Плотникова Наталья Николаевна: другие произведения.

Ленивый апокалипсис

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

🔔 Читайте новости без рекламы здесь
📕 Книги и стихи Surgebook на Android
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Удивительная вещь - параллельные миры. В одних владычествует магия, в других - наука, а в иных до сих пор еще не завершился каменный век. Лишь одно остается неизменным на протяжении всех возможных измерений - человек. Говорят, люди не могут себе представить того, что никогда не видели. Любая фантазия - это генерация образов из уже существующих. Но иногда человек не может поверить в то, что увиденное им - чистая правда...


   Удивительная вещь - параллельные миры. В одних владычествует магия, в других - наука, а в иных до сих пор еще не завершился каменный век. Лишь одно остается неизменным на протяжении всех возможных измерений - человек. Говорят, люди не могут себе представить того, что никогда не видели. Любая фантазия - это генерация образов из уже существующих. Но иногда человек не может поверить в то, что увиденное им - чистая правда...
  
   Глава 1.
  
   Под вечер трактир наполнялся густым дымом настолько сильно, что можно было бы спокойно вешать в воздухе топор. В прямом смысле этого слова. На что-нибудь бы, да повесили. Потому как народу в этом заведении под вечер накапливалось едва ли меньше, чем дыма.
   У барной стойки расположились два нетрезвых гражданина и вели ожесточенный спор. Один из них, высокий и худой, в кольчуге поверх давно нестиранной рубахи и с рогатым шлемом на голове, опрокинул уже кружек пять браги и, как это обычно бывает, начал рассказывать всякие небылицы:
   - А рога у него - во! Больше, чем на моем шлеме. В два... нет! В три раза! И настоящие, из головы растут!
   - Ну да, - презрительно фыркнул его собеседник, среднего роста с пивным брюшком. - Рассказывай мне, куда бабуля очки положила.
   - Что ты имеешь в виду?
   - А то и имею, что тебе к лекарю надо. Либо глаза полечить, либо голову... Либо язык твой длинный, - толстяк огладил рыжую бороду и, выудив из кармана кисет и трубку, закурил. Впрочем, курить ему было совершенно не обязательно. Воздух в трактире курился без всяких дополнительных приспособлений. Не зря это питейное местечко называлось "Окумарин".
   - А как, по-твоему, должен выглядеть Темный властелин?
   - Да нет никаких темных властелинов.
   - Ишь ты, нету! А кто темным королевством правит? С кем мы воевали в прошлом году?
   - Тоже мне, темное королевство. Да бандюки там одни живут, и правитель у них - бандюк, - вмешался в разговор бритый наголо качок, лишь отдаленно напоминавший законопослушного гражданина.
   - А как же нечисть? Вампиры там, мертвецы оживающие? - проскрипел кто-то снизу. Судя по всему, говорящий либо находился под столом, либо был карликом.
   - Ты мне еще про этих расскажи... Про менагеров! - тут же фыркнул рыжебородый.
   - А это кто такие?
   - Да никто. Это окказионализм. Сам только что придумал.
   - А-а...
   - А спорим на десять золотых, что я тебе докажу существование нечисти! - воскликнул тощий солдат, которого явно задел скептицизм рыжего собутыльника. - Прямо сейчас!
   - На десять золотых?
   - Да!
   - А ты мне прямо сейчас их можешь отдавать, потому что я ни за что не поверю в такую ахинею. Нашел дурачка! - толстяк отхлебнул из своей кружки и загоготал.
   - Вот сейчас я тебе покажу, как насмехаться над Питардиусом Пукином! - солдат не на шутку разозлился, схватился за дубинку, лежавшую на его скамье и уже начал было подниматься из-за стола, как вдруг почувствовал, что кто-то резко дернул его за ремень.
   Питардиус посмотрел вниз, но в густом дыму увидел лишь прошмыгнувшую под столом сгорбленную темную фигуру.
   Мужчина хлопнул себя по боку и, к своему ужасу, осознал, что кошеля с золотом больше нет.
   - А, черт бы побрал этих малоросликов! Проклятое ворье! Интересно, каким местом думал король, когда дозволил им спокойно жить в нашем чистом госуда... оу... - от удара дубиной по голове солдат плавно осел на лавку и, упав лицом в тарелку с остатками супа, явно перехотел вести споры на тему чистой нации и расового превосходства...
  
   Тем временем, темная фигура довольно быстро выскользнула за дверь трактира и, выпрямившись во весь рост, спокойно зашагала по переулку, насвистывая что-то себе под нос. Фигура принадлежала высокому, неплохо сложенному брюнету лет двадцати пяти на вид. Брюнет выглядел достаточно привлекательным, но слегка расхристанным: относительно аккуратно подстриженные волосы были взъерошены, на щеках красовалась щетина, в зубах дымилась смятая папироса.
   Под вечер окраины Чилипута, столицы Северного королевства, с утра чистые и маскирующиеся под милые деревенские пейзажики, словно выворачивались наизнанку, выбрасывая на пыльные дороги мошенников, шарлатанов, гадалок и путан. А еще грабителей.
   Впрочем, Тима Ленивца - а именно такое имя носит объект нашего внимания - это не страшило, потому что его самого не раз называли тем еще жуликом. И это самое цензурное выражение, которое ему приходилось слышать от своих жертв. До Хитреца Дугги ему было далеко, но Ленивец довольствовался и тем, что было. Он умел получать от жизни удовольствие, даже если в ней этим самым удовольствием и не пахло.
   Тим прошел пару улиц и свернул к Малой площади. Под мерцающим светом ночных фонарей туда-сюда сновали темные фигуры. Сотни темных фигур. Но Ленивцу нужна была только одна. Лом Бард, местный скупщик краденого... Его лавка находилась на другом конце площади, и - вот незадача - аккурат посередние Малой случилась пробка. Торговец молоком, мирно возвращавшийся домой на своей повозке, наехал на Большого Бобби. Точнее, на самом деле все было с точностью до наоборот, но с Большим Бобби мало кто осмеливался спорить. А те, кто осмеливались, рассказать о результатах диспута уже не могли, так как совершенно случайно в процессе теряли зубы, языки, пальцы и иногда даже уши.
   - Эй, дамочки, не толпимся! - прикрикнул Тим на двух толстых женщин, которые то и дело пытались преградить ему дорогу. - Это нынче не в моде.
   - Послушай, красавчик, - услышал он бархатный голосок прямо у себя над ухом. - Не хочешь ли...
   - Как-нибудь в другой раз, Клара, - отрезал он, отталкивая представительницу древнейшей профессии и продвигаясь дальше...
   Клара оскорблено фыркнула, так как давно положила глаз на Ленивца, и порой даже забывала о том, что он имел привычку покупать и не расплачиваться.
   "Раз в любви не везет, должно повезти с работой", - рассудила она, быстро сориентировавшись в пространстве и направляясь к высокому и очень худому человеку в дорогой черной мантии с капюшоном, который стоял у лавки ювелира и рассматривал выставленные на витрине изделия. Судя по дорогой вышивке на мантии, человек был достаточно богат. А, раз уж он был достаточно богат и имел глупость бродить по Малой площади вечером без охраны, следовательно, он приехал издалека...
   - Красавчик, не желаешь ли провести незабываемую ночь в Чилипуте, а? Сегодня у нас специальные скидки для туристов, - проворковала она, кладя руку на худое плечо незнакомца.
   - Я, конечно, красавчик, - подозрительно-глухо отозвался тот из капюшона и развернулся к женщине. Взгляд голубых глаз Клары встретился с зеленоватым свечением, струящимся из... глазниц абсолютно голого черепа. - А незабываемая ночь - понятие весьма и весьма растяжимое. Но, сдается мне, тебе уже очень сильно хочется провести ее с кем-нибудь другим, а? - оскал черепа казался наглым и ехидным, а огоньки в глазах попеременно мигали.
   - Э-э... - Клара пыталась подобрать слова, одновременно вспоминая все, что ей когда-либо рассказывали про личей.
   - Не надо благодарности, детка. Увидимся как-нибудь в другой раз, - он махнул костлявой рукой и, как показалось женщине, оскалился в еще более похабной улыбке...
   Личи - создания странные. О их существовании знают, но верить в это хотят далеко не все, даже сами маги, восставшие из мертвых. Обычно они выглядят как живые люди. Разве что, им не надо удовлетворять биологические потребности. Но так уж сложилось, что, чем больше лич злоупотребляет магией, тем быстрее разлагается его плоть. В итоге такое существо со временем может превратиться в абсолютно голый скелет. Если бы Клара знала это, она бы поняла, что перед ней стоит очень сильный лич. Настолько сильный, что может убить ее при помощи одного заклятия и тут же воскресить уже в виде скелета-слуги. Однако ночная бабочка не была столь сведущей в делах мистических, поэтому, быстро ретировавшись, она постаралась поскорее забыть о столь странном событии.
   Тем временем, Ленивцу таки удалось добраться до лавки Барда. Оглядевшись по сторонам и удостоверившись, что поблизости нет добропорядочных горожан, Тим трижды постучал в дубовую дверь и, скрестив руки на груди, принялся ожидать. Изнутри послышался лязг отодвигаемого засова. Кто-то посмотрел в дверной глазок и, довольно крякнув, отворил дверь перед вором. На пороге Тим увидел коротконогого парня лет тридцати, коротко стриженного и щеголяющего короткой белобрысой бороденкой. В отличие от своего постоянного клиента, Лом женщинам нравиться не умел. Зато считал себя музыкантом и в свободное время пытался терзать лютню и нарушать спокойствие соседей пением, похожим на блеяние старого козла.
   - А-а, Тимми, - блеющим голосом поприветствовал его Бард. - Проходи. Ну, что у тебя на этот раз?
   Ленивец шагнул в помещение и спешно прикрыл за собой дверь.
   - Чутье у тебя, Ленивец, отменное, - похвалил Лом.
   - Не ЛенИвец, - раздраженно поправил его Тим. - ЛенивЕц! Моя фамилия происходит из славного рода Нивециан. И моих предков звали исключительно Le Nevician, - вор сказал это таким тоном, словно ему приходилось повторять эту фразу чуть ли не по сто раз в день. Впрочем, откровенно говоря, на самом деле так и было.
   - Это ты своим дамам на уши цепляй. Давай к делу, - отрезал скупщик.
   - К делу, так к делу, - легко согласился Тим и достал из кармана небольшой мешочек и осторожно высыпал на стол его содержимое. - Три кольца, золото высшей пробы, самоцветы натуральные - стекло царапают только так! - качество отличное! Браслет серебряный, в виде змеи. Серебро, конечно, не такое дорогое, но работа ювелира неплоха. И - вот - ожерелье из белого золота, с бриллиантами. С очень знатной дамы сегодня снял, - последнюю фразу Ленивец произнес, уже понизив голос.
   - Сдается мне, последнее ты бы мог толкнуть и в обычный ювелирный салон, ведь ты его не крал? - ухмыльнулся Лом.
   - Не важно, - быстро ответил вор. - Ну так, сколько за это отдашь?
   - Двести золотых.
   - Двести?! Да ты что, с ума сошел? Одно колье стоит, как минимум, тысячу!
   - Ну так иди туда, где дадут тысячу, - развел руками Бард.
   - Ладно, вру, колье стоило пятьсот.
   - Триста - и ни монетой больше! - отрезал Лом.
   - А засунь эти триста золотых себе, знаешь куда? - неожиданно вспылил Ленивец. - Мне из-за этого колье пришлось с этой толстухой... по всем магазинам пройтись! Целых три часа. Выслушать лекцию о ее чертовой болонке - ненавижу собак! - и о том, как трудно сейчас найти правильное питание для животных. Совсем уже зажрались. Мои родители зверей только объедками кормили, а ее эта псина жрет то, о чем я даже помечтать не смел... В свое время! Я уж не говорю про то, как меня раздражает это "милый мой мальчик", произнесенное с таким придыханием, будто у нее начался приступ этой... аст... асталавизмы!
   - Астмы, может быть?
   - Какая разница? В любом случае, это было отвратительно.
   - Четыреста монет - мое последнее слово...
   - И еще пару сотен за кольца и браслет, - напомнил Тим.
   - Сто.
   - По рукам!
   - Уф, - Лом отсчитывал деньги долго, словно боялся отдать лишнюю монету. - Тут совершенный дурдом начался. Сегодня с утра, прямо у моей лавки, какая-то блажная начала кричать про конец света и сказала, что скоро на землю - мыслимо ли? - другая земля упадет. Народ сразу галдеть! Кто камнями кидался - вон, окно мне разбили в туалете - а кто вой поднял. Короче, днем никакой торговли...
   - Какая еще такая вторая земля? - удивленно переспросил Тим.
   - Да будто ты не знаешь. Уже лет триста подряд всякие канальи говорят о конце света. И всякому подавай, чтобы все на их веку произошло.
   - А-а, вот оно что. Хе-хе... Мне бы нажиться всласть, помереть, а потом - хоть конец света, хоть взрыв межгалактический! - Ленивец выплюнул окурок в ведро, стоявшее у стола. - Мне-то уже все равно будет.
   Лом усмехнулся шутке старого клиента и, наконец, ссыпал деньги в заранее приготовленный кошель...
  
   Глава 2.
  
   А, тем временем, в темном королевстве, в ста метрах под землей, в черном замке, в шикарном зале, украшенном величественными и прекрасными статуями, коврами, люстрами и прочими прелестями королевской жизни, на троне восседал некто в черном балахоне. Лицо его было скрыто за белой театральной маской, искривленной в улыбающейся гримасе. Некто звался Нигилом и был правителем этого королевства. О Нигиле ходило много разных слухов. Кто-то говорил, что он стар, как мир, кто-то утверждал, что молод, кто-то причислял его к расе темных эльфов, кто-то - к людям, а кто-то и вовсе к демонам. Иногда в народе проходили и совсем бредовые слухи. Смех, да и только! Будто бы темный властелин (это даже в кабаке рассказывать стыдно) - женщина.
   Нигил никогда не открывал своего лица на публике и появлялся перед своими подданными в неизменном черном балахоне и с маской на лице. Если маска улыбалась, правитель был настроен относительно благосклонно, если же уголки нарисованных губ оказывались опущены вниз - жди беды. Голос Темного властелина казался бестелесным. Негромкий, безэмоциональный, бесполый и вызывающий дрожь в коленях даже у самых отъявленных головорезов...
   - Что там у нас, Дин? - осведомился темный властелин, поглаживая рукой в черной перчатке подлокотник трона.
   - Господин, астроном и прорицатель просят выслушать их, - мягким, слегка манерным голосом отозвался дроу, стоявший напротив повелителя, - Я предложил им самоказниться... - с этими словами темнокожий эльф совсем по-женски уставился на свои ногти, пытаясь определить, что же в этом маникюре ему не нравится. - Но они очень этого не хотят, а поэтому просят Вас уделить им немного времени.
   - Пусть войдут, - холодно отозвался Нигил.
   Дроу хлопнул в ладоши и хорошо поставленным, но по-прежнему каким-то странно-манерным голосом воскликнул:
   - Астроном Звезданут и прорицатель Видоенд!
   Двери зала распахнулись, и на ковер ступили двое. Тощенький коротышка с длинной седой бородой, облаченный в черный мешкообразный сюртук и кругленький коротышка, лысый, как коленка, в темно-синем костюме. На носу круглого коротышки красовались очки.
   - Господин, у меня для вас новости, - начал тощий. - Грядет великая катастрофа, и я...
   - Как главный астроном темного королевства, - вклинился толстяк. - Спешу сообщить, что сегодня ночью я заметил на небе новую звезду...
   - Точнее сказать, планету, - поправил его прорицатель.
   - Науке это пока не известно, - отмахнулся астроном, - Зато определенно точно известно, что данное небесное тело не позднее, чем в конце следующего года, столкнется с Землей, и...
   - Мы все умрем, - подытожил Видоенд.
   - На каких основаниях?
   - Небесное тело движется с огромной скоростью, и я подсчитал...
   - А я предвидел!
   - Что столкновение с нашей планетой неминуемо. По предположительным подсчетам, если кто-то и выживет, то это будет, в лучшем случае, лишь одна сотая всего населения Земли. Это ни капли не обнадеживает, потому что в результате определенных процессов все подвергнутся ужасающим мутациям. Цивилизация будет разрушена, господин. А без цивилизации и магия долго не продержится...
   - Оч-чень хорошо, - процедил сквозь зубы Нигил, постукивая пальцами по подлокотникам.
   Дин напрягся. Поведение властелина говорило о том, что его настроение резко испортилось. И во что выльется очередная волна раздражения короля - неизвестно.
   - Сколько моих верноподданных уже знает об этом ужасном событии? - без всякого беспокойства осведомился повелитель.
   - Сим же утром я распорядился, чтобы все городские глашатаи разнесли весть по столице, господин, - астроном почесал в лысине и внезапно подумал, что, вероятно, сделал что-то не так. Правда, что именно - Звезданут так и не понял.
   - К такому событию необходимо готовиться заранее, - добавил прорицатель. - Все мои подчиненные гадалки и оракулы уже с сегодняшнего утра предрекают каждому желающему увидеть будущее смерть в ближайшее время.
   Нигил ничего не ответил, молча продолжая смотреть на мужчин из прорезей в маске. Повисла напряженная тишина.
   - Идиоты... - простонал Дин и, почуяв, что властелин сейчас разгневается, отскочил в сторону. В следующий момент невидимая волна сбила астронома и прорицателя с ног, подхватила в воздух и элегантно приложила несчастных о стену.
   - Вы действительно умрете. За свои опрометчивые поступки, - спокойно отозвался Нигил. - Я принесу вас в жертву за предательство, саботаж и распространение смуты среди населения...
   - Не вели казнить! - хором закричали незадачливые представители двух враждующих лженаук. - Вели сло...
   - Вы уже молвили свое слово, кретины, - отрезал король. - Впрочем... Мне невыгодно казнить вас прямо сейчас. Посему, пока что вы будете находиться под арестом и докладывать сюда обо всех своих открытиях и исследованиях. В конце концов, кто, если не вы? Я приказываю немедленно отменить распространение информации, ясно?
   Он поднялся с трона и принялся расхаживать по залу, звеня цепью с золотым медальоном, висевшей на груди.
   - Да будет вам известно, господа... Что людям совершенно не обязательно знать то, что знаем мы. Представьте себе, какие беспорядки начнут твориться, если все вдруг вообразят себе, что через год якобы... ЯКОБЫ! Произойдет конец света!
   - А еще существует легенда, что на этом небесном теле сюда прибудут боги, обладающие такой мощью, которая нам и не снилась, - некстати вставил прорицатель. И тут же поплатился за это тем, что его собственные зубы как-то непроизвольно клацнули и откусили кончик языка. - А-а-а-а!
   - Будь добр, заглохни, иначе мне придется принять меры посерьезнее, - за маской некто усмехнулся, и усмехнулся недобро. - А теперь повторяю прописную истину для особенно догадливых. В этом мире нет никого... Слышите? Никого более могущественного, чем я и мои подданные! Понятно? Это именно та информация, которую должны знать жители нашего королевства. Все остальное - слухи и бредни сумасшедших баб... Дин!
   - Да, мой господин?
   - Необходимо успокоить народ. И заглушить те гнусные сплетни, которые сегодня пытались распространить вот эти господа...
   - Я уже придумал, как, - с готовностью отозвался эльф. - Можно объявить сегодняшний день... праздником шутки, например. Или днем идиотов. Что-то вроде "Второго июня развесили нюни"... Или "Второго июня в сапог себе плюнул"... Нет, как-то не катит...
   - Отлично, над лозунгом подумаешь позже. Сейчас главное - успокоить подданных. О том, как будем справлять этот... праздничек, подумаем потом. Сопроводи этих идиотов в индивидуальные камеры. Проследи за тем, чтобы они были обеспечены нужным оборудованием, но не имели никакой связи с реальным миром.
   - Будет исполнено, мой господин!
   Нигил ухмыльнулся и быстрым шагом вышел из зала. Казалось, его ничего не беспокоило. Будто бы он не мог допустить и мысли о том, что же может произойти, если все-таки пророчество сбудется. Темный властелин захлопнул за собой дверь и прислонился к стене. Рука в черной перчатке взметнулась к лицу и сорвала театральную маску. Оказалось, под шутовской гримасой скрывается... еще одна шутовская гримаса. Правда, более человекоподобная. Лицо темного властелина могло показаться юным и прекрасным, если бы не толстый слой белил и нарисованная поверх губ улыбка арлекина и ромб на щеке. Нигил скинул капюшон и перевел дыхание.
   На вид ему было лет двадцать с небольшим. Длинные черные волосы спускались до лопаток. Стрижка выглядела странной: на макушке торчали вихры, челка закрывала правую половину лица. Его физиономия больше бы подошла кукле, нежели человеку, решившему завладеть властью над миром. Впрочем, левый глаз, золотисто-карий, источал вполне внушительную равнодушную холодность.
   Он откинул прядь волос с лица, и, если бы на лестнице сейчас находился еще кто-то, он бы увидел, что правая половина головы Нигила изуродована ожогами, которые было трудно скрыть даже с помощью грима: шрамы и бугры на коже вряд ли кому могли показаться приятным зрелищем. Особенно вкупе с ярко-алым глазом, источавшим слабое свечение.
   - Ты знал об этом? - внезапно спросил Нигил.
   - Безусловно, - немедленно отозвался голос в его голове.
   - Ну, и что мы теперь будем делать?
   - Ждать.
   - Я, конечно, понимаю, что ты хочешь уничтожить мир, - хмыкнул темный властелин, обращаясь к своему невидимому собеседнику. - Но ты же не хочешь погибнуть вместе с ним?
   - Я бессмертен.
   - Какая досада. Тогда посмотрим на этот вопрос с другой стороны. Ты же не хочешь, чтобы твою мечту по уничтожению мира воплотил в реальность кто-то другой или что-то другое?
   - Ты прав, - спустя какое-то время отозвался голос. - Это будет слишком скучно.
   - И что ты предлагаешь?
   - Я ничего не предлагаю. У тебя будет достаточно силы, чтобы остановить это. Жалкая планетка ничего не значит по сравнению с моей мощью.
   - А как же байки насчет богов?
   - Если погибнет планета, погибнут все, кто ее населяет, за исключением таких как я. Действуй. Ты все делаешь правильно. Хотя, будь моя воля, я бы просто опередил ту планету и уничтожил мир еще до того, как она замаячила на небосклоне...
  
   Глава 3.
  
   Неприветливая полночь Чилипута была наполнена приглушенными криками птиц, животных и... людей. То тут, то там раздавался то писк, то возглас, то рев - далеко не все ложились спать после двенадцати. Шарль Пирогини в такое время предпочитал находиться в постели, но сегодня ему нужно было встретить тетушку Шагре, мягко говоря, слишком задержавшуюся в городе на ярмарке... Обычно пожилая хозяйка дома, в котором Шарль снимал комнату, возвращалась домой рано вечером, но сегодня Пирогини не дождался ее к ужину. Теперь молодой человек слонялся у входа на Малую площадь, вглядываясь в лица прохожих и стараясь не думать, что же могло случиться с хрупкой старушонкой в столь поздний час на окраинах Чилипута.
   Сам парень не особенно боялся ночного города: Шарль был высоким, атлетически сложенным мужчиной в самом расцвете сил - ему только-только исполнилось девятнадцать, а это значило, что жизнь только начинается и, так сказать, все дороги открыты. Собственно, именно по этой причине Пирогини и приехал в Чилипут. Здесь он надеялся найти хорошую работу, купить дом и обзавестись семьей. Правда, последнее - не раньше, чем лет через пять. Иначе семейные заботы будут мешать юному богатырю совершать подвиги. Да-да, вы не ослышались, Шарль мечтал стать героем. Ну, если уж говорить начистоту, то он всего лишь хотел поступить в знаменитый Северный легион и ратными подвигами заработать себе славу.
   - Шел бы ты домой, парень, - внезапно услышал Шарль глухой голос у себя за спиной. Говорящий будто бы произносил слова в бумажный пакет. - Уже поздно, на улице всякая шпана шастает, а ты тут маячишь призраком неупокоенного героя.
   - Кто вы? - встрепенулся Пирогини, машинально хватаясь за рукоять кинжала.
   - Ты уверен, что хочешь обернуться? - также обезоруживающе-неожиданно осведомился голос. Но парень проигнорировал эти слова и развернулся на сто восемьдесят градусов. Чтобы увидеть в свете ночных фонарей белеющий во мраке капюшона череп с горящими зелеными огоньками в глазницах.
   - Ку-ку, мой мальчик, - поздоровался скелет, щелкая челюстями.
   "Да это же смерть", - в ужасе подумал Шарль, открывая от изумления рот.
   - Обычно в такие моменты люди кричат: "А-а! О-о! Помогите! Спасите!" - и убегают в панике, - напомнил скелет.
   - О... - только и вымолвил Пирогини.
   - Сдается мне, у тебя очень крепкий лоб, - ни с того ни с сего заметил лич, поглаживая свой голый, начищенный до блеска череп. - Дружок, я тебе еще раз делаю уникальное предложение от нашей фирмы. Разворачивайся и иди домой. Бабуля не вернется. Завещание лежит в книжке про домоводство, страница сто двадцать первая. Все имущество она оставила тебе. Можешь даже напиться от радости.
   К Шарлю вернулся дар речи:
   - Что это значит - не вернется? Что вы с ней сделали? Мне не нужно никакое завещание! Она жива? - с этими словами он схватил незнакомца за ворот и принялся трясти. Послышался звук, похожий на тот, который издает мешок с костями, когда его пинают ногами. - Отвечай!.. Скелетина!
   Скелетина, тем временем, продолжал издевательски улыбаться и кивать в такт, сотрясаясь не столько от действий Шарля, сколько от беззвучного смеха.
   - Ах, ты еще и смеяться вздумал, мертвяк?! - Пирогини разозлился и со всего размаху ударил скелет кулаком в челюсть. И неожиданно взвыл от ужасной боли в кулаке. Лич же даже не пошатнулся. Костлявая рука ловко схватила парня за волосы и неожиданно быстро подняла в воздух. Шарль чувствовал себя как котенок, сцапанный за шкирку. Только вот владелец улыбающегося черепа не очень-то был похож на хозяина, смотрящего с укором. Скелет откровенно потешался над молодым человеком, хотя, видно, удар в челюсть ему не понравился.
   - А что ж мне, плакать, что ли? - усмехнулся лич. - Тут такой аттракцион - грех не повеселиться. Внимание! Внимание! Дорогие зрители! Только у нас и только для вас! Новый уникальный номер! "Дураки! Они настоящие!" - воскликнул он, подражая цирковому конферансье.
   Пирогини крякнул и, извернувшись, врезал скелету в грудь. "Бряк!" - глухо отозвались кости, и лич невольно разжал пальцы, отпуская парня.
   - Очаровательно... - скелет покачал головой, и свечение из его глазниц стало значительно более ярким. - Из тебя должен получиться хороший слуга...
   По коже пробежал холодок. Шарль не знал, что означают слова незнакомца, но отчего-то ему показалось, что из него хотят сделать отнюдь не оруженосца или дворника. Даже рабством тут не пахло. Все казалось намного страшнее. Даже подумать жутко, на что может быть похож слуга существа, которое представляет собой скелет, обряженный в черную мантию с капюшоном. Для полного счастья незнакомцу не хватало только косы в правой руке.
   - Эй, вы! Кошелек или жизнь! - что-то острое ткнулось в бок Пирогини.
   "Вот вляпался. Окружили! Что же делать?" - парень лихорадочно соображал, пытаясь придумать выход из ситуации, а скелет, тем временем, неожиданно решил оставить затею со слугой:
   - Вот этот парень, - лич указал длинным корявым пальцем, на который неизвестно как был надет массивный перстень, на Шарля. - Расплатится. Так что до встречи в следующей жизни. А сейчас, простите, не могу болтать. Меня ждет работа. Так много живых и так много неупокоенных... - с этими словами он развернулся и направился к ближайшей карете, запряженной двойкой гнедых.
   Возница даже не посмотрел на "человека", который сел в кабинку. Либо не заметил странности, либо был давно знаком с этим "скелетом".
   Сзади Шарля кто-то закашлялся, и послышался звон падающего на мостовую ножа.
   - Кто это был? - прохрипел грабитель над ухом у Пирогини.
   - ...и-ите! - послышался приглушенный женский крик из сорвавшейся с места кареты.
   Молодецкая удаль, которой до сих пор так и не удавалось проявиться, неожиданно нахлынула на молодого героя и тот, рыкнув, с разворота ударил незадачливого грабителя кулаком по лицу.
   - Смерть твоя! Будешь знать, как мирных граждан обворовывать! Придет время, когда такие подонки, как ты, будут сидеть за реше... - парень внезапно замолчал, осознав, что вор давно его не слышит - удар крепкого кулака был настолько сильным, что преступник сразу же потерял сознание и хлопнулся на мостовую. Молодой, крепкий, темноволосый и достаточно привлекательный - вор был ни капли не похож на человека, которому уже все равно пора на тот свет, так что самоутешиться подобной мыслью Шарлю не удалось.
   "Что же я наделал? - в ужасе подумал парень. - А что, если я его убил?.."
   Пирогини склонился над вором и приложил руку к его груди. Сердце билось, а это не могло не радовать. Однако, из опухшего от удара носа незадачливого грабителя сочилась кровь, и мужчина до сих пор был без сознания.
   "Придется отнести его домой и привести в чувство", - решил Шарль, без особого труда закидывая жулика на плечо и в мрачных думах возвращаясь домой.
   "Я слышал, как она звала на помощь, но ничего не смог сделать. Я бы не догнал карету. К тому же, этот скелет... Впервые сталкиваюсь с подобным... Он не похож на обычного зомби или упыря".
   "Не лги себе. Во всем виновато желание отомстить. Ты решил набить морду грабителю, именно поэтому прозевал момент, когда мог спасти госпожу Шагре", - вмешался внутренний голос.
   "Нет, все не так!"
   "Ага, как же", - ехидно отзывался голос совести, - "Ты еще богам свои сказочки расскажи".
   Булыжная мостовая с раздолбанными и наполовину стертыми камнями, тускло отражала желтоватый мерцающий свет керосиновых фонарей, городской гул постепенно стихал, последние таверны и кабаки остались за спиной, и тишина лишь изредка нарушалась блеяньем коз, живших в частных владениях фермеров, да стрекотом цикад.
   Домик госпожи Шагре находился в той части окраины города, где даже воровать было, в общем-то, нечего. Разве что, капусту...
  
   Глава 4.
  
   Утро принесло невыносимую жару. Сезон дождей закончился пару дней назад, и теперь засуха вновь брала бразды правления в свои руки. Темное королевство, расположившееся посередине огромной каменной пустыни, изнывало от зноя. Основное население городов и поселков, состоящее из воров и бандитов и их потомков, пряталось по домам. Нежить и вовсе старалась замуроваться в пещерах или уйти под землю.
   Даже в Черном замке Нигила, жилая часть которого находилась под землей, воздух стал душным и раскаленным. Самого Темного властелина жара тоже изрядно замучила. И он даже решился вызвать к себе цирюльника. Теперь Нигил восседал на кресле, обернутый шелковой накидкой, и нервно постукивал пальцами по подлокотникам.
   "Если он сейчас попытается воткнуть ножницы мне в шею, я успею вытащить меч, и... Хотя проще будет ударить током. Или скормить собакам... Нет, лучше всего заживо испепе..."
   - Чего желаете, господин? - вкрадчиво спросил цирюльник, осторожно расчесывая длинные волосы императора.
   - Выверни карманы.
   - Э-э?..
   - Я сказал, осторожно выверни карманы своего фартука и медленно покажи, что в них находится, - процедил сквозь зубы Нигил, глядя на побелевшее от страха лицо парикмахера в зеркало. Впрочем, с бледностью с загримированного лица самого темного властелина не могли соревноваться даже мраморные статуи, не говоря уж о слугах.
   Парикмахер быстро закивал и вытащил из кармана еще один гребень, ножницы поменьше и бритву.
   - Хорошо. Приступай... Волосы на макушке укоротить, сзади длину не трогать, надо лбом... - король призадумался. Было жарко, и, если правую половину лица он скрывал намеренно, то слева волосы тоже успели изрядно отрасти и лезли в глаза. Но - вот незадача - сегодня с утра темного властелина мучил очередной жуткий приступ паранойи, и теперь он опасался, что парикмахер додумается выколоть ему глаз. Он вспомнил, что было с прошлым цирюльником, который пытался постричь ему челку, и поморщился. - Нет, волосы надо лбом не трогай. Я как-нибудь сам...
   - Слушаюсь, Ваше величество.
   Защелкали ножницы, и Нигил напрягся еще сильнее. Он-то прекрасно знал, как можно убить при помощи парикмахерских инструментов. Не успокаивало темного властелина даже то, что ноги цирюльника в данный момент были закованы в кандалы (на всякий случай).
   - Тод! - крикнул король так громко, что цирюльник вздрогнул от неожиданности. Когда Нигил был без маски, его голос казался вполне человеческим и даже иногда эмоциональным.
   Двери распахнулись, и в покои шагнул зеленоглазый, истлевший до скелета, лич в черной мантии. Тод Факстер - король-лич - был советником темного властелина, как и Дин.
   - Вызывали, господин? - раскланялся Тод.
   - К жертвоприношению все готово?
   - Пять пленников сейчас как раз проходят стадию предварительной термообработки в камерах. Надо не забыть добавить соли по вкусу! - если бы у Факстера были губы, он бы ими причмокнул, но сейчас ему оставалось только улыбаться. Впрочем, ему в принципе больше ничего не оставалось.
   Нигил в недоумении вскинул брови:
   - Термической обработке? Ты что их, жарить вздумал, что ли?
   - О, нет, Ваше величество! Но в камерах такая жара, что, думаю, к концу дня, пленники наверняка будут слегка подкопченными.
   "Подкоптить... Поджечь... А что, если цирюльник сейчас вздумает сделать поджог? Для этого ведь надо совсем немного..." - глаз Нигила отрешенно уставился вбок, рот слегка приоткрылся, а брови съехались к переносице. - "Как же жарко... После стрижки нужно будет принять прохладный душ. Главное, чтобы никому не взбрело в голову отравить воду. Или наполнить ванну бензином... Проклятье! У меня сейчас разболится голова..." - ножницы все щелкали и щелкали. Нигил смотрел на открывающийся и закрывающийся рот Факстера, и ему казалось, что этот металлический лязг издают смыкающиеся зубы лича.
   - Господин, вы меня слушаете? - осторожно спросил Тод, косясь на испуганного парикмахера, который ножницами подбирался ко лбу Нигила. В целом стрижку он уже подровнял. Никаких особенных визуальных перемен в облике темного властелина не наблюдалось. Разве что, вихры на макушке стали короче и торчали теперь еще сильнее. Но вот челка доверия не внушала, и цирюльник думал, что ее все-таки стоит подстричь хотя бы немного.
   - А? - Нигил оторвался от своих размышлений и взглянул на советника. Тод подбадривающее улыбнулся хозяину, доставая из кармана большой свиток, по поводу которого, видно, он и распинался уже несколько минут подряд.
   - Щелк! - лезвия ножниц сверкнули совсем близко от глаза...
  
   * * *
   - Ненавижу людей, - пожаловался Дин Тоду, опершись локтями о подоконник и глядя на подземный город, тонувший в слабом свете голубоватых магических факелов. - Они так быстро кончаются.
   Лич щелкал костяшками пальцев и молча кивал, глядя в другую сторону.
   - Нет, ты только представь себе! Он опять угрохал цирюльника, уборщика, повара и дегустатора! - сетовал дроу, царапая острым ногтем стекло. - И мне опять нанимать весь этот сброд. Ты же знаешь, как тяжело найти слуг, настолько приближенных к нашему Господину! Мелкая прислуга тут же бросится рассказывать, какой наш хозяин параноик!
   - Гм? - Тод кашлянул при последнем слове.
   - Ладно, дегустатор отравился бифштексом, который приготовил повар, - сдался Дин.
   Факстер многозначительно кивнул в очередной раз и взмахнул рукой. Строй свежих скелетов в количестве четырех штук отдал честь королю-личу. Бывают люди, которые хорошо устраиваются в любом месте и умеют извлекать выгоду абсолютно из любых вещей. Если бы Тод все еще был человеком, он бы относился именно к такому типу людей...
   - Ох, с кем я только разговариваю, - покачал головой эльф. - Пойду, лучше пленников проведаю.
   Дроу оправил костюм и решительными шагами направился к выходу. Там за ним резво увязались двое охранников. Это были суровые, неразговорчивые оборотни, Клов и Лакаш.
   - Эй, чернявый, погоди! - окликнул его лич.
   - Ну что еще?
   - Поосторожнее с парнем в шестой камере. Нервный тип. Героем себя возомнил.
   - Какого по счету героя мы отдаем в жертву замку? - ехидно поинтересовался дроу.
   - Героев я не считал, а вот такого странного встречаю впервые, - качнул черепушкой Тод. - Впрочем, сам увидишь, - огоньки в глазах лича мигнули, и тот вернулся к своим новообретенным подданным-скелетам. - Пошли, парни, выпьем по... Впрочем, я не пью, и вы с этого дня тоже. Так что придется довольствоваться свежим воздухом. Х-хе...
   Дроу мотнул головой и уже без промедления отправился в темницы. На стенах висели магические факелы, проливающие на древние камни мрачный, красноватый свет. Клов и Лакаш грузно топали позади, изредка переговариваясь, а Дин сейчас думал совсем не о пленниках. В темницы он отправлялся каждый раз, как только чувствовал, что раздражение начинает переваливать через край. Надо было на ком-то вымещать злость. А кто может подойти на роль мальчика для битья лучше, чем безответный пленник? Никто...
  
   * * *
   Госпожа Шагре обнимала молодую женщину и гладила ее по голове:
   - Ничего, доченька, ничего. Крепись. Возможно, боги сжалятся над нами. Все, на что нам остается надеяться - это воля их.
   Духота сжимала горло, закрывала ноздри. Она сочилась по коридорам темницы, и пленники с трудом могли выносить такую жару. Для некоторых, по слухам, впрочем, это мучение должно было закончиться уже сегодня вечером.
   Девушка подняла измученный взгляд на старушку и спросила:
   - Госпожа Шагре, а у вас есть родные?
   - Нет, Руша. Мне и помирать не страшно. Родителей уже лет тридцать назад схоронила, муж семь лет назад умер, а детей нам боги не дали. Живет в моем доме только кот Марсель да квартирант, Пирогини, хороший парень. Вы бы с ним поладили, наверное...
   - И что, неужели нет у вас никого больше? - изумилась Руша.
   - Никого, - покачала головой старуха. Спутанные космы седых волос упали на лицо из-под чепца. - Брат был, Иллиар, да пропал без вести. Но, знаешь... Чует мое сердце, жив он и здоров. И недоброе что-то с ним случилось, - голос госпожи Шагре стал хриплым и дребезжащим. Чувствовалось, что еще немного - и она расплачется.
   - Не переживайте, бабушка. Может, вы ошибаетесь, и он уже давно живет с внуками, и горя не знает? Вдруг вы еще найдете его?
   - Не выйду я за порог этого замка, - вдруг решительно ответила старуха. - Ты выйдешь, а я - нет.

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com М.Атаманов "Искажающие Реальность-7"(ЛитРПГ) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк) Н.Любимка "Черный феникс. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) К.Федоров "Имперское наследство. Забытый осколок"(Боевая фантастика) В.Свободина "Эра андроидов"(Научная фантастика) Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia))
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"