком языке говорят в анимэ, сразу пригласили эту супружескую чету к нам в гости на недельку.
  
   То, что я услышал, было поразительно. Во-первых, для меня большой неожиданностью стало, что в Валенсии, оказывается, живёт уже немало мужчин из самых различных уголков Земли. Нет, о повальном переселении людей из нашего мира ещё рано было говорить, процент иномирцев в Империи не превышал и сотой доли всех её мужчин, но если называть абсолютное число, то пять сотен с лишком уже можно было насчитать. Зато женщин с Земли на Форсу попало не много. Практически единицы. Ну, может, парочка-тройка десятков. Женщин здесь и своих было завались. Из нашего мира сюда приглашались либо ценные специалисты, как Вика, либо обладательницы незаурядными магическими способностями. Сибирячка, кстати, и под эту категорию подходила.
  
   Во-вторых, меня удивило, что за неделю магесса-клерик смогла освоить совершенно неизвестный для себя язык, причём такой сложный, как японский. Я удивился ещё больше, когда узнал, что она изучила его за сутки, а неделя потребовалась на то, чтобы отработать разговорную речь путём общения с японцем на его родном языке. Поражённый до глубины души, я поинтересовался у Мары, как такое возможно. А она ответила, что клерики разума являются телепатами, легко ассоциируют произносимые иностранцем звуки с образами, возникающими у него в голове, вдобавок ко всему считывают память и могут кастовать заклинания обострения интеллекта. Потому-то и нет ничего удивительного, что им выучить чужой язык не так уж и сложно, когда под боком есть человек, свободно разговаривающий на нём. Вот и сама Мара давно уже освоила русский язык за счёт того, что со мной общалась. Но все эти детали узнал я чуть позже, а во время разговора с "сестричками" выяснял непонятные мне общие моменты.
  
   - А куда Вы подключаете ноутбук? - продолжил я допытываться у магессы. - Здесь в особняке есть электричество? - задавая этот вопрос, я использовал единственное наиболее подходящее слово местного языка, обозначающее некую разновидность магических заклинаний, которые вызывали электрические разряды.
  
   - В доме электричества нет, но я сама могу его делать, - ответила Рам и пропустила между большим и указательным пальцем правой руки тоненькую веточку дугового разряда.
  
   - Ух ты! Круто как! И Вы, миледи, питаете ноутбук своим электричеством?
  
   - Во-первых, электричество не моё, а природное, а во-вторых, обычные чары воздуха, скорее всего, просто сломают эту ценную вещь. Поэтому я использовала заклинание, которое разработала Мариша. Оно довольно простое, и с ним справится даже точка воздуха третьего уровня. Используя это заклинание, я кормлю артефакт, и он постоянно сытый.
  
   - Вот как? Это здорово! А можно мне будет посмотреть ваш ноутбук?
  
   - Зачем? Ты ведь уже видел это анимэ?
  
   - Просто интересно. Дело в том, что у нас в мире я как раз работал с такими артефактами. И мне любопытно увидеть, к какой модели ваш ноутбук относится. Какая у него операционная система и какие программы установлены.
  
   - Сестра! - взволнованно воскликнула Рэм и рывком села на постели из позиции лёжа. Томная нега с неё мигом слетела, и она отняла у меня свои ноги, подбирая их под себя. - Может, он и есть тот мастер, которого нам обещала Мариша?!
  
   - Рэм-Рэм, ты, наверное, права! - вторила ей подруга и мигом перелетела на кровать, усаживаясь напротив меня. - Скажи, Рийдмит, ты разбираешься в этих артефактах? Пожалуйста, скажи, что разбираешься, скажи!
  
   - Ну, - смущённо замялся я, - немного разбираюсь. Я не мастер, конечно, но работаю с ними давно.
  
   Нетерпеливо пропев какое-то заклинание, Рэм вытянула руку в сторону стола, и с него сорвался тёмно-серый прямоугольник, устремляясь прямиком к нам. Он воткнулся своим ребром в руку девушки, и та, перехватив его двумя ладонями, повернула горизонтально. Тогда-то я и увидел: ноутбук марки Эйсер Аспайр с диагональю около семнадцати дюймов.
  
   - Вот эта модель тебе знакома?
  
   - Ну конечно, - кивнул я. - Они все имеют одинаковый функционал. Можно посмотреть?
  
   Рэм передала мне ноут. Я, открыв его, включил и стал следить за загрузкой. Мне вдруг пришло в голову, что если операционка окажется на японском или китайском языке, то это создаст проблемы. Но обошлось. На компе была установлена русскоязычная десятая Виндоус, которую я знал достаточно хорошо. Видимо, Мариша купила этот компьютер в нашей стране. Первое, что мне бросилось в глаза, - это значок питания. Он показывал максимум заряда аккумулятора и питание от батареи. Однако стоило только Рам произнести короткое заклинание и сделать хитрый пасс рукой, как значок сменился на питание от сети. Причём ноут так и остался никуда не подключённым.
  
   - Вау! Круто! - восхитился я, разворачивая комп к себе задним ребром и заглядывая в гнездо питания. Ничего необычного я там не увидел, но Рам предупредила меня, чтобы я не совал пальцы в дырочку, если не хочу, чтобы меня ударило током.
  
   Быстро пошарив по папкам, я обнаружил кучу накачанных из Интернета полезных программ. Был тут и офис, и разные утилиты, и антивирусник. Были игрушки и огромная база различных фэнтезийных анимэ. Правда, большинство файлов не проигрывались, потому что не были установлены подходящие кодеки.
  
   - Вот, - жалобно подала голос Рэм, - не работает. Видишь?
  
   - Сейчас исправим, - сказал я важно, вспомнив, что уже видел "кодек-пак" среди различных утилит. Я нашёл требуемый файл и установил видео- и аудиокодеки. А потом поставил заодно и другой медиаплеер взамен стандартного виндовсовского.
  
   - Ну вот, готово, - сообщил я. - Я только подключил другой проигрыватель. Он удобнее и поддерживает все видеоформаты. Могу показать, как работает. Функции там те же, но есть и дополнительные удобства.
  
   Рэм забрала у меня ноут и углубилась в сёрфинг по его содержимому, а любопытная Рам расположилась сзади и смотрела на экран через её плечо. Но вот заиграла музыка опенинга какого-то анимэ, и на лицах обеих девушек зажёгся восторг.
  
   - Я-а-а-а!!! Дима, ты лучший! Лучший! - завопила Рэм, подпрыгивая на кровати, а Рам, обнимая её, радовалась и смеялась, как ребёнок.
  
   - Ты права, сестрёнка. Наш Рийдмит - настоящий мастер своего дела. Как это здорово! Здорово! Теперь мы сможем посмотреть другие анимэ!
  
   Они обнимались, целовались и дурачились, потом отложили ноутбук в сторону, затащили меня на постель, облепили с двух сторон, как пчёлки кусок мёда, и принялись выплёскивать на меня свою радость поцелуями и объятиями.
  
   - Ой! Девочки! Да ладно вам, вы чего? - кокетничал я в женских объятиях, но тем не менее балдел и с удовольствием подставлялся под ласки и поцелуи: вытягивал шею, позволяя её облизывать и обсасывать, наклонял голову так, чтобы и до уха моего легко было добраться, жмурился и потягивался, как котёнок.
  
   Магессы уложили меня на спину и легли сверху. Рам прижалась с левого бока, а Рэм - с правого. Я только заметил, как ноутбук улетает обратно на стол, складываясь прямо во время полёта. Эх, хорошо владеть телекинезом, можно делать ещё что-то между делом, когда не хочется прерывать увлекательное занятие или лень вставать с постели. Интересно, а можно сделать себе кофе с помощью телекинеза и подать его в постель? Может, можно сделать его не просыпаясь? Хе-хе. Но в тот момент я об этом не думал конечно, между двух красавиц мне было очень хорошо.
  
   А девушки уже стали целоваться прямо надо мной, и я ощутил, как скакануло их возбуждение. Определённо, они были не просто подругами; я чувствовал, как стремительно пробуждается страсть, усиливаются объятия. Девушки начали притягиваться друг к другу, как сильные магниты, а заодно сдавливали и меня. Это было просто офигенно, смотреть, как целуются подруги, как гладят друг друга и ласкают, и при этом чувствовать все эманации их удовольствия, проходящие сквозь меня. Невольно я стал им подыгрывать, гладил их там, где им было приятно, усиливал их удовольствие, и они благосклонно отвечали мне, одаривали мимолётными поцелуями, но потом вновь возвращались друг к другу.
  
   Сексуальные ощущения Рэм стали обостряться гораздо быстрее, чем у её подруги, в ауре возникло накаляющееся свечение, и я интуитивно понял, что это приближается её хотелка.
  
   - Сестра, - прошептала голубовласка, томно улыбаясь, - уже начинается, я плыву.
  
   - М-м-м, да, Рэм. Время приходит. Рийдмит, твоё место теперь внизу у наших ножек. Ты знаешь, что должен делать парий. Порадуй нас с сестрой.
  
   Рэм перевернулась на спину, раскидывая руки в стороны. Рам прочитала заклинание, и тело подруги взмыло над кроватью, а затем платье само слетело с неё и упорхнуло восвояси. Колготочки, носочки и влажные уже трусики покинули магессу вслед за ним. И каждая деталь одежды снималась порывисто и резко, будто сдёргиваемая в нетерпении. Было в этом что-то отличное от плавного бережного взлёта и последующего плавного приземления, словно действия эти осуществляли два разных человека.
  
   Затем Рэм приподняла голову, обращая взор на нас, и глаза её ярко сияли, как два голубых уголёчка. Я почувствовал незримую силу, захватившую меня, которая, казалось, вцепилась в каждую клеточку моего организма и порывисто вздёрнула вверх. А потом столь же быстро, как до этого с Рэм, одежда стала слетать и с меня. Не прошло и десятка секунд, как я остался совершенно голым. Затем, удовлетворившись содеянным, сила бросила меня вниз, к ногам Рэм, и магесса тут же обняла меня ими за спину и притянула к себе, направляя к сокровенному храму для совершения обязательной службы. Секундой позже на постель приземлилась голая Рам, задорно смеясь и сверкая своими внушительными титьками.
  
   - Ва-а-а! Сестрёнка! - пропела она. - Как же я обожаю тебя в таком энергичном настроении.
  
   - Иди ко мне, Абачка, - страстно выдохнула Рэм, разводя свои руки, и подругу буквально бросило к ней в объятия.
  
   Что там случилось дальше, отследить я уже не сумел. Или не захотел? Даже не знаю, как правильней выразиться. Голубоволосая сестричка стремительно разгоралась внутренним светом, и тот притягивал меня к ней, вызывая желание прикоснуться к её телу, обнимать его и ласкать. Тем не менее я сумел некоторое время сопротивляться этому притяжению, стремясь подольше полюбоваться симпатичным треугольником коротко подстриженных на лобке светлорусых волос, который будто стрелочка указывал на крупненький клитор, торчащий над гладко выбритыми половыми губками с очаровательными ямочками по бокам. Женская киска напряглась, приоткрывая "ротик", и выпустила наружу порцию густой и прозрачной смазки, будто пустила слюну, и от этого у самого меня слюнки стали скапливаться во рту в предвкушении кисленького лакомства.
  
   И вот он, сладостный момент слияния в волшебном поцелуе. Я почувствовал бархатную нежность и сочность губами, ощутил вкус восхитительного вязкого сока во рту. Голени девушки порывисто скрестились на моей шее и крепко прижали меня к киске. Ох! Это был тот самый завершающий штрих, включающий меня в цепь волнительного удовольствия, которого мне не хватало для полного счастья. Я погружался в облако желаний девушки, подчинялся ими и блаженствовал от того, что дарю блаженство. Бесцветное свечение стало плавно окрашиваться в зелёный цвет, разгораясь накалом, и я затрепетал от предвкушения того, как этот свет взорвётся яркими фейерверками.
  
   - Не спеши, - проворковала сёкая. - Вы начали немного раньше времени, а потому хотелка у Рэм ещё не достигла своего пика. Будь мягче, не форсируй события, и тогда эта лакомка надолго запомнит твой язычок.
  
   Словно подслушав её совет, голубовласка упёрлась стопами мне в плечи и отодвинула от себя. Она учащённо дышала и улыбалась, но так и продолжала удерживать меня в отдалении, не позволяя приблизиться.
  
   - Иди сюда, - сказала мне Рэм и, подцепив носками ног подмышки, потянула вверх, явно намекая на иное развитие событий.
  
   Стоило мне последовать целеуказаниям девушки, как ноги её скользнули вдоль моего тела и эстафету от них перехватили руки. Одна ладошка упёрлась мне в грудь, слегка отодвигая от себя; другая, погладив живот, добралась до паха и нащупала член. Ну конечно, тот давно уже стоял как солдат на посту, и Рэм это очень порадовало. Она даже застонала от удовольствия, сжимая меня рукой и слегка надрачивая. Потом одна её стопа легла мне на талию, а вторая упёрлась в грудь и надавила, заставляя подняться в вертикальную позицию, сидя на коленках. При этом член мой девушка всё ещё продолжала держать.
  
   - Аби, попробуй его, он такой классненький! - обратилась голубовласка к Рам, которая в этот момент лежала справа от нас и, урча как довольная кошка, обсасывала подруге грудь.
  
   Мурлыкнув, девушка оторвалась от своей вкусности и обратила заинтересованный взгляд в мою сторону. Изучила лицо, грудь, живот, увидела моё достоинство и с аппетитом причмокнула губами. Потом она сделала рывок хищницы, и мой бедный приятель полыхнул сигналами бедствия, сообщая, что его заглатывают живьём.
  
   Господи! Сколько раз я должен благодарить сёкаю за то, что выручала меня, сдерживая семяизвержение и тем самым уберегая от фиаско? Я уж и со счёта сбился. Помогла она мне и в тот раз, а иначе бы я точно сдался. Почему-то каждая женщина, как только добиралась до моего члена ртом или влагалищем, засасывала его настолько приятно и настолько стремительно, по-взрывному поднимала моё возбуждение, будто желала немедленно сперму мою добыть. И я вначале терялся в догадках: зачем? Ведь никто из них не жалел потом, что мне удавалось выстоять. Наоборот, были очень довольны и восхищались мной.
  
   - Считай это проверкой, - пояснила мне однажды Мара. - Все местные дамочки обожают сексуальные поединки. Отняв у мужчины сперму, они чувствуют удовлетворение от победы, но всем им хочется достойного противника, такого, который сможет продержаться подольше, а проиграв один раунд, не сдастся и продолжит бой. Это мир хищниц, Димочка, сексуальных хищниц, таких же, как я, ну разве что уступающих мне в силе, - добавила она самодовольно. - И даже самая милая и добрая на первый взгляд девушка, оказавшись с тобой в постели, моментально превратится в соперницу. Но секрет в том, что мужчина не должен побеждать буквально, если хочет оставаться на высоком счету и пользоваться любовью прекрасного пола. Он должен уметь проиграть в тот момент, когда женщине больше всего хочется победы, и столько раз проиграть, сколько ей потребуется. И вот тогда он станет в её глазах истинным победителем.
  
   Потом, многим позже, благодаря безжалостным тренировкам, сёкая научила меня настолько виртуозно обращаться со своей половой системой, что я мог поддерживать эрекцию, сколько хотел, а вернее сколько требовалось, мог ослаблять и усиливать её по своему желанию. Я мог сдерживать семяизвержение столько времени, сколько было нужно, или кончить немедленно мысленным волевым усилием.
  
   На самом деле всеми этими навыками на том или ином уровне владели многие парии. И тем виртуознее можно было управляться со своим телом, чем больше листиков имелось на шее. Всё, что требуется для этого, - найти общий язык со своим драгоценным и невероятно полезным разноцветным кустом. И когда удавалось с ним подружиться, даже самые невероятные дела начинали даваться довольно легко. То, что раньше казалось чудом, становилось элементарной обыденностью. Однако чувство собственной крутизны, хе-хе, меня не покидало. Уверяю вас, ребятки, что искренний восторг в глазах удовлетворённой женщины даёт мужчине самое упоительное чувство, вне зависимости от того, насколько легко удалось преподнести ей желанный подарок.
  
   Однако в самый первый месяц моего сексуального рабства мне приходилось полагаться исключительно на сёкаю, а потом щедро расплачиваться с ней за её неоценимые услуги.
  
   Итак, Рам основательно присосалась к моему приятелю и, урча от жадности, стала транспортировать меня на небеса. Её пальчики оккупировали мои ягодицы, гладили и пощипывали их, наслаждаясь округлыми формами. Бог знает, может и кожа на моей попке была девушке приятной; я этого не знал. Просто чувствовал её удовольствие и страстный азарт. В какой-то момент она пробралась пальчиками между моих булочек, настолько нежно и деликатно и так приятно отвлекала меня ртом от диверсионной группы лазутчиков, что я ничего в первый момент не заметил и мог думать только: "Боже! Как мне хорошо!"
  
   А потом Рам заглотила мой член до самого основания, плотно сжала его своим горлом, стала быстро сглатывать и одновременно с этим надавила пальцами на анальную дырочку. Господи! Это было как нажатие на красную кнопку для пуска ядерных ракет. Я едва не взорвался немедленно. И только рычание сёкаи дало мне во всей полноте понять, насколько сложно ей было сдержать моё семяизвержение. Я невольно захрипел и забился в захвате вероломной магессы, балансируя на краю пропасти, но та не оставляла попыток меня столкнуть. А ещё больше дровишек в моё горнило добавил взгляд другой сестрички, которая с упоением наблюдала за нашим поединком.
  
   Я ощутил, как давление на мою дырочку усилилось, Рам явно намеревалась проникнуть глубже, и заверещал:
  
   - Нельзя! Туда нельзя! Нельзя! Я ещё там девственник!
  
   Розововласая девушка тут же прекратила свои покушения, а потом и выпустила мою мужскую гордость изо рта.
  
   - М-м-м, какая жалость, - проворковала она. - Надо будет обязательно сказать Марише, чтобы исправила поскорее это досадное недоразумение.
  
   "Чёрт!" - мысленно выругался я, но вслух ничего не сказал. Моё тело до сих пор тряслось будто бы от остаточного электричества. Всё же я по самому краю ходил и последствия этого давали о себе знать такой вот мелкой вибрацией, да ещё учащённым дыханием и быстро колотящимся сердцем.
  
   - Но ты здорово держался, - похвалила Рам. - Сестра-сестра, он выдержал, - обратилась она к своей подруге.
  
   - Я вижу, Рам, - с улыбкой откликнулась лежащая на спине голубовласка. - Теперь моя очередь его испытать. Направь его мальчика ко мне в гости.
  
   - Хе-хе, да, сестра. Ты уж постарайся его испробовать. А иначе в следующий раз я своего шанса не упущу!
  
   А потом она наклонила мой член вниз, двигая его между податливо расступающихся пухленьких долек вагины, опустила его почти до самого входа в горячую пещерку и приподняла вверх, вращая ствол по спирали и надрачивая мягкой головкой киску своей подруги. И выглядело всё это настолько офигительно, что уже само по себе в комплексе с приятными ощущениями могло привести меня к оргазму. Но нет же ж! Выдержал я и теперь!
  
   Но вот кончик моего члена коснулся входа во влагалище, пышущего жаром и истекающего соками. Рэм резко подалась бёдрами мне навстречу, восторженно рыкнув, насадилась киской на мой член и сразу же принялась засасывать его в себя.
  
   - А-а-а-а! - закричал я, вновь балансируя на грани.
  
   Но одна секунда шла за другой, а я стойко держался, несмотря на плавные вначале, а потом всё более ускоряющиеся фрикции.
  
   - А он хорош! Хорош! - восторженно выдохнула Рэм, и похвала её будто бальзамом прошлась по моему исстрадавшемуся телу и наполнила душу самцовой гордостью, даже несмотря на то, что, увы, не я заслуживал этой хорошей оценки, но не сознаваться же, в самом деле, в своей несостоятельности.
  
   - М-м-м, вот как? - радостно заулыбалась розововласка. - А мальчик-то наш не так уж и прост, как вначале казался. Тогда продолжим игру.
  
   Она выцеловала дорожку от моего пупка к левому соску и стала офигенно облизывать его и покусывать. А когда взяла в рот и принялась обсасывать, я снова не сдержал стон.
  
   - О да! Твой голосок как музыка! - возбуждённо пропела сёкая. - Как же здорово он звучит.
  
   И судя по улыбкам Рам и Рэм, те разделяли её мнение. Голубовласка, крепко обвив меня ногами за талию, резкими рывками бёдер насаживалась на мой член, не переставая сладко его рассасывать; Рам, покончив с моей грудью, поднялась выше и вставила мне в рот твёрдый сосок своей упругой титечки.
  
   Боже! Какие же классные были у неё груди! Но ещё круче стонала она сама. В особенности когда я добрался пальцами до её гладенькой киски. С трудом сделав усилие над собой, розововласка оторвала меня от своего бюста и, горячо дыша мне в лицо, сказала:
  
   - Для твоего рта у меня есть ещё одна титька, которая находится пониже. Как следует её ублажи.
  
   Рам поднялась с колен на ноги и встала с левого боку, пропуская моё плечо между ног. Мокрая киска её ткнулась мне в щеку, а потом пропустила раковину уха между своих влажных долечек, основательно смазывая его тёплым соком.
  
   Снова застонав от балдёжных ощущений, я повернулся лицом к животу девушки и нежно поцеловал её упругие складочки, которые уже набухли от возбуждения и приоткрылись в ожидании моего язычка. А интимная причёска у Рам оказалась такой же, как и у её подруги. Тот же коротко выстриженный перевёрнутый треугольник с вершиной, указывающей на клитор. Ох! Да! Я и сам хотел поскорее попробовать эту конфетку. Тем более что он так соблазнительно напрягался и вытягивал свою шейку вперёд.
  
   Обалденный кисленький вкус, пульсирующее упругое тело во рту, до боли стиснутые волосы на голове и крепкие женские бёдра, сжимающие мои щёки. И это ещё только сверху, а снизу были другие бёдра, обвившие мою талию, и сладостный плен соития, пронзающего моё тело острым ритмичным удовольствием.
  
   - Тише, не спеши, - снова предупредила Мара. - А то ведь они так увлекутся и кончат. Рано им ещё.
  
   "Я помру!" - мысленно простонал я.
  
   - Терпи, Петька, терпи, - похихикала сёкая. - А лучше замри. Не двигай ни ртом, ни бёдрами.
  
   Я послушался и замер, прекратив вонзаться в Рэм, которая лежала передо мной на спине, широко разведя коленки в стороны, стопы прижимала к моим ягодицам и с радостной улыбкой на лице принимала меня в свою полыхающую жаром киску, порыкивая от удовольствия и крепко стискивая моего приятеля стенками своей пещерки. Перестал я сосать и основательно выросший эрегированный клитор Рам. Продолжая лишь слегка щекотать его языком снизу, я собирал смазку, вытекающую из влагалища.
  
   Девушки тоже замерли на пару секунд, переводя дыхание, а потом заулыбались, очень довольные своими ощущениями. Рэм возобновила плавные движения и усилила внутренние сжатия, до лёгкой боли стискивая мой многострадальный орган. Зелёное зарево в её животе уже основательно накалилось, и к нему стало быстро добавляться оранжевое, разрастаясь жидким пятном, которое колебалось в такт движений бёдрами и разрасталось, будто внутреннюю полость наполняла светящаяся жидкость.
  
   - От хотелки у женщин обычно ускоряется обмен веществ и мочевой пузырь наполняется просто махом, - хихикнула Мара. - Очень скоро эта дама захочет пи-пи. Но ещё раньше она захочет кончить от твоего язычка. Очень скоро захочет.
  
   А Рам тем временем водила кончиком своего большого клитора по моим губам. Парочку раз она вошла в приоткрытый рот, потёрлась головкой об язык и отстыковалась. Но похотливый стручочек её ещё секунд пять танцевал перед моими глазами, то напрягая, то расслабляя своё эрегированное тельце. Он был чертовски крупненьким у неё: около четырёх с половиной или даже пяти сантиметров в длину, имел примерно пятимиллиметровую головку и сантиметр в основании. Так что был он для меня просто невероятно аппетитным и соблазнительным. Да ещё зелёное зарево у розововласой леди тоже стало разгораться в животе, а потому мне больших трудов стоило не взять эту конфетку в рот и не продолжить её рассасывать.
  
   Но вот, подразнив меня как следует, Рам зашла мне за спину и в этот раз прижалась киской к моей шее.
  
   - А-а-а! - застонал я, чувствуя табун восхитительных мурашек, с "топотом" бегущих вдоль позвоночника вниз. Шея моя очень быстро увлажнилась от смазки, и по ней стал скользить упругий стручок клитора.
  
   Боже! Как это было охерительно! Если не верите, попробуйте как-нибудь девушку свою уговорить сделать себе такой массаж киской. Уверен просто, что не пожалеете! Нужно постепенно спускаться вдоль позвоночника вниз, натирая его поступательными движениями вагины. Даже если клитор у вашей подруги будет обычный, всё равно он здорово чувствуется, ну а если крупненький, то вы просто улетите от его буравящих скольжений. Смазки, конечно же, много потребуется, чтобы по максимуму снизить силу трения. Но Рам успешно обходилась своими собственными поставками. Она непрерывно текла и, когда добралась до моего копчика, вся щёлочка между моими булками оказалась заполненной женской смазкой, которая во время массажа стекала вдоль позвоночника вниз.
  
   К тому времени я уже окончательно окосел от счастья и далеко не сразу понял степень опасности для своей святыни. Лишь когда головка клитора основательно так прошлась по моей дырочке, я запаниковал и попытался вывернуться из райских объятий, но захват Рам стал неожиданно очень крепким, в полной мере позволяя мне ощутить, насколько она сильная.
  
   - Тише ты, - промурлыкала девушка. - Не бойся, я помню, что входить нельзя. Но погладить снаружи - это не считается. Смотри.
  
   Она изменила наклон бёдер и, подавшись вниз, отогнула ствол своего клитора вверх, располагая его почти горизонтально. Потом плавно спустилось головкой к моей дырочке и слегка прижалась к ней.
  
   - Если я сейчас надавлю сильнее, а ты расслабишь сфинктер, то я войду. Но я не стану. А теперь если так, - девушка приподнялась вверх и прижалась к моей ложбинке опущенным вниз клитором, - то совсем безопасно, - пояснила она. И, двинувшись вниз, прошлась головкой клитора по моей дырочке скользом. - Видишь? Как бы сильно я ни прижималась, а внутрь так не попаду. Тебе нечего бояться. Просто расслабься и получай удовольствие.
  
   - Это очень приятно, - присоединилась к уговорам Рэм, которая решила сделать небольшой перерыв, чтобы сбросить накалившееся возбуждение. - Словно язычком водят по попе. Но приятно будет не только тебе, но и Рам. Правда, здорово? Соглашайся, дурачок, не пожалеешь!
  
   - Хи-хи, какие они вежливые, - удовлетворённо промурлыкала Мара. - Видать, ты им очень понравился. Тебе придётся согласиться. Это будет самый лучший вариант, который ещё больше расположит к тебе сестричек. А если откажешься, они могут расстроиться и ничего хорошего из этого не выйдет.
  
   "Бли-и-ин!" - мысленно простонал я, а потом вздохнул и кивнул.
  
   - Л... ладно, - с запинкой согласился я, - если... только снаружи.
  
   - М-м-м, какой умничка! - обрадовалась Рэм и возобновила свой плавный танец бёдрами. Влагалище её всё уже переполнилось соком, а потому сочно причмокивало, насаживаясь на мой член и рассасывая его.
  
   - Р-р-р! - шутливо зарычала Рам, изображая самца, и прикусила меня зубками за шею. - Сейчас ты станешь моим, сладенький Рийдмит. Расслабь свою попочку, и я её приголублю.
  
   А потом она обняла меня покрепче, основательно прижалась ко мне сзади и стала плавно скользить.
  
   Ох! Мама! Я ведь тогда капитально так улетел! Вначале это было просто очень приятно. И особенно ласки попы хорошо сочетались с удовольствием, идущим от моего члена, томившегося в тесном влагалище. Однако одно блаженство приумножало другое, и вместе они стали возносить меня в настоящий рай. Не прошло и минуты, а я уже просто изнемогал. Член гудел, желая излиться, но поскольку сёкая мне этого не позволяла, моя задница стала просить более сильной стимуляции. Мне хотелось, блин... хотелось, чтобы Рам в меня проникла, хнык-хнык. И это состояние очень пугало меня. Вот только я ничего не мог с ним поделать. Возбуждение накапливалось, усиливалось и становилось просто невыносимым.
  
   Я уже из последних сил сопротивлялся желанию попросить Рам проникнуть в меня с заднего хода, когда голубовласка вдруг резко дёрнула меня на себя, вырывая из объятий своей подруги, и, перевернув на спину, уселась сверху в позу наездницы. После этого она упёрлась руками мне в грудь и продолжила трахать, совершая попой ритмичные тверковые движения.
  
   - М-м-м! Какая энергичная у меня сестрёнка! - рассмеялась Рам и шлёпнула её по ягодицам. - Просто зажигаешь меня своей страстью. Прокатимся вместе?
  
   - Да! - выдохнула светловолосая подруга. - Твои губки такие алые, как спелые ягодки. Хочу их поскорее попробовать! Иди скорее ко мне!
  
   Розововласка на четвереньках забралась на постель и быстро приблизилась к нам, наползая со стороны моей головы. Она встала на коленки прямо над моим лицом, и несколько капелек смазки, выскользнув из её приоткрытого влагалища, упали на мои губы и нос. Потом девушки слились в страстном поцелуе, и Рам опустилась на меня сверху, пленяя рот своей бесподобной сочной мякотью.
  
   "Ох! Как же вкусно!" - мысленно простонал я, блаженствуя от столь бесподобного чарующего контакта. Розововолосая девушка зарычала от удовольствия и стала трахать меня в унисон с Рэм, быстро подстроившись под её движения.
  
   Чёрт! Это была сказка, самая любимая моя поза втроём. И, естественно, я тащился от неё, чувствуя себя на седьмом небе от удовольствия. Единственное, что меня огорчало, - это отсутствие хорошего обзора. Точнее, перед глазами моими был преотличный вид на округлую попку Рам, но мне очень хотелось посмотреть на девушек со стороны, и Мара, прочитав моё желание, благосклонно его выполнила. Я увидел, как страстно сцепились между собой "сестрички", сидя на мне верхом и синхронно двигая бёдрами. Они не только трахали меня с двух сторон, гибко прогибаясь в талиях и очаровательно подбрасывая вверх свои шикарные попочки, но и непрерывно целовались взасос, будто пили друг друга и не могли напиться, а ладошки их массировали титечки, сжимали массивные полушария, пощипывали и покручивали соски. Но вот голубовласка вдруг ярко засияла и мелко затряслась.
  
   - Рам-Рам! - простонала она, хватая ртом воздух. - Уже близко! Скоро я загорюсь!
  
   - Да, сестрёнка, - с готовностью откликнулась подруга, - сейчас я приготовлю тебе трон.
  
   Она сползла с моего лица, отступая назад и, склонившись ко мне, строго приказала:
  
   - Никакой инициативы и никаких ласк снаружи. Ты лишь трон королевы. Язык твой должен быть глубоко во влагалище, и ртом можешь сосать уринальную дырочку. Но клитор не трогать. Он должен остаться открыт. Всё понял?
  
   Я кивнул, и Рам сделала приглашающий жест своей подруге.
  
   - Трон готов, миледи, - азартно сказала она. - Присаживайтесь, пожалуйста. Голубовласка, сочно чмокнув влагалищем, соскочила с моего члена и едва ли не прыгнула мне на лицо, настолько порывистым выглядело её перемещение. Я послушно подставил язык, нащупывая им вход во влагалище, забрался в пещерку и сдавленно замычал, ощущая, как та мощно засасывает меня внутрь, рывком вбирая в себя язык до болезненного натяжения.
  
   А потом мне стало совсем не до боли, потому что я испытал лёгкий психологический шок, замешанный на страхе за девушку. Используя взгляд со стороны, предоставленный мне сёкаей, я увидел, как Рам нетерпеливо склонилась к киске своей подруги, захватила её клитор ртом и, причмокивая от удовольствия, стала нежно сосать.
  
   "Чёрт! Что же она делает?! - запаниковал я. - Она же так обратится!"
  
   - Хе-хе, интересно придумано, - рассмеялась Мара. - А "сестрички"-то, видать, экстремалки. Надо же какие рисковые!
  
   "Что мне делать!? Как её защитить?!"
  
   - Просто расслабься и играй свою роль, - подсказала сёкая, - и ни в коем случае не прекращай. Твоя зелёная веточка выполнит функцию громоотвода и всю зелёную энергию затянет в себя. А для верности можешь тоже принять участие в ласках: пососи у голубовласой сестрёнки писечку. Ты ведь любишь это дело, верно? Заодно и удовольствие её усилишь.
  
   Да, это было хорошее предложение. Я просто не мог от подобного отказаться и из пассивного трона превратился в сосущий. Рэм гибко выгнулась в спине, жадно вцепилась в волосы своей подруги и, рыча от страсти, стала вонзаться клитором в её рот. Изумрудное пламя в ней вспыхнуло ярко и мощно, а потом под сладостные крики магессы стремительно хлынуло в меня. Мара оказалась права. Я принял в себя всю энергию блаженства, и Рам в итоге не пострадала. Она счастливо улыбалась и продолжала причмокивать ртом, посасывая клитор и продлевая подруге удовольствие. Но теперь уже в той начал разгораться и бурлить оранжевый огонь.
  
   Не переставая полизывать и посасывать клитор, розововолосая сестричка слегка приподнялась на локтях и просунула одну руку между ног Рэм, дотягиваясь ею до моего горла и пристраивая на нём свою ладонь, а пальчиками другой стала мягко поглаживать снизу киску голубовласки, взявшую в окружение мой рот своими пухлыми складочками. Рам словно поощряла подругу к продолжению банкета, и я чувствовал, как её пальцы и ладонь касаются тыльной стороной моих щёк и носа. Рэм урчала от удовольствия, ощущая эти ласки, и вагина её размеренно сокращалась, создавая ещё большее разряжение во влагалище и ещё глубже засасывая в себя мой рот. В какой-то момент она напряглась по-другому, слегка выгибая промежность наружу, в горло мне хлынул напор горячей солоноватой жидкости, сияющей оранжевым светом. И снова опасная энергия обошла розововласку стороной, хоть та и продолжала ласкать клитор своей подруги. Впрочем, тут-то уже нечему было удивляться. Вода ведь втекала в меня, и именно она несла опасный для свободного человека заряд.
  
   И Рам, похоже, отлично понимала это, не чувствуя ни капли опасений. Она лишь наслаждалась тактильными ощущениями, воспринимая пальцами вибрацию водного потока, клокочущего в моей глотке, слушала музыку его звука и попутно дарила своей подруге ласки, усиливая её удовольствие и продлевая его.
  
   - О да, сестричка, ещё немного! - простонала Рэм, будто бы именно подруга принимала её воду. - Ещё-ещё-ещё, не останавливайся! А-А-А-И-И-И!!! - завизжала она и забилась в судорогах второго оргазма, крепко вцепляясь в волосы Рам и прижимая её к себе.
  
   Я испытывал ошеломление и эйфорию, оказавшись участником этой захватывающей лесбийской игры, вкусив все прелести группового секса и пережив вместе с Рэм два её мощнейщих оргазма. Но о покое мечтать мне пока было рано, потому что я видел, как разгорается излучение в ауре Рам, будто к ней переходила хотелка её подруги.
  
   Выплеснувшись до конца, голубоволосая сестричка обессиленно повалилась на спину, выпуская меня из своего плена, и умиротворённо раскинулась на постели в позе звезды. Но вот сестричка её была совсем в другом настроении. Бесцеремонно сдвинув меня в сторону, чтобы не мешать подруге балдеть, она оседлала мои бёдра и, порыкивая от нетерпения, без помощи рук наделась влагалищем на мой член.
  
   - Ай, - вскрикнул я и забился под Рам как раздавленный угорь.
  
   "Господи! И почему они так любят сжимать! - мысленно простонал я. А потом чуть позже: - О-о-ох! Какой кайф! Боже, как прия-а-атно!"
  
   Розововласка уже вовсю трахала меня в позе наездницы, и по комнате разносились пошлые чавкающие звуки, довольное урчание магессы и мои стоны и покрикивания, то от кайфа, то от боли, которая постепенно тоже превращалась в удовольствие. Всё-таки Рам не упускала случая раз от раза влагалищем меня прищемить. Однако по контрасту со следующим после этого бархатным блаженством болезненные ощущения становились волшебными.
  
   Рэм, слегка отлежавшись, заинтересованно приподняла голову и с улыбкой уставилась на сестру.
  
   - Рам-Рам, - сказала она, - этот парий так сладко поёт под тобой, что моя кисуля захотела попробовать его губки.
  
   - Присаживайся, дорогая, - ответила розововолосая сестричка, - а уж я расстараюсь для тебя.
  
   И она разразилась такой восхитительной серией сокращений, что я действительно будто запел от блаженства, от которого у меня натурально стало меркнуть в глазах.
  
   А дальше всё повторилось по прежней схеме. Сестрички страстно целовались, объезжая меня вдвоём. Постепенно хотелка в Рам накалилась до солнечной яркости, и я в очередной раз сыграл роль "громоотвода", наслаждаясь взрывным зелёным оргазмом и головокружительным чувством опасности, вызванным тем, что голубовласка азартно и рискованно лакомилась клитором своей сестры. А потом разверзлись хляби небесные и безжалостно затопили мой многострадальный организм. Жидкости в теле Рам оказалось едва ли не в два раза больше, чем в её подруге, и после того, как она вкусила свой неимоверно долгий оранжевый оргазм, я чувствовал себя почти что беременным. А эти извращенки ещё и гладили меня потом по оттопыренному пузу, и умилялись тем, какое оно огромное.
  
   - Сестра-сестра, - ты опять обыграла меня, - шутливо расстраивалась Рэм. - Написела в него так много, что просто обзавидуешься. Мне никогда не сравниться с тобой в оранжевом удовольствии.
  
   - Рэм-Рэм, ты просто мастер владения язычком, - вторила ей розововласка ответными комплиментами, - так сильно зажигаешь меня, что я полыхаю потом очень долго! Гляди, бессовестная, когда-нибудь оставишь свою бедную сестрёнку совсем без водички! В этих ласках мне не сравниться с тобой никогда.
  
   - А-а-а! - пробулькал я переполненным водой горлом. - Помоги-и-ите! У меня сейчас из ушей потечё-о-от!
  
   Сестрички же, синхронно похихикав в свои кулачки, стали последовательными репликами, сменяя друг друга, обсуждать глупость недалёкого пария, совсем не разбирающегося в человеческой анатомии, а потому беспокоящего по пустякам. Называя меня то Дмитрием, то Рийдмитом и с вожделением поглаживая мой раздувшийся живот, они заверяли, что опасения мои напрасны и сестрёнка Рам надёжно запечатала магией воды всю жидкость, что во мне сейчас находилась, а потому та никуда не потечёт.
  
   Напрасно я называл их бессовестными садистками, не помнящими добра, издевающимися над бедным мастером ноутбуков. Девушки с вожделением целовали и облизывали моё гудящее от внутреннего давления пузо, восхищаясь тем, какое оно большое и твёрдое. И лишь когда я пригрозил, что больше не буду им с настройкой ноута помогать, они, наконец, перестали дурачиться. Рэм, используя телекинез, притянула откуда-то из комнаты крупный овальный кристалл размером с куриное яйцо и, приложив его к моему животу, окунула меня в ощущения блаженного опустошения.
  
   На какое-то время я с головой погрузился в состояние восхитительного покоя, возвращающегося в мой организм, просто лежал с закрытыми глазами и блаженствовал, не сразу сообразив, что большая часть моего удовольствия странным образом исходит от паха, а не от опустевшего желудка. Но потом, явственно осознав, что моё мужское достоинство снова пребывает в полной боевой готовности, да ещё и находится в подозрительном мокром окружении, поднял голову и увидел, как "сестрички" в два язычка облизывают моего стойкого солдатика, по очереди заглатывают его до самого основания и сосут.
  
   Заметив мой взгляд, магессы хитро заулыбались и, сомкнув рты будто в поцелуе, присосавшись к стволу моего члена с двух сторон, стали скользить по нему вверх-вниз, от основания к головке и обратно, пропуская орудие сперва снаружи между своими губами, а затем стали поочерёдно заглатывать его.
  
   Господи! Как же круто это выглядело, но ещё более приятно ощущалось. Мне казалось, что я взлетаю на небеса и попадаю прямиком в чертоги рая. Вы знаете, Мара оказалась очень сильна в сдерживании моего оргазма, но даже тут ей пришлось серьёзно попотеть. "Сестрички" подвели меня к самому краю и лишь затем слегка снизили силу своего неотразимого воздействия, позволяя мне балансировать у черты и в полной мере осознавать, что им ничего не стоит кончить меня, даже не взирая на поддержку духа. Наконец, они оторвались от моего приятеля и стали с удовольствием разглядывать его блестящее от слюны напряжённое тело.
  
   - Сестра-сестра, а этот мальчик хорош, - промурлыкала очень довольная голубовласка, обращая ко мне свой взгляд.
  
   - Ты права, Рэм, он выстоял, - вторила ей темноволосая подруга, улыбаясь мне. - А значит, достоин особого подарка.
  
   - Хе-хе, да, Рам, я и сама не откажусь вкусить столь стойко оберегаемый сок. Чувствую, он будет очень вкусным.
  
   - Да, сестрёнка, разделим его поровну.
  
   Девушки вновь стали целоваться и ласкать груди друг друга. Затем, не прерывая этих ласк, уселись на меня верхом и прижались к моему приятелю с двух сторон. Рэм расположилась спиной ко мне, и её киска касалась члена с верхней его стороны; Рам села к ней лицом и оккупировала нижнюю сторону. А потом сестрички переплелись ногами, оставив левые подогнутыми под себя, а правыми приобняв друг друга за талии и тем самым образовав очень плотную сцепку. Я ощутил, как ствол моего члена крепко сжимается с двух сторон горячими вагинами, так что дольки их, охватив каждая свою половину, соприкоснулись и сплющились, замыкая кольцо, и два крупненьких клитора ощутимо упёрлись в меня своими упругими головками.
  
   А дальше (боже!) началось плавное скольжение вверх-вниз. Девушки повторяли своими кисками то, что делали до этого ртами, но ощущения при этом были гораздо ярче и сладостнее. Они постепенно ускоряли свои движения, увеличивая их амплитуду, и неожиданно (ах!) я оказался в одной из них, ощущая хищное сжатие влагалища, затем (мама!) - в другой, и снова мощное сосущее сжатие подстегнуло и резко бросило меня к самому краю.
  
   Мысли заполонило сладкой патокой, я купался в ней целиком и где-то на краю сознания слышал, как азартно рычит сёкая, выражаясь, что, дескать, врёшь, не возьмёшь! Потом кончила Рам и, сотрясаясь в оргазме, яростно стискивала мой член и сосала, а Рэм мычала от восторга и не прекращала губы её целовать. Затем секс в два влагалища возобновился, и через десяток секунд отчаянного сопротивления моей ангелицы-хранительницы кончила Рэм, взрываясь в мощнейшей по силе разрядке.
  
   - Я вас сделала, сделала! - торжествующе рассмеялась Мара, но она рано праздновала победу. Я ощутил вдруг, как в центральной части моего тела пробудился и выстрелил вулкан, погружая меня в море горячего кайфа. Он долбанул с такой силой, будто собирался дотянуться извержением до луны, и Рэм, громко закричав, содрогнулась с новой силой, будто кончила во второй раз. Однако в момент второго выплеска мой член оказался в другой вагине, и уже Рам оглашала комнату торжествующими криками.
  
   Каким образом это получилось, я из-за своего острого блаженства сперва пропустил. Но потом осознал наконец, как подруги делили мою сперму, и восхитился ещё больше. Они менялись в промежутках между выплесками, жадно всасывали поток моей спермы, а когда он прерывался на короткое время, успевали за секунду подняться и опуститься, перенаправляя ствол орудия из одного влагалища в другое. И вновь возобновляя всасывание, вынуждали меня снова выстрелить, дабы выпить очередной глоток моего молочка.
  
   Девушки выдаивали меня поочерёдно, до тех пор, пока я полностью не опустел; каждая из них успела ещё по разу меня обсосать, убедившись, что вкусность закончилась, а потом сёкая метнула в обеих по фирменному своему заклинанию, которое уже использовала на Марте, и они, пронзительно, как чайки, вскрикнув, мелко задрожали и с блаженными улыбками повалились на спину.
  
   - Получайте свою награду, сладкоежки, - утомлённо выдохнула Мара, - и не зазнавайтесь, что сумели меня подловить. Я всё равно уже сама собиралась подкормить вас. У-у-у! Ну надо же как они здорово спелись?! - воскликнула сёкая восхищённо. - Димчик, тебе до их уровня ещё очень далеко. Так что радуйся, что я у тебя есть и сумела заработать тебе массу женских восторгов. Ну что, пойдём? В этом месте битва уже закончилась. "Сестрички" проваляются в нирване минут двадцать - двадцать пять.
  
   "Какое пойдём?!" - хотел сказать я, но даже не сумел связно об этом подумать, потому что сам пребывал в глубокой нирване. А потом девушки наползли на меня с двух сторон, крепко обняли и томно уткнулись в мою шею своими миленькими носиками.
  
   Так что подняться с постели я сумел лишь получасом позже, когда магессы, воспрянувшие свежими силами и энтузиазмом посмотреть новые серии анимэ, помогли мне одеть осоловевшую от неги тушку, проводили меня до двери и, чмокнув в щёчки на прощание, выставили за дверь.
  
   Сноски к главе:
   [1] Рэм (слева) и Рам (справа) - сестрички-горничные, персонажи анимэ "С нуля: Пособие по выживанию в альтернативном мире". Магессы Рэмилия и Абирам манерой речи и склонностью подшучивать над собеседником подражали персонажам этого анимэ.
  
   0x01 graphic
  

Глава 24. Ловушка

К содержанию

   Некоторое время я стоял в полной прострации, сонно хлопая глазами и пытаясь сориентироваться и понять, что со мной и где я нахожусь. Однако трезвость ума неуклонно возрастала, и в конце концов я вышел из состояния прострации. Встряхнув головой, я разогнал остатки тумана и осмотрелся. Лары поблизости не оказалось, и это привело меня в лёгкую растерянность. Всё-таки в особняке Мариши я ещё плохо ориентировался.
  
   "Куда мне пойти, влево или вправо?" - подумал я, осматривая длинный двадцатиметровый коридор.
  
   - А это зависит от того, куда тебе надо, - откликнулась Мара. - Но если подождёшь ещё минутку, то появится возможность спросить.
  
   "О, ко мне Лара направляется?"
  
   - Нет, не она, - ответила сёкая. - Но эта девушка направленно ищет тебя. Видимо, ей было поручено заменить Аларну.
  
   "Ну, тогда сам бог велел подождать".
  
   - Ничего такого я тебе не велела, - пошутила Мара.
  
   Прошло с полминутки примерно, и в коридор вырулила хрупкая девичья фигурка в стандартном для местных слуг простеньком платье с подолом до колен, увидела меня и замахала рукой, привлекая к себе внимание.
  
   "Рита, - узнал я подругу Клары издалека и пошёл к ней навстречу. - Теперь она будет моим сопровождающим? А где Лара?"
  
   - Вот сам у неё и спроси, - предложила сёкая.
  
   Увидев, что я иду к ней, девушка меня дождалась. Она приветливо улыбалась мне и покусывала кончик прядки своих волос. Как я узнал позже, это был её излюбленный способ успокаивать волнение.
  
   - Привет, - сказала мне Рита и слегка присела в реверансе. - Аларна поручила мне за тобой приглядеть.
  
   - О, спасибочки за помощь, - улыбнулся я ей в ответ. - Как это мило с твоей стороны ? помогать мне.
  
   - Да мне не сложно, - небрежно ответила шатенка.
  
   - У тебя красивые волосы, - похвалил я, - и вообще ты очень обаятельная.
  
   - Что? - слегка удивилась девушка, а потом засмеялась и замахала рукой. - Не-не, твои подкаты бесполезны. Мужчинами я совсем не интересуюсь. Но за комплимент спасибочки. Мне приятно.
  
   - Да я так просто, без задней мысли.
  
   - Ну конечно, - хитро улыбнулась собеседница, - но коли так, то и ладно. Пойдём со мной на склад. Я должна взять ткани для швейной мастерской, а ты, как рыцарь и сильный мужчина, мне поможешь.
  
   - Ладно, - согласился я и двинулся вслед за Ритой. - Но разве в вашем мире не женщины считаются сильным полом?
  
   - Я, как видишь, не сильная, - сказала Рита, вышагивая рядом со мной. - Да и мужчины-рыцари у нас тоже есть. А раньше, давно, более двух сотен лет назад, рыцарями были только мужчины.
  
   - Ты сожалеешь о тех временах?
  
   - Ни капельки. Тогда участь женщин была совсем не завидной. Но, спасибо Валенсии, патриархальные порядки канули в прошлое. И матриархат, между прочим, у нас довольно мягок к мужчинам. Гораздо мягче, чем был патриархат к женщинам. Так что сейчас, я считаю, золотая эпоха.
  
   - Вот как? - откликнулся я, с интересом выслушав мнение спутницы. - А мне тоже очень нравится матриархат.
  
   - Ещё бы, - хмыкнула Рита, - можно ничего не делать и просто сидеть на шее у жены.
  
   - Ну почему на шее, - возразил я. - В имении все слуги работают, а мужчинам наверняка достаётся даже больше работы.
  
   - Совсем не больше, - ответила девушка. - Ну и потом я не слуг имела в виду, а изнеженных мужей-аристократиков, которые только и делают, что бьют баклуши.
  
   - Ну, может быть, я не в курсе, только я ведь не муж и не аристократ. Я вообще раб, как и ты. Зачем ты так?
  
   - Ты любимчик хозяйки, а значит, совсем не простой раб. И ты можешь бить баклуши, только попроси. Ничего делать не придётся, лишь хотелки женщин удовлетворять. Наш Валентинчик так и живёт. Яркий представитель тунеядского племени.
  
   - Не, я так не хочу, - возразил я. - И от работы совсем не отказываюсь. Вот ты попросила меня помочь, и я согласился без возражений.
  
   - Тогда ты молодец, - обезоруживающе рассмеялась Рита. - И извини меня за наезды, ладно? Просто находит на меня порой ворчливость и критиканство.
  
   - Нет-нет, всё в порядке, - в ответ улыбнулся я, желая показать, что не обижен. - А где Аларна? Почему ты вместо неё?
  
   - У неё сейчас Валентинов час, - весело ухмыльнулась Рита. - Не может она такого дела пропустить, даже несмотря на то, что опекать тебя согласилась. Вот и попросила меня, чтобы я подменила её на часок.
  
   - Валентинов час? - не сразу понял я. - Это вообще что?
  
   - Хе-хе, час с Валентином это. Что тут непонятного? Хотелка плюс розовое удовольствие - сиё весьма и весьма приятное сочетание. Мало кто от подобного откажется. Тем более когда даётся такая привилегия всего лишь раз в месяц.
  
   - О! Вот оно что, - понял я наконец, - тогда ясно.
  

* * *

  
   В этом месте мне потребуется кое-что пояснить. Налог на содержание элитного розоволистного пария не очень обременительный, но всё же весомый. И чтобы его значительно сократить, можно оформить скидку за благотворительность. Пария предоставляют в ограниченное общественное пользование, и за это размер налога может быть уменьшен аж в десять раз. В имении каждая женщина, в том числе и пария, могла воспользоваться услугами Валентина один раз в месяц. Всего в особняке жило и работало 88 женщин. Каждую неделю 22 из них получало от главной распорядительницы по одному розовому жетончику, который можно было потратить в течение месяца. Но предполагалось, что претендентки израсходуют жетон в течение недели, потому что в следующую неделю появятся ещё 22 женщины. Там и Валентин будет сильнее загружен, и новые обладательницы жетонов получат в очерёдности приоритет.
  
   Через месяц жетончик сгорал, а точнее, новый не выдавался, если выданный не был потрачен. Упомянутый знак давал право на получение розового удовольствия. Служанка оставляла его Валентину, а тот сдавал собранные жетоны распорядительнице, чтобы отчитаться о проделанной работе. Все жетоны являлись именными, поэтому нельзя было замылить его и сказать потом, что, дескать, я его потратила, давайте новый. Или украсть и использовать вместо хозяйки. При утере жетона, сестрички-магессы его легко находили с помощью магии. И если оказывалось, что жетон спрятала сама обладательница или кто-то его украл, то виновная в этом лишалась элитного удовольствия на один месяц. Так что жулить с данной привилегией никто не смел.
  
   При своевременном использовании услуги Валентин в среднем получал трёх-четырёх служанок в день в качестве общественной нагрузки, что было для него не сильно напряжно. Каждая обладательница жетона имела право на полноценный час элитного обслуживания. Но для того, чтобы вкусить все прелести в полном объёме, ей следовало прийти к Валентину примерно за полчаса до пика хотелки, причём именно тогда, когда он был свободен. Парий обычно работал на горячих источниках, и для этих целей был специально отведён отдельный водоём. Валентин делал женщине расслабляющий массаж со специальными маслами, плавно подводил её к пику, так чтобы тот получался максимально высоким, разжигал в ней энергию трёх цветов ? зелёную, оранжевую и розовую ? до полного накала и удовлетворял все три вида хотелки последовательно одну за другой, начиная с куннилингуса и заканчивая струйным оргазмом. А затем, продолжая ласкать женщину, обеспечивал долгий спад удовольствия, так что именно к концу часа она получала полный объём восхитительных ощущений. Короче, это был не просто розовый сквирт, а именно услуга элитного класса.
  
   Естественно, каждая претендентка должна была подгадать периодичность своей хотелки, чтобы попасть на приём в самое благоприятное для себя время. Прежде всего двадцать две участницы одной группы составляли график, определяющий каждой её день и время. Ну а подстроить свою хотелку под нужные часы любая женщина могла достаточно просто, управляя периодичностью её возникновения. Дело в том, что временной промежуток между хотелками зависел не только от количества листиков париев, удовлетворяющих их, но и от состояния самой женщины к моменту разрядки. Чем дольше дама будет терпеть желание, тем больше энергии блаженства накопит, а затем выплеснет, и тем более длинным будет промежуток спокойствия. Женщины могли варьировать период следования хотелок в диапазоне плюс-минус пять часов от среднего интервала, что позволяло им смещать свой график как их душе было удобно. Это была краткая информация, а теперь я продолжу рассказ.
  

* * *

  
   За разговорами мы спустились на первый этаж, вышли на улицу и стали обходить особняк слева.
  
   - А куда мы сейчас идём? - уточнил я.
  
   - На склад, - напомнила Рита. - За тканью. Он находится во внутреннем дворе дома.
  
   - А-а-а, ясно.
  
   Мара вдруг хихикнула и вклинилась в наш разговор:
  
   - Ничего подозрительного не замечаешь, партнёр?
  
   И голос её, естественно, только я слышал.
  
   "Нет, - ответил я ей мысленно. - А что?"
  
   - Хи-и-и, ловко она всё придумала, - рассмеялась сёкая. - Действительно, комар носа не подточит. Не умей я мысли читать, сама бы ни о каком подвохе не догадалась.
  
   "Ты о чём?"
  
   - Да о том, что Аларна свой Валентинов час ещё на прошлой неделе истратила, так что сегодня его никак быть не может.
  
   "Погоди, с ней не случилось ничего?" - забеспокоился я о девушке.
  
   - Нет, судя по всему, она сейчас действительно с Валентином, но не в своё время. Ей Рита свой жетон подарила, вот что произошло. Эта лесбиянка к любому мужчине равнодушна, будь у того хоть сотня разноцветных листов. Но по правилам установленной для Мариши скидочной льготы на элитных париев все слуги женского пола в имении и даже парии должны иметь возможность воспользоваться элитной услугой. Вот эта хитрюга и раздаривает привилегию с выгодой для себя. То поварихе свой жетон подарит за вкусность какую-нибудь, то швее, за красивое платьишко. А вот сегодня горничной отдала, чтобы тебя у неё умыкнуть.
  
   "И зачем Рите потребовалось меня красть?" - настороженно спросил я у Мары.
  
   - Затем, что она хочет потешить похоть своей подруги, - хохотнула сёкая, - а заодно и свою, наслаждаясь зрелищем того, как та будет тебя насиловать.
  
   "Ва-а-а! - мысленно простонал я от восторга и с удовольствием облизнулся. - Ты не шутишь?"
  
   - Нет. А ты, значит, не против?
  
   "Хе-хе, я что, дурак ? отказываться от такого классного приключения?"
  
   - Хи-и-и, - сладострастно простонала Мара. - Я тебя просто обожаю, мой вкусняшечка!
  
   В тот момент я не стал допытываться у духа подробностей о том, как Рите удалось сплавить Аларну, да и Мара, скорее всего, не была осведомлена о деталях. Но позже я узнал, что произошло следующее. Проводив меня за дверь к сестричкам, Лара для порядка подождала минут десять, дабы убедиться, что всё нормально и меня пинком не выпроводят назад в коридор. А потом она отправилась в свою комнату за пряжей и крючками, чтобы скоротать время и занять руки приятной работой. Далее она неспеша вернулась, раздобыла стульчик и уселась вязать в ожидании, когда я освобожусь. Рита всё это время следила за ней и гадала, как сопровождающую мою сплавить подальше да наподольше, чтобы добраться до меня.
  
   Мысль о непотраченном розовом жетоне ей почти сразу пришла в голову. Благоприятным обстоятельством стало и то, что я, посетив сестричек, освободил элитного пария от его работы, а потому он оказался незанятым. Валентин уже давно был в курсе манипуляций Риты, а потому принимал от других женщин её жетон без вопросов, так что и Аларна могла без каких бы то ни было проволочек подарком воспользоваться. Дальнейшее упиралось в хотелку самой горничной, без которой та не смогла бы воспользоваться розовым жетоном в нужное для Риты время. Но всё сложилось для злоумышленницы как нельзя лучше. Сексуальное желание Аларны очень кстати стало разгораться, и парии с пятью листиками, как у Риты, такие вещи чувствуют даже с тридцатиметровой дистанции.
  
   Лара, видимо, рассчитывала, что я скоро выйду и она сможет ко мне обратиться за помощью. Однако, увы, не срослось. Я подзадержался у сестричек, а её хотелка уже стала наступать ей на пяточки, а точнее на кое-что в верхней части ног. Чувствуя, что до пика уже минут двадцать осталось, девушка свернула своё вязание и отправилась на поиски какого-нибудь пария, кто смог бы ей помочь. В доме работали четверо слуг и две горничные с листиками, и ещё три пария ухаживали за садом. Так что найти кого-то в оставшееся время не составляло большой сложности. Но ей на пути попалась Рита. И розовый жетончик у неё был с собой.
  
   Девушки пересеклись взглядами и поняли друг друга без слов. А потом помощница швеи вдруг предложила горничной элитное решение её проблемы в обмен на возможность для себя провести со мной этот час и поближе познакомиться. Она заверила Аларну, что позаботится обо мне столько времени, сколько потребуется, а потому та может спокойно оторваться в своё удовольствие. Ну и, естественно, горничная с радостью согласилась.
  
   Скорее всего, Лара решила, что Рита испытывает ко мне особый женский интерес, но, зная уже мой покладистый и отзывчивый характер, не нашла в этом большой проблемы. Не знаю, посчитала ли она странным, что чистая лесбиянка заинтересовалась мужчиной настолько, что отдала за время, проведённое с ним, элитную привилегию; возможно, решила, что я интересен ей как человек и дело коснётся лишь общения. Вот о чём она точно не догадывалась, так это об извращённых пристрастиях на первый взгляд исключительно милой девушки. Далеко не все слуги в имении были в курсе, как Рита относится к развлечениям с париями-мужчинами своей подруги, помощницы кузнеца. Если бы сама Клара подкатила к моей попечительнице с просьбой время со мной провести, та бы, возможно, и заподозрила неладное. А Рита казалась Аларне совершенно безобидной, поэтому горничная поручила меня ей без всякой задней мысли.
  
   Сплавив Лару, хитрюга сгоняла на кузню, рассказала подруге о том, что новенький парнишка теперь находится на её попечении и совсем скоро она приведёт его на склад, чтобы забрать ткани для швейного мастера. Мол, если Кларе интересно с ним ещё поболтать малость или что-то ещё (наверняка там был многозначительный взгляд), то она её предупредила. Ну а потом Рита вернулась к комнате сестричек и застала меня в коридоре.
  
   Именно так всё и произошло. И теперь я шёл рядом с коварной обманщицей, разговаривал с ней, улыбался ей, поражался её непринуждённости и не мог понять: это артистизм такой или просто странная мораль, считающая, что нет ничего страшного в изнасиловании мужчины. И ведь не было в ней ни грамма ненависти, злорадства, на худой конец простой недоброжелательности. Не думала она в том смысле, что, мол, так тебе и надо, грязный мужлан, все вы, мужики, - козлы и заслуживаете махрового чмора. Сейчас, подожди, скоро ты получишь своё лекарство!
  
   Нет! Не было ничего такого. Я ощущал совершенно позитивное и даже тёплое отношение. Блин, да я ей вроде бы даже нравился, но не как мужчина, а как... Трудно объяснить. Она относилась ко мне хорошо, потому что Кларе я приглянулся. "Несла" меня ей как подарок, на который та запала. И относилась ко мне как к дорогому и классному подарку, подарить который очень приятно.
  
   В общем, я основательно так прифигел от этой девчонки и смотрел на неё, видимо, слишком уж восхищённо, раз она малость смутилась и обеспокоилась.
  
   - Эй-эй, - сказала мне Рита, неловко улыбаясь. - Говорила ведь я, что парни для меня в лучшем случае - просто друзья. Так что не думай ни о чём таком, ладно?
  
   - Да-да, конечно, - заверил я спутницу. - Ни о чём таком я и не помышляю.
  
   - Это хорошо. Ну и мы пришли. Заходи давай внутрь.
  
   Здание склада представляло собой обширное с большой площадью двухэтажное сооружение, построенное из обтёсанных каменных параллелепипедов, которые размерами своими примерно в два раза превышали длину стандартных российских кирпичей, и в три раза - их высоту. Пожалуй, эти серые камни походили на строительные шлакоблоки, но, судя по всему, вытесаны были из базальта. И, возможно, без использования магии земли здесь не обошлось.
  
   Собственно, здание склада оказалось одноэтажным, у него просто высота потолков была метров под пять, поэтому я и решил сперва, что оно двухэтажное. Массивная и тяжёлая дверь из твёрдых сортов дерева, была дополнительно укреплена железом и потребовала от меня ощутимых усилий, чтобы её отворить.
  
   "Ух! Сокровища они тут прячут, что ли?" - подумал я, заходя внутрь, и оказался в прохладном полумраке. Свет в помещение попадал от небольших окон, расположенных ближе к потолку, и было его не так уж и много. У входа располагалось пустое пространство около ста квадратных метров (примерно двадцать на пять), слева у стены стоял большой стол с объёмными ящиками, запирающимися на ключ. И, возможно, в них хранилась какая-то бухгалтерия. Прямо по курсу было с десяток заполненных вещами длинных и высоких стеллажей, конец которых угадывался метров через тридцать, в глубине помещения. Но за ними следовал второй ряд и, как потом оказалось, имелся ещё и третий. В общем, было бы это помещение посветлей, его вполне можно было бы назвать эдаким средневековым Ашаном, только касс у входа не хватало.
  
   - Вау! Какие люди! Какими судьбами? - услышал я весёлый голос и увидел Клару, выходящую из-за стеллажей в свободное перед входом пространство. - Как я рада вас видеть, вкуснята!
  
   - Привет, Клара, - радушно откликнулась Рита. - Мы с Димой за тканью пришли. А ты что здесь делаешь?
  
   - Мне для кузни кое-что присмотреть надо. Фёдор с поручением послал.
  
   - Ясненько, это хорошо, втроём веселее.
  
   - Точно, - хихикнула амазонка и плотоядно посмотрела на меня. - Чувствую, нам будет очень весело.
  
   Я сделал несколько шагов в сторону амазонки, облачённой в чёрные шорты и топик, открывающий плоский подкаченный живот. Да и вообще всё тело амазонки было восхитительно сексапильным. Она что, реально в таком виде по имению ходит? Впрочем, нет. Лежащий на столе кожаный фартук, местами потемневший, видимо от тепловых воздействий в кузне, недвусмысленно намекал, что Клара пришла с работы и одета была менее вызывающе, чем сейчас. В кузне, видать, жарковато, вот она и одевалась легко. Волосы у помощницы кузнеца в этот раз оказались распущены, и я увидел, что они мелированные, а не чисто тёмного цвета, как мне показалось при первой встрече.
  
   0x01 graphic
  
   Потом я услышал за спиной звук задвигаемого засова и обернулся. Рита стояла ко мне спиной и с натугой запирала дверь, которую при таком мощном укреплении и стенобитным орудием, скорее всего, далеко не с первого раза можно было выбить. Засов, судя по его приличным размерам, весил килограммов тридцать, не меньше, если был изготовлен из железа, конечно. Но чем ещё мог быть металл тёмно-серого цвета?
  
   - Эй, Рита, ты чего? - удивлённо спросил я, разыгрывая наивную жертву. - Зачем дверь-то закрыла?
  
   - А так нам будет удобнее, сладенький, - проворковала Клара, обнимая меня сзади и крепко прижимая к себе. Я даже вздрогнул от неожиданности. Всё-таки нас с ней метров двадцать разделяло.
  
   "Чёрт! Как она так быстро и бесшумно подобралась?"
  
   - Она - амазонка, - хохотнула сёкая. - Самая настоящая, пятый дан. Не смотри, что она пария.
  
   А я это её пояснение услышал будто бы издалека. Знаете, есть один смешной мультик про похищение слона, "Следствие ведут колобки" называется. Так вот, там слон при звуках флейты терял волю, а на меня, как оказалось, подобным же образом действовало прикосновение к спине женских титечек. Ну вот, ей-богу, когда два твёрдых сосочка и мягкое окружение вокруг них вжимались мне чуть повыше лопаток, они как два электрода пронзали меня каким-то необычным электрическим током. Ощущения были подобными, если не брать в расчёт отсутствие боли или считать, что роль её выполняет текущее сквозь меня удовольствие. Но в остальном тело моё столь же качественно цепенело и начинало плавиться, а в голове дополнительно включалась лампочка "блаженство", мерцающая, как аварийное освещение. А-а-а-а! Ну что такое?! Я прям таять начинал от макушки до пят!
  
   Клара, урча, зарылась мне носом в шею, вдыхая мой запах, покусывая и облизывая кожу. Ладони девушки с вожделением ползали по моему телу. Одна скользила по груди, другая царапала пальчиками живот. И эти прикосновения вводили меня в волшебный анабиоз ещё глубже. Я прям физически чувствовал, как тащится амазонка, ощущая мою податливость, и как стремительно разгорается её сексуальный аппетит.
  
   - Эй-эй! Ты чего! - забеспокоилась сёкая. - Не раскисай! Вырывайся давай, вырывайся!
  
   Я попытался напрячь остатки воли, стал выгибаться и отпихиваться изо всех своих изрядно подкошенных сил. Однако Клара играючи смяла моё сопротивление, лишь слегка усилив захват. И ей приятно было ощутить трепыхание добычи. Она несколько секунд просто удерживала меня руками, а потом опять стала в нирвану погружать, покусывая шею и натирая спину своим мягким бюстом. Удовольствие амазонки снова усилилось, она чувствовала, как истаивают и гаснут остатки моих сил, как затихает сопротивление, и наслаждалась этим, всё больше и больше входя во вкус. Но окончательно доконала меня реакция Риты на происходящее. Девушка сперва зависла, глядя на нас, а потом принялась мять свои грудки ладонями, и лицо её прямо на моих глазах стало озаряться вожделением и похотью.
  
   "А-а-а-а-а! Не могу! - мысленно простонал я, понимая, что терплю поражение и не удастся мне вырваться из уз удовольствия, в которые Клара меня заключила. - Прия-а-атно! Не могу, не могу сопротивляться!"
  
   - Ох, Верховная Иласса! Как же ты слаб. Ладно уж, помогу, так и быть, а то совсем будет неинтересно. Учись, салага, как это делается!
  
   Что произошло далее, я и сам не понял до конца. Почувствовал только, как в тело моё из Маришиного кольца втекает сила, а потом оно будто на несколько секунд обрело собственную волю, напряглось и затвердело как кремень от резкого напряжения всех мышц, а потом ловко вывернулось из захвата не ожидавшей такой прыти амазонки. Как-то я там довернулся слегка, потом резко просел вниз, поднимая вверх руки, и выскользнул из своей рубашки, оставляя её в Клариных руках. Опустился почти на корточки, крутнулся юлой и перекатился кувырком по полу, оказываясь у амазонки за спиной. Затем вскочил на ноги, быстро отбежал от девушек метров на десять, повернулся к ним лицом и, наконец, замер, вновь чувствуя ватную слабость в коленках и звон в ушах. Та сила, что вошла в меня на короткое время, вернулась назад в кольцо, предоставив мне возможность действовать самостоятельно.
  
   Рита изумлённо смотрела на меня и хлопала глазами. Клара держала в руках мою рубашку и тоже была удивлена, но потом взвесила её на ладони и радостно заулыбалась.
  
   - Надо же, какой прыткий, - сказала она и, приложив рубашку к лицу, с удовольствием понюхала её. - Хе-хе, хочешь поиграть? Я буду только рада. Даю тебе две минуты форы, чтобы спрятался. Но имей в виду: я знаю каждый уголок на этом складе. Каждый. Так что прячься получше, шустряк.
  
   Она завела руки за спину, расстегнула топик и сняла его, оставшись обнажённой по пояс.
  
   - Убегай, - повторила Клара и взялась за пояс на шортах. - Но если хочешь, то можешь посмотреть, как я раздеваюсь. Очень скоро я стану голенькой. Интересное зрелище, не правда ли? Вот только фора твоя из-за просмотра потратится, но это уже ты сам выбираешь, как ей распорядиться.
  
   - Ну что встал как вкопанный, - прошипела Мара. - Чеши отсюда со всех ног. - Амазонке не составит труда догнать тебя. Единственный способ избежать быстрой поимки - это спрятаться.
  
   Я встряхнул головой и бросился бежать к стеллажам. В голове по-прежнему слегка шумело, но бег постепенно разгонял туман и возвращал подвижность моему телу.
  
   - Налево, - подсказала сёкая, когда я добежал до конца первого ряда стеллажей. - Надо переместиться в другой проход. Клара отследила, куда ты вбегаешь, и это направление проверит прежде всего.
  
   - Тут все проходы просматриваются насквозь, - посетовал я, но последовал подсказке. - Как здесь вообще прятаться, ума не приложу.
  
   - Говори мысленно, - потребовала Мара. - И старайся не топать. У амазонок чуткий слух.
  
   "Господи! Вот ведь ещё напасть на мою голову!"
  
   - Скажи спасибо, что у неё сейчас хотелки нет. А то бы она шла за тобой по кратчайшему расстоянию, отслеживая, в каком направлении ты находишься, по микротокам энергии, протекающей между вами. Один ток шёл бы в сторону Риты, а второй - в твою. Ты бы её тоже чувствовал, конечно, но это бы тебя не спасло.
  
   Я пробежал второй стеллаж, потом третий, выскочил в конец зала и увидел большой и мягкий матрас, разложенный на полу у стеночки.
  
   - О! Так она уже всё приготовила! - хихикнула сёкая. - О комфорте позаботилась, чтобы не на полу.
  
   "Ох, ё! А что здесь матрас вообще делает? Они его специально, что ли, принесли?"
  
   - Посмотри в правый дальний угол, дружок.
  
   Я глянул в указанном направлении и увидел целую стопку таких матрасов, сложенных один на другой. Ну правильно, зачем нести матрас на склад, где их целая куча.
  
   "Удобное место они для охоты придумали".
  
   - Само собой, - хмыкнула Мара. - Насмотрелся? А теперь чеши отсюда назад, в ближайший проход между рядами.
  
   "Зачем?"
  
   - Хех, хочешь, чтобы она прямо возле постельки тебя поймала? А что, очень удобно. Далеко тащить не придётся.
  
   Я чертыхнулся и бросился бежать.
  
   - Как достигнешь начала следующего ряда, - продолжила подсказывать дух, - остановись и забирайся в стеллаж. Только постарайся сделать это с минимумом шума, а иначе моментально выдашь своё местоположение. Сильно можешь не маскироваться и не обкладываться вещами. Сейчас главное уйти с линий просмотра, чтобы не светиться в длинном сквозном проходе. Наверняка Клара все их просмотрит с дальнего края, прежде чем начнёт двигаться по какому-то из них. Потом будет боковые проверять.
  
   "А потом?" - спросил я, останавливаясь перед стеллажом, заставленным рулонами с тканью. Это место показалось мне наиболее удобным, чтобы бесшумно забраться внутрь.
  
   - Потом, скорее всего, станет тебя высматривать и вынюхивать, изучая стеллажи. Запах она твой запомнила, так что даже если под тряпки эти зароешься, всё равно учует. Да и увидит она, что они переворошены. Так что обкладываться вещами бесполезно.
  
   "Бли-и-ин! Ну и как мне от неё прятаться?"
  
   - Перебегать.
  
   "Но куда? И когда? - спросил я, укладываясь поверх рулонов. - Я же не вижу, где она находится, и не могу знать, когда и в какой проход войдёт".
  
   - Хе-хе, зато я вижу и могу тебе показать.
  
   "Ух ты! Прикольно! Покажешь?"
  
   - Закрой глаза и смотри.
  
   Закрыл, смотрю - темнота. Не, ну это нормально, конечно, когда глаза закроешь, да ещё и в полумраке, то обязательно будет темнота. Вот только я грешным делом надеялся на что-нибудь необычное.
  
   "И что? И где?" - спросил я недоумённо.
  
   - А ты комп-то свой включать не собираешься?
  
   "Комп? И как его включать?"
  
   - Да просто, намерением своим.
  
   "Комп, включись", - подумал я, и ничего не произошло.
  
   - Не надо приказывать своему компьютеру включаться, надо его включать, - пояснила сёкая. - О! Придумала. Просто представь в уме кнопочку и как нажимаешь на неё, как раздаётся "щёлк" и компьютер с тихим гудением запускается.
  
   Я нарисовал в уме кругленькую белую кнопочку, как на системнике моего рабочего компьютера, надавил на неё, ощутил в фантазии своей мягкое нажатие, услышал тихий щелчок, за которым последовало "вж-ж-ж". И перед глазами моими темнота моргнула, и по ней побежали строки загрузки. Потом высветилась надпись, и я чуть веки не распахнул от удивления. На чёрном фоне вращались вокруг некоторого центра два небольших шарика красного и фиолетового цвета. Но в этом не было ничего особенного, а вот колышущаяся надпись под ними: "Запуск Вагин" могла бы многих смутить. Чуть ниже светилась вторая надпись: "(c) Сёкая Corporation", которая многое объясняла. Шарики остановили своё вращение и превратились в два разноцветных девичьих глаза, вокруг которых проявилось весьма знакомое мне очаровательное личико суперизвращённой и не менее похотливой близняшки Мариши.
  
   Сёкая подмигнула мне, и чёрный фон сменился голубым. В центре него по высоте и чуть левее по часовой стрелке крутился маленький вихрик, изображённый как бы сверху. Рядом с ним более светлым тоном было написано: "Добро пожаловать", а в нижней части экрана - "Вагина 7 максимальная". Затем из вихрика выпорхнула голая Мара, сделала в голубом пространстве акробатический пируэт и стала приближаться ко мне, попутно разрастаясь в размерах и принимая в полёте весьма развратную позу лягушки с широко раздвинутыми и согнутыми в коленках ногами. И обязательно следует добавить, что волосатая писька её, направленная в мою сторону, была видна во всей своей сексапильной красоте.
  
   По мере стремительного подлёта женское тело столь же стремительно разрасталось, заполняя своими потрясающими формами весь обзор. Более того, изображение это было совсем не плоским. Гигантские ляжки раз в десять толще и раз в пять длиннее человеческого тела проплыли мимо моего лица слева и справа, перед самыми глазами оказалась здоровенная вагина со слегка приоткрытыми пушистыми дольками. Она зависла чуть выше моей головы, совершая волнообразные сокращения плотно сомкнутым влагалищем, и я отчётливо ощутил запах женского возбуждения. Уже одно это было весьма подозрительным, вот только я совсем не знал, чего мне дальше ожидать. Вагина резко выгнулась наружу, будто распираемая давлением изнутри, и, сочно чвиркнув, окатила меня с ног до головы целым ушатом тёплой вагинальной смазки, которая весьма достоверно стала растекаться по моему телу, причём и по спине, и по животу, и по ногам, ощущаясь так, словно я был голым.
  
   Не успел я ещё толком очухаться от столь ошеломляющего воздействия, как гигантское влагалище широко распахнуло свой зев и разом заглотило мою голову, а потом стало плавными тягучими движениями засасывать в себя всё моё тело, пользуясь тем, что последнее хорошо смазано, да и сама плотоядная пещера тоже была переполнена скользким сиропом.
  
   Господи! Как же это было приятно! Волнообразные сокращения стискивали и массировали меня, наполняя сладостным удовольствием, и повышали градус возбуждения. Затягивая меня глубже, упругие скользкие стеночки двигались всё более быстро и порывисто. Добравшись до моей талии, они стали вибрировать и дрожать, потом одним резким рывком всосали полностью, и влагалище судорожно сжалось, трясясь от оргазма. Сказочные ощущения пронеслись через весь мой организм и воспламенили его, заставив и меня самого переступить врата рая. Ну а когда удовольствие слегка схлынуло и перешло в томное русло, я обнаружил перед глазами рабочий стол.
  
   "Что это было?" - невольно пронеслось у меня в голове, и сёкая, мурча от удовольствия, пояснила:
  
   - Загрузка!
  
   "Какого?.."
  
   - Ну должна же я получать хоть какие-то дивиденды за свои услуги.
  
   "О-о-о! - простонал я. - И так будет теперь каждый раз?"
  
   - Ага, - хитро хихикнула сёкая. - По умолчанию открытие папок и файлов осуществляется подобным же образом.
  
   Только сейчас я заметил, что все ярлыки имели форму вагин, причём самых разнообразных. Стоило мне посмотреть на любой из них, как изображение женской киски тут же увеличивалось раза в три и та начинала хищно двигаться, распахивая и смыкая влагалищный зев и сочась густой смазкой.
  
   "Мама родная! - мысленно воскликнул я. - Это куда я попал?!"
  
   - Что, испуга-а-ался?! - рассмеялась Мара. - Ладно, не боись. Режим работы системы можно изменить, снизив степень его сексуальности и извращённости. Обрати внимание на маленький значок в правом верхнем углу экрана в форме вилочки. Если как бы надавить на него взглядом, то он развернётся, и ты увидишь все возможные режимы, любой из которых можно выбрать для взаимодействия с системой. Вообще, способ надавливания используется для выбора пункта, файла или папки. Двойное надавливание закрепляет выбор пункта или позволяет последовательно выделить несколько объектов. Ну а чтобы открыть что-либо или запустить какую-нибудь программу, ты должен воспользоваться членом своим или языком.
  
   "Как?"
  
   - Просто представляешь, что тянешься к выбранному элементу соответствующей частью тела, и всё получится, - хихикнула сёкая. - Ну или просто сосредоточь внимание на языке или члене, подумай: "Открыть", и тогда ярлычок увеличится и сам сделает с тобой то, что ты выбрал в схеме режимов. А сейчас попробуй открыть "вилочку", как я говорила.
  
   Я надавил взглядом на соответствующий значок, и на экране распахнулась разноцветная схема в форме четырёхзубчатой вилки, состоящей из кружков, соединённых линиями. Три кружка было на рукоятке вилки, и на каждом зубчике тоже по три.
  
   0x01 graphic
  
   - Обрати внимание, - продолжила объяснять сёкая, - что сейчас выбран режим, расположенный в самом начале нижнего зубчика вилки. Если надавишь на него взглядом, появится соответствующее ему название "заглот" и ползунки управления. Что этот режим собой представляет, ты уже имел честь узнать при загрузке системы. Верхний ползунок позволяет управлять длительностью действия. Минимальным для "заглота" является три секунды, ну а сейчас выставлено пять. Максимальным будет десять секунд. Нижний ползунок даёт возможность выставлять период следования эффектов, который может меняться от единицы до тысячи. Если выберешь единицу, которая, кстати, сейчас и стоит, то заглот станет происходить при каждом открытии программы или папки. Выставишь двойку - будет осуществляться через раз, тройку - на каждое третье открытие, и так далее. А в промежуточных актах папки и файлы станут открываться без каких-либо эффектов. Чем правее расположен кружок, тем более сильным и экстремальным является действие. Чем левее, тем, соответственно, более слабым. Нижний зубчик: "заглот", "анрождение" и "анрождение-воре" связан с поглощением тебя гигантской вагиной. Второй снизу зубчик: "золотой дождь", "золотой дождь + оргазм" и "золотой дождь + оргазм + воре" обеспечит тебе мочеиспускание в рот. Третья ветвь: "куни", "куни + сквирт" и "куни + сквирт + воре" - создаёт линию куннилингуса и сопутствующих ему явлений. Ну и самый верхний зубчик содержит режимы: "кальян", "секс до оргазма" и экзотический "воре-секс". В последнем режиме вагина с помощью специальных усиков проникает в уретру полового члена и впрыскивает в твои яички особый афродизиак, в результате которого ты кончаешь непрерывно и вагина высасывает тебя до полного иссушения. Только скелет, обтянутый кожей, и останется. Наличие нескольких действий в режиме добавляет ползунки на каждое из них. Например, на кончике второго снизу зубчика можно регулировать длительность мочеиспускания до оргазма, продолжительность оргазма в процессе мочеиспускания и длительность твоего растворения и высасывания вагиной через рот. В этом режиме моча обретает свойство желудочного сока, так что она растворит тебя изнутри и позволит вагине выпить все твои ткани, превратившиеся в густой и питательный кисель, оставив лишь пустой кожаный мешочек. Аналогично вагина выпьет тебя и после сквирта, если в качестве режима выберешь кружочек на кончике третьей снизу веточки.
  
   Я выделил самую левую точку на схеме и прочитал надпись: "касание-открытие", рядом с которой не было никаких ползунков.
  
   "Что это за пункт?" - спросил я у Мары.
  
   - Обычное открытие папок и файлов, - ответила та. - Без каких-либо эффектов.
  
   "А загрузка системы в этом режиме будет какой?"
  
   - Тоже обычной.
  
   "Как применить этот режим?"
  
   - Двойным надавливанием взглядом.
  
   Я выполнил соответствующее действие, и схема свернулась.
  
   - Фи, какой ты скучный, - насупилась сёкая. - Зря я что ли всю эту систему с такой любовью разрабатывала?
  
   "Нет, не зря, - ответил я ей ободряющим тоном. - В подходящее время я обязательно перепробую все режимы и оценю их. Но сейчас, мне кажется, эффекты будут только мешать".
  
   - Мог бы установить длинный период следования, и получилось бы почти то же самое. Эффект "заглота" остался бы лишь на загрузку.
  
   "Я потом установлю".
  
   - Как знаешь, - небрежным тоном сказала Мара. - Только имей в виду, что все особые фишки, связанные со мной, в том числе и слежение моими глазами, работают лишь на нижнем зубчике вилочки и на её остриях.
  
   "Ох блин, - проворчал я и вернул назад режим "заглота", выставив период следования по максимуму. - Так подойдёт?"
  
   - Хе-хе, да, - ответила сёкая.
  
   "Как мне включить слежение за Кларой?"
  
   - Зайди в "вагину" экрана и выбери второй монитор. Сейчас он должен быть доступен. А для входа следует надавить на рабочий стол взглядом и подумать команду "свойства экрана", ну или воспользоваться членом либо языком.
  
   "Всё понятно, спасибо", - поблагодарил я и открыл соответствующее окно. Ну или в этой извращённой системе "вагину". Та как раз появилась в центре экрана и стала возбуждённо пульсировать, стоило мне на рабочий стол взглядом надавить.
  
   Однако развернувшаяся перед глазами область очень походила на виндовсовскую. Монитор с циферкой "два" назывался "Взгляд сёкаи". И стоило мне его выбрать двойным нажатием, а затем подтвердить свой выбор, как я после секундной темноты увидел пространство склада с высоты потолка, причём достаточно чётко, словно тот был хорошо освещён. Я будто висел в воздухе над тем стеллажом, в котором спрятался, и мог разглядывать локацию с высоты.
  
   Клару я нашёл почти сразу. Она как раз подходила к первому ряду стеллажей. Двигалась женщина не спеша и беззаботно, явно не испытывая никаких сомнений в своём превосходстве. Используя функцию приближения на своём компьютере, я увидел амазонку крупным планом и невольно сглотнул слюну. Ва-а-а! Какая она сексапильная! Красивая крупная грудь, большая, но одновременно точёная и упругая с аппетитными ягодками сосков. Подтянутая спортивная фигура, здоровенный рост, длинные атлетически крепкие ноги. Ня-а-а-а! Я просто тащился от неё, и мне эта игра в прятки стала казаться большой дурью.
  
   - Ну и слабачок же ты, Димочкин, - снисходительно сказала Мара, прочитав мои мысли. - Как увидишь привлекательную фигурку, так тут же сдаться готов. И чего ж ты обижаешься, не пойму, когда тебя шлюхой называют, коли сам шлюха и есть?
  
   "Не шлюха я, - ответил я сердито. - Просто ценитель женской красоты. И что ж мне, по-твоему, делать, когда нет здесь на Форсу уродин. Ну просто ни одной не встречал. Все женщины как на подбор. Невозможно налюбоваться".
  
   - Хы-хы, терпеть нужно, терпеть, - назидательно посоветовала сёкая. - Тебе чего больше нравится, бегать за девушками или чтобы они сами тебя домогались?
  
   "Чтобы домогались, конечно же".
  
   - Ну так и будь поустойчивее. Клара - охотница, и ты интересен ей пока лишь как непознанная дичь. Окажешься ординарным бабником - она поразвлечётся с тобой парочку дней и остынет. Впрочем, может тебе так и лучше будет, меньше забот-хлопот и претендентов на многострадальную тушку?
  
   "Может и лучше, - согласился я, - но всё равно я хочу ей понравиться".
  
   - Тогда подбираем слюни и мобилизуемся. Чем дольше Клара будет ловить тебя, тем больше тобой увлечётся. Вот и все дела. Думаю, тебе и самому понравится настроение, которым проникнется амазонка, после того как настигнет неожиданно непростую добычу. Чем сложнее охота, тем слаще трапеза.
  
   Клара подошла к проходу, в который я вбежал, заглянула в него, никого не нашла и улыбнулась. А потом неожиданно просто исчезла, поразив меня этим до глубины души.
  

Глава 25. Особенности сексуальной охоты

К содержанию

   Некоторое время я изумленно пялился на место, где только что стояла амазонка.
  
   "Как?! Где она?! Телепортировалась?!" - бешено скакали мысли в моей голове.
  
   - Изображение отдали, олух царя небесного. Амазонки быстро бегают, знаешь ли. И я уже предупреждала тебя об этом.
  
   Я отдалил картинку и увидел Клару, которая не спеша следовала по первому боковому проходу и заглядывала в каждый длинный коридор, осматривая его справа и слева от себя. Потом она стремглав преодолела средний ряд стеллажей и оказалась во втором проходе, осмотрела его и снова пошла проверять остальные сегменты этой решётки коридоров. Минут пять амазонке потребовалось, чтобы изучить все. Она остановилась возле лежанки, слегка нахмурившись, а потом заулыбалась ещё шире и осмотрелась.
  
   Взгляд Клары остановился на стопке матрасов в углу зала, и она направилась туда. Только я подумал было, что это место могло бы стать неплохим укрытием, как женщина своим интересом к нему опровергла мои чаяния. Она не стала матрасы ворошить, а просто обошла их и принюхалась. Не уловив, видимо, никакого намёка на мой запах, отправилась назад.
  
   И вот Клара снова вошла в коридор между стеллажами и присела к одной из нижних полочек.
  
   "Стала осматривать? - предположил я. - Что, прямо всё будет проверять? Впрочем, если у неё острый нюх, то много времени это отнимать не будет. Вот чёрт! Так она и до меня доберётся!"
  
   Но женщина, присев к одному стеллажу, пропала из поля моего зрения лишь на пару секунд. Что-то сделав там, она поднялась на ноги, перешла к стеллажу напротив и присела на короткое время уже возле него. Затем она стремительно промчалась метров двадцать и проделала те же действия в новом месте. Снова осматривается? Но почему она пропустила столь большое расстояние, не проверив его? Или у неё нюх так далеко достаёт?
  
   В общем, начался какой-то новый и странный этап поисков. Клара по второму разу обходила все коридоры, уделяя выборочное внимание отдельным их частям. Непонятно, блин! Может, она проверяла участки, где спрятаться было можно? Но если так, то я как раз нахожусь в одном таком месте, а значит, скоро Клара доберётся и до него. Ох! Что делать? Надо перепрятаться. Перебраться как-нибудь в другой стеллаж, который амазонка уже проверила.
  
   - Ну что ж, попробуй, - согласилась с моими мыслями сёкая. - Где она находится, ты видишь. Куда двинется дальше, можно предугадать. Осталось лишь подловить удобный момент. Но будь осторожным, чтобы амазонка тебя не заметила. Если это произойдёт, то сам понимаешь, что случится. С какой скоростью она может двигаться, ты уже видел.
  
   "Хорошо", - кивнул я и стал ждать своего времени. Увидев, как Клара присела к очередному стеллажу, я открыл глаза и обрёл собственное зрение. Потихоньку выбрался из укрытия. Стараясь ступать очень тихо, я проследовал к дальней стене зала, чтобы быть от амазонки подальше. В очередной раз увидев лежак, я спрятался за торец стеллажа и снова закрыл глаза, чтобы проверить, где находится амазонка, а затем стал быстрыми перебежками от одного ряда к другому двигаться в сторону коридоров, которые Клара уже проверила. Но вот опасный участок пройден, и я на радостях прибавил ходу.
  
   Твою мать! Я непременно бы с грохотом свалился на пол, поскользнувшись на какой-то лужице, если бы Мара не поймала меня в воздухе телекинезом и не поставила назад в вертикальное положение.
  
   - Под ноги смотри, растяпа! - прошипела она. - Совсем сдурел?!
  
   "Извини, я поскользнулся на чём-то".
  
   - Не на чём-то, а на вагинальной смазке, - хохотнула сёкая. - Клара постояла тут немного и накапала. И надо ж было тебе умудриться попасть именно на эту мелкую лужицу. Ты у нас снайпер что ли по неприятностям?
  
   "Это просто закон подлости".
  
   - Смотри под ноги, и никакой подлости не будет.
  
   "Хорошо".
  

* * *

  
   В этом месте надо бы сделать ещё одно пояснение, касающееся женщин-париев и их сексуальности. Как вы сами могли заметить из моего рассказа, Клара испытывала сексуальное возбуждение, пока меня ловила. Это вообще свойственно для дамочек с листиками, потому что тела их всегда готовы к сексу, и стоит только запахнуть "вкусненьким", как они тут же преисполняются желанием. Таким образом пария без какой-либо хотелки может раскочегарить себя до состояния, близкого к ней, однако всё это ей подконтрольно и достаточно быстро поддаётся откату. В общем, как мужчины-парии, используя веточки, могут управлять своей эрекцией, так и женщины-парии могут умерять желание, не связанное с хотелкой.
  
   И для них эта способность весьма актуальна, потому что разноцветный куст и центр производства энергии блаженства, расположенный в матке, постоянно взаимодействуют друг с другом и между ними может происходить небольшая эмиссия. В определённой степени это откладывает хотелку у женщин-париев, и промежутки между приступами неуправляемого нимфоманства получаются более продолжительными, да и сами состояния проходят помягче и терпятся легче. Но внутренняя эмиссия одновременно с этим повышает возбудимость и общий сексуальный темперамент. Физическое тело женщин-париев получается постоянно пропитано бесцветной энергией и может за счёт этого легко "воспламеняться". Вот потому-то Клара и текла, пока ловила меня, и, к слову, желание своё она не умеряла, потому что полыхающее либидо обостряло все её чувства и помогало меня искать. Вот что я хотел пояснить, ну а теперь вернусь к повествованию.
  

* * *

  
   Я побежал дальше и гораздо более внимательно теперь смотрел под ноги. Мне пришла в голову идея спрятаться в том месте, которое Клара уже проверяла. Типа снаряд два раза в одну воронку не попадает и всё такое. Вот только амазонка совсем не осматривала те места, и понял я это слишком поздно. Натянутая между стеллажами нить была такой тонкой и серенькой, под цвет пола, что сам я её не заметил, а среагировать на предупреждение Мары не успел. В результате зацепил ногами растяжку, вызвав громкий звон колокольчиков.
  
   - Ай! - от неожиданности вскрикнул я.
  
   - Ар-р-р! - взревела рассерженная сёкая.
  
   А потом я ощутил, как из кольца в меня снова вливается сила, и тело моё самостоятельно бросается к стеллажу слева, и ловко просачивается между каких-то плотницких заготовок, спрятавшись за ними. Стоило мне глянуть на то место, где я только что находился, как в груди у меня всё похолодело. Там уже стояла Клара, осматривалась по сторонам и принюхивалась, широко раздувая ноздри.
  
   "Капец! Капец! Я пропал!" - мысленно запричитал я, когда увидел, как амазонка с хищной улыбкой на устах направляется к моему укрытию.
  
   Однако в этот момент зазвенел колокольчик где-то в другом месте, через ряд от нас, и женщина, замерев на мгновение, испарилась.
  
   - Быстро-быстро! - поторапливала сёкая. - Ноги в руки и чеши. Второй раз я жульничать для тебя не буду, а иначе Клара заподозрит неладное и поймёт, что ты играешь нечестно. Там, где я коснулась телекинезом другого колокольчика, твоего запаха нет. А следовательно, амазонка скоро вернётся сюда. И если ты к этому моменту не уберёшься, то попадёшься к ней в руки как пить дать.
  
   Собственно, я и сам это понял, а потому бежал по коридору так быстро, как только мог, чувствуя странную мягкость под своими стопами, словно двигался по поролону. Это было необычное ощущение, но задумываться о нём мне было некогда. Где-то впереди имелась ещё одна нить. Вот она! Прыжок! И я бесшумно в этот раз преодолел другую растяжку.
  
   - Молодец, - похвалила Мара. - А теперь быстро за угол и спрячься за торец.
  
   Я прижался спиной к торцевой стенке стеллажа и стал успокаивать дыхание. По жилам моим разливался адреналин, и это было невероятно круто. Закрыв глаза, я огляделся из-под потолка глазами сёкаи и увидел, как Клара осматривает и обнюхивает место, из которого я только что сбежал.
  
   - Пора! - подсказала сёкая. - По боковому коридору, минуешь три ряда и сворачиваешь направо, в проход между четвёртым и пятым. Быстро! Быстро! Не тормози!
  
   Я бросился бежать, следуя целеуказаниям, и Мара продолжила:
  
   - У меня появился план, как мы сможем обхитрить и удивить амазонку, заставив её изрядно поломать голову над некоторыми чудесами, а заодно заработаем для тебя много очков симпатии. Правда, без моей непосредственной помощи тебе не обойтись, но, увы, слишком уж неравны ваши силы. Поэтому я не жульничаю для тебя, а лишь выравниваю баланс. Вот и сейчас ты двигаешься бесшумно только благодаря моей магии. Не создавай я телекинезом зазор между полом и твоими стопами, ты бы так топотал, что амазонка обнаружила бы тебя по звуку шагов и давно поймала. Вот здесь стой, - скомандовала сёкая, и я притормозил, останавливаясь у стеллажа, и снова перевёл дух. - Хорошее место для старта. Начнём отсюда.
  
   Итак, план Мары включал несколько этапов. Первый являлся подготовительным и нацелен был на повышение моей мобильности. Сёкая, используя телекинез, бесшумно и аккуратно раздвигала в стороны вещи на полках, создавая сквозные проходы для меня так, чтобы я мог перебираться сквозь преграды из одного коридора в другой. Но и так, чтобы отверстия эти были не очень заметны при беглом взгляде.
  
   Всего на складе имелось тридцать стеллажей, выставленных в виде матрицы десять на три. Десять рядов было в ширину, три в длину, и между каждым рядом имелся проход шириной около двух-трёх метров. Однако основательно заполненными оказались только около двенадцати центральных стеллажей зала, стоявших прямоугольником четыре на три, а другие были либо полупустыми, либо вообще не имели вещей, как, например, самые крайние слева и справа.
  
   Под руководством сёкаи я двигался, огибая ряды по сложной траектории, останавливаясь в приглянувшихся духу местах и наблюдая, как волшебным образом вещи на самой нижней полке стеллажа раздвигаются сами собой. При этом Мара отслеживала местоположении Клары и направляла мои перемещения согласно им, то приказывая ускориться, то притормозить, то вообще остановиться и спрятаться за торец прохода, а иногда, достаточно редко, и вовсе юркнуть во вновь образованный проход между вещами.
  
   Примерно через пять минут этой беготни мы сделали все необходимые приготовления, но и у Клары терпение к тому времени существенно подточилось. Её уже стало удивлять, что дичь ей попалась необыкновенно изворотливая и она всё никак не может её (а вернее меня) найти. Амазонка часто стала прибегать к ускорению, вихрем перемещаясь от одного перекрёстка к другому, и осматривала проходы во все четыре стороны. В конце концов она пришла к выводу, что я, видимо, где-то спрятался, и стала планомерно обходить стеллажи, опираясь на обоняние. Вот только я к тому времени уже успел отметиться почти во всех проходах, а поскольку в неподвижном воздухе помещения ароматы застаивались, карта запахов была теперь основательно перепутана, что существенно ограничивало возможности выслеживания.
  
   Теперь я стал пользоваться проделанными отверстиями, с трудом протискиваясь в них и сетуя на то, что Мара поленилась почему-то сделать норки пошире. Но та лишь посмеивалась моим капризам и предлагала ответить благодарностью на её помощь, вместо того, чтобы ворчать. В конце концов сёкая с удовлетворением отметила, что баланс сил сместился в мою сторону и при таких благоприятных условиях, в которых я сейчас нахожусь, охота Клары никогда не увенчается успехом, а потому следует дать ей шанс и действительно где-нибудь спрятаться.
  
   - Но для начала провернём одну мою задумку, - предложила дух. - Двигай к стеллажу три-один. В центральной его части, насколько я помню, лежат катушки ниток. Одна из них нам как раз понадобится. Ты только в прихожую не выскакивай, чтобы Рита тебя не заметила, а то ж ведь она сразу предупредит криком свою подругу, что видит тебя.
  
   Координаты три-один означали третий стеллаж от левой (с моей стороны) стены в первом от входа самом внешнем ряду. Понятно, что там надо было сохранять повышенную осторожность, чтобы не попасться Рите на глаза. Я уже знал отработанный путь к этому месту и под руководством Мары с успехом проследовал к нему.
  
   - Бери катушку с тонкими серыми нитками, - подсказала мне сёкая. - Они будут наименее заметными на сером полу.
  
   "Хочешь ловушку Кларе устроить?"
  
   - Да нет, зачем? - хохотнула Мара. - Не мы же её ловим, а она нас. Взял нитки? Теперь чеши в точку пять-два к нашей любимой дырочке.
  
   "Там же..."
  
   - Хе-хе, да, один из сигнальных колокольчиков. Думаешь, я случайно сделала проход прямо рядом с ним? Давай, прямо в норку и нитки держи наготове.
  
   И снова я, следуя целеуказаниям сёкаи, передислоцировался к нужному стеллажу, пролез в дырку между вещами и подобрался к тонкой, еле заметной серой ниточке, натянутой в проходе.
  
   "Что-то боязно мне её трогать, - признался я своей помощнице. - Вдруг зазвонит?"
  
   - Лады, я сама всё сделаю, дабы не рисковать, - заверила дух, и моток ниток вдруг вырвался из моих рук, завис в воздухе, самостоятельно размотался и ловко завязал серый кончик нитки бантиком на сигнальной растяжке, не потревожив её. Затем катушка юркнула под стеллаж и покатилась по полу куда-то мне за спину, в ту сторону, из которой я прибежал.
  
   - Следуй за ней, - скомандовала сёкая, - и шибче давай передвигай ноги. Если Клара увидит нитку на полу до того, как ты спрячешься, это нам все карты спутает.
  
   Только тогда я стал догадываться, зачем Мара нитку к ловушке привязала, и с энтузиазмом устремился за разматывающимся "путеводным клубком", вернее за катушкой ниток. Но в разных сказках Иваны-царевичи обычно за клубками бегали, так что это был у меня такой клубочек на современный лад.
  
   В шестом ряду катушка снова юркнула под стеллаж, и мне пришлось оббежать его по боковому проходу справа, потому что в более близкий проход слева сёкая мне выходить запретила, а норка шестого ряда оказалась у самого правого коридора, поэтому смысла не было корячиться и лезть через неё. Свернув в следующий коридорчик, я заметил, как мой путеуказатель запрыгнул на нижнюю полочку седьмого стеллажа в отверстие между вещами, которое ранее проделала сёкая, и поспешил вслед за ним. Там, собственно, "клубочек" и остановился, дожидаясь меня и намекая, что мы с ним достигли станции назначения.
  
   - Отлично! Всё удалось, - радостно сказала Мара и захихикала. - Теперь можно передохнуть и понаблюдать, как Клара тебя разыскивает. Хе-хе, бе-е-едненькая, мне даже её жаль. Честно говоря, я немного чувствую себя бессовестной, но это не беда, - добавила она беззаботно. - Мне только любопытно, насколько быстро амазонка тебя найдёт, если ты будешь находиться на одном месте? Это ведь рано или поздно случится, знаешь ли. И да, ты моточек-то в руки возьми. Сам небось уже понял, что с ним следует делать.
  
   С улыбкой кивнув, я взял катушку в руки. Меня стала окутывать эйфория от ощущения безопасности. Почему-то мне казалось, что найдут меня нескоро. Зал был огромен, стеллажей в нём много, и следы я запутал очень качественно. Так что чувствовал я себя иголкой, затерявшейся в стоге сена. Закрыв глаза, я снова обнаружил себя под потолком, осмотрелся и увидел Клару, которая, принюхиваясь, не спеша следовала вдоль стеллажей.
  
   Выглядела амазонка малость растерянно и удручённо. Ей непонятно было, как простой мужчина мог столь долго от неё прятаться. Более того, судя по запахам, он (то есть я) постоянно перемещался и при этом умудрился ни разу не попасться ей на глаза. Как мне такое удавалось при суперскорости охотницы, тончайшем обонянии её и остром слухе, оставалось для девушки неразрешимой загадкой. Я словно бы в призрака бесплотного обратился или же невидимкой стал. Такие мысли удручали и обескураживали преследовательницу.
  
   Но вот она остановилась между пятым и шестым рядом, чутко раздувая ноздри. Клара явно уловила свежий запах, и на лицо её вернулась улыбка. В этот момент она стояла прямо над моей ниткой, оставленной на полу, но не замечала её. Амазонка просто не смотрела вниз, полагаясь больше на нюх, чем на зрение, однако это совсем не мешало ей, не глядя под ноги, перешагивать собственные растяжки.
  
   - Димочка, - проворковала амазонка медовым голосом. - Ну где же ты прячешься, сладенький мой? Не надо бояться, я тебя не обижу. Наоборот, сделаю о-о-очень приятно.
  
   Она следовала по коридору, совершая плавные и бесшумные скользящие шаги, и я невольно залюбовался её обнажённым спортивным телом, двигающимся столь грациозно.
  
   "Бо-о-оже! Какая она классная!" - мысленно простонал я.
  
   - Не раскисай, обормот, - со смехом ответила мне сёкая. - Я тебе покажу "классную", бабник чёртов! Не время поддаваться своим слабостям. Совсем немного уже осталось потерпеть. Зато и результат вознаградит тебя сторицей!
  
   "Я понимаю, понимаю, - ответил я. - Но не могу не восхищаться крутизной этой амазонки".
  
   Глядя, как Клара следует в полумраке голышом между стеллажами, как она соблазнительно уговаривает меня не противиться судьбе и сдаться, я осознал вдруг, что эта сцена напоминает мне что-то очень знакомое и волнительное. Ох! Точно! Фильм Роберта Родригеса "Факультет". Там ещё в раздевалке бассейна голая инопланетянка точно так же разыскивала и ловила главного героя, прячущегося за шкафчиками.
  
   0x01 graphic
  
   Господи! Как же я тащился тогда от этой девушки Мэрибэт. И вот сейчас оказался в схожем положении. Ва-а-а! Это было шикарно!
  
   - Димочка-а-а! - промурлыкала Клара, выходя в боковой коридор. Ноздри её хищно раздувались, а глаза азартно блестели. Видимо, она чуяла совсем свежий запах добычи, свидетельствующий о её близости. - Ну где же ты, моя вкусня-а-ашечка. Нехорошо заставлять девушку тебя искать. - Нетерпеливо дёрнув плечом, она повернула налево и гораздо увереннее двинулась по моему следу, постепенно ускоряя шаг.
  
   Свернув за угол, амазонка остановилась на пару секунд, внимательно осматривая открывшийся коридор. Возможно, она ожидала увидеть меня здесь, но пространство между рядами оказалось пустым. Однако в этот раз Клару такое фиаско не разочаровало. Она снова сдвинулась с места, уже гораздо медленнее и осторожнее, словно подкрадывалась, и стала приближаться как раз к тому месту, где я спрятался.
  
   - Ну надо же, за две минуты с небольшим тебя нашла! - восхитилась Мара. - Понимаешь теперь, насколько бесперспективным было бы сидеть на одном месте? Приготовься дёргать за ниточку, - добавила она, - и не подпускай амазонку слишком близко, а то она может больше носу своему поверить, нежели ушам. Давай! Прямо сейчас.
  
   Я потянул за катушку с размотанной ниткой, и в отдалении через один ряд зазвонил колокольчик. От рывка бантик должен был развязаться, так что второй раз позвонить уже было нельзя, зато имелась возможность смотать нитку, заметая следы. И это правильно. Задачу-то свою бантик выполнил: создал ложный сигнал и заставил преследовательницу напряжённо замереть на месте, широко распахнув от удивления глаза.
  
   Вот только то, что дальше случилось, оказалось для меня полной неожиданностью. Клара, вместо того чтобы, испарившись прямо на моих глазах, броситься к месту сработавшей ловушки, совершила стремительный рывок в мою сторону и застала меня с мотком ниток в руке, глядящим на преследовательницу в полной растерянности.
  
   - Рвём когти! - вскричала Мара, весело хохоча. - Быстрей-быстрей! А не то поймает!
  
   Этот крик её вырвал меня из оцепенения, и я, метнув катушкой в амазонку, развернулся и попытался выскользнуть из своей норки с другой стороны от стеллажа. Но не тут-то было. Клара ловко поймала моток в воздухе и, нырнув в отверстие, ухватила меня за штаны.
  
   - Ря-а-а-а!!! - взвыл я пойманным зайцем, переживая смесь страха и восторга, замешанных на изрядной дозе адреналина.
  
   "Капец! Поймала!" - запаниковал я, чувствуя, как меня тянут назад, извлекая из укрытия.
  
   - Хи-хи! Нет ещё! - возразила сёкая, втекла в меня из кольца. И опять моё тело ожило и наполнилось несвойственной мне ловкостью. Оно взбрыкнуло ногами, попутно сбрасывая туфли со стоп, а потом вёртким ужом выскользнуло из штанов, оставляя их в руках преследовательницы, и стремглав покинуло укрытие, выскакивая в проход между седьмым и восьмым стеллажами.
  
   - Ах ты ж шустряк! - рассмеялась Клара и попробовала пролезть вслед за мной, но с ходу не получилось. Отверстие оказалось слишком узким для более крупного и массивного тела девушки, и та благополучно увязла среди вещей.
  
   "Вот, значит, почему Мара делала такие узкие проходы!" - подумал я, отбегая подальше и замирая на месте, не зная, куда дальше бежать.
  
   Амазонка с трудом высунулась из стеллажа по пояс и, радостно улыбаясь, уставилась на меня, стоявшего в одних трусах и на расстоянии метров пяти примерно. От попыток пробиться силой её, похоже, слегка завалило рулонами ткани, и она малость застряла.
  
   - Пора, - подсказала сёкая, - ныряй во вторую норку, будем ноги уносить.
  
   Я метнулся к седьмому стеллажу, прямо на глазах у Клары прошмыгнул в норку номер два и оказался в коридорчике, из которого она на полку залезла.
  
   - Ах ты ж! - вскрикнула преследовательница. - Стой!
  
   Но я уже мчался вперёд, реализуя небольшую фору во времени, которую получил, и Мара направляла меня, помогая петлять по коридорам, запутывая следы. А за спиной раздавались постепенно отдаляющиеся весёлые ругательства, восторженные вопли и смех. Клара заметила наконец всю проделанную мной (а вернее сёкаей) работу. Увидела созданные проходы в стеллажах, смотала нитку и догадалась, как я попытался отвлечь её звоном колокольчика. Решив, видимо, что и в первый раз я проделал то же самое, она просто визжала и вопила, но не от злости, а от восторга. Она восхищалась мной и громогласно заявляла об этом.
  
   - Ну, заяц хитрожопый, погоди!!! - хохотала девушка. - Вот доберусь до тебя, ты у меня попляшешь!!! До смерти заняшу вкусняшечку такого, а потом съем тебя, обормотика сладенького! Кия-а-а!!! Какая же ты умничка, умничка! Кла-а-асс! Я от тебя торчу-у-у!!!
  
   А я уже тем временем сидел в новом укрытии и переводил дух. Сердце моё бешено стучало, а лицо растянулось в улыбке до ушей. Мне было очень приятно слышать о себе столь лестные отзывы от такой крутой супервумэн. Вот только все эти восторги я не заслужил и чувствовал себя из-за этого неловко.
  
   - Да не бери в голову, - стала успокаивать меня сёкая. - Я твой партнёр, а потому ты имеешь полное право пользоваться моей помощью. Не наша вина, что амазонка не знает о тузе в твоём рукаве. Ну и потом, ей же самой приятно было, что мы её удивили. Попадись ты раньше, она не получила бы такого удовольствия от охоты, как сейчас. Блин! Ну ты посмотри только, что творит эта извращенка!
  
   Я прикрыл глаза и, вновь оказавшись под потолком зала, над стеллажом, в котором прятался, увидел Клару, лежащую на полу во втором боковом проходе. Она прижимала к лицу мои штаны тем самым местом, где у меня ноги сходились, и, вдыхая мой запах, тёрла у себя между ног одной их моих штанин. Секунд восемь или десять я наблюдал за сим бесстыжим зрелищем, а потом тело амазонки выгнулось от оргазма и она со сладострастными криками стала извиваться прямо на полу.
  
   - Вау, - тихо выдохнул я, облизывая губы. - Она мне, наверное... штаны испачкала.
  
   - Хе-хе, а это уж как пить дать, - подтвердила Мара. - Не сквиртом намочила, так смазкой.
  
   Тем временем к амазонке приблизилась Рита и присела рядом с ней на корточки, о чём-то её тихо расспрашивая. Девушку, видимо, привлекли крики подруги, и она поспешила к ней, думая, что та меня уже поймала и вовсю развлекается.
  
   Постойте! А дверь-то, что, никто больше не охраняет? Может, этим воспользоваться?
  
   - Давай! - тут же поддержала меня Мара, прочитав мои мысли. - Только шибче! Времени почти нет!
  
   Я выскочил из укрытия и бросился бежать пятидесятиметровку по прямой; благо, что Рита и Клара остались позади и не могли видеть мой "полёт на крыльях свободы".
  
   "Вот ведь растяпа! - думал я о Рите. - То-то ей нагорит от подруги!"
  
   Меня наполнял радостный азарт победы, но было и чувство сожаления, что я не попался и не испытал захватывающие сексуальные приключения.
  
   "Ну и ладно. Значит, не судьба".
  
   - Отодвигать засов сам будешь, - предупредила меня Мара. - Он тяжёлый, конечно, но ты справишься, если как следует поднатужишься. Вон, Рита задвинула его, несмотря на всю свою субтильность, значит, и ты откроешь.
  
   "Хорошо", - ответил я, мысленно соглашаясь с подругой. Не всегда же мне пользоваться её помощью. Надо что-то и самому сделать. Секунд через пятнадцать я уже подбегал к двери. Уперевшись ладонями в рукояти засова, я дёрнул вбок со всей мочи и...
  
   "Ай!" - Этот гад оказался просто супертяжелым. Я едва связки не потянул из-за того, что встал неудачно и попробовал сдвинуть бандуру, не рассчитав её сопротивление.
  
   "Вот чёрт! - мысленно выругался я, слыша хихиканье Мары и понимая, что она неспроста отказалась мне помогать. А ещё я подумал, что хлипкая с виду Рита была не такой уж и слабенькой, как могла показаться на первый взгляд. - Ну ничего! Смейся-смейся, интриганка! - обратился я к своей помощнице. - Сейчас я покажу, на что способен!"
  
   Приняв соответствующую позу сбоку от засова, чтобы создать максимальную тягу, я напрягся изо всех сил и рывком сдвинул непокорную железку на парочку сантиметров. Собственно, ещё бы несколько таких рывков и я бы справился с дверью, однако засов издавал такие громкие и скрипучие звуки, что я каким-то шестым чувством осознал, как обе парии встрепенулись и рванули ко мне.
  
   "А-а-а-а! Не успеваю!" - запаниковал я.
  
   - Беги отсюда, беги! - азартно подтвердила мои страхи Мара. - Беги немедленно, иначе поймают!
  
   И я рванул назад. Однако и пару шагов сделать не успел, как за лямку трусов меня ухватила Клара, возникшая перед самым моим носом словно из воздуха. И снова дух пришла мне на выручку, помогая хитрым пируэтом выскользнуть из трусов и, кувыркнувшись по полу, с низкого старта рвануть к стеллажам, сверкая на ходу голым задом. Дорогу мне попыталась преградить Рита, набегающая с левого боку наперерез, но я, поднырнув под её руками и падая на ладони почти к самому полу, заставил девушку запнуться о моё тело и вытянуться на полу, а затем, пробежав пару метров на четвереньках, вскочил на ноги и скрылся в коридоре.
  
   - Нет, стой, - остановила Клара подругу, попытавшуюся было подняться и преследовать меня. - Видала, какой он вёрткий? Тебе не поймать. - А потом крикнула уже мне вдогонку: - Эй, шустряк! Даю тебе ещё минуточку форы, как раз, чтобы ты успел снова спрятаться. Но имей в виду, задача твоя усложняется. Теперь мне Рита будет помогать ловить тебя. Так что придумай что-нибудь похитрее нор и верёвочек, они тебе больше не помогут.
  
   Я тем временем добежал до стеллажа шесть-три, расположенного почти у самой лежанки, и спрятался в сделанный Марой проход.
  
   "Вдвоём будут ловить? - подумал я. - Это как? А они не опасаются, что я снова прорвусь к двери?"
  
   - Рита, скорее всего, останется в "прихожей", - ответила дух. - И будет просматривать длинные коридоры насквозь. А если увидит тебя в каком-нибудь из них, крикнет Кларе, где ты находишься.
  
   "Блин, понятно. Тяжело будет убегать".
  
   - Ага, - согласилась Мара. - Тяжело, но можно. Вот только я предлагаю с этим завязывать. Как ты смотришь на такое решение?
  
   "Хочешь поддаться?"
  
   - Ну, я могла бы просто перестать тебе помогать. Но тогда ты станешь выглядеть значительно слабее, чем до этого. И девушки действительно могут решить, что ты поддаёшься. Это им явно не понравится. Поэтому я буду подсказывать тебе, куда лучше бежать, чтобы существенно осложнить погоню, но не стану просчитывать траектории, запутывающие запахи, и перемешивать воздух с помощью телекинеза, чтобы сбить амазонку со следа. Тогда Клара всё равно догонит тебя через какое-то время. Ты ведь не против?
  
   "Нет. Я, честно говоря, уже малость подустал".
  
   - Тем более. Значит, проигрыш твой будет выглядеть ещё более естественно.
  
   Чуть позже я посмотрел глазами Мары, что делают девушки, и покраснел от смущения. Бесстыжая Клара с удовольствием нюхала мои трусы, кайфуя, как наркоманка. Похоже, что и фору она мне дала лишь затем, чтобы насладиться моими запахами.
  
   - Бли-и-ин, - тихо прохныкал я, - извращенка! - и сёкая снова рассмеялась этой реплике, но ничего не сказала, признавая, видимо, мою правоту.
  
   Рита весело глядела на подругу, хихикала в кулачок и что-то говорила ей, возможно просто прикалывалась, потому что амазонка в ответ ей показывала язык. Потом помощница швеи задрала подол платья, сняла с себя панталончики и стала подсовывать их Кларе, а та отмахнулась от девушки, бросила в неё моим бельём и направилась к стеллажам. Рита вначале увернулась от тканевого снаряда, а потом подняла трусы с пола, удерживая их брезгливо двумя пальцами на вытянутой руке, как дохлую крысу. Скорчив мину отвращения на своём милом личике, она высунула язык, изображая "бе-е-е", а потом, набросив трусы вслед уходящей подруге, попала ей точно на голову.
  
   Судя по всему, для самой девушки этот успех оказался неожиданным. Она согнулась пополам от смеха, а потом рванула от в шутку разъярённой подруги прочь, но была в две секунды настигнута и оказалась с собственными панталонами на голове. В общем, девушки ещё успели всласть подурачиться, прежде чем Клара отправилась, наконец, меня искать. Она нюхала воздух и шла точнёхонько по моему следу, как собака, а Рита отслеживала её передвижения из "прихожей" и переходила в тот коридор, по которому шла подруга.
  
   "Зачем это? - удивился я. - Клара ведь и сама просматривает коридор, по которому идёт. Зачем её дублировать?"
  
   - Видимо, Рита ждёт, пока амазонка спугнёт тебя, чтобы отследить, куда ты побежишь и в каком ряду попытаешься перепрятаться.
  
   А мне и в самом деле следовало менять дислокацию, потому что Клара основательно ко мне подобралась и уже скоро должна была подойти к стеллажу, в котором я сидел.
  
   - Приготовились! - скомандовала Мара. - Побежали!
  
   Далее она стала направлять меня таким образом, чтобы я не попался девушкам на глаза, но сумел перепрятаться на четвёртый стеллаж во втором ряду. Клара добралась до норки, где я до этого находился, обнюхала её и вновь направилась по следу. В этот раз она сделала Рите какой-то знак, после чего та изменила тактику и просматривала не тот коридор, по которому шла её подруга, а соседний от неё справа (ну или слева, если считать со стороны Риты).
  
   "Чёрт! Загоняют", - подумал я.
  
   Теперь уже нельзя было выскочить в сторону пятого ряда. Рита могла меня заметить. А если я выйду к третьему, то попадусь на глаза самой Кларе. И это ещё хуже, потому что та сразу за мной погонится. В итоге я не стал дожидаться, пока амазонка достигнет стеллажа с моим укрытием. Выпорхнул к пятому ряду и под азартные вопли Риты прошмыгнул его насквозь, потом забрался в шестой и выскочил в следующий коридор, далее в седьмой, а затем снова в шестой и в пятый, сумев сбить девушку со следа и заставив её меня потерять.
  
   Вот только стоило мне вынырнуть к четвёртому ряду, как я нос к носу столкнулся с амазонкой и в панике рванул в обратную сторону, рассчитывая, что Клара не сможет последовать за мной через узкий проход. Я надеялся, что, обегая стеллаж, преследовательница даст мне некоторый резерв времени, достаточный, чтобы скрыться. Однако едва я выбрался из укрытия, Клара приземлилась на пол откуда-то сверху и схватила меня сзади. Как оказалось, перепрыгнуть трёхметровый стеллаж было ей вполне по силам, что она и сделала.
  
   - Ай! - вскрикнул я, чувствуя, что оказался в крепких женских объятиях.
  
   Взбрыкнув, я попытался вскочить на ноги, но был ловко опрокинут на спину, а рот мой оказался запечатан сладким поцелуем. И тот действительно был сладким. Я физически чувствовал, как во рту у меня растекается восхитительный нектар.
  
   - Парализующее "ци", - сообщила Мара. - Секунд тридцать ты не сможешь двигаться.
  
   "Мамочка!" - подумал я, ощущая, как тело охватывает онемение, распространяющееся от корня языка во все стороны.
  
   - Хе-хе, не ожидала я, что Клара прибегнет к техникам дао, - добавила сёкая. - Видимо, ты здорово впечатлил её своей изворотливостью, так что она решила перестраховаться и не рисковать. Сейчас ты полностью в её власти.
  
   Амазонка тем временем оторвалась от меня и с улыбкой принялась наблюдать, как замирают мои движения и тело охватывает паралич. А потом она просто легла на меня сверху в позу "69" и стала с удовольствием рассасывать мой член. Вначале я очень слабо чувствовал её ласки, но потом ощущения стали усиливаться и накатывать мощными волнами. Я изо всех сил пытался бороться с пробуждающейся в моём паху эрекцией, но Клара неспеша и со вкусом ломала мою волю, быстро приводя мужское достоинство в боевую готовность.
  
   - Эх, слишком быстро ты возбуждаешься, - посетовала Мара. - Слаб ты, Димочкин, против чар девушек-париев. Придётся тебе немного помочь. Помнишь, как мы сопротивлялись сестричкам, сдерживая твой оргазм? Сейчас соперница у нас на порядок более сильная. Против шести зелёных листиков даже с моей помощью тебе выстоять будет непросто. Поэтому от тебя потребуется полная расслабленность, так чтобы я без помех могла взять управление твоей половой системой на самом глубоком уровне.
  
   Я попытался расслабить все свои мышцы, и в первые пару секунд член мой ещё сильнее налился твёрдостью, словно раздуваемый давлением изнутри. Но потом я почувствовал притупление ощущений, отток возбуждения, и дружок мой стал мякнуть у Клары во рту. Однако девушка ни капельки не расстроилась, а, наоборот, даже заурчала от удовольствия. Она удвоила свои усилия и стала ломать вновь возникшее сопротивление.
  
   - Ух! Сильна! - рассмеялась Мара. - Увы, но удержать тебя я долго не смогу. Вот только я бы этого и не хотела. Буду действовать в прежнем ключе, и такой проигрыш как раз придётся нашей лакомке по вкусу. Ты твердеешь сейчас медленно, но неизбежно, позволяя амазонке во всей полноте ощутить твоё сопротивление и получить максимум удовольствия от того, как она его подавляет.
  
   Не успел я ещё толком осознать своё поражение, как Клара подгребла мою голову ногами и прижалась пушистой киской к моему лицу. Она надавила бёдрами сверху и обволокла мои губы омутом горячей и мокрой нежности. В рот хлынули потоки густого кисленького сиропа, а потом сознание моё разом окуталось туманом и стало угасать.
  
   - О, нет! - рассмеялась дух. - В этот раз мы полностью проиграли. Тебя накачали усыпляющим "ци", и теперь тебе суждено минут пять провести без сознания.
  
   Голос постепенно затихал, будто Мара удалялась от меня, и последние слова её фразы я услышал уже где-то на грани восприятия. После чего полностью лишился чувств.
  

* * *

  
   Очнулся я от ощущения горячей воды, которая тугой струйкой поливала моё лицо. Солоноватая жидкость попала между приоткрытыми губами и стала быстро затапливать рот. Я булькнул, глотнул и рефлекторно отвернулся, пытаясь воспрепятствовать столь бесцеремонной попытке напоить меня чем-то непонятным. И лишь после этого я открыл глаза и обнаружил обнажённую Риту, которая стояла надо мной, присев и широко разведя коленки в стороны.
  
   Почувствовав влагу на лице, шее и характерный вкус мочи во рту, я догадался, что эта девушка только что сделала. Да она, собственно, и не скрывала своих намерений. Увидев, что я пробудился, Рита широко улыбнулась мне и продолжила писеть, перемещая свою тонкую, но при этом сильную, врезающуюся в кожу струйку по моей груди, обводя ей соски и о