Подгурская Ирина: другие произведения.

Где-то

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Утопическая история о счастливых людях, основанная на реальных событиях. Написан в соавторстве с Дмитрием Преслицким


   ПРОЛОГ
  
   Двое мужчин стояли напротив друг друга в кабинете главного редактора столичной ежедневной газеты. Склонившись над большой бумажной картой, лежащей перед ними на столе, коллеги что-то живо обсуждали. Вернее, один из них на правах старшего говорил, а второй только молча слушал, и периодически кивал, не решаясь вступить в дискуссию.
   Энергично размахивая длинной металлической указкой, мужчина постарше с напором что-то втолковывал молодому коллеге. Для большей убедительности он периодически резко выбрасывал указку вперед и, что есть силы, тыкал ею в одно и то же место на бумажной карте - именно в то место, о котором, очевидно, и шла речь. Очень скоро от столь яростных нападок в карте образовалась огромная рваная дыра с несколькими более мелкими ее дырами-сателлитами по бокам. Впрочем, излишне экспрессивного мужчину это совершенно не останавливало - энергия его мысли продолжала выплескиваться на ни в чем не повинную карту, нанося ей все новые и новые глубокие раны. Молодой человек, давно оставивший попытки вступить в какой-либо диалог, пятясь, с опаской смотрел на старшего товарища, то и дело уклоняясь от его фехтовальных выпадов, грозящих ему лично лишением зрения.
   Мда... И о чем же можно так яростно вещать? Ну, возможно, коллеги просто спорят, обсуждая варианты решения одной проблемы? Хотя... это совсем не похоже на спор, ведь спор - это, прежде всего, борьба мнений, а здесь... Ну что ж, давайте подойдем ближе и послушаем их...
  
   - Итак, вам понятно ваше задание? - прервав свой монолог и как бы подведя черту, строго спросил мужчина постарше, в очередной раз проткнув карту указкой. Его властный голос четко определял его более высокое положение по отношению к тому, к кому был адресован вопрос. Сам же вопрос был задан тем тоном начальника подчиненному, когда ответ уже не имеет никакого значения, поскольку решение давно уже принято и отвечать на него следовало только однозначно и, естественно, только согласно.
   - Да, но... - тем не менее, неуверенно протянул молодой человек, отчего густые брови начальника тут же сошлись на переносице, а негодующий взгляд маленьких острых глаз застыл на лице подчиненного. Продолжать не имело никакого смысла. Вздохнув, молодой человек замолчал и потупил взгляд, что вполне могло сойти за кивок согласия.
   - Хорошо, - удовлетворенно ухмыльнулся Главный Редактор, а это был именно он, - На все про все у вас ровно неделя, не больше!
   Молодой человек осторожно пододвинулся ближе к столу и с опаской вгляделся в рваные края образовавшейся прорехи. Изначальные координаты места, куда ему предстояло отправиться в ближайшем будущем, уже невозможно было определить.
   - Ну и дыра! - невольно вырвалось у него.
   - Да, дыра еще та! - согласно кивнул Главный Редактор и, развалившись в кожаном кресле, закинул ноги на стол. - Никогда не понимал, где они только находят такие места? Тьмутаракань какая-то, да и только! Я даже не представляю себе, как вы туда доберетесь. - Презрительно хмыкнув, он посмотрел на озадаченного Журналиста и поспешно добавил, - Короче, сами как-то разберетесь, не в первый раз... Но! - Многозначительно протянул Главный Редактор, тыча пальцем в потолок. - Имейте в виду, задание получено с самого верху, поэтому, - он выдержал паузу, - никаких поблажек не будет! К концу недели вы должны представить полный отчет о проделанной работе. В вашем отчете должен быть дан исчерпывающий ответ на все поставленные свыше вопросы. Вы меня поняли? - Пристально сверля глазами молодого человека, еще раз с нажимом спросил Главный Редактор.
   - Да, но... - снова неуверенно промямлил молодой Журналист, глядя на карту.
   - Что еще за "но"? - раздраженно вскинул голову Главный Редактор.
   - Я... я не могу... - не сразу осторожно выдавил из себя молодой человек, - Простите, но вы же знаете, что у меня проблемы с отцом? Ему нужно... - он не успел закончить фразу, когда его резко прервали:
   - Да, знаю! Ну и что!? У всех проблемы с родителями! - Резко вскочил с кресла Главный Редактор и недовольно заходил по комнате, жестикулируя руками. - Вечные проблемы со стариками! Старикам всегда что-то нужно! - Он обернулся на Журналиста, - На то они и старики, чтобы создавать проблемы остальным. Сами не живут и другим мешают! Такова их стариковская участь! - сделал окончательный вывод мужчина "слегка за", после чего подошел к столу, достал сигарету из пачки и прикурил от зажигалки, подаренной ему на пятидесятилетие. Глубоко затянувшись дымом, Главный Редактор выпустил большое серое облако в пространство кабинета и выжидательно посмотрел на Журналиста. - Ну, что еще!?
   - Мой отец тяжело болен и в любой момент может понадобиться моя помощь... - сделал слабую попытку Журналист. - Врачи диагностировали у него...
   - Ой, только не надо мне тут давить на жалость! Они всегда чем-то болеют, и к этому давно надо привыкнуть, - холодно отрезал Главный Редактор, сбросив пепел на пол, - Ничего с ним не случится за эти несколько дней.
   - Но я не могу, вы не понимаете! Ему нужно мое присутствие! - Отчаянно воскликнул молодой человек.
   - А нам нужно ваше отсутствие! Точка! - жестко поставил эту самую точку Главный Редактор, хлопнув ладонь по столу, - И это еще вопрос, кому и что больше нужно. Вам ведь нужна ваша работа? - Журналист глубоко вздохнул, - А нам нужна информация, поэтому давайте без этих ваших сантиментов. Отправляетесь сегодня же - время не терпит!
   - Сегодня!? - в отчаянии воскликнул Журналист.
   - Да, сегодня! Раньше начнете - раньше закончите! Теперь только от вас уже будет зависеть, как быстро вы справитесь с заданием и вернетесь к своему папаше. - Хмыкнув, съехидничал Главный Редактор. Затянувшись сигаретой, он небрежно махнул рукой в сторону дверей, давая понять, что разговор закончен. - Командировочные за неделю получите в бухгалтерии. Идите!
   - Но... - не оставляя надежды, снова попытался Журналист.
   Раздавшийся телефонный звонок на столе Главного Редактора в очередной раз прервал его попытки. Начальник жестом оборвал Журналиста. Дождавшись второго звонка, хозяин кабинета резко снял трубку и поднес ее к уху:
   - Да, я слушаю... - бодро спросил он. - Что, из министерства!?.. - Пролепетал он и его колени непроизвольно подогнулись, а самодовольное выражение лица сменилось испуганно-несчастным. Чуть замявшись, он сглотнул слюну и продолжил, немного растягивая слова:
   - Да, да, соедините, пожалуйста... - На том конце провода что-то щелкнуло, переключив его на другую линию. - Да, да, здравствуйте. Я внимательно вас слушаю... - сбиваясь, дрожащим голосом выдавил из себя Главный Редактор, невольно вытягиваясь по струнке. Резкий тон, с которым он только что говорил с подчиненным, куда-то пропал и стал елейно-приторным.- Да, да, конечно, конечно, у нас все готово, человек уже выехал... - Он напряженно посмотрел в сторону Журналиста. - Не сомневайтесь, все будет на самом высшем уровне, быстро и профессионально... - нервно улыбаясь и потея, затараторил Главный Редактор, прислушиваясь к голосу на том конце провода.
   Сигарета уже догорала и жгла его пальцы, но мужчина этого не замечал.
   - Конечно, конечно, самого лучшего... - Кивая головой и жуя губы, Главный Редактор снова посмотрел на Журналиста. - Как вы скажете, так и будет - за пару дней, так за пару дней... Ммг... ммг... Нет, нет, ни в коем случае не подведем. Вы же нас знаете, не в первый раз!.. - Главный Редактор судорожно улыбнулся, - Конечно, конечно, мы понимаем, какая ответственность... Да, да, и честь, конечно... В грязь!? Нет, нет, конечно, не уроним, обещаю, сделаем все по высшему разряду. Послушайте, я только хотел вас спросить, а что, если?..
   Вопрос оборвался, не закончившись, на том конце провода раздались короткие гудки, некто свыше уже повесил трубку. Главный Редактор, едва стоящий на ногах, тяжело опустился в кресло. Рассеянно глядя в одну точку, он держал в руке тлеющую сигарету. Последовавший осторожный вопрос Журналиста вывел его из оцепенения.
   - Простите, но неужели это не сможет сделать кто-нибудь еще, кроме меня?
   - Что!? А? Ааааа!.. - резко вскрикнул Главный Редактор, обжегшись догоревшей сигаретой. Он снова вскочил и запрыгал на месте, размахивая прижженной рукой. - Черт! - Громко выругался он, после чего зло размял сигарету в пепельнице и раздраженно посмотрел на Журналиста.
   - Я спрашиваю, не могли бы вы поручить это задание кому-нибудь другому, у кого обстоятельства не такие серьезные, как у меня? - повторил свой вопрос Журналист.
   - А? Какие обстоятельства? - Главный Редактор снова нервно заходил по кабинету. - Какие еще обстоятельства!? Да вы что!? Нет! - Он остановился перед Журналистом, воткнув в него взгляд, полный злости, - Вы что, совсем не понимаете? Вам оказано огромное, огромное доверие! Вы же сами слышали, какая на вас лежит ответственность?
   - На нас?
   - Нет, нет, только вы! Решено, наше доверие - ваша ответственность!
   - А если я не справлюсь?
   - Никаких "если"! Даже не хочу этого слышать! - решительно отрезал Главный Редактор, закрывая уши руками. - Справитесь, я в вас уверен. Вы же лучший! - Он поймал удивленный взгляд Журналиста, впервые услышавшего от него об этом, - Да, да, я так решил, на сегодня вы лучший! Другие!?.. Другие мне еще тут самому понадобятся... - непроизвольно добавил он, и глаза его лихорадочно забегали, будто что-то обдумывая.
   - Мда... А если у вас все-таки возникнут сложности, - медленно продолжил Главный Редактор, мучительно подбирая слова, чтобы не сказать лишнего, - звоните, мы вас выслушаем... - неопределенно пообещал он и тут же категорически добавил, - Однако, лучше рассчитывайте на свои собственные силы. У нас здесь и так завал, и без вас забот хватает. Идите, идите уже, не мешайте работать! - отмахнулся он от Журналиста как от назойливой мухи.
   Резко отвернувшись к столу, Главный Редактор напустил на себя озабоченный вид и, изображая бурную деятельность, начал перекладывать бумаги на столе, как будто что-то ищет, абсолютно игнорируя присутствие в кабинете своего подчиненного.
   Немного выждав, ровно столько, чтобы окончательно понять, что продолжения разговора уже не последует, Журналист глубоко вздохнул и медленно вышел из кабинета, осторожно прикрыв за собой дверь. В тот же миг Главный Редактор облегченно выдохнул воздух и всем своим весом устало повалился в кресло, отчего оно жалобно под ним заскрипело...
  
   Ну, а пока Главный Редактор пребывает в относительном покое, пока ему удалось удачно разрешить очередную важную задачу (впрочем, как и всегда!), и при этом не жертвуя ценными для себя подчиненными; пока никто его не беспокоит по пустякам, и он может позволить себе отдохнуть... э, то есть, поработать, давайте все-таки посмотрим на эту многострадальную карту и узнаем все-таки, куда предстоит отправиться Журналисту и о чем же шла речь.
   О! Ну и досталось же этой карте! Вот это дырища! Хм, да это, действительно, у черта на куличках! Там, в этом захолустье, поди, и улиц-то нет? А если и есть, то только мощенные, как в старину. Вот уж точно, наверху знают, куда заслать в командировку! В прошлый век, да и только...
  
  
   ДЕНЬ ПЕРВЫЙ. ПОНЕДЕЛЬНИК. НАЧАЛО.
  
   А улицы в городе, куда надлежало отправиться Журналисту, и, правда, все сплошь были мощенные. Причем, каждой из них соответствовал свой особый узор, выложенный из красных, серых, желтых или белых кирпичиков. Гранитные кирпичики были ровненькими и гладкими, и столетиями уютно лежали в дороге, будучи плотно подогнанными один к другому.
   Да, этим улицам было уже лет сто, если не больше!
   Вдоль улиц стояли веселые разноцветные домики с резными фасадами, и каждый домик был окружен зеленым ухоженным палисадником. При этом, каждый палисадник так же имел свои особенности, и отличался один от другого, как отличаются платья приехавших на танцы модниц.
   На окнах домов в горшках пестрели разноцветьем цветы, заботливо подрезаемые и поливаемые трудолюбивыми хозяюшками. Правда, некоторые окна были лишены таких украшений, и это выдавало жилище одиноких мужчин. Хотя, если подумать, с другой стороны, это могло говорить только о том, что данный дом пока еще не обзавелся своей хозяюшкой, но уже подумывает об этом.
   Само по себе одиночество в городе было редкостью, а то и вовсе исключением из правил. Никто никогда не оставался здесь один, принимая активное участие в событиях, происходящих в городе.
   Погода в городе почти всегда была хорошей, или ее всегда считали хорошей. Большую часть года город был наполнен солнечным светом, и в целом складывалось впечатление, будто находишься в одном из приморских городков на берегу моря. Однако, ощущение это было обманчиво и это был только дух присутствия моря. Самого же моря поблизости не было, по крайней мере, со времен мезозоя.
   Улицы города были прямыми, будто проведенные кем-то под линейку. Если бы можно было посмотреть на город с высоты птичьего полета, то нельзя было бы не отметить, что такое расположение улиц что-то смутно напоминает. А если бы у вас при этом вдруг возникло странное желание накрыть план города руками (как будто вам хотелось бы его защитить), то вы бы заметили, что направления улиц города совпадает с вытянутыми пальцами кистей обеих рук. Сделав такой нехитрый эксперимент (что, вероятно, в свое время и совершил чудак-архитектор), вы получили бы точную карту расположения улиц. И тогда, если присмотреться, в пространстве между оттопыренными большими пальцами рук вы бы легко определили местоположение главной и самой ценной достопримечательности города - центральный городской Парк - его сердце и лёгкие, любимое место отдыха всех горожан.
   Большой Городской Парк оставался тенистым и прохладным даже в самые жаркие летние дни. Огромные кроны его деревьев надежно оберегали горожан от полуденного зноя. Столетние исполины, растущие здесь в изобилии, легко держали на себе небо, свидетельствуя о немалом своем возрасте. Некоторые из гигантов, казалось, знали все о происхождении мира, и чтобы обнять их ствол, люди брались за руки, порой по несколько семей одновременно.
   Между деревьями Парка серпантином тянулись витые мощеные дорожки, по которым гуляли горожане. Но в отличие от улиц города, которые были прямыми, парковые дорожки расположены были так, чтобы не мешать росту самих деревьев, и обходили их стороной. Поэтому, чтобы попасть из точки А в точку Б, порой приходилось пройти целый лабиринт сложных хитросплетений между деревьями. Но, тем не менее, по какой бы дорожке кто и куда не пошел, они все равно рано или поздно приводили к фонтану, который располагался как раз в самом центре Парка.
   Да! И это не просто фонтан - это Фонтан с большой буквы!!! Любой школьник, пишущий сочинение о родном городе, начинал свое описание именно с него, и непременно с большой буквы! При этом ни одна учительская рука никогда не поднялась, чтобы исправить эту грамматическую ошибку.
   Фонтан действительно был большой и абсолютно круглый. И пускай у него не было особых украшений в виде античных статуй, выпускающих воду из кувшина или рта рыб, а только широкий бортик, украшенный каменной вязью, Фонтан был замечательно красив. Он непременно каждый раз вызывал восторги самих горожан и редких гостей города. Причина!? Кто знает? Может быть, благодаря плотным струям, вырывающимся прямо из его недр и бьющим высоко в небо. А может быть благодаря самой воде, кристально чистой и, между прочим, очень вкусной - настолько вкусной, что горожане пили эту воду прямо из чаши Фонтана. И никого, признаться, это не смущало, потому что это была самая чистая вода на свете. Никто этого, правда, не проверял, но все это точно знали. Отправляясь на прогулку в Парк, люди привычно брали с собой кружку или стаканчик, чтобы пить эту воду, поэтому на парапете Фонтана в любую погоду всегда стояла целая выставка пустых кружек и стаканчиков.
   Пройдя через Парк, можно было попасть на главную площадь города, на которой, как и положено быть, располагалось главное административное здание - Мэрия. Мэрия размещалась в Ратуше, самом старом и самом высоком здании в округе. Ратушу венчала массивная башня из белого камня, на самой верхушке которой располагались большие механические Часы. Круглый циферблат Часов в вечернее время освещался фонариками, поэтому из любого дома всегда можно было видеть, какое время они показывают. Собственно говоря, особой нужды в этом и не было, потому что каждый час Часы (уж простите за тавтологию) боем возвещали о наступлении нового часа. Как вы понимаете, Часы также были нежно любимы горожанами. Вероятно, именно поэтому башню Ратуши венчал не рекламный плакат, а огромный цветастый вязаный шарф, заботливо обёрнутый вокруг металлического корпуса Часов.
   Среди других высоких зданий города можно было бы отметить водонапорную башню, школу и городскую дамбу, построенную на реке силами самих горожан, и полностью обеспечивающую потребности города в электричестве. Других высоток здесь не было, да и эти-то с натяжкой можно было бы назвать таковыми. Городок в принципе был маленьким. Впрочем, в нем было все, а вернее, все самое необходимое, в чем можно было бы нуждаться людям. Чистый опрятный старый город давно жил своей жизнью, и назывался он... э...
   Да, кстати, как же это он назывался?.. Какое-то такое еще простое название? Ну, очень маленький город, хотя таковым себя совсем не считает.... Ах, да, вспомнил, у него же нет названия! То есть, есть, но, в сущности, нет... Бывает же так!? Жители давно уже привыкли называть его просто - Город, просто Город. Это название как-то само собой закрепилось за ним среди горожан.
   А что касается остального мира, а вернее тех, кому было до этого хоть какое-то дело (ну, например, картографы или торговые представители), они безуспешно пытались выведать его официальное название, но все без толку. Иногда они даже присуждали ему порядковый номер для обозначения, как какой-нибудь планете. Но в итоге, хотите вы того или нет, Город так и остался Городом - с этим свыклись все, даже вездесущие налоговые инспектора. Да и был ли смысл называть его по-другому? Тем более, что его имя никогда не мелькало ни в международных, ни в столичных новостях. Город был вдалеке от больших дорог, не пользовался интересом у туристов, а основная и единственная дорога, связывающая его с другими городами, проходила где-то мимо, за Парком.
   И всех это вполне устраивало, подальше от суеты больших городов... В самом же Городе машин было мало, а вернее, не было вовсе. Да и зачем, куда тут ездить? Тут до любого места рукой можно подать. Поэтому, те машины, что иногда появлялись в Городе (ну, если кто-то к кому-то приехал, или кто-то куда-то уезжал), всегда вызывали искренний восторг у детей и пристальное внимание горожан, как к какой-то диковинке.
   Да, и еще одна странная деталь! Если присмотреться к лицам живущих здесь людей, то сразу бросится в глаза большой процент людей пожилого возраста. Впрочем, это легко можно объяснить тем, что молодые люди редко остаются жить в городках, наподобие этого - их прельщают неизведанные возможности, открывающиеся в больших городах. Поэтому, ничего удивительного, что здесь остается так много стариков, а молодые покинули свой город в поисках чего-то нового - там, где-то...
  
   По будням улицы Города обычно пустуют. Каждый занимается своим делом, обеспечивая себя и рядом живущих. И только те, кому до серьезных дел еще нужно расти и расти (дети), а также те, кто все свои серьезные дела в жизни уже сделал (совсем уже не дети), - проводят свое время в городском Парке, возле Фонтана.
   Именно здесь летним солнечным днем, когда мы начинаем свое повествование, облюбовали себе место молодые мамочки с колясками. Журчащая вода Фонтана навевает добрый сон детям, а их мамам дает покой и возможность делиться опытом с подругами. Многочисленные скамейки вокруг Фонтана заняли старики, отдельно бабушки, отдельно дедушки. Но это и понятно, потому что бабушкам гораздо интереснее обсуждать рецепты новых блюд и свои палисадники, а мужчинам... мужчин всегда больше интересовала политика и прочие разные новости. Именно поэтому они так увлеченно читают газеты. Что же им еще остается делать в их-то возрасте?..
   Итак, Город...
  
   Чистый прозрачный воздух, наполненный ярким светом августовского дня, готов принять мыльный пузырь, выдуваемый из трубочки ребенком. Малыш сильно надувает щеки, и огромный шар срывается с кончика соломинки. Подхваченный ветром, он летит вверх, переливаясь в лучах предвечернего солнца.
   - Ура! Догоняй! - Кричит он друзьям и бросается за ним.
   Стайка мальчишек верхом на трехколесных велосипедах стремительно несется догонять радужное чудо, чуть-чуть не сбив по дороге старого почтенного Почтальона, развозящего вечернюю почту.
   - Осторожнее! - смеётся тот, прислоняя свой велосипед к стене дома.
   - Догоняйте! - кричат наперебой мальчишки.
   - Куда там! Куда ему за вами угнаться. - Усмехается Молочник, разгружая с тележки запотевшие бидоны с молоком.
   - Не факт, не факт, - не соглашается Почтальон с улыбкой, - Догнать-то я смогу, а вот затормозить - это уже вряд ли...
   - Письма есть? - приветливо кричит через дорогу Булочник, высунувшийся по пояс из окна булочной.
   - Для тебя их всегда предостаточно! - Почтальон, смеясь, вручает ему стопку конвертов - маленьких, розовых, сиреневых, благоухающих разными приятными ароматами. - Разбирайся, если сможешь.
   Руки у Булочника всегда по локоть в муке, поэтому, приняв конверты, он прижимает их подбородком к груди и скрывается в глубинах своей кухни.
   А пузырь летит все быстрее, выше и дальше, от площади по улицам Города. В его радужных боках отражаются дома и резные ставни на окнах, увитые цветами. Ветер стремительно несет его в сторону Парка, и маленькие велосипедисты остались уже далеко позади...
  
   Парк приветливо встречает пузырь шелестом листьев. По дорожкам группами чинно бродят мамочки, выгуливая коляски с детьми. Иногда они останавливаются, чтобы поделиться друг с другом новостями, смеются, но негромко, чтобы не потревожить послеобеденный сон детей.
   Тсс! Слышите?..
   - Ой, девочки! - восторженно рассказывает одна из мамочек, качая коляску, - Я вчера в кондитерской увидела новые пирожные - наполненные ягодами корзиночки, а сверху большие шапки взбитых сливок. Ну, я не выдержала и купила для мужа целых семь штук!
   - Так много!?
   - Ну и как, они ему пришлись по вкусу? - с интересом накинулись подруги.
   - Э... нет... - замялась рассказчица.
   - Что!?
   - Э... Дело в том, что он их так и не попробовал.
   - Что? Как!? Почему?
   - Ммм... По правде, он их даже не видел. - Вздохнув, призналась рассказчица.
   - Что!?
   - Приготовив обед, я решила надеть для него его любимое платье, - еще горше вздохнула мамочка, - и я в него не влезла.
   - Ну, милочка, - бросились успокаивать ее остальные, - ничего страшного, это бывает после родов, поправилась немного. Ничего, сядешь на диету, сбросишь все лишнее...
   - А что с пирожными-то? - вспомнила вдруг одна из мамочек.
   - Ничего... Я так расстроилась из-за платья, что не заметила как... съела их, все семь штук, - виновато улыбнулась мамочка под общий дружеский смех своих подруг по счастью.
  
   А мыльный пузырь, миновав их, уже переместился к группе бабушек, которые тоже что-то живо обсуждают. Обступив одну из старушек, остальные женщины тщательно записывают все в блокнот, стараясь ничего не упустить. Ну, ну, и что там?..
  
   - Два столбика, воздушная петля и еще столбик, - уверенно диктует пожилая женщина, демонстрируя сказанное, быстро поддевая нитку крючком.
   - Как у тебя все это ловко получается! - Восторженно замечает подруга.
   - Ой, дорогая, это все время - годы практики! - Улыбается вязальщица, продолжая работать крючком. - Бывает, разнервничаешься по молодости из-за пустяка - то молоко сбежит, то дети коленку расшибут... А успокоиться после этого ведь как-то надо, пока муж не пришел? Какому мужу понравится, что его жена нервная и злая?
   Переглянувшись, старушки согласно кивнули.
   - Вот... Поэтому, как учила меня еще моя прабабка - сажусь, беру крючок и начинаю вязать. А что вязать - неважно, теплая вещь всегда сгодится. И чтобы не ошибиться, про себя тихо приговариваю: столбик, накид, петелька; столбик, накид, петелька... Я так порой увлекалась этим, что не только молоко, но и жаркое пригорало, когда муж голодный домой возвращался. А ты знай, все считаешь: столбик, накид, петелька; столбик, накид, петелька...
   - Да ты что!
   - И как, он сильно злился? - напрягись старушки.
   - Да нет, он быстро к этому привык, - успокоила их рассказчица, - Он говорит: "Когда ты вяжешь, у тебя лицо такое довольное, что просто стыдно отвлекать".
   - И что!?
   - Что-что! После этого он сам научился готовить, и очень даже неплохо, - рассмеялась вязальщица вместе с остальными.
  
   А рядом чуть дальше...
   - Не понимаю я, как это у тебя каждый год яблоки крупнее моих получаются? - На соседней скамейке пожилые дамы обсуждают проблемы садоводства. - Мы ведь сажали их вместе, в один год, в одно время?
   - Смотри, смотри, эти опять соревнуются! - Весело толкает в плечо одна бабулька другую, обращая внимание на спорщиц.
   - А ты что кладешь в свой компост? - хитро прищурившись, спрашивает та, к которой обращен вопрос.
   - Ничего... - недоуменно пожимает плечами другая старушка, - А что, туда надо еще что-то ложить?
   - Ну, - многозначительно заключает первая, - растения - они как дети, им забота и уход нужен, для роста - различные минералы, а в первую очередь - кальций.
   - Так откуда же я его возьму? - пожимает плечами вторая.
   - А ты спроси у нашего птичника.
   - А он-то откуда знает?
   - У него после высиживания цыплят остаются горы яичной скорлупы, и он не знает, куда ее девать.
   - Что, яичная скорлупа!?
   - Да. Берешь ее, мелко измельчаешь и добавляешь в свой компост, а весной и осенью удобряешь деревья, - улыбается первая женщина.
   - Что, так просто? - недоумевает вторая.
   - Да, так просто. В скорлупе содержится кальций - деревья растут как на дрожжах, а куры и Птичник очень довольны! - женщины вокруг весело хохочут.
  
   Дальше - больше...
  
   - А я вот недавно вычитала один рецепт в поваренной книге, которую взяла в библиотеке... - начала свою историю старушка в завитушках.
   - И когда ты только успеваешь по библиотекам за рецептами ходить? - хитро улыбается ее подруга.
   - Так она же туда не с пустыми руками ходит, - тут же вставляет одна из бабушек, не скрывая улыбки, - а с пирожками!
   - Что!?- общее удивление старушек.
   - Ага, туда с пирожками - оттуда с рецептом! - смеясь, не унимается подруга. - Взаимовыгодный обмен получается.
   - А что!? - немного зардевшись, оправдывается старушка в завитушках. - Наш Библиотекарь - весьма видный мужчина, вдовец - еще совсем молодой и свободный!
   - Ага, молодой! Да ему уже в обед сто лет!
   - Ничего, ничего, он еще молодым фору даст! - Уверенно заявляет старушка в завитушках, гордо вскинув подбородок.
   - Ммм... - лукаво улыбнувшись, встряла в разговор еще одна старушка, - Может и мне как-то заглянуть в библиотеку за каким-нибудь рецептиком, а?
   - Только попробуй! - смеясь, угрожает ей кулачком старушка в завитушках под общий смех своих подружек.
  
   А мыльный шар, повинуясь движению воздуха, нетерпеливо дернулся и снова переместился к молодым мамочкам. Застыв над ними, он замер, прислушиваясь.
  
   - Ой, девочки, вы слышали? В нашем Городе появился новый мужчина! - весело распространяя слухи, воскликнула одна из них, - Говорят, это какой-то известный Бизнесмен из Столицы, и как будто он собирается что-то у нас тут строить.
   - А что он собирается строить? - сразу заинтересовались подруги.
   - Ну, не знаю, я с ним еще не общалась. С ним вообще еще никто не общался, кроме нашего Мэра. Они у него поселились.
   - Ты сказала "они"? - Навострили уши кумушки. - А что, с ним еще кто-то приехал?
   - Да. А что, я не сказала? - лукаво усмехнулась рассказчица.
   - Нет.
   - От глупая я, он же не один приехал! С ним какая-то девица, раза в два его моложе. Знаете, столичная такая штучка - вся расфуфыренная, разодетая - ни с кем не разговаривает и ему поговорить не дает, никого к нему не подпускает.
   - Может, это его дочь?
   - Ага, дочь! - скептически хмыкнула расказчица, - Она постоянно держит его под руку и никуда от себя не отпускает - глазами зыркает, все высматривает, кабы чего не так. Точно не дочь! Скорее уже, его жена.
   - А какой он из себя, этот Бизнесмен? - с интересом потянулись подруги.
   - Ну, он такой - маленький, лысенький, в костюме таком... заграничном, наверное. Короче, не очень симпатичный из себя. - Мамочки разочарованно отхлынули.
   - А она?
   - Да, а она? - женщины придвинулись ближе.
   - Она? Ну, она-то, конечно, получше его выглядит - очень красивое платье, туфли на высоком каблуке и... сумочка. А так - ничего особенного, разве, что тощая, как швабра и злая, как ее собака. Недаром люди говорят, что доброта в большом теле живет, а в худом ей и присесть-то негде. - Подруги согласно кивают, оценивающе поглядывая друг на друга.
   - Так что, у них и собака есть? - прервала процесс роста самооценки одна из подруг.
   - Ну так... и не собака даже вовсе, а какой-то злобный черный комок шерсти. - Скептически усмехнулась рассказчица. - Я как-то подошла к ним, чтобы осведомиться об их планах в нашем Городе, а она вдруг как зарычит на меня... - Неожиданно зарычала рассказчица, растопырив пальцы. Мамочки прыснули со смеху, прикрывая рот руками. - Я сейчас, вообще-то, о ее собаке говорю, а не о ней... Так вот, а эта фифа сразу задрала нос, схватила под одну руку Бизнесмена, под вторую свою собаку и... вперед, ни слова не сказав, пошла себе мимо. Вот так и поговорили. - Закончила повествование мамочка с некоторой обидой.
   - О Боже! Наверное, у нее проблемы со слухом? - покатились со смеху подруги.
   - Может быть, может быть...
  
   - А вы видели, в каком платье была жена Мэра на открытии больших механических Часов? - вдоволь насмеявшись, продолжила другая мамочка, остальные понимающе закивали. - Говорят, ей прислали это платье из самой Столицы, и шил его какой-то известный модельер!
   - Как из Столицы!? Она же никогда из Города не выезжала? Как он мог пошить ей платье, не имея выкроек?
   - Ну, он, наверное, примерки делал по ее фотографии, - дружно засмеялись подруги.
   - А что, возможно, это же столичный модельер, - пожав плечами, попыталась выкрутиться рассказчица. - Наверное, ему достаточно и одной фотографии, чтобы угадать с размером.
   - Ой, сомневаюсь! Вот уж угадал, так угадал! Вы видели, как оно на ней висит? - Все согласно закивали. - Похоже, он пошил его на вырост.
   - Ну, вероятно, такова нынешняя столичная мода... - весело смеются женщины.
  
   А где наш мыльный пузырь!? Куда он делся?..
   А, вот ты где, бродяга, вернулся снова к бабушкам? Правильно, там вся житейская мудрость, там опыт, там знания...
  
   - ...А я всегда в любое блюдо добавляю щепотку соли - это делает вкусовые ощущения более контрастными...- повествует одна из бабушек, - Только главное не переборщить, не очень много, иначе их не станет есть даже мой дед.
   - А как ты добиваешься такой румяной корочки на пирожках?
   - И ничего я не добиваюсь. Просто один раз не доглядела их - сделала сильный огонь и пошла, а когда спохватилась, корочка уже была. Поэтому, я сделала маленький огонь и пекла их еще некоторое время. Вот и все!
   - Так просто?
   - Да. Как видишь, забывчивость иногда дает неплохие результаты... - рассмеялась старушка, а за ней и остальные.
  
   Эй, да где же он, куда он опять делся? И не висится же ему на месте!..
   Мыльный пузырь, лишь немного зависнув над бабушками, двинулся дальше. Ну, действительно, что слушать женские разговоры, когда совсем рядом кто-то читает свежие новости? Так пропустишь, не дай Бог, какое-то важное событие и тогда свищи ветра в поле! Будешь летать, ничего не зная, среди других глупых пузырей. Без новостей, как без ветра, мыльному пузырю никак нельзя!
   Поэтому, повинуясь порыву, мыльный шар рванул в сторону стариков, которые как раз сгрудились плотным кольцом возле скамейки, и вели очень содержательную беседу. А какие еще беседы можно вести, держа в руках столичные газеты?
   Подлетев поближе, пузырь попытался найти более удобное положение. Он завис над головам и стал медленно подниматься все выше и выше. Уж сверху-то получше видно то, что происходит внизу! Он поднимался все выше и выше, как вдруг... неожиданно наткнулся на ветку старого дуба и... лопнул, рассыпавшись миллионами радужных искорок. Мужчины внизу, поглощенные чтением газеты, даже не обратили на это никакого внимания...
  
   - Эй, давай, вслух читай! - сгрудившись вокруг скамейки, требовали они у сидящего на лавке сухопарого Старика, который держал на коленях газету, быстро пробегая ее глазами. - Чего про себя читать? Там про тебя ничего не написано!
   - Э, не скажи, в этих, может быть, и нет, а в нашей газете достаточно часто пишут, - невозмутимо парировал Старик, не отрываясь от газеты.
   - Ага, в нашей газете обо всех достаточно часто пишут, - хмыкнул сидящий рядом с ним дедулька в соломенной панаме, - не только о тебе. Читай вслух давай! Что там у них в мире происходит?
   - Ладно... - усмехнувшись, пожал плечами Старик. Он пригладил свои длинные седые волосы, спадающие прямо на глаза. Это когда-то они были пышной курчавой гривой, а сейчас... Глубокие залысины вгрызлись в волосы со лба, отмечая почтенный возраст старика. Прокашлявшись, хорошо поставленным голосом он принялся за чтение:
   - Кхе... кхе... значит так... "На днях состоялся внеочередной саммит европейских держав. Как сообщают наши источники, главы держав обсудили текущую ситуацию и пришли к выводу, что период рецессии продолжится и дальше, и ждать улучшения экономической ситуации в ближайшем будущем не стоит, поэтому..."
   - Хватит! Дальше! - оборвали его стоящие вокруг слушатели, не желая тратить время на плохие новости. Старик только пожал плечами и принялся читать следующую статью:
   - "Ученые, изучавшие настенные письмена племен майя, которые исчезли с лица земли на заре нашей цивилизации, пришли к выводу, что в самих рисунках и древних изваяниях идолов скрывается информация о том, когда наступит конец света. Им удалось разгадать древнее пророчество..." - Старик выдержал паузу и обвел всех глазами.
   - Ну? - заволновались слушатели, плотнее пододвинувшись один к другому.
   - Глупости... - неуверенно изрёк кто-то и замолчал. Старик сглотнул слюну и медленно продолжил:
   - "...И они пришли к выводу, что Солнце окончательно погаснет в конце этого года, и тогда человечество навсегда погрузится в ночь".
   Воцарилась продолжительная пауза.
   - Да будет врать! - оборвав молчание, презрительно фыркнул дедуля в панаме. - Какой конец света? Работы непочатый край! Некогда нам тут глупостями заниматься. Читай давай дальше!
   Старик невозмутимо переверну страницу и продолжил:
   - "Наш источник из Кабинета Министров сообщает, что в ближайшем будущем нам следует ожидать введения новых видов налогов, а также повышения уже существующих. Как заявил Премьер-министр, это вызвано чрезвычайными обстоятельствами и является временной мерой, как адекватная реакция на бушующий мировой кризис..."
   - Ага, как же, временная! - скептически хмыкнул старик в панаме. - Все временное живет слишком долго.
   - Это что же, может быть, теперь за воду и воздух придется платить? - заволновались старики в толпе.
   - Ммг, и за солнце и дождь, - усмехнулся старик в панаме.
   - Но они же пишут, это временная мера, пока кризис не закончится? - неуверенно обнадежил кто-то.
   - А... Тогда ладно, - поспешно согласились старики, - Читай дальше!
   Старик пожал плечами и продолжил:
   - "Государственная Социальная служба сообщает, что в связи с угрожающим ростом числа лиц пенсионного возраста по отношению к трудоспособному населению страны в законодательство будут внесены некоторые изменения, согласно которым пенсионный возраст мужчин и женщин будет повышен до семидесяти лет..."
   - Ну, нам это не грозит, - переглянувшись, улыбнулись старики, давно перешагнувшие данный возраст. - Читай дальше!
   Старик перевернул следующую страницу.
   - О, вот! "Президент держит руку на пульсе страны! На встрече с представителями регионов он заявил, что за последний год благосостояние людей неимоверно выросло, и страна достигла самых высоких глубин, которые только могут быть. Президент выразил полную уверенность, что в следующем году правительство сделает еще больше, и мы перейдем на совершенно иной уровень жизни".
   - А мы? - недоуменно переглянулись старики. Столичный пульс доходил до Города с большим опозданием.
   После возникшей небольшой паузы старики принялись обсуждать услышанное:
   - И сколько же у них там этих уровней?
   - Хватает...
   - Да, работает человек - и днем, и ночью, всех он слышит, обо всех заботится...
   - Да ладно вам... - оборвал кто-то в толпе. - Что там еще? Читай давай!
   - "Статистические данные прошлого года, - продолжил читать Старик, - говорят о том, что количество населения неуклонно снижается. Уже который год подряд смертность превышает рождаемость, а средний возраст для мужчин снизился до шестидесяти трех лет, а для женщин - до шестидесяти восьми..."
   - Что?! - оглядываясь, встрепенулись старики, в том числе и бабушки, которые уже давно подошли ближе и прислушивались к газетным новостям. - Да ну, глупости какие-то! Вот уже заврались эти журналисты, пишут лишь бы о чем! Враки это все! - негодуя, зашумели старики.
   - Все, все, хватит этих новостей! - Категорически вынес вердикт дедуля в панаме и, сдернув панаму с головы, вытер вспотевший лоб. - Аж голова разболелась от них. А нет ли нашей, городской газеты?
   - Да, да, давай нашу! - одноголосно поддержали остальные.
   - Хм, это всегда пожалуйста, - невозмутимо отозвался Старик, как будто только этого и ждал, и выудил из кармана легких летних брюк сложенную вдвое местную газету.
   - Давай, почитай уже нашу, отдохнем маненько. А то от этих мировых новостей только аппетит пропадает, - вздохнув с облегчением, сел рядом с ним старик в панаме.
   - С удовольствием! - улыбнулся Старик. Он любовно развернул газету на коленях и, немного помедлив, прокашлялся и... совершенно другим тоном с интонацией принялся читать:
   - "Уже который год подряд нашему Птичнику удается ставить все новые и новые рекорды, перекрывая собственный результат предыдущего года, - с выражением прочитал Старик и оглянулся на остальных, отмечая реакцию слушателей. Все сразу зашикали на него, призывая продолжить, - Вот и в этот раз он заслуженно получил первое место в соревнованиях по региону, добившись по три яйца от каждой курицы ежедневно!"
   - Ах! - пронеслось по толпе.
   - Молодец! Вот это я понимаю - новости! - восхитился старик в панаме, хлопнув Старика по плечу.
   - "Не отстает от него и наш Телятник, - с напором продолжил Старик, - Удои его коров увеличились за год на двадцать процентов! И это еще не предел! Как сообщает Телятник, в следующем году он намерен повысить жирность молока до уровня сметаны!"
   - Ого! Ничего себе! - вырвалось у толпы.
   - Ну дает!
   Не сбавляя оборотов, Старик продолжал:
   - "В прошлую субботу Город отмечал столетний юбилей директора городской школы. Надо заметить, что любимая всеми директор, педагог и просто хороший человек до сих пор преподает и помнит каждого своего выпускника по имени. Многие горожане знают ее как свою первую учительницу, хотя в школе учатся уже их дети и внуки. К столетнему юбилею директора школы Мэр Города в присутствии всех горожан вручил заслуженному педагогу ценный подарок - новый большой цветной телевизор".
   - Ммм, а зачем ей новый телевизор? - скептически отозвался кто-то. - Она и старый-то никогда не смотрит.
   - Ничего, - успокоила его старушка с буклями, - она использует его как и старый телевизор - для подставки под цветы.
   - Мудро!
   - Читай, давай еще наших новостей!
   - Пожалуйста! - улыбнувшись, пожал плечами Старик, - "В связи с начавшейся предвыборной кампанией в Сенат, вчера в наш Город с визитом прибыл Сенатор, избиравшийся от нашего округа четырьмя годами ранее..."
   - А что, уже четыре года прошло?
   - Ммг, вспомнил о нас...
   - Хм, ну и что он тут делал? - риторически спросил сам себя Старик, отодвинув от себя газету. - Он же не выполнил ничего из того, что обещал в прошлый раз.
   - Зато обещает красиво! Это тоже надо уметь! - мечтательно вздохнул старик рядом.
   - Обещаниями сыт не будешь! - буркнул Старик, взял газету и продолжил читать:
   - "...Однако, встречи с избирателями так и не состоялось. Из-за внезапно постигшей его мигрени, Сенатор спешно покинул Город, так и не встретившись с людьми. Но он пообещал вернуться позже, когда...". - Не закончив предложения, Старик опять отложил газету. - И правильно сделал - его и так тут все знают, как облупленного! - удовлетворенно резюмировал Старик.
   - Не отвлекайся! - буркнул кто-то из толпы, - Читай дальше!
   - Ладно... - продолжил Старик, - "На днях в наш Город с визитом прибыл известный столичный Бизнесмен. На конфиденциальной встрече с Мэром он заявил, что целью его визита является изучение местных достопримечательностей и природы, поэтому он хотел бы некоторое время пожить у нас..."
   - Пусть живет, места у нас хорошие, всем хватает! - доброжелательно отозвались из толпы.
   - "...Следом за ним в Город прибыла передвижная исследовательская станция с двумя учеными на борту. Бизнесмен пояснил, что он всегда путешествует с лабораторией, и она ему нужна, чтобы быть уверенным в экологической чистоте окружающего его пространства".
   - Это что получается, он будет у нас исследования проводить? - послышались вопросы из толпы.
   - Да чего там проводить! Чище нашего воздуха нет нигде!
   - Ну, у столичных свои причуды, пусть исследует, чего уж там...
   - Читать дальше? - нетерпеливо спросил Старик с газетой, прерывая обсуждение.
   - Читай, читай!
   - "Вчера на главной площади Города возле Мэрии яблоку негде было упасть. В присутствии всех жителей Города после двух месяцев простоя главным Механиком был произведен торжественный запуск отремонтированных старых механических Часов на башне Ратуши. После длительного молчания раздался первый бой курантов, воодушевленно встреченный жителями криками "Ура!" и бурными овациями..."
   - А я там был! - гордо отозвался кто-то в толпе.
   - И я!
   - И я! - понеслось со всех сторон.
   - Да все там были! - поспешил успокоить всех старик в панаме, - Читай дальше!
   Старик продолжил:
   - "...Специально к этому дню Бабушкой был связан длиннющий-предлиннющий шарф. Механик под общие аплодисменты обмотал им корпус часов, словно шею больному. Как сказал Мер: "Пусть наше Время никогда больше не болеет!" - на высокой ноте закончил читать местные новости Старик и довольно обвел горожан взглядом. Все умилительно заулыбались, вспоминая недавнее событие.
   - Мне так нравятся бабушкины вязаные вещи.
   - Да, она молодец!
   - О! А тут и фотография есть! - воскликнул дедуля, стоявший ближе всех к Старику.
   - Где? Где? - вскочили все и, окружив Старика с газетой, затыкали в неё пальцами.
   - А вот я!
   - И я! И я!
   - Да все тут есть! - довольно улыбаясь, подытожил старик в панаме...
  
   Вдруг неожиданно раздался резкий звук тормозов и в клубах поднятой пыли на краю Парка остановился старенький желтый автобус. Все горожане сразу замолчали и посмотрели в его сторону. Когда пыль немного рассеялась, дверь со скрипом распахнулась, и из кабины автобуса показался худощавый молодой человек с небольшим чемоданчиком в руке и рюкзаком за спиной. Неуверенно оглянувшись вокруг, жмурясь от яркого солнца, он посмотрел на водителя и спросил:
   - Э.... Вы уверены, что это тут? Я уже на месте?
   - Ты на месте! - утвердительно буркнул водитель автобуса и, спрыгнув на землю, сунул ему в руки пачку газет. - На! Возьми вот это!
   - Ага... - оцепенело произнес молодой человек, принимая пачку газет.
   - Ну, удачи тебе! - уже любезнее бросил ему водитель и быстро влез на свое сиденье. Закрыв скрипучие двери, он быстро уехал, обдав приезжего очередной порцией пыли и дыма.
   Спасибо... - закашлялся молодой человек.
  
   - Хм, по-моему, к нам еще кто-то приехал, - заметил Старик, складывая газету.
   - И почту свежую привезли, - довольно поддакнул старик в панаме. Несколько стариков потянулось на край Парка.
   - И что он там стоит, чего ждет? - загомонили остальные, вглядываясь вдаль.
   - Эй, молодой человек, вы кто? - на правах встречающей стороны закричал Старик, направляясь к приезжему. Молодой человек обернулся.
   - Простите, э... это и есть Город? - неуверенно спросил новоприбывший у окруживших его стариков.
   - А вы, простите за любопытство, куда хотели попасть? - усмехнулся подошедший к нему Старик.
   - Я? В Город... - пробормотал молодой человек, - Так это тот город, что мне нужен?
   - Хм, полагаю, что да. Смотря, что вам нужно, - хмыкнул Старик. - Это наш Город! Добро пожаловать в Город! - ободряюще усмехнулся Старик и толпа добродушно загудела.
   Молодой человек облегченно опустил чемоданчик на землю, продолжая держать пачку газет в руке.
   - Фу! Ну, слава Богу! А я уже думал, что никогда не доеду до вас.
   - Да, с транспортом у нас здесь не очень, - понимающе отозвался Старик. - А вы, простите, кто будете?
   - Я журналист, - ответил молодой человек. Старики с улыбкой переглянулись между собой.
   - А, журналист? - иронично хмыкнул Старик.
   - Да, из столицы...
   - Хм, журналист из столицы? - еще шире заулыбались старики, - Зачастили что-то к нам из Столицы в последнее время.
   - А что, еще кто-то приехал? - встрепенулся Журналист.
   - Да так, есть немного, - ушел от ответа Старик, - Так с чем пожаловали, уважаемый?
   Молодой человек немного замялся
   - Я... я откомандирован к вам, чтобы найти ответ на один важный вопрос.
   Старики снова с улыбкой переглянулись.
   - Важный? Ну-ну...
   - Редакция поставила передо мной задачу... а нашей редакции поставил кто-то еще... а им еще... - сбиваясь, затараторил Журналист. - Короче, мне нужно выяснить, если ли связь между продолжительностью жизни и данным местом.
   - Связь? - удивился старик в панаме, - У нас есть только почта и телеграф.
   - Да нет, я о другом, - махнул рукой Журналист. - В общем, я сам еще не понял толком, что к чему, но сроки поставлены - нужно исполнять.
   - А скажите, пожалуйста, вот вы, столичные журналисты, все пишите, пишите, все знаете... - ехидно протянул Старик, - Конец света, он когда будет?
   - Что, конец света? - не понял Журналист.
   - Да, тут в газете про него написано, - полез за газетой Старик. Развернув ее, он указал на статью.
   - А, это?.. - быстро пробежал глазами статью Журналист, - Так его не будет.
   - Как?! - удивленно переглянулись горожане, - Как не будет?
   - У вас устаревшие данные, - пожав плечами, ответил Журналист. Взяв газету в руки, он посмотрел на дату. - Это старая газета, вам ее привезли с опозданием. Все уже изменилось.
   - Ммм... Как же так?.. - вздох разочарования пробежал по толпе.
   - Ну, - протянул Журналист, - по последнему постановлению Сената конец света перенесен на неопределенный срок.
   - Какая жалость...
   - А на сколько неопределенный? - почти огорченно спросил старик в панаме.
   - Да, когда нам его ждать? - спросили в толпе.
   - Ну, - замялся молодой человек, - где-то после выборов.
   Старики зачесали в затылках, обдумывая услышанное.
   - Ммм... А с кризисом-то как? Его тоже перенесли? - с надеждой спросил Старик.
   - Нет, - вздохнул Журналист, - кризис пока продолжается - его никто не отменял.
   - Жаль, жаль, - завздыхали старики, - Ну ничего, ничего, поживем - увидим...
   Посыпались и другие вопросы, интересовавшие горожан. В плотном кольце стариков мало-помалу Журналиста препроводили к Фонтану.
   Как раз в этот момент из глубины Парка навстречу им появился высокий жилистый старик. Бодрой походкой он шел по извилистым дорожкам. Осанка мужчины сразу выдавала в нем бывшего офицера, а высокий лоб и крутые скулы когда-то красивого в молодости мужчину. Впрочем, учитывая его возраст, он и сейчас выглядел на все сто. У него были короткие седые волосы, по-солдатски стриженые ёжиком, которые дополнялись хоть и седыми, но молодцевато закрученными усами. Ко всему этому, вместо просторных летних штанов на нем были современные брюки военного образца с множеством кармашков, и совершенно не вязавшаяся с ними, гимнастерка времен Второй Мировой войны. Размашистыми шагами, словно на марше, он быстро двигался к Фонтану, здороваясь со всеми по пути.
   Странным образом появление этого старика в Парке вызвало заметное оживление. Молодые мамочки и бабушки, здороваясь, улыбались ему и, не скрываясь, оборачивались вслед, когда он проходил мимо, провожали его взглядом. Мужчины в свою очередь как-то по-особому засуетились и подобрались, как будто в Парке появился некто, кто был выше их по званию и перед кем непременно нужно держать лицо.
   Но самый большой ажиотаж появление старого вояки вызвало у многочисленных голубей, находящихся в Парке... Казалось, птицы только и ждали его, потому что, доселе дремавшие на парапете фонтана и пустующих лавочках, они встрепенулись и торопливой походкой, как по команде, все двинулись ему навстречу.
   Подойдя к Фонтану, бывший военный перво-наперво вынул из большого кармана увесистую краюху хлеба, размочил ее в воде, быстро размял в руках и стал разбрасывать хлеб сбегающимся со всех сторон птицам. Горожане молча наблюдали за происходящим. Это напоминало какой-то особый ритуал и, похоже, все здесь к этому давно уже привыкли. В диковинку это было только Журналисту, он недоуменно оглядывался, боясь нарушить общее молчание.
   - А вот и наш Отставник! - прервав молчание, весело представил Старик человека в военной форме, - Эй, вояка, ты слышал, конец света уже отменили.
   - Не отменили, а перенесли, - тихо уточнил старик в панаме.
   - Да? - пожал плечами Отставник, продолжая разбрасывать хлеб.
   - А вот кризис еще продолжается. Как тебе? - усмехнулся Старик.
   Отставник докрошил хлеб и подошел к группе стариков:
   - Ничего, и не такое переживали, и это переживем, - обнадежил он, заметив Журналиста, - Кто такой? - не церемонясь, спросил Отставник по-армейски.
   - Это Журналист из самой Столицы, - представил молодого человека старик в панаме.
   - Здравствуйте, - осторожно протянул руку молодой человек. Отставник крепко сжал протянутую ладонь, с интересом глядя на него.
   - Журналист? Хм, какими судьбами в наших краях?
   - Он ищет связь, - подсказал кто-то из стариков.
   - Связь? - оживился Отставник. - Связь - это хорошо! Хорошая связь - это крепкий тыл и надежность в бою.
   - Я по заданию редакции... - неуверенно пробормотал Журналист.
   - А... Ну, раз по заданию, тогда исполняй! - не дослушав, оборвал его Отставник, - Чего ждёшь?
   - Так я это... - замялся Журналист, - только-только приехал. Мне бы расположиться сначала где-то. Где у вас тут ближайшая гостиница?
   - Гостиница? - удивился Отставник. - Да у нас отродясь тут гостиниц не было.
   - Как? - опешил Журналист. - А как же я? А как же приезжие? Им же нужно где-то жить?
   - А, вот ты о чем? - улыбнулся Отставник. - Тебе расквартироваться нужно?
   - Что? - не понял Журналист.
   - Это он про твое поселение спрашивает, - перевел Старик с газетой.
   - Да, расквартироваться... А где это можно сделать?
   - Да где угодно, - пожал плечами Отставник, оглядываясь на стариков.
   - В смысле? - опять озадачился Журналист.
   - У кого угодно, у нас тебя любой примет на постой, - сказал Отставник и старики закивали.
   - Чего? - окончательно растерялся Журналист.
   - Он говорит, что поселиться ты можешь у любого из нас, - невозмутимо разъяснил Старик и попытался вразумить Отставника, - Слушай, не пугал бы ты его своей военной терминологией. Не видишь, человек с дороги, устал? Ему бы прилечь да отоспаться, а не твои ребусы разгадывать. Помог бы лучше! Может, к Бабушке отведешь?
   - Ладно, отведу, - буркнул Отставник, улыбнувшись Журналисту - Ну что ж, давай, солдатик, бери свои вещи и пошли за мной, покажу тебе место, где можно бивак разбить.
   - Чего?
   - А, ладно! Пошли, жилье тебе найдем, - отмахнулся от него Отставник и бодрым шагом зашагал из Парка. Журналист обрадовано схватил свой чемоданчик и поспешил за ним.
   - Э, э, газеты-то оставь, - поспешно схватился за стопку газет Старик, останавливая молодого человека, - Они хоть и старые, но для нас-то новые.
   - А? Да, да, конечно... - Журналист смущенно вернул газеты, которые все еще держал в руках, и быстро поспешил за удаляющимся Отставником. Старики радостно загудели.
   - Эх, молодежь! - усмехнулся Старик ему вслед и повернулся к остальным, - Ну что, ребята, свежие новости. Налетай! - он поставил пачку на скамейку и сразу об этом пожалел, едва успев схватить одну из газет.
   Старые газеты - новые новости - тут же разлетелись по рукам как свежие пирожки...
  
   Отставник бодро шагал по улицам Города. За ним, едва поспевая, сжимая в руках свой нехитрый багаж, трусил Журналист.
   - Давай, давай, не отставай, - подбодрил его поджарый старик.
   - Иду, иду, - пропыхтел сзади Журналист, - просто вы очень быстро идете.
   - А ты тоже ускорься, иначе мы весь остаток дня потратим на этот "переход Суворова", - оглянувшись на молодого человека, бросил через плечо Отставник. Журналист перешел на легкий бег.
   - И откуда у вас столько энергии? Вам ведь, поди уже...- тяжело дыша, пробормотал он, и тут же смутился, - Ой, простите.
   - Ничего, ничего... - и не думал обижаться Отставник,- мне и, правда, немало лет. Но главное не количество, а что? - обернулся он на ходу к Журналисту, предоставляя тому возможность ответить самому.
   - Что? - тяжело выдохнул тот.
   - Главное - это здоровье! - громко ответил Отставник. - Если человек здоров - он счастлив, а если счастлив, то сможет преодолеть все. Остальное - это так, наносное и придуманное. Верно?
   - Верно, наверное... - пыхтя, пробормотал Журналист и, скривившись от резкой боли, внезапно схватился за поясницу. Давняя травма, полученная им еще в детстве, давала себя знать. Отставник немного притормозил и пошел рядом с ним.
   - Что-то случилось?
   - Да так... - уклончиво ответил молодой человек, - Как-то в детстве один раз неудачно слазил на дерево.
   - Что, яблочек соседских захотелось? - усмехнулся старый военный.
   - Да нет, - улыбнулся Журналист. - Орешков.
   - Ну, вот и получил себе на орехи. - Отставник пристально посмотрел на молодого человека. - А сам-то ты чего такой щуплый? Каши в детстве мало ел?
   - Да я это... - смутился Журналист, - в принципе, кашу не очень-то люблю.
   - Это ты зря! Неправильные у тебя принципы. - Усмехнулся старый вояка. - Любая каша, оно же, завсегда полезна! Каша - предмет вкусный и питательный - ложку, другую съел и уже на ногах - и готов в бой!
   - В бой? - оторопело переспросил молодой человек.
   - Это я так, образно, - успокоил его Отставник. - Хотя, если подумать, всегда нужно быть готовым к любой заварушке. Кашу надо есть, хоть гречневую, хоть перловую - всякую. Вкус у них разный, а полезность одна! Вот мы, когда Альпы переходили, нас только каша и спасала.
   - Альпы? - изумился Журналист. - Когда это было?
   - Когда?.. - Отставник почесал в затылке. - Не помню уже, давно это было, лет сто прошло, может и больше. Ты это, давай-ка свою поклажу, помогу нести.
   - Нет, нет, я сам, он слишком тяжелый, - запротестовал Журналист.
   - Давай, давай, с тебя и рюкзака хватит. - Отставник, решительно отобрав у него чемоданчик, попробовал его вес, - Ммм, тоже мне, тяжелый. Когда я ничего не несу, у меня всегда ощущение, что земли, вроде, как и не касаюсь. Как будто чего-то не хватает, тяжести какой-то... - он легко закинул чемодан за плечо. - Ну вот, теперь что надо, да и тебе идти легче будет. - Удовлетворенно хмыкнув, старый вояка прибавил шагу.
   - Спасибо... - пробормотал Журналист и снова потрусил вслед за быстро шагающим стариком.
   Идти, действительно, стало намного легче, поэтому Журналист стал оглядываться по сторонам, изучая местность, рассматривая аккуратные пряничные домики, будто вышедшие из сказки.
   - А ты где служил, солдатик? - Неожиданно вырвал его из сказки Отставник.
   - Я? - оторопел молодой человек. - А я, вроде, как и не служил вовсе.
   - Как это? - в свою очередь удивился Отставник. Он даже притормозил немного, окидывая своего спутника с ног до головы. Спутник почувствовал себя неуютно.
   - Ну-у, - протянул он, судорожно подыскивая весомую причину, - у нас при институте были уроки военной подготовки, там нам все и рассказали, и все...
   - Как это, все рассказали? А служба? А военные навыки? А Родину защищать?
   - От кого? Сейчас же у нас мирное время, вроде никто не воюет? - Журналисту было так неудобно, что он почувствовал себя пойманным дезертиром, и готов был пойти в какую угодно горячую точку, лишь бы обелить себя в глазах Родины и этого странного старика.
   - Не воюет?.. Ну да, не воюет. Ладно... - смилостивился Отставник и двинулся вдоль по улице. Однако, допрос на этом не прекратился. - Рассказали, говоришь? А ты штык-нож пристегнуть-отстегнуть сможешь?
   - Нет, - честно покаялся молодой человек, уныло бредя следом.
   - А трёхлинейку разобрать и сложить за минуту?
   - Нет.
   - А АКМ разобрать-собрать?
   - Нет...
   - Похоже, ты ничего не умеешь. Какой тогда с тебя прок? - разочаровано протянул Отставник. Молодой человек почувствовал себя уже совсем неловко.
   - Я журналист, моё оружие - это карандаш и бумага, - осторожно попытался он реабилитироваться в глазах общественности.
   - Мгм... И кого ты своим карандашом защитить сможешь? - скептически хмыкнула общественность в лице Отставника. Журналист замолчал и обиженно засопел.
   - Ладно, ладно, не обижайся, это я так, для поддержки разговора. - Ободряюще потрепал его по плечу Отставник. - Я тоже не сразу все умел. Если будет желание - я и тебя всему научу.
   - Желание, может быть, и будет, - вздохнул молодой человек, - но времени точно нет. У меня всего несколько дней на то, чтобы найти ответ. Через неделю я должен уже подать статью.
   - Ничего, неделя - это больше, чем необходимо. Уверен, ты найдешь здесь ответы на все свои вопросы. И ответы найдешь, и сам чему-то научишься.
   Они опять замолчали и пошли молча. Каждый думал о чем-то своем. Журналист думал о статье, разглядывая цветные кирпичики под ногами. Вдруг он заметил, что узор изменился и понял, что они свернули на другую улицу.
   - Простите, а куда мы идем? - рискнул спросить Журналист своего проводника.
   - Мы идем на место дислокации, - отозвался Отставник. - Для солдата, особенно такого новобранца, как ты, что в первую очередь важно?
   - Не знаю...
   - Не знаешь... Вот ты сюда приехал сам или по приказу?
   - Конечно, по приказу, сам бы я никогда... - замялся Журналист, боясь, чтобы не сказать лишнего. Отставник и не думал обижаться.
   - По приказу - значит, ты человек подневольный, находящийся на службе. А служивому человеку самое главное найти дом с хорошей хозяйкой, чтобы постель была мягкая, горбушка хлеба свежая и щи наваристые. Тогда и служба легче покажется.
   - Но мне, в принципе, все равно где остановиться, я сюда ненадолго приехал, по крайней мере, надеюсь... - тихо добавил он со вздохом.
   - Надолго или нет - это знает только командир, - отрезал Отставник, - твое дело - исполнять! Вот когда выйдешь в отставку, тогда и будешь выбирать.
   - Надеюсь, это будет нескоро, - пробормотал Журналист. - Не хотелось бы пополнить ряды безработных раньше времени.
   - Что значит, безработных? - удивился Отставник.
   - А... Вы тут, наверное, не в курсе, - вздохнул молодой человек, - но сейчас претендующих на одно рабочее место гораздо больше, чем этих самых мест.
   - Да? - удивился старый вояка, - Но это же глупости? Работа для настоящего мужчины всегда найдется.
   - Вы так думаете? - уныло пробормотал Журналист.
   - Уверен! Вот я, когда вернулся с войны, тотчас себе занятие нашел...
   - С какой войны? - оторопело посмотрел на Отставника Журналист.
   - Как с какой? С последней. - Пожал плечами старый вояка. - Сейчас, правда, я уже на тот, но работу все равно себе нахожу.
   - И какая же у вас работа?
   - Я за Парком смотрю, чтобы порядок был, голубей подкармливаю. Хочешь, и тебя к делу пристрою?
   - Нет, нет, спасибо, - поспешил отказаться Журналист, переведя разговор в другое русло, - Простите, а нам еще далеко идти?
   - Да нет, в нашем Городе, куда не пойди - все близко. Еще пару домов и уже будем дома. Поверь мне, хозяйка будет очень рада тебе.
   - А кто она? - насторожился Журналист.
   - Бабушка, - просто ответил Отставник.
   - Бабушка? А сколько ей лет?
   Отставник немного задумался.
   - Ммм, много... - неопределенно протянул он, подсчитывая что-то в уме, - Наверное, очень много, никто не знает.
   - Но мне не хотелось бы утруждать собой старушку.
   - Какую старушку? - Отставник недоуменно вытаращился на молодого человека.
   - Ну... Ту, к которой вы меня сейчас ведете.
   - Я веду тебя к Бабушке! - рассмеялся Отставник.
   - А разве Бабушка не старушка? - удивился Журналист.
   - Нет, конечно, - усмехнулся Отставник, - Сейчас сам все увидишь. И поверь мне, ты ей совсем не будешь в тягость.
   - Да? Простите, а сколько мне это будет стоить? - осторожно спросил молодой человек.
   - Что!? - Отставник замер на месте, как вкопанный, переваривая данный вопрос. Он медленно развернулся к недоумевающему Журналисту, - Ты что, собрался платить Бабушке за проживание?
   - Ну да... Я же буду жить у нее некоторое время?
   Отставник широко улыбнулся и подкрутил свои усы.
   - Хороший ты человек, - усмехнулся он, - а как скажешь что-то, так хоть стой, хоть падай. У вас что, у столичных, шагу нельзя ступить без оплаты?
   - Да. А у вас разве не так? - пожал плечами Журналист.
   - Вот сразу видно, что ты пороху не нюхал и жизни-то настоящей не знаешь, - с легким сожалением произнес Отставник, - Есть в жизни вещи, которые ценнее любых денег.
   - Так я, это... - замялся Журналист.
   - Доброта, солдатик, самая ценная вещь - она или есть, или нет! - усмехнулся старый человек, - А у нашей Бабушки этого добра навалом, вот она и раздает его всем просто так.
   - Понятно, - вздохнул Журналист, - Так что, я...
   - Никаких денег! - оборвал его Отставник, - И даже не заикайся об этом, если не хочешь никого обидеть. Просто будь собой, улыбайся и говори спасибо, этого волне достаточно. Ну, вот мы и пришли!..
  
   Перед глазами им открылся уютный дворик, обнесённый невысокой каменной оградкой с кованой решеткой калитки. В глубине дворика стоял небольшой пряничный домик с мансардой, к резным дверям которого вела мощеная дорожка. По обе стороны от дорожки буйным цветом цвели всевозможные цветы, но больше всего было кустов роз.
   Каких тут только не было роз! Красные, белые, желтые, розовые кусты - они благоухали, и от их ароматов кружилась голова. Журналист аж рот раскрыл при виде такого великолепия. Последний раз такой домик он видел на картинке какой-то детской книжки - из тех, что в далекие времена читала ему мама перед сном. Все это само по себе напоминало сказку.
   - Ну, чего встал, служивый? - подтолкнул его к калитке Отставник. - Давай, входи, будем знакомиться с хозяюшкой. - Он нажал на кнопочку возле калитки и где-то в глубине дома раздался веселый голос звонка. Они подождали, однако на пороге дома никто не появился.
   - Странно, она всегда в это время дома, - почесал голову Отставник и нажал еще раз, и снова безрезультатно. - Ладно... Она, наверное, где-то во внутреннем дворике, снова возится в огороде, садит что-то. Все ей не сидится на месте, вечно находит себе работу! - Сказал Отставник и решительно толкнул калитку. - Давай, пошли за мной!
   - Я вижу, что у вас тут все такие непоседы, - пробормотал Журналист, входя вслед за ним. Они прошли по дорожке и остановились у уютной кованой скамейки.
   - Хорошо, ты побудь немного здесь, а я сейчас ее мигом найду...
   Оставив своего спутника во дворе, Отставник стремительно исчез в дверях дома.
   Оставшись один, Журналист нерешительно оглянулся вокруг, не зная чем себя занять. Судя по всему, обещанный Отставником миг встречи затягивался. Какое-то время он просто разглядывал цветочное великолепие клумб. Там где он жил, цветов тоже было немало, но они, по обыкновению, были привозные. Цветы заворачивали во множество хрустящих бумаг и целофанчиков, перевязывали лентами и посыпали блёстками, что делало их почти искусственными. Никогда невозможно было понять, где заканчивается упаковка и начинается живой цветок. Для запаха цветы брызгали какой-то ароматизированной химией, который сразу выветривался, как только цветы приносили домой. А сами цветы уже к утру напоминали грязные тряпочки, безвольно повисшие на стеблях.
   А здесь! Здесь над клумбами летали живые пчелы и стоял такой аромат, что кружил голову. Недолго думая, движимый порывом, Журналист быстро подошел к ближайшему кусту и глубоко сунул нос в бутон розы, вдыхая полной грудью живой букет.
   - Ах! - непроизвольно вырвалось из его груди.
   - Шмель! - тут же громко выкрикнул рядом чей-то голос.
   Журналист как ошпаренный, повинуясь инстинкту, резко отпрыгнул от куста в сторону. Оглядывая себя со всех сторон, он на всякий случай резко замахал руками, отгоняя невидимого противника.
   - Что!? Где? - танцуя на месте, испуганно закричал он. Рядом звонко отозвался задорный весёлый смех.
   Наконец Журналист перестал махать руками и оглянулся по направлению голоса - на пороге дома, смеясь и хлопая в ладоши от удовольствия, стояла милая девушка в ярко-синей майке и коротких, до колен бриджах. Руки ее были по локоть в земле... Впрочем, не только руки.
   - Я говорю, что вы как шмель нависли над цветком. Вам разве что полосатой одежды не хватает, чтобы полностью быть на него похожим, - с улыбкой произнесла она.
   - А?.. Ну да... - все еще не придя в себя, улыбнулся Журналист. - А вы значительно моложе, чем я вас себе представлял.
   - Ммм!?.. - удивленно уставилась на него девушка, перестав смеяться.
   - Вы ведь хозяйка? - преодолевая неловкость, спросил он у девушки.
   - Да.
   - Ну, я так и подумал... Значит, это он так подшутил надо мной?
   - Кто?
   - Ну, этот, смешной старик в гимнастерке, который привёл меня сюда.
   - Отставник?
   - Да, похоже на то... он не называл мне своего имени.
   - Ода он его и сам не помнит, - пожав плечами, спокойно сказала девушка. - Уж слишком он много прошел, чтобы помнить это. Он говорит, что везде его звали по-разному, на разных языках, поэтому он сам путается. И о чем же он вам говорил?
   - Он сказал, что я не буду вам в тягость.
   - О, вы никак не можете быть мне в тягость, - усмехнувшись, ответила девушка.
   - Я это уже понял, - смущенно улыбнулся Журналист, - как только вас увидел. Но у вас такое странное прозвище, что я решил, что вы старушка.
   - Разве я похожа на старушку? - удивилась девушка, оглядывая себя.
   - Нет, нет, что вы! - поспешно заверил ее Журналист. - Поэтому, мне и кажется странным, что он назвал вас бабушкой. Вы не обижаетесь на него?
   - Конечно, нет!
   - Слава Богу!
   - Потому, что я не бабушка! - звонко рассмеялась девушка.
   - Нет!? - изумился Журналист. - Но он мне сказал... Понятно. Похоже, он со всеми так шутит? Все уже к этому привыкли? - окончательно смутившись, Журналист вздохнул и развернулся, чтобы уйти, - Простите, я, наверное, пойду.
   - Вам никуда не надо уходить, - поспешно остановила его девушка. - Вам здесь, действительно, будут рады. И я, и...
   - И Бабушка, - закончил фразу какой-то незнакомый звучный голос за спиной девушки..
   Журналист резко обернулся и увидел пожилую статную женщину, с улыбкой стоящую на крыльце дома. Ее абсолютно седые волосы были уложены в аккуратную архитектурную прическу. При этом она не выглядела ни старой, ни дряхлой, ни полной, ни худой, а просто....
   - Дело в том, что Бабушка - это я, - улыбнувшись, внесла ясность женщина, - А это - моя Внучка, - она кивнула на девушку и легкой, совсем не старческой походкой, сошла с крыльца и подошла к гостю. Вслед за ней в дверях дома показался Отставник. Широко улыбаясь, он вкусно хрустел свежим огурцом.
   - Так вот он какой, твой боец! - обходя Журналиста вокруг, уверенно кинула Отставнику, - Ничего, откормим.
   - Здравствуйте, - смущенно пробормотал Журналист.
   - Здравствуй, здравствуй, мил человек. Ну что ж, очень рада, что вы согласились погостить у нас. Мы гостям всегда рады. Вижу, вы уже познакомились? - улыбнувшись, женщина кивнула на Внучку.
   - Бабушка, бабушка, он принял меня за тебя! - весело защебетала Внучка, размахивая руками.
   - За меня? - улыбнулась старушка, - Ничего удивительного - ты такая чумазая, что любой решит, что тебе сто лет.
   - Ну, ба! - смутилась Внучка.
   - Нет, нет, я просто ошибся, - поспешно вставил молодой человек.
   - Ну что ж, прошу всех в дом! У меня как раз подоспели свежие булочки, - пригласила Бабушка, - А ты быстро умываться! Приведи себя в порядок, мне понадобится твоя помощь.
   - Ага... - кивнула Внучка. Косички высоко подпрыгнули вверх, и она быстро скрылась в дверях.
   - Ну, вы принимайте гостя на постой, а я пойду, - подал голос Отставник.
   - Куда это ты пойдешь, служивый? - развернулась к нему Бабушка. - Нет уж, ты мне постояльца привел, будь добр, садись с нами за стол, почаевничаем.
   - Так я это... у меня голуби не накормлены, - нерешительно начал тот.
   - Ничего не станется с твоими голубями, - усмехнулась Бабушка, - другие покормят! Мир не без добрых людей. Давайте, давайте, входите все в дом, - Бабушка, широко распахнув перед ними дверь, позвала в дом, - Внученька, давай накрывай на стол, стели скатерть и неси чайный сервиз.
   Появившись из глубины дома, девушка снова кивнула и убежала на кухню.
   - А может не надо все это?.. - неловко пробормотал Журналист и осекся. Отставник незаметно одернул его за руку, призывая замолчать.
   - Надо, надо... Как же не надо!? - улыбнулась Бабушка. - Вы ж, поди, с дороги, устали? А чай, он же полезный, бодрит, - вмиг на ноги подымет!
   - Прямо как моя каша, - подмигнул Журналисту Отставник, - Ты проходи, проходи, сынок, - и, подхватив новоприбывшего под руку, потащил его в дом за Бабушкой.
   Бабушкин дом, который с улицы казался таким маленьким, на поверку оказался весьма вместительным. Пройдя через небольшой предбанник, гости вышли в широкий коридор. Ожидая увидеть захламленное жилище, Журналист был очень удивлен, когда увидел, насколько рационально может быть использована площадь. Не так как обычно, когда все необходимые предметы обихода свалены в одну кучу при входе. Здесь, у Бабушки все было аккуратно развешано на стенах, причем каждая вещь имела свой крючок и свое место. Стены дома сияли свежей побелкой.
   Прямо из коридора наверх вела добротная деревянная лестница. На втором этаже было несколько комнат и это тоже было весьма неожиданно, поскольку внешне дом выглядел одноэтажным. Из коридора открывался вид на большую гостиную, а чуть дальше в глубине прятались двери в святую святых каждой женщины, в бабушкину кухню.
   Журналист на секунду задержался, разглядывая висящие на крючках вещи, когда появившаяся из кухни Внучка, нетерпеливо спросила:
   - Ну, вы идете? Или предпочитаете и дальше питаться пыльцой? - рассмеявшись, она вошла в гостиную и стала накрывать на стол.
   Давай, давай, входи! - подпихивая Журналиста сзади, Отставник втолкнул его в гостиную, на всякий случай, пригнувшись в притолоке из-за своего немалого роста.
   - Что!? Да, да, конечно...
   Оставив вещи в коридоре, они вошли в гостиную.
   Гостиная была удивительно просторной. Летнее вечернее солнце наполняло ее мягким светом сквозь большие окна, украшенные легкими шторами. Все окна были заставлены цветами, и большие цветы, растущие в кадках, похоже, не знали, что им предпочесть больше - тянуться к солнцу наружу или всю свою красоту отдать людям внутри. Все пространство, казалось, дышало воздухом. Да, здесь было, где разгуляться!
   Впрочем, как и ожидалось, старая деревянная мебель ручной работы тут все же присутствовала, но вся она была сделана настолько тонко и искусно, что зрительно почти не занимала места. Шкафы из темного дерева стояли вдоль стен на тонких ножках-шпильках. Казалось, что они висят неподвижно в воздухе и вот-вот упадут. Однако, почему-то этого не происходило. Кто-то старательно потрудился над этой мебелью, изобразив на ее фасадах, инкрустированных разными завитушками и цветочным орнаментом, не только рисунок как таковой, но и своеобразную историю. Каждый элемент отличался один от другого, но при этом не портил общего ощущения красоты.
   Несколько уютных широких кресел дополняли картину. Одно из них стояло прямо под окном и, судя по оставленному на нем рукоделию - пряжа, нитки, спицы и раскрытая книга - это было любимое кресло Бабушки. На полу гостиной лежал явно старинный, но абсолютно непотертый ковер ручной работы с живописными цветами рисунка.
   Посреди комнаты стоял большой круглый дубовый стол, накрытый белоснежной скатертью с вышивкой. Над столом нависал тряпочный абажур лампы, а в углу комнаты расположились часы-ходики.
   Внучка быстро и со знанием дела расставляла чайный сервиз на столе. Вокруг стола расположилось шесть стульев с изящными спинками на витых ножках, дополняющие общий интерьер.
   - Вы садитесь, садитесь, гости дорогие, чего зря стоять, - засуетилась возле засмотревшегося гостя Бабушка. Продолжая оглядываться, Журналист осторожно опустился на ближайший стул. Отставник продолжал стоять.
   - И ты, давай, садись! Тебе что, особое приглашение нужно? - бросила Отставнику Бабушка и тот, вздохнув, послушно опустился на стул. - Ноги, они, поди, не казенные будут, их беречь нужно. Внученька!
   - Иду, бабушка, иду! - вновь появившись в комнате, девушка внесла перед собой очередной поднос, на котором дымился чайник и позвякивали приборы. Поставив поднос на стул, она стала ловко сервировать стол.
   - Вся в меня, вся в меня, - с умилением произнесла Бабушка, глядя на четкие движения Внучки.
   - Ну, бабушка! - смутилась девушка.
   - Нет, недаром вы приняли ее за меня, - улыбнулась женщина Журналисту, - Я такая же была в ее возрасте.
   - Ты и сейчас такая же, только чуть-чуть побольше, - усмехнулся Отставник, подкрутив свои усы..
   - Ой, брось ты эти свои комплименты! Не твое это дело, - с улыбкой отмахнулась от него Бабушка. - Давай, внученька, неси наше варенье.
   - Какое, бабушка? - недоуменно уставилась на нее Внучка.
   - Все неси, дорогая. Ведь не зря же я его готовила - пусть все теперь и пробуют!
   Девушка стремглав умчалась на кухню.
   - А может не... - осторожно попытался высказаться Журналист. Ему было страшно неловко оттого, что эти, по сути незнакомые ему люди, так суетятся ради него. Однако, он тут же умолк, почувствовав, как Отставник снова дернул его за рукав, предупреждая готовый сорваться протест.
   Бабушка тем временем прошла к буфету и, открыв дверцы, принялась изучать содержимое.
   - Ну, а какой чай предпочитает столичный народ? - не оборачиваясь, спросила она, перебирая множество мешочков.
   - Чай!? - удивился Журналист, - Мы большей частью кофе там пьем... растворимый.
   - Это потому, что там вам всегда некогда, - назидательно сказала Бабушка и, выбрав несколько полотняных мешочков, вернулась к столу. - А чай надо пить неторопливо, с удовольствием, никуда не спеша. Вот я вас сейчас угощу таким чаем, что вы про кофе свой навсегда забудете. Я эти травки сама в нашем Парке собираю. Таких травок как здесь у нас нигде больше нет.
   - Травки!? - встрепенулся Журналист, движимый профессиональным инстинктом. - Какие? Названия?
   - Разные травки, - пожала плечами Бабушка, - всех их и не упомнишь. Мелисса, чабрец, листья смородины, земляники, цветы акации, мята - каждой траве свое время положено.
   - Бабушка все-все про травы знает, - встряла в разговор Внучка, возвращаясь в комнату с полным подносом всевозможных баночек, наполненных сладким содержимым. В каждой банке торчало по ложке. - Она точно знает, что и когда можно срывать, а что нет. Нарвет их, а потом сушит на чердаке - доводит до готовности.
   - Да вы только попробуйте, понюхайте! - Бабушка протянула один из мешочков Журналисту.
   Тот осторожно втянул носом аромат, исходящий из полотняного мешочка.
   - Ммм, замечательный запах, напоминает немного лимонный.
   - Да откуда там лимону взяться? - усмехнулась Бабушка. - Наши чаи все из того, что под рукой - с земли поднять, на огороде вырастить, с дерева собрать - чистая природа! - Отставник согласно кивнул. Бабушка быстро забросила в заварной чайник по щепотке содержимого нескольких мешочков и залила все крутым кипятком.
   Молодой человек стал поспешно рыться по карманам, разыскивая что-то.
   - У вас, наверное, есть какой-то фамильный рецепт чая, который вы постоянно его пьете? - пробормотал он, судорожно хлопая себя по карманам, наблюдая за Бабушкиными манипуляциями.
   - Да никакого рецепта, в сущности, нет, - беззаботно ответила Бабушка, - все кладу на глазок и по настроению. В дождливую погоду мне хочется больше ромашки, а зимой, когда стоят морозы, люблю пить чай с цветами акации и вспоминать прошедшее лето. Да что вы там все ищете? - воскликнула она, наконец-то заметив суетливые движения Журналиста.
   - Ручку... Я хотел бы записать ваш рецепт.
   - Да вы чай-то сначала попробуйте! - воскликнула Бабушка и наполнила чашку золотистой ароматной жидкостью. Журналист осторожно отхлебнул глоточек дымящегося чая..
   - Вкусно! - вскинув бровь, протянул Журналист, - Ммм...
   - А когда настоится, еще вкуснее будет. А вот к нему и варенье, - Бабушка пододвинула к нему вазочку с янтарным содержимым. - Ешьте! Это крыжовник, начиненный ореховыми ядрышками. - Женщина уселась на стул, умилительно наблюдая за молодым человеком.
   Отставника просить дважды не пришлось, он тоже пододвинулся поближе к столу и потянулся за ложкой.
   - Потрясающе! - не прожевав, ответил Журналист, набирая еще ложечку.
   - Ешьте, ешьте, не спешите... Этот рецепт, если хотите, я вам подробно распишу. Он достался мне еще от моей прабабки.
   - Спасибо... Но, может быть, список трав все-таки лучше?
   - Вы что, хотите их там у себя выращивать? - с улыбкой спросила Внучка.
   - Да нет, мне некогда, да и негде... - улыбнулся Журналист, - Разве что дома на окне на подоконнике. Просто я подумал, а вдруг весь секрет в чае, который вы пьете... вернее, в его составе.
   Все замолчали, удивленно уставившись на Журналиста.
   - Какой секрет? - осторожно спросила Внучка.
   - Ну, - растерялся Журналист, - секрет вашего отличного здоровья.
   - А, ну да... - согласно отозвался Отставник, с шумом втягивая в себя чай из чашки. - Это оно, конечно... От такого чая и кровь быстрее струится по жилам, и ноги сами в пляс идут!
   - Друг мой, - улыбнулась Бабушка Отставнику, - а ты, случайно, не путаешь чай с моей наливкой?
   - А что, есть еще и наливка? - живо спросил Журналист.
   - Бабушкина наливка - это что-то! Всем наливкам - наливка! - довольно крякнул Отставник, подливая себе чаю. - Если тебе очень-очень повезет, то ты ее тоже когда-то попробуешь. Или, может быть, тебе только рецепт записать? - С наигранным вызовом посмотрел он на Журналиста. Молодой человек растерянно пожал плечами.
   - Все, все напишем и все дадим попробовать, - успокоила их Бабушка, - Внученька, посмотри, как там наши пирожки в духовке, уже поспели?
   - Сейчас, уже бегу... - девушка быстро исчезла в дверях.
   - И коржики ореховые там захвати, пожалуйста. - Крикнула Бабушка вслед.
   - Коржики!? - воодушевился Отставник. - Ммм, ням-ням!
   - Да, да, твои любимые. Как знала, что ты придешь. - Усмехнулась старушка, подливая гостям чаю. Через секунду в гостиную вернулась Внучка, неся в руках большое блюдо с дымящимися пирожками
   - Куда это, бабушка?
   - На стол, внученька, все на стол. И сама давай садись, почаевничай с нами. А вы угощайтесь, дружочек, не стесняйтесь, - обратилась она к Журналисту.
   - Спасибо.
   - "Спасибо" сыт не будешь, - приподнявшись со стула, вставил Отставник и, подхватив с блюда дымящийся пирожок, откусил от него большой кусок и смачно зажевал, - Ты вон, на пирожки налегай, а то тощий какой-то. Непорядок!
   - Да вы, дядюшка, тоже не слишком-то упитанны, - улыбнувшись, заметила Внучка, раскладывая по тарелкам угощение.
   - Я - другое дело! Мне некогда толстеть. Я столько исходил разных дорог, что если километры мерить положенными мне пирожками, то у меня еще очень даже большой запас остается. То ли дело он! - Отставник ткнул надкусанным пирожком в сторону Журналиста, - Дрыщ какой-то, да и только! И не только он один. Я вообще заметил, что большинство столичных, приезжающих в наш Город, страдают нездоровой худобой. Ну, ничего, мы это дело быстро поправим. - Уверенно заключил он и навалил на тарелку гостю полдюжины сдобных булочек. - На, ешь! Расти большой!
   - Спасибо, но мне это много, я столько не осилю, - запротестовал Журналист.
   - Осилите, осилите, - засмеялась Внучка, - или дядюшка это сделает за вас, у него всегда отменный аппетит. - Она кивнула на Отставника, который, не дожевав предыдущий пирожок, потянулся за следующим. - А про каких еще приезжих вы говорите, дядюшка?
   - Так приехали же к нам еще двое - те, что у мэра поселились, мужчина и женщина. Он-то еще ничего, нормальный, в теле. А она... ох и тоща же!
   - Кажется, я видела их в Городе. Она вроде красивая, - пожала плечами Внучка.
   - Какая уж там красота? - возмутился Отставник, бросив взгляд на Бабушку. - Вот раньше, в мое время женщины были действительно красивы. Загляденье! А эта! Кожа, да кости! Кормить ее и кормить!
   - Скажешь тоже! - благодарно усмехнулась на комплимент Бабушка. - Сейчас уже не те времена.
   - Да, сейчас женщины вообще мало едят, фигуру берегут, - заметил Журналист.
   - А чего ее беречь? Кто на нее такую взглянет, а? Ее же почти не видно! И берегут они, похоже, не фигуру, а полное ее отсутствие, - не унимался старый солдат, не забывая при этом поедать пирожки.
   - У каждого свой взгляд на красоту, - примиряюще вымолвила Бабушка.
   - Взгляды-то разные, а результат всегда один! Красота - она либо есть, либо нет! - буркнул Отставник и пододвинул к себе поближе блюдо с коржиками. Какое-то время за столом стояла полная тишина, нарушаемая только хрустом коржиков.
   - Хорошо тут у тебя, - довольно произнес Отставник, откинувшись на спинку стула. Сложив руки на животе, он оценивающим взглядом обвел комнату вокруг. - Мда...
   - А у нас везде здесь хорошо, в любом месте, - спокойно ответила Бабушка, - Это все от людей зависит, а не от места. Так с чем, дружочек, вы к нам пожаловали? - с интересом посмотрела она на Журналиста.
   - Я... я здесь по заданию, - растерялся Журналист, отложив пирожок.
   - Вы пейте, пейте, - подливая чай в чашку, с улыбкой кивнула Бабушка, - Значит, по заданию?
   - Ммг... - отхлебывая чай, ответил молодой человек, - Я должен написать статью... Вернее, попытаться понять, почему...
   - Вы ешьте, ешьте, не отвлекайтесь, - с улыбкой кивнула Бабушка, подсовывая Журналисту тарелку с коржиками.
   - Ммг... - надкусив коржик, продолжил оЖурналист, - Так вот, мне поручено узнать, что влияет на продолжительность жизни. Вы, случайно, не знаете?
   - На продолжительность!? - удивленно вскинула брови Бабушка, - Хм, конечно, знаю. - Журналист перестал жевать и воззрился на Бабушку. - Я думаю, что на нее все влияет - и хорошее питание, и экология, и здоровый образ жизни. Попробуйте еще вот этот пирожок, я туда творожку сладенького добавила.
   - Ты это, смотри не перекорми его, - заволновался вдруг Отставник, глядя на уменьшающиеся объемы пирожков и коржиков, - Слышала, у него еще задание есть? А перед заданием лучше все-таки не переедать.
   - Ты мне тут свой солдатский устав не вводи, не в армии! - весело оборвала его Бабушка, - У меня здесь свои правила! Я по ним сто лет жила, и еще, даст Бог, сто лет проживу.
   - Так я это, помочь хотел... - стушевался старый вояка.
   - Ты вон, лучше сам ешь, да чайком запивай, а помощников мне хватает, и менять их я пока не собираюсь, - усмехнулась Бабушка, погладив по волосам Внучку.
   - А скажите, правду говорят, что у вас там какой-то кризис бушует? - робко встряла в разговор Внучка.
   - Да так, есть немножко, - перестал жевать Журналист.
   - И от этого люди чувствуют себя никому не нужными, забытыми, да?
   - Да, и это правда, - вздохнув, пожал плечами Журналист.
   - А до нас он, что, не дошел еще? - девушка глянула на Бабушку.
   - Не дошел, внученька, не дошел, - усмехнулась та, погладив ее по волосам.
   - Вас он, скорее всего, вообще, обошел стороной, - улыбнулся Журналист.
   - Пускай только попробует сунуться сюда, я его мигом! - грозно насупился Отставник, разгрызая очередной коржик.
   - Да будет тебе, развоевался тут! - смеясь, остудила его пыл Бабушка, - Воюй вон лучше с коржиками...
   Неожиданный звук удара попавшего в окно камешка заставил всех обернуться.
   - Что это? - резко вскочил Отставник, настороженно оглядываясь вокруг.
   - Это меня, меня... - поспешно выскочив из-за стола, Внучка быстро подбежала к окну, и распахнув его, закричала в темнеющее вечером небо, - Сейчас, сейчас, я иду, подожди! Ба, я схожу, погуляю? - Обернулась она к Бабушке.
   - Иди, иди, конечно, погуляй, - с улыбкой кивнула Бабушка. - Только будь, пожалуйста, осторожна и помни - когда поет сердце, не закрывай глаза. Хорошо?
   - Бабуль, ты чего? - Смутилась девушка, - Я всего лишь погулять... - Внучка быстро выбежала из комнаты. Через секунду хлопнула входная дверь.
   - Иди, иди, дело молодое, - мечтательно усмехнулась вслед Бабушка, - Помню, помню...
   - Ой ли, все ли ты помнишь!? - хитро усмехнувшись, поддел ее Отставник.
   - А ты думал! На память не жалуюсь, помню всех своих ухажеров. Впрочем, как и ты, все свои войны.
   - Так может это твой ухажер? Смотри, чуть окно не вышиб. - Усмехнулся старый вояка. - Ну, рассказывай, кто это был?
   - Это? Это сын Мера, он приехал домой на пару дней.
   - На побывку? А где он учится?
   - Не знаю, где-то там... - пожала плечами Бабушка, неопределенно махнув рукой в сторону, - Большой уже стал, красивый, парень хоть куда! Я его еще мальчишкой помню, они с Внучкой со школы дружат.
   - Да, быстро время летит, - мечтательно отозвался Отставник, хрустнув коржиком.
   - Только изменился он как-то вдруг, - вздохнув, продолжила Бабушка.
   - Что ты хочешь, возраст, - с пониманием отозвался Отставник.
   - Да нет, скорее всего, окружение и образ жизни. Раньше он был таким веселым, приветливым мальчиком, а теперь стал замкнутым, весь в себе.
   - Значит, вырос уже мальчик, - упрямо повторил Отставник.
   - Да нет, не в этом дело. Он просто стал другим, не таким, как я его помню, - вздохнула опять Бабушка.
   - А говорила, что на память не жалуешься, - поддел ее Отставник.
   - Не жалуюсь. Просто иногда мне кажется, что чужой город наложил на него свой отпечаток, он его изменил.
   - Глупости! - оборвал ее Отставник, - Я прошел тысячи городов и ничего, живой! Никто и ничто не может меня изменить!
   - Так это ты, ты всегда возвращался, - грустно усмехнулась Бабушка.
   - Так и он вернулся!
   - Вернуться-то вернулся, но сердцем своим зацепился где-то там, далеко...
   - Простите, что я вмешиваюсь, - неуверенно подал голос Журналист, - А чего вы, собственно, боитесь?
   - Я боюсь, что мальчик заболел, - с горечью вздохнула Бабушка.
   - Даже, если заболел, не переживайте вы так, сейчас современная медицина многое способна делать... - восторженно начал Журналист и, вдруг, как будто что-то вспомнив, сразу осекся, - Хотя, если подумать, далеко не все... - Журналист замолчал и потупил глаза. Повисла пауза, каждый задумался о своем.
   - Эй, дружочек, - спохватилась Бабушка, - Что-то вы совсем ничего не едите. Может, вам не нравятся мои пирожки?
   - Нет, нет, пирожки у вас просто объедение! - поспешно уверил ее молодой человек, - Я такие только в детстве ел, в деревне у бабушки.
   - Ну, тогда съешьте еще. Может быть, чайку подлить? - И, не дожидаясь ответа, она наполнила его чашку до краев.
   - Нет, нет, спасибо, я уже и наелся, и напился...
   - Но вы же совсем ничего не съели, - разочарованно развела руками Бабушка, качая головой, - Да, действительно, что-то с вашим кризисом не то.
   - Я честно, не могу уже больше, спасибо, - улыбнулся Журналист.
   - Ну и зря, - подхватил с тарелки очередной пирожок Отставник, - Впрок поесть никогда не помешает!
   - Видал, каков должен быть аппетит? - усмехнулась Бабушка, - Старый воин плохого тебе не посоветует.
   - Не посоветую, - хитро усмехнувшись, со вкусом жуя, этом отозвался Отставник.
   - А чай у вас на самом деле удивительный, я такого никогда не пил. - Журналист сделал большой глоток.
   - Ну, поживете у нас, я вас со всеми своими чаями познакомлю.
   - У меня отец в этом деле толк знает, - оживился Журналист, - Любит он это дело - что-то все время смешивает, запаривает.
   - Главное, чтобы число ингредиентов было нечетным - лучше три, - поучительно заметила Бабушка, - тогда это будет на здоровье.
   - Да? Надо будет ему сказать. Я и не знал, что это так важно.
   - Все в этой жизни важно. Чай - это особая философия. А вы лучше привозите своего отца сюда, к нам, я ему все сама расскажу и покажу.
   - Ммг, я бы с удовольствием... - вздохнул Журналист, внезапно погрустнев, - Только болеет он у меня, тяжело болеет. Врачи у него нашли что-то серьезное, но пока не говорят что.
   - Вечно они что-то находят, - пробурчал Отставник, - а потом теряют.
   - А мне, как назло, пришлось ехать в коммандировку, - продолжил объяснять Журналист, - Именно поэтому я хотел бы быстрее закончить со всем здесь, чтобы быть возле него.
   - Так не надо было ехать, был бы около отца! - воскликнул Отставник.
   - Так-то оно так, - грустно вздохнул Журналист, - но если бы я отказался ехать сюда, меня бы сразу уволили. А оказаться сейчас без работы, без денег никак нельзя, тем более, когда такое дело.
   - Ах, какая жалость! - всплеснула руками Бабушка, - Болеть - это так грустно. Ну, ничего, ничего, ваш отец обязательно поправится, я абсолютно в этом уверена, все будет хорошо.
   - Вы так думаете? - с надеждой посмотрел на нее Журналист, - Вы очень добры.
   - Мда... - протянул Отставник, - Что-то ты, братец, совсем сник. Устал, небось, с дороги-то? Эй, хозяюшка, а не пора ли нашему гостю на боковую, а? Парню нужно отдохнуть перед серьезной работой. Покажи ему, где он может расположиться на постой.
   - Конечно, конечно, - отложив вязание, вскочила Бабушка, прекрасно понимая терминологию старого вояки, - Сейчас я все приготовлю, - и она быстро вышла из комнаты.
   - Да не надо... - попытался остановить ее Журналист.
   - Отставить! Она знает, что делает. - Оборвал его Отставник и, склонившись к плечу, тихо добавил, - И помни то, о чем я тебе говорил - никаких денег! Оставь эти свои столичные штучки при себе!
   - Но так принято...
   - Это у вас там принято, - тихо зашипел Отставник, пристально глядя в глаза молодому человеку, - А у нас тут за это могут и... обидеться. Ты ведь не хочешь обидеть Бабушку?
   - Нет.
   - Тогда не дури, будь человеком!
   Сбежав по лестнице вниз, в комнату быстро вошла Бабушка.
   - Ну вот, все готово, я вам постелила в мансарде на втором этаже. Там очень хороший воздух и вам будет легко и приятно там спать. Прошу за мной! - поманив за собой молодого человека, Бабушка снова скрылась в дверях.
   Журналист тяжело поднялся из-за стола и последовал не ней. Проходя мимо Отставника, он осторожно посмотрел на него. Тот ободряюще кивнул на дверь но, на всякий случай, дополнительно прошептал губами: "Только помни, что я тебе говорил".
   - Спасибо, - кивнул Журналист и скрылся в дверях.
   - Иди, иди, спасибо потом скажешь, - напутствовал его старый вояка, выбирая на тарелке пирожок покрупнее...
  
   Поднявшись наверх, Бабушка пропустила Журналиста вперед.
   - Ну, вот и ваша комната, располагайтесь, молодой человек, будьте как дома.
   - Спасибо. - Молодой человек с вещами прошел в комнату. - Простите, а как рано вы встаете утром?
   - Мы? Ну, как выспимся, так и встаем. - Пожала плечами Бабушка. - А что?
   - Я бы хотел завтра пораньше проснуться, чтобы побольше сделать, - предупредил Журналист, - Не хотелось бы вас будить раньше времени.
   - Не переживайте, вы нас не разбудите, - усмехнулась старая женщина, прикрывая за собой дверь, - Высыпайтесь, вы все успеете...
  
   - Ну что, уснул? - встретил ее вопросом Отставник, когда Бабушка вернулась в гостиную.
   - Да куда там! Работать рвется, утро ему подавай! - усмехнулась Бабушка.
   - Ммм, это по-нашему! - удовлетворенно хмыкнул Отставник, - Ну что ж, добро, пора и честь знать! - он бодро вскочил на ноги и направился к выходу.
   - Подожди! - остановила его Бабушка, - Ты взял бы с собой чего-нибудь, утром как найдешь, съешь, - она быстро собрала со стола пирожки с коржиками и сунула ему в прямо в руки.
   - Да нет, не надо... - как-то ненастойчиво стал отказываться Отставник, старательно рассовывая гостинцы по своим многочисленным карманам, - Ладно, спасибо... Вот что ни говори, а все таки выгодно к тебе в гости ходить - и накормишь от пуза, и расскажешь всегда что-нибудь интересное.
   - А то! - усмехнулась Бабушка, - Дорогу знаешь, заходи в любое время.
   - Ммг, учту! - рассмеялся Отставник, - Сама-то тоже уже спать будешь?
   - Нет, нет, я еще посижу, повяжу немного, - подхватив вязание и спицы, она уселась в свое любимое кресло, - Люблю это время - когда все вокруг засыпает, так хорошо думается. Да и Внучку еще нужно дождаться.
   - Зачем? Она же у тебя уже большая, скоро из гнезда выпорхнет.
   - Когда выпорхнет - тогда другое дело, - усмехнулась Бабушка, - Тогда еще кого-нибудь буду ждать, - закрыв последние петельки, она заправила кончик обрезанной нити и протянула Отставнику цветастый жилет, - На вот, держи, это тебе. Лето уже пошло на убыль, рассветы становятся холодными, а ты, мой друг, встаешь с первыми петухами.
   - Спасибо... Я... - растроганно начал Отставник, затоптавшись на месте.
   - Все, все, не благодари, иди, иди, - отмахнулась от него с улыбкой Бабушка, выпроваживая к двери.
   - Все равно, спасибо... Ладно, честь имею! - отдав честь, Отставник стремительно сбежал с крыльца и пропал в темноте. Скрипнула калитка. - Спасибо!
   - Иди, иди уже, вояка! - рассмеялась Бабушка, закрывая за ним дверь.
   Проводив Отставника, она вернулась в дом и прибрала со стола, тихо на цыпочках передвигаясь по коридору из гостиной в кухню, чтобы не разбудить гостя. Потом, мурлыча себе что-то под нос, она вернулась в гостиную и, основательно усевшись в свое кресло, снова ухватилась за спицы. Оглянувшись вокруг, она задержала взгляд на часах-ходиках, стоящих в углу и, некоторое время подумав, надела очки, выбрала один из ярких клубков, и с интересом принялась вязать новую теплую вещь.
  
   Конец лета, темнеет быстро. На улицах уже давно зажглись фонари, высвечивая кубики брусчатки в дороге. По дороге шла пара - парень и девушка. Только непонятно было, идут они вместе или порознь, потому что парень шел, глядя исключительно себе под ноги, пиная камешек ногами. Рядом... Ну как рядом? В нескольких метрах от него шла девушка, периодически поглядывавшая на парня и отчаянно молчащая. В конце концов, молчание все-таки утомило девушку и она, не выдержав, спросила:
   - Ну что, так и будем молчать? Чего ты?
   - А что я? Я - ничего... - буркнул в ответ парень, поддев ногой камешек.
   - Странный ты какой-то стал. - Раздосадовано заметила Внучка, а это была именно она. - Раньше был такой весёлый, говорливый, выдумывал что-то все время, а теперь...
   - Что теперь? - недовольно отмахнулся парень.
   - А теперь слова из тебя не вытащишь, клещами тянуть нужно. Ты изменился!
   - И ничего я не изменился! Я такой же как был! Это вы другие, - пробормотал юноша и с досадой пнул камень.
   - Какие "другие"? - удивилась девушка.
   - Скучные... Город стал скучным.
   - Что!? - возмутилась Внучка. - Да ты же сам знаешь, что мы всегда были такими, и тебя всегда это устраивало!
   - Раньше устраивало, а теперь нет. Тут абсолютно нечем заняться, даже девушку некуда повести.
   - А куда, по-твоему, нужно девушек водить? - с вызовом спросила Внучка.
   - В ресторан... а еще лучше в ночной клуб, - неуверенно отозвался сын Мэра.
   - Ночной клуб? А это еще что такое?
   Парень насмешливо посмотрел на спутницу:
   - Ну ты и... Хотя, откуда тебе знать, что это такое. Это такое место, где можно вовсю оторваться.
   - Оторваться!? - Не на шутку удивилась девушка. - Как это?
   - Ну... повеселиться, выпить, потанцевать, - стал перечислять парень.
   - Так вон же, в субботу мы празднуем День Города, - радостно сообщила ему девушка, - давай пойдем вместе - там будут танцы!
   - Ммг... - скептически хмыкнул сын Мэра, - Зачем? Смотреть, как танцует старичье? Тоже мне, праздник!
   - Что ты такое говоришь? - Опешила Внучка. - Это же твой город!
   - Уже нет, - твердо отрезал сын Мэра, - Да он никогда и не был моим! В конце концов, я его не выбирал. Просто так вышло, что я здесь родился.
   - То есть, ты хочешь сказать, что ты не любишь свой город?
   - Что значит, люблю или не люблю? - насмешливо ответил парень, - Мы же уже не дети, чтобы объяснять все такими пустыми терминами.
   - Быстро же ты вырос, - грустно заметила Внучка.
   - Я - да, а ты - нет, - снисходительно отозвался сын Мэра, - А ведь жизнь - она один раз дается, и глупо прожить ее всю, оставаясь ребенком. Так ты никогда ничего не узнаешь!
   Внучке не хватило воздуха, чтобы ответить ему. Ей захотелось в ответ сказать тоже несколько резких слов, но она сдержалась, и только спросила:
   - А что ты хочешь узнать?
   Вопрос поставил сына Мэра в тупик, ему понадобилось время, чтобы ответить. Он задумался, потом, тряхнув головой, твердо ответил:
   - Я... Я хочу знать все! Я хочу достигнуть намного большего, чем могу в пределах этого города. - Слово "город" парень произнес так, что стало понятно, что он имеет в виду просто город, и непременно с маленькой буквы. - Я хочу достигнуть большего, чем мой отец!
   - Но твой отец - мэр! - напомнила ему Внучка.
   - Мне этого недостаточно! - отрезал сын Мэра.
   Возникла пауза, во время которой вздернутый вверх нос сына Мэра не позволял ему видеть то, что было у него под ногами. Зацепившись за выступающий край брусчатки, он споткнулся, и чуть было не упал, неуклюже зашатавшись из стороны в сторону.
   - Так кем же ты хочешь быть? - еле сдержавшись, чтобы не засмеяться, едко заметила Внучка, - Неужто самим президентом?
   - А почему бы и нет? - Гордо воскликнул парень, спешно восстанавливая свою устойчивость. - Если к этому все время стремиться и делать правильные шаги, то все возможно!
   - Правильные шаги!? - скептически заметила Внучка, намекая на то, как он чуть было не упал. - Сейчас, по-твоему, ты делаешь правильные шаги?
   - Да! - сын Мэра был преисполнен уверенности, - Я учусь на юриста - эта профессия очень цениться в том, настоящем мире, -он кивнул куда-то назад, - А когда я выучусь - я навсегда уеду из этого города.
   - Но чем же он так виноват перед тобой? - с грустью спросила Внучка.
   - Он... Мне скучно в нем! Здесь ничего нет нового, тут все такое, как было двадцать, тридцать и сорок лет назад - здесь все застыло на месте! А там, - сын Мэра опять показал рукой куда-то назад, - там все давно ушло намного вперед. Ты слышала что-нибудь про Интернет?
   - Да, я читала, но... - неуверенно начала Внучка
   - Она читала! - едко рассмеялся сын Мэра, - Конечно, ты читала. А также ты читала про айфоны, айпэды и прочее - про то, чем люди давно уже пользуются, а ты только читала!
   - Но... - попыталась возразить девушка, но он ее резко оборвал:
   - Да тут даже мобильная связь работает с перебоями! И все потому, что ближайшая вышка расположена черт знает где! Не говоря уже о том, что этот город настолько мал, что тут даже на автомобилях никто не ездит.
   - Но недавно к нам приехал... - оправдываясь, начала она.
   - Приехал !? Как приехал, так и уедет! - не дослушав, грубо оборвал ее сын Мэра, - Ты пойми одно - там люди живут, а здесь, - он обвел страдальческим взглядом темную улицу и чей-то забор, - все стоит на месте!
   - Но разве мы плохо живем? - робко вставила Внучка.
   - Хм, да вы вообще не живете! - с горечью бросил сын Мэра и в тяжелом раздумье опять уставился на мостовую. Девушка осторожно тронула его за плечо:
   - Зачем ты мне все это говоришь?
   Он ответил не сразу.
   - Я хочу, - медленно, с расстановкой произнес парень, в очередной раз ткнув рукой в никуда, - чтобы ты знала, что там, именно там настоящая жизнь. И чем раньше ты это поймешь, тем раньше начнешь делать правильные шаги, - закончил он и пошел вперед, четко вымеряя шагами мостовую.
   Внучка уставилась на собственные ноги, раздумывая, по всей видимости, как именно выглядят эти самые правильные шаги. Внезапно в голову ей пришла мысль:
   - Тогда почему же ты сюда возвращаешься? - крикнула она.
   Вопрос достиг парня, и он вдруг почему-то сбился с уверенного шага.
   - Нууу, - обернулся он, - у меня здесь все-таки родители... К тому же есть вещи, которые решить в одиночку я еще не могу.
   - Не можешь? - с сарказмом бросила Внучка, - А мне уже показалось, что ты сам все решил и все можешь!
   - К сожалению, не все... - Замялся парень, потупив взгляд. - Понимаешь, мир так устроен, что, как не крути, всегда кто-то оказывается выше остальных.
   - Я не понимаю...
   - Ну, у кого-то всегда есть больше возможностей, чем у остальных. А я... - Парень медленно подбирал нужные слова, - Просто есть вещи, которые в силу обстоятельств я не могу себе позволить, но без которых я не могу быть на одном уровне со своими однокашниками.
   - Например? - Девушка непонимающе смотрела на сына Мэра.
   - Автомобиль... - выдавил из себя парень, - Знаешь, у всех ребят, с которыми я учусь, уже есть машины, им их купили родители. Один я до сих пор езжу на велосипеде! Это совсем разные возможности и это огромный минус! - воскликнул в сердцах парень.
   - А мне всегда казалось, что это большой плюс, - искренне удивилась Внучка.
   - Вот видишь, я же говорил, что ты ничего не понимаешь? - грустно вдохнул сын Мэра, отмахнувшись от нее.
   - Да, похоже, что нет... - согласно пожала плечами девушка.
   - А машина мне нужна как воздух - без нее никак!
   - И поэтому ты вернулся, чтобы попросить у родителей денег? - догадалась Внучка, качая головой.
   - Да, мне это очень нужно для подтверждения своего статуса. - Вздохнув с какой-то безнадегой, парень снова потупил взгляд.
   - Своего статуса? - грустно как эхо повторила Внучка. - Понятно... - она оглянулась на свой дом, - Ну ладно, мы уже пришли, спасибо, что провел.
   Оторвав наконец-то взгляд от дороги, сын Мэра оглянулся вокруг и смущенно посмотрел на Внучку:
   - Э... Может, погуляем завтра, а?
   - Зачем? - с сарказмом усмехнулась она, - Тебе же скучно.
   - Я... э... мне... - замялся сын Мэра, перетаптываясь на месте.
   - Ладно... - снисходительно улыбнулась Внучка, - Увидимся завтра. Спокойной ночи! - она быстро пробежала по дорожке к дому и скрылась за дверью.
   - Э... ага... до завтра... - вздохнул парень и поплелся домой, продолжая разглядывать брусчатку под ногами...
  
   Осторожно пройдя через коридор и стараясь не шуметь, Внучка уже собиралась незаметно проникнуть в свою комнату, когда тихий голос остановил ее:
   - Ну, и как погуляли? - сдвинув очки на нос, Бабушка вопросительно посмотрела на нее из своего кресла.
   - А, это ты бабуля? - смущенно застыла в дверях застигнутая врасплох Внучка, - А я уже дома... - попыталась она уйти от разговора, - Вяжешь?
   - Вяжу, - не давая никаких шансов, кивнула старушка, указывая на стул возле себя, - Давай, садись, рассказывай.
   Понимая, что сопротивление бесполезно, Внучка вздохнула и уселась на предложенный ей стул. И начала она рассказывать...
   Они говорили шепотом, говорили долго. Бабушка периодически ойкала и вскидывала удивленно руки, как будто то, что она слышала, было для нее новостью. Сначала говорила только Внучка, а когда она закончила свой рассказ, пришел черед Бабушки. Было ясно, что такой обмен информацией между ними происходил уже не впервые, поэтому девушка, иногда вздыхая, смиренно внимала наставлениям своей бабушки.
   А Город между тем уже спал и видел сны, и сны у него были разные - и смешные, и грустные. Но как же без этого? Такова жизнь - она как любое хорошее блюдо - состоит из множества составляющих...
  
  
   ДЕНЬ ВТОРОЙ. ВТОРНИК. ЗНАКОМСТВО.
  
   В эту первую ночь в Городе Журналисту приснился странный сон. Ему снилось, что он снова сидит за партой в помещении своего школьного класса, а перед ним на парте лежит листок бумаги и чернильница, с торчавшим из нее гусиным пером. И пусть он ни разу в жизни не пользовался подобными предметами письма, он все равно берет перо в руку, макает в чернила, заносит его над бумагой и... застывает в сомнении, совершенно не зная, с чего начать сочинение...
   Слова никак не идут в голову, чернила сохнут, а время уходит. Он мучительно раздумывает, с чего начать сочинение, и только мельтешащее белое перо соблазнительно колышется перед его носом. В результате, ничего так и не придумав, он потихоньку начинает обгрызать его, как когда-то в детстве ручку... Внезапно громкий голос Главного Редактора заставляет его вздрогнуть:
   - Почему вы еще ничего не написали!?
   От неожиданности перо в руке Журналиста резко вздрагивает и с его кончика на бумагу падает жирная капля чернил, растекаясь по белой поверхности листка большущей зловещей кляксой. От обиды ему хочется сразу вскочить и выбежать из класса, но он почему-то не может этого сделать - что-то давящее, тяжелое и теплое его не пускает. А сидящий напротив него за учительским столом Главный Редактор при этом издевательски ухмыляется. Он достает откуда-то маленькое карманное зеркальце, ловит солнечный зайчик и направляет Журналисту прямо в лицо. Тот, закрываясь руками, жмурится от яркого света и пытается открыть глаза. Собрав все силы, он их открывает...
   И тут же зажмуривается снова. Солнечный зайчик, отразившись от приоткрытого окна бабушкиной мансарды, на самом деле светил ему прямо в глаза. Еще секунда и легкий порыв ветра распахнул створку еще шире, и зайчик переместился куда-то дальше, на спинку кровати. Молодой человек, потянувшись, попытался привстать, чтобы посмотреть на него, но... не смог, на его ноги давило что-то теплое и тяжелое. Встряхнув головой, он попытался прогнать навязчивые остатки сна, а вместе с ними и эту непонятную тяжесть. Молодой человек пошевелился. Сон убежал, но тяжесть так и не исчезла. Более того, она потянулась и довольно заурчала. Окончательно проснувшись, Журналист приподнялся на локте и с тревогой посмотрел на свои ноги...
   На его ногах поверх одеяла развалился огромный рыжий кот. Уж кто-кто, а он-то точно чувствовал себя очень комфортно. Его ровное дыхание говорило о том, что он сладко спит.
   - Эй, ты откуда взялся? - шепотом осторожно спросил Журналист.
   Кот приоткрыл наполовину один глаз и лениво глянул на заговорившее с ним собственное лежбище.
   - Послушай, это ничего, что ты разлегся прямо на мне? - воззвал к кошачьей совести Журналист.
   Не прореагировав на его реплику, Кот спокойно закрыл глаза и снова притворился спящим. Его совесть, по всей видимости, в отличии от него, даже и не просыпалась.
   - Эй, надеюсь, тебе удобно, а? - не унимался Журналист.
   - Мррр, - утвердительно ответил Кот, не открывая глаза.
   - А мне, понимаешь ли, не очень, - решил надавить на жалость Журналист.
   Кот повернул свою мохнатую голову в другую сторону, перекрутился на одеяле и, для верности, закрыл уши лапой, чтобы не слышать стенаний молодого человека.
   - Эй, послушай, ты чересчур тяжелый для меня, - немного раздраженно пожаловался Журналист кошачьей спине. Кот тяжело вздохнул, но, тем не менее, своего положения не изменил.
   Понимая, что уговаривать бесполезно, молодой человек осторожно попытался подвигать ногами. Кот в свою очередь тут же вытянул свои лапы и, то ли для устрашения, то ли для устойчивости запустил в нестабильно-колышущуюся поверхность острые коготки, удерживая разгулявшееся лежбище. От неожиданности Журналист приглушенно ойкнул и, прекратив двигать ногами, замер на месте.
   - Эй, эй, послушай, я ведь больше и сильнее! Если ты не хочешь по-хорошему, тогда я сейчас скину тебя на пол! - твердо с угрозой пообещал молодой человек.
   Кот нехотя поднял свою мохнатую голову и с прищуром уставился на Журналиста.
   "Кто? Ты? Меня!?" - как бы спрашивал он. Мгновенно последовавшие за этим коготки и вызывающие вопросительные знаки в его глазах заставили Журналиста сменить свой тон и тактику.
   - Послушайте, - начал он с полным голоса уважением, - я понимаю, у всех есть дела, в том числе и у вас. Дела - они на то и дела, что их нужно кому-то делать, а иначе как!? А у меня в вашем городе особенно важное дело и совсем мало времени, и для того, чтобы все успеть, мне нужно вставать как можно раньше. А тут ты лежишь, то есть, простите, вы... Послушайте, не будете ли вы столь любезны и... ну это... В общем, давайте я вам освобожу всю кровать, если вы освободите меня. А там уж, после этого, спите тут сколько хотите, хоть до обеда... - сбивчиво протараторил Журналист свое обращение к Коту и замолчал, глядя на животное.
   Кот внимательно с интересом выслушал его проникновенную речь и как будто о чем-то задумался. Молодому человеку даже стало немного неудобно перед самим собой - чего это он тут вдруг с котом разговорился!? Не иначе как с рассудком что-то не то. Однако, к его глубочайшему удивлению, выслушав все, Кот лениво встал с его ног, потянулся и мягко соскочил на пол. Потянувшись еще раз, он широко зевнул, оглянулся на Журналиста, одарил его снисходительным взглядом, ловко запрыгнул на подоконник и исчез за окном.
   Проследив за Котом, взгляд Журналиста наткнулся на часы-ходики, стоящие в углу комнаты, которые показывали семь часов утра. В тот же момент его мобильный телефон подал бодрящие сигналы будильника. Молодой человек, у которого после освобождения возникло ощущение, что с ног убрали пудовую гирю, быстро вскочил на ноги, выключил телефон и, стараясь не шуметь, поспешно стал натягивать брюки.
   Одевшись и кое-как умывшись, проверив наличие в карманах записной книжки и карандаша, Журналист осторожно приоткрыл дверь и высунул голову в коридор. Кроме раздавшегося за окном крика петуха, возвещающего о начале дня, признаков жизни не было, поэтому, осторожно крадучись, он стал потихоньку спускаться по ступенькам. Добротная старая лестница и не собиралась скрипеть, но он все равно опасался разбудить своих радушных хозяев, наверняка еще почивающих в своих кроватях. Спустившись вниз, он направился прямиком к двери, ведущей из дома. Но...
   - Доброе утро! - неожиданно настиг его в дверях звонкий возглас Внучки, появившейся из-за спины. Застигнутый врасплох, молодой человек так и застыл с занесенной в процессе ходьбы ногой. Внучка громко отрапортовала в глубину кухни, - Бабушка, он уже проснулся!
   - Проснулся? - в дверях кухни, улыбаясь и вытирая руки о передник, появилась Бабушка, - Если бы ты так с утра громко не щебетала, то он, возможно, еще поспал бы, - она с удивлением посмотрела на полностью собранного Журналиста, - А куда это вы собрались, молодой человек?
   - Я? Да я это... - рассеянно промямлил тот, - хотел бы пораньше начать.
   - Начать? Начать, батенька, вы всегда успеете. Но только зачем же начинать хорошее дело на пустой желудок?
   - Да я и после вчерашнего еще не голоден, - попытался оправдаться Журналист, памятуя про сытный ужин прошлого вечера.
   - Голоден - не голоден, не знаю, но вы теперь мой постоялец и мне поручено вас опекать, - твердо заявила Бабушка, - а посему, извольте отзавтракать, чтобы моя душа была спокойна. Я не хочу, чтобы мне пришлось оправдываться перед нашим воякой, что я голодного человека из дома выпустила.
   - Но я просто хотел пройтись, осмотреться...
   - Перекусите и пройдетесь, на сытый желудок у вас и взгляд глубже будет, и мысли свободнее станут. - Не дожидаясь ответа, Бабушка громко скомандовала, - Давай, внученька, быстро принеси молока и то, что мы утром с тобой приготовили. А вы давайте назад, успеете со своим заданием, никуда оно от вас не денется, - говорила Бабушка, подталкивая Журналиста к гостиной.
   Словно маленького мальчика за руку, она провела молодого человека в гостиную и усадила за стол. Странно, но он даже не сопротивлялся этому. В комнату впорхнула Внучка, неся в руках кувшинчик с молоком и тарелку с еще дымящимся пирогом.
   - Мы думали, что вы позже проснетесь - пирог с ягодами еще не остыл. Ешьте, пожалуйста, осторожнее, начинка еще горячая, - улыбнулась девушка, выставляя все на стол.
   - Спасибо, - пробормотал Журналист, - А я думал, что это вы еще спите, не хотел будить, поэтому...
   - Все вы, приезжие, одинаковые, - усмехнулась Бабушка. - Да кто же это спит в такое позднее время? Для этого ночь имеется. А утро - оно для работы и удовольствия существует. Вы ешьте, ешьте, не спешите.
   Журналист осторожно откусил кусочек пирога и начал жевать.
   - И молочка нашего непастеризованного отведайте, - Внучка быстро наполнила его стакан молоком, - У него совсем другой вкус, чем у вас в Столице.
   Молодой человек сначала осторожно, а потом с удовольствием принялся за пирог, запивая его молоком. Бабушка с Внучкой, одинаково склонив головы на бок, что сделало их еще более похожими, с улыбкой наблюдали за ним.
   Вдруг в дверях гостиной появился тот самый рыжий Кот. Прошествовав мимо Журналиста, он потерся о ноги Внучки и призывно мяукнул, заглядывая ей в глаза. Журналист замер:
   - А я его знаю, я сегодня спал с ним... - пробормотал он с набитым ртом, - вернее он спал на мне.
   - Это потому, что вы спали на его месте, - усмехнулась Внучка. - То есть, обычно он там спит. - Кот утвердительно мяукнул, подтверждая сказанное.
   - Так это ваш кот?
   - Это как сказать... - усмехнулась Бабушка и, что-то вспомнив, поспешила на кухню.
   - Наш, - усмехнулась Внучка, - Хотя он искренне считает, что это мы - его.
   - Кис-кис-кис... - позвал Кота молодой человек, вильнув хвостом, тот демонстративно отвернулся.
   - И он не любит, когда с ним обращаются фамильярно, имейте в виду, - внесла ясность Внучка и поспешила за Бабушкой на кухню.
   Между тем, оставшись наедине, Кот легко запрыгнул на стул напротив Журналиста и, не сводя с того глаз, выжидательно уставился на него. Под его пристальным немигающим взглядом Журналисту стало сразу неуютно.
   - Э... послушай... - осторожно начал молодой человек, однако, Кот недовольно повел ухом, и он поспешно поправился, - Ага, понял... Послушайте, я же не знал, что занимаю ваше место. Ну, извини...те.
   Вняв извинениям, Кот благодушно отвел глаза и начал вылизывать свои лапы. Журналист облегченно перевёл дух.
   - Господин Кот, если вы уже умылись, можете идти завтракать, - кивнув в сторону кухни, возвестила Кота Внучка, - Ваше молоко готово!
   Бросив примирительный взгляд на Журналиста, животное, не спеша вальяжно спустилось со стула и направилось на кухню. Проводив его взглядом, Внучка вопросительно посмотрела на Журналиста.
   - Что!? Я? Я уже умывался, - поспешно засуетился Журналист, - И руки тоже помыл, - улыбнулся он, демонстрируя девушке свои руки.
   В комнату вернулась Бабушка, неся в руках что-то, завернутое в вощеную бумагу.
   - Ну, как тут наш постоялец?
   - Чистый, накормленный и готовый к труду! - звонко отрапортовала Внучка, глядя на жующего Журналиста..
   - Это хорошо, труд голодных не любит, - улыбнулась Бабушка, - Кто хорошо отдыхает, тот хорошо и трудится.
   - А как же вы? - удивился Журналист, - Когда вы отдыхаете - вы же все время на ногах!?
   - А вот когда работаем, тогда и отдыхаем, - просто ответила Бабушка, - Чего же работать, если работа не в радость? Она в первую очередь должна жить помогать. Али не так?
   - Так, вроде... - прекратив жевать, задумался Журналист.
   - Вы ешьте, ешьте, - вернула его к жизни Бабушка, - вам силы нужны.
   - Так я же тяжелее карандаша ничего не поднимаю.
   - А карандаш держать, а правдивые истории писать - разве сила не нужна, а!? - С улыбкой посмотрела Бабушка на озадаченного Журналиста.
   - Нужна, бабушка, нужна, - поддакнула Внучка.
   - Оно же как? Чтобы правильно все написать, мысль должна через сердце и душу пройти, а только потом на бумагу выплеснуться, да?
   Вопрос Бабушки уже содержал в себе правильный ответ, поэтому Журналист не нашелся, что ответить, кроме как:
   - Да, все верно, для этого силы нужны... Съем-ка я лучше еще кусочек для уверенности? - и потянулся за пирогом.
   - Ешь, ешь, внучек. А погуляешь немного, обратно возвращайся - завтракать будем.
   - А это что тогда? - опешил молодой человек, перестав жевать.
   - Это, мил человек, ты только слегка подкрепился, так сказать, червячка заморил. А бороться с ним уже позже будешь.
   - Ничего себе, заморил! - почесал голову Журналист, - Да я до вечера уже ничего съесть не смогу.
   - Сможешь, сможешь, - тихо усмехнулась Бабушка, сидя напротив, - Ты ешь, ешь, не отвлекайся...
  
   Спустя некоторое время дверь дома наконец-то отворилась и на порог, жмурясь от яркого утреннего солнца, вышел Журналист с пакетом в вощеной бумаге под мышкой. Бабушка никогда не выпускала постояльцев из дому без пары-второй бутербродов, на всякий случай.. Потянувшись, молодой человек оглянулся вокруг, затянулся полной грудью и уверенным шагом пошел по витой дорожке к калитке.
   Следом за ним на пороге появилась Бабушка с Внучкой, а рядом с ними большое пушистое чудо-Кот, который тоже вышел провожать гостя. Обернувшись, молодой человек помахал им рукой и уверенно вышел через калитку на улицу.
   Перед ним сразу открылось три дороги, и это немного поставило его в тупик. Боясь показаться нерешительным, немного замешкав, он посмотрел направо, налево... и пошел прямо, куда глаза глядят.
   - Бабушка, а что он все-таки ищет? - спросила Внучка, глядя на удаляющегося Журналиста. - Я не поняла.
   - Не знаю, внученька, что-то очень важное, - пожала плечами Бабушка.
   - А он найдет это, как ты думаешь?
   - Обязательно найдет! - уверенно сказала Бабушка, подталкивая Внучку в дом, - Ну, пошли в дом, надо что-то приготовить к его приходу, - и обе скрылись за дверью.
   Кот, оставшись на пороге один, удовлетворенно мяукнул и растянулся на утреннем солнце во все свое большое кошачье тело.
  
   Оглядываясь по сторонам, разглядывая невысокие пряничные домики, Журналист бодро дошагал до следующего перекрестка и тут... внезапно остановился, задумавшись, а куда, собственно говоря, он идет? И дело даже не в том, что перед ним опять лежали три направления, или даже четыре, учитывая путь назад, просто он ума не мог приложить, с чего именно он должен начать свое исследование.
   Немного поразмыслив, проговорив в уме какую-то простую детскую считалку, он указал пальцем вправо и, облегченно вздохнув, двинулся в выбранном направлении. К тому же он разумно предположил, что хорошая прогулка приведет в порядок его мысли и выведет на правильное направление. Кроме того, на любой дороге можно будет встретить жителей Города, которые что-нибудь, да и подскажут.
   Однако, не прошел он и пятидесяти шагов, как услышал сзади за собой торопливое шарканье и натужное пыхтение, и последовавший за этим взволнованный голос:
   - Молодой человек! Молодой человек, подождите!
   Журналист резко обернулся и увидел приближающегося к нему лысоватого крепыша с небольшим саквояжем в руках. Он быстро шел, сбиваясь на бег, тяжело переводя дыхание. Похоже, бег ему давался с большим трудом.
   - Подождите! - взволновано повторял он, приближаясь к Журналисту.
   - Вы меня? - оглянулся вокруг Журналист в поисках того, кого еще мог бы звать этот человек. Но кроме него поблизости на улице никого не было, - Вы что-то хотели?
   Догнавший его толстячок тяжело переводил дух, держась за бок. По всей видимости, ему тоже пришлось с утра весьма плотно позавтракать.
   - Уфф, - выдохнул он, наконец, - да, хотел, вас... Я хотел поздороваться с вами.
   - Здравствуйте, - недоуменно протянул Журналист.
   - И вам доброго здоровьечка... Я шел совсем в другую сторону, а тут вдруг увидел вас и не смог удержаться... - невнятно пояснил незнакомец, тяжело дыша и все еще держась за бок.
   - И вы для этого изменили свой маршрут? - еще больше удивился Журналист.
   - Да... Дело в том, что я - доктор, доктор этого города, я живу вон там... - сказал толстячок, показывая куда-то вдаль.
   - Но я вроде здоров... - недоуменно протянул Журналист.
   - Не сомневаюсь, - выровнялся Доктор и внимательно вгляделся молодому человеку в лицо, - Так, белки глаз чистые, румянец здоровый, дыхание... - Он приблизил ухо к грудной клетке недоумевающего Журналиста, - Дыхание ровное, без одышки, пульс... - Доктор бесцеремонно схватил его за запястье, закрыл глаза и вслушался, шевеля губами, - Пульс ровный. Правда, присутствует некоторая вялость мышц, - его ловкие пальцы переместились вверх по руке, - Но это, скорее всего, объясняется малоподвижным образом жизни, что в вашем возрасте легко устраняется с помощью физических упражнений на свежем воздухе.
   Журналист, сразу смирившийся с этим невольным осмотром, удивленно посмотрел на Доктора:
   - Значит, вы догнали меня, чтобы установить мой диагноз?
   Доктор, спохватившись, поспешно убрал руки, вытянул из кармана белоснежный платок и промокнул потную от бега лысину:
   - Нет, нет, простите, это просто профессиональная привычка. Я хотел с вами познакомиться.
   - Познакомиться? - удивился Журналист.
   - Ну да, вы же новый человек в нашем Городе.
   - Но я здесь ненадолго, - пробормотал Журналист, - Дело в том, что я...
   - Журналист? Я знаю. - Перебил его Доктор.
   - Откуда? - Опешил Журналист.
   - Батенька, это маленький город, - добродушно улыбнулся Доктор и промокнул лысину, - Вы здесь уже больше двенадцати часов находитесь. О вашем приезде знают все!
   - Все!? Но я еще никого не видел, кроме...
   - Зато вас видели очень многие, - оборвав его, терпеливо пояснил Доктор, - А те, кто не видел вас, узнали от тех, кто уже видел - у нас быстро распространяется информация. Поэтому я вас сразу узнал.
   - Но как?
   - По описанию: рост высокий, глаза голубые, волосы русые, на щеке родинка, худощав, застенчив... Видите, все сходится?
   - Прямо, как в полицейском протоколе, - пробормотал Журналист.
   - Не обижайтесь, - дружески похлопал его по плечу Доктор. - Когда я приехал в Город, меня поначалу тоже очень многое удивляло. А потом привык, стал принимать все как должное. Так проще.
   - А когда вы сюда приехали? - с профессиональным интересом спросил Журналист, разумно предположив, что Доктор может быть как раз тем человеком, который сможет его хоть как-то направить.
   - Лет тридцать назад... или сорок, - задумался Доктор. - А, впрочем, это не суть важно. Помнится, я был также молод и застенчив как вы, и тоже думал, что приехал сюда ненадолго.
   - И что же вас заставило остаться?
   - Да как-то так само собой получилось, - развел руками Доктор. - Впрочем, это тоже может быть темой нашей беседы.
   - Какой беседы?
   - Будущей, - неопределенно протянул Доктор и сразу продолжил, сменив тему, - Так значит, вы столичный журналист?
   - Я? Да, мне нужно написать статью о вашем городе.
   - Статью? Очень интересно. А о чем? - спросил Доктор и тут же замахал руками, призывая Журналиста молчать. - Нет, нет, не говорите, пожалуйста, дайте я сам сейчас догадаюсь... - он задумался. - Город наш маленький, я бы даже сказал, крохотный, за час его весь обойти можно. Вы пишите про наш Парк?
   - Нет.
   - Значит, про наши Часы, которые недавно были отремонтированы?
   - Нет.
   - Нет!? - искренне удивился Доктор. - Может быть, про Фонтан? А вы знаете, что его вода бьет прямо из источника...
   - Да нет же, я пишу про людей, - немного устав от расспросов, сам ответил Журналист.
   Доктор хлопнул себя по лбу и растеряно улыбнулся собственной недогадливости:
   - Ах да, конечно, о чем же еще писать? Как я сразу не догадался. Да, они у нас, действительно, особенные.
   - То есть? - живо заинтересовался Журналист и полез в карман за записной книжкой.
   - Ну, они такие, знаете... здоровые, что ли, - неопределенно пояснил Доктор.
   - Что? Как это?
   - Ну, как это вам объяснить попроще? Выделяются они... они не такие, как другие.
   - В смысле, отличаются ростом? - подсказал Журналист.
   - Да нет.
   - Полные, что ли?
   - Да нет же! - Отмахнулся Доктор. - Просто они... счастливые. Они довольствуются тем, что у них есть, и им как бы ничего и не нужно больше... - окончательно запутал молодого человека лекарь.
   - Как это? Я вас не понимаю. Разве не все так живут? - удивленно посмотрел на него Журналист.
   - Да я и сам не все понимаю... - рассеянно ответил Доктор, почесывая лысину. Он вдруг оживился, вспомнив про что-то, - Э, молодой человек, послушайте, я сейчас очень тороплюсь на вызов - тут у малыша зубки режутся, и он родителям спать не дает - но я очень хотел бы продолжить наш разговор. Думаю, нам есть, о чем с вами поговорить. Вы ведь не против встретиться еще?
   - Нет, конечно, с удовольствием, - утвердительно кивнул Журналист.
   - Тогда до вечера!
   - До вечера... Я живу...
   - Я знаю, - с улыбкой оборвал его Доктор, - У Бабушки. А я живу неподалеку. До вечера, мой друг, - и подхватив свой саквояж, он торопливо побежал в сторону соседней улицы.
   Журналист какое-то время постоял, глядя вслед своему странному собеседнику, раздумывая, не пойти ли ему в ту же сторону. Но, потоптавшись на месте, он все же двинулся в том направлении, в котором шел изначально. Ему, по сути, было все равно куда идти, поскольку четкого плана действий у него все еще не было.
   На улицах появилось больше людей. Все они куда-то спешили по делам, приветливо улыбаясь ему. Идущая навстречу с корзинкой свежесрезанной зелени, незнакомая женщина с улыбкой кивнула Журналисту:
   - Здравствуйте!
   - Здравствуйте, - неуверенно ответил молодой человек.
   - Отдохнули с дороги?
   - Да, спасибо, - пробормотал Журналист.
   - Вот и славненько.
   Она преспокойно пошла дальше, а он оторопело посмотрел ей вслед, размышляя над тем, что заставляет незнакомых людей здороваться с другими такими же незнакомыми людьми. Он так засмотрелся, что, повернувшись, чуть было не наткнулся на крупного высокого мужчину в рабочем комбинезоне с набором инструментов в руках.
   - Ой, извините, - смутился Журналист.
   - Да, ничего, - благодушно ответил мужчина. - Доброго вам утречка!
   - И вам, - автоматически ответил молодой человек.
   - Хорошо выспались?
   - Да, спасибо...
   - Увидите Бабушку, передайте, что я зайду к ней после обеда, посмотрю, что там у неё с краном не ладится.
   - Я передам... - рассеянно ответил Журналист, совершенно забыв спросить, от кого он должен это передать.
   Мужчина, насвистывая веселую мелодию, быстро пошел своей дорогой дальше, а Журналист снова задумался. Похоже, встреченный им мужчина точно знал, с кем имеет дело, раз через него передавал послание Бабушке. Неужели Доктор совсем не преувеличивал, когда говорил, что новости в Городе разлетаются со скоростью света?
   А Город оживал прямо на глазах. Мимо Журналиста стайкой промчались мальчишки на самокатах.
   - Здрасьте! - нестройным хором закричали они ему.
   - Здрасте...
   Мимо проходили незнакомые люди, приветливо кивая ему, как старому хорошему знакомому. Растеряно кивая им в ответ, и понемногу начиная привыкать, он все же смущался от своей неожиданной популярности.
   Проходя мимо булочной, Журналист заметил стоящую под широко раскрытым окном тележку, груженную мешками. Тележка была прицеплена к странному велосипеду, имеющему три колеса. Велосипед прочно стоял на мостовой, и хотя выглядел по-детски, предназначен был явно для взрослого человека. В подтверждение своей догадки, из булочной вышел хозяин тележки и стал передавать тяжелые мешки один за другим в окно, где их принимали чьи-то сильные руки.
   На всякий случай, проходя мимо, молодой человек первым поздоровался с Мельником и Булочником, и пошел дальше. Мужчины, продолжая работать, машинально поздоровались в ответ. Но когда Булочник поднял глаза и увидел, кто с ним поздоровался, его глаза тут же загорелись:
   - Подождите! Минуточку подождите! - закричал он в окно и, вытер руки в муке о халат, скрылся в глубине комнаты.
   - Что-то случилось? - растерянно спросил Журналист у Мельника, привезшего муку. Тот весело пожал плечами и улыбнулся:
   - Не думаю... Как вам спалось? - неожиданно спросил он у Журналиста.
   "Интересно, почему всех интересует мой сон?" - подумал Журналист, однако ответил:
   - Спасибо, неплохо.
   - Комары не донимали?
   - Да нет, только коты.
   - Эти могут, - усмехнулся Мельник.
   В это время в окне булочной показался Булочник. В руках у него был огромный рогалик, завернутый в бумажную салфетку.
   - Вот, возьмите! Это вам, угощайтесь, с пылу, с жару.
   - Спасибо, но я сыт, - попытался отказаться Журналист.
   - Попробуйте! Для моей булочки всегда найдется место даже в самом полном желудке, - Булочник хитро подмигнул Журналисту. - Они ничем не хуже бабушкиных.
   - Спасибо, - смиренно ответил Журналист, окончательно осознав, что ему не отвертеться от угощения, и принял протянутый Булочником рогалик. Про себя же он подумал, что после бабушкиного завтрака, который она скромно назвала легким перекусом, ни одна, даже самая маленькая печенюшечка, в него уже не влезет.
   - А вы, наверное, в Парк идете? - Улыбнулся общительный Булочник.
   - Еще не знаю... - честно ответил Журналист.
   - Значит, в Парк. Вы абсолютно правильно идете. У нас здесь вообще, если идешь по дороге, очень сложно не попасть в Парк.
   - По какой дороге?
   - По любой. Наш Город так построен, что все его дороги ведут в Парк. Поэтому, куда бы вы ни пошли, вы все равно туда попадете.
   - Да? - удивленно протянул Журналист. - Ну, тогда я пошел?
   - Да, да, идите, - весело отозвался Булочник, - и никуда не сворачивайте! Хотя, даже если вы свернете, вы все равно...
   - Попаду в Парк, - улыбнувшись, закончил вместо него Журналист, - Спасибо за рогалик.
   - Не за что, заходите в любое время - у меня лучшая сдоба во всем Городе!.. - нахваливал свой товар Булочник, когда Журналист уже шел по указанному направлению.
  
   Наконец-то в его действиях появился какой-то смысл, а в его пути появилась точка отсчета. И этой точкой был городской Парк. Журналист шел теперь прямо, не сворачивая, подчиняясь прихоти архитектора города. Навстречу молодому человеку, кто куда, спеша по своим делам, шли горожане, они улыбались ему и приветливо вскидывали руку, или же снимали шляпу, громко здороваясь. Журналист кивал горожанам в ответ, но теперь уже как старым знакомым, больше не задавая себе ненужных вопросов, зачем и почему. Просто он уже начинал привыкать к простым правилам пока незнакомого ему города.
   К своему большому удивлению, кроме переделанных под повозки велосипедов, других транспортных средств он не встречал. Однако, теперь он мог это легко объяснить - расстояния в городе были небольшие и все здесь ходили пешком. Но не только...То тут, то там он замечал горожан, едущих на велосипедах. И в основном это были дети, но иногда встречались и взрослые - кто-то вез тяжелый мешок, перекинув его через раму, а кто-то тащил на колесах и целый стог свежескошенного сена, отчего со стороны складывалось впечатление, что стог едет сам по себе.
   Молодой человек быстро шел по городу, улыбаясь солнцу и утру. Неожиданно сзади него раздался звук велосипедного звонка. Звук прозвучал достаточно близко, поэтому Журналист на всякий случай сделал широкий шаг в сторону, и только потом обернулся. Прямо на него, широко улыбаясь, ехал велосипедист, одетый как для велосипедиста достаточно странно - в костюм, белую рубашку и галстук. Не доезжая до него нескольких метров, плотный, но еще не толстый мужчина, которому на вид было лет пятьдесят, резко затормозил, лихо спрыгнул с велосипеда и повел его рядом, продолжая улыбаться.
   - Здравствуйте, здравствуйте, здравствуйте, - скороговоркой затараторил мужчина и, схватив Журналиста за руку, энергично затряс ее, - Вы ведь не против, если я часть своего пути разделю с вами? - спросил он и, не дожидаясь ответа, пошел рядом с молодым человеком.
   - Нет, конечно, пожалуйста, - и не думал сопротивляться Журналист, - А?.. - попытался он что-то спросить, но велосипедист не дал ему закончить предложение:
   - Как хорошо, что я вас встретил! - Быстро заговорил он. - Всегда приятней лично засвидетельствовать свое почтение. Так сказать, очно, живьем увидеть, а не узнавать о прибытии новых людей из официальных бумаг, - он посмотрел на удивленного Журналиста и поспешил объяснить, - Понимаете, город у нас маленький, тут всех людей давно знаешь в лицо, поэтому появление нового человека всегда вызывает пристальное внимание и закономерный интерес. А вот личное знакомство - это что-то! Ну, согласитесь, ведь нельзя же столь тонкий душевный механизм как знакомство отдавать на откуп бюрократическим проволочкам? А то, знаете ли, информация-то доходит до меня, но, как правило, уже после того, когда все об этом узнают. Поэтому, непорядок, я вроде как первый должен знать, а узнаю последний. А все потому, что дела, дела...
   - А вы работаете?.. - попытался спросить Журналист.
   - Да, да, работаю, - оборвав его, опять затараторил мужчина, - эта работа отнимает у меня уйму времени. Правда, иногда бывает скучно, бумажки, бумажки, понимаете ли. А еще эти ежегодные декларации за всех заполнять... - велосипедист в костюме тяжело вздохнул, но сразу взял себя в руки, широко улыбнувшись, - Но я не жалуюсь! Нет, нет, совсем не жалуюсь, я очень люблю свою работу. Ведь поддержание порядка в родном городе - это очень даже приятная работа. Кто-то же должен ее делать, а? Вот я ее и делаю! И думаю, что делаю ее хорошо...
   Журналист хотел что-то спросить, но мужчина не дал ему это сделать и продолжил, перескакивая с темы на тему:
   - Вы только посмотрите, какой он красивый, наш город - какие чистые улицы, как много зелени вокруг! Сами-то мы почти никогда не выезжаем из Города. А зачем? У нас тут все есть - все, что нужно для жизни. А если вдруг нам нужно что-то еще - нам это сразу привозят. Ну как сразу? Привозят через какое-то время... Знаете, оно же так - если всю жизнь ездить куда-то, то так никогда и не успеешь почувствовать себя дома. Вернее, что ты дома. Поэтому мы все домоседы - мы любим то, что нас окружает, и ценим тех, кто к нам приезжает... - с большим воодушевлением продолжал тараторить велосипедист в костюме. Журналист, окончательно осознав, что сопротивление бесполезно, оставил все попытки что-то сказать и просто стал слушать.
   - Я уверен, вам не будет у нас скучно и вам будет, чем себя занять, - продолжал тот, сбиваясь и путаясь, - Вот я бы на вашем месте, если бы я был на вашем месте, а очень жаль, что я не на вашем месте... Э, в общем, для начала я обязательно сходил бы на площадь перед Ратушей и посмотрел бы наши отреставрированные Часы на башне. Потом я бы прогулялся по самому зданию мэрии и посетил бы наш краеведческий музей, расположенный в его стенах...
   Заметив, что Журналист, достав блокнот, стал в него что-то записывать, велосипедист продолжил перечислять дальше:
   - Да, да, вы пишите, пишите, а то забудете. Так вот, после этого я прошел бы вдоль и поперек все улицы Города, одну за другой, разглядывая дома и палисадники во дворах. Вы думаете, они все одинаковые? - усмехнулся странный человек, Журналист пожал плечами, - Нет, они только кажутся одинаковыми. Но, поверьте, каждый понимает красоту по-своему, поэтому и украшает свое жилище по- своему, не так как все... Ах, да, не поленитесь и зайдите в каждую лавку, в каждый магазинчик - попробуйте все, что они вам предлагают... - Удивление, смешанное со страхом в глазах Журналиста, заставило рассказчика добавить успокаивающие нотки. - Я понимаю, что это может быть трудно сделать все сразу, но поверьте, вас это немного развеселит, а людям будет очень приятно.
   - А я уже вроде как начал, - улыбнулся Журналист, показывая непочатый рогалик Булочника.
   - Я вижу. Вот и чудненько! - Присмотревшись к булке, улыбнулся велосипедист в костюме, - А, узнаю, узнаю... Это рогалик булочника с Цветочной. Отличные булки делает, отличные! Но не останавливайтесь на достигнутом, продолжайте пробовать Город на вкус и скоро вы не захотите отсюда уезжать!
   - Еще бы! - улыбнулся Журналист, - Вы так хорошо разрекламировали свой город, что можно подумать, будто вы собираетесь его продавать.
   Велосипедист в костюме, резко остановился, открыл рот и удивленно уставился на молодого человека. Было похоже, что он не до конца понял шутку приезжего человека. Однако, после небольшой паузы, велосипедист широко улыбнулся:
   - Что вы такое говорите, какое продавать? Я... - немного запнулся он, - мы все любим наш город, как часть своей семьи. Здесь выросли мы, растут наши дети, здесь все родное - и дома, и улицы, и каждое дерево... - вдруг он хлопнул себя по лбу, как будто что-то вспомнив, - Да, кстати, как же это я забыл! Вам обязательно, обязательно нужно побывать в нашем городском Парке. Там вы увидите наш великолепный Фонтан с очень вкусной кристально-чистой водой. Знаете, она бьет прямо из родника? Кроме того, в Парке удивительно красивые цветочные клумбы. Мы ежегодно побеждаем в местных конкурсах по садоводству. И, конечно, там люди, они любят отдыхать в Парке целыми семьями. Точно, именно там, в Парке вы лучше всего сможете увидеть, понять и почувствовать наш Город.
   - А я там уже был и опять... - еле успел вставить Журналист.
   - И еще сходите, и еще, и еще, - перебил его человек в костюме,- Это сердце нашего Города, а оно у нас всегда здоровое! Кстати, по субботам там играет наш муниципальный оркестр, проводятся конкурсы и танцы, приходите...
   Внезапно со стороны площади раздался звук боя башенных часов, отбивающих восьмой час утра. Велосипедист резко посмотрел на свои часы и сразу заторопился.
   - Ой, простите, что-то я заболтался тут с вами. Вы замечательный собеседник, но мне уже пора. Работа, работа... Ну что ж, было очень приятно с вами пообщаться... - и, не дожидаясь ответа, человек резво вскочил на велосипед и стремительно поехал вперед, в сторону площади. Журналист так ничего и не успел у него спросить.
   - Мне тоже... - оставшись на месте, вдогонку тихо произнёс Журналист, глядя как люди, стоявшие вдоль улиц, здороваясь, закивали велосипедисту по ходу движения.
   Странный человек, интересно, кто он? Журналист так и не понял, с кем он только что разговаривал. Вернее, он-то большей частью молчал и слушал, но это не важно. В легком оцепенении, несколько недоумевая от состоявшегося разговора, он рассеянно оглянулся вокруг, люди с улыбкой смотрели на него.
  
   Немного смутившись, молодой человек продолжил свой путь, раздумывая над тем, кто бы это мог быть. Однако, не пройдя и десяти шагов, он опять услышал сзади натужное сопение. Обернувшись, он узнал Старика, он встречал его уже в Парке в первый день своего приезда. Сейчас Старик был одет в ярко-красные спортивные трусы и белую майку с олимпийской эмблемой. Он вяло топтался на месте прямо за спиной Журналиста, имитируя бег трусцой.
   - Ой, простите! Я заслоняю вам дорогу? - извинительно сказал Журналист и поспешно отошел в сторону.
   - Дороги всем хватит! - Старик поравнялся с ним, продолжая бежать рядом. - А вы, я вижу, тоже ранняя пташка? Похвально, похвально. Утренняя прогулка - это залог энергии на весь день, не правда ли? Вы куда идете, в Парк?
   - По всей видимости, да, - не стал отпираться Журналист.
   - Значит, нам с вами по пути. Присоединитесь ко мне или предпочитаете плестись пешком? - с усмешкой спросил Старик и резко сделал рывок вперед. Однако, обежав Журналиста кругом, он снова поравнялся с ним, как будто просто хотел показать этим действием свой недюжий потенциал - дескать, вот он, сейчас ка-ак обгонит, ка-ак убежит далеко вперед!
   Ну что ж, охотно... - с улыбкой ответил Журналист и в свою очередь сделал вид, что верит ему. Он тоже перешел на легкий бег, хотя до этого точно с такой же скоростью шел.
   - Я уже сам понял, что мне необходимо заняться физическими упражнениями на свежем воздухе.
   - Вот и славно! Бег укрепляет тело, а в здоровом теле, как говорится, здоровый дух! - Удовлетворенно хмыкнул поджарый старик, и они побежали вместе. - Я вижу, вы уже успели познакомиться с ним? - Бегун кивнул в сторону улицы, где минуту тому назад скрылся незнакомец на велосипеде.
   - Да, забавный человечек, - усмехнулся Журналист, - сказал, что следит за порядком в городе.
   - Да, порядок при нем отменный, - похвалил велосипедиста Старик.
   - А кто он, дворник? - спросил Журналист, незаметно для Старика перейдя на ходьбу. - Я как-то не успел его спросить, слишком уж все быстро произошло.
   - Дворник!? Кто, он? - рассмеялся Старик и тут же сбился с дыхания, отчего ему пришлось остановиться. Отсмеявшись и восстановив дыхание путем нехитрых дыхательных упражнений, он взглянул на удивленное лицо Журналиста.
   - Это наш Мэр!
   - Как мэр? На велосипеде? - закашлялся от удивления Журналист.
   - Да, Мэр. А что вас удивляет? - невозмутимо спросил Старик, продолжив бег.
   - Но это так необычно - мэр, и на велосипеде! - просипел Журналист, засеменив трусцой рядом. Старик недовольно покосился на него.
   - А что здесь необычного? Обычный мэр.
   - Обычный? Сейчас только восемь утра! Куда он поехал так рано?
   - Как куда? - Старик посмотрел на Журналиста с таким неподдельным удивлением, что тому стало неловко. - На работу.
   - На работу? Но почему так рано?
   - Что значит "рано"? Как солнце встало, так сразу работа и есть.
   - Но... - Журналист попытался подобрать слова, - Это все как-то странно.
   - Это странно, потому, что вы приезжий, - снисходительно пояснил Старик, - Поживете у нас немного - освоитесь и привыкнете.
   - Да я вроде уже начинаю привыкать... - пробормотал молодой человек, - И знаете, мне нравится.
   - Ну, вот и хорошо, а как же иначе... - довольно усмехнулся Старик, вяло семеня рядом. - А что, простите, заставило вас, приезжего человека, подняться в такую рань?
   - Я решил немного пройтись и осмотреться, пока город спит.
   - Как же, спит! - хмыкнул Старик. - Город живет!
   - Да я уже это понял... Я решил начать изучение Города с Парка. Кажется, у вас там все начинается? - усмехнулся Журналист.
   - Вы правы, именно там все и начинается, - хитро улыбнулся Старик. - Может, пока мы бежим, вы расскажите мне, что же все-таки привело вас в наш Город?
   - С удовольствием, если вы мне, в свою очередь, расскажите о самом Городе.
   - Сколько угодно. С чего начнем?
   - Ну, для начала, скажите, сколько вам лет?..
   Город быстро просыпался, а двое мужчин, о чем-то оживленно беседуя, медленной трусцой потрусили в сторону Парка...
  
   Утренний Парк прекрасен по-своему. Первые лучи солнца, упав на зеленую листву, мягко развернули податливые листья к себе и, испарив росу ночи, наполнили воздух ароматами цветущих трав. Весело играя в струях Фонтана, солнечные блики, преломляясь под разными углами, солнечными зайчиками запрыгали по деревьям, пробуждая к жизни обитателей Парка - птиц, белок и прочую живность. Парк еще пуст и на одиноких скамеечках лежат только забытые стариками вчерашние газеты...
   Или нет? Подождите, кажется, здесь уже кто-то есть...
   Как же, как же, конечно, Отставник уже давно здесь. И как всегда, он не один, а в окружении своих верных почитателей...
  
   На одной из скамеек, окружающих Фонтан, в обычной своей экипировке сидел Отставник. Прислушиваясь к воркованию птиц, он со счастливой улыбкой на лице кормил голубей, в большом количестве обступивших его со всех сторон. Так было всегда. Для старого вояки это был ежедневный обязательный ритуал - н свет, ни заря он приходил сюда, размачивал в воде принесенный хлеб и щедрыми ломтями разбрасывал его сбегавшимся к нему птицам. Те жадно ловили хлеб и, быстро его заглотнув, потоптавшись немного на месте, опять с мольбой взирали на него, выпрашивая следующий кусок.
   - Гули-гули, гули-гули, отощали мои бедные, совсем оголодали, сейчас я вас всех накормлю, мои маленькие... - умильно приговаривал Отставник, разбрасывая хлеб по сторонам, стараясь равномерно накормить всех своих питомцев.
   Голуби, которые все как один были размером с небольшую курицу, отвечали ему согласным воркованием и, пританцовывая, нестройно толпились возле его ног.
   - Всем хватит, всем... Эй, Тишка, ты что такое творишь!? - Замахнулся он на одного особо наглого голубя, который почему-то решил, что сидя на головах у своих товарищей, окажется ближе к хлебу. - А ну, перестань сейчас же!
   Не в меру упитанный Тишка недовольно спрыгнул с голов своих сородичей и кулем упал на землю. Отставник удовлетворенно хмыкнул:
   - Ешьте, ешьте, наверстывайте упущенное. А вечером я вам еще принесу...
   Голуби, услышав обещание вечерней добавки, накинулись на утреннее угощение с удвоенной силой, демонстрируя здоровый аппетит.
   Именно в этот момент на одной из дорожек, ведущих к Фонтану, появились бодро бегущий трусцой Старик и семенящий рядом с ним Журналист. Кивнув Журналисту на Отставника, Старик приложил палей к губам и осторожно подкрался к человеку, мирно кормящему голубей:
   - Эй, вояка, ты чего хлебом разбрасываешься? - распугав голубей, бодро выпалил Старик, продолжая топтаться на месте. При его появлении голуби на всякий случай отступили на некоторое расстояние, плотно поджав Отставника.
   Дернувшись от неожиданности, Отставник недовольно поднял голову и уставился на Старика:
   - А, это ты? Чего кричишь! Что за шум с утра пораньше? Не видишь, всех распугал?.. - он хмуро глянул на отступивших голубей, - Отойдите подальше, не мешайте, когда идет прием пищи, - он махнул рукой в сторону и Старик с Журналистом послушно перешли на указанное им место. Забыв о близкой опасности, голуби тут же заняли освобожденное пространство.
   Журналист с удивлением посмотрел на Старика, тот пожал плечами.
   - Но, но, но, мои хорошие, напугали вас...- снова засюсюкал к голубям Отставник. Хмурость тут же исчезла с его лица и вместо нее снова засияла умиротворяющая улыбка, - Да разве я разбрасываюсь - я живность кормлю. Они хоть и птицы, но тоже, нуждаются в защите, как и все. Кто-то же должен проявлять о них заботу, а? - не отрываясь от кормежки, изрек Отставник.
   - Но ты же их, обычно, вечером кормишь? - Пожав плечами, заметил Старик. Он стал в стойку и начал делать энергичные круговые махи руками. - Что, Часы на Ратуше опять сломались?
   - Да нет, часы на Ратуше, слава Богу, в порядке. Просто по известным тебе причинам, - Отставник кивнул на Журналиста, - я не успел их вчера нормально покормить, поэтому решил сделать это сегодня с утра.
   - Простите, я не знал... - виновато вздохнул Журналист, стоя в стороне.
   - Ничего, ты не виноват.
   - Так это что же получается, ты теперь переводишь своих голубей на двухразовое питание? - поддев Отставника, усмехнулся Старик, перейдя к поворотам туловища. - Смотри, они и так у тебя уже летать не могут, здоровые, как индюки. Того и гляди, ходить перестанут.
   Голуби обиженно закурлыкали, пританцовывая возле Отставника.
   - Да ну, скажешь тоже, - ответил Отставник, бросая хлеб и с умилением глядя на пернатых. - А вы не слушайте его, ешьте, ешьте...
   Долго уговаривать птиц не пришлось, голуби согласно накинулись на новые куски хлеба.
   - Ой, смотри, перекормишь ты своих питомцев, - с улыбкой предупредил Старик, подмигивая Журналисту.
   - Как же, перекормишь! - хмыкнул Отставник, разламывая вторую буханку хлеба, - Это же природа, ее не обманешь, они лишнего не возьмут.
   Старик, хмыкнув, переглянулся с Журналистом.
   - Ты лучше посмотри, кого я тебе привел, - попытался он переключить внимание Отставника на Журналиста. Вояка с трудом оторвал голову от своих голубей.
   - Вижу, привет.
   - Здравствуйте, - поздоровался молодой человек, - простите, я не успел вас поблагодарить за то, что вы сделали для меня вчера.
   - А что я сделал? - недоуменно протянул Отставник, - Я что-то сделал? Не за что... Кстати, как вам спалось?
   - Замечательно, как дома. Вообще-то, я тяжело сплю первую ночь в незнакомом месте, но тут...
   - Понятно, - оборвал его Отставник, усмехнувшись, - у Бабушки все всегда чувствуют себя как дома. Что-то она да знает!
   - А пока я шел сюда, я успел познакомился с кое-кем, - восторженно продолжил Журналист.
   - С этим, что ли? - Отставник кивнул на Старика, - Не велико знакомство.
   - Да нет.
   - Он видел Мэра и очень удивился, что тот ездит на велосипеде, - подморгнув Отставнику, вставил Старик.
   - Да? А на чем ему еще тут ездить? - усмехнулся Отставник.
   - И я ему о том же говорю, - пожал плечами Старик.
   - А еще я встретил Доктора и Булочника, и многих других. Все очень добрые и приветливые люди. Вот, возьмите, пожалуйста, - Журналист протянул рогалик Отставнику, - Я все равно не могу больше, меня Бабушка так накормила, что я просто не в состоянии съесть что-то еще.
   - Ладно, давай сюда, - усмехнувшись, принял рогалик Отставник, - Не пропадать же добру. - Он опять с умилением посмотрел на голубей. Те в свою очередь с не меньшим умилением смотрели на рогалик.
   - А мэр у вас, действительно, странный - не такой как у нас. В такую рань на работу, да еще и на велосипеде, - продолжил делиться впечатлениями Журналист.
   - В какую такую рань!? - Отставник взглянул на свои командирские часы. - Так ведь время уже около девяти!?
   - Ну да, - не понял Журналист, - в Столице это еще очень-очень раннее утро, люди только просыпаются, а тут...
   - А когда же вы начинаете работать? - прервав его, поинтересовался Старик.
   - Позже...
   - Куда уже позже?
   - Да, мэр у нас - мужик что надо! - усмехнулся Отставник, - Хорошо, когда человек на своем месте. Уж не знаю, кто бы мог лучше справиться, чем он.
   - Может быть, вы? - спросил Журналист.
   - Я!? Я уже старый, - вздохнув, протянул Отставник. Старик, ухмыльнувшись, покосился на него, - Власть должна принадлежать молодым - им жить на этой земле и им решать, как быть. Мэр еще молодой, у него только четвертый срок.
   - А вы что, можете выбирать? - удивился Журналист.
   - Ну да, всегда, когда проходят выборы.
   - Вот мы его и выбираем каждый раз, - улыбнувшись, вставил Старик.
   - Но, чисто теоретически, выборная должность для того и существует, чтобы иногда что-то менять, разве не так? - Журналист недоуменно посмотрел на своих собеседников.
   - А зачем менять, если он нормальный? - беззаботно ответил Отставник. - Он всех устраивает - с ним и говорить легко, и вопросы решает быстро и правильно.
   - Да, поговорить с ним, действительно, интересно, - улыбнувшись, вспомнил странного велосипедиста Журналист. Оглянувшись, он посмотрел на Фонтан. - Кстати, он говорил, что вода этого фонтана бьет прямо из источника.
   - Это правда, - воодушевился Отставник, - наш Фонтан построен на роднике. Кстати, ты попробуй, солдатик, другой такой воды во всем мире нет.
   - Ее что, действительно, можно пить прямо из фонтана? - искренне удивился Журналист.
   - Пить?! - рассмеялся Отставник, - Да ее не только пить - ее есть можно! Даже если ничего, кроме этой воды ты не будешь употреблять в течение дня, ты все равно будешь сытым. Попробуй сам, не стесняйся.
   - Спасибо, но я и так сыт, - пожал плечами Журналист, - не хотелось бы переедать. Это чревато тяжестью в желудке.
   - Какой такой тяжестью? - усмехнулся Отставник. Теперь они смеялись вместе со Стариком. - Вода наоборот, сделает тебя легче. Ты только попробуй, главное - не переборщить.
   - Да, во всем нужна мера! - мудро добавил Старик, скептически поглядывая на голубей, тяжело разбредшихся по дорожкам.
   Журналист неуверенно подошел к краю Фонтана и оглянулся на стариков.
   - Отсюда? - на всякий случай переспросил он, кивая на воду.
   - Да, да, прямо отсюда, черпай смело! - весело подначил его Отставник.
   Журналист зачерпнул пригоршню воды и осторожно попробовал ее на вкус.
   - Ммм, сладкая...
   Вода, действительно, была прозрачной и имела необычайно приятный привкус. Молодой человек зачерпнул воду опять, только уже двумя руками... и снова... и снова... Все пил и пил, и никак не мог остановиться.
   - Э-э, осторожнее, сынок, сбавь-ка немного обороты, а то твои ноги уже почти отрывались от земли, - Отставник подмигнул Старику, - Эдак, ты еще так облегчишься, что чего доброго, начнешь отбирать хлеб у моих голубей... - и старики весело и громко рассмеялись...
   .
   А пока, суть да дело, Парк стал понемногу наполняться людьми. Первыми появились вездесущие мамочки. Покормив своих чад, они вышли с колясками их выгуливать. Чуть позже скамейки заполнились бабушками со своим неизменным рукоделием, и стариками, любителями почитать на досуге. Все приветливо здоровались друг с другом, занимая свои излюбленные места. Новые-старые посетители с удивлением смотрели на Журналиста, жадно пьющего воду из Фонтана, но, не решаясь его прервать, просто садились на скамейки и наблюдали за ним.
   Наконец, когда Журналист все-таки напился и оторвался от воды, он заметил пристальное внимание к себе и, смущенно кивая здоровающимся с ним горожанам, вернулся к своим собеседникам. Отставник довольно огляделся вокруг:
   - Ну вот, - довольно отметил он, - новый день наступил, и все на месте... Не бойтесь, не бойтесь, я вас в обиду не дам, - неожиданно промурлыкал он, обращаясь к пернатым. Впрочем, те и не думали пугаться, и методично уничтожали кусочки рогалика, сыпавшегося из рук Отставника.
   - Да они сами при желании кого хочешь могут напугать! - ворчливо заметил Старик, здороваясь со вновь пришедшими, мечтательно оглядываясь. - Да, новый день! Хорошая погода и вчерашние новости, что может быть лучше этого?
   - Только свежие новости, - предположил Отставник, глядя на Журналиста. - Разве не так?
   - Возможно, - смущенно пожал плечами молодой человек. Вдруг что-то вспомнив, он замялся и осторожно добавил, - Я, наверное, пойду уже.
   - Куда это ты собрался? - поинтересовался Отставник.
   - Никуда, собственно, просто погуляю, осмотрюсь вокруг, поищу материал для статьи, - растерялся Журналист.
   - Ну, ищи, ищи, - не стал его задерживать Отставник, - Только смотри осторожно, материал может быть прямо у тебя под ногами.
   Журналист резко отскочил, испуганно глядя себе под ноги.
   - Шучу!.. - во все свои тридцать два и без пломб улыбнулся Отставник. - Если будет скучно, в чем я глубоко сомневаюсь, приходи сюда, к нам - разбавишь нашу стариковскую компанию, расскажешь нам ваши столичные новости из первых уст.
   - Хорошо... - кивнул Журналист, - Спасибо за приглашение, я непременно им воспользуюсь. - Он попрощался со стариками и пошел по одной из дорожек в сторону главной площади.
   Отставник, проводив Журналиста взглядом, повернулся к Старику:
   - Хороший парень. Ну что ж, пока нет свежих новостей, может быть, опять перелистаем старые? - И, не дожидаясь ответа, широким шагом пошел к группе ожидающих стариков...
  
   Некоторое время спустя и изрядно попетляв по парковым дорожкам, Журналист наконец-то вышел из Парка и оказался на краю большой площади. Он оглянулся вокруг:
   - "Все как везде, как и в любом другом городе, - подумалось ему, - В чем здесь может быть тайна? И есть ли здесь тайна вообще?".
   Судя по размерам площади, на которую он вышел, именно она должна была быть Главной площадью Города, о чем свидетельствовала возвышающееся на другом ее конце высокое здание Ратуши с башней, украшенное большими круглыми часами и... Надо же, невероятно! Журналист широко разинул рот. Вокруг башни было повязано огромное цветное полотнище, напоминающее шарф, завязанное спереди большим аккуратным узлом. Так повязывают шарф бабушки своим внукам на шею, когда те зимой спешат с санками на горку. Но здесь, на часах! Кому могла прийти в голову такая причудливая идея?
   - Впервые вижу, чтобы праздничные транспаранты так нелепо закреплялись на зданиях, - пробормотал сам себе Журналист, остановившись как вкопанный, тщательно присматриваясь, - Господи, так это же и есть шарф! - невольно вырвалось у него.
   В этот момент раздалась мелодичная музыка боя часов, они показывали десять часов утра. Часы как будто здоровались с Журналистом, приглашая к общению, а налетевший порыв ветра, качнувший длинную бахрому из толстых, толщиной с палец, нитей, собранные в кисти на концах шарфа, только усилил это ощущение.
   - "Что за странные обычаи у них - вешать шарфы на зданиях?" - оторопело подумал Журналист. На всякий случай, он оглянулся и посмотрел, нет ли признаков одежды на других домах города, но не обнаружил их.
   - Хм, не знаю, как насчет тайн, но город явно немного странный. Часы с шарфом! - рассмеявшись, Журналист продолжил свой путь через площадь, - Они бы еще шапку и варежки на стрелки надели! Чудные!
   Выйдя на середину площади, он краем глаза заметил, что чуть поодаль на краю площади стоит большой кемпинговый фургон. На одном из его бортов во всю ширину красовалась надпись: "Передвижная Эко-Станция". Уже успевший привыкнуть к тому, что в городе отсутствует какой-либо транспорт, кроме велосипедного, и движимый чисто профессиональным интересом, Журналист резко изменил направление своего движения и решительно направился к фургону.
   Станция? Интересно, что бы это могло значить? В конце концов, ведь не сама же она сюда приехала?..
  
   А в это время в самом фургоне два научных работника обсуждали вопросы весьма далекие от научной деятельности:
   - Эй, что вы делаете, молодой человек? - строго отчитывал своего подчиненного мужчина зрелого возраста с щедро убеленными сединой волосами в очках с толстыми линзами, - Нельзя это голыми руками брать!
   - Да не волнуйтесь вы так, Профессор, ничего страшного, я и раньше это делал, - улыбаясь, успокаивал его молодой Лаборант, парень лет двадцати, размешивая реактивы пальцем в колбе, - У нас в институте все так делают, и ничего!
   - И чему вас там только учат! - сердито воскликнул Профессор, отбирая у него колбу из рук.
   - А как-то особо никто никого и не учит, - заплатил деньги и все, ты свободен! - без всякого сопротивления отдал колбу Лаборант, свободной рукой сразу же схватившись за другую.
   - Как же так? А оценки? А знания? - не унимался Профессор, отбирая у него колбу за колбой. Очень скоро у него их набралась целая жменя.
   - Да кому они нужны, эти знания? - весело хмыкнул Лаборант. - Главное - это потом в хорошее место устроиться, а все остальное - это так, пыль!
   - Ммг, пыль... И откуда ты только такой свалился на мою голову? - раздраженно хмыкнул Профессор, устанавливая пробирки на место.
   - Ясно откуда - дядя устроил. - Без зазрения совести, честно пожал плечами Лаборант. - Они когда-то учились в одной школе вместе с Бизнесменом. Вот он ему и позвонил. Тот помог старому другу, теперь я здесь.
   - Ага, помог, конечно! - раздраженно отозвался Профессор. - Ты все решаешь только с помощью дяди? - едко поддел он Лаборанта.
   - Нет, почему же? - искренне удивился молодой человек, - У меня еще и тетя есть, родная, она тоже хорошее место занимает.
   Профессор сразу запнулся, ввиду такого простого объяснения, не зная, что сказать. Но, все же, вздохнув, решил сделать попытку:
   - Да поймите же вы, молодой человек, неважно, какое место занимают ваши тетя и дядя. Это ваша жизнь, ваши руки и то, куда вы их суете, зависит только от вас!
   Лаборант на какое-то время задумался, обдумывая сказанное.Профессор уже решил, что ему удалось до него достучаться. Однако...
   - Зря вы так, Профессор, они известные люди, от них много чего зависит, - честными глазами он посмотрел на учителя. Профессор покачал головой:
   - А тебе известно такое слово как химия? - гордо спросил он.
   - Да... Слово - да, химия - нет. У нас с этим в институте как-то не очень... - спокойно ответил Лаборант. Неожиданно он что-то вспомнил и довольно заулыбался.- Но формулу воды я знаю! H2O? Вот!
   - И на каком же ты курсе? - качая головой, усмехнулся ученый.
   - На третьем.
   - Боже мой! На третьем курсе и уже формулу воды знает!
   - Да, а что? - не уловив иронии, переспросил молодой человек.
   - Ничего... - удрученно ответил старый ученый, - Ты хоть знаешь, почему мы здесь и чем должны заниматься?
   - Да... - неуверенно ответил Лаборант, - Что-то измерять будем?
   - Исследовать! - раздраженно поправил его старый человек, - Анализировать, ясно? Это исследовательская лаборатория. С помощью всех этих приборов мы должны провести анализ того, что нам будет предоставлено. Понял?
   - Ммг... - согласно кивнул молодой человек, - про анализы мне все понятно... А чьи? - в ожидании ответа он с умным видом уставился на ученого.
   Профессор, окончательно осознав, что семена его знаний никогда не дадут всходов на почве Лаборанта, только обреченно вздохнул:
   - Ладно... Слушай, ты давай это, лучше ничего здесь не трогай, я сам. Если что-то надо будет, я тебя попрошу, хорошо?
   - Ммг, хорошо... А как же дядя?
   - А дяде мы скажем, что ты прекрасно справился со своей работой и заслуживаешь занять более высокую должность. Договорились?
   - Хм, отлично! Мне это нравится, с вами приятно работать, Профессор! - Потянувшись, довольно крякнув, Лаборант направился к двери, - Ладно, я пойду, пока посижу снаружи, а то тут воняет чем-то невкусным.
   - Это химия, молодой человек, она всегда так пахнет, - вздохнул Профессор, - Ну, иди, иди...
   Лаборант направился к двери. Он уже потянул за ручку двери, чтобы выйти, когда в дверь постучали.
   - Ну вот, - разочарованно протянул он, - только передохнуть собрался! Кто там?
   - Это я... То есть, простите, вы не могли бы? - отозвался незнакомый голос. Лаборант распахнул двери. Перед лабораторией стоял незнакомый человек и смущенно улыбался.
   - Добрый день, - вежливо произнес Журналист.
   - Ну, привет, - сухо отозвался Лаборант, - Вы кто?
   - Я? Я - журналист... Не ожидал вас здесь увидеть.
   - Меня? - удивленно скривился Лаборант.
   - Да нет, не вас, все это... - Журналист кивнул на лабораторию, - Я уже думал, что город совсем отказался от каких-либо технологий, а тут...
   - А чего это нам вдруг от этого отказываться? - заносчиво вздернул нос Лаборант.
   - Но, простите, я думал, что... у меня сложилось такое впечатление, что ваша жизнь немного застыла, задержалась в прошлом.
   - Чего? - недовольно нахмурился Лаборант, - Это мы-то в прошлом!? Да наша лаборатория оснащена по последнему слову техники! Мы есть сама суть научной мысли! Мы находимся на рубеже науки! - гордо продекламировал он, - Это вы тут телевизор не смотрите и газет не читаете!
   - Но, простите, почему вы так решили? - возмутился Журналист, - Я не то, что читать, я сам пишу новости.
   - Ха-ха, новости, рассмешили! Пыльные новости старого города! Да кто их читает!? - рассмеялся Лаборант.
   Ситуация начинала выходить из-под контроля, когда, наконец-то оторвавшись от пробирок, сзади за Лаборантом появилось лицо Профессора:
   - Чего вы так кричите, молодой человек? Сами не работаете и другим не даете, - приструнил он Лаборанта, - Что тут у вас? - выглянув в дверь, он увидел Журналиста, - Здравствуйте.
   - Добрый день, - кивнул ему Журналист, хотя мысль о добром дне уже почти начинала рушиться.
   - Профессор, как хорошо, что вы появились. Мы тут с местными аборигенами дискутируем о научном прогрессе... - обрадовавшись поддержке, воодушевился Лаборант.
   - К которому вы, юноша, не имеете ни малейшего отношения, - оборвал его ученый.
   - Это почему же? - замявшись, огрызнулся Лаборант. - Разве мы не на рубеже?..
   Профессор не стал отвечать ему, а повернулся к Журналисту:
   - Вы уж простите моего коллегу, - принес он свои извинения, - Ему не только не хватает элементарных знаний по химии, но и просто хороших манер. Я надеялся, что за время нашего пребывания здесь он хоть чему-то научится, но...
   - Вашего пребывания? - удивился Журналист. - Выходит, что вы тоже сюда приехали оттуда? - он махнул рукой куда-то в сторону.
   - Что значит "тоже"? - в свою очередь удивился Профессор.
   - Дело в том, что я сам только вчера сюда приехал, и уже успел получить некоторое представление об этом городе. Поэтому я очень удивился, увидев вас здесь.
   - Тю! Так ты не местный? Че сразу не сказал? А я-то думал... - выглянул из-за плеча Лаборант, но тут же замолчал, наткнувшись на суровый взгляд ученого.
   - Значит, вы приехали раньше, - продолжил рассуждать Журналист, - А мне в редакции никто не говорил, что будет еще и лаборатория.
   - В редакции? - удивленно поднял брови Профессор. - В какой редакции.
   - Столичная газета. Я журналист, у меня задание написать статью об этом городе, вернее, о феномене, который здесь вроде бы есть, - сбивчиво пояснил Журналист.
   - Феномен?
   - Да. Вы же по заданию сверху приехали, так?
   - Ммм... - замялся ученый, - Ну да, по заданию.
   - И те, которые там, сверху, - Журналист снова показал пальцем вверх. Лаборант проследил за направлением, уставившись в небо, - Они вам, конечно, объяснили, что мы должны здесь найти?
   - Ну, да... приблизительно, в общих чертах, - все еще не понимая, о чем идет речь, ответил ученый. Поправив очки, он пристально всмотрелся в небо.
   - Ну вот, - радостно воскликнул Журналист, - значит, будем искать вместе! Я буду писать статью, а вы будете искать научное подтверждение вымыслу. Вместе будет сподручнее, а?
   - Ммг, сподручнее, - вздохнул Профессор, кивнув на Лаборанта, - у меня уже есть один подручный, не знаю, куда его деть, все время под руками вертится.
   - А чего я? Я ничего... - недовольно буркнул Лаборант.
   - Значит, договорились? - улыбнулся Журналист, - Вы вообще от какого научного сообщества будете?
   - Мы? - ученый смущенно почесал голову, - Мы не совсем от научного, это скорее в частном порядке будет...
   - Ну не важно, - весело прервал его Журналист, - Итак, с чего начнем?
   - Не знаю, - пожал плечами Профессор, - нам еще не приносили образцы для исследования.
   - А вот у меня, кажется, есть догадки, - хитро улыбнулся Журналист, - Мне кажется, что начинать нужно с исследования воды...
   Он не успел договорить свою фразу, когда стоявшую до этого тишину разрезал громкий пронзительный женский визг. В тот же миг Журналист почувствовал, как что-то острое проткнуло его правую ногу в области лодыжки, и боль широкой рекой растеклась по всему его телу. В следующий момент нечто внизу вцепилось ему в штанину и стало неистово рвать ее из стороны в сторону. Журналист вскрикнул от боли. Он даже не успел подумать, когда, глянув вниз, увидел что-то повисшее на его штанах и, инстинктивно дернув ногой, сбросил с себя это чудовище.
   Чудовищем оказалась маленькая черная собачонка, породы тойтерьер. От резкого движения челюсти злобной твари разомкнулись и она высоко полетела в сторону кустов. Упав, она тут же вскочила и, отбежав на расстояние, затявкала на молодого человека своим противным голосом, не решаясь повторить нападение. Сзади за собакой волочился длинный поводок.
   Лаборант и Профессор ошалело уставились на собаку, Журналист растерянно осматривал порванные штаны. Через всю площадь с другого конца к собаке бежала ее хозяйка, продолжая визжать на ходу намного громче своей подопечной. Красивая молодая дама в широкополой шляпе, изысканно одетая, была на высоких каблуках-шпильках, отчего казалась еще более худой. Она быстро приближалась по городской брусчатке. Сзади за нею, тяжело дыша, то и дело останавливаясь, чтобы отдышаться, неспешно шел мужчина лет сорока в наглухо застегнутом костюме, плохо скрывающем его уже достаточно основательный животик.
   - Стой, стой, Лапа! Лапа, нельзя, стой! - истошно закричала дама в шляпе резким истерическим фальцетом, отчего Журналист никак не мог сообразить, нога болит у него от укуса собаки или от её голоса. - Дорогой, ну ты можешь идти немного быстрее? Ты что, не видишь, что Лапа в опасности? Ей нужна помощь! - повернувшись к спутнику, срывающимся голосом запричитала она.
   - Иду, иду... - натужно пыхтя, с трудом поспевая за нею, плелся грузный мужчина.
   - Лапа, фу-у! Оставь его, моя девочка, он невкусный! - дама в шляпе побежала быстрее.
   Но тут каблук Дамы неожиданно попал в расщелину между брусчаткой и, с легким треском отломившись, остался в расщелине
   - А! Черт! Новые туфли! - зло выпалила женщин, закрутившись волчком на месте.
   Тем не менее, оставив каблук в дороге, хромая на одну ногу, она снова устремилась к своей собаке, которая уже начинает хрипеть. Доковыляв до лаборатории, дама в шляпе резко подхватила свою собачку на руки и прижала к себе, защищая собой от Журналиста. Лаборант и Профессор поспешно укрылись в лаборатории, очевидно зная что-то больше, чем он. Наука все же!
   - Ну все, Лапа, успокойся, успокойся, он плохой, плохой, - запричитала Дама, держа на руках рычащее животное и с ненавистью глядя на Журналиста, - Как вы смеете так издеваться над животными!? Как у вас только рука поднялась?
   - Нога, вообще-то... Простите, я нечаянно, так получилось, - почему-то стал оправдываться Журналист
   - Вы ее чуть не убили, вы ее покалечили! Вам это просто так не пройдет! - истерично взвизгнула дама, обратив все свое внимание к гавкающей собачке, - Ну посмотрите, что вы наделали! У Лапы теперь будет нервный срыв, у нее будет болеть головка. Как она будет теперь спать? - Покалеченное животное в подтверждение зашлось неистовым лаем, удобно распологаясь у нее на руках. - Сокровище мое, я же просила тебя, не брать в рот всякую гадость. - Засюсюкала над ней Дама, сокровище затявкало еще оглушительнее.
   - Я... я... - попытался что-то сказать в свое оправдание Журналист, но Дама в шляпе его резко оборвала:
   - Да, вы! Вы - садист! Посмотрите, что вы сделали с моими туфлями! - она кивнула на свои ноги, - Где я теперь найду такие? В этом захолустье нет ни одной приличной пары обуви.
   - А починить? - осторожно предположил Журналист, уже чувствуя себя виноватым.
   Дама в шляпе презрительно фыркнула, отвернувшись к собаке:
   - Не нервничай, моя хорошая, не надо, он не стоит того, он плохой!
   - Почему же это я плохой? - с обидой спросил Журналист.
   - Потому что! - отрезала Дама, - Я знаю - моя собака не ошибается, она всегда чувствует плохих людей на расстоянии.
   - А по-моему у нее совсем нет нюха, - буркнул Журналист, глядя на собаку, сидящую на руках Дамы. Однако, слава Богу, женщина не услышала его последней фразы, она нетерпеливо смотрела как приближается к ним Бизнесмен:
   - Ну что ты плетешься, как не знаю что!? - налетела она на него, - Посмотри, что стало с моими туфлями! - тыкнула она ему под нос туфлю без каблука.
   - Купим, купим новые, дорогая, - тяжело дыша, отмахнулся Бизнесмен, пытаясь собраться.
   - Купишь!? Где? Где ты собираешься их тут купить - в этой глуши? Тут за тысячу верст ни одного приличного магазина! - взвизгнула Дама.
   - Купим, купим, только не кричи, - зажал уши Бизнесмен, нервно скривившись как от боли.
   - А я и не кричу пока! - взорвалась Дама, налетев на него, - Я спрашиваю! И зачем я только поехала с тобой сюда? Оно мне надо!? Сидела бы дома, ходила бы в клубы, ела бы суши, изучала бы новые коллекции. И чего ты привез меня сюда? Чтобы я с ума сходила здесь от безделья, а!? - Бизнесмен молча выслушивал тираду, глядя на нее взглядом побитой собаки, не имея сил сопротивляться, - Посмотри, что он сделал с Лапой, ей теперь срочно нужен собачий доктор. Где я его здесь возьму?
   - А что с Лапой? - удивился Бизнесмен, глядя на совершенно спокойную собаку, сидящую на руках Дамы.
   - Он избил ее! - ткнула Дама пальцем в Журналиста, - Я требую, чтобы ты привлек его к ответственности.
   - Хорошо, дорогая, привлечем, привлечем, - успокаивая ее, закивал Бизнесмен. Журналист с опаской оглянулся в поисках свидетелей, но никого не обнаружил, наткнувшись взглядом на закрытую дверь лаборатории.
   - И доктора! - не унималась Дама.
   - Хорошо, хорошо, и доктора тоже привлечем. Успокойся, дорогая, мы вылечим твою Лапу, только не нервничай.
   - А может она уже заразилась от этого, - брезгливо указала Дама пальцем на Журналиста, - и ее срочно надо в больничку?
   - Я абсолютно здоров... - нерешительно вставил Журналист, но Бизнесмен оборвал его.
   - Помолчите, пожалуйста, не надо. Что с тобой, дорогая? - испуганно бросился он к Даме, которая вдруг резко коротко задергала головой и громко чихнула. Шляпа слетела на пол, освободив копну длинных белых крашенных волос.
   - Ну вот, я же говорила! Теперь и я заразилась! - истерично потянула носом Дама, начиная громко реветь.
   - Э... Послушай, дорогая, - бросился поднимать шляпу Бизнесмен, - Ты давай, бери Лапу и возвращайся домой, а я позже подойду и мы все решим.
   - Домой!? Куда, в эту конюшню? - раздраженно вырвав из его рук шляпу, снова дернулась и чихнула Дама, еле удержав Лапу на руках, - Как я уже устала жить в этом болоте!
   - Но, дорогая, мы здесь всего второй день, - попытался не согласиться Бизнесмен.
   - Два дня в этом Богом забытом месте! Два моих дня - моей жизни - выброшены на ветер! Черт! - в сердцах махнув рукой, вздернув нос, она стремительно поспешила через площадь, прихрамывая на одну ногу. Лапа, сидящая у нее на руках, раскачивалась в такт ее ходьбе, и молчала, оглядываясь назад.
   - Дорогая... - виновато позвал вслед Бизнесмен.
   - А!.. - отмахнулась Дама, не оборачиваясь, чихнула опять и, заревев еще громче навзрыд, заковыляла быстрее.
   Из дверей лаборатории осторожно показались головы Лаборанта и Профессора, обрадованных, что на этот раз их пронесло. Бизнесмен несколько раз удрученно вздохнул, глядя на удаляющуюся Даму, после чего, насупившись, повернулся и в упор посмотрел на Журналиста. Научные работники тут же, не сговариваясь решили, что и эту часть разговора им лучше будет пересидеть в лаборатории, и поспешили скрыться за дверью.
   - Простите, что так получилось, но я, действительно, не хотел этого... - снова начал оправдываться Журналист, но, наткнувшись на острый взгляд Бизнесмена, осекся и сглотнув слюну, выдавил из себя, - Что вы на меня так смотрите?
   - Кто вы такой? - раздраженно спросил Бизнесмен, выбрав сухой деловой тон, чтобы не оставалось сомнений, кто тут главный.
   - Я... я... - растерялся сбитый с толку Журналист.
   - Что вы делаете здесь, возле моей лаборатории? - очертил суть вопроса Бизнесмен и решительно шагнул к Журналисту, резко сократив расстояние между ними
   - Я... мы... - оглянулся молодой человек в поисках поддержки, но снова никого не обнаружил, - Я здесь по тому же вопросу, что и вы.
   - По какому еще вопросу? Откуда вы? - напрягся Бизнесмен.
   - Оттуда... - неуверенно ответил Журналист, показывая пальцем в небо.
   - Оттуда!? - резко глянув в небо, Бизнесмен перевел недоверчивый взгляд на собеседника. - Что-то я не совсем понимаю, о чем вы здесь сейчас говорите.
   Из дверей лаборатории осторожно высунулась голова Профессора:
   - Послушайте, босс, мне кажется, молодой человек ищет то же, что и вы... - осторожно попытался он защитить Журналиста.
   - Что!? Именно этого я и опасался... - буркнул Бизнесмен, холодно посмотрев на ученого, - А вы давайте, возвращайтесь к работе, нечего тут зря языком трепаться! Если мне надо будет что-то узнать, я сам вас спрошу.
   Профессор без лишних слов поспешно исчез в дверях. Бизнесмен в упор посмотрел на Журналиста.
   - А вам я категорически заявляю - у вас ничего не выйдет!
   - Почему не выйдет? - недоуменно произнес Журналист.
   - Потому, что я первый занялся этим и в своих делах не потерплю конкуренции!
   - А причем здесь...
   - Значит так, послушайтесь моего доброго совета - собирайте свои вещи и уезжайте отсюда по добру, по здорову! - оборвав Журналиста, совсем не добрым тоном довел свою позицию Бизнесмен.
   - Но почему? - ошарашено спросил Журналист, глядя на него честными широко раскрытыми глазами.
   - Потому, что так будет лучше для всех, и в первую очередь - для вас. Имейте в виду, я вас честно предупредил! - жестко подвел итог Бизнесмен, закончив свою тираду скорее прямой угрозой, чем предупреждением. Он холодно посмотрел на Журналиста, ожидая возможного сопротивления.
   - Но я... - после небольшой паузы осторожно начал Журналист, - я вам не конкурент.
   - Что? Почему? Как не конкурент? - разочарованно уставился на него Бизнесмен, нотки грусти неожиданно появились в его голосе. - Не держите меня за дурака. Кто вы? Что вы тут вынюхиваете? Кто вас послал? - вернулся Бизнесмен к прежнему жесткому тону, что было ему привычнее.
   - Меня? - не ожидая таких резких перепадов настроения, растерялся Журналист. - Меня послала редакция.
   - Какая еще редакция!? Я спрашиваю, кто за вами стоит, и откуда вы узнали про меня?
   - Про вас? Я ничего не знаю про вас. Вот, только сейчас, случайно я...
   - Перестаньте вилять! В этой жизни нет ничего случайного! - злобно запыхтел Бизнесмен, - Я повторяю, что вы делаете около моего ПЭСа?
   - Вашего пса!? - совсем растерявшись, округлил глаза Журналист, - Так у вас же вроде сучка?
   - Ты кого назвал сучкой? Это моя женщина! - Бизнесмен схватил Журналиста за грудки и притянул к себе. В дальнейших его намерениях не оставалось никаких сомнений.
   - Собака? - недоуменно воскликнул молодой человек, слабо сопротивляясь.
   - Кто собака? Я - собака!? Ты кого назвал собакой?- еще больше потянул его за грудки Бизнесмен, начиная яростно трясти. Голова Журналиста безвольно заболталась из стороны в сторону. Он не спешил оказывать какое-либо сопротивление, поскольку считал, что даже в самых тяжелых условиях, как интеллигентный человек, все конфликты нужно решать мирным путем - путем диалога и убеждений:
   - Я-я-я им-м-мел в вид-у-у в-вашу с-с-собаку, - попытался сказать он, но скорее проблеял, так как в том состоянии, в котором оказался, голос его сильно вибрировал.
   - Причем здесь собака? - перестал трясти его Бизнесмен и тяжело задышал.
   - Ну, вы же сказали пса?
   - Я? - удивился Бизнесмен. Он все еще продолжал держать собеседника за грудки, не выпуская из рук, - Какого пса? Я сказал Пэ-Э-эС, ПЭС - передвижная эко-станция, - кивнул он на надпись на борту фургона.
   - А-а... А я-то подумал, что... - с облегчением улыбнулся Журналист.
   - Не надо думать, - оборвал его Бизнесмен, - нужно слушать, что я говорю! - он наконец-то выпустил из рук ворот рубашки Журналиста, - Итак, я слушаю дальше?
   - Что? - снова удивился Журналист.
   - Что вы здесь копаете возле моего Пэ..., передвижной эко-станции?
   - Я же сказал сразу - тоже, что и вы, - пожал плечами Журналист.
   - А откуда вы знаете, что я здесь ищу? - снова напрягся Бизнесмен.
   - Как откуда? У нас с вами одно и то же задание, - совсем растерялся молодой человек.
   - Нет у меня никаких заданий, я сам раздаю здесь всем задания!
   - В смысле? Но вы же кому-то подчиняетесь, разве не так?
   - Что? - раздраженно отозвался Бизнесмен, - Я никому не подчиняюсь! Это моя лаборатория, я - хозяин!
   Журналист, сглотнув слюну, удивленно воззрился на него:
   - Так что же это получается? Вы, стало быть, не от редакции работаете?
   - Какая к черту редакция!? - взорвался Бизнесмен, - Я сам по себе!
   - Но разве вы не ищите причину долголетия? - осторожно спросил Журналист.
   - Что!? - опять напрягся Бизнесмен, - Откуда вы об этом знаете?
   - Как откуда? Оттуда... - Журналист указал в уже известном направлении. Владелец лаборатории во второй раз посмотрел вверх, и почесал свою плешивую голову:
   - А-а... Понятно. А что, там про всех известно, кто что делает?
   - Думаю, что да. Такая у них работа - знать! - вздохнул Журналист, - Так как, вам уже удалось обнаружить причину?
   - Нет, мы еще не приступали - пока суть да дело, то да се, в общем... А что у вас?
   - Я думаю, что это вода.
   - Вода? - удивился Бизнесмен.
   - Ну да, конечно. Вот сами посудите, мы все на восемьдесят процентов состоим из воды. Значит, что? - Журналист с улыбкой посмотрел на Бизнесмена, предлагая тому разделить с ним свое открытие.
   - Что? - недоуменно протянул Бизнесмен.
   - Значит, восемьдесят процентов из ста, что искомый ответ находится в воде!
   - В воде?
   - Вот именно! А если это так, то источник нужно искать снаружи.
   - Снаружи чего? К чему вы ведете?
   - Я знаю, где расположен этот источник, источник воды, - гордо подвел к цели своего повествования Журналист.
   - Где он, скажите, скажите, - бросился к нему Бизнесмен, схватил за руку и с мольбой заглянул в глаза.
   К тому времени Лаборант и Профессор, почувствовав, что гроза миновала, спокойно стояли в дверях лаборатории и внимательно прислушивались к их разговору. С улыбкой глядя на них, Журналист выдержал звенящую паузу:
   - В парке! Это тут, недалеко. Это городской фонтан!
   - Но... - недоверчиво протянул Бизнесмен.
   - Да, да, именно, - утвердительно кивнул Журналист, - А все потому, что вода там совсем не простая - она из источника, а источник бьет прямо из-под земли.
   Журналист удовлетворенно посмотрел на своих слушателей, оценивая степень произведенного эффекта. Все недоуменно молчали. Профессор что-то шепнул на ухо Лаборанту и они скрылись в глубине трейлера.
   - Но откуда вы знаете? - вернул Журналиста на землю вопрос Бизнесмена.
   - Что? Так об этом все в городе знают, мне об этом сам мэр рассказал.
   - Мер? - оживившись, посмотрел на него Бизнесмен.
   - Да, он у них странный тут - ездит на велосипеде по городу, как мальчишка.
   - Ммг, я знаю, - согласно кивнул Бизнесмен.
   - Откуда?
   - Мы живем у него... временно. Гостиниц, как оказалось, в этом городе нет, поэтому...
   - Да, да, гостиниц тут нет, - перебил его Журналист, - Странно, правда?
   - Более чем... Так вы говорите, вода из местного фонтана? - переспросил Бизнесмен. Журналист утвердительно кивнул. - А он мне ничего об этом не говорил.
   - Так вы у него, наверное, ничего и не спрашивали, - здраво рассудил молодой человек.
   - Ммг, не спрашивал... - задумчиво почесал голову Бизнесмен. Он как-то вдруг странно засуетился и, отстранив рукой Журналиста, пошел к дверям лаборатории, - Эй, Профессор, хватит уже дрыхнуть, есть работа! Заряжайте свои приборы, сейчас принесу вам образцы.
   - Как скажите, хозяин, - высунулся наружу Профессор. Послышался звон битого стекла. Он резко обернулся и рассерженно закричал вглубь трейлера, - Эй, эй, я же сказал, ничего не трогай! - поспешно спрятался внутри.
   - Так я же хотел помочь... - послышался оправдывающийся голос Лаборанта.
   Не обращая внимание на Журналиста, Бизнесмен лихорадочно заходил вокруг лаборатории.
   - Так что, вы проверите это? - осторожно спросил Журналист.
   - Проверим, проверим, не сомневайтесь... - отмахнулся владелец лаборатории, погруженный в собственные мысли. Он нервно теребил свои редкие волосы, не зная, с чего ему начать, - А вы, стало быть, журналист?
   - Да, я пишу статью о...
   - Хорошо, хорошо... - не слушая его, закрутился на месте Бизнесмен, что-то обдумывая, - думаю, мы сможем быть друг другу полезны...
   - Что? - не понял Журналист.
   - А я то подумал, что вы конкурент, - рассмеялся вдруг Бизнесмен, - Но вы должны меня понять, кругом столько конкурентов. Надо пресекать это все на корню, пока они не дали бурные всходы...
   - Чего? - все также не понимал Бизнесмена Журналист, но, похоже, тот уже говорил сам с собой.
   - А то, оно же, конечно, меня остановить они не смогут, но под ногами топчутся, мешают... Хм, журналист! Нет, нет, мы с вами, определенно, сработаемся...
   - Надеюсь, - неуверенно протянул Журналист, наблюдая за дерганными суетливыми движениями Бизнесмена. Тот то порывался идти, то останавливался, то опять шел... Вдруг он близко подошел к Журналисту и прямо посмотрел ему в глаза.
   - Вы это, если что, любая информация, которую нароют мои орлы, - рассеянно кивнул он на лабораторию, - она ваша, милости просим.
   Журналист обрадовано кивнул, но Бизнесмен поспешно добавил, холодно и рассудительно.
   - Но услуга за услугу, если что-то интересное попадется и вам, будьте добры, поделитесь информацией с нами, - Он в упор посмотрел на Журналиста так, что у того не оставалось сомнений, что он обязан будет это сделать.
   - Хорошо... - выдавил из себя Журналист, - Я вот тут решил посетить мэрию, зайти в местный краеведческий музей. Так сказать, поднабрать материал для статьи. Вы не хотите составить мне компанию?
   Бизнесмен застыл на месте, лихорадочно соображая, что это ему предлагает этот малознакомый молодой человек, но потом, встряхнув головой, решительно отмахнулся:
   - Нет, нет, нет, у меня совсем нет для этого времени, у меня слишком много работы, слишком... - он снова засуетился и, сделав несколько неуверенных движений, нетерпеливо бросился к лаборатории. - Эй, Профессор, где вы там, колбу давайте!
   В дверях снова появился Профессор, держа две колбы в руках:
   - Вам какую колбу, с носиком или с отводами?
   - Самую большую давайте! - раздраженно оборвал его Бизнесмен.
   - Так бы сразу и сказали, - пожав плечами, Профессор скрылся в лаборатории и через секунду появился снова, держа в руках пустую трехлитровую банку, - Вот, возьмите, - протянул ее хозяину.
   - И за работу, за работу! - приняв банку, раздраженно зашипел Бизнесмен на ученого. Тот поспешно пропал в глубине трейлера.
   - Ну ладно, тогда не буду вам мешать, - видя, что на него совсем не обращают внимания, сказал Журналист, - Я пойду, пожалуй. Увидимся позже?
   - Ага, ага, увидимся, - рассеянно отмахнулся от него Бизнесмен, - Потом, потом...
   Журналист направился через площадь к зданию Ратуши, по дороге глядя на приближающийся циферблат часов и огромные размеры шарфа, опоясывающего башню.
   Лаборант, высунувшись из лаборатории и проводив взглядом Журналиста, посмотрел не Бизнесмена:
   - Простите, шеф, вы думаете, это разумно, делиться с ним такой информацией? Это же журналюга, он разнесет это по всему миру!
   Хитро усмехнувшись, Бизнесмен посмотрел вслед удаляющемуся Журналисту:
   - Именно это мне может скоро понадобиться... Так, за работу, за работу! Чего ждем?
   Лаборанта не нужно было просить дважды, он тут же скрылся в глубине вагончика.
   А Бизнесмен, подхватив трехлитровую банку, решительно поспешил в сторону Парка. Именно там, как совершенно случайно предположил Журналист, нужно искать источник - источник его будущего благополучия...
  
   Подойдя к мэрии, прежде чем открыть дверь, Журналист невольно снова посмотрел на часы. Башня выглядела настолько забавно, что напоминала собой огромного человека, обмотанного цветастым шарфом, со стрелками-усами. Кстати, правый ус уже опустился на полчаса ниже, показывая десять тридцать утра. И чтобы совсем не оставалось никаких сомнений, что время не стоит на месте, тут же раздался его раскатистый "Бом".
   - И тебе привет, старина! - кивнул часам Журналист и постучал в двери. Молчание в ответ... На всякий случай молодой человек постучал еще и только тогда, когда и в этот раз ему никто не ответил, приоткрыл двери и осторожно просунул голову внутрь.
   - Эй, есть кто-нибудь? - осторожно позвал он.
   Ответом ему опять была тишина и тихая мягкая классическая музыка, лившаяся непонятно откуда.
   - Эх, была - не была! - набравшись храбрости, Журналист вошел внутрь и аккуратно прикрыл за собой дверь.
   Попав внутрь, он оглянулся - перед ним было большое просторное помещение квадратной формы с большими панорамными окнами по всему периметру, что делало комнату очень светлой. По всей видимости, это и был краеведческий музей города, о котором говорил Мэр, поскольку Журналист сразу отметил висящие на стенах фотографии в рамках. Вдоль стен под фотографиями стояли различные экспонаты, как в музее. В самом центре большого зала на некотором возвышении-подиуме лежала огромная каменная глыба с мягкими плавными формами, словно обтесанная морем. По всей видимости, это был самый весомый экспонат этого музея. Однако, как ни странно, именно возле него не было никаких табличек, объясняющих его присутствие здесь.
   Слева от входной двери была расположена еще одна дверь, на которой было просто написано "Мэрия", хотя стрелки на стене, висящие через равные промежутки, показывали совсем в обратном направлении. Журналист приоткрыл дверь и посмотрел внутрь. Ступеньки вели на второй этаж, где, судя по табличке, и находилась официальная власть города. Бросив взгляд в противоположный конец зала, Журналист увидел и третью чуть прикрытую дверь. Куда вела эта дверь определить было трудно, поскольку название таблички с этого расстояния он не мог рассмотреть.
   Журналист удивленно замер, оглядываясь вокруг. Тишина. Никого...
   - Эй! Ау! - не решаясь двигаться дальше, осторожно позвал опять он. Ответом вновь послужило молчание.
   "Что за странное учреждение?" - подумалось ему, - "Где весь персонал? Сейчас же разгар рабочего дня!". Молодому человеку сразу вспомнились толпы людей, которые он обычно наблюдал, когда по долгу службы попадал в аналогичные учреждения там, откуда приехал. Снующие по коридорам озабоченные служащие и персонал, просители и нуждающиеся толпами бродили по этажам даже в обеденное время...
   Здесь же царила просто музейная тишина и покой. По крайней мере, музея здесь было явно больше, чем мэрии... "А мэр, небось, тоже один из его экспонатов?" - опять подумалось Журналисту, отчего рот непроизвольно растянулся в улыбке.
   Повернув голову направо, Журналист заметил небольшую вывеску на стене, на которой было написано "Начало экспозиции". Первая стрелочка, указывающая вдоль стены, определяла исходную точку экспозиции. Такие же стрелочки висели на стене вдоль выставочных образцов по всему периметру, а у левой двери, за которой была мэрия, висела табличка "Конец экспозиции".
   Пожав плечами, Журналист медленно двинулся по указанному направлению, разглядывая фотографии и экспонаты под ними. Он сразу достал свой блокнот и ручку и стал на ходу делать пометки. Первое, что он отметил, что большинство фотографий было черно-белыми, что, вероятно, говорило об их давности. Лишь в конце экспозиции висело несколько цветных фотографий, по всей видимости, из современного периода.
   Самих фотографий было не много, однако все они были полны действия и, наверняка, несли определенную смысловую нагрузку.
   "Здесь что-то может быть, стоит присмотреться" - подумал Журналист, поэтому решил не спешить и принялся тщательно изучать каждый снимок.
   Близко приблизив лицо, он пристально всмотрелся в фотографии.
   На первой из них было изображено множество людей, занятых на строительстве здания Ратуши, именно этого помещения, в котором находился Журналист в данный момент. Так как, по всей видимости, строился только первый этаж, то никаких силовых механизмов на фото не наблюдалось, кроме повозок и лошадей. Да и сами люди, которые улыбались, глядя в камеру и продолжая делать свое дело, были одеты по моде как минимум столетней давности. На какое именно десятилетие прошлого века приходилось это строительство, Журналист не мог определить, так как не очень разбирался в тонкостях одежды, а дата на фотографии была неразборчива. Внизу под фотографией на специальной подставке в качестве экспонатов лежали простой кирпич и старая кирка.
   На второй фотографии экспозиции здание Мэрии уже значительно выросло в высоту, хотя все еще было окружено строительными лесами, из которых тянула свою каменную шею башня Ратуши. Перед зданием мэрии, задрав головы вверх, стояла толпа людей, наблюдая, как рабочие устанавливают большие механические часы на башне. Люди с интересом слушают человека, по всей видимости, первого мэра Города, что-то вещающего с небольшого помоста. На подставке перед фотографией лежал старинный ключ от завода часов.
   На третьей фотографии мэрия уже была достроена. Она изображала площадь в момент укладки на ней брусчатки. На переднем плане были видны десятки каменщиков, укладывающие булыжники, а в помощниках у них, похоже, был весь город, начиная от малых детей и заканчивая стариками. Возраст этой фотографии также невозможно было определить. Ничто не указывало на временную принадлежность, разве что полное отсутствие каких-либо силовых механизмов, только лошадь, запряженная в телегу, груженую брусчаткой. Журналисту вдруг показалось, что он видит среди толпы Бабушку, но, поразмыслив немного, он сразу отогнал от себя эту мысль, поскольку возраст снимка был явно больше возраста самой Бабушки. Скорее всего, эта была какая-то похожая на неё женщина, возможно, бабушка бабушки или кто-то еще. Под фотографией, как и следовало ожидать, лежал булыжник брусчатки
   Усмехнувшись, Журналист последовал дальше..
   Следующая фотография отображала старый план Города. Все улицы были прямыми и странно напоминали пересечения скрещенных пальцев. Внизу на подставке лежал и сам план, свернутый в свиток, с гербовой печатью. Свиток был уже изрядно пожелтевший, что говорило о его немаленьком возрасте. По фотографии Журналист отметил, что с тех пор Город не очень-то и изменился. По крайней мере, он легко нашелтам те дома, мимо которых сегодня проходил, в том числе и дом Бабушки.
   Пятая фотография изображала постройку дамбы на реке и, судя по количеству людей на ней, ее опять же строили всем Городом. И как экспонат на подставке лежал старый пусковой механический рубильник.
   А рядом со следующим экспонатом висело целых две фотографии - первоначальный вид Парка и Парк после его облагораживания. По фотографиям было видно в динамике, как старые могучие деревья обзавелись молодыми соседями, подсаженными к ним горожанами, а также высыпанными гравием дорожками, скамейками и цветущими клумбами. Жителям действительно удалось превратить кусок дикого леса в чудесное место отдыха, не нарушив при этом ландшафта и не спилив ни одного дерева. Экспонатом служили большие садовые ножницы.
   Дальше шла фотография, на которой довольные улыбающиеся люди пьют воду прямо из паркового фонтана. Да, да, из того самого Фонтана, из которого сегодня утром довелось напиться и Журналисту. Фотография изображала момент открытия Фонтана, а в качестве экспонатов были газетный лист с соответствующей статьей об открытии и стакан чистой воды. И снова Журналисту показалось, что он видит в толпе знакомые лица стариков, с которыми познакомился вчера в Парке.
   На следующей фотографии родители вели детей с цветами в школу первого сентября. Детей у здания школы встречали улыбающиеся учителя. Экспонатом служил школьный колокольчик.
   Десятое фото изображало Город с высоты птичьего полета. Оно было сделано еще в начале прошлого века, о чем говорил видимый на переднем плане кусок крыла аэроплана времен Первой Мировой войны. Тем не менее, Город уже выглядел почти таким же, каким впервые увидел его Журналист. Экспонат - старая-престарая фотокамера, сделавшая этот кадр с крыла аэроплана, лежала тут же.
   На следующей фотографии отображались люди, восстанавливающие свой город после войны. Они дружно вправляли в мостовую недостающие булыжники, разгребали завалы обрушившихся домов. Непонятно только одно - после какой именно войны это происходит. В качестве экспонатов лежали носилки и двуручная пила.
   Далее шла более радостная фотография - веселое празднование какого-то общегородского праздника. Прямо на улицах стояли накрытые столы, люди были одеты в праздничные цветные одежды, всюду были цветы и воздушные шарики. А внизу под фотографией вместо экспоната лежал отрывной календарь, почему-то раскрытый на странице 31 августа.
   А вот тринадцатый экспонат явно выбивался из общего ряда. Вместо фотографии была пустая рамка, в глубине которой поблескивало зеркало. Внизу на подставке стояли литровые, двух- и трехлитровые банки, плотно запечатанные крышками. Все банки были абсолютно пустые, но на них, почему-то, были наклеены надписи, среди которых были "Любовь", "Вдохновение", "Самоотверженность", и тому подобное. Что это означало, Журналист так и не смог понять.
   Дальше пошли более понятные Журналисту фотографии.
   Например, фото с какого-то праздника, то ли свадьбы, то ли с юбилея, который опять собрал всех жителей Города. Экспонат служил старый телевизор, из тех, что появились у истоков эры телевидения.
   А вот на следующей фотографии крупным планом был снят улыбающийся седой мужчина с лопатой в руках. Надпись гласила, что это был первый мэр Города. В качестве экспоната к фотографии прилагалась эта самая лопата.
   Журналист уже ничему не удивлялся. После того, как он увидел мэра на велосипеде, мэр с лопатой не показался ему чем-то уж слишком необыкновенным.
   Зато он сильно удивился, увидев следующую фотографию. На ней была изображена передача власти от Первого мэра Второму на фоне горожан, дружно хлопающих в ладоши. И вроде бы ничего необычного в ней не было, если бы не один факт - во втором мэре Журналист узнал Отставника. И что еще более удивительно, тот был почти таким же, каким он его видел всего час назад, разве что в усах было чуть меньше седины. И еще кое-что, в первых рядах горожан, и Журналист уже в этом ничуть не сомневался, стояла улыбающаяся Бабушка. Внизу, под фотографией лежал документ, свидетельствующий о передаче полномочий.
   Огорошенный неожиданным открытием, Журналист двинулся дальше по направлению стрелок. Его взгляд задержался на фото, где Второй мэр, то есть Отставник собственной персоной, водрузив себе на плечо винтовку трехлинейку, уходит по дороге прочь из города, а все жители, вышедшие его провожать, машут ему вслед руками. Какой это был год, опять же было непонятно - дата, как и везде ранее, была написана очень мелко и неразборчиво. Естественно, что экспонатами здесь служили сама винтовка и мундир, в котором Отставник вернулся обратно с непонятно какой войны.
   И не просто вернулся, а тут же приступил к своим обязанностям мэра снова. Свои полномочия он передал своему правоприемнику лишь некоторое время спустя. Это свидетельствовало из следующей фотографии, уже цветной, на которой Отставник, уже постаревший, передавал символический ключ от Города следующему, Третьему мэру. В нем Журналист сразу признал человека на велосипеде, с которым беседовал давеча на улице при странных обстоятельствах. Внизу лежал документ передачи власти.
   Велосипед присутствовал тут же, как экспонат следующей экспозиции. А над ним висела фотография, которая изображала массовый велопробег по улицам Города. В первых рядах в спортивных шортах и майке стоял сам Мэр, сзади улыбался Старик..
   На предпоследнем, цветном фото, Журналист увидел недавнее событие города, момент праздника - торжественный запуск отремонтированных механических Часов башни. Вся площадь была заполнена нарядно одетыми людьми, Мэр произносит какую-то речь, а несколько горожан повязывают на Часы шарф. Странно, но экспоната под фотографией не было, хотя место для него было приготовлено.
   Молодой человек оглянулся, других фотографий не было. Вернее, была еще одна рамка без фотографии, двадцать первая, но она была пустой. Видимо, кто-то повесил ее случайно или не снял по ошибке.
   Таким образом, Журналист совершил по стрелкам полный круг и опять вернулся к первому снимку. Почесав голову, он задумчиво посмотрел на предпоследнее фото, раздумывая, какой именно экспонат должен был бы лежать здесь на подставке, и почему он отсутствует. Внезапно его мысли прервал голос, раздавшийся сзади.
   - Шарф.
   - Что!? - дернулся от неожиданности Журналист и обернулся.
   Перед ним стоял невысокий грузный плешивенький старик. Он поправил на носу маленькие круглые очечки и посмотрел на Журналиста.
   - Я, говорю, шарф, - улыбнулся старый человек, подходя ближе. - Вы ведь сейчас думаете, что должно быть на месте экспоната? Так я вам и отвечаю - там будет шарф, который связала Бабушка для наших Часов.
   - А-а... - только и смог протянуть в ответ Журналист.
   - Простите, я не представился, - улыбнувшись, продолжил старичок, протягивая пухлую руку для рукопожатия. - Я - Библиотекарь, а по совместительству заведующий местного краеведческого музея. Вы сейчас находитесь на моей территории, поэтому не стесняйтесь, спрашивайте, я с удовольствием все вам расскажу и покажу.
   - Здравствуйте, - пробормотал молодой человек, пожимая ладонь старика, - Я - Журналист, я приехал...
   - Я знаю, - улыбнувшись, перебил его Библиотекарь, - об этом все уже давно знают. А мне, как хранителю истории этого города, положено знать об этом раньше остальных. Добро пожаловать в мою вотчину!
   - Простите, я не увидел, как вы появились, - сказал Журналист, пребывающий в легком замешательстве.
   - Я? Я пришел вон оттуда. - Библиотекарь указал на дверь в глубине комнаты. - Это наша библиотека. Это вы простите, я слишком зачитался и не услышал, как вы появились.
   - Ничего страшного, мне было очень забавно рассматривать эти фотографии.
   - И что именно вам было забавно, молодой человек?
   - Ну, видите ли, - попытался объяснить Журналист, - хотя я всего лишь недавно в Городе, но уже успел познакомиться с некоторыми его представителями...
   - Да, городок у нас небольшой, вы очень быстро со всеми перезнакомитесь, - усмехнулся Библиотекарь.
   - Я знаком уже с Мэром, Бабушкой, Отставником, Доктором, с вами теперь...
   - Так что же? - перебил его Библиотекарь.
   - Понимаете, рассматривая эти фотографии достаточно пристально, я нашел на них знакомые лица... - Журналист на секунду замялся, но тут же поспешно добавил, - Но я же понимаю, что этого не может быть, потому что фотографии, судя по всему, достаточно старые, однако...
   - Вы видели их. - Спокойно сказал Библиотекарь.
   Журналист ошарашено уставился на него. Потом, сообразив, что его разыгрывают, с улыбкой недоверчиво покачал головой.
   - Нет, нет, что вы. Вероятно, это их родители, или бабушки с дедушками, но точно не они...
   - Это они, вы не ошиблись. - Упрямо повторил Библиотекарь, глядя на застывшего в оцепенении молодого человека, - А что вас так удивляет?
   - Но время!? - воскликнул Журналист, - Несоответствие возраста и времени! Этого попросту не может быть!
   Библиотекарь улыбнулся, после чего, не сдерживаясь, громко рассмеялся.
   - Молодой человек, вы еще слишком юны, чтобы делать такие заключения. Время и возраст - это не всегда совпадающие понятия. Ведь бывает так, что молодые люди в силу отсутствия интереса к жизни, изначально чувствуют себя старикам, и ведут себя соответственно?
   Журналист пожал плечами.
   - Так почему же не может быть наоборот, когда старые люди чувствуют себя молодыми и это продлевает им жизнь? Согласитесь, кто ценит время, того и время ценит!
   - Но...
   - Просто примите это как факт, и вам сразу станет все понятно, все сразу разложится по полочкам.
   - Но все это очень странно! - пожал плечами Журналист.
   Старый Библиотекарь покачал головой:
   - Странно!? Странно другое - почему все ищут сложные объяснения простым вещам? Зачем все так усложняют?
   - Ну, всегда хочется докопаться до сути... - предположил молодой человек.
   - Но не всегда необходимо для этого копать, - подхватил Библиотекарь, - все и так слишком явно...
   - ...Чтобы быть заметным и понятным, - неожиданно для себя закончил фразу Журналист и замолчал, обдумывая ее.
   Библиотекарь с улыбкой посмотрел на молодого человека:
   - Простите, если я вас расстроил.
   - Нет, нет, ничего. Это я так, задумался... - рассеянно ответил Журналист.
   Он пытался сопоставить несопоставимые вещи и это у него не получалось - все было вроде правильно, но не очень логично. Тряхнув головой, он посмотрел на Библиотекаря.
   - Скажите, пожалуйста, а что это за экспозиция с зеркалом и банками под ним?
   - А-а, стенд номер тринадцать? - улыбнулся Библиотекарь, - Забавно, правда?
   - Да, очень. Там нет никаких объяснений - только зеркало и закатанные крышками банки. - Журналист посмотрел в сторону стенда номер тринадцать. - Но они пустые!
   - Нет, они полные, - усмехнулся Библиотекарь, - и даже подписанные, если вы заметили.
   - Да, заметил. Так всё же, что это?
   - Эту часть экспозиции придумал Старик. Он немного странный, ничего не объяснил, просто сказал, что это служит ему напоминанием.
   - Напоминанием? Как его имя?
   - Мы не знаем точного его имени, - пожал плечами Библиотекарь, - Да он и сам уже не помнит. Он просил называть его просто Стариком. Говорит, что так привык, и никакого другого имени ему не нужно. Да вы его уже и встречали - он любит совершать пробежки поутру.
   - Да, я даже бежал вместе с ним... какое-то время, - улыбнулся Журналист.
   - Так вот, он сказал, что зеркало нужно для того, чтобы каждый мог заглянуть себе в душу. В метафорическом смысле, конечно. А в банках находится то, что мы всегда должны там находить: Вера, Надежда, Любовь, и прочее.
   - Философия? - скептически улыбнулся Журналист.
   - Возможно, - пожал плечами Библиотекарь, - Но нам показалось это забавным, вот мы и решили сделать такой стенд.
   - А он не сказал, что именно это ему напоминает?
   - Нет, больше ничего не объяснил. Сам-то он пришлый, не из местных - появился у нас лет тридцать или сорок назад. Откуда он появился никто не знает, просто однажды он пришёл следом за Отставником, когда тот возвращался с какой-то очередной войны. Вот с тех пор так у нас и живет, - закончил Библиотекарь историю Старика, но заметив интерес Журналиста, поспешно добавил, - А если у вас есть к этому интерес, вы сами можете его об этом расспросить. Конечно, если он захочет раскрыть вам свои тайны.
   - Да, да, конечно... Обязательно попробую...
   Журналист задумался. Клубок становился еще более запутанным, тайны наслаивались одна на другую и он не знал, с которой ему начать свое расследование.
   - Ну, а двадцать первый экспонат, который с пустой рамкой, это тоже что-то значит?
   - Это тоже часть философии, - усмехнулся Библиотекарь, - Это значит, что всегда есть место для продолжения, для следующего шага...
   Вот тут бы Журналисту взять, да и перестать задавать свои вопросы. В конце концов, достаточно тянуть только за одну нитку, чтобы распутать клубок, а не за все сразу. Однако, профессиональные навыки снова взяли верх:
   - Простите, а можно еще один вопрос? - робко спросил он.
   - Конечно, конечно, мой друг, сколько угодно. - Улыбнулся хранитель музея.
   - А что делает здесь эта глыба? - молодой человек указал на огромный валун, - Она лежит посреди музея, но возле неё нет ни фотографии, ни подписи, ничего, что объясняло бы ее значение.
   - Странно, что нет объяснений? - усмехнулся Библиотекарь, - Ну что ж, я вам помогу... Вы слышали, конечно, про историю Сизифа?
   - Да, конечно, известная легенда, - воодушевился Журналист, - Сизифов труд, как символ бесполезности выполняемой работы?
   - Да, оно-то так, но... не совсем так, - хитро улыбнулся Библиотекарь, - Сизиф смог бы вытащить огромный камень на гору, если бы у него?.. - он выжидательно посмотрел на Журналиста, позволяя тому догадаться самому.
   - Оставались силы? - предположил молодой человек, но Библиотекарь отрицательно покачал головой. - Путь был короче? Камень был меньше? - в ответ все тоже молчаливое отрицание. В конце концов, Журналисту пришлось сдаться. - Ну что, что же?
   Библиотекарь усмехнулся:
   - Если бы он был не один! - изрек истину Библиотекарь.
   - Не один!? - не понял Журналист.
   - Да, если бы он был не один, - повторил архивариус, - Если бы у него на этом пути были друзья - те, на кого он мог бы положиться, оставив свой камень, пока он отдыхал бы и набирался сил - люди, разделяющие его желание двигаться вперед.
   - Вы говорите о друзьях? - догадался Журналист.
   - Да, Сизиф никогда не упустил бы свой камень, если бы постоянно чувствовал поддержку друзей. Слишком простая истина.
   - А этот камень?.. - посмотрел на камень Журналист, начиная понимать смысл.
   - Символ, всего лишь символ того, что нас всех объединяет, - улыбнулся Библиотекарь, - Вы же видели фотографии? Там все понятно, все слишком явно.
   - Вы имеете в виду, что всегда все делаете вместе, всем Городом?
   - Да, именно это, мой друг, все всегда вместе, тащим свой камень в историю. - Сказал Библиотекарь и о чем-то задумался, глядя на камень.
   Журналист немного выждал из вежливости, и лишь потом решился прервать затянувшуюся паузу.
   - Простите, я так понимаю, что помещение мэрии находится где-то как раз над нами и, чтобы попасть в нее, согласно стрелкам, нужно пройти через музей? - спросил он, кивнув на дверь с табличкой "Мэрия".
   Стряхнув оцепенение, Библиотекарь ответил:
   - Да, именно так, это сделано специально для того, чтобы каждый раз напоминать себе, с чего все начиналось. Наш музей и эта экспозиция были придуманы действующим ныне Мэром, прежде всего для того, чтобы знакомить приезжих с Городом. Однако, как вы сами понимаете, иногородних у нас не так уж много. Поэтому чаще всего здесь бывают наши горожане, да и сам Мэр никогда не начинает свою работу, прежде чем не пройдет всю экспозицию от начала и до конца.
   - Забавно, - искренне удивился Журналист, хотя после шарфа на часах его уже ничего не должно было бы удивлять, - Вы знаете, после всего услышанного мне хочется еще больше узнать о вашем городе. Не подскажете, где тут у вас находится архив?
   - Архив? - улыбнулся Библиотекарь, - Недалеко.
   - А как туда пройти?
   - Идите прямо и не сворачивайте. - Кивнул головой вперед Библиотекарь.
   - В смысле? - растерялся Журналист.
   - Он перед вами, вон за теми дверями, - рассмеялся Библиотекарь, указывая на дверь библиотеки в конце зала.
   - В библиотеке!? - удивился молодой человек.
   - Ну да. А где же ему быть, как не там? А я, разрешите представиться, - Библиотекарь отвесил небольшой поклон, - по совместительству еще и городской архивариус.
   - У вас так много должностей?
   - Поверьте, они меня не обременяют.
   - Вы позволите? - осторожно спросил Журналист, кивая на дверь библиотеки.
   - Конечно, конечно, я все вам покажу, идите за мной, - Библиотекарь прошел вдоль экспозиции и приветливо распахнул двери своей вотчины перед Журналистом, - Входите, дорогой друг, не стесняйтесь, будьте как дома. Я тут и архивариус, и директор музея, и библиотекарь в одном лице.
   Журналист осторожно вошел в соседнюю комнату и сразу очутился в просторном зале, ничуть не меньшем чем помещение краеведческого музея.
   - Ого! - невольно вырвалось у него.
   Вдоль стен, от пола до самого потолка (а потолки здесь были, надо сказать, очень высокими) высились стеллажи с полками, плотно заполненные книгами. Стеллажи были настолько высокими, что дотянуться рукой до верхней полки не смог бы даже самый высокий человек в Городе. Поэтому возле них стояли небольшие лесенки-стремянки, соединенные между собой перегородками, по которым можно было гулять вдоль полок, не спускаясь на пол. Все перегородки были снабжены легкими ажурными перильцами, защищающие от случайного падения. Также они имели небольшие удобные скамеечки для того, чтобы можно было присесть и спокойно перелистать понравившуюся книжку.
   Для тех же, кто предпочитал читать внизу, возле стеллажей стояли широкие удобные кресла. Возле каждого кресла стоял торшер, а рядом высокая подставка, вероятно, для чашек с чаем, как догадался Журналист, глядя на забытую кем-то чашку. Были здесь и обычные библиотечные столы, оснащенные настольными лампами с зелеными абажурами. Посреди зала лежал огромный пушистый ковер, на котором без определенного порядка были раскиданы подушки всевозможных форм.
   - Это для тех, - пояснил Библиотекарь, заметив удивление Журналиста, - кто любит читать лежа.
   - Для детей? - уточнил Журналист.
   - Все мы в большей или меньшей степени дети, - улыбнувшись, пожал плечами Библиотекарь.
   - Ничего себе! - изумленно произнес Журналист, оглядываясь, - Не думал, что у вас тут такая большая библиотека. Да еще и на разных уровнях, на любой вкус!
   - Отчего же? - усмехнулся Библиотекарь. - Город у нас маленький, развлечений не так уж и много. Поэтому, свободное время у нас есть, и мы много читаем. Во времена моей молодости вообще часто говорили, что книга - источник знаний. - Журналист хотел было уточнить время, когда такое говорилось, однако Библиотекарь ответил сам. - Давно это было. Тогда это был единственный источник знаний... Это сейчас вы заменили книгу компьютером, Интернетом и прочими новшествами. А мы здесь как раньше живем по старинке и по старинке получаем знания из книг. Так уж повелось, так мы привыкли и так ведётся и поныне... - Библиотекарь замолчал, глядя на молодого человека
   - Но, позвольте, не все новое, что появляется, несет в себе угрозу старому. - Решил поспорить Журналист, однако сразу понял, что тема слишком деликатная для спора. - Ой, простите, я не вас имел в виду.
   Да, да, конечно, - улыбнулся старый человек, - Не все... Пусть вас это не обидит, но я думаю, что все ваши новшества рано или поздно пройдут, а книга была, есть и будет всегда. Поспорим? - Библиотекарь протянул руку молодому человеку.
   - Нет, нет, что вы, даже не буду спорить, - рассмеялся Журналист. - Я сам вырос на простой книге - той еще, в бумажном переплёте. Мне родители постоянно подсовывали то Стивенсона, то Дефо, то Марка Твена - я все прочитал и очень благодарен им за это. У нас дома всегда была большая библиотека.
   - Похвально.
   - И я скажу вам определенно, что книга, которую держишь в руках и листаешь страницы, гораздо ближе к сердцу, чем её электронный вариант.
   - А что, уже есть и такие? - удивился Библиотекарь.
   - Да и, к сожалению, они очень быстро вытесняют из обихода обычные.
   - Да, что-то пошло не так... - задумчиво протянул Библиотекарь, Журналист пожал плечами.
   - У нас это называется прогрессом.
   - Прогрессом!? - хмыкнул скептически Библиотекарь, тут же сменив тон на деловой, - Ну, так что бы вы хотели изучить в первую очередь?
   Журналист не сразу вспомнил, зачем он тут появился.
   - Я!?.. Я хотел бы чуть больше узнать о вашем Городе - когда, где, как и так далее... короче, всё, что есть!
   Библиотекарь снял очки и не спеша протёр их батистовым платочком, выуженным из кармана, после чего опять водрузил их себе на нос.
   - Какой именно период вас интересует? - профессионально поинтересовался он, внимательно глядя на Журналиста поверх линз.
   - В смысле, период? А нельзя все сразу?
   - История нашего города берёт начало с конца восемнадцатого века. Поэтому я и спрашиваю, какой период вы хотите изучить в первую очередь?
   - Ну, не знаю, - замялся Журналист, - наверное, более современный его период, двадцатый век, что ли...
   - А именно? Я спрашиваю это потому, что двадцатый век занимает весь тот стеллаж, - Библиотекарь указал на длинный стеллаж с полками, на которых аккуратными рядами стояли черные папки, выставленные год за годом, - Там все - фотографии, статьи, документы, газетные вырезки... Что именно вас интересует?
   - Так много?.. - рука Журналиста невольно потянулась, чтобы почесать затылок, но вовремя вспомнив о хороших манерах, он просто пригладил волосы, - Э... А можно тогда я начну с конца? - внезапно осенило его.
   - С конца? Пожалуйста, если вам так будет удобнее, - усмехнувшись, Библиотекарь прошел к стеллажу и снял несколько крайних пухлых папок. Журналист уже ждал, что сейчас за стариком взметнется клуб пыли, как это обычно бывает в старых, мало посещаемых архивах, но ничего подобного не произошло, с полок не слетело ни одной пылинки.
   - Давайте я вам помогу, - любезно предложил он.
   - Нет, нет, не надо, - поспешно отказался от помощи Библиотекарь, семеня назад с папками, - Мне не помешает немного физической нагрузки, а то я засиделся тут без движения. - Он аккуратно положил папки на стол возле окна. - Ну вот, изучайте. Я буду тут, рядом, - он указал на одно из кресел с торшером, - Если что - зовите! - И усевшись в кресло, он с интересом углубился в какую-то книгу.
   - Спасибо, - сказал Журналист и, достав блокнот и карандаш, выложил их на стол, - А что вы читаете?
   - "Дети капитана Гранта".
   - Жюля Верна?! Я тоже читал.
   - Мгм, занятная вещь! Решил перечитать... Ну, не буду вам мешать, - поправив очки, Библиотекарь снова погрузился в чтение. Журналист, усевшись за стол, немного поерзав, пододвинул к себе одну из папок и последовал его примеру...
  
   А в это время в Парке вовсю бурлила жизнь. Покой здесь был, но тишины... увольте! Неугомонные дети, что постарше, брызгались водой из Фонтана и носились по дорожкам, раскачивая подвязанные к веткам деревьев детские качели, в которых мирно дремали их младшие сестры и братья. Мамочки отдыхали тут же, поглядывая изредка на своих чад, изредка грозя им пальцем, если те сильно шумели. Некоторые из них читали, другие пробовали себя в вязании.
   - Три воздушные петельки, а потом шесть столбиков с накидом... Да не затягивай ты так, руку держи свободнее, вот так, молодец,- учила молодую маму Бабушка. Она тоже сегодня пришла в Парк и, как известная мастерица, давала уроки вязания.
   - ...и вот мы лежим и ждем. И они ждут, и ничего не происходит... - Раздавался рядом зычный голос Отставника, рассказывающего свои военные истории собравшимся вокруг него старикам. - И вдруг - раз! Гляжу, а с их стороны на нас ползет какой-то желто-зелёный дым...
   - Химическая атака. - Встрял уже знакомый нам Старик, слышавший эту историю не первый раз.
   - А у нас тогда не было ни противогазов, ни масок - ничего... - вздохнул, качая головой, Отставник, - Да и кто знал, что это такое?
   - Ну, и? - нетерпеливо подначил его Старик.
   - Эх, много тогда наших полегло... - с грустью ответил Отставник и надолго замолчал.
   - Но ты-то, ты-то, ты как остался жив? Рассказывай, - снова не выдержал Старик.
   - Я!? Не знаю... Природная смекалка помогла. Значит, оглядываюсь я - под рукой ничего. А дым все ближе и ближе, и накрывает наших уже. И тогда я, не долго думая, снимаю сапоги и свои портянки...
   - Фуу!.. - воскликнули все, в том числе и прислушивающиеся к разговору старушки, представив себе дальнейшие действия Отставника.
   - А что оставалось делать? - развел руками Отставник. - В общем, вымочил я их в воде и положил себе на лицо - так, чтобы дышать через них.
   - И что, это лучше того газа, что шел на вас? - ехидно спросила одна из старушек, глядя на остальных, те засмеялись.
   - По крайней мере, я жив тогда остался! - воскликнул вояка, грустно добавив, - А наших тогда ой-ой-ой!..
   Все вокруг сочувственно закивали. А рядом продолжался урок
   - Теперь запомни, милая, столбики образуют ракушку, которую ты должна обвязать арочками из воздушных петелек, - продолжала учить Бабушка.
   - И откуда вы берете свои узоры? - пробормотала молодая мамочка, старательно вытягивая нить крючком, - Я таких нигде не видела.
   - Откуда? Я никогда и не задумывалась об этом, - усмехнувшись, ответила Бабушка, внимательно наблюдая за манипуляциями с крючком своей подопечной, - Узор, он же в голове, я его просто на вязание переношу, вот и все.
   - Вот бы и нам порыться в твоей голове, - воскликнула одна из бабушек, сидящих на соседней скамейке, - Чего там только не найдешь! - Все дружно засмеялись.
   Мамочки, не занятые в учениях, стояли отдельной группкой и горячо обсуждали события последних дней.
   - ... И собачка её на неё чем-то похожа, такая же злая и худая, - говорила одна из них. - Мой кот и тот толще её будет.
   - И голос у неё такой же - тонкий и писклявый...
   - И всё-таки она красивая женщина. Видали, какие у неё платья? А обувь? - возражала другая.
   - Красота женщины не в том, что на ней сверху надето, а в том, что у неё внутри скрыто. - Авторитетно заявила пышечка в розовом, уплетая свежую булочку, - А у этой столичной штучки внутри ничего нет - пусто!
   - Ну откуда ты знаешь? Ты же не общалась с нею.
   - Так я пыталась с ней заговорить, а она только нос задрала повыше и пошагала себе, не обращая на меня внимания, будто я пустое место. И как только ей удаётся ходить на таких высоких каблуках, не понимаю?..
   Горожане увлеченно общались между собой, заимствуя идеи, делясь опытом и информацией, когда в Парке в очередной раз появился Бизнесмен. Не обращая ни на кого внимание, с пустым ведром и трехлитровой банкой под мышкой он прошел мимо людей и прямиком направился к Фонтану. Перекинув ведро в фонтан, он молча стал набирать воду.
   - Ой, смотрите, снова этот, её... - зашептались мамочки.
   - Тсс, не смущайте его...
   - Бедненький, как же он все-таки пить хочет...
   - Мгм, с такой, как у него, еще и не столько выпьешь!..
   Старики наблюдали за действиями Бизнесмена.
   - О, опять пришел, видно жажда его сильно мучит.
   - Да, раньше только с банкой приходил, теперь уже с ведром, скоро с бочкой сюда прикатит - все напиться не может.
   - А тебе жалко, что ли? - с упреком воскликнул Старик.
   - Да не жалко мне, пусть пьет, сколько хочет, там на всех хватит.
   - А, может, у него пожар? - с тревогой предположил Отставник.
   - Ага, конечно, пожар, - согласился Старик, - только внутри! - все засмеялись.
   - Эй, мил человек, может тебе помочь? - крикнул Отставник Бизнесмену.
   Тот нехотя оторвался от процесса и поднял голову, повернув ее в сторону источника голоса.
   - Что? Нет, нет, я сам... - рассеянно ответил он, продолжая набирать воду.
   - Ну, сам, так сам...
   Между тем, Бизнесмен, набрав воду в ведро и банку, стремительно поспешил обратно в сторону площади, провожаемый взглядами горожан.
   - Так, о чем это я рассказывал? - пробормотал Отставник, глядя ему вслед.
   - О войне, буркнул Старик, - Ты всегда о войне говоришь.
   - Да, много их было, слишком много... - покачал головой Отставник, - А вот, была еще одна история... - и он стал рассказывать дальше.
   А пока мужчины воюют, женщин больше интересуют мир и....
   - А танцы в субботу будут? - Спросила одна из старушек.
   - Конечно, будут, весь город будет танцевать!
   - Что, девочки, может, опять соревнования устроим? - хитро подмигнула своим подругам бабулька в завитушках.
   - А то, конечно устроим! Покажем молодым, как нужно танцевать!..
   И так далее, и тому подобное, тем для разговоров, слава Богу, всегда хватает.
  
   Среди всего этого гомона разговоров неожиданно послышался шум мотора, и к краю Парка подъехала большая черная машина неизвестной марки. Все сразу прекратили разговоры, обернувшись в сторону незнакомой машины.
   Автомобиль плавно остановился, почти не подняв дорожной пыли. Тот час же ее передние дверцы открылись, и из них выскочили два молодых молодца крепкого телосложения в черных костюмах. Они сразу бросились открывать заднюю пассажирскую дверку, застыв возле нее в почтительном полупоклоне.
   Спустя несколько мгновений из машины появились черные лакированные туфли, а через секунду на дорогу ступил импозантный седеющий мужчина в дорогом костюме. На его лице сияла широкая беззаботная улыбка. Он поправил пиджак, встряхнул головой и с прищуром посмотрел на, уставившихся на него, горожан, как на самых родных и близких ему людей. Взгляды прибывшего персонажа и коренных жителей пересеклись, разные эмоции заиграли на лицах.
   В то же время, не теряя времени зря, двое приехавших с ним коротко стриженных молодых человека, достав из машины все необходимое, сноровисто расставляли прямо у фонтана небольшую раскладную трибуну, недалеко от застывших в молчании людей.
   - О! - воскликнул Старик, нарушив общее молчание, - Давненько его у нас не было. Похоже, новые обещания нам привез.
   - Ну, мы еще и старых-то не забыли, - хмыкнув, отмахнулся от него Отставник.
   - Сенатор... Сенатор приехал... - тихим ветерком пронеслось по толпе.
   Крепкие бодигарды, установив передвижную трибуну, с непроницаемыми лицами сами заняли места по обе стороны от Сенатора, быстро превратившись в часть интерьера. За все это время Сенатор, ни на мгновение не переставал улыбаться. Он снова одернул пиджак и подошел к трибуне с гордо вскинутой головой.
   - Ну, держись, сейчас начнется, - толкнул в бок Старика Отставник, - Сейчас посыплются обещания, только подставляй тарелки! Ох и наедимся!
   Воцарилась общая тишина.
   Вцепившись в борта трибуны, Сенатор поверх голов посмотрел на людей.
   - Дорогие мои соотечественники! - прокашлявшись, громко начал он, - Как вы уже все знаете, в этом году должны пройти очередные выборы в Сенат.
   - Хоть бы поздоровался, что ли, - пробурчал Старик.
   Сенатор продолжал:
   - Сенат, как известно, является законодательным органом, который наиболее полно и плодотворно защищает интересы каждого конкретного трудящегося. А поскольку мы, законодатели, сами являемся выходцами из народа, из самых низов, - с чувством вещал Сенатор заученными фразами, - поэтому, кто как не мы лучше всех понимаем чаяния простого обывателя, - он протянул к горожанам руки, - и жаждем воплотить ваши желания в законодательные документы.
   - Давай, давай, ври больше, - буркнул Старик.
   - Все мы знаем, что в мире бушует экономический кризис, - продолжил свою речь Сенатор, - Поэтому, перед лицом серьезных испытаний, сегодня как никогда мы должны помнить о ближнем, о друг друге. Сегодня, взявшись за руки, мы должны сплотиться в одном общем порыве, чтобы выиграть этот нелёгкий бой! - патетично воскликнул Сенатор, обозначив пиковую точку своей речи.
   Остановившись, он сделал небольшую паузу и, призывно улыбаясь, уставился на слушателей, ожидая реакции. Но люди почему-то продолжали молчать.
   - Вот тебе и еще одна война, - прошептал Отставник в сторону Старика.
   Не дождавшись аплодисментов, немного замявшись, Сенатор сглотнул слюну и, прокашлявшись, продолжил в полной тишине.
   - Э... Именно поэтому вы должны понимать, что на данном историческом этапе очень важно, чтобы в Сенат попали только самые лучшие представители народа. Это должны быть люди, которые не понаслышке знают все беды и чаяния простого люда; которые никому не позволят в это сложное время ухудшить и без того нелегкую жизнь повышением налогов, ростом цен и распродажей госсобственности. Я обещаю, мы введем мораторий на рост налогов, запретим введение новых поборов, заморозим цены и вернем их на прежний уровень. Я лично гарантирую, что мы вернем людям то, что им по праву принадлежит! - снова патетично закончил эту часть речи Сенатор, однако, все тоже молчание одиноко аплодировало ему.
   - Ишь, как заливает!? - буркнул Старик.
   - А что ты хотел? Опыт! - усмехнувшись, пожал плечами Отставник.
   Но в этот раз Сенатор не стал выдерживать слишком большую паузу и быстро продолжил.
   - Я заявляю ответственно, мы не позволим банкротить предприятия и продавать их за копейки! Мы не допустим передачу земли в безраздельное пользование! Мы остановим рост безработицы и галопирующую инфляцию! Мы заставим олигархов платить налоги за бедных! Мы станем, наконец-то, жить по принципу - от каждого по способностям, каждому по труду! Мы установим в государстве порядок и правило - единый закон для всех, без исключений! - Закатив глаза, Сенатор вскинул руки к небу, ожидая бурных аплодисментов.
   - Неплохие лозунги, - вздохнул Отставник, - Вот бы пожить так немного.
   Снова не дождавшись нужной реакции, Сенатор вернулся на землю и продолжил:
   - Э... Короче, дорогие мои! Любимые мои! Драгоценные мои! - От обилия эпитетов люди, ошалевшие от такой высокой оценки, удивленно переглянулись. Сенатор вел дальше. - Скажите, можем ли мы в сегодняшней ситуации допустить, чтобы в Сенат законодательного собрания попали те, кто ничего не смыслит в управлении государством? Должен ли пройти туда тот, кто рвется к власти на волне популизма, используя трудный момент? Имеем ли мы право допустить туда тех, кто совсем не отдает себе отчета в возложенной на него меры ответственности, и для кого обещания, данные людям, всего лишь пустой звук? Ответьте мне, люди дорогие! - И снова руки Сенатора потянулись к народу.
   - Правильно! Правильно, нечего им там делать! - воскликнул кто-то, поддавшись велеречивости Сенатора.
   - Похоже, Сенатор говорит о самом себе. Может, раскаялся? - заметил Отставник.
   - Мгм, слушай дальше, - толкнув в бок Отставника, скептически прошептал Старик.
   - Нет, нет и нет, такие нам не нужны! - быстро ответил сам себе Сенатор, пока не возникло иных мыслей, - Я скажу вам! Нам нужны люди, кровь от крови самого народа, знающие цену каждому сказанному слову и готовые постоять за это до конца!
   - Да, постоять он готов, - ухмыльнулся Старик.
   - Только такие люди смогут указать вам свет в конце туннеля и вывести вас из тупика... - Сенатор взвыл от зашкаливших эмоций.
   - Мгм, только сначала заведут в этот самый тупик, - хмыкнул Старик.
   Сенатор хитро улыбнулся улыбкой Деда Мороза, принёсшего подарки, и душевно продолжил:
   - Я долго думал над тем, кто бы мог стать в Сенате самым лучшим представителем от вас, мои дорогие, и пришел к выводу, что...
   - Ну, готовься, - шепнул Старик Отставнику.
   Сенатор выдержал патетическую паузу.
   - ...что лучшей кандидатуры, чем я сам, будет трудно придумать!
   - А я что тебе говорил!? - усмехнулся Старик.
   - Да, похоже, долго не спал, чтобы придумать такое, - отозвался Отставник.
   Гул глубокого разочарования шумно пробежал по толпе. Однако, до этого вещавший в полной тишине, Сенатор воспринял это иначе, и ему это показалось гулом признания:
   - Спасибо, спасибо мои родные, - стал кланяться чиновник, протягивая руки в сторону людей, - я знал, я знал, что вы меня поддержите. Поверьте мне, вы не прогадаете, я выполню все свои предвыборные обещания.
   - А прошлые обещания когда ты будешь выполнять? - не выдержав, выкрикнул Отставник.
   - Прошлые!?.. - стушевался Сенатор, гримаса боли пробежала по его лицу, - Э-э, ну, прошлые - это дело прошлого, а мы говорим про сегодняшний день - это гораздо важнее.
   - Так завтра и сегодня тоже станет прошлым, - наотмашь рубанул Отставник. - Так ты будешь их выполнять или нет? - Недовольное гудение сразу стихло, все замерли в ожидании, уставившись на Сенатора. Тот медленно обвел всех глазами, с трудом удерживая напускную улыбку..
   - Э... буду, - не сразу ответил, и поспешно добавил, - Но, понимаете, кризис все-таки...
   - Знаем, знаем, ваш кризис никуда не делся, - оборвал его Старик.
   Сенатор так и замер со своей искусственной улыбкой на лице, обдумывая ответ и раздумывая над правильной реакцией. Не меняя выражения лица, не поворачивая головы, он прошипел сквозь зубы охранникам:
   - Быстро, быстро раздавайте агитацию!
   Те сразу бросились в толпу, впихивая людям в руки подготовленный предвыборный глянец. Сенатор между тем прокашлялся и продолжил как ни в чем ни бывало, оставив предыдущую реплику без ответа:
   - Э, друзья, я хотел бы ознакомить вас с комплексом мер относительно вашего города, которые я собираюсь выполнить сразу, как только попаду в Сенат, - Сенатор кивнул на агитационные листки и поспешно добавил, - Конечно, с помощью вас, мои хорошие...
   - Позвольте, дорогой Сенатор! - неожиданно раздался голос Старика, который вчитывался в попавшую к нему в руки агитку, - тут какая-то ошибка.
   - Что!?
   - Я говорю, тут у вас явная ошибка! - протиснувшись вперед, Старик вытянул из внутреннего кармана пиджака смятый листок бумаги. - Вот, смотрите, в ваших сегодняшних обещаниях те же самые пункты, что и четыре года назад.
   Раздался гул неодобрения, люди стали более тщательно всматриваться в глянцевую продукцию, отмечая явные совпадения.
   - Да вы что!? - Сенатор округлил глаза, приняв вид, что для него самого это тоже новость. Старик же, развернув листок, уже читал вслух:
   - Вот, например, тогда вы писали: "Мы построим новый кинотеатр с современным оборудованием и развитой инфраструктурой". А в том году вы добавили только одно слово - "самым", и получилось "самым современным". В чем разница?
   - Ну... - задумался Сенатор, подбирая слова, - Вы же не станете спорить, что все-таки есть разница между современной аппаратурой и самой современной? Зачем же ставить устаревшее оборудование, если есть уже новейшее?
   - А между тем, как и тогда, так и сегодня, наш кинооператор крутит ручку старого проектора, - изумился Старик, - и мы до сих пор смотрим старые фильмы на шестнадцатимиллиметровой пленке!
   - И что, вам не нравится? - совершенно искренне удивился Сенатор.
   - Нет, нам оно нравится, но ваши обещания тут причем?
   Неожиданно, поддержав Старика, в разговор вступила молодая мамочка, качающая ярко-синюю коляску в белый горошек:
   - А вот еще, вы обещали в прошлый раз, что проведете в Город Интернет, и в каждом доме будет персональный компьютер.
   - Так что? - в голосе Сенатора появились нотки раздражения.
   - А теперь вы обещаете, - продолжила мамочка, глядя в новый листок, - каждому жителю Города по Айпаду. Что это?
   - Так это же намного лучше! - воскликнул Сенатор.
   - Может быть, но с чем сравнивать, мы еще даже Интернета от вас не видели!
   - Сенатор, - подхватил эстафету Отставник, - ты обещал на прошлых выборах провести нормальную связь в Город и поставить ретрансляционную вышку. Однако, до сих пор, если есть необходимость кого-то позвать, мы открываем окна и громко кричим.
   - Ну вот, видите, громкая связь все же работает!? - обрадовался Сенатор.
   - Эта связь всегда работает без сбоев, но это не меняет сути - свои обещания надо выполнять!
   - А я что делаю, по-вашему? - искренне обиделся Сенатор.
   - Вы!? Вы только добавляете лишние слова в обещания, а воз и ныне там! - твердо поставил точку Отставник, люди недовольно загудели.
   Сенатор тяжело вздохнул:
   - Но вы же понимаете, что кризис... - опять начал он, но тут же поспешно добавил, - Я понял, понял... В этот раз я обещаю, что все будет по-честному, я всё сделаю как надо, я клянусь! Вы только выберете меня, и всё у вас будет!
   Толпа недружелюбно загудела и потянулась с новыми вопросами к Сенатору. Обернувшись на Отставника, Старик пожал плечами и тихо спросил:
   - А кого еще выбирать, если не его? Этот хоть говорит красиво.
   - Да, говорит красиво, - согласился Отставник, - Правда, не делает ничего.
   - Ну, зато приезжает раз в четыре года, развлекает нас.
   - Да, тот еще клоун! Поэтому, давай, зададим жару этому народному избраннику, - хищно ухмыльнулся Отставник и двинулся к Сенатору. Старик последовал за ним.
   Люди, обступившие Сенатора плотным кольцом, засыпали его вопросами со всех сторон. Тот, оказавшись в центре столь пристального внимания и, забывая уже улыбаться, окончательно растерялся и лишь односложно восклицал, отбиваясь от вопросов:
   - Да!.. Нет!.. Да, то есть, нет!.. Обещаю!.. Обещаю!.. Обещаю!..
   А толпа все плотнее сжимала его со всех сторон...
  
   В то же самое время в библиотеке никто не ведал, что происходит в Парке, все было тихо и спокойно. Библиотекарь, надвинув на нос очки, мирно читал свою книгу, а Журналист изучал один из томов, плотной стопкой лежащих перед ним на столе.
   - Уфф, устал! -тяжело выдохнув, откинулся на спинку стула Журналист. - Вроде бы маленький город, а читать - не перечитать!
   Заложив закладкой нужную страницу, Библиотекарь отложил свою книгу.
   - Так зачем же вам пытаться прочитать все за один раз? - с улыбкой спросил он. - Завтра придете - еще почитаете.
   Журналист отрицательно покачал головой.
   - На самом деле, у меня не так много времени, чтобы докопаться до сути - сроки ограничены... Хотя, конечно, я понимаю, что как ни крути, вы правы, - он посмотрел на высокую стопку томов, - за один день это все не осилишь, придется делать перерывы. А который сейчас час?
   Библиотекарь хитро улыбнулся и поднял палец, призывая к молчанию. Послышался мелодичный бой башенных часов, они пробили четыре раза.
   - Уже четыре часа! Ого! - искренне удивился Журналист. - А я то думал! Как быстро время бежит.
   - Оно, дорогой мой друг, не бежит - оно летит! - усмехнулся Библиотекарь
   - Да, зачитался я тут у вас, - почесал голову Журналист, - История вашего города настолько увлекательна, что, погрузившись в нее, очень трудно вынырнуть обратно.
   - История нашего Города - это как вязаные вещи Бабушки, - усмехнувшись, ответил Библиотекарь, - множество цветных нитей, сплетённых в красивый узор - вещь добротная и теплая. Кстати, вы обратили внимание на наши Часы?
   - Да, да, я видел, - вспомнил Журналист огромное полотнище, - Так значит, это Бабушкин шарф?
   - А чей же еще!? Теперь его тепло греет шею наших Часов.
   - Удивительно!
   - Что же вам удивительно? - с интересом поинтересовался Библиотекарь.
   - Удивительно, насколько вы все вместе - как одна семья.
   - А как же иначе? У нас же одна история на всех?
   - Да... - задумчиво согласился Журналист, - У нас, к сожалению, все не так... - Молодой человек немного задумался, после чего спросил, - А что, действительно, Отставник был мэром этого города?
   - Да, и еще какой, всем мэрам мэр! - восторженно воскликнул Библиотекарь. - Его предшественник тоже был мужик хоть куда! Именно при нем Город начал активно застраиваться. Но Отставник! При нем Город, что называется, расцвел и стал именно таким, как вы его видите. Тридцать с лишним лет бессменной работы на благо Города, день в день!
   - Простите, но я видел старую фотографию, на которой он с ружьем и в мундире...
   - Да, да, он часто бывал на войне, - воодушевился Библиотекарь, - Знаете, он всегда считал необходимым защищать свой Город не только в его стенах, но и далеко на подступах к нему.
   - Простите, но о какой войне идёт речь? - осторожно поинтересовался Журналист.
   - О любой! - безмятежно ответил Библиотекарь, не вдаваясь в подробности. - Он каждый раз уходил на войну, и, слава Богу, всегда возвращался обратно. Именно поэтому у нас его называют Мэр-защитник. Некоторые просто кличут его Воякой, но это так, по-дружески, и он на это не обижается.
   У Журналиста вопросы возникали один за одним.
   - А почему возле фотографии первого мэра стоит лопата? - спросил он.
   - Ну, это же очевидно! Потому что он - Мэр-строитель. Большинство домов и зданий Города построено еще при нем.
   - А нынешний мэр - он кто тогда?
   Нынешний? - Библиотекарь немного замялся, но потом улыбнулся, - Ну, пока еще рано говорить о приставке к его имени, поскольку он еще слишком молод и на своем посту всего четвертый срок. Вот, поживем - увидим. Возможно, он получит приставку "труженик" или "дипломат", не знаю. Кстати, именно ему принадлежит идея создания музея.
   - Знаете, чем больше я вас слушаю, тем больше у меня возникает вопросов, - признался Журналист.
   - Я готов ответить на все ваши вопросы.
   - Да, но время...
   - А вы не спешите уезжать, побудьте среди нас - вам понравится! - улыбнулся Библиотекарь.
   - Мне уже нравится, но...
   В этот момент дверь библиотеки приоткрылась, и в проеме сначала появился источающий ароматы поднос, а следом за ним женщина зрелых лет.
   - Есть кто-нибудь? Можно? - громко позвала она, не сразу заметив присутствия Журналиста, - Ой, простите, я думала, что вы один, - сразу смутилась она, зардевшись.
   - Нет, у нас сегодня гости, - весело ответил Библиотекарь, кивнув на Журналиста, поднимаясь ей навстречу. - Знакомьтесь, это...
   - Я знаю, - поспешно перебила его женщина и, чтобы скрыть неловкость, суетливо затараторила, - А я тут шла мимо, дай, думаю, зайду... книжку какую-нибудь возьму, рецептик перепишу... - она немного замялась, неуверенно поправляя свободной рукой прическу, на укладку которой явно ушло немало времени. При этом в другой руке она продолжала держать поднос с чем-то дивно пахнущим.
   - Здравствуйте, - поздоровался Журналист, привстав, - вы входите, входите, я уже собирался идти.
   - Нет, нет, - спохватилась женщина, - оставайтесь, я ненадолго. Я только ... вот... - она протянула Библиотекарю поднос, прикрытый сверху кружевной салфеткой, - Я тут испекла на досуге, думала ты... то есть, вы захотите попробовать... - и окончательно смутившись и став пунцовой, она замолчала.
   Библиотекарь улыбнулся и, взяв поднос, осторожно приподнял салфетку. Под ней оказалось изрядное количество пирожков, явно рассчитанных не на одного человека. Они благоухали так, что аромат мгновенно наполнил все помещение библиотеки и заглушил обычные для этого помещения запах бумаг.
   - Ммм... Мои любимые, - с чувством протянул Библиотекарь, принюхиваясь, - Спасибо большое! Ну, что же вы стоите? Присаживайтесь, - он поспешно подставил стул для посетительницы.
   - Нет, нет, - решительно запротестовала женщина, замахав руками, - я пойду, наверное, мне еще по делам надо... - и она направилась к дверям.
   - Никто никуда не пойдет! - решительно отрезал ей путь к отступлению Библиотекарь, - Мы сейчас все вместе будем пить чай с твоими пирожками.
   Женщина с пышной прической позволила ему себя усадить.
   - Но я обещал Бабушке вернуться еще к завтраку, - попробовал возразить уже Журналист.
   - Вам не кажется, что уже и время обеда уже прошло? Вы ведь все равно опоздали. Оставайтесь, молодой человек, тут на всех хватит. - Библиотекарь кивнул на внушительную кучку пирожков.
   - Но тогда я рискую и на ужин опоздать? - оценив количество еды, предположил Журналист, присаживаясь на свой стул.
   - Ничего страшного. В любом случае, недоедание в нашем городе вам не грозит, - улыбнулся Библиотекарь. - Идите к нам.
   - Это точно, - усмехнулся Журналист, подсаживаясь ближе, - А вот переедание - вполне возможно...
   Рядом, выпуская клубы пара, уже закипал самовар, предусмотрительно включенный Библиотекарем, а женщина с пышной прической привычно расставляла чашки и блюдца для чаепития, на троих...
  
   Часы на башне пробили шесть часов вечера, когда уставший, но довольный Журналист, в сопровождении Библиотекаря вышел из здания мэрии.
   - Ну, надо же, - пробормотал Журналист, жмурясь на вечернее солнце, - как быстро пролетел день. Только-только начал работать, а уже вечер.
   - Так всегда, - улыбнулся Библиотекарь, - Когда работа в удовольствие, то не замечаешь, как она делается.
   - День слишком короткий.
   - Да что вы, батенька, - изумился Библиотекарь, - август на дворе, лето!
   - Ну да, конец августа. Просто я боюсь, что даже если бы в сутках было сорок восемь часов, я все равно всего охватить не успею.
   - А вы приходите завтра чуть раньше, и успеете больше. К вашему приходу я все приготовлю и даже сделаю закладки в тех местах, которые вас точно заинтересуют.
   - Вы очень добры, - благодарно пробормотал Журналист, удивленно вскинув брови, заметив велосипед, прислоненный к зданию мэрии, - О, знакомый велосипед! А что, Мэр все еще на работе?
   - Конечно, на работе, он никогда так рано не уходит, - совершенно спокойно ответил Библиотекарь, как будто это было в порядке вещей, - мало ли что может случиться.
   - А что, что-то может случиться? - удивился Журналист.
   - Да нет. Ну что тут может случиться!? - весело ответил Библиотекарь, - Просто у него привычка такая, уходить позже всех... Ну, мне туда, - Библиотекарь указал рукой в сторону одной из прилегающих к площади улиц, - Я живу здесь неподалеку. Знаете, очень удобно, дом и работа - все рядом. Хотя, я иногда даже сам путаю, где дом, а где работа. Может, зайдете в гости? - неожиданно предложил он.
   - Я бы с удовольствием, но мне, действительно, уже пора, - покачал головой Журналист, - Я бы не хотел, чтобы из-за меня Бабушка получила нагоняй от Отставника. Он у вас очень строгий.
   - Что вы, он просто хочет казаться таким, - улыбнулся Библиотекарь, - А вообще, он очень мягкий и добрый человек.
   - Мгм, - согласился Журналист, - за голубями ухаживает.
   - А, вы видели его бройлерных голубей? - рассмеялся Библиотекарь, - Вот видите, он мягкий и добрый... Ну что ж, доброго вам вечера! Надеюсь, до завтра?
   - С утра и пораньше. До свидания! - ответил Журналист, помахав рукой на прощанье.
   Кивнув, Библиотекарь пошел в свою сторону. Журналист, немного постояв на месте, оглянулся и... На глаза ему опять попалась лаборатория "ПЭС", одиноко стоящая с краю площади. И хотя ее двери были плотно прикрыты, Журналист все же двинулся к ней..
   Подойдя чуть ближе, он услышал какие-то звуки, идущие из лаборатории. Внутри явно бурлила жизнь. Журналист осторожно обошел вагончик вокруг, после чего решил постучаться в дверь. Он уже почти это сделал, когда дверь фургона резко распахнулась сама и оттуда с воплем, размахивая руками, выскочил молодой Лаборант. Вслед за ним из дверей повалил клуб белого дыма и раздался негодующий крик Профессора:
   - Ну, кто так смешивает реактивы!? Ничего нельзя поручить!
   - Откуда я знал, что так будет? - испугано закричал в ответ Лаборант, отряхиваясь от дыма, - Оно само!
   - Я же сказал тебе все пропорции! Что ты намешал? - злился Профессор, наводя порядок в лаборатории.
   - Я думал, что чуть больше - будет лучше, - загнусавил с обидой парень.
   - Он думал! - перекривил его Профессор. - Нет, вы только послушайте, он, оказывается, думать умеет! Индюк думал и что?
   - И в суп попал, - обиженно потянул носом Лаборант, - Я же не хотел - оно само!
   - Само! - снова перекривил Профессор Лаборанта, - Ничего само не происходит! Всегда есть первопричина! - назидательно добавил он уже более тихим, примирительным тоном. - Ладно, не бойся, иди сюда, нам нужно работать.
   - Я лучше здесь постою... - виновато прогнусавил Лаборант.
   - Если хочешь чему-то научиться - нужно пробовать! Чтобы просто постоять - много ума не надо. Иди, давай, подержи колбу...
   - Ладно, иду... - нехотя проворчал Лаборант и вошел внутрь фургона, захлопнув за собой дверь.
   Журналист, все это время простоявший за открытой дверью, облегченно выдохнул воздух. Оставшись незамеченным, он разумно решил больше не испытывать судьбу, поэтому поспешно отделился от трейлера и пошел в сторону городского Парка.
  
   А в это время хозяин лаборатории, изрядно утомленный гонкой с вёдрами, устало добирался домой, вернее, к дому Мэра, где он, в силу вынужденной необходимости, гостил последние три дня. Кто бы мог подумать, что здесь на весь город нет ни одной, хотя бы захудалой гостиницы, и ему со своей... э... Дамой придется ютиться в каком-то сельском доме. Ладно, там, пять звезд, но хотя бы три! Бред!..
   Бизнесмен скривился как от боли, когда, открывая дверь, его встретил весёлый перезвон колокольчика, подвешенного над порогом, Он с раздражением хлопнул ни в чем ни повинной дверью, вложив в это движение все свое негодование. На звук из кухни выглянула улыбающаяся жена Мэра.
   - Вы уже вернулись? - приветливо спросила она, - Ужин будет через час, когда вернется муж. Может быть, пока приготовить вам что-нибудь легкое? Бутерброд с сыром, например?
   Бизнесмен, разворачиваясь к женщине, силой воли надел на себя лучезарную улыбку.
   - Что вы, что вы, не стоит беспокоиться. Конечно же, мы подождем до ужина.
   - Но ваша спутница возможно уже проголодалась? - участливо заметила жена Мэра, - Она так давно сидит в комнате одна, и никуда не выходит...
   - Ей просто немного нездоровится, не переживайте за нее, - оборвал ее Бизнесмен, улыбнувшись еще шире.
   - Нездоровится? - обеспокоилась Хозяйка, - Может быть, ей вызвать Доктора?
   - Я уверен, что с ней ничего серьезного, - заверил её начинающий терять терпение гость, - Ей просто нужно отдохнуть, к ужину она обязательно спустится.
   Успокоенная Хозяйка снова вернулась на свою кухню, а Бизнесмен, тяжело поплелся по лестнице вверх на второй этаж, где его разместили с его спутницей. Толкнув дверь в свою комнату, он осторожно заглянул внутрь. В ответ тут же раздался долгий протяжный стон и жалобное поскуливание, свидетельствующее о том, что в комнате кто-то есть, и им обоим очень и очень плохо.
   Войдя в комнату, Бизнесмен обнаружил Даму, лежащую на кровати прямо в одежде, туфлях со сломанным каблуком и шляпе. Судя по ее заплаканному лицу, сама она тоже прибывала в весьма скверном расположении духа. Она лежала лицом в подушку и тихо подвывала, пуская пузыри.
   Её мерзкая маленькая собачонка яростно взвыла, увидев входящего Бизнесмена, но тут же стихла и, соскочив с кровати, молча полезла под нее. Хозяин и собака давно испытывали одинаковые чувства друг к другу. Однако, в этот раз он даже не обратил на нее внимание, поскольку знал, что кусаться та не станет. Один мощный пинок ногой, как это было уже не раз, предусмотрительно данный собаке в отсутствии Дамы, и пославший псинку в легкий нокаут, навсегда отучил этого монстра от пускания в ход зубов в отношении Бизнесмена. Именно поэтому она часто отыгрывалась на других. Хорошая методика воспитания! Жаль только, что насчет ее хозяйки у Бизнесмена не было такой уверенности в ее действенности. Поэтому, к ее кровати он приблизился с легкой опаской.
   - Милая, ты что, заболела? - мягко и осторожно спросил он, присаживаясь на кровать.
   - Да... - еле слышно прошептала она, изображая дикие мучения, - Я, наверное, скоро умру.
   - Умрешь!? От чего, милая? - испугался Бизнесмен, погладив ее по голове.
   - От скуки! - внезапно заорала в ответ Дама и оглушительно чихнула на Бизнесмена. Того как ветром сдуло, он резко вскочил с кровати.
   - Не говори глупости! - закричал он, но тут же, моментально собравшись, успокоился и заговорил ласковым голосом, - Послушай, от скуки еще никто не умирал.
   - А я умру! Я буду первой, вот увидишь, - упрямо повторила Дама и резко села на кровати, - Зачем ты привез меня в этот гнусный городишко? - вонзив в него взгляд, прокурорским тоном спросила она у своего спутника. Тот сразу почувствовал себя неуютно.
   - Но, дорогая, - залебезил он, - ты же сама захотела со мной ехать. Я предупреждал тебя, что здесь может быть мало развлечений.
   - Мало!? - взвизгнула Дама. - Да их здесь вообще нет! Ни ресторанов, ни клубов, ни Интернета, - махнула она в сторону валяющегося на кровати бесполезного тут Ай-Пада, - Даже телевизора какого-нибудь завалящего, и того нет! Никаких удобств! Живем черти зна где!
   - Но, дорогая, это лучший дом в городе! - попытался вразумить ее Бизнесмен, - Мы живем в гостях у Мэра, у человека, наделенного в этом городе самой большой властью. А удобства...
   - Вот именно, какой мэр - такие и удобства! - оборвала его Дама, - Тоже мне мэр, деревенщина! - женщина брезгливо скривила свои красивые губы и опять неожиданно чихнула.
   - Тем не менее, от этой деревенщины тоже очень многое зависит, - с легким раздражением ответил Бизнесмен, - В конце концов, тебя никто сюда насильно не тащил. Почему ты не осталась дома?
   Она поманила его пальцем, и он подошел ближе. Когда мужчина нагнулся, женщина приблизила к его лицу своё и внимательно уставилась ему в глаза. Холодный озноб пробежал по его спине, Бизнесмен поёжился.
   - Я отвечу тебе, почему я здесь. Я не такая дура, чтобы оставлять тебя одного! - Четко с расстановкой произнесла она каждое слово, - А может быть, ты хочешь, чтобы к тебе тут прицепилась какая-нибудь вертихвостка и попыталась в моё отсутствие увести тебя от меня?
   Он снисходительно потрепал её по волосам.
   - Дорогая, как ты можешь так думать? Разве ты не уверена во мне?
   - В тебе я абсолютно уверена! Именно поэтому я здесь, - неоднозначно усмехнулась Дама, - Лично я буду уверена только в том случае, если ты находишься под моим присмотром. Поверь, лучше я сама тебя сожру, чем позволю кому-то сделать это! Ты уловил мою мысль? - плотоядно щелкнула она зубами для большей убедительности.
   Бизнесмен нервно передернул плечом, прогоняя некстати пробежавших мурашек.
   - Да, конечно, милая... - сглотнув слюну, ответил он, - Я все понял. Может быть, пойдем, поужинаем? - тяжело вздохнул Бизнесмен и начал переодеваться к ужину.
   Ехидно улыбаясь, Дама молча наблюдала за ним.
   - Не слишком ли много чести для этих? - насмешливо спросила она, когда Бизнесмен выбрал свежий пиджак, - Ты бы еще смокинг одел!
   - Смокинг не смокинг, а переодеться нужно. Тот пиджак абсолютно промок, - пробормотал он.
   - Ты что, купался?
   - Нет, я носил воду.
   - С каких это пор ты подвязался в водоносы? - Дама брезгливо сморщила носик.
   - С тех пор, как каждый стакан этой воды приравнен к слитку золота, - невозмутимо ответил Бизнесмен и, посмотрев на нее, заметил, - Ты бы тоже переоделась, что ли.
   Красавица фыркнула:
   - Вот еще! Я не пойду обедать!
   - Почему?
   - Я не могу питаться тем, что едят эти... - брезгливо поморщилась она, - Борщи и булки, каши и пироги... Я на такой крестьянской диете быстро растеряю все достоинства своей фигуры.
   - Значит, тогда просто спустись, посидишь для приличия.
   - Не хочу! Я лучше тут полежу для приличия. Пусть эта клуша сама принесет мне кофе и какой-нибудь салатик сюда, - отрезала Дама и снова зашлась чихом.
   - Она не клуша, а хозяйка дома и жена мэра, - попытался вразумить ее Бизнесмен.
   - Тоже мне, жена мэра! - съехидничала Дама и тут же накинулась на Бизнесмена, - Что ты от меня хочешь? Не видишь, я заболела!? - для наглядности он громко чихнула и упала на постель.
   Бизнесмен круто развернулся на каблуках и быстро подошел к ней. Он резко потянул свою спутницу на себя, заставив ее вновь сесть на кровати. Та от удивления округлила глаза и даже перестала чихать.
   - Слушай, ты! Ты сейчас же пойдешь со мной и будешь сидеть с ними столько, сколько нужно! И ты будешь при этом улыбаться! - тоном, исключающим всякие возражения, жестко сказал Бизнесмен, - Ты сделаешь это, потому что от этой, как ты говоришь, деревенщины, зависит мое, а, следовательно, и твое благосостояние тоже! Понятно?
   Вместо ответа, Дама еще раз оглушительно чихнула. Бизнесмен резко поднялся и, хлопнув дверью, вышел из комнаты. Он не видел, как в глазах женщины загорелись недобрые огоньки...
  
   Побродив немного по Парку, Журналист направился в сторону Фонтана, когда неожиданно раздался телефонный звонок. Молодой человек не сразу сообразил, что звонит его мобильный телефон, поскольку за эти дни уже успел отвыкнуть от подобных проявлений цивилизации.
   Поспешно отстучав себя по карманам, он наконец-то достал телефон и, не посмотрев, кто ему звонит, включил связь и приложил к уху.
   - Нашел причину? - без всяких вступительных фраз раздался в ухе сухой голос Главного Редактора.
   - Что!? - от неожиданности дернулся Журналист, но тут же спохватился, - А, это вы, господин Редактор?
   - А кто еще, по-твоему!? - удивился Редактор, - Я спрашиваю, нашел то, что нужно?
   - Да... кажется, нашел... - неуверенно промямлил Журналист.
   - Кажется, или нашел? У нас тут земля горит под ногами, каждая минута на счету, а ему кажется!
   - Да... это вода, по-моему...
   - По-моему или по-твоему - это никого не интересует! - раздраженно воскликнул Главный Редактор, - Там, сверху, хотят знать точно и наверняка!
   - Но мне нужно еще время, чтобы убедиться в этом... - взмолился Журналист.
   - Время - это то, чего у нас нет! - отрезал начальник. - Пойми, если ты не справишься, то и ты, и я, мы оба полетим с работы. Ты меня понял?
   - Понял, господин Редактор, - сглотнул слюну Журналист. - Но...
   - Алле, алле, ты где? - неожиданно завопил Редактор, - Ты меня слышишь?
   - Слышу... Простите, тут перебои со связью...
   - К черту связь! - резко отозвался начальник и немного смягчил тон, - Так ты говоришь, что это вода?
   - Да, вода из фонтана в парке. Сейчас в лаборатории как раз проводят исследования состава воды...
   - Какая еще лаборатория!? - резко оборвал Главный Редактор.
   - Ну, та, которую прислали сверху.
   - Так они что, еще и лабораторию туда послали? - голос Редактора стал более напряженным, - Похоже, они не уверены, что мы сами справимся. Это очень плохо... Значит, вода? Ну что ж, объедините совместно ваши усилия, и чтобы к завтрашнему утру все было ясно и без вариантов!
   - Но варианты возможны... - вставил Журналист.
   - Что!? Не слышу...
   - Я говорю, что причина может быть комплексная, состоящая из нескольких причин...
   - Что!? - резко оборвал его Редактор, - Это нас может затормозить?
   - Не знаю, - честно отозвался Журналист, - возможно.
   - Значит так, - отрезал Редактор, - крутись, как хочешь, но чтобы до завтра все уже выяснил. Там, - он сделал многозначительную паузу, чтобы Журналист понял, где это "там", - ждать не любят! Понял?
   - Понял, но... - хотел что-то добавить молодой человек, однако, ничего уже не успел сказать, потому что на том конце отключились.
   Вздохнув, Журналист опустил телефон в карман и медленно побрел по парковой дорожке.
  
   У Фонтана было еще достаточно многолюдно. Старики только-только дочитали последние вчерашние новости, бабушки уже расходились, а мамочки созывали своих ребятишек, чтобы забрать их домой к ужину.
   У голубей тоже наступило время вечерней кормежки. Отставник, разбрасывая вокруг себя ломти хлеба, старался, чтобы самые большие куски достались бело-рыжему голубю, который, нахохлившись, уныло смотрел на сыпавшееся ему под ноги угощение.
   - Эй, Тишка, - засюсюкал Отставник, - ты почему не кушаешь, заболел, что ли?
   Тишка тяжело вздохнул и, тяжело переваливаясь с бока на бок, обошел упавшую перед ним горбушку.
   - Да где ж он сможет это все съесть!? - ухмыльнулся Старик. - Ты же кормишь их с утра до вечера, им даже отдохнуть некогда.
   - А тебе что, жалко? - огрызнулся Отставник, однако сразу сменил тон, посмотрев на голубей, - Голубь - символ мира! Это существо беззащитное, его всякий обидеть сможет.
   - Ага, беззащитное... Тоже мне, откормил любимчика! - Старик кивнул на грузно-переваливающегося Тишку, - Твой символ как на лавку вылезет, уже никто туда не сядет - места мало! Ты бы лучше с таким упорством свиней выращивал, что ли. И то, больше проку было бы.
   - Не-а, я свиней не могу, - умилительно вздохнул Отставник, - Их же потом на колбасу пускать надо, а мне жаль.
   - Жаль!? - удивленно воскликнул Старик, - А по войнам ходить и неприятеля бить тебе не жаль!? А тут, видите ли, свиньи! Ему их, понимаешь, жаль!
   - Да! Они, в отличие от людей, ни в чем не виноваты! Неприятель, он же против тебя, а эти... - Отставник с любовью посмотрел на копошащуюся под ногами массу голубей, - Посмотри на их лица. Как же можно их, а?
   - Да, их лица скоро пошире наших будут, если ты не перестанешь их перекармливать, - усмехнулся Старик.
   В этот момент к Фонтану подошел Журналист. Он стоял, улыбаясь и слушая перепалку старых друзей.
   - О, а вот и молодежь подоспела! - воскликнул Старик, увидев молодого человека. - Давай, бери этого миротворца, - кивнул он на Отставника, - и демобилизируй его домой, а то он тут, похоже, селекцией занялся. Кабы чего не случилось!
   - Ну что, нагулялся уже? Есть хочешь? - спросил Отставник, разбрасывая хлеб.
   - Нет, спасибо, - Журналист посмотрел на упавший под ноги кусок хлеба, - я совсем не голоден. А вот водички, пожалуй, хлебну, - и он пошел к Фонтану.
   - Хлебни, хлебни... - улыбнулся Старик.
   Журналист, набрав целую пригоршню воды, жадно стал пить, не отрывая взгляда от воды.
   - Видать, все-таки проголодался, - резюмировал Старик, глядя на молодого человека.
   - Эй, дружище, - позвал Отставник, - так ты нашел то, что искал?
   Утолив жажду, Журналист обернулся к старикам.
   - Нашел, вроде... Но надо кое-что еще проверить. Я тут целый день в библиотеке провел, с Библиотекарем познакомился.
   - А-а... - протянул Отставник с пониманием, - Мировой мужик! Хранитель нашей памяти, он все про всех знает.
   Журналист как-то странно с подозрением взглянул на Отставника, а потом перевел взгляд на Старика.
   - Все, да не все... - тихо протянул он, вспомнив про войны одного и банки другого.
   - Что!? - встрепенулся Отставник
   - Э... - замялся парень, - Ничего. Кстати, вы мне не сказали вчера, что были мэром этого города долгие годы. Почему вы это от меня это скрыли?
   - Я не скрывал это, - немного смутившись, пожал плечами Отставник, - Я просто не сказал, а это не одно и то же. Да и о чем там говорить? Был мэром или не был - все это уже в глубоком прошлом. Теперь я просто старик и наслаждаюсь жизнью.
   - Просто Старик - это я, - поправил его Старик, - А ты - заслуженный Мэр нашего Города! Не скромничай!
   - Ну все, все, хватит, раскудахтались тут, - раздраженно отрезал Отставник, - Что было, то было. Сейчас у нас новый мэр и он ничуть не хуже.
   - Время покажет, только... - начал Старик.
   - Покажет, покажет... - оборвал его Отставник, поспешно разбросав оставшийся хлеб, - Ну что, будем идти?
   Старик и Журналист согласно пожали плечами. Вояка оглянулся на голубей.
   - А вы тут смотрите, ведите себя хорошо. - Голуби согласно закурлыкали, занимая места на скамейках.
   Трое мужчин двинулись к выходу из Парка.
   - Ну, расскажите, что было у вас в сегодняшних новостях? - спросил Журналист.
   - В каких новостях, в тех или этих? - уточнил Старик.
   - В наших.
   - В наших "наших" или в наших "ваших"? - улыбнулся Старик.
   - Э... - замялся молодой человек, - В наших "наших".
   - А-а, - протянул Старик, - у нас все нормально - зерновые колосятся, пироги пекутся, коровы мычат, свиньи хрюкают...
   - А у них как? - улыбнулся Журналист.
   - У них? А-а, у них, как обычно, кризис...
   Так они и пошли по улицам Города, возвращаясь домой и неспешно ведя беседу. Отставник, шедший немного спереди, молчал, погруженный в себя, думая о чем-то своем. Парк постепенно опустел. Было еще слышно, как где-то тихо играет музыка и кто-то смеется. Вокруг зажигались фонари, петухи кричали о скором наступлении ночи. На Город быстро опускался вечер.
  
   Ужин уже почти был готов, когда звук дверного колокольчика возвестил о том, что кто-то зашел в дом. Хозяйка оторвалась от плиты и выглянула из кухни.
   - Привет, ма! - Поздоровался с ней вошедший в дом парень.
   - Здравствуй, сынок! - обрадовалась женщина. - Ты как раз вовремя.
   - Отец уже пришел?
   - Нет, но скоро будет.
   - А гости?
   - Они у себя наверху, отдыхают. А я тут готовлю ужин, супчик, котлетки...
   Парень неожиданно нервно взглянул на лестницу, потом торопливо прошел на кухню и закрыл за собой дверь.
   - Мам, ну зачем ты так громко? - шикнул он на мать.
   - Что? О чем ты? - не поняла Хозяйка.
   - Ну зачем им знать, что ты сама готовишь нам ужин? - уточнил сын причину своего раздражения.
   - Так они и так знают, - растерялась женщина, - а что тут такого?
   - Ну как же ты не понимаешь, мам! - юноша схватился за голову. - Ты - жена Мэра! Ты - первая леди нашего Города, а стоишь на кухне, как простая кухарка!
   От неожиданности Хозяйка опешила. Открыв широко глаза, она посмотрела на сына.
   - Ну, во-первых, я далеко не первая. Первая, скорее всего, Бабушка, она намного старше и более уважаемая, чем я. А во-вторых - мне нравится готовить, сынок...
   - Мама, о чем ты говоришь?! - в отчаянии завопил отпрыск. - Дело не в том, что тебе нравится или не нравится, а в том положении, которое ты занимаешь! Нигде и никогда жёны высокопоставленных лиц не занимаются столь низкой работой. По крайней мере, не говорят об этом вслух, и не хвастаются этим.
   - А чем же они тогда занимаются? - искренне удивилась Хозяйка.
   - Они...они... не знаю, - растерялся сын Мэра, подбирая слова, - Наверное, чем-то более важным. Они всегда одеты с иголочки и сопровождают своих мужей на важных встречах и презентациях.
   - А что же они там делают?
   - Ну-у... - парень опять замялся, - Они просто присутствуют.
   - Как это, просто присутствуют? А делают что?
   - Они ничего не делают! Первые Леди сами являются символом законности и семейного уклада. - Ответил сын Мэра, как будто выдал само собой разумеющуюся истину.
   - Как же это, наверное, все-таки скучно - быть символом? Бедняжки! - пожалела Хозяйка всех Первых Леди вместе взятых, и тут же вернулась к свом пирогам.
   После небольшой паузы сын предпринял еще одну попытку вразумить мать.
   - Послушай, мама, ты как жена Мэра должна разделять с ним все его убеждения и всячески его поддерживать.
   - Ну, его убеждения я и так разделяю, - невозмутимо проговорила Хозяйка, помешивая что-то в кастрюле, - А поддерживать отца, я думаю, не нужно - он, слава Богу, совершенно здоров и ходит сам.
   Сын Мэра в отчаянии только махнул рукой. Мать была непробиваемой. Повернувшись к окну, он вдруг увидел, как к дому уже подъезжал его отец. Крутанув педали чуть сильнее, Мэр разогнал велосипед на последних метрах и, резко притормозив, остановил его с проворотом перед своим домом на улице Садовой. Как мальчишка, он легко спрыгнул с велосипеда и повел его рядом, одновременно возвещая звонком о своем прибытии.
   - О, отец вернулся, пойду с ним поговорю. - Парень быстро вышел из кухни.
   - Иди, иди, а потом мойте руки и за стол, - отозвалась Хозяйка, - И гостей позови...
   Парень уже вышел во двор.
   Мэр прошел через калитку и как раз устанавливал свой транспорт под деревянным навесом, что-то мурлыкая себе под нос. Возвращение домой всегда было очень приятным. Впрочем, как и движение в обратном направлении, на работу. И туда, и обратно по дороге Мэр встречал своих горожан, которые приветливо ему улыбались и в знак приветствия вскидывали руку. Это каждый раз давало ему ощущение собственной значимости и уверенности в правильности тех решений, которые ему приходится принимать каждый день на своем посту последние годы. Ответственность! Он любил свою работу, поэтому музыка сама заиграла в его голове, а лицо непроизвольно озарялось улыбкой. Увидев вышедшего на порог сына, он весело воскликнул:
   - А, сынок, привет! Вышел встречать папу? Приятно, приятно...
   - Отец, нам с тобой нужно срочно поговорить, - неприветливо встретил Мэра сын.
   - Ммм, отец? - удивился Мэр. - Раньше ты меня все-время папой называл, а тут, вдруг, отец!
   - Отец, я давно уже не мальчик - я вырос! - буркнул парень.
   - Ну, вырос, не вырос, а для меня ты всегда будешь моим мальчиком, - Мэр примирительно похлопал сына по плечу, тот нахмурился, - Ладно, ладно, не сердись. Давай, пошли в дом, там и поговорим.
   - Нет, - остановил его парень, - постой, мне нужно поговорить с тобой с глазу на глаз.
   - Неужели это такая тайна, что надо ее от всех скрывать? - усмехнулся Мэр.
   - Не тайна, но...
   - Ладно, рассказывай, чем ты тут сегодня занимался? - улыбнулся Мэр и уселся на скамейку возле дома, парень продолжал стоять.
   - Думал... я целый день думал.
   - О, это очень хорошее занятие. Кто много думает, у того развивается ум. А хороший ум очень даже пригодятся для... На кого ты там учишься, сынок?
   - На юриста.
   - Вот, вот, о чем я и говорю - ты будешь очень хорошим юристом.
   - Не буду, - печально отозвался сын.
   - Не скромничай, будешь, - бодро заявил Мэр. - Мой сын может быть только самым лучшим! Ты же хорошо учишься?
   - Хорошо, у меня только самые высокие балы.
   - Молодец! Будешь нам здесь помогать.
   - Но я не уверен, что в этом есть смысл, - буркнул парень.
   Мэр в изумлении уставился на сына.
   - Почему?!
   - Потому что у меня здесь нет никакой перспективы.
   - О чем ты говоришь, сынок? Нашему Городу как раз не хватает грамотного юриста.
   - Отец, что делать юристу в этом городе, если здесь никто и никогда ни с кем не судится? - воскликнул молодой человек.
   - Это правда, - согласился Мэр, - Но есть налоговые декларации и нотариальные процедуры. В конце концов, мы поддерживаем отношения с другими городами. У нас есть торговые договора, и тут без юриста не обойтись...
   Сын Мэра саркастично рассмеялся:
   - Я что, должен буду оформлять договора, которые и без того неизменно существуют десятилетиями? Мы им крупу и яйца, а они нам брюки и зонтики?
   - А разве ты не этого хотел? - удивился Мэр. - Ведь ты именно для этого и пошел учиться!
   - Я же не знал, что там все намного серьезнее, чем тут, - горько вздохнул мальчик. -Там хороших юристов уважают!
   - Здесь тоже уважают... И не только юристов, а просто хороших людей.
   - Потому, что здесь все хорошие! - грубо оборвал отца сын, - Здесь уважают просто так, по-родственному, потому, что знают. А там все не так, там надо бороться за это! Там известный адвокат может добиться невероятных высот и, если честно, я хотел бы именно там работать, а не у вас, - подвел итог сын Мэра и торопливо добавил. - Но вам бы я тоже помогал, когда нужно.
   - Ты хочешь покинуть Город? - огорченно вздохнул Мэр.
   - Я просто хотел бы добиться в жизни чего-то большего, чем здесь, но я не смогу этого сделать.
   - Почему?
   - Потому что я хочу бросить университет!
   Мэр устало посмотрел на сына.
   - Сынок, ты меня совсем запутал. Ты говоришь, что хочешь быть юристом, хочешь работать в Столице, и при этом заявляешь, что хочешь бросить учебу?
   Парень присел рядом на скамейку.
   - Пап, ты же понимаешь, что я должен расти? - доверительно спросил сын Мэра мягким тоном. Ободренный кивком отца, он продолжил, - Так вот, все меняется очень быстро, я становлюсь другим... значительней, что ли...
   - Ну? И что? - непонимающе протянул Мэр, глядя на сына.
   - Что "ну"!? - раздраженно выпалил сын, вскочив со скамейки, - Я говорю, что все меняется, а я до сих пор езжу на своем старом велосипеде! Как я могу чего-то добиться, если даже сейчас, на третьем курсе мои однокурсники смеются надо мной?
   Нахмурившись, Мэр обдумывал сказанное. Через секунду его лицо просветлело.
   - Господи, что же ты сразу не сказал?! Тебе нужен новый велосипед?- воскликнул радостно он. - На, бери пока мой! - Мэр кивнул в сторону своего велосипеда, - Он у меня почти как новый, я сам его недавно перебрал по винтику.
   Сын громко застонал, обхватив голову руками.
   - Ты бы мне еще самокат предложил! - взвизгнул парень, затопав ногами.
   - А что, что-то не так? - не понял отец, удивленно глядя на сына.
   - Ты как мама, вы ничего не понимаете! Мне неудобно ездить на учебу на велосипеде! - воскликнул сын Мэра.
   - Хм, а мне очень даже удобно, - спокойно ответил Мэр, - сидушка, правда, жестковата, но...
   - Отец! Перестань! Что ты сравниваешь - здесь и там!? - пренебрежительно хмыкнул молодой человек.
   - А что, есть разница? - удивился Мэр.
   - Еще какая! - воскликнул сын Мэра, - Там, чтобы тебя воспринимали серьёзно, нужно уметь себя преподнести! Для этого нужна достойная одежда, хорошие часы, обувь, машина... Отношения людей друг к другу зависит, прежде всего, от того, как мы выглядим в их глазах! Ведь встречают-то "по одёжке"!?
   - Но провожают все-таки по уму? - осторожно спросил Мэр.
   - Отец! - раздраженно вскочил со скамейки сын Мэра, - Как же ты все-таки не понимаешь простые вещи!
   - Не понимаю... - честно отозвался Мэр, пожимая плечами.
   Парень нетерпеливо засуетился, заходив на месте.
   - Отец, можно я тебе кое-что покажу? Это займет всего пару минут, пошли.
   Повинуясь сыну, мэр прошел за ним в дальний угол их двора. Там, сверкая лаком и хромированными деталями, стоял ярко-алый автомобиль, на котором приехал в Город Бизнесмен.
   - Что это, по-твоему, отец? - спросил сын, указывая на машину.
   - Ну... - удивленно посмотрел на сына Мэр, - Это машина нашего гостя, ты же знаешь.
   - Это всего лишь какой-то бизнесмен, и он лет на двадцать тебя моложе! - язвительно произнес сын, уставившись на отца, - Это не он, а ты должен ездить на такой машине!
   - Я!? - удивился Мэр, - Но я не бизнесмен! Я в жизни ничего не продал, откуда у нас такой доход возьмется? К тому же мне и на велосипеде не плохо.
   - Тебе-то, может быть, и не плохо, а вот мне не очень! - раздраженно выпалил сын Мэра, исчерпав все обходные аргументы, - Папа, мне нужна машина.
   - Машина!? Зачем? - искренне удивился Мэр, - Чтобы ездить от общежития до университета?
   - Да... то есть, нет, не только. - Замялся парень. - Ты пойми, отец, у всех, кто учится со мной, машина уже есть - я один без машины!
   - А когда это они успели на них заработать? Они же только учатся... - растеряно спросил отец, посмотрев на сына, тот в раздражении топнул ногой.
   - Они не заработали - им родители их купили!
   - Зачем?
   - Я уже битый час тебе это объясняю, - схватился за голову парень. - Подумай сам, из-за того, что я до сих пор езжу на велосипеде, меня недооценивают! А я знаю, что мог бы мог достигнуть гораздо большего, если бы у меня, наконец-то, появилась машина.
   Мэр задумчиво почесал в затылке.
   - Как-то это все слишком сложно для меня, сынок. Я не понимаю одного - что изменит наличие автомобиля, если ты и без того будешь хорошим человеком?
   Сын раздраженно махнул рукой.
   - А! Ты не понимаешь - там все совсем по-другому!
   - Так зачем же тебе подстраиваться под кого-то? Будь собой, - наивно протянул Мэр.
   - Ничего ты так и не понял, - устало вздохнул молодой человек. - Там все подстраиваются под кого-то - это жизнь!
   - Нет, сынок, это маска! Зачем она тебе? - грустно вздохнул Мэр, - И к тому же, где я возьму столько денег?
   - Думай, отец, думай. Другие же крутятся, что-то делают - покупают своим сыновьям машины. А ты жалеешь! - заныл парень, Мэр окончательно растерялся.
   - Ну, где ж я жалею, сынок? Если бы у нас были такие деньги, разве я тебе отказал бы, а? - он посмотрел на сына и попытался улыбнуться, - Ну все, все, не дуйся, пошли в дом. Мама, наверняка, уже ужин приготовила. Давай, после поговорим... - он улыбнулся и примирительно положил руку на плечо сыну, но тот, обиженно фыркнув, вывернулся и быстро зашагал вперед. Расстроенный отец поплелся следом.
  
   Пока они шли к дому, парень обиженно молчал, давая отцу возможность оценить всю степень его недовольства. В голову даже пришла мысль, гордо удалиться в свою комнату, полностью отказавшись от ужина. Но, немного подумав, парень быстро отказался от этой мысли - здоровый молодой аппетит дал о себе знать и, учуяв еще с порога ароматы маминой стряпни, юноша чуть ли не бегом ринулся в столовую.
   Но к его удивлению стол все еще не был накрыт. Да и в самой столовой никого не оказалось. Зато со второго этажа доносились чьи-то возбужденные голоса. Парень сглотнул слюнки. Не имея возможности утолить голод, он осторожно стал подниматься наверх, чтобы хотя бы утолить свое любопытство. Следом за ним поспешил наверх и отец.
   Поднявшись наверх, они обнаружили встревоженную Хозяйку с тарелкой супа в руках и Бизнесмена. Они стояли перед закрытой дверью гостевой комнаты.
   - Что, что-то случилось? - обеспокоенно спросил Мэр, остановившись в оцепенении.
   - Вот, закрылась изнутри, - пожала плечами Хозяйка, обеспокоено кивнув в сторону закрытой двери, - ужинать отказывается.
   Бизнесмен между тем, прильнув ухом к двери, ласково уговаривал свою спутницу:
   - Ну, дорогая, перестань, выходи, давай, неудобно.
   Из-за двери доносились громкие истерические всхлипывания, иногда прерываемые тявканьем собаки.
   - И что, давно уже так? - спросил Мэр у жены.
   - Как пришла с прогулки, так и не выходила, - тяжело вздохнула она.
   - Да все было нормально, вроде, - воскликнул Бизнесмен, активно жестикулируя руками, - мы с ней просто разговаривали... мирно. А потом я вышел принести ей воды и... вот, полюбуйтесь!
   Он энергично взмахнул рукой и случайно выбил тарелку из рук Хозяйки. Остывший суп широким веером выплеснулся на пол и стены, а танцующая тарелка, громко звеня, покатилась по лестнице. Достигнув первого этажа, она сделала несколько оборотов и застыла на полу, чудом не разбившись. Бизнесмен, увидев, что натворил, тут же изменил тон до нормального.
   - Э... вы того, простите. Просто не знаю, что на нее нашло...
   - Да ничего, ничего, чего уж там... - вздохнул Мэр, отряхивая с себя остатки супа. Тем временем Хозяйка быстро сходила вниз на кухню, вернулась с половой тряпкой и принялась вытирать лужи из супа.
   Бизнесмен вернулся к дверям.
   - Ну, милая, давай открывай, хватит дуться.
   Из-за двери снова раздался плач, топот, чихание и повизгивание.
   - Так мы будем есть сегодня или нет? - нетерпеливо воззвал к совести родителей порядком оголодавший сын. Дама за дверью завыла еще громче.
   - Тссс! Тихо ты! - шикнула на него мать, - Не видишь, что ли, человек страдает?
   - Сынок, надо подождать, - смиренно добавил отец. - Сын обиженно вздохнул и недовольно продефилировал в свою комнату рядом с гостевой.
   Бизнесмен продолжал мягко уговаривать свою спутницу.
   - Ну, хватит уже, перестань, выходи, мы все тебя ждем и просим, - ласково протянул он и посмотрел на Хозяйку и Мэра, прося поддержки.
   - Да, да, просим, просим, - подтвердила Хозяйка, ловко орудуя тряпкой, не поднимая головы.
   - Мгм, просим... - печально вздохнул Мэр, как и сын, мучимый приступами голода.
   Однако, истерика за дверь только усилилась и к топоту присоединился звон битого стекла. Хозяйка и Мэр напряженно переглянулись, свадебный сервиз был под угрозой. Бизнесмен, пожав плечами, вернулся к своей роли переговорщика.
   - Дорогая, ну нельзя же так! - возопил он в отчаянии, снова прильнув ухом к дверям.
   Услышав в ответ очередной лай, он вдруг просветлел, осененный догадкой, и заговорил быстрее:
   - Послушай, дорогая, Лапа, наверное, уже проголодалась? Ты ведь не заставишь бедную собаку голодать от того, что у тебя плохое настроение? Она может заболеть.
   Собака, услышав свое имя из уст хозяина, взвыла за дверью пуще прежнего, а вот плач, наоборот, резко прекратился.
   - Лапа, Лапа, давай, уговори свою хозяйку выйти, - воодушевился Бизнесмен, обретя неожиданного союзника. На какое-то время наступила тишина.
   - Замолчала? - с надеждой прошептала Хозяйка.
   - Может, сейчас откроет? - тихо спросил Мэр.
   Бизнесмен с тревогой вслушивался в наступившую тишину.
   - Что-то не так, надо срочно ломать дверь! - Неожиданно резко засуетился он.
   - Как ломать!? - ошалело воскликнул Мэр, схватившись за голову.
   - Ломать! Срочно ломать! - истерично выкрикнул Бизнесмен, налегая на дверь. - Я ее знаю, это молчание не к добру. Нужно ломать, пока не поздно! - И он снова резко со всей силы навалился плечом на дверь.
   Но в этот момент неожиданно раздался щелчок открываемых изнутри дверей и они сами распахнулись. Не удержавший равновесие Бизнесмен во весь свой рост растянулся прямо на полу у ног Дамы. Явившаяся миру красавица была изрядно заплакана. На руках она держала свою собачонку, которая беспокойно оглядывалась по сторонам.
   - Не ради тебя, неблагодарный, а только из-за Лапы, - гордо бросила она Бизнесмену, хлюпая носом и чихая, - Она, действительно, не заслужила таких страданий.
   - Ну, слава Богу! - всплеснула руками Хозяйка, - Извольте к столу, ужинать будем, все уже давно готово.
   - Дорогая, я рад, что ты нашла в себе силы, - натянуто улыбнулся Бизнесмен, глядя на нее снизу вверх. - А теперь соберись, и идем к столу, не будем больше задерживать этих милых людей.
   - К столу? В таком виде!? - глядя в зеркальце, возмутилась Дама. - Я не могу, мне надо привести себя в порядок.
   - Но, дорогая!.. - начал было снова Бизнесмен, но Дама уже опять захлопнула дверь, провернув ключ замка изнутри. Мужчина устало вздохнул и, глядя на Мэра с женой, наиграно бодро крикнул в закрытую дверь, - Ну хорошо, хорошо, мы еще подождем...
   Из дверей своей комнаты высунулась голова парня:
   - Так мы будем сегодня ужинать или нет!? - раздраженно воскликнул он.
   - Тссс!.. - одновременно зашипели на него Бизнесмен и родители. За дверями гостевой комнаты снова раздался лай собаки...
  
   Не прошло и часа, как дверь злополучной комнаты снова раскрылась и на лестнице показалась Дама во всей своей красе. Мэр, Бизнесмен и парень, молчаливо коротавшие это время в гостиной возле незажженного камина, тут же в ожидании вскочили. Старшие мужчины из вежливости, парень - от радости, что наконец-то будут кормить.
   - Как хорошо, что вы согласились с нами отужинать, - бросилась к Даме Хозяйка, - Я как раз все разогрела, - улыбнулась она, тактично забыв добавить, что делает это уже не в первый раз.
   На Даме было потрясающее вечернее платье алого цвета, шлейф которого волочился следом за ней по ступенькам. В одной руке, прижимая к сердцу, красавица держала свою собачонку, а во второй - белоснежный кружевной платок, который она периодически театрально подносила к покрасневшим глазам.
   - Ну, наконец-то! - раздраженно тихо буркнул Бизнесмен, но между тем громко добавил, - Как ты себя чувствуешь, дорогая? - и предупредительно подал Даме руку, помогая спуститься с лестницы.
   - Плохо, очень плохо, - ответила женщина, прижимая платок ко лбу, - Но ради Лапы я готова на любые мучения.
   - Какая милая собачка, - растроганно сказал Мэр, подходя поближе и протягивая руку, чтобы погладить Лапу. Милая собачка угрожающе зарычала и щелкнула зубами. Мэр поспешно отдернул руку.
   - Ну, мам, можно уже? - подал голос оголодавший сын, раньше всех усевшийся за стол и вожделенно разглядывающий еду.
   - Подожди, - строго сказала Хозяйка. Парень обреченно вздохнул.
   - Ну, и? - оглядываясь вокруг, претенциозно произнесла Дама, стоя на высоких каблуках посреди комнаты. Лапа, сидящая у нее на руках, повторяла все движения ее головы. - И где нам сесть?
   - А... - растерялся Мэр, оглядываясь вокруг. Недолго думая, он указал Даме на стул во главе стола, на котором обычно сидел сам, - Садитесь вот здесь, пожалуйста, там вам будет удобно, - улыбнулся он и галантно помог ей занять свое место.
   Остальных не нужно было долго уговаривать, они быстро позанимали свободные места за столом, поближе к еде. Хозяйка тут же засуетилась вокруг и начала разливать суп по тарелкам. Отец и сын жадно накинулись на еду, уплетая суп за обе щеки. Бизнесмен ел с не меньшим аппетитом, время от времени, бросая косые взгляды на Мэра, как будто что-то обдумывая. Как гром среди ясного неба снова раздался голос Дамы:
   - А Лапа!? - раздраженно спросила она, продолжая держать собаку на руках.
   Все нехотя оторвались от своих тарелок и удивленно посмотрели на нее.
   - Что Лапа? - пробормотал Бизнесмен.
   - Она что, по-вашему, не должна поесть? - фыркнула Дама, - Ты только о себе и думаешь! - презрительно глянула она на своего спутника, - Где она будет сидеть?
   - А давайте, она тут, рядом возле вас сядет, - быстро сообразила Хозяйка, поднесла дополнительный стул и поставила его рядом с Дамой, - Здесь ей будет удобно?
   - Не знаю, - сухо ответила Дама, пересаживая собаку на соседний стул.
   - Все, мы можем продолжить? - раздраженно спросил Даму Бизнесмен, глядя в свою тарелку.
   - Продолжайте, - фыркнув, разрешила Дама, лениво надкусывая листик салата.
   Получив разрешение, мужчины тут же вернулись к своим тарелкам, наперегонки опустошая их.
   - А вы чего не едите? Вам чего наложить? - любезно предложила Хозяйка, оказавшись возле Дамы.
   - Я не буду есть, - потянув носом, холодно ответила та, глядя вперед себя.
   - Ну, как же так? - засуетилась жена Мэра и, подхватив ее тарелку, уже собралась ее наполнять, - Вот, давайте, немножко картошечки молодой, с грибочками, с салатиком...
   - Я не буду есть! - громко со злостью повторила Дама, сверкнув глазами. Жена Мэра так и застыла с тарелкой в руке. В комнате повисла тишина.
   - Так зачем же ты тогда пришла? - не выдержав, раздраженно выпалил Бизнесмен.
   - Я пришла покормить Лапу, она голодная, - с ухмылкой ответила Дама и в подтверждение своих слов забрала у Хозяйки тарелку с едой и поставила ее на стол перед собакой, - На, ешь, моя хорошая. - Все уставились на нее, прекратив жевать.
   Однако, Лапа по непонятной причине, бросив взгляд на хозяйку, только тихонько заскулила и даже не притронулась к еде.
   - Нет, ну это уже совсем ни в какие ворота не лезет! - взорвался Бизнесмен, бросив ложку в тарелку, - То мы тебя ждем тут целый час, а тут ты решила собаку за стол усадить!? А ну, пошла прочь! - накинулся он на собаку.
   - Послушайте, не надо, пусть сидит... - поспешил вмешаться Мэр.
   - Ах, так! - надувшись, вскочила Дама, порываясь уйти, вероятно, приняв его слова на свой счет, - Тогда я уйду!
   - Нет, останьтесь, я прошу вас, - удерживая, схватила ее за руку жена Мэра, с укором посмотрев на Бизнесмена, - Ну зачем же так?
   - Да бросьте вы, не надо это поощрять! Вы что, не видите, она играет нами!? - тяжело запыхтел он.
   - Знаешь что!? Ешь это сам! Я не буду! - сорвалась на него Дама, глянув на собаку, сидящую за столом и не притронувшуюся к еде, - Даже моя собака не хочет этого есть! - она громко чихнула, Мэр с женой оторопело переглянулись.
   - Это потому, что она четко понимает, где ее место! - крикнул Бизнесмен, резко взяв тарелку с грибами со стола и поставив ее на пол. Лапа тут же соскочила со своего стула, подошла к тарелке и начала с удовольствием есть, - Вот видишь? Не такая она уже и глупая.
   - А... а... - онемела от неожиданности Дама, - Лапа, нельзя, фу-у, фу-у... - она бросилась к собаке, оттягивая ее от тарелки. Потревоженная в процессе еды собака, от испуга визгливо затявкала, - Господи! Ты отравил ее! Ты отравил ее! - запричитала женщина над животным, та зашлась еще громче.
   - Да чем же, милочка? Там все свежее, - испугалась Хозяйка, забегав возле них.
   - Не знаю, чем-нибудь отравленным...
   - Может, она раскусила горошек перца? - усмехнувшись, предположил сын Мэра.
   - Что!? - еще громче заголосила Дама, - Господи, это испортит ее пищеварение! - запричитала она над своим сокровищем, энергично тряся собаку, - Выплюнь, выплюнь сейчас же!
   От такой тряски Лапа не то, что плюнуть, она даже лаять не могла. Дама продолжала отчаянно визжать.
   - Ей надо немедленно сделать промывание желудка, иначе она умрет!
   - Ммг... - тихо хмыкнул Бизнесмен, - И себе сделай заодно...
   Дама в очередной раз чихнула и, запрокинув голову, устало опустилась на стул. К ней тот час же бросилась жена Мэра.
   - Ой, милочка, что с вами? Вы, наверное, заболели? - озабоченно залепетала она.
   - Как тут не заболеть!? Тут кругом одна зараза! - потянула носом Дама, снова чихнула и истерично завопила, порываясь встать, - Все, все, мне плохо, мне нужно срочно прилечь!
   - Да, да, милая, давайте я вам помогу, - подхватила под руку ее жена Мэра, пытаясь помочь встать.
   - Не надо, я сама, - гордо отстранилась Дама от помощи. Она смерила негодующим взглядом Бизнесмена, - Вот умру, будешь потом жалеть, только поздно будет! - фыркнув, она подхватила жующую Лапу под мышку и пошла вверх по лестнице в свою комнату. Хозяйка поспешила за гостьей.
   - Давайте, осторожнее, и раз, раз... Очень плохо, что вы ничего не поели. Ну, ничего, завтра мы вам Доктора вызовем, он вас быстро вылечит...
   Снова воцарилась тишина.
   - Приношу свои извинения за то, что вам пришлось увидеть, - прервав молчание, тихо произнес Бизнесмен, когда женщины вышли, - Сами понимаете, кхе...
   - Ничего страшного, бывает... - вздохнув, улыбнулся Мэр.
   Мужчины вернулись к еде. Слава Богу, теперь уже ничто не могло их остановить - ложки весело застучали по тарелкам.
   - Так, что у нас на второе? - первым отставил свою тарелку сын Мэра и, потянувшись к большой кастрюльке, принялся наполнять свою тарелку изрядным количеством картошки с грибами.
   - Хороший аппетит у вашего сына, - учтиво похвалил отца Бизнесмен, - Как говорят, у кого здоровый аппетит, тот хорошо работает!
   - Да, но он не работает, - вздохнул Мер, - Он пока только учится.
   - Да? А на кого, позвольте поинтересоваться, вы учитесь? - оживился Бизнесмен, посмотрев на сына Мэра.
   - На юриста, - не прожевав, ответил парень.
   - Превосходный выбор! - воскликнул гость, - У меня на фирме как раз есть вакантное место юриста. Так что, по окончанию учебы милости прошу ко мне!
   Сын Мэра замер с занесенной вилкой, уставившись на гостя.
   - Спасибо, но он, скорее всего, вернется сюда, - поспешно опередил его отец. Сын, нахмурившись, перевел негодующий взгляд на отца и, тяжело вздохнув, снова вернулся к еде.
   - Ну что ж, тоже правильно, - немного сбившись, осторожно продолжил прощупывать почву Бизнесмен, - Но пока он учится, практика у меня ему не помешает.
   - Вы так думаете? - приободрился Мэр, - А где вы учились?
   - Э... - замялся сразу Бизнесмен, которому и среднее образование далось с трудом, - Это не столь существенно... Послушайте, - доверительно продолжил он, - Я уверен, что вашего сына ждет самое блестящее будущее. Со мной он приобретет навыки, обрастет связями, будет иметь свою собственную клиентуру с записью на год вперед. Поверьте, он очень быстро станет в Столице известным юристом и публичным человеком...
   - А зачем ему это все? - неожиданно прервал Мэр программу блестящего будущего своего сына.
   - Отец! - вырвалось у парня. Он с упреком посмотрел на отца.
   - Ну как же, как же, - ничуть не смутившись, продолжил Бизнесмен, - Без связей и публичности в наше время никак нельзя. Чтобы приобрести вес в обществе, нужно, чтобы тебя узнавали в лицо. Вот, например, вас в вашем городе все знают?
   - Ну да, я же тут родился и вырос, - уверенно усмехнулся Мэр.
   - Ну вот!.. Правда, и городок-то невелик, тут, наверняка, все друг друга знают, - Бизнесмен почему-то вздохнул, - А вот в больших городах мало только родиться, там нужно уметь завоевывать!.. В смысле, я имел в виду, доверие и внимание, - быстро поправился он, - которое просто так никому не дается. А для этого всегда хорошо, если есть рядом кто-то, кто поможет тебе сделать первые правильные шаги... - Бизнесмен хитро улыбнулся, - И я готов это сделать для вас!
   - Вы? Но зачем это вам? - Мэр удивленно посмотрел на дельца.
   - Отец! - сын опять с упреком посмотрел на отца. Тот только пожал плечами.
   - Ну, поймите, я человек добрый по натуре, и мне всегда хочется помочь ближнему, - широко улыбнулся Бизнесмен, продолжая обрабатывать Мэра, - А тут такая возможность! Вы только представьте себе, - кивнул он на парня, - как только ваш сын закрепится в новом для него качестве, его ждет совсем иная жизнь. У него будет все - заграничные поездки, общение с самими знаменитыми и богатыми людьми, в конце концов, сама известность, слава и богатство!
   Сын Мэра, отложив вилку, просто сидел и смотрел на Бизнесмена, открыв рот, как дети слушают сказку. Да и сам Мэр под наплывом красочных описаний весь без остатка погрузился в радужные мечты.
   - Но, - тем не менее, пробормотал Мэр сквозь лубяную картинку, - мой сын решил бросить учебу.
   - Отец! - Ахнул сын Мэра, картинка осыпалась звоном хрусталя. Наступила глубокая тишина. Слышно было, как муха летит на свет фонаря.
   - Почему!? - опешил Бизнесмен, в сетях которого неожиданно появились огромные дыры. - Как же так?
   - Потому что... - отец виновато бросил взгляд на помрачневшего сына, недовольно ковыряющего вилкой в тарелке, - у нас возникли некоторые обстоятельства, не позволяющие ему продолжить учебу.
   Мгновение подумав, Бизнесмен решительно приступил к латанию своих сетей:
   - Послушайте, нет таких обстоятельств, которые нельзя было бы устранить на пути к счастью своего ребенка, - вкрадчиво произнес он, - Я уверен, что мы вместе найдем способ решить все проблемы. Кстати, я хотел бы с вами кое о чем переговорить.
   - О чем? - непроизвольно напрягся Мэр.
   - О предмете моих сегодняшних исследований, - улыбнулся Бизнесмен.
   - Так вы что-то уже нашли?
   - Да, и именно это я хочу с вами обсудить. У меня к вам есть деловое предложение. - Хитро подмигнул Бизнесмен, он не мог не заметить, как сын Мэра снова навострил уши.
   - Хм, деловое?.. - еще более напрягся Мэр, - Но, знаете, с меня ведь никудышный коммерсант...
   - Отец! - оборвал его сын, призывая послушать.
   - Я уверен, что все мы окажемся в выигрыше от этого, - уверенно вытягивал свою сеть Бизнесмен, улов был что надо.
   - Я не понимаю, в выигрыше от чего?
   - От нашего сотрудничества, - кивнул Бизнесмен и снова хитро подмигнул.
   - Но я...
   - Отец! Послушай его, я тебя прошу! - воскликнул парень, заставив отца замолчать.
   - Что?.. Да, да, я слушаю... - Мэр послушно посмотрел на Бизнесмена.
   Бизнесмен облегченно вздохнул и откинулся на спинку стула, сети были полны.
   - Тогда обсудим все детали после ужина, тет-а-тет? - хитро улыбнулся он. Мэр, сглотнув слюну, вопросительно посмотрел на сына, тот утвердительно кивнул.
   - Да что на вас всех нашло сегодня? Всем нужно поговорить и, принепременно, один на один! Какие-то одни сплошные тайны вокруг! - Воскликнул в сердцах Мэр и рассеянно продолжил есть.
   - Поверьте, вам понравится - вы не пожалеете! - хитро подмигнул Бизнесмен сыну Мэра и принялся энергично насыщаться едой. Молодой человек довольно улыбнулся, все шло как по маслу...
  
   Вечер незаметно сменял день. Старик с Журналистом возвращались домой. Впереди, на некотором расстоянии от них шел Отставник, погруженный в свои мысли.
   - И что, вы задали ему хорошую трепку? - с интересом спросил Журналист, слушая рассказ Старика о приезде Сенатора.
   - Да нет, не успели, - усмехнулся Старик, - Ему вдруг стало очень плохо, он отчего-то раскашлялся и поспешил свернуться.
   - Сбежал, значит? - уточнил молодой человек.
   - Ммг... Сбежал. Только он скоро опять вернется.
   - Откуда вы знаете?
   - Да так, знаю, - уклончиво ответил Старик, - Я уже встречался с ним раньше, это еще тот проныра!
   - Понимаю. У нас им тоже уже никто не верит, - согласился Журналист, - Всегда одни и те же приезжают, всегда одно и то же обещают.
   - А почему тогда ничего не меняется? - задал Старик риторический вопрос.
   - Э... - задумался Журналист, - Я думаю, что проблема гораздо глубже - надо менять не людей, а всю систему в целом - принципы исполнительной и законодательной власти.
   - Так почему же не меняют? - повторил свой вопрос Старик.
   - Желания нет, - усмехнулся Журналист, - Те, кто может что-то изменить, этого не хотят, а те, кто хочет, этого не могут.
   - Да... Замкнутый круг получается? - хмыкнул Старик с пониманием.
   - Получается... - Журналист посмотрел на вяло бредущего впереди Отставника, - А что это он вдруг так загрустил? Что-то случилось?
   Старик посмотрел на понурую спину Отставника.
   - А... - махнул он рукой, - Не обращай внимание, с воякой так бывает. Если он долго всматривается в прошлое, то начинает немного хандрить. Груз воспоминаний, так сказать...
   - А что, с его прошлым разве что-то не так? - удивился Журналист.
   - Да нет, с его прошлым все так, - поспешил успокоить его Старик, улыбнувшись, - Просто оно слишком уже далеко и нужно долго всматриваться. Вот глаза и начинают слезиться. Но ты не волнуйся, завтра с ним все будет в порядке - будет как огурчик! - Они дошли до развилки улиц. - Ну что ж, вот и моя улица, Гороховая. Я, пожалуй, пойду. Эй, вояка! - окликнул он Отставника, - Ты когда завтра своих подопечных собираешься кормить?
   - Как обычно... - пожал плечами Отставник, остановившись на перекрестке, - А что?
   - То есть, и утром, и вечером, а?.. - махнул рукой Старик, - Ладно, тогда увидимся завтра... - он пожал на прощанье руку Журналисту и пошел по улице Гороховой в направлении своего дома.
   Отставник подождал, пока Журналист подошел к нему.
   - А чего он хотел? - спросил он, кивнув в сторону удаляющегося Старика.
   - Не знаю, - пожал плечами Журналист, - Может быть, помочь нести хлеб?
   - Хлеб? - не сразу сообразил старый служака, - Ах, да, возможно...
   Они двинулись дальше по улице Цветочной. Они еще некоторое время продолжали свой путь в молчании, пока Отставник не довел Журналиста до калитки бабушкиного дома.
   - Ну вот, кажись, пришли, - улыбнулся Отставник, - Как говорится, пост сдал - пост принял! Будь здоров, служивый, и передавай привет Бабушке!
   - А вы что, не зайдете? - удивился Журналист.
   - Нет, нет, не сегодня. Спасибо... - решительно отказался Отставник и зашагал в сторону соседней улицы.
   - До завтра!.. - отозвался Журналист, глядя в спину удаляющемуся Отставнику.
   Он постоял еще немного снаружи и только потом, открыв калитку, зашел в благоухающий вечерними ароматами дворик. Внезапно он вспомнил, что собирался еще что-то сделать, но никак не находил для этого времени. Присев на скамеечку, он выудил свой телефон из кармана, набрал номер и приложил его к уху.
   - Алло! Привет... Папа, это я... Ну как ты там, держишься?.. - озабоченность на лице Журналиста выдавала его опасения, - Ммг... ммг... А анализы что?.. Ммг, и что доктор говорит?.. Когда следующий раз?.. Я? Когда закончу? Ну, думаю, еще пару дней... Да, думаю, успею... Да вроде как нашел, только нужно кое что еще проверить... - усмехнулся молодой человек, - Жмут, жмут, конечно, как без этого... Ну да, как ты меня и учил, справимся... Что? Люди? Люди здесь очень хорошие, приветливые. Жалко, что я не могу привезти тебя сюда - тут так спокойно и... - он немного замялся, подбирая правильное слово, - ...надежно, что ли... Ну да, может, когда-нибудь, ммг... - Внезапно в телефоне раздалось шипение и бульканье, после чего связь опять восстановилась, - Слушай, пап, тут, вроде, связь не очень, так что, если что... Я скоро вернусь, ты не волнуйся... Ммг, с победой. Пап?.. - грустно улыбнулся Журналист, - Я тебя люблю, береги себя, будь осторожнее... Буду, папа, буду... Ммг, до скорого и привет всем нашим! Пока... - вздохнув, отключил телефон Журналист.
   Он сидел на скамейке, задумчиво глядя в одну точку, когда на порог дома, распахнув дверь, выскочила Внучка.
   - Бабушка! Бабушка! Он тут, он пришел! - радостно закричала она, увидев Журналиста. Секунду спустя на порог вышла Бабушка, а следом за нею толстенький с блестящей проплешиной пожилой мужчина, в котором молодой человек сразу узнал утреннего Доктора.
   - И где же ты окаянный-то пропадал, а!? - с напускной тревогой накинулась на него Бабушка, - Мы тебя здесь весь день ждем, а ты ходишь себе где-то!
   - Да я это... ммм... - начал оправдываться Журналист.
   - Мы с Доктором битый час тебя уже дожидаемся! - Бабушка кивнула на пожилого мужчину, - А ну, давай, быстро в дом, отпаивать тебя буду! Отощал, небось, за целый-то день!?
   - Да я вроде... - попытался рассказать про пирожки в библиотеке Журналист. Но разве ж это было возможно?
   - Давай, давай, сейчас вернем тебя к жизни! Ишь, чего учудил! Что я потом твоим родителям говорить буду, а? - она широко открыла двери, настойчиво зазывая Журналиста в дом. Внучка тянула его за рукав рубашки, помогая двигаться быстрее.
   - Эй, эй, постойте! - вышел вперед Доктор, - Дайте ему немного прийти в себя, а то налетели тут...
   - А вы не мешайте, Доктор, коли не помогаете! - оборвала его Бабушка.
   - Да помогаю я, помогаю, - прикрыл своей спиной Журналиста Доктор, - Я его сам сейчас вам приведу. - Улыбнувшись, он посмотрел на молодого человека, тот кивнул в ответ, - Вы идите в дом, идите, мы следом за вами будем.
   - Ладно... - успокоилась Бабушка, - Только не долго, а то, понимаешь ли!.. Внучка, давай, накрывай на стол! - крикнула она Внучке и, погрозив Доктору пальцем, вместе с девушкой быстро исчезла в доме.
   - Уфф! - переведя дыхание, Доктор опустился на скамейку рядом с Журналистом, - Вот оно, радушие в чистом виде! - усмехнулся он, кивая на бабушкин дом, - Ну что, молодой человек, здравствуйте еще раз! - и протянул ему руку.
   - Здравствуйте, - пожал протянутую руку Журналист, - Здорово вы с ними.
   - А... - отмахнулся Доктор, - Опыт, знаете ли, с ними по-другому нельзя... Ну что, поговорим? - он с хитрецой посмотрел на Журналиста, напоминая тому об их утренних договоренностях. Журналист согласно кивнул. - Времени, правда, у нас не много, - Доктор с опаской посмотрел на дверь дома, откуда раздавались голоса и звон посуды, - но попробовать все же стоит. Он выдержал небольшую паузу, уселся поудобнее на скамейке и, повернувшись к Журналисту на пол оборота, приступил к разговору.
   - Курите? - спросил он, с интересом заглядывая в глаза молодому человеку.
   - Нет, бросил, - удивился странному началу разговора Журналист, - А вы?
   - А я курил... Раньше курил, до того как сюда перебрался, - улыбнулся Доктор, - А тут вдруг вижу, никто не курит, и даже компанию не с кем составить, взял и бросил сразу. Даже как-то легче стало...
   - А я тяжело бросал, не сразу... - усмехнулся Журналист, отмечая сразу про себя, что, действительно, за целый день не видел никого курящего, - А вы, стало быть, не местный?
   - Нет, я приезжий. Хотя, уже теперь местный, - усмехнулся Доктор, пояснив, - Я также как и вы, раньше в Столице жил. Просто так сложились обстоятельства, что я решил остаться здесь. Впрочем, как раз об этом я и хотел с вами поговорить.
   - Вы хотите, чтобы я тоже остался здесь? - удивленно посмотрел на Доктора Журналист.
   - Нет, что вы... - улыбнулся Доктор, замявшись, - То есть, да - это было бы просто замечательно, останьтесь вы здесь! Но я не об этом хотел поговорить... Вы помните, о чем я говорил с вами утром?
   - Да... - смутно припоминая, протянул Журналист, - Вы говорили о каком-то феномене. Вроде как о том, что все здесь излишне здоровы и вас это беспокоит.
   - Да... э, то есть, нет, - обрадовался Доктор, немного запутавшись, - В силу специфики моей работы это как раз меня больше радует, чем беспокоит... хотя и ведет к некоторой потере профессиональных навыков.
   - Так о чем же вы хотели со мной поговорить? - переспросил молодой человек.
   - Я хочу поговорить о вашем задании, - улыбнулся Доктор, но, видя непритворное удивление на лице Журналиста, тут же его успокоил, - Не удивляйтесь, всем в Городе давно известно, зачем вы приехали к нам и что здесь ищите.
   - Всем!? Но мне казалось, что... - опешил Журналист.
   - Ах, бросьте, - оборвал его Доктор, рассмеявшись, - нет ничего более явного, чем тайное - оно сразу бросается в глаза и вызывает вопросы. Именно поэтому я здесь, чтобы помочь вам. Так вы уже нашли то, что искали?
   - Да, кажется... Но я не уверен... - залепетал Журналист.
   - Хм, и не найдете, уверяю вас, - не очень ободряюще усмехнулся Доктор.
   - Почему!? - резко встрепенулся молодой человек.
   - Потому, что этого нельзя найти... Это нужно понять! - Доктор пристально посмотрел на Журналиста, - Дело в том, что вы не первый, кто ищет ответы на эти вопросы.
   Молодой человек удивленно посмотрел на своего собеседника, обдумывая услышанное, потом вдруг улыбнулся, как будто что-то вспомнил.
   - А-а, вы имеете в виду Бизнесмена и его лабораторию?
   - Бизнесмена!? - в свою очередь удивился Доктор, - Нет, что вы!? - рассмеялся он, - Он тоже не первый. И лаборатория, кстати, ему вряд ли поможет.
   - Тогда кто? - недоуменно протянул Журналист.
   Доктор с улыбкой выдержал паузу, не спуская взгляда со своего собеседника.
   - Я!.. Я имею в виду себя.
   - Вы!?
   - Да, да, не удивляйтесь, - видя недоумение Журналиста, усмехнулся Доктор, - Вы думаете, почему я однажды остался в этом городе, имея неплохую практику в столице?
   - Почему же?
   - Чтобы докопаться до сути, чтобы найти ответы на вопросы, которые сегодня интересуют вас.
   - И как, вы нашли? - воодушевился Журналист, радуясь возможности скорейшего решения его проблем.
   - Нет... - резко остудил его пыл Доктор, усмехнувшись, - Уже прошло более тридцати лет, как я живу здесь, но вопрос до сих пор остается без ответа.
   Журналист разочарованно вздохнул и опустил наспех вытащенный блокнот и уже занесенный над ним карандаш.
   - Но, все-таки, вы ведь как-то продвинулись в своих поисках? - с надеждой спросил молодой человек.
   - Продвинулся ли я? - вздохнув, переспросил Доктор, - Конечно, в какой-то мере... Но, как и в каждой хорошей истории, главный вопрос до сих пор остается неразгаданным.
   - До сих пор!? - разочарованно воскликнул Журналист, - А как же мое задание? Мне дали всего лишь пару дней на поиски!
   Доктор сочувствующе похлопал его по плечу.
   - Тридцать лет, молодой человек, тридцать с лишним лет...
   - Но вам все-таки что-то удалось обнаружить? - с надеждой ухватился за тонкую нить Журналист. Доктор с прищуром посмотрел на него.
   - Вы спрашиваете о том, что влияет на продолжительность жизни?
   - Да, именно.
   - Ну, я провел некоторые анатомические исследования, - пожал плечами Доктор, -делал анализы крови, изучал сетчатку глаз, ставил эксперименты на уровень физической нагрузки и на выносливость...
   - Ну, ну, и что вы нашли? - нетерпеливо подался вперед Журналист.
   - Ничего... Ровным счетом, ничего, - покачал головой Доктор.
   - Ничего!? - разочарованно ахнул молодой человек.
   - Только здоровое сердце, печень, почки - все, что есть у человека - и в очень хорошем состоянии! Причем, как это ни удивительно, у всех, от мала до велика, лишь с некоторыми возрастными различиями. А так...
   - Ну а причина, причина? - нетерпеливо оборвал его Журналист. - Почему?
   - То есть, вы спрашиваете меня, что привело их к этому состоянию? Что сделало их такими здоровыми?
   - Да! Да! Что?
   - Простите, я не знаю... - снова пожал плечами Доктор, - Я с уверенностью могу заявить лишь об одном - что экология, хорошее сбалансированное питание и здоровый образ жизни - все это в комплексе способствует и влияет на длительность и качество самой жизни...
   - Да, но это все общеизвестные факты, - оборвал его Журналист.
   - И именно под этим я готов подписаться, - улыбнулся Доктор, - Это то, что я нашел и доказал - больше, к сожалению, ничего.
   - Но должно же быть что-то еще!? - не унимался Журналист, выпытывая истину..
   - Должно, - согласно кивнул представитель медицины, - Но этого, к сожалению, я пока не обнаружил. Я тридцать лет потратил на поиски истины, но, признаюсь вам, ни разу не пожалел о том, что остался здесь жить. И я уверен, что даже если вам не удастся найти ответ на интересующий вас вопрос, вы все равно найдете здесь больше, чем ожидаете. - Он хитро посмотрел на разочарованного Журналиста. - Не огорчайтесь. Как знать, возможно, вам тоже захочется сюда вернуться, так же, как когда-то и мне в свое время. - Доктор дружески похлопал молодого человека по плечу, но тот только пожал плечами.
   В этот момент из приоткрытых дверей дома появился Кот и, спрыгнув по ступенькам, подошел к беседующим мужчинам. Мурлыкая, он стал настойчиво крутиться возле их ног, высоко задирая свой большой распушенный хвост.
   - Ну вот, кажется, за нами пришли, - улыбнулся Доктор, кивая на Кота, - Бабушкин кот - посыльный еще тот!
   В подтверждение сказанного на пороге сразу появилась Внучка.
   - Бабушка зовет всех в дом, - позвала она их.
   - Да, да, мы сейчас... - начал Доктор, но Внучка тут же его оборвала.
   - А еще она сказала, что если вы сейчас же не придете, она придет за вами сама. - Широко улыбнувшись, весомо добавила девушка..
   Доктор посмотрел на Журналиста.
   - Ну что ж, это железный аргумент, я бы не стал с ним спорить. Придется подчиниться, - он кивнул на Внучку, поднялся со скамейки и пошел в дом.
   - Ммг... - кивнул Журналист и, сопровождаемый Котом, пошел следом за Доктором. Догнав его на пороге, он тихо спросил, - Но все-таки, если это существует на самом деле, значит, должно быть этому какое-то объяснение?
   - Должно быть, должно... - вздохнув, согласился Доктор, - Ищите, мой друг, ищите, у вас еще вся жизнь впереди. - И они зашли в дом, пропускаемые вперед Внучкой.
   - Бабушка, мы их привели!.. - пропустив вперед еще и Кота, возвестила Внучка.
   Бабушка была где-то на кухне, но ее присутствие ощущалось во всем доме.
   - Хорошо, внученька, приглашай всех за стол. Давай, поухаживай за людьми, - раздался ее властный голос, и в ту же секунду появилась она сама, неся перед собой блюдо, накрытое салфеткой, - Посторонись! Дорогу пирожкам! - скомандовала Бабушка и скрылась в гостиной, оставляя за собой бесподобный аромат свежей сдобы. Через миг она снова вынырнула обратно и удивленно уставилась на замерших в коридоре мужчин, - Ну, и чего ждем? С возвращением! Добро пожаловать к столу!..
   Доктор и Журналист не заставили себя просить дважды, они в мгновение ока оказались за столом и, пока Внучка расставляла чашки и посуду, уже успели съесть по несколько пирожков. Несмотря на отсутствие голода, Журналист не смог отказать себе в удовольствии. Впрочем, от бабушкиных пирожков еще никто не отказывался! Что там говорить - чудо! А если учесть, что все это еще запивается бабушкиным чаем на травах, то... ммм, объедение, день удался!
  
  
   ДЕНЬ ТРЕТИЙ. СРЕДА. ПЕРЕМЕНЫ.
  
   Как и прошлую ночь, Журналисту в мансарде спалось просто замечательно. Проснувшись утром, молодой человек чувствовал себя превосходно, будто и не было вовсе прошлого дня, целиком проведенного на ногах в изучении абсолютно незнакомого ему города.
   По своей природной привычке проснулся он вовремя, о чем тут же возвестил будильник мобильного телефона, поставленный на семь утра. Пробамкавши семь раз в углу, часы-ходики подтвердили установленный диагноз. За дверями слышались чьи-то осторожные приглушенные голоса. И хотя они старались вести себя очень тихо, особенно хорошо было слышно звонкий голосок Внучки, щебетавшей на кухне, из чего Журналист сделал вывод, что и в этот раз покинуть дом незаметно ему не удастся. Впрочем, и не очень-то этого хотелось...
   Не открывая глаз, молодой человек сладко потянулся и неожиданно снова ощутил возле себя что-то большое и теплое. Это большое и теплое нечто недовольно заурчало. На всякий случай, Журналист отодвинулся подальше, повернувшись на другой бок, однако, отодвигаясь, немного не рассчитал силу движения и, внезапно, очутился на полу.
   Падение с небольшой высоты не доставило ему серьезных проблем, но окончательно прогнало прочь все остатки утренней неги. Ошеломленный Журналист резко сел на полу и посмотрел на свою кровать. Там по самому ее центру, вольготно раскинувшись на мягкой перине, лежал вчерашний рыжий котяра. Насупившись, он выжидательно уставился на молодого человека, но не сделал даже попытки изменить свое местоположение.
   Протерев глаза, Журналист смутно попытался вспомнить мягкие лапы, ступающие по его спящему телу в ночи, и то, как он отодвинулся, освобождая место ночному гостю, отчего в результате сам оказался с краю, а чуть позже и на полу возле кровати.
   - А, старый знакомый, ты снова здесь? - усмехнулся Журналист, обращаясь к Коту, - Ну, как тебе спалось? - В ответ Кот широко зевнул и, вытянув от удовольствия ноги, снова закрыл глаза. - Ммг, согласен, мне тоже... Спится здесь просто замечательно, я спал как ребенок. И усталости совершенно никакой, представляешь? И это после того, что пришлось изрядно находиться. Ты это, прости, что я твое место занял... - Кот приоткрыл глаза и приподнял голову. Журналист поспешно продолжил, - Но послушай, я ведь честно поделился с тобой постелью, когда ты вернулся? Зачем же ты меня на край выпихнул?
   Кот приоткрыл один глаз и посмотрел на молодого человека.
   - "Неизвестно еще, кто с кем поделился", - читалось в глубине кошачьего глаза.
   - Ладно, ладно, я понял, это твоя постель, - покладисто согласился Журналист, - Ты здесь хозяин, это я временно... Ты подожди немного, я скоро уеду и ты будешь опять безраздельно властвовать всей кроватью. Но пока согласись, я гость и как-то неприятно проснуться и, вдруг, очутиться на полу?
   Кот снова поднял свою мохнатую голову и удивленно уставился в оба глаза на Журналиста.
   - Ну да... - почесал голову парень, - Согласен, это тоже мое упущение - сам виноват, что не умею приземляться на четыре лапы... то есть, ноги... То есть, не на четыре, а на две... В общем, ты меня понял.
   "Я?!" - в глазах у Кота читалось явное изумление. Широко зевнув, он уселся на все четыре лапы на кровати и, как ни в чем ни бывало, стал вылизывать свою шерстку, приводя ее в порядок
   - Нет, не ты, это я сам запутался... - покаялся Журналист, глядя на Кота. - А-а, приводишь себя в порядок? Это правильно! Хозяин должен служить положительным примером для гостей. Слушай! - Журналист внезапно близко приблизил свое лицо к кошачьей морде, - А может это ты мне расскажешь, в чем все-таки причина? - Кот, резко прекратив процедуру омовения, озадаченно посмотрел на него. Молодой человек поспешно объяснил, - Ну, этого, причина долгожительства? Ты ведь везде бываешь и все видишь - ты, наверняка, точно знаешь причину? - Кот хитро прищурился, широко зевнул и продолжил свои омовения. Журналист глубоко вздохнул, - Ммг, вижу, что знаешь, только не говоришь. Ну ладно, придется искать самому...
   В дверь осторожно постучали.
   - Да, да, войдите! - машинально крикнул молодой человек, забыв что сидит на полу. Однако, бросив взгляд на ноги, он обнаружил, что кроме трусов на нем нет больше никакой одежды.
   "Нет, нет, не входите!" - хотел было закричать он, но слова застряли в горле и, единственное, что он успел сделать - это стащить с кровати плед и накинуть его на себя, зарывшись в него до подбородка. Кот с интересом наблюдал за его действиями.
   - Доброе утро! Уже не спите? - сказала вошедшая Бабушка, удивленно посмотрев на, лежащего на полу, Журналиста, - Друг мой, вы что, спали на полу?
   - Я? Нет... То есть, да, - смущенно пробормотал Журналист, - Люблю, знаете ли? На жестком спать, говорят, что это полезно.
   - Да, да, я слышала об этом, - улыбнувшись, кивнула Бабушка, - Я-то, конечно, предпочитаю уютную перину, а вот наш друг вояка тоже спит исключительно на полу, на солдатском матраце под легким покрывалом. Говорит, это привычка, оставшаяся после долгих лет службы. Так вы, оказывается, тоже бывший военный?
   - Я!? Да... То есть, нет, я не служил, но привычка есть, - нехотя соврал Журналист и густо покраснел.
   - Я это учту, - посмотрев на Кота, пообещала Бабушка и продолжила, - А я, дружочек, постучалась к вам, потому что услышала, как вы с кем-то разговариваете. Я поняла, что вы уже не спите.
   - Да, я разговаривал, - усмехнулся Журналист, - с вашим котом.
   - О, я согласна, это очень хороший собеседник. Почему бы не поговорить с утра с умным животным? - она посмотрела на Кота, тот довольно сощурился, - Я и сама люблю с ним иногда поговорить. Вообще-то, мы все с ним советуемся.
   - Но...
   - О, он у нас грамотей! Он очень внимательно слушает и никогда не перебивает, - усмехнулась Бабушка, - Поэтому с ним и поговорить приятно, и послушать. Кстати, наш Кот никогда дурного не посоветует.
   - Я это уже понял, - усмехнулся Журналист, - мне пришлось провести с ним ночь на одной кровати.
   - Хм, коты - это умнейшие создания! Где вы видели, чтобы они с недобрыми людьми на одной кровати спали? - подмигнула женщина, - А вас он сразу признал, поэтому и пустил к себе - вы ему понравились, он чувствует хороших людей.
   - Спасибо.
   - Я тут кое-что связала на досуге, - Бабушка протянула Журналисту пару теплых вязаных носков в желто-зелено-оранжевую полоску.
   - Это мне? - удивился Журналист.
   - Нет, это вашему отцу, - улыбнулась женщина, - Он ведь у вас болеет? Пускай зимой они ему согревают ноги и напоминают о летних цветах.
   - Да, спасибо... Но вы ведь не знаете размер!
   - Не беспокойтесь, - ободряюще усмехнулась Бабушка, - мои вязаные вещи всем подходят.
   - Да, да, - усмехнулся Журналист, - я видел ваш шарф на Часах на Ратуше. Прекрасная работа!
   - Спасибо. А вам я тоже, обязательно, что-нибудь свяжу, - пообещала Бабушка.
   - Спасибо, но может, не стоит?
   - Почему нет? Мне будет очень приятно это сделать, - усмехнулась женщина, хлопнув в ладоши, - А пока что, давайте, лежебоки, одевайтесь и спускайтесь к завтраку. У нас с Внучкой уже все готово. - И Бабушка быстро вышла из комнаты.
   Журналист виновато посмотрел на Кота.
   - Ты считаешь, что я поступил не хорошо, немного соврав? - спросил он.
   Кот, внимательно наблюдавший за молодым человеком все это время, зажмурил оба глаза. Журналисту стало стыдно.
   - А что, надо было признаться, что я, как какой-то недотепа, свалился с кровати? - начал он было оправдываться, но Кот, мяукнув, спрыгнул с кровати и первый поспешил вслед за Бабушкой.
   - Ладно, ладно, - пробормотал Журналист, натягивая брюки, - постараюсь больше не врать... - и он стал спешно собираться.
  
   В отличие от Журналиста, другой молодой человек не собирался так рано вставать.
   - Профессор, ну зачем так рано вставать? - сонно бормотал Лаборант, натягивая на себя одеяло. - Поспали бы еще!
   - Давай, давай, вставай! Надо работать, дома отоспишься, - непреклонно повторял Профессор, в свою очередь, пытаясь стащить с него одеяло.
   - Не-а, дома я не высыпаюсь, - сопротивляясь, давил на жалость студент.
   - Это еще почему?
   - Родители не дают.
   - Что!? - опешил Профессор, - Как это? Почему?
   - Да стоят надо мной каждое утро и талдычат как заведенные: Вставай! Вставай! Вставай! - прогнусавил из-под одеяла Лаборант, - Прямо как вы.
   - Я не понимаю, а чего это они тебе ночью спать не дают? Что это еще за экзекуция такая? - искренне удивился старый ученый.
   - Ммг... Только это они не ночью - это они утром будят меня, чтобы я в институт шел. - Сонно отозвался молодой человек.
   - А, вот оно что. Ну и правильно, кому-то же надо думать о твоем будущем?
   - Ага... Только чему я там могу научиться, если я в четыре часа ночи домой возвращаюсь?
   - В четыре утра? Это что, у вас такие пары длинные? - удивленно спросил старый ученый, ослабив хватку на одеяле.
   - Нет, это дискотеки такие короткие... - пробормотал Лаборант, поворачиваясь на другой бочок и уютно сворачиваясь калачиком.
   - Ах, дискотеки!? - начал понимать Профессор и решительно сдернул с него одеяло, - А ну, танцор, давай поднимайся и танцуй сюда! - он сурово указал на ряд ожидающих их колб, - Сейчас мы разучим с тобой несколько новых танцев.
   Недовольный студент тяжело вздохнул и нехотя слез с раскладушки. Продолжая бурчать, он медленно начал одеваться. А старый ученый уже вовсю суетился возле аппаратуры, подготавливая ее к новому прорыву в науке.
  
   Спустя некоторое время дверь Бабушкиного дома распахнулась, и на пороге появился сытый и довольный Журналист. Следом за ним на крыльцо высыпали Бабушка с Внучкой. Последним на порог дома медленно вышел Кот.
   - Ничего не забыли, молодой человек? - весело спросила Бабушка.
   - Да нет, вроде ничего, - ответил Журналист, ощупывая себя, - Блокнот взял, карандаш взял, бутерброды взял, - он похлопал по пухлой сумке, висевшие через плечо.
   - А чай? - рассмеявшись, Внучка протянула ему термос с чаем.
   - Ах, да, самое главное... - Журналист хлопнул себя по лбу, - Вот память!
   - Девичья! - звонко отозвалась Внучка.
   - А у вас у молодых она у всех такая... нестойкая, - усмехнулась Бабушка, - К обеду вернетесь? - Журналист неопределенно пожал плечами. - Понятно. Значит, опять ждать только к вечеру. Ну что ж, смотрите, не заблудитесь.
   - А разве это возможно? - улыбнулся молодой человек.
   - Ну, при желании все возможно.
   - Не волнуйтесь, я точно не заблужусь. У вас все дороги ведут...
   - В Парк! - смеясь, закончила за него Внучка.
   - Ну, все, я пошел, - Журналист бодро развернулся, и двинулся было к калитке, когда его настиг бабушкин вопрос.
   - А куда это ты собрался!?
   Молодой человек остановился как вкопанный.
   - А мышей кто будет сторожить? - спросила Бабушка.
   Парень недоуменно обернулся и с облегчением обнаружил, что вопрос был адресован вовсе не ему, а Коту, который, соскочив с порога, увязался следом за ним. Кот тоже остановился и, подняв свою полную недоумения морду, посмотрел сначала на Журналиста, а потом и на Бабушку. Выражение его глаз говорило: "Какие мыши? Я же Кот!".
   - Ладно, ладно, иди уже, чего уж там, прогуляйся, - снисходительно улыбнулась Бабушка, за много лет хорошо изучившая глубокомысленное молчание своего Кота. - Может, принесешь нам какие-нибудь новости. Похоже, у вас теперь появился попутчик? - подмигнула она Журналисту.
   - Ммг, кот-поводырь мне пригодится... - Улыбнулся молодой человек и вместе с Котом двинулся вперед. - Ты все-таки решил мне помочь? Спасибо, дружище, вместе мы быстрее управимся с этим заданием.
   "Посмотрим...", - прижмурился Кот и, подняв хвост, пошел рядом.
  
   В лаборатории что-то зашипело, раздался вскрик и большая круглая колба, вырвавшись из рук Лаборанта, полетела на пол. Однако, к вящему счастью Профессора, упав на резиновый коврик, она не разбилась, а только, освободившись от своего содержимого, далеко закатилась под стол.
   - Фу! Слава Богу! - облегченно выдохнул Профессор, который точно еще больше бы поседел, если бы у него была такая возможность. - Осторожнее, юноша! Ну что у вас за руки-крюки, что не дай - все разобьете!?
   - Я просто еще не проснулся, Профессор, - виновато прогнусавил студент, ошалело глядя на разлитую из колбы драгоценную воду. Незаметно от ученого, он ногой направлял струйки воды под столик, к колбе.
   - Не проснулся он! - съязвил седой Профессор.
   Неожиданно в открытом дверном проеме показался улыбающийся Журналист.
   - Доброе утро, господа ученые! - бодро воскликнул он.
   - Здравствуйте, - раздраженно отозвался Профессор. Лаборант обиженно промолчал, для него это утро уже оказалось не очень-то добрым.
   - Ну, как ваши успехи? - спросил Журналист.
   - Да вот, - ученый протянул ему две колбы, в которых плескалась идеально чистая вода. Он укоризненно посмотрел на Лаборанта, - Все наши успехи - бьем посуду и переливаем воду из пустого в порожнее, и только.
   - Что-то нашли?
   - А что тут найдешь? - пожал плечами Профессор, - Обычная вода. Правда, намного лучше нашей городской - без вредных примесей, но... все те же самые Н2О.
   - Вода? - вскинув голову, отреагировал студент, услышав знакомые буквы.
   - Да, да, молодой человек, она самая, - усмехнулся Профессор, - мягкая, кристально чистая, и без осадка. Но, как ни крути, это только вода, даже если состав минералов у нее намного лучше нашей воды из-под крана.
   - Значит, это не она? - грустно вздохнул Журналист, - Причина не в воде?
   - Не знаю, может и в ней, этого нельзя исключать, - осторожно ответил ученый, - Но подробный анализ воды ничего такого исключительного не выявил, чтобы это утверждать.
   - Что же делать? - обреченно спросил Журналист.
   - Не знаю, будем искать, - пожал плечами Профессор. - Проведем еще несколько дополнительных тестов. Материала-то, слава Богу, хватает, - он кивнул на выстроившийся под стенкой лаборатории ряд бидонов, - наш работодатель образцами нас надолго обеспечил, есть с чем работать.
   Между тем, Лаборант схватил один из бидонов и жадно приложился к нему.
   - Эй, эй, осторожнее с материалом, молодой человек! - Поспешно прикрикнул на него Профессор, видя, что тот после того, как попил, заодно и умылся рабочим материалом. - Здесь все посчитано! - Вздохнув, Лаборант поставил бидон на место.
   Неожиданно с улицы в лабораторию заскочил Кот. Он повел носом, принюхался к чему-то, поморщился и неодобрительно посмотрел на студента, после чего сразу вышел.
   - Ваш кот? - спросил ученый Журналиста, проследив за действиями Кота.
   - Да... То есть нет, но он со мной... Мы вместе... - путано объяснил Журналист.
   - А-а... Похоже, ему здесь не понравилось. Химия редко хорошо пахнет.
   - Да... - рассеянно протянул Журналист, - Так что, получается, все по новой?
   - Получается, по новой... - вздохнул Профессор, - Может быть, вы найдете что-то в своей библиотеке? Если найдете, то поделитесь с нами, а?
   - Да, да, конечно, - отстранено ответил молодой человек, - надо искать... - и, не сказав больше ни слова, он медленно вышел из лаборатории.
   Вслед за ним сразу раздался звон падающей железной тары, охи-ахи Профессора и весьма нехудожественная ругань Лаборанта. Судя по струйке воды, сбегающей с порога, кто-то залпом опорожнил еще одну тару с рабочим материалом.
   Журналист грустно посмотрел на поджидающего его Кота. Тот в свою очередь посмотрел на него, мурлыкнул и перевел взгляд вверх. Проследив за его взглядом, Журналист посмотрел на башню Ратуши и большие механические Часы.
   - А, вот ты о чем, время?! Конечно, надо работать! Пошли! - И вместе с Котом он пошел через площадь к зданию мэрии.
   Стрелки часов, словно усы, задорно торчали в разные стороны, показывая четверть десятого. Из-за поднявшегося легкого ветерка концы шарфа развевались, и Часы еще больше походили на лицо огромного усатого человека.
   - "Хранитель времени!" - с усмешкой подумал Журналист, глядя на них, как вдруг неожиданно обо что-то споткнулся. Он оглянулся назад и посмотрел себе под ноги. Сквозь зеленоватый мох между булыжниками блеснула стальная полоса. Молодой человек присмотрелся лучше - рядом, на расстоянии метра, параллельно первой, среди травы и листьев блестела еще одна.
   - "Рельсы!?" - мелькнула первая мысль, - Но откуда? - спросил он себя уже вслух. - Трамвай!? Но трамвая я в Городе не видел...
   Тем не менее, факт оставался фактом. Он тщательно присмотрелся. По краю площади вдоль Парка была проложена узкоколейная железная дорога, и, судя по мху и листьям, по ней явно давно уже никто не ездил. Присев на корточки, он отметил, что, огибая Парк, рельсы уходили в обе стороны, теряясь где-то вдали.
   - Интересно, - усмехнулся Журналист своему неожиданному открытию, - что скажет об этом Библиотекарь?
   - Мяу! - Ответил Кот.
   - Хорошо, хорошо, идем, - кивнул Журналист.
   Они быстро пересекли площадь и у дверей Ратуши увидели прислоненный к зданию велосипед Мэра.
   - Ну вот, видишь, все уже давно на работе, одни мы с тобой где-то бродим. Давай, давай, проходи. - Журналист открыл дверь и пропустил вперед Кота.
   - Мы уже есть! Здравствуйте! - пройдя через экспозицию, громко возвестил он.
   - Доброе утро! - раздался голос откуда-то сверху. Кот и Журналист подняли головы и увидели Библиотекаря, сидящего на стремянке на самом верху, и листающего какую-то книгу, - О, и Бабушкин ученый Кот здесь! - воскликнул он, глянув вниз, - Повезло вам с помощником!
   - Вы его тоже знаете? - Удивился молодой человек.
   - Конечно, его все знают. Мы своего рода коллеги, - усмехнулся Библиотекарь, - Он, как и я, хранит знания, только я на полках, а он у себя в голове.
   - Мяу, - громко подтвердил Кот...
  
   В доме Мэра с утра все было как обычно. Сам Мэр, следуя своей давней привычке, давно уже уехал на работу. Хозяйка возилась на кухне, а их сын спал в своей комнате. Все было относительно тихо...
   Бизнесмена неожиданно разбудил громкий чих. Он недовольно завозился в кровати и приоткрыл глаза. На кровати сидела насупленная Дама, она крепко прижимала к груди свою собачонку и оглушительно чихала. При каждом новом чихе, который приходился бедной Лапе как раз в ухо, та вздрагивала и поддерживала его своим воем, каждый раз на более высокой октаве, чем предыдущий. В промежутках между чихами собака безуспешно пыталась выбраться из цепких рук чихающей красавицы.
   - Дорогая, ты не могла бы чихать потише? - недовольно поморщившись, сонно пробормотал Бизнесмен.
   Дама с собачкой на какое-то время затихли и изумленно вытаращились на него.
   - Ты что, не видишь, что мне плохо? - невероятно тихо и проникновенно спросила Дама.
   - Я вижу, что тебе очень плохо, но я очень хочу спать, - пробормотал Бизнесмен и сделал попытку перевернуться на другой бок, - Я всю ночь глаз не сомкнул из-за тебя.
   Дама набрала в рот побольше воздуха, чтобы...
   - Я умираю буквально у него на глазах, а он говорит, что хочет спать!? - Выкрикнула она что есть силы и в очередной раз громко чихнула прямо в многострадальное ухо Лапы. Та послушно взвыла и энергично заработала ногами. Дама от неожиданности разжала руки и собака кубарем скатилась с кровати, затравленно забившись в дальний угол комнаты.
   - Ты видишь, что ты наделал!? - разъяренная женщина развернулась к мужчине и резко сдернула с него одеяло.
   - Ну что я такого наделал? - удрученно спросил Бизнесмен, который уже понял, что поспать ему не удастся. - Что, дорогая? - На всякий случай неуверенно добавил он.
   - Это ты привез меня и Лапу в этот жуткий город! - Женщина свирепо посмотрела на Бизнесмена.
   - Но ты же сама этого хотела! - растерялся тот.
   - Нет! Я не этого хотела! Это ты все так повернул, чтобы я думала, что мне хочется сюда приехать!
   - Но, дорогая, зачем мне нужно было это делать? - удивился Бизнесмен.
   - Это был твой коварный план, - воскликнула Дама, - Ты просто хотел избавиться от нас! - Она вдруг зарылась в подушки и горько навзрыд зарыдала. Услышав знакомые звуки истеричного всхлипывания, Лапа тут же сочувственно заскулила.
   - Видишь, до чего ты довел ее, чудовище! - Оторвалась от подушки Дама, - А у нее такие слабые нервы!
   - Это у меня слабые нервы... - устало пробормотал Бизнесмен.
   - Немедленно принеси ее мне! - завизжала Дама, - Я должна быть с ней рядом!
   Бизнесмен тяжело вздохнул и, кряхтя, слез с кровати. Тихо бурча себе под нос, он поплелся к забившейся в угол собаке.
   - Господи! Ну почему все так? - тихо запричитал он, - Всю ночь - ни себе, ни людям! То то не так, то это - сама не спит, другим не дает! Только-только уснул под утро, блин!.. - Он вплотную приблизился к собаке. Та, оскалив морду, громко зарычала, прижавшись к стене, - Тсс! Заткнись! - рявкнул Бизнесмен.
   - Что!?
   - Ничего, ничего, милая, - отозвался Бизнесмен, - Иди сюда, сука!
   - Я!?
   - Нет, нет, дорогая, не ты, не вставай. Стоять! - Рявкнул он снова и бросился за собакой. Вой резко сменился истошным визгом.
   - Что ты с ней делаешь? Почему она так нервничает? - ахнула Дама.
   - Кажется, я на нее наступил, - стоя на одной ноге и растягивая слова, медленно признался мужчина. Лапа обиженно тонко заскулила.
   - Что!? Ааааа!.. - Дама в полуобмороке откинулась на подушки, - Лапа, девочка моя, что он с тобой сделал, маленькая?
   - Да ничего я с ней не сделал! - раздраженно воскликнул Бизнесмен, - Нечего было мешаться под ногами!
   - Что?! - взорвалась Дама в истерике. - Это я, значит, тоже мешаюсь у тебя под ногами!? - и забившись на подушках, она зашлась в приступе кашля.
   - Нет, нет, дорогая, - поспешно исправился он, замотав головой, - я не тебя имел в виду, ты...
   - Знаю я, что ты имел в виду! - Оборвала она его, - Все, я не могу больше здесь находиться! Я требую, чтобы мы сейчас же уехали отсюда!
   - Скоро, дорогая, скоро, вот только оформим все там...
   - Пока ты оформишь все там, мы с Лапой уже здохнем здесь! - громко чихнула Дама и опять зашлась в кашле.
   - Да не помрете вы, - хмыкнул Бизнесмен, - Не с моим счастьем...
   Это была ошибка, он понял это, но было уже поздно. Дама на мгновение замерла, превратившись в статую, обдумывая услышанное. Почувствовав недоброе затишье, Бизнесмен подсознательно почувствовал, что попал самый центр урагана и, пятясь, стал тихонько отступать к двери.
   - Что ты сказал? - медленно произнесла Дама, нащупывая рукой подушку.
   - Я просто оговорился... - пролепетал Бизнесмен, отступая к двери, - Я хотел сказать, что это, к счастью, не... - Он ловко увернулся от летящего в него предмета. - То есть, если вы и умрете, то это будет не... - От второй подушки он уже не смог так легко увернуться, она попала ему в голову. Он только порадовался, что она по обычаю всех подушек была набита перьями, а не каким-нибудь их тяжелым заменителем.
   - Дорогая, ты все не правильно поняла! Я не это хотел сказать!.. - воскликнул он, закрываясь руками. Однако, увидев сквозь пальцы, что подушки уже закончились, и рука Дамы тянется к настольной лампе на прикроватной тумбочке, продолжать объяснять больше не стал и пулей вылетел в коридор, захлопнув за собой дверь.
   И как раз вовремя! В тот же момент, брошенная Дамой лампа, ударившись об двери, разлетелась на тысячу мелких кусочков. Вслед этому раздался рев обиженной женщины. Бизнесмен невольно прикрыл голову руками. Стоя в одних трусах, он оказался на лестничном пролете. Слава Богу, на какое-то время можно было перевести дух.
   - Дорогая, успокойся...
   - Простите, может, я могу вам чем-то помочь? - раздался над ухом встревоженный голос.
   Бизнесмен дернулся от неожиданности. Он оглянулся, рядом стояла жена Мэра, держа в руках поднос с кофейником и стаканом воды.
   - Помочь?.. Да, помогите мне, пожалуйста, отвлеките ее, пока я не переговорю с вашим мужем. - И он в трусах бросился вниз по лестнице.
   - Но он уже ушел, - растерянно ответила женщина.
   - Как? Так рано? Давно? - остановился делец.
   - Да, он всегда так уходит... Простите, ей плохо? - Хозяйка кивнула на дверь.
   - Это хорошо... - рассеянно отозвался о своем Бизнесмен.
   - В смысле? Что "хорошо"? Что ей плохо!? - округлила глаза Хозяйка.
   - Нет... Короче, не важно... - Бизнесмен суетливо посмотрел на часы и свои голые ноги.
   - А я принесла кофе для вашей спутницы. - Улыбнулась Хозяйка. - И воду. Говорят, натощак полезно.
   - Кофе? Ммг, прекрасно! Как раз вовремя! - рассеянно хмыкнул Бизнесмен, в один глоток выпив весь кофе. - Это именно то, что ей сейчас нужно. А то, знаете, она начинает нервничать, если с утра не выпьет чашечку-другую. - Как подтверждение, в дверь тут же ударилось что-то тяжелое и разлетелось множеством осколков. - Вот видите?
   - Боже, неужели я опоздала? - ахнула Хозяйка. - Бедняжка, у нее так разыгрались нервы! Я и не знала, что это так серьезно!
   - Просто она... она слегка не в себе, - тяжело выдавил из себя Бизнесмен и постучал в дверь. - Дорогая, тут пришла хозяйка этого дома и принесла тебе кофе. Позволь нам войти. - Елейным голосом произнес он и с натянутой улыбкой посмотрел на Хозяйку, пропуская ее вперед.
   Из-за двери послышался звук плюхнувшегося на кровать тела, и слабый голос еле слышно пропищал:
   - Минуточку! - Сидя на кровати, Дама схватила свою косметичку и стала лихорадочно наносить на щеки румянец, ловко орудуя плотной кисточкой. - Минуточку! - Повторила она, изучая себя в зеркале, после чего, отбросив румяна, слабо простонала, - Входите!
   Хозяйка приоткрыла дверь и осторожно заглянула внутрь. В комнате царил полный разгром и беспорядок. Из-за спины Хозяйки осторожно выглядывал Бизнесмен. Он давно уже знал, на что способна Дама во гневе, но все равно искренне удивился, глядя на то, во что превратилась милая комнатка. Как при таком слабом здоровье за столь короткое время можно было учинить столько всего!?..
   Все, что можно было сбросить со стола и со стульев, валялось на полу. Там же лежали выпотрошенные из шкафа вещи Бизнесмена. На полочках и плечиках остались висеть лишь многочисленные наряды Дамы.
   Лапа забилась под одеяло и, глядя оттуда, испугано повизгивала. Сама Дама лежала поперек кровати и тихо стонала, театрально закинув руку на лоб.
   - Боже, милочка, что с вами? - не на шутку испугалась Хозяйка, бросившись к ней.
   - Я умираю... - прошелестело в ответ.
   - Господи, да вы вся горите, у вас такой нездоровый румянец! - Ахнула Хозяйка.
   - Да!? - Дама резко перестала стонать и схватилась за зеркало - зеркало явно говорило, что с румянцем она слегка переборщила.
   - Вот, выпейте воды! - жена Мэра протянула стакан с водой, - Вам сразу полегчает.
   - Ммм, вода! - скривилась Дама, будто ей предложили выпить яду, - Не буду я пить эту гадость! - чихнула она.
   - Но...
   - Не буду и все! - закашлялась Дама. - Эй! Ты бы хоть брюки одел! - Вдруг резко зло бросила она Бизнесмену. Тот, вспомнив, что до сих пор разгуливает в одних трусах, послушно кинулся к куче вещей на полу и, выудив из нее какие-то штаны, стал быстро натягивать на себя. Дама снова громко чихнула.
   - И часто это с вами происходит? - взволнованно спросила Хозяйка.
   - Нет, только здесь, в этом городе, горло дерет, глаза слезятся... - Дама вытерла нос пододеяльником, оставив сочные следы румян на одеяле, - Я заразилась неизвестной болезнью. Неизлечимой!.. - тихо завыла она.
   - Ну что вы, милочка, этого не может быть! У нас тут все здоровы, уверила ее Хозяйка, засуетившись возле больной, - Может, вы просто простыли? Так я вам сейчас чаю сделаю горячего с клюквой, горчичники поставлю на спинку.
   - И на язык ей тоже поставьте, - пробормотал Бизнесмен, путаясь в брюках.
   - Какие горчичники? - задохнулась от возмущения Дама, - Вы что, хотите, чтобы моя кожа стала красной и шершавой?
   - Я хочу всего лишь помочь вам, - растерялась Хозяйка. Дама чихнула и жалобно заплакала.
   - Мне уже ничто не сможет помочь, я умираю... - заныла она, в такт ей Лапа снова начала выть.
   - Дорогая, а может, вызовем все-таки Доктора? - осторожно предложил Бизнесмен.
   - Да, да, - быстро закивала головой Хозяйка, - у нас очень хороший Доктор, и он вам обязательно поможет.
   - Ну чем мне сможет помочь какой-то жалкий провинциал? - скривилась Дама, - Я хочу домой, только там мне могут оказать настоящую медицинскую помощь.
   Наконец-то облаченный в брюки Бизнесмен наклонился над кроватью и тихонько шепнул ей на ухо.
   - Дорогая, я пока не могу уехать отсюда. Речь идет о слишком важном деле для меня и для всех нас, и я не позволю этим планам сорваться!
   - Даже если речь идет о моей жизни? - хныкая, уточнила Дама.
   - Да. - Твердо ответил Бизнесмен, - Но послушай, я могу вызвать для тебя машину, или даже вертолет, который доставит тебя домой в считанные часы. Или же?.. - он многозначительно замолчал, глядя на нее, ожидая ее реакции.
   Дама на секунду задумалась.
   - Ладно, давайте, вызывайте своего доктора, пусть осматривает меня, - потянула носом Дама и добавила настойчиво, - И Лапу тоже!
   - Хорошо, хорошо, и Лапу тоже. Вас обоих, - согласился Бизнесмен.
   - Ты чуть её не убил! - неожиданно взвизгнула Дама, жена Мэра в изумлении уставилась на Бизнесмена.
   - Я... я... - растерялся тот, - Я просто наступил на нее и больше ничего.
   Дама в изнеможении откинулась на подушки, заламывая руки.
   - Ах, мне плохо!..
   - Срочно вызывайте доктора, пока она не передумала, - крикнул Бизнесмен и жена Мэра пулей выбежала из комнаты. Мужчина бросился следом за нею.
   - Я умираю!.. Рубашку надень! - крикнула ему вслед Дама.
   - Ммг, конечно... Мы спасем тебя, дорогая! - Бизнесмен на ходу накинул на себя первую попавшуюся майку и выбежал в двери.
   Когда все покинули комнату и стало совсем тихо, Дама сразу же перестала стонать, спокойно села на кровати, взяла зеркальце и стала поправлять размазавшийся макияж.
   - Как мне все это надоело! - фыркнула она, глядя на собаку, - Одна ты меня понимаешь, Лапа. Ты же понимаешь, даже если у тебя большие проблемы, это же не значит, что при этом у тебя должен блестеть носик? - сказала она, обильно припудривая лицо. Собака одобрительно тявкнула, - Все равно все будет по-моему! - промурлыкала Дама и громко чихнула. Лапа зашлась оглушительным лаем...
  
   Журналисту очень хорошо работалось в это утро. Сегодня он решил изучить ранний период жизни Города. В библиотеке было тихо и спокойно. Сидя в своем кресле под окном, Библиотекарь читал, а скорее перечитывал очередную книгу, кажется, это был "Остров сокровищ" Льюиса Стивенсона. Других посетителей в библиотеке не было. Вволю побродив по полкам с книгами, Кот уселся на столе возле Журналиста и стал с интересом смотреть, как тот бегло просматривает очередную папку со сведениями о жизни Города. Со стороны складывалось впечатление, будто он тоже читает и, прислушиваясь к шелесту страниц, вспоминает, как это все было.
   В подтверждение этого в какой-то момент, когда Журналист хотел перевернуть очередную страницу, Кот решительно поставил на нее лапу, помешав ему это сделать. Молодой человек недоуменно поднял голову и столкнулся с внимательным кошачьим взглядом.
   - Что? - спросил он у Кота. - А-а, ты, наверное, хочешь, чтобы я прочитал это вслух?
   - Мяу! - утвердительно ответил Кот.
   - Ладно, хорошо... - не стал спорить Журналист и посмотрел на страницу, открытой перед ним папки, - Ну, что тут у нас? - Взгляд молодого человека уперся в большую статью на развороте, - Мгм... "Жители Города проводят благоустройство парковой зоны", - прочитал он, - Ну, и что тут такого? - спросил он у своего визави. Кот заговорщицки зажмурился, но ничего не ответил.
   Журналист пожал плечами и снова углубился в чтение, про себя тихо проговаривая слова. Кот недовольно и настойчиво мяукнул, напоминая о себе.
   - Что? - молодой человек опять посмотрел на своего соседа, - Читать громче?.. Хорошо, хорошо... - согласился Журналист и стал читать вслух, - "Все, как один, жители Города вышли на субботник, чтобы принять посильное участие в расширении парковой зоны и в ее благоустройстве. Следует отметить, что в ходе прокладывания парковых дорожек, разбития клумб и установки скамеек, ни одно дерево в Парке не пострадало. Во время работ деревья плавно обошли стороной, что создало свой удивительный узор хитросплетений парковых дорожек. А те молодые деревья, которые все же пришлось выкопать, были любовно пересажены на край парковой зоны, за счет чего, собственно, и было произведено расширение зоны. Как обычно, в конце дня горожане собрались за общим столом, на котором присутствовали...".
   - "... все жители Города" - закончил за Журналиста Библиотекарь, уже давно переставший читать свою книгу и с интересом прислушивающийся к чтению, - А вы неплохо читаете, приятно послушать.
   - Я... я раньше хотел работать на радио, - смутился от похвалы Журналист, - А там голос - это самое важное. Но, к сожалению, у меня нет связей, поэтому ничего не вышло. Так что, я пока больше в журналистике...
   - А, по-моему, совсем не важно, где, главное - честно и от души, - ободряюще улыбнулся Библиотекарь, - Я вижу, Бабушкин кот заставляет вас кое-что перечитывать?
   - Да, и при этом вслух. Простите, если это вам мешает.
   - Нет, нет, что вы, я сам иногда читаю ему вслух. А потом мы сидим тут, кое-что вспоминаем и обсуждаем с ним... Да, нам всегда есть о чем поговорить. - Библиотекарь с любовью посмотрел на Кота, тот согласно мяукнул.
   - А? Ну да... - Журналист с пониманием кивнул головой. Кот лукаво сощурился и принялся вылизывать свою лапу, как будто речь шла вовсе не о нем. - А вы, я вижу, увлеклись повторением детской литературы? - перевел разговор на другую тему молодой человек, кивая на книгу Стивенсона в руках Библиотекаря.
   - Да, знаете ли, иногда очень хочется вернуться в детство - тогда и жилось веселее, и мечталось не так осторожно.
   - И сокровищ тогда было больше, - весело добавил Журналист.
   - Да, доброе было время, - вздохнул старый архивариус, - сокровищем казалось все, за что ни возьмись, - улыбнулся он и вновь углубился в чтение книги.
   А Журналист снова посмотрел на Кота и, прочтя в его глазах одобрение продолжить чтения, медленно перевернул следующую страницу тома...
  
   В это же самое время Старик совершал свою обычную утреннюю пробежку по улицам Города. Его ежедневный маршрут, не менявшийся десятилетиями, состоял в следующем. Выбегая из своего дома, он делал небольшой зигзаг по улицам Города, и попадал в Парк. Впрочем, все улицы Города рано или поздно приводили в Парк. Там, изрядно хлебнув воды из Фонтана и подкрепив силы, он совершал еще один обратный небольшой крюк, в результате которого возвращался назад, к своему дому. С такой пробежки начинался каждый его день.
   Вот и в этот раз, выспавшийся, бодрый и свежий, он только-только начал свою пробежку, и бежал по улице Цветочной, когда услышал сзади натужное сопение.
   - А, старый вояка, решил все-таки присоединиться?.. - усмехнулся Старик, не поворачивая головы, будучи уверенным в том, что это Отставник после долгих его уговоров наконец-то присоединился к нему. Он давно уже подначивал своего старого друга, утверждая, что совершать совместные пробежки гораздо продуктивнее, чем без пользы откармливать разную пернатую живность.
   - Эх! Куда тебе за мной угнаться! - гордо воскликнул Старик и немного увеличил темп бега, вырвавшись вперед. - А, вот тебе, видал!?
   Тем не менее, сопение за спиной никуда не пропало, оно приблиэилось снова, и уже очень скоро кто-то опять сопел Старику в затылок.
   - Э, э! - воскликнул не на шутку обеспокоенный Старик, немного задыхаясь от бега, - Скинь обороты, вояка, ты же уже не мальчик, тебе уже... - он обернулся назад и обомлел - рядом с ним не бежал, а очень быстро шел Доктор со своим неизменным пухлым саквояжем.
   - Здрассьте... - поздоровался лекарь со Стариком и, тяжело засопев, продолжил свой путь шагом, постепенно обгоняя бегущего Старика.
   - Здравствуй... те, Доктор, - удивленно промямлил Старик, тяжело дыша, - Так это вы дышите мне все время в спину?
   - Да, это я, - тяжело выдохнул Доктор и уверенно пошел на обгон, - А теперь уже вы дышите мне в спину.
   - Хм, странно... - удивился сам себе Старик, оглянувшись, - Не пойму я что-то, или это вы так быстро идете, или это я так медленно бегу? - И он немного поднажал еще.
   - Я очень, очень спешу! - Засопел Доктор, когда они снова поравнялись.
   - Я это уже понял... Однако! Не ожидал я от вас такой прыти. - Старик поднажал еще и с усилием выиграл пол корпуса вперед.
   - У меня срочный вызов!.. - В свою очередь Доктор увеличил шаг, быстро наверстав целый корпус.
   - Надо же, как вам повезло... - Старик еще увеличил темп, чтобы быть с шагающим Доктором хотя бы на одной линии, - В кои-то веки кто-то заболел...
   - Все очень серьезно!.. - тяжело дыша, отозвался Доктор, вырываясь вперед.
   - Серьезно, говорите?.. - засипел Старик с натуги, проигрывая целый корпус.
   - Судя по описанию, это может быть что угодно...
   - Понимаю, достаточно точное описание... - у Старика окончательно стало сбиваться дыхание.
   - Все очень плохо!.. - воскликнул Доктор, дыша через раз, - Возможен летальный исход...
   - Какой еще летательный?.. - еще громче засипел Старик.
   - Летальный... то есть, когда... Ой, простите, мне туда... - и ничего больше не объяснив, Доктор резко свернул и побежал в сторону улицы Садовой.
   - Э... Постойте, а кто же все-таки заболел?.. - Крикнул Старик в спину убегающему Доктору, но тот уже скрылся из виду. - Надо же, что случилось - сказал, а где и с кем - нет. А еще Доктор называется! Зерно в землю бросил, а водой не полил... - забурчал Старик, продолжая бежать по своему маршруту. Резкое исчезновение Доктора практически спасло Старику жизнь, он быстро сбавил темп до привычного бега.
   - Добрый день! - Приподняв шляпу, прошел мимо него вперед Булочник.
   Продолжая бежать, Старик не на шутку задумался.
   - Неужели, все-таки это я так медленно бегу?.. - Спросил он сам себя и снова попытался припустить быстрее. И ему даже показалось, что уже получилось... И все было бы ничего, если бы его опять не обогнал идущий по своим делам очередной прохожий.
   - Мда, надо что-то менять... - вздохнул Старик и, тяжело дыша, пошел пешком...
  
   А в библиотеке все было по-прежнему. Листая подшивки старых газет под чутким руководством Кота, Журналист прочитал уже немало историй и много чего интересного узнал о Городе и его жителях. Где, кто, когда? Он нашел много ответов на совершенно разные вопросы, однако, по сути и он так и не продвинулся в поисках отгадки причины долгожительства жителей Города. Главный вопрос оставался открытым.
   Иногда Журналист прочитывал вслух целые фрагменты статей, и как правило те, на которые его молчаливый сосед накладывал свою лапу.
   - "...Весело было отмечено столетие со дня запуска городской электростанции и водонапорной башни", - громко прочитал он очередную заметку, - "Благодаря сложной системе водоотвода, вода из источника теперь есть в каждом доме нашего Города...". Хм, я уже где-то видел эту башню! - воскликнул Журналист, глядя на фотографию под статьей, - Это, случайно, не та башня, что стоит недалеко возле Парка?
   - Она, и далеко не случайно, - кивнув, усмехнулся Библиотекарь.
   - Довольно современная архитектура, надо отметить, как для старого города. Вы ее недавно перестраивали?
   - Нет, она у нас всегда такая со времен ее постройки. Впрочем, не только она, но и все ее механизмы, - те же, что и были.
   - Хм... Что, столетней давности? - скептически хмыкнул Журналист.
   - Да. А что? - пожал плечами Библиотекарь, как будто то, что он говорил, было в порядке вещей.
   - Но... А как же влияние времени? Как же износ оборудования?
   - Времени!? Износ!? - Библиотекарь с удивлением посмотрел на Журналиста поверх очков и отложил книгу, - Молодой человек, поверьте мне, старому человеку, если постоянно заботиться и следить за работой механизмов, то никакой износ им не грозит. Кстати, это касается любого механизма! Любого! В том числе, и человека. Главное - не запускать! - Старый архивариус кивнул Журналисту на папку, - Мне кажется, вы не дочитали статью до конца.
   - А? Да, да... - кивнул Журналист и вернулся к статье, продолжив читать.
   - "...Однако, не обошлось без сюрпризов. Как оказалось, холодная вода, подающаяся из источника в дома горожан, необъяснимым образом нагревается в трубах по пути своего следования и появляется в кранах домов уже с повышенной температурой, близкой к температуре человеческого тела. И что удивительней всего, время года на это никак не влияет, и температура воды всегда остается в пределах нормы, то есть равной температуре здорового человеческого тела - тридцать шесть целых и шесть десятых градусов под Цельсию". - Закончил читать Журналист, - Удивительно! И что, это действительно так? - он посмотрел на Кота, тот довольно мурлыкнул.
   - Так, - кивнул Библиотекарь, - Согласитесь, это очень удобно в хозяйстве. Может, это то, что вы ищете?
   - Возможно, возможно... - задумчиво пробормотал молодой человек, - Природная аномалия! - Быстро записал он на листке бумаги, Библиотекарь только добродушно усмехнулся.
   Журналист снова попытался углубиться в чтение, но вдруг вспомнил об одной вещи, о которой хотел спросить еще с самого утра.
   - Простите, а можно задать еще один вопрос? - Кот удивленно поднял голову.
   - Да сколько угодно, молодой человек, именно поэтому я здесь. - С улыбкой ответил Библиотекарь, отложив книжку.
   - Сегодня, когда я шел сюда, на краю Парка я обнаружил еле заметную рельсу в брусчатке дороги...
   - А-а, вы нашли нашу железную дорогу? - Усмехнулся старый архивариус.
   - Да, наверное, - воодушевился Журналист, - Но я наткнулся на нее случайно. Если бы я не споткнулся об нее, ее вообще не было бы видно, так сильно она заросла мхом. Похоже, ею уже давно не пользуются. Почему?
   - О, мой друг, это длинная история, - с грустью вздохнул Библиотекарь, - Железная дорога нашего Города была построена еще первым мэром в начале прошлого века и благополучно просуществовала до начала Второй Мировой...
   - А, война? Понимаю, - догадался Журналист.
   - Да, и не только она, - снова вздохнул Библиотекарь, - Жителям Города очень нравилась эта дорога, хотя большинство из них все же предпочитало ходить пешком. Один небольшой паровозик обеспечивал все наши потребности в передвижении людей и перевозке грузов. Она совсем небольшая.
   - Да, но когда я немного пошел вдоль нее, я не нашел ее окончания, - удивленно отметил Журналист.
   - И никогда не найдете, - усмехнулся Библиотекарь, глядя на удивленное лицо Журналиста, - А все потому что она закольцована. И как в любом непрерывном круге, начало ее является концом, а ее конец - собственным началом.
   - То есть, она непрерывна? - переспросил Журналист.
   - Да, она соединяет все жизненно важные точки Города - Мэрию, Школу, Дамбу, Водонапорную Башню, проходит по главным улицам, обходит по краю Парк и снова возвращается сюда.
   - Да, но если железная дорога так важна для Города, почему вы ее до сих пор не восстановили? - Удивился молодой человек.
   - Понимаете ли, - грустно вздохнул Библиотекарь, - после войны было много того, что требовало немедленного восстановления, и работы всегда хватало. Мы думали восстановить ее потом, но там кто-то сверху, из Столицы решил, что это слишком большие затраты для бюджета Города и региона, поэтому восстановление временно отложили на неопределенный срок. А как вы сами понимаете, нет ничего более вечного, чем временное, - усмехнулся Библиотекарь, Журналист понимающе кивнул, - Они даже хотели порезать паровоз на металлолом, но наш Второй мэр не позволил им этого сделать.
   - Отставник?
   - Ммг, он самый. Вояка чуть ли не с оружием в руках собирался его защищать. Вот такой он у нас! - усмехнулся своим воспоминаниям Библиотекарь.
   - Так что, этот паровоз где-то до сих пор еще существует? - У Журналиста загорелись глаза.
   - А то как же! Конечно, существует! - воскликнул Библиотекарь, - Так у вояки до сих пор во дворе и стоит, как новенький!
   - Новенький?
   - Он сам лично за ним постоянно ухаживает, смазывает, подкрашивает. А городские мальчишки приходят к нему иногда поиграть после уроков.
   - Надо будет тоже зайти посмотреть, - усмехнулся Журналист, делая пометку у себя в блокноте.
   - Зайдите обязательно, и заодно вспомните детство, - усмехнулся Библиотекарь и продолжил читать свою книгу.
   Журналист снова углубился в изучение истории Города по летописям временных лет. Чтобы как-то разнообразить свою работу, он снял с полки папку из современного периода. Пролистав несколько страниц, он наткнулся на статью:
   - "31 августа 2008 года был широко отпразднован 120-летний юбилей нашего Города...", - прочитал он вслух и с интересом посмотрел на Библиотекаря, - Простите, а какое сегодня число?
   - 28 августа, - кивнул на, висевший на стене, календарь Библиотекарь.
   - Августа!? - воскликнул Журналист и задумался, что-то прикидывая в уме, - Так, значит, где-то в эту субботу вы празднуете день города?
   - Да... - немного замялся Библиотекарь, - Впрочем, должен вам сказать, вообще-то эта дата весьма условна. Никто не знает точно даты основания нашего Города, даже его старожилы. Мы просто знаем, что тут, на этом месте всегда существовало какое-то поселение, очень давно, а с какого именно года точно никто не скажет.
   - Но есть же установленный год, 1888-й? - Журналист ткнул пальцем в статью.
   - Это ничего не значит, - усмехнулся Библиотекарь, - Просто в дату основания нашего города так часто вносились изменения, что в итоге никто не смог разобрать, какая она на самом деле. Вот однажды кто-то и решил, что 1888 - очень красивая цифра и очень подходящее число для даты основания Города. А так, на самом деле, никто не знает, сколько ему лет.
   - Но вы же все равно празднуете этот день города?
   - Празднуем, - не стал отпираться Библиотекарь, - В конце концов, какая разница, когда? Мы вообще любим праздновать - это всех очень объединяет.
   - Но послушайте, праздник всего через два дня, а я нигде не видел праздничных плакатов или транспарантов, шариков или чего-нибудь еще, чтобы говорило о приближающемся празднике? Где все это? - искренне удивился Журналист.
   - Хм, это вы, наверное, в вашей столичной суете привыкли к тому, что вам постоянно нужно каждый раз напоминать о том, что и так неизбежно приходит, - усмехнулся Библиотекарь, - А у нас об этом и так каждый помнит. Что толку кричать об этом загодя, отвлекая людей от работы? Когда придет праздник, все будут готовы, вот увидите, - усмехнулся Библиотекарь и углубился в книгу.
   Кот утвердительно мяукнул. Журналист перевернул страницу.
  
   С грехом пополам Старик наконец-то добрался до Парка. Увидев издалека кормящего голубей Отставника, для виду он припустился бежать немного быстрее.
   - А я-то думал, что хотя бы сегодня буду раньше, чем ты, - бросил он, подбегая к Отставнику. Остановившись немного в стороне, он тяжело задышал, уперев руки в колени.
   - Что поделаешь, привычка, - пожал плечами вояка, продолжая кормить птиц.
   Старик принялся разминаться, делая наклоны.
   - А я тут, пока бежал, Доктора встретил.
   - Что, Доктор тоже начал бегать? - удивленно отозвался Отставник.
   - Да... То есть нет, - поспешно поправился Старик, - он шел по своим делам... но очень-очень быстро, спешил на срочный вызов где-то на Садовую.
   - На Садовую? Уж не к Мэру ли? - с интересом вскинул голову Отставник.
   - Да нет, - махнул ногой Старик, отчего голуби недовольно шарахнулись в сторону, - Мэр еще раньше Доктора проехал, я его тоже видел, и он тоже очень спешил.
   - Все сегодня спешат, странно. - Отставник поманил хлебом нерешительно стоящих поодаль от Старика голубей. - Так что там Доктор?
   - Говорит, что все очень серьезно, - Старик перешел к круговым движениям, - Сказал, что возможен летательный исход.
   - Летательный!? Ух ты! Летательный - это хорошо. Уж мне ли не знать, налетался в свое время. - Усмехнулся Отставник.
   - Так ты думаешь, что все нормально? - Старик закончил упражняться и затоптался на месте.
   - Думаю, да. Что тут может быть ненормального? - пожал плечами вояка.
   - Ладно, - хмыкнул Старик, - раз ты считаешь, что все так хорошо, тогда я побежал?
   - Беги, беги, только осторожно, - усмехнулся Отставник, - И оглядывайся по сторонам, а то некоторые сейчас летают слишком низко, как бы тебя не зацепило.
   - Да?.. - протянул недоверчиво Старик и, на всякий случай, пригнувшись, посмотрел на небо, - Ну, ладно, спасибо, что предупредил. Я скоро вернусь... - бросил он и побежал дальше по своему обычному маршруту.
   Оставшись один, Отставник продолжил рассуждать, бросая хлеб голубям.
   - И чего разлетались, время-то мирное? Может, учения какие, а?..
   Голуби ничего ему не отвечали, хотя в глубине своей птичьей души были абсолютно полностью с ним согласны. Вообще, они всегда с ним соглашались, и особенно в те минуты, когда им под ноги сыпались увесистые крохи мягкого вкусного хлеба...
  
   Между тем, в доме Мэра шла вторая серия утреннего концерта с участием Дамы. Бизнесмен и Хозяйка снова стояли перед закрытой дверью гостевой комнаты и напряженно прислушивались к всхлипам и чихам, раздававшимся их комнаты. Не питая ложных иллюзий, Бизнесмен вяло постукивал в дверь, но скорее по инерции и без особого энтузиазма.
   - Дорога-а-я, ну открой, это уже слишком... Доктор сейчас придет, он тебя вылечит... - монотонно увещевал он в который раз.
   - Хорошо... - неожиданно отозвалась Дама за дверью. Бизнесмен резко дернулся и приник к замочной скважине.
   - Да, да, дорогая, очень хорошо, но для этого ты должна открыть дверь, чтобы он мог тебя осмотреть, - быстро затараторил Бизнесмен.
   - Зачем? - подозрительно спросила Дама через дверь.
   - Э... Для того, чтобы понять, чем же ты все-таки больна, - ответил мужчина и приник ухом к дверям, но ответом ему послужил то ли плач, то ли совместный вой собаки и Дамы. - Ну ладно, ладно, перестань, может быть, ты и не больна вовсе... - скривившись, постарался вывернуться Бизнесмен.
   - Больна-а-а-я!.. - навзрыд заплакала Дама, - Я знаю, что скоро умру-у!..
   - О, Господи! - судорожно вздохнула Хозяйка.
   - Не волнуйся, милая, ты не умрешь, - поспешно затараторил в щель двери Бизнесмен, - От этого еще никто не умирал... по крайней мере, не так быстро.
   - Тогда я буду первой!.. - Еще громче захныкала больная.
   - Ну хоть в чем-то ты будешь первой... - буркнул Бизнесмен, но тут же громко продолжил, - Дорогая, ну прекрати истерику, тут же все равно никого нет, только я... - он приложил палец к губам, призывая Хозяйку молчать. Было видно, что ему не в первый раз приходилось прибегать к такой хитрости. Хозяйка для верности закрыла себе рот ладошкой. Плач за дверью резко прекратился.
   - Да? Точно никого? - быстро уточнила Дама, - Ну ладно... - и она сразу достала зеркальце, чтобы оценить состояние своего лица.
   Используя неожиданно вдруг наступившее затишье, Бизнесмен попытался им сразу воспользоваться и закрепить достигнутое.
   - Послушай, дорогая, ну открой уже дверь, - сказал он вкрадчиво, присев на корточки и глядя в скважину.
   - Зачем? - сухо отозвалась Дама без всяких признаков истерики.
   - Мне нужно кое-что взять из комнаты. В конце концов, мне нужно нормально одеться! - воскликнул Бизнесмен, окинув взглядом свой неприкрытый торс. А его торс, изрядно выпирающий из-под майки, надо сказать, был весьма объемен, обильно порос короткими рыжими волосиками и сильно нависал над уже одетыми в брюки тоненькими ножками. Пропорции тела Бизнесмена были очень, очень далеки от стандартов Аполлона.
   - Одеться!? - воскликнула Дама из-за двери. - Зачем тебе здесь нормально одеваться? В этом городе ты можешь позволить себе быть собой!
   - В смысле? - не понял Бизнесмен, - Что ты имеешь в виду, дорогая?
   - Ты можешь ходить здесь, как хочешь - хоть голый! Тут все равно никто никогда не оценит настоящей красоты!
   - Но... - Бизнесмен опасливо посмотрел на недоумевающую Хозяйку.
   - И вообще, дорогой, не пытайся менять свою природу - тебе неряшливость к лицу, - язвительно продолжила Дама, - Если хочешь знать, это твоя истинная сущность. А если кто-то еще находит тебя респектабельным, то это уже не твоя заслуга, а лично моя!
   - Да, да, дорогая, твоя, только твоя, - поспешно согласился Бизнесмен, глядя на часы, - я не спорю, это ты сделала из меня человека. Только открой, пожалуйста, дверь, я уже опаздываю! Черт побери, я теряю время!
   - Вот именно! - отозвалась из-за двери Дама, - Ты всегда спешишь! Время - это то, что на нас с Лапой у тебя вечно не хватает!
   - Но, дорогая, я ведь работаю ради вас! - воскликнул Бизнесмен.
   - А я умираю тут из-за тебя, в этом болоте, среди этих свиней! - воскликнула Дама и оглушительно чихнула.
   - Но, милочка, послушайте, - не выдержала возмущенная Хозяйка, - тут нет никаких свиней, они все на свиноферме, и там идеально чисто.
   - Что!? А!.. - взорвалась в истерике Дама, - Значит, там еще кто-то есть!? Ты опять обманул меня, обманщик! Вечно ты так со мной! - воскликнула Дама и громко зарыдала. Бизнесмен с упреком посмотрел на Хозяйку, та только пожала плечами.
   В этот момент внизу хлопнула входная дверь, и по лестнице на второй этаж взбежал запыхавшийся Доктор.
   - Где, где больная? - обеспокоенно спросил он, - Срочно, срочно ведите меня к ней.
   - Она здесь, - указала на дверь Хозяйка.
   - Где? - оглянулся недоумевающий Доктор.
   - Там, за дверью. Она закрылась изнутри на защелку и...
   - Но что она там делает?
   - Болеет... - развела руками Хозяйка.
   - Доктор, я умру? - Раздались тихие всхлипывания из-за двери.
   - Да. То есть, нет... когда-то, но не сейчас, - запутался Доктор, Бизнесмен вздохнул.
   - Значит, я все-таки умру-у! - навзрыд заплакала Дама и к ее плачу тут же присоединилось собачье поскуливание.
   - Открывайте! - скомандовал Доктор, глядя на Бизнесмена, тот только тяжело вздохнул.
   - Мы не можем, она закрылась изнутри, - покачала головой Хозяйка.
   Рыдания Дамы усилились, собачий вой перешел в новую тональность. Доктор насторожился.
   - Как-то странно она болеет, - пробормотал он, прислушиваясь, - И давно это у нее?
   - Да она всегда такая, - раздраженно бросил Бизнесмен, схватил чашку чая, стоящую на подносе, который до сих пор держала в руках Хозяйка, и залпом выпил содержимое.
   Скулеж за дверью перешел в жалобное тявканье. Доктор достал слуховую трубочку и приложил к двери.
   - Какой-то странный у нее тембр голоса, вы не находите? - спросил он у Бизнесмена.
   - Обычный, - недовольно буркнул тот, - такой же мерзкий и противный как всегда.
   Хозяйка удивленно посмотрела на него. Тявканье стало громче, временами слышалось рычание.
   - Мне кажется, у нее хрипы, - всерьез обеспокоился Доктор, - Похоже, она простыла. Вы не знаете, где она могла так простыть?
   - Откуда я знаю, где? - пожал плечами Бизнесмен, - Носилась себе, как обычно, по клумбам и жрала всякую гадость.
   Хозяйка ошалело посмотрела на Бизнесмена.
   - Но, батенька, - ужаснулся Доктор, отстраняясь от двери, - вы, как близкий человек, не должны такого допускать.
   - А что мне прикажете делать, если она постоянно срывается с поводка? - Раздраженно отозвался "близкий человек".
   Доктор потянул на себя дверь.
   - Да, она действительно закрыта... - Он посмотрел на жену Мэра. - Может быть, попробуем через окно?
   - Ага... - кивнула та и поспешила вниз по лестнице.
   - Что!? - опешил Бизнесмен, - Не надо через окно! Это уже вообще ни в какие ворота не лезет!
   - Влезет, - заверил его лекарь, - у нас в домах окна широкие...
   - Но это полный бред! - в сердцах воскликнул Бизнесмен.
   - А что вы предлагаете? Мне надо осмотреть больную!
   - А мне нужно найти рубашку!
   - Я могла бы вам предложить рубашку своего мужа, - робко предложила Хозяйка, стоя посреди лестницы, - Но я боюсь, что она не сойдется у вас на груди.
   Неожиданно за дверью снова раздалось громкое частое чихание, переходящее в подвывание и скулеж. Мужчины снова бросились к дверям.
   - И часто у нее такие рецидивы болезни? - спросил Доктор.
   - Всю жизнь, сколько себя помню, - хмыкнул Бизнесмен. Рычание за дверью усилилось.
   - Как вы думаете, что она там сейчас делает?
   - Думаю, то же, что и всегда, - вычесывает свою блохастую шерсть. - Повизгивание за дверью только подтвердило слова Бизнесмена.
   - Дорогая, ну может ты уже, наконец-то, откроешь эту дверь!? - громко с нажимом воззвал Бизнесмен, - Сколько уже можно приводить себя в порядок!?
   - Я не могу, - послышался заплаканный голос Дамы, - я обнаружила под хвостом ужасную колючку. Она сводит меня с ума!
   - Да плюнь ты на нее! - в сердцах воскликнул Бизнесмен и, действительно, сплюнул на пол. Хозяйка только обреченно вздохнула.
   - Ты просто чудовище! Тебя абсолютно не волнуют мои страдания! - взвизгнула Дама, и ее плач опять дополнился тихим повизгиванием Лапы.
   - Черт! Давно надо было ее пристрелить, - процедил сквозь зубы Бизнесмен, но этого, слава Богу, никто не услышал.
   - Мда, интересный случай... - пробормотал Доктор, - И давно у нее хвост?
   - С рождения, - пожал плечами Бизнесмен, - Впрочем, это даже не хвост, а только обрубок хвоста.
   - Господи! - Всплеснула руками Хозяйка.
   - Да, надо было брать бесхвостую, - поспешно внес ясность Бизнесмен, - Была у меня такая мысль, как чувствовал, что будут проблемы.
   - Действительно, запущенная ситуация... - почесал голову Доктор, раздумывая, - Ну ничего, решение все равно должно рано или поздно прийти.
   - Какое поздно?! - округлил глаза Бизнесмен, - Для меня время - это деньги! И если она сейчас же не откроет - я сам выломаю эту дверь ко всем чертям!
   Он вскочил на ноги и сделал пару шагов от двери, чтобы как следует разогнаться и толкнуть ее. Но как только он с размаху уперся в дверь плечом щелкнула защелка и она тут же открылась, и мужчина оказался полу. Подняв глаза, Бизнесмен аккурат столкнулся нос к носу с взглядом маленьких черных глаз-бусинок стоящей перед ним собаки.
   - Как это мило, что ты решил все-таки зайти, - раздался над головой холодный ехидный голос Дамы, - Лапе как раз самое время пойти погулять. Я, как человек серьезно утомленный болезнью, не в состоянии этого сделать сама, поэтому...
   - Но... - протестуя, начал было Бизнесмен.
   - Или я сейчас же умру! - оборвала его Дама, - Давай, погуляй ее, пока ты не ушел куда-то по своим делам.
   Бизнесмен медленно поднялся с колен. Он обреченно вздохнул, Дама сунула ему в руки поводок, и он уныло побрёл по лестнице вниз, таща за собой упирающуюся собаку.
   - Иди, иди... Видеть тебя не могу больше! - напутствовала его вслед Дама и снова резко захлопнула дверь, провернув изнутри защелку.
   - Но... - только и успел сказать Доктор, кинувшись к дверям.
   - Извините, - осторожно позвала Бизнесмена Хозяйка, - вы забыли одеть рубашку.
   А? Что?.. - вскинул голову мужчина, - Ну да, ну да... он тяжело вздохнул и потащил Лапу вверх по лестнице, та безвольно волочилась на поводке.
   - Правда, она уже опять закрылась... - сообщила жена Мэра, когда он поднялся. Бизнесмен вздохнул и тяжело опустился на пол рядом с дверью.
   - Прошу прощения, - наклонился над ним Доктор, - если хотите, я могу вам дать свой пиджак. Кажется, у нас с вами одинаковый размер? Мне все равно в нем жарко и пока я сюда бежал, я малость взопрел.
   Бизнесмен обреченно посмотрел на лекаря.
   - Доктор, а скажите, вы все лечите? - неожиданно спросил он.
   - Да, батенька, вроде все болезни... какие знаю.
   Бизнесмен резво вскочил на ноги. Очевидно, он принял какое-то решение.
   - Тогда сделайте, пожалуйста, так, чтобы... - и он, приняв у Доктора пиджак, что-то тихо стал нашептывать тому на ухо, при этом лицо лекаря принимало все более озадаченный вид. Хозяйка удивленно смотрела на обоих.
   - Но... - попытался протестовать Доктор.
   - Я вас очень прошу! Вы же доктор! - оборвал его Бизнесмен, - Вы ведь должны помогать людям? Или нет?
   - Э, да... Ну хорошо, хорошо, я сделаю все, что в моих силах, - пообещал Доктор.
   - Спасибо, док. Я очень рассчитываю на вас... Дорогая, мы уже ушли! - громко объявил Бизнесмен.
   - Только будь с Лапой поласковей, - назидательно раздалось из-за двери, и намного жестче, - Отвечаешь за нее головой!
   Быстро натянув поверх майки пиджак Доктора, Бизнесмен стремительно сбежал вниз по лестнице. Вслед за ним, тихо поскуливая, мячиком по ступенькам запрыгала многострадальная Лапа. Хлопнула входная дверь.
   Спустя секунду осторожно щелкнула защелка гостевой комнаты, скрипнула дверь и в проеме показалась голова Дамы.
   - Он ушел? - Доктор и Хозяйка растерянно кивнули. - Слава Богу, входите... - Дама широко распахнула дверь и неожиданно предстала перед визитерами в нарядном платье на высоком каблуке без всяких признаков слез. Гости осторожно вошли внутрь, наступая на битое стекло, разбросанное по полу. Дама громко чихнула и упала на кровать, закатив глаза. - Ну вот, видите, опять началось. Теперь-то я точно умру!
   - Нет! - категорично отрезал Доктор. - Не сегодня.
   - Почему? - Удивленно приоткрыла глаза Дама.
   - Потому, что... потому что мы вас вылечим. Я пообещал! - Сказал лекарь и уверенно полез в свой саквояж...
  
   А в это время в лаборатории кипела работа. Именно кипела: вода, разлитая по пробиркам, синхронно булькала пузырьками, а из пробирок вырывался горячий пар, конденсируясь в больших колбах. Стрелки многочисленных приборов нервно подрагивали, выдавая какие-то показатели. Но старого Профессора, пристально уставившегося на приборы, это все равно решительно не устраивало.
   - Ничего! Ничегошеньки!.. - бурчал он себе под нос, - Все то же самое, одно и то же... Господи, что же мы ищем? Кому все это надо!?..
   - Нашел, нашел, профессор! Ура! - Неожиданно громко раздался ликующий голос Лаборанта, потрясающего в воздухе пробиркой. Профессор со всех ног ринулся к своему помощнику.
   - Где, где, что нашел? Ну ты молодец, ну ты умница! - принялся он нахваливать Лаборанта, - Никогда бы не подумал. Где? Давай, показывай быстрее! - Профессор восторженно посмотрел на парня.
   - Вот! - молодой человек с широкой улыбкой гордо протянул ученому пробирку, на дне которой угадывался какой-то мутный белый осадок. Ученый поспешно натянул очки, чтобы хорошенько его рассмотреть.
   - Что это? - в раздумье пробормотал он, разглядывая пробирку.
   - Это то, что мы ищем, профессор, - зерно истины! - восторженно воскликнул студент и поспешно добавил, - Заметьте, профессор, нашел его я!
   - А слов-то каких нахватался! - скептически усмехнулся Профессор, - Ну, давай, рассказывай, как получил: технология, этапы, не спеши, все по порядку.
   - Знамо как, - высокомерно хмыкнул Лаборант, - Все очень просто - взял, смешал и получил! Делов-то!
   Профессор нахмурился.
   - Что взял? Что смешал? Что получил? Подробнее! Рассказывай!
   - Ну, профессор, как вы хотите подробнее? - заныл Лаборант, - Я не знаю как, но это точно оно!
   - Рассказывай, давай, не томи! Как получил! - еще больше нахмурился ученый, начиная раздражаться. Помявшись, растягивая слова, Лаборант стал мучительно вспоминать.
   - Э... Ну, это... Взял я, значит, вчерашнюю воду, смешал с той, что мы с утра принесли, добавил немного позавчерашней и поставил все это на огонь... И вот! - он кивнул на пробирку, - Результат на лицо! Открытие века! Нобелевская премия, не меньше! Мне! Ну, и вам, конечно, тоже... - добавил он поспешно.
   Ученый оглянулся и оценивающе посмотрел на ряд колб, стоящих на полках.
   - Ты где для воды колбу брал? - спросил он.
   - Как где? С полки, конечно, - удивился студент, - Самую большую.
   - Вот эту? - Профессор ткнул пальцем в большую колбу, лежащую на столе.
   - Да. А что?
   Ученый горько усмехнулся.
   - Ты же вчера из нее кефир пил, помнишь, ммм?
   Повисла длительная пауза. Профессор с улыбкой смотрел на Лаборанта, тот на всякий случай оглянулся, проверяя, близко ли выход.
   - Так я же ее вчера вроде помыл... - сглотнув слюну, выдавил он.
   Старый профессор саркастично рассмеялся.
   - Так помыл или вроде? Ополоснуть - не значит помыть! Инструмент для химических опытов должен быть идеально чистым, идеально! Стерильным! - Он протянул молодому человеку чистую колбу. - На вон, бери новую колбу, давай повторяй свой опыт снова, а то Нобелевская премия уже тебя заждалась.
   - А чего не так, а?.. - Лаборант обиженно вздохнул, нехотя принимая колбу. Что-то ему подсказывало, что процесс присуждение ему Нобелевской премии несколько затягивался.
   - Давай, давай, ищи свое зерно истины! - усмехнувшись, подбодрил его Профессор и сам вернулся к работе. Студент тяжело вздохнул и пошел набирать в колбу чистую воду.
  
   Изображая невыносимые страдания и свое тяжелое состояние, Дама возлежала на кровати в гостевой комнате, театрально закинув руку на лоб и прикрыв глаза. Рядом с нею на стульчике сидел Доктор, измеряя стетоскопом давление на второй руке. Тут же в ногах больной стояла озабоченная жена Мэра и обеспокоенно смотрела то на Доктора, то на страдающую Даму. Зафиксировав стетоскоп на руке Дамы, Доктор посмотрел на, висящие на стене, часы, выдержал паузу, после чего удовлетворенно хмыкнул и вынул трубочки из ушей.
   - Доктор, скажите честно, сколько мне осталось? - не открывая глаз, томно простонала Дама.
   - Тихо, тихо, подождите, куда вы торопитесь? - удивленно посмотрел на нее Доктор, взяв ее за запястье, прощупывая пульс, - Я вас еще даже не обследовал. Давление у вас нормальное, пульс... стабильный, температуры... - он пощупал лоб, - вроде нет...
   - Доктор, я знаю, я читала, так бывает, - оборвала его Дама, - Это краткая минута облегчения перед смертью.
   - О, Господи! - всплеснув руками, воскликнула Хозяйка.
   - Тсс! Да тихо вы! - прикрикнул на нее Доктор и с улыбкой продолжил, обращаясь к Даме, - Милая моя, если вы хотите встретиться со священником, то я вам это могу устроить... - он выдержал небольшую паузу, - Но если вы все же хотите лечиться, тогда перестаньте говорить о смерти!
   - А если... - протестуя, простонала Дама, но Доктор сразу продолжил, не слушая ее.
   - Первичное обследование ваших внешних признаков показало, что у нас нет причин думать, что у вас имеется серьезное заболевание. - Дама огорченно вздохнула и громко чихнула. Доктор тут же поправился. - Да, но есть некоторые основания полагать, что чем-то вы все же больны.
   - Вот видите! Я же говорила, а вы мне не верили! - истерично взвизгнула Дама.
   - Но это совсем не означает, что вы больны смертельно, - парировал Доктор, - Мы вас будем лечить... и вылечим, если вы нам это, конечно, позволите. - Он посмотрел на Хозяйку, та энергично закивала головой.
   Насупившис, что-то обдумывая, Дама надолго задумалась.
   - Ладно, лечите... - хмыкнув, наконец, разрешила она, - Только быстро, мне некогда!
   - Милая моя, быстро только в землю закапывают, а лечение - процесс длительный! - рассмеялся Доктор. Однако, увидев реальный испуг на лице Дамы и Хозяйки, поспешил тут же поправиться, - Ой, простите, я не то имел в виду. Итак, скажите, пожалуйста, что конкретно вас беспокоит?
   Он наклонился над Дамой, чтобы лучше ее слышать.
   - Меня, доктор, очень беспокоит, что в этом городе нет ни одного магазина нормальной брендовой одежды, - всхлипнула Дама, - Вот, у меня вчера каблук сломался, и что!? Где мне купить новые туфли? Как я теперь буду дальше жить?
   - Ммг... - кивнул Доктор, усмехнувшись, - Что-то еще? Дальше.
   Начиная всхлипывать, Дама продолжила:
   - А еще меня беспокоит, что я уже четыре подряд дня не посещала солярий, спа-салон, ничего не покупала, не ходила по бутикам и не была в ночном клубе... - прервавшись, Дама громко разревелась, повиснув на плече у Доктора.
   - Да, да, оно, конечно, понятно, тут есть от чего расстроиться... - Доктор по-отечески погладил Даму по волосам. - Ну, ну, милая, успокойтесь. Что-то еще?
   Дама подняла на него заплаканные глаза.
   - Да! Меня очень беспокоит, что он совсем перестал меня слушаться, - с неожиданным остервенением произнесла Дама, кивнув на окно, вероятно, имея в виду Бизнесмена, - С некоторых пор он делает все сам, не советуясь со мной! Он силой затащил меня в это захолустье и... - внезапно Дама снова громко чихнула и расплакалась еще горше, - Доктор, меня это убивает!
   - Да, да, я понимаю... - сочувственно произнес Доктор, вдруг посерьезнев, - Милая, а что-нибудь непосредственно по здоровью вас беспокоит, или только это?
   - По здоровью? - не поняла Дама, перестав хныкать, - Ах, да. Доктор, я думаю, что у Лапы может быть нервный срыв из-за того, что она перенесла. - Она схватила лекаря за руку и пристально посмотрела ему в глаза, - Я так беспокоюсь за нее.
   - Ммг... - хмыкнул Доктор, - Значит, у Лапы, у собаки то есть? Нервный срыв, говорите? - Дама часто и согласно закивала, - И только? А у вас? У вас все нормально?
   - У меня!? А что у меня?
   - Как вы себя чувствуете? У вас ничего не болит?
   Некоторое время Дама недоуменно соображала, что от нее хотят.
   - У меня?.. Ах, да, болит, конечно, доктор, очень болит! - она резко схватилась рукой за грудь, изображая свое глубокое страдание, - Сердце мое болит. Знаете, как сильно оно болит?
   - О, Господи! - всплеснув руками, осела на стул Хозяйка.
   Доктор неожиданно усмехнулся.
   - Милая моя, сердце вообще-то с левой стороны, - спокойно сказал он.
   - Ага, - Дама быстро переложила руку на левую грудь. - - Да, да, оно слева болит, просто сил нет!
   - Ммг, а еще что-то болит?
   - А еще здесь, здесь и здесь... - поспешно добавила Дама, хватаясь за голову, живот и поясницу одновременно.
   - О, Боже! - закрыла лицо руками Хозяйка, - Она совсем больна! Что же теперь будет?
   Не обращая на Хозяйку внимание, Доктор сочувственно посмотрел на Даму.
   - А ноги, ноги у вас не болят, без каблуков-то ходить? - лукаво улыбнулся он.
   - Да, да, очень болят, - ухватилась за это Дама, - просто отваливаются, совсем не чувствую ног.
   - Хм, это хорошо, - неожиданно изрек Доктор и сделал вид, что задумался. После этого, напустив на себя серьезности, он строго посмотрел на Даму, - Ну что ж, теперь мне все совершенно ясно.
   - Да? - с надеждой оживилась больная
   - Да, да, определенно... - Доктор обернулся к Хозяйке, удрученно сидящей на стуле возле кровати, - Послушайте, милочка, вы не принесете мне миску теплой воды, чистых тряпок и... - он выдержал небольшую паузу, - и ваш самый острый столовый нож?
   - Нож? - жена Мера удивленно посмотрела на Доктора, тем не менее, кивнув, вскочила и бросилась исполнять указание, - Да, да, конечно.
   - Нож!? - округлив глаза, резко села на кровати Дама, - Но, доктор, зачем вам нож?
   - Как зачем? - улыбнулся лекарь, - Чтобы устранить причину ваших болей. Сначала мы ампутируем вам ноги, чтобы они у вас не болели, потом все остальное...
   - Господи! - жена Мера ошарашено застыла в дверях, так и не успев выйти.
   - Доктор, что значит ампутировать? - не поняла Дама, - Это не больно, а?
   - Нет, нет, это совсем не больно, - играя, веселился служитель медицины, - просто немного щекотно. Мы отрежем их вот здесь по этой линии... - и он указал на предполагаемое место надреза на щиколотках Дамы.
   Дама, испуганно поджав ноги под себя, быстро запричитала:
   - Но... но... может, все-таки не надо, доктор, прошу вас... И вообще, у меня уже ничего не болит. Я уже здоровая, абсолютно здоровая, уверяю вас, - Дама сбилась и снова громко чихнула.
   - Ну как же, милочка, - усмехнулся лекарь, закачивая рукава, - без хирургического вмешательства вы вряд ли избавитесь от своих болей, а тем более от чихов и кашля. А так и причину устраним, и боли уйдут.
   - Но может быть это простая аллергия? - взгляд Дамы суетливо заметался между Доктором и Хозяйкой
   - На что? - рассмеялся Доктор.
   - На все!
   - Будем лечить! - он обернулся к жене Мера, - Нож!
   Хозяйка снова бросилась к двери.
   - Нет! - истошно завопила Дама и, уставившись на лечащего врача, взмолилась к нему, - А вдруг это простая инфекция? Ветрянка, коклюш, оспа или свинка... О, точно, это свинка, смотрите, хрю... хрю... - внезапно она начала громко хрюкать, изображая свинью, - Видите, это простая "свинка"?
   Жена Мера, раскрыв широко глаза, ошарашенно смотрела на это представление, Доктор еле сдерживался, чтобы не прыснуть от смеха.
   - Ну что ж, - патетично заключил он, - Пора рубить свинье голову!
   - Матерь Божья! - вскрикнула Хозяйка и осела по косяку двери вниз.
   - Нет, не надо! - истошно завопила Дама, меняясь в лице, - Свинья абсолютна здорова, тпррр... то есть, я совершенно здорова. Не надо рубить мне голову!
   Не сдерживаясь больше, Доктор громко рассмеялся.
   - Но это просто чудо какое-то! - восторженно произнес он, - Вы только посмотрите - только что вы были еще при смерти, а тут уже и танцевать готовы!
   - Да, да, я готова! - внезапно Дама вскочила с кровати и в подтверждение сказанного начала делать какие-то танцевальные "па" посреди комнаты, лихо приседая, подпрыгивая и выкидывая коленца, - Вот, видите, я абсолютно здоровая?
   - Вижу, вижу, - не сдерживаясь, смеялся Доктор, утирая слезы, - И, надо признаться, я очень рад, что не пришлось прибегать к радикальным методам лечения.
   - Нет, нет, не надо, доктор, все прошло. У меня же хорошо получается, да? - пошла в присядку Дама по комнате.
   Вдруг из коридора раздался мужской голос:
   - Ну, и чего это вы раскричались в такую рань? - сын Мэра, потягиваясь, стоял в дверях и зевал. Остановив свой взгляд на танцующей Даме, он удивленно уставился на нее, потом перевел взгляд на мать и, сглотнув слюну, настороженно спросил, - А что это вы тут делаете?
   - Тсс! - зашипела на него Хозяйка, боясь прервать лечение, - Ты это, давай, давай, иди отсюда. Не видишь, тут люди болеют?
   - Вижу... - неуверенно согласился сын и, почесывая живот, посмотрел на Доктора, - А что, нельзя как-то потише болеть?
   - Иди, иди, не мешай! - поспешно вытолкала его из комнаты мать и закрыла дверь. За дверью раздался вздох неудовлетворенного любопытства и удаляющиеся шаги.
   А Дама, между тем, продолжала свои терапевтические упражнения.
   - Я вижу, что методика вашего лечения была выбрана правильно, - с удовольствием наблюдая за танцующей Дамой, усмехнулся Доктор и посмотрел на Хозяйку, - Спасибо вам, что поассистировали мне, мне было приятно с вами работать.
   - Пожалуйста, - неуверенно произнесла Хозяйка, кивнув на Даму, - Так что, она правда здорова?
   - По крайней мере, смертельных заболеваний у пациента не наблюдается. - Он посмотрел на все еще танцующую Даму, которая в этот момент внезапно чихнула, - А это? Это пройдет, обычная простуда. Просто соблюдайте режим, пейте много чая и... - он произнес намеренно громко, чтобы слышала Дама, - и почаще гуляйте на воздухе. Вы слышали меня, милочка? На воздухе!
   - Но там бациллы! - озадаченно посмотрела на него Дама.
   - Гулять, и почаще!
   - Но там инфекция!
   - Гулять и пить чай! - отрезал Доктор.
   - Но у меня горло першит, с носа течет, слезы... - взмолилась Дама.
   - На воздух! - твердо сказал лекарь, - Это у вас, милочка, простая депрессия и ничего больше. Хандра!
   - Что? А это смертельно? - с надеждой воззрилась на него выжившая.
   - Нет, - усмехнулся Доктор, - к сожалению, нет. Она также быстро проходит, как и появляется, только нужно себя чем-то занять.
   - Занять!?
   - Да. А в вашем, тяжелейшем из случаев, из известных медицине, еще и пить чай, и гулять на свежем воздухе.
   - Но...
   - Или придется прибегнуть к радикальным методикам, - Доктор вопросительно посмотрел на нее.
   - Нет, не надо, - Дама поспешно вытерла слезы и попыталась улыбнуться, - Я все поняла, гулять, значит гулять
   - И чай! - добавила Хозяйка.
   - Да, да, и чай, конечно, - закивала Дама, сопя носом.
   Доктор сложил свой саквояж и, усмехнувшись, посмотрел на нее.
   - Ну вот и ладненько... А если станет хуже...
   - Нет, нет, не станет, я уверена, - Дама быстро легла на кровать и накрылась одеялом.
   - Хорошо. Тогда счастливо оставаться! - Доктор подошел к Хозяйке и зашептал так, чтобы больная не слышала, - А если вдруг симптоматика проявится снова, сразу посылайте за мной.
   - Хорошо, Доктор, спасибо вам, - кивнула жена Мера. Доктор кивнул и громко добавил, стоя в дверях, уже чтобы слышала Дама.
   - Не за что. Режим, режим и еще раз режим! - и быстро вышел из комнаты, оставив больную в постели, лихорадочно ощупывающую себя, все ли на месте.
  
   А в это время Профессор и Лаборант стояли каждый над своими пробирками и варили воду. Только в действиях ученого, как и всегда, читалась абсолютная собранность и сосредоточенность, в то время как в движениях Лаборанта сквозило полное безразличие. Наконец Профессор, отставив очередную пустую пробирку в сторону, устало опустился на стул.
   - Я не понимаю, - удрученно выдохнул он, глядя на пустые пробирки, - Это же все пустая трата времени!
   - А я о чем вам талдычу!? - вскинув голову, обрадовался Лаборант, подходя ближе. Он посмотрел на усталого ученого. - Послушайте, а может?..
   - Нет! - резко оборвал его Профессор, погруженный в собственные мысли.
   - А если?..
   - Ни в коем случае!
   - Тогда зачем? - растерялся Лаборант.
   - Не знаю... - вздохнул Профессор, отмахнувшись от него как от назойливой мухи, - И вообще, не задавайте глупых вопросов, делайте то, что вам сказали.
   - Но вы же сами... - Лаборант не успел договорить, потому что в этот момент дверь лаборатории резко распахнулась, и на пороге возник Бизнесмен, одетый в пиджак на голое тело. Он лихорадочно зашарил глазами по пробиркам, выискивая результаты исследований. Тут же, следом за ним, по своей воле или по воле хозяина, на поводке заскочила Лапа, заставив Лаборанта настороженно отодвинуться подальше и, на всякий случай, приподнять ноги.
   - Ну что, нашли? - скороговоркой спросил Бизнесмен, - Давайте, быстро выкладывайте. Мне некогда тут с вами пустословить.
   Повисла длительная томительная пауза. Работники лаборатории удивленно рассматривали странно одетого работодателя, не решаясь спросить о причине столь нелепого вида.
   - Э... понимаете... - начал Профессор, вставая со стула.
   - Ну, ну, что вы мычите!? - раздраженно оборвал его Бизнесмен, Лапа гавкнула и пошла вперед, натянув поводок, все ближе подбираясь к Лаборанту, - Я же создал вам все необходимые условия, обеспечил образцами. Нашли или нет?
   - Нет... еще, - промямлил ученый, снова оседая на стул.
   - Как!? Совсем ничего? - взорвался Бизнесмен, и собака яростно затявкала.
   - Кроме кефира... - вздохнул Профессор и обернулся на Лаборанта, который с ужасом смотрел на маленький черный лающий комочек собачей плоти, слишком близко подобравшийся к нему.
   - Что!? Как!? - заметался хозяин лаборатории, дергая собаку на поводке взад-вперед по полу станции, та неистово завизжала от столь неожиданного обращения. Бизнесмен вдруг резко остановился, плотоядно улыбнулся и в упор посмотрел на Профессора, - Ладно... Шутить надумали? Вот что я вам скажу: я не тот человек, чтобы со мной шутки шутить! Не нашли, значит, плохо ищите! Если вы не найдете то, что нужно мне, то я найду других, которые это найдут! Продолжайте! - запутавшись в своей тавтологии, он выскочил из лаборатории, громко хлопнув дверью.
   Лапа попыталась было гавкнуть, но поспешность ухода хозяина прервала ее высказывание в самый неподходящий момент, она исчезла также быстро как и появилась, последовав за поводком, оставив напуганного угрозой ученого и Лаборанта перед пустыми пробирками.
   Лаборант осторожно спустился со стола и медленно подошел к наставнику.
   - Я же говорил, профессор, что на кефире надо было остановиться, - усмехнулся он, - Прокатило бы.
   - Говорил... - смерил его презрительным взглядом Профессор, - Мало ли что ты говорил. Вари, давай, воду, не отвлекайся! - глубоко вздохнув он и, наполнив пробирку чистой водой, поставил ее на огонь.
   - О, смотрите, профессор, - позвал Лаборант, испуганно глядя в окошко закрытых дверей лаборатории, - похоже, теперь мы не одни, к нам цепного пса приставили.
   Профессор подошел к дверям и выглянул в окно. К ручке дверей была привязана Лапа, оставленная Бизнесменом, она с остервенением грызла свой дорогой кожаный поводок. Ученый с пониманием посмотрел на своего подопечного, вздохнул и медленно пошел к своим пробиркам.
   - Теперь-то нам уже точно не сбежать. Придется искать то, что мы ищем, до конца жизни. Эх, если б знать только, что... - разочарованно прошептал Лаборант и нехотя побрел на свое место.
  
   Библиотекарь и Журналист были полностью поглощены каждый своим, когда в смежном с библиотекой помещении музея раздался звук открывшейся и тут же захлопнувшейся двери.
   - О, кто-то пришел, я сейчас, - вскочил Библиотекарь и поспешил к двери, ведущей в краеведческий музей. Кот и Журналист переглянулись, после чего снова попытались углубиться в чтение. Однако Библиотекарь сразу вернулся.
   - Хм, странно, - пробормотал он, возвращаясь на место, - похоже, кто-то прошел сразу к Мэру, минуя экспозицию. Это точно кто-то не из наших.
   - И вы не видели кто? - спросил Журналист.
   - Нет, только его спину, но я не знаю, кто. Такой пиджак есть у нашего Доктора, но это априори не может быть он. Этот некто очень спешил и, похоже, у него важное дело к Мэру, если он даже на экспозицию не взглянул
   - Зря, зря, он многое потерял, - улыбнулся Журналист и вновь погрузился в чтение. Библиотекарь присел на свой стул.
   Какое-то время в Библиотеке царила полна тишина, которую неожиданно опять нарушил шум открываемой двери.
   - Вот, опять! - отреагировал Библиотекарь, вновь вскочил и выбежал из комнаты. Хлопнула входная дверь, - Ну вот, опять не успел, - вернувшись, огорченно пожал плечами он на вопросительный взгляд Журналиста, - Нет, это точно не наш, это кто-то чужой. Слишком уж он торопится.
   Журналист пожал плечами, а Кот нетерпеливо мяукнул и положил лапу на страницу открытой папки, призывая к продолжению прерванных занятий.
  
   А городской Парк в это время жил своей обычной жизнью. Старики, старушки и молодые мамочки с маленькими детьми занимали свои привычные места на скамейках и возле Фонтана, и как обычно обсуждали последние новости.
   - Вы слышали, девочки? Говорят, что наш доктор нашел средство борьбы со всеми болезнями - излечивает буквально все! - разглагольствовала одна из мамочек, равномерно покачивая коляску, - И зубную боль, и ветрянку, и ушибы - намажешь, и сразу все как рукой снимает. Новая методика!
   - Да ты что!
   - Откуда знаешь?
   - А я когда сюда шла, встретила жену нашего Мэра. Так она рассказала мне, что своими глазами видела, как тяжелобольная через пару минут уже пустилась в пляс.
   - Ух ты! - восхищенно ахнула ее собеседница, - Надо будет заглянуть к нему, а то я мозоль на ноге натерла...
   Среди бабушек разговор тоже велся на медицинскую тему:
   - ...растираешь головку чеснока, смешиваешь с красным перцем, настаиваешь все это на самогонке, а потом натираешь этой массой поясницу - и все! Конец радикулиту! - рассказывала одна из них - та, до которой еще не дошли известия о новом чудодейственном лекарстве Доктора.
   - Это как же с таким запахом на люди выходить? - засомневалась бабушка с пышной прической. В том, что жгучая смесь чеснока и перца поможет, у нее не было никаких сомнений. Впрочем, что такое радикулит, она тоже знала весьма приблизительно.
   - А ты посиди немного на месте, не ходи никуда пару часов.
   - Ага, как же она посидит, - усмехнулась третья собеседница, ловко орудуя вязальным крючком, - Не видишь, она новую прическу себе сделала? Видать, снова собирается в библиотеку... за новым рецептом.
   Старушки весело засмеялись.
   - Молчи уже! - отмахнулась от нее бабушка с пышной прической, невольно поправляя аккуратные завитки волос.
   - Да, и у нее теперь там два библиотекаря, - не унималась ее подруга, - наш и тот, приезжий журналист. Ну, и у кого из них лучше рецепты?
   Старушка с букольками раздраженно махнула на нее рукой, вызвав еще больший смех у остальных.
   А солнце между тем вошло в зенит и напомнило всем, что на дворе все-таки лето, хотя и последняя его неделя.
   - Мда... Жарковато что-то сегодня, - вздохнул один из стариков, снимая панаму и обмахиваясь ею.
   - А ты вон пойди, окунись в Фонтан, тебе и полегчает, - посоветовал другой дедок.
   - Я что, рыба по-твоему, в фонтане купаться!? - возмутился старик с панамой.
   - Да, на рыбу ты мало похож, - согласился дедок, - уж слишком разговорчивый как для рыбы.
   - Кто бы уже говорил! - рассмеялся в ответ старик с панамой.
   - Есть что-то почитать сегодня свеженькое? - спросил кто-то.
   - Нет, задерживают что-то сегодня корреспонденцию, - вздохнули остальные старики.
   - Может, чего случилось, а?
   - Да что тут может случиться? Просто задерживают, и все!
   Неспешно шагая, по парковой дорожке к Фонтану шел Отставник.
   - О, смотри, вояка наш идет, сейчас у него все и расспросим, может, чего знает. Эй, служивый, ты чего опаздываешь?
   - Ну, во-первых, я не опаздываю, а задерживаюсь... - начал объяснять Отставник.
   - О, смотри, так же, как и наши газеты, - ехидно парировал старик с панамой.
   - А во-вторых, - продолжил Отставник, не обращая внимания на выпад, - я был тут еще задолго до того, как вы появились.
   - Ты давай нам про свой возраст тут не рассказывай, - решил обидеться старик в панаме. Отставник усмехнулся и поспешно уточнил.
   - Я говорю, что утром уже был здесь, когда вы все еще спали.
   - А... И чего ты тут делал в такую-то рань? - удивились старики.
   Отставник выдержал паузу и, сдерживая смех, важно произнес.
   - Утром здесь воздух чище... был... пока вы сюда все не посходились.
   - Что!? А сам-то, сам-то... - задохнулся от возмущения старик с панамой, начиная смеяться, все дружно засмеялись.
   - А ну-ка, дайте присесть, - попросил Отставник после того, как отсмеялся. Все скамейки были уже заняты.
   - Не видишь, некуда тут приседать?..- развел руками старик в панаме, - А ты вон, сгони со скамейки одного из своих, тогда и сядешь! - он кивнул с улыбкой на соседнюю лавочку, где, действительно, плотной группой громоздились откормленные Отставником голуби. Никто из стариков не решался согнать их с занятой скамейки.
   Отставник посмотрел на своих питомцев, подумал и почесал голову.
   - Да ладно, ничего, я и так постою, - он достал из объемного кармана маленькую раскладную шахматную доску, для которой тут же освободили место и принялись расставлять фигурки. - Ну, так что тут у вас новенького? Ничего еще не произошло?.. - спросил он и сделал первый ход.
   День катился по своей обычной колее.
  
   Жидкость в колбе активно забулькала, стенки колбы покрылись паром и идеально чистая вода, сконденсировавшись, полилась через носик в сообщающийся сосуд. Профессор немного уменьшил под колбой огонь и посмотрел на Лаборанта. Тот сидел на стуле в углу лаборатории и с интересом листал глянцевый журнал.
   - Юноша, может вы, в конце концов, проявите хоть какой-то интерес к нашей с вами работе? - раздраженно спросил он.
   - А? - оторвался от журнала молодой человек, - Да, профессор, знаете, я не хотел вас отвлекать, но раз уж вы сами позволили спросить...
   - Спрашивайте, спрашивайте, не стесняйтесь, - со вздохом оборвал его ученый, - Любознательность подпитывает разум.
   - Спасибо... Скажите, профессор, слово "оксид" пишется через "а" или через "о"?
   Профессор оторопело уставился на подопечного.
   - Знаете, я впервые встречаюсь с подобной безграмотностью и... - с упреком начал он отчитывать ученика, но тот тут же восторженно его перебил.
   - Так и я о том же, профессор. Каждому понятно, что писать надо через "а", а они пишут "оксид железа". Откуда тут "о"!? Тоже мне, составители кроссвордов! - презрительно фыркнул он, быстро заработав карандашом и резинкой.
   Профессор стремительно прошел через всю лабораторию и рывком вырвал журнал из рук Лаборанта.
   - Вместо того, чтобы изучать в действии работу прибора, который я самолично изобрел и сконструировал, - гневно произнес он, - вы предаетесь безделью и пустому времяпрепровождению!?
   Студент медленно посмотрел на аппарат, по стеклянным изгибам которого стекал пар, потом спокойно перевел взгляд на учителя.
   - А чего там изучать? Пар конденсируется на стенках сосуда, после чего тяжелые фракции, находящиеся в смеси, оседают вниз, а легкие поднимаются вверх. Это мы еще на кефире поняли!
   Профессор удивленно посмотрел на Лаборанта.
   - А вы не так уж и безнадежны. Вы что, изучали мою книгу?
   - Да нет, - легкомысленно отмахнулся студент, - Я изучал самогонный аппарат у деда в деревне. Именно из-за него мои родители решили, что у меня есть способности к химии.
   - Что!? Вы хотите сказать, что между моим изобретением и самогонным аппаратом вашего деда есть что-нибудь общее? - ядовито прищурился Профессор.
   - Нет, что вы!? - улыбнулся Лаборант, отрицательно замотав головой, - Там все намного сложнее - там змеевик подлиннее будет, да и помощнее вашего. Нет, нет, ничего общего, - он посмотрел на оторопевшего Профессора, - Знаете, когда у вас появится какой-то результат, вы позовите меня, я тогда стаканы помою и... бутерброды сделаю, - и он спокойно вернулся к изучению журнала с кроссвордами. Открыв рот, Профессор, молча смотрел на молодого человека, раздумывая о своем...
  
   В Парке было шумно и весело, жизнь бурлила как вода в колбе Профессора. Крики, смех и беготня детишек не мешали каждому заниматься своим дело. Все было привычно, как всегда в это время года. По крайней мере, до тех пор, пока на парковой дорожке не появился Бизнесмен, торопливо семенящий к Фонтану, сжимая в руках моток веревки, набор колышков и еще какой-то инструмент, похожий на молоток. В другой руке он тащил какую-то сумку внушительных размеров. Одет он был весьма странно даже для этого, неприхотливого в вопросах одежды, города - в дорогие брюки с отливом и четко выглаженными стрелочками, и видавший виды пиджак, накинутый прямо на голый, не очень атлетический торс, лишь немного скрываемый майкой. При его появлении горожане одновременно сразу замерли, оценивая вид новоприбывшего. Над шумным доселе Парком повисла странная и непривычная тишина. Молчали даже дети.
   Бизнесмен же, ни с кем не здороваясь и не обращая ни на кого внимание, уверенно подошел к Фонтану и начал молча вбивать в землю колышки на некотором расстоянии от него. Вбитые колышки он быстро обматывал веревкой, постепенно огораживая Фонтан от остальной территории Парка. Затаив дыхание, все наблюдали за этим странным занятием, когда в Парке появился Старик и присоединился к своей группе.
   - А почему тут так тихо? - удивленно спросил он у Отставника, оглядываясь вокруг. - Я что-то пропустил?
   - Нет, нет, ты, кажется, как раз, вовремя, - Отставник кивнул на увлеченно работающего Бизнесмена, обносящего периметр Фонтана. Старик посмотрел в указанном направлении.
   - А чего это он делает? - почесывая голову, громко спросил он.
   - Мы не знаем. Может, купаться надумал, - предположил старик с панамой, - Погода, слава Богу, теплая, думаю, не заболеет, - сказал он и нахлобучил панаму на голову.
   - Ага, освежиться сейчас было бы здорово, - согласился Старик, глянув на высокое солнце и раздумывая, не искупаться ли и ему самому.
   - Так давай, вслед за этим, ныряй себе на здоровье, - подначил его Отставник, кивая на Бизнесмена.
   - Не-а, я не могу, тут же девушки, - засмущался Старик, глядя в сторону старушек.
   - Ммг... А то эти девушки тебя раньше в трусах не видели!
   - Так, то я бегаю, а это... - замолчал Старик, посмотрев в сторону мамочек.
   - Так и я не об этих говорю, а о наших... - улыбнулся Отставник и кивнул в сторону бабушек, - о наших девушках. Этих-то ты уже собой не удивишь!
   Наступила тишина, все молча наблюдали за Бизнесменом. Наконец, Отставник не выдержал и двинулся к Фонтану.
   - Молодой человек, может, вам помочь? - с участием спросил он у Бизнесмена.
   - Нет, я сам! - резко отрезал тот, вбивая очередной колышек.
   - Ну, сам, так сам... - пожал плечами Отставник и отошел к своей группе.
   - Ну что, что? - сразу потянулись к нему с вопросами старики, - Что он?
   - Не знаю... - пожал плечами Отставник, - Но помощь ему не нужна.
   - А огораживает он зачем?
   - Ну, наверное, плескаться будет, - предположил Отставник, - А ограда нужна, чтобы остальных брызгами не захляпать. Правильно, вроде, решил...
   - Так чего же он тянет и не купается? - удивился Старик, кивнув на Бизнесмена, который вместо того, чтобы раздеться и залезть в Фонтан, плотно уселся на его парапете напротив стариков. Достав из сумки стаканы и несколько банок разного размера, он выставил их рядом на парапете и с умилением стал рассматривать людей.
   Повисла общая пауза. Молчание явно затягивалось.
   - Эй! - опять нарушил молчание Отставник, обратившись к Бизнесмену, - Так вы будете купаться или нет?
   - Купаться!? - в свою очередь удивился тот, - Нет, а что?
   - Но вы же вроде собрались купаться!? - утвердительно спросил Отставник.
   - Нет. А зачем?
   - Но тогда я не совсем понимаю, что все это значит? Зачем все это? - Отставник окинул удивленным взглядом обнесенный оградой Фонтан.
   - А, это? - широко улыбнулся Бизнесмен, посмотрев на Фонтан, - Это значит, что с сегодняшнего дня это мой фонтан.
   - Что!? Почему? Что это значит? - недоуменно зашумели горожане, не понимая, что происходит.
   Бизнесмен еще больше расплылся в улыбке.
   - Это значит, что с сегодняшнего дня пить воду из фонтана просто так уже нельзя, - спокойно ответил он.
   - Что вы такое говорите? Пейте на здоровье! - благодушно воскликнул Старик, - Мы все оттуда пьем - эта вода из источника.
   - Да, да, пейте, пейте! Она совершенно чистая... - народ громко загомонил, призывая Бизнесмена испить воды из Фонтана, думая, что Бизнесмен, вероятно, руководствуется неверными данными своей лаборатории, желая их предостеречь.
   - Я знаю, - усмехнулся Бизнесмен.
   - Тогда пейте на здоровье.
   - Не могу, - улыбнулся Бизнесмен, - Дорого!
   - Что!? - люди растерянно переглянулись между собой, не понимая сути его ответа. Бизнесмен спокойно посмотрел на людей, улыбка постепенно сошла с его губ.
   - Я же говорю, что теперь это уже не просто вода, - это товар, и он принадлежит мне! - утвердительно произнес он, и громко чихнул.
   - Будьте здоровы! - хором ответили люди, делец промолчал.
   - Что!? Как это? Что все это значит? - теснились вопросы на языке Отставника. - Что значит товар? - Он вышел вперед и в упор посмотрел на Бизнесмена. Тот ухмыльнулся и, встав с парапета, сделал преграждающий шаг навстречу военному.
   - Это значит, что теперь каждый, кто захочет выпить воды из фонтана, должен будет заплатить мне за это, - холодная ухмылка озарила его лицо.
   - Но на каком основании!? - сделал еще один шаг к Фонтану Отставник.
   - На основании подписанного договора о долгосрочной аренде фонтана! - Бизнесмен недвусмысленно перегородил Отставнику дорогу, - Договор заключен по всем правилам между мной и вашим мэром! - Он достал из кармана листок, на котором под рукописным текстом угадывалась подпись третьего Мэра Города. Бизнесмен высоко поднял бумагу над собой и потряс ею в воздухе, - Вот, смотрите! Все законно! Фонтан - мой!
   - Как!? Не может быть? - на все голоса загомонили люди, растерянно оглядываясь. Заплакали дети.
   - Договор составлен юридически правильно, согласно букве закона, - продолжал сотрясать воздух Бизнесмен, - является обоюдовыгодным, подписан обеими сторонами и действует с момента его подписания...
   - А если мы?.. - взорвался Отставник, делая несколько быстрых шагов к Фонтану. Бизнесмен, в свою очередь, резко перегородил ему дорогу, став на проходе, недвусмысленно давая понять о своих намерениях.
   - А если вы будете препятствовать исполнению условий данного договора, то это будет считаться прямым нарушением закона, и вы все попадете под криминальную и административную ответственность!
   - Какая еще ответственность!? Это полный бред! Это наш Фонтан! - выкрикнул Отставник, поддерживаемый одобрительным гулом горожан. Тем не менее, он все же не рискнул пересечь черту ограждения, оставаясь стоять в двух шагах от воды.
   - Он и будет ваш! - спокойно ухмыльнулся Бизнесмен, с облегчением и удивлением понимая, что слово закона в этом городишке что-то, да значит, - Но только по истечению срока действия договора аренды.
   - Что!? - оживился Отставник, - Когда? Когда он истекает?
   Бизнесмен сделал вид, что немного задумался, после чего, растянувшись в улыбке, посмотрел на окруживших Фонтан людей, с надеждой смотрящих на него.
   - Ну, думаю, что... никогда! - громко рассмеялся он, глядя на оцепеневших людей, радуясь полученному эффекту. Гнетущая тишина наполнила Парк.
   - Это рынок, господа! - размахивая руками, пустился в объяснения торговец, - И вы все должны понимать, что в условиях рынка все, что есть, и все, что можно пощупать, можно и продать. Поэтому, давайте не будем драматизировать и отнесемся к этому с пониманием - я сделал предложение вашему мэру, мэр не смог от него отказаться и принял - сделка совершилась! Все - фонтан продан! - на высокой ноте закончил Бизнесмен и опять громко чихнул.
   - Будьте здоровы! - по привычке хором отозвались люди. Посыпались вопросы.
   - Да как же так? Как это возможно? Не может быть! Что происходит? Куда смотрит Мэр? - вопросы сыпались один за другим, но никто не спешил им давать на них ответы. Бизнесмен вернулся к фонтану и, уютно устроившись на парапете, с удовольствием со стороны наблюдал за суматохой людей. Горожане обступили Фонтан, но не решались нарушить установленные дельцом границы, они выражали свое возмущение на расстоянии. Бизнесмен, сложив руки на груди, спокойно улыбался.
   - Ну вот, - Старик похлопал оцепеневшего Отставника по плечу, - а ты говорил, что ничего не происходит. Как тебе эта новость?
   - Но... но... - задохнулся от гнева Отставник, сжимая кулаки.
   - Понимаю, - сочувственно кивнул Старик, - но ничего не поделаешь, документ - это великая сила. Бумажка есть - дело сделано!
   Отставник перестал скрипеть зубами и в упор посмотрел на Старика.
   - К черту бумажки! Я этого так не оставлю! Идем со мной, к Мэру - он эту кашу заварил, ему ее и расхлебывать! - Отставник резко развернулся и, выйдя из толпы, широким шагом направился в сторону мэрии. Старик, семеня рядом, едва поспевал за ним...
  
   - Это не справедливо! Вы не имеете права! - выкрикивали люди, стоя за пределами огороженного участка, ввиду своей сознательности и законопослушности, не решаясь ее пересечь. Бизнесмен только улыбался, потрясая подписанной бумагой каждый раз, как кто-то взывал к его совести.
   - А ну, пустите меня к Фонтану! - вырвался из толпы старик в панаме и попытался несанкционированно пересечь границу дозволенного. На его пути тут же возник Бизнесмен, своим телом перекрывая доступ к воде:
   - Только через мой труп! - усмехнулся он, в очередной раз демонстрируя бумагу.
   - Это можно устроить! - старик в панаме уперся Бизнесмену в грудь головой и попытался сдвинуть его с места. Однако при столь неравных силах тому не составило большого труда удерживать революционера одной рукой, а второй трясти договором.
   - Господа, давайте не будем кипятиться, - призывно воскликнул Бизнесмен, - Ваши крики и упорство ничего не решают. Есть соглашение и его нужно всем исполнять! Вопрос закрыт! - он развернул упирающегося старика в панаме и мягко подтолкнул его к остальным. Устав бороться, тот насупился и зло смотрел на дельца исподлобья.
   - Но мы хотим пить! - закричали в разнобой люди.
   Бизнесмен усмехнулся, потирая руками.
   - А вот это пожалуйста! - радостно воскликнул он, - Пейте, сколько хотите... только платите - вода теперь отпускается только за деньги!
   - Что!? Платить за нашу воду!?
   - Нет, не за вашу - за мою воду! - усмехнулся Бизнесмен и полез рыться в своей сумке, - Кстати, я тут на досуге расценки по воде составил - кто желает, может с ними ознакомиться, - он достал из сумки свернутый свитком листок бумаги и, развернув ее так, чтобы можно было прочитать, установил на парапете фонтана, создав таким образом некоторое подобие вывески. - Вот, пожалуйста, читайте, - удовлетворенно хмыкнул он и оглушительно чихнул. - Однако, сыро тут у вас.
   - Будьте здоровы... - невнятно и в разнобой отозвались горожане, и с опаской и интересом потянулись к вывеске знакомиться с прайсом.
   На развернутом листе ватмана аккуратными печатными буквами цветными фломастерами были выведены следующие позиции - объем отпускаемой воды, а напротив - стоимость за данный объем, начиная от двухсот грамм за стакан и заканчивая тремя литрами за банку. Теперь становилось понятным присутствие различной тары на парапете Фонтана, выставленной Бизнесменом при приготовлении. Гул толпы немного стих. Люди, вчитываясь в записи Бизнесмена, оцепенело переглядывались между собой, не до конца понимая, что же все-таки происходит.
   - Что? Что-то не так? - участливо поинтересовался Бизнесмен, видя недоумение на лицах горожан, разглядывающих цены. - А, вы, наверное, считаете, что это дорого? - хмыкнул он и пожал плечами, - Нет, ну что вы!? Это совсем не дорого, можете мне поверить, - уж я-то точно знаю, что сколько может стоит, и хочу вам сказать, что это совсем не дорого - почти, что даром.
   - Что, платить за свою воду? Платить за нашу воду? - зароптали опять горожане.
   - За мою воду! Я бы попросил!.. - раздраженно огрызнулся Бизнесмен, - Да, и это, можете себе представить, совсем еще без накрута, практически без заработка. Я же тоже человек, и я понимаю, что сразу резко нельзя, нужно постепенно, поэтому и решил временно предоставить вам скидку. В конце концов, не буду же я на вас зарабатывать!?
   - Не будете? - с надеждой переглянулись люди.
   - Хм, того и гляди, что с вами я сам ни с чем останусь - голый по миру пойду! - посетовал Бизнесмен, меняя тон на притарно ласковый, - Ну как, будете покупать... со скидкой?
   - Покупать!? - ахнула толпа, отхлынув на шаг.
   - Послушайте, вы себе даже представить не можете, на какие жертвы я иду ради вас, - принялся уговаривать их Бизнесмен, активно жестикулируя руками и постепенно повышая голос, - Да у меня уже полно заказов в Столице, а я тут с вами до сих пор разглагольствую! Я вам свою воду по себестоимости предлагаю - без пошлин, без акцизов - можно сказать, от души отрываю, почти дарю - а вы! Будете покупать или нет, я вас спрашиваю? - наконец с нажимом выкрикнул Бизнесмен.
   - Нет! - хором отозвались горожане, вложив в свой возглас несколько больше, чем просто отказ. Бизнесмен от неожиданности резко отпрянул назад и, споткнувшись, испуганно осел на край парапета. Он вдруг жестко оскалился, настроение его резко изменилось с благодушного на злое и раздраженное.
   - Ну и черт с вами! - заорал он, багровея лицом, - Не хотите покупать, ну и пусть! Только запомните, что завтра вода будет еще дороже и... - он набрал побольше воздуха в легкие и выкрикнул, словно бросил камень, - и я вам ее уже не продам! У меня есть, кому ее продавать и без вас! - выплюнул он и неожиданно громко чихнул, - Черт! С вами не заработаешь! Только простудишься тут!
   - Будьте здоровы! - отозвались хором люди, понемногу отступая назад и поделившись снова на группы. Правда, теперь у них была одна общая тема для обсуждения, и этой темой была вода.
   - Ммг, я-то буду здоровым и богатым, не то, что вы. Если надо будет - я куплю себе здоровье, а вот вы! - выдув сопли в свою майку, Бизнесмен зло посмотрел на людей и тихо забурчал себе под нос, - Не хватало еще заболеть в самый неподходящий момент. Ничего, ничего, были бы деньги... - он оглянулся на фонтан и довольно усмехнулся, - А за деньги я все смогу купить. Не хотите покупать - не надо! Поживете без воды - сами ко мне приползете, хм, хм. А я не дам! Все - продано!.. - подбадривая сам себя, он достал свой мобильный телефон и стал набирать номер...
   Законопослушные граждане Города, поняв всю бесполезность диалога, больше не пытались нарушить установленные Бизнесменом границы. Должно было быть другое решение, правильное... И только дети, не знакомые с новыми законами, весело бегали вокруг Фонтана и, смеясь, периодически зачерпывая горсть воды, обливали друг друга, тем самым вызывая сильное раздражение у Бизнесмена. Бедный-богатый торговец бегал за ними в пределах своей ограды, защищая "свое" имущество, чем еще больше подзадоривал местную детвору, считающую все происходящее игрой.
   При этом он еще пытался говорить по телефону.
   - А ну брысь! Пошли отсюда, попрошайки! Моя вода, моя! Нельзя!.. - сделав очередной безрезультатный круг вокруг фонтана, он наконец-то дозвонился до абонента, - Алло! Ну, где вы там!? Куда вы пропали? - грубо вопрошал он кого-то, тяжело дыша, - Долго едите! Быстрее надо!.. Не надо стараться - надо крутить "баранку"... Быстрее, я сказал, а не то!.. - он резко оборвал разговор и бросился за слишком ловким мальчишкой, успевшим схватить литровую банку с парапета и, зачерпнув полную воды, выскочить за пределы ограды, - А ну отдай! Слышишь, кому говорю? Это чужое! Мое!..
  
   А пока слегка перезрелый Бизнесмен гонялся за молодостью в лице городской детворы, Старик и Отставник чуть ли не бегом пересекали площадь перед Ратушей, жестикулируя на ходу.
   - Да не беги ты так! - тяжело с одышкой дышал Старик, еле поспевая за Отставником, - Успеем, Мэр наверняка на месте.
   - Мгм... Я надеюсь, у него есть, что нам сказать, - раздраженно отозвался вояка, не обернувшись и не йоту не уменьшив свою скорость, - Нет, подумать только - кому-то отдать нашу воду! Это уму непостижимо!
   Несмотря на быструю ходьбу, дыхание его было ровным и размеренным.
   - Я уверен, тут какая-то ошибка, все выяснится... - сбиваясь, прошептал Старик. Остановившись, он упер руки в колени и натужно задышал, - Да не гони ты так, я уже набегался за сегодня! - Однако, быстро сообразив, что Отставник не собирается никого ждать, вздохнул и поплелся дальше.
   - Если выяснится - это хорошо, я тоже на это надеюсь... Нет, подумать только!
   Добравшись до дверей мэрии, они обнаружили велосипед, прислоненный к стене.
   - Ну вот, видишь, я же говорил, он на месте - работает, значит все нормально, - обнадеживающе затараторил Старик, переводя дыхание. Он оглянулся на Отставника, но тот уже зашел в помещение. Старик поспешил за ним.
   - Нормально - это когда вода принадлежит людям. Идем быстрее! - Пройдя через зал, Отставник схватился за ручку двери с табличкой "Мэрия".
   - Ну, куда еще быстрее!? - пробурчал Старик, схватив Отставника за плечо, - Эй, подожди, а экспозиция? - он кивнул на музейные экспонаты.
   Отставник резко развернулся и остановился как вкопанный, глядя на помещение музея.
   Ах, да... Ну ладно, давай быстро, - и он быстро пошел вдоль экспозиции от первого до последнего стенда, не забывая при этом пристально рассматривать каждую фотографию.
   Неожиданный шум привлек, работающих в библиотеке, Библиотекаря и Журналиста.
   - А я-то думаю, кто это здесь так летает! - радостно воскликнул хранитель экспозиции, появившись из дверей в глубине комнаты. Из-за его плеча выглянула улыбающаяся голова Журналиста и кивнула:
   - Здрасьте!..
   - Привет, привет... - пробурчал Отставник, нахмурившись. Однако, заметив бабушкиного Кота, вслед за мужчинами появившегося из дверей библиотеки, сразу заметно подобрел, - А, и этот грамотей тоже здесь? По абонементу?
   - Нет, по причине своей неуемной любознательности, - улыбнулся Библиотекарь.
   Журналист присел на корточки и погладил подставившего спину Кота.
   - А ты, я вижу, приятель, всем тут советы раздаешь? - с улыбкой спросил он у Кота, тот в ответ что-то проурчал и благодарно потерся о его колени.
   - Простите, мы очень быстро, нам некогда... - сказал Отставник и продолжил бегло просматривать фотографии, Старик последовал за ним.
   - А вы куда так спешите? Случилось что? - озадаченно нахмурился Библиотекарь.
   - Нет... еще нет... - неуверенно ответил Старик, пожимая плечами.
   - Да, уже, - утвердительно ответил Отставник и посмотрел на него, - Случилось! Мэр по непонятной всем причине отдал наш Фонтан какому-то приезжему бизнесмену.
   - Как отдал!? - не понял Библиотекарь.
   Вот так, отдал в безраздельное пользование! В эту, как ее... долго без... срочную аренду- раздраженно воскликнул Отставник.
   - В долгосрочную... - подсказал Журналист и потупил глаза, - Черт!
   - Вот, вот, точно, в нее, - почти перешел на крик Отставник, жестикулируя, - И теперь этот приезжий франт не пускает нас к Фонтану воды попить. К нашему Фонтану!
   - Ну и дела! Да как же так? - встревожено засуетился Библиотекарь, беспорядочно оглядываясь.
   - А мы сейчас это все выясним... - потянул за рукав Старик Отставника. - К Мэру!
   - Да, идем.
   - Хотя, конечно, - замялся Старик, - в принципе, воды можно и дома напиться...
   - Дома!? - резко оборвал его Отставник, - Да я везде здесь в этом городе хочу чувствовать себя как дома! И к тому же, ты-то напьешься, я не сомневаюсь. А голуби наши откуда будут пить? Из лужи, что ли?
   - Твои... - тихо уточнил Старик, - твои голуби.
   - Да, мои! - резко отсек вояка и испепеляющее посмотрел на Старика, - Только о себе и думаешь! Пошли, давай, быстрее!
   Отставник быстрым шагом завершил просмотр экспозиции и скрылся за дверями мэрии. Старик поспешно последовал за ним.
   - Ну и дела! Такого еще у нас не было, - протянул Библиотекарь, глядя им вслед, почесывая седую голову.
   Журналист натужно вздохнул, обращая на себя внимание.
   - Простите, это я виноват, - смущенно произнес он.
   - Что!? - не понял Библиотекарь, удивленно глядя на него, - Вы?
   - Да, я. Это я рассказал Бизнесмену про источник.
   Библиотекарь пристально посмотрел на молодого человека.
   - Рассказали? Ну и что? Об этом все знают.
   Журналист виновато посмотрел на старого человека и вздохнул:
   - Да, знают. Но он-то не знал до тех пор, пока я ему не рассказал.
   - Ах, батенька, - добродушно похлопал его по плечу Библиотекарь, улыбнувшись, - не стоит себя винить в том, что вы рассказали кому-то о том, что каждый знает. Вашей вины здесь точно нет - вы рассказали или кто-то другой, в итоге все зависит только от человека - какой он и что для него есть та или иная информация. Не мучьте себя напрасными сомнениями, вы просто вложили знания не в ту голову, вот и все. Это происходит достаточно часто, и не только с вами, - Библиотекарь усмехнулся и молодой и старый человек одновременно вздохнули, отчего Кот, сидящий в ногах, поднял к ним свою мохнатую голову и мяукнул, - Ну вот, кажется, нас снова зовут. Не пора ли нам продолжить наши исследования? - он кивнул молодому человеку на дверь и последовал в библиотеку. Кот и Журналист пошли следом.
   Не успели они дойти до дверей, как внезапно дверь мэрии резко распахнулась. Из дверей мэрии пулей вылетел испуганный запыхавшийся Мэр и, минуя экспозицию, сразу побежал к выходу.
   - Господин Мэр, простите, - закричал ему Библиотекарь, - к вам там пошла делегация с петицией...
   На секунду замешкавшись, Мэр дернулся и посмотрел в их сторону расширенными от ужаса глазами.
   - А!? Что!? Какая делегация? - оглядываясь, затараторил он, тяжело дыша, - Я занят! Занят! Меня ни для кого нет!.. - выкрикнул он и, больше ничего не объясняя, выскочил в двери, ведущие на улицу. Хлопнула дверь, тренькнул звонок велосипеда, и снова наступила тишина.
   - Но... - не успел больше ничего спросить Библиотекарь, - Понятно, Мэр занят...
   За окном снова раздался звонок быстро уносящегося в неизвестном направлении велосипеда. В тот же момент дверь мэрии опять резко распахнулась, и в зал вбежали озадаченные Отставник со Стариком. Оглядываясь по сторонам, заметив удивленного Библиотекаря, военный бросился к нему.
   - Э... Вы это, того, Мэра нашего не видели?
   Библиотекарь переглянулся с Журналистом.
   - Хм, как же, видели, он только что выбежал из мэрии, сел на велосипед и быстро уехал. А что?
   - Да вот, - в сердцах воскликнул Отставник, - секретарша сказала, что он у себя, попросила подождать, сказала, что он сейчас примет...
   - Да если бы ты только так не кричал! - упрекнул его Старик, тяжело дыша.
   - Ну, мы подождали немного... Но сколько же можно ждать!? - раздраженно хмыкнул Отставник.
   - Да ты и не ждал вовсе! - снова попрекнул его Старик. - Ты сразу кричать начал.
   - А потом оказалось, раз... и нету его в кабинете, пропал. Будто корова языком слизала! - Не обращая внимания на выпады Старика, продолжал Отставник.
   - Да если бы ты так не гремел! Напугал человека... - пробурчал Старик.
   - Да, да, он мне тоже показался напуганным, - кивнул головой Библиотекарь.
   - Ну вот, я же говорил. - Удовлетворенно хмыкнул Старик, - Спокойнее надо вопросы решать.
   - Я спокоен! - громко крикнул Отставник, - Я очень спокоен. Просто где он, чтобы это решать?
   - Похоже, вы с ним разминулись, - предположил Библиотекарь.
   - Сбежал... - тихо прошептал Журналист и, испугавшись собственного вывода, закрыл рот рукой. Снизу раздалось "мяу!", похоже, что бабушкин Кот согласно кивает.
   - Ну и где теперь его искать? - раздосадовано воскликнул Отставник, вопрос повис в воздухе.
   - Не знаю... Может быть, в Городе? - осторожно предположил Старик.
   - Ммг... Спасибо, ты мне очень помог... - с сарказмом хмыкнул вояка, - Ладно, за мной! - резко развернувшись, он стремительно вышел на улицу. Старик, ворча, недовольно поплелся за ним.
   Посмотрев им вслед, Библиотекарь хмыкнул, о чем-то раздумывая.
   - Да, ну и дела! Такого у нас в Городе еще не было.
   - Мяу! - посмотрев на него, подтвердил Кот...
  
   Шел уж второй час, как Бизнесмен, выставив розничные цены на воду, безнадежно сидел на парапете Фонтана и призывно улыбался людям. К тому времени, когда солнце достигло зенита, держать улыбку было уже почти не возможно - скулы начали сильно болеть, и улыбка все больше становилась похожа на оскал. Вода в источнике по-прежнему не иссякала, но ни одной капли у Бизнесмена еще никто так и не купил, и это начинало его сильно нервировать. Немного потоптавшись на месте, горожане снова занялись своими обычными делами, демонстративно отвернувшись от торговца. И только дети когда никогда по-прежнему воровали у него воду. Но призывать детей к правопорядку, как уже понял Бизнесмен, было занятием бесполезным, а реагировать на них у него просто не было больше сил. Поэтому, в конце концов, помявшись и скрипя сердцем, он нехотя зачеркнул на листке свои предыдущие цены на воду и заменил их другими, чуть меньше, надписав их сверху. Вздохнув, он с мольбою воззвал к присутствующим:
   - Ну, давайте, давайте, подходите, покупайте. Видите, я уже и цены снизил? - притарно улыбнулся он и тут же поспешно добавил, - Но это только на время обеда, это акция, поэтому цены акционные! Только сегодня, спешите попробовать! - прокричал Бизнесмен, но его вопль снова остался не услышанным, - Ну чего вы? Давайте... Это лучшее предложение на рынке, я вам отвечаю. Я больше все равно не могу сбросить...
   Он еще несколько раз призывно прокричал свои акционные лозунги, но они также потонули втуне, разбившись о спины демонстративно отвернувшихся от него горожан.
   - Ну и черт с вами! - чихнув, делец насупился и, уже больше не улыбаясь, взгромоздился на парапет и зло посмотрел на людей, - Ничего, ничего, жажда замучит, сами будете просить у меня...
   Словно звук иерихонских труб тут же раздался звук фанфар и к краю Парка, подняв облако пыли, подъехал большой автобус.
   - Ну, слава Богу! Наконец-то! - радостно воскликнул Бизнесмен и, соскочив с парапета, энергично начал вытирать рукавом пиджака измененные ранее цены, оставляя прежние высокие, - Все, обед закончен! Акции больше нет! Кто не успел - тот опоздал! - зло бросил он людям, после чего, размахивая руками, закричал выходящим из автобуса людям, - Эй, эй, я здесь! Идите все сюда! Ко мне!
   Гомон толпы сразу утих. Горожане, замолчав, прекратили все свои занятия и напряженно посмотрели в сторону новоприбывших мужчин, одетых в одинаковую униформу. Те приближались к Фонтану по дорожкам Парка, громко балагуря и сплевывая на дорожку. Становилось очевидным, что ситуация явно ухудшается...
   - Шеф, простите, но мы еле нашли в эту глушь дорогу, - с улыбкой оправдывался один из работников, вероятно, главный из них, подходя к Бизнесмену.
   - Карты нужно брать с собой! - резко оборвал его хозяин, - Целый день где-то ездите!
   - Так мы их взяли, шеф, - переглянулся с остальными рабочими Работник.
   - Мало только взять - ими нужно еще уметь пользоваться! - вскипел Бизнесмен.
   - Так мы умеем, шеф! Чего там сложного? От шестерки до туза, тридцать шесть...
   - Да не эти! - оборвал его торговец, - Автомобильные карты дорог, идиот! Все, хватит тут полемику разводить! Привезли?
   - Да, в автобусе, - кивнул в сторону автобуса Работник.
   Бизнесмен, напыжившись, в упор посмотрел на него.
   - Ну, и!? Чего ждем? Или я буду все это нести из автобуса? А ну бегом!
   Второй раз повторять не понадобилось - рабочие стремглав бросились назад к автобусу. Повернувшись к горожанам, Бизнесмен едко ухмыльнулся и язвительно заметил:
   - Ну что, доигрались? Не хотели по-хорошему, будет вам теперь по-плохому - будете покупать втридорога! - он посмотрел на встревожено гудящих людей, - Что, не захотели покупать мою воду со скидкой? Ну и не надо, теперь ее будут пить другие! - делец злобно рассмеялся и замахал руками возвращающимся работникам, - Эй, эй, все сюда несите!
   Работники быстро один за другим выставили перед парапетом Фонтана несколько упаковок пустых полиэтиленовых бутылок, и отошли назад, переглядываясь между собой, ожидая следующих распоряжений.
   - Вот, шеф, ваши бутылки, как заказывали, - поставил перед Бизнесменом свою упаковку Работник.
   Бизнесмен недовольно посмотрел на небольшую горку из пустых бутылок.
   - И что, это все? - оценив количество бутылок, он соотнес их с объемом воды в Фонтане.
   - Нет, в автобусе еще есть, - без задней мысли, улыбаясь, ответил Работник.
   - Так чего тогда вы тут стоите, спрашивается!? Я же сказал, все несите! Все!
   Рабочие наперегонки бросились исполнять приказание. Через несколько минут, перед Фонтаном выросла огромная гора пустой тары. Глядя на растущую кучу, Бизнесмен удовлетворенно кивнул и мечтательно улыбнулся.
   - Все, шеф, теперь точно все... - тяжело дыша, Работник взвалил наверх последнюю упаковку, - Фу-у, жара-то какая! Так пить хочется, - прошептал он и потянул руки к Фонтану.
   - Эй, эй, руки убери! - раздался резкий голос хозяина.
   - Что!? - недоуменно обернулся Работник, застыв с протянутыми руками.
   - Я сказал, убери руки от воды! - с нажимом произнес Бизнесмен, кивнув на вывеску с установленными ценами.
   Работник быстро пробежал глазами по ценам.
   - А... Понял, шеф, простите, - сказал он и, сглотнув слюну, спрятал руки в карманы, - Ладно, дома напьюсь, дорого тут у вас.
   - Разговорчики! Приступайте к работе, - сухо отозвался Бизнесмен деловым тоном, заметив недоумение на лице Работника, едко подстегнул его, - Что ты смотришь как баран на новые ворота? Давай, быстро наполняйте бутылки.
   - А?.. - вышел из ступора Работник, - Да, да, конечно, - и, кивнув остальным, взял бутылку и опустил ее в воду. Остальные последовали его примеру.
   - Только смотрите мне, чтобы ни-ни. Я все считаю, я слежу за вами! - Бизнесмен строго посмотрел на работников и неожиданно чихнул.
   - Будьте здоровы! - отозвались они, но он отмахнулся от них, как от назойливых мух, давая понять, что ему не до этого. Он уже снова набирал номер телефона. Дождавшись соединения, он принял подобающее выражение лица.
   - Алло! Это рекламное агентство?.. Дайте мне вашего главного пиар-менеджера... - на том конце провода передали трубку, Бизнесмен продолжил, - Алло! Я по поводу своего заказа, я вам вчера звонил... Мгм, воды... Что, вы уже все придумали? Молодцы, оперативно работаете!... Ммг, я слушаю, давайте, диктуйте ваши варианты... Не-а, не подходит... Нет... Было уже... Слишком длинное название... Слишком короткое... Что, живая вода?.. Хм, это неплохо, мне нравится, оставляем... Да, да, отдавайте сразу в печать... Сколько!? - Бизнесмен посмотрел на глубокие воды Фонтана, - Ммм, десять тысяч для начала, а там посмотрим... Не переживайте, оплата будет, - торговец снова посмотрел на Фонтан и с улыбкой добавил, - Я нашел неисчерпаемый источник дохода... Ммг, поделюсь, как только, так сразу... До свидания!.. - он отключился и глубоко и удовлетворенно выдохнул воздух, - Ну вот, дело сделано.
   - Шеф, куда это? - раздался рядом голос Работника, он стоял перед Бизнесменом с ящиком наполненных бутылок, пот стекал по его лбу.
   Недовольный тем, что его так бесцеремонно оторвали от мечтаний, Бизнесмен посмотрел на Работника.
   - Как куда!? В автобус, конечно. Все в автобус и... везите сразу в Столицу, по магазинам...
   - Что, без этикеток? - удивился Работник.
   - Этикетки будут, только позже, - раздраженно отмахнулся Бизнесмен, - И вообще, не лезь, куда тебя не просят! Я сам решу, что и когда будет, - но тут же смягчившись, продолжил, - Короче, продавайте все, бизнес не должен стоять на месте. Время, как говориться, деньги, а деньги должны работать.
   - А стоимость-то какую ставить? Ту, что здесь? - Работник указал пальцем на вывеску, - Или...
   - Стоимость? - раздумывая, почесал голову Бизнесмен, - Нет, эти цены слишком малы для Столицы, надо ставить другие. Ммм... Э... Ставьте сразу в два раза дороже самой дорогой воды.
   - Но... - неуверенно протянул Работник.
   - Нет, - оборвал его арендатор Фонтана, - Лучше в три! Это и привлечет внимание, и вызовет небывалый ажиотаж. Я знаю о чем говорю, сам такой. - Улыбнулся Бизнесмен, довольно потирая руки, - Ай да я! Ну почему я не в рекламном бизнесе работаю? Из меня вышел бы превосходный пиарщик - я могу продать все, что захочу!
   - Но...
   - А когда появятся этикетки, мы поднимем цены еще в два раза, - восторженно делился Бизнесмен своими бизнес-стратегиями, - И поверь мне, это будут брать. Моя живая вода оживит всю торговлю - это будет лучший продукт на этом рынке, я тебе отвечаю, - он посмотрел на заполненные ящики, - Ладно, хватит рассуждать, теряем время. Ты это, давай, позвони нашим в Столицу, пускай пришлют еще машину бутылок... а лучше сразу две - работы здесь непочатый край. Пошел!
   Свистнув остальным, Работник потащил ящик в автобус, за ним потянулась вереница, нагруженных ящиками, работников. Бизнесмен сладко потянулся, вытер соплю рукавом пиджака и, в коем-то веке, по-настоящему расплылся довольной улыбкой, глядя на свой Фонтан. В том, что еще утром источник принадлежал жителям Города, он уже давно забыл - теперь это был источник его богатства и ничего больше...
  
   Сильно нажимая на педали велосипеда, Мэр все быстрее и быстрее ехал по улицам Города. В тот день его, мотающегося по улицам, видели почти все, кто не был в Парке, он неожиданно попадался на глаза в самых разных местах - у водонапорной башни, возле школы, на дамбе, на улице Садовой и Цветочной... Складывалось впечатление, что Мэр специально объезжает свой город с целью его профилактического инспектирования. Он был везде, но только странным, необъяснимым образом возле здания мэрии в тот день его больше никто не уже видел.
   Едва завидев приближающегося на велосипеде Мэра, жители, как обычно, добродушно здоровались и вскидывали в приветствии руку. Однако, когда каждому из них приходил на ум один и тот же вопрос: "А что же все-таки происходит в Парке?", они так и не успевали его ему задать. Вернее, задавать-то они его задавали, но ответа от него не получали, потому что как только звучал сам вопрос, Мэр, бурча себе под нос что-то похожее на "Я занят!", начинал нервно и отрицательно мотать головой, и еще сильнее давил на педали своего велосипеда, уносясь резко в сторону от любопытных людей.
   Так он и проездил целый день по Городу, не имея ни минуты передышки, постоянно оглядываясь на ходу, как будто опасаясь преследования. Он показывал невероятные для своего возраста трюки, делая резкие пируэты, повороты и развороты на месте на одном колесе велосипеда, едва услышав вопрос, идущий спереди. Некоторые горожане уже начали подумывать, а не сошел ли наш Мэр с ума, тем более, что случившееся днем в Парке было тому серьезным подтверждением.
   Сам Мэр, уже достаточно устав от езды, каждый раз ускоряясь при встрече с очередным горожанином, уже подумывал сказаться больным и остаток дня провести дома. Однако, его совесть, не допускающая лжи, и осознание того, что конец рабочего дня еще не наступил, и какой пример своим поведением он подает остальным, заставляли его отказаться от этой затеи.
   Так он и метался по Городу до вечера. Поэтому, можно сказать, что Мэр как будто в Городе и был, но в тоже время и не был, работал и в тоже время отсутствовал на работе, одновременно. У горожан в свою очередь это вызывало странные противоречивые чувства и порождало ряд вопросов о месте Мэра в Городе, так как видеть они его видели, но спросить Мэра о том, что их волновало, уже не успевали...
  
   Закрыв за Доктором дверь, перед этим от души нагрузив его свежеприготовленными сладкими плюшками, Хозяйка быстро подогрела на плите уже остывший завтрак и, поставив на поднос огромную лохань чая с молоком, понесла все это наверх, ухаживать за больной.
   - Можно? - постучав, тихо спросила она, оказавшись перед закрытой дверью гостевой комнаты. Но только лишь когда услышала невнятное "да", больше похожее на стон умирающего лебедя, жена Мэра осторожно вошла в комнату. Дама тут же громко чихнула и закашлялась.
   После утренних событий гостевая комната уже мало напоминала то уютное гнездышко, которое рачительная Хозяйка предоставляла своим постояльцам при их поселении. То там, то сям, на полу в беспорядке валялась сброшенная в кучи одежда, усеянная лепестками роз, а рядом стояли большие мусорные пакеты. Когда Хозяйка вошла, под ногами у нее громко захрустели осколки любимой старой вазы, доставшейся ей еще от своей прабабушки.
   - Ваш завтрак, - вздохнув, подошла к кровати больной жена Мэра, оглядываясь на учиненный гостями разгром.
   - Я не буду, - томно протянула Дама, закатив глаза.
   - Но Доктор... - хотела напомнить ей Хозяйка.
   - Хорошо... - поспешно согласилась та, недовольно посмотрев на полную тарелку принесенной еды, - Ладно, оставьте.
   - Ну вот и хорошо, - улыбнулась Хозяйка и, пододвинув себе стул, уселась возле больной, взяла ложку и приготовилась ее кормить. Дама снова закатила глаза, но, глубоко вздохнув, открыла рот.
   Морщась от усилий и, вероятно, из-за приступов своей болезни, она практически без сопротивления съела весь принесенный завтрак, запив его литровой кружкой чая с молоком. Правда, периодически она откидывалась назад на подушки и надолго закрывала глаза так, что создавалось впечатление, будто она очень устала или даже спит. Но упорство жены Мэра, как доброй хозяйки и надежной сиделки все-таки брало верх - когда больная открывала глаза, та продолжала сидеть возле ее кровати, держа ложку наготове и предлагая сделать еще глоточек. Так продолжалось несколько часов кряду и это дало свои результаты - кашлять и чихать Дама стала намного меньше, а когда Хозяйка предложила позвать Доктора, так и вовсе перестала.
   В конце концов, Даме все же удалось убедительно притвориться спящей. Она даже всхрапнула для большей убедительности и храпела до тех пор, пока Хозяйка не покинула комнату.
   - Ну спи, спи, милая, выздоравливай, - умилительно глядя на спящую, тихо произнесла жена Мэра, - А я тебе еще чайку приготовлю, - и, поставив пустую кружку на поднос, стараясь не хрустеть осколками разбитой вазы, медленно вышла, прикрыв за собой дверь.
   Спящая Дама, на всякий случай выдержав еще несколько секунд, осторожно приоткрыла глаза и, убедившись, что она наконец-то осталась одна, громко чихнула... вернее, чихнула бы, если бы вовремя не зажала себе рот руками, отчего ее красивое лицо стало красным и круглым, а на глазах навернулись слезы.
   - Черт! Черт побери! Куда я попала! - вскочила она с кровати и, оглядываясь, тихо и зло забубнила себе под нос, и начала нервозно запихивать одежду в большие мусорные мешки.
   - Мам, я пойду прогуляюсь! - громко раздался из-за двери голос сына Мэра, но на него тут же шепотом зашипела мать:
   - Да не кричи ты так! Она только-только уснула, намучилась бедняжка. Дай поспать человеку!
   - А я чего, не даю, что ли? - огрызнулся сын, - Так я пойду?
   - Иди, иди, только возвращайся к обеду.
   - Ладно... - бросил парень, хлопнув входной дверью.
   - Да тихо ты!..
   Боясь быть обнаруженной, застывшая в оцепенении на корточках Дама, облегченно выдохнула долго сдерживаемый воздух и еще быстрее стала набивать мешки одеждой.
  
   А между тем люди в Парке, тихо гудя, настороженно наблюдали, как рабочие грузят в автобус ящики, наполненные водой Фонтана. Они уносили одни и возвращались за новыми ящиками, ни на минуту не прерывая этой "дороги жизни". Бизнесмен довольно наблюдал за этим, попутно отмечая что-то в своем блокноте.
   - Эй, ребята, а зачем вы нашу воду увозите? - обеспокоенно спрашивали люди караваном идущих грузчиков.
   - Ничего не знаю... - бурчали те, - Сказали грузить - мы грузим.
   - Но хоть куда, можете сказать?
   - Куда-куда, в Столицу, конечно... Куда еще!? - продолжали свою нелегкую работу рабочие.
   - В Столицу, в Столицу воду увозят... - понеслось по толпе.
   - Может там и с водой теперь проблемы?
   - Конечно, проблемы - там, судя по газетам, со всем теперь проблемы...
   - Так если у них есть проблемы, то можно было просто попросить - мы бы и так с ними водой поделились - незачем ее у нас отнимать!
   - А если они по-другому не умеют? Делиться - это не для них... - тихо роптал народ.
   Неожиданно один из рабочих, опустив на землю тяжелый ящик с бутылками, вытер рукавом вспотевший лоб, и просительно посмотрел на стоящих недалеко старушек.
   - Извините, у вас не найдется чего-нибудь попить? - он сглотнул слюну, проведя рукой по сухим губам. Старушки недоуменно переглянулись:
   - Э... Мы не носим с собой воду, только стаканчики, - кивнула на ряд стаканчиков на парапете Фонтана одна из них.
   - А ты, сынок, из своей бутылочки попей, - подсказала вторая.
   Рабочий, грустно вздохнув, посмотрел на ящик.
   - Не могу, не мое... - и, подняв ящик, двинулся дальше.
   - Подождите, постойте! - останавливая его, закричала молодая мамочка, слышавшая разговор. Она протянула ему бутылочку с соской, - У меня тут еще чуть-чуть осталось. Пейте, мы все равно скоро домой идем.
   Работник, не долго думая, благодарно припал к соске.
   - Эй, эй, почему не работаем!? - тут же завопил Бизнесмен и бросился к рабочему.
   - Извините, очень пить хочется, - нехотя оторвался от соски грузчик.
   - Что!? Мою воду!? Без разрешения? - Бизнесмен вырвал бутылочку из рук опешившего человека, - Кто позволил?
   - Послушайте, - возмутилась мамочка, - Эту воду я набрала еще до того, как вы тут все огородили.
   - Ничего не знаю, - невозмутимо бросил делец, - По бумагам вся вода с самого утра уже принадлежит мне! За работу, за работу! - шикнул он на рабочего и пошел к Фонтану, оставив мамочку и без воды, и без бутылочки.
   - А соску детскую он зачем забрал, а? - недоумевали люди.
   - Ну, мало ли, может у них там и с сосками проблемы, а может детям будет воду продавать...
   Подлетевшая к Фонтану стая голубей, в отсутствии Бизнесмена уселась на парапет и с наслаждением спокойно пила воду. Увидев столь дерзкое нарушение закона, торговец бросился к ним.
   - А ну кыш, кыш! - Закричал он на них, размахивая руками, - Кыш, кыш, проклятые, вон отсюда!
   Потревоженные голуби тяжело поднялись в воздух, но далеко не улетели, продолжая кружиться над Фонтаном и гомонящими людьми.
   - Нечего тут пить мою воду! - Погрозил им кулаком Бизнесмен, - У меня каждая капля на вес золота! - В ответ тяжелая белая капля упала прямо ему на лоб и, разбившись, потекла по щекам. Хозяин Фонтана, громко ругаясь, судорожно замахал руками, в толпе засмеялись.
   - Вы не переживайте, хозяин, - поспешно попытался успокоить его Работник, - Говорят, это к деньгам... - но тут же замолчал, наткнувшись на холодный взгляд насупленного Бизнесмена, - Ммг, я понял... - кивнул он и, подняв ящик, потащил его дальше.
  
   Спустя некоторое время Дама, осторожно приоткрыв дверь, осторожно выглянула наружу. В коридоре никого не было. Тихо крадясь, она медленно вышла из своей комнаты и пошла по коридору, неся в обеих руках по полному мусорному пакету. К тому времени она сильно преобразилась - доселе очень красивая и эффектная женщина, сейчас она была похоже на неопределенное существо, многослойно укутанное с ног до головы в разные не по сезону подобранные одежды. Поверх платья на нее была накинута короткая норковая шубка, на голове громоздилась широкополая шляпа, а глаза прикрывали огромные в пол лица темные очки, ее шея была обмотана длинным шелковым шарфом. Существо быстро спустилось по лестнице и вдруг неожиданно застыло перед входной дверью, держа в руках большие полиэтиленовые мешки с одеждой, и застигнутое внезапным желанием чихнуть. Она на секунду застыла, раздумывая, чтобы ей предпринять, но поскольку руки ее были заняты мешками, Дама громко со всей силы чихнула.
   Вытирая руки об передник, из кухни выбежала жена Мэра:
   - Милочка, вы куда! - встревожено всплеснула она руками, увидев Даму перед входной дверью, - Вы зачем поднялись? Вам бы лучше полежать сейчас.
   - Я... я... я это, Доктор говорил мне нужно гулять, - не сразу нашлась Дама, оторопело глядя на Хозяйку слезящимися глазами.
   - Гулять? Ах, ну да, гулять, гулять, это непременное условие выздоровления, - согласно закивав, успокоилась жена Мэра.
   - А он уже ушел? - напряженно спросила Дама, глядя ей за спину.
   - Кто? - не поняла Хозяйка, оглядываясь назад.
   - Этот изверг, который хотел меня зарезать?
   - А, Доктор? - догадалась женщина, - Да, сразу... А это у вас что? - она кивнула на мешки в руках Дамы.
   - Это? Это... ничего... - существо попыталось спрятать мешки за собой, - Это так, случайно под руку попалось... - залепетала она в поисках решения, - Мусор. Да, мусор, вот, выбрасывать его несу...
   - В мусорный бак?
   - Ну да, я же учинила у вас там разгром? Побила что-то... Вы уж, простите меня, я больше не буду, честное слово.
   - Ничего, ничего, милочка, бывает, - добродушно улыбнулась Хозяйка, взявшись за мешки в руках Дамы, - Вы идите, гуляйте, а ваш мусор оставьте мне, я его потом со своим сама выброшу. Не хватало еще, чтобы гости сами от мусора избавлялись. Давайте! - она потянула мешки к себе, но вдруг встретила неожиданное сопротивление.
   - Нет, ну зачем же? Мне не трудно самой... - уперлась Дама, удерживая мешки.
   - Давайте, давайте, не стесняйтесь, - приложив усилия, Хозяйка все же вырвала мешки из рук Дамы, - Ну вот, теперь вы налегке и можете гулять. Так же лучше, ммм? - улыбнулась она.
   - Лучше... - насупившись, прогнусавила Дама, не спуская глаз с мешков.
   - Красивое у вас платье, - довольно улыбнувшись, жена Мэра кивнула на край платья, выступающий из-под шубы, - У меня такое же есть.
   - Что!? - временно перестала думать о мешках Дама и, едко усмехнувшись, посмотрела на женщину, - Не может быть! Это Ив-Сен-Лоран, лимитэд эдишин, ограниченная партия.
   - Что!? Куда эдишин? - удивилась Хозяйка и рассмеялась, - А, поняла. Я и не помню уже, как его там зовут этого мастера, он в Столице возле рынка в киоске торгует. Только у меня платье с синими цветочками и они чуть поменьше будут, а так - все то же самое.
   Дама, широко открыв рот, резко перестала улыбаться. Глаза ее, наверняка, расширились, но только за очками их не было видно.
   - Что!? В киоске возле рынка?.. Ах ты сукин сын! - прошипела она тихо сквозь зубы.
   - Что вы говорите, японец какой-то? Да!? Хм, не знаю, но мне очень нравится, я в нем на открытии наших Часов на Ратуше была, те, что после ремонта... - увлеченно продолжала рассказывать жена Мэра.
   Но Дама ее не слушала, она продолжая думать о своем и тихо ругаться.
   - Ах ты скотина! Ну я тебе покажу Ив-Сен-Лорана! Ты у меня такой шопинг получишь, что мало не покажется!..
   Вдруг она неожиданно опять громко чихнула.
   - Ой! - резко прервала свой рассказ Хозяйка, посмотрев на красное лицо гостьи, - Будьте здоровы! Может, все-таки Доктора позвать, вам все еще плохо?
   - Нет! Ни в коем случае! - поспешно отрезала Дама, - Давайте, ведите, показывайте.
   - Что вам показывать? - не поняла Хозяйка, - Платье?
   - Нет, покажите мне, где я должна гулять.
   - А, гулять... Да где угодно. Сходите для начала в Парк, там сейчас очень красиво и много людей...
   - Вот еще! Тоже мне удовольствие! - процедила сквозь зубы Дама, - Там сейчас целая толпа людей, а люди, как известно, это источник заразы. Покажите мне лучше более уединенное место.
   - Тогда, может быть, погуляете в моем палисаднике? - растерялась Хозяйка, - Я там как раз недавно дорожки свежим песком просыпала.
   - Песок стерильный? - уточнила больная.
   - Не знаю... Но он чистый и просеянный.
   - Показывайте!
   Кивнув, Хозяйка поставила мешки с "мусором" под лестницу, и открыла дверь во двор, приглашая Даму за собой. Та, бросив последний взгляд на свои мешки, тяжело вздохнула и нехотя последовала за нею. Жена Мэра провела женщину в уютный дворик, где во дворе благоухали клумбы с цветущими цветами, а чуть дальше на газоне возле импровизированного пруда стояла маленькая беседка, увитая плющом. Вдоль дорожек, соединяющих клумбы, стояло несколько скамеечек, а прямо перед ними на песке на одной из дорожек резвилось полдюжины разноцветных котят.
   - Какая прелесть! - восторженно всплеснула руками Хозяйка, глядя на котят, - Уже вылезли из подвала. Это наша кошка два месяца назад принесла нам это счастье, - объяснила она Даме, застывшей в нерешительности.
   - Какой ужас! Кошки! - раздраженно воскликнула Дама, поспешно спрятавшись за спину Хозяйки, - Это же прямой источник инфекции!
   - Что вы!? - искренне удивилась жена Мэра, однако, сразу добавила, - Но если хотите, я уберу их обратно в подвал?
   - И вы считаете, что я смогу ходить по дорожке, в которой они до этого... рылись? - брезгливо фыркнула Дама, - Нет, нет, нет, я и так больна непонятно чем. Не хватало мне еще этого!
   - Но где же вам тогда гулять? - огорчилась Хозяйка, всплеснув руками. Внезапно она просияла, - А давайте я вас выведу на улицу. Она сейчас совершенно безлюдная в это время дня - взрослые на работе, а старики и дети в Парке.
   - А она чистая? - подозрительно покрутила носом больная.
   - Абсолютно! Дворник ее метет по два раза в день, а по утрам даже поливает из шланга водой.
   - Ладно, ведите уже меня на свою улицу. Заодно, я поищу там свою собачку, Лапочку.
   Получив согласие Дамы, Хозяйка провела ее к калитке, выводящей со двора на улицу.
   - Вот, идите, милочка, спокойно, ищите свою собачку, только далеко не уходите, скоро обедать будем, - напутствовала ее жена Мэра.
   - Ммг... - хмыкнула Дама и, осторожно ступая по булыжникам на каблуках, двинулась в путь. Хозяйка, облегченно вздохнув, быстро вернулась в дом - до обеда оставалось не так много времени, да и мусор еще кое-какой нужно выбросить...
  
   Новости о событиях в Парке очень быстро распространились по Городу - информация как легкий газ заполнила собою все пространство, дойдя до самых дальних ушей. А бабушкины уши были, отнюдь, не самые дальние в Городе. Поэтому, прознав о происходящем, Бабушка тут же бросила все свое хозяйство и вместе в Внучкой поспешила в Парк, та едва поспевала за нею.
   - Давай, давай, внученька, быстрее, поспешим, - чуть ли не бегом шла Бабушка по улице.
   - Ну, бабушка, не беги ты так, успеем, - бежала молодость за старостью.
   - Нет, внученька, нет, если мы не успеем, потом поздно будет, потом ничего уже не изменишь. Нельзя этого допустить, нельзя. Если не мы, то кто же!? Каждый горожанин сейчас должен быть там, в Парке - только вместе мы сила! - скороговоркой на ходу успевала поучать Бабушка Внучку.
   - Бабушка, да ты и сама еще ого-го, какая сила!
   - А вместе мы еще сильнее! Ну, где это видано, чтобы нам нашу воду и за деньги продавали?
   В этот момент, сигналя и обгоняя их, в сторону Парка проехал на велосипеде Мэр.
   - Ой, бабушка, смотри, кажется, Мэр поехал! - Внучка ткнула пальцем в спину удаляющегося Мэра. Бабушка, вскинув голову, громко закричала:
   - Эй, господин Мэр, послушайте, что у нас происходит?
   Мэр, коротко обернувшись на ходу, только сильнее закрутил педалями и, резко свернув в сторону, скрылся в ближайшей улице.
   - Ммм, ну вот, и не успела даже спросить, - расстроено вздохнула Бабушка, - Он-то точно все знает, мог бы и объяснить... - и, махнув рукой Внучке, ускорилась в направлении Парка.
  
   Улицы Города и впрямь оказались безлюдными. Или казались почти безлюдными. Куда ни посмотри, везде было тихо и пустынно. Даже через раскрытые створки окон не было слышно ни звука. Казалось бы, город совсем вымер, если бы не одинокие люди, иногда появляющиеся и тут же сразу исчезающие, занятые своими делами.
   - "И где тут искать Лапу, в этом захолустье? - подумала Дама и двинулась вперед наугад, - Как-то уж слишком тихо для города. Вот то ли дело у нас, дома" - улыбнувшись, она вспомнила столичные улицы, которые, что в будний день, что в выходной всегда сплошь были забиты гомонящими людьми. Но это было дома...
   Немного осмелев, Дама негромко позвала:
   - Лапочка! Собачка моя, ты где? - она оглянулась вокруг, но непривычная ей тишина ответила молчанием, - Лапа, ау! - позвала она опять и... громко чихнула.
   - Будьте здоровы! - неожиданно раздалось сбоку от нее, отчего Дама отпрянула в сторону и, не оглядываясь, резко прибавила шагу. Мужчина, приподняв шляпу в приветствии, пожав плечами, недоуменно проводил ее взглядом.
   - Как ваше здоровьечко? - приветливо раздалось теперь уже с другого боку и Дама, дернувшись от неожиданности, отскочив в противоположную сторону, просто побежала. Женщина, глядя ей вслед, печально вздохнула и пошла дальше.
   "Нет, здесь, определенно, слишком много людей. Слишком!" - подумала Дама, ускоряясь в неизвестном направлении, - И уж точно не так тихо, как нужно для моего выздоровления" - уговаривала она себя, пробегая возле булочной на Цветочной.
   Словно в подтверждение ее слов из булочной раздалось громкое пение, Булочник, молодой симпатичный мужчина слегка за тридцать, во весь голос исполнял арию Мефистофеля из одной из своих любимых опер. В самой булочной как всегда кипела работа, и он как раз доставал противень с уже испеченной свежей сдобой. А поскольку на кухне и без лета всегда достаточно жарко, окна были настежь раскрыты, и от внимания Булочника не ускользало ничего, в том числе и фигурка бегущей на каблуках Дамы.
   - Подождите! - радостно закричал он и, схватив с противня свежеиспеченную булку, перелез прямо через окно и погнался за нею, - Стойте, ну куда же вы?
   Дама же, увидев добродушного преследователя, испуганно завопила и припустила еще быстрее. Однако, бежать на каблуках по брусчатке было весьма трудно и неудобно, они то и дело норовили соскользнуть с камней. Что в результате и произошло - один из каблуков попал в ложбинку между булыжниками и, неприятно хрустнув, надломился - продолжая кричать, Дама во весь рост растянулась на дороге.
   - Ой, вы не ушиблись? - подбежал к ней Булочник и услужливо присел рядом, - Давайте, я вам помогу подняться.
   - Оставьте меня в покое! Не подходите ко мне! - закрывая голову руками, завизжала Дама, отползая от него.
   - Но я всего лишь хочу вам помочь, - растерялся Булочник, протягивая руку.
   - Не трогайте меня! Отойдите прочь! - пуще прежнего закричала Дама.
   Булочник поспешно отошел на два шага, но никуда не ушел. Кое-как поднявшись, Дама запрыгала на одной ноге:
   - Господи, вторая, уже вторая пара за два дня! - запричитала она, посылая свои упреки кому-то вверх.
   - Давайте, я вам помогу, - опять предложил свои услуги Булочник и широко улыбнулся.
   - Не нужна мне ваша помощь! Не прикасайтесь ко мне! - дернулась Дама, - Кто вы такой? Почему вы меня преследуете?
   - Я не преследую, - удивился Булочник, - Я всего лишь хотел угостить вас свежей сдобой. Она только что из печи и очень вкусная. Вот, возьмите! - и он протянул ей завернутую в салфетку булочку.
   - Зачем вы мне это суете? - взвизгнула Дама.
   - Ну, возьмите, пожалуйста, вам понравится, - не отставал настойчивый и улыбчивый Булочник.
   - Ну, раз вы так хотите, - едко оскалилась Дама и, резко выхватив сдобу из рук Булочника, с размаху швырнула ее на мостовую. Булка прокатилась несколько метров и остановилась возле клумбы, к ней тут же медленно двинулась стая весьма упитанных голубей, - Вот, вы довольны? - она с усмешкой и вызовом посмотрела на Булочника.
   Проводив булку взглядом, погрустневший мужчина посмотрел на Даму, вздохнул и, ничего больше ни говоря, медленно развернулся и пошел обратно в свою булочную. Дама осталась одна. Впрочем, как и хотела того с самого начала.
   Внезапно ее охватил приступ сильного чиха - она чихала так, что голубям, пасущимся рядом, это мешало клевать брошенную булку - они то и дело оглядывались, не зная, что делать, продолжать есть или дожидаться тишины. На глазах у Дамы выступили слезы. Размазывая слезы по щекам, она пришла к выводу, что в таком виде уже больше не может продолжать свой путь, и надо привести себя в порядок. Поэтому она решила было уже идти назад, но тут уже угроза встречи с "гостеприимным" Булочником удержала ее на месте. Так она и вышагивала некоторое время туда-сюда, хромая на одном месте, не зная на что решиться. В конце концов, она безвольно опустилась прямо на дорогу и, обхватив голову руками, тихо подвывая, заплакала.
   - Что с вами, дорогая? Вы плачете? - неожиданно раздался над ее ухом участливый голос.
   Дернувшись от неожиданности, Дама посмотрела вверх и увидела склоненное над собой лицо Бабушки, с сочувствием взирающее на нее. За ее спиной с интересом выглядывала молодая девушка лет двадцати.
   - У вас все нормально? - переспросила пожилая женщина.
   Лицо Дамы мгновенно обросло гримасой боли и несчастья.
   - Все меня бросили, всем на меня наплевать... - не сдерживая эмоций, расплакалась Дама, сидя на брусчатке, - Я одна...
   - Вы потерялись, милая? - всплеснула руками Бабушка, переглянувшись с Внучкой.
   - Нет, не я, а моя пусечка потерялась, и я не могу ее найти...
   - Ну, ну, не плачьте, милая, найдется ваша пусечка. Как она выглядит? - достав блокнот, Бабушка снова переглянулась с Внучкой, та недоуменно пожала плечами, не понимая, о чем или о ком идет речь.
   - Она... она... - всхлипнула Дама, - Она такая черненькая, маленькая, красивенькая, на ножках, с такими ушками... - она изобразила уши на себе.
   - Длинные?
   - Нет, короткие... И сзади тут такая... пуговичка вместо хвостика, - Дама, сидя на дороге, изобразила пуговичку.
   - Ммг, пуговичка... Очень выразительные приметы, - Бабушка старательно занесла все в блокнот и ободряюще посмотрела на Даму, - Ну что ж, найдем мы вашу пусечку, не переживайте вы так, - улыбнулась она ей и обернулась к Внучке, - Вот, смотри в оба, теперь мы должны еще и пусечку найти. Видишь, как человек убивается? Нельзя не помочь.
   - Есть, мой генерал! - усмехнувшись, отдала честь Внучка.
   - Так вы генерал!? - Дама удивленно уставилась на Бабушку, - Вы же женщина!?
   - Нет, конечно, не генерал, - улыбнулась Бабушка, - это моя внучка шутит. Но при определенных обстоятельствах я могу быть кем угодно, если понадобится.
   - Так вы ее точно найдете? - снова заныла Дама.
   - Определенно! Как не найти это маленькое черненькое на ножках с пуговичкой? Конечно, найдем! - усмехнулась Бабушка, - А вы давайте, вставайте уже с земли, а то простудитесь еще ненароком, - и протянула ей руку.
   Немного поразмыслив, Дама ухватилась за протянутую руку и поднялась на ноги. Однако, оказавшись на одном каблуке, она тут же захромала вокруг своей оси.
   - Черт! Черт! Это ужасно! Я не знаю, как я все это смогу пережить, - запричитала она, - Уже вторая пара обуви. Чертов каблук!
   Услышав ругательство, идущее от Дамы, пожилая женщина с опаской посмотрела на Внучку, но та только пожала плечами, как бы говоря, что данная риторика ей уже знакома, и нечего переживать. Бабушка вздохнула и вернулась к разговору с Дамой.
   - Послушайте, каблук - это не проблема, обувь всегда можно починить.
   - Что!? Ходить в чиненой обуви? Это не по мне! - возмутилась Дама, перестав плакать.
   - Но тогда можно заказать новую. Наш сапожник шьет очень хорошую обувь, она очень удобна и совершенно не натирает ноги. Можно заказать туфли, хотя бы, такие как у меня, - Бабушка ловко отбила ногами чечетку, демонстрируя свои ноги, обутые в аккуратные туфельки на невысоком каблуке.
   - Как можно сравнивать какую-то там обувь с обувью известнейших марок? Вы ничего не понимаете! - Дама чихнула, всхлипнула и опять скорчила гримасу.
   - Да, я, действительно, этого не понимаю, - недоуменно пожала плечами Бабушка, - Зачем портить себе нервы, здоровье и цвет лица из-за пустяков?
   - Ах, - судорожно вздохнула Дама, доставая зеркальце и разглядывая свое лицо, - Мое здоровье и так испорчено дальше некуда. Я заразилась неизвестной болезнью в этом городе и теперь умираю, - простонала она и театрально закашляла.
   - Зачем же так рано, куда вы спешите? - усмехнулась Бабушка и, достав из своей сумки белоснежный платок, заботливо вытерла актрисе слезы, та не сопротивлялась, - Ну вот, уже лучше, будете жить... и играть, - закончив, она удовлетворенно посмотрела на Даму и взяла ее под руку, - А теперь идемте со мной, я отведу вас к человеку, который знает, как бороться с вашим недугом.
   Успокаивающий голос Бабушки действовал магически, Дама без сопротивления позволила взять себя под руку и повести за собой. Внучка пошла следом.
   - А этот ваш человек, он действительно сможет мне помочь? - прихрамывая на одну ногу, Дама послушно шла рядом.
   - Не сомневайтесь, милочка, он хороший специалист.
   - Мгм, приходил тут ко мне один специалист, изверг какой-то, - с обидой в голосе произнесла Дама, - Еле жива осталась, еле ноги унесла.
   - О, не переживайте, дорогуша, наш Доктор очень добрый и чуткий человек, лечит от всех недугов...
   Дама как вкопанная остановилась на месте.
   - Доктор!?
   - Да, Доктор, - Бабушка удивленно посмотрела на Даму, - Мы так его все и называем, потому что он единственный у нас и есть. А вы что, его уже знаете?
   - Так ведь он же чуть меня и не зарезал, - застыла Дама, открыв рот.
   - Ну что вы такое говорите, милочка?
   - Он... он пришел... А потом... потом он потребовал нож... - сбивчиво начала объяснять Дама.
   - Милочка, я уверена, что все это какое-то недоразумение, пойдемте...
   Бабушка потянула Даму за собой, но та неожиданно резко вырвала свою руку.
   - Нет! Нет!!!.. - взвыла она нечеловеческим голосом и, хромая на ходу, бросилась в противоположную сторону с необычайной для умирающего человека скоростью.
   - Чего это с ней? - глядя ей вслед, Бабушка с Внучкой переглянулись и недоуменно пожали плечами...
  
   - Так, давай, давай, не расслабляйтесь, работаем, работаем! - размахивая руками, подгонял своих рабочих Бизнесмен под недовольный гул толпы. Подневольные люди, тяжело дыша, быстро носили ящики в автобус.
   - Шеф, тара закончилась! - раздался неожиданный возглас Работника, он стоял возле Фонтана и оглядывался в поисках пустых бутылок.
   - Как!? Почему так быстро? - Бизнесмен недовольно нахмурился.
   - Шеф, воды слишком много, - кивнул на Фонтан Работник, - мы не успеваем.
   - Черт! Черт! Черт! - затопал ногами делец, тяжело пыхтя, - Получается, мы работаем в холостую, это не позволительно! Ты звонил, чтобы вторую машину выслали?
   - Да, они сказали, что будут через два часа...
   - Черт! Два часа - это целая вечность! Одни убытки! - воскликнул Бизнесмен, хватаясь за голову, - Перезвони им снова. Скажи, чтобы сразу две машины слали, одну за другой...
   - Но...
   - И потом каждый час по машине, не меньше! - твердо закончил Бизнесмен и в упор посмотрел на онемевшего Работника, почему-то не спешащего разделить его рвение, - Ну, чего ты стал? Звони, давай! - Работник быстро отошел и поспешно стал набирать номер телефона. Торговец горько вздохнул и посмотрел на фонтан, - Господи, сколько воды пропадает впустую! Одни убытки, одни убытки...
  
   В скором времени в Парке собрались уже не только обычно присутствующие здесь всегда старики, дети и мамочки, но и те, кто обычно в это время находится еще на работе и обеспечивает своей работой бесперебойную жизнь Города. Люди, растревоженные слухами о происходящем, побросав свою работу, со всех концов потоками стекались в Парк, где те, кто находился здесь с самого утра, уже устали пересказывать новоприбывшим суть проблемы, и просто кивали на Фонтан, позволяя новичкам самим догадываться о том, что происходит.
   Парк недовольно гудел как потревоженный улей, вбирая в себя все новых и новых жителей. Однако, никто ничего не предпринимал, памятуя о договоре и боясь нарушить закон. Поэтому, ворвавшись в Парк со стороны Цветочной, и волоча за собой Внучку, Бабушка была сильно удивлена абсолютным бездействием толпы.
   - Что происходит, люди добрые? - кивая на незнакомых людей возле Фонтана, Бабушка примкнула к своим подругам.
   - А ты сама посмотри, - окружив ее, возмущенно зашумели бабульки, - У нас отобрали Фонтан! Плати, говорит, если хочешь напиться, не то...
   - Как!? Почему же вы тогда стоите и ничего не предпринимаете? Нужно что-то делать! - запальчиво начала Бабушка.
   - Нельзя, у него бумага, - осадили ее старушки, одновременно ткнув пальцем в Бизнесмена.
   - Какая еще бумага? А где Мэр? - воинственно запыхтела Бабушка, обводя толпу взглядом.
   - За Мэром уже пошли... Он-то эту бумагу и подписал...
   - Какую бумагу? - все больше горячилась Бабушка, пытаясь таким непростым способом вникнуть в ситуацию, - Ничего не понимаю...
  
   Между тем, заметив в толпе сына Мэра, Внучка отделилась от группы старушек и поспешила к нему. Протиснувшись сквозь плотные ряды горожан, она схватила его под локоть.
   - Привет! И ты здесь? Что происходит? - быстро выпалила она, глядя на молодого человека.
   Парень спокойно посмотрел на нее.
   - Хм, ничего особенного, - хмыкнул он и снова устремил свой взгляд в сторону Фонтана.
   - Как ничего особенного!? - искренне изумилась Внучка, - Люди говорят, что кто-то отбирает у нас Фонтан!
   - Да нет, никто ничего не отбирает, - усмехнувшись, скривился Парень, - просто бесхозная вода наконец-то стала кому-то принадлежать.
   - Что значит "бесхозная"!? Это наша, наша общая вода, твоя и моя! - вспыхнула Внучка, - Ты что, не понимаешь, это же бред - вода в нашем городе теперь продается!
   - Ну и что? Она мне и даром не нужна... - криво усмехнулся Парень, продолжая смотреть вперед.
   - Не нужна!? Но... - начала Внучка, но он неожиданно продолжил.
   - Что толку в ней, если она никому не принадлежит? Я не вижу в этом никакой трагедии. Ведь Булочник, когда печет хлеб, он же тоже его продает, а?
   - Да, но...
   - Вот согласись, хорош бы он был, если бы раздавал свой хлеб бесплатно, - усмехнулся сын Мэра, - Где бы он тогда брал деньги на муку? Или, например, Мельник согласился бы давать ему муку бесплатно, а? А твои платья, которые ты носишь?
   - Мне их Бабушка пошила... - насупилась Внучка.
   - Пускай так, - развеселился Парень, - Но ткань на платье не с неба на нее свалилась, она же ее купила?
   - А при чем здесь это? - вспылила Внучка, - Фонтан всегда был общим, а теперь его у нас отобрали!
   - Ну и прекрасно, давно пора было кому-то это сделать. Теперь, когда вода стала товаром, на ней и заработать можно.
   - Ты что, считаешь, что это правильно? - зайдя спереди, Внучка в упор посмотрела на Парня.
   - Да, правильно, в конце концов, это выгодно, - усмехнулся он. - И тому, кто купил, и тому, кто продал.
   - Но ее продал наш Мэр! - воскликнула Внучка громко, но, внезапно осознав, медленно добавила тихим шепотом, - Это твой отец... он продал наш Фонтан!?
   Парень, улыбаясь, посмотрел на нее.
   - Да, я знаю, и правильно сделал.
   - Что!? И ты это одобряешь? - округлив глаза, Внучка растерянно посмотрела на него.
   - Да, одобряю и поддерживаю. Наконец-то отец хотя бы один шаг сделал правильно.
   - Правильно!? - эхом отозвалась Внучка.
   - По крайней мере, это хоть кому-то принесет пользу.
   - Кому?
   - Мне! - довольно усмехнулся сын своего отца и, развернувшись, стал протискиваться через людей к выходу из Парка.
   - Ты куда? - опешила Внучка.
   - Домой... - не оглядываясь, бросил Парень, - Мама просила не опаздывать к обеду.
   - Но... А как же Фонтан?
   Обернувшись, Парень криво усмехнулся.
   - Фонтан? Это все ерунда. Война войной, а обед - по расписанию... - рассмеялся он и выскользнул из толпы, оставив застывшую и онемевшую Внучку в Парке...
  
   Журналист с трудом оторвал взгляд от изучения очередного тома и посмотрел в сторону Библиотекаря. Тот уже очень долгое время молча сидел за столом и озабоченно вглядывался в окно, выходящее на площадь. Книга с заложенной в нужном месте закладкой лежала у него на коленях. Кот вопросительно мяукнул.
   - Простите, но я вижу, насколько вы встревожены происходящим, - осторожно спросил Журналист, - Вы считаете, то, что произошло, несет в себе какую-то угрозу?
   Библиотекарь оторвался от окна и посмотрел на него.
   - Не знаю, не знаю... - рассеяно ответил он, - надеюсь, что нет, мало ли что... Ну, даже если Мэр один раз допустил ошибку, ее же можно как-то исправить? Разве не так? - неожиданно сам себя спросил Библиотекарь, и посмотрел на своих гостей. Кот согласно кивнул.
   Журналист пожал плечами:
   - Да, я думаю, что так...
   - Ммг... - рассеяно протянул местный архивариус, - Можно, если иметь желание... - он вдруг резко поднялся и начал собираться, - Простите, но я не могу быть в стороне от этого.
   - Конечно, конечно, - поспешно согласился молодой человек, вдруг вспомнив, - Простите, а если придет женщина с пирожками, что ей сказать?
   - Она сегодня уже не придет, - оборвал его Библиотекарь, стоя в дверях, - Она, наверняка, с утра там, это точно.
   - А хотите, я с вами пойду? - привстал со своего стула Журналист.
   - Нет, нет, молодой человек, вам нужно работать, у вас же сроки, - замахал руками Библиотекарь, - Вы с Котом оставайтесь здесь, а мы сами во всем разберемся, - и, ни слова больше ни говоря, он вышел из библиотеки.
   Повисла тишина.
   - Ну что, может, продолжим? - посмотрев на Кота, спросил Журналист, тот кивнул и положил лапу на очередную страницу...
  
   Народу в Парке становилось все больше и больше. Он напоминал большой муравейник, где никто и ничто никогда не стоит на месте, пребывая в постоянном движении. И даже, если кому-то нужно было временно отлучиться по делам, его место сразу занимали другие, передавая историю текущих событий из уст в уста.
   Наконец-то, устав от бесплодной погони за Мэром, уставшие и раздраженные, Отставник и Старик решили вернуться в Парк. По крайней мере, здесь они были ближе к "эпицентру боевых действий" и на что-то могли бы повлиять, если что. Хотя, как уже стало понятно, "если что" уже произошло, и повлиять на него без участия Мэра было трудно, если совсем невозможно. Поэтому, появившись на парковой дорожке со стороны площади, бросив негодующий взгляд в сторону Бизнесмена, они тут же смешались с общей толпой, которая снежным комом сразу наросла вокруг них. Люди хотели знать итоги их похода к Мэру.
   - Где Мэр? Он придет? Вы его видели? Что он сказал?.. - посыпались вопросы к "ходокам".
   - Фу-у! - оттирая пот со лба, тяжело задышал Старик, - Все обыскали, весь Город оббегали, а он то есть, то нет его - не догонишь...
   - Как? Почему? Где Мэр? Что он сказал?..
   - Ничего... - посмотрев на людей, хмыкнул Старик, - Он не успевает нам ответить. Уж слишком быстро он едет не своем велосипеде.
   - Но почему он не здесь? - хором воскликнули горожане, от чего Бизнесмен испуганно дернулся и с опаской оглянулся вокруг.
   Старик пожал плечами и, переадресовывая вопрос, посмотрел на Отставника.
   - А... - закрутил головой вояка, не найдясь сразу что ответить, - А он здесь, только мы его не видим, - развел он руками, - Он здесь, он там, он везде... его нет нигде, но он повсюду... - невнятно пояснил Отставник, раздраженно хмыкнув, - Черте что творится! Я уже и сам не могу понять, что происходит!? Уж не заболел ли он?
   - Мэр заболел... Вы слышали, наш Мэр заболел?.. - приглушенно понеслась по толпе новость, распространяясь среди горожан как круги на воде.
   - Бедненький!..
   - Тогда понятно, почему он так себя ведет.
   - А он серьезно болен?
   - Серьезней не бывает.
   - Говорят, неизлечимо.
   - Господи, что же теперь будет!? Как же мы без него?..
   Горожане принялись горячо обсуждать эту печальную весть, волны людского моря заиграли сильнее. Бизнесмен, озабоченно хмурясь, с тревогой наблюдал за людьми. Преодолевая "волны" людей, к Отставнику протиснулась Бабушка.
   - Эй, послушай, служивый, надо что-то предпринимать, - она кивнула в сторону Фонтана, - Это не может так продолжаться.
   Отставник кинул угрожающий взгляд на Бизнесмена, их взгляды пересеклись, торговец первым поспешил отвести взгляд.
   - Знаю, что не может. Я думаю... - рассудительно начал Отставник.
   - А как же закон? - почуяв неладное во взгляде и в голосе военного, засуетился Старик, - Мы же не можем его нарушить? У него есть бумага, а значит...
   - Законы придумывают люди! - оборвала его Бабушка, - А, значит, по природе своей могут ошибаться. Наш Мэр просто ошибся, не подумал, сделал и... сразу пожалел о том, что совершил. Недаром же он теперь скрывается от всех? Ему стыдно! - высказав предположение, она с надеждой посмотрела на Отставника.
   - Ну, тогда почему он не среди нас? - развеял ее надежда военный.
   - Не знаю... - после некоторой паузы, вздохнув, ответила Бабушка, - Я и сама хотела бы это знать. Но если его нет, значит, кто-то из нас должен что-то сделать. В конце концов, ты же тоже был мэром не так давно, кому как не тебе теперь решать?
   Отставник, вздохнув, почесал голову.
   - Я думаю...
   - Да тут уже не просто думать надо - нужно действовать! - в порыве воскликнула Бабушка, все дружно обернулись на нее.
   - Да, да, да! - воспряли духом горожане, переглядываясь между собой, - Вернем себе свое!
   - Смотрите! Смотрите! - неожиданно закричал Старик, указывая рукой в сторону Фонтана, - Они уходят!
   Горожане резко замолчали и обернулись в сторону, куда указывал Старик. И действительно, взяв последние ящики, вереница грузчиков в сопровождении записывающего что-то в блокнот Бизнесмена, медленно удалялась в сторону автобуса.
   - И смотрите мне там, я все пересчитал, - раздавался грозный голос Бизнесмена, говорящего что-то своим работникам, - Если хотя бы одной бутылки не досчитаюсь, я с вас по три шкуры спущу!
   - Шеф, да она стоит у вас столько, что сама ни в одно горло не полезет, - оправдывались подчиненные.
   - И правильно, нечего вам дорогие напитки употреблять! - отсека пререкания хозяин воды, - Кому нужно, у того деньги найдутся.
   Обрадовано потирая руки, Старик посмотрел на людей.
   - Вот видите, они сами уходят? И закон нарушать никому не нужно.
   - Ура! - громким возгласом пронеслось над Парком, - Уходят! Ура! Фонтан наш! - люди непроизвольно потянулись к воде, плотной толпой обступая Фонтан со всех сторон.
   Обернувшись на крик, Бизнесмен, открыв рот, застыл в оцепенении. Горожане уже настолько близко подобрались к Фонтану, что это уже позволяло им пить его воду, черпая ее ладонями и наполняя стоящие на парапете кружки.
   - Эй! Эй, вы, так нельзя, нельзя, это моя вода! - беспорядочно замахав руками, закричал Бизнесмен. Но из-за расстояния и радостного гула люди его не слышали. Выглядело это так, как будто ему не хватает воздуха, и он задыхается.
   - Что случилось, шеф? Вам плохо? - испуганно бросился к Бизнесмену Работник. - Может быть, воды? - он сделал попытку открыть закупоренную бутылку.
   - Нет! - поспешно пришел в себя работодатель, - Нет, не открывай! Ты это, давай быстрее отправляй автобус и быстро возвращайся ко мне назад.
   - Но, шеф, мне же нужно домой, - нахмурился Работник.
   - Ты мне нужен здесь! Ты что, не понял!? - исказившись в лице, Бизнесмен озлобленно кивнул в сторону людей возле Фонтана, - Не видишь, что происходит? Мой фонтан пытаются захватить! В автобус и назад, сейчас же, бегом!
   - Но, шеф, я... внеурочно не могу, - замотал головой Работник.
   - Бутылка воды!
   - Но...
   - Две! - резко отсек Бизнесмен, - Больше не могу.
   - Ладно... - пожал плечами Работник, - Две в день...
   - Ммм... - зарычал на него делец, - Разорить меня решил? Хорошо... Бегом!
   - Ага, понял, шеф... - подхватив ящик, Работник побежал к автобусу, а Бизнесмен, сжав кулаки, бросился к Фонтану защищать свою собственность.
   К тому моменту, как разъяренный Бизнесмен, потрясая кулаками, налетел на радующихся людей, большинству из них удалось не только напиться, но даже умыться.
   - Назад! Стоять! Нельзя! Чужое! - истерично завизжал он, бросаясь из стороны в сторону. Попав в пределы огороженного участка, широко раскинув руки, он нервно заметался вокруг Фонтана, препятствуя несанкционированному отбору воды.
   Горожане поневоле отступили назад, ошалело переглядываясь между собой, не понимая, что происходит.
   - Ага, как же, ушел он! Дождешься тут! - раздосадовано хмыкнула Внучка, стоя с полной кружкой воды.
   - А счастье было так близко, - вздохнул Старик.
   - Даже напиться не успел, - пробурчал сбоку Отставник, - Слава Богу, хоть чуть-чуть успел набрать... - отойдя в сторону, он подставил пригоршню воды голубям, те мигом опустили свои клювы ему в ладонь и начали жадно пить, - Нате, пейте, пейте, мои дорогие.
   - Ты бы лучше сам напился, - усмехнулся Старик.
   - Не-а, я-то выдержу, в Афганистане и не такое приходилось... - отказался военный, с любовью глядя на своих питомцев, - Пейте, пейте, все выпивайте.
   Между тем, изгнав людей за пределы огороженного пространства, надувшись и напыжившись, Бизнесмен занял оборонительную позицию и повернулся к людям.
   - Как вы могли!? Кто вам позволил? - гневно и громко воззвал он к горожанам, а точнее, к их совести, - С виду вы все такие интеллигентные, а как чужое добро разворовывать, так сразу, а!? Ммм, и не стыдно же вам! - изобличал он людей.
   Некоторые горожане, действительно почувствовав себя неуютно, поспешили стыдливо потупить глаза. Оглянувшись на людей, нахмурившись, вперед толпы вышла Бабушка.
   - А ты, мил человек, нас не стыди, нам чужого не надо - нам свое бы отвоевать!
   Бизнесмен недвусмысленно стал в боксерскую стойку.
   - Значит, война? - оскалился он.
   - Война? - сглотнув слюну, Старик растерянно посмотрел на Отставника.
   - Война! - твердо сказал тот, выйдя вперед, до хруста сжав свои кулаки.
   - Нет! - воскликнула Бабушка, став между Отставником и Бизнесменом. Те, застыв в стойках, испепеляли друг друга взглядом, выглядывая из-за спины пожилой женщины. - Пока есть другие способы разрешения конфликта, никакой войны не будет!
   Она оттеснила слабо сопротивляющегося Отставника подальше от Фонтана.
   - Но какие другие? А тут раз... и все! - заводил сам себя Отставник.
   - И когда ты уже навоюешься? - вздохнул Старик, придерживая вояку за плечо.
   Бабушка посмотрела на бывшего военного.
   - "Раз и все!" - это слишком просто и поспешно - не выиграет никто, но пострадают все, - она кивнула на растерянных людей, - Нет, нужно другое решение, а лучше все-таки найти Мэра- если он заварил эту кашу, то ему придется ее всю и съесть.
   - Ммг... - хмыкнул Старик, - Так искали его уже, и что!?
   - И будем искать еще, пока не найдем. В любом случае, самый плохой мир лучше хорошей войны! - Бабушка посмотрела в сторону Отставника.
   - Я так не думаю... - отозвался тот.
   - Хорошо, вы тут пока повоюйте, - оборвала его Бабушка и поспешно добавила, - Только осторожно, а мы пойдем его искать - есть несколько мест, где он может быть. Внучка, идем со мной.
   - Ммг... Бесполезная трата времени, - буркнул Старик.
   Бабушка улыбнулась.
   - Нет ничего полезнее, чем мирное разрешение вопроса. Пошли! - и, кивнув головой Внучке, они стремительно пошли по дорожке из Парка.
   В это время на другой дорожке, ведущей от главной площади, появился Библиотекарь. Он торопливо шел в сторону Фонтана к толпе горожан, полный решимости. Однако, увидев удаляющихся Бабушку и Внучку, он сбился с ритма и озадаченно остановился, провожая их взглядом. Преодолев замешательство, он медленно добрел до остальных.
   - Что, все уже закончилось, я опоздал? - Библиотекарь, тяжело дыша, растерянно кивнул на удаляющихся из Парка женщин.
   - Нет, все еще только начинается, - успокоил его Старик, - Ты как раз вовремя. Давай, занимай оборону.
   - Что!? - рассеянно оглянулся Библиотекарь, - Оборону?
   - Да, давай, начинай рыть окопы и противотанковые рвы - будем готовиться к войне, - задорно усмехнулся Старик, кивнув на Отставника, пристально разглядывающего сидящего на парапете Фонтана Бизнесмена.
   - А? А лопаты где? - суетливо оглядываясь, спросил архивариус, человек далекий от военной практики.
   Старик посмотрел в сторону Фонтана, к Бизнесмену присоединился Работник, расположившись с противоположной стороны источника. Теперь они оба сидели на парапете и смотрели в разные стороны.
   - Ммг, подтягивают свежие силы, - наблюдая за перемещениями, со знанием дела резюмировал Старик, - Ну что, вояка, численность вражеских сил увеличивается. Что будем делать?
   Отставник, не отрывая взгляда от Фонтана, сощурившись, наблюдал за действиями "противника".
   - Ничего, ничего, и не такое бывало. Прорвемся, не дрейфь!
   - А где копать? - неожиданно раздался голос Библиотекаря, не знамо от куда нашедшего лопату и с готовностью смотрящего на них.
   - Погодь, накопаешься еще, - усмехнулся Отставник, с неподдельным интересом разглядывая острый край лопаты...
  
   Спотыкаясь и прихрамывая, Дама короткими перебежками добиралась домой. И хотя от дома Мэра она ушла всего на каких-то пару кварталов, обратный путь домой показался ей невероятно трудным и утомительным. Несмотря на абсолютную простоту размещения улиц Города, ей каким-то невероятным образом удалось заблудиться в них. И все бы да ничего, спроси она людей - люди подскажут нужное направление покажут, и даже проведут куда надо, если попросишь. Однако, в случае с Дамой, чтобы оказать ей помощь, им пришлось бы сначала ее долго догонять, а потом не менее долго проводить разъяснительную работу с безопасного для Дамы расстояния, поскольку близко она к себе никого бы не подпустила. Кроме того, в ходе спонтанного "броуновского движения" Дамы по Городу у нее сломался и второй каблук, поэтому настроение Дамы, и без того абсолютно минорное, окончательно и бесповоротно покинуло ее.
   Но, как это всегда бывает, теория вероятности оказалась благосклонной к несчастной, и в один из счастливых моментов дорога вывела ее прямо к дому Мэра. Увидев знакомые очертания дома и большие кусты белых роз в палисаднике, взращенные заботливой рукой Хозяйки, ойкнув от радости, Дама быстро похромала к дому. Подходя ближе, еще издали она заметила стоящий в дальнем конце палисадника большой зеленый бак и торчащие из него знакомые мусорные пакеты. Сердце Дамы тут же встрепенулось и лихорадочно затрепетало предвкушением сладкой встречи со своими вещами, и ноги сами понесли ее быстрее к баку. Она осторожно не цыпочках зашла через калитку и, стараясь быть незамеченной, быстро прошла к баку. Дама приподняла крышку:
   - Ну, слава Богу, хоть вещи мои все на месте, - тихо прошептала она и, сглотнув слюну и пугливо оглянувшись, потянула верхние мешки на себя. Они были тяжелые и в них что-то подозрительно звенело. Дама резко остановилась и удивленно уставилась на мешки, - Хм, это не мои, в моих нарядах нечему звенеть, - она в отчаянии отбросила вытащенные мешки в сторону на траву и схватилась за следующие, - Фу-у! Какая гадость!.. - выразительно поморщила нос Дама, кидая подальше от себя мешки с пищевыми отходами, - Ну ничего, ты мне за все ответишь! Бизнесмен недоделанный! - сыпала Дама проклятьями, продолжая перебирать мешки. Они были самых разных размеров, в одних что-то бренчало, в других постукивало, третьи вообще были набиты чем-то твердым и тяжелым, даже приблизительно не напоминавшие ее одежду.
   - Господи, да где же они!? - в сердцах воскликнула Дама, все глубже перегибаясь через край мусорного бака, - Мои Армани, Гуччи, Лагерфельд... Я сойду с ума, если не найду их, - гулким эхом раздавалось из бака.
   - Вам помочь? - неожиданно раздался чей-то участливый мужской голос сверху.
   - Что!? А!.. - от неожиданности Дама резко дернулась в сторону, отчего ничем не закрепленная крышка бака с размаху опустилась ей на плечи. И если бы не вовремя подставленная рука, она, вполне вероятно, получила бы травму, но...
   - Я спрашиваю, может быть, вам помочь чем-то? Мне гораздо сподручнее будет, чем вам, - приветливо улыбаясь, переспросил молодой мужчина, одетый в синий рабочий комбинезон, держа в руках деревянный кузовок с разнообразным инструментом, - А то я вижу - в мусоре роетесь, может, помощь нужна? Наверное, что-то уронили?
   Изрядно испачканная Дама, надувшись, исподлобья посмотрела на своего спасителя.
   - Кто роется? Я роюсь!? Да как вы смеете!? - налетела она на него, но тут же осеклась и смягчила тон, - Я здесь просто... это... рассматриваю.
   - Так и я могу... - с готовностью вызвался мужчина, потянувшись к баку, но Дама, зло фыркнув, резко оборвала его порыв.
   - Не надо! Что вы ко мне все привязались!? Вас никто ни о чем не просит, идите себе отсюда! - закрывая собой путь к баку, она отвернула лицо в сторону, показывая этим, что ей не о чем больше с ним говорить.
   - Ну ладно, как хотите, - улыбнулся мужчина, пожал плечами и пошел дальше своей дорогой.
   Проводив его взглядом, Дама снова вернулась к работе. Откинув крышку, она опять заглянула на дно бака - там на самом дне оставалось всего два мешка, и это были ее мешки, и они ждали свою хозяйку. Молодая женщина попыталась подцепить их рукой, но ничего у нее не получилось, бак был слишком глубоким. Тогда, изловчившись, она подтянулась на руках и, глубоко перегнувшись через край, схватилась за вожделенные мешки, но... не удержав равновесие, опрокинулась вниз в бак с головой, ее голова уткнулась в мягкие мешки, а ноги так и остались торчать из бака.
   - Помогите! - истошно завопила Дама, ее голос ушел вниз и, отразившись от стенок бака, разлетелся глухим эхом. Она уже почувствовала, что начинает потихонечку сползать вниз, как вдруг чьи-то сильные руки обхватили ее за талию и вытащили на свет божий вместе с мешками, в которые она судорожно вцепилась руками.
   - Ну вот, а говорили, что помощь вам не нужна, - укоризненно произнес Булочник, держа Даму на руках. Говоря строго, он все же улыбался, - Вы не ушиблись?
   - Нет... То есть, да, - просипела Дама, растерянно озираясь.
   - Так может вас отнести к Доктору? - поинтересовался Булочник, располагая ее поудобнее на своем плече.
   - Да... То есть, нет, ни в коем случае! - испугалась Дама, с опаской глядя вниз сверху, - И вообще, я вполне здорова.
   - Тогда, может, вы хотите, чтобы я вас прямо в дом доставил? - усмехнулся здоровяк, направляясь к дому Мэра.
   - Я... э... - озираясь вокруг, отрицательно замотала головой Дама.
   - Да ничего, ничего, мне не сложно, - хмыкнул Булочник, подкидывая Даму на плече, прикидывая ее вес, - Вы весите не больше мешка с мукой, а мешок я на одном плече легко на второй этаж выношу.
   - Нет! - заголосила Дама, вцепившись в него, чтобы не упасть, - Я здорова и очень занята!
   - Чем это? - рассмеялся Булочник, пританцовывая с Дамой на плече. Раскачивающиеся в ее руках мешки дополняли колоритный танец.
   - Я тут... э... по хозяйству, - судорожно промямлила Дама, рассеянным взглядом глядя сверху на кружащиеся вокруг цветы, - А!.. немедленно поставьте меня на место! - внезапно взорвалась она истеричным воплем, - Верните меня назад!
   - Куда, в бак? - остановившись, опешил Булочник.
   - На землю! Верните меня на землю! А!.. - завопила Дама, не выпуская мешки из рук.
   Булочник аккуратно опустил ее на землю. Дама, шатаясь на подгибающихся ногах, не оборачиваясь, тут же ринулась в сторону дома, прижимая мешки к себе.
   - Куда же вы? Может, все-таки помочь? - крикнул вдогонку Булочник, но Дама, быстро преодолев остаток пути, уже захлопнула за собой дверь. Вздохнув, он пожал плечами и, легко побросав разбросанные мешки с мусором обратно в бак, насвистывая что-то себе под нос, пошел в сторону Цветочной.
   Между тем, Дама, оказавшись в безопасности за дверью, облегченно выдохнула воздух. Наконец-то она осталась одна, а с нею ее дорогие брендовые вещи. Причем, дорогие в прямом их смысле, а не в переносном - сокровище всей ее жизни. Прижимая к себе вожделенные мешки, она на цыпочках осторожно прокралась мимо кухни и уже поднималась по лестнице, когда сзади раздался приветливый голос Хозяйки:
   - Милочка, вы уже вернулись? Так быстро!
   - Почти... - пробормотала Дама, застыв в оцепенении на месте.
   - Как вы прогулялись? Вы не устали?
   - Очень устала... - поспешно согласилась Дама, продолжая подниматься с мешками по лестнице, - И теперь хочу побыстрее лечь в постель.
   - Конечно, конечно, - кивнула Хозяйка, - А я вам чаю принесу.
   - Не надо чаю, я хочу побыть одна! - резко бросила Дама, неосознанно развернувшись лицом к Хозяйке, предоставляя той возможность лицезреть мусорные пакеты.
   - Ой, милочка, а почему вы с мусором? - удивленно вскинула брови жена Мэра.
   Дама как вкопанная застыла на месте.
   - Э... понимаете... - промямлила она, подыскивая подходящее объяснение, - Я решила вам помочь.
   - Как? Занося мусор в дом?
   - Ну... это мои утренние... э, мой утренний мусор, - сбивчиво искала ответы Дама, - Я решила, что неправильно будет свой мусор оставлять у вас, поэтому лучше, если мы увезем его с собой и выбросим там, у нас дома.
   - Вам действительно пошла на пользу прогулка, - усмехнулась Хозяйка, - У вас такой очаровательный румянец. А за свой мусор вы не беспокойтесь, я с ним уже разобралась сразу после вашего ухода.
   - Как разобрались? - передернуло Даму, она пристально посмотрела на мешки в своих руках, - А это?
   - Это? А это мой мусор, - улыбнулась Хозяйка, - Я решила сегодня расчистить подвал от всякого хлама. Ой, и мусора же там было.
   - Что!? Вы...вы хотите сказать, что это все ваш мусор? - сбивчиво залепетала Дама, трясущимися руками развязывая один из мешков.
   - Ну, да, мой, ненужный хлам и старые тряпки...
   Упав на колени, Дама начала судорожно вытягивать из пакетов старую ветошь. Ее большие темные очки в пол лица упали на пол, открыв взгляду не менее большие округлившиеся глаза женщины.
   - Но... но где мои вещи? - истошно завопила она, перебирая тряпки руками.
   - Ваши!? Какие еще вещи? - недоуменно спросила Хозяйка.
   - Те, которые я сложила в эти мусорные мешки?
   - В смысле мусор? - еще больше удивилась жена Мэра.
   - Нет! Мои вещи!
   - Вы имеете в виду?..
   - Да! Те мешки, что я отдала вам утром, где они? - Дама с надеждой посмотрела на Хозяйку.
   - А, те мешки? - пожала плечами та, - Их уже увезли, еще утром, на мусорку, сжигать.
   Что!? Увезли мои вещи? - Дама подняла на нее налившиеся кровью глаза.
   - Нет, увезли мусор, как вы и говорили... Ой, что это с вами?
   Истеричный вопль, разорвав тишину, не дал жене Мэра закончить фразу. Повалившись на бок, Дама нервно засупонила ногами и в приступе ярости заколотила кулаками по лестнице, слезы брызнули из ее глаз, а безумный крик и громкое чихание одновременно наполнили все пространство дома. Хозяйка растерянно всплеснула руками:
   - Ой, Господи, милочка, что с вами? Успокойтесь, это всего лишь старый мусор. Чего же из-за него так убиваться? - забегав вокруг Дамы, попыталась успокоить ее Хозяйка, но та, издав нечеловеческий вопль, заголосила еще сильнее. Жена Мэра заметалась по лестнице вниз и вверх, - Ой, я вижу, вам действительно плохо, вы очень, очень плохо выглядите. Мне кажется, вы снова заболеваете... - и, оставив Даму на лестнице, она опрометью бросилась из дому, громко голося на ходу, - Доктор! Доктор! Срочно сюда, ей опять стало хуже! Быстрее!..
   Хлопнула входная дверь дома. Дама громко взвыла и, вдруг, неожиданно затихла, провалившись в глубокий обморок, распростершись на лестнице среди кучи хлама и ветоши...
  
   - Ну, давай, рассказывай, дорогуша, что у тебя там произошло с сыном Мэра? - спросила Бабушка Внучку, когда они вышли из Парка.
   - Ничего... - насупившись, буркнула девушка.
   - Давай, давай, поделись, я же видела, - не отставала пожилая женщина, продолжая быстро идти по улицам Города.
   - Он очень глупый! - вздохнула девушка и еще больше надулась, плетясь сзади. Ей казалось, что этого аргумента достаточно, чтобы все объяснить. Однако Бабушка так не считала.
   - Ну что ты, милая, сразу уж так? - всплеснула она руками, - Нельзя так о людях говорить, не разобравшись.
   - А почему он тогда защищает этого Бизнесмена? - запальчиво огрызнулась Внучка, - Он говорит, что все это правильно, что так и нужно.
   Бабушка немного уменьшила ход и поравнялась с Внучкой.
   - Ну, милая, - улыбнулась она, посмотрев на молодую девушку, - людям свойственно часто ошибаться, совершать неправильные действия и...
   - Но в том-то и дело, - оборвала ее Внучка, - он утверждает, что это самое, что ни на есть правильное действие, и абсолютно уверен в этом!
   Перестав улыбаться, Бабушка вдруг резко остановилась и обернулась к Внучке. Взяв за руку, она повернула ее к себе.
   - Дорогая, поверь мне, люди могут ошибаться, - без тени улыбки повторила она, пристально заглядывая ей в глаза, - Но не спеши его судить. Есть вещи, оценку которым можно дать только спустя некоторое время. Одна ошибка - это еще не повод лишать себя друга.
   - Но я не хочу больше с ним дружить! - безаппеляционно воскликнула Внучка и отвела взгляд в сторону.
   - Девочка моя, слова - это еще не поступок. Не спеши с выводами, он всего лишь глупый мальчишка, дай ему шанс стать лучше, - морщины бабушкиного лица разгладились, и она снова улыбнулась.
   - Не знаю... - буркнула Внучка и пошла вперед.
   - А ты подумай, ведь если лишить человека возможности стать лучше, он лучше никогда и не станет, - усмехнулась Бабушка и поспешила за идущей впереди Внучкой.
  
   Достигнув своего зенита и преодолев верхнюю точку на небосклоне, Солнце уже начало крениться к закату. Часы на башне пробили три часа дня. Время шло, но ситуация в Парке не менялась. Толпа, постоянно подпитываемая новыми людьми, глядя в сторону Фонтана, недовольно гудела и решительно не собиралась расходиться. Бизнесмен, уютно устроившись на парапете, ехидно улыбался, поглядывая в сторону людей, и периодически гонял своего Работника, чтобы тот, в свою очередь, не расслаблялся, а продолжал отгонять от воды излишне назойливых мальчишек. Люди, сгрудившись вокруг Старика и Отставника, продолжали искать выход из ситуации.
   - А, может, я ему своей наливочки предложу? - рассуждала женщина с пышной прической, - Он ее выпьет, подобреет, уснет и тогда мы...
   - Точно! - тут же поддержал ее Библиотекарь, видимо, хорошо знакомый с ее продуктом, - Наливочка у тебя что надо!
   - Нет, не получится, не поверит, - оборвал их Отставник, - Не то...
   - Нет, конечно, не получится, - недовольно протянул Старик и с деланным укором посмотрел на женщину и Библиотекаря, - Я вам не позволю наливку всяким разным раздавать. Самим пригодится! - улыбнулся он.
   - А что, если мы сделаем вид, что уходим? - предложил мужчина с фотоаппаратом, - Спрячемся за деревьями, подождем, пока он не уйдет и...
   - Нет, не получится...- снова оборвал рассуждения Отставник, - Даже, если он уйдет, сторожа своего все равно оставит. Думаем дальше.
   - А если мы незаметно подбросим в Фонтан снотворного? - включился в разговор старик в панаме, все с надеждой посмотрели на него, - Они напьются из Фонтана, уснут и тогда мы...
   Отставник задумался
   - Нет, - вздохнул он, - Снотворное отпускается только по рецепту, да и Доктор не пойдет на такое.
   - Уж лучше тогда подбросить слабительного, - довольно ухмыльнулся Старик, - Оно без рецепта продается. Они не только уйдут, они бежать отсюда будут... если смогут, конечно.
   - Хм, да, идея хорошая, - улыбнулся Отставник, - Но ты же видишь, что он сам из Фонтана не пьет потому, что ему дорого, и другим не дает. Нет, не то, надо думать...
   Неожиданно раздался визг тормозов и, закутавшись в облако пыли, на краю Парка остановился большой черный автомобиль. Все сразу замолчали и посмотрели в ту сторону.
   - Ну вот, наконец-то, и наши подоспели, - хлопнув в ладоши, вскочил Работник и сделал несколько шагов в сторону облака.
   - Подожди! Рано радуешься... - остановил его Бизнесмен, пристально всматриваясь в оседающую пыль, - Что-то это мало похоже на наш автобус. Уж не конкуренты ли это пронюхали про мою воду? - его пальцы непроизвольно хрустнули, собравшись в кулак, - Быстро они сообразили, что по чем.
   Между тем, пыль рассеялась, двери лимузина широко раскрылись и из машины выскочили двое крепких мужчин в штатском. Они сноровисто достали что-то из багажника автомобиля и стремительно потащили это к Фонтану. Этим "что-то" оказалась конструкция переносной трибуны, которую они, ни слова не говоря, тут же принялись устанавливать на пятачке между Бизнесменом и горожанами, лицом к людям.
   - Э, э, вы куда? Вы че делаете?!- напыжившись, бросился к новоприбывшим Бизнесмен, - Я первый здесь занял место! А ну быстро собрали свои манатки и убрались отсюда по добру, по здорову!
   Сбитые с толку люди в штатском, нелепо попятившись назад, недоуменно переглянулись между собой и перевели взгляд на лимузин. Бизнесмен, воодушевленный паникой в рядах противника, запальчиво хмыкнул:
   - Ну вот и молодцы, так бы и сразу! А то, понаехало тут, понимаешь ли!
   В этот момент дверь пассажирского сиденья автомобиля распахнулась, и на землю уверенно ступили два черных остроносых туфля, после чего из салона появилось все остальное тело - с иголочки одетый лучезарно улыбающийся Сенатор в солнцезащитных очках.
   - А вот и я! - громко воскликнул он и, радуясь театральности своего появления, широко раскинув руки, пошел к людям.
   - Ну вот, и этот тут тоже... - вздохнул Старик, - Час от часу не легче, принесла нелегкая.
   - Погоди, погоди, не спеши, посмотрим... - усмехнулся Отставник, - Мне кажется, тут что-то сейчас может случиться.
   Перестав гудеть, горожане с интересом смотрели на приближающегося к Фонтану довольного Сенатора, периодически поглядывая на пыхтящего Бизнесмена.
   - Здравствуйте, здравствуйте, мои дорогие, - приветственно раскинув руки, подошел к людям Сенатор, - я так соскучился по вам, что вы даже представить себе не можете!
   - Да, да, действительно, не можем... - хмыкнув, согласился с ним Старик.
   - Ты смотри, смотри, что сейчас будет, - Отставник дернул его за рукав, обращая внимание на Бизнесмена, замершего в боевой стойке.
   - Эй, ты кто такой!? - насупившись, грубо спросил Бизнесмен, явно не расположенный к дружеской беседе.
   - Я?! - замешкался на секунду Сенатор, натягивая на лицо свою дорогостоящую улыбку, - Я самый лучший для вас друг, ваша надежда и опора...
   - Эй ты, опора, а ну вали отсюда лучше, подобру по здорову! - грубо оборвал его Бизнесмен.
   "Надежда и опора" недоуменно остановилась как вкопанная, соображая, что делать дальше, постепенно осознавая, что что-то тут не так. Его телохранители опасливо замерли, растерянно оглядываясь на хозяина. Повисла гнетущая тишина. Пауза затягивалась. Наконец, Сенатор снял очки и, нервно теребя их в руках, осторожно промямлил:
   - А... Э... А вы, простите, с какого округа будете?
   - Я? - гордо подбоченился Бизнесмен, - Я с этого округа, не видишь что ли? Это моя территория! Давай, вали отсюда!
   - А... Ваша!?.. - растерянно оглядываясь, сглотнул слюну Сенатор, - А мне п-п-про вас никто ничего не говорил.
   - Еще скажут, не переживай, - сухо бросил Бизнесмен, добавив властных обертонов в свой голос, - Ты услышишь обо мне уже очень даже скоро! Я хочу, чтобы ты понял сразу - кто бы там за тобой не стоял, ты мне не конкурент. У меня здесь все схвачено и за все заплачено. Понял?
   - Да?.. - рассеянно протянул Сенатор, запинаясь. - Я-я-я и не знал, меня не предупредили... Послушайте, но я ведь тоже заплатил за место. Как же так?
   Бизнесмен бросил на него надменный взгляд победителя.
   - Не знаю, кому и сколько ты там заплатил, меня это не касается - у меня есть договор, все чин чинарем. Так что, прости браток и... проваливай.
   "Браток" совсем скис, улыбка сошла на нет.
   - Но... А как же мои деньги, уже уплаченные? Сволочи... - забормотал он, рассуждая, - Может, мне в другую партию податься, а? Раз тут уже занято...
   - Подайся, подайся, - подначил его "попередник", - я свою партию уже отправил, так что процесс пошел, - твердо сказал Бизнесмен и громко чихнул.
   - Будьте здоровы! - машинально сказал Сенатор, - А, простите, как ваша партия называется?
   - "Живая вода"! - гордо вскинув нос, ответил делец.
   - Ммм, хорошее название для партии, - с завистью кивнул Сенатор, - многообещающее.
   - Еще бы! Мое собственное! Свежая сила! - хвастливо воскликнул Бизнесмен.
   Сенатор вздохнул и, вдруг, внезапная догадка осенила его.
   - Но, простите, мне кажется, я с другой партии.
   - С другой? - удивленно посмотрел на него Бизнесмен.
   - Да... с п-п-просроченной... - слегка замялся Сенатор, но тут же поспешно поправился, - Э... в смысле, уже давно существующей
   - Давно? И какая же это? - Бизнесмен насупился.
   - П-президентская... - осторожно промямлил Сенатор.
   - "Президентская"? - хмыкнув, задумался Бизнесмен, - Нет, не слышал о такой.
   - Как же, как же, - в свою очередь удивился Сенатор, - она сейчас очень широко распространена, она присутствует в каждом городе.
   - Что, так уж популярна? - недоверчиво скривился прожженный торговец.
   Сенатор нервно оглянулся на окружающих их горожан и, перейдя на шепот, прошептал на ухо Бизнесмену.
   - Ну, понимаете, не так чтобы популярна, но очень, очень широко представлена.
   - Хм, не знаю, не знаю, не пробовал, - пожал плечами Бизнесмен.
   - А вы попробуйте, обязательно попробуйте, - оживился Сенатор и часто заморгал. - Это намного выгоднее, чем создавать свое что-то новое. Ну, и к тому же, очень и очень перспективно, - для пущей убедительности Сенатор часто закивал, что вместе с подмигиванием выглядело так, как будто у бедолаги скрутило шею и нервный тик одновременно, - Да и заработки там не сравнить с другими партиями.
   Бизнесмен задумчиво почесал затылок. Слова "перспектива" и "заработок" ему нравились и действовали на него магически, как валерьянка на мартовского кота.
   - Хм, заманчиво, надо подумать. А где ее добывают? - спросил он.
   - Что добывают? - опешил Сенатор, резко перестав улыбаться.
   - Ну, воду?
   - Какую воду?
   - Ну, эту вашу, "Президентскую"?
   - Президентскую!? - непонимающе повторил Сенатор.
   - Да, где находится ваш источник? - допытывался Бизнесмен, но отметив на лице собеседника полное отсутствие какого-либо понимания, терпеливо пояснил, - Вот я свою "Живую воду" добываю прямо здесь, из фонтана. А вы откуда?
   - Мы!? - еще больше растерялся Сенатор. - Э, не знаю, наверное, из столицы... Вообще-то, они к нам сами приходят, отбоя от них нет. Жить-то всем хочется!
   Бизнесмен, опешив, в крайнем удивлении уставился на него.
   - Брр... Что за ерунда!? - потряс он головой, сбрасывая оцепенение, - Кто приходит? К кому приходит? Куда приходит? - воскликнул он.
   - К нам, в партию... - рассеянно ответил "слуга народа".
   Совершенно запутавшись, Бизнесмен резко замолчал.
   - Так, стоп! Послушайте, вы кто? - решил он начать сначала.
   - Я!? Я - Сенатор.
   - Сенатор!? - торговец почесал голову, - А вода тут при чем?
   - Вода? Какая вода? - совершенно сбитый с толку, Сенатор непонимающе посмотрел на допытливого дельца.
   - "Президентская"? - теряя терпения, повысил голос тот.
   - Не знаю...
   - Но вы же сами сказали мне, что ваша вода широко распространена и присутствует в каждом уголке.
   - Вода!? - удивился Сенатор. - Нет, я про партию вам говорил... А вы что подумали?
   Только тут до Бизнесмена начало что-то доходить.
   - Черт! - резко воскликнул он, топнув ногой, - Это дерьмо!
   - Ну да, не спорю, - сжавшись, поспешно согласился с ним Сенатор, - некоторые нас и так называют...
   - Так, значит, вы не имеете никакого отношения к продаже воды? - оборвал его Бизнесмен.
   - Я!? Нет, конечно, я продаю совсем другое.
   - И что же это? - с интересом посмотрел на него Бизнесмен.
   Сенатор снова подошел поближе и доверительно шепнул ему на ухо.
   - Надежду.
   - Надежду? А, в смысле, обещания? - громко сообразил Бизнесмен.
   - Ну да. Только тихо, прошу вас, пожалуйста, - с опаской оглянулся Сенатор на окружающих их людей, с интересом прислушивающихся у перепалке, - Мне это только еще предстоит сделать.
   - А, понятно, - оскалился Бизнесмен, с пониманием кивая, - Ну, теперь, когда мы все выяснили, если вы мне не конкурент, то я не буду вам мешать продавать то, что у вас есть. Действуйте! Удачных вам продаж! - и снисходительно похлопав коллегу по плечу, делец громко чихнул.
   - Будьте здоровы! - чихнул в ответ Сенатор.
   - Спасибо, и вам того же!..
  
   Выяснив, что на его территорию никто не претендует, Бизнесмен спокойно вернулся к своему торговому месту на парапете Фонтана и стал с умилением наблюдать за действиями своего несостоявшегося конкурента. Сенатор, оглянувшись в поисках своего "раздаточного прилавка", к своему удивлению почему-то его не обнаружил, поэтому зло прикрикнул на все еще пребывающих "в заморозке" сопровождающих его охранников:
   - Эй! Ну чего стали!? Работаем, работаем!
   Мгновенно очнувшаяся охрана, вспомнив о своих прямых обязанностях, быстро и слажено соорудила трибуну и, оглядываясь по сторонам, отошла за спину хозяина. Старики, так и не дождавшиеся драки столетия, разочаровано вздохнули.
   - Ну вот, теперь их стало вдвое больше на нашу голову, - огорченно вздохнул Отставник.
   - Ничего удивительного - два сапога пара! - с пониманием хмыкнул Старик.
   - х, была бы моя воля, я бы эту пару давно бы на мусорку выбросил! - в сердцах воскликнул вояка.
   - Так ведь, если не будет этой, всегда новая найдется, - парировал Старик.
   - Тогда я вообще производство подобных сапог прекратил бы,- твердо подытожил Отставник и вместе с остальными горожанами пододвинулся ближе к трибуне.
   Следующий акт грандиозных продаж только-только готовился начинаться. Поправив свою холеную прическу и водрузив на лицо маску искусственной улыбки, Сенатор наконец-то взошел на "прилавок"... э, то есть, на трибуну. От недавней растерянности не осталось и следа. Продавец надежды широко улыбнулся, обнажив два ряда неестественно белоснежных зубов. Посмотрев в сторону Бизнесмена и дождавшись, пока тот кивнет, Сенатор прокашлялся и начал свой предвыборный спич:
   - Кхе, кхе... Дорогие друзья! - воззвал он к окружающим его людям, - В этот прекрасный и знаменательный день я еще раз хочу выразить вам свою признательность за то, что вы не забываете меня. За то, что также как и четыре года назад, вы поддерживаете все мои начинания, потому что все они идут от самого сердца, так сказать, из глубины души...
   - Знаем мы, откуда они идут, - выкрикнул кто-то из толпы и смех пробежал по рядам. Сенатор, сделав вид, что ничего не услышал, бодро продолжил.
   - Мы должны помнить, что сегодня как никогда важна прямая непосредственная связь избранной власти со своим народом, потому что, кто, как ни народ является истинной властью в государстве!? Именно поэтому, тот канат, что волею судьбы соединяет народ и власть, вас и меня, должен сегодня быть крепок и гибок как никогда, невзирая на трудности и вызовы, которые ставит перед нами нынешнее время.
   - Эй, а не слишком ли ты гибкий, Сенатор? - снова выкрикнул кто-то из толпы, вызвав очередной взрыв смеха у людей. Сенатор опять поспешил сделать вид, что не заметил и еще больше растянулся в улыбке. Он продолжал, его несло:
   - Мы все - части этого каната, его ниточки, поэтому крепкая веревка, сплетенная из нитей души каждого из нас, наших желаний и чаяний, сегодня должна выдерживать максимальные нагрузки, которые...
   - А может просто уменьшить нагрузки? - вопросил из толпы все тот же насмешливый голос, - Или использовать веревку по другому назначению?
   Люди снова одобрительно засмеялись. С трудом сдерживаясь, В этот раз Сенатор слегка напрягся, но все же не сбился с курса хорошо заученной речи.
   - ...которые есть на сегодня. Так можем ли мы в это трудное время выбора менять свой, проверенный временем, канат на другой? - задал он свой главный вопрос и, не дожидаясь ответа, ответил на него сам, - Нет, не можем! Нет, нет и нет! Потому, что та веревка, что у нас уже есть, уже прошла испытание временем и доверием людей. Вашим доверием, мои дорогие! - Патетически закончил свою речь Сенатор и воздел руки, протягивая к их слушающему его народу. Где-то в коляске громко заплакал ребенок, мамочка принялась его утешать. Горожане удивленно переглядывались между собой.
   - Ага, даже ребенок понимает, что новый канат не помешал бы, - хмыкнул Старик.
   Не затягивая паузу, поймав кураж, Сенатор продолжил:
   - Я всегда тянул вас за собой к лучшей жизни, я был вашим канатом последние четыре года, - продолжал убеждать народ Сенатор, - И я очень надеюсь, что с вашей помощью я останусь им и в дальнейшем, - он сделал небольшую паузу, ожидая аплодисментов поддержки.
   - Ммг, не знаю как канатом, а петлей на нашей шее ты был, это уж точно, - громко прокомментировал Старик, чем вызвал новый взрыв смеха.
   Не дождавшись аплодисментов, Сенатор поспешил продолжить:
   - Э... каждый день, просыпаясь утром, каждый час я спрашиваю себя: "А что еще я могу сделать для вашего города?".
   - Я точно знаю, что! Может, уйдешь в отставку? - выкрикнул Старик, но Сенатор напористо продолжал.
   - Я постоянно думаю о вас, и я вам гарантирую - моя забота удвоится, если вы снова выберете меня...
   - Удвоится?! Господи, за что? - не унимался Старик. Люди уже смеялись, не пытаясь сдерживаться.
   - Эй, Сенатор! - громко воззвал Отставник, кивая на Бизнесмена, - Давай, прояви свою заботу - верни наш Фонтан людям, помоги Городу.
   - А? Что? Фонтан?.. Ммм, э... - Сенатор озадачено повернул голову к Бизнесмену, но тот, напыжившись, отрицательно покачал головой, при этом недвусмысленно стукнув кулаком в ладонь.
   - Что, слабо, депутат? - поддел его Отставник.
   - Нет, просто, кхе, кхе... - сглотнул слюну Сенатор и закашлялся.
   В этот раз кашлял он неправдоподобно долго, глядя как Бизнесмен крепким кулаком избивает свою бедную ладонь. Он пытался найти правильный ответ. Когда его лицо стало уже совсем пунцовым, представитель народа наконец-то тихо промямлил:
   - Э... Просто понимаете, это совсем не просто - это лежит в плоскости правовых отношений, поэтому...
   - Какой же из тебя тогда народный избранник? - с едким сарказмом перебил его Отставник.
   Народному избраннику стало окончательно неловко. Ему очень-очень хотелось что-нибудь пообещать людям - чего-нибудь такого, исполнение чего можно было бы отложить года на четыре, но вот чего именно, он не мог придумать. К тому же окруживший его со всех сторон избиратель начал вдруг настойчиво и требовательно скандировать:
   - Давай! Давай! Сенатор! Сенатор!..
   - Я... э... Я все решу, я вам обещаю! - не выдержал Сенатор, бросив взгляд на Бизнесмена, тот отрицательно покачал головой, - Только потом, потом, после выборов, как только стану вашим представителем.
   - Станешь!? - громко возмутился Старик. - Не смеши меня! Кто же тебя выберет?
   - Ну почему нет? - совершенно искренне удивился народный избранник, простирая в мольбе руки к людям, - Нам же так хорошо было вместе все эти годы.
   - Кому это было хорошо, а? Уточните, пожалуйста... - послышались гневные выкрики из толпы. Народ загудел:
   - Сенатору, наверное, было хорошо...
   - Ему-то было неплохо, а вот остальным-то как?..
   - Дорогие мои, друзья мои, - в сердцах попробовал вразумить толпу Сенатор, - мы же так хорошо всегда понимали друг друга...
   - Ага! Мы, значит, понимали, а хорошо было тебе, так что ли? - засмеялись люди.
   - Ну мы же с вами не один пуд соли вместе съели, чего вы, а? - продолжал свои увещевания Сенатор.
   - Ммг... Пока мы ели этот пуд соли, ты, небось, деликатесы за бюджетные деньги уминал...
   Горожане уже не скрывая смеялись над незадачливым избранником. Маски на его лице сменялись одна за другой - мольба, удивление, непонимание, страх, отчаяние...
   - Кстати, - внезапно осенило избранника, и Сенатор расплылся в улыбке, - чуть не забыл - я же вам подарки привез! - он нервно кивнул своим сопровождающим в сторону машины и те, не задавая лишних вопросов, торопливо помчались к ней. Сенатор снова улыбнулся людям, - Как и всегда, я же не мог приехать к вам с пустыми руками.
   - Да от твоих подарков язву желудка заработать можно, - скривился Старик и толпа снова засмеялась.
   А тем временем охранники уже тащили к трибуне целые охапки каких-то кульков. Сенатор широким жестом Деда Мороза указал на подозрительную ношу в руках своей охраны.
   - Вот! Подарки! Раздайте их людям!
   Телохранители резво бросились раздавать презенты. Получившие подарки люди, с осторожным любопытством заглянув в пакеты, обнаружили в них до боли знакомую...
   - Соль! Да это же соль!.. - понеслось над толпой гневное и непонятное.
   - Йодированная! - умильно уточнил Сенатор.
   - Ну и зачем она нам?..
   - Мы еще твою соль с прошлых выборов не переварили!..
   - Так тогда была каменная соль, а это йодированная - она лучше! - привел довод в свою пользу Сенатор, - Ешьте на здоровье!
   - Ну, спасибо, Сенатор, ну удружил! - едко усмехнувшись, чуть ли не в пояс поклонился ему Старик, - Запасом соли ты весь Город обеспечил. Чем дальше обеспечивать будешь?
   Сенатор растерянно улыбнулся.
   - А что, еще что-то нужно? - в поисках поддержки, он рассеянно оглянулся на своих охранников, но те, раздав соль, стояли столбами за его спиной, их лица были чисты и невинны - никаких мыслей, никаких сомнений. Бизнесмен, ругаясь с кем-то по телефону, качнул головой и едко ему улыбнулся. Никакого понимания он не отметил, и теперь Сенатору стало по-настоящему неуютно.
  
   - Бабушка, да не лети ты так! - взмолилась Внучка, едва поспевая за быстро идущей по улицам Города пожилой женщиной.
   После долгих и бесплодных поисков Мэра по всему Городу, пробежав его с права на лево и слева на право, побывав в каждом закоулке, на каждой улице, и заглянув под каждый куст, и нигде его не обнаружив, Внучка все же немного устала. Да и кто бы тут не устал, когда Мэра и след его простыл? Нет, конечно, они встречали по дороге горожан, которым все-таки повезло больше, чем им - увидеть Мэра, а вернее, его спину, лихо несущуюся на своем велосипеде вдаль в неопределенном направлении. Редкие счастливцы, отрицательно мотая головой, неуверенно указывали рукой в ту сторону, куда как им казалось, промчал мимо них Мэр, чем еще более усложняли поиски, поскольку указанные направления очень и очень разнились между собой. Расспрашивая одного за другим, Бабушка с Внучкой хаотично двигались по Городу в безрезультатных поисках, теряя свои силы.
   - Бабушка, я уже устала ходить по Городу - нету его нигде! - прохныкала Внучка и окончательно остановилась.
   - Как это нету!? - бодро вскинула голову Бабушка, не собираясь сдаваться, - Мэр должен быть на своем рабочем месте!
   - Но его там нету! Мы же были возле мэрии уже три раза!
   - Ну что ты заладила, "нету" и "нету"? Для него весь Город - рабочее место. Ездит себе где-то, работает... - Бабушка повела руками вокруг, образно отображая объем мэрских задач.
   - Ага... - фыркнула Внучка, - Ты еще скажи, встречается с людьми.
   - А что, встречается! - Уверенно парировала Бабушка, не обращая внимание на сарказм Внучки, - Вон, все, кого не встретишь, говорили, что видели его. Да мы сами, ты же помнишь, видели его, когда он проезжал мимо нас.
   - Это в тот раз, когда он поехал еще быстрее, как только ты попыталась что-то его спросить?
   Ну да, он же занятой человек, - не смутившись, ответила Бабушка, - Он же занятой человек, возможно, ему было некогда, и он решал вопросы посерьезнее наших.
   - А что, разве есть еще вопросы, посерьезнее наших? - искренне удивилась Внучка, Бабушка на секунду задумалась.
   - Мда... Ты права, серьезнее нет, поэтому идем быстрее... - и она потянула упирающуюся девушку за собой.
   - Ммм... - устало протянула Внучка и уютно устроилась на рядом стоящую скамейку, - Ну зачем? Это бесполезно... Может, лучше вернемся к остальным?
   Но Бабушка ее уже не слышала - она уже шла дальше, продолжая рассуждать:
   - Раз Мэра нет в Городе, значит нужно искать его где-то... за Городом, - она обернулась и посмотрела на нехотя поднявшуюся со скамейки Внучку, - У меня есть предположение, где бы он мог быть. Идем скорее... - и она поспешила вперед.
  
   Дверь мэрии приоткрылась и на пороге, гордо подняв голову и задрав хвост, появился Кот. За ним, придерживая двери, вышел Журналист.
   - Вот если бы ты еще и двери мог сам открывать, тебе вообще цены бы не было, - сказал он Коту, тот вопросительно посмотрел на него, - Ладно, ладно, это я шучу, никто тебя продавать не собирается. Такой источник знаний и самому нужен.
   Кот одобрительно мяукнул, и они продолжил свой путь через площадь. Подойдя ближе к лаборатории, Журналист заметил ученых. Оторвавшись от своих трудов, они как раз вышли на улицу вкусить немного вечернего солнца. Но, если молодой помощник ученого, развалившись на стуле, явно наслаждался отдыхом, то его пожилой коллега явно нервничал и не находил себе места.
   - Пойдем, дружище, узнаем у людей, может, наука обнаружила уже что-то новое, пока мы с тобой изучали старое, - усмехнувшись, бросил Журналист Коту, - А заодно и перекусим, ведь не пропадать же бабушкиным бутербродам, сказал он и направился прямиком к лаборатории.
   - Привет науке! - воскликнул он, подходя к труженикам науки. - Мир, Труд, Май и Научный прогресс!
   Почти уже задремавший Лаборант, дернувшись от неожиданности, вскочил и, жмурясь от яркого света, быстро затараторил:
   - Все, все, ищем, ищем, хозяин, не беспокойтесь, почти нашли...
   Журналист удивленно переглянулся с Котом.
   - Да успокойся ты! Это не он, сядь уже, - прикрикнул на студента Профессор.
   Лаборант плюхнулся обратно на стул и, прикрывая рукой глаза от солнца, посмотрел на новоприбывших, пытаясь сообразить, кто это.
   - А вы, молодой человек, не шутили бы так по поводу науки, - нравоучительно сказал Профессор Журналисту, - ей и так сейчас не сладко.
   - А, это вы? - недобро прогнусавил Лаборант, - Ходят тут всякие, пугают...
   - Так я, это, взбодрить вас решил, - смущенно произнес Журналист.
   - Ну что ж, считайте, что взбодрили, - хмыкнул Профессор и посмотрел на хлопающего ресницами Лаборанта, после чего перевел взгляд на Кота. - А это что за работник, тоже из редакции?
   - Нет, нет, это местная достопримечательность - он все знает, и всех знает, и его все знают - он все понимает, но ничего сказать не может, - Кот протестующее мяукнул, Журналист сразу поправился, - Нет, конечно, кое-что все-таки понятно... но не все. А у вас как продвигаются дела, нашли уже что-то?
   - Да что тут найдешь, - вздохнул ученый, - вода как вода! Закончилась уже, слава Богу, всю выварили. Вот, сидим, отдыхаем, ждем новую партию.
   - Ну, раз такое дело, может, перекусим немного бутербродами? - предложил Журналист и сразу полез а свою сумку. Лаборант тут же радостно вскочил.
   - О, да, да, перекусим, перекусим.
   - Нет, нет, мы не будем, спасибо, - остудил его пыл Профессор.
   - Ну, Профессор, - заныл молодой и голодный помощник, - если вы не будете, тогда ваш бутерброд съем я.
   - Нет!
   - Не переживайте, тут всем хватит, - улыбнувшись, успокоил их Журналист и достал большой пакет, - Бабушка, когда меня собирала, заготовила бутербродов, как на роту солдат, так что угощайтесь, пожалуйста, не стесняйтесь. - Кот утвердительно мяукнул. - Вот видите, разрешение получено, берите.
   Он развернул большой сверток с бутербродами. Лаборант схватил сразу два, на всякий случай.
   - Смотрите, тут есть с сыром и колбасой, - предложил Журналист.
   - Спасибо, - сдержанно ответил старый ученый, аккуратно беря бутерброд с сыром.
   - Ммг, ммг, спасибо, очень вкусно, - с набитым ртом промычал его молодой коллега и подхватил еще два бутерброда с колбасой. Изрядно проголодавшиеся люди, отдавали должное угощению.
   Неожиданно снизу раздалось требовательное мяуканье.
   - Ой, - спохватился Журналист, посмотрев на Кота, не спускающего глаз с бутербродов, - ты же тоже проголодался. Ну, прости, прости, дорогой, запамятовал, - и сняв колбасу со своего бутерброда, он щедро оделил ею своего приятеля.
   В этот момент, отряхиваясь от пыли, из-за лаборатории вышла маленькая черная собачка, о которой уже все забыли. За нею тянулся тонкий поводок, привязанный к ручке двери. Вот он-то и не дал ей подойти слишком близко, натянувшись струной. А подойти очень, очень хотелось, потому что здесь раздавали колбасу и пряный аромат кружил проголодавшейся Лапе голову. Она уставилась на вожделенные куски и, облизываясь, заскулила, неожиданно обнаружив себя. Услышав непонятные звуки, Журналист обернулся в сторону источника и невольно отпрянул.
   - Ой, а это еще кто? - узнал он Лапу и резко отступил назад, - Нет, нет, не надо меня кусать, я невкусный, невкусный, - затараторил молодой человек.
   Профессор и Лаборант, резко перестав жевать, замерли на месте. Но в глазах Лапы светилась такая тоска, и натянувшийся поводок сдавливал горло, и от былой злости не осталось и следа. Сидя на задних лапах, облизываясь, она с мольбой смотрела то на Журналиста, то на колбасу. Кот перестал есть и заинтересованно уставился на неожиданную гостью. Он перевел взгляд на Журналиста и требовательно мяукнул.
   - Что!? - недоверчиво переспросил тот, глядя на Кота, краем глаза не упуская из виду собаку, - А, ты, действительно, считаешь, что мы должны пригласить ее за общий стол? - Кот широко зевнул, - Ну, хорошо... А если она снова накинется? - Кот почесал за ухом, - Ты меня защитишь!?.. Ну, ладно, ладно, смотри, ты мне обещал.
   Журналист отломил кусочек колбасы и кинул его собаке. Та резво ринулась к угощению, но натянутый поводок удержал ее на месте.
   - А... - напрягшись было, облегченно выдохнул Журналист, - Она привязана...
   Он осторожно отвязал поводок от ручки, чтобы дать ей возможность приступить к трапезе. Та, не обращая никакого внимания на людей, немедленно проглотила колбасу и снова просительно посмотрела на него, ожидая добавки. Кот разрешительно мяукнул, и он положил перед Лапой целый бутерброд, который та тут же начала есть.
   - Ну, вот и хорошо, все обедают, - усмехнулся Журналист.
   - А там еще осталось? - держа в руках непочатый бутерброд и заглядывая ему через плечо, спросил Лаборант, озабоченный тем, что сотрапезников становится все больше и больше. Журналист кивнул на неуменьшающуюся кучу бутербродов, и Лаборант поспешно взял еще два.
   - Вот бы такое рвение у тебя было к работе, - иронически покивал головой Профессор.
   - Ничего, ничего, - ответил Лаборант, надкусывая очередной бутерброд, - я потенциально талантлив - всему свое время. Сейчас я еще только расту, поэтому мне нужно усиленно питаться. Но придет время, и однажды я открою такое, что вы все просто ахнете!
   Профессор скептически посмотрел на ученика:
   - Не уверен, что я хотел бы при этом присутствовать.
   Журналист улыбнулся.
   - А еще у меня есть такой чай, - сказал он, доставая термос, - который восстанавливает силы с первого глотка.
   - На травках? - усмехнулся Лаборант.
   - Да, на травах, бабушкин... А откуда вы знаете? - удивился Журналист, но Лаборант только ухмыльнулся в ответ, - Бабушка делает его по какому-то особому рецепту, и обещала когда-то научить и меня.
   - На травках оно всегда хорошо... - вспомнив что-то, довольно почесал голову Лаборант.
   Тем временем животные быстро управились с отведенной им порцией.
   - А, уже съели? - заметил Журналист ожидающий взгляд Лапы, - Сейчас дам еще... - Он заглянул в пакет, но к его удивлению там остался всего один бутерброд с одним кусочком колбаски, - Ну что ж... - усмехнулся он и, сняв с бутерброда колбасу, честно разделил ее пополам, положил перед Котом и Собакой.
   Лапа не заставила себя долго ждать и мигом уплела свой кусочек. Кот же никуда не торопился, он выдержал паузу, обнюхал колбасу, после чего, взяв свой кусочек в зубы, положил его перед Лапой, предлагая той его съесть. Та, даже не гавкнув "спасибо", тут же подмела и его.
   - Надо же, - удивился Журналист, - а еще говорят, что кошка с собакой не ладят... Что, понравилась тебе дама? - спросил он Кота, кивая на Лапу. Та сидела, высунув язык, кокетливо виляя обрубком своего хвоста. - Похоже, ты ей тоже понравился. Еще бы, ты еще тот джентльмен! Поздравляю! - он нагнулся пониже и прошептал Коту на ухо, - Только, пожалуйста, договорись со своей новой подружкой, чтобы она меня больше не кусала, - Кот утвердительно мяукнул и сел возле Лапы, - Молодец, хороший мальчик!
   Лаборант удивленно уставился на человека, разговаривающего с котом.
   - А что, вы знаете, сколько ему лет?
   - Да нет, это так, образно. Он, может быть, и намного старше, однако всячески старается этого не показывать.
   - Природа... - вздохнул Профессор. - Вот если бы людям те девять жизней, что есть у кошек, мы бы столько всего успели.
   - Зачем? - искренне удивился Журналист. - Чтобы успеть сделать то, что нужно, достаточно и одной жизни - главное правильно ее распорядиться.
   - Это да, это да, - вздохнул ученый, - одной, возможно и хватило бы, если бы она так быстро не заканчивалась. Ну, угостите нас своим чаем, молодой человек.
   - С удовольствием, - Журналист начал разливать чай в одновременно протянутые кружки.
   Никто и не заметил, как в этот момент из Парка вышел Бизнесмен. Он шел по площади, о чем-то задумавшись, слегка покашливая на ходу. Однако, увидев людей, замерших с кружками в руках, припустился к ним почти бегом.
   - Э, э, что здесь происходит!? Почему не работаем? - напористо налетел он, размахивая руками. Профессор и Лаборант испуганно посмотрели на него.
   - А... э... А мы не думали, что вы так быстро вернетесь, - ляпнул младший научный сотрудник.
   - Что!?
   - Он имеет в виду, что у нас закончились образцы, поэтому... - попытался спасти ситуацию Профессор.
   - Образцы?
   - Да, исследуемый материал... вода в данном случае.
   - Что!? - вскипел торговец, - Послушайте, я, конечно, могу вам выделить еще, но надо экономнее расходовать материал - она ведь немалых денег стоит! - Он холодно посмотрел на Журналиста, - Эй, вы зачем отвлекаете моих людей от работы?
   - Я... я... - растерялся Журналист, - Вы продаете городскую воду людям?
   - Что? Да, я продаю воду людям, а что?
   - Но ведь вода принадлежит всем - как земля, как воздух, как солнце...
   - А теперь она только моя! - оборвал его Бизнесмен, - И что дальше? - и он агрессивно посмотрел на молодого человека.
   Журналист растерянно замолчал.
   - А почему тогда вы здесь, если вся вода там? - осторожно спросил Лаборант, кивая на парк.
   - А! - отмахнулся от него Бизнесмен, - Глупые люди, они не хотят ее покупать. Дорого им, видите ли! По себестоимости и дорого, - фыркнув, посетовал несчастный предприниматель, - К тому же там сейчас другой продавец торгует.
   - Вашей водой? - изумился Лаборант, - И вы позволили!?
   - Да нет, не моей водой, а своими обещаниями, - презрительно хмыкнул Бизнесмен. - Ну просто клоун какой-то, смех, да и только.
   - Но так же нельзя! Люди не должны... - опять попытался встрять в разговор Журналист.
   - Можно! - оборвал его Бизнесмен, - И вообще, хватит читать мне тут нотации, занимайтесь своим делом и не мешайте мне. А вы, - перенес он внимание на своих людей, - быстро за работу! Воды я вам сейчас принесу! - он грозно посмотрел на Профессора и Лаборанта, которые продолжали держать кружки с остывающим чаем, и перевел злой взгляд на Журналиста, - И это, прекратите спаивать моих подчиненных!
   Послушайте, но это чай... - сделал попытку объяснить Журналист.
   - Ага, чай! А ну, отдай! - Бизнесмен резко вырвал кружку из рук Лаборанта, - Знаю я ваши чаи, небось мою воду пьете! - он залпом выпил содержимое кружки и недоуменно замер, оценивая "воду" на вкус, - Ммм, не понял... - Он выхватил вторую кружку у недоумевающего Профессора и одним глотком осушил и ее. Немного постоял, что-то обдумывая, - Ммм... Так это же чай!?
   - Чай, - хором кивнули ему работники лаборатории.
   - Ну, так я же вам про это и говорю - обычный бабушкин чай, настоянный на травах, - подтвердил Журналист.
   - А ну, дайте еще, - Бизнесмен протянул кружку и молодой человек поспешно налил ему из термоса. Тот пил, но уже медленнее, вслушиваясь в тонкости вкусовых ощущений, - Ммм, вкусно. Не думал, что чай может быть таким вкусным. Что здесь?
   - Это травы из Парка, Бабушка их сама собирает, они здесь особые. Она говорит, что там в Парке такая земля, что даже обычные травы произрастают не так, как везде - становятся более лечебными, что ли, и лечат любые болезни.
   - Земля? - насторожился Бизнесмен, перестав пить.
   - Да, почва - она здесь особая, - без всякой задней мысли подтвердил Журналист. - Бабушка всю жизнь этот чай пьет.
   - Почва... Мгм, интересно... - Загорелись глаза у торговца.
   - Вам еще налить? - спросил у него Журналист и Лаборант разочаровано охнул, он рисковал даже не попробовать целебного чаю, который так несправедливо у него отобрали.
   - Нет... - к вящему удовольствию Лаборанта отказался Бизнесмен. Он вдруг начал что-то бубнить себе под нос и задумчиво заходил с места на место, - Земля, земля, земля, почва...
   - Что это с ним? - обеспокоенно прошептал Журналист.
   - Не знаю, - пожал плечами Профессор.
   - Травки, наверное, подействовали, - хмыкнул Лаборант.
   А Бизнесмен тем временем быстро заскочил в лабораторию и через секунду выскочил обратно уже с лопатой в одной руке и мешками в другой. Ни слова не говоря, он пробежал мимо людей и помчался обратно в Парк.
   - Вы куда? - крикнул ему вслед Журналист, но тот только отмахнулся от него.
   - Нет, нет, спасибо, не хочу больше... Земля, земля, почва, почва...
   - А с водой-то что делать? - прокричал Лаборант вслед, потихоньку вынимая из рук застывшего Журналиста термос с чаем и наливая себе полную кружку.
   - Ничего, оставьте ее в покое... Почва, почва... - донеслось издалека, и Бизнесмен растворился среди парковых деревьев.
   - Ну вот, работаешь, работаешь, а все бестолку, - разочаровано произнес Лаборант, с удовольствием смакуя чай, - Зря только воду варили, химией дышали - все в пустую!
   - Этого и следовало ожидать, - усмехнулся Профессор, - Ничего, ты еще молодой, научишься. Э, можно мне немного вашего чая? - поспросил он у Журналиста.
   - Да, да, конечно... - ответил тот и взял у Лаборанта термос. Наклонив термос над кружкой Профессора, с горлышка сорвалось только несколько капель. Профессор разочаровано вздохнул, Лаборант поспешил сделать вид, что смотрит в другую сторону.
  
   А в это время в Парке Сенатор зря времени не терял. Что может быть лучше для укрепления своего имиджа как защитника прав народа, чем непосредственное общение со своими избирателями? Тем более, если это происходит в отсутствии фактора сдерживания полета речи, то есть отсутствия присутствия самих угнетателей народа, таких как Бизнесмен. Поэтому, пока никто не мешает, можно и нужно немного подправить свою риторику в нужном русле, тем более, что люди этого хотят.
   Однако, не все так просто...
   - Эй, Сенатор, давай, расскажи нам еще какую-то сказку, - рассмеялся кто-то из горожан, поддерживаемый дружным смехом остальных.
   - Да, да, соври нам еще что-нибудь такое, чтобы мы поверили...
   - Пообещай нам свои "золотые горы"...
   Смех взрывался после каждой безуспешной попытки Сенатора отбиться от назойливых выкриков.
   - Да, да, обещаю, обещаю, все сделаю, только потом, не сегодня... - вертел он головой направо и налево, глупо улыбаясь и пытаясь сконцентрироваться.
   - Все, засыпался наш Сенатор, - констатировал Старик, обращаясь к Отставнику. Он оглянулся вокруг, отмечая про себя, что чего-то не достает. - Эй, а куда это вдруг торговец пропал? И не боится же гад, что мы свою воду назад заберем.
   Отставник посмотрел в сторону Фонтана и улыбнулся.
   - Да ладно тебе, не видишь что ли, что торговля у него не пошла? А тут еще и Сенатор электорат переманивает, вот он и оставил вместо себя охранника, а сам пошел отдыхать, чтобы другому не мешать.
   - Не очень-то и тяжелая у него работа, - хмыкнул Старик.
   - Тяжелая, тяжелая, будь уверен, - смеясь, закивал Отставник, - Чтобы отбирать надежду у людей, знаешь, какая сила нужна?..
   Тем временем Сенатор, перекрикивая людей, попытался наладить диалог.
   - Друзья, товарищи избиратели, я прошу вас, не задавайте слишком много вопросов сразу, я не успеваю их понимать...
   - Для этого нужно иметь желание слушать, - выкрикнул Старик.
   - Я желаю слушать, честно желаю, я же слушаю... - метался Сенатор из стороны в сторону, - Ну, послушайте, друзья, я же ваш, от "а" до "я", от начала и до конца, и днем и ночью...
   - Не надо! - грохнуло громким хором, большей частью женскими голосами.
   - Ладно, не буду... - испуганно отшатнулся представитель народа, но тут же продолжил, - Поверьте, я сделаю все для вас, как всегда... - он опять на секунду запнулся, - Как всегда хотел сделать. Вы скажите мне только, что вам нужно?
   - Нам нужен наш Фонтан! - громко прокричал Старик, и горожане тут же его поддержали, скандируя хором:
   - Фонтан! Фонтан! Фонтан!.. - громко разносилось по Парку.
   Сенатор осторожно оглянулся, ища глазами Бизнесмена. Наткнувшись на взгляд Работника, он вопрошающе кивнул ему.
   - Эй! Он ушел, а? Ну, этот, как его?
   Работник оглянулся вокруг и неуверенно пожал плечами. Сенатор еще раз на всякий случай оглянулся, после чего, вздохнув и набрав в легкие побольше воздуха, наконец-то решился продолжить, начиная с шепота и постепенно повышая голос:
   - Друзья мои, соотечественники! Сегодня в это тяжелое время кризиса нам открывается истинное лицо зла. - На всякий случай он еще раз оглянулся вокруг, не появилось ли, не дай Бог, это самое "лицо зла", и продолжил уже громче, - О чем я говорю, хотите вы спросить? Я говорю о том, что в наших непростых условиях молодой экономики капитализм в лице некоторых из нас показал свое истинное звериное лицо. - Он ярко ткнул перстом на место на парапете Фонтана, где еще до недавнего времени сидел Бизнесмен, а сейчас, открыв рот, на него смотрел ничего не понимающий, и вдруг оказавшийся капиталистом Работник. Горожане все как один посмотрели на Работника, Сенатор воодушевленно продолжал, - Лицо! Я бы даже сказал, оскал, товарищи! Такие как он и ему подобные, пользуясь доверием простых граждан и их, порой детской непосредственностью и наивностью, методом шантажа, угроз и, что там говорить, простого подкупа, цинично отбирают у людей самое дорогое, что у них есть - их душу, бросая их на произвол судьбы, лишая главных ценностей человечества - веры, надежды и любви!
   Сенатор перевел дух и довольно посмотрел на застывших в молчании людей, наслаждаясь произведенным эффектом.
   - Во дает! - выдохнул кто-то.
   - И где только этому учат, так говорить?.. - осторожно пробежало по толпе.
   Вдохнув полной грудью величественной тишины, Сенатор уверенно продолжил:
   - Друзья мои! А коли так, то можем ли мы, скажите мне, смиренно склонить голову и безропотно без борьбы отдать какому-то кровопийце и эксплуататору все, что нам дорого? - Он снова указал пальцем на Работника. - Скажите мне честно, пожалуйста, готовы ли мы легко расстаться с тем, что нажито непосильным трудом многих поколений наших отцов и дедов, что греет нашу душу и является нашей первоосновой!? Можем ли мы себе это позволить!? А?
   Плотно обступившая трибуну толпа горожан, проникшись пламенной речью Сенатора, одновременно выбрасывая вверх кулак, хором громко закричала:
   - Нет! Нет, не можем! Не допустим!
   Умилительно вглядываясь в лица людей, Сенатор уже сам хотел закричать, что "не можем!", как вдруг краем глаза увидев появившегося на парковой дорожке Бизнесмена, спешащего к Фонтану с лопатой и мешками в руках. Привлеченный громкими криками горожан, торговец, прищурившись, подозрительно посмотрел в сторону трибуны. У Сенатора внутри все похолодело, ёкнуло сердце, и он закашлялся, схватившись за голову.
   - Э... э... - растерянно заблеял он, понимая, что народ ждет продолжения и ответа на его собственный вопрос, продолжая скандировать. Однако, ввиду изменившихся обстоятельств, он ничего не мог из себя выдавить, кроме, - Э... э... Можем... Да, можем, - сглотнув слюну, тихо и медленно произнес он, напрямую столкнувшись взглядом с Бизнесменом, - Определенно, можем... Конечно, можем... Вне всяких сомнений, можем... Ведь что такое собственность, если она принадлежит всем и в то же время, никому, одновременно?..
   Горожане, только что выражавшие решительную поддержку словам Сенатора, оцепенело замолчав, ошарашено переглядывались между собой, не понимая, что происходит. Бизнесмен, стоя чуть поодаль, одобрительно кивал, с удовольствием слушая продолжение речи Сенатора.
   Сглотнув слюну, народный избранник продолжил:
   - Ведь, если разобраться, общее - это не более, чем чистая профанация, создающая иллюзию владения чем-то... - снова изменив доктрину, продолжил Сенатор, держась за раскалывающуюся от боли голову, - Это сладкая пилюля, которой нас кормят политики, чтобы играть на наших чувствах. Поэтому, господа, если вдуматься, то если то, что было когда-то общим, станет принадлежать кому-то одному - это хорошо, потому, что это значит, что у собственности, наконец-то, появится хозяин, и теперь только на нем будет лежать ответственность за сохранение этой собственности. - Сенатор посмотрел на людей, но народ оцепенело безмолвствовал. - Друзья мои, я вам обещаю, что если вы меня выберите, то в ближайшее время вы все станете собственниками чего-нибудь когда-нибудь, и это принесет пользу не только вам, лично каждому, но всему Городу в целом. Ура, товарищи!
   Закончив речь, Сенатор устало выдохнул воздух и уставился на людей в ожидании аплодисментов. Сбитые с толку горожане непонимающе смотрели на него, застыв в молчании. Повисшую тишину неожиданно нарушили аплодисменты Бизнесмена и не сразу присоединившегося к нему Работника, до появления хозяина случайно побывавшего в шкуре капиталиста..
   - Браво, браво, Сенатор! - довольно ухмыльнулся Бизнесмен, - Отличная речь, я буду голосовать за вас.
   Непроизвольно кивнув Бизнесмену, Сенатор медленно перевел взгляд на застывших людей, которые, поддавшись непонятному порыву, начали медленно сжимать кольцо вокруг его трибуны. Грозные телохранители, стоявшие по бокам, почуяв неладное, поспешно заступили за спину охраняемого тела.
   - Э... - испуганно промямлил Сенатор, пятясь назад, схватившись за голову, - А!.. Что-то опять голова разболелась... Ладно, на сегодня, пожалуй, все... Я все сказал, что хотел... мне пора...
   - Значит, ты все сказал, говоришь? - закатывая рукава, подступали ближе Отставник со Стариком.
   Испуганно оглядываясь вокруг в поисках своей охраны, Сенатор обнаружил притихших телохранителей за своей спиной и тихо зашептал, срываясь на визг:
   - Эй, ребята, уходим, спасайте меня, быстро, быстро!..
   Видя нарастающее недовольство людей, и ощущая стремительно сужающееся плотное кольцо, он внезапно резко развернулся и со всех ног бросился в сторону черного автомобиля, стоящего на краю Парка. Храбрая охрана, немного замешкав, бросилась за ним, забыв про трибуну и наступая ему на пятки.
   Сзади заулюлюкали горожане:
   - Эй, Сенатор, ты трибуну свою забыл...
   - И совесть...
   - Сказочник!
   - Иуда! - неслось ему в спину от "благодарных" избирателей.
   - Сбежал, собака! - хмыкнул Старик, раскатывая рукава обратно, когда машина Сенатора, завизжав тормозами, резко сорвалась с места и, подняв клубы пыли, спешно покинула Парк, увозя народного избранника подальше от своего электората.
   Люди начали живо обсуждать изгнание народного избранника, не замечая, что кое-что вокруг них изменилось. Отойдя от Фонтана к близстоящим деревьям, Бизнесмен стал энергично вскапывать землю. Люди посмотрели на него.
   - Эй, смотри, что это он делает? - спросил Старик у Отставника.
   - Хм, не знаю, - пожал плечами вояка, посмотрев в указанном направлении, - Может быть, действительно, совесть у человека проснулась - деревья обкапывает.
   - Ага, свою совесть он продал еще в детстве, будь уверен, - презрительно хмыкнул Старик.
   - Продал?
   - Ммг, в первую очередь. И, поверь мне, недорого... - оба уставились на торговца, который начал наполнять принесенные мешки землей.
  
   Когда все бутерброды были доедены, а о бабушкином чае напоминал только пустой термос Журналиста, Лаборант, уютно устроившись на стуле в лучах нежного вечернего солнца, попытался немного вздремнуть.
   - Ааааа... - потянулся он и, широко зевнув, похлопал себя по животу, - Поспать бы сейчас, а то я что-то перетрудился сегодня.
   - Эх, молодежь! Вам бы только поспать, - осуждающе кивнул Профессор, но тут же осекся, вспомнив про стоящего рядом Журналиста, - Ой, простите, я не вас имел ввиду... - после чего окончательно растерялся, - То есть, как молодежь - да, но как поспать - нет. В общем...
   Журналист понимающе улыбнулся.
   - Да ладно, ладно, я понял, чего уж там... - вдруг он перестал улыбаться и настороженно посмотрел в сторону доносящихся из Парка криков, - Интересно, что же все-таки там сегодня происходит!? Весь город там.
   - Ммг... - полусонно протянул Лаборант, поджав ноги и обняв себя руками, - все там...
   Профессор посмотрел в сторону Парка.
   - Кто его знает, что там происходит. Мы точно не знаем, у нас работа, а работа, знаете ли, прежде всего. - Он поспешно залез в трейлер и стал переставлять пробирки с места на место.
   - Да, да, конечно, - согласился Журналист, - Работайте, работайте, не буду вас больше отвлекать.
   Со стороны Парка послышался очередной всплеск голосов.
   - Нет, там явно что-то происходит... - Испытывая нетерпение, молодой человек перевел взгляд на Кота и Собаку, давно справившихся со своей порцией еды и теперь с интересом смотрящих на него, - Ну что, может, пойдешь со мной?
   - Нет, нет, извините, нам некогда, - переставляя пробирки, спиной ответил Профессор.
   - У нас работа... - закинув голову назад, сквозь сон пробормотал Лаборант и громко всхрапнул.
   - Да я вижу, что вам некогда, - усмехнулся Журналист, - Я не вас имел в виду, я Кота спрашивал, - он посмотрел на Кота. Но того, похоже, сейчас больше интересовала его новая подружка, и ему явно было не до Парка, - А, ладно, я вижу, ты тоже нашел себе развлечение. Ну что ж, тогда в другой раз... - и он решительно двинулся в сторону Парка и доносящихся оттуда звуков, оставив пару новых хвостатых друзей налаживать свои межвидовые отношения.
  
   В очередной раз, пройдя через весь Город и выйдя за его пределы, Бабушка с Внучкой оказались около городской дамбы, построенной на местной реке еще в начале прошлого века, когда об электричестве только-только начинали говорить. Испокон веку Город снабжался электроэнергией автономно и ни от кого в этом плане не зависел. Не широкая, но полноводная река, которая брала свое начало где-то в северных горах, обходила Город с его юго-западной части и текла себе дальше на восток, сливаясь с другими реками и впадая в одно из морей далеко на юге.
   Взобравшись на конструкцию дамбы, Бабушка широкими осторожными шагами зашагала по ней, Внучка мелко семенила сзади.
   - Бабушка, а что мы с тобой делаем на дамбе? - громко спросила она, перекрикивая шум падающей воды.
   - Тсс! - приложила палец к губам Бабушка и зашептала, - Тихо! Не шуми.
   Только тут молодая девушка заметила, что Бабушка начала тихо ступая, крадучись пробираться по дамбе, что вызвало у нее еще большее недоумение.
   - Бабушка, а почему ты так тихо говоришь? - громко зашептала она.
   - Рыба! - не отнимая палец ото рта, зашептала пожилая женщина.
   - Что "рыба"!? При чем тут рыба? Мы же Мэра ищем, а не рыбу.
   - Тише ты, рыбу распугаешь!
   - Бабушка, зачем нам рыба, нам нужен Мэр! - раздраженно выпалила Внучка.
   - Он может быть здесь, - прошептала та, показывая пальцем вперед.
   - Что!? Кто?
   - Наш Мэр большой любитель рыбалки, а места лучше, чем это, не сыскать.
   - Откуда ты знаешь? - зашептала Внучка.
   - О, я много чего знаю, - улыбнулась Бабушка, - Я знаю нашего Мэра еще с пеленок, он вырос на моих глазах, поэтому мне известно о нем чуть-чуть больше, чем остальным. - Внучка удивленно уставилась на нее, Бабушка объяснила, - Понимаешь, мальчишки растут не так как девчонки - у них все не так просто. У каждого из них есть свои потаенные места, куда они приходят, чтобы побыть наедине с собой.
   - Ты хочешь сказать, спрятаться? - догадалась Внучка.
   - Ну, можно и так сказать, - кивнула старая женщина, - Это у нас, у девочек - тайники, картинки, цветочки - все рядом, возле дома. А у мальчишек такое место может быть где угодно - на чердаке, в подполье, на дереве, у реки...
   - А, поняла! - догадавшись, громко воскликнула Внучка, - Значит, наш Мэр рыбак, поэтому его тайное место здесь, на дамбе?
   - Тсс! Тихо! - зашипела на нее Бабушка, Внучка поспешно прикрыла рот руками, - Да, именно поэтому мы здесь. Он еще ребенком любил сюда приходить. Думаю, что с тех пор он не изменил своим увлечениям. Вот, смотри, - Бабушка указала рукой на комочки хлеба и старую банку для червяков, стоящую в углу, - Хлеб еще не засох.
   - Ух ты! Так это его место!?
   - Думаю, что да, - вздохнула Бабушка.
   Внучка почесала голову и удивленно посмотрела на нее.
   - Ну а где же он сам тогда?
   - Вот и я думаю, где же он сам... - разглядывая стоянку Мэра, вздохнула пожилая женщина, - Здесь его нет... Или уже нет. Мда... Где же он может быть?..
  
   Тяжело пыхтя, Бизнесмен энергично вскапывал землю вокруг деревьев. Работник недоуменно наблюдал за действиями своего шефа, не решаясь задавать вопросы. Работа была тяжелая и очень непривычная для привыкшего к чистой работе Бизнесмена. Он быстро вспотел, отчего сюртук Доктора, который с самого утра был на нем, пришлось скинуть на траву. Теперь он был в одной майке и уже мало чем напоминал того респектабельного дельца, которым был еще недавно. Горожане с изумлением взирали на это необыкновенное трудовое рвение.
   - А все-таки он не совсем потерян для общества... - слышались тихие осторожные реплики в толпе.
   - Мгм... Видишь, как аккуратно землю вскапывает, заботливо...
   - Значит, есть все-таки совесть у человека...
   - Ага... Только он ее похоронил где-то глубоко-глубоко...
   - Ничего, сейчас он ее откопает...
   - Выходит, зря мы о нем так плохо думали...
   - Ммг, зря...
   Никто и не заметил, как на парковой дорожке появился Журналист. Он стремительно подошел к Фонтану, однако, первое, что он увидел, были спины людей, что-то пристально разглядывающих перед собой почти в полной тишине. Молодой человек осторожно подошел сзади к толпе и несколько раз пружинисто подпрыгнул. Каково же было его удивление, когда из кратких картинок, выхваченных ним, у него сложилось весьма неоднозначное представление о происходящем.
   - Что здесь происходит? - неожиданно раздалось за спинами людей.
   - А, это ты?- обернулся на голос Журналиста Отставник, - Да мы сами-то не до конца понимаем, - он кивнул в сторону Бизнесмена, - Поверить в то, что он внезапно исправился, слишком сложно, однако, посмотри сам - это совсем другой человек.
   Журналист подальше вытянул голову и увидел, как Бизнесмен, ползая на коленях и что-то бормоча себе под нос, аккуратно водит по взрытой земле руками, отделяя землю от травы, пригоршнями раскладывая ее по пакетам.
   - Я не понимаю, что на него нашло, - пожал плечами Отставник.
   - Да. Я уже прямо начинаю переживать за него, - хмыкнул Старик.
   - Послушайте, а может быть это чудо? Обыкновенное чудо! - предположил Библиотекарь, - Человек неожиданно прозрел и стал лучше. Ведь так же бывает, а?
   - Да, бывает, - с изрядной долей скепсиса согласился Старик, - Когда молния в голову ударит или с большой высоты упадешь.
   - Ммг, или когда снаряд рядом разорвется, - усмехнувшись, добавил Отставник, - Точно! Слушайте, а может его контузило? Только кто, и чем, а?
   - Неважно. Значит, его очень удачно контузило, - резюмировал Старик.
   - Но тогда это точно чудо! - всплеснул руками Библиотекарь.
   - Чудо, чудо, чудо... - одобрительно загудела толпа.
   - К сожалению, чудо тут не при чем, - неожиданно воскликнул Журналист и тяжело вздохнул. Все сразу обернулись к нему, - Это все я... это я во всем виноват!
   - Виноват, что произошло чудо? - не понял Библиотекарь.
   - Да... Только это не чудо. Это я рассказал Бизнесмену про землю, и теперь он ее тоже заберет... Господи, что же я наделал! - в отчаянье схватился за голову Журналист.
   Все удивленно переглянулись между собой, не понимая связи происходящего с заявлением молодого человека.
   - Ах, батенька, бросьте, опять вы за свое, - поморщился Библиотекарь.
   - Да нет же, именно так - я случайно, невольно подсказал ему, что земля, именно земля может быть...
   - Смотрите! - вскрикнув, перебил его Старик, указывая пальцем на Бизнесмена. Все обернулись в указанном направлении.
   Набрав полные пакеты земли, торговец отбросил в сторону лопату и резко вскочил на ноги. Подхватив мешки и сгибаясь под их тяжестью, он бодро потрусил из Парка в сторону Лаборатории, при этом никого не замечая перед собой и что-то шепча на ходу. Брошенный на произвол Работник, бросился вслед за ним:
   - Шеф, что происходит? Я не понимаю, что мне теперь делать? - закричал он, но Бизнесмен, неопределенно замотав головой, что-то промычал и быстро скрылся из виду. Постояв в недоумении, Работник вернулся к Фонтану и снова уселся на парапет.
   - Вот видите! - Журналист огорченно кивнул вслед ушедшему Бизнесмену. - Это все из-за меня! Что же я наделал! - он обхватил голову руками. - Теперь он понес землю в свою лабораторию - исследовать.
   Все замолчали, пытаясь осознать сказанное.
   - Да не казните вы себя так, молодой человек, все утрясется, - ободряюще похлопал его по плечу Библиотекарь.
   - Да... - поддержал его Старик, - Что он там найдет в этой земле, кроме червей?
   - Вы не понимаете! - разочарованно потряс головой Журналист, - Сначала он отобрал у вас воду, теперь захочет отобрать землю, а завтра... Это просто безумие какое-то!
   - Надо было пустить его под откос еще при подъезде к Городу, - потрясая кулаками, гневно забубнил Отставник, - Помню, в бытность мою партизаном у меня это здорово получалось...
   - Да стойте вы! Смотрите! - оборвал их Старик, указывая в сторону Фонтана, где горожане, подступившие к нему с разных сторон, беспрепятственно пили воду в свое удовольствие, наполняя стаканчики и банки про запас. Работник, заметавшись между людьми, поначалу пытался мешать несанкционированному отбору воды, однако, в конце концов, осознав полную безуспешность своих действий, сам припал к воде и стал пить прямо из Фонтана, периодически вскидывая голову и оглядываясь, не идет ли Бизнесмен.
   - Ну вот, нет худа без добра! - улыбнулся Старик, - Если Бизнесмен занялся землей, значит, вода его больше не интересует - доступ к источнику открыт!
   - "Из праха в прах...", - процитировал Библиотекарь, - как сказано в Священном Писании.
   - Не думаю, что он когда-либо читал Библию, - скептически заметил Журналист.
   - Уж лучше бы он знал и помолился! - воинственно воскликнул Отставник, - А то, если что... - не договорил он.
   - Тихо, тихо ты, - положил ему руку на плечо Старик, - Не кипятись.
   - Чего?
   - Ничего... - улыбнувшись, похлопал его по плечу Старик, - Ты это, успокойся, что ли, уж слишком ты категорично настроен.
   - Так я это, хочу как лучше.
   - Ммг... Мы тоже, только пусть он живет... пока... хорошо?
   - Ладно, пусть живет, - снизошел Отставник.
   Сквозь густую листву парковых деревьев прорвались несколько капель и мокрыми кляксами расплылись на дорожках.
   - О, кажись, дождь начинается, - поймав каплю в ладонь, сказал Отставник.
   Все посмотрели на осколки чистого неба в кронах деревьев.
   - Странно, на небе ни облачка, - пожал плечами Библиотекарь.
   - Сегодня много чего странного происходит, и это не самое странное, - усмехнулся Старик, - Ну что, по домам, стало быть?
   - Наверное... - пожал плечами Отставник и посмотрел в сторону Фонтана. Убедившись, что голуби получили беспрепятственный доступ к воде, твердо добавил, - По домам! - и пошел по направлению из Парка.
   Словно повинуясь команде и неожиданно начавшему накрапывать дождю, горожане группами и поодиночке спешно стали покидать Парк, по дороге продолжая обсуждать уходящий в прошлое прожитый день. И хотя еще был не совсем вечер, из-за дождя быстро наступили сумерки.
   - Молодой человек, не хотите ли продолжить? - позвал Журналиста Библиотекарь, кивая в сторону мэрии.
   - Э... я это... - немного растерявшись, протянул тот, - Нет, пожалуй, мне на сегодня уже достаточно.
   - Ну, как хотите, тогда приходите завтра, - отвесив прощальный поклон, Библиотекарь пошел по дорожке в сторону площади, быстро догоняя женщину с пышной прической.
   Немного постояв, оглядываясь вокруг, Журналист в который раз за сегодня вздохнул и медленно пошел из Парка, прикрываясь поднятым воротом рубашки от усиливающегося дождя. В Парке остался только Работник, который в одиночестве устроился под большим раскидистым деревом и смиренно наблюдал за голубями, плещущимися в водах Фонтана.
  
   Журналист угрюмо брел уже знакомой дорогой в сторону бабушкиного дома. Дождь, припустив еще сильнее, заливал за ворот рубашки, заставляя ежиться и кутаться еще больше. Звук ударов капель дождя о листья деревьев, крыши и мостовую создавал своеобразную музыку, раздававшуюся в его ушах. Погруженный в себя, он грустно вздохнул, когда его вырвал из оцепенения телефонный звонок. Уже забыв о таком чуде цивилизации как современная связь, он не сразу сообразил, откуда исходит звук, а когда понял причину, то не сразу его нашел. После многократно повторяемых назойливых сигналов, он посмотрел, кто звонит и, наконец-то, поднес телефон к уху:
   - Да... - с грустью в голосе ответил он, - Да, да, я вас слышу, господин Редактор... Что? Нет, все нормально... Голос? Нет, с голосом все хорошо... Что?.. А, статья? Нет, еще не готова, простите... Я знаю, я понимаю, что сроки, но... Я ищу, ищу, честное слово... Я знаю, что... С водой!?.. А, вода? С водой, похоже, уже все... Как покупают? Но... Нет, с водой все нормально, просто теперь я не уверен, что именно в ней причина... - неожиданно в трубке раздались щелчки и шипение, - Э, простите, я не расслышал, помехи на линии... Я не знаю, может быть, копать надо несколько глубже... В землю... Нет, я не о сельском хозяйстве, я говорю о почве... Это сложно. Ну, понимаете, травы, которые здесь произрастают... Нет, не курил, тут никто не курит... - снова в трубке раздался скрежет, Журналист посмотрел на небо, с которого падали крупные капли дождя, блеснула молния, сопровождаемая близкими раскатами грома, - Алло, алло, вы меня слышите? У нас тут, кажется, буря начинается, сейчас прорвет... Алло, господин Редактор, я говорю, надо обратить внимание на землю. Просто земля... - снова раздался резкий щелчок, и связь окончательно прервалась. Журналист посмотрел на погасший экран телефона и грустно вздохнул, - Ну вот и поговорили, теперь все - пиши пропало, точно уволит, как пить дать...
  
   Бабушка как раз заканчивала снимать развешанное на веревках подмокшее белье, когда во двор медленно вошел Журналист.
   - А, путешественник, вернулся? А ну давай быстро в дом, а то сейчас вымокнешь весь до нитки, еще заболеешь, не дай Бог. - Улыбнувшись, Бабушка кивнула на темные тучи, - Это еще только цветочки - сейчас как хлынет, только держись! - весело щебетала она, продолжая снимать белье, - Давай, давай, чего стоишь? Заходи в дом, сейчас ужинать будем.
   - Так я вроде и не голоден еще, - грустно отозвался молодой человек, - И не только я, вы об этом хорошо позаботились. Может, вам помочь? - он кивнул на миску с бельем.
   - Нет, нет, я сама, иди, обсыхай... - Бабушка пристально посмотрела на Журналиста, - А чего это ты грустный такой, а?
   - Да так, устал немного, - нехотя ответил тот и направился к дому.
   Подхватив белье, Бабушка быстро его догнала.
   - Ммг, сегодня все устали. Мы вон с Внучкой тоже находились за Мэром на целый месяц вперед. Давай, заходи в дом, восстановим наши силы. - И, пропустив гостя вперед, с миской белья Бабушка скрылась за дверью дома. Дождь припустил еще сильнее.
  
   Как это обычно бывает, день в преддверии большой грозы, стремительно стал превращаться в вечер. Время было всего-то около семи, но очень быстро темнело, поэтому на улицах, почуяв приближение ночи, автоматически зажглись городские фонари. Горожане спешили укрыться в своих домах и улицы быстро опустели. И только Мэр продолжал устало давить на педали своего велосипеда, окончательно вымокнув то ли от дождя, то ли от чрезмерной нагрузки. Его рабочий день все еще продолжался.
   Впрочем, не только у него. Несмотря на усиливающийся дождь, еще один человек в Городе продолжал упорно трудиться. Это был Бизнесмен - он продолжал заваливать лабораторию свежим черноземом, таская его из Парка в полиэтиленовых мешках. Все свободное место в трейлере уже было завалено землей, и можно было бы остановиться, но... Бизнесмен не искал легких путей, поэтому продолжал таскать землю, вываливая ее в кучи прямо на площади. Такое количество почвы обеспечивало лабораторию работой на многие годы вперед, и если бы можно было слышать мысли людей, мы бы сейчас могли услышать, как Лаборант подумал про себя: "Бляха муха! Тут хрен с вами выспишься!", а также мысли Профессора: "Ну, наконец-то, хоть что-то путное!", что можно было бы считать полным несовпадением мнений и подходов двух научных работников.
  
   А в это время Доктор сидел на стульчике у кровати Дамы и внимательно слушал пульс на ее запястье, в то время как сама больная, еле сдерживая приступы кашля и чиха, корчилась на кровати. Она пребывала в каком-то беспамятстве и смотрела в одну точку на потолке, постоянно повторяя какие-то непонятные слова, возможно, даже на иностранном языке. Ситуация чем-то немного напоминала утреннюю, хотя и в корне отличалась от нее. Доктор пребывал в явном замешательстве.
   - Да, дело плохо, пульс учащенный, зрачки... - он заглянул в безучастные глаза Дамы и вздохнул, - зрачки расширены, симптомы неявные... Вы часом не знаете, что могло послужить причиной такого ее состояния? - Доктор вопросительно посмотрел на жену Мэра.
   Хозяйка недоуменно пожала плечами.
   - Да нет, откуда мне знать? Не знаю... Хотя ее поведение сегодня мне действительно показалось немного странным.
   - Так, так, что именно, милочка? - заинтересованно приободрился Доктор, - Рассказывайте.
   - Ну, понимаете, - волнуясь, начала Хозяйка, - она так трепетно относится к своему мусору, что никак не хочет с ним расставаться.
   - Хм... К мусору? Интересно, интересно, подробнее, пожалуйста.
   - Гальяно, Лагерфельд, Гуччи... - простонала Дама.
   - Вот, вот, то же самое она и мне говорила, когда я застала ее с мешками с мусором, - воодушевилась жена Мэра.
   - Вы застали ее с мусором? - Доктор перевел удивленный взгляд на Даму.
   - Да! Странно так - она его то выносила из дому, то снова заносила - ее не поймешь! Как будто она сама не знала, что делает.
   - Да, действительно, странно, - почесал седую голову лекарь.
   - Доктор, что бы это могло значить? Меня это пугает, я переживаю, - Хозяйка испуганно посмотрела на пребывающую в беспамятстве Даму, - Она выздоровеет?
   - Ну, ну, ну, успокойтесь, милочка, мы во всем разберемся, - утешил ее заслуженный медицинский работник Города, - Возможно, это всего лишь типичное временное раздвоение личности.
   - А слова?
   - А слова - это проявление ее второй глубоко скрытой сущности и, судя по словам, личности иностранного происхождения.
   - Унгаро, Маккуин... - простонала Дама, не приходя в себя.
   Хозяйка, бросив взгляд на больную, испуганно посмотрела на Доктора.
   - А скажите, эта, вторая личность - она лучше первой?
   Посмотрев на бормочущую на кровати женщину, Доктор неуверенно пожал плечами.
   - Не знаю, хотелось бы в это верить. Сейчас наша задача будет заключаться в том, чтобы собрать все эти личности вместе.
   - Зачем? - испугалась Хозяйка.
   - Чтобы сделать из них одну. Главное, чтобы они не разбежались, кто куда, иначе все пропало.
   Хозяйка с опаской посмотрела на Даму, потом на лекаря.
   - Доктор, а давайте вообще отпустим ту ее личность, что похуже - пусть она уходит восвояси, и останется только хорошая, - осторожно предложила она.
   - Хм, не все так просто, - хмыкнул Доктор, - Предложение хорошее, но, как правило, плохая сторона человека более ленивая, поэтому сама она никуда не уйдет - мы рискуем потерять ее лучшую сторону... - он снова посмотрел на Даму и вздохнул, - Если, конечно, она у нее есть.
   - Тогда что вы собираетесь делать, Доктор? - разочарованно спросила Хозяйка.
   Посмотрев на Даму, Доктор ненадолго задумался.
   - Ммм... - размышляя, протянул он, - Я думаю, что нам нужно зафиксировать ее, то есть обеспечить полную неподвижность. У вас есть веревка?
   - Веревка!? - удивилась Хозяйка.
   - Да, моток бельевой веревки. Для начала мы ее свяжем, чтобы быть абсолютно уверенными, что ни одна из ее личностей не попытается улизнуть. Есть веревка?
   - Ммг... - кивнула Хозяйка и, не задавая больше вопросов, бросилась из комнаты в поисках веревки. Доктор низко склонился над Дамой, пытаясь на слух разобрать ее стон.
   - Ничего, ничего, милая, потерпи немного, мы тебя вылечим, все будет в порядке... - он быстро собрал шприц и набрал в него лекарство, после чего, поднеся его к ее руке Дамы, нащупал вену.
   - Ммм... Ив Сен Лоран... - простонала Дама, когда Доктор, воткнув иглу, начал вводить в вену успокоительное.
   - Да, да, милая, оно самое, не волнуйся, ивсетбаран... Ну и мудреный же язык у этой личности, язык сломать можно, - усмехнулся он и, закончив вводить лекарство, аккуратно сложил многоразовый шприц в свой саквояж.
   Осторожно вошедшая в комнату Хозяйка протянула Доктору моток веревки.
   - Вот, возьмите, на улице дождь, все равно ничего не повесишь.
   - Спасибо, - Доктор взял протянутую веревку, - Вам придется мне помочь.
   - Мне!? - испугалась жена Мэра, - Но я не смогу, я же не доктор.
   - Чтобы связывать кого-то медицинского образования не нужно, достаточно и среднего, - усмехнулся Доктор, пропуская веревку через запястья Дамы, - Помогите.
   С помощью Хозяйки, он быстро и крепко привязал руки и ноги Дамы к стойкам кровати, отчего та стала похожа на морскую звезду, греющуюся на солнце. Похоже, что лекарство действовало. Не оказывая сопротивления, Дама привычно стонала и позволила провести над собой все манипуляции.
   - Крепче, крепче вяжите, чтобы не сбежала... - руководил процессом Доктор, внатяжку растягивая веревки по бокам. Завершив процедуру, он отошел на шаг назад и удовлетворенно посмотрел на распятую Даму.
   - Ну, вот и готово, теперь можно лечить...
   - А... Где я?.. - закатив глаза, простонала Дама.
   - Ты здесь, милая, здесь, среди друзей, мы тебе поможем, - склонившись над больной, ласково ответил Доктор и посмотрел на Хозяйку, та согласно закивала.
   - Мам, мам, можно я?.. - неожиданно раздался молодой голос в дверях комнаты и сразу осекся, как только взгляд молодого человека остановился не бездыханном теле Дамы, - Э... Простите, а ей действительно так плохо, как это выглядит?
   - Да, сынок, ей очень плохо, - вздохнула Хозяйка, - Ты что-то хотел?
   - Да нет, ничего... - ответил Сын Мэра, вытягивая голову, чтобы лучше видеть, -Вот, думал пойти погулять, но теперь, в виду сложившихся обстоятельств, думаю остаться. Тем более, что дождь пошел.
   - А ты возьми зонтик и иди себе, - нахмурилась Хозяйка, заметив нездоровый интерес в глазах сына.
   - Да нет, я уже, вроде, и не хочу...
   - Тогда иди к себе, - строго сказала мать и закрыла собой обзор, мешая любопытному сыну подглядывать за процессом лечения, - Нечего тут рассматривать!
   - А!?.. Ну ладно, ладно... - вздохнув, сын нехотя вышел из комнаты.
   Закрыв за ним дверь, Хозяйка обернулась к Доктору.
   - Что дальше, Доктор? - с надеждой спросила она.
   - Дальше? - вздохнул лекарь, - Дальше будем молиться, чтобы ей не стало хуже.
   - Но, Доктор, это же не научно!? - удивленно посмотрела на него жена Мэра.
   - Иногда, милочка, наука бессильна перед непознанным... - Вздохнув, он сложил руки в молитве, закрыл глаза и что-то тихо зашептал, Хозяйка последовала его примеру.
  
   Снизу хлопнула входная дверь и раздались тяжелые шаги поднимающегося по лестнице человека.
   - Дорогая, ты не поверишь, я нашел то, что искал! - довольно пропел Бизнесмен, появляясь в дверном проеме, - Теперь мы будем баснословно богаты! Ты... - Он резко оборвал свою речь и остановился как вкопанный, застигнутый врасплох неожиданным зрелищем. С грязного пиджака и майки на пол стекала дождевая вода, дорогие туфли в болоте были весьма далеки от совершенства. Проведя в мокрой земле пол дня, Бизнесмен выглядел соответствующе, грязь была везде. Кроме того, из-за чрезмерной физической нагрузки он приобрел свой неповторимый устойчивый природный запах, которым тут же наполнилась вся комната.
   - Господи, на что вы похожи? - всплеснув руками, воскликнула Хозяйка.
   Бизнесмен, бегло осмотрев себя с ног до головы, вышел из быстро образовавшейся под ним лужи и посмотрел на них.
   - А, это... Все нормально, не обращайте внимание - издержки производства... - не закончил он объяснять, когда взгляд его остановился на бездыханном теле Дамы.
   - Что!? Она умерла!? - вскрикнул он и, как подкошенный, упав на колени, пополз к кровати, причитая на ходу, - Не может быть! Как? Когда? Милая, вернись ко мне, вернись!
   Даже не успев что-либо объяснить, Доктор и Хозяйка только оторопело наблюдали как изливается неутолимая скорбь Бизнесмена.
   - Как же так? Господи, почему именно сейчас!? - взывал обычно сухой и холодный торговец, протягивая трясущиеся руки к небу, - Милая, прости, прости. Какой жестокий мир! Только-только начало везти, а тут... - рыдания вырывались из груди Бизнесмена, кто бы подумал, что он может так себя вести. Всхлипывая, он бессильно опустил голову на грудь Дамы и заплакал.
   - Ммм... Мой Унгаро... - в беспамятстве простонала Дама.
   Бизнесмен резко выпрямился и перестал рыдать. Сидя на полу, он ошарашено посмотрел на Доктора.
   - Что!? Она еще жива? Как? Почему?
   Доктор улыбнулся и тихо сказал:
   - Успокойтесь, она в порядке... в определенном смысле.
   - Как? В каком порядке? Я же вижу, что она умирает... - Он наконец-то заметил веревки и его глаза еще больше расширились, - Что? Вы ее связали? Зачем?
   - Ну, понимаете... - протянул Доктор, - Это вызвано необходимостью сохранения ее сознания в определенных пределах...
   - Что!? В каких пределах?
   - В пределах разумного...
   - Ваша жена... э, подруга, - осторожно вмешалась Хозяйка, - она себя вела сегодня не совсем понятно...
   - Что!? - оборвал ее Бизнесмен, посмотрев на Даму, - Она всегда себя ведет не совсем понятно. Ну и что из этого? К этому просто нужно привыкнуть.
   Жена Мэра бессильно вздохнула, Доктор продолжил:
   - Понимаете, у нас есть подозрение, что у вашей... э... у нее раздвоение личности.
   - Чего!? Какое еще раздвоение?
   - Или растроение... Она ведет себя неадекватно - она может нанести вред окружающими и, прежде всего, себе и вам.
   - Ну и что!? Она всегда так делает, это ее нормальное поведение. Я не понимаю, в чем проблема? - Бизнесмен непонимающе переводил взгляд с одного на другого.
   Доктор пожал плечами.
   - Я дал ей сильное успокоительное, ей необходимо отдохнуть. Возможно, завтра все будет уже хорошо, а сегодня...
   - А сегодня? - напыжился Бизнесмен.
   - А сегодня я бы посоветовал ее не тревожить, - он посмотрел на Даму, которая в этот момент снова изогнулась дугой и, расслабившись, обмякла на кровати, - Ну вот, лекарство вроде окончательно подействовало. Хотите я ее развяжу?
   - Нет, нет, пускай уже будет так, - поспешно замотал головой Бизнесмен и, вскочив на ноги, отошел от кровати, - Пусть лучше будет привязана - мне так спокойнее будет за нее.
   - Простите, - раздался осторожный голос Хозяйки, - А где ваша собака, вы же были с нею?
   Бизнесмен резко оглянулся вокруг.
   - А!? Собака? Точно!.. - он суетливо заметался по комнате, - Я, наверное, забыл ее в парке. Черт! - Дама снова застонала, не приходя в сознание, Бизнесмен бросился к ней, - Не волнуйся, милая, лежи, лежи, сохраняй спокойствие. Мы ее найдем, найдем и вызовем, кого захочешь, только не волнуйся... Черт, где эта дрянная собака!?
   - Не беспокойтесь вы так, город у нас маленький, аккуратный, - успокоил его Доктор, - Найдется ваша собака, тут ей просто негде потеряться.
   - Ммг, найдется... - скептически хмыкнул Бизнесмен, с опаской кивнув в сторону кровати, - А если она узнает об этом до того, как мы ее найдем?
   - Тогда не знаю... - вздохнул лекарь, подумав, - Может лучше будет ее вообще пока не развязывать?
   - Точно! - сразу оживился торговец, глаза его заблестели, - Правильно, Доктор, вы гений! Так и ей лучше будет, и людям спокойнее... - он подошел к медицинскому светиле и, осторожно глянув на Даму, тихо прошептал, - А скажите, Доктор, как вам удалось заставить ее замолчать?
   Тот посмотрел на него и улыбнулся:
   - Ну, знаете, батенька, у медицины есть множество методов добиться нужного результата.
   - Ну, все-таки, какой, а? Признайтесь, - хитро сощурился Бизнесмен.
   - Хм, ласка, дружочек, - иногда поговоришь с человеком и этого достаточно.
   Торговец почесал голову и недоверчиво уставился на лекаря.
   - Ласка? И что, этого может быть достаточно? Что-то не очень верится.
   - Ну, возможно, еще понадобится некоторый инструментарий, - хитро улыбнулся Доктор и поспешно добавил, - Но это вовсе не обязательно. - Он оценивающе посмотрел на внешний вид Бизнесмена, - Вам бы тоже не мешало подлечиться. Если что - обращайтесь.
   - Нет, нет, спасибо, - посмотрев на веревки, поспешно отказался тот, - Не в этой жизни.
   - Ну, тогда до свидания, - подхватив саквояж, Доктор направился к выходу из комнаты. Хозяйка и Бизнесмен, кинув взгляд на заснувшую Даму, последовали за ним.
   Снаружи раздался сигнал велосипедного звонка.
   - А вот и Мэр, - весело констатировал Доктор, спускаясь по лестнице, - Что-то позднова-то он сегодня.
   Часы в гостиной пробили восемь раз. Входная дверь дома распахнулась, и на пороге показался изможденный Мэр, с которого обильно стекала дождевая вода.
   - Дорогая, я дома! - тяжело дыша, объявил он, закрывая за собой дверь. Обернувшись, он замер там где стоял, глядя на уставившихся на него людей, - Здрасте... - сглотнул слюну Мэр.
   - Добрый вечер! - улыбнулся Доктор, Бизнесмен проигнорировал приветствие.
   - Дорогой, что случилось? На тебе лица нет! - поспешила к нему Хозяйка, помогая раздеться.
   - Ничего, все нормально, заработался я... немного... - пролепетал Мэр, суетливо оглядываясь, не зная чего ожидать от гостей.
   - Ну что вы, батенька, вас же сегодня весь Город ищет, а вы все работаете, - С улыбкой попрекнул его Доктор, - Нельзя же так! Так вы себя и в гроб загоните раньше времени, - Поперхнувшись, Мэр непроизвольно закашлялся, - Ну вот, простыли, небось? Эх, не жалеете вы себя, не жалеете.
   - Простите, Доктор, я больше не буду, - натужно дыша, потупил глаза Мэр.
   - Хотелось бы верить... - покачав головой, добавил двусмысленности Доктор, говоря исключительно со своей медицинской точки зрения, - А теперь - быстро сохнуть и много-много горячего чая в постель, - он посмотрел на Хозяйку, та с пониманием кивнула, - Ну что ж, если больных больше нет, разрешите откланяться.
   - Доктор, а как же поужинать с нами? - всплеснула руками Хозяйка, - Такую работу сделали! Вы должны остаться, а то вдруг кому-то станет хуже? - она кивнула в сторону гостевой комнаты.
   - Да, вы всегда умели уговаривать, - довольно усмехнулся Доктор и, оставив саквояж в коридоре, пошел за Хозяйкой в гостиную.
   Мэр тоже попытался пройти вслед за ними, но внезапно Бизнесмен перегородил ему путь.
   - Господин Мэр, позвольте, можно вас на пару слов? - он недвусмысленно кивнул в сторону кладовки.
   - Меня!? - пролепетал градоначальник, затравленно оглядываясь.
   - Да, вас, вас, - улыбнулся делец, - У меня есть кое-что, что я хотел бы с вами обсудить.
   - Но... - скривившись как от боли, Мэр просительно посмотрел в глаза Бизнесмену, - Может не надо?
   - Надо, господин мэр, надо, - твердо кивнул тот в сторону кладовки, - И очень даже срочно! - и, взяв Мэра под локоток, поволок его в "зал для переговоров".
  
   Ужин в доме у Бабушки прошел почти в полном молчании. Несмотря на весело потрескивающие дрова в камине и барабанящий по крыше дождь, настроение у молодых людей было весьма подавленное. Анализируя события уходящего дня, Журналист молчал, безучастно уставившись в тарелку и вяло работая ложкой над тем, что подкладывала ему Бабушка. Чувствуя свою вину за произошедшее в Парке, он периодически громко вздыхал и уныло опускал уже занесенную ложку, чем вызывал обеспокоенные взгляды хозяйки - количество еды на тарелке катастрофически оставалось прежним. Против обыкновения, не отличалась разговорчивостью и Внучка, правда, по причине несколько иной, чем Журналист. Быстро кое-как поужинав, она снесла грязную посуду на кухню и, сославшись на усталость, стремительно ушла к себе в комнату, сопровождаемая одновременным вздохом Бабушки и молодого человека. Уютный вечер, предполагающий задушевную беседу, имел все шансы закончится ничем.
   Уютно устроившись в кресле возле камина, время от времени поглядывая на Журналиста поверх очков, Бабушка принялась работать спицами над очередным своим вязаным шедевром. Время шло, разговор явно не клеился.
   - Ну все, хватит! Это уже ни в какие ворота не лезет! - не выдержала Бабушка и резко отложила вязание, видя как Журналист, откусив пирожок, не находит в себе сил его прожевать, - Мало того, что мы с Внучкой целый день бестолку пробегали за Мэром; мало того, что она закрылась у себя и грустит почем зря; мало того, что Кот сегодня не пришел ночевать, так тут еще вы со своим унынием! - Журналист тяжело вздохнул, - Я понимаю, что вы устали за целый день - он выдался нелегким для всех, но держать в руках пирожок и быстрее работать челюстями больших усилий не надо. Съешьте его уже наконец!
   Журналист сделал слабую попытку прожевать пирожок и, глубоко вздохнув, снова остановился. Бабушка разочарованно всплеснула руками.
   - Ладно... Ну, что у вас случилось, молодой человек? Вы на сами на себя сегодня не похожи. Рассказывайте уже. Чем вы так удручены?
   Журналист оторвал взгляд от тарелки и посмотрел на нее.
   - Простите, я не хотел вызвать у вас такое впечатление, - вздохнув, пробормотал он, - Просто сегодня... сегодня я опять сделал то, чего не должен был делать вообще.
   - И что, - хмыкнула Бабушка, - вы первый раз в жизни сделали то, чего не следовало? Раньше с вами такого не случалось?
   - Случалось, но...
   - Вот видите, - улыбнулась пожилая женщина, - И, поверьте мне, случится еще, и не раз - такова жизнь! Ведь если бы мы не совершали ошибок, нам не на чем было бы учиться, и нам нечего было бы исправлять. Умные люди говорят - кто не падает, тот не поднимается! Поэтому давайте, поднимайтесь и возвращайтесь к моим пирожкам, а то они, поди, уже остыли.
   Журналист снова попробовал прожевать и в этот раз у него получилось.
   - С вами легко, - улыбнулся он, глотая, - вы такая добрая.
   - А чего мне не быть доброй, коли вокруг меня добрые люди? - вскочив с кресла, рассмеялась Бабушка, - Я ж, поди, не белая ворона, а?
   - Вы и не ворона вовсе, - улыбнулся Журналист и, прожевав пирожок, потянулся за следующим.
   - Ммг, ну да, я, чай, поупитанней буду любой вороны, - воскликнула она и, несмотря на свою полноту, легко сделала оборот вокруг себя и уселась в кресло. - Ну как?
   - Замечательно! Похоже, вы никогда не грустите.
   - А зачем? - Бабушка с улыбкой посмотрела на него и снова взялась за вязание. Она быстро заработала спицами, не поднимая головы, - Жизнь - она как вязание, все один к одному - петелька за петелькой, петелька за петелькой - глядишь, и получается красивый узор. И у каждого он свой, разный, не похожий на остальные, - спицы быстро мелькали у нее в руках, - Но торопиться нельзя, быть невнимательным - тоже, потому что если упустишь хотя бы одну петельку, распустятся все, которые она держит, и придется все начинать заново. Все взаимосвязано, и если проявить немного терпения... Смотрите, какая красота получается! - Бабушка тряхнула пушистым разноцветьем у себя в руках, явив взору Журналиста полосатый шарф, состоящий из множества цветных нитей.
   - Да-а-а, - заворожено протянул он, - красиво. Вы, я вижу, не вяжете однотонных вещей?
   - Дружочек, однотонности и вокруг хватает, нужно ее чем-то расцвечивать. Да и с одним клубком неинтересно бороться, невкусно получается, - усмехнулась Бабушка.
   - Но это так трудно и... долго, - Журналист оценивающе посмотрел на длинный шарф в ее руках.
   - А жизнь - это всегда длинная вещь, если от нее не сильно уставать. Для меня каждый год как новая нить, как новый цвет.
   - Но, говоря вашим языком, вы же не станете отрицать, что существуют и черные нити? - Осторожно спросил Журналист, - Их же тоже иногда используют?
   Усмехнувшись, Бабушка посмотрела на него.
   - А как же, конечно, используют, как без этого? Наличие темных нитей делает общий узор только контрастнее, ярче и насыщенней.
   - А если без них?
   - Без них не бывает - такова жизнь! - Бабушка усмехнулась и, посмотрев на мотки ниток, выбрала моток темно-красной пряжи и, запустив нитку в продолжение шарфа, проворно заработала спицами.
   - Да, - вздохнул молодой человек, - Без них никак, темных нитей хватает... Простите, мне показалось, что ваша внучка сегодня была не очень разговорчива.
   - Кто бы уже говорил, - усмехнулась Бабушка и посмотрела на него поверх очков, - У нее все в порядке, просто ей нужно побыть немного в одиночестве, наедине с собой.
   - Что-то случилось? - встревожено спросил Журналист.
   - Ничего такого, о чем стоило бы переживать, просто она сегодня столкнулась с новыми непонятными для себя вещами. А новое, сами понимаете, иногда пугает и не всегда приносит только радость - иногда это боль, тревога, мысли разные... Но в итоге, поверьте моему опыту, все всегда складывается хорошо.
   - Вы так думаете?
   - Я это точно знаю! Чтобы не происходило с нами - это делает нас сильнее и мудрее.
   - Вы думаете? - неуверенно повторил вопрос Журналист, - Вы оптимистка.
   - А вы разве думаете по-другому? - усмехнулась Бабушка.
   Журналист посмотрел на ее руки, которые проворно перебирали вязание. Темно-красную полоску сменила зеленая, зеленую - оранжевая...
   - Я не знаю... - вздохнул он и сразу поправился, - Вернее, я много чего знаю, но не уверен, что это делает меня сильнее, и уж точно уверен, что не мудрее.
   Бабушка пристально посмотрела на него.
   - Что же вам все-таки не дает покоя, дружочек?
   - Та... - снова тяжело вздохнул Журналист, - Свое редакционное задание я, похоже, завалил, хотя за эти дни и узнал много чего интересного, но не по теме. Зато уже успел наболтать много лишнего не тем, кому следует, тем самым навредив вам и всему Городу.
   - Голубчик, - усмехнулась Бабушка, - Нашему Городу не смогли навредить ни войны, ни этот ваш новомодный кризис. Как может навредить неосторожными словами один хороший человек?
   - Вы просто не знаете всех возможностей современных масс-медиа, - вздохнул Журналист.
   - А что это? Я даже не знаю, что это такое, почему же я должна этого бояться? - рассмеялась Бабушка и вплела в шарф новую нить.
   Журналист улыбнулся и посмотрел на огонь, горящий в камине, дрова тихо потрескивали. На коврике возле камина чего-то не хватало.
   - А Кот ваш, действительно, куда-то пропал. Последний раз я его видел на площади возле мэрии.
   - Не переживайте, дружочек, наш Кот никогда нигде не пропадет, - усмехнулась пожилая женщина, - Раз его нет с нами, значит он сейчас там, где больше нужен.
   - Мне всегда казалось, что кошки очень привязаны к дому.
   - Конечно, они любят тот дом, который считают своим, и регулярно навещают его, чтобы проверить, все ли в порядке с ним и его обитателями, - улыбнувшись, Бабушка хитро посмотрела на Журналиста поверх очков, - А вам-то чего переживать? Зато вам никто не помешает спать на своей кровати - она теперь вся в вашем распоряжении.
   - Точно, - улыбнулся молодой человек, обрадовано предвкушая сладкий сон на кровати.
   Бабушка отложила вязание и легко поднялась с кресла.
   - А знаете что, мил человек, давайте заплетем в этот день еще одну яркую нить, чтобы прогнать унынье и усталость, - она подошла к буфету и извлекла из него бутылку из темного матового стекла и два бокала, - Сейчас вы отведаете моей особой наливочки, той самой, на которую облизываются наш Старик с Отставником. И поверьте, спать вы будете без задних ног.
   Пожав плечами, Журналист улыбнулся.
   - Ну, разве что по чуть-чуть... Вы считаете, у нас есть повод сегодня что-то отмечать?
   - Повод!? - искренне удивилась Бабушка, - А что, вам всегда нужен повод, чтобы улучшить себе настроение?
   - Нет, но...
   - Тогда давайте на этом и остановимся. Повод нужен тем, кто уже разучился получать простое удовольствие от жизни. А нам с вами повод не нужен - нам нужно хорошее настроение! - откупорив бутылку, Бабушка наполовину наполнила оба бокала.
   - Я вообще сомневаюсь, что у вас когда-либо бывает плохое настроение, - усмехнулся молодой человек, принимая протянутый бокал.
   - Бывает, дружок, бывает, - хмыкнула пожилая женщина, - только об этом не обязательно всем знать, плохое настроение - это не то, чем следует делиться с другими людьми.
   - Вы, наверное, тоже расстроены сегодняшней ситуацией?
   - Конечно расстроена, как без этого? Я не совсем понимаю, что происходит, поэтому считаю необходимым все-таки найти нашего Мэра и спросить его об этом. К сожалению, сегодня нам не удалось этого сделать, поэтому придется заняться этим завтра.
   - Но зачем ждать до завтра? - удивился Журналист и, сделав большой глоток, посмотрел на часы, - Он наверняка уже вернулся домой - давайте пойдем и спросим его сейчас.
   - Нет, нет, что вы, - усмехнулась Бабушка, - после рабочего дня никак нельзя. У нас не принято беспокоить людей по рабочим вопросам во внеурочное время. Мы все вопросы решаем днем, в рабочее время, а остальное - это личное. Поэтому, завтра, завтра... - Ей нравился юношеский максимализм молодого человека, но нарушать установленные правила она не собиралась даже ради этого. - Ну, как вам наливочка?
   - Замечательно! На чем она? - он сделал еще глоток.
   - На травах, на травах, на них родимых... - усмехнулась Бабушка и достала из буфета следующую бутылочку, - Вот, попробуйте еще эту, совсем другой вкус, - Журналист быстро осушил бокал, и она наполнила его густой жидкостью зеленоватого цвета из другой бутылки, - Пейте, пейте, молодой человек, чистое здоровье в каждой капле.
   Отхлебнув изрядный глоток "чистого здоровья", расплывшись от удовольствия, Журналист достал блокнот и карандаш.
   - Вы мне не расскажите рецепт, как вы это делаете?
   - Расскажу, расскажу, родной мой, конечно... потом, - усмехнулась Бабушка, - У нас еще будет время... - Подливая наливочки из разных бутылочек, она уселась рядом с Журналистом и завела разговор о жизни, о рецептах и прочих сопутствующих вещах. С каждым глотком настроение все улучшалось и улучшалось...
  
   А за окном дождь продолжал поливать Город. От порывов ветра скрипели деревянные конструкции домов и раскачивались фонари - город медленно погружался в ночь. Этот бесконечный, тяжелый и очень непростой день, вызвавший много споров и удивления, наконец-то подходил к концу - Город засыпал, гасли окна домов и затихали голоса людей. Бабушка продолжала угощать Журналиста своими наливками, и вариантов их в буфете оказалось несколько больше, чем две. Внучка давно уже погрузилась в сон, сказывалась усталость и... еще что-то непонятое. Лежа на полу, Отставник уже несколько часов беспокойно ворочался на своем солдатском матраце. В отличие от него, Старик сладко спал и видел третий сон. Голуби, плотно обсевшие Фонтан и забытого около него Работника тихо сопели во сне, а на чердаке мэрии Кот демонстрировал свои владения Лапе, предварительно проведя ее по всей экспозиции музея. Профессор так и уснул за столом над пробирками, в то время как Лаборант, больше привыкший к ночному образу жизни, выспавшись днем, никак не мог закрыть глаза. Мэр Города, обнимая во сне жену, периодически нервно вздрагивал и начинал усиленно крутить ногами, отчего Хозяйка каждый раз просыпалась и недоумевала, что же снится ее мужу. А этажом выше их сын, испытывая противоречивые чувства, мерил шагами свою комнату. Дама же, которую для общего спокойствия оставили закованной в веревки, иногда приходя в себя, опять начинала перечислять все известные ей бренды и дома моды, после чего снова проваливалась в беспамятство. Сидящий возле ее кровати на полу Бизнесмен, так и заснул на месте в чем был, склонив голову на грудь. Реагируя на бормотание своей подруги, он чему-то улыбался о сне и бубнил о своих перспективах по продаже земли, вероятно, разрабатывая свою новую рекламную компанию.
   Город спал... или не спал, все или кто-то - ночь вступала в свои права, чтобы утром передать эстафету новому дню. И что он нес с собой, этот новый день, никто в Городе не знал, да и не мог знать...
  
  
   ДЕНЬ ЧЕТВЕРТЫЙ. ЧЕТВЕРГ. ЗАТИШЬЕ.
  
   Дождь, как это часто бывает летом, шел всю ночь. Однако, утром яркое солнце снова заняло свое законное место на небосклоне, к тому времени лишенном какого-либо намека на присутствие вчерашних туч. Начинался новый день - умытые улицы блестели свежей чистотой, деревья стряхивали с себя капли дождя, открывались ставни домов, люди спешили на работу. Ничего необычного, хотя... нечто необычное в это утро все же было, и было это - полное отсутствие жителей города в парковой зоне.
   О том, что вчера здесь в Парке произошли из ряда вон выходящие события, напоминали только огороженный веревками Фонтан, забытая Сенатором трибуна и перекопанные в некоторых местах участки Парка. Кучи земли невысокими терриконами высились над зеленой травой. Со стороны могло создаться впечатление, что весь город вышел ночью на очередной субботник и разбил в парке несколько новых клумб, но их хаотичное расположение и прошедший дождь скорее отрицали, чем подтверждали данную версию. Поваленное во время ночной грозы старое, видавшее виды дерево, перегородившее одну из парковых дорожек, тоже не выступало доводом в пользу ночной истории о субботнике.
   Солнце поднялось уже достаточно высоко и даже успело слегка подсушить мокрые от дождя дорожки. Разбрасывая солнечные зайчики, солнечные блики заиграли в каплях воды на листьях, отбрасывая лучи на резные скамейки, стоящие вдоль дорожек. Пустые. Никого. Абсолютно пустые скамейки. А между тем, время уже было такое, что в любой другой день Отставник уже кормил бы своих голубей и встречал тех, кто приходил позже. Но сегодня не было даже его, не говоря уже за мамочек с колясками, стариков со своими газетами или старушек, обсуждающих новые узоры вязания. Невольно напрашивался вопрос, а не случилось ли чего?
   Ах, да, вчерашний день! Возможно, все ответы скрываются именно в нем...
   Тсс! Тихо! Похоже, Парк не совсем пуст, на парапете Фонтана кто-то есть...
   Уютно устроившись на краю Фонтана, подложив под голову руки и укрывшись вчерашними столичными газетами, спал Работник, сладко похрапывая во сне. Вчера волею Бизнесмена ему была дарована высокая должность Хранителя ночной воды, а как человек ответственный, именно этим, судя по всему, он сейчас и занимался.
   Плотно сидящие вокруг него голуби с каждым его всхрапом резко вскидывали головы и принимались удивленно оглядываться вокруг в поисках Отставника. Их можно понять - в коем-то веке их вовремя не покормили, и даже никто не пришел. Поэтому они пребывали в состоянии легкого бодрствования и полном недоумении, где Отставник. Не то, чтобы птицы были сильно голодны, но нарушение привычного ритуала для них было в новинку и рушило порядок прямо на корню. Озадаченные питомцы с надеждой смотрели в сторону выхода из Парка, а некоторые так даже двинулись к выходу пешком, дабы уже там убедиться, а не бежит ли кто к ним в Парк с куском хлеба.
   Поэтому, за неимением Отставника, птицы все ярче проявляли интерес к лежащему на парапете человеку. Кто знает, он вполне мог бы оказаться потенциальным кормильцем, но почему-то продолжал крепко спать. Недовольные голуби, громко курлыкая, обступили его со всех сторон, а один самый храбрый, а, возможно, и самый наглый, или глупый, настойчиво теребил его за ухо.
   Человек открыл глаза и моргнул несколько раз. Он снова закрыл глаза и опять открыл. Прямо в лицо ему смотрело полторы дюжины встревоженных глаз. Еще несколько дюжин птиц строем ходили по дорожкам или сидели на скамейках.
   Работник протер глаза и уставился на голубей.
   - А где все? - спросил он, проснувшись.
   Голуби горестно вздохнули и закурлыкали, их интересовал тот же вопрос...
   День уверенно вступал в свои права, и время шло уже к восьми часам утра.
   О, а это кто? Оглядываясь по сторонам, по пустому Парку на велосипеде ехал Мэр. Похоже, он очень спешил на работу, и чуть раньше обычного, чтобы успеть побольше, а, возможно, чтобы найти ответы на волнующие всех вопросы - что же произошло вчера? Тсс! Не будем ему мешать в его поисках...
  
   Совсем другие вопросы интересовали Лаборанта. Разбуженный непонятным шумом снаружи, он вышел из лаборатории подышать свежим воздухом.
   - А чё эти все здесь делают!? - невнятно обратился он сам к себе, удивленно уставившись на обычно безлюдную площадь Ратуши.
   И вопрос, действительно, возник не на пустом месте - все пространство перед мэрией было запружено народом. Здесь были все - и Бабушка с Внучкой, и озирающийся по сторонам Старик, и Отставник с буханкой свежего хлеба под мышкой, и Библиотекарь, и Фотограф, и Почтальон, и даже Кот с Собакой, которые все время поглядывали то в сторону Парка, то на людей, как будто ожидая кого-то или чего-то. Было уже уж слишком оживленно на площади, а горожане все подходили и подходили, присоединяясь и к без того уже большой толпе. И в основном это были люди пожилого возраста - те, кто обычно в это самое время делился новостями у Фонтана в Парке. Обычно, но только не сегодня.
   В воздухе висело какое-то чувство тревоги...
   - Здравствуйте! - поздоровалась с Лаборантом молодая мамочка, катившая впереди себя коляску.
   - Здрасьте, - машинально пробормотал он в ответ, почесав голову, - А чё здесь такое происходит?..
  
   Стекающиеся к мэрии люди собирались в кучки, оживленно жестикулируя и обсуждая что-то между собой.
   - Утро доброе, - поприветствовал один из стариков, подходя к остальным, приподнимая легкую фетровую шляпу, - И вы здесь?
   В ответ вверх взметнулось несколько похожих шляп.
   - И вам утро доброе, - ответили ему, - Вы тоже пришли?
   - Да. Вот, решил записаться на прием к Мэру. У меня есть к нему один вопрос.
   Старики переглянулись между собой.
   - У нас тоже есть к нему вопросы, и мы тоже хотим записаться на прием.
   - Э, смею предположить, что вы тоже по тому же вопросу, что и я? - усмехнулся пришедший старик. - О Парке?
   - Разумеется, других вопросов на повестке дня у нас нет.
   - Мужчины! - обратилась к старикам одна из старушек, та самая, что очень любила печь пирожки, - Не пропустите ли вы меня вперед, а то я тесто дома поставила?
   - Ой, и меня пропустите, - тут же заволновалась одна из мамочек, - моему только месяц, мне его скоро кормить нужно.
   - И меня, и меня... - зашумела толпа. Все хотели попасть на прием как можно быстрее. Пчелиный рой людей заколыхался, подступив ближе к мэрии.
   - Послушайте, а давайте составим список людей по алфавиту и будем заходить по очереди, - поступило разумное предложение.
   - И список вопросов тоже надо составить, - добавил кто-то.
   - Ну, с этим как-то проще... - Кто-то сразу достал листок бумаги и начал уже вписывать имена людей по мере их поступления. Громко зазвучали имена...
  
   - Что происходит? - неожиданно раздался голос Профессора за спиной Лаборанта. Не выдержав, он тоже вышел из лаборатории, чтобы узнать причину столь большого скопления людей.
   - Не знаю, какой-то список составляют, - промямлил Лаборант. - Хотите, узнаю?
   - Юноша! - Укоризненно посмотрел на него ученый, - Мало того, что вы всю ночь беззастенчиво спали и упустили процесс - из-за чего по вашей вине лопнула очередная колба - так вы и сейчас находите повод отлынивать от работы!?
   - Но, Профессор, может быть это важнее наших экспериментов? Может, это и нас касается? - не сдавался Лаборант, постепенно приближаясь к толпе людей.
   - Важным для вас должна быть только наука! И ничего более! Или не видать вам зачета как собственных ушей! - взвился ученый, тем не менее, следуя за своим учеником. Человеческое любопытство брало верх над научным интересом.
   Они подошли поближе. Прения в толпе горожан продолжались. Ажиотаж на площади нарастал, к Мэру хотели все и, принепременно, в первую очередь.
   - Послушайте! - громко закричал Старик, призывая к вниманию, - Раз алфавитный список себя не оправдал, давайте заходить по мере того, как мы пришли, - предложил он и поспешно добавил, - Но женщины, а особенно с маленькими детьми, в первую очередь.
   - Но мы все пришли почти одновременно, - резонно заметила Бабушка, - Опять не получается.
   - Тогда, может быть, будем пускать по возрастному признаку? - не сдавался Старик, - Те, кто постарше, вперед.
   - Тогда я в последнюю очередь, - хихикнула одна из старушек, вызвав общий смех.
   - Правильно, так все женщины останутся в задних рядах, - усмехнулся кто-то из стариков, - Кто же признается, кто из них старше? Так они еще и перессориться могут, выпихивая друг друга вперед. - Ответом ему стал общий смех.
   - Отставить! - Оборвал прения Отставник, до этого сохранявший молчание. - Давайте посчитаем - даже если на каждого, кто пришел, уйдет по пять минут, это все растянется на несколько дней. Не годится!
   - Так что же делать? - горожане посмотрели на него.
   - Ммм... - задумался Отставник, - Поскольку нас всех интересует один и тот же вопрос - Парк и Фонтан - правильно будет задать его Мэру всем одновременно, здесь и сейчас. И пусть наш Мэр на него ответит - всем сразу!
   - Правильно, пусть ответит, - одобрительно загудела толпа, - здесь и сейчас...
   - Ну и где же он этот мэр, чтобы его спросить? - нетерпеливо воскликнула Внучка, вглядываясь вдаль.
   - Потерпи немного, - ласково отозвалась Бабушка, взяв ее за плечи, - Он сейчас будет, он никогда не опаздывает на работу.
   Все горожане замолчали и непроизвольно посмотрели на большие механические часы на башне Ратуше, которые показывали 7-55 утра. Оставалось пять минут до начала рабочего дня.
   - А если он в обход поедет? - осторожно предположил Старик.
   - Не поедет, - уверенно ответил Отставник, - Привычки, выработанные годами, не могут поменяться за один день. Один и тот же маршрут в течение многих лет, уж я-то знаю. Кроме того, в мэрии нет, и никогда не было второго входа.
   - Как это? - удивился Старик, - Разве это не нарушение техники безопасности?
   - Зато это не дает возможности уйти от ответственности через "черный ход", - усмехнувшись, ответил Отставник, - Ему придется ответить на все наши вопросы.
   - Боюсь, что вопросов может оказаться больше, чем ответов, - вздохнул Старик.
   Стрелки часов сдвинулись на минуту вперед и снова замерли.
   - Эй, привет! - Раздался веселый возглас Лаборанта на фоне общего молчания, - А что это вы тут все собрались в такую рань? - он окинул взглядом толпу горожан.
   - Мы Мэра ждем, - насупившись, ответила Внучка.
   - А, это тот чувак, который весь день на велосипеде гасает? Классная тачка! - довольно усмехнулся молодой человек.
   - Угу... - еще больше надулась девушка, - А вы вместе с Бизнесменом работаете?
   - Ммг... на него. Мы тут это... землю намываем, - начал объяснять Лаборант, но неожиданно получил подзатыльник от Профессора.
   - Тсс! Тихо ты, разговорился тут! - рассерженно зашипел он на ухо своему подопечному, - Вдруг, об этом нельзя говорить, - ученый с опаской посмотрел на людей, - Здравствуйте, мы обычная передвижная экологическая станция, лаборатория - исследуем окружающую среду.
   - А чего ее исследовать? - усмехнулся Отставник. - Она у нас здоровая.
   - Да, но тут такое дело... - замялся Профессор.
   - Да, - весело подхватил Лаборант, - вчера мы воду целый день варили, а сегодня вот, землю просеиваем и моем - смехота, да и только!
   - Это наука, а не смехота, молодой человек! - гневно вспылил пожилой ученый, поспешно с нажимом добавив, - И постарайтесь все же держать свой язык за зубами, вы же знаете... - он кивнул в сторону предполагаемого Бизнесмена, - Мало ли что...
   - А что!? - не сдержавшись, в сердцах воскликнул Лаборант, - Он всю ночь таскал нам землю в лабораторию, спать не давал! И зачем нам столько? У нас же лаборатория, а не оранжерея?!
   - Перестаньте! - взвизгнул Профессор, с опаской оглянувшись на людей, - Ему виднее, как и что нужно делать...
   Нескрываемое удивление читалось на лицах горожан.
   - Так вы теперь что, уже землю изучаете? - пристально посмотрел на ученого Старик, все замолчали, наступила тишина, - А как же вода?
   Профессор, внезапно став похожим на вытянутую из воды рыбу, бессильно оглядываясь, беззвучно зашевелил губами.
   - Э... э... Вода? - промямлил он, - Ну, с водой, вроде, уже все... Она его уже... как бы... и не интересует. Он уже переключился на землю.
   - На землю? - испуганный шорох пробежал по толпе.
   - На землю!? - гневно воскликнул Отставник, подступая ближе, - Сколько же ему всего нужно!?
   - Не знаю... - попятившись, виновато пожал плечами Профессор и, насупившись, исподлобья посмотрел на Лаборанта.
   Тихий шорох людского негодования превратился в грозный гул протеста.
   - Так он у нас теперь еще и землю решил отобрать!? Это недопустимо!
   Старик подошел к Библиотекарю.
   - Ну вот, я же говорил, что вопросов к Мэру будет больше, чем ответов. Одно хорошо, зато с водой теперь будет попроще.
   - То ли еще будет! - грустно вздохнул Библиотекарь.
   - Да где же он!? - нетерпеливо воскликнула Бабушка, взглянув на часы. Внучка удивленно посмотрела на нее. Часы начали отбивать восемь часов утра.
   Вдруг резко раздалось громкое мяу Кота и последовавший за этим лай собаки. Взгляды горожан одновременно обратились в сторону Парка. От Парка к зданию мэрии, не спеша, оборачиваясь на ходу, на велосипеде ехал Мэр. Он сосредоточенно крутил педали, о чем-то раздумывая. Народ притих, и на полной тишине в воздухе раздалось восемь ударов колокола башенных часов.
   - Вот он, едет, едет! - неожиданно звонко закричала Внучка, указывая пальцем в приближающегося Мэра.
   - Ну, сейчас он у меня за все ответит! - закатывая рукава старой гимнастерки, зарычал Отставник и протянул Старику буханку хлеба, - На, подержи, пока я... - и, выступив вперед, быстро пошел навстречу Мэру.
   Как будто что-то почуяв, Мэр резко вскинул голову и посмотрел прямо перед собой. Он ехал прямо в объятия своих горожан, от обычного радушия которых теперь не осталось и следа. Лица людей были переполнены эмоциями, и это было что угодно, но точно не эмоции дружеского расположения. Над толпой во всю ширь тут же развернулся подготовленный Библиотекарем и Почтальоном плакат "Мэр! Верни нашу воду!".
   Крякнув от неожиданности, Мэр резко нажал по тормозам, и затормозил в двадцати метрах от людей, чуть не выпав из седла своего велосипеда. Раскрыв рот, он ошарашено уставился на горожан, не зная, что предпринять. Мимические мышцы его лица заработали по ускоренной программе, сменяясь с беззаботного на озадаченное и быстро уступая место испуганному выражению лица. Он нелепо кивнул, и его губы беззвучно зашевелились, непроизвольно пытаясь поздороваться с людьми. Жители Города дружно все как один сделали пару многообещающих шагов навстречу Мэру. Впереди всей процессии важно выступали Кот и Лапа.
   - Э... - только и сорвалось с губ градоначальника.
   Однако, встрече не суждено было состояться, по крайней мере, не сегодня. Мэр вдруг повел себя совершенно странным образом - сглотнув слюну, он резко перекинул велосипед на сторону и, вскочив на него как мальчишка, что есть мочи надавил на педали. Быстро набирая скорость, перебирая ногами, он стремительно скрылся в ближайшей улице, как будто за ним гналась целая свора собак. И только звук его узнаваемого всеми велосипедного звонка остался в одиночестве висеть в воздухе.
   - Эй, стой! Отставить! Ты куда!? - бросился за ним Отставник, размахивая руками и громко крича на ходу.
   - Стой, стой, стой... - закричали люди. Но Мэр уже скрылся из глаз.
   - А куда это он? У него же работа, - раздался недоуменный вопрос.
   - Ну, может, дома чего забыл, бумаги или печать? Решил вернуться...
   Не сразу, немного замешкавшись, люди, внезапно осознали, что вожделенная встреча уже не состоится и, громко возмущаясь, с плакатом наперевес бросились через площадь за Отставником догонять Мэра.
   Город бежал за своим Мэром, люди как горох рассыпались по всей площади.
   - Да стойте, стойте! Куда вы все бежите? - первым осознав бесполезность преследования, сдался Старик. Он остановился и тяжело задышал, уперев руки в колени, - Вы что, не видите, что наши силы неравны - он же на велосипеде?
   Прекратив преследование, горожане нехотя возвращались назад.
   - Ууууу, удрал, подлец! - гневно помахал кулаком Отставник в сторону уехавшего Мэра. - Ничего, мы тебя все равно догоним!
   Старик криво усмехнулся.
   - Вот уж никогда не думал, что моя утренняя пробежка будет такой массовой, - хмыкнул он, глядя на возвращающихся людей, - А что, мне даже понравилось. Может, каждое утро будем так бегать, вместе, а?
   - Нет, милок, упаси Боже, чтобы каждый день, - тяжело выдохнула воздух Бабушка, - Ты уж как-то сам - нам старикам поберечь себя уже нужно.
   - Ушел, - неся в руках плакат, вернулся Библиотекарь.
   - Уехал, - подтвердил Почтальон.
   - Умчался, будет вернее, - хмыкнул Фотограф, - Ну ничего, этот побег я успел сфотографировать. Кстати, я еще успею разместить этот снимок в сегодняшней газете.
   Отставник грустно усмехнулся.
   - Вот уж не думаю, что эта страница нашей истории стоит того, чтобы ее помнить. Я бы предпочел, чтобы ее вообще не было.
   - Все хотят того же, поверь, не ты один, - кивнула Бабушка.
   - Но, к сожалению, ее уже не вырвать из нашей "общей книги", и не забыть, - вздохнул Библиотекарь.
   - Тогда надо постараться ее быстрее перевернуть, - подвела черту Бабушка, все согласно закивали, - И нужно двигаться дальше, надо продолжать искать Мэра. - Поддерживая предложение, народ единодушно загудел.
   - А давайте все пойдем к нему домой, - вдруг предложил старик в панаме, - рабочий день все равно уже начался.
   - Давайте, давайте... - загудела толпа.
   - Отставить! - скомандовал Отставник, - И что толку, что мы пойдем всей толпой? Только Хозяйку так напугаем и ничего не выясним. Я думаю, что нам нужно разделиться, - он посмотрел на Бабушку, - Ты с группой людей пойдешь искать Мэра, а я с остальными вернусь в Парк и буду следить за тем, чтобы они еще чего-то не натворили.
   - Хорошо, так будет правильней, - согласилась Бабушка, - Тогда встретимся в Парке. Эй, кто со мной? - Она посмотрела на людей, и тут же пол площади сделало шаг вперед. - Нет, нет, спасибо, только не все, прошу вас. Со мной пойдут... ты, ты и ты, - довольно улыбнулась она и, указывая на Фотографа, Почтальона и еще нескольких человек, сама выбрала себе сопровождающих, - Достаточно, для делегации хватит. Внучка, ты тоже со мной, пошли. - И Бабушка со своей группой быстро засеменила в сторону улицы Садовой.
   Однако, как бы она не хотела, пока она дошла до конца площади, ее делегация заметно разрослась до внушительной толпы из числа тех, кто не попал в список. Нет, это не было прямым неподчинением приказу - это было нечто большее - желание участия в общем деле. Толпа шла чуть поодаль. Видеть этого Бабушка не могла, потому что, не оборачиваясь, стремительно шла впереди, увлекая всех к дому Мэра. Потянулся за Бабушкой и Старик.
   - Эй, ты куда? Ты разве не со мной в Парк? - одернул его Отставник.
   - Не-а, - хмыкнул Старик, - Я за Мэром. Из-за сегодняшних событий я без своей обычной утренней пробежки остался, поэтому компенсирую теперь себе недостаток физической нагрузки его поисками.
   - Ладно, бегун, давай сюда хлеб, а то уйдешь вместе с ним и оставишь моих птенцов без завтрака, - усмехнулся Отставник и принял у друга буханку хлеба.
   - Твои птенцы давно уже бройлерными курами стали, - бросил Старик на ходу и быстро помчался за бабушкиной делегацией, хвост которой еще долго не покидал площадь.
   Отставник посмотрел на оставшихся в меньшинстве горожан.
   - Ну что ж, за мной, ребята, - и уверенно зашагал в сторону Парка, придерживая рукой хлеб под мышкой. Ребята довольно разного возраста, от пятидесяти и старше, потянулись за ним.
   На площади остались только работники научной лаборатории, Кот, да собака. Немного постояв на распутье, раздумывая, куда же это им податься, животные все же выбрали Мэра и стремглав наперегонки помчались за Бабушкой.
   - Мда... - Лаборант почесал голову, - Интересная у них здесь жизнь.
   - Куда уж интереснее, чем у нас там, - согласно хмыкнул Профессор, глядя вслед удаляющимся группам.
   - Послушайте, Профессор, а может быть и нам с ними, а?
   - Куда?.. Нет, нам нельзя, у нас работа. - И, развернувшись, ученый пошел в сторону лаборатории, - Пошли, пошли, работничек, образцы перебирать.
   - Работа, работа, все время работа... - разочарованно пробормотал Лаборант, плетясь следом, - Лучше бы пивка попили...
  
   Прошедший ночью дождь наполнил воздух благодатной свежестью и придал запаху роз, в изобилии цветущих в палисаднике Хозяйки, еще более насыщенный и чувственный аромат. Словно надышавшись им, птицы запели еще громче и звонче, их веселая песня стремительным потоком полилась в приоткрытое окно гостевой комнаты дома Мера, и мягко коснулась ушей спящей на кровати женщины. Дама протяжно застонала и... проснулась.
   - Ммм... Это ужасно, просто ужасно. Какой кошмарный сон! - пробормотала она, не открывая глаз.
   Однако почему-то ее призыв остался не услышанным, никто не кинулся к ней с утешительными словами. Продолжая лежать с закрытыми глазами, Дама выждала еще несколько секунд и снова жалобно застонала, только в этот раз немного громче. Однако, как и первый раз, ответом была тишина. Она застонала еще настойчивей и громче, и снова безрезультатно - все та же насмешливая тишина, лишь тихое сопение сбоку.
   Дама соизволила открыть глаза и повернула голову. Рядом на кровати никого не оказалось, и только у края кровати виднелся плешивый затылок привалившегося к ней спящего Бизнесмена.
   - Мерзавец! - с чувством воскликнула Дама и попыталась пнуть его ногой, но что-то ее не пустило, - Мне так плохо, а он тут дрыхнет, как последняя свинья!
   Бизнесмен только виновато всхрапнул в ответ. После тяжелого трудового дня он так и уснул, в чем был с вечера, сидя у ее кровати.
   Дама пошевелила рукой в надежде нащупать что-нибудь тяжелое и существенное, дабы ускорить пробуждение своего равнодушного спутника. Вернее, она попыталась это сделать, но ее рука осталась неподвижной. Она попробовала сделать то же самое второй рукой, но и эта рука тоже не хотела ее слушаться. Они обе как будто прилипли к кровати. Дама попыталась приподняться, но в результате неимоверных усилий ей подчинилась только голова, а остальное тело осталось недвижимым, как будто что-то его держало. Сглотнув слюну, она осторожно обвела комнату взглядом, к своему ужасу обнаружила, что ее руки и ноги были туго привязаны к спинкам кровати плотной бельевой веревкой.
   - Ааааа!.. - громко взвыла Дама и задергалась на кровати, пытаясь вырваться из пут. - Помогите!
   Резко дернувшись от неожиданности, Бизнесмен вздрогнул и проснулся.
   - Что!? Где!? Кто!? По чем!?.. - Не понимая еще, что происходит, вскочил на ноги Бизнесмен, оглядываясь по сторонам. Он протер глаза и попытался сфокусироваться на источнике звука. - А, это ты? Ты уже проснулась, дорогая? Как ты себя чувствуешь?
   Но "дорогая" продолжала истошно кричать.
   - Ааааа!.. Как я себя чувствую!? Ты что, не видишь? - поперхнувшись криком, кивнула на себя Дама, - Кто-то пробрался в нашу комнату и связал меня по рукам и ногам. Нас ограбили!
   - Но... - попытался вставить слово Бизнесмен.
   - Что ты нукаешь? Не стой как столб, - оборвала она его, - Нас обокрали! Шкаф абсолютно пустой! - Дама судорожно кивнула в сторону наполовину опустевшего шкафа, из которого она сама днем раньше выгребла всю свою одежду.
   - Но не совсем, дорогая, мои вещи на месте, - резонно заметил Бизнесмен.
   - Подлец! Ты только о себе и думаешь! - вонзила в него злобный взгляд Дама, -Надо немедленно звонить!
   - Куда?
   - В полицию! Пусть ищут!
   - Кого?
   - Грабителей! Они не могли далеко уйти.
   - Кто?
   - Те, кто меня связал и украл всю мою одежду. Моего Диора, Кардена...
   - Ммг... Армани, Унгаро, Лагерфельда, - устало продолжил Бизнесмен, - помню, помню, вчера наслушался...
   - Что!? От кого? - подозрительно сощурилась Дама.
   - От тебя, дорогая, когда тебя связывали... - проговорился Бизнесмен, и сразу осекся, понимая, что сболтнул лишнее.
   - Что!? Ааааа!.. - снова истошно завопила Дама, - Как ты мог!? Как ты посмел?! Негодяй! Подлец! Скотина!
   - Э... ммм... Вижу, ты уже вполне пришла в себя, дорогая, - неуверенно промямлил Бизнесмен, подумав: "Ну почему заодно было не вставить ей кляп в рот?"
   - Что это? - истерично зашипела Дама, кивая на веревки, - Почему это на мне?
   - А, это? Это все для твоей же безопасности, дорогая, так Доктор прописал, - сбивчиво объяснил Бизнесмен и громко чихнул.
   - Доктор!?.. Ааааа!..
   - Да, ради твоего здоровья, - утвердительно закивал он, - А также ради здоровья окружающих. Что б ты себе не навредила.
   - Ааааа!.. Сейчас же развяжи меня! - зарычала Дама. Бизнесмен боязливо поежился и отступил подальше.
   - А ты уверена, что развязать - это правильное решение? Может, стоит тебе немного полежать, отдохнуть? - воззвал он к благоразумию спутницы.
   - Развяжи меня, сейчас же! - Дама с невероятной силой задергалась на веревках. Кровать угрожающе заскрипела, рискуя развалиться. - Подлец! Мучитель! Сатрап!
   - Что случилось? Кто кричал? - вбежала в комнату перепуганная Хозяйка. - Милая, как вы?
   - Как я!? Вы что, не видите, что нас ограбили? - рявкнула на нее Дама, кивая на открытый шкаф.
   - Нет, нет, вы что-то путаете, вас никто не мог ограбить, - растерялась Хозяйка, испуганно оглядываясь, - У нас такого здесь не бывает.
   - Не бывает!? А кто тогда забрал все мои вещи?
   - Но их тут и не было... - пожала плечами Хозяйка, - Вчера вечером, когда Доктор осматривал вас, их тут уже не было.
   - О, Боже, - застонала Дама, откинувшись на подушки, - значит, это был не сон. Мой Гуччи, мой Гальяно...
   - Вам не кажется, что у нее начинается новый приступ? - глядя на женщину, шепотом спросила Хозяйка у Бизнесмена, - Может быть, пора позвать Доктора?
   - Все может быть, - тихо ответил он, - поэтому...
   - Немедленно развяжите меня! - истерично завопила Дама, привстав так, что веревки натянулись до предела.
   - Может, все-таки развязать? - робко спросила мужчину Хозяйка.
   - А я вот, наоборот, подумываю, а не связать ли ее еще крепче, - тихо пробормотал Бизнесмен, почесывая голову.
   - Если ты меня сейчас же не развяжешь, я за себя не ручаюсь!
   - Но, дорогая, Доктор сказал, что...
   - Что!? Ах, ты бесчувственное чудовище! Ты отдал меня на растерзание этому кровопийце? - тяжело пыхтя, Дама снова задергалась на веревках.
   - Но позвольте, наш Доктор очень даже хороший, - пискнула Хозяйка, поспешно прячась за спиной Бизнесмена.
   - Вы! - взвизгнула Дама и вдруг горько разрыдалась, - Вы все против меня!
   - Послушайте, я не могу видеть, как она плачет! Пожалуйста, развяжите ее, - взмолилась Хозяйка.
   Бизнесмен кинул взгляд на открытую дверь.
   - Ладно, хорошо... - раздумывая о чем-то, заколебался мужчина, - Дорогая, успокойся. Если ты так хочешь, то я тебя сейчас развяжу.
   Всхлипнув еще пару раз, рыдания оборвались. Дама молча исподлобья смотрела на своего спутника. Бизнесмен осторожно подошел к кровати.
   - Вам помочь? - неуверенно спросила Хозяйка.
   - Я справлюсь... - не спуская взгляда с притихшей Дамы, ответил торговец.
   - Тогда, я пошла?
   - Идите.
   Хозяйка с облегчением выскользнула из комнаты.
   Осторожно склонившись над лежащей в кровати Дамой, Бизнесмен стал виток за витком снимать с нее веревки, ослабляя путы. Поначалу женщина лежала молча, и даже попыталась улыбнуться. Но, едва он освободил ей в первую руку, она тут же со всего маху отвесила ему увесистую пощечину.
   - Скотина! - закричала она. - Подлец! Негодяй! Извращенец!
   - Ну вот, я же говорил, что не надо, - отшатнулся от нее Бизнесмен, держась за горящую щеку. - Не надо было...
   Он сразу навалился на нее всем телом и попытался исправить свою ошибку, принявшись снова вязать свою воинственную спутницу. Однако, было уже поздно и после недолгой борьбы в кровати в итоге он получил еще несколько ощутимых оплеух, а Дама сама освободила свои ноги от веревок.
   - Скотина! - злобно зашипела она, самостоятельно освобождаясь от пут, - Как ты мог так со мной поступить? Сволочь! - Дама вскочила на ноги и бросилась на отбежавшего вглубь комнаты Бизнесмена. Ее кулачки мелко, но больно застучали по его спине.
   - Но, дорогая, я... - попытался оправдываться он, но она его не слушала.
   - Мало того, что ты завез меня в эту глушь, лишил всяких благ цивилизации...
   - Ну почему же?
   - Уничтожил всю мою обувь, спалил все мои любимые вещи...
   - Я?! - сжавшись в комок, принимал удары Бизнесмен.
   - Так ты еще и связал меня на потеху деревенщины и бросил тут одну...
   - Ну почему же одну? Я рядом... - робко протестовал он, прикрывая голову руками.
   - Рядом!? - Дама резко прекратила избиение, оглядываясь по сторонам. Бизнесмен испугано вжал голову в плечи. - А где моя Лапа, гад?
   - Лапа!? - сглотнув слюну, промямлил Бизнесмен, оглядываясь в поиска выхода.
   - Где Лапа, я тебя спрашиваю?! - Дама в упор посмотрела на него.
   - Она там... где-то там, в городе, - он неопределенно махнул рукой в сторону окна.
   - Что!? В городе? Среди этих? Ты оставил Лапу с ними?! - громко взвыла Дама, но, вдруг поперхнувшись, зашлась кашлем.
   - Успокойся, дорогая, успокойся, она найдется, она просто пошла погулять... - быстро затараторил Бизнесмен, отступая к двери.
   - Что?! Погулять?! Ты потерял Лапу?! - отдышавшись, она подняла на него глаза, полные крови и злости.
   - Нет, нет, я ее оставил там, то есть... ну да, потерял, - не видя выхода, сознался Бизнесмен, но быстро добавил, - Но мы ее найдем, дорогая, ей же здесь просто некуда идти.
   - Некуда?! - подступила ближе Дама, сверля его взглядом.
   - Ну, да. Тут же нет ни спа-салонов, ни бутиков... Она найдется, я уверен, - глупо улыбаясь, мелкими шажками Бизнесмен спиной подбирался поближе к дверям.
   Дама медленно обошла кровать, приблизившись на опасное расстояние. В ее глазах загорелись зловещие огоньки, и они не предвещали ничего доброго.
   - Ах, ты скотина! Ах, ты сволочь! Да я тебя...
   - Дорогая, - забормотал он, закрываясь руками и отступая все дальше, - я прошу тебя, не надо. Если бы ты только знала...
   - Что? Что я должна знать, чудовище? - зарычала Дама, подбираясь еще ближе. Бизнесмен прижался спиной к стене.
   - Если бы ты только знала, как мы близки к тому, чтобы стать самыми богатыми людьми на земле, - выпалил он и на всякий случай закрыл глаза. Однако удара не последовало. Он осторожно приоткрыл один глаз и посмотрел на свою спутницу. Та с брезгливым выражением лица изучала его костюм, который хранил следы вчерашних трудовых подвигов.
   - Похоже, что ты уже слишком близок к земле, - прошипела она. - Фу! И этот запах! - чихнула Дама.
   - Но это запах нашего богатства! - попытался оправдаться Бизнесмен и тоже громко чихнул.
   - Это запах твоей глупости! - Пренебрежительно бросила Дама и снова громко чихнула, - Эй, и прекрати чихать вслед за мной!
   - Я не могу, дорогая, - оно само, - чихнул в ответ Бизнесмен.
   - Все, мне надоело - я уезжаю! - решительно объявила Дама, - Мы с Лапой уезжаем сегодня же! Я больше не могу здесь оставаться, меня от всего воротит.
   - А я? - в отчаянии протянул к ней руки Бизнесмен.
   - А от тебя в первую очередь! Все, конец!
   - Нет, дорогая...
   - Да, дорогой!
   - Что!? Ты хочешь меня бросить? - ахнул Бизнесмен. Предложение по своей сути было не плохое - в уме он уже успел обдумать, что он от этого потеряет, а что выиграет.
   - Бросить!? - удивилась Дама, едко посмотрев на него, - Еще чего надумал, фигушки тебе! Ты мне теперь должен столько, что вовек не рассчитаешься.
   - Должен? Значит мы все-таки вместе? - задумчиво пробормотал Бизнесмен, кардинально меняя свои изначальные умозаключений. При этом все плюсы и минусы радикально поменялись местами.
   - Пока да. Но учти, я еще могу передумать, - угрожающе прошипела Дама вконец растерявшемуся Бизнесмену, - А сейчас, ты себе как хочешь, а я уезжаю. - И она принялась сбрасывать в кучу свои немногочисленные оставшиеся вещи.
   - Да, да, хорошо, хорошо, уезжай, уезжай, дорогая... - пробормотал Бизнесмен, пятясь спиной к дверям. Он так и не смог решить для себя, какой из вариантов сейчас для него является наиболее предпочтительным, поэтому решил выиграть немного времени для поиска выгодного решения. Осторожно вынув ключ, он приоткрыл дверь.
   - Эй, ты чего? Ты что делаешь? - отвлеченная сборами Дама, обернувшись к нему, вдруг увидела, как Бизнесмен примеряет ключ к замочной скважине. Его коварные планы вмиг нарисовались перед нею..
   - Ничего, - хитро улыбнулся Бизнесмен и опрометью выскочил за дверь.
   - Не смей! - завопила Дама и бросилась к нему, но дверь тут же захлопнулась и ключ дважды провернулся в замке с другой стороны. Женщина яростно заколотила кулачками по двери. - Открой! Открой сейчас же!
   - Не открою, - донесся веселый и спокойный голос Бизнесмена.
   - Открой, я тебе говорю, или я тебе все глаза выцарапаю! - неистовствовала Дама, дергая ручку двери.
   - Именно поэтому и не открою. Доктор прописал тебе постельный режим, поэтому будет лучше, если ты отдохнешь сегодня дома. Так будет спокойнее и тебе, и окружающим.
   - Выпусти меня сейчас же!
   - Не могу, дорогая, - бодро произнес Бизнесмен, пряча ключ в карман, - предписание врача нужно выполнять.
   - Я тебя убью! - жестко пообещала Дама в замочную скважину.
   - Ты меня еще благодарить будешь, - усмехнулся Бизнесмен, развернулся и наткнулся на недоуменный взгляд жены Мэра, стоящей внизу, - Приступ, как вы и говорили, рецидив, - весело объявил он. - Видимо, очень опасная болезнь и, возможно, заразная.
   - Что же делать? - ахнула Хозяйка, всплеснув руками, - Может, позвать Доктора?
   - Да нет, ничего, само пройдет, не надо Доктора. Главное, чтобы болезнь не вышла наружу, - с этими словами Бизнесмен бодро сбежал вниз по лестнице и вышел из дома, насвистывая что-то себе под нос.
   Хозяйка пожала плечами и вернулась на свою кухню.
   Бизнесмен быстро шел в сторону главной площади Города, а вслед ему из окна летел разъяренный вопль беснующейся в окне Дамы.
  
   Ветер сорвал листок с ветки акации и, медленно кружа, опустил его на водную гладь Фонтана. Сидящие на парапете понурые голуби горько вздохнули - вот он, первый признак грядущей осени. А дальше будет только хуже - наступят стылые холодные дни и голод протянет свои длинные щупальца к их несчастным пернатым душам. И никто (о ужас!), никто в этом мире уже не позаботится о маленьких, всеми забытых птицах. Ведь даже если в этот еще солнечный летний день их не удосужились покормить, тогда что уже говорить о...
   Внезапно птицы резко оживились и посмотрели в одну сторону.
   Ура! Кто-то к ним все-таки идет! Кто-то о них все-таки не забыл...
   В начале парковой дорожки показался смутный человеческий силуэт. Но по характеру походки это явно был не Отставник. Это он! Он! Человек, который заменит Отставника и станет новым Спасителем и Кормильцем, приносящим долгожданный корм!
   Голуби радостно загоготали и, тяжело переваливаясь из стороны в сторону, дружной толпой кинулись навстречу идущему в Парк человеку.
   Журналист изумленно остановился и посмотрел на бегущих... (да, да, именно бегущих!) к нему птиц. Оглянувшись, он попытался найти кого-нибудь, кто бы смог объяснить ему это странное поведение обычно летающих созданий. Но к его удивлению в Парке вообще никого не оказалось. Никого, кроме спящего на парапете Фонтана человека, в котором он узнал Работника Бизнесмена, которого тот оставил вместо себя охранять от людей воду. Правда, сам Работник не особо рьяно исполнял свои обязанности и, разумно рассудив, что пока он спит, служба все равно идет, спокойно посапывал в объятиях Морфея на краю Фонтана.
   Сделав резкий зигзаг, чем сильно опешил бегущих к нему птиц, Журналист направился к Работнику. Голуби разочарованно прекратили свой бег и, недовольно насупившись, уставились на мужчин.
   - Эй! Проснитесь!.. - осторожно позвал Журналист Работника, тряся того за плечо.
   - Что? Кто? Нельзя! - сонно воскликнул мужчина, протирая глаза. Он воинственно замахал руками и, как результат, не удержал равновесия и свалился с парапета Фонтана.
   - Осторожно, не разбейтесь, - запоздало посоветовал Журналист.
   Работник вскочил на ноги и принялся беспорядочно оглядываться.
   - А? Что? Вы кто? - воскликнул он, сфокусировав зрение на Журналисте, - А где все?
   - Именно об этом я и хотел вас спросить, - ответил Журналист, оглядываясь, - Не правда ли, странно, такое время, а никого нет?
   - А? Ага... Уфф! - выдохнул Работник, - Всю ночь снилась какая-то чертовщина, будто я курица и высиживаю в курятнике яйца. Присниться же такое.... - Он оглянулся, и, убедившись, что рядом нет Бизнесмена, зачерпнул из Фонтана горсть воды и начал быстро пить.
   - Ничего удивительного, - улыбнулся Журналист, - Похоже, эту ночь вы спали среди голубей, вот они и приняли вас за своего. - Он кивнул на толпу птиц около Фонтана, и те в ожидании потянули к нему головы.
   - Да?.. - Работник взглянул на голубей, - Не, но чтобы яйца нести - это уже слишком!
   - Так вы не в курсе, куда все подевались? - вернулся к своему вопросу Журналист.
   - Не-а... - протянул Работник, - Я тут полночи фонтан сторожил под дождем. Какой смысл сторожить воду, если вода падает прямо с неба?
   - Ни какого, - согласился Журналист.
   - Вот и я о том же. А он говорит: "Все равно сторожи - вдруг, кто придет, может что купит..." - пожаловался Работник на Бизнесмена. - Да кто тут придет, ночью-то!? Так и сидел, пока не уснул, прямо под дождем.
   - А он что?
   - Хозяин? Не пойму я его, что у него на уме. И что на него нашло? Бегал тут, взад вперед, как полоумный, все таскал землю куда-то...
   - Землю? - огорченно переспросил Журналист.
   - Ага, в мешках. Может, че выращивает где? - усмехнулся Работник.
   - Ммг, выращивает, - вздохнул Журналист.
   - Ну, хозяин - барин, коли надо, пусть выращивает, - удовлетворенно хмыкнул страж Фонтана, - Мое дело маленькое - знай, сиди, сторожи и помалкивай. А вы че, ищите кого-то?
   - Да, ищу, - рассеянно кивнул Журналист, - выход...
   - А че его искать - идите в любую сторону, и найдете, - усмехнувшись, посоветовал Работник.
   - Мгм, найду... вот только где?
   Работник почесал в затылке. Внезапно послышались голоса. Увидев появившихся на дорожке людей, он радостно воскликнул:
   - А вы вон, у этих спросите. Если вы запутались - они вас выведут.
   - Спасибо...
   Со стороны мэрии во главе с Отставником к Фонтану шла группа людей. Журналист поспешил к ним навстречу, голуби потянулись за ним.
   - Ну, что-то уже выяснилось? - с надеждой спросил он Отставника.
   - Да какое там выяснилось, - разочарованно махнул рукой тот, присаживаясь на скамейку, - Только еще больше запуталось.
   - Да, - брюзгливо добавил старик в панаме, - быстрый у нас нынче мэр.
   - То есть? - не понял Журналист.
   - Я бы даже сказал, стремительный - не догонишь.
   Журналист переводил удивленный взгляд с одного старика на другого. Библиотекарь виновато вздохнул:
   - Уехал он на велосипеде, даже разговаривать с нами не стал.
   Старики возмущенно загомонили.
   - Это на него не похоже, совсем не похоже.
   - Слушайте, - предположил кто-то, - а, может, нам его подменили?
   Все резко замолчали и удивленно уставились на него.
   - Кто?
   - Ну, не знаю, мало ли кто... - поежился старик под общими взглядами, - просто я другого объяснения не нахожу.
   - Мы тоже, это на него не похоже, - вздохнули все дружно.
   - А может, ему нужно к Доктору? - продолжились прения.
   - Да он и так у них в доме регулярно бывает.
   - Почему? Кто-то заболел? Мэр заболел?..
   - Да это он не к нему, а к приезжим ходит, проведывает, - пояснил старик в панаме, - Хлипкие они, приезжие, не выдерживают... Наверное, плохо переносят наш климат.
   - Так, значит, Мэр здоров? - с надеждой спросил кто-то.
   - Не уверен... - буркнул старик в панаме, - Ведет он себя совсем не как здоровый.
   Все опять тяжело вздохнули.
   - Послушайте, если это болезнь, то я, кажется, знаю, как она распространяется, - неожиданно воскликнул Библиотекарь, обратив внимание на себя.
   - Где это ты успел поднатореть в медицинских науках? - скептически ухмыльнулся Отставник.
   - Я всю свою жизнь провожу среди книг. Думаешь, я мало прочитал книг по медицине? - немного обиделся Библиотекарь, - И, кстати, не только по медицине...
   - Ну, давай, рассказывай, - зашикали на него старики.
   - Ладно. Вот, смотрите сами - пока к нам в город не приехал этот Бизнесмен со своей... этой, как ее там, ну, неважно, все у Мэра было нормально. А как только они поселились в его доме, так сразу же начались проблемы, и к ним начал ходить Доктор. Значит?.. - улыбнувшись, Библиотекарь замолчал, выдерживая паузу, давая остальным догадаться, к чему он ведет.
   - Что "значит"? Давай, не томи, - не выдержал Отставник.
   - Значит, - продолжил Библиотекарь, - инфекция к нам пришла вместе с ними, то есть с приезжими...
   Все покосились на Журналиста... и немного отступили от него.
   - Ой, простите, я не вас имел в виду, - смутился Библиотекарь, взглянув на Журналиста.
   - Да ничего, ничего, у меня все в порядке, - улыбнулся тот, но старики все равно продолжали держать дистанцию.
   Библиотекарь торжественно посмотрел на стариков и продолжил.
   - Значит, я так полагаю, что вирус болезни был к нам занесен извне. Это понятно?
   - Ммг, понятно, - улыбнувшись, хмыкнул Отставник, - Знаю я тут один вирус, который тоже был когда-то извне занесен.
   - В смысле? - растерялся Библиотекарь.
   - Это он Старика имеет в виду, - внес ясность старик в панаме.
   - А... - улыбнулся Библиотекарь, - Так это он, наш, а это, что ты сравниваешь?
   - Да, действительно, никакого сравнения, - рассмеялся Отставник, - Так что ты там про болезнь говорил?
   - Э... Я говорил, что если болезнь привнесена к нам из вне, то наш Мэр, по сути, не виноват - он просто подхватил неизвестный вирус, вот и все.
   - И что, он выздоровеет когда-нибудь? - зазвучала надежда в голосах.
   - Я думаю, что да, - важно заявил Библиотекарь, - Именно об этом я и говорю, просто придется подождать. Это как грипп - его лечи, не лечи, все равно болеть будешь столько, сколько придется.
   - Глубочайшее научное заключение! - скептически отозвался Отставник, - Я и не знал, что у тебя такие таланты имеются. Если бы ты еще объяснил, что такое грипп.
   - Зря смеешься, - усмехнулся Библиотекарь, - Это может быть очень заразным. Тут главное самому не заболеть.
   Люди озабоченно переглянулись между собой и инстинктивно отодвинулись друг от друга. Все замолчали, повисло неловкое молчание...
  
   Устав кричать, Дама бессильно опустилась на кровать. В наступившей тишине она не сразу услышала взволнованный голос Хозяйки, который говорил с нею из-за двери. Бросившись к дверям, Дама с новыми силами яростно заколотила кулаками по ни в чем не повинной поверхности..
   - Милочка, с вами все в порядке? Вам помощь не нужна? - отскочив от дверей, обеспокоенно спросила Хозяйка.
   Дама перестала стучать и припала к дверной скважине.
   - Эй, послушайте, как вас там, сейчас же откройте эту чертову дверь и выпустите меня! - закричала она.
   - Открыть!? - растеряно ответила жена Мэра, - Я не могу открыть, ваш... э... спутник, он сказал, что Доктор прописал вам полный покой, и поэтому вы должны оставаться дома. Постойте, а может я все-таки позову Доктора? Раз он сам прописал вам покой, то он его может и нарушить?
   - Нет! - отшатнулась от дверей Дама, - Не надо Доктора! Откройте дверь, иначе, я ее выломаю!
   - Успокойтесь, милая, не тратьте свои силы - двери у на дубовые, без ключа не откроются. А это все пройдет, это всего лишь болезнь... - голос Хозяйки стал явно тише, по всей видимости, она на всякий случай отступила подальше от дверей.
   - Это все он, этот ваш чертов Город! - рявкнула Дама и громко чихнула, - Я так хорошо жила, пока он не привез меня сюда.
   - Будьте здоровы! - улыбнулась Хозяйка, - Зачем же так, милочка? Город у нас хороший, люди добрые, вам здесь никто не желает зла. Я совершенно уверена, что вы скоро выздоровеете и у вас все будет хорошо... Скажите, я чем-то еще могу вам помочь?
   - Ну... - нервно гримасничая, вдруг задумалась Дама, услышав у себя в животе голодное бурчание. Организм, изрядно истощенный столь бурно начатым утром, требовал хоть какого-то подкрепления. - Ладно, дайте хотя бы поесть, - выдавила из себя она.
   - Поесть? Да, да, конечно, сейчас, - обрадовалась Хозяйка, - только никуда не уходите... - и радостно поспешила на кухню.
   - Да куда же я уйду отсюда, если я заперта!? Вот, клуша!.. - раздраженно буркнула Дама, нервно заходив по комнате, перебирая в голове грандиозные планы мести, один кровожаднее другого. На том самом месте, где Бизнесмен падает в бассейн, кишащий голодными крокодилами, а его кредитная карточка остается мирно лежать на краю водоема, снова раздался голос Хозяйки:
   - Я здесь, милочка. Вы там? Я принесла вам покушать.
   - Да, да, я здесь, - "милочка" торопливо приникла к дверям, готовая принять пищу, - Давайте, просовывайте под дверь.
   - Ммг... Сначала пирожок с творогом, - торжественно объявила Хозяйка и попыталась протиснуть его в узкую щель под дверью, однако... - Ммм, не проходит, - разочарованно протянула она, настойчиво продолжая пробовать, - Может, с вишней попробовать?.. Ммм, тоже не лезет... Может, с яйцом и укропом?.. Ну что ты будешь делать! Ну, ни в какую! - разочарованно всплеснула руками жена Мэра, все пирожки постигла одна и та же участь, - Ничего не выходит, милочка, слишком узкая щель.
   Из-за дверей раздалось утробное рычание Дамы.
   - Вот, разве что... - раздался вдруг голос Хозяйки и в узкой щели под дверью показался сочный листик зеленого салата, - Вот, ешьте, дорогая, все свежее, прямо с огорода. Вы же это любите, я заметила...
   Вслед за первым листом салата показался второй, и третий...
   Дама в недоумении уставилась на зелень.
   - Они что, ко всему еще и голодом решили меня уморить? - тихо прошептала она. Тем не менее, нервно подхватив листок, начала им сочно хрустеть, - Изверги! Черт, хоть что-то. Еще!..
   Процедура кормления травой продолжалась не более одной минуты.
   - Ну, вот и все, - раздался довольный голос Хозяйки, протягивающей под дверь последний листик салата, - Надеюсь, вы хорошо перекусили?
   - Ммг... Я чувствую себя кроликом! - в бессильной злобе из-за дверей прорычала Дама.
   - Шутите? - улыбнулась Хозяйка, - Это хорошо, это первый признак выздоровления. Может быть, что-то еще?
   - Нет, спасибо, на сегодня с меня травы достаточно! - раздраженно огрызнулась Дама.
   - Ну, вот и хорошо. Пойду готовить обед, а вы, если что - стучите, приду, покормлю вас еще. - Послышался звук быстро удаляющихся шажков.
   Фыркнув от негодования, Дама подняла последний листик салата и, нервно заходив по комнате, принялась его грызть. Внезапно ее взгляд упал на зеркало, встроенное в дверцу шкафа. В нем отразилось некое безобразно распатланное существо без грима и косметики, пережевывающее что-то зеленое.
   - Господи, это же я! - воскликнула Дама, - До чего же я докатилась!
   Ярость бурной волной нахлынула на неё, ее взгляд заметался по комнате. Вскочив на ноги и отбросив в сторону не дожеванный пучок зелени, она бросилась к окну.
   - Нет, так дальше продолжаться не может, надо немедленно уносить отсюда ноги, пока я не превратилась в Бог знает кого, и не захрюкала.
   Стремительно сняв на пол все цветочные горшки, она широко распахнула створки окна.
   - Ой, высоко! - отпрянув, пробормотала она и, осторожно перегнувшись через подоконник, снова посмотрела вниз. Прямо под окном рос пышный куст вьющихся роз. Стало понятно, что, хотя это всего лишь второй этаж, но сбежать будет не просто.
   - Что же делать? Что же делать? - заметушилась Дама, растерянно оглядываясь в поисках чего-нибудь, что могло бы помочь ей спуститься. Неожиданно ее взгляд упал на сваленную в беспорядке одежду Бизнесмена. Дама быстро подбежала к куче и выудила из нее брюки, сначала одни, потом другие...
   - Вот так, дорогой, - мстительно пробормотала она, связывая брючины разных брюк узлом, - Оставил меня без одежды - теперь сам ходи голый!
   В итоге своеобразного рукоделия через некоторое время у Дамы получилась импровизированная веревка, состоящая из нескольких связанных между собой брюк Бизнесмена. И совсем неважно, Армани это был или Гуччи, веревка вышла достаточно крепкой и надежной. Закончив работу, она одним концом привязала ее к спинке кровати, а второй перекинула через подоконник наружу.
   - Ничего, ничего, я все равно сбегу из этой тюрьмы, вы у меня еще попляшите! - Злобно пробурчала Дама и громко чихнула, - Думал, я все время тут буду сидеть, в этом гнезде? Ага, сейчас, разбежалась! Свободу я добуду даже кровью... но только не своей.
   Окинув взглядом разоренную комнату, Дама заметила недоеденный листик салата, одиноко лежащий на полу. Быстро подняв его, она подбежала к шкафу и достала из него белый парадно-выходной пиджак Бизнесмена. После недолгих размышлений, она набила все карманы землей из цветочных горшков Хозяйки. Листочек салата тоже легко нашел свое новое место, красивым уголком выглядывая из нагрудного кармана пиджака. Еще несколько минут она потратила на то, чтобы маникюрными ножничками старательно срезать с остальных пиджаков и рубашек все пуговицы. Все, без исключения!
   Удовлетворившись результатом, она окинула взглядом комнату.
   - Черт! Ни туфель, ни нормальной одежды - все пропало! Ты мне еще за все это ответишь, дорогой!
   Глянув в зеркало и поправив кое-как прическу, Дама решительно взобралась на подоконник и ухватилась за свою импровизированную веревку. Подергав ее на предмет прочности, она смело шагнула через подоконник в пропасть и повисла на штанах.
   - Мама... мама... Что я делаю?!
   Дама попыталась вернуться и даже сделала несколько движений, чтобы заползти назад. Но лучше от этого не стало - веревка начала вращаться вокруг своей оси, раскачивая женщину, отчего она стала сползать вниз.
   - Помогите! Кто-нибудь! - во все горло заверещала Дама, судорожно вцепившись в штанину. Но ее никто не слышал.
   И все бы да ничего, но именно в этот момент Даме на нос опустилась пчела - одна из тех, которые в изобилии летали над розовым кустом. А так как руки у Дамы оказались заняты, она отчаянно замотала головой, пытаясь согнать непрошенную гостью. Но пчела, заняв удобную позицию, ни в какую не хотела покидать свой пост. И тут как назло у женщины в очередной раз закрутило в носу и... не в силах более сдерживаться, громкий чих сотряс все ее тело - одна из штанин, не выдержав дополнительной нагрузки, лопнула по шву, и Дама с громким воплем полетела вниз прямо в розовый куст.
   - Ааааа!!!.. - раздался дикий пронзительный крик Дамы, наполненный болью и негодованием. Рой пчел, потревоженный неожиданным вторжением более крупной особи, облаком приподнялся над упавшим телом и спокойно перелетел на соседний куст.
   - Иду, милая, уже иду... - отозвалась Хозяйка на кухне. Услышав неясный шум, она решила, что ее зовут и стала подниматься вверх по лестнице, чтобы убедиться, все ли в порядке.
   Несколько мгновений спустя крик Дамы перешел в тихие стоны. Из потрепанного куста показалась голова Дамы. Она осторожно оглянулась вокруг, после чего из кустов появилась она вся. Короткими перебежками, приседая на ушибленную ногу, Дама быстро пересекла двор и через калитку выбежала на улицу. Босиком, в порванном платье, с поцарапанными руками и взлохмаченной головой, из которой торчал бутон розы, с безумными глазами она торопливо неслась по улицам города, гостеприимство которого ей оказалось недоступно, с одной только целью - быстрее его покинуть. А вслед ей, из окна, прощально колыхались на ветру связанные вместе полторы штанины ее спутника...
  
   Низко склонившись над своими пробирками, Профессор пристально рассматривал то, что осталось на дне после первичного прогрева и процеживания земли. С унылым выражением лица в углу лаборатории сидел Лаборант, и вяло просеивал сквозь сито землю.
   - Ну и кому это нужно? Я не понимаю, профессор... - хмыкнул младший научный сотрудник, вбрасывая в сито пару горстей свежей земли.
   - Работай, работай, не твоя задача - понимать! - отмахнулся от него ученый, не отрывая взгляда от пробирок.
   - Нет, ну согласитесь, Профессор, - что воду чистую варить, что землю грязную вымывать - это все пустая трата времени. Только и делаем, что переливаем из пустого в порожнее, и все!
   - Не знаю, не знаю, у богатых свои причуды - хозяин платит, мы делаем, - усмехнулся Профессор, - Все, да не все. С землей-то оно получше будет, чем с водой - тут хотя бы теоретически что-то найти можно.
   - Да что тут найдешь!? - огрызнулся Лаборант, - Кроме червей я в ней еще никого не нашел. И то, их придется потом отпустить на волю, ведь не изверг же я.
   - Ищи, ищи, - подбодрил его Профессор, - Слыхал что-нибудь про "золотую лихорадку"? - неожиданно спросил он.
   - Это че, болезнь какая-то новая? - вскинул голову Лаборант.
   - Да нет, старая, очень даже старая, - усмехнулся ученый, - Странно, что не знаешь. Так вот, однажды в конце девятнадцатого века на Диком Западе в Америке в нынешней Калифорнии нашли золото, и туда со всей страны со всех сторон поехали золотоискатели искать свое счастье. Их называли старателями. - Профессор на секунду оторвался от пробирок и посмотрел на своего подопечного. Тот, открыв рот, во все глаза смотрел на него и не подавал никаких признаков понимания, - Ну, старатели - это те, которые вымывают золото через сито - так же как ты сейчас.
   - Ну? И что, нашли что-то? - заинтересовано спросил Лаборант, отложив сито.
   - Спрашиваешь! - усмехнулся старый учитель, - Конечно, нашли и немало... - он почему-то замолчал и о чем-то задумался, - Правда, не все, многие так и сошли с ума, потеряв все и ничего не обнаружив. Зато другие!..
   - Много нашли? - торопил рассказ ученик.
   - Хм, достаточно, кто как. И вот те другие в одночасье стали баснословно богаты и именно они стали хозяевами жизни современной Америки. - Профессор тяжело вздохнул. - Кстати, возможно, именно отсюда берет свое начало классовое неравенство, когда одним достается все, а другим - ничего.
   - Может, им просто повезло больше остальных? - осторожно спросил Лаборант после того, как Профессор замолчал.
   - Может быть, может быть... - неопределенно отозвался тот, снова вернувшись к своим пробиркам, - Так что, давай, старатель, старайся, ищи свое золото, - усмехнулся он и тут же добавил, - Правда, дэ факто и дэ юра оно все равно не наше, а хозяина.
   - Но мы же можем ему и не говорить? - хитро ухмыльнулся Лаборант, и уже по-другому посмотрел на ранее опостылевшую ему землю.
   - Не можем, - тут же разрушил его мечты Профессор, - Я, по крайней мере, не могу точно, совесть не позволяет.
   - А мне позволяет, еще как позволяет, - усмехнулся Лаборант, с завидным рвением тряся сито с землей, - Профессор, а вы не хотите поменяться со мной местами? Вы будете сеять, а я буду мыть - вам же все равно совесть не позволяет?
   Ученый с усмешкой посмотрел на старательного ученика.
   - Ах ты, хитрец! Проныра! - на Профессора смотрели молящее-просящие глаза Лаборанта, - Ладно, посмотрим, если будешь хорошо работать, - как подтверждение, студент еще тщательнее затряс ситом, отчего земля посыпалась через край, - Осторожнее, не рассыпай, надо беречь национальное богатство, мало ли что.
   Лаборант быстро подобрал всю землю до крупинки и сложил в сито. И очень даже вовремя, потому что в этот миг дверь лаборатории резко распахнулась, и в помещение влетел весьма непрезентабельно выглядящий Бизнесмен, одетый во все вчерашнее. А так как утром у него не было никакой возможности переодеться, а, вернее, ему не дали этой возможности, то вид и запах у него был соответствующий.
   - Ну, давайте, давайте, показывайте уже! - Нетерпеливо засуетился он, выискивая на столах результаты исследований. - Где они?
   - Здрасьте... - переглянулись между собой работники лаборатории.
   - Ну здрасьте, здрасьте, дальше что? - раздраженно отозвался Бизнесмен, - Показывайте, что нашли!
   - Э... - неуверенно начал Профессор, - Да вроде еще ничего не нашли, времени было мало...
   - Что!? Времени мало? - оборвал его торговец, - Я дал вам полночи и целое утро, а у вас времени мало было!?
   - Да, но...
   - За что я вам плачу!? - сорвался на крик Бизнесмен, - Зачем я несу такие расходы? Чтобы вы мне тут говорили "да, но..."? Я хочу видеть результат вашей работы! Где он?
   - Результат? А... - осекся Профессор, потупив взгляд.
   Бизнесмен перевел взгляд на Лаборанта.
   - Э... Результат? - сглотнул слюну студент, - Вот результат... там результат, - он указал рукой в угол трейлера. Профессор с удивлением посмотрел на него.
   - Где? - Бизнесмен прошел вглубь лаборатории, - Что это? - нахмурившись, он указал пальцем на отдельно насыпанные кучки. Ученый с интересом вытянул шею, глядя на непонятные кучи.
   - Это и есть результат нашей работы, - гордо произнес Лаборант, указывая на кучки, - Вот это - та, что побольше - это та земля, что вы нам принесли ночью. А это, - он указал на три отдельные кучки, одна другой меньше, - это то, что мы обнаружили в ней после тщательного просеивания - камешки, прелые листья и дождевые черви. - Лаборант указал на каждую из куч, не замечая идиотски-удивленного лица Бизнесмена, - Правда, была еще одна кучка, но она разбежалась...
   - Что!? - напрягся Бизнесмен.
   - Ну... Это были жуки и сороконожки, их-то ничем не удержишь. Я пытался, честно, простите, - Лаборант с наивной улыбкой посмотрел на Бизнесмена.
   Повисло гробовое молчание.
   - Это все? - после некоторой паузы спросил торговец.
   - Все, - улыбаясь, как ни в чем ни бывало, ответил студент и посмотрел на Профессора, - Но мы ищем, ищем. Правда, Профессор?
   - Ммг, ищем, - сглотнул слюну ученый.
   Тяжело пыхтя и явно сдерживая себя, чтобы не взорваться, Бизнесмен сжал кулаки.
   - Ладно, хорошо, ищите... Раз, два, три, четыре, пять... - медленно начал считать он и вышел из лаборатории. Лаборант удивленно посмотрел на Профессора.
   - Чего это он?
   - Не знаю, - пожал плечами тот, - Может, вспоминает таблицу умножения, - усмехнувшись, старый ученый посмотрел на своего молодого собрата, - Так ты говоришь, разбежались, хм-хм?.. Ладно, иди сюда, меняемся - ты заслужил свое право мыть землю.
   Лаборант довольно улыбнулся...
  
   Постоянно оглядываясь по сторонам, как будто опасаясь преследования, Дама быстро шлепала по городу. Бежать по булыжной мостовой босиком оказалось так же неудобно, как и в модельных туфельках на высокой шпильке. Однако одно несомненное преимущество все же в этом было - ничто не застревало в щелях между камнями и не рисковало быть сломанным в самый неподходящий момент. Внешний же вид Дамы однозначно вызывал жалость у каждого, кому она встречалась на пути, и кто пытался заговорить с ней, предлагая помощь. Но, поскольку голова ее была забита только мыслью о том, как бы поскорее вырваться отсюда, она не оставляла шансов никому себе помочь. Белая роза, торчащая из ее растрепанных волос, только дополняла ее эксцентричный вид.
   Она бегала по замкнутому кругу, по одному и тому же маршруту, начисто забыв про очень простое расположение улиц Города, где все дороги так или иначе в итоге ведут в Парк. Она всякий раз сворачивала налево и, как результат, постоянно кружила вокруг квартала, в котором находился дом Мэра, и из которого она только что совершила свой героический побег.
   - Это просто какой-то сплошной кошмарный ужас! - простонала она себе под нос, заканчивая очередной круг, - Этот город никогда не закончится!
   Временами она начинала звать свою собаку:
   - Господи, ну где же ты? - шептала она, продолжая бежать и оглядываться, - Лапа, девочка моя, отзовись, я прошу тебя, иначе твоя мама сойдет с ума. Лапа, ау!.. - Но Лапы нигде не было.
   Вдруг в конце пустынной доселе улицы появились люди. Много людей, целая толпа. В направлении Дамы шла огромная процессия горожан, возглавляемая Бабушкой и Внучкой.
   - Черт, черт, черт! - заметалась Дама, нервно оглядываясь в поисках, куда бы ей спрятаться, - Они меня найдут и вернут назад. Нет, нет, не хочу, не хочу... - запричитала она и, быстро бросившись к ближайшему кусту в палисаднике, присев, спряталась за него.
   Затаив дыхание, сквозь ветки куста она увидела, как делегация, сопровождаемая гулом голосов, успешно проследовала мимо по улице. Сзади в хвосте процессии ее замыкали идущие рядом Кот и Собака.
   - Лапа! - невольно воскликнула Дама, но, тут же спохватившись, что ее могут заметить, сбавила тон и зашептала, - Лапа, я здесь, я здесь, девочка моя! Ко мне, ко мне, моя собачка, моя прелесть... - Ей крайне не понравилась близость Кота, идущего рядом с Лапой, и она зашептала чуть громче, - Фу, фу, нельзя! Отойди от этого мерзкого кота. Фу, фу, он блохастый, нельзя, нельзя! Ко мне, Лапа, ко мне...
   Собака, не столько услышав, сколько почувствовав свою Хозяйку, остановилась и оглянулась назад. Кот тоже остановился и вопросительно посмотрел на свою спутницу, после чего зевнул и безразлично отошел, предоставляя ей самой сделать свой выбор.
   - Лапа, ко мне! Иди сюда, моя прелесть, - обрадовано зашептала Дама, - Оставь его, он плохой, плохой! Нам нужно домой, моя девочка...
   Лапа немного задумалась и сделала пару нерешительных шагов в ее сторону, на ее собачей морде отразилось колебание. Ей сейчас приходилось по-собачьи выбирать между перспективой сытой, но такой скучной жизнью со своей Хозяйкой в Столице, и другой - новой и, впрочем, совсем неголодной жизнью здесь в Городе с возможностью сколько угодно бегать по зеленым лужайкам, возвращаться, когда хочешь домой, лазить по чердакам и смотреть на звездное небо; когда никто не тискает тебя и не рядит в нелепые и не свойственные собакам костюмчики, и когда вокруг бурлит непонятная, но такая интересная жизнь...
   Решительно развернувшись, Лапа быстро потрусила к ожидавшему ее Коту. Тот понимающе мяукнул и побежал рядом с ней за процессией. В два счета они догнали удаляющуюся делегацию людей. Дама тихо застонала и опустилась в куст.
   - Нет, нет, Лапа, не бросай меня здесь одну! Вернись, я буду хорошей... - она громко заревела, размазывая слезы по грязным щекам.
   Неожиданно над ее головой раздался приветливый голос:
   - Ммм, какой чудесный цветок вырос на этом кусте!
   Перестав плакать, Дама осторожно подняла глаза и увидела склонившегося над нею Булочника.
   - О, да тут, похоже, не один цветок! - весело воскликнул он, как будто только что ее увидел. - Здравствуйте, рад вас видеть.
   - Здравствуйте, - пробормотала Дама, вытирая слезы и выбираясь из куста. Неоправданно галантное поведение этого чужака по отношению к ней глубоко запечатлелось в ее памяти.
   - А я иду тут и вдруг вижу - на клумбе расцвела прекрасная белая роза, - весело сказал Булочник, - Такое и раньше случалось, и все бы да ничего, но только расцвела она почему-то на кусте пионов. Странно, правда? - он осторожно вытянул из спутанных волос Дамы застрявший в них бутон белой розы, и с улыбкой протянул ей.
   - Спасибо... - насупившись, пробормотала Дама.
   - Ой, а вы что это, решили тут поплакать? - с участием спросил он, заметив следы слез на ее лице, - Что-то случилось?
   - Я... а... э... Это у меня аллергия... на розы... - не сразу нашлась Дама и громко чихнула.
   - Будьте здоровы!.. На розы? Какая жалость, - огорчился Булочник, - Такая красивая женщина и вдруг - аллергия, да еще и на розы. Ай, ай, ай, какая неприятность!
   Дама смущенно потупила глаза. С этим человеком ей было на удивление приятно и легко. Даже этот свербящий зуд в носу был не таким противным. На какое-то мгновение она почти забыла о своем твердом намерении покинуть этот скучный городишко и улыбнулась, когда Булочник неожиданно спросил:
   - А к Доктору вы обращались?
   - Нет... То есть да, обращалась, - благость мигом покинула ее лицо, - Но не надо больше об этом, - резко ответила Дама и снова насупилась.
   - А, может, все-таки стоит еще?
   - Нет, нет, нет. Я уже выздоравливаю! - оборвала Дама.
   - Ну что ж, тогда я рад за вас, - улыбнулся Булочник и галантно предложил, - Может быть, вы позволите мне срезать эту розу и провести ее домой?
   - Что!? Не надо ничего резать! - подпрыгнула на месте Дама, - Домой?
   - Да, к дому Мэра, - улыбнулся Булочник, - Мы как раз туда направляемся, чтобы кое-что выяснить...
   - Нет, спасибо, но нам не по пути, - грубо оборвала его Дама, - мне совсем в другую сторону.
   - В другую? Но... - удивленно посмотрел на нее Булочник.
   - Да, доктор прописал мне прогулки, вот я и гуляю, - Дама поспешно отступила на несколько шагов от молодого мужчины.
   - Но тогда можно я с вами пройдусь? - галантно предложил тот.
   - Нет, не надо! Я сама!.. - отрезала Дама и, развернувшись, быстро пошлепала в противоположную сторону, - Я люблю гулять одна, - выкрикнула она и перешла на бег, немного забирая в сторону.
   - Но... - недоуменно произнес Булочник, не успев что-либо возразить, глядя вслед бегущей фигурке, - Доктор же, наверное, сказал ходить, а не бегать?.. Или все-таки бегать?.. - он почесал голову, - Да, странный путь к выздоровлению он выбрал.
   Посмотрев еще немного вслед удаляющейся Даме, он медленно развернулся, и поспешил догонять далеко ушедшую вперед делегацию.
  
   Хозяйка осторожно приложила ухо к двери, ведущей в комнату Бизнесмена и Дамы. В комнате было тихо.
   - Милочка, как вы там? - осторожно позвала она, но в ответ ничего не услышала, - Ну и слава Богу, покушала и уснула, - с облегчением сделала вывод Хозяйка, - Ну спите, спите, выздоравливайте, погулять вы всегда успеете. Я пока тоже делом займусь, а то, сказать по правде, сиделка из меня не очень, сидеть это так утомительно. - Еще немного постояв под дверь, женщина вернулась обратно к себе на кухню.
   А там, на плите все кипело, булькало, пыхтело и распускало упоительные ароматы. Хозяйка с головой погрузилась в работу. Она одновременно крошила зелень, вылепливала расстегайчики, помешивала томящийся соус, и Бог еще знает что, стоящее на плите. Она и не заметила, как к дому на всех парах на велосипеде мчится запыхавшийся Мэр. А Мэр, между тем, подъехав к дому, спрыгнул с велосипеда и, придерживая рукой звонок, чтобы тот не зазвонил, постоянно оглядываясь, быстро внес свое транспортное средство в дом. Оперев его на стенку, он, стараясь быть незамеченным, крадучись на цыпочках, быстро прошел на кухню.
   - Жена! - неожиданно раздался резкий голос за спиной Хозяйки, - Кто есть дома?
   Вздрогнув от неожиданности, Хозяйка уронила черпак в бульон и обернулась к мужу.
   - Никого... - растерянно пробормотала она, - Гость ушел, спутница его уснула.
   - А сын?
   - Тоже убежал куда-то по делам...
   - Хорошо... - выдохнул Мэр и вышел из кухни в коридор.
   - Дорогой, а ты почему не на работе? Что-то случилось? - после некоторого замешательства, из кухни рискнула спросить Хозяйка.
   - Ммм... можно сказать и так, - неопределенно ответил Мэр, покашливая из коридора, возясь с велосипедом.
   - Ты часом не заболел, а? - ахнула Хозяйка.
   Голова Мэра показалась в дверном проеме.
   - Нет, но... Э, слушай, тебе никто ничего не говорил? - почему-то оглянувшись, шепотом заговорил он.
   - Нет, - удивилась Хозяйка, - Я же из дома сейчас почти не выхожу, присматриваю за "этой", - она показала пальцем наверх, - А ты почему шепотом разговариваешь?
   - Э... ну, - замялся Мэр, - "эта" же спит, чего шуметь?.. Значит, ты еще ничего не знаешь? Это хорошо...
   - Что хорошо? - не поняла Хозяйка, - Ты почему не на работе?
   - Э... я на работе, - пробормотал Мэр и снова скрылся в коридоре, появившись в дверях кухни с велосипедом, - И в данный момент я тоже работаю, - он втащил велосипед в кухню, - Послушай, мне сегодня придется поработать дома.
   - Дома!? - удивилась Хозяйка, - Почему? Что, в мэрии какой-то ремонт?
   - Ну... - потянув носом, замялся Мэр, - Ремонт не ремонт, но там сейчас такая суета, что я не могу сконцентрироваться. В общем, сегодня мне придется побыть здесь.
   - Ты будешь работать в своем кабинете?
   - Э... нет, в твоем.
   - В моем!? Но я на кухне! - опешила Хозяйка.
   - И я с тобой рядом... Ну, пожалуйста, - взмолился Мэр.
   - Ну, хорошо, хорошо, раз это не будет тебе мешать, тогда пожалуйста, - она кивнула на плиту, - А велосипед ты зачем сюда притащил?
   - Так надо... Надо подумать, куда его спрятать.
   - Поставь его под навес, как обычно, - пожала плечами Хозяйка.
   - Сегодня я не могу как обычно, - смутился Мэр, - Иначе каждый, кто будет проходить мимо, догадается, что я дома и зайдет...
   - Ну и хорошо, ничего страшного, я его чаем угощу...
   - Какой чай!? - резко оборвал ее Мэр, - Мне нужно работать, а ты тут чаепитие будешь разводить!? - Хозяйка испуганно замолчала, глядя на своего взбунтовавшегося мужа. Тот поспешно понизил тон, - Ладно, ладно, извини. Просто мне нужно хорошенько подумать о делах государственной важности, и я не хочу, чтобы мне кто-то мешал.
   - Ну, так и иди в свой кабинет...
   - Ты не поняла! - опять взорвался Мэр, закашлявшись, - Мне нужна абсолютная тишина. А когда кругом все кипит...
   - Ой, точно, прости, - Хозяйка стремительно бросилась к убежавшему молоку, которое густой пеной вырвалось из кастрюльки и, шипя, полилось на раскаленную плиту.
   - Прекрати возиться, - раздраженно буркнул Мэр, - Лучше придумай, где я могу так спрятаться... то есть, я хотел сказать, уединиться, чтобы мне никто не мешал?
   - Я не знаю, - заработала тряпкой жена Мэра, - Ну, посиди в саду, в беседке...
   Мэр раздраженно отмахнулся от нее, но тут его взгляд упал на крышку люка в полу кухни, ведущего в подвал. Он быстро бросился к ней и начал ее открывать.
   - Что ты делаешь? - опешила Хозяйка, застыв с тряпкой.
   - Там меня точно никто не найдет... и никто не помешает, - потянув носом, взбудоражено пробормотал Мэр, вглядываясь в темноту, - Сегодня я побуду там.
   - В подвале!? - ахнула Хозяйка, - Но там же холодно!
   - Прохладно, - уточнил Мэр, - В такую жару, сама понимаешь...
   - Но там сыро!
   - Влажно, для кожи будет полезнее...
   - Там темно!
   - Прекрасно! Зато не сгорю - солнце в этом году такое жестокое...
   - Но там кошка с котятами, - растерянно сказала Хозяйка.
   - Сколько?
   - Пятеро.
   - Вот и здорово, скучать не буду! К тому же в последнее время я стал плохо слышать, поэтому они мне не помешают. В общем, ты тут, я там, или я там, а ты тут, хорошо ведь, а? - Мэр криво улыбнулся и посмотрел на жену.
   - Но... Послушай, я чувствую, что здесь что-то не так, ты что-то скрываешь, но я не пойму, что? - она пристально посмотрела на него.
   - Себя... - неосторожно выдохнул Мэр и поспешно затараторил, - Э, милая, прости, не спрашивай меня больше ни о чем. Я тебе все потом объясню. В последние дни и так было слишком много вопросов, на которые я не имею ответа. Ну, я пошел? - кашлянув, он начал спускаться вниз по лестнице.
   - Ладно, иди, - вздохнула Хозяйка, так ничего и не поняв из того, что сказал муж. Из подполья раздалось мяуканье потревоженных котят, - Ну вот, я же говорила, кошкин дом какой-то.
   - Дорогая, - сказала голова Мэра, показавшись на уровне пола, посмотрев на жену, - подай мне, пожалуйста, велосипед.
   Вздохнув, Хозяйка подтащила велосипед к проему и подала его мужу. Звякнув напоследок, тот быстро исчез в черной пустоте подвала.
   - Ты хотя бы свечку взял, а то так и будешь в темноте там сидеть, - Хозяйка заботливо подала показавшемуся из проема Мэру пару свечей и спички.
   - Да, спасибо, дорогая, - сказал он виновато, - И это, когда закроешь за мной крышку, положи сверху коврик, чтобы не было заметно...
   - Но...
   - И если меня вдруг кто-то спрашивать будет, никому, слышишь, никому не говори, что видела меня и где я пряч... работаю. Хорошо?
   - Хорошо, - протянула сбитая с толку женщина.
   - Меня ни для кого нет - я занят!
   - Надолго?
   - До конца рабочего дня, согласно распорядка.
   - А если вдруг?..
   - Ни для кого! - оборвал он ее, - Меня не должны найти, пока я сам не разберусь во всем... то есть, пока я буду думать об очень, очень важных государственных делах. Все, закрывай! - и он решительно стал спускаться вниз по лестнице в подвал.
   - А обедать ты хотя бы будешь? - крикнула Хозяйка в темноту.
   - Обедать?.. - его голова снова показалась внизу, - Ммм, не знаю, как пойдет работа... Может быть, на своем рабочем месте.
   - Тогда я постучу тебе?
   - Хорошо. И запомни еще раз, меня нет! - сказал он и скрылся в темноте.
   - Хорошо... - протянула женщина и опустила крышку подвала, прикрыв ее сверху ковриком, - Это как раз не сложно запомнить, тебя и так не бывает днем дома. Хм, странный он какой-то сегодня. Может, действительно, перегрелся на солнце? - Внизу раздалось покашливание мужа. Вздохнув, Хозяйка вернулась к своим кастрюлям, - По крайней мере, хорошо, что я вчера навела там порядок, - пробормотала она, снимая пенку с бульона, - ему там будет лучше думаться.
  
   Несмотря на то, что ушедшая к дому Мэра делегация в итоге оказалась несколько больше, чем предполагалось изначально, вернувшиеся в Парк люди составляли все-таки значительное количество. Хотя и не такое внушительное, как прежде. Принятое решение о разделе обязанностей вполне совпадало с общепринятыми правилами, давно и надежно укоренившиеся в Городе - традиционно обсуждать прошедшие и происходящие события именно тут, возле Фонтана. А за последние дни их произошло ой как много, и они требовали срочного обсуждения. К тому же и сам Парк после прошедшей ночью грозы требовал уборки. Дождь и ветер хорошо постарались, набросав множество веток и листьев на клумбы, не говоря уже о поваленном дереве, перегородившем одну из дорожек.
   Голуби наконец-то получили долгожданный завтрак и чувствовали себя сытыми и довольными. Вот только хотелось пить, поэтому, недолго думая, они прошествовали к Фонтану и, не обращая внимания на ограждающую веревку, изрядно потрепанную дождем, принялись беспрепятственно пить воду. Их примеру сразу последовали и дети - им, как и голубям, было глубоко наплевать на законы, стоящие на пути их естественных потребностей.
   Оставленный Бизнесменом на страже воды Работник явно попустительствовал и отлынивал от работы. Он усиленно делал вид, что не замечает распития вверенной ему воды, справедливо рассудив, что малыши и пернатые не выпьют больше, чем сегодня ночью выпало, а вернее, налило с небес. И лишь когда в зоне прямой видимости иногда появлялась фигура Бизнесмена, он воинственно вскакивал и начинал бегать вокруг парапета, гоняя смеющихся ребятишек. Когда же работодатель, набрав в мешки земли, снова пропадал из виду, он усаживался на прежнее место и с улыбкой продолжал наблюдать за голубями.
   Взрослое население Города, его законопослушный обыватель, несмотря на допустимую возможность, все же не преступали установленной столичным дельцом ограничительной черты и, ввиду до сих пор невыясненных вопросов, близко к воде не подходили. Тем более, что им было чем заниматься - беспорядка, который оставила после себя ночная гроза, было предостаточно. Кто-то чистил клумбы, а кто-то...
   - Эххх! Взяли!.. - подставив плечо под толстый конец ствола, скомандовал Отставник группе мужчин, и, сделав за ним то же самое, они рывком подняли поваленное грозой дерево и тяжело потащили его в сторону от дорожки. - Несем, несем, несем, давай, давай... И-и-и, раз, положили... - Мужчины опустили дерево на землю. - Фу-у, молодцы!
   Они тяжело опустились на ствол дерева.
   - Ну и тяжелое, - отдышавшись, сказал Журналист, утирая пот со лба, - Наверное, очень старое?
   - Нет, - тяжело дыша, усмехнулся Отставник, - судя по всему, еще молодое. Лет семьдесят, не больше.
   - Как молодое? - удивился молодой человек, - А почему же тогда оно упало?
   - Ну, понимаешь, здесь как у людей - у старых деревьев больше опыта, что ли - они глубоко корнями в землю уходят. А молодые - они послабее будут - держатся только за то, что сверху. Вот их и выворачивает.
   - Так и бури-то вроде не было? - протирая очки, возразил Доктор, которому досталось нести крону дерева.
   - Не было, - согласился Отставник, - а земля промокла. Промокшая почва и легкий ветер - этого достаточно, чтобы упасть, если ты слаб.
   - Дуб, наверное, - предположил Фотограф, - судя по тяжести
   - Да нет, липа, только молодая, - ответил много читавший и много знающий Библиотекарь.
   - Жаль ее, могла бы еще жить да жить
   - Конечно, жаль. Но ничего - вон, молодая поросль, - Библиотекарь указал на молодые деревья недалеко от места, где стояло раньше поваленное дерево, - она быстро заполнит пустующее пространство.
   - Быстро, быстро - свято место пусто не бывает, - пробурчал Отставник. Он резко встал и неожиданно схватился за поясницу, - Эх, спину потянул, похоже. Видать, старый уже стал.
   - Может, компресс? Или...- с надеждой начал Доктор.
   - Отставить! - оборвал его старый солдат, - Само пройдет, не первый раз.
   - А ты не прибедняйся, - усмехнулся Библиотекарь, - Стар он стал! Ты еще всех нас переживешь, что я не знаю. - Все согласно закивали.
   - А у меня, наоборот, спина прошла, - неожиданно похвастался Журналист, - Несколько недель болела, а тут вдруг прошла. Я даже на полу пару дней спал.
   - Я когда молодой был, я не только на полу - я везде заснуть мог, даже стоя, - усмехнулся Отставник, - Хоть на песке, хоть на дереве, хоть в болоте - в любом месте, лишь бы команду "отбой" дали. - Он поправил усы и удивленно посмотрел на Журналиста, - На полу? А что, у Бабушки уже закончились ее знаменитые перины? Чего это она так с гостем?
   - Да нет, - поспешно поправился Журналист, - просто я спал не один.
   Отставник присвистнул.
   - Молодец, хвалю, быстро ты. И кто она, я ее знаю?
   - Да нет, это не то, что вы подумали, - смутился молодой человек, - И да, вы ее... то есть, его хорошо знаете. - Окружающие недоуменно переглянулись. Журналист тут же поспешно объяснил. - Это бабушкин Кот на правах хозяина... - Старики облегченно вздохнули, молодой человек продолжил, - Оказывается, Бабушка постелила мне именно там, где привык спать он, поэтому я...
   - Так это он тебя согнал на пол? - догадался Библиотекарь, - Вот негодяй! Я ему задам, когда он придет ко мне в библиотеку.
   - Да нет, он тут не при чем, - улыбнулся Журналист, - Он очень радушный хозяин - мы с ним спали на одной кровати. Просто я, чтобы его не раздавить, подвинулся чуть-чуть на край и... упал. А тут как раз Бабушка вошла, увидела это и... - молодой человек вздохнул и виновато продолжил, - В общем, пришлось ей сказать, что я сам улегся на пол, чтобы Кота не подводить. Вот поэтому она и постелила мне на полу. А мне понравилось! Вон, даже спина прошла. А перины у Бабушки, действительно, волшебные.
   - У Бабушки все волшебное, - закивав, согласились мужчины.
   - Так вы теперь спите отдельно? Ты на полу, а Кот на кровати? - уточнил Отставник, - Молодец, уважаю!
   - Да, но вот только он сегодня не пришел ночевать, и кровать осталась свободной.
   - Настоящий Кот, мужик! Ах, он проказник! - воодушевленно загомонили старики.
   - Да, Кот еще тот кот, похоже, загулял...
   - А сегодня я видел, он к Мэру пошел...
   - Вот он ему и расскажет, как и что...
   - Вас послушаешь, так и самому захочется на пол спать переселиться, - усмехнулся Библиотекарь.
   - Нет уж, - возразил Отставник, - ты человек ученый, тебе незачем старые кости по полу таскать - это удел молодых, - он кивнул на Журналиста и все засмеялись.
   На парковой дорожке показался Бизнесмен, Работник тут же вскочил и нарочито показательно вяло побежал вокруг Фонтана за ребятишками.
   - Глядите, опять он...
   Все оглянулись на Бизнесмена. Выглядел будущий магнат весьма странно. Одетый в грязный пиджак и майку, в которой его видели и вчера, и позавчера, он тащил целую кучу пустых пакетов.
   - О, явился - не запылился! - проворчал Отставник, - Сейчас опять начнется.
   Но, как ни странно, ничего не началось. Не обратив ни малейшего внимания на своего Работника и на оберегаемое им ценное имущество, он подошел к месту, где бросил лопату с вечера и начал споро наполнять принесенные пакеты землей. Все молча наблюдали за Бизнесменом, а он, казалось, никого и ничего не замечал вокруг.
   - Эй, служивый, с вами все нормально? - не выдержав, первым окликнул его Отставник. Бизнесмен не ответил, продолжая сгребать землю, при этом что-то бормоча себе под нос. Отставник удивленно посмотрел на Доктора, - Как думаешь, с ним все нормально?
   - Не уверен, - пожал плечами Доктор, - Возможно, эта болезнь распространяется слишком быстро, и он тоже заражен.
   Взгляд Отставника скользнул по лужайке вокруг трудолюбивого Бизнесмена. Только сейчас он заметил беспорядочно расположенные участки копаной земли, в большом количестве взрытые еще вчера предприимчивым дельцом.
   - Ничего себе, да он тут как крот все перекопал! - воскликнул Отставник. Разинув рты, старики посмотрели на изуродованную землю Парка, - Я не совсем понимаю, что происходит?
   - Земля, - вздохнув, коротко ответил Журналист.
   - Что, земля?
   - Теперь ему нужна земля, - все недоуменно уставились на него, - Да, да, ваша земля.
   - Наша? Да пусть берет, сколько хочет, - пожал плечами Отставник, - Я только не понимаю, зачем ему столько? Почему нельзя в одном месте накопать?
   - А, по-моему, неплохо, - сразу нашел положительные стороны Библиотекарь, - сделаем клумбы - больше клумб, больше цветов, - он кивнул в сторону Бизнесмена, - Ведь должна же быть от него хоть какая-то польза?
   - Да, действительно, - согласились старики.
   - Пусть копает, будет красиво...
   - А может, ему помочь?
   - Отставить, не надо! - отрезал Отставник, - Хватит с него помощи Мэра, мы еще за воду с ним не рассчитались.
   Старики вздохнули и молча продолжили наблюдение.
   Но один потенциальный помощник все-таки нашелся. Покинув свой пост у Фонтана, к Бизнесмену осторожно подошел Работник.
   - Шеф, может вам помочь? - участливо спросил он. Однако, начальство никак на него не отреагировало, продолжая копать. - Ладно, сами так сами... - пожал плечами Работник и вернулся на парапет.
   Между тем, набрав несколько пакетов земли и не сказав никому ни слова, тяжело приседая под грузом, Бизнесмен побежал в сторону Лаборатории. Все удивленно посмотрели ему вслед.
   - Ну, стало быть, сегодня на повестке дня скорее земля, чем вода, - сопоставил факты Отставник и почесал голову, - Интересно, что будет завтра?
   - Боюсь даже себе представить, - тяжело вздохнул Журналист.
   - Ну ладно, - усмехнулся Отставник, - Бог даст день - Бог даст пищу, посмотрим. А что, сегодня свежих новостей у нас нет? Еще не привезли?
   Но свежих новостей, если не считать происходящие с некоторых пор в Городе события, к сожалению не было. Местные новости Почтальон обычно доставлял позже, ближе к вечеру, а автобус, привозящий столичные новости почему-то запаздывал. Старики скучали.
   - Да, запаздывают новости...
   - Интересно, что у них там нового с кризисом?..
   - И Сенатора что-то не видно...
   - Ммг, скучно как-то без него, приехал бы - развеселил...
   - Ничего, ребята, отдохните маленько, - усмехнулся Отставник, - в цирке тоже бывают каникулы. Видать, в других местах байки рассказывает. Сказочник! - старики засмеялись.
   - Смотрите! - указал на приближающуюся фигуру один из стариков. Все посмотрели в указанном направлении. Там между деревьями по дорожке к Фонтану, оглядываясь на ходу, опрометью бежала Дама. Она была босиком, ее всклоченные волосы торчали во все стороны, платье... да, когда-то это было платьем, теперь оно было похоже на рыбацкую сеть.
   Дама посмотрела вперед и увидела удивленно уставившихся на нее людей. Заметив среди горожан Доктора, женщина остановилась как вкопанная. Ужас отразился на ее лице. На секунду замешкавшись, она резко изменила свое направление на противоположное, и босиком бросилась по копаной Бизнесменом земле. Только грязные пятки засверкали.
   - Что это на них всех сегодня нашло? - недоуменно протянул Отставник, глянув на Доктора, - Бегают туда-сюда.
   - Э... - только и отозвался лекарь.
   Горожане принялись живо обсуждать происходящее.
   - Так это же эта... которая с ним...
   - Да, это она, но только на себя не похожа...
   - И куда делась ее прежняя спесь?..
   - Надо же, как все меняется...
   - Видно, он ее тоже продал...
   - Нет, сначала купил, а потом продал...
   - Да она же босиком! Батюшки! Бедненькая!..
   - Несчастная, куда же она!?..
   - Господи, да это же моя пациентка! - наконец-то признал в бегущем теле свою подопечную Доктор, - Та, что живет у Мэра, я ее уже несколько дней наблюдаю. - Он встревожено проследил за траекторией движения Дамы по Парку.
   - Так это вы с ней такое сделали, Доктор? - спросил Фотограф.
   - Нет, что вы!? - воскликнул лекарь, - Я, конечно, прописал ей прогулки на воздухе как терапию для выздоровления, но бег босиком - нет, точно нет.
   - Ой, Доктор, похоже, что вы ее не долечили, - усмехнулся Фотограф.
   - Я сделал все возможное! У нее нетипичный случай, скорее всего, раздвоение личности. Ах! - Доктор всплеснул руками, - Ай, ай, ай!
   - Что, Доктор?
   - Я, кажется, понял - у нее обострение, рецидив болезни, - Доктор резко отделился от толпы и закричал Даме вслед, - Милая, постойте! - Но Дама, обернувшись, увидела Доктора и, округлив от ужаса глаза, еще быстрее припустилась бежать. Вздохнув, Доктор посмотрел на стариков, - Наверное, кто-то поспешил ее развязать, поэтому одна из личностей не преминула этим воспользоваться и сбежала.
   - Доктор, а что, вы теперь всех своих пациентов связываете? - перестал улыбаться Фотограф, старики удивленно посмотрели на лекаря.
   - Нет, - успокоил их тот, - только тех, кому очень нужна помощь. Кстати, в этом есть и некоторые положительные стороны.
   - Например?
   - Знание иностранных языков, - ответил Доктор, продолжая следить за хаотичными перемещениями Дамы, - Интересно, и какая же из ее личностей сегодня сбежала? Больная, постойте, я вам помогу!.. - закричал он и бросился за женщиной вслед. Та, снова обернувшись, завизжала еще громче и еще энергичнее заработала босыми ногами.
   - Хм, похоже, в его помощи она уже больше не нуждается... - загомонили старики.
   - Или больше ее не хочет...
   - В любом случае, она ее пытается избежать...
   - Значит, выздоровела? Больные так быстро не бегают...
   - Да, от здоровья далеко не убежишь... - Рассуждали старики, почесывая головы и наблюдая за безуспешными попытками Доктора догнать свою пациентку.
   А Дама все бежала и бежала, не замечая ничего под ногами, не слыша выкриков людей, не останавливаясь, подальше от Доктора на край Парка. И тут, словно спасение, как свет в конце туннеля между деревьями замелькал силуэт приближающегося автобуса.
   - О, наконец-то почту привезли, - заметили автобус старики.
   - Ммг, или еще что-нибудь, я уже ни в чем не уверен, - хмыкнул Отставник и вместе с остальными двинулся к краю Парка.
   Дама что есть мочи бросилась к автобусу. Сзади, пыхтя, приближался Доктор.
   - Помогите! Помогите!.. - отчаянно закричала она.
   - Я помогу вам, детка! - Тяжело сопя, отозвался сзади преследователь.
   - Ааааа!.. - взвыла Дама и бросилась к выходящему из дверей автобуса ничего не подозревающему водителю. Его обычная улыбка и пачка привезенных газет в руке явно диссонировали с ее "нетипичным" настроением. Столкновение настроений было неизбежным.
   - Увезите меня! Увезите меня, я прошу вас! - истерично визжа, заколотила Дама кулачками по ни в чем не повинному водителю. Он огорошено смотрел на женщину, не понимая, что происходит, - Увезите меня отсюда куда угодно!
   - Э, э, дамочка, - водитель попытался сдержать мелкую дробь ее кулачков, - постойте, что с вами случилось?
   - Быстрее, быстрее! - чихнула женщина, нервно оглянувшись, - Они идут за мной! Быстрее увезите меня отсюда! - истерично закричала она.
   - Кто, кто идет? - с участием спросил водитель, видя приближающихся горожан, - Это же люди!
   - Ааааа!.. - еще громче завизжала Дама, - Увезите меня сейчас же! Или я что-то с собой... нет, с вами сделаю! - в подтверждение своих слов она вцепилась в него когтями и принялась царапать, - Ааааа!..
   Ошалевший водитель с трудом отбивался от нее.
   - Ладно, ладно, успокойтесь, мы уезжаем... - Подсадив визжащую Даму в автобус, он виновато приветливо махнул рукой удивленным людям и, оставив пачку газет на земле, быстро запрыгнул в салон и захлопнул дверь, - И что у вас тут происходит, черт возьми!? - в сердцах выругался он.
   - Ааааа!.. - истерично отозвалась Дама в ответ.
   Водитель вздохнул и завел мотор. Автобус, поднимая клубы пыли и стремительно набирая скорость, растворился вдали, оставив в августовском воздухе Города долгое эхо крика Дамы.
   Доктор тяжело дышал, упершись в колени руками, пот градом лился с его лба.
   - Не успел, не успел... - огорченно бормотал он. Сзади подходили сбитые с толку горожане.
   - Ну вот, даже с водителем не поговорили...
   - Ничего, зато газеты здесь...
   - Ага, и эту увез, что тоже не плохо...
   - Неплохо!? Просто замечательно! Может быть, и этот скоро уедет?..
   - Дал бы Бог, дал бы Бог...
   - Ну что, газеты есть? - спросил Отставник, не спеша, подходя к остальным.
   - Есть, есть, за вторник, - отозвался Библиотекарь.
   - За вторник? Свежие, значит, - обрадовался старый военный, несмотря на то, что был уже четверг.
   - Ага, самые, что ни на есть, свежие, - усмехнулся Журналист, не привыкший еще к "свежести" средств массовой информации этого региона.
   - Ну, пойдем, почитаем, что там у них в мире творится... - разворачивая на ходу газету, Отставник двинулся обратно к Фонтану, месту их обычного ознакомления с прессой. Подхватив стопку газет, довольные старики потянулись за ним...
  
   Не успел Мэр скрыться в своем подполье, как Хозяйка услышала странный шум, доносившийся с улицы. Было похоже на то, что по улице идет веселое майское шествие. Но времена весенних праздников давно уже прошли, а праздник урожая еще не наступил. Так откуда тогда взяться такому количеству людей на улице в обычный будний день?
   - Странно... - подумала Хозяйка и тут же услышала звук колокольчика у входной двери. Выглянув в окно, она с удивлением обнаружила в своем палисаднике толпу людей, стоявших перед дверью ее дома. Впереди всех были Бабушка со своей Внучкой, Старик и еще много-много других хороших знакомых. Однако, всех палисадник явно не вмещал. Хозяйка посмотрела на коврик, скрывающий люк в подвал.
   - Эй, ты меня слышишь? - крикнула она мужу.
   - Слышу, - донесся глухой голос из подпола.
   - К нам тут Бабушка пришла с делегацией, - весело проинформировала она. Мэр в ответ издал странный звук, как будто ему прищемило чем-тоногу, - И, похоже, у них есть вопросы. Может, выйдешь к ним, поговоришь с людьми? Вдруг чего случилось, а? - вой Мэра только усилился.
   - Меня нет дома! - послышался раздраженный сдавленный голос из подполья.
   - Но, похоже, там действительно что-то произошло, - не унималась Хозяйка, снова выглянув в окно, - У них такие напряженные лица.
   - Меня совсем нет дома! То есть, абсолютно. Ни для кого! - с нажимом и злостью напомнил Мэр и закашлялся.
   - Ну ладно, ладно, я поняла... - не стала спорить с упрямым супругом Хозяйка, однако снова задумалась, - Но как же тебя нет, если я тебя слышу? - Судя по звукам, раздавшимся в ответ, Мэр опять в темноте что-то уронил себе на ногу. Хозяйка пожала плечами, - Ну, нет, так нет. Сейчас, сейчас...
   Она сняла фартук и, быстро поправив прическу, с широкой улыбкой пошла открывать дверь неожиданным гостям. Однако, распахнув дверь, жена Мэра нос к носу столкнулась с напряженными лицами людей, столпившимися у входа. Что-то все-таки случилось, приятные визиты обычно проходят с другими лицами.
   - Здравствуйте! Я так рада вас... видеть, - пробормотала жена Мэра, оглядывая пришедших. Ее улыбка сменилась недоумением, - Что-то случилось?
   - Здравствуй, здравствуй, дорогая, - ответила Бабушка, единственная, кто сохранял безмятежное выражение лица. Горожане, кивая, сдержанно поздоровались с нею.
   - Здрасьте, - недовольно буркнул Старик, заглядывая через ее плечо в коридор, - А Мэр дома?
   - Дома... - не подумав, ответила Хозяйка, тут же поправившись, - То есть, нет... А что, его нет на месте?
   - Он сейчас совсем не на своем месте, и у него, похоже, вообще не все дома! - буркнул Старик.
   - Дома!? Нет, он был в доме, но сейчас его нет в доме... - замялась Хозяйка, запутавшись окончательно, - Он не в доме, это точно... - Противоречие, возникшее внутри нее, явно мешало ей думать, и это не могло пройти незамеченным от взгляда внимательной Бабушки. Она сразу уловила нотки неуверенности в голосе женщины.
   - Тихо ты, раскаркался тут! Не дави на человека! - Приструнила она не в меру разошедшегося Старика. Тот, насупившись, отвел взгляд. - Послушай, милочка, - ласково попросила она жену Мэра, - можно нам войти в дом, водички попить? День сегодня выдался больно жаркий, и не подумаешь даже, что уже конец августа.
   - Да, да, конечно входите, будьте, как дома, - радушно сказала Хозяйка, отступив от двери, чтобы дать дорогу, - Мы гостям всегда рады!
   Дважды приглашать не понадобилось. Все горожане, пришедшие с Бабушкой, тут же, рады стараться, сделали шаг вперед, чтобы войти в дом. Кот с Собакой, которые давно уже заняли место впереди всей процессии, попытались войти первыми, но Бабушка всех решительно остановила.
   - Нет, нет, только не все сразу. Побудьте здесь, пожалуйста, подождите, погуляйте вокруг, я скоро.
   - Но... - начала недовольно Внучка.
   - Я все сделаю сама, - оборвала ее Бабушка. Внучка вздохнула и, насупившись, отступила. Люди послушно сошли с крыльца.
   - А я че, гулять тут буду? - протестуя, воскликнул Старик, он не собирался так просто отступать, - Я тоже пить хочу, у меня тоже жажда! Замучила, собака... - Лапа удивленно посмотрела на него, явно не понимая аллегории.
   - Ну ладно, ладно, идем, раз без тебя уже никак нельзя - утолишь свою жажду, - улыбнулась Бабушка и уже собралась войти, как вдруг под ее ногами оказались Кот и Лапа. Не дожидаясь разрешения, они быстро прошмыгнули в дом "зайцами".
   - Кыш! А вы куда лезете? Только вас еще здесь не хватало! - всплеснула руками Бабушка.
   - Да пусть идут, - улыбнулась жена Мэра, - это собака моих постояльцев. Они вчера ее искали. Он до ночи ходил, ее искал, а она сегодня сама нашлась. Вот радость-то! Умная, видать, собака.
   - Угу, сама нашлась... - пробурчал Старик, но сразу осекся под взглядом Бабушки.
   - Животные - они зачастую умнее людей бывают, - сказала она, - Ладно, пусть присутствуют, раз пускают, - Бабушка со Стариком проследовали вслед за женой Мэра.
   Дверь захлопнулась, и горожане разбрелись по дворику, разглядывая выращенные Хозяйкой цветы. Никто не торопился уходить, всем хотелось узнать новости, если таковые будут, из первых уст.
   - А чего мы зря теряем тут время? Если Мэра нет дома, значит, нужно продолжать его искать, - послышались чьи-то нетерпеливые голоса.
   - Где? Бабушка с Внучкой вчера весь Город исходили, и что!? - ответил кто-то, - Все его видели, но никто так и не поговорил. Скажи, Внучка!
   - Ммг... - кивнула Внучка, - Везде его искали, даже в его любимом... - она осеклась, вовремя подумав, что это может быть чужой тайной. - Короче, нигде его нет!
   - Где же он прячется? Он же должен где-то быть?
   - А ты бы где спрятался? - последовал встречный вопрос.
   - Не знаю... Наверное, к еде поближе, может быть, в погребе. У меня жена, знаешь, сколько каждый год разной консервации делает? Годами прятаться можно.
   - Так вот ты где отсиживаешься, когда она тебя ругает? - засмеялись вокруг горожане, и это немного сняло общее напряжение.
   - Не-е, не станет он в погребе сидеть, не такой он человек, - решительно отверг приведенную версию Булочник.
   - Так и мы раньше тоже думали, что не тот, а смотри, что выходит? Ну, и где он теперь может быть? Есть еще варианты?..
   Все горячо заспорили, предлагая различные варианты, начиная со школы, в которой учился Мэр (впрочем, в которой учились все жители Города, поскольку она была единственной), и заканчивая водонапорной башней. Были тут также и чердаки, и деревья, и даже птичьи гнезда, но в процессе обсуждения все варианты подверглись сомнению и были откинуты, как невозможные. В самый напряженный момент спора во двор с улицы через калитку зашел сын Мэра, и оцепенело остановился, уставившись на людей, удивленный неожиданной наполненности их маленького дворика.
   - Простите, а что здесь происходит? - выдержав паузу, осторожно спросил он.
   - О, сынок его явился, - загомонили горожане.
   - Может, он что-то знает?
   Гул прекратился и все посмотрели на сына Мэра. Переглядываясь между собой, люди молчали, не зная, кому из них следует задать первый вопрос. Непростой вопрос, который вполне может обидеть сына человека, которого весь Город ищет уже второй день. Молчание явно затягивалось, никто не хотел быть первым...
   Но тут из-за спины горожан вперед решительно вышла Внучка. Увидев ее, Парень очень обрадовался, тем более, что и сам искал ее с утра, чтобы извиниться за свое вчерашнее поведение. Он давно уже чувствовал неясную вину перед нею и хотел поговорить, чтобы как-то ненароком ее загладить.
   - О, привет! И ты тут? - улыбнувшись, начал он, - Что случило...
   - Послушай, ты не знаешь, где твой отец? - жестко и холодно оборвала поток вопросов девушка.
   - Мой отец? - парень пожал плечами, - Наверное, на работе, где ж ему еще быть? А что?
   - Ничего, - сухо ответила девушка, - Нету его там.
   - Должен быть...
   - Должен быть, но нету!
   - Ну, тогда я не знаю, - весело ответил парень, - А ты чего бурчишь, как старый... - он взглянул в ее холодные глаза и сразу осекся, - Случилось чего?
   - А то ты не знаешь?!
   - Я?! - притворно удивился сын Мэра, - Вроде ничего не случилось.
   - Случилось, случилось... - Послышались голоса.
   - Мэр сошел с ума...
   - Твоему отцу срочно нужен Доктор, - с жалостью сказала какая-то старушка.
   - Так Доктор и так каждый день приходит к нам, - пожал плечами парень.
   - Вот видите! Я же говорил, что он болен, - воскликнул кто-то из стариков.
   - Так это он не к папе приходит, - возразил сын Мэра, - а к этим столичным, что у нас поселились.
   - Ага, Доктор ходит к этим, а болен-то Мэр! - выкрикнул тот же старик.
   - Да, да, не того, похоже, лечат, - раздались недовольные голоса.
   - Так ты точно не знаешь, где он может быть? - холодно уточнила Внучка. Парень театрально изогнул бровь, но это ему не помогло, ее голос только стал еще суше, - Нам нужно кое-что у него спросить.
   - Спросить? - насмешливо уточнил парень, продолжая играть, - Так запишитесь к нему на прием - все по процедуре, как положено.
   - По процедуре?! - неожиданно вскипела девушка, - У тебя все по процедуре! Ты уже достал со своим формализмом! Не знаешь, где Мэр, то так и скажи, а то начинается - по процедуре! - перекривила она последнее слово и, резко развернувшись, пошла прочь. Люди возмущенно зашумели.
   - Где это видано, чтобы по такому вопросу, да по процедуре?!..
   - Прям, бюрократия какая-то!..
   - Никогда такого еще не было!..
   - Куда мы катимся с такими порядками?
   Но сын Мэра уже не слышал справедливого негодования горожан - он видел, что рассерженная Внучка уже вышла за калитку и быстро шла прочь по улице, что-то гневно повторяя и жестикулируя на ходу. Он как-то понял, что если сейчас же не попытается помириться с ней, то позже это сделать будет еще сложнее, если совсем невозможно. Чуть замешкавшись, он бросился за ней.
   - Эй, постой, ты куда? Не беги!.. - припустил он бегом, но смог догнать ее лишь в конце улицы Садовой, так стремительно она шла, почти бежала. Догнав ее, Парень на ходу положил руку ей на плечо и примирительно произнес, - Ну постой, пожалуйста. Ты что, обиделась? - Не останавливаясь, она резко сбросила его руку с плеча и продолжила свой путь. Парень остановился посреди дороги и взмолился, протягивая к ней руки, - Я же пошутил, я...
   - Шути и дальше, бюрократ! - оборвала его Внучка, резко остановившись и презрительно посмотрев не него.
   - Но я, действительно, не знаю, где он может быть, - он все еще пытался перевести все в шутку, - Что же я еще мог сказать?
   - Ты мог бы помочь нам, а не насмехаться над нами.
   - Да я и не думал насмехаться над вами. Просто нас в юридическом учат поступать согласно процедуре... - начал оправдываться сын Мэра.
   Девушка метнула на него негодующий взгляд.
   - Ммм... Опять ты за свое!
   - Но что я могу поделать, если это формально правильно? Так заведено! - в сердцах воскликнул парень, выпрашивая прощение.
   - Формально правильно, - едко усмехнулась Внучка, перекривив его, - Правильно - это тогда, когда от этого никому не стает хуже. А то, что сейчас делает твой отец - это неправильно! Абсолютно неправильно!
   - А, это ты про Фонтан, что ли? - догадался юноша, - Так я...
   Но Внучка оборвала Парня:
   - Я не знаю, чему там тебя учат в твоих институтах, но жить тебе все равно придется среди людей, - тихо сказала она, - Поэтому, рано или поздно, ты должен будешь сделать выбор - жить тебе по совести или по процедуре. Выбирай сам! - И, резко развернувшись, и больше не оборачиваясь, она быстро пошла по улице дальше, удаляясь от него.
   - Но... - попытался ей что-то сказать вслед парень, однако понял, что не знает что именно, и замолчал. Вздохнув, он растерянно провел ее взглядом, пока девушка не скрылась за поворотом...
  
   Жена Мэра быстро провела гостей на кухню и, усадив их за стол, наполнила их стаканы холодной водой из стеклянного кувшина. Коту и Лапе она тоже налила молока в одну из мисочек, и теперь они дружно лакомились из нее, сталкиваясь своими мохнатыми мордами. Бабушка и Старик медленно со вкусом попивали воду и осматривали владения Хозяйки.
   - А у меня вот-вот обед поспеет, - сказала Хозяйка, помешивая что-то булькающее в кастрюле, - Может, подождете немного, борщ скоро будет готов, вместе пообедаем?
   - Борщ - это хорошо, - обрадовался Старик, имеющий слабость к первым блюдам.
   - Нет, спасибо, - остудила его пыл Бабушка, - нам не хотелось бы тебя слишком отягощать. У тебя и так сейчас едоков хватает.
   - Да каких там едоков!? - рассмеялась жена Мэра, - Мой-то, сама знаешь, с утра до вечера пропадает на работе, почти никогда дома не бывает, - весело щебетала Хозяйка, забыв, что ее благоверный в данный момент как раз находится дома, - А сынок наш после своего студенческого рациона и того меньше ест. Говорит, что уже отвык от нормальных порций.
   - А жильцы? - направляя разговор, спросила Бабушка.
   - Жильцы? - усмехнулась Хозяйка, - Не смешите меня! Одно название, а не жильцы! Хотя, как мужчина он, конечно, ничего - видный, крупный... - продолжала Хозяйка. Мэр, сидящий в подполье, услышав, как жена расписывает Бизнесмена, даже закашлялся от возмущения. Тем временем, та невозмутимо продолжала, - Сразу видно, что поесть он любит и может, но только ему всегда некогда - у него бизнес, деньги зарабатывает. А "эта", - Хозяйка ткнула пальцем вверх, имея в виду Даму, - вообще ничего не ест, кроме листьев салата, фигуру блюдет. Ничего не ест ради него. Как будто он себе не жену завел, а козу купил - дешево и сердито! - Гости улыбнулись, а Хозяйка тут же спохватилась, укорив себя в злословии, - Ой, чего это я? Она же здесь, наверху, спит, бедняжечка, прихворала.
   - Прихворала? И чем же? - хитро поинтересовалась Бабушка, которая прекрасно слышала чье-то покашливание, доносившееся, как ни странно, снизу, а не сверху.
   - Да кашляет постоянно и чихает, - расстроено сказала жена Мэра, посмотрев наверх.
   - Кашляет? - Бабушка посмотрела на люк в полу, предательски вылезший из-под коврика.
   - Да. Доктор приходил, сказал чаями ее отпаивать надо, - вздохнула Хозяйка, вдруг резко оживившись, - А вчера ей вообще плохо стало, пришлось даже связать, - Старик удивленно вскинул голову и переглянулся с Бабушкой.
   - Что!? Связать? Это чтобы она меньше кашляла? - спросил он.
   - Нет, это чтобы она не убежала, - как ни в чем не бывало, ответила радушная Хозяйка. Брови Бабушки и Старика медленно поползли вверх. Жена Мэра поспешно попыталась объяснить, - Понимаете, Доктор обнаружил у нее раз... два... да, раздвоение личности. Поэтому, для ее же блага, мы решили ее связать, чтобы она не натворила чего ненароком...
   Из под пола снова раздалось сдержанное покашливание... Напившийся молока Кот, вылизывающий свою мордочку, а, заодно, и перемазанную морду Собаки, бросил свое умывание и подошел к маленькому коврику, закрывающую крышку люка. Что-то понюхав, он стал ходить вокруг коврика кругами.
   - И что, связывание помогает? - поддерживая разговор, улыбнулась Бабушка, заметив действия Кота.
   - Да, да, помогает, очень помогает, - ответила Хозяйка, - Сегодня она чувствует себя намного лучше - наелась своих листьев и теперь спит. Поэтому, давайте говорить чуть-чуть потише, чтобы ее не разбудить, ей и так досталось за вчерашний день.
   - Вчера всем досталось и всем хватило, - опять буркнул Старик.
   Бабушка с удовольствием смотрела, как уже и Собака подбежала к злополучному коврику и начала его рыть. В итоге коврик сдвинулся и явил окружающим крышку люка, закрывающего вход в подвал.
   - А что, твой муж случайно не рассказывал тебе о своей работе в последнее время, - спросила Бабушка у Хозяйки, не сводя взгляда с животных.
   - О чем ты! - воскликнула Хозяйка, - Мы вообще о его работе никогда не говорим дома - он считает, что незачем в семейную жизнь привносить трудности рабочего процесса.
   - Мудро.
   - Он и так сильно выкладывается на своей работе, чтобы говорить еще об этом и дома.
   - Мгм, выкладывается! Вот узнать бы, где это он сейчас так выкладывается, - опять встрял Старик, но замолчал под взглядом Бабушки.
   - Ну, твой муж всегда отличался разумным подходом к решению самых трудных вопросов, - вкрадчиво сказала Бабушка, постепенно повышая голос, чтобы ее было слышно как можно дальше... и глубже. - Я уверена, что даже если что-то пошло не так, он хорошо все обдумает и найдет способ вернуть все в правильное русло.
   - Да, он такой, - благодарно ответила Хозяйка. Сидящий в подвале Мэр закашлялся еще больше, чем вызвал небывалый энтузиазм у Собаки, отчего она заскребла крышку люка подвала с удвоенной силой. Бабушка, сделав вид, что ничего этого не замечает, невозмутимо продолжала:
   - Жители Города еще никогда не ошибались в правильном выборе своего градоначальника, доверяя свою судьбу и судьбу всего Города лучшим своим представителям. - Старик озадаченно вытаращился на Бабушку, не веря своим ушам, челюсть его отвисла. Та продолжала, - Никогда! Потому что знают, что их никогда не подведут, услышат и сделают так, как того хотят люди. - Последние слова Бабушка произнесла с особым нажимом в сторону крышки люка подвала.
   - Да, без веры никак, - зачаровано повторила за ней Хозяйка.
   - Без веры, без любви и надежды, - уточнила Бабушка, - Так же, как без воды, земли и солнца. Без этого нет ничего, только пустота.
   Между тем, Лапа, поскуливая, продолжала так неистово скрести крышку, что это стало заметно всем. Хозяйка смущенно потупилась, а Старик удивился:
   - Чего это они там у тебя обнаружили, а?
   - Ничего, все в порядке, - зардевшись, поспешно сказала жена Мэра.
   Но тут затаившийся Мэр громко чихнул.
   - Э... Это кошки, - не сразу нашлась Хозяйка. Бабушка улыбнулась.
   - Кошки? - недоверчиво переспросил Старик.
   - Да, да, кошки. Кошка на днях принесла нам котят, пятерых, вот они там и... - Снизу раздалось подтверждающее "мяу" с легким баритональным оттенком. Лапа взвыла и усиленно заскребла по крышке.
   - Котят? А чихают, как взрослые, - не поверил Старик.
   Жена Мэра растеряно замолчала, но тут ей на помощь пришла Бабушка, которая решительно встала.
   - Ну, чего ты прицепился к людям. У тебя же кошек нет?
   - Нет.
   - Ну, вот. Откуда же тебе знать, как они чихают. Они еще и не так могут. Ты это, зайди как-то ко мне, поговорим, - обратилась она к Хозяйке, - Я тебе травок дам, сделаешь отвар, будешь давать утром и вечером - за два дня, как рукой снимет. - Хозяйка благодарно кивнула.
   - Вы чего, кошкам чай готовить собрались? - недоуменно спросил Старик.
   - Слушай, ты уже утолил свою жажду? - строго спросила у него Бабушка. Тот кивнул. - А теперь давай, забирай эту братию, - кивнула она на Кота с Собакой, - и иди на улицу, а я тебя догоню. - Старик заупрямился. - Иди, иди, мне тут кое-что надо сказать, по-женски.
   Старик вздохнул и поплелся к выходу, подгоняя впереди себя животных. Взглянув на Бабушку, Кот безропотно пошел первым, Собака последовала за своим другом.
   Дамы подождали, пока захлопнется дверь, и весело рассмеялись.
   - Вот же приставучий, как банный лист, - сказала Бабушка. Вытерев слезы, выступившие на глазах, она серьезно посмотрела на жену Мэра, - Так вот, милочка, я хочу кое-что передать твоему мужу по старой дружбе.
   - По старой? - удивилась Хозяйка.
   - Не пугайся, это я образно, - улыбнулась Бабушка и достала из своего ридикюля цветастый пушистый шарф.
   - Ой, какая прелесть! - восхитилась Хозяйка.
   - Лето идет к концу, дни становятся короче - оглянуться не успеешь, как наступит зима. И никогда не знаешь, где может подстеречь болезнь. Потому, передай своему мужу, чтобы берег свое здоровье - оно еще нам понадобится.
   С этими словами Бабушка передала шарф Хозяйке. Несмотря на объем, он был как будто невесомый. Переливаясь всеми цветами радуги, он пушистой грудой лежал у нее в ладонях, и от него по рукам ручейками разливалось ласковое тепло.
   - Спасибо, я передам ему сейчас же, - очаровано прошептала жена Мэра, не замечая, что проговорилась. Бабушка сделала вид, что не заметила оговорки, лишь, понимающе улыбнулась.
   - И передай ему, - сказала она, - что мы его любим и верим, что он нас тоже не подведет. До свидания!
   - Не подведет! - пообещала жена Мэра, провожая Бабушку до двери.
   Люди, ожидавшие во дворе, встрепенулись, услышав звук открывающейся двери, но тут же разочаровано вздохнули, увидев на пороге лишь Бабушку и Хозяйку.
   - Не, ну и где Мэр? - спросил кто-то.
   - В доме его нет, - спокойно ответила Бабушка, - По крайней мере, я его не нашла. Но я надеюсь, что он нас все же услышал. - Она взглянула на жену Мэра, и та, сразу все поняв, благодарно кивнула.
   - Надо продолжать его искать! - выкрикнул неугомонный Старик.
   - Я думаю, что не нужно - мы сделали все, что могли, - ответила Бабушка, - Зерна брошены в землю, остается дождаться посевов.
   Люди переглянулись. Они не понимали в чем дело и о чем она говорит, но Бабушке в этом Городе доверяли все, и поэтому с ней никто не спорил.
   - А где моя Внучка? - спросила она.
   - Она была где-то здесь.
   - А, она, кажется, встретилась с сыном Мэра, а потом ушла куда-то...
   - Да, да, быстро ушла, наверное, домой.
   - Домой? - вздохнула Бабушка, - Понятно. Ну что ж, тогда благодарю всех и... до свидания!
   Она вышла за калитку и направилась в сторону дома. Люди, следуя ее примеру, тоже начали расходиться.
  
   Солнце поднималось все выше и выше и полуденная жара уже сменила утреннюю прохладу, но люди почему-то не хотели расходится по домам, хотя беспорядок, который принесла вчерашняя гроза был уже ликвидирован. Что-то все-таки их держало вместе, и какая-то неясная тревога витала в воздухе.
   Этот день обещал быть намного спокойнее предыдущего. Ну, во-первых, в свое обычное время в Городе не появился Сенатор, и без его обещаний по любому жилось как-то лучше. Во-вторых, и Бизнесмен совершенно потерял интерес к Фонтану и воде, и был занят исключительно наполнением своих мешков землей. К его перепачканной фигуре, бормочущей и копающейся в земле, все уже начали понемногу привыкать, только слегка недоумевали:
   - И куда он все это таскает?
   - И зачем ему столько?
   - Этак он весь парк перетаскает в другое место.
   - Да не бойся, наш Парк никуда не денется. - Успокоил людей Отставник. - А таскает - значит, нуждается, а нуждается, значит дай, раз просит.
   - Мгм, так он же и не просит ничего, просто берет...
   Библиотекарь крутил в руках привезенные газеты, читая про себя "свежие новости". Работник снова, склонив голову на грудь, заснул на своем рабочем месте.
   - Эй, ты давай читай не про себя, а вслух, люди хотят услышать новости, - скомандовал Библиотекарю Отставник. Тот пожал плечами, поправил очки и принялся за чтение. Люди замолкли и сгрудились вокруг Библиотекаря, вслушиваясь в слова.
   - Э... "В связи с необходимостью повышения минимальной зарплаты государством на двадцать копеек, что неминуемо повлечет за собою рост средней заработной платы, потребительские способности населения должны вырасти, что определенно скажется на уровне годовой инфляции. Именно поэтому, во избежание девальвации национальной валюты и резкого скачка инфляции Кабинетом Министров принято решение о 50% увеличении цен на продукты первой необходимости, что должно сбалансировать экономику и погасить инфляцию..."
   - Эй, я правильно понимаю - это что, они добавляют 20 копеек, чтобы отнять 50%? - уточнил Отставник.
   - Да нет, тут написано "сбалансировать" - ткнул пальцем в газету Библиотекарь.
   - Но я не хочу балансировать, я хочу свои продукты по старым ценам, к которым привык.
   - Ничего, теперь будешь привыкать к новым, - хмыкнул старик в панаме.
   - Читай дальше! - оборвал разглагольствующего оппонента Отставник.
   - Ладно. "В связи с наблюдающимися негативными тенденциями в имидже нашей страны в глазах всего мира и внешних инвесторов, для улучшения сложившейся ситуации большинством голосов Сената принято решение о пересмотре расходной части бюджета страны в пользу бюджета администрации Президента. В пояснительной записке сказано, что поскольку именно Президент является главным лицом нашей страны, его визитной карточкой, его передней и задней частью, к чему приковано особое внимание, то решено увеличить представительские расходы администрации Президента в три раза, что должно существенно улучшить инвестиционный климат во всей стране"
   - Это что получается, он теперь в три раза станет лучше жить? - наивно спросил кто-то.
   - Нет, это мы теперь в три раза будем меньше кушать, - отрезал Отставник, - Читай дальше!
   - Кхе-кхе... "Вчера Конституционный суд вынес единогласное решение, согласно которому постановил, что поскольку Президент страны является гарантом Конституции, Верховным Главнокомандующим и главным субъектом законодательной власти в стране, наделенный полномочиями карать и миловать, то в дальнейшем во все времена все, что будет сказано, написано или подумано Им изначально и безотлагательно будет является законом при формировании внешней и внутренней политики государства".
   Среди стариков повисла глубокая пауза.
   - Это что, он теперь один будет за всех все делать?
   - Ну, не знаю на счет, как делать, а вот решать, похоже, он будет один за всех, - отозвался старик в панаме, почесывая голову, - Надо же, как закрутили! Не подкопаешься.
   - От, бедненький, это же какая нагрузка на его плечи теперь! - горестно всплеснула руками какая-то старушка.
   - Не переживайте вы так за него, - успокоила ее соседка, - Народ следит за здоровьем своего Президента...
   - Фу-у! Ну все, хватит! - недовольно воскликнул Отставник, Библиотекарь оторвал голову от газеты. Все замолчали и удивленно уставились на военного, который вдруг решительным шагом направился к Фотографу, фотографирующему голубей, - Эй, хватит уже, говорю, с ними тут физкультурой заниматься! Вы что, не видите, что они уже устали? - И он стал между Фотографом и голубями, заслонив птиц собой.
   Фотограф улыбнулся, бросив несколько кусков хлеба перед собой.
   - Гули-гули, гули-гули, идите ко мне, мои хорошие, - позвал он голубей, с иронией заметив Отставнику, - Однако, их усталость ничуть не влияет на скорость их бега к еде. Ишь, как летят! Прямо стайеры - все как один! - И, действительно, оббегая Отставника, голуби стремительно бросились к хлебным крошкам, кинутым человеком с камерой. Вскинув камеру, Фотограф стал быстро щелкать, фотографируя этот марафонский забег.
   - Э-э, - укоризненно покачал головой Отставник, уворачиваясь от бегущих голубей, больше похожих на шары для боулинга, - Заняться вам нечем, что ли!?
   - Ну а чем мне сейчас заниматься? - усмехнулся Фотограф, продолжая фотосессию, - Мэр в бегах, Сенатор не приехал, Бизнесмен не может определиться, чего он хочет. День сегодня какой-то пустой, без происшествий, а в журналистике это называется "мертвый час". Так, глядишь, завтра уже и писать не о чем будет.
   - Как по мне, пусть лучше не будет, о чем писать, чем писать только о плохом, - хмыкнул Отставник, посмотрев на Библиотекаря со столичной газетой.
   - Да, оно-то так, - усмехнулся Фотограф, закончив снимать. Голуби быстро смели все крошки и теперь крутились вокруг него в поисках новых, - Но так я очень скоро могу остаться без работы. Кто станет читать газету, в которой нет новостей?
   - Раз нет новостей, тогда придумай их сам! - Засмеявшись, выкрикнул все тот же настырный старик, что раздавал всем указания, - У тебя что, фантазии не хватает?
   Но в этот раз никто не засмеялся.
   - Нет уж, лучше тогда увольте сразу, - посерьезнел Фотограф, - Журналистика - наука точная! Это вам не сказки писать - здесь правда нужна.
   - Э, не скажи, - усмехнулся Отставник, - Порой и в сказке больше правды, чем вымысла. А в нынешних официальных газетах все как раз наоборот.
   - Зато в них всегда новостей хватает, - неуверенно подал разговорчивый старик.
   Фотограф глубоко вздохнул и посмотрел на горожан.
   - Послушайте, если я стану писать о том, чего нет, я очень быстро потеряю доверие... ваше доверие, а это самое ценное, что у меня есть.
   - Все правильно, сынок, все правильно... - по-отечески похлопал его по плечу Отставник, - Эй, есть там что-то еще? - спросил он Библиотекаря, все еще держащего развернутую газету, - Но только если для людей.
   - Ммг... Так, так, так... - Лихорадочно перелистав всю газету, Библиотекарь открыл ее на задней страничке, - О, вот, рубрика "Происшествия", как раз для людей.
   - Читай, давай.
   - Так... "На днях в торговой сети столицы появилась новая минеральная негазированная вода неизвестного происхождения. Выйдя на рынок под брендом "Живая вода", она вызвала небывалый ажиотаж и спрос, несмотря на отсутствие этикетки и свою явно завышенную цену. Как сообщают проверенные источники, данная вода является уникальным средством продления жизни и добывается из самых недр земли где-то на территории нашей страны. Представитель торговой марки сообщил, что регулярное употребление этой воды способствует не только регенерации и омоложению кожи, но и жизнестойкости всех жизненно-важных систем человеческого организма. Однако, о месте расположения данного источника сам источник предусмотрительно умолчал, дабы не вызывать нежелательного ажиотажа. Тем не менее, как уже говорилось, этого избежать не удалось - первые же поступления воды на прилавки столичных магазинов были сметены до последней бутылки, а возле торговых точек сразу образовались длинные очереди желающих ее приобрести. Люди записываются загодя, начиная с ночи по паспорту. Уже отмечены многочисленные случаи перепродажи места в очереди по повышенному курсу, реализации подпольной фальшивой воды под данным брендом, а также аукционов, устроенных счастливчиками, купивших воду..."
   - Хватит! - резко оборвал Отставник, - Люди с ума сходят из-за простой воды.
   - А может это не простая вода? - хмыкнул старик в панаме.
   - Да мало ли какая это может быть вода?!
   - Это про вашу воду, - грустно усмехнулся Журналист.
   - Что!?
   - Великая сила масс-медиа! - продолжил молодой человек, вздохнув, - Реклама - двигатель торговли! Придумай текст, создай картинку и ты продашь все, что захочешь!
   - Но, похоже, у него сейчас другие интересы, - Отставник кивнул на Бизнесмена, который в очередной раз, набрав земли, тяжело потащил мешки в сторону площади, что-то бубня на ходу. Люди, насупившись, молча проводили его взглядами.
   - Да, он ищет и он меняет свои приоритеты, - вздохнул Журналист, посмотрев вслед Бизнесмену, - Вот поэтому этого и стоит бояться...
  
   День плавно перешел в свою вторую половину, а Бизнесмен без устали все ходил и ходил взад-вперед, таская прохудившимися мешками землю в лабораторию. Между тем, людей в Парке все-таки стало меньше. Никаких особых событий этот день не предвещал, поэтому часть горожан разошлась по своим делам - как ни крути, а жизнь продолжается и кому-то надо крутить ее шестеренки. Те же, кто остался в Парке, по указанию Отставника разбились на небольшие группы и внимательно всматривались каждая в свою сторону, как бы вдруг чего не произошло. Наученные горьким опытом прошлых дней, люди напряженно ожидали чего угодно, чтобы, не дай Бог, это "чего угодно" не застигло их врасплох.
   В конце концов, это "чего угодно" к вечеру все-таки выдохлось и, растеряв весь свой задор, теперь сидело на земле, раскинув ноги, и что-то бубнило себе под нос, пересыпая землю из руки в руку.
   Погруженный в свои мысли Бизнесмен, совсем не обращал никакого внимание на напряженные взгляды людей, сопровождающие его действия, - знай себе, отделял землю от травы и раскладывал ее по мешкам - занятие куда более интересное, чем гонять вокруг фонтана голубей. Весь его мир в данный момент сфокусировался на одной задаче, красной строкой пульсирующей в его мозге - земля, земля, земля! И если прислушаться, то можно было бы даже услышать его мысли, которые иногда вырывались из него нечленораздельными звуками.
   - Хм, хм... земля, землица, землюшка, - бубнил он, посмеиваясь и пересыпая землю из ладони в ладонь, - У-у-у, ты моя хорошенькая, чистенькая, черненькая, дорогая моя землюшечка, никому тебя не отдам... - Он бросил резкий злой взгляд в сторону горожан, - И даже не думайте! Не отдам! Она моя! У-у-у, вся моя, моя ты прелесть, мое богатство, моя жизнь... - Бизнесмен широко улыбнулся и зачарованно зашептал, - Теперь, теперь я точно разбогатею, да так, как вам никому еще и не снилось... - он потряс кулаком кому-то наверху, угрожая невидимым оппонентам, - Вы все еще будете у меня кредиты брать, чтобы не прогореть на своем дешевом бизнесе... Хм, хм, а я не дам! Не дам, и все! Я сам куплю вас всех вместе с потрохами! - рассмеялся он, скалясь небу, - Отвалите! А нечего было со мной так. Тоже мне, элита, богатеи! - едко пробубнил он, кривляясь и подражая другим голосам, - Клуб миллионеров у них, видите ли! Где ваша "золотая карта"? Вход только для членов клуба. Где ваше приглашение? Тьфу! - он раздраженно сплюнул, но тут же бросился вытирать плевок с земли полой пиджака, - Нет, нет, нет, прости, родная, я не хотел на тебя плевать. Это все они, сволочи! Где ваше приглашение?.. - снова перекривил он, указывая на мешки с землей, - Где мое приглашение!? Вот оно мое приглашение! Ты мое приглашение! С тобой мне теперь все двери открыты, куда захочу... - Бизнесмен вдруг надолго задумался, - А вообще, хочу ли я!? Да, хочу ли я в этот ваш дурацкий клуб дешевых миллионеров?.. - Он громко рассмеялся, - Хм, да пошли вы все! Я теперь сам могу открыть любой клуб и не какой-то там "миллионеров", а... а... миллиардеров, да! И карточки у меня будут не "золотые", а платиновые... - Он секунду подумал, - Нет, бриллиантовые, или какие там еще есть? Ладно, проехали... - Он довольно захихикал, представляя себе свое недалекое будущее, потом поднял палец и ткнул им в небо, - А вас я к себе не пущу, нищета! Я буду поступать с вами так же как вы со мной. Ходите в свой задрыпанный клуб, как и раньше, а я теперь не то, что зайти в ваш клуб, я смотреть в вашу сторону не буду. Мне ваш жалкий клуб и даром не нужен - калачам будете манить, не заманите! Мне некогда с попрошайками общаться!.. Хм, хм, так-то, получили, гады? Будете знать теперь, кто есть кто! У-у-у, ты моя славненькая, моя сладенькая, золотая моя... - и набрав горсть земли, Бизнесмен с удовольствием стал ее жевать, смеясь и поглядывая куда-то вверх.
  
   - Эй, чего это с ним? - обратил внимание на странный смех Бизнесмена Отставник. Он остановился около Фонтана и смотрел на сидящего под деревом грязного человека, беседующего с землей, - Чему это он так радуется?
   Библиотекарь тоже подошел ближе и посмотрел в указанном направлении.
   - Не знаю, может, вспомнил что-то веселое.
   - Веселое? - повторил военный, - Ну, вспомнил, значит хорошо, значит, что-то человеческое в нем все же осталось.
   - Ммг... - подошел к ним Доктор, - Если это только, конечно, не проявление атавизмов, остатков прошлого хорошего человека. Кстати, как выдумаете, стоит ли ему рассказать про эту, его, про ту?.. - старики недоуменно посмотрели на него, - Ну, про то, что она уже уехала, а? - Отставник и Библиотекарь пожали плечами, - Понятно, я тоже думаю, что пока не стоит его будоражить.
   - Ладно, пусть отдыхает, - махнул рукой Отставник, - Так, а не почитать ли нам наши газеты для разрядки?
   - Э... - замялся Библиотекарь и посмотрел на Фотографа, - А нету еще нашей газеты.
   - Как это нету? Всегда была, а тут вдруг нету? Непорядок!
   - Так откуда же ей быть, если наш главный редактор все эти дни тут, с нами в боевых действиях участвует? - Сказал Библиотекарь, он снова посмотрел на Фотографа, который, оставив голубей в покое, теперь пытался запечатлеть Бизнесмена с его странным меню.
   - Все равно не порядок, - воскликнул Отставник, - Война войной, а если положено быть газете, то она должна быть, и выходить она должна всегда вовремя!
   - Во время чего? - осторожно поинтересовался Доктор.
   - Во время всего! - отрезал Отставник, - Вот, спросите у нашего столичного гостя, он вам расскажет, что и как должно быть, - он кивнул Журналисту, приглашая того вступить в дискуссию.
   - Я!? Э... - замялся молодой человек, - Да что сказать? Э...
   - Скажи, что эх! ух! ох! - воскликнул Отставник, активно жестикулируя руками, - Ну?
   - Ну, да... эх! ух! ох! - неуверенно повторил Журналист, пытаясь повторить его движения, и недоуменно оглядываясь.
   - Ну вот, а ты говоришь, - сразу подхватил Отставник, обращаясь к Доктору, - Во всем должен быть порядок, и внутри, и снаружи. Если бы не было порядка, мы бы ни одну войну не выиграли.
   - А... Так бы сразу и сказал, - хмыкнул Доктор, - без порядка внутри давно все внутренности вывалились бы наружу, - добавил он с пониманием, однако, похоже, всех это только еще больше запутало.
   - Так что, есть у нас, что почитать? - Вернулся к прежнему разговору Отставник, разумно рассудив, что ради спокойствия птиц лучше не отвлекать Фотографа от Бизнесмена.
   - Нет, - отозвался Библиотекарь, сворачивая столичную газету в рулон, - А может еще раз почитаем эту... ну, там, где про воду?
   - Нет, - категорически отказался Отставник, - от этих новостей меня в сон клонит.
   - Как от любой хорошей сказки, - улыбнулся архивариус.
   - Вырос я уже, чтобы в сказки верить.
   - А Бабушка говорит, что ты сам еще ребенок, а ей можно верить, - вставил своих пять копеек старик в панаме. Все засмеялись.
   - Ладно, дождемся наших, послушаем, что они нам расскажут, - сдержанно усмехнулся Отставник, - Кстати, почему они так долго не идут?
   - Наверное, Мэра встретили - разговаривают по душам, - ответил Библиотекарь.
   А, тогда понятно, с ним сейчас есть о чем потолковать людям. Эй, а ты чего такой грустный сегодня? - спросил Отставник Журналиста, заметив, как тот уже несколько раз тяжело вздохнул, посмотрел на свой мобильный телефон, понажимал кнопочки и снова сложил его в карман, - Может, случилось чего?
   - Да вот, - снова вздохнул Журналист, достал телефон и повторил всю процедуру, - хотел позвонить отцу, узнать, как он там, а тут...
   - А, это. У нас всегда здесь так со связью - вроде она и есть, а тут - бац, и нет ее уже, - усмехнулся Отставник, - Поэтому, все эти чудеса техники у нас тут не очень и приживаются. Так что связи можешь не искать, ее просто нет.
   - Это, наверное, ночная гроза, - участливо вмешался Библиотекарь, - где-то что-то оборвалось.
   - Да, теперь не скоро починят, - встрял в разговор настырный старик, - Вон, Сенатор нас уже четыре года обещаниями кормит, что новую вышку поставят.
   - И что? - с надеждой спросил Журналист.
   - Так мы все уже сыты - наелись от пуза обещаниями. Теперь он нас стращает каким-то Интернетом и всякими компьютерными новшествами.
   - И что?
   - Плохо переваривается, - настырный старик похлопал себя по животу, - уж больно он загнул - лет на восемь тянет. - Все засмеялись, а Библиотекарь взял Журналиста за плечо и немного отвел его в сторону.
   - Вы, молодой человек, не расстраивайтесь так почем зря, - с улыбкой произнес он, - С новинками у нас тут, действительно, проблема, но не все так страшно - мы не совсем без связи, связь есть.
   - Но... - Журналист протянул свой мобильный телефон. Библиотекарь усмехнулся:
   - Старые способы связи еще никто не отменял, - хитро сказал он.
   - В смысле?
   - Письма, телеграммы, разговор, улыбка, - улыбнулся старый архивариус, - старые дедовские надежные средства связи, которые были, есть и будут всегда.
   - А, вот вы о чем? - вздохнул Журналист.
   - Вот, например, возьмем открытки, - продолжал Библиотекарь, - одна картинка и немного текста, а сколько души и эмоций в них - не передать.
   - Да, я помню, - оживился молодой человек, - в детстве все почтовые ящики были завалены открытками - на Новый год, на Рождество, и другие праздники - так много и все разные. Я так любил их собирать, перечитывать и складывать, - погрузился он было в воспоминания, но вдруг неожиданно погрустнел, - Вот только все это ушло уже, как и время. Давно это было, теперь никто никому ничего не пишет, кроме SMS-ок.
   Библиотекарь усмехнулся:
   - Это вы, столичные, не пишете, а у нас в Городе это до сих пор один из любимейших способов общения.
   - У вас?
   - Да, мы до сих пор пишем друг другу письма, и посылаем открытки - к празднику, на День рождения. Это такая малость, согласитесь, но это так приятно - помнить друг о друге.
   - Да, - очарованно протянул Журналист, - Я не перестаю вам удивляться. Все это так напоминает мне мое детство, когда все было намного проще и... теплее.
   - Душевнее? - усмехнулся Библиотекарь.
   - Да, именно, душевнее.
   - И Почтальон у нас всегда при делах, безработица ему не грозит, - Библиотекарь похлопал Журналиста по плечу, - Ничего, все наладится, дайте только срок.
   На парковой дорожке появились горожане, возвращающиеся от дома Мэра.
   - О, а вот и наши! Сейчас узнаем новости, - воскликнул Библиотекарь, и вместе с остальными потянулся навстречу пришедшим.
  
   Со времени последней встречи у дома Мэра, бабушкина делегация заметно поредела. Не было в ней уже Бабушки с Внучкой, ушедших домой, и многих других, от чьей деятельности напрямую зависит благосостояние Города. Теперь во главе процессии, гордо подняв хвост, шествовал Кот, а рядом шла Лапа, довольно виляя тем, что у нее осталось вместо хвоста. Увидев сидящего на земле Бизнесмена, склонившего голову на грудь, она тихо зарычала. Торговец, похоже, мирно спал, однако, Лапа все равно сделала крюк и, на всякий случай, и обошла его стороной. Сразу за животными по дорожке шел насупившийся Старик, а за ним уже и все остальные.
   - Да, похоже, новостей у нас сегодня не будет, - отметив грустное выражение лица Старика, сказал Библиотекарь.
   Отставник выступил вперед.
   - Эй, ну что там, вы видели Мэра? - Все отрицательно замахали головами, - Как нет!?
   - Его нигде нет - ни в доме, ни в Городе, - тяжело вздохнула делегация.
   - Но не мог же он так просто испариться!? - воскликнул старый военный, - Чертовщина какая-то!
   - Уж лучше бы он испарился, - буркнул Старик, потупив глаза.
   - И что, даже его жена не знает, где он? - настойчиво искал ответ Отставник.
   Люди снова вздохнули и пожали плечами.
   - А вы спросите лучше у него, - показав пальцем на Старика, сказал Булочник, - Он вместе с Бабушкой в дом ходил жажду утолять.
   - Ну? - Отставник перенаправил вопрос Старику.
   - Жена тоже не знает, - тускло отозвался тот, не поднимая глаз.
   - А где Бабушка? - удивленно спросил Отставник, пробежавшись взглядом поверх голов. - Я что-то ее не вижу.
   - А ее нет, - пожал плечами Булочник, - Она пошла домой и сказала, что нет смысла продолжать поиски.
   - Что, прямо так и сказала? - округлил глаза старый военный, - На нее это не похоже.
   - Ммг, не похоже, - буркнул Старик.
   - Но она оставила Кота вместо себя и сказала, что он скорее сможет найти Мэра, чем она, - сказал Булочник и все вопросительно посмотрели на Кота. Тот мяукнул и, в свою очередь, посмотрел на Лапу, та завиляла кончиком... э, просто завиляла.
   - Хм, странно, - почесал седую голову Отставник.
   - Вот, вот, и я говорю, что странно, - оживился Старик, вскинув голову, - Мы вместе с нею были у Мэра в доме, а потом... - он сделал паузу, - потом она меня отправила на улицу, чтобы переговорить о чем-то с женой Мэра с глазу на глаз.
   - О чем?
   - Не знаю, Бабушка сказала "по-женски".
   - И что?
   - Так в том-то и дело, что никто не знает, о чем они там говорили. В этом-то вся и закавырка! - возбужденно воскликнул Старик, ткнув пальцем в небо.
   - Так сказали же тебе, что по-женски, - усмехнулся Библиотекарь, - Ты-то в этом ничего не смыслишь. - Все засмеялись.
   - Ага, "по-женски", как бы не так! - Не унимался Старик, подпрыгивая на месте, - Бабушка никогда раньше не стеснялась моего присутствия, а тут... Это что-то не то, я точно чувствую это.
   - Да успокойся ты, разбушевался! - Отставник положил руку на плечо Старику, - Раз Бабушка решила, что есть нечто, о чем тебе лучше не слышать, то так тому и быть - она знает, что делает.
   - А мне обидно! - В сердцах воскликнул обиженный Старик.
   Отставник похлопал его по плечу.
   - Слушай, ты же вроде взрослый уже человек, а ведешь себя как ребенок. Ну, ей Богу! - усмехнулся он, но Старик, насупившись, замолчал и отошел в сторону.
   - А что у вас тут? Ничего не происходило? - посыпались вопросы от пришедших.
   Библиотекарь широко развел руками, кивая в сторону Бизнесмена.
   - Как видите, у нас сонное царство, ничего не происходит.
   - А этот че, спит что ли? - спросил настырный старик и все посмотрели не спящего под деревом дельца.
   - Тсс! - поспешно приложил палец к губам Библиотекарь, - Пусть себе спит, так всем спокойнее будет. Устал человек.
   - Устал! - буркнул Старик, - Если бы ерундой не занимался, так бы не уставал, - он вдруг заметил перекопанную кругом землю и возмущенно воскликнул, - А это еще что такое?
   - Это? Это его работа, умаялся человек, отдыхает, - усмехнулся Отставник, кивая на Бизнесмена.
   - Ничего, ничего, - поспешно вставил Библиотекарь, предвидя нарастающее возмущение горожан, - это будут наши новые клумбы, мы уже так решили. - Отставник снисходительно кивнул.
   - Что у вас еще тут произошло, пока нас не было? - напыжился Старик, - Говорите сразу.
   - Ничего... - улыбнулся Библиотекарь, - Разве что дерево упало...
   - Что!? Дерево? - напрягся Старик и воинственно посмотрел на Бизнесмена.
   - Нет, нет, дерево это не он - это ночная гроза, - поспешно успокоил его старый архивариус, - Дерево ему точно не по силам, - усмехнулся он.
   - Пусть только попробует, мы ему живо покажем, где раки зимуют! - Запальчиво воскликнул Старик, вызвав одобрительный гул всех горожан...
  
   А в это время Бизнесмен действительно сладко спал, отключившись от всего происходящего, пуская слюну из уголка рта. Он тихо посмеивался во сне. После долгих бессонных ночей, проведенных в поисках плана быстрого обогащения, с последующим документальным оформлением с наивно-глупым упирающимся Мэром и защитой уже своей, личной собственности, это был его первый глубокий сон, который настиг его в момент тесного контакта с землей. Так, сидя на голой земле и раскинув ноги, склонивши голову на грудь, в непрезентабельно грязной и пахнущей многодневным потом одежде, Бизнесмен вошел в чертоги Морфея, и сон его был прекрасен. Как и все наши сны, являющиеся отражением самых смелых наших желаний и происходящих событий, сон Бизнесмена был полон действия и эмоций. Сны вереницей быстро сменялись один за другим. А снилось ему следующее...
   Картина первая... Снилось ему бездонно-глубокое синее небо над огромным островом где-то в Индонезийском архипелаге, с белым чистым песком и лазурно-голубым океаном вокруг пустого пляжа. На небе не видно ни облачка. Огромные пальмы и прочие экзотические растения накрыли весь остров. Взгляд движется дальше, внутрь острова - туда, где слышится энергичная жизнеутверждающая музыка хип-хопа. Звук нарастает, пальмы расступаются и... Перед глазами открывается дворец, по сравнению с которым Тадж-Махал кажется простым сараем. Перед дворцом с бесконечными зелеными газонами, плещется огромный мраморный, весь в золоте бассейн, посреди которого на здоровенном надувном плато, попивая коктейли и улыбаясь солнцу, в кресле сидит Бизнесмен. Он улыбается, на его белых зубах отражается солнце. Он доволен и он улыбается потому, что все это, все вокруг - и дом, и бассейн, и сам остров со всеми его деревьями и пляжем - принадлежит только ему, а все остальные, кто бы они ни были - лишь гости в его великолепном царстве...
   Мгновение, перескок, картинка меняется.
   Картина вторая.... Вдруг вода бассейна начинает бурлить и из воды вокруг плавающего плато выныривает множество пышногрудых красоток, которые, смеясь, начинают катать Бизнесмена по глади бассейна. Все крутится вокруг него - одна девушка сидит у него на коленях, вторая натирает кремом от загара его толстый живот, третья эротично пьет коктейль из его трубочки. Все они улыбаются ему и, пластично-грациозно изгибаясь, радуют его глаз.
   Но странное дело, Дамы нет среди этих красоток и все, что напоминает ему про нее - это оскалившееся чучело Лапы, стоящее на столике у бассейна. Хотя нет, вот у бассейна появляется Дама. Она в одежде горничной у кромки бассейна смиренно передает ему очередной бокал мартини. Он улыбается...
   Мгновение, перескок, картинка меняется.
   Картина третья... Вот он, Бизнесмен, лежит полуголый на огромной кровати в шелках и подушках и что-то ест с ложечки, с которой его кормит очередная знойная красавица. Несколько других "принцесс" утомленно лежат рядом, томно заглядывая ему в глаза. Вокруг тела Бизнесмена кипит работа. В ногах ему делает педикюр сам хозяин клуба миллионеров, который раньше не пускал его даже на порог своего заведения. Теперь он нежно держит ногу Бизнесмена и сдувает с нее пыль. У изголовья кровати работают опахалами несколько его бывших друзей, которым все-таки удалось попасть в этот никчемный клуб. Теперь-то они точно знают, кто, действительно, является хозяином жизни. И он улыбается...
   Еще мгновение и картинка опять меняется.
   Картина четвертая... Бизнесмен несется по извилистой дороге с высокими обрывами на своей новой дорогой машине - Феррари... нет, Ламборджини, точно. Рядом с ним сногсшибательная красотка улыбается ему своей лучезарной улыбкой. Она сделает все, что он скажет, потому что он лучший из лучших! Вот они подъезжают к самому дорогому казино мира, где он привык швырять деньгами направо и налево, раздавая чаевые тысячами долларов. На входе к нему подскакивает человечек в униформе и склоняется перед ним в почтительном поклоне. В нем он узнает своего старого классного руководителя, который однажды выгнал его с урока только за то, что тот продавал своим одноклассникам импортные жвачки. Он бросает человеку в униформе ключи и цедит сквозь зубы: "И что, и кто теперь будет говорить, что из меня ничего путного не выйдет?" Рассмеявшись, он идет проигрывать очередное состояние, увлекая красотку за собой. Его смех громким эхом летит над обрывом...
   Мгновение и опять новая картинка.
   Картина пятая... Океан несется навстречу Бизнесмену, брызги и ветер приятно освежают лицо. Лайнер несется по волнам, и это его лайнер. А вокруг бесконечная гладь и красотки, красотки, красотки. И все его, и он один среди них... Вдруг, ни с того, ни с сего, появившись ниоткуда, на лайнер налетает огромная волна и... смывает его за борт. Все, что он успевает сказать в этот момент, это длинное протяжное "Ааааааа!..". Бизнесмен падает в воду и, барахтаясь в воде, видит, как его лайнер уносится все дальше и дальше. А те, кто остался на корабле, не замечают, что он за бортом, и смотрят вперед и громко кричат: Земля! Земля! Земля!..
   Резко дернувшись, продолжая мычать во сне, Бизнесмен пришел в себя. Он тяжело приоткрыл глаза и увидел склонившегося над ним Доктора, который, набирая в рот воды, выплевывал ее на него, пытаясь привести его в чувство.
   - Молодой человек, молодой человек, с вами все в порядке? - испуганно кричал Доктор, набирая в рот новый глоток воды, - Встаньте с земли, а то вы простудитесь, она холодная. Земля не место для сна, - и он оросил Бизнесмена новой порцией влаги.
   - А? Что? Где? Где земля? - замахал руками торговец, лихорадочно пытаясь вспомнить, где он и что с ним.
   - Да вот же, вы на ней сидите, - обрадовался Доктор пришедшему в чувство человеку, - Встаньте, а то вы заболеете.
   - Что? А?.. - беспорядочно оглядываясь, спросил Бизнесмен, вытирая лицо, - А почему я мокрый? - Он посмотрел на Доктора.
   - Ну, вы сильно кричали во сне как в бреду, - участливо ответил тот, - Возможно, у вас жар или вы перегрелись на солнце. Мы хотели вам помочь, вот и... - Доктор красноречиво кивнул на стакан с водой и людей, с опаской выглядывающих из-за спины.
   Бизнесмен повел глазами по людям, постепенно приходя в себя.
   - А? Что? Вода? - Он сглотнул слюну и внезапно выхватил стакан из рук Доктора, - Дайте сюда! - и одним залпом осушил содержимое, - Фу-у! Ну и приснится же такое!
   - Вам снился кошмар? - заинтересованно спросил Доктор, - Это от жары, наверное, так бывает.
   - Нет, не только... Который час?
   - Да уж пятый скоро... - глянул на часы лекарь, - Вам бы не мешало теперь отдохнуть.
   - Что, уже пятый!? - неожиданно резво вскочил на ноги Бизнесмен и суетливо заходил взад-вперед, - Черт! Сколько времени потеряно зря! Время - деньги, деньги - время, так, так, так... - заметался он и, быстро подхватив наполненные землей мешки, стремительно потащил их в сторону площади, что-то бормоча на ходу.
   К Доктору подошел Отставник.
   - Слушай, может, не надо было его будить? Спал себе человек, и спал бы,а?
   - Не знаю, - глядя вслед Бизнесмену, ответил Доктор, почесывая голову, - Может, и не надо было.
   - Видишь как оно, тут не угадаешь - хочешь помочь, а получается вона как... - усмехнулся Отставник, - Да, человеческий организм полон тайн.
   - Неизведанная область, - согласно кивнул Доктор.
   - Терра инкогнито, - добавил Библиотекарь.
  
   Как известно и без науки, монотонная однообразная скучная работа всегда приводит к раздражительности. Вот и Лаборант, устав вымывать землю, устало опустил руки.
   - Эй, профессор, я больше не могу. Нету тут никакого золота.
   - Я знаю, - отозвался ученый, продолжая трясти ситом, наполненным землей, - Я сам вижу, что нет.
   - Ну, тогда зачем вы рассказали мне всю эту историю про болезнь... как ее, "золотую лихорадку"? - Обиженно заныл студент.
   - Не знаю. Я думал, что тебе так будет интереснее делать свою работу.
   - Мне офигеть, как работать интересно, Профессор! - Раздраженно вспылил Лаборант, - Я просто обожаю херней всякой маяться, в болоте возиться! Что я, жаба, что ли!?
   - Тихо, тихо ты, выбирай выражения, - строго прикрикнул на него Профессор, - Раскудахтался тут, надоело ему, видите ли! А мне, думаешь, не надоело? Что я не понимаю что ли бесполезность всей этой затеи, а?
   - Ну так и объясните это ему, вталдычьте это! - Не унимался Лаборант, - А то он нас скоро похоронит в этой земле - все тащит и тащит, - он кивнул на горы земли в углу лаборатории, - А снаружи еще больше, скоро дверь уже открыть не сможем.
   - Ммг, легко сказать, вталдычьте, - вздохнув, притих Профессор, - он сам кому хочешь может вталдычить. Видал, как с ним разговаривать? Тут талдычь, не талдычь - все бестолку. Фу! Я уже и слов от тебя понахватался как блох!
   - Что я, собака, что ли!? - Уязвлено прогнусавил Лаборант.
   - Да нет, ты, похоже, ленивый кот, - усмехнулся ученый, вдруг подобрев к своему подопечному, - Ладно, не хочешь работать - не работай, а мне, пожалуйста, не мешай. Снаружи раздался шум сгружаемых мешков.
   - О, кажется, еще принес. Все, все, не мешай, не мешай... - и Профессор опять энергично затряс ситом.
   Лаборант приложил ухо к закрытой двери. Снаружи было тихо.
   - Вроде ушел, - протянул он, посмотрев на Профессора, наполняющего сито землей, - Тогда, может, и я пойду погуляю?
   - Ммм... - задумался Профессор, - Ладно, иди, толку с тебя все равно никакого. Только старайся не попадаться ему на глаза, а то...
   - Я понял, понял, Профессор, не попадусь, я же не враг своему здоровью, - обрадовался Лаборант и, осторожно высунув голову из лаборатории, убедившись в отсутствии рядом Бизнесмена, оглядываясь, быстро засеменил по площади в ближайшую улицу. Профессор, вздохнув, снова затряс ситом.
  
   - Ну вот, день почти прошел, а Сенатор так и не приехал, - разочарованно протянул Фотограф после того как, расщелкав все свои пленки на голубей и Бизнесмена, подошел к общей толпе.
   - Не было и, похоже, сегодня уже не будет, - посмотрел на свои командирские часы Отставник.
   - Жаль, а я хотел сделать несколько его новых фотографий, уж больно мимика у него забавная.
   - Так ты еще и свои старые, вчерашние снимки не использовал, - усмехнулся Отставник, вдруг вспомнив, - Кстати, где наша вчерашняя газета?
   - Газета? - стушевался Фотограф.
   - Да, наша местная газета. Где она? - Отставник пристально посмотрел на Фотографа, - Мы тут уже устали от "свежих" столичных новостей - хотелось бы послушать наши.
   - Наши? Э... А нету газеты, я ее не подготовил, - виновато потупил взгляд человек с камерой.
   - Как!? А как же мы - мы же ее ждем!? - Сердито нахмурился Отставник.
   - Но я... но мне... я не успел, - замялся Фотограф, - Я все время был здесь, в гуще событий. Да и какие новости вы хотите? Вы же сами все видите - зачем это описывать?
   - Но... - опешил Отставник, - Так положено, для истории!
   - А в последние дни только две новости и есть, - быстро продолжил Фотограф, - продажа нашей воды и пропажа нашего Мэра - все!
   - А приезд Сенатора? - не согласились в толпе.
   - Ах, да, еще и приезд Сенатора, как же я мог забыть. Приехал, наобещал с три короба и опять уехал. Он всегда так делает - не велика новость.
   - Да, не густо, согласен, - Отставник почесал голову, - Но все равно не порядок.
   - Исправимся! - весело отрапортовал Фотограф, - Дайте только отдышаться - все опишем, все зафиксируем, - и он щелкнул своим фотоаппаратом, сняв крупным планом Отставника. Тот с опозданием прикрыл лицо руками.
   - А вот этого не надо. Ты вон, давай, лучше молодых фотографируй, с меня хватит тех фотографий, что уже есть.
   - Для истории! - воскликнул Фотограф, делая следующий снимок.
   - Я сам давно уже история. Все, хватит! - Категорически отрезал Отставник и пошел к Фонтану.
   День заканчивался вполне спокойно. Страсти вокруг воды заметно улеглись, а вокруг земли еще не поднимались. Люди постепенно расходились по домам, а те, кто остался, перечитывали друг другу старые газеты, собирались в группы по интересам, общались. Все было как всегда до последних событий, и, даст Бог, будет после оных. Отставник кормил голубей, Старик незаметно черпал воду из Фонтана, Доктор обдумывал план лечения неизвестной доселе болезни, проникнувшей в Город. Журналист, выбрав удачный момент, подошел к Фотографу.
   - Простите, - осторожно начал он, - я так понимаю, вы в Городе не только фотограф, но редактор местной газеты?
   Фотограф посмотрел на Журналиста, поднял камеру и щелкнул аппаратом.
   - Да, приходится совмещать, улыбнулся он.
   - Так значит мы с вами коллеги? - Обрадовался молодой человек.
   - Выходит, что так, - согласился старый Фотограф, - ремесло у нас общее. Только вот видите, запустил я свое дело - не справляюсь, - он виновато кивнул на Отставника, - Народ требует новостей. Не достаточно им самим быть новостями.
   - Да, понимаю, - вздохнул Журналист, - А я ведь тоже свое задание вроде как провалил.
   - Что, вы тоже? - оживился редактор местной газеты.
   - Ммг... Время уже на исходе, а я до сих пор не нашел ответов на поставленные передо мной задачи.
   - Ну, дорогой мой, - усмехнулся Фотограф, - по своему многолетнему опыту могу однозначно сказать, что далеко не все вопросы находят свои ответы. И можно искать их всю свою жизнь, но даже ни на йоту не приблизиться к разгадке - вечные вопросы без ответов.
   - Вы так думаете? - Обреченно спросил Журналист, Фотограф утвердительно кивнул, - Ну тогда все, я пропал, мне никогда не написать этой статьи.
   - Какой?
   - О том, что же все-таки влияет на продолжительность жизни... - Журналист тяжело вздохнул, - Послушайте, а, может быть, вы знаете? Вы же живете здесь всю свою жизнь, пишете о Городе и его жителях, значит должны знать ответ?
   Выдержав паузу, Фотограф с улыбкой посмотрел на Журналиста.
   Хм, должен вас разочаровать, молодой человек, - кроме общих фраз у меня нет решения вашей проблемы. Да я и никогда не задумывался об этом, просто живу и делаю то, что люблю и умею.
   - То, что умеете, - грустно повторил Журналист, - А я вот люблю, но, похоже, не умею - не справился я со своим заданием.
   - Ну, полно вам расстраиваться, - похлопал его по плечу Фотограф, - Вы еще молоды, и вы еще найдете все свои ответы.
   - Или просто придется признать свое поражение, - вздохнул молодой человек.
   - Или так, - согласился редактор местной газеты, - Для этого тоже смелость нужна, не все это могут.
   - Придется чем-то пожертвовать, - тускло протянул Журналист.
   Фотограф снова похлопал его по плечу.
   - Главное, чтобы эта жертва не была больше той, ради которой ее пришлось принести, - с улыбкой сказал он и, сняв с плеча камеру, прицелился в голубей, толпой бегающих друг за другом.
   - Это у вас так можно, а у нас все по-другому, - вздохнул Журналист.
   - Везде все одинаково, только нужно этого захотеть, - усмехнулся Фотограф и навел камеру на Фонтан, - О, а вот и наш Почтальон, легок на помине. Наш связист всегда точен и своевременен.
   И, действительно, по парковой дорожке на велосипеде к Фонтану быстро ехал маленький человечек лет шестидесяти, в кепке набекрень и почтовой сумкой за плечами. Он размахивал какой-то бумажкой.
   - Телеграмма, телеграмма! Срочно! Срочная телеграмма! - велосипед сделал крутой вираж, и Почтальон чуть не вылетел из седла.
   - Стой, чего кричишь? - Отставник придержал его, не давая упасть. - Тут люди спят, тихо, разбудишь, - он кивнул в сторону дерева, где еще недавно спал Бизнесмен, но с удивлением заметил, что того и след простыл. - Кстати, а где он?
   - Все, выспался дорогой товарищ, пошел дальше работать, - развел руками Старик.
   А, работать - это хорошо...
   - Телеграмма! Срочная! - громким шепотом напомнил о себе Почтальон.
   - Да что ты шепчешь? - удивленно посмотрел на него Отставник. - Говори уже нормально. Что, кому, от кого?
   - Ему, - Почтальон кивнул в сторону Журналиста
   - Мне!? - удивился Журналист.
   - Да, срочная - "молния"! - Почтальон протянул Журналисту листок с телеграммой, - Я думаю, что что-то очень серьезное - срочная и очень много слов. Больших денег стоит! Люди так просто такие телеграммы не посылают.
   - А тебе бы все слова считать, - Усмехнулся Отставник.
   Журналист побледнел и, быстро развернув телеграмму, пробежал ее глазами. По мере прочтения лицо его прояснилось.
   - Ну, что там? Все нормально или?.. - осведомился у Журналиста старый вояка.
   - Фу, - с облегчением выдохнул молодой человек, - А я уже подумал, что что-то с отцом случилось. Слава Богу, все нормально.
   - Так это от него? - с участием спросил Отставник.
   - Нет, это из редакции, - Журналист опять пробежал текст глазами.
   - А чего вдруг такая срочность? - Раздраженно спросил Старик, - Людей только пугают.
   - Э... это по поводу моего задания. Они пытались связаться со мной по телефону, а он, сами понимаете... Так вот, они решили с помощью телеграфа держать со мной связь.
   - Я же говорил, что старая связь надежнее, - довольно вставил Библиотекарь.
   - Дорого же им это обойдется... - Прикинув в уме, заключил Почтальон, но сразу замолк под осуждающим взглядом Отставника.
   - Ничего, я думаю, они своего не потеряют. Видно там, - Журналист ткнул пальцем в небо и все дружно посмотрели в указанном направлении, - там ждут ответа, вот они по цепочке требуют его с самого низа, - указующий перст ткнул в землю и все посмотрели туда же, - Редактор требует от меня, кто-то требует от редактора и так далее, до самого верха.
   - А разве нельзя соединить два крайних звена цепи и ни от кого ничего не требовать? - Внезапно вмешался Старик, - Тогда не нужна будет такая длинная цепочка - верх и низ будут на одном уровне - захотел - спросил, спросил - сразу узнал. И ходить тогда никуда не надо, и искать никого.
   - Не знаю, наверное, вы правы, - грустно усмехнулся Журналист, - Так было бы намного проще. Только кто же это позволит? Все так сложно.
   - Так надо все сложное упростить! - оптимистично заявил Старик.
   - Но, но, но, - притормозил упрощенца Отставник, пряча улыбку в седых усах, - Упрощать он надумал! Тоже мне, реформатор нашелся! Что это ты тут дебаты устроил, уж не на место ли сенатора ты метишь?
   - А что, я могу! - Расхорохорился Старик, выпячивая грудь, - Я запросто решу любую проблему!
   - Ты вон, это... решай пока наши проблемы, - Отставник кивнул Старику на Фонтан, - а эти оставь на потом. Так что они от тебя хотят в твоей редакции? - Вернулся он к изначальной теме.
   - Вот, читайте, - Журналист протянул Отставнику телеграмму, а тот, в свою очередь, передал ее Старику.
   - На вот, давай, читай, реформатор, у тебя глаза помоложе будут, - усмехнулся он.
   Старик взял телеграмму, как следует прокашлялся и, посмотрев на остальных, с выражением начал читать вслух.
   - Кхе, кхе... Значит, так... "Куда вы пропали Вопр Зн..." - Старик запнулся, вгляделся в текст и недоуменно посмотрел на Почтальона, - Вопр Зн? Кто это?
   - Вопросительный знак! Сокращение, - поспешно объяснил Почтальон, призывая жестом Старика продолжить чтение.
   - Ага... - кивнул Старик и продолжил, - "...Сверху требуют отчет о проделанной работе ЗПТ..." - он опять недоуменно замолчал, посмотрев на Почтальона, все снова уставились в небо. Библиотекарь поспешно пояснил.
   - ЗПТ - запятая, тоже сокращение. Читай дальше!
   Старик пожал плечами.
   - "...Срочно определите причину ДФС..." Дефис что ли? - начиная понимать, уточнил он, посмотрев на Почтальона. Тот кивнул, Старик продолжил, - "...ДФС вода ЗПТ земля ЗПТ или трава ТЧК..."
   - Точка! - не дожидаясь вопроса, сказал Библиотекарь.
   - Все? Дочитал? - спросил Отставник, глядя на замолчавшего Старика.
   - Нет... - усмехнулся тот, продолжив, - "...Конкретизируйте ТЧК". Вот теперь все! - Старик протянул телеграмму Журналисту.
   - Ну вот, мне все понятно, - сказал Отставник, - кроме того, кто такие "сверху" и что они требуют. - Все посмотрели на Журналиста.
   - Они ждут мою статью, - вздохнул тот, - которой у меня еще нет.
   - А почему они сами ее не напишут? - спросил кто-то из толпы. Журналист только грустно вздохнул.
   - Потому что их профессия не делать что-то, а требовать это от других, - ответил за него Старик, - Там же все понятно написано, "сверху".
   -Мгм, профессионалы, - понимающе протянул Отставник, - Тяжелая, наверное, там у них работа сверху? Так что тебе нужно, чтобы закончить свою статью? - спросил он Журналиста.
   - Время, - вздохнув, ответил Журналист. - Его всегда не хватает.
   - Ну, так и напиши им, что тебе нужно еще время. Чего расстроился? - Усмехнулся Отставник и повернулся к Почтальону, - Давай, напишем сейчас телеграмму, - Тот быстро достал бумагу, карандаш, и приготовился записывать.
   - Вы думаете, это поможет? - Спросил Журналист, старики вокруг утвердительно закивали головами, - Ладно, хорошо... - Журналист немного задумался, Почтальон в ожидании уставился на молодого человека, тот вздохнул, - Ладно. Тогда пишите. Ммм... Напишите пожалуйста: "Простите запятая однозначного ответа нет точка", - молодой человек остановился, раздумывая. Но Отставник, красноречиво замахал руками и зашевелил губами, настойчиво призывая продолжить. Журналист вздохнул, - Хорошо, пишите дальше: "Нужно еще время для уточнения данных точка". Все! - выдохнул он.
   - "Все" тоже писать будем? - деловито уточнил Почтальон
   - Да нет, "все!" - это я так, просто, - усмехнулся Журналист, - С языка сорвалось.
   - За счет редакции посылать будем? - Делал свою работу Почтальон.
   Журналист оглянулся на Отставника, тот утвердительно кивнул.
   - Да, за их счет, - кивнул молодой человек.
   - Хорошо... Молния?
   - Что? Где молния?.. - Не понял Журналист, оглядываясь, - Ах, ну да, конечно, срочная, - заулыбался он. - Слюнявя карандаш, Почтальон аккуратно заносил все нюансы в блокнот.
   - Ну, чего стоишь? - напустился на нерасторопного Почтальона Отставник, - Давай, дуй молнией на почту, бегом!
   - Зачем бегом? Я на велосипеде, - весело крикнул Почтальон и, закинув свою сумку на плечо, прыгнул на свой транспорт и быстро укатил из Парка.
   - Эх, молодежь! - пробормотал Отставник, глядя ему вслед, - Теперь уже ногами никто по земле не ходит, велосипед им подавай! То ли дело мы с тобой, а? - повернулся он за подтверждением к Старику. Тот согласно кивнул.
   - Да, не та нынче молодежь пошла, - согласился Старик, - А помнишь как мы с тобой... - И в ожидании ответа редакции вместе с другими стариками они уселись дружно на скамейку и принялись вспоминать свое далекое и не очень далекое прошлое...
  
   В это время "молодежь" в лице Лаборанта, обремененная вязанкой свежих бубликов, подаренных ему Булочником, возвращался назад, в свою лабораторию. Решив срезать путь и, памятуя сказанное Профессором, он, избегая открытых пространств, шел краем Парка в тени деревьев, по пути наслаждаясь огромным бубликом, снятым с вязанки.
   - Ммм, как вкусно... - смаковал он, откусывая по кусочку, - Никогда не ел такого вкусного бублика. Интересно, а из чего они его тут делают? Надо будет его исследовать на предмет содержимого, - он втянул аромат, исходящий от сдобы, - Ах! Пахнет-то как! Запах чего-то невообразимого откуда-то из детства. Ммм, посмотрим, что у нас тут? - он с интересом оглядел срез бублика, - Так, тесто, корочка... мякиш... какие-то зернышки... Интересно, я никогда не видел таких...
   В этот момент из Парка спиной к нему, волоча волоком за собой два набитых землей мешка, по дорожке двигался Бизнесмен, тяжело пыхтя и упираясь ногами. Однако, парень, увлеченный изучением содержимого бублика, торговца не замечал, впрочем, как и тот того. Вот незадача-то, Бизнесмен тащил драгоценные мешки как раз по той самой дорожке, на которой остановился, занятый научными изысканиями, Лаборант. Поэтому, как результат, произошло неизбежное столкновение двух тел, отчего младший научный сотрудник ойкнул и, пошатнувшись, упал на колени, рассыпая бублики по дорожке. Отскочив при ударе, Бизнесмен приземлился на мягкую часть своего тела, при этом выпустив из рук мешок с землей, из которого на дорожку тут же посыпалось его содержимое.
   - Моя земля! - ахнул Бизнесмен.
   - Мои бублики! - охнул парень.
   Не поднимая головы, они принялись, ползая на коленях, быстро подбирать разбросанное повсюду добро. На узкой дорожке каждый подбирал свое и сильно мешал при этом другому, раз за разом сталкиваясь разными частями тела..
   - Вы можете не толкаться? - взмолился парень, подбирая бублики, которые все время вываливались у него из рук.
   - Прочь отсюда, это моя земля! - пыхтел Бизнесмен, оттесняя его с дорожки.
   - Послушайте, а нельзя ли повежливей? - возмутился парень и, обернувшись, неожиданно столкнулся нос к носу со своим работодателем.
   - Ты!? - удивился Бизнесмен.
   - Вы!? - пробормотал Лаборант, прижимая бублики к груди. Взгляд его заметался по сторонам, не находя себе места.
   - Ты что здесь делаешь? Почему не на работе? - грозно напыжившись, перешел в наступление Бизнесмен.
   - Я... я... я вышел ненадолго, - взгляд Лаборанта остановился на бубликах, - Вот, бубликов вышел купить.
   - Что!? Бубликов!? Я тебе за что плачу, за работу или чтобы ты тут бублики изучал, а?! - Взорвался Бизнесмен.
   - З-за работу, - испугано ответил Лаборант, - Бублики - это я так, внеурочно изучаю...
   - Внеурочно!? - Воскликнул Бизнесмен, - Да ты у меня теперь всю жизнь внеурочно трудиться будешь! Посмотри, что ты наделал! - негодуя, он кивнул на высыпавшуюся из лопнувшего мешка землю, - Ты хоть отдаешь себе отчет, что это такое?
   Лаборант сглотнул слюну, его кадык судорожно сократился.
   - З-земля?.. - тихо спросил он.
   - Да, земля! Какая это земля?!
   - Ч-чернозем?.. - заикаясь, предположил Лаборант.
   - Идиот! - взорвался Бизнесмен, - Это не земля, а золото! Золотая земля, золотая! Понял?
   - Ага, п-понял... - решил не спорить с ним парень, на всякий случай, отползая от него подальше, - Золотая лихорадка, мне Профессор рассказывал...
   - Чего!? Да что с тобой говорить... Куда? Назад! - Пресек Бизнесмен попытку Лаборанта сбежать, - Давай, собирай давай! - Кивнул он на рассыпанную землю, - Всю, всю собирай, до крупиночки, до каждой бесценной песчиночки.
   - Ага... - Лаборант вздохнул и пополз обратно собирать в лопнувший мешок землю.
   Бизнесмен между тем продолжал:
   - Ты вот, ходишь себе тут, гуляешь, бублики кушаешь... - он поднял, валяющийся в пыли золотистый бублик, откусил, - Ммм, вкусно... Так вот, пока ты здесь ходишь, у нас там работа простаивает, а ее у нас невпроворот.
   - Мгм... - тихо бурча, согласился с ним Лаборант, запихивая обратно в мешок рассыпанную землю, - Видел я эти мамаевы курганы на площади.
   - Что? А!.. - отмахнулся Бизнесмен от студента, - Ничего-то ты не понимаешь своей тупой башкой. Собирай, собирай, - он ткнул пальцем в пропущенные места, где еще оставалась земля, - И смотри мне, не вздумай по карманам распихивать, я за тобой слежу!
   - Ну что вы, шеф, я ни-ни... - обиделся парень, недоумевая, зачем ему сдалась эта земля, которой и так вокруг полно.
   - Это хорошо, - удовлетворенно хмыкнул делец, доедая бублик, - Ты себе даже не представить не можешь, какие возможности открываются передо мной. Я теперь вырасту до таких величин, ого-го! - он потряс в воздухе указательным пальцем. Лаборант скептически посмотрел на маленького толстенького человечка, которому явно не грозило "ого-го". Бизнесмен продолжал, - Я теперь не то, что в середине социальной лестницы стоять буду, я теперь на самый ее верх залезу!
   - Шеф, а зачем вам лестница? - недоуменно спросил Лаборант, - Куда вы собираетесь влезть?
   - Молчи, дурак, - оборвал его Бизнесмен, - и слушай, когда я говорю. Если будешь себя хорошо вести, я тебе тоже помогу... когда-то... быть может... не сейчас, но когда-то... Так вот, о чем это я?
   - О лестнице, - напомнил ему Лаборант, удобно расположившись на мешках и слушая лекцию своего работодателя..
   - О какой лестнице? Ах, да... - продолжил Бизнесмен, - А эти, которые там внизу, которые были сначала вверху, когда я был внизу... - невнятно объяснял торговец, окончательно запутав сам себя, - Короче, этим я никогда и ничего не дам, так же как и они со мной, когда я просил их мне помочь.
   - Шеф, мне кажется, надо быть выше этого, - осторожно посоветовал Лаборант.
   - Выше?! - подхватив, воскликнул Бизнесмен, - Не переживай, я буду выше их, я буду выше всех, медицина сейчас на многое способна. Да за мои деньги я смогу стать даже самым высоким в мире, если захочу... - Глаза Бизнесмена горели огнем, его несло, - А деньги у меня будут, деньги у меня под ногами - земля мои деньги! Я буду продавать ее мешками, ведрами, вагонами... - Он поспешно спохватился, как будто сказал что-то не то, прикрывая себе рот руками, - Нет, нет, мешками это слишком расточительно... Я буду продавать ее на вес - килограммами, тоннами, десятками тонн... - Его опять нервно передернуло, - Нет, нет, так нельзя, это тоже слишком невыгодно. Черт!.. - Вдруг внезапно его озарило, - Точно! Я стану продавать ее в мелкой фасовке - мало и дорого - как дорогостоящие пряности когда-то в древности, - он хлестко хлопнул себя по лбу. - Точно! Вот она, золотая жила!
   - Шеф, а как же вода? - не выдержав, прервал его рассуждения Лаборант, - Что, получается, мы ее зря варили?
   - К черту воду! - Воскликнул будущий магнат, - Вода слишком громоздкая и плохо транспортабельна. Земля! Вот чем я буду торговать по всему миру. Я буду продавать ее как специи, как приправу к еде, как лечебный порошок - по щепотке! А?! - фантанировал идеями Бизнесмен, - Щепотка земли и ты живешь вечно! Ну, чем не слоган?! Ай да я, ай да молодец! Мою землю будут добавлять во все подряд - в шампуни, в зубную пасту, в стиральный порошок, в детскую присыпку. Ее будут использовать вместо соли и сахара. А?! Ведь есть же выражение "соль земли"? Теперь я понял, что это такое. Земля - это моя соль, это соль моей земли! А!? - От возбуждения Бизнесмен стал сжимать кулаки и даже подпрыгивать на месте. Лаборант, забыв о работе, сидя на мешках, заворожено смотрел на бесплатное представление шефа. - Ай да я, ай да сукин сын! Я, я стану самым богатым человеком на земле! Осталось только придумать запоминающееся название для моего бренда - такое, чтобы сразу западало в голову и оставалось там навечно. Только какое, какое? Ммм... - Бизнесмен стал нервно тереть свою голову, отчего и без того редкие волосы поспешили ее покинуть.
   - Может, просто "Земля"? - предложил Лаборант.
   - Нет, дурак, кто на такое поведется? Название должно быть емкое, сильное, яркое, красивое - бамц! и все - в дамки!
   - Куда?
   - Ну, стопроцентное попадание, то есть...
   - А... А может быть, "вкусная земля"?
   - Молчи лучше, - раздраженно отмахнулся от него Бизнесмен, - не мешай думать, работай лучше, собирай землю... Так, так, так... А если назвать "Земля для жизни"?
   - Лучше уже "После жизни", - усмехнувшись, пробормотал Лаборант, собирая землю.
   - Заткнись! - прикрикнул на него работодатель и опять задумался, - Нет, нет, не подходит, слишком трудно для запоминания... А если "Вечная земля"?.. Нет, что-то не то... Может быть, "Земля обетованная"? Ммм, нет, все евреи на меня ополчатся - не пройдет... А если просто - "Живая земля"?.. Ммм, нет, еще подумают, что с червями внутри, точно брать не будут. К тому же, что-то похожее я где-то уже слышал, нельзя повторяться...
   - А черви там точно есть, я вам отвечаю, - снова встрял Лаборант.
   - Мда... Как же ее назвать?.. - не отреагировал на него Бизнесмен, - Как? Как?.. О, придумал! - Внезапно оживился он, - Точно, я назову свой бренд "Вечная Жизнь". Только представь себе - земля "Вечная Жизнь"! Ну, кто же ее не купит, а? Кто откажется от крупицы "Вечной Жизни"?
   - Не знаю, - пожал плечами Лаборант, - Мне не нужно.
   - Ничего-то ты не знаешь - рассердился Бизнесмен, - Все я за всех делать должен! Все, решено - "Вечная жизнь", мой новый бренд! Мне нравится - название просто супер, емкое и красивое, в самую точку, в смысле, в голову, то есть, в мозг бьет. Так, теперь надо срочно звонить в рекламное агентство, чтобы они уже начинали разрабатывать рекламную стратегию для продвижения моего бренда на рынке. И этикетки, этикетки... - Он достал мобильный телефон и стал быстро стучать по клавишам, - Черт! Что происходит? Телефон не работает!
   - Шеф, здесь связи нет, - осторожно пояснил Лаборант, - ее еще с утра нет. У меня тоже самое. Наверное, на ретрансляционной вышке что-то случилось, гроза же была.
   - Черт, черт, черт! - Забегал кругами Бизнесмен, яростно топоча ногами, - Что же это за город такой паршивый!? - Воскликнул он и неожиданно громко чихнул, - Ни связи, ни туфель, ничего у них нет. Как можно в двадцать первом веке не иметь связи?
   - Связь есть, шеф, но она у них не работает...
   - Заткнись! - Резко оборвал Лаборанта Бизнесмен, размахивая в бессилии кулаками, - Не рассуждай слишком много, собирай, давай, - и он опять забормотал себе под нос, - Время, время, черт побери, что же делать? Что же делать?.. - Последние волосы в принудительном порядке нехотя покидали его голову.
   - Шеф, а может быть, воспользуетесь "цыганской почтой"? - Неожиданно предложил Лаборант, - Говорят, она самая быстрая в мире.
   - Цыганская!? - Бизнесмен на секунду задумался, - Нет, этим я не доверяю - они точно разнесут ее по всей земле, но только не туда, куда нужно.
   В это время мимо них по соседней дорожке важной толпой прошли голуби. Они шагали тяжело и неповоротливо. Несколько голубей, наткнувшись на валяющиеся на земле бублики, остановились, посмотрели на них и, вздохнув пошли себе дальше.
   - А, может быть, голубями пошлем? - Подкинул новую идею Лаборант, подбирая откатившийся в сторону бублик.
   - Что "голубями"?
   - Ну, "голубиной почтой", как раньше было когда-то.
   - Раньше? - Бизнесмен посмотрел на тяжело переваливающихся из стороны в сторону птиц, шагающих строем по дорожкам Парка, - Нет, не доверяю я им. Ты только посмотри на них - они не то, что летать, они ходить толком не могут. Не пойдет.
   - Ну, не знаю... - Лаборант почесал в затылке, - Тогда остается только лук и стрелы...
   - Что?!
   - Это из сказки такой старой - "Натянул Иван-Царевич лук и пустил стрелу свою..." - начал было Лаборант, но сразу замолчал, наткнувшись на холодный взгляд Бизнесмена.
   - Вот, вот, тебе бы только сказки читать, а не работать. Собрал?
   - Собрал, - вздохнул студент.
   - Ну, чего тогда сидишь? Бегом тащи это все в лабораторию, а я дальше думать буду. - Бизнесмен заходил на месте взад-вперед, что-то бубня и размахивая руками.
   Лаборант взвалил мешки на плечо.
   - Ничего себе, тяжелые какие, шеф, - простонал он, сгибаясь под тяжестью мешков.
   - Ничего, ничего, своя ноша не тянет, - хмыкнул предприниматель.
   - Так это же не моя ноша, шеф, - резонно заметил Лаборант, - Меня тянет, очень даже тянет.
   - Давай, давай, быстро на работу. Пошел, пошел! - Крикнул на него Бизнесмен, - И смотри мне, ни-ни. Иди! - Лаборант, вздохнув, тяжело ступая, медленно двинулся в сторону лаборатории, - А мне еще тут кучу вопросов надо решить. Черт, черт, что же делать!?.. - И еще немного покрутившись на месте, Бизнесмен решительно двинулся в сторону Фонтана.
  
   Бабушка поставила тесто для пирожков, накрыла его полотенцем и принялась за готовку начинки. Промывая изюм, она краем глаза заметила Внучку, спускающуюся по лестнице. Выражение лица девушки говорило о том, что она все еще находилась под впечатлением неприятного разговора. Бабушка не знала, что это был за разговор, но, конечно, догадывалась, с кем произошла размолвка.
   - Ну что, погрустила немного, и хватит! - усмехнулась она, посмотрев на Внучку, - Довольно уже красоту кислотой портить.
   - Бабушка! - с упреком воскликнула девушка, но солнце все же проступило сквозь тучи хмурости.
   - А что!? - Продолжала Бабушка, - Слезы полить ты всегда успеешь, у тебя еще вся жизнь впереди. А вот радоваться жизни нужно уметь с первого дня.
   - Я умею, - буркнула Внучка.
   - Конечно, умеешь, ты же моя внучка. Оно же так - грустить и без усилий можно, а вот хорошее настроение - его еще создать потребно, большого участия требует. Так что давай, милая, вытирай скорее свои слезы и помоги своей бабушке - улыбнись, создай настроение! - Внучка расцвела широкой улыбкой, - Ну вот и выглянуло солнышко из-за туч. Здравствуй, ясно солнышко! - Пропела пожилая женщина.
   - Привет! - еще шире улыбнулась девушка.
   - А то, что вы немножко повздорили между собой, ничего страшного - в любом блюде немного соли и перца никогда не помешает, - неожиданно и без всякого перехода сказала Бабушка, - Сегодня повздорили - завтра помиритесь. Такова жизнь, моя милая, - Внучка горестно вздохнула. Бабушка грозно повела бровью, - И вздохи-ахи свои побереги тоже. У тебя еще будет и время, и возможность использовать их с гораздо большей пользой, чем сейчас. Давай вон, помоги мне - бери и нарезай салат. Когда наш постоялец вернется, будет ему ужин.
   Внучка повязала передник и быстро принялась мыть и нарезать овощи. Она успокоилась и даже принялась мурлыкать себе под нос какую-то песенку. Бабушка улыбнулась, кажется, Внучка вняла ее советам.
   - Ба? - неожиданно нарушила молчание девушка.
   - Чего?
   - А ты почему сегодня не пошла со всеми в Парк?
   - В Парк? А зачем? - удивилась Бабушка, - В данном случае я не вижу в этом никакого смысла, все и так ясно. К тому же, кто-то же должен и пирожками заниматься, а?
   - Но мы же так и не нашли Мэра, - сказала Внучка, - Все пошли в Парк защищать Фонтан, мало ли что.
   - Да? Не нашли? - Хитро подмигнула старушка, - Ну ладно, пусть будет так. И я думаю, что без одной старой женщины наши мужчины легко справятся сами.
   - Бабушка, ты вовсе не старая, - горячо запротестовала Внучка, - ты просто немного пожилая.
   - Спасибо, моя милая. Да, пожила я, действительно, уже достаточно. И навоевалась тоже вдосталь, так что пусть теперь молодые повоюют.
   - Внучка подбежала к Бабушке и обняла ее за плечи.
   - Ты у меня самая молодая бабушка на свете! - Горячо зашептала она.
   - Спасибо, золотце, спасибо, спасибо, - тепло улыбнулась Бабушка, прижимая Внучку к себе.
  
   Полуденная жара уже давно сменилась вечерней прохладой, и людей в Парке становилось все меньше и меньше.
   - Эх, - вздохнул Фотограф, - похоже, день так и пройдет без происшествий.
   - Уже прошел, - констатировал Старик, подняв палец, призывая прислушаться. Все замолчали и услышали, как Часы на Башне отбивают шесть часов вечера.
   - И слава Богу, что тихо прошел, - облегченно сказал Библиотекарь, - Ни войн, ни Сенатора, ни Мэра.
   - Мгм, тишь да благодать, - поддержал Доктор, прислушиваясь к пенью птиц.
   Отставник усмехнулся.
   - Хм, так всегда бывает перед артподготовкой. Затишье. Тихо, тихо, а потом как пальнет! - сказал он и посмотрел на Журналиста, который в волнении ходил взад-вперед, высматривая Почтальона, - Да успокойся ты, все будет нормально. Наш почтальон свое дело знает, отстучит как надо.
   - Да я так, переживаю немножко, - ответил молодой человек, - сроки-то я завалил.
   - Это, конечно, плохо, но не смертельно, - успокоил его Отставник и вдруг увидел шагающего по дорожке Бизнесмена, - Так, всем собраться, боевая готовность!
   Все замолчали и пододвинулись один к другому плотнее. Горожане внутренне напряглись, поглядывая Бизнесмена. Но тот ничего этого не замечал - он шел по дорожке, погруженный в собственные мысли, яростно жестикулируя и что-то бубня себе под нос. Ему навстречу обрадовано кинулся Работник, истосковавшийся на своем псевдорабочем месте.
   - Шеф, шеф! - Обрадовано закричал он, но тут же остановился как вкопанный, пораженный непрезентабельным видом хозяина, - Шеф, с вами все нормально? - осторожно спросил он.
   - Дерьмо! Дерьмо! Дерьмо! - Неожиданно закричал Бизнесмен, колотя по воздуху кулаками. Работник оглянулся вокруг и, на всякий случай, отодвинулся с дороги.
   - Где? - спросил он, - Я ничего не вижу, шеф.
   - Все, все дерьмо! - Отстраненно завопил работодатель, - И как это так - иметь практически все и не иметь возможность это продать!?
   - Шеф, вы что, хотите теперь еще и дерьмом торговать? - изумился Работник.
   - Связи у них нет, видите ли, - не слушая Работника, эмоционально продолжал Бизнесмен разговаривать сам с собой, - Черт! Да что у вас тут есть, кроме... - Он вдруг резко замолчал, заметив, что стал объектом общего внимание, и сделал попытку улыбнуться. Попытка явно не удалась, получился кривой оскал.
   - Шеф, а где вы его брать будете? - вкрадчиво попытался выяснить интересующий его вопрос Работник.
   - Что? Чего? - Рассеянно обернулся Бизнесмен к Работнику.
   - Я спрашиваю, где вы будете это... какашки брать?
   - Какие какашки?
   - Ну, вы же сами сказали: "Все, все дерьмо!". Я хотел спросить, по чем вы собираетесь его покупать, потому что у меня есть...
   - Что!? - отозвался Бизнесмен, как будто проснулся, и тут же завопил, - Ты что, идиот!? Что ты плетешь!? Какое, к черту дерьмо!?
   - Качественное, высшего сорта! - Заверил его Работник, - Сам делал. Немного, правда, но и недорого отдам, очень деньги нужны. - Горожане засмеялись.
   - Идиот! - взвыл Бизнесмен, но, увидев смеющихся горожан, поперхнулся и глупо улыбнулся,- У тебя связь есть? - Сквозь зубы процедил он Работнику.
   - Нет, шеф, ее с утра ни у кого нет. Тут...
   - Я знаю, - оборвал его Бизнесмен, - Черт! А машина наша была? Тару привезли?
   - Нет, не было, - пожал плечами Работник, - Они, наверное, заблудились. Мы сами дорогу не сразу нашли. Если бы вы не позвонили, то...
   - Черт! - выдохнул Бизнесмен и забубнил себе под нос, - Как же связаться, как связаться?
   - Они, наверное, тоже по картам читать не умеют, - осторожно предположил Работник, - А в чем проблема, шеф? Может, просто подождем, пока связь наладится и...
   - Мне она сейчас нужна, - резко оборвал его шеф, - Потом может быть поздно. Как же мне с рекламным агентством связаться?.. - снова забубнил он. - Время, время, время...
   - Как, как, по почте, наверное, - пожал плечами Работник.
   - По какой такой почте? - взъярился Бизнесмен, но сразу остыл, обдумывая очевидное, - По почте?
   - Да, я тут видел где-то почтальона, он тут где-то крутился, - повел глазами вокруг Работник, - Он приносил телеграмму этому, - он кивнул в сторону Журналиста.
   - И что? - воодушевился Бизнесмен.
   - Ничего, прочитали, сразу написали ответ, и он опять уехал.
   - Уехал? Куда? - Бизнесмен схватил Работника за отвороты куртки и хорошенько встряхнул его.
   - На почту, наверное, - испугано забормотал тот, - повез отправлять телеграмму... - И тут из-за спины Бизнесмена Работник увидел в конце аллеи велосипед Почтальона, - Да вот же он! - Радостно закричал он, указывая рукой вдаль, - Опять возвращается, наверное, что-то забыл.
   Бизнесмен выпустил из рук Работника, и тот от неожиданности кулем свалился к его ногам. Делец напряженно всмотрелся вдаль. Действительно, кто-то на велосипеде приближался к Фонтану. Бизнесмен стремительно пошел ему на встречу.
   Горожане тоже заметили Почтальона.
   - О, кажись, наш Почтальон новую телеграмму везет, - радостно показал Старик на приближающегося велосипедиста, в руках у которого был какой-то листок.
   Почтальон, подъехав ближе, слез с велосипеда и направился к поджидавшим его людям. Внезапно ему дорогу перегородил странный человек в рваном и перепачканном грязью костюме.
   - Посторонись! - Грубо протолкнулся он между людьми и вышел вперед, - Эй, любезнейший, можно вас на пару слов?
   - Но мы тут первые стояли, - попробовал протестовать Старик.
   - Ничего не знаю, - грубо оборвал его Бизнесмен, - Мне нужнее, мне срочнее, мне вообще некогда, - и пошел навстречу Почтальону.
   Горожане недоуменно переглянулись.
   - Ну ладно, раз человеку надо так срочно, может, пропустим его? - неуверенно предложил Доктор, - Не будем же мы его вязать?.. - Он немного задумался, - Хотя... - Но тут же осекся под удивленными взглядами горожан, - Может, обойдется и так.
   - Еще одна! Еще одна телеграмма! - Почтальон попытался прорваться к Журналисту, но был грубо перехвачен настырным Бизнесменом.
   - Подождете вы, успеете, - притянул он к себе ничего не понимающего маленького Почтальона, - Мне нужно срочно дать телеграмму в Столицу.
   - Но... - Попытался протестовать Почтальон.
   - Мое время не терпит - это вопрос жизни и смерти! - Оборвал его Бизнесмен, - Пишите!
   - Но я должен сначала передать телеграмму адресату, как положено по инструкции, - взмолился Почтальон, умоляюще глядя на горожан из-за плеча Бизнесмена. Те только недоуменно пожали плечами. С таким подходом им еще не приходилось сталкиваться.
   Бизнесмен выхватил листок телеграммы Журналиста, смял его в кружок, и, не глядя назад, перебросил его через головы людей, прямо к ногам молодого человека.
   - Все? Передал? - констатировал он Почтальону, - Теперь пиши!
   Почтальон бросил взгляд на людей и те, вздохнув, снова пожали плечами.
   - Это возмутительно! - тихо пробурчал Старик.
   - А давайте врежем ему! - Чуть громче предложил Отставник, и сделал уже шаг, но его удержали.
   - Нет, нет, не надо, пожалуйста, - поспешно попросил Журналист, - Мне не горит. Пускай, раз ему нужнее.
   - Все-таки надо было его связать, - вздохнул Доктор.
   - Боюсь, что его случай уже неизлечим, - сказал Библиотекарь, кивая на Бизнесмена.
   - Ну, вы готовы? - Бизнесмен грозно навис над Почтальоном. Тот оглянулся, вздохнул и, пытаясь собраться, вытащил блокнот и карандаш.
   - Ну, раз так... Диктуйте, пожалуйста, - обреченно сказал он.
   Бизнесмен задрал голову, пожевал губами и стал диктовать.
   - Так... Директору рекламного агентства... - Прервался он, вдруг вспомнив, - У вас срочные бланки есть?
   - "Молния", - ответил Почтальон.
   - Где!? - шарахнулся Бизнесмен в сторону.
   - Телеграмма- "молния" - это и есть срочная, - терпеливо объяснил Почтальон.
   - А... - усмехнулся торговец, - Хорошо, пишите... - Почтальон послюнявил карандаш и начал записывать, - Срочно заморозьте все проекты, восклицательный знак. Сфокусируйте все свои силы над разработкой нового бренда... - В этом месте Бизнесмен оглянулся, проверяя, не подслушивает ли кто его, и шепотом произнес, - бренда "Вечная Жизнь".
   - Что? - не понял Почтальон.
   - "Вечная Жизнь", - Чуть громче шепотом, с нажимом повторил Бизнесмен и снова обернулся. - Записали?
   - Так, записал, - ответил Почтальон, и громко повторил, - Бренда "Вечная Жизнь", - отчего Бизнесмен непроизвольно сжался в комок.
   - Да тише вы! - шикнул о на него, - Пишите дальше... Незамедлительно начинайте рекламную компанию по продвижению бренда на рынке. Предлагайте "Вечную Жизнь" всем и везде. Все!
   - "Все" тоже писать?
   - Нет! Не надо, - раздраженно оборвал его Бизнесмен, подталкивая Почтальона к велосипеду, - А теперь, давай, дорогуша, быстро, молнией на почту и срочно отправляй.
   - Но, - запротестовал Почтальон, кивая на людей, - я должен сначала узнать, может кто-то хочет еще...
   - Быстро! Одна нога здесь - другая там! - Категорично отрезал предприниматель, настоятельно подталкивая его к велосипеду.
   - А кто оплачивать будет? - Слабо упирался Почтальон.
   - Оплачивать!? - Бизнесмен похлопал себя по карманам, но ничего не обнаружил, - Там все оплатят. Они еще должны мне останутся, - и он сам подтянул велосипед, помогая Почтальону на него взобраться, - Давай, давай, пулей, туда и обратно!
   - Шеф, туда-обратно - это рикошет получается, - усмехнулся Работник.
   - Заткнись! - Оборвал его Бизнесмен и подтолкнул велосипед, Почтальон быстро помчался из Парка, - Все, дело пошло! - Радостно потер руки торговец и обернулся к Работнику, - Ну, чего стоишь, зыркаешь? Давай, бери лопату и пошли за мной пополнять "золотой запас", - и довольно хмыкнув, он пошел к месту, где уже была накопана куча земли. Работник, вздохнув, поплелся следом.
   Горожане негодующим взглядом проводили их.
   - Глаза б мои тебя не видели! - Зло пробурчал Старик, - Мироед проклятый!
   - Тихо, тихо ты, - похлопал его по плечу Отставник, - побереги свои силы, дружище...
  
   А в доме Бабушки во всю кипела работа. Поставив противень в печку, она принялась замешивать тесто для орехового печенья. Внучка сидела за столом и чистила орехи, откладывая шкарлупки в сторону.
   - Ба, расскажи что-нибудь, а? - Неожиданно попросила она.
   - Что же тебе рассказать, внученька? - Замешивая тесто, отозвалась Бабушка.
   - Ну, - немного замялась Внучка, зардевшись, - расскажи о том, как было все у тебя, когда ты была такая как я.
   - Как было, как было, - усмехнулась старая женщина, прекрасно понимая, о чем ее спрашивает девушка, - Как у всех...
   - Не-а, - качая головой, протянула Внучка, - у тебя не может быть как у всех. У тебя должно было быть что-то особенное.
   - Особенное!? - Рассмеялась Бабушка, - Хм, да оно для каждого особенное, если это чувство настоящее. Любовь - это то, что мы ищем всегда, но приходит оно именно тогда, когда к этому ты оказываешься совсем не готова.
   - Не готова? - Удивилась девушка.
   - Да, разве можно быть к этому готовым? Любовь настигает тебя врасплох, - Бабушка с улыбкой посмотрела на Внучку, - Вот ты еще совсем не думаешь об этом и, вдруг, раз, и все сразу меняется, и ты уже не знаешь как жить без этого человека дальше.
   - У тебя так было? - Заворожено протянула девушка.
   - Да. И у тебя так будет, и у всех людей на земле, рано или поздно.
   Внучка о чем-то задумалась.
   - А если он делает что-то не так как надо? - После небольшой паузы спросила она.
   Бабушка широко улыбнулась, сразу смекнув, к чему клонит Внучка.
   - А вот к этому можно быть готовым - они всегда делают что-то не так, как нужно - на то они и мужчины. Просто, когда любишь - этого не замечаешь, а если и замечаешь, то прощаешь.
   - Прощаешь!? - Удивилась Внучка.
   - Ммг, иначе никак...
   Неожиданно раздался стук, попавшего в окно мелкого камешка.
   - Ну что, кажись, и твой черед пришел, - переглянувшись с Внучкой, усмехнулась Бабушка, - Пойдешь? - Девушка насупилась и надула губы, - Ну, ну, пойди, прогуляйся, я тут сама как-то управлюсь.
   - Но он... - Замялась девушка и второй камешек полетел в окно.
   - А он настойчив. Того гляди, окно разобьет, - кивнула на окно Бабушка, - Настойчивость следует ценить, иначе останемся без окон, - Давай, милая, дай парню возможность стать лучше, - она широко улыбнулась и посмотрела на Внучку. Та, немного помедлив, вздохнула и, накинув что-то на себя, выбежала из кухни. Хлопнула входная дверь, - Эх, молодость, молодость... - вздохнула Бабушка и начала разделять тесто на порции.
  
   - Ну, что там тебе пишут в этот раз? - Спросил Отставник Журналиста, когда Почтальон на велосипеде скрылся из глаз. Все окружили молодого человека, развернувшего телеграмму, ожидая, когда он ее прочтет, - Что, что-то не так? - обеспокоенно переспросил старый военный, глядя на расстроенное лицо получателя.
   - Вот, грустно отозвался тот, читая вслух, - "Ответ неприемлем Воскл Зн...".
   - Восклицательный знак, - хором воскликнули старики, хорошо знакомые с сокращениями в телеграммах.
   - "Время на исходе Воскл Зн..."
   - Восклицательный знак, - переглядываясь, тихо отозвались горожане. Журналист продолжил.
   - "В ваших интересах найти причину незамедлительно ЗПТ иначе ТЧК ТЧК ТЧК" - Журналист угрюмо замолчал, опустив телеграмму.
   - Я не понял, - удивленно спросил Старик, - там что, в конце машинка заела - ТЧК ТЧК ТЧК?
   - Нет, - вздохнул Журналист, - это многоточие. Они дают понять, что у меня нет выбора.
   - Что!? - отозвался Отставник, - Выбора нет? Выбор всегда есть! Будут тут еще угрожать всякие! А ну давай, пиши.
   Журналист пожал плечами и полез в карман за бумагой и ручкой. Сгрудившись в кучу вокруг него, старики стали бурно обсуждать суть послания, перекрикивая один другого.
   - Так, тихо все! - Оборвал прения Отставник, - Начнем... С чего там начинаются все официальные послания? - Он вопросительно посмотрел на Библиотекаря.
   - С обращения, - ответил старый архивариус, - например, "дорогой товарищ" или "господин".
   - Нет, нет, только не товарищ, - решительно оборвал его Старик, - Какой же он нам товарищ, если так ведет себя с ним? - Он кивнул на Журналиста и задумался, - Лучше уж будет просто "дорогой".
   Библиотекарь пожал плечами.
   - Можно еще "уважаемый", так тоже часто начинают...
   - Еще чего! Уважение еще нужно заслужить! - Продолжал упираться Старик, который никого не спросив, взял на себя обязанности редактора, - Что еще есть? - Библиотекарь снова пожал плечами.
   - Ну, есть еще более официальная форма обращения - "гражданин".
   - Ну вот, - неожиданно вмешался в диспут Отставник, - Гражданин нам вполне подходит. Записал? - Он посмотрел на Журналиста, тот кивнул, - Хорошо, тогда пиши дальше, - и он начал быстро диктовать текст, - Обстоятельства данного дела требуют тщательного расследования ТЧК, - Отставник посмотрел на людей, те согласно закивали, - Дайте срок ТЧК".
   - Но, - оторвал голову от записей Журналист, - они пишут, что время ограничено и сверху требуют, - он протянул вояке скомканную телеграмму.
   - Ничего, - хмыкнул Отставник, - если они люди умные, то должны понять. А для тех, кто "сверху", давай, пиши дальше, - продолжил диктовать он, - А тем ЗПТ кто сверху передайте ДФС... - Журналист неуверенно вскинул голову и удивленно посмотрел на старого военного, - Да, да, пусть им так и передадут. Пиши... Дуракам пол работы не показывают Воскл Зн.
   - Правильно! - Воодушевленно воскликнул Старик, - А то чуть что, сразу рубить! - Толпа единодушно и одобрительно загудела.
   - Так, продолжим, - выдержал паузу Отставник, - Пиши еще...
   - Может, хватит? - осторожно спросил Журналист, уже не зная, как далеко это может зайти.
   - Я уже заканчиваю, - успокоил его Отставник, - допиши в конце... Судить нужно по исполнению ЗПТ иначе... - Усмехнулся старый военный, - И обязательно поставь в конце ТЧК ТЧК ТЧК.
   - Чего? - удивленно посмотрел на приятеля Старик, - Ты зачем это многоточие тоже ставишь?
   - А чего? - потряс седой головой Отставник, - Пусть подумают. Я, может быть, тоже замысловатости люблю.
   - С каких это пор?
   - С некоторых, - усмехнулся в усы старый военный, - А, может быть, я всегда их любил, только скрывал, ты об этом не думал?
   - Не знал, что ты такой скрытный, - пробурчал Старик.
   Отставник повернулся к Журналисту.
   - Все написал? - Тот утвердительно кивнул, - А теперь давай, прочитай для всех, что у нас получилось.
   Все горожане подступили еще ближе, чтобы не упустить ни единого слова.
   Журналист прокашлялся.
   - Кхе... кхе... Ну, вот, как-то так, - начал читать он, - "Дорогой Господин Гражданин...", - он замолчал, неуверенно посмотрев на людей.
   - Ничего, ничего, пусть будет, не помешает, - подбодрил его Отставник, - Пока звучит очень неплохо. Давай дальше.
   Журналист пожал плечами и продолжил.
   - "...Обстоятельства данного дела требуют тщательного расследования ТЧК Дайте срок Воскл Зн А тем ЗПТ кто сверху передайте ДФС дуракам пол работы не показывают ТЧК Судить нужно по исполнению ЗПТ иначе ТЧК ТЧК ТЧК" - закончил читать Журналист и посмотрел на улыбающегося Отставника.
   - И далось тебе это многоточие, - пробурчал Старик.
   - А что, мне очень даже нравится, - усмехнулся тот, - можно отправлять. Если они не дураки, то поймут, а иначе... - рассмеялся Отставник, не закончив фразы.
   - Ну вот, опять ты за свое. Замысловатости ему подавай! - Засмеялся Старик, - Ага, если они не дураки, - засмеялись вместе все горожане.
  
   Нарочито не спеша, Внучка вышла из дома и, стараясь не смотреть в сторону сына Мэра, пошла по улице. Увидев ее, парень поспешно догнал девушку, но, не решаясь заговорить первым, молча поплелся сзади. В молчании они прошли уже пол улицы, когда...
   - Ну!? - Не выдержав, первой развернулась к парню Внучка, - И долго мы так будем ходить? Может, скажешь что-нибудь в свое оправдание?
   - Ммм... - Опешил тот, пряча глаза, - В мое оправдание? Ну, это... ты это... прости, что ли... - Промямлил парень.
   - Прости "что ли"!? Так "прости" или "что ли", я что-то не пойму, я плохо слышу! - хмыкнув, беззлобно переспросила Внучка.
   Парень судорожно вздохнул и посмотрел на нее.
   - П-прости, что я посмеялся над вами, - запинаясь, произнес он и поспешно добавил, - Я на самом деле, этого не хотел, просто так получилось.
   - Ммг, просто так получилось? - хмыкнула Внучка, - Ничего просто так не происходит, все имеет свои следствия и последствия, - назидательно добавила она.
   - Какие следствие? - Вздохнув, растерянно переспросил сын Мэра.
   - Ммм... - Укоризненно покачала головой девушка, - Наследил ты сегодня, вот так.
   - Я не хотел, чтобы так...
   - Ну ладно, - вдруг смягчилась Внучка, - Бабушка говорит, что нужно прощать. А если человек раскаялся... Ты ведь раскаялся, да? - поспешно переспросила она.
   - Да, да, я раскаялся, - быстро залепетал сын Мэра.
   - И больше не будешь? - Нахмурила брови девушка.
   - Нет, нет, больше не буду, - замотал головой парень.
   - Ну ладно, - примирительно вздохнула Внучка. Голос ее сразу стал мягче и добрее, - Ну и куда мы сегодня пойдем?
   - Пойдем? - Обрадовано вскинул голову парень, - Значит, ты меня простила?
   - Хм, какой ты быстрый, - хмыкнула девушка, - Простила? Я всего лишь даю тебе еще один шанс.
   - Шанс? - не понял тот.
   - Э... Неважно, поживем - увидим, - не стала объяснять Внучка понятные для себя вещи, - Так куда мы сегодня пойдем?
   - Ммм... может, в кино? - Предложил парень.
   - Так там же показывают только старые фильмы, - с сарказмом поддела его Внучка.
   - Ничего, я тоже люблю старые фильмы, - уверил ее сын Мэра, - Честно, люблю.
   - Вот как?
   - Они это, как бы сказать, более настоящие, чем современные.
   - Да!? - усмехнулась Внучка, подставляя свой локоток, - Ну ладно, чего стоим, пойдем.
   Сын Мэра расплылся в улыбке и стремительно ухватился за брошенную ему "соломинку", подхватив девушку под руку.
   - Вот помнишь фильм "Гражданин Кейн", как много там зависело от одного человека? Кстати, это мой любимый фильм... - Стал рассказывать он, когда они пошли по улице месте в сторону старого кинотеатра.
   Незаметно наблюдая из окна, Бабушка довольно усмехнулась - сложную науку взаимоотношений Внучка постигала очень быстро...
  
   А в Парке люди с нетерпением ожидали возвращения Почтальона. И пока все смотрели в ту сторону, куда он уехал, в противоположной стороне под надзором Бизнесмена Работник тяжело копал землю.
   - Шеф, а что мы тут ищем? - Опершись на лопату, устало спросил Работник.
   - Копай, копай, много будешь знать - скоро состаришься, - бросив беглый взгляд на Работника, Бизнесмен продолжал высматривать Почтальона.
   - Ага, - вздохнул Работник, продолжая выворачивать тяжелые глыбы земли, - По вашей логике, если мало буду знать, значит буду жить вечно, так что ли?
   - Да. Если будешь слушаться меня, обещаю, - уверил его работодатель.
   - Ммг... - буркнул Работник, - Раньше вы обещали отпустить меня на следующий день, и что? У меня такое ощущение, что мы увязли здесь навсегда.
   - Не рассуждай слишком много, - оборвал его Бизнесмен, не отрываясь от наблюдения, - это вредно для здоровья. Копай лучше и не думай.
   - А вы тогда так почему много думаете, а? - поддел работодателя Работник, - Не боитесь за свое собственное здоровье?
   Однако, Бизнесмен вопрос проигнорировал. Не обращая внимание на стенания своего подчиненного, он смотрел вдаль, высматривая Почтальона.
   - И что вы в этой земле нашли? У меня точно такая же есть в селе. Я бы вам ее дешевле отдал, как своему, - снова забурчал Работник, продолжая копать.
   - Ну и где же этот почтальон? Где его носит? - нетерпеливо воскликнул Бизнесмен и, как будто тот его услышал, увидел приближающегося на велосипеде человека, - Ну наконец-то! - Бросился он к нему навстречу.
   Увидев Почтальона, все люди непроизвольно потянулись к нему. И тут как назло неизбежно возникла ситуация, когда, оказавшись на одинаковых расстояниях от человека на велосипеде, горожане и Бизнесмен вступили в своеобразное соревнование, кто быстрее достигнет желаемого. Делая по несколько шагов вперед, забегая один вперед другого, впереди попеременно оказывались то горожане, то Бизнесмен. И эта гонка продолжалась бы еще долго, если бы в один прекрасный момент это не заметил Почтальоном, что и привело его в некоторое замешательство. Он опасливо остановился загодя, так и не доехав до Фонтана. Соревнование прекратилось так же, как и началось - обе "команды" застыли в десяти метрах от опешившего Почтальона, испепеляя друг друга взглядами.
   - Э... простите, вам телеграмма, - сглотнув слюну, осторожно помахал Почтальон в воздухе бумажкой, не решаясь подойти ближе.
   - Кому? - одновременно хором спросили все, в том числе и Бизнесмен, отчего Почтальон аж отшатнулся назад.
   - Е-ему, - ткнул он пальцем в Бизнесмена.
   Бизнесмен, гордо вскинув голову, окатил презрительным взглядом остальных людей и уверенно зашагал к Почтальону.
   - Давайте! Чего ждете? - Протянул он руку за телеграммой.
   - Вот, возьмите, - осторожно протянул телеграмму Почтальон и, ведя велосипед рядом, попытался пройти к людям, но был тут же резко остановлен.
   - Стоять! - крикнул Бизнесмен, быстро пробегая телеграмму глазами.
   - Но... - виновато посмотрел на людей Почтальон.
   - Это что такое!? - Грозно потрясая телеграммой в воздухе, воскликнул Бизнесмен.
   - Ваша телеграмма, я так полагаю, - не понимая, ответил Почтальон.
   - Я знаю, что она моя, - гневно воскликнул торговец, сжимая кулаки, - но что они здесь пишут!? - Почтальон неопределенно пожал плечами и отступил назад, поближе к людям. Бизнесмен негодующе фыркнул и начал читать, - "Простите ЗПТ насколько нам известно ЗПТ бренд Вечная Жизнь уже занят кем-то сверху..." - Прочитал он и завращал глазами, - Как!? Когда!? Почему мне никто не сказал? - Истерично воскликнул он и снова углубился в чтение, - "Напоминаем ЗПТ что наше агентство занимается раскруткой и рекламой исключительно коммерческих брендов и не в наших правилах рекламировать какую-либо религиозную конфессию ТЧК", - Бизнесмен сглотнул слюну и бессильно опустил листок с текстом телеграммы, - Что!? О чем эти идиоты говорят? Какая религия? - Раздраженно воскликнул торговец, обращаясь к Почтальону, но вдруг заметил, что говорит сам с собой и его уже никто не слушает. Почтальона рядом не было - пятясь назад, он почти уже добрался до ожидающих его людей, когда Бизнесмен оглянулся и сфокусировал взгляд нем, - Стоять, я сказал! Я еще не закончил! - Гаркнул он что есть силы и решительно пошел на Почтальона.
   - А у нас уже все готово, - выйдя вперед, заступил собой Почтальона Старик. Он кивнул Журналисту и тот быстро сунул в руки служителя Гермеса текст своей новой телеграммы.
   Тяжело пыхтя и сжимая кулаки, Бизнесмен нос к носу уперся в Старика.
   - Но мне тоже нужно отбить телеграмму!
   - Отбейте себе, что хотите, но только после нас! - Напыжился Старик, не желая сдаваться, - В очередь! - Неожиданно воинственно воскликнул он, и Почтальона протолкнули внутрь кольца горожан, закрыв собой от Бизнесмена.
   - Кто крайний? - Процедил сквозь зубы торговец, испепеляя Старика сквозь узкие щелки своих глаз.
   - Мы! - Эхом пронеслось над Парком.
   Бизнесмен дернулся и зарычал от злости. Он нервно заходил на месте, что-то тихо бормоча себе под нос.
   - Идиоты! "Вечная Жизнь" им не нравится! - Запыхтел он, брызжа слюной и расхаживая взад-вперед, - Ну я вам покажу религиозную конфессию! Вы у меня землю жрать будете! - Его вдруг резко передернуло, и он сразу исправился, - Нет, не просто жрать, а еще и платить за это будуте. И то, если я вам ее еще продам, - он дергано оглянулся на людей, - Долго еще!? Быстрее нельзя?
   - Ну вот еще, торопливый нашелся, - Едко отозвался старик в панаме.
   - Мужчина, не нагнетайте нервозность в очереди, - хихикнула старушка с пышной прической и посмотрела на Библиотекаря.
   - Да, - усмехнулся тот в ответ, - не теряйте время, думайте пока над текстом своей телеграммы.
   - Над текстом!? - Взорвался Бизнесмен, - Мне незачем думать - он у меня в голове! Он всегда готов, я сейчас им выдам такой текст, что мало не покажется! - Он нашел глазами Почтальона, изучающего телеграмму Журналиста, - Побыстрее можно?
   - Мне нужно проверить текст и знаки препинания, - сбивчиво ответил Почтальон, пробегая текст сквозь толстые линзы очков.
   - Вас что здесь в школе этому не учили? - Грубо оборвал его Бизнесмен, - Потом исправите, время не терпит!
   - Но позвольте, они были первыми...
   - Я - первый! - Взвыл от негодования Бизнесмен, потрясая кулаками.
   - Ладно, ладно, пускай, - примирительно сказал Журналист Почтальону, передавая ему текст телеграммы, - Действительно, там все просто, сами разберетесь и отправите. Лучше отпустите его, а то он не успокоится, - кивнул он на танцующего в гневе торговца.
   Почтальон устало вздохнул и повернулся к Бизнесмену:
   - И что вам везде надо все раньше всех? - Хмуро спросил он, - Вы и на тот свет, наверное, будете бежать впереди всех, а?
   - Не ваше дело! - Грубо оборвал его Бизнесмен, - Пишите!
   - Ладно, ладно... - Вздохнул Почтальон и, похлопав себя по карманам, удивленно поднял глаза, - Так, я не понял, а где мой блокнот?..
   - Да пишите уже скорее, время идет.
   - Сейчас, сейчас, только блокнот найду, - растерянно ощупывал себя Почтальон, - Где же он? Ах! Я, кажется, в этой спешке забыл его на почте, - воскликнул он.
   - Да пишите уже скорее! Мысли лезут, не могу сдерживать, - колотил воздух кулаками Бизнесмен.
   Журналист протянул Почтальону свой карандаш.
   - Вот, возьмите, пожалуйста, а текст его напишите на обратной стороне моей телеграммы.
   - Ага, - ухватился за мысль Почтальон, - Спасибо, - он быстро перевернул листок и приготовился записывать, - Так, давайте, я вас слушаю.
   - Ну наконец-то! - Раздраженно воскликнул Бизнесмен, - Идиот!
   - Но позвольте, - возмутился Почтальон, - кто дал вам право так себя вести?
   - Что!? А? Это я не вам. Написали?
   - А это что было - часть телеграммы? - Догадался Почтальон.
   - Да. Написали? - Раздраженно переспросил Бизнесмен.
   - Написал, - вздохнул Почтальон, - Идиот Воскл Зн. Диктуйте дальше.
   - Хорошо, - Бизнесмен начал быстро диктовать, - К черту всех тех, кто там наверху! Если вы сами занимаете чужое место, то советую вам освободить его для тех, кто хорошо знает свое дело...
   - Подождите, подождите, - взмолился Почтальон, - Я не успеваю записывать.
   - Быстрее, быстрее! - Нетерпеливо гнал вперед Бизнесмен, продолжая диктовать дальше, - Срочно беритесь за эту работу, иначе вы не получите от меня ни щепотки земли - я навсегда отлучу вас "Вечной Жизни", и предам анафеме!. Все, точка! Отправляйте!
   - А проверить!? - Воскликнул Почтальон, спешно дописывая надиктованный Бизнесменом текст, - А знаки препинания?
   - Я вам доверяю, проверите сами. Отправляйте! Срочно! - Гневно топнул ногой торговец.
   - Что, весь текст целиком?
   - Нет, по одному слову, - гримасничая, съязвил Бизнесмен, - Всю целиком и срочно!
   - Но так много! - Удивленно поднялись брови Почтальона за очками.
   - Пусть это вас не волнует, - оборвал его Бизнесмен, - Деньги у меня есть... то есть, будут, и в неограниченном количестве. Отправляйте живо!
   - Ладно, как хотите, - пожал плечами Почтальон и вопросительно посмотрел на людей, те закивали головами. Подсаживаемый Бизнесменом, он влез на свой велосипед и быстро покатил из Парка.
   Задыхаясь от злости, торговец нервно заходил на месте.
   - Мой бренд, видите ли, занят! Еще чего! Это мы еще посмотрим, кем он там занят! Я этого просто так не оставлю! Я дойду до самого верха, вы еще не знаете моих связей - я все могу! - Гневно потрясая кому-то сверху кулаком, бормоча себе под нос, он вернулся к удивленно смотрящему на него Работнику.
   - Шеф, с вами все в порядке? - Озабоченно спросил тот. Но Бизнесмен, не замечая никого вокруг, ни слова ни говоря, продолжая что-то нервно бормотать, неожиданно упал на колени перед горкой копаной земли и, набирая ее обеими руками, стал посыпать себе голову, улыбаясь при этом. Опешив, Работник посмотрел на своего работодателя, - Шеф, я пойду, наверное, а? - Не дожидаясь ответа, он медленно отошел к Фонтану, подальше от чудаковатого Бизнесмена.
   Горожане, разинув рты, все как один удивленно наблюдали за странными действиями Бизнесмена.
   - Эка его болезнь-то как покрутила, - почесал голову Отставник, - Доктор, может надо как-то помочь человеку, а?
   Лекарь глубоко вздохнул, глядя на Бизнесмена.
   - Помочь? - Растерянно переспросил он, - Да, да, надо как-то, только боязно... Я похожие симптомы уже где-то видел. Знаете, в последнее время столько всего вокруг происходит, всего и и не упомнишь.
   - Бедный человек, - покачал головой Библиотекарь.
   - А вообще это лечится, Док? - Спросил Старик.
   - Не знаю, - пожал плечами Доктор, - Не уверен...
   - Да... - печально вздохнула толпа, наблюдая за метаморфозами Бизнесмена. И только Фотограф был доволен - он наконец-то нашел себе новое занятие и со знанием дела стал фотографировать Бизнесмена со всех сторон в разных ракурсах. А тот, не замечая никого, продолжал глупо улыбаться и обильно посыпать себя землей...
  
   Дверь лаборатории резко открылась и, тяжело пыхтя, в помещение ввалился Лаборант, втаскивая за собой два мешка отборного чернозема. Лицо молодого человека при этом напоминало скорбную театральную маску.
   - Ну что, прогулялся? - Едко спросил все сразу понявший Профессор.
   - Прогулялся, - буркнул Лаборант, не поднимая глаз.
   - А я тебя предупреждал, что это может плохо закончится? - Усмехнулся ученый.
   - Мгм... - Отозвался студент, - А что я? Я вообще не знаю, откуда он вдруг появился.
   - А ты-то куда смотрел? - Съязвил старый Профессор, -Эх, молодежь! Учишь, учишь вас, все бестолку.
   - Я отвлекся немного, я бублик изучал, - буркнул Лаборант.
   - Чего!?
   - Бублик, - тихо повторил студент, - Они у них тут такие вкусные. Вот, возьмите, попробуйте, - достав из кармана штанов и вытерев об себя, он протянул Профессору один из сохранившихся бубликов. Тот откусил кусочек и, смакуя, тщательно его прожевал.
   - Да, действительно, вкусные. Ну что, накушался бубликов?
   - Накушался, - буркнул Лаборант.
   - Так что, готов теперь работать? - Спросил Профессор.
   - Готов.
   - Будешь мыть землю или сеять? - Уточнил Профессор.
   - Сеять, - отозвался Лаборант, - Задолбался я ее уже мыть! Все равно там ничего нет, кроме червей.
   - Ну ладно, ладно, - усмехнулся старый ученый, - иди тогда сюда, сеятель, - он встал с пола и отошел к столу с пробирками, уступая место молодому помощнику, - Сей, давай, разумное, доброе, вечное! - Лаборант вздохнул и, заняв место Профессора, принялся нехотя сеять ситом землю...
  
   День стремительно катился к закату. В конце августа еще тепло, но уже явственно чувствуется дыхание осени. К тому времени, когда Часы на башне Ратуши пробили семь часов вечера, в Парке уже почти никого не осталось. И это понятно, ведь у каждого есть дома дела поважнее, чем ожидание Почтальона или созерцание безумного Бизнесмена. Уж кто-кто, а даже Кот с Лапой, устав от сидения на одном месте, ушли гулять по Городу. Вероятно, он решил показать своей новой подруге все только ему одному доступные места. Фотограф тоже, расщелкав несколько пленок на Бизнесмена, поспешил из Парка их проявлять. День заканчивался спокойно.
   - Да, тяжелый случай, - в который раз вздохнул Доктор, глядя на Бизнесмена.
   - И что, Доктор, медицина совсем-совсем бессильна? - Допытывался Старик.
   - Ну, не знаю, - устал отвечать приставучему Старику на один и тот же вопрос Доктор, - Медицина, может быть, и бессильна, но... Точно! - Внезапно, как будто что-то вспомнив, он посмотрел на Библиотекаря, - Послушайте, у вас есть в библиотеке раздел "Медицина"?
   - Да, конечно. Еще какой! - Ответил Библиотекарь и вздохнул, - Только ж его никто не читает.
   - Ну да, - хмыкнул лекарь, - потому, что никто никогда не болел. По крайней мере, никто не болел до некоторых пор, - сказал он и посмотрел в сторону Бизнесмена, - Боюсь, чтобы это не стало началом эпидемии. Послушайте, а мы не могли бы сейчас попасть в библиотеку? Мне нужно кое-что там поискать по поводу...
   - А, - смекнул Библиотекарь, кивнув на Бизнесмена, - вы имеете в виду аналогичные случаи? Да, да, конечно, пойдемте, я с удовольствием составлю вам компанию. До свидания! Если что, мы у себя, - попрощался он и вместе с Доктором засеменили из Парка в сторону мэрии.
   - До свидания! - отозвались все.
   - Думаю, что "если что" сегодня уже не произойдет, - усмехнулся Отставник.
   - Хотелось бы, - поддержал его Старик.
   - Ну что, похоже, день прошел неплохо? - иронично спросил Отставник, - Может, по домам?
   - Подожди еще, дождемся телеграммы, - отозвался Старик, но тут ему на нос упала первая капля дождя, - Ну вот, похоже, дождались, теперь дождь пошел, - пробурчал он.
   - Не хнычь, не сахарный, не растаешь, - усмехнулся Отставник, - Вот помнится мне, - начал рассказывать он историю. Все люди потянулись поближе, чтобы послушать, - Однажды в джунглях мы попали в окружение, и нам с ребятами довелось целую ночь просидеть под дождем...
   - Ага, как я, - кивнув головой, довольно вставил Работник. Отставник продолжил.
   - Так вот, дождь льет как из ведра, а вокруг темнота - глаз выколоть можно. Сидим мы, сидим, а к своим-то добираться как-то нужно. А вокруг нас эти кхмеры, или как там их - им-то ничего, они местные, к дождю и темноте привыкшие. Ну, думаю, что делать? Эх, была не была - командую своим, дескать, бойцы, ребята, трусите деревья что есть мочи...
   - А деревья-то тут при чем? - Удивился Старик.
   - Ах, да, - спохватился Отставник, - я же не сказал, что окружили нас на плантации, где деревья росли с плодами такими, на тыкву похожие, только поменьше немного, по размеру как голова. Ну, так вот, начали мы трясти деревья - заполошились кхмеры, залопотали что-то на своем. Короче, собрали мы эти "тыквы", я и говорю: Ребята, нужно очистить внутренности.
   - Ага, это как я, - снова вставил Работник.
   - Ну вот, - с запалом продолжал Отставник, - вырезали мы в этих "тыквах" глаза и рот, я командую бойцам: Всем вставить и запалить свечи...
   - Ну точно как... - осекся Работник. Отставник продолжал.
   - Зажгли мы эти свечи, вставили в пустые "тыквы", выставили их на штык-ножи и с криками пошли цепью по джунглям, будь что будет...
   - И что? - сглотнул слюну Старик, - А как же эти кхе... кхе?
   - Кхмеры? - Улыбнулся Отставник, - Сейчас расскажу. Они как увидели, бедные, какая толпа высоких чудовищ с криками и горящими глазами ринулась на них, так сами тут же посыпались с деревьев и в ужасе разбежались кто куда врассыпную подальше от нас, - закончил свою историю бравый вояка и довольно посмотрел на людей.
   - Так это что же получается, - усмехнулся Журналист, - вы им Хелоуин устроили?
   - Ну, не знаю я, что там получается, но бежали они как надо, только пятки сверкали.
   - А в каком это месяце было? - Настороженно спросил Журналист.
   - Где-то в начале ноября, что ли, не помню точно, - почесал голову Отставник, - Вот так без единого выстрела мы вырвались из окружения.
   - А они что? - Допытывался Старик.
   - Они? Похоже, что это их так напугало, что через два дня они полностью капитулировали. Вот и вся война!
   - Да, лихой ты боец, однако, - пробурчал Старик, подставляя руку под усиливающийся дождь.
   - А вот еще одна история... - не обращая на него внимания, снова начал Отставник.
   На парковой дорожке показался Почтальон.
   - Погоди, погоди, потом дорасскажешь, - оборвал Отставника Старик, указывая рукой вперед, - К нам телеграмма едет. - Все обернулись к Почтальону.
   Подъехав к Фонтану, он спрыгнул с велосипеда и пошел к людям.
   - Вот, - протянул он Журналисту телеграмму, - вам...
   - Мне, мне, мне! - Расталкивая людей, сквозь толпу прорвался вперед Бизнесмен, протягивая руки. Почтальон испуганно уставился на него.
   - Ну и вам тоже, - он осторожно протянул телеграмму Бизнесмену. Тот, резко вырвав листок из рук Почтальона, быстро пробежал ее глазами.
   - Что!? И это все!? - Истерично воскликнул торговец, схватившись за голову и дергая свои редкие волосы.
   - Все, - неуверенно промямлил Почтальон.
   - "В связи с началом расследованием в отношении вас, - всхлипывая, начал читать Бизнесмен, - наше агентство приняло решение разорвать все имеющиеся с вами договора. Мы ставим вас в известность, что этого момента мы вас не знаем и к вашим делам никакого отношения больше не имеем. Обращайтесь в другое агентство", - прочитал вслух Бизнесмен и, выронив телеграмму, расплылся в улыбке, - Ааааа!.. - Дико закричал он, после чего упал на землю и забился в истерике. Дернувшиеся от испуга, голуби сделали слабую попытку взлететь и... остались сидеть на месте. Горожане бросились спасать Бизнесмена, дружно подняли его с земли и, подхватив, усадили на скамейку. Работник быстро принес воды, которую одна из старушек тут же стала выплевывать на обмякшее тело Бизнесмена, как это делал Доктор, пытаясь привести того в чувство.
   - Никогда не думал, что телеграмма может вызвать такую жуткую реакцию, - обеспокоенно бормотал Почтальон, - Мне моя работа всегда казалась такой спокойной, умиротворяющей даже.
   - Ммг, умиротворяющей,- хмыкнул Старик и кивнул Журналисту, - Смотри, читай осторожно. Видишь, как бывает?
   - Не каркай! - Оборвал его Отставник, - Читай свою телеграмму, сынок, читай, - кивнул он молодому человеку, - Не слушай этого старика.
   Журналист развернул свою телеграмму и медленно стал читать вслух.
   - "Прежде всего, не ожидал от вас такого поведения. Оно настолько же смело, насколько и безрассудно - назвать меня идиотом еще никто никогда не решался. Не понимаю, что на вас нашло!..". Но... - Журналист посмотрел на людей непонимающим взглядом, те дружно пожали плечами, он продолжил читать, - "Интересно, когда это вы успели уверовать в вечную жизнь? Не замечал за вами такого раньше...". Я не понимаю, о чем это он, - глаза Журналиста расширились от удивления, тем не менее он продолжил, - "Должен довести до вашего сведения, что вы не уполномочены предавать меня анафеме, для этого существуют другие инстанции...". Что это? Я такого не писал, - ошарашено спросил молодой человек, не на миг не понимая, о чем идет речь.
   - Давай, давай, читай дальше, - подбодрил его Отставник. Сглотнув слюну, молодой человек вздохнул и продолжил:
   - "Что касается порученного вам задания, то вы опоздали - скоро сам "Сам" будет у вас. Поэтому с радостью сообщаю, что в ваших услугах мы больше не нуждаемся - вы уволены!" - У Журналиста подкосились ноги, и телеграмма полетела на землю.
   - Черт! Держите его! - Вскрикнул Отставник и бросился к Журналисту, вовремя поддержав его под руку, не дав упасть, - Что происходит!? Еще один. Неужели, действительно, эпидемия?
   - Я ничего не понимаю, - промямлил Журналист, опираясь на Отставника.
   - Никто не понимает, сынок, - вояка усадил его на соседнюю от Бизнесмена скамейку.
   - Да, ну и дела, - почесал голову Старик.
   - А текста, текста-то сколько! - Воодушевленно воскликнул Почтальон, подняв телеграмму, но сразу осекся, понимая, что его воодушевление в данной ситуации неуместно.
   - А чего это они по два раза одно и то же слово пишут? - Удивленно спросил Старик, - Неграмотные, что ли? "Сам сам" какое-то.
   - Да погоди ты! - шикнул на Старика Отставник и посмотрел на приходящего в себя Журналиста, - Что, все так плохо, сынок?
   - Не знаю, - неопределенно отозвался тот, - Но я не понимаю смысла этой телеграммы. Мы ведь ничего не писали про "идиота"?
   - Не писали, - подтвердил Старик, - но точно так думали.
   - Да, не писали, - почесал голову Отставник, - Мы, наоборот, старались выбирать обходные выражения, - осененный догадкой, он обернулся к Почтальону, - Эй, у тебя еще сохранилась та бумажка с текстом нашей телеграммы.
   - Да, конечно, и вашей, и его, - Почтальон кивнул на пребывающего в беспамятстве Бизнесмена, - Они на одной бумажке написаны, только с разных сторон. Я внес небольшие исправления. Вот она, - наконец-то выудил он из кармана бумажку.
   - Давай, прочитай еще раз текст отправленной телеграммы, - попросил Отставник.
   - Хорошо. Кхе, кхе, значит, так... "Дорогой Господин Гражданин Воскл Зн Обстоятельства данного дела требуют тщательного расследования ТЧК...".
   - Ну вот, - прервал его Отставник, - так и было, все правильно. Читай дальше.
   Почтальон пожал плечами и продолжил.
   - "требуют тщательного расследования ТЧК Дайте срок тем ЗПТ кто сверху Воскл Зн..."
   - Что? - удивленно вскинул голову Журналист. Почтальон продолжал.
   - "Передайте дуракам ДФС пол работы не показывают ТЧК Судить нужно Воскл Зн По исполнению ЗПТ иначе ТЧК ТЧК ТЧК". Все, конец, - бодро подвел итог Почтальон и посмотрел на остальных.
   Все, конец! - Схватился за голову Журналист.
   - Ну вот, вроде все правильно, - сделал заключение Отставник, не почувствовав разницы, после чего посмотрел на Журналиста, - Или неправильно, а? Я что-то не пойму.
   - Все правильно, - твердо сказал Старик, - Я помню весь текст.
   - Текст-то тот же, - обхватив голову, отозвался Журналист, - только пунктуация неверная.
   - Как неверная? - Удивился Почтальон, - Я несколько раз проверил.
   Журналист хмыкнул.
   - Она-то, может быть, и правильная, но... неверная.
   - Я же говорил, что нужно было проверить! - Раздосадовано сплюнул Почтальон, - Что я, виноват, что ли, что у вас времени не было?
   - У него времени не было, - уточнил Старик, кивнув на лежащего на скамейке Бизнесмена, - А у нас его полно!
   - Значит, это моя ошибка?! - В ужасе воскликнул Почтальон.
   - Нет, нет, вы не виноваты, что вы, - поспешно успокоил его Журналист, - все правильно. Однако, слово "идиот" в своей телеграмме я так и не услышал. Да, признаюсь, я давно так думал, и даже хотел ему об этом сказать сам, но написать - я этого не делал.
   - Как же, как же... - Почтальон растерянно покрутил бумажку в руках, - Вот, тут же все по белому написано: "Идиот! К черту тех, кто сверху! Если вы занимаете чужое место, советую...", - Почтальон протянул бумажку, - Все, как диктовали, - сказал он и вдруг медленно сник, начиная о чем-то догадываться.
   Журналист удивленно оглянулся вокруг.
   - Но это не моя телеграмма, - молодой человек кивнул в сторону Бизнесмена, - это его телеграмма, это он ее диктовал.
   - Не ваша!? Его!? Как же так? - Схватился за голову Почтальон, - Господи! А, значит, его телеграмма - ваша? Мамочка! Я, кажется, перепутал адреса телеграмм, - и он тяжело осел на скамейку, - Со мной такого еще никогда не было.
   - Все бывает в первый раз, - усмехнулся Старик.
   - Мамочка, что же теперь будет!? - Запричитал Почтальон, глядя то на Журналиста, то на сползающее со скамейки тело Бизнесмена.
   - Прекратить! Отставить панику! - скомандовал Отставник, - Ничего страшного не произошло, мы сейчас же пошлем другую телеграмму - ту, что надо, и объясним, что к чему. Разберемся! Давай, пиши...
   - Нет, постойте, не надо, - поспешно остановил его Журналист, - Не надо ничего. Пусть уже будет так как есть - это, может быть, и не то, что я писал в телеграмме, но это точно то, что я давно хотел ему сказать. Спасибо!
   - Пожалуйста, - рассеянно ответил Почтальон, - Но за что?
   - За правду спасибо.
   - Ммг, - криво улыбнулся Почтальон, - Обращайтесь, если что.
   - А с этим-то что делать будем? - Кивнул на пребывающего в беспамятстве Бизнесмена Старик, - Он же так и не знает, что телеграммы перепутали.
   - С этим? - Весело хмыкнул Отставник, - Даже не знаю. Я совсем не уверен, что эта информация ему поможет, скорее навредит еще, чего доброго. Может быть, ему лучше вообще не знать об этом, а то мало ли что? Кабы хуже не было.
   - Ну а делать-то с ним что будем? - Хмыкнул Старик, - Дождь начинается, не бросать же его здесь?
   - Нет, зачем же бросать? Нужно доставить его по месту назначения.
   - Домой к Мэру?
   - Ммг, к Мэру, - кивнул Отставник, глядя на пускающего слюни Бизнесмена, - Давайте, ребята, берите его и пошли.
   Работник с Журналистом, как более молодые представители общества, бросились поднимать Бизнесмена со скамейки. Тот вдруг пришел в себя и, не открывая глаз, замычал что-то неопределенное.
   - Все, все, шеф, идемте домой, - заботливо произнес Работник, подставляя свое плечо под руку Бизнесмена, - Рабочий день уже закончился.
   - Земля... Земля, идиоты! - Забормотал тот, упираясь, - Куда, куда вы меня тащите?
   - Домой, шеф, домой, - ласково ответил Работник, преодолевая сопротивление.
   - Что!? - Резко дернулся Бизнесмен, - Нет, мне нельзя, нужно работать.
   - Домой, шеф...
   - Нет! Я не могу! - резко взбрыкнув, рванулся Бизнесмен, - Где, где моя земля? Я иду к тебе... - И грубо оттолкнув сопровождающих его Работника и Журналиста, он вырвался из их рук и стремительно побежал в глубину Парка, разгоняя по дороге голубей и, как заяц, петляя на ходу.
   - Ну вот, похоже, он уже нашел свой дом, - усмехнулся Старик, глядя вслед пропадающему вдали Бизнесмену.
   - Мда... - Протянул Отставник, - Нашел человек свое место.
   - Он хотел лестницу купить, - вздохнул Работник, глядя как удаляется Бизнесмен.
   - Лестницу? - С интересом вскинул голову Отставник, - Лестница - это хорошо, скворечники можно цеплять... - И, задумавшись, он медленно с остальными горожанами пошел на выход из Парка. Журналист, посмотрев вслед Бизнесмену, глубоко вздохнул и поплелся за ними.
   - А дождь вроде уже, как и закончился, - усмехнувшись, констатировал факт Старик, вытягивая вперед руку.
   - Хорошо, - отозвался Отставник, - Значит, человек не промокнет.
   - Ага, как я... - Довольно вставил Работник, увязавшись за людьми.
   - Ммг, как ты, - усмехнулся Отставник и глубоко втянул в себя воздух, - С ним ничего не произойдет, можно быть спокойным за него. Хорошо, когда все спокойно.
   - Ага, не нравится мне это спокойствие, - пробурчал Старик, - какое-то оно очень уж неспокойное - того и гляди, грянет буря. - Общий смех горожан был ему ответом...
  
   Но опустевший Парк недолго оставался пустым. Минут пять спустя после того, как ушли последние старики, на парковой дорожке показалась неторопливо идущая молодая пара - сын Мэра и Внучка как раз возвращались из кинотеатра и решили немного прогуляться Парком, а, заодно узнать последние новости уходящего дня.
   - Надо же, опоздали, никого уже нет, - огорчилась девушка, глядя на пустующие скамейки и оставленные на них старые газеты, - Мы все пропустили.
   - Может, их дождь разогнал? - Предположил парень.
   - Да какой там дождь, всего две капли, - рассмеялась девушка.
   - И этого тоже не видно, - оглянулся парень в поисках Бизнесмена, - Странно.
   - А может, пока мы были в кино, все уже разрешилось само собой? - С надеждой сказала Внучка, - Вот было бы здорово!
   - Ага, - закивал головой сын Мэра, - Вот было бы здорово.
   - Выходит, мы с тобой зря ругались?
   - Да, выходит без повода.
   Внезапно Внучка перестала улыбаться и посерьезнела.
   - Нет, повод у нас все-таки был, - назидательно сказала она, но тут же поспешно добавила, - Просто его, вдруг, не стало, и все. И очень хорошо, потому, что я не могу слишком долго дуться на тебя.
   - Честно? - Просиял парень, посмотрев ей прямо в глаза.
   Девушка смутилась и быстро перевела тему разговора.
   - Ну... Так что там у тебя с твоими планами на будущее?
   - На будущее? - Неуверенно пробормотал сын Мэра, - Не знаю, я еще раздумываю.
   - А... - Скептически протянула Внучка, - Думать надо. Бабушка говорит, что хорошие мысли способствуют здоровому пищеварению.
   - Она у тебя очень мудрая женщина, - усмехнулся сын Мэра, - причем во всех областях.
   - Что ты имеешь в виду? - Напряглась девушка.
   - Ну... - осекся парень, - Я имел в виду то, как она готовит, что она говорит, вяжет, в конце концов, - выкрутился он.
   - Да, она у меня такая, - усмехнулась Внучка, - А знал бы ты, какие цветы она выращивает.
   - Так она у тебя еще и селекционер? - Рассмеялся сын Мэра, - Покажешь как-нибудь?
   - Конечно, покажу, - залилась смехом Внучка, - запах ее роз просто волшебный, - она полной грудью втянула в себя воздух, - Ммм! Как же пахнет воздух после дождя. Так бы и съела его, если бы могла, - раскинув руки, девушка обняла воздух, - Надышишься таким воздухом, и сразу жить хочется! И летать! - Внучка закрутилась на одном месте и вдруг неожиданно сорвалась и побежала по дорожке вперед, смеясь и крича на бегу, - Догоняй!..
   Рассмеявшись, парень бросился за девушкой. Они радостно носились по мокрым после дождя дорожкам, и им казалось, что они сейчас одни в Парке. Да что там, в парке, в целом мире не было никого в этот момент, кроме них! Совершенно одни! Однако...
   Это только на первый взгляд казалось, что одни. Совсем рядом от молодой пары, чуть-чуть в стороне от дорожки, прислонившись спиной к дереву, сидел на мокрой земле уставший от постоянной гонки Бизнесмен. Он бормотал что-то нечленораздельное и понятное только ему одному. Он смеялся и плакал одновременно, и буря... нет, фонтан эмоций отражался на его деловом лице. Где-то рядом зарождалось новое чувство, но Бизнесмену было глубоко наплевать на это и на эту молодую пару, поскольку все мысли были заняты только одним чувством - чувством жажды наживы.
   - Земля, земля... - Бормотал он в своем безумстве, - Мелкая фасовка... Нет, я сказал, мелкая!.. Не дам, это мое!.. Кто вы, а кто я!.. Хм, хм, сам такой!.. - Улыбался он непонятно кому, - Все продается! И вы тоже... Я вам еще покажу, кто есть кто... Почему не берут?.. - Нахмурился он, - Почему тяжелая? Легкая!.. Земля легче земли... Что еще легче земли?..
   - "Как пахнет воздух после дождя!" - закричала в этот момент невдалеке девушка, - Надышишься, и просто жить хочется! И летать!", - эхом разнеслось по Парку.
   - Воздух... Воздух!? Летать?! - Встрепенулся Бизнесмен, вплетая новые слова в свой бред, - Воздух! Ну конечно же воздух, как же я сразу не догадался? - Восторженно повторил он, расплываясь в широкой улыбке, - Что может быть легче воздуха? Да ничего! Ни-че-го! И платить никому ничего не нужно. Вот он, бери - не хочу, мой воздух! - Он повел перед собой руками, - Моя настоящая золотая жила! Только фасуй и сразу на прилавок - на продажу!.. - Он потряс головой, - Что? Название? Да, есть у меня и название подходящее... Э... Набор "Чистые легкие". Точно! Чистые! Самые что ни на есть чистые. Абсолютно! И только у меня... Чистые, чистые, легкие, легкие... Чистые, чистые, легкие, легкие... - Бесконечно повторяя одни и те же слова, всемогущий Бизнесмен глупо заулыбался, хватая руками воздух вокруг себя. Так, ловя воздух, сидя на голой мокрой земле, он и заснул, голова его откинулась, и он погрузился в сон. Сон его был глубоким и крепким, и этому немало способствовал свежий ночной воздух Города, действительно, удивительно чистый и... удивительно легкий.
  
   Старик приоткрыл калитку своего дворика и пропустил вперед себя Журналиста, похлопывая его по плечу.
   - Ну, заходи, заходи, - довольно пригласил он, - будь гостем в моем скромном жилище. А то, понимаешь ли, почти неделю как в Городе, а у меня в гостях еще ни разу не побывал.
   - Так я, собственно, и не успел еще нигде побывать, только у Бабушки, - смущенно оправдывался молодой человек.
   - А Парк? А Библиотека?
   - Ну да, и это тоже...
   - Вот видишь, а ты говоришь нигде. Заходи, заходи, не стесняйся, будь как дома.
   Старик открыл дверь своего одноэтажного домика и сделал широкий приглашающий жест. Журналист улыбнулся и смело вошел внутрь. Старик быстро заскочил следом и захлопнул за собой дверь. Оба тут же пропали в темноте, поскольку в прихожей не оказалось света. Воцарилась кромешная тьма. Журналист стал на ощупь пробираться вперед, нащупывая под рукой что-то гладкое и холодное. Было слышно, как хозяин ищет впотьмах выключатель, но вместо вожделенного света неожиданно раздался звон падающих ведер и бьющегося стекла.
   - А! Елки-палки! - Сдержанно ругнулся Старик, продолжая шарить рукой по стене. Журналист предпочел промолчать. После того, как от его слепых передвижений в темноте, на пол что-то опрокинулось, он неуверенно застыл на месте, боясь, что если продолжит двигаться, количество разрушений увеличится многократно. Наконец-то Старик нащупал выключатель. Вспыхнул свет. Кругом царил полный разгром. Среди опрокинутых ведер поблескивало стекло разбитых вдребезги пустых банок.
   - Простите, - ужаснулся Журналист тому, что наделал.
   - Нет, нет, это ты прости, все никак не хватает времени прибраться, - начал извиняться перед гостем Старик, но тут же осекся, увидев осколки разбитых стеклянных банок, - Черт!
   - Ой, - растерялся Журналист, - простите меня, я не хотел.
   - Да ничего, - пробормотал Старик, почесывая голову, - Давно пора было их разбить, - загадочно добавил он.
   Журналист оглянулся вокруг. Хлама как такового у Старика в прихожей не было, но он с удивлением отметил, что пустых банок разного размера на самом деле было гораздо больше, чем думалось. Именно их он касался руками и неосторожно опрокинул в темноте. Оставшиеся целыми банки плотными рядами аккуратно стояли на многочисленных полках, размещенных вдоль всех стен прихожей, от пола до потолка. Причем, банки были абсолютно пустые, можно сказать, стерильно чистые, но при этом были закручены плотными крышками.
   - Простите, - растеряно пробормотал Журналист, - а зачем вам столько банок?
   - Ну... э... не знаю, - неожиданно смутился Старик, - Может быть, варенье варить, компоты закатывать, да мало ли на что они могут понадобиться.
   - Столько?! - Поразился Журналист.
   - Знаете, я очень-очень люблю сладкое.
   - А эта, похоже, уже была закатана крышкой, - Журналист поднял с пола банку, а вернее то, что от нее осталось, и подивился плотности закрутки крышки, которая, не смотря на падение, так и не слетела с горлышка, - Не открывается, странно.
   - Это случайно, ошибся... нет, это я учился закатывать банки, - торопливо соврал Старик, забирая у Журналиста остатки банки.
   - А вот еще, - поднял вторую Журналист.
   - Дважды.
   - И вот...
   - Может, просто выпьем чаю, - быстро предложил хозяин, - С вареньем?
   - Но они... - Журналист окинул взглядом банки, стоящие на стеллажах, - Они же все пустые!
   - Нет, полные! - Неожиданно воскликнул Старик, но тут же поправился, - То есть, я хотел сказать, они с воздухом, да...
   - Но зачем!? - Удивленно спросил Журналист, наконец-то заметив смущение хозяина, - Ой, простите, что это я все допытываюсь, - поспешно извинился он, - Вы уж меня извините, это все журналистская жилка во мне играет, вот я и...
   - Ничего, ничего... - Старик перевел дух и немного приободрился, - Вы это, проходите, пожалуйста, на кухню, я сейчас чайник поставлю. И, кажется, у меня где-то есть земляничное варенье, Бабушка угостила... - И собрав осколки он двинулся на кухню.
   Журналист улыбнулся и последовал вслед за ним.
  
   В это время в полу кухни дома Мэра приоткрылась крышка люка, ведущего в погреб, и в образовавшейся щели показалась голова добровольно заточившего себя узника. Глаза Мэра опасливо обвели взглядом помещение. На кухне никого не было. Хозяйка, закончив свои дела, и не дождавшись на ужин ни Бизнесмена, ни сына, ушла к соседке, чтобы скрасить свой неожиданно одинокий вечер. Мужа, сидевшего рядом этажом ниже в подвале, она, как и обещала, звала к обеду, но он не откликался. Вероятно, Мэр был слишком погружен в свою работу, и она решила его не беспокоить. Уходя, она оставила висеть на стуле яркий полосатый шарф, переданный ей для мужа Бабушкой.
   Выглянув из подполья, первое, что увидел Мэр, был шарф. Он горестно вздохнул.
   - Мяу! - Раздался откуда-то требовательный голос, и по Мэру, прямо по одежде, по ногам и спине, на волю из подвала рванулалась их домашняя кошка, сидевшая доселе вместе с хозяином и котятами в подвале. Она уже порядком устала от вынужденного совместного заточения и давно жаждала попасть в более уютное место.
   - Кыш, кыш, тихо ты! - Попробовал приструнить кошку хозяин, но безрезультатно. Упрямое создание уже пролезло сквозь щель и выбралась из люка, порядком исцарапав Мэру щеку. Тот громко чихнул и, прикрыв рот рукой, вслед за кошкой полез из подвала, прикрывая крышку за собой, - Дорогая, я дома! - Позвал он не слишком громко. В ответ тишина. Мэр сделал несколько осторожных шагов по кухне, - Дорогая! Я проголодался, я хочу есть! - Уже чуть громче позвал он, с опаской оглядываясь вокруг, - Эй, что там у нас сегодня на ужин? - Но ответа так и не последовало. Мэр выглянул из кухни в коридор. Там тоже никого не было. - Эй, есть кто-нибудь?.. - Разочаровано вздохнул он, - Ну вот, когда хочешь поговорить с кем-то - никого нет, а как чуть что решать какой-то вопрос - так все сразу, толпой, - недовольно произнес Мэр и несколько раз громко чихнул, - Ну вот, не хватало еще заболеть перед Днем Города. Дорогая, я вернулся, я дома! - жалобно позвал он, но ответом ему опять была немая тишина.
   Мэр вернулся на кухню и принялся искать в холодильнике что-то съестное. Взгляд его снова упал на Бабушкин шарф. Он подошел к нему.
   - Хм... Никогда не ошибались в выборе... - Вздохнув, пробормотал он, беря шарф в руки, - Доверие...
   Пушистые нитки приятно грели руки. Мэр, немного подумав, несколько раз обмотал шарф вокруг шеи. Горлу стало значительно теплее, и неприятный зуд в носу прекратился. Забыв о еде, Мэр сел на табуретку и глубоко задумался.
  
   Старик радушно подливал чай в кружку Журналисту.
   - Я, конечно, не умею так готовить, как Бабушка - куда мне! - но кое-что я тоже могу. Вот, попробуйте, не побрезгуйте, - похвастался он, подвигая Журналисту тарелочку с чем-то похожим на коржики, - Я когда-то очень давно в булочной подрабатывал... по необходимости, пришлось научиться.
   Журналист с опаской взял подгоревший коржик, по твердости соперничающий с грецким орехом и, не решаясь укусить, осторожно спросил.
   - А вы, говорят, не всегда здесь жили?
   - Кто говорит? - Немного напрягся Старик.
   - Библиотекарь, например, - пожал плечами Журналист, - Ему, как вашему городскому архивариусу, все про всех положено знать.
   - Все про всех? - Иронично усмехнулся хозяин, - Ну, раз так... Действительно, я не местный - я пришлый. Давно это было... Так-то я из других мест, южнее отсюда будет, - он неопределенно махнул рукой куда-то в сторону.
   Журналисту наконец-то удалось откусить кусочек коржика, раздался неприятный хруст, и он на мгновение замер, раздумывая, что это хрустнуло - коржик или кусок его зуба.
   - Ну как? - Добродушно заглянул ему в глаза Старик.
   - Вкусно, - едва не скривившись, выдавил из себя улыбку Журналист, пробуя прожевать, мысленно уже попрощавшись с зубом.
   - Это ты еще не пробовал моего фирменного борща, - обрадовано воскликнул Старик, - Меня Кухарка научила его готовить, - он вскочил, намереваясь немедленно бежать за борщом к холодильнику.
   - Нет, нет, пожалуйста, не надо, - торопливо остановил его Журналист, пытаясь непринужденно улыбнуться, - Я очень сыт.
   Старик нехотя вернулся за стол.
   - Зря, зря, молодой человек, хороший борщик, наваристый, - нахваливал сам себя хозяин, - Ведь в борще он что главное? Мясо! И чем его больше, тем лучше! А мясо у Кухарки всегда было самое лучшее. Ее муж работал Мясником - прямые поставки, прямо из-под ножа на стол... - начал рассказывать Старик Журналисту про незнакомую Кухарку и ее знаменитый рецепт борща.
   Журналист внимательно его слушал. Уж лучше слушать, чем... Он вообще был очень хорошим слушателем, чем, собственно говоря, и понравился жителям Города. Старик рассказывал очень интересно и красочно, но совершенно о своем, не касаясь нужной темы. Зато Журналист нашел способ расправиться со строптивыми коржиками, упорно подсовываемыми ему Стариком - он их долго размачивал в чае, после чего они становились уже не такими горькими и даже вполне приемлемыми на вкус, а, главное, безопасными, чего не скажешь о чае.
   - Ты ешь, ешь коржики, - в который раз настоятельно предложил хозяин, подсовывая тарелочку.
   - Спасибо, - вздохнув, Журналист взял очередной экземпляр кулинарного шедевра Старика, - А вы давно знаете Отставника? - Попробовал направить он разговор в нужное русло.
   - Вояку, что ли? - Усмехнулся Старик, - Да нет, недавно, лет сорок, не больше. Мы встретились с ним случайно - он возвращался с какой-то очередной войны, а я... - Он неожиданно замялся, - А я встретился ему на дороге, - продолжил Старик, но, увидев непонимание на лице Журналиста, поспешно добавил, - Вот с тех пор и дружим, и воюем вместе.
   - А, простите, можно еще один вопрос? - Осторожно спросил Журналист.
   - Какой? - Напрягся Старик.
   - Там, в Библиотеке, где я изучаю историю Города, в экспозиции есть один экспонат, не совсем понятный мне, - Старик нахмурился, - То есть, он даже не один, там их несколько... Вы меня понимаете, о чем я?
   - Понимаю, - обреченно вздохнул Старик, - Опять про банки спрашивать будете?
   - Да, - кивнул Журналист, - Ой, простите. Вы можете, конечно, не отвечать, но мне просто очень интересно, что это за банки, подписанные названиями чувств?
   - Названиями? - Усмехнувшись, хмыкнул Старик, - И только?
   - Они ведь пустые? - Осторожно спросил Журналист. Повисла длительная пауза.
   - Пустые? Хм... - Горько вздохнул Старик, - Мне кажется, я вам уже отвечал на этот вопрос, чуть раньше... - Но, глядя на недоуменное ожидание на лице Журналиста, продолжил, - Ну ладно, раз вы это, действительно, хотите знать? - Журналист кивнул, - Хорошо, я вам расскажу, - И снова выдержав небольшую паузу, он громко выдохнул воздух и заговорил, - А знаете, я ведь не всегда был Стариком... - Ухмыльнулся он, глядя на замершего в предвкушении сенсации Журналиста. - Когда-то давным-давно, не здесь, а где-то там... - Пустился в свою историю Старик, время пошло назад.
   Они беседовали долго, очень долго. Но поскольку это есть ответвление от нашего повествования и оно не имеет прямого отношения к нашей истории, а претендует на свою собственную, то мы оставим их одних на кухне, и не станем даже подслушивать. В конце концов, нет ничего тайного, что в итоге не стало бы явным. И когда-то где-то всплывет и эта история, только вот где и когда, это вопрос без ответа, как и многие другие...
  
   Часы на башне Ратуши пробили восемь раз. Входная дверь дома Мэра открылась и на пороге показалась Хозяйка. В руке она держала хозяйственную сумку, из которой выглядывал батон свежего хлеба, а на лице ее читались весьма неприятные размышления. Ее озабоченный вид объяснялся тем, что она только что за долгим разговором с соседкой наконец-то узнала последние городские новости и неприглядную роль своего мужа во всем этом.
   - Дорогой! - сухо позвала она, но ей никто не ответил. Хозяйка быстро прошла на кухню и замерла в дверях, увидев своего мужа, спящего на стуле за столом, склонивши голову на грудь. Его шею в несколько оборотов широко повязывал яркий бабушкин шарф. - Теперь я понимаю, почему ты работаешь дома, - вздохнула она и горько усмехнулась, - Ну и угораздило же тебя влезть в такую историю. Горе ты мое луковое! - Хозяйка подошла ближе и склонилась над спящим мужем, - Ну что мне с тобой теперь делать? Как малое дитя! Что один, что второй - все одно, дети! - Усмехнулась она своим мыслям, как мала разница в возрасте, если дело касается характера и наследственности, что отец и сын мало чем отличаются друг от друга. Склонив голову набок, она тепло посмотрела на спящего мужа. - Ну и чего ты бегаешь от людей? Остановился бы, объяснил бы все, они бы все поняли. А не можешь объяснить, тогда просто поступай по совести, и объяснять ничего не придется. Эх ты, умаялся бедный... - Она поправила сбившийся шарф и отошла на шаг, присматриваясь к нему, - Знаешь, а тебе идет. Бабушка всегда чувствует, что кому подходит, - Мэр что-то сонно замычал и, не открывая глаз, поднял голову и пожевал губами, - Ну, ну, я здесь, я здесь. Давай, поднимайся уже, пойдем, я тебя уложу, а то набегался, поди, бедный, - опустив свою сумку на пол, Хозяйка помогла сонному мужу подняться со стула. Он приоткрыл глаза и посмотрел на нее.
   - А? Что? А, это ты?
   - Я, я, кто же еще? - Усмехнулась Хозяйка, подставляя свое плечо, - Давай, пошли.
   - А? Куда? - Дергано вскинул голову Мэр.
   - В кроватку, я тебя уложу. Сегодня выспишься, а завтра всем все объяснишь.
   - А... Объясню... завтра, - не сопротивляясь, сонно отвечал Мэр, ведомый женой, - А ты где была?
   - Я? - Усмехнулась Хозяйка, - В магазин ходила, с людьми общалась... вместо тебя. Тебя ведь не было сегодня?
   - Не было... - Вздохнул Мэр.
   - Ну вот. А люди ждут от тебя правильных действий.
   - Ждут? - С надеждой переспросил Мэр, и с опаской оглянулся на второй этаж, - А этот уже вернулся?
   - Бизнесмен? - Поняла Хозяйка, - Нет еще... Люди говорят, он странный сегодня какой-то.
   - Ага, странный, очень странный, - сонно закивал Мэр. Хозяйка посмотрела на дверь гостевой комнаты.
   - И эта что-то очень долго спит, весь день ее не слышно и не видно, странно. Прямо не знаю, что там ей Доктор уколол - окно их комнаты распахнуто нараспашку, вниз свисают какие-то штаны.
   - Штаны?
   - Да, вернее, только одна штанина. Ах да, И куст белых роз кто-то поломал. Ты не знаешь, кто?
   - Не знаю, - отозвался ведомый женой Мэр, - Может быть, малой?
   - Малой? - Удивилась Хозяйка, вдруг вспомнив, - Ах да, может быть. Он же на свидание пошел с бабушкиной внучкой. Только как-то неаккуратно он это. Надо будет ему сказать потом, чтобы был аккуратнее.
   - Ага, - согласно кивнул Мэр, - Надо будет сказать... Надо будет всем сказать, - и ведомый Хозяйкой, они скрылись за дверями своей комнаты.
  
   После долгого разговора со Стариком Журналист возвращался домой. Перед уходом от гостеприимного хозяина, тот снабдил его коржиками на дорогу и попросил не предавать огласке некоторые нюансы своей жизни, по секрету рассказанные молодому человеку, мало ли что. Журналист пообещал это, и теперь в нем боролись между собой служитель пера и совесть простого человека. Согласитесь, нелегко держать в себе тайну, которая тебя переполняет и стремится покинуть тебя как мелкую тару. Тут нужно что-то побольше, повместительнее - много, много пустых банок...
   Размышляя об услышанном от Старика, он дошел до бабушкиного дома и с удивлением обнаружил ее в палисаднике. При свете фонаря, женщина взрыхляла землю на клумбе и вокруг кустов роз. Несмотря на то, что уже стемнело, в ожидании постояльца и Внучки работа у нее спорилась и кипела.
   - Эх! - Некоторое время наблюдая за нею, воскликнул Журналист, - И откуда в вас столько жизни!?
   Бабушка вскинула голову, оторвавшись от работы.
   - А, это ты, милок, вернулся? - Усмехнулась она, - Как откуда - из земли, из воды, из воздуха - все силу дает и от всего жить просится. Я вон, после дождика немного земельку переверну, и растениям моим тоже больше жизни захочется. - Она оперлась на сапку и посмотрела на молодого человека, - А ты откуда такой поздний идешь?
   - От Старика, ходил к нему в гости. - Улыбнулся Журналист.
   - И что, как он тебя погостевал?
   - Ничего, неплохо, чай попили - стихи почитали.
   - Ух ты! - Удивилась Бабушка, - Неужто это ты старому бесу стихи читал?
   - Нет, это он мне читал, свои... Ой! - Испугался Журналист, внезапно вспомнив, что они так и не обсудили со Стариком, какие именно нюансы его жизни лучше сохранять в тайне.
   - Ух ты! - Воодушевленно воскликнула Бабушка, - Да он еще и стихи слагать умеет? Свои, говоришь?
   - Свои... - Неуверенно протянул Журналист, - Да еще какие! Очень красивые.
   - Ну надо же! Во дает! Сто лет живем рядом, а не знала, что у него такие скрытые таланты есть. Надо будет предупредить своих бабулечек, чтобы обратили на него особое внимание. Уж очень некоторым из них нравится поэзия.
   - Да? Только он... - Попытался исправить положение Журналист. Информация вышла из- под контроля и теперь жила сама по себе.
   - Знаем, знаем, - усмехнувшись, поспешно успокоила его Бабушка, - Стесняется, да? Ничего, я сумею это преподнести так, чтобы не задеть ничьего самолюбия. Не волнуйся - и овцы будут сыты, и волки целы. Или наоборот? - Журналист удивленно посмотрел на нее, и они вместе весело засмеялись.
   Со стороны Парка по дороге к дому показались вальяжно идущий Кот, а чуть поодаль сзади от него, осторожная Лапа.
   - А вот и еще одна парочка домой возвращается, - усмехнулась Бабушка, кивая Журналисту на приближающихся животных, - Сегодня все парами гуляют. Ну, ну, давай, веди свою красавицу, - крикнула она Коту, когда Журналист приоткрыл калитку, пропуская их вперед. Те медленно проследовали во двор и направились в дом. - Только помните, есть будете из одной миски! У меня сегодня некому лишнюю тарелку мыть, Внучка нынче тоже при делах, - крикнула она Коту и, посмотрев на Журналиста, зашлась смехом, - Ну, а вы чего стоите? Проходите в дом, сейчас ужинать будем.
   - А может, все-таки Внучку подождем? - Спросил Журналист.
   - Нет, нет, не нужно ее ждать, она может быть еще не скоро придет, - усмехнулась Бабушка, кивнув в сторону дома, - Да и ужину нечего зря стыть, уже все готово, входите.
   - Так я вроде и не голоден, - пожал плечами Журналист, - Да и тарелку лишнюю мыть.
   - Ага, не голоден, рассказывай мне тут сказки! Сейчас посмотрим, - хмыкнула Бабушка, пропуская молодого человека вперед в дом, - А насчет миски - это я еще подумаю, - засмеялась она и, войдя вслед за ним, скрылась в доме.
   А на улицах Города уже зажигались фонари, хлопали закрываемые ставни и курился печной дымок над трубами домов. День передал свою тяжелую ношу вечеру, а тот, в свою очередь, очень быстро превращался в ночь...
  
  
   ДЕНЬ ПЯТЫЙ. ПЯТНИЦА. БУРЯ
  
   Первые лучи нового дня осветили Город. Старые механические Часы на башне Ратуши, тепло украшенные бабушкиным шарфом, сделали последние мелкие шашки, подбираясь к шести часам утра. Едва они пробили шесть, солнечный свет проник в Город, и ночь окончательно и бесповоротно уступила свои права новому дню. Мелодичный звук боя Часов разносился по всему Городу мягкими волнами, проникая в каждый дом. Благодаря стараниям главного Механика, который после ремонта настроил ночной бой на более низкий тон, чем дневной, с десяти вечера до шести утра бой Часов не тревожил сна горожан, но все же был хорошо различим среди остальных звуков.
   Так было и в эту пятницу - тихий перезвон боя Часов долетел до каждого окна, мягко постучал в окна домов и легко растворился в воздухе, давая возможность жителям Города досмотреть свои последние утренние самые сладкие сны. Город спал...
   Спал Бизнесмен. Правда, не так как все, но все же спал. Он так и не вернулся на ночлег в дом Мэра, продолжая обдумывать новые прожекты собственного обогащения, и напрочь забывая об уже придуманных ранее. Все бы да ничего, но сон, как и в предыдущий раз, застал его в очень неудобной позиции, можно сказать, прямо на рабочем месте. Он уснул на краю Фонтана, широко расставив ноги и склонив голову на грудь. При этом, если посмотреть на него со стороны, он напоминал собой кончик удочки, когда рыбак поддергивает ее, чтобы проверить наличие на крючке наживки.
   Вокруг Бизнесмена на парапете, вплотную приблизившись к нему и потеряв всякий страх, мирно посапывали спящие голуби, за которыми еще не так давно он гонялся, отгоняя их от воды. Некоторые из них самые смелые даже взгромоздились ему на плечи и теперь во сне балансировали на своих не в меру упитанных ножках, стараясь не свалиться вниз. Вероятно, приобретенное чувство желания тепла и близости по своей силе изрядно превышало врожденный инстинкт самосохранения птиц. Общий ночной сон тесно объединил между собой ранее непримиримых противников, и на момент их неведения даже сделал друзьями по условиям быта и существования.
   Нельзя сказать точно, что снилось голубям, возможно хлеб или сдобная булка, но Бизнесмену явно снилось что-то приятное. Во сне он сладко улыбался и периодически протягивал вперед руку, как будто что-то передавал кому-то еще. Если прислушаться, в такие моменты можно было бы услышать, как он невнятно произносит что-то похожее на: "С вас... С вас... С вас...", после чего, как правило, шло что-то уже совсем неразборчивое. При этом он хитро посмеивался и отправлял свою руку себе в карман, как будто что-то клал в него. Что это было в его сне, понять было невозможно, но при этом он задорно смеялся и в очередной раз протягивал вперед руку. Голуби, давно привыкшие к одной и той же повторяющейся процедуре, уже давно перестали обращать на это внимание...
   - Ммм, самый лучший, самый чистый... - Неожиданно сквозь сон произнес Бизнесмен.
   Что!? Он что-то сказал?
   - Ммм, воздух, которому нет равных - самый чистый, самый легкий...
   Ну что ж, теперь понятно, что ему снится. Похоже, приоритеты его продаж опять дали крен и вслед за водой в небытие ушла стезя земли, а все его мысли (да что там мысли!), всю его голову заполнил воздух - самый легкий, самый чистый воздух на земле... Тсс! Пускай! Пусть себе спит человек - так будет лучше и безопаснее для всех...
  
   Калейдоскоп картинок вихрем проносился в голове Бизнесмена, сменяя одна другую, вплетая в общий узор сна нити прошлого, будущего и настоящего. Что ему снится?
   Как ни странно, на первой картине сна мы видим широкое бескрайнее поле колосящейся травы. Среди зеленой травы, где нигде яркими пятнами островков алеют маки, белеют ромашки и синеют васильки. В общем, поле как поле - обычное разноцветье и разнотравье, которое в большом количестве присутствует в каждой деревне. Поле и... и никого вокруг. Но почему тогда мы здесь?..
   Тсс! А вот вам и ответ - по полю, размахивая руками, громко смеясь и подпрыгивая, бежит несколько ребятишек лет пяти-шести. У одного из них, бегущего впереди всех, маленького пухленького карапуза в круглых очках, в руках сачок для ловли бабочек, которым он пытается поймать здоровенного махаона. Ребятишки кричат ему: "Давай! Давай! Лови! Лови!", и он, несколько раз махнув безрезультатно, наконец-то накрывает бабочку сачком. До того, как успевают подбежать остальные ребята, карапуз уже успевает запустить руку под сачок и выудить оттуда предмет своей охоты. Подбежав, остальные ребятишки кричат наперебой, протягивая руки: "Дай мне! Дай мне!", но толстячок, в котором уже легко узнаются признаки будущего Бизнесмена, надувшись, быстро прячет маленький кулачок с бабочкой себе за спину, не давая никому взглянуть на нее. Дети разочарованно смотрят на своего друга, не понимая причин его упорства и жадности. Вперед выходит девочка, которая всегда ему нравилась больше всех. Она протягивает свою маленькую ручку и умоляюще просит: "Ну дай, пожалуйста, посмотреть". Карапуз в нерешительности. Немного поколебавшись, он хитро улыбается и говорит: "Хорошо". Дети подскакивают от радости, предвкушая смотрины, но тут он неожиданно добавляет: "За это с вас по два леденца, а не то!", и он сильно сжимает кулак своей свободной руки. Дети согласно кивают и поспешно достают из карманов леденцы. Он протягивает к ним свою открытую ладонь и с улыбкой собирает свой первый заработанный "урожай", пряча конфеты себе в карман. После этого он наконец-то разжимает кулачок, в котором держал пойманного махаона и... отдает им уже мертвую раздавленную бабочку. Конфеты приятно греют душу, он улыбается...
   Картинка быстро меняется. Вот он опять, только уже немного постарше, хотя еще такой же полный и в очках. Недавно родители купили ему велосипед - первый велосипед в их дворе. Заботливые мама с папой мечтали, чтобы их чадо, как все дети, занималось физкультурой и, тем самым, немного привело свою фигуру и вес в норму. А что может быть лучше новенького блестящего велосипеда!? Однако, у мальчика с пышными формами есть свои соображения на этот счет. Там, за домом, где взрослые ничего не видят, он дает своим друзьям прокатиться на своем новеньком велосипеде... Дает!? Мгм, как бы не так! Он не так глуп, чтобы просто давать - он продает детское счастье за деньги, по одному кругу вокруг дома. И отбоя от желающих у него нет - вон какая очередь выстроилась! Так сколько же оно стоит, это детское счастье? Немного, пока еще немного - десять копеек...
   - "С вас десять копеек", - легко слетает с его губ и очередные десять, двадцать, тридцать копеек со звоном падают в стеклянную банку, которую он тесно с любовью прижимает к себе и улыбается своей детской лучистой улыбкой...
   Вдруг картинки в его сне начали быстро меняться. Вероятней всего, у Бизнесмена наступила фаза быстрого сна и они, как будто листая страницы книги, стали стремительно сменять одна другую. Промелькнула старая школа, институт, первая работа, первый собственный бизнес...
   В каждой такой картинке становления личности есть наш герой, который постепенно от картинки к картинке становится все взрослее и взрослее, толще и толще. И вот теперь он большой и сильный стоит в одиночестве на своей чаше весов, а с другой стороны, на другой чаше весов стоят все остальные - родители, друзья, одноклассники, коллеги, партнеры по бизнесу... Весы балансируют и периодически, то одна, то другая чаша весов оказывается сверху. Но чаще всего на верхней чаше весов оказывается наш Бизнесмен - это же ведь его сон! Вот он уже вполне похожий на самого себя, он сверху, выше, над всеми остальными. Он довольно улыбается и ему невдомек, что верхняя чаша весов означает лишь, что он - предмет более легкий, пустой и не наполненный смыслом. Он наверху, и это главное! А если прислушаться, то станет слышно, как где-то монотонно, одна за одной, падают на кучку монетки: цок, цок, цок... Горка монет становится все выше и выше, а голос Бизнесмена все произносит: " С вас десять копеек... Десять копеек...".
   Неожиданно картинка снова меняется. Мы оказываемся в гуще людей на площади возле шатра цирка. Звучит громкая бравурная музыка, и кругом много детей и взрослых, радостно смеющихся от счастья. А если есть люди, значит есть спрос! Здесь продается все - сладкая вата, мороженное, конфеты, шарики... Да, да, шарики! Вот смотрите, огромную вязанку разноцветных шариков держит человек в костюме клоуна, в рыжем парике на лысой голове. Во всех цирках мира перед выступлением принято раздавать шарики детям, чтобы создать нужное настроение. Поэтому огромная толпа детей окружила рыжего клоуна и тянет к нему ручки, чтобы получить свой бесплатный желанный шарик... Бесплатный!? Еще чего!
   - "С вас десять копеек..." - Неожиданно слышим мы.
   Знакомая фраза, правда?
   - " С вас десять копеек..." - Снова слышим мы и теперь уже узнаем знакомый голос. Да! И клоун, оказывается, уже вовсе не клоун, а хорошо знакомый нам персонаж, переодевшийся им, чтобы что-то продать. Но разве можно продавать детям счастье!? Разве можно продавать в цирке шарики? Разве можно продавать воздух!?.. Оказывается, можно, и, ряженный клоуном Бизнесмен, растягивает и без того широкую нарисованную улыбку и кладет очередные десять копеек в карман своих безразмерных маскарадных штанов...
   Но вдруг сильный порыв ветра неожиданно вырывает нити жизни из его рук, и шарики, обретя свободу, разлетаются в разные стороны, устремляясь ввысь. Запрокинув голову, клоун растерянно смотрит вверх, рыжий парик падает на землю, открывая нам истинного Бизнесмена. Открыв рот, он бессильно водит в воздухе руками, пытаясь поймать шарики. Но они широким веером разлетаются в отражениях его темных очков, а дети, глядя в глубокое чистое небо, радостно и беззаботно смеются...
   - "Нет!!!" - Истошно вопит Бизнесмен, и бросается за ними, когда видит, как стая голубей на бреющем полете врезается в нестройный ряд шариков. Их острые клювы пробивают тонкую оболочку цветных шаров и вместо воздуха из них на землю с печальным звоном падают десятикопеечные монеты, разбиваясь об землю и превращаясь в облачка пыли: Дзень! - пыль, Дзень! - пыль, Дзень! - пыль...
   - "Нет!!!" - В ужасе кричит Бизнесмен и бросается на землю подбирать монеты, - "Мой воздух! Мои деньги! Нет!!!.." - И он не замечает, как некоторые монетки падают ему прямо на голову, плечи и спину, сразу превращаясь в теплые мокрые пятна. - "Ааааа!!!.." - - Невероятно истошным голосом кричит он, поглощая все остальные звуки вокруг...
   Обрыв, картинки пропадают...
  
   Резко дернувшись, Бизнесмен так сильно клюнул носом, что едва удержался, чтобы не опрокинуться на землю. Продолжая мычать во сне, он замотал головой. Потревоженные неожиданным поведением своего сотоварища, голуби тяжело поднялись с насиженных мест и, как ни странно, даже взлетели. Они невысоко поднялись в воздух и закружили над телом Бизнесмена, точно мстя ему за порушенный сон на плечи и голову.
   - Ааааа!!! - Громко закричал Бизнесмен и, вынырнув из сна, обнаружил себя на земле.
   Вдруг неожиданно резкий и неприятный всепоглощающий вой сирены наполнил окружающее пространство и смешался с криком предпринимателя. Разлетаясь над Парком, он еще более усилил страх птиц, отчего их пернатая месть только усилилась.
   Мыча и отмахиваясь от назойливо вьющихся вокруг голубей, Бизнесмен пришел в себя и посмотрел вверх, стирая со лба очередной голубиный "снаряд". Вой сирены, идущий с площади, повторился с еще большей невероятной громкостью.
   - Ааааа!!!.. - Снова закричал он, в отчаянии закрывая уши руками и еле уворачиваясь от птичьего артобстрела. Его крик слился с воем сирены...
   Да, непростое утро выдалось у Бизнесмена, не простое...
  
   Вой сирены стрелой пронесся над Городом и точным попаданием достиг каждого дома. Настойчиво стучась во все окна, он непрошеным гостем проник внутрь и изгнал остатки сна из сонных голов жителей, поселившись там. Прервав свои сны на самом сладком их утреннем месте, горожане заметались в своих домах, не понимая того, что происходит. Столь неожиданное начало дня заставило их слишком рано настежь распахнуть окна и предстать в лучах утреннего солнца в домашних пижамах и с недобрым удивлением на лице. Непонимание, любопытство и одновременно непонятный страх волнами эмоций проявились на их лицах, ибо Город еще никогда не просыпался весь и сразу в начале седьмого утра.
   Растерянность - первое, что поселилось в сознании людей, когда они с удивлением выглянули из своих окон. Сразу после этого удивление, сменившись опасением, на подсознательном уровне породило человеческую осторожность - распахнутые настежь окна тут же захлопнулись, мало ли что. Горожане, привыкшие все всегда делать вместе, оказались не готовы к одновременному пробуждению.
   Вой сирены постоянно нарастал. Вероятно, кому-то очень хотелось достигнуть уха даже самого глухого, живущего в этом городе. Один единственный вопрос с момента пробуждения мучил каждого жителя: "Что случилось?", или "Что происходит?", или "Что, черт возьми, происходит!?". Именно с этими последними словами распахнул свое окно Старик и выглянул наружу. Насупившись, он посмотрел в сторону мэрии, откуда шел звук, потом перевел взгляд на банки в коридоре.
   Медленно и с опаской выглянули из своих окон Доктор и Библиотекарь. Первый сразу стал укладывать свой саквояж, а второй быстро закрыл окно.
   Моментально схватился за камеру Фотограф и побежал к выходу, потом вспомнил, что не одет и стал собираться.
   Быстро перекусив, Почтальон проверил, как накачаны колеса велосипеда, вышел из дома и покатил в сторону мэрии.
   Все задавались одним и тем же вопросом, и не находили ответа. И только Отставник, выглянув в окно, усмехнувшись, сам задал себе вопрос и сам на него ответил: "Что, опять война? Я так и знал..." и, не закрывая окно, через пару минут появился в полном военном обмундировании на пороге своего дома, и пошел что-то искать на задний двор.
   День обещал быть интересным...
  
   А Город между тем наполнялся незнакомыми людьми. Когда еще только светало, первыми в Городе появилась группа мужчин в штатском во главе с Начальником Охраны Президента. Бегло осмотрев территорию, он передал что-то по рации, и тут же со стороны основной автомагистрали в Город въехало несколько автобусов без опознавательных знаков, под завязку загруженные бойцами спецназа в полной боевой экипировке.
   Автобусы остановились возле мэрии на главной площади Города и бойцы, покинув транспорт, быстро разбрелись по местности, сливаясь с природой. Только очень зоркий глаз через пол часа после их появления в городе смог бы различить на крышах зданий черные дула винтовок с оптическим прицелом, направленных в сторону площади. Также простой обыватель никогда бы не отличил обычные гнезда ворон от превратившихся в них сидящих на деревьях и специально обученных этому спецназовцев. По сигналу Начальника Охраны Город быстро был оцеплен по периметру военными, дабы избежать проникновения в периметр различных нежелательных элементов извне или утечки информации из самого периметра. Всякая связь с внешним миром была блокирована. И то, что мобильная связь и так отсутствовала до этого, было уже совсем не важно, почта и стационарная связь была также принудительно отключена.
   Надо отдать должное государственным спецслужбам - буквально за считанные минуты с момента появления их в Городе, город был полностью переведен на военное положение. То есть, ввиду чрезвычайных обстоятельств, а именно приезда "самого Самого", в Городе было сразу введено чрезвычайное положение. Счастье, выпавшее на долю горожан встречать в своих стенах Президента, достается далеко не каждому в этом мире, поэтому радость встречи с гарантом не должна была быть омрачена чем-то неожиданным и непредсказуемым - все должно быть под контролем.
   После того как все предварительные действия были сделаны, подготовка к встрече Президента вошла в свою вторую стадию - в Городе появилась новая группа людей, которым предстояло подготовить жителей этой местности к предстоящему счастью встречи с Президентом. Возглавлял эту группу пышно-разодетый Церемониймейстер. Вслед за ними в город прибыло сразу несколько машин, груженных различным медиа-оборудованием, необходимым для должной встречи - сцена, трибуны, музыкальные колонки, ткани и прочее. С помощью солдат организаторы торжеств быстро разгрузили машины и начали сноровисто раскладывать и монтировать оборудование на площади.
   Часы на башне начали отбивать шесть часов утра. До времени Х, обозначенному в плане торжественных событий как двенадцать часов дня, оставалось не так уж и много времени, нужно было торопиться. Подсоединив динамики, Церемониймейстер включил их на полную мощность и по знаку, поданному Начальником Охраны, щелкнул тумблером и запустил механизм подачи звукового сигнала, именуемого сиреной.
   Началось...
  
   Вой сирены ворвался в каждый дом, рывком поднимая взбудораженных людей на ноги. Однако, одному человеку в Городе нужно было нечто большее, чем просто звуки извне, чтобы проснуться. И этим человеком был Мэр. Очевидно, сказывались тяжелые дни, проведенные им накануне.
   Лежа на боку, он продолжал сладко спать в своей кроватке, поджав под себя ноги как ребенок, сложив обе руки под голову. Из-под его одеяла торчал кончик бабушкиного шарфа, который он так и не снял с себя, когда ложился. Что касается Хозяйки, и без этого привыкшей вставать ни свет ни зоря, она давно уже была на ногах и вовсю готовила что-то на кухне, когда незнакомые уху звуки наполнили дом так, что задребезжала кухонная утварь.
   - Дорогой, что происходит? - Закричала она во весь голос из кухни, не находя никаких объяснений происходящему. И именно этот крик послужил Мэру тем дополнительным толчком, который таки вырвал его из объятий сна и неожиданно сразу вверг в состояние бодрствования. - Дорогой, вставай, что-то случилось!
   Мэр резко открыл глаза.
   - Что!? Случилось? О Боже! - Испуганно воскликнул он, когда вой сирены проник и в его голову, - Господи, что это? Что происходит!?
   Мэр вскочил на ноги и бросился к окну. Распахнув настежь окно, он в чем был выглянул наружу и увидел бегущих по улице горожан с пустыми ведрами.
   - Что случилось? - Вскрикнул он и тут же на всякий случай захлопнул окно, вспомнив про вчерашнее. Немного замешкавшись, Мэр набросил на себя халат и быстро выбежал из комнаты, - Жена! - Громко позвал он и тут же налетел на нее в коридоре.
   - Вставай! - В свою очередь прокричала Хозяйка, идущая на его зов.
   - Стою! - Замер на месте Мэр.
   - В смысле, просыпайся!
   - Я не сплю... Что случилось, дорогая?
   - Это я тебя хотела спросить, - удивленно посмотрела на него Хозяйка, - Это уже продолжается минут десять. Что это, дорогой?
   - Я... я не знаю, - растерянно посмотрел на нее Мэр, комкая бабушкин шарф в руках, - Может быть, пожар? Люди с ведрами бегут.
   - С ведрами? Ах! А что горит? - В ужасе всплеснула руками Хозяйка.
   - Не знаю, - неопределенно протянул Мэр, - Господи! Может быть, мэрия горит? - Хлопнул он себя по лбу и стал натягивать туфли, - Все люди именно туда бегут. Надо срочно бежать!
   - Куда!? - Одернула его жена, - Сначала хотя бы костюм надень.
   - Ага, - Мэр бросил туфли и стал натягивать рубашку, - А зачем мне на пожаре костюм? - Остановился он и посмотрел на Хозяйку.
   Она укоризненно покачала головой.
   - Мэр ты или не мэр, а? Если горит наша мэрия, то ты должен быть при костюме - это горит твое рабочее место!
   - Ммг, правильно, - кивнул Мэр и продолжил спешно собираться, - Чтобы я без тебя делал, родная.
   - И почаще вспоминай об этом, - тихо усмехнулась Хозяйка.
   Дверь комнаты сына приоткрылась, и из нее выглянуло заспанное лицо Парня.
   - Мама, что случилось?
   - Ничего, сынок, папа на работу собирается, - ответила Хозяйка, подавая Мэру пиджак.
   - А почему так громко собирается? Что это за шум?
   - Это?.. А, это мэрия горит, пожар там нынче приключился.
   - Мэрия!? - Сразу проснулся Парень.
   - Ну все, все, я готов, я пошел... то есть, побежал, - нетерпеливо попросился Мэр, теребя бабушкин шарф в руках.
   Повязав мужу галстук, Хозяйка поправила узел галстука на шее мужа.
   - Ну, хорошо, ты готов, - кивнула Хозяйка. Мэр бросился к двери, - А позавтракать?
   - Некогда, на работе что-нибудь перекушу... если получится.
   - Пап, так ты на пожар собрался или на работу? - Парень удивленно посмотрел на отца.
   - На пожар, - нетерпеливо бросил Мэр, схватившись за ручку двери.
   - А почему тогда в костюме?
   - А это ты, сынок, у мамы спроси, она все у нас знает. Ну все, я полетел...
   Но тут звонок входного звонка громко возвестил о приходе утренних посетителей. После непродолжительной мелодичной трели, звонок сменился частыми и сильными ударами кулаков по двери с той стороны.
   - Господин мэр! Господин мэр! Беда! Откройте!
   Мэр бросил обреченный взгляд на жену.
   - Ну, точно пожар, ты как в воду глядела. Господи! - Мэр резко распахнул дверь, на пороге стоял запыхавшийся Почтальон, - Так, говорите, что там случилось?
   - Беда, господин мэр, беда! - Запричитал Почтальон.
   - Да перестань ты причитать, - сразу взял ситуацию в свои руки Мэр, - Давай, докладывай подробно - что горит, где горит, сколько уже сгорело, сколько еще осталось?
   Опешив, Почтальон посмотрел на Мэра.
   - Что горит!? Где горит!?
   - Мэрия горит! Я знаю, я видел людей... Ты же об этом мне пришел сказать?
   - Нет... - Почесав голову, протянул Почтальон, - Или да? Не знаю, может быть. Когда я там был, мэрия еще не горела.
   - Как не горела? - Удивился Мэр, - А что там тогда горит, если не мэрия?
   - Не знаю.
   - А что тогда ты здесь делаешь?
   - Я? Я вчера телеграмму получил...
   - Телеграмму? Ну? - нетерпеливо спросил Мэр.
   - Да, для вас - важную, срочную, "молнию"... - Быстро перечислил Почтальон.
   - Срочную!? А почему же ты вчера мне не отдал ее?
   - Так это, где же вчера вам можно было отдать? - Изумился Почтальон, - Вас ведь вчера нигде найти не могли.
   - А... - Стушевался Мэр, - Ну да, м-меня не было... э... Я был в командировке, мне нужно было срочно поработать в другом месте, - он виновато посмотрел на жену, но та только вздохнула.
   - К тому же телеграмму я получил только поздно вечером... - Продолжил объяснения Почтальон.
   - Да что же там, говори уже, давай! - Нетерпеливо оборвал его Мэр, протянув руку.
   - Вот. Беда там, господин мэр, - Почтальон протянул телеграмму.
   Мэр быстро развернул телеграмму и, надев протянутые женой очки, медленно стал читать вслух.
   - Так... "Завтра в полдень ваш город с рабочим визитом посетит Президент страны..." - Мэр остановился и обвел всех напряженным взглядом, после чего, сглотнув слюну, продолжил читать, - "Подготовьте все необходимые условия для достойной встречи и размещения всех сопровождающих его лиц. Финансирование высокого визита должно проводится исключительно за счет бюджета города. Дальнейшие директивы получите завтра утром по прибытию опергруппы. Исполняйте! Начальник Охраны" - Дочитал Мэр и оцепенело замолчал. В наступившей тишине звук сирены еще громче и отчетливее резал воздух на части.
   - Я же говорил, что беда... - Вздохнул Почтальон.
   Мэр снова посмотрел на текст телеграммы.
   - Ну, так у нас же еще есть сутки до того, как... Успеем как-нибудь подготовиться.
   - Телеграмма-то вчерашняя, - осторожно напомнил Почтальон. Все ахнули.
   - А, черт! - Схватился за голову Мэр, - Точно! Вчерашняя! И эта сирена! Значит, они уже в Городе?
   - Боюсь, что так, - вздохнул Почтальон, - На улице много незнакомых людей в форме, и из Города уже никого не выпускают.
   - Началось... - Тяжело вздохнул Мэр, - Беда...
   - Ага... Что будем делать, господин Мэр? - Осторожно спросил Почтальон. Мэр почесал голову и не на шутку задумался.
   - Так, - наконец-то решился он, - Будем решать проблемы по мере их поступления. Президент когда будет?
   - В полдень, вроде.
   - Ну, тогда для начала разберемся пока с этими.
   - С сопровождающими? - Догадался Почтальон.
   - Ммг... Пошли! За мной! - И сложив бабушкин шарф, градоначальник аккуратно спрятал его в карман своего пиджака. Кивнув на прощанье жене, он решительно вышел из дома навстречу вою сирены. Почтальон поспешил за ним.
  
   Утренний сон крепко держал Лаборанта в своих объятьях, молодой человек сладко спал. Настолько сладко, насколько это можно было себе позволить на старой раскладушке в дальнем углу лаборатории. Повернувшись в очередной раз, меняя положение, кровать жалобно заскрипела. Однако, завершив разворот, писклявый звук никуда не исчез, а наоборот, еще более усилился и стал как-то надрывно подвывать. Лаборант недовольно скривился во сне и попытался отогнать противный звук руками. Но это не помогло - вой сирены, идущий извне, проник в лабораторию, и к этому звуку добавился еще звук множества дребезжащих пробирок. Часы на башне Ратуши показывали начало седьмого...
   - Ну, Профессор! Ну, ради Бога, будьте же человеком! - Сморщившись как моченое яблоко, недовольно сквозь сон взмолился Лаборант, - Ну выключите вы эту дурацкую центрифугу, дайте же наконец-то поспать!
   - А... Центрифуга... - Сонно отозвался Профессор, который всю ночь провозился с пробирками, и уснул только под утро, - Да, да, еще один подход... Запускайте...
   Вой сирены усилился.
   - Ммм... Ну что вы за человек!? Ну чего она так свистит? Ммм... - Гримасничая во сне, Лаборант с трудом приоткрыл один глаз и задвигался на раскладушке, от чего та по сравнению с пришедшим извне звуком, приятно и понятно заскрипела. Приподнявшись на локте, молодой человек попытался сфокусировать зрение в противоположный угол лаборатории, где с удивлением обнаружил кряхтящего старого ученого, неуютно ворочающегося на другой кушетке и закрывающего голову руками. - Профессор, вы спите!? - Удивленно спросил парень.
   - Ммм... - Неопределенно отозвался старый ученый.
   - Но... Если это не вы скрипите, тогда кто? - Ошарашено спросил пустоту студент и рассеянно оглянулся вокруг в поисках источника звука, - Что это за мерзкий звук? Что происходит? Эй, профессор, проснитесь! Кажется, что-то происходит! - Закричал он, но в этот момент дверь лаборатории резко распахнулась от мощного удара ногой извне и, стукнувшись о стенку, сразу отскочила назад и с силой захлопнулась обратно, нанеся ответный удар. Снаружи раздался дикий вскрик боли: Ууу!..
   - Ничего себе ветер! - Удивленно воскликнул Лаборант, - Профессор, там, кажется, началась настоящая буря, вставайте!
   - Буря... - Сквозь сон отозвался ученый.
   Словно услышав ученого, дверь лаборатории снова приоткрылась, теперь уже намного осторожнее, в щель просунулась рука в камуфляже и по полу лаборатории покатилась дымовая шашка. Шипя и разбрасывая искры, густой белый дым стал быстро наполнять помещение.
   - А туман-то какой густой, Профессор! Вы только посмотрите, аж глаза щиплет, - ошарашено воскликнул Лаборант и резко сел на раскладушке, поджав ноги. Раскладушка неприятно пискнула, - Нам отсюда не выбраться, мы в ловушке.
   - В ловушке... - Снова сонно повторил старый ученый и сразу окончательно проснулся, - Что!? В ловушке?
   И в третий раз дверь резко распахнулась, и помещение лаборатории сразу наполнилось незнакомыми людьми в противогазах и полной экипировке. Перекрикивая вой сирены, сквозь дым зазвучал громкий командный крик.
   - Стоять! Ни с места! - Раздалось множественное щелканье затворов автоматов и из-под маски, прикрывающей лицо говорящего, понеслись булькающие звуки. Впрочем, несмотря на маску, смысл произносимых слов был весьма понятен, - Лежать, блять! Кто тронется с места, буду стрелять! Руки за голову, лицом вниз! - Бойцы спецназа, побросав оружие, тут же все улеглись лицом вниз и сложили руки за головой. Посмотрев на своих подчиненных, Начальник Охраны взвыл от негодования и резко сдернул с себя маску, - Да не вы, идиоты! А они! - Он ткнул пистолетом в Лаборанта и вжавшегося в раскладушку ученого. Бойцы недоуменно поднялись с пола и неуверенно переглянулись между собой. - Ммм, с кем приходится работать! Одни идиоты!
   - Простите, - осторожно прокашлялся Лаборант, - Я так и не понял, нам стоять или лежать? Вы уж определитесь, пожалуйста, гражданин начальник.
   - Молчать! Не разговаривать, лежать тихо! - Оборвал его Начальник Охраны, направив на него пистолет, - Оружие, наркотики, запрещенная литература!? - Лаборант широко улыбнулся и пожал плечами. Скрипнула кушетка Профессора, ствол пистолета уткнулся в ученого, тот поспешно испуганно отвел глаза. Воцарилось глубокое молчание, - Так, я не понял! Оружие, наркотики, запрещенная литература!? - Раздраженно повторил Начальник Охраны, глядя то на одного, то на другого.
   - Кхе, кхе... - Осторожно прокашлялся Лаборант, - Гражданин начальник, я не понимаю, вы спрашиваете или предлагаете?
   - Молчать! - Взорвался криком Начальник Охраны, - Я спрашиваю!
   - Но вы нас уже совсем запутали - лежать или стоять, молчать или отвечать...
   - Молчать! - Гаркнул Начальник Охраны, испепеляя студента взглядом, - То есть, отвечать мне: оружие, наркотики, запрещенная литература есть?
   - Э... - Замялся Лаборант, - Нет, здесь пока нет, но если надо, то я достану...
   - Молчать! Вы что, решили дурака из меня сделать, а!? Дурочку валяем!? - Запыхтел Начальник Охраны, вплотную приблизив свое лицо к лицу Лаборанта.
   - Нет, почему же дурочку? Я без всякой задней мысли спросил, - замотал головой тот.
   - А за свои мысли вы мне еще ответите! - Оборвал его Начальник Охраны, - Взять их! - Он упер в Лаборанта палец, и бойцы спецназа стремительно бросились исполнять его указание. Профессор, крутя головой во все стороны, бессвязно что-то замычал. Лаборант, упираясь, стал оказывать сопротивление.
   - Нет, не надо, я больше не буду думать - я буду жить без мысленно, обещаю!
   - Раньше надо было думать, - надменно отозвался Начальник Охраны.
   - Но вы же сами сказали... - Окончательно запутался молодой человек, отбиваясь от нападающих на него бойцов. Но те быстро скрутили его, заломив руки за спину.
   - Молчать! Теперь в другом месте будем с вами разговаривать.
   - Но позвольте, - наконец-то вышло что-то членораздельное из Профессора, удерживаемого спецназовцами, - мы научные работники, а это исследовательская лаборатория по изучению...
   - Знаем мы, что вы здесь исследуете, - резко оборвал его Начальник Охраны.
   - Знаете!? - Испуганно вскрикнул Профессор, - Откуда? Кто вам сказал?
   - Оттуда... - Ткнул пальцем в небо Начальник Охраны, узкие щелки его глаз в упор посмотрели на ученого, - Вынюхиваете тут все, ищите, покушение готовите.?
   - Чего!? - Оцепенело промямлил Профессор, заикаясь, - К-какое покушение?
   - Знаем, знаем, все знаем о вас, - хмыкнул Начальник Охраны, - везде одно и то же... Ну ничего, мы на вас всех управу найдем - будете теперь кубики в тюрьме лепить! - Он едко улыбнулся, довольный своей шуткой.
   - Какие кубики? - Не понял Профессор, - Я - ученый с многолетним опытом работы, а это мой ассистент, - он ткнул рукой в Лаборанта.
   - Спасибо, Профессор, - отозвался студент.
   - Вот и хорошо, - сухо усмехнулся Начальник Охраны, - Теперь он будет вам ассистировать в камере, а кубики будете лепить из хлебного мякиша. Так, ко мне их, обоих! - Он кивнул своим подчиненным и те, заломив руки "научным светилам", подвели их к нему. Начальник Охраны в упор на них, - А ну быстро колитесь, где оружие, где взрывчатка?
   - Оружие!? - Истерично взвизгнул Профессор, кивая на столы с пробирками, - Вот наше оружие! Химия!
   - Так, хорошо, признание получено, - удовлетворенно хмыкнул Начальник Охраны, кивнув своим бойцам на лабораторные столы, - Забирайте! Все забирайте.
   - Нет! - Попытался вырваться Профессор. - Хозяин будет недоволен!
   - Что!? - Встрепенулся Начальник Охраны, - Так, стоять! Значит, у вас еще есть хозяин? Я так понимаю, это кличка? Кто ваш главарь, кто организатор банды? Признавайтесь, где он? - Посыпались тут же вопросы.
   - Он известный бизнесмен, и это его лаборатория, - промямлил ученый, - Он ищет...
   - Где он? - С нажимом оборвал его Начальник Охраны, брызжа слюной.
   - Не знаю, - в ужасе сжался Профессор, - Честное слово, я сегодня его еще не видел.
   - А ты знаешь, где Хозяин? - Начальник Охраны перевел взгляд на Лаборанта. Тот пошевелил губами, но не издал ни звука, - Ладно, можешь говорить, разрешаю, - Итак, где Хозяин?
   - Чей? - Сглотнул слюну Лаборант.
   - Твой!
   - Не знаю, - пожал плечами студент, - Но еще вчера он был в городе, мы с ним землю собирали...
   - Землю!? - Резко оживился Начальник Охраны, - Какую землю?
   - Разную. Вот эту, - Лаборант указал рукой на кучу земли в углу лаборатории, - А на улице еще больше есть.
   - Что за земля?
   - Он сказал, что она золотая, - пожал плечами студент, - Но если честно...
   - Золотая, говоришь? - Оборвав его, хмыкнул Начальник Охраны. Он кивнул подчиненным на горку земли, - Так, ребята, быстро собрать вещдоки, все до последней крупицы!
   - Но хозяин будет недоволен! - Воскликнул Профессор.
   - Молчать, кому сказано! А с вашим Хозяином мы еще разберемся, когда его поймаем. Собирайте все и грузите ко мне в машину. - Уточнил он приказ и подчиненные бросились упаковывать землю в маленькие полиэтиленовые мешки, предназначенные для вещественных доказательств. - Так, земля, земля, земля... Зачем? Думай, думай... - Рассуждая вслух, заходил на месте Начальник Охраны, - Ну и как же он решил устроить покушение? Какой у него план? Колись быстро! - Он резко посмотрел на Лаборанта.
   - Ну, не знаю, - удивленно пожал плечами тот, - Думаю, хороший, дорогой и чистый. Но если честно, я не видел, чтобы он курил.
   - Идиот! - Взорвался Начальник Охраны, - Я, придурок, спрашиваю тебя, какой у него план покушения на Президента?
   - На Президента!? - Округлил глаза Лаборант, - Не знаю. А что, у него есть план на Президента?
   - План есть у каждого, - сухо отозвался Начальник Охраны, - Я все знаю, и не надо мне тут вилять! Где он его держит? - Он оглянулся вокруг в поисках тайника.
   - Не знаю, здесь его нет, - пожал плечами Лаборант, - Может быть, дома?
   - Адрес?
   - Откуда я знаю! - Раздраженно воскликнул Лаборант, - Наверное, где-то в городе.
   - Все вы знаете, - обозлено процедил сквозь зубы Начальник Охраны, - Все вы заодно! У вас у всех одно на уме.
   - Нет! Не одно, - удивился Лаборант.
   - Ага! - Ухватился за мысль Начальник Охраны, - Значит, вами планировалось не одно, а массовое покушение!? Так, кто еще является целью? Отвечать быстро! Не думать! - Однако, допрашиваемый Лаборант, наговоривший и так много лишнего, только заморгал глазами и неопределенно замычал, плотно закрывая себе рот руками. - Ага, молчать надумали!? Ну, мы вам быстро языки-то развяжем, вы у нас еще запоете, все расскажите: явочные квартиры, где, кто, что и почем. - Он кивнул своим бойцам на Профессора и Лаборанта, - В тюрьму этих, я потом с ними разберусь.
   Подхватив арестантов под руки, спецназовцы поволочили науку к выходу.
   - Простите, товарищ полковник, - осторожно вмешался один из спецназовцев, приподняв забрало, - Но в этом городе нет тюрьмы.
   - Что!? - Рассерженно вспыхнул Начальник Охраны, - Как это, в городе нет тюрьмы? Должна быть, ищите!
   - Но мы сразу все обыскали, на всякий случай - ее нет...
   - Олухи! - Резко оборвал его начальник, - Плохо ищите! Как это? Город без тюрьмы существовать не может!
   - Но здесь нет...
   - А раз нет, так постройте! Живо!
   - Слушаюсь, товарищ подполковник, - закрыв забрало, офицер стремительно вышел из лаборатории исполнять приказание.
   - А пока давайте тащите этих в мэрию, - Начальник Охраны кивнул на понурого Лаборанта и мычащего что-то Профессора, - И охрану к ним приставьте, стеречь как зеницу ока, чтобы не сбежали!
   - Четверых хватит на охрану? - Осторожно уточнил один из бойцов, предусмотрительно не поднимая забрало.
   - Нет, - хмыкнул Начальник Охраны, - одного будет вполне достаточно. Не так уж та зеница и важна. - Боец поспешно кивнул и научную элиту под конвоем быстро вывели из лаборатории. - Ммм, ну что ж, один заговор уже раскрыт, уже хорошо - это главное, а остальное дело техники, - довольно улыбнулся Начальник Охраны, пальцем прощупывая свой штатский пиджак, примеряя примерно, куда можно будет прикрепить ожидающуюся награду. - Так, и собрать мне тут все доказательства.
   - А если вдруг их не будет?- Не удержавшись, спросил кто-то из бойцов.
   - Без всяких "если"! - Резко оборвал его Начальник Охраны, - Доказательства должны быть! Они всегда есть в любом деле, только нужно их найти. Ищите! - Жестко отдал приказ маленький плешивый человечек с большими амбициями, и быстро вышел из лаборатории, окончательно определившись с размерами и местоположением своей будущей награды на груди.
   Сирена все громче завывала над Городом, а группа людей в полной боевой экипировке под конвоем вела через площадь в мэрию несостоявшихся террористов. Руки Лаборанта и старого Профессора за спиной были в наручниках...
  
   Вой сирены застал Бабушку уже на ногах - она как раз замешивала тесто для пирожков, чтобы порадовать с утра своего постояльца свежей сдобой. Дернувшись от неожиданности, она опрокинула куль с мукой прямо в миску, однако, сдержалась и только немного нахмурилась. Выглянув в окно и почуяв неладное, Бабушка быстро очистила тесто с пальцев и накрыла его полотенцем до лучших времен.
   - Ну вот, расшумелись с утра, как будто уже конец света пришел. А еще говорили в декабре, в декабре... Пирожки не дают доделать, - тихо пробурчала она, вытирая руки полотенцем.
   В кухню заглянула встревоженная Внучка.
   - Ба, что это за шум на улице? - Спросила она, протирая заспанные глаза. Вслед за нею в кухню сразу проскочили Кот с Лапой. Они быстро подошли к своей миске и по очереди начали лакать молоко.
   - Не знаю, внученька. Вот, схожу сейчас, разберусь, что к чему, - засобиралась Бабушка, продолжая бурчать, - А то ишь чего выдумали - наступать раньше времени! Где это видано, чтобы летом, не ко времени и конец света наступал!? А у меня еще закруток, вареньев и салатов всяких на десять жизней вперед наготовлено. Кто это все есть будет? Выдумали еще тоже!
   - Ба, ты чего? - Сонно потянулась Внучка, - Какой еще конец света?
   - А?.. - Осекшись на полуслове, замолчала Бабушка и растерянно посмотрела на Внучку, - Ничего, ничего, милая, это я так, про себя. - Улыбнулась она. - Говорю себе: наконец-то рассвет наступил - пойди на улицу, посмотри, как солнце встает.
   - Так он же так каждое утро наступает, - удивилась девушка.
   - Да, каждое... - Замялась старушка, - Но все равно, каждый раз он другой - он новый, он особенный.
   - Тогда я пойду с тобой, - окончательно проснулась Внучка, - тоже посмотрю на этот рассвет.
   - Ну, это, ммм... Ладно, пошли, - вздохнув, сдалась Бабушка и девушка стала быстро собираться, - Только оденься теплее, утром уже может быть прохладно.
   - Хорошо, Ба. А постояльца нашего будить будем? - Спросила Внучка, показывая вверх на гостевую комнату, - Может, он тоже такого рассвета никогда не видел, а?
   - Нет, милая, пусть наш гость еще поспит маленько. А мы с тобой быстро управимся - одна нога здесь, другая там - мне еще пирожки испечь надо, пока он не проснется.
   - Ага... - Скрипнула половицей Внучка.
   - Тсс! Тихо ты, не шуми, разбудишь его, - шикнула на нее Бабушка, выходя вслед за Внучкой из дому. - Пошли...
   Они вышли из дома и быстро зашагали в сторону мэрии. Кот с Лапой выскочили за ними и побежали впереди. Вой сирены стремительно летел по улицам Города.
  
   - Неужели опять!? - Выглянув в окно, скорчил гримасу Старик. Разбуженный воем сирены раньше своего обычного времени, он пребывал в весьма безрадостном состоянии духа. Захлопнув окно, он быстро выбежал в коридор, по дороге наступая на битое стекло. Осколки неприятно захрустели под ногами. - А, черт! Вечно от вас одни неприятности! - С досадой воскликнул он и посмотрел на стеллажи, заставленные пустыми банками, - Хм, хотя, как знать, может быть, вы еще и пригодитесь. Может и правильно, что еще не выбросил, - хмыкнул Старик, задумавшись. Вой сирены вонзился в уши, - А! Нельзя ли потише!? Я думаю!.. - Вздохнув, он поднял с пола спортивные трусы, - Кажется мне, я сегодня опять без пробежки останусь, - он бросил спортивный инвентарь на стул и стал спешно собираться.
   Спустя несколько минут, Старик вышел из своего дома и с удивлением обнаружил массово бегущих в сторону главной площади горожан.
   - Хм, - почесал голову Старик, - Похоже, я все же ошибся - легкая атлетика становится даже модной, ее ряды полнеют не по дням, а по часам. Хорошо, значит, пробежка все-таки сегодня состоится. - Довольно заключил он и, вернувшись в дом, быстро переоделся, снова появившись на пороге в своих обычных красных спортивных трусах и некогда белой майке. Улыбнувшись, Старик уверенно влился в толпу и побежал среди быстро идущих людей, с пониманием и благодарностью кивая на удивленные взгляды горожан.
  
   Жители Города по-разному реагировали на столь неожиданное начало дня. Прежде всего главный Механик проверил свой инструмент в ящике и долил машинное масло в бутылочку. Булочник пересчитал свои мешки с мукой и подбросил побольше дров в большую пекарскую печь. Доктор, повинуясь какому-то скрытому инстинкту, быстро собрал свой походный саквояж с необходимым набором медикаментов и инструментария, и выскочил на улицу. Библиотекарь, как ни странно, в первую очередь взял стремянку и снял с полок своей домашней библиотеки несколько потрепанных книг, после чего спрятал их под половицами пола, и только после этого поспешил на улицу. Некоторые люди хватали ведра, не отдавая себе отчета зачем, но так, на всякий случай; некоторые выходили из домов с небольшими чемоданчиками с набором самых необходимых вещей - носки, рубашки и так далее - так, на всякий случай. Все реагировали как-то по-своему, но все однозначно понимали, что случилось что-то из ряда вон выходящее, и без их участия здесь не обойдется. Поэтому горожане выходили на улицу в это раннее утро и вместе шли в одну и ту же сторону к мэрии, не имея ответа на вопрос, почему они это делают, но подталкиваемые изнутри какой-то неведомой им силой, именуемой достаточно просто - на всякий случай...
  
   Журналист, разбуженный завываниями сирены, резко приподнялся на локте и, лежа на полу, огляделся. Кота нигде не было. Прислушавшись сквозь шум, идущий извне, он не услышал ни мудрых речей Бабушки, ни задорного смеха Внучки.
   - Странно, никого нет... - Только и смог произнести он и, быстро вскочив, спешно стал собираться. Выйдя из комнаты, он сбежал вниз по лестнице и снова прислушался. В доме была тишина, он был пуст, и только неприятный скрипучий визг сирены лез из всех щелей и противно заражал беспокойством. Журналист сморщился как от боли и, не раздумывая, вышел из дома, и быстро пошел в направлении звука, слившись с ручейками горожан, идущих в том же направлении.
   - Что случилось? Куда все идут? - Обеспокоенно спросит он первого встречного.
   - Не знаю. Туда, - махнул рукой вперед "первый встречный", дребезжа пустым ведром, - Все идут и я пошел.
   - А что это за ужасные звуки? Учения какие-то? - Спросил Журналист, глядя вперед.
   - Не знаю, может и учения... - Отмахнулся от него "первый встречный" и они молча пошли дальше рядом.
  
   Между тем, не находя ответа на вопрос, что же все-таки происходит, среди спешащих неизвестно куда и непонятно зачем людей возникали различные версии объяснений причин, одна другой невероятней. Поползли слухи...
   - Говорят, Солнце с сегодняшнего дня стало намного ближе к Земле, - сообщил спешащий старичок.
   - Да ты что!? И что?
   - Поэтому там, наверху, принято решение, что рабочий день теперь будет с шести до десяти утра и с четырех до восьми вечера, чтобы не обжечься на солнце.
   - Господи! А что тогда будет с десяти утра до четырех вечера?
   - Не знаю, говорят какая-то сиеста.
   - А это еще что такое!?
   - Не знаю, мне еще не рассказывали...
  
   - А я когда-то читал, что раньше все строем ходили, - начал рассказывать старик в панаме.
   - Чем, чем ходили? По трое? - Засмеялись в толпе.
   - Строем! - Раздраженно продолжил тот.
   - А это как?
   - Откуда я знаю!? - Вспыхнул старик в панаме. - Это же не я ходил! Я только говорю, что читал об этом.
   - Хм, и куда ходили? - После небольшой паузы спросил его попутчик.
   - Не знаю я, куда они ходили! Просто ходили и все!
   - А зачем ходили?
   - Ну откуда я знаю, зачем!? - Взорвался старик в панаме. - Что ты ко мне прицепился!?
   - Да не цеплялся я - это ты сказал, что ходил.
   - Да не ходил я!
   - А чего тогда говоришь?
   - Да ну тебя!..
  
   - А мне дед когда-то рассказывал, - повел повествование еще один старичок, - что когда он в армии служил, так их там каждую неделю подымали в шесть утра.
   - Да что ты!? Зачем в такую рань?
   - Ну, он говорил, что это у них учения такие были.
   - А чему можно научить в такую рань?
   - Э... Ну, не знаю, может быть, правильно спать?
   - А зачем тогда будили?
   - Э... Может быть, чтобы потом по правильному засыпать?
   - Мудрено как-то, непонятно.
   - Ну, так я же и говорю, что давно это было.
   - А...
  
   Горожане шли толпой или строем, тут уж как кому нравится, шли в одну сторону в направлении главной площади Города, звеня ведрами и рассуждая на ходу.
   А в это время на площади возле Ратуши к Начальнику Охраны подошел человек в штатском.
   - Товарищ начальник, у нас уже все готово, можно начинать. - Отдав честь, отрапортовал он, перекрикивая сирену.
   Начальник Охраны посмотрел на большие механические Часы на башне, показывающие пол седьмого утра.
   - Давай, давай, начинай, время не ждет. - Отдал он приказ подчиненному.
   - Но только, может быть, это... - Замялся человек в штатском.
   - Ну что еще? - Раздраженно отозвался Начальник Охраны.
   - Ну, это... Может быть, сначала стоит немного подкорректировать текст? - Человек в штатском осторожно протянул ему листок бумаги.
   - А че его проверять? - Ухмыльнулся Начальник Охраны, - Шо мы, первый раз его, что ли, запускаем? Везде все одно и тоже. Давай уже, включай на полную.
   - Хорошо, как скажите, - вздохнул подчиненный и пожал плечами. - И, оставив улыбающегося начальника созерцать приготовления, поспешил отдавать необходимые распоряжения.
  
   Бабушка с Внучкой быстро шла по улицам Города в сторону площади, здороваясь на ходу с горожанами, примыкавшими к общей толпе со всех сторон. Очень скоро это был уже настоящий поток, собранный из множества ручейков. На лицах людей читалась озабоченность и полное непонимание происходящего.
   - Бабушка, а куда все идут? - Удивленно оглядываясь на толпу, спросила Внучка. - Они что, тоже вышли солнце встречать?
   - Ммг, наверное, - уклончиво ответила пожилая женщина, - Отчего же его всем не встречать, если оно у нас такое прекрасное?
   - Да, но почему тогда мы идем не в ту сторону? - Удивленно спросила девушка, указывая рукой в противоположную сторону, - Вон оно, наше ясно солнышко, совсем в другой стороне.
   - Э... с другой? Странно... - Немного замялась Бабушка, не желая сдаваться, - Ну понимаешь, милая, - на ходу начала придумывать она, чтобы не напугать девушку, - на Солнце нельзя смотреть с очень близкого расстояния - так можно испортить зрение. Поэтому мы должны отойти немного подальше, чтобы...
   - Ба! Ты чего!? - Надувшись, оборвала ее Внучка. - Ты что, думаешь, я такая глупая, что поверю в эти сказки? Я уже давно выросла! Что происходит? Куда все идут?
   Бабушка виновато пожала плечами и глубоко вздохнула.
   - Не знаю, моя милая, - с грустью сказала она, посмотрев на Внучку, - Да, ты уже большая, тебя уже не проведешь.
   - Бабушка, мне страшно. - Девушка прижалась к старой женщине.
   - Ничего, ничего, не бойся, все будет хорошо, все образуется, вот увидишь. - Успокоила она ее, - Сейчас найдем, кого спросить, и все сразу выяснится.
   - А если не найдем? - Посмотрела на нее Внучка.
   Ну, - улыбнулась Бабушка, - тогда одной тайной на земле станет больше...
  
   А горожане по ходу продолжали строить самые разные предположения.
   - А вы слышали, что на Северном полюсе начали стремительно таять ледники? - Стал рассказывать один их стариков.
   - Как на Северном!? Там же холодно, - подверг сказанное сомнению кто-то еще, - Ты, наверное, имел в виду - на Южном полюсе? Там теплее.
   - Нет, точно на Северном, поэтому, воды скоро будет очень много.
   - Так это же хорошо, вода ведь всем нужна?
   - Ну да, только вот воды будет много, а людей станет меньше.
   - Это еще почему?
   - Потому, что потоп будет - потопнут все как когда-то уже было...
   - Хе, хе, хе, - засмеялись в толпе, - Да ну, не заливай, было. Скажешь тоже!
   - Это не я заливаю, это ледники тают...
  
   В другой колоне, идущей на площадь, шла иная дискуссия.
   - Ходят слухи, что конца света таки не будет, - по секрету шепнула одна старушка другой.
   - Как так не будет? - Разочарованно отозвалась соседка.
   - Ну, говорят, что он уже был, и даже не один раз.
   - Но позвольте, в газетах писали, что его просто перенесли.
   - Не знаю, это другой какой-то перенесли, а этот уже был.
   - Как был? Меня никто не предупреждал!
   - То-то и оно, что никого не предупреждали!
   - Обидно.
   - Да, жаль, опять пропустили.
   - Ммг, снова без нас...
  
   Ручейки людей, стекаясь с разных улиц, сливались в более полноводные реки и текли бурным потоком к главной площади Города, неся в своих водах и стар и млад, всех жителей небольшого провинциального городка. Здесь были все, и даже мамочки с колясками - они катили свои коляски впереди себя, спеша успеть и не оказаться последними.
   К половине седьмого утра толпа вынесла Журналиста в широкое русло, и людей стало еще больше. Звук сирены усилился.
   - А, и ты тут, сынок? - Раздался вдруг голос за спиной молодого человека и, обернувшись, он увидел догоняющего его бегущего Старика. - Что, тоже не спится? - Догнав спокойно идущего Журналиста, он трусцой побежал рядом.
   - Похоже, тут всем сегодня не спится, - кивнул Журналист на толпу, - Вернее, кто-то не дает выспаться.
   - А, это? - Обернулся на людей Старик и широко улыбнулся, - Это со мной, группа поддержки, так сказать - участники моей марафонской дистанции, бегуны.
   - Да, вы так думаете? - Скептически хмыкнул молодой человек. - А почему же они все с ведрами и чемоданами? И они идут, а не бегут.
   - Что!? - Снова обернулся на людей Старик, и его довольная улыбка медленно превратилась в моченое кислое яблоко, - Да, точно... Как это я сразу не заметил? Хм... - Он перестал бежать и пошел рядом. Неожиданно выражение его лица стало озадаченным, он посмотрел на Журналиста. - Да, а почему они все с ведрами и чемоданами?
   - Не знаю, - пожал плечами молодой человек, - Я и сам хотел бы это узнать. И эта сирена - это точно не свисток тренера. Похоже, что-то случилось, и случилось что-то очень серьезное.
   - Серьезное!? Опять? - Сглотнул слюну Старик. Журналист удивленно посмотрел на него. - Ну, помните, я вам вчера рассказывал?
   - А, это? - Вспомнил молодой человек, - Да, да, не хотелось бы, чтобы так.
   С соседней улицы в общий поток влился еще один ручеек, в котором, уверенно обгоняя остальных, бравым шагом в полном камуфляжном обмундировании времен Второй Мировой вышагивал Отставник.
   - О, смотри, и этот тут, - кивнул на него Журналисту Старик, - Значит, точно речь идет не о моей пробежке. Эй, служивый, куда это ты так вышагиваешь? - Позвал он друга.
   Обернувшись, Отставник не сразу нашел их в толпе.
   - А, вот вы где, - подошел он к ним ближе, - тоже здесь?
   - А то как же! - Хорохорясь, выгнул грудь колесом Старик, - Ты думал, одному тебе все лавры должны доставаться?
   - Какие еще лавры? - Не понял бывший военный. - Ты это о чем?
   - Ну, это... лавры побед. Так же вроде говорится? - Неуверенно закончил Старик и посмотрел в сторону Парка, где невысоко над деревьями тяжело кружила стая голубей, - Э... Ты-то хоть знаешь, кто заставил твоих голубей взлететь?
   - Чего? - Удивленно посмотрел на него Отставник.
   - Ну, это, кто заставил их вспомнить, что они все-таки птицы и умеют летать? - Он указал рукой в сторону Парка, где кружили голуби. Отставник обернулся.
   - Ах! Господи! Осторожно, осторожно, разобьетесь! - Воскликнул старый вояка, с ужасом глядя на неимоверные усилия своих подопечных удержаться в воздухе, порываясь бежать.
   - Да успокойся ты! - Приструнил его Старик, - Им это точно не помешает. А если ты перестанешь их перекармливать, то еще и поможет.
   - Черт! - Перестав причитать, воскликнул Отставник, посмотрев на свои подмышки. - Вот напасть, хлеб забыл! Господи, как же я теперь? Что с ними теперь будет?
   - Да ничего с ними не будет, успокойся, - хмыкнул довольно Старик, - немного твои птицы похудеют, зато на лавках места станет больше. Так значит ты тоже не в курсе, что происходит?
   С усилием оторвав взгляд от голубей, Отставник посмотрел на Старика.
   - Э... Я думал, может быть, война?
   - Да Господь с тобой! - Замахал на него руками Старик, - Тебе бы только воевать! Это поэтому ты так вырядился, в полной боевой?
   - Ммг, еле влез, - вздохнул Отставник, - Что-то я толстеть начал в последнее время без дела на домашних харчах.
   - Хм, как ни крути, а возраст берет свое, - улыбнулся Старик и, махнув головой, закинул свои длинные седые волосы назад, - Главное не заржаветь раньше времени. Я надеюсь, ты хотя бы оружие с собой не брал?
   - Я!? Оружие? Зачем? - Уклончиво ответил Отставник, стараясь не смотреть в глаза.
   - А я о том и говорю, что незачем, - нахмурившись, строго сказал Старик, - Так что ты это, не вздумай "пушкой" махать, прежде чем мы не выясним, что происходит. Лады?
   - Ммг... - Неопределенно отозвался Отставник.
   - А пока поставь-ка свой пистолет на предохранитель, - хмыкнув, добавил Старик и посмотрел на удивленно вытянувшееся лицо Журналиста.
   - А? Хорошо, хорошо... - Ответил Отставник и, не глядя, быстро проделал какие-то манипуляции за спиной.
   - Вы что, думаете, он взял с собой оружие, - тихо спросил Журналист Старика.
   - Можете не сомневаться, я не думаю - я знаю, - усмехнулся Старик, - Мы с ним вместе уже слишком долго.
   Неожиданно из толпы вырвались несколько человек и, гремя ведрами, с криками побежали вперед.
   - Пожар! Пожар! Пожар!
   - А что хоть горит? - Зашумела толпа.
   - Мэрия горит! Пожар! - Прокричал человек с ведром и побежал за остальными.
   - Ну вот, - удовлетворенно вздохнул Старик, - теперь мы хотя бы точно знаем, что произошло. А на пожаре, как известно, нужно другое оружие - пустые ведра, трезвый ум и много, много, много воды. Так что, идемте быстрее, а то все сгорит без нас, - и он стремительно потянул всех в сторону Парка, к Фонтану, к воде...
  
   Но не успели они сделать и нескольких шагов в сторону Парка, как звук сирены вдруг резко прекратился. Толпа горожан тут же остановилась как вкопанная, все удивленно посмотрели друг на друга.
   - Ну вот, теперь еще и на пожар не успели, - разочарованно вздохнула в толпе старушка.
   Но тишина длилась недолго.
   - Внимание, внимание! - Раздался над Городом сухой командный голос, усиленный множеством довоенных громкоговорителей, развешанных на столбах, - Всем жителям города, настоятельная просьба - незамедлительно явиться на главную площадь города, чтобы прослушать важную информацию!
   Поток информации вдруг резко прекратился и в возникшей молчащей паузе все оцепенело посмотрели друг на друга. Однако никто не двинулся с места. Раздались щелчки и характерное шипение в громкоговорителе, и тот же голос снова повторил, слегка видоизменив информацию:
   - Повторяем, всем без исключения надлежит незамедлительно явиться на главную площадь города! Не заставляйте нас быть более убедительными. - Прокричали динамики и горожане, посмотрев друг на друга, как по команде, двинулись в сторону площади.
   - Хм, - опешив, хмыкнул Старик, - похоже, пожар отменяется. Тут что-то другое, может быть, даже похлеще, - и он опять побежал, едва поспевая за остальными.
   Опять, уже где-то ближе, раздалось шипение динамиков, и прямо навстречу людям выехала большая черная машина, на которой были установлены огромные мегафоны. Из них, по всей видимости, и исходила подаваемая информация. Машина медленно проехала мимо людей и скрылась в соседней улице.
   - Ага, определенно похлеще, - провел машину подозрительным взглядом Отставник, пощупав что-то у себя за спиной, - Хорошо, что я револьвер свой почистил, мало ли что. Ладно, пойдем, посмотрим, где там собака зарыта, - и он прибавил шагу.
  
   А автомобиль между тем катил по улицам пустого города, периодически сообщая обрывки важной информации. Однако, чем дальше он углублялся в город, тем меньше людей встречалось ему по дороге, потому что все жители Города уже давно были на пути к площади. Поэтому и вещал он большей частью в пустоту, что очень сильно раздражало едущего за рулем человека в штатском, поскольку, по задумке Начальника Охраны, каждая следующая часть информации, рассчитанная на менее понятливое население, должна была звучать все более и более убедительней предыдущей.
   - Так, я не понял! Где все!? - Лилось в пустоту из динамиков интеллигентное обращение Начальника Охраны, - Быстро собрались все здесь! Расклад такой - или вы будете все здесь сейчас же, или я буду у каждого из вас потом! А ну бегом на площадь, кому сказал!..
   По мере подачи каждого следующего сообщения сленговая нагрузка текста все более усиливалась, при этом становясь все менее понятной простому обывателю, но, благодаря интонациям, ставала более убедительной для слуха. Однако, именно в этом городе такая замечательная придумка себя не могла оправдать изначально, и вся речь, состоящая из множества воззваний, разносилась попросту впустую. Поэтому лингвистические познания Начальника Охраны и его способности владения многими языками прошли для горожан незамеченными. И только один человек за рулем в штатском, уже не в первый раз слушающий эту запись, смакуя, проговаривал каждую часть послания про себя и восторженно повторял: "Какая убедительная речь!".
  
   А площадь тем временем наполнялась людьми. Стекаясь из Парка и близлежащих улиц, горожане опасливо озирались друг на друга и медленно выходили на площадь, не замечая, как тут же за ними смыкался круг оцепления, выставленный лично Начальником Охраны из лучших представителей элитных спецподразделений - все как один, без страха и упрека. А иначе нельзя! А иначе всяко может быть! Президент, все-таки! И какая тут может быть жалость? О чем тут еще думать? Поэтому те горожане, что уже попали в круг, там должны были и оставаться, и не покидать его. А те непонятливые, кто все же пытался вернуться за пределы очерченного круга, тут же натыкались на молчаливое, но неумолимо-жесткое препятствие в лице (да какое там, в лице - в шлеме с опущенным забралом!) человека в полной экипировке, стеной выраставшего на пути беглеца и кивком указывающего ему вернуться назад. Вздыхая, люди сразу прекращали попытки прорваться сквозь оцепление и, безропотно повинуясь указаниям, следовали со своими ведрами и чемоданами к центру площади, где их уже ждали остальные, и сам Начальник Охраны, Церемониймейстер и группа людей в штатском. Присутствие незнакомых людей в таком небывалом количестве еще более усиливал страх и непонимание горожан. Ропот недовольства тихо разливался по главной площади Города.
   Появившись на площади в числе остальных в сопровождении Кота, Внучки и Лапы, Бабушка тщательно осмотрелась вокруг и сразу определила того, к кому следует обратиться за ответом на свой вопрос. Она тут же устремилась к Начальнику Охраны, который явно выделялся среди людей в штатском тем, что все остальные, почтительно склонив головы, стояли вокруг него полукругом. Маленький человечек отдавал им какие-то приказания. При этом он продолжал упорно вертеть пальцем у себя на груди, как будто пытался сделать в пиджаке дырку. Недалеко от этой группы бойцы в бронежилетах и шлемах монтировали трибуну. Бабушка стремительно шла через площадь, остальная братия едва поспевала за нею.
   - Молодые люди! Молодые люди! - С ходу начала Бабушка, подходя ближе к людям в штатском, - Простите, вы не объясните нам, что здесь происходит? - Она сделала еще только несколько шагов в их направлении, когда неожиданно была остановлена выросшими перед нею автоматчиками, сразу передернувшими затвор и преградившие ей путь. - Э, простите, что происходит? - Осеклась старая женщина и замолчала.
   Поддержав Бабушку, Лапа грозно зарычала и ухватилась зубами за штанину первого попавшегося ей бойца. Но тот и ухом не повел. Окружавшие начальника подчиненные остолбенело уставились на пожилую женщину и ее странную компанию. Оборвав свою тираду, Начальник Охраны, резко развернулся к женщине, всем своим видом показывая свое глубокое неудовольствие, что его прервали.
   - Вы кто такая? - Грубо спросил он.
   - Я!? - Искренне удивилась Бабушка, - Я житель этого города, впрочем, как и все эти люди, собравшиеся здесь по причине нам неведомой, - она обвела рукой растущую толпу горожан, - Мы хотим знать, что...
   Она не успела закончить фразу.
   - Знать!? - Резко оборвал ее Начальник Охраны и едко усмехнулся. Его подчиненные тут же подобострастно захихикали. - Все хотят знать! Но только не всем положено. Будьте как все, не выделяйтесь - станьте в строй! - И он ткнул пальцем на центр площади.
   - Что!? - Опешила Бабушка, - Молодой человек, что вы себе позволяете? - Лапа зарычала еще громче и переключилась на обувь бойца.
   Начальник Охраны пристально посмотрел на женщину.
   - Я позволяю себе ровно столько, сколько имею на то права, - четко и с расстановкой отчеканил он, - А прав я имею достаточно. Так что, не выделяйтесь и вернитесь в строй, вам доведут всю необходимую информацию, когда будет нужно.
   - Но... - Открыла было рот Бабушка и замолчала.
   - А когда будет нужно? - Осторожно вклинилась Внучка.
   - Когда будет, тогда и нужно! - Отмахнулся от нее Начальник Охраны, - Не мешайте работать! Уберите их! - Отдал он приказ и снова повернулся к подчиненным, продолжив раздавать указания.
   Бабушка сделала еще слабую попытку что-то возразить, но два автоматчика тут же оттеснили ее назад, перекрывая доступ к телу начальника и не двузначно давая понять, что разговор закончен. Лапа бессильно зарычала, ей таки удалось оторвать изрядный кусок шнурка с ботинка спецназовца, впрочем, да и только. Придя ей на помощь, Кот быстро зашел с тыла и, потрусив хвостом, густо отметил свою территорию на штанах обоих бойцов, после чего хвостатые удовлетворенно затрусили за хозяйкой.
   - Ладно, подождем, - вздохнула Бабушка, - Эх, а тесто, небось, поднялось уже. Жаль, пропадет зря, - с досадой заметила она Внучке, возвращаясь к ожидавшим их горожанам.
   - Ну что? Ну что? Узнали что-нибудь? - Наперебой полетели к ним вопросы.
   Бабушка глубоко вздохнула.
   - Понятия не имею, что и как, а эти что-то скрывают. - Кивнула она в сторону Начальника Охраны.
   - Что? Что? Что скрывают? - Посыпалось градом, но женщина только пожала плечами.
   - Знамо что, правду скрывают! - Почесал голову старик в панаме.
   - Смотрите, смотрите, Мэр идет! - Неожиданно раздались возгласы горожан, указывая руками в сторону Парка. Там в сопровождении Почтальона и других людей через площадь шел градоначальник.
   - Ага, и он тут. Ну, слава Богу, может, хоть он сейчас узнает, в чем дело, - послышались осторожные предположения.
   - Ммг, узнает. Только догонишь ли ты его потом, чтобы спросить?..
  
   Между тем, Мэр прямиком через площадь направился к Начальнику Охраны, продолжавшему энергично размахивать руками в окружении людей в штатском. Лицо градоначальника выражало полную решимость.
   - Доброе утро, - с ходу сухо поздоровался он с непрошеными гостями, и поспешно добавил, - Хотя, судя по ситуации, это весьма спорное заявление.
   - Ну что там такое опять? - Раздраженно обернулся к нему Начальник Охраны, прерванный уже второй раз. - Вы еще кто?
   - Я!? - Опешил Мэр, - Я вообще-то мэр этого города. А кто, простите, у вас главный?
   - Хм, главный? - Довольно хмыкнул Начальник Охраны, - Для вас главный здесь я! - Воскликнул он, но тут же поправился, - Пока что я... Так, значит, это вы мэр?
   - Я, - осторожно подтвердил тот, - А что, собственно, здесь происходит?
   - А вы не в курсе? - Язвительно усмехнулся Начальник Охраны, - Вам что, вчера не сообщили? - Он подозрительно глянул на Мэра, отчего тот почувствовал себя весьма неуютно под его тяжелым взглядом.
   - Э... сообщили, да, - неуверенно сказал Мэр, оглянувшись на Почтальона, - Но я не понимаю, зачем такой шум поднимать? И людей разбудили так рано...
   - Что!? - Взорвался Начальник Охраны, - Да как вы можете!? К вам приезжает президент, а вы еще спрашиваете!?
   - Да... то есть нет, - растерялся Мэр, - Но неужели так необходимо...
   - Что!? Вы еще и сомневаетесь!? К вам в ваш захолустный городок в коем-то веке сам президент приехать решил, а вы еще тут рассуждать беретесь?
   - Нет... то есть, да, - совсем запутался Мэр, - Это, конечно, большая радость для нас, но ведь можно же...
   - Можно или нельзя, это не вам решать! - Твердо отрезал Начальник Охраны, - Ваше дело маленькое! Вы должны принять и обеспечить достойную встречу нашему дорогому президенту. - Он пристально посмотрел на Мэра. - Кстати, вы подготовились к встрече? - Мэр попытался что-то ответить, но у него получилось только раскрыть рот и беззвучно пошевелить губами. - Хорошо, хоть это вы сделали, - по-своему понял его визави и снисходительно добавил, тыча в небо пальцем, - Не каждый день вас чтит своим вниманием такая персона - ценить должны!
   - Мы ценим, ценим, но люди хотят знать и им надо объяснить...
   - Некогда мне тут всем объяснять, - отмахнулся от него Начальник Охраны, кивнув на человека сзади, - Вон, товарищ Церемониймейстер вам сейчас все объяснит.
   Из окружения Начальника Охраны нехотя отделился аляповато одетый человек, своим пестрым костюмом больше напоминающий павлина, чем государственного служащего. Впрочем, кто их знает там наверху, какие они должны быть на самом деле, эти государственные служащие. Церемониймейстер вальяжно подошел ближе.
   - Здрасте... - Сложив руки на животе, хмыкнул он и, гордо вскинув голову, поверх очков посмотрел на Мэра, - Я, собственно, не вам все буду объяснять, а этим, - кивнул он на горожан.
   Мэр проследил за его взглядом.
   - Людям? - Удивленно переспросил он.
   - Мда... этим самым, - пренебрежительно выдавил из себя Церемониймейстер, - Но только когда все соберутся. Я не работаю с малым группами, - манерно произнес он, обмахиваясь веером.
   - Но это почти все, у нас маленький город, - пожал плечами Мэр.
   - Тем хуже для вас, - фыркнул человек-павлин, - Трачу тут свое время на всякую мелочь, - и, покачивая бедрами, он вернулся на место.
   - Ничего, ничего, - ухмыляясь, произнес Начальник Охраны, - Мелочь тоже когда-то становится крупной рыбой, со временем. Мне ли не знать, тут мозгов много не надо... Эй, а ты кто такой? - Вдруг заметил он стоящего рядом с Мэром Почтальона.
   - Я!? - Дернулся от неожиданности тот, - Я почтальон, местный.
   - Слышишь, ты, почтальон местный, давай-ка, дуй на свою почту и контролируй все входящие и исходящие. С этого момента вся информация должна идти только через меня. Понял?
   - Ага, понял. - Ошалевший Почтальон стремительно кинулся исполнять поступившее указание. Начальник Охраны кивнул одному из своих подчиненных.
   - Так, пойдешь с ним на почту и все проконтролируешь.
   - Слушаюсь. - Офицер отдал честь и побежал следом за Почтальоном.
   Начальник Охраны снова переключился на градоначальника.
   - А вы, господин Мэр, соизвольте пройти сейчас с нами и показать, где вы собираетесь принимать высокого гостя.
   - Высокого кого? - Не понял Мэр.
   - Кого-кого, президента! - Раздраженно рявкнул на него Начальник Охраны.
   - А разве он высокий? - Опрометчиво переспросил Мэр.
   - Молчать! Показывайте, где его место.
   - Место? - Совсем уже растерялся Мэр. - Показать президенту его место?
   - Да, покажите, где проходить встреча, пока он будет находиться в этом городе? - Уточнил Начальник Охраны.
   - А... Ну, тогда в мэрии, наверное.
   - Ну, так ведите, чего стоите? - Нетерпеливо воскликнул Начальник Охраны.
   - Хорошо, прошу, - Мэр указал в сторону Ратуши, и они вместе с еще несколькими сопровождающими пошли к мэрии, - У нас там есть и библиотека, и городской музей краеведческий...
   - Музей? - Пренебрежительно хмыкнул Начальник Охраны, - Нет, нет, музеев нам не надо, и читать нам некогда - нам бы пожрать что-нибудь.
   - Пожрать? - Не понял Мэр.
   - Ну да! Нам же нужно провести дегустацию того, что вы приготовили, прежде чем давать это президенту, мало ли что...
   - Мало ли что, что? - Безмерно удивился Мэр.
   - Ну, вдруг вы его отравить собираетесь, - ухмыльнулся Начальник Охраны.
   - Отравить? - Растерялся Мэр, - Кого? Зачем?
   - Знаем мы вас, - хитро прищурился Начальник Охраны, погрозив пальцем, - все вы одинаковые. Ну, веди, давай! - Рявкнул он на несчастного Мэра, - Показывай скорее нам свой хлеб-соль...
   Втянув голову в плечи, Мэр повел людей в штатском за собой, по дороге лихорадочно обдумывая, чем же потчевать столь "желанных" гостей. Часы на башне пробили семь утра. Трибуна была почти готова. Глубоко вздохнув, Мэр скрылся в дверях здания. Начальник Охраны с компанией последовали за ним.
  
   На какое-то время на площади наступило затишье. Проводив взглядами Мэра, люди, которым ничего не оставалось, как просто ждать, тихо переговаривались между собой. Число их все время возрастало. Выставленная по периметру охрана молча ожидала следующих распоряжений и бдительно следила, чтобы никто из уже вошедших не покинул площадь, следуя одному правилу: "Всех впускать и никого не выпускать".
   На площади среди немногих опоздавших появился сын Мэра. Пройдя через оцепление, он прошел к толпе горожан.
   - Ой, смотри, кто пришел, - улыбнулась Бабушка, указав на него Внучке.
   - Эй, мы здесь! Иди к нам! - Сразу закричала та, обращая на себя внимание.
   - Вижу, вы уже помирились, - довольно усмехнулась Бабушка, - И это правильно, раздоры нам ни к чему. А детские обиды - они как летний дождь, быстро проходят и высыхают как лужи, словно их и не бывало.
   - Привет! - Кивнул сын Мэра Внучке, подходя ближе, - Здравствуйте! - Учтиво поздоровался он с Бабушкой.
   - Здравствуй, здравствуй, милок, - приветливо ответила Бабушка, - Что, тоже решил недоспать сегодня?
   - Да это, какое там спать, когда такой шум, - пожал плечами парень.
   - Это да... А ты, часом, не знаешь, что случилось? Папа тебе не рассказывал? - Спросила Бабушка.
   - Я? Ну, я знаю кое-что, - уклончиво начал сын Мэра.
   - Так чего же ты молчишь? Давай, рассказывай! - Воскликнула Внучка, надув губки.
   - Э, кажись, президент к нам собирается приехать.
   - Что!?
   - Да. Только сообщили слишком поздно, папа не успел подготовиться.
   - Сам Президент!? - Ахнула Бабушка, - И к нам? Чего это вдруг?
   Парень пожал плечами.
   - А, это тот президент, на которого ты хотел бы быть похожим, да? - Язвительно усмехнулась Внучка.
   - Да... То есть нет, - поспешно поправился парень, - не совсем... не во всем, конечно... не полностью, - замялся он окончательно.
   - Молодые люди, о чем это вы? - Хитро прищурилась Бабушка, - Я чего-то не знаю?
   - Не ты одна, Бабушка, - усмехнулась Внучка, - я тоже только недавно узнала, - она кивнула на растерявшегося парня, - У него есть одна мечта - он хочет стать президентом.
   - Э... это когда-то, не сейчас, я только учусь, - смущенно промямлил сын Мэра.
   - И теперь его кумир здесь, у нас, собственной персоной, - не слушая его, продолжала девушка, - надо же, как повезло! Какая удача, да?
   - Да не кумир он мой вовсе, просто... - Попытался что-то объяснить парень, но Внучка едко улыбнулась и он замолчал.
   - А что здесь смешного, дорогая, если человек ставит перед собою такие цели? - Неожиданно спросила Бабушка.
   - Но это же глупо, Ба, он и Президент! - Рассмеялась девушка.
   - Не глупее, чем что-либо другое, - осадила ее Бабушка, - Ты же не называешь глупостью свои способности к вязанию, готовке и ведению хозяйства. Тебе это нравится и тебе есть чем похвастаться.
   - Ну ты сравнила, Бабушка, вязание и президент, - хмыкнув, пробормотала Внучка, - Вязать еще надо научиться, а президентом может быть каждый.
   - Так я и учусь, - осторожно напомнил парень.
   - Вот видишь? Он учится. - Усмехнулась Бабушка Внучке, - И главное ведь не то, кто какую должность занимает, а для чего он ее занимает, и приносит ли это удовольствие ему самому и пользу другим людям.
   - Наше с тобой вязание точно приносит пользу, - усмехнувшись, гордо воскликнула девушка.
   - И он тоже, - Бабушка кивнула на сына Мэра, - когда станет президентом, тоже будет приносить пользу. Со временем. - Уточнила старая мудрая женщина.
   Внучка посмотрела на окончательно смущенного парня.
   - Ну, будешь приносить пользу? - Строго спросила она.
   - Буду, - уверенно кивнул тот.
   - Ну смотри мне, я за тобой слежу! - Улыбнулась девушка.
   Бабушка громко рассмеялась и потрепала парня по плечу.
   - Да будет, будет, я знаю...
  
   Тем временем, пройдя через Парк, на площадь стремительно вышли Отставник, Журналист и Старик. За их спинами тотчас же сомкнулось оцепление, и они оказались замкнутыми в кольцо окружения. Очутившись в таком необычном положении, все трое замерли, оглядываясь по сторонам.
   - Так, трое на Мэрии, двое на водонапорной башне, еще четверо на деревьях... - Оглядываясь, тихо оценивал ситуацию старый вояка.
   - Что ты там бормочешь? - С подозрением спросил его Старик.
   - Да так, ворон считаю, - ответил тот, присматриваясь, - Ага, еще пятеро в кустах...
   - Ты же голубей любишь!
   - Ммг... А вороны что, не птицы, что ли? - Не отвлекаясь, ответил Отставник, - Их тоже кому-то любить надо... Так, еще четверо в окнах... Хм, серьезная подготовка.
   - Что? Какая готовка? - Не отставал от него Старик.
   - Послушайте, - воскликнул Журналист, осторожно оглядываясь назад, - кажется, мы окружены.
   - Ты это только сейчас заметил? - Хмыкнул Отставник, продолжая оглядываться.
   - Что!? - Переполошился Старик, озираясь вокруг, - Что, черт возьми, происходит?
   - Спокойно, ребята, - успокоил их Отставник, усмехнувшись,- Да, мы в окружении, ну и что? В первый раз что ли? Прорвемся!
   - Ага, или порвемся. Тебе легко говорить, - в голосе у Старика появились панические нотки, - ты всю жизнь прорываешься. А мы?
   - А что вы? - Удивился Отставник, - И вы прорветесь, если будете меня слушаться.
   - Вы это о чем? - Обеспокоенно встрял в разговор Журналист, - Куда прорвемся? Здесь столько военных!
   - Отставить панику! - Скомандовал старый вояка, - Условием любой победы является трезвый ум и холодный расчет. Есть у нас в наличии трезвый ум?
   - Да.
   - А холодный расчет?
   - Нет.
   - Ммг, плохо. Непорядок! Надо искать, - пробормотал Отставник и пошагал к остальным людям, собравшимся на площади. Старик переглянулся с Журналистом и неожиданно побежал вперед, обгоняя Отставника.
   - Я первый! - Крикнул он на бегу и помчался к толпе.
   - Давай, давай, - усмехнулся Отставник, - хоть в чем-то ты будешь первым. - Он притормозил и дождался, пока его нагнал Журналист, - А куда это вы, молодой человек, вчера пропали? - Спросил он, - Шли, шли из Парка, оглянуться не успел, а вас уже нет.
   - Так я это... - Замялся молодой человек, - Меня Старик к себе в гости пригласил, вот мы и пошли к нему чайку попить.
   - А, в гости? - Хитро усмехнулся Отставник, - Ну и как, попили? Он тебе ничего к чаю не предлагал?
   - Да, предлагал, коржики и... борщ еще, - удивленно посмотрел на старого военного Журналист, - А откуда вы знаете?
   - Ммг, - усмехнулся тот, - Да просто он всем предлагает. И что, ты пробовал его стряпню?
   - Э... пробовал, - неуверенно ответил Журналист.
   - И как прошли пробы? - Рассмеялся Отставник, глядя на растерянного Журналиста.
   - Ну... - Протянул тот и замолчал, не зная, как ответить, чтобы не обидеть его друга.
   - Понятно, - понимающе закивал Отставник, - Ну ничего, ничего, через это все проходят, - ободряюще усмехнулся он и похлопал молодого человека по плечу, - Все нормально, ты все правильно сделал.
   - Но я не ел борщ! - Неожиданно воскликнул Журналист.
   - А вот это ты очень правильно сделал, - рассмеялся Отставник, - И не ешь никогда. Возможно, это даже и не борщ вовсе.
   - Э... Но, может быть, у него просто рецепт неправильный? - Не зная как реагировать, сдержанно усмехнулся Журналист.
   - Да нет, рецепт у него верный, я его видел, просто он готовит его по-своему, своеобразно, - усмехнулся Отставник и посмотрел на Старика, стоящего уже посреди толпы и как дирижер размахивающего руками, - А вообще-то он хороший, когда много не болтает. Жаль только это редко бывает. - И, рассмеявшись вместе с Журналистом, они примкнули к остальным горожанам.
  
   - И что, никто ничего не знает? - В который раз дотошно допытывался Старик, выспрашивая информацию у людей. Те только виновато пожимали плечами.
   - Так никто ничего не говорит, - в который раз отвечал ему старик в панаме, - Тот, кто что-то знает, молчит, а те, кто ничего не знает, кричат как обычно.
   - Так надо тогда пойти и спросить! - Решительно воскликнул Старик.
   - Ишь ты какой умный нашелся! - осадил его старик в панаме, - Раскричался тут. Пойти и спросить, говоришь? Спрашивали уже.
   - И что?
   - Ничего. Молчат, что-то скрывают, ждут, пока все соберутся.
   - Так мы уже все здесь - кого мы ждем? - Нетерпеливо воскликнул Старик.
   - Не знаю... Может быть, его? - Старик в панаме указал в сторону Парка.
   Все обернулись на Парк. Там, по краю площади, потрепанный и грязный с широкой бессмысленной улыбкой на лице, пошатываясь, брел Бизнесмен. В руках он держал вязку ярких цветных шариков, наполненных гелием. Трепеща на ветру, они просили отпустить их в небо. Никого и ничего не замечая вокруг, Бизнесмен медленно пересек край оцепления и вышел на площадь. Бойцы спецназа расступились, не препятствуя ему. Увидев "горячо любимого" хозяина, Лапа грозно зарычала и попятилась назад. Однако, быстро сообразив, что тот не представляет для нее никакой опасности, удивленно вытянула мордочку и завиляла остатком своего хвоста.
   - Ой, а что это с ним? - Удивленно спросила Внучка, указывая рукой на Бизнесмена.
   - Что-что недоброе, я так полагаю, - едко буркнул Старик, - Наверное, цирк приехал, вот клоуны и разбежались.
   Народ обеспокоенно и сочувственно загомонил.
   - Что с ним произошло?..
   - Да вроде был ничего...
   - Как он выглядит?..
   - Он что, сошел с ума?..
   - Бедненький...
   - Куда смотрит его жена?..
   Из группы людей осторожно отделился Работник и, разинув рот, пошел навстречу своему работодателю.
   - Шеф, что с вами случилось? - Приблизился он на несколько шагов к торговцу, - Вы совсем на себя не похожи, вы весь в... Фу! - Замахал он вдруг руками и сразу отпрыгнул назад, морщась от неприятного запаха, идущего от хозяина.
   Бизнесмен подошел поближе к людям.
   - Фу! Ну и воняет же от него...
   - Похоже, его птицы обсидели...
   - Ты хотел сказать, обгадили?..
   - Ну да, только другими словами...
   - Ему от этого не легче...
   - Бедненький...
   - Шеф, что с вами? На что вы стали похожи!? - Закрывая нос руками, прогнусавил Работник.
   Лучезарно улыбаясь, Бизнесмен оглянулся вокруг, рассеянно пытаясь сфокусировать зрение на источнике вопроса.
   - Хм, хм... А? Что? Это? - Он посмотрел на себя, - А, да, это дерьмо, какашки, помет, так сказать, да...
   - Но шеф! Это же... Фу-у! - Закрыл нос и рот Работник обеими руками.
   - Какое "фу"!? - Широко улыбнулся Бизнесмен, оглядывая себя, - Говорят, это к деньгам и, судя по всему, к большим деньгам, очень большим.
   - Но шеф, зачем вам так много?
   - Пускай, не помешает, пусть будет, запас карман не тянет, - довольно улыбнулся Бизнесмен, глядя на огорошенного Работника, - А хочешь, я и тебе немного дам?
   - Нет! - Категорически замахал руками тот и на всякий случай отступил на несколько шагов подальше от хозяина, - Шеф, а зачем вам воздушные шарики?
   - Тсс! Это не просто шарики, - прижав грязный палец к губам, тихо прошептал Бизнесмен, будто доверяя какую-то большую тайну, - Это деньги, большие деньги. Вот, на, возьми, - улыбнувшись, он протянул Работнику шарик на ниточке. Однако, когда тот попытался принять подарок, резко посерьезнел и быстро отдернул руку, - Ага! Ишь чего захотел! Хитрый! Сначала заплати.
   - Но шеф, за что!? - Удивленно воскликнул Работник.
   - Как это за что? - Хитро усмехнулся Бизнесмен, - За воздух. За мой воздух! Я теперь воздухом торговать буду - он легкий и чистый, чистый и легкий. Давай, купи у меня набор "Чистые легкие". Какого цвета ты предпочитаешь? - Он сделал шаг вперед.
   - Что? - Отпрянул назад на два шага Работник.
   - Ну, давай, не стесняйся, я тебе недорого продам - как своему, по себестоимости, - подступил еще ближе торговец.
   - Шеф, все, что вы продаете по себестоимости, выходит очень дорого, - закрывая нос руками, отступил еще дальше Работник, - Спасибо, но я не могу себе это позволить.
   - Давай, покупай, не жлобся, - ожесточаясь, еще ближе подступил Бизнесмен, - а то потом еще дороже будет. А, и вы тут? - Растянулся он вдруг в улыбке, наконец-то заметив остальных людей. Горожане молча наблюдали за диалогом мужчин, морщась и прикрывая носы от идущего от торговца неприятного запаха. - Прошу вас, покупайте. Только сегодня, распродажа! Самый чистый, самый легкий воздух, прямо от производителя! - Пропел Бизнесмен, протягивая людям шарики, - От меня, лично. Берите, не пожалеете, будете жить долго и счастливо.
   - Мы и так жили долго и счастливо, - буркнул Старик, - пока вы не приехали.
   - Ну что ты прямо так сразу? - Оборвала его Бабушка, - Повежливее надо с гостями, полегче...
   - Но легче воздуха ничего нет, - подхватил Бизнесмен, - Именно поэтому воздух - это лучший товар из всех возможных, он всегда есть в наличии и он всем нужен.
   - И, слава Богу, он общий и никому не принадлежит, - вставил Библиотекарь.
   - Это пока, - быстро внес коррективы Бизнесмен, безумно вращая глазами, - Когда я приобрету эксклюзивные права на его реализацию, он будет только мой, и при этом в нем будут нуждаться все. - Он обвел всех присутствующих плотоядным взглядом, - На этом можно сделать большие деньги, огромные, вы себе даже не представляете, хм, хм... - Хрюкнул он и засмеялся нездоровым смехом.
   Люди молча и с сочувствием смотрели на обезумевшего человека, фантазирующего о своих грандиозных планах. Старик наклонился к Бабушке.
   - Вот видишь, - едко произнес он, кивая на Бизнесмена, - ну как ты хочешь с ним быть полегче? В нем и так уже столько воздуха, что того и гляди, унесет куда подальше. Пора бы опустить его уже на землю.
   - Ммг, - согласился Отставник, ко всему еще имеющий хороший слух, - И крепче прибить гвоздями к забору, чтобы не болтался, где ни попади почем зря. - Бабушка усмехнулась, глубоко вздохнула и пожала плечами. С некоторыми вещами трудно было не согласиться.
   Работник осторожно приблизился к бормочущему Бизнесмену.
   - Шеф, как же так? А как же вода и земля - что с ними теперь будет? - Недоуменно спросил он.
   Торговец перестал бубнить, на секунду задумался и заулыбался.
   - Хм, да ничего с ними не будет, - хмыкнул он, - Кому теперь это уже нужно? Это теперь слишком мелко для меня - у меня уже есть воздух, и его много, и это уже совсем другие деньги, тут и расходы поменьше и количество неограниченно. - Он посмотрел на толпу горожан. - Ну что, последний раз спрашиваю, будете брать?
   - Нет! - Эхом разнеслось над толпой.
   - Ну и ладно, черт с вами! - Фыркнул Бизнесмен, недовольно пятясь от людей, - Я и так всегда найду, кому продать свой воздух.
   - Давай, давай, ищи, ищи отсюда... - Понеслись ему вслед напутствия.
   - Слушай, а ты вон лучше приезжим его продавай, - едко ухмыльнувшись, посоветовал Старик, кивнув на группу людей в штатском, стоящих возле трибуны, - У них, поди, и денег побольше будет, и мозгов поменьше. - Горожане довольно засмеялись.
   - Ага, - ухватился за мысль Бизнесмен, не дослышав, - Точно, спасибо за совет... - И, прихрамывая на обе ноги, он поплелся к группе людей в штатском.
   - Давай, давай... - Весело заулюлюкали люди, глядя, как Бизнесмен предлагает воздушные шары людям в штатском. Те сначала просто от него отворачивались, прикрывая нос и рот руками, но когда, жестикулируя, тот стал настойчиво всовывать их им в руки, стали перемещаться от него по площади как фигуры на шахматной доске.
   - Ну вот, похоже, теперь все клоуны на арене, - довольно усмехнулся Старик.
   - Да нет, не все, вон еще идут, - кивнул Отставник на группу людей, вышедшую из дверей мэрии и в сопровождении Начальника Охраны направившуюся через площадь к горожанам, - Представление только начинается.
   - Папа! - Бросился вперед сын Мэра, заметив отца среди вышедших из мэрии людей.
   Бабушка легко придержала его, положив на плечо руку.
   - Не спеши, сынок, не спеши...
  
   - Смотри, смотри, и Мэр тоже с ними... - Загомонила толпа, указывая пальцами на площадь..
   Впереди вышедшей из мэрии группы шел Начальник Охраны, отчитывая на ходу плетущегося сзади Мэра.
   - Да вы что!? Это же подсудное дело! - Кричал он, размахивая руками. - Как вы могли такое допустить!? Ничего не готово к встрече! К вам такой человек приезжает, можно сказать, э...- Он попытался подобрать слово, но не смог, - Ммм, такой человечище к вам пожаловал, а у вас ничего, хоть шаром покати! Где фуагра? Где фаршированная рыба? Хоть бы икры какой-нибудь завалящей приготовили - ничего! Чем вы его тут кормить собираетесь?
   - Его? Э... - Промямлил Мэр, - Может быть, фруктами и овощами? Они у нас очень вкусные, сортовые...
   - Чего!? - Оборвал его Начальник Охраны. - Он что, по-вашему, скотина какая-то, фруктами и овощами питаться!? - Взорвался он, потрясая в воздухе кулаками.
   - Но мы же едим с удовольствием... - Осторожно добавил Мэр.
   - Молчать! Как вы смеете сравнивать!? Так то вы, а это - он! Это вам не быдло какое-то! Мясо должно быть, рыба всякая, изыски разные, чтобы порадовать его. - Начальник Охраны резко остановился и в упор посмотрел на Мэра. - Чем вы тут собраетесь удивлять президента?
   - Э... Может быть, дерунчиками, а? С грибочками...
   - Отставить! Еще отравится... - Его вдруг резко осенило. - Или, может быть, вы этого и хотите? - Начальник Охраны пристально посмотрел на Мэра. - Добровольное признание и явка с повинной поможет скостить вам срок. Признавайтесь.
   - Что!? - Оцепенел Мэр, проглотив язык. - Я... я... я...
   - Ладно, вами потом займемся, - снизошел Начальник Охраны, сделав для себя в уме необходимые пометки, - Э-э... - Укоризненно воззвал он к совести градоначальника, - Мы тут к вам со всей душой приехали, так сказать, ломая установленный график, выкроили время, чтобы почтить вас своим высоким присутствием, а вы? Э-э... И вы нас еще дерунчиками удивлять вздумали?
   - Но...
   - Думайте! Времени осталось слишком мало! Думайте или...- Раздраженно крикнул Начальник Охраны, одновременно прощупывая свой пиджак на груди. - Думайте! - Повторил он и вдруг резко изменил тон на проникновенно-ласковый, - Проявите свое радушие в ответ на наше великодушие...
   Последних слов Мэр почти не расслышал, потому что именно в этот момент с одной из примыкающих улиц на площадь выехал автомобиль, голосом Начальника Охраны вещающий через громкоговоритель свои последние речевки: "Блять! Суки! Вашу мать! Если вы сейчас же не соберетесь здесь все на площади, я оторву вам ваши сраные ноги и засуну их...", и так далее, и тому подобное. Исказившись в лице, Начальник Охраны яростно замахал подчиненным руками, и они быстро побежали навстречу автомобилю.
   - Все! Все! Стоп! Стоп! Хватит! - Отчаянно крича, замахали те руками, чтобы водитель наконец-то выключил громкоговоритель, - Хватит! Уже все здесь...
   Раздалось громкое шипение, и звук отключился. Наступила тягостная тишина.
   Сконфузившись, Начальник Охраны медленно повернулся и посмотрел на Мэра.
   - Э... это наши старые записи, не обращайте внимания. Вы себе даже представить не можете, как нам иногда бывает трудно, народ такой непослушный. - Немного запнувшись, он отвернулся и кивнул подчиненным, чтобы те начинали. Группа приезжих сразу поспешила к трибуне и стоящим в отдалении от нее опешившим горожанам. Рядом семенил пыхтящий от злости Церемониймейстер. Они быстро поднялись на трибуну.
  
   - Так, похоже, все уже собрались, - быстро вернул самообладание Начальник Охраны, глядя на толпу людей, - А у вас тут их не так уж и много, слава Богу. Значит, обойдемся в этот раз без эксцессов.
   - Да, это все. - Окинул взглядом Мэр притихших горожан. - Городок у нас небольшой.
   - Это хорошо, потому что времени у нас очень мало - уже восемь утра, а мы еще ничего не подготовили к приезду нашего президента. Церемониймейстер! - Громко позвал Начальник Охраны.
   - Я здесь! - Отозвался с трибуны разряженный человек. - Слушаю вас, чего изволите? - Подобострастно склонил он голову.
   - Значит так, - хмыкнул Начальник Охраны, брезгливо посмотрев на ряженного человека, - что я изволю?.. Я хочу, чтобы вы сейчас же приступили к подготовке торжественной части приема. На все про все у вас два часа. Управитесь?
   Церемониймейстер самодовольно улыбнулся.
   - Хм, разумеется, не первый же раз. - Ответил он, манерно обмахиваясь веером.
   - Хорошо... - Начальник Охраны поднялся на трибуну и подошел к микрофону. - Так, минуточку внимания! - Обратил на себя он внимание горожан. Перестав шушукаться, люди замолчали и посмотрели на него. - Я хочу сообщить вам радостную новость... - Объявил он и с едкой ухмылкой посмотрел на притихших людей.
   - Ой, что-то у меня мурашки по спине побежали от предвкушения, - шепнул Старик Отставнику.
   - Хм, смотри, чтобы они тебе ребра не поломали, - усмехнулся тот.
   - Что? Кто? - С опаской оглянулся Старик.
   - Да мурашки твои эти...
   Выдержав паузу, Начальник Охраны продолжил.
   - Отложив все свои государственные дела, ваш город с неофициальным визитом решил посетить сам президент...
   - А, вот кто это, значит, "сам сам" который? - Почесал голову Старик.
   - Ммг, он самый, - кивнув, вздохнул Журналист.
   Начальник Охраны продолжал.
   - Поэтому, вы все как добропорядочные граждане должны понимать, какая ответственность ложится на каждого из вас. В ходе визита президент ознакомится с достопримечательностями вашего города, после чего проведет короткую встречу со своими избирателями...
   - Интересно, с кем это он собрался тут встречаться? - Тихо спросил Доктор Библиотекаря, но тот только пожал плечами.
   - Повторяю, - как будто услышав их, продолжал Начальник Охраны, - встреча пройдет со своими избирателями, поэтому, чтобы не возникало лишних вопросов, сразу сообщу, что на всякий случай "своих избирателей" мы привезли с собой. Они находятся здесь недалеко за городом, ожидают в автобусах и, в отличие от вас, все знают и все умеют, и их не надо учить, как себя вести, и какие вопросы задавать. Так что ваша задача будет заключаться в несколько ином - вы должны создать атмосферу радости и удовлетворения. Поэтому, сейчас вы должны подготовить достойную встречу к приезду президента - такую, чтобы он остался ею доволен...
   - А мы? - Выкрикнул Старик, но Начальник Охраны его намеренно проигнорировал. Он только метнул злой взгляд в его сторону и, на всякий случай, зафиксировал в памяти, как неблагонадежного.
   - Поэтому, - продолжил он, сильно сжимая микрофон, - чтобы ничего не выдумывать, мы сами разработали для вас программу торжественной встречи президента. Вам остается только правильно следовать нашим инструкциям, с которыми вас ознакомят соответствующие официальные лица. - Он кивнул на Церемониймейстера, разглядывающего свои ногти.
   - А если что-то пойдет не так? - Осторожно раздалось из толпы.
   - А если что-то пойдет не так, - грозно отозвался Начальник Охраны, выискивая в толпе источник вопроса, - я сам лично найду того, кто это сделал, и такое ему устрою, что он глубоко пожалеет, что родился на этот свет, и ему придется искать спасения на том! Всем все понятно! - Он обвел притихших людей взглядом.
   - Понятно... - Тихо вздохнула толпа.
   - Непонятно только, на каком же свете лучше, в виду сложившихся обстоятельств, - тихо пробурчал Старик.
   - На этом, на этом, - ободряюще похлопал его по плечу Отставник, - Не спеши...
   - Если всем все понятно, тогда приступайте, они ваши. - Начальник Охраны сухо кивнул Церемониймейстеру и сам отошел назад, предоставляя тому продолжить начатое.
  
   Поправив пестрый шейный платок, вперед выступил Церемониймейстер.
   - Зайчики мои, друзья мои, - хорошо поставленным голосом провозгласил он, - времени у нас до отвратительного мало, поэтому вы все просто обязаны выложиться так, чтобы после этого от вас осталась только мокрая одежда.
   - А куда денемся мы? - Робко спросил кто-то в толпе.
   - Вы? - Растянулся в широкой улыбке Церемониймейстер, - Вы воспарите! Воспарите вместе со мной прямо к вершинам Парнаса! - Патетично объявил он.
   - О, Господи! - Ойкнула какая-то женщина, - А я только-только белье замочила.
   - Ах! - Возмутился Церемониймейстер, - Ну что за глупости? Как можно говорить о каких-то низменных вещах, находясь рядом с искусством?
   - Так ведь оно же прокиснет!
   - Кто?
   - Белье...
   Церемониймейстер раздраженно мотнул головой, отчего солнце, отразившись в стеклах его очков, заплясало по толпе, заставив людей зажмуриться.
   - Сейчас же выйдите вон! Вы недостойны искусства встречать президента! - Гневно ткнул пальцем в бедную женщину Церемониймейстер. - Вон! - Он указал перстом в сторону от площади, - И чтобы я духу вашего больше здесь не видел!
   - Можно?! - Обрадовалась женщина, - Вот здорово, вот спасибо, я побежала... - И она радостно потрусила в сторону боковой улочки.
   - Ой, а можно и мне? - Тут же с надеждой вызвалась из толпы еще одна, - А то мне еще обед готовить и...
   - Вон! - Раздраженно крикнул Церемониймейстер, указывая в сторону. Женщина быстро воспользовалась разрешением и подалась в сторону.
   - И мне, и мне... - Посыпались многочисленные просьбы других женщин.
   - Вон! Все вон! - Громко завопил Церемониймейстер, замахал руками и затопал ногами. - Недостойные искусства черви! Все вон!
   - Нет!!! Никого не выпускать! - Резко воскликнул Начальник Охраны, и оцепление сразу сомкнулось, закрывая беглянкам путь к отступлению. Недовольно бурча, разочарованные женщины вернулись обратно.
   Начальник Охраны резко подошел к Церемониймейстеру, схватил того за руку и злобно зашипел ему на ухо.
   - Вы что творите!? Не сметь никого отпускать! Вы тут не у себя в театре! Их здесь и так не много.
   - Но я творец! - Гордо вскинул голову Церемониймейстер, - И я не желаю работать с дилетантами.
   - Вы будете работать с тем материалом, который мы вам предоставим! - Злобно зашипел Начальник Охраны и еще сильнее сдавил руку "творца". - Со всеми! И чтобы через час они у вас все ходили строем.
   - Но вы не смеете давить на художника! - Возмущенно пропищал Церемониймейстер, пытаясь вырваться из цепких рук Начальника Охраны. Тот только ухмыльнулся, сильнее сдавливая хватку. - Это наезд на творческую личность! Я буду жаловаться президенту... - Не очень-то уверенно и уже намного тише просипел он, судорожно сглотнув слюну.
   - Наезд бывает разный, - наклонившись к самому уху, интимно прошептал Начальник Охраны. - Можно просто на ногу наступить, а можно и на гусеницы намотать. - Хитро улыбнулся он, вдавливая свои пальцы в руку Церемониймейстера. Тот несколько раз пискнул, растерянно моргнул и вырвал свою руку из цепкой пятерни начальника.
   - Ой, вы мне делаете больно! И это так не комильфо, - скривился Церемониймейстер, - Хотя, кого интересует боль художника?.. - Судорожно затрясся он, - Ну, хорошо, хорошо, я все понял. Но вы сейчас мешаете мне работать и это намного хуже для всех нас.
   Начальник Охраны нехотя ослабил хватку и удовлетворенно кивнул.
   - Ладно, потом разберемся...
   Поправив сбившуюся прическу, Церемониймейстер с широкой натянутой улыбкой развернулся к ожидающей его толпе.
   - Итак, дети мои, я вижу, что вы все уже заждались. Но ничего, продолжим... На чем мы с вами остановились?
   - На том, что вы нас отпускаете, - дружно подали голос женщины, - У нас у всех дома хозяйство, дела...
   - Дела? Э... - Церемониймейстер растерянно посмотрел на Начальника Охраны, тот отрицательно покачал головой, он вздохнул, - Ну, ваши дела пока что придется отложить.
   - Но как же так? - Возмущенно загомонила толпа.
   - Милые мои, но ведь надо же чем-то жертвовать во имя общего блага?
   - Но вы же уже отпустили некоторых...
   - Это было всего лишь досадное недоразумение, - воскликнул Церемониймейстер, бросив взгляд на начальника, - К тому же они, осознав свою ошибку, уже возвращаются назад, и сейчас присоединятся к нашей труппе.
   По дороге к толпе уже действительно шли растерянные домохозяйки, недоуменно оглядываясь вокруг. Их предупредительно вели под локоток несколько людей в штатском. Замоченному белью, впрочем, как вкусному обеду, придется немного подождать.
   - Итак, - снова воззвал к толпе Церемониймейстер, - когда мы все так благополучно воссоединились, и все в сборе, начнем, наконец-то, то, чего вы все так долго ждали.
   - И чего это мы так долго ждали, интересно? - Буркнул Старик.
   - Репетиции! - Рявкнул Церемониймейстер, - Или вы хотите встречать своего президента кое-как без всякой подготовки?
   - Да мы успеем подготовиться, только дайте возможность... - Загомонила толпа.
   - Я пирог из ягод испеку...
   - А я солянку приготовлю...
   - А я кролика в печи запеку...
   И горожане, в основном женщины, стали перечислять все, кто что может сделать для обеспечения общего праздника. Церемониймейстер раздосадовано схватился за голову.
   - Нет, все, я не могу больше так, они меня убивают. Я им об искусстве, а они просто без ножа меня режут! - Взвизгнул он, и кинулся было вон.
   Однако, Начальник Охраны не внял стону души непризнанного гения, а просто взял его за плечи и поставил перед людьми, для верности немного вдавив в помост. Церемониймейстер сдавленно ойкнул.
   - Послушайте вы!.. - Удерживая Церемониймейстера, холодно начал свое обращение к людям Начальник Охраны. Слегка помедлив, вон все же сделал над собой усилие и натянул на свое лицо оскало-подобную улыбку. - Дорогие граждане! Давайте проявим некоторое понимание и благоразумие. Вам привезли из Столицы самого лучшего режиссера по массовым мероприятиям, чтобы вы не ударили лицом в грязь и достойно встретили своего президента. Этот человек, - Начальник Охраны еще сильнее вжал Церемониймейстера в помост, - настоящий Мастер своего дела и он умеет из ничего сделать нечто! Так что, доверьтесь мне и не расстраивайте его, пожалуйста, - он еще раз встряхнул режиссера, от чего у того глаза вылезли из орбит. - И не злите меня. - Добавил он уже тише.
   Неожиданно выпущенный из железных лап Начальника Охраны Церемониймейстер подпрыгнул в воздухе как мячик. Красный как рак, обретя наконец-то равновесие, он быстро вынул из кармана веер и начал им нервно обмахиваться.
   В толпе зашептались.
   - Смотри, смотри, как человеку плохо...
   - Наверное, он сильно расстроился...
   - Ммг, звучит нехорошо, фальшивит...
   - Но он же все равно старается...
   - Да, надо ему помочь, тем более, откуда мы знаем, как встречать президента?..
   - Может, поможем мастеру?..
   - Ладно, попробуем...
   - Эй, служивый, - выкрикнул Отставник, - давай, командуй парадом - полк построен, правофланговые на местах.
   Церемониймейстер опасливо покосился на Начальника Охраны.
   - Можно начинать, - сухо кивнул тот, не меняя каменного выражения лица. Сглотнув слюну и обмахиваясь веером, режиссер вышел вперед.
   - Э... Вы готовы?
   - Да, - нестройно загомонили горожане.
   - Я вас не слышу, - приложил руку к уху Церемониймейстер.
   - Да, готовы! Начинай, давай, - выкрикнул Отставник.
   - Да он еще и глухой... - Буркнул Старик.
   Ну, дорогие мои, - деланно возмутился Церемониймейстер, - Ну кто так отвечает? Вас же не будет слышно даже в первом ряду, а что уже говорить про самого президента? Он должен четко слышать глас народа, понимаете? Глас! А у вас какой-то комариный писк получается.
   В толпе недоуменно переглянулись.
   - А что, у нашего президента проблемы со слухом?
   - Разговорчики! - Резко оборвал Начальник Охраны, кивнув режиссеру продолжать.
   - Э... Итак, давайте вместе по команде на раз-два-три скажем наше громкое "Да, наш Президент! Все готовы?
   В толпе неуверенно замялись.
   - Я не слышу вас! - Зычно воззвал Церемониймейстер, - И, раз, два три...
   - Да! - прогремело дружно в ответ.
   - Хорошо. Умнички! - Довольно улыбнулся режиссер, дело налаживалось. - А теперь ще раз, только вместе со словом "президент". И, раз, два, три...
   - Да, наш президент! - Рявкнула в ответ толпа и гулкое эхо прокатилось по пустому городу. Когда оно замерло, четко стало слышно, как где-то громко взвыла собака. Она подвывала долго и со вкусом, пока ее не оборвало сердитое "Мяу!". Горожане засмеялись, узнав голос бабушкиного Кота.
   - Я не вижу тут ничего смешного, - обиделся Церемониймейстер.
   - Просто собака и кот тоже приветствуют своего президента, - посмеиваясь, отозвались в толпе.
   - Что!? Кошка? - Взволнованно встрепенулся Церемониймейстер, - Сейчас же уберите отсюда животных, у меня аллергия на блох. - В свое подтверждение он громко чихнул, однако, никто не бросился удалять с площади Кота и Лапу, а только плотнее прикрыли их собой от глаз людей в штатском.
   - А что, у дяди завелись блохи? - Спросила маму маленькая девочка. Режиссер опять чихнул и вытер белоснежным платочком глаза.
   - Надо сказать, скандируете вы неплохо, - продолжил Церемониймейстер, - но мне не нравятся ваши лица.
   - Мне ваши тоже, - буркнул Старик.
   - Где ваши радостные улыбки? - Спросил Церемониймейстер, щуря глаза. - Я их не вижу.
   - Да он еще и слепой, - хмыкнул Старик. Отставник улыбнулся.
   - Мы улыбаемся... - недоуменно ответили в толпе.
   - Кто так улыбается!? - Растянулся в резиновой улыбке Церемониймейстер, - Вы неправильно улыбаетесь. Улыбаться надо отчетливей, чтобы была одна сплошная улыбка, которую президент сам сможет увидеть.
   - А что, у президента проблемы с...
   - Молчать! - Не выдержал Начальник Охраны. Люди недоуменно примолкли. - Что вы тут с ними сюсюкаете? Жестче надо с ними, жестче! - Зашипел он на режиссера, но тот только еще шире улыбнулся.
   - А как же пресловутый "пряник", а? - Неуверенно спросил он, - Его же тоже нужно использовать?
   - На всех пряников все равно не хватит, - едко отозвался Начальник Охраны, - И вообще, хлыстом всегда надежнее. Ладно, пробуйте, если что, я в мэрии. - Буркнул он и не спеша стал спускаться с импровизированной трибуны.
   Церемониймейстер посмотрел на горожан.
   - Итак, все дружненько улыбнулись! - Воззвал он к людям, протягивая руки, - Шире! Еще шире! Я хочу видеть ваши зубы!
   - Это еще зачем ему наши зубы? - Удивленно спросила Бабушка, с усилием растягивая губы в улыбке.
   - Лошадей так по зубам отбирают, - мрачно буркнул Отставник, делая над собой усилие.
   Начальник Охраны спустился с помоста и в окружении людей в штатском направился в сторону мэрии. Неожиданно из толпы горожан навстречу ему выскочил Фотограф и, присев на одно колено, быстро защелкал фотоаппаратом.
   - Это еще что такое!? - Раздраженно воскликнул Начальник Охраны, закрываясь от вспышек руками, - Без моей санкции! Взять его!
   К Фотографу тут же бросилось несколько бойцов, они быстро повалили его на землю и заломили руки. Выпав из рук, камера покатилась по брусчатке. Толпа ахнула, мужчины бросились к Фотографу, но были остановлены оцеплением.
   - Что вы делаете!? - Сопротивляясь, закричал Фотограф, - Это же для истории, на долгую память.
   - Для истории? - Едко усмехнулся Начальник Охраны, глядя на распластанного на земле Фотографа. - История может быть только такая, как я скажу, и настолько долгая, как я того захочу. Нечего здесь устраивать самодеятельность! - И он с размаху наступил на камеру, хрустнув, она разлетелась на куски. Фотограф ахнул и закрыл голову руками. - Вы, люди, должны помнить только то, что вам скажут, и не более того. - Начальник Охраны кивнул Церемониймейстеру и направился в сторону мэрии.
   - А с этим что делать? Арестовать его? - Спросил один из людей в штатском, посмотрев на Фотографа.
   - Отпустите его, - отозвался тот, не повернув головы, - он уже не опасен, мы удалили его жало - пусть живет, если сможет, - рассмеялся Начальник Охраны и еще быстрее пошел к мэрии.
  
   Бойцы спецназа осторожно отпустили уже несопротивляющегося Фотографа. Тот встал чернее тучи и, медленно собрав разбросанные куски фотокамеры, угрюмо поплелся ко всем остальным.
   - Господи, да что это на ни нашло? - Запричитала Бабушка, вытирая лицо Фотографу.
   - Ничего, ничего, они тоже на работе, у них такая работа, - попытался улыбнуться Фотограф.
   - Отвратительная работа, - отряхнул с него грязь Библиотекарь.
   - Уж лучше бы здесь был пожар, - хмыкнул Старик, посмотрев на Отставника, - Его хотя бы потушить можно.
   Между тем Церемониймейстер снова занял место возле микрофона и посмотрел на застывших в оцепенении людей.
   - Ммм... э... Хорошо, давайте продолжим. Так, быстро стали все в шеренги. - Манерно произнес он, но никто из людей не двинулся с места. Он нахмурился. - Так, я не понял, почему вы снова не слушаетесь? Я приказываю - станьте в шеренги! - Пискляво повысил голос Церемониймейстер и кивнул бойцам спецназа. Те угрожающе сделали несколько шагов в сторону людей.
   - Смотрите, смотрите... - Раздалось вдруг в толпе и все обернулись в указанном направлении.
   Там, на другом конце площади происходили интересные события.
   Начальник Охраны в сопровождении нескольких людей в штатском быстрым шагом направлялся к мэрии, как вдруг на его пути, словно из под земли, неожиданно возник Бизнесмен. Широко улыбаясь, он протянул ему один из шариков, держа большую вязку шаров в другой руке.
   - Купите! Купите мой воздух, пожалуйста. - Неожиданно резко предложил он, отчего Начальник Охраны отпрянул назад и, споткнувшись о брусчатку, упал на землю. Опешив, он уставился на продавца.
   - Что!? Ваш воздух?
   - Недорого вам отдам, как для своих. А? Купите, - потянулся к нему Бизнесмен.
   - Фу-у! Что за гадкий запах? - Закрыл нос руками Начальник Охраны.
   - Самый чистый, самый легкий, купите, не пожалеете, - критично близко приблизился к нему Бизнесмен.
   Начальник Охраны, не решаясь открыть рот и закрываясь руками, что-то невнятно замычал и замотал головой, кивая на подступившего к нему слишком близко Бизнесмена, требуя от своего окружения, убрать его подальше. Однако, испытывая ту же брезгливость, люди в штатском не спешили исполнять его приказание, и оцепенело застыли вокруг.
   - Чего вы стали, идиоты? Уберите его сейчас же! - Зашипел Начальник Охраны на подчиненных. Те, не долго думая, быстро выхватили свои пистолеты и, перезарядив их, в упор наставили на Бизнесмена. - Нет, не стрелять! - Закричал Начальник Охраны. - Просто оттащите его от меня!
   Бизнесмен, склонившись над ним, продолжал нахваливать свой товар.
   - Берите, берите все, пока есть, два по цене одного... Я еще и скидку вам дам, если оптом брать будете... Чистейший, свежайший воздух...
   - Я слышу, - закрывая нос, прорычал Начальник Охраны. - Пошел вон!
   - Нет, вы только вдохните его и почувствуйте настоящий запах жизни...
   - Вон! - Замахал руками Начальник Охраны, едва справляясь с приступами рвоты. - Заберите его от меня!
   Преодолевая внутреннее сопротивление, несколько бойцов из оцепления бросились на помощь своему начальнику. Вороча носы от едкого запаха, проникающего под шлемы и маски, они оттащили улыбающегося Бизнесмена на безопасное для него расстояние. Немного отдышавшись, лежа на земле, Начальник Охраны пришел в себя и резко вскочил на ноги. Он стремительно подошел к стоящему на коленях Бизнесмену. Отворачивая головы, бойцы крепко держали того за плечи. Торговец безумно улыбался и крутил глазами, цепко удерживая в руках вязку шариков.
   - О, вы все-таки решили купить мой воздух? - Увидев перед собой Начальника Охраны, улыбнулся Бизнесмен и протянул ему шарик на ниточке. - Возьмите вот этот, красненький... Или вот этот, синенький, я его позже надувал, там воздух свежее...
   - Молчать! - Брызжа слюной, оборвал его Начальник Охраны. - Держите его крепче! - Крикнул он подчиненным, однако сам не рискнул приблизиться ближе. - Вы кто такой, черт возьми!?
   - Я? - Улыбнулся Бизнесмен, - Я такой же как вы, тоже из Столицы, только я раньше приехал, а вы позже... Купите воздух.
   - Какой еще к черту воздух!? Что вы несете!? - Сверкнул глазами Начальник Охраны.
   - Я несу... я несу бессмертие, - кивнул на шарики Бизнесмен, - Больше воздуха - больше жизни! Сколько вам лет добавить? Пять, десять, пятнадцать? Может, детям возьмете, теще или жене? Недорого отдам...
   - Что за бред? Вы что, сумасшедший? - Понемногу стал догадываться Начальник Охраны. - Он что, того? - Покрутил он пальцем у виска, обратившись к подчиненным, но те только неопределенно пожали плечами.
   - Я не того, я сего, я не больной, и не сумасшедший, я очень даже здоровый, очень... - Залопотал Бизнесмен, безумно улыбаясь и пытаясь на коленях подползти ближе к Начальнику Охраны. - Купите воздух, помогите себе, приобретите добавку к жизни...
   - Да держите же его! - Окрикнул на солдат Начальник Охраны и те поспешно вернули Бизнесмена на место. Его глаза налились кровью. - Кто пустил на площадь полоумного? - Прошипел он, глядя на подчиненных. Те поспешно потупили глаза и попрятались один за другого.
   - Я не полоумный, я полностью... - Воспротивился Бизнесмен.
   - Молчать! - Оборвал его Начальник Охраны, испепеляя глазами своих подчиненных, - Что за цирк вы мне здесь устроили, а!? Мигом разобраться и устранить проблему! - Крикнул он и несколько мужчин в штатском тут же снова выхватили пистолеты и, взведя курки, направили на улыбающегося Бизнесмена. - Нет! Да нет же, не так, по-простому, - заорал начальник, затопотав ногами, - Идиоты, ничего не умеете!
   - Так это же проще всего, - непонимающе пожали плечами подчиненные.
   - Легкий-легкий, чистый-чистый, прозрачный, волшебный... - Погрузившись в себя, раскачиваясь и безумно улыбаясь, как мантру проговаривал Бизнесмен.
   - Идиоты! - Прошипел Начальник Охраны, - И с кем только мне приходится работать! Все сам должен за всех делать. Дай сюда! - Он подскочил к одному из людей в штатском и вырвал у того их рук горящую сигарету. - Смотрите и учитесь! - Он поднес ее к шарикам.
   - Ах! Что вы делаете!? Нет, не надо! - В ужасе закричал Бизнесмен, на мгновение вырвавшись из своих мантр. Жуткие картинки калейдоскопом пронеслись у него перед глазами.
   - Я дарую им жизнь, я отпускаю их на волю, - едко усмехнулся Начальник Охраны и стал методично один за другим уничтожать шарики, прожигая их тонкую кожу горящей сигаретой.
   - Нет!!!.. - Отчаянно завопил Бизнесмен, когда первый шарик громко лопнул, осыпавшись на землю красными лохмотьями, за ним последовал синий, потом зеленый...
   Шары лопались один за одним, каждый раз громко выстреливая, невольно заставляя людей в штатском вздрагивать и непроизвольно выхватывать оружие
   - Нет!!!.. - Снова раздался полный безумия крик Бизнесмена и, обмякнув, он потерял сознание и повалился набок, выпустив из рук ниточки шариков. Оставшиеся в живых шарики, обретя долгожданную свободу, тут же веером разлетелись над площадью на глазах удивленных горожан. Легкий ветерок быстро раскидал их во все стороны.
   - Ну вот, товарищ волшебник, - удовлетворенно хмыкнул Начальник Охраны над безвольным телом Бизнесмена, пребывающего в беспамятстве, - будем считать, что сделка состоялась, и я купил у вас свое бессмертие. - Рассмеявшись, он отбросил в сторону потухшую сигарету. - Уберите отсюда это дерьмо, пока гарант не приехал. - Сухо бросил он подчиненным и снова направился в мэрию, куда и шел до этого, пока его досадно не прервали. Солдаты брезгливо подхватили обмякшее тело Бизнесмена и быстро потащили его за руки в сторону Парка. На мгновение зависнув в воздухе, шарики уныло потянулись за ними, сопроводив тело хозяина до ближайших кустов.
   Толпа горожан дружно вздохнула.
   - Эй, милок, - потрепала Бабушка Фотографа по плечу, кивая на безжизненное тело Бизнесмена, которое волочили спецназовцы, - похоже, тебе еще очень повезло с твоим фотоаппаратом. Вона оно как может быть.
   - Мда... - Расстроено отозвался тот, ощупывая себя в поисках фотоаппарата, - Ммм... Такой кадр, а снять нечем.
   Толпа людей снова загудела, сопровождая взглядами тело Бизнесмена..
   - Да что же это такое делается!?..
   - Ммм, был человек, и нету человека, жаль...
   - Копался, копался в земле, и выкопал себе...
   - Да, правду говорят, столько земли не набирай, а самому только два метра и нужно...
   - Какие два метра?..
   - Ясно какие, на кладбище...
   - А, ну да, там больше и не дают...
   - Кладбище!? - Неожиданно вскинул голову Журналист, хлопнув себя по лбу. - Точно! Как же это я сразу не догадался? - Тихо прошептал он, - Там же все должно быть...
   - Где все должно быть? - Не дослышав, переспросил Старик.
   - Э... - Замялся Журналист, - Это я так, про себя думаю.
   - А, хорошо, про себя надо иногда думать. - Согласно кивнул Старик. - А ты думай вслух, так веселее будет и себе, и окружающим.
   - Вслух? Не знаю, неудобно как-то... - Журналист замолчал, оглядываясь вокруг в поисках лазейки через оцепление, - Ладно, потом попробую, - вздохнул он, не найдя это возможным.
  
   Раздался глухой звук ударов по микрофону.
   - Фу, мерзость какая! - Оторвал взгляд от тела Бизнесмена Церемониймейстер. Он нервно передернул плечами и, встряхнувшись, обернулся к людям, шокировано обсуждающих увиденное, - Ну все, все, хватит, посмотрели бесплатное шоу и достаточно, теперь будем работать. Продолжим...
   Толпа, одновременно вздохнув, замолчала и все посмотрели на помост.
   - Эй, господин мэр, - обратился Церемониймейстер к Мэру, - а вы почему еще здесь стоите на трибуне? Вам положено быть среди своих. Давайте, давайте, спускайтесь вниз и покажите своим людям, как нужно работать.
   - Но... э... - Немного замявшись, Мэр вздохнул и, безропотно спустившись с помоста, присоединился к горожанам.
   - А вот и вы, - весело поприветствовала его Бабушка.
   - Да, да, мы все уже вас тут заждались, - едко усмехнулся Старик.
   - Да я это... просто... - Вздохнув, Мэр виновато потупил глаза.
   - Папа, что здесь происходит? - Озадаченно спросил сын Мэра, но тот только снова вздохнул и пожал плечами.
   - Ничего, ничего, вместе оно все равно как-то веселее будет, - похлопав по плечу, приободрила градоначальника Бабушка.
   - Да уж куда веселее, - хмыкнул Отставник.
   - Итак, все готовы? - Переспросил Церемониймейстер, обращаясь к горожанам, - Тогда начинаем, - не дожидаясь ответа, объявил он и кивнул группе людей в штатском. Те сразу что-то передали по цепочке и выставленные в оцеплении бойцы спецназа быстро перестроились, обхватив людей в более плотное кольцо, выстроившись вокруг трибуны.
   - Чего это они делают? - Опасливо оглянулся Старик, следя за перемещением солдат.
   - Рекогносцировку проводят, - спокойно ответил Отставник, что-то отмечая для себя, - Двенадцать, шестнадцать...
   - Чего? Какую еще рекогносцировку?
   - Ну, перемещение, то есть, расстановку сил меняют.
   - А чего ее менять? - Не унимался Старик.
   - Не знаю, защищаются так на всякий случай, мало ли что, - усмехнулся Отставник.
   - Ага, если что, то мало им не покажется...
   - Отставить разговорчики! - Грубо окрикнул Церемониймейстер. - Слушаем все меня. Я ваш режиссер и с этого момента говорить буду только я, а вы должны делать то, что я вам скажу. - Он оглянулся на людей в штатском и те с пониманием кивнули.
   - Что-то слишком много "я" в его речи, - тихо шепнул Доктору Библиотекарь.
   - Да, интроверсия в чистом виде, - отозвался тот.
   - Чего?
   - Самолюбование, ни дать, ни взять, очень частое психическое отклонение.
   - А оно лечится? - Озабоченно спросил Библиотекарь.
   - Да, но очень тяжело, очень тяжело, - вздохнул Доктор, и они принялись слушать, что будет дальше.
   - Всем все понятно, что я сказал? - Надменно переспросил Церемониймейстер.
   - Простите, а это все тут надолго, а то у меня... - Раздался голос из толпы.
   - На столько, насколько надо будет! - Грубо оборвал режиссер, - Вас пригласили сюда, чтобы не всякой херней маяться, а делать важное государственное дело - встречать президента...
   - Все, сбежит тесто, - тихо вздохнула Бабушка.
   - Поэтому, - продолжал Церемониймейстер, - выбросьте из головы все свои мелкие проблемы и заботы, и займитесь главной...
   - Ммг, теперь понятно, кто есть наша главная проблема, - тихо усмехнулся Отставник.
   Церемониймейстер между тем запальчиво продолжал.
   - Мы... то есть, вы должны понимать, что такая удача, выпавшая вам, бывает один раз в жизни, и то, не у каждого. Поэтому, вы должны сделать все, чтобы Президент остался доволен и вами... и нами, соответственно тоже, иначе... - Он бросил указующий взгляд на людей в штатском, те, в свою очередь, на солдат, последние сделали шаг к людям, сузив и без того уже зажатый круг. Горожане непроизвольно подались вперед, натыкаясь один на другого и плотнее прижимаясь друг к другу. Церемониймейстер едко усмехнулся. - Я думаю, что мы правильно поняли друг друга?
   - Ммг, теперь понятно, кто там у них пишет телеграммы, и откуда там это "иначе" с многоточиям, - тихо пробурчал Старик.
  
  
   - Итак, быстро все построились в две шеренги! - Крикнул Церемониймейстер.
   Но никто не двинулся с места, горожане озадаченно переглядывались между собой.
   - Это как, в две шеренги? Мы не знаем...
   - Что, из вас никто в школе не учился? Строем не ходили? - Едко спросил режиссер, сверху вниз вглядываясь в людей.
   Мэр подошел к помосту и посмотрел снизу вверх.
   - Э, господин Церемониймейстер, понимаете, тут такое дело, - осторожно пробормотал он, - У нас город небольшой, жителей в нем немного, а детей и того меньше. Поэтому, вы простите, но мы никогда не обращали внимание на эти условности, шеренги всякие...
   - Что!? Шеренги всякие!? Это для вас условности? - Вскипел Церемониймейстер. - И что вы называете условностями, а?
   - Ну, это... - Неуверенно пролепетал Мэр, - Хождение строем и прочее. У нас не принято ограничивать кого-либо в возможностях самовыражения - кто, где хочет, стоит, кто, как хочет, ходит...
   - Да вы что, все тут с ума сошли!? - Резко оборвал его Церемониймейстер и затопал ногами по помосту, отчего тот жалобно заскрипел. - Вы что тут себе позволяете, а? Это что за анархия - кто как хочет ходит, что как хочет стоит - этак и до коммунизма, не дай Бог, доживем! Есть правила, которые никто не еще отменял и которым нужно всем беспрекословно следовать! - Брызжа слюной на Мэра, неистовствовал режиссер.
   - Где-то я уже это слышал, - тихо хмыкнул Старик.
   А Церемониймейстер распалялся все больше.
   - Если сказано вам ходить строем - будете ходить, если сказано вам стоять на месте - будете стоять, если сказано...
   - Летать на месте? - неожиданно вставил сын Мэра.
   - Да, - не подумав, подхватил режиссер, - Если сказано вам летать на месте - будете лета... Что? Черт! Кто это сказал? - Раздраженно воскликнул он, рыская глазами по толпе. - Ладно, потом разберемся...
   - Молодец! - Улыбнувшись, ободряюще толкнула в бок Парня Внучка, - Так и надо!
   Церемониймейстер поднял глаза.
   - Короче, чтобы вы все поняли сразу - я здесь для того, чтобы руководить вами, а вы - чтобы исполнять любые мои приказания. - Надменно произнес он, тяжело пыхтя. - Я ваша игла, а вы нить, которая следует за мной; я гончар, вы моя глина, из которой выходит мое искусство; я пастух, вы мое смиренное... э... - Замялся "творец". - Короче, делайте все, что я скажу, и тогда все у вас будет в порядке.
   - Ммг, что-то я в этом совсем не уверен, - тихо хмыкнул Отставник.
   - Да, что-то слишком много задач он взвалил на себя сразу, - буркнул Старик, - Он тебе и игла, и гончар, и пастух, тьфу.
   - Ага, и игла у него совсем никудышная, - отозвалась Бабушка, - мелкая и хрупкая, того и гляди, сломается или потеряется.
   - Ладно, - Церемониймейстер кивнул людям в штатском, - покажите этим неучам, что от них требуется сделать. - Те быстро вышли вперед и, сформировав две шеренги, снова разошлись по своим местам. Режиссер посмотрел на людей, - Ну, понятно теперь?
   - Понятно, - загомонили люди, кое-как становясь в две шеренги.
   - А нам с колясками тоже становиться в шеренгу, как всем? - Послышались осторожные вопросы мамочек с детьми.
   - Ммм... - Задумался Церемониймейстер, - Как же вас расставить, чтобы было все красиво...
   - Может быть, просто отпустить их домой? Женщины с детьми, все-таки, - осторожно предложил Мэр, стоя возле помоста.
   - Нет! - Твердо оборвал его Церемониймейстер. - Мы их тоже используем, президенту это понравится... А вы почему еще здесь, а не в строю? А ну, бегом в шеренгу к своим! - Крикнул он и Мэр, вздохнув, покорно поплелся к остальным.
   Режиссер на минуту задумался, глядя за передвижениями горожан.
   - Так, так, так... - Довольно похлопал он в ладоши, принимая решение. - Эй, вы, те, которые с чемоданами, все отойдите направо. - Горожане с чемоданчиками отошли в сторону, образовав отдельную кучку. - Так, хорошо. А вы, те, которые с ведрами, все примите немного влево. - Звеня ведрами, часть людей исполнила указание. - Хорошо... Теперь мамаши с колясками, вышли вперед по центру. Хм, хорошо... Так, дети и школьники, все подошли поближе к трибуне. Отлично!..
   Кто бы что ни говорил, но в вопросе разделения общего на части Церемониймейстер знал свое дело, и у него неплохо получалось. Постепенно из общего хаоса человеческих тел образовались отдельные группы людей с чемоданами, ведрами и колясками. Дети и старики стояли отдельно от остальных. Довольно потирая руки, Церемониймейстер кивнул людям в штатском.
   - Так, а теперь быстренько раздайте детям флажки.
   - Они в автобусе, - пожал плечами человек в штатском.
   - Так чего вы тут стоите? Бегом в автобус за флажками!
   - Ага, - бросился тот, но резко остановился, - А цветовую гамму какую брать?
   - Ммм, берите любую, - не подумав, бросил режиссер, но, вдруг вспомнив что-то, поспешно добавил, - Э, только желтых и оранжевых не берите, с некоторых пор у него на эти цвета аллергия. А так, любой цвет. - Кивнул он подчиненным и те быстро побежали к автобусу, стоящему на углу площади. Церемониймейстер снова посмотрел на людей. - Хм, ну а ведра-то зачем с собой брали? - Усмехнулся он.
   - Ну, так мы же думали, что горит что-то - сирена, пожар - бежали спасать. - Загомонили горожане с ведрами.
   - Горит!? Ну да... - Ухмыльнулся Церемониймейстер, прикидывая что-то. - Пожар - оно, конечно, интересно было бы устроить, эффектно и красочно, но опасно, а он этого не любит.
   - Так что, может быть, нам их домой отнести?
   - Нет, нет, пусть уже будут, - затеребил пальчиками Церемониймейстер, выдумывая на ходу, - Так даже интереснее. Можно будет сказать, что дояры вышли встречать президента со своими орудиями труда. - Довольно улыбнулся он своей выдумке.
   - Ты-то хоть