Подлужная Наталья Александровна : другие произведения.

Глава 3

Самиздат: [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:


 Ваша оценка:

  Проходя как-то мимо нескольких барышень, обступивших рыдающую девицу, мы услышали: " ....дурочка, ну зачем влюбилась в барона Корда? А он отказал ей во встрече. Ссылался на огромную занятость в делах, представляете? Да разве такой человек может испытывать нежные чувства? Сердце его кремень. Вы не находите? А?" - обернувшись и посмотрев, кто это там нарушил их уединение, очаровательная Элза схватила меня за руку. Я тут же полностью с ней согласилась. Затем мы милосердно были отпущены на все четыре стороны. Выйдя из залы, Инель сжала мою руку - на пороге с величественным молодым человеком появился....барон Корд. Мы сдержанно поклонились, и когда они прошествовали дальше, взглянули друг на друга. Да, для полного счастья их осталось увидеть и всей дамской компании....Прошло несколько мгновений и прозвучавший сдавленный вскрик оказался нам вполне понятен....Чуть позже выяснилось, что барон был с самим принцем Далмоном.
   Следующий вечер оказался для нас практически невыносимым. Инель и меня, скромненько сидящих сзади семейства Леброн, подозвал к себе сам принц Далмон! Почти на середину залы! В голове мелькнула неприятная мысль, что это выходка барона, с невозмутимым видом сидящего рядом. "Глядя на вас, не уверен, что могу быть спокоен за моих милых барышень. Слишком вы юны и неопытны. И что же мне с вами делать?". "Ваше Высочество...." - я собрала все мужество в кулак, чувствуя, притихшую за спиной Инель. "Далмон, - неожиданно услышала я голос виконтессы Флоренции, - ну неужели надо сейчас разбираться?! Сейчас мы будем слушать музыку! А девочки недавно поймали жуткого, противного шпиона! Вот. И отстань от них, ладно". "Пойдемте в кабинет, там и продолжим разговор". Его высочество, принц встал. Он был ниже барона, с холодными невзрачными глазами и тонкими губами. Неожиданно появилось дикое желание просто ему нахамить. Почувствовав себя неловко, некстати взглянула на барона и вздрогнула. Он в упор смотрел.... на меня, прожигая холодным огнем. Да, для меня у него в арсенале подобные взгляды всегда пожалуйста....И тут же, нежно улыбнулся обратившейся к нему девушке, сказав ей что-то такое, отчего последняя зарделась, как маков цвет. А меня пронзило - ну не нравлюсь вам, ну ради Бога, но я уже ушла из дома барона и из вашей жизни, зачем же продолжать меня долбать? С глаз долой - из памяти вон. Но, похоже, это были наивные мысли наивной девочки.....
   В кабинете стояла массивная мебель, на стенах внушительные полотна и громадные стеллажи с книгами. Принц, усевшись за стол, начал чинить перья. Типа ничто человеческое им не чуждо. Мельком посмотрев на Инель, начинала ощущать себя как нашкодившая оборванка, взятая в дом из милости. "Ну, я слушаю вас. Что молчите?" Чуть было, не взглянув на барона, я вовремя остановилась. Посмотрю - и пропала, мужество ветром сдует.
   Надо, надо показать, что мы....достойны. "Ваше Высочество, - мой голос, раздавшийся неуместно хрипло, болью отозвался в висках - но отступать было некуда. "Для нас большая честь служить и оберегать юную виконтессу Флоренцию. Моим учителем был барон Витольд Корд, лучший из учителей на свете. Моей подругой - Инель Кларк, занимался граф Веллинг, - сказав это, почувствовала незримую поддержку - плечо Инель подперло мое. "Расскажите о шпионе. Королева знает, Фло тоже, даже Виола в курсе..." Пихнув плечом Кларк, я милостиво выдвинула ее вперед. Она молодец, оттарабанила, как урок, за милую душу. Барон, стоящий где-то сбоку и сзади, с насмешкой спросил: "И вы всерьез полагаете, что вам можно доверить безопасность юных леди?". "Барон Корд, мы все время, постоянно рядом с виконтессой, и всегда начеку". "Ладно, идите, мне надо подумать". С упавшим сердцем, где-то возле лопаток, мы вышли в просторный зал. Меня окликнул барон - экзекуция, следовательно, не закончилась. Тихонько мотнув головой в сторону музыкальной гостиной, где все еще слышалась музыка и пение, я повернулась к барону; Инель неслышно свалила. "Сударыня Ховард, мне не нравится, что за безопасность Флоренции отвечают, такие особы, как вы". Ну, я тут и выдала: "Простите, конечно, барон Корд, но эти вопросы, кажется, находятся, не в вашей компетенции. Не вам решать". Его глаза полыхнули огнем. С трудом, но я смогла не отшатнуться. "Вы не боитесь меня?" "И что же вы хотите услышать в ответ? Нет, не боюсь - прозвучит глупо. А боюсь - будет стыдно". "Уходите, Ховард, идите же". Я заставила себя присесть перед ним в реверансе, таковы правила этикета, я помнила. Посмотрев на него, поняла, что он злой, как сто чертей. Лишь дойдя до гостиной, сообразила, что злился барон не на меня; это было непонятно, но действительно, злости к себе я не почувствовала. Тогда на кого или на что? На себя или на ситуацию в целом?.....
   Примерно через неделю произошла история, попортившая мне и подруге много нервов, и немного крови. Из кухни, с черного входа мы как-то нашли винтовую лестницу наверх, ведущую в мансарду, а следом на крышу. С завидной регулярностью мы стали выбираться на воздух, и наслаждались, глядя на звезды. В один из таких дивных вечеров какой-то особенно рачительный стражник закрыл дверь с черного входа. Мы вновь выбрались на крышу, обмозговать сложившуюся ситуацию. Кого-то будить, чтобы нам открыли, как-то совсем не хотелось. Да и выслушивать потом тоже. Заночевать прямо здесь - казалось немного жутковато, особенно если учесть, во что мы были одеты. На ночные сорочки были накинуты плащи. Глупо и безответственно, в наши мозги пробралась таки эта мысль, но что теперь делать? Соблюдая осторожность, я приблизилась к краю крыши. Увидела внизу выступ, а рядом статуя Афродиты подпирала балконную балку....
   Может, мы сумеем добраться? Инель проследила взглядом за моими жестами, покрутила пальцем у виска, и, тяжело вздохнув, бормоча: "Чокнутая на всю голову", осторожно присела рядом. Вцепившись руками в край настила на крыше, я, молясь вперемежку с чертыханьем, стала сползать вниз. Повиснув на руках, я с ужасом поняла, что выступа еще нет! Но он же был. Напряженное белое лицо подруги, контрастом выделяющееся на черном фоне, сил мне не прибавляло. Но этот выступ был там, я его видела!!! И отпустила руки. И почувствовала его, родимого. Настала очередь Инель. Дальше обхватив статую рукой, через нее я, слава Богу, перелезла на решетку балкона. А с балкона разросся плющ почти до земли, это мы уже помнили точно.
   Но не суждено нам было спокойно по растению съехать вниз, и через неприметную служебную дверь попасть внутрь. Потому что в чуть освещенном окне я увидела барона, сидящего в кресле в расслабленной позе, с бокалом в одной руке и книжкой в другой. На нем были брюки от фрака и белая рубаха с вышитой монограммой..... Увидев его, я замерла, разглядывая лицо. Он не смотрел в книжку, его взор был устремлен в никуда. На его лице так отчетливо читались мука и отчаяние, что я замерла. Острым локтем в бок, что я охнула, меня отвлекла Инель. "Оторвись от своего красавца, и глянь на другое". Открыв рот, дабы возмутиться, этот рот оказался зажат, а я силой сдернута с места. "Я стала спускаться по плющу, и этажом ниже, в окне увидела девицу...." "И что? Что с этой девицей?" "Не знаю. Хотела у тебя спросить, а ты тут как вкопанная застряла....". Инель перелезла через балкон, я за ней. Тихо скользя по растению, она залезла на широкий выступ окна, и прижалась к стене. Я последовала за ней.
   Девица в окне, всхлипывая, высыпала некий порошок в стакан, и размешав, замерла. Она что-то тихо шептала. "Мне кажется, мы где-то ее уже видели". "Да, но где?" А дальше каким-то чудом мы услышали: "Прощай, мой любимый. Ты навсегда в моем сердце, Джон". "Черт - зло пробормотала Инель, эта та девица, отвергнутая твоим распрекрасным бароном, помнишь? Мы видели их в зале" Я тоже вспомнила несчастную влюбленную с красными глазами и всхлипывающим носом... "Твою мать - громко, в голос, ругнувшись, Инель Кларк, вдруг спрыгнула в комнату. Я следом, немного не улавливая смысла. Подруга, крепко прижав ее к себе, и зажав рот брыкающейся девушке, выбила стакан из ее рук. "Она, похоже, с собой покончить хотела. А там яд. До меня только дошло. Еле, сбегай, притащи воды. И позови кого-нибудь из старших фрейлин, пусть сами разбираются".
   И я побежала, захватив кувшин. Набрав на кухне доверху воды, мысленно жалея, что нет свечи, стала подниматься по темной лестнице, и на кого-то налетела. Врезалась хорошо, на ногах не удержалась, и все содержимое кувшина вмиг оказалось на мне. Почти взвизгнув, мой рот опять был зажат, а меня, брыкающуюся, куда-то потащили.... "Черт, да отпустите!" Кабинет, канделябры со свечами - на меня свирепо уставился, о Господи, ну почему, он?
   Он, барон. Правая бровь полезла наверх, пока меня разглядывали. "Какого черта вы делали в холле? Вы... мокрая?! Как вы одеты, вы в своем уме? Что происходит?" "Барон, если пропустить определенную часть, то мне надо найти кого-нибудь из старших фрейлин..." "Ховард, вы хотите, чтобы вас в таком виде увидела старшая фрейлина?" "Барон, там, в одной из комнат, девица, я не знаю, как ее звать, она пыталась выпить яд. Инель выбила стакан у нее из рук. Мы знаем только то, что она прощалась с неким Джоном...". Барон замер. "С чего вы взяли, что в стакане яд?". "Она высыпала туда порошок, а потом стала прощаться со своей любовью. А я с кувшином бегала за водой, которая сейчас на мне" - вздохнула я, безуспешно пытаясь выжать плащ. "Ладно, идемте, я отведу вас в комнату, и позову фрейлину. Кто с ней?" "С ней Инель. Но, учтите, ей вас лучше не видеть, так мне кажется?" "Вам кажется?" "Мы с Инель ее вспомнили, она плакала в зале, и девушки рядом с ней говорили о вас. Что вы ей отказали во встрече". "Давайте сюда кувшин, как я уже сказал, я доведу вас до комнаты, потом схожу за старшей фрейлиной, кажется Марленой. Она займется девицей, и Инель сможет уйти ". "Вы лучше, барон, позовите фрейлину, а воду я сама принесу.....". "Вы? За водой?" "Да. А что такого?". "Вы на себя взглянуть не желаете? Ховард, ради Бога, включите мозги". С этими словами, он почти грубо потащил меня к внутренней двери, там располагалась опочивальня благородных особ. Рядом с комодом находилось зеркало. И в нем я увидела себя. Сорочка и плащ, мокрые, очень нехорошо ко мне прилипли. Ох. Запахнувшись, и судорожно вздохнув, я заставила себя посмотреть на Корда. "Хорошо, барон. Я иду в комнату, а вы занимаетесь спасением юной девы". "Мне все же придется довести вас до комнаты...". "Не надо, барон Корд. Мы и так уже потеряли время. Я вполне благополучно, уверяю вас, доберусь до своего места" "Вы, правда, не понимаете?". "О чем вы?". "Ховард, вы достаточно взрослый человек, чтобы понимать, что в таком виде, вы.... вы, можно сказать, раздеты, нельзя ходить по замку". "Барон, я .... я дойду сама! Все нормально". "Черт вас дери, Елена Ховард, ведь вы видели себя! ..... Поверьте, любой другой на моем месте уже попытался бы воспользоваться такой ситуацией. Ни одна юная барышня одна не появляется, а всегда или со старшими фрейлинами или с гувернантками. Понимаете?". "Барон, я не глупа, я понимаю, куда вы клоните, но я не юная барышня, я стражник. И смогу за себя, в случае чего, постоять". "Уверены? Я нет. Где ваше оружие, стражник? Меч, шпага, арбалет, что у вас в арсенале, для защиты собственной чести?". Весь этот разговор смутил меня окончательно, очень хотелось просто удрать. Он буквально впился в меня своими темными глазами, буравил взглядом, и выглядел при этом обозленным. Я знала точно, что абсолютно спокойно и незаметно могу добраться до комнаты. Мне просто нужно через дверь прислуги попасть в другой коридор. "Что вы молчите?" "Я не хочу вам грубить, барон. Но вы ошибаетесь. И я сейчас пойду. А вы ...." Я не успела договорить, я испугалась - с каким-то бешенством он вдруг притянул меня и ... впился губами в мой рот. Не вырваться, не заслониться.... Его руки оказались каменными. Также внезапно отпустив меня, он, опершись рукой о стеллаж, тяжело дышал. Его грудь ходила ходуном, руки были сжаты в огромные кулаки, лицо было бледным, рот стиснут. Прижавшись к стене, я дрожала так, что с трудом контролировала свои ноги. Я просто боялась упасть. Схватив кувшин одной рукой, другой он сгреб меня. Быстро, молча, он вел меня по темному, тихому холлу. Где-то открылась дверь. Кто-то шел. Полностью заслонив меня, а я доставала ему лишь до плеч, и переждав старенького джентльмена, он почти что втолкнул меня в комнату. Пригвоздив ненавидящим, холодным взглядом, он исчез.
   Очнулась я только, когда в дверях появилась Инель. "Тебя барон привел?" "Нет. Он принес воду и привел Марлену, поинтересовался, доберусь ли я ... и все. Я тихо смылась. А каким образом он вообще оказался в курсе дел? А?" "Представляешь, налетела на него на лестнице. Грохнулась. Облилась водой. Он затащил меня в кабинет и потребовал объяснений. Пришлось рассказывать...." "А дальше?" "Отвел меня в комнату, сказал, что все остальное сделает сам. И, похоже, сделал". "Да. Завтра эту девочку - Катерину, отправят в свиту Королевы Виктории, вроде так. Ну, а ты как? Я ошибаюсь, или что-то все-таки еще случилось, во время твоего неожиданного свидания с бароном? На тебе лица нет" "Нет.... Ничего. Давай спать ложится, на сегодня потрясений хватит". Инель коротко рассмеялась: "Согласна полностью. И все же, наверное, не зря, мы там оказались... Я рада, что мы смогли помочь этой несчастной девушке. Ты не представляешь, насколько она любит барона..."
   Я прервала подругу - "Давай все завтра. Я что-то устала", и вытянувшись на жесткой деревянной койке, я старалась унять дрожь... Вновь и вновь я прокручивала наш с ним диалог... По всему получалось, что Корд просто беспокоился о моей чести?! И вспылил только потому, что до меня не дошло! А его поцелуй, если это можно назвать поцелуем - наверное, как сказала бы моя любившая логику, Кларк - когда закончились аргументы, была наглядная демонстрация опасности.... И Боже мой, как он сжал меня, а потом как резко отпустил, а уж как посмотрел - да, представляю, какое отвращение он испытывал. Целовать оборванку, нищенку, пригретую лишь из жалости...Черт возьми, мой первый поцелуй...Ох-ох. "Все, хватит" - сказав себе это, я повернулась на бок. Губы саднило, а я едва не заревела, так плохо мне стало. Меня мучило еще кое-что: я ничего не сказала Инель. Почему?
  ..... Последние три дня пребывания в загородной резиденции принцессы Виолы, в целом оказались спокойными. Юную фрейлину Катерину Линн "для продолжения образования", как прозвучала официальная версия, отослали в столицу, Амарин, в свиту Королевы-матери. Нас же никто не трогал, никто не замечал; да и мы при первых признаках появления принца и его спутника - барона, уходили в глубокое подполье. Несколько раз барон оглядывался, хотя, возможно, не по нашу душу, но наша маскировка в любом случае была удачной. Мы сидели в самом углу, скрытые портьерами, недалеко от арф, на которых играли приглашенные музыканты со всего Североморья. Принцессу Виолу мы так толком и не увидели; она приехала позже, с огромной свитой барышень и пажей, которые тут же смешались с чуть меньшей толпой Флоренции - и тут мы вконец растерялись. Никого из вновь прибывших не зная в лицо, и не испытывая большого желания нарваться на хмурого и мрачно настроенного Корда, мы в первые мгновения не знали, что делать.
   Но вскоре виконтесса с приближенными и с нами, принцесса и вся ее свита выехали на воды. Принц и барон были заняты охотой, поэтому пообещали присоединиться несколько позже. Двадцать карет по гравию, в сторону лесной реки, начинающей свое движение где-то в горах. И как-то все подзабыли, что летом в лесу, рядом с водичкой много летающих "животных". Вначале единичные хлопки себя руками по открытым участкам кожи, затем все более массовые. А дальше немного смешные попытки придворных дам убежать от пищащих вокруг них летающих кровососов. И громадный, зеленый, с пышной кроной лес уже не лес, и прохладная, быстро несущая свои воды красавица-река тоже не река, а так, ручеек. И новость, переполошившая всех. Пропала девица из окружения принцессы - Гертруда. Мы попросили ее описать: высокая, в пышном синем платье, с мушкой на щеке. Дамы долго спорили о цвете платья Гертруды, успели поругаться, перейти на личности и образумленные принцессой, успокоившись, остановились на синем платье с голубыми вставками и оборками. Особо не проявляя никаких способностей, достаточно быстро мы нашли ее. Мы вспомнили, как Инель сказала в сердцах о некой даме, которая, спасаясь от насекомых, не только больно отдавила ногу моей подруге, но и умудрилась толкнуть. Инель тогда зло выдала: "Ну, корова". Дама, столь усердно спасающаяся от насекомых, как раз была в синем платье с какими-то дурацкими оборками. Наши платья зашуршали по листве, много раз зацеплялись за торчавшие из земли высохшие, разветвленные ветки и кусты - мы углубились в лес. Лес чирикал, шумел, в общем, жил своей жизнью. В лесу же какая-нибудь ветка норовила "заехать" или по лицу, или вцеплялась в наши локоны - в общем, как и обычно в лесу. Вначале бросился в глаза лоскут синего материала, зацепившийся за одиноко торчащую в сторону ветку от дерева. Потом увидели туфлю, каким-то макаром оказавшуюся в расщелине старого раскидистого дерева. Расковыряв ножом ствол дерева, мы ее достали. Ну, а чуть дальше увидели и горемычную героиню, в порванном платье, в одной туфле, с распухшим от укусов и искривленным от боли лицом. Босая нога не туда угодила, ясно. В первый раз в жизни нас встречали столь радостно и эмоционально. Гертруда плясала бы, если б могла. От ее нижней юбки я оторвала длинный кусок; нога ее оказалась опухшей, поэтому, прислонив тихонько к ступне найденную обувь, мы все это перебинтовали. И прихрамывая, осторожненько поковыляли назад.
   Дальше нас моментально, благополучно забыли, столпившись вокруг найденной дамы. Сразу послали за лекарем; предложили напитки и закуски. Услышав это, мы тоже ощутили зверский голод. Но, видя как благородные господа набросились на еду, целесообразнее решили перетерпеть... Выбравшись из толпы, мы во всей красе, нос к носу столкнулись с бароном. "Сударыни, что у вас с платьями? Что с прическами? - оттолкнув Инель, я прикрыла ее тихое отступление; нравоучений хватит и мне одной. Глядя на него, лишь на секунду в памяти возник тот нереальный, поначалу, бал; но непрошенные, даже ненужные воспоминания о ночных приключениях затмили все. Я вздрогнула от его прикосновения: он встряхнул меня, основательно. Как у тряпичной куклы, мотнулась голова. "Что с вами, Ховард?". Рассерженно освободившись из его рук, и зло взглянув, я повернула, чтобы уйти. "Что с вами? Что опять случилось?". Я заставила себя посмотреть на него. Какая-то фрейлина пыталась обратить на себя его внимание, но тщетно. Его напряженные глаза, способные зажечь огонь, не давали расслабиться, исчезнуть...."У меня все хорошо. Гертруда уже нашлась. Больше ничего не случилось". Реверанс....надо присесть. И тут же, жаль, неудобно получится, если побегу, и взгляд спиной чувствую так, что кожа горит, быстро затерялась в толпе фрейлин. По крайней мере, мне хотелось в это верить. Но если честно, было страшно оттого, что там, где его руки прикоснулись к моим, у меня все горело. И об этом я не сказала Инель...
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
О.Болдырева "Крадуш. Чужие души" М.Николаев "Вторжение на Землю"

Как попасть в этoт список

Кожевенное мастерство | Сайт "Художники" | Доска об'явлений "Книги"