Ведьмочка: другие произведения.

Искалеченные жизни

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
  • Аннотация:
    Сиквел к "Леди Стерва".
    Она - молодая девушка с печальными глазами и не менее печальной судьбой.
    Он - взрослый мужчина с большими деньгами и большими проблемами по жизни.
    О чем они могут поговорить? А если Она - психолог, а Он - пациент?


   - Добрый день.
   - Добрый.
   - Присаживайтесь. Что у Вас нового?
   - А почему мы всегда говорим обо мне? Может сменим тему в этот раз?
   - И о чем же Вы хотите поговорить?
   - О Вас. Расскажите мне о себе, а я послушаю...
  
   Месяцем ранее.
  
   День первый.
   - Здравствуйте. Мне назначено на...
   - Да-да, проходите, располагайтесь. Я сейчас освобожусь.
   Молодая девушка быстро что-то записала в ежедневнике, захлопнула папку и убрала в шкаф. Потом повернулась к посетителю. Мужчина с поразительно светлыми волосами и ярко-синими глазами. Отличное тело, средний рост, дорогая одежда подобрана со вкусом. Картинка. Здесь такие не часто бывают.
   - Не верится, что у такого как я могут быть проблемы подобного рода, правда? - с ноткой ехидства поинтересовался он.
   - Отчего же? Внешность, социальный статус и деньги никоим образом не влияют на душевное здоровье. Проблемы есть у всех. Просто кто-то способен справиться с ними самостоятельно, а кому-то требуется помощь. Не думаю, что Ваши проблемы хоть как-то связаны с внешностью или деньгами, - мужчина поднял идеальной формы бровь, а потом уголки его губ дрогнули в легком подобии улыбки. - Начнем?
   - С чего принято начинать? Давно не бывал в подобном месте...
   - Вот с этого и начнем... - девушка заглянула в ежедневник. - Руслан Сергеевич. Когда и в связи с чем Вы посещали психолога?
   Рус буквально упал в кресло и потер руками лицо.
   - Это длинная история...
   - У нас еще три с лишним часа впереди. Думаете, не успеем? - Вероника улыбнулась. - У нас ведь не один день...судя по моим записям, вы оплатили месяц вперед. Так что будем беседовать по четыре часа ежедневно.
   - Кстати, а ничего, что я не оставил Вам выходных?
   - Руслан...можно просто по имени? - мужчина кивнул. - Так вот, Руслан, давайте не будем уходить от темы. В этом кабинете мы будем говорить исключительно о Вас.
   - Хорошо. Но раз уж я уже спросил...
   - Если бы меня напрягало отсутствие выходных, я бы отказалась. А теперь приступим.
   - Я очень люблю свою маму...наверное, у меня не было выбора. Отец умер когда я был совсем маленьким и я его только на фотографиях видел. Мама его очень любила и меня любит, но...ее никогда не было рядом. То есть поначалу была...черт! Она всегда была рядом, но не со мной. Я путано говорю, да? Странно, обычно я легко подбираю слова и четко формулирую свои мысли, а тут растерялся. Раньше я ни с кем об этом не говорил...
   - Вам не хватало внимания?
   - Нет. Мне не хватало...понимания. Она заботилась обо мне, всегда была дома, играла со мной, разговаривала, наняла няню, когда у нее стало не хватать времени на уход за домом...но с ней мы тоже всегда говорили обо мне. Я никогда не знал, что она чувствует, о чем думает...наши отношения строились на ее заботе обо мне и интересе к моей жизни. Совсем недавно понял, что никогда по-настоящему не знал свою мать. Это...больно, наверное.
   - Опишите мне свою мать.
   - Она красивая, целеустремленная, добрая, сильная и честная...у Вас такое лицо...я не о том говорю? Я понимаю, что все это общие фразы. Детализировать мне нечем.
   - Не в этом дело. Просто Вы описываете ее отношение к Вам, а не личность. Единственное, что может охарактеризовать, как индивида - это целеустремленность. Почему Вы выбрали именно это слово?
   - Как раз из-за этого я впервые оказался у психолога. Всех подробностей я не знаю, но в общем и целом. В нашем доме убили маминого друга, а его отец обвинил во всем маму и решил отомстить. Мне было три года, когда он меня похитил. Насколько я понял, меня собирались продать на донорские органы и для этого вывезли из страны. Мама отправилась за мной и спасла.
   - Из-за этого Вы попали к психологу?
   - Не совсем. Мне внушили, что мама мертва и она таскала меня по специалистам, пытаясь узнать почему я отказываюсь признать, что она моя мама. Дальше не интересно.
   - Раз Вы так считаете... - легко согласилась Ника, хотя ей было как раз очень интересно. - а что привело Вас ко мне?
   Руслан надолго задумался. Ника молча наблюдала за сменой эмоций на его лице и автоматически делала пометки, чтобы потом разобраться в его мыслях. Она всегда это делала - подмечала малейшие детали, соединяла их в картину, анализировала, делала выводы, проникала в суть. Это помогало сблизиться с человеком, залезть в его шкуру и помочь ему решить проблемы. Иногда проблем не оказывалось, но что-то подсказывало девушке, что это не тот случай. У этого мужчины столько травм, что на троих хватило бы. В каком-то смысле он искалечен ничуть не меньше ее самой. Только Руслан более мужественный, или покладистый - очевидно, что он не сам принял решение обратиться за помощью, пусть даже помощь нужна ему совсем не в том, за чем его сюда отправили - раз согласился рассказать постороннему человеку о своих проблемах и попросить помощи. Сама Ника так и не смогла этого сделать. Она просто выучилась на психолога. Да, своих проблем она так и не смогла решить, зато с успехом помогает другим.
   - Мама, - нарушил тишину еле слышный голос мужчины. - она очень просила меня. Я никогда не мог ей отказать. Ей вообще мало кто мог отказать...даже Майкл только вздыхал и делал так, как хотела мама...
   - Майкл?
   - Простите, я не привык говорить о семье...странно, что кто-то не знает всего. Майкл - это второй муж мамы.
   - Из-за него вы с ней отдалились?
   - Наоборот. Он помог нам сблизиться. Он помог маме вернуть меня домой, нашел доктора, который снял блокировку с моего сознания и вернул мне маму. Майкл...когда-то я хотел верить, что он мне больше отец, чем тот, чью фамилию я ношу. С ним мы были близки по-настоящему. Он очень любил маму и меня тоже. Иногда мне казалось, что я ему ближе, чем родная дочь. Слава все таки девочка и больше тянулась к Дашке...
   - А это?
   - Моя...
   И снова тишина. Долгая, напряженная, мучительная тишина. Руслан так задумался над ответом и так тщательно подбирал слова, что у Ники все похолодело внутри. Тяжело же ему будет признать, что на самом деле именно эта Даша привела его сюда.
   - ...Даша всегда была рядом. Сначала она была няней, потом другом, а потом...даже не знаю в какой момент я...
   - Руслан, - прервала его Вероника. - остановитесь. Вы элементарно еще не готовы говорить со мной о ней. Мы вернемся к этому позже, - дождавшись кивка, девушка продолжила: - А сейчас давайте вернемся к Майклу и Вашему отцу...
   - Хорошо. После смерти папы, мама долго не могла прийти в себя. Он был для нее всем. Это я от Майкла узнал, сама бы она никогда не рассказала. В какой-то момент она решила бороться не только за меня, но и за себя...в процессе потеряла возможность родить еще одного ребенка. Майкл об этом не знал. Узнав, что беременна, она не смогла убить ребенка Майкла и просто сбежала. Он долго ее искал и нашел. Выбор стоял между мамой и Славой, но вмешался Майкл и...у меня появилась сильно недоношенная сестра и мама на пороге комы. Тогда я всего этого не понимал. Я просто знал, что у меня есть сестра, к которой я не могу прикоснуться, потому что она очень маленькая и беззащитная, и Майкл, который всегда рядом, не смотря на свою тревогу о маме. Я видел, что ему хочется быть с ней, но мы были важнее. Он был нам нужнее.
   - Руслан, - он замолчал и поднял на девушку взгляд измученных глаз. - какая у Вас разница в возрасте с сестрой?
   - Пять лет. Она такая маленькая...была. Лежала в этом странном боксе, совсем не похожая на пухленьких младенцев из телевизора. А я все равно ее любил. Даже синенькую и лысую, с кучей трубочек и пищащих приборов...а потом мне дали ее подержать...она схватила меня за футболку и не отпускала больше трех часов. Я даже кормил ее с бутылочки. Только у меня на руках она никогда не плакала. Самая лучшая... - нежно произнес он и в глазах его появились сдерживаемые слезы.
   - А как к ней относился Майкл? - поспешила слегка перенаправить разговор Ника.
   - Майкл? - мужчина опять задумался. - Как все отцы к дочерям. Души в ней не чаял, холил, лелеял и баловал. В итоге она села ему на шею и вила из него веревки. Иногда он в шутку обещал придушить паршивку. Особенно сильным это желание стало, когда он узнал, что Слава пол года прятала свое замужество. Дело было даже не в том, что она вышла замуж в двадцать один. Страшнее оказался ее выбор...
   - И что же не так было с выбором?
   - Она вышла замуж за Эндрю. Это друг Майкла. И все бы ничего, но Эндрю на тот момент было уже за пятьдесят. Через месяц все с этим смирились, тем более, что парочка быстренько перебралась во Францию. У Эндрю там работа, дом...только Славу мы больше так и не увидели, - Рус надолго замолчал и на этот раз Ника его не торопила и не пыталась сменить тему. Ему нужно выговориться. Он сам вернулся к этой теме. Мог травить байки из детства, но хочет сказать о другом. Веронике оставалось лишь следить за его мимикой и ждать. - Они хотели детей... - через пятнадцать минут решился мужчина. - очень хотели. Слава верила, что сможет, как мама, спасти хоть кого-то из двоих и не говорила Эндрю, что ей нельзя иметь детей. На пятом месяце у нее случился выкидыш. Эндрю не было дома, а она не смогла вызвать скорую и истекла кровью...
   Руслан резко поднялся и покинул кабинет. Его машина еще долго простояла на парковке перед офисом Ники. Потом пришла SMS, что завтра он не приедет. Вероника ни на секунду в это не поверила и ответила, что все равно будет его ждать.
  
   - Ты не забыла про выходные?
   - Нет, но я не поеду.
   - Опять?! Что на этот раз?
   - По четыре часа каждый день весь месяц я буду занята. Отпуск накрылся медным тазом.
   - А отказаться?
   - Это нужно было делать раньше. И вообще, мне интересно стало.
   - Ты невыносима! Ладно. Черт с тобой. В другой раз. Иди спать.
  
   День второй.
   Машина появилась на парковке минута в минуту. Однако, Веронике пришлось целый час просидеть в тишине кабинета, ожидая, пока Руслан решится покинуть салон Subaru.
   - Прошу прощения. Я опоздал. Дела были...
   - Руслан, я Вам не начальник. Я Ваш Исповедник. Мне не нужно врать и оправдываться.
   Мужчина прошел к окну и выглянул. Хмыкнул и вернулся к креслу, но садиться не спешил.
   - Смените место парковки? - вздернула бровь Ника.
   - Зачем? Я уже давно не мальчик, чтобы прятаться. Тем более от Вас, - устраиваясь поудобней спокойно ответил он.
   - Отлично. Тогда лучше поговорим об интересном.
   - Да? - улыбнулся Рус. -И что же Вам интересно?
   - У Вас есть друзья? - мужчина покачал головой.
   - Я бы их так не назвал. Есть люди, которые считают меня своим другом. Но дружба хуже рабства и мне такие отношения не нужны.
   - А в детстве были?
   - Да. У меня был друг.
   - Даша?
   - Нет. Лика. Она была моим другом всю мою жизнь.
   - И что случилось?
   - Она хотела большего, а я не мог ей этого дать. Мы остались просто партнерами по танцам. Даже стали чемпионами России.
   - Чем Вы занимаетесь сейчас?
   - Сейчас? - мужчина улыбнулся. Озорно, открыто. Ника отметила, что у него очень обаятельная и заразительная улыбка. - Все называют это пафосным словом "бизнесмен", я предпочитаю слово "торгаш". У меня сеть магазинов и пара фирм оптовой торговли. Еще грузоперевозки, но это уже развлечение.
   - И что же Вы продаете?
   - В основном технику. Любую. От компьютеров, до тракторов. Магазины разные и города разные, а суть одна.
   - Понятно. Завидный жених. Неудивительно, что девушка хотела большего.
   - На тот момент я только танцевал. Только получив чемпионский титул я бросил танцы и занялся торговлей.
   - Сколько Вам тогда было?
   - Двадцать шесть. Староват стал для танцев. Устал и решил сменить образ жизни.
   - Это было единственным изменением?
   - Нет. Именно тогда я переехал в собственную квартиру. Женился...
   - Предположу, что на Даше?
   - Да, - повисла пауза. - Сами ответите, или мне нужно озвучить вопрос?
   - Только при упоминании Даши у Вас подобное выражение лица. Эта печальная и в тоже время полная нежности и ласки улыбка. Насколько она старше Вас?
   - На четырнадцать лет.
   - Предположу, что детей у Вас нет...
   Руслан покачал головой. Он весь сжался и задрожал, будто ему стало холодно, а потом опять выскочил из кабинета. На этот раз в машине не сидел, а сразу рванул со стоянки.
   - Все любопытственнее и любопытственнее, - пробормотала Ника и сбросила ему сообщение, что завтра будет ждать его. - Зачем же ты, дядя, оплачивал по четыре часа, если не способен говорить о себе больше часа?
   Ранимость этого мужчины повергала ее в шок. Вот не похож он на хлюпика и неженку! Не похож! Выходит, он всю жизнь все прятал в себе и ему по-настоящему больно сейчас выворачивать свою душу наизнанку. Дожимать его с Дашей, или сменить тему разговора? На какую? О чем ему не больно будет говорить? И как потом с этого "не больно" свернуть на нужную тему? Время есть...стоит попробовать...вдруг получится? Ведь очевидно же, что они не с того начали...
  
   - Ты чего такая замученная?
   - Задумчивая.
   - А это не одно и то же?
   - Нет.
   - Есть хочешь?
   - Я сыта.
   - Разговорами?
   - И ими тоже.
   - Ладно. Тогда душ и марш в постель. Задумчивая...
  
   День третий.
   - На два часа позже...с учетом краткости наших бесед, это не критично, но что-то мне подсказывает, что Вы специально это сделали.
   - Что именно? - спросил Рус, садясь в кресло.
   - Взяли по четыре часа. Были не уверенны в какое время сможете приезжать и дали себе запас времени.
   - Я занятой человек и мое время не всегда принадлежит мне. Бывают и неотложные дела, требующие моего личного присутствия...
   - И сегодня это?..
   - Переговоры, - быстро соврал он. Эту ложь Ника могла потрогать при желании, настолько очевидной и неприкрытой она была.
   - Просить Вас ответить честно бесполезно? - уточнила она и Рус натянуто улыбнулся, соглашаясь. Девушка пожала плечами. - Ладно. Значит, в другой раз. Расскажите мне о своем детстве. До Майкла.
   - Я мало что помню...
   - Все, что вспомните.
   - Тоска, боль, слезы, нервы...постоянная тишина и натянутая, фальшивая улыбка мамы. Хотя, я никогда не видел ее плачущей до смерти Леши.
   - Леши?
   - Того самого друга мамы. Его убили.
   - А до этого? Ничего не помните?
   - Помню однажды меня к себе мамина сестра с мужем забрали на три дня. Я совсем маленький был, но хорошо помню то время. Три дня смеха и радости. Я приехал, а бабушки нет. Намного позже я узнал, что пока я смеялся и плескался в море, мою бабушку убили. В нашем доме. Не знаю кто и зачем, но маму это сломило. Нет, она не сдалась. Просто стала жестче. Совсем перестала улыбаться. Потом отдала меня в школу танцев. Там и познакомился с Ликой. Мы с ней с самого первого дня вместе. Два раза всего большой перерыв в тренировках был. Первый раз из-за похищения, а потом когда Слава родилась.
   - Вернемся к детству. Что было в промежутке между похищением и поездкой к сестре мамы?
   - Сергей, - не задумываясь ответил Рус.
   - Это?..
   - Отец Лики. Он пытался закрутить роман с мамой. Она его отшила, но он не сдавался. Потом был парк аттракционов и я познакомился с мамой Лики. Только мне не до нее было. Перед этим я впервые увидел Лешу. Потрясающий человек. Это я сейчас уже понимаю, что тогда происходило, а тот момент...я был счастлив. Накатался, наелся до отвала, посмотрел на все изнутри и даже побывал в соседнем отсеке на колесе обозрения, хотя в моем возрасте туда еще не пускали. Потом мы с мамой ездили в гости к Лике. Сергея не было и наши мамы целый день наводили красоту. После этого маму Лики я не видел очень долго, а Сергей люто возненавидел маму.
   - А Леша? - вернула разговор в нужное русло Ника. Она решила разложить его жизнь по полочкам и сохранить при этом хронологию событий. К Сергею и Лике они еще вернутся. Пока нужны основные события. Покопаться в деталях и эмоциональной окраске они всегда успеют.
   - Леша...он приехал через два дня. Они с мамой долго разговаривали. Рано утром Леша уехал. Мама была расстроена и даже зла, но я не понимал почему. Через пару дней Леша приехал опять и...это было ужасно. Мне так и не удалось выяснить о чем они говорили, но еще ночью приехали врачи. У мамы была истерика. Она три дня в себя прийти не могла. Только кричала и плакала. Мне было очень страшно, но я делал вид, что настоящий мужчина и стойко терпел. Даша возила меня на танцы, а я молчал и говорил, что все в порядке и мама тоже имеет право болеть. Только она не болела и я это понимал. По ночам в подушку плакал, чтобы никто не знал. Потом Леша уехал, а мама...она будто умерла. Первую неделю даже из комнаты не выходила и не замечала, когда я к ней заходил. Два месяца кошмара. Она очень медленно приходила в себя. Потом приехал Паша. Ему Даша открывала и мы познакомились перед тем, как он к маме пошел. Несколько минут они ругались, а потом затихли на пару часов. Павел уехал и через пол часа вернулся с Лешей. Мама с Лешей поднялись в кабинет, а Паша уехал. Ночью начался бедлам. Мама попала в больницу, а Лешу забрали в морг. Даша пыталась от меня все это спрятать. Только я успел в комнату заглянуть. Потом долго старые газеты искал и в интернете копался. Это во все сводки попало. Мой дедушка нанял трех придурков. Они забрались в дом и убили Лешу. Мама защищалась и убила двоих из них, но сама оказалась сильно ранена, - Ника знала эту историю. Разбирали на занятиях по антисоциальному поведению и действиях в стрессовых ситуациях. Странно, что Руслан не раскопал, что дедушка сначала убил бабушку. Или не искал? - В больницу меня не пускала Даша. Говорила, что мама без сознания и не стоит мне ее такой видеть. Это был самый ужасный Новый год в моей жизни. А потом мама вернулась. Стало только хуже. Она замкнулась в себе. Почти не разговаривала со мной. Только улыбалась натянуто и постоянно извинялась. А я плакал и просил меня не бросать. А потом появился Артур...
   - Артур?
   - Ага. Мама пошла учиться заочно и Артур тоже там учился. Он оказался двоюродным братом Сергея и они очень похожи. Даша в него влюбилась и мне он нравился. Он был открытым, веселым и...добрым, наверное. Это было счастливое время. Мама стала улыбаться по-настоящему и Даша больше не плакала. Но...недолгим было счастье. Меня похитили.
   - Вы многое помните?
   - Почти ничего. То есть...мы с Дашей и Артуром пошли в кино. После мультика я пошел в туалет и...проснулся в самолете. Какой-то мужчина тут же сделал мне укол. Очнулся в комнате без окон и никого не видел. Не знаю, сколько прошло времени. Меня кормили, поили, несколько раз я спал. Однажды уснул в одной кровати, а проснулся в другой. В этот раз окна были и люди были. Три дня просидел в комнате. Хотел сбежать, но стоило попытаться открыть окно, как взревела сигнализация. Мне на пальцах объяснили, что скоро приедет доктор, а бежать все равно некуда. Я знал это и без них. В тот момент я был абсолютно уверен, что маму убили. На самом деле я был в этом уверен еще когда после самолета проснулся. Думаю это была основная часть мести отца Леши. Или страховка на случай, если меня спасут. Спасли меня ночью. Точнее, ранним утром. Дверь открылась и появился Майкл. На тот момент я еще не знал имени, просто увидел мужчину в черном с кучей оружия. У местных охранников столько не было. Почему-то сразу понял, что меня спасают. Потом услышал выстрелы и в доме поднялся жуткий шум, но людей не видел. Меня запихнули в машину. Дальше почти ничего не помню. Только как оказался дома и меня обнимала плачущая Даша. А вот Артур стал злым...
   - Злым?
   - Да. Он перестал со мной разговаривать. Даже не здоровался. Только все время что-то втолковывал Даше. Майкл был хмурым, Даша все чаще плакала, мама таскала меня по врачам и тоже часто плакала. Только тогда я называл ее Элис и был абсолютно уверен, что мама умерла. Зато Майкла воспринимал, как папу. А потом Элис пропала и в следующий раз я увидел ее через пол года уже в больнице и точно знал, что это и есть мама, а в животе у нее моя сестра.
   - А что происходило пол года, пока ее не было?
   Руслан долго молчал. Очень долго. Почти пол часа просто сидел в кресле и смотрел в никуда. Потом молча встал и пошел к двери. На пороге оглянулся:
   - Я расскажу об этом завтра.
   - И что это было? - спросила у самой себя Ника, глядя на Subaru.
   Мужчина еще час не мог уехать. Девушка все никак не могла понять что хорошего было в его жизни, кроме Даши, и почему именно об этом хорошем ему говорить больнее всего. Когда Руслан уехал, она заперла кабинет и отправилась домой.
  
   - Паршивый у тебя видок и с каждым днем все хуже.
   - Спасибо за комплимент.
   - Поменьше сарказма! Я правду говорю. Бросай своего больного и поехали отдыхать.
   - Не могу. Я ему нужна...
   - А он тебе?
   - А мне вообще никто не нужен и ты это прекрасно знаешь.
   - А как же я?
   - ...
  
   День четвертый.
   Стоило Руслану переступить порог ее кабинета, как Ника поняла, что сегодня она будет молчать. Хоть одно слово и он сюда никогда не вернется. Три с половиной часа ожидания в пустом кабинете. Хотелось бы верить, что за оставшиеся тридцать минут Руслан Сергеевич поведает нечто такое, ради чего стоит промолчать после столь длинного ожидания.
   В этот раз мужчина не стал садиться. Просто отошел к окну и замер. Вероника видела только его профиль и эмоции стало бы труднее читать, если бы они были. Лицо мужчины буквально окаменело, как и все тело. Через пару минут он открыл рот и Ника пожалела, что не может его обнять и пожалеть. Хотелось хоть как-то поддержать этого человека, но...нельзя. Такие, как он не принимают помощи подобного рода, да и платит он за другое. Ей положено в его мозгах копаться, а не сопли вытирать, как бы дико это не звучало.
   - Эти пол года ознаменовали начало моей взрослой жизни. Впервые я запомнил такой большой отрезок времени так четко и детально. Я видел и понимал все вокруг, но не знал, что мне делать. Ощущать себя беспомощным не горько и не больно, а противно. Хотелось рвать и метать, перевернуть мир вверх тормашками и вернуть Элис...но я мог лишь кусать губы в кровь и ждать.
   Именно с того утра я помню всю свою жизнь. Детство кончилось. Мне его не жаль. Лучше юность, чем такое детство. Даша говорила, что маленьким я много смеялся и радостного было больше, чем грустного, но...помню я именно горе и боль, а счастливые минуты как-то подозрительно быстро стерлись.
   Отлично помню то утро. Я проснулся от дикого вопля Майкла. Он держал в руках телефон Элис и выл, как раненый зверь. Столько боли я не видел никогда. Впервые я ощутил вкус своей крови - так сильно закусил губу, чтобы не зарыдать вместе с ним. Только в глазах Майкла не было слез.
   Я сразу понял, что Элис ушла и мне было горько от этого. Да, тогда я думал, что мама умерла, но Элис...в моем сознании она была кем-то вроде замены. Очень похожа внешне, так же обнимает и целует меня, те же жесты и мимика и та же боль пополам с отчаянием в глазах. Тогда она заменяла мне маму и было больно ее потерять.
   За все время я так ни разу и не заплакал, будто не мог. Как будто кто-то отнял у меня способность плакать вместе с мамой. Даше было не до меня. Артур уже не уговаривал...они просто ругались. На меня он рычал, если Майкл не видел. Когда Майкл был рядом...лучше бы Артур кричал. Боль и отчаяние Майкла шли впереди него. Заходя в помещение, он заполнял его собой полностью, вытесняя любые проблески надежды на счастье и даже тень улыбки. Сильнее его горя была только его решимость найти Элис.
   Но даже видя его в таком состоянии я тянулся к Майклу. Он был для меня магнитом. Я приходил в комнату Элис и сидел возле мужчины часами, наблюдая, как он ищет свою любимую. Меня в то время мало кто замечал. Я ходил где хотел и делал, что вздумается. Три часа танцев в день, а потом предоставлен сам себе. Периодически меня забывали кормить. Иногда я ходил голодным по два-три дня. А спал вообще крайне редко и мало. Про прогулки вообще не вспоминал. Свежий воздух был роскошью. Только иногда Майкл открывал дверь на балкон и я тихонечко пристраивался рядом, чтобы подышать и избавиться от вечного головокружения и тяжести в груди...
   ...и с каждым днем становилось все хуже. В школе танцев, вроде, никто не замечал, но косились на меня как-то странно и Лика часто спрашивала не заболел ли я. Это потом уже я узнал, что все думали, что это я такой потому что меня мама бросила. Никому и в голову прийти не могло, что про меня все просто забыли.
   Через пару месяцев цепь случайностей выдернула меня из этого потока отчаяния и пустоты. Лику впервые привела на танцы мама. Оксана замечательная женщина и никто до сих пор не понимает, за что она любила бывшего мужа. В тот день они сильно поссорились, как оказалось из-за Артура, и Оксана сама привезла Лику. Майкл уехал по делам и должен был вернуться только вечером, а Арти закатил Дашке скандал и про меня все опять забыли.
   Я стоял на крылечке пошатываясь и ожидая, когда про меня вспомнят и заберут домой. Это был не первый раз. Обычно Даша забирала меня через пару часов, или просила Майкла, но в этот раз я был уверен, что ждать придется долго.
   Лика с мамой сначала пошли в кафе. Так уж совпало, что я совсем обессилел от голода, да еще и холод был жуткий. Короче, я упал в обморок в тот момент, когда Оксана с Ликой выходили из здания. Оксана была в полнейшем шоке. Она забрала меня бесчувственного к себе. Накормила, запихнула в горячую ванну, потом уложила спать.
   Проснулся я от криков. Ругались Сергей с Оксаной. Мужчина требовал отправить меня домой, потому что это похищение, а мама Лики говорила, что нельзя отдавать меня людям, которые даже кормить меня забывают. Я вылез из постели и пошел в гостиную, чтобы сказать, что все в порядке и я хочу домой. Становиться причиной скандала было неприятно. Я вообще ссоры не люблю, а тут...но я ничего не успел сказать. Появился Майкл. Пару минут пообщался с Оксаной и забрал меня домой. Артур получил взбучку, Даша опять расплакалась...
   ...с тех пор Майкл сам за мной следил, никому не доверяя. Он действительно заменил мне отца.
   Майкл и сам тогда сильно изменился. Стал меньше времени проводить в комнате и гулял со мной. Мы много разговаривали. Он готовил для меня и ел вместе со мной. Я даже спал с ним в маминой комнате. А потом он отвез к врачу и блокировку сняли. Я понял, что мама не умерла, а Элис и есть моя мама. Слезы пришли сами собой. Я хотел к маме и плакал, потому что ее не было рядом. Через две недели Майкл нашел и ее.
   Много чего было в моей жизни паршивого, но те пол года я никогда не забуду. Отвратительней этого было только... - Рус замолчал, повернула к Нике полностью и внимательно посмотрел ей в глаза.
   - В другой раз, Руслан. Мы поговорим об этом в другой раз и точно не в ближайшую неделю, - как можно мягче сказала девушка. Хватит с него на сегодня. И так выжат.
   - Вы уезжаете? - в голосе его звучало неподдельное изумление.
   - Нет. Просто в ближайшую неделю мы не будем говорить о самом плохом в Вашей жизни. Хочется услышать о светлых моментах...
   - Как скажите, Вероника. До завтра? - вышло робко и почти просительно.
   - Конечно, - улыбнулась Ника. - я буду ждать Вас завтра. До свидания.
   Мужчина улыбнулся в ответ и покинул кабинет. А девушка еще долго сидела на полу под окном, возле которого стоял Рус, вдыхала тонкий аромат его одеколона и размышляла.
   Да, в каком-то смысле этот человек искалечен сильнее нее, но для него это началось намного позже и все было не настолько беспросветно. Рядом все же были люди, которым он был не безразличен. Были люди, которые искренне заботились о нем и желали добра. А еще у него была надежда. У Вероники не было ничего. Только отчаянное желание вырваться.
   И она не просто хотела вырваться, она прилагала все усилия, чтобы мечта стала реальностью. И что в итоге? Лишь "приоткрытая дверь", через которую она может наблюдать за нормальной жизнью и изредка делать пару вдохов чистого воздуха полной грудью. Нет, ей никогда уже не изменить свою жизнь. Никогда не стать свободной. Ее раны уже не излечить. Она не изранена даже, а искалечена. Ее жизнь искалечена. Окончательно и бесповоротно.
  
   - Ты сегодня долго...
   - Я гуляла.
   - Есть будешь?
   - Я сыта.
   - Опять разговорами?
   - И ими тоже.
   - И все же тебе нужно поесть...
   - Я не хочу, спасибо.
   - И куда пропал твой инстинкт самосохранения? Марш за стол! А то скоро в обморок от голода упадешь...
   - Как скажешь...
  
   День пятый.
   - Здравствуйте, Вы сегодня вовремя. Опять сбежите, или у нас намечается очень длинная беседа?
   - Добрый вечер. Не знаю пока. Но до пятницы я абсолютно свободен, - Руслан улыбнулся и неожиданно подмигнул девушке.
   Вероника никак не среагировала на такой откровенный флирт. Ее лицо осталось серьезным, а взгляд холодным.
   - Насколько я помню, сегодня мы собирались поговорить о светлых моментах Вашей жизни...
   - Да-да, я помню. Только их было не так уж и много.
   - Может, вы просто не заостряли на них внимание?
   - Может быть. Я слышал о том, что каждый новый рассвет - это уже радость, но за всю жизнь так ни одного и не видел.
   - Но Вы же радовались, когда были с сестрой мамы на море? Неужели это был единственный раз?
   - Ага, - нахмурился Руслан. - радовался. Три дня. А потом оказалось, что у меня больше нет бабушки.
   - Любое счастье должно быть уравновешенно горем и наоборот.
   - Лучше уж серость будней, чем такое равновесие.
   - Все так печально?
   - Как Вам сказать? Я женился и был счастлив, а потом умерла моя сестра...
   - Но первое время с Дашей Вы были счастливы?
   - В каком-то смысле...проблем было больше. Новая квартира, новая сфера деятельности, жена, которая считает себя недостойной меня, осуждающая мама, вселенская обида Лики и ее отказ со мной общаться...
   - Стоп. Мы опять полезли в дебри, - прервала Ника поток жалоб. - После рождения Славы было что-то хорошее? Ведь рождение ребенка - это радость!
   - Ну, первые три месяца были омрачены ее слабостью и болезненностью. Она постоянно капризничала и мало спала, плохо ела и еще куча мелочей. Потом стало полегче. Помню как она начала гукать и улыбаться...а Майкл изъявил желание жениться на маме и получил отказ в малоприятной форме. Они делали вид, что все в порядке, но между ними возникло напряжение. Никто не хотел уступать. Так что пока Славе не исполнилось десять, нас почти не замечали. Дашка заботилась о нас, только этого было мало. Потом у меня начался переходный возраст и я вообще на все забил. Плевать было, что мама с Майклом пропустили первые шаги и слова сестры, что на меня самого все забили, что Лика переспала с каким-то придурком и сделала аборт...
   - А потом? Когда они поженились?
   - Потом? Славке было уже пятнадцать. У нее переходный возраст в самом разгаре, я с головой ушел в тренировки. Не до того было. Как-то приехал домой, а там куча гостей. Мама загорелась идеей осчастливить всех окружающих. Родители Лики как раз развелись, ее брат подбивал клинья к моей сестре, сама девушка на меня злилась из-за моей новой пассии, чемпионский титул опять достался другим...а тут эти гости. Я Самюэля тогда чуть не убил. Раньше просто не обращал внимания на свое отношение к Дашке, а тут увидел как с ней другой мужчина заигрывает и просто взбесился. Потом заметил холодность самой Дашки и успокоился. Сэми потом на Оксане женился и я решил, что мама успокоится. Не тут-то было! Наш дом превратился в проходной двор! Поначалу я жутко нервничал, но потом заметил, что Даша не проявляет интереса к ухажером и успокоился. Даже забавляться ситуацией стал. Все время над ними подшучивал и говорил, что Дашка только меня любит. Она улыбалась и молчала. А потом появился Эндрю. Дашка, наверное, от отчаяния внезапно проявила к нему интерес и мужчина задержался в нашем доме. Я целую неделю терпел, а потом не выдержал и заявил, что если Дашке обязательно нужно выйти замуж в ближайшее время, то я сам на ней женюсь. Нужно было видеть их лица! Да, пожалуй это был счастливый момент. Жаль, что короткий. Даша заплакала и убежала. Эндрю к себе не подпускала, но и меня отвергала. Черт, если бы она еще тогда согласилась...может, все было бы иначе. Даже дети тогда еще были возможны. Но она тянула время. Я не сдавался. Как-то ночью пробрался к ней в комнату и поцеловал. Господи, какой вой она подняла! Будто я ее изнасиловать пытался! Шесть лет я за ней бегал. Еще пару раз пробирался к ней в комнату...но она запираться стала и даже такую мелочь у меня отобрала, хотя на поцелуи отвечала. А потом мы с Ликой заняли первое место и я решил, что больше не могу ждать. Поставил ее перед фактом, что она выходит за меня замуж... - Руслан замолчал и лицо его помрачнело.
   - Давайте все же вернемся в детство. Неужели не было никаких радостных моментов с сестрой?
   - Отчего же? - грустно улыбнулся мужчина, стряхивая с себя оцепенение. - Были. Помню свою радость, когда она сделала первый шаг. Я так радовался, что не заметил, как она пошатнулась и упала. Разбила нос и сломала руку. Потом она научилась кататься на велике. Мы с ней гоняли по району, у Славки сломались тормоза и она, вместо того, чтобы завалить велик набок, зажмурилась и заорала. Вылетела на лед. Ранняя весна, лед тонкий. Я ее еле из воды выловил. Двухстороннее воспаление легких. Мы с ней на каток однажды сходили. Она упала и брат Лики ей коньком руку распорол. Она так злилась, что пошла в секцию фигурного катания и стала таки чемпионкой. Однажды мы в ночной клуб ходили. У Славки оказалась непереносимость алкоголя. Пять часов в больнице. В поход на три дня ходили. Палатку ставили и Славка умудрилась ногу сломать. В парке аттракционов она упала с карусели и заработала сотрясение мозга. В первый раз на пляже обгорела сильно. Ожоги второй степени и весь остаток лета в больнице. В первый день в школе подралась с одноклассником. Он разбил ей губу и выбил два зуба. Хорошо, что молочных, а то бы я его вообще убил потом. Ее первый парень ухаживал за ней пол года, а потом изнасиловал вместе со своим другом на вечеринке по поводу шестнадцатилетия Славы. В первый раз в кинотеатре она выбрала ужастик и упала в обморок, а потом подавилась поп-корном и чуть не задохнулась. Первый поход в китайский ресторан превратился в ад. Она отравилась и возненавидела острую пищу. Как-то она решила перекрасить волосы в другой цвет и облысела. Пол года кепку не снимала...
   После этого Ника не выдержала и захохотала в голос. Долго не могла успокоиться. А потом услышала смех самого Руслана и резко замолчала.
   - Не девушка, а катастрофа!
   - Вообще-то это не так уж и весело. Она тоже подшучивала над своим невезением и болезненностью, но на самом деле это грустно. Когда она сказала, что Майкл не только стал тестем Эндрю, но еще и дедушкой скоро будет, мы решили, что это шутка. На утро они уехали и все как-то об этом забыли. Она ведь знала, что ей категорически нельзя иметь детей. Во время изнасилования ей повредили шейку матки...но Эндрю об этом не знал, а мы не поверили. Через три месяца она умерла.
   - Руслан, а безусловно счастливые дни в Вашей жизни были?
   - Нет, - подумав, ответил он.
   - А как же день свадьбы с Дашей?
   - Именно в этот день Слава умерла...
   Мужчина посмотрел на вытянувшееся лицо Вероники, молча встал и ушел.
   - Вот и поговорили о хорошем... - пробормотала Ника, запирая кабинет. - черт знает что такое! Не мужчина, а ходячее горе!
  
   - Иди ужинать и спать.
   - Что, сегодня не будет "комплиментов" и вопросов?
   - Может просто поедим?
   - Не хочу...
   - Хватит! Ты каждый вечер это говоришь! Марш за стол!
   - Не кричи. Руки помою и приду.
   - Прости.
   - Да, ладно. Я тоже "рада" тебя видеть...
  
   День шестой.
   - Руслан, Вам не кажется, что разговоры о радостном должны звучать иначе? - осторожно спросила Ника, после стандартного приветствия.
   - Кажется, - кивнул мужчина. - а еще мне кажется, что они и выглядеть должны иначе, - усаживаясь в свое кресло, продолжил он.
   - В каком смысле?
   - Знаете, Вероника, наши беседы больше похожи на общение начальника с подчиненным вызванным "на ковер".
   - И почему же у Вас создалось такое впечатление?
   - Это Ваш кабинет, я у Вас в гостях - по идее. Однако, Вы сидите за столом в офисном кресле, а я будто отчитываюсь перед Вами, только не о работе, а о жизни. Вся разница в том, что я волен в своих перемещениях по этому кабинету и могу не отвечать на вопрос или уйти, когда захочу.
   - Вы предлагаете мне постоять? - вздернула бровь Ника.
   - Нет. Просто пересесть в соседнее кресло...для психолога Вы слишком официально себя ведете. Я понимаю, что нахожусь на приеме у врача, но у Вас достаточно специфическая специализация...
   - Я поняла, - мягко перебила девушка, вставая. - но я терпеть не могу кресла. Вас устроит, если я посижу на полу?
   Руслан удивился, когда Ника села на пол под окном и облокотилась спиной о стену.
   - Мне сесть рядом? - девушка пожала плечами и мужчина просто соскользнул со своего кресла, сев на пол около него и скрестив ноги по-турецки. - О чем мы поговорим сегодня?
   - Как Вы учились в школе? - осторожно спросила Ника.
   - Никак. Я не учился в школе.
   - Почему?
   - О, это довольно забавная история. Про меня опять забыли!
   - Как можно забыть, что ребенку пора в школу?
   - Очень просто. У моих родителей это получалось на раз. В июне Слава попала под машину. Переломало ее основательно. Пол года в больнице. Врачи думали ходить не будет. Компрессионный перелом позвоночника в три года - это жестоко. Ничего, выкарабкалась. Спину ей починили, кости срослись, сотрясение мозга подлечили...вот только про меня в процессе забыли и первый класс я проворонил. Потом вообще не захотел. В восемь лет стать первоклассником - точно не было моей мечтой. Меня оставили на домашнем обучении. В четырнадцать я уже закончил школу и поступил в универ. В двадцать один у меня было уже два высших образования. Пару лет назад получил третье.
   - Погодите, но ведь Вы говорили, что Слава в первый день в школе с кем-то подралась...
   - Да. Но Слава ходила в школу, как все дети. Закончила ее как положено и поступила в универ, как все. Про нее никогда не забывали. Она девочка и второй ребенок...
   - Звучит так, будто Вы ревновали.
   - Нет. Даже в детстве не ревновал. Я очень любил сестру и никогда ей даже не завидовал. Лучше когда про тебя все забывают, чем большую часть жизни провести на больничном, пусть и окруженному заботой и вниманием.
   Ника решила пока оставить эту тему и вернуться к ней в другой раз, чтобы разобрать детально. Ее все больше поражало восприятие мира этого человека. А может все дело в том, как он говорит? Что если она просто не в состоянии правильно понять его слова? Нет, определенно нужно покопаться во всем этом, но чуть позже. А сейчас:
   - И как училось четырнадцатилетнему мальчишке в универе?
   - А тоже никак, - пожал плечами Руслан и продолжил, не дожидаясь вопроса: - Мне не пришлось посещать занятия. С учетом обстоятельств, руководство пошло мне на встречу и я учился дистанционно оба раза. Третий раз все же пришлось поступать на заочное...но там уже иначе все было. Люди взрослые, круг общения и интересов определен и меня никто не трогал. Косились иногда, но с дружбой никто не лез.
   - Руслан, а Вам не кажется, что Вы многое упустили в жизни?
   - Например?
   - Выпускной бал, пьянки в общежитии, мандраж сессии, вручение дипломов...
   - А оно мне нужно было? Я мог учиться ровно столько и тогда, сколько и когда хотел сам. Пьянки и гулянки? Все это было. И ночные клубы, и заваливание в женское общежитие среди ночи, и на вручении диплома я присутствовал. Не скажу, что всего этого мне так уж не хватало бы. Я знаю нескольких человек, которые и без этого прекрасно себя чувствуют. А есть пара знакомых, у которых все это было, но лучше бы не было. Это "золотое время" только для единиц, основная масса лучше чувствует себя во взрослой жизни, когда куча условностей и предрассудков уходит на второй план.
   Ника его понимала. Она бы сама с удовольствием отказалась от своего "золотого времени". Она и могла отказаться. Вот только лучше терпеть насмешки сверстников, чем быть дома и...
   - А в армии Вы были? - оборвала девушка поток воспоминаний. Она здесь не себя лечит, а его и не стоит об этом забывать.
   - Ага. Пол года, как все в то время. Хотел пойти потом по контракту, но тут мама решила заняться Дашей и я просто не смог бросить все на пять лет. Боялся, что вернусь, а она уже замужем...
   Повисла долгая пауза. Почти пол часа тишины, в которой каждый думал о своем. Ника наблюдала за Русланом и судорожно пыталась решить, куда направить разговор. Когда мужчина, наконец, перевел на нее вопросительный взгляд, она только плечами пожала:
   - Я уже боюсь задавать Вам вопросы...
   - Тогда до завтра?
   Ника кивнула и Рус ушел.
  
   - Привет.
   - Я поужинала и уже ложусь.
   - Врешь. Слышу, что врешь...
   - Может хватит уже меня контролировать?
   - Я о тебе забочусь!
   - Тебе просто хочется в это верить...
  
   День седьмой.
   "Извините, я уехал в командировку на два дня. Вернусь в понедельник. Удачных выходных. Руслан".
   И как это понимать? И сама отдыхать не поехала и...а хотя, так даже лучше. Главное в офисе эти четыре часа в день отсидеть.
   И все же Нику что-то беспокоило. Почему-то перспектива отсутствия общения с мужчиной в ближайшие два дня ее не радовала. Позвонить ему? И что сказать? Предложить пообщаться по телефону? А куда он уехал? Вдруг там другой часовой пояс?
   Промаявшись в кабинете еще час, Ника отправила Руслану сообщение: "Как насчет телефонного разговора?". Через пару минут пришел ответ: "И о чем мы будем говорить?". Девушка задумалась. "Вы боитесь?" и сразу после отчета о доставке телефон завибрировал, оповещая о входящем звонке.
   - Вероника, с чего Вы взяли, что я могу бояться молодую девушку? - голос звучал обескураженно и слегка устало.
   Ника растерялась и брякнула первое, что пришло в голову:
   - А вдруг Вы боитесь меня как психолога?
   - Тогда зачем мне вообще к Вам ходить?
   - Руслан, поговорите со мной...
   - А сейчас мы что делаем? - девушка отчетливо услышала улыбку в его голосе и тоже улыбнулась.
   - Я о другом...
   - О чем?
   - Давайте поговорим о Вас.
   - Здесь два часа ночи. Не думаю, что это самое подходящее время для подобных разговоров.
   - Простите.
   - Не стоит. Мне приятно было услышать Ваш голос и я рад, что обо мне кто-то беспокоится. Доброй ночи, Вероника.
   - Вы позвоните завтра?
   - Обязательно.
   - Доброй ночи... - уже в пустоту сказала Ника и досадливо поморщилась.
  
   - Ну, как беседы с психом?
   - Он не псих!
   - Не нервничай. Ты поела?
   - Может хватит уже? Можно я хоть немного отдохну от контроля?
   - Могла бы просто отключить телефон...
   - Что бы через пару часов лицезреть тебя дома?
   - Настолько меня не любишь?
   - ...
  
   День восьмой.
   Звонок раздался как только Ника вошла в кабинет.
   - Решил не дожидаться сообщений...
   - Похвальное рвение, но я не собиралась писать.
   - Я Вам уж надоел? Так быстро? - с неподдельным интересом и легкой грустью в голосе спросил мужчина.
   - Отчего же? - изумилась девушка. - Просто если вчера в это время у Вас было два часа ночи...
   - Сейчас я нахожусь в другом часовом поясе и здесь одиннадцать, - улыбнулся Рус.
   - Все равно поздно.
   - Утра.
   - Быстро Вы перемещаетесь по планете, - восхитилась Ника.
   - Работа такая.
   - Никогда бы не подумала, что торговля заставляет так много путешествовать.
   - Я тоже. Но мне не хочется сейчас говорить о работе.
   - А о чем хочется?
   - Не знаю. У меня через час переговоры и, честно говоря, мне хотелось бы просто помолчать и подумать.
   - И тем не менее Вы позвонили мне. Что-то случилось?
   - На самом деле да, но я не хочу обсуждать это по телефону.
   - Такое деликатное дело?
   - Не совсем, - после паузы донеслось из динамика.
   - Тогда в чем причина?
   - Насколько я понял, Вы очень чутко следите за мимикой и это каким-то образом помогает в работе, а мне бы не хотелось усложнять Вам задачу. Со мной и так трудно...
   - А Вы очень наблюдательны, - невольно улыбнулась Ника.
   - И все?
   - А нужно что-то еще?
   - Вам виднее.
   Вероника задумалась, а потом улыбнулась:
   - Конечно! Как я сразу не догадалась?! Вы очень тщеславны...спасибо за заботу.
   - И почему в такой форме благодарность больше похожа на выговор?
   - Потому что благодарность нужно дарить добровольно, а Вы ее требуете.
   - Я подумаю над этим.
   - Это радует.
   - До свидания, Вероника. Я завтра вернусь.
   - До встречи, - однако девушка опять прощалась с пустотой. - неужели его никто не учил правилам телефонного общения?..
  
   - Я поела!
   - Ну, надо же! Это мое отсутствие так на тебя влияет?
   - Возможно.
   - Я порчу тебе аппетит?
   - Ответ на этот вопрос тебе известен.
   - Только не надо опять начинать разговор о том, что я порчу тебе жизнь!
   - А у меня есть жизнь?
   - Может, хватит уже, а?
   - Тот же вопрос.
   - Ты невыносима!
   - Так не терпи...
  
   День девятый.
   - Расскажите мне о своем отношении к сестре. Не когда она подросла или только родилась, а тот период беспомощности, когда она еще не могла ходить и говорить...
   - Нечего особо рассказывать. Первый месяц она провела в больнице в специальном боксе для недоношенных. Потом Славу забрали домой. Неделю она провела дома. Я почти не отходил от нее. Потом обнаружились проблемы с сердцем. Сложная операция и пол года реабилитации. За это время я видел ее всего несколько раз. Майкл запрещал ее навещать. Говорил, что не стоит мне видеть сестру в таком состоянии. Точнее, так говорила мама и запрещала привозить меня, а Майкл никогда не мог ей отказать. Потом месяц сестра провела дома и еще четыре в больнице. И так постоянно. Большую часть детства до школы она пролежала в больнице, то на лечении, то на операциях и последующей реабилитации. Я как-то посчитал и получилось, что суммарно за первые семь лет жизни она провела дома восемь месяцев. Когда пошла в школу стало получше, но она все равно часто болела.
   - Опишите свои эмоции.
   - А что я мог чувствовать? - мужчина пожал плечами. - Скучал по маме и Майклу, волновался за Славу, чувствовал себя брошенным и жутко одиноким.
   - Не было чувства неприязни к девочке?
   - С чего бы? - неподдельно удивился он.
   - Вас все бросили ради нее. Если бы она не болела, Вам бы уделяли больше внимания...
   - А она-то тут при чем? Славка не виновата в том, что болела. Она такой родилась. На маму злился иногда. Она так носилась с сестрой, что даже про мое образование забыла напрочь. На Дашку злился. Вот ее точно нанимали присматривать за мной, а она так зациклилась на Славке, что если бы не Майкл, я бы опять голодным ходил.
   - Я так понимаю, что именно Майкл воспитывал Вас в то время и объяснял почему все происходит так, а не иначе...
   - Можно и так сказать. На самом деле я не понимал почему он уделяет мне так много внимания. Я ведь ему совсем чужой, а Славка родная дочь. Но он всегда приходил ночевать и подолгу разговаривал со мной. Рассказывал каким был мой папа, что происходит с мамой, почему Дашка меня забросила, о моем детстве рассказывал. Только о себе говорил неохотно.
   - А в те моменты, когда Слава была дома?
   - Мама отсыпалась, работала много и с Дашкой болтала обо всем подряд. Иногда я сомневался что она помнит о моем существовании, но стоило об этом подумать и она тут же приходила ко мне. Тогда мы часами разговаривали и игрались. Жаль, что бывало это не так уж и часто. Остальное время я проводил с сестрой. Иногда с нами была Дашка, несколько раз Майкл брал нас к себе на работу...
   - А как к Вам относилась сестра?
   - А никак. В первые моменты вообще не узнавала, а потом не желала со мной расставаться. Думаю, она и выздоравливала так медленно только потому, что меня рядом не было.
   - Это почему? - удивилась Ника.
   - Когда она только родилась, врачи говорили, что в боксе ее придется продержать месяца два минимум, но я был рядом и она очень быстро окрепла и ее выписали. Майкл рассказывал, что она после моих визитов лучше себя чувствует, а без меня часто и подолгу плачет...
   - Почему же Вам не разрешали навещать ее чаще?
   - Мама была против, Майкл пытался ее переубедить, но...Элис умеет быть упертой и крайне убедительной, - просто ответил мужчина. Было видно, что он этого не понимал и не одобрял, но поделать ничего не мог. Оно и понятно, кто будет интересоваться мнением маленького мальчика?
   - Вы по ней скучаете?
   - По маме?
   - Нет, по Славе.
   - Больше, чем по кому бы то ни было.
   После этих слов воцарилось молчание. Но не тягостное. Просто тишина, когда каждый может спокойно подумать.
   Через пол часа Руслан так же молча встал, кивнул девушке и ушел.
   Ника не знала о чем думал мужчина - его лицо больше походило на восковую маску, без каких-либо эмоций. Сама девушка думала о...наверное, самом радостном и одновременно самом печальном времени в своей жизни.
  
   Когда-то у нее тоже была сестра. Маленькая девочка с очень светлыми глазами и волосами, она больше походила на куколку, чем на живого человека. Очень тихий и послушный ребенок.
   Первые лет пять она была отдушиной в жизни Ники. Конечно, десять лет разницы - это много, но девушка любила сестру. Ей даже в голову не приходило, что жизнь любимого человечка превратиться в такой кошмар. Откуда ей было знать, что те ужас и отвращение, которые она испытывала с пяти лет, перейдут к сестре?
   Ей исполнилось восемнадцать. Уже три года, как собственный кошмар не беспокоил. И почему она сразу не связала это со взрослением сестры? Почему допустила все это? Почему не заметила? Неужели не было признаков? Да нет, были! Просто ей не хотелось их видеть. Она так радовалась своему "освобождению", что не заметила, как ее сестра скатывается в пропасть. А когда заметила...было уже слишком поздно. Малышка вскрыла себе вены.
   Ее пытались спасти. Скорая приехала вовремя, кровотечение остановили, раны зашили...только все это было зря. Этого хватило только на то, чтобы Ника узнала причину и чуть не покончила с собой. Она бы и покончила, но сестра заставила пообещать, что Вероника будет жить, что бы ни случилось. Она просто обязана вырваться из этого кошмара. Ради сестры. Ради маленькой девочки, которая заставила ее дать такое обещание и повесилась в ту же ночь. Врачи проморгали. Никто не мог предположить, что восьмилетняя девочка порвет простынь на полоски и сделает удавку. Но она это сделала, а потом привязала один конец к ножке кровати, а на втором выбросилась из окна. Ну, и что, что второй этаж? Много ли нужно хрупкой девочке, чтобы свернуть шею? Как оказалось, немного. Всего лишь разбежаться и прыгнуть...
  
   - Где тебя носило?
   - Вообще-то я пришла вовремя. Как выходные?
   - Без тебя мне было одиноко...
   - Охотно верю.
   - Не ерничай. Лучше садись ужинать.
   - Как всегда.
   - Что?
   - Ужин и спать...
   - Ты что-то имеешь против?
   - А это имеет значение?
   Звон разбитого стакана был ответом...
  
   День десятый.
   - Руслан, по-моему, мы не о том говорим.
   - С чего Вы взяли?
   - Все, что Вы рассказываете, можно обсудить с близкими людьми и получить дельный совет. Это все Вы уже, скорее всего, рассказывали Майклу. Моя помощь нужна в другом. Чем Вы не делились ни с кем?
   Мужчина усмехнулся:
   - Вероника, Вы же психолог. О чем я ни с кем не говорил?
   - О ком... - Рус вздернул бровь, но лицо осталось каменным, а в глазах явственно читался интерес пополам с...болью?..страхом?..недоверием? - расскажите мне о Даше.
   - Почему о ней?
   - Ваши воспоминания...это, в большинстве своем, не воспоминания даже, а просто перечисление пережитых событий. Эти события пройдены и остались в прошлом. Да, Вам больно об этом говорить, но все это уже много раз перебрано, разложено по полочкам и стало историей. Историей маленького мальчика. Часть вообще сохранилась в памяти только с рассказов других людей, часть отложилась только смутными эмоциями, многое просто воспринимается как чужая история. Но Даша...Вы усиленно избегаете упоминаний о ней. Вам страшно признаться даже в том, что именно она привела Вас ко мне. Пусть это была просьба мамы, но если бы ни Даша, Вы бы никогда не пришли.
   - Что Вы хотите о ней знать? - тихо спросил мужчина и в его голосе было напряжение, граничащее с угрозой.
   - Расскажите то, что посчитаете нужным. Я не собираюсь на Вас давить и выспрашивать то, о чем Вы не готовы сейчас говорить...
   - А если я никогда не буду готов?
   - Тогда зачем пришли? Просто поделиться своей историей? Мемуары потом написать? Я не смогу помочь, если не узнаю в чем проблема.
   - Я не считаю Дашу проблемой.
   - Я не сказала, что проблема в Даше. Проблема в Вас. В Вашем к ней отношении.
   - Разве любовь может быть проблемой?
   - Я отвечу на этот вопрос, но сначала мне нужно узнать как Вы ее любили.
   - А разве любовь не всегда одинакова?
   - Конечно. И Вам это прекрасно известно.
   - Считаете, что я неправильно любил Дашу?
   - Нет. Просто хочу точно знать как Вы к ней относились.
   Руслан задумался. Он понял, что простым "Люблю" здесь не отделаться, а говорить о любимой положительно не хотелось. Однако, Ника права - именно из-за Дашки он здесь. Это не единственная причина, но основная. И все же он опять постарался выкрутиться:
   - Почему относился? В моем отношении к ней ничего не изменилось.
   - А в ее к Вам? Что случилось с вами и вашими отношениями, что они стали проблемой? - девушку очень трудно было сбить с правильной мысли и перевести разговор в дискуссию ни о чем.
   - Ничего не случилось. Просто были отношения и нет отношений, а чувства остались. Я просто не знаю как жить дальше. Я не умею жить без нее.
   - Но без мамы ведь научились, - брови мужчины взлетели вверх и Ника поспешила пояснить: - Ваша мама весьма известная личность. По крайней мере я ее очень уважала и сильно расстроилась, узнав о ее смерти.
   - Тогда Вы знаете, что умерла она совсем недавно и жить без нее я еще не научился.
   - Но пытаетесь.
   - Это трудно, - вздохнул Руслан и потер лицо руками. - с потерей одной из них я еще мог справиться, но обе...я просто не могу придумать, что мне делать дальше.
   - А Майкл?
   - Уже пол года как умер. Мама слегла почти сразу. В тот день...
   - Я знаю. Читала сводку. Потому и не стала настаивать на правдивом ответе. Сомнительно, чтобы в день похорон матери Вы бы отправились на переговоры. Меня больше удивило, что Вы вообще пришли.
   - Знаете, я здесь будто отдыхаю. Мне комфортно. Хотелось бы просто посидеть и помолчать...
   Ника грустно улыбнулась, протянула руку и погладила пальцы мужчины. Ему сейчас как никогда нужна поддержка. Плевать на условности. Руслан перехватил ее руку и слегка сжал. Так они и сидели в тишине, пока не истекло время отведенное на их беседу.
  
   - Привет...так и будешь меня игнорировать?
   - Я не хочу сегодня разговаривать.
   - Черт! Рика, что я опять делаю не так?
   - А когда все было так? Кто из нас вообще знает как надо?
   - Ненавижу тебя!
   - Но это ведь ничего не меняет?..а жаль...
  
   День одиннадцатый.
   Ника сидела в своем кабинете и ждала Руслана. Сегодня она пришла на час раньше и устроилась в кресле. Ей нужно было подумать. О чем? Хотя бы о том, как они вчера расстались.
   Ровно в семь мужчине позвонили. Он посмотрел на экран, поморщился, сбросил вызов и с немного виноватой улыбкой посмотрел на девушку. Поднявшись одним плавным движением, Рус потянул на ее на себя, но сделал это слишком неожиданно и Ника буквально упала ему в руки. Телефон зазвонил опять. Не обращая на него ни малейшего внимания, мужчина наклонился, коснулся ее губ своими, обозначая поцелуй и быстро вышел, на ходу вынимая мобильник.
   - Ты как всегда вовремя! - только и услышала девушка, прежде чем дверь захлопнулась, оставляя ее в одиночестве.
   С тех пор в голове бился всего один вопрос: "Что это было?", хотя...нет, был еще один: "А он сегодня придет?". Конечно, были и другие вопросы, но они маячили на периферии сознания. Девушка элементарно боялась подумать о том, что могла понравиться этому мужчине, что он сам ей нравится, что ей хотелось бы повторить поцелуй...и не просто повторить, ей хотелось продолжения. Хотелось хоть на пару часов стать обычным человеком, который может поддаться внезапному импульсу и отпустить на волю свои инстинкты. Однако, разум просто вопил о том, как это глупо и недальновидно. Она не может вычеркнуть свое прошлое и жить как все. Руслан не тот человек, который будет решать ее проблемы - своих хватает. Да, и зачем она ему нужна? Развлечься? Сколько раз? Один? Два? Да, хоть двадцать два! Все равно это кончится печально. И ладно, если только для нее.
   Вздохнув, Ника пересела за стол и застыла в ожидании...чего? Звонка или прихода Руслана? Хотелось, чтобы он пришел, но с каждой минутой росла уверенность, что он даже не позвонит сегодня.
   - Вы не придете? - вместо приветствия спросила она, когда Руслан позвонил.
   - А как Вы думаете? - спокойным, лишенным эмоций голосом спросил мужчина.
   - Думаю, что Вы вообще больше не придете... - как не было противно, но на душе стало очень горько и больно и голос дрогнул, а на глаза навернулись непрошеные слезы.
   - Плохой Вы психолог, Вероника... - раздалось одновременно из трубки и от порога.
   Ника подняла полные слез глаза и открыла рот от удивления, увидев в дверях мужчину с букетом тигровых лилий. Угадал? Или просто тоже любит эти цветы? Не важно.
   Руслан захлопнул дверь, стремительно приблизился, по пути бросив букет в кресло, и заключил девушку в объятия. Вероника расплакалась.
   - Ну, что ты, девочка, не плачь. Все хорошо. Я рядом. Я с тобой. Хорошая моя... - шептал мужчина, одной рукой удерживая ее за талию и крепко прижимая к себе, а второй поглаживая по волосам. Потом начал целовать ее глаза и щеки, слизывая слезы.
   Ника с трудом соображала и позорно пропустила момент, когда Руслан начал целовать ее по-настоящему. Еще секунду назад его губы касались щеки, а теперь язык исследовал рот. Девушка ощутила прилив желания, кровь запульсировала в висках, а руки сами потянулись к пуговицам рубашки...дальше все было как во сне. Прикосновения к его обнаженному телу обжигали, но Веронике было плевать на все. Она хотела стать как можно ближе. Хотела забыться в его руках. Руслан смял подол платья и потянул его вверх. Ника послушно подняла руки. Синяя ткань полетела на пол. Девушка не успела вновь обнять мужчину - он опустился перед ней на колени и стал покрывать легкими поцелуями живот, одновременно лаская руками ноги снизу вверх. Потом медленно стянул с нее трусики, слегка развел ноги и стал целовать внутреннюю сторону бедер. Ника застонала и выгнулась.
   Слишком много нежности, слишком медленно, слишком остро...она понятия не имела, как вести себя дальше.
   - Руслан, я...
   - Тшш, маленькая, - мужчина встал и прижал ее к себе, накрывая губы поцелуем и не давая продолжить. - я все знаю, все будет хорошо.
   Звук расстегиваемой молнии на долю секунды выдернул ее из дурмана страсти, но Рус не дал ей опомниться и сбежать. Полный страсти и почти животного желания поцелуй коснулся напряженного соска и мысли разбежались в разные стороны, попрятавшись от столь сильных эмоций. Ника снова застонала и крепче прижила к себе голову мужчины. Руслан потянул Нику вниз, укладывая на пушистый мягкий ковер. Девушка обхватился ногами его бедра и потерлась о напряженную плоть. Мужчина оторвался от ее шеи и глухо застонал, прежде чем впиться в губы, как жаждущий воды в пустыне. Просунув руку под девушку, он слегка приподнял ее и плавно вошел. Продвинулся чуть глубже и замер. Поднял полный тревоги взгляд на Нику:
   - Маленькая моя, хорошая девочка...прости, но будет... - резкий толчок, острая боль и губы Руслана, ловящие короткий вскрик боли. - тише, маленькая, тише...уже все...прости...иначе никак...сейчас все пройдет... - шептал он между поцелуями, а руки скользили по ее телу, одновременно успокаивая и возбуждая.
   Он опять задвигался, медленно и плавно, входя все глубже, но уже без боли. Легкий дискомфорт прошел, уступив место наслаждению. Ника выгнулась дугой, впуская Руслана глубже и одновременно прижимаясь к нему теснее. Острые коготки впились в плечи, заставляя увеличить скорость и двигаться более рваными точками. Мужчина зарычал, на мгновение замер, а потом взорвался, не выходя из ее тела и еще крепче обнимая. Ника услышала его шепот у самого уха, но не смогла разобрать ни слова. Мир не разлетался на тысячи мелких осколков. Наоборот, он вдруг стал целым, объемным и очень ярким. Серость будней спряталась от минутного ощущения беспредельного счастья и восторга. Ника впервые в жизни узнала что такое любовь мужчины. Она бы очень хотела растянуть эти мгновения на вечность, но...
   - Почему я? Почему сейчас? - опять идиотский разум и жестокая реальность взяли верх и попытались все испортить.
   - Малыш, мы только что занимались любовью, - мягко сказал Рус. - для нас обоих это было впервые. У тебя никогда не было мужчины, я ни у кого не был первым. Ты уверенна, что именно сейчас хочешь задавать вопросы и требовать от меня разумных ответов?
   Ника задумалась на пару секунд и покачала головой:
   - Я уверенна, что не хочу этого делать, но все равно сделаю.
   - Глупенькая маленькая девочка... - улыбнулся Рус, перекатился на спину и пристроил ее голову у себя на плече, крепко держа за талию и не позволяя отстраниться. - спроси о том, что тебя действительно интересует.
   - Ты и так знаешь, что меня интересует.
   Руслан вздохнул:
   - На работе нужно работать? Не пробовала расслабиться и получать от жизни удовольствие?
   - А ты?
   - А у меня не получается.
   - И у меня.
   Еще один вздох.
   - Ладно. Дашка была для меня всем. Сколько себя помню, столько она была рядом. Я думал, что люблю ее как женщину. До вчерашнего вечера так думал. Ты заставила меня посмотреть на все иначе. Дашка была права, когда бросила меня. Да, она поддалась и вышла за меня, но потом...я ждал, что будет как раньше, только спать мы будем вместе. Но жена - это не тоже самое, что любимая женщина, работающая в твоем доме. Она понимала разницу и поэтому отказывала. Я был просто маленьким и глупым мальчишкой. Жениться на женщине и пытаться сделать из нее мать для себя потому что она всегда ею была...дурак. Она выдержала год и просто ушла. Оставила записку и ушла. Я искал ее. Долго искал. Думаю, что Майкл специально отказался мне помогать. Он точно знал где она и как она. Он пытался мне объяснять, но...зачем я все это тебе говорю? Ты ведь и так уже все поняла?
   - Затем, что сказав это вслух, ты все поймешь, простишь себя и отпустишь ее. Сможешь впустить в свою жизнь другую женщину и быть с ней счастлив.
   - Я хочу быть с тобой...
  
   - Где тебя носило?
   - Какая разница?
   - Прекрати отвечать вопросом на вопрос!
   - Не кричи на меня. Ты же знаешь, что это бесполезно.
   - Еще бы! Ладно, садись ешь и пойдем спать.
   - Кто бы сомневался...
  
   День тридцатый.
   Последние две с половиной недели будто выпали из жизни и одновременно отпечатались в памяти. Отпечатались болью и отчаянием, внутренней борьбой и самокопанием, оправданиями и уговорами. Не звонить, не ждать, терпеть и молчать. Но как же это трудно!
   Но лучше обо всем по порядку. Началось все...нет, все закончилось после той встречи. "Я хочу быть с тобой"...эти слова эхом звучат в голове, заставляя фантазировать, но жестокая реальность никак не вяжется с мечтами. Он больше не пришел. Не звонил и не писал. Просто исчез и все. Ника бы позвонила сама, но...а что сказать? "Почему ты не пришел"? Это и так понятно. Свои проблемы он решил, удовольствие получил. Зачем возвращаться? Но как же больно!
   Однако, со всем этим Ника бы еще худо-бедно справилась, если бы не...
  
   - Что-то ты какая-то тихая в последнее время...
   - Правда? Не замечала.
   - Со стороны виднее.
   - Можешь ты хоть раз оставить меня в покое?
   - Размечталась!
   - Так я и думала...
   - Что ты думала? Когда это у тебя был последний спокойный вечер? Ну? Ответь мне!
   - Когда была жива...
   Звонкая пощечина.
   - Не смей произносить ее имя! Это ты ее убила!
   - Я?! Это твоя вина! Не я творила с ней все эти гадости!
   - Ради твоей передышки мне пришлось переключиться на нее! Моя любовь к тебе была так сильна...
   - Любовь?! Это ты называешь любовью?!
   - А что, по-твоему, можно назвать любовью? Эти розовые сопли, воспеваемые большинством? Любовь бывает разной, милая. Мое отношение к тебе тоже любовь. Не спорю, своеобразная, но любовь!
   - Это извращение, садизм, насилие, что угодно, но только не любовь!
  
   Мне было почти шесть лет, когда это случилось впервые. Мама пожелала мне сладких снов и ушла, а я отвернулась к стенке и закрыла глаза. Так происходило всегда. До этой ночи.
   Минут через десять дверь скрипнула и мне на плечо легла тяжелая рука, придавливая к постели и не давая повернуться. А потом я очень долго слушала монолог о том, что со мной будет происходить в ближайшее время и что будет, если я кому-нибудь об этом расскажу. Мне было очень страшно. Хуже всего было то, что я знала этот голос и эти руки, а вот слова были новые. Ну, откуда пятилетней девочке знать что такое петтинг? Зато через пару недель такой пытки, когда страх начал ослабевать и появились мысль, что словами все и ограничится, я на практике узнала что такое не только петтинг, но и фистинг, и многое другое. Бред? Конечно! Родной человек, творящий такое - это полный бред! Вот только он мне не совсем родной. То есть совсем не родной.
   Моя семейка вообще довольно странная. Бабушка с дедушкой поженились уже будучи взрослыми людьми с детьми от первых браков. Моя мама на тот момент уже была беременна мной. Стоит заметить, что кто мой отец она и сама затруднялась ответить. Я в подробности не вникала. Знаю только, что после родов она соблазнила своего сводного брата и вышла за него замуж. По документам я его дочь. Хотя, не думаю, что его остановило бы кровное родство со мной. Он ведь делал это и со своей дочерью. Я так радовалась, когда она родилась. Моя маленькая сестренка. Я думала, что отцовство изменит его пристрастия. Маленькая, глупая девчонка!
   Когда Ева покончила с собой мой личный кошмар не только вернулся, но и усугубился. К извращениям и словам добавились избиения. Почему я осталась девственницей? Думаю, что его больше интересовали мальчики. Именно по-этому, когда у меня начала формироваться фигура, все происходило в полной темноте, без "ласк" и всегда со спины. Думаю, и бил он меня в основном по груди по той же причине. Когда я была маленькой, меня почти все время стригли под мальчика. Только с появлением Евы я стала отращивать волосы. Зря, между прочим. При том, что он творил с моими волосами, я удивляюсь как не осталась лысой.
  
   Ника не любила вспоминать свое прошлое. Настоящее мало чем радовало, но прошлое было много ужасней. Точнее, так было до появления Руслана. Благодаря этому мужчине девушка позволила себе чувствовать, надеяться и мечтать. Чувства принесли боль, надежды разбились о жестокую реальность, а мечты остались лишь мечтами. Лишь во сне она была счастлива, ведь там она была с ним, пусть и не долго. И чем красочнее был сон, тем болезненней было пробуждение.
   С каждым днем становилось все очевидней, что он больше не вернется. И тем не менее Ника продолжала ежедневно приходить в назначенное время и ждать Руса. А вдруг?
   Сегодня был последний оплаченный по договору день. Идя на работу девушка приняла решение, что если он все же появится, она сделает вид, что ничего не случилось. Не было той ночи, не было продолжительного отсутствия Руслана и ее прошлого, настоящего и будущего тоже нет. Есть только эти четыре часа. Последние четыре часа в ее жизни.
   Нет, она не собиралась умирать. Просто исчезнуть. Благодаря Русу у нее теперь было достаточно денег, чтобы навсегда уехать из города и спрятаться от кошмара в котором она жила столько лет.
   Ника привычно села за стол и прикрыла глаза. Она была уверенна, что следующие четыре часа она проведет в одиночестве.
   Минут через пять раздался тихий стук в дверь и вошел Руслан. Все такой же ухоженный и красивый. Мужчина спокойно прошел к креслу и выжидательно посмотрел на девушку, ожидая ее реакции.. Ника выдавила из себя улыбку и поздоровалась:
   - Добрый день.
   - Добрый.
   - Присаживайтесь. Что у Вас нового?
   - А почему мы всегда говорим обо мне? Может сменим тему в этот раз?
   - И о чем же Вы хотите поговорить?
   - О Вас. Расскажите мне о себе, а я послушаю...
   - И что же Вы хотите обо мне знать? - спросила Ника. Она так удивилась, что совершенно забыла, что в этом кабинете она о себе не говорит никогда и Руслану об этом известно.
   - Все. Можешь начать с объяснений.
   - И что же я должна объяснить?
   - Почему не позвонила?
   - А зачем? Вы знали где меня найти и номер телефона знали, если бы хотели моего внимания, вполне могли его получить.
   - Ника, ты серьезно? А вдруг я тебе не нужен? Ну, позвонил бы и что? Что я мог тебе сказать? Знаешь, это был самый потрясающий секс за всю мою жизнь, а ты самая потрясающая девушка! Давай поженимся! - мужчина поморщился, - Бред!
   - А просто исчезнуть не бред?
   - Я ждал! - рявкнул Рус.
   - Чего?
   - Тебя, глупая! Ждал, что ты хоть как-то проявишь свое отношение ко мне!
   - Я не могла! - не выдержала девушка. - Просто не могла! Неужели не понятно?
   - Не понятно, милая. Мне не понятно, как можно столько лет терпеть этого урода и не набраться смелости позвонить мне. Я две недели ждал твоего звонка! Думал, что хоть что-то для тебя значу, что все было не напрасно! Что пол года моих трудов хоть к чему-то приведут, а ты!
   - Пол года? - изумилась Ника. - Какие пол года? Ты о чем?
   - Какая теперь разница? Ты же уехать решила? Вот и езжай. Прячься и дальше. Ты столько лет пряталась от своих проблем, вместо того чтобы их решать, странно как умудрилась психологом стать, причем хорошим.
   И тут Ника дала себе труд присмотреться к мужчине, сидевшем перед ней. Присмотрелась и открыла рот от удивления. Это он-то покалеченный?! Это она слепая! Руслан сам покалечит кого угодно, а еще обведет вокруг пальца любого психолога. Его не сломили события детства, скорее закалили. Стальные нервы, железная воля и острый ум. Да, он умеет все прятать в себе, но не просто прятать, а подменять одни эмоции другими. Люди думают о нем то, что он хочет чтобы о нем думали. И Ника купилась на это как девчонка! Можно спорить, что часть описанных им событий была искажена, а часть просто выдумана.
   - Нет, милая. Все, что я тебе говорил, правда. Только не вся. После свадьбы с Дашкой я сильно изменился. Да, она ушла от меня, когда поняла, что я жду от нее не меньше заботы, чем даю ей. Она считала, что я найму домработницу и ей самой больше не нужно будет заниматься домашними делами. Когда стало понятно, что я не хочу видеть в своем доме посторонних людей, она закатила истерику и ушла. Да, я искал ее, но только чтобы извиниться и развестись нормально. Я ее нашел. Правда к тому моменту она уже спела сделать меня вдовцом. Я не рад этому. Никогда не хотел ее смерти, мне было больно. По-настоящему больно. Ведь я любил ее несмотря на все, что произошло. И по своей семье я скучаю. У меня никого не осталось. Ты себе даже представить не можешь насколько мне одиноко!
   Это он зря. Что такое одиночество Ника знала. Очень хорошо знала. Но сейчас ее больше интересовало другое.
   - И тем не менее все это не объясняет что значат твои слова. Мы знакомы всего месяц, половину из которого не общались. При чем здесь пол года?
   - При том, что впервые я увидел тебя пол года назад. Увидел и не смог пройти мимо. Шел за тобой, как привязанный до самого твоего дома. У подъезда тебя встречал какой-то мужчина. По возрасту в отцы годится, но вел себя как-то странно и ты увидев его вздрогнула, а потом вся сжалась и поникла. Я повернулся и ушел. У тебя своя жизнь, у меня своя. Но ты мне сниться начала. Я просто не мог не думать о тебе. Меня будто магнитом тянуло обратно. К тебе. Любовь с первого взгляда? Бред! Это ведь не про меня. И тем не менее я влюбился как пацан. Узнал кто ты такая и кто тебя встречал. Я все о тебе узнал и поразился несуразности твоей жизни! У тебя было столько возможностей, такой потенциал, а это ублюдок закопал его в землю, похоронил под своей извращенностью и искалечил твою душу. Если бы ты хоть на секунду поверила мне... - мужчина грустно покачал головой. - ты нужна мне, нужна как воздух. Почему ты не поверила? Не позвонила? У тебя ведь даже мысли не возникло, что со мной могло что-то случиться. До нашей близости ты звонила, а тут сопоставила события, придумала объяснение моему поведению и поплыла по течению. А знаешь что случилось на самом деле? Я улетел в срочную командировку и в самолете посеял телефон. Вернулся через три дня, восстановил симку и с удивлением обнаружил, что мне звонили и писали все, кроме тебя. Ника, неужели ты действительно подумала, что я получил все, что хотел и просто исчез?
   - А что я еще могла подумать? Ты ведь знаешь как я жила.
   - Ты бы уже давно так не жила, если хоть попробовала барахтаться. Почему ты никогда не давала ему отпор?
   - Он сильнее меня, - как-то обреченно сказала девушка.
   - С чего ты взяла? Ты не поверишь, если узнаешь, как легко было от него избавиться. Просто подняться с ним на крышу высотки и предложить простой выбор, либо он прыгает, либо ему отрезают руки и ноги, но оставляют в живых. Резать его, конечно, никто не собирался, мараться не хотелось, но он прыгнул. Просто поверил и шагнул с карниза.
   - Ты...ты убил его? - еле выдавила Ника.
   - Нет, милая. Он сам себя убил. Теперь ты мне поверишь? Доверься хоть раз. Я люблю тебя, ты нужна мне. Я хочу всегда быть рядом и защищать тебя. Хочу чтобы мы стали семьей. Хочу чтобы родила мне детей. А чего хочешь ты?
   - Уйди, - прошептала девушка.
   Руслан грустно улыбнулся, встал и пошел к двери.
   - Трусиха, - бросил он и закрыл за собой дверь.
   Ника сползла с кресла и разрыдалась. Она рыдала от облегчения, от жалости и отвращения к себе, а еще из-за того, что Рус не вернется.
   - Дура, дура, дура, - повторяла она, как в бреду, раскачиваясь. - я тоже тебя люблю и больше всего на свете хочу тебе верить и доверять, быть с тобой, подарить всю себя тебе и ничего не бояться, хочу чтобы ты защищал меня и оберегал, хочу рожать тебе детей...
   Внезапно вокруг ее тела обвились сильные руки, до боли знакомые, и крепко прижали к мускулистой груди.
   - Глупая девчонка! Неужели ты поверила, что я так просто отпущу тебя? Вот возьму и уйду? Без борьбы? Нет, милая, никуда ты от меня не денешься!
   Вероника вцепилась в него, как в спасательный круг, ощутила нежные поцелуи на своем лице, стирающие боль и слезы, потянулась к губам и получила в ответ нежный поцелуй. Медленно и осторожно Руслан снимал с девушки одежду, так же нежно покрывал поцелуями ее хрупкое тело, испещренное тонким шрамами от старых побоев и свежими ссадинами, появившимися за последние две недели. Ника уже поскуливала от нетерпения, когда мужчина наконец вошел в нее. Плавные и размеренные движения постепенно переросли в отчаянную гонку. Их тела стремились стать единым целым, чтобы ни миллиметра не разделяло. Именно так и должно быть. Они. Вместе. Всегда.
   Спустя пару часов Руслан лежал на полу, осторожно обняв Нику за талию и счастливо улыбался. Голова девушки покоилась на его плече, глаза закрыты, а на лице такая же счастливая улыбка.
  
   Два года спустя.
  
   - Я разнесу эту больницу к чертовой матери, если немедленно не увижу свою жену! - орал Руслан на главврача, который наотрез отказался пускать его в палату, где рожала Ника. - Я что, по-вашему, прилетел чтобы торчать под дверью?!
   - Это преждевременные роды, очень тяжелые, ей нужен уход и забота, а не обезумевший муж в обмороке.
   - Никто не позаботится о ней лучше меня. Либо Вы меня впустите, либо я сам войду.
   В тихом голосе мужчины было столько угрозы, что главврач только вздохнул и шагнул в сторону, пропуская Руслана к Нике.
   - Ника, девочка моя... - Рус опустился на колени перед женой и осторожно взял в руки ее ледяную ладошку.
   Лицо девушки на несколько секунд исказила гримаса боли от очередной схватки, потом она нежно улыбнулась своему мужчине.
   - Все в порядке. Просто наш мальчик очень торопливый. Ему надоело сидеть в тесноте и он решил выйти наружу.
   - Все будет хорошо. Я рядом.
   Руслан поцеловал жену в лоб. Он остался в палате и ни разу не упал в обморок. Просто был рядом и поддерживал. Боль Ники будто передавалась ему, облегчая ее страдания. Их сын, хоть и родился на пять недель раньше срока, был крепким и здоровым. Сначала его осмотрели, потом вручили папе. Ника тоже чувствовала себя отлично. Обещали, что если не будет изменений к худшему, то выпишут на следующий день. И ведь выписали!
   Руслан привез Нику домой. К ним домой. Теперь у них есть настоящая семья. В которой царят любовь и понимание. Где никто не калечит и не зацикливается на себе. Где люди заботятся друг о друге. Ведь именно так и должно быть.


Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"