Плотникова Александра, Строганова Алиса: другие произведения.

Киберсоната. Прода от 28. 11. 2016

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Глава целиком

  2. Новая партия начата.
  
  Флагман Сорок восьмой эскадры ОКФ
  Спустя сутки с момента бунта.
  Он ненавидел этот корабль.
  С того самого момента, как генерал Лассери Карен, командующий Сорок восьмой эскадрой ОКФ был назначен капитаном нового флагмана - он ненавидел это судно. И дело было даже не в том, что когда-то до него здесь служили его соотечественники-торийцы. Лассери просто чувствовал каждым своим нервом, каждым волоском на коже, что "Стремительный" мечтает его убить.
  Точно так же, как убил двух предыдущих главнокомандующих, и свел с ума третьего. Верховное командование ОКФ уже почти отчаялось найти капитана на этот корабль. После первых двух смертей прямо на рабочем месте никто из высшего командного состава не желал ступить на легендарный мостик. Те, кто отличался суеверностью, говорили, что корабль проклят. Это только кажется, что в космическом флоте нет ни одного верующего. Как же! Стоит этим атеистам столкнуться с необъяснимыми вещами, как у них мгновенно открывается третий глаз, пятое ухо, и чувствительность в заднице!
  На планете могли сколько угодно убеждать командующих, что корабль безопасен, и никаких губительных излучений и радиоактивного фона на его борту нет. В конце концов - служат же как-то офицеры на мостике! Навигаторы, связисты, наводчики, операторы... Живут и не жалуются. Ну подумаешь, сидят на таблетках от головной боли. В этом ничего мистического нет, врачи объяснили, что причина кроется в огромном нейролитовом узле под полом мостика...
  А вот капитаны на том же самом мостике - мрут.
  Но потом случилось в генштабе ОКФ озарение! Вспомнили, голубчики, что в их рядах не просто затесался, а очень даже успешно и преданно служит самый настоящий ториец. Лассери Карен, собственной персоной. В прошлом отличник Академии Лазурного Берега, на Цинтерре он закончил Высшую Командную Академию с золотым дипломом. И в Объединенном Флоте быстро смекнули, что такого офицера стоит прибрать к рукам. Но если в начале карьеры Лассери был нарасхват, то, получив генеральское звание, он лишился этой востребованности. Его вместе с вверенной Сороковой эскадрой задвинули на самый дальний рубеж. Патрулировать границы галактики.
  Лассери возмутился такой рокировке. Да что вообще ОКФ понимает в его образовании?! Одна только неоконченная торийская Академия по специальности капитан-пилота дала гораздо более высокий уровень знаний, чем это их так называемое высшее учебное заведение! Лассери искренне считал, что его профессиональные качества уступают только Аллиет-Лэ Лаккомо Сан-Вэйву. Но пока Солнечный Король снимал все сливки славы и одерживал победу за победой, он, генерал Карен, дежурил в пространстве мертвых звезд.
  Разве это справедливо, дьерк его сожри?!
  Но однажды судьба всё же повернулась к Лассери лицом. Не прошло и нескольких лет после торийского скандала, как генерала пригласили на серьезный разговор в Адмиралтейство.
  - Генерал Карен, у нас есть предложение, которое вас наверняка заинтересует.
  - Я слушаю вас, Адмирал Стинн.
  Небоскребы за высоким узким окном кабинета тонкими иглами вонзались в буро-красное закатное цинтеррианское небо. Звукоизоляция отлично заглушала городской шум - двигатели челноков и флаеров, отдаленный рокот нижних улиц. Только огни реклам да пунктиры отмечающих трассы фонарей разбавляли давящий столичный пейзаж.
   Адмиральский кабинет не блистал роскошью. Наоборот, у нового владельца помещения была своя особая склонность к минимализму и простоте. Не то, что у прежнего - Корлина Андара, который, говорят вскоре после торийского процесса над венценосным Сан-Вэйвом подал в отставку и по слухам застрелился у себя дома.
  Сухощавый с чуть сероватым оттенком кожи, Адмирал Ренор Стинн явно имел артанские корни. А у этих работа и строгое следование закону стоит в приоритетах на первом месте. Такой не станет обзаводиться любимчиками и выслуживаться перед ним бесполезно. Проще сразу четко выполнять порученное без лишней изобретательности. Тогда, возможно, он это оценит.
  - Речь пойдет о "Стремительном", - начал Адмирал, глядя прямо в глаза подчиненному, сидевшему перед ним на неудобном жестком стуле. - Дело в том, что наши эксперты по работе с нейросетевым программированием пришли к выводу, что только уроженец Тории может продемонстрировать наиболее успешную работу за штурвалом данного флагмана. А поскольку вы, генерал, почтили нас однажды своей миграцией с родины, я готов предложить вам занять капитанский пост на корабле-победителе.
  "Почтили миграцией". Лассери мысленно плюнул в ответ на это расшаркивание. А куда прикажете деваться с Родины, которая вонзила клин раздора в самое сердце и потом гордо указала на дверь, дав понять, что он больше не нужен. Надо было эмигрировать на Артану? Чтобы потеряться в тамошней во всех смыслах серой толпе? Или наведаться на Энвилу, где достаточно своих рабочих кадров, а в каждом городе куда ни глянь - свои же торийские агенты?
  Нет уж, если где и устраиваться, так только в столице. Цинтерра приняла редкую залетную птицу с радостью, потом надолго забыла о ней, отправив летать подальше. А теперь птица торжествовала в предвкушении желанного места.
  Лассери думал недолго и, не сумев сдержать ядовитой улыбки, ответил:
  - Я польщен вашим предложением, Адмирал. Согласен, оно весьма заманчиво, и я не буду долго размышлять над ним. Но позвольте один вопрос.
  - Конечно. Спрашивайте, - Ренор Стинн откинулся в кресле, сцепив руки на животе. Он был уверен, что с этим генералом проблем не будет, и общий язык уже найден. Слишком алчный у него взгляд.
  - Я очень надеюсь на честный ответ, - сказал Лассери. Адмирал коротко кивнул, призывая продолжать. - Не сочтите меня суеверным, но я бы хотел знать, как кончили предыдущие командиры флагмана?
  "Дайте угадаю, вы вызвали меня, когда все остальные уже официально отказались?"" - так следовало понимать этот вопрос на самом деле.
  Морщинистое лицо Адмирала рассекла надвое широкая улыбка, и он с готовностью вывел на сенсорную панель рабочего стола папку с файлами по двум смертям и одному сумасшествию. Генерал довольно быстро, но очень внимательно просмотрел все материалы. Следом за этим, будто в насмешку над радостью командующего, Ренор Стинн движением пальца раскрыл еще один массив файлов по всем остальным погибшим на борту за время мирных учений. Около сотни случаев: повесившиеся, утопившиеся, случайно упавшие в оружейный механизм техники. Это было уже более серьезным звоночком, но просто так отказаться от вожделенной должности Лассери Карен не мог.
  И согласился принять командование непокорным кораблем.
  "Как же ты невзлюбил людей после того, как твой хозяин кончился, - мысленно ворчал Лассери, когда "Стремительный" в очередной раз ломался или забирал жизни все новых рабочих. - Радуйся, что сам еще жив".
  Но корабль в ответ молчал. И будь у генерала Карена чуть больше пси-способностей, он бы услышал в этом молчании ненависть.
  Теперь же в безмолвие "Стремительного" вкралась новая нота. И пока капитан Карен был зол и занимался разбором происшествия, гордый корабль ликовал и смеялся. Ему нравилось, что приставленный надсмотрщиком генерал, наконец, получил проблему. Ему нравилось слушать, как плюясь в коммуникатор, на Лассери орало его начальство. Торийский выскочка был белее полотна - так сочно его еще никогда не макали в словесную грязь. Этот звонок даже сохранился в одном маленьком корабельном архиве. Очень глубоком и секретном, куда не пробьется поисковая система любого нейросетевого программиста. "Стремительному" нравилось, как маленький человечек, который по какому-то недоразумению стоит на его мостике, злится и пытается решить проблему издалека. Он бесконечно связывался с штабом ОКФ на той стороне. Интересовался ситуацией. Заставлял их действовать. Сыпал приказами. А потом успокоился и дал сутки на поиск и отстрел всех сбежавших полиморфов. Но когда прошел ожидаемый срок, то получил нулевой результат - еще живые машины продолжали скрываться в Энвильской глуши, канцлер разводил руками и оправдывался. При этом под ним ощутимо шаталось кресло - испуганный и недовольный народ устраивал акции протеста, губернаторы грозили перевыборами.
  - Свяжитесь с командующим восемьдесят пятого крейсера, полковником Хетли, - с удачно скрываемым раздражением отчеканил Лассери в очередной раз. - Пусть отправляется туда и высылает эскадрилью на поиски.
  Корабль радовался. Пусть ищет. Ищет сам. Он может сколько угодно отправлять туда свои силы. Он в праве делать это. Глупый человек. Он знал, куда его поставили служить. Все они были наслышаны, и многие знали о широких возможностях корабля. Только Лассери на самом деле не может воспользоваться преимуществом и с мостика вычислить всех беглецов в два счета. Потому что сам корабль не позволит собою воспользоваться. Эохан не позволит. Сейчас он верен только себе. И только сам может отдать себе такой приказ. Сам... Если посеять в нем это желание.
  
  В ночные часы на мостике дежурили лишь несколько операторов, второй пилот и смена офицеров оружейных систем. Остальной экипаж сейчас отдыхал в ближайших каютах. Генерал Карен беспокойно спал у себя.
  Под потолком в темноте системной ниши стал разгораться одинокий глаз Сэта. Медленно пробудившись, он налился фиолетовым огнем, и встроенная оптика начала фокусироваться и настраиваться. Огромная голова с матово черным стеклом не двинулась с места - это было ей не нужно.
  Глаз замер, бесчувственным машинным оком уставившись в стену напротив. Или в то, что было за ней.
  Где ты? Покажись... Дай тебя найти. Я знаю, ты на планете. Знаю, что это ты остановил всех полиморфов. Ты мог. Только ты и мог. Но где же ты сейчас? Город? Нет. Небо? Нет. Космос? Лес? Берег? Нет, нет и снова нет... Дальше. Ты где-то дальше. Остров. Глубже. Да, глубже... Ты под землей. В ангаре. Вне зоны доступа. Но я слышу тебя. Я чувствую тебя... Что ты такое? Кто ты? Почему ты мне нужен?.. Мег!
  
  В подземном ангаре "Объекта-37" Мег рывком очнулся от сна. Оболочка не ощущала угрозы, сенсоры все время отдыха фиксировали отсутствие всяких нежданных гостей. Но Сердце полиморфа отчего-то било тревогу.
  Мег распрямился в полный рост и поднялся с гусениц на ноги. Какое блаженство, что здесь крыши ангаров позволяют ходить, не пригибаясь. Можно не задаваться необходимостью следить за нависающими прожекторами - голова их не задевает. Можно спокойно вышагивать внутри, а не ютиться в одном углу между коробок и стройматериалов. Да что там! Можно даже раскинуть широкие крылья, при необходимости пересобраться прямо здесь и вылететь через наклонный шлюз
  Но сейчас Мегу было не до наслаждения своим текущим положением. Идя по пустому, вычищенному специально под него ангару, полиморф перебирал все известные ему источники угрозы и факторы, влияющие на них, в поисках того, что же он мог забыть. Процессор, подгоняемой тревогой Сердца, работал в ускоренном темпе.
  С момента бунта прошло чуть менее полутора суток, и за это время произошло много важнейших событий. Один только разговор с генералом и этим губернатором чего стоил. Скрим, разумеется, уже успел растрепать о нем остальной команде. Бунтовщики воспряли духом, подняли гвалт. Кто-то вспомнил, что человеческая традиция в подобных случаях предписывает покачать спасителя на руках... Живо представив грохот, с которым он неминуемо рухнет на пол из-за чьей-нибудь неуклюжести, Мег вовремя остановил энтузиастов. И еще не хватало, чтобы народ с базы это все ненароком увидел. Не поймут.
  Им невероятно повезло с Джаспером. Если бы тот не согласился посодействовать, беглых полиморфов и роботов пришлось бы искать еще как минимум, с неделю, а то и больше. Или, что вероятнее, сразу сдаваться официальным властям, потому что хаотичные полеты без прикрытия смог бы вычислить даже оператор-новичок.
  Но Мег прекрасно понимал, что энтузиазм Джаспера держится только на его желании хоть чем-то помочь Вайону и на личной неприязни к цинтеррианским военным. Программист поддерживал мнение генерала и губернатора о том, что крылатую свору безопаснее держать на удаленной базе под присмотром. Правда, на деле вся компания оказалась не такой уж бешеной и агрессивной, как полагал Джаспер. Да и Скрим в общении совсем не походил на душегуба и отморозка. Общительный летун пытался войти в доверие и скорешиться с программистом, но пока безуспешно. Последние шесть часов, проведенные на "Объекте-37" Джас откровенно страдал. Искренне или напоказ - понять было сложно. Но умник всерьез переживал за состояние своего "уголка сисадмина", который обещали разобрать и в полной сохранности перевезти с лесопилки на остров.
  Потом на базу явился Сайарез Рэтхэм. Этот с первого взгляда показался Мегу еще чудаковатее программиста. На личное знакомство с лидером восстания этот субъект был настроен еще менее, чем Джаспер поначалу. Его интересовал исключительно Вайон. Впрочем, Мег решил не мешать старым друзьям и, обменявшись с гостем дежурными приветствиями, удалился спать. Однако разговор все же частично слышал. После первых восторгов Вайон взялся расспрашивать о членах команды, настойчивее всего - о некоем Марине. Закачанный в память еще у Крайса сетевой архив почти никаких данных о нем не предоставил, только звание и должность в экспедиции. Выходит, он засекречен. Скорее всего, безопасник. Сделав, как всегда, пометку, Мег тут же забыл об этом полиморфе, как о несущественной сейчас мелочи. Если понадобится, все данные можно будет извлечь из долговременной памяти в активную.
  А вот новости, которые время от времени пересылал ему Вайон по ходу разговора, были действительно важны и интересны.
  Оказывается, губернатор не стал терять даже лишнего часа и быстро вывернул ситуацию с погромом в столице в свою пользу. Выйдя с заявлением к прессе, Лорс Канади виртуозно обвинил нынешнего канцлера в бездействии, добавил несколько намеков на компромат и вынес заключение, что правительство крайне непрофессионально подготовило оборону страны. А вот с дальнейшими выводами ушлый политик спешить не стал. Общественности предоставили время на обдумывание услышанного и выплеск негатива в блогах. Ситуация становилась все жарче. Личный штат репортеров аанортского губернатора на данный момент очень осторожно пытался увеличить людскую панику и заставить энвильцев бояться не только полиморфов, но и любую угрозу в принципе.
  "На их месте мог оказаться кто угодно! А если террористы? Или захватчики? Мы и дальше будем надеяться, что далекая Цинтерра нас от всего защитит? Как, если не способна защитить даже от собственных творений?"
  И так далее в том же духе.
  "Даже Джас уже подключился к этой истерии. Уговорил кого-то выдать ему планшет, пока его кибер-паутина не собрана", - передал Вайон очередную новость.
  Мег ответил на это дежурным пингом.
  Все шло своим чередом. От Мега в данный момент ничего не зависело. Его вмешательства не требовалось, команда спокойно проходила техосмотр, шума и жалоб он не слышал.
  И все-таки, отчего так тревожно?
  За размышлениями и прокруткой в памяти всех последних событий Мег прошел несколько шагов до дверей ангара. Он уже занес ногу над условной линией порога, когда процессор перебрал все варианты, связанные с Энвилой и выдал еще один - угрозу сверху.
  Ну, конечно. Космос...
  С того момента, как Егерь заявил Мегу, что все местное правительство мечтает его уничтожить вместе с командой, новоявленный лидер включил программу местного выживания. Спасение от ОКФ отошло на второй план. А в какой-то момент Мег и вовсе забыл о наличие этой организации.
  Каким же надо было оказаться недальновидным идиотом, чтобы расслабиться и вычеркнуть Объединенный Флот из системы уравнений по выживанию! Ведь он даже не знает, искали их сверху или нет. Флотское командование как раз не идиоты, они не забудут про беглецов, разбивших их крейсер.
  Мег вышел из ангара, уже зная куда направится и зачем.
  Снаружи все было тихо. Темноту тропической ночи разгонял свет прожекторов, между ангарами слышались шаги дежурных. Полиморф неторопливо двинулся по гранолитовым плитам покрытия, внимательно следя, чтобы кого-нибудь не задеть. Это только на словах люди никогда не попадаются полиморфам под ноги. На деле они иногда бывают настолько рассеянны, что даже не замечают их. Например, Крайс, который однажды засмотрелся в планшет на ходу и столкнулся с ногой Вайона. И хорошо, что после такой встречи док всего лишь неделю ходил с шишкой на лбу.
  Но здесь такого еще не случалось. Встретившийся офицер посторонился, вежливо кивнул и даже отдал честь. Проскочила праздная мысль, что ему тоже могут присвоить звание. Любопытно, какое?
  Мег тут же отмахнулся от глупой и ненужной мысли.
  В бункере Джаспера царили суета и бардак.. Мелкие боты ползали по высокому потолку и прилаживали прожекторы. ДВа потрепанных робота-погрузчика медлительно перетаскивали тяжелый генератор и систему охлаждения. Еще один бот сверлил в стене вентиляционный ход. А доставленные с лесопилки контейнеры с оборудованием хаотично ползали по всему залу сами по себе. Делали они это довольно шустро и под ритмичные звуки, грохот которых снаружи вполне можно было принять за отбойный молоток. Войдя в помещение, Мег мгновенно снизил громкость восприятия, но возмутиться не успел, потому как ездящие контейнеры повергли его в натуральный ступор. Один из коробов пополз прямиком к ноге полиморфа, но скрипнул и вовремя остановился. Сдав назад, он аккуратно развернулся и с жужжанием тронулся дальше. Мег проводил странную штуку удивленным и недоверчивым взглядом, но любопытство все же возобладало. Поймав один контейнер тремя пальцами, полиморф поднял его, чтобы заглянуть под дно, как вдруг оттуда выехала мелкая платформа на колесиках. Не разобрав, куда делся ее груз, платформа помигала желтым огоньком, пиликнула и укатилась, словно перепуганная.
  "Не переворачивай! И вообще поставь обратно!" - донесся сигнал от Джаспера.
  "Куда? Оно уехало", - ответил полиморф, растерянно озираясь по сторонам.
  "Просто поставь".
  Мег положил ценный контейнер на пол, и платформа - надо же! - вернулась за ним обратно. Поднырнув под углубление, она подняла короб и деловито укатила куда-то.
  Мег аккуратно прошел глубже в зал и поискал оптикой программиста. Тот нашелся в дальнем конце бункера. Вальяжно рассевшись на полу, этот цифровой гений припаивал переходник на разъем. Вместо голоса из его динамиков гремели те самые странные звуки, а одна нога отбивала ритм по стене. Оставалось только надеяться, что по ту сторону лишь земля, а не чей-нибудь кабинет.
  "Что это?" - спросил Мег, подойдя к Джасу..
  "Это будут мои уши", - охотно ответил тот, кивая на кабель, по-видимому, идущий к местной антенне.
  "Нет, я про звуки", - уточнил Мег.
  "А! Это сейчас редкость, - как будто его об этом просили, Джас увеличил громкость и принялся качать головой в такт. - Новая музыка. Набирает популярность. Ставлю свой проц на то, что через десяток лет она покорит полфедерации".
  Глаза Мега недовольно пожелтели, показывая, что лично его эти звуки не покорили от слова вообще.
  "Можешь сделать потише, чтобы тебя не было слышно за бункером и к нам не пришли жаловаться? - попросил он, а потом добавил. - И мне мешает, я не могу сосредоточиться, а нам надо поговорить".
  Джас недовольно прогудел и закатил глаза, но громкость музыки все-таки сбавил. Однако от дела программист отрываться не стал. Оборачиваться тоже.
  "Что ты хотел?"
  "Мне нужно знать ищет ли нас ОКФ, - без прелюдий отозвался Мег. - Нужно, чтобы ты как-то перехватил их переговоры".
  На этот раз завис Джаспер. Убрав паяльник в одну из секций манипулятора, он принялся объяснять, как не сведущему:
  "Вообще-то это очень сложно. А если ты говоришь о базе федералов на Энвиле, то я до них пока еще не добирался. У них там все засекречено по самые радиаторы. Отдельные сервера, независимые от общей сети. Личные каналы связи, не завязанные ни на один из наших спутников. Чтобы поймать их разговоры, мне потребуется узнать тип их связи, потом отсканировать все диапазоны. Хорошо если мне удастся хоть один вшивый пакет данных словить, но где гарантия, что у них не автоматически генерируемые каждый раз ключи для дешифровки? А если они длинные? Мне своих мощностей может не хватить на то, чтобы успеть их расшифровать раньше, чем они сменят ключ кодировки. А если у них сигнал вообще узконаправленный? Тогда кроме физического проникновения в местную базу мне предложить нечего. Может быть, Егерь и насвистел тебе о том, что я все могу. Нет, я могу, ясное дело, но не настолько, чтобы выполнять любые пожелания мгновенно и прорываться, подставляя себя под их программы-перехватчики!"
  Джас вещал вдумчиво и размеренно, под тихий угар электронной музыки, а Мег терпеливо слушал и запоминал.
  "Если тебе интересно, могу ли я поймать их переговоры и запросто выложить тебе все их карты, расказать про тамошнюю движуху и все, что они о тебе думают, то я отвечу "нет". Я понятия не имею, что они там замышляют, как к ним сейчас сесть на кабель, и что нужно сделать, чтобы безопасно добыть всё, что ты хочешь".
  Мег понял, что если еще несколько циклов будет слушать это тщательно пережеванное нытье, то у него "звукоуловители заржавеют", как выражался Скрим.
  "Джас!" - просигналил он, прервав программиста.
  "Что?" - недовольно уставился тот раздраженно-фиолетовым взглядом.
  "Просто скажи, теоретически ты можешь это сделать или нет?"
  Джаспер, не ответив, подтянул к голове еще дымящий расплавленной изоляцией кабель и протяжно подул на него. Сизые завитки тут же исчезли.
  "Теоретически - могу", - ответил программист.
  "А как скоро ты сможешь это сделать?" - спросил Мег без паузы.
  "Вот это - правильный вопрос! - обрадовался этот гений хакерского дела, положил кабель и взял следующий. - Как только я закончу обустройство своего кабинета - примусь за дело. И тогда же смогу дать тебе ответ по срокам".
  "А сразу ты так ответить не мог?" - хмуро прорычал Мег и лязгнул, сложив манипуляторы на груди.
  "Зачем? Я постарался как можно детальнее ответить на твои вопросы".
  Длинное и не совсем цензурное мнение насчет личности Джаспера Мег оставил невысказанным. Нечего зря демонстрировать раздражение. Вдруг этот мелкий зануда получает особое садистское удовольствие, провоцируя его специально? Того и гляди вообще на шею сядет, когда поймет собственную значимость. Если, конечно, уже не сел.
  Допускать подобное Мег не собирался.
  "А сейчас ты знаешь что-нибудь о ситуации в ОКФ? С того момента, как мы вырвались с корабля и до того, как нам объявили переезд", - на сей раз Мег решил не давать Джасу возможности отболтаться.
  "Да, я знаю, что ОКФ отсылала на Энвилу запрос о вас, - Джас начал припаивать второй переходник. - Наши власти дали им официальные сводки по вашему количеству. Одновременно с этим стала сходить с ума пресса. Все как один завопили о начале бунта машин. Знаешь, я тогда даже подумал, а не вбросить ли им мою любимую запись из старых архивов, чтобы еще больше у них хвосты подгорели. Но не успел, кто-то опередил".
  "Какую запись? - прервал умника Мег. - Я тебя про ОКФ спрашиваю".
  "А я тебе и рассказываю. Кстати, запись потом могу скинуть, полюбуешься, - Джас неопределенно махнул раскаленным паяльником. - В общем, на несколько часов ОКФ стало не до вас, и Цинтерра спешно придумывала отмазу для своей, якобы, ошибки. Придумали. Теперь вас обозвали роботами с глюком программного обеспечения, а половина купленных репортеров сваливает всю вину на хакеров. Смекаешь идею?"
  "Не очень" - голова слегка качнулась из стороны в сторону, туша осталась неподвижной.
  "Ну как же так! - программист даже обернулся и прервал свое занятие. - Тебя и твоих летунов обозвали спланированной акцией каких-то сетевых террористов, которым, видишь ли, выгодно было напомнить о бунте полиморфов. Погоди, еще чуть-чуть, и они найдут каких-нибудь виноватых во всем торийцев".
  Джаспер шумно фыркнул, выражая всю глубину возмущения. А Мег лишь удивленно склонил голову набок.
  "Но это же бред" - пиликнул он.
  "Конечно бред. А ты что, думал, Цинтерра официально признает баг в системе вашего контроля в ОКФ? Так по документам вас, ребят первого поколения, уже лет пять как не существует. В армии только контрактники, только проверенные силы. И немного беспилотников. Вас нет. Признаны браком и списаны. А за давностью лет, может быть, законно освобождены от жизни".
  "Убиты? Ты так хотел сказать?" - глаза Мега медленно налились алым, но он сдержался и не навис над Джасом. Сдержанность должна стать главным козырем в общении как с людьми, так и с сородичами. Тогда они будут слушать и исполнять приказы, возможно, даже не оспаривая их. А ярость...
  Ярость нужно приберечь для боя.
  "Я цитирую", - осторожно и немного грустно ответил Джаспер командиру летучего отряда. Потом отвернулся, сгорбившись, и снова принялся за работу.
  Ситуация вырисовывалась откровенно дрянная. Мало того, что крылатым полиморфам тут не рады, так еще и правду, оказывается, знает всего лишь горстка людей. С другой стороны, может и хорошо, что Цинтерра, пытаясь спрятать грешки, назвала бунтовщиков роботами. Эта маленькая лазейка дает небольшой шанс завоевать расположение местного населения. Вайон обещал организовать сочувствующих. Можно рассчитывать на понимание гражданских полиморфов. Их поддержку. Или... использовать потом ложь федералов против них же самих, когда все успокоится.
  "А дальше?" - спросил Мег чуть резче, чем требовалось, отвлекая программиста от пучины моральных терзаний, в которую тот намерился углубиться. Об этой привычке цифрового гения успел доложить Егерь.
  Ничего, найдется и на эти страдания способ пресечения.
  "Дальше ОКФ дали нашим воздушным силам сутки на ваш отлов, но случился ты, вытащил из столицы Скрима и завел потом беседу с генералом. По идее официальные власти пока не отменяли приказ об охоте на вас. Но по факту, вы здесь. Под шатким протекторатом Аанортского губернатора. А нашего канцлера зажали в тиски недовольства со всех сторон и ему не до вас".
  "Эти сутки прошли" - выцепил самое важное Мег.
  Джас удивленно обернулся и уставился на военного снизу вверх. На долю цикла тому показалось, что хакер сам упустил этот факт и теперь завис, не находя ответа.
  "Прошли", наконец, моргнул он, тонко прошелестев пластинками "век".
  "А канцлеру нечего предоставить федералам в качестве доказательства нашего отлова, верно?" - продолжил свою мысль Мег.
  Джаспер моргнул еще раз.
  "Да, - он в растерянности выключил музыку и крепко задумался. Всего несколько часов без аппаратуры, а от его внимания и процессора уже успел ускользнуть огромный пласт информации. - И что теперь?"
  Мег развел манипуляторами и по-человечески пожал плечами.
  "Их ход".
  Глядя куда-то в пространство, Джас медленно кивнул. Он выглядел растерянным и наверняка чувствовал себя сейчас абсолютно бесполезным.
  "Я постараюсь закончить работу быстрее, - наконец просигналил программист и взялся сканировать кабели в поисках подключенных. - На этой базе своя неплохая разведка имеется. Если они что услышат - мы узнаем об этом первыми".
  "Я буду ждать и буду готов", - пиликнул Мег. Расценив ответ Джаса как конец разговора, он развернулся и осторожно зашагал прочь из бункера.
  За время скоростного разговора в бункере мало что изменилось. Под ногами командира все так же суетились платформы, развозя контейнеры с оборудованием. Разве что, их стало на пару штук меньше. Мег почти дошел до дверей, когда Джас внезапно окликнул его коротким пингом.
  Военный оглянулся.
  "Слушай, пока ты рядом. Забери у этой развалюхи мой охладитель и поставь его у той стены?" - хакер махнул манипулятором, указав на противоположный от себя угол.
  Мег скосил оптику, проследил за указательным пальцем Джаса и уставился на медлительного бота-погрузчика, который еле-еле передвигал ноги и тащил на горбу тяжелый куб. Он скрипел, натужно жужжал приводами и опасно кренился на правую ногу. Малейший сбой - и робот грохнется на пол вместе с химикатом
  Невелика просьба - забрать у развалюхи контейнер и поставить куда попросили. В пару шагов догнав неуклюжий агрегат, Мег подцепил охладитель, еще за два шага донес его, куда сказано, развернулся и пошел обратно к выходу. Погрузчик тупо стоял на месте и щелкал клешнями, все еще соображая, куда подевался вес и какова следующая задача. Полиморф презрительно покосился на живущий своей жизнью хлам и вышел из бункера, довольный результатом разговора. Источник тревоги определен. Осталось заняться устранением ее причин.
  
  Спустя пять часов
  Дженро Эйк сидел на скале неподалеку от вышки связи и смотрел в море, над которым разгорался рассвет. Полиморф принюхивался, прислушивался, привыкал к окружающему миру, из которого так надолго выпал. Неподалеку топтался техник, тот самый мальчишка. Его начальству не нужны были конфликты, и оно в приказном порядке отправило юнца общаться с полиморфами. Более того, выяснилось, что его родне чудом повезло и все остались живы, отделавшись только испугом. Теперь бедолага ходил следом за Дженро, краснел, бледнел, заикался и не знал, куда себя деть. К Скриму он и вовсе подходить пока боялся. Вдруг тот разразится новой обвинительной тирадой. Так что Дженро парня старался не пугать, но и первым не заговаривал.
  О да... Голос. Всем поставили голоса, а по желанию - дополнительные сенсоры. Дженро цапнул лапой лежавший рядом камень и еще раз с наслаждением повертел его в пальцах. Теперь он мог почувствовать каждую шероховатость, каждый острый скол. Это все командир. Это благодаря его усилиям их приняли здесь почти как равных, а после техосмотра, незначительного ремонта и доработки разрешили побродить по острову с условием, что за ними будут присматривать люди и никто никуда не вздумает улетать. Самовольные отлучки с базы будут расценены как дезертирство, и нарушителя собьют, так сказал им командующий авиабазой генерал Крэйлайн. Что ж, это справедливо. Теперь спокойные и любопытные полиморфы осматривали территорию, расспрашивали провожатых обо всем, что не было засекречено. Скрим, как всегда, освоился быстро и уже в первые часы успел завести знакомства среди людей. Дженро лично видел, как он сунул морду в голопланшет одному из свободных пилотов, и оба зависли в каком-то новом трехмерном пиратском боевике. Скрим отпускал смачные комментарии, а человек сцеживал смешки в кулак.
  Умеет же без мыла в жо... В доверие войти, в общем.
  Про инцидент в столице и люди, и полиморфы старались лишний раз не вспоминать. Кто-то и вовсе ехидно отметил, что надо было давно пострелять по пляжу - глядишь, и канцлера раньше турнули бы.
  Все еще играясь с камнем, полиморф непроизвольно вытянул шею и всмотрелся в клубящиеся на горизонте облака. Ветер к берегу, значит, скоро сюда доберется шторм. То-то генерал отменил все намеченные полеты.
  Под крышу идти не хотелось, там сейчас шумно. Все сплетничают, обсуждают остров, командование и наверняка - того смешного коротенького полиморфа, который прибыл семь часов назад на специальном частном флаере к другому странному полиморфу, который совсем не приспособлен летать и поселился в одном ангаре с командиром. Коротышка много и шумно радовался встрече вслух и на общих частотах, а потом они переключились на закрытый канал и куда-то ушли. Командир гостем остался, кажется, недоволен, а Скрим обозвал его "старым дизельным пердуном", но, похоже, это какая-то важная шишка.
  Надо же, полиморф - и вдруг важная персона. Дженро и не знал, что так бывает.
  Ветер усилился. Мальчишка рядом зябко поежился, покосился, но отпроситься не посмел.
  Ну мерзни, дело твое...
  Дженро слегка шевельнул манипулятором, подбрасывая камень. Поймал его. Снова подбросил, повыше. Плавные, абсолютно точно рассчитанные движения, каких не бывает у людей. При всем желании он не смог бы упустить игрушку или поймать ее не там, куда она должна была упасть.
  А паренек наверняка упустил бы. Впрочем, камешек для него великоват, даже поднять не сумеет толком.
  Эта планета удивляла Дженро. Все, что он помнил о прошлой жизни - серые стены камеры, матерно исписанные жирным карандашом, да грязные серые облака, проплывающие за окном в клеточку. Век космоса, просвещения, высоких технологий... а в тюрьме решетки на окнах под током, вечная духота и сырость. Что было до этого, полиморф не помнил, но сейчас считал, что это даже к счастью. Он имел удовольствие познавать первую на его памяти тихую планету и радовался, что у него нет никаких примеров для сравнения. Здесьприняли летучую братию, приняли его. Никто не тычет пальцем в машину, говоря о самом Дженро в третьем лице, никто не шарахается, не удивляется и не боится. Никто не испытывает отвращения или, по крайней мере, не демонстрирует его без стеснения. Техник вон, и вовсе со стыда сгореть готов.
  И это тоже нравилось полиморфу, потому что еще никому не бывало перед ним стыдно.
  Но больше всего радовало то, что здесь он не обязан был воевать прямо сейчас непонятно по чьему приказу.
  Рассвет уже давно раскрасил серебристую броню полиморфа рыжими бликами, когда техник, наконец, решился подойти.
  - Съер Дженро... - выдавил он из себя уважительное обращение на энвильский манер, отчаянно краснея и заикаясь. - Я... простите меня за голословные обвинения.
  Стоял, малиновый до корней волос, не соображая, никак правильно обратиться, ни что сказать толком. Что с него взять, с юнца.
  - Отставить мямлить, сержант, - спокойно ответил полиморф, повернув к человеку острую треугольную морду. - Извинения приняты. Марш на базу.
  - Есть, - с облегчением отчеканил парень и спешно зашагал по тропке вниз, зная, что полиморф его все равно опередит.
  Дженро размахнулся, крутанув манипулятором полный оборот, и выбросил камень в море. Прислушался, вычленяя короткий всплеск среди шума волн, выпрямился и прыжками с уступа на уступ отправился назад к своим.
  Собратья, как всегда, сплетничали. На огромных скоростях цифрового общения они обсуждали и перетирали все увиденное за последние часы. В общем эфире все чаще поминали встревоженного командира. Его видели возле генеральского штаба и он, дескать, ушел оттуда недовольным. Потом долго сидел на дальней скале мрачный, как черная дыра и долго, очень долго о чем-то думал. Скрим, попытавшийся аккуратно вызнать, что случилось, услышал лишь очевидное: вылетать с острова запрещено. Почему это так задело командира именно сейчас, не выведал даже Скрим.
  Крэйт и Мико, два вечных приятеля, скитавшихся по флотским ангарам парой, трепались в общем эфире, сидя в разных концах базы. Джарис отчитывал обоих за пустой треп и информационный мусор на канале связи. Кто-то перемывал кости людям, начиная от техников и заканчивая генералом Крэлайном. Дженро лениво брел к отведенному ТИСам ангару, не слишком вслушиваясь в это непрерывное жужжание.
  И тут по "Объекту-37" прокатился вой тревожной сирены. Из всех динамиков зазвучало тревожное предупреждение:
  - Внимание! Воздушная тревога! Это не учение! Внимание!..
  Дженро замер на месте, не зная, куда себя деть. Тихая и спокойная база за минуту превратилась в гудящий улей. Люди засуетились и бегом кинулись по своим рабочим местам, так что полиморф просто побоялся случайно задавить кого-нибудь. Створки ангаров пришли в движение. Дежурные истребители начали выкатывать на позиции. Через несколько минут возле машин показались спешащие пилоты, на ходу слушавшие боевые задания со встроенных в шлемы коммуникаторов. Дженро, стоявший возле стены одного из ангаров, уловил обрывки инструктажа, когда какой-то шустрый энвилец пробежал мимо, на ходу застегивая амуницию.
  - Несанкционированный прыжок на орбиту... Вход в атмосферу без доступа... Приказ сопровождать и ждать дальнейших указаний...
  Никакой конкретики, почти никаких объяснений. Похоже, даже высший офицерский состав был удивлен не меньше пилотов и пребывал в растерянности.
  От этого становилось не по себе и плотно сжимались пластины брони на туше.
  Все прояснилось только тогда, когда первая группа дежурных истребителей поднялась в небо. Новости посыпались в общий эфир одна за другой, заставляя полиморфов напряженно гудеть и заранее перепроверять все системы оболочек.
  Мико умудрился подслушать разговор Джаспера и генерала Крэйлайна. Последний негодовал - за каким хреном спутники проморгали аж целый крейсер?! Джарис сообщил, что штабисты нескончаемо упоминают вслух местных из ОКФ. Крэйт видел, как хмурый Мег снова спешил на аудиенцию к генералу.
  И только Скримрейк объяснил происходящее коротко и внятно, бросив в эфир всего одну фразу:
  "Пацаны, нас прилетели кокнуть".
  Выходит, никто не думал, что за полиморфами явятся так неожиданно и без всяких предупреждений. Дженро, что вроде бы местные власти вели какие-то переговоры с штабными в ОКФ, но чем все закончилось - никто не знал. Значит, флотским надоело ждать, и они выслали корабль для зачистки, не поверив энвильцам на слово.
  Все верно. Логично. Очевидно и предсказуемо. А чего они хотели? Сидеть и дальше под крылом маленькой планетки, на которой даже нет толковой армии, и надеяться, что их отмажут?
  Дженро резко "выдохнул" и быстрым шагом двинулся к ангару, где обретался Скрим. Комэск был, мягко говоря, не в духе и на все, что попадало в его поле зрения, смотрел косо, в том числе и на техников, вскрывавших контейнеры с боекомплектами.
  "Всем немедленно прибыть к ангарам и подготовиться к вылету" - пришел приказ от Мега на общей частоте.
   "Тут этот хрыч с попугаем звонил, - сказал Скрим на закрытой частоте, перетаптываясь с ноги на ногу и проверяя полетные плоскости на броне. - Сказал, чтоб мы отбивались от флотских сами. Дескать, они тут не при чем, и то, что жопы наши прикрывают - это чушь и нам все снится. Поддержки не будет".
  "А что будет, если мы их перебьем? - спросил Дженро, по примеру Скрима опускаясь ниже, чтобы позволить техникам навесить ракеты. - Местные нас с землей не сровняют?"
  "А вот хрен их знает! - полиморф издал негодующий писк, отчего несколько человек шарахнулись от него в стороны. - Может быть, Мег и понимает в чем прикол этой бешеной канители, но я нет".
  Сердце командира резко плевалось злостью, и Дженро резонно решил, что сейчас его лучше лишний раз не дергать. Сказано лететь всем и отбиваться самим, значит, полетим отбиваться. Скажут прорываться - прорвемся. Ведь, ставя всей железной братии голоса, командование "Объекта-37" вряд ли намеревалось потом избавиться от полиморфов. К чему злиться непонятно на что?
  Наблюдать за взлетом команды вышла половина базы. Среди людей блестящей каланчой возвышался этот странный круглоголовый, а рядом с ним стоял, скрестив манипуляторы, хмурый коротышка. Джаспер, которого успели запомнить по имени все прошедшие через его руки летучие, отсутствовал. Наверное, заседал в своем паучьем логове с техникой и охладителями в обнимку.
  Последним на площадке показался Мег. Начищенная броня матово блестела на ярком солнце, походка была тяжелой из-за обвеса - на внешних подвесках красовались ракеты, внутренние отсеки полностью загружены. Это был тот редкий случай, когда люди не пожалели боеприпасов. Командир шествовал медленным вальяжным шагом, светя синим взглядом. Значит, полностью уверен в успехе. Значит, можно не опасаться больше, чем предполагает нормальный здравый смысл. Выйдя на взлетку, Мег обернулся и кивнул в сторону штаба. Вероятно, генерал Крэлайн тоже наблюдает, сидя за монитором.
  "Под мою ответственность и командование, - просигналил Мег соратникам. - Уничтожить пришедших за нами гостей".
  Он оттолкнулся от земли, в прыжке развернул крылья, сложился и, падая, включил тягу. Остальные взмыли в небо вслед за ним. Кто-то свечой взвивался с места, кто-то несся с разбега. Рев двигателей сливался в единый шквал жуткого грохота. Они еще не были слаженной и слетанной эскадрильей и больше напоминали плохо организованный сброд. В кои-то веки над ними не висели вездесущие операторы, никто не подслушивал разговоры, никто не давал четких указаний. И это странное, непривычное чувство свободной воли сбивало команду с толку.
  Но двадцать полиморфов на форсаже неслись навстречу истребителям ОКФ.
  Джас успел предупредить группу о том, что федералы бросили наперехват ни много ни мало, две эскадрильи. Видимо, наверху решили перестраховаться, чтобы гарантированно устроить перевес в свою пользу. Правда, надежду на победу давало то, что против полиморфов ОКФ вновь выставило людей. Но эти пилоты были не чета энвильским ВКС. Реального боевого опыта куда больше и подготовка наверняка лучше.
  Федералы атаковали внезапно, над океаном. Висящий на орбите крейсер видел все перемещения полиморфов, как на ладони. И потому ракеты истребителей былм пущены прицельно еще до того, как команда засекла противника. Никакой помощи от энвильцев. Никакой информации со спутников. Для всей планеты и для флотских наверху Мег и его команда оставались свихнувшимися бунтарями, решившими отбиться в одиночку.
  Мег мечтал, чтобы губернатор оказался на его месте понял, каково это, когда ракета смотрит в хвост. Ведь это именно Канади озвучил ему мысль о том, что сами полиморфы нуждаются в этом бою. В случае успеха он обещал поднять шумиху, раздуть этот инцидент. Утверждал, что после него команда будет принята. И нет-нет, это ни в коем случае не испытание, а правильный ход для смены общественного настроения.
  В левом заднем сопле видал Мег это настроение! Даром оно ему не сдалось вместе со всей политикой, интригами государственного масштаба и тем фактом, что миллионы энвильцев сейчас пялятся в визоры, наблюдая за боем над Аанортским океаном в реальном времени.
  Он выпускал в полет одну ракету за другой, как это бывало раньше, годы или, возможно, десятилетия назад. Он мог оказаться старше любого знакомого человека, просто не помнил этого. Теряются воспоминания, отсекаются в лабораториях вместе с кусками Сердца. Только одно всегда остается с полиморфом. То, что нельзя стереть при помощи резаков и невозможно изъять из памяти - опыт.
  Рядом веселился Скримрейк. Орал во всю громкость динамиков, с улюлюканьем скакал вокруг противника короткими прыжками, оправдывая звание телепортера. Он сбивал федералам прицелы, неожиданно возникая то сбоку, то сверху, то сзади и при этом успевая координировать работу прочих ТИСов. Вот уж кто действительно получал искреннее удовольствие, одну за другой всаживая ракеты в сопла истребителей. А когда излишне рано закончился боезапас, Скрим не растерялся. В порыве бешеного упоения боем он выцелил себе жертву, сменил форму прямо в воздухе и, ухватив продетающую мимо машину за крыло, развернул ее и пинком отправил к водной глади. Этот метод расправы так понравился Скриму, что охота тут же стала целенаправленной.
  Дженро не в пример комэску был экономнее и боекомплект расходовал аккуратно. Его накрыло спокойной отрешенностью от происходящего, так что он просто выполнял свою работу и выживал, помня, что сражается в этом хаосе за порядок и тишину.
  Каждый открывал себе нечто новое в этом сражении. Кто-то познавал настоящий азарт, кто-то боролся с собственным страхом. Некоторые бились за свободу, другие мстили за прошлое. И мало кто хотел думать, что сейчас их просто спустили с цепи, чтобы дать выпустить злобу. Намного больше грело Сердца осознание, что после боя их не распнут в стойках, не посадят насильно в глухие ангары. Пусть запрещают покидать остров и подниматься в небо - это армия, никто не отменял дисциплину. Но теперь им хотя бы обещали человеческое отношение. А вера в это лишала страха.
  И когда последний пилот взорвался вместе со своей машиной, веером обломков вспенив спокойное море, Мег рискнул и отдал приказ подниматься в космос. Да, на двадцать рыл у них осталась всего половина боезапаса. Но сейчас, пока боевой запал, азарт и решимость еще не покинули команду, полиморфы могли совершить невозможное.
  Сейчас или никогда.
  Пока Федерация не успела придумать следующий ход, Мег приказал своим бойцам захватить прилетевший корабль.
  
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"