Плешков Вадим: другие произведения.

страсть рождает силу 1курс

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Конкурсы: Киберпанк Попаданцы. 10000р участнику!

Конкурсы романов на Author.Today
Женские Истории на ПродаМан
Рeклaмa
Оценка: 4.79*13  Ваша оценка:


  

Глава 1

   Наверное я тогда очнулся от боли в правом плече, но точно не знаю, возможно меня заставил открыть глаза резкий запах бензина. С трудом разлепил веки, в окружающем мраке проступило светлое пятно, к тому моменту когда взгляд обрел четкость я осознал, что лежу на спине, а перед моими глазами в темноте едва проступает искаженное гримасой боли женское лицо, она буквально лежит на мне, у неё вроде бы тёмные волосы, на губах при дыхании появляется кровавая пена. С ужасом осознал это её кровь у меня на лице и губах. Её губы что-то шептали но я смог разобрать только последние несколько слов: "Прости меня, но иначе тебе не выжить. Сыночек живи" - гримасу боли на её лице разгладилась, её сменила улыбка. Я почувствовал, как по её телу прошла короткая судорога. Как то отстраненно подумал это умерла моя мама.
   В последствии врачи пришли к выводу, что именно шок от ее смерти послужил причиной изменений в моем сознании. А тогда исчез страх, он словно бы выцвел, даже мешавшая думать боль в плече отступила. При отсутствии эмоций мои мысли приобрели необыкновенную ясность. Я понимал надо срочно выбираться от сюда. Не смотря на то что правая рука совершенно не слушалась, мне все-же удалось действуя одной левой рукой столкнуть с себя тело.
  
   Повернул голову вправо всего в паре футов от моей головы взгляд уперся голову вроде бы парня... Ничего не понимая с трудом поднялся и встал на колени, подождав пока вокруг все перестанет кружиться огляделся, похоже это лежащий на боку автобус, с права на ставшем стеной полу в темноте угадываются ряды кресел, под ногами крошево разбившихся стекол, топорщится пластик, рваный метал и изломанными темными куклами в лужах собственной крови лежали тела пассажиров. Пройдя всего пару шагов в темноте уперся в вырванные из пола сидения, пытаясь обойти поскользнулся на чем-то, да ещё и порезался схватившись за что-то в попытке устоять на ногах, поняв что вперед не пройти развернулся, неожиданно всего в паре метров раздались какие-то всхлипы, а спустя пару секунд пробившееся в салон первые языки еще робкого пламени осветили стоящую на коленях у люка в крыше плачущую девочку. она остервенело пыталась повернуть аварийный рычаг но сил явно не хватало. С трудом стараясь не наступить на тела за несколько секунд пробрался к ней.
   - Надо убираться отсюда - сказал немного отодвигая её левой рукой - давай вместе - она вздрогнула, с отчаянием посмотрела на меня
   - Не получается! Не могу повернуть.
   Пытаемся вместе повернуть это чертов рычаг, не выходит. Совершенно неожиданно меня накрывает волной ЯРОСТИ, "какаято хренова железяка мешает мне выйти" Жар растекается по всему телу, мир покраснел, затем налился и вспышкой обрел непривычную ясность, не осознавая нанес по люку показавшийся мне очень привычным удар раскрытой ладонью левой руки, крышка люка улетает наружу, в глазах вновь все поплыло, мгновением спустя понимаю, что падаю, темнеет глазах.
   Когда сознание вернулось, плечо естественно ныло, но более менее терпимо во всяком случае боль не мешала мне думать. Яркий свет резанул по глазам едва я их приоткрыл, когда глаза адаптировались смог осмотреться, белые кафельные стены, специфический запах... Похоже, больница. Голова была какой-то пустой ни эмоций ни отвлеченных мыслей, пить только нестерпимо хотелось.
   - О, ты уже очнулся. Как себя чувствуешь? - раздалось через несколько минут от двери.
   - Пить - я тихонько повернул голову боясь потревожить нывшее плечо. У двери стояла медсестра лет двадцати с небольшим.
   - Сейчас - она вышла за дверь но уже через минуту вернулась и напоила меня. Наверное, мне полагалась задавать ей вопросы, вот только мне было все безразлично, сознание словно бы погрузилось в какую-то серую хмарь.
  
   Минут через десять в палату вошел седеющий мужчина лет пятидесяти, в белом халате.
   - Как себя чувствуешь? - спросил он приступая к осмотру. Прислушавшись к себе я ответил
   - Слабость, немного тошнит, болит правая рука, и спина
   - Слабость скоро пройдет, а вот рука еще несколько недель поболит, перелом как никак. - он улыбнулся - слушай может представишься, мы родных известим.
   - Конечно - ответил я механически, а мгновением спустя просто завис, в голове была пустота. Опять в памяти всплыло. Боль в плече, резкий запах бензина, солоноватый вкус крови, лицо умирающей мамы. Это все, что было раньше не помню, словно бы я на свет появился в автобусе, а до этого вовсе не существовал. Я даже свое имя не помнил. Наверное подобное открытие должно напугать. Вот только я не боялся, у меня вообще эмоций не было. Я понимал, что это плохо и не правильно, но увы не более того.
   - Сер, я не знаю, я помню, только как из автобуса выбирался, а раньше ничего, пустота.
   - Так бывает, позже ты всё обязательно вспомнишь - голос врача был мягким участливым, наверное, чтобы успокоить меня он слегка сжал мою здоровую, левую руку.
  
   Прошло несколько дней, физически я выздоравливал, Слабость и головокружение прошли, вот только память так и не возвращалась.
   Во вторник ко мне приходил полицейский, рассказал, что в результате аварии погибло девятнадцать человек. Спаслись только я и восьми летняя девочка - Гермиона Грейнджер. Автобус вспыхнул, как только Гермиона немного оттащила меня от него. Погибших еще не опознали. Предполагают, что моих родителей звали Николай и Анжела Черных. А я их сын Михаил Черных, мне восемь лет. Других родственников, во всяком случае в Англии, не имею.
   Наверное, я должен был плакать но слёз не было, вообще чувств не было, лишь апатия и гнев. Согласен, странное сочетание, но, я считаю именно безразличие помогало мне сдерживаться, а еще то что я понимал если дам проявится гневу и ярости на людях попаду к психиатру.
   На следующее утро ко мне в палату робко заглянула девочка. Длинные вьющаяся каштановые волосы, кроссовки, обычные синие джинсы на кофточку одет больничный халат, и главное розовое от смущения милое личико. Не знаю почему но на её
   - Можно к тебе - мне впервые за все время что я себя помню не захотелось ответить проваливай! Она не вызывала у меня раздражения, на оборот на душе потеплело
   - Конечно - я попытался растянуть губы в улыбке, но судя по её изменившемуся лицу в очередной раз улыбка вышла не слишком то удачной.
   Она рассказала, что возвращалась той ночью от дяди домой в Лондон, где её должны были встретить родители. Они у неё стоматологи, имеют маленькую клинику в пригороде Лондона, рядом с домом. Живут в небольшом двухэтажном коттедже с небольшим садом. Гермиона рассказывала о своей жизни и своей семье. Я молча слушал её болтовню и потихоньку оттаивал. Не знаю почему но её присутствие приносило ощущение покоя. Я словно бы ощущал себя, наверное, целым. Не знаю, как точней сказать, в общем с ней рядом было тепло и спокойно. В какой-то момент, я осознал, что уже рассказываю ей о себе, о гибели родителей, амнезии, о том, что я помню только лицо умирающей мамы и всего только несколько слов, о том что я даже реветь разучился. Гермиона со слезами на глазах слушала мой рассказ. В таком виде нас и застали её родители. Выслушав эмоциональный пересказ моих слов своей дочери, они переглянулись, её мама подошла ко мне, села рядом со мной на кровать, аккуратно взяла за плечи и глядя в глаза заговорила:
   - Михаил мы уже давно хотели усыновить ребёнка и поэтому все необходимые документы у нас уже почти готовы, узнав, что ты остался один мы решили взять над тобой опеку. Очень надеемся на то, что ты согласишься и у нас кроме чудесной дочери появится сын.
   - Это будет замечательно! - радостно воскликнула Гермиона - поверь мама с папой у меня замечательные, тебе обязательно понравится у нас.
   Выбирать особо не приходилось, по закону я мог на три месяца оказаться в центре реабилитации, а потом меня всё равно отдали бы в чью-то семью. А тут почему-то ощущаемая мной единственным близким человеком Гермиона, да и её родители мне кажутся вполне нормальными. Поэтому после минуты раздумий прозвучало мое равнодушное.
   - Согласен.
   Я постепенно втянулся в жизнь в семье Грейнджеров. Мне выделили небольшую комнату на втором этаже, рядом располагалась комната Мионы. Джон и Джейн заняли бывшую раньше гостевой спальню на первом этаже, уступив нам с Гермионой свою под комнату для занятий и игр. Там же, на первом, была гостиная, кухня и библиотека совмещённая с рабочим кабинетом.
   С психикой и памятью у меня творилось что-то совершенно ненормальное, я не помнил, что я знаю, например, случайно услышав по телевизору русскую речь, я её понял, оказалось, что могу не только говорить но и писать на русском. Также случайно всплыло что математику я знаю, минимум в объеме старшей школы. Во всяком случае когда мы с Герми на чердаке случайно нашли древнею логарифмическую линейку, я не только знал, что это такое но и умел ей пользоваться. Мало того чуть позже в памяти начали всплывать и другие математические знания на пример как брать интегралы... Блин ну вот откуда я могу это знать? Мне всего ВОСЕМЬ! Зато я не знал многих элементарных вещей. К примеру пока мне Гермиона не показала не мог открыть банку с колой, да ладно бы это, я даже не знал, что это такое! Хорошо хоть читать и писать на английском я умел. Гермиона и её родители старались правильно произносить мое имя, не смотря на то, что для англичан произнести его было сложно. На мои робкие попытки возразить, что я согласен быть Майклом, отец Гермионы сказал: "От твоих настоящих родителей у тебя осталось только имя и кто мы такие, чтоб отнимать его у тебя? Ты должен носить его с гордостью". В общем, я думаю, что у Грейнджеров со мной было крайне много проблем, даже без учета моих ненормальных эмоций. А с ними было совсем херого. Точнее их практически не было. Я старался вести себя с новой семьей правильно, слушался Джона и Джейн, старался не расстраивать Гермиону. Правда не всегда получалось, к примеру довольно часто доводил Гермиону до слез. Не потому что хотел, нет, просто очень часто не понимал, чего она хочет. Честное слово я пытался смеяться и улыбаться, когда думал, что она этого ждет, но видимо обычно совершенно не тогда, когда нужно.
  
   Многое изменилось двадцать пятого июля. Я сидел в парке рядом с домом, ожидая возвращения Мионы. Около двух она неся под мышкой большую толстую книгу, вышла из-за поворота пешеходной дорожки.
  

Гермиона Джин Грейнжер

  
  
   Без четверти два я вышла из библиотеки и шла домой через парк, мысли невольно возвращались к новому члену нашей семьи - Михаилу. За два последних месяца я наверное плакала больше чем за всю свою жизнь. Нет меня никто не обижает, просто мне до слез его жалко. "Михаил, Миша, Мишенька" прошептала я в очередной раз учась произносить его имя. Два месяца назад он меня спас. Выбил ударом руки люк в уже горящем автобусе. - Только вот в этой аварии сам он потерял не только маму и папу, но и память с эмоциями. Он совершенно не умеет смеяться, не понимает что значит радость, веселье. Да он даже бояться и то не умеет. Словно робот спокойно говорит, что какие-нибудь действия опасны, а потому недопустимо глупы... Разве вот злиться умеет. Пару раз видела, да и он сам неоднократно говорил об этом моим маме и папе. Господи, как только подумаю, что он не может даже вспомнить своих маму и папу, так слезы сами собой наворачиваются. Я очень хочу как-то ему помочь
   - Попалась зубрила! - крик Джастина заставил вынырнуть меня из раздумий, огляделась увидела подбегающих Харви и Тома и с ужасом поняла, что сбежать не получиться, опять изобьют, в голове промелькнуло "Главное чтобы библиотечную книгу не порвали".
   Я зажмурившись от страха, и как учил папа закричала "Пожар!" мало ли может кто-нибудь из взрослых услышит. А мгновением спустя кто-то, наверное, Джастин меня сильно толкнул и я уже падала когда сильные руки поймали меня сзади за плечи, поставили на ноги, я не смело открыла глаза.
  
  

Михаил

     
      Не успел я встать, чтобы встретить Миону, как к ней что-то ей крича и злорадно смеясь подбежали двое мальчишек. Миона застыла, и неожиданно закричала: "Пожааар!". Почему она закричала именно это, я не понял, но мне было совершенно ясно, что от мальчишек ничего хорошего ждать не стоит. Один из них, который подбегал со спины, в следующий момент сильно толкнул её, а второй подставил подножку, когда она от толчка пробежала вперёд, схватился за книгу, которую она держала в руках.
      В последствии я много раз думал об этом моменте. Со времени выписки из больницы и до этих пор, люди были для меня безразличны, я разве что хоть как-то реагировал на семью Грейнджеров, остальные же для меня вообще существовали только как серый фон. Так что изменилось? Почему её крик боль и страх пробудили во мне такой гнев? Почему для меня она стала так важна? Может, потому что в ней каким-то образом персонифицированы все мои мёртвые чувства?
      Но все эти размышления были потом, тогда же я ни о чём таком не думал. Я даже так и не понял, как я "пролететь" шагов пятьдесят отделявших меня от Мионы. Я видел, как она, крича, стала падать на асфальт, но успел её поддержать, не дав упасть. После чего аккуратно задвинул её за спину, сделал шаг вперёд, к тому уроду, который подставил ей подножку и ударил открытой ладонью в грудь. С неожиданно проснувшимся удовлетворением почувствовал, как под рукой что-то хрустнуло. Сжал ладонь, хватая его за футболку и используя его тело как противовес и точку опоры, закрутил себя вокруг него, отталкиваясь от земли, и ударил в бок второго выметнувшейся вперёд ногой. Его просто смело и он, пролетев пару ярдов, упал на газон, после чего закричал и закатался по земле.
      Угроза исчезла, мир вновь приобрёл краски и стал полон движения, на меня навалилась апатия и неожиданная усталость.
     

Гермиона

      После того, как, мня кто-то, не давая упасть, подхватил и поставил на землю, не прошло, наверное даже секунды ну максимум двух, но когда я открыла глаза, то увидела, только чью-то смазанную от скорости тень. А всего через пару мгновений передо мной уже молча падает Том, а Джастин, отлетев на газон, верещит и катается по земле. Испугавшись, даже не пойми чего, я вновь закричала. Как крик начался, так и оборвался. После чего я перевела взгляд на того, кто это устроил. Этот "кто", замер в паре ярдах передо мной неподвижной тенью, я далеко не сразу узнала в своем спасителе Михаила.
      Он стоял неподвижно, словно восковая кукла такой весь безучастный и холодный. Как он тут оказался?! Перед нападением этих придурков я его точно не видела. Откуда возник? И что он с ними сделал?! Вдруг, в голову "ударила" совсем иная мысль, сейчас, куда более актуальная - что теперь делать?! Он же меня защищал, вот только если дело дойдёт до полиции, ничего хорошего не будет. А если он их покалечил, то оно точно дойдёт. Его же у нас отнимут! Отправят в психиатрическую лечебницу на принудительное лечение! Я вновь перевела взгляд на лежащих парней и с облегчением вздохнула, вроде очухались. Том, держась за грудь, пытается встать, а Джастин вроде бы успокоился, по крайней мере, не орёт, а просто держится за бок. Ничего, зато будет знать, как толкаться! И их, наверное, стоит попробовать запугать, чтобы больше не лезли ко мне. И поборов страх перед ними я подошла к ним, и, стараясь выглядеть грозно, презрительно глядя на них почти прошипела:
      - Если хоть кому-то пожалуетесь, то поверьте, он вас найдёт и поколотит снова! А сейчас оба сдрызнули отсюда, быстро!
      Проследила как они "уползли зализывать раны", ну в смысле того, что поддерживая друг друга, они ушли. После чего подошла к равнодушно стоявшему Михаилу.
      - Пойдём домой.
      К моему ужасу он настолько углубился в себя, что не обратил на мои слова никакого внимания, можно даже подумать, что он их и не услышал. Я подёргала его за рукав футболки - ноль реакции, потрогала за руку - аналогично. Пришлось взять его за руку и просто повести за собой, слава богу, он подчинился.
      Когда пришли домой, усадила его на диван в нашей гостиной. Вот только наше возвращение домой мало что изменило, он оставался полностью погруженным в себя. Ко всему безучастный и такой одинокий, словно плюшевый Теди забытый на детской площадке. Мне на него было больно глядеть, а на меня же он совсем не реагировал. Мне стало его так жалко, он меня спас от этих противных мальчишек, а я теперь даже не могу сказать спасибо! Его словно и нет рядом, уставился куда-то в никуда и всё! Ноль эмоций и реакции!
      - Вернись, ты уже не один! - Проговорила я сквозь наворачивающиеся слёзы. - Пожалуйста, вернись! Миша! - Слёзы капали уже не переставая, немного размывая зрение, а Миша всё так же каменным истуканом сидел там, где я его усадила, и ни на что не реагировал, даже тогда, когда я его ударила кулаком по руке. Не зная, что ещё предпринять для выведения его из оцепенения, я обняла его, и прокричала ему в ухо - Клянусь я не оставлю тебя одного, и всегда буду рядом! - Не знаю на что я рассчитывала, какой реакции ждала от него, но пару минут с надеждой смотрела ему в глаза... Но взгляд оставался пустым, не здешним, он всё также с безучастным видом молчал. Я снова молча заплакала, держа его за руку. Через пару минут совершенно неожиданно тишину разорвал его голос.
      - Я никогда не оставлю тебя! Клянусь! Мы всегда будем вместе.
     

Михаил

     
      В себя я пришёл уже дома в гостиной, Миона сидела рядом гладила меня по плечу и шептала:
      - Вернись, ты уже не один!-
      Я слышал её, но слова не доходили до моего сознания сквозь пелену безразличия, они просто по ней скользили и уносились куда-то вдаль. Но вот её: "Клянусь я не оставлю тебя одного, и всегда буду рядом!" - внезапно словно огнём прошли по душе. Они меня словно разбудили, и я очнулся. После чего ответил Мионе:
      - Я никогда не оставлю тебя! Клянусь! Мы всегда будем вместе!
     
      С этого вечера, кроме гнева, я начал испытывать некоторые другие эмоции. Так моя жизнь обрела хоть какие-то, пусть пока и блёклые, краски кроме серого с алым...
      Рассудив, что мне будет проще адаптироваться, если я буду учиться в одном классе с Гермионой, родители устроили меня к ней в класс. Если бы я только знал, насколько для меня будет трудно не сорваться, когда вокруг неё столько посторонних людей, то, скорее всего, попросился бы в другой. Любое резкое движение, громкий звук возле неё... и меня уже захлестывает ярость, и я проваливаюсь в состояние, которое можно обозвать как "боевой транс". К счастью окружающих, Миона всегда помогала мне успокоиться, стоило ей взять меня за руку, и немного подержать её, легонько сжимая, как я опять становился вменяемым. Отношения с одноклассниками по понятной причине не сложились, они меня боялись, впрочем боялись не только они, пара сломанных рёбер в драке с семиклассником, у него сломанных, создали мне в школе репутацию полного психа. Как и следовало ожидать, о моих художествах тут же стало известно социальным службам. И мне ещё очень повезло, что я всего лишь был вынужден посещать муниципального психолога для снижения агрессивности, а не был отправлен в психиатрическую клинику. По рекомендации этого психолога я начал заниматься восточными единоборствами, в качестве терапии повышенной агрессивности. С тех пор я с Гермионой ежедневно занимаюсь джиу-джитсу, а точнее его изначальной боевой формой Ки-Хаб у знакомого отца Гермионы, мастера Кима. Несмотря на его семидесятилетний возраст, он прекрасный учитель. А с Гермионой, так как она не пожелала оставлять одного меня. Сказав, что ей и самой такие занятия могут пригодиться.
     
      Новый этап в нашей жизни начался чуть более чем через полгода после начала занятий у мастера Кима. Уже настала весна, и на дворе было двадцатое апреля. Родители были на работе в клинике, а мы с Гермионой после школы вернулись домой и пили чай на кухне. Неожиданно за окном раздался резкий визг тормозов, Гермиона повернулась к окну и случайно локтём опрокинула со стола свою чашку с чаем. Она ещё успел сказать: "Ой!". А секунду спустя я поражённо смотрел на невозможную с точки зрения здравого смысла, завораживающую картину - чашка и пролитый чай парили в каких-то паре дюймов от пола. Миона же немного порозовев от смущения несколько раз "похлопала" ресницами смотря на это всё, потом нагнулась, взяла висящую чашку и быстро собрала ей повисшую в воздухе жидкость. А затем, немного испугано и всё так же краснея, посмотрела на меня и, поставив чашку на стол, пальцем поводила по столешнице, вздохнула и сказала:
      - Миша, понимаешь... иногда со мной происходят странные и непонятные вещи... летают предметы, однажды даже моя кукла танцевала, вот... но никому никакого вреда не было! Ии... мне мама с папой строго-настрого запретили кому-либо это рассказывать, а то вдруг меня у них заберут. Миш, пожалуйста, не рассказывай никому об этом, хорошо?
      А я, слушая её сбивчивые слова, кажется, опять куда-то "провалился", как сама Гермиона мне и заявляет после таких моментов. Я вспоминал, как выбил люк в автобусе. Ведь если судить реально, то мне просто физически его было не выбить. Но я же выбил! А тогда, в парке возле библиотеки... как я смог настолько быстро оказаться возле Гермионы, да ещё и подхватить её падающую? Значит, что, возможно я тоже эм... странный? Не смотря на мою, скажем так, дистрофию эмоций, эта мысль показалась мне соблазнительной и даже воодушевляющей. В конце концов какой девятилетний мальчишка не мечтает о чём-то таком?! Вот и я захотел...
      Мне захотелось проверить моё предположение и показалось логичным попытаться пережить этот момент заново, воскресить в памяти все те мысли и чувства, которые я испытывал тогда. Я попытался самым подробным образом вспомнить тот первый момент, то состояние... словно бы заново переживал безнадежность нашего тогдашнего положения, отчаяние от невозможности открыть чёртов люк, тот момент я несколько раз прогнал перед своим внутренним взором, а потом, неожиданно, но отчего-то послушно, во мне вспыхнула ярость! О, я ощутил, как она настоящей горячей волной растекается по телу, в глазах появилась багровая пелена, которая налилась и словно бы лопнула, мир обрёл необыкновенную чёткость, и словно застыл, нет, точнее, будто бы попал в патоку. Я ясно видел, как медленно движутся крылья застывшей в воздухе мухи, ощущал в теле какую-то тягучую обжигающую силу, которая накатывала на меня, словно волна. Представив, как вся эта энергия сконцентрировалась у меня в правой руке и как она из руки бьёт по лежавшей на столе чайной ложке. И о чудо! Ложку словно бы сдуло, только раздался резкий удар, когда она врезалась в стену...
      - Оказывается, не только ты это умеешь. Кажется, и я что-то такое могу. - Я попытался улыбнуться Гермионе, хотя, наверное, опять не получилось. - И естественно, что я буду молчать о таком. Не бойся, тебя никто не заберёт!
      Весь остаток дня и вечер ушёл на попытки повторить мой неожиданный успех. Для этого мы переместились в мою комнату, там и начали пробовать на карандашах, как Гермиона выразилась: "Этих лабораторных мышек мне не жалко". И если у меня иногда выходило, то у неё ничего не получалось. Ключом к успеху для меня же стала ярость, стоило ей вспыхнуть, как карандаш послушно взлетал над столом. Увы, у Гермионы ничего не выходило, чашку она левитировала испугавшись, и повторить подобный эффект никак не удавалось. И только на четвертый час бесплодных попыток, практически уверенная в провале осознанного использования телекинеза, разозлившись на меня за то, что я не давал ей всё прекратить, она в гневе, с криком: "Отстань уже от меня!" - взмахом руки отправила в стену стул! Надо было видеть наши лица в этот момент. Мы оба застыли. Я просто от неожиданности, а вот Миона от сильного удивления, которое потом перешло в восторг. Дальше пошло легче, для нас обоих ключом к "магии", ну или просто к телекинезу, оказались яркие негативные эмоции: гнев, страх или ярость.
     
      Естественно, возникло очень сильное желание научиться управлять своими новыми способностями, это же фантастически круто! Но, к сожалению, наши занятия продвигались очень медленно. Почти два месяца ушло только на то чтобы научиться стабильно вызывать нужное состояние. Но дальше продвинуться не удавалось. Мы просто не знали, как тренироваться дальше. Пока нам опять не повезло. Был выходной день, все были дома, мы с Гермионой, уже традиционно тренировались во владении телекинезом в моей комнате, когда неожиданно к нам зашёл отец Гермионы и застал нас за левитацией пары блокнотов.
      - О, дочка, я погляжу у нас в семье оба ребёнка "ЭСПЕРА", прямо как у Френка Герберта в "Дюне"! Или, Гермиона, это ты забавляешься?
      - Папа т-ты в-видел?! - Гермиона была не столько напугана неожиданным появлением папы, сколько смущена раскрытием нашей тайны. Она глянула на меня, словно спрашивая - можно рассказать? Я кивнул. - И нет, это не только я.
      - Да не смущайтесь вы так! Вы что думаете, мы с мамой совсем слепые и не видим, чем вы занимаетесь каждый вечер?
      - Ну папа...а почему тогда... - Гермиона растеряно хлопала ресницами, и со стороны это так интересно смотрелось, что я на несколько секунд опять "выпал".
      - Дочка, всё хорошо. Я просто хотел вам посоветовать завтра поговорить с мастером Кимом, он мой хороший знакомый, с его сыном я служил вместе и один раз даже спас тому жизнь, правда, он всё одно потом погиб. - На его лице явно обозначилось недовольство. - Но это не важно. Ким знает много интересного, и вполне возможно, что может знать нечто, что будет полезно и вам. Нет, даже сделаем по-другому! Завтра мы вместе после вашей тренировки поговорим с ним, так будет лучше.
     
      Мастер Ким, внимательно выслушав отца и посмотрев на достигнутые нами успехи в освоении необычных умений, на некоторое время задумался, а потом торжественно сказал:
      - Хорошо! Хоть в нашей семье уже много веков и не рождались воины благословлённые небом, но знания как учить их у нас сохранились. И я не хочу, чтобы знания моего рода умерли вместе со мной, и согласен вас обучать.
      С того дня мы каждый день проклинали решение отца поговорить с мастером Кимом. После каждого выполненного упражнения мы валились без сил, но проходило совсем немного времени, мы даже отдышаться не успевали, как всё повторялось заново. И так день за днём. Мы то думали, что нас ждут медитации, "сидение над лотосом"... ага счаз! Бег, растяжка, силовые упражнения, фехтование и спарринг с этим старым монстром, и всё это, до полного изнеможения, чуть ли не до потери сознания, короткий отдых и всё по новой. А ехидные комментарии, сводящие с ума своей едкостью и издёвками? И только когда от усталости темнело в глазах, наступал благословенный отдых. Как же он нас бесил, его ехидство, смешки, удары палкой, которой он задавал темп. Уставали страшно! И редкие выходные для нас с Гермионой были настоящим праздником! А ведь ещё была и школа, с вечно раздражающими меня одноклассниками.
      Но всё это давало свои результаты, постепенно мы учились использовать ярость и боль. Всего через год самоотверженных и упорных тренировок, мы почти мгновенно входили в "боевой транс", и полностью контролировали в нём себя. Естественно, мы изменялись. По словам мамы, которая пристально следила за нашим состоянием, у нас, увеличилась выносливость, скорость реакции, повысилась скорость восстановления организма после тренировок, и даже немного увеличилась скорость естественной регенерации, синяки, к примеру, за день сходили, правда, это сопровождалось не хилым аппетитом. Главное мы научились постоянно ощущать свою силу. Как часто над этим смеялся отец: "Почувствуй Силу, Люк!". Я её чувствовал, как всепожирающей огонь ярости, который всегда готов прийти стоит лишь немного спустить его с цепи воли, а вот Гермиона наоборот - как холодное бешенство. Наставник учил нас использовать силу наших эмоций в бою. А так же учил скрывать наши чувства, за маской безразличия и спокойствия, "Как и должно быть всякому настоящему воину". Что, увы, у меня получалось из рук вон плохо, в отличие от Гермионы.
      И так по четыре часа в день, шесть дней в неделю, в течение двух лет.
     

Глава 2

     
      Двадцать седьмого июля девяносто первого года мы как обычно после дневной тренировки отдыхали в гостиной, вскоре родители должны были вернуться с работы. От нечего делать развлекались телекинезом перекидывая друг другу теннисный мяч, когда услышали мелодичную трель дверного звонка. Гермиона прервала игру и положив мяч на стол, пошла открывать, поколебавшись пару секунд я все же последовал за ней. Когда вышел в прихожую то Гермиона через открытую дверь разговаривала с женщиной лет пятидесяти в строгом деловом костюме тёмно-зелёного цвета.
      - Профессор МакГонаглл. - немного чопорно представилась она - Могу ли я видеть родителей Гермионы Грейнджер? - Гермиона повела себя странно, обычно она не доверяет незнакомым, а тут, совершенно неожиданно для меня пригласила гостью войти
      - К сожалению нет, но вы можете их подождать, они вскоре должны вернуться.
      - Благодарю. - Гостья кивнула, сделала пару шагов и аккуратно прикрыла за собой дверь. После той аварии меня вообще раздражают все посторонние, но сегодня по отношению к нашей незваной гостье это было особенно остро, я не удержался и нарушая приличия раздраженно спросил.
      - Профессор не могли бы вы озвучить цель вашего визита
      - По чему бы и нет - она пожала плечами - я хотела сообщить, что Мисс Грейнджер приглашена для продолжения образования в частную школу Хогвартс.
      -Слова женщины породили в моей душе волну непонятного ужаса, почти сразу же смытого яростью: "Н-нет не п-пущ-щу!" от нахлынувшей ярости моё горло перехватило спазмом, и фраза получилось очень хриплой. После этих слов мой разум померк, впервые за два года ярость полностью поглотила меня.
     
      Когда очнулся, Гермиона обнимала меня и тихо, сквозь слёзы просила - Миша очнись. Миша очнись...
      Сквозь кровавую пелену осмотрелся... М-да, прихожая представляла собой печальное зрелище - она была разгромлена, часть мебели разлетелась на мелкие и не очень куски, Дверь выбита и даже в стенах появились трещины...
     

Гермиона

     
      - Слава богу очнулся -прошептала одними губами, не разжимая объятий перевела взгляд на гостью и не удержавшись прошипела - Старая стерва! - вспомнив наставление учителя сделала пару глубоких вдохов беря себя в руки и уже молча подумала - сама во всем виновата, а не то что не думает извиниться, так еще и смеет смотреть на Мишу с таким осуждением. Можно подумать она не поняла, что он её атаковал бессознательно.
      Судя по удивленному взгляду которым она меня одарила, "профессор" похоже считает, что мне полагалась сжавшись в углу беспомощно рыдать от испуга. Не знаю, но вроде бы именно такое поведение должно быть естественным для одиннадцатилетней девчонки в сложившихся обстоятельствах. В прочем, наверное, она не так уж и не права, даже не могу сказать, что не боялась, Миша был ужасен: поднявшиеся и кружащееся по прихожей содержимое комнаты, включая шкафы, дыбом стоящие волосы, красные от лопнувших сосудов глаза, и наконец вместо разборчивых слов глухое рычание. Впервые за два года он полностью потерял контроль над собой. Но в отличии от того, что было в школе почти три года назад сейчас он еще и во всю использовал свои силы эспера. К счастью пирокинез он еще только начал осваивать под руководством мастера Кима и в нашу гостью не били потоки огня, а только летели подхваченные телекинезом предметы: обувные рожки, обувь, банкетка, даже платяной шкаф превратился в обломки врезавшись в зеленоватое марево куполом накрывшее нашу "странную" гостью. Повторюсь я очень боялась но не за себя, а за него, твердо зная, что для меня он безопасен, он не воспринимает меня как врага, наоборот всегда защищает. Для него враг наша "странная" гостья. Поэтому поступаю также как и три года назад. Правда уже используя свои новые силы, войдя в транс бросилась к Мише по пути отразила коротким импульсом силы какую-то хрень, вроде бы обломок от шкафа, и в попытке успокоить обняла его. К счастью это помогло почти сразу, он очнулся и вихрь из летающих обломков остановился и с грохотом обрушился на пол.
     

Михаил

     
      МакГонаглл, окружённая слегка мерцающим прозрачным куполом, смотревшая на нас с изумлением и даже некоторым страхом убедившись, что я повел себя вполне осознано, потрясенно произнесла:
      - Эм....- на мгновенье замялась и уже совершенно спокойно продолжила - Похоже вам тоже необходимо обучение в нашей школе- она на секунду замолкла, махнула рукой, словно говоря а плевать - лучшей в Европе школе чародейства и волшебства Хогвартс. Представьтесь, пожалуйста.
      - Михаил Черных. Одиннадцать лет. Сирота, Грейнджеры мои опекуны
      - Понятно. Тогда давайте сделаем так, я сейчас здесь приведу всё в порядок и если ваши родители к этому времени не вернуться, вначале постараюсь решить проблему с вашим поступлением в Хогвартс, и завтра в час по полудню подойду к Вам. Вашим родителям будет удобно?
      - Думаю да Профессор - до нельзя сухо и сдержанно ответила Герми.
      В руках у МакГонагалл появилась странная палочка дюймов двадцать длиной, она подходила к сломанной вещи, звучало: "репаро" сопровожденное взмахом и разломанный на части предмет на глазах собирался в единое целое, на восстановление разгромленной комнаты у неё ушло минут десять, может пятнадцать, закончив она отказалась от предложенного Гермионой чая и не дожидаясь родителей ушла.
      - Что с тобой случилось? - спросила Гермиона едва за профессором захлопнулась дверь.
      - Сам не знаю, но как услышал о твоем возможном переходе в "Хогвартс", так сразу ЯРОСТЬ полностью поглотила моё сознание.
     
     

МакГонагалл

     
      Минерва МакГонагалл декан Гриффиндора и заместитель директора школы Хогвартс, сидела в своём кабинете и держала в руках чашку с чаем. Эта неделя для неё была довольно тяжелой. Всю неделю зам. директора посвятила общению с семьями маглорожденных. Мало кто может представить, как тяжело уговорить некоторых родителей отпустить своих детей в школу, о которой те прежде ничего не слышали. В среднем на привлечение одного студента уходило около трёх дней. Убедить родителей, что детям ничего не угрожает, и, что более важно, их нельзя оставлять без обучения, так как в противном случае это будет угрожать безопасности окружающих. Потом ещё надо было составлять и оформлять документы о переводе, чтобы в случае чего родителей (опекунов), не затаскали по судам. Дальше следовал поход по магазинам и опять куча вопросов, как от родителей, так и от детей.
      Однако сегодняшний день выделялся и на этом фоне. Чего стоит хотя бы встреча с Черных? Она и предположить не могла, что отправляясь к очередной будущей ученице, застанет там ещё одного магически одарённого ребёнка. Да еще какого. Для начала её слова о школе магии совершенно неожиданно вызвали у мальчика казалось бы спонтанный магический выброс. Вот только она была готова поклясться, что он ее атаковал вполне целенаправленно, притом довольно успешно, рожок для обуви словно пуля просвистев над самым ухом и на пять дюймов вошел в кирпичную стену еще до того как она сообразила, что происходит и укрылась протего. Девочка же вместо того чтоб в испуге спрятаться, наоборот бросилась успокаивать мальчика. Не смотря на всю абсурдность этого предположения она готова поклясться, что Грейнджер осознано отразила летящую в ее сторону обломок дверцы от шкафа невербальным бес палочковым депульсо, настолько привычным выглядел взмах её левой руки после которого летевший в неё обломок изменил направление и с грохотом врезался в стену. Девочка же при этом осталась спокойной, она на столько была уверена в успехе, что даже не повернула голову чтобы проследить за своей безопасностью... Одним словом очень странные и даже опасные дети. Не дай Мерлин они попадут на её факультет, ну и хлебнет тогда она с ними горя.

Михаил

      На следующий день ровно в час пополудни покой нашего дома нарушил раздавшийся мелодичный перезвон дверного звонка. Немного позже в сопровождении родителей Гермионы в гостиную вошла наша вчерашняя гостья. Как я и ожидал, МакГонагалл была весьма пунктуальной.
      - Михаил, Гермиона это вам. - Едва войдя в гостиную, профессор протянула нам два больших конверта, отличавшихся только именами.
      Я со странным чувством смотрел на переданный мне конверт, с каллиграфически выведенным на нём нашим адресом и моим именем. Правда чернила по какой-то неясной мне причине были зелёными. Вскрыв его, прочитал:
     
      ШКОЛА ЧАРОДЕЙСТВА И ВОЛШЕБСТВА "ХОГВАРТС"
     
      'Директор: Альбус Дамблдор
      (Кавалер ордена Мерлина I степени, Великий волшебник, Верховный чародей, Президент Международной конфедерации магов)
     
      Дорогой мистер Черных!
      Мы рады проинформировать Вас, что Вам предоставлено место в Школе Чародейства и Волшебства "Хогвартс". Пожалуйста, ознакомьтесь с приложенным к данному письму списком необходимых книг и предметов.
      Занятия начинаются 1 сентября.
     
      Искренне Ваша,
      Минерва МакГонагалл,
      заместитель директора!'
     
      ФОРМА
      Учащимся первого года обучения необходимо иметь:
      1. Простая рабочая мантия (чёрная) - 3 шт.
      2. Повседневная островерхая шляпа (чёрная) - 1 шт.
      3. Защитные перчатки (из драконьей кожи или аналогичные) - 1 шт.
      4. Зимняя мантия (чёрная, с серебряными застёжками) - 1 шт.
      Убедительная просьба проследить, чтобы на одежду были пришиты метки с фамилией учащегося.
      СПИСОК НЕОБХОДИМЫХ УЧЕБНИКОВ
      Каждый учащийся должен иметь следующие книги:
      Миранда Гошок "Сборник заклинаний (часть первая)"
      Батильда Бэгшот "История магии"
      Адальберт Уоффлинг "Теория магии"
      Эмерик Свитч "Трансфигурация. Руководство для начинающих"
      Филлида Спора "Тысяча волшебных трав и грибов"
      Арсениус Джиггер "Волшебные отвары и зелья"
      Ньют Скамандер "Сказочные существа и места их обитания"
      Квентин Тримбл "Силы зла: руководство по самозащите"
      ПРОЧЕЕ ОБОРУДОВАНИЕ
      Волшебная палочка - 1 шт.
      Котёл (оловянный, размер 2) - 1 шт.
      Набор флаконов (стекло или хрусталь) - 1 шт.
      Телескоп - 1 шт.
      Медные весы - 1 шт.
      Учащимся разрешается привезти с собой сову ИЛИ кошку ИЛИ жабу.
      ВНИМАНИЮ РОДИТЕЛЕЙ: УЧАЩИМСЯ ПЕРВОГО ГОДА ОБУЧЕНИЯ НЕ РАЗРЕШАЕТСЯ ИМЕТЬ СОБСТВЕННЫЕ МЁТЛЫ!
     
      Я передал письмо Джону. По мере того, как он вчитывался в письмо, на его лице всё больше и больше проступало недоверие, и, судя по взглядам, которые отец Гермионы кидал на МакГонагалл, сомнение в её адекватности также присутствовали.
      - Это шутка? - Наконец спросил он. - Если да, то не очень-то она и смешная...
      - Нет, что вы, всё очень серьёзно. И я, разумеется, могу доказать это. - Терпеливо произнесла женщина. И сразу же после этих слов достала палочку, и, стоящий на столе, графин плавно поднялся в воздух.
      - Ну, это ведь не магия. Наши дети и не такое умеют... - я с немым укором посмотрел в его сторону. Зачем нас в это впутывать?
      Профессор МакГонаглл недовольно дёрнула бровью, опустила графин на стол, посмотрела на нас с Гермионой, потом, переведя глаза на Джона, произнесла несколько раздражённым тоном:
      - Итак, это по вашим словам не магия, а что тогда, по-вашему, магия? Хорошо, если я превращу этот несчастный графин в кошку, вам будет достаточно? - МакГонагалл по очереди посмотрела на взрослых.
      - Да, конечно. - Ответил Джон.
      Сразу же после этих слов женщина взмахнула палочкой, и графин, превратился в белого котёнка. Который тут же зашевелился, и встал на лапы. Впрочем после вчерашнего восстановления прихожей для меня и Гермионы её успех был вполне ожидаем. Хотя, превратить стекло с водой в с виду живого котёнка, это, конечно, довольно удивительно.
      - Я должна вас предупредить, что никто, кроме вас, не должен знать о магии, это очень строго карается. Существует статут секретности, который подобное прямо запрещает. Так же Михаилу и Гермионе нельзя колдовать вне школы... - профессор буквально поперхнулась словами, ибо именно в этот момент Гермиона как раз переносила телекинезом письмо к маме в руки - Палочкой нельзя и свидетелей подобного точно не должно быть! - Уточнила она. - Всё понятно?
      Мы все переглянулись, и молча кивнули.
      - Профессор, - Джон протянул список необходимых предметов, - простите, но где мы купим это всё?! Ладно, некоторые вещи приобрести не проблема, но остальное...
      - Не беспокойтесь, я проведу детей на Косую алею в магическом Лондоне, помогу с покупками и прослежу за их безопасностью. И ещё, насчет денег -на первый год обучения вам их выделяет попечительский совет Хогвартса. Но, чтобы вы знали, для покупки всех необходимых для обучения вещей, у вас будет уходить примерно пятьсот фунтов. Само же обучение для рождённых в обычном мире бесплатное. - Она на некоторое время замолчала.
      Разговор длился ещё минут сорок, Родителей Гермионы интересовало всё, начиная от условий проживания с питанием, до совместимости учебной программы со школами обычного мира и соответственно возможностью получения университетского образования. И не смотря на вполне ожидаемый отрицательный ответ на данный вопрос, им пришлось согласиться на наш перевод в этот долбаный Хогвартс. Так как альтернативы у нас просто не было. Ну не считать же за неё ритуал лишение нас магических сил. Тем более после этого ритуала редко кто доживает и до тридцати пяти лет.
      - Ну, вроде всё обсудили. Да, как только будут готовы документы о переводе ваших детей в нашу школу, вы их сразу же получите. Вот теперь точно всё, завтра в 10 я прибуду за детьми, до свидания.
      С этими словами она покинула дом.
     

Михаил Черных

      Утром в десять на нашем пороге появилась профессор МакГонагалл. Мы ждали её и поэтому сразу же вышли вместе с ней в наш садик на заднем дворе. Взяв нас за руки, и предупредив, что сейчас будут несколько неприятные ощущения, она мгновенно перенесла нас всех в какой-то замусоренный переулок. Перемещение оставило о себе крайне неприятные ощущения, словно всё нутро перекручивается, брр... Выйдя из переулка и пройдя квартал вперёд, мы оказались около очень неказистого, обшарпанного и крошечного бара "Дырявый котёл". От вида посетителей бара разыгралась моя паранойя, такой сброд я видел только в книгах, мы словно бы очутились на страницах романа Чарльза Диккенса "Оливер твист". Тёмное задымленное и прокопчённое помещение с низкими потолками, странно одетые неопрятные люди, невольно вызывавшие ассоциацию с крысами, будили во мне брезгливость. При нашем появлении в воздухе буквально осязаемо разлились презрение и злоба. Пару мгновений спустя я нашёл и причину этого. Кривозубый тип, пивший пиво из большой оловянной кружки и сидевший в дальнем углу, его злобный взгляд буквально буравил меня с Гермионой. Профессор, не останавливаясь, быстро провела нас через бар и, выйдя через заднею дверь, мы оказались в закутке, со всех сторон сжатый стенами зданий, тут была только мусорная урна, да несколько полуживых сорняков. Прямо перед нами стояла старая кирпичная стена. Профессор молча коснулась палочкой нескольких кирпичам. Неожиданно в стене довольно забавно стал открываться проход, формирующийся в арку. Когда она полностью сформировалась, мы прошли под ней и оказались на сравнительно широкой мощеной булыжником пешеходной улице, и довольно оживленной. Вдоль неё вплотную друг к другу стояли каменные дома в три, редко пять этажей. Первые этажи в них обычно были отданы под самые разнообразные лавки и магазинчики. В начале я даже не понял, чем именно открывшийся вид вызывает у меня отторжение, лишь секунд через пять осознал - смешением эпох. Мы словно попали на сьемки сразу нескольких исторических фильмов, но по разным эпохам. Венецианский средневековый дублет на одном из прохожих... на другом же - камзол и почему-то в цилиндре времен Робеспьера, а на встречу им шёл человек одетый в сюртук, но при этом в широкополой шляпе с пером... В общем, это был форменный бред, дикая смесь из времен стран и эпох. Правда, всё же большинство прохожих придерживались определённого стиля - были в самых разнообразных мантиях.
     
      МакГонагалл шла чуть позади нас, направляя куда-то дальше по улице. Остановилась мы перед самым большим и внушительным зданием из виденных нами тут. Мраморный строгий фасад, широкая лестница колонны и горгульи на крыше, правда, какое-то непропорциональное. МакГонаглл, ещё подходя к нему, сказала нам: "Гринготтс, банк волшебного мира Англии, здесь вы сможете обменять ваши фунты на деньги волшебного мира. - И указала на двух низкорослых воинов в полных тяжелых доспехах охраняющих вход. - Банк принадлежит гоблинам, постарайтесь не показывать им своего удивления или страха. И лучше на них не пялиться."
      Должен признать моё отношение к волшебникам, да и вообще к магическому миру изначально было предвзято. Ещё ничего не зная о нём, я почему-то был убеждён в том, что магический мир не то чтобы враждебен, скорее чужд и потому опасен для меня с Гермионой, а все волшебники как минимум странные. И жизнь тут поспешила дать мне подтверждение моим опасениям. Во всяком случае, я в первый же день убедился в нелогичности волшебного мира, в нем до сих пор в ходу совершенно абсурдная, неудобная и дремуче консервативная денежная система! Один золотой галеон равен семнадцати серебренным сиклям, а один сикль, в свою очередь, равен двадцати девяти медным кнатам.
      Гоблины, м-да... в общем, я на них прореагировал донельзя странно, моя память выкинула очередной фортель - когда я их увидел, в ней всплыла целая лекция, иначе это ощущение обозвать не могу. Если кратко, то они жадный, и очень злопамятный народ, ну это и так понятно, фигурально выражаясь, на их длинноухих, серых мордах всё написано! Весьма невысокие, хотя правильней карлики, острые мелкие зубы, говорят о диете из мяса, также как и мощные когти вместо ногтей. Можно предположить, что до цивилизации их далекие предки были стайными хищниками. А из этого следует, что их поведение регламентировано едва не на генетическом уровне. Страшно боятся потери лица, в этом до них далеко даже японцам. Патологически честны, данное слово для них значит гораздо больше, чем магический контракт на пергаменте. Необходимость заключения которого для них равноценно обвинению в обмане, поэтому обойти его дух, используя для этого букву считают за доблесть. Правда, если слово они не давали, то и ожидать от них честности не следует. Ведя с ними дела эту особенность расы необходимо учитывать. Подчеркнутая отстранённая вежливость и доверие к данному гоблином слову, дадут больше, чем самый подробный контракт. Хотя подобный сюрприз от собственной памяти был и не первым, да к тому же полезным, но от обилия всплывших знаний я буквально на несколько секунд выпал из мира. "Очнулся" уже у конторки кассира, когда гоблин предложил нам пройти ритуал проверки статуса крови.

Молотомахс, младший кассир банка Гринготтс

      Вот и не верь после этого предсказаниям! Не зря при моём рождении шаманка предрекла мне удачу! В том, что МакГонагалл привела двух маглорожденных детей, не было ничего необычного, только на этой неделе это уже второй такой случай. Но вот то, что произошло дальше, уверен, перевернёт всю мою жизнь!
      Прошло уже чуть больше семи столетий с тех пор, как последний потомок Лордов Ужаса покинул сей мир. К великому разочарованию, он, как и все до него, так и не исполнил предначертанное... Уже к тому времени надежда постепенно покинула наш народ, уже очень давно никто не надеется на то, что в небо вновь взметнутся гордые чёрные имперские стяги. Но верность древней клятве, даже сейчас заставляет нас, как и раньше, как происходило ещё задолго до образования банка Гринготтс, во времена клановых войн, в поисках пробудившейся крови владык проверять артефактом новых клиентов. Это с самого начала, уже было рутиной, ничего не значащей инструкцией в своде наших правил, но которые всё равно неукоснительно выполняются. И я как и все никогда не верил в то, что смогу увидеть, как древний артефакт в виде каменного глаза изменит свой цвет, сигнализируя о проявлении крови одного из древних владык... Поэтому даже не сразу обратил на это внимание, собираясь перейти к дальнейшим процедурам. Видят боги глубин, до сих пор не могу в такое везение поверить! А дальше всё пошло вообще, как по пути усеянному слизняками. Мне даже не пришлось уговаривать их на проверку статуса крови, девочка поинтересовалась - что это такое и для чего, после чего они согласились.
      Вызвав дежурного кассира, уступил ему место, Сам же провел многообещающих клиентов в малый ритуальный зал. Когда кровь мальчика впиталась в ритуальный пергамент, и на нём стал проявляться герб Лордов Ужаса древней империи изначального мира, моему удивлению не было предела, этого просто не может быть! О подобном лишь в старинных сказаниях поют. Да как нашедший старшую кровь я получу должность управляющего их счётом, не менее! Но прежде чем докладывать руководству о возрождении столь древней магии, я должен объяснить детям результат ритуала, сообщить о обретенном ими двумя почетного статусе и передать им их наследие.

Михаил Черных

     
      Результат ритуала был неожиданным. Вообще, всё это было неожиданно! Мы хотели только обменять фунты на галеоны, а вон как всё вышло...
      Для начала, я оказался последним представителем, а потому и считающимся совершеннолетним главой древнего магического русского княжеского рода. Уже невероятная новость, из которой выходит, что и мои родители были магами. Но это не всё, выяснилось, что ещё и Гермиона каким-то образом входит в мой род. Насколько я понял тот бред, который нёс гоблин, проводивший ритуал - нас связала магия. То есть, по законам гоблинов мы женаты, ну или как минимум помолвлены. Во всяком случае, гоблин даже обращаться к Гермионе начал не иначе как княгиня Черных! Это просто смешно, нам только одиннадцать. Звучало для уха просто дико! Нет, бред же, а! Как такое вообще могло произойти?
      Уже позже, дома, немного поразмыслив, решил, что это могло случиться только, три года назад двадцать пятого июля, когда мы поклялись друг другу всегда быть вместе. Но мы же не это имели в виду! Господи, видимо магия и наша детская клятва, сложившись вместе, дали вот такой неожиданный результат.
      Гоблин объяснил, что после наступления моего семнадцатилетия, брак нужно будет официально зарегистрировать в министерстве и провести соответствующею церемонию. А сейчас, если мы пожелаем во всех юридических документах, передаваемых из Гринготтса в министерство будет указано, что Гермиона Джин Грейнджер находится под патронажем рода Черных и моей, как главы рода, причина же этого отражаться не будет. Для себя я решил к этому относиться как к помолвке, хоть и не совсем обычной, так как разорвать её не получится, наша магия просто не позволит этого сделать.
      Надо признать хотя бы самому себе, я такому повороту даже рад, не могу представить себя вдали от Гермионы. Но я, это я, а Гермиона дело совершенно другое. Когда после столь неожиданных новостей я перевёл обеспокоенный взгляд на неё, то увидел, как она побледнела и сжала свои кулачки, но в остальном, вроде более менее была в порядке. Даже нашла силы улыбнуться мне в ответ, когда увидела, что я смотрю на неё. Я же осторожно взял её руку в свою и ободряюще сжал.
      Кроме этого гоблин сказал, что у меня есть небольшое наследство в магическом мире, и кроме уже полностью оплаченного контракта на мое с "женой" обучение в Хогвартце моем счету находятся 2356 галеонов, а так же есть и некоторые вещи, хранящиеся в родовом сейфе. К сожалению, родовое хранилище находится не здесь, а в России, в их Первом Имперском банке. С момента гибели родителей счет был заморожен. Одно радует, деньги я могу получить и сейчас, а вот за наследуемыми мной вещами, придётся перемещаться в Россию. Двусторонний портал можно приобрести тут же у гоблинов за сто галеонов. Для меня это несколько дорого, почти пять процентов от всего моего "состояния", но я решил забрать из хранилища банка всё, что там есть, тем более, что это я могу сделать только лично.
      Также из переданных мне документов я узнал, что у моего рода есть герб. Прикольный такой - серебряный щит, а на его поле изображён чёрный меч, разрубающий золотое солнце. Любопытно, что это значит с точки геральдики? Просто никогда ничего даже отдалённо похожего в книгах и фильмах не видел, там всё больше короны, звери или птицы, на худой конец мечи, топоры, крепостная стена, башни, или ключи. Но никак не оружие уничтожающие дневное светило!
      Купив портал до российского банка, вышли в холл. При нашем появлении, МакГонаглл, сидевшая в одном из кресел у стены, прервала беседу с сидящей по соседству пожилой ведьмой в тёмно-фиолетовой мантии. И подойдя к нам, поинтересовалась у меня результатами ритуала, на что я честно ответил, что, к сожалению, живых родственников обнаружить не удалось. После банка мы отправились за школьной формой в магазин мадам Малкин, затем за учебниками во Флориш и Блоттс, следом в аптеку, где купили котлы, телескопы и какие-то дурно пахнущие ингредиенты для зелий...
      - Почти всё, - заявила МакГонагалл, - осталось только купить палочки у Оливандера.
     
      Лавка волшебных палочек оставляла печальное впечатление запущенности - пыльная витрина и выцветшая облупившаяся вывеска, да и внутри она выглядела ничуть не лучше - тёмная, пыльная и пустая. Нет, стеллажи были заполнены коробками, но в лавке не было продавца... Он появился внезапно сзади, не слышно, очевидно пытаясь нас немного напугать, и отчасти это ему удалось, Гермиона вздрогнула от неожиданности. - Здравствуйте, Минерва новые ученики?
      - Да мистер Оливандер, мистер Черных и мисс Грейнджер. - Представила нас МакГонагалл.
      - Ну что ж, преступим. - Оливандер подозвал меня жестом руки.
      - Какой рукой предпочитаете колдовать?
      - Не знаю. - Недоуменно пожимая плечами. - Пока колдовать не приходилось, а пишу обычно правой, но вот фехтую обеими.
      - Как интересно, обоерукий значит. - Пробормотал пожилой мужчина.
      Блин, по моему это странно, когда мерный метр летает сама по себе, а его владелец стоит в двух ярдах от вас и что-то бормочет себе под нос.
      - Ну что ж.. давайте попробуем вот эту. Клён и перо феникса. - Произнёс старик, когда метр, наконец, отстал от меня. Но как только я взялся за палочку, из её конца рывками вырывалась струя пламени. Олливандер тут же выхватил её у меня из руки.
      - Мда... феникс вам определённо не подходит... - озадаченно пробормотал он.
      А дальше была нудная пытка: иногда что-то взрывалось, иногда не происходило ничего, а иногда мне даже не давали толком подержать палочку и отбирали, стоило мне её только коснуться.
      - Определённо, сегодня интересный день. - Высказался донельзя довольно мастер через полчаса перебора, и беспощадно продолжил заставлять меня махать деревяшками.
      Отстой, я понимаю, мастер был увлечён, но меня-то это уже определённо достало! Ещё через минут десять, старый мастер расстроенно пробормотал. - Похоже, придётся нести ту пару. Ох, не хорошо это, нехорошо, но что делать другие то не подходят.
      После чего скрылся в подсобке и пропал ещё минут на десять. Со стороны подсобки иногда до нас доносился звук падения чего-то на пол, шебаршение чем-то и неясное ворчание самого мастера. Наконец, весь в пыли и нацеплявшейся паутине, он вернулся к нам, неся в руках старинную шкатулку из резного полированного тёмно-вишнёвого цвета дерева. В ней на зелёном бархате лежали две абсолютно чёрные палочки. Внешне они были совершенно одинаковыми - строгого стиля, гладкие, без каких-либо украшательств или резьбы.
      - Эту пара вот уже скоро семь веков не может найти своих хозяев, основа, анчар и обсидиан, материал ядра идентифицировать не удалось его когда-то предоставлял сам заказчик. - Олливандер протянул одну из них мне.
      Взяв предложенное, почувствовал небольшой удар, словно током, затем по телу прокатилась волна почти нестерпимого жара, к счастью почти сразу сменившаяся приятным теплом. Я взмахнул палочкой, и в воздухе повисла тёмно-красная переходящего в чёрный дуга.
      Старик окончательно утратил азарт и несколько потеряно проговорил:
      - Она приняла вас, обязательно проведите ритуал привязки кровью, и она никогда вас не подведёт.
      - Мистер Олливандер, ну не при детях же! - Услышав слова старого мастера, вскинулась МакГонагалл. На что мастер лишь осуждающе покачал головой.
      - Ох уж эти глупые министерские запреты... - пробормотал он в полголоса сопроводив ворчание безнадёжным взмахом руки.
      - Так, теперь ваш черёд, юная леди, - он сразу же протянул Гермионе вторую палочку, - тоже анчар и обсидиан.
      Гермиона взмахнула ей и в воздухе рассыпала шлейф из чёрных искр.
      - Леди я вижу, она приняла вас, теперь она ваша. Определённо сегодня интересный день, Спустя столько веков завершилась одна из старых семейных легенд и прямо сейчас у меня на глазах начинается новая... Мне интересно, о чём она будет и чем обернётся? От владельцев тёмной пары я буду ждать великих, хотя возможно и ужасных свершений.
      - Не стоит забивать детям головы глупыми фантазиями! - Прервала его явно раздражённая МакГонаглл. - Сколько за палочки?
      - Не беспокойтесь, семь столетий назад всё уже было оплачено, заказчик велел их отдать тем, кому они подойдут. - Ответил ей мастер с ироничной улыбкой, правда его водянистые глаза смотрели на нас.
      Не смотря на явно видимое раздражение профессора, мы ещё немного задержались у Олливандера, купив две довольно удобные кожаные кобуры для палочек крепящиеся вдоль руки от локтя к запястью.
      МакГонагалл доставила нас домой около трёх, как раз перед самым обедом. Обедали молча, но едва приступили к десерту, как родители устроили нам настоящий допрос. Новость о моей принадлежности к древнему княжескому роду была воспринята на удивление спокойно. А вот манера волшебников одеваться, насторожила Джона, и, отставив чашку с чаем, он прочитал нам небольшую лекцию по социальной антропологии,
      - Такой подбор в носимой магами одежде означает, что волшебный мир вполне вероятно очень консервативен и держится за всё старое. Приход же в их общество детей во многом сформированных обычным миром, несомненно, должен вызывать конфликт, так как их взгляды на жизнь будет сильно отличаться. Я пока не знаю, в какой форме протекает это противостояние, но то что оно существует не вызывает сомнений, и на мой взгляд оно может быть достаточно острым. - Он помолчал, посмотрел на нас, улыбнулся. - А это значит Миша, что твой так к стати всплывший титул может стать для вас с Гермионой очень полезным. - Его взгляд вновь стал тяжёлым и мрачным - И ещё, раз существует зельеварение, то надо полагать, все "сказки" связанные с ядами и любовными зельями имеют под собой основание. Пока вы конечно маленькие, но года через три надо будет как-то себя обезопасить. Собирайте информацию, будьте внимательными к мелочам. Попытайтесь выяснить, как защитить разум от зелий, и имейте в виду, я вполне могу допустить такое, что волшебники умеют читать мысли. Может и не все, а только какие-то очень сильные или опытные, или же для этого какие-то тайные знания нужны, но такое вполне возможно... раз, оказывается, что волшебство не сказка, а настоящая реальность. На мой взгляд, при следующем посещении банка вам необходимо расспросить гоблинов, раз у них хранят ценности все волшебники, то они нейтральны и за соответствующее вознаграждение, как минимум не откажут вам в информации, а возможно и предложат приемлемые варианты защиты, амулеты там или может быть какие-то зелья.
      - Дети, отец говорит дело, - поддержала его обеспокоенная или, наверное, даже испуганная невесть чем Джейн, - трижды внимательно читайте любой документ, прежде чем что-то подписывать. Вообще, обдумывайте всё, прежде чем взять на себя какие-либо обязательства. И да, постарайтесь найти и купить сборник их законов, раз есть какое-то министерство магии, значит оно руководит магами, и как-то регламентирует их деятельность. Законы надо знать, а их незнание, как известно, не освобождает от их исполнения и ответственности.
      Обсуждение следующего нашего посещения магического Лондона затянулось ещё часа на два, уже под занавес решили, что в русский банк за моим наследством отправимся завтра с утра. Всем было любопытно, что там такое лежит?
      Утром, после недолгих сборов, воспользовавшись в своём садике порталом, мы оказались в относительно небольшой тускло освещённой абсолютно пустой комнате с голыми каменными стенами и единственным выходом в виде вызывающей уважение двери. Едва открыв её, и сделав пару шагов, услышали:
      - Князь, княгиня, рад приветствовать вас в Первом Имперском банке. - Маленький даже для своего низкорослого народа гоблин склонился в низком поклоне. - Разрешите представиться, помощник младшего клерка отдела спящих родов Хват, к вашим услугам. Прошу вас следовать за мной. - Развернулся и с невозмутимым видом направился по длинному вырубленному в скале коридору.
      Через пару минут мы оказались словно бы на небольшой станции подземки, правда, со всё тем же "антуражем" рукотворной пещеры. Рядом с выходом, в ряд, стояло несколько вагонеток, одну из которых мы и заняли. Больше всего поездка напоминала "Русские горки" в узких едва освещенных тоннелях, от чего ощущения были довольно острые, так как иногда казалось, что мы вот-вот въедем в стену. Перепады высот, дикая скорость, с которой вагонетка срывалась в очередное "падение", свист ветра, грохот и скрежет и почти абсолютная тьма, было нереально оценить нашу скорость, а значит и пройденный путь. Ещё минут через десять, наверное, вагонетка плавно остановилась в небольшом тупике отходившем от основного пути вглубь скалы метров на сто. По щелчку пальцев сопровождающего нас гоблина вспыхнули факелы, тускло осветившие стены тоннеля. После чего он указал нам на тщательно вырезанный в кажущейся монолитом базальте меч рассекающий солнце.
      - Здесь находится вход в хранилище вашего рода. - Хват поклонился. - Князь простите, но необходима проверка статуса крови. Для этого положите руку на изображение рукояти меча.
      Я на секунду задумался, но, не увидев подвоха, подчинился словам гоблина. На ощупь базальт под рукой был холодным и гладкий, неожиданно мою ладонь словно бы укололо иглой и спустя пару секунд в скале проявился проход - барельеф из меча рассекающего солнца просто растворился, открывая вид на тёмную комнату подёрнутый прозрачной зеленоватой пленкой. Гоблин довольно оскалился.
      - Редко такое увидишь, очень древняя магия, здесь только вход, а это, - он указал на зеленоватую пленку, - граница совмещённых пространств. Само хранилище где-то там, - он взмахом руки указал куда-то нам под ноги, - в глубинах горы, и как вы понимаете, попасть в него можно только через этот портал! - И очень гордо закончил. - Согласитесь, это намного надёжнее, чем тривиальные драконы Гринготтса!
      Он отошёл на пару шагов от нас, как бы намекая мне с Гермионой, что пора бы пройти. Медлить мы не стали. Всего пара шагов и даже не почувствовав преграды, мы прошли через "плёнку". Тут же по углам зажглись какие-то источники света, точно не электрические, но и не факела, а стеклянные сферы, наполненные светящимся жёлтым газом, наверное. Нашим любопытным взглядам открылась среднего размера комната, ярдов десять-двенадцать на пять-шесть. Вдоль стен возвышались массивные девственно пустые стеллажи, а у противоположной от нас стены стоял на полу средних размеров сундук.
      На всякий случай, осмотрев пустые полки, мы с Гермионой подошли к сундуку. Внешних замков не видно, сам без каких либо украшений - из потемневшего дерева с оббитыми железом углами и массивными ручками с торцов. После моего прикосновения к крышке, сундук вдруг самостоятельно открылся, на её задней стороне была закреплена пара свитков, а остальное содержимое сундука пряталось под чёрной бархатной тканью. Взяв один из свитков, которые были вставлены в ленты-держатели, и, развернув его, я прочитал короткое послание на русском:
      "Михаил, раз ты читаешь это письмо, то я и мама погибли, ты остался последним из нашего рода. Древнее проклятие всё же настигло и нас. Найди свою пару, магия обязательно приведёт тебя к ней! - Я невольно оторвал взгляд от пергамента и посмотрел на стоящею рядом со мной Гермиону. На душе сразу стало теплее, я не сомневался, именно о ней говорится в послании. - Только она сможет обуздать твою фамильную ярость. Обязательно найди её и береги, без неё твой путь приведёт к безумию.
      К сожалению, мы не смогли оставить тебе многое. Но родовые реликвии здесь. Мы оставляем тебе книги, они помогут в освоении основ родовой магии. Так же оставляем боевое оружие нашего рода, для тебя и твоей будущей супруги. Ты быстро поймёшь, это далеко не простые мечи. К ним прилагаются и доспехи, они тоже совсем не простые. Береги их! И главное - родовые перстни: Князя и Княгини. Очень надеюсь, что в отличие от нас, они признают тебя и твою избранницу. Кольца обеспечат защиту от ядов но главное и приведут вас в место нашей силы, славы и скорби.
      Прощай, и помни - мы любили тебя!"
      В некоторой прострации от прочитанного, машинально передал Гермионе свиток и взял второй.
      В нём, я так понимаю, был изображён только родовой герб, тот самый чёрный меч рассекающий солнце, и короткий девиз рода:
      "Покой - это смерть, есть только страсть. Благодаря страсти, я получаю силу. Благодаря силе, я набираю могущество. Благодаря могуществу, я достигаю победы. Благодаря победе, я получаю свободу".
      И дописанная ниже приписка, по всей видимости, отцом, судя по почерку: "Михаил, помни ни власть, ни сила сами по себе не могут быть целью, это лишь средства!"
      Во блин! Не могли нормально всё объяснить?! Почему всё так непонятно?! Абсолютная свобода, она же невозможна, это даже мне понятно. И что означает этот девиз, к чему же стремился наш род? И зачем? Я перевёл всё написанное Гермионе. Она подвисла так же как и я.
      Сдёрнув бархат, из сундука на свет извлёк небольшую шкатулку из чёрного полированного мрамора, в которой на всё том же чёрном бархате подкладки покоились два перстня. Оба из серебристого металла, тяжёлые. В обоих в глухой оправе были вставлены камни, в первом - насыщенно красный полупрозрачный плоский камень, а во втором - прозрачно-голубой тоже плоский камень, я бы даже назвал его льдистым. Мой взор невольно привлёк перстень с красным камнем, даже в неярком свете он выглядел притягательно - массивный перстень, даже просто своим видом внушающий уверенное спокойствие и силу. Уж и не знаю, почему у меня возникли ассоциации. В молчании проходили секунды, а я всё не мог оторвать от него взгляд, наконец, я взял его в руки и надел на безымянный палец левой руки. Мгновение спустя я едва смог сдержать крик, вначале перстень ужался до размера моего пальца, а потом по моим жилам словно жидкое пламя прокатилось сжигая меня изнутри. Боль была адской, к счастью секундой спустя она отступила, а потом и вовсе исчезла. Но за эти секунды я успел сгорбиться и опереться о крышку сундука, как не выпустил из рук шкатулку, не знаю, наверное, из-за того, что пальцы свело болью. Выпрямившись, я инстинктивно попытался сдёрнуть перстень, но не смог, он плотно сел на палец. После нескольких безуспешных попыток это сделать, в течение которых Гермиона удивлённо взирала на меня, я бросил это, и присмотрелся к перстню, пытаясь рассмотреть что-то мелькнувшее внутри камня. В глубине камня мерцали отсветы всполохов пламени, и чем больше я смотрел, тем чётче было видно пламя, и когда оно "разгорелось", то почти на всей его поверхности, появилась печатка - овальный серебряный щит, на поле которого чёрный меч разрубает солнце. Насколько могу догадываться - это магия перстня признала во мне нового князя.
      - С тобой всё хорошо?
      - Уже да не беспокойся , была буквально секундная сильная боль, и сразу же отпустило. Зато перстень стал мне по размеру и на нём появился герб моего рода.
      После чего достал из шкатулки второй перстень, и посмотрел на Гермиону. Собираясь передать его ей. Она, слегка побледнев, следила за перстнем в моих пальцах. Я же думал о послание от давно мёртвых родителей, о странном, явно волшебном, перстне... а ещё нам предстоит скорая встреча с магическим миром, и что там будет... В общем вся логика происходящего не оставляла мне выбора, толкая меня действовать. Поначалу я решил просто отдать перстень Гермионе, чтобы она его надела сама. Но в последний момент передумал, понял, что в очередной раз мог лажануться (и невольно обидеть её своим бесчувствием), для меня перстень - это просто родовой артефакт, дающей ей защиту от ядов. А вот для Мионы же, скорее всего, это залог обручения. Конечно, в одиннадцать лет, это отдаёт либо сумасшествием, либо невероятным пафосом (с нашим то положением в обществе), но после проведённой в Гринготтсе проверки крови, это установленный факт. Я читал, что все девочки мечтают, чтобы вручение обручального кольца было красивым. Тут, конечно, не обручальное кольцо, но чем перстень хуже? Да и в конце концов, я же видел, как это делают в фильмах. Поэтому, не желая её огорчать, сделал к ней подшаг, и опустился перед ней на колено.
      - Гермиона Джин Грейнджер, я знаю, что сейчас слишком рано, нам всего по одиннадцать лет, но... Миона, с первого дня нашего знакомства ты стала для меня всем, без тебя я мёртв. Все мои эмоции рождаются только тогда, когда ты рядом со мной. Прошу окажи мне честь... - с этими словами я протянул ей перстень.
      Она вначале быстро покраснела, потом тут же побледнела, и изумлённо, молча смотрела на меня. Прошла минута, две... Наконец едва слышно, почти не шевеля губами, выдохнула:
      - ДА!
      Я осторожно одел перстень на её палец, через секунду Гермиона вскрикнула, от неё ощутимо шибануло волной холода. Её перстень претерпел точно такие же изменения, как и мой, только пламя внутри было явно синего цвета. Я встал и обнял её.
      - Извини. Было очень больно? - она помотала головой.
      - Нет, скорее неожиданно, хотя ты и предупредил, просто я не ожидала, что так резко будет.
      - Понимаешь, я откуда-то знаю, что оно доет тебе защиту магии рода, да и продемонстрировать обретаемый тобой статус я уверен в магическом мире будет не лишним.
      Миона в ответ лишь обняла меня, прижавшись ко мне. И отчего-то шёпотом сказала. - Миша молчи, не порти момент. - Уткнулась в плечо и, наверняка порозовев от смущения, добавила. - Ты мне очень нравишься, я надеюсь, лет через семь, стать твоей женой.
      Так, обнявшись, мы и стояли.
      Через некоторое время, то ли минуты, то ли часы, Миона отмерла и предложила продолжить изучение содержимого сундука. Я с неохотой разомкнул свои объятия и, выпустив её, продолжил досмотр. Из сундука было извлечено два комплекта довольно странной одежды, очевидно выполняющей функции доспехов, хотя совершенно не похожие на них. Сделана она была из какой-то необычной толстой чешуйчатой кожи глубокого чёрного цвета, отдельно куртка, на правом плече которой находилось выполненное тиснением изображение герба, брюки, сапоги, перчатки и свободный плащ с глубоким капюшоном.
      Уже оказавшись дома, мы с Гермионой тут же полезли их примерять. Оказалось, что они каким-то образом подстраиваются под размер хозяина! Нам это очень понравилось! А ещё позже, после тестов, выяснилось, что в ней не чувствуется ни холод, ни жар.
      Следующими были извлечены две слегка изогнутые с узким клинком сабли длиной фута три, три с половиной, из какого-то тёмно-синего, почти чёрного, металла и два длинных прямых кинжала того же металла. И сабли, и кинжалы были чисто утилитарного предназначения - ни одного украшения или гравировки. Сабли имели полуторную заточку и дол по внутренней части клинка, а кинжалы же были заточены с обеих сторон и долом по середине клинка. На самом дне лежали четыре толстых книги, я бы их со спокойной совестью мог назвать фолиантами, размеры были подходящими. К моему удивлению, и разочарованию Гермионы, ни одна из них не открывалась. Я уложил всё извлечённое обратно в сундук, и, взявшись с Гермионой за его боковые ручки, мы напряглись и подняли его. После чего вышли из хранилища, к ждущему нас гоблину.
      А ещё немного спустя мы вернулись в портальную комнату и, использовав портал, перенеслись к стартовой точке нашего путешествия - на задний двор нашего дома.
     

Глава 3

     
      Незаметно к своему концу подошёл август, сегодня последний вечер, когда мы дома, уже завтра утром отправляемся в Хогвартс. Последние приготовления завершены, напутствия от родителей получены и внимательно выслушаны. Ага, не единожды, вот только что прослушана очередная лекция от отца Гермионы. Конечно, понятно их волнение за нас, я всё понимаю, но лекции от этого лучше не стали.
      - Дети, чем больше мы узнаем о волшебном мире, тем опаснее он для нас выглядит. - Отец Гермионы кивнул головой на толстенную книгу, которую мы приобрели в один из походов на Косую аллею. - Со времен поражения в войне с инквизицией, он находится в самоизоляции, но при этом, их поражение даже в учебниках объявляют победой. Хороша победа, когда победитель скрывается и тщательно прячется от побеждённого! А ведь до этого волшебники явно правили миром, во всяком случае, успешно тормозили развитие. Беда в том, что многие поколения магов воспитывается с убеждением, что магический мир скрывается только из-за убеждений части магов и для блага обычных людей. Они убеждены - обычный мир перед магами беззащитен. Их уверенность подкреплена тем, что индивидуально при внезапном нападении мага обыватели действительно бессильны. Подобные убеждения привели к недавней войне в магической Англии.
      Но есть и хорошие новости - в истории Хогвартса написано, детям не позволяют колдовать до формирования магического ядра, что происходит в возрасте с десяти до одиннадцати лет. В противном случае легко может произойти его деформация , что в свою очередь приводит к потере магии. Поэтому ваши одноклассники колдовать, так же как и вы, не умеют, хотя, возможно это касается только практики, а вот хоть какую-то теорию они могут уже и знать. Мастер Ким кое-что мне объяснил, ваши умения для магов совершенно не ожидаемы, считается, что без палочки магию могут осознано применять только очень сильные и опытные маги, и явно не в столь юном возрасте. Вам очень повезло в том, что ваши самостоятельные тренировки не убили в вас магию. В общем, ваши тренировки и занятия у Кима, привели к очень неожиданным для магов результатам, ведь они даже не пытаются развивать спонтанную магию детей. Могу допустить, что маги справедливо считают, что дать палочку до одиннадцати лет ребёнку - верный способ получить из него сквиба.
      Поэтому ваш телекинез и владение Ки-Хаб позволит вам иметь большое преимущество перед другими. - Закончил он.
     

Гермиона

      Около пяти утра меня разбудил полный отчаяния крик, точнее почти вой Михаила. Спросонок, ещё не понимая, что происходит, вскочила с кровати и прямо в пижаме, босой побежала. Ворвалась в его комнату. В свете ночника вижу: Миша весь бледный с выступившими бисеринками пота на лбу, что-то беззвучно бормотал сидя на кровати. Очевидно, заметив моё появление, на секунду замолчал, и, оторвав взгляд от пола, посмотрел мне в глаза.
      - Прости Гермиона, не хотел тебя разбудить, просто приснился кошмар. - Но я его почти не слышала, только в качестве фона, и в каком-то ступоре смотрела на бегущие по его щекам слёзы. Молча подошла и села к нему на кровать, обняла.
      Господи, у него слёзы, - удивлённо подумала я, - он же не плачет, он же просто не умеет, после аварии у него же эмоции отшибло!
      И как можно мягче уже вслух ответила - Ничего страшного. - Помолчала пару секунд, сильнее прижавшись к нему. - Что хоть приснилось?
      - Не знаю, какая то абсолютная муть и хрень, меня собственный крик разбудил. Я помню только то, что было очень безнадёжно и тоскливо. Не уверен, но, вроде то, что я чувствовал, именно так называется. - Потёр руками глаза и растеряно, спросил. - Слезы? Я что ревел?!
      - Ага - Я счастливо кивнула ему.
      Еще бы я не улыбнулась, Миша ещё немного оттаял, это ещё один маленький шаг от того бездушного ко всему безразличного "робота", каким он был всего три года назад, к нормальному человеку. Пусть пока он плакал во сне, но главное он всё-таки плакал, к нему вернулись ещё пара эмоций. Ну или хотя бы стали возвращаться.
     

Михаил

     
      Ночь, тихо падает снег. Из последних сил бегу по тёмной заснеженной улице, повернув за угол вижу на обочине распростёртое тело, лежащее в алом от крови снегу. Охватывает ужас, и одновременно надежда, что ошибаюсь и там не она. Подбегаю падаю на колени, смотрю, меня захлёстывает такая невероятная не переживаемая тоска, что мой полный безысходности и осознания потери то ли вой, то ли крик разрывает тишину зимней ночи.
      - Слава богу, это был сон! - Подскакиваю с постели, и одновременно с этим осознавая, что это только сон, дурной и тяжёлый сон. Медленно выдыхаю, грудь ходит ходуном, как будто бы пробежал пяток миль. Я не помню, чтобы раньше мне хоть что-нибудь снилось, а тут словно бы всё ещё чувствую холодный колючий ветер и снег на лице, темноту улицы и отголоски пережитой тоски, от которой во сне хотелось подохнуть. Сижу, таращусь в темноту, темнота неприятна и вызывает чувства, испытываемые во сне, через напавшую на меня парализацию, включаю ночник.
      Внезапно в коридоре едва слышно раздались торопливые шаги босых ног, судя по всему, это Гермиона отреагировала на мой крик.
      - Прости Гермиона, я не хотел тебя разбудить, просто приснился кошмар... - пояснил я, подняв на неё взгляд.
      Она молча садится ко мне на кровать и обнимает, принося покой...
      - М-да - произнес я минут через пять, глядя на закрывшуюся за Гермионой дверь, которая ушла к себе досыпать. Поправляю подушку, выключаю ночник и укладываюсь, пялясь в темноту.
      Интересная логика, хотя возможно она и права. Раз я плачу во сне, то возможно мои чувства не совсем и мертвы. Может просто погребены в подсознании и они постепенно вернутся? А даже если и нет, то понять, что значит страх и ужас для нормальных людей, было определённо полезно. И определённо, мне это не понравилось. В общем-то, мне и самому надо бы спать вот только вместо этого мой разум анализирует сон, не желая забывать картинку. Слишком он достоверный и яркий, множество мелких деталей, колючий ветер и снег на лице, тёмная, занесённая снегом пустынная улица, безликие коробки однотипных пятиэтажных домов, сугробы в рост человека и холод... да даже в шотландских горах не бывает такого. Россия?! Может это всплывает память о детстве? Нет, не похоже, во всяком случае, во сне я ощущал себя взрослым, по крайней мере, был явно выше своего нынешнего роста... Я ни как не мог разобраться со сном, но при этом почему-то считал его важным. В общем, утром, когда ко мне зашла Гермиона зовя на завтрак, я, лёжа в постели, всё ещё безрезультатно пытался разобраться в себе и в том, что за херня мне приснилась...
     
      До отправления поезда в Хогвартс оставалось чуть меньше часа, когда Джон припарковал машину на стоянке вокзала Кинг Кросс, а спустя пять минут он уже катил арендованную тележку с нашим багажом по зданию вокзала. Мы с Герми и Джейн шли сразу за ним, как всегда, на вокзале народа было предостаточно.
      - Хм? - я оглянулся на удивлённый возглас и проследив за взглядом Джейн, увидел до нельзя странную пару: мужчина одетый в чёрный фрак и зелёные брюки вёл за руку девочку в резиновых сапогах до колен и в чём-то больше всего похожем на ночнушку!
      - Это маги так под обычных людей маскируются, да? - дёрнув меня за руку шёпотом изумилась Гермиона.
      - Похоже на то, - пожал плечами, - иначе нам придётся поверить, что на вокзале слёт пациентов дурдома, вон посмотри... - и кивком головы указал на большую довольно неряшливо одетую и очень шумную семью. Рыжий сорокалетний мужчина в потёртом костюме, рядом с ним такая же рыжая женщина, похоже жена, одетая в нечто довольно бесформенное, за ней важный подросток, пара близнецов чуть помладше, пацан, наш ровесник, и девочка лет десяти. Все рыжие, все шумные, все одетые с очень странным вкусом, они вызывали брезгливость, на мой взгляд, было в них что-то хомячье.
      Пожав плечами на сей маскарад, мы не торопясь дошли до девятой платформы, где и остановились. Я пожал руку Джону, позволил обнять и даже поцеловать себя в щеку Джейн, шёпотом пообещал ей беречь Гермиону. В ответ она меня ещё раз обняла, и пожелала удачи. Перед самой колонной в последний раз оглянулся и, подхватив одной рукой Гермиону под руку, а второй, толкая тележку, прошёл сквозь колонну.
      "Как шумно!" - было первой моей мыслю, когда мы попали на заполненную детьми с их родителями платформу. Гермиона оглядела толпу и предложила:
      - Пошли быстрее, в последнем вагоне наверняка ещё можно занять пустое купе!
      Через несколько минут я убедился в том, что она как обычно оказалась права. Первое же купе оказалось свободным. Закинув на полку телекинезем багаж мы удобно устроились напротив друг друга, и стали наблюдали через окно за магами с их отпрысками на перроне. Мне это быстро наскучило, и вскоре я задремал, сказалась бессонная ночь, Гермиона, достав какую-то книгу из сумки, читала. Через полчаса перед самым отправлением поезда, раздался стук, я лениво открыл один глаз. В дверь купе заглянул черноволосый мальчик в круглых сломанных очках, одетый явно в плохо перешитую одежду с чужого плеча, поглядев на нас, он уже начал извиняться и хотел выйти, когда Герми остановила его:
      - Заходи, здесь свободно, буду рада твоей компании, хоть будет с кем поговорить в дороге, - рукой указав на меня, проворчала она, - а то это недоразумение дрыхнет, забыв о своих прямых обязанностях.
      - И вовсе я не недоразумение, а Михаил Черных, - вставая, представился я, - а эта неотразимая леди - Гермиона Грейнджер.
      - Гарри Поттер. - Чуть запнувшись, представился он, пожимая мою руку.
      Я, взяв его чемодан, закинул его на полку, после чего указал ему на опустевший диван.
      - Занимай.
      Сам же сел рядом с Герми, через несколько минут поезд тронулся. Я тут же стал клевать носом, периодические колебания на стыках рельс, на меня действовали как хорошее снотворное. Особо не заморачиваясь, в наглую сполз, и с удобством устроился головой на коленях у Гермионы. Она в ответ положила свою ладошку мне на голову, и стала поглаживать мои волосы, усыпляющий эффект усилился.
      Они о чем-то беседовали, я не прислушивался, просто бормочущий фон. Но через неопределённое для меня время, на каком-то плохом стыке рельс, я почти проснулся, и сквозь дрему услышал, как Гарри спросил:
      - Гермиона, извини, что спрашиваю, ничего такого, мне просто любопытно. Ты в самом начале сказала, что Михаил не выполняет своих обязанностей, как это понимать?
      - А да этот невоспитанный тип спит, когда его невеста скучает, вот и говорю - он, она потыкала меня в голову пальцем, - не выполняет свои обязанности.
      - Но вам же только по одиннадцать! - Изумление Гарри было столь велико, что мне даже не видя его, так и представилась его шокированное выражение лица.
      - Так получилось. - В этот момент Герми заметила, что я проснулся и смотрю на неё, она нежно мне улыбнулась и погладила по волосам. - Нам тогда по восемь было. Детская дружеская клятва, а о том, что мы волшебники, а он вообще глава древнего рода, никто из нас тогда не знал. Понимаешь, мы не знали! И вот, приходим в Гринготтс. Ты же знаешь об этом банке? - Видно Гарри кивнул, так как Гермиона продолжила. - Ну и вот, приходим, Миша проходит проверку крови, он просто хотел родных найти, а результат получился офигенный - длинная череда предков, чуть не от самого Кощея! Правда в живых одна я. Магия нас соединила и хочу я или нет, а в семнадцать придётся выйти замуж за этого оболтуса. - И она вновь потыкала в меня пальцем, но в этот раз под рёбра.
      - Ааа... - раздалось со стороны Гарри.
      - Нет, - Гермиона махнула ладонью,- я вовсе не против, он у меня замечательный! Вот только, знаешь, в одиннадцать лет узнать, что ты уже три года, как обручена, было несколько неожиданно. Да и родители как ты понимаешь будут в том ещё шоке. Так что ты сам будь поосторожней, скажешь что-нибудь кому-нибудь, а потом хрен открестишься. - И улыбнулась.
      - Подожди, он глава рода?! - Голос у Гарри был ещё удивлённый, но хоть уже был.
      Показывая, что хочу ответить сам, я принял сидячее положение.
      - Увы, а больше никого нет, я последний в роду. - Замолчал, но видя, что он не понимает, продолжил. - Согласись, что вполне естественно считать главой "древнейшего рода" единственного его представителя, - я изобразил горький смешок, - представь, перед тобой сидит аж целый Князь, прямой потомок Кощея с Мораной. - Помолчал, наблюдая за растерянным лицом парня. Судя по всему, эти имена ему вообще ни о чём не говорили. И горько продолжил. - Вот только весь мой род это я с Гермионой, а наследство, доспехи да меч. Такая вот усмешка судьбы, я даже не знаю, как выглядел папа, а маму помню только уже умирающей. Реально у меня нет ничего, - развел я руками, - не осталось даже их фотографий, в памяти только несколько маминых слов. Она меня своим телом закрыла, сама же погибла.
      После этих слов я неожиданно почувствовал, как навалилась эм... наверное, тоска, как в том сне. Миона тут же обняла меня, утешая и шепча мне на ухо: "Ты не один". В купе повисла тягучая тишина. Гарри как-то странно глядел на меня.
      Через несколько минут Герми, видно решив нарушить тишину, продолжила рассказывать.
      - Я тогда в автобусе домой от деда возвращалась. Толком не помню, что тогда произошло, всё было так быстро. Потом оказалось - лобовое столкновение с грузовиком. Миша меня спас, а автобус полностью сгорел. В общем, из пассажиров выжили только мы двое. Миша в той аварии потерял память, мои родители получили над ним опеку, и вот примерно через два месяца после того события мы и поклялась всегда быть вместе.
      В молчании прошла минута, вторая, пятая, разговаривать никому не хотелось. И вдруг, к нам без стука завалился рыжий нескладный парень, один из тех рыжих, которых мы видели на вокзале, и со словами: "О, тут свободно!", плюхнулся на диван рядом с Гари. Все было-бы нечего если бы этого рыжего не заинтересовал перстень на руке Гермионы. Я увидел его ошарашенный не верящий взгляд. С криком: "Дай посмотреть" попытался схватить её за руку. Мой ответ был рефлекторным, перехватил его руку, чуть потянул, второй рукой схватил за рыжие патлы и обеспечил встречу его носа и лба со столом. Пользуясь его дезориентацией после удара, встал, открыл дверь из купе, развернул его тушку и, выкрутив кисть, второй рукой фиксируя локоть, заставил согнуться, после чего пинком придал ему ускорения.
      - Стой! - Миона тут же вскочила и, обняв меня, прижалась к спине. - Миша, нам не нужны неприятности!
      - Ещё раз коснёшься Гермионы умрёшь! - Не смотря на то, что моя вспыхнувшая было ярость, как всегда под влиянием Гермионы быстро угасала, не владея голосом прорычал я.
      - Псих! - Сквозь всхлипы прорвался истерический возглас. - Ненормальный! - Испугано закончило фразу размазывая по лицу кровь и слёзы с соплями, валяющееся в коридоре рыжее нечто, затем придерживаясь за стенку кое как поднялось и шатаясь "уползло" в соседний вагон.
      - Кто это и почему ты его выкинул? - Спросил привставший от удивления Гарри.
      - Я не знаю, честно. - Ответил, боясь шевельнуться и тем самым нарушить покой, что дарили мне объятия Мионы, только прижал её руки своими. - Я его сегодня на вокзале впервые увидел, но когда он к Гермионе протянул свои грабли, на меня такая ярость накатила, не понимаю, ведь он ничего не сделал, не успел не то что обидеть, даже просто коснуться. Извини, это, наверное, было не самое приятное зрелище.
      Я сидел, уткнувшись в окно и наблюдая проплывающий пейзаж, настроение было испорчено, впрочем, скорее оно просто вернулось к привычному. Для меня это нормально, когда моё сознание погружено в серую хмарь безразличия. Говорить мне ни с кем не хотелось, и я, не вмешиваясь, в вполуха слушал болтовню Гермионы и Гарри. Впрочем вполне понимая, что уже к прибытию в Хогвартс за мной закрепится репутация абсолютного психа, не думаю, что этот рыжий пацан будет молчать о произошедшем. Но и на это мне было совершенно плевать, возможно это и к лучшему? Не будут трогать, не будут получать, и значит, у меня будет меньше проблем с учителями из-за поведения.
      Гарри, как это ни странно, отнёсся к моей вспышке вполне терпимо, уже минут через пять, не косясь на меня, мирно обсуждал с Гермионой впечатления о волшебном мире. Он рассказал о своём знакомстве с Хагридом, лесничим Хогвартса. Затем он с Гермионой попробовали колдовать, но нормальный "Люмос" получился только у Гарри, а Гермиона нас чуть не ослепила, после чего поспешный "Нокс" вышел у неё идеально. К этому моменту моя хандра отступила, и я решил тоже попробовать, но едва достал палочку, как Гермиона, схватила меня за руку и взволновано сказала:
      - Не смей, ты нас совсем ослепишь, ты же видишь, что у меня вышло! Подумай, что получится у тебя!? Забыл, что выходило у тебя на тренировках у мастера Кима?!
      - Ладно-ладно, не буду, но мне тоже хотелось попробовать!
      - Ну да, ты попробуешь, ну уж нет! Мне мои глаза дороги, хотя-бы как память. - В ответ проворчала она.
      - Всё, всё, понял. - Произнёс я, убирая палочку в кобуру на запястье.
      Чуть позже моё самообладание в очередной раз подверглось проверке. Снова без стука, в купе вошёл платиновый блондинчик, в сопровождении двух парней, очевидно изображавших из себя бодигардов и представился:
      - Малфой, Драко Малфой, а это мои сквайры Кребб и Гойл. Я знаю, что в этом купе находится Гарри Поттер.
      - Да это я. - Ответил Гарри.
      - Я слышал, ты воспитывался у маглов и поэтому не в курсе, что не все волшебники одинаковые, я мог бы помочь тебе не терять время на недостойных твоего внимания людей. - При этом косясь на нас и нашу одежду, прямо указывающую, что мы не из семьи волшебников.
      - Это оскорбление? - Спросил я. - Малфой, как я вижу, тебя не научили, что прежде чем распускать свой язык, надо убедиться, что тебе его не отрежут.
      - Да что ты сделаешь грязнокровный ублюдок?! - Нагло, с презрением улыбаясь, ответил блондин.
      Правда мгновением спустя его улыбку сменила гримаса ужаса - остриё моего удерживаемого в воздухе телекинезом кинжала, до этого мирно лежавшего на столе (которым Гермиона нарезала на дольки яблоко), замерло в полу дюйме от его левого глаза.
      - Малфой запомни - это первый и последний раз, когда за оскорбление ты не заплатил своей кровью! Ты понял, Малфой? - Если бы не уроки мастера Кима, я бы от гнева рычал, но сейчас внешне оставался спокойным, хотя внутри всё клокотало от гнева.
      - Д -да - он, сделав шаг назад, часто закивал.
     

Малфой. Драко Малфой

     
      "Мордред кто он"?! Думал я, в ужасе глядя на лезвие кинжала, зависшего в воздухе всего в полудюйме от моего глаза. Казалось, весь мой мир сжался до пятнадцати дюймов остро отточенной стали, от ужаса кроме холодного блеска я не различал ничего.
      - Малфой запомни - это первый и последний раз, когда за оскорбление ты не заплатил своей кровью! Ты понял Малфой? - Холодный совершенно бесчувственный голос разорвал тишину. Я осторожно скосил взгляд на него. Сидит в пол оборота, на первый взгляд совершенно спокойный, даже равнодушный. На неподвижном, словно маске из воска лице, нет даже тени эмоций, оно почти неживое, разве что взгляд выдаёт напряжение. С тихим ужасом понимаю: этот черноволосый жилистый мальчишка действительно может убить. Опять посмотрел на узкое длинное лезвие, невольно представив, как повинуясь его воле, оно входит мне в глаз. От накатившей слабости едва устоял на дрожащих ногах. Во рту резко пересохло, и едва сумел выдавить из себя несколько звуков:
      - Д-да. - И для уверенности ещё и закивал.
      - Ладно. - Прозвучал его безэмоциональный голос, кинжал несколько раз кувыркнувшись на месте, резко разогнавшись, с не таким уж и громким звуком по гарду вошёл в столешницу. После чего парень раздражённо повернулся к окну и презрительно через плечо бросил. - Вы все, что сговорились? Сначала рыжий придурок, сейчас ваша троица, ну вот зачем нарываетесь, а? - Опять повернулся ко мне и, глядя на меня как на плебея практически выплюнул. - Выметайтесь!
      С большим облегчением прихватив с собой застывших Кребба и Гойла, я вышел, осторожно прикрыв за собой дверь.
      - Драко, а-а кто это был? - Спросил меня Гойл, едва мы перешли в соседний вагон. - Я молча указал на наше купе и только после того как мы вошли в него ответил.
      - Не знаю, одет словно магл, но вы же сами всё видели. Готов поклясться он чистокровный из древнего и знатного рода, подобный артефактный кинжал в наше время ни за какие деньги не купишь, и тем более, уж точно за пару месяцев не научишься им так управлять.
      - На кинжале не было рун, - прогундосил Гойл, с облегчением падая на диван, - вообще ничего, даже украшений.
      - Ага, ты ещё скажи, что это простой кусок стали, а парень управлял им безпалочковой магией! - Раздражённо встрял Кребб, и они с Гойлом стали спорить, кто прав.
      Мерлин, почему всё так повернулось?! Поручение отца казалось таким простым, познакомится с Поттером, пригласить его к нам в купе, угостить "домашним обедом" с зельем доверия. И как сейчас быть? В школе действие зелья могут заметить. Похоже, я провалил поручение отца, эх!
      И всё же, с кем я столкнулся? Кто этот парень? Да и девочка странная, она видимо с ним, в отличие от того же Поттера она не выглядела удивлённой.
     

Михаил

     
      - Миша, зачем ты так? - Гермиона успокаивая взяла меня за руку и заставила сесть рядом с собой.
      - Бесят! - Мой ответ прозвучал, наверное, излишне резко и зло, во всяком случае, руки Гермионы чуть вздрогнули, и, не желая её волновать, я постарался продолжить спокойнее. - Да и лучше с самого начала поставить себя, иначе не вижу способа защитить тебя от нападок со стороны подобных, - я специально сморщил лицо, - "аристократов". - Но нужный тон опять не поймал, мой голос звучал слишком сухо, выдавая моё крайнее раздражение бесцеремонным вторжением компании блондинчика.
      - А как ты это сделал? - Неожиданно напомнил о себе сидящий напротив нас у окна Гарри. - Круто! Ты же даже палочку не использовал! Это у тебя такой волшебный кинжал?
      К счастью, понимая, насколько я раздражён, Гермиона взяла разговор на себя.
      - Нет Гарри, дело тут не в кинжале, он совершенно обычный - Она на мгновение замолчала, концентрируясь, призвав телекинезом кинжал и взяв за его лезвие правой рукой, протянула к Гарри рукоятью вперёд. - Вот сам посмотри. Для достижения такого результата мы три года тренировались. - Глядя на ошарашенного парня, она расплылась в довольной улыбке.
      Гарри, взяв осторожно в руки кинжал, повертел его в руках, рассматривая его с непонятным мне выражением лица. После чего со словами: "Красивый и даже на вид какой-то хищный", вернул его Гермионе.
      - А вы, на какой факультет попасть хотите? - спросил спустя немного времени Гарри, облокотившись на стол.
      - К сожалению, из-за специфики магии его рода, - Гермиона вновь взяла разговор на себя и кивком указала на меня, - скорее всего, будет Гриффиндор. Если отбросить всю современную словесную шелуху то он задумывался основателями как факультет боевых магов. Хотя мне бы хотелось бы на Хаффлпафф, мне всегда хотелось иметь друзей, а этот факультет вроде как славится дружбой, но по большому счёту нам всё равно, главное вместе. А ты сам?
      - Не знаю даже, - пожал он плечами, и немного подумав, продолжил, - наверно тоже на Гриффиндор. - И, сбавив громкость голоса, добавил. - Там мама с папой учились.
     
      Слушая их вполуха, пытался придумать хоть что-то. Но с какой стороны не смотри, предстоящий конфликт с соучениками был, на мой взгляд, неизбежным. Скорее всего, опять повторится история произошедшая в обычной школе два года назад.
      - Мальчики может, пообедаем? - Гермиона своим предложением разорвала круг моих бесполезных размышлений.
      - Какое своевременное и мудрое предложение, - ответил я с показным энтузиазмом, - где там наши запасы? Гарри и ты присоединяйся, нам Джейн, - рукой указал на Герми, - её мама, наверно, на неделю дороги с собой дала.
      Обед был вкусным и плотным, поэтому, когда через полчаса появилась продавщица сладостей, мы с Мионой ничего не взяли, зато Гарри купил всего, и на всех. Он настоял, чтобы мы присоединились. Я взял одну упаковку и прочёл на ней: "Шоколадная лягушка", разорвал упаковку и эта гадина с противным "ква-а" прыгнула!
      - И как это есть? - Проворчал я, настроение было не к чёрту, испорченное бесцеремонными визитёрами, да ещё лягушка эта. - Или это такой извращённый способ магов следить за своей фигурой? Прежде чем поесть надо её поймать? Не-е я предпочитаю обычный, а не прыгающий шоколад. - И потерял интерес к прыгающей по столу шоколадной лягушке.
      - Не ворчи, это же так прикольно! - Возразила Герми, нанизывая резким ударом на кинжал эту шоколадную тварь. Но даже проткнутая и почти разрезанная пополам она продолжала дрыгать лапами. Гермиона выдернула кинжал из стены вместе с насаженной на него лягушкой, осмотрела получившуюся композицию, и, невозмутимо откусив ей голову, пожевала и продолжила. - и знаешь достаточно вкусно. Нормальный шоколад.
      - Всевкусное драже. - Вслух прочитал Гарри на другом пакетике.
      - Не, учитывая лягушку, я это даже пробовать не стану. - Проворчал я.
      Так за разговорами наш путь подошел к концу. За несколько минут до прибытия по громкой связи ученикам было объявлено, чтобы они оставили свой багаж в поезде. Поезд остановился, вот и станция Хогсмид. Мы вышли из вагона на плохо освещённую платформу. Осмотревшись, недалеко от нас увидели очень большого и высокого бородатого мужчину державшего фонарь и громко зовущего первокурсников. Дети, собирающиеся около него, ростом не доставали ему даже до верхней трети бедра...
      - Метра три, не меньше! - В слух прикинула его рост Гермиона.
      Гарри нам тут же пояснил, что это Хагрид, хранитель ключей Хогвартса и лесничий, и что он добрый.
      Он повёл нас по узкой неосвещенной дорожке куда-то вниз. Определённо все волшебники как минимум не совсем адекватные, много столетий водить детей по тёмной и узкой, а после дождя явно скользкой тропе. Неужели ничего нельзя было с этим сделать?
      - Нет, ну хотя бы ступени сделали, что ли? - проворчал я.
      - Помолчи и без тебя очень скользко. - Раздражённо ответила, вцепившись в мою руку, Миона, похоже своим постоянным ворчанием я её уже достал.
      Кто-то из идущих за нами падая, вскрикнул.
      - Осторожно, тут скользко! - Тут же пробасил наш провожатый.
      - Вовремя же этот идиот предупредил.. проворчала она. - Хм, хотя возможно Гермиону раздражает вовсе не моё ворчание, а, как и меня, сама ситуация?
      Наконец мы вышли к озеру. "Не больше четырёх человек" - скомандовал Хагрид, махая в сторону большого количества небольших лодок, стоявших подле берега. Мы втроём, не проронив ни слова, устроились в лодке, а перед самым отплытием к нам подошёл немного полноватый пацан, с огромной жабой в руках.
      - Извините, можно к вам? А то в других лодках мест уже нет. - Этот придурок смущённо шаркнул ногой. - Я Невилл Лонгботтом, а это, - он потряс жабой переростком, - мой питомец Тревор.
      Мы тоже представились и в этот момент случилось три вещи: лодка отчалила, жаба попыталась обрести свободу прыгнув в озеро, а Невилл, поймавший за лапу беглянку, повалился на меня, но жабу не выпустил. Видит бог, сам себе удивляюсь почему я его тогда не прибил, может потому что даже моя паранойя не признала в его падении агрессии, а его неуклюжесть даже показалась забавной? Но факт в том что вместо того чтоб встретить это недоразумение привычным ударом, наоборот, я его мягко поймал и усадил на скамью рядом с Гарри. Лишь беззлобно проворчал:
      - Сиди уж, в качающейся лодке не стоит стоять.
      Лодки с первокурсниками тихо скользили по зеркально гладкой черной воде, внезапно туман расступился и нам открылся прекрасный вид на освещённую луной величественную громаду древнего замка. С берега он выглядел менее величественно.
      - Здесь так... необычно, я бы даже сказала - романтично! - судя по восторженному возгласу и взгляду Мионы, этот вид стоил неудобств путешествия по озеру. Я же для себя решил, что когда придёт время, обязательно приглашу Гермиону на романическую ночную прогулку на лодке. Я читал, что девушки любят вместе с женихом любоваться красивыми видами, считают такое свидание романтичным. Я не совсем понимаю, что значит романтика, но раз уж нашёл подходящее место, и, тем более что Гермионе оно понравилось, то не использовать его будет глупо. Доставить этим Гермионе радость мне совершенно не сложно, да и, в конце концов, это мой долг. Но перила и ступени на спуске к воде, а так же нормальное освещение, всё же определённо нужны!
     
      Замок вблизи внушал уважение, я бы сказал, используя литературный штиль, что он - это застывшая в камне тяжеловесная мощь. Правда, встретившая нас у входа МакГонагалл испортила впечатление, не дав осмотреться, она нас сразу же повела по коридорам к центру этой громады. Заведя нас в относительно небольшое помещение, и остановившись перед большими дверями, ведущих явно куда-то, где было много людей, судя по доносившемуся из за них шуму, она объяснила, что сейчас будет проходить церемония распределения, и посоветовала собраться с мыслями и, велев ждать её здесь, удалилась.
      После её ухода в очередной раз убедился, что не только волшебники странные, но и их дети совершенно не приучены критически мыслить, во всяком случае, рыжий невежда так уж точно. Ну кем надо быть, чтобы серьёзно рассуждать, что для распределения надо сразиться с троллем?! Ладно бы он просто ездил по ушам детям из обычных семей, но он же сам в эту чушь верил! Улегшееся было раздражение вспыхнуло с новой силой и требовало выхода хотя бы в словах:
      - Эй, рыжий! - Громко, чтобы все слышали, позвал я его.
      - Чего тебе? - откликается он.
      - Если там тролль, то нам возможно удастся спастись, у нас будут довольно неплохие шансы сбежать, пока тролль будет есть тебя. Ты совсем тупой, раз поверил в сказку о схватке с троллем на распределении одиннадцати летних детей?! В нем ярда три, если не больше, и веса пол тонны, даже авроры в одиночку с троллями предпочитают не связываются. Однозначно, чтобы поверить в такую пургу надо самому быть троллем ну или тобой. - Неожиданно для меня оценив мою "шутку" вокруг засмеялись.
      - Тёмное отродье! - Чуть ли не проорал этот побагровевший рыжий придурок.
      В ответ я плотоядно оскалился, затем повернулся к Мионе, которая с увлечением рассматривала стоявший в нише доспех, и уже хотел подойти к ней, как раздались испуганные вскрики.
     
      - Что за хрень? - раздражённо прошипел я, обернувшись на вопли, и в следующее мгновение мне пришлось прилагать все свои силы и волю, чтобы удержать себя в нормальном состоянии сознания, едва не сорвался даже не в транс, а в боевое безумие. Сквозь окутавшую мой взор кровавую пелену видел, как медленно, словно завязнув в меду десятка два приведений просачивались через стену. Прозрачные с белым оттенком они медленно скользили по комнате, похоже болтая друг с другом, и не то что, не атакуя, а даже не глядя на нас. Казалось, они о чем-то оживлённо спорили.
      - Спокойно, возьми себя в руки, они не опасны! - Только эти слова Гермионы и то, что она меня обняла, позволило мне прийти в себя и не сорваться в совершенно неуместное нападение.
      - Блин, - прошептал я, помотав головой, - Герми спасибо, не уверен, что смог бы с ними хоть что-нибудь сделать. - Кивком указал на проплывающих мимо нас привидений. - Только остальных учеников мог бы зацепить и случайно покалечить, - и совсем уже тихо почти про себя прошептал - всё же нужно было сегодня принять успокоительное.
      Приведения же продолжали свой разговор, поначалу я было даже, прислушался, но всего через пару фраз полностью потерял к ним интерес, они обсуждали некоего Пивза, а ещё зазывали нас на свои факультеты... К счастью это продлилось недолго, вскоре вернулась МакГонаглл.
      - Проходите, - сказала строгим голосом профессор, - церемония распределения по факультетам вскоре начнётся. - Постройтесь в линию, - приказала она нам, - и следуйте за мной.
      Наконец мы в Большом зале.
      - О, какой потолок! Хочу себе в 6
      Не знаю, как на поющую старую шляпу должны реагировать нормальные дети, но у меня этот фальшивящий едва ли не на каждой ноте, кусок старой материи вызвал труднопреодолимое желание хоть чем-нибудь заткнуть её голосящую пасть. Конечно, я думаю, что и сам бы смог удержался от этого, но благодаря Гермионе мне не пришлось этого делать, она сильно, до боли, сжала мою ладонь. И вновь прошептала мне в ухо:
      - Миша спокойней.
      Что-то не понимаю я сегодня себя. Конечно, я всегда не сдержан, но обычно всё же далеко не до такой степени как сегодня, если бы не помощь Гермионы, то, думаю, за сегодняшний вечер я бы уже не раз сорвался...
      В конце концов, это недоразумение замолкло и началось само распределение. МакГонагалл зачитывала имена учеников в свитке, дети, садились на табурет, надевали это говорливое нечто себе на голову, и через некоторое время шляпа выносила свой вердикт. Наконец прозвучало и...
      - Грейнджер Гермиона.
      Миона спокойно вышла из нашего редеющего строя и молча сев на табурет надела эту чёртову шляпу, в тишине прошло минут пять.
      - Гриффиндор! - Наконец-то проскрипела шляпа, и Гермиона сняв её, под аплодисменты прошла и села за гриффиндорский стол.
      Эй, а я где? Странно, меня же должны были вызвать ещё до Гермионы... Я посмотрел на профессора МакГонаглл, но та совершенно спокойно вызывала на распределение других детей. Дети подходили к шляпе, надевали её и потом шли к своим столам, а меня всё не вызывали. Неуклюжий Лонгботтом в итоге оказался на Гриффиндоре, а Малфой со своими "бодигартами" на Слизерине. А я всё никак не мог взять в толк, почему меня не вызвали? По алфавиту моя фамилия должна идти почти в самом начале. На ум приходила единственная причина этого, вполне возможно это из-за того что меня вообще в список учеников внесли уже только в августе? Из мыслей о такой непонятности меня выдернули громкие восхищенные вопли: "Поттер, тот самый Поттер". Не понимая, чем же вызван всеобщий ажиотаж, осмотрелся, наш недавний знакомый как раз надел шляпу, а весь зал в напряжённом молчании наблюдал за ним. Прошло несколько минут и наконец, шляпа выкрикнула - "Гриффиндор!", и зал взорвался овациями. Гарри довольный, но явно какой-то немного измотанный уселся недалеко от Гермионы. Мне не понять нормальных людей, я конечно знаю он "национальный герой". Но причины восторга Гриффиндорцев остаются вне моего понимания.
      - Уизли Рон.
      О, вот как зовут этого рыжего придурка, оказывается. Чёрт, Гриффиндор. Неприятно, не хотелось бы с ним оказаться в одной компании. А чего это там так кто-то радуется? Чёрт! Только сейчас обратил внимание, что и его старшие братья, сидят за гриффиндорским столом, это очень плохо. Рыжий придурок меня просто раздражает, даже злит. А это значит, что, скорее всего, мне обеспечен конфликт и с ним, а значит и с его старшими братьями.
      Наконец в самом конце, когда все остальные дети были распределены, и я остался один, прозвучало:
      - Черных Михаил.
      Я поймал взволнованный взгляд Гермионы, она явно переживала за меня и моё распределение. Как же хорошо, что я не умею волноваться, а то бы, наверное, сейчас точно так же трясся... В прочем это совершенно не важно, важно лишь то, что меня могут распределить на факультет, где не будет Гермионы. Эта мысль и была самой важной, остальное по боку! Нет, конечно, я и раньше вполне осознавал такую возможность, но вот сейчас то, что это сделает даже не человек, а драная шляпа... это пробудило во мне ярость. Мне даже пришлось соскользнуть в транс, чтобы хоть так удержать контроль над собой. Внешне оставаясь спокойным подошёл к табурету, сел и напялил шляпу на голову. В полной тишине прошла минимум пара минут, прежде чем в моей голове прозвучал тихий и какой-то ехидный голос.
      - Ещё один уникум, из-за твоего транса я совершенно не ощущаю твоих эмоций, и вот как в таких условиях старой шляпе работать, не подскажешь? - Похоже, отец Гермионы был прав, я не успел поступить в школу, а в голову уже что-то залезло.
      - А ты собственно кто или может быть, что? - Мысленно спросил я появившегося в моей голове ехидного собеседника.
      - Я не что и не кто, а артефакт, созданный самой Ровенкло! - Возмутился голос. - И выйди уже из транса! Пока ты в нём, просто невозможно нормально работать! Какие ученики в последнее время пошли!
      - Если я из него выйду, то поверь, ты сама пожалеешь, лучше отправь меня на Гриффиндор и закончим на этом.
      - Ну это вообще уже наглость! - Сварливо проворчала шляпа. - Почему это я должна тебя слушать?
      Не смотря на транс, я едва смог подавить раздражение, которое стало перерастать в так знакомую мне ярость, вызванную ответом долбаной шляпы.
      - Ты туда Гермиону распределила, так что выбора у тебя всё равно уже нет! - Мысленно зашипел я, борясь с клокочущей во мне яростью.
      - Хм, а в прочем почему-бы и нет? - В голове раздался смешок. - Ты сам захотел, так что пеняй на себя! - И уже на весь зал прокричала. - Гриффиндор!
      Под аплодисменты, а так же под злобные взгляды семейства Уизли я прошёл к столу Гриффиндора и занял место рядом с Гермионой. Впрочем на рыжее семейство мне было плевать, смотря на прошлый опыт общения с соучениками, конфликт с одноклассниками был бы всё равно неизбежен. Белобородый старец в мантии со звездами и дурацком колпаке на голове, похоже это был сам Альбус Дамблдор, поднялся на ноги, и широко улыбаясь ученикам, как будто ни что не доставляло ему больше удовольствия, чем видеть их здесь, начал свою речь:
      - Добро пожаловать! - Сказал он. - Прежде чем мы начнём банкет, я бы хотел произнести несколько слов. Вот они: Простофиля! Плакса! Чудак! Прищепка!
      Это он чего сказал? Но большего я подумать не успел, на столах появилось праздничное изобилие еды: жареная говядина, цыплята, свиные и бараньи рёбрышки, сосиски, бекон и стейк, вареная картошка, жареная картошка, чипсы, Йоркширский пудинг, горох, морковка, разнообразные соусы и почему-то, мятные леденцы. Все хлопали и смеялись.
      - Спасибо! - И он снова уселся.
      Меня же мучил вопрос, почему меня так раздражает этот чудаковатый старик? С чего?! Может это из-за того, что от него веяло, что ли, ну, или "пахло" силой и чем-то ещё грозным, и именно это и было причиной такого моего к нему отношения? Да ещё этот его дурацкий наряд... Впрочем, на рыжего у меня тоже совершенно непонятная, неадекватная реакция. Все ученики начали активно наполнять свои тарелки яствами. Конечно, дорога была дальняя, а кроме сладостей к приобретению в дороге ничего не предлагалось. Я тоже не стал хлопать ушами, и с удовольствием положил себе на тарелку стейк и жареной картошки.
      Через некоторое время по соседству завязалась довольно любопытная беседа:
      - Как всё превосходно выглядит... - грустно сказало привидение, пролетавшее возле Гарри, глядя на то, как тот отрезает стейк.
      - А вы не...? - спросил его Поттер
      - Я не ел почти четыре сотни лет. - Сказало привидение. - Мне это, конечно, ни к чему, но иногда жаль. Думаю, я не представился? Сэр Николя де Мимси-Порпиньон к вашим услугам. Домашнее привидение Гриффиндорской башни.
      - А на пиру то приведения зачем? - Задал я шёпотом риторический вопрос, но Гермиона услышала и, повернувшись ко мне, пожала плечами и тихо ответила.
      - Миш, да какая разница? - И уже хотела вернуться к сочному стейку, как младший из рыжих, перекрывая все звуки за столом, чуть ли не на весь зал прокричал:
      - Я его знаю, это Почти Безголовый Ник! - В наступившей после вопля тишине, несколько высокомерно прозвучало.
      - Я бы предпочёл, чтобы меня называли сэр Николя де Мимси... - но парень с волосами песочного цвета, Шэймус Финниган, кажется, перебил приведение.
      - Почти безголовый? Как можно быть почти безголовым? - Сэр Николя выглядел очень огорчённым, как будто разговор пошёл совсем не потому пути, на который он рассчитывал.
      - Вот так. - Сказал он раздражённо. Схватил себя за левое ухо и потянул. Его голова отделилась от шеи и упала на плечо, как будто на шарнирах. Очевидно, кто-то пытался обезглавить его, но не слишком преуспел. Удовлетворённо глядя на ошеломлённые лица новичков, Почти Безголовый Ник вернул свою голову на место, откашлялся и сказал:
      - Итак, новенькие! Я надеюсь, вы поможете нам выиграть состязание факультетов в этом году? Гриффиндор никогда не терял кубок так надолго. Слизерин уже пять лет держит первое место. Слизеринское привидение Кровавый Барон, стал просто невыносим!
     
      В общем ужин, на мой взгляд, проходил в довольно бредовой и даже раздражающей меня обстановке, хотя остальные ребята и даже Гермиона были в восторге.
     
      Когда все съели столько, сколько смогли в себя впихнуть, остатки еды исчезли с тарелок, которые вновь заблестели чистотой. Через секунду появились десерты. Огромные мороженые с любым вкусом, какой только можно себе вообразить, яблочные пироги, пироги с патокой, шоколадные эклеры и пирожки с джемом, трюфеля, клубника, желе, рисовые пудинги... Ребята неспешно и уже через силу стали поедать вкусности, а их разговор зашёл о своих семьях. Я прислушивался краем уха, надо знать, с кем мне теперь предстоит учиться.
      - Я пятьдесят на пятьдесят, - говорил Шэймус, - мой папка - маггл. Мама не говорила ему, что она ведьма, пока они не поженились. Представьте, какой у него был шок?! - Все засмеялись.
      - А ты, Невилл? - невнятно спросил Рон, даже не прожевав эклер. Меня от этой картины передёрнуло.
      - Меня воспитала бабушка, и она ведьма, - ответил Невилл. - Но в семье долго думали, что я родился магглом. Мой дядя Алги пытался застать меня врасплох и выжать хоть чуточку магии - он столкнул меня с пирса в Блэкпуле, и я почти утонул. Но пока мне не исполнилось восемь, ничего не случалось. Однажды дядя Алги пришёл к ужину, я высовывался из чердачного окна, он подкрался сзади и, схватив меня за ноги, выпихнул из окна, а когда тётя Энид передала ему меренгу, он случайно меня выпустил. Но я не упал, а запрыгал по саду к дороге. Они все жутко обрадовались, а бабушка плакала от счастья. И надо было видеть их лица, когда я получил письмо - они боялись, что во мне слишком мало магии, чтобы учиться здесь. Дядя Алги так обрадовался, что подарил мне жабу. - Всё это он говорил с несчастным и подавленным видом.
      - О чём его дядя думал, а если бы его дар не пробудился?! - Повернувшись ко мне, возмутилась Гермиона.
      - Ага. - Ответил я машинально, но, немного подумав, продолжил. - Хотя обрати внимание на то, что дети из чистокровных семей не удивились рассказу Невилла, видимо такой способ пробуждения магии достаточно обычен для них. И я не думаю, что при этом детям в действительности угрожает опасность, их просто пугают, и, скорее всего, страхуют.
      - Возможно ты прав. - Кивнула Гермиона.
      В очередной раз окинув взглядом Большой зал, в раздражении подумал: "Блин, вокруг столько людей, а я даже не в состоянии понять, насколько они для Гермионы опасны, маги чёрт их дери, господи, как же меня эта ситуевина бесит!" К счастью, благодаря именно её поддержке я в состоянии держать свой гнев под контролем, но... но, блин, когда вокруг неё столько не знакомых людей, это не такое уж и лёгкое дело - оставаться спокойным. А о том, что будет, если Гермиону кто-то обидит, даже не хочется думать... В общем, в очередной раз убедился выбор у меня небольшой, придётся вновь занять привычную по обычной школе нишу - крайне нелюдимого и опасного психа.
      Тяжело вздохнул и постарался спокойно вернуться к десерту, увы, настроение было... да не было его у меня! Просто вокруг слишком много шумных незнакомых детей. Раздражение весь вечер потихоньку росло, требуя выхода хотя бы в словах. Последней же каплей послужила очередная выходка младшего из рыжих уродов. Он с пеной у рта доказывая что-то соседям, так размахался рукой с пирожным, что в итоге умудрился его отпустить и оно, пролетев несколько ярдов, едва не задев Гермиону плюхнулось на пол, размазавшись кремовой кляксой. Не знаю, как я сдержался, чтобы тут же его не прибить, наверное, опять помогла Гермиона. Она, накрыв мою ладонь своей, строго посмотрела на меня, это остановило мой порыв вскочить, но сдержать слов я уже просто не смог.
      - Рр-рыжий придурок! - Я почти что рычал на весь зал. - Если твой дом похож на свинарник, а семья на его обитателей, это вовсе не значит, что ты можешь продолжать вести себя подобно свинье, оказавшись среди приличных людей!
      - Спокойней. - Гермиона до боли сжала мне руку, заставляя перевести взгляд на себя. - Сейчас не лучшее время вставать и бить ему морду.
      - Сам знаю! - Ответил я зло, но поняв на кого я "рычу", тут же извинился. - Прости, не сдержался.
      - Я-то тебя понимаю. - Гермиона устало вздохнув, покачала головой, и как-то привычно, в её стиле, с недовольной ноткой добавила. - Но надо было держать себя в руках, надо! Ну не в первый же вечер, а! Тем более, в праздничный!
      Только после её слов я смог немного успокоиться и оглядеться, оценивая к каким же последствиям привела моя несдержанность. Рон, кажется, сейчас взорвётся, весь покраснел, а учитывая его природу, то есть, окраску, смотрится потешно, но вот его глаза метают молнии. Да и взгляды его братьев явно добротой не блещут, их раздражение, кажется, можно даже "потрогать" руками.
      Пятикурсница сидевшая рядом с Невиллом неожиданно обратилась ко мне.
      - Ты хоть понимаешь, что в первый же день нажил на факультете врагов в лице Уизли? И если Персиваль, скорее всего, ничего специально предпринимать не будет, хотя он ещё тот зануда, то вот близнецы, - и указала взглядом на двух рыжих парней, одинаковой наружности, рядом с Роном, - являются штатными "шутниками" всего Хогвартса, им ещё на втором курсе всё сходило с рук без последствий. Разве только если Снейп с поличным поймает. Поэтому пить и есть, тебе придётся крайне осторожно, они любят подлить какое-нибудь зелье. - Ещё раз оценивающе осмотрела меня и продолжила. - Да и ходить одному тебе будет небезопасно, проклясть, наверное, не решатся, слишком легко доказуемо, да и ничего серьёзнее насморка не изучали пока, но избить же можно и не используя магию.
      - Благодарю за предупреждение, не беспокойтесь, мы будем осторожны. - Вежливо отвечаю ей. Она же сочувственно вздохнув, отворачиваясь пробормотала.
      - Ну да, желторотики против пары третьекурсников. А МакГонаглл, как всегда всё по барабану...
      Ещё несколько минут я переживал за свой преждевременный и, главное, глупый срыв, но потом решил, что произошедшее на наши планы практически не влияет. Разве что делает наш план более близким к исполнению.
      Ещё в августе, сразу после визита МакГонаглл, остро встал вопрос - что делать с моей агрессивностью? Конфликт с учениками в новой школы представлялся нам неизбежным и до его возникновения у нас неделя, максимум - две, не больше. Дело не только в том, что наши однокурсники неизбежно попытаются проверить меня с Гермионой на "вшивость", Мы же с ней помолвлены, хотя нам нет и двенадцати, да еще и чистокровный и маглорожденная. Дети вряд ли проигнорируют это и не попытаются над нами достаточно зло "посмеяться"? Что учитывая мою неадекватность опасно само по себе. Ведь если на "шутки" надо мной, мне плевать, то за Гермиону я любого прибью. Но главная проблема - моя без эмоциональность. Из-за неё я не способен нормально общаться с ровесниками, я совершенно не такой как они. Эта моя непохожесть действует на детей, словно на быка красная тряпка. Из-за неё в школе ко мне постоянно лезли. А в результате, некоторые из особо "одарёных", лезли не только ко мне, но и к Гермионе, только за то, что она всегда была со мной рядом. А это, в свою очередь, вполне закономерно заканчивалось дракой между мной и этими придурками. К счастью, довольно быстро меня стали бояться и все начали обходить нас стороной. И я не думаю, что из-за того, что школа магическая, в привычном порядке вещей хоть что-то изменится. Вот только сил и умений, за три прошедшие года, у меня стало побольше, а срываюсь, к сожалению, я всё также легко. Случай с МакГонаглл показал, насколько я могу быть опасен для всех окружающих, не думаю, что ученики сумеют защититься также успешно, как она. Впав в ярость, противников, хотя возможно заодно и просто случайных свидетелей, скорее всего я покалечу или того хуже, убью. Единственный выход предложил отец Гермионы: "Не можешь предотвратить, так возглавь. Напейся успокоительным, чтобы не потерять самоконтроль, спровоцируй драку и запугай сверстников так, чтобы боялись на вас даже косо взглянуть. Гермиона же пусть контролирует, чтобы ты не зашёл слишком далеко".
      И вот что изменилось? Да ничего, разве что "врагов" я уже нам "выбрал". Глупо конечно, не осмотревшись, не зная вокруг вообще ничего, но раз уж так получилось, то корить себя как минимум поздно... Уизли, если рассматривать одного только Рона, выбор прямо сказать никакой, в поезде он показал себя слишком уж слабым. Конфликт с ним одним не позволит мне показать свою силу, в его избиении все увидят разве что мою жестокость. Правда, надо учесть, что в школе с ним старшие братья. Это же, скорее всего, в корне меняет неблагоприятную для нас ситуацию. Не сомневаюсь, что они вмешаются в наши "разборки". Возможно не все, та пятикурсница наверное права, старшему Перси есть что терять, и влезать в тёрки "малышни" ему не по статусу, разве что попробует навести порядок официальными методами, раз он староста. Но вот зато близнецы, судя по её же словам, внушают надежду, впрочем, так же как и бросаемые ими на меня взгляды.
      - Х-м... интересно, рыжие своими свирепыми взглядами думают меня напугать, или тут что-то другое? - Шёпотом спросил я Гермиону.
      - Не знаю, - пожала она плечами, кинув на них быстрый взгляд, - возможно, и так, но всё же более вероятно они просто злы на тебя. - Отвечала она тоже тихим шёпотом, стараясь говорить так, чтобы слышал её только я. Потом взяла паузу на пару секунд и выдала что-то на вроде справки. - Ты, конечно, придурок, втравил нас в противостояние на ровном месте. Вот так, не узнав о них ничего. Но не беспокойся, на мой взгляд, они не самая сложная цель, судя по тому, что мы видели на вокзале, и качеству мантий в которые они одеты сейчас, их семья не богата, скорее даже бедна, значит в магическом мире вряд ли влиятельна, поэтому если не покалечим этих, - она снова кинула быстрый взгляд на близнецов, - то не стоит ждать осложнений со стороны их родителей. Жесты размашисты и не очень точны, кисти чистые нет набитых мозолей, на мой взгляд, физически развиты на уровне обычных тринадцатилетних парней. Повторюсь - на мой взгляд, это если не учитывать магию, то для нас они не опасны. Да и судя по учебникам ждать от третьекурсников чего-то опасного для нас в магическом плане тоже не стоит. Мы гораздо быстрей обычных подростков, но вот быть внимательными нам надо.
      Наконец, десерты тоже исчезли, и директор Дамблдор опять поднялся на ноги. В зале стало тихо.
      - Гм, ещё несколько слов, после того, как все наелись. У меня есть, что сказать вам в начале этого семестра.
      - Новички должны запомнить, что лес - запретное место для всех учеников. И некоторым студентам постарше, тоже не стоит этого забывать. - Дамблдор блеснул глазами в сторону нашего стола, кажется в сторону близнецов Уизли, но я не уверен. - Мистер Филч, наш завхоз, также просил меня напомнить, никакой магии в коридорах на переменах. Тренировки команд квиддича начнутся на второй неделе семестра. Всем, кто хочет попасть в команду, следует обратиться к мадам Хуч. И, наконец, я должен сообщить вам, что в этом году коридор в правом крыле на третьем этаже закрыт для всех, кто не хочет умереть очень болезненной и мучительной смертью. А теперь, перед тем, как идти спать, давайте споём школьный гимн! - крикнул Дамблдор.
      - Чёрт, боюсь что еще одну песню без ваты в ушах стерпеть будет трудно. - Проворчал я.
      В этот момент директор слегка взмахнул палочкой, как будто пытаясь прогнать муху, устроившуюся на её кончике, и с неё слетела золотая ленточка, которая поднялась над столами и начала закручиваться, как змейка, в слова.
      - Выбирайте свою любимую мелодию. - Проговорил он. - Начали! - И зал наполнился какофонией:
      Наш старый и добрый Хогвартс,
      Ты вместе опять собрал нас:
      И стариков почтенных,
      И маленьких шалунов.
      Мы снова пришли учиться,
      Придётся нам потрудиться
      Ведь в головах лишь ветер,
      Мечты и обрывки снов.
      А ты расскажи опять нам,
      Что знали и что не знали,
      Чтоб лучше запоминали
      До усыхания мозгов.
      Все пели кто во что горазд, и закончили петь в разное время. Наконец, остались только близнецы Уизли, поющие очень медленный похоронный марш. Дамблдор махал палочкой в такт, пока они допевали последние строчки, и когда они замолчали, хлопал громче всех.
      Я же, скривившись от какофонии, словно от, боли демонстративно заткнул уши руками, в прочем Гермиона тоже недолго терпела и уже через пару секунд последовала моему "дурному примеру".
      - Ах, музыка, - мечтательно проговорил старый маразматик, вытирая глаза. - Она выше магии, которой мы здесь занимаемся! А теперь спать. Бегом!
      - Господи, неужели это наконец-то закончилась? - Простонала Миона, опустив свои руки до этого закрывавшие уши. И слегка улыбаясь, повернулась ко мне. - Ты был прав, эта школа всё же именно ужасна.

Глава 4

Михаил

     
      Новички факультета Гриффиндор последовали за Перси Уизли, который оказался старостой, сквозь болтающую толпу из Большого зала, вверх по мраморной лестнице. Я и Гермиона легко шли вслед за старостой, с любопытством осматриваясь: каменные коридоры с высокими стрельчатыми потолками, и такими же высокими стрельчатыми окнами, каменные же статуи или доспехи в нишах, а ещё много картин в богатых рамах на стенах, и старинных гобеленов. Люди на встречающихся портретах, мимо которых мы проходили, шептались и показывали на нас пальцами, некоторые шептались тихо, некоторые же чуть ли не кричали нам вслед. Дважды староста провёл нас коридорами, спрятанными за раздвижными панелями и висящими гобеленами, а потом мы взбирались по каким-то лестницами, которые сами собой двигались, перемещаясь в пространстве. Внезапно мы остановились. В воздухе перед нами совершенно самостоятельно летали несколько швабр и мётел, и когда Перси сделал шаг вперёд, то они начали кидаться на него.
      - Пивз, - прошептал Перси столпившемся за его спиной нам, - это наш полтергейст. - Он повысил голос. - Пивз, покажись!
      В ответ раздался громкий, неприличный звук, как будто кто-то выпустил воздух из воздушного шарика.
      - А может, мне сгонять за Кровавым Бароном?! - Громко сказал Перси, хмурясь.
      Раздался хлопок, и маленький человечек со злым лицом, тёмными глазами и большим ртом появился в воздухе, он как бы сидел, скрестив ноги, и держал в руках связку хозяйственного инвентаря.
      - Ооооооооох! - прокудахтал он со злобой. - Малышня! Как забавно!
      Он ринулся прямо на нас, так как мы шли сразу же за старостой. На что Гермиона инстинктивно ударила его телекинетическим толчком. К моему удивлению, Пивза буквально размазало по стене бесформенной кляксой, и на пол посыпался весь тот инвентарь, который до этого Пивз держал в руках. Оказывается, телекинез прекрасно действует на полтергейст.
      - Я вам это припомню! - Прокричал он, удаляясь, и стуча своими вновь подобранными палками по доспехам рыцарей стоявших в коридоре.
      Слава богу, что ни кто из окружающих так и не понял, что с этим Пивзом что-то сделала именно Гермиона, иначе, думаю, обязательно пристали бы с расспросами, а Гермиона не любит к себе лишнего внимания. Да и рано пока для демонстрации нетривиальных для магов способностей.
     
      Вот мы и пришли. В конце коридора висел большой портрет очень толстой дамы в розовом шелковом платье.
      - Пароль? - Спросила она.
      - Капут Драконус. - Ответил Перси, и портрет качнулся вперёд, открывая овальную дыру в стене.
      - Ха, ха, дракон бы посмеялся. - Попытался сострить я, впрочем, судя по лицу Гермионы, как и почти всегда, неудачно.
      Мы оказались в большой гостиной, где нам устроили небольшую лекцию на счёт правил факультета, после чего, отправили по спальням. Девчоночьи и мальчишеские спальни были с отдельными входами, и подниматься к девочкам парням было запрещено. Поэтому, проводив Гермиону до лестницы, пошёл в спальню первокурсников. Слава богу, что моя постель была расположена в дальнем углу от Уизли.
     
      Утром в четверть седьмого, спустившись в гостиную, застал Гермиону удобно, я бы даже сказал уютно устроившуюся с ногами в кресле перед едва горящим камином.
      - Привет соня, - поприветствовала она меня взмахом руки, - составишь мне компанию в прогулке по замку?
      - Буду счастлив котёнок. - И улыбаясь, подал ей руку, помогая подняться.
      К сожалению, моего запаса хорошего настроения хватило ненадолго, уже через четверть часа я тихо ворчал, проклиная древних строителей.
      - Кто же так строит?! Это лабиринт блин какой-то! Попасть туда, куда нужно почти невозможно!
      И если бы мы не нашли гида, то ещё неизвестно, сумели бы мы найти дорогу к Большому залу до начала завтрака, но нам повезло, мы повстречали почти Безголового Ника, который с радостью показал нам дорогу и всё подробно объяснял, пока мы до него добирались.
      В Хогвартсе, по его словам, сто сорок две лестницы: широкие и длинные, узкие и шаткие; некоторые, например, в пятницу, могли привести в другое место; а кое-где были исчезающие ступеньки, которые надо запомнить и перепрыгнуть. Потом ещё были двери, которые не открывались, если их вежливо не попросишь или не пощекочешь в определённом месте, и двери, которые дверями не являлись, а только притворялись, а на самом деле были твёрдыми стенами. Запомнить было трудно ещё и потому, что всё вокруг, казалось, двигалось. Люди с портретов ходили друг к другу в гости. Но, не смотря на его объяснения и мою память, я чувствовал, что в следующий раз уйдя изучать замок, без него мы можем опять легко заблудиться.
     
      Так или иначе, спустя два часа после начала "прогулки", и обойдя весь замок, и "по верхам" осмотрев его, к началу завтрака мы вошли в Большой зал. А спустя минут десять, когда я как раз приступил к бекону, до этого просто спокойно рассматривая окружающее пространство, так как вчера это было делать неудобно, моё внимание привлекла довольно громкая перепалка у входа. Один из близнецов Уизли не поделил широкий дверной проём с каким-то учеником из Слизерина. Все сидевшие в зале с интересом наблюдали за назревавшим скандалом. Внезапно раздался звон упавших столовых приборов. Я повернулся на звук, оказалось, что это сидевший слева от меня Невилл умудрился, неуклюже повернувшись, задеть локтём и сбросить их на пол, и сейчас жутко покраснел и растеряно "хлопал глазами". А мгновением позже, не смотря на принятое утром успокоительное, ярость буквально вбила меня в транс - нечто похожее на кусочек сахара, только не белого, а буро-серого цвета, падало в мой кубок! Перехватив это "нечто" телекинезом и не особо задумываясь - кто и зачем мне это подсовывал, переправил в бокал к младшему Уизли, который пока что таращился на ругающихся возле входа его брата и слизеринца. Мне повезло, что этого никто не заметил, я провернул всё очень быстро. Ну, разве автор, но он всё равно всё поймёт, если не сейчас, то тогда, когда вместо меня пострадает Рон. А то, что он каким-то образом пострадает, я не сомневался, ну не просто так же мне кто-то пытался подсунуть это в кубок? Собственно минут десять спустя именно это и произошло. Рон громко, буквально на весь стол, вначале рыгнул, затем почти моментально позеленел, и у всех на глазах его вырвало прямо на стол, а в завершении под новые крайне не приятные звуки от него пошла совершенно нестерпимая вонь.
      - М-да, кажется, вот истинная суть Уизли и вышла наружу, - вроде бы вполголоса, но, тем не менее, так, что меня гарантированно услышали все окружающие , и после небольшой паузы продолжил, - так сказать он показал всё своё внутреннее содержание.
      Судя по перекошенным бешенством лицам Уизли, удар достиг цели. Возможно я даже переборщил, и оскорбление семьи, было несколько лишним? Впрочем плевать. Поднялся
      - Пойдём. - Протянул я руку, встав сам и помогая Гермионе подняться. - Всё равно кофе тут нет, да и ещё это, - кивком указал на зелёную обосравшуюся тушку, - вонью испортило весь аппетит. И давай поспешим, а то вдруг его и братья поддержат младшенького в его стремлении открыть свою сущность перед окружающими? Я такого точно не выдержу!
      Как я и думал, преподаватели не заподозрили нас и не подумали останавливать. Слишком далеко мы сидели от Уизли, к тому же все понимали, что дети только месяц назад узнавшие о существовании магического мира не в состоянии достать, не говоря уж о том, чтобы приготовить магические снадобья подобного действия.
      - Не забудь выпить за час до обеда пару таблеток, - шепнула Гермиона, когда мы вышли во двор старого замка, - надеюсь, мы сегодня с этим покончим, не хочу, чтобы тебе ещё и завтра пришлось их пить.
      Можно подумать, я сам хочу их пить, сонливость, почти критическое замедление рефлексов, а при передозировке, так сказать, можно увидеть "розовых слоников" и начать слюни пускать, ну и привыкание к тому же... В общем, та ещё гадость, но зато создает та-а-кой пофигизм, мало что раздражает и не хочется никого убивать, собственно, вообще мало чего хочется после них делать.
      До обеда мы в безопасности, сейчас у нас по расписанию чары, а потом идём на сдвоенную трансфигурацию.
      Чары у нас были совместно со Слизерином. Профессор Флитвик, забавный очень низкорослый, подвижный и улыбчивый такой мужчина, возможно с примесью крови гоблинов, как тут все шепчутся, но мне он понравился.
      - Миша, обрати внимание на то, как он движется, а взгляд? Он контролирует каждое движение в классе. - Подметила шёпотом на ухо Гермиона.
      - Да, точно, а я и внимания не обратил. Скорее всего, индивид опасный, больно уж движения характерные, больше подходят опытному бойцу, чем учителю. - Соглашаясь кивнул, после того, как внимательно понаблюдал за движениями профессора.
      Урок он вёл очень интересно, рассказал о чарах, продемонстрировал несколько впечатляющих и эффектных заклинаний. Затем, после краткой, но понятной теории, предложил приступить к практике, разучивали мы, наверное, самое элементарное заклинание - люмос - заклинание светящегося шарика на конце волшебной палочки. Вот только помня, что вышло у Гермионы в поезде, пошептавшись, мы с ней решили, что не стоит ослепить окружающих, а нужно его имитировать, лучше потом с преподавателем поговорим отдельно. Тем более в том гвалте, что поднялся в классе, когда все кричали этот чертов Люмус, это было не так уж и сложно сделать. Через несколько минут, совершенно для меня неожиданно на конце Гермиониной палочки огонек всё же зажегся, причём далеко не такой ослеплявший, как вчера в поезде. На мой изумлённый взгляд, она склонилась ко мне, и прошептала: "Я Люмус мысленно произнесла". А через несколько минут моих стараний, "светлячок" украсил и конец моей палочки, несколько более яркий, чем нужно, но кроме нескольких удивлённых взглядов от соседей, другой реакции на это не последовало.
     
      Войдя в класс трансфигурации, мы увидели пустой класс и сидящею на преподавательском столе серую в более темную полоску усатую красавицу. Гермиона радостно воскликнула:
      - Ой, какая, кошечка симпатичная, прям лапочка! - Подбежала к столу и взяла её на руки, тут же начав гладить и чесать за ушками.
      - Гермиона, скоро звонок, отпусти кошку, и пойдём, сядем. - Не смотря на то, что мне самому очень хотелось присоединиться к процессу, я взял Герми за руку, и можно сказать насильно увёл в конец класса, она только и успела, что выпустить кошку обратно на преподавательский стол.
      Раздался звон колокола, все расселись, но МакГонагалл всё не было. В класс заглянул всё ещё зелёный Рон, и, не отрывая взгляда от пола, словно боясь хоть с кем-то встретится глазами, тихонько вошёл в класс. То, что произошло дальше запомнилось всем: кошка сидевшая на столе, неожиданно спрыгнула с него, и в прыжке превратилась в МакГонаглл.
      - Мистер Уизли, отработка после занятий, - и уже обращаясь ко всем, - Трансфигурация - один из самых сложных и опасных предметов, которые вы будете изучать в Хогвартсе. - Сказала она. - Любой, кто вздумает лодырничать у меня на занятии, будет выгнан и не вернётся в этот класс уже никогда. Это было предупреждение.
      Потом она трансфигурировала стол в свинью и обратно. Это было очень впечатляюще, жаль только что сами мы научимся делать что-то подобное очень нескоро. А потом получили каждый по спичке и стали пытаться превратить её в иголку. Смешно, нет, я совершенно серьёзно, именно спичку надо было превратить в стальную иголку, для чего и почему именно из одного в другое? В памяти внезапно всплыла формула синтеза из углерода железа. Даже помотал головой, понимая, что к трансфигурации ядерная физика не имеет ни малейшего отношения. Из того что нам продемонстрировала МакГонагалл становится ясно, что трансфигурация не изменяет, тем более не создает материю, а лишь с помощью магии придает ей на какое-то время необходимые волшебнику свойства. Но не скажу, что мне хоть что-то понятно, абракадабра какая-то. Ладно, я ещё могу представить, что движения палочкой создают потоки "магических энергий", но как можно связать с результатом слова?! Пришлось признать, что все мои знания, здравый смысл и логика не выдерживают столкновения с практической магией. Но и подход попугая ни черта не помог, мы с Герми уже минут двадцать безрезультатно пытались получить эту долбанную иглу. С завидным постоянством вместо стальной иглы, получая оксид углерода, в смысле спички благополучно сгорали. После очередной неудачной попытки снова задумался. МакГонагалл сказала - концентрация, точная словесная формула, движение палочкой и чёткое представление. Но слова, сбивают концентрацию, может просто сконцентрироваться, и ясно представить себе иглу? Поднёс палочку к спичке, влил в палочку чуточку силы, а то если добавить больше, опять сожгу её нахрен. Представил, как постепенно дерево заменяется сталью, как заострился конец, в сечении квадрат заменился на круг, вот появилось ушко. Странно, но у меня всё получилось! Точно игла, и стальная! Объяснил Гермионе, как добился успеха, спустя пару минут и у неё на столе лежала стальная игла. Пристально наблюдавшая за нами профессор, судя по её поднятым бровям, похоже была удивлена, но, тем не менее, оценила успех.
      - Пять балов Гриффиндору. - Произнесла она на весь класс.
      Мелочь, но похоже Гермионе приятно. Интересно. Конечно, мы всё делали совершенно не так, как нам объясняли. Вместо трио слово-намерение-жест, мы использовали только контроль силового потока и ясное визуальное представление процесса. Но, тем не менее, результат был такой же, как у самого профессора.
     
      Мы с Гермионой уже добрые четверть часа медленно прохаживаемся по коридорам, ведущим к Большому залу, скоро должен быть ужин. Примерно за часа два до этого я накачался успокоительным, и по выражению Гермионы выгляжу спокойным до изумления. Но наконец-то наш "променад" завершён, в конце главного коридора появились наши бараны, в смысле жертвы, их громкие голоса хорошо разносились по каменному коридору. С трудом заставил себя войти в транс, и когда до них оставалось шагов двадцать, мы с Гермионой с громким смехом вывалились в центральный коридор. Сделав вид, что их увидели только сейчас, мы оборвали смех и на секунду застыли. Затем Гермиона громко произнесла:
      - О, это же Уизли, чемпионы в игре опозорь своего младшего брата.
      Я ей поддакнул и так же громко добавил.
      - Не пойму только, это у них в семейное или же дегенераты конкретно эти двое?
      Затем мы развернулись и пошли в сторону Большого зала. Безусловно, провокация была примитивной, но, тем не менее, эти идиоты на неё повелись. Судя по шороху ткани о дерево, которое можно было расслышать только благодаря трансу, близнецы, достали палочки. Я почувствовал, как рука Гермионы, которой она держалась за мой локоть, напряглась, она, как и я, готовилась уйти с вектора атаки. Ожидания были совсем не долгие, со спины раздалось сдвоенное "Ступерфай!", Но ещё на звуке "Сту-" мы эффектным прыжком с разворотом покинули возможный сектор "накрытия". Мгновением спустя два вопля боли огласили коридор, это наши направляемые телекинезом кинжалы, дробя кости кистей, своими тяжёлыми рукоятками выбили палочки из рук рыжих придурков.
      - Стоять! - Холодный голос Гермионы перекрыл их вопли, в то время как её же кинжал парализуя их волю к сопротивлению завис, коснувшись шеи одного из близнецов. А я... я, блин, не смотря на выпитое успокоительное, сорвался, ужас бьющий от мальчишек и буквально разлитый в воздухе, пьянил, дарил иллюзию всевластия, я жаждал крови и смерти, это как девятый вал, остановиться не было сил.
      - Миша, спокойнее, трупы нам не нужны! - Гермиона отрезвляя, положила руку мне на плечо и тихонечко его сжала.
      - Уизли, в следующий раз, если попытаетесь снова бить в спину, мы просто вас убьём. - Произнес я, несколько секунд спустя, когда смог "проглотить" прущую наружу ярость и сглотнуть вязкую слюну. Говоря это я смотрел на медленно набухающую кровью полосу перечеркнувшую шею одного из рыжих придурков. "Повреждена только кожа" - с облегчением промелькнуло в моей голове.
      А потом оторвал глаза от них и огляделся, больно уж резко стало как-то шумно. Оказывается, почти весь третий курс Гриффиндора замер недалеко от рыжих идиотов, и с с ужасом смотрели на это всё. Часть не могли оторвать взглядов от моего окровавленного кинжала зависшего в ярде от пола и медленно поворачивающегося из стороны в сторону словно выбирающего новую жертву. А часть с зажатыми ладонями ртами смотрели на своих сокурсников.
      - Чего застыли?! Лучше отведите их к колдомедику, а то не дай бог эти идиоты от страха подохнут! - Гермиона, вернув кинжал в свою руку, закинула его в ножны и, смерив застывших в какой-то прострации учеников презрительным взглядом, повернулась ко мне. Её выражение лица тут же сменилось, она, тепло улыбаясь, негромко сказала. - Пойдём, эти гриффиндорские овцы недостойны внимания.
      К концу фразы её улыбка исчезла, она вновь вошла в транс, и милое живое личико скрылось под бесчувственной маской, транс практически полностью стирает внешние проявления эмоций, лицо становится восковой маской.
      Сейчас, пока я ещё не до конца отошёл после срыва, показаться в центре всеобщего внимания было бы, скажем так, чревато. Поэтому вместо того чтобы идти в Большой зал, мы в установившейся после слов Гермионы звенящей тишине, прошли сквозь "толпу" учеников. В отношении нас не было ни попыток задержать, ни хоть каких-то слов, нас сопровождал только такой притягательный страх и их злобные взгляды.
      - Мы будем в гриффиндорской гостиной. - Холодно бросил я, проходя мимо них.
      Спустя пять минут неторопливой ходьбы по коридорам старого замка, назвав глупый пароль Полной даме, мы заняли пару кресел перед не разожжённым камином.
      - Миша ты с чего сорвался? - Спросила Герми, едва успев удобно устроиться в кресле.
      Я немного помолчал, обдумывая ответ и вспоминая свои ощущения, потом сам себе кивнул, и ответил:
      - Наверное, чувство абсолютной власти над их жизнью, да вдобавок их ужас. - Моя память услужливо воскресила, как же было приятно осознавать свою власть, наблюдать за тем, как в глазах близнеца, которому кинжал распорол кожу, плещется ужас... невольно мои губы вновь растянулись в едва заметной улыбке. - Прости, я просто не сумел противостоять накатившей на меня эйфории. И спасибо, что помогла мне взять себя в руки.
      - Вообще-то, - неуверенным голосом сказала Гермиона, - я чуть не проворонила тебя.
      - Почему? - Я удивился её словам, вообще-то за минувшие школьные годы я уже привык, что она постоянно следит за мной. Я не в смысле того, что постоянно отслеживает все мои действия, она просто следит за моим, как она выражается "душевным равновесием"... а тут такое заявление.
      - М-мне кажется, что я сама поддалась какой-то волне. Вдруг до судорог в пальцах захотелось вонзить кинжал в его горло, чтобы услышать хруст кадыка и увидеть кровь... - Она прервалась, обняла себя за плечи, и передёрнулась всем телом. - Никогда подобного не испытывала.
      Разговор дальше не клеился, мне было необходимо подумать. Неприятно было узнать, что я словно маньяк наслаждаюсь чужой болью и страхом, не говоря уж о просыпающейся жажде убийства...Но ладно я, это даже в какой-то степени привычно, хотя и неприятно, просто надеялся, что после стольких лет тренировок так рвать крышу мне все же не будет. А вот что совершенно неприемлемо, так это то, что произошло с Гермионой! Мне совершенно не понятно, почему у неё проснулись чувства подобные моим?! Она же, не я, она полноценный человек! Зачем? Почему?! Я что, заразный? Но мы не долго были предоставлены сами себе, не прошло и четверти часа как в гостиную ворвалась запыхавшаяся профессор МакГонагалл, увидев нас, она на мгновение облегчённо застыла, и, отдышавшись, сухо бросила нам.
      - Черных, Грейнджер к директору!
      Так как вызов был ожидаем, мы встали и, не проронив даже слова, спокойно пошли за ней к выходу.
      Похоже, слухи уже успели разойтись. Попадавшиеся нам по пути школьники провожали нас глазами полных любопытства смешенного... с опаской, что ли. А некоторые индивиды женского полу, видно особо впечатлительные, а может просто им о нас уже что-то ужасающее насочиняли, шарахались и прятались за спинами других учеников. Впрочем, из-за успокоительного, мне на их поведение было плевать, да и спать очень хотелось.
      Спустя несколько не самых для меня приятных минут, так как я боролся со сном и поминутно зевал, подошли к кабинету директора. Горгулья, услышав от сопровождающей нас МакГонаглл: "Сладкий шербет", отъехала в сторону. Магический каменный эскалатор был неожиданным, да и кабинет директора оказался интересным, множество книг, и разных непонятных штук за стеклянными дверцами шкафов стоящих вдоль стен. Интересно, для чего они? Но толком осмотреться не дали, в кабинете нас ждали деканы всех факультетов во главе с Дамболдором.
      - Итак, мадам Помфри ещё раз расскажите нам, что произошло? - Попросил Дамблдор естественно не предложивший нам сесть.
      - Сегодня перед ужином, группа перевозбуждённых третьекурсников с Гриффиндора привели близнецов Уизли, которые были в ужасном состоянии. У обоих раздроблены кисти правых рук, а у Джорджа ещё и рана на горле, к счастью поверхностная. Плюс к этому они были в состоянии крайнего нервного потрясения, близкого к шоку. Оказав первую помощь и усыпив пострадавших, я опросила детей доставивших Уизли. Они утверждают, что на Уизли напали присутствующие здесь Черных и Грейнджер. Некоторым из пришедших девушек мне так же пришлось дать успокоительное. - При последних словах колдомедика все присутствующие пристально посмотрели на нас.
      - Ну, ничего нам не хотите рассказать? - Директор, как и все остальные присутствующие, смотрел на нас с укором. - С чего это вы решили напасть на учеников?
      - Двое первокурсников нападают на третьекурсников? Вы серьёзно? Вам самим это не кажется странным? - Гермиона, по нашей давешней договорённости повела разговор, при этом серьёзно рассматривая присутствующих. - Инцидент имел место, но не с нашей стороны он был инициирован, нам просто пришлось отвечать на агрессию со стороны старшекурсников. Да, мы нанесли травмы Уизли, но только после того, как они попытались сделать что-то нам. Или мы должны были на собственном опыте узнать, что означает этот "ступерфай"?! На нас напали, мы защищались, они остались живы... - помолчала секунду, окинув взором всех присутствующих, и добавила, - в этот раз.
      - Вы что, считаете, вам можно травмировать других детей? - Возмутилась МакГонагалл.
      - Мы защищались! - Парировала Гермиона.
      - Мальчик мой, - директор посмотрел на молчащего меня, - но так же нельзя! Ты чуть не убил Джорджа Уизли. - Укоризненно посмотрел на меня Дамблдор.
      - Он пытался навредить Гермионе! - Несмотря на лекарство, я едва сдерживал рвущуюся наружу ярость. Мне так и хотелось всех разорвать на кровавые куски, чтобы трещали кости и хрящи... Гермиона почувствовав моё состояние, успокаивающе сжала мне руку выше локтя.
      - А откуда у вас кинжалы? Кто вам дал разрешение вообще привозить оружие в школу?! - Продолжала возмущаться МакГонаглл. Она сама, её тон, сама ситуация, всё это меня буквально бесило, и поэтому, не сдержавшись, я выпалил ей в лицо:
      - Это реликвии рода Черных! - Гермиона, отвлекая меня от возникающей перепалки с профессором, до боли сжала мне руку, и поспешила опять взять разговор на себя.
      - В документах переданных нам вами профессор перед поступлением в Хогвартс, запретов на ношение кинжала, да и вообще, хоть какого-нибудь оружия, не было.
      "Разбор полётов" растянулся ещё почти на полчаса. На все обвинения мы отвечали, что лишь защищались, правда, чаще отвечала Гермиона, так как я ещё был в сильном раздражении и боялся отреагировать чересчур бурно.
      - Ладно, для закрепления вами тут услышанного, вы выучите часть школьного устава, относящегося сегодняшнего события, а профессор МакГонаглл через неделю примет у вас по нему зачёт. А теперь возвращайтесь в свою гостиную, отдыхайте. - Совершенно неожиданно велел нам Дамблдор.
     
      Но едва дети покинули кабинет, как обсуждение ЧП присутствующими продолжилось.
      - Мы что, всё так и оставим?! - возмутилась Минерва МакГонаглл
      - Минерва успокойся. - Директор поднял руки в успокоительном жесте. - Формально напали Уизли, об этом же и свидетели говорят, а Черных с Грейнджер действительно защищались, да излишне жёстко, но повторюсь, формально, они правы. Пойми нам просто нечего им предъявить.
      - Но нужно же что-то делать, так же нельзя! В конце концов, а если бы они убили Уизли? Вы представляете себе, что тогда было бы?! - Возразила МакГонагалл немного растеряно.
      Молчавший и сидевший со скучающим видом все это время Снейп расплылся в довольной улыбке и ехидно заметил
      - На твоем месте, Минерва, я бы предупредил и этих двоих иди... - замолк секунды на три и "поправился" - кхм... буйных братцев, и остальных твоих гриффиндорцев, чтобы держались от этой пары подальше. А то не дай Мерлин у кого-нибудь из них хватит ума попытаться отомстить. Заметь, Черных с Грейнджер ведь даже палочки не использовали, собственно, наверное из-за того, что ещё ничего и не умеют... ну палочками то, так что к чему это может привести в следующий раз, подумай сама.
      - Да как вы не поймёте, эти дети не нормальны, они опасны! Они... им всё безразлично! - Почти закричала МакГонагалл. - Я переговорила с мистером Вудом свидетелем всей стычки, он рассказал, что эти дети на протяжении всего инцидента не проявили никаких эмоций, у них были лица засыпающих от скуки людей! А ещё эти их кинжалы! - Закончила она немного спокойнее.
      - Их поведение и сейчас было какое-то странное. - Тут же вставила мадам Помфри. - Они были слишком спокойны, так нормальные дети себя не ведут, я пока не уверена, но похоже у них проблемы с психикой.
      - Минерва, пошли их к Помфри пусть она их обследует, а мы будем внимательно следить за ними. - Подытожил разговор Дамблдор.
     
      Когда мы вернулись в гриффиндорскую гостиную, в помещении прекратились все разговоры и все присутствующие уставились на нас.
      - На все ваши вопросы ответ один - ДА. - Громко, на всю гостиную заявила Гермиона. - ДА у Уизли раздроблены кисти рук. ДА Михаил напугал близнецов до мокрых штанишек, и опять-таки ДА мы всегда готовы поиграть так с каждым кто попытается пошутить над нами. Правда, не факт, что в следующий раз сможем вовремя остановиться!
      Всё в той же напряжённой тишине используя телекинез, мы подняли к потолку и над головами учеников перенесли к камину небольшой стол и два кресла. Естественно, что после инцидента с Уизли и этой демонстрации силы к нам никто не полез, по крайней мере, сразу же, наоборот, соседи отсели подальше.
      Немногим позже, когда мы уже писали эссе по трансфигурации в два фута на стандартном пергаменте, о который моё перо и так постоянно цеплялось, а тут ещё со спины кто-то в очередной раз достаточно громко спросил: "А всё-таки, как они это могли сделать? Они же вообще ещё ничему не учились!" Вполне естественно, что я не выдержал, и так много чего за день было, и сорвался.
      - Достали, господи, как же меня все за сегодня достали! - Как мне казалось произнёс я это вполне спокойно, да и не так уж и сильно ударил по столу кулаком, но он такого "надругательства" почему-то не выдержал, разломился и рухнул, заваливаясь внутрь. В воздухе остались висеть наши свитки с учебниками и чернильницы, которые Гермиона успела подхватить телекинезом.
      - Стой! - Естественно, она воспользовалась полученной возможностью продолжить приведение окружающих нас учеников к нужному нам состоянию. - Я понимаю, тяжёлый выдался день, твоё вечное раздражение, усталость, - это было сказано тихо и спокойно, - но Михаил Черных, раз уж так сложилось, и мне пришлось связать с тобой свою жизнь, то прошу прекрати вокруг себя все разрушать!
      - Чего уставились!? - Я обвёл окружающих тяжёлым взглядом. - День был тяжелым, я перенервничал.
      - Репаро. - Внезапно раздалось от входной двери, стол был восстановлен. - Черных, Грейнджер, прошу вас пройти в больничное крыло, мадам Помфри необходимо с вами поговорить. Я провожу.
      - Не может быть, МакГонагалл в гостиной, какая неожиданность. - Услышал я тихий голос, кажется, той же пятикурсницы, когда проходил мимо их стола.
     
      Войдя в больничную палату, мы увидели два длинных ряда кроватей, в дальнем углу две из них были отгорожены ширмами. В помещение, из боковой двери вошла женщина лет сорока пяти, мадам Помфри.
      - Черных, Грейнджер, вам не стыдно? Не давать бедному Колдомедику отдохнуть, обеспечивая меня с самого первого дня учёбы пациентами... - Она кивком указала на ширмы. - Но я хотела поговорить не об этом, Минерва, спасибо, что привела их... - И многозначительно посмотрела на неё. Подождав пока профессор выйдет, она продолжила. - А сейчас Черных можете рассказывать, что с вами происходит. Не беспокойтесь, колдомедики дают непреложный обет не разглашать посторонним тайны пациентов.
      - Тут нет никакой тайны, - отвечал я, - когда мне было восемь лет, в автокатастрофе погибли мои родители, а я потерял память. Первое что я помню - окровавленное лицо, умирающей мамы. А также боль в сломанной руке. Чтобы выбраться из разгорающегося автобуса, мне пришлось выбить заклинившийся аварийный люк. Как потом говорили, это было не под силу и взрослому человеку, его намертво перекосило. Но я смог, видно благодаря бурлящей во мне тогда ярости. С тех пор я всегда на периферии сознания ощущаю эту всепоглощающую ярость. Три года мы пытались научиться её контролировать, йога, медитация, боевые искусства. И надо признать, нам с Гермионой многое удалось. Я отчасти научился контролю, но, увы, стоит мне почувствовать угрозу кому то из моей новой семьи, родителям, а в особенности Гермионе, и всё, я себя не контролирую, ярость затапливает сознание. У меня появляется только одна цель - уничтожить угрозу. В таком состоянии остановить меня может только Гермиона. Она помогала мне всё это время, трижды возвращала меня из этого состояния, предотвращая убийства...
      - Понятно... М-да, что-то в этом роде я и ожидала. - Покивала головой мадам Помфри. Потом обошла меня, как бы рассматривая со всех сторон, а потом выдала. - Ты берсеркер. Но я тебя перебила, продолжай.
      - Утром после попытки на завтраке подкинуть какую-то отраву в мой кубок, мы поняли, что Уизли, а ни с кем другим мы просто не успели поцапаться, на этом не остановятся и попытаются вновь "подшутить" надо мной или Гермионой. Я, естественно, после такого сорвусь, и скорее всего их убью. Ни меня, ни Гермиону это категорически не устраивало. Вот и пришлось спровоцировать нападение, в контролируемых условиях, предварительно накачавшись успокоительным, и жёстко ответить. Но не смотря на подготовку сегодня всё чуть не закончилось трагически, Гермиона тоже поддалась ярости и едва не потеряла над нами контроль...
      - С тобой мистер Черных всё ясно. - Проворчала Помфри, но вдруг, прищурившись, взяла Гермиону за руку и спросила. - Можно взглянуть? - Внимательно, не снимая с пальца, рассмотрела перстень и в полголоса пробормотала. - Хм, как интересно тоже меч рассекающий солнце. - И обратилась с вопросом уже ко мне. - Как я понимаю, это герб твоего рода? - И получив мой утвердительный кивок, продолжила. - И как давно ты одел Гермионе родовой перстень?
      - Приблизительно с месяц назад... - пожал я плечами. - А что?
      - Понятно, значит, месяц назад... Вы хоть понимаете, что вы наделали? Это же не простое какое-то кольцо, это неукрашение, это очень мощный родовой Артефакт! Вы с Гермионой в течение последних трёх лет и так жили, общались, учились и даже тренировались в одной семье, вы уже и так считали друг друга семьёй. Затем ты проводишь обряд помолвки, одев ей его! В общем, если кратко, то сейчас ваши магические силы сливаются, дополняя друг друга. Нейтральная магия маглорожденной Гррейнджер попала под влияние твоей и сейчас стремительно подстраивается, приобретая характерные черты магии твоего рода, рода как я понимаю берсерков... она обретает родовую магию рода Черных. Именно поэтому она и поддалась ярости. Будем только надеяться, что вы научитесь контролировать вашу силу и для вас она не станет проклятием. - Пару минут помолчала, явно что-то обдумывая. - Сегодня и, наверное, ещё несколько ночей спать будете у меня в лазарете. За это время я вас обследую, постараюсь подобрать подходящее зелье, да и не стоит провоцировать ваших сокурсников, а то они могут глупостей каких наделать. И ещё, на мой взгляд, о вашем родовом даре берсерков необходимо сообщить преподавателям, и детям. В первую очередь это обезопасит именно вас. Злить пару берсерков, идиотов среди чистокровных я думаю, не будет. Они и других детей просветят. А директор, возможно, сможет вам подсказать методики контроля. Если вы согласны, то я ему доложу. - И вопросительно посмотрела на нас.
      Переглянувшись, мы кивнули в ответ.
     
      Не смотря на произошедшее, остаток дня прошёл совершенно спокойно, разве что когда мы вечером зашли в Гриффиндорскую башню за вещами, реакция однокурсников была, скажем так, немного забавна, хотя шепотки за спиной типа: "Чтоб вам сгнить в Азкабане!" или: "Смотрите, смотрите! Это же они чуть не убили...", "Ага! А я слышал, что там кровищи было море!", несколько раздражали своей неумеренной фантазией.
      Следующим утром, в шесть, выбежали на тренировку. Для разминки пробежка вокруг замка, растяжка, отработка ударов, пара прогонов связок стандартных движений, тренировка телекинеза, и наконец, на сладкое - учебный бой. Уставшие, но очень довольные где-то в половине восьмого, едва передвигая ноги, вернулись в больничное крыло к мадам Помфри, там же приняли душ, переоделись и без десяти восемь пошли на завтрак.
      Немногочисленные в такую рань гриффиндорцы встретили наше появление с настороженными лицами. Не желая их ещё больше нервировать, прошли мимо них, заняв пару мест в самом дальнем участке стола от них.
      Почти в четверть девятого, когда уже основная масса учеников собралась в Большом зале, появился выглядевший чем-то очень озабоченным Дамблдор. Он прошёл за преподавательский стол, но, не садясь в своё троноподобное кресло, обратился к учащимся:
      - Мы вчера были поражены безобразным событием - двое учеников третьего курса Гриффиндора, на глазах своих одноклассников, со спины напали на первокурсников своего же факультета. Это недопустимо! Об этом я уже сообщил родителям близнецов Уизли. Также хочу напомнить всем присутствующим, что нападать на пару инициированных берсерков, это вообще крайне неумная мысль, в конце концов, есть гораздо менее болезненные способы покинуть наш мир... - После чего Дамблдор сел и приступил к завтраку.
      По залу поползли шепотки. На нас скрестились десятки любопытных изучающих взглядов. Видно каждый школьник пожелал рассмотреть такое чудо, как берсерков. Понимая, что мне тяжело быть в центре внимания Герми, продолжая отыгрывать вчерашнею роль буквально "облила" соседей по столу презрением, затем повернувшись ко мне, прошептала:
      - Пойдём а? А то под их взглядами чувствую себя словно зверь в зоопарке.
      - Согласен, есть такое. - Встав, подал руку, помогая подняться Гермионе, и мы под руку, покинули зал.
      Я тогда очень надеялся, что наше высокомерие и их страх, в скором времени, отгородят нас от всех остальных и как было раньше в обычной школе, нас оставят в покое. К сожалению уже было начавший образовывается вокруг нас своеобразный вакуум, был нарушен уже на следующий день. Уизли выпустили из лазарета, и на завтраке они подошли к нам, нарушая наше уединение на дальнем конце стола. Поклонившись, они в унисон извинились:
      - Простите за нашу глупую попытку подшутить над тобой и тем более за последовавшее за тем нападение, мы ничего не знали о вас, и даже не представляли насколько рискуем. Благодарим за урок. - Гермиона ожидая моего решения, обернулась ко мне.
      - Хорошо, - я обозначил ответный поклон, - надеюсь, мы больше можем не ожидать с вашей стороны новых "шуток".

Глава 5

  
  
  

Михаил

  
   - Как же скучно - прошептал я смотря на кусок неба и запретного леса виднеющиеся с моего места в высоком и узком окне. Зевнул, обвел класс скучающим взглядом, убедился, что не смотря на идущий урок почти все однокурсники спали, оставшиеся же не очень успешно боролись со сном. Снова зевнул, потом прикрыл глаза на минутку... Легкий толчок в бок привел меня в чувства
   - Не спи - прошептала Миона убедившись в том что очнулся тихо продолжила - М-да не думала, что увижу, как Бинс усыпит скукой всех. Мало того, что он приведение, так он, до невозможности скучное приведение, не понимаю может в его голосе какая-то магия?
   - Не знаю - прошептал я в ответ подавляя зевок- это возможно, но на мой взгляд интересней другое, Гермиона подумай на истории магии спят практически все. Еще можно понять почему это устраивает школьников, но администрацию школы?! - Миона оторвалась от конспекта
   - Ты прав это странно. На уроках истории магии я рассчитывала хоть что-то узнать о традициях магического мира, но увы её ведет вот это - она взглядом указала на Бинса - невольно на ум приходит, что детей из обычных семей специально стараются держать в совершенном неведении.
  
   - Гермиона - я улыбнулся и шутливым тоном продолжил - вот и первые признаки того о чем нас предупреждала Помфри, моя паранойя уже передается тебе
   - Ну в паранойе мне до тебя еще далеко -прозвучал веселый ответ.
  
   Ближе к обеду, уже на Защите от Темных искусств, наше недоумение вызванное невнятным обучением только усилилось. Судя по истории Хогвартса четверть века назад боевую магию в программе заменили на этот донельзя странный ЗоТи. Еще дома, пролистав учебники за первых три года, меня удивило на сколько программа выхолощена. В таком виде этот предмет практически бесполезен. Боевых заклинаний попросту нет, ну не называть же так чары насморка или чесотки... Ну да бог с ней, с программой, по рассказам отца даже спец войска на тренировках играют в "пейнтбол". Но ведь вдобавок и преподавал этот предмет тот еще кадр. Некто Квирел, человек абсолютно не внятный, нервный словно запуганный шпиц, к тому же еще заикающийся, в общем, понять его лекцию было скажем так затруднительно, хотя на мой взгляд это было не очень то и нужно. Так как нес он совершенную чушь особенно понравилось: "На моих занятиях я научу вас как защищаться от опасностей подстерегающих в магическом мире. К примеру, чтобы спастись от гринглоу достаточно сломать его длинные тонкие пальцы", ага видимо сразу всей стае. Мрак. Еще дома в конце августа я читал в бестиарии об этих самых гринглоу. "Покрытое зеленоватой чешуёй гуманоидное тело достигающий полтора ярдов в длину, пилообразные зубы, в воде за счет перепонок на конечностях очень проворны, нападают стаей в пять, десять особей". Вот как представлю, как буду ломать им всем пальцы, вот так сразу и верю в то, что это поможет отбиться...
  
   - Миш - Гермиона тихонько толкнула кулачком меня в бок - ты чего такой кислый. - Ну я и озвучил в ответ свои невеселые мысли
   - Возможно это конечно проявление моей паранойи, но никогда не поверю, что настолько некомпетентного человека случайно назначили преподавать столь важный предмет. Тут не вольно приходит на ум, что администрация и попечительский совет школы делает все чтобы в случае конфликта дети из обычных семей не могли защищаться, чистокровных же могут научить в семье, а нам кроме как в школе научится негде.
   Гермиона задумалась на пару минут, затем пожала плечами
   - Нет! - эмоционально встряхнула каштановой гривой - считать это недоразумение - она кивком указала на стоящего за кафедрой Квирела - доказательством заговора, на мой взгляд уже паранойя, мне кажется младшие курсы просто не имеет смысла чему-то учить, у нормальных детей для чего-то более серьезного чем то, что есть в программе сил недостаточно.
   - Прости, опять паранойя разыгралась - пожал плечами - ну ты же знаешь- в ответ она ласково улыбаясь тихонько сжала мне руку
   - Миш все нормально, ты не вовлек нас в неприятности, не сорвался, так к чему извиняться?
  

Гарри Поттер четверг

   Если бы этим вечером вместе со мной в гриффиндорскую гостиную заглянула МакГонаглл то её бы наверняка крайне удивила тишина, не то чтобы она была полной, конечно же нет! Но осторожные разговоры в полголоса это не то чего ждешь входя в гостиную самом безбашенного факультета Хогварца. Осмотрелся и секунду спустя увидел причину, вон они там возле дальней от входа стены, удобно устроились в креслах перед камином и на первый взгляд дремлют. Усмехнулся такой "пасторальной картине" и плюхнулся на диван рядом с игравшими в шахматы Роном и Шэймусом.
   - Что опять заблудился? - спросил Шэймус так и не оторвав взгляд от доски.
   - Ага - смущенно кивнул - больше часа бродил по этому чертову замку
  
   - Все лучше чем в одной комнате с этими - пробурчал Рон бросив злобный взгляд в сторону камина. Не зная, что на это ответить промолчал.
   Во вторник после объявления директора в Хогварце словно исчезли другие темы для разговоров. По рассказам старшекурсников, Берсерки это маги постоянно находящиеся на грани скатывания в кровавое безумие, не знающие жалости кровожадные монстры. Вот только я в это как-то не верю, нет в то что Михаил с Гермионой берсерки я как раз верю, не верю, что монстры. Я с ними познакомился еще в поезде, нормальные ребята, правда жесткие, но на "кровожадных монстров" не тянут. В памяти почему-то всплыли слова Гермионы "мне всегда хотелось иметь друзей" Господи какая же тогда в её голосе прозвучала тоска. Опять обвел взглядом нашу гостиную, посмотрел на увлеченных игрой, сидевших рядом приятелей, вздохнул, встал, пересек комнату и сел в свободное кресло за столом у камина рядом с ребятами
   - Поттер привет неужели ты не боишься "кровожадных чудовищ" - Спросила Гермиона с сарказмом
   - Нет, - развел руки с дружелюбной улыбкой- я же не собираюсь на вас напасть, так с чего мне бояться....
  

Михаил

  
   Первая неделя подходила к концу. После того как мы вернулись к привычному ритму тренировок, даже к вечеру окружающих не так уж и хотелось убить, хотя надо признать однокурсники еще немного бесили. В общем любезность мадам Помфри позволяющей спать в больничном крыле пока так и не потеряла своей актуальности. Не то чтобы это было критически важно, но надо признать жизнь мне облегчало. Причем, как мне кажется, нашим однокурсникам даже в большей мере чем нам. Тем не менее, по совету Помфри, каждый вечер мы проводили в факультетской гостиной, уходя за полчаса до отбоя. Это да еще то, что с нами нормально общается Поттер позволило несколько снизить напряжение между нами и остальным факультетом. Скорее всего уже в понедельник мы вернемся в факультетские спальни
  
   В понедельник восьмого сентября нам объявили, что завтра первый урок полётов, чёрт, как они на этом летают? И вообще, Герми высоты боится. Вообще-то у меня уже сегодня почти паника, не то чтобы я боялся, как такового страха перед полетами на метле у меня нет, но понимание того, что завтра мы оба скорее всего станем посмешищем не добавляет мне человеколюбия. Тем более все только и говорят о мётлах, полетах и этом долбанном квиддиче. Господи, как же одноклассники меня бесят! Особенно рыжий с его сказками, как он на метле убегал от вертолетов. Вообще-то рыжий меня бесит всегда, не понимаю себя, ничего же еще он нам не сделал, разве что воспитание как у дикаря. Вон Гарри с ним даже подружился. Так почему же как только его вижу, так сразу же хочу убить?!
   - Миша, я спа-ать -зевает Гермиона.
   - Иди, конечно- поднялся и подал ей руку, проводить галантно до лестницы это не сложно, а Герми надеюсь будет приятно, я в этом не уверен, но судя по книгах именно так.
   - Блин, ну кто только придумал летать на метлах!? - проворчал минут через пять уже входя в свою спальню.
  
   Следующий день, полдень, для кого-то начинается долгожданный урок полётов. А для меня-же, настоящая каторга. Появилась учительница - мадам Хучь. У неё были короткие седые волосы и жёлтые ястребиные глаза.
   - Ну, чего ждёте? - крикнула она. - Становитесь в ряд, каждый около метлы. Давайте, пошевеливайтесь! Вытяните правую руку над метлой и прикажите ей "ВВЕРХ!"
   "ВВЕРХ!" - крикнули все. Метла Гарри сразу легла ему в руку, но он был один из немногих, у кого это получилось. У меня и Гермионы мётлы просто перекатились по земле, а у Невилла вообще не шевельнулась. Но Уизли переплюнул нас всех - его метла умудрилась хлестнуть прутьями по его веснушчатой роже. Наверное, мётлы как лошади, чувствовали, когда их боятся; голос Невилла дрожал, и это ясно давало понять, что взлетать ему совсем не хотелось. После этого мадам Хучь показала нам, как держать метлу, чтобы она не выскальзывала из руки, и прошла по ряду, поправляя хватку. Гарри и Рон были в восторге, когда она сказала Малфою, что он всю жизнь держал метлу неправильно. Пока она распекала Малфоя, я и Гермиона медленно отошли от толпы ярдов на двадцать, решив, что я вначале останусь на земле и буду страховать Гермиону.
   - А теперь, когда я дам свисток, оттолкнитесь от земли как следует, - сказала мадам Хуч. - Держите мётлы крепко, поднимитесь на несколько футов, а потом обратно вниз, слегка наклонив метлу. По моему свистку - три... два..."
   Гермиона оттолкнулась и взлетела футов восемь и не спеша полетела прямо, ну точнее почти прямо, её метла скажем так летела довольно неровно. В этот момент раздался отчаянный вопль, а затем глухой звук падения и несмотря на довольно значительное расстояние я услышал довольно отчетливый хруст. Повернувшись же увидел, скорчившегося, лежащего лицом вниз на траве Невилла. Его метла, поднимаясь всё выше и выше, быстро дрейфовала в сторону Запретного Леса. Мадам Хучь склонилась над ним, её лицо было ещё белей, чем у него.
   - Сломано запястье, - услышали мы. - Ну, давай парень - всё-же в порядке. Давай, поднимайся. - Она обернулась к остальным. - Чтобы никто из вас не двигался, пока я отвожу этого мальчика к мадам Помфри! Оставьте мётлы, где лежат, или вылетите из Хогвартса раньше, чем успеете сказать "квиддитч". Давай, дорогой, вставай. Невилл, весь в слезах, поковылял прочь, сжимая запястье и опираясь на мадам Хуч. Герми приземлилась, и мы уселись в тени дерева на траву в отдалении от остальных. Все орали, поэтому даже здесь мы слышали каждое слово разгоревшегося парой минут спустя скандал:
   .
  
   - Видели лицо этого Гриффиндорского болвана? -веселился Малфой тут же поддержанный дружным смехом своего факультета
   - Заткнись, Малфой, - крикнула Парвати Патил.
   - Ой, да ты, никак, втюрилась в Лонгботтома? - парировала Панси Паркинсон и с брезгливым выражением лица слизеринка добавила. - Никогда бы не подумала, что тебе нравятся жирные маленькие плаксы, Парвати".
  
   - Глядите! - крикнул Малфой, наклоняясь и подбирая что-то в траве. - Дурацкая вещица, которую Лонгботтому бабка прислала. - Напоминалка блеснула на солнце, когда он поднял её вверх.
   - Дай сюда, Малфой, - крикнул Гарри. Разговоры прекратились, и все взгляды устремились на них. Малфой расплылся в гнусной улыбке.
   - Пожалуй, оставлю её где-нибудь, чтоб Лонгботтом нашёл - ну, например,- на дереве?
   - Дай сюда! - вновь крикнул Гарри, но Малфой вскочил на метлу и взлетел. Он не врал, он и впрямь хорошо летал. Поднявшись до верхушки дуба, он крикнул:
   - Иди и возьми, Поттер! - Гарри схватился за метлу.
  
   - Идиоты - констатировал я на мой взгляд очевидное, и закинув руки за голову лег на траву
   - Боюсь придется с тобой согласиться,- прозвучало спокойно, но вот дальше в голосе Герми отчетливо отразилось волнение - черт эти идиоты уже поднялись на уровень стен!
   - Миона только не говори, что ты хочешь вмешаться - проворчал - я только - же лег.
   - Надо, наверное, а то эти придурки свернут себе шею.
   - Блин не понимаю тебя, ну вот какое нам дело?! Герми пойми они не наша проблема - сделал я безуспешную попытку остаться на месте
   - Пошли хоть с земли телекинезом падение замедлим - произнесла она уже поднимаясь
   - Эх ну как скажешь - пожал я плечами вставая. Сам почти не имея эмоций я слишком плохо понимаю людей. Вот и сейчас мне плевать на их жизни, вот и забыл, что для Гермионы то это не так - Прости я опять не подумал о том что ты чувствуешь, - в ответ получил её грустный взгляд
   - Миша я знаю, пойдем.
  
   Когда мы приблизились "битва" неожиданно подошла к концу. Поттер вел себя в воздухе агрессивно и глупо. Малфой только что едва увернувшись избежал столкновения. Нет если бы повод был серьезный, понятно. Но так рисковать из за безделушки?! Вот и у Малфоя понять это хватило ума.
   - Ну так лови, если сможешь! -Малфой, высоко подбрасывая шарик, и спикировал вниз к земле. На мой взгляд за сегодня это был первый разумный поступок.
   Гарри же как младенец повелся, наклонился вперёд и толкнул метлу вниз - в следующую секунду он уже набирал скорость в крутом пике, догоняя шарик- он протянул руку - поймал шарик в полуметре от земли, как раз вовремя, чтобы выровнять метлу, и мягко приземлиться на траву, бережно сжимая в кулаке напоминалку.
   - ГАРРИ ПОТТЕР! - К нам бежала профессор МакГонагалл. - Ещё никогда..., за всё время в Хогвартсе... - Видно профессор почти онемела от шока, так как она запиналась, лицо покраснело, а её глаза гневно блестели.
   - Да как ты посмел?! Ты ведь мог сломать себе шею... - разорялась она.
   - Он не виноват, профессор... - попыталась заступиться за Гарри Парвати Патил.
   - Молчать, мисс Патил. - Да, наш декан была явно вне себя от гнева.
   - Но Малфой... - уже Уизли попытался выступить.
   - Хватит, мистер Уизли. Поттер, следуйте за мной.
   Малфой, Крэбб и Гойл торжествовали. Профессор МакГонагалл шагала к замку, даже не глядя на Гарри; которому, чтобы поспевать за ней, приходилось бежать трусцой.
   Мы же с Герми стояли чуть сзади топы учеников и молча смотрели,
   - Влип - тихо прокомментировал я
   - Да, - Гермиона помолчала немного и грустно вздохнув продолжила - конечно его не отчислят, но ты прав должны серьезно наказать - раздраженно пожала плечами - этому идиоту вообще повезло что жив и ничего себе не сломал.
  
   Минут через пять вернулась мадам Хучь.
   - Ну что встали? Подняли мётлы и отнесли в сарай, их все надо проверить, сегодня полётов больше не будет...
   Эта история вскоре нашла свое продолжение уже во время обеда причем для нас совершенно неожиданное. Большой Зал, шел процесс насыщения растущих организмов. М-да, к удивлению даже задумался об том, чтобы вправить Поттеру мозги. Вот зачем орать если желаешь что-то оставить в секрете? Хотя мы сидели от Поттера в паре метров, но невольно слышал каждое слово их разговора.
   - Да ты шутишь! - Гарри только что закончил рассказывать Рону, что случилось, когда он ушёл за профессором МакГонагалл.
   - Ловец? - не поверил Рон, - Но первогодкам никогда... ты, должно быть, будешь самым молодым игроком столетия!
   - Так мне Вуд и сказал, - ответил Гарри, пережевывая пирог.
   - На будущей неделе я начинаю тренироваться, - сообщил он. - Только никому не говори. Вуд хочет держать это в секрете.
   - Не понимаю, - прошептала Миона -Гарри назначен ловцом факультетской команды? Это что у МакГонагалл сейчас такое наказание? - она повернулась ко мне.
   - Не знаю, как для него - кивнул в сторону Гарри - но для меня было бы точно наказание, совершенно не собираюсь терять время и силы на чертовы метлы и квидич.
   Между тем действие за столом продолжалось к Гарри чтобы поздравить с вступлением в команду подходили Уизли.
   Едва Фред и Джордж исчезли, как появился: Малфой с эскортом из Крэбба и Гойла.
   - Последний ужин, Поттер? Когда у тебя поезд обратно к магглам?
   - А ты здорово осмелел на земле, когда с тобой твои маленькие друзья, - холодно произнёс Гарри. Конечно, Крэбб и Гойл были отнюдь не маленькими, но поскольку за Высоким столом напротив сидели учителя, они только и могли, что сжимать кулаки и хмуриться.
   - Готов, когда угодно встретиться с тобой наедине, - сказал Малфой. - Этой ночью, если хочешь. Колдовская дуэль. Только на волшебных палочках - без контакта. В чём дело? Никогда не слышал раньше о колдовских дуэлях, я полагаю?
   - Конечно, слышал,- парировал Рон, поворачиваясь. - Я его секундант, а кто твой? - Малфой оценивающе оглядел Крэбба и Гойла.
   - Крэбб,- сказал он.- В полночь устраивает? Встретимся в Зале Наград, он никогда не запирается.
   Когда Малфой ушёл, Рон и Гарри переглянулись.
   - Что такое колдовская дуэль? - спросил Гарри.- И что ты имел в виду, говоря, что ты мой секундант?
   - Ну, секундант займёт твое место в случае твоей смерти, - легкомысленно объяснил Рон, наконец, принимаясь за остывший пирог, но, заметив выражение лица Гарри, быстро добавил. - Но люди погибают только на настоящих дуэлях, ну, с настоящими волшебниками. Ты и Малфой можете разве что попускать искры друг в друга. Ни один из вас не знает магию настолько, чтобы нанести другому вред. Спорим, он думал, что ты откажешься.
   - А что если я взмахну палочкой, и ничего не случится?
   Брось её на землю и врежь ему по носу, - предложил Рон.
   - Простите - я удивленно повернулся к Мионе не понимая зачем она решила вмешаться.
   - Тут что, нельзя спокойно поесть? - возмутился Рон. Гермиона же положила свою руку мне на плечо, в зародыше гася вызванный бесцеремонной наглостью рыжего гнев.
   - Рон, ещё раз прервёшь меня, и ты позавидуешь братьям - бросила Гермиона с холодной усмешкой - Тебе понятно? - Рон побледнел - Гарри я слышала, о чём ты говорил с Малфоем, вызывая тебя он словно специально нарушил все традиционные правила, в таком виде его вызов не имеет магической силы.
   - Знаете, вас это действительно не касается, - насупившись ответил Гарри.
   - Как скажешь - Герми с печальной улыбкой пожала плечами и казалось совершенно спокойной вернулась к еде, но не прошло и пары, тройки минут как она уже встала прошипев рассерженной кошкой- придурки! -и стремительно покинула зал, я естественно последовал следом.
   - Герми объясни зачем ты хотела вмешаться? -спросил я её чуть позже. Я просто не понимал ее, нас же глупость Поттера с Уизли не касается
   -Ты спрашиваешь зачем? Миша прости я понимаю, что это глупо но я подумала, понимаешь Поттер мог бы стать нашим другом.
   Дальше мы в молчании вернулись в гостиную
  

Гермиона

   Когда вечером Михаил предложил мне прогуляться по замку я просто не нашла причин возразить, вы не поверите но в магической школе первокурсникам подходящим к учебе хоть немного ответственно просто нечем было заняться! На выполнение уроков уходило не более пары часов ежедневно, а других занятий после уроков попросту не было! Поэтому соблазн побродить после отбоя по замку для меня был непреодолим. В общем причиной всему произошедшему можно считать именно скуку. Во всяком случае именно так я себе объяснила под утро не свойственное мне раньше пренебрежение школьными правилами. Да мне было чертовски скучно! В конце концов я тоже просто ребенок, девчонка которой нет и двенадцати лет! Решив так я на этом успокоилась и перестала анализировать свое состояние и искать иные причины своего легкомыслия! Но наверное стоит рассказать, что же произошло с нами такого, что заставило меня искать подоплеку в спонтанной вечерней прогулке!
   В прочем по началу все было просто прекрасно: коридоры и залы в серебряном свете луны и немногочисленных волшебных факелов создавали такую волнующею атмосферу, что от скуки не осталось даже следа, а благодаря каменным стенам звуки разносились так далеко что избегать встреч с преподавателями патрулирующими замок оказалось на удивление легкой задачей. Но внезапно наше внимание привлек стремительно нарастающий топот. Несколько человек быстро бежали по коридору. Пытаясь избежать не нужной нам встречи мы развернулись и бесшумно побежали, пару раз повернув спустились по узенькой лестнице еще раз повернули и уперлись в широкую дверь перегораживающею весь коридор оказавшуюся к тому же запертой! Топот преследователей все нарастал мы явно не успевали вернуться до ближайшей развилки и Гермиона решила применить недавно найденное в библиотеке отпирающее заклинание: "Аллохомора". Но не успели мы воспользоваться его плодами как из-за поворота выскочили наши одноклассники Поттер с Уизлии и где-то подцепленный ими Лонгботом, не останавливаясь они буквально внесли нас вместе с собой в эту чертову дверь!
   Тихо там Филчь! -прошипел напуганный Поттер. Развернувшись и подпирая дверь собственным телом. Спустя пару минут за нашими спинами раздалось низкое, какое-то я бы сказала утробное ворчание быстро перешедшее в довольно громкое, угрожающее рычание. Мы обернулись и в тусклом свете проникающим через небольшое узкое окно разглядели огромного трехголового пса
   -Быстро назад! - вскинув руки в защитном жесте, скомандовал Миша и едва ЭТО двинулось к нам, попытался оттолкнуть чудовище телекинетическим импульсом, я тут же присоединилась к нему. К моему удивлению и ужасу даже наши совместные усилия лишь немного приостановили его движение. Но эта задержка позволила всем нам выскочить за дверь, и привалиться к ней спинами в наивной попытке не дать ей открыться если пес ударит по ней своей тушей! К счастью оказалось, что пес сидел на достаточно короткой цепи и просто не доставал до двери! Когда до меня это дошло я со вздохом облегчения буквально сползли по двери на пол, ноги меня просто не держали.
   -Миш давай вернемся, попросила я спустя где-то минуту. - он просто кивнул соглашаясь
   Спустя несколько минут мы достигли портрета Полной дамы на седьмом этаже.
  

Михаил

   - Да где же вы все были? - до нельзя удивленно спросила нас едва мы подошлиПолная дама, - вначале прибежали трое парней, сейчас еще и вы подошли
   - Не важно - Миона устало положила руку на раму картины - свиное рыло - отодвинула немного портрет, замерла, усмехнулась и повернувшись ко мне тихо и коротко бросила - нет ты их только послушай!
  
   - Какого чёрта?! Чем они думают, держа такую гадину в школе? - это вроде бы запыхавшийся младший Уизли. - Если какой-нибудь собаке и хочется погулять, так это ей.
   - А где Черных и Грейнджер? - заикаясь прошептал Невилл.
   - Не знаю я где эта сумасшедшая парочка - проворчало рыжее чмо - да и вообще какая разница, отстали наверное.
   - Они остались там, Черных приказал бежать, а сам с Грейнджер остался отвлекать пса -прошептал Поттер.
   - Они погибли. - Сквозь слезы запричитал Невилл. - Надо сказать МакГонагалл, может ещё не поздно.
   - Зачем? Прошло уже минут пять если не десять, они или убежали, или уже давно поздно. А если расскажем, нас точно отчислят - возразил Уизли.
   - Постыдись, они нас спасли. Идём к декану - Поттер встал на сторону Невила.
   Я же подумал, что рыжему это еще припомню.
   - Мне кажется войти сейчас самое время - шепнула мне Гермиона и решительно отодвинула с пути портрет полной дамы
   - И по какому поводу у вас такие траурные лица? - смеясь спросила она - неужели по нам "кровожадным берсеркам"?
   - Не дождёшься! -прорычал, глядя в глаза рыжего, этого рыжего м. м. просто рыжего, надо отметить после нашего появления лица ребят были довольно забавны.
   Внезапно Гермиона изменилась в лице и прошептала
   - Старый козел! - видя мое офигение, повернувшись ко мне пояснила - Миша собака, она, она стояла на люке.
   Догадка поразила меня, в памяти сами собой всплыли слова, много и разом причем что характерно все не цензурные.
   - Старая сука - сдерживаясь прошипел я одними губами.
   - Ребята вы что, что-то случилось? - спросил пораженно Поттер.
   - Ничего просто она стояла на люке, - повернувшись и глядя ему в глаза тихо повторил - понимаете собака стояла на люке, - Видя не понимание на лицах ребят пояснил для тупых - мало того, что наш милый директор использует школу как личный сейф, так еще и дверь простая Алахомора открыла! - Судя по лицам они так ничего и не поняли

- Вы как хотите, а я спать - Гермиона смотря на меня махнула рукой мол безнадежно им объяснять да и не стоит. Я соглашаясь кивнул. В конце концов все на поверхности, только вот даже я сам в такое верю с трудом. Устраивать в школе полной детей классическую охоту на тигра?! Надеюсь, что хотя-бы приманкой является не кто-то из учеников, но вот простенькая алахомора на входе намекает совсем на другое, хотя может это у меня с Гермионой паранойя? Гарри Поттер

   Малфой не поверил своим глазам, когда увидел меня с Роном в Хогвартсе на следующий день, не выспавшихся, но чрезвычайно довольных. Утром ночная встреча с трёхголовой собакой казалась удачным приключением, и честно сказать я был вовсе не против продолжить знакомство. По дороге на завтрак меня посетила на мой взгляд потрясающая идея которой я тут же поделился с Роном. Я подумал, что трехголовая псина стережет именно забранный Хагридом из Гринготса сверток.
   - Возможно ты прав, это точно либо очень ценная вещь, либо очень опасная - согласился со мной Рон.
   - Или и то и другое сразу - добавил я.
   Но так как вся имевшаяся у нас информация сводилась к тому, что длина свёртка около пяти дюймов, шансы отгадать, что это такое, без дополнительных подсказок, были минимальны.
   - Нужно рассказать всё Черных и Грейнджер, может они что подскажут - предложил я спустя пару минут размышлений. От такого моего предложения шедший передомной по узкой потайной лестнице Рон внезапно остановился, я не ожидая этого на него налетел, к счастью все же не сбив его с ног. Рон едва не упав спустился еще на пару ступенек развернулся и ткнул в меня пальцем
   - Нет! Гарри пойми они темные, Мне Перси говорил, что даже фамилия у парня в переводе означает тьму, а раз Берсерки то они в придачу психи.
   - Не забывай ночью именно они нас спасли, да к тому же им и так почти все известно. Раз у тебя нет лучшего предложения, то я им всё расскажу - Я не хотел с ним больше спорить, хороший он парень, вот только упертый.
   - Гарри запомни, я тебя предупреждал - Рон не хотел иметь ничего общего с моими странными друзьями.
   Но рассказать им о моем предположении я смог только после обеда, не хотел о таком рассказывать при посторонних
  

Михаил

   В ответ на "интригующий и увлекательный" рассказ Поттера, Гермиона пожала плечами:
   - Гарри мне -повернулась ко мне и увидев легкий кивок - да и Мише нет дела до того, что именно охраняет трёхголовый пёс, мы не собираемся лезть в дела Дамблдора. Это слишком опасно. Хотя мы и считаем, что он обезумел раз хранит в школе полной детей нечто, что по твоим словам послужило причиной попытки ограбления Гринготса.
   - Знаешь Гарри - я взял Герми за руку-ночных приключений нам хватило до взблева, на эту собачку почти не действует магия, мы её едва смогли немного придержать, чудом избежали ее клыков и сбежали, пойми в отличии от вас мы вовсе не желаем видеть её снова и обращаясь уже к Гермионе - пойдем дорогая у нас еще Флитвик.
   Очередная проблема образовалось на чарах. Точнее не то что бы образовалась правильнее будет сказать проявилась. Собственно именно поэтому после обеда мы идем на дополнительные занятия к Фливику. Но думаю лучше рассказать все по порядку. Все началось четыре часа назад с агументи, точнее с лекции профессора Флитвика.
   - Магия - произнес профессор взобравшись на подставку за кафедрой начиная урок - многоликая, почти всемогущая сила, многие великие философы древности считали, что при соответствующей силе нет ничего что нельзя совершить при помощи магии... Увы они были не правы, к примеру нельзя создать пищу. Но почти всегда есть обходные пути, к примеру маги не умирают от жажды агументи - из палочки профессора в бокал стоящий на кафедре ударила тонкая струйка воды, через десяток секунд он с наслаждением отпил из бокала. А как-же запрет на создание еды и питья? Спросите вы? Все просто агументи не создает воду, оно её призывает выделяя из всего что вас окружает, воздуха, почвы. А сейчас внимательно посмотрите произнося Агументи палочкой делаете вот такое движение. Не направляйте палочки друг на друга и повторяйте за мной...
   Герми повернувшись ко мне прошептала
   - Помня во что в моем исполнении превращается люмус, агументи даже как-то страшно опробовать - я кивнул
  
   - Отлично Малфой и Гринграс по пять балов каждому. Мисс Патил не дергайте палочку, движения плавней. - профессор шел по аудитории то и дело давая советы, пока не дошел до меня - мистер Черных почему сидите без дела? Не волнуйтесь попробуйте - я молча пожал плечами слегка повернулся чтобы свободный конец палочки не указывал на профессора
   -Агументи - сопроводив слово точным повтором движений палочки показанных профессором, и почувствовал, как в палочку потек для меня едва ощутимый поток моей силы. Что сказать пожарный брандспойт со стороны это, наверное, выглядит круто, но вот тогда в небольшой аудитории полном детей, было вовсе не весело, хотя я и прервал заклинание почти сразу. Мощная струя с ревом отразилась от стены и разбившись поднялась к потолку, Не смотря на выставленный профессором щит вымокли многие а уж напугал я определенно всех.
   - М-да неожиданно- пробормотал профессор - да весьма неожиданно, как я понимаю у леди аналогичные проблемы - Гермиона кивнула - ну что же тогда жду вас обоих в пять, будем разбираться - кивком указал на поврежденную стену - что это у вас за агументи такое...
  
  
   Прошла неделя после первого урока полётов. Утром, как обычно, ближе к концу завтрака, совы влетели в Большой Зал. Никогда не понимал этой "традиции" вот кому нравится то что крупные птицы летают над едой и извините могут в неё нагадить?! Нет пока я этого в Хогварце не видел, но вот уверен такое рано или позже случиться. Но похоже совы на завтраке к сожалению раздражают только меня, даже Миона относится к утреннему появлению пернатых совершенно нейтрально. Вот и сегодня появление летающих почтальонов прошло бы не замеченным, если бы не узкий длинный свёрток, который несли сразу шесть ушастых сов. Вот знал же что когда-нибудь это случится, они снизились и уронили свёрток на стол перед Поттером, смахнули бекон, опрокинули пару тарелок и чашек. Причем одна из чашек была моей, а я даже еще не приступил к кофе!
  
   - Нимбус-2000! - простонал Рон с завистью прочитав переданное Гарри письмо - Я такой даже в руках не держал.
   - Судя по возгласу рыжего, Гарри прислали метлу, Интересно что за этим стоит? - прошептал я почти про себя. Но тем не менее Гермиона услышала и едва слышно ответила.
   - Миша девятьсот галеонов сумма большая, значит и повод серьезный, на мой взгляд за этим стоит нечистая совесть. Вокруг Поттера вообще что-то не чисто. Одна опека над ним обычных людей чего только стоит. Даже не представляю, как этого добился директор и для чего это ему. Может его или кого-то еще из причастных к этой афере мучает совесть, а метла это способ её заглушить?
   - Да возможно - кивнул- но не важно и нас не касается -пожал плечами грустно глядя на пролитый кофе- пойдем - я подал ей руку помогая подняться.
  
  
   Ближе к семи часам, по приглашению Гарри мы вышли из замка и в сумерках отправились на стадион. Сотни пустующих сейчас мест возвышались на трибунах вокруг поля, для того чтобы зрители могли непосредственно следить за игрой. На каждом конце поля стояло три шеста с маленьким кольцом наверху. Они напоминали маленькие пластиковые палочки, через которые дети в большом мире выдувают мыльные пузыри, за исключением размера: пятьдесят футов в высоту. Поттер оседлал свою метлу и взлетел. Он устремлялся к шестам, разворачивался и кидался обратно, потом с ускорением взлетал к небу или падал вниз. Я понимал, что нам тоже надо научиться летать, не смотря на наши далеко непростые взаимоотношения с высотой.
  
   - Эй, Поттер, спускайся! - Это был Оливер Вуд. Подмышкой он тащил большую корзину. Когда Вуд подошёл к нам, Гарри приземлился рядом.
   - Здорово, - сказал Вуд, восторженно глядя на Поттера, - вижу, что имела в виду профессор МакГонагалл... ты и в самом деле рождён для этого. Сегодня я объясню тебе, ну и всем вам заодно - он обвёл нас всех взглядом - правила, а потом Гари присоединиться к команде. Тренировки три раза в неделю.
   Он открыл корзину. Внутри лежали четыре разных мяча.
   - Вот, - продолжил Вуд, - смотри. Правила квиддича очень просто понять, но играть в него не так-то просто. В каждой команде семь игроков. Трое называются охотники. Вуд вытащил из корзины красный мяч размером с футбольный он называется квоффл, - прокомментировал он. - Охотники перебрасывают его друг другу и пытаются забросить в одно из колец, чтобы заработать очки. Десять очков за каждое попадание. Нападающие перебрасывают квоффл и пытаются попасть в кольцо. И ещё, в команде есть игрок, который называется вратарь - я вратарь Гриффиндора. Я должен находиться возле колец и не давать противнику забивать мяч.
   - Понятно три охотника, один вратарь, - сказал Гарри, - они играют квоффлом. Так, понял. А эти зачем? - он показал на три оставшихся мяча, Поттер озвучил вопрос, который в этот момент интересовал и меня с Гермионой.
   - Я покажу вам, что делают бладжеры, - сказал Вуд. - Вот эти мячи называются бланджерами. - Он указал на два одинаковых мяча, блестящего чёрного цвета, чуть поменьше красного квоффла. Мне казалось, что они пытаются вырваться из ремней, удерживающих их в корзине.
   - Лучше отойдите, - предупредил нас Вуд. Он наклонился и выпустил один бландджер.
   Чёрный мяч взмыл высоко в воздух и спикировал вниз, целясь Вуду в голову. он отбил его битой, чтобы не остаться со сломанным носом, мяч зигзагом отлетел, сделал круг, как бумеранг, и опять кинулся на Вуда, который схватил его и прижал к земле.
   - Поняли? - пропыхтел Вуд, запихивая мяч обратно в корзину и опутывая его ремнями. - Бладжеры носятся по полю, пытаясь сбить игроков с мётел. Вот почему в каждой команде по два отбивающих - у нас это близнецы Уизли - их задача, защитить своих игроков от бладжеров и направить их на команду соперника.
  
   - Гм - а бладжеры кого-нибудь когда-нибудь убивали? - спросил Гарри. В его голосе слышался страх и если честно, то я его понимал, летать на метле под обстрелом этого...
   - В Хогвартсе никогда. Пара сломанных челюстей - это худшее, что случалось. И последний член команды -- это ловец. То есть ты Гарри. Тебе не надо волноваться о квоффле или бладжерах... Хотя о бладжерах тебе вообще можно не волноваться. Уизли сами - два бладжера в человеческом обличье. Два сапога пара.
   Вуд достал из корзинки четвертый мяч. По сравнению с квоффлом или бладжерами, это был совсем маленький шарик, размером с крупный грецкий орех. Он блестел золотом и взмахивал маленькими серебряными крылышками.
   - Вот это, - сказал Вуд, - золотой снитч, и он самый главный из мячей. Его очень трудно поймать, потому что он мал, и его нелегко увидеть. Поймать его - задача ловца. Тебе придётся уворачиваться от нападающих, отбивающих, бладжеров и квоффла, чтобы поймать снитч быстрее ловца другой команды, потому что, если ловец поймает снитч, его команда получает дополнительные сто пятьдесят очков и почти всегда выигрывает. Вот почему выбор ловца очень важен. Матч квиддича заканчивается, когда пойман снитч, поэтому он может продолжаться хоть сто лет - рекорд был три месяца, игроков приходилось менять, чтобы они хоть чуть-чуть поспали. Ну вот и всё - есть вопросы?
  
   Мы с Мионой стояли рядом, и я обдумывал услышанное, странные правила, ловец делает всю игру бессмысленной, на мой взгляд. Всё же маги очень странные, даже спорт у них идиотский.
   После тренировки мы все вместе возвращались в замок, когда я решился попросить помощи:
   - Гарри, ты не поможешь мне и Герми с полётами, а то мы летаем как утюги: недолго и прямо в землю.
   - Конечно, я вам помогу, - согласился Гарри, - давайте завтра в семь.
   На следующий день Гарри отлично повеселился, обучая нас летать. То, что у него получалось интуитивно, с первого раза, для нас было почти недоступно. Не понимаю, несмотря на превосходную физическую форму, великолепную координацию, и реакцию, мы летали весьма посредственно, казалось метла жила своей жизнью, то ускоряла, то замедляла полёт, постоянно дергаясь в разные стороны. Только войдя в боевой транс, мы успевали парировать всё это в зародыше и нормально летать. Увы в трансе больше десяти минут находиться не получалось просто не хватало сил. Но ежедневные тренировки дали свои плоды, за неделю мы научились пусть посредственно, но все же летать.

Глава 7

  
   Наступал Хэллоуин.
   Запах тыквы с самого утра распространился по всему замку, НЕНАВИЖУ тыкву! Серьёзно, каждый день на столах один тыквенный сок. Мы три дня страдали, пока не спросили у пятикурсницы с Хаффылпаффа, как она добывает по утрам КОФЕ? Получили инструкцию - нашли натюрморт с весёлыми фруктами, пощекотали грушу и вот она - Кухня! Оставшийся квест - поговорить с домовиками - успешно выполнили, и всё, теперь у нас всегда есть кофе. Но сегодня, куда не взглянешь, везде эти оранжевые чудовища. Завтрак, 10 блюд и везде ТЫКВА Мордред её побери! Пришлось опять идти на поклон к домовикам и нам достаётся пара тостов с беконом и кофе. История магии у Бинса и ЗОТИ у Кирилла прошли спокойно. Обед, опять "порадовал" тыквой, видит Мерлин как это уже достало! Мы же маги или где? Сегодня кельтский Самайн, колдовская ночь, ночь ритуалов. Какой нафиг Хеллоуин с тыквой?
   После обеда, я с Гермионой, были вынуждены скрыться в библиотеке от захватившего замок безумия, всех этих назойливых летучих мышей, тыквенных голов и непомерного веселья, особенно шумных сегодня школьников. Увы почти в восемь наше уединение закончилось, мадам Пинс выгнала нас и велела идти на пир в Большой Зал. Мы шли в сторону центральной лестницы, и я уже "предвкушал" очередную встречу с оранжевыми чудовищами, когда раздался истошный девичий крик.
   - Оттуда - Гермиона и указала в коридор, мимо которого мы проходили. В очередной раз мои действия диктовал не разум а скорее какие-то инстинкты, рефлекторно проломился в транс и понесся по коридору на крик, он доносился из женского туалета, правда, даже если бы его не было, то раздающийся из него грохот ну или обломки напрочь выломанной двери валяющиеся в коридоре, обязательно обратили бы на себя наше внимание. Вбегая Герми выдала ослепительную вспышку, используя наш фирменный люмос. Мгновением спустя нам открылась страшная картина - в дальнем от дверей углу немного нагнувшись и присев словно готовясь отпрыгнуть прикрыв рукой глаза стояла длинноволосая стройная девочка, вся ставшая серой от пыли вроде бы в гриффиндорской форме. Перед ней всего в паре метров разломав в щепки пару кабинок огромная словно целое дерево дубина в печаталась в пол выбив из него изрядный кусок. Её одной рукой держал серый тролль словно сошедший из иллюстрации бестиария Хейнца макушкой достающий до потолка, второй рукой он тер глаза, похоже вспышка устроенная Гермионой ослепила их обоих.
   Взгляд зацепился за некоторую несуразность в огромной серой фигуре, то что я не придал этому значения чуть позже дорого мне обошлось. Миона с ходу метнула кинжал чудовищу в глаз, но наткнувшись на лапу, которой тролль их тер он со звоном, словно ударился о камень, отлетел. Я скомандовал Гермионе: "Выноси её"! А сам в прыжке, вкладывая в удар всю свою ярость, ударил ногой монстру в колено, на тренировке я таким ударом легко ломал толстые бревна, а тут... в общем впечатление такое что ударил стальную колонну, кроме боли в своей же ступне никакого видимого результата, я не получил. Только после этого я наконец осознал то во что мгновением назад отказывались верить глаза, тролль был в доспехах. Моё замешательство стоило дорого, чудовище оказалось проворным, я ясно видел, как медленно словно в замедленной сьемке по дуге ко мне приближается дубина. В следующее мгновение я второй раз за сегодня ошибся. Вместо того чтобы отпрыгнуть попытался блокировать её телекинезом, но только время потратил, что-то непонятное мне погасило магический импульс. Отскочил и мне почти удалось увернуться, но чертово бревно все же по касательной задело мою грудь, почувствовал, как с хрустом ломаются ребра, удар отбросил и впечатал меня спиной в стену. Благодаря тому что в трансе мы не чувствительны к боли смог тут же вскочить, кинжал послушно лег в правую руку, и всего мгновением спустя я уже прыгнул на стену за спиной монстра, затем оттолкнулся и развернувшись в воздухе, левой рукой зацепившись за плечо и подтянувшись нанёс удар в ушной проход. Почувствовал, как под лезвием ломаются тонкие косточки, кинжал вошел в череп по самую гарду, как учили повернул его в ране и выпустив его из руки оттолкнулся, после чего мягко приземлился в метре от оседающей туши. Только сейчас выпав из транса, я почувствовал острую боль, в глазах потемнело, но я не успел упасть, Гермиона поймала меня и держа на руках словно куклу, бегом куда-то понесла, на этом моё сознание потухло...
  

Гермиона

  
   К счастью на площадке лестницы второго этажа мне на встречу попались преподаватели во главе с Дамблдором.
   - Мисс Грейнджер, что с произошло? - переводя дыхание спросил меня директор.
   - Тролль, удар дубиной по груди, явно сломаны ребра, похоже обломки повредили лёгкие, вызвав сильное внутреннее кровотечение - отвечаю, пытаясь перевести дух и осторожно опуская Мишу на пол.
   - Как это произошло? - спросила побледневшая МакГонагалл.
   - Серый тролль, правда он уже мёртв. Вы лучше Мише помогите, чем спрашивать! - Переводя дыхание, почти прохрипела я. - Других пострадавших вроде бы нет.
   - Бинки! - Дамблдор щёлкает пальцами, и с хлопком появляется домовушка - доставь сюда мадам Помфри, а ты Гермиона рассказывай подробно.
   - Мы шли из библиотеки на пир в Большой Зал и уже спустились на 3 этаж, когда услышали крик ужаса, бросились на помощь. В женском туалете обнаружили, нападающего на мисс Патил тролля серого цвета, я эвакуировала мисс Патил, пока Михаил отвлекал тролля, но получив тяжёлое ранение, он был вынужден убить чудовище - я кратко описала произошедшее.
   С хлопком эльфийской аппарации появилась давешняя домовушка державшая за руку мадам Помфри. Которая сразу же подошла к раненому.
   - Снейп, поможешь, остальные все вон отсюда! - скомандовала колдомедик.
   - Профессор МакГоногал, - обратилась я к своему декану, даже не думая отходить от Миши, - тело тролля трофей Миши?
   - Да мисс Грейнджер, -услышала я ответ от нее через пару секунд - в соответствии с законном о трофеях.
   - Тогда, профессор Снейп, мы просим вас о помощи с разделкой и реализацией, вас устроят 10%?
   - Разумеется, я буду рад вам помочь, - ответил Снейп подняв голову от бессознательного Михаила, - а сейчас не мешайте.
   - Мисс Грейнджер, - привлёк внимание Дамблдор, - не могли бы вы проводить нас к мисс Патил, а потом можете возвращаться к мадам Помфри, возможно у вас тоже есть травмы. Парой минут спустя оглядывая тушу тролля Дамблдор произнёс:
   - Повезло, что все живы. Серый тролль, страшный противник, чудовищно сильный и при этом чрезвычайно быстрый для таких размеров, очень устойчив к магии и физическим атакам. Поглядите, его дубина защищена от магии. Да еще и доспехи. Кто-то очень постарался, усиливая его. Удивительно, как дети с ним справились? И вообще откуда он взялся, Последнего серого тролля в горах Шотландии убили почти восемьсот лет назад и с тех пор их на земле и не видели.
  

Михаил

   Очнулся ноющей боли в груди, она сопровождала каждый мой вдох. К счастью мои мучения продлились не долго, почти сразу моё сознание опять погрузилось во тьму. Повторное "пробуждение" по контрасту наверное можно назвать "райским". Если не дышать глубоко то практически ничего не болело. Открыл глаза и осторожно осмотрелся, полумрак, в отдалении над входом приглушенно горит дежурный светильник, судя поэтому сейчас ночь. Учитывая то что всплыло в памяти о предшествующих событиях, то что очнулся в палате у Помфри удивления не вызывает. Пытаюсь осторожно повернуться, на раздающегося с лева едва слышный звук ровного, размеренного дыхания. На соседней кровати сидя спит Гермиона. Наверно пару минут молча с умилением смотрел на неё, единственный ощущаемый мной родным человек. Только сейчас испытал почти забытое чувство - страх я же вчера её едва одну не оставил! Но как и возник страх почти сразу исчез, её близость принесла мне покой.
   Словно почувствовав взгляд Миона проснулась, потянулась и открыла глаза, увидев меня радостно улыбнулась
   - Слава богу ты наконец очнулся! - но уже секундой спустя улыбку сменил гнев, перетекающий в ярость. Понимая, что меня ждет, пожалел, что очнулся.
   - Михаил Черных, если ты ещё раз попытаешься сбежать от меня таким образом, то я тебя сама добью, чтоб не мучиться. - Она замолчала, из её глаз текли слезы, она сглотнула - ты, ты, да ты просто сволочь! Знаешь, что я чувствовала когда тебя дубина достала! - Она тихо кричала сквозь слезы - а я с этой дурой на руках и помочь не могла?! А когда ты скотина сознание потерял, и я тебя на руках несла? Я даже не знала, правильно ли я делаю и не убью ли тебя этим? Что молчишь? Сволочь! - замолчала плача осторожно уткнулась мне в плечо.
   - Ну Солнышко, всё же хорошо, все живы, ну не ожидал я, что он удар в колено даже не заметит. Я же со всей дури бил, мы с тобой таким ударом ломали деревья, а тролль даже не заметил и дубину телекинезом не смог зацепить, стену за ней разбил, а дубину даже не замедлил, вот и не успел увернуться. Пытался я объясниться осторожно гладя вздрагивающие плечи и волосы.
   - Ты, что не видел его доспехи?! Вот щиток прикрывавший колено ты и сломал, а сама нога осталась целой, а дубина вся вообще была изрезана рунами, от внешней магии защищена. Лучше объясни, зачем ты вообще по ноге бил? - плача объяснила произошедшее Гермиона.
   - А-а убивать не хотел, он же разумен. Блин - растеряно пробормотал я- до меня только сейчас дошло. Гермиона я стал убийцей.
   - Чушь! - перестав плакать и сев рядом со мной на кровать возмутилась она. - Ты девочку спасал, и сам защищался, убил же чудовище.
   - Миона расскажи мне, что было дальше, и сколько я прохлаждаюсь в отключьке? - она пожала плечами.
   - Едва я вышвырнула я Парвати за дверь, и сама развернулась к тебе, а ты уже оседал без сознания, в паре метров от туши мертвого тролля. Господи, как же я тогда за тебя испугалась, серая кожа, глаза закатились, на губах при дыхании выступала кровавая пена. Подхватила я тебя на руки до того как ты упал и так с тобой на руках понеслась к мадам Помфри. К счастью далеко нести не пришлось, уже на площадке второго этажа встретила Дамблдора с деканами. С помощью домовушки директор вызвал Помфри. Целый час она вместе со Снейпом вытаскивала тебя с того света. К этому моменту ты уже не дышал, можно сказать в собственной крови захлебнулся... - её передернуло - в общем еще почти сутки ты провел без сознания - Гермиона взяла меня за руку, робко улыбнулась и продолжила. - Миша а я тушу тролля Снейпу на зелья подогнала, к концу учебного года он обещает нам двадцать тысяч галеонов. Мы конечно не богачи, но на приличный дом нам уже хватит с запасом.
   - Ты молодец, просто умница - похвалил я ее, но секундой спустя внезапно сердце сжала ужасная мысль - Миона ты, что ранена? Почему ты ночью здесь?
   - Нет, всё уже в порядке, не было ничего серьезного, пустяки: несколько трещин в костях да небольших разрывов мышц. - отмахнулась она. - Получила, когда тебя тащила, слишком сильно ускорилась, сейчас уже всё в порядке.
   Миону выписали утром, но уже сразу после обеда она вернулась, в шесть часов Помфри пришлось буквально с "боем" выпроваживать её. Но сразу после ужина она пришла вновь, причем не одна, вместе с ней заявились эти два неразлучных придурка Поттер с младшим Уизли, причем вместе с ними пришла и спасенная нами Парвати Патил. Они рассказали, что в тот день Рон постоянными нападками умудрился довести Парвати едва не до слез и та вместо пира, заперлась в этом злосчастном туалете, и когда Кирилл сообщил о тролле, парни сообразили, что Парвати надо предупредить, бросились за ней но к счастью прибежали только тогда, когда все уже было закончено.
   Я прекрасно осознавал, что Гермиона уже прочистила им мозги, но все же не смог удержался:
   - Уизли, Поттер ваш порыв конечно благороден, но вы когда головой думать начнёте? Ладно Уизли, он чистокровный, ему по определению думать не положено, но ты то Гарри в нормальной же школе учился, вот скажи мне куда ты полез?! Вот успей вы раньше нас и что с кулаками бы на тролля кинулись?! Вам надо было декану о Парвати сообщить...
  
   Наконец, после очередного утреннего осмотра, мадам Помфри отпустила меня на завтрак, и едва я успел выйти за дверь как услышал:
   - Привет, очень рада, что Помфри тебя отпустила - радостно поприветствовала меня Гермиона.
   - Да, этот цербер, наконец, меня отпустил - в очередной раз не очень удачно пошутил я.
  

Глава 8

  
   Это издевательство повторяется каждое утро, ну кем надо быть, чтоб приурочить доставку почты СОВАМИ к завтраку? Ладно мы с Гермионой могли защитить нашу еду телекинезом, а сколько конвертов, и свертков упало прямо в тарелки?! Неужели так сложно разнести еду и доставку почты по времени? Неожиданно я заметил нездоровое возбуждение вокруг, в зале стал нарастать шум голосов. Ребята возбуждённо обсуждали какую-то статью в "Ежедневном Пророке". Едва я забрал газету у соседа, как в глаза бросился большой заголовок "ТРОЛЛЬ В САМОМ БЕЗОПАСНОМ МЕСТЕ МАГИЧЕСКОЙ АНГЛИИ".
  
   "Во время Пира посвященного Хэллоуину в Хогвартсе преподавателем ЗОТИ Кириллом был обнаружен взрослый серый тролль. Совершенно справедливо рассудив, что раз все ученики находятся в безопасности на пиру в Большом зале, то ему одному вступать в схватку с чудовищем слишком опасно он решил обратится к директору. Дальнейшее развитие событий ничем кроме маразма Дамблдора невозможно объяснить. Вместо того чтобы спокойно оставить детей в безопасном месте, под охраной нескольких преподавателей, он не находит ничего лучшего чем велеть детям разойтись по факультетским гостиным! Страшно даже подумать, чем могло это закончится встреть они по дороге тролля, нельзя же считать старшекурсников надежной охраной! Да ваши глаза не обманывают вас именно такое решение принимает "Великий светлый маг", победитель Гриндевальда и наш предводитель в недавней борьбе с тем, кого нельзя называть. Теперь становится абсолютно понятно, почему в последней войне силы света понесли такие катастрофические потери, ведь у нас вел в бой такой "гениальный стратег".
   К счастью, дети не встретили тролля, который в это время был занят. В женском туалет на третьем этаже монстр собирался расправиться с первокурсницей Гриффиндора Парвати Патил. Трагедию предотвратило вмешательство двух первокурсников Гриффиндора Михаила Черных и Гермионы Грейнджер, Пока Грейнджер выносила Патил из помещения, Черных отвлекал чудовище и в ходе скоротечного боя, не смотря на полученное им тяжелое ранения сумел убить монстра точным ударом кинжала! Герой в настоящее время находится на попечении мадам Помфри.
   Многие годы директор Хогвартса не допускает вмешательства министерства в управление школой. Он не устаёт заявлять, что школа самое безопасное место. Тогда у меня к вам один вопрос: Господин директор, если вы не заметили такой мелочи, как проникновение в школу четырёхметрового тролля, то может вам пора уступить свое место кому-нибудь более внимательному?
   Биографию героев и описание серого тролля читайте на 3 странице."
   Дальше мне не дала прочитать Миона, забрав у меня газету и углубившись в чтение.
   Пока она читала, осмотрелся вокруг. Студенты были взбудоражены. Многие из тех, кто не выписывал пророк, сгрудились вокруг одного из счастливых обладателей и гурьбой читали. А прочитав, стали возмущаться таким "наездом" на директора. Блин, как меня взбесило это гриффиндорское, обожание Дамблдора. Даже сейчас они возмущены только тем, что кто-то посмел назвать его маразматиком, они просто проигнорировали все допущенные директором ошибки. В раздражение ударил ладонью по столу и громко спросил окружающих:
   - Вы чем так возмущены? Разве Дамблдор не сглупил, отослав вас в гостиные факультета?! Разве за безопасность школы и нас, школьников, отвечает не директор?! Четырёх метровый тролль свободно гуляет по замку, а этот самодовольный "великий маг" ни сном, ни духом! Он облажался! Признайте уже это!
   - Ну как, полегчало? - подколола меня Гермиона, и уже раздраженным тоном продолжила - Ты ещё раз на весь зал директора обвини, а то тебя может, кто-то не слышал!
   Всё это время, спокойно завтракавший за учительским столом Дамблдор, поднялся и заговорил:
   - Вы все уже знаете о страшном происшествии произошедшем во время празднования Хэллоуина. Только героические действия Михаила Черных и Гермионы Грейнджер позволили предотвратить трагедию, давайте поблагодарим их за это -Дамблдор зааплодировал, его поддержал весь зал. Спустя минуту, когда в зале восстановилась тишина он продолжил - Гермиона Грейнджер награждается пятьюдесятью баллами за эвакуацию пострадавших, Михаил Черных - ста баллами за беспримерное мужество, когда он не смотря на тяжёлое ранение продолжил бой и победил.
   После выступления директора. К нам подошли близнецы Уизли и в своей обычной манере, вынося мозг, заговорили.
   - Привет ребята
   - мы тут подумали
   - и я решил
   - вас попросить
   - давайте мы забудем всё, что было
   - и начнём общение
   - с начала.
   Мы с Гермионой переглянулись:
   - Ну, мы подумали, и я решила - начала Миона - мы будем рады закончить наше противостояние.
   -Тогда я Фред, а это Джордж
   -Нет, это я Фред
   -Ну вы поняли и если вам что надо
   - Или помочь, то обращайтесь.
   С этого дня отношение к нам на факультете несколько выровнялось, ставшие уже привычным страх конечно полностью не исчез, но вот ненавидеть нас перестали.
  

Глава 9

   Когда наступил ноябрь, сильно похолодало. Горы вокруг школы приобрели льдисто-серый цвет, а озеро казалось превратилось в кусок холодной стали. Каждое ясное утро земля покрывалась инеем, к сожалению такое выдавалось не часто вот и сегодня из низких быстро несущихся туч шел не пойми толи снег толи дождь.
   После уроков и вечерней "легкой разминки" на берегу Черного озера, мы заняв наши любимые кресла в гостиной вытянув немного гудящие ноги к огню наслаждались уютом. После промозглого ветра пусть и со слабым но очень противным дождем, горячий душ, а после разожжённый камин это настоящее чудо. Огонь дарит покой и уют, его пляска помогает в созерцании раствориться сознанию. В смысле не смотря на суету и раздающийся в гостиной шум мы медитируем погрузившись в себя. Для нас это одновременно тренировка сознания и отдых. Не смотря на все наши усилия и мой недавний "подвиг", нас по прежнему за спиной называют "парой бездушных берсерков", ученики так и не перестали нас до "усрачки" боятся, правда иногда, это полезно. Обычно никто не решается прервать наш покой. Увы сегодня нарушая уже ставший привычный порядок вещей, его нарушила компания одного долбодятла, ну в смысле к нам подошли Поттер, с младшим Уизли, в сопровождении Парвати Патил. Надо отметить не понимаю, что держит их вместе. Поттер с Уизли более менее понятно, мозгов нет у обоих, но что занесло к ним в компанию Патил, не могу понять не только я, но и моя дорогая, на мой вопрос три дня назад она только пожала плечами: "Странно, вроде умная девочка, знает и на мой взгляд умеет намного больше чем они оба, в добавок у неё совершенно не то воспитание, все-же дочка посла, она просто не может иметь с ними ничего общего". Но тем не менее после Хэллоуина к паре наших сверх активных факультетских придурков присоединилась и она.
   - Простите можно отвлечь вас? - прикоснувшись к плечу, Патил прервала мою медитацию.
   - Парвати, что-то случилось? - Гермиона среагировала раньше меня.
  

Поттер

   За день перед первым матчем, после обеда мы втроем стояли в холодном внутреннем дворе, и грелись у магического огня разожжённого Парвати, когда через двор немного хромая прошёл Снейп. Все придвинулись ближе друг к другу закрывая огонь. К несчастью, что-то в наших лицах привлекло его внимание и он подковылял поближе. Парвати тут же погасила огонь, но Снейп, казалось, всё равно искал причину, чтобы нас отругать.
  
   - Что это у тебя, Поттер? - мне пришлось протянуть ему "Квиддич сквозь века".
   - Библиотечные книги нельзя выносить из школы, - сказал Снейп. - Дай её сюда. Пять очков с Гриффиндора.
   - Да он на ходу это правило выдумал. - возмутился я зло, едва Снейп по хромал прочь. - Интересно, что у него с ногой?
   - Не знаю, но надеюсь, ему действительно больно, - злорадно оскалился Рон.
   - Да какая разница - Парвати равнодушно пожала плечами, взмахнув палочкой вновь призвала колдовской огонь и протянула к нему озябшие руки - вы лучше подумайте, как у него книгу забрать. Предлагаю прямо сейчас перехватить его в учительской, думаю в присутствии других учителей он не сможет тебе отказать.
   - Только без меня, - вскинул Рон обе руки- лучше вновь к трехголовому псу чем самому идти к Снейпу!6
   - Как скажешь- Парвати опять пожала плечами- Поттер ты сам то пойдешь?
   - Да куда же я денусь, книгу сегодня надо сдавать. - с надеждой перевел взгляд на неё- Проводишь? - она молча кивнула
  
   Шли молча, Парвати в нашей компании вообще обычно молчит, на мой взгляд она вообще слишком серьезная. Я с ней теряюсь, вот и сейчас не знаю о чем говорить. Иногда мне кажется, что мы с Роном служим для неё чем-то вроде двух клоунов. Но при этом на неё можно положиться, она хороший, надежный друг. Хотя я готов поклясться, что обычно она смотрит на нас с кажем так с некоторым снисхождением. Наконец мы спустились к учительской и постучали. Ответа не последовало. Снова постучали. Ничего. Решив, что может, там никого нет, и Снейп оставил книгу, приоткрыв дверь, я заглянул внутрь - и увидел, что в комнате Снейп и Филч. Снейп поднял полу своей мантии, и закатал брюки... Его нога была разодрана и кровоточила. Филч подавал Снейпу бинты.
   - Чёртова трехголовая тварь! - ругался Снейп. - Как уследить за всеми её головами сразу? - Я попытался тихо прикрыть дверь, но...
   - ПОТТЕР! - Снейпа аж от гнева перекорёжило, и он быстро опустил полу, чтобы прикрыть ногу.
   - Можно мне забрать мою книжку? - спросил я его.
   - ПОШЁЛ ВОН! ВОН ОТСЮДА!
   Я закрыл дверь и мы со всех ног рванули оттуда, прежде чем Снейп успел снять ещё несколько очков с Гриффиндора. Остановились мы уже только на лестнице между пятым и шестым этажом.
   - Ты слышала? - спросил я едва отдышавшись.
   - Не все, что-то о трехголовой твари, ну еще его ор - вот ведь зараза, даже завидно бежали вместе, а она доже почти не запыхалась, да еще глядя на меня улыбается, эта её довольная улыбка меня просто взбесила
   - А ты чем так довольна ?!
   - Ну так Снейп так забавно орал- она начала не спеша подниматься по лестнице - можно подумать ты его в одном исподнем застал - Её ответ меня успокоил, над Снейпом я и сам с удовольствием посмеюсь
   - Не, ему Филч рану на ноге обрабатывал - вспомнив его перекошенное гневом лицо мне сразу расхотелось рассмеялся, внезапно все детали пазла сложились - знаешь, что это значит? - посмотрел на неё - Он пытался пройти мимо трехглавого пса, и тот его покусал - Снейп охотится за тем, что охраняет пёс! И, спорю на мою метлу, в ночь на Хэллоуин! это он впустил тролля, чтобы устроить диверсию!
   - Не знаю, возможно ты прав - остановившись и посмотрев на меня не уверено ответила Парвати - твое предположение надо обдумать. Все же Снейп мастер зелий. Что ему помешало бы пса отравить? -она опять начала подниматься
   - Вот сейчас и обсудим, все наши как раз должны быть в гостиной - согласился я поднимаясь за ней.
  
   Представляю, как возмутится Уизли, когда узнает, что я в очередной раз собираюсь привлечь к обсуждению наших друзей. Его Неприязнь к Черных с Грейнджер, наверное, можно понять, в конце концов её разделяет почти весь факультет, да и мне иногда самому начинает казаться, что они не совсем нормальные люди. Отстраненная, равнодушная холодность, внезапно переходящая в ярость. Я это видел еще до того, как директор назвал их Берсерками. Старшекурсники в тот же день нас просветили, что по слухам они равнодушные ко всем и всему, почти неуязвимые, не знающие ни страха ни жалости, бездушные "монстры в человеческом облике" упивающиеся чужой кровью и смертью. После Хэллоуина охотно веришь во все, выйти с одним кинжалом на огромного серого тролля, драться будучи раненым и потерять сознание только после победы. Тут с утверждением, что человек так не может сложно не согласиться. Вот только как с этим сочетается то, что в бой с троллем они вступили спасая Парвати?! Михаил едва не погиб спасая чужую, малознакомую ему девочку. Да и раньше от трехголового пса нас защитили именно они. Не стыкуется это с "монстрами в человеческом образе" В общем я не собираюсь из-за предвзятости Рона менять свое мнение, Черных с Грейнджер, пусть и несколько странные, пугающе сильные, но они наши друзья. Поделиться с ними тем что узнал определенно будет не лишним. Решив для себя вернулся в гостиную, полчаса перед ужином они всегда сидя в креслах дремлют перед камином, правда Парвати нам объясняла, что они не спят, а медитируют, но на мой взгляд именно дремлют.
   Гостиная нас встретила гулом голосов, в прочем как и всегда перед ужином в ней собралось минимум пол факультета, конечно кто-то тихо делал уроки, но в основном разбившись на группы ребята довольно шумно беседовали, время от времени громко смеясь, Только перед камином не было никакой суеты, никто не решался приблизиться к одинокому столу с парой кресел. Нельзя сказать, что Черных с Грейнджер запретили к себе подходить, нет все получилось как-то само, если их потревожить больно уж взгляд у них становится, не знаю даже как и назвать, в общем он у них даже страшней чем у Снейпа, непроизвольно хочется сбежать и забиться в какой-нибудь угол...
  

Гермиона

   - Простите можно отвлечь вас? - прозвучавший в шаге от меня голос прервал мою медитацию я открыла глаза. Подошедшая к Михаилу Патил выводя его из медитации тихонько трясла его рукой за плечо.
   Черт, а ведь вчера казалось я почти поняла, что означит мое холодное бешенство. Вернувшись сознанием в наш мир даже обнаружила что подлокотнике кресла под моими руками холодный! Почти два года работы и наконец результат. Миша вот уже второй месяц может вызвать огонь, правда пока слабый, разве камин разжечь может. Но мастер перед отъездом в школу нам говорил: "Это только начало". Сегодня рассчитывала закрепить свой успех, а вместо этого похоже мне опять предстоит вновь выслушивать бред, повернулась к ней
   - Парвати, что-то случилось? - Не смотря на мои старания оставаться бесстрастной голос выдал мое раздражение.
   - Нет - помотала она головой - еще раз простите за беспокойство но мы хотели бы с вами кое что обсудить - машинально кивнула ей в ответ осматривая зал и приметив в углу свободные стулья перенесла их телекинезом к столу, сопроводив это небрежным жестом
   - Располагайтесь - указала на стулья и улыбнувшись удобно устроилась в кресле.
   Последовавший через минуту эмоциональный рассказ Поттера о попытке "вызволения" книги изобиловал множеством совершенно ненужных, даже не относящихся к делу деталей, но так или иначе через пару минут наконец прозвучало:
   - Снейп охотится за тем, что охраняет пёс! И, спорю на мою метлу, в ночь на Хэллоуин! это он впустил тролля, чтобы устроить диверсию!
   - Бред! - Михаил нарушил молчание, в принципе я с ним согласна, но слишком уж он категоричен и резок, с Поттером на мой взгляд надо по мягче - Поттер это смешно. Имея месяц на подготовку Снейп мог легко усыпить цербера, как никак он довольно известный зельевар. А раз пес его покусал, то значит необходимость пройти мимо пса возникла внезапно. На мой взгляд Снейп не вор, скорее охранник.
   - Знаю, что Снейп не очень-то приятный человек - обвела троицу давящим взглядом и положив руки на стол продолжила - но я полностью согласна с Михаилом, полученная им травма скорее доказывает его невиновность. - спокойно закончила и расслабилась в кресле.
   - Вы, вы наверное, чокнутые, тут же даже тупицам должно быть всё ясно! - едва я замолчала вспылил младший Уизли, от переполнявшего его негодования он даже вскочил - Я согласен с Гарри! Я бы не стал связываться со Снейпом, но за чем же он охотится? Что охраняет тот пёс?
   - А какая нам разница? - я раздраженно пожала плечами - Дела директора нас не касаются! - замолчала и откинувшись на спинку кресла и вытянула ноги.
   - Гермиона права - соглашаясь со мной кивнул Михаил Вот только боюсь что для Уизли и Поттера наши слова пустой звук. Похоже с нами только Парвати согласна. Хотя ну вот какое нам с Мишей дело до них и их взаимоотношений со Снейпом?
  
  

Михаил

   Следующий день, был удивительно ясным и холодным. К одиннадцати часам вся школа, кроме меня с Гермионой, собралась на трибунах вокруг стадиона... Мы же с ней в это время не торопливо бежали к заросшему лесом берегу Черного озера. Упускать возможность провести нормальную тренировку без назойливого внимания других учеников не собирался ни я не Гермиона! Мы не настолько глупы чтобы прилюдно демонстрировать далеко не стандартные для магов возможности. Конечно мы тренировались и раньше, но на глазах учеников не входили в боевой транс. Просто Гермиона не хотела лишний раз их пугать, лелея глупые надежды, не смотря на мой бешенный нрав, найти нам в школе друзей. А кто я такой чтобы в такой малости не пойти на встречу единственному значимому для меня человеку?! Эти мысли вызвали легкое пока раздражение, не легко понимать, что самой своей близостью к ней ты обрекаешь её на отсутствие друзей! Причем даже не понимая, а кто это такие друзья, и что значит дружба! Раздражение привычно переросло в злость на себя и даже ярость на весь этот долбаный мир, все окружающее на миг подернулось красным, затем мир вокруг словно бы выцвел. Я непроизвольно провалился в боевой транс. Гермиона сразу все поняла, обнажая меч развернулась отвесила легкий церемониальный поклон предлагая учебную схватку, увидев ответный поклон улыбнулась мечтательно и немного безумно. Все же в нашей паре с недавнего времени не один я сумасшедший, она так же как я только в схватке на гране живет в полную силу! Так или иначе сегодня на берегу озера они были только вдвоем. А значит ничто им не мешало войти в транс и вынуть из ножен мечи, и наконец насладиться боем на грани, боем в полную силу в конце концов они только в начале пути, у них пока сил недостаточно чтоб навредить друг другу пока на обоих одеты родовые доспехи! Обоим казалось, что мир вокруг замер, а воздух от их скорости обрел плотность воды. Если б за ними кто-то следил то он бы увидел, как дети исчезли. На берегу озера сошлись две размытые от скорости тени, два вихря, и только звон стали придавал немного реалистичности несколько сюрреалистичной картине происходящего, и так продолжалось на протяжении десятка минут. Затем два подростка застыли на против друг друга, поклон, мечи вложены в ножны, раздался звонкий радостный смех.

Гермиона

   -Как же мне этого не хватало произнес Михаил,
   -Я знаю, мне тоже- ответила я обнимая его
   В этот момент моё желание найти в школе друзей показалось таким далеким и глупым, я наконец поняла, что мы отличаемся от всех остальных, мы если и люди то с сильной натяжкой. Не хуже, не лучше мы просто другие. Ведь есть в мире маги и маглы, а есть еще и такие как мы, точней были. Мы похоже просто разные пусть и очень близкие виды.

  
   Вечером в факультетской гостиной из захватывающего рассказа Поттера мы с удивлением узнали, что он едва не погиб, и Парвати спасая его подожгла Снейпу мантию! Охренев от шизофреничности услышанного, похоже Михаил просто не нашел что сказать. Я же от удивления едва не присвистнула!
   -Ну ни чего себе новости! Повторим чтоб отделить голые факты: кто-то не понятно, как на глазах всего стадиона заколдовал у Гарри метлу, да так что его никто не заметил, но как только ты- пристально посмотрела я на Парвати, подожгла Снейпа чары рассеялись, так?!
   -Я, я уверена, заколдовал метлу он -Парвати от смущения едва слышно ответила. -я в бинокль видела профессор, он пристально смотрел на Гари что то шепча!
   - Ну что ж поздравляю- не смотря на серьезность обсуждаемой темы я хихикнула и тихонько ткнула кулачком Гарри в плечо, - похоже ты задолжал ей указала рукой на Парвати свою жизнь. Ведь после поджога атака на твою Гарри метлу прекратилась! - А если серьезно- продолжила я менторским тоном- Странное что то с происходит в школе, Мы учимся всего-то два месяца, а произошло уже столько опасного и Гарри заметь везде ты участвовал на первых ролях! Пора бы тебе об этом задуматься! Так переведя все в не очень то веселую шутку я закончила этот далеко не простой разговор. Правда над моей шуткой задумались наверное все, во всяком случае я видела Михаил точно задумался, происходящее в школе, просто кричало о том что что-то не чисто. Во всем этом радостным было только одно, мы с Михаилом далеко не главные герои этой пьесы!
  
   Следующее утро выдалось солнечным. Наступили долгожданные КАНИКУЛЫ! Уже в 10 мы сидели в купе, Хогвартс экспресса предвкушая встречу с родителями. Почти месяц мы почти не оставались вдвоём, и сейчас наслаждались обществом друг друга, я сидел у окна, Гермиона лежала на диване, положив голову мне на колени. Мы разговаривали.
   - Миша, тебя перестал бесить Рон?
   - Не совсем, но я, кажется, разобрался, почему не терплю Рона, просто я ревную.
   - Ты ревнуешь к Рону?! Миш но это же смешно, он же полное ничтожество, да к тому же нам всего по двенадцать!
   - Миона, не обижайся, но когда он тебя касается, я готов его убить, но ради твоих друзей Парвати с Потером, я постараюсь его терпеть во всяком случае пока он держится от тебя на расстоянии!
   - Спасибо, мы, наконец, нашли друзей и мне бы не хочется их потерять.
   К нам зашёл Невилл, увидев нас он смутился, и покраснел.
   -Привет Михаил, Гермиона я, кажется, не вовремя - сказал он и хотел уже выйти.
   - Нет что ты, всё нормально, располагайся. - Ответила смущённая Гермиона, поднимая голову с моих колен и усаживаясь на диван.
   - Ребята, а что вы собираетесь на каникулах делать?
   - Поедим с родителями в Альпы кататься на лыжах. А ты?
   - Здорово, а я, увы, в поместье, вместе с бабушкой, скорее всего, будет пара светских приёмов, на которых я буду обязан присутствовать, скукотища в общем.
   Поезд тронулся, дорога протекала спокойно, Миона как обычно читала, иногда вставляя в наш с Невиллом разговор по паре фраз, я же рассказывал, как веселятся в обычном мире, о кино, театре, парках развлечений, а сам интересовался магическими традициями, и во многом не понятным для нас, поведением юных аристократов.
   - Поймите, для чистокровных Хогвартс место, где обрастают связями, где складываются будущие альянсы, - пояснял Невилл, - для магической Англии, пара берсерков, это сила с которой вне далеком будущем придётся считаться. Поверте все знают, что когда вы подрастёте то станете значительной силой. Поэтому готовьтесь, очень скоро многие знатные рода будут пытаться перетянуть вас на свою сторону.
  
   Так за разговорами время пролетело не заметно, вот уже и Лондон, вокзал Кинг Кросс. Мы вышли из поезда, на перроне в обществе пожилой, подтянутой, строго одетой леди стояли родители Гермионы. Герми бросилась в их объятия, мне тоже досталось, когда я освободился от поцелуев и обнимашек, то услышал, как Невилл представляет нас своей бабушке. Августа Лонгботтом оказалась удивительно целеустремлённой пожилой леди, узнав из писем внука о нас, она умудрилась найти и познакомиться с нашими родителями, и сегодня встретив их около прохода на магическую платформу, провела на перрон через магический барьер, и уже успела убедить наших родных в необходимости совместных для нас троих занятиях в эти каникулы. Плакал наш отдых, прощайте горы, здравствуй этикет и традиции магической Британии. В общем нам было объявлено благодаря этой леди вместо веселого зимнего отдыха нас ожидает настоящий Кошмар! Представляю злорадство наших сокурсников, когда они услышат о том, как мы проведем зимние каникулы. Но так как мы были бессильны хоть что то изменить то уже минут пять спустя, пройдя сквозь барьер, мы сели в машину, а спустя еще где-то час уже были дома.
   После праздничного ужина нас ожидал форменный допрос, особенно досталось от отца за то что в письмах скрыли мое ранение. Что и не удивительно, представляю их удивление когда Августа в беседе рассказывала, как она восхищена нашей победой над троллем. В общем мы услышали о себе много интересного, приходится признать, наше желание не беспокоить их было довольно глупым, а за глупость как известно надо платить, так что нам пришлось признать, что занятия этикетом под руководством Августы Лонгботом, вместо горнолыжного курорта является вполне заслуженным наказанием.
  
  
   Едва я проснулся как ощутил изумительный аромат кофе, вокруг была до боли знакомая обстановка моей комнаты. Боже мой я был ДОМА! Тот, кто не уезжал надолго, тот не поймёт кайф первого утра после возвращения. Умывшись, я спустился в гостиную, Джейн сидела в кресле с чашечкой кофе читая журнал, от увиденного мое сердце сжало от нежности, подкрался и обняв сзади за плечи и уткнувшись в прическу прошептал такое для меня емкое и пока не привычное слово - МАМА. Не знаю почему я раньше избегал так ее называть, наверно считая что этим предам свою погибшую родную маму, предам память о ней. Раздались быстрые шаги на лестнице, это Гермиона спустилась, она подошла к нам и обеспокоено спросила.
   - Мама ты плачешь? - я оторвался от Джейн - Миша и ты? Что у вас происходит?
   - Он назвал меня мама - прошептала в ответ Джейн, со счастливой улыбкой. Гермиона обняла меня и поцеловав в щеку весело заявила - Миша наконец-то ты на это решился!
   Через несколько минут когда мы все уже завтракали Гермиона намазывая на хлеб толстый слой джема, попросила
   - Мам до Дырявого котла довезёшь? Нам для ребят подарки купить надо.
   - Конечно, но у меня есть два условия - первое, вы будете очень осторожны и второе - в три вы должны быть у Дырявого котла, где я вас буду ждать.
   - Конечно мам.
   Мы пошли переодеваться. Сегодня мне захотелось выйти в магический мир одев доставшиеся нам по наследству родовые доспехи и оружие. Сапоги, куртка и плащ с глубоким капюшоном из чёрной кожи крупной рептилии, и завершающий штрих, меч и пара кинжалов, подойдя к зеркалу оценил получившийся вид, в общем выглядел я мрачновато и даже немного пугающе. Было на удивление удобно, одежда сама подгонялась по размеру и не стесняла движений, и в ней совсем не было жарко. Натянул капюшон, произнес, "готичненько так" - усмехнулся своему отражению. Выйдя из комнаты столкнулся с Гермионой, ну что сказать хм... дурные мысли заразны?! Она оделась точно также, увидев друг друга, мы рассмеялись, вместе наверно мы смотримся совершенно отпадно. Когда мы наконец спустились и мама нас увидела в таких нарядах, она выдала:
   - Дети... нууу... вы и даёте. Ладно, поехали.
   Вот и Дырявый котёл, молча проходим и открываем проход в Косой Переулок, наш вид наверно немного настораживает прохожих, во всяком случае я чувствовал их страх, это оказалось на удивление приятно, не знаю, как, но точно знаю, Гермиона ощущает то же самое. Конечно это не нормально - получать удовольствие от чужого страха. Но что есть, то есть.
   Первая наша цель - Флориш и Блоттс. Гермиона давно решила, что мы подарим Гарри книгу по квидичу, а Невиллу по гербологии. Не знаю, что в нашем виде всех так пугало, мы даже получили скидку на книги, лишь бы поскорее из магазина вышли. Затем по бродили по в магазинам бытовых артефактов, сувениров и разных интересных мелочей в поисках подарка родителям, остановились на магическом пейзаже с видом на Хогвартс. Я решил подарить Мионе питомца в качестве будущего фамилиара. Хотя ритуал привязки отнесен к запрещённым, и его описание найти крайне сложно, но в единственной раскрывшейся книге из моего наследства нашлось подробное описание этого и нескольких других интересных ритуалов. Мы зашли в Зоомагазин, как я и думал, Миона сразу застыла перед кошками, а я решил пройтись по магазину, зашёл в террариум сконцентрировался на желании союза, увы, змей я не заинтересовал, даже наоборот, они с явно ощущаемым мной ужасом, старались отползти подальше и спрятаться. Птицы здесь совсем без вариантов, даже школьные совы всегда от меня шарахались, уже возвращаясь к Гермионе, я увидел чёрного, крылатого ящера размером с крупную кошку, который с интересом меня рассматривал. Я позвал его, и с огромным удивлением почувствовал его радость, смешанную с надеждой:
   - Это что за ящер? - спросил я продавца.
   - Это самка карликовой виверны, она не ядовита, но, к сожалению очень кусачая, уже три года продать не могу, всего 100 галеонов
   - Жаль, я сейчас не могу себе позволить такие траты, разве что летом.
   - Ну как, летом пойдёшь со мной? - Шутя обращаюсь я к виверне. Невероятно, но в её шипении мне послышалось- "не обмани человек".
   Продавец с ужасом глядел на меня. Да чёрт возьми, сейчас то с чего такой страх? И почему мне это нравится? Возвращаюсь к Гермионе, она нашлась рядом с клеткой очень крупного рыжего кота и чесала того за ушком. Кот же с утробным урчанием принимал ласку, минус 10 галеонов, и названный Проглотом, полукнизл пополнил нашу компанию. Гермиона открыла клетку и котяра потеревшись о её ноги, побежал рядом с ней. Прям как собака по команде рядом, я от этого котяры, просто млею, чувствую, мы с Мионой ещё спорить за него будем. Хорошо, что подарки для ребят удалось купить с доставкой, а то бы точно не успели всё за сегодня. Жаль, на виверну денег пока нет, ну ничего, раз за три года никто не купил, то думаю и до лета не купят, а там она точно моей будет.
   Ну вот и Дырявый котёл, Миона взяла кота на руки и мы покинули магический мир, вон и мамина машина. Проглот вызвал у мамы море умиления и похвал. Все дела на сегодня были закончены. Дома нас ожидал сюрприз, отец купил подарочное издание звёздных войн, все три части! Это же не только три кассеты, но и брошюра по вселенной, описание техники, и много всего интересного, сегодня после ужина намечен семейный просмотр эпизода четвертого! Но похоже для начала отец нас грузить будет.
   - Дети вы наверно вчера удивились неожиданным изменениям наших планов на рождественские каникулы?
   - Точно папа, я вот такого точно не ожидала, почему вы согласились с бабушкой Невила? - крайне заинтересовано спросила Миона
  
   - Августа была очень убедительна, она привела неопровержимые доказательства того, что уже только то, что вы берсерки вызвало бы не здоровый интерес в магическом мире, не говоря уж о вашем бое с серым троллем. Августа честно предупредила нас о своей заинтересованности. И пояснила свои мотивы. Посудите сами - всего десять лет назад шла гражданская война, сейчас вроде всё затихло, но причины войны не устранены, ситуация только заморожена, и новое обострение не за горами. Пару берсерков в любом случае втянут в конфликт, вы с одной стороны слишком сильны, а с другой слабы для поддержания своего нейтралитета. В связи с происхождением Гермионы, вы в любом случае оказываетесь противниками тёмного лорда, поэтому она просто желает максимально усилить своих будущих союзников, причём, не требуя от вас сейчас ни каких обязательств.
   - Папа, а что это даёт нам?
   - Знания, она обещает доступ почти ко всем знаниям рода, кроме родовой магии естественно, на мой взгляд это действительно очень щедрое предложение. Лонгботомы род боевых магов, увы, светлых, но и о тёмной магии они многое знают, даже о некромантии с демонологией на которых специализировался твой род Миша. Во всяком случае, она сможет дать вам необходимую базу для понимания твоего наследства сын. А сейчас зовите маму, несите попкорн, будем развлекаться.
   Полтора часа кайфа, звёздные войны - великолепная вещь! Но, увы, всему приходит конец, вот и фильм закончился, и мы идём спать.
   Только я заснул, как ко мне в комнату вломилась Гермиона, заставила подняться и протянула брошюру по звёздным войнам.
   - На, прочитай - и тыкает своим пальчиком в какой-то текст.
   "Кодекс ситхов". Прочитал, вчитался в текст вновь... Я был поражён, кодекс ситхов, это перевод девиза рода Черных. Откуда? Как? Почему?
   - Миша успокойся, ну стал известен наш девиз писателю и что? Начала Гермиона меня успокаивать.
   - Гермиона я вовсе не волнуюсь, и вообще это же круто! Ха, да мы с тобой ситхи!!! - и мы оба рассмеялись.
   Утром разобрали подарки, ребята послали много волшебных сладостей и сувениров. Прикольно и весело, а от родителей нам досталась - нинтендо. Вот круто! Поиграем!!! А это что? Небольшой свёрток из чёрной замши, ни надписей, ни открытки, разворачиваю и вижу два кинжала. Внимательно рассматриваю один, он вырезан из цельной кости странного чёрного цвета, на рукояти и лезвии выгравированы какие-то руны. Внезапно понимаю, что хочу перерезать Гермионе горло, в ужасе выкидываю кинжал из рук. Гермиона застыла, держа второй кинжал перед глазами, выбиваю его у неё из рук телекинетическим толчком. Миона как-то вся сжалась, даже осунулась и заплакала, я обнял её, пытаясь успокоить.
   - Миша я хотела убить тебя! Понимаешь? Перерезать горло, еще пара секунд и я бы на тебя напала! - она уткнулась мне в плечо и судорожно всхлипывала.
   - Миона всё уже хорошо, успокойся. Это кинжалы, видно на них какое-то заклятие.
   - Миша убери их немедленно, убери! - продолжает всхлипывать она.
   - Хорошо солнышко, сейчас.
   Я завернул кинжалы обратно в замшу.
   - Герми, нам надо посоветоваться с родителями, позови их, пожалуйста.
   Через пару минут они вошли, слушая на ходу сбивчивый рассказ успокаивающейся Гермионы.
   - Миша это они? - спросил отец, показав на замшевый свёрток. Я кивнул.
   - Сейчас уберём в сейф - сказал отец. Даже после того, как я закрыл их в сейфе, меня потряхивало, полностью в себя смог прийти только часа через два. В три часа прибыли Лонгботомы, отец попросил Августу взглянуть на наш "подарок". Едва я развернул свёрток, Августа велела:
   - Заверни немедленно, это ритуальные ножи кельтских друидов, для жертвоприношений, вы их в руки брали?
   - Да, и у нас обоих появилась жажда убивать.
   - Раз вы остались живы, то лет через пять вы сможете подчинить их себе, они будут незаменимы в проведении ритуалов. И дети, или вас проверяет кто-то безумно беспринципный, или кто-то решил вас убить таким экстравагантным и очень дорогим способом. Тот, кто послал вам это, прекрасно разбирался в их свойствах, и он, безусловно, очень богат, раз может позволить себе потерять пару редких артефактов по пять тысяч галеонов каждый! И я всё же думаю, что это такая чудовищная проверка.
   Это заставило нас задуматься, но сейчас ни одной мысли о том, кто же это мог нам так удружить, не было.
   Порталом мы перенеслись в поместье древнего и благородного рода Лонгботтом. Традиции и этикет ожидаемо оказались той ещё тягомотиной, не спорю нужной нам, но крайне нудной. Два часа в день все каникулы ррр... скука. В остальное время мы втроём веселились, знакомя Невилла с обычным миром. Кино, парк аттракционов, зал игровых автоматов, всё это было для него новым и вызывало восторг.
  

Глава 12

  
   К сожалению, каникулы закончились, завтра в Хогвартс.
   Утром на вокзале, попрощавшись с родителями, мы заняли купе в последнем вагоне. Поездка протекала на удивление спокойно, Гермиона как обычно читала, Проглотик залез к ней на колени и урчал, а она, скорее даже не замечая этого, машинально, перебирала ему шёрстку на его мягком и пушистом пузе. Вот уже в пятый раз я пытаюсь завладеть им для почёсывания, пока не получается. Ни припасённый кусочек рыбы, ни мясо, ни фирменный корм не привлекли его царственного внимания. Моя наглая попытка перетащить его к себе телекинезом вызвала ответную реакцию Мионы, повинуясь её взгляду, тяжёлая массажная расчёска устремляется мне в лоб, мне пришлось её перехватывать, и попытка завладения котом сорвалась. Остаётся последнее, строю умильную мордочку, и заглядываю Герми в глаза. Полминуты и она сдаётся и со словами: "Ладно уж, уговорил - Проглотик иди к Мише, он тебя погладит" передаёт мне мою рыжею прелесть. Как я и предполагал, покупая этого рыжего коте, мы его постоянно делим. А как иначе? Почти десять килограмм пушистого рыжего обаяния. Знающего о своей неотразимости и беззастенчиво этим пользующегося.
   В нашем доме он сразу стал всеобщим любимцем, и сегодня утром нам пришлось выдержать бой за право забрать его в Хогвартс. Нам повезло, что самый лучший день для ритуала привязки теплокровного фамильяра - двадцатое марта, день весеннего равноденствия. А значит, он нужен нам в Хогвартсе. Ведь если сбежать ночью за пределы антиаппарационной защиты замка, и воспользовавшись телепортом наших колец, оказаться на развалинах нашего родового замка довольно просто, то заскочить домой за котом мы уже просто не в состоянии. Нет я не сомневаюсь со временем мы будем иметь множество способов, но пока мы их не имеем.
   Да так и есть, оказывается, у нас есть фамильный замок. Правда, правда. Вот только если Хогвартс развалинами видят только нормалы, то наша "Тень" это действительно просто груда обломков. Увы, он давно и полностью разрушен.
   Тридцатого декабря Гермиона смогла открыть вторую книгу из моего наследства. Перебирая вещи и думая, что забрать из дома в Хог она не глядя, взяла её в руки и открыла. Очень смешно, вот зачем моим предкам взбрело в головы все так усложнять?! О чем они только думали! Почему я не могу открыть историю рода, а Гермиона её уже имеет возможность спокойно читать?! Ну да, со словарём и постоянно прося помочь перевести, всего пять месяцев русский учит. Как увидела, что вся родовая библиотека, все четыре книги на русском языке, так и начала учить. Что изменилось от того что Гермиона пережила двенадцать полных лет до осеннего равноденствия. Странная традиция, не понимаю! Ну старше она меня на месяц так ведь теперь и мне уже больше двенадцати! Почему это не считается!!! Да мои предки просто над здравым смыслом издеваются, значит, глава рода историю своего рода прочесть не может, молод ведете ли ещё, пусть обождет еще год. Мне видимо рано знать, что я на пальце ношу, и тренироваться мне видимо рано, ведь методики родового обучения и подготовки тоже в этой книге, именно тут Гермиона их и нашла как и описание и свойства наших колец: телепорт в замок, защита от ядов, и инструмент для использования магического источника замка. Сейчас Миона может открыть лишь первые десять глав, видать, молода еще для остального. Хотя может и правда для того чтобы прочесть хотя бы кто-то из пары должен пережить двенадцать осенних равноденствий?! Может у мои предки именно в равноденствие проводили какой-то обряд?! Например объявляли будущие пары берсерков и начинали их совместное обучение?! Мы же не знаем что в книге дальше написано, доступны пока лишь первые главы. Посвящённые именно первым совместным шагам пары берсерков, заканчивая как раз обрядом "первой охоты" проводимым как раз в ночь следующего осеннего равноденствие. Что это за обряд мы не знаем, его описание как и список возможных объектов охоты нам станет доступен лишь будущим летом.
  
   Естественно мы посетили наш замок, ну, точнее ту груду щебня, что от него осталась, единственное, что было целым это небольшая, не более сорока квадратных метров, пещера в скале. В центре пещеры был базальтовый алтарь, от которого веяло родной нам силой. Как оказалось у меня с Гермионой был МАГИЧЕСКИЙ ИСТОЧНИК!!! Нам было где, проводить родовые ритуалы! Пройдет всего три месяца и мы проведем первый из них. Проглот станет не просто котом, а настоящим фамильяром Гермионы. Станет её защитником и помощником, а я, может быть, начну хоть немного меньше за неё бояться? Хотя вот это и вряд ли. Ну всё рыжий Бандит, иди к хозяйке, ты за неё головой отвечаешь, понял? Котяра осторожно подкрался к Мионе и с тракторным мурлыканьем полез на колени.
   - Проглотик, а ну брысь с коленей, тяжелый ты и жаркий, я тебя на диване поглажу - с улыбкой глядя на это пушистое десяти килограммовое чудо, произнесла Гермиона.
  
   Вот уже и Хогсмит. Нас уже ждали кареты запряжённые странными, ящероподобными и судя по зубам хищными крылатыми конями. "Это Фестралы, я о них читала" - прошептала Герми, гладя по холке явно довольное животное. Я присоединился, на ощупь его шкура оказалась приятно бархатистой, и удивительно тёплой. Невилл поторопил нас "Садитесь, холодно". Спустя несколько минут мы въехали в главные ворота замка.
   Как оказалось оставшиеся в замке ребята не очень то и скучали, Гарри по секрету показал нам мантию невидимку.
   - Великолепная вещь Гарри, очень ценная, она могла спасти твоих родителей во время нападения, странно, что твой отец её отдал, ведь он опасался нападения Волдеморта - задумчиво произнёс я - под ней к примеру вполне могла укрыться твоя мама вместе с тобой. - Все задумались. Настроение стремительно ухудшилось.
   - Миша нельзя же так, когда ты, наконец, научишься о чувствах других думать!
   - Гермиона, а что я такого сказал? Это же очевидно.
   - Миша ты напомнил Гарри о гибели родителей. Ему тяжело.
   - Всё, всё, я понял.
   Разговор сам собой затих. А минут через десять, тихого созерцания пейзажа за окном, неожиданно для меня Гермиона предложила:
   -Миша мне грустно, пойдём к озеру по фехтуем, развеемся.
   - А что, пойдём. - в конце концов имидж несколько неуправляемых, но в принципе не злых и почти безопасных психов нужно время от времени подтверждать. Мы разошлись по комнатам, я переоделся и, взяв меч, спустился в гостиную. Ребята в первый раз увидели меня в родовой броне, с мечом на поясе, в изумлённой тишине я ждал Гермиону. Буквально через минуту на лестнице показалась Миона, в сапогах, кожаных брюках, куртке, плаще, накинутом на плечи, как и я с мечом. Вся в чёрном, её фигура излучала смертельную угрозу, - она просто великолепна, - подумал я.
   Пока она своими каблучками бодро отстукивала дробь по мраморным ступенькам, я подошёл к лестнице и, дождавшись спуска своей ненаглядной, поймал её ладошку, поцеловал её и сказал: - Моя Леди.
   - Мой Лорд. - Невозмутима ответила она, но мило покраснела.
   И мы в полной тишине прошли к выходу. Отойдя от портрета Полной дамы, переглянулись, посмотрели друг другу в глаза и рассмеялись. Да, шок - это по-нашему! Отсмеявшись и натянув на лица бесстрастное выражение, пошли к выходу из замка. Попадающиеся нам навстречу школьники жались к стенам, мы, молча, полностью игнорируя их, проходили мимо. Через несколько минут мы наконец вышли из замка. Ещё пять минут неторопливой ходьбы по узкой протоптанной в снегу тропинке ипривели нас на берег озера, около опушки рощи небольших пятнадцати летних тополей. Тридцать минут неторопливой тщательной разминки и началось - мы постепенно увеличивали темп, давая свободу ярости, к ударам мечами добавлялись удары сырой силы. Ярость, азарт, веселье переполняло нас, вот я, направляя энергию в левую руку, накопил до боли, до ломоты в мышцах и суставах, и выпустил по Герми, она рывком ушла из под удара, и уже мне пришлось укорачиваться от потока её силы...
   Вдруг она остановила нас крикнув - "Стой!".
   - Почему?- недоуменно спросил я
   - А ты оглянись! - Её лицо раскраснелось, капюшон слетел и теперь её копна непослушных каштановых волос топорщилась во все стороны. Какая же она всё-таки милая.
   Но пересилив себя, оглядел окрестности. Мм-м-да-а, повеселились, однако мы знатно. Рощи больше нет, многие деревья сломаны силовыми ударами, другие срублены мечами. О, а это просто сожжено, чёрт, а это, оно что заморожено?
   Гермиона подошла ко мне:
   - Миша ты цел? Я так испугалась, когда поняла, что мой удар заморозил то дерево, кажется, мы перестарались.
   - Угу, согласен с тобой, вон я огнём ударил, да и вообще, как мы эти разрушения объясним?
   Мы повернули к замку, и только сейчас увидели зрителей. Почти весь Гриффиндор стоял в воротах замка метрах в ста от нас. Ну что же, возвращаться надо в любом случае и закинув мечи в ножны, мы побрели к замку. Все кроме Невилла, Гарри, Парвати и Рона бросились внутрь, ребята ждали нас около ворот.
   - И что это было? - спросил нас Поттер, когда мы подошли.
   - Пар спустили, небольшой дружеский поединок - ответила Гермиона.
   - И часто вы так развеиваетесь? - С подозрением спросил Невилл.
   - С такими разрушениями впервые, а мечами каждое утро звеним. - Объяснил я.
   - Глядеть на вас было страшно, два снежных вихря, звон мечей, треск падающих деревьев, мы за вами даже взглядом следить не успевали. Было круто! - восторженно произнес Поттер.
   - Да уж круто, вы, когда так оделись, о чём думали? Когда вы в гостиную спустились от вас тьмой, смертью и холодом на всех повеяло, вы одним своим видом всех до дрожи довели, а потом ваша схватка, сейчас они всей толпой бегут к МакГонагалл или директору. В общем, вас уже наверняка ждут - высказал своё мнение обеспокоенный Невилл. Парвати же только закивала, но в её глазах можно было увидеть скорей восхищение, чем страх.
   И точно МакГонагалл вместе со Снейпом ждали нас в вестебюле:
   - Черных, Грейнджер к директору - велела наш декан.
   Нас вели как под конвоем, вот и горгулья, дурацкий пароль "момпансье" и мы поднялись в кабинет. Дамблдор, Флитвик и Спраут нас уже ждали. Хм... а почему все деканы тут? Ладно, директор и Маккошка, это понятно, а остальные что тут забыли? Так впечатлялись нашим выступлением?
   - Лимонные дольки? - традиционно предложил Дамблдор, как и всегда все отказались.
   Дамблдор минут двадцать рассуждал о коварстве и многоликости зла, о стремлении к свету и прочей, с моей точки зрения благоглупости. Фанатик, что с него взять?! Мы с Мионой пропускали всю эту болтовню мимо ушей, но всему есть придел, мы же так ужин пропустим!
   Я, усмехнувшись, перебил его:
   - Конкретней, пожалуйста, что мы нарушили?
   - Черных не смейте перебивать директора! Что за представление вы устроили сейчас у озера? Половина факультета в испуге примчалось ко мне! И, в конце концов, почему вы одеты не по форме, да ещё при оружии!? - МакГонагалл была в тихой ярости.
   - Это уже смешно, первокурсники целый факультет запугали, ну потренировались мы немного у озера, мечами позвенели, развеялись, мы даже палочки не доставали, разве это запрещено? А лёгкие доспехи одели, чтоб ранения не получить. - Возразил я.
   - В школьном уставе указано, что ношение формы обязательно во время занятий, а они начинаются только завтра - добавила Гермиона.
   - А учитывая нашу хэллоуинскую встречу с троллем, мне вообще кажется, что доспехи и меч абсолютно необходимы в школе - раздраженно заметил я.
   - Ребята, вы действительно одеты неподходяще - дипломатично высказался Флитвик.
   - Да от вашего вида в дрожь бросает. - Бросила Спраут вздрагивая.
   - Ни я, ни Гермиона, не нарушили ни каких законов или правил. Если кого-то пугает наш внешний вид во время тренировок, то это их проблема. Сегодня мы немного увлеклись и уничтожили несколько деревьев. Если надо, то мы согласны возместить ущерб.
   - Да какой ущерб? Ничего ценного - печально ответила Спраут.
   - Дети не нарушили никаких школьных правил, и в том, что твои львята, Минерва, настолько пугливы, они не виноваты. Я вообще не понимаю, что мы сейчас здесь обсуждаем. - Решил поддеть МакГонагалл Снейп. - И вообще, дети на ужин опаздывают. - По нему было видно, что он откровенно наслаждается бешенством нашей деканши.
   - Идите на ужин - велел нам Дамблдор.
   Зайти к себе и переодеться мы уже не успевали, поэтому зашли в Большой зал замотав ножны с мечами в плащи. Естественно все были в курсе последних событий, в зале чувствовалось напряжение, многие школьники нас откровенно боялись. Чувство чужого страха приятно, но в дальнейшем это может стать проблемой... Садимся напротив Гарри и Невилла. Понимая, что расспросов не избежать Гермиона кратко рассказала о разборках в кабинете директора. Ближе к концу трапезы к нам подсели близнецы Уизли и в своей обычной манере начали:
   - Жаль мы ваше представление не видели
   - Но к озеру уже сходили
   - Знатно вы там повеселились
   - Тополиную рощицу в труху
   - Круто, в следующий раз
   - Нас позовите, нам интересно.
   - Ладно, завтра позову - пообещал я, предвкушая, как разбужу их в пол шестого, облив водой.
   - О, он обязательно позовёт - сказала Гермиона, с жалостью глядя на близнецов.
   - Мы только посмотреть, участвовать не хочется - они заподозрил назревающую пакость.
   - Уизли не беспокойтесь, боевые приемы на вас отрабатывать не будем, это мы исключительно друг на друге. - Шутливо возмутился я.
   - Вы лучше спросите, почему никто за четыре месяца не узнал о наших тренировках - Ехидно заметила Гермиона.
   - О просветите нас недостойных. - Попросил, кажется, Фред.
   - Элементарно - в половину шестого все спят. - пояснила Миона.
   - И завтра вы тоже встаёте, и даже не надейтесь, проспать не выйдет - сказал я улыбаясь.
   - Фред они так жестоки
   - Да согласен Фред не дать нам спать так жестоко
   - Пойдём Фред
   - Пойдём
  
   Вот и этот день подошёл к концу, завтра начинаются занятия. Будет весело.
   Утро, в пять тридцать, спальня третьекурсников, огласилась потоком русского мата. Нет успокоился я довольно быстро, секунд за пять, но ещё секунд двадцать матерился чисто автоматически, в душе удивляясь своему умению материться. Ведь всего минуту назад я точно этих слов не помнил, вот что ведро ледяной воды делает. Гады! Мало того, что устроили мне не запланированное умывание, так ещё и спокойно дрыхнут, поставили вокруг кроватей защиту и преспокойно спят дальше, а сзади Герми надо мной смеётся. Нет, месть отложим, всё равно ничего прямо сейчас предпринять нельзя. Разворачиваюсь и выхожу в гостиную, Миона глядя на меня, взрывается очередным приступом хохота.
   - Ох, Миша, видел бы ты себя со стороны, ты так мило выглядишь, когда злишься. - Сквозь смех проговорила она.
   Она так заразительно смеялась, что я не выдержал и тоже заржал.
   - Классно они меня подловили, не ожидал я сегодня от них, этого, но мстить я буду и, мстя моя, будет страшна. - Отсмеявшись, сказал я. И мы пошли на ежедневную тренировку.
   В восемь мы как всегда были в Большом зале и завтракали, кофе и сандвичи, и как остальные могут, есть эту овсянку и пить тыквенный сок? Тошнотворная гадость, ненавижу. Вот и торжествующие близнецы появились. О, они заметили мой обещающий мучения взгляд, и немного побледнели. Надо их немного попугать, завожу с Гермионой разговор о мстительности якобы присущей роду Черных, она сразу поняла мои намерения и подключилась. Ой, кажется, наш спор о преимуществе разных школ пыток был лишним. Но откуда же мы могли знать, что у юных магов настолько яркое воображение и отсутствует чувство юмора? Побледнели вон все ой, а Рона вообще замутило и он из-за стола выбежал. Но раз уж начали, играть надо до конца, спокойно продолжая спор выходим из Большого зала, лишь отойдя подальше от посторонних, позволяем себе рассмеяться. Ничего, пусть Уизли понервничают, ожидая ответа за утренею шутку, а мы будем подтверждать имидж неуправляемых мстительных отморозков.
  
   С учёбой возникли ожидаемые проблемы. Палочковая магия нам не давалась от слова совсем. Если элементарные заклинания типа "люмос", "агуаменти" или "пиро" в моём или Гермионы исполнении получались просто излишне мощными, то попытка выполнить что-то более сложное часто приводит к неожиданным последствиям. Так на трансфигурации, часто вместо превращения, мы предметы в лучшем случае сжигаем, а иногда и взрываем. Вот и сейчас нам надо превратить этих жуков в пуговицу. Нет, если я просто направляю на жука палочку, ярко представлю пуговицу и направлю в палочку точно дозированный поток силы, то получается не плохая пуговица. Но если я пытаюсь сделать всё как положено, произнести заклинания, с правильным движением палочкой обеспечена очередная кучка пепла. МакГонагалл внимательно следившая за мной, ошибок не видит, а получается пепел. Конечно, мой способ неплох, но постоянно сознательно контролировать поток силы, утомляет. Три четыре превращения и внимание рассеивается и как результат - вновь горстка пепла. У Гермионы та же проблема.
   Наконец звонок возвестил окончание урока и мы всей толпой пошли на чары к Флитвику. У него нам было весело, совсем "весело" элементарное "агуаменти" в исполнении Гермионы вызвало поток воды, как из пожарного брандспойта. Хорошо, что наученный горьким опытом, Флитвик успел закрыть всех щитом. Ну вот, он и напомнил нам о дополнительных занятиях в пять, к сожалению в связи с моим ранением, занятия небыли регулярными, надеюсь во второй половине учебного года у нас получится заниматься более регулярно. Обед и гербология прошли спокойно. Настало время пойти к Флитвику.
   Он ждал нас, как обычно сидя в кресле и листая фолиант, размером чуть ли не с него самого. Давайте начнём, произнес он, откладывая книгу и взбираясь на свою импровизированную трибуну.
   - Вам необходимо учится постоянно контролировать поток вашей магии, стандартный способ колдовства вам с мисс Грейнджер совершенно не подходит, из-за того, что вы слишком рано начали использовать беспалочковую магию. И сейчас научиться творить сложные заклинания палочкой для вас будет крайне тяжело. Обычно палочка отмеряет, конфигурирует и фокусирует поток магии. У вас же очень широкие энергоканалы, и поэтому в заклинания всегда вкладывается намного больше энергии, чем надо. Её поток концентрируется не только в палочке, поэтому вам придётся сознательно контролировать равномерность и объём потока вашей силы. Вот наденьте эти очки, они позволят вам видеть магические потоки. Практически все заклинания состоят из стандартных блоков, как из звуков слова Всего их 728, вы должны научиться бессознательно их создавать. Начнём, я медленно показываю, а вы пытаетесь повторить за мной соответствующую конфигурацию потоков. Всего пара тысяч повторов и мы переходим к следующей букве. - Улыбается он и начинает своё занятие.
  
   Основательно он нас загрузил. На ужин мы едва доползли, устроились рядом с Невиллом, ужинали, наслаждались отдыхом и беседой. Гарри с Роном сегодня сильно опоздали на ужин, и были какие-то подавленные.
   - Что случилось? - Спросил их Невилл.
   - Снейп. - Как будто это всё объясняет, буркнул Рон.
   - Что Снейп? - Спросил я.
   - Снейп будет судить матч с Хаффлпаффом, и поэтому мне конец - пояснил Гарри.
   - Не говори глупости, ничего он тебе не сделает, на большее чем придирки, и запугивания он не пойдёт - возразила Гермиона.
   - Ничего ты не понимаешь зубрила, в прошлый раз он чуть не убил Гарри, прокляв метлу. - Прорычал Рон.
   - Уизли, если ты ещё раз посмеешь поднять голос на Гермиону, я отрежу твой язык и заставлю его съесть! - Я чувствовал, как моя ярость выплескивается на сидящих рядом, а взгляд туманится пеленой. Они побледнели от ужаса и отшатнулись. Через минуту меня отпустило, взгляд прояснился. Я не понимающе оглядел испуганных, даже шокированных ребят.
   - Я видела, как меня протыкают те трубы - прошептала вдруг Гермиона.
   - А я чувствовал, как ты отрубил мне руки, а потом голову - сказал Рон, и содрогнулся всем телом.
   - А я разбился, упав с метлы - признался Невилл.
   Я видел, что и сидящие дальше от меня ученики были напуганы. Это что же получается, я их всех так напугал? И Гермиону? Кошмар. Я извинился:
   - Ребята извините, я не нарочно, просто Рон нагрубил Гермионе, а я от этого просто свирепею, едва удержался, чтобы не прибить его тут же
  
   Шли дни, мы постоянно занимались: с пяти тридцати до семи сорока наша обычная тренировка, в восемь завтрак, потом учёба, в два обед, с двух тридцати до четырёх опять учёба, затем до семи, учимся управлять потоком магии используя палочку, под руководством Флитвика, в семь ужин до десяти выполняем уроки, в одиннадцать спать. Времени катастрофически не хватало. Даже матч Хаффлпафф - Гриффиндор прошёл мимо нашего внимания. Постоянные занятия стали давать свои плоды, на чарах мы начали выполнять заклинания по программе без страха сжечь, взорвать, или разрушить класс. Конечно, каждое новое заклинание нам давалось гораздо тяжелее, чем другим, зато мы учили его сразу как в вербальной, так и невербальной и в безпалочковой форме.
  
  

глава 13

.

   Опять трансфигурация, да я этих мышей не могу уже видеть! И кому только нужно это очередное издевательство над здравым смыслом?! Превращать живую мышь в табакерку?! Нет я понимаю, что нарабатывается навык трансфигурации, но неужели нельзя придумать что-нибудь более практичное чем этот маразм! Но деваться мне было некуда, приходилось пытаться повторять за МакГонаглл, в итоге очередная мышь под моей палочкой с истошным визгом заживо сгорела. Раздавшийся звонок, закончил мои мучение. Мы вышли из класса и уже спустились к большому залу, когда его снобейшество Малфой решил проявить "остроумие":
   - Черных, если ты так любишь жареных мышей, то ты только скажи, я прикажу домовикам, они тебе их нажарят.
   - Ничего ты Малфой не понимаешь, вот ты только подумай круцио же запрещено, а мне понадобиться ну скажем у тебя что-нибудь узнать, а веритасерума под рукой не будет. Представил? Я же смогу тебя хоть до твоей смерти "прожаривать", ты сам все расскажешь перед тем как сдохнуть, все что мне только захочется от тебя узнать! А любая проверка моей палочки кроме известной школьной формулы трансфигурации ничего не покажет! Понимаешь теперь какие перспективы это открывает?! А ты: "они тебе нажарят мышей", тупой ты Малфой просто как и все остальные чистокровные даже если ткнуть тебя носом, не в состоянии увидеть прекрасную замену запрещенному министерством круцианусу! Конечно далеко не настолько гуманную, но поверь состояние врага после пытки, это будет последнее о чем я подумаю.
   Сегодня весеннее равноденствие, двадцатое марта, пятница. А значит именно сегодня мы с Гермионой проведем первый в нашей жизни ритуал! Всё уже давно готово. Остаётся только суметь выбраться за защиту замка. Благо все уже привыкли к нашим вечерним прогулкам. Забавно, вот и сейчас увидев, как мы вооруженные мечами идём по коридорам замка, Снейп лишь хмыкнул и спокойно прошёл мимо. До чего же привычки полезная вещь! Впрочем вот мы и на берегу озера, еще немного прогулялись по берегу до границы щита и наконец я воспользовался телепортом родового перстня.
   "К этому просто невозможно привыкнуть"! поморщившись пробормотал я едва, мы материализовались на пустоши рядом с развалинами моего родового гнезда. Гермиона кивнула в ответ. Было не так уж и сложно пробраться к пещере в одинокой скале возвышающейся над развалинами, расчищая дорогу от снега телекинетическими ударами. Это сердце владений моего рода - пещера с алтарём. Не смотря на то что перед магией мы с ней женаты, пока ее кровь не окропит алтарь, он для Гермионы будет ощущаться не более чем простой грубо обработанной базальтовой глыбой. Именно кровь ведомой в паре берсерков должна пробудить родовуюмагию. И лишь затем настанет мой черед окропить камень кровью. Подтверждая пред предками что она вовсе не очередная жертва принесенная на алтарь, а моя нареченная! Подтверждая ее право на владение родовой силой и магией! Она внесла в зал спящего Проглота. Наблюдаю за тем как из ее рассеченной кинжалом ладони на алтарь падают первые алые капли, как мгновенно вокруг нас сгущаются зловещие тени. Как ее лицо бледнеет от оттока ее силы в алтарь. Что ж пора и моя кровь окропила алтарь, подтверждая право Гермионы быть здесь подтверждая ее право на магию теперь уже окончательно не моего а НАШЕГО рода! Перебинтовав ее рану я вышел из зала. Гермиона как и я берсерк, а значит создавать из Проглота своего фамилиара она должна сама, в одиночестве! Это ее фамилиар, ее ритуал, и боль тоже ее. Я не имею права в этот интимный процесс ведьма и её фамилиар это единое целое тем более она ведьма берсерк! Поэтому буду ждать окончания ритуала снаружи у входа в пещеру. Именно так было записано в кодексе уже именно нашего с ней рода!
   Прошёл почти час, вместо положенного получаса, прежде чем ощущение давление магии исчезло, и я смог войти, не опасаясь того, что своим появление нарушу ритуал и наврежу ей. Бессознательная Гермиона лежала на камнях рядом с алтарём, Проглот сидел рядом с её головой. Взял Гермиону за руку, прижал к себе кота и использовал заранее купленный у гоблинов портал до Хогсмида. Мгновение и мы уже очутились на границе поселения рядом с дорогой в Хогвартс. Чёрт! Гермиона не только так и не пришла в себя, но и проигнорировала все мои усилия направленные на это.
   На минуту задумался и решив, что вернуться в школу будет логичным вошел в транс и легко подняв девочку на руки понес ее в Хогвартс. Благо весила она совсем не много, да и в трансе берсерк становится намного сильнее и выносливее человека пусть и мага. Когда я достиг замка передо мной возник сакраментальный вопрос: что же мне делать?! Из-за того, что ритуал сильно затянулся, ворота уже были закрыты. "Чёрт, чёрт, чёрт! Гермиона, очнись!" почти в истерике кричал я, тряс её и даже несколько пощёчин дал, но она мои потуги вообще никак не отреагировала! Я понимал, что ей срочно нужна колдомедицинская помощь! А единственный известный мне колдомедик был в школе!
   Вариант оставался только один - должна же защита школы сообщить директору о нападении?! Отошел от ворот метров на двадцать снял с себя плащ свернул и подложил его Гермионе под голову устраивая ее поудобнее. Ударил силовым толчком по воротам, и получил нулевой результат, энергия удара просто впиталась. Подумал, а что если физически? Так для этого, нужен таран. Огляделся в поисках подходящего дерева. Мое внимание привлек вяз росший у дороги на самой на опушке. Напитав магией меч дерево удалось срубить с первого удара. На то чтобы очистить ствол от ветвей и вырубить подходящее по размеру бревно, футов тридцать в длину я потратил еще пара минут. Телекинезом поднял импровизированный таран и ударил им в ворота, ворота можно сказать и не шелохнулись, зато какой раздался звук удара! Я повторил так несколько раз, не прошло и пяти минут когда понял, что еле стою от усталости но едва подойдя к по-прежнему лежащей без сознания Гермионе я сел отдохнуть возле нее на землю, когда со скрипом открылась небольшая калитка в которой появился Белобородый старик. Не думал, что когда-нибудь буду рад видеть этого маразматика. Поднял на руки Гермиону и бросился в больничное крыло к мадам Помфри,
   - Черных, что с Грейнджер? - спросил Дамблдор.
   - Не знаю, потеряла сознания - ответил я пробегая мимо него, ни на секунду не останавливаясь.
   Через пару минут я уже вбегал в больничное крыло ударом ноги вынеся входную дверь
   Заспанная Поппи Помфри, вышла из своих покоев, зевая и на ходу завязывая пояс белого халата, практически тут же.
   - Черных, опять?! -- колдомедик начала было возмущаться, но увидев лежащею Гермиону вопросительно выгнула брови .
   - Помогите, она уже час не приходит в себя. - Пояснил я ей ситуацию
   - Сейчас помогу, отойди от неё и не мешай мне.
   Мадам Помфри достав волшебную палочку наложила на Гермиону диагностические заклинания, одно за другим. Всё больше мрачнея после каждого следующего.
   - Поппи, что с девочкой? - сразу же спросил ворвавшийся в палату Дамболдор.
   - Похоже на последствия ментальной атаки, к счастью похоже мозг не пострадал или пострадал незначительно, точнее сказать не могу у девочки очень сильная естественная защита, пока она не придёт в себя, большего сказать не могу.
   - Ясно, я могу как-нибудь помочь?
   - Пока нет, хотя помощь Снейпа завтра утром может понадобиться.
   Я стоял рядом и слушал этот разговор. Услышав, что мозг если и поврежден то не сильно, я немного успокоился. Дамблдор внимательно посмотрел на меня:
   - Черных, вы уже сделали всё что могли, ваше присутствие здесь не нужно, пойдёмте в мой кабинет, нам надо поговорить.
   Подавленный я шёл за директором, все мои мысли были там, с Гермионой. Вот и каменная горгулья, поднимаемся в кабинет, рассаживаемся, я оказываюсь прямо напротив директора.
   - Черных я знаю, вы мне не доверяете, и, увы, после моей оплошности с троллем у вас есть для этого все основания, но сейчас вы должны рассказать мне что случилось.
   - Я не знаю, - соврал я, - было всё как обычно, мы шли по опушке леса около озера, а потом я очнулся на дороге около Хогсмида, Гермиона лежала рядом со мной без сознания. Я попытался привести её в чувства, но ничего не получилось и тогда, на руках я отнёс её к воротам замка и постучался.
   - Постучался ты громко, ничего не скажешь, я думаю, весь замок на ноги поднял.
   - Простите, я не знал, как по-другому на помощь позвать.
   - Всё в порядке, ты правильно поступил и главное, ты не растерялся - сказал Дамблдор и ободряюще улыбнулся, посверкивая своими очками-половинками.
   В этот момент я непроизвольно поглядел ему в глаза, это было похоже на пропущенный удар в голову, сознание поплыло. Очнулся я от ощущения словно меня стукнуло током. Открыв глаза увидел склонившегося надо мной бледного и тяжело дышащий Дамблдора с бисеринками пота на лбу.
   - Очнулся - улыбнулся директор падая в кресло - у тебя был обморок Черных возвращайтесь к мадам Помфри, пусть она тебя осмотрит и я думаю лучше тебе оставайтесь там до завтра.
   - Благодарю вас - встал обозначил поклон, развернулся и вышел. Только сейчас я осознал на сколько мы рисковали похоже директор попытался считать мою память к счастью похоже не очень удачно.
  
   Дамблдор провожая взглядом выходящего ученика, подумал: "Что же сегодня произошло? Кто мог на них напасть? И главное, зачем кому-то пытаться залезть к ним в память? Что могут знать эти пусть и необычайно сильные, но всего двенадцатилетние дети, тем более воспитанные маглами. Ещё понятно, если бы пытались прочесть Черных, какие-нибудь ранние воспоминания до амнезии, но Грейнджер? Похоже у девочки такой же мощный щит как у Черных, понятно, почему она в таком состоянии, пытались пробиться силой, но что хотели узнать? Хорошо, что они дружат с Гарри, конечно, приходится немного корректировать план, но такие союзники в войне мне понадобятся точно. И всё же кто и главное, что у них хотели узнать?"
   Если бы он только мог подумать, что все сегодняшние события были вызваны просто глупым любопытством, самоуверенностью и недоверчивостью этих детей...
  
   Я шёл в больничное крыло, и не мог успокоиться, думая, не стоит ли рассказать мадам Помфри о ритуале, поможет ли знание причины такого состояния Гермионы быстрее её вылечить или следовать ранее выработанному совместно с Гермионой плану. "Мозг цел, - рассуждал я, - а естественный щит не позволяет проверить сознание, даже если Помфри будет знать о ритуале, то это ничего не изменит, пока дергаться не надо, придётся ждать. - но парой секунд спустя появлялась противоположенная мысль - а вдруг есть контр ритуал?!
   И только когда я добрался до Больничного крыла, мои мысли остановили свой бег по кругу. Помфри явно ждала меня.
   - Мадам Помфри, как Гермиона?
   - Не беспокойся, всё с твоей красавицей будет хорошо. Иди сюда, тебя тоже необходимо проверить. - Следует несколько диагностических заклинаний и вердикт - с тобой всё в порядке, небольшие следы ментальной атаки, но в отличии от девочки ничего серьёзного, выспишься, и их не останется.
   - Мадам Помфри, разрешите я сегодня здесь останусь.
   - Конечно Черных, оставайся, так поздно идти в башню тебе не следует. Вот выпей, - она поставила на стол небольшой фиал, - это поможет тебе заснуть.
   Выпив зелья, я лёг на соседнею с Гермионой кровать, не успела за мадам Помфри закрыться дверь, как из под кровати, стоявшей в дальнем углу, вылез Проглот. Похоже он что всё это время прятался здесь! Кот поглядел на меня, подбежал и, запрыгнув ко мне на кровать, лизнул руку, а потом перепрыгнул к Гермионе и улёгся, прижавшись к её боку. Фигею, он всегда снисходил давая поласкать себя, а тут сам пришёл и лизнул меня и только потом ушёл к хозяйке, а до этого догадался спрятаться от Помфри. Какой умный котяра.
   Не смотря на выпитое зелье, заснуть не получалось, бессилие помочь Гермионе угнетало, бесило, просто приводило в ярость. Увы, врага, которого можно было бы превратить в кровавый фарш отсутствовал, и это бесило ещё больше. Хотелось крушить всё вокруг, разнести в пыль, найти кого-нибудь побольше и порубить на мелкие ломтики. Раздавшееся с кровати Гермионы шипение привлекло моё внимание - шипел Проглот, его шерсть стояла дыбом, в глазах горело зелёное пламя, он стоял перед Гермионой закрывая её, явно готовый погибнуть но не пропустить такого страшного меня к своей хозяйке. Это меня отрезвило, бешенство и ярость отступили, я успокоился. Не доверчиво поглядывая на меня, кот, перестав шипеть, пробрался к подушке и застыл так, что между лицом Гермионы и его мордой было дюймов пять, и мне даже казалось, он пытался своим взглядом ей что-то передать. Наконец зелье подействовало, и я провалился в сон.
   Утром, первым делом после того как открыл глаза, я повернувшись, осмотрел Гермиону, не знаю почему, но мне показалось, что сейчас она уже просто спит. Проглот лежавший у неё в ногах, почуяв, что я проснулся, с победным урчанием прыгнул ко мне на кровать и облизал мое лицо. На душе было спокойно, откуда-то появилась уверенность, в том, что сейчас с Мионой все хорошо. Я сел, положил Проглотика на колени, лаская его, я любовался спокойно спящей Гермионой, буквально млел от разливающегося по телу покоя.
   Вошла мадам Помфри.
   - Доброе утро Черных.
   - Доброе утро мадам Помфри.
   - Кот, как я вижу, к вам всё же пробрался, удивительно хитрое и настойчивое животное, я его уже дважды выгоняла. Черных вы можете иди, скоро уже обед.
   - А как Гермиона?
   - Иди Черных, иди. Всё с ней в порядке, я её уже проверяла, сейчас она просто спит, приходите к пяти, она как раз должна будет проснуться.
   - Спасибо.
   - Кота забери, не место ему в больничной палате.
   Не успел я отойти от дверей больничного крыла, как Проглот вывернулся из рук и мяукнув сбежал.
  

Глава 14

   На обед я пришёл одним из последних. В Большом Зале чувствовалось витавшее в воздухе напряжение. Сел на наше с Гермионой обычное место, в конце стола. В последнее время из-за напряжённой учебы мы несколько отдалились от её друзей, поэтому всегда быстро и молча обедали в относительном уединении, и сразу убегали заниматься. Но сегодня не успел я сесть, как ко мне сразу подсели неразлучные Гарри, Рон и Парвати.
   - Привет Михаил, как Гермиона? - как обычно первым начал Гарри.
   - Привет ребята. Она уже просто спит, мадам Помфри обещала, что к пяти проснётся.
   - А что с ней случилось? - Обеспокоено спросила Парвати.
   - Как Помфри выяснила - последствия ментальной атаки. Похоже кто-то пытался залезть к ней в память - обманывать друзей было не удобно, но во-первых здесь был Рон, а во-вторых это всё равно только наше с Гермионой дело.
   - Когда вы не вернулись к ночи со своих вечных тренировок, мы все забеспокоились, а ночью нас разбудил грохот, показалось, что кто-то напал на школу. МакГонагалл запретила выходить из башни. Мы были очень испуганы. Утром вас не было на завтраке, мы уже думали, что вы... ну что больше вас уже не увидим - в глазах Парвати блеснули капли запоздалых слёз.
   - Ребята простите, это я вас ночью разбудил, понимаете, вчера очнулся недалеко от Хогсмида прямо на дороге в Хогвартс. Голова страшно болела рядом Гермиона без сознания лежала, вокруг никого, ночь, ей помощь Колдомедиков нужна, а я кроме мадам Помфри никого и не знаю. Вот и принёс её на руках к замку, ворота были закрыты, вот я и постучался, ну чтобы нас пустили.
   - Чем же ты таким стучал, что весь замок на ноги поднял? - смеясь, спросил Гарри.
   - Да брёвнышком небольшим, всего то на полтонны весом, - в тон ему отвечаю, - маг я или где?!
  
  
   Уже в четыре я околачивался около дверей больничного крыла. Еле смог уговорить недовольную мадам Помфри, пустить меня в палату с единственным условием не шуметь. Теперь я сидел рядом с кроватью Гермионы и просто ждал, когда проснётся моя ненаглядная. Проглот разумеется тоже был тут, Помфри уже смирилась с его присутствием, и даже не пыталась его прогнать. Около шести, моё чудо наконец проснулось. Увидев меня, сидящего рядом, она улыбнулась.
   - Миша ты здесь, я рада.
   - Миона, солнышко, как ты?
   - Всё хорошо только слабость и голова болит, и знаешь, ну, в общем..., позови мадам Помфри, пожалуйста. - Она покраснела в сильном смущении.
   Я позвал. Помфри зайдя и едва взглянув на Гермиону, в приказном порядке мне скомандовала:
   - Черных выйдете, дайте ей привести себя в порядок, не смущайте девочку, - буквально вытолкнула меня за дверь, - вернёшься минут через двадцать.
   Разумеется, я никуда не ушёл, а ждал, усевшись на ступеньках лестницы рядом с дверью. Наконец я опять с Гермионой, просто сидел, держа её за руку и млел от ощущения её близости, она в безопасности, рядом. Счастье, оказывается это так просто, это когда любимая рядом и ей ничего не угрожает. Да знаю, я псих, но будь я проклят, если допущу повторения, лучше сам буду убивать, рвать на куски кого угодно, лучше я сам сдохну, чем увижу Миону так как тогда МАМУ. А значит нам надо стать сильнее, мне надо стать сильнее, чтобы защищать её. Мы почти не говорили, она была ещё очень слаба, я просто сидел рядом с ней.
   В восемь Помфри выгнала меня из палаты.
   - Иди на ужин, дай девочке спокойно поспать, и похоже к утру, она будет в полном порядке, удивительно быстро восстанавливается.
   - Вы её уже завтра выпишите?
   - Посмотрим, наверное, да.
   - Спасибо вам большое, за всё спасибо!
   В семь утра воскресения я пробрался в палату к Гермионе, благо двери в больничное крыло не запирались. Помфри выглянувшая из своих покоев и увидев меня, только обреченно махнув рукой, вернулась к себе досыпать. Я ждал, ждал её пробуждения, любовался её удивительно милым, спокойным во сне лицом. И вспоминал, вспоминал четыре последних года жизни. Герми, без неё я бы окончательно стал бесчувственной хищной сволочью, хотя скорее всего я бы остался там, в сгоревшем автобусе! Именно родившееся желание спасти эту незнакомую тогда девочку, бешенство вызванное невозможностью вывести её из разгорающегося ада, пробудили мои силы.
   Миона потянулась, открыла глаза, и радостно улыбнувшись, произнесла:
   - Миша ты снова здесь, мне, конечно, приятно твое внимание, но...
   - Гермиона не прогоняй, без тебя мне просто невыносимо скучно - перебил я её.
   - А я и не прогоняю, лучше рассказывай, давай, как дела в замке, что народ говорит? А то вчера у меня сил не было тебя слушать, спать хотелось. Мадам Помфри мне уже рассказала, какую ты всему замку побудку устроил. - При этих словах она так весело и мягко улыбнулась, что у меня аж потеплело на душе.
   - А что мне делать было? Ты без сознания, ворота закрыты, вот я как культурный человек и постучал в дверь маленько.
   - Ага, маленько, весь замок на уши поставил, между прочим, на калитке специально дверной молоток есть, он бы учителей магически оповестил.
   - Ну я ведь не знал...
   - А я тебе сколько раз говорила, читай "историю Хогвартса", а ты её даже не открыл, лентяй!
   Вошла мадам Помфри, и грозно нахмурившись, скомандовала:
   - Черных брысь на завтрак, и чтоб больше духу твоего здесь не было, к обеду отпущу я твою ненаглядную.
   Пришлось подчиниться. Действительно, часа через два, Гермиона появилась в гостиной. Мы сидели перед камином, тихо разговаривали о разных пустяках, любовались игрой пламени. Здоровая паранойя не давала нам обсуждать что-то серьёзное в замке. После обеда пошли прогуляться по берегу озера. Оставшись одни мы, наконец, смогли обсудить результаты злосчастного ритуала.
   - Миша, когда я, завершая ритуал, выпила измененную магией кровь из чаши, это даже не знаю, как объяснить... Понимаешь, есть я, девочка Гермиона и одновременно тоже я, кот, каждый думает и осознаёт себя отдельно, но и в то же время мы одно единое целое. Два набора чувств, желаний, стремлений, всё так запуталось, где я - человек, где я - кот. Видеть с двух точек разом с разными цветами, слышать и обонять, чувствовать, в итоге я просто захлебнулась во всех этих образах и отключилась, сейчас я знаю, что значит сенсорная перегрузка.
   - Миона, а как сейчас?
   - Сейчас? Ну я привыкла, обычно просто отгораживаюсь от ощущений Проглотика. Знаешь, мне пришлось научиться, когда во время завтрака неожиданно чувствуешь, что в ТВОЕЙ ПАСТИ ДЁРГАЕТСЯ ЖИВАЯ МЫШЬ, поверь это несколько мобилизует желание научиться отстраняться от сторонних ощущений. А так всё очень даже не плохо, научилась, когда нужно, резко обострять слух и обоняние, даже могу "включить" ночное зрение, вот! Нет, безусловно, ритуал стоил пары дней не самых приятных ощущений! - Было видно, что в Герми сейчас просто проснулась маленькая девочка. Которой до жути захотелось хоть чуть-чуть, но похвастаться. А мне так захотелось обнять её, что не смог себе в этом отказать.
   - Миона солнышко не пугай меня так больше! - Я обнял и прижал её к себе, пытаясь таким образом передать все те эмоции и чувства, что я сейчас испытывал.
   - Отпусти медведь, раздавишь! - полу придушенно прошипела Гермиона, стуча кулачками мне в грудь.
   - Тише комарик, лапки отобьёшь - рассмеялся я.
   - Ах, комарик, тогда защищайся! - Усиленный магией удар в грудь свалил меня с ног и отбросил футов на шестнадцать.
   Хороша всё же наша фамильная одежка, она позволяет легко выдерживать и не такое, перекатом ухожу от замораживающего удара, отвечаю силовым толчком, увернувшись Герми останавливается и кричит: "Всё хватит, устала!" И счастливо смеётся. Я тоже смеюсь, хорошо-то как, мы обнимаемся и счастливые возвращаемся в замок. Наша шуточная драка естественно не осталась без внимания. Встретившиеся нам на пути близнецы Уизли в шутку предложили:
   - Ребята, вы в следующий раз нас заранее предупредите, мы билеты продавать будем, прибыль пополам.
   - 80 на 20 - ответила Гермиона.
   - 60 на 40 - включились в торг парни.
   - нет 65 на 35, это последнее предложение - рассмеялась Миона.
   Так веселясь и дурачась, мы провели это замечательное воскресение.
  

Глава 15

  
   Потянулись серые будни, мы опять погрузились в учёбу по самые брови. Времени катастрофически не хватало, дополнительные занятия с Флитвиком, самостоятельное изучение материала и тренировки съедали его полностью, мы спали всего часов по 6 а иногда и того меньше. Постоянная усталость вызывала раздражение, но непонятное чувство, что мы фатально опаздываем, заставляло меня и Гермиону выкладываться на тренировках полностью, к каждой ночи мы находились на грани магического истощения, и к утру едва успевали восстанавливаться. В таком режиме прошла почти половина апреля. В субботу, сразу после обеда, к нам подошёл Гарри и заговорил:
   - Я знаю, вы очень заняты, но мне надо с вами поговорить.
   - Хорошо, пошли. - Согласился я и мы, покинув зал, зашли в пустующий класс.
   - Гарри давай рассказывай, что случилось. - Гермиона, как всегда, проявила своё любопытство первой.
   - Ребята только никому ни слова, - мы кивнули, - Хагрид завёл детеныша дракона!
   - Он с ума сошёл? Разведение драконов запрещено, он так в Азкабан попадёт! - перебила Гарри Гермиона.
   - Вот поэтому мы решили переправить его в Румынию в драконий заповедник к брату Рона. Чарли, сегодня в полночь он с друзьями его заберёт с вершины Астрономической башни.
   - И ты просишь нас помочь его туда отнести? - спросил я, Гарри кивнул.
   - Мы бы и сами, но Рон к Помфри надолго попал, его дракончик покусал.
   Если бы мы небыли настолько вымотанными то безусловно отказались участвовать в этой авантюре, но соблазн под благовидным предлогом отменить вечернею тренировку был слишком высок и я не особо задумываясь согласился.
   - Ладно, поможем, встречаемся в одиннадцать тридцать у Хагрида, Возьми свою мантию.
  
   Когда мы с Гермионой подошли к хижине Хагрида, нас уже ждали, Гарри с Парвати разговаривали с лесником, рядом стоял закрытый и дёргающийся ящик.
   - Гарри, надеваешь мантию и проверяешь путь на башню, если всё нормально и путь свободен, сразу назад. Парвати остаёшься с Хагридом - уверенно скомандовал я.
   - Но почему? Я тоже могу вам помочь. - Возмущённо спросила Парвати.
   Отведя её в сторону, ответил - Извини, но ты только будешь мешать, мы с Гермионой и сами справимся. А ты лучше побудь с Хагридом, а то у него глаза на мокром месте. А как мы уйдём, возвращайся в гостиную, только постарайся не попасться. Вы тут вообще намудрили не могли брата Рона позвать прямо к хижине? Нет сейчас вот придется тащить этот ящик через пол замка
   Гарри вернулся через десять минут и рассказал:
   - Там Малфоя МакГонагалл поймала, повела к Снейпу!
   - Отлично! Герми ты впереди, я через десять секунд за тобой. Побежали!
   Гермиона стремительно и бесшумно бросилась вперёд по мраморным ступенькам и тёмным коридорам. Вверх по лестнице, потом ещё по одной. Я левитируя ящик с дракошей бежал следом. Вот и спиральная лестница на вершину башни. Последний рывок и верхняя площадка. Опускаю ящик, наконец, можно отдохнуть, мы с Герми сидим на парапете, ждём, любуемся звёздным небом и болтаем. Сняв мантию, появился Гарри:
   - Ну вы и даёте! Вы так неслись, что я за вами не поспевал! - А потом, счастливо улыбнувшись, продолжил. - Я готов кричать от радости Малфой попался!
   - Не стоит Гарри, не стоит - возразила Гермиона.
   Десять минут спустя из темноты появились четыре метлы с тёмными фигурами на них. Друзья Чарли оказались весёлой компанией. Они показали упряжь, которой обзавелись, чтобы подвесить ящик с дракошей. Дружно упаковали ящик, а потом мы пожали им руки и они сказали нам большое спасибо, взлетели, выше и выше... и исчезли в ночной тьме. Блин вот просто чувствую, что нас нагло использовали как последних идиотов. Но возмущаться было несколько поздно и я ничего не сказав отдал команду к возвращению. Поздно уже, спать хочется, а завтра опять очень рано вставать
   Блин, как мы могли так рано расслабиться? Как могли не заметить МакГонагалл поджидавшею нас на выходе из башни?! Блин! Что сейчас буде-ет...
   - Грейнджер, Черных, что вы здесь делаете в час ночи? А вы мистер Поттер? Как вы смеете нарушать школьные правила?!
   - Герми пошли спать - и, зевая, я просто в наглую игнорирую существование профессора.
   - Конечно, Миша, пошли. - Миона сразу поддержала моё желание подшутить над деканом.
   - Что это значит? А ну стоять! Стоять, я сказала! - кричала МакГонагалл в наши спины.
   Я с Гермионой, молча, игнорируя вопли декана, по прежнему продолжали идти к Гриффиндорской башне.
   - Поттер, что это с ними? - Спросила растерявшаяся, но судя по голосу, злящееся МакГонагалл.
   - Я не знаю, профессор - ответил Гарри.
   - Всё, хватит! - сказала МакГонагалл и достала палочку. Конечно, мы этого видеть не могли, но вот характерный звук трения дерева о ткань, мне был хорошо известен.
   К тому моменту, когда в нас полетел невербальный "Петрификус тоталус", мы успели отойти футов на пятьдесят, и поэтому легко уклонились, продолжая удаляться. За первым заклинанием последовало второе, потом третье, затем заклинания посыпались непрерывным потоком, игра получилась на удивление увлекательной! Несмотря на то, что нас разделяло расстояние в футов шестьдесят - шестьдесят пять и отсутствие площадных заклинаний, укорачиваться от постоянного потока разноцветных лучей и при этом неторопливо идти в сторону башни было затруднительно, но в тоже время это было восхитительно весело. Этот фарс продолжался почти ДЕСЯТЬ минут на всём протяжении дороги к портрету Полной дамы. К сожалению данная "личность" отсутствовала, и нам по неволе пришлось остановились около пустой картины.
   Профессор, видя, что мы встали, опустила палочку и подошла к нам.
   - Профессор МакГоногалл здравствуйте, а что вы здесь делаете? - мило "изумилась" Гермиона, удивлённо хлопая глазками.
   - Какая восхитительная наглость! По пятьдесят баллов с каждого и наказание, какое конкретно узнаете позже - прорычала декан, развернулась и ушла.
   Мы остались втроём.
   - Выше нос Гарри, все живы, никто не ранен, подумаешь баллы, да кому они нужны, зато как повеселились! А какое у Маккошки было лицо, когда мы мимо неё прошли!.. - Пытался я его успокоить. Но, увы, не очень-то получилось.
   Картина отодвинулась, выглянула Парвати: "Заходите быстрее!" - велела она.
  
   Утром сначала Гриффиндорцы, проходя мимо стеклянных часов, где отмечались очки факультетов, решили, что это какая-то ошибка. Как так вдруг случилось, что у них на сто пятьдесят очков меньше, чем вчера? А потом поползли слухи: Гарри Поттер, знаменитый Гарри Поттер, герой двух последних матчей по квидичу, потерял все эти очки, он и ещё Черных с Грейнджер. И внезапно, из одного из самых популярных и обожаемый людей в школе, Гарри стал самым ненавидимым. И если меня и Гермионой задевать боялись, то Гарри страдал. Даже ученики Рейвенкло и Хаффылпаффа ополчились на него, потому что все так надеялись в этом году посмотреть, как Слизерин потеряет Кубок. Куда бы он ни пошёл, все показывали на него пальцами и, даже не потрудившись понизить голос, оскорбляли. Слизеринцы, с другой стороны, хлопали в ладоши, когда он проходил мимо, смеялись и свистели: "Спасибо Поттер, будем должны!"
   Ситуацию надо было срочно менять, и, обсудив это, мы с Мионой решили взять всё на себя. Придя на ужин и дождавшись когда в Большом Зале соберутся все ученики мы вышли на середину зала и громко высказались:
   - Сегодня вы все были удивлены потерей факультетом Гриффиндор 150 баллов. В этом обвиняют Поттера, но это ошибка. Поттер лишь пытался остановить нас. В потере этих глупых баллов виноваты только мы. Это мы пошутили над профессором МакГонагалл. Если кто-то из вас не доволен нашим поведением, то он может высказать это нам в лицо.
   К концу нашего короткого выступления мы оба были в бешенстве, по мере произнесения речи постепенно отпускали путы, которыми постоянно сдерживаем свою ЯРОСТЬ, а с последним словом, вообще провалились в боевой транс. Мы чувствовали, как волны нашей не сдерживаемой более волей ярости изливались на окружающих, в ответ, вызывая СТРАХ, мы впитывали чужой ужас, мы просто упивались им, он приносил нам СИЛУ, и чувство ВЛАСТИ, мы, едва контролируя себя, вышли из зала.
   - Герми что это было?
   - Не знаю Миша, но я чувствовала их ужас, и он приносил мне силу и чувство могущества.
   - Мне тоже, Миона, мне тоже... - Сказал я задумчиво. - И это пугает меня, такое чувство всесилия, самое худшее, это затягивает как наркотик.
   - Что будем делать Миша? Я в первый раз в жизни боюсь себя.
   - Не знаю Миона, просто не знаю...
  
   В это время в Большом Зале МакГонагалл обсуждала произошедшее с Дамблдором.
   - Что это было Альбус? Давно я так не пугалась. Да что там, я была парализована ужасом.
   - Не знаю точно, магов со способностями берсерков в Англии уже несколько веков не видели, остались лишь скудные записи, но если учесть, что и обычный берсерк маггл в трансе вызывает ужас способный буквально парализовать врагов, то логично, если у магов эта способность гораздо сильнее.
   - Но Альбус что-то ведь надо делать! Они просто опасны, они не управляемые.
   - Минерва успокойся, да вчера они несколько переборщили. Разве ты не видишь, они сами напуганы. Они сами себя просто загоняли постоянными тренировками, и только для того, чтобы все силы потратить и не сорваться от их избытка. А сегодня? Они же почти сбежали из зала, когда поняли, что происходит. Минерва, они нормальные дети, добрые, умные, ответственные, да у них есть проблема, они берсерки, а это значит, что они постоянно чувствуют ярость, гнев, жажду боя, и пока очень хорошо с этим справляются. Им надо помочь, им необходимо каждый день выплескивать свою агрессию, поэтому я и позволяю им некоторые нарушения и вольности.
  
   Мы сидели перед камином, откровенно говоря, нам было хреново, непонятная реакция на чужой страх просто пугала, наверно именно так и становятся маньяками. В гостиной никого не было, все, взглянув на нас, не задерживаясь, расходились по комнатам. Зашли Гарри и Парвати подсели к нам и заговорили:
   - Ребята, конечно большое спасибо, то, что вы всю вину взяли на себя, но не стоило этого делать. Я же тоже там был, и заслужил наказания, а теперь получается, что все будут вас винить в потере этих чёртовых баллов. - Эмоционально произнёс Гарри, а потом, смутившись, продолжил. - И ещё, там, на ужине что было? Вы зачем всех напугали?
   - Сами не знаем, почему так вышло, даже не заметили, как в боевой транс провалились. - Ответил я. - А на счёт того, что теперь будут пытаться винить нас... Ты часом ничего странного, когда вошёл сюда, не заметил? - И поведя рукой вокруг, продолжил. - Видишь толпы возмущённых гриффиндорцев? - Гарри отрицательно мотнул головой. - Вот, и мы не видим.
   - Если честно, сами в шоке, едва из зала смогли уйти, ни на кого не напав. - Вдруг прошептала Гермиона, и, уткнувшись мне в плечо, заплакала. - Миша я боюсь, я не хочу, не хочу так, мы чудовища Миша.
   - Солнышко успокойся, всё хорошо, мы справимся, честно справимся, ты чудо, а не чудовище. Ты чудо. Успокойся, всё хорошо, Миона всё будет хорошо, мы научимся управлять своей силой. - Я успокаивающе обнимал и гладил по её волосам.
   Гарри и Парвати были сильно смущены увиденной ими сценой и хотели уйти. Но Гермиона попросила их остаться.
   - Парвати, Гарри посидите с нами, я, конечно, привыкла к тому что мы с Мишей всегда вдвоём. Но иногда хочется компании.
   - Гермиона конечно мы останемся - Парвати села рядом с Гермионой и ободряюще пожала её руку.
   - Простите меня за мою истерику, - сказала Гермиона, - просто мне страшно, там в зале... Это страшно чувствовать, как ты медленно скатываешься в безумие.
   - Герми успокойся, всё хорошо, все живы, никто даже не ранен! И я тут кое-что понял, вспомни девиз нашего рода: Благодаря страсти, я получаю силу. Подумай, это как раз о нас. Не ярость должна управлять нами, а мы повелевать яростью и переплавлять её в силу. Мы хозяева, а не рабы наших страстей, эмоции инструмент позволяющий получать силу. Всё как в зале...
   - Да Миша ты прав, раз твои предки с этим справлялись, то наверно сможем и мы.
   - О чём вы? - непонимающе смотря на нас, спросила Парвати.
   - Вы же знаете, что Миша чистокровный маг из очень древнего русского рода боевых магов, это строка из девиза его рода - пояснила Герми.
   - С этим девизом вообще странное творится. Гарри ты фильм "Звёздные войны" смотрел? - спросил я.
   - Да, все три части. Классный фильм, мне очень понравился. А что?
   - Помнишь главных злодеев?
   - Вейдера и Императора? Конечно помню, они ещё ситхами были. - И увидев на лице Парвати уж совсем ничего не понимающее выражение, пояснил для неё. - Они были кем-то на вроде тёмного лорда и его приспешников.
   - Писатель, написавший сценарий фильмов, в качестве кодекса ситхов использовал перевод на английский, девиз магического рода Черных. Видимо был знаком с кем-нибудь из рода.
   Оставшееся вечернее время мы провели весело, обсуждая разные фильмы и вообще книги большого мира. Между прочим, это выражение мне больше нравится, тем более что это соответствует истине. Ведь магический мир куда меньше. А пренебрежительное выражение магов - магл, по отношению к обычным людям, меня вообще бесит! Как так можно? Отдаёт какими-то фашистскими идеями. Я даже не могу представить, что когда-нибудь смогу назвать так родителей Гермионы...
  
   На следующее утро я, Гермиона и Поттер получили записки от Маккошки следующего содержания:
   "Ваше наказание начнётся сегодня в одиннадцать вечера. Вы найдёте мистера Филча в зале перед входом.
   Профессор Мак-Гонагалл"
  
   - Эта облезлая кошка совсем из ума выжила, назначать наказание на 11 вечера! - возмутился я.
   - Тише Миша успокойся - пыталась остановить меня Герми.
   - И не подумаю даже! Если наш декан старая ..(самка собаки).. страдающая от длительного воздержания, то это не повод мне не высыпаться.
   - Уй. Больно же Миона, хватит, всё-всё молчу. Ай, и материться больше не буду. Выучила на мою голову русский, Герми, а откуда ты эти слова знаешь?
   - Я словарь русского мата во Флориш и Блоттс совиной почтой заказала. - Показала мне язык Миона.
  
   Учитывая совершенно несуразное время назначенной нам отработки мы одев броню и демонстративно повесив на пояс мечи и кинжалы в одиннадцать спустились на первый этаж в зал, где нас уже поджидал Филч, там же уже были Гарри и Малфой.
   - Следуйте за мной, - сказал Филч, зажёг фонарь и повёл нас всех на улицу. - Держу пари, вы дважды подумаете, прежде чем нарушить ещё одно правило, а? - Злобно косясь на нас, сказал он. - Моё мнение, так боль и тяжелая работа - лучшие учителя... Как жаль, что старые наказания отменили... я бы подвесил вас к потолку за руки и вы повисели бы так несколько деньков, я всё ещё храню цепи в своём кабинете, смазываю, если они вдруг понадобятся... Вот, уже почти пришли, и не вздумайте убежать - вам же хуже будет.
   Мы шли, постепенно удаляясь от замка, и слышали каждое слово этого бреда. Мы с Гермионой, отойдя шагов на пятнадцать в сторону, веселились, устроив шуточный поединок, передвигаясь параллельно остальным время от времени обменивались бросками кинжалов используя телекинез. Малфой искоса поглядывая на нас, и испуганно жался к Филчу. Луна была яркой, но бегущие облака время от времени погружали мир в темноту. Впереди показались светящиеся окна хижины Хагрида, а немного погодя мы услышали и его зычный голос.
   - Это ты, Филч? Поторопись, уже пора.
   - Полагаю, вы думаете, что хорошо проведёте время в обществе этого простака? Тогда думайте хорошенько, ребятки - потому что вы сейчас пойдёте не куда-нибудь, а в Лес, и я надеюсь, вас не придётся собирать потом по кусочкам - запугивал тем временем ребят Филч.
   - В Лес? - повторил Малфой, резко остановившись, и голос его не звучал так хладнокровно как обычно.
   - Так ведь это ваша проблема, не так ли? - сказал Филч злорадно. - Вы могли бы подумать об оборотнях, когда лезли в неприятности и нарушали школьные правила!
   - Практически вовремя, - сказал Хагрид, вынырнув из темноты в сопровождении Клыка. В руках он нёс огромный арбалет, а за спиной колчан со стрелами. - Я жду уже почти полчаса. Всё в порядке, Гарри?
   - Тебе не стоит быть с ними таким обходительным Хагрид, они здесь, чтобы отбыть наказание - произнёс Филч холодно.
   - Так вот почему ты опоздал, да? - пробасил Хагрид, бросая на Филча хмурый взгляд. - Читал им лекцию, да? Сегодня это не твоё дело. Ты своё сделал, теперь ими займусь я.
   - Я вернусь к рассвету, за тем, что от них останется, - Филч злорадно оскалился, повернулся и пошёл к замку, освещая путь фонарём.
   - Я не пойду в Лес! - сказал Малфой обернувшись к Хагриду.
   - Пойдёшь, если хочешь остаться в Хогвартсе, - спокойно и даже беспощадно ответил на это Хагрид. - Попал в неприятности, будь добр расплачиваться за это. Будешь делать то, что требуется, а не то вылетишь как миленький. Коли думаешь, что твоему отцу будет приятнее, если тебя исключат, возвращайся в замок и пакуй вещи. Давай!
   - Ладно - выплюнул Малфой не пошевелившись. Он злобно посмотрел на Хагрида, но потом опустил взгляд.
   - Тогда послушайте меня сюда, потому что, то чем мы сейчас займёмся - очень опасно, а я не хочу, чтобы что-то произошло. Топайте за мной. - Развернувшись к Запретному Лесу, Хагрид повёл нас на опушку леса.
   - Это безумие посылать остальных первокурсников в Запретный Лес - прошептал я Гермионе
   - Мистер Хагрид насколько мне известно лес не даром назван запретным, запрет на его посещение прямо озвучен директором перед всеми учениками школы еще первого сентября. Я вынуждена уведомить вас что присоединюсь к протесту Малфоя и потребовать от администрации школы объяснений на каком основании вы приказываете нам нарушить запрет директора! - Строгим менторским тоном произнесла Гермиона- а также уведомить что в случае если мы подвергнемся опасности мы с Михаилом выдвинем против администрации школы официальные обвинения в покушении на жизнь учеников! - Но спустя буквально десяток секунд рассмеявшись продолжила - шутка! А если серьезно то давайте уже пойдем в лес поохотимся!
   Подняв фонарь повыше, Хагрид показал на узкую, извилистую тропинку, исчезавшую в темноте за могучими деревьями. Лёгкий ветер подул нам в лица, когда мы посмотрели на Лес.
   - Глядите туда, - сказал Хагрид, - видите вон те штуки, которые сверкают? Такие серебряные? Это кровь единорога. Кто-то его сильно поранил. И это второй за неделю. Я нашёл одного мёртвого в прошлую среду. Нам нужно найти бедняжку. Попытаемся ему помочь, а может быть, придётся избавить его от страданий.
   - А если то, что напало на единорога, найдёт нас первым? - сказал Малфой, неудачно пытаясь заглушить звучавший в голосе страх.
   Собственно, с его вопросом я был согласен. Посылать первокурсников ночью Запретный Лес! Да ещё оказывается с большой вероятностью попасться неизвестному зверю, который охотится на единорогов... Что-то с головами учителей не то.
   - В лесу нет ничего такого, что может причинить вам вред, если вы с Клыком и со мной, - невозмутимо сказал Хагрид. - И идите по тропинке. Сейчас мы должны разбиться на два отряда и пойти по следу в разных направлениях. Тут все залито кровью, по меньшей мере, с прошлой ночи.
   - Извини Хагрид, твое утверждение просто смешно, и если ты думаешь, что я в лесу расстанусь с Михаилом, то ты и в этом тоже ошибаешься! - громко возмутилась Гермиона.
   - Миона милая, взгляни, где эта дохлая кляча?! - попросил я, будучи уверенным, что усиленное ритуалом обоняние ей в этом поможет.
   Гермиона припав к земле, несколько раз принюхалась к следам, обошла, буквально стелясь над самой землёй, поляну, и уверенно показала направление.
   - Единорог около трёх часов назад прошёл туда, он сильно ранен и не мог далеко уйти - пояснила она.
   Хагрид в недоумении переводил взгляд с меня на Гермиону, наконец, решился и повёл всех в сторону указанную девочкой. В лесу было темно и тихо. Огромные деревья выползали в круг света, при этом тени, которые отбрасывали их сучья, вызывали игру воображения. Казалось, что множество тёмных тварей пытаются пробиться к нам и только свет фонарей отпугивают их, даже красиво и завораживающе как-то. Шли в молчании. Время от времени луч лунного света, проникавший сквозь кроны деревьев, искрился в лужице серебристо-голубой крови на опавшей листве.
   Нет, эти олухи Малфой и Гарри шли по лесу, как пара бегемотов, постоянно наступая на сухие ветви с шумом ломавшиеся, цепляясь за кусты в добавок эти идиоты еще и громко разговаривали. Видно окружающая обстановка их на время примирила, и они разговором пытались заглушить свой страх. В общем, портили мне и Герми всё удовольствие от атмосферной прогулки.
   - Оборотень может убить единорога? - спросил Гарри.
   - Он не так быстр, единорога нелегко поймать, он слишком сильное волшебное создание. До этого я и не знал, что их вообще можно вот так убить. - Со вздохом ответил Хагрид.
   Мы обходили ствол дерева, густо покрытого мхом, когда услышал звук бегущей воды; должно быть, где-то неподалеку есть родник.
   На извилистой тропинке там и тут попадались капли крови. Её запах, запах волшебной крови просто пьянил и если я ещё мог себя сдерживать, то обострённое обоняние сыграло с Гермионой злую шутку. Она резко свернула с тропы и плавно ускорилась, я крикнул Хагриду - "Гермиона не в себе, я за ней!" и бросился её догонять. Бешеная гонка по залитому лунным светом лесу, как описать это? Сила и лёгкость разливающееся в теле, необыкновенная чёткость мира когда видишь каждый листок и тонкую веточку, запах крови который ведёт по следу твоей добычи, и другие запахи примешивающиеся к нему - прелой листвы, коры, почвы..., быстрая смена тёмных и освещённых лунным светом участков... Три минуты мы неслись по лесу, перепрыгивая через поваленные деревья, кусты, иногда используя деревья для поворотов. Остановились, только выскочив из зарослей на залитую серебристым лунным светом поляну. Очевидно, к этому моменту наше сознании уже мало чем напоминало человеческое, опьянённые запахом крови мы были скорей парой хищных зверей, рвущимися к своей добыче. Только этим можно объяснить то, что появление над тушей единорога, стелющегося по земле, существа в плаще, из рта которого капали тягучие светящиеся капли, вызвало в нас только дикую ярость практически не оставляющей места для размышлений. Синхронно разошлись в стороны, и нанесли одновременный силовой удар, который откинул врага футов на тридцать, но практически не причинил вреда. Ещё в полете это существо нам ответило несколькими лучевыми заклинаниями, в свою очередь мы легко увернулись от них, но очередная серия красных лучей расходящихся веером неожиданно для меня оканчивается довольно мощными взрывами в местах столкновения лучей с препятствиями. Вот одним из взрывов меня ощутимо и приложило, я просто не посчитал нужным достаточно далеко уйти, и меня достало ударной волной. В полёте телекинетическим толчком отправляю тушу единорога в сторону существа, занятый отражением замораживающей атаки Гермионы он пропускает удар, и его сбивает с ног и он с тихим хлопком исчезает. Победа! добыча осталась за нами.
   Способность ясно соображать после боя возвращается, достаточно быстро. Гермиона глядя на меня, заливается смехом, оглядываю себя, присыпанный листьями заляпанный землёй и копотью я выглядел несколько... ладно, отмоюсь, а вот нога болит, одна штанина распорота и дышать немного больно, неудачно приложился о дерево после взрыва. Между прочим, сама Гермиона тоже не очень то и чистая, а её причёска напоминает воронье гнездо, столько в волосы набилось листвы и мелких веточек. Сидим рядом и радостно смеёмся, показываем друг на друга пальцами, но скорее всего, это просто нервное, просто отходим от боя. Всё-таки это наш первый настоящий бой, бой с взрослым магом и мы оба живы и победили, а царапины и ушибы не в счёт. Слышим тяжелый топот, на краю поляны появляется запыхавшийся Хагрид, осматривает поляну и, видя следы боя испуганно глядя на нас, спрашивает "Что здесь случилось?"
   - Хагрид мы живы, понимаешь, несмотря на всю нашу тупость и опьянение запахом крови единорога мы живы! Мы живы после боя с каким-то взрослым магом и мы победили! - эмоционально пояснила Гермиона и вновь счастливо рассмеялась.
   - Хагрид, а где ребята? - спрашиваю его я.
   - Гарри и Малфоя я с Клыком отослал в замок за помощью, как только вы кинулись в лес. А сам пошёл по вашим следам, и кивком головы указал на сорванную чьей-то аккуратной изящной ладошкой кору с дерева.
   Обратный путь у нас занял больше часа, действие адреналина закончилось и всё тело болело, а от предложения Хагрида отнести нас, мы отказались. Да, всё-таки на тренировках надо работать с полным боевым ускорением, вопрос только один, как этого добиться без смертельной опасности?
   - Снейп, - произнесла Гермиона, на секунду остановишь и, осмотревшись, - впереди в футах шестидесяти-шестидесяти пяти, стоит за деревом и ждёт.
   - Впечатляюще мисс Грейнджер, весьма впечатляюще. - Холодно сказал Снейп, выходя из-за деревьев. - Я гляжу, вас изрядно потрепало, но раз вы идёте самостоятельно, то ничего серьёзного я полагаю?
   - Да мелочи, небольшие ушибы и растяжения, - ответила Герми, - схлестнулись с психованным магом, налакавшимся крови единорога.
   - Где он? - Снейп сразу насторожился.
   - Увы, ушёл кажется, это называется аппарация, - сказал я, - как вы понимаете, преследовать его мы не могли.
   - И не думайте, вам очень повезло, что вы остались живы! - Взгляд зельевара посуровел, а лицо приняло характерное для него выражение полной бесстрастности.
   - Мы знаем профессор, поверьте, мы прекрасно осознаем это, если бы не опьянение запахом крови единорога мы бы не вступая в бой просто сбежали. - Согласилась с ним Гермиона.
   Ну вот и Замок. Снейп проводил нас до больничного крыла, где на встречу нам вышла мадам Помфри.
   - Опять Черных и Грейнджер? О, как я вижу, сегодня вы у меня гостите вдвоём. Может вас уже сюда переселить? Всё равно постоянно ко мне попадаете! - проворчала она, одновременно осыпая нас диагностическими заклинаниями.
   - Мы не нарочно, сегодня мы не сами. Нас в Запретный Лес МакГонагалл послала, в наказание. - Сдала нашего декана Гермиона.
   - Что? Вас, первокурсников, ночью послали в Запретный Лес? - Помфри аж побледнела от возмущения.
   - Да ладно бы только нас так ведь еще и Малфоя с Поттером, помогать Хагриду искать раненного единорога. - Продолжила Гермиона.
   - Вот мы вдвоём на его убийцу и нарвались. - Закончил за Гермионой я.
   - Удивительная безответственность! - возмутилась колдомедик. - Я этой драной кошке всё завтра выскажу! А сейчас умоетесь, выпьете вот эти зелья, и спать. У вас несколько ушибов и растяжений, к обеду будете как новые.
  
   Утреннее пробуждение назвать приятным можно было только с большой натяжкой. Нет, против соседства Гермионы я ничего не имею, но поток холодной воды, это уже явно лишнее.
   - Вставай соня, обед проспишь, и скажи мне спасибо, я тебя уже умыла, так что живо переодевайся и пошли. - Сквозь смех сказала Гермиона.
   - Миона я всё понимаю, было скучно, но вода в постель, это уже перебор.
   - Зато твоя физиономия, когда ты, отфыркиваясь, подлетел, вскакивая, это было очень весело! - Герми заразительно смеялась.
   Я не могу на неё долго обижаться, и через минуту, в палате смеялись двое. О! Эльфы не только почистили и залатали мою боевую форму, но и привели в порядок оружие. Быстро одеваясь, я любовался Гермионой, одетая в боевой костюм для меня она была неотразима, стройная, стремительная, вся в чёрном, с мечём на поясе, само воплощение опасности и хищной красоты.
   На обед мы всё же немного опоздали, когда мы зашли в зал, все уже сидели за столами и обедали. Только стоило нам зайти, как этот блондинистый придурок испортил нам настроение:
   - Что Черных, свою собачку выгуливаешь?
   Крышу снесло сразу и основательно, боевой транс, мгновение и мой напитанный магией меч останавливается в десятке сантиметров от шеи этого блондинистого ублюдка, встретившись с мечём Гермионы.
   - Миша стой! Он этого не стоит. - Говорит успокаивающе Миона, - пойдём, оставь эту трусливую крысу, я есть хочу-у-у - капризно дурачиться она.
   Ярость спадает также, как и пришла, мгновенно, я обескураженно смотрю на скрещённые мечи, затем на Малфоя. Закидываю меч в ножны, снимаю их и со словами: "Убери от греха подальше" отдаю Герми. И мы молча проходим за свой стол.
   Побледневший от пережитого ужаса Малфой, на подгибающихся ногах выбежал из зала, те, кто был близко от траектории его бегства, потом говорили, что штаны у него были сырые.
   Моё настроение было безнадежно испорчено, я опять потерял контроль, и чуть не убил, на Малфоя плевать, конечно, но за убийство положен Азкабан, и тогда я не смогу защищать Миону. КАК научиться всегда КОНТРОЛИРОВАТЬ себя? Гнев, ненависть, ярость, страх, эти чувства приносят мне силу, а иногда отнимают разум, как не поддаваться им? КАК?
   - Миша хватит, все живы, на аристократической тушке этого придурка нет и царапины, мокрые штанишки не в счёт, нас не в чем обвинить, вспомни себя три года назад, сейчас ты срываешься гораздо реже, не изводи себя.
   - Герми спасибо, сегодня ты опять спасла меня, я снёс бы его пустую голову и здравствуй Азкабан.
   - Всегда, пожалуйста, ты же помнишь, всегда вместе...
   - Спасибо! - я на секунду обнял её и с чувством прижал к себе.
  
   Сегодняшний инцидент имел неожиданные последствия, спустя три дня во время обеда к нам подошёл Малфой в сопровождении нескольких слизеренцев.
   - Михаил Черных, три дня назад я вёл себя неподобающим образом и прошу вас принять этот скромный подарок в знак моих искренних извинений - и протянул мне старинный фолиант.
   - Драко Малфой я принимаю извинения, меж нами нет больше вражды. - Ответил я традиционной фразой, уроки традиций у Августы всё же пригодились.
   - Гермиона Грейнджер, я Драко Малфой наследник Малфой признаю долг жизни - продолжил он, а вот это, учитывая верность Малфоев древним традициям, уже очень серьёзно.
   - Да будет так. - С серьёзным и невозмутимым видом ответила Гермиона.
   Нет, всё-таки интересно, где и что сдохло? Малфои принесли мне официальные извинения и признали долг жизни перед маглорожденной. Не ожидал, это очень неожиданно. Ведь, по сути, этими действиями род Малфоев признаёт род Черных равным своему по положению и предлагает нейтралитет, если не союз. Очевидно, надо ожидать официального приглашения от отца Драко, Люциуса, посетить Малфой мэнор этим летом для переговоров... Всё очень странно.
   Так поглядим, что Малфои передали мне в качестве извинения? Средних размеров книга, обтянутая в чёрную кожу с медными уголками и с таким же замочком, называется - "Основы магии разума" рукописная книга двенадцатого века, это даже не фолиант, а гримуар! Интересно очень интересно, так чего в ней написано... ой, Герми её забрала, ну всё, пока всю книгу не изучит, я её назад не получу.
  

Оценка: 4.79*13  Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на LitNet.com  
  М.Боталова "Беглянка в империи демонов" (Любовное фэнтези) | | Д.Деев "Я – другой 2" (ЛитРПГ) | | A.Opsokopolos "В ярости (в шоке-2)" (ЛитРПГ) | | М.Атаманов "Искажающие реальность-4" (ЛитРПГ) | | А.Гришин "Вторая дорога. Выбор офицера." (Боевое фэнтези) | | В.Старский ""Темный Мир" Трансформация 2" (Боевая фантастика) | | Р.Цуканов "Серый кукловод. Часть 2" (Антиутопия) | | А.Демьянов "Горизонты развития. Траппер" (ЛитРПГ) | | Ламеш "Навсегда, 5-ое августа" (Антиутопия) | | А.Минаева "Академия запретной магии" (Любовное фэнтези) | |

Хиты на ProdaMan.ru Я хочу тебя трогать. Виолетта РоманТитул не помеха. Сезон 1. Olie-Снежный тайфун. Александр МихайловскийПодари мне чешуйку. Гаврилова АннаШерлин. Гринь АннаВолчий лог. Сезон 1. Две судьбы. Делия РоссиВедьма и ее мужчины. Лариса ЧайкаОтборные невесты для Властелина. Эрато НуарОфисные записки. КьязаИЗГНАННЫЕ. Сезон 1. Ульяна Соболева
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "То,что делает меня" И.Шевченко "Осторожно,женское фэнтези!" С.Лысак "Характерник" Д.Смекалин "Лишний на Земле лишних" С.Давыдов "Один из Рода" В.Неклюдов "Дорогами миров" С.Бакшеев "Формула убийства" Т.Сотер "Птица в клетке" Б.Кригер "В бездне"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"