Plist: другие произведения.

Новый мир (рабочее название) 0-28

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Продавай произведения на
Peклaмa
Оценка: 6.26*5  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Алина попала в другой мир. Она еще не знает, но уже догадывается, что халявы не будет... добавлено обновление от 23.04.2015


Спасибо Natali за то, что это произведение продолжается.

  
   0.
  
   - И не забудь закопать розы! - услышала я уже через захлопнувшуюся дверь. Чертовы розы, я так надеялась, что хотя бы этой осенью не придется с ними возиться! Выходя из прихожей бабушкиного дома, зацепилась за гвоздь, торчащий из обломков старых рам - окна поменяли почти год назад, а тут все по-прежнему - бабушка не дает выбрасывать, а дедушка все собирается что-то с ними сделать... На моих рабочих джинсах появилась очередная дыра. Хотя это их не испортило. Я в такой одежде, как на мне сейчас, чувствую себя медведем, причем неизвестного пола - толстым и неуклюжим. Одна синтепоновая куртка с отстегнутыми рукавами чего стоит. Что мне нравится в этой прихожей - что тут висит очень красивое старое потемневшее зеркало... загороженное верхней частью рамы с облезлой краской! В общем, я там отражалась в виде двух половинок - стильно лохматая коричневая голова с почти отмывшейся рыжеватой краской и торчащий вверх воротник куртки и нижняя часть - куртка непроизвольно приковывала к себе все внимание - живописные пятна от предыдущих ремонтов и прорехи от них же аккуратно залатанные бабушкой разноцветными заплатками. Штаны мамы, большие на меня на пару размеров утянуты ремнем по мне так, что штанины торчат по бокам как галифе. Застиранные досмерти, бурого цвета с разводами, но еще прочные и достаточно теплые. Бабушка им подстежку нашила, так что в дырки видна "веселенькая" серая ткань в темно-серый цветочек... Резиновые сапоги не видно, но в кроссовках в них достаточно удобно и нога почти не болтается... И родители еще не понимают, почему я не хочу ездить к бабушке!!! Да если бы меня друзья или одногруппники увидели в таком виде, это же ужас был бы!!! И самое поганое - здесь нет Интернета. Даже компьютера нет! А тащить свой ноут за двести километров по электричкам с пересадками дураков нету. В этой деревне вода на улице, удобства - там же. Есть летний душ... я глянула на термометр - 8 градусов тепла... брррр... В этом году брата освободили от повинности - он еще от гриппа не отошел. Когда меня провожал, ехидно так попросил привезти ему гостинец из "домашних экологически чистых овощей" и пару литров "свежего деревенского воздуха" - это мама нам так всегда говорит, когда отправляет на общественно-полезные работы.
   Стой - не стой, но сама работа не сделается. Я это больше по привычке ворчу, здесь больше все равно нечего делать, разве что вышивать как остальные две "девушки" в деревне, или самогон пить как все остальные семь человек населения. Я из-за проведенных здесь в детстве каникул, ВСЕХ каникул - полюбила выращивать растения. Дома остался такой шикарный фикус... Надеюсь, его не забудут поливать. Здесь даже сети сотовой связи нет, позвонить только с почты можно... а почта в 25 километрах через лес - в соседней деревне.
   Решительно вздохнула, надела растянутые перчатки с обрезанными пальцами, взяла свою повязку на голову - свернутая бабушкина косынка, слава богу, что обычная белая, а не ее праздничного вида ярко-красная с зеленым узором и шитьем золотыми нитками, которых у нее (косынок) стратегический запас штук в двадцать - сама видела! На ходу подвязывая волосы - на манер индейцев или хиппи, ногой открыла дверь и сбежала с лестницы. А теперь главное - движением, отработанным за годы тренировок - локтем зацепится за столб, подпирающий крышу и, развернувшись на девяносто градусов не сбавляя скорости, нырнуть на лестницу в подвал. К сожалению, в этот раз мне не повезло - пальцы в перчатках запутались в косынке, поэтому за столб зацепилась не точно, ну хоть в крышу над лестницей в подвал не впилилась лбом... зато поскользнулась на грязи и, не попадая по ступенькам, очень быстро на подгибающихся ногах проскочила четырнадцать ступенек и влетела в открытую дверь подвала... Дураааа! там же инструменты, прямо за дверью, а за ними полки с солкой!!! Я попыталась завалиться на бок, чтобы наискось проскочить мимо них к пустой стенке - там свежая оштукатуренная поверхность, мной кстати оштукатуренная! Влипнуть в штукатурку - это не тоже самое, что граблями по лбу и трехлитровым бутылем с огурцами по спине!
   Мне это почти удалось - на спину я упала, но пол внезапно наклонился градусов на 45 - я успешно пропахала щекой плитку и по инерции поехала дальше... Аааа! я уже за пределы подвала уехала!!! Где стена?! И тут я во что-то врезалась...
  
   1.
  
   По инерции, увидев что-то блестящее, падающее на меня откатилась в сторону, все еще ожидая врезаться в стену. Когда мне это таки удалось - откатится, а не врезаться, у меня начали появляться некоторые подозрения. Окончательно сознание отметило странность происходящих событий, когда перед моим носом мееедленно опустился огромный топор и выбил крошку из каменной плитки пола, которая также медленно полетела в разные стороны и мне в лицо.
   Переждав крошку, ударившую меня в лицо, открыла глаза, чтобы посмотреть на опять опускающийся топор!.. Откатываясь в сторону, мучительно думала - откуда же у дедушки такой топор!.. Я поняла откуда, через секунду, когда рассмотрела кто его держит: здоровый детина, целиком закованный в железо. Это чужой инструмент! Топор бесславно ударился о пол и... ох, нифига себе! до половины лезвия ушел вниз! Тут мое чувство самосохранения, наконец, включилось и стоящая на четвереньках я снова упала на пол - надо мной просвистел второй топор у такого же детины сзади меня... близнецы, что ли?
   Боком отползая в стороны и нервно оглядываясь по сторонам заметила, что я совсем не в подвале, а в каком-то зале мрачно-подвального типа, что в нем есть какие-то сооружения, за спинами этих дубин с топорами есть еще один субъект замотанный по уши в черные тряпки... без топора, и что-то там на полу валялось. За время моего отползания заметила странную вещь - меня еще не порубили на фарш, а до сих пор медленно и грациозно, если это слово можно применить к огромным металлическим фигурам, эти дровосеки шли ко мне, небрежно помахивая своим оружием... Больные они что ли? Беременные улитки быстрее ползают! Нет, я не жалуюсь, но все же... Богатырский замах первого я наблюдала, шустро заползая за какой-то постамент из грубого камня. От этих многого ждать не приходится - второй получил по шлему от первого и замер... Я его понимаю - у меня даже в ушах зазвенело от лязга. Надо же! Шевелится, и даже не упал... Кстати освещение здесь было достаточно слабым и словно бы от живого огня, поэтому тень, упавшую на меня я заметила почти случайно... Мне опять удалось спастись - это ко мне со спины подобралась мумия в черном плаще - я не шучу, у этого мужика, эмн... даже существа - пол определить не получилось, лицо было настолько высохшее... и руки как выяснилось - тоже. Пока я мирно лежала за камешком, он ко мне подкрался и попытался наколоть на черную железяку типа "нож ржавый, антиквариат, одна штука". Я правда испугалась и замерла!.. За то время, пока он замахивался и неторопливо опускал нож, корча зверское выражение лица мне подумалось, что я вполне могла бы что-нибудь сделать... Честно, я не хотела ломать ему руку! И ногу! А об камень головой он вообще сам ударился... У него конечности как у дистрофика-модели на последней стадии истощения! Надеюсь, он не умер... блин! Надо бы наоборот надеяться... Что-то мне становится плохо... Вдруг мне резко похорошело - я увидела того самого типа с топором, который ради разнообразия замахивался сбоку и, машинально подхватив выпавший у мумии нож, подставила его на пути топора... О том, что я не просто дура, а клиническая идиотка и, возможно, сошла с ума я подумала, когда в очередной раз с колен падала на пол - мало того, что я подставила хилый ножик против дофигакилограмового оружия, так этот нож ему перерубил ручку! Оббитую железом! И эта болванка так и просвистела над моей головой, отчекрыжив остатки моего хвоста...
   Все. Теперь я злая... Я уже семь лет отращиваю волосы до пояса. Неудачно... В последний раз они доросли до того, что лопатки закрыли... а потом, прямо перед выпускным, мне в волосы попала жвачка. Большая...
   Нож есть, я сейчас его как тресну рукояткой по голове! Не понадобилось - в шлеме торчал пучок перьев. Не понимаю... он начал падать... Да это же стрела! И стреляли сзади! Интересно, почему я постоянно забываю, что их двое?
   Пьяницам и дуракам везет, я вроде не пила, значит, я кто? Ну не может такого быть!!! Этот второй перекрывал собой линию обстрела от второго стрелка, а первый в этот момент - тоже, кстати, дистрофик, только усохший до костей и без одежды - с натугой заряжал арбалет... Так, в арсенале у этих бугаев целых два удара - богатырский сверху, когда топор загоняется в пол и богатырский сбоку - когда его (бугая) еще и проворачивает вокруг своей оси... Я подождала, пока его довернет, в это время встала и прыгнула сверху на топор... тот естественно остановился. Но дуболом так и держал его в руках... Две секунды паузы - я стою на топоре и думаю, что сделать с этой железной башней, потому что до головы решительно не дотягиваюсь. Первый скелетик все еще заряжает оружие. Второй целится... Ну ножик, давай тебя на этой сволочи опробуем, раз на первой не получилось... Резиновые сапоги рулят! В туфлях на каблуках я бы ни за что не смогла бы по ручке топора скакнуть и как можно сильнее ударить по шлему ручкой... опс, не ручкой, а лезвием... И этот металлолом, исходящий на ржавчину пробил шлем!
   Я так и стояла на рукоятке топора, которую держал падающий дуболом, несколько офигело пялясь на фонтанчик зеленоватой жидкости, бьющий из дырки... Это что - киборги?! У людей из головы фонтаны вроде не бьют. Хорошо, что второй скелетик промазал... В чувство просвистевшая под ухом стрела приводит великолепно! Ай, моя прическа! У меня теперь ассиметрия!!! И короткая стрижка! Я, наконец, заметила одну интересную вещь - в меня целился первый скелетик... На что я надеялась, когда бросилась в его сторону - не знаю, наверное, умереть от прямого попадания, но когда наступила на широкую белую полосу на полу у меня сапоги приплавились к полу! Резко завоняло паленой резиной и озоном, и ногам стало очень горячо! Из сапог я вылетела и на животе проехала несколько шагов... Теперь быстрее! Он еще не выстрелил! Теперь я немного умнее поступила - побежала зигзагом. Я однозначный победитель в беге на десять метров бешеным кроликом! Желание жить и адреналин в крови, от которого у меня волосы дыбом пытались встать и живот сводило - мне позволили уклонится от стрелы! Не так как в Человеке-Пауке - с недоумением посмотреть на пролетающий мимо кулак, а я ее заметила вначале, она как бы зависла в воздухе, а затем быстро полетела в меня, но я ее все равно видела... а моей прическе хуже уже не будет! Доскакав до скелетика, ножик на всякий случай спрятала за спину и просто толкнула его в лицо - где-то читала, что удар в нос ошеломляет. Громкий хруст подтвердил, что я его ошеломила навсегда - у него голова запрокинулась к спине... В груди опять что-то екнуло, и я поморщилась... Неприятно-то как... Ко второму, кстати, он тоже тупой и медлительный, как и киборги с зеленой кровью, подбегала осторожно, постаралась аккуратно вырвать еще не заряженный арбалет из его рук - получилось! Руки повисли на арбалете отдельно от тела! Издав непонятный звук - нечто вроде вопля лягушки, попавшей под машину, отшвырнула оружие от себя - и этот тяжелый деревянный монстр снес скелетику верхнюю часть тела... Ноги постояли отдельно, затем упали. Медленно из него стала вытекать прозрачная желтоватая жидкость с резким запахом. Тоже киборг? Но арбалеты!
   Ничего не понимаю...
  
   2.
  
   И вот я стою, оглядываю поле боя... Ну я и монстр, всех поубивала: трупы лежат рядками... Стоп, это не мои! Да и шевелятся... Медленно оглядываюсь по сторонам - я стою почти в центре треугольника из трех постаментов, высотой мне чуть выше колена. За каждым из постаментов или... алтарей? находится большая треугольная рама для двери, ведущая вникуда. В смысле - дверной проем, без двери, зато с ручкой! сквозь который все видно. Над ним закреплен столб, на котором висит оригинальное украшение - длинная железная вроде балка, с расположенными на ней большими острыми клинками, впаянными острием вниз... Направлены прямо на шевелящихся, но не встающих людей... Хм, я нахмурилась. Мне это что-то не нравится. А больше здесь никого нет?! Меня даже пот прошиб от этой мысли - я резко огляделась - никого, оооой...
   Следующее, что я помню - стоя на коленях, я избавляюсь от вчерашнего ужина... И то, что кровь была темно-синяя, и величественная поза сидящего на каменном кресле-троне в блестящей мантии фигуры... все меркло перед отпечатавшейся в глазах картиной: отдельно лежащая на полу голова, с торчащим куском шеи... И застрявший в спинке прямо над шеей обломок топора... и забрызганная двумя кровавыми фонтанами из-под топорища белая стена, лужа крови на полу, белые зубы, скалящиеся сквозь щеку... Следующий отрезок времени я провела, бездумно валяясь на спине и глядя в потолок, по диагонали исчерченный цепями... За ними клубился смог - самый настоящий, я такой каждый день чувствую в городе, с дополнительными "помоечными" добавками... Мерзкая вонь, зато в чувство приводит... И смог ниже опускается вроде. Потолка не видно, хотя чувствуется, что он есть и высокий.
   Надо двигаться. Там люди. И вообще, ты, милая моя, кажется попала... В прямом смысле слова. Иди, налаживай контакт с аборигенами.
   Встала на четвереньки. Слабость организма и непредвиденная очистка организма от остатков еды благотворно повлияли на мою голову. Во всяком случае, я заметила, что нахожусь внутри большого рисунка... проследив за узкой белой линией, наткнулась взглядом на полуоплавившиеся резиновые сапоги, застывшие в шаге друг от друга и наклоненные в направлении первого забега... Интересно, похоже, будто их током расплавило... Они стояли на широкой белой окружности, в центре которой был мой камень, за которым пряталась в начале... Я постепенно встала на ноги, покачнулась, но удержалась... О, а это кажется моя повязка из косынки. Белеет возле камушка. Хоть волосы подвяжу, а то достали уже. Старательно не глядя по сторонам, побрела к постаменту. Перед линией остановилась... Пнула на нее камушек. Ну и что? Ничего. Ну и дура. И правда дура - пошла вперед. Ничего... Ну и ладно. Мне что-то все равно пока... На мгновение вспомнилась картинка отрубленной головы... Блин, опять начало выворачивать, всухую...
   Отдышалась, и устало упала на камень. Машинально наматывая косынку на нож, следила за ручейком зеленой жидкости, до сих пор вытекавшей из трупа... киборга. Она стекала к центру рисунка и треугольника из постаментов - там был небольшой наклон и какое-то углубление... Оперлась рукой на камень и попыталась встать - рука наткнулась на что-то железное, звякающее... О, ё... шире вселенной горе моё... Это захваты, как в кресле психиатра - для рук, ног и шеи, и хвоста??? Нафига снизу три захвата? Я стояла возле алтаря - теперь в этом нет сомнений, который находился в основании треугольника справа, если за основание считать сторону, обращенную к человеку на кресле... Всего минуту тошнило. В вершине алтарь был пустой. На другом - что-то лежало. Человек. В белом. Наверное, мертвый - не двигается... Между алтарями, образующих боковые стороны треугольника, ногами к центру лежали привязанные люди... или не люди... или киборги... Я уже ничего не знаю! Это над ними висели мечи-переростки на балке. Для коллективного жертвоприношения? Модернизированный процесс?! Вот твари! И если логически подумать, организовал все это человек на троне... вернее, не совсем человек: я посмотрела на свои пальцы, покрытые ссадинами - кровь все еще красная, а то я немного засомневалась... Подняла голову и взгляд наткнулся на свисающую сверху цепь, конец которой висел недалеко от меня. Проследила за ней - пришлось запрокидывать голову. Так, и для чего она нужна? Эта цепь, если ее освободить, протянется через отверстие на столбе надо мной и... Спусковой крючок массового убийства!
   Что-то зашипело - я нервно опустила взгляд на центр зала. Над углублением в центре поднимался дымок, а все углубление было заполнено зеленой жидкостью. В воздухе появились новые ароматы... Даже мой привычный к вони нос различил запахи, похожие на аромат горящего бензина, кошачьей мочи или чьей-то другой... и разъедающий запах, названия которому я не знала, и ничуть об этом не жалела! Пришлось сесть на пол, копчиком села прямо на камень и резко подскочила. Больно же! Звяк... Звяк-звяк... Шмяк! - это на пол рухнул конец цепи и поскользил в мою сторону... Дойдет до столба - умрут люди. Я не хочу! Не хочу! Чтобы больше умирали!!! Вцепилась цепь и вместе с ней заскользила по полу! Не получается! Нужно что-то более тяжелое! Алтарь - нет, не подниму, палка от топора - не то, киборг... Пойдет! Балка медленно начала опускаться... Быстрее, обмотать цепь вокруг доспеха и воткнуть в соединение звеньев палку - пригодилась! А теперь... Цепь резко дернуло и вырвало из моих рук - балка резко опустилась почти на всю высоту - до острия клинков от пола осталось меньше метра... до людей - меньше. Я выдохнула и опять затаила дыхание, услышав скрежет металла - цепь сминала доспех! Клинки начали рывками опускаться, еще десяток сантиметров и я останусь здесь одна, с удвоившимся количеством трупов! В груди закололо, и я выдохнула, с недоверием поглядывая на ближайшую жертву и покачивающееся в пяти сантиметрах от его лица черное с потеками ржавчины острие... Доспех заклинило! На стекающие по нему струйки зеленоватой жидкости и падающие рядом со мной капли я старалась не обращать внимания.
   Подумать только! А когда смотрела кино, морщилась и всегда думала, что такого не бывает - чтобы в последний момент!
   В поле зрения появился топор и упал боком на алтарь, отскочил и немного... совсем чуть-чуть... поцарапал рукав ближайшей жертвы. Мужик дважды везунчик. Вонь опять пробилась в сознание. Начал раздаваться кашель... Эх, топор в руки и вперед! Добивать! Цепи на руках и ногах! А что же еще?!
   Я никогда не забуду взгляд моей первой жертвы - кроме надежды, обреченности и прочих предсмертных чувств, там еще было ошеломление, и страх - он увидел, как трясется тяжелый топор в моих руках... Наверное... Или я так плохо выгляжу... Действительно, я же сейчас больше чучело напоминаю!!! Кажется, он еще сильнее испугался... И-раз!
   Хи. Промазала. Поживи еще. И-два! Попала! А как его теперь оттуда выковыривать?! У меня лезвие вообще на всю глубину ушло в пол! Да что здесь за материал для пола? Глина или пемза?
   Дергаем. Еще раз. И еще. Как редиску с огорода - получилось, ура! Я опять сижу на полу, с поднятым топором над головой, мужик приподнял голову и диким взглядом пялится на меня. Ага, а я сейчас пойду тебе руки рубить, в смысле цепь... Поднялась, обошла его, пригнулась под балкой, заметила, что он закрыл глаза... Ничего, все обошлось... Я затем так наловчилась, что с одного удара кромсала, и неглубоко в камень входило лезвие... Плохо, что до каждого бежать метра четыре, с тяжелой железкой, а затем ею еще махать по два раза... Короче, к пятому у меня открылось второе дыхание, а после восьмого иззубренная железяка выпала у меня из онемевших рук... И чего я бегала? Можно было так не напряга...
   Бабах! Ну, зато все успели выползти, я не зря носилась так, вот сейчас отдохну и пойду к ним - собрались на дальней от меня стороне, и от трона с трупом подальше, и от центра треугольника над которым стоял столб дыма?! Черный, жирный, с серыми прослойками... Первый порыв, заорать: "Пожар!" я подавила. Весь дым вырастал из того самого углубления, диаметром и глубиной с кастрюлю... Там что-то белое было налито, туда потом жидкость из скелетика натекла... и из здоровяка... А что тут... Это же тоже кровь! Я повернулась и уперлась взглядом в прикованный к алтарю труп. Можно сказать, что я не хотела, но, в общем, я споткнулась и упала на него. Хорошо хоть руками смогла опереться на алтарь, а не на мальчика...
   У него было очень бледное и красивое лицо, с высоким лбом и короткой стрижкой. Одежда оставляла впечатление чего-то хайтекового, как в фантастике показывают... Руки были закреплены запястьями вверх - из перерезанных вен до сих пор сочилась почти прозрачная белая жидкость... Но умирал он от раны в груди... Если бы он уже умер, он бы не смотрел на меня своими жуткими белесыми глазами без зрачков! Мама. Это уже чересчур. С меня хватит... И все равно, я заставила себя подняться и... повернулась обратно. К умирающему. Молоденький, так глупо умирает - на алтаре, в чужом мире, прикованный... Я сидела на алтаре, смаргивала слезы. Попыталась вытереть глаза - чуть себя не зарезала. Теперь понятно, почему левая рука болит сильнее правой - оказывается, я нож к руке примотала... А если... Он же тогда топор перерубил. Осторожно поддела цепи на руках - она легко поддалась. Могла бы с топором героически не бегать.
   Его трогать наверное нельзя, но не оставлять же на алтаре! Я легко подняла его и перенесла на пол, совсем мальчик... Положила его голову себе на колени, взяла за холодную ладошку... А он смотрел на меня, из последних сил выворачивая голову. Я наклонилась поближе к нему, а он... Он умер через несколько секунд, но ободряюще мне улыбнулся в конце... Я бы так не смогла, меня, похоже, тоже собирались приковать и кровь пустить... Закрыла глаза на секунду, а когда открыла - мальчика на руках уже не было... на моих руках таяло облачко серебристых искорок. И стало спокойно. Улетел. Испарился. Чему тут удивляться?! Я зажмурилась и изо всех сил пожелала ему удачи...
   Пора отсюда выбираться, поднялась и замерла: дым стал плотным, собрался в центре зала и изогнулся... Он подозрительно вращался, сохраняя при этом форму червяка, скрещенного с якорем и медузой... Он все вытягивался и вытягивался в направлении от меня и вдруг уменьшился в объеме, так все на секунду замерло, а вот потом...
   Взрыва я не услышала. Зато ощутила всем телом, которое унесло к стене... По стеночке я сползала, чувствуя, что глаза вылезают из орбит: в конце наклоненного вверх, расширяющегося туннеля, пробитого сквозь километр, не меньше, породы - там, на ярком ночном небе сияли звезды.
   Аэ...
  
   3.
  
   Надо же! В первый раз в жизни потеряла сознание. Жаль, что ничего не запомнила. Держась за стенку и осторожно разгибая спину я выпрямлялась. После взрыва интерьер зала изменился сильно: стало немного светлее - смог почти рассеялся, все конструкции перекосило под разными углами, ту балку, что на противоположной стороне - вывернуло и разорвало на две части. Дернула себя за волосы - еще живая. Руки двигаются, ноги ходят. Только ватное все. Прикольно. Такое ощущение, что сейчас уже вечер наступил... ну тут уже и ночь наступила, но я за дом говорю - а на самом деле, я бы сейчас как раз заканчивала хоронить второй или третий куст роз...
   Ноги все-таки плоховато держат - сяду пока. Пора подводить итоги. Остальные еще не выкопались, кроме одного, который теперь бродил где-то и душераздирающе кашлял.
   Добрый дедушка/бабушка/др. волшебник, знающий язык и познавший в вещем сне или в замшелой книге пророчеств истинную суть вещей не появится и не объяснит, что мне делать. Единственный, кто мог что-то объяснить - труп. Если я считаю, что это магический мир, то это как раз злой волшебник. Он должен был меня убить. Это первый вариант - как-то я сюда попала. Арбалеты, жертвоприношения, ритуальные рисунки - все к нему относится. Да и испарившийся мальчик белоглазый... Хотя, как раз мальчик, вернее его одежда, больше к другой теории подходят.
   С другой стороны - это могут быть задворки какой-нибудь Великой Империи Всех Разумных Рас Вселенной, сокращенно ВИВРРВ. Ну где процветают загнивание, деградация, утрата знаний... и например воспользоваться порталом можно только с помощью танца с бубном вокруг - вроде как зажечь лампочку напрямую с помощью ядерного реактора... Тогда скелетики и здоровяки - это киборги, или РРВ, или мутанты... Тоже самое - это местное население магического мира.
   Ничего не известно, но если верный третий вариант, которого я сейчас не знаю, или первые два - лучше перестраховаться. Буду в худшем случае выглядеть идиоткой, а в другом худшем случае - мертвой или рабыней... Ну не верится мне, что блондинка без знаний может выжить в лесу или в чужом мире, как в фэнтези! Кстати, я хотела покрасится в блондинку... Вовремя передумала, а то вообще штамп был бы... У меня-то тоже не все гладко - как я смогла выжить-то?
   Хм, надо быстрее думать, кашляют уже на два голоса, интересно почему кашляют? Воздух вроде очистился.
   В любом случае, лучше представиться мужчиной. Я не думаю, что кто-либо смог меня нормально рассмотреть... Даже дома, встреть я такое чучело, не смогла бы определить, какого оно пола... Посмотрев на себя, решила, что на своем месте я бы вообще на другую сторону улицы перешла и отвернулась! Мне удалось добить куртку, от которой мечтала избавится еще три года назад - она наконец-то разошлась по швам, ура. Кроссовки выжили - они только стали немаркого черного цвета - мини-резиновые сапоги и шнурки обуглились... Хорошо долбануло - я поежилась. Штаны... Вся грязь и пыль на них, еще несколько прорех - но в порядке.
   Куртку выбросить, но тогда мою грудь не спрячешь... Без куртки в горах... Почему горы? Откуда я знаю, что совсем немного времени прошло? Я ведь...
   Ах ты черт!.. Сначала у меня замерло сердце в груди, затем резко забилось и себя я обнаружила почти на трехметровой высоте на ближайшем покосившемся столбе, нежно и крепко его обнимающей - когда похрустывает и дрожит стена за тобой, а пол начинает заметно трескаться - да, я еще и так могу, оказывается... Над головой тысячи тонн породы... Адреналин чуть ли из ушей не полился!
   Дрожать вроде перестало. Я смущенно кашлянула и сползла вниз. С сомнением посмотрела на довольно гладкий ржавый столб и отошла подальше.
   Времени меньше, чем я думала, хха... Ааа! Опять! Возле стены заметила уже пять фигур... Думай! Думай! Доспехи! Они на меня большие! Не зеленокровых, а человека на троне!
   Я подождала секунду - хм, не тошнит. Странно. Противно, но не тошнит. И вообще, меня пытались убить - я имею право на компенсацию!
   Не оправдывайся дура, ты выжить должна! Кстати, я шатенка, хотя уже сомневаюсь - столько оправданий разводить... Вздрогнули стены, а над головой раздался хруст - сомкнулся тоннель к звездам, и я бегом, с вывернутой к потолку головой, рванула к трупу... А где он? Черт, да где же... Ага, вот он! Его в угол откинуло. Бегом подскочила к нему - пол подрагивал не переставая и нерешительно остановилась. Закрыла глаза и дернула за плащ. Я забыла, что он без головы... И запуталась в легко слетевшей ткани. Дурно мне стало опять. Я закусила нижнюю губу... и начала отплевываться - горькая грязь заскрипела на зубах. Потянула за панцирь - я запомнила правильно, доспех был. Он был скреплен с железными рукавами веревочками, а под ним была кольчуга... Быстрее, быстрее... Лихорадочно развязываю узлы и распутываю веревку, быстрее... Пол дрожит сильнее и сильнее... Краем уха сквозь легкий гул слышу удаляющиеся многоголосые крики - куда-то в другую сторону от меня... Потом! На скользящие в крови руки не обращаю внимания. Всхлипнув от напряжения, сдираю панцирь, блииин, веревочку одну порвала! Кольчуга без рукавов, снимается быстрее, только пояс не могла расстегнуть - пришлось опять ножом пользоваться! Рассадила руку, глянула на потолок и стала делать все в удвоенном темпе - свод пещеры, не закрытый редкими клочьями смога расплывался перед глазами, гул нарастал. Сняла!
   Куртку - на пол. Кольчугу надеть... ай, волосы зацепились... дернула так, что на глаза слезы навернулись. Большая в плечах, на поясе болтается, плевать! Быстрее, теперь панцирь - второй рукав мешает, оборвать! Надевайся же!
   Гудело все громче и с потолка начали сыпаться мелкие камешки... с легким шорохом и стуком. Заскрипели железные столбы, начали звякать цепи...
   Рукава - в куртку, пояс с чем-то вроде маленького мешочка - туда же, ножик, ноги в руки и бегом!.. Косынку забыла! Секунду разрывалась между двумя желаниями - косынка победила. Вернулась, а затем на подгибающихся ногах и невольно пригибая голову побежала под дождем из камней, пол трясся все сильнее и трещины начали расходится... Последнюю пришлось перепрыгивать... Выход! Отверстие в глубине пещеры!
   Успела! Ай! Следующие два метра я пролетела, и не выпуская свертка из рук, вскочила и ломанулась вперед по коридору, ровному и освещенному тем же светом - как от факела...
   А за мной тихо гасли участки коридора... Но когда они начали гаснуть и впереди, я узнала, что могу бегать быстрее! На физкультуре бы так! Ой, коридор закончился-аааа! Повезло, что дальше была осыпь! Это был мой самый экстремальный спуск с горки - вместо санок использовала сверток, причем ехала на животе и каждый камешек отдавался в криво надетый панцирь... С ветерком доехала до низа осыпи, колени горели, дальше уже поковыляла - горы все тряслись... По каким-то нерукотворным уже коридорам - я это поняла по форме коридора - перекошенный по диагонали овал с неровным полом, пробуя дорогу перед собой вытащеным из куртки железным рукавом... Ноет рассаженая до крови челюсть, болит голова, по которой стукнул камень, содраные коленки и прокушенный язык. И изо все сил подавляю желание бежать сломя голову! Благодаря этому я не упала в пропасть, свернула налево вдоль нее, прошла до конца, потом еще раз налево, затем раз пять направо. Заблудилась окончательно, темно, страшно, скалы стали гудеть потише, но как-то утробно... Поворот - и внезапно вышла в день. Я стою на карнизе, на высокой горе, а передо мной, почти ослепшей от солнца - нереально красивый пейзаж: величественные горы с белыми шапками, чистый, пьянящий воздух... А подо мной - облака... Освещенные слегка оранжевым оттенком, будто начался закат, хотя солнце в зените... А еще небо бледно-голубое... Воздух... Я затаила дыхание, красота какая! Пытаюсь выдохнуть и не могу! Я задыхаюсь! Легкие разрываются, горло дерет и сейчас я... во второй... раз... в... жизни... как голова кружится... облака...
  
   4.
  
   Нооочь короче дня, дееень убъет меня, мииир иллюзий в нем сгорааает...
   Прошло около трех-пяти часов с тех пор, как я очнулась. На этот раз обморок был почти, как в книгах описывают - темнота, слабость. Но потом я заснула - опять бежала через бесконечные коридоры с мерцающим светом... Очнулась в темноте, с онемевшими конечностями и околевшей от холода спиной, головой в пещере, откуда тянуло таким отвратительным и таким родным отравленным воздухом... Я - городской житель, на море или у бабушки в деревне дня через два у меня начинался отходняк... Привыкала к новому воздуху. Мамина знакомая рассказывала, что ее в Святогорске откачивали - прямо на экскурсии ей стало плохо, симптомы - как у меня. Скорая приехала, врач спросил откуда она - ответила, что из Донбасса... Так ее головой под выхлопную трубу сунули - и через десять минут она оклемалась. Безо всяких лекарств. Она теперь боится ездить куда-нибудь без сопровождения...
   Так и меня спасли выходящие из горы газы - кислород вернулся в норму и мой организм смог снова заработать... Ужасная смерть была бы - отравилась свежим воздухом!
   За эти три или пять часов, прошедших до рассвета, пережила откат от прошлого дня, истерику из-за неизвестности и навязчивого видения дома - розы не закопала, мусор не убрала, кровать надо было лучше застилать, к деду Мише за медом не сходила... И все это на фоне беспрерывно крутящейся в голове песенки Арии...
   Ночь короче дня... Хожу по карнизу, держась возле склона и пещеры - стараюсь побыстрее привыкнуть к воздуху...
   День убъет меня... Сижу и бездумно смотрю вдаль - слегка серебрятся облака в свете очень ярких, незнакомых звезд, рукой потираю горло - теперь у меня новая фобия, кажется... Медленно тает призрак той жути, что я испытала...
   Мир иллюзий в нем сгорает... Выжили ли те, что ушли передо мной? Во всем бескрайнем мире, открыто лежащим передо мной - ни единого огонька. Тишина, только теплый ветерок, дующий снизу, легонько шелестит травой и шевелит мои волосы...
   Ночь короче дня... Снова замерзаю, но вставать не хочется... Мальчик, умерший у меня на руках, его белые глаза, теплые искорки, тающие на руках...
   День убъет меня... Слишком глубокий вдох - и легкий спазм в горле... И страх, такой новый, но уже привычный.
   Мир иллюзий... Зеленая кровь, синяя кровь, желтая...
   Ночь... Смерть в конце туннеля...
   День... Одиночество.
   Мир иллюзий... Я схожу с ума?
   Солнце встает, как красиво... Никогда раньше я не встречала рассвет в полном одиночестве, высоко в горах... Солнце смыло наваждения ночи и я вроде пришла в себя.
   Мысли текут вяло, но зато Ария отцепилась. Ну ее! Хотя и одна из моих любимых групп, но не в такой обстановке!
   Почти час, при свете нового дня приводила себя в порядок, стараясь привыкнуть к новому ритму дыхания - неглубокий вдох животом, немного задержать дыхание и медленный выдох. Я специально села подальше от входа в пещеру, пока перебирала вещи - могу собой гордится, я ни разу не сбилась. Сняла с себя железо - интересно, как я могла в нем носиться с такой скоростью? Разложила перед собой на травке и стала думать. В карманах куртки, куда я почти случайно залезла, обнаружился полупустой коробок спичек - в прошлом году жгли костер, скомканный билетик на электричку - позапрошлогодний, старый перочинный ножик с обломанным лезвием длинной сантиметра три и пятикопеечная монета... Жаль, что леску так и не взяла, да и гвозди, которые вчера из карманов штанов повыкладывала... Блин, если бы не мое попадание, я за эти гвозди так и не вспомнила бы! Уймись, у тебя зато огонь есть, а это важнее... Желудок постепенно стал подавать сигналы о своем существовании. А если здесь растений съедобных нет? И как мне добыть бегающую пищу? И не стать едой для кого-нибудь другого? Я представила, что кромсаю ножом бедного зайца... я еще не настолько голодная!
   Надо найти местных жителей. Где-то поблизости ходит около восьми их представителей... Посмотрела на вход в пещеру. Нет, туда я больше не полезу! Надо искать другой путь. А пока одеться - я ведь все еще собираюсь играть мужскую роль? Еще раз проверила карманы и своим ножом распустила на ленточки верхний слой. Связала в косички по три штуки и примерила к рукавам - по длине подошли, с запасом. Так, с рукавами вопрос решен. Рукава состояли из железных полукруглых пластин, грубо скрепленных железными накладками. На локте была полусферическая пластинка, куда входили трубка локтевая и предплечья. Они тоже соединялись на веревочках, которые затем закрывала локтевая сфера. Такое же крепление было и на плечах - только там веревочки защищал выступ панциря. Я почему-то думала, что доспехи по другому устроены, а эти хлипковато выглядят... Привязала рукава, проверила остальные веревочки, еще одну пришлось заменить, взвесила получившийся панцирь на вытянутых руках - что-то он легковат для железа такой толщины... С сомнением постучала по нагрудной пластине - вся в царапинах и непонятных темных потеках, в своей основной массе - темно-серая... Натянула на себя панцирь без кольчуги... нда уж... я в нем как в огромном тулупе могу двигаться внутри, отдельно. А волосы надо завязывать! Поэтому перед надеванием кольчуги сначала повязала косынку - грязную, в засохших пятнах крови красного цвета. С кольчугой я поделать ничего не смогу - регулятора размера на ней нет. Пришлось вылезать опять и на плечи наматывать остатки куртки со всем синтепоном, что удалось собрать. Так лучше, только теперь на шею давит! Хм... Удалось приспособить пояс, доставшийся в комплекте с доспехами. С него соскочила какая-то сумка и что-то вроде маленького тубуса.
   Я собиралась обследовать их, когда место, где я сидела накрыла тень. Облако? Я подняла голову и открыла рот - на земле с таким размахом крыльев птиц нету... Это ящерица - чешуя сверкает на солнце и крылья перепончатые! Довольно быстро ящерица-монстр облетела гору и нырнула в пропасть недалеко от меня. От интереса я вскочила и бросилась к обрыву посмотреть, что же она будет делать? Застала последнюю стадию ее пике - хлопок крыльями, она изворачивается в воздухе и начинает подниматься - почти на меня... Я шарахнулась к пещере, но все равно впечатлений было много, когда мимо меня пронеслась огромная туша, обдав ветром и мелким мусором, а в когтях у нее была зажата длиная змея...
   Остекленевшим взглядом глядя перед собой я так и села на траву там, где стояла... Если здесь такие змеи - в свернутом состоянии она мне показалась метров шесть длиной, такие ящерицы - летающие мутанты из юрского периода с грузоподьемностью одна змея или больше... А что здесь еще водится?!.. Шансы на выживание стремительно поползли вниз и остановились где-то на минус двух процентах... Я осторожно перевернулась на живот и поползла к вещам на травке - ноги совсем ослабели. По носу стукнула метелка травы, я скосила на нее глаза и снова выпала в осадок - то, что я принимала за траву, оказалось невысокими зелеными трубочками с небольшой метелочкой на конце... эта метелочка на конце одной из высоких трубочек меня и стукнула. Зачесался нос, я чихнула, встала на ноги и пошла дальше. Села на солнце и продолжила приводить в порядок одежду. Непонятная слабость внутри вместе с уставшими от беготни мышцами очень раздражала, мелкая дрожь - тоже... Да что я согрется не могу!
   Аап-чхи!.. Чхи!.. Хх-холодно-то как...
   Алина! Поздравляю! Ты заболела!!! Пчхи!
  
   5.
  
   Помню, как в детстве я сильно смеялась, когда узнала, что на украинском насморк - это нежить... Сейчас я с этим полностью согласна. Лежу возле выхода из пещеры, шмыгаю носом... зато проблема с чистым воздухом решена - иначе как короткими всхлипами дышать не получается. Температура в сочетании с обезвоживанием и голоданием - это чересчур сильное испытание для моего организма... Я уверена, что тихое журчание, которое меня донимает - это плод моего воображения! Вода - минералка, вода из-под крана, вода в реке, лужа в конце-концов... Хочу пить или умереть, чтобы не мучится... Солнце скоро сядет, надо вставать и что-нибудь делать.
   Поднялась. Стряхнула с себя травку-мутантку... я же не на камнях лежала, а подстилку сделала. Поворачиваю голову, чтобы осмотрется - ох... Шею простреливает острая боль. Мать твою, сквозняком мышцу продуло. Да что за невезение! От обиды даже слезы на глаза навернулись. Ну почему ни одна зараза в своих книжках о таком не подумала - что от смены климата человек может заболеть! Особенно изнеженный городской организм! У меня все тело болит... И шагнуть больно!.. Я все же попыталась. Ноги затекли, и коленки подогнулись. Упала вперед и ударилась коленками и поцарапанными ладонями. Растянулась на полу. От боли и обиды я заплакала. Так и лежала на полу, рыдала, слезы ручьем текли, я их даже не вытирала - все равно хуже выглядеть не буду!
   Так не честно... Не честно! Ну почему я такая дура-а-а!.. И воду на слезы перевожу зря. Лизнула одну слезинку - соленая и горьковатая... Все не честно - в книжках люди от жажды не умирают, их почти не бьют - ну хотя бы первое время, им все объясняют и даже помогают, а я...
   Когда я нажалелась себя вдоволь солнце уже касалось нижним краем одной из дальних гор. Правда сильно в стороне от того места, где я его в прошлый раз видела. Неправильное какое-то солнце... Интересно, почему горы не все с шапками снега? И ящерицы по-моему холоднокровные, так высоко в горах - они же спать должны! Ну почему здесь все неправильно? И солнце другого цвета, и небо - дома чем выше, тем оно синее, а здесь оно бледно-голубое, облака... Ну облака разные бывают, и не такое видела.
   Не успею я ничего, придется здесь еще ночь торчать. Не раскисла бы - могла бы что-нибудь сделать, воду например найти. Любовалась красивейшим закатом - а что еще остается, дышала ртом, нос совсем забился и глаза чесались. Заметила, что метелки на траве поникли и как-то собрались. Становилось прохладнее. Солнце полностью скрылось за горой. Четкий черный силуэт, будто вырезанный в пламенеющем небе, окруженный подсвеченными сзади облаками, длинные тени, четко видимые в окружающем воздухе... Постепенно темнело, появились первые звезды. Наблюдая за этой красотой, жадно впитывая ее - я успокоилась.
   Перевернулась на бок, спиной оперлась о теплую стену пещеры, в которой так и лежала и задумалась - почему я все еще живая.
   Я спускалась в подвал... нет, я туда влетела, да еще и упала при этом. Если бы не это - меня бы разделали на две половинки, пока я недоуменно хлопала глазами. Те два существа с топорами - один бьет, другой страхует. Значит, первое - у меня был эффект неожиданности по отношению к ним, а не наоборот.
   Второе - скорость движений. Я реагировала нормально, ну немного нервно из-за окружающей опасной обстановки, но они тормозили по полной! При этом... А стрела? Я точно не помню, как стрела должна двигаться, но про существование умельцев по их отлову слышала, или очередная выдумка фантастов? Да нет, вроде часто читала, да и в фильме каком-то видела. Вроде еще про кого-то читала, кто пули ловил... или это совсем чушь? Но я себя к умельцам не отношу, нормальный человек, как все... В общем, недостаточно информации, этот вопрос надо отложить.
   Третье - обстановка зала и наверное, ритуал. То, что я успела рассмотреть: три постамента образуют треугольник, причем равносторонний, похоже, что они располагаются по центру угла. Широкая белая полоса, на которой пропали мои, в смысле, дедушкины резиновые сапоги - сантиметров сорок, это я неудачно двумя ногами на нее наступила. Когда бежишь - шаги больше метра в длину. Так вот, эта полоса насыпная, из белой муки... наверное. Мука вроде током не бьется. Полоса кольцевая вокруг алтаря. Круг диаметром метров пять. От его центра до первой жертвы было около четырех метров, кажется. Люди лежали на прямой линии, головами почти касались узкой, с ладонь шириной линии, которая соединяла... Ну-ка... Да! Соединяла вершины треугольника, в углах которого были вписаны окружности алтарей. Еще линии шли от центра этих маленьких окружностей к общему центру рисунка, туда, где было углубление. Ничего не забыла по рисунку? Что-то еще. Что же... Ага. Пока я носилась, заметила на полу странные царапины, слишком правильной формы, но забитые местами пылью, поэтому толком и не рассмотрела - внутри рисунка было что-то нацарапано. Что? Фиг его знает, вроде что-то круглое тоже... Конструкция над рисунком - за алтарем, в нескольких шагах от хм, внешнего конца - если все лежали ногами к центру, кроме мальчика на алтаре - он головой... Короче, в углу треугольника, внутри алтарного кольца стояли железные или стальные ржавые треугольные двери. Почему двери? Не знаю. Ручки, обыкновенные дверные ручки - круглые такие, наверное из-за них. Они были приварены с одной стороны двери. Я на двух проемах их видела. Сразу за дверью, в самом углу - то есть за окружностью, стояли столбы с инструментом массового убийства. Кстати, из-за чего цепь тогда упала? Не из-за того же, что дым пошел? А дым откуда взялся?
   Что еще? Наклон к центру рисунка, емкость, из которой валил взрывоопасный дым... Вытекшая из мальчика белая кровь... Вытекшая. В центр. Куда потом натекла кровь от скелетика и от киборга. Белая, желтая, зеленая. Три цвета, три угла треугольника... три алтаря? А если предположить, что ради этого все и затевалось? Получить три разных типа крови? От людей... гм, существ из разных миров? Свои существа не подходили, например, поэтому злому типу на троне пришлось... а что пришлось?
   Возбуждение от удачного разбора прошедшего сменилось раздражением. Зачем все это делалось? Почему белоглазого привязали и пустили кровь, а меня попытались порубить на куски? Для чего это было нужно - ритуал? Зачем еще восемь жертв? Для получения силы, власти... или чтобы спасти мир, например. Я же ничего не знаю, может сорвала какую-нибудь великую операцию по спасению мира малыми жертвами... Нет, таким лучше голову не забивать. Кстати, трон стоял внутри треугольника, линия была прочерчена вдоль стены, а он стоял впритык к ней. Значит он тоже участвовал?.. Все, хватит.
   Какой там пункт следующий - третий? Четвертый? Пусть будет четвертый - мое сумасшедшее везение. Никогда такого со мной не было. Даже описать нормально не могу - все, что бы я не делала - помогало мне спастись...
   Что еще?.. Завтра подумаю, спать захотелось. Сегодня ветер не дует, здесь почти тепло. Меня немного морозит, но уже легче, чем днем. Зевнула, начала устраиваться поудобней, покряхтывая и с осторожностью паралитика двигаясь. Вспомнила, что могла бы и плащ захватить - все теплее было бы. Кстати, поняла почему мне казалось, что времени от моего появления до первого обморока прошло мало - у меня кровь еще не свернулась, а что я в горах - когда-то читала, что в глубоких ущельях видно звезды днем, сработало упоминание.
   Пора спать. Раскладывание по полочкам прошедшего, насыщенного событиями отрезка времени не закончилось хотя часа полтора-два длилось, но успешно отогнало мысли о воде и еде... блин, вспомнила!
   Я лежала головой к выходу из пещеры, поэтому когда в очередной раз поворачиваясь на жестком холодном полу заметила, что различаю цвета и с трудом повернулась посмотреть на меструю луну, а увидела новый рассвет... У меня началась истерика.
   Так я давно не смеялась - со всхлипами, стонами, битьем головой о пол, когда у меня заболел живот я постепенно остановилась.
   Вчерашняя ночь, когда я сходила с ума - она длилась столько же?! Я с перепугу приняла час за пять часов? Сколько я считала? Три-пять часов до рассвета!!! Я - дура! Блондинка! Идиотка! Вообразила себя Шерлоком Холмсем, гениальная блондинка на основании собственного завышенного самомнения по намекам раскрывает черный ритуал?! А то что солнце зашло почти там, где был рассвет - не заметила! Целый день на небо смотрела - и не обратила внимания на тень...
   Я не знаю, как я не сгорела со стыда... Прижала руки к щекам и раскачивалась вперед-назад, уговаривала себя, что никто не узнает, боже, так стыдно мне еще никода не было! Постепенно я начинала злиться. Я, как-никак, особенная! Никто из книжных попаданцев никогда не попадал за Полярный Круг, никто не оказывался посреди открытого моря, никто не попадал в Южное полушарие - так что я - подверженая стереотипам идиотка, которая забыла, что в жизни все возможно!!! Даже попадание в другой мир! Неизвестно куда! Без единого шанса вернутся! С вероятностью умереть в ближайшую неделю десятью разными способами!
   Да что бы оно все провалилось! Я выскочила на карниз, не обращая внимание на боль и начала пинать камни, вымещая злость... Когда возле пещеры камней не осталось, а я согрелась и размялась, подошла к краю площадки... от пещеры налево, примерилась к двум последним мелким камешкам, злость почти улеглась... Но на этот раз все случилось не на последнем камне - как я и хотела. Я только замахнулась на первый из них, когда у меня под ногами раскрошился край карниза, и я как была, с торчащей вперед ногой - камень ударить я успела - ухнула вниз.
   Небо поменялось с землей местами несколько раз, я даже сильно испугаться не успела, когда остановилась метрах в двадцати ниже по склону, на очередном карнизике. Здесь не было пещеры, зато были густые заросли травы и куст, в которых я и застряла. Молча смотрела вверх, переждала оползень, который я сама вызвала, встала и пошла вперед. На очередные синяки и ссадины внимания не обратила. Шла, пока могла. Затем карниз стал совсем узким и я поползла по осыпающемуся склону. Ветер дул сверху, холодный. Пройдя боком, как краб, цепляясь за траву два метра я опять соскользнула... На спине съехала в небольшую ложбинку, метров пять ехала. Безучастно глядя в небо я даже не пыталась встать. Миражи дождика, лужи, ручейка стали невыносимы. У меня пересохло горло и потрескались губы... Мне показалось, что в небе что-то блеснуло. Присмотрелась. Почувствовала, что губы разъезжаются в улыбке: там была ВОДА!
  
   6.
  
   О, это невыносимо прекрасное зрелище, придающее силы уставшему, бодрящее засыпающего... Надо мной, на высоте пятиэтажного дома, на скалистом выступе лежала большая, исходящая влагой и смачивающая скалу, блестящая на солнце глыба льда! За ней, на границе с редкими облаками на пределе видимости блестел ледник, от которого она видимо откололась...
   Я обнаружила себя в охотничьей стойке - три конечности на склоне, одна поджата, общее направление - на воду. За минуту пристального вглядывания намечено четыре маршрута, еще через минуту два отброшены напрочь - я не альпинист, это они могут лазить по скалам с отрицательным уклоном, так кажется это называется, а остальные два маршрута слились в один, подлиннее, зато надежнее... Если мне не удастся попасть к самой глыбе, надо оказаться хотя бы под скалой - под солнцем она тает и стекает вниз... А вдруг растает вся, целиком, пока я буду до нее добираться? Успокоив колотящееся от представленной картины сердце, я медленно и осторожно, не делая резких движений шагнула вверх... и съехала обратно. Еще раз. Опять. Через пять минут я все еще была в двух метрах от места старта. Сглотнула комок в горле и заставила себя успокоится и подумать. С закрытыми глазами, чтобы не видеть лед.
   Результатом напряженной мозговой деятельности стал вывод, что до самой глыбы я такими темпами не доберусь, надо сразу ползти к скале. При этом именно ползти, опираясь всем телом. И когда-то в детстве папа показывал, что на снежный сыпучий склон можно забраться, если ставить ноги особым способом - друг над другом, ступни смотрят в одну и ту же сторону, при этом подъем идет будто по ступенькам боком... Еще несколько попыток и дело пошло! Делала несколько шагов, падала на осыпь, подгребала руками и ждала, пока камни перестанут сыпаться.
   Через очень долгое время, устав как не знаю кто, пережив три сползания и одну большую осыпь из-под ног, пыльная и грязная я прислонилась к вознесенной ввысь метров на пять скале. Я вцепилась в нее - а она не двигалась, счастье-то какое! К сожалению, до нужного мне участка надо было пройти еще несколько метров по горизонтали... На удивление, это оказалось очень быстро и легко, по сравнению с подъемом.
   И вот, она - награда. По теплому, шершавому камню стекает струйка воды, которую можно слизывать, жмурясь от удовольствия, а еще можно лечь, подставить небольшой плоский камешек и вода будет капать тебе прямо в рот.
   Я не знаю, какой у нее на самом деле был вкус, но это была амброзия... Я еще ведь и грязи наелась. А дома такая чистюля была. Воду - только кипяченую, руки - мыть, одежду больше недели не носить и если нужно чаще менять, ну и т.д.
   Сколько я там провела времени - не знаю. Когда посмотрела на небо - солнце там все еще было. Но как по нему ориентироваться - лично я придумать не могу. Сейчас главное вода-водичка... Нужда заставит, такое придумать можно! Мне абсолютно не хотелось снова остаться без воды, поэтому я вспомнила про тубус и мешочек, снятые с пояса, которые мирно лежали у меня за пазухой. Первым попался мешочек... Кстати, пока я рассматривала улов, вода капала на мою косынку - чего добру пропадать... Вес - небольшой, внутри - развязала завязочки и озадачилась: лохматый зеленый сухой кусочек чего-то, размером с пол-ладони, два длинных каменных брусочка - сантиметров по десять длиной, толщиной с палец, еще там было проволочное медное кольцо с обрывками цепочек на нем - простого и сложного плетения, длинных и коротких, одного или нескольких цветов... Ключи, что ли? И наконец - палочка из дерева, длиной с ладонь, вся в мелкую зеленую и черную крапинку, один конец круглый, а другой овальный... Что за фигня? Помяла мешочек, посмотрела на свет - он просвечивает, то есть для воды не годится, но я все равно проверила - капнула водой... промок.
   Остался тубус - длиной 15см диаметром 8-10см. Кожаный, из змеиной или ящеричной... ящерной, как правильно, блин? из кожи ящерицы? Достаточно плотный, закрывается плотно, сбоку петелька из кожи пришита. Сверху крышка, тоже из кожи, как у нас на банки и на бутыля пластмассовая одета, так и тут - кожаная. Открыла с трудом. В процессе поменяла несколько раз положение тубуса, когда открыла - из него листик выпал, ну и фиг с ним. Я не знаю, сколько еще воды осталось, может уже все истаяло... Подставила камень, под него тубус и начала ждать. Кап-кап, кап-кап-кап, кап, ..., на дне сантиметр воды - не протекает. Половоина тубуса - держится. Набрался почти полный - слегка его перекосило, я осторожно крышкой накрыла и... Ура, у меня запас воды есть! Перевернула, потрясла - не капает. Легкий шорох над головой заставил меня поднять лицо вверх - на него выпал ледяной душ из воды... Вовремя я! Подобрала косынку, вытерла лицо, шею, руки, волосы где достала. Отжала ее - она стала неопределенно-серого цвета с темными разводами и положила сушиться...
   Ну и что делать дальше? Вечный вопрос. На глаза попался выпавший листик. Подняла и начала рассматривать. Плотный, из желтоватого материала, прямоугольный, размером с обычный тетрадный лист. С одной стороны чистый, а с другой - чем-то заполнен. Ну рисунок я узнала, а что это за точечки, заполняющие все свободное место? Это был рисунок из зала ритуала - надо же, почти правильно угадала. Только в центре, там где свободное место было - там были нарисованы какие-то знаки, сильно напоминающие клинопись. Ковер из точек... Если это письменнось, я повешусь!
   На всякий случай даже понюхала и попробовала на вкус - не пахнет и не вкусно. Сложила вчетверо и сунула в карман штанов. Что делать? Уныло рассматривала горы, шмыгала носом - кстати, стало немного полегче. Может спустится? Там точно вода есть и еда наверное найдется - вон все какое зеленое, хотя и с синеватым оттенком... Или не надо? Пусть вон та змея уползет подальше и подерется вон с той ходячей горой... или не подерется, а ее схватит летающая ящерица, на которую нападут еще змеи, которых раздавит подошедшая динозаврообразная громадина... Я была потрясена собственным равнодушием. Раньше стала бы паниковать, боятся, вопить - а сейчас ничего, сижу и думаю, что вниз лучше не соватся, придется по горам идти, от ящериц прятатся, воду искать... Сейчас меня не видно, я в расщелине скалы сижу. Надо все-таки решаться на что-то. Подул ветер и принес резкий запах травы. Я чихнула. Еще раз. Да что за! Зачесалось все, нос забился совсем. По-моему, я не заболела, а подцепила аллергию... Простуда от запаха не усиливается. Какое-то вреся, пока отходила от приступа - моя фобия получила развитие, горло отекло и дышалось настолько тяжело... И еще думаешь, что опять сейчас ветерок подует... Лицо я на всякий случай прикрыла косынкой, вспоминала что знаю об аллергии: у двоюродной сестры она была, та таблетки глотала - не мой случай. И все. Ну и еще, что происходит отек дыхательных путей. Что-то никак не соображу, что сделать можно...
  
   Когда оклемалась через некоторое время, то решила носить маску. Надо что-то делать. Итак, еще раз - что есть: горы, много плотоядной живности, я одна, мир чужой. Короче, полная задница. Хм, а в книжках иногда правду пишут - я и вправду не заболела. Невесело улыбнулась - да, аллергия это очень смешно.
   Пойду наверное на восток/запад - самое приметное направление. Только долины надо обходить, поэтому придется идти зигзагом. Сейчас я нахожусь на склоне горы - он скальной, довольно крутой, с большим количеством осыпей. До ближайшей долины по высоте около полукилометра, но какая высота над уровнем моря - неизвестно, так как долина понижается и ее вторая часть скрыта от меня облаками. Если учесть, что я сейчас смотрю лицом на запад/восток... примерно... то надо сначала идти влево, там ближайший ко мне конец долины, ну или начало, это как посмотреть. Там моя гора и еще одна, пониже которая соединяются перевалом, и что самое главное - буйной растительности на нем нет, и крупных животных - тоже. Мелкие вокруг постоянно мечутся - ящерки бегают, что-то порхает в редкой траве, крохотные змейки проползают - жизнь кипит.
   Пора идти. Встала с оханьем - пока сидела, все опять затекло. Ну и двинулась. Иду. Сползаю на осыпях. Когда летит ящерица - прячусь в камнях или притворяюсь осыпью. И все это время думаю. Думаю, как меня раздражает этот оттенок солнца - постоянно кажется, что уже вечер, думаю, как может существовать такое место - полярный круг, а вокруг тепло, змеи ползают, здесь же тундра должна быть. Я когда-то читала из советской фантастики про оазис земли с теплыми ключами... там еще путешественники весь баланс природы нарушили и оазис исчез. Может и здесь так? Теплые ключи или еще что-то? А что это блестит, может вода? Да нет, камень какой-то черный, на стекло похожий - я об острый скол порезалась. Как он там называется - обсидиан или... или вулканическое стекло! Теплые ключи, теплые ключи - молись, чтобы под извержение не попасть! Везет, как утопленнику.
   Есть-то как хочется, блин. Попробовала траву пожевать - горькая, сухая... Сено, одним словом. Во время отдыха на одном участке с кучкой низких - чуть выше меня сидящей, деревьев с тощими узловатыми стволами и почти без листьев нашла кустик с огромными шипами - в палец длиной, на котором среди мелких глянцевых листочков росли маленькие желтые ягодки. При мне какая-то синеватая ящерка извернулась и стащила одну... А что едят ящерицы? Я думала, насекомых. Попыталась достать ягодку. Укололась. Подумала. Достала трофейный нож - я его к руке примотала и в рукаве так и носила. Отрезала несколько шипов, еще раз посмотрела на ржавый нож - антиквариат, а так режет... Сложила шипы рядом, отложила нож и наконец сорвала одну ягоду. Плотная, очень напоминает волчью ягоду, только желтая и немного крупнее. Раздавила в пальцах - внутри оказалась косточка и мякоть, похожая на вареный картофель. Подождала несколько минут, мучительно глотая слюну - если пойдет раздражение, есть нельзя. Вроде нормально. Осторожно попробовала. Кисловато-горькая, суховатая, но есть можно. Дальше я не выдержала - побрила кустик наголо и съела все ягоды... Во рту остался неприятный привкус. Выпила немного воды, собрала шипы и пошла дальше. Ягоды ощутимо давили на желудок, но обратно вроде не собирались. Нож я на всякий случай несла в руках. Спустя время я дошла до начала перевала. К тому времени я решила, что лучше осмотреться - и соседняя гора подходит лучше всего. Она пологая, без шапки льда, изрезана складками - я на нее залезу легко и гляну вокруг. Солнце уже снижается, так что ночь пережду на склоне, отдохну, а с утра дальше пойду...
  
   7.
  
   Блин, как же тяжело. Солнце уже почти село, а я еще в самом начале склона торчу - то, что издали казалось легким подъемом, оказалось достаточно тяжело преодолимым склоном. Эта гора была вся из скал и крупных камней, осыпей почти не оказалось. Как же я устала... Но оставаться здесь нельзя - никакого укрытия нет.
   Фух, наконец-то эти камни закончились. Я оказалась на наклонной площадке со старой узкой осыпью, заросшей травкой-мутанткой, по ней даже ходить можно было! А впереди, метрах в десяти, было нагромождение больших обломков, среди которых виднелись темные отверстия. Скоро отдохну, а то прыжки по камням с риском сломать ногу сильно выматывают. Нож я давно спрятала обратно, а сейчас решила достать, так, на всякий случай. Уже возле узкой пещеры, скорее возле норы, образованной упавшими друг на друга огромными камнями я услышала шорох за спиной. Я резко, несмотря на разом потяжелевшие конечности, обернулась.
   Мама. Все другие мысли просто вымело из головы. За спиной стояло то, что я приняла за большой, заросший мхом камень. Выглядело это как здоровый, высотой выше меня на полметра и шире метра на полтора гибрид динозавра с черепахой... его панцирь был в неровных наростах и буграх, в некоторых местах поросший травой, а в результате его цвет был точно таким же как и окружающие нас скалы. Морда - с роговыми выступами и как бы короной из шипов. Глаза маленькие, зато он шумно втягивал воздух, принюхиваясь. Он секунду постоял, а затем... Затем распахнул пасть с большим количеством острых зубов и зашипел. От этого звука у меня мороз прошел по коже. Я невольно шагнула назад, а эта тварь прыгнула на меня!
   Теоретически я знала, что надо делать - в сторону отскочить там, или еще что-нибудь придумать... Но на практике - я взвизгнула и впала в ступор, глядя на приближающуюся ко мне тварь. Да она меня напополам перекусит! Такое чувство, что кроме пасти на голове больше ничего нет! Ааа-а! Я выставила перед собой руку с ножом - уже ни на что не надеясь, точнее, я вообще ничего не думала... В следующий миг меня оглушил вопль твари, а в грудь будто таран ударил - я отлетела в сторону пещеры, куда до этого направлялась. От удара у меня потемнело в глазах и перехватило дыхание. Когда немного пришла в себя - я дальше начала протискиваться в узкую щель, потому что в метре от меня появилась голова твари. Ее бешеные глаза уставились на меня - но достать зубами меня она не могла - голова не пролезала между камнями... Но зато пролезла лапа! Хорошо, что пещера была с небольшим уклоном вниз - ее удар пришелся в панцирь, выгнув его внутрь и заклинив меня между камнями. Ее голова снова появилась на фоне неба - увидев меня, она снова злобно зашипела и боднула скалу, от чего на меня посыпался мусор. Она продолжала пытаться достать меня лапой с когтями, но немного не доставала, от чего приходила еще в большее бешенство. Я в прострации смотрела на секущие передо мной воздух когти и прощалась с жизнью - дальше отодвинутся не получалось, при желании она меня достанет... а желание у нее было - кому понравится, если без наркоза удалить зубы и порезать язык? В следующий раз, когда она попыталась меня достать, я кое-как переложила нож в левую руку - правая не двигалась, и подставила лезвие... Когти отлетели в сторону, на меня брызнуло вонючей кровью, а я поняла, что раньше шансов выжить было значительно больше - от раздавшегося вопля, переходящего в ультразвук, содрогнулись скалы. Тварь освоила новый метод - теперь она билась об скалы, расширяя проход.
   При каждом ударе на меня сыпались камни и мусор. Я смотрела на проход, на беснующуюся тварь и с ужасом заметила, что проход стал шире! Щель, где я находилась, была образована двумя наклонившимися обломками скалы, и один из них тварь начала выворачивать из земли. Еще десяток ударов и торжествующий вопль - ей удалось просунуть голову. Но так и не достала - лапы больше не совала. Продолжила расшатывать скалу. В какой-то момент я поняла, что ее усилия освободили меня - я могла шевелится. Упавший сверху острый осколок ударил по голове, содрав кожу и со звоном ударил по панцирю. Я почти зажмурилась и глянула вверх - вдруг еще один летит, на этот раз точно в голову? От неожиданности я широко открыла глаза - за что и поплатилась - их мгновенно запорошило пылью. Там была трещина, в которую было видно небо!
   Слезящимся глазами - еще бы, столько мусора в них - я смотрела вверх. Сердце билось все сильнее, чувствовала себя как на стометровке - вот сейчас, сейчас, СЕЙЧАС!!! Вопль твари, треск сломанного - сломанного!.. - камня и мой сумасшедший рывок наверх это был звуковой фон действия. Декорации были такие же не вдохновляющие - я оказалась на каменистой наклонной площадке, открытой всем ветрам! Только впереди было что-то, похожее на укрытие - большие камни торчали метрах в двухстах впереди и метров на сорок выше. Шорох и скрежет за спиной, заполошенный взгляд на голову и одну из лап твари, появившиеся над скалой - и в очередной раз замершее сердце. Я рванула вперед.
   Прыжок, еще один - так вот как здесь надо передвигаться, мимолетно заметила я - а то как дура, каждый камешек обходила - соскользнувшая нога, судорожная попытка удержать равновесие удалась, и после заминки я бегу дальше. За спиной шипит тварь, с грохотом расталкивая камни - да что же ей от меня надо-то?! Хрипя сорванным дыханием я проскочила в проход между двумя скалами и побежала дальше - он был слишком широким... Шипение за спиной и вздрогнувшая земля от удара - падения чего-то тяжелого, от чего у меня мороз прошел по спине и волосы на затылке стали дыбом - тварь меня почти догнала! Неожиданно начавшийся спуск и затем крутой склон с осыпью обрывался в пропасть...
   Мне конец... конец... конец - я продолжала бежать вперед, не зная на что надеяться. Склон становился все круче, я начинала проскальзывать на камнях, за спиной тяжело бежала тварь, сипло дыша. За несколько метров от края обрыва лежали крупные валуны, ближайший ко мне находился немного слева - я сменила направление и, проехав последние метры на заднице, врезалась в камень так, что дыхание перехватило и ноги онемели. Я резко обернулась и оперлась спиной на камень - хрипло дыша смотрела на приближающуюся тварь... которая медленно проплывала в паре метров от меня в облаке мелких камней! Медленно - потому что она старалась изо всех сил, загребая лапами против течения осыпи... ее прыжок стал полнейшей неожиданностью для меня, но она немного не рассчитала высоту и прыгнула выше меня, со всего маху врезавшись в камень! Я в этот момент пригнулась и прыгнула вперед, поэтому дальше наблюдала со стороны: в момент прыжка тварь выдернула камень из земли и потеряв равновесие вместе с ним упала в пропасть - но она успела развернуться и прыгнуть обратно, однако под ее весом край обломился и она окончательно исчезла из виду...
   Что? Все? Я спаслась? Осознание этого так и не появилось - все слишком неожиданно получилось. Но неожиданно заболело все - совершенно все и меня стала беспокоить другая неприятность - мокрые штаны. Должно быть стыдно - но мне почему-то сейчас все равно. Я даже ничего не потеряла - кожаный тубус на месте, хотя и пустой, нож в руке, косынка на лице сбилась на бок, но фактически я не пострадала. Жаль воду, часть ее оказалась на штанах - правда остальное совсем не вода, но и фиг с ним... Немного оклемавшись я подошла поближе к обрыву, чтобы при свете последних лучей солнца осмотреться. За время беготни еще закат не наступил, хотя по мне вечность прошла. От простора закружилась голова - нет, от гипервентиляции. Минуту посидела, дальше решила не рисковать - закружится голова и в пропасть еще нырну - поползла на четвереньках. Первым делом правда не вокруг посмотрела, а вниз... дыхание снова перехватило. И не от высоты, и не от вида крутого изрезанного складками склона - а от взгляда в злобные и почти разумные глаза твари, висевшей метрах в пятнадцати от меня между двумя складками.
   Я взяла камень и бросила его вниз. Он пролетел мимо. Тварь зашипела и продолжила подниматься, цепляясь когтями - хорошо, что на одной лапе когтей не хватает - она движется значительно медленнее. Второй камень отскочил от панциря. Третий - тоже. Четвертый и пятый промазали. Затем я приспособилась - встала прямо над складкой по которой поднималась тварь и стала бросать камни потяжелее. В случае удачного попадания она ненадолго замирала. Один раз зашипела и я удачно попала камнем в глотку - выбив еще несколько зубов. От такого она немного сползла вниз - а затем раздробила камень, выплюнула и полезла дальше... В наступающем полумраке я поднимала камень потяжелее, поднимала его и бросала вниз. Затем брала следующий и снова бросала. Тварь медленно поднималась. Скоро я перестала чувствовать руки и спину. За камнями приходилось ходить все дальше. Иногда я бросала вниз мелочь, пытаясь запорошить ей глаза. Ее голова покрылась ранами, сочившимися жидкостью, из пасти тоже текло и теперь она шипела с бульканьем... Она сорвалась всего за два метра от меня - когда отцепила одну лапу, чтобы ее переставить, а я попала по поврежденной и тварь начала падать... В темноте я так и не увидела, куда она упала.
   Потом у меня в памяти от этого случая остались только злой желтый глаз, светящийся в темноте, брызги крови от удачного попадания и молодая нежная кожица с остатками костей - там, где я порезала лапу ножом.
  
   8.
  
   Всю ночь я просидела возле какой-то скалы, обхватив себя руками чтобы унять дрожь. Я не могла спать и вслушивалась в шум и шорохи, долетавшие снизу - там бурлила ночная жизнь. Еле шевеля пересохшими и потрескавшимися губами я пыталась понять, сколько не спала. Упорно получалось три дня. Я чувствовала, что меньше, но сообразить почему не могла. Мысли начинали путаться и время до рассвета провела в каком-то оцепенении - я его просто не заметила.
   Солнышко согрело и прогнало остатки нервной дрожи. Я решила этот день потратить на отдых. Сжав зубы и не обращая внимания на слезы - перебралась в более подходящее место. Высоко поднимавшиеся скалы образовывали ущелье в котором текла оползневая река - я перебралась поближе к стенам ущелья и забралась на камни возле самого края обрыва. Сверху меня закрывал уступ скалы и падающая тень, снизу находился очень большой и надежный обломок камня, из-за отсутствия воды и растительности здесь было мало живности и я могла надеяться спокойно отдохнуть. Настолько плохо я еще себя не чувствовала никогда. Малейшее движение заставляло шипеть от боли, попытка заснуть закончилась ничем - я все еще так думала, пока не проснулась с затекшим телом и почти на краю камня над пропастью. Откатившись подальше я оценила свое состояние. Несмотря ни на что, чувствовала я себя лучше - пропала вязкость мыслей и неадекватность оценки ситуации, не было больше неприятия этой реальности и устойчивого ощущения, что это сон. Странно, но только после вчерашнего столкновения с тварью я поняла, как я хочу жить! А значит, надо что-то делать.
   Кое-как размяв конечности и определив время - солнца пока не видно и тени лежат под углом ко мне, значит до вечера время еще несколько часов и можно, наконец, осмотреться. Перемещаясь на четвереньках - я высоты не боюсь, но здесь слишком высоко - добралась до края моего камня и посмотрела опять вниз... так, на всякий случай...
   На большой глубине внизу - я прикинула, вышло примерно три девятиэтажки (у второй бабушки квартира была на девятом этаже, так что как примерно выглядит высота девятиэтажки представляла) - находился настоящий лабиринт из скал! Черные и коричневые камни вперемешку с коричневатой и синеватой зеленью образовывали дно ущелья между двуми горами - моей и горы напротив, которая подавляла своей неохватностью и мрачностью. Вершина этой горы была накрыта огромным облаком, сильно напоминающим шапку гриба, а примерно на видимые верхние две трети была покрыта снегом. Брр-р... Мне даже холодно стало. Гора на которой находилась я, оказалась не такой уж маленькой, как мне казалось - она была длинной, изгибалась влево и конца ее не было видно. Она состояла из двух частей - невысокой и пологой, и второй - изрезанной ущельями, покрытой ледовой шапкой и достаточно крутой. Они соединялись высокой седловиной - не тем хлипким перешейком из камней, по которому я попала на эту гору, а толстой скалой странного красного цвета. Справа вдали виднелась еще одна гора - тоже очень высокая, но без снега и окутанная каким-то маревом с мелькавшими в нем черными точками... птицы? или ящерицы, что вероятнее. С правой же стороны, закрывая большую часть горизонта располагалась еще одна странных очертаний вершина - гора состояла из трех частей: криво срезанного конуса нижней и двух вершин, покрытых снегом и маревом облаков... Я так говорю - слева, справа, а на самом деле это все было очень далеко - до правой горы было больше двух-трех километров, а до той которая впереди - не меньше километра... или меньше? или... что за? ничего не понимаю - в глазах рябит и они начинают слезиться, стоит только начать всматриваться. Очередная загадка, блин.
   Солнце сместилось так, что его блики отразились на ледниках и укололи мне глаза. Я сглотнула, вспоминая про воду. С надеждой проверила тубус - я ведь его не открывала, просто по весу поняла, что он пустой. Со смешанным чувством смотрела на пару капель внутри - надо вчера было побольше выпить... Стало немного легче, но не сильно. Смутно вспомнила про совет подержать камешек во рту - так вроде должно полегчать. Нашла один - интересно, подойдет? Фу, горький, чуть не выплюнула. Подержала немного еще - горечь постепенно прошла, что-то ничего не понятно. Ладно, поверим книжкам и подождем. Так, что там дальше? Ну, мой план идти на запад или восток накрылся медным тазиком после первого же перехода - вон этот тазик, величиной с Эверест! Остальные горы казались пониже и скрывались за туманным маревом - было жарковато, пахло травой... Я осторожно потянула носом воздух - вроде аллергии нет, и слава богу. Белесоватое небо с редкими перистыми облаками, освещенными местным солнцем сильно напоминало предзакатное небо дома, но сильно раздражало - неправильно лучи падали! Как днем, а не вечером!
   Наблюдая за местной жизнью и обдумывая дальнейший путь провела еще пару часов - солнце появилось в поле зрения и теперь светило в глаза. Кажется я опять заснула... Отползла подальше и решила все-таки что нибудь сделать с панцирем - эта вмятина с четырьмя параллельными царапинами мне не нравилась совершенно. Запуталась в веревочках, захекалась, но стянула его. Присвистнула, рассмотрев поближе - блин, да мне до сих пор везет - еще немного и панцирь бы прорезало насквозь. Еще раз внимательно осмотрела - оказывается внутри он тоже был скреплен этими дурацкими веревками! Разобрала его на две половины, переднюю пристроила на плоский камень и стукнула другим сверху... Ой-ей!!! больно-то как! Камень выпал из руки, половинка панциря сползла на землю, а я сидела рядом и рассматривала свои ладони - со стесанной кожей, грязные и с синими пятнами... От перчаток остались одни воспоминания - на ладонях были сплошные дыры. Вот блин, что делать-то? Впрочем, ничего страшного не случилось - они отслужили свое, защитили руки от части повреждений. Не буду их выбрасывать - с этой мыслью я сунула остатки перчаток в карман и замерла - там что-то хрустнуло. Спички! Они же лежали в том кармане, что промок...
   Уныло рассматривая смятый влажный коробок я вздохнула. Может еще можно что-нибудь спасти? Надежда оправдалась лишь частично - за время всей этой беготни я ухитрилась содрать серу почти со всех спичек. Разложила на просушку коробок, отдельно кучкой серу и две целых спички - ура, еще не все потеряно! Может, высохнет? Оптимизм, да?
   - Ну ладно, оставим пока это, - с этими словами я снова принялась за панцирь. О, уже сама с собой разговаривать начала - это показатель того, что прошло около двух дней. Меня несколько раз оставляли одну дома и тогда я поняла, что разговоры с самим собой это не признак сумасшествия, а недостаток общения. У меня этот недостаток общения наступает через полтора-два дня.
   Правую руку обмотала косынкой, на левую одела перчатки менее пострадавшими сторонами вниз и обоими руками стукнула по панцирю. Дзвяк! И хотя я знала, чего ждать - все равно выронила камень.
   - А может, ну его? Не на конкурс красоты собралась? - неет, прийдется этим заниматься - вмятина мешает дышать, а недавние события показали, что панцирь это весьма необходимая вещь в этом мире. Мучительно медленно выпрямляя железо, я, чтобы отвлечься, считала время. Полдня - это раз, когда я сюда попала, день целый - просидела возле выхода из пещеры, третий - утром нашла воду, а вечером бегала от твари, брр, мороз по коже, четвертый - вот сейчас заканчивается. То есть три с половиной дня... Чушь какая! Я замерла над панцирем, задумчиво рассматривая это произведение сюрреализма - мои усилия превратили его во что-то бугристое, неопределенно-пятнистое с изысканной шишковатой поверхностью, по форме ЭТО больше напоминало крышку люка, а не панцирь... Меня передернуло и, наверное, от злости на себя я нашла ответ - день здесь длится как у нас летом, часов четырнадцать, а ночь всего час-полтора, то есть сутки здесь часов шестнадцать максимум! А теперь еще раз считаем - восемь плюс шестнадцать дважды плюс сегодняшний день - часов тринадцать, получается пятьдесят три! Это чуть больше двух суток! Понятно теперь, почему я еще себя более-менее нормально чувствую. За время раздумий ухитрилась придать панцирю более эээ... панциреобразную форму - сначала было лучше, конечно, но и сейчас неплохо, успокоила я себя и принялась собираться. Стараясь не смотреть на результат своих усилий с трудом затянула веревочки и натянула панцирь на себя. Привычно удивилась его легкости, запихнула в карман спички - кажется высохли, но в связи с их количеством проверять не буду. С трудом присобачила рукава, выпрямилась и с руганью начала опять раздеваться - все напрочь посбивалось, ремень на шее натер полосу - дотрагиваться было больно. В общем, пока опять собралась - еще некоторое время прошло. Живот урчит. Есть хочу, пить хочу, все болит - но зато, блин, еще живая. Закурить бы... Так не курящая ведь! Перекатив в очередной раз камешек во рту я его выплюнула - ничуть не помогло, придется вниз за водой спускаться. Раздражение поднялось волной, а затем утихло - все равно уже наступил вечер, а в темноте ходить не хочу...
   Наблюдая за закатом и поборов желания своего организма решила пойти направо - фиг знает в которую сторону света, но с более пологим рельефом, так как горы слева, облитые алым казались гребнем гигантского чудища, прорвавшего землю - короче, они были чересчур крутыми на мой взгляд. Грандиозный закат примирил меня с миром - все же, здесь настолько красиво! Перед сном я встала на краю обрыва... Как жаль, что у меня нет крыльев! Представив бьющий в лицо ветер, пропасть подо мной я раскинула руки и постояла так немного - все равно ведь никто не видит. Настроение стало совсем хорошим. Последние лучи солнца прорезали небо и постепенно наступила ночь.
   Опустив взгляд на темную пропасть ущелья я не поверила своим глазам - далеко внизу справа, у начала моей горы горел маленький огонек...
  
   9.
  
   Результатом еще одной бессонной "ночи" стали обгрызенные под корень ногти и решение встретиться с местными - то, что это костер я уже не сомневалась. Конечно на таком расстоянии ничего толком рассмотреть было нельзя, но он иногда мерцал, будто его заслоняли и постепенно к утру погас. Но я запомнила место. Так до рассвета и провалялась на краю камня, выглядывая подробности. Ничего нового не увидела, заставила себя успокоиться и вспомнить все, что видела когда поднималась сюда и рассматривала долину внизу. Я сильно надеялась, что это те неудавшиеся жертвы из ритуального зала, я их вроде как спасла, поэтому они на меня нападать не должны... А теперь, Алина, подумай, сколько из уже происшедшего совпало с книжками про попаданцев? И давай исходить из противоположного, то есть если меня увидят - захотят убить. Значит надо за ними сначала проследить, посмотреть, а потом уже... да-да, мне тоже очень интересно, что дальше? Ты ничего не знаешь об этом мире и планировать не можешь! Вот такие сомнения и заставили обгрызть все ногти - все равно от маникюра одни воспоминания остались.
   Постоянно обрывая паникерские мысли, я обдумала два варианта дальнейшего развития событий, оба мне сильно не понравились. В зависимости от того, куда они пойдут дальше - в мою сторону или наоборот, я должна буду их либо перехватить, либо догнать. При этом самый быстрый способ спуститься вниз - это спуск по скале. Три ха-ха... Я не альпинист, это точно. Второй вариант - вернуться назад к месту встречи с тварью, спуститься по горе до трети высоты - там этот обрыв кончается и большой обвал соединяет склон горы с долиной внизу - костер, кстати где-то в том районе и горел. И не боятся ведь обитателей долины! Этот вариант мне тоже не нравился - где одна тварь, там и две, а может и больше. Вот так оно и бывает - ой, гляди какая большая черепашка, давай ее сварим! - а она на тебя прыг, и все, ты смирно лежишь в желудке и немного размазан по камням и тебе совсем-совсем не больно, да и ничего больше не хочется...
   Спуск по скале или тварь, потерять время или рискнуть убиться... Черт, что делать? Ни веревки нет, ни обуви специальной, ни клиньев - так они, кажется, называются, что еще - зубило, молоток? Раскрыла свой старый перочинный нож, потрогала остаток лезвия, в слабом рассветном свете попыталась отковырять намертво схваченные краской дополнительные лезвия - штопор, вилку, хоть что-нибудь! Что-нибудь и отковыряла - непонятную фигурную железяку... Недоуменно покрутила в руках, так и не поняла, зачем она нужна и закрыла обратно. Если спускаться - то это все, что у меня есть, антиквариат не годится, потому что он режет камень. Проверила, порезалась сама вместе с камешком и решила больше не экспериментировать. Прижав к губам ладонь и зализывая порез следила за тем местом, где ночью горел костер. Сначала ничего не происходило, а затем... Есть! Черные точки выделялись на серо-зеленом фоне осыпи. К сожалению, пересчитать их не получалось - опять начинали слезиться глаза и взгляд невольно соскальзывал в сторону. В этом ущелье явно что-то с воздухом не то! Ну и куда они идут? Пока непонятно. Стоят на месте - приходилось постоянно передвигать взгляд по склонам, а на них смотреть краем глаза, поэтому иногда я выпускала их из поля зрения. О, пошли куда-то. Напряженно высматривала направление, а они двигались перпендикулярно горе, на восток (или на запад)! Опс, а о таком я даже и не подумала. Ну же, сворачивайте! И лучше направо! Минут через пятнадцать цепочка черных пятнышек добралась до относительно чистого, в смысле без растений, места - именно про него у меня первое впечатление сложилось, что это лабиринт. Нагромождение камней занимало центральную и дальнюю от меня части долины - такое ощущение, что камни с противоположной горы попадали, с местной Джомолунгмы. Ну куда вы идете! Не собираетесь же подниматься... Ура, не собираются - они свернули!
   - Черт, все-таки налево. - Я давно вскочила и нервно переминалась на месте, не зная что лучше - продолжать наблюдение или спускаться по второму варианту. Разум одержал победу - несмотря на принятое решение про спуск по обрыву, я развернулась и бегом рванула вверх по оползню - фиг с ними, лучше догоню потом, чем так рисковать. Надо же, а вчера я этот длиннющий спуск пролетела и не заметила, что на мой взгляд вполне естественно в такой ситуации... Да когда же он закончится! К началу расщелины я еле доползла - честно говоря, не думала что нахожусь в такой отвратительной физической форме! Фух-х-х... Осторожность и еще раз осторожность, повторяя про себя эти слова я легла камни и поползла, несмотря на свое горячее желание быстрее добраться до долины - уйдут ведь, я такой крюк собираюсь заложить...
   - Осторожность, осторожность, - тихо повторяла я, отползая назад после взгляда на два подозрительных валуна метрах в шестидесяти от меня. Занимаясь своими делами - камни опрокидывая и лежа на солнце они меня не заметили. Один из них сильно выделялся, лежа на плоскогорье, а другой бродил среди валунов в нескольких десятках метрах от первого. Короче, это было первое, что я заметила, когда выглянула. Привалившись спиной к скале я перевела дух - этот путь закрыт, незаметно отсюда не выберешься, а ждать, в надежде на их уход, не получится - тогда я точно потеряю шанс на встречу с людьми. Посмотрела на небо - оно оказалось укрыто прозрачной вуалью облаков, вздохнула и побрела обратно. Оба раза по этому ущелью я пробегала не глядя по сторонам, но теперь взгляд наткнулся на целых три куста знакомых кустов с желтыми ягодками и шипами. Еда! Я свернула к невысокому камню, в тени которого они росли и с разочарованием вздохнула - там было так мало ягодок, а шипы еще больше! Побрила кустики и съела все, что там было. Странно, но несмотря на горечь во рту и неприятное ощущение в желудке пить больше не хотелось.
   Посидела еще минутку, машинально вертя в руках один из шипов. Он был чуть меньше ладони по длине, толщиной в палец у основания - и как на таком маленьком хилом кустике такие монстры вырастают? Попыталась сломать - не получилось, он слегка согнулся и все. Отбросила в сторону и решительно... ну или просто встала и шагнула вниз по склону - пора идти и стать неудавшимся альпинистом. Обернулась напоследок, чтобы посмотреть, ничего ли я не забыла и взгляд опять наткнулся на шипы. А ведь это же... От мелькнувшей мысли я вернулась назад и подобрала один из шипов - толстые, не ломаются, достаточно длинные. Да это же готовые клинья! В моем положении надо пользоваться малейшим шансом. Я повернулась к валуну, в тени которого находилась, нашла небольшую трещинку в полуметре от земли и вбила туда шип. Затаив дыхание наступила - и нога съехала вместе с ним на землю. Вторая попытка, когда от забитого камнем шипа осталось не больше трехсантиметрового хвостика прошла удачно, причем вытащить его я потом не смогла. Собрала колючки, связала одной из веревочек от куртки, скептически посмотрела на него - да, этого явно не хватит и побрела вниз по склону, на этот раз внимательно глядя по сторонам.
   Результаты меня удивили - оказывается эти кустики растут здесь везде, но - в расщелинах скал. А эти расщелины находятся минимум в трех метрах над землей! Я мрачно смотрела на них, сглатывала слюну и искала случайные кустики под стенами...
   И вот я стою на за три шага от края пропасти и морально настраиваю себя на спуск. Тоскливо обернулась в последний раз на вход в расщелину, вздохнула, но мысленная надпись "Опасность! Монстры!" по прежнему стояла перед моим взглядом. Внутренний запрет - там где твари, меня не будет!!!
   На поясе висит мешочек с тремя связками шипов, в тубусе несколько десятков ягод, на правом запястье за веревку от куртки привязан камень с плоской поверхностью для забивания колючек. В правой же руке открытый перочинный нож. Е-лки з-зеленые, сглотнув, я подошла к самому краю. Это невозможно. Глядя вниз я выбирала самый легкий путь для спуска. Складки выветрившихся пород уходили под углом ко мне. Наконец, я выбрала ту, которую могла просмотреть почти до самого исчезновения и которая шла довольно сильно наискось - по сравнению с ней, тварь ползла почти вертикально. Все не так страшно, плохо другое - часть склона я не могла рассмотреть. Но есть и хорошее - если мне удастся спуститься примерно на три четверти склона, то дальнейший путь будет значительно легче из-за пологой осыпи... Если удастся.
   Глубокий вдох, потемнение в глазах и я отскакиваю назад. Нервно смеюсь и сажусь на край обрыва, свесив ноги.
   - Не забывай дышать ровно и неглубоко, - наставительно произношу, поворачиваюсь спиной к пропасти и медленно опускаюсь вниз...
  
   А.
  
   Я сижу на вершине осыпи метрах в двадцати над дном долины в полной прострации и остановившимся взглядом смотрю в пространство перед собой. Тенек, легкий ветерок приятно остужает разгоряченную кожу, колышутся невысокие метелки местной травы, среди них качают высокими головками местные цветы - травы с белыми пушистыми метелками, порхают насекомые... Благодать... Я потянула единственную оставшуюся у меня длинную прядь волос и внимательно рассмотрела ее - ни одного седого волоса, как ни странно. Легла на спину, раскинув руки - правое запястье саднит от сорванной веревки, на левой руке пульсируют болью сломанные пальцы, ног я просто не чувствую, а голова пустаая-аа...
   Перед глазами стоит спуск. При этом я не могу вспомнить ни единой своей мысли, только ощущения... Во-первых было жарко - такой жары я здесь еще не помню, когда от липкого пота режет глаза, а плотный влажный воздух не дает нормально дышать. Во-вторых сначала спускаться было легче, чем я думала - складки образовались от выветривания породы и были все в неровностях, поэтому это больше походило на спуск по крутой лестнице, и если бы не осознание высоты подо мной, преодолела бы этот участок довольно быстро. А так ползла ногами вперед по десять сантиметров в минуту... В-третьих, шипы мне пригодились всего дважды - когда в конце складки, после ее исчезновения в глубине скалы я перебиралась в более глубокую в нескольких метрах от меня по горизонтали и второй раз когда сорвалась. Вторая складка была очень неудобной, но позволила спуститься еще метров на десять к тем сорока, что уже преодолела. Чем ниже я спускалась по ней, тем сильнее она выходила из скалы. Ну, спускаться было все легче, но меня беспокоило то, что дальнейшего пути было не видно. В этой складке собралась мелочь из осыпи сверху, слежалась, присыпалась пылью и притворилась твердым камнем - я на ней поехала, как с горки... Страх, преследовавший меня на всем протяжении спуска, в этот момент отключил мозги и стал таким большим, что дальнейшее я помню урывками - висящие над пропастью ноги, хруст сломавшегося лезвия перочинного ножа, скрежет шипов по твердой скале, шорох осыпи за спиной и удар об скалу, выбивший дух, короткое скольжение по практически вертикальной гладкой поверхности, горячие кроссовки - а затем хруст под ногами, болезненный рывок за запястье - и вот я сижу на осыпи под градом мелких камешков сверху и пытаюсь понять, что я все еще живая...
   Я уже трижды теряла сознание в этом мире лениво замечаю, при этом грызу травинку и смотрю на облака. Я куда-то торопилась? Людей встретить? От твари бегала? А мне сейчас все равно. Люди, твари, чужой мир - это все такая мелочь по сравнению с мыслью, что я еще жива, дышу, травинку грызу...
   - А мне все пох*й! - вырывается из меня странная фраза и льются слезы из глаз.
   Дальнейшие действия проходили практически без эмоций - я с холодным исследовательским интересом изучила вывернутые под неестественным углом пальцы, выпрямила их в правильное положение, поморщившись от боли, и наложила шину - несколько коротких шипов, обрезанных по длине пальцев, обвязанных веревочками из своего запаса. Хорошо, что это мизинец и безымянный - не самые важные пальцы, мелькнула равнодушная мысль. Дальше съела все ягодки - тубус по прежнему был со мной, затянула потуже штаны и спустилась по обвалу вниз - в долину. Время приближалось к вечеру. Я примерно представила направление движения тех людей и скорость передвижения по такой местности и направилась влево на перехват.
   Странная растительность - с отчетливой синевой в окраске узких длинных пучков листьев, растущих строго по очереди на гладком коричневом стебле - это деревья, высотой метров пять-шесть, густой подлесок - разнообразные кусты, растущие веером из одного корня, оплетающие это все лианы темно-синего цвета, оставляющие впечатление покрытых мхом из-за своей напоминающей шерсть листвы... Тяжелые запахи - не сказать, что неприятные, но вызывающие озноб по коже, в которых мешаются сладковатые и гниловатые ноты... И бесконечное шипение разной тональности и громкости, мелькающие в глубине синеватого полумрака гибкие тела, волнообразное колыхание трав против ветра, мелькающие над головой полупрозрачные силуэты летающих созданий. Изредка долетал отдаленный рев больших хищников, ветер приносил новые запахи, от которых волосы вставали дыбом и хотелось оскалиться на весь мир. Я замерла и вбирала в себя этот бесконечно чуждый мне мир, освещенный ярко-желтым солнцем...
   Невеселая усмешка выползла на лицо: страшная природа, хищники - не это настоящая опасность, а слабые люди, ничтожества по сравнению с природой - и они могут уничтожить здесь все! Убить всех животных, повырубать растения! Изуродовать горы в поисках полезных ископаемых, приручить реки, изменить своим вмешательством сам лик планеты! Находясь в этом странном состоянии - восхищения миром, усталого знания о дальнейшей судьбе этого мира - ну не верю я, что людей можно изменить! и осознания того, что я также принадлежу к этому многочисленному племени хищников, я пробиралась вдоль подножия горы, выискивая просвет в стене растительности. Движения стали стремительными и более точными, шаги тише - и двигалась я на полусогнутых. И понимание того, что это бессмысленно, что со своими органами чувств я в этом чужом месте никто не помогало! Злясь на себя и на свою поведение - кем я себя вообразила? Но по прежнему перебегала от камня к камню, при намеке на непонятное движение - замирала в кустах или залегала в траву, следя за тем, чтобы повязка полностью закрывала лицо... Пройдя таким образом около сорока метров я нашла разрыв в зарослях - непонятную проплешину, на которой не было ни одной травинки, а растения по краям были слабыми и болезненно изогнутыми. Это опасно? Идти дальше нельзя - там заросли вплотную подходили к скале и бурелом вперемешку с камнями, перевитый лианами даже отсюда выглядел непроходимым. Стоя неподалеку от плеши в густой траве, достигающей здесь пояса, я тупо пялилась на это пятно и пыталась понять, что делать-то?
   Онемение чувств, охватившее меня после падения, в смысле, спуска с горы постепенно проходило и начинался отходняк - мысли начали путаться и я попыталась вспомнить, о чем только что думала? Вот блин, не помню! Точнее помню, что злилась на себя и на... людей? или эту природу?
   Интересно, я долго еще буду здесь стоять, глядя на это мертвое место? Выхода другого нет, начну сейчас метаться - окончательно заблужусь, или, Алиночка, ты уже забыла о своем географическом идиотизме, когда заблудилась в лесополосе шириной сто метров?!
   Плешь длиной метров десять, прямая, в конце видно нагромождение камней, обросших зеленью - на которое легко можно будет забраться. Слегка покачнувшись - это сколько времени я так простояла, что ноги затекли? - я вырвала пучок травы, шагнула поближе к опасному месту и бросила траву туда. Как можно было ожидать, в полете она рассыпалась, но часть все-таки долетела до места назначения. Я напряженно смотрела на нее, высматривая малейшие признаки чего-нибудь странного. Заслезились глаза, но ничего не изменилось. Ну ладно, второй этап - за хвост подняла одну наглую ящерицу, которая залезла на меня греться и осторожно бросила ее на проплешину. На землю упали две части - но я не успела испугаться, как ящерица скрылась в кустах, а ее хвост остался лежать на камнях. Тьфу, балда! Забыла, что они хвост отбрасывают!
   Ничего не изменилось, так что я решила просто пробежаться как можно быстрее и не дышать - а вдруг там газ какой-нибудь? Неглубокий вдох, задержанное дыхание, десяток прыжков и небольшое усилие - и вот я стою на вершине небольшого камня. К сожалению, моя голова так и не поднялась над уровнем зелени, но перед глазами открылся очередной обломок скалы, немного повыше, а за ним еще один, на который при желании можно было забраться.
   Пришлось еще четыре вершины покорить и я наконец-то смогла оглядеться. Извилистая дорожка из камней подняла меня на высоту и, одновременно, ближе к скальной стене, примерно в район бурелома. Вокруг колыхалось море зелени и торчали из него хребты и отдельные скалы. За основной ориентир решила принять приметный обломок почти черного цвета, по форме напоминавший могильную плиту. Надеюсь, не мою. В принципе, добраться туда можно было даже не спускаясь на землю, а так и двигаясь по камням. Это было достаточно безопасно, потому что я поняла, что за все время наблюдения за этой долиной не заметила ни одной летучей гигантской ящерицы.
   Но через десяток метров вялого переползания с камня на камень пришлось снова останавливаться: с левой стороны от моей дороги, метра на два ниже висели нанизанные на один из острых камней остатки твари с расколовшимся на брюхе панцирем. Устало глядя на останки зловещей твари я не чувствовала ничего, ибо хотела спать. Смутное удивление при виде абсолютно чистых от плоти остатков, выглядевших так, будто над ними потрудились несколько лет назад так и не превратилось в желание хоть что-то сделать.
   Сделать? Я что-то собиралась сделать? Я ведь спать хотела? А, точно! Я спрыгнула на верхушку нижележащего валуна, а оттуда перебралась на панцирь. Под моим весом тот даже не шелохнулся. Я подошла к треугольной дыре в брюхе и заглянула внутрь - там тоже было чисто и пусто, ну кроме костей скелета. "Как раз туда пролезу" - с этой мыслью я так и сделала. Там оказалось достаточно уютно - пролезла на четвереньках подальше от дыры, сгребла валявшиеся вокруг мелкие кости, упала на них и отрубилась.
  
   В.
  
   Проснуться или, скорее, очнуться меня заставили сразу несколько причин: яркий свет, жара, тупая боль в животе от голода и то, что по мне кто-то ползал!
   Я дернулась и с меня свалилась змея! Большая!!! Со сна она мне показалась просто огромной! Из пересохшего горла вырвался панический хрип. Но она повела себя очень странно - не напала, не сбежала, а снова забралась мне на ноги. Я замерла и перестала дышать. Медленные плавные движения чешуйчатого тела толщиной в руку завораживали. Змея была черно-коричневая со строгим ромбовидным узором более светлого серого цвета. Когда она замерла, я смогла выдохнуть, настороженно глядя на нее.
   Она не шевелилась и казалась спящей. Ну и дела. Оторвав взгляд от змеюки, я заметила кое-что другое, от чего глаза на лоб полезли. За то время пока я спала, обстановка внутри изменилась разительно: внутренности панциря покрывал ковер из вьющихся растений, сквозь трещины в брюхе, выполнявшем роль крыши просочились побеги синих лиан и теперь в беспорядке свисали или обвивались вокруг костей скелета... И среди этих джунглей бегали и ползали мелкие ящерки...
   Это оно за ночь так? Судя по пятну от солнца, я проспала примерно местные сутки. Да уж. Еще немного и я бы просто не смогла бы пошевелиться - я с трудом выдернула левую руку из переплевшихся стеблей. Кстати, они росли прямо из панциря. Я лежала возле задней правой ноги, точнее на ее месте осталась только большая дыра и обломок бедренной кости, торчащий наружу. Медленно протянула руку и взяла этот обломок... Тяжелый, зараза, чуть не выронила! Зацепилась поврежденными пальцами и чуть не взвыла от боли. Еле перехватила двумя руками и попыталась спихнуть с себя змею. Я ее сталкиваю, а она не хочет уползать! Шипит, шевелится, но упорно заползает обратно! Слава богу, что кусать не пытается! В результате, она все же оставила в покое мои ноги и уползла куда-то в сторону. Сколько я не всматривалась, у меня не получилось заметить, когда и куда она исчезла... Со вставшими дыбом волосами от мысли о возможном количестве змей и намертво вцепившись в кость, я проломилась сквозь заросли на онемевших ногах и через минуту уже стояла в пяти метрах от моего временного убежища. Если бы я проходила здесь сегодня, внимание на этот увитый лианами обломок скалы необычной формы я бы не обратила. Меня передернуло, когда я заметила белеющий в тени под завесой растений метрового диаметра паутинный кокон. И я спала над ним! Надо отсюда сваливать.
   На улице было жарко и душно, сильно пахло травой, отчего у меня мгновенно заложило нос. Изредка шмыгая носом, я несколько часов пробиралась по лабиринту камней и растений в направлении черной скалы. Сейчас она мне надгробием не казалась, просто скала. Пыталась держаться вершин валунов, но это не всегда получалось и приходилось спускаться в заросли. Перепробовала кучу растений, но большая часть была настолько горькой, что в глазах иногда темнело. После того, как у меня на полчаса онемел язык, решила бросить это дурное дело. Идея использовать лианы как веревки не выдержала моего веса. А их сок оказался ядовито-жгучим и у меня на ладонях появились красные пятна. В довершении этих неприятностей дымка над долиной сгустилась и стала приглушать свет солнца, от чего я плохо стала различать, где ямы, а где просто тень и несколько раз падала. Берцовая кость все сильнее оттягивала руку, но я ее не выбрасывала. От сумасшедшей жары мысли путались и в глазах появлялись черные точки.
   Поэтому на наступившую тишину я обратила внимание не сразу. Исчезли все звуки, ветер стих и единственным движущимся объектом была я. Тишина действовала угнетающе, зловещее красное солнце просвечивало сквозь дымку и в этом освещении от окружающего пейзажа оставалось жуткое ощущение.
   Я так часто меняла направление, что не знала где сейчас нахожусь относительно того места, где спустилась с горы. Когда посмотрела на гору, оказалось, что я довольно далеко от нее и тусклая дымка в воздухе не дает рассмотреть ее поверхность. Я нервно вздрогнула и отвела взгляд. Сильно меня впечатлил спуск. Сильно.
   Местность немного изменилась. Все чаще приходилось подниматься, а сплошные заросли сменились на отдельные искривленные деревья и низкие кусты. Лианы здесь были значительно меньше и более тонкие, с редкими синими шерстинками. А над всем этим незыблемо стояла гора. Ее темная громада подавляла и оставляла впечатление незыблемости. Я себя чувствовала очень плохо, но старалась идти вперед. Более точно мое перемещение можно было обозначить словом "ползла". Постепенно начинало темнеть, я шла почти не глядя вперед, а только вниз. Поэтому ручеек я услышала, а не заметила. Маленький водопадик шумел еле слышно, но мне этого хватило. Я свернула в узкую высокую расщелину. Вода вытекала из трещины между камнями, собиралась в лужу и затем утекала куда-то в глубину расщелины, сужавшейся в этом месте до двадцати сантиметров.
   Блаженство. Я сидела рядом с водопадом и иногда делала несколько глотков. Странный привкус воды не смущал. Меня радовала возможность пить, когда я захочу. Настроение заметно улучшилось. Дальше идти я не могла из-за выпитой воды. Вода была ледяная, аж зубы ломило, но меня это не остановило.
   Потом я, конечно, вспомнила, что если долго не пил или не ел, то сразу много нельзя, но это было потом. Вздохнула довольно и в очередной раз вытерла лицо. Сейчас это место выступало для меня филиалом рая. Прохладно, есть вода.
   Тубус с водой наполнила во вторую очередь, так что запас теперь есть. Умылась, помыла голову, а то волосы слиплись от пота и грязи. Закусив губу, рассматривала посиневшие пальцы. За время беготни повязка спала и палочки перекосились, при движениях причиняя боль. Держала в воде, пока не перестала их чувствовать, а потом заново их обмотала, на этот раз гораздо плотнее. Зубами затянула узел и скептически осмотрела. Выглядит и ощущается как что-то чужеродное. Ладно, фиг с ними. Возилась долго, за временем не следила. Заканчивала уже в темноте. Подумала, что место хорошее, можно переночевать здесь. Вышла из расщелины, чтобы осмотреться, пока еще хоть что-то видно. Снаружи все еще наступали сумерки. По-прежнему была тихо. Я пожала плечами и повернулась в сторону скалы-ориентира. До нее оставалось не более двухсот метров по прямой. Хм, а когда я начинала движение, было не более шестисот метров. Я приналась подсчитывать свою скорость движения, и на небольшой толчок не обратила внимание. Мало ли, что может трястись... От этой мысли я покрылась холодным потом и начала прислушиваться. Низкий гул постепенно нарастал и толчки стали усиливаться. Землетрясение!
   Я метнулась в расщелину, схватила кость и мокрую косынку - отметила про себя, что свои вещи ВСЕГДА надо носить с собой, и побежала вперед. Я находилась на длинном уступе на высоте семи-восьми метров над джунглями. Справа - обрыв, слева - стена четыхметровая, не залезешь. А с уступа легко стряхнуть может. Бегу вперед, спотыкаюсь и падаю. Замечаю впереди лестницу из осыпавшейся скалы. С трудом сохраняя равновесие, поднималась наверх по обломкам камней, которые шатаются под ногами. Оказавшись наверху, спотыкаюсь и падаю вперед. Я оказываюсь на относительно ровной площадке с небольшим уклоном. К сожалению, уклон идет ко мне, поэтому от тряски я начинаю сползать назад. Оцепенение мыслей сменяется паникой, которая усиливается от вида катящихся от меня камней. Оглушительный грохот не дает сосредоточиться, наступившая ночь мешает уворачиваться от камней. Вместо мыслей - одно слово "мамочка-а-а..."
   Рассвет я встретила медленно идя вперед, куда глаза глядят. Волосы с набившейся пылью засохли иглами. Лицо стягивают подсохшие грязевые разводы - вчерашнее судорожное умывание в ледяной воде пропало без толку. Повязку несу в руках - воздух через нее уже не проходит, жду, когда окончательно высохнет и буду грязь скалывать... Добрела до края плато, на котором пережидала камнепад. Теперь я была гораздо ближе к покосившейся скале-ориентиру. Землетрясение оставило после себя следы в виде переломанных деревьев и множества свежих осыпей и обломков. По-прежнему было тихо, только изредка раздавалось тихое шипение и мелькал летучий силуэт. Я все ближе подходила к той горе, за которой скрывалось солнце и постепенно стали встречаться просто огромные валуны. В одном месте площадка была завалена так, что пришлось протискиваться между камнями. Недолго, метра два, но в конце выход был завален упавшим деревом с переломанными ветвями. Вытолкнуть его не получилось, пришлось ломиться вперед. Блин, я застряла!
   Раздраженно отпихивая в сторону тонкие и очень прочные разновеликие ветки, увитые голыми лианами, я схватилась за одну особо прочную ветку, идущую откуда-то сверху. Дернула и на меня посыпался мусор и камешки, а затем сверху свалился и чувствительно приложил по голове кусок ствола. Отплевавшись, я обнаружила себя обвешанной длинным корневищем... Веревка!
   Еще через пару минут я все же выбралась, правда сильно выдохлась. Привычно уже проверила наличие своего имущества - все на месте, глотнула воды и пока пару минут отдыхала, рассмотрела добычу. Корень-веревка был очень прочным - я его не порвала, даже не смогла надломить, когда дергала и крутила его в руках. Толщина тонкого конца - полсантиметра, толстого, с куском дерева размером в ладонь и толщиной сантиметров пять - сантиметра четыре. Достаточно гибкий - легко складывался почти вдвое почти по всей длине, и главное - длина больше пяти метров! Узел я завязать не смогу, но зато можно заклинивать деревяшку между камнями и спускаться, если что. Иногда встречались тонкие ответвления от основного корня, но они были едва несколько миллиметров в диаметре и я их пообрезала антиквариатом, чтобы не мешали. Обрезки длинной под метр пошли к веревочкам, а то мой запас начал таять. Самый кончик веревки был перетерт и разлохмачен и я его немного обрезала. Две минуты мучений, и свернутая в бухту веревка лежит у меня на плече. Неудобно, но надо.
   Дальше я пробиралась по более кривой поверхности в направлении своего ориентира. Попытки разжиться еще одной веревкой ни к чему не привели - разве что еще несколько тонких отрезков получила. Дорога постепенно уводила все ближе к обрыву горы. Ее уже не получалось воспринимать целиком - только ближний склон, но она по-прежнему давила на психику.
   Все это время я шла над зарослями, метрах в десяти-двенадцати, но постепенно местность понижалась и, когда я дошла до очередного нагромождения обломков со свежими сколами, верхушки деревьев были всего метрах в шести ниже обрыва. Тяжелая тишина тревожила, дымка никуда не делась, а стала еще гуще. Сквозь нее с трудом пробивались красноватые лучи солнца... Когда я присела отдохнуть, почувствовала мелкие толчки. Они быстро прекратились, но меня это не успокоило. Надо скорректировать маршрут и не ходить под скалами! Пока сердце не перестало заполошенно биться, оставалась на относительно ровной площадке и тоскливо смотрела по сторонам - легкий путь закончился, дальше идет резкий подъем, а что затем - не видно, но ориентир уже ближе, чем утром...
   Тихий шорох, донесшийся непонятно откуда заставил подскочить. Я напряженно вслушивалась - негромкий звук посывшихся камней, а затем странный скрип. Опасность? Звуки доносяться от обрыва... А кто у нас может лазить по скалам? Подумала и похолодела - скальная черепаха! Бежать, куда бежать... Блин! Адреналин подскочил до ушей, движения стали порывистыми, мысли - тоже. Сбежать не смогу - я в условном тупике, по скалам быстро не полезешь, а на ровной поверхности она меня быстро догонит! Схватила камень потяжелее, вытащила ножик и тихонько прокралась к обрыву, возле кромки присела и доползла на четырех конечностях до обрыва. Шорох и хруст повторились, теперь гораздо ближе. Что-то тихо для черепахи. Хотя откуда я знаю - может это детеныш. Секунду думаю, как лучше выглянуть - на животе я не успею среагировать, лучше сидя на корточках, думаю - если что, ножом ткну, затем камень, а затем бежать!
   Если я быстро выгляну, то меня, может, и не заметят! Вдох! Вперед!
   Нет. Это не черепаха. Взгляд натыкается на бледное человеческое лицо - я как в замедленном просмотре, вижу расширяющиеся зрачки, перекашивающееся лицо и рефлекторное отшатывание назад - прямо в пропасть! Как я успела среагировать - не знаю, но мне удалось схватить его за руку! Ой, блин, тяжело как... камень на землю, к ножу, протягиваю левую руку и тот понятливо цепляется за запястье, едва не задевая повязку.
   Раз... Два... Собираюсь с силами - и ТРИ! Резко выпрямляюсь и дергаю человека вверх. Шаг назад по инерции - и мы стоим друг напротив друга, по-прежнему держась за руки. Хотя, если бы он не помог ногам, едва ли что-нибудь вышло...
   При таком освещении я не сразу понимаю, кто это, но потом - это же одна из тех неудавшихся жертв, а точнее - первый мужик, которому я чуть топором в первый раз ногу не отрубила! Я разжимаю руки, и он немедленно отскакивает на несколько шагов. Я подхватываю антиквариат с земли, прячу его в рукав и медленно отхожу от обрыва к своей веревке и костяной дубинке...
   Черт, что делать-то?! Настороженно смотрю на аборигена, тот с медленно проходящим испугом смотрит на меня. Надеюсь, я успею нож достать, если он нападет. Хотя не должен. Я ведь фактически во второй раз его спасла!
   Абориген немного выше меня, одет в плотную широкую куртку темно-серого цвета с разводами и пятнами - похоже, кожа крокодила или большой ящерицы, капюшон с головы упал и видны густые черные волосы, слегка припорошенные пылью. Длина неизвестна, скорее всего, сзади собраны в хвост. Штаны черные, плотные, с кожанными вставками на коленях и по бокам, свободные, заправлены в сапоги высотой до середины голени. За спиной обычная торба, как у наших металлистов - матерчатая. На поясе несколько мешочков и висит нож в деревянных ножнах. Ножны дополнительно привязаны к штанам. Вообще, на одежде много прорезей и завязок. Из одного кармана выглядывает кусочек серой ткани - платок, что ли?
   Это то, что делает его похожим на человека. Но у людей не такие пропорции, отличаются движения, и самое главное - нет больших черных глаз с вертикальным зрачком. И пальцев всего четыре. Ногти толстые светло-серые. Черт. Блин. Фигня. Хрень! Люди, вы где?! Свистяще-шипящий вопль, донесшийся снизу, заставил нас обоих вздрогнуть.
   Судя по количеству интонаций - это не животное...
   Похоже, остальные тоже там.
  
   С.
  
   Настороженно глядя на аборигена - будет Первым, - подталкиваю ногой к нему разлезшуюся бухту корня-веревки. Отхожу шагов на пять и сажусь на подвернувшийся камень. Руки кладу ладонями вниз на колени и замираю. Первый смотрит на меня, осторожно подходит и подбирает веревку. Затем пятится к обрыву - блин, сейчас опять свалится! - но он вовремя остановился. Через плечо глянул вниз, размотал веревку и закрепил ее между двумя камнями, а сверху еще здоровенным валуном придавил... Еле смог его уронить на бок. Ну, дальше что?
   Садится рядом с камнем, но уже более удобно - ко мне боком, так что может и вниз смотреть, и за мной наблюдать. Минуты две ничего не происходило, а затем что-то зашуршало - кто-то поднимался.
   Я с ожиданием уставилась на край обрыва - есть! Еще один. Черт. Опять не человек. Морда наполовину темно-зеленой чешуей покрыта, челюсти выдаются немного вперед, волос нет, есть только гребень, как у петуха, только не красный, а серо-черно-зеленый. Одежда - балахонистая рваная и грязная серая рубаха и штаны-колокола... Обуви нет, но она ему и не нужна - строение ступни как у собаки, то есть пятка висит в воздухе, только вместо лапы - три толстых пальца, заканчивающихся тупыми когтями... Вроде, у динозавра какого-то такие были.
   Алина, успокойся, ты всего двоих видела. Второй поворачивается ко мне лицом - ух ты, какие круглые глаза. Желтые. Ну чего ты на меня пялишся? Чтобы отойти от обрыва, ему надо пройти между мной и Первым. Надо же. Он нас обоих боится. Но я могу гордиться - меня сильнее. Раза в три - если судить по расстоянию. Между мной и Первым шагов двадцать, а прошел ящер мимо меня шагах в четырнадцати.
   Прошел к дальней стенке и потерянно остановился там - я села как раз возле входа на площадку.
   Плохие предчувствия начали постепенно меня одолевать - с каждым вылезающим на свет божий аборигеном. Все они были разные по размерам, окраске, одежде. Но не менялось одно - они все принадлежали к одному типу, это очень ясно чувствовалось. Ну, как рядом поставь негра, китайца, белого и индейца - все люди. А это... все ящеры!!!
   Третий - самый маленький. Пестрая змеиная чешуя покрывает только некоторые участки лица, кожа темно-зеленая, на голове жесткие черные волосы вперемешку с маленькими чешуйками. Волосы собраны в короткий хвост. Одежда - широкая рубаха, штаны, сапоги. Жилетка. Все из кожи. Глаза - черные. Тоже круглые.
   Четвертый - немного выше третьего, но в ширину как три меня. Пузо перетянуто широким ремнем со здоровой бляхой-защелкой. Одежда - обычная для них. На шее шарф из черной ткани. Лицо грубое, с крупными чертами, серая чешуя покрывает его целиком. Чешуйки разного размера. На щеках - горизонтальные темно-серые полосы. На голове - шерсть. Ярко-зеленого цвета. На поясе висит то ли молоток, то ли топор. Если их в единое целое свести - то и получится. С другой стороны - нож... Глаза выпученные. Светло-зеленые. Сюр.
   Дальше пошли совсем офигительные персонажи.
   Пятый - лез минут десять. Громила, метра два высотой. Широкий. Чешуя покрывает тело процентов на семьдесят. За спиной привязана дубина. Нет, не так. ДУБИНА. Длиной с метр, зато шириной с меня. Штанов нет. Рубашка без рукавов. Голова в шипах. Ноги как у птицы: с двумя пальцами впереди и двумя сзади. Размер на глаз 70-80, если не больше. Ноги заросли чешуей так, что напоминают панцирь незабвенной скальной черепахи. Общий окрас - болотно-зеленый и черно-пятнистый. Морда плоская, уродливая. Глаз не видно из-за надбровных дуг... Когда он подошел к столпившимся у стены номерам два-четыре, вокруг него образовалось пустое пространство. Я их понимаю - когда ветерок на меня подул, глаза заслезились. Духовитый, кхе, мужик. Как старые носки...
   Следующий - появился минуты через две. Моль бледная, с синеватым оттенком. Худой, одежда мятая, в синих пятнах и пыли. На плечах кожаный плащ. Лицо узкое. Волосы белые. Чешуя на лице есть, но ее мало и на таком фоне она почти незаметна. Глаза - длинные и косые, как в анимэ. Узкие. Вроде бледно-голубые. Он шел пошатывась и не обращая на окружающих внимания. Споткнулся, и чтобы не упасть - взмахнул руками и плащем. Плащ - это был не плащ. А крылья. Странно, но никакого удивления нет. Отмечаю этот факт и все.
   Что-то мне все меньше и меньше это нравится... Черт. Чувствую себя отвратительно. Мне явно с миром, в который я попала, не повезло...
   Седьмого я встретила равнодушно - и как я могла в пещере не заметить такой здоровый хвост? Ничего интересного - обычная морда и обычная одежда. Он был полосатый - темно-зеленая - темно-серая полоса. Одежда грязного зеленого оттенка. Из ткани. Ходит как кенгуру - наклонившись вперед, опирается иногда на хвост, может и на руки - если еще чуть-чуть наклонится... Глаза сплошняком болотно-зеленые, зрачок размером с точку. Урод редкостный. Поперся напрямик, чуть Первому ногу не оттоптал. Тот вскочил, зашипел на урода - только тогда тот отодвинулся. Первый подождал, пока Кенгур отойдет и исчез за обрывом.
   Зачем? Последний ранен и не может поднятся? Минут пять ничего не происходило. Я наблюдала за местными. Они столпились кучкой и изредка перешептывались. Взгляды - испуганные или изредка равнодушные. Ясно, помогать никто не будет. Пожала плечами, встала и подошла к обрыву. За спиной затихли. Покосилась на них - стоят, не шевелятся. Кроме Вонючки - тот задумчиво ковыряет в носу.
   Посмотрела вниз - хороший обрывчик. Метров шесть сплошного камня с обратным уклоном, трещины маленькие и неубедительные. Здесь самое низкое место - снизу были навалены обломки камней. Метра два влево - и насыпи нет, до низа еще метра четыре прибавилось, метр вправо - большая скала, вроде моего ориентира, стояла почти впритирку к обрыву. Неудобно стоит - по ней не залезешь. Верхушка скалы была примерно на уровне моих глаз, поэтому ее дрожь я заметила сразу. Приложила руку к земле - трясет. Точнее мелко дрожит. Странное землетрясение. С трудом сглотнула пересохшим ртом и подошла к обрыву еще ближе. Чего они там копаются?
   Нда, корень это не полноценная веревка. Первый пытался сделать петлю и закрепить в ней Восьмого. Этот был полностью синеватых оттенков. Одна рука перевязана и вроде сломана. На голове тоже повязка. Сам не залезет - чересчур движения неуверенные. Его проще поднять - одной рукой-то он держаться может?
   - Эй, - я попыталась привлечь внимание местных, но пересохшее горло не выдало ни звука. Ну и ладно. Я свистнула.
   Оба подняли головы и смотрели на меня. Я жестом показала - типа, оберни вокруг него веревку и пусть тот левой рукой держится, а мы его вдвоем поднимем. Они минуту пялились на меня и не двигались. Затем Первый обернул вокруг синего конец корня - как раз под руками полный оборот получился и затем чем-то связал кольцо. Через полминуты он был возле кромки - я немного отодвинулась, чтобы ему было удобнее подниматься. Тот немного помедлил, а затем одим движеним оказался наверху. Он щелкнул языком и одновременно показал движение вверх. То есть на щелчок поднимаем? Я пожала плечами, еще раз глянула на остальных - смотрят и не дергаются, и уцепилась за веревку поближе к краю. Рядом взялся Первый. Посмотрел на меня и начал щелкать - цок, цок - рукой вверх опять повел. На каждый второй? Еще раз повторил, провел рукой сверху-вниз по воздуху и взялся за корень. Раз, два! Ничего себе, такое ощущение, что пытаемся старый дубовый комод бабушки поднять, в котором книгами забито все, а не одного человека! Рывок - я соскальзываю по земле, Первый тоже. Ничего, во второй раз получилось лучше - оба дергаем, затем один перехватывает, снова дергаем, второй перехватывает... К концу подъема меня можно было выжимать, а руки и спина заболели... Но он действительно тяжелый, как зараза! Мы его еле вытянули на площадку - ударился об стену и потерял сознание. Так и сидели с Первым, пытаясь отдышаться, а между нами лежал Синий. Кстати, он явно был земноводным - очень плотное тело, толстая плотная кожа с чешуей как у рыбы на ногах и руках, на голове костяные гребни, вместо волос - видоизмененная чешуя, красиво переливающаяся синевато-зелеными красками. Там, где пыли и грязи нет... Чешуйки полупрозрачные, зачесаны или направлены к затылку и спускаются по спине до самого низа. Мы когда его затаскивали, цеплялись за все подряд, и рубашку чуть ему на голову не надели... Пальцев на руках шесть, они очень длинные и тонкие, с тонкими когтями. Между пальцами перепонки. Ноги неплотно обмотаны кусками кожи почти целиком и перевязаны веревочками, чтобы эти штаны-сапоги не развалились. Рубашка обыкновенная, как у них всех, только с нашитыми шестиугольными кусками плотной кожи. Вроде доспеха. Сейчас она истрепанная, в дырках, но видно, что была очень красивой, с вышивкой... Но самое интересное - уши. Сейчас они собраны как веер, но я видела, как он их разворачивал в направлении звука - как плавник, только ушной... Из интереса тихонько свиснула - ухо дернулось. Нда...
   Посмотрела на Первого - пора налаживать контакт, достала воду и отхлебнула немного, а затем ему протянула. Он взял, недоверчиво посмотрел на тубус, даже понюхал, но тоже выпил. Немного, хотя видно, что сильно пить хотел. Не понимаю. Забрала, покатала в руках и задумчиво посмотрела на остальных. Стоят, смотрят. Черт, да я нервничаю. Облизнула губы и глубоко вдохнула, собираясь задать вопрос... Не задала - тот был занят, приводил в чувство Синего. Потряс, похлопал по лбу - тот не реагировал. Судя по плотности его тела и по тяжести, все эти легкие хлопки до одного места. Тут нужно посильнее бить... Я подумала и отказалась от этой идеи, кто его знает, как они могут среагировать. А можно... Не думая, вытянула руку с тубусом и резко опрокинула остатки воды на лицо. Спохватилась поздно - я опять без воды! Но зато это подействовало - Синий как раз вдохнул в этот момент, закашлялся и открыл глаза - сине-зеленые, зрачок овальный, красный. Ух ты, так вот как в реале нижнее веко выглядит! Отличительной чертой этого были мелкие прозрачные чешуйки на лице, сквозь которые просматривался геометрический серый узор - явно татуировка, для равнобедренных треугольников с черной точкой природа сама редко доходит...
   Синий напряженно смотрел на меня, высматривая что-то непонятное, затем, не поворачиваясь к Первому, что-то спросил или сказал...
   Как я и думала, языка я не знаю.
  
   D.
  
   Ну, и долго мы будем переглядываться? Первый и покалеченый перебрались к остальным и уже минут десять что-то бурно обсуждают, практически неотрывно глядя на меня. Я успела свернуть веревку и теперь сидела, рассматривая местных жителей. Какие-то они чересчур разнообразные. Наверно, как в классической фэнтези у них есть какие-то боги для каждого народа или пришли из других мест через порталы... ну там, переселиние народов и т.д. Или НФ - потомки колонистов или мутанты. Черт его знает...
   Дурацкий у них язык. И голоса звучат непривычно - чуть выше, чем я привыкла. Темп речи быстрый, так что слов не различить. Честно, я ни одного слова не выделила, только бесконечное шипение. Много букв с, ш, часто звучит сочетание с буквой х, гласных мало, звонких согласных - тоже. Пфрыхфсшфрхфшшскахстхышфрс... Чуть громче, чуть тише и опять подобная белиберда. Почесала затылок - с застывших прядей посыпались куски грязи. Может, я слишком грязная? И они меня поэтому боятся? Лицо отчетливо стягивает подсохшая пленка, причем отваливающиеся чешуйки серо-бурого цвета. На лбу нащупывается здоровая шишка и рядом ссадина.
   О, что-то изменилось. Они все повернулись ко мне лицом и вперед вышли Первый и Четвертый, который широкий. Будет Эльфом - волосы-то зеленые. Нервно хихикнула про себя - уж на кого, но на эльфа он точно не похож! Но надо поддержать традицию попаданцев и найти в другом мире орков, гномов, эльфов, троллей и т.д. Короче, остановились напротив метрах в пяти и новоназначенный эльф что-то проникновенно сказал. Развел руки ладонями ко мне, отрицательно покачал головой и пристально посмотрел на меня. Его жест повторил Первый. Не нападают, уже хорошо. Поднялась, шагнула вперед и повторила их жест... Так, ничего не изменилось. Они опустили руки, держа их на расстоянии от оружия и Первый что-то прошипел.
   - Не понимаю, - покачала головой. Они переглянулись и снова посмотрели на меня. Я снова развела руки в сторону и улыбнулась.
   Мать твою за ногу! Они шарахнулись назад и все оскалились! Через секунду на меня было направлено все оружие, что у них было. Шипение и внушительные оскалы нервировали, я сама не заметила, как у меня в руках появилась кость, а я оказалась за камнем. Да кто же знал, что они так на обычную улыбку отреагируют! Внезапно Вонючка издал особенно громкое шипение, раззявил внушительную пасть с неполным комплектом тупых зубов и бросился на меня. Сердце екнуло и суматошно забилось... мир опять замедлился, почти как в пещере и, пока он бежал на меня, с натугой поднимая над головой свою дубинищу, в голове быстро проскакивали варианты дальнейших действий. Бить? Не бить? А вдруг случайно прибью, как в пещере тех? И что остальные будут делать? Черт, да что делать?! До последнего момента подозревая подвох от ненормального аборигена - вдруг он только притворяется медлительным?! - отскочила далеко в сторону и пропустила его мимо себя. Дубинка начала опускаться на то место, где меня уже не было. Не, похоже не притворяется... Спина бугрится от чешуи, видимой в прорехах, ноги как тумбы - не пробью, остается только одно... Но по голове бить не стоит... Черт! Шаг к вонючке - не дышать! - и осторожно тупой стороной костомахи подталкиваю его в шею. Хруст, дубинка аборигена бьет по камню и отскакивает в сторону, Вонючка зарывается в воздух мордой вперед и гулко падает всем весом на камни. Конвульсивно дергается и застывает.
   Я охренело смотрю на дело своих рук.
   Песец котенку.
   Остальные смотрят на меня, как я на скальную черепаху недавно и медленно пятятся назад. Первый все равно остался ближе всех.
   И что мне теперь делать?..
   Отбрасываю дубинку в сторну, медленно отхожу к обрыву и сажусь на подвернувшийся камень. Демонстративно кладу руки на колени и замираю, спокойно - и без улыбки! - глядя на первого. От волнения немного подташнивает.
   Сейчас слиняют и бросят меня здесь... или навалятся и убьют... Хотя, они так боятся, что дыхнуть в мою сторону не смеют. Минута, две. Напряжение потихоньку спадает. Постепенно они успокоились. Первый по дуге обошел меня, постоянно контролируя мое положение, и подошел к трупу. Задержал дыхание - я невольно криво улыбнулась про себя - и проверил пульс. Кивнул чему-то и внимательно уставился на меня. В этот момент Синий-водяной начал показывать какие-то странные знаки в мою сторону и что-то шептать. Я настороженно уставилась на него. Магия? Молитва? Ругается? Я подобралась, чтобы быстрее свалить, если что замечу странное. Остальные отошли от него подальше и неуверенно смотрели то на меня, то на шепчущего Водяного, то почему-то на Первого... Взгляды были примерно одинаково опасливые.
   Вот странно - в этом книги не врут. Умер Вонючка, умерли скелетики в пещере... косвенно из-за меня умер человек на троне, а никакого сожаления или душевного волнения нет. Ну, разве что сами виноваты, что пытались меня убить. Да и сами смерти выглядят неестественно из-за крови. В современных игрушках больше реалистичности. А почему руки мелко трясутся - не знаю. Пришлось сцепить их в замок.
   А может, это комьютерная игра нового поколения? У меня амнезия и я забыла в игре свое прошлое, ну или лет пять-шесть последних? Да нет, мое тело почти не изменилось, хотя это не показатель... Я в игре, забыла последнее время... Или по игре амнезия... или эксперимент, или у меня игровое тело... блин, мозги кипят! В этот момент виски кольнуло, а Водяной упал на камни. Интересно, это как-то связано? Все это время я внимательно наблюдала за обстановкой - кроме людей мне сильно не нравились затянутое белесой густой пленкой небо и звенящая тишина. Мерный далекий грохот на пределе слышимости, затянувшие небо полосы болезненно-желтых облаков... почти как перед вчерашним землетрясением.
   Водяной поднялся, что-то сказал остальным. Решайте что-нибудь скорее! Мерзкая вибрация камней пробирала до печенок. Я начала прикидывать, где безопаснее отсидеться в случае землетрясения - высокое нагромождение камней напротив внушало опасение.
   Первый шагнул вперед и снова развел ладони в стороны. Знакомство, дубль два? Повторила его действия, старательно стараясь не торопиться. Он мотнул головой и стукнул себя в грудь. Моя твоя знакомиться. Абориген - попаданка. Блин. Что-то на дурацкие шуточки пробивает.
   - Хахшс, - что-то вроде этого. Или Ахшсах. Или еще как-то. Не важно, но хоть что-то теперь понятно.
   - Али...к, - в последний момент проглотила окончание. Мысль о том, что они вряд ли заметят разницу, посетила слишком поздно. Да и фиг с ним, надо быстрее убиратся отсюда.
   - Хахы..кх... - с трудом выговорил Первый. Это он матюкнулся или меня обозвал так?! Чего он цирк устраивает? Убираться отсюда надо!
   - Нет, блин, Шехерезада Лучиэль Светозарная! - вырвалось у меня. Он открыл рот и тут же закрыл. Сосредоточенно уставился куда-то вдаль и пытался переварить услышанное. Ну, не одной мне мучится с их языком! Мать! Ритуал знакомства состоялся, чего они тянут?
   Минуту изображала пантониму - идет землетрясение, пока до них не дошло и все резко не засобирались - причем туда, откуда я пришла. Пришлось еще показывать, что там ничего нет и тыкать пальцем в нужном направлении.
   Грохот, земля уходит из-под ног, и я падаю на колени. Все трясется и рушится. Страшно. Далекий грохот больше похож не на гром, а на серию взрывов. Минут пять сильно грохотало, а потом землетрясение и шум почти сошли на нет. Настороженно переглядываясь, стали подниматся аборигены. На небе появилась белая пелена, окончательно скрывшая небо.
   Вроде перестало трястись и, кроме Кенгура, пришибленного камнем по голове, никто не пострадал. Хотя, судя по виду, ему это не повредит. Нечему повреждаться...
   Что-то стукнуло меня по голове. Ну что еще?! На поднятое лицо упала крупная капля. Вторая. А затем небеса разверзлись, и на нас обрушился водопад! Как в библии или где-то еще - и разверзлись хляби небесные... Противно пахнущая вода, какие-то мелкие камни и жирная грязь. Состояние было неописумым. Охренение, тоскливая покорность судьбе, беспомощность и ощущение собственной невезучести - лишь малая толика ощущений, поддающихся описанию.
   Блин, под этим дождем даже помыться не получится. Села на камень и обреченно стала дожидатся конца грязепада. По броне со звяканьем попадали мелкие камешки, мерзкая теплая вода стекала по телу и закрывающим голову рукам... Но такой дождь не может долго продолжаться. Только я об этом подумала, как по мне простучал град особо крупных камней и дождь закончился! Раз - и перестал.
   Тучки разошлись, небо очистилось, толчки почти прекратились - изредка земля чуть подрагивала и все. Солнышко засветило, вокруг журчание стекающей воды, шум и писк появившейся неизвестно откуда животной мелюзги, парящие камни... Благодать, чтоб ее. Я резко поднялась - со всех щелей полилась вода, в кроссовках противно захлюпало, штаны облепили ноги. На броне прямо на глазах расползались пятна ржавчины. Кроме серых потеков так и не вымытой вчерашней грязи я была испятнана подсохшей черной пылью, которая совершенно не оттиралась!
   Ну, радует одно. Теперь мы все похожи на бомжей.
  
  
   Е.
  
   Глаза... Глаза... смотрят... Ошеломленные, растерянные. Лица в грязных пятнах и потеках. Оглядываются, неуверенно отряхиваются... Лучше всего Первый держится, да и Эльф не отстает. Не, пусть Гномом будет - слишком плохо выглядит для эльфа. Еще довольно бодро выглядит оклемавшийся Водяной. Или Синим звать? Нет, тут двое синеватых. Второй будет Крыланом.
   Вот фигня... Ну и зачем я так старалась с ними встретиться? Очередной шаблон стандартной фентезятины развеялся - в другом мире не все жители могут быть опытными путешественниками и воинами, а сборная солянка типов различных рас не всегда является Отрядом Борцов За Правое Дело. Да они ведут себя, как едва знакомые люди! Второй совершенно бессмысленно топчется рядом с придавившим хвост Кенгуром, Мелкий пытается перевязать сам себе руку... грязной мокрой тряпкой. Крылан - совершенно отмороженный или пофигист, медитативно раскачивается на верхушке одного из невысоких камней. На рухнувший рядом запоздалый грязный ком перепутанных веток глянул мимолетно и продолжил слегка покачиватся...
   Остальные активности не проявляют, заняты собой и проверкой оружия.
   Звиздец.
   На меня все еще нервно реагируют, присяду от греха подальше. Коленки расставлены для большей устойчивости, левый кулак подпирает лицо, правая рука опирается на вторую ногу и на кость. Чувствую, что сижу с видом "Ну, и чем хорошим еще порадуете?". Хорошим в переносном смысле...
   Люди, вы гдееее?.. - тоскливо тяну про себя. На всякий случай шепотом. Вдруг появятся?
   Такая усталость навалилась - плечи сами собой опускаются. Шла, бежала, падала, в землетрясениях побывала, мысли о доме отгоняла, от твари бегала - и все зря. Голодная, побитая, грязная. Без шансов на возвращение, почти без шансов на выживание... Почти - только потому, что я до сих пор жива. И тут меня совершенно не к месту посетила мысль: ведь сразу после переноса даже не подумала о возвращении! Ага, только сразу вспомнила - я за время бега по залу прошла один раз через эту дверь за алтарем! На секунду правда, но зато потом сразу вперед шагнула. Мысль о собственном тугоумии исчезла, но лучше не стало.
   И вот я дошла - да только никого, кто бы взял на себя ответственность, так и не нашлось. Точно бежал-бежал стометровку, а на финише тебе говорят, что ты ошибся и на самом деле это дистанция в километр... или в пять километров... или вообще, здесь не бег сдают, а соревнование по шахматам проводят, так что давай, скорее, садись за стол, противник уже заждался...
   А эти аборигены до сих пор вместе. Что-то мне подсказывает, что если бы поблизости были другие люди - они бы уже давно разбежались...
   Полная упитанная полярная лисичка - физкультпривет!
   Подставила лицо солнцу, которое практически не сдвинулось с места. Осточертело это место. Когда уже этот бесконечный день кончится?
   Заорал Мелкий.
   Отчаянно, с надрывом и испугом в голосе.
   Вскочил, в ужасе глядя на свои руки, затем провел рукой по голове и за ней потянулись волосы... ого, целая прядь выпала!
   На площадке все повскакивали и застыли, глядя на Мелкого. Черт, что с ним? Присмотрелась - под грязью его кожа на лице пошла пятнами! Такие же пятна потемневшей кожи обнаружились у остальных. Болезненно кривятся рожи, в воздухе пахнет паникой. Подвывает Второй. Болячка? Так быстро? Или что-то еще? Краем глаза замечаю что-то странное - неподалеку неловко снижается одна из летучих ящерок - тонкие перепонки крыльев потемнели и превратились в лохмотья. На ближайшем кустике пожухли и начали облетать листья... У меня слегка пощипывало кожу на лице.
   Взгляд, беспорядочно метавшийся вокруг, зацепился за тонкое облако, похожее на дым из трубы и в голове будто щелкнуло: обрывки картинки сложились - желтая пелена, землетрясение, странный грохот... Извержение вулкана. Здесь, недалеко. Куча газов и пыли, выброшенные в воздух.
   Кислотный дождь!
   ...как мне повезло, - проскакивает где-то на задворках сознания одна мысль, не относящаяся к поиску решение проблемы, - меня грязь спасла. Грязь?! Теперь целенаправленно изучаю землю вокруг. Глаз цепляется за привычную желтую глину в узкой расщелине между двумя большими обломками. Траву сбило камнями и сквозь дерн просвечивает грязная глина.
   Химия, школа. Кислота и щелочь дают кислотный остаток и воду... Щелочь, где ее взять? Мыло вроде? Нда, где мыло взять... Глина. Из нее добывают алюминий. Алюминий-О-Аш сколько-то там... Не совсем то, что надо, но хоть жжение собьет...
   Взгляд на аборигенов. Ха?! Ничего почти не изменилось. А, опять эффект замедления. Черт, я долго им буду объяснять, да и не послушают меня...
   А оно мне надо? - секунду колеблюсь. Я ведь не в книге, и могу поступать, как захочу. Могу не спасть никого или даже... убить. - Да ладно! Раз уже взялась за них, буду продолжать. А вдруг не поможет? Ну и хрен с ними.
   Глубокий вдох и...
   - Молчать! - громко вышло. Я от эха сама вздрогнула. Местные вообще дернулись и застыли. Время пошло с обычной скоростью. Двенадцать шагов под настороженными взглядами к расселине, зачерпнуть жирной грязи с остатками корней и шмяк по щеке Мелкого! Ну, он ближе всех оказался. Ну и видок!
   Лепешка медленно сползала по лицу... С подбородка аборигена закапала грязная вода. Вторая пошла! Хлюп. Эта разбрызгалась немного. Ступор сменился недоумением. Дотронулся до лица. Недоумение превратилось в надежду.
   Не надо так не меня смотреть, я стесняюсь! Мелкий что-то радостно просвистел и принялся намазыватся уже сам. Тут и остальные сообразили... Эй, спокойнее! Да они сейчас здесь такое устроят...
   Улыбка во весь рот. Шарахнулись. Тыкаю пальцем в Первого и показываю на глину. Больше двух там не поместятся. Тот мотнул головой и подскочил к Мелкому. Пять секунд и он проходит мимо с платком, наполненным глиной. Следом бежит Мелкий. Идут к Водяному. Приподнимаю бровь. Так, они мне уже нравятся.
   Второй и Эльф. То есть Гном. Второго пришлось чуть ли не пинками отгонять, Эльф, в смысле, Гном, тьфу! Эльф он! Короче, он быстро справился. Ткнула пальцем в Кенгура - понятливо привел. Хотя тот почти не пострадал.
   Про себя я дико веселилась с этой ситуации. Заторможенного Крылана оприходовали в шесть рук - Первый, Мелкий и Второй. На него пришлось грозно глянуть и улыбнуться. Крылан был как манекен и не шевелился. Хотя ему должно быть больнее всех - вон сколько крыльев отрастил. Нет, ненормально он себя ведет. Под кайфом, что ли? Или у него там просто нервных окончаний нет?
   Закончили! Ха-ха! Ну и видок! Мокрые, ощипанные, покрытые толстым слоем грязи, но не побежденные! Ой, не могу. И на меня с таким выражением смотрят...
   Е*ный мир...
   Вернусь, могу к таджикам на стройку прорабом идти. Инопланетян уже построить удалось...
   - Ха-ха! - меня пробило на истерический смех. Хотя, не такой уж истерический. Привыкаю потихоньку?
   Смеялась долго, обстоятельно. Минут через пять надоело - тихо слишком, никто больше не смеется. Даже дыхания не слышно.
   Внимательно на них посмотрела.
   Ну, и что мне с ними делать?
   Размазала остатки глины по своему лицу, собрала разбросанные повсюду вещи - кость, веревку, упавший тубус. Посмотрела на сползший к самому краю обрыва труп Вонючки. Интересно, здесь закапывают или сжигают? Лучше не лезть. Присела на корточки, рассматривая дубинку - на ней обнаружился простой геометрический узор. Ромб, квадрат, ромб и так по всей площади. Рукоятка обмотана тонкой затертой шкурой. Попыталась поднять. Ух! Килограмм десять-двенадцать. Я с трудом поднимаю, но почему Вонючка свое оружие еле поднимал? Он гораздо больше меня. Искоса посмотрела на толпящихся в отдалении местных. Да делайте же что-нибудь! Зря я, что ли здесь брожу? Скучковались по двое-трое и перешептываются, активно тыкая руками в разные стороны...
   Первый и Мелкий, рядом Водяной. Актив группы? Второй и Эльф. Оппозиция? Кенгур и Крылан составляли некую аморфную массу. Вздохнула. Потащила дубинку за собой волоком. Черт, неудобно. Закинула на плечо и, пошатываясь, подошла к аборигенам. Дубинка - для солидности. Ну-ну, отступать некуда, враждебности я не проявляла... Бухнула дубинкой по камню, облегченно выдохнула.
   - Короче. Вы, я так вижу, делать ничего не хотите? - внимают. Голос хриплый, горло немного саднит. - Меня бояться не надо, нападать не буду... - Молчат. Я занимаюсь сотрясением воздуха. Взгляд перескакивает с одного лица на другое. Господи, чем я занимаюсь?!
   - Ты! - ткнула пальцем в Первого. - Ты будешь командиром. Ясно? - Неясно. Он меня не понимает. И чего делать? В этот момент что-то тихо сказал Водяной. Его послушали. Посмотрели на меня. Не знаю, что случилось - интуиция наверно обострилась или еще что-нибудь, но я отчетливо поняла, что он как-то меня понял. И перевел.
   - Ты командир, - Первый мигнул и шагнул ко мне, - а кто против... - постаралась зловеще улыбнуться не открывая рта и снова закинула на плечо дубинку - заметила в прошлый раз, что кроме страха у них еще уважение просыпается в этот момент. Боже, что я творю? Пошлют меня сейчас далеко и надолго... Какого я нарываюсь? Шаблонная блондинка полезла?
   - Ну что, пошли? - посмотрела на Водяного. Он покачал головой и опять зашипел. Я ткнула себе в грудь кулаком, махнула рукой в направлении их движения и подошла к ближайшему камню метра два высотой. Забросила на него веревку, поставила дубинку, подперла ее камнем и как по лестнице забралась наверх. Еще метров пять ползти, здесь самый сложный участок - закрепила и кинула вниз веревку. А теперь быстрее, пока им в голову чего-нибудь не стукнуло... Спиной к ним старалась не поворачиваться.
   Так, сюда, ногу сюда, руку в сторону, пройти немного, подтянутся и... вуаля! Фууух... Я запыхалась. Подняла голову - да это же моя могильная плита-ориентир! Она покосилась набок и сейчас стояла градусов под сорок пять, опираясь на выступ местной Джомолунгмы.
   А отсюда неплохой вид открывается. Вполне можно прикинуть дальнейшую дорогу. Дальше были в основном крупные осколки, возвышающимися над морем спутанной зелени... серени, а так же бордовени и синени. Бррр... Ветер неприятно холодил влажную одежду. Полкилометра - и ущелье заметно сужалось. Дно так же постепенно повышалось и к сужению было метров на двадцать-сорок выше теперешней меня. Примерно... Рябь в воздухе ослабела после дождя, но никуда не делась, а глазомер у меня всегда кривой был. Солнце по-прежнему сияло с бледно-голубого неба.
   Обернулась и подошла к тому месту, где поднималась. Посмотрела вниз... Что? Почему на уступе рядом с веревкой только двое? Ладно, подожду еще. Вонючку камнями заложили. Значит, хоронят все-таки. Рассматривала дальнейшую дорогу, краем уха прислушиваясь к разговорам снизу.
   Картинка постепенно складывалась - большие обломки явно отвалились от огромной горы, полосы породы продолжаются на склонах. Причудливые срезы породы, четкие слои. Жаль, я не геолог. Сто метров - и впереди резко выдается еще один склон-складка горы. Придется её обходить... Оглянулась. Долго возятся. Пойду, наверное, вперед.
   Странно, думала я, сползая по расслоившемуся камню. Так хотела кого-нибудь найти, а как нашла - сразу убралась подальше...
   Двадцать метров зигзагом по диагонали к середине ущелья, еще десять - почти по прямой. Перепрыгнуть трещину, сползти на пару метров вниз, пробежатся по увитому цепкими кустами склону и снова вверх. Остановилась передохнуть. Неплохо иду. Случайно повернула голову к дальнему уступу. Там что-то блестнуло. Раз, второй. Я чуть сместилась в сторону. И увидела тонкую нить водопада.
   Ура! Вода! Вода!
   Уррра!
  
   F.
  
   Помахала им, убедилась, что меня заметили - показала костью направление и начала подбираться к воде. Хорошо дело идет, уже пятеро поднялись. Конечно, идти к скалам опасно из-за землятресений, но без воды очень плохо.
   Фух, добралась. До площадки внизу метра четыре, она более-менее свободна от камней и не сильно заросла травой и кустарниками, которые очень подозрительно шевелились. До сих пор удивляюсь здешнему буйству природы. Скалы смыкались над головой и отбрасывали густые полосы тени на землю. Из отдаления доносился шум воды.
   Вздохнула, сглотнула вязкую слюну и повела онемевшими плечами. Сколько времени таскаю тяжесть на плечах, а все никак привыкнуть не могу. А теперь - вниз! Надеюсь, никакой большой живности не встречу...
   Спустилась без проблем и, опасливо поглядывая на сходящуююся высоко вверху арку скал, побрела к воде. Странно, но за этот короткий проход я устала сильнее, чем за весь вчерашний день. Чудные дела здесь творятся.
   Вода, точнее небольшое озерцо. Прозрачная вода, подсвеченная солнцем, острые осколки темных скал, громкий шум невидимой воды - водопад скрывался за высоким каменным обломком. Присела, потрогала воду - теплая. Солнце нагрело? Заметила целую стайку мальков, тонкие травинки между камнями - вода появилась здесь недавно. А вкусная, будто талая. Хотя, если водопад с ледника...
   Развернулась и вздрогнула от неожиданности - за спиной стоял Первый. Когда он успел появиться? Настороженно глянула на него и отошла чуть подальше. Он показал маленький котелок - на пару чашек, не больше, зачерпнул воды, набрал флягу и ушел. Гм. Из-за шума ничего не слышно. Ладно, надо возвращаться, только воды наберу.
   Отряхнула тубус от капелек и задумчиво проследила за их полетом. Интересно, а откуда у них это все? Оружие, сумки, вещи, котелок? В пещере ничего такого не заметила... Достала листик с рисунком, поморщилась от запаха и еще раз внимательно его рассмотрела. Особенно - непонятное круглое нечто возле треугольника. Понятнее не стало. Мимо протопал Мелкий, покосился и ушел куда-то за камни. Через некоторое время раздался тихий вскрик, шипение, плеск и затем по воде пошли круги. Купается или стирает. Неплохая идея. Появился Эльф и пошел в противоположном от Мелкого направлении. Ладно, не буду мешать, а то у него рука отвалится, которой он так сильно топоромолот сжимает.
   Возвращаюсь к полянке - ничего себе! Остальные собрались вокруг костра и что-то готовят, рядом приготовлена огромная куча веток и целых деревьев... И когда только успели организовать стоянку? Ничего не понимаю. Приткнулась метрах в десяти от них, в тени обломка скалы и принялась наблюдать за стоянкой. Ненадолго прикрыла глаза, а когда открыла - уже смеркалось. Черт, заснула. Быстро глянула по сторонам, затем на аборигенов - кажется, не заметили. Хм, они уже чистые все, кроме Вонючки, наверное, пора и мне. Костомаху на плечо и быстро пройти мимо затихших людей разной степени раздетости. Но никто не сияет голым торсом или ногами. Судя по всему, кислотный дождик особых повреждений им не нанес. Вкусно пахнет жаренным. Желудок болезнено сжался. Ничего, скоро покормлю. Не откажутся же они пару кусочков мне пожертвовать? Сглотнула слюну и выпила воды. Хоть что-то.
   Зашла за камень по следам Мелкого, подождала пару минут и осторожно выглянула из-за него - никого. Не следят. Быстро стянула броню, сбросила хлам с плеч и из-за пазухи, помучилась с веревочкой, стягивающей штаны по мне, содрала кроссовки, носки и бухнулась в воду. Там как раз удобный спуск был...
   А-а-а-а! Х-холодная! Теплым был только верхний слой воды, чуть глубже - просто ледяная. И там было глубже, чем мне показалось! Вылетела на берег и немного попрыгала, затем уселась на мелководье и быстро-быстро смыла почти всю грязь. Натянула водолазку и штаны прямо на мокрое тело и потихоньку начала отходить от экстрим-купания. Хорошо, что сначала вещи не постирала!
   Бррр... По спине сбежала холодная капля и меня передернуло. Дотронулась до волос... Черт, не домыла. Тяжелый выбор: тепло, но грязная одежда и недомытая я или холодно - и замерзшая я, мокрая чистая одежда. Принюхалась к вещам и поняла, что выбираю второй вариант. Тоскливо посмотрела на воду и принялась раздеваться...
   Полчаса спустя я закончила то, что в книгах остается за кадром - бытовые хлопоты. Полоскание одежды в воде, использование камней вместо порошка, отсутствие банального мыла, темень, постоянный треск за спиной... Да чтобы оно все провалилось! Не выдержала, схватила кость и развернулась к зарослям травы.
   - А ну, выходи! - вместо грозного рыка получилось что-то писклявое и откровенно испуганное. Подобрала камень и бросила в сторону зарослей. Камень улетел в темноту - метров на пять дальше и на два влево от того места, куда целилась. Ну, косая я, косая! Подозрительный треск прекратился. Бросила еще камень с похожими результатами и вернулась к одежде.
   Так, трусы, носки и белая водолазка - синтетика, почти высохла - одеваемся. Лифчик не стирала, как и штаны. И так похожу. Обуться, родную косынку - на голову. Я ее почти отстирала. Кучу хлама - остатки куртки, ремни, веревочки и обрывки синтепона, тубус, мешочек все скатала и вместе с кольчугой запихнула в панцирь. Надо будет его от ржавчины почистить. На маскировку решила забить.
   Уже стемнело окончательно, но звезды на небе были крупные и натыканы часто, поэтому куда наступать было кое-как видно. Единственное, участок под сводом скал прошла с выставленной костомахой, усиленно раскрыв глаза и нежно прижимая панцирь с хламом к груди, чтобы чего не потерять. Страшно... Кажется, что вот-вот кто-то бросится. К костру я вышла с чувством немалого облегчения. Выдохнула, одной рукой стянула косынку с головы и протерла лицо - вот странно, тело бьет озноб, а лоб мокрый...
   Пошла к своему старому месту, где раньше сидела. Проходя мимо костра, удивилась опять - они все замерли и во все глаза смотрели на меня! Я тоже замерла от неожиданности. Мелкий возился возле огня, а когда повернулся - выронил нож и челюсть отпала. Первый механически точил меч, проводя точилом в нескольких сантиметрах от лезвия... Интересно, а на этот раз что?! Нервно улыбнулась и с облегчением спряталась в тени. Странные они. Боже, как я хочу домой, туда, где все просто и понятно, и есть теплая вода для купания, и стиральная машинка!
   Пока я вспоминала блага цивилизации и жалела себя, у костра произошли некоторые изменения. Там стало тихо и в мою сторону очень медленно направился Мелкий с чем-то в руках. За ним с напряжением следили остальные. Он подошел ко мне, зажмурился и тихо прошипел. Вытянул руки - на широком листе лежали несколько палочек с чем-то обугленным. Кажется, меня решили накормить! Забрала еду и снова ушла в тень. Мелкий взрогнул и открыл глаза.
   - Спасибо, - я вежливо поблагодарила и дождалась, пока он не отойдет подальше. Ну, все не так плохо... Еда! Еда! Ед... Глянула на еду и мне мгновенно перехотелось есть. На тонких палочках были зажарены небольшие ящерицы! Две палочки с ящерками, одна с выпотрошенной лягушкой и еще одна с неопознанными кусками, похожими на тело змеи...
   Чертов мир! Я вспомнила свои мысли по поводу убийства зайцев... Интересно, где в мире рептилий я собиралась найти зайцев?! Хотя... Это можно есть. Можно. Змеи съедобные, их индейцы ели. А на востоке даже насекомых едят! Французы лягушек кушают. Мысли бегали по кругу, пока я нерешительно оторвала одну из лапок ящерки. Это. Можно. Есть. Внушение не помогло. Надо привыкать. Не помогло. Закрыла глаза и нерешительно откусила мизерный кусок мяса. Пожевала. Безвкусное, несоленое, жесткое. Через силу запихнула в себя немного пережаренного мяса одной из ящерок и отложила в сторону. Прислушалась к себе - вроде нормально пошло, только противно...
   Чтобы отвлечься, размотала пальцы. Все равно надо заново перемотать, после сегодняшних приключений шина сбилась. Хм, нормально выглядят - опухоль спала, цвет естественный. Попробовала ими шевельнуть. Получилось. Сжала кулак. Разжала. Снова сжала. Пока находилась в ступоре, взяла и сьела вторую ящерку. Пошла гораздо легче.
   Итак. Рояль первый - везение. Рояль второй - суперножик, режущий все. Рояль третий - регенерация. Кости за три дня не срастаются! Я ощупала пальцы - на сломанных участках нащупывались небольшие утолщения и безымянный был теперь чуть кривее, но они без сомнения были целые!
   Бред. Какой бред. Смотрю на аборигенов - все спят. Даже караульного не оставили, хотя это их мир, им виднее. Гляжу в огонь. Состояние ошеломления. Мир вокруг кажется нереальным.
   Почему это со мной происходит? Почему?!
   Никто не ответил. Провела по ровному лбу - днем там была шишка и глубокая ссадина. Это ненормально. Может неизвестное воздействие во время ритуала? Так ничего же не было.
   Так, медичка-недоучка, вспоминай, что учила на вступительных в мединститут? Раз сама никогда ничего не ломала... Кости срастаются в четыре фазы, время сращивания зависит от организма, окружения и возраста. В среднем, кажется, недели четыре или шесть. Больше, если перелом сложный. Причем окончательно кости срастаются еще через пару месяцев. А тут три дня - и все нормально. Потеребила пальцы - немного болит. Пятилетка за три дня?
   Гм. Хм. Кх-кх. Подергала себя за длинную прядь и легла спать. Пошло оно все...
  
   Утро. Тишина. В смысле - шорохи, клекот, свист. Яркое солнце, чистое небо, привычная рябь в воздухе, пяток ящериц на мне. Скинула нахалок и потянулась. Аборигены спят, кроме Первого - он разминается с какой-то палкой. Крутит, приседает, резко разворачивается. Интересно. С любопытством наблюдала и случайно заметила, что опять в том самом быстром режиме, причем Первый ничуть не замедлился. А я, оказывается, могу в этот режим входить даже когда опасности нет...
   Ладно, отправим это в ту же копилку странностей, что и вчерашнее открытие.
   Вопросов куча, но ответы получить затруднительно. Надо радоватся, что меня боятся, а то была бы я рабом или вообще умерла внезапно. А может меня бы сьели. Это я на вчерашний ужин глянула. С утра мясо выглядело еще отвратительнее, но желудок требовал еды. Пришлось закидыватся. Легче пошло, только лягушку я так и не смогла осилить - горло спазматически сжалось. Не люблю лягушек.
   Пришла пора задаться целью своего существования. Лагерь постепенно просыпался - аборигены по одному скрывались за скалами, часть наведалась к озеру, снова разожгли костер. Крылатый начал проявлять признаки осмысленной жизни - по крайней мере, начал крутить головой по сторонам.
   Итак, что мне надо? Дома я собиралась получить высшее и пойти работать, в процессе выйти замуж, нарожать детей, попутешествовать по миру. Ну и на флейте научиться играть. Это были мои глобальные цели. Теперь по аналогии: я хочу домой.
   Подождала немного, других мыслей не появилось. Значит, применим системный подход, как говорил мой третий парень-программист. Взяла ножик в руку и начала вырезать на камне свои мысли.
   Цель - "вернуться домой". Хм. Дописала - "И выжить". Так, нормально.
   1. Узнать о ритуале. - Получилась какая-то клинопись, но разобрать можно.
   Для этого надо прочитать листок и расспросить местных. Сначала обычных, затем магов, ученых, кто тут есть из знающих людей.
   Поскребла затылок и скисла. Неправильная постановка задачи - пока не выучу язык, можно даже не рыпатся. Потому что я не знаю ничего.
   Порезала камень на мелкие кубики и задумалась. Так не пойдет. Представим, что я осталась в своем мире, только внезапно оказалась в джунглях Амазонки или в пустыне Гоби... Нет, пусть лучше будет Африка. А негры будут ящеролюдьми.
   Так, оказалась я где-то, на небе - незнакомые созвездия. Вокруг тоже все незнакомое. Сделаю копье и пойду куда-нибудь в одном направлении. Найду негров, выберусь к белым людям, там с зачатками английского не пропаду. Затем заработать денег на интернет, предупредить родственников... Денег вышлют, самолеты - и вуаля, я дома. Эх, мечты-мечты. По сравнению с попаданием в другой мир этот план такой простой! Тут я даже не знаю, куда идти. Так, стоп. Глупость говорю - не куда, а как идти. Я попала сюда через портал в горе, то есть могу и обратно так же. Значит, без расспросов мага никуда не денешься.
   Слава богу, хоть что-то с книжками совпало. Кстати, я, кажется, еще и отношение ко мне поняла - для аборигенов я страшное непонятное существо, как белые для диких негров были. Белые - боги, а моя особа, скорее в категории демонов числится. Ха, тогда становится все понятно. От какой-то определенности мне полегчало. Значит, учим язык, разбираемся попутно с непонятками в мире, а затем возвращаемся домой. Аборигенов держимся, изучаем носителей языка и обычаи, потом... потом видно будет.
   Зажмурилась на солнышко и посмотрела на собирающихся местных. Уже привычно натянула кольчугу, панцирь, запуталась в веревочках, позлилась, собралась, сбегала на озеро, напилась воды...
   Вот гады чешуйчатые! Они уже слиняли и не стали меня дожидаться!
   Быстрее наверх, не уйдете!
   Тьфу, можно было не торопиться - они ушли на двадцать метров. Черепахи, а не аборигены.
   И еще... конечно, понимаю, что это немного не в тему и все такое... Но кое-что хорошее во всем этом было...
   Я похудела!
  
   10.
  
   Не знаю даже как сказать... Утром думала, что аборигены черепахи, так вот - они черепахи на костылях! Семь привалов за день! Зато теперь понятно, как я их догнала после спуска со скалы. Я тоже устала, солце жарило целый день, над головой марево, под ногами неровные высокие камни - мы шли поверху. Перевал приблизился ненамного. Зато сегодня землетрясений не было, только редкие слабые толчки.
   Нет, начиналось все довольно бодро - они шагали и шагали, косились на меня, старательно замедлявшую шаги вровень с ними, изредка шипели... Но уже через час - бурлаки на Волге, ей-богу! Поникшие, смотрят под ноги, еле-еле плетутся. Растянулись почти на сто метров. Лучше всех выглядел Первый, но и он тяжело дышал и сильно побледнел. Я даже подумала, что они тоже попаданцы, но потом вспомнила их поведение - они не удивляются ничему вокруг. Местные они... Может не из этого места, но из мира точно.
   Это я озадаченно рассматривала очередную причудливую ящерицу с пятнистыми перьями или кожанным воротником на шее, змей с задними лапками и плавником на хвосте, каких-то чешуйчатых мелких чудиков в виде кляксы - они висели на камнях и объедали мох... А добавить летучих и встреченных ранее - столько видов и в серпентарии не увидишь.
   В общем, за этот день было сделано несколько открытий: первое, что аборигены - тормоза и идти мы будем до-о-о-олго... и бросать нельзя, кто же меня языку научит?
   Второе, полезное, - с голода я больше не умру. Пересмотр картины мира произошел успешно, особенно в плане добычи. Тьфу...
   Третье, плохое - если присматриваться, то в тот самый быстрый режим я попадаю легко, зато стоит только отвлечся - и на меня нападает ступор. Это не очень хорошо. Это даже плохо. К вечеру выяснилось, что дело еще хуже - я выпадаю из реальности стоит мне вообще о чем-то задуматся! Смотрю на местных, мигаю - а они уже десяток камней одолели. Или сижу спокойно и вдруг оказывается, что на коленях змея свернулась. Змея с воплем улетела куда-то вдаль, а я чуть со скалы не упала... Не заметить тяжелую змеюку. Может, я заболела? Ладно, надо быть внимательнее. Но тогда время тянется как резина - все идет очень, очень медленно. Плюнула на это дело и ушла далеко вперед от аборигенов. Сейчас они главная опасность. Заодно проводником поработала - они как привязанные шли по моим следам. Вот чудики.
   Четвертое было странным - если прицепить нож на палку, то такое копье ничего не резало. Чудо-ножик работал только в руках, точнее - в контакте с кожей. Одним пальцем я его воткнула в камень все так же легко. Аборигенов я решила не испытывать искушением, поэтому больше ничего сказать не могла.
   Пятое - резчик из меня отвратительный! Испортила кучу камней и немного дерева, но из посуды удалось только каменное блюдце, на остальное было больно смотреть, а расческа выглядела как пыточный инструмент - Мелкий от меня шарахнулся, когда я на него посмотрела с зазубренной кривой штуковиной в руках. Причем все это было в крови - я ухитрилась порезатся четыре раза! Даже хороший инструмент не спасает от кривых рук.
   И шестое открытие, достаточно интересное в научном плане - свет солнца мне больше не казался оранжеватым! Я вижу обычный свет и одновременно помню, что раньше у него был другой оттенок. Это опять же раздражало. Зато на себе убедилась, что эксперименты со зрением правдивы и только от мозга зависит, какой цвет нам кажется белым. Сегодня я почему-то устала меньше. И аллергии не было. Может, наконец, привыкаю?
   Пейзаж немного изменился по сравнению с долиной, которая была до места моей встречи с аборигенами - каменные хребты постепенно поднимались из земли высокими плавными складками и только изредка встречались нагромождения камней. Между скалами была земля и кипела жизнь, а на самих скалах росли только мелкие цепкие кустарники и те деревца с очень крепкими корнями. Я по дороге еще три отрезала, поменьше первой веревки, но и это хорошо. Вот так мы и шли, пока ущелье не накрыла тень и, когда на еще светлом небе появились первые звезды, остановились на привал.
   Они быстро собрали кучу дров, вырубили кусты, в процессе набили еды, поставили ее жариться, а потом выпали и отрубились. Огонь до небес, несбывшиеся планы по изучению языка, обугливающиеся недошашлыки - они даже не поели... Пришлось мне поработать поваром и спасти саму себя, а заодно и их от голода. Соли нет, приправами не пользуются. Кстати, открытие кухонное - здесь зола неправильная, наверное, потому что когда я посыпала ею мясо по рецепту из книг про попаданцев, получилось горько и несолено. Долго отплевывалась, зато змеиный шашлык пошел легко. Я даже решила, что мне больше именно змеи нравятся по вкусу.
   Вот так немного сумбурно прошел первый день.
   Затем я догадалась нарезать палок и отдать эти посохи аборигенам. Кстати, решила назвать их Reptilia sapiens - как холоднокровных, чешуйчатых, прямоходящих и разумных. Аборигены-рептилоиды, звучит нормально. Насчет холоднокровности - сегодня пощупала каждого, когда посохи отдавала. Из общего ряда выбился только Первый - он был теплее остальных, но холоднее меня. Водяной порадовал - он на меня смотрел с интересом и почти не боялся. Даже дал ухо потрогать. Ему я сделала палку с ручкой. С рукой на перевязи ему сложнее всех приходится. Дольше всех пришлось гоняться за Крыланом и Вторым - зато Водяной с Мелким веселились. Если тихий звук "ссССсСс" считать смехом.
   Поработала пастухом - согнала их в цепочку и некоторое время шла сзади. После того, как Второй чуть со скалы не упал, оглядываясь, опять ушла вперед. Нарезала еще веревок и Первый заставил рептилоидов связаться попарно и помогать друг другу. Поэтому ухитрились пройти больше, только Мелкий и Второй переругались и поменялись партнерами - Второй дальше пошел с Эльфом, а Мелкий с Крыланом. Кенгур тащил за собой Водяного. Ну а мы с Первым шли поодиночке.
   Сегодня все небо было в белых перистых облаках и собирался дождь, но так и не пошел. Вообще, погода держится отличная - днем примерно двадцать пять-тридцать, ночью прохладно, но за такое короткое время камни не успевают остыть и отдают тепло. Сегодня вечером в меню было новое блюдо - мини-динозаврик, бегающий на задних лапках. Я поймала парочку - размером с курицу, голова маленькая, но на мощной короткой шее, маленькие передние лапки с тремя пальцами, прижатые к груди, сильные задние до боли напоминают окорочка, заканчиваются трехпалой лапкой и заканчивает животное толстенький хвост-противовес. Чешуя средней плотности, темно-серая сверху и светлая на животе. У самцов вроде на голове небольшой роговой нарост, а у самочек окраска более разнообразная.
   Заметила пристальный взгляд Мелкого и отдала добычу ему. Он порадовался и что-то пошипел. Кажется, попросил еще. А мне что, сложно? Все равно скучно так медлено идти. Остальных глушила косточкой по голове. Одного слабо ударила, и он меня укусил за руку. Сволочь! Мстительно ударила его об камень. Он разжал зубы и упал. Неуверенно приподнялся, пошатнулся и умер. Ну, раз такое дело... Через пару минут я с интересом рассматривала выпотрошенную тушку - а вам никогда не было интересно, как устроены динозавры?
   Курица, она курица и есть - все другое, но почти то же самое. Знаний не хватает разобраться. Обидно. Вырезала окорочка и отдала Мелкому к остальной добыче. Тот увязал все тонкими побегами какой-то ползучей травы и тащил довольный. Даже улыбался, не показывая зубов. Еще нашла немного ягод, похожих на банан формой и цветом, но длиной сантиметров по семь. Предоставила на опознание Мелкому, но он сомневался, зато Первый однозначно посоветовал выбросить. Ну и ладно.
   Вообще, несмотря на некоторые неурядицы, получается отличное путешествие. Горы, чистый воздух, необычная живность и настоящие иномиряне. Столько всего интересного... Выбрыки своего организма стоит запоминать и затем можно будет получить теорию. Вот, например, к вечеру укушенная левая ладонь распухла вдвое и подскочила температура. А утром все прошло. Осталась только цепочка шрамиков между указательным и большим пальцами. Некоторое время в голове крутилась мелодия Собачьего вальса на фортепиано...
   Вечером даже послушала беседу и поприставала к Водяному с вопросами - каким-то образом этот тип меня понимал. Не совсем, точнее совсем не, но хоть что-то... Правда, его ответов не понимала я, но это частности.
   Динозаврье мясо пользовалось популярностью, но оказалось с неприятным привкусом, поэтому я опять употребляла змею. Вернусь домой, смогу хорошо поприкалыватся над своими. Из открытий - здесь жесты "да" и "нет" поменялись местами. Киваешь - отказ, мотаешь головой - соглашаешься, немного наклонить голову влево - вопрос, а вправо - одобрение или спасибо, я пока точно не поняла. Вот это точно, чтобы мне жизнь малиной не казалась. Не знаю почему, но это меня задело сильнее всего - особенно когда мимо проплыл последний змеиный шашлык. Я ведь кивнула... А еще замечание себе на будущее - не стоит делать каменные сковородки и бросать на них мокрое холодное мясо. Они от этого лопаются и даже разлетаются на части. Повезло, что никто не пострадал.
   Второй день тоже закончился, но ночью спокойно поспать не удалось - резкие толчки, грохот, за левой горой чуть посветлело небо. Хорошо, что ветра не было. До утра досидели в настороженном молчании, но все обошлось.
   Следующий день был самым тяжелым - было очень душно, вода почти закончилась, местность резко пошла вверх - мы почти добрались до конца долины. За горой изредка грохотало. Во второй половине дня несколько часов шел мелкий противный дождь. Я пыталась ловить капли на язык. Было непривычно тихо, только шелестел дождь по камням. Здесь почти не было растительности. Вообще, проплешины в зарослях начали попадаться еще вчера, но сегодня они слились в одну большую. Я настороженно принюхивалась и приглядывалась, но ничего не произошло.
   Сегодня с наступлением сумерек мы не остановились, а продолжили карабкаться вверх. Я оглянулась и удивилась - незаметно оказалось, что мы уже поднялись над долиной. Другой конец рассмотреть было невозможно из-за туманной дымки, над головой близко-близко проползали тяжелые темные облака. Мы поднялись так высоко или они резко опустились, но последний участок пути мы преодолевали в тумане. Темно, плохо видно - сегодня костра не было. Остановились на более-менее ровной площадке и аборигены улеглись спать кучкой. Я рядом лечь не рискнула и лежала отдельно. Всю ночь казалось, что меня кто-то душит, и я часто просыпалась. Утром не выспалась, отлежала все что могла и замерзла.
   Молочный туман, голодный желудок и холодная сырость не добавляли бодрости. За следующие пол дня дважды пригодилась страховка. Сначала сорвался Крылан, но его вытащили быстро. Затем на скользком камне подскользнулся Эльф и ухнул в расселину. Второй был мельче напарника и его чуть пополам не перерезало. Хорошо, что мы с Первым быстро подоспели и с трудом выволокли пострадавшего. Он сильно ударился головой и был без сознания. Когда очнулся, его вывернуло и дальше он брел очень медленно, покачивась и опираясь на плечо Второго. Мы шли вверх, все чаще приходилось взбираться на уступы. Устали все гораздо быстрее и еле двигались, зато потом... Мы выбрались из тумана! И оказалось, что мы сбились с пути и пытались взобраться на одну из стенок перевала. Дальше было веселее - после перерыва, когда рептилоиды нежились на солнце, мы всего за час добрались до поворота, за которым ущелье перевала шло почти горизонтально.
   Аборигены один за другим исчезали за выступом скалы, вскоре оттуда донеслись приглушенные расстоянием радостные возгласы, а я стояла и смотрела назад. Солнце, чистое небо с редкими полосками высоких облаков, туманное озеро облаков, плывущих ниже меня, могучие, изрезанные острыми складками горы умытые дождем, чистый прозрачный воздух на многие километры - я отчетливо видела вдали знакомую двухвершинную гору... Зато теперь было видно, что она гораздо дальше, чем мне казалось раньше - километров десять или даже больше. С этой точки было видно еще пару невысоких гор после долины. Красиво. Рядом остановился Водяной. Кажется, ему тоже нравился вид. Мы смотрели вдаль, когда это случилось - одна из вершин той несчастной горы взорвалась. В небо потянулся жирный толстый серый столб. Затем часть горы вспыхнула пожарами. И отвалился кусок второй вершины, откуда потянулся тонкий столб грязно-белого пара. Затем все это окуталось дымным облаком и пропало из виду. Облако окуталось разрядами молний. И лишь тихий отдаленный рокот...
   Мы с Водяным развернулись и пошли к остальными.
   Гм. Вулканически активная зона. "Земля Санникова" Обручева, классики советской фантастики. Вулкан может выплевывать удушающие газовые облака, дым, пепел, пар. Все перегретое, поэтому ты не только задохнешься, но и сваришься при этом. Дальше - грязевые потоки. Движутся очень быстро. Опять же не только утонешь в грязи, но и сваришься. Дальше - бомбардировка камнями. От мелких до огромных глыб. Легко расплющит в лепешку, и ожоги уже не будут иметь значения. Ну и сама лава. Бывает быстрая, так называемая "легкая" лава и вязкая "тяжелая". Одна может за час стечь с горы, вторая за тот же час сдвинется на сантиметры. Куча способов умереть. Жуть.
   Я сама удивилась тому, сколько помню с детства. Любимые книги так легко не забываются. Или это зрелище память встряхнуло? Передернула плечами. И все равно здесь красиво! Просто до жути красиво.
   Мы свернули за поворот. Все-таки по горизонтальной поверхности ходить гораздо легче. Прошли с десяток метров по извилистому узкому проходу, спотыкаясь о камни и с трудом протискиваясь мимо больших обломков, добрались до места, где стены резко раздались в стороны...
   Невольно остановилась и присвистнула - впереди был настоящий оазис! Невысокие синенькие деревья, кусты и главное - маленькое озеро. В его воде отражался огонь костра и темные фигуры остальных путешественников. Невольно облизнула пересохшие губы. Солнце высоко, а у нас уже привал?
   Я абсолютно не против!
  
   11.
  
   Ох-ре-не-ть. Уже ночь, все спят. Только я сижу и жгу костер. От жара горит лицо, а спину холодит панцирь. Мы все еще в роще - остаток дня так тут и просидели. А в голове все крутятся недавние открытия.
   Короче, то, что здесь живут рептилоиды кучи разновидностей, существует магия/технология порталов, у меня регенерация повысилась... так вот, это все цветочки! Ягодки же...
   Ладно, начну чуть сначала.
   А в начале была карта. В сумке Первого, кроме складного котелка нашелся небольшой поцарапанный темный, деревянный, оббитый железными полосками ящичек на замке. Ящик открыли и торжественно показали мне. Гордый владелец, любопытствующий Мелкий, снисходительный Водяной - составили мне компанию в деле "Ознакомь необразованного пришельца с местными реалиями". Ознакомили, полюбовались на мою отвисшую челюсть...
   В очередной раз фантазия не выдержала столкновения с грубой действительностью. Описание карты из стандартной средневековой фэнтези: клочок кожи с линиями и энным количеством важных объектов. Так вот - фиг вам всем. На самом деле в таком мире пользуются распечатанными на плотной белой бумаге типографским способом контурными картами. Разрисованными от руки. Небрежно. Как дети в школе на уроках географии рисуют.
   И карта крепится на рейки, а сверху накладываются полупрозрачные пленки с очертаниями стран, городами и названиями, климатические карты и еще что-то непонятное. Раз - и готова политическая карта. Два - и хоть сейчас иди воюй. Дороги со шкалой расстояний тебе в помощь.
   Нет, потом я рассмотрела, что и бумага уже потрепанная, чуть пожелтевшая, и пара пленочек попорчена водой и огнем, часть железа трачена ржавчиной, но первое впечатление было ошеломляющим.
   Когда взяла себя в руки, то смогла рассмотреть саму карту подробнее. Белый туман на краю, черные разломы, страннае ломаная линия... Два полуострова на севере - Первый потыкал в правый, а затем на нас. Еще немного жестов и выяснилось, что идем мы на запад (считая полюс северным, а восток и запад - как на Земле), до моря. Там будет что-то обитаемое, какая-то башня или высокий дом на острове неподалеку, а затем отправимся на юг.
   Посмотрела на значки на карте - точки и овалы, дала Водяному посмотреть свой листик с ритуалом - тот покрутил его в руках и отрицательно покивал головой. Не смог прочесть.
   Но карта, карта! Я даже брак печати нашла, когда внимательно присмотрелась - одна из линий была плохо пропечатана. Интересно, что еще здесь есть? Лишь бы это были остатки старых технологий, каких-нибудь Предтеч, может пришельцы... Просто в технологическом обществе скрываться будет гораздо тяжелее, а скрываться по-любому придется - людей в этом мире нет!
   Это были обещанные цветы.
   Через час, когда мы поели - сегодня были только ящерицы на палочках - я пристала к Водяному с попыткой обучиться языку. Полный облом. Такое ощущение, что они говорят сразу целыми предложениями, да еще и не повторяются. Шесть раз показывала на камень, и каждый раз он назывался по-другому. И так было с костью, костром, ножом и с едой. Закончилось все тем, что сидящий рядом Первый запомнил и с ужасным акцентом повторил русские названия! Кахмэх, кохсст, кохсстэрс, ношшх, эхдах. Гласных мало, произносятся они на выдохе, очень быстро. Согласные оглушаются, шипящие удваиваются, интонация ровная, пауз между словами не было. Еще полчаса пообщалась с Водяным - ничего. Конечно, я не ожидала, что пойму все с первого раза, но чтобы вообще ничего не понять... Кажется, мне опять повезло. Первый запомнил еще слово: меч - мхэчх. Короче, он быстрее русский выучит, чем я рептилиный. Было обидно, что я такая тупая. Сильно обидно. Даже слезы на глаза выступили. Потом успокоилась и продолжила общение. Больше послушаю, может пойму, в чем дело.
   Вот тут со всего маху и вступила на ягодное поле. Захотелось мне выяснить, какую площадь поверхности охватывает карта...
   Взяла палочку. Нарисовала косматое солнышко, отступила немного, нарисовала планету, орбиту движения вокруг солнца, приложила к нарисованной планетке ящик с картой... Водяной тоже взял веточку... И я уже привычно-обреченно наблюдала, как между солнцем и нарисованной планеткой появляются еще две на круговых орбитах, наш мир обзаводится луной и начинает двигатся по овалу вместо круга, за ним добавляются еще две небольших планетки, затем одна большущая - вроде Юпитера, но с кольцами, рядом - еще одно маленькое солнышко, причем они вращаются вместе вокруг общего центра масс, потом еще две планеты, поменьше - вроде Урана, причем у обоих орбиты сильно вытянуты. Одна с кольцами, другая - без. За ними появляется много точек - астероидное поле? И возле каждой планеты - по несколько спутников. Интересно, это правда? Странная система.
   Гелиоцентрическая модель мира здесь известна. И широко. Никто схеме не удивился, а Мелкий даже художественно понатыкал точек-букв рядом с планетами... Нашу обозначали четыре точки квадратом. Интересно, какой здесь век, если сравнивать с Землей? Мысли разбежались и обратно собираться с выводами не спешили. Век 17? 15? или 20 - не, не похоже. Огнестрелов у них нет. Зато порталы и типография. И мечи. И топоромолоты. Ы-ы-ы! Подергала себя за прядь. Ничего не понимаю.
   А может, это они очень умные? С надеждой посмотрела на лагерь. Вдруг маг отбирал их по образованности? Кенгур всхрапнул и испортил воздух. Нет. Вряд ли. Я представила, что попросила обычного человека 18-19 века нарисовать Солнечную систему. Ага, счас. Два раза.
   Ладно. Первая половина ягод закончилась. Вторая - сама планета.
   В ходе дальнейших разбирательств выяснилось, что планета - не круглая. Пока я охре...озадаченно пыталась уложить в голове новости, Водяной нарисовал мир в разрезе - оси вращения и ось овала в пересечении были похожи на букву Х. Показал, что карта охватывает примерно две трети одного из полушарий.
   Почему не все? Почему не четверть? А? Где логика??? Нету... Поняла, что в задумчивости грызу волосы и решила сильно не задумываться, условившись считать это кошмаром попаданца... Уже неделю в чужом мире, а все только больше запутывается.
   Первый и Мелкий притащили ящерошашлыков и вместе с Водяным в несколько рук дорисовали недостающее.
   Итак. Мироустройство. Два полушария. Две полярных шапки. Белое пятно на треть мира - от полюса до полюса. На одной стороне мира - огромный материк с большим внутренним заливом-морем-океаном, окруженным россыпью островов. На карте была показана именно эта материковая часть. Все это было окружено водой. По гребню овала шла практически непрерывная полоса материка, берущего мир в кольцо. На схеме были одни горы-вулканы. Вторая часть мира состояла из двух материков в северном полушарии. Левый больше и похож на разожравшуюся Гренладию по расположению и по виду. Тонким перешейком в верхней части соединен с другим материком, узким и сильно вытянутым с севера на юг, его хвост пересекал экватор и упирался в кучку остовов. Еще был один большой остров возле южного полюса, а большая часть второй стороны мира была скрыта белым пятном. Облаками. И там больше ничего не было. Я острова имею в виду. Ну, насколько я поняла схему Водяного.
   Затем у меня наступил перегруз, и меня понесло куда-то за рощу. Мне внезапно захотелось посмотреть на звезды с одной из скал неподалеку. Дошла, походила вокруг, поняла, что не взберусь. Уже окончательно стемнело, и я вернулась к костру. По пути чуть не подвернула ногу и один раз влетела в заросли травы.
   И вот все спят, а я слежу за костром. Перевариваю. Когда заснула - мне снились постоянно перебегающие с орбиты на орбиту планеты и убеждающий меня в своей абсолютной нормальности Мир. Он говорил негромко, но так проникновенно, что я потом почти все утро не могла отделаться от наваждения.
   Очередной день путешествия. На небе мелкие кучевые облачка, полосы перистых. Мы идем по перевалу. Как обычно перевал представляется? Самое низкое место на горе. Долина, затем перевал, потом долина. Оказывается, так не всегда. Уже второй день поднимаемся по ущелью. Оно потихоньку мельчало и мельчало, пока в полдень не исчезло. Зато вокруг не повернуться от обломков. Мы опять оказались в облаках и идти сыро, скучно и скользко. Ветер стих. Аборигены так выдыхаются, что никаких вечерних посиделок. Недалеко по-прежнему погромыхивает, к регулярным толчкам все давно привыкли. Тоскливо. В голове потихоньку начала укладыватся инфа о мире и даже возникла было мысль, что они пошутили так. Но слишком масштабно для шутки...
   Сегодня нечем было разводить костер, и они спали кучкой, кроме Первого и меня. Мы всю ночь просидели под скалой по разные стороны от спящих. На небе сквозь туман мерцали самые яркие звезды. И где обещанная луна?
   Утро пришло. Ветер подул. Челюсть сводило в зевке. Туман рассеялся, и я на несколько минут выпала из жизни. Это непередаваемо. Неописуемо. Величественно. Оказывается, мы ночевали высоко. На вершине горы или насыпи, не важно. А важен простор. Бесконечное, безграничное пространство, это... Солнце вставало по правую руку, проплвая над покрытыми снегом вершинами. Тени сокращаясь, проявляли далеко-далеко - за плоскогорьем, провалом ущелья и верхушками невысоких гор без снега - проявляя замок! Башни, стена, проемы - все менялось буквально за минуты, пока солнце меняло положение. Провалы появлялись и исчезали, стены приобретали необыкновенную четкость - будто каменные и через миг расплывались в рощу деревьев. Мозг пасовал, пытаясь представить масштабы сооружения. Ведь рядом стояла такого же размера гора! Затем замок исчез, и я еще несколько минут вглядывалась в ту сторону, пытаясь понять, что это было. Мираж? Просто показалось? Кто его знает.
   А с другой стороны... Высота. Гигантская впадина, на дне которой просматривались озера, полускрытые облаками. Причем на облака мы смотрели сверху. Очень сильно сверху. Края впадины таяли в дымке. Это место похоже на след от удара метеорита. Никогда не задумывалась, что будет при ударе в горы, ну кроме извержения. Под облаками виднелись оплавленные, будто зализанные черные выходы породы на поверхность. Масштаб катастрофы подавлял и заставлял испытывать иррациональный страх и восхищение.
   За спиной во всей своей красе дымился вулкан - никаких потеков лавы, ни пожаров - лишь густое грязно-желто-серое облако испарений, вытянувшееся высоко в небо и сносимое ветром от нас. Облако снизу было ярко подсвечено изменчивыми алыми бликами. Правее виднелась вершина давешнего Эвереста, пронзая небо слепящим белым острием. Сегодня его не скрывали облака.
   Справа - панорама покрытых снегом гор, подсвеченных сзади солнцем, слева - головокружительный обрыв, прямо - уходящая вдаль изогнутая нить насыпи, сзади - вулкан... Если бы у меня была тысяча снимков, то до этого времени я бы потратила около сотни, может немного больше вместе с аборигенами. Но здесь бы просадила остальные!
   Лучше гор могут быть только горы, как говорил Высоцкий.
   Да, и похоже, что в них я только что влюбилась.
  
   12.
  
   Ветер... Простор, от которого уже успела отвыкнуть. Описывающее по белесому небу круг оранжеватое солнце. Свежий разреженный воздух с нормальным содержанием кислорода. Безумно красивая природа. Я с наслаждением вдохнула чистый вкусный воздух и обернулась на процессию. Мы уже третий день идем по насыпи. Общее направление немного не то, куда нам надо, но дураков спускаться вниз не было. Кроме высоты в три-пять сотен метров желание отбивали целые рои летающих созданий. Хорошо, что они высоко не поднимаются.
   У меня превосходное настроение - я привыкла к железу и теперь не чувствую особых неудобств, ноги к вечеру так сильно больше не устают, в меню добавились стебли какого-то отдаленно похожего на лук растения в мой рост высотой. Чуть сладковатые, с приятным острым вкусом и пряным запахом. По вечерам разговариваю с Водяным и Первым, устающими меньше остальных. Из мяса - ассортимент змей. Некоторые ядовитые, но меня они не трогали. Если не везло, то утром я просыпалась со змеей на шее или коленях. Пара таких пробуждений - и я научилась спать вполглаза и практически не двигаясь ночью. Еще сильно донимала невозможность помыться и резкое падение температуры ночью. Кроссовки я снимала только подальше от остальных и зажимая при этом нос. Никогда не думала, что ноги могут так вонять. Теперь стараюсь при малейшей возможности постирать прохудившиеся носки и заодно проветрить одежду. Руки, правда, так и не дошли до очистки ржавчины, но на фоне остальной грязи это совсем не бросалось в глаза.
   Короче, все было хорошо. Правда из нашей компании так думала я одна. Одышка, обмороки, набрякшие сосуды, кровь из носа и тяжелые вялые движения. Как ни странно, самым слабым оказался Кенгур. Он три раза в обморок падал! На втором месте был Крылан - два раз. Остальные еще держались... В то время как мне хотелось бежать, аборигенам хотелось сдохнуть. Зато мысль о том, что творится у подножия этих гор, приводила меня в некоторое уныние. Повышенное атмосферное давление, переизбыток кислорода и буйная жизнь. Потом плохо будет мне. Хотя, думаю, что мы не так уж и высоко.
   Шли и шли. За это время было еще несколько открытий. После перевала у растений практически исчезли зеленые оттенки, и пейзажи напоминали рисунки детей или людей с расстройствами зрения. Но оказалось, что местная растительность все-таки зелень, просто очень ярко окрашена. Если присматриватся и препарировать попадающиеся растения, то видно, что основа обычно бледно-бледно зеленая. Точнее, салатовая. Как кочерыжка капусты или какое-нибудь мыло. Здесь столько кислорода, что растения дышат напрямую, практически без участия хлорофилла. Эх, так хочется что-нибудь просто зеленое увидеть...
   Еще я открыла для себя, что аборигены любят шашлыки - когда на палочке чередуется мясо и куски псевдолука. Ну и напоследок, научилась письменному счету. Система проста. У местных по четыре пальца на руках, кроме Водяного - у него шесть. Наверное, поэтому здесь используется восьмеричная система исчисления. Записывается все примитивно - одна, две, три, четыре точки в один ряд. Затем ряд превращается в штрих и ниже начинается новый ряд. Восем точек - прямоугольник, вроде квадратного нуля на боку. Еще восемь и итоговая фигура состоит из двух смежных прямоугольников. Будто широкая восьмерка или буква Ф на боку. После сорока восьми точек - вертикальная черта, затем опять появляется ноль и пошло дальше. Просто... А еще я вычислила, что между собой меня называют как-то вроде "Кахс". Это буквосочетание не менялось и повторялось достаточно часто.
   Вот так шли и шли. Было невыносимо скучно. И даже посмотреть из-за дымки было не на что. Замок больше не показывался... Ничего не происходило, к концу дня рептилоиды падали на камни и отрубались. Мне приходилось заниматься костром и едой! Самая крайняя, блин. Потом очухивались Первый и Водяной - готовку я спихивала на них. Мы располагались на ночь обычно подальше от обрыва, среди камней - там иногда встречались лужи и растения. Как же задолбало спать на камнях...
   В общем, на четвертый день я не выдержала и решила пойти вперед сама. И так кругами ходила три дня, надоело! Сообщила Водяному и смылась. Надоели эти неподвижные рожи. Там впереди что-то интересное. Погода разнообразием не радует - последние дни очень туманно и видны только выступающие вершины. Вулкан сзади по-прежнему дымится и по ночам подсвечивает окресности как тусклый фонарь. Сегодня утром прикольно получилось - насыпь, по которой мы шли, лишь немного возвышалась над белой пеленой тумана. Вокруг полупрозрачная дымка, косматый ореол вокруг солнца и чистое голубое небо над головой - мне всегда нравились такие картинки на рабочем столе... А потом подул ветер - как всегда восточный - и горы перестали быть сказочными. Эх, мой комьютер, где же ты? И братец теперь за ним может целыми днями сидеть.
   Насыпь постепенно повышалась, но с нашей скоростью передвижения это было незаметно. Зато сейчас... уф... чувствуется прекрасно. Оглянулась назад. Ну, блин и... Слов нет. За полчаса прошла треть нашего обычного дневного перехода! Тьфу. До непонятного сооружения впереди было примерно столько же. Цветом оно почти сливалось с небом, но его отчетливо подсвечивало солнце. Блин, опять в гору... Пробежаться, что ли?
   Плохо бегаю. Непонятно почему. На физ-ре всегда была в пятерке первых по бегу, спортивную гимнастику бросила только этим летом, а до этого почти год занималась. Ладно, хватит уже голову забивать, за последние дни надумалась до посинения.
   Итак, что у нас тут? А тут у нас... у нас... Чего?! Что это за фигня?
   На самом краю обрыва, на треть нависая над ним стояла башня. Восемь тонких высоких столбиков-ног в вершинах восьмиугольника, внутри - очень легкая и простая винтовая лестница, опирающаяся на внутренние поверхности столбов. На высоте примерно третьего этажа - круглая кабинка с острой крышей. Два замечания: вся эта конструкция была полупрозрачной и при быстром взгляде в глаза не бросалась, а второе - в пропасть уходил совершенно прозрачный канат! Это я наверх залезла и нащупала.
   Прозрачные изнутри стены открывали изумительный вид на окресности. Пол и потолок были непрозрачными. На ощупь - прохладные и очень гладкие, и при этом совершенно не скользкие. На пластик не похоже, но... Канат незаметно уходил куда-то в потолок, над обрывом была небольшая площадка. А кабинка гда? Размеры всего этого сооружения не очень большие - метра два высотой, четыре в диаметре. И ни единого стыка!
   Села на площадке, свесила ноги и задумалась. Это явно подъемник, но кто его сделал? И сколько ему лет? Прямо видится болтливый гид, распинающийся, что "здесь очень чистый, здоровый воздух, а природа заповедника оставалась в неприкосновенности многие годы...". Глянула вниз - сколько бы времени не прошло, башню даже не перекосило. В обе стороны, чуть заметно изгибаясь, уходил край обрыва. Гм. Какой-то он неестественно ровный. И четкий.
   Спустилась вниз и занялась раскопками. Сантиметров двадцать мелких камней и земли подались легко, затем пошла каменная основа. Раз камень улетел вниз, два... двенадцать, тринад... А вот тринадцатый камень я даже сдвинуть не смогла! Но почему? Он же просто лежит! Поддела ножом - он легко разрезал камень, но обе половинки тоже не сдвинулись с места. Вот это да.
   Машинально бросая камешки вниз и глядя на их причудливый путь думала, что опять ничего не ясно. Я-то ожидала какой-нибудь стены, вроде дамбы или сетку, чтобы камни не двигались, а тут такое. Магия? Технология? А хрен его знает. Даже у нас наука творит чудеса - вспомнить хотя бы летающие препараты в аптеках!
   Бросила еще камешек. Нахмурилась. Что-то непонятное уже давно цепляет внимание, но что? Так и не поняла. Ссыпала все камни и поднялась. Аборигены еще далеко, но, наверное, надо пойти еды добыть. Предчувствую привал... Этот канат ведет практически в нужном нам направлении. Сейчас мы вынужденно идем под углом к побережью - а потом пока доползем до конца обрыва, пока свернем и спустимся... интересно, не получится ли ускорить процесс?
   Пришлось отойти метров на сто от обрыва, пока не начала встречатся травка-мутантка. Вокруг были невысокие скалы, увитые тонкими ползучими лианами. Похоже на те мохнатые синие, что я раньше видела, но гораздо меньше, мех растет пучками и цвет ядовито-голубой. Чуть дальше начались низенькие кустики. О, старые знакомые шипастики с оранжевыми ягодами! А ягоды где? На земле заметила несколько почерневших косточек. Понятно, уже съели. Заметила змею и без долгих раздумий прибила ее. Здоровая! Полтора метра в длину, серо-коричневая с яркими синими искрами на чешуе, вдоль позвоночника идет ряд очень крупных плотных чешуек. Постучала по ним - похоже на кость или на какой-нибудь панцирь. На перекус хватит, потом еще что-нибудь найду. За мелкими ящерицами было лень гоняться.
   Быстро я изменилась - высоты больше не боюсь, хожу грязная, сплю на земле, ем всякую гадость и пью некипяченную воду, сама охочусь за своей едой, за спиной несколько существ, погибших от моей руки - и все меня это мало волнует. А самое смешное - я до сих пор не знаю, смогла бы убить кролика...
   Валяясь на полу башни, незаметно задремала. Когда проснулась - солнце уже было на другой стороне неба. Вроде оно теперь не поднимается так высоко, как раньше или это мне кажется. Потянулась и перекатилась к стенке - где там мои рептилоиды? Еще далеко... Можно еще поспать.
   Проснулась во второй раз - солнце вернулось на первую половину неба. Надо же, пока не выспалась, не знала, что так устала. Рядом с ними я не чувствую себя в безопасности, может в этом дело? Ну и где они? Дорога была пуста. Обернулась...
   Дааа. Они решили меня бросить? Прошли мимо и уже метров на пятьдесят уползли. Ну, столько было до последнего - Кенгура, а еще метров сто - до Водяного...
   - Эээй! Я здесь! - удолетворенно посмотрела на то, как они переполошились. Окончательно спустилась по лестнице, почти не придерживаясь за перила, перепрыгнула через накрытую ветками яму со змеей и побежала вперед. Отлично отдохнула, ноги сами меня несли. Остановилась возле Мелкого.
   - Вы чего? Бросить меня решили? - смотрела на их ошарашенные лица и чувствовала себя немного неуверенно. Ну не могли же они меня не заметить? Обернулась - башня отчетливо выделялась на фоне неба. Я бы точно проверила ее на месте Первого. Посмотрела на них. Помахала рукой, обращая на себя внимание, затем показала на башню. Ноль реакции. Ну ладно. Все равно змеюку надо забрать.
   Направилась обратно, за мной пошел Первый. Взяла змею, посмотрела на Первого - он недоверчиво щупал столб и осматривался вокруг. Да он реально в первый раз это видит! Интересно. Я уже думала, что мы разные и у нас зрение должно отличаться, но так внезапно получить этому потверждение...
   Он поднялся наверх, я пошла следом, положив многострадальную змеюку на место.
   В общем, через полчаса все уже собрались под башней, каждый успел сходить наверх, посмотреть на башню изнутри и теперь мы ждем, пока дожарится змеюка. Они с невиданным энтузиазмом поддержали мысль о спуске! Стоило мне только показать веревку и сделать вид, что на тарзанке спускаюсь. Эти люди собираются спускаться сразу после перекуса, до темноты. Прямо рвутся в неизвестность.
   А у меня уже двадцать минут длится ступор - с того момента, когда я увидела КАК они зажигают костер. Раньше этот нюанс как-то прошел мимо меня.
   Мелкий сел перед кучкой растопки. Сложил пальцы в кольцо, вроде символа "ок". Что-то пошипел с вдохновленным лицом - и вуаля! Дымок и маленький огонек. Затем пошел обычный розжиг костра.
   Магия. Точно магия.
   Я опять сижу чуть поодаль - на ступеньках и наблюдаю за ними со стороны. Устало сидят и молча смотрят в огонь. Мысли свернули на предстоящую авантюру.
   Интересно, а как мы будем спускаться? Веревка чуть шершавая, но на скорости протрет руку до костей, не успеешь оглянуться. Нужно что-нибудь изогнутое. Или можно выемку в деревяшке сделать... Нет, может не выдержать или затлеть. Кость? Жалко. Камень может треснуть, хотя вырезать в нем я могу что угодно. Привалилась к перилам. Подумала, что дура, и внимательнее к ним присмотрелась. Тонкие, прочные, даже не гнутся от моих усилий.
   Кажется, что они металлические, но почему тогда такие легкие и не блестят? Внимательно посмотрела на срез - сплошной восьмигранный пруток. Длину надо где-то полметра делать. Но если не удастся согнуть - придется фигурно вырезать ступеньки. Пойду, попробую нагреть.
   Стою с прутком в огне уже две минуты - ничего. Мой конец стал еле теплым, а то, что было в огне - горячим. Ладно, пускай еще погреется, тут уже еда почти готова. Ага, сейчас. Только я собралась съесть первый кусок, как пруток внезапно согнулся. Соплю напоминает почему-то. Быстро достала его из огня - горячий, но терпимо и осторожно попыталась согнуть. Гнется. А если так?
   Ха-ха. Результат есть! Что-то отдаленно напоминающее велосипедный руль, только кривой до ужаса... Пруток стал совершенно непрозрачным и каким-то облезлым, особенно после второго нагревания для парной ручки.
   Дождалась остывания, уперлась ногой и сильно потянула на себя. Отлично, почти не прогибается. Ударила об землю - и не ломается. Показала аборигенам результат, дождалась осознания и с чувством выполненного долга помародерствовала еще. Вручила каждому по прутку, забрала свою тарелку и пошла повыше на ступеньки. Пускай работают.
   Да, кстати, я тарелки научилась делать. Скорее камень с коническим углублением, но меня устраивает. Стаканы получаются, к сожалению, только с пирамидальной выемкой и очень неудобные. Но я работаю над этим...
   Итак, все готовы. Столпились на площадке, переглядываются. И кто первый? Я улыбнулась, решительно подошла к Первому и показала на Кенгура. Он самый тяжелый тут, пусть проверит собой дорогу. Если веревка оборвется, то остальные будут ему до конца жизни признательны. Первый посмотрел на меня, подумал и согласился. Не, можно было Мелкого пустить, затем кого потяжелее, но не факт что веревка выдержала бы всех. Быть разделенными на два отряда тоже не весело. Хотя это просто перестраховка, это сооружение строили на века. Ну... такое ощущение складывается.
   Кенгур даже не сопротивлялся, просто поднялся с пола, пригнулся - для него потолок был слишком низкий, взялся за тарзанку и исчез. Раздался какой-то булькающий вскрик, и он унесся в туманную даль... а я глянула вниз и внезапно осознала, что придется лететь над пропастью фиг знает сколько метров без страховки. Мысли заметались и родили результат. Связала из остатков веревочек что-то вроде гимнастических лент для турника и на пробу привязала одну руку. Затем вторую. Вытащила руки, вытерла мокрые ладони о штаны и посмотрела на остальных. Мелкий бледный и потерянный, Крылан и Первый убойно спокойные, Второй в предобморочном состоянии, Эльф неодобрительно рассматривает свою тарзанку и почему-то меня, Водяной... Вот черт. А как он спустится? Я про него и забыла. Думай, Алина, голова тебе для этого и нужна. Судя по его спокойному виду, он..? Поймала его взгляд и вопросительно наклонила голову. Он показал мне на свою тарзанку с одной рукояткой и крюком с другой стороны. К нему была привязана веревка, второй конец... Его палец показал на пояс. За этого можно не волноваться.
   Стоят, ждут сигнала. Кенгур должен был подергать веревку, когда спустится. Хотя, учитывая ее длину и вес - ждать нам до посинения. Потихоньку начался мандраж. Страшновато...
   Короче. Иду следующей.
   Перекинула тарзанку, продела руку в петлю. Посмотрела вниз с края площадки. Высоко... Желудок противно сжался. Сглотнула. В детстве мне помогал в похожих случаях счет.
   И раз. Два. ТРИ! Ха-ха... Я еще стою.
   Шагнула вперед. Три.
  
   13.
  
   А-а-а-а!
   Не заорала, хотя очень хотелось.
   Страшнее всего была первая секунда, когда летела вниз и не ощущала никакого сопротивления. И веревки ведь не видно! Зато потом был резкий рывок и быстрое скольжение вперед. Я немного поболталась, как сосиска на веревочке и затем осталось только движение...
   Это было круто! Жутко стремно, но круто. Зря тогда отказалась прыгнуть с парашутом. Но кто же знал, что это так классно!
   "Под вами сейчас находится древнее озеро, в котором живут остатки вымирающих видов" - озеро, из которого торчала голова и часть тела динозавра, на скалистых берегах которого свили гнезда сотни летающих ящериц. Как здесь, не знаю, но на Земле они точно вымерли.
   "Немного левее находится заповедник эндемичной флоры и фауны" - фраза звучит хорошо, правда сейчас не могу вспомнить, что же она означает. Странного вида пирамидальные высокие деревья скрыты туманом.
   "А это не просто грязная булькающая лужа, а невероятно целебная грязь" - на самом деле выглядела именно как зловонная булькающая лужа. Руки начинали постепенно болеть.
   Когда лужа закончилась, я была уже метрах в пятидесяти над землей и скользила над невидимой раньше частью кальдеры. Вспомнила, наконец, как называется яма от метеорита (прим. авт.: Алина ошибается, кальдера - это яма на месте просевшего вулкана). Туман почти рассеялся, вокруг летало множество стремительных ящерок размером со стрижей, а впереди были видны причудливые светлые скалы и высокие темные деревья.
   Эй. Эй. Эй! Деревья слишком высокие! Ай! Ой! Подтянула ноги и проскочила через верхушки почти без потерь. Отплевываясь от жестких иголок, необычно четко ощущала горящую от уколов задницу. С-сс-с! Больно!
   Внезапно под ногами разверзлась бездна. На самом деле темная глубокая и широкая ямина без единой травинки. Никогда вживую не видела, но это совершенно точно застывшее лавовое поле. Веревка вела все ниже и исчезала в проломе. Страшноватое место. Темень, пустота - живности здесь не было, над головой опять клубился туман, в наступающих сумерках постоянно мерещилось что-то странное на краю зрения. Жутковато.
   Под ногами проскочила поверхность озерца, затем еще множество мелких лужиц под ногами и я увидела конец пути.
   И тут мою голову посетила мысль, которая должна была прийти гораздо раньше...
   А как я тормозить-то буду?!
   Башня стремительно приближалась. Во мне боролись паника и обреченность, от чего я наконец поняла смысл выражения "сосало под ложечкой". Это такая противная слабость в желудке и замирающее в груди сердце...
   Победил фатализм. Веревка такой длины должна была провиснуть в конце - она так и сделала. Движение по инерции сначала по горизонтали, а потом чуть вверх стало постепенно замедляться. Быстрый режим, резкая остановка и я лечу в потолок. От удара ногами вздрогнула вся башенка, но я остановилась! Ноги болели как после прыжка с высоты. Поболталась над куцей площадкой и отлипла от тарзанки. Ноги горят, руки горят и онемели, задница тоже напоминает о себе... Веселый спуск. Меня пробило на смех.
   Интересно, где Кенгур?
   Постанывая от великолепных ощущений, осмотрелась по сторонам. Эта башня отличалась от первой. Она была ниже, коричневато-серой и вместо винтовой лестницы была наружная - широкая и прямая, проходящая вплотную к стене. Выход был напротив отверстия для кабинки. Небольшая площадка и лестница влево. За площадкой были густые спутанные заросли чего-то похожего на иву - только с белой корой и множеством мелких веточек, растущих в разные стороны. Сильно напоминало длинные позвоночники с обломками ребер... Напротив площадки в зарослях была огромная рваная дыра. Надеюсь, у хвостатого была мягкая посадка.
   Посмотрела вдоль веревки - никого. Глянула вниз и присвистнула. Кабинка нашлась. Метрах в пяти ниже лежали остатки, напоминающие обломки круглой птичьей клетки, только раз в десять больше. Круглая крыша слетела, и теперь снизу щерились расхристанные прутья. Материал кабинки частично не выдержал испытания временем, и теперь падать туда не стоило совершенно. Кстати, судя по примятой растительности, клетка еще совсем недавно была более целой и висела на веревке. Удачная была идея насчет Кенгура. Этому танку ничего не страшно. Хотя Вонючка был не меньше, а умер совсем глупо...
   Здесь уже были глубокие сумерки, а наверху только начало заходить солнце.
   О, следующий. Мелкий, кажется. Точно. А чего он с... Идиот!
   - Открой глаза! - от моего крика он распахнул глаза, вскрикнул и попытался отпустить руки. Хорошо, что они были привязаны. Плохо, что врежется в потолок. Блин.
   Нож в руку - разрезать тарзанку, схватить Мелкого за туловище. Его ноги взлетели вверх, я от рывка поскользнулась и мы в падении ускользили к выходу. Фух! Все-таки прочные здесь перила! Мы лежим на площадке, рептилоид сверху, я снизу, упираясь ногами в две соседние стойки. Тяжелый - еле его спихнула в сторону. Да-да, я героиня, знаю. Спасибо мне говорить не надо.
   А, он кажется без сознания. Или притворяется хорошо. Пусть полежит. Оттащила его внутрь и положила поближе к стенке. Остальные ведь еще не прибыли.
   Минут десять ничего не происходило, затем веревка дернулась, и вдалеке показался очередной циркач. Эльф приближался, приближался... Нет, я не самоубийца. Он пролетел мимо, обдав ветром и в зарослях появилась еще одна дыра - он споткнулся о перила и упал ниже Кенгура. Треск, вопль и затем очень эмоциональное шипение. Живой.
   Следующим был Крылан. Оказывается, крылья у него не просто так. Он ими затормозил и спокойно остановился. Правда, сразу отодвинулся подальше от меня.
   С криком прибыл Второй. У него тоже были привязаны руки, поэтому я снова разрезала тарзанку, стараясь не промахнуться в полутьме. Только ловить не стала, поэтому он рыбкой скользнул по полу. Дыра от него самая маленькая и точно посередине между следом падения Крылана и Эльфа. Новые эмоциональные восклицания в два голоса. Тоже живой. Оклемался Мелкий и через пару минут организовал костер. Молодец.
   Первый затормозил ногами - обхватил веревку подошвами и остановился в паре метров от башни. Да, Алина, тебе еще есть куда расти. Не смогла додуматься до такого простого решения! Тарзанка улетела вниз, а он так и пополз вперед. Спустился нормально, только оступился на краю и чуть не упал вниз. Хорошо, хоть я рядом стояла. Была бы на редкость глупая смерть нормального человека.
   Водяной тоже пытался тормозить с помощью натягивания простейшего тормоза - перекинутой через трос веревки. Только он не совсем рассчитал, и в конце нам с Первым пришлось его останавливать в четыре руки. Какой же он все-таки тяжеленный!
   Все!
   Глубоко вздохнула и скривилась. Раньше не обращала внимания, но воздух стал тяжелее и более плотный. Понятно мое веселое настроение - за дыханием я не следила, вот опять получила слабое кислородное опьянение.
   Блин, темно и ничего не видно из-за тумана. И чего они так рванули сюда? Утра не могли дождаться?
   Вышла на площадку - внизу пробивался отблеск еще одного костра. Значит, не только Мелкий может его разжигать или же они пользуются более традиционными способами.
   Вообще, из того что успела увидеть после беглого взгляда - эта башенка более красивая, изящнее что ли? Первая была в стиле минимализма, здесь же какие-то дополнительные украшения есть, вроде бордюрчика под крышей, геометрического узора на полу - вроде арабского, только более острого и прочих мелочей.
   Села на удобные ступеньки. Насколько я успела понять, здесь ночью никто не ходит, а костер жгут для самоуспокоения. Тихий шелест ветра, белеющие в темноте скелетоподобные ветки зарослей, подсвечивающий снизу костер и просвечивающая изнутри башня, чуть более светлое, чем окружающее небо - это было красиво. Спокойно. Тепло, хорошо. Спать не хотелось, поэтому я просто сидела, пережидая последствия спуска.
   Недолго сидела. Из башни раздался дружный вскрик, и горящий костер упал вниз! Я сначала вскочила, а потом засмеялась. Разводить костер прямо на полу было дуростью. Пол нагрелся и расплавился. Угли упали в кусты, но не погасли.
   Да уж, пожар нам сейчас просто необходим. Придется идти тушить.
   Спуститилсь по лестнице, оказалась на какой-то ровной поверхности. Проломилась через заросли, ушибла ногу о невысокий заборчик и добралась до разгорающегося костерка. Под башней было полно сухой травы и кустов. Нехорошо. Хотя можно сделать по-другому. Посмотрела наверх, увидела бледные лица в дыре над головой. В таком освещении они выглядели необычно, а башня кажется совсем непрозрачной... Обломала все ветки вокруг огня, вытащила за пределы башни - красочная картина, как вся башня стекает на голову заставила подсуетиться и развести костер в другом месте. Хотя первая мысль была именно о костре под башней...
   Удолетворенно отряхнула руки, глядя на уверенное пламя. Конечно, это не обложенный камнями по всем правилам огонь аборигенов, да и поменьше размерами, чем обычно, но с живым огнем всегда веселее.
   Окончательно затоптала угли под башней и устроилась возле костра. И почему они не идут? Сходить, проверить? Да ну их... Через некоторое время я все-таки взяла одну из веток-лапок с колючками, подожгла и пошла наверх. Смолистые кустарники, растущие вокруг моего костра, горели отлично. Ребячество, ведь света было достаточно, но мне понравился запах дыма. Размахивая веткой, чтобы сыпалось побольше искр и было больше света, поднялась наверх. Заглянула внутрь. Чуть светится дырка в полу, блестят глаза рептилоидов, сквозь стену просвечивает пятно костра...
   Внезапно ко мне подскочил Мелкий и крепко вцепился в руку с веткой. Я подняла ее повыше, чтобы он не обжегся. Следом появился Крылан. Небывалое дело - он сам приблизился ко мне! Его крылья были чуть встопорщены и отчетливо дрожали. Первый и Водяной выглядели почти нормально, не считая облегченного выражения на лицах.
   Хм. Похоже, здесь все серьезнее, чем я думала. С трудом отцепила Мелкого и положила его руку на перила. Рядом пристроился Крылан. Я наклонила факел поближе к ступенькам и медленно начала спускаться...
   По прямой к костру дошли почти нормально, только медленно. Хотя я бросила все дрова, и пламя было выше моего роста. После того, как они оказались возле огня, вернулась и нарезала веток скелетоивы. Они были толстые, длинные и неплохо горели, давая чуть зеленоватое пламя. Посмотрела на успокоившихся рептилоидов.
   Да, кто бы мог подумать, что они все боятся темноты...
  
   14.
  
   Следующее утро началось весело - на меня напал птероящер! Мне впервые за все это время приспичило отойти в туалет, на что я втайне облегченно вздохнула - такой длинный перерыв был ненормальным. Так вот, в предрассветных сумерках сделала свои дела в кустах и побрела обратно. Тут на меня упала тень, я подняла голову - и все вокруг стало очень-очень замедленным: пикирующая на меня раззявленная пасть с сотнями загнутых внуть мелких клыков и извивающимся в глотке языком, движение четырехметровых крыльев почти прекратилось... Тут я выразила свое удивление и неприятие данной ситуации одним словом, которое четко охарактеризовало нападающего. Выдернула кость из петли на поясе - спасибо Мелкому, что сплел - и со всего маху воткнула птичке в глотку. Сама упала и откатилась в сторону. Достала нож. Птичке подарок не понравился, поэтому она неловко зацепила ветки скелетоивы и упала на землю. Подскочила и двумя ногами приземлилась ей на голову, прижимая пасть к земле. Быстрое движение - и в ее шее не хватает большого куска мяса и фонтаном бьет зеленоватая кровь. Резанула еще раз и отпрыгнула подальше, наблюдая за агонией.
   Возле башни появлись рептилоиды...
  
   Это развернутое описание. На самом деле все длилось недолго:
   Я: Б**!
   Птица: Чвяк! Бум!
   Я: (молча, ножик режет беззвучно)
   Птица: Хлоп-хлоп, шкряб, бух!
   Я: (облегченно) Фууууухх...
   Все так быстро закончилось, что руки затряслись только через пару минут. Рептилоиды столпились рядом и рассматривали птероящера, тихонько переговариваясь. На меня смотрели тоже, но мне не понравилось как. Широко улыбнулась Эльфу и Крылану. Один сплюнул и перестал поглаживать свой топоромолот, а второй резко отвернулся. Козлы! У меня отходняк, а они пялятся тут на меня.
   Резко посмотрела вверх - никого, моей начинающейся паранойе почудилось.
   Аборигены жизнерадостно начали потрошить птичку, а я отошла в сторону и присела под дерево неподалеку. Нет, ну надо же. Даже и не думала, что это подействует... Пока шли поверху, наметила для себя несколько планов действий. Что делать, если нападает скальная черепаха, гигантская змея, что-то летающее, что-то подземное и что-нибудь непонятное. Наметила и повторяла про себя по нескольку раз в день. И ведь помогло же! Момент растеряности длился совсем недолго, а при моей здешней скорости этого хватило для победы.
   Теперь надо не расслабляться и помнить, что здесь куча чудес, которые предусмотреть невозможно.
   А все-таки я молодец. Да. Нервно зевнула. Поесть бы...
   Через час птероящер выглядел совершенно несчастным - ощипаный, с вырезанными кусками мяса, лишившийся большей части костяных украшений. До начала потрошения это был костлявый птеродактиль с размахом крыльев метров семь-восемь, с зубастой пастью вроде крокодильей, которая открывалась на 180 градусов и с оперенной нижней задней частью тела. На голых задних лапах был перьевой браслет на лодыжке. Хвост с полуметровыми грубыми перьями аборигены ощипали в первую очередь и разобрали их себе. Шея - длинная, голая и тонкая. Цвет оперения - темно-серый, на конце черный. Некоторые перышки были с белыми пятнами. Голова была маленькой для такой туши, не считая пасть. На голове был небольшой костяной гребень, на носу - еще один. Оба ярко-желтые. Под нижней челюстью - мясистая фиолетовая бородка вроде куриной. Из-за растущих участками перьев птах казался лысым. Общий окрас был темно-коричневым, с черной полосой вдоль хребта.
   Еще о птичке - она воняла! Как давно немытая птицеферма, меня чуть не вывернуло. А второе заставило меня захихикать - у нее под крыльями рос мягкий светлый пух. Птица с небритыми подмышками...
   Тонкую кожу крыльев обрезали почти всю, перья ободрали, ляжки и грудку пустили на жаркое, гребни поделили между собой Мелкий и Водяной... Хомяки, блин. Мне торжественно вручили жареный язык и пару килограмм мяса на косточке. Вместе с моей оттертой костомахой-дубинкой. Вкусное мясо, хотя соли как всегда не хватает.
   Так, все аборигены прибарахлились, а я что, самая левая? Продолжая жевать, огляделась. Что бы и мне такое найти...
   Сижу возле большого обломка скалы в десяти метрах от башни и смотрю прямо на лестницу. Справа - веревка над болотом с большим количеством мелких луж, слева - отвесный высокий утес на вершине которого гнездятся птероящеры. Его подножие заросло непроходимыми зарослями скелетоивы и мелкими ползучими колючими лианами. За башней скалы становятся еще выше и смыкаются с болотом. За моей спиной - каменные обломки. Странные, потому что непохожи на окрестные породы. Огромные слоисто-полосатые глыбы серого цвета с ржаво-коричневыми полосами. Очень плотные и тяжелые. Полное впечатление, что нездешние. И отсюда вдаль уходит дорога. Она казалась бы выложенной из грубо отесаных каменных плит, если бы они не реагировали как камни на той стороне кальдеры - кусочек отрезается легко, но сдвинуть его невозможно. В общем, ничего особо интересного нет. Дорога шла вдоль скал-гнезд, сворачивая вслед за ними, а за странными обломками начиналось обрывистое предгорье, переходящее дальше в обычную невысокую гору с плоской голой вершиной... Судя по мельтешению вокруг - она была городом ящероптиц. А значит пойдем мы по дороге, опять немного сворачивая в сторону от нужного направления.
   Хотя... что это я? Тут целая башня пластика под носом, можно чего-нибудь вырезать полезного. Погрузившись в мечты о куче полезных вещей, которые я могу сделать, незаметно впала в ступор. Очнулась от того, что мне в глаза светило солнце. Оглянулась - рептилоиды опять пытались незаметно слинять, костер уже потушили и на дороге был виден только Второй. Скрылся за камнем, и я осталась одна. Вскочила, на землю упала костомаха. Я пошла к башне, по пути пытаясь понять, как мне удалось умять столько мяса за раз. Прошло не больше часа! Прислушалась к своим ощущениям - вроде нормально себя чувствую.
   Итак, двухметровый кусок перилины потом превращу в копье, кусок пола размером с седушку стула ею и будет, тонкая пленка пола площадки пойдет на всякие мелочи. К сожалению, тонкая, но совершенно не гнется. Пришлось потратить немного времени на фигурную резку дырочек и присобачивания на спину. Все веревочки извела, придется по примеру местных переходить на нарезанную полосами кожу.
   Нормальный вес, только этот дрын мешает... Подумала и обрезала его немного, заодно и конец заточила. Как раз в мой рост получилось. Вот теперь гораздо лучше! Я побежала догонять слинявших гадов.
   Дорога ровно стелилась под ноги, я внимательно следила за небом - удивительно, что на нас больше никто не напал. Копье мешалось, пока не додумалась положить его на плечо. Бе-гом, бе-гом, перепрыгнуть змею, бе-гом, бе-гом, обойти упавший обломок, бегом... шагом. Блин, всего сто метров пробежала, а так захекалась. И надо что-нибудь с костомахой сделать, при беге она сильно болтается и бьет по ноге. Душно, жарковато, а аборигены взбодрились - вон как вперед учесали, до поворота уже никого. Или это я в ступоре так долго просидела? Хорошо, хоть с дороги особо не уйдешь - рядом то болото, то непроходимые заросли, в которых кто-то подозрительно шевелится.
   Переступила длинный гладкий ствол дерева. Дошло, обернулась - нет, не показалось, это совсем не ствол. Змея... Здоровая! Ни начала, ни конца не видно. Развернулась и припустила вперед со всех ног. Возле поворота оглянулась - никто не преследует. Мда. Дорога незаметно пошла вверх и я теперь была в паре метров над болотом. Пошла дальше - и почему мы всегда поднимаемся? Оба моих спуска были достаточно экзотические, а нормальных не попадалось. Но сейчас хоть иду по ровному... Я бросила последний взгляд на башенку, отлично сливающуюся с фоном и шагнула вперед.
   Дальше дорога шла между постепенно расходящимися в стороны скалами. Наткнулась на осыпь. Кусок скалы упал на дорогу и раскрошился. Лучшим решением мне показалось просто на него взобраться... Интересно, что это за шум?
   Залезла - впереди на рептилоидов нападали рыжие собаковидные короткохвостые крокодилы. Много. Рептилоиды успешно отбивались. В меня что-то сильно врезалось со спины, и я полетела в самую гущу схватки! Черт, не заметила птероящера! Да их тут трое, правда меньше того первого, но пасти ничем не уступают!
   Не удержала равновесие и всем весом рухнула на одну из кробак. Хруст. Прости... Под носом щелкнули челюсти и я мгновенно оказалась на ногах. Аааа... Ящерица сверху! Две кробаки впереди! Одновременно... Черт.
   Дальнейшее для меня слилось в одну смазанную картину, поэтому в подробностях рассказать ничего не могу.
   Результаты боя: четырнадцать трупов кробак, два длиннохвостых птеродактиля, разлохмаченная левая штанина и глубокая царапина на ноге, промятый левый нарукавник, прокушенная рука Мелкого, разодранное крыло Крылана, рассеченные головы Второго и Эльфа, остальные не пострадали. Легко отделались...
   Выводы: копье хорошее, только слишком легкое - третий птах, нанизаный на него, своим весом вывернул его и рухнул в болото. Копья больше нет. Дубинка для меня гораздо эффективней и удобней. Тяжелая, раз стукнул - хребет сломан. Ножом я не успела воспользоваться вообще. Нужна защита и на ноги. Скорости на беспорядочное истребление хватает, а вот умения - ноль. Я ведь ни разу в жизни не дралась до попадания сюда...
   Примечания: Второй и Мелкий драться не умеют, оба забились в угол, но у Мелкого голова есть на плечах - он с помощью палки и веревки удерживал кробак на расстоянии. Второй - трус. Крылан вообще всю битву провалялся возле стенки. Кенгур неожиданно ловко орудует хвостом, а его кожу не смогли прокусить. Эльф радостно бил кробак по голове. Один-два удара - труп. Блин, оказывается, я все помню! Водяной стоял за спиной Первого и с помощью точечных ударов отбрасывал кробак под меч Первого. Первый же... Он действительно воин. Кажется, он и Эльф единственные владеют оружием. Семь кробак умерли от меча, пять - от молота, одна раздавлена Кенгуром, одна - мной, а вторая моя пошевелилась, и Первый мгновенно разрубил ей шею. Я смутилась - птах на копье наткнулся вообще-то тоже случайно, второго дернула за длинный хвост, и ему голову отрезал Первый, третьего заломал Кенгур...
   Гм. Хорошо, что вообще жива осталась.
   Оценка возможности выживания до этого боя держалась около трех-пяти процентов. Сейчас она опять ушла в минус.
   Они, как ни в чем не бывало, собрали свои вещи, перевязали по возможности раны, вырезали окорочка кробак и птеродактилей и пошли дальше.
   Что, и все?
   Черт... Блин... Мне надо привыкнуть. Просто привыкнуть. Сердце постепенно перестало суматошно колотиться, а руки - подрагивать. Но для первого боя ведь нормальный результат? А?
   Мелькнула мысль: смена локации прошла успешно, доступны новые предметы и мобы...
   Хочу обратно в горы!
  
   15.
  
   Интересно, когда мне пришла в голову мысль зарубками отмечать на костомахе прошедшие дни, чем я думала? Опять надо будет все заново высчитывать. Отбросила в сторону растерзанные обломки кости и потянулась. Вокруг опять скалы и скалы, дорога усыпана мелкими обломками - крупные удерживает невидимая сетка над головой, отчего нависающие своды выглядят угрожающе. На обочине валяются остатки потрепавшего нас монстра. Сетка пропускает объекты около полуметра в диаметре, поэтому как сюда попала эта туша, непонятно. Высотой метра два, мощные выдающиеся вперед клыки - как у кабана, тупорылая морда и пасть на полголовы с большим количеством зубов-пластин. Шесть ног-копыт и свинячий хвостик. Густая черная щетина на теле неплохо защищала от повреждений, меч Первого оставлял лишь зарубки. На хребте была широкая серая полоса еще более густой щетины, похожей на шерсть. Хорошо хоть Эльфу удалось улучить момент и воткнуть копье ему в глотку... Брр... Мы все чуть не сдохли. Только чудом на мне ни одной царапины, только будущие синяки болят.
   За... восемь дней, кажется, это была первая серьезная схватка. В основном, на дороге обитают стайки мелких крокодилособак и две разновидности летающих птероящерок. Первые опасности не представляют, в первый раз нам просто не повезло, а способ борьбы со вторыми придумал Мелкий. Все гениальное - просто. Бросаешь в воздух куски мяса и они начинают драться за него. Даже убивать никого не надо, можно просто пройти мимо.
   За это время я поняла, что дорога - наше спасение. Неведомые строители сделали своеобразный туристический маршрут, проходящий по очень живописным местам, от лицезрения которых временами стыла кровь в жилах и волосы вставали дыбом. Я бы предпочла трассу, напрямую пробивающую горы, но они так не считали. Дорога постоянной ширины, до сих пор сохранившая первоначальный облик, то шла вровень с дном ущелья, то поднималась почти на сотню метров вверх, неведомо как удерживаясь в воздухе или же ныряла в пещеры... Основную дозу впечатлений получили именно там - двое суток идти сквозь кишащее птероящерами гнездовище с его вонью, воплями и постоянными нападениями было... тяжело. Каждый дневной переход попадались специальные оборудованные площадки для отдыха. Продуманные, с источником воды, укрытием от дождя и местом для костра. Сильно подозреваю, что для путешественников это был не дневной переход, а всего пара-тройка часов, неторопливое движение на машине займет именно столько времени. Хочу машину! Вездеход! Или лошадь хотя бы... В детстве на Машке каталась, думаю и сейчас бы справилась.
   Но для нас эти площадки были очень удобны. Вот мы только расположились на отдых, и вскоре на нас вынеслась эта махина. А теперь, скорее всего, придется провести здесь пару дней. Сейчас я без оружия осталась, попробую что-нибудь смастерить. Например, осуществить ту задумку с шипастой дубинкой. Шипы можно из колючек сделать...
   При моем приближении к туше птероящеры лениво подались в стороны, ожидая пока я уйду. Шакалы.
   Думаю, берцовая кость будет удобной основой. Делаю первый надрез на передней правой лапе у плеча. Ты берцовую кость забрал, такую же и вернешь. Око за око, зуб за зуб!
   - Ха, действительно смешно.
   Срезая и снимая кожу, очищая ногу от мяса - постоянный опыт сказался, теперь я почти профессиональный раздельщик ящеров - опять думала о прошедшем. Мысли перескакивали с одного на другое.
   Этот мир - удивительный. Невозможно-вероятный. Никогда бы не подумала, что такое может существовать, если бы не собственное попаданство. Невозможно представить себе что-то похожее на обычную нашу Землю и одновременно настолько отличающееся. И то, что я видела до сих пор - логично и не нарушает основных физических законов. Кроме магии, конечно, но если здесь это закон, тогда все равно все правильно. Я пару лет назад читала про теорию параллельных миров, так вот в одной из них говорилось именно про это. Точно формулировку не помню, но что в разных вселенных могут быть разные физические законы. И, исходя из этого, в одной вселенной законы должны быть одинаковыми повсюду. С другой стороны я все равно проверить ничего пока не могу. Эх...
   Вытерла пот со лба и поправила косынку. Голова мгновенно зачесалась. Помыться с прошлого раза больше так и не удалось. А еще потепление и это яркое солнце...
   Тридцать градусов тепла за полярным кругом - нормально?
   Описание нашего путешествия: особыми трудностями не отличается, погода отличная, мелкие хищники достают, зато комаров нет. Серьезных дождей нет, какая-никакая компания, интересное времяпрепровождение и живописная природа прилагаются. Вулканы не досаждают, с едой и водой проблем, слава богу, больше нет - живи и радуйся.
   Почему-то настроения радоваться нет.
   Так, костомаху почти всю видно. Подвернула шкуру со сложенной горкой мяса и отнесла к костру. Первый благодарно наклонил голову и продолжил зашивать глубокую рваную рану на левой руке Эльфа. Его рабочая рука, между прочим. А еще монстр сломал древко топоромолота и теперь из оружия остались меч (1шт), самодельный маленький лук (1шт) Крылана, раздвоенная палка Мелкого (0,5шт) и все. Остальное сломалось. Чертов кабан. Из-за него наша боевая сила уменьшилась на сорок процентов. Еще сорок у Первого, пятнадцать у меня и пять у всех остальных.
   Ну да, я внезапно не стала сверхсильной и сверхумелой как обычные попаданцы. Пару дней в другом мире - и начинают учить местных, а они им в рот заглядывают и слушаются... До сих пор со стыдом вспоминаю свое поведение при первой встрече с аборигенами. Истеричка конченная.
   На учебу просто нет времени и сил. Не физических, а моральных. Идешь, ждешь нападения. А его все нет и нет. И нет. Вечер наступает, спасительная ночь, когда жизнь замирает и вокруг безопасно - близко... и внезапно на голову падают камни. Или за поворотом оказывается выводок кробак. Из-за ожидания сильно устаешь. Или наоборот - одно нападение за другим, и так весь день.
   День еще удлинился, и мы успеваем дойти до следующей стоянки еще по светлому, но из-за этого спокойные ночи все короче. Да и ночью это уже тяжело назвать, скорее глубокие сумерки. Аборигенам хватает и этого - в темноте они слепы. Своеобразная куриная слепота. Кое-что видит Первый, и то я не уверена, что это не тепловое зрение. Точнее, я думала, что у них будет что-то еще из свойств змей или ящериц кроме холоднокровности. Но ничего такого вроде нет.
   Нет, кое-чему я аборигенов научила - кипятить тряпки, прокаливать нож и иглу на костре при обработке ран. За неимением спирта, промывать раны водой и ежедневно менять повязки. Я тогда очень удивилась - такая подробная карта и такой низкий уровень медицинской культуры. Заметила это, еще когда у Мелкого после кислотного дождика рана загноилась. Моя первая операция на живом человеке была успешной. До этого только на животных дома и у бабушки тренировалась. Руки чуть тряслись, но все получилось. Рука у него почти зажила... Дней пять назад это вызвало небольшой ажиотаж у местных, а мне достался благоданый взгляд Мелкого. Он что, серьезно собирался остаться без руки?
   Можно вычислить разницу в скорости заживления ран. Рука почти зажила за восемь плюс три, плюс два или три дня... чертов склероз. Присела и стала делать угольком штрихи на камне. Шесть дней до встречи с местными, восемь... нет, точно восемь дней путешествие по дороге и раз, два, три, четыре, пять и еще три... Это сколько уже? Двадцать два. А еще день на тарзанке потеряли. Двадцать три. Офигеть, я здесь больше трех недель нахожусь! Хотя, учитывая, что они короче... Нет, не буду вычислять.
   Ладно, значит, средней глубины рана заживает дней за двадцать. Местных. У местных. Хм, каламбур. У меня - за полтора-два. Задумчиво пририсовала к двойке глаза и хвост - получилась пучеглазая змейка. Что-то меня начинают терзать смутные сомнения, опять же основанные на книжках про попаданцев...
   Ладно, хватит витать в облаках. Лучше еды приготовить - Второй до сих пор без сознания, Водяной теперь еще и хромает вдобавок к руке, остальные занимаются ранами.
   Да, и наш отряд уменьшился на одного. На второй день пути по дороге не проснулся Кенгур. Ночью было небольшое землетрясение. У всех синяки, а ему полголовы разможило. Постояли утром в молчании, заложили камнями - хотя против падальщиков вряд ли поможет и ушли. Только теперь все стараются устраиваться подальше от скал.
   Нда...
   Отгребла часть углей из-под булькающего котелка с водой, в котором варились тряпки, и разложила над ними ветки с нанизанными кусками мяса. На отдельном камне порезала пару плодов кисляка и выдавила сок на мясо. Честно говоря, мясо уже в печенках сидит. Хочется хлеба, каши... хоть нелюбимой манной, хоть сухарик погрызть... Ну, вчера рыба была - с водой теперь проблем вообще нет, мы постоянно пересекаем мелкие и крупные речушки. В день до десятка можем найти. А вчера весь день шлепали прямо по воде. Когда бы эту дорогу ни проложили, абсолютно все строители учесть не смогли - и одна из речек проложила свой путь по ней. Рыбу били палкой с зазубриной в ямах по бокам дороги. Отличился Водяной - даже с одной рукой поймал шесть крупных серебристых рыбин. У меня в активе один задохлый мутантик, которого я от греха подальше выпустила обратно и еще пара рыбок сбежала. Это за тридцать попыток. Черт, знала бы - в походы ходила, а не книжки читала.
   Из остального - по мелочам. Слушаю непонятные разговоры, по примеру аборигенов обдираю все мало-мальски пригодное с добычи, один кроссовок порвался, и пришлось его заматывать кожаными полосками.
   Еще открыла тайный смысл сажи. Она не соленость придает, а хоть какой-то вкус. К несоленой еде почти привыкла, но иногда хочется до скрипа на зубах солонку... Это когда сажа на зубах поскрипывыет и похрустывает.
   Соль, сахар, перец, муку, картошку, зажигалку, походную одежду, новые кросовки и смену белья, палатку, компас, ложку и вилку - достало есть палочками (подруга, двинутая на японском затаскивала пару раз в японские рестораны - и ведь пригождается же) или с ножа, тарелку... ладно, листиком обойдусь, термос, чай в пакетиках, кофе... Машину, а лучше вертолет - и портал домой... Эх, мечты-мечты.
   Вздохнула и перевернула побелевшее мясо на другую сторону. Пару стеблей лука еще осталось, кисляк растет неподалеку, вроде видела неподалеку заросли одной травки, похожей видом на мяту с толстеньким корешком красного цвета. Он чуть сладковатый и его можно есть так. Но сильно жесткий, надо будет попробовать испечь...
   Напротив уселся бледный Мелкий. У него на щеке расползлось большое темное пятно и затек один глаз. А еще кабан ему чуть голову не откусил. Ладно, теперь он за едой присмотрит.
   Пошла к туше кабана, надо еще кожи нарезать и дубинку доделать. Думаю, клыки стоит выломать - каждый сантиметров по семьдесят в длину и толщиной у основания около двадцати. Жаль, что концы обломаны.
   Заточила палку и вбила камнем под основанием клыка. Посильнее надавить... тьфу, соскользнула. Вонючий кабан. Еще раз попробую... Черт, палка сломалась! Козел, а не кабан.
   Через десять минут я запыхалась, а клык остался на том же месте. Плюнула и ножом вырезала кусок челюсти. Затем обрезала лишнее и мрачно посмотрела на дохлую тушу - его клык уходил очень глубоко и соединялся тонкой перемычкой с черепом. Второй я достала через две минуты - всего и делов, надрезать перемычку и просто выдернуть клык. Почти метровой длины плотная тяжелая кость и кусок чуть больше семидесяти сантиметров длиной. Если бы не изгибались, получилась бы нормальная дубинка. Прикинула тяжесть в руке - ну, лишнее можно убрать. Взяла короткий клык и со всего маху ударила о камень. Рукам больно, а в клыке трещина! Фигня. Не пойдет... Бросила в сторону - если им нужно, пусть забирают.
   Вырезала-выломала костомаху. Чуть длиннее и тоньше моей первой дубинки из бедра скальной черепахи, и кажется немного легче. И не ломается. Надо отмыть от крови и остатки мяса счистить, тогда еще раз проверить. Пока пойдет. Дожили, без дубинки чувствую себя голой. Все, как в книжках...
   Помыла руки и вздохнула. Из-под косынки вылезли волосы, развязала, чтобы поправить и снова вздохнула. Челка достала до кончика носа. Достала и достала, но ровно за день до поездки к бабушке я сходила в парикмахерскую и мне ее укоротили почти до середины лба. А еще ногти. На руках ладно, часть я просто сгрызла, но как я намучалась с ногами! Растут и растут. И раны быстро заживают, и перелом тогда за три дня сросся. Сейчас разница вообще не ощущается - пальцы работают нормально...
   Несколько раз в фэнтези встречалось такое, что герой попадает в другой мир, а когда возвращается - там проходит совсем мало времени. Пару дней, месяцев или секунд. Причем восприятие у гг не меняется, он действует по-прежнему, будто и нет разницы. И его тело тоже не меняется. Ну, кроме случев с мутациями.
   Мне почему-то кажется, что у меня все наоборот. Это не регенерация повысилась, а я стала жить быстрее. Быстрее всего в этом мире. Тогда в эту теорию идеально ложатся все факты. Даже моя невероятная прожорливость и редкость походов в туалет. За то время, пока я ем, еда уже успевает перевариться... Недавно для проверки попыталась есть до отвала. Много, много мяса и печеных стеблей псевдолука, заболевшие челюсти, но я чувствовала, что в меня может влезть еще.
   Вспомнился почему-то Луффи из Ван Пис, несколько серий которого меня заставила посмотреть подруга и человек с черной дырой в желудке из Трассы 60... Бедные, бедные люди!
   Возвращаясь к моей жизни, можно сделать несколько интересных выводов: во-первых, можно не бояться долго находится в "быстром режиме", он, наоборот, для меня является нормальным. Ну, были смутные подозрения, и я решила перестраховаться... Во-вторых, я похудела еще на пару килограмм, и штаны теперь просто висят на мне, но дальнейшего отощания можно не бояться - только есть придется побольше. В-третих, раны заживают быстро и это не прекратится внезапно, а в-четвертых... ну, жить мне осталось недолго.
   Перелом заживает в среднем за четыре-шесть недель, мой думаю, недели за три - палец все-таки, заживать нечему. Исходя из того, что зажил за три дня, то за один день здесь проходит неделя для моего организма.
   За двадцать три дня я постарела почти на полгода. Женщины в нашем роду живут долго - до восьмидесяти и даже до девяносто шести, как прабабка Паша. Прасковья Афанасьевна еще маленькую меня на руках держала...
   Мне девятнадцать с половиной. Считай двадцать. Шестьдесят осталось. В году пятьдесят две недели. Шестью пять - тридцать. Три тысячи дней... Семь лет где-то. Но если чудо не свершилось, то половина этого срока приходится на старость. Моя кожа вскоре начнет обвисать, кости станут хрупкими, клетки мозга перестанут обновлятся и девичья память плавно перейдет в склероз. Ослабеют мышцы, сердце... Я больше похожа на папу, поэтому, скорее всего, будут проблемы с ногами и сердцем. А, и еще ранняя седина. Точно, можно вычислить - папа начал седеть лет в двадцать пять, если у меня в волосах через пару месяцев появятся седые волосы - значит мои расчеты правильные! Улыбнулась и пропустила через пальцы грязные спутанные пряди. Присмотрелась внимательнее...
   Черт.
   Я ошиблась. Я уже седею.
   Черт. Черт. Черт.
   Ну, зато перед смертью я осуществлю свою мечту - отращу волосы до задницы. Ха-ха.
  
  
   16.
  
   Через два дня мы пошли дальше. За спиной остался обглоданный до костей скелет кабана - с него сняли все полезное, а падальщики обглодали его дочиста. Мы шли сначала в настоящем лабиринте из причудливой формы скал, а нас сверху пытались забросать камнями крупные волосато-чешуйчатые дальние родственники Кенгура. Помельче и еще более тупые, если такое, конечно, возможно.
   Потом дорога шла, лишь немного возвышаясь над поверхностью глубокого узкого озера. Небольшие волны перекатывались через полотно. Ветра не было и в странной мутно-голубой воде шевелились какие-то тени. На полпути из-под воды выстрелили тонкие серые щупальца и чуть не утащили Второго. Три штуки с присосками легко отсеклись чудо-ножиком и дальше мы почти бежали, дергаясь от каждого намека на движение. Вечером на ужин были морепродукты. Резина резиной. Совершенно безвкусная. А там где присоски коснулись кожи, появились болезненные ожоги, которые долго заживали.
   Второй шел прямо передо мной. Мне повезло.
   Интересно, а я смогу прожить этот год, который мне остался?
   А затем дорога вывела на вершину голой плоской горы кирпично-красного цвета. Сильно похолодало и мы шесть дней почти не спали - вокруг не было не деревца, ни кустика. Жалкие отдельные былинки. Сухие и горькие. Шел дождь, мы пили воду из луж и ели сырое мясо. Несколько дней нас преследовала скальная черепаха, с ревом добясь в невидимые стенки. Я стерла ногу до крови. Последние два дня мы шли голодными...
   И как я умру? Хищник, камень или еще как-то?
   Три дня отъедались и отдыхали в оазисе - теперь мне очень нравятся лягушки. Мясо очень нежное, а с приправой из болотных трав - вообще объедение. Чего я раньше плевалась?
   За это время с дурацкой периодичностью спасала рептилоидов - они что, специально подставлялись, чтобы я могла им помочь? Мелкий пытался упасть с обрыва, Эльфа вытолкнула из-под падающего дерева, Первому пытались перегрызть горло кенгуящерицы, которые высоко прыгают из засады, Крылан чуть не утопился - этот плавать не умеет. Один Водяной ни в чем таком не замечен был - брел себе, прихрамывая, учил меня языку жестов и периодически устраивал неудачные сеансы гипноза.
   А когда мы шли по пустому ущелью, в котором постоянно завывал ветер, меня спас Первый. Дорога шла примерно вдоль середины стены по высоте, внезапно по ущелью прошелся смерч и, не успела я даже испугаться, как оказалась висящей над пропастью. Он выдернул меня обратно, и мы провели веселых десять минут, до боли в пальцах вцепившись в неровности дороги, пока нас пытался оторвать бушующий ветер. Тогда мы лишились почти всех запасов, но - на удивление - все остались живы.
   Я думаю, что никогда не смогу вернуться домой. И даже если смогу найти дорогу назад, пройти ее и порталом попасть обратно - там пройдет слишком много времени. Иногда жестоко мучила ностальгия. По моим подсчетам, там прошло уже несколько лет. Меня, наверное, даже искать уже перестали. Брат школу закончил и поступил в свой искуственный интеллект. Этот мелкий паразит всегда был умнее меня. И оценки у него были выше. Зато он крови боялся. Помню, как в детстве наступила на разбитую бутылку и осколок неудачно воткнулся возле косточки. Брат играл рядом и заплакал, а потом убежал - я за ним еще полчаса с окровавленной стекляшкой бегала. Э... может, он тогда и начал ее бояться? Гм.
   Это если мои расчеты правильные. На самом деле я не знаю ничего. Ни-че-го. Может, зря волнуюсь?
   Чувствую себя неизлечимо больным человеком, который знает свой срок. Каждый вдох кажется особенным, а пейзажи играют яркими красками. Здесь красиво, очень красиво. Причудливые нагромождения скал, из которых неумолимое время выточило настоящие произведения искусства, звездное небо, полное сияющих крупных звезд, снежные вершины, яркие закаты и восходы... Дождь пускает рябь по лужам, в воздухе кружат яркие мелкие ящерки, вокруг разнообразная и полная жизни природа. Даже местные обитатели в какой-то степени красивые - хищные силуэты или тусклые переливы маскирующей расцветки... Сомневаюсь, что многие люди могли наблюдать такое необычное место.
   Единственное, что выбивается из общего гармоничного ряда - мы. Обветшалая грязная одежда, неровные усталые движения, мусор, остающийся на стоянках... Л-люди. Похожие на бомжей самого низкого пошиба. У меня ржавчина съела кольчугу и густым слоем покрывала панцирь с нарукавниками. Я притерпелась к вони немытого тела, несколько дней не прикасалась к волосам...
   Когда я улыбалась, сама чувствовала, что улыбка выходит кривой. Еще и местные доставали своим болезненным любопытством - что бы я не делала, они смотрели на меня. А когда я смотрела на них в ответ, резко отводили взгляд. Ощущение, будто едешь в автобусе лицом к лицу с человеком, лицо которого изуродовано до неузнаваемости ожогом. Смотреть невежливо, но взгляд все равно рано или поздно притягивается к уродству. И кажется, что этот человек - я. А ведь дома называли симпатичной и милой девочкой.
   Поковыряла в зубах обломанным ногтем с грязной каемкой и выбросила застрявшую кость. Сейчас милой меня назвать сложно. Тело давно зудит от стянувшей кожу пленки грязи.
   Мрачно обвела стоянку взглядом из своего дальнего угла - да, это у меня уже привычка появилась, сидеть или стоять чуть за пределами их видимости - и поднялась. Легкие сумерки помехой не были, и хотелось побыть одной. Тут неподалеку протекает ручей, а чуть выше, кажется, заводь расположена.
   Легко пробежалась по камешками и вскарабкалась на пару метров вверх, к началу небольшого водопадика. Причем стенка была почти ровная. Опыт, блин.
   Ух ты, классное место. Небольшое озерце с прозрачной водой, сквозь толщу воды видны гибкие темные тела, нити водорослей и мелкая россыпь камней на дне. Стеной вокруг стоят невысокие растрескавшиеся валуны, густо поросшие длинными висячими лианами, концы которых медленно колыхаются под водой. С одного из валунов падал такой же водопадик, что и ниже. Дотронулась до воды - надо же, теплая! Присмотрелась к плавающим змейкам - это как наши ужи, абсолютно безобидные создания. А укусят, ничего страшного, неядовитые.
   Посмотрела на свое отражение и замерла. Хуже чем в зеркале, но достаточно четко можно было рассмотреть...
   ...висящие паклей спутанные длинные волосы, грязную косынку из-под которой они, собственно, выбивались, синяк на скуле и ссадину на щеке, темный мазок ржавчины на подбородке, глаза-щелочки и горестно опущенные вниз уголки губ.
   Уродина! Ударила по воде, стирая отражение и заметила, как во все стороны метнулись змейки. Из глаз покатились горячие слезы. Было обидно и горько. Обняла себя за колени и плакала в изорванные проженные штаны. Тоже грязные... Плакала и плакала, пока не устала. Всхлипнула еще пару раз всухую и замолчала. Стало гораздо темнее, значит, я проплакала почти час. Кожа на веках и щеках стала болезненно чуствительной и горячей, в глаза будто песка насыпали и нос перестал дышать.
   Я умру, да? Дурацкое нежеланное приключение, наконец, закончится. Интересно, как это, когда тебя нет? Ничего не болит, не чешется, не волнует собственный желудок и опасность вокруг, не беспокоишся о завтрашнем дне и оставшихся где-то далеко родственниках... Покой... Покой-ник... Только сейчас почувствовала глубокий смысл этого слова.
   Могу умереть от старости через год или же от несчастного случая через час... Умереть от старости в девятнадцать лет - как звучит. Хотя, тогда мне будет уже двадцать.
   Черт. Я до сих пор не могу в это поверить. Что я скоро начну стареть. Не могу представить, хотя и пытаюсь понять это уже несколько недель. Я - старушка. В голове не укладывается. Посмотрела на свою челку, достающую почти до подбородка - почти треть волос была седая. Голова из-за этого казалась еще грязней. Не верю.
   А может утопиться? Или сброситься в пропасть? А может ножом по горлу? Достала его и медленно приблизила к шее. Я ведь даже сопротивления не почувстую. Раз - и все закончится. Все. Совсем все.
   Хотя... я вроде поняла, что означает кахс - красный. Красный, огонь, меня обозначает, а Кахшс - это название луны. И я все еще не выяснила, откуда взялись все вещи аборигенов. И хотелось бы на лаву посмотреть вблизи... И попробовать приготовить уху...
   Я не хочу умирать - внезапно осознала это абсолютно точно. С размаху воткнула нож в камень рядом с собой.
   Хочу жить, мне все еще интересно, что там, впереди, за очередным поворотом дороги... Между прочим, я первопроходец, вижу то, что никто до меня не видел! Если на то пошло, столько всего интересного я бы никогда в жизни на Земле бы не увидела. Трудности и грязь можно считать платой за просмотр. Хотелось бы жить долго и счастливо, но если получается насыщенно и коротко, разве это плохо?
   Если я вскоре умру, то могу хотя бы моим невольным спутникам помочь выжить. Вроде это у меня пока получалось... Надо же чем-нибудь заниматься.
   Но думаю, за день с ними ничего не случится, поэтому я устрою себе выходной! И начну с того, что проверю, насколько теплая вода в этом озере. Содрала с себя грязные тряпки и железо и шумно рухнула в воду, в очередной раз распугав змеек. Блаженно вытянулась в воде и посмотрела на небо. Звезды молча перемигивались, вокруг царила тишина, нарушаемая лишь шумом водопадов... Романтика.
   А если не дождуться и уйдут - ничего страшного. Дорога-то тут одна, догоню...
   Рассвет я встретила сидя нагишом на камне посреди озера. Русалочка, блин. Но русалки так не матерятся, пытаясь разобрать волосы. Кожа горела от яростного трения мелкими камнями, зато я была чистая, насколько это возможно без мыла. На камнях были разложены мокрые выстиранные вещи. Рядом валялась груда мелочи, вытащенной из-за пазухи и карманов. Мусор это, надо будет рассортировать потом.
   Мысль о расческе меня не оставляла, и я полдня пыталась ее реализовать. Вырезала пластинку из дерева, потом узкую пластинку из камня и сидела, протирала желобки. Работа с недолгими перерывами, стертые пальцы и несколько сломанных каменных пластинок - и кривая расческа готова.
   С чувством глубокого удолетворения расчесалась, и ради прикола сделала себе хвост на затылке. Помучилась, завязывая веревкой, но это того стоило. Мир вокруг стал ярче и четче. Я решила челку не обрезать, все равно скоро отрастет. Так непривычно ощущать голый лоб. Осмотрела себя - худая, с выступающими ребрами и мышцами на руках и ногах. От моего второго с половиной размера осталось в лучшем случае половина или около того. Тяжело вздохнула при виде густой поросли на ногах. Еще одна вещь, про которую в книгах не говорят. Или попадаки берут с собой бритву? В этом плане я в маму пошла, а у нее в предках кто-то из татаро-монгол затесался. Черт. Как в анекдоте: "...и сорок миллионов волосков, которые отравляют женщине жизнь". И ничего не поделаешь. Буду зимой греться. Хмыкнула и стала на мостик. Прошлась на руках и села на шпагат. Удивительно, за этот месяц я ничуть не утратила навыков. Они остались на том же уровне, что и до попадания сюда.
   Серьезно занялась одеждой и постаралась максимально подогнать ее по себе - натертая шея и бок все еще не прошли. Солнышко светит, ветерок обдувает, никого вокруг - благодать. Есть захотелось, поймала прилетевшего на водопой птероящера и поела. Бледно-зеленую кровь выпила так, съела немного мяса с грудины и сердце. Еще раз хмыкнула, представила лица знакомых, заставших бы меня за этим занятием и чуть не подавилась от смеха. Совсем одичала.
   К вечеру я была в чистом, одета в начищенный и заново перешнурованный панцирь - кольчугу пришлось разобрать на части, хлам перебрала и отсортировала. Даже нашла глубоко за подкладкой в штанах давным-давно потерянную хрустальную подвеску от люстры. Соседи переезжали и одну забыли. Она в угол закатилась, а я подобрала. Блестящая красивая штучка с радужными разводами. Вот, оказывается, где она все это время была.
   Я готова, собрана, вооружена и опасна. Ой, это не из той оперы. Вооружена и чувствую себя новым человеком. Подошла к краю, посмотрела вниз с высоты метров пяти и поняла, что совершенно не боюсь упасть. Если скоро умрешь, то совершенно неважно как. И бояться высоты - пфе, глупость. С половины спуска просто спрыгнула.
   Какое странное ощущение... я свободна от страха смерти.
   Мне нравится.
   - Урра! - мне ответило только эхо.
   - "Я свободен от судьбы, от вражды и от молвы, от предсказанной судьбы и от земных оков..." - напевая бессмертного Кипелова, двигалась вперед. Песня почти про меня. А голос хриплый, давно не пела. - "От зла и от добра, моя душа была на лезвии ножа..." - точно про меня!
   Интересно, что там, впереди?
  
   17.
  
   "День пути, другой пути, а я все иду и иду сама". Не в рифму.
   Нет, то, что меня не подождут - это было и так ясно. Но затем я двигалась не сильно торопясь, без особых приключений и до ночи так и не смогла догнать аборигенов! Это же как они рванули?! Заночевала в небольшой пещерке и пошла дальше. Скука и одновременно благодать - пейзаж не меняется и ничего не происходит. Дорога идет по дну глубокого ущелья, рядом протекает ручеек, зелени и живности мало. Скалы вокруг все выше и выше, поэтому на дне царит постоянный полумрак. Да и облака эти...
   А если так? "Полтора дня уже прошло, я местных еще не нашл...о?.." блин, еще хуже получилось.
   В голове только обрывки песенок крутятся - "Пусть бегут неуклюже пешеходы по лужам, а вода по асфальту рекой...". Воды нет. Асфальта нет. Я иду. "Я бегу по выжженой земле, гермошлем захлопнув на ходу..." - опять не в тему.
   "Шел волшебник, шел на поезд, шел себе не торопясь, - о, кажется, подходит! - ни о чем не беспокоясь, наплевав на пыль и грязь..."
   Вот так переставляла ноги по каменным неровным плитам и развлекала сама себя разными песенками. Мычала их про себя, с опаской посматривая на нависающие над головой угрюмые склоны. Кричать в горах мы отучились давно - еще перед пещерой с гнездовищем птероящеров. Тогда Мелкий со Вторым снова поцапались и отстали, а затем побежали к остальной группе с громкими воплями. "Эй, подождите нас!" - я бы кричала именно это. Крик. Эхо. Грохот. Песец. Камнепад был недолгим, но внушил должное уважение к горам. Брр. Крупные камни сквозь сетку не пройдут, но мелочью засыпет с головой. Если один из этих "мелких, до полуметра в диаметре" камней не прилетит по голове.
   Эх, правильно в одной книжке тролль возмущался, не помню кто: в рассказах как делается? Не успел кружку пива допить, а герои уже дошли. Он еще на дорогу вроде жаловался. Как я его понимаю.
   Темь и мрак вокруг. Небо затянуто пеленой облаков и жутковато звучит эхо шагов. Когда попыталась шагать потише, к равномерным шлепкам добавился еще и хруст песка под ногами. И это не считая уже ставшим привычным побрякивания доспеха. А, точно. Я присмотрелась к дороге - слой песка, мелкие камни и длинные цепочки знакомых следов. Тут они проходили, причем недавно. Я чуть повеселела и дальше двигалась бодрее. Это не я такой хороший следопыт, просто они на ходу перекусывали и на дороге валяются немного привявшие стебли лука. На той полянке я и сама подкрепилась. Зато понятно, как они так далеко ушли. Вот ведь редиски нехорошие, чем им может не нравится миролюбивый добрый попаданец?
   Не сбежите! Я побежала вперед. Ровная трусца, как на физкультуре. Блин, еще бы дорога вверх не поднималась и все было бы отлично! Десять минут выдержала, а потом захеканая побрела дальше. В институте не заставляли бегать с неудобными железками на плечах. Хотя я и выбросила кольчугу, легче почему-то не стало. Мало каши ела.
   Фух, вроде отдышалась. Еще пробежаться? Да ну их, все равно догоню. Каша... Перловая, с маслом и тушенкой... С хрустящей квашенной капустой... Я чуть слюной не подавилась, настолько мне захотелось вдруг капусты. Бабушка всегда делала большую деревянную кадку. В детстве мы всей семьей резали беловатые кочаны, потом бабушка натирала морковку на крупной терке, посыпала гору капусты солью, загадочным образом вымеряя правильную пропорцию, добавляла лаврушки и душистого перца. Она пускала сок и затем ее начинали трамбовать в деревянную тяжелую емкость... Вокруг сильно пахло капустой, руки были соленые почти до локтей, потом дедушка с папой ругаясь, тащили кадку в подвал. Хорошее было время. Потом бабушка заболела, мама купила комбайн и вместо целого дня изготовление капусты стало занимать всего час или два. Она стала другая - более мелкая. Вкус почти не изменился, но это было уже не то.
   Хотя... Мне бы любой сейчас...
   Пожевала пару стеблей лука, пытаясь избавится от навязчивого воспоминания и незаметно поднялась довольно высоко - вокруг стало гораздо светлее и теплее, стены ущелья разошлись в далеко в стороны, внизу заблестело узкое длинное озеро, а потом дорога повернула и я оказалась перед входом в пещеру.
   Все посторонние мысли куда-то исчезли и я внимательно стала ее разглядывать. Похоже на то, что это не естественное образование, а осыпь поверх сетки. Вон в коридоре сквозь стены просвечивают косые лучи выглянувшего солнца, в которых танцуют пылинки. Плохо, что впереди, метрах в двадцати - поворот, и что там дальше не видно. Я прислушалась - тишина. Только прохладный ветерок дует в лицо, донося какой-то подвальный запах. Кажется, там никто не живет. Прямо возле входа была насыпана куча камней и на них виднелась более темная свежая осыпь. Аборигены уже недалеко. Другого пути все равно нет, надо идти. Фонарика нет и заменить его нечем. Ну... буду надеяться, что и дальше там светло. Посмотрела на небо - облаков стало гораздо меньше. Солнце еще довольно долго должно светить.
   Взобралась на вершину насыпи и ступила под своды туннеля. Нога поехала, и я на заднице съехала к подножию осыпи. Только руками и успела взмахнуть. Вздохнула, подобрала скатившуюся кость и пошла вперед, внимательно глядя под ноги. Осыпи встречались часто, но большая часть уже успела слежаться, так что особых проблем не было. Дошла до поворота, аккуратно заглянула за него - то же самое, оглянулась на вход и повернула.
   Черт, ну почему вся моя жизнь здесь описывается совершенно одинаково? Я иду. И иду. И снова иду. Дорога постепенно понижается, количество света становится все меньше и меньше, в лицо дует сырой холодный ветер и доносится странный шорох. По коже табунами бегают мурашки, в руках кость нащупыват препятствия, левой рукой веду по стене. Свет закончился, очередной поворот - и я осталась в полной темноте.
   Глаза чуть на лоб не лезли, пытаясь разглядеть что-нибудь. Ну давайте, здесь не может быть настолько темно! Человеческий глаз может уловить два или четыре кванта света! Это равносильно свечке ночью на расстоянии больше километра! Здесь никого нет, спокойствие, только спокойствие.
   Еще рецепт из книги - закрыть глаза и досчитать до тридцати.
   Закрыла. Раз, два, три... Вот парадокс, а? В детстве в прятки играли. Один раз спряталась в заброшенном подвале - было очень страшно. Почти как сейчас. Девять, десять... А потом мы прятались там втроем - и темнота была совсем не страшной. Пятнадцать, семнадцать, восемнадцать... И что изменилось, кроме компании? Двадцать, двадцать один... Впереди раздался непонятный шум и глаза распахнулись широко-широко. Даже посветлело с перепугу немного и ненадолго, а сердце заколотилось как бешенное. Тридцать! Что это было?!
   Спокойно. Спокойно. Успокойся. Местные животные в темноте не водятся. Здесь никого нет. Нет. Я сделала микроскопический шаг вперед. Вперед, еще вперед. Кость с легким стуком наткнулась на камень, на левой руке появилась царапина от неровного выступа стены. Ногу вперед и вверх, равновесие не терять. Давай еще, вторую ногу не забыть подвигать... Боже, как хорошо, что у меня нет клаустрофобии!
   Топ. Топ. По чайной ложке в час. Через долгое время что-то изменилось - насыпи стали меньше, дорога стала менее наклонной, а под рукой начали попадатся какие-то веревки. Топ. Топ. Корни! Корни деревьев, вот что это! Аха-ха, а я подумала, что провода! Интересно, откуда здесь провода могут взятся? Топ. Топ. Неясный шум впереди становится громче. Я никак не могу понять, что это. Спустя вечность корни стали виться под ногами и идти стало еще труднее. Топ. Шкряб! Черт, камень буцнула. Подождала, пока затихло эхо, и снова побрела вперед. Топ. У меня начались галлюцинации?! Краем глаза я начала видеть слабо светящиеся пятна. Когда я смотрела на них прямо, там ничего не было...
   А вдруг здесь газ? Топ-топ. Споткнулась о корень. Упала на колено и от боли перед глазами что-то вспыхнуло. Может искры? Ха-ха... Меня внезапно прихватил приступ кашля. Нельзя торопиться. А вдруг действительно газ?!
   Волосы зашевелились и попытались стать дыбом. Так и двигалась вперед, чуть прихрамывая. Топ. Топ. Хлюп. Я замерла. В кроссовок медленно просочилась ледяная вода. И тут же шум сложился во вполне узнаваемый стук капель по воде. Рука на стене влезла в какую-то мерзкую слизь. Я повернула голову и с удивлением обнаружила смазанный отпечаток руки на стене. И светящееся пятно вокруг. Посмотрела на чуть выделяющуюся в темноте ладонь и от облегчения чуть не упала. Вот это я себя накрутила. Столько жути хапнула в этой пещерке, что седых волос наверняка прибавилось. Затрясло от беззвучного смеха. Я зажала себе рот руками и наружу пробивались лишь редкие придушенные писки. Кость выпала из рук и со всплеском упала в воду.
   Жуткая темная пещера превратилась в обычный подтопленный коридор с обвалившимся потолком и светящейся плесенью вокруг. Дальше я двигалась гораздо увереннее и беспечнее - плесень покрыла почти весь коридор, прошла мимо небольших, но самых настоящих сталактитов, с которых капала вода. Корни темными жгутами выделялись на стене и поверх осыпей - на них плесень почему-то не росла. Поэтому в воде пришлось двигаться с повышенной осторожностью. Вода потихоньку стала достигать середины голени, ноги начали неметь от холода - двигаться только по осыпям не получалось. Еще пара мини водопадиков, целый мокрый участок стены и рокочущий шум за внешней стеной. Может там речка? Или озеро подземное?
   Холодно, мокро, но я почти бодро пробиралась все дальше и дальше. Вот преодолела большую глубокую лужу и дорога постепенно снова начала подниматься! Интересно, а как аборигены с их куриной слепотой прошли? Хотя они не идиоты, в отличие от некоторых. Почему-то мне кажется, что они додумались сделать факелы.
   Вот в таких раздумьях я наступила на очередной корень - и почувствовала, как он съеживается! Как червяк, если в него пальцем ткнуть!
   Иииииииииииииииии!!! Мама!
   Очнулась я, только перецепившись через что-то почти возле выхода из пещеры. Падение прочистило съежившие от ужаса мозги, а лучи все еще не зашедшего солнца больно резанули по глазам. Слезы потекли непроизвольно. Сердце начало стучать просто очень часто, а душа вернулась в тело. Она даже не в пятки ушла, а телепалась за мной во время бегства.
   Жуть какая!!! Жуть! Жуть!!!
   Дороги до этого места не помю совершенно. Как еще голову не разбила об очередной поворот?
   Отдышалась, вытерла слезы и открыла глаза. Тело кажется странно бесчувственным. Кость исчезла. Коленки разбиты и до крови стесаны ладони. Только сейчас ко мне пробилось слабое ощущение жжения от них. Оглянулась на темнеющий позади темный ход, вздрогнула и посмотрела на то, обо что споткнулась.
   Это было тело Эльфа.
  
   18.
  
   Эльф лежал совершенно неподвижно, ран было не видать, и было совершенно непонятно, что с ним случилось. По пути к нему взобралась на каменюку и чуть подальше, за осыпью, заметила Мелкого. В таком же состоянии. Что с ними случилось? Может, там действительно газ в пещере какой-нибудь был? На инопланетян не действует, а местные траванулись...
   Присела рядом с телом Эльфа, присмотрелась к бьюшейся на шее жилке под безвольно запрокинутой головой и услышала сиплое редкое дыхание - живой! На воздухе оклемается. Мелкий тоже оказался без сознания, он лежал лицом вниз. Его я просто перекинула через плечо и вытащила на открытый воздух - он достаточно легкий, не больше тридцати килограмм весит. Гораздо дальше заметила Крылана. Вытаскивая Мелкого, заметила торчащую из-за камня ногу. Метрах в двадцати от выхода из пещеры. Пошла посмотреть: опираясь спиной на камень, прямо перед собой безразлично смотрел Первый. Помахала рукой перед глазами - он отреагировал через пару секунд и посмотрел на меня. Что же это было? Больше на шок похоже, а не на газ.
   Вытащила волоком Эльфа, затем Крылана - у того в руках был намертво зажата потухшая обгорелая палка. Получается, они шли с факелами, а потом постепенно попадали. Только один вышел сам из пещеры и не потерял сознание. Стоп, я про Водяного забыла. Тут его нет... значит, он еще глубже? Бррр. Прислушалась - тишина. Корней нет, поэтому это просто коридор. И здесь светло. Потыкала пальцем в стену - посыпались мелкие камни. Кричать здесь я не рискну, да это и бесполезно, если он без сознания.
   И я все-таки поперлась туда. Мой героический порыв совершенно ненужным - буквально в десяти метрах за первым поворотом я наткнулась на медленно бредущего вдоль стенки аборигена. Хорошо, что там было светло от пролома в стене - а то сердце и так заметно екнуло. Он посмотрел на меня блестнувшими глазами и остановился. Я тоже остановилась. Зачем-то помахала ему рукой и взяла его под локоть, страхуя. Больше я ничем не смогу ему помочь, просто не подниму. Значит, это не ядовитый газ? Водяной дольше всех находился в пещере, но сознание не потерял. Через пару минут мы доковыляли до выхода и Водяной облегченно выпал на землю. Солнце скрылось за горой, прочертив через все небо яркие оранжево-красные полосы на облаках.
   Тихо... Спокойно... Ветер шевелит распущенные подсохшие волосы, ноги гудят от усталости и все тело кажется очень тяжелым. Аборигены потихоньку начинают шевелиться и обустраивают лагерь - но вся их суета кажется какой-то далекой. Постепенно зашло солнце, потемнело. А я до рассвета просто сидела и смотрела на небо и звезды. Ни о чем не думала, просто отдыхала.
   А дальше все пошло так, будто мы и не расставались. Никто ничего не сказал, просто встали и пошли дальше. В ближайшей роще наломали дубинок и сделали очередное новое топорище для оружия Эльфа. Местность немного изменилась - горы стали более заросшими и сглаженными, землетрясений было только два - причем именно землетрясений, а не близких извержений вулканов. На нас периодически нападали, появились новые хищные ящерки с раздвоенными хвостами. Под метр длиной, маскируются не хуже хамелеона и любят падать сверху. Заразы, всех покусали. А потом мы вышли из тех разрозненых рощиц, где они обитали и пошли через озерный край. Дорога вихляла как пьяная, треть пути проходя по воздуху. Честь и хвала тем, кто строил ТАК прочно - действительно на века. Просто без дороги это преодолеть было бы... эээ... офигительно сложно.
   Высокие обрывистые темные скалы - черные и серо-коричневые, плещущаясь где-то далеко внизу темная вода, массивные лысые низкие холмы с округлыми вершинами, постоянные туманы и моросящие дожди. Вся одежда промокла и за привалы не успевала высыхать. От постоянной сырости достаточно тяжело дышалось и лично мне казалось, что я скоро то ли плесенью покроюсь, то ли водорослями... Когда дорога проходила низко - была видна бурлящая от живности вода. Мы просто спускали веревку с узелком и легко вытаскивали рыбу. Тут она вся была с зубами, поэтому падать в воду и купаться было категорически противопоказано.
   Потом два дня пробирались рядом с котлованом, где вода тоже бурлила - только от пара. Там было как в бане, душно и жарко. После ночевки Крылана, Второго и Мелкого пришлось почти тащить. Эльф позеленел, но держался, а Первый все так же брел впереди. Напоследок нас чуть не смыло ливнем, мы на последнем издыхании перешли водораздел - и оказались на свежем воздухе, высоко над огромным озером. Никогда не думала, что в горах может быть такой большой водоем. Мы вышли почти в торец озера, которое протянулось по диагонали по отношению к нам. Левый край полукругом врезался в водораздел в паре километров левее и сзади нас, а дальний край терялся в тумане далеко-далеко... Нет, не так. ДАЛЕКО-ДАЛЕКО отсюда. Километров двадцать, а с учетом того, что мы были метрах в пятидесяти над поверхностью воды - еще дальше. Вода была чистая и в ней отчетливо просматривались подводные горы, холмы, утесы и впадины, плавало что-то крупное. В небе летали какие-то невиданные доселе ящеры - белые и крапчатые, с шикарными перьевыми хвостами и самые настоящие китайские драконы! Длинные змеи с четырьмя большими треугольными крыльями и плавниками на теле были буквально усыпаны усами, как у сомов. Они двигались, будто ввинчиваясь в воздух и из-за этого полет у них был сильно извилистым. Летали они поодиночке, остальные ящеры держались подальше.
   Чудо природы.
   К счастью, это озеро было обитаемым и густо окаймленным зеленью, поэтому мы не испытывали недостатка в еде и воде. Дорога постепенно снижалась, иногда отходя в сторону и периодически пробивая насковозь очередную гору. Эти тоннели были недлинными и ясно было видно, что их проложили одновременно с дорогой.
   В это время я проводила исследования. Экспериментировала над аборигенами, чтобы понять их возможности.
   Первый эксперимент заключался в определение цветовосприятия. Пару дней пособирала материалы - камни, листья, палки, кости, чешуя и прочий хлам. Семь цветов радуги, черный, белый и серый.
   На очередном привале пристала к Водяному. Высыпала перед ним кучку образцов и при нем рассортировала по цветам. Радугу мы видели недавно, поэтому он скоро догадался, что я от него хочу. Смешала образцы и отдала ему. Результат был не то чтобы неожиданным, но все равно было странно.
   Было всего три черных, два белых, четыре серых, три красных, два оранжевых, три желтых, пять зеленых, два голубых, три синих и один-единственный фиолетовый образец. Дольше всего искала именно его. Попадались лиловые, красно-фиолетовые, бурые, а чисто фиолетовым оказался только ствол одной труднодоступной травы типа бурьян. Всего получилось десять групп.
   В его раскладке получилось всего 5 групп: черная с тремя темно-серыми камнями, белая с одним серым и одним желтым, красное, оранжевое и желтое вместе, зеленый с фиолетовым и голубой с синим. Нет, я знала, что разные народы в радуге выделяют разное количество цветов, но один желтый лист и один фиолетовый стебель портили картину. Серый ладно. Желтый... ну, он достаточно бледный - пусть считается белым, но зеленый и фиолетовый?!
   По версии Мелкого серое было одной группой, красное-оранжевое и желтое было по отдельности, как и голубой с синим. Фиолетовый опять лежал с зеленым.
   Второй подозрительно покосился, но разложил цвета. Серый отдельно, красный-оранжевый-желтый вместе, голубой и синий отдельно. Фиолетовый с зеленым. Эльф и Первый фиолетовый положили к черному, а Крылан отморозился. Эльф, кстати, красный, оранжевый и желтый разбил на пять групп по оттенкам.
   Вечер, с озера тянет сыростью, шелестят похожие на камыши заросли и иногда доносятся всплески. От костра тянет теплом и дымом, в животе тепло от проглоченной еды.
   Вывод по первому эксперименту... Я покусала кончик заостренной палочки, которой на большом листе бурьяна заполняла таблицу. Вывод... Вывод. У них нет фиолетового цвета. Кстати, стебель действительно чуть зеленоватый. Если сильно присмотреться.
   Может, у них диапазон цветовосприятия смещен в сторону красного? Вдруг они видят инфракрасные лучи? Интересно, надо будет попытаться проверить. Я улеглась на охапку сухой травы и закинула руки за голову. Хм. Интересно...
   О, метеор! Вчера видела и сегодня. Класс! Зажмурилась. Итак, желание-желание... Хочу соли!!!
   Еще один! Хочу выучить язык.
   Еще два... Хочу шампунь и соли!
   Еще и еще. Через минуту, через десять - никогда не видела такой красивый метеоритный дождь. Когда я закрывала глаза, на сетчатке оставались огненные следы. А потом я повернулась лицом к озеру и заснула - а во сне с неба продолжали лететь огненные стрелы, отражаясь в зеркальной темной глади.
   А на следующий день мы увидели развилку.
  
   19.
  
   Вообще выходит, что озеро это достаточно старое. По крайней мере, когда дорогу делали, оно уже тут было, причем примерно нынешней высоты - дорога еще ни разу не ныряла под воду. И слава богу. Кстати, полотно уже давно бросило притворяться плиточным - ровная гладкая светло-серая полоса без зазоров и неизменной ширины-толщины. Вдоль дороги тянулись тонкие чуть более светлые линии, кое-где заплетаясь в спирали или целые узоры, но обычно они просто шли параллельно друг другу. Ровно шесть, не больше и не меньше. Местные, когда в первый раз увидели новую дорогу, полчаса ковырялись, пытаясь достать нити или разломать дорогу. Ага, сейчас. Успокоились и пошли дальше. Только Водяной и Первый отреагировали слабо. Одному все пофигу, другой много видел разного, чтобы удивляться какой-то там дороге. Это лично мои впечатления, как там на самом деле - фиг его знает.
   Ну а сегодня утром эти тонкие линии раздвоились и через пару километров мы завернули за очередной поворот и оказались на какой-то площадке, где и увидели развилку. Точно такая же дорога плавным изгибом уходила в прибрежные скалы и исчезала в них. Самое смешное, что обе дороги вели не совсем туда, куда нам надо было, но расхождение было небольшим. Народ посовещался немного и волевым решением Первого решили устроить привал, а еще сходить и проверить ответвление. Я включена в состав экспедиции.
   Пока они возились, решила осмотреться по сторонам. Древние строители ничего не делали просто так. Что-то тут должно быть такое, особенное...
   Перед нами была примерно середина озера. Противоположный берег, которым служила средней высоты горная гряда, здесь делал резкий выступ, и открывающееся пространство второй части озера было вообще неохватным. Море, самое настоящее море! Воздух здесь иногда бывает очень чистым, но сейчас дальние берега просто скрывались в тумане. Даже тот конец, откуда мы пришли. На нашей стороне начался плавный горный склон. Небо и земля по сравнению с предыдущими днями пути. Больше похоже не на гору, а на огромный сглаженный холм. Но дальше от берега виднелись какие-то вершины, поэтому что там творится - увидим, когда по второй дороге пройдемся. Здесь древние строители лишь чуть подправили рельеф и дорога выглядела естественно - она лежала на земле. Ни туннелей, ни висения в воздухи, тем более камней на защитной сетке... Подошла к краю площадки, немного нависавшему над водой. Простор, свежий воздух, солнышко. В кристально прозрачной воде видны исчезающие в глубине вертикальные каменные складки, поросшие колышущимися темными водорослями. Проскальзывали тени крупных рыб, на мелководье резвилась мелюзга, рядом, на галечном пляже, кружили хороводы ярких ящерок-стрижей. Смотрела вокруг, пока взгляд не зацепился за странную прямую линию на склоне горы с другой стороны озера. Линия, другая, арка вроде... Черт, все слишком разрушено, поэтому что за строение было там - непонятно. Но что-то было явно. Вот гады, не могли так же, как и дорогу обработать? Чего им стоило, а сейчас бедная попаданка будет мучаться от любопытства. Ровно то время, пока не уйдем отсюда. И станет это просто еще одной загадкой.
   Сзади послышались щелчки. Первый убедился, что привлек мое внимание и направился к развилке. Мельком глянула на устроившихся на отдых аборигенов и бегом догнала Первого. Кстати, я тоже научилась языком так же щелкать. Я шла чуть позади, держа в руке деревянную дубинку - да-да, уже больше месяца здесь, а это все еще вершина моих умений, - и с любопытством крутила головой по сторонам. Плавный серпантин подъема, вокруг выступы каменной основы горы, скрытые зеленью (здесь в основном синеватого оттенка), рощицы странных деревьев... Где-то неподалеку шумит ручей, вокруг дороги полно живности - летают, ползают, ходят. Сетка - наше спасение! То, что ходит там - шатает и валит деревья! Нам повезло с этой дорогой.
   Поднялись высоко, и дорога нырнула в небольшую расщелину. Метров сто мы двигались по ней, а над нами смыкались ветви синеватых деревьев с длинными узкими листьями и корявыми ветками, по которым постоянно кто-то прыгал, отчего на нас сыпался мусор. Под ногами шелестели сухие листья и расползались небольшие, с ладонь, змейки черно-желтой полосатой окраски. Такое обычно свидетельствует о ядовитости или о маскировке. Но рисковать не хотелось, поэтому я старательно их обходила.
   Внезапно полумрак закончился, и мы оказались будто в другом мире - обрывистые голые склоны, редкие маленькие деревья, резко уходящая вниз дорога. Между голыми неприветливыми утесами плывут клочья тумана, на каменистом дне долины - выгоревший дотла лес, запах гари доносится даже сюда. С одной из вершин неподалеку сорвался темный силуэт и скрылся в тумане. Что-то большое и хищное. И звук: странный воющий звук, который звучал на пределе слышимости, иногда прерываясь и заставляя мучительно вслушиватся, ожидая продолжения. Мы переглянулись с Первым и поняли, что скорее всего туда не пойдем. Причем видимая часть дороги уходила вниз и вправо, заворачивая нас в противоположном направлении от места назначения. Подул влажный теплый ветер, принеся запахи горелого, чего-то гниющего и трупно воняющего. Тот же ветер разогнал немного облака и вдалеке я увидела странную, но легко узнаваемую вещь: камень, который висит на тонкой ножке! Как в Вуди Вудпекере! Да он же огромный! Жаль, что облака снова поднялись и скрыли эту конструкцию от меня. Круто. Всегда хотела увидеть это вживую. Эх... Но туда мы не пойдем явно. Я еще несколько секунд посмотрела на то место и отвернулась. Наткнулась на внимательный взгляд Первого и улыбнулась ему. Кажется, я знаю, куда дальше пойдет дорога.
   Ткнула пальцем на серую полосу под ногами и нарисовала в воздухе змейку к скрытому облаками камню. Он посмотрел туда, задумчиво наклонил голову и пожал плечами. Развернулся и пошел обратно. Я за ним.
   Хе-хе. А проникновение культур идет успешно. Они обычно руками разводят, а не плечами пожимают. Кстати, словарный запас Первого достиг двадцати слов... Это тема эксперемента номер четыре. Хотя эксперимент звучит как-то нехорошо. Лабораторная работа? Нет. Исследование? Алиныно исследование в поле? нет. Полевое исследование? Натурное... Точно! Натурное исследование, сокращенно НИ. Так вот, НИ-4 - обучение аборигенов русскому. А НИ-2 - это... Блин, чего он остановился посреди дороги?
   Ой. Он за спиной растопырил пальцы в знаке "опасность!". Мда, что-то я сильно расслабилась. Серце екнуло, и я попыталась определить, откуда может исходить угроза. До выхода из расселины осталось метров тридцать, ветер шумит и по земле несет шелестящие листья. И тишина! Когда сюда шли, над головой постоянно кто-то бегал... Я задрала голову - ничего! Первый настороженно огляделся вокруг и шагнул вперед. Шевельнул ладонью - теперь жест "внимание" и решительно шагнул вперед. Выход приближался неспешно и неумолимо, но в десяти метрах от него мне показалось, что одно из деревьев, на которые я искоса пялилась, шевельнулось! Посмотрела туда и то ли ветер помог, то ли еще что - увидела неопознаное существо! Поняв, что обнаружено, оно издало громкий ухающий звук и швырнуло в нас камнем. Со всех сторон ему ответили и теперь эти существа перестали скрываться. Их много, очень много!
   Еще когда в нас полетели первые камни и заостренные копья, мы с Первым на полной скорости рванули вперед. Двое засадников, успевших перегородить выход, полетели в стороны от обычных толчков - легкое касание на такой скорости может сравниться с ударом молота. Мой просто улетел, а жертва Первого зажала перерезанное горло. Гм, так вроде правильнее?
   Первые двести метров пробежали очень быстро, а потом Первый резко замедлился и тяжело задышал. Дорога здесь была извилистая и когда я обернулась назад, то увидела врагов, рыбкой нырявших с дороги "черт, они точно знают, где сетка!" и дальше скользящих по траве на деревянных досках.
   До этого момента я была достаточно спокойна, но сейчас... Е...блин! По дороге от них не уйти, Первый больше быстро бежать не может... Эээ, в детстве я любила горки... Бежим!
   Дубинку в петлю на поясе, Первого за руку и на бегу зачерпнуть горсть пыли и камней. На бегу к обочине. Сетка обычно идет сотами, начинаясь от земли, обычно, но не всегда! Широкий замах - и камешки кое-где отбивает обратно. Ну, с Богом!
   - Делай, как я! - "интересно, поймет?" падаю солдатиком на землю и без проблем проскальзываю за сетку. Единственное, задравшаяся дубинка зацепила за линию сетки и со всей дури ударила по плечу. А там защита! Поэтому был "бздынь!", а не синяк.
   А трава была скользкая, а склон был крутой... Поэтому, что там Первый делал, не знаю совершенно. Был овраг и непередаваемое чувство полета, были колючие цепкие кусты ниже "эти заразы тоже застрянут", был удар о сетку на очередном витке серпантина, который выбил на секунду дыхание... Не заметила, когда он снова появился, но сетку с другой стороны мы снова преодолевали вместе... Черт, еще три витка! А эти гады все ближе. Мы бежали, легкие горели огнем, тело покрывалось царапинами и синяками от неожиданных препятствий, а сзади все ближе и ближе орали загонщики. Эти сволочи растянулись немного, но за нами следовало больше десяти штук. Даже пару раз копья прилетали. Об одно я споткнулась, и часть пути кувыркалась до очередной сетки! Мелкие, быстрые, ловкие. Хорошо приспособлены к такой охоте и знают местность. Волосы и тела в спутанных травяных и лиственных космах, перемазанны какой-то краской. Это к вопросу о маскировке. Настоящие дикари! Только с хвостом, которым они балансировали и удерживали равновесие. Кенгур по сравнению с ними был такой лапочкой...
   Блин, сейчас помру... Мифическое второе дыхание не открылось и бежать было тяжело. Ничего... хх... последний рывок... хх... по дороге не покатаешься, а даже в таком состоянии мы с Первым быстрее - немного, но быстрее. Черт, у него такое белое лицо... Я схватила его за руку и потянула вперед. Оглянулась - так и есть, дикари спешились и спокойно смотрели на нас - а по склону к ним съезжали еще штук двадцать подкрепления... ё... Сволочи!
   Последний рывок - и мы в паре метров от развилки. От увиденной картины у меня даже дыхание сбилось. Да они издеваются!!! На площадке было не повернуться от крокодилов! Узкие, тонкие, метров шесть длиной, с шестью короткими ножками и здоровенными пастями, они теснили к выходу остальных аборигенов. Те вооружились палками и отпихивали их назад. Идиоты! На них сзади надвигались еще несколько крокодилов.
   Похоже, сейчас я почувствую себя героем какого-нибудь фильма или мультика... Сзади послышался дробный топот. Посмотрела на Первого, махнула свободной рукой вперед - он замедленно качнул головой и понеслись...
   Ой. Ай. Козел, стой спокойно! Ааа, падаю! Не, стою. Фу, склизь! Ааа... Боюсь! О, э, что, все?! Кроки закончились? Мы пробились за спины остальных и столкнулись лицом к морде с двумя животными. Первый пнул одного по морде вбок и перерубил шею, а я ударила со всей дури и проломила своему череп. Остальные два погибли примерно так же.
   Первый что-то эмоционально прошипел и мы дружным стадом рванули вперед. Бальзамом на сердце пролилась сцена встречи стаи дикарей и стаи обнаруживших новую добычу крокодилов. Сделал гадость - душе радость! Сволочи... все они!
   Через пару сотен метров мы побежали медленнее, потом пошли шагом и до ночи остановились всего один раз. Дорога опять взлетела над водой на высоту пары этажей, и мы ночевали возле причудливого, изъеденного ветрами и водой утеса.
   Ночью даже костра не было, все попадали и заснули мгновенно. Суматошный денек. Хотя никого даже не покусали.
   "Отчет по НИ-5. Сравнение удобства бега по крокодилам. Не знаю, как земные, но эти слишком скользкие! Без особой необходимости бегать не стоит. День 47 от попадания (примерно)".
  
   1А.
  
   И еще три дня прошло, а озеро все не заканчивалось. Но конец уже был виден! Блин, столько воды кругом, а помыться удается только под дождем. Эх. Рыба уже в печенках сидит, штаны после гонки с дикарями превратились в лохмотья и в дыры ощутимо задувает. За это время ничего особенного не произошло, даже нападали редко.
   Попытка сделать иглу из ребеной кости рыбы почти провалилась. Первая нормальная иголка была раза в два толще и длиннее цыганской, а шить ею надо было как стеклянной! Теперь у меня жутко модные штаны со здоровыми стежками на разрывах и кучей мелких дырок. Мелкий мне помог - сделал толстую нитку из каких-то измочаленных ниток и пару шнурков из кожи. Я ему пару иголок за это сделала. Заодно развела его на близкий показ процесса розжига костра. Кучка тонких прутиков, кольцо из пальцев сантиметрах в пятнадцати параллельно земле, тихая шипящая бормоталка и оп! огонек. Я тоже попробовала, но нифига не получилось. Еще иголки пригодились с Эльфом - он упорно не хотел проходить НИ-2 с уточнением цветов. Результаты непонятные. Все красные образцы и столько же взятых наугад других цветов чаще всего раскладывались по разному, но пара камней не ложилась никуда. Вроде подтвердила, а вроде и нет. Во всяком случае, за нагретый конец палки никто не схватился, когда я ее невинно подсовывала под руку. То ли увидели, то ли тепло почувствовали. Так что отчет по НИ-2 был очень коротким, всего две буквы: "хз".
   Еще видели драку - птерочайки собрались стаей и напали на дракона. Подранили, но он отбился и нырнул под воду. Он мимо проплыл, поэтому можно было оценить размеры. Размер - "дофига". Крылья-плавники метров по шесть длиной, тело больше двадцати, усы - по три-четыре метра и хвост как у кита. Шлепок по воде был очень громким и круги далеко пошли. Мда...
   А, еще дерево было. На второй день дорога увела от озера и несколько часов мы пилили вгору. Устали жутко и зажарились, вода закончилась, поэтому, когда мы внезапно вышли к озеру, я просто обрадовалась прохладе и побрела вперед. Шаги за спиной затихли, но я так устала, что даже не сразу это осознала. Обернулась, а у них на лицах такое выражение... ну, благоговение, восхищение... И все смотрят в одну сторону - на озеро. Посмотрела и я. Островок небольшой посреди озера - выступающая вершина подводной горы и на нем засохшее дерево. Ну здоровое, ну белого цвета - мало ли, под солнцем выгорело, ну крона широкая и приземистая. Тип кроны - как у дуба в степи. Подробностей за дальностью в полтора километра, видно мало. С веток вспорхнула стая воробьев, пролетела немного в стороне над нами - подумаешь, птерочайки. Размах крыльев - около восьми метров. Да это дерево просто гигантское! По стволу поскользил червячок и полетел знакомым вихляющим полетом. Очень большое.
   Ну и что? А они приложили обе руки к середине груди и молча смотрели на него несколько минут. Кроме Первого. У него было почему-то мрачное выражение лица. И он не молился.
   В тот день они часто смотрели на дерево. Потом поднялся туман, потом дождь пошел... Короче, снова его увидели только сегодня вечером. Небольшое белое пятнышко далеко позади. Сегодня опять ночевали в голых скалах, без огня и давились сырой рыбой. Бэ.
   "НИ-3. Восприятие вкуса. У людей и рептилоидов - разное. То, что едят они, чаще всего подходит и для меня. Но мерзкие вонючие земляные плоды, которые у них вызвали ажиотаж мне до тошноты не понравились. Зато от чуть более острой и мелкой разновидности лука плевались все они. Ну горьковато было, но есть вполне можно. Отношение к еде - э... потребительское. Непривычно, когда вырезаются только лучшие куски, а остальное выбрасывается. Можно сделать вывод, что проблем с едой здесь нет нигде".
   Эх, погода совсем испортилась. Сыро, ветренно, дождь почти не прекращается. Хорошо, хоть грозы не было, пока поверху шли. Скоро дорога вернулась в более обжитые места. Живность попряталась и два дня питались только зеленью и осточертевшей рыбой. Эльф прибил неосторожную змеюку, так радости было... Люблю шашлыки!
   Сытая, довольная... меня перехватил Водяной и потащил под навес. Опять его закидоны. Я пыталась жестами его расспросить, зачем, но объяснений не поняла. Сели друг напротив друга, он минуты две пялился мне в глаза, зашипел, схватился за голову и растянулся на земле. Вот и весь гипноз. Мазохист он, что ли? Каждый раз так. И чего он от меня хочет?
   Так, на чем там я остановилась? Надрала веток, переложила травой и сверху насыпала кучу. Если днем солнце светило, то лучше выбирать нагретое место или костер немного попалить на будущем месте для сна. Но однажды под Мелким подстилка загорелась, поэтому я не рискую этим заниматся. Да и не очень холодно пока. Аномально теплое полярное лето наступает. Или наступило. Пока возилась с кроватью, стемнело. Водяной куда-то делся, народ затих и отошел ко сну. Привычный огромный костер пригревал левую руку, аборигены расположились вокруг ногами к нему. Не логично, так только глаза засветят и не увидят, что в темноте... а, да. Забыла.
   Вот еще странность. Я зевнула. Спокойной ночи, Алина.
   Утром была великолепная погода! Чистое небо, яркое солнце, легкий и приятно пахнущий ветерок обдувал взмокшее от приятного тепла тело. И дырки в штанах пригодились...
   А еще мы оказались неподалеку от плотины. Наш берег был не очень высоким, с редкими отдельными вершинами. Больше изрезанную стенку напоминал. Зато второй ощетинился острыми высокими пиками, на вершинах которых белел снег. И неподалеку от нас нависала мрачная изрезанная громада серо-коричневого камня. На удивление чистый воздух позволял рассмотреть срезанную вершину и суетящихся над ней птероящеров. Каких - отсюда было не видно. Плотина почти вся состояла именно из такого камня, имела толщину метров сто в самом узком месте - вроде природное образование... Но случайно или нет, форма плотины, если смотреть сверху, была полукруглой. Именно как у нас делается.
   Как я и ожидала, примерно посредине плотины мы нашли обзорную площадку, вынесенную к дальней от озера стороне плотины. Пока мы подходили к ней, нарастал какой-то шум и потом он очень громким. И естественно, мы заглянули вниз.
   Метрах в ста-ста пятидесяти внизу из скалы под давлением выбивался поток, разбивался о скалы и от ореола брызг мы увидели сразу три радуги! Еще ниже в разных местах было пять водопадов, отчего все ближайшие окрестности были затянуты мелкой моросью. Зато дальше... Ооо... Сходящиеся в полукилометре внизу склоны двух горных хребтов (страшно подумать, какая у озера глубина!) и зеркальная гладь реки, буйная растительнось и активная жизнь, в общем, местный заповедник во всей красе. Так вот, эта вся краса плавно и незаметно переходила в настоящий Ад. Острые пики черных скал, дымящиеся разломы, ярко-красные пятна на склонах покореженых гор, серо-желто-черная муть, затянувшая горизонт. Исходящая паром река... А сзади - безмятежное голубое озеро, яркое небо и ласковое солнце. Пр-рробиррает...
   Да, умели древние строить. Круто. Когда все немного пришли в себя, устроили небольшой привал. Но прошел он в молчании, все невольно косили взглядом по сторонам и рассеяно жевали. Так же молча собрались и пошли дальше. Потом, конечно взбодрились, но я еще долго вспоминала тот вид. А в глубине мозга бегала опасливо-тревожная мыслишка: "Хоть бы нам не пришлось туда лезть..."
   Наступил вечер, тени снова вытянулись перед нами, потом нас догнала тень от гор позади и тогда мы получили последний подарок от Озера. Был плановый передых, когда Мелкий замахал руками в направлении неба. Мы стали невольными наблюдателями очередной схватки местных обитателей. Птерочайки и дракон. Стая пестрокрылых легких силуэтов нападала на ярко-бирюзового дракона с зелеными переливами на чешуе и крыльях. Их все еще освещало солнце, блестя на чешуйках... Остальные драконы были не такими яркими и чаще синими или коричневыми. Один черный вроде пролетал. Птерочайки нападали со всех сторон, пытаясь повредить крылья, целя в морду или хватая за усы задними лапами и резко дергая за них. На перепонках на глазах расползались дыры, часть усов была переломана, несколько вырваны с корнем и с плеском упали в воду. Но дракон не сдавался - резкие удары хвоста приводнили немало хищников, усы-хлысты ломали им крылья, а неожиданные рывки в воздухе не давали прицелиться. Он был один, но он был силен. Но одна особо меткая птерочайка вцепилась ему в морду и, кажется, попала по глазам. Дракон засвистел как закипающий чайник и со всей силы рванулся из окружения. Только не рассчитал немного и со всего маха врезался в скалу неподалеку от нас. Земля вздрогнула, а с места удара посыпались камни. После удара он еще двигался, только медленно, птерочайки удвоили усилия, но он своими метаниями сбил еще нескольких, ударился о плотину, от этого сотрясения мы попадали, и с громким плеском ушел под воду. Птерочайки разочарованно покрутились в воздухе, а затем улетели жрать своих погибших и подраненных товарищей.
   Кажется, они - и драконы, и птерочайки - очень легкие.
   Но все равно, впечатляющее зралище. Надеюсь, дракон выкарабкается. Мы подошли к месту падения дракона на землю. Взрытый вокруг дороги грунт, ошметки нескольких продавленных через сетку чаек, клочья кожи и бирюзовые чешуйки вокруг. И много-много крови. Кровь дракона была золотой. И пахла чем-то тяжелым и острым. Ограждающая дорогу арка сетки была четко обрисована золотом, кровь капала с нее и впитывалась в землю. Дохлая чайка была зеленокровая и отвратительно воняла животным. Рептилоиды разбрелись, собирая трофеи, а я подошла к сетке и подставила ладони.
   Золотая холодная жидкость тяжело колыхалась в руках и в ней я видела свое отражение. Говорят, если съесть сердце дракона или выпить его крови, то можно стать сильнее. Сказки конечно. Я поднесла кровь к лицу, сквозь пальцы сочились тонкие струйки и руки были в блестящих потеках. И выпила. Жидкость легко скользнула по пищеводу и рухнула в желудок. На языке остался сладковатый вязкий привкус с легким оттенком, похожим на ментол. И... ничего.
   Увидела круглые глаза Водяного, независимо пожала плечами:
   - Сказки все это, - подобрала несколько чешуек и пошла по дороге, рассматривая блестящие гибкие пластинки. До вечера с энтузиазмом участвовала в сборе клада, э... может драконы и сказки, но блестявки же!
   Моя добыча составила двенадцать чешуек. Одна большая, с широкую тарелку, три - диаметром с блюдце. Остальные пять-десять сантиметров в диаметре. Еще нашла короткий обломок уса - плотную толстую трубку, длинной сантиметров сорок пять. С обеих сторон были ровные перепендикулярные срезы со странными углублениями и остатками хрящевой ткани. Кажется, это один элемент уса. Внутри была сквозная дырка, заполненная каким-то прозрачным желеобразным веществом, которое быстро застыло намертво и которое вычистить не получилось. Чудо-нож прорезал бы все нафиг, но я решила оставить кусок целым. Пришлось повозиться и сделать себе торбу наподобии тех, что делали из подручных материалов рептилоиды. К утру неказистая кривая сумка была готова. Носится на одном плече и при опасности сбрасывается одним движением.
   Неказистая, зато настоящая сумка! Первую я делала под руководством Водяного. При взгляде на готовое изделие, он долго свистел и даже упал с камня от смеха. Остальные ее тоже оборжали, даже отмороженный Крылан улыбнулся. Гады, никогда не любила макраме. Над второй Водяной смеялся недолго, третья получилась вообще хорошо, только сразу порвалась при проверке. И четвертая. И пятая.
   Вот чем я на привалах занимаюсь, прячась подальше от любопытных глаз. Это моя шестая сумка. И она не порвалась! Я пять камней туда кинула и попрыгала с ней. А кто будет смеятся, тому по голове дам.
   Никто не засмеялся. Утром мы дошли до конца плотины и углубились в горы. Вокруг камень, деревца, лужи, над головой нависают камни.
   О, господи. Опять скалы...
  
   1В.
  
   Странная здесь все-таки природа. Больше смахивает на огромный ботанический сад, скрещенный с зоопарком. Слишком уж резко меняется рельеф и обитатели вместе с ним. После Озера начались обычные горы - выше-ниже, каменистые и обрывистые или наоборот, сглаженные осыпями, мелкие речки весело журчали по камням и обрывались в пропасти, сверху кружили средних размеров птеродактили, вокруг обычные странные деревья... Кенгуящерицы, двуголовые змеи, земляные волосатые хрени с зубами и так далее. То дождь, то солнце, то небольшое землетрясение. Короче, ничего необычного неделю не происходило. Затем денька два побродили по темным-темным пустым пещерам и вышли к новой локации. Может пещеры были восхитительны, но без освещения точно сказать было нельзя. Слишком большими они были...
   Так вот, новая локация: БОЛОТО.
   Мы постепенно сильно спустились, поэтому на дне системы неестественно узких ущелий постоянно было полусумрачно. Добавим тяжелый влажный воздух, запахи сырой гнили, гигантскую растительность, подозрительное бульканье и зловонные испарения, постоянно клубящиеся над нами клочья тумана... жуткое место. А самое главное - огромное количество разных мхов-грибов-лишайников. Как в тропических джунглях. Свисающие с растений бороды и клочья разноцветных не-пойми-чего, слизкие, светящиеся в темноте грибы, заросшая хлюпающим под ногами ковром мха дорога...
   Это был кошмар. Сил после дня пути не оставалось вообще, духота выжимала целые ручьи пота, от влажности казалось, что я сама скоро мхом покроюсь. Мне даже ночами снилось, что я не сплю, а продолжаю идти! А еще нашим спасителем оказался Водяной. Неизвестно каким способом он находил пригодную для питья воду. Спасибо ему, спасибо, спасибо! Это выматывающее путешествие длилось восемь дней по дну болота и еще три дня оно нехотя отступало перед нормальными горами.
   Жрали все подряд, спали вполглаза - первое знакомство с местными обитателями только по чистой случайности обошлось без жертв. В первый же день прямо передо мной откуда-то сверху свалилась полупрозрачная сопля размером с волейбольный мяч. Я тогда уже насмотрелась на местные грибы и просто пихнула его дубинкой в сторону, чтобы освободить проход - сзади шли остальные.
   Дубинка чуть погрузилась внутрь, сопля легонько вздрогнула и резко выстрелила в моем направлении внезапно появившимися щупальцами! Буквально пару сантиметров до пальцев не достала. Я с перепугу отшвырнула дубинку подальше и отскочила назад. Мы с подтянувшимися аборигенами молча наблюдали, как сопля почти обхватила палку, пару раз ударила по ней конечностями, а потом так сдавила, что пятисантиметровой толщины прочная дубинка разлетелась на крупные щепки. Потом оно убедилось, что дерево не вкусное и целенаправленно поползло-заподтягивалось к нам. Эльф не выдержал и приземлил на это крупный камень. Существо просто расплескало в стороны, а от поднявшейся вони помутнело в глазах. Остатки быстро потемнели и съежились. Молча и с зажатыми носами прошли мимо, вооружились длинными шестами и выделили вверхсмотрящего - эти сухопутные медузы повадились сидеть на сетке и отлично маскироваться. Наблюдатель видел движение и кричал предупреждение - все дружно прыгали в сторону. Но когда на нас посыпался целый дождь мелких зараз, было не весело. У троих ожоги от слизи, а Первому десятисантиметровая медуза руку сломала. Я прекрасно видела результат - расплющенная медуза, веселенький буро-черный ожег и раздувшаяся вдвое рука. Медуза ухитрилась сквозь плотную кожу рукава пробить восемь глубоких дыр и сломать предплечье. Но... через четыре дня Первый был уже без шины и с нормальной действующей рукой! Рептилоиды не удивились, только отношения в отряде ухудшились еще сильнее. Насколько это возможно было видеть в таких тяжелых условиях.
   К концу пути Крылан и Второй начали сдавать и из-за них мы после выхода из болот пять дней проторчали в оазисе. За время пути мне было не до исследований, но кое-что я все же заметила.
   Первое - они все по-прежнему сами по себе. Первый, хоть и номинальный командир, совершенно не интересуется ничем внутри отряда. Что-то его держит здесь, а что - непонятно. Будь его воля, он бы давно всех бросил и исчез.
   Дальше - он тоже умеет разжигать огонек. Его способ внешне чуть отличается и шипит он вроде что-то другое, но результат есть.
   Третье - они все разговаривают на разных языках! И понимают друг друга. Как? Версий было несколько, но главная - телепатия. Может они и мои мысли читают... хотя, тогда бы Водяной не изощрялся бы в своих сеансах.
   Следующее - у меня незаметно и буднично прошли первые месячные. Точнее, я просто обнаружила следы, а их самих даже не почувствовала. Да и короткими они были. Мне заметно полегчало - мой организм приспосабливается к нагрузкам и окружающей среде. И прикращение приема таблеток не вернуло те незабываемые впечатления первого дня. Может, я уже переросла? Было бы здорово. Хотя меня всегда интересовал вопрос, как современные попаданки решают эту проблему? Стратегического запаса прокладок у них явно нет, я вроде про вату слышала, но как ее применять - не представляю. Может тогда тряпками обойтись можно? Но если выбрасывать, никаких тряпок не напасешся. Э... получается, придется стирать? Да, вот это проблема... Почему в книгах нет таких подробностей, а? Ну не считать же выходом какие-то там заклинания. Это же несерьезно! Вроде читала где-то, что за знатными дамами ходила служанка с тряпкой и подтирала следы... Представила себя в такой ситуации. Брр... И мерзко, и смешно. Ладно, что-то меня совсем не туда занесло. По ходу разберусь.
   И следующее - я перестала седеть. Половина волос осталась темными, седина пошла отдельными прядями и вперемешку с темными волосами. Я рассматривала свое отражение - мне даже понравилось. Оставить бы только пряди, а остальное закрасить, вообще бы классно было.
   А, и последнее - в этом мире не знают зонтиков. После дождя из медуз и фиолетового ожога на пол-ладони сделала зонт. Палка, куски коры, переплетенные травой, две толстых пластины, стянутых вместе шипами и остатками тонких корешков-веревок. На нормальный зонт это походило как телега на мерседес, но с задачей справлялось. Тяжело было таскать, но больше ни одна зараза на меня не попала. Пару раз крупные медузы его почти ломали, но не фатально. Аборигены обзавелись похожими конструкциями уже через день. Водяной и Мелкий заинтересовались, поэтому на очередном привале занималась рисованием и вроде на пальцах удалось объяснить, зачем они нужны. Тут ходят в плащах с капюшонами или сидят под навесами, пережидая дождь. Мелочь вроде, но разница в мировозрении вылазит во всей красе.
   В общем, я страдала всякой фигней. Мне хватило суток после прибытия в оазис с такой приятной чистой ледяной лужицей и привычными голубоватыми деревьями и травами, и кучей змей-ящериц, чтобы оклематься. Даже Первому понадобилось больше времени.
   Отдыхала, лазила по окрестностям, прячась при малейшей опасности, охотилась, купалась и даже немного загорела у теплого источника в получасе ходьбы от стоянки.
   Неправильный я все-таки попаданец. За это время некоторые мир успевают спасти, влюбиться, жениться, вернуться домой. Приобрести друзей, сборную солянку команды, завалить Темного Властелина... Или нет. За пятьдесят четыре? нет, пятьдесят пять дней только полдороги можно успеть пройти. Им же еще в мечемахании и магии тренироваться надо. Может, если бы я была ехидной рыжей наглой героиней с навыками бывалого спецназовца и крепкими нервами, а так же немалым запасом везения, то и мне бы достался такой глобальный квест? Или хотя бы клыкастый плотоядный конь... или клыкастый, ну, в крайнем случае - остроухий, хотя эльфы сейчас не особенно успехом пользуются, или же безумно прекрасный обаятельный демон в возлюбленные? Мы бы ругались, я бы вела себя как идиотка от великой любви, а потом бы обязательно поженились. И жили бы долго и счастливо, и умерли бы в один день... от оргазма...
   На этом месте размышлений я чуть от хохота не свалилась обратно в лужу теплого источника. Той воды по колено было, но утопиться хватило бы. Шел четвертый день сидения в оазисе, я сбежала к теплой водичке и солнышку и наслаждалась жизнью. Редкие невысокие заросли по берегу, теплые шершавые камни, на которых приятно валяться, журчание и бульканье родничка с кислой на вкус водой, увесистые посох-дубинка и нож - под рукой. Красота!
   Успокоившись, я снова вытянулась на камне и стала разглядывать бегущие по небу облака. Смешно все происходит. Вздумай я написать книгу о таком путешествии в другой мир, как у меня, интересно, кто-нибудь стал бы это читать? Ну тупость же выходит... Ни суперспособностей, ни магии, ни квеста, да и героиня не работает в поте всех сил, а находит время дурака повалять или отдохнуть... Ни коней, ни меча-кладенца, ни говорящего коня/змеи/другого глюка... за почти два месяца даже язык не выучила! Неспешное перемещение из точки А в неизвестный пункт Б, по старой дороге посреди какого-то древнего заповедника. Без цели, без смысла, в переспективе - скорая смерть. И тут меня озарила мысль... А что, если большинство попаданий такие? И возвращаясь домой, что можно рассказать-то? Вот! И появляются всякие страсти и ужасы! Посмеялась немного. Ну да, а остальные под копирку сдирают. А что, разве плохая теория?
   В кустах что-то треснуло. Я схватилась за дубинку и прислушалась, глядя на заросли. Вот шевельнулась ветка, другая, и из кустов с топотком выполз бронтозябрик. Похож на крупного гладкоигольчатого ежика зеленого цвета с длинным лопатообразным хвостом. Снизу торчали шесть коротеньких лапок, оснащенных внушительными когтями. Два черных глаза-бусинки, длинный хоботок с усами, как у кота, на конце. Забавное, но достаточно безобидное для человека создание. Всеядное, в основном ест растения, червяков-ящериц, не брезгует падалью. Мясо жестковатое и с неприятным привкусом. Он, смешно переваливаясь, протопал к воде, опустил туда хоботок, вытащил, возмущенно пофыркал и утопал по своим делам.
   О чем там я? Бррр... Солнце скрылось за облаком, и от прохладного ветра по телу пробежал табун мурашек. Соскочила с камня, попробовала вещи - нормально, досохнут на теле и начала одеваться. Через десять минут была готова - вот что практика делает! Все эти веревочки вместо пуговиц и молний доставляли много мучений, а сейчас вот, приспособилась. Я молодец. Уже не полчаса, как-никак.
   Подцепила сумку - там негромко скрипнули панцири. Что-то вроде улиточных с разноцветными наростами и размером в пол-кулака. Немного светятся в темноте. Добыча из болота. Еще там была запасная фляга из очищенного от мякоти плода, похожего на тыкву, но растущего на растении, отдаленно напоминающем алоэ вера метра под четыре высотой. Тоже болотное.
   Так, надо еще кое-что сделать... Надо найти яйца. До вечера я облазила окрестности, чуть пару раз не сорвалась, потянула левую руку, насбивала килограмм пять разной еды, нашла поляну с дико странными растениями - что-то отдаленно похожее на растительность Третьей планеты из мультика про Алису. Вытянутая поляна, окруженная отвесными скалами, полупрозрачные дрожащие растения, напоминающими подводную живность и тихий шелест. Поискала взглядом зеркальные маки, осторожно потыкала крайнее животное-растение - оно съежилось и с легким чпоком быстро скрылось под землей, и не рискнула туда идти. Вроде уже к этим горам привыкла, но такие вещи все равно вызывают удивление.
   Так зачем мне яйца понадобились? Я заметила, что с каждым днем похода, к вечеру устаю все сильнее. Все прочитанные источники, да и обычная логика говорят о том, что я наоброт, должна была бы приспособиться и стать выносливее. Выносливее и сильнее стала, но устаю все сильнее и сильнее. Думаю, что дело в недостатке витаминов и микроэлементов. Где-то слышала, что недостаток соли повышает утомляемость. Нет, к несоленой еде я уже давно привыкла, по инерции скорее хочу, но и кроме соли требуется много всего. Чтобы кости были крепче, нужен кальций и желатин, фосфор в рыбе, витамины в растениях... В общем, я решила попытаться сделать пищевые добавки. Растереть скорлупу яиц, выпарить из соленковатой воды озера хоть что-нибудь, добавить жменю глины - до появления у нас топинамбура в России было мало калийсодержащих растений и глину ели так. Кажется... Черт, как плохо быть врачом-недоучкой. Или хотя бы читала книги мамы о сыроядении. О, нашла!
   Вечер пятого дня в оазисе. Костер до небес, куча еды, переговаривающиеся аборигены. На камне передо мной на листиках разложены неапетиттные кучки плохо смолотых веществ. Смотрю на это, и мне все меньше нравится моя затея. Щепотка горько-соленого желтоватого порошка - результат трехчасовых мучений котелка Первого, кусочки яичной скорлупы, костей мелкой рыбы, пара кислющих красных плодов - там должен быть витамин С, немного глины вперемешку с землей. Вздохнула. Посмотрела на неслышно разговаривающих Первого и Водяного, которые сегодня целый день за мной наблюдали. Да и сейчас внимательно смотрят. Ну вот, я их изучаю, а они изучают меня. Улыбнулась и посмотрела на ингридиенты. Решительно смешала все в одну кучу. Лучше выглядеть не стало.
   Подумала, взяла один из печеных корней озерника и отрезала тонкую пластинку. Насыпала немного внутрь и осторожно смяла в комок. Сантиметра три в диаметре. И как я это глотать собралась? Следующая попытка дала уже меньший шарик. Поймала заинтересованные взгляды наблюдателей, решительно положила пилюлю в рот и запила водой. Прошло с трудом. Прислушалась к ощущениям - ничего. Теоретически, это должно быть полезным, если принимать в течение нескольких дней. Вторая пилюлька развалилась прямо во рту и я целую тыкву выхлебала, пытаясь избавиться от горько-солено-землистого вкуса. Закусила подвявшим крыжовником и мое лицо перекосило. Раньше были другие кусты с этим крыжовником, а здесь растут настоящие гиганты этого вида. Понятно, почему его никто не ест! Гадость!!! Долго отплевывалась. Заметила, что Водяной с Первым переглянулись.
   Перевернула камень и высыпала все в костер. Дурацкая была идея. Пойду спать.
   Лежала без сна, разглядывая звезды сквозь клубы дыма, и вспоминала дом, друзей, школу... Повернулась на бок, отворачиваясь от костра и вздохнула. Скучаю по ним всем. Даже по брату. Надеюсь, с ними все хорошо. Сейчас даже ссора с анатомичкой в мединституте потеряла значение. Хотя это из-за нее я вылетела на первой же сессии. Козлица!
   Поворочалась, устраиваясь поудобнее на нагретых камнях и зевнула. Нет, все-таки древние хорошо сделали дорогу, только за выбор живописных мест убить их мало. То болото, то пещеры, то голые скалы... Интересно, дорога пройдет прямо между вулканами или обойдет? Ничего, завтра узнаем. Правый позавчера как раз начал бурное извержение, да и Левый дымится не переставая.
   Исполнится еще одна глупая мечта - я увижу лаву.
   Может быть.
  
   1С.
  
   Утро преподнесло небольшой сюрприз. Рептилоиды сворачивали стоянку и посещали ближайший закуток, где был устроен туалет. Мне стало скучно, и я залезла на один из камней неподалеку. А там внизу были Первый и Водяной. Они стояли чуть ли не вплотную друк к другу и тут же отскочили, когда заметили меня. Хм... Первый одарил меня непонятным взглядом и слинял. Уже позже, перед самым выходом Водяной поправлял одежду, и я заметила у него на шее темную отметину, очень сильно напоминающую засос. Усиленно давя мысль об извращенцах - все-таки я не дома, может что-то не понимаю, следила за ними весь этот день. И к вечеру мнение о том, что здесь что-то другое победило. Я вспомнила! Похожие отметки были у Мелкого и у Второго. Первого и Водяного представить парой почти невозможно, но Первого и Второго... смешно. Как негритянку женой британского премьера несколько столетий назад. Чертов мир и чертова очередная загадка. Выкинула их из головы и дальше шла спокойная.
   Долбанные извращенцы. Ненавижу их.
   Говорят, большинство женщин спокойно относятся к однополым отношениям... Не знаю, что в этом хорошего? Мерзость ведь. Меня подруга доставала - почитай да почитай фанфик. Почитала - да, веселый, смешной и интересный. Блин, но следующий она подкинула мне то, что было с пометкой "яой"! Меня на второй главе чуть не стошнило. Гадость. Бэ.
   С другой стороны - у каждого человека своя жизнь. Юля от этого моей подругой быть не перестала. Я просто зареклась смотреть аниме и читать любые фанфики. Фу, вспомнила, аж передернуло. Да пошло все нафиг, это не мое дело.
  
   Как я и думала, дорога шла точно к вулканам. Хорошо, хоть ветер дул в сторону и мы могли наслаждатся чистым воздухом. И снова ошибка с оценкой расстояния. Казалось, что они так близко, что завтра и дойдем - ага, сейчас. Четыре дня шли, наткнулись на развилку - дорога повела в обход и мы еще сутки по ней двигались. От растительности остались редкие изломанные карликовые деревья да клочья серой от пыли травы, воду приходилось фильтровать через ткань и кипятить, еды было мало - в основном небольшие птероящерки. Оказались вблизи Правого, и дорога резко нырнула в глубокую впадину, заполненную каким-то желтоватым туманом. Над головой непрерывно грохочет, а земля трясется... И вот в такой обстановке мы поняли, что зашли в тупик. Сквозь слоистый вонючий туман просматривалось отверстие пробитого туннеля, но брошенная в туман ящерка, привязанная к камню перестала двигаться буквально через десять минут. Мы мрачно потоптались на месте и пошли обратно. Я на память прихватила небольшой осколок почти прозрачного обсидиана с черными полосками внутри. Мой чудо-нож вполне может заменить полировку, можно что-нибудь попробовать сделать. Нет, там целые глыбы с такими включениями были, но раскопками заниматься было недосуг.
   Мы пару часов шли обратно, а потом пошел пепел. И мелкая серая пыль сыпалась и сыпалась с неба. Лица, замотанные тряпками, тяжелое дыхание, частые остановки, чтобы просто передохнуть, превратившиеся в зловонные грязевые лужи редкие озера. Из-за плохой видимости мы чуть не прозевали развилку. Там устроили часовой передых, а потом пошли дальше, тяжело опираясь на посохи. А пепел все падал... Идти становилось все тяжелее и тяжелее, от запаха серы кружилась голова и першило в горле, серая туманная хмарь над головой давила на плечи. Слой пепла достиг двадцати сантиметров и внезапно пепел перестал идти! И оказалось, что мы незаметно почти обошли половину Левого вулкана.
   Как стояли, так и попадали на местах. Это была очередная площадка отдыха Древних. Интересно, они не могли полюбоваться вулканами издалека, а не лезть под извержение? - вяло шевелились мысли. Или тогда вулканы были спокойны... Ведь столько лет прошло...
   Я резко открыла глаза и уставилась в небо. Сквозь дым слабо просвечивало багрово-красное тусклое солнце. Нехило поспала. Огляделась вокруг: аборигены скучковались ровно посреди площадки, слой пепла небольшой, рядом - высокий утес, вершина которого теряется в облаке дыма. Здесь тоже воняет серой, но вполне терпимо, особенно после того что было. Да, оказывается, вот оно - счастье. Чистый воздух и сутки сна. Еще бы пить так не хотелось, вообще бы замечательно было. Допила остаток воды из тубуса, поболтала тыквой - на дне плеснуло немного. Эх, надо бы поскорее найти источник. Потянулась, похватила утонувший в пепле посох и пошла по чьим-то следам. Методом исключения выяснила, что это следы Первого. Завернула за скалу и вдалеке увидела смутный силуэт. Видимость стала гораздо лучше, но другая сторона ущелья или где мы там находились, была не видна.
   Дорога заметно поднималась, и я почти постоянно опиралась на палку. Вообще, опытным путем выяснилось, что увесистый посох высотой в человеческий рост и с заточенным концом - лучший помощник незадачливому путешественнику. И идти легче, и приголубить врага можно существенно. Полотно дороги постепенно очищалось от налета пепла, и идти становилось все проще. Вот и третья составляющая счастья выяснилась. Здесь дорога опять попирала законы физики, вися в воздухе. До серой стены справа иногда было несколько метров.
   Первый обернулся на шум и опять вернулся в прежнуюю задумчивую позу. Что он там рассматривает?
   Ёшкин кот!
  
   Алина, мечты сбываются! Вот она - лава!!! Целое озеро!!!
   И почему мне хочется оказаться как можно дальше отсюда???
   - Блиииин... - тоскливо протянула и поразилась своему хриплому голосу. Откашлялась и снова попробовала.
   - Чеееерт... - ну вот, гораздо лучше. Да и черти к пейзажу подходят гораздо лучше. Дунул ветерок и меня обдало жаром. Я на всякий случай задержала дыхание. Мало ли какая гадость там испаряется.
   Это была долина. Черная долина с обугленными голыми склонами. Дно было метрах в двухстах под нами, но лицо обжигало жаром. И я даже не знаю, что дальше описывать?
   Тусклые медлительные языки сизо-черного и красного цвета, медленно сползающие с двух склонов навстречу друг другу.
   Или изгибающийся здесь полумесяцем склон горы, покрытый застывшими потеками пепла, грязи и черными наплывами застывшей лавы...
   Или сумашедшее движение потоков пепельной пыли над головой, причудливыми завихрениями выпадающей на дальней стороне долины, плотным туманом скрывая ее от наших глаз?
   Или кажущуюся такой ненадежной тонкую полосу дороги, плавным изгибом нависающей над пропастью?
   Слишком непривычно, необычно, чтобы нашлись слова. И тишина... Вверху беззвучно рвет и мечет ветер, внизу беззвучно течет лава, сминаясь крупными складками... Привычный низкий гул и мелкое сотрясение почвы под ногами - привычные настольно, что их уже не замечаешь, серый полумрак... Это завораживает.
   Не знаю, сколько мы стояли там, пока нас не догнали остальные. Постояли еще немного и пошли.
   Интересно, а на лаве можно жарить шашлыки? А то жрать охота...
  
   (Пока они идут, небольшая справка автора: лава получается после извержения магмы из вулкана. В отличие от магмы газовыделением не занимается. Температура лавы 600 (редко) - 1300 градусов. В среднем 800-900, в этом случае лава красного или черно-красного цвета. Лава такого типа движется медленно - пару метров в сутки, при быстром остывании образует черное вулканическое стекло. Глобальный минус - может закупорить кратер и грянет мощный взрыв. Внезапно. И мало никому не покажется. Пепел - это частички лавы меньше 2мм в диаметре. В легких застывает наподобие цемента и может привести к смерти от удушья. Удачи им... End).
  
   В этом сером тумане терялось всякое ощущение времени. Сколько мы шли - тяжело сказать, но наше счастье не передать словами, когда мы оставили вулканы позади. Блин, море впечатлений, причем не сказать, что сильно плохих, но эти долбанные вулканы были совершенно некстати!
   Вышли мы из "области вулканической активности", попали прямо меж двух невысоких горных хребтов. Долина гейзеров и грязевых озер, скудная растительность представлена мхами, лишайниками, непонятной тянущейся склизкой фигней бурого цвета, вонючей плесенью и прочими милыми радостями жизни. Животный мир - разнообразные червяки и что-то смутно напоминающее мокриц размером с кулак. Это были первые насекомые, встреченные в этом мире. Радости встреча не доставила. И вместо отдыха мы вынуждены были идти вперед, переставляя тонущие в напластованиях скользкой плесени ноги, обливаясь потом от душного вонючего воздуха (этим я занималась, аборигены не потеют) и с отвращением глотая невкусную воду. А кушать хотелось все сильнее, но на червей не позарился даже всеядный Мелкий. Жевали на ходу более-менее нормально выглядящие растения, пока меня не вставило. Глючное розовое небо, зеленое солнышко с веснушками, выпученные горы, шевелящаяся дорога, издающиее странные булькающие звуки вытянутые пятиметровые аборигены. На остатках самообладания обняла ближайший камешек и фиг знает сколько просидела так. Утром отпала от камня - все тело занемело. Голова раскалывается, язык распух и горло печет. Судя по косым взглядам оказавшихся рядом рептилоидов, было что-то еще, что я не помнила. Никто не смог ничего рассказать, зато и стыдно не было. А наркоманы - е*нутые на всю голову психи.
   Черт, за что мне это...
   Зато больше никто не рискнул пробовать растения.
   Макушку припекало солнце. Я провела рукой по короткому ежику волос и вздохнула. Похоже, что даже на старости лет длинные волосы мне не грозят. Сама не заметила, когда это произошло, но в один "прекрасный" день путешествия мимо вулканов вместе с пеплом смахнула и большую часть волос. Они обуглились и завились от жара, вот и отпали. Осталось немного сверху головы, остальное облетело почти под ноль. Цвет волос у меня почти черный. Резкая смена имиджа меня даже особо не задела. Походу привыкла. Ощущения очень непривычные, все же настолько короткой стрижки у меня еще никогда не было. Аборигены опять пару дней уделяли мне повышенное внимание, несмотря на кучу других проблем - странные они.
   Наступал вечер и стало немного прохладнее. Мы дошли до очередной площадки для отдыха и остановились на ночевку. Водяной с Эльфом пошли воду искать, Мелкий, Второй и Крылан драли мох на постель и костер - белесый ломкий мох легко отделялся целыми пластами и раскинули на самом слабо заросшем плесенью участке, мы с Первым в очередной раз попытались что-нибудь найти на пожрать. Дня два назад Водяной приволок две полуметровых рыбы-мутанта в панцирях и без глаз. И это была первая наша еда за последнюю неделю. До этого - сразу после выхода из пеплопада наткнулись на полудохлого от отравления птероящера и сожрали до костей, не обращая внимания на запах и вкус. Ну и глюкотравка была.
   Отошли от дороги метров на двести и наткнулись на вертикальную стену в три человеческих роста высотой. Уступ поверху и открытые зевы пещер с полуобвалившимися сводами. Слишком правильной формы, с деревянными подпорками, сохранившимися кое-где только благодаря вмешательству Древних. Когда увидели первую пещеру, сунулись туда, но затхлый воздух и низкий свод отбили все желание там ползать. Нашли поломанную деревянную тележку, кирку с грубым железным острием и следы копоти на стенах и потолке. Что тут добывали, осталось загадкой, хотя в горах должно быть много полезных ископаемых. На дне долины иногда виднелись прямоугольные осыпи, похожие на остатки фундаментов и иногда насыпи дорог. Это все тонуло в грязи из-за гейзеров.
   Эх, жаль, что строители дороги не обустроили и окрестности. Каменные осколки, осыпи и общая неухоженность вокруг... Приходилось ступать очень осторожно, чтобы не подскользнуться и не сломать ногу. И чтобы не порвать держащийся на соплях кроссовок. Все неровности и щели покрывала разнообразная растительность, а из-под ног часто прыскали в стороны эти долбанные мокрицы. Решила передохнуть, облокотилась о вроде бы твердую поверхность камня и провалилась внутрь. А сверху посыпалась какая-то труха и червяки! Я их не боюсь, но эти белые тоненькие хрени до боли напоминают мотыль для рыбалки, только раз в пять крупнее. Мерзость! Лицо непроизвольно кривилось в брезгливой гримасе, пока я их стряхивала. Первый посмотрел на меня и остался стоять, оглядываясь по сторонам. Поворачиваясь, поскользнулся и начал падать вперед. Оперся руками о камень и с него соскользнул целый пласт буроватой мерзко пахнущей пузыристой пленки. В открывшемся разрыве виднелась целая колония мелко пульсирующих опарышей. А запах... Пришлось давить рвотные позывы.
   Уважаю Первого. Он с каменным лицом вытер руки и пошел дальше. Только чуть заметно передернул плечами. Фу, блин. Недавнее Озеро с драконами сейчас вспоминается с умилением. Тогда была сказка, а не путешествие. Еды - полно, воды - хоть залейся, не жарко, не холодно, красота вокруг... Эх. Здешняя местность покажется раем только какому-нибудь бактериологу или коллекционеру червяков.
   Наверху послышался какой-то шум, и все гадость оказалась мгновенно позабыта. Еда!!!
   Толстая длинная шестиногая ящерица с короной из рогов и шипастым гребнем на спине. Метр или около того в холке, костяная вилка на кончике гибкого длинного хвоста. Она четко выделялась на окружающем фоне, видно забрела откуда-нибудь. Не важно, не важно... Она к нам хвостом. Шанс! Мы буквально взлетели на стену, я даже не помню как, и осторожно двинулись вслед неторопливо бредущей вперед добыче. Еда нас заметила, но не удостоила вниманием. Первый на пальцах показал план действий. Согласно мотнула головой, покрепче ухватывая посох и прикидывая движения. Он резко дернул еду за хвост, от чего та вынужденно наклонила вперед голову и именно под череп я со всей дури и ударила. И тут же прыгнула вперед через голову. Не подскользнулась на спине, точно попала по позвоночнику - шейный отдел, атлант и осевой позвонок, если смотреть у человека - самое слабое место большинства здешних ящериц.
   Ящер ревел, раззевал клыкастую пасть и пытался добратся до меня... но его колени подогнулись и он рухнул с обрыва. Он еще дергался, но это были уже рефлексы, как у лягушки. И даже посох не сломался, который так и остался торчать в ране. Это в первый раз, когда я напала, а не просто оборонялась! Пофигу. Лицо раздирала довольная улыбка, рядом ухмылялся Первый. Я с удовольствием смотрела на свою первую настоящую добычу, бьющуюся в агонии у нас под ногами. Когда он затих, мы переглянулись и порадовались - я показала большой палец, а он один раз хлопнул в ладони. Глянула вниз...
   Эээ... А как мы вообще сюда залезли?!
  
   1D.
  
   Жизнь хороша, и жить - хо-ро-шо. Не помню, кто это сказал, но я целиком согласна! Сложила руки на впалом животе с выпуклостью желудка и развалилась на траве, глядя на пробегающие низкие облачка. Приятный теплый ветерок обдувал лицо, шелестел в голубой листве и приносил приятные запахи из рощицы неподалеку. Пахло медом и полынью... Хотя "полынь" выглядела как стремные наросты на деревьях, а "мед" - как трехметровый бурьян насыщенно-синего цвета с белой верхушкой. Не суть важно.
   Главное - мы находились в раю. Из памяти быстро выветривались ужасы Склизкой долины, проход мимо вулканов, а Болото - да оно уже вообще забылось!
   Позавчера вечером, после очередного изгиба дороги, которая незаметно опустилась почти до самого дна долины, мы увидели незабываемое зрелище. Причем оно вызвало достаточно противоречивые впечатления. "О, люди!". "Б*, люди...". Тревога оказалась ложной - раскинувшаяся на берегу речки деревня была необитаема. А рассмотрев поближе небольшие домики, выяснилось, что они защищены тем же стазисом, что и дорога, и некоторые шахты, и брошенные инструменты в шахтах...
   Невысокие домики с тонкими плетеными стенами, обмазанными глиной, маленькие окошки без стекол, затянутые кое-где тканью, закрытые плетеными ставнями или просто зияющие проемами - они напоминали пародию на настоящуюю деревню. Квадратные, метра три на три самые большие, с острой крышей, крытой соломой. Внутри мне приходилось наклонять голову, чтобы не обтирать закопченный потолок. Невысокая каменная лежанка с остатками травяных циновок, низкий кривоногий столик, земляной пол, почти по центру - выложенный камнями круг костра. Над ним дыра в потолке. Конек крыши с очередным отверстием из-за этого оказывался не прямо над огнем, а в стороне. И небольшой наклон потолка - аборигены таким нехитрым способом защищались от дождя.
   Обстановка была скудная. Кровать, низкий столик, парочка полуистлевших ковриков на полу, грубая глиняная или деревянная посуда - все создавало впечатление крайнего примитива. Ага, подергала одну дряхлую половичку - даже не шелохнулась.
   Вся деревня - пара десятков домиков, вытянувшихся вдоль реки. Точнее, каждый домик был обнесен отдельной оградкой, проем которой выходил на утоптанную дорогу вдоль реки. Дорога заканчивалась небольшой площадью, где было большое кострище, самый большой дом - из двух обычных и склад-навес с навеки замершими засохшими тушками, связками сушеных плодов-грибов и вениками травы. Рядом, тоже под навесом, были вкопаны грубые столы, на которых лежали доски, каменные ножи и кривые тарелки.
   Первобытно-общинный строй с полнейшим социализмом. Домики для сна и интимной жизни, для укрытия от дождя и тепла. Кухня - общая, инструметы - тоже. Насчет женщин ничего сказать не могу, ни одного изображения или мумии не встретилось, а мои аборигены научными изысканиями не заинтересовались.
   Хотя да - полная растительной еды округа, толпы упитанных ящеро-кабанчиков, рыба из чистейших прудиков не особо располагали интересоваться чем-то кроме желудка. Но я обожралась в первый раз, отдохнула, постирала одежду и бродила по округе, а они продолжали есть-спать-отдыхать! Даже Первый и Мелкий. Водяной булькнулся в самое большое озеро и торчал там, вылазя только за очередной порцией еды и отдавая взамен наловленных рыбин и что-то вроде мелких лысых водяных крыс, которые пользовались бешеной популярностью.
   Повернулась на бок и посмотрела на сосредоточенно помешивающего что-то в котелке Эльфа. Сейчас была его очередь готовить-дежурить, остальные порасползались по домикам и спали. Хотя в путешествии предпочитали спать в общей куче. А я по-прежнему ночую на улице. Здесь очень тепло, безопасно, под спиной куча веток и травы и мягкая земля. Честно, первые минуты после того, как мы покинули дорогу, казалось, что земля под каждым шагом пружинит! Это настолько привыкли к твердому камню под ногами. Возвращаясь к отдыху - не могу спать в домике. Полчаса ворочалась, потом вылезла в сад и уснула почти моментально. В стенах было... некомфортно. Неба не видно. И того, что творится вокруг. Интересно, это и есть начало клаустрофобии?
   Поворочалась еще немного, потянулась и резко села. После вкусного обеда полагается поспать. Эта пословица теперь не про меня - чувство приятной сытости уже испарилось, и в теле бурлила энергия. Снятый панцирь и привычка к ежедневным нагрузкам заставляли двигаться. Хотелось просто побегать или еще чего-нибудь учудить. Гм. Покосилась на Эльфа, заныкала подальше весь свой хлам и под прикрытием хлипкого заборчика слиняла подальше. За домиками поднялась и с хихиканьем побежала по дорожке. Неприятно шлепал собранный на соплях кроссовок, и мешались постоянно сползающие штаны, но было все равно весело. На присмотренной ровной площадке занялась разминкой, но надолго меня не хватило, а потом стала на мостик, встала с него, прошлась на руках и попыталась сделать нормальное колесо. После третьего кривого прохода споткнулась о камень и упала. Раскинула руки и засмеялась. В груди колотилось сердце, а мышцы приятно ныли - я их очень давно не нагружала.
   Блин, это колесо у меня, наверное, никогда не получится. Мостик, на мой взгляд, у меня идеальный - аккуратная дуга, а вот сделать ровное колесо не позволяют слабые мышцы спины. У меня вечно уголок получается. Мне тренер показала упражнения на развитие, но через месяц я бросила гимнастику и больше к этому не возвращалась. И хотелось вроде, и время было, но заставить себя так и не смогла. Не фанатик, да и ленивая я немного.
   Полежала еще немного и побрела к реке. Река. Речка. Рекой ее можно назвать, только по сравнению с теми неглубокими широкими горными ручьями, которые мы встречали ранее. Метров пять шириной, глубиной больше двух метров - причем палка начинала подозрительно вязнуть в грязи на дне, с непрозрачной грязной водой. В нее собирались воды тех мест, что мы уже прошли. К этому берегу было тяжело подойти - болотистая земля, чавкающаяя под ногами, заросший колючей темной травой берег, толстая пленка грязи на берегу. Такая пузыристая вонючая пена. Безмятежное голубое небо, темно-голубые деревья и травы, разбавленные отдельными синими и красными мазками - и уродливая грязно-буро-зеленая полоса реки. Белые клочки облаков, близкие синие склоны гор, коробочки домиков, ровная полоса дороги дополняли картину.
   Я оставила попытки дойти до воды - нафига она мне вообще понадобилась? - и стала задумчиво бросать в воду камешки. Бульк. Бульк. Бултых! Тьфу, брызги чуть не долетели до меня, надо поменьше камни брать. Бульк. Хлюп - недолет. Да, увлекательное занятие. Вот бы на другой берег перебраться - он повыше будет и во время спуска в долину я видела там что-то похожее на развалины. Причем сооружение было явно посерьезней деревушки.
   И да - этот берег ниже и пологий, другой выше и обрывистый. С учетом того, что я еще пару недель назад напрягла свое воображение и вроде сообразила, что идем мы практически точно на север - это еще одно подтверждение. Вчера застала спорящих над картой Первого и Водяного. Один показывал почти на самый верх правого полуострова, другой - где-то в середину. Потом оба покидали камни, и сошлись во мнении ближе к верхней точке. Я весь вечер думала - причем тут камни? Как они определили местонахождение по камням??? Может, как костер зажигают, магией или еще как-то? Подобрала парочку - обычные камни. Как те, что я сейчас кидаю.
   Бульк. Бульк. Надоело - бросила сразу три и отряхнула руки. Повернулась и заметила еще один. Он так и просился в полет. Ну ладно. Подобрала и швырнула изо всех сил. Бульк.
   Пооозооорр... Алина, ты побила свой рекорд. Хотя... он почти реку перелетел. Чуть дальше середины - это же ближе к тому берегу, чем к этому, да? Есть к чему стремиться, блин. Еще в школе на физре я узнала, что метание гранат представляет больше опастности для меня, чем для врага. Или метнула - и тут же спряталась. Тогда с третьего раза я выдала двенадцать с половиной метров. Следующие шесть попыток были еще более неудачными. Но даже в первый раз было десять метров с копейками! Я помню и горжусь этим - второе место среди трех классов среди девочек. И мне было всего тринадцать лет.
   Сейчас же - метров шесть от силы. Почему-то подумалось с кавказским акцентом: "савсэм сдала дэвачка". Кажется, я никогда не стану нормальной грозной попаданкой. Меч в руки взяла - и через месяц мастерски разделывает врагов. А если лук - то вообще, белку в глаз на лету в прыжке с подскоком. Я слышала, что нормальный лук требует пятьдесят-восемьдесят кг усилия, чтобы натянуть тетиву. Это же глаза на лоб от натуги полезут. А ведь еще попасть надо, и лазерного указателя нет. Топоры-секиры слишком тяжелые, об остальном оружии слишком смутное понятие, чтобы знать его недостатки. Арбалет... с меткостью у меня всегда были проблемы. Два меча? Боже упаси. Для этого надо уметь двумя руками двигать по-разному. Мой второй парень-металлист привел как-то на репу друзей. Барабанщик даже дал пару раз стукнуть по тарелкам и сказал, что есть такой ритм - 7/11. Одна рука опускается семь раз, другая - одиннадцать. Я попробовала - нифига не получилось. А он продемонстрировал и с гордостью признался, что всего за полтора года тренировок ему это удалось. До этого я не думала, что барабанщиком быть настолько сложно. Мы поговорили, да и потом периодически на концертах сталкивались или когда компанией пиво пили... Веселое было время.
   Я тихонько брела себе по дороге, особо не глядя по сторонам, и вдруг накатило. Показалось, что я сейчас у бабушки, иду по тропинке через заброшенные сады старого колхоза, а историю про попадание в другой мир к ящерицам недавно в книге прочитала. И что сейчас зазвенит колокольчик, и сзади будет медленно перебирать ногами старая кобылка Машка, флегматично таща старую телегу дядьки Фёдора, а он будет дремать прямо на сиденье, почмокивая во сне губами... Не отрывая взгляд от земли, я сделала шаг в сторону. Шелест листьев. Тень от облака. С усилием я повернула голову - никого. Голубые деревья, синяя трава, ушедшее облако и залившее все вокруг яркое большое солцне.
   Не показалось... я действительно тут. Разочарование, облегчение, небольшой испуг... Незаметно добрела до площади, заметила, что у костра сидят уже трое и упала на свое ложе.
   Это было настолько реально, блин. Причем мое сознание как-то ухитрилось обойти факт того, во что я одета, да и цвет травы по обочинам...
   Постепенно начало темнеть и к началу сумерек я потихоньку отошла. Цапнула несколько кусков мяса и одну жареную на палочке рыбину и ушла обратно. Не хотелось их видеть. Поела, дождалась пока они разойдутся, и перебралась со всем своим барахлом к костру. Надо перебрать весь накопившийся хлам и хоть немного почистить панцирь. А то его просто противно надевать, несмотря на всю доказавшую себя полезность.
   Дошла до нагрудника - тяжелый, и отложила отдельно. Он хуже всего выглядел. Взялась за левый нарукавник и замерла.
   Тяжелый? Тяжелый? А ведь в самом начале я удивлялась его легкости...
   И камни... То недолет, то перелет.
   И усталость... А ведь еще и все остальное! Легко-тяжело, тяжело-легко. И тяжестью легло на душу дурацкое озарение.
   Ну да, ну да. И как я сразу не догадалась. Ведь это так просто! Тут же офигенно странный мир, почему бы ему и не иметь разную силу тяжести в разных местах??? И на Земле такое есть, правда не в таких масштабах, чтобы за пару месяцев почувствовать это на себе.
   Не могу представить, какие процессы привели к тому что есть, но оно работает. Главное помнить, что я влипла в дурацкую историю, которая сильно отличается от того, что я раньше читала.
   Другой мир. Действительно другой, даже не из-за магии, а... другой... Черт, слова закончились.
   Оторвала взгляд от огня, подождала, пока исчезнет засветка и положила перед собой нагрудник. Кусок кожи с чешуей, шершавый плоский камень, горсть мелких камешков... Эльф вроде кашицу с соком растений делал и чистил ржавчину с топорища. Надо пробовать.
   Интересно, а все же - кто прокопал шахты?
  
   1Е.
  
   Как появление ящера в Склизкой долине послужило счастливым предзнаменованием, так и то открытие про гравитацию что-то изменило, и за следующие шесть дней отдыха в деревенском музее я сделала больше открытий, чем за все это время.
  
   День первый (третий с начала отдыха). Почистила кое-как броню, надела и пошла обследовать окрестности. Сама, ибо нарвалась на взгляды из серии "оставь меня в покое, чудище. Дай отдохнуть!" от Первого и Мелкого. Редкостное единодушие. Ходила-бродила, набрала новой еды и за дальней рощицей наткнулась на мостик. К нему тоже приложили руки Древние, поэтому его хлипкий вид преградой не стал. Мультики и фильмы про искателей приключений помните? Один в один. Смело перебралась на другой берег. Наткнулась на бамбук. Потом дошло - это гигантские хвощи, как в учебниках по ботанике. Проломилась через заросли и оказалась в развалинах. Отбилась от восьминогого крокодила с пастью размером с чемодан, успокоила трясущиеся поджилки и покралась дальше. Сделала вывод, что дубинка или посох - самое то для попаданца. Сила есть - ума не надо. Два удара, и крокозябра обзавелась трещиной в черепе. Нифига себе у меня удар с перепугу...
   Развалины были настолько источены временем, что мозги буксовали от попыток представить их время создания. Там стазиса почему-то не было. Изъеденные влагой груды камней невнятных очертаний, заросшие лесом исчезнувшие мостовые, остатки упавших колонн. И две статуи. Мужчина и женщина. Наверное. Качество исполнения и размеры - как у Церетелли. Остатки площади, пересохший бассейн, посреди постамент и две пятиметровых фигуры на нем, держащие в сомкнутых над головой руках какую-то круглую фигню. Оба в прямых балахонах до пят, лица в паранже и квадратные шляпы на головах. Сзади подолы топорщатся от хвостов. Статуи в стазисе, но это не уберегло их от пятнающего серовато-желтого налета.
   За развалинами был вход в очередную демонстрационную шахту. Но эта была побольше и лучше сохранилась. И прямо возле входа я нашла соль!!! Точнее, наступила в незаметную лужу, подвернула ногу на скользком дне и упала в воду. Больно ударилась и с удивлением нащупала в воде что-то квадратное. Достала - прозрачный куб, сантиметра два в высоту. Думала, что драгоценный камень, но когда случайно лизнула палец, то поняла - она, родимая! Та лужа была соленее некуда, и там образовались кристаллы. Я знала, что кристалл серы имеет шестигранную столбчатую форму, но что соль образует такие правильные кубы - нет. Добыла пару килограмм и счастливо вечером ела пересоленное мясо. Раздробила мелкие кубики и сросшиеся гнезда, а на крупные рука не повернулась. Осторожно обломала и завернула в заныканный на дне сумки бюстгалтер - для большей сохранности. Рептилоиды увидели новую приправу и смотрели круглыми глазами. Сооблазнился попробовать только Мелкий, но ему не понравилось.
   Именно тогда я решила - какого черта, я ведь в горах! А тут есть драгоценные камни. И решила по возможности что-нибудь найти.
  
   День второй. Выпросила карту и с помощью Водяного выяснила места обитания каждого вида. То есть расы. НИ-6 или 7. Решила что шестое. Итак. "НИ-6. Ареал обитания народностей Reptilia sapiens. Наиболее распространены в этом мире родичи Водяного, живущие практически во всех морях западного полушария и рептилоиды вида Второго - образуют множество стран (сообществ?) по всему миру. В восточном полушарии есть всего три страны, но достаточно крупных. Соплеменники Первого живут только в одном месте - в треугольнике в основании правого полуострова. И какие причины заставили нас туда не соваться, а переться хрен знает куда? Ладно. Крыланы живут на островах внутреннего моря западного полушария. Соплеменники Мелкого занимают две трети обитаемых земель восточного полушария. Эльфоподобные живут в двух отдельных областях в западном полушарии - примерно посреди материка. Возле правого берега материка похожего на Африку и возле той черной области. Вонючки обитают в прибрежной зоне возле Крыланов, а Кенгуры - с другой стороны гор Эльфов и возле трещины. Вроде все. Конец. День... ладно, пусть будет шестидесятый". Вывод - западное полушарие более населено, причем все стараются селиться поближе к экватору.
   В этот же день аборигены немного оклемались и после небольшого совещания разбежались. Через некоторое время стали возвращатся с добычей. Эльф стал устраивать что-то вроде печки в земле. Похоже, решили сделать запасы. До вечера помогала.
  
   День третий. Пошла купаться с утра пораньше из-за того, что не заметила сильной уделанности в крови. Пока одежда отмокала, сидела, сохла. С грустью полюбовалась сетью белых шрамов на загоревшей коже, оценила рельефные волосатые ноги - где моя бритва, где?! - и общую худощавость организма. Шрамы на ногах от царапин и укусов, на правом боку - следы зубов и когтей. Тогда я впервые сняла панцирь из-за тяжести и нарвалась на очередную ящерицу. Крови было много, но ничего страшного. Еще шрам на голове, который обычно скрывали волосы - слева на лбу. Это еще тогда камень в пещере прилетел. Взъерошенные седые с обугленными концами волосы, вечно прищуренные глаза - вокруг, наверное, уже морщины образовались, обломанные страшные ногти и редко стригущиеся когти на ногах, которые заворачивались вниз... Красавица, однако. Черт, да меня и мать родная не узнает! А еще меня в последнее время что-то на пословицы пробило. К чему бы это? Постирала вещи, пока сохли, перебрала хлам окончательно. И появилась идея следующего НИ.
   После дневного отдыха выловила Мелкого и выяснила то, что меня заинтересовало. Итак, "НИ-7. Деньги. Деньги - это те самые цепочки на кольце, которые я приняла за ключи! Монеты они знают, но ценятся они дешевле. Но цепочки обычные ценятся дешевле, чем те, которые состоят из маленьких шариков. Эээ... на тамагочи и на брелках похожие делают. Он на моих глазах соединил концы одного обрывка и цепочка стала кольцом! Ни замка, ничего. Может, магнит? Примерная стоимость - шариковые цепи: из тяжелого белого металла (не представляю, что это, и никто из них показать не смог) десятисантиметровой длины - это четыре золотых цепочки. В каждой золотой - шесть серебрянных. Других нет. Затем пошли обычные плетеные цепочки. В двух серебрянных шариковых - две полусантиметровых и одна тонкая золотая. В одной золотой - от трех до восьми серебрянных, в каждой серебрянной - четыре-двенадцать бронзовых или медных. Точнее, что это были за металлы, я не знаю. Но предположила, что так же, как у нас. Но что там на самом деле было - извиняюсь, я не ювелир. А, да. Одна золотая монета - других они не знают - это одна фиг-знает-какая часть золотой шариковой цепочки. Шестнадцать цепочек - двадцать три монеты. Фух... От попыток пересчета мозги моментально заклинило намертво. Зато во всем мире здесь используют одинаковые деньги. Один язык, одни деньги... Может, Древние постарались? Конец НИ. День шестьдесят первый".
   Посидела, посчитала - в общем, то, что было в мешочке, затянуло на половину серебрянной шариковой цепочки. А моя серебрянная цепочка с крестиком простого двойного плетения - аж на толстую золотую плетенку - это Эльф сказал.
   Цена денег - самая дешевая полная плетенка, это килограмм десять мяса. Зато меч Первого стоит три толстых золотых плетенки и две тонких серебрянных. По очень грубому подсчету вышло от пяти до десяти центнеров мяса за меч. Наверное, это много... Дом дикарей стоит не больше нескольких медных плетенок. Зато моя хрустальная капелька была оценена на одну шариковую золотую цепочку. Увидела взгляд Мелкого и обменяла капельку на нормальный нож. Мы оба были счастливы - он добычей, я тем, что смогла наконец-то подстричь ногти без риска для жизни.
   Та печка, кстати, оказалась коптильней, и туда заложили первую порцию мяса.
   На закуску в этот насыщенный информацией день выяснилось предназначение зеленого мха и палочки - это всего-навсего перо и чернила. На мох надо налить воды, затем тыкаешь палочкой туда и на поверхность для письма. Остаются круглые и овальные следы, цветом очень напоминающие зеленку. Перед сном угольком на стене дома зарисовала таблицу пересчета плетенок, чтобы не забыть и заснула, как в омут упала.
  
   Четвертый день. Узнала о себе много нового. Что иногда я достаточно хладнокровный и выдержанный человек. День начался спокойно... Утром Водяной скинул меня в воду, я его попыталась облить, он порадовался. Кстати, в воде он плавает голым, но половых признаков я так и не заметила. Сосков тоже. Волосы-пластины вдоль позвоночника встали дыбом, и у него получился забавный панковский плавник. Еще ему кто-то под корень обкромсал пальцы на ногах, и на спине было два страшных шрама - будто что-то выдирали с мясом. По логике, там должны быть плавники. Но как всегда - хз. Кстати, в воде он легкий. А на земле - как чемодан с книгами. Пока я задумчиво пыталась его поднять, пришел Первый. Он обычно бледный, но тогда посерел и отводил от Водяного взгляд. Что-то буркнул и быстро ушел. Водяной начал свистеть-смеяться и спиной назад рухнул в воду. Я думала. У Первого кровь серая. Он посерел. У меня красная - я краснею... Твою маму, он смутился!!! Я тоже заржала и вспомнила, что еще ни разу не видела ни одного голого аборигена. Представила их на нудистском пляже и повторила падение Водяного, хлебнула воды и еще несколько минут надрывно кашляла, давясь смехом. Не знаю, чего это меня так развеселило.
   Обед. Наевшись, сижу неподалеку у оградки и кручу в руках свой чудо-нож. "НИ-8. Звуки рояля. Этот нож - единственное, что роднит меня с другими попаданцами. Не говорящий всеоружейный предмет-ехидный наставник, а неприметная грубая поделка, но все же. Длина лезвия - около двадцати сантиметров. Толщина - с полсантиметра у рукояти и пару миллиметров на конце. Рукоять - сантиметров двенадцать. Две Т-образных железных планки, обмотанных окаменевшей засаленной кожей. Форма лезвия - прямоугольный треугольник, заточка с одной стороны. На вид - тупой, покрытый темными пятнами и местами ржавчиной. Кое-где на лезвии - небольшие выщербины. Его и брать в руки не особо приятно. Необычные свойства - режет все, если контактирует с рукой, иначе ведет себя так, как выглядит. И еще складывается впечатление, что он сам в руках поворачивается, чтобы порезать пальцы или руку. Может, он кровожадный? Больше сказать и нечего. Конец НИ".
   Я же его в рукаве таскаю, руку раньше как стеклянную носила, чтобы не порезаться. Но предплечье все равно в шрамах. Потом придумала - сшила из тонкой кожи полунарукавник и теперь его почти не снимаю. Когда в доспехе - там, кстати, тоже пару разрезов есть, - нож лежит рукоятью вперед между кожей и железом, а так я его под рукав водолазки запихиваю. Вытаскивать - длины ладони как раз хватает, чтобы перехватитить. Приспособилась, короче.
   И после этого я и узнала о себе кое-что. Села делать очередную тарелку. Задумалась, засмотрелась на огонь. Шел Крылан, нес дрова. Задел меня, рука с ножом дернулась. Я опустила взгляд - на заготовке в луже крови лежат мизинец и безымянный, наискось срезанные по средним фалангам. И на среднем пальце небольшой надрез.
   Мысли опять выдуло. Посмотрела на Крылана - он выронил дрова и попятился. Отложила нож, подобрала пальцы и пошла к костру. Я помню. Если часть тела отрезало, а ее быстро заморозить и отвезти пострадавшего в больницу, то есть шансы прирастить ее обратно. Больницы нет. Но у меня регенерация. Тоже бонус попаданца. А... я же вроде решила, что это наоборот минус... Боже, о чем я думаю. Сполоснула руку и пальцы в воде и посмотрела на Первого. Он как-то догадался и достаточно быстро примотал мне их обратно. А вдруг регенерация уже заживила места пореза... Тогда у меня пальцы загниют и отвалятся. Дополнительно замотала кисть, чтобы случайно не сдвинуть и побрела куда-то. На глаза попалась окроваленная тарелка и нож. От пинка улетели куда-то вдаль. Вслед полетела подошва кроссовка. Скинула остатки и пошла дальше босиком. Убью Крылана. Хотя люди и без рук-ног живут. Где он прячется? Но держать в руках свои пальцы - страшно! Где это я? А, возле моста. А вдруг крокодил, а я без оружия. И тогда еще и руки хватать не будет. Или ноги. А чего я волнуюсь? Ведь решила, что скоро умру. Никто не обещал, что в полном комплекте. Или что смерть будет мгновенная, а не парализация или чего похуже... Печет руку. Значит шок проходит? Я вернулась в рощу и развалилась на небольшой полянке в зарослях медового бурьяна. Левая рука, мизинец и безымянный. Не такие уж и важные части тела. С другой стороны - мне все мое очень ценно! Над головой медленно качались белые пушистые верхушки, светило солнце, плыли облака. Сильно пекла прижатая к груди рука. Вздохнула и расслабила тело. От моих ран ничего в мире не изменилось. Ему все равно, что мне больно и страшно. Да и все уже произошло, бессмысленно думать об этом.
   Бац - и темнота.
  
   Кажется, день пятый. Это была не совсем темнота - солнце всходило. Рука почти не болела, только если резко двигать. Зато я спину отлежала очень сильно. Кряхтя поднялась и постояла, пережидая головокружение. Из прошлого опыта - чтобы зажило, требуются полные сутки. Для надежности посмотрю руку только вечером. Возвращатся пока не буду. И надо найти, что бы пожрать... Наохотится с одной рукой удалось как обычно - две змеи и горка пупырчатых темно-синих плодов. Сладкие, но очень твердые и с двумя большими овальными костями. Без ножа получилось только надковырять кожу и выпить кровь, да плоды поесть. Полежала. Еще за едой пошла... Снова полежала. Так день и прошел.
   А виноваты в таком моем состоянии авторы фэнтези! И вполне понятное желание человека не думать о плохом. Фэнтези - развлекательная сказка для взрослых, там и не должно быть плохого. Или это плохое быстро проходит.
   По большому счету, Крылан не виноват. Сколько раз сама думала, что надо поосторожнее с ножом обращаться... Блин, значит сама и виновата. Черт.
   Вечером размотала руку. Пальцы не отпали. Безымянный страшного черного цвета, мизинец в синих пятнах. На фалангах вздулись багровые воспаленные валики уже шрамов. Решила не напрягать их пока, а подождать пару дней. Добралась до лагеря, кивнула Водяному на дежурстве, окинула взглядом гору покрытых ветками продуктов и пошла к себе. Ветки засохли, и неприятно защекотала нос поднявшаяся пыль. Водяной помог замотать мне руку обратно и до утра мы сидели у огня. Подбрасывали дрова в коптильню и пили травяной настой из котелка.
  
   День шестой - готовились к выходу. Крылана ни разу не увидела. Мелкий и Водяной на пару сплели мне что-то вроде ботинок взамен моей обуви. Чересчур жесткая подошва и мягкий верх. Сказала спасибо. Вроде поняли. Собрала свою сумку, одела панцирь - и я была готова. Пошла искать нож. Мелкий помогал, нашел первым. Схватился, изобразил бешеного берсеркера, получил по голове от Первого и потерял сознание. Отобрала нож и пошла в рощу на другом берегу. Сделать стакан из стебля хвоща.
   "Дополнение к НИ-8. Нож плохо влияет на аборигенов". Странно, но мне все равно. Погода испортилась, и пошел мелкий дождь. Сидела под густой кроной дерева и наблюдала, как постепенно наполняются три стакана. Вода сбегала по ложбинкам ствола, я подставила в них палочки, а другим концом уперла в дно стаканов. Мерный шорох капель усыплял, и я опять провалилась в дурацкое состояние без времени. Шевельнулась, поняла, что замерзла немного. Один стакан опрокинулся, вода из второго стекала на землю, а в самом большом вода вздулась сантиметровым горбиком. Вода по капельке прибывала и пленка поверхностного натяжения вскоре лопнула. Но все равно впечатляет. А да, мне же не интересно...
   Наступила ночь. По-прежнему шел дождь.
   А ранним туманным утром мы пошли дальше.
  
   1F.
  
   Дорога была ужасная, настроение было прекрасное... днем, во втором часу, заблудилась Алина в лесу-уу-у...
   Все не правда. Дорога - обычная, только сверху тучи нависают, и сыпется надоевший за пять дней до опупения дождь, время в вечном полусумраке определить невозможно. Иногда становится темнее и пойди, пойми - то ли огрызок ночи, то ли слой туч стал больше. Заблудиться здесь тяжело - дорога-то одна, развилок давно уже не попадалось.
   Хорошо, хоть дорога ведет немного выше дна долины - за время дождей там началось наводнение.
   Мерно скребут волокуши с припасами, укрытыми кожей и крупными листьями, привычно хлюпают под ногами лужи и липнет к телу одежда, медленно плетутся аборигены. Крылан ухитряется держаться от меня подальше, я его практически не вижу. Настроение паршивое и нет желания что-нибудь делать.
   Пальцы на месте, отваливаться не собираются. Только мизинец с левой стороны целиком потерял чувствительность, а безымянный почти не сгибается. Так что этого гада можно даже простить. Да, пусть живет... И скажет мне спасибо, что я добрая...
   Спустя полчаса поймала себя на том, что упиваюсь собственным благородством и великодушием и замерла. Да уж, ужас.
   Какого фига?! Что со мной произошло? Со мной ведь все в порядке, так что я за цирк устроила???
   Вздохнула и огляделась вокруг. Дождь, лужи, затопленный поселок под нами - такое ощущение, что проснулась. На голову смачно шлепнулась капля, глянула наверх и шарахнулась в сторону. А на место, где я только что была, обрушился целый поток грязи и камней. Вода подмыла козырек и вот результат. Вовремя очнулась.
   Как же все надоело. Да и мерзковато себя чувствую из-за недавних мыслей. Не думала, что у меня настолько развиты мелочность и злопамятство. Ладно, изменить уже ничего не смогу, так что пора прекращать. Возвращаемся в общество, дорогая, пока не одичала вконец. А вон та толстоморденькая зверушка послужит отличным обедом и поводом вернуться.
  
   С одной стороны - дождь это плохо, но с другой... После увлекательнейшей погони за неожиданно резвой зверушкой и затем не менее увлекательной разделки, в грязи я была по самые уши. Смахнула прилипшую челку со лба и осмотрелась. Немного ниже по склону начиналась мутная грязная вода паводка, по бокам были каменистые осыпи с редкими жалкими деревцами. Сзади - крутой склон с размокшей вконец серовато-глинистой почвой, дающей великолепную жирную грязь. Дороги отсюда было не видно, и гора уходила в тусклую хмарь облаков. И вдобавок усилился дождь.
   С тяжелым вздохом перекинула через плечо связку из двух ляжек, связанных кожей самой же толстомясой ящерки, перехватила посох и, с хлюпаньем выдирая из грязи ноги, побрела к ближайшей осыпи. Одно плечо оттягивала сумка с запчастями от добычи, другое - мясо, да и подниматься пришлось по ненадежной скользкой осыпи. Вскоре я перестала обращать внимание на дождь и сосредоточилась только на подъеме. Незаметно врезалась в сетку вокруг дороги и облегченно вцепилась в нее. От меня самым натуральным образом шел пар. Передохнула, пропихнула вещи и сама пролезла сквозь ячейку. Доползла до самой дороги и уселась на краю. Незаметно перешедший в ливень дождь помог смыть грязь, а я ему активно помогала. Да и хлещущие по полотну ручьи давали достаточно воды.
   А ведь это в первый раз, когда дорога настолько отклоняется от горизонтали. Я не считаю плавных подъемов или спусков, а имею в виду наклон в сторону. До этого места она всегда была ровной, а сейчас один край наклонен ко дну долины и вода равномерно капает с края. Это за мной пара крупных камней образовала запруду и мимо течет настоящая речушка.
   Почувствовала, что стала замерзать и поднялась на гудящие ноги. Покрутила головой - дождь везде и видимость ограничена. Путем логических прикидок определила свое положение - я оказалась немного ниже и дальше по пути, мы здесь завтра пройти должны будем. Надеюсь...
   Побрела навстречу текущей воде - нет, точно, таких камней я еще не видела. Через пару минут оказалась под навесом из осыпавшихся камней. Такой себе своеобразный балкон - сыро, темно, неподалеку шумит дождь, и ветер доносит мелкие брызги, а тут относительно сухо, только изредка сверху падают капли. Следуя плавному повороту дороги, внезапно оказалась в полной темноте. Поводя концом посоха перед собой, чтобы не наткнуться на камни, старалась следить за эхом от шагов - чтоб было одинаковым с обеих сторон. Несколько минут в темноте, пара пропущенных мелких камешков и я начала различать впереди тусклый свет. Довольно улыбнулась сама себе - отклонилась к левой стене туннеля, но ведь вышла почти прямо.
   И вот я покинула тьму... Такая же галерея, как и до туннеля, но сейчас мне показалось, что вокруг гораздо светлее.
   Галерея и двое впереди. Первый и Эльф. В обнимку... Я машинально продолжала идти и меня, наконец, заметили. Первый поднял голову, и я замерла в паре шагов от них. У него были зубы! То есть, я не сомневалась, что у них у всех есть зубы, но именно его зубы я видела в первый раз.
   Два острых передних зуба и остальные - более мелкие и скругленные. И никаких ассоциаций с белками и хомяками при таком строении челюсти. Причем рот был испачкан чем-то темным. Темно-зеленая кровь Эльфа выглядела бы именно так. А на шее у того было небольшое пятно, похожее на синяк. Пятно было ближе к задней части шеи и достаточно низко...
   Настороженное молчание. В голове собираются воедино все странности, замеченные ранее.
   Песец... Ну, он хотя бы не гомик. Он - вампир. Песец...
   Посмотрела я на него. На Эльфа. Да, уж... Бедный Первый. Здоровый чешуйчатый мужик - чешуя, наверное, на зубах скрипит, когда кусать приходится, да еще и вонючий, ибо моется только под дождем или в крайних случаях. А если добавить еще взаимную неприязнь Первого и остальных, то... Представила, что мне бы пришлось зависеть от какого-нибудь заросшего гамадрила, которых у нас в общаге было целых трое - представила и передернулась. Сочувственно похлопала Первого по плечу и пошла дальше. И даже мысли вмешаться не возникло. С какого? Это же их мир.
   И вот шла дальше, вся такая умиротворенно-просветленная и понимала, что внезапное совмещение фантастической выдумки из нашего мира и настойчивой безусловной реальности этого что-то изменило в мировоззрении.
   Несмотря на все приключения, несмотря на это долгое путешествие, забыв про полученные раны - я до сих пор верила, что это все выдумка. А вот теперь... больше не могла в это верить.
   Остановилась под последними камнями навеса и посмотрела на укрытый пеленой дождя шатер, из которого пробивался слабый свет.
   Длинные шесты от волокуш, вязанки веток и накрывающие это шкуры, служившие раньше защитой припасам. Грубое, но достаточно вместительное сооружение, неплохо защищающее от дождя и позволяющее накопить тепло от огня. Там тепло, пахнет дымом и едой, кто-то следит за приготовлением, а остальные негромко переговариваются. А сюда не доносится ни звука, только изредка на пути света появится чья-то тень. Среди унылых сумерек снаружи это место кажется нереальным.
   Хотя для меня теперь все это - реальность.
   Шевельнула давно онемевшим плечом, сбрасывая окорочка в руку и покрепче сжала посох. Поймала себя на том, что криво улыбаюсь, вздохнула и пошла вперед.
   Это банально, но жизнь продолжается.
  
   20.
  
   Этот этап путешествия - самый нудный на нашем пути. Ну, шесть дней проторчали в деревне-музее, ну неделю с перерывами тащились под дождем, а теперь мы уже четвертый день заперты в этом долбанном городе! Тьфу. Зевнула, чуть не вывихнула челюсти и поерзала на камнях, выполняющих роль кровати. Тоска зеленая...
   Приподняла голову, выглядывая из-за камня - Второй и Эльф сосредоточенно играют в камешки, Мелкий что-то строгает, Водяной с удочкой у непонятного проема в стене пытается что-то поймать. Крылан безвольной тушей валяется в углу - последний день пути его пришлось тащить на волокуше. Первый как всегда где-то шляется. Должен быть на разведке, а там - кто его знает. Улеглась обратно. Снова зевнула.
   Дождь все идет и идет. Здесь сыро, холодно и дров мало. Из еды - остатки копченостей, рыба и земноводные змеи, когда удается их поймать. Когда в первый раз я ее принесла, народ долго сомневался, разглядывая трехметровый скользкий шланг ядовито-оранжевого цвета. От слизи начало руки пощипывать. Ничего - помыли, чуть подпекли на остатках второй волокуши и съели. Потом пришлось сырой давиться. Привкус тины немного раздражал, а так мясо как мясо. А у меня соль есть. И я счастлива.
   Но это выходит уже за все границы когда-либо мною читанного. Где великие воины, где прекрасные принцы/принцессы? Где надрывный, на грани полного истощения сил поход за "цель-придумай-сам"? А великая миссия? Точнее Великая Миссия по "придумай-в-зависимости-от-цели"? Вся эта фэнтезятина - сплошное надувательство, вот!
   Итоги нашего безрадостного путешествия на семьдесят пятый или семьдесят седьмой день от моего попадания и собственно первой встречи с аборигенами: было девять, считая и меня - осталось семь. Двое выбыли. За это время пройден немалый путь, но все это время тащимся со скоростью черепах. Никаких специальных приспособлений для путешествия изначально не было, даже оружия было всего две единицы - меч и топоромолот. Сейчас все выглядят как самые затрапезные бомжи, не считая Первого - судя по всему, он единственный среди этой сборной солянки путешественник. Одежда сохранилась лучше всего, котелок - его, всякая мелочь вроде точила для меча, несколько мотков ниток и какие-то приправы. Это то, что я заметила. Вообще-то никто не стремился демонстрировать содержимое карманов-сумок. Странно, да?
   Что еще? Язык не выучила и начинаю подозревать, что кроме звуков они общаются каким-то еще образом - запахами там или даже не знаю чем. Узнала кое-что о мире вокруг, но без языка это бесполезно. А еще, несмотря на свою исконно ленивую городскую сущность, здесь я изначально оказалась сильнее и выносливее даже Первого.
   С другой стороны - это логично. Ближе к полюсу гравитация выше и все стараются жить поближе к экватору, где жить просто легче. Насколько я поняла, мы сейчас в совершенно пустых землях, которые когда-то очень давно были обитаемыми. Сейчас мне кажется, что сила тяжести немного выше земной, но на меня это не особо влияет. А вот Крылан свалился моментально. Насколько помню схему, они живут только в центральной части мира. Зато понятно, почему Первый сильный - они живут в высоких широтах. Брр... Ясно, почему мы идем подальше от них - целое государство вампиров, это не шутка. И даже если бы Первый захотел бы туда пойти, то остальные - нет, а сам бы он не дошел. Вампиры ведь паразиты, если он может пить только кровь разумных, то точно бы не добрался.
   Эх, приятно, когда непонятное прежде обретает логическое обоснование.
   Так... остались странности с организмом и мои научные исследования. А, и магия. Та теория про быструю жизнь не объясняет целой кучи разных мелочей, да и вообще кажется притянутой за уши. Увы, другой придумать я так и не смогла. Результаты НИ, записанные с помощью царапин по кусочкам кожи и в очень конспективном виде, я уже сейчас почти разобрать не могу. Затея неплохая, да и помогла развеяться, но книгу по этим обрывкам написать не смогу. Если домой вернусь, мне ведь обязательно книгу о своих путешествия надо будет написать. И ведь никто не поверит, но все равно - надо. Жалко, что дневник не получится вести, ведь многие подробности путешествия уже выветрились из памяти.
   Магия. А черт знает, что это такое. То ли есть, то ли это свойство мира такое. Что я видела? Розжиг костра у двоих, непонятные манипуляции Водяного, странные действия Эльфа по отношению к своему топору... Может он ему молился?
   Поймала себя на том, что увлеченно веду внутренний диалог, выступая сразу в роли двух собеседников. Обсуждаю прошедшее, выдвигаю предположения и параллельно думаю про погоду, напеваю песенку и прикидываю, что можно еще в качестве оружия приспособить. Такое ощущение, что в голове у меня сумасшедший дом и заткнуть это все не получается, что немного раздражает. Э, ладно. Иногда это просто бесит!
   Кажется, уже вечер. Или опять ливень начнется. Черт, и сна ни в одном глазу, отоспалась за предыдущее время. Поднялась, потянулась и побрела к Водяному.
   Итак. Дело было вечером. Делать было нечего. Жарили картошку. Побили Антошку. Антошка закричал, полицейский прибежал: "В чем дело?". А дело было вечером... Аааа! Опять. Интересно, кто виноват в том, что у нас почти на каждое слово есть песня или стих? Ну самое простое - "привет". И тут же протяжный женский голос из очередной попсы: "Привееет, ромашки! Читайте книжки..." и подобный бред. Видишь горы - "в Африке горы вот такой вышины, в Африке горы вот такой ширины". Одно время меня это очень доставало, а потом вроде прошло. Сейчас вернулось. Это бесконечное пережевывание прошедших событий, обрывки песен и мыслей, надоедливый бубнеж внутреннего голоса. Физически чувствую себя прекрасно, а вот морально - не очень. Хреново, если точнее.
   НИ-9, посвященного Первому, хватило всего на два дня. Описание внешнего вида, несколько теорий о вампиризме, основанных на наших книжках - к стыду моему, в голову почему-то первой полезла всякая лабуда типа Сумерек и Энн Райс. Хотя Сумерки так и не смогла прочитать дальше нескольких глав, а у Райс прочитала пару книг и потом перешла на Аниту Блейк, авторшу не помню. В школе мне это казалось очень интересным и волнующим. Может, дело в том, что Сумерки мне попались уже в институте? А книга для подростков. Черт, опять хрень в голову лезет. Так. НИ-9. Вспоминала строение кровеносной системы, параллельно попыталась вспомнить зоологию и строение всяких пресмыкающихся - и поняла, что подробностей не помню. Три года назад, перед поступлением в мединститут знала многое, а сейчас вот забыла. Чертова анатомичка, насколько было бы легче, учись я на медицинском! Она мне, можно сказать, детскую мечту обломала. И вот смешно - мне девятнадцать, а я все еще на первом курсе. После отчисления психанула и меня еще пару месяцев успокаивали. Пошла на психологию... Почти сразу поняла, что это простая потеря времени, а концентрация "особо умных" особей женского пола способна довести до полного отупения даже гения. К ним я не отношусь, поэтому подала заявление и со скрипом перевелась на социологию. Ыыы... Забрала документы после первой же сессии и пошла работать экскурсоводом по нашему музею. Там познакомилась со своим будущим парнем, который оказался программистом, и на следующий год поступила на "Программное обеспечение автоматизированных систем". Самое смешное, что с Вадиком мы к тому времени расстались. Зато мозги заскрипели от математики и физики, началась теория по алгоритмизации... и через два месяца после начала учебы я стала попаданцем. Короче, я - недоучка в кубе.
   Сижу на широком подоконнике и смотрю на поверхность воды в метре подо мной. Течение завивает водовороты, к малейшим неровностям прибивает кучи мусора, а поверхность рябит от капель дождя. Из мутной воды торчат прекрасно сохранившиеся дома или крыши. Думаю, мы сейчас где-то на третьем этаже находимся. Водяной достал очередную рыбину и привычно хлопнул ее об пол. Отпустил - и рыба заскользила в угол к остальной добыче. Там собралась вода, попавшая через окна, и бултыхались еще три-четыре рыбины. А вообще забавное зрелище - наклонный город. Чего-то Древние строители недодумали, и весь город оказался под наклоном. Не сильно, градусов на двадцать - ходить можно, если осторожно, но все равно впечатляет. Сразу чувствуешь, будто оказался в мире Сальвадора Дали или Пинк Флойда переслушал. Доставляет.
   Или древние не учли все, или катастрофа, произошедшая когда-то оказалась сильнее всех самых смелых расчетов. Нет, реально - везде дорога ровная, ни единого завала за все это время, и вот в этом великолепном городе все стало наперекосяк? Изредка, когда дождь ненадолго прекращается, вокруг видны голые изломанные склоны гор. И могу сказать точно - это все те же горные хребты, что начались в Склизкой долине и длились до затопленного поселка. Но выглядели они гораздо более целыми. Не знаю, что нужно делать, чтобы по всей высоте горы пошла трещина. А такое уже два раза замечала...
   И вообще, я разгадала их тайный замысел! Если считать этот полуостров гигантским природным заповедником, то мы действительно идем по одной из туристических троп. Начинается где-нибудь у приметного места - города старого, например, и ведет по живописным уголкам. Туристы на машинах - или на чем-то летающем с комфортом двигаются, разглядывая достопримечательности и останавливаясь пофоткать самые живописные уголки. И кажется мне, что этот город - или начало пути, или его конец. Судя по какой-то парадности, не затертой даже многочисленными наводнениями и размахе стазиса - накрыт весь немаленький город, кажется, что это конец. Да и логично - музей-деревня, потом более современный поселок рудокопов и город-будущее. Но постапокалиптика несколько смазывает впечатления. Могу и ошибаться.
   Мы пришли в город под проливным дождем, залезли в ближайшее высокое здание и устроились на отдых. А на следующий день поднялась вода и отрезала нам путь отхода. И в этом огромном пустом здании с лабиринтами коридоров и гигантскими ангароподобными комнатами мы сидим и сидим, и сколько еще сидеть будем - неизвестно. Дорога привела в нижнюю часть города, а город - в углублении, поэтому сюда стекается вода со всей округи. Вчера утром подтопило тот зал, в котором мы вначале ночевали, и пришлось перебираться повыше. На полу коридоров - налет из водорослей или чего-то еще, при попадании воды становится очень скользким, часть коридоров забита мусором, в котором устроили себе гнезда крохотные мерзкие ящерки - я заколебалась их с себя по утрам снимать! Они бегают под одеждой и щекочутся, сволочи! Греются, блин. Зато рептилоидов они кусают. Проходя сквозь коридор, в котором на всю десятиметровую длину раскинулся почерневший от времени скелет с зубами в человеческий рост, у нас отпали последние мысли о том, чтобы пробираться дальше вплавь.
   И вот сидим, ждем у моря погоды. Вернулся Первый с разведки, приволок охапку дров и две небольших оранжевых змеи. Отрицательно покивал головой - понятно, разведка выхода не обнаружила. Значит скоро моя очередь идти. Народ оживился и начал подтягиваться к разведенному костру. Змеи, рыба, Водяной охапку травы или водорослей нарвал, напоминающих по вкусу слабый перец, я пожертвовала несколько горстей сухих кисло-сладких ягод для чая и заодно пересмотрела припасы. Несмотря на все ухищрения, вещи отсырели. И всю сухомятку надо срочно доедать, а то сгниет.
   Мокрые дрова дали столько дыма, что выкурили меня из комнаты моментально. А аборигены только натянули повязки и притиснулись поближе к огню. Чувствую гордость за свою теплокровность. Интересно, а где Мелкий и Второй? Даже не заметила, когда они ушли. Прекрасно, вот и поищу. Хоть какое-то развлечение.
   Побродила бесцельно по коридорам, услышала непонятные звуки в одном из них. Заглянула... И скука куда-то пропала.
   Ха! НИ-10. "Размножение аборигенов. На примере Второго". Еще один извращенец в отряде. Мелкий связан и придавлен камнями, одежда в беспорядке. Над ним стоит взъерошенный Второй с распанаханной рожей и держится за ногу. И шипит что-то злобное. И главное - штаны спущены, а там что-то болтается. Расстояние метров семь, он стоит ко мне лицом, но здесь темновато и нормально рассмотреть не получается. Пока могу сказать, что его половые органы располагаются ниже, чем у людей, но, похоже, что технология одинакова. Мелкий сказал что-то язвительное, тот ругнулся в ответ, а член поднялся повыше.
   Нет, несмотря ни на что я не собиралась давать ему возможность закончить. Я за свободу воли, вероисповедания и не люблю насилие над личностью. Интересно, но меня совершенно не смущает, то что я занимаюсь фактически подглядыванием. Они для меня по физической привлекательности на уровне обезьян или собак. А от такого возбуждаются только зоофилы. К счастью, у меня стопроцентно нормальная ориентация.
   Итак, он серьезно собрался приступить к делу. Я вышла из-за поворота и кашлянула, привлекая внимание. Второй поднял голову, увидел меня - и выцвел. Гребешок упал набок и потускнел, а сам он посерел. И член буквально завял. Он подскочил, запутался в штанах, упал, снова вскочил и, натягивая штаны, с топотом исчез в коридорах. Надеюсь, не заблудится.
   Мне было беспричинно весело. Мелкий шевелился, пытаясь выбраться - он-то до сих пор меня не видел. Я подошла, села рядом на корточки и посмотрела на него. Он как-то съежился и испуганно зажмурился. И замер. Невольно фыркнула - он решил, что я пришла продолжать? Пользуясь случаем, решила рассмотреть его поближе.
   Хм, интересно. Вторичных половых признаков нет нигде, а то, что я принимала за жировые отложения на животе - это своеобразная структура вроде киля у птицы. Широкие плечи, смазанные очертания мускульной системы на груди и этот выдающийся живот. И никаких отростков внизу живота...
   Гм.
   Гм-гм.
   Сравнила все, что видела до этого... И Штирлица озарило.
   А ведь Мелкий - баба!
  
  
   21.
  
   Мда... Вот говорят - другая цивилизация, другая культура, а пока на полном ходу в эти отличия не въедешь, то фиг поверишь. Неделю назад узнала, что здесь есть вампиры, теперь оказывается, что два месяца рядом шла женщина. Взъерошила волосы и задумчиво посмотрела на притворяющуюся мертвой аборигенку. Хм, а что я теряю?
   НИ-11. "Мелкая. Описание. Рост - около полутора метров, вес - тридцать-тридцать пять кг, цвет волос и глаз - черный. Зрачок вертикальный, овальный. Лицо - вытянутое, нижняя челюсть чуть вдавлена в плоскость лица. Черты лица мелкие, губы узкие, зеленовато-серые. На лице узор из чешуи покрывает лоб и тянется до кончика носа. Чешуйки двух цветов - черные и зеленые. На фоне травянисто-зеленой кожи щек выделяются более светлым цветом симметричные полосы, идущие чуть наискось от крыльев носа и до уха. Уши маленькие, округлые и плотно прижаты к голове. Ушная раковина слабо изрезана. Ушное отверстие находится на уровне глаз. Разрез глаз - обычный, сильно напоминает европейский, но короче. Глаза немного навыкате, широко расставлены. Нос - прямой и широкий. Брови редкие, на немного выступающих надбровных дугах располагается более жесткая чешуя, направленная в стороны. Вперемешку с ней растут короткие черные волоски. Ресниц нет. Волосы в распущенном состоянии немного ниже плеч. Несколько плешей от выпавших после кислотного дождя прядей заросли сантиметровыми пеньками. Шевелюра состоит из очень жестких толстых волосков, которые сильно пружинят. Сквозь них просматривается структура чешуи на голове - растет от лба к затылку и дальше переходит в защитный толстый слой на шее. Цвет практически не меняется. Зато цвет кожи под одеждой - более светлый. Лицо в целом симметричное, но не симпатичное.
   Тело - пропорции и скелет почти человеческие. Руки и ноги короче, крепятся скорее ближе к спине, чем по бокам - ей удобнее ползать на животе. Туловище удлинено, лишено выдающихся частей. Кости ребер срастаются у солнечного сплетения и продолжаются по всей длине туловища, вливаясь в удлиненный клин сростка. В районе таза клин заканчивается хрящевым отростком, который не скреплен с другими костями. Нижние ребра также хрящевые. Кожа плотная, достаточно приятная на ощупь. Чешуя очень мелкая и жесткая, покрывает весь киль и сливается в плотный слой внизу живота. Крепление костей ног к тазу отличается от..."
   Здесь пришлось прерваться. Мои тыканья пальцем заставили Мелкого сначала открыть один глаз, а затем она начала извиваться и прерывисто сипеть. А, да. Раскидала камни, сдернула кожаную полоску, притягивающую руки к камню и она тут же начала приводить себя в порядок, настороженно глядя на меня. От долгого сидения на корточках затекли ноги, и я плюхнулась на задницу. Она подпрыгнула от неожиданности, пискнула и драпанула прочь. Скрылась в темноте коридора - в противоположном от Второго направлении, а я сидела и хихикала. Надеюсь, не заблудится. О, кажется, я недавно это уже говорила.
   Жаль, что НИ закончить не удастся. Думаю, кроме Водяного шансов в таких подробностях рассмотреть кого-то больше не представится. Поднялась и тихонько побрела обратно к костру. Эти внешние отличия важны, но ведь у них что-то со связками и с мышцами, из-за чего их движения получаются резкими и отрывистыми. Ну... Если человеку нужно взять что-то сзади на полке, он поворачивается и одновременно поднимает руку. А они сначала поворачиваются, а потом вскидывают руку. Ну как-то так.
   Стоп, где это я? Осмотр показал на стене метки Первого. Я ставлю стрелочки, чтобы не заблудится, а он - отметку, похожую на лежащую букву Т, длинным концом указывающую направление. Значит нужно идти в сторону короткой палочки. И точно - пара десятков поворотов извилистого низкого коридора и я оказалась в знакомом месте. Теперь свернуть направо, залезть по метровым ступенькам на этаж, пройти два поворота и вуаля - я спрыгнула с отверстия в потолке рядом с одним из входов в зал. Долбанный трехмерный лабиринт. Забавно, но одновременно со мной в зал влетел Мелкий. То есть влетела. Не заметила меня и побежала к костру. Не, не к костру - к Водяному и что-то начала ему рассказывать, бурно жестикулируя. Она то и дело нервно оглядывалась назад и первая заметила пошатывающегося Второго. Он вылез грязный и унылый из очередного входа. И где его носило все это время? Тот увидел ее, споткнулся и на животе проехал до ближайшей стены. Глухой удар головы о препятствие и он затих. Те, кто еще не проснулся от разговора, теперь точно исправили это упущение. Отпустили несколько комментариев и легли обратно. Но Мелкая не успокоилась...
   Ну да, я же жутко страшная. Неудавшийся насильник - это банально, а вот когда в тебя пальцем тыкают и щекочут - это же просто ужас!
   Водяной что-то пробормотал и успокаивающе обнял ее за плечо. Затем отправил спать на свое место. Похоже, они все знали, что Мелкий - девочка. Пфф. Ну и ладно.
   За всем этим концертом я наблюдала со своего ложа. Камни скатились вниз и образовали удобное укрытие, а ровная плита давала возможность нормально отдохнуть. Тут было немного сыро из-за воды, но пара шкур решила проблему. И я не виновата, что меня никто не заметил. То, что в этой части окон нет, и потолок не светится, в отличие от коридоров - их проблемы. Мне все прекрасно видно.
   Улеглась на спину и незаметно заснула.
  
   Условным утром во внезапном приступе подозрительности смерила фигуру Эльфа взглядом. В начале дороги у него тоже был достаточно внушительный живот. Обнаружила его на прежнем месте, только теперь широкий ремень с бляхой щеголял пятком новых дырок... Посмотрела на его морду - нет, это просто запасы. ЭТО женщиной быть не может. Как ни посмотри. Мелкая еще ладно, а от эльфовидных женщин у любого нормального мужчины кошмары будут.
   Махнула рукой Первому, кивнула Водяному и пошла к костру в поисках еды. Вчера забыла поесть. Увидела пару остывших, покрытых пеплом подгоревших кусков и забрала себе. Привалилась к камню и принялась за поглощение. Слава соли и привычке! От гримасы удержаться не удалось.
   Постепенно подтянулись остальные - Водяной со своей рыбалки, Первый и Второй явились вместе, причем Второй выглядел еще пришибленнее, даже Крылан приковылял. Эльф притащил охапку дров, и я торопливо проглотила последние куски. Сейчас опять будет дымовуха.
   Сзади что-то зашуршало и к костру вышла сонная Мелкая. Увидела меня и окаменела. Глаза большие и испуганные.
   Ну и что мне с ней делать? За нами с любопытством и каким-то напряжением наблюдали все. Оглянулась. Поворошила волосы - дурацкая новая привычка - и вроде придумала!
   В гробовом молчании прошлась до садка с рыбой, увидела большую вялую рыбину и вытащила из воды. Держа подальше от себя, чтобы не намокнуть, в том же молчании вернулась обратно. С местной акустикой звук моих шагов угасал буквально в паре метров, а вот стук капель был прекрасно слышен.
   К любопытству добавилось недоумение. Покосилась на раззевающую рот рыбу и вздохнула. Вытянула руку с рыбой по направлению к Мелкой и максимально выразительно смерила взглядом обоих.
   Не понимают.
   Э... Показала рукой на рыбу, затем на Мелкую. Молчание. Черт, да что вам еще надо. Нехотя приблизила воняющую чем-то рыбу к себе и, стараясь не коснуться, изобразила страстное объятие. Потом скривилась, бросила ее на пол и даже отвернулась, скрестив руки на груди. Послышались шепотки. А я увидела Первого. Этот гад давился от смеха! Я не выдержала и тоже улыбнулась. Представляю, как это со стороны выглядело. Он весело засвистел, да и остальные заговорили. Для контроля повернулась обратно, подобрала рыбу и торжественно вручила ее Мелкой. Она взяла ее обеими руками за жабры и так и осталась стоять. Хвост рыбины болтался где-то на уровне колен. Я отошла немного и снова скривилась.
   А вот теперь и до нее дошло. Я бы обиделась, если бы меня сравнили с полудохлой рыбой, но у Мелкой на лице появилось облегчение и она опустилась на колени, выронив несчастную рыбу. Ноги не держат?
  
   В общем, ситуацию разрядить удалось. И с тех пор то непонятное напряжение и опаска у них во взгляде стали появляться гораздо реже. Напоследок Мелкая поинтересовалась, как я отношусь к другим рептилоидам в этом плане. Указала при этом на Эльфа. Искренний ужас и отрицательное размахивание руками их всех успокоили. Интересно, что об этих кахсах рассказывают? Что они готовы изнасиловать любого, а потом съесть? Жуткие сказки. Хотя, что я знаю о настоящих кахсах? Меня ведь причислили к ним заочно.
   И такие нудные дни потянулись дальше...
   По очереди с Первым ходили на разведку, вода потихоньку поднималась, дождь не прекращался. Пару раз видели подводную живность - то ли динозавры, то ли гигантские змеи, а может и рыбы. Наземной живности было очень мало - пара видов летающих ящерок, да эти желтые и оранжевые змеи. Ну и те мелкие ящерки болотного цвета.
   Крылан потихоньку оклемался и стал ходить. Мелкая повадилась спать рядом со мной, используя вместо обогревателя. Теперь приходилось по утрам вместе с мелюзгой отцеплять и крупную ящерицу. И самое смешное - на мне они мирно уживались, а стоило снять - Мелкая бывала злостно искусана.
   Эльф упражнялся с восстановленным топором и вскоре снова надел доспехи. Я свои так и таскала.
   В один из вечеров познакомилась с образцом местного певчего творчества. Раздалось глухое бреньканье и постукивание, а затем невыносимо высокие звуки, напоминающие самые отвратительные образцы кошачьего творчества с таким себе душераздирающим подвыванием. Я тогда валялась у себя в уголке, когда выглянула и увидела источник этих звуков, глаза стали очень круглыми.
   Мелкий и Второй на два голоса тянули это... эту... гм, песню. А остальные слушали и покачивались в такт. Это меня поразило больше всего. Другой народ, другие вкусы. Но настолько другие?! Подошла, послушала - меня заметили и остановились. Предложили тоже спеть.
   До конца выполнить интернациональный долг любого попаданца не удалось, так как не вспомнила до конца ни одной песни. Да и очень давно не пела, голос сел, и я сама слышала, что жутко фальшивлю. Вспомнились пара куплетов из Катюши, пол-Фантома, "Я свободен" Арии - тоже не до конца. Потом рассказала начало Бородина и напоследок напела "А Элберет Гилтониэль", имитируя исполнение Айре и Сарумана. Голос в конце разошелся, и получилось очень неплохо, но... Я пела и сама чувствовала сильный контраст. Не думаю, что они смогли воспринять хоть что-то, как и я их музыку. Слишком разный подход. Отдала деревяшку с натянутыми полосками связок, изображающую музыкальный инструмент и отправилась прогуляться. Слушать их музыку для меня слишком сильное испытание.
   Забавно, но первое что вспомнилось - это татушки и их незабвенное "Я сошла с ума". В моей голове свалка всякого хлама, причем большей частью бесполезного. Не выдержала и напевала эту липучую песенку все время прогулки. Даже в полный голос. А потом спела "мальчик-гей", напоследок - "покажи мне любовь" в обработке Раммштайна... Ура тому, что никто не слышит, а если и слышит - не понимает!
  
   Через пару дней Первый ушел очень надолго, а когда вернулся, то принес радостное известие - он нашел выход. Это здание было большущим, пустые залы соединялись множеством ходов, выполненных в виде геометрического 3D лабиринта. Предыдущие наводнения нанесли кучи мусора и даже целые россыпи камней, поэтому многие коридоры были забиты. Мы поделили здание на части и пытались найти что-нибудь, позволяющее выйти отсюда. Первый нашел путь в никогда не затапливаемую ранее часть здания!
   Пока добрались, прокляла все, особенно строителей. Большие открытые проемы в каждом зале намекали на что-то летающее, а нам тут ногами перебирать надо. Последний отрезок пути пришлось пробиваться через пробку из мусора. Окончательно расшугали ящерок, переползание через порог - и мы очутились в другом мире. Чистый светлый зал, ровный пол с красивым узором по всей площади, высокий полупрозрачный потолок, открывающий вид на небо. Из-за обилия белого и песочно-желтого, казалось, что светит солнце - уже почти забытое Солнце моей Земли. Пол был чуть темнее, коричневатого оттенка, а линии узора напоминали извивы дыма от сигарет.
   Красиво и непривычно чисто. Мы оказались на последнем - седьмом или восьмом этаже. И в конце этого зала был очередной проем и от него прямо в небо вела невесомая дорожка!
   Как они этого добились, не знаю, но снизу она была совершенно прозрачная, а при взгляде сверху становилась молочного оттенка. И пока мы шли по ней, я пыталась представить, как все это выглядело с высоты птичьего полета. Укрытая чем-то невидимым от дождя, что пропускало свежий воздух, она не доставляла никаких проблем - кроме уже привычного наклона. Изредка прекращающийся дождь позволял рассмотреть больше подробностей.
   Строгие геометрические формы крупных зданий, остроконечные крыши, заполняющие пространство между ними, белое кружево дорожек и мостиков, прекрасно видимое сверху... Светлый, красивый город, в котором не было ни одного круглого сооружения. Через два условных дня плутаний он сидел уже в печенках, так что по сторонам я особо не смотрела.
   В один прекрасный момент дошли до абсолютно белого здания, край которого напоминал волнистую ракушку, дорожка приклеилась к одной из волн и сменила цвет на темно-серый. Дождь ненадолго перестал, и мы оказались на бесконечной белой площади. Шли, шли, шли. Волны постепенно мельчали и на их гребнях можно было рассмотреть другие дорожки. Они сошлись вместе у винтовой лестницы, а дальше была невысокая стена. Мы медленно поднялись по широкой белой лестнице, оказались на треугольной площадке, нависающей над пропастью и...
   Все. Дорога закончилась.
  
   22.
  
   Да, все сроки давно вышли. Три месяца болтаться как льдинка в проруби по воле обстоятельств и вообще ничего не добиться - это для любой порядочной попаданки слишком. Ничему не научилась, два плюса - выжила и в плен не попала. Остальное находится в категории "нейтральное" или "минусы". Сижу на краю площадки и кидаю вниз мелкий мусор, попадающийся под руку - пара листиков, палочка, камешек, дохлая ящерица... Тщательно вытерла руку и прекратила заниматься фигней. У площадки ни намека на ограждение, рептилоиды собрались внизу и что-то бурно обсуждают. Честно говоря, я даже немного растерялась, когда дорога внезапно закончилась, а вот они огорченными совсем не выглядели.
   Насколько я поняла смысл обсуждения над картой Первого, мы достигли подходящего места и все равно вскоре должны были сворачивать на запад, к побережью. Еще из тех давних обсуждений помню, что на севере острова в виде полумесяца стоит башня - то ли маяк, то ли исследовательская станция. А может торговая база. Главное, что та часть побережья посещается и там плавают корабли. И если туда добраться, то будет легче.
   Но я так понимаю, что сейчас начнется самый сложный участок пути - в горах. Сомневаюсь, что там будет любезно проложена еще одна дорога. Так повезти во второй раз просто не может.
   Посмотрела вперед. Даже если бы дорога не закончилась, дальше бы пройти не получилось. Здесь постоянно дует сильный ветер и в облаках образовались разрывы. И, несмотря на всю смазанность картинки, видно, что горные хребты сходятся ближе друг к другу и внезапно горы заканчиваются. То, что есть там, горами назвать тяжело - просто кучи мусора и обломков. Высокие, но бесформенные и плохо проходимые. Да и если идти дальше, то сила тяжести тоже увеличится и самое слабое звено нашего отряда придется либо тащить, либо бросать.
   Тут волей-неволей порадуешься провидению, угробившему Вонючку и Кенгура. Учитывая, что живут они неподалеку от Крыланов, то здесь они были бы обузой. Ветер дунул в лицо с такой силой, что дыхание перехватило, а влажные волосы встали дыбом. Этот же порыв донес до боли знакомый запах. Отлично, впереди еще и вулканы!
   Нет, точно пора сворачивать. Спустилась по лестнице и стала у стенки - хм, а здесь гораздо теплее. Через некоторое время определились с направлением, и мы снова пошли. Нет бы для разнообразия полетели или хотя бы попрыгали, нет - мы снова идем. Гуськом. Опять вошли в зону дождя.
   Со стороны, наверное, напоминаем отряд Гэндальфов - все с посохами, без шляпы, правда, в давно завонявшихся плащах из шкур, раньше защищавших продукты.
  
   Я давно сбилась со счета дней. То, что я здесь больше трех месяцев - точно, а вот насколько больше я не знаю. Город покинули легко - пошли по крайней дорожке, добрались до одного из зданий на окраине. Оно было почти целиком затоплено, а с другой стороны - засыпано. Зашли в дверь, вылезли в окно и потопали под проливным дождем уже по горному склону. Кстати, в этой комнате было полно всякой металлической и деревянной резной и крученной фигни - тоже под стазисом, предназначение которой осталось неизвестной.
   Гора была невысокой и достаточно пологой, но мы все равно потратили целых шесть дней, пока не добрались до вершины. Блуждания в дожде вперемешку с туманом не дали возможности выбрать нормальную дорогу. Буквально в полукилометре от нас сквозь облака виднелся удобный низкий перевал. А мы невольно заперлись чуть ли не на вершину.
   Зато она торчала островком из облаков, и мы смогли посмотреть вперед. И мне стало хреново... Я, конечно, замечала что-то темное за горами еще когда мы шли по долине, но упорно считала это тучами, да и облака возможность рассмотреть что-нибудь давали нечасто.
   Это были не тучи. Это была или монументальнейшая гора или целый горный хребет. По сравнению с этой громадой наша горная гряда выглядела как цепочка невысоких холмиков. Даже камешков. Или как бородавка по сравнению с носом.
   Вершина нашей лысой горы, впереди облачное море и в десятке километров от нас из него плавно возносится складчатый склон. Он окутан дымкой, но видны широкие промоины, вмятины и складки поверхности. Уже на половине видимой высоты начинают встречаться отдельные белые пятна, чуть выше и гораздо левее нас - по склону сползает язык ледника. Второй ярус облаков скрывает подробности. Через разрывы в нем видны белые пятна, но вершин все еще не видать. Солнце светит с очень непривычного ракурса - сбоку, зловеще подсвечивая красным каемки облаков и окрашивая в алый горный склон. А яркий свет после долгого отсутствия режет глаза. Мы смотрим на запад, так вот - справа хребет скрывается за туманной дымкой и кажется, становится еще выше и монументальнее. А влево он уходит за горизонт... Зато теперь понятно, что за белые пики я видела в хорошую погоду с Озера.
   Да это же полный песец. Невольно оглянулась на аборигенов - на их лицах обреченное и решительное выражение. И любопытные взгляды на снег. Только Первый хмурится и задумчиво смотрит на остальных.
   Экватор = тепло. Экватор - это очень тепло. Они же просто никогда не видели снега! И блин... Там же холодно. Они просто замерзнут.
   Переглянулись с Первым и невольно очень похоже вздохнули. И пошли вперед.
   А что делать-то остается?
  
   Описывая следующие десять дней, мне хочется сделать сразу две вещи - скорбно промолчать или высказаться не совсем литературно. Черт.
   Короче - сначала мы спускались вниз под непрекращающимся ливнем. Затем по скользким обломкам перебрались через бурную грязную реку - под ливнем. И под непрерывным ливнем начали подниматься.
   Я два раза чуть не утонула, трижды вытаскивала аборигенов из-под воды/осыпей/из грязевых озер. В качестве экзотики - на Мелкую упало единственное замеченное большое дерево, а Водяного укусил камень, на который он присел отдохнуть. Зато мы обнаружили источник пищи. Жрать псевдокамни приходилось без огня, который развести было просто нечем.
   И несмотря ни на что, когда начался подъем, даже Крылан оживился. Из последних сил, без остановок, мы взбирались вверх. Сначала перестал дождь. Затем вокруг посветлело. И вскоре мы увидели небо! А потом - солнце!
   Сутки отдыха пошли на пользу - вещи высохли и мы наконец-то наелись. А еще согрелись. Меня по-прежнему удивляет собственная стойкость к болезням.
   Отсюда было видно облачное море под ногами - такое плотное, что создавалось впечатление, что по нему можно плыть на корабле. Из него издевательски близко торчали островки вершин гор рядом с городом. И дальше тоже были горы. Кое-где бушевала гроза, северная часть неба была затянута черной-серой пеленой пепла, редкие столбы пепла также виднелись на юге. Вон то дальнее извержение - наверно Левый и Правый вулканы. Даже не верится, что мы были там. Маленькие клочки кучевых облаков разбавляют общую мрачность картины. Мы находились над первым ярусом облаков, над головой пробирались редкие холодные облака второго, виднелись в разрывах полупрозрачные перистые облака, затягивающие полосами и рябью небосвод.
   Здесь хорошо. Я закинула руки за голову и потянулась. Потом взяла свежую травинку и выплюнула пожеванную старую. После холодного ужаса внизу здесь просто прекрасно.
   Подсознательно ожидала увидеть здесь голые скалы, обрывистые кручи и вертикальные стены для подъема. Оказалось - ничего подобного. Угол подъема был около тридцати пяти-сорока градусов, изредка больше. Во-вторых - склон издали казался почти ровным с редким изменением рельефа, а здесь чувствуешь себя как среди холмов. Из-за масштабов хребта потерялась перспектива, и складывалось полное впечатление, что мы идем по равнине. К уклону можно привыкнуть. А еще здесь было множество ручейков, буйное разнотравье, разбавленное низкими кустарниками и отдельными кривыми деревцами.
   Живности много, в основном встречаются привычные мелкие змеи-ящерицы с добавочными украшениями в виде воротничков, рогов, коготками на кончике хвоста. Иногда на камнях вальяжно валяются особи покрупнее, напоминающие варанов. Видела создание, похожее на ежа. Коричневые короткие иголки и длинный гибкий хвост. И маленькие крылышки. Без комментариев.
   Зелено-синие травы, толстолистые серо-зеленые кусты, отдельные черные, коричневые и рыжеватые растения, искривленные веточки деревьев, усеянные короткими хвоинками и с маленькими шишечками на концах - и порхающие тут и там стайки колибри местного разлива в виде миниатюрных летающих ящерок. У них было две пары крыльев и толстенькие задние лапки, маленький хвост и маленькая голова с крокодильей челюстью. Длина этих созданий колебалась от пяти до пятнадцати сантиметров, а раскраска была оттенков голубого, желтого и белого. Еще встречались дву- и трехцветные экземпляры. Колибри надкусывали растения и пили сок, могли перепилить кожуру орехов, а так же оторвать кусочек мяса. Сейчас я наблюдала, как двое желтых трудятся, разделывая их неудачливого бледно-голубого сородича. Эта зараза неожиданно цапнула меня за ухо и я машинально ее прихлопнула, словно крупного комара.
   В ложбинках полно мелких травинок с утолщением на конце, которое по вкусу напоминает водянистую малину. Еще на кустиках висит множество достаточно крупных семян разной степени зрелости - похоже на орехи. А пропеченные и раздробленные орешки дали неплохой напиток с легкой горчинкой. У ручейков растет разновидность травы с земляными сладковатыми клубнями, а в заводях водится рыба.
   Жить можно. Надо будет с Первым определиться, как подготовиться к дальнейшему переходу. Веревки точно надо обновить, да и в запас наделать. Еще нужна теплая одежда, или хотя бы второй слой кожаной. Надо наделать запасов - выше подобная лафа точно закончится. А еще... Я повернула голову на движение слева и увидела глаз!
   Глаз был размером с яблоко, с круглым зрачком и серого цвета. Он мигнул, хлопнув ресницами. Глаз был в полуметре от земли и выглядывал из-за такого камня, за которым было бы очень затруднительно спрятаться и хомячку. Я замерла. Он тоже. Вокруг колышется трава, а мы не шевелимся. Я медленно начала приподниматься, а глаз чуть шевельнулся и я увидела серую косматую шесть вокруг него... Рывок к нему, цепляюсь через свой посох и со всего маху падаю на живот. От глаза доносится отчетливый сип - и я вижу хоботок под ним. Затем он подпрыгивает и взлетает.
   Озаренный лучами солнца в небе парил гордым орлом одноглазый лохматый футбольный мячик с куцым перьевым хвостом, широкими блестящими плавниками и четырьмя (!) полуметровыми красными птичьими лапами. Он шевельнул лысым серым хоботком, вытянул его перед собой и величественно ускользил, изредка взмахивая просвечивающими на солнце плавниками.
   Я не знала, плакать мне или смеяться. Блин, вот это чудо природы. Любите Природу - вашу Мать! Кто же отец этого чучела?
   Засунула в рот очередную травинку и посмотрела на облака.
   Может, это был просто глюк?
  
   23.
  
   Интересно, меня уже можно называть экспертом по хождению? По дороге ходила, по лестницам ходила, по городу ходила, по горам иду. Наверное, еще нет. Лес забыла. И нужно еще походить по равнине, пустыне и по снегу. Хотя... лучше обойтись без этого.
   Мы всего три дня проторчали в пещере, готовясь к подъему, и двинулись. Мелкая обещала сшить из шкур верхнюю одежду, так что наша задача теперь по пути добывать что-нибудь покрупнее. Наша - моя и Первого. Больше даже моя. Так как, несмотря на хорошие окружающие условия аборигены не вытягивают.
   На меня постепенно свалилась роль ведущего. Подобрать дорогу полегче, выбрать и подготовить место для ночлега, добыть еды. Весело, да? Вчерашняя студентка без опыта похода по горам решает куда идти в когорте местных в чужом мире. Чудилось, что должно быть как-то наоборот - лучше подготовленные, более выносливые и приспособленные аборигены свысока поглядывали бы на выдыхающуюся после труднейших переходов в быстром темпе хлипкую попаданку.
   Реальность в очередной раз оказалась гораздо причудливее.
   К концу подходит первая неделя подъема. Сижу на вершине скалы и жду остальных. Рядом приземлился очередной Глюк. Этот был из Мелких Глюков - тех самых серых мячиков. Любопытные, но совершенно безмозглые создания. У нас в пещере такой два дня жил. Я поймала и притащила показать. А рептилоиды от него шарахались! Один Водяной его погладил и даже развлекался, гоняя его по кругу за кусочками еды. Тот, привязанный за лапку, оставлял ровные цепочки следов. Подбирал орешки хоботом и ловко забрасывал в рот. Ходит, есть, а потом - бац, он становится жутко важным, хвост распушается и на землю смачно шлепается вонючая капля дерьма. Еще они очень легкие, а шерсть ломкая и колючая. Их даже на мех нельзя пустить. Я его выпустила, а он еще пару часов тащился за нами.
   О, идут. Впереди Первый, за ним с приличным отрывом остальные. Спрыгнула с трех метров и подошла к небольшому обрывчику. Протянула руку и помогла подняться. Первый остановился рядом, переводя дыхание, и непонятно посмотрел на меня. В четыре руки быстро затащили остальных и направились к стоянке.
   Небольшая полянка, окруженная стелящимися кустиками, вокруг - стены невысокого ущелья. На дрова приволокла несколько деревьев. Они смолистые и хорошо горят. В паре сотен метров отсюда вообще была пещера и отличное место, но чтобы туда попасть, надо было вскарабкаться на стену. Из еды - пара рыбин и с десяток мелочевки. Рыбу я просто выбросила на берег руками.
   Привал и одновременно ночевка. Хотя для нас ночь теперь наступает, когда солнце скрывается за Хребтом.
   Итоги первой недели - идем ровно, поднялись на высоту где-то около километра. Погода хорошая, иногда холодает. Вокруг еще полно растений, только набор стал меньше, да уменьшилось количество ящерок-колибри.
  
   Топ-топ. Топ-топ. Отличную обувь мне подарили. Жесткая подошва, которая может немного гнуться и мягкий верх с дырочками, от чего ноги не так сильно потеют. И ничего не натирает.
   Мы идем уже две недели. Я привыкла к этому размеренному неторопливому перемещению без особых напрягов. Ну пару дней потратили на обход изгиба неожиданно полноводной реки с очень холодной водой. Ну один раз дождь пошел. Наматываю круги по местности и по камням скачу уже как горный козел. То есть трепетная лань. Я же девушка.
   Играю сама с собой в крестики-нолики. Иногда проигрываю. Считаю до ста на русском и английском, в двоичной и шестнадцатеричной системе. Сначала до ста, а потом со ста до одного. Стараюсь по памяти переводить числа из одной системы в другую. Часто сбиваюсь.
   Подкармливаю Длинных Глюков и раскалываю камни. Ищу драгоценные камни. Смутно помню из геологии о друзах кристаллов, которые располагаются внутри камней и в полостях скал. Надрезаю обломок ножом и сбрасываю с обрыва. Обычно ломается. Интересно посмотреть на внутренности, но пока ничего ценного. Только пара крохотных кристалликов хрусталя. На шум сползаются Длинноглюки. И крутятся вокруг обломков. Они полуметровые, по очертаниям напоминают змею. Только с короткой шерсткой и тремя разноцветными глазами, расположенными на спине. Им приходится забавно изворачиваться, чтобы посмотреть куда-то. Только одно в них мне не нравится - Длинноглюки розового цвета.
   Снова привал. Лениво пережевываю вторую порцию шашлыка и смотрю в огонь. Сегодня нормального места не нашлось, и мы остановились просто в ложбинке. Аборигены научились ориентироваться по стрелкам и выучили числа один, два, сто и двести. Я так отмечаю расстояние до привала в шагах. Им же легче.
   Собираю статистику для НИ-12. Просто характеристики.
  
   Третья неделя. Уже четыре дня пробираемся по горизонтали - дорогу вверх преградил почти отвесной выступ породы. Прошли много, но поднялись чуть. Деревья почти не попадаются, кусты стали совсем низкими и редкими. Травы все еще растут. Иногда попадаются мхи.
   Водяной устроил два сеанса гипноза. Эффекта все еще нет. Но я кое-что придумала, надо будет в следующий раз попробовать. Мелкая спасла мне жизнь - вытолкнула из-под падающего камня. И потом так удивленно на меня смотрела. С чего бы?
   А я думала об отношениях с окружающими. С Крыланом совсем не пересекаемся, раньше он на всех смотрел свысока, но в последнее время снисходит до общения со Вторым и Эльфом. Это когда не валяется трупиком после подъема. Второй меня ненавидит и боится. Эльф просто не любит и относится с настороженностью. Для Водяного... похоже, что являюсь объектом каких-то экспериментов. Для Мелкой - собственный обогреватель и одновременно защита. Забавно. А с Первым... даже не знаю. Он тоже за мной наблюдает, но не так как Водяной. Мы редко видимся - он обычно остается с ними, а я иду впереди. Отношения похожи на нейтральные, но в сложившейся обстановке это можно назвать даже приятельством. А началось все это в Склизкой долине, когда мы застряли на том уступе. Прыгать было нельзя - плесень скрывала камни, можно было запросто ногу сломать. Просто по стене соскользнуть тоже было нельзя - что-то повредило структуру камня, и он стал хрупким. Скорее всего, разъела вездесущая плесень. Хрупким для камня, но руки до костей стереть мог. И одежду располосовать. Короче, я тогда повисла на краю вниз головой, а Первый держал меня за ноги, пока я вырезала выемки для спуска. А потом что-то на меня нашло - и я прямо из такого положения спрыгнула на тушу еды. Уперлась руками в последние выемки и вроде сальто по стене сделала. Окончилось все благополучно, туше было уже все равно, а мне было влом обратно залазить и потом спускаться. Тогда заслужила непонятный взгляд и с тех пор так и пошло.
   Второй случай - после затопленного поселка наткнулись на сеть пещерок, в которых жили прыгучие бронированные лягушки с рогом. Но они откладывали очень вкусные яйца и мы втроем - Первый, Водяной и я пошли добывать их. Передвигались по пещерам точно как спецназовцы по захваченному террористами дому - впереди один, заглядывает за угол, отмашка в виде количества, затем залетаем и в темпе всех мочим. А Водяной обеспечивает освещение. Ну сначала Первый шел, а потом я. Немного неуверенно двинулась. Раз нормально. Два нормально. Три. А на четвертый в Первого чуть последний прыгун не влетел. Его Водяной прямо факелом прибил. Затем Первый на меня наехал - не предупредила, я возмутилась - я показала все пять пальцев... Растопырила пальцы и сунула ему под нос. Он тоже. А на руке четыре пальца всего. Постояли как два дебила, послушали нервное похихикивание Водяного и пошли дальше. Больше накладок не было, а в конце набрали штук двести маленьких круглых яиц.
   Вроде ничего особенного, но некоторые мелочи не дают однозначно определить его отношение ко мне.
   Мелкая успокоилась и теперь снова спит в общей куче. А я как всегда - отдельно. Хватило пары взглядов Второго, чтобы принять некоторые меры предосторожности. Сил во сне меня прибить у него хватит. Серьезно размышляла над тем, как себя обезопасить. Подумала, и не стала делать ничего - мало ли как дальше все повернется, а Первому нужна еда. Мда уж. Прямо не знаю, доброты во мне больше или практичности.
  
   Неделя номер четыре. Случилось немного. Идем вверх. Движемся все медленнее. Воздух становится разреженным и холодным, но кислорода еще много. Постоянно дует ветер. Поднялись почти до второго слоя облаков. Теперь, когда смотришь назад - дух захватывает. Настоящая крыша мира. Мы очень-очень высоко. В один хороший день, когда облаков было мало, заметила бледные зеленоватые сполохи над нами. Дошло не сразу, а потом поняла - это же северное сияние. Наверное, ночью здесь было бы очень красиво - если сияние видно даже при свете, какой же оно силы? Теперь нередко замечала зеленоватую окраску на облаках.
   Со мной все хорошо. Или плохо, это как посмотреть. Сижу на верхушке высокой скалы, с которой высматривала дальнейшую дорогу и наслаждаюсь теплым солнцем и ветром, который трепет отросшие и поседевшие вконец волосы. До "развевает" они еще не доросли. Напеваю строчки из песни "а мы не ангелы, парень". Те, которые "...сотни чужих крыш, что ты искал там парень, ты так давно спишь, слишком давно для твари..."
   Не помню точно, кто автор, но слушала ее не меньше сотни раз и сейчас постепенно вспомнила почти всю. Сзади раздался шорох, потом неподалеку устроился Первый и тоже уставился в безграничную даль. Посмотрела на него и снова запела с самого начала.
   Кстати, я открыла секрет увлекательности повествования. Надо просто пропускать эти однообразные дни и сразу переходить к сути. А то каждый день похож один на другой и кажется, что ничего не происходит. Если в двух словах - мы поднимаемся.
   Но я-то их проживаю, все эти скучные дни. И если описывать неделю, то лично для меня выйдет гораздо больше событий. Четыре дня назад мне стало плохо и я почти сутки провалялась на одном месте. Болел живот. У меня совершенно внезапно начались месячные. Затем все прошло, всего за день, но пришлось стирать штаны. Нашла водопадик, кроме стирки решила помыться. Пока стучала зубами под ледяной водой, услышала шум за спиной. Я сначала схватилась за нож и спряталась, а только потом обернулась - это был Большой Глюк. Он заинтересовался моими вещами, попытался уволочь сумку, но не смог поднять. Кинула в него камнем, и он обиженно улетел. Большие Глюки напоминают желтых пушистых скатов. Глаз - один и находится на кончике хвоста. Или же он летает задом наперед. Я замерзла окончательно и чтобы согреться, голышом бегала по камням, стараясь не думать про рептилоидов. После стирки решила зашить штаны. Достала сохранившуюся на дне пару вязаных перчаток и одну распустила на нитки. Слава богу, хватило ума тогда не выбрасывать. Нашила куски кожи, которые приготовила Мелкая. И получила джинсы с модом +1 на защиту. Прошлась по маршруту, наткнулась на стоянку, поела и ушла вперед. Дорогу все равно разметила на два дня их темпа.
   Ухитрилась починить одну перчатку, сшила грубую варежку на другую руку - я молодец. Считать надоело, в шашках путаюсь, а шахматы мысленно я не вытягиваю. Подумала, что листик с ритуала - единственная связь с моим миром и решила на всякий случай заучить его. Может найдется тот, кто сможет прочитать.
  
   Началась пятая неделя.
   Мы идем.
   Тоска-а-а...
  
   24.
  
   Ура. Ура. Ура. Я могу собой гордиться. Нет, правда. По-настоящему гордиться. Мне удалось вывести наш отряд к перевалу!
   Вчера закончился второй день шестой недели, и мы прошли второй облачный слой. Мои долгие бдения на верхушках скал и постоянные рысканья вокруг принесли результат. Еще три недели назад я на свой страх и риск изменила маршрут таким образом, что пришлось пройти больше и немного наискось, но это оказалось оправданным. На высоте три-три с половиной км мы были на стыке двух гор, вершины которых пронзали синее небо еще в паре километров над головой. В первый раз увидела здесь синее небо. И, во-вторых, здесь было тепло! Ниже по склону уже вовсю лежал снег, а здесь даже трава росла. И за это стоило поблагодарить целую теплую речку, текущую с перевала. Правда, от заснеженных вершин по бокам тянуло холодом, но теплый ветер от реки не давал замерзнуть. А еще сюда дошли все - даже Крылан.
   И я вывела правило движения по горам: не лезть напрямик. В городе ведь как? Засек приметную высотку/вышку/трубу и т.д. и пошел в том направлении, а в горах так нельзя. Лучше обходить препятствия или же искать более удобный путь. Самое странное, что обычно он находится. Ну ладно, это все лирика.
   Итак. Позади невысокий крутой обрыв, ниже которого идет каменистый безжизненный склон с редкими клочками растительности. И речка справа, что водопадом рушится в сотне метров от нас. Облака неторопливо плывут под ногами. По бокам - скалистые завалы, пересыпанные снегом и обломками льда. Чуть вперед - угрожающе нависшие над головой острые белые клыки гор. Или оптическая иллюзия, или они действительно наклонены к обрыву. Вокруг - более-менее ровная площадка, заросшая травой и даже небольшими кустиками чего-то. И рептилоиды попарно валяются, отходя от подъема. Уже пару дней они передвигаются связанные по двое для страховки, склон последние дни стал круче.
   Ну, назад посмотрела, влево-вправо - тоже. А теперь глянем вперед, хоть и не хочется...
   А впереди - прямо как в сказке. Только камня с надписью не хватает. Просматриваются три дороги. Как там? Налево пойдешь - коня потеряешь, направо пойдешь - еще что-то там, прямо пойдешь - голову сложишь. Точно про нас. За неимением коня на левой дороге можно легко не только ноги, но и голову сломать. Да и дымок подозрительный там курится.
   Правая дорога идет поверх исходящей паром и бурлящей воды. Даже отсюда виден льдисто-скользкий блеск камней. Несмотря на густой туман, скрывающий большую часть видимого пути.
   И наконец - прямо. Такого я еще не видела, но что-то сильно сомневаюсь, что мы пойдем туда. Впереди был каменный лес из торчащих в разные стороны острых каменных сосулек: высотой под три этажа, черные и с изъеденной поверхностью. Некоторые угрожающе наклонялись почти под 45 градусов в нашу сторону, а у подножия валялись кучи обломков этих самых скал.
   Посмотрела на кучку рептилоидов. Вздохнула и пошла подыскивать место поудобнее. Впереди еще до-оолгий отдых, так как их активность ограничивалась стоящим на четвереньках Первым. О, вот отличное местечко - теплый ветерок, сбоку нагретый солнцем камень и вокруг травка растет. И аборигенов отсюда видно. Достала подсохший кусок жареного мяса, завернутый в лист, и подозрительно понюхала - вроде хороший. Посолила немного и положила сверху кусок листа-обертки, кисловатого на вкус. Привычно абстрагировалась от еды и вздохнула, щурясь на солнце. Солнышко, тепло, травка вокруг колыхается, еда-вода есть. Снова вздохнула. Когда это уже все закончится?
   Я раньше уже думала, что шансов прожить больше года у меня немного, но среди причин ранней кончины никогда не рассматривала возможность умереть от скуки! Это же полный песец. Перевернулась на живот и посмотрела на рептилоидов. Мысли уцепились за что-то новенькое, и я внимательнее посмотрела на них.
   Мне не показалось, или же наоборот, это как посмотреть. Раньше в них видела больше человеческих черт, а сейчас при всем желании вижу только ящеров. Странные вывихи восприятия. Или же это потому, что меня уже тошнит от одного взгляда на них? Черт, неправильная я все-таки попаданка. Поморщилась и постаралась выкинуть мысли из наезженной колеи. Очередное обдумывание собственного положения ничего не изменит. Лучше еще раз точки с ритуала повторить. Повторила. Даже два раза. Чтобы запомнить последовательность понадобилось пять дней, сейчас повторяю как разминку для пальцев.
   Зевнула, проверила аборигенов - уже трое очнулись. Почесала зудящую шею и достала очередной кусок мяса. Знаю я их уже - сейчас еще кучу времени будут толочь воду в ступе, выбирая путь, а закончится все тем, что мы с Первым сходим на разведку и пойдем налево. Или направо. И будет это завтра. Песец, какое напряжное путешествие!!! Я уже задолбалась. И готова спрашивать у неба: "За что?!". Лучше бы я попала в мир с Черным Властелином и была бы избранной. То есть Избранной. Прожила бы недолго, зато весело. Ну вот, что у них есть, чего нет у меня? Хм, обзовем это НИ-13.
   Итак, НИ-13 "Сравнение стандартного попаданца (женск.) и Синициной А.И."
   1. Внешность. Не блондинка, не рыжая, не брюнетка. Обычная шатенка. Вроде и такие бывают, только редко.
   2. Мозги. В наличии. Иногда сомневаюсь в этом, но сравнивая с другими... Короче, есть.
   3. Спецнавыки. Умею готовить в условиях общаги. Еще огурцы на подоконнике как-то вырастила. Училась играть на гитаре, но уже все забыла.
   4. Здоровье. Обычное. Иногда болела. До попадания никогда ничего не ломала и особых травм не получала. Гибкость - выше среднего благодаря танцам и гимнастике, но и не идеальная. Отличие от обычных попаданцев - спустя четыре месяца поседела, начали слоиться ногти и сломала два зуба о случайный камешек в еде. Регенерация - улучшенная, но идет за счет ресурсов организма. Еще пару переломов и останусь вообще без зубов. Перспектив на восстановление организма нет.
   5. Навыки владения с оружием. Только дубинка. Меч только раз в руках подержала. В ножнах, когда Первый в расщелине застрял. Первое кардинальное несоответствие.
   6. Среда попадания. Вроде Средневековье с остатками более развитой цивилизации. Причем Средневековье 7-9 веков, когда еще никакого расцвета в военном деле не было. Просто в затопленном городе мы с Первым как-то устроили тренировку. Из девяти раз я победила целых два, но в первый раз чисто из-за силы, а во второй - он не ожидал, что я могу настолько изогнуться. Их тела не такие гибкие. Хотя странно - родственники змей, им сам бог велел. Остальные проиграла, но ничего сверхъестественного не заметила. Быстро, технично, приемы какие-то были, которых я не знала - но выучить их не сложно. Это как в первый раз я на танцы пришла и путалась в простейших движениях.
   8. Мир попадания. Совсем не похоже на Землю. Настолько не похоже, что я до сих пор сомневаюсь в существовании магии.
   9. Артефакты. Нож ржавый, одна штука. Разговаривать не хочет. И коня нет. И принца. Тьфу. Я тут вообще недавно вывод сделала, что главной причиной всего, что сейчас происходит, является именно мой ножик. В пещере топор перерубил? Перерубил и глав.злодей умер. А не было бы его - меня или убили бы, или я бы сбежала. И бродила бы в одиночестве по всему полуострову. С учетом того, что поперлась я на север - бродить мне до скончания. В прямом смысле слова.
   10. Сверхспособности. Не отмечено. И супер-пупер магия не проснулась. Еще одно отличие от стандарта. Хотя местным я, наверное, кажусь этаким Терминатором. Ха-ха. Недавно потрясла их тем, что пила кипяток. Ну, это еще в школе учили - чем выше поднимаешься, тем ниже температура кипения. На такой высоте градусов восемьдесят, не больше. Они, правда, вообще еле-еле теплое пьют.
   11. Отношение к личной гигиене. Как говорится, не смешите мои тапочки. После двух семестров в общаге я легко могу не чистить зубы по нескольку месяцев, а туалетная бумага мне так и не понадобилась бы ни разу. Вспомнила неудачную попытку выдавить из себя что-то и поморщилась. Это было неприятно и больше решила таким не заморачиваться. А если бы понадобилось - ничего страшного в листьях нет. Если конечно, за борщевик не схватится. Слава богу, меня это миновало, но в детстве мучения друга впечатлили сильно и заставили выучить все более-менее опасные растения в округе.
   12. Особые способности. Хм...
   Тут я задумалась, даже про забытое мясо вспомнила и откусила кусок. Какие они в книгах встречались? Левитация, рентгеновское зрение, эмпатия... что там еще? Вспомнила про сэра Макса Фрая из Ехо и захихикала. Помнится, у него слюна ядовитая была. Ну, это легко проверить.
   Послюнявила палец и провела по ближайшему листику. Ничего. Как я и думала.
   Короче особых способностей тоже нет.
   Доела, вытерла руки о штаны и потянулась. Задела прислоненный рядом посох и он со стуком упал. Лениво подтащила ногой и, не вставая, подняла. Побитый, со сколами, чуть отполированный в верхней части от постоянного использования. За время дороги он уменьшился сантиметров на тридцать - когда-то заостренный конец давно обломился и нижняя часть стерлась о камни. Поправила ремешок для переноски на плече, посмотрела на облака... Короче, опять плевала в потолок, фигурально выражаясь. Состояние - жутко ленивое, шевелиться не хочется. Вот так дурака валяла, а потом случайно глянула на тот кустик, который слюнявила и оцепенение мигом слетело.
   Листик завял!
   След от пальца послужил линией сгиба, а с двух сторон от него лист выглядел совершенно неповрежденным. Слюна не проела лист, как кислота, а всего лишь попекла его. Похожие повреждения бывают от огня, когда зелень темнеет и становится вялой.
   Ух ты. Не знаю почему, но это наблюдение вызвало ненормально-предистеричное состояние. Казалось бы, что такого? Всего лишь еще один странный факт. Но с каждым новым завявшим листиком, с каждой почерневшей и осыпавшейся от крови травинкой во мне нарастала злость. Веселенькая такая. Хотелось или убить кого-нибудь или побиться головой о ближайшую подходящую поверхность.
   Засунула в рот проколотый палец и задумалась. Заметные изменения от слюны начинаются минуты через две, когда спокойный счет доходит до 130-140. Лист темнеет, вянет и на этом все заканчивается. Если же капнуть кровью, то буквально через сорок секунд травинки начинали темнеть, после чего их структура становилась хрупкой и поврежденная часть отваливалась под собственным весом.
   Если подумать... это бред! Ладно слюна - она служит для первичной ферментации пищи и может обладать какими-то намеками на воздействие кислоты, но кровь ведь ни разу химически не активна. А тут выходит, что для этого мира моя кровь - натуральная кислота. Точно! Пошарила под камнями и капнула капельку на найденного слизня. Через минуту тот сдох. И это не первый случай. Когда всякая мелочь меня кусала, то через некоторое время дохла. Кошмар. Выходит, я - ядовитая. Для местной флоры и фауны. Невольно хихикнула, вспомнив Первого. Главное, чтобы он на меня не покусился, отравится ведь.
   От следующей посетившей меня мысли я даже замерла. Это ответ, почему за четыре месяца я так ни разу в туалет и не сходила. Если от плевка трава вянет, то что тогда в желудке творится? Соляная кислота и желчь в таких условиях способны, наверное, и камень переварить. Блин.
   Долбанная логика долбанного мира!!! За это я его и ненавижу - на необъяснимые прежде вещи рано или поздно, но находится ответ. Где условность фэнтези, где?!
   Вскочила, пошатнулась от очередного сотрясения почвы, схватила свои вещи и направилась к спорящим Эльфу и Первому. Задолбали. И все задолбало. От меня шарахнулись, но мне было все равно. Достала до сих пор валяющуюся в кармане монетку и показала им. Орел - левая дорога, решка - правая. Подкинула, чуть не упала от непривычно сильного толчка земли и пока ловила равновесие, монета проскочила мимо растопыренных пальцев. Воткнулась между камнями и так и осталась стоять. На ребре.
   Так не бывает. Недоверчиво посмотрела на нее и достала из едва заметной трещинки. Это оказалось последней каплей. Не лево, не право... Значит, идем прямо!!!
   Почти пинками заставила подняться недовольных рептилоидов и потащила их вперед. Они не рискнули со мной спорить, а я поторапливала их и тянула за веревки-страховку. Через двести метров колдобин, физических усилий и борьбы с тормознутостью местных я взмокла и немного успокоилась. Отпустила веревки и сама остановилась. Они же попадали, где стояли.
   Задумчиво смерила взглядом опасно нависающие и постоянно сотрясающиеся каменные пики и не менее задумчиво хмыкнула. Решимость идти прямо не угасла, но проснулась осторожность. Да еще и это землетрясение так не вовремя. К постоянным слабым толчкам мы привыкли давным-давно, а все что здесь могло упасть - думаю, уже упало. Но оно сильнее всех за последние два месяца... И становится сильнее!
   На ногах стало невозможно удержаться, и я упала на землю. Пляшущая земля - это стремно. Ходящие ходуном надо головой каменные острия - это тоже всего лишь стремно. А вот жуткий треск, с которым ломаются сразу несколько скал и начинают падать в нашу сторону, причем уползти мы не успеваем - это страшно! И скрежет столкнувшихся многотонных каменных блоков над головой, и падающие вокруг обломки - это тоже страшно. До сжатых намертво челюстей и закаменевшего тела. И невозможности отвести взгляд от сомкнувшихся над головой черных скал.
   Не знаю, сколько это продолжалось, но постепенно все стихло. Гул земли исчез и стали слышны шорохи и стук падающих повсюду мелких камней. Грохнуло неподалеку, будто обвалился большой камень, и повисла настороженная тишина, которую разбавлял только отдаленный шум воды. Воздух заполнила мелкая ледяная пыль, а пространство вокруг затянул пар с реки. И вдруг мы отчетливо услышали отдаленный треск.
   Крак. Хрусть. Тресь. Крак-крак. Треск. И ничего не видно, остается только напрягать слух. Треск ширился и удалялся... вверх?
   Ветром сдуло дымку и мы увидели склон горы над нами, покрытый сетью темных трещин, из которых вырывались столбы пара.
   Треск. Хруст. Трещины ушли за пределы видимости. Все замерло в ненадежном равновесии... Миг - и оно нарушилось. Нарастающий гул и внезапно всплывшие воспоминания из мультиков Мулан и Ледникового Периода подсказали, что будет дальше. Да несложно догадаться и так.
   Это была лавина.
   И все повторилось. Оцепенение перед лицом стихии крепко сжало разум в тисках страха. В таких случаях принято молится, даже если молитв не знаешь, а я вспоминала, как мы ржали будто ненормальные, глядя на приключения мамонта, ленивца и саблезубой белки с желудем.
   Наконец, невыносимый грохот утих, и я смогла расслабиться. Сердце колотилось как бешеное, тело было мокрым от пота и ногтями я проткнула кожу на ладонях, но это все было неважно. Из-за снега вокруг похолодало и при дыхании изо рта вырывался пар.
   Слава богу, все закончилось. Снежную пыль унесло ветром, и нашему взгляду открылась новая картина мира. Площадки за нами больше не было. Остался огрызок метров в двадцать, да и тот усыпанный ледяными глыбами вперемешку с камнем. И все стало белым. Белый туман вокруг, белый снег, белое небо - и черные скалы в этом царстве белого. Вовремя же мы оттуда убрались. Если бы не моя выходка, то там бы остались все.
   Поежилась и поймала себя на мысли, что мне уже как-то совсем не скучно. Горы напомнили, что не терпят легкомысленного отношения. Урок усвоен.
   Удивляясь мощи природы, оглядывала изменившийся за минуты пейзаж и наслаждалась тишиной. Э... Тишиной?
   А куда река делась?
  
   25.
  
   "Я стою на краю, на обрыве над рекой, не могу пошевелить ни рукой, ни головой..." - напевала песенку и наблюдала за вылетающими изо рта клубами пара. Река пропала и тут же мгновенно похолодало. Сзади вяло копошились аборигены с интересом оглядываясь вокруг и робко трогая снег. Что удивительно, никто не пострадал. Пара синяков - и все.
   Брр, прохладно. Раньше сильный ветер не казался настолько пронзительным. Остаться на отдых здесь не получится, придется идти дальше. И именно прямо. Снова посмотрела на бывший водопад. Замерзшие камни и подмокшие белые сугробы выглядели жалко на фоне общей грязи русла. Попыталась туда сходить в надежде на что-нибудь интересное, но меня отпугнул запах и плотная жирная грязь. Я смутно представляю себе вид самородного золота, поэтому эта затея зарание была обречена на провал.
   Похлопала себя по плечам и поежилась. Еще пару минут и придется уходить. Как там дальше?
   "Моя левая нога с края соскользнула, мне осталось только петь, то что ветром в голову надулааааа". Вроде так. Чичерина знает, что поется на берегу обрыва. Хотя обрыв - тьфу, метра три крутого склона, но внизу камни. Убится не получится, а вот сломать себе что-нибудь - запросто. Но зато обвал раскрыл кое-что интересное. Там внизу, под камнями поблескивал белый лед. Оказывается, мы взобрались на старый ледник, который покрылся очень толстым слоем обломков и стал выглядеть частью горы. Причем белые прожилки продолжались до самой реки. А там каменный слой был самым толстым. Что было дальше, скрывал туман, окутавший все вокруг.
   Я распрямилась и глянула в направлении, откуда мы пришли. Обидно, но последний взгляд на пройденный путь бросить не получится. Но вид отсюда должен открыватся был бы отличным. Эх.
   За спиной раздался шорох. Я повернула голову и увидела бегущего на меня Второго. Вытянутые руки и выражение отчаянной решимости на лице не оставляли сомнений в его намерениях. Шаг. Другой. Он все ближе. Но бежит медленно... Делаю полуповорот и шагаю чуть назад - вдоль края. Второй успевает заметить, что меня нет, на лице появляется ужас и он пытается затормозить. Последний шаг до края. Он так близко от меня, что я могу до него дотронуться. Остановить. Но ведь он пытается меня убить?
   А потом стало поздно.
   Он упал молча. От удара о выступ его развернуло в воздухе лицом вверх, и затем он спиной упал на камни. Я невольно поморщилась, услышав глухой звук удара. Но почему-то продолжала смотреть. Рептилоид полежал неподвижно, а затем шевельнулся. Жив. Но двигаются только руки и немного голова. Похоже на перелом позвоночника. И что с ним теперь делать?
   Конечно, ответ был известен в тот же момент. Тащить с собой его никто не будет. Так что...
   Позади раздались шаги. Медленные и шумные. Обернулась и на всякий случай приготовилась бежать. Ко мне приближался Первый, всем видом демонстрируюя, что не собирается нападать. Надеюсь. Подошел к обрыву. Посмотрел на придурка. Долго смотрел. Быстро глянул на меня и сиганул вниз.
   О?
   Раньше он такого лихачества себе не позволял. Соскользнул по склону, вызвав маленькую осыпь и заторопился к еле двигающемуся телу. Присел рядом, приподнял и, похоже, решил устроить себе обед.
   Да, питание ящериного вампира совсем непохоже на наши фильмы. Никакой крови, никакого зловещего смеха. Просто и буднично. И долго. Я даже замерзнуть успела. Правда, так и не ушла, продолжала смотреть. Наконец, он поднялся и пошел назад. Никаких иссохших мумий после себя не оставил. И тут облом. Зато движения стали более энергичными и резкими. По сравнению с прошлым разом, по обрыву он поднялся раза в три быстрее. Протянула ему руку, он поколебался немного, но принял. Налазилась сама, прекрасно знаю, что последний рывок хуже всего. Вытащила его и шагнула назад, изучая изменения.
   Его рука была теплой. Почти горячей. И цвет кожи стал более насыщенным, но немного светлее. Зрачки сузились в нитку. В общем, изменился не сильно. Только движения стали более легкими и резкими. Он будто камень с плеч сбросил.
   Похоже, последние месяцы он жил впроголодь. Кстати, теперь от его дыхания тоже шел заметный пар. Мы переглянулись и пошли к остальным.
   Пора идти дальше.
   Те при нашем приближении несколько напряглись и смотрели так... нехорошо. Не понимаю, при чем тут я? Это же он вампир. Хм, а на этот раз никто не стал возражать против дороги через каменный лес.
  
   Я сама себе не верю, но блин, мы снова идем! О, Господи...
   Под ногами снег поскрипывает, ветер сносит растрепавшиеся волосы на лицо - я никак толком не могу их завязать кожаным шнурком. Может, вообще отстричь нафиг? Идем медленно, обходя встречающиеся на пути каменюки в виде обломков или еще целые. Вблизи они выглядели отвратительно - бугристые, в кавернах и трещинах, покрытые грязным льдом. В основании некоторые из них были до десяти метров в диаметре. Да-да, мы прямо как муравьи на марше. Я завязала лицо косынкой и иногда дула на руки, чтобы согреть их.
   Холодно. Аборигены теперь еле тащатся. Но останавливатся никто не хочет. Тот подъем, потом еще землетрясение с лавиной и снова идут. И снова в гору. Молодцы. Интересно, с чего Второй на меня кинулся?
   На земле почти исчез снег и мы стали спотыкаться-подскальзываться на неровной поверхности, выглядящей очень похоже на поверхность каменных столбов. Я вообще думаю, что мы идем по старому леднику и что эти столбы на самом деле не каменные, а сделаны изо льда.
   Впереди и справа раздался странный шум. А потом нам навстречу потекли первые грязные струйки. Река нашлась. Вода быстро прибывала и вскоре дошла до середины голени. Вокруг все снова затянуло неприятно пахнущими испарениями. Вода минеральная, но пить ее я бы не стала. Ноги мокрые, зато им тепло, остальное тело обжигает холодный сырой ветер. Кайф! Б..!
   Теперь идти стало еще и очень скользко. Это вдобавок к колдобинам и ямам. И к невозможности остановиться на отдых. То и дело слышался плеск от падения кого-нибудь в воду. Через пару мерзких часов относительно сухими остались мы с Первым, вода поднялась выше колена и напор начал сильно мешать движению. А потом, буквально за пятнадцать минут, вода исчезла. Столбы стали встречаться реже и были направлены почти вертикально, туман поредел и запутался в основании скал, солнышко засветило над головами... Благодать. Возле одного из упавших столбов мы тоже попадали с подветренной стороны и устроили привал.
   Что-то я устала. Повела плечами под панцирем, который до сих пор таскаю только из упрямства и некоторого форса перед местными. Сейчас я серьезно задумалась над тем, чтобы его снять. Раньше его было тяжело носить, но подгоняли свежайшие впечатления о скальной черепахе, потом вроде привыкла, а вот сейчас опять тяжело. Хорошо, что кольчуги нет, она тоже килограмм пять-шесть весила, да панцирь столько же. Даже не подозревала в себе такой выносливости. А вот прикинула сейчас, и что-то он стал казатся еще тяжелее, чем был.
   Поменяла положение и от холодного прикосновения мокрых штанин по телу пробежался табун мурашек. Меня передернуло от озноба. Решила пойти прогулятся, а то так совсем окоченею. Меня проводили взглядами, но никто не пошевелился.
   Медленно брела вдоль столба к его основанию. Солнце грело макушку, вокруг висел снова сгустившийся туман, отчего эхо шагов было каким-то искаженным. Чихнула и потерла замерзшие руки. Не заболеть бы...
   Хотя, если вспомнить все, что я знаю о болячках, что-то непонятное мне не грозит. Мне очень не повезет, если в этом мире найдется что-то, что сможет меня заразить.
   Ух ты! Вот это да... Неожиданно.
   Моя догадка о том, что скалы ледяные подтвердилась на все сто. Да еще и что-то непонятное вылезло. Вот стою я на плавно скошенном пеньке от каменной сосульки диаметром метров шесть-семь и с удивлением рассматриваю тонкие белые, серые и изредка черные линии, которые до боли напоминают годовые кольца на деревьях. А в центре белеет неправильной формы клякса с размахом лучей больше, чем хватает ширины моих разведенных рук.
   Во загнула. Кажется, мое сумасшедствие начинает принимать новые формы - в виде чересчур перегруженной словами речи. Хотя, это еще можно терпеть.
   Посмотрела по сторонам - слоистый туман, подсвеченный косыми лучами солнца, мрачные обелиски, разбрасывающие во все стороны яркие блики, отдаленные вплески и багровое солце на ярко-голубом над головой. И вертикально вверх уносящиеся клочки тумана, вращающиеся на невидимых потоках воздуха и быстро истаивающих в небе. Бррр... Выглядит так, будто ледник с сумасшедшей скоростью испаряется - если не учитывать околонулевую температуру. Ну а так - никого и ничего. И тихо. Взгляд снова заскользил по плавным дугам линий, а в истосковавшемся по работе мозгу начала выстраиваться картинка.
   Что-то случилось и многие годы назад поверхность ледника обнажилась и оказалась покрыта острыми выступами. Если бы все шло как обычно, то эти выступы потихоньку бы истирались и таяли, заравниваясь ветрами и наносимыми частичками пепла, камней и пыли. Немного времени - и тут образовалась бы такая же бугристая и ничем не примечательная каменистая площадка, как недавно обвалившаяся. Но теплая река рядом и постоянный ветер привели к тому, что эти выступы начали расти. Каждый год на них оседал иней, захватывая на свою шершавую поверхность мелкую грязь из пепла и пыли, летом он подтаивал и чистая белая полоска отделялась от следующей тоненькой серой линией. Толщина одного кольца была различна по окружности - со стороны реки больше, с противоположной - самая маленькая. Ха-ха! может мои измышления и правильные! От приятного возбуждения усталость отступила на задний план. И я продолжила фантазировать...
   С каждым годом ледяной панцирь становился толще и сжимал глубинные кольца, поэтому их толщина заметно отличается, если сравнивать с наружными - около сантиметра в центре и почти два - на краю. Ну или река постепенно увеличивалась, или стала теплее, отчего количество пара тоже выросло.
   Я попыталась прикинуть, сколько лет это длится. Из расчета десять сантиметров - десять лет. Нет, лучше девять, чтобы не учитывать толстые слои. В общем, если учитывать только хорошо видимую часть с линиями, то получается где-то двести семьдесят лет! плюс-минус еще полсотни.
   Круто! Настоящая летопись истории. Жалко, я не специалист по работе со льдом. Помню, что название у них замысловатое - глянциологи или гляциологи, если не ошибаюсь. Тогда бы я столько информации о климате и всяком таком получила... О чем таком, я представляю смутно, но почти уверена, что много чего интересного можно выяснить. Как-никак это климат, очень существенный фактор влияния. Эх, но придется разбираться своими силами, чтобы понять, что значат эти повторяющиеся темные полоски???
   Каждые одиннадцать полосок идет одна практически угольно-черная. Причем толщина у нее раза в полтора больше, чем у обычной. Но зато она и более хрупкая. У следующего года цвет темно-серый, причем в начале полосы - темнее, а к концу светлее. Следующая полоса уже почти не отличается от обычных, ну а затем все повторяется до следующей темной полосы. Единственное отличие в этих периодах - в кольце перед черным. Оно разной окраски - от белой, до практически черной, хотя чаще всего повторяется неоднородный серо-белый цвет. Будто много маленьких слоев внутри большого.
   Итак, Алина, думай. Думай. Думай... Чего-то совсем не думается. Да и есть опять хочется... Пойду прогуляюсь вперед, дорогу разведаю и по пути подумаю.
   Через полчаса неспешной прогулки с вялым переставлянием почти неподъемных ног у меня было готовы два вывода: что каждые одиннадцать лет здесь повторяется один и тот же природный катаклизм, и что полоса черная от действующих вулканов. Ну откуда еще на такой высоте может взятся такое количество грязи? А кроме вывода, было замечание - сейчас идет то ли девятый, то ли десятый год перед катаклизмом. Сложно было выяснить, так как выплеснувшаяся река заставила внешние слои подтаять. Но это неважно, все равно нас скоро здесь не будет.
   Еще через десяток минут иголки постепенно истончились и уменьшились в высоте, а затем внезапно закончились. Передо мной простерлась неглубокая и заваленная каменными обломками ямища. Над головой висела серо-желтая туманная пелена, на дне ямы поблескивали лужи и в отдельных местах тянулись вверх струйки пара или дыма. Горы тут разошлись в стороны и все пространство между ними занимала этот природный котлован. Насколько удалось рассмотреть, дальше нам опять надо будет подниматся.
   Эх, можно было бы сказать, что даже в этой унылой серости с редкими вкраплениями других, не менее унылых и тусклых цветов есть свое очарование, но то ли я устала, то ли еще что - это был чрезвычайно унылый пейзаж. Грязь да камни. Единственный плюс - тепло. Я вздохнула и поплелась обратно. И даже не заблудилась. Солнце зашло за гору, небо затянули тучки, из которых начала сыпаться мелкая снежная крупа, ноги скользили на обледеневшей земле. Зато согрелась, пока дошла.
   Добралась и застала интересную картину, от которой прямо потянуло очередными проблемами. Притрушенные снегом аборигены стоят вокруг лежащего на земле Эльфа, который даже не пытается встать. Я тоже стала рядышком и задумчиво посмотрела на него. Бессмысленные глаза, осунувшееся лицо с отшелушивающейся хлопьями чешуей, слабые хаотичные движения и практически не двигающиеся ноги. Это произошло незаметно, но буквально за пару часов относительно крепкий мужчина превратился в развалину. Интересно, это и называется "сгорел"? Хотя, не о том думаю. Усталость притупила все чувства и мысли текли в таком направлении, которое все обычно скрывают, некоторые - даже сами от себя.
   Он - бесполезен. Отдых мог бы помочь, но здесь нельзя оставаться. Если тащить его дальше - мы устанем еще сильнее и есть шанс на повторение подобного уже с кем-то другим. Но Второй выбыл и нас осталось шестеро. Без Эльфа пригодных в еду вампиру остается четверо - себя я не считаю. Потеря слишком большого количества крови равносильна усталости, а она - смерти. Если умрет Первый, то одна я с ролью няньки не справлюсь и умрут все. А я останусь одна. Вывод - тащить его придется, причем, скорее всего мне. Посмотрела на Первого и столкнулась с таким же бесстрастным расчетливым взглядом. Отвела глаза. Черт. Прочистила горло. Выдала то, что внезапно всплыло в памяти:
   - Безнадега точка ру. - Причем получилось почему-то на мелодию похоронного марша.
   Кое-как соорудили волокушу, я впряглась... и стукнула себя по лбу. Торопливо сняла с себя железо и нагрузила вместе с сумкой поверх потерявшего сознание Эльфа. Чувствуя непривычную легкость, повела плечами и снова схватилась за веревку. Наверное дальше броню носить бессмысленно. Тяжело, да и опасных животных тут вроде нету. Ладно, посмотрим.
   И вот наша калечная команда побрела сквозь усилившийся снегопад. А в голове все крутилась нескончаемая строка - "безнадега-точка-ру, безнадега-точка-ру, безнадега-точка-ру-безнадега..." в ритм которой попадали шаги.
   Странно, но я думала, что первым откинется Крылатый.
   И почему?
  
   26.
  
   В начале было слово. И было оно матерным.
   А затем был камень - средненький, скажем так, ничем не примечательный камешек с голову размером - но его хватило.
   А потом пришла боль. Внезапно.
  
   Кха-кха... Кхак.
   Легкие горели огнем, и я почти давилась кашлем.
   Кхрр... Ооой... Я сплюнула и заметила, что слюна красного цвета. Черт. Рядом пошевелился Первый. С искаженным от боли лицом освободил левую ногу от придавившего ее камня.
   Ой-ой. Кха. Тьфу. Блин. Фух, наконец-то удалось вздохнуть! Хреново, похоже, нога у него сломана. Попыталась сесть ровно и схватилась за грудь, пережидая очередной приступ кашля. Огляделась. Очень хреново - мы в глубокой жо... яме. Очень, очень хреново!
  
   Две недели назад мы чудом избежали смерти на перевале. Десять дней назад Эльф оклемался настолько, что смог медленно идти с чужой помощью. Девять дней назад путешествие продолжилось - и с тех пор разбились очередные мои иллюзии. Я ожидала, что после перевала мы сразу выйдем на ту сторону гор, но мы успели уже преодолеть три извилистых долины, утыканных гейзерами как подросток прыщами, с их разнообразной вонью и тяжелым воздухом, ухитрились заблудиться в подледниковом лабиринте, попасть в самое настоящее болото, обожраться сомнительного вида водорослями и попасть под снег, дождь и град одновременно. А, еще вчера возле нас взорвался паро-грязевой гейзер и мне серьезно ошпарило руку. Вообще все получили ожоги в той или иной степени, но хуже всех пришлось Крылану - летать с такими крыльями он вряд ли сможет.
   Но самое ужасное - этот участок дороги оказался царством червей. Червяки бывают разные - желтые, белые и красные. Толстые, тонкие. И полосатые. И нормальной еды тут почти нет! Я недавно с грустью вспоминала лягушек. Нет, червяки на вкус так себе, но они мне все равно не нравятся!!!
   Но вернемся к камню. Все как обычно - мы с Первым на разведке-охоте, гм, "собирательстве" так сказать, неудобное ущелье и обвал неподалеку. Нас краем зацепило. И снесло вниз по склону. А камень мне в грудь влепился. Слава богу, я снова в панцире - таскать его за собой было еще неудобнее, чем на себе. Пощупала вмятину, которая не давала толком вдохнуть - вот оно, то самое "как лошадь лягнула". Нда. Посмотрела на Первого, сидящего напротив, и встретила похожий взгляд. Вокруг - каменный мешок, веревка и посох наверху остались, скоро солнце окончательно уйдет за горы, а остальные полудохлые валяются на месте привала в паре сотен метров отсюда... Очаровательно.
   Наверху загремело, и мы напряженно замерли, вслушиваясь. И услышали знакомый дробный стук над головой - снова сыпались камни. Малоприятное ощущение, когда над головой пролетают булыжники, хорошо, хоть падали на другую сторону ямы, а не нам на головы.
   Ну, я так думала. Я еще успела увидеть, как Первый дернул меня к себе, услышать треск за спиной - а потом темнота.
  
   Туман в голове, общая вялость и подташнивание. Сколько времени прошло - кто знает, на ощупь затылок целый, только кожу рассадило и пальцы теперь липкие от крови. Первая помощь при сотрясениях мозга... Черт, там что-то простое, как-то лечь надо. Не помню. Да и не получится - нас хорошо присыпало камнями. Да и дождаться врача не выйдет - нету врачей. И бинтов нету. И воды. Что-то мне нехорошо. Закрыла на секунду глаза и, кажется, отрубилась.
  
   Лежим лицом друг к другу на расстоянии меньше полуметра. У Первого сломана нога, у меня на бедре огромный ушиб, так что малейшее движение прошибает все тело аж до слез из глаз и зубовного скрежета. И ждем. День-другой и кто-то из нас оклемается первым. Проще было бы, если бы путешествовали вдвоем - как самые сильные (особенно я - ха-ха), но это нереально. Солнце окончательно заходит за гору и тут же резко холодает. Еще и туман! Вот черт, это будет очень весело.
  
   Уже утро. Мы у обрыва, где реже падают камни. У меня опухла нога - похоже на трещину или вывих и ошпаренная левая рука отказалась двигаться, ну и по мелочи - температура, озноб и обезвоживание. Сидим спина к спине с Первым, которому относительно повезло - он отделался только одним переломом бедра. Чистый, аккуратный закрытый перелом середины большой берцовой кости. Первая помощь обездвижить конечность кха-кха... для транспортировки наложить шину из подручных материалов. Холодно... Нельзя накладывать на голую кожу, нужно что-нибудь подложить... чертов кашель!
   О чем я там думала?
   От малейшего движения болит, кажется, все тело. В стылом ознобе тумана тепло прислонившегося Первого почти не чувствуется. Холодно...
   И одна фляга на двоих.
   И шансы что придет помощь - нулевые. В горах даже сотня метров может быть непреодолимой пропастью. Да и как они нас найдут в этом каменном лабиринте?
   Губы сильно потрескались. Воды еще с полстакана... Один маленький глоток - это все, что могу себе позволить.
   У героев-попаданцев не бывает медленной и мучительной смерти. Ну, или они потом в виде зомби или лича там ожить могут. Явно не мой вариант. Призрак? Я не особо верю в загробную жизнь. Больше нравится идея о перерождении. А крестик ношу на всякий случай.
   И место для смерти что-то не очень красивое. Только камни, грязь и вонючий туман.
   Зато компания вроде неплохая. Ха-кха-кха. Ложу флягу обратно и сжимаю руку рептилоида - он сжимает в ответ. Живой еще, а то давно не двигался.
   Как же холодно...
   Но я все еще могу терпеть, поэтому никакого самоубийства. Я еще на том озере решила, что уйду так только в случае невозможной жизни. А пока - скорее очень-очень плохо.
   Итак, упростим ситуацию и разработаем алгоритмы возможных действий.
   Я могу выжить, если убью и съем Первого. Этого должно хватить на естественное восстановление. Но у этого решения несколько минусов - он будет сопротивляться. Это самый первый и существенный. Второе - еще не факт, что тела хватит на все, ну и мне просто не хочется так поступать. Да и с учетом предполагаемой продолжительности моей оставшейся жизни - это просто-напросто бесполезно. Любой ценой прожить еще пару месяцев... Ерунда все это!
   Обратное - бесполезно. Если кушать будут меня. Недавно смеялась над своей ядовитостью, а теперь это могло бы сильно помочь. Да, в текущих условиях добровольное донорство могло быть единственным шансом спастись.
   Помощь со стороны? Невозможно. Нас не найдут, даже если будут искать. И не факт, что помогут, даже если найдут.
   Добраться до воды и еды? Шанс есть, но ближайшая лужа - метрах в сорока от края насыпи и больше чем в сотне от нас, да еще и значительно ниже. Пробраться двум калекам под постоянными камнепадами к минеральному концентрату солей в виде мерзкой липкой грязи и к осточертевшему меню из червей? Да лучше сдохнуть, чем так мучиться! Да такое возможно, только если есть великая цель в жизни! Которой у меня нет.
   Речь идет о времени. О времени. Я брежу.
   Ох, забылась и шевельнула рукой. Все-таки это больно. Замерла, дожидаясь пока боль пройдет. Не, надо что-то делать. Я уже себе все отсидела.
   Но... что?
   Черт.
  
   Солнышко светит. А мне холодно. Озноб так и не прекращается. Самочувствие поганое. Дома под одеялом болеть было проще...
   Мы теперь сидим рядом и смотрим на безрадостный пейзаж впереди и на два предмета перед нами - флягу с последним глотком воды и мой ржавый чудо-ножик. Оказывается, Первый знал, что я ходячая отрава, поэтому ожидаемого нападения не было. Я не совсем помню прошедшие пару часов, но, похоже, что великой цели у него тоже не нашлось и по обоюдному уговору вечером все закончится. Если мы правильно друг друга поняли.
   Ну что ж, такого варианта своего конца я даже не предполагала. Думала, будет как-нибудь побыстрее, чтобы раз - и все. Итоги жизни я подвела еще за время бесконечного одиночного подъёма на этот Мировой Хребет, так что сейчас и заняться-то нечем. Хотя...
   Кофейку бы сейчас. Или горячего сладкого какао - большую кружку. И картошки молодой, варенной с молодым укропчиком и политой сливочным маслом - дома уже весна должна была наступить. Я закрыла глаза, представляя себе все это, и сглотнула вязкую слюну. Чего еще не хватает? А, да! Нежные эклеры с воздушным кремом - это на сладкое. И эскимо. Не особо люблю шоколад, а так могу его есть. Сыр, колбаса... Нет. Шашлык! Ум, мне показалось, что я даже почувствовала его вкус и запах. И мы всей семьей сидим в парке - как в детстве. И едим шашлычок из нежной, маринованной змеятины!
   Тьфу, чертовщина!!! Мое виртуальное пиршество оказалось нарушено совершенно неожиданно. Неужели я действительно мечтала о шашлыке из змеи?! Охренеть. Этот мир оказал свое влияние даже в моих вкусовых пристрастиях.
   Открыла глаза и невидяще посмотрела прямо на солнце - змеиный яд при попадании в кровь заставляет ее свернуться и получается тромб. Хотя это не единственное его действие. А в Индии яд считается целебным. Они его пьют, а в желудке он разлагается на безобидные составляющие.
   Хм. "В капле лекарство, в ложке - яд". И змея, обвившаяся вокруг чаши. Концентрация... Мда. А что я теряю?
   Зажимаю флягу между колен, неловко одной рукой вытаскиваю затычку и так же неловко режу себе ладонь... ну, это должен был быть аккуратный прокол. Нож выскальзывает из пальцев. Пофиг. Старательно прицеливаюсь - и первая сорвавшаяся капля падает на горловину. С третьей попытки кровь и остатки воды смешиваются. И еще одну капельку - просто так. Поболтать и протянуть измазанную в крови флягу молча - он последнее время не произнес ни звука - глядящему на меня рептилоиду. Надеюсь, мягкую кожу емкости быстро не разъест. Первый берет за чистые участки и пару секунд смотрит на флягу, а потом на меня. И без малейших сомнений пьет.
   Сидим, молчим. Я сжала руку в кулак, чтобы закрыть порез... зачем-то. Наверное, это была глупая идея - так разбрасываться кровью. У меня темнеет в глазах, и голова клонится на согнутое колено.
   Надеюсь, он все же исполнит уговор...
  
   27.
  
   Жизнь - странная штука. Вот готовишься к смерти, стараешься не вспоминать родных, ведешь себя как стоик! А стоит только выжить - льются слезы. Глупо это. Глупо. Почти час хлюпала носом и разводила сырость. А все почему? Просто в своих расчетах я забыла учесть чудо. Глупо-глупо-глупо...
  
   Я очнулась на следующий день. Наверное. В небольшом закутке на дне того самого каменного мешка, где собиралась помереть. Рядом - мои вещи и сумка Первого. Неподалеку пепел от остатков небольшого костра, котелок с тряпкой-фильтром собирает падающие сверху капли. На мне лежит одна из шкур, которые мы использовали для сна как подстилку для сна, подо мной - вторая. Панциря и обуви нет, но кроме этого я полностью одета. Здоровьем и не пахнет, но это и неудивительно. Глаза закрылись сами собой и я заснула.
   Следующие несколько дней помню урывками и не уверена в реальности некоторых вещей - например, когда Первый чистил большую блестящую рыбу. Где он ее взял? А некоторые вещи путаются в памяти, потому что явно нарушена последовательность событий. Никогда так сильно не болела.
   Когда мне стало лучше, и я полностью осознала, что еще не конец и устроила слезливо-сопливую тихую истерику - надеюсь, Первый списал это на последствия болезни - основным чувством стало какое-то недоумение. Не радость, не злость, а какая-то пустота внутри. Экзистенциальное переживание предсмертного опыта должно было оставить после себя глубокий отпечаток... Ха-ха. Ничего подобного. Все мысли о высоком моментально улетучились, когда рептилоид достал из углей еще одну запеченную рыбу. Значит, мне не показалось тогда!
  
   О да! Пища богов! И никаких червяков!!!
  
   Еще через день я смогла доползти до того самого места, где нас застала злополучная осыпь. Слабость, одышка, тяжесть в ногах и легкое дрожание коленей. И голова будто пенопластом набита. Блин, дальше идти будет очень напряжно. Хорошо, хоть Первый помог взобраться. Потом, когда он отправился за остальными, я откопала свой посох и ходить стало немного проще. Спряталась от возможных осыпей под большим валуном и стала ждать. И снова думать.
   Солнышко пробивается сквозь мутную хмарь - ее запаха я уже не чувствую. За исключением самочувствия - тепло, хорошо, приятная сытость от очередной рыбки и тепло от чашки кипятка перед выходом. Жизнь хороша. Наблюдая за движением тумана, я стала подводить итоги.
   Итак. НИ-14. "Характеристики чуда"
   Моя кровь обладает достаточной энергией или еще чем-то, чем питаются местные вампиры, чтобы в несколько раз ускорить регенерацию. Формулу "три капли крови на глоток воды" я тогда угадала. Повезло. В обычном случае на один день хватает двух таких приемов раствора, но лучше использовать две капли. Т.е. суммарно грамм 50 воды и четыре капли крови в день.
   Дальше идут минусы.
   Слишком много крови - и вампиру плохо. Вода с другим составом - сильно болит живот. От дистиллированной воды с ледника его тошнило. Мда. Моя кровь совсем не панацея, а скорее энергетик-стимулятор с токсичным эффектом. То есть применять только в экстренных случаях, а просто так пить нельзя. Да еще нам тогда откровенно повезло с составом воды, который не дал постэффектов. Супер везение, можно приравнять к "роялю в кустах".
   Вывод по НИ. Чудеса случаются. В следующий раз учту. По результатам первых опытов наличие остальных рептилоидов в походе необходимо, как запас для Первого.
   О, вон они идут. Надо же, не разбежались.
   Итак, Мелкая рада, Водяной даже рукой помахал, Крылан выглядит будто одурманенный и ни на что не реагирует, Эльф же глянул так, что я моментально поняла - наедине с ним не останусь. И спиной не поворачиваться. Такое лицо злодеи корчат, когда их план сорвался. Ну, с учетом моих скудных знаний выражений лица рептилоидов. Интересно, он как-то может быть связан с недавним случаем? Если самого его точно рядом быть не могло? И если это правда - что, меня однажды попытается убить каждый из них?
   В сопровождении таких мыслей мы прошли по склону метров сто вперед и спустились в следующую, гораздо более широкую и глубокую ямину. В ней было безопасней, из-за того что обвалоопасный участок закончился и там было то место, где Первый добыл рыбу - выход ледника.
   Отлично, всего два дня каторжных работ по раскалыванию льда в ледовой яме и мы наконец-то наелись нормальной еды, сделали запасы на будущее и даже немного отдохнули. Среди добытых образцов попадались самые разные рыбы, несколько змей, один крупный нечто и даже рыба наподобие кистеперой из учебника биологии. Предок местных динозавров - страшнючая, с удлиненными лапами-плавниками, кривыми зубами в палец длинной и рогом, как у носорога. Сама она метра два была вместе с хвостом, но мы ее по частям добывали и ели, я потом по остаткам скелета прикинула. Вкус у нее, кстати, был не очень. Но с голодухи даже кости прожарили на костре и часть сгрызли, а остатки в муку превратили.
   Двинулись в дорогу в сопровождении мелкого бесконечного дождика. Было ненормально тепло. Мы шли в низине, с трудом выдирая ноги из липкой глубокой грязи, в постоянном тумане и неумолчном шелесте капель. Промокло все. У меня из-за этого половина вещей в зеленый цвет окрасилась из-за выпавшего мохового комка, играющего роль чернильницы. Он еще давно достался от чувака, послужившего причиной попадания в этот мир. Сумка, вещи в ней и задняя часть штанов покрылись зелеными пятнами и потеками. Ненадолго, правда, их скоро грязью залепило, но потом я еще долго на зеленые пятна на теле натыкалась. Мы шли, а над нами в редких разрывах туч с сумасшедшей скоростью неслись низкие белые облака.
   Из всего пути запомнилось, что мы с Первым стали чаще разговаривать. За все время путешествия он узнал достаточно русских слов, чтобы у нас даже иногда диалоги начали получаться на пару реплик. Все какое-то разнообразие. Но акцент у него был дичайшим.
   Почти два дня нам понадобилось, чтобы понять, что все, горы закончились. Как-то незаметно ноги перестали вязнуть в грязи и стали оскальзываться на камнях, потом начал прекращаться дождь и постепенно воздух стал суше и прохладнее. Снова появились ручейки, текущие нам навстречу.
   А потом вышло солнце, ветром сдуло туман и оказалось, что мы на обширном каменистом плоскогорье. Впереди виднелась еще одна возвышенность, но гор больше не было. И здесь мы решили устроить долгий привал, чтобы привести себя в порядок.
   Встречались какие-то невысокие кустики, занимавшие достаточно большие участки сплошным ковром. Мха было много, пробивалась трава, покрытая пушком. В неглубоких широких речках водилась рыба. Кстати, теперь они текли чаще поперек нашего пути, слева направо. А еще я видела лису. Или тушканчика. Или что-то мелкое и пушистое с четырьмя лапами. Если бы оно не летало на крыльях, и не было бы в тон растениям розовато-лилового цвета, то можно было бы подумать, что оказался на севере в какой-нибудь тундре. Живых рептилий не встретилось, но нашлось кладбище множества летающих ящериц. Я его по запаху нашла. Целый вал из костей, обрывков сгнившей кожи и ошметков внутренностей. При моем приближении кости будто зашевелились и в разные стороны вальяжно начали расползаться голые розовые твари размером с таксу, но с гигантскими непропорциональными пастями. Мелькали еще какие-то мелкие падальщики, но я не стала нарываться, зажала нос и стащила с краю тушу одного из относительно маленького и свежего ящера и унесла к стоянке. Пришлось тащить долго, а после обработки уносить кости подальше от лагеря. Одну все же оставила как дубинку - из сентиментальных соображений. Скальная черепаха - как давно это было...
   К концу недели темная пелена усталости, наконец, развеялась и жизнь снова заиграла красками. Оказывается, мне очень нелегко дался этот переход через горы.
   Ну и ладно. Судя по карте, мы уже близко к побережью и даже вроде на нужной широте. Правда, как мы собираемся спускаться с той верхотуры, на которую забрались? Лето в разгаре, одежду заштопали, подремонтировали, отмылись и отъелись. Еда есть, вода тоже, на меня никто не нападал - ни аборигены, ни животные, а Мелкая даже помогла сделать кожаную броню. Точнее, показала принцип, а свою истлевшую водолазку и издырявленные штаны я обшивала кожей сама. Славься чудо-ножик! Воротник-стойка постоянно жестко впивался в подбородок, так что пришлось-таки обрезать, одежда стала грубой и неудобной, но я с радостью повыкидывала хлам, который работал в качестве подкладки под панцирь для защиты от натирания. И оказалось, что я настолько похудела, что мое тело занимает не больше половины объема панциря. И он болтается туда-сюда. А если его ужать, то и снять быстро не получится. Может, просто выкинуть? Проржавел насквозь, есть пара дырок... Нет. Нельзя. Он может еще пригодится, или срочно понадобиться, а взять новый негде.
   Я вообще вывела Главные Правила Путешественника По Диким Местам:
   1. Не выбрасывать ничего, т.к. это можно использовать повторно.
   2. Вещей должно быть немного. И запас еды - треть от этого немного.
   3. Держать ноги в сухости - это еще с болотной локации после Озера появилось. Там дело до кровавых мозолей доходило.
   4. Посох - незаменимая вещь для путника, с кучей вариантов использования!
   5. Надежные спутники скрасят любое, самое длинное и поганое путешествие.
   Вот.
   Правда я думаю, что эти правила уже давным-давно открыты на моей родной Земле, но для меня это новый жизненный опыт.
  
   - Хорошо живет на свете Винни-Пух! Оттого поет он эти песни вслух! И неважно, чем он занят, если он болеть не станет - а ведь он болеть не станет!.. В голове моей опилки, да-да-да! И кричалки, и вопилки, и шумелки - сочиняю я неплохо иногда! Да!
   Я явно что-то напутала - ну и хрен с ним. Мы с Первым ушли далеко вперед. После отдыха энергия так и прет, хочется попрыгать или побегать, но я сдерживаюсь из-за того, что это обманчивое чувство, я все еще не выздоровела. За спиной тащу самодельный рюкзак с аккуратно сложенным панцирем - и совсем немного он места занял. Плюс, порядок в вещах навела. Там было столько мусора! От всех железок остались только части, которые закрывают руки от кисти до локтя, остальное убрала. И стало гораздо легче. За все это время облазила все окрестности, но ничего опасного не нашлось, не считая могильника конечно.
   - Куда идем мы с Пятачком - большой-большой секрет! И не расскажем мы о нем - о нет и нет, и нет!
   Продолжает вводить в недоумение то, что хоть и медленно, но мы снова поднимаемся вверх. А впереди еще возвышенность... Ничего, туда мы завтра доберемся и, может, уже и спуск начнется. Рептилоиды движутся гораздо бодрее, пропало это ощущение безнадежности и уныния. Надеются на скорый конец дороги. Даже видела потрясающее зрелище - Крылан с Водяным ругались. Я думала, что зомби-крылатик таким и пробудет до самого конца.
   Эх, если бы еще ветер не приносил такой странный запах с той стороны, который чем-то море напоминает - то ли гнилые водоросли, то ли еще что-то, такое... морское. Залезем - узнаем.
   О, а вдруг мы сразу к морю и выйдем? Могли мы взбираться из какой-нибудь низменности, расположенной ниже уровня моря? Очень-очень сильно ниже. Хм.
   - Песня. Два, - мне понадобилась пара секунд, чтобы расшифровать сказанное Первым.
   - Надо говорить: еще песню или еще спой, - видно я слишком долго молчала. Вот ценитель пения нашелся! Ну и ладно. Так сразу про дорогу больше ничего не приходит в голову, так что получите:
   - Мимо белого яблока Луны, мимо красного яблока заката, облака из неведомой страны все опять и опять идут куда-то...
   Идя по каменистой земле в компании с самым настоящим вампиром, да еще и не человеком, затерянные в какой-то редкостной заднице чужого мира, под чужими небесами и распевать во весь голос дурацкие песенки...
   Моя жизнь иногда очень странная.
  
   28.
  
   Горячо! Ай, блиииин!!! Дура! Идиотка!
   Вот с такими мыслями я и хлопала по штанине, сбивая пламя. Дырка в кожаной нашлепке, прожженная штанина и волдырь на ноге - вот результат моих экспериментов. Подняла голову - на меня опять смотрели все рептилоиды. Потом вернулись к обсуждению и только периодически то один, то другой поглядывали в мою сторону.
   Я только что играла с огнем. И еще одно подтверждение того, что технику безопасности стоит соблюдать, даже если ты уверен, что у тебя ничего не получится.
   Но ведь получилось! Теперь я в растерянности - когда Мелкая зажигает огонь, то сложенный из пальцев символ ОК находится совсем в другом положении, да и молчала я, а она что-то всегда говорит. И Первый тоже говорит. И даже Эльф.
   Хм, значит зажигание огня с текстом не связано. Минус теорию "волшебного заклинания".
   Дальше - на самом процессе я не сосредотачивалась, просто сложила пальцы колечком. Вычеркиваем пирокинез.
   Так, что я сделала? Я просто подумала, что солнце светит очень ярко и если бы у меня была линза, то можно было бы поджечь что-нибудь. Ну и пока сидела, сложила пальцы в кольцо и поигралась с тенью, пытаясь добиться того, чтобы тень от руки была без искажений. Потом подвигала выше-ниже и замерла, засмотревшись, а оно как вспыхнет! Если бы у меня в руках действительно была линза, то это могла быть точка фокусировки, но ведь не было ничего!
   Да и пальцы я немного по-другому держала, если сравнивать с рептилоидами. Плюс, они никогда не зависели от солнца, даже в полной темноте зажигали. Ну, попробуем.
   Через пару минут попыток навершие посоха начало тлеть - и в этот раз я сидела в тени. Ха! Теперь я могу разжигать огонь сама и бросить поиски кремня или других искрящих камней. Давно я, кстати, камни в поисках кристаллов не раскалывала! Дальше я баловалась и замеряла правильное расстояние - вышло немного больше сжатого кулака по высоте. Если не соблюдать расстояние - то ничего не происходило. Рядом остановился Водяной и наблюдал за моими опытами. О, привал закончился. И что они решили? Да ладно, неужели в этот раз мы идем вниз?! А, понятно - идем туда, где нет скал, вроде бы там был самый простой путь.
   Опыты вечером продолжу. Если силы останутся после очередного болота на нашем пути.
  
   Кстати, мы так к морю и не вышли. Стоило залезть по нескольким неудобным крупным каменным складкам, как нам открылось затянутое испарениями и утыканное отдельными невысокими скалами пространство. Видимость не превышала двухсот метров, так что мы пошли скорее наугад. Брели снова вверх, выбрались на какой-то пологий холм, с которого сильным ветром сдуло испарения - и куда не кинешь взгляд, везде только туман и скалы. Совещание было довольно коротким из-за сильного холодного ветра, но я успела добавить себе огонька на штаны.
   Ветер в основном дул в лицо и отрывал туман клочьями, которые затем быстро проносились у нас над головой. И еще я поняла, что это за запах. Это йод. Ну и гнилые водоросли. Здесь было полно горячих и очень горячих источников, а все небольшие водоемы были полны жирнющей однородной грязи, почти забиты водорослями, которые влажными гниющими кучами лежали сине-зелено-коричневыми кругами по берегам и прудов, и ручейков, и на камнях, и... да они были везде!!! И там что-то мелкое шевелилось, копошилось и похрустывало под ногами. Ощущения были мерзостные. Зато профилактика грибка и болезни щитовидной железы. Да. Надо во всем искать что-то хорошее, так я говорила, разглядывая пожелтевшую кожу на ногах. Вместе с остатками зеленых пятен от оказавшихся весьма стойкими чернил, зрелище было душераздирающим. Навевало мысли о смертельно больных. Натянула штаны и решила об этом временно забыть.
   Пришлось еще плотно замотать лицо тряпками и щурить слезящиеся глаза. И брести без отдыха почти два дня - на привал там было остановиться негде.
   Потом мы выбрались из этого Ада и радостно встретили голую каменистую равнину с редкими ползучими кустиками и мхом, которая поприветствовала нас снегом. И снова не было укрытия, поэтому брели вперед, пока мы с Первым чуть не свалились в узкую трещину-овраг, в стене которой нашлось небольшое углубление. Мы втиснулись туда, выкинули снег и мусор, застелили пол истертыми шкурами, кое-как завалили вход, оставив небольшое отверстие для вентиляции, наскоро запихнули в себя холодную провонявшую еду и заснули общей кучей. Я забила на меры предосторожности и то, что с момента начала подъема на Мировой Хребет почти всегда устраивалась спать отдельно. Единственное - устроилась подальше от Эльфа. Отрубилась начисто и весь сон какая-то откровенная чушь снилась, которую не запомнила и толком не выспалась. Проснулась первая и пошла на разведку. Я бы хотела еще повалятся, но спину ломило, бок замерз и сопли в носу дышать не давали. Эх, не ценила я свою кровать раньше, вот теперь стараюсь не вспоминать, чтобы на слезы сожаления не пробивало.
   О вчерашней непогоде не напоминало ничего - ни снега, ни пронзающего до костей ветра. Чистое небо с высокими серебристыми прозрачными облачками, заросли какого-то колючего кустарника высотой до колена. В нем возятся маахонькие крабики и какие-то улитки, буквально фаршируя каждый куст. Мы находились на склоне небольшой впадины, которую кое-где разнообразили разнообразные овраги. Поперек нашего движения была небольшая речка, а немного дальше виднелось озерцо, покрытое туманом. Опять горячие источники? Половина растений была темных цветов, а вторая, по контрасту, резала глаза серебристо-зеленоватым цветом. Как изнанка серебристого тополя, только чуть другого оттенка. Более холодного. Эти растения отличались - на них не было улиток, и росли они из четко выраженного короткого толстого ствола светло-серого цвета. Максимальная высота таких растений была мне по пояс, ветки были толстенькими и искривленными, все в каких-то наплывах и узлах. Они были очень прочными, но чудо-ножик справился без проблем, так что дрова у нас появились, правда, когда я оглянулась - во все стороны от веток что-то расползалось. Пойманное существо оказалось многоножкой в имитирующем древесную кору панцире. Ветки остались без наплывов. Я собрала с десяток созданий, подхватила охапку веток и пошла к нашей стоянке. Сбросила ветки вниз, спустилась сама. Закинула многоножек в наспех изготовленный каменный стакан и накрыла другим камнем. Взяла одну из шкур на входе в выемку и снова выбралась наверх - запах из пещерки шел еще тот - и пошла за другими кустами. Расстелила шкуру, потрясла кустики и собрала целую кучку живности. Нарезала веток и вернулась. Добавила в кулек многоножек и в тот же момент все шевеление замерло. Там началась Война. Очень неторопливая, но все же война. Начало военных действий заключалось в том, что вокруг многоножек освободилось пустое пространство, а они опустились вплотную к коже, оставив только по две ноги.
   Как раз к этому моменту я закончила с подготовкой костра, и из пещеры выбрался Водяной. Пока он потягивался, полупрозрачные крабики отважно бросились в атаку. Закованные в ракушку чудовища возвышались над ними раза в три. Следом медленно и неотвратимо ползли улитки. Причем они так разделились, что их на каждую многоножку приходилось примерно поровну.
   Водяной жестами попросил показать, как я разжигаю огонь. Пока мы развлекались с разведением огня, Первый и Мелкая сходили за водой. Когда они вернулись, на поле брани появились первые пострадавшие. Сразу два крабика валялись кверху ногами и не шевелились, а одна из многоножек не могла пошевелиться из-за наползшей на нее улитки. Вот это динамика сражений. Самыми крупными были многоножки - размером с ноготь большого пальца. Коричневатые улитки с удлиненным острым панцирем были поменьше почти в два раза, а крабы еле-ели достигали высотой трех-четырех миллиметров. И скорость передвижения у них была очень низкая. Когда мы поели и собрались уже уходить, сражение было в самом разгаре. Кстати, поле боя... то есть грязную шкуру с полметра в диаметре мы так и оставили там. Кроме Водяного к мини-войнушке внимания не проявил никто. А для еды обошлись старыми остатками - тем более запах от нас начисто отбивал аппетит. Забавное замечание - сколько времени здесь провела, а вот откровенно гнилой еды так и не видела. Она портится, но немного не так, как на Земле.
   Дошли до озера, вымылись - кроме почти кипящей воды там была в наличии шикарная черная грязь, прямо как на лучших лечебных курортах, но нас она не вдохновила. Там мы купаться не стали, нашли один из ручейков, запрудили овраг, через который он тек, и отмылись по очереди. Кстати, нашла, куда стекала вода из речек на плато - почти в полукилометре от озерца был почти незаметный издали глубокий разлом, в котором на дне плескалась вода. Причем сток в него был с двух сторон - и от нас, и с противоположной стороны. Там было полно скал, так что нам с дорогой еще повезло.
   Солнце пошло на очередной круг - или мне кажется, или теперь оно крутится еще выше над горизонтом, чем раньше? По крайней мере, в сегодняшнюю "ночь" солнце лишь ненадолго скрылось за вершинами Хребта Мира. Интересно, сколько здесь длится год? Мы уже месяцев пять или шесть путешествуем, а полярное лето и не думает заканчиваться, скорее наоборот. И да, я полностью сбилась с подсчета времени.
   С "утра" халява в виде пустоши закончилась и нам опять пришлось пробираться по камням, протискиваться между валунами и рисковать переломами в бесконечных трещинах. Все заросло какой-то склизкой дрянью, и шли мы в час по чайной ложке. То ли яма, то ли тень, то ли прогнившая водоросль или лишайник... у меня от напряжения даже глаза слезиться начали. Мы с Первым периодически менялись, и нам очень повезло, что в тот момент он шел сзади. Все смотрели в землю, головами вертеть в стороны времени не было, и когда раздался крик Первого - я успешно навернулась. Увидела причину паники - тоненькая паутинка, растянутая в метре над головами до сих пор стоящих рептилоидов. Я не поняла в чем дело, но если такой сдержанный мужик как Первый так себя ведет - на четвереньки и подальше от паутины! Через минуту неудобного пути я добралась до свободного от паутины места и на всякий случай отошла подальше. За мной выбрались аборигены, а за ними на полусогнутых Первый. Судя по виду, не я одна ничего не понимаю.
   А все-таки это довольно мило - он специально меня предупредил. "Опасность. Небо". Но я его сразу не поняла, к сожалению. Все-таки у него ужасный акцент.
   Пока вампир с очень мрачным выражением лица толкал речь, я рассматривала паутинку. Тонкая, но нити толще, чем у земной паутины и как-то шелковисто отблескивают. Пыли на ней нет, в солнечном свете ее выдает блеск, в тени же практически незаметна. Четко выделенного центра не видно, скорее более плотная область неправильной формы. Эта область сантиметров пятнадцать в диаметре, а подсчитывая по самым концам нитей, которые крепятся к скале - метра полтора на три вдоль расщелины. И ни одного паука. И что в ней такого?
   Первый камень, брошенный Первым, пролетел сквозь паутину так, будто ее не было. Или это было изображение паутины. Второй тоже. Зато в третий раз в полет отправился один из испортившихся кусков рыбы с ледника. И вот на это паутина среагировал - она вся дернулась и прогнулась почти на полметра, рыба на пару мгновений окуталась нитками и затем упала на землю в виде пары осколков костей, покрытых каким-то бурым налетом. От удара косточки без малейшего сопротивления рассыпались в мелкую пыль. И не осталось ничего. А паутина теперь висела немного ниже и выглядела так, будто ничего не случилось.
   Круто. А ведь могли вляпаться. У этой штуки радиус чувствительности около полуметра, вот так схватит и все, прощай голова.
   Потом паутинку будто легким порывом ветра шатнуло и она немного переместилась ближе к нам. Но ветер-то дул в противоположном направлении!!! Впечатлились. Застремались. Быстро слиняли.
   Значит не полметра, крупное скопление живого оно почувствовало с гораздо большего расстояния. Это получается, теперь надо очень внимательно следить за местом ночлега и, наверное, ночью дежурить. Плохо, если и дальше будут серебристые растения, на их фоне паутину будет плохо видно.
   Фух. Что-то я совсем сдала. Всего лишь между камнями пробираемся наугад из-за плохого освещения и того, что ломаем глаза в поисках паутины. Небо затянуто низкими темными тучами, которые будто задевают верхушки скал. Блин, хреново, если дождь пойдет.
   А с паутиной надо будет разобраться - с безопасного расстояния, конечно. И Первого расспросить. О, кажется, камней меньше стало. Ох-хо-хо, моя спина! И ноги. И шея. И даже глаза болят! Скоро привал? Посмотрела на Первого - он выглядел так, будто что-то ищет. Остальные шли будто неживые, просто переставляя ноги вслед за Первым. Только Водяной еще успевал смотреть по сторонам.
   Ладно, если так подумать, то для защиты от паутины нужно расстояние, потому что непонятно, как она среагирует на тот же огонь или воду. А это значит, что подходящим местом будет какая-нибудь голая площадка, желательно без травы - вдруг оно и траву жрет? И если следить ночью, то можно развести по краям поляны небольшие костерки, чтобы заметить ее пораньше. Ну и накопать остатков еды или какой-нибудь рыбы наловить, если водоем попадется. Пошмыгала носом и уныло осознала, что привал будет позже, чем я думала - если нам придется все это проворачивать. Нам, да. Скорее опять мне. Надоело, тьфу.
   Интересно, за все это время я паутину видела только однажды, когда ночевала в панцире скальной черепахи еще в самом начале. Здоровущая была, но я ее не рассматривала. Брр, мороз по коже, когда подумаешь, что та могла быть такой же...
   Блин! Я даже на секунду остановилась. Ведь черепаха была очищена от плоти буквально за пару часов! И если посчитать, что панцирь у нее был на самом деле из камней, как и кости - моя первая костяная дубинка была самой лучшей и тяжелой, то выходит что мне здорово повезло! И получается, что эта пакость может встретиться где угодно! Но тогда непонятно почему растения были живыми. Не, точно надо будет еще одно исследования провести.
   За раздумьями я только краем глаза отметила, что идти стало значительно легче, потом земля оказалась покрыта сплошным ковром мха с редкими валунами, которые также со всех сторон обросли мхом и лишайниками... наверное, лишайниками. Выглядело как что-то вроде бархатных складочек и рюшей на платье, только росло в беспорядке. Отрывалось легко, на разрыве выступал прозрачный сок. Не представляю, что это за растение.
   Странно, вроде потеплело. А, ветер стих. Интересно, почему? Поднимаю глаза выше голов столпившихся и замерших рептилоидов и чувствую, что глаза открываются широко-широко: впереди возвышается настоящая стена леса. Серебристо-зеленого. Затянутого местами паутиной...
   Эт-та что еще за тундроджунгли?!
  

Оценка: 6.26*5  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Л.Джейн "Чертоги разума. Книга 1. Изгнанник "(Антиутопия) Д.Маш "Золушка и демон"(Любовное фэнтези) Д.Дэвлин, "Особенности содержания небожителей"(Уся (Wuxia)) Д.Сугралинов "Дисгардиум 2. Инициал Спящих"(ЛитРПГ) А.Чарская "В плену его демонов"(Боевое фэнтези) М.Атаманов "Искажающие Реальность-7"(ЛитРПГ) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк) Н.Любимка "Черный феникс. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) К.Федоров "Имперское наследство. Забытый осколок"(Боевая фантастика) В.Свободина "Эра андроидов"(Научная фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"