Подпалова Ольга: другие произведения.

Огоньки в тумане

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
Оценка: 9.00*3  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    просто романтический расказик


   "Огоньки в тумане"
  
  
   Пелена тумана, поднимавшегося над водой у берегов озера, медленно застилала очертания окружающего его леса, клубилась среди деревьев и цеплялась за подол платья девушки. Этейн аккуратно ступала между стволами, стараясь разглядеть что-нибудь на своем пути. Хотя никакого пути и не было, скорее это было похоже на бездумное блуждание.
   "Пожалуй, идти сегодня в лес было полным безумством," - подумала она, в который раз запнувшись о выступающие из-под земли корни деревьев.
   Но ведь именно здесь и только здесь Этейн могла обрести спокойствие. Могла любоваться красотой лесных великанов, сидя под одним из них и вслушиваясь в музыку тишины.
   И никакие няньки, тетушки, приставленные родителями "подруги" не вились над ней, как рой мух, и не надоедали своей чрезмерной опекой и навязчивой добротой.
   Хотя, правда, девушка куда больше предпочитала находиться здесь в теплые солнечные дни, а не тогда, когда, казалось, все вокруг дышит сыростью.
   Но оставаться дома она сегодня просто больше была не в состоянии. Конечно, она знала, что ее родители, лорд и леди Уэссекс, подыскивают ей мужа. Но сколько же можно обсуждать каждого! Каждый гость их замка "перемалывался по косточкам" ее окружением. Внешность, богатство, положение, победы на турнирах и на любовном фронте, внешность, богатство, положение, победы... И так по замкнутому кругу раз за разам. А, ну как же она могла забыть о нарядах! Итак: в каком платье ей лучше быть на венчании, в каком на пиру, какую прическу сделать под каждое из них, какую выбрать ткань, драгоценности... "О, ей так идет жемчуг... Нет, ну что вы, куда лучшим выбором будут винные топазы к бледно-розовому шелку и серебристой парче..."
   И все это обсуждается так, будто никого не интересует ее собственное выбор, да будто ее вообще не существует. А она, между прочим, вообще не стремится замуж, каким бы красавцем не был ее избранник, точнее избранник ее родителей, и сколько бы денег ни лежало в его сундуках под кроватью...
   Внезапно Этейн прервала свои разгневанные рассуждения и внимательно пригляделась. Все верно, она не ошиблась - между стволами виднелись огоньки, или скорее светлячки. Они то замирали, то принимались кружить, то опускались к озерной глади, то поднимались под сень деревьев. Но ведь светлячки не станут летать в такую погоду, ведь водяная пыль, оседая на их прозрачные крылышки, даже не даст подняться в воздух.
   Завороженная танцем огоньков девушка не заметила, когда именно они начали кружить вокруг нее. Каждый из них имел свой собственный оттенок: ораньжевый, золотистый, голубоватый, розовый, белый, серебристый, а один, запутывавшийся на время в ее иссиня-черных волосах, казался перламутровым. Они то отдалялись, то приближались, мимолетным касанием дотрагивались до рук, губ, волос и тут же отдалялись, не позволяя тронуть себя.
   Но вот все они, как венцом окружили ее голову и... исчезли, а Этейн обнаружила себя стоящей на тропинке, ведущей к замку.
   Она не успела испугаться, что заблудилась, не заметила, что двигалась за огоньками, сомневалась, что вообще видела хоть что-нибудь. Но вот в душе осталось ощущение чего-то, что нельзя описать словами: опустошенности, незавершенности, надежды, радости и грусти одновременно.
   Она вернулась в замок, позволила себя раздеть и искупать, не обращая внимания на охи и ахи служанок по поводу того, что она опять ушла одна в лес. А когда Этейн уснула, в ее снах вились и кружили разноцветные огоньки.
  
  
   Лучик солнца медленно полз по одеялу. Вот он на подушке, тихонько скользнул по лбу и принялся щекотать ресницы спящей девушки, заставляя открыть глаза.
   Этейн потянулась под одеялом и проснулась, но тут же зажмурилась, так как солнце, пробивающееся между тяжелых штор, нещадно слепило.
   "Похоже, сегодня будет замечательная погода" - мелькнула мысль.
   Девушка села, еще раз потянулась и дернула шнур для вызова слуг.
   "Ах, как жаль, что некоторые сны никогда не станут реальностью? Кажется, ей снился лес, туман и огоньки в его зыбкой пелене. Такие недостижимые и волшебные".
   Дверь тихо приоткрылась, и в комнату скользнула горничная Этейн Виола. Она была единственная, с кем у девушки сложились более или менее дружеские отношения.
  -- Миледи уже проснулась, - более утвердительно, чем вопросительно сказала она.
   - Да, Виола, будь добра, принеси воду для умывания и чистую одежду.
   Горничная кивнула, но прежде чем уйти тихонько произнесла:
   - Миледи, я очень рада, что все обошлось.
   Этейн схватила девушку за руку.
  -- Что ты имеешь в виду?
  -- Когда вчера вы вернулись из леса, вы были ну... - она замялась, - как не в себе.
   Этейн молча смотрела на нее.
  -- Вы делали все, что вам говорили, но за весь вечер не сказали ни слова, и, кажется, даже не обращали на нас внимания.
  -- Ничего, Виола, все нормально. Просто... вчера я очень устала и была расстроена. Ты можешь идти.
  -- Миледи, - горничная присела в реверансе и шмыгнула за дверь.
   "Так значит, это не сон. И действительно ее вчера окружал лес, под ногами клубился туман, и сверкали огоньки. Она просто обязана узнать, что это такое!"
   Уверенная, что сегодня найдет разгадку к вчерашним событиям, девушка спрыгнула с кровати и подошла к большому окну. Отдернув штору и открыв рамы, она подставила лицо освежающему утреннему ветру, ворвавшемуся в комнату. Когда она собралась было отойти, с неба, стремительно упал сокол, а секунду спустя, расправив свои широкие крылья, поймал новый воздушный поток и взмыл ввысь. Этейн залюбовалась его полетом. Ей мучитель захотелось хотя бы на чуть-чуть, совсем ненадолго, превратиться в такую хищную птицу и, забыв об обязанностях и обязательствах, свободно парить в воздушных просторах, подчиняясь только своим желаниям и ощущениям.
   Так и застала ее горничная, вернувшаяся с теплой водой для умывания.
   Когда с утренними процедурами было покончено, Этейн одета в изящное платье нежно-голубого шелка, а служанка помогла аккуратно уложить ее тщательно расчесанные волнистые волосы, дверь снова открылась, и одна из личных горничных ее матери сообщила, что леди Сабрина желает видеть свою дочь.
   Один за другим, погруженные в полумрак, коридоры оставались за спинами идущих женщин.
   Само приглашение уже было необычно. Они довольно редко проводили время вместе: леди Сабрина либо была занята, либо если Этейн удавалось выскользнуть из-под бдительного надзора своих опекунш и "удрать", как выражалась по этому поводу ее мать, в лес. И, конечно же, в те моменты, когда им хотелось побыть наедине, хотя это "наедине" имело множество "но", "если", а также множество иных подобных исключений в виде вездесущей прислуги. А девушка никогда не могла относится к этим людям как предметам мебели. Что бы ни думала остальная знать, но Этейн четко осознавала, слуги все слышат и все знают.
   Когда дверь закрылась, леди Уэсекс жестом пригласила Этейн сесть в одно из кресел, стоящих напротив стола, за которым она сидела.
  -- Дорогая моя, как ты себя чувствуешь?
  -- Спасибо, матушка просто прекрасно. Вчера я переутомилась, но прекрасно отдохнула за ночь.
  -- Это хорошо, что наши переживания оказались беспочвенны. Видишь ли, я не собираюсь укорять тебя за твою очередную отлучку на вечернюю прогулку в лес. Вчера, пока ты отсутствовала, прибыл гонец из Лендхарта от лорда Вортона. Так вот, он искал для своего сына невесту и предложил весьма выгодную партию. Твой отец и я дали согласие на твой брак с его сыном. Через несколько недель они приедут к нам, и ты должна будешь безупречно вести себя. Так что пока я даю тебе возможность наслаждаться жизнью, как ты хочешь. Можешь бегать оставшееся время в свой любимый лес, хотя я все равно не понимаю такой любви к простым деревьям, устраивать конные прогулки, в общем, делать все, что твоей душе угодно. В пределах разумного, конеч...
   Дальнейшую речь Этейн уже не слушала.
   "Меня выдают замуж, выдают замуж, даже не спросив, что я думаю. Просто ставят перед фактом!"
   Конечно, девушка знала, что ее сестра Алана, которая была старше ее на какие-то три года, вышла замуж по такому же брачному договору. Знала о том, что ее сестру тоже никто не спросил о ее желаниях. Знала, потому что всю ночь просидела рядом с плачущей Аланой, пытаясь ее утешить, когда рушились сестринские мечты. И вместе с ней встречала ее будущего мужа лорда Ликвера, который им обоим в отцы годился. На самом деле он действительно был ровесником лорда Уэсекса. После смерти своей первой жены, так и не давшей ему наследника, он решил жениться во второй раз. К сожалению, выбор его пал на Алану.
  -- Твоя сестра написала письмо. Она с мужем также скоро навестит нас. Этейн, ты меня слушаешь? Ты все поняла?
  -- Да, матушка. Мне можно идти?
  -- Можно. Я надеюсь, ты все хорошо запомнила, - уже смягчившись и улыбнувшись, добавила она. - Это платье тебе очень к лицу. Одень его по приезду лорда Вортона и твой жених будет у твоих ног.
   Она улыбнулась еще раз и кивком головы дала понять, что девушка может идти.
  
  
   Этейн вошла в лес и пошла наугад вперед.
   Она знала, что является счастливицей. Ни одной приличной леди не разрешили бы одной, без сопровождения, разгуливать по лесам как простой крестьянке. К счастью, их замок находился слишком далеко от столицы. К счастью, отец слишком сильно хотел сыновей и, так и не дождавшись их от своей супруги, не особо вникал в процесс воспитания дочерей. К счастья, лес пользовался дурной почти мистической славой, и разбойники так и не завелись под сенью могучих деревьев. И как результат стечения всех этих обстоятельств - непозволительная свобода для молодой леди знатного рода.
   Она закрыла глаза и выставила вперед руки, что бы случайно не наткнуться на дерево. Девушка шла совсем не долго, по ее подсчетам она прошла приблизительно сотни полтары шагов, и внезапно ощутила под ногами воду. В следующее мгновение она запнулась о камень и потеряла равновесие, еще чуть-чуть и Этейн бы упала в озеро, к которому так стремилась, но чьи-то сильные руки подхватили ее и поставили на твердую, а главное, сухую землю. Но на данный момент ее интересовало другое. Девушка обернулась к человеку, стоявшему рядом с ней. Она ожидала увидеть старого лесника, но это был не он. Ее спаситель был молод, высок, с длинными золотистыми волосами и большими зелеными глазами. В какой-то момент она подумала, что увидела ангела, про которых ей столько раз рассказывал их священник, но у незнакомца не было крыльев.
  -- Спасибо, - было единственное, что смогла она выдавить.
  -- Не за что, - юноша слегка поклонился. - Меня зовут Аэронель. Могу ли я узнать, как зовут мою очаровательную собеседницу? - он вопросительно приподнял бровь.
  -- Этейн, леди Этейн Уэсэкс. - Девушка присела в реверансе.
  -- Почему вы здесь одна, без сопровождения, пешком, а тем более с закрытыми глазами?
  -- Извините, но это мое личное дело.
  -- Вы что-то ищете?
  -- Не совсем. В принципе, я могу задать тот же вопрос.
  -- Я ждал вас.
  -- Это абсурдно, - Этейн искренне удивилась. - Мы ведь не знакомы.
  -- Уже нет. Вы пришли сюда, что бы посмотреть на танцующие огоньки, не так ли?
   Девушка от изумления лишь кивнула.
  -- Вам хочется узнать, что это такое?
  -- Да, но откуда вы это знаете?
  -- Сейчас вы все поймете, миледи. Только, пожалуйста, не перебивайте. Сейчас я здесь один, но я из другого мира Я маг и могу приходить сюда. - Этейн недоверчиво посмотрела на него, но промолчала. - Мы живем в другом мире, но иногда можем приходить в ваш. Не знаю, как это получается, но в этом мире, мы можем принимать форму светлячков, или огоньков.
   Он задумался, глядя на зеркальную поверхность озера.
  -- Почему ты все это мне рассказываешь? - Девушка первой нарушила молчание. Она никогда не обращалась к незнакомому человеку на "ты", так ее воспитали, но с Аэронелем ей было так легко, как будто они были уже давно знакомы. Он словно рассказывал ей сказку, в которую хотелось верить всем сердцем и душой. Их старенький священник назвал бы все это ересью. Колдунов сжигают, отец даже ездил в столицу на публичную казнь одного из них. Говорили, что это был ученик самого Галилея. Ей очень не хотелось, чтобы подобная судьба постигла бы и Аэронеля. И пускай он слегка сумасшедший, но она его не выдаст.
  -- В тебе есть наша кровь.
  -- Этого не может быть, - не задумываясь, запротестовала она.
  -- Я же просил не перебивать. В тебе есть наша кровь. Наша раса не в первый раз приходит в этот мир. Вполне возможно, что твоя бабушка или прабабушка также набрела на огоньки, также сидела и разговаривала с представителем моего народа, а потом полюбила его, но не захотела перейти с ним в наш мир. А спустя какое-то время родила ребенка. Вот он-то и передал тебе нашу кровь.
   Теперь долго молчала Этейн, она так и не нашла чем опровергнуть это предположение.
  -- Зачем, - наконец произнесла девушка, - ты рассказываешь мне об этом?
  -- Ты пришла за помощью.
  -- С чего ты это взял?
  -- Я чувствую. Ты ведь зачем-то пришла сюда в первый раз.
  -- Я уже и не знаю.
  -- Ну что же, если хочешь, я помогу тебе.
   Этейн кивнула.
   Они еще долго гуляли по лесу.
  -- Расскажи мне о себе и этом мире, - попросил Аэронель.
  -- О чем ты хотел бы услышать, Аэронель? - его имя она выговорила с легкой запинкой, уж очень непривычно для нее оно звучало.
  -- Можешь сократить мое имя. Мои друзья среди людей моего имя зовут меня Аэроном. - Этейн благодарно улыбнулась.
   И она рассказывала, обо всем, что знала, кроме того, что ее выдают замуж. Об этом она думать не хотела, а говорить тем более. А потом он рассказывал про свою расу, о своем мире, о магах и волшебстве, белогривых лошадях, грифонах, драконах.... Все это звучало сказкой, но она верила и не могла объяснить почему.
   Они вышли из леса.
  -- Дальше я не пойду, - Аэрон посмотрел на замок. - Но мне хотелось бы увидеть тебя снова. Ты придешь?
  -- Конечно, - девушка улыбнулась, - я ведь пока так и не нашла ответа на вопрос, почему пришла к озеру впервые.
   Эльф наклонился и коснулся своими губами ее щеки, а потом удивленно посмотрел на нее, когда девушка отпрянула, прижав ладонь к месту поцелуя.
  -- Зачем ты меня поцеловал?
  -- На прощание. У нас так прощаются друзья. Я думал...
  -- Нет, у нас не так. Но мне эта традиция нравиться, - она приподнялась на цыпочки и чмокнула его в щеку, а потому повернулась и побежала к замку.
   Этейн долго не могла заснуть. Девушка лежала в темноте и вспоминала сегодняшнюю встречу.
   "Что бы подумала ее мать, если бы узнала, что она поцеловала почти незнакомого мужчину при их первой встрече, а тем более наедине? Наверно, закатила истерику, потом обозвала ее белой вороной высшего общества и пообещала запереть в монастырь". Тем не менее Этейн поняла, что сама не чувствует стыда за свой поступок. Ей нравилось, что она поступила не так, как предписано этикетом, что она могла быть собой, а не играть роль, выдуманную чьим-то больным рассудком...
   На следующий день, она еле дождалась назначенного времени, подхватила заранее приготовленную корзинку с едой и поспешила в лес. Как и в предыдущий раз, она шла между деревьями с закрытыми глазами, также как и в предыдущий раз, ее подхватили руки Аэрона.
  -- Почему ты ходишь по лесу с закрытыми глазами? Так ведь недолго заработать кучу шишек.
  -- Видишь ли, я заметила одну закономерность: если целенаправленно искать это озеро, то ты никогда не найдешь его. Ну а если делать как я, то можно прийти сюда за считанные минуты.
  -- Интересно...
  -- Послушай, хватит предаваться размышлениям. Расстели одеяло, да вот это, - она указала на принесенное одеяло. - Спасибо. - Она принялась раскладывать еду из корзинки.
  -- Завтрак...
  -- Нет уже обед.
  -- Стоп, - Аэрон поднял руку, - как это обед?
  -- Очень просто, - Этейн не поняла, почему его лицо приняло такое озадаченное выражение, - сейчас три часа дня и ...
  -- Ничего не могу понять, когда я переместился, еще не было семи утра, и совсем не долго тебя ждал.
  -- Значит, наши миры отличаются не только присутствием волшебства, а и временем.
  -- Я тебе поражаюсь, - произнес он, прожевав грушу, - ты совершенно спокойно отнеслась к тому, что я из другого мира, ты просто поверила. Я сам долго привыкал к этим перемещениям, а ты сразу. - Он покачал головой.
  -- Ты ошибаешься, вчера практически всю ночь я пролежала, обдумывая то, что ты рассказал. А поверила еще и потому, что твои манеры координально отличаются от привычных мне.
  -- А к каким ты привычна?
  -- Ну, - она состроила забавную мордочку, - сначала ты должен был бы несколько раз поклонится и представится, а не хватать меня на руки. Отвечал бы на мои вопросы, а не задавать самому. И уж точно не целовать меня. Я это чувствую, и потому верю. - Она слегка покраснела.
  
   Они виделись практически каждый день уже на протяжении трех недель. Но все ближе становился день приезда ее жениха, и настроение Этейн все ухудшалось и ухудшалось. Аэрон не мог не заметить этого, но молчал, дожидаясь, когда она сама объяснит причину.
   Она лежала на спине и смотрела на проплывающие облака.
  -- Это звучит, как чудесная сказка, мне бы хотелось там побывать.
  -- Ты можешь.
  -- Нет, я не пойду. - Она горько усмехнулась. - Пока что твои рассказы остаются несбыточными мечтами, как чудесные сны, а если я хоть раз увижу все это, то потом вся моя жизнь будет скучной, безрадостной, неинтересной и лишенной смысла.
  -- Но ведь ты могла бы остаться там, - он приподнялся на локте и посмотрел ей в глаза, - я могу провести тебя туда.
  -- Нет, - девушка стремительно села, сорвала травинку и принялась мять ее в руках. - Ты не понимаешь. У меня есть обязанности перед родителями, моими людьми. Я хочу прожить свою жизнь, как и другие женщины подобные мне, а не предаваться несбыточным мечтаниям.
  -- Ты так мечтаешь жить, как и все остальные, что день ото дня становишься все подавленнее? - Аэрон сел рядом с ней и попытался поймать ее взгляд.
  -- У меня нет выбора, моя судьба уже предопределена. Я... через некоторое время приедет мой жених, и меня выдадут замуж. И...
  -- Поздравляю. - Может, это и показалось, но его голос прозвучал холодно и отчужденно.
  -- Спасибо. - Она потупила взгляд.
  -- Но это не объясняет, почему ты становишься все грустнее. Я бы на твоем месте радовался, похоже, все, о чем ты так мечтаешь, начинает сбываться.
  -- Но у него не золотые волосы. - Еле слышно произнесла девушка.
   Она услышала, как он вздохнул, и подняла глаза.
   И - все Великие Боги! - как сладки были его губы, как ослепительно нежны прикосновения его рук... И, должно быть, по их прихоти, Этейн сама обняла его и притянула к себе, и сама поцеловала его - жадно и страстно, выпустив наконец на волю все те желания, которые так долго пыталась сдерживать. Она сладострастно изогнулась от восторга, смешанного с обжигающей болью, зародившейся где-то внутри ее, когда он опустил ее в густую траву, а перед ее мысленным взором вновь возник вольный сокол, что парит на своих широких крыльях в огненном, из-за лучей восходящего солнца, небе.
  -- После твоих слов про него, я уже перестал надеяться, на подобное, - он провел пальцами вдоль ее спины, и посмотрел в расширенные от удовольствия глаза.
  -- Очень зря, - Этейн подложила под голову руку. - Похоже, это рок.
  -- Что именно?
  -- Ну, - она села, и Аэрону на минуту показалось, что сейчас перед ним богиня, а не молодая женщина, которую он недавно встретил. По ее спине струился водопад черных волос, а кожа плечей казалась просвечивающей из-за падающих золотых лучей. - В точности повторяется история моей прабабушки. - Сейчас она уже не считала его безобидным сумасшедшим, а верила, верила и надеялась.
  -- Это значит, что, в конце концов, ты все-таки выйдешь замуж? - юноша с болью смотрел ей в глаза.
  -- Об этом мне сейчас совсем не хочется думать, - Этейн скользнула в его объятия. Но, не смотря на свой легкомысленный ответ, она задумалась, что же она выберет, когда придет время?
   Через несколько часов они расстались, поскольку Этейн пора было возвращаться в замок. Она оделась и обняла Аэрона.
  -- Мы завтра встретимся? - Шепнул он ей на ушко. - Я бы никогда не отпускал тебя по своей воле. Обещай, что подумаешь над моим предложением уйти со мной.
  -- Конечно. Но не завтра. Завтра приезжает моя сестра. Не грусти, послезавтра весь день будет наш, - она прикоснулась губами к его. - Пока.
  
  
   Этейн завтракала с родителями и несколькими придворными.
   Сначала ей трудно было смотреть в глаза матери - ей казалось, что она предала их ожидания, оказалась несовершенной, пошла на поводу у своих желаний. А потом девушка заметила не которые изменения. Раньше она как-то подсознательно ставила свою мать на ступеньку, или на несколько, выше себя. Принимала все сказанное ею, как неоспоримую истину, и думать не смела о том, что посмеет пойти против приказанного, не смотря на то, что со многим в душе была не согласна. А сейчас, после того, что произошло между ней и Аэроном, почему-то все поменялось. Она смотрела на все другими глазами. Ее мать такая же женщина, которая равна ей. Ей также приходится подчиняться лорду Уэсексу, исполнять все сказанное. Только она смирилась с этим, потому, что ей не было куда бежать. Но ведь ей, Этейн, есть...
  -- Дорогая моя, - леди Сабрина обратилась к своей младшей дочери, - ты ведь помнишь, что лорд Вортон с Ричардом приезжает через три недели.
  -- Как я могу забыть об этом. - Этейн подняла глаза от тарелки.
  -- Будь добра, не забывай, что ваш брак уже решенное дело, - в разговор вступил ее отец. - Постарайся его очаровать, я не сомневаюсь, что моей дочери это удастся.
   Он улыбнулся. Но Этейн, как всегда, заметила, что улыбаются только его губы, а не глаза.
   Лорд замка был высоким широкоплечим мужчиной лет сорока, может немного старше. Он был жестким, расчетливым человеком. Когда было нужно - галантным и вежливым, иногда - жестоким. Но всегда в нем ощущалась некая холодность и надменность. Он не терпел, когда ему перечили. Девушке казалось, что он видел в женщинах исключительно способ продолжения рода, и не сомневалась в том, что он предпочел бы двум дочерям двух детей противоположного пола.
  -- Я постараюсь. - Этейн поняла, что сейчас по ее глазам можно прочитать, насколько фальшиво ее согласие, и склонила голову, чтобы никто этого не заметил.
   Ей показалось, что лорд Уэсекс собирался продолжить данный разговор, но в этот момент вошел дворецкий и доложил о приезде лорда и леди Ликвер. Ее отец и мать поднялись, что выйти встретить гостей, и девушка последовала их примеру.
  -- Я рад вас видеть, друг мой, - лорд Ликвер поклонился, как того требовали правила этикета, а потом обнял ее отца. Этейн не в первый раз задумалась, настоящая ли эта дружба, во всяком случае, со стороны ее родителя.
   Их гость был довольно высоким, весьма упитанным человеком. Внешне он казался добродушным, но, если можно верить сплетням, интриги и заговоры он плел также искусно, как и его теперешний собеседник, ее отец.
   Потом лорд Уэсекс поклонился и поцеловал руку леди Ликвер и своей старшей дочери, склонившейся в безукоризненном реверансе.
   Последующие пару часов они провели за обедом, проговаривая ничего не значащие фразы на общие темы, предписанные тем же этикетом. Сестры обменялись взглядами, которые ясно давали понять, что настоящий разговор еще предстоит.
   Муж Аланы со сладкой улыбкой сказал, что, если бы не был уже женат, то обязательно бы посватался к столь очаровательной молодой красавице, то есть к ней, Этейн. На что получил заверение, что если бы такое произошло, то он непременно получил бы согласие обоих супругов Уэсекс. А Этейн довольно эгоистично по отношению к своей сестре возблагодарила всех святых за то, что такого не произошло. Она не могла объяснить почему, но испытывала ярко выраженную, но тщательно ею скрываемую, неприязнь к этому человеку.
  
   Вечером, Этейн специально не закрывала на задвижку дверь, надеясь, что придет ее сестра. И в правду, в полночь Алана появилась в ее комнате. Посторонний человек никогда не узнал бы в них двух сестер. Они были разными, как день и ночь. Алана была ниже Этейн, с русыми с золотым оттенком волосами, карими глазами и слегка смуглой кожей.
   Она поставила свечу на столик у кровати и залезла под одеяло.
  -- Боже! Как я рада тебя видеть. - Она порывисто обняла Этейн.
  -- Алана, трудно поверить, что мы не виделись целых три года. Как ты живешь?
  -- Наверное, так же как и мать. И еще я беременна.
  -- Я тебя поздравляю. Ты щаслива? Что твой муж?
  -- Он хороший человек, но я не люблю его. Он давно хочет иметь наследника, и поэтому относится ко мне очень бережно. У него куча любовниц, но мне все равно.
   Этейн молчала какое-то время, обдумывая все, что ей рассказали. Вот, значит, какова жизнь большинства женщин: брак без любви, измены мужа и многое другое.
  -- Любовницы.... А у тебя есть любовник? - девушка выпалила мучительно интересовавший ее вопрос и, покраснев, взглянула на Алану.
  -- Неожиданный вопрос от такой "очаровательной молодой красавицы" - ее сестра в точности скопировала тон своего мужа.
  -- Это не ответ. - Этейн внимательно посмотрела на собеседницу. - Значит, есть.
  -- Да.
  -- И?
  -- Он один из его приближенных рыцарей. Конрад прекрасен, благороден, учтив, и он меня любит. Я долго была верной супругой и не обращала на него внимания. А потом все произошло слишком быстро, он был нежен и... просто неподражаем.
  -- Это его ребенок.
  -- Да. Эдуард был в отъезде, а когда он приехал, я разыграла страстно соскучившуюся супругу, поэтому у него нет сомнений.
  -- Я почему-то так и думала. - Этейн поняла, что ее внимательно изучают, - почему ты так на меня смотришь?
  -- Знаешь, ты очень изменилась с того времени. Эдуард прав, ты стала действительно прекрасна, но дело не только в этом - ты поменялась внутренне. В тебе есть сила, желание отстаивать свои убеждение, и ты это, моя дорогая, умело маскируешь, что бы не привлекать лишнего внимания. Ты внутренне бунтуешь против отца. Разве я не права? - не дожидаясь ответа, она продолжила, - Мать с отцом могли и не заметить, что ты уже женщина, но я уверенна, что твой жених Ричард не буде первым мужчиной в твоей жизни. Не красней, теперь твоя очередь отчитываться. Я перебрала всех, кого здесь помнила, но ни один не подходит. Кто он? Дорогая, если чему меня жизнь и научила за эти годы, так это быть наблюдательной и осторожной.
  -- Только не смейся, и постарайся мне поверить. Он волшебник, я не собираюсь тебя разыгрывать. Я приходила к лесному озеру и однажды встретила его там, а потом все стало чем-то большим. Вчера все и случилось. - Потом она рассказала Алане про все, что узнала от Аэрона, и про него самого.
  -- Ты его любишь, или просто решила таким образом досадить родителям и нежелательному жениху? - увидев, как Этейн негодующе вскинула голову, молодая женщина усмехнулась, - Значит любишь. Так почему же еще раздумываешь, стоит ли тебе уйти с ним? Беги от этой жизни, возможно, в другом мире тебе удастся избежать несчастливой судьбы многих женщин нашего мира.
  -- Но ведь ты же счастлива с Конрадом.
   - Мне повезло. Знаешь, в мою постель многие искали дорогу, лишь для того, чтобы добиться определенных привилегий у Эдуарда, чтобы я замолвила за них словечко. Мне повезло, что Конрад по настоящему любит меня. Мне повезло, что я не ошиблась в выборе.
   Они еще долго шептались в темноте. Делились тем, чего не рассказывали никому целых три года: горестями и радостями, желаниями и мечтами.
  
   Они вместе шли по лесу. Шли в никуда. Делились воспоминаниями и наслаждались тем, что рядом за столь долгий период времени появился тот, кто мог выслушать и понять, дать совет, подсказать выход. И, как обычно, когда сестры, казалось, совсем заблудились, перед ними как по волшебству возникло озеро. А на берегу сидел молодой человек с длинными золотыми волосами и бросал в воду мелкие камушки. Этейн постаралась подобраться к нему тихонечко, незаметно, но ей, как всегда это не удалось. Когда она уже почти закрыла ладошками его глаза, он внезапно выбросил руку, обхватил ею Этейн за талию, и поцеловал, когда она оказалась у него на коленях.
   - Это не честно, - она слегка ударила его кулачком по плечу. - Почему я никогда не могу застать тебя врасплох.
   - Ну почему же, сможешь, конечно, - он, усмехнувшись, потерся носом о ее, - но это будет означать, что я совсем одряхлел. Она расхохоталась, прижавшись к его плечу.
   - Ой, - спохватилась девушка, - позволь представить тебе мою сестру. Это леди Алана Ликвер, а это Аэрон.
   - Очень приятно, - молодой человек склонился к руке ее сестры.
   - Ну что вы, зовите меня просто Алана, да и к тому же можно на "ты", - тепло улыбнулась леди Ликвер, - было бы странно, если бы, например, в общении между мной и сестрой вдруг проскальзывал мой титул.
   Они очень мило общались, сидя на берегу озера. На этот раз корзинку с продуктами для ленча захватил с собой Аэрон и обе девушки от души удивлялись кулинарии другого мира.
   Наконец Алана поднялась и попросила мага сопровождать ее в небольшой прогулке вдоль берега. Юноша тотчас согласился, но бросил вопросительный взгляд на Этейн.
   - Не пугайся, она не кусается, - шепнула она ему, - просто вообразила себя моей дуэньей.
   Какое-то время они шли рядом молча.
   - Кто она для тебя? - нарушила тишину Алана. - Диковинка из другого мира? Девушка, которая многого не потребует или...
   - Или. Я люблю ее. - Он ответил просто и спокойно, но девушка почувствовала, как напряглись мышцы под его рубашкой - его явно разозлил ее вопрос.
   - Не обижайся на мою прямоту, - продолжила она, - но она одна из немногих на всем белом свете, кого и я люблю всей душой. И я знаю, как она будет страдать, если ты вдруг просто не появишься вновь.
   - Я понимаю.
   - Если понимаешь, тогда забери ее с собой. - Алана остановилась и взглянула прямо в его голубые глаза. - Она свободолюбива, она унаследовала это от нашей бабушки, но ее дух также сломают в супружеской жизни, как сломали дух нашей матери. Ее ничего здесь еще не держит.
   - Так значит ты знаешь что-то из истории вашей семьи?
   - Когда Этейн было три года, ее впервые привезли в этот мрачный замок. Я помню, как наша старая няня, впервые ее увидев, перекрестилась и прошептала: "Еще один подкидыш фейри". Позже я подслушала разговор кухарки с одной из горничных. Она рассказала, что мой прадед ушел на войну, с которой не вернулся, а спустя восемь месяцев после его отъезда прабабушка родила дочь. Все-то ничего, да вот не похожа она была ни на кого из родителей. У обоих в роду все были светлоглазые и светловолосые, а новорожденная была с волосами цвета воронова крыла и голубыми глазами. Достаточно взглянуть на мою сестру - она ее точная копия. Да и лес она любила так же страстно, как Этейн. Ей даже дали прозвище "лесная колдунья". Но подданные ее любили: она болезни всякие лечила, помогала как могла. Когда она вышла замуж, этот замок стал ее приданным. Муж был намного старше нее, и вскоре после его смерти бабушка вернулась сюда. После недолгого брака остался один ребенок - наша мать. Но она не унаследовала ни капли огня, что горел в нашей бабушке. А вот Этейн унаследовала. Она дитя не этого мира, ей здесь тесно.
   - Я что-то подобное и предполагал, - молодой человек задумчиво покачал головой, - я предлагал ей уже не однократно уйти со мной. Она не соглашается. Может, ты сможешь мне помочь?
   - Заговор? - Алана игриво вскинула одну бровь
   - Заговор, - с улыбкой подтвердил Аэрон, - но исключительно ей во благо.
   Каждый день сестры ходили в лес по утрам. Если бы не присутствие Аланы, родители бы уже запретили Этейн покидать замок ради лесных прогулок. Но с тех пор ей и Аэрону ни разу не удалось побыть наедине.
  
   И вот пришел день, когда должен был приехать Маркиз Вортон с сыном. Все утро весь замок гудел как растревоженный улей.
   Надев голубое шелковое платье, как ей когда-то сказала мать, Этейн заглянула в комнаты сестры. Алана сидела в кресле в своем любимом нежно-персиковом платье.
   Заметив, какая бледная сестра, Этейн встревожено спросила:
   - Алана, тебе плохо, или что-то случилось?
   - Утренние недомогания. Ничего, сейчас все пройдет, - несмотря на бледность, молодая женщина улыбалась безмятежной ласковой улыбкой, поглаживая свой еще не очень заметный живот.
   - Нам пора спускаться, - Этейн помогла сестре встать, и они отправились завтракать.
   Стоило им спуститься по лестнице, как дворецкий передал, что их просили пройти в малую гостиную. Алана слегка сжала руку сестры.
   Когда лакей открыл перед ними дверь, Этейн замерла на мгновение на пороге: не приходилось сомневаться, ее жених приехал.
   Девушка заметила, как сошлись на переносице брови отца, когда он увидел ее нерешительность, несколько испуганный взгляд матери, который она метнула на лорда Уэссекса.
   Изобразив свою самую очаровательную улыбку, Этейн шагнула к отцу, который стоял в компании мужа Аланы и еще двоих мужчин. После представления тот из мужчин, который явно был моложе, склонился к руке девушки и произнес красивым голосом:
   - Миледи, щаслив с вами, наконец, познакомиться. Не соблаговолите ли вы показать мне ваш чудесный сад? - пробормотав нечто утвердительное, Этейн позволила провести себя к выходу на террасу.
   Девушка разглядывала своего жениха, бросая из-под ресниц оценивающие взгляды.
   Поймав себя на том, что она постоянно сравнивает Ричарда Вортона с Аэроном, девушка попыталась взглянуть на него непредвзято: высокий, как и маг, в очередной раз услужливо напомнило ей внутреннее "я", каштановые волосы, зеленые глаза, хорошее телосложение...в общем, мечта любой девушки.
   - Вы прекрасна, как эта роза, - Ричард подал ей сорванный белый цветок.
   - Благодарю, - девушка потупила взгляд, поскольку, как ни старалась, выдавить маломальский румянец все же не смогла.
   - Вы ведь понимаете, что наши родители уже давно запланировали этот брак, и мое предложение руки и сердца лишь формальность, - молодой человек положил ладонь на ее руку. - Но мне хотелось бы, чтобы вы знали, я благодарю Бога за то, что именно вы мне предназначены. Я понимаю, мое восхищение для вас непривычно, ведь отец не вывозил вас ко двору, но надеюсь, вы найдете мое присутствие рядом приятным.
   - Благодарю, - поняв, что она постоянно отвечает одно и то же, девушка постаралась изобразить самую обворожительную улыбку. - Мне действительно все это внове, милорд, но не беспокойтесь, я быстро ко всему привыкну. К приятному всегда быстро привыкают.
   Заметив, что девушка немного расслабилась, молодой человек улыбнулся и вскоре предложил проводить ее в гостиную.
  
   Когда вечером Этейн зашла в ее комнату, Алана совершенно не удивилась.
   - У меня проблема, - без предисловий выдала Этейн и буквально рухнула в кресло у камина.
   - Довольно красивая проблема, - молодая женщина усмехнулась, - что тебя смущает? Они оба молоды, красивы, оба хотят, чтобы ты была рядом. Но ты должна сделать выбор сама. Выбрать, как ты проживешь свою жизнь.
   - Я понимаю... но проблема не в этом, то есть не только в этом. Мне кажется, я беременна, - выпалила она на одном дыхании.
   Рука Аланы с зажатой в ней расческой застыла в воздухе.
   - А подробней?
   - Мои женские недомогания должны были быть около двух недель назад. Это, наверно, можно объяснить еще как-то, но раньше такого у меня не было. Мы ведь с Аэроном были близки всего два раза, да и то в один день. Это ведь не может быть!
   - Очень даже может, - Алана развернулась к сестре, отложив щетку. - В любом случае, тебе нужно рассказать об этом отцу ребенка. И подумай еще о том, как ты возьмешь на руки своего ребенка, какую ты хочешь жизнь для него?
   -Для нее...
   - Что?
   - Это будет девочка.
   - Дорогая, ты ведь в положении всего несколько недель.
   - Глупо, да? - Этейн грустно улыбнулась, - Но я чувствую, что это она.
   - Это сейчас практически не имеет значения, ты должна что-то решить хотя бы для себя. Поговори с Аэроном.
   - И что?! - Этейн вскочила и принялась чуть ли не бегать по комнате. - Он в очередной раз предложит мне уйти с ним, а я не могу! Я не могу тут все бросить.
   - А что тебе бросать? - Алана поймала сестру за руку и усадила на ажурный пуфик рядом с собой. - Что тебя здесь держит? Ты сама выдумываешь себе проблемы. Если ты пойдешь с ним, то всегда будешь с человеком, которого любишь. Ну а что тут? Отец, который нас никогда не замечал? Жених, которого ты всегда будешь сравнивать с Аэроном? Мать, которая даже себе ничем помочь не может? Что?
   - А ты? - каким-то дрожащим чужим голосом произнесла девушка.
   - Я всегда буду тебя любить, но ты должна жить собственной жизнью. Сколько же раз мне это повторять тебе?! У меня будет ребенок от любимого мной человека. Может мой муж не переживет очередной попойки и мы с Конрадом будем вместе. Но даже если так, тебя все равно отец выдаст за Ричарда Вортона. Тебе придется ложиться в постель и вынашивать детей человека, которого ты не любишь. А как он отнесется к ребенку, которого ты носишь? Твоя свадьба будет через несколько недель, и тебе не удастся выдать ее за родного ребенка Вортона, особенно если у девочки будут золотые волосы ее отца. А вот теперь хорошенько подумай и скажи мне, какой ты видишь свою жизнь лет через пятнадцать. Если рядом с Ричардом, тогда не ходи больше в лес, не рви хотя бы на кусочки сердце Аэрона.
   - Ну почему же это все так тяжело?! - Этейн разрыдалась, закрыв руками лицо.
   - Ну что ты! - Алана обняла ее за плечи. - Не плачь, успокойся и все хорошенько обо всем поразмышляй.
   Девушка положила голову на плече сестры. Как хорошо, когда рядом есть человек, который может тебя выслушать.
  
   Через два дня Алана уже пожалела, что несколько резко высказалась при сестре. Этейн ходила приветливая и улыбчивая, но леди Ликвер видела, как тухнут ее глаза, и сходит с лица улыбка, как только на ее сестру никто не смотрел. И что хуже всего - Этейн всячески ее избегала.
   Вот тогда то Алана решила действовать. В первую очередь она решила подтвердить свои догадки, поймав в коридоре Виолу, личную горничную сестры, и приказав ей зайти в свои комнаты.
   - Да миледи? - выжидающе произнесла девушка, приседая в реверансе.
   - Виола, я беспокоюсь за свою сестру, мне не нравиться ее упадническое настроение, - Алана не сомневалась, что служанка уже заметила все, что происходит с Этейн. Ее догадка тут же подтвердилась, когда на лице горничной проявилось волнение.
   - О, миледи, я так рада, что вы это заметили, - видимо, это уже давно тревожило девушку, - миледи Этейн часто плачет, когда остается одна. Она даже несколько раз кричала на меня, хотя никогда раньше это не делала, не то, что ваша матушка.
   Девушка поднесла руку к губам, поняв, что сболтнула лишнего. Алана усмехнулась.
   - Она очень волнуется перед свадьбой, - взгляд Виолы дал понять, что та уже заметила первые признаки беременности Этейн и понимала, что нервы у девушки сдают еще и по этой причине. - Держи, - леди протянула горничной мешочек, - эти травы помогут ей не так волноваться, я сама их пью, когда у меня начинает резко меняться настроение. Желательно, чтобы она пила их на ночь. И уж не мне придумывать, как это сделать лучше.
   Мешочек исчез из рук Виолы в мгновение ока, и девушка вернула Алане понимающую улыбку.
   Следующим пунктом был поход в лес. Леди Ликвер запланировала его на следующее утро. Убедившись, что Этейн развлекает Ричард, Алана направилась в лес, не забыв прихватить с собой корзинку с провизией.
   Слава богу, Этейн рассказала сестре об особенности пути к заколдованному озеру, так что для Аланы не составило труда дойти до озера. Правда, она чуть не упала в воду, поскольку берег озера был пустынным, и некому было ее подстраховать.
   Безрезультатно просидев под деревом несколько часов, девушка написала Аэрону записку и приколола его к дереву стилетом, который на всякий случай привыкла в городе носить в рукаве. В записке Алана написала, что ей нужно как можно быстрее поговорить с магом, и что она будет каждое утро приходить к озеру.
   Когда Алана подходила к парадной лестнице к ней подошли только что спешившиеся ее отец и лорд Вортон.
   - Ты ходила в лес? - почему-то девушку насторожил тон, которым ее отец задал вопрос. - У моих дочерей какая-то странная любовь к этому лесу, - обратился он к своему спутнику.
   - Вовсе нет, - Алана постаралась выдавить из себя самую беззаботную улыбку, на которую была способна, - просто, я очень соскучилась по свежему воздуху, в городе его мне очень недостает. А в моем положении очень полезно делать небольшие прогулки на свежем воздухе, - девушка отметила, что если лорд Вортон хотя бы сделал вид, что прямое упоминание Аланы про ее беременность, его несколько смутило, то лорд Уэссекс даже не удосужился этого сделать.
   - Почему бы тебе не прогуливаться по саду? - он внимательно всматривался в лицо дочери. И от этого взгляда у нее побежали мурашки по спине.
   - Благодарю за предложение, но, во-первых, ваш прекрасный сад облюбовали моя сестра и милорд Ричард, - она с улыбкой наклонила голову в сторону лорда Вортона, - а во-вторых, мне становится нехорошо от сладкого запаха роз.
   - Они прекрасная пара, не правда ли? - лорд Джейсон предложил Алане руку.
   - Несомненно, - девушка не сразу поняла про кого он ее спрашивает.
   Дальше она старалась не попасть впросак с ответами и ограничивалась общими фразами и кивками, поскольку она все прокручивала в памяти свои ответы на вопросы отца. А в голове тревожно билась мысль: "Неужели он что-то подозревает?".
  
   На следующий день ей опять не повезло - Аэрона не было на месте. А вот через день ее, наконец, перед самым падением в воду подхватили руки молодого человека.
   - А где Этейн? - Алана не удивилась услышав в первую очередь этот вопрос.
   - Она не придет...сегодня, - девушка постаралась, чтобы маг не заметил ее заминки, но он заметил. Резко отвернувшись к воде он произнес:
   - Она ведь вообще больше не придет, так ведь? - Алана была поражена, сколько боли прозвучало в его голосе.
   - Я не знаю, - она притронулась к его плечу.
   - Приехал ее жених, и она тут же забыла обо мне, - он выжидательно посмотрел на нее, но сразу же продолжил, не дав ей ответить. - Передай ей...пусть будет щаслива. Пусть не волнуется, я больше не приду в ваш мир.
   - Перестань нести чушь! - девушка не могла смотреть, как на ее глазах рвались на кусочки мечты двух любящих людей, и она решилась рассказать ему все, хотя и понимала, что у нее нет никакого права поступать так. - Кажется, она сама еще не знает, что будет делать. Она избегает меня. Но в последний раз когда мы разговаривали, она разрывалась между чувством долга, которое воспитывали в ней родители и любовью к тебе.
   - Но что я могу сделать, если она меня даже видеть не хочет?!
   - Бороться за свою любовь. За женщину, которую ты обожаешь...и за своего ребенка.
   Ее последние слова буквально оглушили его.
   - Ребенка, - Алана так и не поняла, спрашивал он или просто повторял ее слова, чтобы свыкнутся с этой мыслью. - О Боги! - молодой человек сел на землю и на мгновение прижал ладони к лицу.
   - И что ты собираешься сделать? - Алана в упор посмотрела на него.
   - Мне необходимо с ней увидеться, и если она не хочет прийти в лес ко мне...
   - ...то нужно навестить ее самому, - закончила за него женщина.
   - Заговор? - губы Аэрона тронула слабая улыбка и в его глазах зажглась уверенность.
   - Совсем небольшой и только ей во благо. И, похоже, у меня уже есть идея, как нам все устроить.
  
   С помощью Виолы Алана утром подбрасывала в комнату своей сестры утренние лесные цветы. Опять же Виола докладывала Алане, как трепетно ее госпожа относится к этим маленьким подаркам, сохраняя даже увядшие соцветия.
   Основной проблемой оставались временные рамки. Обручение состоялось еще заочно. Какими правдами и неправдами ее отцу удалось обойти многолетние традиции? Алане оставалось только догадываться. До свадьбы оставался месяц. Молодая женщина даже присутствовала на первой примерке свадебного платья Этейн. Золотистый тяжелый атлас должен был украшать девушку, сделать ее настоящей королевой в глазах гостей. Вот только у Аланы складывалось совершенно иное впечатление - на фоне шикарного материала Этейн казалась бледным привидением, блеклым подобием себя самой.
   В тот же вечер леди Ликвер удалось перехватить свою сестру сразу же после ужина, прежде чем Этейн удалось сбежать из зала, прикрывшись какой-нибудь отговоркой. На глазах у всех девушка не могла отказать своей сестре в сопровождении на прогулке с целью подышать свежим воздухом, не возбудив каких-либо подозрений.
   - Пошли дорогая, - приторно-ласковым голосом пропела Алана.
   - Алана, не мучь меня, умоляю, - взмолилась девушка, стоило им отойти на расстояние достаточное для приватного разговора.
   - А я и не собираюсь тебе ничего говорить, - Старшая сестра подтолкнула младшую к беседке, скрытой лианами плюща и плетущих роз.
   - Этейн, - услышав свое имя, девушка попятилась от выступившего из тени Аэрона.
   - Этейн, я сам хочу услышать от тебя, хочешь ли ты меня видеть? Я не откажусь от тебя, если только ты сама не прикажешь мне отступиться, - ему удалось завладеть рукой любимой. - Этейн, скажи хоть что-то.
   Девушка прижалась к Аэрону, всхлипнув у него на груди.
   - Зачем ты пришел? Я ведь только смирилась с мыслью, что все произошедшее - сказка, сон...
   - Это не сон и не сказка, - прошептал он, обняв и сильнее прижав к себе девушку. Алане стало неуютно, слишком личным было услышанное ею, но оставить наедине их она не могла - слишком большой риск.
   - И наш ребенок - это не сон, - Этейн негодующе обернулась к сестре. - И это не она мне сказала, я же все таки маг, - тут же начал сочинять Аэрон, за что заслужил благодарный взгляд старшей из сестер. - Пойдем со мной.
   На дорожке послышались приближающиеся шаги.
   - Уходи, - девушки обернулись к магу.
   - Согласись уйти со мной, - быстро зашептал он, пользуясь моментом, хотя и понимал, что чудовищно рискует, в этом мире его магические способности были мизерны, черпать магии было не откуда, странный мир. Мир, где он нашел любовь, которую не собирался терять.
   - Да...Да! - Со все большей уверенностью выпалила Этейн.
   - Через три дня всю ночь я буду ждать тебя на опушке, - еще успел шепнуть Аэрон и поспешно растворился в тенях сада.
   - Вытри слезы, быстрее. - Алана сунула сестре в руку кружевной платок.
   Лорд Уэсскс и лорд Ликвер остановились возле беседки, где расположились девушки.
   - Мы вас уже заждались, - весело начал муж Аланы. - Миледи, позвольте сопроводить вас в дом, на улице холодает, я опасаюсь, что вы можете простудиться.
   - Я благодарна вам за беспокойство, - в тон ему ответила жена, вкладывая ладонь в протянутую ладонь супруга.
   Этейн пришлось проделать ту же процедуру с отцом. Внезапно лорд Уэссекс остановился, взял девушку за подбородок, заставляя поднять голову.
   - Ты плакала? - Поинтересовался холодно. Ни одна из сестер даже мысли не допустила, что отец мог озаботиться душевым состоянием своего ребенка.
   - Скоро ее свадьба, вполне логично, что молодая леди опасается подобного координального изменения своего статуса. - Тут же вмешалась старшая из сестер.
   - Не вижу причин для подобных глупостей, - прокомментировал лорд Уэссекс.
   - Ну что вы, милорд, женщинам свойственно беспокоиться по пустякам, - миролюбиво произнес лорд Ликвер, похлопывая ладонь супруги, лежащей на сгибе его руки. - Оставьте женщинам их маленькие прихоти.
   Его собеседник просто кивнул, только обе женщины обеспокоенно переглянулись. Не в привычках их отца оставлять что-нибудь неясным для себя. Это означало, что их план был под угрозой.
   К сожалению, опасения подтвердились уже на следующее утро. У комнаты Этейн был выставлен "почетный караул", обеспечивающий "безопасность" молодой леди.
  
   И вот долгожданная ночь перед долгожданным побегом. Виола уже поднесла стражникам у дверей Этейн вино с травами. Одурманивающий напиток должен был подействовать часам к трем ночи, если бы стражи свалились с ног слишком быстро - это могло бы выдать заговорщиков раньше положенного времени.
   Этейн отправила Алану в ее комнаты, ей не хотелось, чтобы сестра пострадала от гнева их отца, хотя теоретически тот больше не имел власти над своей старшей дочерью. А так, никто даже не подумает, что она помогала в столько позорном деле, тем более если учесть, что Алана последние несколько дней более чем убедительно изображала недомогания связанные с ее деликатным положением. Причем настолько убедительно, что это подтвердил врач, проживавший здесь же в замке. Девушка постоянно проходила в своих метаниях мимо окна, внимательно глядя на звездами, ее это успокаивало. Чтобы следить за временем, ночные светила ей были не нужны - на свечах были сделаны временные зарубки.
   Выбрав самое простое платье, которое смогла бы застегнуть самостоятельно, девушка быстро переоделась. Одежда ей не понадобится. Несколько драгоценных брошек она подстегнула к внутренней стороне лифа, но так чтоб не поцарапаться, а пару подаренных колье бережно сложила в подшитый поясной кошель. А вдруг в новом мире ей понадобятся деньги? Виолу девушка отправила спать, помощь девушки была бы бесценна, но рисковать ее жизнью она не хотела.
   Последний штрих к образу - Этейн взяла в руки небольшой ножик и в несколько приемов отрезала длинную косу. Ей она может помешать, ну а если ее поймают, то все равно своих шикарных волос она лишится - ее постригут в монахини. Короткие пряди получились неровными. Видеть свое отражение девушка не могла - зеркало было в замке лишь одно, и то это была невообразимая роскошь. Лишь две слезинки скатились по щекам, когда она прятала огтрезанные волосы за подушку. Ножик она также подвязала к поясу. А вдруг понадобится.
   Свеча чадила, а девушка сидела на пуфике у столика, не отрывая глаз от крохотного огонька. Минуты тянулись словно часы.
   Но вот свеча догорела до долгожданной отметки. Пора действовать - действие всегда предпочтительней ожидания!
   Этейн потянула на себя дверь, осторожно выглядывая в образовавшуюся щель. Оба стражника посапывают, привалившись к стене. Вполне правдоподобно выглядит, даже если кто из слуг увидит, то решит, что нерадивые охранники просто уснули на посту.
   В коридоре дымили редкие факелы, их пламя колыхалось на сквозняках. Девушка скользила в темноте, как можно быстрее преодолевая освещенные участки. Ей казалось, что реши кто сейчас появится тут, и он непременно услышит бешеный стук ее сердца. Ей никто не встретился. Сестры не зря запланировали побег на это время - в этот час сон самый крепкий, самый сладкий и глубокий.
   Девушка вышла к кухне. Виола должна была оставить незапертой дверцу, ведущую из кухни на улицу. На полу вповалку спали поварята и некоторые повара. Этейн подхватила юбку, так чтобы ничего ею не зацепить и, тихо нашептывая раз за разом молитву Богородице, ступала между спящих тел, стараясь идти тихо, как мышка. На кухонном столе сидел упомянутый представитель грызунов, подбирая хлебные крошки. Мышей девушка боялась. Больно укусив себя за палец, она сдержала рвущийся наружу писк. Сейчас в ее жизни есть вещи пострашнее этих зверушек. И вот кухня позади. В одной из подсобок, располагавшихся по обеим сторонам крохотного коридорчика, заканчивающегося желанной дверцей, раздавались прерывистое дыхание и методичный скрип. Поняв, что кто-то из челяди не спит, Этейн испугалась. Быстро преодолев оставшееся до дверцы расстояние, девушка со всхлипом втянула в себя воздух, она чуть не забыла, что надо дышать. Толкнула дверь - ничего. Еще раз - тот же результат. Этейн всем телом навалилась на преграждающую дверь и та с душераздирающим скрипом открылась. Быстро проскользнув в проем, беглянка со всей скоростью помчалась вдоль стены здания.
   "Еще немного, еще чуть-чуть!" - как молитву повторяла она про себя.
   Вот последнее препятствие. В стене есть отверстие, куда сбрасывают мусор, только стража ходит тут слишком часто. Затаившись в тени, девушка дождалась очередного патруля. Когда солдаты, бряцая оружием, проходили мимо, она постаралась даже не дышать. Вот они скрылись за углом, и Этейн как можно быстрее рванула к заветному проему. Она занозила пальцы, отодвигая деревянную заслонку. Как только образовалось пространство, достаточное чтобы беглянка могла протиснуться, девушка шагнула в темноту. Вот только под ногами не оказалось опоры. Не сдержав испуганного писка, Этейн упала на гору мусора. Приземление не оказалось мягким, но отходы с кухни смягчили удар. "Ноги не подвернула!" - радостно констатировала она про себя.
   Только возможность передохнуть была утеряна. Похоже, ее негромкий писк все же услышали. Где-то над головой загрохотали тяжелые сапоги стражников, послышались крики, замелькали огни. Испуганная девушка метнулась через открытое пространство к лесу. В этом заключалась основная ошибка. Замри она у стены, и в тени ее бы не смогли увидеть стражи, напряженно всматривающиеся в темноту. Но сейчас Этейн управлял страх, а не здравый смысл, и посему свет факелов осветил мелькнувшую у стены фигурку.
   Этейн бежала так быстро, насколько могла. Она понимала, что, скорее всего, ее уже преследуют. Не отпустят так легко и просто, хотя бы не удовлетворив свой охотничий азарт. Но у нее есть еще фора, пока они седлают лошадей. "Только бы не взяли собак, только бы не взяли!" - желание, которому не суждено было воплотиться в жизнь - за спиной уже раздавался лай охотничьей своры.
   "Спасибо, Господи!" - беззвучно шепчут губы, когда девушка добирается до леса. Вот и долгожданная опушка. Только где же ей искать Аэрона?! Несколько мгновений отдыха, и девушка углубляется в лес. В крайнем случае они встретятся у озера, но если она останется ждать тут, можно с уверенностью сказать, встреча никогда не состоится.
   Этейн упорно пробиралась сквозь подлесок. В темноте она не рассчитала немного и оказалась чуть дальше того места, где обычно входила в лес, а значит, и излюбленные тропинки сейчас не отыскать - остались далеко позади. Вот поэтому сейчас беглянка пробиралась через заросли кустарника и крапивы, постоянно цепляясь подолом за выступающие ветки. Ничего, ей все равно надо заблудиться, чтобы попасть к озеру, так что все совсем не так страшно. Так убеждала она себя, продолжая идти. Коротко обрезанные волосы липли к губам, попадали в глаза, но это все же было лучше, чем длинная тяжелая коса, цепляющаяся за низкие сухие ветви.
   Под темными кронами разнесся торжествующий вой. Это собаки взяли след. Обычно подобный, захлебывающий упоением погони зов, вызывал у девушки жалость к лесным животным, чей след брала свора. Теперь же этот звук вызвал у нее приступ настоящего ужаса, ведь дичью была она сама. И откуда только брались силы?!
   Девушка боялась закрыть глаза, так можно было с легкостью себе что-нибудь повредить, наткнувшись на всей скорости на ствол дерева. С другой стороны она уже окончательно потеряла любое представление о том, где находится, ориентируясь только по звукам приближающейся погони.
   Девушка еще раз обернулась, пытаясь разглядеть в темноте за спиной отблески от факелов охотников, и благодарно зашептала молитву, когда не увидела оных. Именно из-за этого движения, она и не заметила, как достигла места, к которому так упорно добиралась - озера, и от неожиданности полетела в воду.
   "Спаслась!"
   Вот только Аэрона нет, а в лесу появились огоньки факелов, причем появились с разных сторон!
   "Этого не может быть!" - шепчут губы - "еще секунду назад их не было!"
   Озарение приходит неожиданно - ее преследователи ведь тоже не ориентируются в ночном лесу, а значит, так же наугад вышли к заповедному озеру.
   - Ну и кто здесь у нас? - девушка в ужасе дернулась от протянутых рук мужчины.
   - Леди Этейн? - В голосе настигшего ее человека предельное изумление, смешанное с недоверием.
   Сказать что-нибудь еще он не успевает, огромный белый волк прыгает ему на спину, и оба кубарем катятся в воду. Просто везение что девушку не увлекло вслед за ними, только руку обожгло болью, и на коже в слабом лунном свете, пробивающимся местами сквозь редкие у озера кроны деревьев, видно несколько кровавых царапин, оставленных кем-то из дерущихся сейчас в воде.
   - Этейн! Не смей падать в обморок, - ее опять хватают за руки, но, узнав держащего ее, девушка со всхлипом прижимается к Аэрону. Тем временем из воды, отряхиваясь, выбирает волк.
   - Шед, будь готов, - спокойно говорит зверю маг.
   Отпустив девушку, Аэрон проводит над водой руками, словно поглаживая озеро. Его губы беззвучно произносят какие-то слова. А уже через миг в глубине озера словно зажигается яркий свет.
   - Ныряй и ничего не бойся. - Молодому человеку приходится подталкивать ее к воде. На поляну выскакивает пара захлебывающихся лаем собак, и матерый белый зверь с рыком разворачивается к псам. Дальше Этейн уже ничего видеть не хотела. Зажмурившись, она прыгнула в воду, надеясь, что эта кошмарная ночь когда-нибудь закончится.
   Именно в тот момент, когда ей, казалось бы, уже не сдержать рефлекторный вздох, неведомая сила выталкивает ее на сушу. Оплевываясь от воды, попавшей в рот, но при этом поразительная сухая девушка перевернулась на спину, рассматривая ночное небо и наслаждаясь первыми мгновениями благословенной тишины. Какая-то пассивность и заторможенность в первые мгновения не позволяют даже начать волноваться об отсутствии рядом Аэрона. В адекватное состояние ее привело понимание, что все созвездия на небосводе незнакомы. Последующие пару минут она занималась внимательным изучением ночного неба. Неизвестные небесные узоры заслонила голова Аэрона, обеспокоено склонившегося над Этейн.
   - Ты как? Все в порядке? - Задавая кучу вопросов о ее самочувствии, юноша помог ей подняться.
   На берегу озера из ниоткуда внезапно появился незнакомый Этейн юноша с золотистыми глазами и пепельными волосами.
   - Шед, все в порядке? - Поинтересовался маг.
   Девушка поняла, что огромного волка, напавшего на одного из охотников, Аэрон называл так же. Она вопросительно посмотрела в лицо своему избраннику. Вот только и он выглядел несколько иначе. Правда, от обилия событий, точно определить, что кажется странным, было сложно.
   - Да, это он был тем волком по ту сторону врат, - кивнул Аэрон, - Шед - мой лучший друг и истинный оборотень.
   - Маг и оборотень, - констатировала девушка.
   - Эльф и оборотень, - поправил ее Шед.
   - Кто? - Непонимающе поинтересовалась она, внимательно приглядываясь к Аэрону, светившему сквозь золотистые волосы покрасневшими кончиками островерхих ушей.
   - Ар, а она ощущается как метаморф, - задумчиво провозгласил тем временем оборотень. - Знаете, даже после перехода, вам двоим, похоже, скучать не придется. Надо же, человек после перехода метаморфом оказалась.
   - Это нереально, - уж очень неуверенно произнес эльф.
   Этейн мало что понимала в их разговоре - усталость брала свое. Только отметила про себя, что царапины на руке уже затянулись и даже узкие шрамики почти незаметны. "Обо всем этом я подумаю завтра", - решила она, удобно устраиваясь на руках подхватившего ее Аэрона.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   18
  
  
  

Оценка: 9.00*3  Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"