Подлужная Наталья Александровна : другие произведения.

Североморье. Глава 18

Самиздат: [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:


 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Хватит ли сил для борьбы? Для жизни? Но надо постараться!! Пожалуйста, комментируйте, очень важны ваши отзывы!!

   VIII
  
   Боль до разрыва сердца, мучителен каждый вздох; плохо так, что мелькает трусливая мысль - легче умереть и так не мучиться...Сколько я так пролежала, лишь Богу известно....Потихоньку подтянув колени к груди, завыла...
   Лишь спустя какое-то время чуть приоткрыла глаза. И сразу закрыла! Потому что ...мой уставший, измученный мозг не понял ни черта!! Где я??
   Рукой провела рядом с собой - трава, определенно трава...Значит, глаза не ошиблись, и я поняла правильно? Я среди высокой травы? На лугу?... Сцепив зубы, сжав руки в кулаки, раз за разом пережидала новые приступы боли; выступившая испарина холодила спину - но шевельнуться я не могла. Думать тем более. Прошло какое-то время - это стало заметно по движению солнца по небу... Словно в тумане, услышала голоса, один звонкий мальчишеский, и второй, старческий.... "Бегу я, значит, а она лежит там, мертвая! Страшно стало! Я крюк сделал, рядом с ней побоялся. Дедушка, где мы ее похороним? Прямо здесь?". "Не тараторь. Щас подойдем, посмотрим". И сквозь шум в голове - "Жива она, только истерзана сильно...Останься здесь, сейчас подводу подгоню" - с трудом открыв глаза, над собой увидела испуганное, веснушчатое, белобрысое лицо пацаненка лет десяти...
   Осторожно погрузив меня на подводу, они сели впереди и тихонько телега поехала. А вдали стал различим топот копыт, стремительно приближающийся... "Остановись, старик! Твои бумаги?! Кто в телеге? Кто такая?! Обыскать! При ней документы есть?!" - и грубые руки стали исследовать мою, в крови, форму...'Вы же видите, господин Хайн, плоха девица, подлечить ее надо'. 'Молчи, старик! А то тебя с пацаном за укрывательство беглой преступницы заберем'. Кого?! Какой, к черту, преступницы?! Не найдя никаких бумаг, они с силой стащили меня с телеги и поволокли.... Куда?! Дикая боль скрутила меня... Не сдержав стон, я все-таки приоткрыла глаза; камни, земля, кустарники немилосердно царапали, рвали кожу! Меня тащили к ... клетке! В которой были люди... От увиденного я задохнулась...
   Очнувшись от удара об стену, первые мгновения заставляла себя дышать. Не отключаться! Но мой предел был исчерпан... Полностью. И я заревела, сдавшись...Еще всхлипывая, замерла - дверь со скрипом отворилась, и внутрь втолкнули девушку...В тот же миг темнота поглотила меня...
   'Пить...дайте пить' - с трудом вытолкнула я сквозь сведенные судорогой губы... Капли жидкости попали в рот; немного привели меня в чувство. Целую вечность я, собрав силы, переворачивалась с одного бока на другой. Каменные темные стены, полумрак, высоко маленькое оконце с решеткой, не пролезть в которое даже ребенку, глиняный кувшин на полу - а напротив, сведя брови к переносице, хмурая, грязная девица. 'Очнулась?'. Я лишь с трудом повела плечами. 'Я - Вэй, а ты?'. С трудом выговорив: 'Елена Ховард, можно Еле', почувствовала себя обессиленной...'Тебя за че? Я, идиотка - хриплый смешок, - опять на стражников нарвалась! Чтоб их. Вроде шла осторожно...ну, неважно. А ты?'. 'Что? Я не понимаю, - пауза, передых, - о чем ты... А где мы?'. 'Ну ты даешь, в тюрьме сидишь и ни фига не знаешь! Во, умора. Ладно, болезная, а по жизни чем занимаешься? Я, сколько себя помню, по жизни в бегах...'. 'Почему в бегах?' - фу, выдохлась, сил нет. 'Потому, что документов нет, и уже не будет...Короче, неважно. Чем занимаешься, спрашиваю?'. Подышав, проскрипела: 'Служу принцессе Виолетте...'. 'Какой еще принцессе Виолетте, не слыхала о такой?'. 'Как не слышала...- краткий передых, и с новыми силами - 'Дочь нашей Королевы Виктории, у нее еще сын Далмон есть, принц то есть' 'Первый раз слышу, чтоб у правителя Гонда королева с принцессой были...'. 'Какой правитель Гонд?' - непонимающе уставилась на нее; боль немного отпустила.... 'Наш - со злой усмешкой, выдала девица, - чей же еще...Что б ему камень на темечко упал!'. Повисла пауза; я начинала понимать, что что-то точно не понимаю - но это что-то ускользало от меня, причем упорно... 'Вэй, а мы далеко от Амарина или Барда?'. 'Чего?'. 'Ты забыла главный город Королевства? Амарин...'. 'Ты, видно, головой повредилась малость. Конаклос - главный город нашего Лучезарного Королевства. И мы от него далеко, и вряд ли когда туда попадем! Потому что посты этих гадов везде! Там лишь просвещенные, мать их, обитают. А такую чернь, как мы с тобой, пинком под зад. Ясно!!' - неожиданно заорав, она треснула кулаком по стене. Через секунду дверь отворилась, и вошли стражники в форме... голубовато-серой?! Боже!! Брыкающуюся девицу забрали с собой; я же пребывала в шоковом состоянии, близком к истерии... Что?? Где я?? В Лучезарном Королевстве??!! Как это возможно? Сэра, твою мать! Зажав рот руками, уставившись в стену, пыталась не начать визжать, пыталась пересилить панику, выворачивающую мою душу. И зарывшись в солому, горько, навзрыд зарыдала...
   Внизу в двери открылась створка, и на пол грохнулась плашка, расплескав содержимое на пол...Отвращение захлестнуло меня; но внутренне сжавшись, я дотянулась до нее. Мне нужны силы. Чтобы добраться до Сэры, чтобы выбраться из этой передряги... Чтобы вспомнить!! Ох-ох...Я ведь действительно помню лишь с поселения - Дертона; даже помню, как дед с бабулей наш дом выбирали... Стоп. А почему выбирали? Не знаю, не помню. Я не помню! И так муторно на душе стало, так горько, что хоть головой об стену бейся... Если б это помогло...
   Тогда лишь обратила внимание на тепло, исходящее от кулона, и его мерцание... Да ну тебя к черту! Бессильно опустились мои руки; невидяще уставилась в миску, вспоминая последние слова этой рыжеволосой воительницы...Сэрок, кажется. Нет, не те, где она - дочь солнца, одна типа из его лучей; чушь какая-то. А последние... Что-то про кулон ведь говорила, что он сиять начал, и я... по-моему должна что-то найти. Точно! Я должна найти... И что, черт возьми, я должна найти?! Или кого? Что она сказала? Вроде 'жизнь дороже, сама как-нибудь разберешься', кажется так... И всхлип рвется изнутри, и терпеть боль сил просто нет. Скрючившись в три погибели, дышала с открытым ртом; ледяными руками дотронулась до кулона - а от него как от печки шло тепло. И спустя краткий миг мне... полегчало.
   Но удивляться сил не было. В распахнутую с грохотом дверь вталкивали людей; кого пинали, кого просто бросали - и вскоре воцарилась мертвая, неестественная тишина; и приглушенные, обреченные, тихие всхлипы заполнили камеру... Один из сгорбленных стариков тихо запел какую-то песню; но вскоре затих. 'Братцы! - вдруг встрепенулся скрюченный, сидящий в углу, седовласый старик со шрамом на всю правую половину лица, - братцы, звезды то близко! Вот-вот соединятся! И пророчество, пророчество скоро сбудется! - левая рука, поднятая вверх, лишенная безымянного пальца и мизинца, дрожала...- 'ох, жаркое скоро время настанет...Но мы рядом будем... Адлин, а не поторопить ли нам события? Уж больно невтерпеж...'. 'Остынь, брат Кэмилл, всему свой черед. Если они еще не вместе, значит, время не пришло. Значит, рано еще, обождать надо'. 'Ладно, ладно, я ж спросил просто...' - и улыбнувшись, затих.
   Не особо вслушиваясь в их разговор, неожиданно обратила внимания, как на меня внимательно стал посматривать этот самый Адлин... 'Что, девица, плохи твои дела? - и тут же, без паузы - брат Кэмилл, помоги красавице'. 'Да запросто, да такой красотке - грех не помочь'. Поднявшись и пошатываясь, он приблизился ко мне. Громадными руками с выступающими узлами вен, испещренными глубокими шрамами, он, не касаясь меня, поводил по воздуху....Мне показалось или правда была мгновенная вспышка? Не знаю... В полной тишине старик вернулся на свое место, и удовлетворенно пробормотал: 'В добрый час, девонька'.
   Боль и вправду уменьшилась! Собираясь поблагодарить этого самого Кэмилла, я не успела... В открывшейся со скрежетом двери показался стражник - зайдя, он с наглым видом осматривал людей. 'Черт, никого... И кого Лэнгу тащить для забавы?' - и развернулся, чтоб выйти. Я замерла; почему-то создалось ощущение, что с пустыми руками он не выйдет. Что он сейчас заметит... Заметил. В широком оскале раздвинулся рот, обнажив крепкие, желтые, прокуренные зубы... Душа моя 'ушла' в пятки. Сглотнув, взмокшие руки попыталась вытереть о штаны - и услышала: 'Сюда, Дрей, здесь подходящий экземпляр валяется'. В дверях появился здоровенный амбал, с расплывающейся ухмылочкой. 'А можа мы ее вначале...'. 'Нее, сначала Лэнг, приятель, а потом он сам нам ее выбросит. Бери'. До скрипа сжав зубы, я дышала. Спокойно, Еле, только спокойно...Без паники, дыши...
   Практически выкрутив руки, стащив меня на пол, они поволокли меня по длинному, с факелами, туннелю. Сердце бешено отбивало ритм; паника исчезла, оставив до боли сжатые зубы и быстро растущее желание кому-нибудь вмазать, крепко, до крови...Каменные с плесенью стены, мощные замки на дверях, обитые железом; и стоны отовсюду. В памяти всплыло подземелье... И...как вдруг стало легче. Ничего, Еле, прорвемся, выдюжим....
   Громыхнув кулаком в дверь, меня с силой швырнули внутрь. От яркого света поначалу подслепла; стоя на коленях, лишь чуть дыхание восстановилось, огляделась. Большой светлый кабинет с камином в углу, обтянутые кожей, кресла; огромный стол, заваленный бумагами; закрытая дверь с массивной ручкой, и шкаф, закрытый на тяжелый, висящий замок. Из приоткрытых ставней поддувал легкий ветер. Вроде обстановка цивильная... Только промелькнула мысль эта - как дверь с массивной ручкой открылась, и из темного помещения вышел по всей видимости хозяин этого кабинета, да и тюрьмы в целом - некий господин Лэнг. Да не один; следом один из подручных вынес...безжизненное тело. 'Избавьтесь от нее! Мне новую!' - и глянув на меня, с отвращением крикнул: 'Помыть эту неряху и сюда притащить! Живо!'. Тело юной девушки бросили рядом со мной; один взгляд на нее подсказал - она отмучилась...Внутри меня вспыхнула боль - девочка была тоненькой и черноволосой, как.... Нет, не думать! Не вспоминать! Не сейчас! Мне нужны силы!!
   Сжав зубы, молча проглотила подзатыльник; за спиной открыли дверь, глубокий голос спросил: 'Отмыть только или еще чего-нибудь желаете?'. 'Помыть, я сказал, и сюда! Живо!!'. Схваченная за шиворот, меня как куль швырнули в руки дородной, полной женщины; и практически бегом потащили по туннелю, как я поняла, в дальние комнаты...Сердце почти выскакивало из груди, пока рвали на мне мою форму, вытряхивали из сапог и обливали водой. Мыслей нет, времени нет, ощущение опасности жалит так, что не дает пробиться паники. В лицо кидают сорочку, застиранную, со следами крови; и протягивают платье - 'Одевайся, покрасуйся чуток. Все равно сдернут скоро!'...
   А через секунду громкий стук в дверь - пора. Вошедший страж, Дрей, кажется, уставившись на меня, ухмыльнулся и потерев руки, переглянулся со стоящим позади него напарником...На лицах обоих возникли столь гадкие выражения, что впору было удавиться... Ловлю себя на мысли - мне бы оружие, любое!! Скрутив руки, меня потащили назад...делясь друг с другом - как они у Лэнга меня заберут и дальше подробно, во всех деталях... И кровь стынет в жилах, и крик рвется из сердца...Вы же люди, или я ошиблась - и вы, как те твари в подземелье, просто в человеческом обличье? Ну, тогда они лучше вас...
   Меня втолкнули в комнату; Лэнг в этот момент прикладывался к бутылке и мотнул головой: 'Иди туда, шваль'. Я и пошла, внимательно глазами рыская по сторонам. Хоть что-нибудь надо найти! В крайнем случае, кулаки тоже на что-то даны...Темная небольшая комната - кровать, в углу два столба и веревка на полу...Для пыток, что ли? Обливаясь кровью, сердце напряженно молотило - держись, Еле... На всякий случай подобрав веревку, намотала на руку. На глаза попался плетеный стул; его об колено и сломала... И лишь ломая, поймала себя на ощущении - что боли то нет! Просто нет, будто и не болело ничего... Значит, Кэмилл врачеватель какой-то... Что ж, спасибо ему большое, сейчас мне это как нельзя кстати! И вошел Лэнг; не сразу он понял, что к чему - да я не собиралась объяснять. Волна злобы едва не опрокинула меня саму. Отломанные ножки стула как палки - я бросилась вперед. Он пытался...Но пузо, выпитое спиртное, и мое безрассудство мешали ему. И отбросив мое импровизированное оружие, со всей силы кулаком справа, в налитый кровью, глаз; он упал, подняв шум. А мне медлить было нельзя...Подбежав к ставням и распахнув их, притормозила... Ящик у стола был незакрыт... Кинжал, деньги - трясущимися руками вытащила все; кинжал за пояс платья, деньги за пазуху. В дверь барабанили; решался вопрос о сломе...Черт! И я вылезла в открытые ставни, спускаться по трубе времени уже не оставалось. Спрыгнув, благо не высоко, угодила в заросли... О-ох. На улице темнело...Кровь бешено неслась по жилам, в голове звенело, в ушах шум - за спиной дикие крики 'Держите ее!'; отвязав чью-то лошадь, прижавшись к холке, я помчалась прочь! Как можно быстрее!!
   Вопли за спиной слышались еще долго; не оборачиваясь, не замедляя бега коня, я неслась вперед! Неважно, куда... Лишь бы подальше. Темный лес шумел, на небе взошла полная круглая луна, немного освещая земляную, в ухабах, дорогу. Сколько я ехала - неведомо; лишь когда ночное светило закрыли набежавшие облака, пришлось практически замедлять ход лошадки... Старалась не думать ни о чем; иначе хоть волком вой... Но мысли одолевали; горестные, горькие - что теперь? Если поняла правильно - я в Лучезарном Королевстве... Понять то я поняла, а вот в голове не уложилось... Пока никак.
   Наконец, сформировалось одно жгучее, конкретное, ясное желание - добраться до Хайтенгелла! Неважно - как... Значит, Лучезарное, если память меня не подводит, на западе, а Хайтенгелл на востоке... Просто отлично. Между ними море, черт его дери. Королевство Деновия на юге, на севере северяне...Значит, мне...надо продвигаться или к морю, или к границе с Деновией, не к Северному же Королевству топать....Да уж, легко сказать...В изнеможении прикрыв глаза, едва не рухнула с лошади. С трудом удержавшись в седле, чуть позже почувствовала - или сейчас свалюсь, или ноги сами отвалятся, все же сползла с коня; а вдали багровела начинающая заря.
   Плохо соображая от напряжения и усталости, доплелась до каких-то зарослей, и упала замертво...Очнувшись от неясного шума, в первое мгновение перед собой увидела руку с длинным ножом; не думая, на интуитивном уровне, схватившись за нее, почти рванула вниз...и услышала: 'Совсем ошалела, мать?!'. Глянув наверх, увидела донельзя удивленные синие глаза; проморгавшись, поняла - та девушка, из тюрьмы, Вэй... Серая кофта, наглухо застегнутая на все пуговицы, мешковатого вида штаны; темные волосы вплетены в косу, точеный нос, чумазый правда, прикушенные в досаде губы. Я выдавила: 'Ты? Как ты здесь...Тебя ведь выволокли из камеры, а здесь ты как очутилась?!'. 'Ногами, блин, дошла. Не тупи, а? Это ты как здесь оказалась?'. 'Доехала на лошади. Я просто решила, что ты, что тебе...что-то нужно от меня'. 'Мне? От тебя? На кой ляд ты мне сдалась? Послушать о твоем побеге? Все знаю...Все нижние деревни на ушах стоят. Только и говорят, что о тебе'. 'Какие деревни?'. 'Нижние. В низине находятся, ясно. Первый раз на моей памяти удрали от Лэнга, украсив его при этом фингалом. Жаль, не видела, как ты ему вмазала'. 'Но как ты здесь...'. 'Слушай, я не виновата, что ты отдых перед моим убежищем устроила...А сейчас тихо - вон, видишь' - и чуть сдвинув ветки, указала вниз - заросли ивняка находились чуть на возвышенности, все остальное пространство занимала пологая равнина с плавными низменностями; в одной из которых на водопой и остановился отряд стражников. 'Ты как сюда дотопала, болезная?'. 'Говорю же, верхом была...А лошадь то где?'. 'Умотала твоя лошадь' - зло выдав, Вэй вновь тихо раздвинула ветки кустов. И спустя какое-то время посмотрела на меня, внимательно... 'Ну, на умирающую ты уже не похожа...Не как в камере. Что, воздух подействовал?'. 'Не думаю, что воздух. Мне помогли старцы. Не знаю, как объяснить'. 'Какие еще старцы?'. 'Кэмилл...Он что-то руками надо мной проделал. И Адлин, так кажется'. 'Не, не знаю таких...А почему помочь решили? Взамен что-нибудь попросили?'. 'Да нет, ничего не просили, ни о чем не говорили'. 'Странно. Поверить, что встретились просто добрые люди, тебя вылечившие, это бред. Я точно знаю. Никто и никогда просто так ничего не делает! Стопудово. А, ладно, проехали...'.
   Чуть помолчав, Вэй сухо проговорила: 'Слушай, валила бы ты отсюда. Куда хочешь, а? Не хочу с тобой связываться. Ты сейчас из-за побега преступница, понимаешь? Исчезла бы ты с моей территории'. И тогда я произнесла выстраданное: 'Помоги добраться до границы с Деновией, мне нужно в Хайтенгелл'. С хриплым, придушенным хохотом она повалилась вбок: 'Во, чокнутая, ты часом не буйная? Головой не повредилась? Ха, да ты и шага не сможешь сделать, а тебя схватят и отдадут на расправу! Ты живешь последние часы - если Лэнг отдал приказ, церемониться с тобой не будут! Дура ты...Какой Хайтенгелл? Тебе даже затаиться негде. Тебя и не спрячет никто! Все до смерти боятся Лэнга и его всадников! Ты обречена, короче' - выдав тираду, Вэй умолкла.
   А я...Отступать мне было некуда; 'Вэй, пожалуйста, какой-нибудь тропой, но доведи! Я не отстану от тебя! Будем идти на расстоянии друг от друга, чтобы в случае чего ты бы успела скрыться...'. 'Скрыться от стражников? Бред... Да зачем тебе этот Хайтенгелл?'. 'Я оттуда, там остались мои подруги, любимый человек. Помоги, прошу тебя' - с трудом уняв бешено стучащее сердце, тихо отодвинула ветку...
   Дальше...сложно описать словами ощущение, пронзившее меня... Мы на небольшой возвышенности, в зарослях - а в долине, рядом с живописно расположенным озерцом, расположился отряд стражников. Они видны, но не более...А у меня вдруг стало 'плыть' изображение; яростно моргая глазами, пытаясь увидеть четкую картину, через какой-то миг испытала поистине сложные чувства - удивление, граничащее с шоком! Я разглядела все!! Все! Вдруг, бац - и я увидела и снятую упряжь, и брошенные на камни форменные рубахи серого цвета; стражники в неопределенного цвета подштанниках завели в воду лошадей, а их три товарища что-то нашли интересное недалеко от озера - на земле...И шум, раздавшийся в ушах, и испуганный голос Вэй: 'Эй, ты, Еле, у тебя кровь из ушей'. Мотнув головой - ясно, поняла, взглядом почти устремилась туда...Что там? И не веря самой себе, сглатывая ком, увидела - это отпечаток лошадиного следа, с волнистой окантовкой...
   Своим открытием делюсь с Вэй... 'Что? - слышу хриплый, бешеный голос в ответ, - волнистая окантовка? Ты, часом, не на этой ли кобылке удрала, мать?'. Что я могу ответить....Я не знаю, просто не знаю... 'Лишь у двух кобыл в Лучезарном волнистые подковы - у наместника и у Лэнга! Твою мать! Живо! Руки в ноги и за мной! Теперь нет разницы, с тобой я или нет...Расправятся со всеми неугодными!'.
   'Постой! Есть небольшая проблема!' - жалобно посмотрев на нее, вытянула ноги. Они босые... 'Вот это как раз и есть пустые хлопоты' - хмыкнув раздраженно в ответ, девушка отвернулась и засунув нож в голенище сапог, добротных, кстати, спустя миг рванула через заросли...А мне что... Я за ней, с трудом допрыгав, мысленно еще раз поблагодарив этого Кэмилла, кем бы он ни был. Здесь оказался сооруженный из веток лапника шалаш; 'Ты здесь живешь?'. 'Скорее отсиживаюсь. На, одевай' - протянула мне худые, истоптанные башмаки, с усмешкой добавив: 'Да, видок у тебя тот еще...Загляденье просто, ёлы-палы...В такой одеже на люди показываться нельзя. Ладно, погодь, щас штаны с рубахой дам, запасные мои. Чтоб вернула, ясно?'. А я наконец додумалась взглянуть на платье - и едва не подавилась. Тонкая, полупрозрачная ткань с яркими алыми цветами, с оторванными рукавами и большим вырезом впереди - просто закачаешься... Из холщового мешка Вэй вынула одежду: штаны и светлую рубаху. Натянув все на себя, подпоясав штаны веревкой, и примеряя новую обувку, спросила: 'Вэй, как ты выбралась из тюрьмы?'. 'Ой, ну что ты такая занудная...Меня ловят с периодичностью раз в два месяца, бумаг нет и не будет, поэтому помурыжат немного, и все-таки выпускают...Я у них вроде местной юродивой....Орать могу начать, головой биться об стену, кидаться на стражников...Но фортель, какой ты выкинула, в мозги не приходил...Ускакать на лошади Лэнга - с ума сойти можно'. Раздраженно ответила: 'Я выпрыгнула из окна, темнело, за спиной крики, а тут лошадь...Сработал инстинкт...'. 'Какой?'. 'Выживания'. 'Гм...Ну-ну. Ясно, значит так, красавица, предупреждаю сразу - бежим быстро, без отдыха. Отстанешь, твои проблемы - ждать не буду. Ну, что, тебя до границы с Деновией? Черт, идиотизм полный, и я в нем участвую...Офигеть. Учти только, путь не близкий - но если повезет, поймаем попутную подводу. А сейчас главное - успеть смыться. Вперед'...
   Мы бежим по лесу; в башмаках непривычно и неудобно - но я держусь; уворачиваясь от веток, успеваю оглянуться назад и с удвоенной скоростью бросаюсь за Вэй... 'Впереди болото...Бери тонкую ветку, крепкую. И в след в след'. Отряд из десяти всадников, не замедляя хода, поскакал дальше. Я сообщила; но это не особо впечатлило девушку. 'Еще вернуться, и метр за метром искать будут...Не расслабляйся'. Дремучие заросли, вьюн; среди этого 'безобразия' огромные лиственницы, макушки которых упираются в облака; паутина меж веток столь крепка, что на мгновение вызывает какой-то первобытный страх... Пробиваясь сквозь бурелом, еле дыша, нащупывая дно тонкой, длинной веткой, меня преследовала лишь одна жуткая мысль - не потерять бы обувку! И мы увязли почти по колено. Намучившись, все же выбрались. Ох...
   Сердце напряженно стучит, перед глазами, стоит их закрыть - неумолимо Джон; и чувствую, еще немного - и сил не хватит, ни на что... Но чуть отдышавшись, мы снова двинули в путь. Мошкара усиленно лезет в лицо, отмахиваться практически бесполезно - искоса взглянув, Вэй протянула мне какой-то лист, слегка похожий на лопух: 'На, выдави сок, смажь кожу. Запах они этот не переносят'. К этому времени, порядком подуставшие, выбрались мы на глухую, неезженую дорогу, тропу ли широкую - на обочине чуть виднелся след от проезжавшей здесь подводы. Не выходя на дорогу, держась в тени деревьев, мы повернули налево... 'Скоро деревушка Арягза, речка там рядом - Аряг. Освежимся хоть. Подождешь меня у околицы, я в деревне еду раздобуду. С тобой опасно, сразу чужачку признают'.
   Скоро... Это 'скоро' растянулось на полдня. Я по-прежнему видела слишком далеко, и видела сплошной лес...Это утомляло и раздражало, очень. И порождало много вопросов... Без ответов. В момент нахлынувшего уныния я разглядела деревеньку на склоне горы... 'Мы туда?'. 'Куда?'. 'На горе, на склоне деревня...Это и есть Арягза?'. Молчание Вэй грозило затянуться; на мой нетерпеливый вопрос: 'Вэй, ну что?', она наконец выдавила: 'Ты не могла увидеть деревню на таком расстоянии! Не могла, просто физически!' - и замолчала. А потом : 'Слышь, а в тюрьме ты из-за чего оказалась то? А?'. Я рассказала все, без утайки... А в ответ тишина и негромкое хмыканье: 'Ага, нашла дуру...Не хочешь говорить, и не надо'...И рванула вперед, я, пожав плечами, за ней...
   Призадумавшись - как же ей объяснить, не вызывая такую реакцию, вдруг поняла, что впереди Вэй нет...А через секунду мелькнула среди веток обрюзгшая, ехидно ухмыляющаяся физиономия с маленькими маслянистыми глазками... Вмиг рванув через заросли, наткнулась на двух бродяг, зажавших моей знакомой рот и жадно ощупывающих ее одежду. Их похоже, старшой, стоял рядышком, отпуская в адрес девушки сальные шуточки...Твою мать! Не думать, не размышлять! Пусть этим занимаются те, у кого куча времени. У меня времени нет, как всегда, черт! Выхватив кинжал из-под веревки на штанах, у немного опешивших от моей прыти бородачей рванула Вэй; она сразу, слава Богу, кинулась за мою спину... 'Ну, кто первый - подходи! Кинжал с размаха всажу в сердце, и проверну пару раз! Ну, подходи!'. Хохотнув и оскалившись, тот самый, с обвисшей физиономией, расстегнув тужурку, неспешна потирая руки, стал приближаться...Он думал, что я блефую? С моим паршивым настроением он оказался практически подарком судьбы - вонзив кинжал в землю, шагнула навстречу ему - резко вывернув, едва не порвав ему сухожилия, левую руку, правой со всей злости нанесла удар. Метила в горло, попала в скулу. А внутри все задрожало и собралось в тугой, стальной узел - злости и горечи, на весь мир и на все, мать их, обстоятельства! Что б вас...И коленом заехала в пах, краем глаза следя за подскакивающими его собратьями... Один из них выхватил нож...Но я уже 'горела'...Блокировав занесенную с ножом руку, нанесла удар по ребрам, в солнечное сплетение; последнего по голове камешком огрела Вэй, молодчина. 'Спасибо, конечно - хрипло выдавила она - но знаешь, таких сейчас полно будет...Деревня рядом, жизнь там страшная сейчас'. 'От качества жизни это не зависит'. 'Иногда зависит, Еле. Ладно, пошли скорее'.
   Преодолев небольшой подъем в гору, заросший бурьяном, мы выбрались на довольно открытое пространство; светило солнце, луг пестрел цветами, а вдали, на склоне виднелись домишки... 'Теперь понимаешь, чего я удивилась? Она даже отсюда далековато! А ты про нее в лесу сказала'. Что я могла ответить? Обернувшись, вновь замерла, не веря глазам... В густой листве, далеко в лесу, мелькали...стражники в серой форме! С трудом удержав себя в руках, начинала чувствовать, что я на грани. На грани нервного взрыва...Как я могу их разглядеть через деревья, бурелом - и на таком расстоянии?!...
   Вэй тут неожиданно с криком бросилась вперед: 'Эй! Постой! Подожди! Постой, говорю. Тебе выгода и нам в помощь!' - остановив неторопливо движущуюся телегу, груженную большими плетеными корзинами, девушка о чем-то договорилась с крестьянкой-возницей, одетой в мешковатые штаны, длинный кафтан и широкополую шляпу...Махнув мне рукой: 'Еле, поехали!' - я увидела Вэй, устраивающуюся между огромными плетеными корзинами на телеге. А подбежав, едва не ошалела от заломившей цену торговки, но девушка уже ударила по рукам...И добротные сапоги Вэй перекочевали под упитанный зад возницы. 'А идти ты как собираешься?! По воздуху?'. 'А у тебя есть другой вариант расплатиться? У меня нет...А там где-нибудь кору с березы наберу, лапти сплету...Все нормально'. 'Что ты сделаешь?'. 'Да садись ты наконец, навязалась тут на мою голову...'. На мой открывшийся рот возмутиться, девушка рассерженно добавила: 'Садись, давай, или ждешь пока бродяги о твоем подвиге в деревне расскажут. А там люда много, и разного. Всех не перебьешь, уверяю'. 'Подожди - я вынула из-за пазухи деньги, взятые из ящика стола, - этого хватит?'. 'Откуда?' - она смотрит, забыв вдохнуть. 'Оттуда'. 'Что? Ты точно головой нигде не стукалась? Ты чокнутая!'. 'Нигде не стукалась. Скажи лишь, этого хватит?'. Еще мгновение Вэй смотрит на меня округлившимися, невменяемыми глазами - и кивает, хрипло выдав: 'Само собой'.
   Наконец усевшись, я вкратце быстро поведала увиденное...Дико на меня взглянув, и покрутив пальцем у виска, через минуты две молчания, выдавила: 'Если не врешь, а какой тебе резон врать, то ищут тебя...Как я и предупреждала. Значит, прикрываемся корзинами - надеюсь,так безопаснее'...
   'Мы куда едем?'. 'До Дельна, небольшого поселения, а там прямиком, через луг, и выйдем к пограничной деревушке Вялде. Там и расстанемся, наконец-то. Я это, ну, спасибо в общем'. 'Тебе спасибо...'. И мы поехали; желудок ныл на все лады - кажется, ему надо подкрепиться. Но кажется, придется потерпеть... 'Вэй, а полное имя у тебя как?'. 'Не знаю... Вэй и все тут. Не помню я полного имени, какие-то есть обрывки воспоминаний из детства, но они такие смутные, что толку мало... Так что, просто Вэй'.
   Телега плавно покачивалась, вечерело, поскрипывали колеса, над головой сквозь корзину виднелось сумрачное темное небо, и накатила тоска...Закрыв глаза, я вновь видела девчонок, дальний гарнизон, Джона... И такая боль отражалась в его глазах, что не выдержав, я очнулась... Сжав зубы, пересилила всхлип, рвущийся изнутри; сердце же стучало как молот по наковальне... Рядом, кажется, всхлипнули...Прислушавшись, поняла, что не показалось - Вэй тихо шмыгала носом. Прикрыв глаза, я вновь унеслась в Хайтенгелл...
   Вдруг...хлопок звонкий, щелчок ли - и руки я крепко прижала к ушам. Что это?! Проснувшись, испуганно вздохнув, ловлю себя на странном чувстве, нет, ощущении - будто вынули из ушей что-то, резко, и они стали слышать! Как если бы раньше не слышали...Неожиданно мир стал издавать множество звуков...Щебет птиц, звуки леса, бегущий ручей - и возникло непреодолимое желание закрыть уши и опять в привычное состояние! Ну хватит с меня потрясений!! Честно! Нервы мои оказались на пределе... Какое-то время я, пытаясь совладать с собой, тупо рассматривала уже светлеющее небо в плетении корзины, пока до меня наконец-то дошло то, что телега не двигается - мы стоим; и тут неожиданно донесся до меня тихий голос возницы: 'Господин стражник, я хочу помочь вам...Очень. Пошлите людей посмотреть мой товар, можа чего интересного найдете...'.
   Еще пару мгновений голос звучал в голове...Твою мать, Еле, не тупи! Соображай! И голова моя заработала, мозги включились - срочно сматываться!! Пинком по соседней корзине, по спящей Вэй, кубарем на землю, зажав рот еще плохо понимающей, но брыкающейся девушке, едва не свернув ей шею - с дороги в придорожные кусты...Не медля ни секунды, отползти назад, под защиту густо разросшихся кустов дикой вишни - и лишь тогда, на мгновение, для понимания обстановки, остановиться с дико колотящимся сердцем, со сжатым пересохшим ртом, и отодвинув ветку, выглянуть...К телеге неспешна, вразвалочку, направлялись два стражника - голубовато-серая форма, серые незапоминающиеся лица...Чуть слышно хрюкнув, Вэй дернула меня - двигаем. Ползком, до первых зарослей - а потом, сломя голову, по едва заметной тропе лесников, по лесу...И сердце барабанит где-то в лопатках, в ушах гул, и желание крепнет лишь одно - упасть и разрыдаться, и гори все синим пламенем... Силы мои были на исходе...
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
О.Болдырева "Крадуш. Чужие души" М.Николаев "Вторжение на Землю"

Как попасть в этoт список

Кожевенное мастерство | Сайт "Художники" | Доска об'явлений "Книги"