Поднебесная Анастасия Валентиновна: другие произведения.

Истории полного дня

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фанфиков на Фикомании
Продавай произведения на
Peклaмa
 Ваша оценка:

  
  
  
  
  
  А. Поднебесная.
  …посвящается всем, кто поймет…
  …написано в соавторстве с самыми замечательными человечками на свете - ЁжикомВтумане и ТалоЭ…
  
  Истории полного дня.
  
  
  Часть 1. История Поздней Осени.
  I. Сон в сумбурное утро или начало нового дня.
  
  За окнами светало. Было тихо, и только иногда по окну стучали мелкие капельки дождя. Уже давно наступил ноябрь, а снега и зимних вьюг все не было. На улице моросил дождик, в небе повисла тучка-летучка, портившая всю погоду. Казалось, что зима забыла о своих обязанностях и бродит где-то на Северном полюсе, не зная, что её давно ждут. Жутко хотелось проснуться однажды утром и увидеть перед домом белую поляну пушистого снега и легкие снежинки в прозрачном воздухе. Но это, казалось, были только мечты.
  Илья проснулся и открыл глаза: "Какой чудненький денек! Сегодня случится именно то, чего мы так давно ждали!" - сказал он бодро и весело, как всегда широко улыбаясь и оглядывая комнату, - во-первых, пора посетить старых друзей!" - продолжал он, развалившись на кровати и куря первую, утреннюю сигаретку. По комнате расползся дым. Он окутал всю комнату, казалось, это стелится утренний туман, осторожно оседая над кроватью. "Уууу, надымил!" - промурлыкал сладко Кот и засмеялся. От его смеха или же просто от сквозняка туман быстро рассеялся, воздух вновь стал чист и свеж. Немного погодя, Илья уже стоял на кухне, одетый и умытый, пил спокойно кофе. "Только кофе? - сказал он и с недоумением оглядел кухню, - так, пора навестить всех своих знакомых!" Чешир проговорил это мурлыкая и, наверно, быстро вспоминая знакомых.
  Илья вышел на улицу. Погода была отвратительной, перед ним стояли мокрые и голые деревья, они создавали ужасно жалостливый вид, и от этого на душе становилось еще хуже. Он направился по узенькой дорожке, кое-как перепрыгивая лужи и грязь, расплывшуюся по улице. На встречу ему шли мокрые, скучные и серые люди, они были грустными и совсем не улыбались. Они придавали погоде еще более противный вид. Чешир совершенно не обращал на них внимания, у него было хорошо и весело на душе. Он, казалось, знал то, что никто не знает, поэтому излучал теплый и радужный свет. Илья шел и шел, не обращая внимания на дорогу и местность, окружающую его. Наконец, Кот остановился и посмотрел по сторонам: он стоял посередине какой-то знакомой площади, обдуваемый ветром, а вокруг него кружили машины, обдавая его грязной водой из застывших на асфальте трещин. "Дааа, - протянул он, - попал - запопал! Что это я тут забыл. Хм," - Илья посмотрел еще раз по сторонам и вытянул руку дабы поймать машину. Как это ни странно, но, как только он вытянул руку, тут же остановилась какая-то машина, и водитель спросил: "Куда поедем?" "Л. проспект" - промурлыкал Чешир и быстро запрыгнул в машину. Они пулей долетели до нужного места, водитель отказался брать деньги с Чешира за поездку, и тот радостный зашел во двор нужного ему дома. Двор выглядел совершенно обыкновенно: впритык друг к другу стояли гаражи, называемые улитками, на тротуаре стояли машины совершенно разных моделей, асфальт весь в трещинах и ранах был залит грязью. Деревья были голы и неприглядны. "Раз, два, три…, - начал считать Чешир, - где же этот подъезд?! Хм, забыл!" Он остановился и стал вспоминать что-то очень важное для него. Илья огляделся вокруг и вдруг загорланил: "Невеста! ты где?" После наступила тишина и он почувствовал, что кто-то зовет его. Да, да это был её голос, совсем рядом, может быть в нескольких метрах. Кот пошел на его звук, и через пять минут он уже стоял у какой-то двери. В предбаннике было совершенно темно и тихо, только где-то далеко кто-то ругался и кричал. Чешир забарабанил в первую дверь, которую он разглядел во мраке. Её не хотя отворили, а томный и сонный голос где-то совсем близко произнес: "Да вы что? Что вы такое вытворяете? А? Вы кто и к кому?" - "Невеста?" - тихохонько промяукал Илья, осторожно разглядывая стоящую перед ним девушку. Она была небольшого росточка, худенькая и стройная. Её каштаново-рыжие волосы, испорченные химией, казались чуть живыми и немного блестели на свету. Она смотрела на него грустными и сонными глазами, не понимая что от неё хотят. Чешир щелкнул пальцами у неё перед носом: "Подъем, солнце давно уже встало, а ты все спишь! Так можно проспать все на свете!" Девушка очнулась от утренней дремоты и с ясным взором произнесла: "С добрым утречком, ты пришел ко мне с приветом? Или просто на кухне не оказалось ничего съедобного, кроме кофе? Так, так, минут пять назад ты как живой бегал по моему сну, а сейчас стоишь у двери! Вот это да. Хм, ну проходи. Ступай на кухню. Через пять минут я к тебе присоединюсь." "Ладненько. Ты будешь кофе или чай с карамелью?! Угу понял, не дурак!" И Илья с широкой улыбкой направился в кухню. Нужно заметить, что говорили они предпочтительно мыслями, не открывая рта и не тратя слов на то, что можно сказать и без них.
  На кухне было холодно и мерзко, так как окно было открыто нараспашку, а холодный ветер гулял по кухне. "Эх, никакого уюта с тобой, - пробормотал Илья, как бы обращаясь к ветру. “А ну-ка, лети скорей на Северный полюс, зови зиму или нет, лучше разогнал бы тучи и показал нам сонное солнце.” Чешир закрыл окно, и через несколько секунд в кухне уже было тепло и спокойно. "Ну вот совсем другое дело," - радостно завопил он и поглядел в окошко. На улице задул сильный ветер, наверно, собранный со всей округи, тучки-гремучки неожиданно разлетелись в разные стороны; над мокрой и холодной землей показалось тусклое солнышко, сонное и совсем еще холодное, как сама земля. Оно не добавило никакого тепла в серый и темный день, а только стало еще более одиноко и тускло в осенний денёк.
  Карамельный чай еле-еле лился из кофеварки, наполняя всю кухню приятным и вкусным ароматом. Спутница Ильи, или вернее Хозяйка дома, спокойно расставляла чашки на столе, изредка поглядывая на своего гостя. Она выглядела уже свеженькой и по-утреннему красивой Её каштановые волосы переливались на тусклом солнышке, разнося по кухне тепло этого света. День вступил в свои права: томный и немножко скучный, наполненный слабым солнечным светом. Его хотелось разбудить, растормошить или раскричаться так, чтобы вновь исчезли облака и появилось яркое, раскаленное солнце. Но такого никогда не могло произойти, проходилось довольствоваться тусклым солнцем и мерзкой погодой. "Пошли искать солнце," - промурлыкал вдруг Илья, совершенно неожиданно и тихо. Он посмотрел своими чистыми и нежно-голубыми глазами на Хозяйку, не оставляя ей шанса на отступление. Они быстро оделись и выбежали на улицу Да именно выбежали, ибо боялись, что солнце снова убежит в свои далекие миры.
  В этот тусклый мир добавились краски: вновь где-то вдалеке запели птицы свои дневные серенады. Асфальт капельку подсох, разбрызгивая еле видный пар над своим телом. Но все же воздух был спертым, а дышать было трудновато. Казалось, что на голову давит неведомая сила, нещадно прижимая тебя к земле, и от этого невозможно идти вперед. "Давай махнем на Патриарши, там, наверно, хорошо," - воображая пруды и что-то по-обычному мурлыкая себе под нос, зашелестел Кот. Спутница посмотрела ему в глаза. Да, она, конечно, была счастлива сходить в это прекрасное место, место, которое она больше всего любила в своем душном городе. И она не была удивлена предложением Ильи, так как знала о его замечательных способностях предугадывать чужие мысли.
  Патриарши пруды, казалось, окутаны некой тайной и волшебством Несомненно, каждый человек, прочитавший "Мастера и Маргариту", посещал это место. Оно и вправду было необыкновенным: несмотря на хмурый осенний день, атмосфера, царившая здесь, была наполнена свежестью, редкими солнечными лучиками и сжимающей сердце теплотой, той самой, которой так не хватает в похожие на этот осенние, одинокие дни. На частых скамеечках сидели редкие люди, заколдованные таинственностью прудов. Неизвестно откуда взявшиеся листья лежали на подсохшем асфальте, желтые и бурые, они придавали вид ковра этим серым городским тропинкам. Путники присели на скамейку. Стало легко, воздух здесь был свежий, спертости больше не было, осталась только сожаление о том, что прошла золотая осень и скоро вновь всю видимую землю окутает снег, вьюги и холода…
  "Этот миг нужно списать в прошлое," - заявил Илья с какой-то злобой и нетерпением.
  Он вдруг почувствовал, что опять лежит в теплой постели, а в его голубые глазки светит солнышко, яркое и теплое. Илья зажмурился, как Мартовский кот. Солнце было приятно. Ему вспомнилось прекрасное лето, теплое море и высокие скалы, с которых он когда-то прыгал в синюю бездну огромного океана. Желтый и теплый песок тогда приятно обжигал ему ноги, а чайки громко кричали о далеких странах, которые они, может быть, совсем недавно посетили. Всё было так живо и прекрасно, что Чеширу не хотелось открывать глаза. Он, наверно, знал, что это все в прошлом и до новых морских приключений ему еще далеко. Кот открыл глаза. В лицо все еще светил яркий свет. Он сам сидел за столом над какой-то книжкой. За окном стояла ночь, противный дождик все еще лил. Одиноко и мерзко стало на душе. “Так не честно,” - чуть не плача простонал Илья. Он опять вспомнил ласковое море, и эти воспоминания вновь вернули его в дремоту и легкий сон. Илья тихонько добрался до кровати и немедленно заснул. Беспокойные сны его больше не тревожили, он спокойно ждал утра, пребывая в одурманивающем покое.
  Утро пришло быстро. Илью разбудило пение птиц, и он быстро вспомнил все, что сейчас так ярко выстроилось в его памяти: и сонное солнышко, и Невеста, и грязные брызги машин, и Патриарши, и водитель, который так мило довез его до Л. проспекта, и карамельный чай, пьянящий своим сладким ароматом, и дождливое утро, слишком похожее на кислый вечер, и вообще много всего светлого и темного. Но все же он так и не мог понять - был ли это сон или это была самая, что ни на есть явь, настоящая, зовущая его назад.
  Как ни странно, но раннее утречко было приятное и солнечное, за окошком горланили птицы, обрадованные редкими лучами солнца и чистой голубизной неба. За ночь все маленькие облачка растаяли, ночь напролет плача мелким дождем. А тучки побольше улетели плакать в другие, тайные и далекие страны, до которых нам долго лететь. Илья радостно посмотрел в окно, его улыбка расползлась по всему лицу, а голубые глаза заискрились в лучах теплого света. Все казалось прекрасным в солнечный денек. Илья стал думать о том, чем бы ему заняться сегодня. Но в голову, как это не было странно, ничего не приходило. Утренние воспоминания о лете, море и старых друзьях навеяло ему хорошее настроение. Он решил во что бы то ни стало посетить сегодня своего таинственного двойника и его прелестную жену. Он хотел посетить их в один из замечательных и теплых дней, принести с собой свежий ветер, теплые лучи солнца и мягкие пряники с душистым чаем. Илья всегда думал об этом и решил именно в этот прекрасный день нанести им свой визит.
  Асфальт был совершенно сухой, нигде не было луж, асфальтные трещины походили на те, что появляются во время засух. Деревья стояли хоть и голые, но все же кое-где висела желтая и темная листва, каким-то образом не унесенная продувным ветром. Ветер дул в лицо. Сейчас он был свежий и легкий, Илья летел вместе с его легкостью и ему было хорошо. Он только остановился у магазинчика, в котором рассчитывал прикупить мягких пряников и душистого чая. Магазин был большим и просторным, со всевозможными отделами, где продавались различные вещи, продукты и много всякого добра. Красивые витрины блестели на ярком солнышке, переливаясь всеми цветами радуги, а безделушки, находившиеся за этими витринами, как за Великой стеной, светились прекрасным светом. Илья прошел мимо всех этих витрин и остановился у нужного ему отдела. За прилавком стояла девушка. Илье она показалась хорошенькой: светлые, скорей всего обесцвеченные, волосы падали на плечи, большая челка закрывала высокий лоб, а её небольшие карие глаза смотрели приветливо и мило. "Что желаете?" - произнесла она с придыханием, как будто предлагая свои услуги, нещадно поедая покупателя глазами. "У вас есть пряники?" - спросил Кот своим истинным тоном, мурлыкая и как всегда бойко смотря прямо в глаза. "Конечно, сколько вам?" - небрежность в ее тоне немного раздражала Чешира. Его глаза заблестели, он сам аккуратно и тихо произнес: "Пожалуйста, все, что осталось!" На лице продавца появилось легкое удивление, она знала, что пряники остались последние, но как узнал об этом индивид, стоявший напротив, она не представляла. "Пожалуйста, все, что осталось!" - снова и снова вертелось в её голове. Этот голос гипнотизировал её. Глаза, дьявольски мигающие, но в то же время излучающие доброту, невыразимо прекрасные и вводившие её в легкий сон, окутывали затуманенный ум. И наверно выживая из ума, продавщица сдалась этим голубым глазам…Илья торжествовал: еще одна победа радовала его. Он, как ребенок, начинал улыбаться, смеясь неизвестно над чем. Пряники ему достались даром, это тоже радовало, ему не жалко было денег, просто душевные подарки, полученные от чистой души, придавали ему сил и еще большую уверенность в себе.
  Он вышел из магазина. "Так, нужен еще чай," - подумал Илья и немедля оказался у небольшого чайного магазинчика, вывеска которого говорила о том, что здесь можно купить чай и кофе. Зайдя в магазин, Илья погрузился в восхитительный аромат, окутавший его при входе. Пахло душистыми чаями, пронюхивался мягкий аромат кофе, особо приятный в столь раннее утро. Интерьер магазинчика был выполнен в китайском стиле, в маленьких окошечках за прозрачными стеклом стояли милые чайнички, так же похожие на китайские и, скорей всего, представлявшие чайные принадлежности разных веков. Мягкий свет от ламп, искусно спрятанных в китайском интерьере, казалось льется с солнечной улицы, от чего здесь было еще уютнее.
  Совершенно не хотелось уходить из столь прекрасного места, но чай куплен, и больше нельзя задерживаться. Улица уже совершенно оживилась: по сухому асфальту туда-сюда шныряли люди, кто-то спешил, идя, наверно, на работу, а кто-то просто гулял, наслаждаясь великолепием погоды. Путь предстоял не близкий, поэтому Кот присел на скамеечку, да бы обдумать план похода. Он еще не знал, как ему пробраться к такому далекому сейчас дому его двойника. Ему было просто приятно сидеть на большой скамейке, такому незаметному и свежему на пару с ветром вместе с пряниками и чаем.
  
  II. Путь в неизведанное.
  
  Ни одной машины не удалось поймать Илье, хотя он простоял за этим занятием битый час. Он не понимал, почему такое произошло. Было жалко убежавший куда-то час. Но он не отчаивался и по своей привычке двинулся в ближайшее метро. Местность казалась ему совершенно незнакомой, а метро - неизведанным участком земли, которое он, как великий путешественник, должен немедля найти и исследовать. Бродя по незнакомым дорожкам, пробираясь сквозь дома, нависшие как скалы, грозные и огромные, Илья наткнулся на кучку каких-то юных особ, вероятно, тоже искавших выход из этих злосчастных дебрей. Идя с широко раскрытыми глазами и улыбаясь чеширской улыбкой, Кот попытался пролизнуть мимо этих особ, но они, вероятно заметя его намного раньше, преградили ему дорогу. "Здравствуйте, как поживаете?" - выпалил вдруг Илья, сам не зная почему. Он вдруг попятился назад, ощетинясь, как кот, вот-вот готовый зашипеть. Угадать их мысли не было проблемой для него, Чешир знал - они, конечно, ждали его… Кто-то истерично завизжал, но разобрать что не представлялось возможным, да и времени. Используя некую сумятицу, неразбериху и минутное торможение, Илья ринулся наутек. "У-т-е-к-а-й," - крутилось в голове Кота, чему он собственно и доверился: утекать из этих краев куда глаза глядят. Тяжело дыша и совсем не оглядываясь, он бежал, кое-как перепрыгивая колодцы и асфальтные трещины. Преодоление других препятствий - таких как заборные ограды и кривые бордюры не прошли бесследно - пару раз он падал, с размаху ударяясь о землю или другого рода предметы. Преодолевая очередное препятствие, Кот неожиданно остановился и поглядел назад: за спиной никого, везде было тихо и спокойно, на асфальт оседала пыль, поднятая им несколько минут назад. Тяжело дыша и все еще оглядываясь по сторонам, Чешир прислонился к дереву. Ему казалось, что сейчас к нему подбегут те самые особы и начнут задавать бестолковые вопросы или что-то просить. "Стоп, - сказал он сам себе, - какие вопросы, какие просьбы, я начинаю играть не свою роль, какой кошмар, довольно!" Он был зол, глаза его дико блестели. Но он бы был не он, если бы не умел сдерживать себя, трезво мыслить и спокойно смотреть на вещи. "Продолжим путь!" - завопил радостный Илья, уже успокоившийся и бодрый, как раннее, нежное утро.
  Он шел быстро, ни на кого не смотря и не задерживаясь на тревожные звуки, окружавшие его весь путь. А тем временем дорога вывела путешественника на площадь, огромную и как будто живую, кишащую людьми и машинами, спешащими в даль, неведомую и неизведанную. Он остановился только на секунду перед большим светофором, преграждающим его путь, как городовой. Площадь казалась Илье до боли знакомой, он, несомненно, уже посещал её, но где и когда - он не помнил. Может быть, эта та самая площадь из его сна… Он не знал этого, да и вспомнить это Илье не пришлось, так как, осматривая свой скудный скарб, он вдруг заметил, что на месте не было душистого чая. Он остановился, совершенно не представляя, что ему теперь предпринять: то ли идти обратно за новым чаем, то ли … все устоится само собой - он догадывался об этом. Илья стоял посреди площади обдуваемый легким ветром. Ему было грустно, сейчас он был совершенно одинок в этом страшном и злом мире. "Эй, обдуваемый всеми ветрами, ты чего тут стоишь?" - спросил его тонкий и приятный голосок, от которого ему стало как-то легко и хорошо. Кот обернулся: перед ним стояла девушка, точь-в-точь как во сне - небольшого росточка, с темными волнистыми волосами, и все те же большие, грустные и карие глаза. В руках она держала кулечек с душистым чаем, девушка смотрела Коту прямо в глаза, мило улыбаясь непосредственной улыбкой.
  Чуть позже они уже вместе шли по бульвару о чем-то разговаривая и пытаясь узнать друг друга получше. Он согласился взять её с собой в путешествие, а она, все так же улыбаясь и смотря на него своими живыми глазами, шла рядом, держа его за руку, мягкую и нежную. Слова, фразы, выражения, предложения плавно текли из уст обоих, они говорили о чем-то постоянно и не переставая и не могли наговориться. Казалось, они не видели друг друга целую вечность, и вот, наконец-то, встретились Нашлись в этом огромном городе. Да, Илья знал, что теперь они никогда не расстанутся. Она постоянно будет сопровождать его во всех снах, во всех дорогах… Эта мысль, наверно, согревала ему сердце, и он был спокоен. Наконец-то, нашел какую-то родную душу, которая будет постоянно с ним. 
  Солнце было высоко. Обеденный час уже прошел. День, немного теплый и в тоже время свежий с осенним ветром на пару, подходил к середине. Путники радовались прекрасной погоде. Совсем не хотелось никуда идти. И только ветер подгонял их, заставляя идти все дальше и дальше. Совершенно незаметно они оказались в центре, у фонтанов и великолепных построек. Народа было много, но на них никто не обращал внимания. Только иногда какие-то иностранцы мило им улыбались и весело кивали, что именно они хотели сказать путникам, не было известно, так как они не вслушивались в их язык. Илья нашел пустую скамеечку и, пригласив свою милую спутницу присесть, сел сам рядышком. Несколько минут они сидели молча. Первой тишину нарушила Девушка. "Илья, расскажи какую-нибудь историю, ты же ведь мастер выдумывать что либо!" - сказала она, мило смотря на него и пытаясь угадать его мысли. Он посмотрел на неё чистыми, голубыми глазами, искрящиеся солнечным светом. Казалось на его лице зажглись две изумрудные звездочки, набравшие в себя всю синь морского океана. Кот действительно знал много интересных историй, мифов, сказок. Он, наверно, и сам не ведал откуда он их знает. Но Илья всегда с удовольствием делился своим богатством. И сейчас он приготовился рассказать одну интересную сказку, которую сам очень любил…
  
  Повесть о Дожде и Ветре.
  Жило-было на свете одно племя. Оно расположилось в широкой Долине, которую окружали высокие горы и темные леса. Племя, богатое, не знавшее нужду, состояло из сильных и храбрых людей, которые, в основном, занимались охотой, рыбалкой и садоводством. По вечерам, когда солнце уходило на запад, оставляя после себя красные разводы и темную ночь с яркими звездами, её место занимала Белая Луна, огромная и важная. Она охраняла племя по ночам, когда почти все погружались в сладкий сон и теряли свою бдительность. На фоне огромной и величественной Луны поселок казался совсем маленьким, а крошечные окошки блестели от лунного света, от чего казалось, что он сливается с Луной. За это племя прозвали Лунным. А Долину племени - Лунной.
  Когда же наступала война, то все мужчины из этого племени отважно защищали свое место под солнцем. Сильные и сплоченные одной целью, они всегда одерживали победу над врагами, поэтому войны в их краях были редки.
  Вождь племени был очень храбрым и мудрым человеком. Не старый, в самом рассвете сил, он был всеми любим, и его почитали. У него была сестра. Девушка совсем молоденькая, такая свеженькая и не обделенная красотой. Но она сильно отличалась от брата тем, что совсем не умела быть сильной. Из-за любой мелочи она плакала, горько и тревожно, от чего обычно её карие и большие глаза были на "мокром месте". Но все же люди любили эту Девушку, она излучала тепло и доброту. Считали, что плакала она из-за того, что в ее маленькой душе был спрятан свежий и теплый дождь, от чего люди прозвала её Укравшая ДождЬ. Она любила полную и белую Луну, которая выходила к ней из-за туч, и они разговаривали о новостях, бедах, печалях и радостях, случившихся за день. Подруг у неё было много, но ни одна из них не была настолько близка, насколько белая Луна. Укравшая ДождЬ очень сильно любила своего брата. Когда он надолго уезжал куда-то очень далеко, она долго сидела на краю обрыва, с которого была видна вся округа, а главное, дорога, по которой Братец обычно приезжал домой.
  Однажды соседнее племя объявило войну племени, а послов, которые отправились к ним, дабы разрешить конфликт по-мирному, жестоко убили, не желая даже выслушать. Война была неизбежна. Жители Лунного племени начали готовиться к войне, она предстояла быть долгой. О жестокости врагов уже начали ходить легенды. Жители решили во что бы то ни стало отвоевать родную землю во имя будущей жизни.
  Вождь Лунного племени перед походом на врага собрал всех жителей для того, чтобы попрощаться с родными и близкими, а также сказать на прощание какие-то утешительные слова. За ночь до похода Укравшая ДождЬ всю ночь плакала горькими слезами. Она боялась самого плохого, что могло случиться с ней. Девушка даже не вышла на встречу с Луной, но ей все равно не удалось бы поговорить с ней: всю ночь бушевал ураган, а теплое и звездное небо закрыла огромная туча, холодная и злая. От этого предчувствие Сестренки было еще более скверным.
  Брат с Сестрой простились после сбора, когда на траве появилась мокрая роса, словно горькие слезы высыпала на Землю Птицы запели свои песни, но они были не такие как всегда: птицы пели жалостливо и уныло. Вождь нежно обнял ДождЬ и тихо сказал: "Помни меня всегда, я буду приходить к тебе каждую ночь с Луной!" И конь понес его вдаль, унося частичку тепла и уюта из родного места.
  Проходили месяцы. Луна выходила каждую ночь и приносила с собой вести о Брате. Иногда они были хорошими, иногда ничего хорошего, но все же ДождЬ знала, что ее Братец жив и здоров. Как-то раз, выйдя на обрыв, Укравшая ДождЬ долго ждала Луну, но она все не выходила, и только под холодное утро Луна появилась на небосклоне. Она была не такой как всегда: кровяные разводы уродовали её, когда-то белоснежное, лицо, а алый ободок вокруг Луны был похож на кровавый закат, тот самый, что колол по вечерам душу ДождЯ. Вместе с ней прилетел ветер, он был теплым и свежим, таким же как и дождь внутри Девушки. Ветерок тихо прошептал Укравшей ДождЬ: "До свидания, красавица, я вечно буду любить тебя!" Его никто больше не услышал, только листочки на деревьях зашелестели вместе с ним. На небе показался Млечный путь. Он был ярким и прекрасным, нежно зовущим ДождЬ к себе. Луна тихо мигнула Девушке и мягко улыбнулась, будто сожалея о чем-то. Укравшая ДождЬ больше не плакала, она кинулась вниз с высокого обрыва, вот-вот готовая ощутить твердую и жестокую Землю. Но она не разбилась об острые камни: легким облачком она поднялась ввысь к Млечному пути и Луне, на несколько минут соединившись взглядами с Братом и нежно поцеловав его в лоб…
  Никто из жителей Лунной Долины не увидел и не услышал этой сцены Просто после ухода кровавой Луны, подул свежий ветер, а по железным крышам застучали крупны капли дождя, возвещая о приходе нежного утра…
  
  "Сказка закончилась, красавица, очнись!" - чей-то нежный голос коснулся ушей Девушки Но она все еще пребывала под впечатлением сказки: подул свежий ветерок - это Вождь Лунной Долины, а, может быть, пойдет дождЬ, оставляя на Земле свои печальные слезы, пролитые по Ветру. "Ты и есть этот ветер?" - спросила Девушка, заглядывая в голубые глаза Ильи. "Наверное, я его сын, а может быть и внук," - с усмешкой прошелестел Кот. "Скоро на небе зажгутся яркие звезды, Белая Луна войдет в свое ночное царство и пробудет с нами до утра, а пока…" - Девушка не договорила, так как ее перебил Илья. "А пока нам нужно пережить Кровавый Закат и не утонуть бы в нем. Хм, и пора продолжить путь, ты не забыла куда мы идем?" - Чешир заглянул ей в глаза, наверно, ища там ответ на свой вопрос или просто ему было приятно смотреть на свою спутницу.  "Конечно, не забыла!" - сказала она, бесшумно вставая со скамейки.
  Небо незаметно темнело. В воздухе чувствовался вечер, еще неизвестный и таинственный, со своими загадками и тревогами. Он вот-вот был готов занять место позднего дня, все еще дарящего нам лучики солнца и слабый дневной свет. Люди парами ходили по улице, вдыхая свежий воздух, наполненный вечерним ароматом. Где-то вдалеке играла музыка, приятная и знакомая. Она манила к себе, зазывая своими чудными звуками. "Пошли попоем," - проговорила Девушка, жалостливо смотря в голубые глазки Ильи. Она была околдована музыкой и поэтому незаметно тянула Кота к манящим звукам. Путники подошли к толпе, которая росла с каждой секундой, захватывая в тяжкие оковы проходящий мимо прохожих. Гитара играла знакомые мелодии, ей помогал барабан, постукивая в такт, а рояль, манила звуками своих клавиш. Руки выводили замысловатые движения, тело размякло в звуках, а ноги потоптывали в такт. Никого не оставила равнодушной Музыка уличных музыкантов. Но все же чего-то не хватало в этих прекрасных звуках. Не было голоса. Мелодия была, были даже слова, но их никто не пел. Только вокруг слышался тихий шепот, шелестевший что-то знакомое, но никто не смел петь вслух. "Ветерок, спой мне," - сказала Девушка, смотря прямо в глаза Коту. Он не хотел петь, хотя часто пел свои песни. Пел вечером под звук гитары, когда на Землю приходила Белая Луна. Только она слышала его песни, красивые и манящие. "Я спою тебе одной свою самую любимую песню, но только это будет на рассвете, когда Луна уйдет, а солнце еще только окажется на пороге дня." Глаза его сияли, в них можно было утонуть долго смотря в бездонные глазницы. "А эту музыку мы унесем с собой в душе, оставив место для вечера," продолжал он, выбираясь из толпы и крепко держа за руку свою спутницу. Музыка потихоньку стихала, все больше удалялась толпа, совсем исчезая из вида. День исчезал вместе с толпой, оставляя после себя только маленькие огоньки и желтые фонари темневших улиц. "Бежим скорее, а то можно опоздать!" - прокричал Илья и, немедля, поспешил к шумящей дороге, предполагая остановить какую-нибудь машину. Машину он поймал удивительно быстро. Осторожно забравшись в неё, Илья назвал адрес, не сомневаясь в достижении своей цели. Кровавый Закат настиг их на полпути, вместе с ним на дороге образовалась пробка. Казалось, машины остановились, чтобы проводить солнце в дальний путь и спокойно встретить Белую Луну, затаившись в неизвестности. В машине было жарко. Кот открыл окно и впустил в нависшую духоту свежий и легкий ветер, вероятно тоже пытавшийся спрятаться от Заката. Но спрятаться от него было невозможно, все вокруг покрылось красными пятнами, нещадно покрывавшими весь мир. "Эх, не утонуть бы," - проговорил Илья, осторожно посматривая в окошко. "Я окунусь в этой темной крови, возьму с собой часть этого неба и ворвусь в твою душу, чтобы навеки обрести покой," Глаза его горели, теплое дыхание касалось темных волос и тихо расползалось по всему такси. Казалось, он впитывал эту кровь Кровавый Закат дико действовал на него, забирая из этой скучной реальности. Большие и холодные облака собрались около солнца, как бы прикрывая его, опасаясь чужих глаз. Илья смотрел прямо на них, почти не моргая и уничтожая этим взглядом тучки, которые стали красного цвета, напоминая расплывшееся по столу малиновое варение. Прошло немного времени, а он все сидел и смотрел на уплывающее солнце, вот-вот готовое исчезнуть из вида. Число машин росло с каждой минутой, с ним росла и пробка на дороге, и шум, издаваемый нетерпеливыми водителями. Шум нарастал. Он брал в плен уши и мозг, истязая их своим гадким визгом. Но Илье было совсем не важно. Он был где-то вдалеке от всех этих шумов. Глаза, набравшие ядовитого Заката, казались не живыми. "Котик, мы же опоздаем в гости," - сказала Девушка, пытавшаяся вывести Чешира из гипноза зловещего Заката. Но ей это было не под силу.
  Кровавый Закат постепенно исчезал в темных тучах, забирая с собой красные разводы неба. Через несколько минут, когда Спутница уже совсем не знала, что делать, Илья с дьявольски мигающими глазами произнес, посматривая на исчезнувший Закат: "Я как всегда победил, моя Королева, но пробка на дороге мешает нашему пути, предлагаю скрыться в Метро!" Взгляд его снова стал чистым и светлым, как теплое и тихое море на восходе солнца. "Я бился за тебя и мне удалось не потонуть в этой Крови, ведь нам суждено жить еще долго!" Улыбка его приятно расползлась по лицу, от чего оно стало мягким и добрым. Хотя, наверно, его лицо всегда было таким. Кот смотрел на свою спутницу, как будто и правда не видел ее очень долго. Путешественники вылезли из машины. Попрощавшись с водителем, который не захотел брать с них деньги за поездку, они направились в Метро, темное и все еще неизведанное ими.
  Народа было не много. Люди, уже освободившиеся от работы, радостно спешили домой, держа в руках тяжелые сумки. Наверно, с вкусной едой или купленными по дешевке тапочками, которые небрежно торчали из некоторых пакетов. "Ведаешь ли ты о том, куда попадешь после своих странствий по этим темным лабиринтам, забирающих наше ценное время и все накопленные наверху силы…Ведь только я знаю короткий путь, ведущий в прекрасное место, где мы будем счастливы…!" - Кот бормотал эти слова, как какое-то заклинание. Наверно, именно с помощью него путники, за считанные секунды, оказались на теплых и мягких сидениях в пустом вагоне, спешившем в назначенное место. "Ты боишься или просто устала от долгого пути?" - спросил Илья у Девушки, которая показалась ему грустной и безрадостной. Он, как всегда, заглянул ей в глаза. "Нам придется скоро расстаться, и только Время подскажет место новой встречи," - сказала Она, пряча глаза, из которых вот-вот должны были брызнуть слезы. "Не плачь, а то я подую ветром и осушу твои слезки," - промурлыкал Кот и осторожно подул на Девушку.
  Минуты превратились в секунды. Время побежало с оглушительной скоростью, подгоняемое ветерком, завладевшим пустым вагоном и одинокими путниками. Наверно, самое печальное происходило сейчас с ними - минута расставания, долгая и неприятная для обоих. Выйдя из вагона, они остановились у лестницы, ведущей куда-то в Даль. "Мы обязательно встретимся," - произнес Илья, обнажая свои белые зубы. "Как только Луна коснется Земли, а первая птица заведет свою утреннюю песню, я ворвусь в твоё окно вместе с озорным ветром и унесу далеко отсюда!" Эти слова еще долго звенели у неё в ушах. В это же время, недавний спутник летел в Далекие Миры. Осваивать новые пространства и замерять шагами Землю.
  Выйдя из Метро, Илья направился прямо в гущу Темной зелени, осматривая окрестности и отмеряя шагами незнакомое место. Дом затерялся в этой гуще. Большой и темный, он зажег на своем теле тысячи маленьких звездочек, сродни тем, что подмигивали ему с Неба. Войдя в слабо-освященный, но просторный подъезд, Кот оказался в жарком и душном помещении, исписанном какими-то иероглифами и непонятными надписями. Одна из надписей показалась Илье забавной. Ровными и яркими буквами на стене было выведено слово ШОК. "Наверно, его написал маленький мальчик с растрепанными волосами и солеными морскими глазами," - подумал Кот. Но кто-то посмеялся над его художествами и к слову ШОК добавил две буквы. Корявые и не ровные, они дали слову новую жизнь, которое означало МЕШОК. Кое-где на полу лежали окурки сигарет. Где-то высоко, люди разговаривали о вещах, совершенно непонятных Чеширу. "И опять я в тиши, завывают ветра, я под них засыпаю всегда," - произнес Илья совсем тихо и все тем же мурлыкающим тоном. Эхо этих слов разлетелось по подъезду, нарушая ту самую тишь. Но это ничуть не волновало Илью, а даже радовало. Поднимаясь наверх, он считал ступеньки, иногда сбиваясь со счета. Подойдя к двери, он занес руку, чтобы позвонить в дверь, но услышал щелчок. В темном коридорчике показался лучик света. Из-за двери высунулась чья-то голова, и мягкий голос произнес: "Я уходу! Надеюсь, ты не будешь скучать! Да, тебе скучать и не придется." Маленькие улыбки разбежались по коридору и попрятались в темноту. Илья все же увидел их и, немедля, представил себе хозяйку улыбок. Ему не хотелось показываться ей на глаза, он и сам не знал почему. Поэтому, спрятавшись в темноте, она его не увидела, и он спокойно дождался её ухода. Дверь стукнула о затвор, но не закрылась, наверно, ее придерживал ветер, все еще сопровождавший Илью.
  Шаги улыбчивой хозяйки стихли. Хлопнула самая первая дверь, разделяющая теплое помещение и холодный вечер. Но Илья все стоял и слушал эту тишину, наполняющую его спокойствием и еще большей уверенностью. Лунный свет, ползущий из давно немытого окна, отрезвил Чешира и он уверенным шагом приблизился к двери.
  Воздух, пропитанный никотиновым ядом, окутал Илью при входе в квартиру. Домашняя обстановка придала его телу мягкость, а движениям некую сонливость. Никто не встретил его на пороге. А в кухне послышался голос, знакомый до боли. "Лена, это ты?" - спросил он. Почувствовалось раздражение в голосе, но оно никого не могло напугать. Ведь этот мягкий и немного прокуренный голос когда-то поведал Илье и всему окружающему миру о жизни Дельфинов и Маниаков из-под воротни…
  Ил сидел на кухне. Он пил кофе и спокойно смотрел телевизор. В пепельнице лежали окурки, испускающие последние облачка дыма. Усталые и отрешенные от мира глаза быстро скользнули по Илье и остановились на излучающем тепло, уверенность и доброту лице. В глазах Ила показалось дикое удивление. Несколько минут он смотрел на нежданного гостя, который уже успел присесть на край диванчика и раздобыть где-то мягкие тапочки. "Добрый вечер! Извините, что без приглашения, понимаю ваше негодование. Но меня привел сюда вечер, а Кровавый Закат загнал в эти края…," - и он мило улыбнулся, мигая сверкающими глазами. Ил усмехнулся. Он все еще не мог понять, как этот Молодой Человек очутился в квартире, да еще рассказывает что-то невообразимое. "Ну если уж зашли, да еще отыскали тапочки…Хм, не прогонять же гостя на улицу," - произнес Ил и встал из-за стола, чтобы поставить чайник. Наверно, он предполагал вечернее чаепитие с ароматными пряниками, которые гость уже успел выложить на тарелку. Чайник тихо пыхтел на плите, никотиновый туман окутал кухню и оккупировал остальные комнаты. Насмотревшись друг на друга и заметно размякнув Илья начал разговор.
  "Забыл представиться, - произнес Илья, вежливо улыбаясь - меня зовут Илья, я ваша теска. Но друзья называют меня Котом. Наверно, есть какое-то сходство, - и он скривил истинно кошачью морду, от чего стал похож на бандитского кота, который недавно стянул сметану. "Очень приятно, мне, я думаю, представляться не нужно, - проговорил Ил, выдувая изо рта дым. "Вы сказали, что вас загнал к нам Закат? А как там погодка? - все еще смотря на гостя, произнес Ил. "Да, небо отливало красным, я млел, я падал в эту кровь! Но мне удалось не потонуть в Кровавом Закате. А погодка оставляет желать лучшего. Вечер, я думаю, будет удивительным и теплым!" - расплываясь в улыбке, отвечал Илья. Они оба расплылись в этой улыбке, теплой и нежной, поочередно мигая своими мягко-голубыми глазами. "Я видел много двойников, но такого поразительного сходства даже не мог себе представить…," - сказал Ил. "Я пришел из вашего прошлого, чтобы, как вы, прожить свой миг в будущем!" - отвечал Илья, разливая душистый чай по чашкам, аромат которого "скорее и быстро" врезался в нос обоим, опьяняя своим запахом.
  Время неслось с неимоверной скоростью, шагая семимильными шагами и подгоняя собеседников. Тихо тикали часы, иногда напоминая о себе. Но собеседники были слишком увлечены разговором, который спокойно проистекал на небольшой кухне. Темы разговора быстро сменяя друг друга, не жалея о времени и исчезнувших пряниках, которые с удовольствием были съедены. Чай выпит. Окурки от сигарет наполнили пепельницу, не давая возможности разглядеть ее дно, от чего она казалась какой-то бездонной…
  Стрелки остановились на ровном числе, отсчитывая прошедшее время и встречая вечер, который, как-то неожиданно для собеседников, завладел их миром. "Тик-так, не идущее время, сегодня меня стало мало, так вот я не ваше племя и жизнь начинаю сначала," - произнес Илья тихо и загадочно. Эти слова как будто разбежались по квартире и остановили, наверно, все часы, которые были в доме, за исключением часов, носимых Илом. Они символизировали Вечное Царство Времени и никак не могли остановиться. Ил уловил легкое недоумение своего Гостя на счет Вечных Часов Времени и произнес: "Это самые точные часы. Может быть, именно этим они так дороги, но еще и тем, что это подарок!" Пробежала тишина. Она длилась не долго, а потом и вообще пропала. На плите засвистел чайник. Разливая горячий кипяток по чашкам, Илья поглядел в окно. Ему вспомнилась его сегодняшняя знакомая, ее большие, карие и живые глаза, наполненные теплым светом солнышка. Он обещал спеть ей, не дожидаясь рассвета. Но она, наверно, уже спит и видит сладкий сон. "Как хотелось бы сейчас увидеть твое миленькое личико и заглянуть в эти живые глаза…там Небо?" - пробормотал Кот, теряя радужную улыбку с лица. "Эй? Чеширский, очнись! Тебя не хватает в этом вечере!" - завопил Ил, весело смеясь, заметив легкое замешательство в лице своего гостя. "На меня не достался сегодня этот пропуск в других измереньях, я все там - на воздушном поле, а мои - на других параллелях…я тоскую о теплом лете, где когда-то увидел движенья," - произнес Кот, вежливо улыбаясь и как будто оправдываясь перед хозяином. "Ты хороший сочинитель, - ответил Ил. Он продолжал, улыбаясь: "Я, может быть, напоминаю тебе себя? такой же… "Милый юноша с глазами морского океана. Рожденный на Далекой звезде, воспитанный упавшей звездой. Некий инопланетный гость или просто мечтатель, мечты которого почти осуществились…я такой - не жалею о лете, забывая, меня вспоминайте, и, когда наступает весна, вы меня вместе с ней не растайте…" - эти слова быстро промелькнули в голове Ила. Он не знал, откуда они взялись. А, может быть, это были вовсе не его слова, а таинственного гостя… Кот улыбнулся с некой загадочностью в своей теплой улыбке. "Я все же не такой как ты, - отвечал Чешир - ты быстро взрослеешь, набираясь опыта и осваивая новые пути. Ты никогда не вернешься в свое прошлое. Тебя ждет только будущее…да и вообще, прически у нас разные. Наверно, твои длинные волосы символизируют опыт и прожитые года." Они оба улыбнулись, весело смотря друг другу в глаза, все больше ощущая кровную близость между собой.
  Их беседа тянулась плавно и легко. Время остановилось для них навеки. Белая Луна смотрела на них через окно, окутывая своим леденящим светом. Маленькие звезды подмигивали им, осыпаясь на остывающую Землю…Все казалось мелочным и не имеющим важного значения. Существовал только теплый вечер, еще не раскрытый и таивший в себе некую загадочность, глаза, впитавшие в себя холод и ясный свет Луны, маленькие и теплые улыбки, занявшие все пространство - все это согревало и оставляло в Душе незаметный и нежный осадок.
  Впиваясь океаническими глазами в Ила, Илья улыбнулся, как всегда обнажая белые и немного кривые зубы. Губы тихо шевельнулись, выпустив на волю слова, напоминавшие бред, наступивший, вероятно, под влиянием Лунного света: "Я выжгу на своей душе пространство и вечность неба…впустив в него часть твоей души на пару с ветром и на половину с вечером."
  Туман окутал кухню и все остальное пространство, забираясь в почти сонный мозг, заполняя пустоту в душе своим теплым и вечерним дымом, который впитал в себя весь долгий и приятный разговор…
  
  
  Часть 2. История одного вечера.
  
  И вдруг зашла Лена. Она быстрым движением опустила поклажу на пол, вздохнула и, наконец, оглядела кухню. На неё смотрели два совершенно одинаковых человека, настолько похожих, знакомых и родных, что она не знала, что сказать и к кому обратиться в первую очередь. "Привет, если ты угадаешь, где твой муж, то, пожалуй, он им и останется", - сказал незнакомец (или знакомец ) ей и широко улыбнулся. Ей показалось, что вот-вот он исчезнет, оставив только свою улыбку. На миг Лена задумалась и посмотрела на второго Незнакомца (ибо ей казалось, что эти вроде близкие ей люди являются в данный момент совершенно незнакомыми индивидами ): этот человек смотрел на неё заплывшими, туманными глазами и спокойно курил свой Кеnt, тихо выдувая колечки изо рта. Взгляд его был уставшим, и можно было подумать, что он не спал уже много лет, а только работал днями и ночами, не переставая. Он, казалось, был под гипнозом, и от этого она сама погружалась в какой-то гипнотический сон. "Эй! Вы еще здесь?" - спросил первый индивид, все так же улыбаясь. Лене вдруг показалось, что она очутилась в Стране чудес, в той самой, про которую с радостью читала в детстве. Вот Чеширский кот, а вот Противная Гусеница, которая выдувает кольца дыма и вешает их на ветку. Да, да все то же и эта странная улыбка. Она как будто завораживает её, тянет в какую-то бездну…"Нет!" - она очнулась и немедля произнесла: "Илья, ты что? И что это за шуточки? Лучше бы познакомил меня с гостем!" - произнесла та и многозначительно взглянула на первого индивида. "Ты не угадала! И поэтому не получишь первого приза", - сказал Он и его улыбка расползлась по всему лицу, а смех, который раздался вслед за ней, казалось, обрушился на неё откуда-то с верху. Елена вздрогнула. "Не волнуйся, дорогая, он просто шутит, извини, я вас не представил. Это Илья, представляешь у нас даже имена одинаковые, кстати, когда я его увидел, то тоже не мог поверить, что такое когда-либо возможно", - и он посмотрел на Лену все тем же истомленным взглядом, выдувая колечки дыма, и не обращая внимания на столь растерянный вид жены. "Да вы не волнуйтесь, я уже, пожалуй, пойду. Пора высчитывать на небе звезды и помурлыкать перед сном", - он как бы не сказал это, а промурлыкал себе под нос, упиваясь своей нежностью и мягкостью. Потом он подошел к Лене и взял её за руку. "Но мы встретимся, я просто обещаю и настаиваю на этом. Я вам обязательно помурлыкаю на ночь!" (он говорил это, все так же мяукая и улыбаясь своей широкой улыбкой). Она почувствовала нежное прикосновение его руки, которая была теплой и мягкой, излучающей энергию тепла и дома. Лене вдруг стало очень хорошо и легко на душе… "Да, да!" - сказала она, немного запинаясь. Он ушел, вернее, вышел из кухни, и все показалось тусклым и вялым. Как будто даже свет улетел вместе с ним, ухватясь за нежные улыбки. "Лена, давай ужинать, ты приготовишь?" - сказал томный голос её мужа, какой-то чужой и прокуренный. "Да, да, конечно…"
  Илья вышел из дома на М. улице и сразу же вдохнул свежий воздух осеннего вечера. "Какая прекрасная сегодня погодка, а небо совсем без облачков, не ты ли их съела?" - промурлыкал он и весело засмеялся, а его нежно голубые глаза заискрились лунным светом. Илья остановился на дорожке около подъезда и закурил сигаретку, которая заискрилась теплым светом, похожим на свет далеких звезд. Он кого-то ждал. И ожидание его было не напрасным: минут через пять из подъезда вышел Муж (он же Ил) и быстро подошел к Илье. "Дай-ка сигаретку, а то я свои дома оставил", - Кот протянул сигарету и зажигалку, тихо произнеся: "На вот, но помни, что никотин - это яд, друг мой. Ты сбежал что ли? Очень хорошо, я так и думал, что ты сбежишь, ведь в такую прекрасную погодку дома сидеть просто не хорошо!" "Да вечер просто чудный! Куда мы направимся?" - проговорил Ил, поспешно вдыхая никотиновый яд. "Мы пойдем только вперед! Нужно прогуляться перед сном", - промурлыкал Илья и пошел вперед, ведя за собой своего путника.
  Они вышли в сквер и направились прямиком в ближайший метрополитен. Под ногами у них шуршали золотистые листья от кленов, дубов и осин. А над головой возвышалась желтая с белесым отливом Луна. Она казалась такой огромной и близкой, что можно было коснуться её, разглядеть шероховатую поверхность с глубокими и темными кратерами. Идти было легко и приятно, тем более, что погодка подавала большие надежды на хороший и теплый вечер. "Куда мы идем?" - спросил Ил, осторожно оглядываясь. Он заволновался, так как им попадалось все больше и больше случайных прохожих. "Мы прогуляемся по Метро. Это бывает очень приятно, особенно ночью. " "Мне в метро нельзя, " - сказал Ил и быстро остановился: "Предлагаю поймать машину. " "Не-а, мы не может пропустить такое веселье, как прогулка по метро," - сказал Илья и посмотрел на своего спутника. Его взгляд, казалось, пробьет Ила насквозь, не оставив надежд на спасение. Глаза Чеширского кота, наполненные искрящейся голубизной, излучали, уверенность и доброту, поэтому они быстро убедили Ила идти прямо в метро. Путешественники зашли в просторный зал метрополитена. "Теперь я буду укрывать тебя от посторонних глаз, так что не волнуйся, все будет, все хорошо, " произнес Илья и отдал проездной билетик спутнику. "Надеюсь, ты знаешь, как им воспользоваться?!" "Да, конечно!" Ил действительно умело прошел сквозь контроль. И они направился вниз, в далекое и неизведанное пространство, которое им только предстояло изведать.
  По мере спускания вниз, путникам все реже и реже попадались случайные прохожие. Платформа показалась какой-то холодной и пустынной, хотя они прекрасно видели вход в метро и кусочек одинокого сквера, по которому совсем недавно добрались до этого подземелья. Да, и она была совершенно пустой и безлюдной. Холодный ветер раздувал волосы и продувал одежду. Казалось, что они спустились в мир, из которого никто никогда не выходил. "Хм, не я ли всех распугал? - промурлыкал Илья, - Да, народ что-то пошел пугливый! Но выше нос! Сказка только начинается!" - эти слова были сказаны настолько уверенно, что тревога и настороженность сами собой улетучились вместе с ветром. Стало тихо и легко. Их обдувал уже какой-то вечерний и теплый ветер, а в далеке показались два небольших огонька, все более и более приближавшиеся к ним. "Наш поезд! Пассажирам просьба занять вагоны, мы скоро отправляемся!" - и не успел Илья закончить свою речь, как путники уже сидели в теплом вагоне на удобных и мягких креслах. В вагоне так же никого не было. Он был пустынный и полностью пренадлежал им. Вдруг машинист объявил: "До станции "Александровский сад" поезд проследует без остановок." "Это просто замечательно! Не правдали, мой маленький и тихий друг?" Илья произнес это громко и уже не мурлыкая. Ему не нравилось глухое молчание, смахивающее на недовольство и затаившую обиду. "Да, очень классно, и куда же мы направляемся? Да еще и без остановок?" - протороторил Ил, совсем не смотря на своего соседа. "Я думаю, будет классно прогуляться по ночному центру. Начнем мы своё путешествие, пожалуй, с…(в это время он остановился и пристально посмотрел на Ила)…хм, начнем с Кузнецкого моста. Купим душистого чая, сладких пряников и рюкзак со сказками, а потом заберемся на крышу самого высокого дома, будем пить чай, слушать и рассказывать друг другу сказки и объедаться пряниками…" - он объяснял это с таким упаением и почти на одном дыхании. Скорей всего, живо представляя себе эту чудную картину. Можно было подумать, что все так и случится. "А еще, - продолжал он, - будем считать звезды и собирать осколки комет или, может, самой Луны." Он постоянно улыбался своей Чеширской улыбкой. В это же самое время поезд тихо остановился, и машинист вежливо попросил освободить вагоны. "Пошли за сказками," - прошипел Илья, видя, что все это время его плохо слушали и совсем не поверили тому, что он рассказал.
  Они повернули к переходу и очутились на перепутье дорог, которые вели в разные стороны и на разные станции. "Нам туда, - сказал Илья и повел своего путника к "Библиотеке", на которой было довольно много народа. "И что это они здесь все делают? Не поминаю! Сейчас же ночное время суток, а они гуляют! Не хорошо! Сегодня мир только наш," - Кот проговорил это быстро, четко и громко, так, что рядом стоящие люди обернулись и с недоумением посмотрели на него. "Ну вот. Он еще внимание начал привлекать, а я слишком устал, чтобы что-либо делать, а тем более бегать," - Ил говорил со скукой и раздражением, поспешно поднимая воротник куртки и поправляя очки на носу. "Ну вот, ты уже начинаешь волноваться, " - поворачиваясь к Илюхе и улыбаясь еще более широкой улыбкой, промурлыкал Кот. "Я же обещал, что буду охранять от посторонних взглядов твою персону, ну вот пожалуйста." Они взглянули на перон. Он был пуст и чист. Ила охватило такое чувство, что люди разбежались, испугавшись их. "Куда они все делись?" - спросил он с недоумением. "Разбежались, наверно! Вспомнили, что дома их ждут дети и негуленые домашние животные. Вот и поспешили домой. Ладно пошли дальше, кажется, это наш поезд." Он приятно улыбался. Когда они зашли в вагон, то машинист опять вежливо объявил, что до станции "Лубянка" поезд проследует без остановок.
  Путешесьвенники очутились на "Лубянке". Она как всегда была полна народа. "Даааа, - протянул Илья, - с такой аравой мне не справиться. Да и ты, мой друг, вроде желаешь славы!?" - посмотрев с широкой улыбкой на Ила, прошелестел Илья. "Славы мне и так хватает. А безрассудных поступков в метро я не хочу в этот прекрасный вечер," - недовольно ответил Ил и еще более закутался в воротник куртки. Ему стало как-то не по себе. Он смотрел на пол, совсем не улыбаясь. Глаза его стали еще более уставшими и тусклыми. "Грусть в этот вечер совсем неуместна. А я всегда выполняю свои обещания. Полетели скорей в свежий вечер, такими темпами его можно пропустить," - Чешир взял Ила за рукав и потянул в переход, - "Держись, мой друг," - поговаривал он Илу, пытаясь заглянуть в его усталые глаза. "Хе-хе-хе, прекрати меня тянуть, я и сам могу идти," - вдруг, засмеявшись, проговорил Ил. Ему стал легко, ноги понесли его вперед, никого не дожидаясь. Он не заметил, как уже поднимался к выходу из этого ужасного места.
  Ил облегченно вздохнул и приятно улыбнулся. Улыбка его стала такой же широкой и Чеширской, как у его гида, но она казалась натянутой и тугой. "Глоток свежего ветра и тебе станет намного лучше," - прошептал Илья, как будто гипнотизируя своего спутника. Путешественники вышли из подземелья и направились по мащеной дорожке прямо, совершенно не заботясь о том, куда она приведет. Никто не чувствовал никакой усталости. Путникам казалось, что они стоят на месте, а дома, люди, машины и сама улица бежали от них. "Течет толпа, а я в ней маленький…" - он не договорил, так как неожиданно появилась миловидная девушка. Она произнесла: "Добрый вечер! Вы мне кажитесь такими знакомыми, мы вроде встречалась где-то?" Случайная прохожая проговарила это как бы во сне, осторожно поглядывая на путников зелеными глазами. Илья приостановился и тихо произнес: "Да, мы встречались в далеких измереньях и колючих снах. Ты вроде из того самого заката, который залил кровью мои вечерние мысли," - Чешир посмотрел на неё, впиваясь голубизной и светом лунных глаз. Девушка отшатнулась. "Извените, я ошиблась." - пробормотала она, запинаясь и ища слова, которые ей не достались, наверно, их украл ветер. "Дааа, случайности…это иду Я" - сказал Кот и посмотрел на спутника. Ил стоял в недоумении, рассматривая уходящую девушку. "Её можно вернуть и она составит нам компанию, если хочешь." "Нет, - ответил Ил, - она нам не нужна. Весь вечер только наш."
  Илюхины глаза уже успели преобразится, как по волшебству за недолгое гуляние, а улыбка уже не казалась натянутой и тусклой. Глаза же наполнились лунным светом и впитали теплоту и свежесть вечера. Лицо помолодело и стало нежно-розового цвета, морщинки убежали из-под голубых глаз. "Ты хорошеешь на глазах, мой друг!" - промурлыкал Илья, - Так держать." Ил посмотрел на своего двойника: в руках у него был, неизвестно откуда взявшийся, рюкзачок. А тот шел легко и быстро, улыбаясь Луне и поднигивая редким прохожим. "Где это мы?" - спросил Ил, осторожно оглядываясь. "О, мой друг, мы попали туда, где закат встречается с Луной. Это очень прекрасное место!" Потом он оглядел местность и закричал: "За облака на слабеющих крыльях , за облака к неземным чудесам, за черту между сказкой и былью, за черту к разноцветным мостам…." Сразу же поднялся сильный ветер, поднимая всю пыль, скопившуюся за день. Он собрал её отовсюду, покружился с ней в воздухе и стремительно скрылся. Опять наступила тишина и покой. Неожиданно послышался громкий смех. Он обрушился внезапно, звук его, зловещий и дикий, разнесся по всей улице, забежал во все закоулки, как бы ища и выгоняя оставшийся сор, а потом он так же быстро и стремительно исчез, как будто послышался или показался. "Классно мы повеселились с ветром? Ха. Напугал? Извените," – Илья, казалось, был не в себе. Глаза его наполнились кровью, а Луна добавила еще света и лунного яда. Он улыбался, сверкая диким взором. "Побежали скорей за ветром," - закричал Кот и понесся, что есть мочи вперед, держа за руку Илюху и разгоняя голубей, присевших на асфальт. Бежать было легко, они даже не бежали, а плыли по воздуху вместе с ветром и чистым, лунным светом. Илья все еще продолжал с диким взглядом свою игру. Он прыгал и скакал вместе с ветром, загонял его в углы и доставал из водосточных труб. И вдруг опять все затихло. Воздух стал прозрачным, а лунный свет расплылся уже по всему, никем не занятому пространству. Илья был снова спокоен, как утреннее море перед бурей. Глаза его излучали лунную голубизну нежного и светлого неба, а улыбка стала спокойной и гладкой. "Пробежала тишина и …" - он не закончил свою мысль, так как вспомнил о сладких пряниках и душистом чае. "Нам пора искать самый высокий дом и крышу поудобнее, а то пряники могут зачерстветь!" На его лице появилась тревога. "Вон та крыша, по-моему, подойдет," - сказал он, указывая на самый ближний дом. "Мы действительно должны лазить по каким-то крышам? Лучше пойдем в то Кафе," - сказал Ил и прямиком направился в приятного вида Кафе.
  Кафе оказалось таким же пустынным, как и все, что попадалось им на пути. Приятные официанты, как будто ожидавшие этого визита, стали суетливо предлагать наиболее удобные, на их взгляд, места. "Спасибо, но наше место будет у окна, а то как же мы будем считать звезды!?" - промяукал Чешир и направился к столику с приятной, голубой скатертью. Через несколько минут на столике уже стояли чашки из китайского фарфора, в них уже был разлит душистый чай. В Кафе было уютно и хорошо: маленькие лампы излучали приятный, красный свет. Играла тихая музыка. Вечер казался действительно необыкновенным. Изрядно оголадавшие путники были рады полакомится шокопеченьем и конфетками в блестящей, как звезды, обертке. "Я не рассказывал, как я летел вцепившись в небо и разлетались шоладные конфетки?!. Мы их сейчас кушаем. Нравиться?!" - и он весело засмеялся, осторожно прожовывая шококонфетку.
  Теплый вечер спокойно тянулся, как будто по невидимой ниточке, которую, наверно, очень давно натянул какой-то чудак, чтобы не заблудиться в Вечном Времени…. Рюкзачек со сказками воцарил на стол, его осторожно раскрыл Кот, вытащив оттуда самую интересную, на его взгляд, сказку, которая расплылась по Кафе, нежно и плавно затекая в уши его собеседника….
  
  Сказание о двойственной душе.
  Они были похожи как две капли дождя, их глаза наполнил своей синевой океан, зубы подобно маленьким жемчужинам, а теплые улыбки подарило яркое солнышко, что вместе с ними ходит по земле.
  Они были похожи, но не были братьями, наверно, и близнецами они не были, и даже не знали о существовании друг друга, но иногда в день затмения солнца, оба чувствовали какую-то лунную энергию и друг друга, начинали скучать по тихим вечерам и не проведенных вместе днях. Их глаза порой наполнялись солеными слезами, что теплыми ручейками текли из морских глазниц. Но все это продолжалось не долго, просто очень быстро забывались секунды кровного родства.
  Мягкий и нежный юноша с растрепанными теплыми волосами излучал нескончаемую энергию солнца, от него исходили прямые и светлые лучики неземного происхождения. Сотканный как будто из самых приятных образов, он всегда радовал тех, кто, когда-либо встречал его на своем пути, синие глаза надолго запоминались его собеседникам, а мягкий и приятный голос еще долго слышался в отзвуках ветра. У него не было дома, он жил на маленьких звездах и осторожно перелетал с одной звезды на другую, оставляя после себя только приятные чувства и воспоминания. Его звали Инопланетным Гостем и всегда с нетерпением ожидали на любой планете или звезде. А он был рад дарить людям тепло и радость, отправляясь снова в дорогу, раскидывал теплые улыбки в сердца всех любящих и ждущих. Инопланетный Гость казался вечно молодым юношей, по древним гаданиям и преданиям он не мог состариться и умереть, его путь был вечным и красивым, как Млечный Путь, что каждую ночь появляется на небе. Гость смотрел на него, впиваясь голубизной своих дивных глаз. Он мечтал пройтись по нему со своим кровным братом, представлял, как они бегут по Молочному Пути, а маленькие звезды нежно щекочут им ноги. И эти мечты осуществились только через тысячу лет после взрыва солнечной системы…
  Оно разлетелось на тысячу мелких, горящих звезд, оставив вместо себя только Белую Луну и звездное небо. Тепло закончилось быстро и мгновенно, что стало с миром никто так и не понял, жители более не заботились друг о друге, они искали новое место под солнцем и только для себя.
  Инопланетный Гость собрал все вещи, что у него были, и отправился на Луну искать там что-то или кого-то… Он сам не знал, почему именно Луна должна была приютить его на своем теле, он только улыбнутся в последний раз звездочкам и потухшим планетам и отправился в путь.
  Долгий полет на Звездолете не чуть не утомил его, Гость взошел на Луну полный сил и верующий в свою удачу.
  Вблизи Луна оказалась тусклой и холодной, не такой как он видел ее с далеких звезд. Она встретила его холодным и продувным ветром, загоняя в темные и промозглые пещеры, чтобы не показаться не гостеприимной гостьей. Именно в одной из пещер он увидел тусклый огонек, который зазывал теплотой и светящимися искрами. Перед костром сидел его двойник, но при взгляде на него никто бы не мог сказать, что Инопланетный похож на него…
  Взрослое и загорелое лицо прибавило ему несколько лет сверху. Морщинки бегали у глаз, образуя темные круги. Зубы слегка потемнели от никотинового яда. Темные и длинные волосы как будто символизировали пройденные года, которые отложили отпечаток на его повзрослевшем лице. Он выглядел упитанным, от чего походил на кота, особенно когда улыбался. Некая усталость отразилась на его лице, было понятно, что он много путешествовал и слишком сильно устал от всего этого мира. Взросление грозило обернуться старением, но, казалось, его это не волнует, он был чересчур спокоен. Единственное, что практически не менялось в нем - это глаза, они светились магическим светом, излучая теплоту, но этот свет не грел, он завораживал и леденил сердце….
  Они уселись напротив друг друга и начали долгий и затянувшийся, может, на целые века разговор. Они тонули в глазницах друг друга, отдавая собеседнику по теплой улыбке за каждое слово…
  "Ты откуда и где был всю эту вечность?" - прошептал Инопланетный, заглядывая в глаза двойнику…
  "Моя самая яркая звезда во вселенной упала несколько десятков лет назад, с тех пор я брожу по миру, ища новое место жизни…," - прошелестел тот, не обращая внимание на пристальный взор Инопланетного. "Ты ведь не знаешь, что я тоже искал тебя всю мою жизнь. Все твои звезды загорались от тепла и добра, которое ты оставлял на них, перед тем как навсегда покинуть далекие планеты. Они превращались в созвездия и магические знаки, с помощью которых я и пытался найти тебя, но все поиски оборвались после взрыва Солнечной Системы. Солнце не могло выдержать твою энергию, что теплым паром каждую ночь летела на Солнце, и оседала раскаленной пылью…." - шептал он, смотря на своего собеседника, хотя он не говорил, а, скорее всего, пел. Слова текли плавно и мягко, создавая вечную и прекрасную песню, песню его жизни.
  "Ты, ведь, тоже рожден для того, чтобы спасти умирающую вселенную, как и я. Нас выбрала жизнь, даря нам все лучшее, что есть в этом мире. Взгляни на звезды, они показывают время тепла и любви, именно в это тысячелетие луна и небо соединятся воедино, раскинув темные рукава, а облака нарисуют солнце…." - продолжал он, спокойно лилась его песня, он рассказывал ее с гордостью, переживая все как будто заново. Но он быстро устал и затих с той же силой, что начал свой рассказ.
  Инопланетный Гость с наслаждением слушал своего собеседника, он впитывал его слова, живя жизнью Воспитанника. Он слышал про него много легенд и сказок, расспрашивал о его жизни у тех, кто соприкасался с ним, его чистая и нежная душа наполнялась тревогой от печальных или грустных слов о его жизни. Он помнил, как один звездочет говорил: "Только Время и вечность остудят его пыл. Он знает свое предназначение, ведает о жизни каждого человека. Думает за себя, а делает за всех. Его яркая звезда загорит в день, когда он встретится со своим кровным братом…. Он - вечно жаждущий, не находящий покой в своём мире. Но жажда его не только физическая, но и душевная…."
  "От чего погибла твоя звезда?" - спросил Инопланетный.
  "Она упала от времени, только от времени", - произнес тот и погрузился в свои полые мысли.
  Но всем было известно, что звезда упала только от чрезмерной гордости Воспитанника. Он слишком сильно поверил в свои силы, слишком понадеялся на себя и совсем перестал обращать внимание на остальных, он не заботился о времени своей звезды, и в один прекрасный день она упала, загоревшись у самого горизонта….
  "Зачем искать Вечность, когда она всегда ходит рядом с тобой, почему ты не заходишь в иные миры, если двери в них открыты только для тебя…." - - промелькнуло в голове Инопланетного, он никак не решался произнести их Воспитаннику вслух.
  А Воспитанник Упавшей Звезды спокойно сидел напротив, он обладал способностью читать чужие мысли, поэтому тихо произнес: "Расставлять точки над горизонтом - это не наша работа, мы полетим к солнцу, соберем камни, что всегда прилетают обратно и разметав маленькие осколки взорванного солнца, придумаем новые созвездия и магические знаки, по которым нас найдет каждый живущий в этом мире…." - Он шептал это снова и снова, разглядывая темный горизонт, где когда-то сгорела его последняя звезда, его последнее пристанище, только Холодная Луна приютила его душу, забирая тепло и сердце, что бьется с неимоверной скоростью…
  "Я дам тебе воды из самого глубокого кратера темной Луны, она ледяная и прозрачная, напившись, мы отправимся в путь по Молочному Пути, ты обожжешь ноги о теплые и горящие осколки солнца, что усыпали дорожку Млечного Пути… Их остудит только далекий путь жизни, что зовет нас, отнимая силы небес и даря эти силы нашим душим…" - его шепот магически-завораживающий тянул за собой и втягивал в далекие и чужие миры Инопланетного…
  Слова еще долго звучали в ушах Воспитанника Упавшей Звезды. Он больше не чувствовал усталости, а шел рядом с Инопланетным по Млечному Пути, наблюдая за движением Космических планет. Они бежали по осколкам маленьких звезд, что щекочут ноги…. Бежали искать новую солнечную систему, чтобы именно так соединиться воедино и отдать людям свое тепло и добро, любовь и радость….
  
  Вечер уже давно закончился. Наступила глубокая ночь, тихо пролетевшая и вот-вот готовая уступить дорогу раннему утру. Напившись, наевшись и наслушавшись сказок Кота, путники готовились к обратной дороге. "Ну вот. Скоро утро! Рассвет, россистая почва, утренний и молодой ветерок," - промурлыкал Илья, томно зевая, осторожно прикрыв рот рукой. "Нужно еще урвать час-другой на сон, а то без сна можно остаться без сил." - продолжал он. Ил сидел напротив Кота, он был доволен, что прогулялся сегодня с ним, по-детски радовался, что не остался дома, и его вечер, а так же вся ночь, прошли здорово, великолепно и по-теплому приятно. Глаза его все так же сияли и искрились от света, но не лунного, а земного, того самого, что излучали теплые лампы, вот-вот готовые погаснуть, уступая солнечному свету. Путники вышли из Кафе. Смеркалось. Пахло прохладой и наступающей суетой. Кое-где в окнах зажигались первые огоньки и звенели предвестники утра. Холодный ветер обдувал лицо и щекотал ноздри. "Ну вот и утро приходит! Пора прятаться в норки до первых сумерек," - проборматал Илья, с сочувствием в голосе. Ему было хорошо, и он не хотел конца этого веселья! "Встретимся ли мы еще?! Рассудит вечность…," - промурлыкал он и посмотрел на Ила. Ил докуривал сигаретку, развевая дым по ветру. "Я проведу тебя обходными путями, и ты, ворвавшись в свой дом, тихо заснешь, забывая этот вечер и досматривая его только в мягком сне!" - Чешир проговорил, тихо и мягко, мурлыкая это под нос, как какие-то заклинания.
  Было почти светло, когда Муж подошел к своему подъезду. Ил не помнил, как он очутился у него, просто Илюха неожиданно почувствовал усталось и недостаток сна. Но лицо его было по-прежнему мягким и нежным, глаза сине-голубыми и спокойными, а душа легка и беспечна. Он протянул руку Илье и сказал: "Спасибо большое!" Они пожали руки и посмотрела друг другу в голубые глаза…"Ты все-таки необыкновенный читатель мыслей, - произнес Ил, улыбаясь, от чего у него вновь появились морщинки, - Куда ты счас? Домой ли? или снова путешествовать?" "Я отправлюсь красть сны у вечности и забирать силы у неба. Но мы еще встретимся, я обещаю!!" Кот, мило промурлыкал, добавив: "Тихие рыбы, как я, покидают заброшенный рай, смеясь…отогами…," - дальше его слова унес ветер, на что Илья весело засмеялся и быстро протороторил: "Иди, тебя, наверно, уже ждут."
  Лена проснулась от скрипа входной двери или ей только показалась, что она скрипит. "Где ты был?" - спросила она шепотом у водедшего в спальню мужа. "Гулял… налево", - произнес тот, улыбаясь, - Спи, сонная вечность, утром все расскажу." Она легла на подушку. Вдруг ей показалось, что чеширские улыбки окутали её своим теплом. Но это начинался сладкий сон, который ей следовало посмотреть в это, уже начинающее утро. Когда Ил лег, то снова постарел. Усталось еще больше окутала его тело и суставы. Он посмотрел на часы - пять часов. Сон не заставил себя ждать, через несколько секунд ему казалось, что он вновь со своим спутником. "Дымно стелится утренный серый туман, подъедая за ночью остатки снов. Я попал в этот город - другой катлован в мутноватую жизнь потускневших веков…" - мурлыкаюший голос послышался где-то совем рядом, стало легко. "Не отрывайся от солнца," - произнес все тот же голос и тихо растворился в воздухе. Наступил мягкий и теплый сон. Все рассаяло, оставив его наедине с вечностью.
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик) К.Юраш "Процент человечности"(Антиутопия) Д.Сугралинов "Дисгардиум 3. Чумной мор"(ЛитРПГ) А.Светлый "Сфера 5: Башня Видящих"(Уся (Wuxia)) М.Атаманов "Искажающие реальность"(Боевая фантастика) В.Коломеец "Колонизация"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"