Подлужная Наталья Александровна : другие произведения.

Североморье. Глава 23

Самиздат: [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:


 Ваша оценка:

   Что мне оставалось - с трудом вздохнув, я взглянула на свои руки. Они светились теплым светом, словно внутрь ладоней затолкали свечку... С рук я медленно перевела взгляд в сторону. И мой рот открылся сам собой...Тумана не было - были плывущие облака в теплых лучах солнца, поблескивающая вдали речушка с лесом, и мы, между двумя огромными валунами... Не успела я осмотреться, а Сэрок в напряжении замерла... "Одна здесь побудешь, ладно? Тебя брать опасно - замолчав, и вытащив из ножен меч, тихо добавила - убить тебя легко...пока". "Сэрок! Я была стражницей, если что...". Но она не услышала меня, стремительно исчезая за валуном.
   Немного постояв, я услышала: "А где наша рыжая воительница? По делам ускакала?". В нервическом напряге обернувшись, с удивлением наткнулась на любопытные раскосые глаза, принадлежащие прозрачной фигуре, зависшей в воздухе... "Я Касия. Будем знакомы. А ты чего тут осталась, если Сэрок умотала?" "Она меня не взяла - сказала, что это опасно. А что делать дальше, я пока не знаю". "Серьезный случай. Ну, что касается Сэрок, попробуй подумать о ней - для твоего дара этого вполне хватит...Только знаешь, не говори ей про меня. Договорились?". И девица растаяла в воздухе, оставив меня в тягостном, мучительном раздумье. Медленно я обошла валуны - ничего примечательного; поглядела кругом - как там сказала Сэрок? Это мое пространство? И дальше что? Что мне с ним делать? А в голове пронеслись слова прозрачной девицы Касии - мол, о ней просто надо подумать...И я, закрыв глаза, подумала...
   Волна воздуха, налетевшая вихрем, опрокинула меня вверх тормашками! И куда-то выбросила, вывернув наизнанку... С трудом вздохнув, в полной прострации, я все же поднялась. Чтоб тут же быть сбитой с ног. И яростный крик в ухо: "Твою мать! Как ты смогла?? Меч держи!". Схватив меч, уже через краткий миг я стала различать жутких тварей... И Сэрок, в их гуще...
   'Еле, узнаешь их?!'... Твари из подземелья?! Да, я узнала их... Отвращение и ужас пронзили меня; сглотнув, я кинулась к Сэрок. И путь мне преградило нечто жуткое, с извивающимися червями и с чешуей... Вздрогнув, на интуитивном уровне, замахав мечом, я проткнула гада и добежала до Сэрок... И в состоянии крайнего удивления увидела почти прозрачную стену, длиннющую; а за ней такое количество этих чешуйчатых, что судорожно перехватив меч, хотела звать Сэрок...Боже, да они сейчас опрокинут, или выломают эту пустяшную преграду, и нам хана...Всем!! 'Нет. Иди сюда!' - устало проговорив, Сэрок поманила меня рукой. Осторожно приблизившись, увидала, как подняв бездыханную тушу, она выбросила ее в рваную дыру в этой прозрачной стене. И тут же закрутила мечом 'восьмерку'. От меча посыпались золотые искры, оставляющие ожоги пытающимся пробиться тварям, и одновременно заделывающие брешь в стене...
   'Сэрок, это им не преграда! Нужно придумать что-нибудь другое! И срочно!'. 'Помнится, ты спрашивала - что такое прорыв?'. 'Да, спрашивала. Я много чего спрашивала, да вот только ответов практически не получила...'. 'Извини, мой промах. Просто поначалу действительно боялась, что такое количество информации снесет тебе башку. Потом все закрутилось...' - Сэрок в задумчивости или мне так показалось, помахала мечом еще немного, и после непродолжительного молчания, проговорила: 'Дотронься до нее, до стены то есть...'. Я протянула руку - на ощупь неожиданно оказалась пустота, но в тот же миг моя рука была...отброшена назад! Сиюминутный шок сменился чувством узнавания - было уже такое, было...
   В памяти всплыл злосчастный овраг и мой неудачный переход. Взглянув на Сэрок, увидела ее кивок. 'Овраг вспомнила? Верно, тоже самое'. 'Подожди, но Вэйлори ведь перешла'. 'Обычный человек эту границу не видит и не чувствует. Вэй обычный человек, им она неинтересна. Первый ребенок, помнишь, наследует трон, второй - если появляется в семье, получает магический потенциал Лучезарных. Так что, главная их цель - ты...Разобравшись с тобой, Вэйлори уничтожить будет легко'. 'Как это - легко? А ты, Сэрок?'. 'Еле, я с древних времен телохранитель Лучезарных. Я наделена определенной магией, которая служит Лучезарной принцессе щитом, оперевшись на который, принцессе выпадает бремя сразиться с Черной Королевой, а мне с ее тварями. С самой Черной Королевой сражаться я не могу - моей магии недостаточно, точнее, ее ничтожно мало... Получается лишь остановить время, и то лишь на миг'. 'Подожди, ну а раньше, когда в семье Лучезарных рождался только один ребенок...'. 'Еле, раньше была целая гильдия Лучезарных магов. А сейчас ты...одна. Больше Лучезарных магов нет. С момента появления Черной их методично...В общем, поэтому ты лакомый кусочек'. Потерев лоб и как-то тяжело вздохнув, Сэрок негромко добавила: 'Ты Лучезарный маг, заруби себе это на носу, запомни наконец! И пока ты жива, есть магическая защита Королевства, короче, вот она самая' - и взглядом указала на эту прозрачную стену. Проследив за ее взглядом, я вздрогнула...Их же там целая свора...Ох, что-то дурновато мне. Эта прозрачная стеночка не внушает мне никакого доверия!!
   Зажмурившись, услышала тихий голос: 'Еле, это магическое кольцо от нечисти. Черная Королева, лишенная силы, со временем напиталась магией замученных магов. Собрав армию тварей, ты их видишь, она обступила границы Лучезарного...Все Королевство окружено этим кольцом, и его все время пытаются разорвать. Это и есть прорыв границы. Я привыкла к этим попыткам, достаточно пригвоздить пару тварей - и они отступают. Но недавний прорыв меня напугал, действительно. Дыра оказалась внушительна. И главное, я в толк не могла взять, почему? Что вдруг изменилось? Сейчас понимаешь, о чем я?'. 'Нет. А почему Черная была лишена силы? И, если я так опасна, почему меня не прикончили раньше? Возможностей было много!'. 'Да не так уж и много...Ладно, начнем сначала...'. 'С какого еще начала?'. 'С самого-самого...Садись' - со спокойным лицом расстелив плащ, жестом она позвала меня...
   'Аравела что-нибудь рассказывала о нападении Гонда?'. 'Ну да'. 'Итак, Гонд и его союзница, Черная Королева напали в договорные мирные дни...Удар Черной настиг вас в горах. Старец Илларий с тобой успел дойти до Деновии, а Адлин с Вэйлори не успели...После нападения Черная Королева, впрочем как и ее свита, были наказаны Верховной Хранительницей. У них практически отобрали силу...Хочу, чтоб ты поняла - они были наказаны конкретно за то, что напали в договорные мирные дни, это понятно? В дни, когда магию использовать запрещено... Когда выяснилось невозможность Гонда попасть во внутренние покои замка, ярости Черной не было предела - защита замка и всего Лучезарного Королевства должна была исчезнуть со смертью Лучезарных, а точнее...светлого Лучезарного мага. Что же получилось? Она лишена силы, а вы, следовательно, остались в живых! Но где вы - это мощный вопрос! И ей до вас не добраться! Лучезарное сияние пробуждается с даром в пятнадцать лет, до этого момента вы, в принципе, не видны, вы обычные дети. Будь вы вдвоем - на вас рано или поздно обратили бы внимания. Два лучика - это уже заметно... Все попытки найти вас с помощью других магов провалились. Аравела просила меня защитить их от Гонда. Но мне пришлось ей отказать - я сама исчезала...Я не чувствовала вас. У меня есть сила, моя собственная магическая сила, когда она нужна для защиты Лучезарных. То есть, расстановка сил в магическом мире такова - Я сама ЕСТЬ, когда надо вас защищать. Как когда-то просил белый маг Норин дневное светило. Пока понятно? И нам, как впрочем и Черной Королеве, оставалось только ждать... Черная, правда, использовала сосуд с магической силой убитых магов - ее орел летал по всему Североморью, в поисках Лучезарного сияния, но без успеха...Я всюду следовала за ним, на всякий случай...в виде маленького солнышка.
   В это время, или чуть позже, Аравеле открылось пророчество... Вообще, в пророчестве тумана много;...правду тебе родные должны были поведать, или кого ты таковыми считала...а потом вдруг сказано, что увидишь ты глаза синие и станешь падать, но спасать тебя не надо. Хитро придумано, непонятно. А оказалось что - Вэй тебя за руки взяла и в глаза твои заглянула, ты вспоминать и начала'. 'Ты его сама хоть в глаза видела? Пророчество?'. 'Тут хитрость есть маленькая...Аравела увидела кусок пророчества, связанный с ней, я свою часть и твою немного...'. 'Подожди, Сэрок! Погодь...Значит, когда я попала к ней в подземелье, у нее не было силы?'. 'Была, небольшая. Я же говорю, она питалась магией замученных магов. Но ты попала к ней в договорные дни; и как бы она не жаждала твоей смерти, она сама уже не решилась...Ясно?'. 'Вроде да. А сейчас у нее есть сила?'. 'В этом-то всё и дело, что сила возвращается'. 'Что? Как это - возвращается...'. 'Вот так. Одновременно с твоим даром. Равновесие, будь оно неладно...Лучезарный дар изначально помогал тебе выжить, сил прибавлял...Сейчас же, когда ты вспомнила себя, осознала кто ты, дар раскроется в полную силу. А к ней вернется вся ее сила. Так что, этот прорыв - только начало...'. 'А дальше? Мой дар, про который я ни фига ничего не знаю - а с другой стороны, Черная Королева со своей силой. Да, нормально, ничего не скажешь... И нам что... предстоит сразиться??'. 'Да, за твоей спиной буду я, за ее спиной ее гады. И будет битва...Ну, это я далековато хватила, конечно...'. 'Сэрок, а...кто мне может помочь разобраться с этим самым даром? Или может, есть какие-нибудь рукописи о Лучезарных?'. В глазах Сэрок промелькнуло удивление; взяв меч и переложив его с одной стороны на другую, она искоса посмотрела на меня - похоже, пытаясь скрыть замешательство. 'Слушай, я об этом даже не думала. Знания всегда передавались устно из поколения в поколение, никаких сложностей ни у кого не возникало...'. 'И откуда мне брать знания?'. 'Ну, что-нибудь придумаем, не переживай...'.
   'Понятно... Объясни хоть, почему ты вообще начала меня защищать? И кстати, как ты нашла меня? Я сияла, что ли?'. 'Нет, ты не сияла. Еле, я нашла тебя одновременно с Черной. Если быть точной, вначале был непонятный выброс магии в соседнем королевстве - в твоем Хайтенгелле. Переместившись туда, мне пришлось в стороне наблюдать за действиями ее приспешников на улице Асажу. Знакомое название? Молодой мужчина с белым лицом... В общем, они вытянули из него все и оставили умирать'. 'Он умер?'. 'Нет...Но, не сочти меня за жестокосердечную особу,... лучше бы умер'. 'Почему?'. 'Когда твоя жизнь подчиняется магии, и ты сам начинаешь творить всякие плохие, страшные дела, а потом на тебя самого совершается магическая атака, которую ты не ожидаешь, пережить это сложно. Сложно самому оказаться на месте жертвы....и не сойти с ума'. 'Я помню эту улицу. Мы искали Кэра, брата Инель'. 'Ну, вот оттуда мы и уловили защитную Лучезарную магию, и я тебя почувствовала...Потом все время находилась поблизости. Черная рада была бы тебя уничтожить - да сил оказалось маловато...Ну, вроде на вопрос ответила?'. 'А в дальнем гарнизоне где ты была? Когда на меня нападали?'. 'Ну, я...в общем, я не хотела мешать одному молодому человеку. Притом, что он вызывал доверие. Что он справится с врагами. Причем, я всегда была рядом'. И лукаво улыбнувшись, Сэрок добавила: 'Ну, почти рядом...'.
   Ошеломленно посмотрев на рыжеволосую девицу, я пробормотала: 'А здесь? Опасностей было хоть отбавляй! И вот еще, тогда, в Хайтенгелле, во дворце, ты что-то говорила - что не имеешь права... Помнишь? О чем это ты?'. 'С самого начала, защищая тебя, я нарушила вековые правила - в тебе не было лучезарного сияния, такого как сейчас; ни одного проблеска воспоминания о твоем детстве! Ты была, как там тебя, Елена Ховард!'. 'И ты даже не попыталась мне рассказать, только из-за пророчества?'. 'Елена, можешь мне поверить - эффекта бы не было! Память не вернулась бы. Ты бы послушала, удивилась, послала бы меня подальше, а через минуту вспомнила бы, что ты стражница, и на этом все. Я же телохранитель Лучезарных, то есть тебя я защищала, рискуя навлечь на себя гнев Верховной Хранительницы. Момент, когда я решилась перенести тебя в Лучезарное, был аховым. Твоя жизнь висела на волоске. Чуть позже меня наказали за несоблюдение вековых законов'. 'Наказали?'. 'Это уже не суть важно. Мне установили строгое расстояние, ближе которого я не могла к вам обеим приблизиться. Успокаивало одно - вы в Лучезарном. Было еще кое-что: за мной наблюдала Верховная Хранительница - я могу защищать...короче, понятно. И лишь только моя персона перестала представлять повышенный интерес, я взялась за старое'. 'Роща Конаклоса?'. 'Успела я однако вовремя'. 'Да уж, не то слово! Тяжеловато тут пришлось'. 'Вы справились. Это главное'. 'А почему Аравела сказала...'. 'Еле, это лучше с ней. Мы поговорим, обязательно! Пора возвращаться'. Поднявшись, отряхнув юбку, Сэрок вопросительно посмотрела на меня - сама я справлюсь или помочь переместиться? Я помотала головой - буду пробовать сама...
   Закрыв глаза, попыталась представить Вэйлори...и тут что-то произошло. Это что-то было связано со мной - точнее, с моим телом. Я перестала его чувствовать!! И ощущение непонятное, будто исчезло все - нет никаких запретов, проблем, сложностей. Пустота...Медленно приоткрыв глаза, несколько мгновений я наблюдала, как воздух проносится мимо меня, как синеет небо в вышине, как пылинки, плывя в своем вечном движении, исчезают за большим, просто огромным камнем...И щелк в голове - так это ж...Так я ж...Твою мать, это ж мое пространство... Ох. Подняться не получилось - тело словно одеревенело, стало чужим! Подкралась боль, тупая и ноющая... Мне потребовалось несколько минут, невероятно долгих минут, чтобы просто пошевелить рукой. Думать я ни о чем не могла - мысли путались, проносясь с немыслимой скоростью; и лишь одна из них сформировалась четко: 'Как же мне хреново'...
   Плюнув на эти неудачные попытки пошевелиться, нервничая, я закрыла глаза - вновь пытаясь представить Вэйлори. Ага, с моим то 'хороводом' мыслей - щас, размечталась...Тяжко вздохнув, ощущала лишь нарастающее во мне раздражение. Твою мать, что же делать то?! 'Вэйлори!' - и крик вырвался помимо моей воли; и воздух вдруг мощной волной взметнулся вверх - но мне уже не страшно. Это я уже знаю...
   Зажмурившись, я ощутила несильный, но ощутимый толчок по всему телу. В миг, когда теплый воздух заскользил вдоль тела - невероятное чувство полета накрыло меня с головой...Внутри что-то вспыхнуло, мгновенно добравшись до макушки - и я потрясенная, открыла глаза...Темноту прорезал робкий луч света, и не успев ничего понять, я стремительно рухнула...на сестру. Тишину разорвали испуганные вопли со всех сторон; какой-то миг перед собой видела округлившиеся, почти невменяемые глаза Вэй, и боль скрутила меня. Резкий возглас Аравелы: 'Всем тихо!', спас мои барабанные перепонки. Словно в тумане я видела встревоженные лица сестры, Сэрок, монахинь - но застонав от дикой боли окаменевшего тела, куда-то провалилась...
   Я вновь летала, подхваченная теплым потоком воздуха и все было просто прекрасно...Но что-то все-таки омрачало мое радужное настроение...Голос, настойчиво повторявший: 'Еле, Еле, очнись...Пожалуйста. Почему обморок такой долгий, Аравела?!'. 'Вэйлори, ее какое-то время еще поломает. Этого, к сожалению, не избежать; с пятнадцати лет Лучезарная магия набирает силу, чтобы во взрослом человеке раскрыться на всю мощь! У Елены, сама понимаешь, такой возможности не было. Мне жаль, Вэйлори, но изменить ничего нельзя. Ей придется потерпеть'. Тихие всхлипы Вэй пробудили меня окончательно.
   Открыв глаза, зажмурилась - солнце в окно палило нещадно. Не успев задать себе животрепещущий вопрос - 'а хде я?', услышала: 'Очнулась? Быстро ты однако. Обычно сутками валяются после первых самостоятельных перемещений... Ты главное запомни, если тебе становится плохо - расслабься, не нервничай. Если почувствуешь, что внутри все деревенеет - постарайся отвлечься, как бы трудно это не было... Опять повторюсь - без напряга, спокойно. Не дергайся! Через секунды две отпустит. Это я тебе из опыта предыдущих поколений говорю. И не бойся, научись доверять стихии' - подойдя к окну, и задернув тяжелые портьеры, Сэрок обернулась: 'Завтракать то будешь? Или как у Вэй, кусок в горло не идет?'. Озадаченно поглядев на нее, я пробормотала: 'А...когда мы вообще ели? У Аравелы, наверное...'. 'Небось, кашу?'. 'Да, точно, кашу. А что?'. 'Да нет, ничего. Аравела ее заговаривает неплохо...Что, потом есть совсем не хотелось? Все-таки сутки на ногах...'. 'Не, даже мыслей не было. Голова другим была забита, как впрочем и сейчас'. 'Ну понятно. Ладно, Еле. Мне сейчас надо прояснить ситуацию, зайду попозже. Не скучай' - и непонятно чему улыбнувшись, Сэрок вышла.
   Задумавшись над ее словами, я села на кровати, и от неожиданности закашлялась. Этой неожиданностью оказалась ночная белоснежная сорочка, которую я наконец рассмотрела - с длинными рукавами, под горлышко, и чует мое сердце - до пола. И все в кружевах! Блин. Пока я растерянно из этой красоты вытягивала на свет Божий свою руку, взгляд мой скользнул по кровати...Прозрачные занавеси с двух сторон с кружевами, балдахин свисающий едва ли не до пола. Дальше, озираясь по сторонам, увидела в комнате деревянную перегородку, рядом с ней большое резное зеркало на стене, инкрустированный столик.... В уши ворвался испуганный крик Вэйлори; и следом она, запыхавшись, вбежала в комнату. 'Еле! Сюда люди придут!'. 'Сюда - это куда? В комнату, что ли?'. 'Нет, зачем - уже членораздельно выговорила Вэй, - в замок'. 'А...Ну, тогда ладно'. 'Что тебе ладно?! Господи, что же делать?! Кошмар какой-то!' - и искоса поглядев на меня, добавила: 'Что, магом стала - соображать перестала?'.
   Я же, в этот трепетный момент вставшая на ноги, обозревала в зеркале себя, по уши в кружевах - голова торчит, кончики пальцев рук...и все. А дальше необъятное 'облако' из воздушной тончайшей ткани и этих самых... 'Вэй, родная, скажи лучше, на меня эту красоту кто надел? Кого убить?'. 'Ну - неопределенно пожав плечами, Вэй отвернулась с дергающимися плечами, и с каким-то подозрительным хрюкающим звуком - по-моему, мона-аахини...'. Скептически выдавив: 'Все?', замолчала - в мою комнату неожиданно началось паломничество дам-с. 'Девочки! Сэрок сообщила, что Гонда нет. В замке нет! Он сбежал, гаденыш! И чует мое сердце, на границу побёг, в свои войска. А если еще и северян попросит о помощи - тяжело нам будет. Знать в замок собирается - желает юных принцесс увидеть! Ну ни раньше - ни позже! Елена, просьба у меня к тебе будет - не серчай только! В тени Вэйлори будь, хорошо? Она к этикету приучена, не растеряется. А ты девка бедовая, выкинешь что-нибудь эдакое, и крест на репутации, засмеют! Прошу тебя!'. И спустя паузу: 'Вэйлори! Бегом одеваться!' - и вся эта колоритная масса, спотыкаясь в узких дверях, освободила наконец комнату. Оставив меня порядком оглушенную...
   Чуть помедлив, я подошла к окну. За спиной раздалось негромкое покашливание; и чуть насмешливый голос Сэрок поинтересовался: 'В этом наряде пойдешь?'. 'Ага, как догадалась...' - неохотно обернувшись, добавила: 'Все дамы умчались за Вэй. А ты чего не в общей компании?'. 'Еле, что с тобой?'. Я не знала; лишь чувствовала сильнейший упадок сил, и физических и моральных. Такого со мной еще не было...Черт возьми...
   Раздался робкий стук в дверь, и тихий голос пробормотал с запинкой, что подан завтрак. Мне оставалось лишь изумленно взирать, как темноволосая девица промелькнула по комнате с подносом, и присев в поклоне, мигом скрылась. 'Чего замерла? Садись'. Подкрепившись пирожными и рисовым пудингом, спросила у Сэрок: 'Что, Гонда действительно нигде нет?'. 'Ну, нигде. Убёг он. Завтра днем официальная торжественная церемония признания прав принцессы Вэйлори Лучезарной на трон. Признание Гонда незаконным правителем. Лишь после этого совет министров должен назначить день коронации'. Взглянув на спокойное лицо рыжеволосой красавицы, я с горечью спросила: 'А мне что делать? Монахини, понятно, с Вэй носятся. Все делом заняты...А я?'. 'Еле, у тебя дел невпроворот...Сама скоро поймешь. И поверь, до Вэйлори, трона и всего остального тебе скоро станет глубоко фиолетово! Пытайся понемногу, по чуть-чуть, изучать свой дар. Еле, чую я, Черная к прорыву готовится... К серьезному прорыву!'. 'Ясно. Слушай, Сэрок, у кого можно хоть что-нибудь узнать о Лучезарной магии?! Хоть немного? С чего хотя бы начинать? Может, у монахинь спросить, а?'. 'Монахини энергетически под Аравелой. Настоятельница, черпая у них силу, хорошо врачует. Травы заговаривает. Раны мигом затягиваются. У них другая магия, понимаешь. Лучезарную они видели в действии, но помочь ничем не смогут. Прости, Елена, боюсь, своим лбом придется...Но я рядом! Всегда!' - и Сэрок, ободряюще улыбнувшись, исчезла. Она исчезла, а я продолжала стоять и мучительно смотреть куда-то в пространство. Внутри все сжалось от безысходности, от тупого неимоверного отчаяния; удушливая волна слез готова была хлынуть из глаз...Как же мне плохо. Но стало еще хуже, когда я услыхала часть разговора между Сэрок и Аравелой...
   '....боюсь я! За нас за всех! Не верю я ей! Что-нибудь да испортит! А если на трон сесть захочет? Ах, Сэрок! Поверь, была бы она подругой моей Вэйлори, как бы я ее любила. А так не могу, не могу спокойно смотреть на нее! А Вэй, глупая девочка, радуется, что сестру нашла! Послушай, надо в моих книгах поискать заклинание, способное дар магический передавать другому лицу. Есть у меня толковая монахиня, она бы справилась. Что думаешь, Сэрок? Права я?'. 'Ты о чем?'. 'Да слушала ли ты меня?'. 'Нет, Аравела, твою чушь я не слушала. Думаю все, как Еле помочь. И пока не придумаю...И кстати, каким образом ты собралась у Лучезарной принцессы отбирать ее же Лучезарный дар? Ты вовсе не ее боишься, а то, что прочла в пророчестве. Верно?'. 'Ты хочешь сказать, что ты за нее? Значит, против меня?'. 'Аравела, ты может, не ела сегодня - или, наоборот, переела? Чего ты дергаешься? Ну придут знатные господа, потом девочки на балкон выйдут, люду простому платочками помашут. Вэйлори с министрами на совещании побудет. Улыбки, охи-ахи, где вы были, да как мы рады, да мечты наши сбылись...И так далее. И начинаем готовиться к коронации. Здесь все понятно. А вот Елене реально трудно, реально тяжело! Помочь ей никто не может, а ей придется, именно ей сразиться с Черной! Поэтому хватит смотреть на нее косо, и палки в колеса вставлять. Аравела, ну ты ведь умная женщина'. 'А ты представь, Сэрок, что усвоит она свой дар, окрепнет, и возникнет в ее красивой головке вопрос - а почему на троне не она? Переступит через Вэйлори, попомни мое слово'. 'Слушай! Угомонись ты. Ну не виновата она, что в пророчестве смерть указана. Не она ведь тебя...'. 'Удар с ее стороны...Значит, она виновата, ей отвечать!'. 'А ты вспомни, пожалуйста, что исправит она все! Шанс у нее появится...'. 'Давай закончим этот разговор. Пустой он... Мы не поймем друг друга. Я за столько лет забывать стала - ты ж не человек. Нет у тебя возможности проявлять свои чувства! Переживания тебе чужды!'.
   Внезапно наступившая тишина едва меня не оглушила. С трудом я разжала руки. Голова раскалывалась, сил не осталось...Практически рухнув на пол, обхватив себя руками, я покорно вытирала слезы, бежавшие по лицу. И вдруг что-то увидела - на деревянном полу, за огромной расписной вазой...И сердце рвануло от боли - это же мамин браслет! Бросившись к нему, я вспомнила, как он нравился и мне, и Вэй! И мама, дабы мы не ссорились, позволяла носить его по очереди, как-то его при этом уменьшая. В последний раз он был у меня...Спасаясь от Вэйлори, я забежала к себе в комнату, и споткнувшись о куклу, растянулась на полу. Мамино украшение отлетело в неизвестном направлении... И в шоковом состоянии, близком к истерике, я поднимаюсь с пола, зажав браслет в руке...Так я...Выходит, я в своей комнате?!
   Стремительно оглядываясь, я словно судорожно выхватывала глазами всплывающие, недостающие фрагменты - возле окна вечно стоял мольберт; за этой деревянной перегородкой должна быть кладовая с платьишками! На полу была лошадка-качалка, кукольная кроватка; и куклы, много кукол...На столике размещалась большая музыкальная шкатулка...Со столика взгляд мой перекочевал на зеркало...Взглянув на себя еще раз, словно воочию увидела, как с мамой разбираем бабушкин сундук и находим очень красивую, воздушную, всю в кружевах, сорочку. И я упрашиваю маму отдать ее мне; пыхтя, мы с Вэй дотащили ее до моей комнаты... Боже мой...
   Вновь я посмотрела на браслет - он сиял ровным, теплым, каким-то радостным светом. И переливался из розового цвета в голубой. Какая-то мелькнула у меня мысль - но я не успела ее поймать...Но правой рукой вытащив кулон, левой поднесла к нему браслет. И что это я делаю? Не знаю... Честно...Они узнали друг друга, что ли? Идиотский вопрос, но когда они по очереди светятся, впору сходить с ума... Только успела я надеть браслет на руку - как в голове возникла картинка некой круглой комнаты, с двумя маленькими зарешеченными окошками...И? И черт меня дери, мои же ноги пошли из комнаты! Я в сорочке!! Стоп!! Стоять!! Ноги мои остановились, а я нет, и носом вперед, по инерции, в дверной косяк...
   Сердце учащенно стучало; испуганно отлепившись от двери, посмотрела на браслет - неужели, причина в нем? А он просто неправдоподобно сиял, создавая вокруг себя сверкающую, блестящую невесомую дымку. И пока я с восторгом, затаив дыхание, всматривалась в эту красотень, меня что-то слегка дернуло. Так, чуть-чуть. И схватившись за родной уже косяк, забыла, как дышать - сорочка исчезла, прев...превратившись в легкое муслиновое белое платье, с небольшим декольте. Ноги оказались обуты в легкие сапожки со шнуровкой. Просто прелесть. И уже через секунду я с вытянутым, ошарашенным лицом покинула комнату, бодрым шагом преодолевая бесчисленные коридоры с картинами, статуями, и композициями из цветов. Все мои попытки найти рациональное объяснение потерпели крах...Куда я направлялась - неведомо; спросить у ног мозг отказался категорически.
   Завернув за угол, нос к носу столкнулась с Аравелой; за ней гуськом следовали торжественные монахини. После услышанного в комнате разговора между ней и Сэрок, я, кажется, была готова воспринять в 'штыки' любое сказанное ею слово; она не заставила себя долго ждать. 'Елена, вижу, ты уже готова...Молодец! Но, я тут подумала, будет наверное лучше, если ты побудешь в комнате. Думаю, господам вполне хватит поприветствовать будущую Королеву Лучезарную. Тебя они смогут увидеть на самой коронации. Пока побудь у себя, так будет лучше. Монахини проводят тебя. Важный день сегодня, не надо его портить! Анна, дорогая - Аравела ласково обратилась к монахине с крайне живым, эмоциональным лицом, - поможете принцессе дойти до комнаты, хорошо?'. С возрастающим умилением мне оставалось наблюдать, как похлопав ресницами, и улыбнувшись настоятельнице, Анна двинулась ко мне. Чем вызвала во мне желание послать подальше, причем их всех сразу. 'Стоять! Не волнуйтесь, Аравела, прошу вас. Я сама разберусь, где и когда должна появиться! Благодарю за заботу' - с трудом сохранив невозмутимое выражение лица, проследовала мимо. Лишь завернув за угол я остановилась, уцепившись за край высоченной расписной вазы. Сердце стучало; но переживать, похоже, времени у меня не было - ноги рванули вперед. Я за ними...
   Бесконечные коридоры увели куда-то в сторону от шума и разговоров, долетающих до ушей; и привели к темной лестнице, уходящей вниз. Не в силах совладать с бешено колотящимся сердцем, я остановилась. Руки мои взмокли, ноги свело от судороги. Едва дыша от страха, тисками сжавшего сердце, с ужасом вдруг поняла, где я. Здесь был...последний бой стражников, оборонявших подступы к лестнице, ведущей к башне! Боже мой... Стоило лишь подумать об этом - и в наползающем тумане, не веря себе, я вдруг разглядела гвардейцев, и среди них...Лэнга?! Помотав головой, я вновь впилась взглядом в самоуверенного, с наглой ухмылкой и выпирающим животом, капитана гвардейцев...Он, точно, Лэнг...И страх мой словно ожил - с ужасом я смотрела на багровые, словно в дурмане, лица напавших гвардейцев...Это был не бой - это была резня оставшихся в живых стражников, героически объединившихся вокруг отца! И резкая боль полоснула по сердцу, и крик вырвался помимо моей воли - в руках Лэнга сверкнул кинжал! Нет!! Нет!!
   Зажав рот рукой, по холодной каменной стене я сползла вниз. Ни мыслей, ни чувств - болела душа, она кровоточила. Навалилось страшное, черное отчаяние - ничего нельзя изменить...Из последних сил стараясь не зареветь, рукой сжала кулон. Тепло, заструившееся по телу, было невероятно живительным. И родным... 'Елена! Елена!'. С некоторым трудом я осознала, что меня, кажется, кто-то зовет. Туман рассеивался, обнажая холодные своды темной лестницы...
   Рядом со стеной зависла бледная, прозрачная фигура, в светлом одеянии. 'Привет. Я Касия, помнишь меня?'. 'Привет - с трудом я прочистила горло, - да, я тебя помню'. 'Ты куда это собралась? В башню?'. Я ограничилась кивком. 'Скучно мне что-то... С тобой пойду, впечатлений наберусь. Ты ж не против? А то весь замок как сумасшедший носится. Надоело'. 'А...тебя твои дамы не хватятся?'. Смех колокольчиком мне в ответ - и Касия плавно двинулась вперед. Глубоко вздохнув, я стала спускаться следом по каменным ступеням; впереди светлым пятном маячила Касия, освещая дорогу. Потянуло сыростью, заплесневелыми стенами, и каким-то древним холодом. Сердце уже молотило, когда мы наконец добрались до маленького помещения, с небольшой покосившейся дверью и ржавой ручкой. 'Раньше здесь всегда передышку делали, с мыслями собирались, голову от ерунды освобождали. Раньше...'. 'Почему?'. 'Башня с древних времен напитана магией. Ты можешь ее не почувствовать, а она тебя вдоль и поперек узнает, пока ты наверх лезть будешь. Поэтому, кто с какой просьбой, проблемой приходил - все остальное здесь, за дверями оставлял. Ну, пошли, Елена Лучезарная' - и коротко, отрывисто рассмеявшись, Касия исчезла сквозь дверь...
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
О.Болдырева "Крадуш. Чужие души" М.Николаев "Вторжение на Землю"

Как попасть в этoт список

Кожевенное мастерство | Сайт "Художники" | Доска об'явлений "Книги"