Подольский Владимир Анатольевич: другие произведения.

Случайный визит. Книга вторая

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Реклама:
Новинки на КНИГОМАН!


Оценка: 7.31*46  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Продолжение книги "Случайный визит". Сергея Шустова, непременно, ждут новые приключения. 11 января немного убавил из второй части в пользу первой. Для баланса. Но и во вторую прибавил проду....... 15 января 2017 закончено.

  Маг, он знает своё дело,
  Он на битву выйдет смело,
  Будь он кельт иль древний росс.
  Перед войском осторожно
  Развернёт шатёр дорожный
  И врагов одарит он
  Не стрелой, не топором
  И не палицей под нос,
  А кровавый всем понос!
  
  Книга вторая.
  
  Наши, такие насыщенные, каникулы подходили к концу. Я-то домой не очень спешил, но Майке следовало отдохнуть от приключений, похищений и подвальных возлияний. Кроме того - дела! Вообще-то январь-месяц с точки зрения бизнеса - мёртвый - сплошные праздники и выходные. Все подарки закупаются и дарятся в конце декабря, срочных дел в январе почти не возникает. Праздники, вроде, должны заканчиваться к третьей декаде, но в России почему-то тянутся до февраля. Или не праздники, но тотальное 'охлаждение' к работе. В моём магазинчике продавец Володя и подмена - Зиночка, его сестра - тоже скучают почти без посетителей. Зиночка пользуется этим и втихаря делает домашние задания. Она ещё в школе учится, в десятом классе, работает у меня, честно говоря, нелегально. Я её взял год назад по просьбе Лидочки - моего бухгалтера, только потому, что они живут без родителей, каждая копейка Володиной зарплаты на счету. А две зарплаты лучше, чем одна. Но есть и условие - немедленное увольнение, если в школе пойдут двойки и тройки. Поэтому я выполняю ещё и функцию тайного родителя: осторожно отслеживаю её успехи. Пока всё нормально, девчонка всё успевает, ну, может, с подружками и мальчиками гуляет реже, чем её одноклассницы, зато у неё есть свои деньги. А на учебники и тетради, которые она иногда не успевает спрятать, я 'не обращаю внимания'. А ещё она, кажется, тайно в меня влюблена - вот такой я Мартин Сью - неотразимый герой, добрый работодатель, а с недавних пор ещё барон и великий маг! На последние летние каникулы я предоставил Зиночке отпуск, но она вернулась через месяц - 'очень деньги нужны!' Я её понимаю...
  Так, что с этой стороны у меня всё в порядке, Майкин бизнес, следуя общероссийской тенденции, тоже пока пребывает в нирване. Присутствие владелицы в салоне не требуется. И, конечно, она и не думала проситься домой. Но я чувствовал, что пора сделать паузу, тем более, что придумались идеи, которые можно реализовать только дома, в Бороте, как назвал мой мир Саша. Начать реализовывать дома, точнее. Когда я поделился ими с Майкой, она их одобрила и много чего науточняла со своей точки зрения.
  Я и сам долго размышлял на тему, как улучшить жизнь своих подданных и с Майкой советовался. Проще всего было эту жизнь 'купить', но весь мой опыт общения с местными восставал против этого решения. Если коротко - обленятся и бросят работать. Увы, они таковы! Да и в наше время - таких достаточно. Нет, они у меня будут работать в поле лица, и их лучшая жизнь станет зависеть только от результатов этой работы. А условия я попробую создать. Начну с гигиены и... картошки. О картошке чуть позже.
  Итак, мои подданные собрали все трофеи, которые остались после вторжения несторов. Их оказалось не очень много: десять лошадей в конюшне харчевни, наличные, в количестве двадцати голидов и горсти зильберов, магические причиндалы неизвестного назначения и несколько обгоревших чёрных шапочек, подобранных на поле битвы при Сосновке. Естественно, я был уверен, что ничего не было утаено и припрятано - 'честность - норма жизни!' А как же иначе, с бароном-магом? Кони отправились в мою конюшню и перешли в общественную собственность, которой я назначил управлять Совет, по председательством Кубера. У него не забалуешь! Деньги - ему же, с наказом тратить только на баронские нужды, на оборону, на замок, на ремонт моего дома и так далее, и только в случае крайней необходимости - на народ. Это мои трофеи. Впрочем, и тут пришлось профинансировать каждое хозяйство по зильберу: у некоторых селян во время штурма моей усадьбы порушились особо ветхие сараи, снесло несколько соломенных крыш. Куры ещё разбежались и не все найдены... Окна из бычьих пузырей полопались у всех.
  Торжественное празднование победы над врагом, на необходимость которого мне неоднократно намекали, я приказал отставить. Конечно, я не сказал во всеуслышание: 'А вам-то, что праздновать? Вы же по избам сидели!' Но это только потому, что подданные и не могли мне ничем помочь, а только бесславно погибнуть. Это же не победа над Красавчиком, в которой все приняли посильное участие. Зато я наградил Кубера 'Сайгой', и весть об этом моментально облетела Сосновку и прилегающие деревни. И потратил целый день на тренировки этого новоиспечённого стрелка. Зрение у моего заместителя оказалось отменное, рука твёрдая. Уже в ходе первого дня тренировок он показал приличные результаты, хотя до Саши ему, конечно, было далеко. Как и мне, впрочем.
  Возобновила работу фельдшерская школа, селяне снова приступили к восстановлению моего замка. Ну, в замке справятся и без меня. А занятия, по приглашению Лоты, я посетил. Что же? Нормально, деловая обстановка, Лота держит дисциплину, жалко только, что все ученики неграмотные, слушают, вроде, внимательно, но многое ли запоминают? Эту проблему тоже нужно решать. Пришлось пообещать выплатить стипендию наиболее старательным слушателям, что, думаю, добавило им энтузиазма. По итогам экзаменов, естественно.
  А теперь о картошке. Я приказал членам Совета собраться у меня в резиденции. После заседания, посвящённого разным глобальным вопросам и накопившейся мелочёвке, я угостил селян новым для них блюдом - жареной картошкой с мясом. Это баронское угощение вызвало фурор и вопросы, чем это таким их потчуют? На вопросы, с демонстрацией сырых корнеплодов, сопряжённой с дегустацией их же в варёном виде с подсолнечным маслом и запеченных 'в мундире' отвечала Майка. О способах выращивания поведал уже я, подчеркнув, что климат и почва тут подходят для этой цели, как нельзя лучше. Целую лекцию прочитал: и о хранении, и об унавоживании песчаных почв. Всё, что сам помнил из деревенского опыта. И, что я, если не забуду, привезу попозже несколько мешков посадочного материала, чего на первое время хватит.
  - Вы уж не забудьте! Не забудьте, пожалуйста! - посчитал своим долгом напомнить мне при прощании каждый подданный. И понёс в народ историю о необыкновенно вкусной 'картошке', которая, 'если барон не забудет', станет доступна всем уже осенью. Всем, кто возьмёт на себя труд посадить этот новый корнеплод. И ухаживать, конечно. А быть несколько лет монополистом на рынках Трилеса, а то и самого Компона... Это же, озолотиться! Ну, осеребриться, по крайней мере...
  - Это вы хорошо придумали, сударь! - заметил Кубер, когда последние селяне покинули усадьбу. Пшеница тут растёт не очень - почва бедновата, не то, что в центральных провинциях - и если ваша картошка, действительно, себя покажет, то мы завалим ею всю Восточную провинцию Компон. Правда, соседи переймут быстро... Её же можно не только есть, но и сажать, как я понял?
  - Да... пускай перенимают. Буду только рад. Я же не ставлю целью обогатить именно моё баронство. Просто, это будет дополнительный источник питания для народа. Может, добрым словом вспомнят?
  - Это вряд ли... - скептически ответил Кубер, - народ склонен помнить и уважать твёрдость и даже жестокость, а не благотворительность.
  - Это да! - с таким философским обобщением я был вынужден согласиться. Ну и пусть, мне особых похвал и почестей не нужно, главное - ощущение, что я поступаю правильно.
  Вот и пришло время возвращаться. Шли мы с Майкой почти налегке, поскольку всю поклажу оставили тут. Только её комп и санки составляли наш багаж. Ещё фотоаппарат и разные мелочи. Да ещё бутылка с бензином, чудом сохранившаяся в седельной сумке лошадки. Всю дорогу до портала Майка что-то бормотала и воздевала очи горе. Оказывается, вспоминала, все ли раздала советы и приказания? Получалось, что все.
  Портал прошли без происшествий. Я и сам не упал и Майку успел подхватить на выходе, точнее на вылете.
  - Боже мой! Электричка! Серый, я уж и забыла, какие они бывают!
  Странно, я ничуть не забыл и нисколько не заностальгировал при виде банального электропоезда. Женщины! Они более эмоциональны и романтичны. Впрочем, этим они и дополняют нас, практичных и сухих. Теперь, устроившись на жёстких скамьях пригородного поезда, можно и позвонить.
  - Мама? Как дела, как здоровье?
  ...
  - Да, возвращаемся, часа через полтора будем дома.
  ...
  - Много новостей, завтра жди нас в гости! Погоди, Майка отнимает трубку.
  - Мама, привет! Ой, что было! Если бы я знала заранее, то ни за что бы не поехала! Эти мужские приключения не для скромных женщин.
  ...
  - Нет, всё закончилось хорошо. Завтра расскажу. Мне нужно посоветоваться. И с Новым годом тебя, извини, что с опозданием, там телефон не работает.
  ...
  - И как там мой котище? Не скучал?
  ...
  - Ну, я так и знала! Фаршик он любит больше меня. Да, пока-пока!
  Звонки друзьям, звонки на работу. На работах застой, все сонные, клиентов почти нет. А вот Зиночка порадовала меня, что полугодие закончила только на хорошие и отличные оценки. Приятно, я чувствую к этому факту некоторую причастность. Раньше ведь постоянно на тройки скатывалась...
  А вот некоторым городским конторам я завтра обеспечу и работу и доходы.
  
  ***
  
  Вечером посидел в Интернете, пока Майка два часа 'отмокала' в ванной, а утром поехал по распечатанным на бумажке адресам. Моей целью были приюты для бездомных животных, для кошек в частности. В основном, интересовали беспородные, ещё не кастрированные и не стерилизованные особи. Желательно, взрослые, в полном расцвете сил, хорошо, если природные мышеловы, а нет - так научатся! Расцветки и экстерьер значения не имеют. По итогам поездки я потратил достаточно много денег, но заручился обещаниями через десять дней вступить в обладание девятью десятками кошек и котов в самом расцвете сил. Обещали и больше, но я сказал: 'Это только первая партия!' Не думаю, что меня заподозрили в злодейских замыслах, кроме того, я расплачивался налом и чеков не брал, только расписки, которые обещал вернуть по получении товара. А живые деньги в середине января имеют особую притягательную силу. Пришлось заказать ещё лёгкие фанерные ящики с перегородками, не в мешки же загружать этих котов!
  Мешки понадобились мне для картошки. Конечно, можно было обойтись и семенами, но и урожай от них в первый год мелковат, да и не был я уверен в способностях моих крестьян. Поэтому выехал в область, посетил знакомого фермера и купил у него семенной мелочи для посадки. Как мог, описал ему предполагаемые почвы и погодные условия 'у знакомых', которым я намерен переправить этот материал. В результате, получил три мешка разных сортов: для 'песка', для чернозёма и для осушенного торфяника. Какой-нибудь приживётся. Получил также подробные инструкции по окучиванию и прочее. Ещё фермер 'обрадовал' меня, что за несколько лет картофель, размножаемый посадкой клубней, теряет урожайность и его следует засевать семенами или приехать к нему за новым посадочным материалом. Что же? Сосновка и Ко имеет шанс довольно долго держать монополию, пока о таких тонкостях не догадаются покупатели. Да, что я? Ещё ни коня, ни воза, а я уже планы строю! Поживём - увидим! А ещё я вспомнил, что не видел у себя в баронстве помидоров, но решил, что без них пока обойдёмся, теплицы там разные нужны, с рассадой возиться... Потом.
  И успел договориться об экспертизе борфоила в лаборатории Института нефтяной промышленности и отвезти туда бутылку. Встретили меня с подозрением, приняв, полагаю, за незаконного предпринимателя, промышляющего добычей бензина из краденой нефти. Может, даже сирийской. Пришлось поработать с народом, смягчив его подозрения. В результате, настороженность руководства сменилась на благосклонность, и мне было обещано, что завтра и анализ и рекомендации по использованию образца будут готовы.
  Вечером мы встретились у мамы. Майка напугала её рассказом о своих приключениях настолько, что та даже запретила ей посещать 'эту деревню'. Потом, однако, мама смягчилась и даже сама решила 'когда-нибудь' побывать там, чтобы принять участие в благом деле просвещения отсталого народа и привития ему навыков санитарии и гигиены. Но не раньше, чем там будет организован районный отдел полиции, который сможет держать под контролем преступные вылазки бандитов и прочих хулиганов. Мы с Майкой не стали всё объяснять подробно... и то, что её сын и есть тот самый отдел. Его глава, во всяком случае. Потом Майка и мама уединились, чтобы обсудить нечто своё, сугубо женское.
  
  ***
  
  Работы было много. Кое-что, сделанное ранее, пришлось переделывать. Так знакомые, сведущие в сельском хозяйстве, посоветовали мне вернуть фермеру картофельный посевной материал, во избежание заражения 'новых посевных площадей' какой-то зловещей фитофторой - не знаю, что это за зверь, - а приобрести и посадить семена. Так я и поступил - вернул мешки и взял семена, зато закупился кукурузой. Мне показалось, что для тамошнего климата, это самое то. Да и картофель по моим прикидкам должен был давать два урожая в год, так, что обещание накормить к осени сосновки картошкой должно было выполниться.
  Анализ бензина меня разочаровал. Оформили его мне, правда, шикарно: с какими-то цветными диаграммами сгорания и детонации, а также прочими научными излишествами, а из пояснений на словах я понял, что для современных четырёхтактных двигателей он не очень годится, даже с добавлениями всевозможных химических присадок - октановое число низкое. Условно он пойдёт для старых типов двухтактных моторов, требующих разбавки горючего маслом. Ладно, и то - мясо. Старый армейский бензоагрегат я раздобуду, это не проблема. В качестве бонуса мне много рассказали и про керосин, и я с удивлением узнал, что прямогонный керосин тоже - не подарок. И горит не очень хорошо, коптящим пламенем и фитили портит. Что-то я такого не заметил, может, недолго пользовался в Ашапаре керосиновыми лампами? Вроде, нормально горело, не хуже, чем у бабушки в деревне. Ладно, предположу пока, что всё это снобизм современных химиков, избалованных разными крекингами, хитрыми процессами очистки нефтепродуктов и доведением их до совершенства. 'За неимением гербовой - пишем на простой' - вспомнив эту поговорку, я перестал расстраиваться, зато купил на рынке несколько керосиновых ламп - оказывается, в двадцать первом веке их ещё производят! Там же продавались асбестовые фитили, я купил две упаковки, они точно лучше применяющихся в Ашапаре каких-то матерчатых.
  Насчёт кошек мне позвонили уже на третий день и сообщили, что скомплектована партия в сорок штук, и буду ли я сразу забирать их или дождусь остальных? Похоже, фирме негде было содержать такое количество. Решив не мучить животных, я сообщил, что заберу их завтра, а сам организовал транспорт - полноприводный 'УАЗ', поскольку 'Газель' по январскому снегу к Баюну вряд ли подъедет. Назавтра загрузил ящики, подъехал за заказом, рассадил орущих и вырывающихся животных по этим коробкам. Не один, конечно, весь свободный персонал мне помогал. На прощанье принял в подарок бонус от фирмы - несколько пакетов кошачьего корма 'на дорогу'. Дорога была не дальняя, но в конце её мне снова пришлось поработать: хорошо, что я догадался запастись лопатами! Какой 'УАЗ' ни вездеход, но по дороге от шоссе до Скал он пару раз садился на брюхо - снега в этом году выпало порядочно. Но двое грузчиков и я! И водила за рулём. Где лопатами, а где и применив подходящее заклинание... доехали достаточно быстро. Ребята изнывали от любопытства в попытках понять: зачем мне в зимнем, заснеженном лесу такое количество скорбно мяукающих от страха котов? Впрочем, после того, как ящики были выгружены прямо в снег и я, встав на лыжи, удостоверился, что грузовичок благополучно вернулся к шоссе, все вопросы моментально оказались забыты. Им помнилось только, что они славно поработали и получили достойную плату. А что делали? 'Ящики какие-то грузили... Буксовали где-то в районе пригородной железнодорожной станции. Ничего необычного, повседневная работа. Заказов порядочно, всё не упомнишь!' Ну, вы поняли?
  Моя же работа только начиналась. Теперь, когда я научился свободно общаться с Биларом (или, он этого захотел?) многие вопросы решались без нудного просеивания памяти Сарабуша. Так Билар научил меня проходить порталы почти безо всяких неприятных ощущений, причём, проносить с собой любые грузы. Сравнительно любые, конечно, автомобиль я бы тащить не рискнул, а лошадь - ради бога! Но лошадью на этой стороне я пока не обзавёлся, пришлось тренироваться на ящиках с пушистиками. По ящику за раз, в каждом по пять животин. Восемь ящиков... Это только с котами, а ещё несколько мешков со всевозможными причиндалами. Проблем не было, только мгновенная темнота и лёгкая ломота в теле, и я уже стою на той стороне портала с неудобным ящиком в руках. Но животных этот переход очень взволновал, они зацарапались и заметались в ящиках, я даже испугался, что они могут повредить себе, хотя каждый сидел в индивидуальном отсеке. Пришлось слегка успокоить пленников. Царапанье и неблагозвучные вопли прекратились. Кстати, в Ашапаре было не в пример теплее, чем дома, снег уже таял. И это в конце января! Почти тропики, в общем. Не замёрзнут, да и вызванные мною селяне сейчас поспешат сюда.
  Связавшись с Кубером, снял несколько работников с ремонта замка, они ближе всех. Пришлось 'вести' возчиков, поскольку место назначения было им неизвестно. Через пару часов невдалеке послышалось ржание лошади, и подъехали две волокуши. Шумно поприветствовав меня, подданные погрузили ящики и повезли их в Сосновку. Я сначала пытался сопровождать их на лыжах, но потом бросил это занятие: на дороге почти не осталось снега. Снял лыжи и тоже примостился на транспортное средство. Ещё и расстегнул пуховик - жарко в нём! Даже слегка задремал, уработавшись.
  Сосновка встретила меня натопленной усадьбой, ремонт её уже закончился, даже за слюдой для окон строители успели сгонять в Трилес. А сейчас заканчивали бани в усадьбе и замке. Правда, печи пока не достроены: в Трилесе не оказалось нужного количества чугунных плит - заказали в самом Компоне, там ближайшая чугунолитейка, привезут дней через десять. Цена, конечно, по местным масштабам, баснословная, литейщики даже засомневались в платёжеспособности заказчиков - каких-то замшелых крестьян из дальнего угла провинции. Но те в разговоре помянули своего прославленного барона, - 'Да-да, того самого!' - продемонстрировали завёрнутый в тряпицу голид, а также горсть зилберов, и сделка была заключена. Не разорюсь...
  Спешно приехавший вслед за мной Кубер поведал в ходе 'рабочего обеда', что только вчера уехал Кушентол, доставивший партию фоила, бандитских поползновений за время моего отсутствия не отмечено, может, потому, что теперь селян сопровождает солидная охрана. Да и слухи о моей битве с несторами разлетелись по всей провинции, хоть и времени прошло чуть. Теперь подданных 'барона Серхея' уважают и побаиваются: лишними поборами не донимают, в городах на рынках предоставляют лучшие места. Вдруг их барон-маг - откуда он свалился на нашу голову, этот Серхей? - на что-нибудь обидится и самолично заявится наводить порядок? Боги сохрани от таких разборок! В общем, феодальная этика в действии.
  Все расходы и доходы - подати, которых пока немного - записаны в книгу: Кубер похлопал по толстой тетради в коленкоровом переплёте и предложил ознакомиться. Я глянул: четкий почерк военного человека, расход-доход, всё, как полагается. Нужно будет подарить ему офицерскую полевую сумку, такие новоделы продаются.
  После обеда Кубер помог мне испытать привезённые керосиновые лампы. Нормально, вроде горят, во всяком случае, ярче и стабильнее местных образцов. Заповедав 'жечь' их постоянно, чтобы выявить возможные негативные эффекты, я приступил к 'раздаче слонов'. Котов, конечно. Животные были выпущены из ящиков и разбрелись по территории усадьбы. С запретом пересекать линию забора по своей инициативе. Магу нетрудно. Большинство новосёлов с любопытством исследовали новый ареал своего обитания и моментально сосредоточились в районе кухни. Я провёл среди дворни соответствующий инструктаж, и скоро уже наблюдал, как настрадавшиеся при транспортировке коты с мяуканьем преследуют вкусно пахнущих поварих, оделяющих тех отходами кухонного производства. Но эта идиллия продлилась недолго, стали подходить упреждённые Кубером селяне с мешками. Когда их собралось достаточное количество, я произнёс перед людьми речь о пользе и способах употребления этих домашних животных. Для чего они нужны, как их содержать, чем кормить. Удачной иллюстрацией к этой лекции послужило то, что одна 'трёхцветка' прямо на глазах у собравшихся вдруг извлекла из-под поленицы непуганую крупную мышь или крысу и тут же её сожрала. Тем самым, акции моего предприятия сразу же взлетели вверх. Селяне, до этого сомневающиеся в пользе 'баронской блажи' (я уловил эти сомнения), заинтересовались. Мыши и крысы были всеобщей проблемой. На кошку тут же образовался некий тендер, но я подарил её Куберу. Возникшее лёгкое недовольство тут же погасло, когда народ обратил внимание на другого, рыжего кота, спокойно игравшего посреди двора с неведомо, когда и где пойманной, аналогичной добычей. Сначала я хотел 'продавать' животных, хотя бы и за символическую плату в один купфер, чтобы крестьяне почувствовали некую ответственность за приобретение, но потом решил, что 'подарок барона' не хуже. В результате, поставку расхватали в несколько минут, я только и успел сохранить для нужд усадьбы пару чёрно-белых, которые мне чем-то приглянулись, да придержать для запоздавшей Лоты симпатичную белую кошечку с голубыми глазами. Лота не стала сажать её в мешок, а тут же взяла на руки и 'пригладила' на груди. Кити, как её назвала довольная Лота, громогласно замурчала, похоже, ей понравилась новая хозяйка, моментально освоилась и полезла девушке под кацавейку, где почуяла тепло.
  Дополнив свои наставления предупреждением, что например, к цыплятам эти животные могут испытывать, отнюдь, не только академический интерес, я распустил счастливых селян.
  Кстати, поскольку в Империи такое не водились и, соответственно, не имело наименования, я заповедал называть животных 'кошками' и 'котами', что тут же стало именами, наверно, для половины животных. Конечно, этой партии не хватило даже и на Сосновку, припоздавшие с завистью провожали взглядами счастливчиков с мешками, откуда доносились рулады недовольных пленников. Мне же пришлось ещё поработать с местными собаками, дабы приглушить их агрессивные охотничьи инстинкты до сдержанного любопытства: не хотелось жертв. Потом, конечно, эта формула рассеется, но к тому времени, надеюсь, животные несколько привыкнут друг к другу, хотя бы к проживающим в хозяйском доме. И собаки поймут, что это не перспективная добыча, а имущество, которое нужно охранять.
  А копушам, которым ничего не досталось, я напомнил местную поговорку: 'Шустрая белка закрома проверяет, а ленивая пустой орех догрызает!' Правда, на имперском жаргоне это звучит несколько складнее, и рифма побогаче. И обнадёжил опоздавших, что 'скоро привезу ещё'. 'А потом они начнут плодиться, так, что к лету можно будет открывать торговлю котятами'.
  Ближе к вечеру, когда неяркое солнышко, прорвав пелену туч, уже клонилось к горизонту, я засобирался домой. На лыжи надежды не было, поэтому поехал вечерней волокушей, которая забирала из замка тех, кто не ночевал на строительстве. Сделав крюк, экипаж доставил меня к местному Баюну, да только портал не работал: снова накатили тучи, да и в Бороте по-видимому было пасмурно. Я совсем, было, свыкся с мыслью о вынужденной ночёвке и хотел притормозить уже отъехавший транспорт, как ко мне обратился Билар:
  'Ничего, хозяин, прорвёмся! Был бы портал'.
  Действительно, прорвались и без всяких проблем. Дальнейший разговор проходил уже в Бороте, где я на лыжах и в обильный снегопад неспешно двигался к станции электрички.
  - А без портала можно?
  'Были такие легенды, но точно ничего не известно. Сарабуш в своё время, когда был моложе, собирал сведения по этому вопросу, но так ничего и не накопал, одни предания и сказки'.
   - Да, я тоже слышал...
  'Зато точно известно, что можно создать мобильный портал-артефакт, который может переносить владельца откуда угодно в единственное место - туда, где он был создан. По этой причине многие магические битвы древности часто оканчивались вничью: проигрывающий, израненный и почти побеждённый маг просто дезертировал с поля битвы, подлечивался в домашних условиях, собирал силы, и всё начиналось сначала. Правда, как говорят летописи, эти артефакты были, в большинстве случаев, одноразовые. Слишком много энергии требуется на такой перенос'.
  - Летописи... то есть секрет изготовления этой полезной вещи утерян?
  'Был утерян, но, может, уже и снова найден. Мои-то сведения устарели на двести лет, тебе бы с АросКсашаном проконсультироваться, он, похоже, знаток!'
  Электричка запаздывала, и я расположился в пустом зале ожидания. Достал телефон и позвонил Майке: нет ли новостей? Новости были.
  Сначала Майка рассказала мне о случившимся с ней казусе по телефону, а дома - уже подробнее. Она отправилась на работу, и там, в павильоне запнулась об электрокабель, питавший переносный софит. Ну, вот такая она у меня растяпа! Софит покосился и возымел тенденцию рухнуть на Майку. Та, даже не успела поднять руку, дабы перехватить стойку, поскольку сама восстанавливала равновесие. Прибор, однако, только опасно наклонился в её сторону, но не рухнул гремящей и разваливающейся массой, а вдруг застыл, покачиваясь на двух ножках в положении, исключавшем всякую возможность равновесия. Майка тут же догадалась, что произошло: сработало защитное поле! Ухватила стойку рукой и поставила софит на все его три хлипкие опоры. И от расстройства, или от радости устроила персоналу разнос на тему: 'что у вас тут постоянно валяется под ногами?' Персонал, в лице присутствовавшего при инциденте пожилого осветителя и фотографа Севы, отнёсся к скандалу философски, поскольку не чувствовал своей вины: 'Всегда кабели лежали на полу, а куда их ещё прикажете девать? Под ноги нужно смотреть!' Но и особенно спорить с работодателем не стал - берёг здоровье. Да и Майка тут же выдохлась, успокоилась и даже извинилась за несдержанность. По-видимому, Сева ничего необычного не заметил, а других сотрудников в пределах прямой видимости не было. Инцидент оказался исчерпан.
  Но это ещё не всё, что случилось с женой. По дороге домой, у супермаркета на неё налетел мужик, заметно навеселе, спешащий на подошедший автобус, из которого Майка как раз и вышла. Должен был налететь, однако на дистанции около метра от моей супруги натолкнулся как бы на невидимую стенку, поскользнулся и сел на утоптанный снег тротуара, уронив пакет с жалобно зазвеневшими водочными бутылками. Да так и сидел некоторое время, пытаясь одной рукой нащупать невидимую преграду, а другой - подгребая к себе заветную ношу. Преграды уже не было, Майка обошла потерпевшего стороной. Когда же вышла из магазина, он уже ретировался.
  Таким образом, оказалось, что её защитный артефакт вполне исправно действует и в нашем мире. Только он подразрядился, поскольку уровень магического поля у нас исчезающее мал. Я пополнил заряд, а потом поручил Билару самому производить эту операцию ежедневно. И мы с Майкой решили, что всё это к лучшему, поскольку наш мир нисколько не безопаснее Ашапара. Гадских несторов с фаерболами, вроде, не наблюдается, зато автомобили с идиотами за рулём, сосульки с карнизов... да и подонков всех мастей предостаточно.
  - Май, а в автобусе, в маршрутке ты ничего не замечала?
  - Нет, в маршрутке и так было свободно, в автобусе, правда, обычное слияние в братском экстазе с прочими пассажирами, но никто от меня кеглями не отлетал.
  - Ну... ладно. Не забывай колечко надевать, если снова сработает, старайся сразу уйти, чтобы в разборки не влипнуть. Нам с тобой гласность противопоказана!
  - Понятно, Серый... Вот маме бы ещё такое!
  - А, что? И сделаю! Слушай! Я ведь совсем забыл с этими несторами про подарки, что для тебя и мамы накупил в Компоне. Надеюсь, они не потерялись. Где мой рюкзак?
  Следующий час ушёл на примерки и позирование перед зеркалом.
  Назавтра мы поехали к маме и вывалили перед ней кучу закупленных в Ашапаре подарков. Она нашла в них некий непередаваемый словами стиль. Мне и супруге с трудом удалось уломать её выбрать что-нибудь для себя. Не хотела брать, потому, что 'очень дорого'. Потом я зарядил для матушки колечко отечественного производства, его камешек показался мне очень подходящим. А Майка подробно и с примерами из жизни, проинструктировала её, как им пользоваться. Кажется, мама не очень поверила, но колечко взяла и тут же надела на палец.
  
  ***
  
  Прошла неделя, поставщики котов выполнили план досрочно и звонили уже несколько раз. Поход в Ашапар пришлось повторить. Тот же грузовичок, та же команда грузчиков фирмы 'Антигравитация'. Майка сослалась на плохое самочувствие, и ехать отказалась. Я чувствовал прилив сил, магических, в данном случае. Даже подумал переместить через портал 'УАЗ' вместе с грузом, а потом доехать своим ходом. Но не решился: на той стороне дорога весьма условна, только на танке ездить или на волокуше.
  Что касается 'прилива', то и Билар заметил, что каналы передачи силы, похоже, несколько расширились. Видимо, я и в своём мире стану когда-нибудь полноценным магом. В этот раз я переправил десять ящиков зараз, даже не прикасаясь к ним. Расту на глазах! Зато потом ждал два часа дежурную волокушу...
  Пятьдесят животин разошлись в несколько минут. Причём, на церемонию пришли и нынешние котовладельцы, в основном для того, чтобы поделиться опытом с новыми обладателями 'баронского подарка' - жителями окрестных деревень, в большинстве. И каждый жаждал рассказать свою историю. С удовлетворением я услышал, что животные показали себя с самой лучшей стороны, что мышей они есть уже перестали, но ловят исправно и по утрам предъявляют хозяевам свою добычу. Что они терроризируют собак, но некоторые с ними подружились, и даже спят в их будках. А дети от кошек, вообще, без ума! Зверёныши так забавно играют с прутиком! А если они сыты и довольны, то начинают тихонько петь! 'То есть - мурчать, правильно, господин барон?' И под это мурлыканье малыши быстро засыпают... Вот только добавилось забот постоянно впускать и выпускать котов из дома. Но летом же этого не будет, а сколько там той зимы!
  Зима, действительно, уже заканчивалась, в Ашапаре было солнечно, снег уже почти весь растаял. Скоро следовало приступать к сельскохозяйственным работам, и я поручил Куберу собрать на совещание тех, кто выразит желание культивировать картофель и кукурузу. Таковых, из Сосновки и окрестных деревень, собралось человек шестьдесят, поэтому я перенёс митинг во двор. Табуреток и скамеек на всю ораву не нашлось, поэтому крестьяне слушали меня стоя. Ничего, говорят, так лучше запоминается. После моей речи о полезностях новых культур, я раздал присутствующим кулёчки с картофельными семенами и несколько горстей кукурузы каждому, особо подчеркнув, чтобы первый урожай картошки особо не ели, а пустили на посадку. Во втором она будет гораздо крупнее. Как удобрять, поливать, окучивать... Повторенье - мать ученья! Присутствовавший Кубер скрупулёзно записал имена соискателей семян в свою рабочую тетрадь. В заключение лекции снова была дегустация: все получили по два пластиковых, одноразовых контейнера с тушёной картошкой и кукурузной кашей, приготовленных на моей кухне. Многие не доели, а понесли их домой, чтобы дать попробовать семьям. Расходились крестьяне, с благоговеньем прижимая к груди заветные пакетики и судки.
  И, кстати, о кукурузе: мой энциклопедист Билар рассказал мне, что, похоже, такую культуру в старину поставляли в Ашапар из Нестора, но только в виде муки. После известных событий, поставки прекратились. По вкусу он сравнить, конечно, не может, но на эту мысль его натолкнуло сходство названий. Несторианский продукт назывался 'мейзо' или 'майсо', что созвучно с одним из земных названий - 'маис', который та самая кукуруза и есть.
  - Откуда ты это знаешь? То есть, земное название?
  - Ну, хозяин! Вытащил из твоей памяти, конечно. Ты когда-то читал, да забыл!
  - Почему, забыл? Помню. В иностранной литературе все бедняки постоянно ели маис и пекли из него лепёшки. Но, то, что это кукуруза, я действительно, как-то подзабыл за ненадобностью!
  Ладно, переименовывать не буду, благо на имперском 'кукуруза' звучит красиво и интригующе!
  Вечером подтянулась Лота со своей Кити, которая, как выяснилось, везде бегала за хозяйкой, подобно собачке, а в случае опасности запрыгивала ей на руки. Кубер же никуда не уходил, и мы устроили 'рабочий ужин'. Кити тут же взгромоздилась Лоте на колени и принялась отмывать свои белые лапки от деревенской грязи. Снова я раздал подарки: Кубер получил 'офицерскую' полевую сумку и пару пачек патронов для 'Сайги', а Лота пакет с медикаментами, которые закупила Майка и книжку 'Остров сокровищ' на английском языке, которую я приобрёл в 'Иностранной литературе'. Думаю, ей понравится. Тут же и подписал её: 'Лоте от Сергея Шустова', тоже по-английски, русского-то она не знает, а на имперском, уже я, не очень твёрд в правописании. Конечно, никакого 'барона', мы же друзья!
  Поговорили и о делах и 'за жизнь'. Я пообещал Лоте раскопать, что получится, о её бабушке, поскольку, всё это было ей очень интересно. Да и мне тоже. Мы с Кубером выпили коньяка, Лоте же налили пива. Всё же несовершеннолетняя, хотя в свои шестнадцать, по местным меркам, вполне взрослая и самостоятельная девушка, а с некоторых пор, и завидная невеста. Но замуж пока не собирается. Это я узнал от Майки, которая поделилась со мною частью своих задушевных разговоров с Лотой. Как я понял, тех самых, 'подвальных', случившихся, когда подруги до смерти перепугались несторов и вылакали от страха весь наличный запас пива. Ещё Лота поведала ей, что мечтает стать настоящим врачом, как бабушка... Конечно, в Ашапаре такое невозможно, только, если квалифицированной, уважаемой знахаркой и повитухой. Для этого мира - немало. Но для Лоты - мало! Думаю, с моими возможностями, такое можно устроить... Подумаю.
  Назавтра я засобирался домой. По пути посетил свой замок. Тот уже был в порядке. Стены вознеслись на прежнюю высоту, ворота установлены. В замке, пожалуй, можно было жить: в донжоне топились камины, пища для работников теперь готовилась на замковой кухне, вместо сарайчика. Осквернявшие двор 'бытовки' строителей были снесены и пошли на дрова, люди переместились в помещения донжона. Только баня и некоторые мелочи ещё не были достроены. Колодец расчищен, но не до конца благоустроен, это летом.
  Подданные поработали ударно и заслуживали награды. И награжу, по итогам сдачи объекта. А пока я вынес устную благодарность бессменному прорабу - Куберу. И приказал ему поощрить особо отличившихся своей властью. Тот серьёзно кивнул в ответ:
  - Благодарю, господин барон! Мы стараемся, как можно больше сделать до весны. Весной - сами понимаете...
  - Да, сельхозработы, промыслы... А почему дровами топите? Древесного угля у нас нету, что ли?
  - Мало, прошлогодний весь продали, не ожидали, что так быстро понадобится. Но летом все сараи забьём!
  - Хорошо, давай теперь на площадку поднимемся...
  В это солнечное, поистине весеннее утро с площадки донжона открывался отличный вид на окрестности: Дымила трубами недалёкая Сосновка, невидимая за лесом. В другой стороне я разглядел верхушку местного Баюна. Также увидел признаки ещё нескольких своих деревень. И даже слегка разглядел их магическим зрением. Когда же я в них побываю? Всё недосуг! И перепись пора сделать, да хоть названия выучить!
  Точка, яркая точка на горизонте, видимая только магическим зрением, прервала мои благолепные размышления.
  'Билар, что это такое, как думаешь?'
  'Затрудняюсь, хозяин, очень слабо видно. Очевидно, проявление какой-то магии, но очень далеко, километров шестьдесят'.
  'Трилес?'
  'Направление примерно совпадает. Нам следует быть настороже!'
  'Да, я тоже так думаю!' А вслух я сказал:
  - Кубер, моё отбытие отменяется. Задержусь в замке. Распорядись, чтобы сюда привезли мне какое-нибудь лежбище...
  - Есть кушетки строителей. А что-то случилось, господин?
  - Пока не знаю, но поживу тут, в донжоне. Отсюда далеко видно.
  Машинально достал из кармана телефон, включил. Баюн отсюда просматривается... Нет сигнала, да я и не надеялся. Есть! всё-таки выскочил один столбик! Походив по площадке, я определил зону, где сигнал сотовой связи, просачивающийся через портал, был мощнее и набрал Майку.
  - О! Привет, Серый!
  - Привет!
  - Уже домой едешь? Тогда я сейчас выгоняю любовников, готовлю обед и сажусь тебя ждать?
  - Э-э... - никогда не знал, как отвечать на такие Майкины шуточки. - Мая, я задержусь на пару-тройку дней.
  - Что там у тебя? Право первой ночи приспичило осуществить? Кто невеста? я её знаю?
  - Майка, ну хватит! У меня тут проблема нарисовалась, а ты со своими приколами!
  - Что случилось, Серый? - супруга моментально оставила свой игривый тон, - я выезжаю, встречай у портала через три часа!
  - Погоди, Мая, не спеши. Пока ничего не ясно, я и остаюсь выяснить, что случилось. В этом ты мне ничем не поможешь. - И я рассказал о замеченной мною непонятности. Жена требовала подробностей, порывалась приехать и подставить своё надёжное плечо, но мне удалось её успокоить, пообещав периодически позванивать и взяв слово, не приезжать без согласования со мною. Дабы не влететь во вражескую засаду, как в прошлый раз и не добавить мне тем самым проблем. Распрощались мы уже вполне довольные друг другом, я передал ей привет от Кубера, ('И ему тоже!') после чего Майка отключилась.
  Да, останусь и посмотрю на развитие проблемы в динамике. Конечно, если это проблема, а не я сам себя накручиваю! Не дую на воду, так сказать.
  Да, кстати, и полезное открытие произошло: если с площадки донжона есть, хоть и слабая, но связь, то можно поставить тут направленную на Баюн антенну и ретранслятор. Связь улучшится и новая 'сота' накроет, пожалуй, всё моё баронство! Сосновку уж точно. И Интернет в усадьбе и замке появится. Можно будет и Кубера научить пользоваться телефоном, пусть звонит мне в случае непреодолимых проблем, требующих моего присутствия. Нужно будет дома подобрать и закупить соответствующую аппаратуру...
  В итоге, я просидел в Ашапаре ещё трое суток. Естественно, не безвылазно в замке. Мы ездили с Кубером по деревням, верхом, конечно, не на волокуше же мне являться подданным? Пара деревень не меньше Сосновки, Ручьи те, кажется, и побольше. Или просто привольнее расположены? Это удобно, но с точки зрения обороны - напротив. Впрочем, лесные бандиты ко мне теперь, точно, не сунутся, опасаться следовало тех, кто любую оборону пройдёт и не заметит. Отвязались от меня несторы или по-прежнему вынашивают свои зловещие планы? Да, а другие деревни поменьше.
  Моё появление везде вызывало ажиотаж, подданные норовили учинить в честь него праздник и гулянку на пару дней. Но Кубер пресекал эти поползновения. Праздник вырождался в обед, с участием членов Совета, на котором они рассказывали о своих проблемах. Или в ужин, если мы приезжали вечером. А другие проблемы, уже примелькавшиеся в 'метрополии', я видел и сам. Не буду повторяться... работы непочатый край!
  К ночи мы возвращались в замок, я обозревал окрестности, но зловещая точка пропала в тот же день, когда я её заметил, и больше не появлялась. Потом ужин, звонок домой, и можно ложиться спать. Обычный распорядок дня сельского феодала. По утрам, вместе со сменой приезжала Лота. Она увлеклась книжкой, но многие слова и ситуации были ей непонятны. Приходилось объяснять, базируясь, в основном, на знании русского текста. Девушка прилежно конспектировала мои пояснения. Уважаю такую целеустремлённость, я бы понадеялся на память.
  Но на третий день погранслужба надоела мне хуже горькой редьки, и я засобирался домой. Попрощался с Лотой, со строителями и обслугой, Кубер вывел лошадей и проводил меня до Баюна. Он давно уже знал расположение портала, только для прочих это было секретом. Возможно, 'секретом Полишинеля'. Бессмысленно хранить эту тайну, если любой маг и сам по себе чувствует портал за километр или за десяток километров, в зависимости от своей силы... Несторы, конечно, не исключение. И скоро я уже обнимал такую родную Майку!
  
  ***
  
  Случилось... На второй день, под вечер, зазвонил телефон. Трубку взяла жена:
  - Слушаю! Добрый вечер, Лена! ... Дома, даю трубку! ... Серый, тебя! У Леночки, кажется, какие-то проблемы, - добавила Майка полушёпотом.
  - Да, Леночка, привет, что случилось?
  - Сергей Иванович! Тут странные люди пришли, вас требуют! Мужик и девушка, да ещё с кошкой! Мужик-то - ничего, русский, а девушка по-нашему не понимает, только твердит: 'Сергей Шустов'. Дать ей трубку?
  - Обязательно! - В груди у меня ёкнуло, я догадался... И тут же в трубке раздался взволнованный голос Лоты:
  - Серхей? Это вы? Вы слышите меня?
  - Слышу, Лота, слышу! Откуда ты...? Что случилось?
  - Несторы! Они... пришли...
  В трубке раздался звук удара, видимо, Лота уронила трубку, затем звуки суеты, женский визг, сразу несколько голосов, потом телефоном снова завладела Леночка:
  - Она в обморок упала, вроде. Нет, шевелится! Вы поняли, что она там лепетала? Может, ей 'скорую' вызвать?
  - Не нужно, я сейчас приеду! Она не ранена?
  - Я ранена! И Зина! Нас её кошка поцарапала! Фурия!
  
  ***
  
   Несторы заявились в Сосновку в количестве около двадцати существ на следующий день после моего отбытия домой. Может, конечно, так совпало, но я больше склоняюсь к мнению, что они уже некоторое время наблюдали за моим баронством и ожидали, когда я уеду. Не хотели вступать в соприкосновение с моими превосходящими силами. Значит, Хор всё-таки успел доложить своему руководству о провале плана моего уничтожения и переходе к шантажу. Но, наверняка, не о самых последних событиях. Впрочем, догадаться, что и шантаж не возымел, так сказать, несторам было нетрудно. Поэтому они были очень осторожны, пока я присутствовал в Ашапаре. Эта 'магическая точка, какое-то проявление их деятельности, по-видимому, единственный прокол. И оно бы осталось незамеченным, если мне не приспичило взобраться на площадку донжона.
  Они вошли в деревню утром совершенно уверенные, что я в отсутствии. Дежурные оборонцы сами открыли им ворота и не подумали поднять тревогу. Несторы же проследовали до моей резиденции, расположились в ней, как у себя дома и приказали готовить обед. И принялись таскать на допросы жителей. Какие вопросы они задавали, можно только догадываться, поскольку всё происходило под гипнозом. Наверняка, что-нибудь, вроде: 'Что произошло, что видели?' Дольше всего, почти полдня, возились с Кубером. Тот, наверно, и под гипнозом сопротивлялся. Но выпотрошили и его, он даже не дошёл до дома, свалился на улице в обморок, был подобран сельчанами и доставлен к Лоте в медпункт. Она привела его в чувство, и первыми словами Кубера были:
  'Лота, собирайся, пойдёшь к барону и всё ему расскажешь! Я не могу, ноги отнялись!'
  Вкратце объяснил, как добраться до портала, перейти в наш мир, а там обратиться к властям с просьбой помочь отыскать барона Серхея. То есть - нет! Серхея Шустова, он известен там под этим именем.
  'Известен', да... Я покачал головой при этих словах Лоты. Мы беседовали у меня дома, куда я привёз девушку, и где вызванная по телефону Майка оказала ей первую помощь. Этого оказалось достаточно, Лота просто сильно переволновалась от огромной ответственности, лежавшей на её плечах и от массы впечатлений от нашего мира. Думаю, уточнять не нужно... И ещё она немного простыла, у нас тут мороз, а она не по погоде нарядилась.
  А теперь, одетая в Майкину тёплую пижаму, толстые, вязаные носки и махровый халат, повествовала нам о своих приключениях. И белоснежная Кити, совершенно не пострадавшая, сидела на её коленях, время от времени, деликатно поедая кусочки печенья со стола, которые машинально накрашивала ей хозяйка. Присутствовал и тот мужчина, с которым она пришла в мой магазин. Лет пятидесяти, среднего роста, крепко сбитый, причёска ёжиком, приятное, волевое лицо. Форма охранника ЧОП-а - только с дежурства сменился. Его звали Анатолий Петрович Ларин. Ещё в магазине я хотел деликатно отшить его и распрощаться, даже предлагал деньги за оказанное содействие, типа: 'Большое спасибо, что помогли Лоте, и до свиданья!' Но тот настоял поехать с 'крестницей', чувствовал за неё ответственность, да и любопытно ему было, что за детектив разворачивается на его глазах? Это всё было в его мыслях, которые я прочёл, совершенно машинально. И подумал: 'Пускай едет! Поправить его воспоминания, в случае чего, труда не составит. А мужик, вроде, дельный и основательный'.
  Так вот: Лота быстро собралась, прихватив с собой только бабушкину книгу и подаренный мною 'Остров сокровищ', несколько зильберов и всученные ей Кубером 'на всякий случай' пару голидов. И отправилась в поход. За нею увязалась и кошка, которую девушка не смогла прогнать домой и, в конце концов, взяла на руки. Довольно быстро отыскала портал и прошла в Борот, пользуясь инструкциями Кубера, который, похоже, в своей насыщенной событиями жизни видал разные виды. Очутившись на нашей стороне, побродила по путанице тропинок и лыжней, а затем вышла к железнодорожной станции. Конечно, Лота знала, что такое железная дорога, но сугубо теоретически, из рассказов бабушки. Поэтому, от первой подошедшей электрички она шарахнулась и спряталась от её шума и грохота в зальчике ожидания. Обнаружив, что прочие потенциальные пассажиры ничуть не паникуют, а спокойно проходят на перрон и скрываются в недрах железной повозки, Лота немного осмелела и попыталась вступить в контакт с местными жителями. Чтобы выяснить, а куда, собственно ей ехать? В какую сторону? Но аборигены совершенно не понимали имперского, а когда Лота переходила на английский, мучительно морщились и выдавливали из себя, если только, пару-тройку осмысленных слов, не имеющих отношения к проблеме. 'Серхея Шустова', судя по всему, никто из них не знал.
  Наконец, Лота попала в поле зрения какой-то железнодорожной служащей. Та, молодая девушка, прониклась проблемой юной 'иностранки'. Вдобавок, по молодости она ещё не забыла школьный курс английского, всё объяснила и даже посадила её на нужную электричку. И купила путешественнице билет, взяв взамен потраченных денег зильбер. Слова 'классная фенечка' Лота повторила по-русски несколько раз, и я понял, чем эта квадратная денежка приглянулась неизвестной благодетельнице. К счастью, благоразумная Лота не показала её голиды.
  В электричке девушке пришлось пару раз 'отвести глаза' каким-то приставучим типам, которые донимали её непонятными вопросами и непременно желали с ней познакомиться, но в результате она доехала без происшествий. Выпутавшись из теснин вокзала, пошла бродить по улицам, поражаясь шуму, сутолоке, горящим фонарям и рекламам, автомобилям и трамваям. На странно выглядевшую девушку оборачивались.
  Из рассказов бабушки она знала, что представители власти, обычно, одеты в 'форму'. Что это такое Лота тогда не уловила, но поняла, что это одинаковая одежда. Но все вокруг были одеты так разнообразно! Поди-ка угадай, кто из них в форме? Наконец, ей встретился парный полицейский патруль, и Лота устремилась к этим подозрительно осматривающим её добрым молодцам. Вот только английского они не знали, зато стали требовать неведомые 'документы', а потом и хватать за руки, когда подозрительная наша поняла бесперспективность общения и вознамерилась уйти. Кити не понравилась такая бесцеремонность, и она расцарапала руку одному из полицейских. Пришлось и им отвести глаза и продолжить поиски.
  И всё-таки ей повезло! Из дома украшенного англоязычным названием какой-то фирмы вышел покурить человек, похоже, тоже в форме, но отличающейся от полицейской. Может, это тот, кто ей нужен? Надежда базировалась не только на форме, но и на курении, а Лота видела меня пару раз с сигаретой. А также на вывеске с английскими словами. 'В доме должны знать этот язык!' - подумала Лота, совершенно нелогично, с нашей точки зрения. Но Анатолий Петрович ответил ей на беглом английском, вник в проблему, точнее, для начала, что какая-то проблема имеется, и пригласил в дом.
  Как уже говорилось, он служил охранником, и в его распоряжении имелась комфортабельная 'дежурка', в которой Лота и Кити провели половину ночи в беседе под крепкий чай с бубликами и бутербродами, а другую половину на топчане хозяина, который он им уступил. Не сказать, что господин Ларин поверил в историю с параллельным миром, хотя почитывал фантастику и фэнтези. Но сразу поверил, что некого Сергея Шустова 'иностранке' найти просто необходимо. И он нашёл его, то есть, меня, довольно быстро: в поисковике Интернета. У моего магазинчика не было отдельного сайта, но он числился, вместе с именем владельца, телефоном и адресом в каком-то интернетном справочнике. Правда, Анатолию попалось ещё несколько моих тёзок, Но самым перспективным всё-таки был я. И утром, когда Лота проснулась в расстроенных чувствах, - ей всю ночь снились кошмары, навеянные впечатлениями от Борота, - господин Ларин сменился с дежурства, взял её под руку, и они пошли к цели. Пешком, потому, что всего несколько кварталов. Остальное вы знаете.
  Майка настояла, что Лоте нужно отдохнуть, та спала всего часа три, и увела её в постель. Кити с продолжительным 'мррр!' помчалась следом. Мы остались с Анатолием одни, и сразу перешли на 'ты'.
   - И, что думаешь делать, 'барон'? - спросил Анатолий, когда мы вышли покурить на лоджию. Я не уловил в его мыслях никаких сомнений по поводу правдивости услышанной им истории. По его мнению, она не походила на мистификацию. Главное - зачем?
  - Отправлюсь в Ашапар и устрою несторам 'техасскую резню' и 'Варфоломеевскую ночь' в одном флаконе!
  - Оружие?
  - Магия всегда со мной, а, насчёт огнестрела... да, проблема. Постараюсь найти ещё одну 'Сайгу', да и патроны нужно.
  - 'Сайгу'... - Анатолий презрительно хмыкнул, - ты ещё дробовик на базаре купи! Давай так: мы пойдём вместе и заколбасим этих гадов, а оружие я обеспечу. 'Шилок' и гранатомётов, правда, не обещаю... Ты АКМ-то знаешь, волшебник?
  - Конечно! Два года...!
  - Всё равно - салага! Вот, что! Возможно, деньги понадобятся, ты, полагаю, не бедствуешь? В крайнем случае, у меня кое-что подкопилось. Ни детей, ни плетей, тратить-то некуда...
  - Спасибо, конечно, но забудь, у меня с финансами всё нормально.
  - Тогда давай обменяемся телефонами...
  И я как-то не нашёл возражений! И раздумал чистить его память. Конечно, вдвоём с бывалым воякой как-то способнее. А побывал Анатолий много где, причём, чаще в таких местах, где для выполнения заданий командования форму и документы носить не нужно и, даже противопоказано. Потому и знал он очень прилично английский, слегка испанский и ещё несколько языков, преимущественно восточных. Но те поплоше, на уровне бытового общения. Достаточном, впрочем, уровне, чтобы допросить пленного.
  Вечером я отвёз девушек к Майке, а свою квартиру превратил в штаб, а позже и в склад вооружений. Анатолий, для экономии времени, переселился ко мне, так-то он жил в районе новостроек. Он взял на работе отпуск, который ему задолжали с прошлого года, и полностью погрузился в процесс подготовки кампании.
  - Договорился о 'железках'! Завтра поедем забирать, - позвонил он мне через два дня. Так, иносказательно, мы называли автоматы при звонках по линиям связи.
  - Сколько?
  - Две штуки. А, ты про деньги? Нисколько, но нужен будет хороший коньяк, не молдавский, конечно, а вроде того, что мы с тобой вчера дегустировали. У тебя ещё осталось?
  - Осталось пять бутылок! - запас французского конька, который я в прошлом году привёз из Амстердама и давно не пополнял, таял с катастрофической быстротой.
  - Две достаточно...
  На следующий день, вечером, когда стемнело, мы поехали на моей боевой 'шестёрке' в какой-то район, который я не знал совершенно. А там, поплутав в гаражном массиве, остановились, видимо, в условленном месте. Анатолий позвонил: 'Ждём!' и вскоре к нам пришвартовался 'УАЗ - буханка'. Я даже не выходил из машины. Анатолий, же вышел, перекинулся несколькими словами с прибывшими, передал им пакет со звякнувшими бутылками. А затем положил на пол у заднего сиденья резко пахнущий оружейной смазкой брезентовый мешок с 'железками', а в багажник загрузил 'цинков' на небольшую войну. 'Уазик' мигнул фарами и уехал, вскоре и мы выбрались на освещённые улицы. Как бандиты или шпионы какие...
  - Теперь бы только фараонам не попасться, - пробормотал коллега.
  - Можешь не беспокоиться...
  - А, ну да, ты же в разных фокусах горазд!
  Я промолчал, Анатолий же, почувствовав моё не самое лучшее настроение, сменил тему:
   - Да не смотри ты букой, волшебник! Думаешь, мы торговцам краденым оружием поклонились? Карму запятнали? Ошибаешься, это почти государственная контора, только занимается очень деликатным бизнесом, о котором большинству народа знать не полагается.
  - Госконтора автоматы кому попало продаёт?
  - Не кому попало, а тому, кому очень нужно для решения своих задач, причём, исключительно, за рубежом.
  - Не понял, мы же в России, вроде?
  - Я сказал ребятам, что в стране железки не засветим, это же так?
  - Так...
  - Так, в чём дело? Оружие продают тем, кто считает своё дело правым и справедливым. Ты считаешь?
  - Естественно!
  - Значит, всё в порядке! АКМ-ы попали по адресу.
  - Так ведь, все считают!
  - А на это уже есть политики-аналитики, которые решают: кому продать, а кому от ворот поворот.
  - И про нас решили?
  - Ребятам из фирмы достаточно моего слова. Мы друг друга очень хорошо знаем, понимаешь... они во мне уверены, как в себе, а я в них! Есть клятвы, которые не нарушают.
  - И конторы, из которых не уходят? - саркастически вопросил я. Напарник внезапно расхохотался:
  - Ну, я же ушёл!
  
  ***
  
  АКМ-ы были, что называется 'с хранения', похоже, из них никогда не стреляли, кроме как на заводе. Мы удалили загустевшую смазку. Я на несколько мгновений почувствовал себя, как бы, вернувшимся в юность. Запах смазки тому причиной, запахи очень навевают... Вскрыли цинк, набили патронами несколько магазинов. Анатолий показал мне, как скреплять их изолентой попарно: 'очень удобно в бою, понимаешь...' У нас в части такого способа не практиковали, да я же в боях и не побывал как-то... Кроме, как в Ашапаре, куда мы планировали очень скоро заявиться... С 'миссией принуждения к миру', как пошутил однажды коллега.
  Мы собрали всех посвящённых у меня дома и устроили военный совет. Лота, уже вполне пришедшая в себя, снова рассказала, что видела, что дословно сказал ей Кубер и в каких выражениях. Как вели себя захватчики и так далее. Вспомнила она и, что кошки почему-то шарахались от несторов, как от чумных. Я предположил, что этим животным неприятен 'запах' их магии, Лота согласилась. Также она вспомнила, что её Кити проснулась в тот день ни свет, ни заря, беспокойно мяукала и рвалась на улицу. Лота выпустила её, а вскоре появились несторы. Девушка настаивала на своём участии в экспедиции, она фельдшер, может оказать помощь при ранениях, это её родной мир и так далее... А в качестве последнего аргумента, даже заявила, что, если мы с 'Анатоли Петрович' разделимся, то она будет полезна ему, в качестве переводчика! Конечно, об этом не могло быть и речи, что мы и сказали ей в три голоса. Умница, она не обиделась, только расстроилась... На этом совещание и завершило свою работу. Девушки попрощались и покинули нашу 'казарму'.
  Лота, одетая усилиями Майки по местной моде, совершенно не отличалась от своих сверстниц, только была слегка смугловата. И по-русски не говорила, что ставило в настоящий момент совершенно непреодолимые препятствия к её учёбе. Конечно, можно было пристроить её за границей, но это значило, почти, что бросить в реку, с надеждой, что она выплывет. Я посоветовался с Биларом, и тот подсказал мне выход. У меня не было артефакта, с помощью которого 'наследник Саша' привил мне в своё время знание нескольких языков Ашапара, но Билар уверил меня, что он сам отлично справится с такой задачей. Дескать, использование артефакта, это 'аппаратное решение', а возможно и 'программное'. Но ему необходима матрица носителя языка. Желательно, девушки, и, желательно, примерно того же возраста.
  Зиночка, конечно! Только, как это устроить? Самым простым способом! Ближе к вечеру, я явился на работу, как бы в припадке деловой активности. Лидочки, как я и рассчитал, уже не было, одна Зина обрабатывала редких в это время покупателей. Посидел в кабинете, бездумно перелистывая бумаги, а когда время приблизилось к закрытию, и покупатели закончились совершенно, пригласил девушку в кабинет, усадил и завёл разговор об успехах в школе, перспективах учёбы и так далее. И невзначай, прямо посередине её фразы, усыпил. Во сне матрица легче снимается.
  Зиночка уронила лицо на руки и крепко заснула. Перевернув табличку на двери - теперь она гласила 'Закрыто', и занялся тем, зачем пришёл. Задвинул шторы, Билар положил на стол прямо в сумочке, больно уж он ярко светится! И приготовился ждать. Ожидание оказалось недолгим, где-то через четверть часа Билар сообщил мне, что всё получилось отлично, и он снял очень чёткую матрицу. Ранее, мы обсуждали с ним возможность скопировать, вообще, весь школьный курс, но артефакт отсоветовал: иначе, Лота получит слишком много информации не связанной с её опытом, и будет испытывать нечто, вроде провалов памяти. А полную информацию от 'донора' в матрицу переносить нельзя, поскольку из Лоты получится ментальный двойник Зиночки. В общем, желающие получить образование магическим способом могут успокоиться, это невозможно. Если, только, они не хотят стать переизданием выбранного объекта записи.
  Я приготовил кофе и разбудил девушку. Пока она хлопала глазами и потягивала горячий кофе, силясь понять, как это умудрилась 'задремать' в присутствии шефа, я пожурил её за то, что она 'мало отдыхает' - 'Да, нет же! Я ничуть не устаю! Сама не понимаю...!' В общем, я отпустил её домой, сказав, что магазин закрою сам. И, чтобы она не расстраивалась... Когда же девушка ушла, выписал ей небольшую премию. И положил приказ на стол совладелице.
  'А она в тебя влюблена, Сергей!' - сообщил мне Билар, когда мы ехали домой.
  'Да я знаю! Это не страшно, подростковые влюблённости быстро проходят. Встретит подходящего молодого человека и всё забудет...'
  Предстояло самое трудное. Я сначала хотел повременить с 'привитием' языка Лоте, дать ей отдохнуть от пережитого, окрепнуть. Но при нашей встрече на следующий день, она заявила, что уже отдохнула и вполне готова. Не найдя возражений, мы с Биларом приступили к процедуре. Лота заснула в кровати, из которой ей не следовало подниматься до завтрашнего утра. Билар приступил к 'перекачке' матрицы, мы с Майкой следили за самочувствием пациентки. Лота, судя по всему, чувствовала себя отлично, и, когда процесс закончился, продолжала спать. Приказав не будить и не беспокоить её до завтра, я вернулся домой, где меня ожидал Анатолий Петрович.
  'Военспец' доложил, что подготовка закончена, и мы можем отправляться, хоть завтра. Что же? не будем тянуть, завтра и отправимся!
  
  ***
  
  На следующее утро мне позвонила Майка. В телефоне был слышен и счастливый смех Лоты. И я сразу понял, что опыт удался. Лота, наконец, взяла трубку и залопотала по-русски с каким-то милым акцентом, напоминающим прибалтийский. Когда восторги улеглись, я 'обрадовал' Майку, что мы отправляемся в Ашапар сегодня, ближе к вечеру, отсёк её поползновения 'немедленно приехать' и 'проводить' нас, сообщив, что у нас другие планы. Перед выходом нам необходимо хорошенько выспаться, поскольку по плану атака намечена на ночь, когда несторы, как и все другие разумные, предпочитают спать. Поэтому мы поедем последней электричкой, и провожать нас тоже не нужно.
  - Но ты же говорил, что портал работает только днём! Как же вы...?
  - С Биларом можно в любое время. Кроме того, есть вероятность, что несторы об этой моей способности не знают и ночью меня не ждут. Не волнуйся, перед переходом я тебе позвоню! - на этом разговор и закончился.
  Ночную атаку предложил, естественно, коллега. Он был спец по всяким нестандартным решениям. И, когда я его поддержал, тут же озаботился добычей инфракрасных зрительных устройств. Но тут уже я, в свою очередь, показал ему ненужность этого громоздкого оборудования. Привил ему способность к ночному зрению из арсенала мага Сарабуша. Правда, 'человеческого' заклинания в его библиотеке не нашлось, но и то самое, 'лошадиное' отлично заработало. 'Военспец' был впечатлён... Правда, заклинание необходимо было 'поддерживать' каждые несколько часов. Но это проще, чем носить с собой запас батареек. Ещё можно было изготовить артефакт - 'ночезрительные очки', как педантично сообщил мне Билар. Для переделки подошли бы любые, имеющие стёкла. Этот вариант имел свои преимущества. Но не было времени на его реализацию.
  К слову, я за прошедшие дни немного поправил и здоровье Анатолия Петровича. По мелочи, его организм и так был в превосходном состоянии. Для его возраста, конечно. Вот возрастными изменениями я и занялся, за что заслужил похвалу коллеги, сразу ощутившего, по его словам, прилив бодрости, 'как у молодого', отсутствие болей в коленках и позвоночнике и 'ясность в голове'.
  Итак, ещё раз проверив снаряжение и оружие, мы завалились спать. Проснувшись, вызвали такси и, с трудом загрузившись, отправились на вокзал. Последняя электричка была почти пуста, в её расписании остановка 'Скалы' по ночному времени, не значилась. Тем не менее, моими стараниями, она остановилась, и мы вышли на безлюдный, едва освещённый, перрон. В тёмном лесу как раз и пригодилось ночное зрение. Скоро уже замаячил Баюн, и тут я почувствовал смутную тревогу: не вижу портала! То есть, глазами скалу вижу, но это обычная скала! Магический фон, правда, имеется, но очень слабый. Может, спутал в темноте? Нет, это тот самый Баюн.
  'Сергей, портал заблокирован с той стороны'.
  'Несторы?'
  'Кто же ещё...?'
  'А как прорваться?'
  'Никак! Науке такая возможность неизвестна. Открыть можно только с той стороны'.
  Вот и сходили... Что же теперь делать? Коллега, до этого молчавший, почувствовал моё смятение:
  - Что-то не так, Серёжа?
  - Приплыли, Толя. Дальше хода нет. Перекрыли нам кислород!
  - Возвращаемся?
  - Погоди...
  Я скинул рюкзак и ещё раз внимательно 'послушал' портал. Походил, потрогал заиндевевший камень. Мне показалось, что я немного чувствую Ашапар. Вот, пара волков прошла мимо! Здесь про них слыхом не слыхано! И несторы, их слабый фон я тоже чувствую! И Билар подтвердил:
  'Выключена только функция переноса, в остальном...'
  'Погоди, мне кажется, что 'запах' магии несторов исходит не только с 'той' стороны!'
  Действительно, враги, явно, побывали и тут. Один едва уловимый от времени след исходил из портала, другой, посвежее, свидетельствовал, что несторы вернулись. Вот, только, в полном ли составе? Или кто-то остался и выслеживает меня? В нашем почти не магическом Бороте я и Билар, наверно, светимся в их обострённом восприятии, подобно, прожектору в ночи! Или, не так уж мы и заметны? Билар затруднился дать корректный совет, но предложил быть настороже.
  'А я могу в свою очередь заблокировать портал, чтобы они сюда не шастали?'
  'Конечно, это нетрудно... А если они уже тут?'
  'Вот и проверим! Если мой запрет окажется снят...'
  'Понял!'
  Это оказалось нетрудно. В молчании неудачливые 'мальбруки' возвращались на станцию. Я позвонил Майке и вкратце поведал о неудаче. Сказал, что завтра мы вернёмся и всё подробно обсудим. Хоть в чём-то повезло: не успели мы выйти на перрон и озаботиться ночлегом, как вдали послышался шум приближающейся электрички. Совершенно пустая, с погашенным светом в вагонах, она двигалась в направлении города и, конечно, не должна была остановиться. Но машинисту 'показалось', что выходной светофор закрыт и он затормозил. А потом открыл двери. И мы доехали до города в относительном комфорте, но без освещения. Зато быстро, поскольку остановок больше не было. Но и выгрузились, конечно, не на платформе, а в каком-то отстойнике, откуда долго пробирались к никогда не засыпающему вокзалу по путям. Сотрудники линейного отдела не обратили никакого внимания на двух типов в зимнем камуфляже и с огромными рюкзаками, и скоро мы уже были дома.
  Я долго не мог заснуть. Что же делать? Отправиться в Южную Африку? Я уверен, что найду тамошний портал, но...
  'Да, ты прав, Сергей, это был 'лунный портал', нет никакой гарантии, что он изотропный и ведёт в Кумат, откуда можно попасть в Ашапар. Тебе повезло, что через него проходили сигналы земной сотовой связи. Но с Земли определить, какой мир на другой стороне портала будет невозможно. Многие исследователи терялись в мирах и никогда уже не возвращались домой'.
  'Постой! Кэролайн Томсон! Бабушка Лоты! Ведь её портал был не лунный'? Её закинуло в Ашапар днём!' - я 'подумал' это вслух, да так громко, что, кажется, разбудил задремавшего Анатолия. Тот, впрочем, промолчал, давно уже решив для себя, что 'волшебники имеют право на странности'. И расспрашивать, что я придумал, тоже не стал - доведут со временем.
  Наконец-то забрезжила надежда. И я спокойно уснул.
  
  ***
  
  Приведя себя в порядок, мы нагрянули к Майке, затребовали у Лоты дневник её бабушки и засели за его изучение. Нас интересовали ориентиры, могущие привести к порталу. К счастью, лейтенант Кэролайн Томсон была педантичной девушкой, и у неё был компас и карты острова Минданао. Поэтому координаты её скитаний по тылам партизанско-бандитских формирований она, хотя и предположительно, но упоминала. С какой стороны виден конус вулкана, какую деревеньку обошли, не рискуя показаться местным жителям... К концу дна, привязавшись к современной топографической карте, мы уже имели несколько возможных вариантов расположения тех самых скал с пещеркой, приютившей портал на Ашапар.
  Удивительно, но поиск в Интернете дал нам ещё много полезного. Оказалось, что раненый лейтенант Хиггинс тогда выжил: после исчезновения Кэролайн он немного пришёл в себя, оценил обстановку и некоторое время отстреливался от бандитов на оборудованной сослуживицей позиции. Правда, периодически впадая в обморок. В этом состоянии его и обнаружила спасательная партия. Попав, сначала в госпиталь, а затем, будучи комиссован и уволившись с военной службы, вернулся домой, отыскал родителей и младшую сестру Кэролайн. Даже, чуть, было, не женился на этой девушке. Всё это мы узнали из его воспоминаний, опубликованных в каком-то специальном американском журнале военных мемуаров. Но Хиггинс, конечно, не дал нам никаких привязок к местности. Затем он прожил ещё долгую жизнь и, к сожалению, умер три года назад в весьма преклонном возрасте. А вот сестра Кэролайн - Сэнди, жива, но так и не вышла замуж, что позволило легко отыскать её в Интернете по фамилии. Лота, увидев фотографию, расплакалась - Сэнди оказалась очень похожа на её бабушку. Я поручил Майке списаться с ней и, уж не знаю под каким предлогом, попросить прислать фото Кэролайн в юности, для Лоты. Если они сохранились.
  Мне же следовало срочно вылетать на разведку. После беседы с Анатолием, решил взять и его.
  - Филиппинский я, правда, не знаю, только несколько слов, но с клиентами оттуда всегда нормально общался. Многие, кто постарше, знают испанский, кто помоложе - английский. Теперь уже все, наверно.
  - Какого рода 'клиентами'?
  - Ну, мало ли у Союза было всякого рода клиентов по всему шарику? Да и потом, у России... - уклончиво ответил Анатолий. А потом добавил:
   - Зачем, кстати, 'на разведку'? Если ты гарантируешь провоз нашего 'багажа', за который нас в любой стране посадят всерьёз и надолго, то лучше лететь сразу. А без специфического багажа нам на этом Минданао, может, и туго придётся. Положим, примерный район мы знаем, но этот самый портал ещё найти нужно. Сам я не бывал, но ребята рассказывали... Середина острова, это сотни километров джунглей и болот, в которых бродят... всякие. Слышал, там ещё престарелых японских солдат лет десять тому выловили? С войны скрывались, бедняги!
  Да, я читал про эту историю, только не знал тогда, что это тот самый остров. Искомый представлялся мне как-то меньших размеров.
  - Ладно, уговорил, пойдём без разведки! У тебя загранпаспорт есть?
  Паспорт у господина Ларина имелся, хотя можно было обойтись и без паспортов. Но я рассудил, что перестраховываться не стоит: просто двое друзей решили совершенно официально посетить Филиппины, погулять по тамошним лесам, позагорать на пляжах. Ненадолго, так, что визу оформлять не нужно. Ничего подозрительного, в общем. Решили лететь в Манилу через Хабаровск, получается только одна пересадка. Можно и через Новосибирск, это, как с билетами получится. Но эти пересадки в пути!
  - Поищи прямые рейсы на Гуанчжоу, эта линия недавно открылась. Можно ещё через Пекин, - посоветовал мне Анатолий. В общем, я зашёл в Интернет и скоро имел на руках два электронных билета до столицы Филиппин. Вылет послезавтра.
  За оставшееся время подкупили и подогнали два комплекта 'тропического' камуфляжа, рассудив, что в 'зимнем' на Минданао будет неудобно. Там тридцать градусов держится зимой и летом. Высокие ботинки со шнуровкой, крепкие штаны, 'дышащие' куртки с капюшонами - всё куплено под наблюдением и при одобрении Анатолия, полагаю, он в таких вопросах разбирается. Всё снаряжение и оружие упаковали в два прочных кофра, в народе называемых 'мечта оккупанта'. Я успел смотаться к Баюну и убедился, что мою блокировку портала никто не тронул. Сделал в районе портала, на всякий случай, 'закладку'. Проинструктировал Майку... впрочем, пока это не актуально.
  Провожать нас в аэропорт поехали все. Даже маму прихватили. Заняли две машины такси. В аэровокзале были и объятия и женские слёзы. Насколько я знаю Майку, она всё время порывалась мне что-то сообщить, но рядом стояла мама. Майка только сказала, что мои наставления помнит, с колечком расставаться не будет и телефон выключать, тоже. В общем, провожали, как на войну. Да так оно и было. И Лота поцеловала нас с коллегой в щёчки, глаза её были на мокром месте. Мама старалась казаться весёлой и ничуть не расстроенной. Я видел, с каким трудом ей это удавалось.
  Пришлось немного заплатить за перевес багажа, но его содержимое, естественно, не вызвало ни у кого интереса. Я видел, как напрягся Анатолий, когда наши кофры поехали по ленте транспортёра на рентген. Но для подробного осмотра не остановились. Дальше несколько скучных часов до Гуанчжоу. Мы их проспали, сказалось напряжение последних дней. В транзитной зоне огромного аэропорта Гуанчжоу проболтались без дела пять часов. Выходить нельзя, у нас нет виз. Зато тут есть бесплатный Интернет. Выпили кофе с какими-то китайскими плюшками, поинтернетили. Я отправил Майке электронку с отчётом.
  Наконец, объявили регистрацию нашего рейса авиакомпании 'China Southern'. Подтянутые китайские пограничники и таможенники в белых рубашках с замысловатыми значками на чёрных погонах проводили нас дежурными улыбками. Широкофюзеляжный 'Боинг' принял нашу команду вместе с толпой других пассажиров самых разных расцветок в свой 'кинотеатр' и за два часа с минутами домчал до аэропорта Манилы - Ниной Акуино.
  Таможенный контроль. Улыбчивые, доброжелательные лица. Но где-то 'за кулисами', во внутренних помещениях я чувствую людей вооружённых смертоносным железом. И они наготове. На Филиппинах высокая опасность террористических актов, но внешне, чтобы не испугать туристов, ничего не заметно. Я 'попросил' таможенников не ставить в наши паспорта никаких отметок, как ранее в России и Китае. Ведь мы не собирались возвращаться той же дорогой. А въездной штампик без выездного может вызвать у кого-нибудь на Родине неприятные вопросы. Или сообщат в посольство, что двое граждан России растворились где-то на территории Филиппин. Искать нужно! А нет документов - нет и вопросов. Оставались только билеты, покупка которых где-то зафиксирована... Не проблема!
  От тёплой одежды мы избавились ещё на территории Китая, запихали лишнее в свои сумки. А тут, покинув кондиционированную утробу аэропорта, окунулись в настоящую тропическую жару. Теперь найти третий терминал, специализирующийся на местном сообщении. До него пришлось ехать на такси, так он далек от международного. Снова погрузившись в благословенную прохладу, взяли два билета до города Давао на искомом острове. Регистрация уже началась и, пройдя суровый предполётный контроль, мы скоро уже летели, то над океаном, то над россыпью островов архипелага. Самолёт, во всяком случае, наш салон, оккупировала туристическая группа, кажется, датчан. Весёлые, молодые и не очень ребята и, так сказать, девчата, вели себя по-европейски расковано. Судя по всему, они пребывали в предвкушении красот Минданао. Чего их занесло так далеко от Европы? Наши, явно не азиатские лица, вызвали некоторое любопытство у представительниц прекрасного пола. Пришлось виртуально пресечь несколько попыток познакомиться - не отдыхать летим!
  Недолгий полёт - около часа - и самолёт пошёл на снижение. В аэропорту, также, заметно военно-полицейское присутствие: по залам грамотно расставлены служивые в гражданском. Они, как бы расслабленно расхаживают туда-сюда, иногда присаживаются выпить чего-то прохладительного или бодрящего, но на самом деле внимательно сканируют толпы народа в поисках малейших признаков неадекватного поведения. Мы попадаем в их поле зрения.
  'Всё нормально!' - транслирую я успокаивающую мысль.
  'Действительно', - соглашаются со мной полицейские агенты - 'просто пара европейских дылд приехала заняться дайвингом на коралловых рифах. Какие они преступники или террористы?' Тут в зал высыпает галдящая толпа датчан, и внимание соглядатаев переключается на них. Так нечувствительно пообщавшись, мы находим информационную стойку, где привлекаем внимание миниатюрной девушки:
  'Где можно арендовать частный вертолёт?'
  Оказывается, этот бизнес очень развит, предложений масса, но для удобства нам следует переместиться на частный аэродром в тридцати километрах отсюда. Там все эти фирмы и частные предприятия и сосредоточены. И гостиница там тоже, конечно, есть. Благодарим симпатяшку и перемещаемся. Сначала к стоянке такси, потом в нужное нам место. Гостиница, как информирует меня Анатолий, выполнена в испанском, псевдо-колониальном стиле. Красивая... Называется 'Риф'.
  Водитель делает вид, что не понимает английского, из которого он, якобы, запомнил со школы только числительные. И по этой причине старается слупить с нас двойную плату за проезд. Тычет пальцем в счётчик, где светится сумма в филиппинских песо, но по его вычислениям доллар за последние сутки здорово упал! Как это, двадцать баксов, вместо без малого пятисот песо? Я, впрочем, склонен заплатить, но Толя прерывает горячий монолог водителя короткой фразой на непонятном мне языке, после которой филиппинец внезапно вспоминает английский, бьёт себя ладонью по лбу и принимает причитающуюся ему десятку. И на словах поясняет, что совсем замотался на этой жаре и по этой причине забыл арифметику. Я поощряю это частичное признание своей вины добавочным долларом, после чего тот уезжает, всучив предварительно мне свою визитную карточку.
  - Что ты ему сказал?
  - Что-то, вроде, 'нехорошо обманывать, товарищ!' на пилиппино. Всплыло откуда-то...
  Просто нам попался таксист не на жёлтой машине. Те, говорят, ни английский, ни арифметику не забывают.
  Тут из гостиницы выбегают 'униформисты', не знаю, как их тут называют, без проса хватают наши кофры и влекут их внутрь. За ними, как белые господа, заходим и мы. Обычная процедура у стойки:
  'Добрый день. Вот наши паспорта'.
  'На пять дней'.
  'Нет, нам нужен один двухместный номер. Любой этаж'.
  'У нас только доллары, не подскажете, где поменять?'
  Штампами в паспортах никто не интересуется, нужный номер находится на третьем этаже - гостиница, вообще, трёхэтажная. Сумки, без малейшего нашего участия, испаряются: тщедушные с виду, но сильные, местные добры молодцы уносят их к лифту. А как же без лифта, хоть и три этажа? Я едва успеваю наложить на наше имущество формулу, отбивающую обычное любопытство.
  Обменять доллары можно и в отеле. 'Нет, мы до банка прогуляемся, тут рядом!' Вообще, в аэропорту был хороший курс, но не подумали... Конечно, мы могли свободно платить по запросу, менять баксы по любому, самому грабительскому, курсу, поскольку в средствах пока не ограничены, но это бы выглядело неестественно, ну, вы понимаете?
  Дошли до банка, вернулись - ну и жара на улице! - поднялись в номер выполненный, отнюдь, не в колониальном, а самом современном стиле. Заранее включённый кондиционер уже нагнал в него желанную прохладу. Отдых, обед в ресторане на первом этаже. День клонится к вечеру, но аэродром рядом, не станем переносить на завтра... Билар посоветовал мне формулу прохлады, и после нескольких попыток мне удалось снабдить себя и коллегу подобием 'домика' - защитой от жары. Только пользоваться им приходилось с опаской: любой посторонний, оказавшийся слишком близко, ощущал от тебя внезапное дуновение холодного воздуха, как из погреба. Ещё примут за вампиров! Удалось отрегулировать границу на удалении пары сантиметров от кожи. Приемлемо.
  Визит на аэродром. Тут нас ждало изобилие предложений от самых преуспевающих частных авиакомпаний с целым парком летательных аппаратов и владеющих всего лишь одним. Те, кто побогаче, сосредоточились в новом, двухэтажном офисе - туда мы не пошли, посетили старый, одноэтажный. Меня потянуло к двери, украшенной скромной вывеской 'Счастливый полёт' на английском и стилизованным изображением вертолёта. Я не стал противиться наитию, мы постучали и вошли. Внутри миниатюрной приёмной сидела тёмноволосая девушка, в которой я обнаружил смешение местных черт с европейскими. Она благожелательно кивнула нам и пригласила присаживаться на стульчики.
  - Оранж, пиво?
  - Нет, спасибо. Мы бы хотели нанять вертолёт.
  - Полёты для развлечения, охота, научные цели?
  - Научные, исторические, в частности. Нам необходимо отыскать одно место в джунглях и там, возможно, произвести раскопки.
  - Тогда вам лучше поговорить с папой, никто не знает джунгли острова лучше, чем он. Подождите, пожалуйста! - Девушка зачем-то прихватила из холодильника бутылку пива и удалилась в соседнюю комнату. Видимо, процедура вызова неведомого папы требовала наличия этого напитка. Ждать пришлось недолго: показавшийся из двери невысокий мужчина лет сорока, европеец, коротко стриженный, шатеновой масти был несколько помят, поскольку, явно, было, завалился поспать впрок, но весел и деятелен. Пожав нам руки, он представился - 'Стив, владелец фирмы и пилот!' - и осведомился о конкретной цели нашего путешествия. А когда мы показали её пальцем, описав кружок на появившейся на столике топографической карте, сильно помрачнел.
  - Я бы никому не советовал, даже вам, ребята из России, соваться в этот район без батальона поддержки. И я туда не полечу, точно!
  - Повстанцы?
  - Шут их знает, кто они! Бандиты, определённо, может, наркомафия, может, торговцы людьми или какой-нибудь 'фронт'. Люди там пропадают. Про местных-то ничего не известно, да они тоже избегают туда ходить, а пара охотников и десяток вулканологов в прошлом году пропали без следа. Хоть и охрана у них была. Забирать вулканологов полетел мой коллега. Его самолёт - там недалеко хорошая полянка, где те свой лагерь поставили - обстреляли на подлёте из автоматов. Еле до аэродрома дотянул...
  - Власти?
  - Не скажу плохого слова, сразу отреагировали, как только он в полиции всё рассказал. Им такие неприятности не нужны, туристов это отпугивает. Послали десантников из контр-террористического подразделения. Из самой Манилы прилетели, всё там прочесали, но никого и ничего не нашли. И вулканологов, в том числе. Их стоянка разграблена, людей нет. Главное, никаких следов бандитской базы нет, а ведь не под кустами же эти партизаны ночуют? Троп натоптано в избытке, кострища, мусор, а жильё где? А если нет базы, то, что их там держит в этом районе? В этом году опять вертолёты два раза обстреляли... нет, не полечу!
  Смутная догадка начала формироваться у меня в голове, я ещё толком не додумал свою мысль, как Билар поспешил заметить:
  'Да, ты прав!'
  'Что 'прав'-то?'
  'База на той стороне портала! Бандиты его обнаружили и используют в своих целях'.
  'Спасибо, что подсказал...'
  'Ты сам понял! И не спорь, мне-то лучше знать'.
  - Стивен, а ночью полетите?
  Тот задумался, а потом обратился к дочери, напряжённо прислушивавшейся к нашей беседе:
  - Тери, сходи-ка, свежего пива купи! Вот и господа тоже не откажутся! - Стив подмигнул нам одним глазом.
  - Да, пожалуй... - ответил Толя. Я кивнул.
  Тери, предположительно Тереза, гордо вздёрнула носик и стремительно покинула помещение, зацепив все предметы, которые встретились ей на пути. Пустая пластиковая урна закружилась посреди комнаты. Дверь хлопнула, и Стив хохотнул:
  - Гордая, как её мама... Но не нужно ей всё знать, молодая ещё, может растрепаться подружкам. Я с ней потом поговорю... Видите ли, дорогие друзья, (по-английски это выражение звучит не столь интимно, как на русском) я давно собираюсь покинуть эту дыру. Не ради себя, ради дочери. Ей нужно учиться и, в конце концов, выйти замуж за хорошего парня. Я ничего не имею против местных ребят, да и сама Тереза наполовину филиппинка, но образование, мне кажется, она должна получить в Европе или Штатах. Я сразу понял, что вы, ребята, видали виды. На учёных не очень-то похожи, тем более, на историков. Глазом не моргнули, когда я вам все ужасы расписал: надо вам туда, и все дела! И я вас отвезу, но с одним условием - я в доле! Не знаю, что вы ищите, может пиратский клад или пещеру Али-Бабы, но я участвую в делёжке, согласны?
  Толя искренне рассмеялся, я же ответил так:
  - Нет, Стив, вы ошибаетесь. Мы, действительно, ищем нечто ценное. Но только для нас, в золото это перевести затруднительно. Но мы готовы заплатить вам живые деньги, в том числе за риск. Или... - я залез во внутренний карман и достал оттуда не огранённый алмаз из коллекции Сарабуша. Луч заходящего солнца из окна попал на камень и рассыпался по комнате причудливыми, вертящимися всполохами.
  - Знаете, что это?
  Стивен протянул руку и робко взял алмаз двумя пальцами. Повертел в руках, снова подставил под луч солнца.
  - Если, это то, что я думаю... то так, даже лучше!
  - Найдётся ювелир, который скажет вам точно его цену?
  - Найдётся, только он, наверно, не захочет встречаться с вами.
  - Не проблема, забирайте. Когда ждать ваш ответ?
  - Погодите, а это гонорар только за полёты или он включает достижение вами результата? Вдруг вы ничего не найдёте?
  - За полёты. За результат вы получите премию.
  - Ребята, я ваш! Похоже, такой шанс выпадает только раз в жизни. Но мне нужно будет завтра слетать в столицу: надёжный ювелир живёт там. И, вы не будете против, если я и камешек оставлю в столичном банке, для сохранности?
  - Если мы договорились, он ваш. Хоть продавайте, хоть в море его бросайте!
  - Вы так не шутите! Замётано, завтра первым рейсом лечу в Манилу, вернусь ближе к вечеру. Где вас искать?
  - Гостиница 'Риф', триста двенадцатый номер.
  - ОК! Тогда я, с вашего позволения, закажу билет, - и Стивен повернул к себе монитор компа.
  - Хорошо, до встречи!
  - До скорой встречи! - наш будущий пилот привстал и с чувством пожал нам руки, смущённо добавив на прощанье:
  - Чёртова дочка! Она так и не принесла нам пива!
  
  ***
  
  Я не обнаружил у Стивена стремления к предательству, скорее, он опасался, что странные клиенты его подставят или кинут. Но это опасение исчезло в тот момент, когда он получил в своё распоряжение 'аванс'. Затрудняюсь сказать, сколько стоит этот алмаз. Но, похоже, даже с вычетом издержек на услуги конспиративного ювелира и реализацию на 'чёрном рынке', немало. На следующий день, ещё на подлёте к Давао, Стивен не выдержал и позвонил нам через гостиничный коммутатор и сообщил, что наши дела обстоят отлично, 'даже лучше, чем он ожидал'. И, что он уже дал все указания Тери, касающиеся подготовки предстоящего полёта. Или нескольких, если понадобится. В общем, завтра мы можем вылетать, лучше ранним утром. Подробности он расскажет нам сегодня, если мы не откажемся его принять. Мы не отказались и, буквально через час, Стивен уже попивал с нами пиво, весь радостный и светящийся, как свежеотчеканенный голид. Алмаз он продал, часть денег обналичил, долго рассказывал о присмотренном домике, где-то в США. Сначала Стивен собирался взять его в аренду. Потом обжить, благоустроить и выкупить, - какая-то хитрая и экономная схема - впрочем, нам это было не очень интересно. И мы перешли к насущным делам. Расстелили на столе склейку аэрофотосъёмок нужного нам района, которую Стив раздобыл в столице, и попытались по ней определить расположение объекта. Неудачно, возможно искомые скалы заросли тропической растительностью. Зато мы обнаружили сеть, наверно, тех самых бандитских тропинок, которые частично просматривались под кронами деревьев, и концентрация которых была, как мне показалось, максимальной в самом подозрительном месте. Отсюда и начнём!
  Утром, когда мы ещё завтракали в гостиничном ресторане, к нам снова подошёл Стивен. Он лучился энтузиазмом, даже стыдно стало его задерживать. На пикап, на котором он подъехал, погрузили свои сумки, гостиничный портье помахал нам ручкой и пожелал 'хорошо поплавать'. В гостинице нас считали дайверами, мы не спорили. Когда пикап выехал на поле аэродрома и остановился у стоящего наособицу вертолёта тёмно-зелёной окраски, из кузова поспешно выскочил присматривавший там за грузом Анатолий, и я услышал его удивлённое:
  - Да это же 'Хьюи'! - а затем уже по-английски:
  - Это твой, Стив?
  - Да! - гордо ответил наш пилот, выйдя из кабины, - это Bell UH-1, он же 'Ирокез' ветеран вьетнамской войны. Папа тогда жил на Палаване и прикупил его у беглых южновьетнамских военных. Когда вьетконговцы подошли к Сайгону, двое пилотов погрузили на этот вертолёт свои семьи и драпанули на Филиппины.
  - Исключено! - тоном специалиста ответил Анатолий, - очень далеко, не дотянули бы!
  - Папа тоже тогда удивился, но пилоты сказали ему, что воспользовались армейским складом горючего где-то на островах Спратли. И ещё взяли там бочку на всякий случай, чтобы, при необходимости, на любом островке заправиться. И всё равно: хватило впритык, они прямо на пляже Палавана сели. Вертолёт у папы власти хотели конфисковать, как военное имущество, но потом отстали, только пулемёты забрали. Он его подлатал, а потом и сюда перегнал, когда вышел в отставку и женился. И меня ещё школьником научил пилотировать!
  - И он до сих пор летает? - усомнился Анатолий.
  - Отлично летает! Я его перебрал два года назад, детали в Штатах заказывал. Лучше нового!
  - Ну, так полетели!
  Стивен сразу предупредил нас, что для конспирации мы для начала пойдём на восток - в направлении обратном необходимому. Странно бы выглядело, что 'дайверы' интересуются чем-то, кроме океана. Кроме того, пилоты подозревали, что в районе аэродрома могут присутствовать информаторы 'лесных братьев', которые отслеживают полёты в целях собственной безопасности. Поэтому мы полетели почти прямо навстречу восходящему солнцу, а минут через тридцать пошли на снижение. Когда же, по расчётам пилота и по отсутствию сигналов какого-то его хитрого приборчика, мы вышли из поля зрения гражданских и военных радаров, Стивен свернул на север, а затем по широкой дуге направился к цели нашей экспедиции. Мы снова летели над сушей, если и, не задевая брюхом верхушки деревьев, то достаточно низко. Чистый 'Полёт валькирий', я даже засвистал соответствующую мелодию Вагнера. Но подавил в себе империалистические комплексы, зато открыл сдвижную дверь и уселся на пороге, свесив ножки, не преминув надёжно пристегнуться. Только винтовки М-16 или пулемёта в руках не хватало. И нервно поводить стволом вправо-влево вслед за взглядом в поисках целей... Тьфу!
  Рано! По курсу только показался вулканический конус, служащий нам в этих местах ориентиром. Мы заходили на него с севера, а искомая местность лежала от горы к югу. Поэтому я вернулся в кресло и, в который раз, обратился мыслями к нашему плану. Да так крепко задумался, что задремал. Проснулся, как мне показалось, через минуту, однако прошёл почти час. Оттого, что пахнуло чем-то неуместным тут, а именно, магией. Фон был невелик, но вполне заметен. И он постоянно усиливался. Не похоже, что его источником были джунгли... Точка на горизонте, как тогда в Ашапаре... Да это же портал светит! Что-то очень мощно! Нет, не так уж и сильно. Просто в нашем мире, где магическое поле отсутствует, это очень заметно, как фонарь в ночи. Да ещё с высоты, где мало помех. С вертолёта и Баюн, наверно, светил бы не хуже.
   - Стивен, возьми левее градусов на десять! - Пилот кивает, теперь наша цель прямо по курсу. Просыпается Анатолий, вопросительно смотрит на меня. Я улыбаюсь и тоже киваю ему: 'Нашли!' Настроились на длительные поиски, но всё оказалось проще. Ну, не было у меня опыта поиска портала с вертолёта.
  Через двадцать минут мы уже зависаем над целью. И сами становимся целью! Магическим зрением я вижу человека, который, судя по его эмоциям, намерен пострелять в нас. Я не разбираю его мыслей, поскольку он мыслит, вероятно, на пилиппино, но он целится в вертолёт. Только ему деревья мешают, а выйти на полянку, что очень удобно примостилась рядом с порталом, он побаивается. Нет, собрался всё-таки стрелять! Убить его очень легко, тем более, что вряд ли он безгрешный праведник, но нам нужен 'язык', а в радиусе пяти километров больше никого нет. Что он-то тут делает? Охраняет портал? Я не успеваю 'приморозить' пациента, как раздаётся очередь. Я слышу её только его ушами, попаданий нет! Коллеги и не заметили, что нас обстреляли, но пора заканчивать, боевой американский 'Хьюи' совершенно не бронирован. Автомат в руках боевика раскаляется почти докрасна, взрывается несколько патронов. Сейчас я тебе сделаю обезболивание! Но снова не успеваю, сияние на мгновение вспыхивает ярче, и бандит пропадает из поля моего магического зрения. Ушёл порталом, гад! Да, база у них на той стороне, а это был часовой. Естественно, побежал докладывать о нашем визите... Ждать ли вылазки? Вряд ли, зачем им лезть, может быть, под пули? Предпочтут пересидеть, они же не знают, что их тайна для меня не существует. Ночью пошлют разведчика... Но мы не станем ждать ночи.
  - Стивен, сажай на полянке!
  Перехожу на русский и кратко ввожу Анатолия в курс дела. Вертолёт тем временем садится в высокую траву, двигатель замолкает. Стивен подозрительно посматривает на нас.
  - Всё в порядке! Нас только что обстреляли, но не попали, стрелок убежал. Мы сейчас сходим посмотрим, а ты от вертолёта далеко не отлучайся и на виду не расхаживай. Вблизи никого нет, но бережёного бог бережёт. Толя, дай ему пока запасной пистолет и рацию. Если что, вызывай нас!
   Стивен взял рацию, но от оружия отказался:
  - У меня свой! - и вытащил откуда-то солидных размеров пистолет неведомой мне марки.
  - Вот и хорошо... Толя, готов? Проверим связь...
  Снова запевают свои песни и стрекотанье неизвестные мне тропические птицы и насекомые, огорошенные, было, локальным катаклизмом - посадкой вертолёта. Полянка использовалась в качестве вертолётной площадки и раньше, это заметно - тропинки. Сторожко движемся к порталу по достаточно хорошо вытоптанной, Анатолий впереди. Никого, крупнее мышей в округе, вроде нет, но кто его знает? Что характерно, никакой удушающей тропической жары, 'кондиционеры' работают исправно. Только изредка прорывается к лицу особо нахальный порыв горячего, влажного ветра. Кровососущие тоже не донимают. Несколько минут уже под пологом джунглей, и вот он - портал! Останавливаю коллегу и выхожу вперёд. Несколько скал, возвышаются над почвой на пару метров, увиты какими-то лианами. Пожалуй, чересчур густо, нарочно их сажали что ли? Для маскировки с воздуха, чтобы глазу было не на чем остановиться? Травы почти нет, вытоптано знатно, и больше всего у скалы с провалом небольшой, низкой пещерки со светящимся внутри порталом. Похоже, в ней и устроила свою последнюю огневую позицию бравый капитан медицинской службы - бабушка Лоты.
  - Это тут? - почему-то шёпотом спросил Анатолий. У него вид заправского диверсанта, подтянутый, с ловко прилаженным снаряжением, хоть в кино про шпионов снимай, куда-то испарились годы, и сам он уже не очень похож на неторопливого охранника ЧОП-а.
  - Тут... ты поглядывай по сторонам, а я послушаю, что там за порталом.
  На той стороне ни паники, ни агрессии, похоже, привычная и штатная ситуация: 'мы в домике!' В непосредственной близости десять человек, один страдает от боли, это, очевидно, обожжённый часовой, остальные держат оружие под рукой, но ни одного, чтобы целился и был готов нажать на спусковой крючок. Уж такого я распознаю. Ещё несколько человек подальше, расположены компактно и они в отчаянье и ещё страшно голодны, это единственное, что я улавливаю из их эмоций. Значит, штрафники или, скорее, пленники. Что же? Пора.
  - Толя! Я перехожу, ты сразу за мной. Заходишь в пещерку и мысленно захачиваешь на ту сторону, этого достаточно. На выходе из портала постарайся не падать, это, как с подножки трамвая спрыгивать... Там много вооружённого народа, но нас не ждут. А я уж постараюсь их обездвижить своими методами. Но будь готов стрелять, вдруг я головой ударюсь!
  - Сориентируюсь уж... Ну, давай, я готов!
  - Даю!
  Передёргиваю затвор АКМ-а и вперёд! Переход даётся легко, я вылетаю в Ашапар с формулой 'заморозки' на устах. И там светит солнце, но птички не поют, не тропики, явно. Вокруг меня мягко падают на песок стоящие и сидящие на пеньках и ящиках бандиты. Один не сразу успокаивается: и после падения тянется к упавшему рядом автомату АК-47, скребёт пальцами по песку... Добавки? Нет, не требуется, 'заснул'. Кто не спрятался - я не виноват! Оборачиваюсь и поспешно освобождаю посадочную площадку. Сзади тоже скала, только без пещеры. Её поверхность на мгновение темнеет, и из неё, как чёртик из коробки, вылетает коллега. Грамотный перекат и он уже на ногах и готов поразить любую цель. Я так не умею. Но целей нет, неактивны, точнее.
  - Как тебе, Толя?
  - Прикольно... (первый раз слышу от него это слово, значит, действительно, 'прикольно') Я каждую клеточку отдельно почувствовал! А эти, что? Готовы?
  - Спят, и очень крепко... Давай-ка посмотрим, что тут и где? А потом побеседуем с клиентами.
  - Хозяин - барин! - ответил мне напарник с напускным равнодушием. Но я-то чувствую, что ему донельзя любопытно.
  Большая рукотворная поляна, вырубленная в лесу. Лес смешанный, как и у нас в средней полосе, без тропических изысков. Разномастные палатки, пара военных, остальные с бору по сосенке - туристические, разной степени потасканности. Скала с порталом ограничивает поляну с юга, посередине навес и капитальное кострище с запасом дров, прикрытых полиэтиленовой плёнкой. На костре порядочных размеров котёл, варится что-то мясное. Закопчённые чайники на рогульках. Очевидный повар с половником в руке залёг в опасной близости к пылающему костру, оттащим-ка его подальше, пока он не запёкся. Бандиты все в наличии, присутствует и часовой с перебинтованными руками. В дальней стороне поляны, рядом с оборудованным отхожим местом - две жердины над зловонной ямой - клетка из таких же жердей, перевязанных железной проволокой. В ней на утоптанной земле вповалку лежат несколько измождённых личностей, семь человек, если точно. Кажется, три европейца, остальные азиаты, возможно местные. Одеты в лохмотья, на одном угадывается военная форма. С него и начнём наше расследование.
  'Военный' встаёт на карачки, трясёт головой, с недоумением рассматривает товарищей по несчастью, поднимает взгляд на нас. Лицо его озаряется надеждой:
  - .........!
  - Я не понимаю, говорите по-английски!
  - Вы, кто? Что с ними? Они живы?
  - Живы, живы... Сейчас... - срываю замок с узилища и помогаю выйти наружу. Человека пошатывает, явно, не от воздуха свободы и он садится на подвернувшийся пень. Сую ему в руку плитку шоколада, оказавшуюся в кармане. Тот благодарно кивает, пытается дрожащими руками сорвать обёртку. Это удаётся ему только частично. В конце концов, он поглощает шоколад вместе с обрывками упаковки. Оголодал, бедняга. Свидетель этой картины, Анатолий, приносит из 'кухни' кусок какой-то лепёшки и кружку с горячей водой. Нет, с чаем. Минут через пять Флорентино Кура, так его зовут, становится способен к диалогу:
  - Мои товарищи... их тоже нужно накормить!
  - Сейчас и накормим. Там, кажется, обед готов? Только расскажите, что вы знаете.
  Знает он немного: сержант филиппинской армии, вместе с коллегой, рядовым охранял экспедицию вулканологов. На лагерь напали эти герильеро, нескольких убили, в том числе и его подчинённого. Тяжело раненного учёного добили. Пленникам связали руки, и пять дней гнали по джунглям. Потом, ночью, привели в это место. Тут сразу оказалось холодно и они несколько дней страдали от этого, пока похитители не соорудили клетку и не кинули им туда какое-то тряпьё. Это позволило немного согреться. Главарь...
  - А, кто из них?
  - Вон тот, в новом камуфляже, Роберто, - указывает на типа, тянувшегося к автомату, да так и задремавшего.
  Так вот, Роберто всех допросил и сказал, чтобы написали письма родственникам. Выкуп и так далее... Он, Флорентино, тоже написал, но он сирота, поэтому родственников и адрес он выдумал. Просто, чтобы сразу не убили, как бесполезного. Знает ли он, где находится? Нет, не знает, но тут очень холодно, как на Минданао не бывает, и солнце очень низко. Нет, снега не было, только холодные дожди. Конечно, они только и делали, что обсуждали этот вопрос. Учёные говорят, что климат для этого времени года, похож на китайский в какой-то провинции - он забыл название. Но как их сюда перевезли, тоже недоумевают. Их главный, доктор каких-то там наук Леви, даже сказал, что они, похоже, не на Земле, потому, что ночью совсем не видно спутников. Совсем свихнулся от голода... Луна-то есть! Бандиты же на наши вопросы только ржали и нехорошо шутили. А на самом деле, где мы? Когда вы нас будете эвакуировать?
  - Скоро всё узнаете, а эвакуация будет вечером, - честно говоря, я покривил душой. Но не насчёт эвакуации. Кстати, если на Минданао время перевалило за полдень, то тут уже, явно, приближался вечер. Следовало поторопиться. Разбудив остальных пленных и поручив Толе и оклемавшемуся Флорентино организовать их питание на базе уже сварившегося обеда, а также сделать всеобщий шмон, я перешёл в Борот. Вызвал по рации Стива, чтобы не вздумал стрелять с испугу и пошёл к вертолёту. Пилота встретил на полпути, он с удивлением рассматривал то, что осталось от валяющегося на земле погоревшего 'калаша' часового.
  - Слушай, где тут мобильники начинают работать?
  - Мобильник? Километров пятнадцать-двадцать к югу, если забраться повыше, то сеть появляется.
  - Тогда полетели, мне срочно нужно позвонить.
  - А, как же Анатоли?
  - Позвоню и вернёмся.
  - А откуда этот автомат? Это же АК-47, верно?
  - Стив, а ты уверен, что тебе обязательно нужно это знать?
  Пилот подумал и ответил, что совсем не уверен. Нет, пожалуй, ему совсем не хочется этого знать точно и даже, предположительно.
  - Вот и отлично!
  Тем временем, мотор 'Ирокеза' разогрелся и мы полетели. Как и было предсказано, скоро на моём телефоне появился сигнал сети, и я смог дозвониться до коммутатора 'Рифа'. Меня переключили на бессменного портье. Я уведомил его, что русские постояльцы вынуждены уехать досрочно, так, что номер свободен.
  'Нет, перерасчёт делать не нужно, мы не возвратимся'.
  'Нет, вещей в номере нет, мы всё забрали'.
  'И вам всего хорошего, может быть, когда-нибудь ещё заглянем!'
  Посадка на прежнем месте, короткий переход до портала. На поляне всё изменилось: бандиты обысканы и оттащены в клетку, горой лежит изъятое у них и по палаткам оружие и боеприпасы. Рядом куча их трофеев, которые заберут с собой бывшие пленники: планшеты, компы, мобильники, всякие личные вещи. Люди немного приоделись, слегка покушали, много им сейчас нельзя. И теперь таращатся на вылетевшего из портала, спотыкающегося меня. Потом, гомоня, подходят. В первых рядах руководитель этой несчастной научной группы. Он в очках с треснувшими стёклами, драном экспедиционном френче, невообразимых штанах, бывших спортивных и босиком. Густо зарос седой бородой.
  - Я доктор Леви! Вы, судя по всему, руководите операцией. У нас накопилось множество вопросов. А ваш подчинённый только отшучивается...
  - Вы получите ответы на ваши вопросы, доктор, только позже. А пока ответьте на мои: ваше имущество найдено?
  - Да, всё за исключением того, что эти бандиты куда-то дели, может, продали...
  - То есть, вас тут больше ничто не задерживает?
  - Да ни на минуту! Если только... - и в воображении доктора вспыхивает яркий образ изощрённой расправы со своими мучителями, но только на несколько мгновений. Впрочем, он тут же подавляет недостойные мысли:
  - Только коллеги очень слабы, большое расстояние нам не пройти.
  - Большое и не потребуется, разбирайте вещи, через несколько минут выходим.
  Подзываю Толю и, чтобы не шокировать присутствующих звуками русской речи, отвожу его в сторону:
  - Какие-нибудь деньги нашёл?
  - Так точно! - видимо, боевая обстановка возродила в напарнике военные рефлексы, - в железной коробке, порядка 15 тысяч долларов и ворох песо, их не считал! Документы пленников. Какие-то патроны в коробочках. И вот ещё что там было... - напарник достаёт из кармана горсточку золотых монет. Не голиды, но похожи, только размером помельче. Изображён неизвестный сатрап в профиль. Ага, значит и тут, в Ашапаре наши герои-партизаны отметились. Вряд ли они эти золотяшки наторговали честным путём.
  - Хорошо. Бумажки раздай пострадавшим, им пригодится.
  - Есть! - И Анатолий отправляется выполнять поручение. То есть - приказ! Нужно спешить, репатрианты волнуются, в них зреет оправданное недоумение: если это спасательная операция, то где вертолёты и десятки бегающих туда-сюда солдат в форме, где врачи с тёплыми одеялами, где ласковые психотерапевты? А вдруг, вопреки всякой логике, эти две личности в камуфляже сами задумали недоброе? Раздача денег несколько купирует эти нехорошие мысли: вряд ли списанным в расход выдают валюту.
  - В колонну по одному становись! - командует Толя и выстраивает людей напротив скалы. Кивнув мне, он исчезает в портале, а я начинаю подводить пленников по одному к скале, предлагая каждому коснуться её холодной поверхности и 'захотеть домой'. Только вещи крепче держать! Похоже, домой им очень хочется, поляна пустеет за полторы минуты. Перемещаюсь и сам. У комплементарного портала в Бороте толпа одуревших людей приходит в себя сидя и лёжа на травке. Толик, который ловил их на этой стороне, во избежание членовредительства, похоже, неловко ухватил доктора Леви. Тот, единственный, упал и потянул связки на лодыжке. Коллега перетягивает ему ногу бинтом, учёный постанывает, но блаженно улыбается. Тут жарко, никакого сравнения с промозглым Ашапаром. Одеяла и свитера валяются на земле.
  - Готовы идти к вертолёту? доктор, сможете идти?
  - Э-э... я готов, - Леви с помощью напарника, кряхтя, поднимается на ноги, - но я шагу не ступлю, пока вы всё не объясните!
  - Ладно, объясняю. Вы были в параллельном мире. Эвереттовская концепция вам знакома? - Доктору, явно, знакома, он кивает. - Так вот, она, по-видимому, верна, целиком или частично. Есть параллельные миры и между ними есть порталы. Один вы только что с минимальными потерями преодолели. А теперь - вперёд! Эй, захватите всё мягкое, на борту удобств нет!
  Обращаюсь к рации:
  - Стив!
  - На связи!
  - Мы ведём небольшую группу людей, запускайте двигатель!
  - Каких людей, откуда?
  - Это те самые вулканологи, те, кто выжил.
  - Так это и было целью вашей экспедиции? Что-то мне не верится!
  - Правильно, что не верится, это побочный результат. Наша экспедиция ещё впереди. Но ты свою задачу выполнил! Точнее, выполнишь, когда довезёшь освобождённых до Давао.
  - Понял, завожу.
  Вот и вертолёт. Он шумит турбиной и неспешно ворочает лопастями винта. При виде его пропавшая экспедиция прибавляет шаг, будто он может улететь без них. Кажется, люди что-то теряют из своих вещей, но даже не останавливаются, чтобы поднять. Помогаем погрузиться и устроиться. Двоих в кресла в салоне, остальных, к сожалению, на пол на подстеленные одеяла и спальники. Что-нибудь мягкое под голову. Усаживаюсь рядом со Стивом и надеваю шлемофон.
  - Взлетаем?
  - Погоди, Стив. Мы с Анатолием остаёмся. Вот, забери свою премию. - Кристалл попадает под луч света и озаряет всю кабину бликами своей дикой неогранённости. Пилот осторожно прячет его во внутренний карман. - Когда прилетишь в Давао, на подлёте, точнее, вызовешь в аэропорт полицию. Они захотят допросить потерпевших. Послушай твою легенду: Ты высадил нас в джунглях и направился домой, потому, что мы тебя отпустили. Через некоторое время, пролетая над какой-то поляной, ты увидел этих людей, которые махали руками и кричали. Приземлился и взял их на борт. Ты знаешь только, что они вулканологи, вырвавшиеся из плена, больше ты с ними не разговаривал. Усвоил?
  - А они это подтвердят?
  - Они не будут помнить несколько часов своей жизни. Осознают себя только в вертолёте или на аэродроме, но ещё сутки будут заторможены. Меня и Анатолия они не вспомнят. Если во время расследования тебя попросят показать поляну - покажешь, только сотри все данные GPS по предыдущим сегодняшним полётам туда-сюда, ты просто запомнил, да?
  - Лучше не так, скажем, я его не всегда включаю, а увидел терпящих бедствие и включил, пойдёт?
  - Да. Только алмаз спрячь подальше!
  - Об этом не волнуйтесь!
  - Это теперь твои тревоги. И после окончания расследования не задерживайся на Филиппинах, мало ли что?
  - Понятно!
  - Тогда, прощаемся? Передай привет Тери, и хорошего мужа ей!
  - Непременно!
  Мы пожали друг другу руки, подошёл и Анатолий и тоже распрощался со Стивом. Вертолёт прибавил газу, взлетел. Стив в последний раз помахал нам рукой из окна и направил полёт на восток.
  
  ***
  
  Теперь следовало заняться обездвиженными бандитами. Конечно, вершить суд и наводить справедливость, вроде не моё дело, но и оставить совершённоё ими без последствий мне что-то мешало, может быть, тот самый моральный закон внутри меня? Я допрашивал их, не доставая из клетки - много чести! Просто по одному приводил в сознание и задавал единственный вопрос: 'Сколько людей ты убил?' Ответ меня интересовал только в той степени, как он соотносился с мыслями допрашиваемого и с образами, которые проносились при этом в его сознании. Я самый лучший детектор лжи! В убийствах не сознался никто... Да мне это было и не нужно. Смутно увиденного мною хватило бы на десяток смертных приговоров и на сотни лет тюремного заключения. Я специально не присматривался, мне важно было установить факт злодеяния: убийства или истязания людей, не могущих сопротивляться. Из всех только два человека оказались незапятнанными: 'часовой' с перебинтованными руками и нашлёпкой на щеке, второй - 'повар', только недавно рекрутированный в банду. 'Часовой', правда, стрелял в наш вертолёт, ну да я его за это прощаю, никого же не убил? Я отделил найденных 'агнцов' от закоренелых 'козлищ' и отправил их пинком через портал, предварительно очистив их память от времени пребывания в шайке.. У одного на пол года, у другого на год. И заповедал им бежать, покуда есть силы. Не малые дети: найдут свои деревни, может, и станут ещё полезными членами общества. 'Повар', так наверняка, очень он вкусно готовит при таком однообразном запасе продуктов, что обнаружился в лагере. А другой ещё совсем молод, лет шестнадцать...
  Остальные восемь... Как являющийся в одном лице прокурором, адвокатом и судьёй, приговариваю их к пожизненному заключению в Ашапаре. Народ тут суровый, так, что вряд ли бандосы без огнестрелов смогут продолжить грабежи и убийства.
  - Толя! Давай-ка все дрова в костёр, а как разгорится получше, сверху всё оружие, кроме ножиков и топоров. Да проверь, чтобы в магазинах и стволах...
  - Обижаешь, начальник! А температуры хватит?
  - Температуру я обеспечу!
  Пришлось помогать, арсенал тут накопился порядочный: несколько АК-47, винтовка М-16, два-три разномастных пистолета...
  - Стой-стой! Что это у тебя? - вскричал я, увидев в руках Анатолия очередную стрелялку, которую тот вознамерился отправить в середину пылающего кострища.
  - Что? - Коллега поворачивается, одновременно бросая наган в огонь. Взлетает сноп искр. А, чтоб тебя!!! 'Баккер!'
  Мир тяжело вздыхает, и я оказываюсь на пару минут раньше описанного момента. Балда я! Зачем? Можно было просто костёр потушить, это же элементарно делается, недоучка! Кто-то сдержанно хихикает. Билар, тоже потешается. Вполне с ним согласен! Кстати, хорошо, что я колданул 'малый баккер', при котором в прошлое перемещается только сознание. Хорош бы я был на поляне в двойном количестве!
  - Толя, там наган должен быть, дай-ка его мне.
  Напарник нагибается и бросает железку мне. Я ловлю и понимаю, что не ошибся: точно такой же наган, как виденный мною у Гереда в Компоне. Или, очень похожий. В меру потёртый, марки производителя нет.
  'Точно такой же! Из одной партии', - подтверждает и Билар. Ну, ему можно доверять. А я давно хотел заиметь такого ветерана... А патроны?
  - Слушай, Толь, а те патроны в железном ящике, они не для него?
  - Что в коробочках? Я не присматривался, но похоже. То есть, там разные. С углублёнными пулями, вроде, для него. Вон он ящик-то валяется! Проверь.
  - Пистолеты пока не кидай!
  - Ладно!
  Я раскочегариваю костёр, Билар любезно подсказывает мне подходящую формулу. Пламя гудит, как в домне. Торчащие из него стволы быстро раскаляются, вот они уже белые и от них сыплются искры. Стрелять из этого металлолома уже нельзя, но всё равно нужно позаботиться и о патронах. Такого заклинания, естественно, не придумано. Читал где-то, что патроны можно просто сварить в воде... Или выкинуть, тут, вроде, река неподалёку? Стоп, есть же формула 'Труха'! На сталь она медленно действует, а на медь и бронзу быстро. А на латунь? Вот и проверим! В ход идёт железный ящик, служивший главарю сейфом. Аккуратно выкладываю на пенёк коробочки с патронами, - точно, упаковки по четырнадцать штук для нагана и ещё какие-то - и мы насыпаем в ящик автоматные патроны из вскрытого цинка и выщелканные из магазинов. Получается около трети объёма. Теперь несколько щепотей соли, найденной на кухне и долить воды из канистры доверху. Формула довольно сложная, и я произношу её с запинками. Тем не менее, она срабатывает, от воды идёт парок. Ну, пускай варится!
  - Серёж! - подаёт голос с другого конца поляны Анатолий. - А ты 'Вальтера' не встречал, а то патроны для него есть, а самого пистолета не видать! Может, этих партизан плохо обыскали?
  - Сейчас! - что же? поищем, есть заклинание схожее по действию с радиолокатором: определяет наличие любых металлических предметов. Незаменимо при поиске кладов. Первый клад нахожу у одного из бесчувственных бандитов: в подкладке его куртки оказалось зашито несколько золотых монет. Не иначе, скрысятничал и утаил добычу. Деньги поступают в 'фонд мира', то есть мне в карман. У другого в нагрудном кармане обнаруживается полный пистолетный магазин. Может, и от 'Вальтера', я не разбираюсь. Оружия не нахожу. Сканирую поляну, тут полно всякого металла: консервные банки, стреляные гильзы, ржавые гвозди, сломанный кухонный нож... А вот и он, голубчик! Лежит себе за пеньком, верно, выпал из руки бандита и заполз под травку, его и не видно!
  - Нашёл? Ну, ты радар, в натуре! - подошедший коллега с удовлетворением, написанным на его лице, принимает у меня из рук пистолет и запасную обойму:
  - 'Вальтер ПП'! Присвою?
  - Да на здоровье!
  - Жалко, кобуры нет...
  - Купишь в Интернете.
  Остальные пистолеты не вызывают у нас никакого энтузиазма, это потёртые до невозможности ТТ китайского производства, во всяком случае, на них угадываются какие-то иероглифы. И ещё пара неопределимых на глаз стрелялок. Всё в огонь! Тыкаю какой-то палочкой в патронное варево, ставшее грязно-жёлтым, она подцепляет проеденный насквозь автоматный патрон. Сработало! Даже железо ящика изъявлено коррозией, хоть и не насквозь. Теперь вылить на землю и растоптать. На этом операция 'Прощай оружие!' завершается.
  Вы можете спросить: а не стоило ли забрать с собой эти хорошо поюзанные, но всё же исправные автоматы? Нет, не стоило, мы вооружены, а лишние автоматы не добавят нам боеспособности, поскольку из двух автоматов сразу стреляют только киногерои. Я бы подумал, если это были израильские 'Узи', но таковых на вооружении бандитов не случилось. Да и тащить весь этот хлам нам, а не вам. А тащить далеко, судя по дневнику лейтенанта Томсон, не меньше тысячи километров. Может, и больше. Правда, есть идея спрямить путь... Очень зыбкая, но попробовать стоит. Только нужно добраться до ближайшей цивилизации.
  Мои размышления прерывает Анатолий:
  - Серёжа, помоги выключить твой кондиционер. А то я уже задубел весь в здешнем климате! Около костра-то нормально...
  - Я же тебе говорил ключевое слово. Скажи 'турско'.
  - А я 'турко' твержу-твержу - склероз. Помню, что с Турцией связано. 'Турско'! О, нормально, потеплело. Что дальше делать будем?
  А всё на сегодня, поскольку уже вечер. Нет, ещё нужно заблокировать портал, что я и делаю. Теперь его с той стороны никто не откроет, кроме меня, конечно, а с этой стороны - только маг!
  Ставим на поляне свою палатку, бандитскими брезгуем, пленников лежащих в ряд в их узилище накрываем их же спальными мешками, дабы не окочурились от ночного холода, мы же не звери! Ужинаем сухпайком - отличная штука корейские макароны, если приправить их полбанкой русской тушёнки! - и на боковую. Уже в полусне включаю магическую защиту, растянув её и на клетку, теперь никакой зверь или человек никого не побеспокоит. А если будет не в меру упорен, я проснусь.
  
  ***
  
  Под утро похолодало, я думал даже застегнуть мешок и добрать полчасика, но решил проснуться. Светало, на деревьях орали разочарованные вороны, такие же, как в России, не сумевшие добраться до кухонных отходов и котелка вчерашнего варева. Судя по всему, я им сорвал своей защитой ежедневный завтрак. То одна, то другая птица спрыгивала с ветки и пыталась планировать курсом на кухню. Но, не долетев нескольких метров, вдруг отскакивала от невидимого купола, возмущённо каркала, беспорядочно вращаясь в воздухе, а затем, стабилизировав полёт, потрёпанная, возвращалась на исходную позицию. Товарки сочувственно вторили её крикам. Одна, наверно самая хитрая, попыталась преодолеть барьер пешком. Тоже безрезультатно.
  Но хватит орнитологии, пора заняться делами и кроме обязательных утренних. Время кормить пленных. Чтобы не заморачиваться проблемами конвойной службы, я размораживал их по одному, но не полностью, а как бы наполовину. Человек в таком состоянии, как я убедился, способен передвигаться, слышит и частично понимает то, что ему говорят. Но мыслит медленно и тягуче. Рефлексы тела у него превалируют над мыслями. Вроде зомби, как в популярных ужастиках. Команд 'иди в туалет', 'иди завтракать' и 'иди в клетку' оказалось достаточно для управления ими. Только двух, не понимавших английский, пришлось водить за руку. Обрабатывал уже последнего, когда из палатки выполз разоспавшийся Анатолий. Он вознамерился, было, сделать по холодку комплекс военной физзарядки, но я вместо этого дал ему канистру и послал за водой, благо речка недалеко. 'Автомат и рацию возьми!' Впрочем, он в моих советах не нуждался.
  - Ноги не намочил? - спросил я его, когда тот вернулся с водой для завтрака и с охапкой сосновых сучьев для костра.
  - Не, там плотик около берега привязан. Они с него, видно, рыбачили.
  - Река?
  - Метров двести шириной, течёт на сквер, около метра в секунду у берега.
  - А плотик большой?
  - Нет, маленький и хлипкий.
  - Значит, после завтрака пойдём плот строить, нам как раз на север. Кэролайн вдоль реки шла, а мы поплывём.
  - Чем вязать-то? Верёвок тут в лагере мало, да и тонковаты. А мы не озаботились.
  - А нам много и не понадобится...
  После завтрака погода, наконец, наладилась: выглянуло солнце, потеплело. Самая погода для строительства магического плота. Вооружившись топорами, мы свалили несколько сосен на высоком берегу реки, обрубили сучья, сбросили брёвна вниз. И они докатились до самой воды. Пришлось поработать топорами, подходящей формулы не нашлось, ну не фаерболами же деревья валить? Кстати, не факт, что такой формулы нет вообще, просто Сарабуш лесозаготовками, видно, не интересовался. Зато знал, как сделать плот. Брёвна мы спустили на воду и расположили вплотную друг к другу. Конечно, толстые концы чередовались с тонкими. Чтобы они не расплылись, перехватили в двух местах позаимствованной в лагере верёвкой. Для этого пришлось лезть в воду. Полез я, мне легче потом согреться. Толя смотрел на эти приготовления с сомнением и не уставал шутить над 'строителем принципиально разваливающегося Кон-Тики' в моём лице. Я помалкивал и загадочно улыбался. А, что? Формула проверенная, температура плюсовая, дерево живое. Да ещё солнце светит - должно получиться! После произнесения заклинания, для надёжности я проговорил его вслух, все стволы разом пустили ветки. Прямо на глазах, эти ветки росли, совершая круговые движения, зацеплялись с растущими из соседних стволов. А зацепившись, впивались друг в друга, срастались и увеличивали диаметр. Даже сами брёвна, там, где они соприкасались, образовали единое целое. Я немного опасался, что они пустят корни, и тогда наш плот превратится в совершенно ненужный нам капитальный причал, но этого не случилось: все ветки, не встретившие других, скукожились и отвалились, даже топоры не понадобились. По-видимому, тоже произошло и с растущими внизу, под водой.
  - Ну, ты маг... сказочный! - только и сказал Толя, когда результат уже начал проявляться. Конечно, это кроме всяких 'гляди-гляди!', 'нет, что они делают!', междометий и не совсем цензурных выражений, которыми он сопровождал процесс.
  Ну, маг! Так получилось, я не нарочно! Даже Билар счёл нужным похвалить моё творение. На мои оправдания, что я только произнёс формулу, он заметил:
  'Качество выполнения заклинания зависит от личности мага. У другого плот мог получиться не такой ладный, ветки бы не срослись. А у тебя, даже лишние отвалились. Это оттого, что ты был уверен в результате и контролировал процесс'.
  'А нужно было контролировать? Я просто думал, как бы сделать лучше!'
  'Думал. А мысль, она материальна, вот и материализовалась'.
  Да, я великий маг! А, кроме того, - 'Мартин Сью'! Меня любит жена и другие девушки. И ненавидят опасные враги. И... и достаточно. Сейчас маг пойдёт таскать глину в ведре, чтобы сделать на плоту настил для костра.
  Когда самое трудно было закончено, мы с Анатолием присели покурить, посматривая на горящий на глиняном настиле костёр из сосновых сучьев и полешек. Он должен был немного подсушить глину, особенно сделанные по совету напарника невысокие глиняные стенки кострища. Для того, чтобы ветер не задувал костёр на реке. Опытный, а я не подумал.
  - Ты мне вот что скажи, эта твоя магия, - начал коллега - она ведь нарушает законы природы?
  - Думаю, нет. Как можно нарушить законы природы? Всё, что им противоречит, не осуществимо! Просто у законов природы есть, видимо, 'подзаконные акты', а вот их мы знаем плохо, а маги их прочли.
  - А как же только что с плотом? Ведь такого не бывает! Ты не думай, я когда-то машиностроительный закончил, основа есть!
  - И, что тебе показалось странным?
  - Да, всё! Нет, я видел, как в разных южных странах в землю вбивают колья, они пускают корни и ветки, а через год, это уже живая изгородь.
  - Тут то же самое, только быстрее за счёт ускорения метаболизма. То есть, я так думаю, поскольку в теоретической магии дилетант.
  - А, почему они крутились, а почему срастались?
  - Крутились... думаю за счёт заданной магической формулой неравномерности роста, а срастались... Ты яблоки ешь?
  - Ем, а причём тут они?
  - Притом, что каждая яблоня первоначально была дичком. Ему сделали расщеп, а в него вставили черенок от другого дерева, культурного. И он прирос, а на его основе получилась яблоня, дающая уже вкусные яблочки. А ты их ешь. Так, что ничего принципиально нереального! Если яблоня срастается с яблоней, а, кстати, и с некоторыми другими деревьями, то почему сосне не срастись с сосной?
  - Ладно, уговорил. А почему в нашем мире чудес не наблюдается?
  - Наблюдаются, только мы к ним давно уже привыкли и объяснили.
  - Нет, таких вот...
  - Мой знакомый принц АросКсашам, кстати, тоже маг, рассказал мне свою версию: в нашем мире, который он назвал 'Борот', очень слабое 'магическое поле', поэтому формулы не работают.
  - У тебя же работают!
  - А у меня сильное магическое поле!
  
  ***
  
  Я оставил бандитам - надеюсь, больше они не смогут бандитствовать - их ножи и топоры, кроме одного. Проинструктировал их в плане закрытия портала и дальнейшей жизни в Ашапаре. Рыбная ловля и охота с силками и луком. Кажется, мне не очень поверили. Но теперь это их проблемы. А мы уже неделю плыли по быстрой реке. Так и называли её 'Река', поскольку названия не знали. Отчалили в тот же день, как вырастили плот, ближе к вечеру. На одной стороне плота установили палатку, на другой соорудили место для костра. Посередине - пространство для бесед и рыбалки. Такое времяпрепровождение способствует лени и мечтательности, поэтому стали практиковать физкультуру, под руководством Анатолия. Если берег был привальный, причаливали на пару часов, чтобы размять кости, походить по твёрдой земле и нарубить дров для костра. Охотиться не пробовали, прямо на выстрел дичь не шла, а искать её - большая потеря времени. Можно, конечно, приманить, по берегам дичи достаточно, но недостатка в продуктах у нас не было. А ведь Кэролайн как-то охотилась! Впрочем, она, видно не спешила. Кроме того, девушка несколько раз сбивалась в счёте дней. Поэтому, оценить пройденное ею расстояние до той деревни, где она, наконец, вступила в тесный контакт с местными жителями, не представлялось возможным. Людей-то она и до этого встречала, но все попытки заговорить оканчивались либо их агрессией, либо поспешным бегством. Теперь людей по берегам не встречалось.
  Из дневника было известно, что искомый населённый пункт находится на левом берегу реки, почти сразу после впадения в неё крупного притока. Задача была не пропустить этот приток. Поэтому, сначала мы шли только в светлое время суток. А потом, поскольку путешествие стало затягиваться, я взял на себя ночные дежурства: для магического зрения всё равно, день или ночь-полночь. Иногда, когда фарватер был широк, и мелей не отмечалось, я прибавлял скорости до того, что плот чуть ли не выходил на глиссирование. Но ненадолго, плот это не лодчонка из Госта, расход энергии велик.
  Раз на левом же берегу нам попалась большая деревня, я даже подумал, что как-то пропустил приток. Но нет, дело было днём, мы смотрели во все глаза, а притоки просто так не пропадают. Но деревня оказалась покинутой, причём люди забрали с собой всё, что можно забрать. Или это постарались мародёры? Куда ушли, почему? Вот будет номер, если и наша окажется пуста! Но волнения оказались напрасны. Ещё через два дня мы увидели долгожданный приток, плот закрутило на стремнине, я решил править к левому берегу, который неожиданно оказался далеко. И правильно сделал, поскольку почувствовал впереди скопление народа. Мы подъехали ближе, и настроение людей неожиданно изменилось. От спокойствия и сосредоточенности оно перешло к беспокойству и панике. И они побежали прочь от реки. Что за напасть?
  Когда мы причалили к бревенчатым бонам, где было привязано до десятка разнообразных лодок, в деревне уже не осталось ни одного человека. Напугавшего людей фактора, впрочем, тоже не отмечалось. А не меня ли они напугались? Я тут расслабился на природе, до цели далеко, вот и забыл о маскировке... Прикрыл плот заклинанием безопасности, и мы пошли в деревню по крутой тропинке. Действительно, никого, только похрюкивают свиньи, да брешут во дворах собаки.
  Трактир мы нашли посреди деревни. Никого, только второпях оставленные блюда и кувшины. Еда ещё тёплая. Хоть мы и соскучились по домашнему, но хозяйничать не стали, просто присели в ожидании хозяев - не век же им бегать! Анатолию быстро надоело, и он отправился 'побродить'. Я же решил исследовать деревню внимательнее магическим зрением, и был вознаграждён: две мыши в подвале трактира казались мышами только при мимолётном взгляде, а если присмотреться...
  - Эй, хозяева! Выходите, мы вас не тронем! - крикнул я и осторожно постучал прикладом по подвальному люку. Конечно, я не надеялся, что тут поймут мой имперский, но может, интонацию? Так и случилось: 'мыши' в подвале перекинулись несколькими непонятными словами, потом там завозились, крышка приподнялась и из-под неё выглянула светловолосая девушка. Тут же крышка открылась полностью, и девушка, одетая в застиранное тёмное платье помогла появиться на свет ветхой старушке в каком-то сером балахоне и с лицом киношной Бабы Яги. Притом, постоянно зыркая исподлобья в мою сторону. Старуха же, не выказывая ни страха, ни особого почтения, с трудом выпрямилась и о чём-то осведомилась, глядя на меня.
  - Еда, вино, - ответил я, надеюсь к месту, на имперском.
  Не поняла. Тогда я повторил то же на синто. Нет? Что же? Знаками объясняться? На локском... На полянском. О, полянский она понимает, сама по бабушке полянка, только вот продали её в эту глушь за тысячи миль от родного дома. Еда и вино? Сейчас будет! Бабуля, которую звали баба Айда, как она успела нам сообщить, - мне и примкнувшему к нашей компании Анатолию - отдала приказание невидимой девушке. И та что-то крикнула в ответ из глубин трактира. Значит, еда будет!
  'Да, любезные господа мои, она полянка, да только захватили её в плен в малом возрасте какие-то враги и продали в рабство господину Тхуну, а тот привёз сюда и определил в свой трактир на кухню. Там она отъелась и в скором времени приглянулась своему хозяину. Он и взял её второй женой. А как первая померла, так она и сама стала первой. Детей у неё шестеро, а сколько внуков она и сама точно не знает, дети-то разъехались! Вот только правнучка при ней осталась, да вы её видели, зовут её Лурминес. Она и наследует трактир. Хотя, что тут наследовать? Клиентов почти нет, по торговому тракту ездить почти перестали, да и из верховьев Лекрона никого. Лекрон? Лекрон, это река, по которой прибыла ваша милость с товарищем. Так в верховьях лет десять тому началась какая-то чума, люди и разбежались, кто не помер. Теперь там никто не живёт, да и ездить туда боятся'.
  'Теперь, когда мне стало известно название реки, я могу предположить, что мы находимся в королевстве Айдор. До нашей цели около семисот километров по прямой', - не преминул вставить свою информацию Билар.
  'Спасибо, давай дослушаем рассказ!' - ответил я, а вслух сказал:
  - А куда все люди делись?
  'Куда деревенские делись? Так Гахтор поднял тревогу! Это маг здешний, вроде старшины у нас. Прибежал в трактир, кричит: 'По Лекрону плывёт сюда маг невиданной силы, взглядом испепеляет! Спасайся, кто может!' Все и побежали. А я давно уж бегать не умею, надела оберег и в погреб. А Лурминес меня оставить не захотела. Маг-то у нас авторитетный, всегда поможет, ежели что. Там лошадь заболела, корова разродиться не может или кака погода будет - все к нему. А он за малую денежку... Только вот сластолюбив стал на старости лет, Лурминес мою третьей женой зовёт. А зачем он ей, у неё жених есть, а може и муж уже, их молодых не поймёшь. По трактиру помогает, дрова там, крышу поправить. Вот я умру, будут вдвоём хозяйничать! А Гахтор-то настаивает, отдай ему девку, и всё!
  Мне-то? Да как бы не девяносто, я ведь счёт в молодости потеряла, потом считала-считала, всё где-то девяносто и выходит. Ты, что ли маг, ваша милость? А то я, кроме Лахтора да ярмарочных фокусников не видала их. И испепелять умеешь?'
  Я не успел ответить на этот вопрос, потому, что появилась красавица Лурминес. Она успела переодеться в, по-видимому, лучшее платье, причесаться и так далее. И несла деревянный поднос. 'Первого' тут, наверно, не признавали, поэтому она подала тушёные корнеплоды, репу, что ли? с лосиным мясом. Вина не было, 'осенний завоз' давно закончился, было местное пиво, очень неплохое, и нечто, вроде крепкого айрана. Разговор вынужденно прекратился, а возобновился только по насыщении.
  - А скажите, почтенная баба Айда, не помните ли вы женщину, которая лет семьдесят назад пришла в вашу деревню из леса?
  - Как же не помнить, господин Серхей, я вчерашнее забываю, а вот то, что в молодости было... Каранай её звали, и была она... женщина-воин, не знаю, как это на вашем языке. Её в лесу ещё наши деревенские хотели ограбить и разное нехорошее ей сделать. Дикие люди тут живут, не то, что у нас в Полянии. Да не сладили, только стрелу в ногу сумели загнать издалека, из засады. Так она их своим оружием разогнала, одного насмерть убила, другого ранила, но он выжил. Остальные разбежались. Так в лесу два месяца и жили, пока она у нас в трактире гостила. Забоялись её, хуже смерти! Стрелу-то она сама вытащила, да началась у неё лихорадка. Дедушка Гахтора её и выхаживал. Рассказывал потом, что она и сама магиня, да только об этом не знает, и лучше ей не говорить. И я с ней беседовала, когда заходила. Языка она не знала, я её учила. А она, как на меня посмотрит, сразу слёзы на глазах. Потом, как говорить немного научилась, рассказала, что у неё сестра дома осталась, а я на неё похожа. Это я сейчас лесного демона напоминаю, а в юности-то красавицей была!
  Так вот, как она хромать почти перестала, засобиралась дальше. Потерялась она, а как, и сама рассказать не могла. Может, не хотела, может, слов не знала. Вот и пошла дальше свою страну искать. Да, рассказывала она про неё, только это сказки, верно, и повторять смешно. Но стрелялка у неё знатная была! На ваши похожа. Я видела, как она её разбирала и чистила. Моему Тхуну за приют давала золотую цепочку, да он не взял. То есть, целую не взял, только половину. Как она нам потом пригодилась! А старику магу подарила за лечение часомерие. Это такой медальон со стрелочками, только его на руке носят: как стрелки сверху сойдутся, значит, полдень, а в следующий раз - полночь. Внутри у него, будто жучёк стрекочет. Он их сыну отдал, а тот Гахтору. А он часомерие это сломал, уронил что ли?'
  Я поднял вверх палец и тем самым прервал историю бабы Айды. Прислушался. Жители, поняв, что ничего страшного не происходит и никаких воспламенений не видать, с опаской возвращались в свои дома. Только в трактир никто не шёл, кроме личности, которую по его слабенькой магической эманации, я опознал, как Гахтора. Но и тот мялся за углом, метрах в ста, не решаясь предстать.
  'Зайди!' - послал я ему приказ на синто, уж синто-то любой маг должен знать! Все книги на нём. И, точно, Гахтор поплёлся к трактиру. Баба Айда, видно не очень хотела с ним лишний раз встречаться, и, увидев его в дверях, нашла себе дело, подхватила пустые подносы и удалилась.
  Гахтор же застрял на пороге, склонился в глубоком поклоне и пробормотал в согбённом состоянии:
  - Дозволено ли мне будет войти, о великий маг, не знаю вашего благородного имени?
  Был он лет пятидесяти, одет почему-то не в традиционный для Ашапара жёлтый или оранжевый балахон, а в бесформенные штаны и какую-то кацавейку. На ногах сапоги, на лице седоватая бородка.
  - Сергей меня зовут, а ты входи, маг Гахтор, да расскажи мне, зачем ты народ запугал, да панику устроил?
  - Не со зла, ваша милость, маг Сергей, а только с испугу! - Маг выпрямился м сделал несколько шажков в моём направлении. - В наших-то краях такие гости редки. Да, что редки? И не было никогда на моей памяти. Уж простите старого дурня!
  - Ладно, боги простят! Есть ли у тебя карта?
  - Да, что вы сударь! Откуда у меня карта? Куды мне ездить-то? Ой, простите великодушно старика! Есть карта, есть! От деда осталась. В книге 'Описание земного круга', принесть ли?
  - Ну, сбегай! Да захвати, это... часомерие, что твоему деду подарила Каранай! - крикнул я уже в спину удаляющемуся рысцой магу. 'Сбегай' он воспринял, как прямой приказ... И вскоре вернулся, почти не запыхавшись, - спортивный дядька! - видать, односельчане не полностью его содержали, приходится и по хозяйству работать. Да у него же ещё две жены!
  Гахтор выложил на стол объёмистую книгу и завёрнутые в тряпицу часы Кэролайн.
  - Это я забираю! - безапелляционно заявил я, рассматривая часы. - Сколько хочешь компенсации?
  У Гахтора в воображении тут же возник образ большой, свежеотчеканенной серебряной монеты, но внутренний цензор не пропустил уже готовую сорваться с уст сумму.
  - Понял! - я сунул руку в карман и извлёк оттуда несколько зильберов, сколько рука взяла. Оказалось - четыре штуки. - Держи!
  Плата была с благодарностью принята, хотя, явно по весу не соответствовала той монете, явившейся Гахтору в мечтах. Я уловил его колебания и добавил ещё один зильбер. Сделка состоялась. Маг спрятал серебро и открыл книгу на закладке. Действительно, 'Королевство Айдор', столица с плохо произносимым названием, река Лекрон. В неё впадает приток Остр. Грязноватый палец мага ткнулся в место слияния. Конечно, на такой карте никакой деревни не фигурирует, много чести. Торговый тракт, тем не менее, обозначен.
  - Мы тут!
  - Ясно-ясно! Ты, голубчик, ступай пока. Книгу потом заберёшь... Да, вот ещё что, - добавил я в спину мага, когда тот, кивнув в знак согласия, уже оказался на пороге трактира, - на Лурминес не заглядывайся. Не твоего огорода ягодка, хватит тебе и двух жён. А не послушаешься - у тебя самая важная для женитьбы деталь отсохнет и отвалится. Понял ли?
  - Понял, ваша светлость, теперь понял, - с жаром закивал с порога Гахтор, - и не взгляну, зачем мне третья жена? С этими-то сладу нет! Как примутся пилить на пару, хоть с дому беги! Пойду я, а? Порадую своих жёнушек!
  - Ступай! - и мага, как ветром сдуло. Я только успел уловить составляемый им план разговора с жёнами, в котором он собирался сообщить, что выторговал у заезжего мага, аж три зильбера за никчемный, сломанный артефакт. И теперь на ярмарке он накупит им подарков! Две другие серебряшки он решил не легализовывать, а припрятать для своих нужд. Вот мошенник! Затем Гахтор переключился на местное наречие, и я потерял нить его мыслей.
  Часами, тем временем, завладел Толя. И сообщил мне, что они военные, швейцарской фирмы 'Zenith', конечно, те самые, что папа Кэролайн привёз из Германии после службы. И подарил дочери, узнав, что она собирается пойти по его стопам военного медика. Об этом упоминается в дневнике. Сохранились они хорошо, но не шли. Если повертеть корпус, секундная стрелка делает несколько скачков и только. Что же? Это хороший признак: скорее всего, запуталась спираль баланса. Мама починит, и я их Лоте подарю.
  Полистал толстые, жёлтые от времени страницы книги и сфотографировал несколько карт Айдора и прилегающих стран. Была там и карта Империи, я нашёл на ней Компон, но уже Трилеса, конечно, не было. Зато была река Лошань и Гост, заслуживший это тем, что является достаточно известным торговым центром и лежит на стратегическом тракте. С сожалением убедился, что Лошань и Лекрон не одна и та же река, и нигде не соединяются, хотя текут параллельно. Или всё-таки впадают друг в друга? Или хотя бы в одно и то же море? Возможно, но только за пределами карты. На карте же они впадали в область, обозначенную как 'неисследованные земли' ещё ждущие своих Кортесов и Ермаков. Но не меня, мне нужно придумать, как поскорее попасть из пункта А в пункт Б. А для этого следовало перейти, извините за тавтологию, к 'плану Б'. Он заключался в том, чтобы попасть в центр местной цивилизации и почерпнуть там сведения о возможном наличии порталов, ведущих в Империю. Наверняка, через другие миры. Очень уж не хочется бить ноги семьсот километров. Это напрямую, по дорогам раза в полтора больше. В обход же может получиться короче. К сожалению, маг Сарабуш не любил путешествовать между мирами и по этой причине не интересовался соответствующими 'путеводителями'. Соответственно, и Билар ничего мне посоветовать не мог. Что же? Придётся искать информацию на стороне.
  
  ***
  
  На следующий день, сладко выспавшись на матрасах бабы Айды и плотно позавтракав, мы засобирались в дорогу. Предварительно приняв решение продолжить плавание, хотя в Айдорбышленгот, столицу Айдора, можно было попасть и по суше, по торговому тракту, тянущемуся вдоль Лекрона, то приближавшемуся, то удалявшемуся от реки. Среди убедившихся в нашей не агрессивности и богатстве селян нашлось немало охотников отвезти нас, но мы выбрали реку, по ней можно двигаться и днём и ночью. К тому же о речных пиратах никто тут слыхом не слыхивал, а дороги были небезопасны. Не для нас, конечно, но тратить время на разборки с местными лесными братьями совершенно не хотелось. Так или иначе, но, получив устные наставления от местных, знавших лоцию Лекрона, как свои пять пальцев и опустошив кладовую трактира бабы Айды на сумму в три зильбера, мы отчалили. Провожать нас вышло всё население деревни, даже баба Айда в сопровождении Лурминес приковыляла. Точно на противоположном фланге провожавших фигурировал маг Гахтор со своими жёнами... Крепкую установку я ему дал! Гахтор махал рукой и лицемерно зазывал 'заезжать ещё', буде случиться оказаться рядом.
  'Обязательно!' - транслировал я ему, и энтузиазм мага заметно скис. Но течение подхватило плот, и вскоре деревенька пропала из виду. Только яркий наряд Лурминес ещё был виден на высоком берегу. Или это мне казалось?
  Нет смысла описывать десятидневное путешествие до Айдорбышленгота, в этом отношении оно было повторением предыдущего. Мы приставали к берегу только два раза, оба в каких-то деревушках. Магов там не было, синто никто не знал, объясняться с местными приходилось знаками. Зато никто и не разбегался в панике, хотя смотрели настороженно, особенно, на самобеглый плот. Но ценность зильберов понимали отлично, еду приносили по первому, явно выраженному, пожеланию.
  Лекрон то растекался вширь, то убыстрял своё течение, попадая между отрогов каких-то холмов, пышно называемых на карте Лекронскими горами. Но вот эти горы исчезли за очередным поворотом реки, по берегам потянулись дымы переходящих одно в другое поселения, и нам открылся стольный город... Впрочем, местные жители тоже тяготились его парадным именем и предпочитали называть просто Айдор, по имени королевства. Эти сведения, как и многие другие, сообщили нам два мага, присланные встречать нас на пристани. Экипированные во свежевыстиранные жёлтые балахоны. Хоть что-то знакомое начало появляться. Конечно, они отлично владели синто и сообщили, что мы удостоены высшей аудиенции. Без особого ажиотажа, мы поднялись от пристани по длиннющей деревянной лестнице и очутились прямо в центре города не очень далеко от герцогского дворца. Да, на месте короля обретался некий герцог, по крайней мере, именно так я перевёл для себя его титул.
  Почему, именно так, нам объяснили обиняками, но я сумел вытащить недостающую информацию из голов магов. Немного помогло и перелистанное недавно 'Описание земного круга', книга, содержавшая и некоторые сведения об истории. Оказывается, лет двести тому назад тогдашний король Айдора скончался не оставив наследника. В ходе начавшейся кровопролитной гражданской войны, буквально, 'всех, против всех' - высокородных, конечно - на троне очутился герцог 'Какой-то', предок нынешнего правящего. И этому предку хватило ума не провозглашать себя королём, зато объявить широкую амнистию и приблизить к себе былых соперников. Был организован 'Правящий совет', своего рода, палата лордов с переходящим, наследственным членством. Этого оказалось достаточно для замирения. Поделившись толикой власти, умница герцог обеспечил стабильность в государстве. Конечно, за прошедшее время несколько раз находились и такие, которые возжаждав единоличной власти, восставали против сложившегося порядка. Но успеха не имели, поскольку, по принятому 'Советом' закону территории таких 'нарушителей конвенции' делились между их ближайшими соседями, в чём, конечно, те были заинтересованы. Наверно, в этом 'парламенте' процветали интриги и доносительство, но я не стал уточнять, почувствовав, что собеседникам этот вопрос особенно неприятен.
  Дворец Первого герцога Монгоро оказался достаточно скромным, куда скромнее пятиэтажного 'Дворца Совета', кстати, бывшего королевского. Самый первый Первый герцог не пожелал там поселиться, ещё раз подчёркивая тем самым, что он не король. Ещё один, как бы, реверанс в сторону высшего дворянства, особенно учитывая, что в периоды сессий они все теснятся в королевском, а реальный правитель проживает в своём собственном. Впрочем, самые богатые, несомненно, имеют в столице и собственные дома.
  Анатолий у меня не владел местными языками, и я попросил Билар транслировать ему синхронный перевод, чтобы был в курсе разговоров и не скучал.
  Аудиенция состоялась, практически, в приёмной правителя, ни о каком тронном зале, естественно, не было и речи, поскольку трон королевства оставался вакантным. Присутствовал сам герцог - благообразный и почти лысый старик лет семидесяти с живыми и умными глазами и его приближенные, в числе которых я насчитал не менее четырёх боевых магов средней силы. Двое на левом фланге, двое на правом, один слегка впереди. Они внимательно сканировали меня и выглядели настороженно.
  'Стандартный квинтет!' - прокомментировал Билар. - 'Нападать не собираются...'
  'Спасибо!' Конечно, глупо нападать в присутствии охраняемой особы. Вот защищаться, это другое дело! Что же поговорим. Поскольку я не был в курсе особенностей местного политеса и не знал, кому начинать разговор первым... Ага! Хозяин разулыбался и произнёс на неплохом синто:
  - Я Первый герцог Монгоро! С кем имею честь...?
  - Маг Сергей, к вашим услугам! - не то, чтобы я, не сходя с места, предложил свои услуги, просто такая фигура речи... Напарника я не представил, пускай остаётся безымянным тарабоном.
  Улыбка стёрлась с лица герцога, маги, хоть и имели полный ментальный контакт, недоумённо переглянулись, типа: 'ты слышал?' Прочие придворные тут же о чём-то загомонили между собой на местном наречии. Первым пришёл в себя герцог, секунда, и он уже снова благожелательно заулыбался:
  - Тише, тише, господа! У гостя может сложиться неверное представление о вашей воспитанности! - И уже, обращаясь ко мне, - уважаемый маг Сергей! Мы наслышаны, да, наслышаны о вашей деятельности, во всех её аспектах. Несмотря на то, что живём в глуши, на задворках цивилизации... Но простите наше удивление, мы никак не ожидали встретить такую известную персону в наших, так сказать... - Монгоро пошевелил пальцами в поисках слова, - на наших болотах! Можно ли узнать цель вашего визита в наше захудалое королевство?
  - Не политическая! - поспешил успокоить я герцога, уловив его беспокойство. Не в голове, её надёжно прикрывали охранники, скорее в тоне, которым был задан вопрос. Одновременно, я на несколько мгновений снял защиту со своих мыслей, дабы убедить магов в своей искренности. Те уловили мой настрой и синхронно кивнули работодателю. Затем продолжил:
  - Я путешествую для собственного удовольствия, у вас оказался почти случайно. Теперь мой путь лежит в Империю. И, поскольку я в ваших краях впервые, мне нужна консультация по выбору, э-э... оптимального маршрута, да!
  - Она будет вам предоставлена! - торжественно объявил воспрянувший герцог. - Вызовите во дворец придворного географа Меру! - обратился он к слугам. Однако, те не были, видно, так высокообразованны и синто не знали, и герцогу пришлось продублировать свой приказ на местном языке.
  - А теперь, не перейти ли нам в зал, где уже накрыты столы? Думаю, вы не откажетесь плотно пообедать после вашего путешествия по холодному Лекрону? Там мы и продолжим нашу беседу.
  Мы не отказались...
  Беседа вначале оказалась малосодержательной. В основном вещал герцог, всё время сбиваясь на тему, 'как благоденствует народ Айдора под его... то есть, не его, конечно, а коллективным правлением Совета'. Правда, я особого благоденствия не заметил: народ на улицах столицы был одет небогато, похоже, с него три шкуры дерут. Крестьяне и вовсе, в обносках. Хотя людей измождённых голодом тоже не было видно. Вот нищие были, но немного. И я старательно кивал и поддакивал в нужных местах: в конце концов, ликвидация постоянной угрозы гражданской войны - немалое достижение правящего режима. Наконец герцог истощился и перешёл к вопросам: где я побывал? (он точно знал где, как мне показалось). Правда ли, что я близко знаком с наследником АросКсашамом? Как я нахожу императора? Здоров ли он? В чём сущность моих противоречий с наместником Анри-Хельгом?
  На некоторые вопросы я отвечал развёрнуто, на некоторые весьма конспективно, а последний и вовсе, 'не заметил'. Несмотря на склонность к павлиньему самовосхвалению, герцогу Монгоро была, видно, свойственна и некоторая деликатность, поэтому он этот вопрос не повторил. А вот сам обед мне понравился: много рыбы во всех видах, изумительно вкусная тушёная говядина. Виноградное вино с кислинкой, но очень приятное. Поистине, королевский стол!
  По местному обычаю в конце обеда к столу вышел главный повар, дабы получить претензии или благодарности. Претензий ни у кого не нашлось, а благодарность некоторые, не особо прижимистые, выразили в виде медных монеток, которые повар принимал с поклонами. Другие просто отворачивались в сторону, делая вид, что очень заняты беседой с соседями по столу. У меня меди не оказалось, я вручил кулинару имперский зильбер, успев заметить, как вытянулись лица у некоторых присутствующих. Повар же с достоинством кивнул мне так же, как и прочим. Знает себе цену!
  Стеклянная фляжка коньяка, которую по моему знаку достал из кармана Анатолий, привлекла внимание герцога.
  - Попробуем вино с моей родины? - предложил я, и Монгоро немедленно кивнул.
  Разлив грамм по сто в фаянсовые чашки, которые заменяли тут рюмки, себе и герцогу, я провозгласил тост за процветание Айдора, и медленно выцедил содержимое своей посуды. Герцог попробовал скопировать мою манеру, но немного поперхнулся. Тем не менее, допил, и через несколько секунд выражение блаженства озарило его физиономию:
  - Удивительное, ароматное, крепкое и согревающее вино! - воскликнул он, - вы не согласились бы поставить мне партию, когда вернётесь на родину?
  - Будет видно... - неопределённо пообещал я, а Монгоро принялся усиленно подливать мне местного, при этом, как бы ненароком отодвигая от меня фляжку с остатками коньяка. И, в конце концов, совсем замаскировал её между бадьёй с салатом и кувшином с грушёвым сидром. Наверняка, решил заначить остаток и насладиться им в одиночестве. Я, конечно, 'не заметил' его наивных попыток. Зато, когда кто-то из недалёких приближенных герцога протянул руку, чтобы тоже продегустировать напиток небожителей, Монгоро ожёг нахала таким взглядом, что тот мигом стушевался и ухватил из вазы какой-то фрукт, который в задумчивости и зажевал.
  
  ***
  
  Придворный географ Меру, он же советник по иностранным и торговым делам королевства, оказался почти ровесником герцога и, к тому же, его братом. Вдобавок, старшим. Фамильное сходство между ними оказалось очень явным. Вопрос, почему он сам не стал Первым заинтересовал меня и я, тихонько коснувшись его мыслей, несмотря на, 'в принципе', оберегавший их слабенький амулет, вызвал у Меру серию воспоминаний на эту тему. Оказывается, в юности будущий учёный так и не выказал никаких амбиций и энтузиазма относительно ожидавшего его будущего. А больше склонялся к наукам, в изучении которых выказал немалые успехи. Несмотря на настойчивость отца, он совершённо не желал политической карьеры, а когда тот устроил очередной 'мужской разговор', просто сбежал из дома, прихватив имевшуюся у него наличность. Он подался в Империю, где и продолжил своё образование, подрабатывая репетитором при тамошних недорослях. Официально Меру пропал, хотя и поддерживал с семьёй тайную переписку. И отцу ничего не оставалось, как провозгласить наследником младшего сына Монгоро.
  И никто об этом не пожалел. Да и сам папа, признав свою неправоту, назначил строптивому отпрыску щедрые субсидии на учёбу, избавив того от утомительной необходимости вбивать научные знания в головы занятые, преимущественно, раздумьями об особах женского пола.
  Кроме того, Меру обнаружил в себе и некоторые магические способности, которые постарался максимально развить. Хотя, практикующим магом он так и не стал, но это приятное открытие позволило ему облегчить процесс образования.
  Задумавшийся Меру потряс головой и вскочил со своего стульчика в кабинете, куда мы вошли с Анатолием. Комната была заставлена стеллажами, на которых покоились пыльные свитки карт и всевозможные книги, как монументальные манускрипты в кожаных переплётах, так и более скромные.
  - Что-то я задумался о юности, судари мои, - заговорил советник звучным голосом, в котором, всё-таки, проявлялись уже плаксивые старческие интонации. - Рад приветствовать вас, маг Сергей! Много о вас рассказывают, как купцы, так и дипломаты... и все их доклады ложатся мне на стол. А, когда это необходимо, я вызываю их для подробного... да вы садитесь, господа, там удобная скамейка!
  Мы с напарником присели, а Меру продолжил:
  - Вы так юны, маг Сергей, я представлял вас постарше. Надо же! Стать ментальным наследником легендарного Сарабуша! Я и сам в молодости мечтал... Где она, та молодость? Конечно, Билар у вас с собой?
  Я потянулся к сумочке, но учёный поднял руки и выставил перед собой ладони в знаке отрицания:
  - Нет, нет, не нужно, а то я ночью не засну. Да, стар я стал, скоро братец прогонит меня с работы, а вместо меня тут сядет мой ученик, мой внук и напоминальщик. Без него и обедать забываю. Сейчас я вас познакомлю!
  С этими словами, старик ухватил лежащую на столе короткую суковатую дубинку, о назначении которой в данном интерьере я так и не догадался, а ею можно было и от грабителей отбиваться, и постучал в стену. Раздался ответный стук, и в кабинет вошёл искомый ученик - симпатичный молодой человек, лет двадцати с небольшим, чернявый, бритый. Такие нравятся женщинам.
  - Звал, дедушка? - вопросил он, отдав предварительно два коротких поклона, нам и деду. Воспитанный...
  - Да, звал... Познакомься с моими гостями, ты, небось, и не слыхал, кто к нам прибыл?
  - Да, откуда? У меня же сейчас срочная... - юноша замялся и замолк на полуслове, но я прочёл продолжение его мыслей: 'расшифровка перехваченной переписки Полянского посла с заговорщиками'. Да, тут не такое уж и захолустье, как меня пытался уверить герцог. Кипят шпионские страсти, инсургенты, финансируемые из-за рубежа, копят силы и координируют свои действия с нанимателями или спонсорами. Болото, ага! Не так, оказывается, стабилен Айдор - королевство, где нет в помине короля! Тем временем, Меру продолжил:
  - Отложи до завтра. У меня в гостях прославленный маг Сергей и его тарабон, и им нужна помощь. Господа, это мой внук и продолжатель моих дел Кулах!
  Нужно сказать, что молодой Кулах не выразил особого энтузиазма по поводу знакомства со знаменитым мною. Просто кивнул ещё раз. Мысли его при этом были далеко, точнее в районе последней страницы какого-то письма, никак не поддававшейся расшифровке. Или в ней применён другой код или переписчик в спешке напутал...
  - Отвлекись, отвлекись... - приказал дед, отметив отсутствующее выражение лица внука и, повернувшись к нам, продолжил. - Итак, вас интересует самая короткая дорога отсюда в Империю? В какую её часть?
  При этом Кулах тоже изобразил некую заинтересованность.
  - Нам нужно попасть в восточную часть Империи, интересуют как наземные маршруты, так и возможная дорога через порталы.
  - Ага, в провинцию Компон, где расположена ваша вотчина, если не ошибаюсь?
  - Именно...
   - Что же? Вариантов не так уж много... Спасибо! - это Кулаху, который уже притащил и расстелил на столе соответствующую карту. - Итак, или вниз по Лекрону до горного водораздела с Лерхом, точнее с Лошанью, как она зовётся в Империи, а там вниз по течению до Госта. Или ещё, гораздо ниже по Лекрону, где он сближается с Лошанью до минимального расстояния. Там места болотистые и существует волок, по которому торговые суда перетаскиваются туда-сюда. Когда-то, очень давно, там даже существовал судоходный канал, да давно зарос. А потом по Лошани вверх по течению. Под парусом, если ветер северный, или бичевой. Но этот путь только летний, в зиму и Лекрон и Лошань в низовьях замерзают, до волока не добраться...
  - А первый путь короче?
  - Через Лошаньское нагорье? Конечно, короче для пешего и конного, но опять-таки - зима, горные тропы крутые и скользкие... не рекомендую, в общем, до весны.
  - Хорошо, а через порталы?
  - В Империю можно попасть и через порталы. Раньше был прямой портал из окрестностей Айдора, я имею в виду нашу столицу, конечно, прямо в 'Долину порталов' в районе Компона, то есть туда, куда вам и нужно. Но после Несторианской катастрофы, вы же слышали о ней...?
  - Конечно!
  - Так вот, после этой катастрофы трассы многих порталов прервались, а многих перепутались. Некоторые порталы стали 'лунными', но ведут в известные места, другие - неведомо куда, оттуда не возвращаются. Я предоставлю вам проверенный маршрут в Империю, но дорога туда займёт месяца три, и придётся пройти шесть порталов в нескольких мирах. Этой дорогой пользуются гонцы со срочными донесениями, вот и на днях... хм, впрочем, ладно! Право же, вам лучше дождаться весны, а потом доехать без хлопот дней за двадцать.
  - К сожалению, я спешу...
  - Тогда я попрошу внука, он изобразит вам этот маршрут на пергаменте, со всеми необходимыми пояснениями на синто. Будет готово... когда?
  - До темноты управлюсь, дедушка, - подал голос Кулах.
  - Вот, жду вас после ужина, я сегодня домой не пойду, раз уж на работу попал. Позанимаюсь, а потом и прикорну на скамейке.
  Уловив в мыслях Кулаха некую невысказанную им идею, я решился её озвучить:
  - А как, насчёт того, 'прямого портала'? Вы начали рассказывать...
  - Ах, да! Через него по-прежнему можно попасть в Империю, в 'Долину порталов', только он перестал быть прямым, а в результате катастрофы переключился на необитаемый мир Сохут. Всего три мили по Сохуту и через второй портал прямо на место. Только этой дорогой никто не ходит, кроме магов, там плохой воздух.
  - Вонючий?
  - Что, простите? А, нет, не вонючий, но в нём какая-то отрава. Впрочем, вы же сильный маг, и для вас не составит труда соорудить дыхательные пузыри для себя и своего спутника. Я как-то не связал... Но, почему Кулах не подсказал?
  Внук при этом сокрушённо вздохнул и развёл руками. Я не стал, конечно, заступаться, в том смысле, что тот уже хотел подсказать, да я его опередил. Меру, между тем, продолжил:
  - Когда-то в юности, когда я был, пожалуй, моложе моего нынешнего внука, я туда отправился. Просто из любопытства. Сохут оказался прекрасным, девственным миром, возможно, он весь покрыт лесами. Но точно вам никто не скажет, от едва протоптанной тропинки между порталами никто далеко не удалялся, даже маги. Там нет никаких хищников и, вообще, животных. Только леса и кустарники, а в ручьях рыба. Но дышать невозможно! Сначала - ничего, но потом начинает болеть и кружиться голова, тошнит и бросает в пот. Обещанной мне книгами потери сознания я дожидаться не стал, вернулся домой. И, не мог надышаться!
  'Похоже на отравление углекислым, может быть, угарным газом' - вставил Билар.
  'Да, похоже... а откуда...?'
  'Напоминаю, я знаю всё, что знаешь ты, даже то, что ты забыл!'
  'Действительно...'
  - Тогда Кулах опишет вам и эту дорогу? благо, это немного, всего несколько строк.
  - Пожалуй, мы только этим описанием и ограничимся, а в случае неудачи вернёмся к вам.
  - Хорошо, займись, внучек!
  И в течении нескольких минут Кулах, справляясь с какой-то потрёпанной книгой, изобразил на листе пергамента карту местности Сохута с дорогой между порталами и своими рукописными пояснениями.
  
  ***
  
  Дыхательный пузырь, это для мага моего уровня, действительно, не сложно: около входа в портал, до которого по приказу 'принц-герцога' (или как его там?) нас проводили безымянные местные маги, я соорудил пару рабочих, в которые заключил себя и напарника. А с учётом того, что такого запаса хватит ненадолго, также несколько запасных с запасом воздуха. Эти, размерами с хорошую мамину подушку, норовили разлететься по ветру, но я собрал их образы в кулак, (не знаю, как объяснить доходчивей) и теперь они летели и скакали вслед за мной, как утята за мамой уткой, пока мы с Анатолием пробирались еле заметной тропкой, петляющей между деревьев огромного леса мира Сохут. Действительно, тут не было животных, зато изобилие насекомых, о которых исследователи почему-то не упомянули. Каждые несколько секунд в наши пузыри врезался какой-нибудь жук, упругая стенка отбрасывала его, и он, недовольно жужжа, удалялся по своим делам. Есть их тут, видимо, некому. Зато, скорее всего, не было и кровососущих: уже им нечем питаться. Но в земле возились дождевые черви и ещё какая-то мелочь...
  Тут был разгар лета, жарило солнце, недавно прошёл дождь. Упреждённые провожатыми, мы оделись легко, но всё равно в оболочках было жарковато. Но не душно, пузыри не совсем герметичны: отходы человеческого дыхания улетучиваются из них наружу, в результате объём постоянно уменьшается. Такая интересная конструкция. Нужно периодически пополнять запас воздуха из запасных, что я и проделал уже один раз. Должно хватить, если не задерживаться. К недостаткам такого образа передвижения ещё могу отнести тот неприятный факт, что наши скафандры очень быстро оказались облеплены мокрыми листьями с окружающих деревьев и кустов, поскольку тропинка узкая. Это немного сокращало обзор. Но не смертельно, неприятелей тут нет. А вода, хотя и могла повредить таким магическим оболочкам, но только в большом количестве, дождь они бы перенесли.
  Примерно через два километра, а это половина пути, показалась как раз водная преграда, которую нам следовало преодолеть. На карте она была обозначена, значит, верно идём. Полноводный ручей или небольшая речка, через неё переброшены два сосновых ствола, вполне нормальный мостик. Тут бы сделать привал, перекусить, может, искупаться. Но в Сохуте эти удовольствия недоступны. Я перешёл на другую сторону первым и занялся пополнением воздушного запаса в своей оболочке, уже порядком съёжившейся. Поэтому не увидел, как Анатолий на самой середине моста вдруг поскользнулся и со сдавленным криком полетел в воду. Похоже, его сбросило порывом ветра, не совладал с запарусившим скафандром. Ветер на открытом пространстве как раз поддувал.
  Брызги взлетели выше мостика. Попав в воду, Анатолий не утонул, оболочка удержала, но его перевернуло тяжёлым рюкзаком вниз и теперь пытался ни то избавиться от него, ни то плыть на спине к берегу, при этом громко ругаясь на всех известных ему языках. Получалось не очень... Течение уносило его, и я, сбросив свою поклажу, поспешил вслед по берегу с криком: 'Держись!' Но тут его пузырь лопнул от обилия воды, и с громким бульком напарник ушёл под воду.
  Что за невезуха! 'Баккер!'
  Вселенная вокруг меня сжалась в блистающую точку, а когда опять развернулась, я снова осторожно переходил мостик. Как неудачно! Покачнулся, но, взмахнув руками, всё же удержал равновесие. Но в этот момент потерял контроль над воздушными шарами. Освобождённые, они весело полетели по ветру к югу, вдоль реки. Наши запасы воздуха! Снова 'баккер'? Нет нельзя! Баккер на баккер накладывать нельзя, ни в коем случае, так написано во всех книгах, которые я, правда, так и не читал. Последствия могут быть самые печальные. Мага отбросит в прошлое на много лет, даже до самой даты его рождения или дальше. В общем, страшное дело! И неисследованное, по понятным причинам. А вот нам теперь что делать?
   - Эх ты, недотёпа! - донеслось до меня с другого берега. Толя потешался над моим промахом, хотя, виноват был он сам, только не знал об этом. - Что теперь?
   - А теперь сбрасывай поклажу и оружие прямо на тропу, разворачивайся и ходу-ходу обратно к порталу. Я догоню!
  К чести напарника, он не стал долго раздумывать и пытаться оспорить приказ - армейская выучка - начальник знает лучше! Всё так и сделал. Мне же пришлось потратить несколько минут, чтобы замаскировать все наши вещи в кустах. Никакой магии, ни боже мой! Тут только маги и ходят, сразу почуют магический всплеск. И бегом за Толей! Почти сразу я догадался переключиться на магический метаболизм, воздух ему ещё понадобится, а другого нет. Скоро я нагнал его, еле бредущего по тропе, оболочка была на нём почти в обтяжку, всё выдышал.
  - Сними с меня эту чёртову резинку! - пробормотал он, ощутив моё присутствие. Впрочем, он выразился крепче.
   - Нельзя, помрёшь! Погоди минутку! - я перекачал ему половину своего воздуха, и, когда он маленько отдышался, мы снова побежали. Точнее, пошли быстрым шагом. Не разговаривали - не о чем, да и воздух впустую тратится. Скоро пришлось скачать Анатолию все остатки, а свой пузырь ликвидировать. Но до портала всё равно не хватило. Напарник стал задыхаться, а когда я вытащил его из пустой оболочки, машинально задышал полной грудью. Последствия не замедлили сказаться: у него тут же закружилась и заболела голова, и я погрузил его в магическую кому, чтобы меньше дышал этой дрянью, которая тут вместо воздуха. Так и тащил на закорках бесчувственное тело последние метров двести. С ним и вывалился в недавно покинутый Айдор. Покинувший его с триумфом, а вернувшийся потерпевшим фиаско.
  Впрочем, никто из сбежавшейся стражи и магов, охранявших портал, ни словом, ни мыслью меня не попрекнул: у всех бывают неудачи, а дорога эта слыла трудной, для обычного человека, конечно. То есть, для него без магической поддержки совсем непроходимой. Впрочем, что я комплексую? Все остались живы: я и не заметил вредной атмосферы, Толя пришёл в себя, продышался и тут же объявил себя готовым ко второй попытке покорения Сохута. Но я владел объективными данными о состоянии его здоровья и 'прописал' пациенту сутки нахождения в нормальной атмосфере. Сам же вернулся. Следовало позаботиться о вещах, и ещё одно мимолётное впечатление не давало мне покоя...
   'Да, ты прав, я тоже заметил дуновение несторской магии!' - подтвердил моё подозрение Билар.
  'На мостике?'
  'Именно, на нём, с юга, куда твой воздух улетел'.
  'А я направления не определил, некогда было'.
  'Ясное дело, ты с гравитацией боролся!' - пошутил мой собеседник.
  'Но, что делать несторам на задворках цивилизации, в нежилом мире? Они предпочитают более развитые места. Даже в Айдоре их нет. Кроме того, я пролистал книгу портала. Ни одного нестора за сколько-то десятков лет'.
  'Так, нужно сходить и разведать?'
  'Так я и иду!' - во всяком случае, именно этот разговор и укрепил меня в намерении всё разведать.
  На мостике через речку всё было по-прежнему. Только солнце склонилось уже к западу, а ветер утих. Магическая точка была неясно 'видна' только с самой середины переправы. Похоже, это проявление недалеко, только экранируется деревьями, а вдоль реки - в меньшей степени. Идти вдоль реки по лесу было совершенно невозможно из-за сплошного бурелома и зарослей кустарников, и я пошлёпал по имеющемуся, к счастью, неширокому пляжику. Речка немного петляла, то разливаясь вширь, то сужаясь на миниатюрных перекатах. Тогда пляж пропадал, и приходилось скакать по прибрежным камням. Где-то через два километра такого пути я вышел к порталу.
  
  ***
  
  Да, это был портал в другой мир, где имелась несторская магия. Огромный валун, огибаемый рекой, непонятно, как тут оказавшийся. Вход в портал с южной стороны, поэтому с нахоженной магами трассы через Сохут он почти незаметен и в книгах достопочтенного Меру не обозначен. К тому же, похоже, 'лунный'... А ночью тут никто не ходит. Заблудиться и задохнуться - раз плюнуть. Что же? Попробуем просканировать... На той стороне портала оказалось несколько, как и следовало ожидать, несторов. Но не тех, самонадеянных и чопорных, которые мне, увы! привычны. Моя попытка контакта вызвала настоящий ажиотаж в их среде. Меня завалили кучей мысленных посланий на всевозможных непонятных языках, из которых я выделил синто и на нём и ответил:
  'Я маг Сергей, нахожусь в мире Сохут, а вы кто?'
  'Это несторы из мира Коржаб-Нестор. Меня зовут Горси. Уже много лет мы не имеем контакта с соотечественниками и людьми. Что случилось? Почему пропали все порталы?'
  'Вот же портал!' - ответил я совершенно объективно.
  'Может, я немного подзабыл синто...' - ответил мне неведомый собеседник. - 'Да, это портал, только он куда-то переориентировался и стал анизотропным, а вместе с ним и все другие. Раньше он вёл в Нестор, а теперь - неведомо куда, добровольцы не возвращаются и ничего не успевают рассказать после перехода. Так, что же случилось?'
  Пришлось присесть на камешек и рассказать заточённым в Коржаб-Несторе краткий курс Новой и Новейшей истории, в своей редакции. Оказалось, кое-что они знают: лет двадцать назад к ним из спорадического портала выпал один оглушённый и слепой соотечественник, который перед смертью, перемежая свои рассказы бредом, рассказал лекарям схожую версию событий. Что мир Нестор не пропал, а испепелён неведомым катаклизмом, но он сумел его найти и через него попасть в Коржаб, что все несторы ищут свой мир, а Коржаб ещё более того, потому, что, иначе, обречены на вымирание. Но эти его рассказы не вызвали особого доверия, хотя и стали широко известны. Также, несторы поведали мне, что на момент катастрофы Коржаб-Нестор, или Нестор-Дубль, был довольно отсталой сельскохозяйственной колонией несторов и насчитывал около трёх миллионов населения...
  'Майзо, это у вас выращивают?'
  'Вы слышали про майзо? Да, это наша культура!'
  ... А теперь население их мира приближается к десяти миллионам, построены удобные для жизни города, но они очень страдают от отсутствия продвинутой науки и магии, хотя и сами достигли за этот период немалого. И не может ли уважаемый маг Сергей сообщить несторам Ашапара информацию, что Коржаб уцелел и расположение данного портала. А их благодарность будет безмерной! Ведь, может быть, при взаимодействии с двух сторон, возможно будет найти изотропные порталы в Коржаб. А, в крайнем случае, оставшиеся без родины несторы смогут хотя бы репатриироваться в наш благодатный мир!' А ещё им нужны лошади и коровы, поскольку без притока свежей крови местные породы вырождаются.
  'Вообще-то, у меня с вашими соотечественниками довольно натянутые отношения: они сначала стреляют в меня фаерболами, а потом только оставшиеся в живых приступают к переговорам!'
  'Уверяю вас, что наши соотечественники оставят всякую враждебность, чем бы она не была вызвана, когда получат эту информацию. В любом случае, вы ничего не теряете, а приобрести сможете многое!'
  'Ладно, я попробую...' - сдался я, - 'но до сих пор договориться мне с ними не удавалось...'
  На этом мы и попрощались. Под конец семинара Горси сообщил мне, что уже всё население Коржаба в курсе нашего общения и не спит, хотя на континенте давно уже ночь... конечно, у них же радиосвязь!
  Ещё было много дел: в одиночку перетащить поклажу поближе к искомому порталу. Аккуратно просканировал его окрестности: кажется вблизи никого. С имуществом пришлось сделать две ходки. Мимоходом я пожалел, что тут не зима и у меня нет санок-самокатов. Впрочем, зимы тут, как будто, и не бывает. Возвращался к исходному порталу уже в темноте, не для меня, конечно! Воздуха опять не хватило, и я опять перешёл на магический метаболизм.
  'Не вредно ли так часто?'
  'Норма!' - лаконично ответил мне Билар.
  
  ***
  
  Анатолия я нашёл в придорожном трактире, где он обосновался, сняв на ночь двухместный 'номер'. Кстати, один из двух для самых богатых путешественников. Остальные, победнее, ночевали в подобие 'казармы' на первом этаже, а летом, когда их число увеличивалось, ещё и под навесом во дворе. Рачительный хозяин, пожилой айдорец, использовал навес и зимой, если данное время года считать за зиму - под ним громоздились поленицы дров и корзины с древесным углём. Я счёл нужным прихватить с собой автоматы и несколько рожков, и Толя понимающе кивнул, когда увидел меня с двумя АКМ-ами за плечами, наподобие легендарного Рэмбо.
  В настоящий момент напарник поправлял здоровье в обеденном зале. Судя по заставленному тарелками и кувшинчиками столу, оно, его здоровье, пострадало совсем незначительно. Объяснялся и заказывал он, в основном, знаками. Удивительно, но его понимали отлично. Я тоже присел и что-то там заказал, но поел без аппетита, сказались последствия употребления магического метаболизма. Очень надеюсь, что не злоупотребления. Билар посчитал нужным пошутить по этому поводу:
  'Ничего, стройнее будешь!'
  Куда уж стройнее! Вот Толику не мешает сбросить килограмм пятнадцать, еле дотащил этого кабана до портала.
  'Ты бы на 'магии' и двух дотащил, так, что не бери в голову!'
  Пришлось согласиться, Билар лучше меня разбирается в таких нюансах. Зато после ужина захотелось закурить и, чтобы не травмировать окружающих этим странным обычаем, мы переместились в 'номер', где и посмолили сигарету на двоих. Остальные в багаже, а эта осталась у Толи в пачке, приблудившейся в нагрудном кармане. Дотянув её до фильтра, мы солидарно согласились, что 'нужно бросать'. Коллега, пришедший в благодушное настроение, снова прошёлся, насчёт 'безрукого мага', и я попросил Билар показать ему 'кино', где он, этот коллега, после неэстетичного пируэта 'на бревне', рушится в ручей-переросток, а затем барахтается в нём, оглашая девственную округу самыми нехорошими выражениями на разных языках. А затем тонет, подобно коту в мешке. И объяснил ему действие 'баккера'.
   - А тот, второй, точнее, 'первый я' так и утонул? - хмуро спросил он, выслушав мой рассказ.
  - Нет, не утонул. Можешь считать, что его никогда и не было. История не бывает в двух вариантах: в одном ты утонул, а в другом - нет. А под действием формулы 'баккер' история в неком локальном объёме делает шаг назад для того, чтобы повториться или переиграться по-новому.
  - Хорошая штука! - резюмировал Толя, повеселев, - значит, если я поймал пулю, то говорю 'баккер' и, живой и здоровый, прыгаю в сторону, чтобы пуля пролетела мимо?
  - Примерно так. Только на другом месте ты можешь получить другую пулю.
  - Снова скажу 'баккер'!
  - А вот этого делать уже нельзя... - в общем, объяснения заняли много времени... А когда напарник уяснил, как тяжела жизнь мага, несмотря на такие полезные заклинания, я поведал ему о своих последних открытиях в Сохуте, которые произошли, в общем, исключительно, благодаря его и моей неловкостям на переправе. И о появившейся смутной надежде закончить дело с несторами миром.
  
  ***
  
  Со второй попытки всё прошло, как по маслу: в воду никто не упал, и воздуха всем хватило. С другой стороны портал никто не охранял, но мы вышли из него в полной боевой готовности, ощетинившись стволами и с защитными формулами на устах. Долина порталов была пуста, мы облегчённо перекурили и направились к узкому ущелью - единственному проходу из долины. Вот его выход уже охраняло отделение солдат из Компона. Похоже было, что их давно не меняли, к службе вояки относились безалаберно: бродили туда-сюда без оружия полурасстёгнутые, без кольчуг, носили дрова, готовили завтрак. Тем не менее, к нам всё-таки подошёл седой сержант и записал новоприбывших в книгу: 'маг Серхей и тарабон Толи'. Про мага Серхея сержант, явно, что-то слышал, но в силу своего солидного возраста, давно 'понял службу', никаких эмоций не выразил и пожелал нам удачного вояжа.
  - Почему нет дежурного мага? - спросил я престарелого сержанта: таковой должен был быть в составе дежурного подразделения.
  - Дык, приболел он, Вашество, и уехал в Компон лечиться, замены пока не прислали! - одновременно с произнесением этой тирады, сержант думал: 'Ага, заболел! И к девкам поехал 'лечиться', как раз жалование недавно давали, вот и не усидел!'
  Бардак!
  Но для нашей миссии, как раз, это хорошо: у мага могли быть средства связи, и тогда о моём появлении в Ашапаре скоро узнали все! А пока... Куда пойти? Средств передвижения мы не припасли, да и передвигаться на дальние расстояния по такой непролазной грязи, как в это время года, можно только на лошадях. А купить оных можно только в достаточно крупном городе. А это значит - расшифроваться. Решение пришло извне: видя нашу с напарником нерешительность, к нам снова подошёл сержант бедового войска:
   - Если Вашмилость думает о лошадях, то тут, милях в трёх, есть деревенька, так её жители промышляют извозом. Можно у них телегу с возчиком нанять... В ранешние времена они тут с утра до вечера торчали в ожидании путников. А теперь и не сезон и вообще...
  Поощрённый за эту актуальную информацию зильбером, сержант рассыпался в благодарностях и хотел уже и сам проводить нас до этой деревни Трана, но заопасался оставлять 'своих охламонов' без руководства. Впрочем, маршрут до искомого пункта (вместе с впечатлениями о весёлых попойках в тамошнем трактире) так крепко впечатался в его память, что я без труда считал его и от сопровождения отказался. Все местные строевые лошади оказались в разгоне, последнюю забрал 'хворый' маг. Да и 'не положено по уставу'. Однако, мне кажется, этот запрет хитрый сержант запросто проигнорировал бы за пару зильберов. Так, что эти три мили пришлось месить ножками. Но мы ребята крепкие, обувь у нас пока непромокаемая. Да и сами непролазные грязи обещали начаться позже, ближе к моим 'палестинам', а тут дороги каменистые, только луж много, а кое-где по обочинам и в ложбинках ещё и не растаявший снег лежит.
  Открывшаяся вскоре за поворотом Трана оказалась ладной деревенькой, правда, много меньше моей Сосновки. Как нам рассказал за обедом словоохотливый трактирщик, жители её занимаются животноводством и извозом, поскольку обширных полей и лесов в округе почти и нет. Заслышав о нашем визите и нуждах, в трактир набежали местные 'таксисты' с предложениями своих услуг. В 'тендере' победил молодой парень по имени... скажем, Токрдон. Любая другая транскрипция его имени с местного диалекта будет и вовсе непроизносимой. Тем не менее, он прилично щебетал на имперском жаргоне и бывал, по его словам, 'в самом Компоне и, даже дальше! Как-то раз с покойным батюшкой...' Вообще-то нам с напарником приглянулась его повозка, небольшая, но снабжённая пологом из мешковины - почти фургон. В такой легко создать 'домик' для комфортного путешествия...
  'А в Трилесе бывал?'
  'Кто же не знает Трилеса? Конечно, он много раз бывал и в Трилесе, буквально, неделю назад в последний раз'.
  'А про Сосновку и Ручьи слыхал?'
  'Что такие есть - знает, но не бывал ни разу, опасается туда ездить. Там края бандитские, можно и без лошади с повозкой остаться. И без головы. То есть - раньше так было. А недавно там появился какой-то маг Серхей и навёл порядок. Рассказывают, он истребил шайку Красавчика и повязал банду барона Чаруса. Сам Чарус-то от этого взял и помер. Брешут, что от огорчения, а на самом деле вина перепил с горя. Может, и помогли ему, кто знает? Наследников-то у него не нашлось, а оставшиеся бандиты почти все друг друга перерезали. Все баронами стать захотели. Так, что теперь там спокойно, но всё равно восточнее Трилеса не проехать. Откуда ни возьмись, понаехала тьма несторов, перекрыли дороги, всех назад заворачивают. И оттуда никого не выпускают! Что-то не поделили они с магом Серхеем. Ну, да он с ними справится, раз справился и снова победит!'
  Да, дела! Собственно, а чего можно было ожидать иного? Мы для того и прибыли, чтобы... Но хотелось бы без жертв. А ещё мне понравилось в Токрдоне то обстоятельство, что его внутренний монолог полностью совпадал с внешним, так сказать...
  - Четыре зильбера до Трилеса, согласен?
  - Когда выезжаем, Ваша милость?
  
  ***
  
  Теперь спешить было особенно некуда: противник уже сосредоточил свои силы и занял позиции, а поскольку, сосновский портал несторы заблокировали, то ждали они меня только извне. Хотя, их логика может и отличаться от человеческой. Выезжать решили рано утром, день уже клонился к вечеру, а на ночь у меня было намечено интересное мероприятие.
  Как вы помните, в предыдущем моём путешествии хорошо себя показали мои заслуженные радиостанции 'Карат-2'. Это самое то для походов на небольшие расстояния, особенно, когда на одной стороне находится мало квалифицированный оператор, которому сбить частоту настройки и не заметить этого ничего не стоит. У Каратов только одна частота, сменить её невозможно. И на нём я обнаружил трафик несторов, который выражался в виде помех на моём канале, только определить его точную частоту не смог, по той же причине - не перестраивается Карат! Теперь я прихватил с собой 'иностранца' FT-817, и решил применить его в целях радиоразведки. Я почти не сомневался, что услышу переговоры несторов в районе 1930 килогерц - частоты моего Карата. Во всяком случае, эксперименты с 'говорильной раковиной', которая ныне лежала на ночном столике у Майки в качестве украшения, показали, что этот девайс является маломощным приёмо-передатчиком с частотной модуляцией. Правда, частота совсем другая, но в этом же диапазоне. Немного подкачав его магией, я добился связи с FT-817-м на расстояние в несколько десятков метров. Не далеко, но, по словам Саши, раковина была испорчена, потому друг её и хотел выкинуть. Предположив, что связь несторов основана на том же принципе, я решил прихватить с собой в поход коротковолновый приёмник, а по некоторому размышлению, даже малогабаритную радиостанцию, благо этот малыш весил немногим более килограмма.
  Итак, заняв в деревенском трактире единственную комнату 'для гостей', которую, по этому случаю, хозяин приказал подмести, я занялся радиостанцией. Заметив мои манипуляции, Толя с надеждой предположил, было, что я хочу установить контакт с какой-то группой поддержки в этом мире. Разочаровав его, я объяснил ситуацию. Когда немного стемнело и на этом диапазоне появилось прохождение радиоволн, в районе частоты 1940 килогерц из шумов эфира выполз гвалт переговоров несторов. Частоты их немного отличались и так между собой интерферировали и булькали несущими, что разобрать было ничего невозможно. Как же они общаются в такой неразберихе? Немного подумав, я понял: ничего удивительного - я принимаю сразу всех с расстояний, может, и несколько сотен километров, а они общаются между собой на небольших дистанциях и дальних просто не слышат. Но есть же у них и дальняя связь? Как бы в подтверждение моих слов, на частоте появилась вдруг мощная несущая, и голос на непонятном, мяукающем языке несколько раз повторил короткую фразу. В ней, кажется, прозвучало 'Компон' и, возможно, 'Сосновка'. Или, мне послышалось? После этого гомон посторонних несторов стих: 'перешли на приём', чтобы не мешать важному трафику.
  - Похоже, на китайский... - заметил Анатолий, - это твои несторы?
  Я кивнул. Конечно, это была не акустическая речь несторов, а что-то вроде их мысленного потока по радио. И язык оказался не китайский, но имел с китайским много общих слов. Возможно, китайцы были предками несторов. Точнее, несторы и современные китайцы имели общих предков...
  Тут Компону ответила Сосновка, теперь я точно разобрал это слово, хотя и в искажённом несторском варианте. Прозвучал короткий доклад, в котором присутствовало выражение 'магсерхей'.
  - Говорят, вроде, что Сергей не появлялся, - перевёл для меня Анатолий, что-то он всё-таки понимал.
  Потом 'Компон' вызвал ещё три станции, их позывные я не понял. Те ответили кратко, что, видимо, означало: 'происшествий не случилось'. Скорее всего, это были посты на дорогах. На этом общение моих недоброжелателей закончилось, и в эфире снова появилось множество маломощных несторов. Всё это только подтверждало моё ранешнее предположение, что ловушка готова, ждут только зверя. Уподобляться этому зверю мне было неохота...
  Что же предпринять? Вызвать несторов по радио и предложить переговоры? Уверен, на сто процентов, что моё сообщение примут, но согласятся ли? Не начнут ли загонную охоту? Судя по всему, они фанатики и смерти не очень боятся. Во имя завладения Биларом и осуществления мифической идеи 'вернуть первоначальный Нестор', они пойдут на всё. Что же? всех их убивать? Сколько их в Ашапаре? Тысячи, десятки тысяч? Да у нас с Толей патронов не хватит! Предположим, я справлюсь, но как жить после этой гекатомбы? хотя бы и во имя собственного здравия? К тому же, возможны жертвы и среди мирного населения. А вот отсидеться в безопасном месте, пока несторы будут взвешивать мои предложения... а у меня есть, что им предложить! Но не домой же возвращаться после всех скитаний?
  'Билар! Что ты знаешь про великого мага Летта?'
  'Кажется, я понял ход твоих мыслей, Сергей, и поражён твоей интуицией. Ты стремительно растёшь, прими мои поздравления! Но, не стану бежать вперёди паровоза, слушай:
  Маг Летт родился в Ашапаре... неизвестно когда, но 'великим' был признан лет четыреста тому назад. Он прошёл увлечение боевой магией, хроники приписывают ему решающую роль в победе Империи при Астртоне, когда он испепелил большую часть войска кочевников... впрочем, это не интересно. На старости лет Летту (извини за вынужденную тавтологию) захотелось более спокойных занятий и он удалился в дикие места, где и построил замок, который ныне принадлежит тебе. Не сам, конечно, хотя и принимал в постройке деятельное участие. Когда замок был закончен, Летт занялся в нём магическими исследованиями, суть которых неизвестна, поскольку не общался с магами, а только с селянами. Которые, кстати, не покинули его, а поселились, кто в самом замке, в качестве обслуги, а кто и в деревне поблизости, которую сами и построили. Ныне она известна, как Сосновка, но сих пор некоторые старики употребляют её старое название - Леттовка'.
  'Правда? Никогда не слышал!'
  'Нет, слышал, но не обратил внимания, а я обратил! У меня же нет других ушей, кроме твоих...'
  'Ты прав, наверно, продолжай!'
  'Так вот, некоторые историки, судя по его поздним обмолвкам, считают, что Летт занимался теорией порталов, в частности, нашёл способ создавать новые. А примерно двести тридцать лет тому назад им вдруг овладела охота к перемене мест: Он побывал в нескольких мирах, уделяя особенно много времени не их красотам и богатству, а порталам их соединяющим. Сарабуш в это самое время тоже интересовался схожими вопросами, однако его успехи были невелики. И, когда разнёсся слух, что Летт в Кумате, даже поехал в Аброн, чтобы с ним встретиться и пообщаться. Неизвестно, удалось бы это предприятие - Летт не принимал магов, даже великих.
  Но так случилось, что когда Сарабуш прибыл в Аброн, он с прискорбием узнал, что Летт скоропостижно скончался. Такое бывает, даже с магами, а ему, по самым скромным подсчётам было не менее трёхсот лет. Тогда Сарабуш употребил всё своё влияние - очень немалое в Кумате - чтобы завладеть выморочным имуществом покойного. Он надеялся найти какие-нибудь записи, но стал владельцем только десятка, но, правда, очень интересных артефактов. Один из них, возможно, был тем, о чём ты подумал - переносным 'порталом возвращения'.
  'Почему, 'возможно'? разве ты не знаешь точно?'
  'Я знал, но Сарабуш приказал мне забыть всё, что связано с этими артефактами и не вспоминать без его разрешения. Если ты мне разрешаешь...'
  'Конечно, разрешаю...'
  'Да, я вспомнил, был такой предмет в виде невзрачного кристалла, который Сарабуш квалифицировал в качестве такого артефакта! Он так и покоился в одном из его сундуков. Не тех, что ты экспроприировал на потонувшем судне, а в его резиденции, вместе с другими трофеями. Впрочем, эту резиденцию в Кумате уже двести лет, как растащили и разобрали по камешку в поисках сокровищ'.
  'Немного же толку оказалось от моей хвалёной интуиции! Что нам пользы от знания о существовании нужного нам артефакта, если он уже давно утрачен?'
  'Ты снова поражаешь меня, Сергей, только теперь в отрицательную сторону. Напоминаю, что артефакт, это только удобный носитель формулы заклинания, иными словами, книга, где она записана. Иногда, ещё источник энергии. Но любую книгу можно скопировать, важно её содержание, а не бумага, где оно изображено...'
  'И ты хочешь сказать...'
  'Да, заклинание хранится в моей памяти, только я об этом не помнил, а теперь вспомнил по твоему приказу! А энергии нам, поверь, хватит'.
  'И мы в любой момент...'
  'А вот с этим сложнее. Для перемещения в место создания там, в этом месте, должна сохраниться, своего рода, магическая метка...'
  'Маркёр?'
  'Да, маркёр. Иначе, место переноса будет неопределённым. И я боюсь, что за сотни прошедших лет магия Летта несколько выдохлась'.
  'В замке я никакой магии не заметил. Выдохлась живая вода?'
  'Маркёр, скорее всего, маскируется от посторонних, даже магов. Но, чтобы заклинание сработало гарантировано, нужно быть к обсуждаемой метке как можно ближе'.
  'А как же сказки об экстренном возвращении домой с любого расстояния, даже из других миров?'
  'Сотни лет, Сергей, сотни лет... магия без поддержки слабеет'.
  'А если не получится, то нас с Толей не размажет по всему Ашапару?'
  'Нет, просто ничего не случится'.
  'Ну, хоть тут успокоил! А если место возвращения не замок, а какое-нибудь другое?'
  'Тогда мы туда и переместимся. Но, это вряд ли... экстренное возвращение для того и планируется, чтобы оказаться там, где тебя ждут и смогут оказать помощь в случае неприятностей. Это Дом, в широком смысле этого слова. Но у нас, скорее всего, только одна попытка...'
  'Почему?'
  'Я, точнее Сарабуш, как-то краем уха слышал, что неудачные перемещения сильно истощают маркёр. Сарабуш тогда собирал всякую информацию и слухи...'
  'Значит, как можно ближе!'
  
  ***
  
  Экранировкой я озаботился с самого момента выхода из долины порталов. Теперь, для любого мага мы просто непривычно одетая пара путешественников. Надеюсь, что и для любого нестора. Что касается одежды, то в этих мирах однотипной почти нет, исключая балахоны магов и, в некоторой степени, униформу военных. Одеваются все в самодельные вещи, поэтому разнообразие потрясающее.
  Мы с комфортом расположились в фургончике Токрдона на ворохах фуражного сена и паре мешков с овсом. Сегодня потеплело, с утра жарило весеннее солнышко, и я не стал устраивать 'домик', так как его магическая эманация может демаскировать экспедицию. Лошадка тянула бойко, трясло, конечно, порядочно, но на сене нечувствительно. Анатолий сразу заснул в обнимку с автоматом, я же беседовал с Биларом, выпытывая у него тонкости теории порталов.
  'А, если при перемещении через портал возвращения место окажется занято? Человек там будет стоять или стену построят? У меня в замке много перестроили...'
  'Не знаю, Сергей! Вроде, ничего не должно случиться, не описывалось в хрониках таких казусов. В любом случае, в объёме перемещения будет присутствовать воздух. Наверно, все предметы в момент появления мага вытесняются из занимаемого им объёма'.
  'И каменная стена?'
  'Не знаю!'
  Мелькнула торжествующая мысль, что вот я и достиг пределов знания всезнающего Билара. Справедливо заклеймив себя за глупость, я сменил тему:
  'А, если в замке много несторов, если они там и базируются? Попадём, как куры в ощип!'
  'Думаю, ты справишься. Вряд ли они ждут твоего появления внутри, а от появления снаружи они, наверняка, обезопасились. А, раз ты появишься неожиданно, то у тебя будет фора. Приморишь их соответствующей формулой: на незащищённого нестора она действует также, как и на человека. Кроме того, тебе, по их мнению, незачем там баррикадироваться и переходить к позиционной войне: это значит самому влезть в ловушку. Думаю, они тебя там не ждут вообще. Ждут твоего появления на краю контролируемой ими территории...'
  'Интересно, а портал в Баюне не Летт ли создал?'
  'Очень может быть, правда, Борот он никогда не описывал. Но от него, вообще, сохранилось мало записей...'
  К вечеру мы были в окрестностях Трилеса. Заезжать в город не входило в наши планы. Меня там знают, как облупленного, и любой нестор или их шпион... С другой стороны, Токрдон категорически отказывался везти нас дальше. Не составило бы труда ему 'приказать', но я почувствовал, что это будет решение Сарабуша, а не моё и отказался от этой мысли.
  Поэтому, мы сгрузились с фургона и обосновались недалеко от дороги в малозаметной лощине. Прихватив при этом большую часть сена для устройства ночлега. Токрдону я вручил горсточку зильберов для покупки нам двух лошадей и продовольствия и отправил его в город с наказом вернуться завтра на рассвете. Сами же мы поужинали сухим пайкой и расположились на ночлег в спальных мешках и на сене. Я включил радиостанцию и послушал на штыревую антенну вечерний трафик несторов. В этом месте Компон звучал слабее, зато другие его 'корреспонденты' просто гремели. Судя по этому, мы вплотную приблизились к расставленной нам ловушке. Что же? войдём!
  
  ***
  
  Утро началось с сюрприза. Охранный контур разбудил меня в несусветную рань, и я имел сомнительное удовольствие наблюдать прибытие фургона Токрдона с привязанными за повод осёдланными лошадьми, но и ещё в сопровождении троих всадников. Ничего опасного - местные жители. Но я же приказал возчику сохранить наше инкогнито! Просто 'купить лошадей для двух путников'. Оказывается, ему не поверили. Такая куча денег в его кармане навела местных на мысль... На нехорошую мысль, в общем. И они потребовали от бедняги предъявить этих странных путешественников, отказывающихся от гостеприимства лучших постоялых домов Трилеса в пользу ночёвки на открытом воздухе. Предъявить живыми и здоровыми, иначе... Средневековые нравы жестоки, суд скор, хоть и не всегда справедлив, а приговор приносится в исполнение немедленно. К счастью, лицезрение наших не очень выспавшихся физиономий автоматически сняло все подозрения с предполагаемого убийцы и грабителя. Мрачные горожане повеселели и наперебой рассыпались в извинениях, дескать, 'Они сейчас уедут, а Ваши милости смогут ещё поспать, сколько угодно. Уж простите нас, не поверили мы вашему возчику. Что ему стоило не темнить, а сказать, что лошадки для мага Серхея? Да мы бы и с места не сдвинулись, а так сами всё ночь не спали, стерегли его... Мы ведь подумали на парня... Прости, Токрдон, простите, ваши милости!'
  Так, узнали...
  - Полно, полно! - прервал я их излияния, - естественно, от несторов я прячусь, знаете, верно? В Трилесе они есть?
  - Да, да, конечно! То есть, их-то нету. Знаем, конечно, о ваших победах! Конечно, скрытно вам нужно, нешто мы не понимаем? А несторов нет, все ушли на восток, туда, где ваше баронство, извините...'
  Я вручил горожанам по зильберу 'за беспокойство', и те уехали совершенно счастливые. Сначала в сладком предвкушении предстоящих рассказов, но скоро уже в некотором недоумении, кто это их так одарил? Со временем вспомнят, когда их длинные языки мне уже не повредят. Отпустил я и Токрдона, таращившегося на меня, не в силах сказать и слова. Тоже, с небольшим, временным склерозом. Что не помешало ему честно отдать мне сдачу в виде серебряшки и горсти медных монет. Которые я присовокупил к его гонорару в качестве премии. Спать ложиться было уже поздно, и Толя занялся ревизией доставленной Токрдоном увесистой корзины с продуктами. Там было, наверно, человек на двадцать! Мы с удовольствием подкрепились тушёными овощами с мясом и пивом из кувшинов, снабжённых деревянными пробками для удобства транспортировки. Заели свежеиспечённым хлебом, ещё тёплым.
  По окончании завтрака, я, наудачу, включил радиостанцию и уловил окончание утреннего сеанса несторов. Судя по их спокойствию и меланхоличному настрою, решил, что наше присутствие ещё не обнаружено. А затем занялся лошадьми. Они оказались не первой молодости, но крепкими и спокойными. С удовольствием зажевали часть сена, на котором мы ночевали, и отдали дань овсу, полмешка которого оставил нам Токрдон. Для укрепления доверия, мы скормили им по хлебной горбушке, воду они нашли в луже и всё... больше кормлений не предполагалось, не потащим же мы лошадей с собой через портал возвращения? То есть, с одной стороны это не трудно, не на себе же? А с другой - зависит от расположения маркёра. Если он посреди двора - никаких проблем, хоть верхом, хоть в поводу. А, если в комнате? К сожалению, это знал только покойный Летт, и мы предпочли не рисковать.
  У Толи было подозрительное отношение к лошадям, И я, пользуясь самоприсвоенным званием бывалого лошадника, проинструктировал коллегу во всём, что касалось использования этого экзотического для него транспорта. И лошадку выбрал для него меланхоличную и коренастую. В конце концов, Толя освоился, уселся в седло, взялся за поводья и, легонько тронув каблуками бока лошадки, двинулся. Я последовал его примеру. Мы поехали неспешным шагом, поскольку спешить было некуда. Светит солнце, погода располагает к конной прогулке. Если бы... Рюкзаки уложили впереди, поскольку им надлежало, при необходимости, десантироваться вместе с нами. Мой АКМ у меня за плечами, Толин на груди. Оба на предохранителях, патроны в патронниках. Я ехал и думал, как бы я устроил засаду на месте несторов? Скорее всего, расположил секреты по обеим сторонам дороги, а несколько дальше блокпост или патруль. Строптивый маг упирается в блокпост, опознаётся и по его сигналу атакуется сразу со всех сторон и с тыла. Примем этот вариант за рабочую гипотезу. Меня это всё устраивало. Я на пике своей формы, моя защита не хуже несторской, а оружие нападения лучше. Сколько нападавших будет, столько и поляжет. А вот этого не хотелось... в конце концов, несторы не виноваты, что хотят на свою родину. А их руководители сказали им, что для этого нужно забрать Билар... Кто для них я? Какой-то человечишко и маг по недоразумению. Идеи всеобщего гуманизма тут ещё не распространены. Считаются только с силой. А показать свою силу, значит, убивать... Замкнутый круг! Но мы и ехали, чтобы его разорвать.
  Предаваясь этим интеллигентским самокопаниям, я не забывал контролировать маскировку и поглядывал по сторонам. Для любого стороннего наблюдателя, даже мага, мы просто пара селян на неказистых лошадках, едущих по своим мелким делам. Но это издалека, вблизи возможны варианты. Местность же кишела следами несторов, правда, не очень свежими. Судя по этим трекам, они передвигались и по дороге и отъезжали в стороны, видимо, искали места для засады. Но на этих вырубках, поросших чахлым редколесьем и кустарником такого места не нашлось. А вот впереди уже маячил лес, и из него шёл явственный дух несторской магии. Полагаю, они маскировались, но такую толпу магов, которая ждала нас в лесу, замаскировать трудно. Особенно, от меня.
  Скоро дорога втянулась в этот лес, солнечный свет слегка померк. Тут ещё лежал снег, дорога петляла по прихоти своих строителей... Внезапно захрипела включённая и настроенная на несторскую волну радиостанция в наружном кармане моего рюкзака. Короткий доклад и, немного погодя, ответ. Наверняка, это нас обнаружил аванпост и доложил по команде.
  Скоро, скоро...
  - Толя, готовься!
  - Готов! - ответ прозвучал одновременно со щелчком предохранителя.
  'Билар?'
  'Готов активировать формулу эвакуации по команде, в случае ваших ранений - без команды!'
  Теперь несторы уже чувствовались со всех сторон. Радиостанция орала беспрерывно, и я её выключил. Дорога между тем ныряла в чрезвычайно удобную для засады лощину. 'Там' - решил я и не ошибся.
  
  ***
  
  Мы спешились перед въездом в лощину. Незачем давать противнику лишнее преимущество. Колпак защиты объял нас красноватым свечением, зашипел и запарил испаряющийся снег, задетый его стенами. Затрещали стекающие на землю разряды, запахло озоном. Лошадок я отослал назад по дороге, если они вдруг понадобятся, подозвать не трудно. Для их защиты нужен большой купол, а он тем крепче, чем меньше, это из боевой магии я хорошо усвоил. Но, скорее всего, дальше мы пойдём пешком. Если портал не сработает, конечно. В рядах несторов, видимо, возникло замешательство, и они себя никак не проявляли. Можно было давать команду Билару на перемещение, но я решил для начала поговорить:
  - Эй, кто там? Выходи, пообщаемся!
  Пару минут ситуация не менялась, хотя меня явно услышали - ментальный тон засадных изменился. Затем из-за завала справа от въезда в лощину вышел пожилой нестор. Окружённый защитным полем, он встал на дороге прямо напротив нас. Это, чтобы не перекрыть своим невидимым коллегам траектории выстрелов. Наверняка, матрицы фаерболов у тех уже накачены, ждут только команды.
  - Так вот ты какой, маг Серхей! - проскрипел дедушка на синто. Возраст у несторов не очень явно выражается, но этот - точно - был стар. - Меня Хот зовут... А ты совсем молодой... не хочется умирать?
  - А я и не собираюсь! - дерзко ответил я. - Это ваш брат меня постоянно хоронит, а в результате пока я вас хороню!
  Моя речь имела неожиданное последствие, может, я неправильно выразился, но попал в точку. Хот едва заметно покачнулся, но смятение его было велико:
  - Откуда ты знаешь, что Хор был моим братом? Да, мы нашли его останки... Как ты его убил?
  - Я его не убивал. Просто мне мешал установленный им защитный кокон, и я его снёс. А ваш - брат, говорите? - пытался его поддержать, да силёнок не хватило. Перегрелся и помер.
  - Да, силён ты, маг Серхей! Но сейчас ты умрёшь. Против двух сотен несторов ни один маг долго не выстоит. Посмотри вокруг!
  Мне не нужно было крутить головой. На каком-то внутреннем дисплее я и так видел всех окруживших нас противников. Их было более ста, точнее я не сосчитал.
  - И учти, что через баккер тебе сегодня не уйти. Мы заблокировали возможность изменения хода времени.
  'Это так!' - подтвердил Билар.
  'А наше перемещение...'
  'Тут порядок! Откуда им знать?'
  - У меня встречное предложение, Хот. Я даю вам информацию о мире Коржаб-Нестор, а вы оставляете меня в покое.
  Некоторое время Хот молчал, только его мысленный фон выражал полное смятение. Кажется, и его войско взволновалось, те, кто услышал наш разговор. Но, наконец, нестор взял себя в руки:
  - Разве Коржаб уцелел? Ты там побывал? Мы не смогли...
  - Уцелел и процветает, только вас ждёт...
  Нестор ещё немного подумал, но его решение меня не порадовало:
  - Сделки не будет! Ты умрёшь, а информацию о Дубль-Несторе мы спокойно снимем с Билара. Через час я буду держать его в руках. Спасибо, что порадовал напоследок, прощай, маг Серхей! - с этими словами Хот выпустил в нас огромный фаербол. И началась потеха...
  
  ***
  
  - Левый фланг, бей по ногам! - крикнул я Анатолию и сам подал пример, поразив короткой очередью конечности Хота. Пули легко пробили магическую защиту. И перешёл в убыстренный темп восприятия действительности. Маг ещё валился на мокрую землю, ещё трепетало его разорванное в клочья защитное поле, ещё летел в нашу сторону его фаербол, а я уже охватил сознанием всю картину боя. Как ситуацию на шахматной доске. Где фигуры, правда, не неподвижны, но так медленно передвигаются, что есть время обдумать ситуацию. Вражеские фаерболы непрерывно бьют по пузырю. Нарастил защиту впереди и с флангов, сзади почти никого. Машинально перевёл себя и коллегу на магический метаболизм и зрение, иначе от пороховых газов мы скоро задохнёмся и ослепнем. С ними была и другая проблема: такой тип защиты свободно пропускает изнутри пули и, скажем, фаерболы, но задерживает газы, которые распирают эту полусферу, отчего её свойства ухудшаются. У меня было время обдумать этот вопрос и сплести модификацию заклинания, вследствие которой в пузыре сверху сформировалось небольшое отверстие. Радиус защиты заметно уменьшился. Со стороны это, по-видимому, выглядело обнадёживающе для нападавших: струя дыма вертикально вверх! Оставшиеся удвоили усилия, но их было уже гораздо меньше. Наши АКМ-ы методично прореживали их ряды до тех пор, пока уцелевшие не почувствовали неладное и не распластались на земле. Вести магический огонь из этой позиции оказалось им почему-то затруднительно.
  'Дут! - дут! - дут!' - стреляют наши автоматы по самым непонятливым. Не одиночными, как можно подумать из этой звукопередачи, а очередями, просто моё восприятие убыстрено. У коллеги закончились набитые заранее магазины. Он что-то кричит мне, но я слышу только нечленораздельный рёв. Пустые гильзы звенят под ногами басистыми бубенчиками. Наконец, понимаю и беру под контроль и Толин сектор обстрела, пока он м-е-д-л-е-н-н-о готовит мне и себе новые рожки. Но стрелять почти некуда. Фаерболы перестали прилетать. Три минуты боя, растянувшиеся для меня, наверно, на полчаса. Возвращаю себе нормальное восприятие времени и проветриваю купол. У Анатолия чёрные пятна под носом и на щеках, я выгляжу, видимо, не лучше.
  - Как ты?
  - Как на стрельбище!
  - Все магазины подобрал?
  - Все, вот держи, себе я сейчас оставшиеся набью! - он передаёт мне связанные попарно изолентой рожки. - Сколько мы положили?
  На этот вопрос отвечает Билар:
  'Девяносто семь раненых, в основном в ноги, пятеро тяжело, убитых двое. Остальные отступают ползком или лежат мордами в грязь в ожидании команд'.
  'Так их двести было?'
  'Нет, только сто пятьдесят, Хот преувеличил'.
  'А сам-то он жив?'
  'Без сознания, большая кровопотеря'.
  Судя по тому, что Толя машинально кивает, он тоже слышит этот доклад.
  - Тогда, давай-ка пройдём немного вперёд.
  Вместе с защитной полусферой мы приближаемся к поверженному Хоту. Почва, по которой мы идём, уже не влажная, а приобрела свойства звенящего пустынного такыра. Жарковато тут было! Снаружи, то есть. Ноги у лежащего на спине нестора прострелены в двух местах, повреждена артерия, одна кость раздроблена, пуля засела в икроножной мышце или, что там у них вместо неё? Пытаюсь проникнуть в его сознание, это не удаётся, являющиеся мне смутные образы совершенно непонятны. Я, конечно, гуманист, но не настолько, чтобы ставить на ноги врага. Поэтому только блокирую кровотечение и привожу Хота в чувство. Он открывает глаза, медленно фокусируется на мне и что-то шепчет.
  - Что? - переспрашиваю я.
  - Убей меня! - шепчет нестор уже громче.
  - Не хочу...
  И мы покидаем поле боя. Попытка вызвать лошадей не удаётся: или их убили, или они от страха убежали так далеко, что лоцировать их местонахождение не представляется возможным. Надеюсь, они найдут дорогу в родную конюшню. Есть ещё привязанные недалече лошади несторов, их я чувствую хорошо, но на коротком военном совете мы решаем испытать, наконец, портал возвращения. Билар советует нам полностью навьючиться и взяться за руки. Мы так и делаем.
  'Готовы? Ап!!!' - и ничего не происходит... Фокус не удался, села леттовская батарейка.
  - Картина Репина 'Приехали'! - жизнерадостно-саркастически замечает Анатолий. - Где тут лошади, ты говорил...?
  - Билар! Ты поле-то защитное сними, - по наитию говорю я, - может оно блокирует сигнал маркёра?
  'Точно, а я и не подумал! Снимаю!' - защита исчезает - 'Повторяю: Ап!'
  В нашу сторону летит фаербол какого-то уцелевшего нестора, но поздно: Вселенная вокруг нас распадается на яркие пиксели, тут же распадаемся и мы. Мгновение (или век) небытия, и пазл Вселенной снова складывается. Тут тихо и прохладно. Темно и где-то капает. Но несторами не пахнет. Магическим зрением я вижу какой-то каземат со сводчатым потолком, мы стоим в центре. Анатолий рядом, он роется по карманам в поисках зажигалки, бормоча под нос бессмертные строки:
  - Куда ты завёл нас, не видно ни зги?
  Хочется ответить в рифму, но я вместо этого открываю сумочку с Биларом, и его яркое свечение озаряет помещение или, может, пещеру. В одной из стен имеется проход. Куда он ведёт и что там дальше, мне не видно.
  - Ну, и куда это нас закинуло? - вопрошает Толя.
  - Хотел бы я знать, у меня в замке такого нет.
  - Так, пойдём, посмотрим?
  - Сойди-ка с места! - Точно! Под ступнёй Анатолия оказалась ямка в полу пещеры, а в ней покоился кристалл размером с ноготь большого пальца. Очевидно, тот самый магический маркёр.
  - Билар! Я слаб в теории, но мне кажется, что в нём более, чем достаточно энергии, для целей 'привода', во всяком случае!
  'Боюсь, что в этой отрасли магии особо сильных в теории не найдётся вовсе... Будет случай - попробуем ещё раз, с дальнего расстояния!'
  - Без меня! - тут же заявляет коллега.
  
  ***
  
  Проход привёл нас в лабораторию мага Летта. Если вы сразу представили себе столы, заставленные странными приборами, ретортами, черепами или целыми скелетами по углам и свисающее с потолка чучело крокодила, то ничего подобного там не оказалось. Столы на монументальных деревянных ножках, правда, были, но чисто прибранные, по-видимому, Летт был аккуратист. Зато по стенам наличествовали шкафы с книгами, со стопками рукописей и кое-какими странными предметами. Был и традиционный сундук с полкубометра, запертый на огромный замок. Освещения, однако, предусмотрено не было.
  Но моё внимание привлекла конторка, использовавшаяся Леттом для написания своих трудов. Никогда не понимал желания писать что-нибудь стоя. Верх конторки украшала шеренга разноцветных чернильниц, из красной торчало перо. На наклонной поверхности лежал единственный лист бумаги или того, что тут её заменяет. Я сдул пыль и вчитался в текст на синто, выведенный красивыми, крупными буквами.
  
  'Уважаемый маг!
  Я принял все меры, чтобы только маг мог попасть в это
  помещение и взять в руки этот документ. Последние
  восемьдесят лет я чувствую себя не лучшим образом,
  поэтому, уезжая, всегда оставляю тут своё завещание, а
  проход в эти помещения приказываю селянам заложить
  камнями, после чего стираю у них память об этом событии.
  Несчётное число раз я возвращался сюда к подобной бумаге
  и всякий раз радовался, что моя предусмотрительность
  оказалась излишней. Но умирают даже маги, и я не
  исключение.
  К сожалению, я так и не завёл себе ученика и наследника.
  Этому много причин, которые не имеют отношения к делу.
  Поэтому я назначаю своим наследником Вас ...........
  (впишите имя). Вам теперь принадлежит мой замок, со
  всем содержимым, деревня Леттовка и прочие деревни,
  жители которых признали меня своим господином.
  Взамен я прошу вас опубликовать мои рукописи, которые
  уже систематизированы и подготовлены к печати. Вы
  найдёте их в шкафу номер один. Давно нужно было это
  сделать, но мне помешал дефицит времени и честолюбия.
  Теперь, когда я уже умер, справедливо предать огласке
  мои скромные исследования, дабы они не пропали втуне.
  Употребите на это малую толику средств, которые вы
  найдёте в сундуке.
  Если ваш магический уровень недостаточен, (а я пока не
  встречал мага, который бы считал иначе) то вы без особого
  труда сможете его повысить до теоретически возможных
  пределов и даже сверх того, воспользовавшись артефактами
  из того же сундука. Я готовил их для учеников и наследников,
  но не случилось... Подробно не объясняю - разберётесь.
  Можете также употребить их для своего ученика или
  наследника.
  Дубликат этого документа хранится в Королевской библиотеке
  в собрании завещаний в пакете под номером 12. Но его
  невозможно вскрыть до тех пор, пока вы не проставите выше
  своё имя.
  Уважающий Вас и завидующий Вам
  Маг Летт'.
  
  - Везёт тебе, 'ваша светлость'! - пробормотал над ухом Толя, которому завещание Летта перевёл Билар. - Теперь к тебе не на любой хромой козе подъедешь! Ручка-то есть?
  - Ой, ладно! - немного смутился я, - я и так наследник Летта, явочным порядком, так сказать. Теперь просто легитимизируюсь!
  - И апгрейдиться будешь?
  - Вот уж мне незачем! Наследника проапгрейдю!
  - У тебя же нету ещё, вроде?
  - Нету - будет! Впрочем, один уже есть...
  - Ты на что это намекаешь? Не, я на магство ваше не подписывался!
  - Да не ты! Это АросКсашам или просто Саша - местный наследный принц. Мой хороший друг. Если бы не он... И с библиотекой Летта он разберётся лучше меня. Когда кончится эта заварушка, я его вызову сюда. Знаю, он обожает старинные магические сочинения.
  - Это другое дело! Только напоминаю вам, ваше величие, что мы, кажется, где-то в тылу врага. А, может и в самой середине. И не мешало бы сходить на разведку и просто выход поискать. Да и поесть, а то у меня аппетит разыгрался!
  - Сейчас и займёмся. Дай ручку, а то моя в рюкзаке на дне... нет постой! - я выдернул перо из красной чернильницы, его кончик украшала капля чернил, сохранившихся эти сотни прошедших лет, не иначе, как магическим способом.
  'Кляксу бы не поставить!' - мелькнула мысль. Я стряхнул перо и начертал на свободном месте завещания: 'Маг Серхей' на синто. Вообще, я со школы пишу, как курица лапой, но тут буквы получились, на удивление, мечтой прожжённого каллиграфа: округлые, с нажимами и с какими-то завитушками. Тут же произошло несколько событий: вспыхнул свет - в части потолка как бы открылось дневное небо, и лаборатория мага в этом свете приобрела вполне приличный вид - только пыль с полированных шкафов стереть и пол подмести. А ещё в углу негромко загремело, мы обернулись и увидели, как у запиравшего сундук замка отскочила дужка.
  - Приглашает заглянуть! - мотнул головой Толя.
  - И заглянем, только ничего не трогай.
  'Золотой запас' Летта был несколько скромней Сарабушевского, но голиды оказались много массивнее, как бы не 'двойные', в отличие от 'полуторных' или обычных. Зато камешки были разнообразны по цветам, некоторые я даже не определил. Сарабуш предпочитал алмазы. В отдельном отсеке лежали упомянутые в завещании артефакты, каждый в сопровождении, по-видимому, инструкции. Я и сам не стал их трогать, пусть Саша разбирается. Взял для мамы горсточку 'самоцветов', самому, вроде, ничего пока не нужно. Толя отказался брать что-либо.
  - У нас проблем с ними не оберёшься! И с золотом и с камешками. Неровён час... Были нехорошие случаи со знакомыми ребятами, в общем... Тебе-то хорошо, ты маг! Деньгами мне отдашь, ладно?
  - Договорились!
  Выходя из лаборатории, я сказал:
  - Свет убавить! - 'и стало так!' - освещение послушно пригасло. Замок меня слушается! Дальше, а нам попалось ещё несколько вырубленных в скале помещений загромождённых ящиками и каким-то хламом, мне и говорить не приходилось: свет зажигался и гас просто по невысказанному желанию. Этот хлам, впрочем, мог оказаться ценнейшими артефактами, но сейчас заниматься им было некогда. Потом, вместе с Сашей разберёмся. Наконец, мы вошли в очередную комнату, где были только бочки. У Летта оказался и собственный винный погреб! 'Полная!' - сказал Толя постучав по крайней прикладом. Пригодится отпраздновать победу...
  Отсюда проход пошёл вверх зигзагами, скоро сплошной камень сменила каменная кладка. Короткий коридор, заканчивающийся капитальной дверью, обитой медными листами, видно от крыс. А за ней хода нет, он заложен камнями. Рядом, впрочем, предусмотрительно оставлены ломик и лопата. Чтобы возвратившийся из дальних странствий маг не слишком утруждался. Судя по всему, за этим препятствием уже известная мне часть замка.
  Прислушиваюсь и принюхиваюсь. Полная тишина, несторами и другими магами не пахнет. Да и Леттовская магия вся осталась позади.
  'Вышиб дно и вышел вон!' Не так быстро это оказалось, но обоюдными усилиями, стараясь не очень шуметь, мы разворотили преграду и вскоре оказались в знакомом подвале, который ныне использовался для хранения древесного угля и дров. Оказывается, мой замок значительно обширнее, чем я считал! Снова вверх по лестнице и, наконец, я почувствовал нестора, который спокойно спал в жарко натопленной караулке у запертых ворот. Единственного во всём замке, людей не было тоже. Вокруг замка, по периметру и довольно далеко от стен было установлено то, что я определил для себя, как несторскую сигнализацию.
  Обычное сферическое защитное поле, но очень слабенькое, простым глазом незаметное. При его пересечении оно, по идее, даёт сигнал нерадивому часовому, который оценивает ситуацию и действует по обстановке. Например, держит фронт под прикрытием стен и вызывает помощь. Это, если я прибуду к замку и вознамерюсь войти. Но, судя по всему, такая возможность всерьёз не рассматривалась, а то гарнизон был бы больше и не такой никчемный.
  Повязав спящего заклинаниями, а, на всякий случай и верёвкой, мы, наконец, расположились в тепле и с удовольствием пообедали продуктами из ещё трилесовской корзинки. Нестор тоже, видно, не голодал: на холодке мы обнаружили несколько нетронутых горшков с деревенской снедью и немного хлеба. Были и пустые горшки. Тут сработала уже моя собственная сигнализация. И в бойнице выходящей на дорогу обнаружилась повозка, которой управляли двое смутно знакомых мне сосновских. Они остановились около ворот, постучали и стали сгружать на землю поклажу: те же горшки и свёртки.
  Приказав Анатолию быть наготове, я подошёл к воротам и крикнул, пытаясь подражать несторовскому акценту:
  - Кто такие?
  - Сосновские мы, еду привезли вашей милости!
  - Когда в следующий раз приедете?
  - Дык, на закате, как всегда!
  - Больше привозите! И хлеба больше!
  - Хорошо, но нам бы горшки забрать?
  - Вечером заберёте! - показываться селянам, как вы понимаете, не входило в мои планы. Конечно, они не коллаборационисты, их просто заставили, но длинные языки... А мне хотелось пока наше присутствие в замке не афишировать.
  - Что там в деревне?
  - Да вы знаете, верно! Часа полтора назад ваши, чуть ли не все, поскакали на запад. Верно, случилось что...
  - Ладно, растрепались... Езжайте, быстрее, да вечером не задерживайтесь!
  Бормоча невнятные проклятия, селяне уселись в повозку и отбыли, не очень, впрочем, спешно.
  Я сразу отверг появившуюся мысль, воспользовавшись отсутствием гарнизона, поскакавшего на помощь Хоту, или, куда там они решили поскакать? взять под контроль Сосновку, мою усадьбу во всяком случае. Нет, и защищать её труднее, и возможны лишние жертвы и разрушения. Зато, пока у меня есть, по крайней мере, несколько часов форы, можно смотаться к порталу и...
  - Толя! Проверь УКВ-шки, с одной влезешь на площадку донжона и будешь наблюдать за округой. Сразу меня вызывай, если что. На всякий случай, не светись там в полный рост, хотя защиту замка я поставлю...
  - А ты, далёко?
  - Нужно пополнить боезапас.
  - А, это то, что ты тогда у скалы замаскировал?
  - Да, на той стороне.
  - Четыре 'цинка'! А это далеко? дотащишь? Может, вместе?
  - Недалеко, с донжона видно, справлюсь!
  Вооружившись автоматом и сунув в нагрудный карман пискнувшую радиостанцию, я открыл обитую железным листом 'калитку' в воротах, помог Толе затащить внутрь несторовское 'довольствие' и занялся установкой защитного купола над замком, это не долго. И побежал по направлению к местному 'Баюну'. Пробежав метров триста, обернулся: 'ой, халтура!'. Купол, конечно, напоминал несторовский, но их магией не пах совершенно. Любой, оставшийся в Сосновке нестор, стоит ему повернуться в сторону замка... Может, не стоило его ставить? С другой стороны, оставить Толю без защиты? Выход один: бежать быстро. И ещё быстрее. И ещё... Я перешёл на магический метаболизм и через час был уже у портала. Снять чужую блокировку - дело минуты, и вот я уже в Бороте. Тут снежно и пасмурно, вокруг никого. Гудит и стучит колёсами на стыках недалёкая электричка. Но даже Майке позвонить нет времени, да и телефон остался в рюкзаке.
  Рядом с Баюном произрастает куст. С виду просто голый куст, ни листочка по зимнему времени. И нет никакой необходимости его исследовать. Но если в него влезть, то окажется, что это не просто куст. В середине его замаскирован заскорузлый от холода рюкзак, а нём четыре цинка автоматных патронов и десяток запасных рожков. В очередной раз похвалив себя за прозорливость, воистину, достойную сказочного Мартина Сью, нагружаюсь почти неподъёмной для нормального человека ношей и преодолеваю портал. Да, как в дверь пройти! Ашапар встречает меня весенним теплом и клонящимся к западу солнцем. И вызовом по радиостанции:
  - ...рёжа, Серёжа, как меня слышишь?
  - На связи, что случилось?
  - Без изменений, проверка связи! Просто ты не отвечал.
  - Слышу хорошо, в Бороте тебя не слышал, скоро буду на месте.
  - Где не слышал?
  - В Бороте, наш мир так называется!
  - А, ты говорил... Значит, до него час ходьбы?
  - Не ходьбы, а бега! Тебе дольше!
  - Видел я в бинокль, как ты зайчиком скакал. Как же ты рыжики потащишь?
  - Рыжики? А, патроны!
  - Салабон! Тебя ещё учить и учить...
  - Очень просто потащу, - не преминул поддеть собеседника мстительный я, - сейчас ты спустишься в подвал, а там уже я с патронами! Я отдохну, а ты потащишь...
  - Ну, ты хитрый... маг! До связи?
  - До связи! Спускайся!
  Я, действительно, решил вернуться через портал возвращения. Хоть и тащить цинки вверх, но всё же ближе, да и Толя поможет. Приподнял рюкзак...
  'Билар?'
  'Готов!'
  'Поехали!'
  'Ап!'
  Опять пиротехнические эффекты и переживания, которые не объяснить словами, и я стою... грохаю рюкзак на пол от удивления. Я стою на первом этаже своего замка, тут почему-то тепло, и слышу топот и пыхтение на лестнице: это Толя спускается. Что это было?
  'Я осмелился скорректировать место вашей материализации, поскольку уловил невысказанное желание. В пределах замка это возможно' - возникает в голове голос на синто.
  - Кто говорит? Билар, это твои шутки?
  'Нет, хозяин, маг Серхей, это не ваш Билар, с вами говорит замок. Маг Летт называл меня 'Дух'. Я проснулся, когда вы вступили в наследование, и приступил к своим функциям'.
  'Так, это ты отопление включил?' - ошарашено вопрошаю я.
  'Конечно, стандартный режим для этого времени года. Скорректировать?'
  'Не нужно, пусть так. Ещё поговорим...'
  'Хорошо, хозяин, маг Серхей!'
  'Просто, Сергей!'
  'Хорошо, Серхей!'
  Тут на лестнице появляется расхристанный Анатолий и замечает меня и рюкзак с торчащими цинками и вывалившимися магазинами:
  - Ты уже всё приволок, Поддубный? А, почему жарко?
  - Просто тепло. Замок включил отопление.
  
  ***
  
  Пока Толя возится в цинками и набивает запасные магазины... я раздумываю. Хорошо было бы восстановить сигнализацию несторов, но в их магии я не разбираюсь. Отключить изнутри просто, а вот...
  'Могу восстановить конфигурацию сигнального купола несторов, - появляется в голове голос Духа, - формула в моей памяти'.
  'Ты разбираешься в магии несторов?'
  'Хозяин Летт написал о несторах и их магии несколько исследований'.
  'Хорошо, тогда я снимаю защитный купол...'
  'И у меня готово!'
  'Можешь замкнуть контур на меня и моего коллегу?'
  'Не стоит. Разные магии могут... (непонятное слово).
  'Не понял, может, 'магии могут конфликтовать'?'
  'Да, так лучше. Я просто вас предупрежу, если...'
  'Отлично!'
  За военно-магическими занятиями и беседами проходит время. Кажется, в Сосновке не заметили пертурбаций с полями вокруг замка. Они ждут меня с запада, поглядывая, конечно, на север и юг, но не себе в тыл. Или, просто там остались слепые и глухие...
   Билар, который, как мне кажется, сначала относился к Духу с недоверием, задруживает с ним. И они устраивают такую трескотню, постоянно переходя с языка на язык, что, в конце концов, прошу их перейти на какую-нибудь 'другую волну'. Сам я, в основном, занимаюсь своим здоровьем: оказывается во время беготни 'под магией' я немного повредил связки и теперь сильно хромаю на обе ноги. По этому поводу 'в эфире' снова возникает специальная дискуссия на тему: какую лечебную формулу лучше применить? Оказывается, Летт был ещё и непревзойдённый авторитет в лечебной магии. Чем он только не занимался за свою долгую жизнь! Предлагаю оппонентам прийти к консенсусу и срочно. И он, как ни странно, быстро находится. Через несколько минут я уже 'на ногах' в буквальном смысле этого слова. Благодарю обоих.
  После лечения зверски хочется есть, и тут возвращается Толя, который, покончив со своими делами, отправился 'исследовать' замок. Коллега докладывает, что 'нашёл' продуктовую кладовую, в которой имеются, соответственно, продукты питания. Выбор небогатый: колбасы, окорока, капуста, репа, ларь с мукой, зато всего много. По военному времени - самое то. Наготовили мне подданные. Похоже, нестор в замок и не заходил: поленился или у него табу какое?
  Но ужин откладывается: пока ещё светло, а я уже вернул себе мобильность, залезаю на самое дно своего рюкзака и достаю подготовленный дома моток провода - антенну. У меня на неё большие надежды. Развешиваем с Толей вертикал от смотровой площадки до первого этажа донжона, где мы решаем обосноваться, и противовес к воротам. Он смотрит на запад - самое нужное мне направление! В эфире пока, почти пусто. Слышны только местные переговоры несторов, рыщущих по окрестным лесам в поисках меня. Дальнее прохождение ещё не началось. Дух, знает язык - кто бы сомневался? - и переводит:
  'Были там-то - никаких признаков! Ездили туда-то...' и всё остальное, вроде этого.
  'Внимание! Запрашивают нестора Брона из замка!' - мы напряжённо вслушиваемся. Вызов повторяется несколько раз. А потом другой голос отпускает короткое замечание.
  'Опять дрыхнет у печки!' - переводит Дух под наш с Толей хохот. Недалеко от истины и, кажется, привычно, паники этот казус не вызывает.
  'Нужно его сменить, пускай по лесам проветрится!' - замечает кто-то.
  'Завтра!' - отвечает вероятный начальник.
  Солнце уже у горизонта, когда прибывает 'вечерняя лошадь' из Сосновки. Возчики стучат в ворота. Около калитки их ждёт мешок с пустыми горшками, общения они не удостаиваются. Быстро темнеет и селяне, разгрузившись, поспешно уезжают. Стоя за воротами, я улавливаю их мысли:
  'Говорят, была битва. Конечно, с вернувшимся магом Серхеем, а с кем ещё им биться? Несторы реквизировали несколько повозок, не иначе для раненных. Возвращаются уехавшие днём, но все хмурые и злые, значит, неудача у них. А у Серхея, значит, удача. Скорей бы барон разогнал эту нелюдь!'
  Скоро, ребята, скоро! Скоро всё... решится! Конечно, эту мысль я не транслирую... Проведываю пленного. Брон его зовут? Спит, как сурок, но во сне, кажется, хочет есть. Потерпит до завтра. Подбрасываю в печку угля, чтобы не замёрз.
  'Начинается вечерний трафик несторов! - информирует меня Дух, и я спешу в донжон.
  
  ***
  
  Судя по содержанию общения, штаб операции в Компоне уже знает о провале нашего захвата группой Хота. Но сведения имеет самые отрывочные и требует полного доклада, который и получает. Общая статистика потерь примерно совпадает с нашими оценками. Узнаём, также, что сам Хот выжил, но по состоянию здоровья не может докладывать лично, разговор ведёт его заместитель. Он подробно рассказывает, что по окончании боя 'маг Серхей с сопровождающим его тарабоном' не занялись, как можно было предположить, добиванием многочисленных раненых, но неожиданно исчезли и в зоне ответственности следующего отряда прикрытия тоже не появились. Докладчик высказывает предположение, что мы зачем-то ушли в баккер, несмотря на принятые меры, долженствующие этому противодействовать. Их поиски по предполагаемому до контакта маршруту следования не дали пока результата. Пойманы только две лошади, на которых, предположительно, противник прибыл.
  Затем звучат доклады других руководителей, которые также не сообщают, конечно, ничего утешительного. Компон требует 'активизировать', 'расширить зону поисков' и 'предпринять все меры', в общем, всё то, что требует при неудачах начальство. И грозит оргвыводами. На местах вяло огрызаются, что 'люди' на пределе, засыпают в сёдлах и требуют подкреплений. В общем, как и на Земле...
  Что характерно, ни разу не озвучивается моё предложение о сделке, хотя, судя по всему, заместитель Хота слышал наш разговор. Это наводит на интересные мысли: что, если несторы, вовсе, не едины в своих устремлениях? Раз часть информации ответственным лицом не озвучивается, это может значить... Не попробовать ли сыграть на этом факте?
  В общем, трафик заканчивается, и снова появляются слабые сигналы несторов, обсуждающих услышанное. Они гораздо громче, чем раньше: антенна даёт себя знать!
  От нечего делать, машинально сканирую диапазон и вдруг, в районе частоты 2330 килогерц обнаруживаю другие слабые сигналы. А ведь эта частота недалеко от волны 'говорильной раковины' АросКсашама. Применяются такие редко, по причине чрезвычайной дороговизны, но ведь применяются! Разговаривают не несторы, а люди, причём на имперском. Чистом имперском, не жаргоне. А, вдруг это сигналы из самой Столицы? Прохождение улучшается, и я, вместо отдельных слов начинаю разбирать почти всё. Общаются какие-то чиновники, разговор скучный, о поставках, налогах и тому подобное. Один, 'господин ТрешДор', действительно, из Столицы, его слышно лучше, другой из западной провинции Винтлаг. А, что, если? Дождавшись паузы, нажимаю тангенту:
  - Господин ТрешДор, с вами говорит маг Сергей из провинции Компон. Как меня слышите? - и получаю ответ:
  - Куталон, я вызову вас позже, не мешайте! Так, что вы говорили, Винтлаг?
  Я не отстаю:
  - Это никакой не Куталон, это маг Сергей из Компона!
  Чиновник, явно, растерян:
  - Но в Компоне пока не установлено раковины! Повторите, кто вы?
  - У меня своя. Повторяю, я маг Сергей!
  - Э-э... И, что угодно вашей милости?
  - Пригласите к раковине принца АросКсашама.
  - Ваша милость! Но мой ранг слишком незначителен, чтобы требовать аудиенции у принца. Кроме того, уже поздно, и он, возможно, спит.
  - Добейтесь аудиенции или передайте записку, и, гарантирую вам, что этот ранг вскоре повысится!
  - Понял! Ожидайте, я побежал! - и господин ТрешДор пропал из эфира. Ждать пришлось не очень долго: примерно через полчаса я услышал знакомый голос, который на русском произнёс:
  - Я АросКсашам! Серёжа, это ты что ли?
  - Здравствуй, Саша, это я!
  - Ой, привет! Только что о тебе думал. У нас в таких случаях говорят: богатым будешь!
  - Уже... У нас тоже так говорят!
  - Как тебя хорошо слышно, ты где? Откуда у тебя раковина, неужели, мою починил?
  - Нет, это просто техномагия, при встрече расскажу подробнее. А нахожусь я в своём замке, который завтра, вероятно, осадят несторы.
  - До меня доходили слухи, один причудливей другого, но наши информаторы в Кумате замолкают один за другим... Нужна ли тебе помощь? Завтра с утра подойду к папе, но много не обещаю.
  - Я надеюсь управиться один... то есть со своим тарабоном. - И я вкратце рассказал Саше, как обстоят мои дела. Но сюрпризы придержал напоследок:
  - Мы тут нашли полный архив Летта, он ждёт тебя, приезжай, как всё утихомирится!
  - Так ты занялся раскопками в замке Летта... то есть, в своём замке? Эх, жалко меня с тобой не было!
  - А, ну да, раскопками... Но ты ничего не потерял, я за эту разборку не возьмусь.
  - Я немедленно выезжаю с ротой охраны, иначе, теперь не путешествую. Могу прихватить рескрипт Императора о прекращении военных действий!
  - Вряд ли он поможет тут на окраине Империи, где до бога высоко, а до царя далеко. А так, рано тебе ещё приезжать.
  - Что ты сказал? А, это идиома! Действительно, Император не начнёт новую войну с несторами, даже ради тебя, такого хорошего...
  - Саша! Не забудь поощрить своей властью господина ТрешДора.
  - А, кто это? А, понял! Это тот господин, который так рвался ко мне, что императорская охрана заподозрила начало мятежа! Завтра же пристрою его на хорошую должность, где его инициативность и пробивные способности будут затребованы. Он, кстати, рядом.
  - Ну и чудесно. Пускай передаст по смене, чтобы при моих вызовах тебя немедленно приглашали.
  - Думаю, эту процедуру можно устроить без скандалов, ругани и всеобщей мобилизации. Когда мы ещё поговорим?
  - Давай завтра в это же время. У тебя часы ещё работают? Только, если я не буду слишком занят несторами. И папе привет передавай.
  - Непременно, утром, и до свидания!
  - У нас говорят: 'до связи'.
  - Тогда, до связи. Аккуратнее там, великий маг...
  На этом неожиданное общение с Сашей и закончилось. Неожиданное только в том смысле, что всё получилось легко и просто. Я давно подозревал, что их чудесные говорильные раковины - банальные приёмопередатчики радиоволн, только на магическом принципе. И, следовательно, могут быть совместимы с нашими радиостанциями. По Сашиным рассказам: 'днём радиус связи невелик, а ночью может достигать сотен миль', я прикинул и диапазон - промежуточные волны - а потом, исследуя попорченный артефакт, определил и вид модуляции. Впрочем, я об этом уже рассказывал. Эти соображения и подвигли меня захватить с собой трансивер с батарейками... как бы бесполезный в мире средневековой магии.
  - Он классно по-русски чешет! - заметил Анатолий, внимательно прислушивавшийся к нашему разговору, - это тот наследный принц?
  - Да, тот самый.
  - Хорошие у тебя тут знакомства! А его 'папа', значит, царь?
  - Император... Из одной бутылки коньяк пили!
  - ...!
  - Давай-ка поужинаем, пока совсем не остыло.
  Оказалось - остыло, но разогреть еду в горшках - ничего сложного - 'простейшее заклинание'! Покормили и Брона, наполовину 'разбудив' его, а то ещё бедняга исхудает! Поужинали и легли спать, дополнительно проверив защиту и сигнализацию.
  
  ***
  
  Я настроился проснуться к началу утреннего трафика несторов, но ничего интересного в нём не услышал. Снова безуспешно вызывали Брона. Следовало ожидать визита со сменой нерадивого часового. Но раньше приехали сельчане. Я встретил их у открытой калитки.
  - Светлые Боги! Да это же наш барон Серхей!
  - Барон! А мы-то все глаза проглядели!
  Я пресёк попытки падания ниц:
  - Достаточно! Да, да, я тут. Быстро сгружайте продукты и заберите пленного. Сдадите его несторам. Скажете, что барон Сергей контролирует... то есть, находится в своём замке и ждёт парламентёров, поскольку воевать не хочет. Но, если его вынудят, готов. Сами никаких бунтов не устраивайте - плохо кончится, я сам разберусь. Поняли? Езжайте!
  Всё они поняли, только уезжать не спешили. Выговориться, пожаловаться на притеснения и поборы несторов, 'а, может, мы с вами останемся?' - всё это пришлось прекратить в довольно жёсткой форме. Но подданные не обиделись, уезжая, они всё оборачивались и махали мне шапками...
  - Любят тебя, феодал? - иронично осведомился Толя, наблюдавший за этой сценой.
  - А то! Барона положено или любить и тогда прощать ему все грехи. Или ненавидеть, и тогда только бунтовать или сбегать от него. Демократией тут и не пахнет, не доросли до неё люди.
  - Даже у нас ещё не все доросли...
  Верно...
  - Дух?
  'Слушаю, Серхей!'
  'Полную защиту на периметр!'
  'Сделано!'
   Даже утреннее солнце померкло, когда над замком возникла багровая полусфера 'фирменной', леттовской защиты. Исходя из своих прежних возможностей, я заранее смирился с вероятной потерей верхней части донжона, дабы сделать защиту компактнее, чуть шире периметра стен. Эта же полусфера прикрывала весь замок.
  'На сколько у тебя хватит энергии?'
  'Поскольку, последние столетия я магическую энергию не тратил, а только накапливал, то, в зависимости от активности нападающих, от трёх до пяти лет непрерывной осады'.
  Нет слов... Воистину, велик был Летт!
  'Надеюсь управиться быстрее...'
  - Толя! Пойдём, эфир послушаем!
  
  ***
  
  Гвалт поднялся несколько раньше, чем я рассчитывал. Кажется, патруль несторов, направленный на снятие с поста нерадивого Брона повстречался с сельчанами, этого Брона им и представившими. И тут же в эфире стало склоняться на все лады:
  'Серхей скрывается в замке!'
  'Он взял в плен часового и освободил его!'
  'Срочно отозвать силы посланные туда-то и туда-то!'
  'Вокруг замка обнаружено защитное поле невиданной силы!'
  'Послать разведку для подтверждения данных о местоположении мага Серхея!'
  'Выдвигаться к замку, охватывая его с флангов и замыкая кольцо окружения!'
  Одновременно несторы пытались докричаться до Компона, но ночное прохождение радиоволн закончилось, поэтому послали гонца. Кстати, моё мирное предложение, высказанное Хоту, ни разу не озвучивалось, что опять-таки подтверждало... Я на этом, непременно, сыграю.
  Вскоре показалась и обещанная разведка: пятеро несторов на лошадях появились на дороге, а затем объехали мою крепость, благоразумно держась на порядочном расстоянии от кромки защитной полусферы. Вероятно, искали дефекты поля. Не нашли, о чём и доложили. А затем подтянулись и основные силы и продолжали прибывать несколько часов. Пока, ни одного выстрела или попытки связаться. Войска рассредоточились по флангам, напротив ворот установили шатёр командования и тут же прикрыли его защитным полем. Поставили и палатки для личного состава. В лагере загорелись костры: приступили к приготовлению обеда. Значит, наступления следовало ожидать не ранее окончания оного. Воспользовавшись паузой, пообедали и мы. Дух и Билар, каждый, доложили мне свою предположительную цифру количества осаждающих. У Билара получалось около четырёхсот шестидесяти, у Духа чуть больше пятисот. Они не стали устраивать по этому поводу дискуссию, поняли, что мне это не нравится. В любом случае - немало.
  Когда в лагере погасли костры, был дан сигнал к приступу. Напротив ворот собралась сплочённая группа несторов, существ в сорок. Прикрывшись полем, они, объединёнными усилиями, сформировали неописуемой яркости фаербол, который секунды через три с грохотом ударил в нашу защитную полусферу. Та, в районе попадания, зазмеилась трескучими молниями разрядов, но выстояла, однако не поглотила фаербол, а отбросила его назад с удвоенной скоростью. Такого я ещё не видел!
  'И я тоже!' - пробормотал Билар.
  'Изобретение хозяина Летта - функция 'симметричный ответ'! - прокомментировал это явление Дух. - 'Энергии тратится меньше, а подарки летят обратно к нападающим!'
  Этот конкретный подарок легко вскрыл защитный пузырь атакующих несторов и разметал их, горящих, по полю. Некоторые остались недвижны, другие катались по земле дымящимися факелами, пытаясь сбить огонь. И на этом приступ сам собой прекратился. На пострадавших погасили огонь и эвакуировали их из лагеря в тыл. Всю эту картину мы с Анатолием наблюдали с верха стены в её бойницы.
  - Нужно и нам хоть раз выстрелить! - решил я. - Толя, сможешь прострелить купол над шатром? А то в своей меткости я не уверен, ещё попаду в кого?
  Вместо ответа, который, ожидаемо, содержал бы какого-нибудь 'салагу', коллега прицелился. Его АКМ выплюнул короткую очередь, и тут же купол над штабом осаждающих искорёжился и лопнул в клочья с громким хлопком. Попутно, слетел с кольев и поднялся ввысь, следуя восходящему потоку воздуха, и сам шатёр. Несколько секунд он парил над замершими в ступоре несторами, а затем сложился и рухнул им на головы. Пострадавших, впрочем, не оказалось. Лагерь нападавших скрылся в тумане и пепле размётанных костров, установленные палатки снесло. Из этой завесы, перекрывая беспорядочные крики и противоречивые команды, донеслось:
  'Общее отступление!' - кто-то всё-таки сохранил самообладание.
  Честно говоря, я немного поразился такому эффекту одной автоматной очереди. Из 'Сайги' такого не получалось. Причины, впрочем, понятны... Когда 'дымовую завесу' унесло ветром, несторы уже удалились за пределы оптической видимости и залегли, используя окружавшие замок скалы и прочие складки местности. Активных действий не предпринимали. Вероятно, ждут наступления вечера, чтобы доложить руководству в Компоне и получить от него приказания и запросить подкрепления. Конечно, они были деморализованы, что и подтвердил со всей очевидностью анализ их радиообмена. А на вечер я приготовил им дополнительный сюрприз...
  
  ***
  
   Ужин на закате солнца, конечно, не привезли, да мы и не надеялись. Пока хватало сосновского провианта, был запас и в кладовой замка, да и собой мы принесли довольно много сублимированных продуктов и тушёнки. Только хлеба было маловато, но Толя объявил, что он умеет печь армянский лаваш, для которого нужна только мука и вода. И продемонстрировал эту свою кулинарную способность на замковой кухне. Получилось вполне прилично.
  А ещё я имел длительную беседу с Духом:
  'Серхей! Из общения с Биларом я понял, что вы хотите договориться с несторами, предложив им нечто такое, от чего они не смогут отказаться. Если вы не против, то я доложу вам некоторые сведения о них, которые изложены в рукописи хозяина Летта. Жаль, что вы не имеете времени ознакомиться с ней лично, но и то, что я вам сообщу, добавит весомости вашим аргументам...'
  Это было очень ценное общение!
  Вечерний сеанс радиосвязи начался раньше обычного, прохождение было ещё плохое, и Компон сначала никак не мог понять: каковы результаты штурма? А когда там всё поняли, то, явно, опечалились. Руководители местной группировки несторов живописали работу защитного поля замка и понесённые ими потери, кажется, даже немного их преувеличив. А также работу моего 'неизвестного оружия', которое пронзает их защитные поля, как нож масло. Но объективно добавили, что, в общем, маг Серхей вёл себя пассивно, и на его счету убитых и раненых нет.
  Как всегда в таких случаях, в ответ посыпались рекомендации каких-то диванных стратегов, перемежаемые угрозами оргвыводов. Закончилось приказом повторить штурм с утра, используя иную тактику.
  Дождавшись, когда недовольные друг другом несторы уже прощались, я нажал тангенту на манипуляторе и спросил на имперском:
  - Вы закончили?
  Гробовое молчание стало мне ответом. Похоже, на волне несторов ещё никогда в истории не звучала речь на чужом языке. Кроме того, полагаю, и в Компоне меня было слышно отлично, а для местных несторов он находился на границе уверенной связи.
  - Ну, раз закончили, то выслушайте и меня. Говорит маг Сергей! Я никогда не проявлял агрессии направленной против вашего народа. Все мои действия, это только самооборона против ваших посягательств на мою жизнь и принадлежащий мне Билар. Ваши руководители утверждают, что, завладев Биларом, они смогут открыть портал в ваш мир. Это ложь, порталы туда давно найдены, но этот мир разрушен и к жизни непригоден. Для тех, кто об этом осведомлён, существует ложь второго уровня: якобы, можно попасть в прошлое и предотвратить разрушение Нестора. Это тоже не так: многоступенчатые баккеры производились и ранее, буквально, сразу после разрушения вашего мира, но никакого успеха не принесли.
  Всё это просто сказки, которыми вас пытаются сплотить и сохранить волю к жизни. Если всё это знают и понимают ваши руководители, то спросите себя: зачем им Билар? Может, чтобы продолжить кормить вас вымыслами, а самим продлить на столетия свои никчемные жизни?
  Но я, маг Сергей, расскажу вам сейчас не сказку, а истинную правду. В ходе своих странствий по мирам я случайно наткнулся на портал, не обозначенный на картах и ведущий в мир, который вы называете Дубль-Нестор или Коржаб-Нестор. Этот мир тоже потерял большинство связей с другими мирами по итогам катастрофы, но сам ничуть не пострадал. Он развивается и процветает. Население его растёт, но его всё равно не хватает. И он будет рад принять вас, чтобы вы ощутили себя на родине, среди соплеменников, получили возможность мирно трудиться или истреблять хищников и, главное, завести наследников. Да, они сумели восстановить технологию, которой обладал ранее только Нестор, и которая необходима вам для выращивания полноценных детей.
  Всё, что я вам сообщил, это не вымысел, всё это легко проверить. Взамен я прошу только одного: оставьте меня в покое! - и на этом я закончил своё сообщение или, даже манифест.
  Долгое молчание было мне ответом, первым его нарушил Компон:
  - Он всё врёт! Убейте его! - провизжал кто-то оттуда, и эфир взорвался воплями на языках несторов и имперском. Осаждавшие выспрашивали у меня подробности, некоторые обещали стереть в порошок, другие их урезонивали, в общем, раскол, который я попытался внести в стройные ряды несторов, удался на славу. Думаю, если мой сигнал добивал до самой Столицы, то уж в провинции Компон меня услышал каждый нестор.
  'Хорошая речь! Сам Летт не мог бы выразиться яснее!' - похвалил меня Дух. Билар присоединился к похвалам. А Толя нашёл моё заявление недостаточно жёстким, да и 'металла' в голосе, по его мнению, мне не хватало. Я не стал спорить, будущее покажет... Тем временем споры перешли в междоусобные боестолкновения. Вдали заблистали зарницами вспышки фаерболов, радиостанция отзывалась на них воплями гибнущих и треском электрических разрядов.
  Сменил настройку: на имперском канале меня уже вызывал Саша. Рассказал ему о последних событиях: провале штурма и озвученном мною предложении. Договорились обстоятельно поговорить ближе к утру: из-за местных помех я почти не слышал ответов. И снова вернулся на частоту несторов. Часа через три, глубокой ночью прорезался голос из Компона. Он призвал всех внимательно слушать. В ответ стрельба прекратилась. После небольшой паузы прозвучало сообщение, согласно которому 'Высший Совет' несторов в Компоне 'потерял доверие' и низложен. Часть членов этого кабинета оказала 'реалистам' сопротивление и уничтожена, часть пленена. 'Экстремисты', поддерживавшие Совет, ныне повсеместно прекратили сопротивление. 'Первый Нестор', как я понял, глава кабинета, нашёл убежище во дворце наместника. Он тяжело ранен. Все приспешники его покинули и, частью погибли, но большая часть сдалась в плен реалистам. Они готовы первыми дать клятву лояльности формирующемуся новому кабинету. Реалисты выступают за переговоры с магом Серхеем и проверке его сведений. Кандидат на должность 'Первого Нестора' - Нугрор призывает всех соплеменников прекратить междоусобицу, снять осаду с замка и выслать к магу Серхею парламентёров для выработки соглашения.
  Победа?
  Пока ещё нет. По окончании чтения меморандума, в эфире возобновился треск разрядов, но очень скоро стих: какая-то из противостоящих сторон взяла верх! Какая партия победила? Нам не пришлось долго гадать.
  - Великий маг Серхей! Слышите ли вы меня? - прозвучало в эфире на имперском.
  - Слышу, слышу... - ответил я с деланной ленцой, хотя, внутренне ликовал. Играть Великого Мага, так до конца.
  - С вами говорит командующий подразделения 'Сосновка' Трост. После обсуждения вашего предложения и возникшей дискуссии (дискуссии, ага!) принято решения прислать к вам в замок группу парламентёров для уточнения некоторых деталей будущего соглашения. Я её возглавлю, со мною будет двое помощников. Согласны ли вы?
  'Дух! Их можно будет как-нибудь обезвредить? Чтобы они не начали кидаться в замке фаерболами?'
  'Да, беру это на себя! Если они не станут сопротивляться...'
  - Если вы согласитесь на временную иммобилизацию ваших способностей к боевой магии, то жду вас на восходе солнца, - ответил я после небольшой паузы.
  - Мы согласны!
  - Тогда до встречи!
  Я сменил частоту и пересказал Саше очередную серию нашего противостояния, довёл информацию о пертурбациях в Компоне, выслушал его поздравления и пожелания сугубой осторожности. Утром он всё перескажет папе-императору. И на этом, далеко за полночь, такой насыщенный день закончился.
  
  ***
  
  Раннее утро, уже традиционно, застало меня на волне несторов. Я с любопытством выслушал информацию от Компона, из которой явствовало, что революция, затеянная вчера же образовавшейся несторской партией 'реалистов' сегодня уже полностью победила. Стремление репатриироваться в реальный Дубль-Нестор уже на днях, так сказать, захватило много больше умов этих практичных существ, чем смутные сказки о восстановлении когда-нибудь, неведомым способом и в перспективе могучего Нестора. Бывший 'Первый Нестор' благополучно скончался от ран во дворце наместника, его тело опознано и похоронено по несторскому обряду. Таким образом, партия 'экстремистов' оказалась без руководства и идеи, вследствие чего самораспустилась.
  Руководство 'реалистов' настроено по отношению к великому магу Серхею весьма лояльно, авансом, так сказать. Но требует тщательной проверки его сведений перед заключением всеобъемлющего 'мирного договора'. Что же? Я предоставлю им такую возможность. Компон с энтузиазмом воспринял информацию, что парламентёры направятся в замок уже через пару часов.
  Но ещё раньше из Сосновки приехали продукты. Не сами, конечно. Правил повозкой Кубер, с ним был молодой Фаник. Как пацан повзрослел! Но Кубера, живого и почти здорового я был рад видеть больше. Дух открыл проход в защитном экране, и лошадка, всхрапывая и прядая ушами, преодолела эту невысокую огненную арку и вскоре проехала в открывшиеся, без участия людей, ворота. Дух изначально управлял старой частью замка, но постепенно устанавливал контроль и над заново построенным и восстановленным.
  - Рад вас видеть, ваша милость! - пророкотал Кубер своим неистребимым 'командным голосом', впрочем, успев стрельнуть глазом на стоящего рядом Анатолия.
  - Привет, Кубер! - мы крепко обнялись, заместитель при этом явственно ойкнул. Нужно немедленно заняться его здоровьем. На ноги-то он встал, но всё ещё хромает.
  - Познакомься, мой товарищ Толя! Толя, это мой здешний заместитель и управляющий. - Двое вояк пожали руки, при этом оценивающе разглядывая друг друга.
  - Друзья, давайте в темпе позавтракаем, поскольку скоро ожидаются парламентёры. Дух, как твои успехи в русском языке?
  'Вполне освоил' - ответил замок голосом артефакта, - 'коллега Билар помог'.
  - Отлично, только тембр смени на прежний, чтобы я вас не путал. Будешь переводить Толе и Куберу содержание переговоров, только, чтобы несторы не заподозрили, что ты знаешь их язык!'
  'Понял, Серхей!'
  Тут подошёл и Фаник, занятый до этого разгрузкой телеги. Я улыбнулся и пожал ему руку, как взрослому. Тот, аж расцвёл. Мы заканчивали завтрак, когда Дух сообщил, что к периметру приблизились трое несторов.
  'Открывай!'
  Прошедшие периметр вдруг синхронно покачнулись, остановились, но затем продолжили путь к калитке.
  'Процесс иммобилизации их боевой магии завершён!' - доложил Дух.
  'Не сопротивлялись?'
  'Нет, только инстинктивно'.
  Мы с Толей и Кубером встретили несторов у ворот. Вышагивающий впереди, самый высокий, оказался, конечно, тем самым Тростом, командующим местной группировкой. Остальные двое остались безымянными. Оранжевые балахоны, такое впечатление, что на меху изнутри, замызганные, крепкие сапоги, неизменные чёрные шапочки, неподвижные совиные лица. В общем, типичные несторы. Кажется, у них не в обычае пожимать руки, но Трост протянул свою, и я её пожал, ощутив силу этого военного.
  - Приветствую вас, великий маг Серхей! - без всякого выражения произнёс тот на имперском. Какой язык предпочитаете?
  - Приветствую, командующий Трост! Поскольку, договоры традиционно составляются на синто, то, думаю, на него и нужно перейти.
  - Возражений нет...
  Мы прошли в донжон и расположились за обеденным столом, придвинув к нему простецкие табуретки. С мебелью у меня напряжёнка, вот проинспектирую хранилища Летта, подберу что-нибудь, там и мебель, вроде, есть. А пока оттуда перекочевала только шикарная чернильница с вечными чернилами, которая пригодится для составления чистовых экземпляров договора и стопка листов сероватой бумаги, которую ещё Летт нарезал. Но пока я достал любимую гелевую ручку, и мы приступили к работе. Часа через три договор был готов. Обе стороны были заинтересованы в скорейшем его подписании, поэтому, при возникновении мелких противоречий, с готовностью шли на уступки.
  Думаю, нет необходимости приводить его полный текст. Язык учёных и магов синто - поэтичный и звучный, но в своём канцеляритном варианте весьма тяжёл и изобилует повторами, тяжёлыми для чтения, зато не дающими возможности двоякого толкования содержания. Конечно, тут я был не знаток, но, пользуясь подсказками Духа и Билара, всё-таки начертал текст, который удовлетворил обе стороны.
  Договор, собственно, состоял из двух частей: первая декларировала, что маг Серхей предоставляет сообществу несторов, в лице командующего Троста, информацию о местонахождении портала, ведущего в мир Дубль-Нестор (Коржаб-Нестор). В свою очередь, сообщество несторов обязуется послать экспедицию для проверки этой информации. На период от подписания первой части договора до возвращения экспедиции, сообщество несторов гарантирует магу Серхею и его подданным и слугам полную свободу передвижения и защиту от любых преследований и покушений на их жизнь и имущество. Искомая информация передаётся магом Серхеем в любой удобной форме (устно или письменно) сообществу несторов, в лице... и так далее, после подписания первой части договора. Подписавшие договор клянутся его выполнять, призвав в свидетели Светлых Богов...
  'Впиши ещё: Несторы клянутся 'Именем Неназываемого'!' - шепнул мне на этом месте Дух.
  'А, кто это?'
  'Их верховное божество. Летт установил, что, если Нестор клянётся этим именем, то эта клятва становится священной для всех'.
  Я вписал эту вставку в текст договора. Когда Трост, в свою очередь дочитал до этого места, то прервался и вперил в меня свой нечеловеческий взгляд, но ничего не сказал и продолжил чтение.
  Вторая часть, в основном, ритуальная, декларировала мир - дружбу - жвачку, которые наступят после подтверждения экспедицией, посланной... и так далее. В случае не подтверждения, разногласия должны будут решаться не на поле боя, а, опять-таки, за столом переговоров. Всё вполне цивилизовано, кажется.
  Конечно, Трост не имел полномочий подписать договор немедленно без согласования с Первым Нестором или кабинетом, поэтому он переписал себе экземпляр и заявил, что завтра к утру согласование будет им получено. Или, будут получены замечания, и тогда завтра, с восходом солнца, мы продолжим работу.
  Но на сегодня работа была закончена, и настало время обеда. От предложения отобедать несторы отказались, а от вина, дабы спрыснуть договор - нет. И я послал Толю и Фаника в леттовские подвалы. Пока мы вполне дружески беседовали о разных пустяках, в частности Троста интересовало, как мне удалось взять контроль над замком, который, как говорят, принадлежал некогда великому магу Летту. Я начал излагать адаптированную для него версию...
  'Серхей!' - вдруг обратился ко мне Дух, - 'Толи сообщает, что он нашёл в погребе коньяк'.
  'Можешь дать мне с ним связь?'
  'Конечно!' - и в голове зазвучал голос коллеги:
  'Представляешь, Сережа, чистый коньяк, по крайней мере, в одной бочке. Дух сказал, что его Летт экспериментировал и в этой области! Нести, что ли?'
  'Неси, попробуем!' - и вскоре Анатолий явился с полным деревянным жбаном, сопровождаемый непередаваемым запахом благородного напитка. Уж и не знаю, сколько столетий он выдерживался в леттовском подвале! Пару, это точно! Соответствующеё посуды, конечно, не было, но на кухне нашлись глиняные чашки - изделия местных гончаров. Я разлил светло-коричневую влагу по чашкам, примерно на палец, предупредил, что 'это вино очень крепкое', погрел свою чашку в руках для пахучести и выцедил содержимое. Кубер, знакомый с коньяком, и Анатолий чокнулись и махнули вслед за мной, а Фанику, подставлявшему чашку, я не разрешил - мал ещё! Он удовлетворился шоколадным батончиком.
  Наконец, и несторы решили не отставать и самоотверженно выпили свои порции. Один, правда, закашлялся, но через пару минут, когда коньяк усвоился, оценили. Даже, очень оценили! Но, больше я им не налил, заявив, что для употребления коньяка нужен некоторый опыт, а с непривычки их может развезти... А ведь Тросту ещё докладывать в Компон. А вот завтра - пожалуйста! Закусили такими же шоколадками. И вскоре, в самом жизнерадостном настроении, наговорившись досыта, несторы стали прощаться, заявив напоследок, что в такой хорошей компании, отродясь, не сиживали и не работали. Уходя, Трост забыл свой экземпляр договора, и я сунул бумаги ему в руку.
  - Да, да, это очень важно... - пробормотал тот.
  Проводил парламентёров до калитки, которая открылась перед ними сама. Дальше они, ещё раз пожав мне руку, уже шли в одиночестве. Преодолели защитное поле, и там Дух разблокировал их магические способности в части владения оружием. Делегаты при этом повернулись и вразнобой поклонились мне, так и стоящему в проёме калитки. И зашагали в свой лагерь, слегка пошатываясь, но в самом превосходном настроении. Потом я отослал в село и Фаника, который очень просил остаться. Но я поручил ему проследить за качеством пищи, которую должны подвезти, традиционно, на закате, и тот уехал, гордый своим поручением.
  Поскольку я в медицинской магии смыслю немного, только по суровой необходимости, то лечение Кубера я возложил на консилиум Духа и Билара. И те справились с этой проблемой, как нельзя лучше. И мы, наконец, пообедали! И, даже слегка вздремнули, поскольку до вечернего трафика несторов, который я собирался, непременно, послушать, ещё оставалась уйма времени. Но, ещё до того, как мы расположились на кушетках, оставшихся от строителей и обнаруженных Толей в конюшне - суровый армейский быт! - Кубер рассказал мне, что оккупация была для селян не очень обременительной, - несторы за всё реквизированное платили - но тяжёлой психологически. Отсутствие барона, чужаки в домах... А ещё, в тех домах, где они селились, исчезли кошки. Переехали во дворы или, даже в собачью конуру, у кого были собаки, а, в основном, на чердаки, но в дом зайти отказывались категорически! Наибольшие потери Сосновка понесла во время вчерашней междоусобицы. Три дома сгорело дотла, несколько домов и хозяйственных построек в разной степени разрушено. К счастью, никто из людей не погиб, погорельцы живут по погребам и по соседям.
  Моя резиденция чудом не пострадала: он, Кубер, сам видел, что вначале защитники прикрыли её магическим куполом, а потом быстро наступило замирение. К нему, Куберу, подошёл перед его отъездом в замок местный, как он его назвал, квартирмейстер, и сообщил, что пострадавшим будет выплачена компенсация... в разумных пределах. И теперь необходимо срочно объехать все, находящиеся под моей юрисдикцией поселения, где также квартировали несторы, и установить полный объём ущерба. Поскольку, он ныне здоров и полон сил, то берёт эту работу на себя. Уедет с вечерней повозкой и приступит с утра. Кроме того, следует распорядиться о заготовках строевого леса, имеющиеся запасы недостаточны для восстановительных работ. Пока зима - самое время! Я дал добро.
  Проснулся от угрызений совести. Мне приснилась Майка. Действительно, пока мы тут путешествуем и сражаемся с врагами, в общем, живём полноценной жизнью, она, мама и Лота томятся в неизвестности. Раскопал на дне рюкзака телефон - батарейка ещё сохранила часть заряда - и взбежал на смотровую площадку донжона. Походил по ней туда-сюда и 'выдоил' один столбик сигнала.
  Длинные гудки...
  - Привет!
  - Ой, Серый! Привет-привет! Ты где? Как успехи на ниве...?
  - Докладаю: Я в замке, враги разбиты наголову, готовится мирное соглашение. Все живы и здоровы. Если всё срастётся, то нашу мирную жизнь уже никто не нарушит! Как у вас? Как мама, Лота?
  - Все здоровы, даже более того! Лоте я наняла репетиторов, как договаривались, сейчас они проходят с ней начальную школу. Память у девочки абсолютная! Такими темпами через год-два можно в институт посылать. Она очень в медицинский хочет. Ещё и читает запоем. Мама здорова, только что звонила, ты её набери обязательно.
  - Майка, я попробую, но у меня телефон уже пикает, батарейка на нуле. А зарядить тут негде. Так, что привет ей и Лоте!
  Майка что-то ответила, но тут телефон снова бибикнул, и связь пропала. Когда я заряжал батарейку последний раз? Кажется, в гостинице на Минданао. А вот запасную прихватить соображалки не хватило! Для радиостанции комплект взял, даже для УКВ-шек... Стоп! Если зачистить провода зарядника и подключить к ним батарейки от радиостанции, то аккумулятор мобильника можно зарядить! Красный, обычно 'плюс'...
  - Толя! - в процессе этих размышлений я спустился на первый этаж и встретил зевающего и потягивающегося после сна коллегу. - У тебя в телефоне аккумулятор заряжен?
  - Сейчас посмотрим... - он полез в рюкзак и достал свой телефон, - почти полный заряд! И запасной я тоже заряжал! Глянем... Полный! А отсюда разве можно звонить?
  Вот так! Учись студент у ветерана!
  - Можно... при желании...
  
  ***
  
  Мы проводили Кубера, поужинали и сели к радиостанции. Новости из Компона были интригующие: Стало известно, что светлейший Анри-Хельг, брат Императора, сложил свои полномочия наместника, в связи с плохим состоянием здоровья, и экстренно отбыл в Столицу на лечение. В Компоне, в связи с предшествующими беспорядками и отсутствием 'первого лица', объявлено военное положение, власть временно принял на себя командующий гарнизоном полковник Лендор. Улицы патрулируются солдатами, эксцессов нет. Подробности пока неизвестны...
  После этого сообщения слово взял Трост и зачитал подготовленный нами проект договора. В Компоне текст записали и ответили, что на первый взгляд всё нормально, но окончательное заключение и санкция на подписание последует завтра, а пока кабинет приказывает командующим приступить к свёртыванию военной операции, расформированию подразделений и возвращению участвующих в ней по местам дислокации. Возник ряд вопросов чисто технического характера, но это уже неинтересно.
  На столичной частоте меня уже ожидал Саша, и я пересказал ему свежие новости из Компона. Он ответил, что пока не может их подтвердить. Поскольку ни сам Анри-Хельг, ни предваряющий его прибытие гонец в Столицу пока не прибыли. И он уже написал записку папе, которую доставят немедленно, хотя бы Императора пришлось для этого и разбудить. Потому, что очень важно!
  - Всего этого следовало ожидать... - добавил он после паузы.
  - Не понял, чего следовало ожидать?
  - Объясню... Правда, это тайна правящего дома, но о ней скоро будут судачить на всех углах. А, если и нет, то ты ведь никому не расскажешь?
  - Конечно, нет!
  - Так вот, мой дядя Анри-Хельг давно и тяжело болен. Такая болезнь в ранней стадии вполне излечима, но дядя её запустил, а когда его прижало, обратился не к имперским врачам, а к несторам, поскольку тогда уже был назначен наместником. Побоялся, что уедет из Компона и потеряет наместничество. И он нашёл понимание в лице Лунца - Первого Нестора, ныне покойного. Неизвестно, как лечил его этот искусный маг, но вылечить болезнь ему не удалось, да и поздно уже было. Взамен он 'посадил' наместника на свою магию. Дядя моложе папы, но выглядит уже, как старая развалина, поэтому на людях почти не показывался. Но был до недавнего времени вполне себе бодр, хотя это не естественная бодрость здорового человека. Понимаешь?
  - Понимаю, мне Билар рассказывал про такое.
  - Ну, да! Полагаю, что Лунц в какой-то степени им манипулировал, спекулируя на созданной им самим зависимости. Папа тоже склоняется к этой версии. А когда в результате известных событий Лунц погиб. Анри-Хельг лишился своего... наркотика, да?
  - Допинга!
  - Точно! Лишился своего допинга и теперь, видимо, стремительно увядает. С этим и связано его скоропалительное решение бросить свой пост и 'схватиться за воду', как тонущий.
  - У нас говорят 'хвататься за соломинку'...
  - Да, похоже. Кто там у власти в Компоне, ты говорил?
  - Полковник Лендор. Кстати, я с ним знаком.
  - Точно, Лендор, а то я плохо расслышал. Я тоже с ним хорошо знаком, очень дельный военный! А как твои дела с примирением?
  - Если всё будет нормально, то завтра подписываем договор!
  - Рад за тебя! Извини, принесли записку от папы, просит срочно пройти к нему!
  - Тогда, до завтра, папе привет!
  - Непременно, до связи!
  
  ***
  
  Утро принесло только хорошие новости. Осаду сняли, но на дорогах ещё стояли дозоры, впрочем, никого уже не задерживающие. Из Компона сообщили, что 'Высший Совет' полночи изучал проект договора и, в результате, внёс только незначительные правки. Приводился их перечень. Если маг Серхей с ними согласится (Да, я согласен!), то договор можно подписывать, Нугрор его утвердит. Значит, можно ждать гостей! Мелькнула мысль после подписания переехать в более комфортабельную ставку в Сосновке, но осторожность взяла своё: кто их знает этих несторов? Может, упоминавшаяся клятва и нерушима? А может, и нет. Всё течёт, обычаи могут и измениться. Обидно, если этот вдруг изменится... на моём примере. Подожду итогов экспедиции. Вдруг к чему придерутся?
  Сама процедура подписания оказалась деловой и не очень долгой. Гораздо больше времени заняло изготовление трёх идентичных копий договора: несторам, мне и в Королевскую библиотеку. Но это взял на себя один из сопровождавших Троста, оказавшийся искусным писцом. Потом мы долго совместно вычитывали экземпляры в поисках разночтений. Таковых не обнаружилось. И, наконец, подписали все три экземпляра: я за себя, а Трост 'от имени и по поручению'. После чего, я взял лист бумаги и в подробностях изобразил маршрут до 'лунного портала' ведущего в Дубль-Нестор. Подписал документ и передал его Тросту.
  - Так, это же совсем рядом! - вскричал тот, утратив обычную несторскую невозмутимость. - Я почему-то думал...
  - Да, недалеко, - подтвердил я, - только в Сохуте плохой воздух...
  - Это не проблема! - и тут нестор как бы отключился на минуту, взгляд его застыл, и сам он перестал двигаться, только дышал. Его коллеги при этом не выразили ни малейшего беспокойства. Я догадался, что происходит. Но, к сожалению, радиостанция была выключена и спрятана, так, что отследить его общение мне не удалось.
  - Извините, - сказал тот 'вернувшись', - не мог удержаться, чтобы немедленно не порадовать соотечественников и не отдать приказания. Мы выезжаем утром, через два дня результат будет известен.
  - А, почему не выехать немедленно?
  - Совет, непременно, настоит на посылке своих представителей, очевидно, мы встретимся с ними у 'Долины порталов'. Если я приеду раньше, то просто изведусь в ожидании! - это он так пошутил? Неужели, чувство юмора им всё-таки свойственно?
  - Кроме того, продолжил Трост, - мы же собирались отметить подписание договора? - и при этих словах он мне подмигнул! Может, в конце концов, несторы не так уж далеки от людей, как я себя уверил? В общем, мы немного отметили. Без излишеств. Предусмотрительные парламентёры сегодня приехали на лошадях, так, что с отправкой их и ценных документов по месту дислокации проблем не было. А до этого был праздничный обед сосновской кухни и даже тосты за вечный мир и укрепление межрасовой дружбы. У Толи нашлась пол литровая пластиковая бутылка из-под лимонада, поэтому гостям налили и 'на дорожку'. Расстались мы под вечер, не особо пьяные, но вполне довольные друг другом. Секрет производства коньяка, несмотря на настоятельные просьбы несторов, я не выдал - коммерческая тайна! Собственно, подробностей магической очистки продукта, если она и применялась Леттом, я и сам тогда не знал.
  Теперь несколько дней оставалось только ждать, и мы решили предварительно присмотреться к завалам леттовского хлама, но сегодня, по здравому размышлению, сначала позаботиться об оружии, устроить ему основательную чистку. Чем и занимались несколько часов. Когда с верными АКМ-ами было закончено, почистили трофеи: я 'Наган', а коллега свой 'Вальтер ПП'. Не удержались и отстреляли их во дворе и снова почистили. Исправны и кучность боя удовлетворительная. Никогда не ощущал в себе тяги к оружию, но этот наган затронул какие-то латентные струнки в душе: захотелось повесить его на пояс и никогда с ним не расставаться. И не нужно напоминать мне о свойственном всяким незрелым натурам чувстве власти, даваемом оружием. Над чужими жизнями, естественно. Кажется, Мао Цзедуну принадлежит изречение, что 'Винтовка рождает власть!' Это не обо мне, способном убить покушающегося на меня или близких одним косым взглядом. Конечно, если тот не маг, с магом придётся повозиться.
  Рассуждая подобным образом, я зарядил наган и положил его в правый карман куртки: буду там носить, пока не приобрету кобуру. А в пистонный карман уложил ещё и запасные патроны: ровно семь штук поместилось. Мы немного поспорили с Толей о достоинствах и недостатках наганов. Я полностью согласился с ним, что это оружие позапрошлого века и уступает современным образцам по скорострельности, времени перезарядки и прочим позициям, да и семь выстрелов, это в боевом столкновении маловато. А он согласился, что наган, скорее всего, непревзойдён по надёжности и убойности, среди массовых моделей, конечно, и осечки-перекосы ему не страшны, как всяким там нежным пистолетам.
  А тут и настало время включить станцию. Как-то так получилось, что сегодня трафик начался с доклада Троста. Как только он заявил во всеуслышание, что договор со всеми замечаниями подписан и, что путь до Дубль-Нестора лежит через Долину порталов, а дальше всего-ничего, впрочем, без конкретики, тут же его речь заглушили помехи. Грешным делом, я подумал, что снова началась перестрелка, но, к счастью, ошибся: в окошко донжона было видно, что местные несторы палили фаерболами в небо, и те, не находя там цели, взрывались рукотворными молниями, вроде салюта. Полагаю, что нечто подобное творилось и в Компоне и везде, где несторы проживали. Несколько минут Компон призывал соотечественников прекратить фейерверк, потому, что ничего не слышно. Скоро энтузиасты выдохлись, и продолжилось деловое общение. Как и предсказывал Трост, правящий кабинет решил прислать для инспекции своих представителей, встречу назначили у Долины порталов. Компон спросил, сколько припасов готовить для поездки?
  'Не более, чем на неделю', - ответил Трост, - 'но нужны будут добровольцы, поскольку портал 'лунный', а существующий по правилу симметрии обратный, пока не найден. Тут же, в 'прямом эфире', таких добровольцев объявилось несколько.
  - Что это за правило? - спросил я у Духа.
  'Ещё хозяин Летт, опираясь на набранную им статистику, предположил, что если в некий мир ведёт лунный портал, то, обязательно существует и обратный в этот же мир. Он может быть и на другом континенте. Если порталов больше, то столько же и обратных. Только он не смог этого доказать, а несторы, за прошедшее время, по-видимому, сумели'.
  - Спасибо, Дух!
  Трафик закончился, и несторы, от полноты чувств, снова устроили салют. Теперь их никто не урезонивал. И я не стал: не объявлять же им, что у меня на носу связь со Столицей? Сашу слышно не было, но я несколько раз повторил в микрофон, что у меня всё нормально, только помехи, поэтому я вызову его, когда они прекратятся. Наконец, истратив энергию, которой хватило на разрушение средних размеров замка, несторы прекратили пальбу 'в белый свет', и я смог поговорить с Сашей. Рассказал ему последние новости, в частности, о поразивших меня проявлениях энтузиазма несторов, которых я за ними ранее не замечал. Тот ответил мне в том смысле, что о несторах, вообще, известно мало, но с проявлениями их чувства юмора, мы, помнится, уже встречались. Что всеобъемлющий труд о несторах писал в своё время маг Летт, но публиковать его не стал.
  - Просто, не успел! - ответил я. - И ты можешь стать первым человеком, который его прочтёт и, даже опубликует. Рукопись лежит у меня на полке!
  А потом Саша рассказал мне столичные новости: Из Компона прибыл 'дядя', но он очень плох и в бессознательном состоянии. Столичные лекари не дали ему умереть, но их прогноз весьма пессимистичный: все функции его организма деградировали до предела, жизни ему дают не более нескольких дней. Его придворный маг Клос прибывший вместе с ним, сейчас даёт показания, известные подозрения подтверждаются. Император предложил ему, АросКсашаму, занять пост наместника провинции Компон, он думает согласиться. С одной стороны, жалко покидать Столицу с её библиотеками, а с другой - обещанная мною библиотека Летта! О таком можно только мечтать! И видеться будем чаще.
  'Станешь Императором - насидишься ещё в Столице!' - подумалось мне, но ничего такого, конечно, не сказал.
  - Кстати, есть ещё один плюс! - заявил я, - в подвале замка обнаружены три или четыре бочки коньяка...
  'Шесть бочек...' - уточнил педантичный Дух.
  - ... шесть бочек отличного коньяка, ничуть не хуже того, что водится у меня в Бороте! Или, даже, лучше. Ещё Летт их закладывал.
  - Тогда, точно, придётся соглашаться, - со смехом ответил мне принц. - Собственно, я для себя это уже решил, завтра утром сообщу папе. Даже уже сходил в Королевскую библиотеку и сдал книги... Слушай, там такой казус случился! Ко мне подошёл заведующий и сказал, что с хранящимся в собрании завещанием мага Летта что-то произошло. Я помню эту папку, осматривал её пару лет тому назад. Тогда она была скользкая, как стеклянная, с печатью мага, и её совершенно невозможно было открыть. И магией она не просвечивалась. А теперь стала обычной - просто старая бумага, и печать исчезла. Ну, мы вскрыли, коллегиально, так сказать... И как ты думаешь, что там оказалось?
  - Конечно, завещание Летта на моё имя, вписанное красными чернилами! - ответил я.
  
  ***
  
  И потянулись дни ожидания. Конечно, мы с Толей не бездельничали: разбирали завалы леттовского наследства. Кроме неплохой мебели, кстати, в высокой степени сохранности, обнаружили и некоторое количество интересных артефактов, среди которых надёжно опознали три варианта, если можно так выразиться, самогонных аппаратов различной производительности. По артефактам нас консультировал Дух, но и он знал не всё. Поэтому, не опознанное мы не трогали, пускай Саша разбирается.
  Прибытие из Сосновки назначенной Кубером челяди, в количестве семи человек разного пола, избавило нас от технических забот. Теперь в замке было всегда чисто выметено, всё время готовилась какая-то еда, пёкся хлеб, в каминах пылало пламя. Не для тепла, а для уюта. В конюшне ржали лошади, изредка мычала корова, приведённая сюда, дабы у барона и его тарабона всегда было парное молоко. А ещё кудахтали куры и периодически взрёвывал бешеный петух, который не признавал никаких авторитетов. Только со мной у него был нейтралитет: после первого его неспровоцированного нападения, он получил хорошего пинка, после чего, мы с ним как бы перестали замечать друг друга.
  Молчала только кузница: оружие ковать мне было без надобности, а необходимые иногда в хозяйстве гвозди - страхолюдные четырёхгранные артефакты - и прочие скобы и крючки заказывались в сельской кузнице без моего участия.
  Ко всему прочему, сама жизнь напомнила мне, что феодализм, это учёт! Вообще, учётом поступающих мне от подданных материальных ценностей и не значительных, пока, денежных средств занимался Кубер. Всё проходило через его руки и аккуратно записывалось в приходно-расходную книгу. А, как иначе? Съездил селянин с возом репы на ярмарку в Трилес, а то и в сам Компон, расторговался там на пятнадцать зильберов - полтора, будь любезен - барону. Лучше сразу, а то потом, по итогам года ещё забудется. Или придёшь на какой двор за оброком, - конечно, сам я не хожу, что, мне послать некого? - а хозяин:
  'А я же его милости рябчиков носил не меряно и курят! Угля три мешка привёз!' Какие курята, какие рябчики? А вот какие: всё в книге записано:
  'Семь рябчиков по три купфера, двенадцать цыплят по два, три больших мешка древесного угля по две медяшки. Итого: 51 купфер, с тебя ещё 49 до минимума в один зильбер! Большая семья? Сколько-сколько детей? Ладно, на этот год барон тебя прощает, но в будущем - никаких скидок! Трудись прилежнее, барон вон ночи не спит, всё думает, как вас, лентяев, на путь наставить. А ты, только и способен, что детей строгать одного за одним! Ладно-ладно, встань с коленок и ступай работать!'
  Я к чему это? К тому, что многие селяне повадились носить продукты прямо в замок, что проходило, естественно, мимо куберовского учёта. И, чтобы в его книге отображалась реальность, а не фантазии крестьян, несколько склонных к преувеличениям в отношении своего вклада в благосостояние барона и пополнения налогового фонда, мне пришлось наладить учёт и в замке. Я приспособил для этого девочку Ализу, которая выполняла в обслуге функции истопницы, помощницы кухарки и, вообще, 'старшей, куда пошлют'. Совершенно неграмотная, она, зато обладала хорошей памятью и ежевечерне докладывала Куберу о новых поступлениях в 'фонд меня' по УКВ-шке. Эту третью, запасную станцию я предоставил своему 'заместителю' для докладов и срочных сообщений. Кроме того, Ализа информировала его и о количестве дней, отработанных иногда сменяемой обслугой замка, по персоналиям. Эта работа тоже виртуально оплачивалась, точнее, шла в зачёт оброка. А может, барщины, я не в курсе.
  Вот такова жизнь феодала! Выжимаешь из подданных последнее... последнее, что у них осталось, после их собственных трат. Ни то, что мне эти купферы и зильберы сильно нужны, но в любом ином случае подданные меня не поймут. Не поймут, но с удовольствием сядут на шею... Извините, за это лирическое отступление!
  К сожалению, и баня в замке не была закончена, в отличие от сосновской, где, как доложил мне Кубер, полный ажур. Известные события прервали работы, примерно, за неделю до окончания. Оккупанты выставили из замка и каменщиков и весь контингент обслуги. Помещение с полками и предбанником осталось с недостроенной печью и дымоходом. Полноценно помыться там было, конечно, совершенно невозможно. Но, после всех приключений, очень хотелось. Визит же с этой целью в Сосновку я посчитал преждевременным. Страсти ещё не улеглись, всякие эксцессы, несмотря на подписание договора, возможны.
  Проконсультировавшись с Духом, удалось отыскать некий компромисс. Температуру в 'бане' нагнал Дух, который уже взял это новое помещение под свой контроль. Горячую воду мы получили на кухне, холодную - прямо из колодца. А пар обеспечил уже я, выстрелив в воду в деревянном бочонке фаерболом малой мощности. Предварительно попросив Толю отойти подальше. Получилось как нельзя лучше!
  - А гранатами ты воду греть не пробовал? - прокомментировал мои действия напарник, подойдя и с сомнением осмотрев бочонок, который, к счастью, не лопнул, но потерял половину воды, выстрелившей в потолок в виде кипятка и пара. Оставшаяся ещё некоторое время кипела ключом. Тем не менее, мы успешно попарились и помылись. Отсутствующие веники нам заменили грубые лыковые мочалки, мыло было деревенское, самопальное. Не больно приятного аромата, правда, но приличное по качеству. Несколько раз я поддавал пару, используя совсем уж маленькие фаерболы. Чистые до хруста, распаренные и умиротворённые мы посидели в предбаннике, завёрнутые в простыни, реквизированные из сосновских запасов постельного белья, компенсировали потерю жидкости холодным деревенским пивом и залегли спать, предварительно послушав эфир. Но в этот вечер известий от экспедиции ещё не было. Саша тоже не отвечал, наверно, всё ехал к новому месту дислокации, а если уже и прибыл в Компон, то прихваченную с собой 'говорильную раковину' ещё не установил.
  Новости появились утром. Вообще-то начало доклада Троста я пропустил, слишком сладко спал после бани. Включил станцию, когда тот подробно живописал, как он с группой сопровождающих лиц, с дыхательными пузырями на головах, достиг описанного магом Серхеем входа в портал в мире Сохут. И моментально вступил в контакт с соотечественниками, дежурившими на той стороне! Для подстраховки в портал ушли двое добровольцев, и тоже подтвердили, что попали, именно, в Коржаб-Нестор, а не куда-то ещё. Всевозможные нюансы, как известно, бывают... Он, Трост, провёл у входа в портал почти сутки, старательно записывая потребности и нужды жителей Коржаба, которые репатрианты в силах будут удовлетворить.
  'Хорошо, что мы - новые поселенцы - сможем прийти туда не на готовенькое, не как нахлебники, но не с пустыми руками. Этот документ он отправил уже с гонцом в Компон в распоряжение Совета. В своё время, он будет оглашён, вместе с рекомендациями кабинета.
  Всё это время переговоров, его снабжали воздухом сопровождающие, постоянно доставлявшие ему всё новые и новые дыхательные пузыри.
  Таким образом, он, Трост, свидетельствует, что сообщение Великого мага Серхея полностью соответствует истине, и путь на Родину ныне известен и открыт!'
  Он так и сказал: 'путь на Родину', что подтвердило, как высоко ценят несторы мою информацию. Хотя, Дубль-Нестор, всё-таки не сам Нестор...
  Станция в Компоне, где собрались, как было сообщено, все члены кабинета, в свою очередь, высказала пожелание, что процесс репатриации не будет происходить спонтанно, но обдуманно и организованно. Главное избежать жертв, поскольку не все несторы способны создать дыхательный пузырь необходимого объёма, а многие не способны вообще, и им понадобится помощь. А дорога к порталу по Сохуту совершенно не обустроена, что чревато задержками, несчастными случаями по пути и давкой у самого портала. Кроме прочего, следует продумать способ доставки в Дубль-Нестор скота, который там особенно необходим, для улучшения местной породы... и всё такое прочее.
  Также, необходимо направить делегацию к великому магу Серхею, для подписания второй части мирного договора. Для этой цели, на соединение с Тростом выедет назначенный кабинетом его представитель. 'Мы не можем остаться должны!'
  Эта фраза меня заинтересовала, и я решил проконсультироваться у Духа, отчего несторы это так акцентируют?
  'Хозяин Летт в своём исследовании установил, что свобода от долгов - основной принцип несторской этики. Они за всё платят, даже людям, хотя считают их 'недолюдьми'. И уж, тем более, магам, которых почитают равными себе. Только тот, кого не держат долги, достоин, по их верованиям, перерождения после смерти'.
  'А, почему люди - недолюди?'
  'Потому, что они, по мнению несторов, недоработаны. Их потомков, как и людей рождают женщины. Но эти потомки, в силу проведённых сотни лет тому назад модификаций, (Билар в беседах со мной назвал их генетическими) хоть и обладают врождёнными магическими способностями, но физически хилы и неспособны даже ходить: у них от этого ломаются кости. Это оказалось платой за модификацию. Поэтому никто не видел в Ашапаре детей несторов, они рождают потомство только в метрополии. Рождали, точнее. Там их дети до совершеннолетия находились в тепличных условиях и только росли и учились. По достижении совершеннолетия, они подвергались сложнейшей операции, в ходе которой их опорный скелет менялся на искусственный и им имплантировались некоторые магические артефакты, в том числе и аналог 'говорильной раковины. Это, как раз та 'утраченная, вместе с Нестором технология' рождения детей, о которой я упомянул вкратце. И, которую ты так удачно ввернул в своём заявлении'.
  'А почему при такой симпатичной этике они ведут войны? Почему спалили нефтеперегонку Коршика?'
  'Потому, что врагам ничего платить не нужно' - кратко ответил Дух на первый вопрос. - 'Что касается заводика Коршика, то этика умеет находить компромиссы, когда дело касается наживы. Может, они решили захватить контроль над производством? Никого же не убили?'
  'Во-во, компромиссы... Я выставлю им счёт!'
  'Его оплата маловероятна. Несторы, как дважды два докажут, что ты взял контроль над заводом после пожара, значит тебе они ничего не должны!'
  'Посмотрим...' - завредничал я.
  
  ***
  
  На церемонию подписания мирного договора неожиданно прибыл и наследный принц АросКсашам. В качестве сюрприза. Не один, конечно, а в сопровождении батальона гвардейцев и 'отделения' боевых магов. Не старые времена, когда он позволял себе бродить по закоулкам империи инкогнито. Даже не заехал в Компон. Точнее проскочил своё новое место работы, не задерживаясь. Впрочем, озаботившись передать в тамошнюю администрацию говорильную раковину и мага-'связиста', для её установки, чтобы быть в курсе тамошних дел. Всё потому, что я его заинтриговал своими рассказами о 'наследстве' Летта.
  Мы крепко обнялись на виду всего войска у ворот замка. Прошли внутрь, а охрана принца стала лагерем у ворот. Там, где ещё недавно стояло воинство несторов. Я познакомил Сашу со своим 'тарабоном', а с прибывшим, кстати, Кубером принц обменялся крепким рукопожатием. И осведомился, 'не желает ли тот сменить место службы?' поскольку 'известный ему полковник Лендор не прочь взять его в свои заместители на капитанскую должность', а там - кто знает? - возможен и дальнейший рост. Кубер отнекался, заявив, что 'у барона он, как у Светлых богов на довольствии, военная карьера его давно уже не прельщает, да и здоровье уже не то'. Слукавил, конечно, относительно здоровья: после магического лечения он мог бы дать фору и двадцатилетнему.
  - Ну, против 'нет' и боги бессильны! - ответил Саша поговоркой, добавив, впрочем, что 'Куберу всё равно придётся теперь изредка навещать Компон'.
  - Зачем это? - нахмурился мой 'заместитель'.
  - Потому, что Его Величество подписал указ о 'восстановлении справедливости' и назначении ветеранам 'шестого меченосного' ежегодной пенсии. Рядовым - полтора голида, сержантам - два с половиной, офицерам - четыре. Неплохо, не правда ли? Ты же, Мечник, у нас сержантом в отставку вышел? За этот год деньги в компонское казначейство уже поступили.
  - Да, неплохо... - вынужден был согласиться Кубер. Как раз на хорошую ежегодную попойку с Хмурым Лендо хватит!
  Неожиданный визит принца снял немного мучавшую меня проблему бедноты антуража моего замка. Ведь для всяких торжественных действ, вроде подписания мирного договора, требуются шикарно обставленные палаты, всякие ковры-гобелены, штат вышколенных слуг. Приличная посуда, в конце концов! Ничего этого у меня в наличие не было, даже подходящей мебели. В закромах Летта нашлось кое-что, но маловато. Ладно, если в церемонии будут участвовать только я да Трост - обойдёмся и спартанскими условиями. Однако, я перехватил сообщение, что от Совета прибудет сам Нугрор - Первый нестор, не хотелось бы перед ним ударить в грязь лицом, я всё-таки великий маг!
  Но проблема решилась: у Саши всё было с собой: просторный шатёр, отапливаемый заклинанием 'домик', обоз со столами-стульями, походная кухня с поварами, столичными деликатесами и посудой с императорского стола. И пресловутые ковры, которыми застелили всё, что только можно. Нет только напомаженных слуг и лакеев, без которых я подобные мероприятия не представлял. Но Саша уверил меня, что его гвардейцы ничуть не хуже. А в военно-полевых условиях - много лучше. Что же? С меня коньяк! Подписывать будем под присмотром наследника и на его территории.
  Мы прошли осмотреть эту территорию. Встреченные часовые и попадающиеся по дороге военные шапок перед нами не ломали, а просто чётко отдавали честь, а маги приветствовали короткими поклонами и посматривали на меня ревниво и с подозрением. Одного, толстенного, я узнал:
  - Привет, Керес! И ты тут?
  - Здравствуйте, Ваша милость! - разулыбался крупногабаритный. - Тут я! Реабилитирован и взят Его Высочеством в начальники магической охраны.
  - Всё, конец моей славы! - добавил он, сокрушённо вздохнув. Деланно, впрочем, особого горя я в нём не чувствовал.
  - Какой конец, и какой славы? - осведомился я.
  - Я, видите ли, был знаменит тем, что я единственный маг, что накоротке беседовал с вашей милостью. Причём, когда вы ещё не были магом. Поэтому меня замучили расспросами учёные и всяческие досужие любопытные.-
  - Так, был же ещё Клос!
  - Этот, к счастью, не накоротке! Накоротке, только потом! - пошутил Керес, а мы дружно рассмеялись. - Да и, вообще, неприятная он личность. Я присутствовал на его первых допросах... всё идёт к тому, что ему предъявят обвинение... Но, хватит о грустном! Смею ли я надеяться, что мне позволят осмотреть замок Великого мага Летта, ныне ваш?
  - Если ты закончил, - повернувшись к Кересу, сказал Саша, - то, почему бы нам...? - окончание речи было обращено уже ко мне.
  - Конечно, пройдёмте! - ответствовал я.
  О, это была замечательная экскурсия! Памятуя о невысказанном желании посетителей, я хотел только вкратце показать им надземную частью замка - что они других не видели? Поэтому, скороговоркой ознакомил их с магической системой отопления и кондиционирования, разработанной Леттом, которая позволяла, при отсутствии стёкол в оконных проёмах поддерживать приемлемую температуру зимой и желанную прохладу летом. Причём, без малейших сквозняков! И, конечно, с освещением!
  Но тут нам встретилась Ализа с корзиной угля. Одета она была в серое платье и какую-то чудовищную кофту. Привычно чумазая, но сегодня - вполне мотивированно, она же истопница каминов, хотя и декоративных! Поприветствовав нашу компанию поклоном, она, было, шмыгнула мимо, но вдруг притормозила и обратилась к Саше:
  - Здравствуйте, ваша милость Арос! Помните меня? А это правду говорят, что вы наследный принц или врут?
  - Правду, Ализа! - с улыбкой ответил тот. Не забыл...
  - Эт, выходит, мне сам будущий Император ногу вправлял? - девочка округлила в изумлении глаза.
  - Выходит...
  - Ну, дела! Никто же не поверит! Ладно, побежала я! - и Ализа, подхватив корзину, устремилась вверх по лестнице, но остановилась и обернулась:
  - А вы женаты, вашмилость?
  - Нет, пока... - похоже, Саша удивился этому вопросу, - а тебе зачем?
  - Ну, так просто... знать... - окончательно смутившаяся Ализа умчалась по своим делам.
  - Какое милое и непосредственное дитя! - воскликнул растроганный Керес.
  - Да, и одна из лучших учениц в нашей, сосновской школе! - добавил я. - Кстати, Саша, а ты не можешь помочь нам учебниками по языку и арифметике? А то, хоть садись и сам пиши!
  Выяснилось, что таковых в Империи нет, учителя в городских школах преподают по собственным конспектам. С арифметикой-то проблем нет, а вот правописание в каждой школе преподаётся немного по-разному, отчего случаются всевозможные забавные казусы. И Саша добавил, что обдумает эту проблему... Вообще, она стоит в Империи давно, её курирует его сестра АриКшта. Постоянно встречается с учёными... Проблема в том, что согласование грамматики - трудная проблема. Одни авторы писали так, другие - эдак... Все эти семинары выливаются в академические дискуссии. И средств на создание учебников не выделяется.
  - Саша, а давай я выступлю спонсором! Мне некогда ждать, пока ваши филологи договорятся, мне учебники нужны вчера! Учреждаю конкурс на учебник по грамматике плюс хрестоматия для чтения, оплата... скажем, тридцать голидов. Не мало?
  - Мало? Да тебя засыплют рукописями! Филологи не самые богатые люди в Империи.
  - Во-первых, не меня, а твою сестру АриКшта. Я слышал, что она очень образованная женщина, её вкусу я вполне доверяю. Пускай выберет самые лучшие варианты и перешлёт их... скажем, тебе, если найдёшь время отвлечься от государственных дел. Или сразу мне, если будешь занят. А я тут дам почитать... в общем разберусь! - Упоминать о своих планах, привлечь для этой благой цели Духа я при посторонних не стал. - Для своих нужд я распечатаю сам, а для Империи... - пусть твой папа раскошелится. Да, и 'Арифметику' же ещё нужно!
  - Думаю, всё это вполне реально, а сестру и папу я возьму на себя!
  'Билар! Откуда это я знаю что-то про неведомую мне АриКшта? Ты мне втихаря подсказываешь?'
  'Но, ведь в кон, хозяин? А слышал я про неё в Компоне, обыватели кости перемывали...'
  'Больше так не делай!'
  'Учту, извини, хозяин!'
  'Проехали...'
  Так, с приятными беседами мы спустились, наконец, и в подвалы.
  Сашиному восхищению не было предела. Да и Керес заметно впечатлился. Они на пару полезли в шкафы, то и дело, обмениваясь взволнованными репликами:
  'Представляешь, 'Магическая практика' Соти! Даже в имперском хранилище нет полного экземпляра, одни компиляции!'
  'Смотри, что я нашёл: 'История народов Ашапара и Кумата'! Оказывается, её автор Картун, а кому только не приписывали! А тут прижизненное издание!'
  Не скрою, мне был приятен этот ажиотаж, Я, даже испытывал гордость, но и некоторую грусть, тоже: 'Вот, что значит - настоящие маги! Завидная жажда знаний! А мне как-то достаточного того, что имею. Нет, интересно, конечно, всё это прочитать, но без фанатизма. Следовало ожидать - маг по недоразумению! Определённо, Билар должен был достаться Саше!'
  'Не грустите, Серхей!' - шепнул мне Дух, - 'проблемы разрешатся, и у вас будет свободное время...'
  Будет ли?
  Кончилось тем, что принц заявил, то не уйдёт отсюда, пока не составит список всех книг и рукописей, хранящихся в библиотеке! По подсказке Духа, я взял с полки неприметную, тонкую книжицу и протянул её Саше:
  - Вот это каталог, составленный самим Леттом. Тут всё, с указанием номеров шкафов и полок и, даже, с краткими аннотациями по всем единицам хранения...
  
  ***
  
  Подписание прошло без всяких проколов и недоразумений. Были шикарные 'походные' палаты принца, военные в парадной форме, двое военных горнистов, возвестивших громогласным дуэтом сей торжественный момент. Но Сашиному настоянию, я и сам был одет в парадную мантию Летта, которая нашлась в одном из сундуков с его барахлом. К счастью, она оказалась не жёлтая и не оранжевая! К этим цветам у меня с некоторых пор идиосинкразия, но в старые времена такая мода ещё не устоялась. Мантия была скромного цвета, тёмно-зелёная, почти камуфляж. В нашедшийся справа карман я сунул на всякий случай наган. В общем, почувствовал себя где-то персонажем исторической пьесы.
  Поставил свою подпись на всех экземплярах, воспользовавшись леттовской чернильницей, затем пришла очередь Троста, а за ним договор завизировали принц и Первый нестор. Затем прозвучали упоминавшиеся фанфары, - стрельбу фаерболами запретили, во избежание всяких казусов - дружеские рукопожатия и скромный фуршет за столом длиной метров в десять, около которого вольготно воссели все имеющие и не имеющие отношение к подписанию договора, но высокопоставленные персоны всех договаривающихся сторон. Несторы расположились с одной стороны стола, а с другой я с Сашей, Толей и Кубером и приглашённые имперские военные и маги. Хитом этого застолья стал, конечно, коньяк из леттовских запасов, разлитый по такому случаю в антикварные пузатые бутылки, которые тоже нашлись в необъятных погребах замка. Краем глаза я наблюдал инструктаж по распитию этого напитка, который проводил Трост в несторской делегации. Судя по всему, напиток произвёл впечатление на несторов, как ранее на Троста и его коллег. Ну, и от всевозможных закусок стол просто ломился - спасибо военным поварам! И я предложил, чтобы одна из бутылок отправилась на кухню. Возражений не было. Мои подданные не были, конечно, приглашены: они праздновали самостоятельно.
  По окончании действа, несторы спешно засобирались и, ещё раз выказав мне своё совершеннейшее уважение и почтение, уехали, взяв слово, что когда будет обнаружен обратный портал из Дубль-Нестора, я непременно побываю у них в гостях. Естественно, им горело срочно заняться неотложными делами по репатриации, и мне пришлось дать согласие на этот 'визит вежливости'. Когда-нибудь, в перспективе...
  Саша приказал сворачивать парадные 'шапито' и снова отправился со мной в вожделенные подвалы. Ближе к вечеру, когда мы сидели с ним, Анатолием и Кересом за поздним ужином уже на моей территории, я завёл разговор, к которому давно готовился:
  - Саша, помнишь, как ты привил мне знание ходовых языков Ашапара?
  - Конечно, а в чём проблема?
  - А ты не хочешь в свою очередь немного... апгрейдиться?
  - Что я не хочу? Это, на каком языке?
  - Поднять свой уровень мага!
  - Каким это образом? Каждый маг растёт только до определённого уровня, определяемого его способностями. Нужен новый Билар, чтобы поднять мой уровень радикально. Или ты собрался скоропостижно помереть? Ты уж не умирай, пожалуйста!
  - В общем, ты прав, и второго Билара у меня нет. Но ты сам прочёл в Столице завещание Летта, где сказано, что он нашёл способ повышения этого уровня и заготовил на этот случай несколько артефактов. 'Для наследников', так сказать. Я считаю, что первый мой 'наследник', это ты!
  - Да, неожиданный поворот сюжета! - усмехнулся Саша, с виду сохранив полное самообладание, что там творилось у него в душе, я не знаю. - Нет, я не против, моя магическая недостаточность давно меня тяготит, уж ты-то знаешь. Но, всё же, я должен обдумать твоё предложение. И мне нужно предварительно ознакомиться с номенклатурой артефактов...
  - Обязательно! Думай сколько хочешь. Скажу, что знаю я: там есть, например, кристаллы для повышения образовательного уровня. Это как раз мой случай, но теперь, когда у меня есть нянька и подсказчик Билар, мне без надобности. А есть специально для тебя - опытного мага, но небольшой 'мощности', так сказать. Эти расширяют каналы поступления магической энергии - силы и служат дополнительными её аккумуляторами. Вроде моего Билара, хотя, думаю, уровня Сарабуша Летт в этой сфере не достиг.
  - Так давай сейчас этим и займёмся! А то я, боюсь, ночью не засну!
  - Завтра! На свежую голову! - отверг я это предложение. - А не заснёшь, позови Кереса, он тебе поможет!
  - Давай, лучше ещё по стопочке и на боковую!
  - Погоди 'на боковую'... ты же хотел проверить связь со Столицей и с Компоном, если там уже установили станцию.
  - Точно, я и забыл! А где твоя раковина?
  - Техномагическая... радиостанция! Ты на неё смотришь. - Я включил трансивер и настроил его на частоту Столицы. На частоте шло общение. Прибавил громкость. Судя по всему, на связи был Компон. Установил-таки маг раковину! Слышно было отлично:
  '... пока только слухи от местных несторов. Они рассказывают, что в вотчине великого мага Серхея успешно подписан договор о мире. Гонцов от АросКсашама пока не было. Я полковник Лендор, доклад закончен!'
  'Спасибо, полковник! Я - Столица, на сегодня связь завершена!'
  Я тут же сунул манипулятор Саше:
  - Как в тех станциях, что ты купил год назад: нажимаешь - говоришь, отпускаешь - слушаешь!
  К его чести он освоился быстро:
  - Столица, я АросКсашам! Вы меня слышите? - после небольшой паузы Столица ответила:
  - Ваша светлость? Вы уже в Компоне? Вас очень громко слышно!
  - Нет, я ещё в замке мага Серхея. Подтверждаю: договор подписан и завизирован мною. У меня всё нормально, обстановка в провинции спокойная. Завтра... то есть в ближайшее время выезжаю в Компон!
  - Спасибо, Ваша светлость, Наместник, а то Император вас немного потерял и беспокоится. Ему будет немедленно доложено, если он не спит, конечно. Иначе - завтра.
  Завтра нас ждал беспокойный день: я ничуть не сомневался, что Саша согласится на апгрейдинг его способностей. Но как оно всё пройдёт?
  
  ***
  
  Ни свет, ни заря из лагеря принца прибежал посыльный и пригласил нас с Толей на завтрак. От всего лагеря осталась пара-тройка палаток, всё остальное с большей частью войска отправилось по месту постоянной дислокации. Погода с утра стояла ясная и солнечная, почти летняя, и мы завтракали на открытом воздухе. Всякие имперские разносолы... не знаю, как удаётся возить их на такие расстояния без холодильников? Лёгкое вино - почти сок, голова должна быть свежей. Затем переместились в замок, в лабораторию Летта, к нам присоединился и Керес. Я открыл сундук с артефактами, и мы коллегиально принялись за изучение прилагающихся к ним документов. Я - чисто номинально, хотя ключевые моменты мне суфлировал Дух, и со стороны могло показаться, что я тоже немного разбираюсь. Зато 'фирменные' маги постоянно сыпали такими терминами, что Дух не успевал мне их расшифровывать. Слаб я в этой науке... Тем не менее, стало понятно, что простые 'обучающие' артефакты были ими сразу отложены в сторону вместе и с самыми 'мощными', на мой взгляд. Мне объяснили, что на сформировавшегося мага, исходя из неведомых мне соображений, последние могут подействовать самым непредсказуемым образом. Спор разгорелся по поводу двух голубоватых, мутных кристаллов средней мощности, из оставшегося десятка. Я находил их примерно одинаковыми. Но когда моего мнения спросили, по наитию, ткнул пальцем в больший.
  'Мне кажется, это правильный выбор!' - неслышно поддержал меня Дух. Как ни странно, Билар был того же мнения. Процедуру инициации решили провести не в лаборатории, а в донжоне. В основном потому, что там имелись кушетки, да и свежего воздуха больше. Керес достал из своей сумки, которую постоянно таскал с собой, нечто вроде, мотка плотного бинта, наложил Саше 'повязку' через лоб и затылок: два пустых оборота, затем выбранный кристалл на лоб. И примотал остатком материи. 'Раненый' впал в сосредоточенность, лёг на кушетку, на спину и затих, по-видимому, прислушиваясь к своим ощущениям. Затем подал знак рукой: 'готов!' На правах хозяина артефакта, я сплёл формулу активации, кристалл полыхнул голубым, да так, что свет прошёл и через ткань. Затем сияние его медленно угасло. В магическом зрении всё это выглядело чем-то, вроде взрыва, тут же сменившегося ровным свечением. Так эманирует довольно сильный маг, каковым Саша, кажется, и стал на наших глазах. Процедура заняла несколько минут.
  Керес тоже удовлетворённо кивнул и тут же поспешил на помощь инициируемому, поскольку тот приподнялся и вознамерился сесть. Я поддержал его с другой стороны. Саша, когда с его лба сняли повязку, выглядел осунувшимся, но бодрился, через силу улыбнулся и хрипло запросил пить. Я нацедил в кружку утреннего, сосновского пива и протянул ему. Почти пол-литра напитка возымели своё действие:
  - Что-то маги твои, Керес, не чешутся! - сказал Саша уже почти нормальным голосом, - такой магический всплеск должен был привлечь их внимание!
  'Я на всякий случай всё экранировал', - сообщил мне Дух.
  - Замок экранирует! - поспешил уведомить магов уже я. - Ничего, как выйдешь на улицу, они 'зачешутся'.
  - Так сильно свечусь?
  Мы с Кересом синхронно кивнули, а Керес добавил:
  - Нормально, как обычный сильный маг, например Клос. Силу, конечно, нужно ещё тестировать...
  - Мне не терпится...
  - Нет! - в голосе Кереса возникли категорические нотки, - сейчас только отдыхать, а все пробы завтра. Могу подобрать подходящее снотворное...
  - Не нужно, пожалуй, ты прав, я и на ногах-то не устою... Так я прямо тут, ладно? - кажется, Саша здорово устал. Он снова улёгся, Керес подсунул ему под голову холщовую подушку, набитую сухими травами, а я накрыл деревенским шерстяным одеялом, правда, без пододеяльника.
  - Серёжа, а что это у тебя в левом кармане за 'холодное железо'? Раньше я его не замечал... - вдруг сказал Саша, полуоткрыв глаза.
  - Техномагическое оружие, называется 'наган'. Завтра покажу. Ты спи, давай!
  - Да, завтра... - согласился тот и тут же мерно засопел носом.
  Обеспокоенной долгим отсутствием принца свите, выславшей к воротам своего представителя в лице бравого капитана, Керес сообщил, что его светлость АросКсашам немного устал от совершённой им некой 'магической практики' (которая не их ума дело) и сейчас почивает. И будет недоступен до завтрашнего утра. Но, поскольку делегат настаивал, маг добавил, что, если капитан всё-таки вожделеет получить какие-то указания и приказы, то он, Керес, с удовольствием проводит капитана до ложа принца, где посыльный может его разбудить и запросить необходимое. Но и возможные последствия этого неразумного поступка лягут целиком на плечи оного капитана. Тот на минуту задумался и решил, что вожделеет он не настолько...
  Судя по всему, в свите принца имелись некие трения или соперничество между её военной и 'магической' фракциями. И, хоть и не моё дело, но этот вежливый скандал я подслушал с неподдельным удовольствием. Просто, с точки зрения изучения средневековых нравов, которые оказались недалеки от нынешних.
  Затем навалились дела и, оставив Сашу под присмотром верного Кереса, я ушёл в общение с Кубером, сначала по радиостанции, а затем и лично, когда тот прибыл, чтобы заменить севшие батарейки. Оказалось, что сельчан трудно поднять на работу. Большинство предпочитают 'праздновать освобождение', тогда, как заготовки леса идут ни шатко, ни валко, а погорельцы всё ещё ютятся по подвалам. Я подготовил грозный 'указ' и заповедал прочитать его по деревням. А, если и не прочитать, то изложить его содержание посыльными. В этой указюке, также фигурировало освобождение от налогов на два года пострадавших и лишившихся домов и хозяйства. Напротив, принявшим участие в заготовке леса и восстановлении разрушенных жилищ барщина учитывается в полуторном размере. Думаю, этих мер будет достаточно для активизации работ.
  Ещё Кубер сообщил мне, что его периодически навещают представители деревень не входящих в мою епархию. И неумело зондируют, так сказать... Хотят быть принятыми 'под руку', но сумлеваются. Я приказал не форсировать, а в рассказах о нашем житье-бытье нажимать на налоги и барщину, которые тем придётся платить и отрабатывать: пускай думают.
  В феодально-хозяйственных заботах прошёл день, а вечером, позаимствовав телефон коллеги, я поднялся на самый верх башни и позвонил домой. Мама тоже оказалась в гостях у Майки, и я поговорил с обеими, сообщив им, что победа достигнута и мирный договор подписан. Но в гости я пока никого не приглашаю, потому, что дел немеряно. А сам на днях появлюсь, и там посмотрим. Лоты, к сожалению, не было дома: она на занятиях! Но не успел я отключиться, как телефон засигналил: незнакомый номер.
  - Алло!
  - Серхей? Мне Мая перезвонила... Это Лота! - да я бы и не спутал...
  - Привет, Лота! Как там твои дела?
  - Учусь, читаю, очень хочется домой! Спасибо огромное, что прогнали этих... Я так рада! Когда мне можно будет вернуться?
  - В гости уже скоро, но я сам, наверно, сначала приеду. Но как же твоя учёба?
  - Мы уже всё с Майей продумали! Неделю я учусь тут, а на выходные приезжаю домой и там веду занятия. Я справлюсь!
  - Лота, да я и не сомневаюсь. Но, если будешь уставать, я тебе устрою принудительные каникулы! Кстати, тебе придётся, пока я не нашёл учителя, преподавать курсантам ещё и грамоту.
  - А я ведь уже начала с ребятами изучать буквы. Но несторы всё испортили... и мне нужно будет много тетрадок и карандашей.
  - Это не проблема, вдобавок принц АросКсашам пообещал помочь с учебниками и книжками для чтения. Думаю, к лету все будет.
  - Я его видела... тогда... вряд ли он меня помнит, но передавайте привет! А он, правда, принц...?
  В общем, я посадил и Толину батарейку...
  Ранним утром сработал мой 'сигнальный контур'. Что-то неладное творилось во дворе. Я вскочил, как встрёпанный, готовый бежать и спасать, схватил АКМ... но меня притормозил Дух:
  'Это АросКсашам экспериментирует!'
  Ага, Саша проснулся чуть свет, разбудил Кереса, и теперь маги сообща 'тестировали' ново-обретённые способности принца. Пока ущёрб составлял только размётанную поленицу дров у кухни, да в конюшне ржали взволнованные кони, и мычала испуганная корова.
  - Ну, вы нашли, где тренироваться! - ворчливо заявил я, появившись перед запыхавшимися магами. - Весь замок мне развалите своими фаерболами!
  - А, привет, Сережа! - как ни в чём, ни бывало, ответил Саша, лицо его лучилось приветственной улыбкой, - знаешь? теперь мою сферу никакие фаерболы не берут. А попробуй-ка пулей!
  - Да на здоровье! - Я поставил автомат на одиночные, передёрнул затвор и выстрелил в угол Сашиной защитной сферы, которую тот создал с похвальной поспешностью. Увы, сфера, точнее полусфера, тут же лопнула и разрядилась в землю, оставив мага в центре неширокого кольца выжженной земли.
  - Да я и не надеялся... - пробурчал тот, хотя, невооружённым взглядом было видно, что, именно, надеялся.
  Но тут раздался стук и грохот: человек пять магов и военных долбило в калитку и ворота кулаками и железом. Свита: тоже услышали пальбу и прибежали.
  - Я сам открою... - Саша прошёл к калитке, и та распахнулась настежь.
  - Ваша светлость, Ваша светлость, что...? - донеслось из проёма, но разнобой этих криков перекрыл командный Сашин баритон:
  - А, вот и вы! Завтрак готов?
  Но ещё громче гаркнул появившийся во дворе в полной экипировке и с автоматом наизготовку Анатолий:
  - Все живы? Что за кутерьма со стрельбой? Спать не даёте... тарабону!
  
  ***
  
  За завтраком, который всё-таки с некоторым опозданием приготовили военные повара, Саша подробно рассказал о новоприобретённых способностях. Вкратце, те формулы, которые он до сих пор знал только теоретически, стали стабильно срабатывать. В области боевой магии защитные экраны стали на порядок надёжнее, а фаерболы, которые у него раньше выходили хиловатые и норовили взорваться прямо в руках - мощные и дальнобойные. Ну и разные мелочи: раньше он мог чувствовать только людские эмоции, теперь свободно читал и мысли. Злонамеренным и вороватым из его окружения отныне не поздоровится! В общем, у мага открылось как бы второе дыхание, и он с оптимизмом смотрел в будущее!
  Под конец завтрака Саша вспомнил про наган, и я ему продемонстрировал этот карманный огнестрел. Предварительно вынув из барабана патроны, конечно. Во избежание... Принц был восхищён рациональностью конструкции и портативностью этого 'техномагического' оружия, которое свободно помещалось в широком кармане моей куртки, и немедленно испросил возможности его опробовать. Порешили заняться этим немедленно. Был отдан приказ сворачивать лагерь и готовиться к отъезду. Все эти хлопоты возложили на Кереса, а сами отправились в местность подальше за замком, пересечённую и каменистую, как нельзя лучше подходящую для стрельбища. Хватит мою корову пугать, ещё молоко пропадёт. Я прихватил запас патронов для нагана и АКМ с парой магазинов. Светило утреннее солнышко, пели птицы, когда мы пришли на место.
  Нужно сказать, что принц не обратил на автоматы особого внимания, посчитав их, видимо, разновидностью 'Сайги', которую хорошо знал.
  Я отстрелял барабан нагана, продемонстрировав стрельбу 'самовзводом' и с ручным взведением курка, описав достоинства и недостатки обоих способов. Затем показал Саше, как менять патроны и протянул револьвер ему. Он уже самостоятельно набил барабан и выпустил семь пуль по мишени - приметному камешку метрах в двадцати. Последние три раза, даже попал! Следующие семь пуль попали в цель все! Судя по тому, как Саша непроизвольно погладил огнестрел, глубоко вздохнул и, чуть ли не прижал его к груди, наган произвёл на него впечатление. Конечно, он был слишком горд, чтобы его выпрашивать, но я уловил всё-таки отголосок такого желания из его тщательно экранированной головы.
  - Нет, не подарю! - ответил я на невысказанный вопрос. - Мне он дорог, поскольку - трофей, отобрал его у бандитов. Но, не огорчайся! Не слышал про такого мага, Гереда из Компона?
  - Нет... А причём тут маг? Погоди, был такой довольно известный прогностик, так он, вроде, давно помер, нет?
  - Живёхонек! Но довольно беден. В Компоне любой покажет тебе его лавку. Он 'притом', что в его коллекции имеется в качестве техномагического курьёза точно такой же наган, неизвестно, как к нему попавший, хотя я догадываюсь... Выкупи его, не думаю, что Геред им сильно дорожит. Только заплати хорошую цену, не обижай старика, мне он в своё время здорово помог! А патронов на первое время я тебе дам!
  Воспрянувший духом Саша улыбнулся и взволнованно пожал мне руку:
  - Ты настоящий друг, Серый! Действительно, эта смертоносная игрушка чем-то меня... тронула, что ли? Тем больше поводов лететь, как на крыльях к новому месту... э-э... службы. Но я буду часто приезжать, не возражаешь? Библиотека Летта... понимаешь? Нет смысла брать эти книги по одной, но и переселиться сюда я не могу. Но каталог всё-таки прихвачу, хорошо? Составлю по нему план...
  - Нет, не возражаю, и приезжай в любое время, я распоряжусь, чтобы и в моё отсутствие...
  - Спасибо! А зачем ты прихватил 'Сайгу'? Какая-то она не такая...
  - Это не 'Сайга', а её 'папа', так сказать. Военный прототип, зовётся 'АКМ'. Посмотри, что он умеет.
  И показал. Тремя очередями, опустошившими магазин, разнёс нашу мишень в клочья. На мелкие камешки, точнее.
  - Просто шквал огня! - пробормотал потрясённый Саша. - Такое даже просить не буду, обойдусь старыми, добрыми фаерболами. Дашь попробовать?
  Он отстрелял половину магазина и вернул оружие мне:
  - Достаточно, а то ещё понравится! Чистый ручной дракон! Это вы такими 'очередями' покрошили воинство несторов? Правда, убитых мало.
  - Мы стреляли по ногам!
  Во второй половине дня Саша был готов к отбытию. Дела, понимаете ли! Править целой провинцией, хоть и не самой богатой и густонаселённой, но, кажется, самой большой, это не шутка. А дела, доставшиеся в наследство от дяди, в полном расстройстве: поступления в казну уменьшаются год от года, бароны наглеют, в городах брожение... В другом случае, я бы и сам поддержал это вольнодумство, но Саша объяснил мне, что корень всего зла - деньги. Бароны не хотят тратиться, а в городах - имперская администрация заворовалась, казённые деньги расходятся по её карманам. Очень бы ей хотелось сделать свои города 'вольными', чтобы не платить в имперскую казну вовсе, точнее, минимум. И, конечно, возглавить эти вольные города!
  Но это никуда не годится. Отсюда и до сепаратизма недалеко. Вот Саше всё это и разгребать! А он ещё и не приступал. Ничего, с новоприобретёнными возможностями это ему под силу. Воров и коррупционеров он выведет. Начнёт с Компона, а как начнёт, так и от баронов платежи пойдут. Почуют 'новую метлу' и раскошелятся сами! А, кто окажется непонятливым...
  'А я сколько должен!'
  На это мне было отвечено, что в этом году - нисколько, хоть я и самый богатый потенциальный налогоплательщик. Но, пока не развернулся, казна потерпит. А вот пойдут доходы, посмотрим.
  Ладно, в любом случае - не разорюсь. Налоги платить нужно: самое худое государство лучше бандитского беспредела и войны всех, против всех...
  - Возьми тогда в счёт налога за будущий год! - усмехнулся я и указал ему на лежащий у меня под ногами простой холщовый мешок, в котором покоился небольшой бочонок, позаимствованный мною на его же кухне. Не пустой, конечно, а с семью литрами Леттовского коньяка.
  - Это то, что я думаю? - осведомился Саша, машинально потянув носом.
  - То самое! Во сколько голидов ты оцениваешь эту подать?
  - В Компоне оценю! - мы рассмеялись и дружески обнялись. Мешок со всеми предосторожностями был погружен на обозную телегу, принц вскочил на лошадь и отдал сигнал к отправлению.
  - Вечером будем в Трилесе, а ещё через сутки надеюсь услышать тебя на связи уже в Компоне!
  
  ***
  
  У меня хозяйство хоть и поменьше провинции, но хлопот доставляет тоже порядочно. Мало дельных помощников, а Куберу ведь не разорваться! Анатолий заскучал и запросился домой: битвы закончились, изучение наследства Летта его не прельщало, а простая деревенская еда на свежем воздухе способствует полноте. Что в его возрасте не очень хорошо. Да и отпуск близился к концу. Проводил его до портала. Автоматы он оставил мне: возвращать их не нужно, они списаны, а вот отблагодарить продавшую их контору...
  'Да, эта самогонка подойдёт!'
  Я тоже так подумал.
  Распрощавшись со всеми, я и сам на следующий день устроил себе отпуск и побывал дома. Завидев меня, Лота с визгом бросилась мне на шею, а Майка почему-то расплакалась. Я нашёл её несколько поправившейся и 'прописал' продолжительные прогулки по Ашапару. Тут её настроение резко изменилось и, не успев утереть слёзы, супруга от души рассмеялась, а на словах сообщила, что потом обязательно погуляет, но не сейчас, потому, что у неё важные дела. Такая она мне нравилась больше. Скоро подошла и мама, а за ней прибыл Анатолий, - чисто выбритый и в новом костюме. А уж и забыл, что он может носить что-то, кроме камуфляжа и формы охранника. По его словам, расчёт с 'фирмой' прошёл как нельзя лучше: вопросов не задавали, а магарыч приняли с достоинством. Зато, на следующий день доняли звонками: 'где люди достают такую благодать?' И 'Нельзя ли, при случае, добыть ещё? Любые деньги!' Толя, конечно, не раскололся, но пообещал... в перспективе, 'если ещё туда поедет'.
  Конечно, мы посидели и немного отметили. Обсуждали, конечно, слегка адаптированную для мамы версию наших путешествий и приключений. Майка и Лота ни за что не верили, что несторы пошли на попятную, и теперь у меня с ними мир и дружба. Тяжёлый жизненный опыт, отягощённый возлияниями в тёмном подвале! Я пообещал, что бдительности терять не буду.
  В заключение посиделок и мама рассказала о случившемся с ней несколько дней назад казусе. Майка и Лота сразу усмехнулись, слышали уже, а мы с Толей узнали, что мама тогда была на базаре и приценивалась в мясном ряду к говяжьей вырезке. Внезапно, она услышала сбоку резкий щелчок и, машинально обернувшись, увидела скромно одетого 'молодого человека', который отдёргивал руку от её уже раскрытой сумочки. Кисть ворюги при этом выглядела не нормально: пальцы были сломаны или вывихнуты, поскольку торчали под неестественными углами. Дико взглянув на 'клиентку', неудачник тихо заверещал от боли и быстро покинул место происшествия, прижимая здоровой рукой пострадавшую к груди.
  Получается, я в охранной формуле просмотрел важную опцию: хорошо, что карманнику только руку повредило, а не разорвало его пополам! Надеюсь, повреждения поддадутся излечению, зато рефлекс на всю жизнь! Я подарил маме несколько самоцветов из коллекции Летта, та уверенно опознала только рубины и изумруд...
  Но праздники кончаются, а жизнь продолжается. Поскольку проблема освещения в замке теперь не стояла вовсе, а в сосновской 'усадьбе' могла быть решена, для начала, с помощью керосиновых ламп, то необходимость в мощных бензоагрегатах отпала. Я с содроганием представлял себе треск армейского генератора в тамошней деревенской тишине. Наверно, его и на несколько километров было бы слышно! Тем не менее, электричество всё равно нужно для связи, для компов и оргтехники. Поразмыслив, я решил обратиться к солнечным батареям, аккумуляторам и сетевым инверторам. Не исключая и присмотренную пару агрегатов АБ-1, 'с хранения' - пригодится для резерва, на случай долгой пасмурной погоды. Да и вообще: начинать нужно с них, иначе, как запитывать, например, дрель для монтажа?
  Оформил заказы по Интернету и съездил-получил батареи аккумуляторов и пару инверторов, которые оказались на складе 'инновационной' фирмы. Панели солнечных батарей привезут только через три недели - месяц... Выкупил и неподъёмные по весу, но, достаточно дешёвые бензоагрегаты - советское военное производство! Не какие-то подозрительные 'китайцы', хоть оказались и более, чем призывного возраста! В гараже они, во всяком случае, завелись сразу. Я использовал пока 76-й бензин в смеси с маслом. Думаю, заработают и на прямогонном 'борфоиле', он, кажется, не намного хуже.
  
  ***
  
  Да, а в тот достопамятный вечер Майка меня огорошила. Не при всех, а когда гости разошлись, а Лота, зевая, отправилась в свою комнату.
  Я буду отцом!
  Не сомневаюсь, что женщины были в курсе ещё до того момента, когда мы с Толей отправились на Филиппины, но не хотели сбивать меня с толку перед такой ответственной операцией. Известно, что многие мужчины при таком сообщении иногда глупеют до невозможности... Спасибо вам, женщины, иногда вы мудрее нас, мужиков, своей инстинктивной мудростью. Не всегда, но в этот раз - в кон! Стало понятно, что Майка имела в виду, когда в телефонном разговоре сообщила мне, что 'здорова и, даже более того!' и её резкие смены настроения и. даже то, что Леттовский коньяк она только пригубила, хоть и не преминула похвалить за чудный букет и вкус. Так вот какими 'важными делами' она занята!
  В общем, тогда я подхватил жену на руки и закружил по комнате, не обращая внимания на её счастливый визг. И, не сразу обратив внимание, что высокий потолок 'сталинки' оказался подозрительно близко, а мои ноги не чувствуют пола. Спонтанная левитация... раньше у меня не получалось, даже нарочно. Да и сам Сарабуш, вроде, никогда не взлетал в воздух.
  'Растёшь, Маг!' - шепнул мне Билар.
  Да, я великий маг, я победил своих врагов, равных по силе мне нет! И теперь у меня будет наследник. А, если это будет девочка, то тоже очень хорошо! Аккуратно поставил Майку на ноги, она ничего не заметила.
  - Визжите, как молодожёны! - осуждающе пробурчала Лота, проходя в пижаме в туалет. Кажется, мы её разбудили. Счастливая Майка не обратила внимания, но я, против воли, почувствовал жуткую ревность девушки. Так-так... ну и что делать? Любовные треугольники мне совсем не нужны, и мы не в Ашапаре, где две жены в семье не редкость. И, хотя я давал себе зарок не вмешиваться в чувства близких, пришлось очень аккуратно... не стану рассказывать подробности.
  Экспедитор и грузчик, вот в кого я переквалифицировался на следующие две недели. Ящики, бухты проводов, многопудовые генераторы. УАЗ-ик фирмы 'Антигравитация' приезжал ко мне утром, затем загружался и делал первый рейс к Баюну. Я приезжал на 'шестёрке', только оставлял её на станции, к порталу пока можно было проехать исключительно на вездеходе. Разгрузка, отпускаю грузовичок, перетаскиваю ценное барахло в Ашапар, добегаю до машины, в городе руковожу очередной загрузкой. Вызванные Кубером селяне развозят поставку на телегах в замок или 'усадьбу', руководствуясь надписями красным маркёром. Рутина, но уставал настолько, что хотелось перейти на магический метаболизм. Пресекал недостойные мысли. По воскресеньям устраивал себе полный выходной, отключаясь от всех проблем: ходили с Майкой и Лотой в кино, однажды, сподобились и в театр. Лоте ужасно понравилось. Так случилось, что она недавно только прочла 'Ревизора', на него мы и попали. Впечатлений было на весь последующий день!
  Параллельно мы с Майкой занялись 'легализацией' Лоты. Придуманная супругой легенда гласила, что Лота её дальняя родственница, родом из Сибири. Родители её умерли, и она нелегально проживала у знакомых. Дабы не попасть в детдом, приехала к ней. Все документы утрачены. Все запросы паспортистки по почте упираются в ответ: 'Ничего не можем сообщить, архив райцентра сгорел'. Майка нашла такой райцентр со сгоревшим архивом... Подробности я опущу. Новенький паспорт, хотя и не сразу, Лота всё-таки получила. Там она была именована Свиридовой Лотой Сергеевной, шестнадцати лет. Изначально, якобы, Шарлотта, но это имя ей не нравится.
  
  ***
  
  Рутинная переброска. На этот раз всего один фанерный ящик с широкоформатным сканером. Я решил, по возможности, не 'выдавать' книги из библиотеки, а только копии. Пускай Саша сам и копирует нужное ему для работы. Научу - не проблема.
  Отпустил грузчиков, перекурил, дожидаясь, пока они скроются за поворотом дороги. Машинально проверил отсутствие живых по ту сторону портала - чисто. Взялся за ящик левой рукой, правой коснулся Баюна, переместился, и...
  На той стороне меня 'заморозили'. Отказало зрение и слух, всё тело стало, как каменное, не пошевелиться. Я не упал, только потому, что опирался на ящик. Даже мысли в голове стали тягучими, как каучук:
  'Что... случилось... где я?'
  Это быстро выяснилось. Зрение вернулось, но не тело. Мысли потекли быстрее, и я осознал себя в Ашапаре рядом со своим ящиком на вытоптанной площадке перед порталом. Но привычный пейзаж в этот раз разнообразил стоящий напротив меня в нескольких шагах смутно знакомый нестор. Хот? Поле моего зрения было сильно ограничено, но я смутно рассмотрел вокруг ещё нескольких в напряжённых позах. Эти незнакомые. Застали врасплох и теперь крепко 'держали'.
  - Ты узнал меня, маг? Это я, Хот - прошелестел недобиток, - благодарю, что оставил тогда меня в живых. К сожалению, не могу отплатить тем же. Можно было бы сказать: 'тебе наука на будущее', но у тебя нет никакого будущего. Очень скоро ты умрёшь. Не пытайся связаться со своим Биларом, этот канал я заблокировал. Так, что это теперь наш Билар. А без артефакта и своего оружия ты ведь пустышка, не так ли? Ну, что ты молчишь, маг-неудачник? - продолжил глумление Хот. - Ах, да, я забыл вернуть тебе язык... - какой-то пасс - теперь говори!
  - Тебя проклянут свои же... - невнятно пробормотал я себе под нос, язык не слушался, как в кабинете стоматолога после инъекции.
  - Что? - нетерпеливо вскричал Хот, - не слышу! - Это означало, что мои мысли он не контролирует.
  - Тебя проклянут свои же! - уже твёрже сказал я, и Хот расслышал.
  - Знаю, - хладнокровно ответил он, - и даже сразу убьют, причём вот эти самые статисты, которых ты видишь. Но только после твоей смерти, после того, как ты отдашь мне Билар, а я сниму формулу подчинения с их голов. Но это не важно, главное, что мой брат будет отомщён, а кристалл, пусть и не сразу, попадёт в нужные руки. И ему найдут применение. А в сказки о богах и об их вечном проклятии я не верю, поэтому смерти не боюсь!
  Я промолчал, возможно, он расценил это, как покорность судьбе или испуг, но я уже был собран, как никогда... насколько это возможно в таком состоянии. Просто незачем дискутировать с фанатиком. Билар не отвечал, но я не бросал попыток вступить с ним в контакт: в любой блокировке могут быть щели.
  - Ну, раз тебе нечего сказать, 'маг Серхей', - продолжил нестор после паузы, - приступим. Сейчас я освобожу твою правую руку, ты расстегнёшь куртку и достанешь Билар оттуда, где ты его хранишь. Я вижу, как он светится у тебя на поясе. Потом, ты протянешь его мне, а я возьму, чтобы он не повредился, когда тебя сожгут фаерболом. Если всё так и сделаешь, то умрёшь мгновенно, иначе придётся тебя помучить. Согласен?
  Я хотел кивнуть, но не получилось, и тогда процедил:
  - Согласен...
  - Что же, приступим.
  И, действительно, моя правая рука обрела подвижность. Я принялся неуклюже расстёгивать пуговицы 'камуфляжной' куртки. Сверху вниз. Признаться, с преувеличенной неуклюжестью, чем мог на самом деле. Нижняя пуговица оказалась тугой и никак не 'поддавалась', и я перешёл к молнии, которую тоже расстегнул только до этой пуговицы. И закопошился за пазухой, точнее слева, в районе брючного ремня. Мотивированно сморщился от показной неловкости... вот он, клапан!
  'Бах!' - ухватил такой желанный наган и выстрелил самовзводом. Первая пуля попала Хоту в середину груди. Он покачнулся от удара, на его оранжевой мантии тут же проявилось тёмное, кровавое пятно.
  'Бах!' - вторая пуля в живот. Я целился на ощупь, стрелял сквозь куртку и кобуру, которую вывернул под немыслимым углом, дабы невидимый нестору ствол смотрел дулом на него. Тут же 'отпустило', и от неожиданности упал на колени. Мгновенно выдернул револьвер наружу, и уже прицельно...
  'Бах! Бах! Бах!' - Хот всё не падал, но сейчас его ноги подкосились и он, наконец, тяжело рухнул в песок оранжевой окровавленной грудой. Руки тряслись, запросто мог и 'дать пуделя', даже с трёх метров! Да, они висели на ремне рядом: кнут и пряник - револьвер и сумочка с Биларом.
  Меня окружило сияние защитного поля, и знакомый голос в голове прошептал:
  - Я тут, хозяин!
  И ударили фаерболы! Но, не в меня, а в поверженного: первый залп, второй... Тело запылало чадным костром, а рукотворные шаровые молнии всё били в него, рассыпая фонтаны искр. Здорово он их достал!
  Я вытащил из нагана пустые гильзы и восполнил боезапас. Потом присел на опрокинутый ящик и достал сигареты. Пусть думают, что хотят! Вот так, расслабился и чуть не отправился в гости к местным богам, существование которых, впрочем, покойный отрицал. Как это приятно звучит: 'покойный Хот'! Но он хорошо прикрылся: я не почувствовал через портал ни малейшего признака засады...
  - Господин Серхей... - я поднял голову: рядом с кромкой защитного поля стояли, понурившись, четыре нестора - бывшие члены боевой пятёрки Хота. Говорил только один, вышедший вперёд.
  - Что вам?
  - Господин, 'гуцра' Хот обманул нас...
  - Я знаю... что значит 'гуцра'?
  - Это на нашем языке, значит - проклятый, презренный. Отныне его имя не должно употребляться без этого эпитета! Он обманом вовлёк нас, а потом...
  - Да, да, ступайте, вы свободны.
  - Спасибо, господин Великий маг! Мы расскажем Совету всё, что тут случилось, - и низко поклонившись, отставные боевики удалились в лес. Где-то недалеко были привязаны лошади, теперь я их 'чуял'. Будем считать, что на этом 'гуцра' экстремисты-смертники закончились. Но наган держать заряженным!
  Тем временем набежали тучи, задул ветер, разметавший золу похоронного кострища, ударила молния, прогремел гром. И, сначала крупные капли, а потом и тугие струи первой в Ашапаре весенней грозы упали с небес. Скоро они смоют этот пепел. Я хотел, было, восстановить защитный купол, но потом просто сказал: 'домой'. И очутился вместе с ящиком в донжоне своего замка.
  Тепло, светло и сухо, где-то разговаривает и смеётся дворня. Несёт палёным: прожженную и всё ещё тлеющую куртку придётся выбросить.
  'Ложитесь-ка вы спать, Серхей!' - сказал мне Дух вместо приветствия. 'Я чувствую, как вы измотаны!'
  'Обязательно, только сначала оружие почищу, кажется, его дождём намочило!'
  Напевая весёлую песенку, вниз по лестнице ссыпается... бесшабашная Ализа. Мог бы догадаться и без магии. Сегодня она в чистом синем платье, отопительный сезон закончился.
  - Ой! Сударь, а вы тут что ли? - неловкий поклон.
  - Я же маг, появляюсь, исчезаю... - отвечаю ей. И улыбаюсь при виде её смущения. - Принеси мне подушку и одеяло, да скажи, чтобы не шумели, что-то я устал!
  - Там на юге громыхало и молнии... мы думали, что гроза... А она только потом..!
  - Это была маленькая гроза, она уже иссякла... Ты принесёшь мне подушку?
  - Бегу, вашмилость!
  
  ***
  
  Просыпаюсь ранним утром с чувством, что выспался на неделю вперёд. Снилось мне что-то хорошее и доброе. Но от анализа снов меня отвлекает приход... конюха, кажется. Он мнётся у двери моей комнаты в сомнениях: будить меня или нет? Вдруг попадёт?
  - Заходи! - и он заходит. Приветственный поклон:
  - Так, что лошади, ваша милость!
  - Что, лошади?
  - Две лошади приблудились у ворот...
  - И?
  - И мы их впустили. Теперь они бродят по двору и никого к себе не подпускают.
  - И я, очевидно, должен ими заняться?
  - Дык, вашмилость, я только сказать, они никому не мешают. Спите себе дальше!
  - Сейчас приду!
  Что за бардак! Лошади по двору ходят... Спускаюсь. Действительно, две, но не просто лошади, а чем-то знакомые! Ба! Да это те, что мы купили в Трилесе при посредничестве Токрдона! Вот и сёдла те же самые, а вот сумок не было. Однако, есть слабый дух несторской магии. Конечно, ни за что не поверю, что лошадки нашли меня сами по своей инициативе. Такое только в сказках бывает. Скорее, они направились прямиком в родную конюшню, но были перехвачены несторами. 'Ходячие мины'? После вчерашнего я излишне подозрителен, но тщательная проверка показывает, что 'мин нет!' Злонамеренной магии тоже, просто сказалось общение с несторами, от него и слабый фон. А, что в сумках?
  Меня лошадки подпускают, запрограммированы, похлопываю их по холкам и отстёгиваю неожиданно тяжёлые сумки, даже, скорее, кожаные кошели, после чего животные успокаиваются окончательно и меланхолично удаляются в конюшню, ведомые кем-то. В кошелях оказываются деньги и свёрнутая в трубку грамота на чём-то, вроде пергамента. Писано на синто, красиво и с росчерками:
  
  'Уважаемый великий маг Серхей! Высший Совет несторов
  постановляет выплатить вам компенсацию за понесённые
  вами убытки и огорчения от действий низложенного Совета
  в сумме восьмисот голидов имперской чеканки в золотой и
  серебряной монете.
  Мы не останемся должниками!
  Примите уверения в совершенном почтении.
  От имени Совета - Первый Нестор Нугрор.
  Витиеватая подпись'.
  А ниже, уже не так каллиграфически, а как бы, ни на коленке:
  'И за ликвидацию презренного предателя Хота ещё двести голидов.
  По поручению Совета - командующий Трост.
  Подпись'.
  
  Приятно... А я-то считал их монстрами. Но деньги, оказывается - лучшее доказательство искренности и... человечности. Конечно, я не беден: сокровища Сарабуша, ныне мои, так и лежат на дне моря без присмотра. Сколько там - одни боги знают! Нужно организовать экспедицию по их изъятию, да всё недосуг. Леттовские тоже не считаны и не оценены. Но, всё равно - приятно!
  Меня вызывает Кубер с сообщением, что баня в 'усадьбе' закончена - можно принимать! Строители просят разрешения переместиться в замок. Разрешаю и приглашаю Кубера приехать. Он прибывает быстро, а за ним и каменщики на телеге с инструментами, материалами и закупленной в Компоне чугунной плитой для бани. Определяем им фронт работ, а сами уединяемся для пересчёта денег. Почти половина в зильберах, но не в тех сиротских и потёртых, которые уже и не помнят, когда их отломили от листа, а в цельных блоках, как бы недавно отчеканенных. Один блок - один голид. Это хорошо, из-за недостатка мелочи мне часто приходится переплачивать. Счёт голидов сначала не сходится, их не хватает до суммы, но потом оказывается, что, кроме имперских тут присутствуют и 'полуторные' и, даже 'двойные'. Так, что ажур!
  Ближе к вечеру появляется с докладом бригадир строителей: 'Всё готово, Ваша милость!' Инспектирую, действительно, всё в порядке, печка топится, в бане угара и дыма нет, только запашок от греющихся на плите голышей. Это нормально, им нужно для начала прокалиться. Щедро награждаю строителей, экономный Кубер при этом тихонько качает головой: не понимает, зачем столько трат для обыкновенной помывки? Ничего, приглашу его попариться, отстегаю берёзовым веником - поймёт! Подряжаю довольных сверх меры строителей ещё на одну работу: выгородить в пустующем каменном сарае две небольших комнатки под генератор и склад ГСМ и пробить в стене отверстие под выхлопную трубу. Прокопать через двор до подвального окна траншею под кабель. Аккумуляторная батарея будет в подвале, а генератор подальше, в дальнем конце двора. Всё остальное я сделаю сам. В Ашапаре нанять электриков затруднительно.
  Вечером меняю подсевшие батарейки в трансивере и слушаю трафик несторов. Ажиотажа первых дней уже нет, идёт ритмичная работа. Закупки скота, это самое ценное в Коржабе, переправка его. По нескольким милям Сохута, оказывается, построена дорога до портала. Интересно посмотреть, как по ней идут стада коров с дыхательными пузырями на головах! В Коржаб уже репатриировано несколько сотен несторов. Большинство получили жильё, некоторые пока живут в 'общежитиях', но готовы строить свои дома. Все довольны. Однако, там резко взлетели в цене стройматериалы, особенно гвозди. Кузнецы Компона и соседних провинций теперь завалены заказами. Гвозди в мешках поставлять из Ашапара много дешевле, чем закупать на месте.
  Вклиниваюсь в паузу и вызываю Высший совет. После небольшой паузы мне отвечает сам Нугрор. Информирую его об успешном получении лошадиной 'трансакции'.
  'Вы удовлетворены, маг Серхей?'
  'Вполне, спасибо'.
  'Не стоит благодарности, это наш Долг!' - про инцидент с Хотом ни слова.
  Отключаюсь и перехожу на имперскую волну. Там полное оживление. У раковины сам АросКсашам. Когда заканчивается формальный обмен информацией, он с надеждой в голосе вызывает меня. Две недели не виделись и не слышались! Отвечаю, переходим на русский. Для любопытных это, конечно, разочарование.
  - Что у тебя случилось? Местные несторы рассказывают по-разному.
  - Всё в порядке. Просто им это дело неприятно, поэтому официальная информация скудная. Я попал в засаду Хота, но выкрутился, наган помог! Хот умер от передозировки свинца, претензий от несторов нет.
  - Очень рад за тебя! А, знаешь, наган Гереда, что ты упоминал, меня дождался! Так и висел на гвоздике в его лавке. Я в первый же день, как приехал, прибежал, так волновался, что он уйдёт. Старик попросил за него тридцать пять зильберов, я не торговался. Принёс домой, осмотрел, почистил-смазал, как ты учил. И пострелял... в подвале дворца, чтобы никого не пугать. Как это? Кучность, да? Приличная, как у твоего. Огромное тебе спасибо! Ни расстаюсь с ним, ни днём, ни ночью.
  - Ну и, пожалуйста! Как там Геред?
  - Бодр и весел! Ворчит, правда, постоянно, но это возрастное. По твоим рассказам, я представлял иное. Кажется, его дела пошли на поправку, разнёсся слух, что сам маг Серхей почтил его лавку визитом и получил предсказание! Кстати, я пригласил его в свою команду, хороший прогност мне нужен, они теперь редки.
  - И, как он?
  - Взял время подумать. Но, наверняка, согласится!
  - Передавай ему привет!
  - Уже передал. И тебе от него привет и благодарность, а 'за что - маг Серхей знает!'
  - Да, а тебе привет от девушки Лоты из моей деревни.
  - Это, которая? А, вспомнил! начинающая магиня, травница и ведунья. Когда после нападения банды Красавчика я пользовал пострадавших, многие мои клиенты хвалили её искусство. Жаль, что я с ней не познакомился, времени не было. А такие самородки очень любопытны своими находками и неожиданными приёмами лечения. Что же она не подошла, когда я у тебя гостил?
  - Она принесла мне весть о нападении несторов и сейчас живёт у меня в Бороте. Я привил ей русский язык, сейчас она учится, хочет стать медиком. Не только магическим, но и техномагическим. Сейчас у меня тут недостаток стройматериалов, те, что я планировал пустить на клуб-школу-медпункт, пошли на восстановление разрушенного. Так, что всё это немного позже. Но скоро занятия возобновятся у неё в доме. Будет ездить из Борота в Ашапар каждые несколько дней. Учебники, что я у тебя заказывал, это для школы, которой она будет заведовать и в ней же преподавать!
  - Любопытная девушка, откуда она такая целеустремлённая? Те, что попадаются мне - клуши-клушами. Нарядиться, обвешаться финтифлюшками, пофлиртовать, выскочить замуж и свить гнёздышко с парчовыми занавесками. Единственная, с кем можно разговаривать без опасения вывихнуть челюсть от зевоты, это моя сестра АриКшта. Непременно нас познакомь!
  - Представляешь? У неё бабушка из Борота!
  - Как это получилось? Впрочем, многое объясняет, но ты не рассказывал мне эту историю.
  - Она тебе сама расскажет, когда пересечётесь. Разберёшься с делами - приезжай. Я собираюсь наладить быстрое, техномагическое, так сказать, копирование книг и рукописей, тебе понравится! Кроме того, у меня готова баня.
  - Баня? это, где моются? А что в ней может быть замечательного?
  - Это тебе предстоит узнать. Почувствовать разницу между: 'где моются' и 'русская баня'!
  - Заинтриговал... Кстати, я посоветовался с папой, и он постановил наградить тебя за решение проблемы несторов имперским орденом 'Заслуги'. Если это не противоречит твоим принципам...?
  - Да нет, вроде...
  - То я подвезу его примерно через месяц вместе с баронской грамотой и прочими документами! И торжественно награжу! Коньяк ещё не кончился?
  - Насчёт этого можешь быть спокоен!
  
  ***
  
  Вот и всё! На этой минорной ноте я, пожалуй, и закончу повествование о случайных и нарочных визитах. Получит ли оно продолжение? Боги знают... Впрочем, само их, богов, существование весьма сомнительно с точки зрения продвинутых магов...
  
  ***
  
  - Тобою создан артефакт
  Небесной красоты
  Но люди злы, согласен, маг?
  Как поступаешь ты?
  Творить добро твоя стезя...
  А маг сказал в ответ:
  - Я сделаю добро из зла
  Другого средства нет!
  - Но зло никчемное сырьё!
  И снова маг в ответ:
  - На то искусство есть моё,
  Учился триста лет!
  
  15. 01. 2017
  
Оценка: 7.31*46  Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Межзвездный мезальянс. Право на ошибку" С.Ролдугина "Кофейные истории" Л.Каури "Стрекоза для покойника" А.Сокол "Первый ученик" К.Вран "Поступь инферно" Е.Смолина "Одинокий фонарь" Л.Черникова "Невеста принца и волшебные бабочки" Н.Яблочкова "О боже, какие мужчины! Знакомство" В.Южная "Тебя уволят, детка!" А.Федотовская "Лучшая роль для принцессы" В.Прягин "Волнолом"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"