Плотников Евгений Михайлович: другие произведения.

Мир ниже нуля

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Peклaмa:

Оценка: 1.00*2  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Продолжение событий "Ошибки планирования", 14 лет спустя. Первая моя попытка написать произведение большой формы.

  Мир ниже нуля. через триста лет покинутый город становится диким парком, в шесть утра уцелевшие окна целуют последние холода. истончаются улицы и дрожат, будто нити в руках у безумной парки. голос вплетен в помехи, ветер в обвисшие провода. до запретных земель добираются дети, им нравится страшное и большое: черные дыры, бесплотные тени, невидимые корабли, - а там ничего: только шепот и только шорох, только музыка из-под земли. только заросшая лестница, разбитый дверной проем; лето придет навсегда и к полуночи не остынет. всякий твой путь отныне приводит в мою пустыню, к желтым морям одуванчиков, островам полыни, легкое сердце мое... и когда на улицы ляжет вечер неподвижный и голубой, под твоими ногами мои расцветут следы, допотопный приемник захлебнется собственным шумом, подожди: я хочу говорить с тобой, я уже говорю с тобой, плоть от плоти растресканного асфальта, кровь дождевой воды, послушай меня, придумай... я хочу говорить с тобой под раскрытым небом, рука в руке, в небывалое время суток, при меняющейся погоде, и плевать, что мой город звучит на твоем языке нехорошо: "не ходи сюда" - или как-то вроде... Екатерина Перченкова
  Пролог. Ошибка планирования.
  С точки зрения стратегии это был почти идеальный план. Почти - это потому, что идеала в природе не существует, все равно что-то пойдет не так, но в целом... Через портал на территории Монголии выйти по удобным для бронетехники грунтовым дорогам к границе Российской Федерации, смести малочисленное заграждение (таможенный пункт - 8 человек, 8 ПМ, 5 АК-74У в оружейке, погранзастава - 32 человека, вооружение штатное, тяжелого оружия нет), по хорошей дороге пройти через приграничную зону, установить контроль над приграничным районом (26 000 населения в 35 селах, 150 милиционеров, военных частей нет, тяжелого вооружения у милиции нет, население по данным разведки определяется как мало опасное, не склонное к сопротивлению властям), пройти до южной оконечности озера Байкал, перекрыть федеральную трассу М55 и железную дорогу... все! Половина того, что жертвы Испытания называют Сибирью, отсечена от своего государства. Далее - уже к другим стратегам, которые задавят Читинскую область и Дальний Восток.
  База в районе Култука, возле крайне удобно расположенных железнодорожных тоннелей позволяет накопив силы водой, по Байкалу, или по трассе М55 наступать на промышленный район Иркутска. Конечно, довольно длинное плечо снабжения от станции приема с орбиты - 77 километров и два проблемных места по хорошей дороге (горы, чего б вы хотели) немного осложняют ситуацию, но именно что немного - хорошая, на большинстве участков асфальтированная дорога окупает все. Плюсом с точки зрения снабжения являлось и то, что войска вторжения довольно долго могли существовать на местных ресурсах - на 26000 населения приграничного района приходилось 48000 голов крупного рогатого скота, не считая овец, коз и прочей мелочи. А местное население... что ж , еще кто-то древний и римский сказал про Vae Victum. В смысле - горе побежденным.
  На первый этап этой локальной, но вне сомнения важной операции Войны Испытания командованием сил вторжения был выделен усиленный штурмовой батальон. И танковая рота - для закрепления успеха на федеральной трассе...
  
  Михалыч (В.М. Воронков, 1951 г.р., егерь Национального Парка "Тункинский", женат, трое детей, в партиях и движениях не состоит, по работе характеризуется положительно) вышел на тропу войны. В смысле, проснулся. Утро, как всегда, не радовало - болела нога, поврежденная в давней аварии, ныло простреленное злобными браконьерами плечо... до кучи еще и телевизор не работал, выдавая на экран ровный серый фон.
  - Эх, сейчас точно кого-нибудь пришибу! - крикнул он в пространство и пошел ставить чайник.
  - Пришиби, пришиби, чо тебе... - сонно пробормотала в постели жена Зинаида и повернулась на другой бок. - Корову выгнать не забудь.
  - Алька выгонит. - Включив чайник, Михалыч открыл заслонку печки, присел перед ней с сигаретой, закурил. - На хера мы таких лосей с тобой рОстили, пусть работают.
  "Блин, что за жизнь пошла!" - думалось Михалычу. - "Зарплаты уж второй месяц не плотют, стволы заставили в оружейку сдать к ментам, если б не свой - хер бы я кого гонял на участке, бензина не дают... уволиться бы на хрен, дак до пенсии год всего доработать надо. Ничо, до зимы дотяну, а там как Димка Павлов - сначала в отпуск, потом на больничный, потом всех на хер отправлю и на заслуженный отдых. Ага, отдых. Скота семь штук, лошадь, эти оглоеды Алька с Гошкой совсем оборзели со своими девками, одна Светка молодец, все при ей. Сейчас внуки будут, Сухой поди привезет..."
  На лавочке с другой стороны забора терли друг другу уши вечно не спящие бабки Валя и Дарима. Михалыч, вышедший на крыльцо, прислушался.
  - Ой, е, Валя у тебя телевизер работат?
  - Не. Чо к чему? Опеть что-ли станцию отключили?
  - Не, хаишта, дед тарелку включил - тоже угыштэ все. А в Туране, говорят, бухулдэшки появились.
  - Да ты чо! Однако совсем они там допились-то спирту, али чо?
  - Не, Амбаевский Баирка он арся вообще не пьет. Утром гудело-гудело, потом приехали на машинха, корову забрали, овец забрали, собаку убили - тоже авад. Сами как эти, по телевизеру, обезьяны.
  - И чо?
  - Баирка к дедушке Абгалдаеву брызгать яба, тот говорит, что это бухулдэшки с Монголии пришли и нам всем унтыхы, помрем однако, и водку жрет.
  - Не знай, Даримка, ты как хошь а я в магазин за солью. И ишо муки прикупить надо.
  (Действие рассказа происходит в Бурятии, без местного диалекта не обойтись.
  * хаишта, хае, хаилда - хватит. Обычно используется в значении "не ври!"
  * угыштэ, угэ - нет, употребляется как отрицание.
  * яба, ябяб, ябья, ябадтэ - идти, двигаться.
  * арся - водка, спиртное.
  * авад, авадтэ - взять, забрать.
  * унтыхы, унтыхыму - спать, употребляется и в значении "умереть", но редко. Спишем на то, что бабка Дарима ни одного языка не знает хорошо.
  * Бухулдэ (боохолдой) - черт, нечистая сила.
  * брызгать - совершать обряд приношения духам с целью очищения либо опознания)
  А к вечеру они пришли. Те самые бухулдэшки.
  К дому Серебренниковых, самому солидному на улице, подъехал бронетранспортер (чего-чего, а уж по этой части старший сержант Воронков, в/в 61452, ошибиться не мог. Три года в сапогах, мотопехота), из него вылезли пять рыл... ну, точно обезьяны в форме. Высокие, под два метра, все в ремнях, при оружии - что-то вроде СКС, к которым не входя во двор они примкнули длинные ножевые штыки... Так, забеспокоился Михалыч, у деда Степаныча даром что дом самый красивый и большой, скотины-то он не держит, все у детей-внуков. Значит, ко мне пойдут следом. Вон какие морды, явно жрать хочут. И побежал в дом за ружьем.
  Во дворе дома ветерана Великой Отечественной, инвалида войны и просто очень авторитетного в отдельно взятом сибирском районе человека Серебренникова Павла Степановича стоял весь из себя черный джип "Тойота Ландкрузер" - не деда Степаныча, конечно, тот с одной рукой машину сроду не водил, а зятя Василия, который приехал в гости на выходные. Бухулдэшки обошли машину, вошли в открытые сени...
  Дверь дома распахнулась и в сени на стук вышла женщина лет 50-ти... нет, Инна Павловна Серебренникова, Бумажникова по мужу, много чего повидала в жизни, горилла в форме и каске ее особо не удивила. Но тянуть к ней волосатые лапы не стоило. С криком "Вася!!!" Инна Павловна захлопнула дверь, вбежала в кухню...
  Вася (Бумажников Василий Григорьевич, 1949 г.р., рост 195 см, вес 120 кг, полковник в отставке, спецназ ВВ) отреагировал на постороннюю тушку в помещении в лучших традициях школы Кадочникова, мастером которой был признан года этак с 1990-го. Связав поверженного противника его же ремнями, он сунул в руку проснувшемуся деду Степанычу свой "Удар", попросил посторожить, хапнул со стола пару кухонных ножей, схватил винтовку врага, открыл окно в задний двор, выпрыгнул. Выстрел, истошный визг... еще выстрелы, из знакомого оружия.
  - Витька Воронков опеть стрелят. - прокомментировал Павел Степанович. - И откуда такая пакость вылезла? Инна, Тольке с Санькой звони да Дмитрию, пусть придут, разбираться будем.
  - Сейчас, папа!
  Последний из бухулдэшек (вот сволочь, патрон перекосило, уйдет ведь - мелькнуло в голове Михалыча) убегал по улице, бросив винтовку. Видимо, такого теплого приема агрессоры не ожидали... навстречу ему выскочил из своего двора поднятый по тревоге еще один зять Степаныча, Дмитрий, прорычав нечто вроде "нно, разбегалась пропастина!" разрядил в него оба ствола тулки 12 калибра.
  Пленного бухулдэшку вытащили в огород. Собрались все - Михалыч с сыновьями, Павел Степанович, зятья, внуки Толя и Саня, правнук Тема...
  - Что делать-то будем? - озвучил общий вопрос Степаныч, как старший по возрасту.
  - Бля, меня сейчас стошнит. - неожиданно встрял Гоша Воронков. - Ну и урод, иметь его во все дырки, ой, простите, Павел Степанович!
  - Так, хватит лирики. - взял на себя командование товарищ полковник. - Виктор, ты с нами?
  - А чо делать, с вами. - ответил Михалыч.
  - Смотри что у тебя с оружием, их стволы подберите и пристройте. Потом доложишь. Дед!
  - Так точно!
  - Товарищ капитан запаса, поручаю вам эвакуацию семьи в Еловку. Туда в ближайшее время вряд ли доберутся. Везет Санька, потом возвращается на точку, куда скажу. Возьмете мою машину, Саня, понял?
  - Понял, понял... - ни разу не служивший внук Саня поправил на плече ремень карабина. - Задами проберусь, через Бадарский, не проблема. Соляра то есть?
  - Полный бак, приступай. Старший лейтенант запаса Павлов! - Внук Толя подтянул брюхо в безнадежной попытке придать себе бодрый вид. - Что у нас с оружием?
  - С оружием хорошо, товарищ полковник. У папы 12-ый и вкладыш под винтпатрон, у меня 16-ый и вкладыш, у Темы мелкашка, сейчас ящик открою. С патронами хреново.
  - Ясно. Звони в военкомат, милицию, ФСБ, поднимай на уши. На все тебе полчаса, потом поедем этого сдавать.
  - Да замели они уже всех наверное, товарищ полковник. Не люди это, как биолог скажу.
  - ВЫПОЛНЯТЬ!
  - Так точно!
  Сам Василий Григорьевич залез в бухулдэшный (ну вот привязалось название и все!) БТР, примерился к управлению - ничего сложного, у всех две ноги, две руки, чем-то похоже на "семидесятку", справиться можно, завел его и загнал за соседский сеновал через огородные ворота - так, на всякий случай.
  Минут через двадцать Михалыч подошел к командиру.
  - Так что, Василий, вот. Пять этих ихних винтовок, штыки, патроны, наборы каки-то. Куды их?
  - Сюда давай. Стрелять из этого сможем, как думаешь?
  - А чо сложного-то, винтовка как винтовка. Только калибер, ты смотри, миллимЕтров десять. Плечо-то на раз отшибет. Ну ладно, я коров отогнал в дальне поле, Альку послал, баб моих возьмете в Еловку?
  - Повезет кто?
  - Дак зять, он со смены утром приехамши. МЧСовец он у меня, с нами хочет...
  ...По всему селу стреляли. Гулко бухали охотничьи ружья, щелкали мелкашки, громко шипели винтовки бухулдэшек.
  Где-то слева, примерно в полукилометре, раздались выстрелы из чего-то большого и тяжелого, прогремел взрыв, к небу поднялся столб дыма...
  - Ну все, ментам звездец. - невесело усмехнулся Михалыч. - 02 можно больше не звонить.
  Вбежал Анатолий, одетый как положено - в не сходящийся на животе пехотный камуфляж с погонами старлея. На плече его висела одностволка 16 калибра, за спиной - шашка в ножнах, на поясе - нож.
  - Товарищ полковник, милиция молчит, военкомат молчит, пожарка на хрен отправила, никто ничего не знает. Интернета тоже нет. Что делать?
  - Проконтролируй эвакуацию, смотри чтоб Тема твой с нами не увязался, понял? Потом ко мне, попробуем этого расспросить.
  Саня загружал багажник - консервы, вода на всякий случай, палатка, одеяла... ну его на фиг, родня, конечно, родней, а вдруг в тайгу линять придется, лучше уж со своим. Тема сидел на переднем сиденье, вцепившись в мелкашку ТОЗ-8М и обижался на мир:
  - Ну, дядя Саша, я пойду, гляну как там они, можно?
  - Нельзя!!!
  - Так, молодой. - Анатолий подошел к машине. - Прекращай это дело. Бабушек надо охранять, братец ведь назад поедет. Ты один мужик, тебе за них отвечать, понял?
  - Понял, папа. - Тема нахмурился и обиженно продолжил. - Вот так всегда самое интересное пропускаю, туезошников гонять не взяли, на медведя не взяли в Оку, сейчас тоже посылаешь...
  - Надо, потомок. Надо. Вот, держи. - Анатолий полез под куртку, достал кинжал в окованных серебром ножнах - настоящую каму. - Держи. Шашка со мной остается, а это - твое, ты в роду после меня самый старший, у Сани-то одни девки. Прапрадед твой, получается, с Кавказа после ШамилЯ привез. Ладно, давай. Саня, все готово?
  - Готово, готово.
  - Полкан сказал - встреча в соснячке за Голой Бабой. Ждешь сутки, если никого нет - обратно. - Резко развернувшись, Анатолий вышел из двора, направился к соседскому сеновалу...
  Василий Григорьевич задумчиво правил на ремне трофейный нож, время от времени поглядывая на пленного. Того явно колбасило.
  - Что можешь сказать, биолог? - спросил он.
  - Не человек. Примат, прямоходящий, та-ак - преодолевая подступающую к горлу тошноту и липкий необъяснимый страх, Толя приблизился к бухулдэшке, пощупал челюсти сквозь кляп и тряпку, череп. - Ух, твою мать, всеядный, гортань по ходу приспособлена для голосового общения. Только на хрена, простите?
  - Смотри, что я нашел в машине. - Полковник достал из пластикового пакета с надписью URSA лист чего-то, похожего на хорошую бумагу, сложенный в несколько раз.
  - Опа, это ж карта! Наша карта, вот Туран, вот застава, вот мы. Смотри-ка, у них изобаты и высоты даже отмечены! А что это за значки?
  - Как думаешь, он нам скажет?
  Анатолий посмотрел сначала на полковника, потом на бухулдэшку, потом снова на полковника...
  - Скажет. Даже если не сможет, хы-ы. Нервы у него должны быть как у нас, если что подскажу. Для начала ключицу ему сломай. И кляп выдерни. Я ему растолкую про длину волны водорода, блядь! И про херню эту свою на танке, полумесяц с чашками и стрелочкой, пусть расскажет, и про все остальное...
  - Не учи ученого...
  Планирование вторжения, как это водится, производилось по результатам разведки. Степень опасности местного населения для войск оценивалась по многим признакам - наличие оружия в личном пользовании, уровень преступности, много еще чего - но именно для этой самой отдельно взятой сибирской приграничной долины те самые факторы криминала и огнестрела не были учтены правильно. Данные в общем и закрытом доступе просто не учитывали охотничьи гладкоствольные и незарегистрированные стволы, которых на один зарегистрированный приходилось - пять или шесть. Не учитывали они и то, что один из самых низких по России уровень преступности - следствие не безвольности и покорности населения, но наоборот - его суровой отмороженности и нежелания привлекать закон там, где можно разобраться по обычаю, суровому и справедливому. Не учитывалось и то, что до последнего времени не отслужить в армии для мужчины в этой долине считалось позором, что в школах, несмотря ни на что, занимались спортом, в основном национальным - борьбой, стрельбой, бегом, что почти все, годные к службе, служили не в стройбате, то есть умели многое.
  Захватчики попали... в стремлении как можно быстрее победить они нарвались не на мирное население, а на людей, привыкших жить вольно последние этак лет четыреста, потомков тех, кто сбежал из степи в тайгу, не покорившись монголам, потомков тех, кто пришел в эту землю за ясаком. Предки, которые в двадцать бородатых харь стояли в остроге насмерть против четырехсот монгольских воинов и выстояли. А потом, собрав местное ополчение и объединив роды, наваляли захватчикам так, что монголы навсегда забыли дорогу на эти земли. Они не поняли бы своих правнуков, уступивших отеческие могилы каким-то чертям с чужой планеты.
  План был хорош, но неверен. Батальона на таких было мало...
  .. Саяну (Тарбаев Саян Баирович, 1984 г.р., лейтенант милиции, должность - участковый, женат, один ребенок) повезло. Когда начали стрелять, он был на вызове - на Первомайской кто-то спьяну дебош устроил, аж соседи позвонили. Разогнав приезжих монголов (откуда они лезут, им что тут - медом намазано? И пить не умеют.), наряд поехал обратно... к счастью, здание милиции, стоящую рядом с ним и стреляющую по нему в упор бронетехнику они увидели издалека, метров с трехсот.
  - Твою мать, это что ж такое? - водитель Боря резко тормознул. - Саян, смотри что творится!
  - Ё..., быстро из машины! - милиционеры выскочили из "уазика", который буквально через секунду получил полновесную очередь по стеклам и мотору. - Дворами уходим!
  Отбежав переулками метров за триста, они остановились, тяжело дыша.
  - Ну и что это было?
  - Не знаю. Но нашим точно звездец. Надо доложить.
  - Кому? Сергей Нимаич как раз совещание проводит, они все там! Так что старший по званию ты, Саян, однако командуй! - нервно ухмыльнулся Боря.
  - А что командовать-то? Бегом к нашим, тащим в Улбугай. У тебя дома что?
  - Татьяна, Светка, теща.
  - Из оружия что есть?
  - Ну, карабин, 12 калибр еще.
  - Ты к себе, я к себе. Берем баб, прячем по родне, со стволами у моста в парке, где памятник, в лыжном сарае. И наших всех обзвони кого найдешь, а то мобильники не тянут что-то...
  Поздно вечером восемь человек - все, что осталось от сельской милиции, собрались в назначенном месте.
  - Кто это нас так? - мрачно спросил старший по званию, капитан Дармаев. - Кто что знает?
  - Докладываю. - столь же мрачно ответил Саян. - Как наших расспросил. В шесть часов замолчала застава и таможенники. В 9.00 по дороге прошла колонна неопознанной техники, думали, что с Оки оборудование "Бурятзолото" перевозит, в одиннадцать связь с постом на выезде из района пропала, но не шибко беспокоились, у них сам знаешь там как. Часов в пять дня подъехали к нам не меньше чем на восьми танках...
  - Это не танки. На танках большие пушки стоят, а тут миллиметров 30-ть. - поправил Мишка Столяров из вневедомственной охраны. - БТР это.
  - ... какая на хрен разница! В общем, расстреляли все окна, потом вылезли из них здоровые такие обезьяны и всех застрелили. Елистратов у себя отстреливался, одного по ходу завалил.
  - Где они сейчас, мы знаем. Администрацию районную заняли. - подытожил Дармаев. - Как думаете, много их, шутхэров этих?
  - Их уже бухулдэшками зовут, хы. - снова встрял Мишка. - Не шибко много, машин 15, в каждой по пять солдат вроде бы. Да их постреляли сильно, когда они полезли скотину забирать. Воронковские аж пятерых завалили, когда эти к Павлу Степанычу полезли. Там еще Павловские были и зятья. Этот, с Иркутска приехал, полковник, который Дарму-то в прошлый раз на посту застроил.
  - Народ отгоняет скотину, прячется, мужики не знают что делать. - подытожил Саян. - Надо бы к Павлу Степанычу сходить, он плохого не скажет.
  - Ага, начнет "за Родину, за Сталина", как 9 Мая. - Лейтенант Дармаев ненадолго задумался. - Бадма, Борис, Дмитрий - сходите туда, узнайте что к чему. Остальные по народу пробегитесь, скажите, чтоб уезжали подальше в тайгу, скажите что дорога перекрыта в город. На все - три часа. Я здесь, Саян, со мной остаешься.
  В 22.00 выключили электричество. Похоже, что-то поняли и в "Бурятэнерго". Или в Иркутске, все ведь с ГЭС идет... допрос пришлось продолжать при свете керосиновой лампы. Героически молчал бухулдэшка до четвертого, последнего на правой руке, сломанного пальца. Потом завопил что-то вроде "Аусшми ласарр" и глазами показал на синюю пуговицу на плече. Анатолий нажал на нее...
  - Людей не победить! За мной придут! Лучше сдавайтесь сразу и тогда мы вас не больно убьем! - раздалось из пуговицы.
  - Смотри-ка, все продумали, гады! - восхитился товарищ полковник и легонько стукнул нелюдя кулаком в лоб. - Имя, звание, должность, личный номер!
  - Камень Быстрый, командир пяти, второй взвод роты обеспечения!
  - Во, запела пташка! - восхитился Толя. - Василий Григорьевич, я Альку или Гошку пришлю вместо себя, можно? С батей пока дырчик подключим, вскрою одного, гляну что там внутри.
  - Доброе дело, племянник. Если тех трупов не хватит, доработаешь на этом...
  В сельских дворах кипела работа - угоняли на дальние пастбища еще не отогнанный скот, увозили стариков, женщин и детей. Кто-то уезжал сам, но в большинстве своем мужчины оставались - на кого дом бросишь?
  - Здорово, дядя Володя! К тебе приходили?
  - Не, оне только до вас дошли. Ты куды?
  - Брата надо встретить.
  - Э чо, а потом чо делать будешь?
  - Дядя Володя, бери ствол да к нам подходи, там полковник озадачит.
  Брат ждал в лесу у реки, возле плеса Голая Баба.
  - Ну как, нормально все?
  - Довез, у тетки Устиньи они. Что, домой?
  - Поехали, там полкан уже правду поди нашел.
  Возвращались тихо, с потушенными фарами, благо дорогу знали наизусть...
  Во дворе толпились мужики, вещал Василий Григорьевич:
  - ... пленного мы допросили. Он сообщил, что они с другой планеты, пришли к нам со стороны Монголии. Заняты все села долины, дорога на Иркутск и Улан-Удэ, а также култукская стрелка - перекрыты блокпостами. Захвачена также карта с отметками наиболее важных объектов. Из допроса выяснилось, что нашу долину будут использовать как базу вторжения, местное население, нас то есть, собираются либо перебить, либо увезти куда-то. Силы противника, примерно равны нашему батальону, много бронетехники, рота танков. Всего этих духов - человек 800, максимум 900.
  Товарищи! Я не могу ни о чем вас просить, мы все уже давно невоеннообязанные. Но я лично сдаваться не намерен. Кто со мной - подходите к Виктору и его зятю, они запишут и объяснят. Как вернется Анатолий Дмитриевич - определит, куда вам идти и что делать...
  Народ митинговал до двух ночи. У Виктора Воронкова записалось сорок человек от 25 до 70 лет, все с оружием, все служили...пришли трое ребят из милиции, которые потом позвали остальных уцелевших, числом пять, подошел вычисленный через родню контуженный прапорщик Сермяжко с военкомата, трое с базы МЧС, двое пожарников. Оставив человек двадцать в караулах и разведке, товарищ полковник и лейтенант милиции Сергей Дарбаев (должность заместителя Анатолий с удовольствием передал Сергею. Все же хоть и звание поменьше, но сто раз не пиджак, обе Чечни за спиной у человека), распустили остальных до утра по домам - снаряжаться и готовиться.
  Дмитрий Михайлович, отец Толи и Сани, завел генератор, закрыли окна ставнями, стали думать...
  - Карту надо переправить в Иркутск! - начал Сермяжко. - Спутники посшибали скорее всего, в штабах не знают, что у нас тут творится. Если сейчас ударят в сторону Слюдянки - мы их стопчем!
  - Ой, товарищ старший прапорщик, только не ори... хотя ты прав, факт. У них, такое впечатление, весь расчет на скорость и скрытность. Перехватить дорогу, построить приемную площадку, развернуться прежде чем мы отмобилизуемся. Чистые ключи они на раз проскочат, там полк кадрированный всего, Иркутск и Ангарск возьмут - и все, четверть Сибири под ними. Как будем передавать карту, ваши предложения, товарищи? - сказал Василий Григорьевич. - Дороги перекрыты, пока будем нести по тайге через сопки - данные устареют.
  - По Иркуту до города сплавиться. Два дня.
  - Спасибо, товарищ...
  - Рядовой запаса Сороковиков Петр, электросвязь.
  - ... но тоже долго. Нужно что-то другое.
  - Самолет сойдет? "Аннушка". Только пилота нет, убили сегодня вместе с десантниками пожарными его. - вступил в разговор начальник станции МЧС Леонид Потапов, более известный в районе как Изюбер.
  - Откуда у нас самолет?
  - Мониторинг лесных пожаров по контракту с Национальным Парком. Они каждый год в это время прилетают. Самолет целый, стоит на аэродроме, заправлен полностью.
  - Точно стоит?
  - Сгорел - все бы увидели, наверное. Только все равно без пилота не взлетишь...
  - Есть пилот. - все повернулись на слова Сергея Дарбаева. - Дядя мой двоюродный, Дамдин. Он на таких летал, пока не списали. Если надо, могу к нему отправить. Он на Базарной живет.
  - Отправляй кого-нибудь из своих.
  - И пусть они заодно посмотрят, что с Кардашовым Алексеем, это рядом. - попросил Анатолий. - Если живы, пусть с зятем сюда подтягиваются. Гы-ы, нам нужны хорошие партизаны.
  ...Ночь получилась бурная, страстная и плодотворная. Мужики, пошарившись по заначкам, нашли грамм 400 аммонала, поналивали в бутылки бензин... Милиционер Боря привел с собой Алексея Кондрашова и его зятя. Пилота они, все втроем, принесли...
  - Однако Дамдин Петрович из запоя так и не вышел. - прокомментировал дядя Володя. - Но ничо он, когда пьяный, еще лучче летат.
  Анатолий (на пару со своим тезкой Толей Кимом, хирургом районной больницы) все же вскрыл инопланетянина. Данные (из интересного и полезного оказалось следующее - слух у оппонентов был лучше человеческого, зрение скорее всего - тоже, но не ночное, запахи они чуяли хуже людей, ну и анатомия...) приложили к донесению.
  А в 05.00 началось...
  Гостиница для проезжих, в которой с комфортом разместились первый и второй взводы отдельной роты обеспечения бухулдэшек, расположена была очень удачно, просто идеально для диверсии - метрах в семидесяти от автозаправочной станции. Прочие обстоятельства тоже весьма способствовали - компактная асфальтированная парковка, на которой, в тесноте да не в обиде, стояла бронетехника, кусты вдоль невысокого заборчика, деревянное строение... Семеро напрочь отмороженных, которых возглавил владелец заправки Антон Варенников (эх, от сердца отрываю! Василий Григорьевич, мне потом бензин оплатят?) незадолго до этого под покровом ночи раскатали срощенный из кусков чем попало восьмидесятиметровый шланг, перебросили его через поребрик парковочной площадки (часовой, выставленный бухулдэшками, даже не шевельнулся. Сигнализация не сработала, т.к. сработали стереотипы захватчиков - в силу некоторых анатомических особенностей ползти по-пластунски бухулдэшки не могли, а потому выставили сигнальный луч, прекрасно, кстати, видимый в темноте, на сорока сантиметрах) и ручным насосом начали качать... к нужному времени накачали тонны три, тихо смотали шланг...
  Вышка МТС была самым высоким сооружением райцентра. Когда с нее замигали мощным фонариком - один короткий, два длинных, Антон махнул рукой... директор детской спортивной школы, мастер спорта по стрельбе из лука Толмачев Сергей Юрьевич нехорошо улыбнулся, наложил стрелу с намотанной на нее пропитанной масляной отработкой паклей на тетиву и скомандовал:
  - Абдулла, пиджигай!
  - Нэ магу, Ахмэт сыпычки абассал! - ответил его коллега, тренер по борьбе Холхоев Виктор Иванович и чиркнул зажигалкой.
  Полыхнуло качественно, два крайних БТРа даже загорелись и взорвались - видимо, сдетонировала боеукладка. От взрыва перевернулось еще две машины... бухулдэшки полезли в двери и окна гостиницы. Окна из стеклопакетов сразу не вышибались - зато пулями пробивались легко.
  - Бля, это что же за фигня такая! - Кондрашовский зять Игореша, браконьер со стажем и большой любитель фантастики, в очередной раз нажал на курок. Позиция на крыше сеновала через дорогу от гостиницы была идеальной. - Нна! Бля, где "Звезда Смерти", бля, н-на! Где, бля, Принцесса Лея, бля! Всю мечту испоганили, 3,14дарасы!
  Перекатившись в сторону, он сменил позицию - но поздно. Вышедший сквозь огонь на дорогу бронетранспортер перечеркнул сеновал очередью из автоматической пушки.
  - Уходим! - крикнул Антон. - Врассыпную! - семеро отмороженных побежали в сторону леса. Пули опомнившихся захватчиков свистели вокруг, одна нашла свою цель - Галсан Доржеев упал, неуклюже крутанувшись. Левая рука его была почти оторвана тяжелой пулей.
  - Галса-ан! - его брат Вова подхватил, потащил за собой...
  - Хае, Вовка, мне все! - слабея, Галсан оттолкнул брата. - Беги! Би... бай..яр..тэ... - схватив одной рукой двустволку, он лежа выстрелил куда-то назад. И умер от потери крови.
  Потрепанный "Москвич" Петьки Усольцева подъехал к одиноко стоящему на краю поля самолету, из "Москвича" выскочили Анатолий и Саня Павловы, вылез, пошатываясь, наскоро приведенный в чувство Дамдин Петрович, поддерживаемый под руку прапорщиком Сермяжко.
  - Все, братец, давай. - впервые в жизни братья обнялись. - С Богом. Дамдин, не дай Бог не долетишь - на том свете найду, ты меня знаешь!
  ... Самолет разбежался, взлетел и ушел в сторону реки, скрываясь между холмами.
  - Дай то Бог... - прошептал Анатолий. - Дай то Бог... Все, Петро, поехали. - Анатолий влез на заднее сиденье "Москвича", выставил в открытое окошко дверцы ствол инопланетянского ружья. - Сейчас они начнут зверствовать, надо успеть хоть одного прибрать.
  - Дмитрич, в кого ты такой кровожадный? Папа-мама вроде спокойные как танки, братец вообще... - Петя завел машину, тронул с места. - Ты что вместо него не полетел, от тебя там явно толку больше будет.
  - Надо так. Давай задами к администрации, заныкаемся около водокачки, стрельнем пару раз - и на Старую Каланчу, хрен они нас в тайге найдут.
  Василий Григорьевич размышлял... самолет улетел, мужики организованно покинули село и расположились вокруг, в тайге, Содном Матвеев с Изюбером отогнали и спрятали трофейный БТР в овраге за кладбищем, после чего ушли на мотоциклах в сторону Нурая, в разведку...образовалась пауза для раздумий. "Странная какая-то война получается." - думал товарищ полковник. - "Если это захват территории - то почему так мало войск охраны тыла? И какой вообще смысл? Проехали бы тихо, потом пришли вежливо, поговорили со здешним начальством - всяко же Павлик Морозов нарисовался бы какой-нибудь... нет, надо грабить и стрелять. Оружие тоже не пойми для чего. Стрелять из такого по людям - разве что метров с 200, не дальше, мощность явно избыточная. Они захватили плацдарм, перекрыли дороги, строят что-то для приема основной армии, надо кстати с Толей поговорить, он фантастики много читает, по идее они должны на полном самообеспечении быть - так нет, полезли коров на мясо забирать, собак отстреливать... нелогично как-то получается. Однако я 30 лет служу и знаю, что в армии нелогичного ничего нету - все можно понять. То есть такой вот сценарий общения с местным населением явно включен в план операции... интересно, каковы тогда ее цели, операции этой? Выжигать нас ядреными бомбами явно не собираются и нам не дали, это уже понятно. Завоевание с целью эксплуатации ресурсов? Тоже нет, тогда бы они тыл сильнее охраняли и не так работали бы на местах. Религиозная война? Вот это возможно, Камень этот что-то вопил про "испытание", "миссию" и "все беспомощные умрут", жаль, помер, кто ж знал что у них сердце слабое... то есть мочить нас будут не в сортире. Нас собираются сжигать на кострах, вроде как аутодафе. Ладно, если эти не уйдут до 15.00, выманим в лес и захватим еще "языка", тогда посмотрим."
  В селе вовсю стреляли пушки бухулдэшек. Стреляли в пустоту - простейшие давилки, фиг ли, охотников хватало, с настороженными капсюлями и холостыми патронами, заставляли оккупантов бесцельно тратить боезапас.
  Подошел свояк Дмитрий.
  - Вася, кушать будешь? Война войной, обед по распорядку. Я тут харюзков надергал, уху сварили.
  - Давай, сейчас иду.
  - Ты как думашь, Санька долетит?
  - Точно долетит. Этот вчера сказал, у них авиации для нас нету, только когда в Нурае построят что-то, появится...
  
  ... Таких, как Витька Домышев, в долине называли "беспутыми". Родители-алкоголики, окончательно спившиеся с уходом Советской власти, школа - пять классов и три коридора, первая сигарета в девять лет, первая рюмка - в одиннадцать, в пятнадцать - первый срок на малолетку за кражу, и покатилось... сейчас двадцатилетний, недавно откинувшийся уголовник, сидя под елкой, маялся с похмелья. Вчера вечером его и двух его братьев, Вовку да Максимку ("Хоть дерьмо, да свое! Не отдам, женщина легкого поведения, лучше сам изнахрачу, суки, до зеленых соплей!"), поднял на пинках глава сельской администрации, загнал в кузов грузовика к детям и старикам да увез в лес. У деда Дармы из наспех собранного пластикового пакета торчала головка литровой бутылки, так что ночь пролетела незаметно, а днем Витька хорошо выспался. Но голова все равно болела... ой, однако, как болела! Это ж полный звездец, где бы, чо каво?
  - Э, Витек. - рядом пристроился Баирка Барбоев, того же разлива оглоед. - Чо, плохо?
  - Ну дык.
  - Чо где найти, не знашь?
  - У медведЯ муди, бля! Смотри кто кругом, сразу закопают и скажут, что так и было!
  Обстановка действительно не располагала к расслабленности и покою - соседи по селу снаряжали патроны, пара десятков мужиков ушла в лес с бензопилой, топорами и лопатами, многие стояли в очереди к котлу с чем-то вкусно пахнущим, за которым дежурила местная бизнес-леди (магазин "Только для Вас", продукты-промтовары) Цуцар Надежда Ларионовна. Все были злы и сосредоточены на недобром.
  - Опа, братан! Магазины-то на селе пустые, чо ли! Чо-каво, пойдем позырим!
  - Не, нахер-нахер, там эти, бухулдэшки стреляют.
  - Ну и хер на них, мы по-тихому. Сейчас братцев свистну и вперед, на винные склады.
  Последние слова стали решающими.
  - Однако идем. Там по Сухой речке обойти можно и сразу к центрАм. А эти не спалят?
  - Да кому мы на хер нужны? Один раз живем, братан!
  Бухулдэшки время от времени проезжали по центральной улице, не выходя из своих машин... Витька, просочившись через дыру в заборе, прокрался через двор и влез в магазин "Оазис", (ИП Дармаева И.Л., св-во ? 25), с заднего входа, коротким свистом подозвал Баирку и братьев.
  - От мать твою... - полки магазина были пусты. Все, кроме тех, на которых стояла ликероводочная продукция. - Точно инопланетяны. Ребзя, грузи чо не приколочено, тока тихо. - скомандовал он. - Потом сваливаем до Саньки Гельмана, у его открыто, там посидим до вечера, женщина легкого поведения!
  Там, в хибаре пьющего еврея-сапожника, их и повязали через три часа. Слух у бухулдэшек был просто замечательный, а пьяные песни и мат слышно было хорошо и далеко.
  ...Грузовой отсек инопланетянского бронетранспортера быстро пропитался естественными для "домышат", именно так прозвали этих "беспутых", соседи, запахами - немытое тело, перегар, блевотина, моча... подтянутый, бравый несмотря ни на что бухулдэшка открыв дверь, аж отшатнулся.
  - Выходить! - донеслось из пуговицы на его плече.
  - Не-е, женщина легкого поведения, не-е, не выйду! - кинулся в привычную истерику Витька. - Не замай, начальник, не было ж ничего!
  - Не хочешь выходить? - спросил пришелец.
  Гулко прошипела винтовка.
  - Выходить! А то убью! - Максимка, Вовка и Баир ломанулись в дверцу, отталкивая друг друга. Развороченная Витькина голова, раздробленные руки, которые эту голову прикрывали, кровь, кусочки мозга, растекающиеся по похожему на резину упругому покрытию были более чем убедительны...
  Подталкивая прикладами, бухулдэшки подвели троицу к бронетранспортеру, на котором кроме башенки с пушкой стояли трубки размером с пузырь портвейна без горлышка, смотрящие в небо.
  - Стоять! С вами говорит старший сорока Первый сын Мясника! Отвечать когда спросит!
  Старший этих страшных, видимо тот самый сын мясника - чуть ниже ростом, с коротким мечом на поясе, начал допрос:
  - Ты, который отличаешься! - четырехпалая рука ткнула в Баира. - Имя, звание, должность!
  - Баир Барбоев!
  - Не понял. Говори понятно. Имя, звание, должность!
  - Я не виноват, это они меня позвали, отпустите пожалуйста...
  - Бесполезен. - меч вылетел из ножен, крутанув его неуловимым движением бухулдэшка отсек Баиру голову. К букету запахов добавились сомнительные ароматы крови и дерьма. - Ты! - острие клинка вплотную приблизилось к глазам Максимки. - Имя, звание, должность!
  - Максим Домышев! Звания нет! Я мирный, я ничо...
  - Где ваши воины?
  - Какие воины? Солдаты, чо ли?
  - Солдаты вашей армии.
  - Нет у нас солдат. Одна милиция...
  - Кто убил людей вчера и сегодня? Солдаты? Милиция?
  - Павловские их убили! Толян, Саня, Антон Вареник! У них ваши ружья есть!
  - Павловские - это солдаты?
  - Нет, они тут живут!
  - Где их место в данный момент?!
  - Чо?
  - Где они сейчас находятся?! Отвечать!
  - В лесу-у... возле Большой Каланчи они, около Третьей Мельницы! Не убивайте, ааааа!
  - Бесполезен. - Максимка зажмурил глаза. Плеснуло кровью, свежей. Больно не было. Открыв глаза, он увидел, как бухулдэшки оттаскивают в сторону тело его брата.
  - Ты нам покажешь где находятся не солдаты Павловские?! Мы не убьем.
  - Да-а... покажу-у...
  В отличие от утренних бухулдэшек люди, ушедшие в лес, охранение поставили правильно.
  - Идут! - подбежал к товарищу полковнику Валерий Холхоев. - Пять машин, будут минут через десять.
  - Внимание! - голос Василия Григорьевича легко перекрыл шум лагеря. - Расходимся! Толя со своими на гору, стрелять, если выйдут из машин! Сергей, Саян, на вас дорога, завалить и отойти! Дмитрий, бери старших и уходите к бабам, прикроете! Остальные - за мной! Немного не так получается. - сказал он уже тихо. - Рассчитывали выманить одну машину или две, а их вон сколько...
  Отряд товарища полковника укрылся на краю леса. Сам Василий Григорьевич, десять молодых и не очень мужчин, пятеро стариков лет 60-ти, суровая учительница литературы Любовь Дмитриевна, жена дяди Володи. Женщин в долине традиционно к таким делам не допускали, но тут сделали исключение, и никто не решился спорить...как-то раз она пошла в курятник, собрать яйца, и на нее что-то бросилось. Взмахнув лопатой, которой убирала куриное дерьмо, Любовь Дмитриевна сшибла это "что-то" на пол. Протянула руку к выключателю, включила свет... на полу умирала рысь. Женская слабость выразилась в публичном реве на всю улицу - ты, мудрила с Нижнего Тагила, охотник или кто? Всяка пропастина бегат прямо по дому, а он телевизор смотрит! Дядя Володя виновато прятался за спинами сыновей... стреляла Любовь Дмитриевна не хуже мужа.
  - Так, когда подойдут метров на четыреста - все назад, Лопсон и Женька открывают огонь, если они не разворачиваются на нас - стреляют еще, пока они не развернутся. Потом уходим влево и на во-он тот холмик. После того, как Сергей перекроет дорогу - не выпускать их из машин. Всем ясно? Мунко!
  - Я, товарищ полковник!
  - Будь готов бежать по отрядам. Ну все, ждем.
  Потекли минуты ожидания...
  - Э чо, Вася, смотри! - дядя Володя показал рукой в сторону поля. - Оне почто-то в тот лес, в овраг едут, на Суху речку, на кладбище. А чо мы их, там заловим али чо?
  Товарищ полковник прикинул изменившийся расклад.
  - Мунко, к Сергею! Скажи - пусть бегут к оврагу, когда колонна войдет в него полностью, валить деревья с тылу, понял! Лопсон со мной, Женька и все - к Толе, собирайте весь бензин, мы их там спалим! Анатолию приказ - как колонна встанет, бросать бутылки, ветки, чтоб горело!
  - А кто спереди?
  - А спереди их встретят... - нехорошо ухмыльнувшись, Василий Григорьевич размеренно побежал к лагерю. Он знал, где стоит замаскированный мотоцикл "ИЖ-Юпитер".
  Максимка, как-то сразу протрезвев, понял - ему все равно не жить. Хер с ними, с бухулдэшками - свои, когда выплывет правда, остатки семейства со свету сживут... Кровь Домышевскую в долине считали немного порченой. Почти двести лет назад один граф, дворянства лишенный и в долину после стояния на Сенатской сосланный, соблазнил девку из хорошей семьи. А когда ссылка его кончилась переводом в солдаты на Кавказ, оставил ей и своим насквозь незаконным детям хороший двухэтажный дом. Оттуда и фамилия пошла. Отличались "домышата" невероятной даже по местным меркам отмороженностью, малоумием и хвастливостью - что вполне закономерно приводило фамилию к упадку, никто приличный с ними не знался и не роднился. Но их терпели - свои все же, даже немного гордились - как же, вот, того самого который "Войну и Мир" написал, родственнички-то у нас в КПЗ сегодня отдыхают. Они были - свои. Поэтому, отогнав первый испуг, предать Максимка не мог. "Повожу их до кладбища, по Сухой речке, потом пошлю на хер, пусть валят" - пришло решение...
  - Вот сюда, налево, в соснячок тот. Километра три еще. - глянув в широкую смотровую щель, сказал он. И подпустив в голос жалости, почти простонал - Только не убивайте!
  Синие БТРы инопланетян въехали в глубокий, метра три с половиной, овраг - русло речки, которое углублялось каждый год весенними паводками.
  - Сейчас приедем! - Максимка тянул время, умирать не хотелось. - Сейчас!
  Раздались ухающие гулкие звуки. Бухулдэшка нервно шевельнул ушами, что-то спросил по своему.
  Товарищ полковник успел. Найти и завести трофей, выгнать к оврагу, поставить на выходе, пересесть на место стрелка, навести пушку на склон, выстрелить, чтобы склон обвалился, высадить остатки снарядов в первую машину противника... с другой стороны оврага начали падать вековые сосны, отрезая путь к отступлению.
  ... Максимка повернул голову в сторону бухулдэшки, глянул в синие, без белков глаза нелюдя... голос его сорвался на уже не важный, несолидный фальцет:
  - Иди на хер! - и плюнул в обезьянью рожу.
  Анатолий подбежал к оврагу почти последним - все же лишний вес да и... а-а, каждый выбирает по себе и не фига жалеть! Передняя машина бухулдэшек горела, из открытого люка пушечной башенки свисало длиннорукое тело в синем. Народ стрелял - бестолково, но с энтузиазмом. Время от времени разбивались о броню бутылки с бензином, падали сухие ветки и целые молодые сосенки, кем-то вывернутые с корнем... отдышавшись, он нашел Сергея - всего из себя с перемазанной мордой, в рваном камуфляже, трофейным ружьем за плечами, бензопилой "Штиль" в руках.
  - Терминатор отдыхает, Серега! Завязываем стрелять, ори громче, я не могу!
  - ПРЕКРАТИТЬ ОГОНЬ! Валите на них сушняк, спалим на хер!
  Начали открываться задние люки БТРов - видимо, пришельцы поняли, что выйти из оврага им не дадут, стрелять из пушки они могли только прямо или назад, бойницы для стрелкового оружия были закрыты стенками оврага... Подоспели люди из отряда Василия Григорьевича, развернулись - и начали выщелкивать пришельцев по одному, не давая высунуться из люков. Тех, кто успел подняться по дымящимся машинам на склон оврага, тоже ждала теплая встреча - борьба и бокс пользовались в долине здоровой популярностью, а драки на штакетинах у клуба были национальным видом спорта.
  - Нна! Ууу, самка собаки! - бухулдэшка небольшого (по сравнению с остальными) роста выбрался из люка, прикрываясь человеческим телом, отбросил тело в сторону, одним прыжком вскочил на машину, прыгнул на край оврага, ловко ткнул кого-то коротким прямым клинком... Толя потянул из ножен шашку (не зря таскал, не зря!), отцепил от ружья трофейный длинный нож - и бросился навстречу.
   ...Нет ничего, кроме врага и его клинка... двух клинков, враг отстегивает от пояса и берет в левую руку нож. Короткий выпад кинжалом, пусть откроется, враг отбивает мечом, с кисти проход в грудь, нет, отскочил, бьет мечом - колющим в голову, принимаю на нож, отвожу, уход в сторону, расходимся, показываю удар шашкой сверху и одновременно - укол ножом, грудь открыта... купился! Нож встречает меч, отводит влево и сабля снизу - в подмышку правой руки врага, нна! А теперь сплеча наискось - нна!
  Анатолий вытер впервые испившую неземной крови шашку об одежду врага и, опустошенный, опустился на землю... бой кончился. Двух пленных, чудом не запинанных до смерти, отстоял товарищ полковник. Зачем-то они ему были нужны.
  Из ста двадцати человек, устроивших засаду, в живых осталось девяносто.
  Самолет пришлось посадить на вынужденную в десяти километрах от Иркутска - что-то мешало подлететь к городу ближе, мягко заворачивая влево. Остановив маршрутку 'Усть-Куда-Иркутск' прапорщик Сермяжко и Саня Павлов добрались до городского военкомата, нашли нужных людей, передали донесение... солдат в Иркутске хватало - и срочной службы, и контрактников. Уже к вечеру сводный полк выступил по дороге М55 в сторону Култука. Ничего хорошего инопланетянам, перекрывшим дороги не светило - сибиряков просто было больше. Всего в четыре раза. А техника... техника, как выяснилось из тех же разведданных, особо не удивляла.
  Впрочем, у инопланетян был шанс. Им надо было продержаться всего два дня до прибытия с орбиты основных сил.
  Товарищ полковник понимал - надо успевать, пока народ не перегорел, пока мужики еще на порыве и на злобЕ. Поэтому, лично закинув хорошо избитые тушки пленных в грузовой отсек крайнего БТРа, он начал работать, благо работа была насквозь привычной.
  - Сергей! Дарбаев! Ко мне! Толя! Сюда! Все у кого ВУС - мехводы, ко мне! Дядя Володя! Бери дедов, обдирай с этих все, тащи сюда! Все моложе тридцати - ко мне! Мужики, слушай сюда! Оттаскиваем бревна, мехводы на машины, выводим на дорогу, кто сколько может берет на бортА - и в село, мы их раком сейчас поставим! Все поняли!? Анатолий, на тебе раненые, организуй. Сергей, начинаем с аэродрома и дальше по ситуации. Их всего четыре машины осталось. Вперед, пошел!
  Механиков-водителей отыскалось даже с избытком - восемь человек (из-за свойственного жителям долины небольшого в среднем роста, редко кто вырастал выше ста восьмидесяти сантиметров, в танкисты их брали охотно), обучение много времени не заняло - принципиальных отличий в управлении от той техники, с которой они плотно общались в армии, не было. Пять машин тихо, без привычного рева дизелей, выползли из оврага и ушли...
  Перевязочный пункт развернули за горой в густом кедровом лесу, натянув тенты от МЧС-овских палаток. Тяжело раненных было мало - пуля из карабина бухулдэшек как правило не оставляла человеку шансов, отсутствие санитаров на поле боя тоже не способствовало выживаемости. Но кого смогли - принесли.
  - Так, Баирма, этого в первую очередь! Аппарат для переливания! - Анатолий Ким, хирург районной больницы, протер руки спиртом... - У кого здесь первая группа крови? Кто точно знает! Ты? Ложись рядом, сейчас донором будешь.
  - А вы точно знаете, что у него первая?
  - Ну так, мой клиент, месяц назад штопал.
  - Точно, у него три пальца циркуляркой отхватило, помню, - операционная сестра деловито разворачивала оборудование.
  - Мда... - Ким свел края глубокой резаной раны на руке Вовки Доржеева, начал шить. - Не дергайся! Терпи... Мунко, сволочь хитрая, воевать умотал. Что мне теперь делать без анестезиолога, киянкой их усыплять, что ли?
  - Не, не надо молотком! - подал голос пациент. - Они, суки, Галсана утром убили, я их еще не всех покончал, ууууу!
  - Батя, смотри что у меня есть! - похвастался Анатолий. - С бою взял.
  Дмитрий Михайлович повертел в руках прямой обоюдоострый меч.
  - Красота... срубил али ножом?
  - Срубил. Хотя знаешь... они двигаются как в воде, такое впечатление. Если бы этот на своей реальной скорости работал - хана бы мне пришла. Во, это тебе, для коллекции, второй у него был.
  - Ничо так ножик, на рыбалку сойдет. Вася чо говорит, что дальше то делам?
  - Пока слушаем. Как они отгрохочут там, будем думать. Батя, я ухо давану, разбуди часа через два, не спал ночь, колбасит вообще.
  - Давай, спи. Не, что-то мы их слишком просто.
  - Да я, отец, и сам не пойму. Какие-то стремные звездные войны получаются...
  Разведчик вернулся поздно вечером. На условном месте его встретили и проводили в очищенное от бухулдэдшек село.
  - Докладываю. - начал Содном Матвеев. - В местности Нурай сосредоточены силы противника в количестве пятнадцати бронемашин, трех единиц инженерной техники, пяти танков. Ну, похожи на Т-72 они. Численность противника - примерно 120-150 единиц. Охранение - сигнализация по периметру, часовые, тревожная группа на бронемашине. Роют ямы, в одной при нас начали монтировать какое-то оборудование. Торопятся, работают без перекуров.
  - Что с нашими там?
  - С нашими там... - Содном, человек редкого спокойствия и выдержанности, старшина спецназа ВДВ, рота разведки, ныне - хозяин гостиницы на одном из курортов долины, помрачнел. - Нету там наших. Кто успел - ушел, а так бухулдэшки всех положили. Нурай, Зактуй - ни одного целого дома, по ходу из огнеметов жгли. Может, кто за Иркут успел уйти, Изюбер смотреть пошел. Он будет часа через два, если все нормально.
  - Схему охраны и расположение постов нарисовать можешь?
  - Ручку и бумагу надо, все помню.
  - Еще вопрос. - немного отдохнувший Василий Григорьевич потянулся, хрустнул сцепленными ладонями. - Часа в четыре там все было тихо, никаких сторонних шевелений не было?
  - Не было, товарищ полковник.
  - Так... рисуйте, старшина. Значит, связи у них с райцентром нет. Так какого же... нет, я решительно их не понимаю. Анатолий!
  - Да, что?! - вскинулся спящий на ходу Толя. Все-таки мало одного часа сна, мало. - Слушаю, дядя Вася!
  - Что ты думаешь по поводу вторжения, любитель фантастики?
  - Любителя фантастики сегодня утром пристрелили... я профессионал, три гигабайта в библиотеке. - ухмыльнулся Толя. - Знаете, что мне это все напоминает? Тертлдава, книжка у него была про нападение разумных ящеров на Землю в 1941 году. Ну, у них звездолеты и все такое - а техника примерно как у землян. Наши конечно победили. Ящеров еще помню, подсадили на дурь, русские там - редкие уроды... здесь немного другое. Непонятное пока. Потому-что если с такими мощностями воевать серьезно - нам хана часа за три-четыре. И то, чтоб помучились и не сразу.
  - Это БэтэРы ихние - мощность, что-ли? - вмешался Сергей Дарбаев. - Да таких из граника или пушки - на раз.
  - А ты движок ихний видел? Прикинь, сколько энергии надо, чтобы оно вертелось. То есть они нас давят не в полную силу. И еще, смотрите. Связи у них, как выяснилось, нормальной нету, только ближняя, с машины на машину. То есть с орбиты задавили и наше, и бухулдэшное. Стволы - чистое недоразумение, гранат - нету, по крайней мере у тех, которых мы стоптали, зато у каждого - длинный штык, у командиров - мечи грамотные, и работать они ими умеют, факт. В общем, я так думаю - это захват плацдарма, в Нурае они строят лифт гравитационный или еще какую хрень, по ней спустят на Землю основные силы - и тогда нам точно хана. За добрые дела - огребем по полной. Однако не привыкать, нам татарам одна хрен - что любить подтаскивать, что отлюбленных оттаскивать...
  - Спасибо, Анатолий Дмитриевич. - поблагодарил полковник. - Слушай мою команду. Сергей! Назначить караулы, организовать охранение, можешь с этим к Дмитрию Михайловичу, его бойцы сегодня не воевали, остальным - спать до утра. Утром хороним наших - и выступаем в сторону Нурая, состав отряда будет оглашен после похорон. Саян, Содном, Борис - допросите пленных, если они еще не сдохли, уточните насчет их планов. По выполнению - доложить, я не сплю.
  ...Хоронили рано утром... на кладбище собрались почти все жители села - кроме тех, кого успели отвезти к родне и не успели предупредить и тех, кто стоял в охранении. Речей особо не говорили - попрощались, прочитали молитвы, закопали, поставили кресты и пирамидки с желтым кругом, разными путями отправились поминать. Те, кто задумал справить особенные поминки, собрались в лесу у районной подстанции. Сорок пять человек, молодых и не очень. Тридцать семь бухулдэшных карабинов, три CКС, "Тигр" с оптическим прицелом, один МЦ-12, одна трехлинейка, один дробовик 12 калибра. Пять трофейных бронемашин.
  - Товарищи, мы знаем на что идем, - начал Василий Григорьевич. - Пленные, которых допросили этой ночью, говорят, что если разрушить приемную станцию, агрессия на нашем участке будет остановлена. Как это... вы пройдете Испытание, а мы его проиграем. Я не знаю, что это за Испытание, мне все едино, что у них за религиозная муть - но сделать это надо. И мы это сделаем, если будем работать строго по плану. По машинам!
  Анатолий сел в кресло командира БТР, рядом с мехводом. "Блин, неудобно," - подумалось ему. - "Советская техника в этом смысле лучше. Однако мы все равно молодцы. Что могли, сделали. Хоть стыдно на том свете не будет.. О!"
  - Лопсон, дай общую трансляцию!
  - Зачем?
  - Надо!
  - Есть, товарищ старший лейтенант!
  - Товарищ полковник, я тут вспомнил.
  - Слушаю.
  - Это надо всем слышать. Наш один написал, он в Улан-Удэ сейчас, тоже наверное зажигает. Я в свое время наизусть выучил.
  - Давай.
  Толя поправил неудобную, не под человека сделанную гарнитуру, придвинул к губам микрофон (касок у бухулдэшек почему-то не было, танкошлемов тоже) и начал. Негромким хрипловатым голосом:
  На страны великой мёрзлых пожарищах
  Как умеем - верим, любим...живём.
  Ожидает возвратившихся с кладбища
  Очищение водой и огнем.
  И пожалуй, это все-таки правильно:
  Жизнь прожив в спокойной, светлой любви
  Умирая - знать, что внуки и правнуки
  Будут гнезда на земле твоей вить,
  И что в них - до самой поздней их старости
  Будут каяться, творить и грешить
  Отблеск дедовой ликующей ярости,
  Отблеск бабушкиной тихой души...
  Нас рожали и не думали - нужно ли?
  Нас растили - не для встречи с бедой.
  Смоем пыль и грязь, и горечь минувшего
  Наших рек живой и мертвой водой
  А огнем - очистим путь, нами пройденный
  В прошлом, будущем, вчера и сейчас...
  Тот огонь - суть вера в Бога и Родину
  Ту, которая не может - без нас,
  Ту, исполненную света и шалостей
  Без которой мы не будем собой,
  Ту, которая ввергает безжалостно
  Наши души то в войну, то в запой
  Где поднялись на лихое крыло мы, и
  Ту, что столь нам, всем живым, дорога
  Что умрем - лишь чуя сладко-соленое
  Из разорванного горла врага
  Будем жить! Пока пора не пришла ещё.
  Ведь июньским летним ласковым днём
  Ожидает возвратившихся с кладбища
  Очищение водой и огнем...
  ...Наматывалась на колеса раздолбанная весенними лесовозами лесная дорога, бронемашины потряхивало на корнях и камнях.
  На небесах радовались души предков - тех, которые умели делать, любить и ненавидеть чисто и яростно. Радовались за потомков, сумевших победить врага, себя и мир. Они, потомки, уже победили. Как обычно - несмотря ни на что и вопреки всему. Потому что смерти для них здесь и сейчас - уже не было.
  ... Передний БТР остановился.
  - Так, - донеслось по общей связи. - Все знают, что делать, покидаем машины, экипажи - по точкам, группы - действуем по плану. Сигнал - выстрел из снайперки! Группа четыре - в мою машину и в машину Георгия!
  Они расходились... время имелось - пройти восемь километров за полтора часа для таежных жителей не составляло труда. Три группы по семь человек и одна - девять, в БТРах остались водители, стрелки и заряжающие, впрочем, им не завидовали - все знали, что шансов уцелеть у них почти не было.
  Две бронемашины переправились через широкую, метров тридцать, но неглубокую быструю реку, по лесной дороге поднялись на склон холма.
  - Леонид, дай винтовку, - товарищ полковник осмотрел лагерь противника в прицел "Тигра". - Это они здорово придумали... я бы лес снес на полкилометра во все стороны, а тут, смотри, до периметра метров пятьдесят. Заходи не хочу.
  - Знаешь, Василий, они нас вообще не боятся. Нюх утратили, уроды. Не, но работают здорово, эту бы энергию да на мирные цели. Вчера пруда не было, канал вон отрыли целый к большой-то херне.
  - Не помешает, пройдем справа, они, видимо, торопились, сектор обстрела вон, смотри, перекрыт. Так, время - 13.40. Обед, говоришь, точно у них по распорядку?
  - Вчера именно так было.
  - Мы пошли тогда. Смотри, как увидишь нас на берегу в кустах и эти в кучу соберутся - начинай их валить.
  - Так точно... Ну, до встречи!
  Экипаж машины боевой, которая по сигналу должна была начать бой, вышел на место - в лесок около автомобильной асфальтированной трассы, рядом с грунтовкой, что сворачивала на Нурай. До противника было километра полтора. Экипаж получился семейным - водитель Юркин Александр Иванович, 1973 г.р. морская пехота, стрелок Юркин Федот Иванович, 1979 г.р., ВДВ, на подаче боеприпаса и обороне БТР - Юркин Иван Иванович, 1948 г.р., тоже ВДВ, правда, очень давно... так уж получилось. Дядя Ваня (по-уличному - Иван Стаканыч) сидел на броне и слушал. Гул какой-то техники, непонятный звон на грани слышимости, комариный писк... во, оно! Выстрел из "драгуновки", громкий и хлесткий, Иван Иваныч не мог перепутать ни с чем. Упав на кресло командира, он скомандовал:
  - Сына, вперед! Шуганем их!
  Бухулдэшки, стоящие в охранении, наверное, удивились, когда медленно выехавшая задом на поляну машина взвода снабжения (все как положено - знак Равновесия Сил на правом борту, дверцы грузового отсека открыты... ну, нагрузились по самое не могу, как обычно), развернув башню, влепила полновесную очередь в стоящий на правом углу периметра танк (по случайности один из снарядов попал под погон башни и заклинил ее), после чего на полной скорости ушла в сторону автомобильной трассы... наверное, командир захватчиков смог бы отреагировать быстро и правильно - но сложно отвечать на требования окружающей среды, если в голову попала пуля калибром 7,62. С трехсот метров, да при безветрии, да при такой мишени (ага, меч на поясе, какие-то фитюльки на левом плече) Леонид, за выносливость, терпеливость и точность ударов, а также крутость нрава прозванный Изюбером (если кто не в курсе, изюбрь - это благородный олень. Из рогатых в тайге страшнее только лось) промахнуться просто не мог.
  - Два, - еще один "меченосец" упал, сраженный выстрелом, Леонид сменил позицию - вовремя, пули бухулдэшек (из чего-то другого, не карабины эти ихние явно!) застучали по стволам и камням.
  - Ду-ду-ду! - вступили в бой БТРы, разнося что-то вроде круглой палатки, вокруг которой собрались эти... разные почему-то. Одни - уже привычные длинные и тощие в синем, другие - невысокие, приземистые в коричневом. Впрочем, снарядам калибра 50 мм. было все равно до видовой принадлежности тех, кого они ранили и убивали.
  Группа товарища полковника бросилась через реку... упал, сраженный случайной пулей, Петро Усольцев, Дарма Бандеев подхватил его, сорвал рюкзак с его плеч, отбросил тело... пробежав по берегу канавы, бойцы обогнули большую, метров 10 в диаметре, полусферу - и наткнулись на готовую к бою охрану объекта - двух бухулдэшек с непонятными карабинами. Василий Григорьевич упал на землю, прокатился боком вперед, уходя от выстрелов, подсек одного синего и худого, вскочил, сунул нож под ремень каски второму... из восьми ребят, что пошли с ним, остались четверо. Саян, Виктор Сыбенов и Петя Семенихин лежали. Дверь в полусферу меж тем начала опускаться.
  - Стоять, сука! - товарищ полковник заклинил ее трофейным оружием и в кувырке ушел вперед. - За мной! Ыыыы!
  В полукруглом помещении, открывшемся за небольшим тамбуром (вторую дверь на всякий случай заклинили тоже, Дарма остался охранять, перебросив рюкзак Сергею Дармаеву) находилось нечто, похожее экран на короткой стойке, по которому бегали непонятные огоньки. Двух небольших волосатых человечков в коричневом прибили походя.
  - Хыы, - тяжело выдохнул Василий. - Что одни построили, мы всегда... - приклад инопланетного ружья опустился на нечто, похожее на клавиатуру... - Херачим тут все, взрываем и уходим!
  ...Из разворошенного лагеря противника за машиной Юркиных вырвалось два бронетранспортера, открыли огонь танки. "Пока не попадают" - подумал Александр. - "Но это ненадолго".
  - Саня, стоп! - крикнул брат Федя. - Нна! Нна! Ходу, снарядов нет, батя, давай!
  Все же стреляли из своих пушек бухулдэшки лучше, чем только-только освоившиеся с новым оружием люди - и проскочив по трассе около километра, БТР был подбит. Бабахнуло крепко - энергия двигателя освободилась, оставив большую воронку. Остановившиеся на ее краю (инерцию никуда не денешь...) бронетранспортеры врага получили в правые борта от затаившихся в кустах машин засады. Выманить всех из лагеря, конечно не удалось - но все же Юркины погибли не зря.
  - Идем к нашим, напрямую! - скомандовал Содном и два БТРа начали подниматься на вершину холма. У них оставалось еще по 50 снарядов на ствол. Потратить их без толку они вовсе не желали.
  Когда в лагере бухулддэшек начались шум, грохот и нестроение, Анатолий поднял своих.
  - Огонь! - бухулдэшки, разбегающиеся под разрывы снарядов, начали падать и от выстрелов своих же ружей. Шипящие гулкие звуки в суматохе боя были почти не слышны... - Вперед!
  Семь человек бросились к большой, метров семь в диаметре, яме, на дне которой стояла блестящая полутораметровая сфера. На ходу Толя перебросил ружье за спину, выхватил инопланетянский меч... - Нна! - все же в ближнем бою от холодного оружия нельзя отказываться!
  В яму спрыгнули трое, обложили полусферу бутылками, подожгли фитили - и полезли наверх по покатым, покрытым металлом склонам.
  Бухулдэшки, похоже, опомнились - явно это были не те насквозь беспечные придурки, что приперлись в райцентр. Вспыхнул подбитый снарядом из танковой пушки БТР Соднома, свалился во вторую яму, рванула боеукладка... собравшись небольшими группами, враг прорывался к своей бронетехнике, вот завелась одна машина, вторая...
  "Сейчас нам звездец" - холодно и отстраненно решил Анатолий. - "Но мы им еще..."
  ...Василий Григорьевич засунул в дыру в полу, рядом с разбитой панелью, пакет с аммоналом, воткнул в него детонаторы, рванул к двери, разматывая телефонный кабель, грамотно уложенный покойным Петро...по идее, тридцати метров провода должно было хватить.
  - Бегом, бегом, уходим! - свалившись за край вырытого за ночь бухулдэшками котлована, у среза воды, он замкнул контакт взрывмашинки.
  Не все успели. Взрыв, послуживший сигналом к отступлению, и еще один, последовавший минут через десять, после которого над рекой поднялось грибообразное облако - многим просто не позволил оторваться, к тому же маршрут отступления для трех групп был перекрыт - враг опомнился, открыв отсечный огонь. Пришлось уходить через реку, бросив последний БТР, вниз по реке и к Иркуту, мимо моста. Над Нураем стояло знакомое по фильмам облако... матерился полковник, поймавший на отходе пулю в совсем не героическое место, несшие его хохотали сквозь слезы и тяжелое дыхание - такого они не слышали давно, а то и вовсе. Анатолий старался не задевать за висящую на перевязи противно мозжащую левую руку, за спиной его висели ружье и два меча в ножнах - с паршивой овцы хоть шерсти клок, братцу подарок будет... или сыну, все равно через Еловку уходить...
  Около моста через реку, у сожженной деревни Сергей Дарбаев, ведущий людей, остановился и прислушался.
  - Гадом буду, а ведь это из КПВТ стреляют! - удивленно сказал он.
  Остатки сводного полка иркутян, обошедшие укрепления бухулдэшек по руслу реки Хабартуйка и прямо по рельсам Кругобайкальской железной дороги, смяв слабые заслоны на второстепенном направлении, ударившие во фланг усиленного батальона захватчиков, добивали противника...
  Великолепно задуманная, грамотно спланированная, разумно оснащенная операция по захвату Восточной Сибири была сорвана.
  После этого случилось многое. Была голодная зима двенадцатого года, военные действия, разрыв связей между областями и городами. Кто-то сдался - и стал никем. Кто-то дрался до последнего патрона - и погиб, но дети его, те, что остались, обрели новое, не совсем радостное - но вполне обеспеченное будущее. Многое было. Однако на земле одной сибирской долины те, кого называли "бухулдэшками", не появлялись больше НИКОГДА.
  
  ПРОШЛО ТРИНАДЦАТЬ ЛЕТ...
  Были они злые, но по-своему справедливые. Они почему-то считали, что лишь тот достоин свободы, кто каждый день готов идти на бой за неё, за свободу... Спустившись с неба, они разрушали и убивали ровно две недели. Синие и высокие, коричневые и маленькие, кибернетические и яйцекладущие - каждому жителю Земли досталось по врагу. И горе было тем, кто просто сдался на милость противника. Их жалели даже проигравшие в относительно честном бою...
  Лёшке в две тысячи одиннадцатом было десять лет, он мало что запомнил - разве что белые шлейфы истребителей над городом, тревогу, воющие сирены, двоюродного дядю Анатолия с рукой на перевязи, ругавшегося не по-хорошему, но крайне чем-то довольного... Пришельцы оставили в развалинах половину мира - ту самую, жизнь на которой была сладка, как сироп на роже... а не стоило расслабляться и верить в свою безнаказанность! Техас ведь отбился. И Юта, и Аляска. Свобода того стоила. Выдержавшим Испытание Арбитры воздали по заслугам.
  Осенью отец принес в дом маленький, сантиметров тридцать в высоту, куб из серебристого то ли пластика, то ли металла, отвинтив крышку, подключил к нему провода, предварительно отрезав их от счетчика электроэнергии, залил воду через воронку в маленькое отверстие на верхней грани, нажал на большую синюю клавишу, щелкнул выключателем на стене... загорелась лампочка. Потом загудела микроволновка. Потом заговорил телевизор. Там чем-то шумно возмущался некто толстый в хорошем костюме...
  - Во, бля, и на хер нам теперь сдалась эта ГЭС?! Все, сорок киловатт каждому дому-квартире дали инопланетяны, бухулдэшки эти Толькины. Марина, держи книжку, читай что да как.
  - Это чо, за свет платить не надо? - изумилась мать. - А если отберут?
  - Не смогут, мать. Оно работает только там, где в первый раз включено, нам сказали. Так что хрен им, таки дела.
  - Аааа... Лёша, Оксана, эту штуку не трогать, поняли? Не дай Бог, взорвете или ишо чо! Дорогая, наверное?
  - Бесплатно раздали, вызвали сегодня всех с фирмы у кого жилье есть да выдали. Синий такой, бля, волосатый как Кинг-Конг, стоит, говорит - вы бой выдержали, и вам за это не испытывать нужды в энергии, а дальше как знаете. И каждому по списку. Еще завтра с утра будут пистолеты от государства всем давать, кто старше восемнадцати, по ихнему приказу.
  - Страх какой... пистолеты-то зачем?
  - Этот синий обезьян сказал - не имеющий оружия типа не может защитить ни себя, ни свой дом, во!
  - Чо будет...
   Потом была голодная но теплая (подключенные к дармовому генератору экстренно переквалифицировавшимися электриками батареи парового отопления грели исправно) и самую малость кровавая (отстреливали тех, кто неправильно понял насчет обладания оружием) зима 2012 года, спасибо, выручила родня из долины, там картошка хорошо уродилась, в школе появились галактическое обществознание, новая физика, новая биология... преподавали те же наспех обученные учителя биологии, физики, обществознания... Оксанка, старшая сестра, всерьез увлекшись генетикой, после школы пошла работать на биоферму - выращивать мясо, овощи и пшеницу для большого города, потому-что измученной природе надо было отдохнуть. Лёшка к птичкам, рыбкам и собачкам особой тяги не испытывал - он всю свою сознательную жизнь хотел быть шофером, как отец - и стал им, окончив городское ПТУ. Машины, правда, стали другими - с инерционными генераторами, которые надо было заряжать от домашних или государственных, бензиновые да дизельные движки остались разве что у самых бедных или самых богатых - но они остались машинами, дороги остались дорогами, путь был чист, прекрасен и открыт... ну, почти.
   Где-то к пятнадцатому году мир выправился, очухавшись от последствий Испытания. И в каждом большом городе открылись вербовочные пункты. Принимали молодых здоровых мужчин и женщин. Платили хорошо - либо деньгами, либо медицинскими препаратами, продлевающими жизнь или возвращающими здоровье. Принимали не очень молодых - но для этого сорокалетние должны были подтвердить долгими нудными тестами свою полезность. Иногда приглашали стариков - и после собеседования как правило принимали тоже, прадеда вот привезли в город, в госпиталь, фиг ли, восемьдесят девять лет... узнав, что он из той самой долины (да, той самой, что отвела от города беду, ведь именно ее жители разрушили приемную станцию, сурово обломав агрессора), целый день обследовали, потом забрали, вернулся лишь в семнадцатом, столетие революции отметить - помолодевший, здоровый, с целой левой рукой, устроил образцовую взбучку всем, от детей до праправнуков и улетел, геологом он у них работает где-то там... Другие, возвратившиеся после шестилетнего, как правило, контракта - оставались крайне довольны и вербовались снова... Лёшку, вернее Алексея Викторовича, уважаемого в узком кругу бригадира на маршруте 'Иркутск-Залари', Галактика не привлекала, как говорил один попугай, или кот попугаю говорил, из любимого в детстве мультика - Таити, Таити, не были мы на вашем Таити, нас и тут неплохо кормят. Но тут появилась Она. Ага, подвез. Ага, слово за слово. Ага, любовь, пробы негде ставить. Заработал на жилье, благо теперь не сложно, начал оформлять в управе заявление на генератор, все такое, платье купили, костюм... а потом авария, переломанные ноги и руки, полгода по больницам - и прощай, любовь, завяли помидоры. Пить горькую через месяц расхотелось, возвращаться на маршрут душа не лежала, сидеть на шее у семьи было стыдно... так что 12 июня 2024 года он, сказав:
  - Ну, я пошел! - слегка поклонился отцу с матерью, обнял сестру, погладил белые волосенки племянника, набычившись шагнул в дверь, на которой по-русски и на инфоре было написано:
  
  Путь к звездам. Агентство по найму.
  
  Глава первая
  - Рота... ПОДЪЕМ! - армия, она везде армия. Даже на другом краю Вселенной. Арбитры не стали придумывать ничего нового и, согласно подписанному контракту, первые два года Лёшка должен был охранять научную базу на планете у которой даже не было названия. Один порядковый номер, на русском ВК-128, на инфоре без жестов и запаха не произносимо. В общем, прощай баранка, здравствуй, кирзовый сапог... да, в самом деле кирзовый. Служили в Отряде Сто Одиннадцать в основном Homo, в основном из России - так что кирзовые сапоги, портянки и прочие добрые армейские приколы имели место быть даже с избытком. Арбитры и руководство научников во внутренние дела охраны не вмешивались - каждый проходит Испытание по своему, так что... 06.00. Общий подъем подразделения. Тут самое главное помнить, где находишься. Казарма, она конечно весьма комфортная и все такое, а вот сила тяжести - не очень. Легкая планетка попалась, масса 0,79 от земной. Лучше бы невесомость, что-ли, которую Лёшке удалось ощутить в полной мере пока челнок вез их до Луны, к порталу... Итак, не подпрыгнуть, не упасть с кровати, встать прямо, влезть в брюки, намотать портянки, одеть начищенные еще вечером сапоги... 06.10. На плацу, строем, полчаса - весело, с шутками и прибаутками сержантского состава - пробежка, физические упражнения с дополнительными отягощениями, кто бежит медленно или отжимается плохо - огребает дополнительно, для асисяев (ну, себя они 'Ас-шииш-а' называют, с легкой руки старших по званию и прилипло) горилломордых и ушастиков упражнения немного другие - кто ж виноват, что одни не могут руками до колен достать, а вторые - гнутся в любую сторону без напряга, зато больше десяти килограммов не поднимут... 06.40. Умывальная - большая, на всю роту разом, на помещениях Арбитры не экономят. Зубы , морда, прочие части тела, хорошо хоть бриться не надо - при вступлении в ряды натерли лицо мазью и все, два года свободен, без проблем. Асисяи еще косички заплетают и бороду чешут, ушастики уши и грудь ровняют какими-то своими камешками. Заправка постелей. Отбить, выровнять, проверить. Ништяк... 07.10. Утренний осмотр. Как всегда товарищ сержант Бутылкин до кого-нибудь докопается - то ремень не так сидит, то пуговица плохо пришита, хорошо хоть с подворотничками здесь проблем нету - нету подворотничков, форма сама очищается... 07.30. С песней в столовую, строем.
  Видит звезды парень бравый,
  Смотрит соколом в строю.
  Породнились мы со славой,
  Славу добыли в бою.
  
  Все враги наши узнали
  Мы им честно говорим.
  Всей Галактике мы наваляли
  Если надо - повторим.
  
  Солдаты, в путь, в путь, в путь!
  А для тебя, родная,
  Есть почта полевая.
  Прощай! Труба зовёт,
  Солдаты - в поход!
  Народные песни, хы. Прадед бы не одобрил, однако. Завтрак - ну, кормят хорошо, выбор есть, и по всякому. У асисяев кухня интересная, в прошлый раз вот курицу по-гориллоидному взял, так остановился только на половине третьей порции... 07.50. Подготовка к занятиям. Осмотреться, взять планшет, вспомнить, что было вчера... 08.00. Гипнозагрузка. Достать из планшета три присоски, на виски и на затылок, прицепить, одеть очки. Потом узнаем что грузили... 08.15. Сержанты начинают напрягать - первое отделение в класс оружия, второе - в класс прикладной этнографии, третье еще куда-нибудь... 08. 45. Развод. Сегодня первым занятием - этнография прикладная. А что, жизненная вещь, между прочим. Витька Иванцов вон плохо учился - и грохнет явно его асисяй Дерево Высокий за то, что он его Буратиной обозвал после окончания курса, когда дуэли разрешат. Есть за что, у гориллоидов извращенцев тоже не любят... кто ж знал, что у них принято для этих, которые в попу, на ихней планете такую фигню на лице носить - клюв птицы Эй-с-у называется. Извинения Дерево не принял - нельзя, свои не поймут, а дуэли - только по правилам Ас-шииш-а, как старших по времени Испытания. Меч или нож. Хана Витьку... 11.00. Уставы. Тоже занятие важное. Лейтенант Джоунс говорит, что они по сути своей - талантливая компиляция из Уставов Советской Армии, Бундесвера, Лилового Десяти Тысяч гориллоидного и Космического Наставления ушастых - но знать надо. Насчет чести и славы оно конечно более чем сомнительно, а вот что лишний наряд не огребешь и прочего по полной - это точно.
  - Курсант Ларионов!
  - Я!
  - Курсант Ларионов, расскажите об обязанностях военнослужащего отряда Сто Одиннадцать по соблюдению правил безопасности военной службы!
  - Так точно! - во-от что утром-то заливали. Всплыло: - Каждый военнослужащий должен строго соблюдать требования безопасности военной службы. В этих целях он обязан:
   изучать безопасные методы и приемы исполнения своих должностных и специальных обязанностей, инструктироваться по требованиям безопасности военной службы, стажироваться на месте исполнения указанных обязанностей, а также проходить проверки теоретических знаний и практических навыков по выполнению требований безопасности;
   правильно применять средства индивидуальной и коллективной защиты, а в необходимых случаях уметь использовать лечебно-профилактические средства и оказывать первую помощь;
   немедленно докладывать своему непосредственному командиру (начальнику) о любой сложившейся по вине военнослужащих ситуации, угрожающей жизни и здоровью военнослужащих, жизни, здоровью и имуществу научной базы либо причинением вреда автономной окружающей среде, а также о каждом факте получения им или другим военнослужащим увечий (ранений, травм, контузий) при выполнении мероприятий повседневной деятельности или об ухудшении состояния своего здоровья, если это не предусмотрено системным наблюдением;
   проходить в установленные сроки медицинские осмотры (обследования).
  - Приведите пример ваших действий, курсант, в случае если, допустим, местные аборигены нанесли ущерб имуществу базы.
  - Ну, я должен сообщить по коммуникатору, канал 22, непосредственному начальнику, потом сказать аборигенам, что они неправы, товарищ лейтенант.
  - Курсант, ты аборигенов видел?
  - Только на экране, товарищ лейтенант.
  - Вопрос всем. Как у нас в отряде называют аборигенов ВК-128? Курсант Имескенов, мы вас слушаем.
  - Дундуки, товарищ лейтенант.
  - То есть - идиоты. Указывать им на то, что они неправы, курсант Ларионов - лишняя трата времени. На следующем занятии мы разберем этот пример подробнее...
  Все-таки гипноз - хорошая штука. Но без вот таких занятий на закрепление толку от него мало. Нет, хорошо старослужащим - общага, комнаты на одно-два рыла, спортзал, развлечения тоже есть... 13.50. Вот вопрос - почему нельзя сделать немарающиеся сапоги, ну, как форму, как ложки и вилки с мисками в столовой? Однако - чисти, Лёша, сапоги на свежую голову. И руки вымыть не забудь, а то не дай Бог подхватишь что нехорошее после той кучи прививок, что вкатили еще на Луне... 14.00. Обед. Грех жаловаться. Ушастый Восьмой Умный, такое вот имя, решил борщ попробовать. Интересно, надолго ему хватит, с его метаболизмом? Хотя смотри-ка, догадался прощупать пищевую карточку, добавляет белкового концентрата... 14.30. Личное время - кто на планшетах в игрушки рубится, кто письма пишет, кто тупо кемарит до начала занятий... 15.00. Стрелковая подготовка. Полтора километра до стрельбища, разворачивание мишеней и защитного поля, подход на рубеж, упражнения, оружие - на выбор, кому что нравится, или асисяйский 'Ветер Боли' десятимиллиметровый, или наш АК-103 под 7,62. Никаких бластеров-шмастеров, воюем с тем, что побеждало и сделано самостоятельно. У ушастых - их личная разработка, игломет на неизвестном принципе, но шарашит неплохо, жаль, не постреляешь из него, анатомия не позволяет. А между тем штука хорошая, легкий и ушастые с ним неплохо южиков, которые сейчас уже не воюют, потрепали во время своего Испытания... 17.00. Чистка всего - оружия, сапог, морды лица, рук, ног, оружие - в оружейку... 18.00. Спортивные состязания. Сегодня - фехтование, ой, бля, вешалки, опять асисяи всех обидят в комфортной для них гравитации, у них ребенку меч в колыбель кладут и вообще средневековье, оттянутся за вчерашний волейбол да позавчерашнюю вольную борьбу... ну, что и требуется доказать, продержался десять секунд, получил в пять или шесть точек уколы и плюхи пластиковым мечом - свободен, хорошо хоть форма удар держит, нет, надо заняться вплотную этим, мы ж вроде из казаков. Так, заодно вспомним что пять дней назад по этно было:
  - Мастер Ком Земли Смирный, поднимаясь третьим пальцем к надбровьям твоим, прошу - покажи, как ты сразил меня?
  - Смотри, Алексей! - асисяй медленно показывает прием. А красиво. Та-ак, вот, потом с кисти по руке и проходом в голову. Отхожу к чучелу для уколов и ударов, начинаю отрабатывать... 19.00. Снова драим сапоги и руки... 19.10. Ужин... После ужина должно по тому же Уставу быть время для личных потребностей - однако как сказал старшина Храбрый Второй из ушастых - у вас, сынки, одна личная потребность, а именно - учиться, учиться и еще раз учиться, я вас научу нехорошему и вы не помрете, после чего мы всем взводом идем в класс, где изучаем оружие аборигенов - тех самых 'дундуков'. Интересно - если они такие тупые, как нам рассказывают, откуда у них крупнокалиберные пулеметы? И как они сочетаются с окованными железом дубинами... 21.00. Сеанс гипнообучения... 21.30. - пробежка от головной боли, умывание, приведение организма в порядок... 22.00. Отбой...
   После месячного курса молодого бойца окрепший, уставший и малость озверевший от суровой уставщины Лёшка откровенно нервничал - вроде и по уставам нормально, и на полосе неплохо, с вождением и стрельбой так вообще хорошо - но вот куда засунут, неясно...
  - Взво-од! Становись! Равняйсь! Сми-ирно! Товарищ командир отряда, взвод для распределения по ротам построен!
  - Здравствуйте, товарищи!
  - Здравия желаем, тащ майор!
  - Меч и слово!
  - Эой!
  - Гибкость-победа!
  - Право-еда!
  - Товарищи хомо, ас-шииш-а, вртортхч! Поздравляю вас с окончанием первоначального обучения и вступлением в ряды Отряда Сто Одиннадцать для прохождения службы!
  - УРА! УРА! УРА!
  Началось распределение. Как и следовало ожидать, почти все ушастые попали в роту огневой поддержки, асисяи - в группы быстрого реагирования, люди - примерно поровну оказались везде.
  - Рядовой Плюхин! Вторая рота, третий взвод, в распоряжение капитана Павлова!
   Невысокий плотный мужчина в насквозь неуставном комбезе, стоящий позади майора, очень по-знакомому ухмыльнулся. 'Вот свезло так свезло!' - мелькнуло в Лёшкиной голове. - 'Это ж дядя Толя! Но что он тут делает?'
  
   Командный состав жил в небольших, комнат на пять-шесть, уютных коттеджах у края посадочной площадки для челноков. Капитан Павлов устроился неплохо, в лучших сибирских традициях - высокий забор под дерево, двустворчатые ворота, для полного счастья не хватало разве что свинарника, коровника и огорода, а так - чисто родная мамина деревня... Лёшка толкнул тяжелую калитку, зашел на мощеный пластиком, тщательно имитирующим дерево, двор, постучался в дверь.
  - Кто? - донеслось в ответ из непонятно где спрятанного динамика.
  - Плюхин... Рядовой Плюхин согласно вашему приказанию, товарищ капитан, прибыл.
  - Ну, заходи, племянничек. - дверь открылась. Голос, уже живой, без динамика, был до боли знакомым... детство, развеселый дядя Толя и его сын Артем, Лёшки на год старше, походы на речку и в тайгу, мощный дядин компьютер... - Проходи прямо, на кухне садись, сейчас я выйду. Позырь там в холодильнике, что есть, водку не трогай, понял?
  - Так точно!
  - Не, все же правильно нам тогда умные нелюди посоветовали. - дядя, весь из себя в камуфляжных штанах и белой майке, на которой было нарисовано что-то вроде трех зеленых ядерных взрывов, планеты, человечка и написано - 'Если дал волю баобабам - жди беды' вышел из соседней комнаты. - УдолбИте им мозги до полной отключки уставом и физподготовкой, а то они в процессе адаптации всех на хрен порвут... здорово, Лёха.
  - Здравия же...
  - Ты на мне погоны... - капитан Павлов хлопнул руками по плечам. - Видишь? Дрючить тебя завтра буду, мало не покажется. Что столбом стоишь, я ж сказал насчет холодильника! А-а, наделали зомбаков... понимаю, что рано, но блин, придется. Центр, бомжа на кухню в пятый офицерский!
  ... Песня возникла как-будто ниоткуда - с акустикой дядя всю жизнь дружил, сколько Лёшка помнил...
  А на фронте идут затяжные бои целый век.
  Там на бритую голову падает ядерный снег,
  Там бежит человек и кричит по-японски 'Банзай!'
  Так что лучше заройся поглубже и не вылезай.
  А танкисту всё давно параллельно:
  Он же в танке - и не ест, и не пьёт.
  Он без танка был бы ранен смертельно,
  А в железе он спокойно живёт! - и смолкло.
  
  В голове у Лешки что-то перемкнуло, в глазах помутилось...
  - Ну ни хрена себе, дядя Толя, вы тут...
  - Во, блокада снята... Водки не налью, сразу говорю. - улыбнулся дядя. - С мамой твоей разговаривал, она рассказала, попросила за тобой присмотреть, я и перевелся сюда. Хера ли, тринадцать лет на службе, уважают.
  - И что, мне вот такому загашенному весь срок ходить? - Лёшка уселся на мягкую табуретку, привычно закинул ногу на ногу. - Типа в сапогах?
  - Ага, щазз, размечтался. На вот, жри, у тебя обмен веществ сейчас ускоренный. - капитан Павлов достал из холодильника тарелки с нарезанными колбасой и салом, открыл банку с маринованными огурчиками, разлил сок в высокие стаканы. - Ты когда контракт подписывал, внимательно его читал?
  - Ну дык, конечно.
  - С места пункт пять, подпункт двенадцать вспомнишь?
  - Что?
  - Конь в пальто! 'Во время прохождения действительной службы в боевых частях или вспомогательных подразделениях Испытуемый получает образование, достаточное для максимального быстродействия его разума, согласно проведенному тестированию и рекомендациям Координационного Центра'. Вот скажи, племянничек, кому ты в Галактике нужен с девятью классами и ПТУ твоим убогим?
  - Взяли же...
  - Взяли потому-что не дурак. А научить... мы с технологиями ушастых кого угодно научим. Даже самих ушастых, хы.
  - Арбитров?
  - До Арбитров нам, как до Китая раком. Они где-то. - дядя показал пальцем вверх. - Там витают, на плане нематериальном, ибо круты до остохренения. Мы делаем. Они судят. Испытание вечно, и тот, кто не прошел его, не поднимется к небу.
  - Круто. - изумился Лёшка. - Анатолий Дмитриевич, а ты вообще как сюда попал? Мама говорила, в Америке работаешь на стройке.
  - Мне, Лёха, сделали предложение, от которого сложно было отказаться... потом расскажу. Вы-то там как?
  - Ну, Оксанка родила, три шестьсот, пятьдесят два сантиметра. Батя в гараже командует, мать дома сидит. Я вот тут, как видишь.
  - И это хорошо...
  Сидели еще часа полтора, дядя расспрашивал о родне, долине, родителях... Лёшка обожрался деликатесами (хы, племянничек, все свое, Артем выращивает и присылает, тут синтезируют один в один, урбян будешь? Как, кстати, внук мой тебе? Да, он такой...) он, приняв на грудь двести грамм, почти раскрыл страшную тайну кирзовых сапог, но резко протрезвев, скомандовал насчет 'бомжа на кухню' и после:
  У китайцев чего-то взорвалось, - и медленно к нам
  Много химии всякой плывёт по амурским волнам.
  Но в стране, где с утра пиво 'Балтика' хлещет народ,
  Никакая отрава китайская нас не возьмёт!
  Птица-тройка застряла в Сибири в районе Зимы.
  Кто поедет туда в январе? Слава Богу, не мы!
  Новогоднее чучело ёлки принёс Дед Мороз
  В детский садик в начале июля, - вот это склероз!
  А кондуктор ездит вечно в трамвае,
  Просит денег - и на это живёт.
  Без трамвая он нигде не бывает,
  Без билетов он не ест и не пьёт. - крайне дисциплинированный рядовой Плюхин ушел в солдатское общежитие, искренне думая, что идет от командира взвода, сволочи, хоть и родственника, после выполнения важного поручения.
  ... Утром была дуэль. Как положено - восьмиугольник, отсыпанный красным песком на плаце, свободные от службы солдаты, построенные повзводно, мечи в красном свете местного солнышка.
  - Это... Дерево, прости, я не знал, что у вас так 'петухов' обзывают. Ты нормальный мужик, спасибо, что тогда на кроссе тащил, когда я ногу подвернул, извини, в общем, не прав я, но рубиться буду чисто от души... - Выбравший парные клинки Витька продержался против Дерева секунд пятнадцать - больше потому, что Дерево проникся его искренними извинениями перед строем и очень не хотел Витьку убивать. Впрочем, разделан был боец Иванцов грамотно - раны на руках, ногах, шрам на лицо, потом лезвием плашмя по затылку...
   - Аж на три дня работы медпункта. - цинично заметил комвзвода, обращаясь к своему заместителю. - Добрые они, асисяи. Та-ак! Разговорчики в строю! Честь... победителю... отдать!
  
  
  Глава вторая.
  Прошло еще две недели, заполненные в основном учебой - назначенный водителем бронетранспортера, Лешка оттачивал навыки вождения и обслуживания техники... асисяйские машины, сделанные специально для Испытания на Земле показали себя с самой хорошей стороны - новые разработки отечественной и немецкой оборонки по сравнению с тем же восьмиместным 'Давителем мятежников' даже близко не стояли. Шесть огромных колес, мощная автоматическая пушка в удобной башенке, полная автономность при необходимости, скорость по пересеченной местности до девяноста километров в час, ресурс хода, ограниченный лишь температурой реактора, неплохое бронирование... мечта танкиста, одно слово. Мрачная уставщина кончилась, отношения между солдатами и командным составом во взводе были вполне нормальными - чего делить, вместе же служим и всего хватает? За ошибки, впрочем, дядя Толя гонял не по-детски...
  - Внимание! - донеслось из вживленной в мочку уха рации. - Второе отделение, приготовиться к выходу на сопровождение научной группы! Сбор через 20 минут перед казармой, главный - лейтенант Кястутис!
  'Первый выезд!' - подумалось Лёшке. - 'Вот, начинается!' - и, привычно втиснувшись в капсулу водителя, он нажал на сенсор газа. Бронетранспортер выкатился из бокса в сторону казармы. Там уже стояло, построившись, его отделение - Петька Колмаков из Тюмени, Саня Етобаев, земляк, натуральный индеец навахо Джон Яззи (ну, куда ж без них то в Галактике... отбились от Испытания в своей резервации, у них там оказывается оружия было припасено немерено плюс руки откуда надо росли. Если бы не возбухали чуть что по любому поводу - цены бы им не было), Вовка Сибиряков, москвич, Вода Спокойный и Вода Тихий, братья-асисяи, командир - сержант Шныгин Федор Петрович... выскользнув из капсулы, Лёшка взял у сержанта свой 'ВБ', встал в строй.
  Подошел лейтенант Кястутис, мрачного вида высокий литовец, ответил на приветствие...
  - Так, бойцы! Мы сейчас выезжаем в квадрат В-6, сопровождаем наших дорогих ученых! Квадрат спокойный, у дундуков там деревня в пещерах, других поселений нет. Смотреть в оба, хлеблом не щелкать, дундук - тварь загадочная. Самим в пещеры не заходить, ничего не брать, при нападении на научную группу - отбивать 'пиджаков', оружие применять без предупреждения! Всем всё ясно? Да, Етобаев, Плюхин! У вас это первый выезд, так что Етобаев назначается стрелком-оператором и сидит за пушкой тихо, Плюхин из БэТэРа не вылазит. Понятно?
  - Так точно, товарищ лейтенант!
  - Ну так приступайте. - открыв дверцу командира, что в 'Давителе' была рядом с капсулой водителя, замкомвзвода забросил внутрь автомат, чехол с чем-то непонятным, влез сам...
  - Отделение... согласно боевому расчету места занять!
   После того как ребята разместились в удобном, рассчитанном на высоких асисяев (интересно, почему дядя до сих пор их 'бухулдэшками' обзывает. Это ж по-бурятски вроде как - черти нечистые, мама так ругается) боевом отсеке машины и прозвучала команда, Лёха тронулся. Ученые на трёх небольших небронированных вездеходах ждали у своего обиталища - огромного оранжевого купола, выстроенного по образцу астероидного поселения ушастых...
   Под колесами зашелестели камешки старой, еще аборигенской грунтовки, Лёха рефлекторно уменьшил давление в шинах, чтобы поменьше трясло. Небольшая колонна спустилась с плато, на котором находилась база, и развернувшись, покатила вдоль гряды холмов, к горам слева. В боевом режиме, включившемся благодаря тренировкам почти сразу же, он замечал все - огромные зонтики деревьев, шевелящиеся под ветром, неровности и выбоины дороги, мелкого хищника Psevdomartes-128 Viktorovi, скрадывающего кого-то у большого камня. В голове автоматически прокручивалось усвоенное на занятиях: 'Животный мир ВК-128 интересен в первую очередь отсутствием больших жизненных форм. Скорее всего (Сергеев В.А., Гендель Г.-Х. Р., 'К вопросу об аборигенном воздействии на флору и фауну ВК-128') они были истреблены населением планеты во времена, предшествующие периоду ее индустриального развития. Палеонтологические раскопки показывают наличие еще 1500-2000 ст.365/66.л. назад более чем четырех видов крупных травоядных и хищных млекопитающих, в частности, Psevdocanis-128 Sergeevi, рост которого в холке превышал 1,4 ст. 300000m/с.. В настоящее время наиболее крупным представителем травоядных является Psevdobison bonasus - 128, (110-115 ст. 300000 m/с., 100-150 H2O 9,8 G) разводимый жителями планеты как молочный и мясной скот, хищников - Psevdorattus-128 mayor (40-50 ст. 300000 m/с., 10-12 H2O 9,8 G) обитающий на развалинах городов либо в новообразовавшихся лесах. Впрочем, за последние 12 лет исследований замечена неуклонная тенденция к увеличению роста и массы тела животных ВК-128'. - 'Это что же' - Лёха видел на фото и видео тех самых псевдораттусов - огромных крыс с волосатыми хвостами и крайне наглыми мордами. - 'Такая радость да метр в холке? На фиг на фиг...'
  - Плюхин, дай общую! Послушаем, что замполит крутит!
  - Понял, перехожу на частоту 102. 3. А почему не со своей, товарищ лейтенант?
  - Я с Сергеевым в шашки играю.
  Бегунок приемника остановился на общей частоте Отряда. На ней, как обычно в мирное время, с восьми до двадцати одного зажигал начальник воспитательной службы капитан Новиков - большой любитель авторской песни, русского рока и дурацких шуток.
  - ... наши дорогие генетики, в очередной раз попытавшись скрестить ужика с ёжиком, наконец-то совместили ген местной дряни под названием Псевдогевея-128 и ген нашей родной картошки, так что во время отпуска... - тут замполит мерзко хихикнул. - ... если вы в отпуск попадете... не удивляйтесь, когда выкопаете на картофельном поле картошку сразу в целлофане или, в случае неправильного штамма - презерватив со вкусом Солянум Туберозум! Особенно это относится к нашему дорогому комвзвода-3 второй роты товарищу Павлову, который биокартофеля не признает... да, по просьбе рядового Девятого Особенного для находящихся сейчас на заданиях наших дорогих подразделений передаем песню... так, сейчас... - раздались разухабистые гитарные аккорды. Что ни говори, играть и петь Новиков умел, это признавали даже его вечные оппоненты из лаборатории галактической психологии. - 'Милитаристское танго'!
  Наш любимый лейтенант Иванов
  В бой, в атаку нас ведет на врагов,
  Сорок ядерных ударов подряд
  И в Нью-Йорке наш отряд!
  
  И снова танки,
  В Нью-Йорке танки,
  В Гудзоне грязном тонут янки,
  И снова Лондон и Берлин
  Стоят как выставка руин!
  - Где он их берет? - в который уже раз удивился Кястутис. - Хотя Новиков из советских еще, он и сам сочинить может.
  - Не, товарищ лейтенант, это старая песня, я ее еще в шестнадцатом на первой своей срочке слышал. - вмешался сержант Шныгин. - А то и раньше.
  
  Наш любимый лейтенант Иванов
  В бой, в атаку нас ведет на врагов,
  Сорок ядерных ударов подряд
  И на Марсе наш отряд!
  
  И снова танки,
  На Марсе танки,
  В каналах тонут марсианки
  И снова Лондон и Берлин
  Стоят как выставка руин! - хриплым соловьем разливался замполит.
  
  Тем временем колонна подошла к отрогам гор и Лешка впервые увидел местных аборигенов вживую - невысокий тощий мужчина поднес к глазам что-то, повернулся и побежал вверх по склону зигзагами, периодически падая и перекатываясь.
  - Етобаев, не тронь пушку! - отключив трансляцию, взревел по отделенному каналу сержант.
  - А что это он с прицела уходит, а? Я ж не стреляю?
  - Дундук потому-что. Плюхин, сдай вправо, пусть ученые проедут.
   - Отделение, на выход! Шныгин, Тихий, Сибиряков - левый фланг, я, Спокойный, Яззи - правый, Колмаков - на скалу, подключить оптику, Етобаев, Плюхин - броня. Выполнять!
   Вездеходы обогнали бронетранспортер, остановились у скальной стены, в которой чернели отверстия трех пещер. Из первого вездехода вылез через верхний люк ученый, одетый в странный серый комбинезон, прошел три шага, встал на одно колено, подхватил горстью дорожную пыль, бросил в воздух, встал... из крайней пещеры выпала веревочная лестница.
  - Он что, туда полезет сейчас? - зачем-то спросил Саня.
  - Не, земеля, он по ним из 'ВБ' стрельнет, чисто из любви к науке. - Лёшка в отличие от земляка усвоил этнографию более или менее хорошо. - Он показывает, что не глюк. А местные его должны проверить. Вон, смотри, типа вождь спускается.
  Спустившийся абориген (ну вылитый человек! Разве что хромосом на две больше, зубов на четыре меньше... зато пальцы на ногах почти обезьяньи) был одет в примерно такой же серый костюм, что и ученый. В руках у него была толстая палка длиной метра полтора, обитая блестящим в красном свете металлом, с пояса, подпоясывающего костюм, свисал, касаясь земли, кусок металлической проволоки. Коснувшись ученого концом палки и отскочив, абориген что-то сказал. Человек поднялся с колена...
  - У них обычай такой. - вспомнил учебку рядовой Етобаев. - Кто к дундукам приедет, всех проверяют они.
  - Зачем вот только?
  - Я не знай, я с Элеватора. - сыграл в дурака Саня. - В Улан-Удэ таких обычаев нету, паря, мы сразу в бубен бьем... Слушай, они насчет этих дундуков вот уже двенадцать лет ума пытают, до сих пор изучить не могут. Что в них удивительного?
  - Спросил у дохлого здоровья! Гипнокурс помнишь?
  - Бля, только не сейчас, у меня от него голова раскалывается!
  Ученых между тем окружили высыпавшие из пещер аборигены, начался обмен какими-то свертками.
  - Этот... Алексеев Иван Валерьевич, антрополог, говорил, что у них мозги как у нас, а думают они как эти... троглодиты, короче. Непонятно почему.
  Прошло минут сорок и после долгих малопонятных разговоров ('Арбитры - гении, что ни говори.' - подумал Лешка. - 'Что бы мы делали без трансляторов? А так кого угодно понимаешь без проблем.') аборигены спустили из левой крайней пещеры носилки с мертвым животным. Судя по радостным лицам ученых, обмен был весьма удачен.
  - Внимание, контроль за посадкой в машины! Колмаков, смотри там!
  - Сверху все тихо.
  - Что, это все? - изумился Саня. - Приехали, уши натерли, дохлятину забрали и назад?
  - Нет, Етобаев, - вошедший в боевой отсек сержант Шныгин вставил свой АН-94 в зажим у стенки. - Еще на поле к ним заедем, но там ерунда, быстро всё.
  - А почему быстро? - ребята рассаживались по местам. Последним уселся на место лейтенант.
  - Да потому, что на поле они нас не видят.
   - Типа мы в камуфляже?
  - Нет, типа они дундуки, рядовой! Учите этно! Послезавтра - к капитану, зачет с вас!
  - Уууу... так точно, товарищ сержант.
  
  Покинув пещерное ... село? стойбище? укрытие?... в-общем, местонахождение аборигенов, колонна отъехала километра на два, поднялась по склону холма, остановилась на краю поля. На поле ровными рядами росло что-то желто-зеленое, по полю меланхолично бродили три аборигена, срывая у желто-зеленого верхушки.
  - Отдыхаем! - обрадовал солдат Кястутис. - Кроме Етобаева с Плюхиным. Они выходят охранять, смотрят внимательно - вдруг наших умников кто обидеть решит. Приказ ясен? Плюхин, принимаю.
  - Так точно, товарищ лейтенант! Сдал! - Лёшка вылез из капсулы, вытащил 'ВБ', закрепленный рядом, спрыгнул на поверхность. Дикая, не облагороженная асфальтом и присадками почва чужой планеты упруго спружинила под ногами, привычно напрягшись, он преодолел неправильную гравитацию, замер, оглядываясь...
  Научники отбирали пробы - по нескольку растений с каждого ряда. Аборигены-дундуки, вернее, дундучихи, вторичные половые признаки было видно даже отсюда, не обращали никакого внимания ни на науку, ни на Лёху с Саней, ни на машины.
  - Даже обидно. - тихо вздохнул рядовой Етобаев. - На базе девки нос воротят, местные - в упор не замечают.
  - И не заметят, солдат. - вмешался по общей связи кто-то из ученых. - Оглянись вокруг и скажи нам, убогим, что здесь раньше было?
  Рядовые завертели головами, оглядывая местность более внимательно.
  - По ходу, воронка. - наконец сказал Саня.
  - Не воронка, а кратер старый, видишь как растет тут все? Стенки кратера лет четыреста назад были усилены, бояться зверей или еще кого тогда не стоило. А чего не боишься, то не важно.
  - Не понял что-то...
  - Мы тоже понять не можем, солдат. Такие вот они загадочные, здешние разумные.
  - А если по стенке из пушки шарахнуть? - влез в разговор Кястутис.
  - Простите, зачем?
  - Ну, они же не видят посторонних, пока есть стена. Уберем стенку, может увидят?
  - Нет, стрессом тоже пробовали. Ничего их не берёт. Что-о? Лейтенант, быстро уходим! Общий сбор!
  - По машинам!
  - Внимание, опасность! - голос дежурного по штабу на общей волне был исполнен тревоги. - Второе отделение, третий взвод, в пяти километрах от вас - сход лавины! Немедленно покиньте опасную зону!
   Лавина, которую они увидели на экранах заднего обзора, впечатляла. Пятидесятиметровый вал снега, грязи, камней катился по склону высокой горы, перевалил холмы, затопил впадину, по которой только что ехали вездеходы и бронетранспортер, перевалил через стену кратера и замер, не достигнув середины поля.
  - Запись этой долинки перед накрытием есть? - спросил Кястутис, когда колонна отошла на безопасное расстояние.
  - Сейчас глянем. - деловито отозвался кто-то из ученых. - А что, вы заметили нечто интересное?
  - Посмотрите медленно, Иван Валерьевич. - попросил лейтенант. - Так, не отвлекаться! Задача выполнена, возвращаемся на базу. Броня впереди, наука сзади! Плюхин, тебе - благодарность за быструю реакцию!
  - Я не понял... - прозвучало в рации Кястутиса. - Почему они бегут навстречу лавине? Это же глупо даже для животных!
  - Мы год назад осмотрелись тут. - грустно сказал лейтенант. - На всякий случай. В склоне, который накрыло - старое убежище.
  
  
  Глава третья.
  
  'ВК-128 - вторая по удалённости от звезды F-класса К-128, третья по размерам планета системы. Полное название по справочнику Беспощадного Шестого 'Исследованная Галактика Вртортхч' - Великое Кольцо - 128 восьмого сектора. Открыта для посещения Прошедших Испытания Арбитрами после Испытания Homo 13 365/366 л. назад.
  Экваториальный радиус ВК-128 равен 4480,2 ст. 1000*300000 m/c. Полярный радиус примерно на 18 км меньше экваториального. Масса планеты - 5,06×1024 кг ввиду большого содержания тяжелых металлов в коре и мантии. Ускорение свободного падения на экваторе равно 7,84 300000 m/c /с². ВК-128 вращается вокруг своей оси, наклонённой к перпендикуляру плоскости орбиты под углом 22R53′. Период вращения планеты - 25 ст. 24/365/366 л., 12 60/24/365/366 л. 22,3 60/60/24/365/366 л. Полный оборот вокруг F-128-ВК-128 совершает за 3,45 ст. 365/366 л. . Наклон оси вращения обеспечивает смену времён года. При этом вытянутость орбиты приводит к большим различиям в их продолжительности.
  ВК-128 - планета земной группы с плотной атмосферой. Особенностями поверхностного рельефа можно считать вулканы, долины, пустыни и полярные ледниковые шапки наподобие земных.
  У ВК-128 есть три естественных спутника, ВК-128-1, ВК-128-2 и ВК-128-3 , которые относительно малы и имеют неправильную форму. Они могут являться захваченными гравитационным полем планеты астероидами.
  Температура на планете колеблется от −45 RC на полюсе зимой и до более +50 RC на экваторе в полдень. Средняя температура составляет − +15 RC.
  Атмосфера состоит на 75 % из азота; также в ней содержится 19,4 % кислорода, 1,6 % аргона, 0,5-2,8 % воды, 0,3 % углекислого газа, 0,09 % угарного газа. Имеются следы метана.
  Ионосфера простирается в пределах от 150 до 220 км над поверхностью планеты.
  Две трети поверхности ВК-128 занимают водные бассейны - океан ВК-128 H2O - 1 и многочисленные моря, около трети - суша. Водные бассейны сосредоточены, в основном, в южном полушарии планеты, между 20 и 50R широты. В северном полушарии есть только три крупных водоема - ВК-128 H2O - ?? 25, 60, 47.
  Полушария ВК-128 довольно сильно различаются по характеру поверхности. В северном полушарии поверхность находится на 0, 5-1 км над средним уровнем и отличается высоким уровнем вулканической активности. На юге большая часть поверхности находится ниже среднего уровня. Граница между полушариями следует примерно по большому кругу, наклонённому на 32R к экватору. Граница широкая и неправильная и образует склон в направлении на юг, вдоль неё встречаются самые эродированные участки поверхности...' - Лешка отложил планшет. Самообразованием он решил заняться после первого выхода. Гипноуроки - это, конечно, хорошо, но если их не закреплять вторичным повторением, эффект минимальный. Помнить будешь, понять и применить - не сможешь. А надо. Вселенная любит идиотов, они хороши на вкус...
  - Лёха, ты в чипок пойдешь? - прервал ход его раздумий неунывающий Витька Иванцов, сверкая пятнами свежей кожи на лице и кистях рук. - Абрамыч 'Балтику Семь' сегодня синтезировал, приглашает.
  - Однако мы отраву доисторическую не пьём, в ней, говорят, от пива только запах был. 'Брандмайор' иркутский там есть?
  - Даже не знаю.
  - Вот когда будет - оттуда не вылезу, пока не напьюсь, отвечаю. Да и на дежурство завтра. Лучше в спортзал сбегаю.
  - Там же сегодня асисяи тренируются.
  - Ага, я записался к Кому Земли, поучиться хочу.
  - Что, как Вальдес стать хочешь? Бля, не наше это...
  - Хы, зато если что - обидят не на десятой секунде, а на двадцатой. Если смогут.
  - Ну, наше дело предложить, ваше - отказаться...
  
   В спортзале терпко и приторно пахло асисяйским потом, вентиляция не справлялась. 'Так...' - Лёшка втянул носом воздух, вспомнив школьные уроки инфора. - 'Усталость, легкая агрессия, доброжелательность, готовность к бою. Нормально'.
  Во время земного Испытания холодное оружие асисяи использовали разве что для казней. Есть у них милая привычка рубить головы не разбирая пола, возраста, расы - если нарушил закон Ас-шииш-а или их воинский кодекс, кара всегда одна. Земляне отточенному даже не веками - тысячелетиями, уровню мало что могли противопоставить - разве что масаи в Африке пытались копьями отмахиваться, японцы что-то изображали... наши топором головы рубили, на колья насаживали, типа здесь обезьянам проходу нет. В основном асисяи стреляли да ДМ-ами в фарш раскатывали, кого могли. Но поединки иногда случались, несколько - даже попали на Ас-шииш-а в Книгу Радости. Хорхе Вальдеса из Испании, который с прадедовской шпагой смог задержать в Барселоне наступление целой роты - вызывал на дуэль командиров и шинковал в капусту аж два часа, они пригласили к себе на планету и признали после нескольких показательных боев Мастером, кто-то еще из землян там отметился...
  - Четырьмя раскрытыми к радости битвы, Ком Земли Смирный!
  - Одной сжатой на рукояти, Алексей Бьющий Наотмашь! Разминайся, потом длинный шаг с ударом сверху - сто раз!
  - Слава и честь!
   Тренажеры, которые асисяи привезли с собой, были, естественно, сделаны под них - мало кто из Испытанных всерьёз занимался бесполезным с их точки зрения делом - люди предпочитали стрельбу и рукопашный бой, ушастые - стрельбу и борьбу. Лёшка взял пластиковый, в вес и размеры настоящего, меч, в который раз примерился к высокому, длиннорукому манекену и уже привычно (фиг ли, почти месяц занятий) встав в позицию, нанес удар. Мимо - манекен, запрограммированный на реакцию асисяя в условиях обычной для него гравитации, успел уклониться. Отскок, повторение... есть, попал, все же на этой планете скорость движений у людей несколько больше, чем на Земле... главное - не падать и не расслабляться.
   Через некоторое время Ком Земли (в Отряде он служил рядовым, но место инструктора по фехтованию занимал по праву - древний род, трехсловное имя, невысокий для асисяя рост... порода из него прямо-таки лезла, судя по описаниям из курса этно) проходя мимо него принюхался, привычно нажав на пуговицу транслятора:
  - Алексей Бьющий Наотмашь, достаточно. 'Танец Зверя Равнины' пять раз, три раза - медленно, два - быстро, пять тактов тела лежать, потом - поединок!
  - Слава и честь! Ком Земли Смирный, кто счастлив сегодня?
  - Счастлив Вода Тихий!
   'Та-ак, 'Танец Зверя Равнины'... парные клинки значит будут.' - подумал Лёшка. Тело меж тем привычно шагало, отклонялось, рубило и кололо двумя клинками - прямым длинным и коротким, слегка изогнутым, всё же в анатомии и физиологии было много общего, разве что коленный сустав у людей немного по-другому работает... зато у асисяев руки лучше гнутся. - 'Вода - парень опасный, будет доставать сверху и слева, у него правая хорошо раздвигана. Надо попробовать в полуприседе уйти вниз и сработать в корпус ножом, по ходу не должен отбить или уклониться... хы-ы, ху-у...' - сосредоточился он на дыхании.
   После тренировки (Тихого удалось достать всего три раза, но и то хорошо - еще две недели назад против него даже шанса не было) Ком Земли попросил его остаться.
  - Алексей. - тренировка кончилась и они разговаривали по-простому, без условностей. - У тебя в роду были владеющие клинком?
  - Ну, наверное. Там, откуда я родом, казаков много, мать у меня казачка. А что?
  - Кровь стоящего на пути клинка чувствуется в тебе. Ты... - тренер шевельнул острыми волосатыми ушами, вспоминая слово. - Испанец?
  - Даже не негр, Ком Земли. Я из Сибири, с Иркутска.
  - Это около большого вашего озера, да?
  - Да, Байкал там рядом.
  - Ос-ваат-са та-ма-с! - воскликнул асисяй. - Рядом с этой большой водой был убит в честном поединке командир пятидесяти Блеск Камня Толстый, сын третьего брата моей пятой матери. Меч его до сих пор не найден... согласно условий Испытания нам нельзя посещать местность, где мы потерпели неудачу. Не знаешь ли ты что-нибудь про это славное дело своих сородичей?
  - Как-то не интересовался... - подумав, ответил Лёшка. - В отпуске буду, поспрашиваю у народа, конечно. А зачем это нужно?
  - Долг рода, Алексей. Меч сраженного в поединке принадлежит победителю, но род моей пятой матери обязан получить оружие, сразившее побежденного. Ты поможешь?
  - Наверное, Ком Земли. Узнаю, что смогу.
  
  Через неделю взвод капитана Павлова в полном составе отправился на большой остров ВК-128-М-1-42 - охранять археологов, который год уже раскапывающих развалины большого города аборигенов. В Отряде Сто Одиннадцать эта точка считалась блатной - теплое море, белые песчаные пляжи, ни одного местного в радиусе ста километров... благодать. Впрочем дядя Анатолий Дмитриевич, будучи в душе добрым садистом, решил эту благодать сначала порушить - назначил учения по десантированию с воздуха. А чтобы еще более усложнить жизнь двоюродного племянника, прыгал с его отделением.
  - Внимание! Входим в зону сброса! - нежный голос пилота отрядного конвертоплана номер двенадцать Любы Томиловой не предвещал ничего хорошего. Нет, на тренажерах Лёшка выбрасывался много и грамотно, но одно дело - на тренажерах, совсем другое - вживую... - Выставить значение гравитационной постоянной 7 запятая 86!
  - Есть выставить 7.86! - рука привычно сдвигает бегунок на нужную позицию.
  - Водители ДМ-ов, доложить готовность к прыжку! - включается из соседней капсулы капитан.
   - Первое отделение - норма! - это как раз Дерево Длинный. Редкий случай, когда асисяй состоялся как механик-водитель, обычно им куража и нервов на это не хватает. Шныгин рассказывал, как на ВК-103 решили устроить гонки в тамошней пустыне. С препятствиями. Асисяи проиграли вчистую, психология, она рулит всем во Вселенной. Не успевает асисяй отреагировать на быструю смену обстановки, если меч в руках не держит... Дерево немного другой, пока вполне справляется.
  - Второе отделение - норма! - а тут Седьмой Замерзший, эти ту гонку выиграли, всех сделали - и людей тоже. Ушастые - прирожденные технари и гонщики, против генов не попрешь.
  - Третье отделение - норма! - доложился Лёшка, проверив показания на экране.
  - Трехминутная готовность!
  - Та-ак... - видимо, капитан вывел на экран картинку из рубки конвертоплана. - Люба, тебе вон та скала нравится?
  - Смотря для чего, Анатолий Дмитриевич. На свиданку с вами я бы на неё слазила...
  - Ловлю на слове. Правь туда, будем спускаться рядом. Взво-од! Прыгаем поотделенно высота три, на полторы - выход из машин через верхние люки, развертывание, зачистка с воздуха, по приземлении - атакующий ордер шесть! Костя, тыл на тебе и втором отделении.
  - Принято.
  - Выход в расчетную точку завершен, открываю грузовой люк.
  - Первое отделение, приготовиться... пошел! Второе - пошел! Третье... пошел! - Лёшка сбросил стопор, включил задний ход и, со свистом проехав по направляющим, бронетранспортер рухнул в небо.
   Наверное, со стороны это смотрелось очень красиво - из раскрывшегося четырьмя лепестками чрева огромного летающего чудовища, зависшего над лесом, скалами и морем, вываливаются одна за другой три машины, клюнув носом, идут к поверхности, пролетев примерно половину пути, выкидывают из себя семь или восемь фигурок в прыжковых комплектах, которые, зависая на гравитаторах стреляют вниз, потом остановившись и выровнявшись машины плавно опускаются, замирают, пушки начинают стрелять, выкашивая все вокруг... приземляются бойцы, сбросив комплекты, идут в атаку на возвышающуюся над ними уже красную двуглавую скалу...
  - Отставить наступление! Длинный, зачем вперед вырвался, твое место в ордере шесть где? Плюхин, почему замедлил ход, тебе что, своих товарищей не жалко? Второе отделение - молодцы, нормально... лейтенант Кястутис!
  - Да, Дмитрич!
  - Придумай для этих недодундуков что-нибудь веселое, я в печали... - Алексей! - переключился командир на личный канал.
  - Слушаю, дядя Толя.
  - Как тебе первый сброс?
  - Классно, только страшно сначала.
  - Фигня война, главное - маневры. Зачем тормозил?
  - Не знаю, показалось - канава там.
  - И что она тебе? Гравитатор же на ноль запятая один стоял, ты бы ее тупо пролетел.
  - Ну, не понял.
  - Так что не обижайся...
  У всей тусовки мухоморное похмелие,
  Шприцы немытые уходят в вены синие,
  И генерируют пророки очумелые
  Слепые выхлопы безумья и бессилия.
  Их рок-н-ролл давно издох к какой-то матери,
  Лежит в канаве и на части разлагается,
  Вопил - мы вместе, всё по кайфу мол - и на тебе,
  Он даже сдохнуть не сумел, как полагается.
  Но чувствуешь озон - это коронный разряд
  Держи его крепче,
  Как мотыльки на свече на нем секунды сгорят
  Те, что остались до встречи... - упражнялся на волне 102.3 товарищ замполит Новиков, для разнообразия сегодня упавший на песни Олега Медведева.
  - Плюхин, Дерево Длинный, слушайте сюда!
  - Да, товарищ лейтенант!
  - Не доезжая трех километров до точки базирования - сдать машины командирам отделений и Длинный - до точки на руках идет, Плюхин - попеременно на одной ноге скачет. Остальные по приезду - смотрят и думают над своим поведением.
  - Так точно, товарищ лейтенант.
  - Меч и честь!
   Проскакав положенное, Лёшка еще полтора часа отмывал своего 'Давителя'... пылища и грязища бездорожья сказались на машине не лучшим образом.
  
  ... - Бойцы! Откройте файл 'ВК-128-М-1-42-Город' на ваших планшетах, прочтите - и потом не говорите, что не знали, куда можно ходить, куда нельзя! - сказал вечером капитан Павлов. - Устанавливаю порядок дежурств. Первое отделение с завтрашнего дня - сопровождение научных групп один и два на раскопы, второе - готовность номер один, третье - в увольнении, разрешаю. Далее - по графику, файл 'ВК-128-М-1-42-Город-Стража' у командиров отделений. Лейтенанту Кястутису - принять объект у старшего лейтенанта Пятого Наглого, разместить личный состав. Я... - изящным щелчком капитан стряхнул с воротника формы невидимую пылинку. - Прогуляюсь на тот камешек, пожалуй. Обещания надо выполнять, мон шер ами, не стоит разочаровывать ближнего... а ближнюю тем более.
  'Объект ВК-128-М-1-42-Город находится на южном побережье острова М-1-42. По данным соотнесенного радиоуглеродного анализа - покинут жителями ВК-128 400 +- 15 365/366 л. назад (Гинсбург Н.М., Бесяев Н.К. 'К вопросу об археологических памятниках ВК-128'), по неустановленной пока причине.
   Во времена расцвета (- 387 +- 15 365/366 л.) город занимал площадь 100 квадратных километров и представлял собой важный промышленный м административный центр, численность его населения предположительно достигала 200000-220000 разумных. Благодаря раскопкам археологов (Гинсбург Н.М., Бесяев Н.К., Алексеев И.В.) на территории ВК-128-М-1-42-Город были открыты и исследованы руины административных зданий, промышленных предприятий (завод по производству средств передвижения, завод по производству легкого стрелкового оружия, предприятие по переработке водорослей Psevdolaminaria Levkovsky-128). Раскопки ведутся и в настоящее время.
  Особый интерес представляют хорошо сохранившиеся старые (- 1087-1287 +- 15 365/366 л.) здания центральной части города - административный центр, площадь, крытое место общественного сбора (объект 'театр'), в которых обнаружены памятники культуры - статуя разумного ВК-128 женского пола в хорошем состоянии, обрядовые сосуды, вычислительная техника в нерабочем состоянии, не подлежащая восстановлению.
  Раскопки в промышленной зоне представляют опасность ввиду наличия в зданиях предприятий взрывчатых и химически активных веществ, хранящихся в ёмкостях, разрушающихся под воздействием времени либо неосторожных исследователей. Нахождение в промышленной зоне без военного прикрытия и проверки местности при помощи специального оборудования категорически запрещено!'
  'Сурово тут у них' - подумал Лёшка. - 'Но ничего, на пляже поди аборигены мин на набросали, завтра искупнусь хоть в здешнем море, посмотрим, что его все так хвалят.'
  Ровно в 6.00 солдат разбудил не обычный сигнал побудки - переливчатая треть птицы Psevdokukobarra-64, а звонкий сигнал горна. Выбежав на площадку перед приданными конвертопланами, они встали - как для зарядки. Вышли из штабного модуля офицеры - почему-то в парадной форме, асисяй Омут Воды Большой - с мечом, обернутым лентой почтения, ушастый Пятый Наглый (так получилось, что и командир, и его заместитель во втором взводе Homo не были) в красной блестящей шапке за доблесть, капитан Павлов и лейтенант Кястутис - при орденах и медалях.
  Омут Воды Большой выступил вперед и начал:
  - - Воины! Прошло тринадцать оборотов планеты ВК-146, ее еще называют - Земля, с тех пор как свершилось Испытание разумных, на ней живущих и я, лично пребывавший тогда на её поверхности в месте, которое Homo называют 'Европа' могу сказать - Испытание это доставило нам, ас-шииш-а, боль и радость! Далее скажет свое слово тот, кто победил!
  Капитан Павлов встал рядом с невысоким по асисяйским меркам, но все равно выше его на голову, Омутом.
  - Испытание... - начал он. - Знаете, я понимаю Арбитров. Лучше бы конечно без них... но без них мы, люди, съели бы сами себя в своей безудержной жадности, наверное. Вселенная справедлива и не её вина, что справедливость иногда бывает жестокой. Сегодня по земному календарю - первый день вторжения на Землю. В этот день мы должны почтить память тех, кто умер честно сражаясь. А тем, кто струсил - позор! Позор и смерть! - капитан немного помолчал и тихо продолжил: - Когда все это началось, власть в России сдулась. Это потом они начали гнуть пальцы - мол, мы призвали, мы вдохновляли и прочее такое... а тогда половина правительства и вся почти Дума разбежались и попрятались как могли. Наивные... от Испытания не уйти, если ты человек. И неважно, что это за Испытание - войной, властью, любовью, ненавистью. Если ты выдержал - ты жив. Если не выдержал... честно скажу, лучше умереть, чтобы не быть дешевкой. Те, что тогда были у власти, оказались дешевками. Почти все. Немногие из них вступили в бой. Очень немногие. Один из этих немногих всем тогда давно и всерьез казался клоуном - похоже, в Думе его держали чисто для красоты, как вишенку на торте. Нужен был им, сдувшимся, этакий политический отморозок. Но когда пришли враги - он не сдался. Он собрал тех, кто ему верил и сумел продержаться восемь дней. Всякое в его жизни было - но своей смертью он спас свою честь. И немного - свою страну. Второй-третий взвод... направо! К морю... шагом... марш!
  Спустившись к берегу океана чужой планеты, взводы встали. Те, кто служил второй год и чье дежурство попало на этот день в этом месте тихо, чтоб не нарушать торжественности момента, улыбались, вспоминая просмотренные потом записи ('Не надо шутить с Россией, инопланетяне. Здесь другие ребята. Это не Дойчленд, это не Америка. Вас жукоглазых здесь порвут на части. Наши ребята, из России. Они все разнесут. Они все эти танки разбомбят за один час. Они оттопчут вас, морды обезьяньи, все ваши космические корабли оттопчут. Инопланетяне, вам п...дец. Остановитесь, б..., кончайте, пушки свои спрячьте подальше от нас, б..., и забудьте про Землю. У нас был один мудак, отомстил за брата-краба, б..., и рухнула Великая Планета. И другой чудак был, за своего дедушку отомстил, и кончилась, б..., империя. Я здесь говорю: посмотри, б..., как мы вас, б..., Россия ! Россия - это не Берлин! Это не Кабул! Я, б..., знаю, что русские солдаты омоют свои сапоги в вашем, б..., океане. Еще ни один, б..., Гитлер не перегрыз горло русскому солдату, а вы - тем более!'), а капитан Павлов, сняв сапоги и вынув из кармана лоскут белой ткани, начал мыть сапоги в инопланетной, слегка соленой воде.
  - Желающие могут присоединиться. - сказал Анатолий Дмитриевич. Люди двинулись к океану, асисяи вскинули руки (Омут Воды Большой - меч) в приветствии, ушастые сняли шапки и прижали уши.
  Лёшка тоже смочил новые, негорючие и не намокающие сапоги, протер рукой... 'Интересно.' - подумал он. - 'А Испытания асисяев и ушастых отмечать будем?' и понял - будут. Потому-что они больше не враги. Вселенная слишком велика для ненависти. И, наверное, слишком мала для любви.
  А через неделю случилась беда... Лёшкино отделение как раз сопровождало группу, раскапывавшую какое-то полукруглое здание в центре города. Ученые шевелили лопатами и кисточками, доставая и очищая находки, солдаты лениво бдили, Лёшка сидел на броне, разговаривая с лаборантом Витей Трофимовым.
  - Слушай, а почему все это погибло? - с некоторых пор Лёшка начал чувствовать в себе странные изменения. Расхотелось слушать и смотреть взятые с собой записи секс-фьюжн-группы 'Йохимбе' - зато регулярные выступления капитана Новикова отторжения уже не вызывали, статьи в планшете не пугали своей заумностью, от них не тянуло в сон... - Судя по тому, что я вижу, войны здесь явно не было.
  - Зато останков фрагментарных немерено. Такое впечатление, что разумных отлавливали по всему городу да в мясорубку совали там, где поймают. Ни одного целого тела. Даже почти не истлевший труп, который в 'театре' нашли.
  - 'Мумия дирижера'?
  - Ну да, так ее назвали. У нее все кости переломаны, разрыв тканей, повреждения органов, несовместимые с жизнью. При этом не обнаружено ничего, что может такие повреждения причинить.
  - Взрывная волна? Акустический удар?
  - Ага, особенно 'Мумию' акустикой стукнуло - в абсолютно целом здании, в закрытой комнате.
  - Мышечные спазмы, яд?
  - Тогда бы и мы загнулись на месте. Физиологические процессы в организме у нас и псевдохомо почти идентичны. Тут что-то другое, Алексей. Надо искать. Плохо, что записей не осталось.
  - 'Уровень развития цивилизации на момент катастрофы - приблизительно 60-70 годы 20 столетия по датировке ВК-146' - по памяти процитировал Лёшка. - Не верю, что у такой развитой цивилизации письменность отсутствовала. Должны ведь они были как-то знания накапливать и сохранять?
  - Следов пока не обнаружено. Явно имелось у них что-то, дундуки в своих общинах хранят веревочки с узелками.
  - Как у инков, узелковое письмо? - знание всплыло непонятно откуда. Вернее, понятно - с занятий гипно...
  - Хорошо однако вас учат теперь. - улыбнулся Витя. - Когда я на ВК-87 берцы шлифовал, таких программ не было. Возможно, но последовательность до сих пор не расшифрована. Ты же знаешь требования Арбитров?
  - 'Самой страшной ошибкой разумного будет создание машины, способной заменить разум'. Капитан говорит - прямо 'Дюна' какая-то. Вот не могу понять, при чем тут группа старая?
  - Это не группа, это книга.
  - У тебя есть?
  - Да, Фрэнк Херберт весь в наличии. Слить?
  - Давай. То есть вы не можете расшифровать их письмо потому что вам не хватает времени для обработки данных?
  - Примерно так. На нашем оборудовании мы до следующего века считать будем.
  - Печально... Виктор, смотри, ваши летят!
  
  Над городом на небольшой высоте летел оранжевый конвертоплан с синей полосой вдоль фюзеляжа.
  - Этнографы. - Виктор вздохнул. - С двадцать третьего летят, остров небольшой, жители уцелели. Интересная у них там община - все ходят в одинаковом, разговаривают вполне членораздельно, животных грамотно содержат. Потомки военных, скорее всего... но все равно дундуки.
  - То есть ты хочешь сказать, что чем меньше населения во время ихней катастрофы в городе, тем больше шансов уцелеть у них было?
  - Давно известно. Иван Валерьевич эту закономерность еще четыре года назад вывел. И... ТРЕВОГА! - отработанным движением Витя скользнул под брюхо 'Давителя', рефлекторно сдергивая с плеча напрочь отсутствующий автомат.
  - Что, где? - всполошился Лёшка. А потом увидел. Полупрозрачная, похожая на человеческую фигура метнувшись в воздух со стены полуразрушенного здания проникла сквозь обшивку конвертоплана. Тот как ни в чем не бывало продолжил полет, но ненадолго - что-то громко, так что стало слышно всем, загудело в его чреве и машина начала медленно опускаться к поверхности, прямо на здания. В метре от поверхности снижение прекратилось - видимо, сработала автоматика. Из открывшегося пассажирского люка выпрыгнуло несколько человек в оранжевых научных комбинезонах.
  - Отделение, к бою! - скомандовал, не растерявшись, сержант Шныгин. - Ларионов, прикрой нас! План два, ордер пять, вперед!
  По этому плану место механика-водителя было позади и, успев выдернуть Витю из-под колес и закинуть внутрь бронетранспортера, Лёшка медленно тронулся за жидким строем. Подбежало второе отделение, залез в машину и занял свое место за пушкой Саня Етобаев, по привычке стукнул очередью в воздух...
  Сержант Шныгин схватил за ворот комбинезона первого же попавшегося ему ученого.
  - Что? - прорычал он.
  - Там... там тени дундуков рвут! - отчаянно крикнул ученый. - Помогите!
  - К машине, бля! Быстро все, быстро! - скомандовал сбившимся в кучку под охраной его бойцов этнографам Федор Петрович. - Яззи, Тихий, со мной! - после чего осторожно направился к открытому люку... как выяснилось, поздно.
  - После проникновения в грузовой салон группы сержанта Шныгина последним было обнаружено три тела разумных-128 со следами множественных повреждений, которые привели к их гибели. - докладывал вечером капитан Павлов. - Согласно показаний доктора Ванды Богуцкой разумные были изъяты с острова ВК-128-М-1-23 в бессознательном состоянии и перевозились в лабораторию базы для проведения экспериментов.
  - Шибко умные. - поморщился командир Отряда Сто Одиннадцать майор Васильев. - Сначала рванут Херосиму с Нагасакой, а потом орут - какая, бля, великолепная физика. Что дальше?
  - А дальше, Олег Сергеевич, прямо в салоне оказались какие-то полупрозрачные фигуры и начали аборигенов бить всем что плохо лежало и не привинчено. Разумные скончались, не приходя в сознание, тени исчезли. Наши все живы, их не тронули, летательный аппарат не пострадал.
  - Физики интересные колебания каких-то полей зафиксировали, капитан, прямо-таки изнывают от восторга, орут - это прорыв, это прорыв...
  - Уроды! - выругался капитан. - Что нам теперь, ради их прорывов дундуков на города сбрасывать?
  - Не надо. - майор Васильев был мрачен. - Я на Арбитров вышел. Знаешь, что они ответили?
  - Примерно догадываюсь.
  - Они сказали - мало научиться убивать, защищаясь от нападения. Попробуйте спасти не убивая. Наука думает...
  
  
  Глава четвертая.
  След слепой слезы на соленом слайде, а море ушло.
  Истин сизые гвозди - в сырые доски серых дождей.
  И тебе остается три выхода: сдохнуть или встать на крыло,
  Или просто считать, что нынче ты в отпуске, в отпуске...
  
  Отпуск - три дня, не считая дороги,
  Отпуск - три дня, не считая дороги...
  Обойди периметр, закрой ворота на ржавый замок,
  Отыщи того, кто еще способен, и отдай ему ключ.
  Не вини себя в том, что все так плохо - ты сделал, что смог,
  А теперь считай, что нынче ты в отпуске, в отпуске... - звучало в наушнике. Лёшка, капитан Павлов и асисяй Ком Земли Смирный шли к челноку, отправляющемуся на пересадочную станцию. Отпуск, конечно, был не на три дня, а на два месяца...
  '1.Homo ВК-146, проходящим военную службу по контракту , или выполняющих другие работы согласно стандартных условий контракта основной отпуск предоставляется ежегодно на основании приказа командира отряда либо начальника производства.
  2. Продолжительность основного отпуска , проходящим военную службу по контракту или выполняющих другие работы, составляет шестьдесят полных оборотов ВК-146 вокруг оси планеты или одну шестую полного оборота ВК-146 вокруг звезды S-ВК-146.
  Eсли отпуск не использован ранее в соответствии с планом отпусков, отпуск аннулируется, период отпуска не отнимается от периода контракта.
  3. Общая продолжительность основного отпуска не может превышать 60 суток, не считая времени, необходимого для проезда к месту использования отпуска и обратно.' - вспомнилось из Устава.
  Земляне тащили огромные баулы - один, с разрешенными и проверенными подарками, нёс рядовой, два - сурово ухмыляющийся ('Гостинцы там, племянничек. Гостинцы...') капитан. Асисяй шел налегке - в парадной синей форме, с мечом и кинжалом на поясе. С подарками должны были встречать по обычаю Ас-шииш-а как раз его...
  - Племянник, ты когда-нибудь на большой станции бывал?
  - Откуда, дядя Толя? Нас сюда напрямую привезли, челнок сразу шел на планету.
  - А я в свое время попал, три недели нас около ВК-97 на орбите держали, хорошо, там гравитация нормальная в наличии имелась. Представь, Лёша, двести рыл которым нечего делать... мы эту станцию прям отполировали в порядке наведения дисциплины, до сих пор наверное блестит, как у кота яйца.
  - Мятеж Тяжести Камня Стремительного? - спросил прислушивавшийся к разговору асисяй.
  - Оно самое. Давайте-ка мне помогите! - перевалив тяжеленные баулы в багажное отделение челнока, капитан Павлов удобно устроился в пассажирском кресле. - А что, Ком Земли Смирный, там кто-то из твоих отличился?
  - Старший брат от второй матери был носителем знамени мятежника. Честь его не пострадала, род он не унизил. - голос асисяя зазвенел, щелкнули фильтры трансляторов, отсекая ультразвук возбуждения. - Он пал в бою.
  - Слава и меч! - воскликнули в соответствующей тональности Лёшка и Анатолий Дмитриевич. Обычаи ас-шииш-а, даже несмотря на то, что те натворили на Земле во время Испытания, у людей плохих чувств как правило не вызывали. Мало кто из разумных смог создать социальную систему, в которой сволочи и трусы крайне редко успевали оставить потомство.
   Челнок стартовал. Навалилась тяжесть, вжимая в кресла, включились гравикомпенсаторы, снимая перегрузку, на большом экране появилась уходящая вниз планета, облака и наконец - чернота космоса, в которой мертвенно сияли неподвижные звезды.
  - Три часа лететь. Отбой, на фиг! - скомандовал капитан. - Солдат спит, служба идёт. До прилёта не будить! - после чего сдвинув спинку кресла назад, мгновенно уснул.
   Пересадочная станция - огромное купольное поселение, созданное по технологии ушастых, над которым неземным серебристым светом сиял огромный круг портала переноса, рядового Плюхина особо не удивила - видели и не такое на занятиях этно и космо, да и в гипно многое закачали, потом во снах всплывшее... интересны были больше разумные, которые следовали через нее по своим делам. Только кислородных миров, посещенных Арбитрами, насчитывалось больше двухсот, из них на полусотне имелся в наличии разум. А были еще и миры аммиачные, фторные, кремниевые, были разумные обитатели звездных просторов... Вселенная поражала своим разнообразием. Дядя и племянник, проводив на Ас-шииш-а сослуживца сидели в небольшом кафе, пили хороший живой квас наблюдая за толчеей внизу, в посадочном зале.
  - Дядя Толя, смотри, эти, с ВК-103, чебургены! Почему, кстати их так прозвали, не в курсе?
  - Ну да, прикольные они. Помнишь, я вам с Оксанкой мультики про Чебурашку привозил?
  - Что-то смутно... а-а, это такой с ушами, который 'лепельсины' жрал.
  - Ну да. И крокодил там еще был зеленый в шляпе. А теперь слушай анекдот. Прибегает Чебурашка к Гене и орет: 'Гена, Гена, Шапокляк родила!' Гена такой: 'Ну и что?' Чебурашка в ответ: 'Так она его Чебургеном назвала!' Скрести мысленно Чебурашку и Гену, посмотри на разумного-103...
  - Однако точно. И вот что интересно, не обижаются.
  - Скажи спасибо трансляторам, племянничек. Если бы не Арбитры, мы бы друг друга давно покрошили, факт. Для ушастых мы - неуклюжие силачи, для асисяев - оборзевшие гопники, на ВК-112 наоборот, культ Homo после того, как наши там исследовательскую миссию открыли... опа, человек идет.
  - Ага, и на наш сектор почему-то не глядит.
  - Не надо ему смотреть... - лицо капитана Павлова затвердело. - Сиди тут пока, я быстро.
  'Из дневника Януша Пилсудского, полицая.
   А ведь как всё хорошо начиналось. Когда пришельцы объявили, что им нужны добровольцы, я пошёл не раздумывая. Нет, принадлежи Вильна, как и положено, Польше, я, быть может, и подумал, а литовцам точно ничего не должен. Тем более что работа непыльная, плата приличная и, что немаловажно, власть над теми, кто вовремя не сориентировался. Да и обещание жизни и свободы вне зависимости от результатов испытания тоже чего-то стоило.
   Потом начались странности. Пришельцы, непонятно с какого перепою, признали независимость Куршской косы и стали с ней воевать по совершенно невообразимым дурацким правилам. Даже с той техникой, что имелась, могли бы без труда в блин раскатать, но нет, несли какую-то чушь про испытание, ничего толком не объясняя.
   Затем всё внезапно кончилось! Прилетел огромный корабль, и было объявлено, что испытанное завершено. Несуразная Республика Куршская коса его прошла, за что её жителям не только оставляли жизнь, но и ещё чем-то там наградили, а вот вся остальная Литва - нет.
   Однако нас, добровольцев, не обманули. И жизни сохранили, и свободу, и работу в далёком космосе обещали.
   - Пан офицер, - обратился я к одному из горилл, - а можно остаться на Земле, в Польше?
   - Можно, - охотно согласился он. - Ты хотеть умереть вместе со свой народ, не прошедший великий испытание?!
   - Нет! - испуганно возразил я.
   Тот ничего больше не сказал, развернулся ко мне спиной и ушёл.
   Намного позже, когда я научился разбираться в эмоциях асшииша, а ещё узнал, что называть их нужно исключительно так (после завершения испытания назвавшие гориллами или обезьянами тут же вызывались на дуэль и убивались), то понял, что, предлагая остаться и умереть со своим народом, он в первый и единственный раз смотрел на меня с уважением. Всё остальное время они относились к добровольно служащим им людям с нескрываемым презрением.
   Но тогда для меня это не имело значения. Польша не прошла испытания! Невозможно! Несуразная Куршская коса прошла, Россия прошла, Китай вообще уничтожил всех до единого, завалив при этом телами, некоторые индейские резервации в Америке, да что там резервации, дикие племена в Африке, и те прошли, а Польша нет.'
  Дядя Толя спустился по лесенке вниз, спрыгнул с пандуса, чуть было не сшибив меланхолично бредущего по пандусу чебургена, ритуально взмахнул руками, щелкнул пальцами в стиле разумных-103, извиняясь за невольную грубость, догнал человека, схватил за плечо, развернул - и с размаха вломил ему в челюсть. Человек упал, но тут же, вскочив, что-то крикнул. Дядя кивнул, соглашаясь, провел пальцами по уху, включая рацию, сказал несколько слов. Появился патруль - несколько ушастых в коричневом и высокий асисяй в синем. Переговорив с ними, дядя вернулся в кафе.
  - Еще одного выцепили! - радостно сообщил он Лёшке. - Пошли, секундантом моим будешь!
  'Из дневника Януша Пилсудского.
  Формально асшишас, а вернее их хозяева, кем бы они ни были, слово сдержали. Жизнь, свобода, нетяжёлая работа... и презрение окружающих в комплекте.
   Только вот свобода оказалась довольно относительной. Служба в маленьком, забытом всеми богами и чертями гарнизоне на далёкой планете. Работы как таковой почти никакой, плюс к тому регулярные увольнительные. Мечта, а не служба. Только вот идти совершенно некуда.
   'База', которую 'охраняет' гарнизон, стоит в самом центре пустынного плоскогорья. Да и на всей планете, по слухам, ничего кроме этого объекта нет. Вообще! Зачем тут этот гарнизон, неизвестно. Хотя давно подозреваю, исключительно для нас. И ещё чтоб было куда ссылать провинившихся асшииша в качестве офицеров.
   И ещё женщины. В смысле, их полное отсутствие.
   Это на Земле, находясь на службе у пришельцев, мог просто брать себе любую литовку или русскую. Тут нет никаких. Хоть геем становись... Но, к счастью, я не имею такой склонности. Нет, не варвар и не гомофоб какой-нибудь и к подобным вещам отношусь с пониманием, но вот гориллы... Асшииша нахождение в одном помещении с гомосексуалом воспринимают как личное оскорбление. А это автоматически вызов на поединок с единственным возможным исходом. Было несколько случаев почти в самом начале.
   И тренироваться бесполезно. Так они нас просто презирают, но я заметил одну закономерность - начавший упражняться с мечом, что не запрещено и даже поощряется, имеет больше шансов быть вызванным, чем тот, кто его вообще в руки не берёт. Брезгуют.
   Однако и так жить можно, если бы не одно но. Поползли неприятные слухи. Вот ведь какая штука - связи с внешним миром нет, а слухи, причём, как правило, правдивые, есть. Загадка вселенной! Из этих слухов следовало, что на самом верху принято решение принимать на службу землян, прошедших испытание. Всё бы ничего, но параллельно появились сплетни, что в ближайшее время нас собираются переформировывать и переводить в другие места.
  Так оно и оказалось. Арбитры, повеления которых здесь выполняют безоговорочно, маленькими группами по пять-шесть человек распределили нас по дальним, еще более заброшенным базам, назначив на вспомогательные работы. Нельзя сказать, что мы скучали - та же операция по уничтожению мятежников на планете ВК-138 - клана асшиишасов, отказавшихся признать верховную власть материнской планеты и впавших, по мнению наших хозяев, в ересь - была крайне тяжелой, но интересной. Мне никогда не забыть тяжесть земного, еще старых времен советской империи огнемета ЛПО-50 в руках, горящие башни, крики умирающих изменников. Мы делали тяжелую и грязную работу, как могли. С тех пор на руке моей - браслет из неземного металла, который я снял с руки асшииша-женщины в одном из городов этого мира. Именно после этой операции нас перестали вызывать на дуэли. Более того - нас перестали замечать вообще, общаясь лишь посредством прямых и кратких приказов. Мы почувствовали себя в безопасности - ведь ни один хозяин не уничтожает верных слуг, готовых ради него на все.
  Чтобы занять себя хоть чем-нибудь между операциями, я начал все же заниматься фехтованием - по тем фильмам и учебным пособиям на узких синих лентах, что были у асшииша в свободном доступе. Как оказалось - не зря.
  Во время передислокации к очередному месту службы на Яцека Ковальского напал один из новых, набранных на Земле уже после Испытания работников асшииша. В результате состоявшегося поединка (за убийство асшиишасы карают безжалостно, однако смерть на дуэли убийством не считается) Яцек был сражён. В ответ на нашу жалобу командир пяти Земля Короткий, в подчинении у которого мы состояли, сказал, снизойдя до общения:
  - Они отстоять свою честь. Вы - нет. Меч рассудить вас, меч рассудить всё.
  Следующим был вызван я, однако благодаря наработанным к тому времени навыкам мне удалось избежать гибели - землянин, русский по национальности, владел мечом много хуже меня. Во мне же, видимо, проснулась кровь предков-шляхтичей, огнем и мечом воздвигшим Жечь Посполиту от можа до можа. Я до сих пор жив, единственный из пяти, может быть - единственный из всех, кто покинули Землю первыми после Испытания. Многие пали от моего клинка...'
  Место, в которое они пришли, напоминало одновременно театр и спортивный зал - большая, метров тридцать в диаметре, круглая приподнятая площадка, ряды скамей, какие-то конструкции (в одной из них Лёшка с удивлением узнал велотренажер) с другой стороны площадки.
  - Предатель это, Лёха. Крыса. - пояснил капитан Павлов. - Мы уж думали, их не осталось, ан нет, живой еще, сука, но ненадолго. Сейчас дуэльный восьмиугольник отсыплют и хана котенку, срать не будет.
  - А не сбежит?
  - Хы, куда он денется с подводной лодки. - нехорошо усмехнулся Анатолий Дмитриевич. - во, пришли. Я переоденусь пока, ты присмотри тут. - и скрылся в маленькой комнатушке, видимо, раздевалке или костюмерной.
  Зал между тем стал заполняться разумными. Вошли и сели на верхние, высокие скамьи несколько асисяев, пара десятков ушастых вртортхч из рабочих и населения станции начали рассаживаться снизу, чинно примостились на специальные, с вырезами под хвост скамейки три чебургена.
   Тот самый предатель в сопровождении высокого асисяя в парадном (на ножнах меча командира пяти Лёшка с искренним удивлением увидел белую ленту искупления и наказания) прошёл на середину арены, воткнул меч в ее пол, встал на одно колено, перекрестился по-католически... из двери раздевалки появился дядя Толя.
  '- Ну ни хрена себе!' - мелькнуло в Лёхиной голове. - 'Это что ж такое он делал на ВК-97?' В синей парадной форме ас-шииш-а с шевроном командира ста на левом плече, перечеркнутыми молнией 'весами равновесия' на правом и казачьей шашкой на перевязи дядя смотрелся просто великолепно.
  - От имени моего подчиненного спрашиваю тебя, homo! - начал ритуал секундант-асисяй. - Готов ли ты подтвердить право чести и силы?
  - Недостоин силы и чести тот, кто будет сражен здесь! Пусть покарает его сталь мира, который он предал! - ответил дядя Толя, глянул на Лёшку... да теперь говорит секундант вызванного, точно.
  - Меч свят, и лишь один достоин его святости! - голос непривычно дрожал, соглашаясь с правилами, означающими в данном случае бой до смерти одного из участников, без остановок и прощения.
  - Да будет так! - в три голоса (соперник капитана Павлова промолчал, презрительно поморщившись) они завершив ритуал, секунданты вышли за пределы уже насыпанных линий места дуэли. Предатель (только теперь Лёшка понял, как дядя опознал его - 'весы равновесия' на форме были не зачеркнуты, а обрамлены зеленым кругом) встал в стойку, высоко вздев меч над головой двумя руками, что-то крикнул на странном шипящем языке, бросился на соперника... неуловимым движением уклонившись, дядя Толя выхватил шашку, прошел под удар, крутанулся, оказавшись за спиной врага и с оттягом рубанул сверху.
  - Готов! Сгинела твоя польска, отвечаю. - на выдохе громко сказал он, вытер шашку о мундир противника, кинул в ножны, поклонился секунданту-асисяю, Лёшке... - Ибо не хрен.
  
   Город встретил их суровой сибирской весной, яркой зеленью майских листьев и цветущей черёмухой.
  - Непривычно как-то в гражданке. - повел широкими плечами под новомодной узкой курточкой Лёшка. Идиотом себя чувствуешь. - Смотри, дядя Толя, отец встречает. Давай к нам!
  - Давай. - согласился дядя. - Мама твоя не поймет а то. Про этого урода - молчи, понял, не фиг смущать.
  Микроавтобус - старая, еще тех времен 'Газель' с инерционником под капотом, ходко летела по полупустым городским улицам. 'Интересная картинка' - думал рядовой Плюхин. - 'Дядюшка три часа назад человека грохнул - и ни в одном глазу. Зверь, чисто зверь. Или на него так общение с асисяями подействовало? Надо, кстати, учителя Смирного расспросить, что это за мятеж такой был.' Над домами навязчиво маячила реклама - призывали покупать супервакуумные памперсы 'Канопус' с принудительной вентиляцией, квартиры в Европе по очень низким ценам, автомобили 'на основе технологии планеты Ас-шииш-а', еще что-то яркое и не нужное...
  - Витя, давай на рынок заскочим. - попросил Анатолий Дмитриевич. - Купим хоть торт, что-ли.
  - Да на хера! Мать с Оксанкой всего наготовили, зять рыбы припер с Ушаковки натуральной, картошка своя еще осталася, не рощенная, сиди уж, Толян!
  - Ну, как знаешь.
  - ... я самогонки нагнал, шашлык замочил, все такое, посидим, поговорим, побухам, хер ли нам, быкам, нагулялись да спим!
  - Ну, тады ой. Держи, кстати.
  - Это что такое ты мне припер?
  - Подключаешь к движку где красный разъем, перед кабелем - вал крутится втрое дольше. Новая разработка, на Земле нескоро появится.
  - Во, спасибо!
  
  ... Сидели на широкой веранде родного дома - отец с матерью, сестра с зятем, маленький племянник, сосед Иван Сергеевич с женой Татьяной, их дочка Светка. Дядя, хлопнув пару стопок забористой отцовой самогонки рассказал пару баек и, сославшись на усталость и то, что завтра ехать на родину, в долину, ушел спать на второй этаж.
  - А Тимоха Зайцев, ну, который с тобой в паре на трассе работал, женился и в Австрию уехал.
  - Да ну? И как там, пишет?
  - Мне письмо прислал для тебя. - влезла в разговор Оксанка. - Нормально у них все, народ тихий, вежливый, дом пустой выбрали там, генера поставили да живут, он таксует, она скоро разродится.
  - Уа-а, дя-дя! - взревел, требуя внимания, племянничек. - Дяй!
  - О! - хлопнул себя по лбу Лёшка. - Подарки-то я забыл! Сейчас... - вскочив из-за стола, он быстро распаковал свой баул. - Держи, Артемка, машинку! Папа, это тебе на телик антенна, все ловит, пригласишь тут, настроят, мама, Оксанка - на свет появились два ожерелья из неземного металла с очень красивыми камешками. - Камни называются ВК-128-хризолит, я это вот в городе там одном нашел, научной ценности не имеют, зато сделано здорово, разрешили оставить. Сергеич, с вас копейка, вот, ножик держите, ушастые такие делают для землян, метеоритное железо, Вася, ты насос к лодке своей вечный бери, тетя Таня...
  - Да не надо мне ничего, Лёшенька...
  - Теть Тань, что вы так! Вот, вам понравится.
  - Это что такое?
  - Называется по ушастому 'Врзнеавкс', вроде - 'вымыл-забыл'. Один раз посуду этой тряпочкой протрешь - и потом полгода можно только споласкивать. Мама, я таких пять штук взял, всем хватит. Светлана... - тут Лёшка в лучших традициях дяди Толи сделал многозначительную паузу. - Музыка такая. До миллиона записей, не ломается, полчаса на солнце - играет весь день.
  - Ой, в торговом комплексе такая полтора миллиона стоит!
  - Фигня война, бери!
  Сидели долго, он даже утомился отвечать на вопросы. Подвыпившие папа с дядей Ваней затеяли проверять приставку к инерционнику, долго подключали, потом долго восторженно матерились, мать и Оксанка вертелись перед зеркалом, Светка, вытащив присоски наушников и очки, пялилась в 'такую музыку', периодически отвлекаясь на восторженные взгляды в его сторону...
  Утром он встал, аккуратно, чтобы не потревожить спящую ('о темпора, блядь, о морес!' - сказал как-то по поводу веселости земных нравов капитан Новиков) Светку, закрыл за собой дверь комнаты, достал из баула тренировочный меч, вышел во двор и начал заниматься - обязательных утренних упражнений Лёшка для себя в отпуске не отменял. Отец, тоже всегда, сколько он помнил, просыпавшийся рано, присел на веранде за стол, на угол которого женщины сгребли остатки вчерашнего пиршества, налил пива в большую кружку, крякнув, выпил.
  - Здоровый какой стал, прям как я после армии... Сына, а ты вернешься?
  - Конечно, батя!
  
  Глава пятая.
  Никто не закричал "атас" и не сыграл побудку -
  однажды ночью темною, где не видать ни зги,
  народ пошел поссать за трансформаторную будку
  и это не преминули использовать враги. - Артем Павлов изгалялся над гитарой почти как капитан Новиков, разве что не столь мелодично...
   ... Третий день Лёшка жил в долине. Да, в городе сначала было вполне себе ничего - неделю привыкал к силе тяжести, потом посетил банк, оплатил пятилетнюю 'продленку' для матери, как раз хватило годового жалованья и немного еще осталось, сходил на старую работу. По приколу сгонял по маршруту, выпил с друзьями... потом стало скучно. Чего-то жутко не хватало. Армии, наверное. Так что к концу первого месяца отпуска настоятельное приглашение бабушки было принято и, взяв у отца дежурную машину, он приехал.
   Под звуки рока гнусные, и джаза канонаду
  вломились орды сучие в предел святой земли,
  и накурили Русь мою и напоили йадом,
  и три контрольных выстрела в нее произвели.
  
  Но тут оправился народ и полетел на татей
  рискуя плоть бескрайнюю замками зажевать -
  в плечах верста и есть кому березу заломати:
  "Ратуйте, православные! Банзай, ебёна мать!" - в райцентре все было спокойно, казалось, людей не коснулось ни Испытание, ни последующие события, для мира достаточно поганые. Разве что вместо печек и котельных стояли генераторы да на окраине поселка приютилась небольшая биоферма. Ну, еще на старых машинах никто не катался.
  Бабушка, невысокая, полная и какая-то домашняя, два дня не отпускала Лёшку от себя - давай уж, внук, мне все же семьдесят три года уже, не дай Бог помру и не увижу правнуков-то, ты рассказывай что там творится... наконец удалось отпроситься в гости к Павловским, которые встретили радостно, усадили за стол и началось веселье - а что, Тёма с полевыми работами закончил, (вовремя отец со звезд нарисовался, помог с картошкой и пахотой), внуку Павлова-старшего стукнуло два года и еще один намечался, так что повод имелся самый что ни на есть уважительный.
  Бабушки, жены и сестры говорили о чем-то своем женском - не иначе как подыскивали Лёшке невесту... мужчины - все павловское семейство за исключением прадеда (в этом году ему не удалось прилететь с астероидов ВК-109) и мужа сестры, размышляли о политике, градус дошел.
  И дрогнули голубчики, бежали супостаты
  Наркомы на колесах, пидорасы на такси
  И в жопах уносили свои черные квадраты
  Авангардисты хуевы подальше от Руси
  
  Так пусть цветет страна моя пшеницей яровою,
  и салом наливаются беспечные стада!
  Мы на обломках, как всегда, чего-нибудь построим,
  а то, что трансформатор сдох, так это ерунда. - закончил Тёма, лихо сыграл развеселый проигрыш, отставил гитару...
  
  - А ведь так оно и есть. - Задумавшись, сказал Павлов совсем старший, отец Анатолия и дед Артема, Дмитрий Михайлович. - Вот смотрите, мы имя, бухулдэшкам, вломили тогда, а кто потом начал генераторы весь из себя распределять и права качать? Где они были, когда мы деревья на ихние машины валили и морду били имЯ, а? - и выпил стакан облепиховой браги.
  - Ну, помножили ведь на ноль, батя. Ты же лично и множил с Сашкой и Тёмой.
  - Дак новые нарастают. Не, что ни говори, этих ничем не проймешь, даже инопланетянами. Сущность власти не меняется, вот что я скажу! И не сменится!
  - В общем, некуда крестьянину податься. - вздохнул Анатолий Дмитриевич. - Лёха, а ты что думаешь?
  - А я думаю, дядя Толя, что бесполезно здесь рвать все что можно. Сам же говорил - их сейчас время и власть тьмы. Берем Артёма, Ленку, внуков - и на ВК-128, там из начальства только майор Васильев, договоримся поди.
  - Идея здравая, племянник. Только вот нельзя нам свою землю на уродов оставлять, предки не поймут.
  - Не поймем! - стукнул кулаком по столу дед Митя. - Что, почти четыреста лет впустую? Бегать еще от них!
  - Так что ты, батя, стонешь? - встрял Александр Дмитриевич.
  - Ну, началось... - протянул Тёма. - Лёха, пошли отсюда, они до утра так могут. Дед бражки облепиховой десять литров принес.
  - Пошли. - тихо выбравшись из-за стола, троюродные братья скрылись.
  - Ты куда меня ведешь, шапка каракулева? - поинтересовался Лёшка.
  - В сарай, естественно. - ухмыльнулся Тёма. - Покажу, что батя привез, тебе понравится. А ДМ у нас еще с тех времен остался, хы.
  - И что, отобрать не пробовали?
  - А он на деда записан. На медаль.
  - Так это ж вроде не 'ношение'...
  - Ему по барабану, сам знаешь. Плюс полковник встрял, Царствие ему Небесное... во!
  - Ну ни хрена себе...
  
  Такого Лёшка не видел даже в Отряде Сто Одиннадцать. 'Давитель Мятежников' еще одного из первых выпусков, увешанный активной броней и соплами прыжковых ускорителей внушал. Причем сильно.
  - Мы на нем на парад Победы, 9 Мая каждый год выезжаем.
  - И как?
  - Военком слюнями исходит. Внутри - гравикомпенсаторы и еще один генер новый, ноль тридцать на ноль пятнадцать на ноль шестьдесят. В прыжке - до двадцати метров в высоту и до ста пятидесяти в длину, пушка, три пулемета наши, все синхронизированы и стабилизированы. Папа снабдил.
  - Круто... кому такое счастье отломится по всему хлебальнику?
  - Списки у прокурора, хы... ждем, пока ты не отработаешь на Арбитров - и начинаем.
  - Я-то при чем?
  - У тебя код гипно какой?
  - А что это?
  - Ну, Лёха, извини тогда. Не моя это тайна, не буду. Намекну только - когда батя скажет насчет бомжа, не потеряйся...
  - Ясно. Тёма, я понимаю, ты человек семейный...
  - Ну да, весь из себя.
  - ... но как тут у вас в поселке с девками?
  - С девками, братан, у нас хорошо. Без них - плохо. - ухмыльнулся Тёма. - О! Не, я дурак. Сейчас. - Артём привычно сжал мочку уха. - А-а... - отреагировал он на удивленный Лёшкин взгляд. - Да, не служил, но имею. Еще много чего есть... нет, Ольга, это я не тебе. Ну и что, что полдвенадцатого. Знаешь, кто рядом со мной стоит? А догадайся... в общем, давай наведи красоту, под... ну, короче, через двадцать минут он возле твоего дома стоит на моей машине, прониклась? - после чего прервал связь. - Так что, Лёха, бери мой скромный драндулет и чеши на Ербанова, 13, если не забыл, где это. Олю Тюменцеву помнишь?
  - Это такая маленькая была, года три назад у нас в институт поступала...
  - Она. Все мозги моей Ленке проклевала - Лёша Плюхин, ах, Лёша ох... сомустил девку, а сам слинял не знай куды. - ворчливым голосом прадеда Павла Степаныча закончил Тёма. - Вот тебе карта от машины, вот тебе ход в магазин...
  - Спасибо!
  
  Две недели спустя он понял, что не может жить без этой невысокой, темноволосой и голубоглазой девушки. Просто не может.
  - Знаешь, а это наверное судьба, Лёша. - Ольга, обняв его, счастливо улыбнулась. - Тебе на небеса, мне на учебу скоро...
  - В следующем году буду. Дождешься?
  - Куда ж я денусь? Только ты...
  - Не волнуйся. Часть у нас тихая, ЧП не бывает, считай. Дядя вон комвзвода у меня, так что ничего не случится. Приеду, сыграем свадьбу, все такое... Институт закончишь - и со мной, супругам можно на гражданской службе, я узнавал.
  - Ой... я понимаю все вот так, умом - а все равно боюсь.
  - Страшней меня на ДМ-е в природе зверьков не существует. Отвечаю. На дедушкином ДМ-е - сто процентов, такие дела. Родителям я позвонил. Жди.
  - Рядовой Плюхин, завязывай обниматься-целоваться, выезжаем!
  - Дядя Толя, имей совесть!
  - Не дядя Толя, а товарищ капитан! Всё, подъем-оправка-марш!
  - Ну... жди. - поцеловав Ольгу еще раз, Лёшка влез в Тёмину машину. - До встречи!
  
   На пересадочной ВК-128 капитана Павлова сразу же после приземления куда-то вызвали. Вернулся от крайне довольным.
  - Пришивай лычки, рядовой! Нас расширили до штатного состава, пока мы отдыхали - еще два ЧП было с учеными. Так что ты у нас теперь отделением командуешь, я - ротой.
  - Поздравляю, товарищ капитан! А... я справлюсь с отделением-то?
  - Не беспокойся, справишься. Помогу.
  
   База встретила идеальным порядком, тишиной и спокойствием. Бойцы, проходящие начальную подготовку, молча бежали по плацу к стрельбищу, над куполом ученых висела предупреждающая об исследованиях закрытой группы голограмма, лейтенант Кястутис, отдав честь, сдал роту...
  - Костя, что с тобой? - вдруг спросил капитан.
  - Состояние здоровья в норме. Состояние роты - в норме. Вчера согласно требований Устава наказан ас-шииш-а Вода Спокойный. - каким-то неживым голосом ответил лейтенант.
  - Так... и в чем же он провинился?
  - Нападение на сотрудников лаборатории системного анализа при проведении работ по обследованию местности.
  - Ни фига себе... еще раз повторяю лейтенант Кястутис, что с вами?
  - После того, как вы спросите меня о моем состоянии упомянув полностью звание и фамилию, я обязан сказать вам, товарищ капитан - проследуйте в кабинет капитана Новикова. Представляться подполковнику Васильеву нет необходимости.
  - И это всё?
  - 'В результате уяснения задачи и оценки обстановки командир роты (батареи, взвода) принимает решение, в котором определяет: боевой порядок, способ занятия позиции и боевые задачи взводам (отделениям, расчетам), порядок ведения разведки, организацию оповещения, управления, обеспечения и взаимодействия, и отдает устный боевой приказ. Отсутствие полных данных об обстановке не освобождает командира от своевременного принятия решения.' - голос лейтенанта был исполнен одновременно тоски и равнодушия.
   Что-то тяжелое и мягкое вдруг навалилось на Лёшку. Нет, внешне все было более чем нормально - он стоял рядом с баулами ('Гостинцы, племянничек, гостинцы!') на бетоне площадки рядом с челноком, ближе пяти метров никого не наблюдалось. -'Теряю сознание.' - мелькнуло в голове.
  - ... Лёша! Сержант Ларионов, что случилось! Не спать! - кто-то хлестал его по щекам ладонью. - Бросай все, быстро со мной к замполиту!
   В кабинете капитана Новикова было пусто и тихо. На столе лежало несколько листов бумаги, придавленных личным замполитовским пистолетом - раритетным 'наганом' 1939 года выпуска...
  - 'Наган' Слава бы никогда не бросил. - встревожено сказал Анатолий Дмитриевич. - Быть того не может.
  
  Из записей капитана Новикова, заместителя командира Отряда Сто Одиннадцать по воспитательной работе.
  
  'Тому, кто сможет прочесть это.
  Я, Новиков Вячеслав Юрьевич, находясь в здравом уме и твердой памяти, сообщаю следующее - сегодня, 22.05.2025 (ВК-148) в 10.00 по стандартному (ВК-148) времени личный состав отряда и коллектив охраняемого объекта подверглись воздействию психотропного средства неизвестной природы. Воздействие было произведено следующим образом:
  1) Все разумные, находившиеся на базе и в расположении отряда. А также в командировках либо во временных лагерях, уснули приблизительно на 20-30 минут. Утеряны конвертопланы Р-0017, Р-0011, НР-2004.
  2) После пробуждения разумные некоторое время находились в заторможенном состоянии, не проявляя адекватных реакций.
  
  Причина, по которой я не попал под воздействие данного оружия, мне неизвестна.
  
   В результате воздействия:
  1) Повысился уровень агрессивности военнослужащих и научного коллектива базы. Потери оцениваются мной примерно в 10% от численности. Агрессия проявлялась в крайне примитивной форме, личное оружие и средства дистанционного поражения не использовались, за исключением оружия, находящегося в распоряжении разумных ВК-97.
  2) Понизился уровень интеллекта военнослужащих и научного коллектива базы (со среднего 159 по шкале А-1 вртортхч до 85-95 по той же шкале) в результате чего разумные базы (как ВК-146, так и ВК-97 и ВК-К-81) не способны на творческие действия и восприятие абстрактных понятий.
  
  Согласно пункту 12 ст.5. Устава внутренней службы я, как единственный, не попавший под воздействие атаки психотропным средством неизвестной природы, принял командование базой на себя. В дальнейшем мной были предприняты следующие действия:
  1) Согласно п. 8а Положения 'О чрезвычайной ситуации' путем аудиовизуального воздействия повзводно мной был активированы гипно 'План Устав' для личного состава Отряда 111 и гипно 'План гражданские беспорядки' для научного коллектива базы. В процессе активации я получил легкие ранения в руку и голову, а также тяжелое - в живот, мной были осуждены и приговорены к расстрелу (приговор согласно ст. 15 Устава внутренней службы приведен в исполнение на месте) лейтенант Петров В.С., командир второго взвода первой роты, рядовой Первый Шустрый, второй взвод первой роты, а также заведующий административно-хозяйственной части научной базы Афанасьев А.Г..
  2) Произведена уборка территории от трупов и прочих последствий нападения, произведены инвентаризация и учет материальных запасов, составлен график караульной службы, установлено дежурство в центре связи из числа гражданского персонала с наибольшим уровнем интеллекта.
  3) Согласно п.9в Положения 'О чрезвычайной ситуации' было отправлено сообщение о происшествии в Координационный центр.
  
  Теперь о совсем печальном. Толя Павлов, пишу это больше для тебя, ты первый из отпуска возвращаешься. Коды гипно 'Полководец', 'Исследователь' и 'Непобедимый' заблокированы сверху, их знают только Васильев и ты. Из координационного ответили - Арбитры в курсе, они ждут нашего решения. Сколько они будут ждать - неизвестно, но продуктов и снаряжения на базе - на год автономного существования. Вызывай помощь и решай проблему. Твой личный код - песня, которую спел Олег Всеволодович в Техасе перед Испытанием третьей на концерте. Мое тело согласно приказу будет помещено в морг на длительное хранение. Похороните на Земле, ты знаешь где.
   Прощай.'
  
  - Похороним, Славентий, не волнуйся. - пообещал капитан Павлов. - Спасибо тебе... Лёша, не спать! Не спать! Так, что там у тебя... блядь, планшет в сумке оставил. Придется орать. - и хриплым, неуклюжим голосом запел:
  
  Ну вот ты и стал героем
  ты весь - как сплошной прочерк,
  тебя позабыли всюду,
  а ежели где вспомнят - булавками колют фото.
  Но ты уже стал героем,
  тебе нипочем порча,
  тебя не берет вуду,
  твой след теряют собаки, когда узнают, кто ты.
  
  Полный привет уходящим в ночь, взмах полушалка.
  Прошлая жизнь - расписной сундук с ветхим тряпьем.
  Как в поговорке - таскать невмочь, выбросить жалко.
  Ветви колышутся за окном, скоро подъем...
  Завтрак, зарядка, поет труба в сумрачном гетто.
  Четок аллюр ворона коня по мостовой.
  Жизни лишь вон до того столба - дальше легенда,
  Только легенда да млечный путь над головой...
  - Ааааа... больно же, бля, какого хера, на ..., Оля, я вообще где? - проснулся Лёшка.
  - Добро пожаловать в нереальный мир, племянник. - усмехнулся дядя Толя. И выдал длинную фразу на непонятном свистящем, шипящем и щелкающем языке. - Ты кто?
  - Сержант Ларионов, второй год обучения, код 'Непобедимый'. Аушсми лаш щираа нукаошш-а, СЦ-авау асс-та! Не надо ругаться по-асисяйски, я тоже теперь умею.
  - Фу, получилось. И мозги не уронил, и гипно включил. - облегченно вздохнул старший по званию. - Читай.
  - М-да, как я понял, нас тут всего двое. - сказал Лёшка, ознакомившись с запиской. - Сурово. Товарищ капитан, а какой код у вас?
  - Без чинов. 'Исследователь'.
  - Это мы удачно попали... в общем, ты думаешь и командуешь, я исполняю, так получается? Кстати, с личными делами твоим и капитана Новикова ознакомиться можно? Не могу понять, чего ж вас с ним не свернуло до сих пор.
  - Можно. Только сначала строго по уставу дойди до площадки и достань из синей сумки мой планшет. Принеси сюда. Если я буду спать - разбуди, включи третью, запомни, третью запись из папки 'Олег Медведев. Концерт в Техасе'. Понял?
  - Да. Выполняю.
   По территории отряда Лёшка шел строго по Уставу - не пересекал границы дорожек, отдавал честь старшим и младшим по званию, получил от старшины Храброго Второго замечание за неуставное положение пряжки ремня, исправил ошибку... к счастью, дядя не спал, копаться в его планшете не пришлось. Оно, конечно, для бойца кода 'Непобедимый' (любое оружие, любые транспортные средства до конвертопланов включительно, тактика, стратегия, знание языков основных рас соприкосновения, интуитивное принятие правильных решений в боевой обстановке, командование войсками численностью до батальона... теперь он понял, почему братец Тёма и прочие дожидались конца его контракта - по всей Земле людей, способных пройти обучение по этому коду, пока было найдено всего двести шестнадцать человек. В основном земляне проходили по коду 'Исследователь'...) труда не составляло, но зачем?
  - Дошло до меня, племянник, почему я еще думаю! - с порога обрадовал его капитан Павлов. - Как ты полагаешь, что здесь? - постучал он себя по затылку.
  - Еще я в нее ем. - радостно сказал Лёшка. - Мозг, конечно.
  - А вот и ни фига. Там ушастые биологический модуль поставили в две тысячи тринадцатом - полный аналог настоящего затылка с гипоталамусом. Я же тебе не рассказывал, почему в космос попал... после Испытания нарисовался в город - договориться, типа бензин да соляра в обмен на продовольствие, мы тогда еще не знали, что генеры давать будут, и подошли ко мне люди, которых Арбитры уполномочили насчет всего. Типа, Анатолий Дмитриевич, мы знаем, что жить вам осталось не более полугода с вашим поражением затылочной части мозга, не хотите ли сделать операцию, которая вас вылечит, только надо подписать контракт. Мы, которых потом медалью наградили, все у них на учете, наши, с долины - на особом, есть за что. Ну, я сначала подергался, потом подумал - чего терять? И вот... а у Славы Новикова еще с первой Чечни контузия, его поэтому из армии и попросили, здесь - лечили дольше меня. Блядь, не было бы счастья, да несчастье помогло.
  - Ясно. Код свой сам включишь или лучше мне?
  - Сам, теперь-то уж чего торопиться. Я и без него могу тебе растолковать, что случилось.
  - Что?
  - Наши превратились в дундуков, вот что. Если бы не Слава с его башкой дырявой и рефлексом на косяки подчиненных - здесь уже все бы умерли, наверное. По программе обучения в каждом из нас - две личности, не мешающие друг другу. Этакая плановая шизофрения - один портянки мотает и сапоги топчет, другой - учит галактологию и прочее нужное. Новиков вторую личность включил у дундуков наших новосделанных, вот так... а у науки она наложилась на код 'Исследователь', гипно 'Гражданские беспорядки' позволяет. Ладно, бери планшет, пиши приказ.
  - Выполняю.
  - 'Приказ по Отряду 111 номер. Тут отчеркни, потом поставим. В связи с тяжелой болезнью командира отряда подполковника Васильева О.С. назначить исполняющим его обязанности капитана Павлова А.Д. как следующего по званию и выслуге лет. Дата. Подпись - заместитель начальника Координационного Центра по кадровым вопросам Восьмой Осмелевший.' Распечатай и расклей во всех казармах и у научников.
  - А ты, дядя Толя?
  - А я пока пойду и сделаю Сергеича тяжело больным...
  Глава шестая.
  
  И потекли дни... Лёшка мотался по планете, собирая утративших разум ученых и солдат с точек (не всех и не всегда удавалось спасти. Если честно - почти никого, агрессия в сочетании с полной рассудочностью действий за минусом морали давала страшный эффект. После комвзвода Пятого Наглого, который на обломках конвертоплана доедал своего солдата, он уже ничему не удивлялся), забрасывая на точки правильно замотивированных ученых, устанавливая собранные непонятного назначения приборы... Капитан Павлов, включив свое основное 'я' биолога-исследователя, работал. Солдаты охраняли несуществующие объекты, все строже и строже соблюдая Устав.
  'Ноосфера ("ноос" - по-гречески означает разум, дух.) - новое эмоциональное состояние биосферы, при котором разумная деятельность человека становится решающим фактором ее развития. Для ноосферы характерно взаимодействие человека и природы: связь законов природы с законами мышления и социально-экономическими законами.
  Иногда можно услышать мнение, будто бы введенное Вернадским понятие ноосферы не содержит в себе чего-либо нового и исчерпывается учением о географической среде обитания человечества. Однако вряд ли справедливо подобное отождествление. Категории "географическая среда" и "ноосфера" относятся не к совпадающим вещам, не перекрываются по смыслу. Географическая среда - та оболочка Земли, которая воздействует на условия жизни, производства, культуры, быта людей. Ноосфера - оболочка Земли на которую воздействуют производство, культура, быт людей; сюда относятся и бывшие погребенные слои Земли, изменившиеся под влиянием прошлых антропогенных воздействий, не включенные в нынешнюю географическую среду. Ноосфера отражает планетарное воздействие общественного производства на верхние оболочки Земли; не все эти изменения входят непосредственно в географическую среду. Разрушение озонового слоя органическими растворителями и хладагентами уже идет, по элементом географической среды еще не стало, поскольку пока не влияет на производство, культуру, формы общения людей. Это - факт ноосферы, а не географической среды.' - читал вслух с экрана старого нетбука ('Вот, сохранил сын, не дал внуку убить. И библиотека на месте вся!') Анатолий Дмитриевич. Окружившие его бывшие ученые жадно внимали. - Никонов!
  - Я!
  - Никонов, найти архив с записями по изменениям магнитного поля планеты за последние шесть месяцев и выписать наиболее сильные всплески. Степанов!
  - Я!
  - Составить график активности звезды К-128 за последние полгода, отметить вспышки и темные пятна. Зибельман Клаус!
  - Я!
  - Найти в архиве и предоставить мне отчеты этнографических экспедиций за последние полгода! Лазарев!
  - Я!
  - Блин, ну хоть ты тут не тупи, племянничек. Привез кого? Научная группа-шесть, свободны! Сбор через четыре часа!
  - Нет, но видел выживших на ВК-128-М-1-23. Трогать не стал, надо посоветоваться.
  - Почему не стал?
  - Они с местными живут, дядя Толя, в одном селе. И реально от местных ничем не отличаются, лично наблюдал.
  - Это как?
  - Ну, ходят так же, выполняют что старшие сказали, палками друг в друга тычут. Попробовал подобраться поближе - шарахнули из пулемета, у них есть, действующий оказывается.
  - Уже интереснее... Лёша, а что ты думаешь про ноосферу, ну, я прочитал сейчас, должен был слышать...
  - Ничего не думаю, товарищ капитан. Сфера разума... оно, конечно интересно, только вот при чем здесь мы?
  - Не знаю еще. Но сдается мне, что мы на правильном пути. Ты у нас 'Непобедимый', так?
  - Недоученный 'Непобедимый'.
  - Все равно, других нет. Скажи мне, как можно с гарантией уничтожить противника?
  - Мне все способы перечислить?
  - Нет, только те, что связаны с непрямым воздействием.
  - Агитация, пропаганда, гипноз, волновое воздействие на головной мозг, разрушающее причинно-следственные связи. Победа до победы.
  - То есть противник перестает быть таковым и с ним можно сделать все, что угодно.
  - А то ты не знаешь! Из вашего поколения американцы в конце двадцатого века сделали хрен знает кого, мы уже после появились.
  - А представь, сержант - есть у тебя машинка, которая разом глушит мозг и сушит разум у противника, причем массово и на большой территории...
  - Представил. Стало хорошо.
  - И представь, что эта машинка пошла вразнос.
  - Да, такая гипотеза многое объясняет. Но при чем здесь ноосфера?
  - При том же, что и Евангелие. - дядя привычно открыл еще один файл. - Вот: 'Когда нечистый дух выйдет из человека, то ходит по безводным местам, ища покоя, и, не находя, говорит: возвращусь в дом мой, откуда вышел; и, придя, находит его выметенным и убранным; тогда идет и берет с собою семь других духов, злейших себя, и, войдя, живут там, -- и бывает для человека того последнее хуже первого.' Разум просто не может работать в мозге, по которому такой вот машинкой прошлись. И сфера разума теряет одну из составляющих. Самую главную.
  - Печально... а почему эта машинка сработала по нам? И есть ли она вообще?
  - По нам она сработала скорее всего потому, что нас стало много. Два батальона в отряде, около тысячи ученых на базе. Критическая масса превышена - прощай мозг, здравствуй маразм, мы тебя любим... ладно, записи на двадцать третьем ты сделал?
  - Конечно, вот они. - Лёшка передал пластинку носителя. - Издалека правда писал, но более или менее видно. Дядя, ты как хочешь, а я пойду отдохну часа два-три.
  - Восемь. Потом сменишь меня в центре слежения, должен челнок с асисяями подойти, надо его на орбите тормознуть. У них программы обучения немного другие, мы еще не успели адаптировать...
   Быстро пробежав до дядиного коттеджа (в казарму он после ЧП не вернулся, жизнь в одном помещении с уставными зомби его не привлекала нисколько, да и опасной она была, жизнь такая, пришлось оформить приказом перевод в подчинение временно исполняющего обязанности начальника базы, огласить на общем построении, внести в книгу) Лёшка быстро соорудил нехитрый, но основательный ужин - поставил в печь разогреваться куриную ножку с картофельным пюре, соорудил пару бутербродов с деревенским натуральным салом, налил молока... навалились воспоминания. Остров под винтом конвертоплана, заросли, люди в форме и штатских комбинезонах, механическими движениями тяпающие поле Psevdobrassika-128, дундуки со своими окованными металлом дубинками и волочащимися по земле проводами, которые их охраняют, бег под пулями, срывающими с веток фиолетово-зеленые листья. Нет, вырубить охрану и освободить своих особого труда бы не составило... но зачем? Судя по всему, люди и дундуки были вполне довольны жизнью. Почему-то всплыла в голове песня, спетая по 102.3 покойным капитаном Новиковым:
  С этого момента
  Не клади поклоны,
  Пуля метит в ментик,
  Попадает в клены.
  И бежать от смерти
  Нет резону вовсе,
  Пуля метит в ментик,
  Попадает в осень...
  
  'Печально, однако' - подумал Лёшка. - 'И понятно, почему организм того, который на первом плане раньше был, перестал попсу воспринимать. Мелкая она, эта попса. Бля, стыдно. Какие мы все же дешевки, несмотря на то, что Испытание прошли! Ничего, отработаю контракт и будет весело... сначала захват ключевых точек, потом обращение к народу, потом массовое обучение - и строем в космос, Арбитры дают три терраформированных планеты для заселения! И Ольга со мной! И... нет, такой медали, как у дядюшек и прадеда, не будет...'
  
   ... Запись ('Сам на это действо не попал, мне через год вручили, когда в отпуск приехал.' - прокомментировал дядя, запуская файл) помнится, Лёшку поразила...
   'Подбитая военная техника пришельцев. 'Тигры', 'Пантеры', 'Тридцатьчетвёрки' и прочие КВ с ИСами. Причём не любые, а только прошедшие войну. С добавкой ржавого железа выкопанного у Калки, на Куликовом, Бородинском и прочих полях сражений. Поднятый со дна кусок легендарного 'Варяга', утопленного ремонтировавшими его англичанами. Даже 'Царь-пушку' с Красной площади утащили (теперь там копия стоит).
   Кроме перечисленного в общий котёл добавили ещё десяток памятников. Сталина, Петра Первого, Суворова, Рокоссовского... Также - несколько колоколов снятых с церквей небольших городов, что всё время вторжения не переставали бить набат. Попам главных храмов больших городов такая идея, понятно, даже в голову не могла прийти.
   Иностранцев тоже пригласили.
   Сербы привезли что-то из своих музеев.
   Японцы две груды мечей, как своих, так и трофейных, кусок линкора потопленного в Пёрл-Харборе (Гавайи теперь принадлежали им) и памятник пилоту-камикадзе. Это раньше американцы разрешили им всего один отлить, теперь каждому в натуральную величину в родном городе стоит.
   Немцы целую подводную экспедицию к затонувшему 'Бисмарку' отправили. Часть ствола главного калибра привезли. Кроме того кучу тевтонских мечей и железных крестов. Присутствовавшие ветераны и слова против не сказали, а вот один политик, которого пригласить 'забыли', потом долго возмущался.
   Были представители и других стран. Тоже добавили от себя, что могли.
   Потом, когда металл расплавился, пошли ветераны разных войн и стали бросать в огненную лаву свои ордена. Красивая девушка в короткой юбке кинула блестящий кружок медали, подбежала ближе, чем другие, опалила ресницы, брови и волосы.
   Из сплава, полученного таким образом, отлили медали. Толстые лепёшки не совсем правильной круглой формы со всего тремя словами на русском языке. 'Они не пройдут!' Лента была выбрана чёрная, перечёркнутая полосой цвета густой тёмной крови.'
   И этой медалью наградили всех воевавших с пришельцами.
   Власти, поначалу, тоже примазаться хотели. Один из правительства России, всё вторжение просидевший в бункере, а потом объявивший себя чуть ли не главным полководцем и вдохновителем, первым на грудь повесил.
   Уже через несколько дней два десятка ветеранов с оружием навестили кабинет нового героя. Охрана их сначала попыталась остановить, но потом резко передумала...
   Пресса, либерально настроенная общественность (которая до того момента того политика в чём только не обвиняла) и вновь собранная российская дума тогда подняли вой. Убийство одного из первых лиц! Героя войны! Цвета нации! Оплота демократических ценностей! Найти и наказать виновных! Ну и дальше в том же роде.
   Правда, в думе тоже нашлось несколько человек успевших повоевать с пришельцами. Один такой выдвинул три законопроекта. Медаль 'Они не пройдут!' автоматически даёт право на хранение, ношение и применение любого оружия для защиты закона и справедливости. Ношение незаслуженных наград приравнивается к измене родине и карается только смертью. Любая попытка отменить, изменить, ограничить или регламентировать эти законы приравнивается к измене родине и карается только смертью.
   Думцы сначала дар речи потеряли от полного офигения. Потом начали откровенно смеяться. А потом им стало не до смеха. С заседания велась прямая трансляция и очень скоро начал собираться народ. Ветераны и не только, но все с оружием. Сразу после вторжения люди были смелее.
   Все три закона были приняты, причём, единогласно. Думцы помнили, как сравнительно недавно из танков расстреливали Белый дом...
  
   Уничтожив ужин, Лёшка прошел в свою комнату и вырубился. Мечты мечтами, а капитана на дежурстве менять лучше свежим и бодрым.
  
  - ... Челнок ВК-128-К, код двенадцать-сорок, вызываем базу!
  - База слышит! - подскочил с кресла сержант Плюхин. - Посадку до выяснения особых обстоятельств запрещаем!
  - Какие такие 'особые обстоятельства'? - голос пилота сразу стал крайне недовольным. Ушастые вообще не любили, когда им противоречили там, где они были традиционно сильны.
  - Арннрх вхрге нрфха тз! - произношение у Лёшки, конечно, было диким. Но пилот понял. И проникся. Редко кто из людей стал бы учить родной язык ушастых без повода, а уж говорить на нем...
  - Неизвестная опасность? Я возвращаюсь на пересадочную станцию!
  - Просим подождать на орбите до выяснения обстоятельств. Подтверждаем просьбу требованием Координационного Центра номер восемьдесять-шестнадцать-ноль пять, примите.
  - Принято. Остаемся на парковочной орбите-два на один оборот ВК-146.
  - Спасибо. Могу ли я узнать ваше открытое имя?
  - Седьмой Неудобный, пилот-пустотник.
  - Алексей Плюхин, сержант. Седьмой Неудобный, сообщите имена пассажиров челнока и их принадлежность.
  - ВК-97, ас-шииш-а, пять разумных. Ком Земли Смирный, Дерево Жестокий, Земля Короткий, Глоток Воды Сильный, Дерево Длинный.
  - Есть ли возможность вывода информации на пассажирский отсек? Желательно - на экран, приспособленный к зрению ас-шииш-а. Возможен ли обмен данными между базой и пассажирами челнока?
  - Есть такая возможность, Алексей Плюхин.
  - Тогда приготовьтесь к приему, сейчас я вызову старшего по званию.
  
  К сожалению программы гипно, по которым обучали асисяев, подействовали не очень эффективно. Лишь двое - учитель Ком Земли Смирный и командир отделения первой роты Дерево Жестокий, смогли присоединиться к Лёшке и капитану Павлову. Остальные улетели на челноке обратно, пообещав вернуться через месяц.
  
   Именно Дерево Жестокий, в мирной (насколько это может считаться на ВК-97) жизни - астроном-планетолог спустя две недели нашел ЭТО. Небольшую гору на одном из островов южного полушария планеты, рядом с которой расположилось столь же небольшое поселение аборигенов, вулкан в центре горы, странные металлические конструкции по краям кратера.
  - Если исходить из твоей гипотезы, командир ста Восход Солнца Малый, это - единственное относительно целые устройство и поселение на ВК-128, которое пока удалось найти. Необходимо установить разработанные тобой и твоими псевдоразумными приборы, чтобы обрести окончательную уверенность.
  - Ты уверен, воин?
  - Скажем так... - скрестил руки в жесте неопределенности Дерево Жестокий. - Вероятность весьма высока, если, конечно, Сфера Разума, существование которой для вас, homo, гипотеза а для нас - реальность, данная в ощущении, не научилась влиять на спутники, находящиеся на стационарной орбите. Меч и слово!
  - Не научилась, а то бы нам вообще нечего ловить было. - хмыкнул капитан Павлов. - Ас-шииш-а асваосша ллерее, здесь я в другом времени и другом звании, бывший командир тысячи, лишенный третьего и первого... узнал меня наконец?
  - Вы, homo, все на одно лицо. После того, как мы спасем наших братьев, жду тебя на дуэльном поле.
  - К твоим услугам. Бесяев!
  - Я!
  - Вызови мне сержанта Плюхина и рядового Смирного.
  - Так точно!
  
  
  Глава седьмая.
  
  Конвертоплан поднялся с площадки и направился га другую сторону мира. Поставив машину на автопилот, Лёшка спустился в грузовой отсек, где скучал Ком Земли Смирный. Сидели молча, говорить было особо не о чем.
  - Включи со своего планшета песни, которые пел нам Славный Рожденный Заново. - вдруг попросил асисяй. - Я знаю, они у тебя есть.
  - У меня немного.
  - Мне хватит. Вы, homo, не постигшие путь правды клинка...
  - Не все, однако.
  - Да, некоторые из вас достойны. Некоторые. Так вот, наши те, кто решает до сих пор не могут понять - как это вы смогли создать гимны, превосходящие многое из созданного нами? Ведь по данным, что нам тогда, перед Испытанием, предоставили - ваше искусство слова доброго не стоило, а истинные слова звона клинков у вас напрочь отсутствовали.
  - Арбитры не врали. Они не умеют. Я, Ком Земли, и сам не знал про эти песни, пока не попал сюда. Врубаю... - и хрипловатый голос капитана Новикова зазвучал, гулко отражаясь от стен отсека.
  
  
  Кругом зима, опять зима, снега черны, как всегда,
  Они привыкли растворяться во тьме.
  Кругом чума, опять чума, твои мертвы города -
  Они привыкли плыть по этой чуме.
  И кто-то может слушать Боба, кто-то "Ласковый май",
  Почем пророки в идиотском краю?
  Гитару брось и бабу брось, и как жену обнимай
  Обледенелую винтовку свою.
  Который век скрипит земля, но мир светлее не стал,
  Тебе все это надоело, и вот
  Поет труба, присох к губам ее горячий металл -
  Она друзей твоих усталых зовет.
  И ты был слаб, и ты был глуп, но все мосты сожжены,
  Их не вернуть - они не смотрят назад.
  И ты встаешь, и на плечах твоих рассветы весны
  Как генеральские погоны лежат.
  Крутые дяди говорят: "Твои потуги смешны.
  Куда годна твоя дурацкая рать?
  Подумай сам - коснется дело настоящей войны -
  Они же строя не сумеют держать!"
  Ты серый снег смахнешь с лица, ты улыбаешься легко.
  Ты скажешь: "Верно. Но имейте ввиду:
  Где Ваши штатные герои не покинут окоп -
  Мои солдаты не сгибаясь пройдут."...
  ... Послушав немного, Лёшка покинул грузовой отсек, оставив асисяя медитировать, сел обратно в кресло пилота.
  - База, я Второй. Есть что нового?
  - Без изменений, племянник. Но для порядка - повтори задачу.
  - Достичь острова ВК-128-2-34-Объект, приводниться, скрытно установить приборы слежения, удалиться на безопасное расстояние и инициировать сигнал С-ВК-128-З.
  - В курсе, что это за сигнал?
  - Откуда? Ты своим зомбакам мозги грузишь сутками, я сутками по чужим дундукам бегаю...
  - Это полный дубль того поля, которое вас в городе накрыло, помнишь, когда дундуков с двадцать третьего глюки пришибли. Если мы с Деревом правильно думаем, сигнал пробудит устройство. Ну, машинку ту, про которую я как-то говорил.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
Оценка: 1.00*2  Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на LitNet.com  
  Я.Гущина "Жгучий танец смерти" (Любовное фэнтези) | | А.Грин "Горничная особых кровей" (Любовная фантастика) | | Л.Демидова "Волчий блюз" (Городское фэнтези) | | С.Суббота "Хищный инстинкт" (Романтическая проза) | | Галина Осень "Шаг в новый мир" (Фэнтези) | | Д.Хант "Наложница дракона" (Любовное фэнтези) | | А.Джейн "#любовь ненависть" (Современный любовный роман) | | П.Рей "Триггер" (Короткий любовный роман) | | Т.Орлова "Драконовы печати" (Любовное фэнтези) | | Д.Хант "Дочь дракона" (Попаданцы в другие миры) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Д.Смекалин "Ловушка архимага" Е.Шепельский "Варвар,который ошибался" В.Южная "Холодные звезды"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"