Ведовские Истории: другие произведения.

Право выбирать

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс фантастических романов "Утро. ХХII век"
Конкурсы романов на Author.Today

Летние конкурсы на ПродаМан
Открой свой Выход в нереальность
Peклaмa
Оценка: 7.17*34  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Вся дальнейшая жизнь уже была распланирована, Виктана готовилась к свадьбе. Собственный дом, любимый мужчина, который готов носить на руках - все то, о чем могла мечтать девочка из детдома, стало реальностью. Чтобы рассыпаться как карточный домик, когда у девушки проявляется запретный магический дар. Но даже тогда, когда кажется, что жизнь закончилась, всегда остается выбор...

    ЧЕРНОВИК! Первая повесть окончена
    Поделиться с друзьями:


Warning: В тексте присутствуют эротические сцены. Если кого-то данное обстоятельство смущает - не читайте.

Право выбирать

Часть 1. Слишком высокая плата

  
   День выдался жарким и душным. Весь город стоял под лучами палящего солнца какой-то понурый и тусклый, словно жестокое светило выжгло все краски, эмоции и даже обычное желание шевелиться, дышать, жить. Теперь же, когда огненный диск начал спускаться за горизонт, улицы оживали, еще такая неблизкая ночь обещала желанную прохладу. Впрочем, недолгую и эфемерную.
   Шагающая по улице девушка счастливо улыбалась. Виктана почти не замечала всех этих неприятных, изматывающих тело деталей. Ей снова хотелось танцевать, словно предыдущих два часа не провела на занятии в танцклассе, подбадривая учениц, которые двигались как сонные мухи, то и дело утирая стекающие по лбу капельки пота и жалуясь на духоту. Для преподавательницы же это было потребностью души. Жизнь была если не идеальна, то восхитительна.
   Подкидыш, выросшая в детском доме, девушка не растеряла веры в людей, умения радоваться каждому дню и искренне улыбаться. Зато научилась не сдаваться, никогда. Она с нечеловеческим упорством продолжала двигаться к намеченной цели, как бы тяжело порой ни было. А упорство и труд обязаны достойно вознаграждаться. В это она тоже верила и, как оказалось, не зря.
   Она смогла, она справилась, взобралась к доступным вершинам - сровняться с благороднорожденными обычная девчонка-сиротка не смогла бы никогда. Впрочем, она и не питала ложных иллюзий, поэтому и не испытывала разочарования.
   Танцовщица проворно отскочила с пути толкающего тележку с фруктами торговца и лишь улыбнулась. Мужчина, ожидавший проклятий в свой адрес, проводил легко шагающую девушку удивленным взглядом и невольно усмехнулся - такой счастливой женщина может быть либо накануне свадьбы с любимым, либо если спешит на свидание все с тем же избранником сердца. В отношении Виктаны верны были оба утверждения.
   В сиротском приюте ее научили многому, но самое большее удовольствие ей приносил танец. Она могла часами кружиться под звуки медленной, томной музыки, которая рождалась под пальцами пожилой классной дамы. Так что и на работу устраивалась сначала помощницей хореографа, затем смогла открыть собственный танцкласс.
   А потом нежданно-негаданно пришла любовь. Она началась с его случайного взгляда на улице и ее робкой ответной улыбки. И вот уже через неделю свадьба. Если родители и были сначала недовольны избранницей сына, то предпочли это не демонстрировать. Теперь же ее рады видеть в своем доме всегда. Впрочем, Виктана предпочитала хоть в гости в компании жениха. Ей до сих пор казалось, что она смотрится бледно в этом шикарном доме - не сравнить с ее небольшой квартиркой.
   Сейчас Фелон ждал ее в кафе, расположенном всего в паре кварталов от улицы, где находилась школа танцев. В этот день седьмицы они всегда встречались там, пили кофе, а потом жених провожал ее домой, куда тоже было недалеко.
   Резная дверь из мореного дуба легко открылась перед посетительницей, и Виктана с головой окунулась в атмосферу этого уютного, романтичного места. Ее тут же окутали запахи кофе и специй: мягкой ванили, чуть терпковатой корицы, бодрящего имбиря... Их было так много, что выделить отдельные нотки во всем этом разнообразии не представлялось возможным.
   Маленький колокольчик над дверью звякнул, когда она вошла в зал. Девушка тут же увидела Его. Виктана радостно улыбнулась своему возлюбленному и поспешила к дальнему столику, на котором уже стояли две исходящих ароматным паром чашечки и тарелочка с крошечными пирожными, которые девушка так любила.
   Фелон поднялся со стула, приветствуя невесту улыбкой, и она вновь, как при самой первой встрече, залюбовалась этим мужчиной. Высокий, тонкокостный и кажущийся хрупким блондин с грацией танцора каждый раз вызывал восхищение. Ей нравилось наблюдать за его жестами, за тем, как нервно вздрагивают тонкие пальцы, когда он излишне жестикулирует, рассказывая ей о каком-то событии. Нравилось слушать его голос, чуточку режущий слух легкой картавинкой. Виктана иногда жалела, что не умеет рисовать. Она бы изобразила его вот таким, как сейчас: улыбающимся, с веткой ее любимых дымчато-серых ирисов в руке. Как всегда безупречным - крахмальный воротничок рубашки был настолько бел, что почти светился в легком, прозрачном сумраке кафе, а стрелки на отутюженных летних брюках, казалось, могли порезать при неосторожном прикосновении.
   - Как прошел день? - привычно спросил молодой человек, зная, что ответа не услышит.
   - Я соскучилась, - так же заучено отозвалась девушка, отвечая ему улыбкой. Это была своеобразная игра, негласных правил которой они оба придерживались последний год.
   Виктана мелкими глоточками попивала бодрящий напиток, так удачно утоляющий жажду, и слушала очередной веселый рассказ Фелона, лишь иногда кивая и вовремя угукая. В очередной раз преподавательнице танцев подумалось, что со стороны они, должно быть, выглядят необычно. Наследник одного из известных в сфере кораблестроения семейств, изящный, красивый, и она, ничем не выделяющаяся в толпе девушка среднего роста, тоненькая и почти болезненно хрупкая. Ровные темно-русые волосы спадали до середины спины. Сейчас она привычным жестом заправила их за уши. Черты лица тоже были тонкими: брови вразлет, узкий носик с кажущимися почти прозрачными ноздрями, губы, которые никто бы и не подумал назвать полными и манящими. А вот глаза были ее гордостью - красивые, серо-зеленые, опушенные длинными ресницами. Когда она улыбалась, они словно наполнялись внутренним светом. Фелон неоднократно повторял, что влюбился именно в эту улыбку, заставившую трепетать его сердце в день их знакомства.
   Виктана зажмурилась от удовольствия, положив в рот крохотное пирожное. Она редко могла побаловать себя чем-то подобным, зато жених делал это исправно. Не удержавшись, она даже постаралась незаметно облизнуть крем с пальцев - так жаль было вытирать лакомство об ажурную, накрахмаленную салфетку. Заслышав его легкий смешок, девушка смущенно глянула на собеседника.
   - Та такая забавная, - мужчина потянулся и пальцем снял пару крошек с уголка ее губ, снова заставив залиться краской. Она неизменно стеснялась, не зная, как реагировать на такой личный жест в общественном месте.
   - Пойдем? - он вложил купюру в книжицу со счетом, даже не глядя, - каждый раз там всегда была одна и та же сумма.
   Виктана охотно приняла предложенную ладонь и поднялась. Выйдя на улицу, Фелон поморщился:
   - Надоела эта жара, - пожаловался он.
   - Скоро станет легче, - негромко отозвалась девушка.
   Это была не пустая попытка утешить. Подходила к концу последняя, пятая седьмица такой погоды. Уже через пару дней жара пойдет на убыль и начнется период затяжных дождей. Очередное утро встретит проснувшихся жителей серым низким небом и холодной моросью. Сама Виктана считала, что лучше так, нежели не иметь возможности рассмотреть солнце в течение долгих пяти месяцев. Впрочем, она решила не высказывать свое мнение, а лишь посмотрела на любимого и улыбнулась так, как улыбалась только для него - не только губами и глазами, но и сердцем, и всей душой.
   Они неспешно брели вдоль бульвара, утопающего в тени деревьев, и болтали о разных пустяках. Горячечная подготовка к свадьбе, затеянная матерью Фелона, их самих почти не занимала - слишком влюблены они были, слишком поглощены своим чувством. Идя под сенью пыльных, потускневших от жары и палящего зноя каштанов, молодые люди не смотрели по сторонам, заглядывая лишь в глаза друг друга. Виктана всегда удивлялась сама себе, как они еще ни разу ни в кого не врезались. Хотя, возможно, прохожие обходили их, стараясь не тревожить двоих, чья любовь была такой нежной и трогательной.
   Фелон проводил ее до подъезда дома, в котором она снимала квартирку. Поднявшись по лестнице и отперев дверь, Виктана первым делом поставила цветы в воду. Мужчина неодобрительно покосился на простенькую вазу с надбитым горлышком. Он давно порывался максимально улучшить ее быт, но невеста каждый раз вежливо, с улыбкой, но очень твердо отказывала. Потом, когда они станут семьей, она не станет мешать ему баловать себя, но до тех пор обеспечивать себя она запрещала. Его это желание раздражало, порой у влюбленных на эту тему возникали довольно горячие споры, но результат оставался неизменным.
   - Спасибо за цветы, я их так люблю, - девушка прильнула к молодому человеку, привычно и охотно подставляя губы для поцелуя.
   Возлюбленный улыбнулся, привлекая ее к себе, и они на время забыли обо всем, растворяясь в нежности прикосновений. Когда Виктана смогла оторваться от его губ, щеки девушки заливал легкий румянец.
   Они еще некоторое время посидели на небольшой, заставленной кучей всяческих мелочей кухоньке, где девушка заварила его любимый травяной чай, после чего перебрались в гостиную. Распахнув окно, Виктана с ногами забралась на подоконник - маленькая слабость, которую она позволяла себе в его присутствии, и подставила лицо легкому ветерку.
   - Меня всегда нервирует эта твоя привычка, - заметил сидящий на диване мужчина. Молчать с ним тоже было комфортно. Танцовщица обернулась и встретилась с Фелоном взглядом. - Всегда боюсь, что ты упадешь, и я тебя потеряю.
   Она легко соскочила и направилась к жениху, забралась на колени и потерлась щекой о его плечо.
   - Если ты продолжишь в том же духе, - мурлыкнула Виктана, - я начну подозревать, что это все лишь сон.
   - Ну что ты, счастье мое. Я всегда буду рядом, обещаю, - улыбнулся парень и погладил ее по плечу, сдвинув широкую бретель летнего сарафана, чтобы в следующее мгновение невесомо прикоснуться губами к открывшемуся участку светлой, незагорелой кожи.
   Девушка вздрогнула, невольно подаваясь вслед за ускользающей лаской, как котенок. Он редко позволял себе подобное, прекрасно зная, что такая сильная и непреклонная в остальном Виктана стесняется своей неопытности. Его пальцы легко пробежали сквозь ее волосы, заправили пряди за ушко, открыв красивый изгиб шеи, чтобы в следующий миг прикоснуться к ней губами. Вознаграждением молодому человеку стал легкий вздох удовольствия, но затем ладошка девушки уперлась ему в грудь, слегка отталкивая.
   - Но ведь свадьба через неделю, - хрипло шепнул он, глядя, как она кусает губы.
   - Фелон, но ведь я...
   - Малышка, неужели ты меня боишься? - он немного отстранился, заглядывая в ее глаза.
   - А что скажут твои родители? Ну, если я буду... - она отчаянно покраснела. Самой себе девушка признавалась, что отнюдь не против подобного развития событий, но вот озвучить это не позволяло воспитание и остатки скромности.
   - Они никогда не станут вмешиваться в наши отношения, родная, - прошептал Фелон, снова целуя ее шею, прямо над судорожно бьющейся голубоватой веной. Виктана подумала, что он и так был чрезвычайно терпелив. Он никогда раньше не просил вот так, принимая ее позицию. Интимные отношения до свадьбы не запрещались, но осуждались. Девушка, у которой с детства не было ничего, кроме гордости, решила, что подарит себя, нетронутую, только супругу в их брачную ночь. Но ведь именно Фелон и станет этим человеком...
   Девичья ладонь легко погладила его по щеке, а пальчики второй руки зарылись в волосы. Мужчина снова глянул на нее, словно проверяя, не померещилось ли ему это безмолвное одобрение, а затем счастливо улыбнулся. И предвкушающе. Танцовщица залилась краской смущения. А может кровь прилила к щекам из-за того, что ей стало слишком жарко от его взгляда, поцелуев, рук, скользивших по телу и медленно, мучительно медленно освобождавших ее от одежды.
   Легкий сарафан скользнул на пол и Виктана вздрогнула, когда разгоряченной кожи коснулся прохладный ветерок, залетевший в распахнутое окно. Танцовщица плавилась под его руками, как воск, девушке было невероятно хорошо, и даже резкая боль не заставила ее очнуться от этого сладостного наваждения. Впрочем, неприятное ощущение быстро прошло. Острые ноготки Виктаны впились в плечи жениха, а теперь еще и любовника и она вскрикнула. Уже не от боли, а от наслаждения.
   - Моя, - жарко прошептал Фелон. Она не ответила, лишь судорожно вдохнула. Бывает такая радость, от которой хочется плакать и она только что в полной мере познала ее, вздрагивая от нахлынувшего удовольствия в мужских объятиях и чувствуя, как внутри нее растекается что-то теплое. Фелон бережно уложил ее на диван, и сам прилег рядом, прижав танцовщицу к себе и прикрыв глаза.
   Некоторое время девушка лежала, глядя на качающиеся чуть желтоватые занавеси, чувствуя, как быстро бьется в груди сердце. Она перевела дыхание и чуть сдвинулась, устраиваясь удобней. Просто не ожидала вот такого... абсолютного счастья. Девушкам столько раз повторяли, что подобное поведение постыдно, что Виктане казалось, она начнет презирать себя, если поддастся зову тела раньше, чем станет чьей-либо супругой.
   Она поняла, что жених уже некоторое время за ней наблюдает, и невольно покраснела. Впрочем, чему теперь-то смущаться? Танцовщица подняла на него взгляд и улыбнулась.
   - Я люблю тебя, - шептали ее губы.
   "Я люблю тебя", - говорил его взгляд.
   - Скоро вернусь, - она поднялась, завернулась в смятое покрывало, оказавшееся на полу, что вызвало у мужчины лишь смешок, и направилась в душ.
   Пятнадцать минут спустя девушка вернулась в комнату и замерла на пороге, наблюдая за дремлющим любовником. Опять нахлынуло сожаление, что она не умеет рисовать, пусть даже немного. А ведь красивым мог получиться даже набросок карандашом. Вот только интерьер она выбрала бы иной: выцветшие, некогда зеленые обои заменили бы кремовые с изящной вязью, как в его доме, который она вскоре сможет назвать и своим тоже. И белоснежные шторы...
   Свет, который они так и не потушили, замерцал. Девушка тихонько охнула, с ужасом глядя на люстру. Одна из лампочек резко мигнула и погасла, остальные потускнели, но через миг снова вспыхнули с прежней яркостью. Проснувшийся Фелон с тем же выражением испуга смотрел на скачущее освещение. Оба прекрасно знали, что это означает. Магия! Кто-то совсем рядом творил запретное колдовство!
   - Виктана, что это? - в голосе мужчины послышались панические нотки. Проследив за его взглядом, девушка тихо всхлипнула и сползла по стене, потому что ноги перестали ее держать. Покрывало, в которое она куталась, упало с плеч, лопаток коснулся прохладный шелк обоев, кремовых, с чуть более темными выпуклыми узорами. Дохнувший в окно шаловливый ночной ветерок колыхнул занавеси. Белые, как первый снег. Виктана закрыла глаза. "Это все наваждение. Этого не может быть..."
   Она заставила себя встать и метнулась в спальню, схватила с кровати домашний синий халатик и набросила его на плечи, словно тонкая ткань могла защитить от ужасной действительности. Резко развернувшись, она наткнулась взглядом на стоящего в дверном проеме мужчину. Он уже тоже успел одеться, хотя рубашку не застегнул.
   - Это ведь не... ты, правда? - в голосе была надежда, а в глазах уже плескалось презрение и отвращение. Он спрашивал, но уже знал ответ.
   Виктану колотила дрожь, она обняла себя руками. На плечи легли теплые ладони Фелона. Еще недавно ласкающие, сейчас они сжимали так крепко, что должны были остаться кровоподтеки.
   - Скажи мне! - он тряхнул невесту так, что клацнули зубы.
   - Это ошибка... это должна быть случайность... - шептала девушка сквозь душившие ее рыдания.
   - Значит, все же ты, - голос неприятно лязгнул металлом. - Что же, хорошо, что не дошло до свадьбы.
   Виктана сжалась в комочек и тихонько заплакала. Сил поднять голову и посмотреть ему в глаза не было.
   - Одевайся, - зло бросил Фелон.
   Она послушалась, хотя руки дрожали. Многочисленные пуговички сарафана никак не хотели застегиваться. Танцовщица не могла поверить, что все это произошло с ней. Взгляд зацепился за небольшую капельку крови на потертой обивке дивана, и Виктана вздрогнула, как от пощечины. Всего один раз... и плата за него оказалась непомерно высокой.
   Она пыталась успокоиться и убедить себя, что это просто кошмарный сон. Но слезы не останавливались, прокладывая мокрые дорожки на щеках всякий раз, когда девушка стирала их тыльной стороной ладони. Она плакала, пока спускалась по лестнице. Дверь не закрывала - разве это теперь что-то значит? Продолжала тихо всхлипывать в экипаже, сначала заслужив удивленный и сочувствующий взгляд возницы, а затем - презрительный, когда Фелон назвал адрес.
   - Это не на самом деле... не со мной... - едва слышно шептала танцовщица, кутаясь в легкий шарф. Она даже не помнила, как взяла его с вешалки. Или не она? Нет, Фелон не мог... теперь он не прикоснется к ней без надобности. Что там, она сама ощущала к себе почти презрение. Ведьма...
   Не могло быть приговора страшнее. В один миг вся привычная жизнь рухнула, как карточный домик. Быть ведьмой... лучше быть смертельно больной. Девушка дрожала, судорожно комкая в пальцах ткань шарфа. В конце концов материя не выдержала и разошлась, но Виктана этого не заметила.
   Стук копыт по брусчатке глухим эхом отразился от каменных стен, когда экипаж въехал под арку и остановился возле темно-серого здания. Фелон, не глядя расплатившись с возницей, вытащил ее наружу. Громада древней постройки возвышалась над всеми остальными домами. Торжественно-мрачная крепостица своим видом соответствовала той загадочной, а подчас и недоброй славе, которая ходила о ней. Впрочем, это были только ничем не подтвержденные слухи - один из самых значимых для империи департаментов хорошо умел хранить свои секреты.
   Танцовщица покорно выбралась из кареты, ни на мгновение не подумав вырываться или же каким либо иным образом оказывать сопротивление. Фелон выполнял свой гражданский долг. Она бы первой не поняла, если бы он попытался укрыть ведьму. Их с младенчества учили, что колдовство - зло и что каждый, уличенный в нем, должен быть препровожден в это серое, мрачное здание. Многие приходили сами... Умом она понимала все это, покорно переставляя ноги, следуя за мужчиной, который уже никогда не станет ее мужем. Но как это объяснить сердцу?
   Он толкнул тяжелую створку и первым вошел в большой холл, не придержав дверь. Виктана с каким-то отупением следила за ее медленным движением, потом, словно во сне, сделала шаг и последовала за мужчиной. Дверь закрылась за ее спиной с глухим щелчком, отрезая от привычной жизни. Танцовщица вздрогнула и снова обхватила себя руками, а потом поспешила догнать Фелона, направившегося к вставшему при их приближении дежурному. Мужчина в темно-синей форме внимательно выслушал молодого человека, затем посмотрел на Виктану. Девушка удивилась, не заметив в его глазах ожидаемой брезгливости и презрения, только понимание и легкое сочувствие. Так смотрят на умирающих.
   - Спасибо за проявленную бдительность, - наконец произнес дежурный, обращаясь к собеседнику, - зайдите в третий кабинет и заполните форму. Сверните в этот коридор, - он указал рукой направление.
   - Фелон, - имя сорвалось с ее языка вопреки желанию. Это была потребность, просто услышать его голос, такой любимый...
   - Даже не смей, - бывший жених крутанулся на месте. - Просто забудь! И ты молчала!
   - Я не знала! - теперь она рыдала в голос. - Сегодня...
   - Дрянь, - сильная пощечина обожгла ее щеку и отбросила на пол к столу дежурного.
   - Хватит! - жесткий командный тон в миг отрезвил парня. - Она не виновата.
   Фелон не ответил, просто повернулся спиной и ушел.
   - Давайте руку, - послышался над девушкой голос мужчины в форме, теперь он звучал куда мягче. Но сил подняться у нее не нашлось.
   Служащий терпеливо помог ей встать, буквально вздернув на ноги. Сам, придерживая и не давая снова упасть, отвел в нужный кабинет и усадил там, на стульчик в углу. Виктана плакала, ничуть не скрываясь, всхлипывая и размазывая слезы по лицу. Она не видела, когда ушел дежурный, не слышала, о чем говорили Фелон и хозяин кабинета. Ее о чем-то спрашивали, но она лишь мотала головой и продолжала рыдать, захлебываясь слезами. Горло сжало спазмом, воздуха не хватало.
   Еще одна пощечина обожгла не хуже раскаленного железа, но истерика прекратилась. Танцовщица подняла глаза на немолодого мужчину в строгой темно-серой форме. По всей видимости, это был хозяин кабинета.
   - Девушка, я сейчас задам вам несколько вопросов, постарайтесь ответить на них предельно четко и правдиво, - попросил он.
   Виктана заставила себя кивнуть. Сделать это удалось через силу, словно за эти полчаса она разучилась управлять собственным телом. Затем глянула на Фелона и снова зарыдала.
   - Выйдете, - скомандовал мужчина ее бывшему жениху, мгновенно разобравшись в причине неадекватного поведения молодой ведьмы.
   Девушка даже не знала, как отреагировал на этот короткий приказ молодой человек - просто не видела. Сейчас ее мир состоял лишь из цветных пятен и размытых контуров.
   - Возьмите, - ей в руки что-то впихнули и помогли поднести к губам. "Стакан с водой!" - догадалась танцовщица, делая первый судорожный глоток. Часть воды пролилась на сарафан - руки тряслись.
   Вопросы были простые: имя, возраст, семья, род занятий. Она отвечала каждый раз лишь одним словом. Услышав, что ей уже восемнадцать, мужчина задумался. Инициация чаще всего происходила с наступлением совершеннолетия, лет в шестнадцать, иногда раньше. Позже это случалось очень редко, в такой ситуации пробуждение магических сил обычно провоцировало какое-то необычное происшествие. Услышав этот вопрос, девушка опять зарыдала, заставив мужчину устало вздохнуть. Терпеливо дождавшись, пока ведьма хоть немного успокоится, он заставил ее выпить еще воды, предварительно накапав туда успокоительного. Наконец прояснив для себя ситуацию, служащий сделал какие-то пометки в документах и позвонил в колокольчик.
   - Пристав, сопроводите ее в камеру, - ровным голосом произнес мужчина.
   Уставшая от рыданий Виктана покорно встала, когда вошедший служащий в синем взял ее под руку и повел за собой. В камеру так в камеру. Выплакавшись до полного изнеможения, девушка впала в апатию и мало реагировала на происходящее вокруг. Мимо стоящего в коридоре Фелона прошла, даже не заметив его.
   Она ни в чем не виновата, - сообщил блондину работник Департамента. - Зря вы так, девочка и без ваших криков испугана.
   - Если бы я только знал, - презрительно прошипел молодой человек, - я бы никогда не прикоснулся к ней.
   - Она вполне может оказаться люмерой, так что не спешите от нее отказываться.
   - Это ровным счетом ничего не изменит, - отрезал блондин. - Не хочу больше слышать об этой дряни.
  
   Виктану завели в какую-то комнатку и посадили на стоящую у стены кровать. Сколько она так просидела, глядя на закрывшуюся за спиной пристава дверь, девушка сказать бы не смогла. В какой-то момент молодая ведьма поняла, что не просто бездумно пялится в одну точку, а взгляд медленно скользит по помещению. Она оказалось в небольшой квадратной комнатке, чистой и опрятной. Из мебели была лишь кровать, стол и стул, в дальнем углу примостились все необходимые удобства. И если бы не прикрученные к полу ножки, можно было б предположить, что это номер в недорогой гостинице в одном из районов города, где проживали люди со средним уровнем достатка. Вот только забранные решетками небольшие окна и массивная дверь с этим представлением не вязались.
   Танцовщица забралась на кровать с ногами, обхватив коленки, и уткнулась в них лбом. Каменная кладка стены холодила спину, но оторваться от опоры Виктане показалось чем-то нереальным. Из нее словно вынули все кости, такой безвольной и бессильной она себя ощущала.
   Этот вечер был самым счастливым в ее жизни. Самым, потому что вместе с ним закончилась и сама жизнь. Все, что она тщательно, по крупицам выстраивала, сколько себя помнила, исчезло в один миг, оказавшись фикцией, миражом. Больше не будет танцкласса, улыбок ее девочек-учениц, расшитых блестками концертных платьев. Не будет маленькой квартирки в доходном доме у старого бульвара, дымчато-серых ирисов и кофе с ванилью. А еще не будет его. Того, кому она вручила самое дорогое, что у нее когда-либо было - саму себя. Это было как желание потрогать шатающийся молочный зуб, когда прекрасно знаешь, что ничего приятного не испытаешь. Нечто подобное ощущала и Виктана, попытавшись вспомнить, каким изумительно красивым и нежным был сегодня Фелон. Но перед глазами раз за разом появлялась картинка его перекошенного презрением и яростью лица и занесенной для удара руки. Щека горела, а в душе поселился холод. Но сейчас она была почти рада этому странному чувству омертвения и апатии, ведь боль тоже притупилась, отодвинувшись на задний план. Мир размылся, будто она смотрела на него сквозь толстые стенки аквариума, но это было не из-за слез - она выплакалась, пожалуй, на десяток лет вперед. Холодная рука, сжимающая сердце, забирала из мира звуки и краски. Все вокруг замерло, ни движения, ни шороха. Как и внутри.
   Прошлой осенью Фелон впервые отвез ее к морю. Виктана была поражена им, околдована настолько, что ходила вдоль кромки прибоя почти весь день, не обращая внимания на пронизывающий до костей береговой ветер. Позже возлюбленный показал ей корабли, некоторые из которых сошли со стапелей на верфи, принадлежащей его отцу. Фелон пригласил ее покататься, и танцовщица навсегда запомнила белоснежные крылья парусов, несущие стремительный фрегат вдаль от побережья. А также то, как эти паруса опали, когда они оказались на несколько минут в полосе полнейшего безветрия.
   На бесконечно длинное мгновение ей показалось, что она снова стоит на палубе корабля, а он, словно живой, движется в такт мерному дыханию моря. Безжизненно повисли полотнища парусов, шаловливый ветерок затих, перестав путаться в такелаже... Тогда казалось, что мир замер, что перед глазами лишь картинка безмерно талантливого художника, который одним грифельным карандашом умудрился передать всю мощь первозданной стихии, бесконечность свинцово-серой воды и выцветшего, стального неба. Теперь же, в камере, мир казался таким же, серым и неживым. Замерзшим.
   Вздох сорвался с губ облачком пара. Стены украсил иней, образовывая дивный рисунок на каменной кладке. Замигала лампочка... То гаснущий, то зажигающийся свет красиво отразился на мелком снежном крошеве, вспыхивающем разноцветными искрами. Виктана некоторое время любовалась этим зрелищем, и потому суть происходящего не сразу дошла до ее заторможенного сознания. Ужас накатил запоздало.
   Девушка всхлипнула и попыталась вжаться в холодную стену, затем зажмурилась. Температура понижалась. Свет продолжал мигать - этого она не видела, но чувствовала каждой клеточкой тела. Ведьма подтянула колени к груди, руками обхватив голову. Раскачиваясь, она продолжала хрипло шептать: "Нет... не надо опять..." Сорванное рыданиями горло першило, но она не обращала на это внимания, продолжая произносить эти слова как молитву... как заклинание. Судорожное мигание под потолком становилось все более частым. А потом все прекратилось мгновенно - с глухим хлопком лампочка взорвалась, осколками осыпавшись на пол. Наступила звенящая тишина, не нарушаемая даже ее шепотом на грани восприятия человеческого слуха, и абсолютная темнота.
   Сколько она так просидела, раскачиваясь, как безумная, ведьма не знала. В себя она пришла только когда дверь распахнулась, и в открывшийся проем хлынул нестерпимо яркий свет из коридора. Появившиеся в комнате люди во главе с давешним мужчиной, что говорил с ней в кабинете, были вооружены. Впрочем, увидев, в каком состоянии находиться девушка, служащий только рукой махнул, давая отбой охране.
   - Я не хотела, - прошептала Виктана. - Нет, я не...
   - Тише, девочка, - мужчина заговорил очень мягко, словно пытался успокоить ребенка. - Ты же не специально это сделала?
   - Не знаю, как это получилось. Не хочу, чтобы снова... Не хочу, - она судорожно всхлипнула, хотя слез не было. Был только безграничный ужас от содеянного.
   - Спокойней, - мужчина аккуратно взял ее за руку, а потом уже сильнее сжал хрупкую ладошку и даже потер холодные пальчики, пытаясь их согреть. - Ее надо отсюда перевести, - обратился он к помощнику. - Пришли сюда уборщика. И да, пусть откроет окно, а то можно как погреб использовать, честное слово.
   Виктану опять вздернули на ноги и вывели в коридор. Девушка зажмурилась от яркого света, и спрятала лицо, уткнувшись в плечо мужчины. Его она не боялась. Только теперь пришло понимание и ощущение того, как холодно ей было.
   Камера, в которой она оказалась, почти ничем не отличалась от предыдущей. Танцовщица с ужасом уставилась на мягко светящийся плафон люстры, словно ожидая, что вот прямо сейчас опять начнет гулять электричество от одного ее присутствия. Никогда раньше Виктана и помыслить не могла, что величайшее достижение человечества будет внушать ей такой запредельный страх. Мужчина в серой форме, имени которого она не помнила, хотя и была уверенна, что он представлялся еще при первой встрече, вручил ей чашку с горячим чаем, приятно пахнущим какими-то травами.
   "Надеюсь, успокоительное там тоже есть", - отстраненно подумалось заключенной. Сейчас ей хотелось просто забыться, отключиться под воздействием лекарства и хоть миг не думать об ужасном вечере, о проснувшейся в ней проклятой силе.
   Девушка грела пальцы о чашку и молчала, периодически делая маленькие глоточки восхитительного напитка. Служащий посидел некоторое время, пристально наблюдая за ней, затем подошел к кровати и присел рядом.
   - Девочка, послушай. Я сейчас надену на тебя вот это, - Виктана так и не поняла, откуда он извлек ошейник, но гибкая серебристая лента в руках мужчины не могла быть ничем иным. - В нем ты не сможешь использовать колдовство. Думаю, это как раз то, что тебе сейчас нужно.
   Девушка кивнула. Это хотя бы позволит скоротать время до утра, а дальше она не загадывала. Танцовщица сама приподняла спутанные волосы, и служащий защелкнул на ее шее прохладную полоску металла. Она едва ощутимо покалывала кожу крошечными электрическими импульсами, что было почти приятно. После этого мужчина забрал опустевшую посуду и вышел. Замок снаружи клацнул, знаменуя, что она вновь осталась один на один с пустотой и тишиной. Больше всего она, пожалуй, боялась даже не своего будущего, а самой себя. "Поскорее бы все это закончилось", - с горечью подумала Виктана.
   В камерах свет так и не выключили, но приглушили. Сжавшись в комочек и натянув на себя тонкое одеяло - ведьме все еще было холодно - она постаралась уснуть. Сон не шел. Размышлять о чем-то отвлеченном не получалось, вспомнить что-то хорошее - и того сложней.
   Начиналось все полтора века назад с одного изобретения, которое стало величайшим поворотным моментом в истории всего человечества. Самое интересное, что им люди были обязаны одному из магов, имя которого не сохранилось. Открытие электричества дало необычайный толчок развитию немагических наук и помогло им выйти на новый уровень, значительно облегчая жизнь людям. Оно также стало оружием против магии. Некогда ведьмы и колдуны свободно практиковали запретные искусства, не страшась никого и ничего. Они были высшей кастой, избранными, не замечающими обычных людей у себя под ногами. Все изменилось, когда стало понятно, что электричество способно отнимать у них силу, пусть и временно, ненадолго. Стоит ли упоминать, что фактическим правителям человечества это не понравилось? Политические дебаты успехом не увенчались - добровольно лишиться такого козыря люди не собирались. И маги решили играть грязно. Они отказались оказывать людям любые услуги, в том числе и лечить, ведь медицина основывалась именно на волшебстве, а сами наслали чудовищную эпидемию. Люди гибли, процветало мародерство, маги же выжидали, когда человечество упадет на колени и взмолится о помощи. И момент триумфа настал, ведь адепты колдовства были единственным шансом на выживание.
   Многие погибли от ужасной чумы, уцелевшие же, страшась за свои жизни, униженно попросили об исцелении от мора. И лишь тогда колдуны соизволили обратить внимание на страдания простого народа. Целители-люмеры остановили болезнь, но время было упущено, множество жизней потеряно. И народ восстал против своих мучителей. Родовая аристократия, прежде вынужденная умолять своих фактически хозяев о милости, возглавила восстание. Маги заплатили кровью за насланную болезнь. Колдуны делились на две группы: люмеров и нуаров. К первым причисляли целителей и провидцев, ко вторым - всех, кто был способен творить активную волшбу. Люмеры оказались бессильны против справедливого гнева толпы, а наслать новые болезни они не успели. Почти все они погибли, жесточайшая резня частым гребнем прошлась по рядам колдунов.
   Куда большее противодействие оказали нуары. Их разящая стихийная магия пролила моря крови, но и они не смогли воевать со всем народом. Новое оружие, лишающее колдунов силы, стало переломным моментом, склонившим чашу весов на сторону людей. Судьба магов была решена.
   Ученые пришли к логичному выводу, что если заряд электричества может блокировать силу магии на время, то, возможно, если его увеличить в разы, он будет способен полностью лишить предателей их способности творить запретное отныне колдовство. Из чувства справедливости власти не могли просто перебить военнопленных. Это маги преступили все законы гуманности, люди были выше этого. Вскоре эксперименты принесли положительный результат - осуществить задуманное удалось. Вот только обнаружился странный побочный эффект такой процедуры - маги переставали быть людьми. Они менялись. Собственно, именно из-за этого ритуал лишения способностей к колдовству и прозвали изменением. Но и тут опять немаловажную роль сыграла предрасположенность колдунов к разным видам волшебства. С люмерами природа обошлась мягче - после изменения они продолжали выглядеть как люди. Лишь периодически - у каждого из них это было индивидуально - они трансформировались в... существ. Возможно, это было связано с тем, что где-то внутри них оставались крупицы магии, которые, постепенно накапливаясь, вызывали превращения. Так, по крайней мере, полагали ученые. Трансформации длились недолго, максимум несколько дней, после чего бывший люмер вновь возвращался в нормальное состояние. Со временем это стали считать просто временной слабостью, своеобразной болезнью. Даже создавались специальные закрытые парки, где можно было переждать время превращения.
   Совсем иначе дело обстояло с нуарами. Боевое колдовство, адептами которого они были, делало их агрессивными, что отразилось и на изменении. Некоторые даже считали, что подобное - отражение внутренней сущности этих магов. Впрочем, как бы то ни было, после процедуры они навсегда становились другими. Похожими на демонов, какими их рисовали старинные сказки. Это был вердикт. Они переставали быть людьми и полноправными членами общества, навсегда становясь изгоями.
   Убивать ли их, разумных существ? Мнения разделились. В итоге опять победила человечность. Им разрешили... быть. Таким измененным выделили территории, ставшие резервациями, где они вольны были основывать свои поселения.
   С тех пор утекло немало времени. Случались и вооруженные стычки, и времена затишья, но наконец, несколько десятков лет назад все стабилизовалось. Люди научились сосуществовать с нуарами. Велась торговля, с некоторых пор даже модно стало иметь различные диковинки, изготовленные ими порой столь искусно, что многие человеческие мастера лишь руками разводили.
   Измененных принимали или терпели. Но не магов. А они продолжали рождаться! Ребенок с колдовской силой мог появиться в любой семье, будь то люмеры, нуары или самые обычные люди. И сама Виктана не стала исключением, оказавшись одной из этих проклятых, ведьмой.
   Именно потому она так покорно следовала за Фелоном - лучше пройти процедуру изменения, что бы ни случилось дальше, чем остаться вот такой. Так что выбора, как такового, у девушки не было. Она принимала необходимость этого, хотя где-то в глубине души жила глупая женская обида за предательство любимого. Ведь она же виновата в том, что родилась... такой.
   Она даже успела немного задремать, когда дверь камеры открылась. Отменно смазанные петли не скрипнули, но Виктана ощутила движение воздуха и распахнула глаза. Сев на постели, она настороженно посмотрела на вошедшего. Это был мужчина лет тридцати пяти, черноволосый, с короткой аккуратной бородкой клинышком. Довольно импозантная внешность, отметила про себя любившая все красивое танцовщица. На пришельце была форма служащего Департамента изменений, но она отличалась от тех, которые девушка уже видела в здании. Раньше ей попадались на глаза люди в темно-синих и серых мундирах, этот же был одет во все черное без единой светлой нитки. Только на плече серебрились металлом три вертикальные полосы нашивок.
   Мужчина внимательно разглядывал заключенную ведьму. Аура властности, окружающая этого человека, ощущалась почти физически. Было в нем что-то опасное, даже хищное. Вот только Виктана уже устала бояться, и сожалеть она тоже устала. Словно непродолжительный сон добавил ей душевных сил. Девушка подняла глаза, встретившись взглядом с все еще неподвижно стоявшим незнакомцем, и непроизвольно вздрогнула, но не потупилась, будто чужая воля помешала ей это сделать. Взгляд мужчины переместился на полоску металла у нее на шее, разрывая зрительный контакт, и ведьмочка облегченно перевела дыхание.
   - Я Судья Дэжар, - представился мужчина, проходя к столу и устраиваясь на стуле так, чтобы оказаться лицом к будущей собеседнице. Тот факт, что предмет мебели был прикручен к полу, казалось, совершенно не создавал для него проблем.
   "Очевидно, он к этому привычен", - пронеслось в голове у танцовщицы, почему-то не спешившей назваться. А потом она поняла, что именно он произнес. Судья!
   Ведьма удивленно и несколько испуганно посмотрела на мужчину. О Судьях она только слышала, да и то в порядке шепотом передающихся сплетен. Потому и не сразу смогла его идентифицировать по цвету формы. Судьи занимались делами колдунов-преступников, каковые еще встречались, но значительно реже, чем в былые времена. В основном проклятая сила просыпалась в подростках, которые не могли представлять серьезной угрозы обществу. Для таких, только что инициированных колдунов и ведьм приговор всегда был один и тот же: изменение, после которого они были вольны идти на все четыре стороны. Если, конечно, оказывались люмерами. Нуарам устроиться было куда как сложнее, если не сказать, невозможно.
   - Виктана, - прокаркала девушка, поморщившись от звука собственного голоса.
   - Я знаю, - отозвался Судья, а ведьмочке подумалось, что это более чем логично. Ведь зачем-то он сюда пришел, а значит, сначала осведомился о той, которая содержится в камере. Вот только зачем? Впрочем, этот вопрос она так и не решилась задать.
   Мужчина снова принялся изучать ее, словно она была музейным экспонатом - пристально и совершенно бесстрастно. В конце концов, удовлетворившись осмотром, визитер кивнул каким-то собственным мыслям и продолжил:
   - Исходя из документов, ты попала сюда сразу после инициации. Но мне в это слабо вериться, ты слишком взрослая для этого. Может, скажешь правду?
   - Это и есть правда, - выдавила девушка. Вот теперь ей стало страшно. Неужели ее могут заподозрить в том, что она намеренно скрывала эти проклятые способности? Для таких измененных был лишь один путь - в резервацию. Виктана неожиданно остро поняла, почему рыдала весь вечер. Она хотела быть человеком! Или хотя бы среди людей. - Вы должны мне поверить! - невольно вырвалось у нее.
   - Должен? - Судья чуть приподнял черную бровь. - Я здесь не для того, чтобы верить или не верить, оставь это священникам, ведьмочка.
   Девушка сжалась в комочек от ужаса. Неужели это еще не конец ее кошмара? Если он решит... да что там, если хоть на секунду заподозрит, что она была практикующей колдуньей, то ей уже никогда не увидеть нормальной жизни, она лишиться последнего шанса. У испуганной таким поворотом дел танцовщицы закралась нехорошая мысль, что все происходящее - дело рук Фелона. Ведь она даже не могла поручиться, что сказанное ею совпало с его показаниями. Девушка мысленно цинично усмехнулась: "Надо же, сейчас она о нем такого невысокого мнения, подозревает в столь подлом поступке, а ведь еще днем готова была боготворить! Неужели ее любовь тоже была фикцией? Как и вся предыдущая, кажущаяся столь далекой жизнь?" А потом она ужаснулась, осознав, что возможно это именно магия так влияет на ее мышление, начиная разлагать изнутри. Так быстро...
   - Я не лгала, - с усталой обреченностью сказала Виктана и замолчала. Добавить было нечего. Если Судья здесь из-за ее бывшего жениха, то она может хоть чудеса красноречия проявить, толку не будет никакого.
   - Вот теперь верю, - усмехнулся облаченный в черное мужчина.
   - Это все, что вы хотели узнать? - через некоторое время поинтересовалась она - затягивающаяся пауза нервировала, а не показывать эту нервозность становилось все сложнее.
   Вместо ответа визитер поднялся и направился в ее сторону. Не ожидавшая такого поворота дел девушка подалась назад, словно на самом деле смогла бы убежать, но наткнулась спиной на холодный камень стены. Тем временем Судья остановился совсем близко и аккуратно отвел ее спутанные волосы за ухо, а затем приложил два пальца к шее жестом, словно измерял пульс.
   - Не бойся ты так, - раздался над ней его спокойный голос. Виктана заставила себя дышать. Для того, чтобы делать это размерено, потребовалась вся сила воли, но наконец сердцебиение начало замедляться. Видимо, это ощутил и мужчина, едва слышно хмыкнувший.
   Он отошел так же быстро, как до того оказался рядом. Растерянная ведьмочка непонимающе смотрела на вновь севшего Судью. И для чего все это было? Видимо, этот вопрос отразился и в глазах.
   - Ошейник экранирует магию, а мне был интересен твой уровень силы, - довольно доброжелательно объяснил "собеседник".
   - И что узнали? - хрипло спросила ведьма. Голос дрожал, как и руки. Неожиданной выходкой мужчина вызвал в ней необъяснимый страх, словно она оказалась в замкнутом пространстве камеры наедине с голодным хищником. Как обычный человек мог определить уровень силы колдуна, просто дотронувшись? Это было чем-то нереальным, запредельным для ее понимания. Видимо, правда то, что говорят о Судьях - как убийцам колдунов, им приписывали способность чуять магию на расстоянии и, похоже, не ошибались. По крайней мере этот Судья точно видел ее насквозь...
   - Что ты сильная, но очень испуганная маленькая нуара, - неприятно улыбнулся мужчина.
   Виктана вздрогнула, чувствуя, как глаза начинает щипать, но слез уже не было. А ведь она уже почти убедила себя, что все не так уж трагично, что она может быть люмерой. А уж периодические превращения вполне терпимы, ведь многие же с этим живут. Но оказаться нуарой... Она даже перестанет выглядеть как человек, превратиться в урода!
   - Этого не может быть, - сказала девушка больше для самой себя. - Я никогда не делала ничего плохого. И не желала никому зла. Я не могу быть... такой.
   Впрочем, она и сама понимала, насколько жалко прозвучал ее голос. Ей даже в голову не пришло усомниться в словах Судьи.
   - Но есть, - жестко припечатал мужчина и покачал головой, заметив, как поникли плечи сидящей напротив юной колдуньи. - Посмотри на меня, стоит тебе кое-что объяснить.
   Ведьма не понимала, что еще можно обсуждать, но послушно подняла глаза, будучи не в состоянии ослушаться этого полного силы голоса.
   - Ты никогда не пробовала посмотреть на ситуацию с другой стороны? - вкрадчиво поинтересовался Судья, но ответа дожидаться не стал, видимо, зная, что это бессмысленно. - Не думала, что магия может быть не только проклятием, но и даром?
   Виктана подумала, что ослышалась. Уж очень странно было услышать подобное от него. "Наверное, это еще одна проверка", - решила про себя девушка.
   - Простите, а вам не кажется, - сама поражаясь собственной наглости, спросила ведьма, - что ваш вопрос звучит несколько... лубочно? Колдовство - зло, что не раз доказала история нашей страны.
   Оказалось, что услышанное мужчину лишь развеселило.
   - А ты считаешь, что магам стоило просто сидеть и ждать, пока на них начнут массово воздействовать электричеством? Как и случилось, собственно. Ведь это был лишь вопрос времени и успешности пропаганды. И еще вопрос: зачем они все же вмешались и остановили эпидемию?
   - Им же надо было кем-то править, - настороженно отозвалась она. Девушке казалось, что это умело расставленная ловушка, и ничего предосудительного говорить не собиралась.
   - Можно было бы править миром, не опасаясь последствий, подожди они еще немного, - заметил Судья, скрестив руки на груди. - Никогда не задумывалась, что болезнь могла быть не их рук делом, и лекари просто не сразу смогли найти способ ее побороть?
   Ведьма не сразу нашлась с ответом. Он задавал слишком странные вопросы, ответы на которые были очевидны. Их знали даже маленькие дети, не то что... Судьи.
   - Я сомневаюсь, что они могли чего-то не знать, - тщательно подбирая слова, ответила танцовщица.
   - Значит, ты умеешь сомневаться? - приподнял бровь мужчина. - Что же, это похвальное качество. Подумай над моими словами на досуге, маленькая нуара.
   Она непроизвольно вздрогнула, когда он так ее назвал. Опять.
   - Какое это имеет значение сейчас? - не выдержала она, глядя в спину направившегося к выходу мужчины.
   - Узнаешь совсем скоро, - посулил Судья. На пороге он обернулся, еще раз окинул ведьму взглядом. - Найди меня, когда станет невмоготу. Выбор есть всегда.
   Виктана растерянно наблюдала за тем, как закрывается массивная, окованная металлом дверь. Этот визит, хоть и не дал ей окончательно впасть в апатию, все же был довольно странным. Возможно потому, что она ожидала хоть каких-то ответов. Кому, как не Судье, знать все о магах и измененных? Но вместо того, чтобы прояснить хоть что-то, он лишь вызвал в ней еще больше сомнений и вопросов, ответа на которые девушка не знала. О чем вообще был этот разговор? Он проверял ее? О каком выборе говорил? Девушка криво усмехнулась. Да уж, замечательный выбор у нее был: отправиться в зал суда либо самостоятельно, либо связанной. Вот только итог в любом случае будет один.
  
   *****
  
   Ошейник с нее так и не сняли. Прохладный металл, ни капли не нагревшийся за ночь, все так же покалывал кожу крохотными иголочками электрических разрядов. Двое приставов вывели ее из камеры. Они не прикасались к девушке, просто молча шли позади, но их присутствие ощущалось, как легкое неприятное давление. Виктана, когда ее выводили, заметила, что оба мужчины вооружены и даже успела этому удивиться. Зачем, если она идет добровольно? По всей видимости, это было частью церемониала, успокоила себя девушка.
   Коридор в зал суда проходил по наружной галерее. Виктана на миг замерла на входе, давая глазам привыкнуть к яркому солнечному свету, льющемуся через огромные, хоть и зарешеченные окна. Один из приставов поторопил ее, чуть подтолкнув в спину, и девушка сделала неуверенный шаг. Это место завораживало ее. Высокие арочные потолки древней галереи были украшены затейливой резьбой, огромные, почти до пола, окна по правой стороне пропускали косые лучи света, в которых танцевали чуть золотящиеся пылинки. По левую руку находились проходы в какие-то помещения, но все они были закрыты дополнительными решетками и походили на огромные клети. Контраст был столь резок, что мог бы шокировать, не переживи она таких потрясений накануне. Но сейчас танцовщица была каменно спокойна и собрана, как перед сдачей экзамена, который выучила на память. И все же открытый дверной проем в другом конце галереи заставил ее на мгновение замедлить шаг. Он был темен, особенно на фоне солнечного коридора, в его полумраке угадывалась ведущая наверх лестница и небольшое витражное окно. Поднявшись по ступеням, ведьма и ее конвоиры оказались у входа в зал суда.
   Переступить порог оказалось сложно - она даже закрыла глаза как перед прыжком в воду. И почти тут же постеснялась этой слабости. Оставалось надеяться, что если кто-то это и заметит, то спишет на попытку приспособиться к смене окружения. Впрочем... разве это было важно? Снова накатило безразличие.
   Она бесстрастно рассматривала новый зал. На этот раз затемненное помещение выглядело торжественно и величественно: серые стены, серый же каменный стол, за которым сидели несколько человек, среди которых она узнала вчерашнего "гостя". Или сегодняшнего?
   Остановившись посреди помещения, повинуясь приказу одного из приставов, девушка покосилась через плечо. По обе стороны от двери находились расположенные амфитеатром скамьи из темного, почти черного дерева - места для зрителей. Ведь вынесение приговора - процесс открытый. Здесь нет никакой тайны, присутствовать может каждый. По традиции самые близкие, родственники и друзья, обычно приходят, чтобы поддержать. Или враги, чтобы позлорадствовать, - мелькнула нежданная мысль, которую Виктана тут же затолкала поглубже. Сейчас ряды были пусты. Никого. Он не пришел. Девушка даже не знала, как отнестись к осознанию этого факта. С облегчением, или же... с ненавистью? Фелон был абсолютно прав, передав ее в руки властей, но то, что его не было с ней сейчас... это предательство.
   - Виктана Орли, - ведьма вздрогнула и торопливо отвернулась от пустых скамей. Но лишь для того, чтобы встретиться с взглядом с ничего не выражающими темными глазами Судьи. Ему смертельно скучно, вдруг поняла она. Он видел сотни, если не тысячи таких приговоров. А сколько их них он лично зачитал и привел в исполнение? - Вы были уличены в запретном колдовстве. По закону Империи, вы проговариваетесь к прохождению процедуры изменения. Поскольку вы явились в распоряжение Департамента по доброй воле, вам будет дано право самостоятельно выбрать место дальнейшего проживания. У вас есть, что сказать?
   Она не нашла в себе сил ответить, просто отрицательно покачала головой. Да и что говорить? Что ей страшно? Им все равно. Что ей горько от такого поворота судьбы? Аналогично.
   - В таком случае приговор вынесен и процедуру бы пройдете без отлагательств, - мужчина поднялся, в гулкой тишине оглушительно проскрежетали по камню ножки отодвигаемого тяжелого стула. - Следуйте за мной.
   У танцовщицы едва не подогнулись колени, но она заставила себя сделать первый шаг. Затем второй. Не сказать, что каждый следующий давался легче, она просто переставляла ставшие неподъемно-тяжелыми ноги, как заведенная. Или же как привязанная. Сосредоточив взгляд на серебряных нашивках на плече Судьи, девушка покорно вошла в соседнее помещение. Это был обширный круглый зал из светло-серого, почти серебристого гранита. Сводчатый потолок здесь заменял стеклянный купол, сквозь который лился яркий солнечный свет. Посреди зала находилось возвышение, больше всего напоминающее... пожалуй, алтарь. По крайней мере, других сравнений у ведьмы не нашлось.
   - Ложитесь, - скомандовал мужчина.
   Виктана покорно поплелась исполнять приказ. Забраться на возвышение ей удалось отнюдь не с первой попытки, но помогать никто не спешил. Танцовщице вспомнилось, как Фелон избегал прикасаться к ней с того момента, как узнал про ее проклятие. В глаза ударил яркий свет, заставляя зажмуриться, а из-под закрытых век по щекам стекли две слезинки.
   Девушка вздрогнула от неожиданности, когда на ее запястьях, а затем и лодыжках поочередно защелкнулись тяжелые металлические браслеты.
   - Будет больно, - голос Судьи Дэжара звучал равнодушно. - Можешь кричать, возможно, станет легче.
   Кандалы, в отличие от ошейника, который мужчина снял, нагрелись почти мгновенно. Еще немного - и начали бы обжигать. Покалывание в руках и ногах стало интенсивнее, и называть его приятным уже не тянуло.
   - Удачи, ведьмочка, - шепнул напоследок Судья. - Сейчас тебе поможет только она.
   "Лучше бы не предупреждал", - еще успела подумать напоследок девушка.
   Резкий разряд, прошедший через тело, заставил ее выгнуться дугой. Она даже не успела вдохнуть, а потому с губ не сорвалось ни звука. Возможно, это произошло позже - Виктана не знала, так как сознание милостиво отключилось.
  
   *****
  
   Задний двор Департамента изменений был таким же мрачным и давящим на нервы, как и парадный подъезд. Каменные стены вздымались на высоту нескольких метров, отгораживая это место от всего мира. Солнца уже не было видно, сильный порывистый ветер трепал подол ее простого сарафана и распущенные, нечесаные волосы. Сезон тепла закончился, впереди затихший город ждали долгие седьмицы дождей, промозглой серости и туманов.
   Ее вышвырнули, как котенка. Довольно бесцеремонно привели в чувства, дали возможность помыться, даже накормили, после чего вернули документы и вывели через черный ход. Все это время девушка находилась как в тумане. Она делала, что ей говорили: шагала, жевала, но при этом не чувствовала ничего, словно этому надо было учиться заново, будто это изъяли из нее вместе со способностью колдовать.
   И только сейчас пришла первая реакция на раздражитель: ей стало холодно. Взгляд приобрел осмысленность, а разум - возможность анализировать и делать выводы. Сначала Виктана попыталась вспомнить, что произошло - получилось, хотя лишь частично. Затем пришел приправленный страхом и надеждой интерес: как же она теперь выглядит? Но зеркал поблизости не наблюдалось и знакомство с новой собой пришлось отложить до тех пор, пока...
   "А пока что, собственно?" - невесело усмехнулась своим мыслям девушка, понимая, что просто не знает, что делать дальше.
   Опустившиеся на город сумерки застали танцовщицу бесцельно бредущей по узким улочкам старого района. Пронизывающий до костей холодный, злой ветер толкал в спину, заставляя поторопиться и хоть немного приводя в чувства снова ушедшую в себя девушку. Редкие прохожие, спешащие по своим делам, не поднимали глаз от мостовой, придерживая так и норовящие слететь шляпы и головные платки, а потому ей удалось избежать пристального внимания. Ноги сами принесли ее к дому у старого бульвара. Виктана поднялась по чуть поскрипывающей деревянной лесенке в свою квартирку, в которой все осталось нетронутым, словно и не простояла сутки незапертой. Бывшая ведьма чуточку зло усмехнулась. Еще бы, жильцы не рискнули прикоснуться к вещам проклятой, а хозяин доходного дома просто поостерегся выбрасывать ее вещи до окончания срока аренды. Ведь тогда по закону она могла бы подать на него в суд... Сообразительный малый этот мосье Пирс.
   Собирать ей было практически нечего, все мало-мальски ценное уместилось в небольшую сумку. Набросив на плечи теплый палантин, Виктана все же не удержалась, подошла к зеркалу. Долго смотрела в чуть мутноватую посеребренную поверхность.
   Что ж, когда-нибудь она научится с этим жить. Вот только отстроит свой мир из осколков, на которые он разлетелся в этой уютной квартирке под самой крышей. Когда-нибудь она привыкнет...
   Виктана решительно захлопнула за собою входную дверь и повесила кольцо с ключами на ручку. Здесь ее больше ничего не держало.
  
  

Часть 2

"Повод для ненависти"

  
   Небольшая сцена тонула в полумраке, лишь ее центр освещался ярким лучом единственного прожектора с оранжево-красным светофильтром, да заполошно метались огоньки стоящих на краю рампы горящих свечей. Красноватые сумерки словно сгущались вокруг тоненькой фигуры танцующей девушки, скрадывая резковатые черты и придавая еще большую загадочность ее мрачному образу. Странная музыка рваным ритмом била по нервам, заставляя сердце учащено биться где-то у горла, не давая вздохнуть полной грудью. Все сидящие в зале замерли, стараясь ни пропустить ни одного движения...
   Многочисленные ленты, заменяющие юбку, разлетались в стороны в такт резким ударам бедер. Под полосами черно-красной ткани быстро мелькали ножки. Маленькие ступни отбивали бешенный ритм, вторя бою барабанов. Резко вскрикнула флейта - и девушка вскинула руки, а по телу ее прошла волна.
   Длинные, почти до талии, распущенные волосы плащом окутали обнаженные руки и плечи хозяйки. Она резко встряхнула головой - и пряди упали на лицо, закрывая его. Танцовщица отзывалась на музыку каждой клеточкой тела, каждой мышцей, создавая неповторимый узор танца не только из резких, как вскрики, движений, но из вздохов, из взглядов, из взмахов ресниц. Чуть красноватая кожа была расписана золотыми узорами, которые казались живыми.
   Сидящие в зале мужчины даже пошевелиться боялись. Словно не то что свист, а даже чересчур громкий вздох вспугнет танцующую девушку, и она растает в вихре разноцветных лент, оставив после себя разве что чувство неудовлетворенности и нестерпимое желание снова подпасть под эту магию танца и диковатой музыки.
   Сидящий за барной стойкой хозяин заведения и сам с удовольствием наблюдал за выступлением, хотя уже видел его на репетициях. Более того, он вынужден был выслушивать жалобы от музыкантов, которых основательно прессовала выступающая сейчас девушка, желавшая заставить их играть странную и непривычную мелодию. Хозяин тогда лишь посмеялся и порекомендовал выполнить каприз, раз уж женщина настаивает - и не прогадал. Результаты двухнедельного издевательства над небольшим оркестром того стоили. Ему вообще невероятно повезло с этой танцовщицей, она не просто чувствовала музыку, она ею жила. К тому же, новая работница оказалась неплохим хореографом и смогла поднатаскать других девиц из заведения, за что Папаша Рене без зазрения совести повысил ей жалование. Благодаря этой малышке его кабачок превращался из обычного притона в мужской клуб, куда и Судьи заглядывать не гнушались.
   - Хороша, - резюмировал он, глядя, как высоко подпрыгнула девушка, вытянувшись струной, а затем упала на колени под последний глухой удар большого барабана. В зале воцарилась абсолютная тишина, затем взорвавшаяся аплодисментами. Рукоплескал даже бармен, а Рене усмехнулся, осознав, по какой причине его рюмка все еще оставалась пустой - парень тоже не мог отвести глаз от тяжело дышащей, но довольно улыбающейся нуары.
   Девушка скрылась за кулисами, но вскоре уже вынырнула из небольшой дверцы для персонала и вопросительно уставилась на хозяина заведения своими странными, чуть раскосыми глазищами. Сейчас из-за густой косметики они казались еще больше, чем обычно.
   - Ну как? - поинтересовалась она у Рене, присаживаясь на высокий табурет и кивая парню за стойкой. Перед уставшей танцовщицей тут же оказался высокий стакан с холодным соком.
   - Замечательно, - улыбнулся кабатчик, а про себя добавил: "Ты золотая жила, детка".
   Измененная благодарно кивнула. Кончик длинного гибкого хвоста обвился вокруг стакана. Нуаре нравилось шокировать посетителей, непривычных к подобному зрелищу. Впрочем, Папашу Рене этим было давно не пронять. А бармен с интересом проводил взглядом необычную... конечность. - Как насчет поставить еще несколько номеров? Возможно, если ты будешь танцевать вместе с девочками...
   - Нет, - темноволосая головка отрицательно качнулась. - Я могу разучить с ними новые танцы, но выступать буду только одна. Это было моим условием при приеме на работу, не забыл?
   - Я понимаю, что остальные рядом с тобой выглядят... бледно, - не терял надежды мужчина. - Но ведь Лакси тоже измененная, и вместе... - она просто на него смотрела, и Рене замолчал, чувствуя себя неуютно под этим взглядом.
   - Тебе проще меня уволить, - спокойно заметила танцовщица и провела пальчиком по запотевшему стакану, собирая капельку воды, тут же скатившуюся на подстаканник.
   - Хорошо, закроем тему, - пошел на попятную хозяин.
   Нуара благодарно кивнула, качнулись тяжелые серебряные серьги. Выпив свой сок, она вернулась за кулисы - сегодня предстояло еще одно выступление уже в несколько ином амплуа. Мужчины проводили девушку взглядом, каждый размышляя о чем-то своем.
  
   Вернувшись в гримерную, танцовщица принялась смывать нанесенные золотой краской узоры, стилизованные под древние письмена. Закончив с этой процедурой и стащив с себя костюм, девушка глянула на свое отражение в большом зеркале. Что и говорить, нынешняя Викта далеко ушла от маленькой испуганной Виктаны, которая умерла в ту самую ночь, когда прошла лишающий магии ритуал. Изменилась не только ее внешность - изменилась она сама. Впрочем, молодой нуаре, едва отпраздновавшей свое девятнадцатилетние, в некотором роде повезло - она все еще походила на человека, и более того, ее даже считали красивой. Странной, экзотической, но красивой. Некогда прямые волосы сейчас немного вились и приобрели глубокий насыщенный каштановый цвет, иногда превращавшийся в красный в неверном освещении клуба. Ее выразительные глаза стали больше и немного светились в темноте, а губы полнее и чувственнее, только теперь на них очень редко появлялась улыбка, - она тоже умерла вместе с той доверчивой влюбленной девчонкой.
   Но особой экзотичности ей добавляло не это, а странный красноватый оттенок кожи, причем неравномерный, более интенсивный на руках и ногах и почти незаметный на других частях тела. Ну и, конечно же, хвост. Пока она не привыкла носить его чуточку приподнятым, он волочился за ней по земле, царапаясь о камни мостовой, чем лишь добавлял неприятных ощущений. Но постепенно Викта приноровилась, и оказалось, что лишняя конечность на самом деле отменный балансир. Это очень пригодилось позже, когда она снова начала танцевать, что произошло не сразу. Сначала ей пришлось научиться ненавидеть новую себя чуть меньше, свыкнуться с новым обликом и пониманием, что это навсегда.
   Викта заправила за ухо длинную прядь, затем взяла пилочку и несколько раз провела по длинному, почти в пять сантиметров ногтю. Это тоже было "наследством" ее видоизмененной магии. Едва ли не каждое утро она тратила порядочное количество времени, чтобы превратить когти в изящный маникюр, нанести цветные краски, создав рисунок, соответствующий образу, выбранному на вечернее выступление. Сегодня это были золотые цветы на темно-бордовом фоне.
   Закончив с макияжем и переодеваниями, она вновь вышла на сцену. На этот раз музыка была томной и тягучей, девушка медленно изгибалась ей в такт, то касаясь волосами отполированного дерева под босыми ступнями, то выпрямляясь во весь рост и на секунду застывая, позволяя полюбоваться собою. Когда мелодия отзвучала, Викту едва не оглушил шквал аплодисментов.
   "Да уж, сегодня старина Рене сорвет небывалый куш", - цинично подумала измененная, раскланиваясь и покидая сцену. Она никогда не обольщалась насчет хозяина заведения, в котором работала. Папаша спал и видел сделать ее не только танцовщицей, но и куртизанкой, но пока что придерживал свои мечтания при себе.
   За прошедшие месяцы в ее жизни изменилось абсолютно все, осталась лишь гордость, которую девушка не собиралась разменивать на звонкую монету. Она знала, что девочки, в принципе неплохо к ней относившиеся, считали странную нуару гордячкой. И хотя местные красотки ее не понимали, но только пожимали плечами, принимая убеждениядевушки и не думая поучать, что ценно. Вопросов здесь тоже особо не задавали. Викте это подходило, а на большее девушка пока не замахивалась - ее новый путь еще только начинался. Один раз поспешив, она дорого за это расплатилась, и повторять ошибок, совершенных в другой жизни, не собиралась.
   - Это было что-то! - ворвавшаяся в гримерку Лакси восторженно захлопала.
   - Спасибо, - Викта заплела чуть влажные волосы в косу. - Вы тоже справились замечательно. Я вами горжусь, - она не покривила душой, нахваливая вторую и последнюю нуару в заведении Рене. У этой девушки сила прорезалась стандартно, она сама явилась в Департамент и прошла ритуал. Девочка была из бедной семьи и терять ей было нечего. Судьба смилостивилась над ней, оставив вполне человеческий облик, если бы не рожки и белые чешуйки на скулах и вдоль рук, то девушку было не отличить от полноценного человека. Природный белоснежный цвет волос очень быстро сделал ее звездой этого бара. Пока не появилась Викта. Сначала танцовщица думала, что Лакси ее возненавидит, но бывшая королева оказалась дружелюбной и общительной, компенсируя своей бесконечной трескотней молчаливость нынешнего хореографа бара Рене.
   - Викта, ты обязательно должна научить меня подобному, - заливалась соловьем девушка, бегая по небольшой гримерке, единственным источником освещения в которой служили маленькие желтоватые лампочки, закрепленные по бокам от чуть мутноватого зеркала. Впрочем, за время своих метаний Лакси успела собрать костюмы Викты и развесить их на вешалки, за что заслужила благодарную улыбку. Концертную одежду девушки шили сами, а потому и относились к ней весьма бережно.
   - Для некоторых движений тебе придется отрастить хвост, - бледно улыбнулась нуара, одевая неброское уличное платье, широкий подол которого скрывал хвост. Удобней было бы только в брюках со свободной шнуровкой сзади, но пройтись в подобном наряде среди ночи, да еще и в не самом благоприятном квартале... Да что уж там, в округе борделей и игорных домов было больше, чем жилых. В общем, это было чревато неприятностями на этот самый хвост, причем весьма определенного характера.
   - Ой, я чуть не забыла, - протараторила Лакси. - Тебя там Рене видеть хотел по какому-то делу.
   Викта поморщилась. Она устала и хотела добраться домой, принять ванну и почитать недавно купленную книжку. Продавец обещал, что там будут лишь приключения и ни единого слова о любви. Нуара попыталась представить, ради чего босс мог бы ее вызвать, но получалось плохо. Вопрос постановок они уже обсудили, для выплаты премиальных рановато - танцовщица почувствовала, что заинтригована.
   - Спасибо, - она кивнула Лакси. - Ты домой идешь?
   - У меня еще свидание, - покачала головой соседка.
   Ее собеседница пожала плечами, лишь на миг задумавшись, на самом ли деле планировалось свидание или предстояла встреча с очередным клиентом. В любом случае Лакси давала одинаковое определение, а детали Викта никогда не выясняла.
   Нырнув в небольшой коридорчик, хореограф почти мгновенно оказалась у кабинета Рене и постучала. Ответом ей стала лишь тишина. Вздохнув, девушка вернулась за плащом, и, набросив капюшон на голову, чтобы скрыть необычную внешность, направилась в общий зал, прекрасно зная, что хозяин клуба наверняка все еще сидит за стойкой.
   - Викта, дорогая, у меня к тебе деловое предложение, - Рене отсалютовал ей рюмкой. Танцовщице не понравился ни его тон, ни то, как блестели глазки Папаши. Он определенно чуял прибыль, оставалось выяснить, где он ее усмотрел.
   - Я вся внимание, - девушка кивнула, изобразив на лице приличествующее случаю выражение.
   - Понимаешь, - издалека начал хозяин заведения, - у нас есть один постоянный клиент, твой ярый поклонник. Он готов заплатить за встречу с тобой кругленькую сумму.
   - Рене, - Викта почувствовала, что закипает. Острые когти впились в ладони чуть ли не до крови. - Ты меня с кем-то перепутал? Я не одна из твоих... девочек, - последнее слово она произнесла с легкой издевкой.
   - Помилуй, дорогая, ты не так меня поняла, - замахал чуточку полноватыми руками кабатчик. - Он просит лишь о встрече. Поговоришь с ним о музыке там, о танцах... Хвостиком перед носом помашешь. И все, больше ничего от тебя не требуется.
   Нуара вздохнула, подумав, что легче согласиться, чем препираться с ним до утра. Деньги тоже лишними не будут, тем более что на вид хрупкая девушка была довольно сильной и при желании могла за себя постоять. Эту науку она освоила еще в детдоме, а жизнь в этих кварталах обеспечила некоторую практику.
   - Учти, если твой клиент надумал себе нечто иное - тебе придется самому с ним объясняться, - предупредила измененная. Это была капитуляция, и, судя по торжествующей улыбке Рене, он это прекрасно понимал.
   - Конечно-конечно, дорогая, все для тебя, - согласился он. - Клиента зовут мосье Лювин, он ждет тебя за столиком у самого входа.
   Викта вздохнула, но все же пошла в указанном направлении. Зря, конечно, на это подписалась, хотя, с другой стороны, она же ничего не теряет... Да и отыграть назад при желании всегда возможно.
   Мосье Лювин оказался лысеющим полным мужчиной лет пятидесяти. Он торопливо поднялся ей навстречу, при этом чуть покачнувшись, и нуара с отвращением поняла, что тот пьян. Ну или по крайней мере изрядно выпил.
   - Вы хотели со мной встретиться? - поинтересовалась она не очень-то дружелюбно. Фосфоресцирующие глаза блеснули из тени, которую отбрасывал на ее лицо капюшон плаща.
   - Да-да, вы такая... - дальше девушка перестала вслушиваться в поток неискренних комплиментов. А даже если мужчина говорил от чистого сердца, ее это мало волновало. - ... Давай пойдем куда-нибудь поедим.
   Слушающая в пол-уха нуара мгновенно заинтересовалась этой фразой, так как желудок тут же отреагировал на обещание кормежки предвкушающим урчанием. В целом, если предлагает поздний ужин или ранний завтрак- - в ее случае это было едино, так как время уже давно перевалило за полночь, - вряд ли потом попробует затащить в постель. В таком возрасте мужчины любят комфорт.
   - Пойдемте, - согласилась она, поднимаясь из-за столика, за который все же села в начале разговора, и направилась к выходу, не оглядываясь, чтобы проверить, следует за ней поклонник или нет.
   Впрочем, мосье явно был не из тех, кто легко сдается. Решительно догнав нуару, для чего ему пришлось поднапрячься, мужчина галантно придержал дверь, пропуская девушку вперед. Отвыкшая от подобных жестов Викта иронично приподняла бровь.
   Выйдя на улицу, изменная вздохнула полной грудью влажный ночной воздух и невольно улыбнулась. После прокуренного кабака, он казался почти что сладким. Шедший с переменным успехом уже которую седьмицу затяжной, выматывающий дождь на время притих, лишь редкая морось напоминала о том, что осень еще отнюдь не закончилась. Мосье Лювин, выйдя следом за танцовщицей, зябко повел плечами.
   - Поблизости есть неплохой ресторанчик, - сжалилась над поклонником Викта. Сама она с некоторых пор была значительно менее восприимчива к холоду и сырости, чем ранее. Тоже последствие изменения и не сказать, что неприятное.
   - Пойдемте, - толстячок предложил девушке руку, и нуара с тихим смешком приняла ее, находя это даже забавным. Он был трогательным, этот смешной человечек с высокими залысинами и одышкой заядлого курильщика. Вот только ощущение потной ладони, сжавшей ее пальцы, Викте совсем не понравилось и она решительно отодвинулась. Весь оставшийся путь до ресторана на соседней улице они проделали в несколько напряженном молчании.
   Заведение "Хитрый кречет" принадлежало одному измененному люмеру, с которым танцовщица познакомилась, когда искала работу. Он-то и подсказал ей кабачок Папаши, с которым множество лет был в доле. И если притон Рене славился своей выпивкой и ежевечерними шоу, то ресторан Жюльена - кухней.
   В столь позднее время найти столик не составило проблем. Мягкий приглушенный свет, сытная и вкусная еда и приятная ненавязчивая музыка заставили Викту немного смягчиться. Разговор на самом деле был вполне светским: мужчине нравились ее постановки, и он, казалось, искренне этим интересовался. Во всяком случае, он задавал дельные и своевременные вопросы, а не просто вовремя вставлял какие-то междометия, долженствующие обозначать активно демонстрируемое внимание. Нуаре такое искреннее восхищение льстило - все же легкое тщеславие, свойственное каждой танцовщице, не обошло стороной и ее.
   От предложенной выпивки девушка отказалась, вместо этого попросив официантку принести сока. Алкоголь она на дух не переносила даже будучи человеком, а уж сейчас и подавно. Обхватив стакан кончиком хвоста, бывшая ведьма тихонько фыркнула, заметив реакцию сотрапезника на этот жест, и отпила напиток, блаженно зажмурившись.
   Единственное, что раздражало ее в собеседнике, так это постоянное прикладывание к стакану со спиртным. Викту совсем не радовало волочь его на себе обратно к Рене. Да и не сестра милосердия она, чтобы так надрываться. Но и сделать замечание не имела права - за ее время было заплачено.
   Девушка с трудом дождалась, пока "клиент" закончит с выпивкой и расплатится. Пора было заканчивать с посиделками. Она на самом деле довольно сильно устала и в ее планы ни в коем разе не входило засиживаться до утра, пусть и в компании интересного собеседника. Да и персонал ресторана, работающего до последнего клиента, тоже стоило пожалеть.
   На улице наконец перестало моросить. Воздух был влажный и чистый. Казалось, дождь прибил к земле даже запах помойки в соседнем узком дворике, служившей столовой бездомным животным и некоторому количеству опустившихся на самое дно людишек. Таких нуара презирала. Она не могла понять, как можно прозябать в нищете, по сути не являясь калеками, во всяком случае физически. Ведь эти... существа имели право называться людьми. То, чего она сама была лишена по прихоти судьбы.
   - Дорогая, - спутник, про которого девушка в очередной раз чуть не забыла, попытался аккуратно взять ее под локоток. Безуспешно, потому как из-за выпитого его повело, и он не рассчитал с движением, в итоге ощутимо толкнув девушку и навалившись на нее. Викта раздраженно дернула плечом и отстранилась. - Ох, прости мою неловкость. Так как насчет прогуляться? Зайдем ко мне, отдохнем, как следует...
   "Началось, - с тоской подумала танцовщица. - Рене мне за это "только поговорить" будет основательно должен".
   - Вы спутали меня с девицами из борделя напротив? - холодно полюбопытствовала нуара. Поморщившись от слишком резкого запаха, девушка все же свернула в проулок, стремясь как можно скорее вернуть "клиента" в заведение Папаши.
   - Ну что ты, красавица, - пьяно хихикнул пузан. Хватив лишку, он растерял весь свой шарм и уже совсем не казался смешным и милым. Скорее противным. - Ты и так фактически, - это слово ему далось с трудом, - работаешь в борделе. Хватит ломаться. Набиваешь цену?
   Викта раздраженно подумала, что все мужики словно учат одну редкой пакостности речь. Это она уже слышала от посетителей и даже самого Рене, когда только появилась на пороге его кабака. Так что оригинальностью нынешняя тирада не блистала, но вот раздражение вызывала просто невероятное.
   - Очень рекомендую оставить эти мысли при себе, - прошипела измененная. - Не рискуйте остатками здоровья, мосье.
   По всей видимости, алкоголь напрочь отключил у него способность мыслить здраво - толстяк "прозрачного намека" не понял. Более того, повернувшуюся спиной танцовщицу он резко дернул за плечо, отбрасывая к стене дома. С ее-то подвижностью и грацией проблем увернуться от пьяного клиента не составило бы, но судьба опять решила подставить девушке подножку, причем почти в буквальном смысле слова. Наступив на какую-то скользкую дрянь, Викта потеряла равновесие, а хвост запутался в складках ткани, только мешая в этот момент. Судорожно взмахнув руками, но не найдя опоры, нуара упала в немилосердно воняющую лужу. Толстяк с невероятным для его комплекции проворством оказался рядом, и через миг измененную уже вздернули на ноги, но лишь для того, чтобы прижать к осклизлой стене подворотни. Над ухом раздалось возбужденное сопенье.
   Танцовщица пнула Лювина, но, видимо, выпитое уже действовало как анестезия, так как тот даже не обратил внимания на попытку его покалечить. Раздался звук рвущейся ткани, и нуара поняла, что корсаж платья разошелся, теперь, видимо, уже без шансов быть восстановленным. Тяжелый плащ, который всегда так хорошо скрывал ее от глаз припозднившихся прохожих, тоже только мешал, обвившись вокруг руки, а вторую до боли сжали пальцы насильника. Она даже удивилась, осознав, что не ощущает ужаса перед этим мужчиной и тем, что он собирался сделать - только брезгливость.
   Помощь пришла неожиданно. Тучную тушу "клиента" кто-то оторвал от нее и отбросил к стене, по которой он и сполз на землю, очевидно, приложившись затылком. Наконец выпутавшись, кое-как стянув корсаж и отбросив с лица растрепавшиеся волосы, Викта настороженно подняла взгляд на нежданного спасителя, пытаясь понять, а не попала ли она из огня да в полымя.
   - Викта, ты в порядке? - на нее с тревогой смотрел Виттор, бармен из заведения Рене. Танцовщица украдкой перевела дух - парня она хорошо знала. Всегда вежливый и обходительный с девушками, он никогда не позволял себе ничего лишнего.
   - Да, спасибо, - нуара благодарно улыбнулась.
   - Этот боров ничего тебе не сделал? - не унимался молодой мужчина, агрессивно косясь в сторону лежащей без движения туши несостоявшегося "ухажера" измененной. Со стороны притихшего Лювина внезапно раздался раскатистый храп. Стало понятно, что на сегодня мужичок уже навоевался.
   - Все в порядке, - с нажимом произнесла Викта. Бегло оценив ущерб, девушка с неудовольствием пришла к выводу, что платью уже ничто не поможет. Да и плащ проще выбросить, чем отстирать - он хорошенько пропитался зловонной водицей из окрестных луж.
   - Давай провожу, - предложил мужчина, подавая ей руку, чтобы помочь перебраться через грязную лужу, в которой не так давно искупалась собеседница. - Куда тебе?
   Викта задумалась. Уж больно сильным было желание пойти в бар Рене и вручить тому вонючие шмотки, а в замен стребовать кругленькую сумму на пополнение гардероба. Ко всему прочему она понимала, что в таком случае упустит предложенную Виттором возможность, пройти до дома с сопровождением. Все же безопасней. Девушка неуверенно вложила пальцы в его теплую ладонь, даже невольно вздрогнув. Давно ее не касались мужчины вот так, без пошлых намерений и маслянистых взглядов.
   - Я живу довольно далеко, - чуть извиняющимся тоном произнесла она. - Но буду весьма благодарна, если проводишь хотя бы немного. В этом квартале я на сегодня уже нагулялась.
   Словно в подтверждение ее слов раздался жалобный треск ткани - Викта случайно наступила на край плаща и отяжелевшая о воды материя не выдержала. Тихонько ругнувшись, танцовщица сорвала с себя пришедшую в негодность тряпку и зашвырнула подальше в помойную кучу.
   - Слушай, может, зайдем ко мне? - предложил вдруг Виттор. Нуара закатила глаза. Неужто и этот туда же?! - Я тебе что-то из вещей сестры дам, хоть не замерзнешь по дороге, - как ни в чем ни бывало продолжил парень.
   Измененная заинтересованно глянула на бармена. Внезапно в ней взыграло исключительно женское любопытство. Работая у Рене, он почти каждый вечер наблюдал, как она извивается на сцене, а теперь вот застал ее в темном переулке едва и не под клиентом, как какую-то шлюху. И то, что она сопротивлялась - еще не показатель, пришла ведь на встречу с Лювином добровольно. Но вел себя молодой мужчина подчеркнуто вежливо. Так в чем же причина? Шагая за Виттором, девушка размышляла. Самое пошлое, но первым пришедшее на ум предположение, что его не интересуют женщины, было ею отвергнуто мгновенно. Ну не тот типаж. А уж она повидала многое за эти месяцы жизни на границе с трущобами. Скорее всего у такого симпатичного парня просто была девушка. Или же, если он одинок, бармен мог с обычным человеческим предубеждением относиться к измененным. Впрочем, Викта тут же вспомнила про то, как легко он подал ей руку, не задумываясь и не опасаясь ее прикосновения.
   - Послушай, - не утерпела танцовщица, - а тебя вообще не смущает, что я нуара?
   - А почему должно? - на лице обернувшегося к ней мужчины отразилось искреннее недоумение. - Хотя, ты наверное просто не в курсе. У меня мать нуара. Так что ты меня совершенно, как ты выразилась, не смущаешь. Разве что таких симпатичных хвостов я еще не видел.
   Ему удалось ее смутить таким простым замечанием. Викта даже не нашлась, что ответить и просто улыбнулась. Всего лишь одна его фраза о себе произвела на девушку странное впечатление. Она понимала, что нуары размножаются так же, как и люди. Ведь иначе давно бы вымерли. Знала она, что дети у них вполне могут рождаться людьми. Но до этого не была знакома с таковыми лично. Видимо, что-то отразилось на ее лице, поскольку Виттор чуточку криво усмехнулся:
   - Не ожидала подобного?
   - Просто я еще не привыкла... ко всему этому, - призналась девушка. - Да и мне, если честно, сложно представить, каково это, решится после изменения родить ребенка. Прости, если оскорбила.
   - Все нормально, - отмахнулся парень. - Мы, кстати, пришли.
   Они как раз оказались напротив четырехэтажного старинного здания, одного из немногих более-менее нормальных жилых домов в этом районе города. Поднявшись по широкой, порядком стертой лестнице, они оказались на последнем этаже. На площадку выходили двери четырех квартир.
   - Я живу здесь с сестрой, - пояснил бармен, открывая вторую слева. - Только сейчас ее нет дома. Она художница, уехала на какую-то выставку.
   То, что он говорит правду, стало ясно почти мгновенно - обои хранили характерный запах масляных красок и лака, отнюдь не неприятный, просто немного непривычный. Пока Викта снимала обувь, Виттор уже успел открыть шкаф и быстро извлек оттуда пару вешалок с простыми, но милыми нарядами.
   - Выбирай из этих, - предложил он, - она все равно их не носит, так что не переживай.
   Нуара взяла в руки голубое платье, и поняла, что уже не отдаст. Но сейчас она себя ощущала такой чумазой и вонючей, что скорее отказалась бы от подарка, нежели решилась переодеться.
   - Душ там, - опять понял ее сомнения мужчина, извлекая все из того же шкафа полотенце и вручая гостье. Его она тоже приняла молча, и не думая комментировать происходящее. Словно попала в сказку. Измененной смутно верилось, что такая безвозмездная помощь вообще существует в жизни. Но нет, и бармен из кабачка Рене - живое тому подтверждение.
   Льющаяся вода смывала отвратительный запах, уносила усталость и злость. Викта с наслаждением подставила лицо под теплые струи, чуть массирующие кожу. Плевать, что волосы намокнут, и потом придется сушить их чуть ли не до полудня.
   Полотенце едва ощутимо пахло лавандой. Девушка обернула им кое-как выкрученную гриву, с которой все равно капало, с наслаждением влезла в одолженное платье и улыбнулась своему отражению в немного запотевшем зеркале. Жизнь налаживалась.
   Выйдя из ванной, она чуть ли не нос к носу столкнулась с хозяином квартиры. Виттор вроде даже чуточку смутился, по крайней мере ей так показалось.
   - Ты чаю хочешь? - спросил он, почему-то пряча взгляд.
   - Не откажусь, - кивнула Викта, направляясь за хозяином на кухню. Остановившись в дверном проеме, девушка смотрела, как бармен достает чашки и маленький чайничек с заваркой. В этой миниатюрной кухоньке он смотрелся как-то неуместно и одновременно с тем очень по-домашнему. Ей было несколько непривычно видеть его таким, поскольку раньше они пересекались исключительно в рабочей обстановке, но Викте его новое амплуа нравилось даже больше. Наблюдая за тем, как ловкие сильные пальцы споро расставляют на столе посуду, она невольно залюбовалась мужчиной. Это было у нее особенным пунктиком - она прежде всего обращала внимание на руки человека. В движениях Виттора не было ни грана неуверенности, и это радовало и вызывало... заинтересованность.
   Викта подняла взгляд, когда поняла, что молодой человек уже некоторое время явно ждет от нее какой-то реакции. Наверное, сказывалась усталость от насыщенного не самыми приятными событиями вечера, так как она на несколько мгновений словно отключилась от реальности, увлекшись собственными размышлениями. И впервые за долгое время нуара столько думала о мужчине. И думала позитивно.
   - Присаживайся, - с улыбкой повторил Виттор, когда девушка извиняющееся улыбнулась и полюбопытствовала, что именно он перед этим сказал.
   Бармен оказался неплохим собеседником, хотя самым ценным в нем было, пожалуй, отсутствие любопытства. Он не задавал глупых вопросов, не пытался выяснить что-либо из прошлого Викты. Но и о себе не рассказывал. Виттор больше говорил о своей сестре, о ее картинах, о том, какие номера ставила предыдущий хореограф в заведении Рене... Танцовщица слушала, иногда вставляя короткие реплики, но больше просто наслаждалась приятным обществом. Второй раз за одну ночь она оказалась в ситуации слушателя, но на этот раз ее визави вызывал искреннюю симпатию. Хотя бы тем, что не платил за ее время и внимание.
   А еще он не был похож на бывшего жениха Виктаны. Они были разными внешне, они были разными по сути. Сейчас она понимала, что Фелон чаще всего говорил о себе, отводя ей роль внимающей и восторженной девочки, которая должна была восхищаться и обожать его. И ведь она была счастлива на самом деле. Теперь это вызывало лишь ироничную улыбку, словно вспоминала не саму себя, а являлась сторонним наблюдателем.
   От понимания того, какой же дурочкой она была, накатило раздражение пополам с бесшабашной, злой веселостью. Не особо давая себе время задуматься и опомниться, поддавшись мгновенному порыву, Викта встала и решительно обошла стол, разделяющий ее и Виттора. Забрав чашку из рук мужчины и отставив ее в сторону, она медленно, с оттяжкой провела ладонью по его щеке. Короткая щетина кольнула кожу, но ощущение показалось приятным.
   - Викта? - в глазах бармена читалось удивление.
   - Не нравлюсь? - приподняла она бровь, решая выяснить все сразу.
   Виттор, лишь на секунду замешкавшись, притянул ее к себе и поцеловал. Для этого девушке пришлось немного наклониться, так как молодой человек и не думал подниматься с табурета, на котором сидел, словно давая ей шанс в любой момент уйти.
   - Это не благодарность, - произнесла она, отстранившись. Да и то, сделала это лишь потому, что с головы начало сползать полотенце, больно оттягивая волосы.
   Сорвав мешающую тряпку, девушка тряхнула все еще влажной гривой, рассыпая ее по плечам и спине. Когда нуара снова посмотрела на мужчину, в светящихся глазах был вызов. Виттору иные намеки не понадобились.
   Поднявшись, молодой человек снова поцеловал измененную, прижав ее к себе. Его пальцы запутались во влажных прядях, когда легли на затылок девушки. На этот раз поцелуй был требовательным и жадным, но Викта поняла, что это лишь приводит ее в восторг. Когда нуара толкнула бедром стол, жалобно звякнувшая на столе чашка заставила их обоих все же оторваться друг от друга.
   - В комнатах места больше, - хрипло прошептал Виттор. Тяжело дышащая Викта лишь судорожно кивнула - его близость неожиданно сильно заводила, и теперь приходилось сдерживать себя, чтобы немедленно не прижаться к мужчине, продолжая прерванное занятие. Впрочем, чтобы добраться до комнаты много времени не понадобилось. Возможно, это и не была спальня хозяина квартиры, но измененную это мало заботило. Главное, здесь не было посуды. Зато имелась тахта.
   Столь понравившееся ей платье почти мгновенно оказалось на кресле - голубое пятно на темно-зеленом фоне. Туда же полетели его вещи, которые девушка активно помогала стаскивать. Расправившись с мешающей сейчас одеждой, нуара с неожиданной для самой себя жадностью потянулась к мужчине. Это было похоже на жажду, на потребность прикасаться, вдыхать запах разгоряченного тела, чувствовать его возбуждение. Хотелось и продлить это мгновение до бесконечности, и одновременно - пойти дальше. Оказаться еще ближе, прижаться еще теснее...
   Все происходящее оказалось знакомым и совершенно иным. Тогда была неуверенность, опаска, нежность и желание доставить удовольствие. Теперь же - страсть, иррациональная веселость и твердое намерение это удовольствие получить самой. А еще в его глазах с расширенными от желания зрачками она не видела памятного ей блеска собственничества, только восхищение. Он легко отзывался на все ее прикосновения, неумелые, но страстные и настойчивые. Ответные поцелуи и ласки мужчины заставляли ее тихонько стонать от удовольствия. А уж когда танцовщица из чистой вредности подключила к их занимательной игре еще и хвост... Сначала Виттор вздрогнул, когда его спины коснулась мягкая кисточка, но скорее просто от неожиданности. Ее самодовольная от выходки улыбка заставила его усмехнуться и пробормотать:
   - Не зря мне твой хвостик всегда нравился.
   Девушка не ответила, только мурлыкнула что-то неразборчивое, прикусывая чуть смуглую кожу его плеча. Судя по довольному вздоху, этот ее ход он тоже оценил.
   Нуаре хотелось продолжения, ей не нужна была его осторожность, появившаяся, стоило лишь Виттору догадаться, что у танцовщицы эротических танцев почти отсутствует опыт.
   Впрочем, парень оказался понятливым - уловив ее нетерпение, он стал действовать куда как решительней и настойчивей. Опустившись на постель, мужчина приподнял ее за бедра, усаживая на себя. Викта неразборчиво всхлипнула, приноравливаясь к такому сладкому и непривычному ощущению и, повинуясь его сильным, уверенным рукам, начала неторопливо двигаться.
   Мир измененной сейчас состоял лишь из его жарких прикосновений и чувства удовольствия, готового захлестнуть с головой. Ее вздохи смешивались с его. А потом Викта поняла, что словно проваливается в бездну абсолютного восторга. По телу прошла сладостная судорога, девушка выгнулась и протяжно застонала.
   Ненадолго она словно выпала из реальности. Очнулась лишь спустя какое-то время, лежа на постели. Когда она успела туда перебраться, Викта не помнила. Открывать глаза было лень, и она бы, пожалуй, так и уснула, если бы не странный запах, защекотавший чувствительные ноздри нуары. Он был чуть металлическим, густым и не очень-то приятным.
   Приподнявшись, измененная тихо позвала своего любовника. Если парень уснул, ей бы не хотелось его будить только потому, что ей приспичило отыскать источник необычного запаха, который в запале страстей не ощутила сразу же. К Виттору она испытывала странную смесь из чувства восхищения, нежности, благодарности и ничуть не утихнувшего желания. Осознание последнего факта заставило девушку предвкушающее улыбнуться и потянуться к мужчине. Этой ночью давать ему спать она не собиралась.
   Под пальцами девушка ощутила пропитанные влагой простыни. Такое ощущение, что они тут не любовью занимались, а бассейн надумали устроить. Припомнив, что вроде бы видела на тумбочке возле тахты настольную лампу, нуара повернулась в сторону необходимой ей части интерьера и принялась нашаривать выключатель, довольно хмыкнув, когда под пальцем щелкнула кнопка.
   Озаривший помещение желтый электрический свет резанул чувствительные глаза, на мгновение заставив ее зажмуриться. Когда цветные пятна перестали мельтешить под опущенными веками, измененная открыла глаза. И тут же зажала рот ладонью, чтобы не закричать от ужаса.
   Вся тахта была залита кровью. Алая жидкость вяло капала с края постели, блестела маслянистыми лужицами в углублениях на матрасе, застыла потекатами на стенах. В крови была и сама Викта, темные разводы почти полностью покрывали и без того красноватую кожу. Но ее взволновало отнюдь не это, а Виттор, застывший сломанной куклой на другом краю тахты.
   Некоторое время она смотрела на жуткую картину, не в силах сдвинуться с места, затем поднялась и обошла кровать, стараясь не вступить в черные лужи, образовавшиеся на полу. Разумом она понимала, что помочь уже не в силах, но все же потянулась к молодому человеку с надеждой, что под пальцами она ощутит биение пульса. Может быть еще не поздно! Только сейчас она заметила, что у нее самой руки покрыты кровавой коркой. Судорожное рыдание хрипом вырвалось из горла, но девушка все же заставила себя дотронуться до его щеки, с непередаваемой нежностью проведя пальцами по еще теплой коже, скользнуть ими по шее, стараясь найти бьющуюся жилку. Ничего.
   Викта бросилась в ванную, открыла кран и принялась смывать с себя кровь, даже не обращая внимания на низкую температуру воды. Она снова захлебывалась рыданиями, как делала в ночь перед своим изменением, хотя за месяцы, минувшие с тех пор, не проронила и слезинки. Она оплакивала Виттора и саму себя. Ведь так нечестно! Очередное несчастье произошло, стоило ей наконец позволить себе быть счастливой и наслаждаться жизнью.
   Неужели за радость ей теперь придется расплачиваться чужими смертями? Похоже, она поспешила с выводами, когда сочла, что проклятие покинуло ее вместе с возможностью колдовать.
   Ледяная вода немного привела нуару в чувство, слезы кончились, хотя в горле все еще стоял ком. Закрыв кран, девушка несколько минут просто сидела на бортике, слепо глядя в пространство. Ее колотило, как при ознобе, но мысли не путались. Какая-то часть сознания с холодной прагматичностью просчитывала варианты. Ее не должны обнаружить рядом с трупом, ведь участь нуары-убийцы будет незавидна. Вырвав у судьбы хоть и призрачный, но шанс на новую жизнь, Викта отнюдь не стремилась окончить ее в петле. А значит, никто не должен даже заподозрить ее причастность к смерти Виттора. Вывод напрашивался довольно логичный - она должна уничтожить все следы своего пребывания в квартире.
   Первым делом измененная направилась на кухню, где помыла чашки и убрала их в шкаф, в котором они стояли изначально. Забытое ею полотенце отправилось на крючок в ванной. Собравшись с духом, нуара снова зашла в комнату. Взгляд тут же упал на пятно голубой ткани на кресле - ведь она старалась смотреть в противоположную сторону от залитой кровью тахты. Аккуратно взяв вещь, девушка повесила подарок в шкаф. Теперь она не имела права его взять. Еще хорошо, что не успела выбросить собственную влажную и вонючую одежду.
   Испытывая отвращение к самой себе, нуара все же приблизилась к краю постели. Она должна была знать, что сделала, хоть от осознания этого было мерзко и тошно. К горлу снова подкатил ком, но она рассмотрела следы когтей на груди и боках мужчины. Еще одна длинная и глубокая полоса проходила по шее, почти под ухом, и девушка даже немного удивилась, что не заметила ее раньше. Переворачивать тело она не рискнула, но что-то подсказывало, что спина Виттора тоже изодрана.
   Нуара погладила ужчину по волосам, тихонько шепнув такие бесполезны слова извинения, а затем отправилась в ванну одеваться. Натягивать грязные шмотки было мерзко, но несравнимо с отвращением, которое она испытывала к отражению в зеркале. Потушив свет, Викта тихо приоткрыла дверь на лестничную клетку и, убедившись, что никого нет, выскользнула из квартиры. Ее никто не должен был видеть. Бесшумно сбежав по ступенькам, она нырнула в сереющую предрассветную мглу, почти мгновенно растворившись в туманной дымке.
   До другого конца района девушка добралась, когда уже почти рассвело, из чистого упрямства заставляя себя переставлять ноги. Хмурое небо снова плакало дождем, его капли стекали по лицу и волосам. Намокшее платье путалось в ногах, кончик бессильно поникшего хвоста волочился по брусчатке. Танцовщица выглядела растрепанной и несчастной, больше всего ей хотелось забиться куда-то в темный уголок и спрятаться там от всего мира, а в первую очередь от себя самой.
   А еще она отчетливо понимала, что как раз этого делать нельзя ни в коем случае. Сегодня измененная придет на работу как обычно. И танцевать будет как обычно. Мосье Лювин очень удачно обеспечил ей алиби. Ее усталый вид и раздраженность спишут на то, что толстяк все же получил от девушки желаемое. Отпираться она не станет. Что значит репутация, когда на кону стоит жизнь?
   Наконец добравшись до своей каморки, которую снимала с тех пор, как перебралась жить и работать и квартал Развлечений, Викта первым делом сбросила опостылевшее, насквозь промокшее платье. Ее снова колотило. Завернувшись в теплый колючий плед, девушка с ногами забралась в старое, чуть скрипнувшее под ее весом кресло, и сжалась в комочек. Было тошно и горько. Что бы там не говорил давешний Судья, магия - зло. Даже изменившееся тело и пережитая во время ритуала боль не смогли выжечь проклятую силу из нее? Эта мысль пугала до тошноты. Подскочив, Викта схватила с трюмо пилочку и принялась яростно водить ею по когтям, снова сглаживая кончики, словно это могло стереть из ее памяти жуткую картину. Нанесенный лаком рисунок начал крошиться, а под ногтями обнаружились сгустки засохшей крови. Девушка бросилась в ванную, запутавшись в пледе, чуть не упала и стала с остервенением мыть руки, стремясь поскорее избавиться даже от намека на произошедшее. Сейчас, когда прошел первичный шок от содеянного и ужас быть обнаруженной на месте преступления, нуара начала припоминать, что же случилось там, в полумраке гостиной Виттора. До этого память милосердно молчала.
   Это было кошмаром, который она наблюдала словно со стороны, не имея возможности вмешать и прервать - лишь только смотреть. Не в права отвернуться или закрыть глаза. Она будто не владела своим телом, уступив его чему-то кровожадному и беспощадному. Девушка "радовалась" лишь одному - он ничего не почувствовал. Первый удар, нанесенный заострившимися когтями, пришелся именно в шею. Дальше это фактически была игра с уже мертвой мышкой. Картины всплывали в памяти с ужасающей четкостью, словно нарисованные искусной рукой художника. В какой-то момент она не выдержала и согнулась над ванной. Когда приступ отпустил, она кое-как доползла до постели. Сил не оставалось ни на что. Рухнув на кровать, танцовщица свернулась клубочком. Слишком много потрясений за один день вызвали такое моральное и физическое истощение, что она забылась сном, более похожим на обморок.
   Разбудил девушку громкий и настойчивый стук в дверь. Видимо, так продолжалось уже некоторое время. Перехватив концы одеяла на груди, она поплелась открывать, уже почти уверенная, что за ней пришли представители органов правопорядка. Но на пороге обнаружилась лишь встревоженная Лакси.
   - У тебя все хорошо? - девушка смотрела на нее подозрительно.
   - Я спала, - пробормотала Викта и покрепче ухватилась за дверь - от облегчения подкашивались колени.
   - Нам на работу пора, - сообщила блондинка. - Или ты не пойдешь сегодня? Ты бледная какая-то.
   - Все в порядке, - уверила соседку нуара. - Передай Рене, я чуть опоздаю.
   Настаивать Лакси не стала. А Викта была уверенна, что соседка передаст ее слова правильно. Теперь осталось дождаться, чтобы Рене сам сделал необходимые выводы, возможно, тогда и не придется ничего объяснять.
   На работу она пришла на час позже обычного, но собранная и деловитая, как и всегда. Как ни в чем ни бывало девушка кивнула недовольно поморщившемуся хозяину заведения. Она старалась ни единым жестом не выдать владеющего ею напряжения. Даже мимо стойки бара прошла спокойно, нырнула в неприметную дверь для персонала и свернула в свою гримерную. Лишь там, прижавшись лопатками к двери, девушка судорожно выдохнула сквозь стиснутые зубы. "Нужно держать себя в руках", - как заклинание твердила про себя Викта.
   Вечер проходил как обычно. Девушка дважды выходила на сцену, и оба раза импровизировала от начала до конца. Она закрывала глаза и танцевала так, будто это могло быть в последний раз в жизни. А на самом деле она просто старалась не смотреть за стойку бара, зная, что не увидит там Виттора, но лишь выдаст себя.
   После второго танца, вернувшись в гримерку, нуара застала там Рене. Хозяин клуба ласково улыбался ей, словно она была его родной дочерью.
   - Приходил мосье Лювин, - сразу же заявил кабатчик. - Сказал, что благодарен за чудесный вечер. Твой гонорар на столике у зеркала. Видишь, Викта, это совсем несложно...
   - Рене, выйди, пожалуйста, - ровным голосом попросила измененная, чувствуя, что не сдержится и запустит чем-то в голову хозяина заведения.
   - Ладно, детка, не злись, - мужчина оказался из понятливых. Отступив в коридор, он уже оттуда добавил: - Только с тебя сегодня еще один танец. За опоздание.
   Девушка без сил рухнула на стул. Хотелось ругаться, причем словами, подслушанными у грузчиков.
   Решив, что выступит ближе к закрытию, нуара вышла в зал и устроилась за одним из столиков в углу, спиной к барной стойке. Сидеть в тишине гримерной не было никаких сил, ей казалось, что она не сдержится и выплеснет все накопившееся в душе, начав просто крушить все вокруг. В зале среди людей, под звучащую приятную музыку, все же было попроще.
   Танцовщица смотрела на сцену, где как раз танцевала Лакси, а потому пропустила их появление. Когда же обернулась, заметила, как к сидящему у стойки Рене подошли двое мужчин в форме. Ужас в душе всколыхнулся с новой силой. Вряд ли стражи порядка пришли сюда просто отдохнуть. Девушка мысленно заметалась, ища выход и не находя его. Уйти сейчас - расписаться в своей вине. Значит, этого делать никак нельзя. Она не могла оторвать взгляда от беседующих мужчин, хотя и понимала, что это чревато проблемами. Впрочем, она была не одинока - все, кто не был занят работой, старались понять, что именно привело сюда сыщиков, о чем свидетельствовали нашивки, которые нуаре удалось разглядеть не сразу.
   Викта неожиданно для самой себя почувствовала абсолютное спокойствие и холод, дремавший где-то в глубинах души с памятной ночи перед изменением, а сейчас поднявшийся на поверхность. А еще она чувствовала злорадство. Рене, который толкнул ее на встречу с Лювином, стал первопричиной, по которой она оказалась в том переулке. Именно потому Виттор и вмешался, заговорил с ней, помог, этим подписав себе приговор. Вот пусть теперь Рене и отдувается, общаясь со стражами.
   Интерес персонала к сыщикам вскоре угас, все вернулись к прерванным занятиям. Викта тоже абсолютно спокойно встала и направилась в гримерную, чуть вызывающе помахивая кончиком хвоста. Следующий номер получился даже ярче, чем предыдущие, мужчины в зале аплодировали стоя и требовали повторить на бис, но нуара лишь усмехнулась и, раскланявшись, покинула сцену. Ее рабочий день закончился, и она не собиралась более задерживаться в клубе ни на минуту.
  
   Седьмица прошла для Викты как в тумане. Она уже боялась засыпать, зная, что снова окажется в залитой кровью квартире Виттора, что снова проснется в слезах, судорожно хватая ртом воздух. На работу она собиралась, как сомнамбула, и мало вникала в происходящее в клубе, стараясь избегать разговоров с другими девушками. Единственное, что неизменно доставляло удовольствие, так это танцы, которые от раза к разу собирали все большую аудиторию. Пожалуй, именно потому Рене ей так ничего и не сказал, если и заметил странное состояние звезды своего заведения. На попытку предложить ей очередное "свидание" нуара улыбнулась так ласково, что кабатчик поперхнулся на полуслове и на некоторое время решил отступиться и дождаться, пока депрессия измененной закончится. Остальные наверняка связали ее поведение со смертью Виттора, но с вопросами не лезли, подозревая, что девушка убивается по возлюбленному, отношения с которым не афишировала. Расследование произошедшего с барменом так и зависло в воздухе - зацепок не было. Сыщики еще дважды появлялись в клубе, но каждый раз уходили ни с чем. Здесь своих не выдавали, поэтому с Виктой даже и не разговаривали.
   Но ко всему постепенно привыкаешь. Психика человека - удивительно гибкая штука, приспосабливающаяся к любым условиям, и нуары в этом, как оказалось, ничем не отличались от людей. Викта научилась не то чтобы жить со знанием, что она убийца, но просто пропускать его мимо сознания, не зацикливаясь на этом. Привыкла не смотреть в сторону бара, где с некоторых пор работал новый парень, чем-то напоминающий Виттора. Привыкла просыпаться в слезах и потом долго сидеть под струями холодной воды, тщась хоть как-то очнуться от кошмара... Девушка чувствовала, что произошедшее - вина ее измененной, искалеченной магии, и что подобное может повториться. И сейчас ей не оставалось ничего иного, кроме как научиться с этим жить.
   Этот вечер ничем не должен был отличаться от предыдущих. Разве что людей было многовато - это измененная отметила сразу же, как только вошла в клуб. Сияющий улыбкой Рене радостно ее поприветствовал и выразил надежду, что она как всегда будет на высоте. Викта лишь пожала плечами - ради танцев она и жила.
   Создание образа не заняло много времени, и вскоре она уже вышла на сцену. Заведению Рене повезло не только с хореографом, но и с осветителем - никаких слепящих прожекторов, лишь единственный луч чуть золотящегося света выхватывал застывшую фигурку танцовщицы из полумрака. Дополнительную иллюминацию создавали трепещущие огоньки свечей на столах посетителей, не столько разгоняющие сумрак, сколько создающие атмосферу таинственности. За одним из таких столиков, расположенном слева от сцены в небольшом алькове для особых клиентов, сидела шумная компания подвыпивших молодых людей. Все это девушка отметила наметанным глазом еще в те секунды, пока выходила на сцену и готовилась к началу танца. Их активное участие порой даже заглушало музыку, но науре это не мешало - она знала едва ли не каждую ноту. По задумке танцовщица должна была во время танца избавиться от некоторых деталей костюма, оставшись в итоге лишь в коротенькой рубашечке. Викта же азартно забрасывала каждую вещь в зал, получая в награду свист и улюлюканье парней. Что ж, стоило бы потребовать у Рене премиальные - эта компания оставит сегодня в кабаке целое состояние.
   Пронаблюдав, как в сторону столика с развеселыми молодыми людьми улетает последняя нижняя юбочка из прозрачной органзы, Викта завершила выступление чуть резковатым, но изящным движением. Вызывающее покачивание хвоста в такт затихающей музыке лишь добавило ее номеру шика. Танцовщица не только показывала свою инаковость, но и с успехом демонстрировала, что изменение тоже может быть красивым. И, судя по овациям, посетители ее мнение разделяли.
   Спускаться в зал было чуть боязно, поскольку ажиотаж клиентов, раззадоренных алкоголем и последним выступлением, мог обрести несколько неприличное направление. Но и сидеть в гримерной до следующего выхода на сцену не хотелось. Поэтому девушка, накинув поверх рубашечки платье поприличней, все же вышла в общий зал, тихонько устроившись у стойки бара.
   - Молодец, - хозяин лично вручил ей стакан с соком, а бармен только вздохнул, явно считая, что эта девица его почему-то недолюбливает. Переубеждать парня Викта не собиралась ради его же блага.
   - Надеюсь, это отразиться в денежном эквиваленте, - она и не думала стесняться.
   - Обижаешь, - протянул мужчина. "Не продешевить бы", - мысленно хмыкнула нуара, дивясь такой покорности. Что-то этот хитрец знал, или по крайней мере планировал. - Даже есть возможность дополнительного заработка, - многозначительно добавил кабатчик, а измененная только тяжело вздохнула. А вот и причина его покладистости. Она же большой подвох.
   - Рене, даже не начинай. Я не буду ни с кем спать, - отрезала Викта, как бы в подтверждение своих слов с грохотом ставя на стойку стакан с соком. Учитывая, что она держала его хвостом, получилось внушительно.
   - Ты что, дорогая, в мыслях не было тебе подобное предлагать, - замахал пухлыми ладонями трактирщик, и девушка испытала навязчивое чувство дежа вю. Где-то она уже это слышала...
   - Поговорить о музыке и хореографии? - ехидно пропела она.
   - Почти, - оценил ее язвительный выпад кабатчик. - Развлеки эту компашку молодых лоботрясов. Они уже отвешивали тебе комплименты. Эти ребята тут частенько бывают и ни разу девушек не обидели.
   - Вот так прямо золотая молодежь, ведущая себя со шлюхами как с леди? - поморщилась Викта, позволяя скепсису прозвучать в голосе.
   - Не ерничай, - фыркнул Рене. - Да что ты как маленькая?
   - Только танец? - уточнила девушка.
   Собеседник кивнул, но потом, подумав, решил добавить:
   - Ты только к тому блондину и не думай заигрывать, - он указал куда-то ей за спину. - Он измененных не жалует. Сколько раз бывал, всегда с новой девочкой уходит, а на Лакси даже не взглянул.
   Нуара обернулась и присмотрелась к веселящейся компании. Сердце пропустило удар, когда она разглядела мужчину, о котором говорил Рене. Молодой человек сидел вполоборота к залу, но это не помешало Викте его узнать. Светлые, в полумраке кажущиеся белесыми, волосы, резковатые черты, нос с небольшой горбинкой, плотно сжатые узкие губы... До алькова было довольно далеко, но нуаре казалось, что она может рассмотреть каждую черточку его лица. Фелон... Столько времени прошло, а она не забыла. Вот только от былой влюбленности не осталось и следа. Собственно, как и от наивной дурочки Виктаны, что когда-то так неосторожно полюбила парня из богатой семьи. У новой Викты к нему нежных чувств не было. Зато завалялось несколько счетов, список которых только что неожиданно возрос.
   - Говоришь, ребята часто бывают? - чуть прищурившись, спросила она у кабатчика. Мужчина не уловил подвоха:
   - Не то, чтобы очень часто, но зато всегда одним и тем же составом. Да и просиживают они здесь обычно кругленькую сумму.
   - Договорились, - бросила нуара, резко поднимаясь, - после следующего танца.
   Девушка специально ушла, чтобы Рене не заметил, как она решительно поджала губы. Значит, это не случайность, Фелон действительно может считаться завсегдатаем этого кабака. Да и не факт, что только его одного. Выходит, что даже тогда, когда они официально были помолвлены, ее возлюбленный как ни в чем ни бывало продолжал проводить время со шлюхами из квартала Развлечений.
   Она простила его за то, что он от нее отказался. Это было обидно и больно, но закономерно - слишком велика пропасть между ними двумя. А после изменения она стала еще больше. Девочка с улицы еще могла бы быть принятой в семью, но вот нуара с улицы - это уже совсем другая история. Вот только за измену она простить не смогла бы, и не собиралась, уж слишком сильно любила когда-то. Унижать женщин порой очень опасно.
   Влетев в гримерную, девушка принялась наносить "боевую раскраску". Она сильно сомневалась, что бывший возлюбленный ее узнает, но все же предпочла подстраховаться. Он презирает измененных? Что же, она подчеркнет свою инаковость. Он каждый раз уходит с другой женщиной? Значит, сегодня он выберет ее! Выходя на сцену, Викта уже знала, что сделает.
   Нуара вышла очень медленно, вытащив за собой стул. Она держала его таким образом, чтобы только задние ножки тихо скользили по паркетному настилу. Резко крутанув стул, она уселась на него, широко разводя колени и наклоняясь вперед так, что волосы мазнули по полу. Медленные, тягучие движения сменялись рывками и порывистыми, угловатыми жестами, так непохожими на хищную грацию предыдущих па. Танец на грани приличия. Впрочем, как и всегда. Только на этот раз она не просто соблазняла посетителей. В ее движениях таился вызов, который она адресовала конкретному человеку.
   Повинуясь ускорившейся музыке, танцовщица вскочила на ноги, резко оттолкнув от себя стул. Коротенькое платьице задралось почти до талии, когда нуара упала на колени, вызывающе выгибая спину. Длинный хвост ударил по сцене наподобие хлыста. Движения стали еще более откровенными, а зрители и вовсе, кажется, забыли как дышать.
   Музыка закончилась очень резко, одной высокой нотой, а девушка оказалась сидящей на краю сцены, свесив с нее ножки. Рядом мгновенно появился один из парней, принадлежащий к интересовавшей ее шумной компании. Она благосклонно приняла его ладонь и спрыгнула в зал, параллельно легко погладив его хвостом по ноге.
   Ее выходка не прошла незамеченной, мужчина тут же попробовал обнять нуару, но она уклонилась, игриво подмигнув. Он был отнюдь не тем, кто ее интересовал.
   Самозваный ухажер усадил ее за столик, где кроме компании из пятерых парней уже находились две весело хихикающие девицы из заведения. Викта про себя досадливо поморщилась, это было некстати. Они могли невольно выдать ее, назвав по имени. Ну или же просто устроить скандал, если нуара попытается отбить у одной из них клиента. А то, что Фелон явно присмотрел себе на ночь рыженькую красавицу Диру, от наблюдательной танцовщицы не укрылось. "Ну уж нет, дорогой, - азартно подумала она, сегодня ты будешь занят совсем другой женщиной!"
   - Ви, - достаточно громко представилась девушка присутствующим, заметив, как чуть удивленно глянули на нее обе знакомые.
   На приветствия и комплименты она внимания не обратила, так как добилась главного: бывший любовник ее заметил, оценивающим, но чуть презрительным взглядом окинув ее фигуру. Такое холодное выражение в глазах этого мужчины она уже видела. Тогда это ранило, сейчас - добавляло азарта.
   - Мне сказали, тебе несимпатичны измененные? - она решила сразу перейти в наступление, так как знала, что открытый вызов Фелон проигнорировать не сможет.
   - Правильно сказали, - надменно откликнулся блондин.
   - Не подозревала, - томно мурлыкнула девушка, чуть наваливаясь на столешницу грудью, - что еще бывают настолько... консервативные мужчины. Ты многое упускаешь, - многозначительно добавила она, в то же время демонстративно поглаживая хвостом одного из его приятелей. Ей было все равно, какого именно.
   Дира мгновенно поняла, что тут ей ничего не светит, и пересела с диванчика на колени к другому парню. Викта не сдержала улыбки, заметив в глазах Фелона раздражение. Следующие полчаса она активно флиртовала с окружающими ее мужчинами, не обращая внимания на бывшего жениха. Девушка ощущала странное возбуждение каждый раз, когда его взгляд останавливался на ней - это она чувствовала отчетливо, словно прикосновение было физическим. Над мрачным Фелоном посмеивались его же собутыльники, лишь подливая масла в огонь, а нуара ликовала - ей это было только на руку.
   До бесконечности эта игра продолжаться не могла. И если Викта получала от нее удовольствие, то так и не узнавший ее блондин злился все сильнее. В конце концов, он грубо ухватил танцовщицу за запястье, притягивая к себе и настойчиво, почти болезненно целуя, подбадриваемый улюлюканьем нетрезвых приятелей. Нуара не стала отталкивать его, наоборот, ответила со всем возможным пылом, выжидая, пока он расслабиться, а потом довольно ощутимо укусила. Клычки после изменения у нее тоже были подлиннее человеческих. Отодвинувшись от ругнувшегося мужчины, она, как ни в чем ни бывало, вернулась на прежнее место.
   Краем глаза Викта заметила, что теперь Фелон неотрывно за ней наблюдает, посасывая еще немного кровоточащую ранку. Она сумела его удивить и заинтриговать, а значит, половина дела была сделана. "Не привык к такому обращению?" - зло подумала девушка, чувствуя восторг от этой игры. То, что он мог ее узнать, лишь добавляло остроты ощущениям, заставляя кровь стучать в ушах от восторга, смешанного с легким опасением.
   Наконец Фелон пришел к какому-то решению и стремительно пересел на тот диванчик, который занимала сама Викта с одним из приятелей блондина. Последний тут же ретировался на освободившееся место. Очевидно, Фелон в этой компашке был кем-то вроде негласного лидера.
   - А ты горячая штучка, - вальяжно сообщил он, по-хозяйски погладив измененную по виднеющемуся в разрезе подола обнаженному бедру.
   - Я же не зря сказала, что ты многое упускаешь, - все тем же мурлыкающим тоном отозвалась девушка, и не думая уклоняться от его ласки. Хотя он вызывал у нее глухую злость, это оказалось неожиданно приятно. Она сейчас ощущала себя игроком, сделавшим ставку на сложный матч. Или канатной плясуньей, могущей оступиться в любой момент. Это был ее танец на лезвии - пройти по краю, заставив противника делать то, что нужно ей и только ей. Оставшись инкогнито, раззадорить, заинтересовать мужчину, который тебя презирает. И награда за победу будет щедрой... Осталась сущая малость - выиграть.
   Фелон наблюдал за девушкой, чуть склонив голову набок - такой знакомый и некогда столь любимый ею жест, выражающий задумчивость.
   - Ты сегодня еще выступаешь? - наконец поинтересовался он, а Викта мысленно возликовала - вот оно, фактическое приглашение продолжить вечер наедине.
   - Нет, на сегодня я свободна, - сообщила девушка, чуть наклоняясь к мужчине. - Но я могу станцевать и что-то лично для тебя... не здесь, конечно.
   Это было ее ответом на так и не прозвучавшее, но подразумевавшееся предложение, и Фелон это понял.
   - Я сейчас подойду ко входу, - шепнула она своему собеседнику и, поднявшись, направилась к гримеркам, чтобы забрать верхнюю одежду. Она собиралась уйти из кабака через черный ход, чтобы их не видели вместе. Она не сомневалась, что мужчина продолжит начатую ими игру.
   Закутавшись в плащ, девушка выскользнула из заведения через заднюю дверь и по узкому переулку подошла ко входу в клуб. Капюшон набрасывать не стала, позволяя длинным волосам свободно рассыпаться по плечам и спине. Сделала она это не ради красоты, а для того, чтобы не оставить Фелону шансов узнать ее, ведь ее фигура, за вычетом хвоста, конечно, изменилась не сильно. За все остальное девушка была спокойна, прежнюю Виктану в ней не выдавала даже походка.
   Блондин уже ждал ее у входа, нетерпеливо поглядывая на часы. Завидев девушку, он резким жестом убрал аксессуар в кармашек. По улице они шли в молчании вплоть до места, где останавливались экипажи. И хотя район города был отнюдь не безопасный, найти транспорт не было проблемой - богатеньким клиентам борделей и игорных заведений всем рано или поздно необходимо было возвращаться домой.
   Подтолкнув девушку к высокой подножке, но и не подумав помочь на нее взобраться, Фелон назвал вознице адрес, после чего запрыгнул в карету вслед за Виктой. Нуара мысленно усмехнулась: ее бывший возлюбленный решил притащить ее в свой собственный дом - небольшой особнячок в респектабельном районе, подаренный ему на совершеннолетие отцом. Дом, в который она мечтала войти хозяйкой, законной женой. Теперь же ее везут туда в абсолютно иной роли. Викта оценила и насмешку судьбы, и определенный символизм происходящего.
   Некоторое время они молчали, а Фелон разглядывал сидящую напротив него нуару все с тем же задумчивым видом, заставив девушку немного занервничать. Неужели узнал? Впрочем, своих сомнений она не выдала, теперь уже дерзко изучая его внешность. Что и говорить, за эти месяцы он не изменился: все тот же лоск мальчика из влиятельной семьи, все те же уверенные жесты и надменность, которую раньше она считала аристократичной, а теперь не воспринимала не иначе, как признак снобизма. Когда она наконец подняла глаза, то наткнулась на насмешливый взгляд, видимо, он уже некоторое время ждал, пока девушка прекратит его рассматривать.
   - Нравлюсь? - нуара демонстративно тряхнула волосами.
   - Иначе бы я выбрал другую, - несколько резковато бросил мужчина, пересаживаясь к ней на сидение. Викта ничуть не сопротивлялась, когда он развязал удерживающие ее плащ тесемки. Она специально не стала менять одежду, оставшись в том коротеньком платьице, в котором выступала. Фелон задумчиво провел рукой по ее шее, спускаясь все ниже. Танцовщица мурлыкнула, когда ладонь мужчины накрыла упругую грудь, которую обтянула тонкая ткань, и единым слитным движением пересела к нему на колени.
   Измененной показалось, что Фелон был недоволен проявленной ею инициативой. Она усмехнулась, не скрывая своего торжества, но в полумраке экипажа это осталось незамеченным. Когда хвост нуары обвил ногу мужчины, тот вздрогнул, то ли от неожиданности, то ли от брезгливости. Впрочем, он быстро взял себя в руки, и продолжил изучение ее тела, которое откровенный наряд совершенно не скрывал. Причем Викта обратила внимание, что касаться хвоста он все же избегает.
   Нуаре нравилось чувствовать себя хозяйкой положения, ведь в ее планы отнюдь не входило спать с бывшим женихом. Он так долго играл с нею, что теперь смена ролей доставляла истинное удовольствие. Викта с нетерпением ожидала подходящего момента, когда можно будет раскрыть свою личность, тем самым окончательно испортив Фелону вечер. Но не в карете же это делать! Поэтому, когда экипаж остановился и возница вежливо постучал кнутовищем в стенку, танцовщица обрадовалась.
   Викта подхватила с пола плащ, набрасывая его на плечи, чтобы скрыть беспорядок в одежде. Блондин вышел первым, и на этот раз даже подал девушке руку, помогая выбраться наружу. Нуара мысленно усмехнулась, когда заметила, что его пальцы едва ощутимо брезгливо вздрогнули. Желание в мужчине еще отнюдь не пересилило неприятия к измененным, которых он считал выродками, недолюдьми.
   В окнах особняка уже не горел свет - слуги либо спали, либо уже разошлись. Почему-то девушке казалось, что бывшему жениху не нужны свидетели его развлечений. Задав этот вопрос, она услышала равнодушный ответ, подтверждавший ее выводы - этой ночью они будут лишь вдвоем. Стоило им войти в темную прихожую, как мужчина тут же напомнил:
   - Ты обещала мне танец, - его шепот получился почти интимным.
   Измененная кивнула и пошла следом за хозяином вглубь дома. Анфилада знакомых комнат приветствовала ее густыми тенями, притаившимися в углах, и едва ощутимым запахом сирени, ветки которой экономка Фелона раскладывала во все шкафы. Она уже догадалась, куда он ее ведет - в хозяйскую спальню. Что ж, символично, когда-то они остановились почти на том же - с помощью своей магии она превратила маленькую квартирку, в которой жила, почти в точную копию этой комнаты: золотисто-кремовые обои с изысканным рисунком и белоснежные шторы. Фелон не стал включать свет, вместо этого зажегши свечи, что девушку это лишь порадовало - с того памятного вечера она с опаской относилась к электричеству, дома предпочитая использовать его лишь в случае крайней необходимости. В комнате с тех пор, как она была здесь в последний раз, ничего не изменилось: та же широкая кровать, диванчик у стены и секретер.
   - И что же тебе станцевать? - поинтересовалась она, перебирая в уме множество самых разных образов и возможных постановок, которые можно было адаптировать под интимную обстановку.
   - Мне понравился твой последний номер, - сообщил мужчина, садясь на диванчик. - Особенно, когда ты танцевала на полу. Хочу продолжения.
   Нуара усмехнулась и повела плечами сбрасывая плащ, расплескавшийся у ног тяжелыми складками. На мгновение замерев перед началом, девушка медленно опустилась на пол, разведя колени в стороны. В приватных танцах не было ничего особо изощренного: волны по телу, резкие взмахи головой, от которых темные волосы широкой дугой взлетали в воздух, чтобы в беспорядке рассыпаться по обнаженной спине. Но она прекрасно знала, какое впечатление такие движения производят на мужчин. Несмотря на презрение, он отчаянно ее желал, и это доставляло измененной какое-то извращенное удовольствие, учитывая, что сама нуара презирала бывшего любовника не менее сильно. Оказавшись рядом с севшим на диван мужчиной, она решила изобразить довольно интересный и очень эффектный прогиб, но услышала его слова:
   - Не вставай! На коленях ты мне нравишься больше... Ты похожа на мою бывшую, потому я тебя и выбрал, детка, - она непроизвольно вздрогнула, когда он произнес начало фразы, на миг испугавшись, что раскрыта. Сейчас это было бы очень некстати. Зато продолжение заставило ее стиснуть зубы, чтобы сдержать рвущееся из горла рычание. - Всегда хотел, чтобы эта дрянь вот так же сидела у моих ног.
   Девушка опустила голову, занавесившись волосами, чтобы он не увидел выражения ее лица, с которым она совладать не смогла. Сейчас она возненавидела его так, как никого и никогда ранее.
   Какая-то ее часть ужаснулась - и вот этого... человека она когда-то так отчаянно любила, что не хотела жить, когда он ее бросил? Из глубины души поднялось что-то злое и первобытное - теперь она жаждала мести, а не сиюминутного удовольствия от осознания, что испортила ему вечер. Именно поэтому наура продолжила медленный, эротичный танец. Она должна доиграть свою роль до конца, иначе и начинать не имело смысла.
   Терпение ему изменило довольно скоро, Фелон вздернул ее к себе на колени так же резко, как сделал это в клубе - она не сомневалась, что на утро на запястье останется синяк от его грубой хватки, хотя боли почти не ощутила. Ее платье полетело на пол мгновенно. Это напоминало горячечный бред, где желание смешивалось с презрением, а удовольствие - с болью.
   Неудобный, слишком узкий для двоих диванчик не стал помехой. Лихорадочно срывая одежду с мужчины, железной хваткой вцепившегося в ее бедра, девушка заводилась все сильнее. На нее накатило нечто сродни исступлению, когда творишь что угодно, особо не задумываясь. Резкие движения, почти болезненные, заставляли ее лишь сладко вскрикивать и изгибаться в мужских руках, судорожно сжимая расписные ноготки на плечах любовника.
   На этот раз сознание не уплыло, она отчетливо ощутила момент, когда заострились когти, а по венам вместо крови, казалось, заструилось пламя. Еще секунду она с интересом рассматривала изменившийся маникюр, а затем поцеловала Фелона, одновременно с этим нанося первый удар. Его беззвучный крик она поймала губами вместе с дыханием. Ощущение оказалось сладким. Попытка мужчины сбросить ее себя не увенчалась успехом - ему мешала боль - перерезанные сухожилия обездвижили правую руку. У самой же нуары словно прибавилось сил от зашкаливающего уровня адреналина. Глядя прямо в глаза с расширенными от ужаса зрачками, она прошептала, склонившись совсем близко:
   - Не узнал меня, сволочь? Ну ничего, я напомню.
   Это было острым, пронзительным удовольствием. С каждым ударом, нанесенным когтями, девушка сладко вздрагивала всем телом. Кровь залила ее руки и лицо, но у Викты даже не возникло мысли остановиться. Отчаянный рывок Фелона сбросил их обоих на пол. Он еще жил, пытался вырваться и уползти, но хвост нуары стальным канатом оплел его ноги. Еще больше отросшие когти вошли в поясницу и она ощутила, как они скрежетнули о кость. Мужчина уже тихо хрипел, так и не сумев ни разу закричать в голос. Последним ударом она вогнала когти ему в шею, добивая жертву.
   Отвращения или ужаса от содеянного не было. Не в этот раз. Об этой мрази она горевать не станет. Поднявшись, нуара зацепилась взглядом за белоснежные шторы и золотистый отблеск дорогих обоев в свете множества свечей. Переведя взгляд на залитые кровью руки, девушка зло усмехнулась, с удовольствием вытирая их о воздушную ткань. Она получала почти эстетическое удовольствие, размазывая уже начавшую темнеть жидкость по золоту стен.
   "Краски" хватило до входа в спальню. Еще раз обозрев дело рук своих и довольно усмехнувшись, Викта подхватила с пола плащ и тщательно закуталась в него. Из дома она вышла через неприметную калитку для прислуги и сразу же скользнула на боковую улочку. Добираться к себе ей было далековато, но времени до рассвета еще оставалось немало. Тонкая женская фигурка растаяла во мраке спящего города, как призрак.
  
   Викта с наслаждением, до хруста в спине, потянулась на постели. Она замечательно выспалась, ведь ее соршенно не мучили кошмары. Измененная даже позволила себе роскошь немного понежиться под одеялом, прежде чем вставать и идти в душ. Часы показывали семь вечера, у нее еще было несколько часов до начала рабочего "дня".
   Домой она попала под утро и тут же легла спать, лишь наскоро ополоснувшись. В любом случае теперь ей стоило поторопиться, чтобы привести себя в порядок. Влажные с утра волосы толком не высохли и жутко спутались - это она ощутила, собирая свою гриву в высокий хвост, чтобы не намокла пуще прежнего. В зеркало она предпочла не заглядывать и сразу же нырнула под струи теплой воды.
   Некоторое время просто понежившись, девушка выбралась из ванной и, тихонько мурлыкая себе под нос незамысловатый мотив, отправилась заниматься традиционным ежевечерним маникюром - все же ее когти требовали ухода, за день сна отрастая на несколько сантиметров и хищно изгибаясь на кончиках.
   В коридорчике у самой стены грязным комом лежали ее вчерашние вещи. Заметив их, Викта хищно и сыто усмехнулась и подумала, что не мешало бы замочить их, когда будет уходить, иначе кровь могла так и не отстираться. Впервые за долгое время она чувствовала себя абсолютно довольной жизнью. Словно расправа над Фелоном поставила жирную точку в жизни Виктаны, позволив новой ей начать все заново, без оглядки на прошлое и без ненужных сожалений.
   В последний раз проведя кисточкой по ноготку и подождав, пока лак высохнет, девушка неспешно направилась одеваться. Она как раз подбирала платье, когда в дверь постучали. "Странно, - отметила про себя Викта, - обычно к ней никто не заходит. Разве что Лакси, но еще рано, да и стучат как-то... нервно, что ли?"
   - Кто? - на всякий случай спросила она и тут же отперла замок, услышав голос светловолосой нуары.
   - Викта, - тяжело дышащая испуганная блондинка заскочила в щель и тут же захлопнула за собою дверь, - к Рене приходили стражи. Они тебя ищут. Что-то случилось с тем парнем, к которому ты заигрывала. Он хоть и сам ушел, но все говорят...
   Дослушивать до конца не имело смысла.
   - Спасибо, Лакси, - отстраненно произнесла нуара, лихорадочно просчитывая варианты. Понятное дело, что совсем скоро здесь окажется целая толпа стражей. Выход оставался один - нужно срочно бежать. - Ты меня не видела сегодня, - бросила она, оттесняя соседку к двери.
   - Викта, - растеряно и немного испугано пробормотала девушка. Шатенка же просто захлопнула дверь перед самым ее носом и грустно усмехнулась. Что ж, Лакси надеялась, что она возопит о своей невиновности, скажет про существующее алиби - но лгать в лицо единственной, кого нуара могла бы с натяжкой назвать подругой, девушка не стала. Смысл? Достаточно только сыщикам придти сюда и они найдут массу доказательств ее вины. Одно залитое кровью платье чего стоило!
   Собралась измененная в мгновение ока - у нее никогда не было большого количества вещей. Все необходимое для выживания вполне умещалось в небольшую сумку. Закинув ее на плечо, измененная в последний раз окинула взглядом крохотную квартирку и без особых сожалений покинула ее, выбравшись через окно. Пройдя по широкому карнизу, девушка легко перепрыгнула на пожарную лестницу.
   На город уже опускались сырые сумерки, и потому закутанные в плащи редкие прохожие и не думали разглядывать крыши домов, не желая, чтобы в лицо попала вода. Викта пробежала поверху два квартала, прежде чем посчитала возможным спуститься.
   Накинув капюшон, она свернула в первый попавшийся переулок и устремилась прочь от места, где жила последние месяцы. Ей бы и в голову не пришло назвать эту убогую конуру домом, но все же было несколько обидно. Нуара любила чувствовать уверенность от знания, что есть куда возвращаться.
   Окровавленную одежду, которую она все это время несла с собой, бывшая звезда кабака Рене закопала в груду подгнившего мусора - пускай ищут!
  
  
  
   Ее путь пролегал по слабоосвещенным улочкам, где риск встретить праздных гуляк из других кварталов был минимален, а местные жители давно привыкли не задавать лишних вопросов и не проявлять зряшного любопытства.
   Последний раз девушка бывала здесь несколько месяцев назад, но дорогу помнила очень хорошо. Она уже вышла за пределы Квартала Развлечений и теперь лавировала между кособокими постройками на самой окраине городских трущоб. Пару раз ей приходилось отпрыгивать от выливающихся сверху помоев. Уже давно она так не радовалась своему изменению, а точнее приобретенной вместе с хвостатостью нечеловеческой ловкости. Викта надеялась, что здесь ее не станут особо искать. Да и не мешало бы повидаться кое с кем...
   Наконец найдя необходимый дом и пробравшись по захламленной лестнице на третий этаж, танцовщица устроилась в темном уголке, сев прямо на довольно-таки грязный пол и поджав под себя хвост. Интересующей ее женщины еще не было дома. Впрочем, Викте было не привыкать ждать.
   Странно, но здесь она чувствовала себя почти в безопасности, а потому сумела даже немного расслабиться, не вздрагивая от каждого скрипа или шебуршания крыс под лестницей. Спать не хотелось - она прекрасно отдохнула днем. К тому же сейчас должна была начинаться ее рабочая смена, и привыкший к такому графику организм и не думал перестраиваться на иной режим. Оставалось лишь устроится поудобней и постараться не замерзнуть - по полу тянуло неприятным сквознячком.
   С Делерой она познакомилась случайно. Тогда, буквально на следующий день после изменения, Викте совершенно некуда было идти. Прошлая жизнь закончилась, и она оказалась на улице, без особых средств к существованию, не умеющая толком ничего, кроме как танцевать. Она сидела на скамейке в городском парке рядом с Кварталом Развлечений и безразлично смотрела, как редкие, но крупные капли дождя разбиваются о массивные плиты из серого гранита, которыми были вымощены дорожки.
   Подошедшую к ней женщину Викта заметила не сразу, слишком увлеченная своим горем. Она смаковала его как изысканное лакомство, не стараясь отыскать возможность преодолеть это лишающее воли к жизни состояние. И когда прямо над ухом раздался вопрос: "Ты только что прошла изменение?", нуара вздрогнула от неожиданности, насмешив негаданную собеседницу. Делера оказалась люмерой. На вид ей можно было дать лет тридцать. Женщина обладала острыми чертами лица, неизменно ассоциируясь у Викты с каким-то хищным зверьком. Почему-то проникнувшись симпатией и сочувствием к новой знакомой, люмера пригласила танцовщицу к себе пожить, пока "малышка не найдет себе собственную норку", затем познакомила с Жюльеном, в ресторане которого сама же и работала. А уж он, узнав, что девушка умеет танцевать, направил ее в заведение Рене.
   Теперь же, когда ей снова стало некуда идти и не к кому обратиться, Викта снова пришла к Делере. Возможно, живущая в трущобах люмера сможет приютить ее на пару дней, пока суматоха не уляжется, а сама танцовщица не обдумает как следует свои дальнейшие планы. Все произошло слишком спонтанно и совсем не так, как она планировала. А ведь изначально она и не думала спать с Фелоном и как следствие его убивать. Сначала нуаре хотелось лишь переиграть мужчину, заставить выбрать ее, показать, как много он потерял, отказавшись от нее так легко и просто. Она собиралась расхохотаться ему в лицо и уйти, драматично хлопнув дверью, оставив возбужденного мужчину ни с чем, или, возможно, напугать... но каждая минута, проведенная рядом с бывшим женихом, заставляла ее все сильнее стискивать зубы, с трудом превозмогая желание расцарапать ему лицо.
   Викта сама не знала, почему продолжала эту игру. А потом она просто не смогла остановиться. И даже получила извращенное удовольствие, убивая.
   Теперь же девушка была растеряна и напугана. И не только смертью бывшего любовника, но и тем, что теперь ее ищут стражи. Выходит, она сама, своими руками разрушила ту новую жизнь, которую с таким трудом выстраивала после изменения. Второй раз ее судьба так круто менялась из-за этого блондина. Что ж, теперь танцовщица могла с уверенностью сказать, что более такого не произойдет. Она сама об этом позаботилась. Вот только теперь предстояло не просто выжить, но и как-то разгрести последствия весело проведенной ночки.
   Викта сама себе удивлялась, как могла оказаться такой наивной дурочкой. Ну как можно было всерьез решить, что ее ребяческой попытки замаскировать свой уход хватит, чтобы замести следы? Это же просто глупо, вся компания Фелона и добрая половина девиц из заведения Рене видела, как она заигрывала к нему. Да и то, что они ушли одновременно, пусть и через разные выходы, тоже не выдерживало никакой критики. Не удивительно, что стража мгновенно вычислила ее. А уж поднять дело в Департаменте и сопоставить ее прошлое и смерть Фелона у них не вызовет особого труда. Иных доказательств и не требовалось.
   Делера появилась часа в три ночи. Некоторое время девушки разглядывали друг друга, а потом люмера поинтересовалась:
   - Проблемы?
   Викта лишь кивнула, поднимаясь.
   - Проходи, - хозяйка уже открывала ключом дверь, а нуара в очередной раз возблагодарила богов за то, что они свели ее с этой женщиной. Делера почти не задавала вопросов о ее прошлом, принимая как данность тот факт, что измененная хочет начать жизнь заново. Теперь же придется рассказывать, так как приютившая ее люмера должна была знать, во что ввязывается, приглашая нежданную гостью в свой дом.
   - Делера, я влипла в одну историю... - начала Викта, подбирая слова. Взять и прямо заявить: "Знаешь, я убила человека. Можно я поживу у тебя?" - язык не поворачивался. Она и без того была обязана люмере.
   - И решила, что в трущобах тебя сложнее будет отыскать? - с усмешкой полюбопытствовала хозяйка небольшой квартирки, стаскивая высокие сапожки.
   - Есть такая мысль, - вынуждена была признать очевидное Викта.
   - Значит так, - Делера выпрямилась и глянула на собеседницу, - сегодня оставайся ночевать здесь. Но если собираешься задержаться в этом районе подольше, тебе придется кое с кем познакомиться.
   - Вот так вот просто? - нуара даже слегка опешила от подобного предложения. Все же она не ожидала, что это будет настолько легко. - И ты даже не спросишь, что именно случилось?
   - Слышала, в заведении Рене сегодня было много стражей, - неопределенно отозвалась собеседница. - Но это ведь не мое дело. Я не любопытна, Викта.
   - Я помню, ты говорила, что здесь это чревато, - вздохнула девушка, вешая на крючок свой плащ, последний, и направляясь на кухню за приютившей ее люмерой. - С кем и по какому поводу мне стоит поговорить?
   - Дорогая, - Делера поставила нагреваться воду, - здесь существует жесткая иерархия. Неучтенными могут быть разве что люди, да и то лишь последнее отребье, которое не доживет до потепления. Все измененные... давай назовем это регистрацией. Так вот, все мы, не важно, люмеры или нуары, должны представиться местным заправилам.
   - И что дальше?
   - Скорее всего, ничего, - пожала плечами Делера. - Будешь жить здесь, может, даже работу найдешь. Вряд ли стражи станут искать тебя в трущобах. Они сюда соваться опасаются.
   Викта пожала плечами, как бы выражая согласие. Все равно выбора у нее не осталось.
  
   Оттягивать поход надолго смысла не имело. Времени у танцовщицы было отнюдь не так много, как хотелось бы. Утро встретило их густым белесым туманом, заполнившим узкие грязные улочки. Девушкам приходилось внимательно следить, чтобы не ступить случайно в выбоину на дороге и не подвернуть ногу. Где-то во влажном мареве что-то капало, слышался тихий писк крыс - обнаглевшие твари и не думали прятаться, невидимые в этом молоке.
   Делера уверенно шагала в тумане, а Викта просто старалась не отставать, чтобы не потеряться в хитросплетении улиц и подворотен. Если бы кто-то и попробовал проследить, то быстро потерял бы из виду две тонкие, укутанные в темные плащи девичьи фигурки.
   Низкие одно- и двухэтажные домишки, более похожие на покосившиеся сараи, выступали из марева, как призраки, щерились провалами выбитых окон, словно провожали недобрыми взглядами. Похожие на щели узкие улочки, через которые они "срезали путь" вызывали стойкие ассоциации со сточной канавой - по крайней мере, запах был соответствующий. А осклизлые стены, покрытые слоем непонятной слизи и плесени, отбивали наименьшее желание дотрагиваться до них.
   Викта понимала, что ее знакомая явно не единожды бывала здесь - очень уж уверенно она вела нуару сквозь трущобы. Впрочем, ничего предосудительного в этом не было, а вдруг и она сама скоро будет вот так же хорошо знать этот путь, что сможет проделать его с закрытыми глазами? Девушка волновалось, что, впрочем, было весьма закономерно. Не факт, что ее примут и дадут защиту. С другой стороны повода отказывать ей тоже пока что не было, так что шансы казались равноценными. Викта надеялась, что ей все же должно наконец-то повезти. Не может же судьба лишь зло скалиться, не одаривая хоть иногда своей милостью?
   Место, в котором они в конце концов оказались, разительно отличалось от всего, что она увидела за все время своего пребывания в трущобах. Да, здесь не было высоких каменных зданий, как в других частях города, но дом, обнесенный забором, выглядел куда опрятнее и чище, чем остальные. Ворота были распахнуты настежь, на довольно просторном внутреннем дворе Викта никого не заметила, только на крылечке в глубоком кресле дремал какой-то немолодой мужчина, с виду человек. Хотя в равной степени он мог оказаться и люмером.
   - Пойдем, - Делера на всякий случай оглянулась, проверяя, следует ли за ней ее постоялица. - Ни во что не вмешивайся, - продолжила она наставлять девушку, пока они поднимались по ступенькам, - я сама все сделаю. Тебе потом просто надо будет ответить на несколько вопросов.
   Викта кивнула. Собственно, она уже пыталась выяснить у люмеры, о чем именно пойдет разговор с негласными королями трущоб, но та лишь пожала плечами, отозвавшись, что в каждом случае все индивидуально. Оставалось надеяться, что ее "слава" еще не докатилась сюда. Хотя, судя по городским слухам, убийцы местным молодчикам не в диковинку.
   Дремавший мужчина приоткрыл один глаз и проводил девушек взглядом. Викта чуть не вздрогнула, когда заметила, что у него светло-голубые, почти белесые глаза с вертикальной полоской зрачка. Измененный. Нуар. Мужчина, будто подслушав ее мысли, лучезарно улыбнулся, продемонстрировав белоснежные игольчатые зубы, которым бы позавидовал любой волк, и снова вернулся в свое дремотное состояние. По всей видимости, охранник счел посетительниц неопасными. Или же Делеру здесь действительно хорошо знали.
   Находившееся внутри заведение оказалось сродни кабаку Рене. Разве что контингент другой, да мебель стояла иначе. Впрочем, задерживаться в зале, заполненным людьми и недолюдьми самого разного вила и масти, они долго не стали. Махнув трактирщику, люмера прошла вдоль дальней стены и уверенно толкнула довольно неприметную дверцу, за которой скрывалась темная узкая лесенка, ведущая наверх. Долго подниматься не пришлось - всего лишь десяток ступеней и они оказались в еще одном коридоре, заканчивающимся дверью, перед которой со скучающим видом стоял широкоплечий детина.
   - Мы к боссу, - вместо приветствия сообщила Делера. Впрочем, голос девушки звучал мягко и несколько даже просяще.
   Охранник кивнул и распахнул перед ними дверь в помещение. Здесь царил мягкий полумрак, наполненный тихими шепотками и шорохами. В дальнем конце комнаты, у открытого окна, из которого лился рассеянный свет, стояло кресло. Кто в нем сидит, нуара не видела, поскольку оно было развернуто спинкой к посетительницам.
   - Подойдите, - прозвучавший голос был чуточку сиплым, словно его обладатель был уже немолод.
   Делера подтолкнула Викту вперед, а сама сместилась к стене чуть левее, замерев там. Обойдя кресло, танцовщица чуть прищурилась, привыкая к освещению, а затем с любопытством, смешанным с легкой опаской, подняла взгляд на будущего собеседника.
   Это был немолодой мужчина лет пятидесяти на вид. Некогда темные волосы поседели, приобретя так называемый цвет "соль с перцем". Мимические морщины в уголках глаз и губ говорили о том, что он часто улыбается. Местный заправила не выглядел ни опасным, ни даже интересным. Скорее уж он походил на доброго дедушку. Уюта этому образу добавлял потрепанный томик, который он положил на колени обложкой вверх. Викта присмотрелась и мысленно усмехнулась. Король преступного мира читал классическую поэзию прошлого века.
   - Рад наконец с тобой познакомиться, - произнес мужчина, внимательным, цепким взглядом окидывая застывшую перед ним девушку. - А ты красивая.
   - Спасибо, Аргэ, - Викту уже успели просветить, что короли трущоб всегда носили это то ли имя, то ли титул, который сами себе и придумали. И хотя нуара благодарила за столь лестную оценку, почему-то у девушки появилось подозрение, что лучше бы ее сочли уродиной. Уж больно заинтересованно блеснули глаза старика, железной рукой правившего самым опасным районом города.
   - Разве благодарят за искренние комплименты? - хитро усмехнулся местный заправила, по всей видимости, удовлетворившись осмотром.
   - Делера сказала, что мне надо поговорить с вами и получить разрешение на жительство, - Викта решила не оттягивать обсуждение важной для нее темы, со всем этим хотелось покончить как можно быстрее. - Вы посмотрели на меня... но, я так понимаю, есть что-то еще?
   - Конечно, детка, конечно, - "добрый дедушка" ласково улыбнулся, словно она была несмышленой малышкой, спрашивающей у него, почему небо синее. - Будь ты просто бездомной бедняжкой, я бы пожелал тебе успехов и на этом мы расстались, но ты, девочка моя, здесь совсем не по этому.
   - Вы отдадите меня стражам? - настороженно поинтересовалась танцовщица. О том, что Аргэ может не знать о совершенном ею, она даже мысли не допускала. Такие знают все и всегда. Куда больше ее в данный момент интересовали два иных вопроса. Один она только что озвучила, а вот второй не хотелось задавать даже самой себе, хотя навязчивая мысль никак не хотела идти из головы. А не обошлось ли без Делеры в том, что король преступного мира осведомлен о ее поступке?
   - Как можно? - притворно обиделся Аргэ, и нуара поспешно опустила глаза, чтобы не пересекаться с его взглядом, ставшим холодным и колким. - Должен признать, ты производишь впечатление не только внешне. Молодая девушка с такими замечательными навыками обольстительницы и инстинктами охотницы... Детка, ты можешь многого достигнуть.
   "Час от часу не легче, - с тоской подумала Викта, в полной мере осознав, что на самом деле ей только что предложили. - И что теперь делать?"
   Аргэ отчетливо дал понять, что он владеет не только информацией о том, что она убийца, что собственно было и не удивительно, но и о том, как именно она это делает. И старый бандит уже даже придумал применение этим ее сомнительным талантам. Нуара закусила губу, чтобы не выругаться в голос.
   - А если меня это не устраивает? - Викта поняла, что не согласиться стать подстилкой для выбранных этим нуаром жертв.
   - Невежливая ты, детка, - пожурил ее местный заправила, неодобрительно покачав головой. Викта скорее кожей почувствовала, чем услышала движение за спиной, но как либо отреагировать уже не успела - на плечах, как стальные тиски, сжались чьи-то руки, не давая не то что вырваться, а даже шевельнуться. - Я к тебе со всей душой, а ты... Тебе предлагают завоевать положение, дают, так сказать, поприще для карьерного роста. Ну же, будь хорошей девочкой, не расстраивая старика.
   - Мне надо подумать, - мгновенно отозвалась танцовщица, прекрасно понимая, что сейчас главное выиграть время.
   - А вот времени, видишь ли, у тебя нет, - мягко и очень фальшиво улыбнулся Аргэ. - У тебя же на лбу написано, что ты попытаешься сбежать, как только за тобою закроются эти двери.
   Девушке снова пришлось сдерживаться, чтобы не выругаться. А бандит между тем продолжал:
   - И какой из этого следует вывод? Очень простой, ты отсюда выйдешь либо работая на меня, либо не выйдешь вообще. Так что решай, деточка, да побыстрей.
   Викта лишь отрицательно покачала головой, ужасаясь собственному упорству. Вот только стоило ей подумать о том, чтобы согласиться на предложение собеседника, как перед глазами снова ставали картины убийств. Фелон был мразью, но кто поручится, что Аргэ не захочет убрать со своей дороги вот такого же, хорошего и доброго парня, каким был Виттор?
   - Те не оставляешь мне выбора, упрямица, - деланно вздохнул трущобный воротила и чуть шевельнул рукой. Сильные мужские пальцы сдавили ее шею, сжались, как капкан, намертво перекрывая доступ кислорода. Девушка судорожно заскребла ногтями по горлу, но ее убийцу это ни в коей мере не смутило. В глазах тут же потемнело, и Викта потеряла сознание, еще успев подумать, что она все же поступила правильно. Уж лучше так...
  
  
   Мешок был старым, пыльным и пах гнилью, словно в нем всю зиму хранили подгнивший картофель. Викта громко чихнула, за что тут же и поплатилась - мерзкая пыль забилась в нос и горло еще больше.
   Сначала ее вели под руку, но когда девушка попробовала брыкаться, бесцеремонно перебросили через плечо и дальнейшее "путешествие" она продолжила в качестве груза. Ее ощутимо тряхнуло, когда несущий ее молодчик спрыгнул с какого-то то ли уступа, то ли ступеньки - по понятным причинам, видно ей этого не было. Шея затекла, как и связанные руки, да и вообще висеть вниз головой, в такт шагам ударяясь головой о чью-то поясницу, было не самым приятным переживанием в жизни танцовщицы.
   - Все, Борга, харе эту красотку таскать, - скрипучий голос, раздавшийся откуда-то сверху, ей однозначно не понравился. - Дальше сама разберется.
   Несущий ее амбал по прозвищу Борга гулко захохотал. Викта ощутила этот смех всем телом, что отнюдь не прибавило ей радости - из-за этого движения она начала сползать. Лишенная возможности даже подставить руки, танцовщица понимала, что у нее есть все шансы свернуть шею при падении.
   Впрочем, ничего фатального не случилось. Ее сдернули, как пресловутый мешок с картошкой, и бросили на землю. Девушка со всего маху приложилась спиной, чуть не сломав при этом хвост. Сразу же стало холодно и мокро, похоже, ее специально сбросили в лужу.
   - Пошли отседова, надо еще Аргэ доложить, - хриплым прокуренным басом прогудел Борга.
   Стоило шагам принесших ее бандитов стихнуть, как Викта стянула с головы мешок, с наслаждением вдохнув сырого прохладного воздуха. И тут же поморщилась - воняло тухлятиной. Не особо утруждаясь осмотром местности, девушка поскорее выбралась из лужи, пока еще не промокла до нитки, и только тогда озаботилась вопросом, где она, собственно, оказалась и чем здесь можно воспользоваться, чтобы развязать руки.
   Насквозь проржавевший кусок какой-то малопонятной конструкции нашелся тут же. Острая кромка послужила своеобразным ножом, и вскоре Викта уже с наслаждением потирала запястья, покрывшиеся тонким слоем рыжевато-бурой пыли, под которой проступали синяки от веревок. Нуара отбросила спадающие на лицо спутанные волосы и осмотрелась.
   Место, в котором она оказалась, с виду напоминало трущобы, но только на первый взгляд. Низкие однотипные дома, тянущиеся вдоль улицы, выглядели заброшенными и ветхими, но отнюдь не так, как сараюшки, в которых ютились жители самого бедного квартала в городе. Выбитые окна, похожие на пустые глазницы, слепо смотрели на захламленную улицу, заваленную осколками битого камня, проржавевшими до неузнаваемости металлическими остовами и какими-то неопрятными кучами, воняющими гнилью и тухлятиной. Откуда-то явственно тянуло сладковатым трупным душком и девушка невольно вздрогнула. Она уже знала, куда ее занесло. Или, если точнее, куда ее отнесли.
   Когда-то это был довольно престижный квартал, в котором располагались казармы имперских войск и офицерские квартиры. Вдоль широких, предназначенных для торжественных парадов кавалерии, улиц некогда были разбиты тенистые скверы, но сейчас об этом напоминала лишь полоса дикого кустарника, сплетшаяся едва ли не в монолитную стену.
   А потом пришла чума. Частым гребнем прошлась по улицам, заглянула в каждый дом, о чем явно свидетельствовали потускневшие цифры на воротах, нарисованные белой краской. Количество заболевших... В офицерском городке всегда было много детей, а они оказались самыми уязвимыми для мора. Так что когда сюда наконец добрались целители-люмеры со своей магией, было уже поздно спасать кого-то. Озверевшие от потерь выжившие набросились на них с небывалой жестокостью. Говорят, война началась именно на этих улицах, постепенно захлестнув всю империю.
   Позже, уже после запрещения магии и введения в действие жестких законов об изменении, это место оказалось заброшенным. Казармы перенесли за черту города, на другую сторону реки, а в мертвом квартале остались лишь крысы да одичавшие псы. Десятилетием позже его обнесли высокой стеной, а внутри каменного кольца разрешили селиться тем, у кого уже не было шансов найти место в мире людей. Здесь многие измененные находили свое последнее пристанище. Недаром это место теперь называлось резервацией.
   Улица оказалась пустынна, но почему-то девушка была уверенна, что это лишь видимость. Люди Аргэ явно чувствовали себя в этом месте вполне уверенно, а вот за себя танцовщица поручиться не могла. Они были людьми, а она - нуара, равная или просто подобная тем, кто здесь должен был обитать, а значит, и снисходительности к себе ожидать не стоит. Почему-то она абсолютно не сомневалась, что тут действует принцип: выживает достойнейший. Порой отнюдь не самый сильный, но самый хитрый и приспособляемый. В детдоме было так же. А для того, чтобы действовать соответственно обстановке, сначала стоило выяснить, как именно обстоят дела в резервации. Измененная огляделась, выбрала первый же приглянувшийся ей дом и скользнула в зев дверного проема.
  
   В заброшенном квартале на границе резервационных земель, от которого остались одни руины, она провела лишь первую ночь. Забившись в одну из более ли менее уцелевших комнатушек, она так и не сомкнула глаз не столько от страха, сколько от холода. Словно назло, с неба постоянно лил дождь, неверной стеной отгородив ее от окружающего мира.
   Ей даже удалось отыскать слегка надбитую емкость, некогда, скорее всего, бывшую пиалой, помыть ее под дождевыми струями и наполнить водой, чтобы утолить жажду. С едой дела обстояли куда хуже. Нуара понимала, что в ближайшее время ей придется покинуть убежище и отправиться на поиски чего-то съестного, ведь ослабеть от голода в ее планы не входило. Но это означало так же скорую встречу с местными жителями, и это страшило едва ли не больше, чем "свидание" со стражами. Девушка все еще подсознательно продолжала причислять себя к людям. Да, она свыклась со своей измененной внешностью, но все еще была похожа на человека за исключением хвоста и странного цвета глаз. А резервационные... она была наслышана, что сюда уходят те, кто даже отдаленно более не напоминает людей.
   В том, что слухи не врут, она убедилась уже на следующее утро. Стоило лишь забрезжить слабенькому серому рассвету, как нуара покинула временное убежище, стремясь согреться и хоть немного определиться с тем, что делать дальше. Она шла по пустынным улицам мертвого квартала, то и дело обходя завалы из битого камня и мусора. Похоже, вдобавок ко всему, это местечко служило помойкой у жителей резервации. Другого объяснения наличию груд гниющей дряни у Викты не было.
   Первых измененных она повстречала нескоро. Одиночество угнетало, мертвые дома давили на нервы, заставляя вздрагивать от малейшего шороха, вызванного ее собственными шагами. Наконец, плутая между постройками, девушка услышала странный шум и почти не раздумывая бросилась искать источник звука. Он был удивительно живым в этом царстве исковерканного камня и железа. Влетев в покосившийся дверной проем какой-то развалюхи, Викта на мгновение притормозила, давая глазам привыкнуть к тусклому освещению. В нос ударил запах плесени, пыли и удушливая вонь, как от немытого тела. Пройдя через заваленный разным хламом коридор, она вышла в довольно просторную комнату и наконец увидела местного обитателя. Точнее, обитательницу.
   Из неопрятной груды каких-то тряпок на Викту не мигая смотрели светящиеся красным глаза. Раздавшееся шипение назвать дружелюбным не пришло бы в голову даже отъявленному оптимисту, а нуара себя к таковым не причисляла. Отступив на всякий случай подальше, девушка повнимательней пригляделась к странному существу, которое как раз покидало свое убежище. На то, что это женщина, указывало лишь наличие груди, довольно округлой и аппетитной. Но человеческого в ней не осталось и следа: кожу заменяла темная, в полумраке показавшаяся грязно-серой чешуя с клиновидными наростами, волосы напоминали тонкие костяные шипы, а когтям позавидовал бы любой дикий зверь. Алые глаза, лишенные даже тени сознания, опасно сузились - измененная явно готовилась к атаке. Викта с отвращением поняла, что местная обитательница, вонь от которой вблизи была просто удушающая, пытается отогнать ее от полуобглоданной туши одичавшей собаки. К горлу девушки подкатила тошнота, и она опрометью бросилась прочь.
   Последующие встречи вселили в нее еще больший ужас. Безумный, заросший бородавками, как жаба, абсолютно седой мужчина, медитирующий над крысиной норой, и беременная девушка, больше похожая на сову, чем на человека, вызвали в душе Викты оторопь и желание сбежать куда подальше, лишь бы только самой не превратиться в подобное. Вспоминая слепой взгляд белесых бельм, танцовщица всякий раз вздрагивала.
   Она знала, что увидит тут нечто подобное, внутренне готовила себя к тому, что, скорее всего, будет жутко, но реальность оказалась хуже и гаже. Наибольшую проблему вызывало отсутствие какой-либо пищи. Только через двое суток, когда желудок уже сводило от голода, ей посчастливилось наткнуться на дикую яблоню, на верхних ветвях которой еще остались несколько более ли менее приличных на вид плодов. Лежащие на земле фрукты оказались прогнившими, и нуара поняла, что ей придется карабкаться на дерево, к самой вершине, рискуя упасть, если тонкие ветви обломятся под ее весом. Но вопроса лезть ли, перед ней не возникало: не сделай она это сейчас, то скоро уже будет неспособна на подобные активные передвижения, так как ослабеет.
   Раздавшееся из темноты утробное рычание заставило девушку испуганно вздрогнуть. Страстное желание утолить голод на некоторое время стало всем, заставив забыть про то, что местные жители могут быть опасны. Нуара ругнулась сквозь зубы: конечно, такое местечко просто не могли не присмотреть задолго до нее. Измененной удалось рассмотреть очертания какого-то сгорбленного, припавшего к земле существа, все еще продолжавшего угрожающе рычать на нарушительницу. Раньше бы Викта просто ушла, но не теперь. В условиях, в которые она попала, выжить мог лишь сильнейший. Танцовщица неожиданно поняла, что этот неопознанный нуар боится ее даже больше, чем она его. Казалось бы, агрессивно настроенное создание и не пыталось приблизиться, стараясь напугать, но не атаковать.
   Аккуратно присев, она нащупала камень, размером с кулак, а потом резко метнула его в темноту. Раздавшийся испуганный визг и топот оповестили, что конкурент покинул поле боя. Переведя дыхание, девушка выждала пару минут, а затем полезла на дерево. Руки дрожжали, когда она срывала первый фрукт. Его она съела прямо с косточками и облизала пальцы, все еще сидя на ветвях. Сладкий сок запачкал подбородок и накапал на рубашку, но собственная опрятность сейчас волновала ее наименьше. Куда животрепещущее был вопрос: как унести с собой еду - сложить плоды было просто некуда, ведь прислужники Аргэ не посчитали нужным взять сумку девушки, когда оттащили ее на границу резервации. Решение все же было найдено - пришлось лишь подвязать подол юбки к поясу. Лишь оттащив добычу в своего убежище, которым опять стало какое-то помещение в одном из полуразрушенных домов, и убедившись, что ни один из местных не увязался следом, она перевела духание. Насытившись и свернувшись клубком в сухом углу комнаты, Викта смогла спокойно и здраво взглянуть на события прошедших дней. И осознание произошедшего ужаснуло даже больше, чем картины окружающего мертвого города. Аура этого жуткого места действовала на нее одуряющее и отупляющее. Сегодня она опустилась до того, что фактически отогнала от кормушки заведомо более слабое существо. И что дальше? Отбирать туши полуобглоданных животных у потерявших человеческое обличье и разум несчастных? Стать хищником среди этих уродов? Ну нет, она не для того всю сознательную жизнь стремилась выбиться в люди, чтобы бездарно погибнуть где-то на помойке, утратив не только человеческий облик, но и разум. А значит, она должна выбраться отсюда как можно скорее, пока еще не превратилась в отупевшее от голода агрессивное животное.
   Викта здраво рассудила, что если молодчики Аргэ как-то заходят на территорию резервации и спокойно отсюда выбираются, то выход существует. Оставалось только найти его. Но в то же время девушке очень не хотелось снова пересекаться с королем трущоб, а значит, нужно было искать иной способ вернуться в город.
   Поставив перед собой цель, хоть и труднодостижимую, но вполне реальную, нуара приободрилась. В эту ночь ей даже удалось нормально поспать, а как только забрезжил рассвет, девушка двинулась в путь. Ведь не может же быть такого, что вся резервация - это сплошная помойка, служащая прибежищем для полностью утративших разум животных, недостойных именоваться даже измененными, не то что людьми. Должны же где-то быть те, чьими искусными поделками так кичатся дворяне и богатые торговцы. Вот этих умельцев Викта и собиралась отыскать.
   К вечеру ступни ног уже буквально горели, но Викта чувствовала себя так, словно получила подарок на день рождения - перед ней раскинулся квартал мастеров. Здания были обшарпанные, но аккуратные, без провалов и зияющих в стенах дыр, выбитых или заколоченных окон. Даже деревья выглядели здесь какими-то ухоженными, хотя танцовщица затруднялась ответить, что именно вызвало подобную мысль. Но самым важным отличием были снующие вокруг нее измененные. Да, все они мало напоминали людей, но глаза этих существ были разумны. Девушка прижалась к стене, чтобы не попасть под ноги к спешащим по своим делам нуарам. Она не сразу догадалась выбрать столь удачную для наблюдения позицию, чем привлекла ненужное для себя внимание. Викта так разительно отличалась от живущих здесь, что становилось смешно и грустно: чужая среди людей, теперь она оказалась столь же чуждой и нуарам.
   Невесело усмехнувшись, танцовщица вдоль стеночки направилась дальше. На улице стремительно темнело, а начавший накрапывать мелкий дождик вызывал только одно желание - как можно быстрее забиться под крышу, пусть и не совсем целую, чтобы не промокнуть и хоть как-то сберечь остатки тепла. С каждым днем это становилось все более насущной потребностью - приближались зимние холода.
   Проводив взглядом скользнувшего за угол дома нуара-ремесленника, девушка последовала за ним просто потому, что ей нужен был хоть какой-то ориентир. Почему-то сейчас она чувствовала себя куда неуверенней, нежели сутки назад, окруженная лишь безмозглыми тварями, которыми руководили только инстинкты, обеспечивающие их выживание.
   К тому же, ей необходимо было найти укрытие и вполне возможно, что безымянный нуар, более похожий на вставшую на задние лапы собаку, чем на человека, укажет ей путь.
   Скользнув в подворотню следом за мужчиной, Викта некоторое время поплутала по узким и кособоким, но на удивление чистым переулкам, и вышла на довольно широкий проспект. Серые дома по обеим его сторонам чем-то неуловимо напомнили нуаре портовые доки в оставшемся за стеной городе: такие же длинные и однообразные. Внезапно внимание девушки привлекло движение, замеченное боковым зрением. Рефлексы, выработавшиеся за последнее время, заставили резко обернуться в сторону мнимой опасности и оскалиться, приготовившись к драке, но тревога оказалась ложной.
   У стены дома сидело забавное существо, сильнее всего напоминавшее большого кота. Впрочем, толстенькие пальчики на передних лапках оказались вполне человеческими. Серый хвост обвил нижнюю часть тела, поэтому танцовщица не сразу поняла, что нуар на самом деле стоит, просто он очень маленький по сравнению даже с нею самой.
   "Котяра" задумчиво разглядывал девушку желтыми глазами.
   - А ты у нас новенькая, - удовлетворенно произнес измененный неожиданно низким густым баритоном. - Не видел тебя раньше в этом квартале, да-с.
   Девушка оторопело уставилась на нежданного собеседника.
   - Можно и так сказать, - кивнула она, пытаясь понять, как себя вести. Агрессии он не проявлял, но окружающая ее действительность была такой странной, словно изломанной рукою безумного творца, что она боялась расслабиться даже на миг.
   - Интересно, и за что такую красотку отправили в наш зоопарк? - смешно дернул ухом серый. - Впрочем, это вряд ли мое дело. Устраивайся со всем комфортом, милочка, ты у нас надолго, да-с.
   - То есть я могу выбирать, где хочу жить и чем заниматься? - решила уточнить Викта.
   - Лучше, если спросишь у Старших, - посоветовал нуар, забавно подергивая носиком.
   Предложение девушке не слишком понравилось - возникла стойкая ассоциация этих неведомых Старших с заправилой трущоб, а уж встреча с Аргэ ничего хорошего ей не принесла. Такк что же должно было измениться теперь?
   - А это обязательно? - настороженно поинтересовалась она.
   - Не-а, - пожал плечами коротышка. - Можешь сидеть и ничего не делать, да-с. Но тогда ты умрешь от голода, милочка. У нас тут, знаешь ли, взаимовыгодное сосуществование, тунеядцев не любят.
   - А ты чем занимаешься? - не удержалась от ворчливой реплики нуара.
   - Ищу новеньких, - лучезарная улыбка на пушистой мордочке, почти неотличимой от кошачьей, выглядела странно и довольно жутко. - Тебя вот нашел, да-с.
   - Так может и к Старшим проводишь? - танцовщице пришлось признать, что иного выхода у нее просто нет - придется идти на встречу с загадочными правителями резервации. А ведь люди даже не знают про их существование, считая здешних обитателей лишь стаей одичавших животных, а не организованным обществом. Что ж, это было закономерно, ведь вряд ли кто-нибудь, служащий тем же Судьям, смог бы пробраться так глубоко на территорию нуаров. А вид окраин вполне соответствовал сложившемуся образу огромной помойки.
   - И даже расскажу о них, деточка, - кивнул кошак, махнув ей ручкой, чтобы девушка не отставала. - Все будет хорошо, да-с.
   - Надеюсь, - тихо пробормотала Викта.
   Впрочем, ее услышали, так как ухо забавно переваливающегося при ходьбе нелюдя дрогнуло и повернулось в ее сторону.
   - А что, должно быть иначе? - хитро поинтересовался измененный, блеснув желтыми глазами. Викта сочла излишним отвечать.
   Нуар пересек проспект и почти сразу свернул в очередную подворотню, увлекая за собой и танцовщицу. Они пробирались какими-то задворками, пока не вышли во внутренний двор одного из домов, разнообразия ради кирпичного. Некогда красивая и надежная кладка обветшала, потускнела и пошла трещинами под разрушительным воздействием времени и дождей, но все еще выглядела довольно прочной.
   - Мы пришли, - произнес кошак, лапкой указывая на обшарпанную дверь подъезда.
   - Тут живут ваши Старшие? - изумилась Викта. Уж больно непрезентабельно выглядел домишка. Да и охраны, которая по аналогии с логовом трущобного заправилы должна была бы быть, не наблюдалось.
   - Тут пока что поживешь ты, - хрипло захихикал сопровождающий.
   Девушка хмуро покосилась на веселящегося недомерка, но от комментариев воздержалась. Настроение было не самое лучшее, так как неизвестность заставляла ее нервничать, а обижать единственного, кто отнесся к ней здесь по человечески - как бы парадоксально это не звучало, - не хотелось. Поэтому, тяжко вздохнув, она покорно поплелась следом за мохнатым спутником.
   Поднявшись на верхний этаж, кошак толкнул одну из четырех выходящих на лестничную клетку дверей. Та жалобно скрипнула, но открылась, пропуская колоритную парочку измененных в пыльный полумрак помещения.
   - Располагайся, - махнул лапкой нуар. Викта хмыкнула, обозрев комнату. Здесь было грязно, холодно и пахло мышами, но хотя бы не дуло и не капало. У дальней стены даже виднелось подобие дивана и небольшая дровяная печка, которой танцовщица обрадовалась, как родной.
   Вещей у девушки не было, и потому обустройство много времени не заняло. Зато умылась и почистила порядком пыльную одежду она с удовольствием. Тем временем Воир, который успел представиться чуть ранее, удобно развалился поверх покрывала и неспешно вводил новенькую в курс дел.
   - У нас тут порядок быть должен, да-с, а то оскотинимся, как бедолаги со свалки. Чтоб тебя к делу приставили, ты сначала к Старшим сходи, они тебе подберут что-нибудь по способностям. А потом уж к мастеру-ремесленнику пойдешь, да-с.
   - Разве нуары не продолжают здесь заниматься тем же, что делали ранее, когда были людьми? - удивилась Викта и тут же замолчала, заметив скептический взгляд, которым наградил ее котяра.
   - Я когда-то думал заниматься лошадьми, - сообщил он. - По-твоему, это мне теперь по силам?
   - Не очень, - вынуждена была признать танцовщица. - А как будут определять способности?
   - Это ты не у меня спрашивай, - рассудительно заявил кот, - а у самих Старших. Они тебя как бы насквозь видят, и говорят, какая работа тебе пойдет. И не ошибаются, да-с. Я вот в ремесле бесполезен, зато в лицо всех жителей помню, вот и ищу новеньких, мне это совсем не трудно.
   - Так когда пойдем? - полюбопытствовала Викта.
   - Тебе уже неймется? - фыркнул Воир. - Отдыхай эту ночь спокойно, а потом отправимся на встречу.
   Нуара даже и не думала, что сможет уснуть, слишком уж нервировало ее предстоящее свидание с местными заправилами. Но, как оказалось, они устала сильнее, нежели предполагала. Стоило прилечь на пыльный диван, как она тут же провалилась в сон.
   Разбудил девушку утренний холод. Потянувшись всем телом и едва не спихнув спавшего тут же Воира, нуара села на постели. Пушистый измененный только недовольно фыркнул, а затем совсем по-кошачьи свернулся в клубок и встопорщил шерстку.
   Растолкав своего гида, танцовщица поинтересовалась:
   - А тут где-то можно поесть? Хоть что-нибудь. А потом сразу к Старшим.
   Кот задумчиво почесал ручкой за ухом, а затем заковылял к выходу.
   - Умывайся пока, а я принесу еду, - сообщил он подопечной.
   В итоге девушке удалось разжиться парой яблок и каким-то пирожком. Причем, что именно она жует, Викте определить не удалось, хотя она и не слишком старалась - мысли опять занимали загадочные Старшие нуаров.
   Оставалось надеяться, что эти "насквозь видящее" не попытаются пристроить ее убийцей-наложницей, как Аргэ, потому как бежать из резервации просто некуда. Тут или сломаешься, но выполнишь то, что от тебя требуют, или же опять-таки сломаешься, но окажешься на свалке, безумным зверем.
   Воир не понимал ее дурного настроя, но лезть перестал почти мгновенно, быстро осознав, что подбадривающие реплики лишь усугубляют ситуацию. Благо, что идти оказалось недалеко, иначе Викта успела бы накрутить себя еще больше. Ноги и так уже казались чугунными, и требовалась вся сила воли, чтобы делать каждый следующий шаг. Ей очень четко припомнилось, что именно так она когда-то ощущала себя перед изменением. Казалось, что с тех пор прошла вечность, хотя на деле - не более полугода, точнее бы она и сама не могла сказать.
   Котяра остановился у небольшого особняка, почти ничем не отличающегося от остальных домов на этой улице. Ничто не указывало, что здесь могут обитать существа, которых уважают или бояться все живущие в резервации, с этим пока Викта еще не определилась. Виор распахнул перед ней дверь, и девушка шагнула в небольшой холл, залитый тусклым утренним светом, струящимся из небольшого окошка под потолком.
   Здесь было довольно опрятно, по крайней мере, толстого слоя пыли, как в той каморке под крышей, где она провела ночь, не наблюдалось. Пройдя до конца длинного коридора следом за своим пушистым провожатым, танцовщица оказалась в просторном помещении. Здесь света было побольше, он лился сквозь - о диво, - начисто вымытые стекла, давая рассмотреть совсем простую в обстановке комнату с минимумом мебели и стареньким ковром на полу. Навстречу визитерам с этого самого ковра поднялся громадный, почти по грудь Викте, снежно-белый пес с очень длинным хвостом и на диво разумными глазами.
   - Я тебя подожду снаружи, - произнес Воир и быстренько выскользнул за дверь.
   Растерянная Викта лишь молча посмотрела ему вслед, не зная, как реагировать. Если он будет ждать - это давало призрачную, но все же надежду, что ее не выволокут из этого дома в мешке, как это уже приключилось у Аргэ.
   - Не переживай ты так, - раздавшийся позади голос заставил ее резко обернуться. Очевидно, огромный пес, к которому она так неблагоразумно повернулась спиной, был отнюдь не животным, а нуаром. "Это умозаключение тоже вышло ошибочным", - сделала вывод танцовщица, разглядывая высокого светловолосого мужчину, стоящего на том самом месте, где еще недавно находилась здоровая белоснежная псина.
   - Я вовсе не... - непонятно зачем попыталась оправдаться девушка, стараясь не очень пристально рассматривать незнакомца, невозмутимо стоящего посреди комнаты в чем мать родила. Очевидно, что перед нею люмер, только они могли полностью изменять физическую форму. Хотя тот факт, что очередное превращение мужчины в точности совпало с ее визитом, вызывал по меньшей мере изумление, поскольку трансформации были спонтанными и не зависели от внешних факторов или желания самих несчастных.
   - Проходи в следующую комнату, а я пока остальных приглашу, - произнес незнакомец, после чего снова обернулся собакой и потрусил прочь. Викта не сразу нашла силы последовать совету, так как в буквальном смысле этого слова пыталась подобрать челюсть - настолько ее потрясла эта вполне осознанная трансформация одного из Старших. Осознанная! Их всех учили, что такое невозможно, но исключение из этого, казалось, незыблемого правила она только что воочию наблюдала.
   Очумело тряхнув головой, силясь хотя бы так привести мысли в порядок, девушка все же прошла в соседнюю комнату. Упав на первый попавшийся стул, танцовщица постаралась взять себя в руки.
   - Приветствую, - прошелестел откуда-то из полумрака странный голос. Викта вздрогнула и вскочила, мысленно кляня себя за то, что вообще сунулась в это место. Для ее и без того истрепанных нервов это могло оказаться непосильным испытанием.
   - Присаживайся, - предложили ей из полумрака, который почти мгновенно разогнало белоснежное сияние. Викта с опаской рассматривала сидящего напротив нуара, внушительную фигуру которого почти полностью скрывала тяжелая ткань черного плаща. Ее взгляду были открыты лишь руки с длинными пальцами с острыми когтями. Серая кожа плотно обтягивала кости, лишь усугубляя жуткое впечатление, которое производил застывший напротив нее Старший. Под капюшоном не было видно ничего, одна лишь абсолютная чернота, поэтому девушка перевела взгляд на предмет, который сжимал мужчина, небольшой амулет в виде черепа, который венчал крупный кристалл. Он-то и излучал мягкое сияние.
   Нуар мерно шевелил узловатыми пальцами, и длинные когти неприятно постукивали по полированной поверхности странного светильника. Тихое клацанье действовало на нервы сильнее, чем сам факт присутствия в комнате этого странного существа. Викте казалось, будто стены, и без того нечетко видимые в полумраке, придвигаются еще ближе, весь мир сужается до размеров тесной клетушки, в которой нет ничего и никого, кроме нее и незнакомца в плаще. Необъяснимая тревога волнами поднималась изнутри, сдавливая грудь жестким обручем. "Он знает, - с тоской подумала танцовщица. - Он все обо мне знает. И вряд ли мне тут предложат что-то такое, чего уже не озвучил Аргэ".
   Когда дверь за спиной скрипнула, знаменуя приход кого-то еще, странное наваждение развеялось, будто его и не было. Викта украдкой перевела дух, досадуя сама на себя, что испугалась собственного воображения. Право слово, как маленький ребенок, потерявшийся в темноте.
   Прибытие новых действующих лиц, возможно, и произвело бы на девушку впечатление, не поброди она ранее по окраинам резервации. Их было трое: уже виденный танцовщицей светловолосый мужчина-перевертыш, сейчас соизволивший соблюсти приличия и одеться, большой ящер, шествующий на задних лапах, и еще одна закутанная в серый плащ личность. Вот от нее-то Викта и не смогла оторвать взгляд, стоило лишь понять, что очертания фигуры женские. Новоприбывшая нуара слегка цокала по деревянному полу раздвоенными копытцами, а затем, словно почувствовав внимание гостьи, остановилась и откинула когтистыми пальцами капюшон. Кроваво-красные волосы рассыпались по плечам, обрисовывая худое, белоснежное лицо, на котором сильно выделялись ярко-алые губы и черные, без зрачков, глаза. Наверняка, раньше она была завораживающе красива, - подумалось Викте, но сейчас внешность женщины производила странное, даже отталкивающее впечатление.
   - Ну и кого к нам принесло на этот раз? - брезгливо кривя губы, поинтересовалась нуара, окидывая танцовщицу неприязненным взглядом.
   - Талантливую девицу, - усмехнулся блондин, обходя Викту по кругу, будто охотящийся зверь. Девушка сжалась на стуле, поймав себя на мысли, что ищет пути к отступлению.
   - Только ее таланты нам применить некуда, - уже не таким загробным голосом как ранее, произнес нуар с кулоном, впервые пошевелившись. Это движение вышло каким-то странным, и танцовщица осознала, что на самом деле за спиной у Старшего находятся большие кожистые крылья, которые она не сразу заметила из-за смены освещения.
   - Для ремесла она не годится, - словно вторя ему, отозвался приятным музыкальным голосом ящер.
   - Да и попала она к нам не по договору, - вставил перевертыш. - Я проверил, ее притащили молодчики Аргэ.
   - Он решил учить их за наш счет? - полюбопытствовала женщина, опускаясь в кресло. И от этого холодного голоса у Викты по спине промаршировали мурашки.
   - Сейчас это не важно, - качнул головой ящер, рассматривая гостью удивительно красивыми синими глазами. - Что будем делать с этой девочкой?
   Они говорили о Викте так, словно ее здесь и не было, но и возразить на это танцовщица ничего не могла. Было в этих нуарах что-то властное и хищное, заставляющее лишь молчать и слушать, не рискуя огрызаться.
   - Можно вернуть этому пауку его приобретение, - фыркнула женщина, - в мешке.
   Похоже, у нее слово не расходилось с делом, поскольку в сторону Викты в тот же миг полетел сгусток пламени. Жар уже опалил лицо девушки, когда буквально в нескольких сантиметрах от нее вспыхнуло серебристое сияние, как от амулета крылатого. Нуара даже смогла рассмотреть на мгновение ставшую видимой тонкую, как стенка мыльного пузыря, пленку, вставшую между ней и красноволосой.
   - Вот только не нужно никого здесь убивать, - прошелестел из-под капюшона безликий голос. У танцовщицы закралось подозрение, что подобное высказывание вызвано отнюдь не заботой о ее жизни, а просто нежеланием марать ковры.
   - Зря, - совершенно спокойно произнесла ее несостоявшаяся убийца. - Этим я бы сделала ей одолжение. Ты же сам видел, что от такой возможности заполучить живое оружие Аргэ не откажется. Это только вопрос времени, когда она попадет в его лапы.
   С этими словами женщина поднялась и покинула комнату.
   - Возможно, она и права, - коротко бросил люмер.
   Ящер тоже что-то говорил, но Викта его уже не слышала. Ей не было места нигде, даже в резервации. Да и произошедшее только что вогнало ее едва ли не в шоковое состояние. Такая открытая демонстрация магии была чем-то запредельным для ее понимая. Викта впервые осознала, что она, оказывается, стала не таким уж исключением из правил. Это означало, что отнюдь не всегда проведение ритуала изменения выжигало способность колдовать. Впрочем, пока она еще не знала, как относиться к полученной информации. Старшие пользовались этим так легко и непринужденно, почти с удовольствием... увиденное совершенно не вписывалось в картину ее мировоззрения, словно окружающая действительность встала с ног на голову.
   - Предлагаю все же отправить девочку обратно за стену, - произнес ящер. - Здесь ей не выжить. А лишние проблемы нам ни к чему.
   - Заставим Аргэ побегать, - добавил блондин. Она так и не поняла что именно, но что-то явно насмешило Старших, так как со стороны крылатого послышалось тихое фырканье, а "песик", не скрываясь, заулыбался.
   Викта беспомощно переводила взгляд с одного измененного на другого, просто ожидая вердикта.
   - Пожалуй, так и сделаем, - хищно усмехнулся покрытый чешуей нуар, сверля танцовщицу пристальным взглядом. - Тебя выведут за стену.
   Викта почувствовала неожиданное облегчение, несмотря на то, что почти свыклась с мыслью, что ее жизнь вот-вот оборвется. К тому же был еще один вопрос, немало ее интересовавший: почему они вообще решили ей помочь.
   - Потому что, если выживешь, когда-нибудь ты отдашь нам этот долг, - вдруг обратился к ней кутающийся в плащ крылатый, этими словами подтверждая предположение девушки, что ее мысли читают. - А уж мы позаботимся, чтобы у тебя не возникло поползновений ускользнуть.
   Что ж, вполне возможно, что она только что попала из огня да в полымя, - подумалось девушке. Впрочем, Старших мало волновали ее переживания, так как подошедший перевертыш в буквальном смысле этого слова выставил ее за дверь, и коротко скомандовал:
   - Следуй за мной.
   Воира нигде не наблюдалось, что заставило девушку лишь пожать плечами. Ей все же немного обидело, что котяра не сдержал слова, хотя это, наверное, было закономерно. Скорее всего, ему уже успели приказать отправляться восвояси. Теперь по городу ее сопровождал все тот же светловолосый мужчина, уже успевший сменить ипостась. Его звериный облик не предполагал владения человеческой речью, но Викта этому была только рада. Странно все как-то получилось. Она, как и сам Аргэ, наверняка, предполагала, что пребывание в резервации станет худшим временем в ее жизни, но по крайней мере она все еще оставалась в сознании и без мешка на голове. С другой стороны за эти несколько дней она утратила все, во что привыкла верить. Более того, на деле резервация оказалась совсем не тем местом, которое танцовщица ожидала увидеть изначально.
   Старший вел ее какими-то окольными путями, проходящими в стороне от квартала, в котором жили нуары-ремесленники. Если сама Викта потратила целый день только на то, чтобы пересечь свалку и добраться до населенных мест, то с провожатым это заняло от силы несколько часов.
  
  
   Лежа на крыше одного из домов, стоящих на площади подле Департамента изменений, Викта наблюдала за снующими по улицам людьми. Но ждала она появления одного конкретного человека.
   Оказавшись за пределами резервации, нуара так и не почувствовала облегчения, которого ожидала. Ведь она так мечтала вернуться, но ощущения победы, неизменно появлявшееся ранее, когда ей удавалось достигнуть хоть небольшой, но желанной цели, не было и в помине.
   Да, ей удалось избавиться от отупляющего воздействия ауры города нуаров, но это была лишь верхушка айсберга ее проблем. Все произошедшее лишь подтвердило: ей нет места в этом мире. Нигде. Либо же отведенная ей роль не устраивала саму измененную. В резервации она оказалась не нужна - там ценили магическую силу, ее же искалеченная магия приобрела слишком странную специфику. Но развивать это и становиться подстилкой и убийцей неугодных девушка не стремилась.
   Ее мысли закономерно коснулись жителей трущоб. Нежелание действовать по указке их правителя ей не простят. Впрочем, девушка надеялась, что удастся осуществить задуманное до того как Аргэ узнает, что бунтарка сбежала из резервации. К тому же стражи правопорядка все еще искали убийцу Фелона - очень мало времени прошло, чтобы была возможность, что дело закроют, слишком влиятельна была эта семья.
   Она могла бы попробовать переехать в другой город, и скорее всего это даже удалось бы. Вот только зачем? Ее жизнь оказалась лишена смысла. Она отдавала себе отчет, что у нее никогда не будет любви и нежности, столь желанной для каждой женщины. Она обречена убивать любого, с кем решит разделить постель. Ей никогда не почувствовать прикосновений любящего ее мужчины, не родить ребенка. Точнее, последнее она могла бы осуществить, наверное, но носить под сердцем малыша, предварительно убив его отца? Викта понимала, что не сможет сделать подобного с хорошим человеком. Или избрать для этой цели какого-то падшего ублюдка? Этот вариант нуару тоже совершенно не устраивал. Очищать мир от мерзких личностей подобным образом ее совершенно не вдохновляло, не говоря уже, чтобы рожать ребенка от такого мужчины. В этот момент Викта ненавидела саму себя, хотя ранее ненавидела так только Фелона. Впрочем, был еще один человек, который вызывал схожие чувства. Именно его она и ждала теперь, зябко ежась на холодной и мокрой крыше. Судью Дэжара.
   Если ненависть к бывшему жениху была всепоглощающей, одуряющей волной, заставившей рискнуть всем ради нескольких минут триумфа, ощущения полной власти над ним, его жизнью и смертью, то к Дэжару она подобных чувств не питала. Хотя поводов была масса. Фелон стал первопричиной, Дэжар - символом ее изменения. Он - воплощение этой системы. Он ее обвинитель, судья и палач. Он не просто нажал на рычаг, включил электричество, так искалечившее Викту. Он сделал куда больше: его странные слова, произнесенные той ночью, заставил ее сомневаться в непреложных до этого истинах. Судья фактически дал толчок, который постепенно разрушил привычную для девушки картину мира. Даже магии он лишил ее не до конца! Дэжар стольких колдунов провел через ритуал, что просто обязан был знать механизм. Что стоило еще немного увеличить заряд, который бы под корень выжег бы в ней магическую силу? Она все равно пережила эту жуткую боль. Так почему же он этого не сделал? Специально ли или случайно, но допущенная им ошибка лишала ее возможности обрести даже минимальное личное счастье. Он - нечто незаконченное в ее прежней жизни.
   Викта прекрасно отдавала себе отчет, что собирается снова убить. И в этот раз это не вызывало предвкушения - только усталую обреченность. А вот потом, когда эта последняя цель будет достигнута, она сможет поставить точку в этой истории, и ею станет ее собственная смерть.
   Когда-то Дэжар сказал найти его, если станет совсем тяжело. Что ж, это время пришло. Нуара была уверенна, что легко узнает его из десятков других одетых в черное людей. И не ошиблась. Он не изменился совершенно, остался точно таким, каким она запомнила его в ночь перед своим изменением. Поднявшись, девушка скользнула по крыше к противоположному краю, чтобы пронаблюдать, как Судья садиться в экипаж.
   Она усмехнулась, подвязывая длинные полы плаща так, чтобы они не мешали двигаться. Проследить за ним не составит труда, она собиралась следовать за каретой по крышам, чтобы не попасться на глаза стражам, патрулирующим престижные кварталы, где обитали аристократы и вот такие личности, как Судьи.
   На город постепенно опускались сумерки. Легкой тенью скользя следом за неспешно едущим экипажем, Викта не спускала с него глаз. Судья явно никуда не торопился. Стоящие стена к стене старые дома были настоящим подарком, грациозная и ловкая танцовщица без особого труда перескакивала с крыши на крышу, скрытая от случайных взглядов вычурными скульптурами, что в изобилии украшали строения в этом районе. Дальше придется хуже. Если она не ошиблась, и Судья Дэжар действительно направлялся в аристократический квартал, то придется покинуть столь удобное укрытие и спускаться, что чревато неприятностями. Впрочем, особого выбора у девушки не было.
   Экипаж выехал на небольшую площадь с фонтаном, изображающим мифического дракона. Сейчас он был отключен, и чудище из серебристо-черного гранита выглядело довольно устрашающе, но Викта знала, что в теплый сезон, когда по каменным чешуям стекают веселые водные струйки, играющие тысячами радуг в солнечных лучах, он прекрасен. Недаром эта площадь носила несколько вычурное, но красивое название Искрящегося Камня. Белый иринейский мрамор, которым были облицованы фасады выходящих на площадь домов, на свету мерцал загадочными искрами, как и звонкие базальтовые плиты мостовой. Но сейчас вся красота этого места терялась, скрадываемая сумерками и свинцово-серыми низкими облаками, полностью закрывавшими небо.
   Выбрав обросшее плющом здание, Викта легко спустилась на тротуар, цепляясь за лишенные листьев стебли. Густая тень, отбрасываемая каким-то высоким особняком, надежно скрывала ее перемещения. Незамеченная никем девушка наблюдала, как Судья выходит из экипажа, расплачивается с возницей и направляется к центральному входу одного из красивых домов.
   Решимость покончить со всем никуда не делась, но сейчас нуара чувствовала сомнения. Оказалось чрезвычайно сложно заставить себя сделать шаг, чтобы подойти к Дэжару и напомнить об их знакомстве. Девушка кусала губы, наблюдая, как мужчина неспешно подходит к высокому крыльцу. Она вдруг отчетливо поняла, что если не сделает этого сейчас, то потом решиться будет значительно сложнее. Не давай себе времени передумать, Викта стремительно пересекла площадь, бесшумно двигаясь так, чтобы не попадать в пятна света уличных фонарей.
   "Странно, - отметила краем сознания танцовщица, когда мужчина повернул ключ в замке, - почему он открывает сам, а не позвонит прислуге?"
   - Может подойдешь, раз пришла? - внезапно произнес Судья, даже не повернувшись. Викта вздрогнула от неожиданности. Ведь она была уверена, что здесь, в темноте ночи, ее почти невозможно разглядеть.
   Нуара замерла в нерешительности, готовая в любой момент отскочить. Это было скорее инстинктивное желание, потому что умом она понимала: отступать ей поздно. Но и принять неожиданное предложение тоже было несколько боязно. Тот факт, что он ее почуял, настораживал. Неужели до сих пор чувствует в ней магию и потому заметил? Да и приглашение - это своего рода проявление доверия. А уж никак не его она ожидала, когда шла сюда.
   Все так же не оборачиваясь, Судья вошел во внутрь дома, где тут же щелкнул выключатель, заполняя холл мягким светом небольшой люстры. Нуара вздохнула, еще раз мысленно перебрала те доводы, которые приводила сама себе во время многочасового лежания на крыше, затем живо вспомнила проведенное в резервации время и уже значительно уверенней сделала шаг вперед, переступая порог дома Дэжара.
   Прихожая встретила приглушенным электрическим светом. Викта несколько ошарашенно моргнула, осматриваясь. Место было шикарным. Полукруглый холл радовал глаз великолепием наборного, отполированного до блеска паркета, тепло-коричневыми резными деревянными панелями на стенах и тяжелыми бронзовыми подсвечниками нарочито грубой ковки. Из прихожей расходилось несколько дверей, все они были закрыты, и девушка могла лишь гадать, куда они ведут. В центре же, прямо напротив двери, находилась широкая мраморная лестница на второй этаж. Цвет камня был не белоснежным, как на облицовке дома, а чуть желтоватым, будто слоновая кость. Хозяин дома ждал ее на ступеньках.
   Викта поднималась следом за мужчиной, внутренне дивясь его спокойствию. Просто впустить в дом неизвестную девицу, которая еще и следила за ним весь вечер... Так вести себя мог бы либо полный идиот, не заботящийся о своей безопасности, либо очень опасный противник, который прекрасно осознавал собственное превосходство. Недооценивать Судью она не собиралась. Все так же молча они прошли по небольшому коридору, и наконец хозяин дома остановился у одной из дверей, открыл ее и вошел, не глядя, следует ли за ним нуара.
   "Его кабинет", - поняла девушка, оглядывая комнату. Полки с книгами, массивный стол и пара кресел, секретер в углу и тяжелые, темно-зеленые бархатные портьеры, сейчас плотно задернутые - вот и вся обстановка этой очень мужской комнаты. Девушке подумалось, что она очень соответствует своему хозяину - здесь не было ничего лишнего, как и в облике Судьи. Безукоризненная строгость, неумолимая четкость линий, холод во взгляде... Танцовщица почувствовала себя неуютно, когда Дэжар, спокойно обогнув стол, сел в кресло и в упор посмотрел на нежданную гостью. У Викты нынешней он уже не вызывал того безотчетного страха, который пришлось пережить в ночь первой встречи, но все равно девушка ощущала властность и силу этого мужчины.
   - Что привело тебя ко мне? - голос хозяина дома звучал равнодушно.
   - Когда-то ты предложил помощь, - она была немного растеряна, но принципиально не стала обращаться на "вы", хотя первый порыв был именно таков. К тому же измененная не кривила душой, озвучивая эту фразу. Помощь ей вполне была бы полезна.
   - Неужели? - мужчина чуть приподнял бровь, изображая удивление. - Я ничего не говорил о помощи, маленькая нуара. Я только предложил тебе выбор. Улавливаешь разницу?
   - Для начала, меня зовут Виктой, - она пыталась понять, как реагировать на такое заявление. В ее понимании фраза: "Найди меня, когда станет невмоготу", означала именно надежду на помощь. - Видимо, твои слова я поняла неправильно.
   Девушке очень хотелось сейчас развернуться и уйти, но сделать это не давало понимание, что второго шанса оказаться так близко к своей опасной жертве у нее больше может и не быть.
   - Значит, Викта... - неопределенно протянул мужчина. В темных глазах девушке почудилась мелькнувшая искорка интереса. - Очень символично, я бы сказал. Ты и впрямь поняла меня несколько неправильно. У тебя был выбор: жить по правилам или же несколько... расширить горизонты. Ты показалась мне слишком упрямой, чтобы безропотно позволить делать с собой, что угодно. Судя по тому, что ты здесь, я не ошибся, - мужчина откинулся на спинку кресла.
   Девушка невольно развеселилась: неужели комплимент? Она сделала пару шагов к столу и опустилась в пустующее кресло, не дожидаясь приглашения. Возможно, наглость, но стоять посреди комнаты так, словно ее отчитывает строгий учитель, она не собиралась.
   - Будем считать, что так, - согласилась она, решив не спорить. По сути, ей было все равно, что именно он думает о ней и ее поведении, кроме конечной цели ее сейчас мало что интересовало. - Я могу расценивать это как согласие?
   - Не спеши с выводами, - теперь собеседник улыбался. Причем получалось у него куда внушительнее, чем у любого измененного нуара с клыками в три ряда - наглеть и шутить сразу расхотелось. - Ты просишь о помощи, но не сказала, о какой именно. Ведь я не ошибся в своих предположениях, и у тебя есть конкретная проблема, которую решить сама не в состоянии, не так ли? К тому же, прежде всего, ответь мне на один вопрос: что ты можешь предложить мне взамен?
   Викта некоторое время помолчала, собираясь с мыслями, а затем начала рассказывать. Она говорила о случае с Фелоном, умолчав лишь о том, как именно его убила. Учитывая нынешние намерения, просвещать Судью относительно своих способностей было нецелесообразно.
   - Взамен... - она облизнула пересохшие губы, - а чего бы ты хотел от меня?
   Танцовщица понимала, насколько двусмысленно это прозвучало, и очень надеялась, что он поступит так, как сделали ли бы большинство мужчин на его месте.
   - Натурой не возьму, можешь даже не предлагать, - отмахнулся Судья, даже не подозревая, какое жестокое разочарование пережила при этих словах собеседница. Задача, изначально казавшаяся легкой, усложнялась на глазах.
   - Не спеши с выводами, - в тон ему отозвалась нуара, - мне лишь интересно, что может понадобиться Судье от такой, как я?
   - Ты отлично выучилась играть словами, но я чувствую, что ты отнюдь не так уверена, как хочешь казаться, - его красивые пальцы слегка погладили полированную поверхность стола, заставив измененную даже на миг залюбоваться этим, казалось бы, простеньким жестом. - Я жду конкретных предложений, Викта, а не танцев вокруг да около. Если тебе нечего сказать, я тебя не задерживаю. Возвращайся, когда появятся идеи по поводу нашего взаимовыгодного сотрудничества.
   Викта опустила взгляд, чувствуя, что еще и руки вот-вот начнут дрожать. Понимание собственной беспомощности было отвратительным, но уже почти привычным. Так что озвучить это оказалось не столь уж унизительно, как она предполагала:
   - Я не знаю, чем могу тебя заинтересовать, ведь предложить мне нечего. И идти мне теперь некуда, - наконец выдавила она, снова поднимая голову. - И будь это иначе, я бы не пришла.
   На последней фразе голос предательски дрогнул. Но девушка не опасалась, что это может выдать сказанную ложь, скорее собеседник должен списать это на ее волнение из-за признания, не столь уж неожиданного, впрочем.
   - Я так и понял, - уже куда спокойней отозвался Дэжар. - Позже мы еще вернемся к этому разговору, а пока что можешь остаться у меня. Дом большой, так что место для одной маленькой нуары найдется.
   - В качестве кого? - не удержавшись, поинтересовалась она. - Я плохо подхожу на роль забавной домашней зверушки.
   - Ну, можешь побыть экономкой, - пожал плечами Судья, поднимаясь и явно давая понять, что считает тему исчерпанной. - Могу даже зарплату платить, если хочешь.
   - Хорошо, - гостья встала, понимая, что стоит ухватиться за возможность остаться в этом доме, если она все еще надеется выполнить задуманное. - Какую комнату я могу занять?
   - Любую, кроме моей, - последовал ответ.
   У Викты не нашлось цензурных комментариев. Похоже, она сама только что подписалась на крупную авантюру. И ставкой в этой игре станет смерть.
  
  

Часть 3

"Небольшая" неожиданность

  
   Время дождей закончилось. Мрачная сырость затянувшейся осени сменилась стылым ветром и периодически срывающимся снегом ранней зимы. По утрам лужи на улицах сковывала тонкая корка льда, а конские копыта стучали по застывшей грязи, перестав вязнуть в жиже, в которую превратилось большинство дорог за время седьмиц дурной погоды. Тяжелые низкие тучи, прятавшие небо все это время, наконец рассеялись, открывая взглядам тусклое негреющее солнце. Но оно было.
   Викте каждый год казалось, что белесый диск дневного светила словно получает второе рождение. Как она сама. В доме Судьи девушка жила уже почти два месяца, но с его хозяином почти не пересекалась. Сначала она просто не знала, как воплотить в жизнь свою задумку, ведь первый же их разговор показал, что мужчина не спешит воспользоваться ее полной зависимостью от его милости. Потом, когда, однажды проснувшись, нуара поняла, что не жаждет убивать Дэжара и прекращать этот затягивающийся период их взаимовыгодного существования, девушке стало просто стыдно смотреть ему в глаза. Это было странное время, наполненное каким-то подспудным ожиданием будущих перемен, но в то же счастливое.
   Измененная быстро освоилась: теперь она знала распорядок дня Судьи и основные привычки, что помогало свести общение к минимуму. Дважды в неделю приходила нанятая прислуга, приводя дом в порядок. Впрочем, это было не так уж сложно, чрезвычайно аккуратный единственный жилец был весьма самодостаточным и, как ни странно, привыкшим к самообслуживанию. В эти дни и сам мужчина возвращался домой значительно позже, чем обычно. О причинах задержек она никогда не спрашивала, справедливо полагая, что это его личное дело, ее не касающееся.
   Чтобы оправдать свое проживание в доме, Викта скоро взялась делать всякие мелочи: изредка убирала, если такая необходимость возникала, еще реже стирала и гладила. Зато готовила ежедневно и с удовольствием. Теперь ежевечерне на плите Дэжар находил очередной кулинарный изыск, рецепты которых она выкапывала в книгах, обнаруженных в библиотеке. После пары удачных экспериментов на этом поприще хозяин дома стал возвращаться сразу после работы в Департаменте, не тратя времени на ужин в кафе.
   Ко всему прочему у Викты появилось время на себя, на танцы... какая-то стабильность, как бы странно это не было в этих условиях. Но нуара была счастлива и уже не стремилась уйти за грань. Она цеплялась за жизнь даже в самые тяжкие периоды, а время, проведенное в доме Дэжара, назвать таковым язык не поворачивался.
  
   Колокольчик в прихожей звякнул, и девушка улыбнулась, поспешив в холл. Было около полудня, и она как раз ожидала разносчика, который приносил продукты с рынка. Ведь ходить за покупками самостоятельно в ее ситуации было бы верхом глупости. Да и сама Викта, будучи безнадежной совой, не очень-то любила вставать в половине пятого утра, чтобы успеть на рынок. Куда проще оказалось договориться через приходящую прислугу Дэжара с торговцами. Теперь доставка осуществлялась прямо под дверь.
   Зажав в ладони несколько купюр, девушка бодро отперла массивную створку двери, и замерла. Стоящая на пороге дама могла быть кем угодно, но никак не милой дочерью пекаря Эмми, которая за определенную мзду подрабатывала курьером. Незнакомка куталась в меховую накидку и нетерпеливо притопывала ножкой, дожидаясь, пока дверь распахнется шире.
   - Ну что ты стоишь? - наконец не выдержала она, гордо вскидывая подбородок. - Дай пройти!
   Викта удивленно разглядывала гостью. Статная, где-то на полголовы выше самой нуары, женщина была одета в темно-бордовое платье и шикарную накидку из белоснежного длинноворсного меха. Жгуче-черные чуть вьющиеся волосы обрамляли породистое лицо с тонкими бровями, настолько темными глазами, что не видно было зрачка, и кокетливой родинкой над верхней губой.
   Первой реакцией измененной был испуг - вряд ли в дом Судьи мог без приглашения пожаловать кто-то помимо его сотрудника. Но женщина не была одета в традиционные черные одежды, которым они изменяли крайне редко. Поэтому нуара предположила, что к Департаменту гостья отношения не имеет, но все же сделала себе зарубку на память не дать ей возможности к себе притронуться - слишком свежи еще были воспоминания о том, как прикасался к ней Дэжар, измеряя уровень магических сил.
   - Проходи, - наконец решилась Викта, делая шаг назад. При этом она хвостом поддела кнопку выключателя. Не без удовольствия измененная наблюдала, как удивленно распахнула глаза незнакомка, завидев колоритную фигуру жительницы этого дома.
   - Вот как, - едва слышно пробормотала она.
   - Ты по делу? - поинтересовалась танцовщица, специально не обращаясь к незванной гостье на "вы". А нечего было фамильярничать.
   - Я к Айверу, - надменно кивнула красавица. Тяжелые серьги, качнувшись в такт ее движению, поймали отсвет и на мгновение блеснули темно-красным.
   - Прости, к кому? - нуара приподняла бровь, выражая удивление.
   - К Айверу Дэжару, Судье Департамента изменений, - как ни странно, но незнакомка и не думала возмущаться из-за панибратского обращения.
   - Его нет, - Викта чуть склонила голову, ожидая реакции собеседницы, чтобы понять, как дальше общаться с этой женщиной.
   - Я подожду, - невозмутимо откликнулась та, и красивые губы растянулись в тонкой, явно искусственной улыбке.
   - Хорошо, - девушка пожала плечами, признавая за ней это право. - Мое имя Викта. Если хочешь, проходи в гостиную, - с этими словами измененная развернулась и направилась на кухню, где несколькими минутами ранее заварила себе чай.
   Впрочем, стоило ей сделать всего несколько шагов, как ее окликнули:
   - Не могла бы ты проводить меня? - судя по проступившей на холеном личике досаде, красавица была отнюдь не рада произносить эти слова. - Я не знаю, где в этом доме гостиная.
   Викта мысленно усмехнулась. Теперь по крайней мере стало ясно, что родственницей Дэжару гостья не приходится. Впрочем, дело это лишь усложняло. Пока нуара провожала так и не представившуюся женщину, то думала, что странно вышло: живя в этом доме уже столько времени, она даже не знала имени его хозяина. Хотя чего удивляться, собственно, если она всеми силами старалась свести их общение к минимуму? Вот забавно окажется, если в один прекрасный день откуда-нибудь из столицы нагрянут в гости его родственники... Или жена с выводком детей.
   Не без легкого злорадства проследив, как гостья устраивается на чересчур низком, неудобном диванчике, девушка все же ушла на кухню. Хоть она не подала вида, но этот визит ее несколько встревожил. Это нарушало привычный, выработавшийся за эти месяцы распорядок ее жизни, который девушку вполне устраивал.
   Время шло. Двум женщинам, фактически запертым в доме, шесть часов до прихода Судьи показались едва ли не вечностью. Викта, поразмыслив, все же отнесла в гостиную поднос с чаем и печеньем, чтобы не морить голодом гостью, статус которой оставался ей все еще неизвестен. Пару раз незаметно заглянув в комнату, она заставала красавицу то изучающей корешки книг на полках, то читающей.
   Викта усмехнулась, припомнив, что у Дэжара в этой комнате на полках стоят пособия по криминалистике и труды о тонкостях проведения судебной экспертизы в случае магических убийств. Подобная малоаппетитная, узкоспециализированая литература там обреталась исключительно для вот таких вот редких гостей - по настоящему ценные и интересные книги хранились в библиотеке на втором этаже, а в шпаргалках для работы хозяин особняка не нуждался.
   Звук хлопнувшей в прихожей двери девушка восприняла, как спасение. Все же обстановочка в доме за эти часы несколько накалилась.
   Встречать Дэжара Викта не помчалась - это вообще будет нонсенс, но и уходить в свои комнаты не спешила, уж больно интересно было послушать, о чем пойдет речь у этих двоих. Она собиралась банально подслушивать, утешая себя тем, что имеет право удовлетворить свое любопытство в качестве компенсации за многочасовое терпение.
   Мужчина свернул в гостиную, на ходу стаскивая строгое черное пальто и намереваясь прямым курсом проскочить на кухню. Гостья же, тоже услышав, что кто-то пришел, вскочила на встречу, так что чуть не столкнулась с хозяином на пороге. Бессовестно подсматривавшая - чего уж там, на слух не все понятно, - Викта усмехнулась, глядя, какое изумление появилось на лице Судьи.
   - Аманта? Ты что здесь делаешь? - похоже, сюрприз оказался не из приятных.
   - А ты не рад меня видеть? - широко распахнула глаза брюнетка, имитируя растерянность и обиду. Викте подумалось, что либо уже не безымянная гостья замечательная актриса, либо она на самом деле ожидала куда более радушного приема.
   - Рад, - с легкой издевкой, как показалось измененной, ответил Судья, несколько раздраженным жестом сбрасывая влажное от снега пальто в ближайшее кресло. - Но не здесь и не сейчас. Если мне не изменяет память, мы должны были встретиться завтра.
   Викта с удовольствием наблюдала, как Аманта подобрала челюсть. Она уже явно собиралась что-то сказать, но тоже услышала новые нотки в голосе мужчины и предпочла не договаривать.
   - Это так принципиально? - наконец отозвалась красавица.
   - Более чем, - непреклонно отрезал Дэжар, подхватывая девушку под локоток и настойчиво увлекая ее за собой в сторону прихожей. - Мы с тобой этот вопрос уже обсуждали. Завтра, если ты не против, поговорим еще раз. Очень благодарен, что ты заглянула в гости, был рад видеть. Ты как всегда обворожительно прекрасна.
   Нуара не стала дожидаться момента, пока за Амантой закроется дверь и тихонько скользнула на кухню, чтобы ее не уличили в подслушивании. В этот вечер девушка не собиралась уходить к себе и оставлять Дэжара ужинать в одиночестве, так как стоило прояснить несколько моментов, так сказать "по горячим следам". Но и делать это поспешно не стоило. Не зря ведь говорят, что путь к сердцу мужчины лежит через его желудок. Сердце, как и другие органы хозяина дома, были измененной без надобности, а вот обеспечить благостное расположение духа будущему собеседнику стоило. Так что сначала она собиралась накормить Судью, а потом уже расспрашивать.
   Дэжар лишь удивленно приподнял брови, обнаружив ее на кухне, но ничего не сказал. Викта сделала вид, что все идет, как обычно и с невозмутимо стала заваривать чай, периодически краем глаза косясь на мужчину. Ужинал он никуда не спеша, хотя явно был голоден - Викте такого количества еды на два дня бы хватило. Похоже, ее взгляды для Судьи секретом не были, потому как он в один прекрасный момент не выдержал, оторвался от тарелки и коротко бросил:
   - Сядь, пожалуйста, ты меня отвлекаешь.
   Нуара почти нехотя опустилась за стол, автоматически разливая ароматный напиток по чашкам. Превращать вечер в "семейные" посиделки не хотелось, если такое сравнение вообще было применимо к данной ситуации. Она едва заметно усмехнулась, внезапно осознав, что на ногах чувствовала себя куда комфортнее, словно подсознательно готовилась в любой момент выскочить из кухни, если он проявит свое недовольство. Будто был бы смысл подобных забегов по дому, учитывая, что предстоящий разговор был нужен именно ей, а не сидящему напротив мужчине. От размышлений ее отвлек неожиданный вопрос Дэжара:
   - Ты сама хоть поела?
   Викта чуть чаем не поперхнулась. Забота? Или вопрос имел иную подоплеку?
   - Себя я не обижу, - наконец нашлась с ответом она.
   - Это уж точно, - усмехнулся мужчина. - В таком случае, раз ты не голодна, о чем хотела поговорить? Внимательно тебя слушаю.
   Викта все же поперхнулась чаем и сумрачно покосилась на хозяина дома, который как раз с удовлетворенным видом отодвигал от себя опустевшую тарелку.
   - Любопытство замучило, - чистосердечно призналась она. - Кто это был? - она решила не ходить вокруг да около, прекрасно понимая, что все ее потуги на куртуазность вызовут лишь снисходительную улыбку собеседника или, того хуже, ехидные и едкие комментарии. Выставлять себя на посмешище не хотелось.
   - Моя любовница, - пожал плечами мужчина, с интересом наблюдая за ее реакцией. Викту немного передернуло от того, как он это сказал, с непередаваемой интонацией, словно говорил о принадлежащей ему вещи.
   - Она как-то не спешила представиться, - пробормотала девушка, чувствуя, что ступила на зыбкую почву.
   - Аманта несколько высокомерна, - равнодушно отозвался Дэжар, которого куда более интересовал в данный момент ароматный чай, чем привычки его пассии. - Но довольно понятлива. Не думаю, что она еще раз придет сюда, так что можешь не волноваться по этому поводу.
   - Я же объяснила, что это всего лишь исключительно женский интерес, - поморщилась нуара, прижав к ноге хвост, чтобы не начать раздраженно мести им по полу на манер разозленной кошки. Неужели все ее переживания для него что раскрытая книга? Это как минимум... удручало.
   - А мне показалось, ты занервничала, - ехидно поддел мужчина. - Переживаешь, что здесь может оказаться другая хозяйка?
   Девушка аккуратно поставила чашку на стол и задумчиво посмотрела на свои сцепленные пальцы, стараясь предугадать, как среагирует Судья на каждую из возможных реплик, которые крутились на языке.
   - Знаешь, мне было бы сложно объяснить причину моего нахождения здесь, имей она право задавать такие вопросы, - произнесла нуара, так и не посмотрев ему в глаза.
   - Если кому-то придет в голову тебя спрашивать, отвечай, что это моя прихоть, и данный вопрос следует обсуждать со мной, - порекомендовал Дэжар, возвращаясь к прерванному чаепитию.
   "Очень "лестная" характеристика", - подумала Викта, поднимаясь. Озвучивать тот факт, что ее покоробили слова собеседника, она не собиралась. Как бы танцовщица не относилась к Дэжару, но нынешняя жизнь ее вполне устраивала.
   - Задержись, - уже на пороге окликнул ее хозяин особняка. - Раз уж у нас получилась такая занимательная беседа, у меня есть к тебе одно предложение.
   - И какое же? - она была заинтересована вполне искренне, хотя и насторожилась, ожидая всего, что угодно. В том, что этот человек способен преподнести еще не один сюрприз, сомнений не возникало.
   - Скажем так, - Дэжар откинулся на высокую спинку стула, пристально наблюдая за девушкой, - я провожу определенного рода эксперименты. Не из приятных, предупреждаю сразу. Есть возможность, и довольно высокая, что они позволят делать таких измененных, как ты, обычными людьми. Интересно, не правда ли?
   - Ты же знаешь, что да, - она даже подалась вперед, но все же поумерила восторг, когда до нее дошел весь смысл его слов. - А в чем суть? Чем они настолько неприятны?
   - Электричеством, Викта, - взгляд карих глаз стал жестким и цепким. - Если согласишься, тебе снова придется очень близко с ним столкнуться.
   Нуару передернуло от нахлынувших воспоминаний, но отказываться она не спешила. Ведь если есть шанс...
   - А взамен? - девушка решила напомнить про условия их первичного договора.
   - То есть самой возможности стать человеком тебе недостаточно? - иронично усмехнулся Судья. - Значит, маленькая нуара, ты любишь брать от жизни все, так?
   - Ты не ответил на мой вопрос, - мотнула головой девушка. - Как насчет решения моей проблемы?
   - Какой такой проблемы? - изобразил удивление мужчина.
   - Перестань издеваться, - устало вздохнула она, хотя хвост демонстрировал совсем иные чувства хозяйки, постукивая по ножке стула.
   - И в мыслях не было, - уже куда серьезней откликнулся он. - Пойдем, кое-что покажу.
   Нуара послушно последовала за Дэжаром на второй этаж, проскользнула в кабинет, без приглашения устраиваясь в одном из кресел, на что мужчина только хмыкнул. Сам он достал из ящика стола какой-то документ и протянул Викте. На дорогой матовой бумаге каллиграфическим почерком были записаны выводы судмедэксперта. Девушка мало что поняла, почти сразу запутавшись в профессиональной терминологии, но вот последние строчки надолго повергли ее в ступор. "Соответственно результатам проведенной экспертизы, подозреваемая Виктана Орли не может быть убийцей". И дата почти двухмесячной давности.
   - Теперь я обязана согласиться на эксперимент? - она подняла взгляд на Судью. Конечно, можно было бы возмутиться и назвать его гадом за то, что скрывал от нее эту бумагу. Такой важный для нее документ все это время лежал в доме, из которого она нос на улицу сунуть боялась, опасаясь, что ее тут же схватят стражи, знакомые с ориентировкой. Но девушка понимала, что подобной выходкой только порадует ехидно ухмыляющегося мужчину, пристально наблюдавшего за ее реакцией, а потому постаралась ничем не выдать своего раздражения.
   - По крайней мере, так ты сможешь заинтересовать меня чем-то, помимо готовки. Хотя тут я тебе должен сказать спасибо, ты это делаешь отменно.
   - Я подумаю, - наконец произнесла она, так и не сумев решиться на что-то. - Это ведь не срочно?
   - Для меня - нет. За себя решай сама, - последовал ответ.
   - Спасибо, - нуара поднялась и направилась к выходу, поскольку им обоим сказать друг другу уже было нечего. И без того насыщенный день оброс таким количеством неожиданных деталей, что она побыстрее хотела оказаться в одиночестве и иметь возможность все это проанализировать. Порой куда как легче, если выбора нет.
  
   Следующий день прошел так же, как и череда предыдущих - привычно, однообразно и стабильно, что вполне устраивало нуару. Приходящие служанки вычистили и без того опрятный дом, отдраили до блеска бронзовые ручки дверей и кованные светильники, намазали воском паркеты, вымели всю пыль и удалились. Викта проводила взглядом удаляющихся девушек и привычно отправилась на кухню, готовить. То, что она фактически выполняет в этом доме роль кухарки, ее мало волновало, как и то, что Дэжар, не иначе как шутки ради, регулярно выплачивал ей жалование.
   Впрочем, Викта все равно не находила себе покоя, так и эдак прокручивая в голове разговор с хозяином дома. Он предложил ей выход из почти безнадежной ситуации, но вот стоила ли игра свеч? Предприятие казалось рискованным, да и гарантий на успех никаких не было и быть не могло. В общем, нуара прокручивала все эти доводы по кругу сотни раз, но так ничего и не решила.
   Раздавшийся стук в дверь отвлек ее от невеселых мыслей. Вот только открывать она отправилась с опаской. Во-первых, она никого не ждала. А если вспомнить, чем обернулся недавний визит любовницы Дэжара, то было как-то боязно. Совершенно не хотелось, чтобы жизнь преподнесла очередные сюрпризы. А с другой стороны, было просто любопытно, кого же на этот раз занесло в дом Судьи. Викта по опыту знала, что гостей Дэжар не любит, предпочитая назначать все деловые встречи либо на работе, либо же в ресторанах в центре города. За все то время, что она жила здесь, кроме Аманты у них побывал лишь один гость, какой-то раздушенный провинциальный баронет, решивший "лично засвидетельствовать свое почтение". Ради чего это затевалось и с какой стати он вообще приходил к Судье, танцовщица понять так и не успела, поскольку визитер был выставлен за дверь почти мгновенно. Впрочем, это совершенно другая история...
   Колокольчик звякнул повторно и Викта, тяжело вздохнув, все же покорилась судьбе и открыла. Впрочем, девушке тут же захотелось с досадой треснуть дверью, поскольку на пороге обнаружилась давешняя Дэжарова любовница.
   - Айвера нет дома, - произнесла она, помня, что красотка предпочитает называть Судью по имени.
   - А я не к нему, - мурлыкнула брюнетка, оттесняя нуару вглубь прихожей и прикрывая за собою двери. Вела она себя отнюдь не так, как накануне, на этот раз нагло, с высока глядя на Викту. - Я к тебе, дорогуша.
   - Не думаю, что нам есть, что обсуждать, - Викта поняла, что злиться. Если эта дамочка явилась выяснять отношения, заподозрив, что и сама нуара греет постель Дэжару, то это абсурд.
   - Ну что ты, - сладко улыбнулась Аманта, продемонстрировав белоснежные зубы, - в мои планы не входит разводить с тобой политесы, хвостатая. Просто один общий знакомый просил передать тебе привет. Аргэ, знаешь такого?
   "Лучше б она Дэжара ревновала", - подумалось Викте. У девушки сложилось такое впечатление, что она получила удар под дых. Прошлое настигло слишком внезапно. Беглянка никак не думала, что ее достанут даже здесь, в доме Судьи.
   - Чего тебе надо? - наконец угрюмо поинтересовалась измененная.
   - Ровным счетом ничего, - невинно хлопнула ресницами брюнетка. - Просто помни, детка, что выгодные предложения делают только один раз. Во второй могут и принудить.
   С этими словами, по-хозяйски потрепав по щечке пребывающую в ступоре девушку, Аманта вальяжно выплыла за дверь.
   Викта добрела до кухни и опустилась на стул. Танцовщица понимала, что ее умело загоняют в ловушку. Она металась из стороны в сторону с единственной целью - выжить, но каждый раз натыкалась на новые неприятности, которые еще больше усложняли ее жизнь. Стоило лишь обрести какое-то подобие стабильности, как все мгновенно разлеталось тысячами осколков.
   Постепенно девушка успокоилась и постаралась обдумать услышанное. По сути, ей просто передали предупреждение - ее помнят и выпускать из цепких лап не собираются. Так что время еще было. Вот только на что? Конечно, можно было бы обратиться за помощью к своему "работодателю". Наверняка у Судьи хватило бы влияния оградить ее от трущобных гадов. Вот только вряд ли бы Дэжар стал так напрягаться из-за какой-то нуары, как бы вкусно она не готовила. А, во-вторых, в случае, если бы он все же вмешался, девушка оказалась бы в неоплатном долгу. Этого ей хотелось бы избежать во что бы то ни стало.
   Выбор, стоящий перед ней, был хоть и довольно богат, но тошнило от всех вариантов, хотя Викта с маниакальным упорством продолжала их перебирать. Во-первых, она могла согласиться на "щедрое предложение", стать подстилкой и наемной убийцей. Во-вторых, она могла согласиться на эксперименты Дэжара, ведь в случае удачи был шанс стать человеком, а значит, она перестанет представлять интерес для трущобных бандитов. Ну, или на худой конец очередной заряд электричества выжжет в ней остатки магии, не исключено, что вместе с жизнью. В-третьих, она могла с чистой совестью наложить на себя руки, за компанию прихватив с собой Судью, как и планировала изначально. Ах, да! Она еще могла, в буквальном смысле поджав хвост, сбежать обратно в резервацию. А ведь просто хотелось жить! Но жить не по правилам, которые решил установить для нее эта мразь Аргэ.
   Этим вечером она опять осталась поджидать Дэжара, сидя на кухне с чашкой чая в руках. Вошедший и успевший снять уличную одежду мужчина остановился на пороге, с интересом рассматривая задумчивую нуару и сервированный для него стол.
   - Что на этот раз? - поинтересовался он, но девушка лишь устало кивнула в сторону полных тарелок, безучастно глядя в чашку с золотистой жидкостью. Долго его упрашивать не пришлось, так что уже через минуту тишину нарушал лишь стук приборов о фарфор посуды.
   - Я согласна на эксперименты, - глухо сообщила девушка, когда Судья отодвинул тарелку.
   - Я, конечно, не ожидал особых восторгов, но и вида, словно тебя отправляют на кладбище, тоже, - заметил он, разглядывая мрачную собеседницу.
   - Думай, что хочешь, - устало покачала головой танцовщица. - Или тебя это больше не интересует?
   - Отчего же? - мужчина явно решил не допытываться о причинах ее странного поведения и лишь пожал плечами. - Мне было важно только твое добровольное участие. Все остальное меня не касается.
   - И хорошо, - буркнула нуара, поднимаясь. Хвост нервно стукнул по ножке стола. - Что от меня требуется?
   - Безукоризненно исполнять команды, - спокойно отозвался Дэжар, самостоятельно заполняя свою и ее чашку ароматным напитком. - Когда хочешь начать? Нужно время на моральную подготовку? - последняя фраза прозвучала с легкой издевкой.
   - Ты еще предложи нотариуса вызвать и завещание написать, - зло отозвалась девушка, но чашку все же взяла.
   - Это на твое усмотрение, - "галантно" отозвался собеседник, с ехидной улыбкой. Сытный ужин явно привел его в благостное расположение духа. Увы, она знала теперь по опыту, даже в момент подобного благодушия мужчина оставался на редкость ехидным и язвительным гадом.
   Но на этот раз в планы Дэжара, похоже, не входило длительно издеваться над своей "постоялицей". Хозяин дома с деланным сожалением отставил опустевшую чашку и поднялся.
   - Ладно, пошли. Времени у нас не особо много, все же я планирую еще и поспать успеть.
   - Куда? - удивилась она, никак не ожидая, что он уже вот так сразу потащит ее проводить эти свои эксперименты.
   - Так тебе все же нужен нотариус? - вздернул бровь в жесте деланного изумления Судья. А потом уже совсем другим, деловым тоном заметил: - мне нужно тебя протестировать. Чтобы знать, от чего отталкиваться в дальнейшей работе. Это не так уж страшно и много времени не займет.
   С этими словами он свернул в боковой коридорчик для прислуги, спустился по черной лестнице в подвал и зашагал вглубь помещения между стеллажами с припасами, мимо небольшого ледника для продуктов. Викта знала, что вниз ведет еще одна лестница и даже из любопытства однажды сунулась туда, но так и не нашла в себе решимости спустится по ней, поскольку в нижний подвал шли толстые жгуты электропроводов. Соваться в место, которое просто напичкано пугавшим нуару электричеством, она не рискнула. Теперь же выбирать не приходилось - лишь следовать за Судьей в его лабораторию.
   Переломать ноги опасности не было - Дэжар уже зажег внизу свет. Она легко спустилась на подземный этаж и с интересом осмотрелась. Помещение было просторное и очень светлое - на потолке виднелись странные длинные плафоны по несколько ламп под каждым. У дальней стены разместился лабораторный стол, уставленный какими-то ретортами и колбами с жидкостью самых разных цветов. По правую руку находился уже обычный письменный стол, пара стульев и кресло, а белую плитку пола покрывал потертый ковер. Зато быстрый взгляд в левую сторону заставил ее передернуться - там располагалось подобие алтаря, на который ей пришлось взбираться во время ритуала изменения. Рядом виднелись выступающие из стены провода, подсоединенные к серебристым браслетам. Девушка с трудом подавила желание мгновенно удрать из этого места. Не такое уж жуткое на первый взгляд, сейчас оно внушало ей едва ли не панический ужас.
   - Не бойся ты так, - Дэжар заметил странное поведение своей пациентки. - Присядь пока, мне нужно кое-что подготовить.
   Нуара с опаской опустилась на ближайший стул, поджав под себя судорожно мечущийся хвост. Мужчина что-то делал с проводами, заглядывал в какие-то шкафчики, чем-то щелкал, но она не особо отвлекалась на это, все внимание девушки было приковано к возвышению в углу комнаты. Серый камень был совершенно обычным, но напоминал Викте о Департаменте, и этим внушал ужас. Он поднимался откуда-то из глубины души, постепенно захлестывая с головой, едва ли не заставляя забыть обо всем и поддаться первобытному инстинкту - бежать как можно дальше от опасности.
   - Викта! - она вздрогнула, осознав, что мужчина, очевидно, зовет ее уже не в первый раз. - Пересаживайся.
   Куда именно ей предстоит переместиться, вопроса не возникло. У нее даже мелькнула мысль бросить эту кошмарную затею, но, наткнувшись на его испытывающий взгляд, нуара поднялась и направилась к алтарю, забралась на него, что тоже потребовало очередного чудовищного усилия воли. "Мазохизм какой-то", - угрюмо подумала измененная.
   - Может, тебе успокоительного дать? - поинтересовался Дэжар, появляясь в поле зрения девушки. Викта лишь покачала головой и покрепче стиснула зубы, пытаясь взять себя в руки. Мужчина же пока не спешил надевать на нее браслеты, просто стоял рядом, потом приложил пальцы к ее шее уже знакомым жестом, будто бы замеряя пульс. - Слушай внимательно, - он говорил ровно и несколько монотонно, будто зачитывал скучный документ. Девушке на мгновение показалось, что кожу в том месте, где он к ней прикасался, кольнуло слабым электрическим разрядом, хотя это скорее всего было просто нервным. - Я точно не знаю, как ты можешь отреагировать на повторный удар током, поэтому заряд будет минимальным. Постарайся запомнить все ощущения, потом подробно мне расскажешь. Запомнила?
   Нуара кивнула и протянула вперед руки, позволяя защелкнуть на запястьях серебристые металлические полоски. Даже странно, но после этого ее страх если и не исчез, то притупился, уступая место решительности и надежде, что этот первый и такой значительный шаг приблизит возможность стать человеком. Закатав штанины, она позволила Судье надеть такие же браслеты и на лодыжки. Прикосновение холодного металла к разгоряченной от волнения коже оказалось на удивление приятным, заставив ее нервно хихикнуть.
   - Готова? - на всякий случай переспросил Дэжар и девушка кивнула. Странно, похоже, сам Судья тоже в некотором роде переживал за результаты эксперимента. По крайней мере, за последние минут десять он ни разу не съязвил, - отметила про себя нуара.
   Электрический разряд судорогой прошел по телу, заставляя мышцы конвульсивно сокращаться, глубоко под кожей появился легкий зуд и покалывание в руках и ногах. А потом резким коротким ударом, словно щелчок хлыста, пришла боль, очень быстро сменившееся странным ощущением - по телу разлилось необычное тепло, словно электрический ток продолжал гулять по ней, покалывая и дразня. Дыхание сбилось, немного закружилась голова, но общее ощущение больше не было неприятным или пугающим, так что девушка и не думала паниковать. Голову словно ватой набили - она могла лишь смотреть, как Дэжар подходит к ней, и пытаться сфокусировать взгляд на темной фигуре мужчины. Его руки уже почти привычным жестом прижались к ее шее, и девушку снова пронзил легкий разряд тока, заставив вздрогнуть от неожиданности. Причем куда больше удивила ее собственная реакция на это прикосновение. Нестерпимо захотелось, чтобы он не отнимал своих теплых пальцев от ее кожи. Не отдавая себе отчета, что именно делает, словно находясь под воздействием алкоголя, девушка оплела хвостом ногу мужчины, не давая тому сдвинуться с места.
   - Странная реакция, - пробормотал Судья, отстегивая серебристые браслеты. - Ты в порядке? Голова не кружится?
   - Еще как, - мурлыкнула девушка, которую в этот момент куда больше интересовало, что получится, если переместить хвост немного выше. Решив не загадывать, нуара провела свой собственный эксперимент, умудрившись заодно потереться щекой о запястье мужчины.
   - Викта, что с тобой?
   - Не знаю, но меня это не волнует, - поморщилась подопытная, садясь и чуть склоняя голову к плечу и окидывая оценивающим взглядом все еще стоящего рядом мужчину. Она еще при первой встрече отметила, что он красив. Но если ранее это было лишь наблюдением, то теперь не получалось думать ни о чем другом.
   Судья приложил ладонь к ее лбу, словно пытаясь проверить наличие жара у своей подопечной, а нуара мгновенно воспользовалась возможностью, коснувшись губами тыльной стороны его руки и обвивая хвостом за талию. В голове немного прояснилось - во всяком случае теперь она отдавала себе отчет, что не хочет в дальнейшем становиться подопытной мышкой. Ведь если это лишь проба, то дальнейшие разряды тока будут куда сильнее, и боль тоже возрастет. Этого она боялась даже больше смерти. Кажется, когда-то она пришла сюда именно за этим? Соблазнить его и убить. А ведь сейчас этот мужчина вызвал в ней именно желание близости. Что же, это будет достойным завершением вечера, но сначала...
   Девушка пробежала пальчиками по его груди, отыскивая застежки строгого форменного кителя. Изумление на лице Дэжара сменилось обеспокоенностью, он попытался поймать ее за запястья, но измененная вывернулась.
   - Слушай, у тебя шок, - попытался вразумить ее мужчина. - И этим ты его можешь только усугубить.
   - Расскажешь мне об этом потом, - отмахнулась нуара, хвостом подтягивая упрямого Судью поближе к себе.
   - Ты эксперимент мне портишь, - предпринял еще одну попытку он.
   - Похоже, что меня это волнует? - нетерпеливо фыркнула танцовщица.
   - Викта, прекрати, - он поймал ее за основание косы, чуть оттянув голову назад и заставляя девушку взглянуть ему в глаза. - Ты что, не понимаешь, что я не стану долго разыгрывать благородство?
   - И не надо, - она хищно усмехнулась и забросила руки ему на шею.
   Больше Дэжар не сопротивлялся, целуя ее почти грубо. Но если так он думал ее заставить отступить от намеченной цели, то сильно просчитался. Девушка ответила с не меньшим пылом, обвивая его ногами, чтобы мужчина не смог сделать и шага назад, если у него не ко времени опять проснется совесть или чувство самосохранения.
   Но, похоже, ни то, ни другое Судье не было присуще - прерываться мужчина не собирался, лишь углубляя поцелуй, его ладони медленным тягучим движением прошлись по ее спине, заставляя танцовщицу выгнуться и прижаться еще теснее. Сама Викта в это время продолжала потихоньку расстегивать многочисленные пуговки и крючки на его форме.
   Случайно прикоснувшись бедром к забытому на камне браслету, девушка охнула от резкого, хоть и не сильного разряда тока - из-за ее выходки Дэжар забыл отключить электричество. Мужчина почти мгновенно понял причину замешательства и, подхватив девушку, спустил с алтаря. Викта неожиданно отчетливо поняла, что промедление заставит его опять собраться с мыслями и одеть маску неприступного и холодного Судьи. Подобный поворот событий совсем не устраивал нуару. Не особо огорчаясь по поводу отсутствия в лаборатории подходящей для этих дел мебели, девушка снова прильнула к Дэжару, запуская руки под уже благополучно расстегнутый китель и проводя коготками по его телу, от которого ее отделяла лишь тонкая дорогая материя рубашки.
   Похоже, ее демарш Судья раскусил мгновенно, но прерывать начатое не стал. Нуара и опомниться не успела, как оказалась почти что обнаженной, стоящей перед все еще одетым мужчиной, который не скрывал предвкушающей улыбки. Впрочем, возмутиться подобным она не успела: мужчина развернул ее спиной к себе и мягко надавил на плечи, заставляя опуститься на пол. Ворс ковра кольнул коленки. Викта успела только подумать, что так будет не слишком удобно изворачиваться, чтобы дотянуться до него когтями, но следующее же прикосновение губ к шее и теплые ладони, легшие на бедра, заставили забыть все кровожадные планы.
   Дэжар оказался очень опытным и умелым любовником, она буквально плавилась под его руками, чуть массирующими движениями исследовавшими ее тело. Когда он при этом еще и раздеться успел, она не заметила, просто в какой-то момент ощутила касание к лопаткам не ткани, а обнаженной горячей кожи. Мужчина наклонился, целуя ее плечо, пальцы в то же время скользнули по внутренней стороне бедра, и девушка охнула. Возбуждение, еще более сильное, чем вначале, прокатилось по телу опьяняющей волной, и нуара вырвалась из кольца крепких мужских рук, но лишь для того, чтобы развернуться и оказаться с ним лицом к лицу. Она хотела видеть своего партнера, выражение его глаз.
   Ни у одного из них не было желания затягивать эти игры, слишком сильно пьянило чувство близости друг друга и ирреальность происходящего. Опрокинув девушку на спину, Дэжар навис над нуарой, еще раз целуя чуть припухшие губы измененной. Девушка тут же послушно обняла его ногами и торжествующе рассмеялась, ощущая первый толчок бедрами. От каменного пола тянуло прохладой даже сквозь ковер, но ее это мало волновало. Викта судорожно водила руками по спине любовника, ощущая, как по венам снова начинает струиться пламя. Когда наслаждение достигло пика, и девушка вскрикнула, выгибаясь, она краем сознания все ожидала, когда же наступит момент и ее когти начнут удлиняться, чтобы впиться в его незащищенную спину. Она не особо хотела этого, слишком хорошо ей было, но считала неизбежным.
   Мгновения утекали, а ничего не происходило. В голове словно что-то щелкнуло, будто дернули рычажок переключателя, и Викта осознала все происходящее с несколько иного ракурса. Она все так же лежала на колючем ковре, цепляясь за плечи любовника и вслушиваясь в его хриплое дыхание, ощущая его движения в себе, и готовилась убить... Вот только что-то пошло не так, не заладилось, и смертоносные когти, стоившие жизни двум мужчинам, так и остались расписными ухоженными ноготками, способными лишь на безобидные царапины. Нуара прислушалась к себе, испытывая такое жгучее чувство испуга и разочарования, что слезы на глаза наворачивались. Схлынуло, словно и не было, возбуждение и ощущение сытости от удовлетворенного желания. Она понимала, что ее любовник не получил желаемого, но и позволить этого не собиралась. Все должно было быть не так! Она уперлась ладошками в грудь Дэжара, отталкивая его от себя насколько это было возможно.
   - Уйди, - прошептала измененная, постаравшись отодвинуться, но не тут-то было. Рыкнув что-то неразборчивое, мужчина с силой прижал ее к полу, успев ловко перехватить руки девушки и завести их ей за голову. Удерживая ее таким образом, Судья продолжил движение, которое теперь стало жестче, отзываясь во всем теле сильными, почти болезненными толчками.
   Викта не знала, что было хуже - понимание своей полной беспомощности или осознание, что она снова начинает заводиться от происходящего. Только времени, чтобы определиться, у нее не осталось. На миг замерев, Дэжар наконец отпустил ее руки и устало ткнулся лбом ей в плечо, одновременно с тем коснувшись кожи легким поцелуем, словно извиняясь за вынужденную грубость.
   Воспользовавшись его расслабленным состоянием, Викта все же вывернулась и вскочила. Ее переполняли противоречивые эмоции: злость и обида, разочарование от того, что не вышло задуманное, спорили в ней с удовольствием и вновь всколыхнувшимся желанием. А вид немного изумленного, но безмерно довольного мужчины, раскинувшегося на ковре так, словно это шелковые простыни, окончательно вывел из себя.
   - Все должно было быть не так! Ты должен быть мертв! - выкрикнула она, стирая со щек злые слезы и лишь затем понимая, что плачет. Ей было все равно, что он слышит это. Судорожно разыскав собственные вещи, она опрометью кинулась из лаборатории. Горло перехватило спазмом. Теперь танцовщица злилась даже не на невесть каким образом выжившего любовника, а на судьбу. Даже в нормальной смерти ей было отказано.
   Кое-как на ходу натянув на себя одежду, нуара взбежала по лестнице и помчалась к себе. Когда-то она воспользовалась щедрым предложением Дэжара занимать любое помещение и поселилась в одной из спален на верхнем этаже особняка. Но сейчас в ее планы отнюдь не входило задерживаться в ставшей почти что родной уютной комнатке с балкончиком, выходящим в зимний сад. Наскоро побросав в сумку какие-то вещи, девушка выгребла из тайничка жалование за два месяца. Это уже становилось традицией - стоило лишь на какой-то миг поверить, что жизнь наладилась, как судьба преподносила очередной сюрприз, еще гаже предыдущего. И каждый раз ей приходилось судорожно собирать самое ценное и сниматься с насиженного места, уходя в неизвестность.
   Сборы заняли от силы пару минут. Набросив на плечи тяжелый теплый плащ, которым успела обзавестись взамен старого, она едва ли не кубарем скатилась с лестницы и выскочила на улицу. Хотелось от души хлопнуть дверью, но нуара сдержалась - чем позже Судья поймет, что она ушла, тем лучше. Нет, она не опасалась, что он станет ее искать. Но брошенная в запале фраза о его смерти не могла не заинтересовать Дэжара.
   Впрочем, Викта не была бы собой, не имей хотя бы приблизительного плана действий. Она прикинула, что наличных денег ей должно хватить на то, чтобы снять квартиру где-нибудь в ремесленном квартале - возвращаться на границу с трущобами совершенно не хотелось. Затем она могла бы устроиться на какую-то работу и начать - в который уже раз - новую жизнь. Возвращаться в гостеприимный особняк на площади Искрящегося Камня в ее планы совершенно не входило.
   Было уже темно. Викте ничего не стоило избегать желтоватых пятен света под фонарями - все лишь еще одна тень из множества. Она остановилась только раз, чтобы набросить на голову капюшон - падающий снег порядком раздражал, словно специально метя в лицо.
   В аристократическом квартале в это время было довольно пустынно, лишь изредка проезжали экипажи, как наемные, так и принадлежащие некоторым знатным фамилиям - дверцы таких украшали гербы.
   Викта старалась не думать о том, что произошло совсем недавно. Сейчас у нее была цель, достижение которой отодвинуло на задний план все остальные размышления. Теперь же стоило как можно быстрее найти ночлег, чтобы не замерзнуть на улице. Перчатками она не обзавелась, и мороз ощутимо кусал за пальцы, а ведь она придерживала полы плаща, который порывался трепать студеный зимний ветер.
   Свернув под одну из арок, Викта намеревалась срезать путь. Завывания ветра в каменном туннеле вызывали неприятные воспоминания о резервации измененных, и потому девушка невольно ускорила шаг. До выхода на соседнюю улицу оставались считанные метры, когда сзади послышался шорох. Обернуться танцовщица не успела - удар по затылку заставил девушку потерять сознание.
  
   Было холодно и жестко лежать - это оказалось первой осознанной мыслью, когда девушка пришла в себя. Сколько времени прошло с момента, когда она убежала из дома Судьи, Викта затруднялась сказать. Болела голова, но вполне терпимо. И не тошнило, что чрезвычайно порадовало измененную - значит, не сотрясение. Похоже, капюшон и стянутые в узел на затылке волосы смягчили удар. А вот кто ее им "угостил", еще предстояло выяснить.
   - Очухалась, красава, - мужской голос, раздавшийся у нее над головой, показался знакомым. Она постаралась припомнить, где уже слышала этот хриплый прокуренный бас, и память услужливо подбросила воспоминание о "путешествии" в резервацию. Заодно нуара вспомнила, как зовут этого здоровенного мужика, служившего у Аргэ. Борга.
   Викта настороженно посмотрела на похитителя, а потом аккуратно, не делая резких движений, чтобы не усугубить головную боль, привела себя в вертикальное положение. Все же общаться с мужчиной сидя было предпочтительней, нежели лежа.
   - Чего тебе от меня нужно? - хрипло спросила девушка. На краю сознания мелькнула совершенно неуместная мысль, что не хватало только простудиться для полного счастья.
   - Видишь ли, крошка, - мужик наклонился почти к самому ее лицу, чуть не вызвав у девушки повторный обморок из-за ударившего в лицо "аромата" лука, прокисшего пива и отродясь нечищенных зубов. - Аргэ считает, что ты ему задолжала кое-что.
   - Оплату номера в резервации? - съязвила она, не сдержавшись. - Вот только счет мне как-то не приходил. Можете прислать в дом Судьи, где я живу.
   Конечно, прикрываться именем и положением Дэжара не стоило, учитывая, что теперь это было лишь блефом, но попробовать не мешало.
   - Не заговаривай мне зубы, шлюха! - с чувством юмора у Борги было явно плохо. От затрещины в танцовщицы потемнело в глазах, голова мотнулась, как у тряпичной куклы. - Ты будешь работать на нас! Не хочешь по-хорошему - заставим.
   - Это ты заставишь? - рот наполнился характерным привкусом крови из разбитой губы, и девушка сплюнула. - Что-то я Аргэ тут не вижу. Что ж ты меня не донес? Утомился, сердешный?
   Она прекрасно отдавала себе отчет, что провоцирует мужика, но разум словно отключился. Сейчас она чувствовала то странное томление и безудержное веселье, наполнявшее ее перед убийством Фелона, те самые ощущения, которых она так и не дождалась в минуты, пока принадлежала Дэжару. Теперь же оно затопило ее с головой, вытесняя сомнения и страх перед огромным увальнем. Возможно, во время ее близости с Судьей она все еще переживала результаты удара электричеством, что притупило ее силу. Но разряд был слишком слабым, чтобы лишить оной полностью и сейчас искалеченная магия нуары вновь всколыхнулась, требуя убить.
   Видимо, что-то отразилось в ее взгляде, так как шагнувший было к ней Борга остановился, а похотливое выражение на его лице сменилось почти что растерянностью.
   - Так ты даже на это не способен? - криво ухмыльнулась нуара и зажмурилась - такой ненавистью и презрением исказилось лицо человека, что она не сомневалась - дальше последует очередной удар.
   Девушка не ошиблась, размашистая оплеуха отбросила ее к стене. Но боли она почти не ощутила, вместо нее пришли лишь злость и азарт. Викта усмехнулась разбитыми губами.
   - Ты что задумала, дрянь? - зашипел Борга, надвигаясь на девушку. Нуара не ответила, лишь опасно сощурившись и чуточку присев, как перед прыжком. Бурлящая в крови сила и ярость требовали выхода.
   Внезапно измененной стало жарко, кончики пальцев закололо. На уже несколько заострившихся когтях заплясали призрачные голубоватые огоньки, напоминающие цветом свечение ее глаз. Викта еще не успела понять, что происходит, как такие же светлячки полыхнули на одежде Борги. Странное пламя охватило мужчину за долю секунды, он вспыхнул, как свечка. Жуткий захлебывающийся крик на мгновение оглушил девушку. А потом все закончилось. Горстка невесомого пепла опала на пол.
   Некоторое время она тупо пялилась в пространство, глядя на горку темной пыли, но не видела ее, а потом зашлась в приступе хохота. Размазывая по лицу слезы, Викта никак не могла успокоиться. Жизнь казалась чредой каких-то абсолютно безумных событий, но сегодняшний вечер стал апогеем. Дэжар так и не сделал ее человеком - он сделал ее ведьмой. Опять.
   Пошатываясь и то и дело утирая все еще бегущие по щекам соленые капли, нуара выбралась из того сарая, в который ее занес бывший подручный Аргэ. К счастью, она смогла сориентироваться со своим местонахождением. Борга действительно не дотащил ее до трущоб, ограничившись задворками ремесленного квартала, находящегося не так уж далеко от аристократического. Викта криво усмехнулась. Что же, она добралась до цели своего ночного путешествия, хоть и несколько иначе, чем намеревалась.
  
  
   Порывистый ветер, еще недавно срывавший с головы капюшон, утих. С неба падали крупные редкие снежинки, кружась в медленном танце. Они ложились на расчищенную мостовую белыми хлопьями и не таяли - звонкие камни давно промерзли.
   Викта чуть пошатываясь брела по улице, то и дело путаясь в складках собственного плаща. Замерзшие ноги заплетались, девушка несколько раз едва не упала, чудом удержав равновесие.
   По обледеневшим ступенькам она вскарабкалась тоже с трудом, раздраженно прошипев сквозь зубы пару ругательств. Потоптавшись перед дверью, измененная решительно постучала. Куда делся ключ, потерялся или завалился на дно сумки, ускользая из замерших пальцев, она вспомнить не смогла. Более того, она не могла даже определить, а был ли он вообще.
   На стук никто не спешил реагировать. Пробормотав еще пару крепких словечек и безрезультатно подергав шнур дверного звонка, девушка заколотила в створку кулачками. Грохот, производимый нуарой, мог бы, по ее мнению, поднять даже мертвого, но дверь все равно оставалась запертой.
   - Эй, ты чего шумишь? - раздавшийся позади мужской голос дружелюбным назвать язык бы не повернулся. - Приличные люди спят давно.
   Медленно обернувшись, чтобы не поскользнуться, она заслонила рукой чувствительные глаза от света, лившегося из фонаря в руках какой-то темной фигуры. Уже через пару мгновений ей удалось разобраться, что ее собеседником стал один из ночных патрульных. Уставшие и злые стражи, большую часть ночи вынужденные мерзнуть на продуваемых ветрами улицах, отнюдь не лучились дружелюбием. Более того, им наконец-то удалось найти кого-то, на ком можно было выместить свое раздражение. И этим кем-то "посчастливилось" оказаться именно Викте.
   - Капюшон сними, - велел все тот же патрульный. - Только без резких движений.
   Нуара скрипнула зубами, но подчинилась. У нее еще теплилась слабая надежда, что еще удастся уладить дело мирно.
   - Сержант, гляньте-ка, - влез кто-то, стоящий позади мужчины с фонарем. - Это ж девка. Да странная какая-то.
   - Нуара, - сплюнул сержант. - Роздыху нету от этих... измененных. Хоть насильно в резервацию загоняй, а то лезут везде без мыла, почище ворья из трущоб. Ты что забыла, красотка, в квартале для благородных? И по какому праву ломишься в дом Судьи? Живо отвечай!
   Девушка уже открыла было рот, чтобы в очередной раз солгать о том, что она тут работает, как дверь распахнулась, явив окружающим этого самого Судью собственной персоной. Явно недовольный внеплановой побудкой мужчина очень быстро оценил ситуацию.
   - Она здесь живет, - неожиданно для Викты произнес Дэжар, обращаясь к старшему патруля. - Доброй ночи.
   С этими словами он ухватил нуару под локоть и втащил ее в прихожую, захлопывая дверь.
   - Итак, - совсем иным тоном полюбопытствовал мужчина, стоило язычку замка щелкнуть. Теперь в его голосе слышалось ехидство, хотя менее недовольным он при этом выглядеть не стал. - Нагулялась? Или забежала переодеться перед следующим рывком?
   Вместо ответа Викта неловко стянула тяжелый влажный плащ и попыталась повесить его на предназначенный для того крючок, но промахнулась. Темная ткань упала на пол, но девушка этого даже не заметила, уже повернувшись спиной к вешалке и направившись на кухню. Тот факт, что хозяину дома пришлось убирать за нею, нуару совершенно не смущал.
   Добравшись до интересующего ее помещения, измененная залезла едва ли не с головой в один из шкафчиков, покопалась там и с довольной улыбкой извлекла пузатую бутыль. Вошедший на кухню следом Дэжар с любопытством пронаблюдал, как девушка зубами вытаскивает пробку и прикладывается к горлышку.
   - Ты мне жизнь сломал, - патетично заявила Викта, сделав несколько глотков и с трудом отдышавшись.
   - А может тебе уже хватит на сегодня? - мужчина запоздало сообразил, что гостья банально пьяна, а теперь, похоже, собралась и вовсе дойти до той кондиции, когда диалог будет невозможен.
   - Не указывай мне, - тут же вскинулась нуара, грозно взмахнув зажатой в руке бутылью. - Это ты во всем виноват! Хвостом ведь чуяла, что не надо с тобой связываться.
   - Очень интересно, - опасно сощурился Судья, медленно приближаясь к измененной. - Сначала ты заявляешь, что намеревалась меня убить, теперь оказывается, что я в этом сам виноват... Объясниться не хочешь, Викта?
   - Не хочу, - надулась она, попытавшись обойти собеседника, но мгновенно оказавшись зажатой в угол. При этом девушка неловко заслонилась пузатой емкостью, словно это могло стать достойной защитой. Как-то устало вздохнув, Дэжар отобрал бутыль у нуары, а ее саму усадил на стул.
   - А придется, - сообщил мужчина, глядя на нее сверху вниз. Викта неуместно хихикнула, сообразив, что подобным образом он очень ловко перекрыл ей доступ не только к спиртному, но и к посуде и прочим разнообразным бьющимся предметам.
   - Да что ты пристал? - опять стала заводиться измененная. - Сначала ты своим дурацким экспериментом мне магию вернул, а теперь объяснений требуешь? Можешь пойти посмотреть, все необходимые тебе объяснения есть в ремесленном квартале, в сарае на Суконной улице. Заодно сметешь их в газетку...
   - Стоп, Викта, - мужчина помахал ладонью у нее перед носом. - Ты городишь чепуху. Какой сарай? Какая газетка? И при чем тут твоя магия вообще?
   - Я опять убила человека, - едва ли не взвыла девушка. - Он не успел меня еще раз ударить, - она зажмурилась и покачала головой, - а я его убила. Даже когтиком не тронула, а убила. Магией. "Маленькая" неожиданность! И до твоего эксперимента у меня ее не было! Ты должен был меня человеком сделать, а не превращать опять в ведьму! Бракодел!
   - Слушай, когтистая ты моя, - уязвленно прошипел Дэжар, - об этом мы поговорим, когда ты проспишься, не раньше. Не люблю, знаешь ли, когда меня огульно обвиняют в чем ни попадя.
   Вместо ответа Викта фыркнула и снова потянулась к вожделенной бутылке, которую мужчина поставил на центр стола. А потому для отвлекшейся нуары маневр Судьи стал неожиданностью. Дэжар едва ли не за шкирку вытащил ее из-за стола и, твердо подхватив под локоток, потащил к лестнице на второй этаж. Измененная возмущенно брыкнулась, но особого результата не добилась, разве что пальцы на ее локте сжались еще сильнее.
   "Синяки останутся", - с неудовольствием подумала нуара, спеша следом за раздраженным мужчиной и вынужденная перепрыгивать через ступеньку, чтобы не слишком отставать.
   Девушка порадовалась, осознав, что местом назначения стала ее комната. Руки Дэжар разжал как-то слишком резко. То ли от неожиданности, то ли от количества выпитого, но она мгновенно начала заваливаться на бок, не успевая ни за что ухватиться. Впрочем, упасть ей Судья не дал, снова вздернув на ноги, и подтолкнул к двери, за которой располагалась ванная.
   - Раздевайся давай, - буркнул мужчина. Викта несколько оторопело моргнула, до заторможенного алкоголем сознания с трудом дошло, чего же от нее хотят.
   - Что, опять? - почему-то шепотом переспросила нуара. - Это попытка суицида?
   - Слушай, недоразумение хвостатое, иди в душ, - с тяжким вздохом порекомендовал хозяин дома.
   В итоге он все же подключился к вытряхиванию измененной из одежды, но вот, глядя на его мученическое выражение лица, никто бы не заподозрил, что сей процесс доставляет мужчине хоть какое-либо удовольствие. Судя по желчным и не всегда цензурным комментариям - ей тоже. Настырный Судья несколько раз получил хвостом по рукам, после чего обозлился окончательно, сгреб нуару в охапку и затащил в душ, нимало не заботясь о том, что сам все еще одет. Подержав вырывающуюся девушку несколько минут под холодной водой и дождавшись, пока она не начнет дрожать от холода, мужчина прекратил экзекуцию и закрыл кран.
   - Садист, - прошипела продрогшая нуара, отчаянно стараясь не стучать зубами.
   - Спать иди, - устало отозвался мокрый, как утонувшая мышь, Судья, стягивая через голову рубашку и хоть как-то ее выкручивая.
   Викта некоторое время наблюдала за мужчиной, а потом, словно опомнившись, прожогом бросилась из ванной комнаты. Стащить с себя холодные вещи, с которых продолжало литься, она решилась лишь после того, как закрыла дверь за таким же мокрым Дэжаром. Причем заперла на ключ, чего ни разу не делала за все время проживания в этом доме. Забравшись в кровать и с головой зарывшись в одеяло, она довольно долго пыталась согреться. Хмель выветрился полностью, теперь ее одолевал жгучий стыд напополам со странным облегчением, что все обошлось - этот суматошный, полный нелепых происшествий день наконец закончился. С этим чувством она и уснула.
  
   Утро началось для девушки лучше, чем можно было бы ожидать, учитывая устроенный накануне дебош и обильные возлияния. Никогда ранее она не пила спиртного в таких количествах. Стоило признать, что действия Судьи оказались более чем необходимы, - именно благодаря ему она сейчас и не пребывала в состоянии полутрупа. Вот только говорить это Дэжару нуаре как-то не хотелось. Викта вообще поражалась самой себе, что все же вернулась ночью в этот дом, учитывая, что именно сделала в лаборатории. Было страшно встретиться с ним лицом к лицу теперь, когда испарилась порожденная спиртным храбрость. Возникла даже мысль снова удрать - не все же деньги она пропила накануне. Вот только эта идея испарилась почти мгновенно - первым делом стоило решить новообретенную проблему с магией.
   Взглянув на часы, девушка с тоской констатировала, что уже позднее утро. Дэжар в такое время обычно уезжал в Департамент, и Викта смалодушничала, украдкой облегченно вздохнув. "Разбор полетов" откладывался до вечера, а к тому времени она вполне успеет собраться с мыслями. Утешив себя таким образом, нуара побрела на кухню, чтобы сварить кофе. Все же завтракать после вчерашнего не хотелось категорически.
   Глядя на сидящего за столом мужчину, измененная задалась вопросом: под какой несчастливой звездой она умудрилась родиться, что все ее надежды терпят крах? Девушка все же нашла силы приветливо кивнуть, а затем даже благодарно улыбнуться, когда Судья пододвинул к ней большую чашку крепкого и ароматного чая.
   - Как спалось? - ехидно поинтересовался хозяин дома, как ни в чем ни бывало прихлебывая темно-пурпурный напиток. На невнятное бурчание нуары он лишь усмехнулся.
   - Твоими молитвами, - все же более четко высказалась она. Настроение, и без того не радужное, стремительно ползло вниз. - Слушай, тебе на работу не пора? - наконец не выдержала Викта, сверля Дэжара недружелюбным взглядом.
   - У меня выходной, - с деланным безразличием пожал плечами мужчина, и нуаре окончательно взгрустнулось. Похоже, допрос с пристрастием состоится значительно раньше, чем она думала.
   Последующий поступок Судьи, самолично намазавшего ей бутерброд, стал очередной странностью и без того необычно начавшегося дня.
   - Сомневаюсь, что ты захочешь что-либо иное, - прокомментировал он.
   Ей даже дали время дожевать, хотя Викта так и не почувствовала вкуса, судорожно пытаясь вспомнить, что именно успела сболтнуть вчера.
   - Итак, маленькая нуара, я внимательно тебя слушаю, - карие глаза Дэжара больше не смеялись, мужчина цепко следил за каждым ее движением. - Расскажи, будь так любезна, о том, с какой такой радости я, по твоему мнению, должен быть уже мертв?
   Викта тяжело вздохнула и бросила на него настороженный взгляд. Все чистосердечно рассказать? Она сомневалась, что Судья удовлетворится меньшим. Вот только как это сделать, если сама не понимала, что именно происходит с нею и как.
   - Я убивала каждого предыдущего любовника, - наконец выдавила измененная. - Не знаю почему. Не могу себя контролировать.
   - Подробнее, - тут же отреагировал мужчина, чуть прищуриваясь. - Что значит "не могу контролировать"? Как именно убивала? Что становилось поводом, просто сам факт близости или же что-то иное?
   - Когти отрастают, - она демонстративно постучала ногтиками по столу, затрудняясь дать ответ относительно остального. - По-разному было.
   - Ладно, попробуем с другой стороны, - вздохнул Дэжар. - Что ты чувствовала потом? Я имею ввиду не эмоционально, а физически. Что-то необычное было?
   - На изнанку меня выворачивало, - зло бросила Викта - этот допрос ее смущал и раздражал. - А второго я придушила бы и без этих... способностей.
   - Значит, первого ты убила случайно, - задумчиво протянул Судья, поглаживая бородку. - А второй тебя просто разозлил. Катастрофически мало данных для анализа, Викта.
   - Вот на тебе думала попрактиковаться, - прошипела девушка. Он говорил о ней таким тоном, словно вся ее жизнь - сплошной эксперимент. Чувствовать себя ущербной, не человеком - с этим она смирилась. Но не подопытной же мышкой!
   - Не знаю, как тебе, а мне понравилось, - как ни в чем ни бывало сообщил мужчина. - Ты натолкнула меня на парочку весьма занимательных соображений...
   - Ты гад! - вспылила нуара. - Я не лабораторный материал, чтобы "наталкивать на соображения"! Я живая, слышишь, ты?! И если думаешь, что я согласилась на твои эксперименты чистого мазохизма ради, то ты сильно заблуждаешься!
   - О твоих мотивах мы поговорим отдельно, - в голос Судьи послышались неприятные металлические нотки, а одного взгляда карих глаз хватило, чтобы вскочившая нуара плюхнулась обратно на табуретку.
   - Ну хоть скажи, что мне теперь с магией делать, - как-то жалобно попросила она, потупясь. Ей было стыдно за собственную вспышку, а еще измененная внезапно вспомнила, что сидящий перед ней мужчина, - это отнюдь не кабатчик Рене, которого можно было легко заставить замолчать.
   - Ничего не делать, - пожал плечами собеседник, которого мало занимали мысли нуары. - Это не твоя магия была, так что забудь.
   - Как это, не моя? - оторопело моргнула девушка. - Чья тогда?
   - Моя, - равнодушно сообщил Дэжар, наливая себе еще чаю. Складывалось впечатление, что он окончательно потерял интерес к диалогу.
   - Что? - тупо переспросила девушка, до которой суть его слов дошла не сразу.
   Мужчина фыркнул, словно она созналась в тугодумии, и затем принялся рассказывать:
   - Ты подумала, что тот разряд тока мог на тебя повлиять? Так ведь? - танцовщица кивнула. - Но он был таким крошечным, что не повредил бы совершенно. Зато дал возможность просканировать тебя. Я маг, Викта.
   Измененная посмотрела на него, как на умалишенного, но комментировать не стала. Просто слов не было. Хотя где-то на краю сознания забрезжила циничная, но вполне обоснованная мыслишка, что будь это правдой, все то, в чем ее убеждали с детства - наглая и беспардонная ложь. Этот червячок сомнений, некогда поселенный в ее душе самим Дэжаром и получивший негаданную пищу в резервации, теперь окончательно окреп и принялся с остервенением догрызать остатки веры.
   - И ты мне так спокойно об этом говоришь? - голос почему-то звучал сипло. - Не опасаешься, что при первой возможности отправлюсь в Департамент? - она осознавала, что провоцирует мужчину, но ей просто необходимо было знать.
   - И что скажешь? - приподнял черную бровь Дэжар. На этот раз он не разыгрывал любопытство, ему действительно стало интересно. - Что пыталась убить меня, а вместо этого выкачала часть магической силы - кстати, вот это скорее всего и была реакция на удар электричеством, - а потом этой же силой убила какого-то неизвестного мужика? Поверь, до второй части рассказа ты добраться не успеешь. По закону империи убийство карается смертью через повешенье, и скидку за чистосердечное признание тебе никто не сделает.
   Викта глянула на него почти обиженно, после чего хлебнула уже остывшего чая и поморщилась.
   - Да, глупая идея, - признала она. А потом настороженно спросила. - Выкачала магию? Ничего не понимаю. И если не из-за электричества, то почему на этот раз не убила?
   - Повторяю, мало данных для анализа. Возможно, это было простое стечение обстоятельств, - откликнулся мужчина. - Это поддается проверке.
   - Нет уж, спасибо, - обиделась нуара. - Убить еще какого-то бедолагу только ради того, чтобы проверить, что именно меня провоцирует, я не хочу.
   - А меня, значит, можно? - ехидно поддел Дэжар, коротко глянув на нее поверх чашки.
   - К тебе у меня были счеты, - выдавила она.
   - А мне казалось, ты о помощи просила, - язвительно отозвался мужчина. Впрочем, Викта и не думала смущаться или раскаиваться.
   - Мне нужен был повод, чтобы к тебе подобраться.
   - А сейчас тебе что нужно? - уточнил Судья.
   Девушка задумалась, пытаясь подобрать слова. Сказать ему, что она хочет остаться, потому что считает это место своим домом, было бы глупо, особенно после всего уже прозвучавшего. Но что тогда? Солгать? Вдруг маг почует ее ложь?
   - Зато я не врала, что мне некуда идти, - наконец призналась она. - Да и все только усложнилось. Я раньше никому не признавалась в том, как убиваю, но Аргэ трущоб, видимо, что-то все же известно. Он очень активно пытается меня вернуть. Собственно, я как раз похитителя и отправила за грань, - Викта замолчала и выжидающе уставилась на собеседника, ожидая, пока он переварит всю вылитую на него информацию.
   - И теперь будешь прятаться в моем доме не только от служителей правопорядка, но и от трущобных бандитов? - с наигранным восторгом поинтересовался Судья. - Знаешь, ты просто кладезь неприятностей, Викта. Я так понимаю, именно заинтересованность Агрэ и сподвигла тебя согласиться на мое предложение?
   - Он бы вообще не узнал, что я в городе, если бы не твоя любовница, - зло сообщила танцовщица. - Аманта, так кажется? Вчера она приходила еще раз, передать мне привет от правителя трущебных нуаров.
   - Ладно, - помолчав несколько минут, Судья поднялся со стула и направился к двери, сочтя беседу оконченной, - живи здесь и дальше, я ничего не имею против. Если захочешь продолжить эксперименты, дай мне знать.
   Растерянная измененная проводила его взглядом. Она ожидала отнюдь не такой реакции на свои откровения, но была рада, что этот непонятный мужчина, оказавшийся ко всему прочему еще и магом, не гонит ее прочь.
  
  
   Неделя прошла тихо и спокойно. Жизнь вошла в привычную колею, словно и не было событий, последовавших за первым визитом Аманты. Все вернулось на круги своя с той лишь разницей, что теперь Викта не выходила из дома Судьи несколько по иной причине - преследователи сменились. А еще девушка начала ловить себя на мысли, что ей не хватает общения с хозяином дома. И пускай эти несколько вечеров, которые они провели на кухне, были наполнены его язвительными комментариями, она отчетливо осознала, что соскучилась по общению с людьми, особенно если собеседник был достойным. Но и просто прийти к Дэжару и заявить, что жаждет общения, девушка не решилась бы. Во-первых, он был совершенно не обязан уделять ей время и внимание, а, во-вторых, после некоторых событий ей было неловко перед ним. Смотреть в глаза человеку, которого готова была убить, Викте было невмоготу. Ко всему прочему, присутствие мужчины рядом будило в ней весьма определенное желание, что чрезвычайно смущало и раздражало, но от подобных мыслей отделаться не получалось.
   Эти душевные метания ни на йоту не вносили ясности в ее и без того довольно шаткое положение. С одной стороны, нуара понимала, что вечно подобное затишье продолжаться не будет. Она отчетливо осознавала, что у Аргэ вскоре, если еще этого не случилось, сработает охотничий инстинкт: чем дольше жертва старается сопротивляться, тем азартнее ее преследуют, и тем упорней будут добиваться победы, даже если она не так уж и нужна на деле. Пара вечеров напряженных размышлений привели к выводу: стоит продолжить эксперименты. Это был хоть и призрачный, но шанс выйти сухой из воды. Практически. Она понимала, что будет больно, но, во всяком случае, ей придется терпеть это ради достижения результата, возможно даже положительного для нее. Если же до нее доберется эта трущобная мерзость, то на такой подарок судьбы, как личная свобода рассчитывать и не стоит.
   Она долго решала, как сказать Судье, что согласна на его предложение, но в итоге, плюнув на все, просто дождалась его на кухне. Вернувшийся домой Дэжар, как показалось девушке, ничуть не удивился, застав ее медитирующей над заварочным чайничком. Похоже, чаепития с задушевными беседами становились в этом доме доброй традицией.
   - И что на этот раз стряслось? - поинтересовался Судья, закончив с ужином и с довольным видом откинувшись на спинку стула.
   - Мне кажется, что эксперименты стоит продолжить, - сообщила нуара. - По правде говоря, другого выхода у меня все равно нет.
   - Долго же ты к этому шла, - заметил мужчина, ничуть не удивленный этим заявлением.
   - Давай ты не будешь язвить, - коротко глянула на него собеседница. - Только теперь мне хотелось бы знать больше о том, что именно ты будешь со мной делать и о возможных последствиях.
   - Вроде бы мы это уже обсуждали? - в привычной манере полюбопытствовал Дэжар, слегка приподняв бровь.
   - Вот только ты забыл сказать, что станешь на меня магией воздействовать, - язвительно фыркнула измененная. - Может еще что "упустил из виду"?
   - Может, сама подумаешь? - протянул он.
   Викте вдруг захотелось огреть Судью чем-то тяжелым. Желание было несвойственным, но все же понадобилось некоторое время, чтобы отогнать нарисованную воображением заманчивую картинку. В конце концов, она здесь не для того, чтобы его развлекать, пытаясь разгадывать загадки. В итоге нуара зло глянула на собеседника, но промолчала.
   - Ладно, слушай, повторять не стану, - тон Дэжара стал деловым. - Итак, у тебя есть как минимум шесть вариантов дальнейшего развития событий. Во-первых, может просто ничего не произойти. Обидно, но такое бывает, что ж поделаешь. Во-вторых, ты можешь умереть от болевого шока, хотя вряд ли, у женщин порог чувствительности порядком выше, чем у мужчин.
   Он замолчал, словно ожидая ее реакции. Викте на самом деле хотелось прокомментировать, что озвученое "вселяет надежду", но она промолчала, помня, что предстоит услышать о еще четырех.
   - Хорошо, - кажется, он был доволен проявленной ею выдержкой, - теперь два варианта, которые для тебя предпочтительнее: ты можешь снова стать человеком или хотя бы просто лишиться тех остатков магии, которые... мешают тебе жить.
   Измененная лишь скрипнула зубами, но опять промолчала и даже не опустила взгляда.
   - Ну и последняя пара, на закуску. Разница между этими вариациями значительна только во внешнем выражении. Ты можешь стать магом. Но при этом либо вновь обретешь человеческий облик, либо же окончательно его утратишь, - закончил Судья.
   Последние открывшиеся перспективы не радовали совершенно.
   - А есть какая-то возможность... спрогнозировать результат? - робко поинтересовалась Викта, понимая, что ввязывается в игру, в которой шансов выиграть желанный приз ничтожно мало. Но при этом она полностью отдавала себе отчет, что все равно рискнет.
   - Если и есть, то я о ней не знаю, - покачал головой мужчина.
   - Да уж... - емко охарактеризовала свое отношение к услышанному девушка.
   - Ты сама сказала, что у тебя нет выбора, - пожал плечами Дэжар. - Я же показал, что он у тебя чрезвычайно разнообразный.
   - Не скажу, что меня это радует, - сквозь зубы процедила Викта. Сейчас совершенно не было желания поддерживать его игру словами. - Как о многом, оказывается, ты "забыл", - тут же добавила она, противореча собственному решению, принятому лишь мигом ранее.
   - Квиты, - вполне искренне рассмеялся он.
   - Завтра начнем? - поинтересовалась нуара, вынужденная признать, что сказанное - чистейшая правда. Что ж, теперь, во всяком случае, они оба знают, как обстоят дела на самом деле. И еще ее чрезвычайно интересовал вопрос, а не станет ли она и дальше так же странно реагировать на Судью после воздействия током или его магией. Не хотелось бы.
   - Можем и сегодня, - откликнулся он, все еще улыбаясь. - А то ты завтра передумаешь еще, чего доброго.
   Нуара сначала возмущенно вскинулась, но тут же была вынуждена признать его правоту. Вот только она никак не ожидала, что стоит лишь дать свое согласие, как Дэжар тут же снова уложит ее на "алтарь", и даже растерялась. Она не была готова морально, но оказалась вынужденной признаться себе, что вряд ли что-нибудь в ее настрое изменится к следующему вечеру. "Перед смертью не надышишься", - гласила поговорка, и теперь она, хоть и звучала мрачно, как нельзя лучше подходила самой Викте, учитывая услышанное ранее.
   - Ладно, я готова, - обреченно вздохнула девушка, поднимаясь.
   - Молодец, - одобрил Дэжар и снова улыбнулся. Куда мягче, чем раньше, без издевки.
   Шагая следом за мужчиной по уже знакомому пути через подвал, Викта отчаянно храбрилась. Но стоило увидеть алтарь, как страх вдруг исчез, нуара гордо вскинула голову и шагнула к камню, без напоминаний занимая нужное место.
   Викта не знала, что больше измотало ее за последующие два часа: боль, причиняемая каждым новым разрядом тока, или постоянное ожидание этого самого разряда. А все лишь усугублялось тем, что она не понимала, что именно и почему делает Судья. Измененная решила обязательно расспросить его о сути экспериментов и неоднократно дала себе мысленный подзатыльник, что не озаботилась этим вопросом ранее. Каждый раз, когда восстанавливалось дыхание, и она понимала, что, очевидно, не умерла, появлялось желание мгновенно ощупать себя, чтобы убедиться - она не стала такой, как жители резервации. Это девушка и сделала, как только маг снял с нее браслеты. Наличие уже ставшего родным и привычным хвоста и отсутствие каких-либо еще новых изменений заставило нуару тихонько всхлипнуть.
   - Можем вычеркнуть сразу два пункта из шести, - негромко произнес Дэжар. - Сегодня я попробовал максимальное напряжение и могу утверждать: ты не умрешь и не видоизменишься.
   Наверное, ей следовало порадоваться, но сил на открытое проявление эмоций не осталось. Викта лишь слабо кивнула, пытаясь собраться с силами, чтобы сползти с камня.
   - Устала? - мягко поинтересовался мужчина, отводя с ее лба влажные от пота пряди и заправляя их за ухо.
   - Очень, - призналась измененная. Голос был сиплым, а горло саднило, хотя она точно знала, что несмотря на боль, ни разу не закричала. Внезапно Викта испытала чувство дежа вю. Не так давно она сидела здесь же, на этом алтаре, а Судья стоял так же близко. Девушка смутилась бы, вспомнив свое поведение, если бы не чувствовала себя такой измотанной. Впрочем, был еще один повод для радости, кроме уже перечисленных хозяином лаборатории: на этот раз ее не тянуло начать его соблазнять.
   - На вот, выпей, - ей под нос был подсунут стакан с какой-то грязно-бурой жижей. Пахло отвратно, болотной водой, тухлыми яйцами и то ли пылью, то ли плесенью.
   - Это что? - скривилась Викта, несмотря на жуткую усталость стараясь отодвинуться.
   - Дрянь, - честно ответил Дэжар, - но тонизирующая. Самое то после такой встряски, помогает нормализовать электролитный баланс... Короче, пей давай.
   - Решил меня добить этой отравой? - поинтересовалась танцовщица, с трудом проглотив содержимое стакана и перестав отплевываться.
   - Раз начинаешь язвить - жить будешь, - фыркнул Дэжар и подхватил ее на руки.
   Викта думала сначала дернуться, отстаивая право на самостоятельное передвижение, но почти мгновенно затихла, здраво рассудив, что у Судьи хватит вредности в таком случае просто разжать руки. В том же, что она успеет сгруппироваться, уверенности не было ни на грамм.
   Мужчина же, нимало не тяготясь своей ношей, поднялся на второй этаж. По дороге Дэжар не произнес ни слова, и только донеся девушку до ее спальни и бережно опустив на постель, вдруг сказал:
   - Ты умница. Уже кто угодно бы пощады просил, а ты держалась молодцом. Уверен, мы с тобой добьемся успеха. Отдохни несколько дней, потом продолжим, согласна?
   Викта лишь невнятно угукнула. У нуары на миг возникла идея язвительно ответить, что у нее и выбора как такового нет, но одернула себя, понимая, что это прозвучит словно она капризная девица, выучившая лишь одну фразу. Да и говорить было лень. Она даже не поняла, когда уснула, вполне возможно, это произошло даже раньше, чем мужчина закрыл за собой дверь ее спальни.
   И потянулись дни экспериментов, перемежающиеся довольно длительным отдыхом. После очередного "сеанса" нуара обычно была столь слаба, что не вставала с постели. Неожиданно обнаружилось, что хозяин дома в таких случаях может позаботиться не только о себе, но и о своей постоялице.
   Время шло, Викта чувствовала себя чудовищно усталой. Она выматывалась не только физически, но и эмоционально. Постоянное ожидание каких-то результатов и их отсутствие действовало удручающе.
   В один из вечеров, когда их совместный ужин подходил к концу, девушка наконец не выдержала.
   - Я так больше не могу, - тихо произнесла она, не отрывая взгляда от тарелки.
   - И что ты предлагаешь? - откликнулся флегматично попивавший чай Дэжар. - Бросить все на полпути? Тогда какой смысл был так напрягаться?
   - А какой смысл продолжать? Мазохизма ради? - вскинулась девушка.
   - Викта, ты сейчас ждешь, чтобы я тебя убеждал или утешал? - мужчина отставил чашку и чуть наклонился вперед, перехватив ее взгляд, который отвести измененной уже не удалось. - Мне казалось, что это ты должна быть заинтересована в том, чтобы получить результат. Так что определись сама как-нибудь.
   Танцовщицу внезапно разобрал приступ истерического смеха. Интересно получалось, он сам предложил ей эти эксперименты, и, небось, не просто так, сам подвергал мучениям на проклятом алтаре. А теперь перекладывает все на нее, будто ему это безразлично?
   - Не начинай истерику, - поморщился Судья, наблюдая за отсмеявшейся и зло сощурившейся собеседницей. - Думаешь, меня радует все происходящее? Если ты так устала, можем сделать перерыв, но не факт, что потом не придется начинать все сначала. Так что и возобновлять смысла не будет. Учти, выбор у тебя сейчас невелик.
   - Ну как же, - язвительно отозвалась она. - Не ты ли говорил, что выбор есть всегда? Скажи, Судья, что мешает сейчас послать тебя куда подальше со всеми твоими экспериментами? - измененная прекрасно осознавала, что ее несет, но остановиться уже не могла.
   - Чувство самосохранения, ведь только из-за меня Аргэ еще не явился за тобой. Забыла? - раздраженно огрызнулся Дэжар, поднимаясь вслед за вскочившей на ноги девушкой. - Викта, я не давал тебе стопроцентных гарантий. Думал, ты это осознаешь.
   - Осознаю? - взвизгнула нуара. - Ты сказал, у меня есть шанс хоть на какой-то результат, а что в итоге? Полный пшик! Сначала ты не закончил ритуал, из-за чего я стала убийцей, сама того не желая, теперь просто тешишься, пока меня корячит на этом алтаре, будь он проклят всеми богами! Гарантии он мне не давал! - с этими словами Викта, не удержавшись, хлопнула ладонями по столу. Она была так разъярена, что не сделай этого, точно попыталась бы напасть на самого Судью.
   Одновременно с хлопком распахнулись дверцы настенных шкафчиков, и посуда посыпалась на пол, дробясь на тысячи мелких осколков. Сам стол вдруг подпрыгнул, а потом стремительно ухнул вниз, поскольку у него исчезли ножки. Всю стоявшую на нем посуду постигла та же участь, что и содержимое шкафов. На мгновение моргнула лампочка. И все стихло.
   - Ну вот, а ты еще жаловалась, - заметил Дэжар, успевший подхватить свою чашку, и невозмутимо сел на уцелевший стул, забросив ногу на ногу.
   - Это я? - потрясенно спросила девушка.
   - Несомненно, - мужчина улыбнулся лишь уголками губ, явно стараясь не провоцировать собеседницу на новые активные действия.
   - Вот те раз... - оторопело протянула Викта и плюхнулась на хвост, поскольку коленки внезапно подкосились.
   - Так что, я все-таки не такой бракодел, как ты считала? - не удержался от шпильки Судья.
   - И что теперь? - она растерянно глянула на хозяина разгромленной кухни, проигнорировав его вопрос.
   - Учиться контролировать свои способности, - хмыкнул он.
   - Ты понимаешь, что это худшее из того, что могло произойти?! - опять вскинулась девушка, чувствуя, как на глаза наворачиваются слезы. - Я же теперь все та же нуара, но зато опять с магией!
   - У тебя могли отрасти паучьи лапы, например, - огорошил ее Дэжар, от чего собеседница даже поперхнулась воздухом. - А так ты осталась при своем, но зато получила парочку козырей, и довольно крупных. Или тебе так хотелось остаться без хвоста? А потом всю оставшуюся жизнь чувствовать себя калекой? Я же вижу, что тебе нравится быть такой, какая ты сейчас, - Судья хитро прищурился.
   - Мне ненавидеть себя полагалось бы? Но с этим я уже закончила, - уже спокойней и язвительней отозвалась Викта.
   - И нашла свою выгоду, - кивнул маг. - И теперь будет так же. Просто можешь пропустить пункт с ненавистью.
   Нуара задумалась над его словами, на пару минут даже выпав из реальности. В принципе, они уже говорили с ним об этом, еще тогда, в камере. О том, что магия может быть даром. Не побывай она в резервации, скорее всего отбросила бы эту мысль с негодованием, но теперь... Теперь ее грызли сомнения. Возможно, Дэжар прав, и то, что она всегда, не задумываясь, считала проклятием, на самом деле сможет стать тем самым ключом к разрешению всех ее проблем? Эта мысль требовала тщательного обдумывания.
   Мужчина наблюдал за измененной, ожидая ее ответа или какой-то реакции с искренним интересом. Но звон дверного колокольчика избавил ее от этой необходимости.
   - Ты кого-то ждал? - девушка удивленно глянула на хозяина дома, прекрасно отдавая себе отчет, что не пойдет открывать, если окажется, что за дверью стоит Аманта, которую сам Судья и пригласил.
   - Нет, - так же удивленно отозвался Дэжар.
   - Пойду, посмотрю кто, - тяжело вздохнула нуара.
   Отодвигая тяжелый засов, она внутренне готовилась к тому, что увидит на пороге либо пресловутую любовницу Судьи, либо, что еще хуже, каких-то иных посланников Аргэ, куда менее приятных. Да и в самом деле, кому придет в голову являться в гости незваным, да еще и так поздно вечером? Вот только за дверью ее ждал сюрприз.
   На крыльце стоял красивый мужчина, разглядывающий нуару с не меньшим интересом, нежели она его. У Викты даже сомнения не возникло, что незваный гость приходиться близким родственником Дэжару, до того они оказались похожи. Впрочем, незнакомец был явно младше хозяина дома, но не настолько, чтобы оказаться сыном Судьи.
   - Проходите, - она отступила, давая гостю возможность сделать шаг через порог. Девушка логично рассудила, что братья сами должны решать любые вопросы, и вмешиваться в это не собиралась - у нее хватало собственных проблем.
   - Благодарю, красавица, - лучезарно улыбнулся нежданный визитер, входя в холл и небрежно стряхивая с дорогого пальто снежинки. - Хозяин дома?
   Викта только собралась ответить, но нужды в этом уже не было.
   - Здравствуй, Веллар, - голос Дэжара был удивительно сух и официален.
   - Ты как всегда более чем гостеприимен, - улыбнулся младший из мужчин.
   Викта услыхала в этой фразе иронию, а судя по тому, как блеснули глаза гостя, она могла побиться об заклад, что теплых отношений между братьями не наблюдалось. Сразу захотелось оказаться где-то подальше. Только семейных разборок ей и не хватало для полноты впечатлений от сегодняшнего дня.
   - А я в гости, - как ни в чем ни бывало, сообщил Веллар, и нуара украдкой вздохнула. Что-то подсказывало, что ничего хорошего ей это не сулит.
  
  

Часть 4

Чтобы выжить...

  
   Несколько дней пролетели как один. Наличие еще одного жильца в доме мало изменило привычный график его обитателей, зато царившая в особняке атмосфера стала кардинально иной. Веллар вел себя достаточно доброжелательно по отношению к нуаре, но все их общение пока сводилось лишь к вежливому обмену дежурными фразами. Мужчина явно пытался определить для себя, какой именно статус она занимает в доме брата, и пока не особо преуспел с выводами. Викта же не собиралась упрощать ему эту задачу, по сути, сама затрудняясь дать толковый ответ на подобный вопрос. Хозяин дома теперь был постоянно раздраженным, что в сочетании с его природной язвительностью давало весьма взрывоопасный эффект. Викта постаралась некоторое время пересекаться с ним исключительно за ужином, хотя проблема с ее новообретенной магией никуда не исчез.
   Именно с вечерней трапезой и вышел первый казус. На следующий по приезду Веллара вечер, Викта привычно накрыла ужин на кухне, где уже ничего не напоминало об учиненном накануне погроме. Стоило девушке поставить на стол третий прибор, как вошедший Веллар, удивленно приподнял бровь и с едва заметной насмешкой полюбопытствовал:
   - Я так понимаю, что ужинать в отведенной для этого комнате у вас не в почете?
   Викте захотелось сквозь землю провалиться, от осознания, что она просто забыла, как ценят условности благороднорожденные. У нее никогда не было отдельной столовой, последние полгода и вовсе подобный вопрос выглядел бы насмешкой. Самому Дэжару, как оказалось, было абсолютно все равно, где именно она накрывала на стол. Но вот привыкший вести светскую жизнь Веллар явно придерживался иного мнения.
   - Если тебя что-то не устраивает, мы тебя не держим, - с каменным выражения лица произнес хозяин дома, опускаясь на свое место.
   - Ты как всегда презираешь традиции, братец, - скривился младший из мужчин.
   - Что-то не припомню, чтобы от них хоть раз был какой-то толк, - в тон Веллару отозвался старший, отворачиваясь и давая понять, что считает разговор оконченным.
   В целом, было очевидно, что рассчитывать на тихую и мирную жизнь не приходилось. Викта и сама была бы уже рада трапезничать отдельно, но позорное бегство претило. А потому оставалось лишь терпеть и давиться собственноручно приготовленным ужином.
   В тот вечер Веллар ушел, вернувшись только утром, когда... Айвера уже не было дома. Викта решила, что стоит хотя бы мысленно называть Судью по имени, чтобы самой не запутаться в братьях.
   Веллар редко ночевал дома, почти ежевечерне отправляясь на какой-то прием, в оперу, либо же просто посидеть, как он выражался, "в салоне". Нуару такой распорядок вполне устраивал - братья почти не пересекались, что сводило к минимуму количество скандалов. Но сама девушка чувствовала себя неуютно, попав фактически меж двух огней.
   Тем не менее, время шло, и постепенно ситуация стабилизировалась. Пока Судья был на работе, его младший братец отсыпался дома, появляясь на кухне лишь к обеду. Веллар оказался хорошим собеседником. Обходительный и остроумный, он воздерживался от язвительных выпадов в ее сторону, чем немало радовал танцовщицу. Она давно так много не улыбалась, пожалуй, с тех самых пор, как прошла ритуал изменения. Младший Дэжар смешил ее рассказами о светских раутах, на которых бывал, пересказывал сплетни и анекдоты, а еще расспрашивал ее саму о том, что значит быть нуарой. Причем делал это с искренним интересом и достаточно тактично, чтобы собеседница не чувствовала себя некомфортно из-за обсуждения столь, казалось бы, личной и болезненной для нее темы.
   Искренне смеясь очередной шутке мужчины, Викта не забывала хлопотать у плиты. Уже было довольно поздно, вскоре должен был вернуться Айвер, а младший, наоборот, уже собирался отбыть на очередной прием.
   - Ты замечательная собеседница, - отсмеявшись, произнес мужчина, когда нуара коротко прокомментировала очередную его сказочку про оплошавшего вельможу. - Если бы согласилась составить мне компанию на какой-нибудь вечер, то он мог бы стать незабываемым.
   - Предлагаешь подразнить хвостом ручных собачек высокородных леди? - Викта демонстративно помахала кисточкой на уровне плеча.
   - Увы, он вряд ли был бы виден под пышной юбкой, - с деланным сожалением покачал головой Веллар.
   - Кому надо будет, тот обязательно рассмотрит, - усмехнулась танцовщица. Идея казалась забавной и довольно интересной, а внести некое разнообразие в жизнь было бы совсем не плохо. Она уже несколько подустала безвылазно сидеть в доме Судьи и отнюдь не отказалась бы от небольшого приключения.
   - Так что, примешь мое приглашение? - сверкнул темными, как у брата, глазами Веллар.
   Ответить Викта не успела, поскольку как раз вошедший в кухню Айвер, явно расслышавший последнюю фразу, остановился на пороге и поинтересовался:
   - Любопытно, какое именно?
   - Викта, надеюсь, ты соблазнишься этой идеей, - протянул младший, поднимаясь из-за стола и одаривая чуть смутившуюся девушку лучезарной улыбкой, после чего кивнул брату: - Айвер, до свидания.
   Танцовщица проводила уходящего мужчину задумчивым взглядом, после чего глянула на Судью и едва не подавилась воздухом - таким раздраженным тот выглядел.
   - Не потрудишься объяснить? - спросил он.
   - А что не так? - осторожно поинтересовалась нуара. Ей еще не доводилось видеть Дэжара в таком бешенстве, и это его настроение заставляло нервничать. Мало ли что может выкинуть раздраконенный маг.
   - Какие такие заманчивые предложения тебе делает мой дорогой братец? И что вы с ним обсуждаете? Я надеюсь, тебе хватило ума не распространяться обо мне?
   Викту обидел и его вопрос, и тон, которым он был задан. Выходит, ее держат за дурочку, способную разболтать симпатичному парню все на свете?
   - Не считай меня идиоткой, - тихо прошипела она, решая на этот раз не глотать фактическое оскорбление. - Кажется, ты слишком эгоцентричен, раз считаешь, что наши разговоры все посвящены только твоей личности. Не думаешь, что я могу кого-то интересовать сама по себе?
   - Допускаю, что можешь, - зло откликнулся Дэжар. - Есть в тебе что-то притягательное. Но мне не хотелось бы, чтобы ты уложила в кровать моего братца. Не только потому, что он может этого не пережить. Хочешь таскаться по постелям - на здоровье. Но не в моем доме.
   - А что, здесь я могу быть только твоей постельной грелкой? - окончательно вспылила Викта.
   Было очевидно, что такого вопроса в лоб Судья не ожидал. Измененной же не хотелось слышать ответа.
   - Все готово, сам разберешься, что делать, - бросила она, вылетая из кухни. Ее буквально колотило от злости и обиды. Вбежав в спальню, она клацнула задвижкой, запирая дверь. Не то чтобы она думала, что это остановит Дэжара, реши мужчина последовать за ней. Она как раз была уверенна, что хозяин дома останется преспокойно ужинать внизу, но этот жест почему-то позволил успокоиться. Во всяком случае, мысли обрели относительную четкость и последовательность.
   Ей было совершенно непонятно, что двигало Судьей. Было ли это беспокойство за брата или простое чувство собственности? Последнее предположение бесило - Викта терпеть не могла, когда ее считали вещью. Хотя, возможно, дело было в чем-то ином.
   Бесцельно побродив по комнате, танцовщица с ногами забралась на кровать. Нужно было поразмыслить и разложить по полочкам все произошедшее.
   Она честно признавалась самой себе, что заинтересовалась Велларом, хотя не взялась бы сказать, что привлекало ее больше: его обаяние и обходительность, или просто то, что он был мужчиной. Произошедшее в лаборатории при первом, пробном эксперименте, вселило в нее надежду, что она сможет быть обычной женщиной, не рискуя превратиться в убийцу. Ее собственная магия оказалась исковеркана превращением, теперь же, когда ее паранормальные способности восстановились, возможно, она не будет опасной для избранного в любовники мужчины. Но проверить подобное предположение было как-то страшновато. А между тем потребность в близости становилась насущной, постепенно переходя из категории желаемого в разряд навязчивых идей. Хотя она сама себе в этом не признавалась, но в тот единственный раз, что она была с Дэжаром, девушка получила несколько больше, чем просто удовлетворение. Это было похоже на состояние довольства сытой кошки, в одну мордочку приговорившей жбан сливок. Что правда, подобного настроя хватило ненадолго. Теперь же желание снова ощутить нечто сродни вытесняло все остальные. Возможно, все опять сводилось к магии, ведь, по словам все того же Судьи, она выкачала из него порядочный запас сил.
   Викта подошла к окну и распахнула его настежь, впуская в помещение холодный ночной воздух. Забравшись на кровать, она завернулась в одеяло, чтобы не простудиться, и продолжила размышлять о превратностях судьбы. Брошенные в запале слова теперь не казались такой уж дикой глупостью.
  
   Открывая дверь в спальню, Викта даже не знала, на что надеется больше, что мужчина будет крепко спать, или же наоборот бодрствовать. При первом варианте у нее была возможность уйти незамеченной, словно и не предпринимала этой абсурдной попытки, во втором же оставался столь желанный шанс, что Дэжар не прогонит ночную гостью. Но в одном измененная была уверена, что мужчина, даже если и не захочет повторять подобный опыт, не станет насмехаться над нею.
   Приблизившись к широкой кровати, девушка на миг замерла, всматриваясь в черты спящего. На его лице сейчас было такое непривычное умиротворение, что Викта даже задумалась, а не стоит ли ей уйти. Но нуара все же нерешительно присела на краешек постели.
   - Пришла меня убить? - не открывая глаз, поинтересовался Айвер, и девушка вздрогнула от неожиданности.
   - Но в прошлый раз ты ведь не умер, - быстро ответила она, и тут же устыдилась того, насколько откровенно прозвучали ее слова. Теперь, даже если у него и были сомнения, зачем она пришла, их точно не осталось.
   - А потом снова сбежишь? - хитрые карие глаза все же распахнулись. Севший на постели мужчина с любопытством рассматривал свою гостью.
   - Все зависит от тебя, - упрямо вздернув подбородок, откликнулась Викта.
   - Тогда мне лучше пережить эксперимент, - улыбнулся Дэжар и немного сдвинулся, освобождая ей место. Он аккуратно, словно собирался погладить испуганного зверька, протянул руку к девушке, заправил за ухо длинную прядь темных волос, после чего провел подушечками пальцев по ее шее и ключице, сдвигая тонкую ткань рубашки. Это пока еще невинное касание отдалось в ее теле дрожью предвкушения, заставляя порывисто податься вперед.
   - Не спеши, - усмехнулся мужчина, удерживая нуару на расстоянии вытянутой руки. - Это моя кровать, и правила мои.
   Викта даже растерялась, не ожидая чего-либо подобного. До этого момента каждая ее близость с мужчиной была подобна горячечному бреду, почти животной потребности обладать и принадлежать. Даже с ним. Она банально не знала, что делать и как вести себя - раньше это получалось интуитивно, ошибок не было просто потому, что не оставалось времени их замечать. А Дэжар, будто почуяв ее неуверенность, едва заметно усмехнулся и легко поцеловал нуару. Дразнящее, ускользающее прикосновение губ заставило ее отбросить все свои сомнения. "Это танец, - решила она, - и раз Айвер хочет вести в нем - его право".
   Она запустила пальцы в жесткие черные волосы мужчины, впрочем, не удерживая его. Сильные руки любовника играючи справились с пуговками рубашки и скользнули по груди, заставляя девушку вздрогнуть и выгнуться навстречу.
   Ему нравилось дразнить ее, то обжигая горячим дыханием и страстным поцелуем, то лаская медленно и неспешно, заставляя задыхаться от восторга в его руках. Викта еще не знала его таким, неожиданно нежным и ласковым. Это тоже оказалось странным, но чрезвычайно приятным опытом.
   Он никуда не спешил, вдумчиво, в свое удовольствие исследуя губами ее тело, и каждое прикосновение отзывалось в ней жаром и нетерпеливой дрожью. Она поддавалась под его ладонями, управляющими движениями ее тела, совсем по-кошачьи мурлыча от удовольствия.
   Довольно скоро девушка разобралась, что он не требует полного послушания, а лишь сдерживает ее нетерпеливые порывы. Предвкушающе улыбнувшись, она провела ладошками по его груди и животу, чувствуя, как напрягаются мышцы под ее пальцами. Он оказался не только чутким, но и отзывчивым, и нуара с восторгом включилась в новую для себя игру, поддразнивая любовника так же, как и он ее. Ласки становились все откровенней, но девушку, хоть и не привыкшую к подобному, сейчас совершенно не смущала ее неопытность. Наоборот, было любопытно, а еще очень сладко - познавать своего партнера, а не просто отдаваться слепой страсти.
   В какой-то момент она встретилась взглядом с Дэжаром, понимая, что игра закончилась. Викта откинулась на подушки, притягивая мужчину к себе и обвивая его бедра ногами. Айвер коротко, резко толкнулся вперед, ловя губами ее хриплый вздох.
   Девушка поймала себя на мысли, что это ощущение близости хотелось растянуть на подольше. В прошлый раз она делала это для себя, сейчас для них обоих. Ей даже не пришлось ничего озвучивать - любовник прекрасно уловил ее настрой, даже сейчас умудряясь быть неторопливым и нежным.
   Это было похоже на разряд тока, но невероятно, немыслимо приятный. Девушка судорожно вцепилась в простыню, сладко застонав. Вместе с удовольствием нахлынул резкий страх, что она все же не сможет контролировать себя, снова превратившись в нечто кровожадное. Так, во всяком случае, она хоть не навредит Айверу, дав ему возможность осознать опасность. Заметив перемену в ее поведении, мужчина слегка отстранился, коротко выдохнув:
   - Все нормально?
   - Да, Айвер, - она улыбнулась, снова подаваясь к нему, чувствуя себя абсолютно счастливой.
   Он довольно усмехнулся в ответ, целуя ее в уголок губ, и продолжил движение, разве что несколько резче, чем раньше. Нуара с удивлением поняла, что на самом деле ему довольно тяжело сдерживаться, и он сейчас жестко контролирует себя, чтобы не сорваться на такой же безумный, полный почти нечеловеческой страсти темп, как в первый раз. Викта потянулась и легко куснула его в плечо, подталкивая к более активным действиям. Можно было не оттягивать удовольствие, тем более, что впереди у них была еще вся ночь.
   Через пару часов, когда оба насытились друг другом, ее первым порывом стало просто удрать из его постели, а наутро сделать вид, что ничего не произошло. Она даже подобралась, прикидывая, как бы половчее сползти с кровати, но почему-то передумала. Было по меньшей мере лень двигаться. Стоило только устроиться поудобнее, как мужская рука скользнула по ее бедру, собственнически притягивая за талию.
   - Утром убежишь, - сонно шепнул Айвер, утыкаясь носом ей в затылок. Она так и уснула, чувствуя его дыхание в своих волосах. Спать рядом с ним тоже оказалось приятно.
  
   Лениво потянувшись на постели, Викта обнаружила, что осталась одна. Судя по всему, Судья отправился на работу, не сделав себе поблажки после бессонной ночи. Девушка не спешила вставать - оказалось на удивление хорошо просыпаться в мужской постели, пусть даже и не рядом с ее хозяином. Измененная улыбнулась, испытывая еще большее удовольствие от осознания, что это спальня именно Айвера. Когда-то он сказал, что только одну единственную комнату она не имеет права занимать - его. Что ж, похоже, она все же заставила мужчину отступиться в этом вопросе.
   Наконец она выбралась из-под одеяла и осмотрелась. Ночная рубашка, в которую она вчера была одета, находиться отказывалась. Чтобы облегчить поиски, Викта попыталась воссоздать в памяти события прошедшей ночи, и даже растерялась, так и не решив, мурчать ли от удовольствия или смущаться. Решив сначала привести себя в порядок, а затем уже вернуться в комнату за утерянной одеждой, она закуталась в одеяло и тихонько выскользнула в коридор, желая побыстрее добраться до своей спальни.
   Утопая босыми ступнями в пушистой ковровой дорожке, Викта довольно мурлыкала под нос незамысловатую мелодию. В теле поселилась ленивая истома, ставшая приятным дополнением к великолепно проведенной ночи. Определенно, она не прогадала, решив заглянуть к Айверу.
   Увы, ее опасения оказались не напрасными - измененная нос к носу столкнулась с младшим братом нынешнего любовника. Завидев столь необычно "одетую" нуару, Веллар понимающе усмехнулся, остановился напротив ее спальни и придержал дверь, чтобы девушке было удобней пройти, не выпутываясь из своего кокона.
   Танцовщица опустила глаза и, скороговоркой пробормотав слова приветствия, прожогом метнулась во внутрь. Захлопнув дверь, девушка прижалась к ней спиной. Щеки горели от стыда, хотя она и понимала, что Веллар только что просто подтвердил для себя предположение, которое у него возникло давным-давно. Не могло не возникнуть.
   Весь день Викта буквально порхала по дому, порой замечая, что глупо улыбается. Попытка разобраться в себе привела к следующим выводам: она рада, что снова не стала убийцей. А чувствовать себя просто женщиной, способной быть желанной, оказалось восхитительно.
   Ужин был готов ко времени, когда Судья возвращался с работы, вот только мужчина не торопился домой. Настроение нуары мгновенно стало сползать к нулевой отметке, стоило лишь девушке вспомнить, что сегодня был именно тот вечер седьмицы, который Дэжар обычно проводил с Амантой. Видимо, их совместная ночь ничего не значила для любовника, раз он решил не изменять традиции.
   Измененная затруднялась сказать, почему же осознание этого вполне закономерного факта стало для нее настолько неприятным. По сути, она не собиралась налаживать с Дэжаром длительных отношений, скорее наоборот. Викта была искренне уверена, что все произошедшее не повторится, а потому собственная реакция девушку удивляла. Умом она понимала, что Айвер полностью в своем праве и совершенно ничем ей не обязан, что она сама пришла к нему, но уязвленное женское самолюбие не желало воспринимать доводы.
   Викта поймала себя на том, что меряет кухню шагами и несколько горько усмехнулась. Так глупо все это получалось. В любом случае дольше часа ждать она Дэжара не собиралась. А больше и не требовалось, все и так станет ясно.
  
  
   Красивая брюнетка вплыла в холл с поистине королевским величием. Аманта довольно часто проводила в этом ресторане вечера в компании друзей и знакомых, не уступающих ей положением. А вот Дэжара ей удавалось вытащить сюда куда реже, чем ей бы этого хотелось. Судья не стремился составлять женщине компанию на светских раутах или на обедах в кругу их общих знакомых, соглашаясь разве что на ужин на двоих. Сегодняшний вечер был как раз из таких. Более того, мужчина сам пригласил ее, и теперь Аманта была полна предвкушения.
   Возможно, сегодня ей удастся наконец заполучить желаемое... Признаться, красавицу порядком раздражало поведение любовника, который встречался с ней по графику, будто с маникюршей. Будучи амбициозной и тщеславной, Аманта всегда претендовала только на самое лучшее и роль всего лишь пунктика в его плотном графике женщину не устраивала.
   Сбросив на руки подоспевшего лакея меховую накидку, она величественно и неторопливо вошла в общий зал. Оглядываться по сторонам, выискивая Дэжара, Аманта сочла ниже своего достоинства, а потому небрежным жестом подозвала ближайшего официанта. Повинуясь движению затянутой в узкую перчатку ручки, кельнер приблизился:
   - Меня ждут, - надменно сообщила женщина. - Проводите меня к столику Судьи.
   - Господин заказал отдельный кабинет, - сообщил служащий, сопровождая слова легким поклоном. - Сюда, мадам.
   Аманта неспешно плыла по коридорчику, по обеим сторонам которого располагались двери, ведущие в альковы, столь удобные для деловых встреч и романтических свиданий. Мягкий, приглушенный свет настенных светильников казался перламутровым, красиво ложась на чуть серебрящиеся шелковые обои и лишь усиливая их контраст с темным, почти черными деревянными панелями.
   Мужчина в форменной ливрее распахнул перед нею одну из дверей, и тут же склонился в поклоне, пропуская высокородную посетительницу в небольшое помещение. Навстречу уже поднимался из-за столика Дэжар, которому женщина приветливо улыбнулась. И не подумавший изменить любимой мрачной цветовой гамме, Судья был невероятно элегантен. Впрочем, как и всегда.
   - Прекрасно выглядишь, - дежурным комплиментом поприветствовал он Аманту, и баронесса мысленно поморщилась, хотя на ее лице это ни в коей мере не отразилось. Пусть это и была простая констатация факта, а ни в коем случае не лесть, мог бы придумать и что-то более оригинальное. Даром она, что ли, издергала капризами швею с помощницей, контролируя пошив великолепного платья из винно-красного кавирского шелка? Создавая образ на вечер, Аманта готовилась тщательнее любой куртизанки, а ее любовник ограничился парой ничего незначащих слов, что невероятно раздражало красавицу.
   Ужин протекал как обычно: в основном говорила Аманта, а Дэжар слушал, кивал и порой вставлял комментарии. Это тоже было стандартным распределением ролей, и тоже заставляло брюнетку злиться. За несколько месяцев знакомства она почти так и не узнала о нем ничего из того, что не было бы известно остальным. Может, мужчины и могут сболтнуть лишнего в присутствии своих любовниц относительно рабочих вопросов или говорить о чем-то для них интересном и важном, но Айвер явно был исключением из этого правила. Раз за разом проваливающиеся попытки как-то изменить заведенный порядок приводили в бешенство. Аманта любила командовать, предпочитала видеть в глазах мужчин искреннее восхищение. Будь на то ее воля, она давно бы уже распрощалась с Дэжаром. Он был слишком скрытен, властен и опасен, что значительно перевешивало все выгоды в виде физического удовольствия и престижа от наличия такого любовника. Вот только выбора у нее не было.
   Аманта де Фантэ, в девичестве Кенар, овдовела двумя годами ранее. Ее покойный супруг, владетельный барон де Фантэ, был старше своей жены на двадцать семь лет и души не чаял в черноокой прелестнице. Все свое немалое состояние он завещал ей, лишив наследства даже дочь от первого брака. А когда же пожилой барон скончался от сердечного приступа, безутешная вдова оказалась владелицей не только кругленькой суммы в банке, но и парочки доходных предприятий.
   Вздохнув спокойно и расплатившись с весьма кстати подвернувшимся торговцем редкими зельями, баронесса зажила в свое удовольствие. Аманта была слишком умна, чтобы без разбору транжирить деньги покойного муженька, а потому даже нашла несколько способов приумножить собственный капитал. Все складывалось замечательно, но в один прекрасный момент капризная удача повернулась к красавице спиной. Однажды прямо на ее столе появилось письмо, содержащие сведения об уликах, которые могли уничтожить ее репутацию в обществе, если бы им придали огласку. А так же в нем содержался намек, что если не органы правопорядка заинтересуются вопросом, как именно перешел в мир иной ныне покойный барон, то это, безусловно, будет небезынтересным его дочурке. В том, что девица воспользуется подобной возможностью, Аманта не сомневалась ни минуты. В тот день она устроила грандиозный скандал, пытаясь выяснить, кто доставил в ее кабинет злосчастное письмо. Слуги жались по углам, но молчали.
   Устав кричать, женщина закрылась в собственных покоях. Владевшая ею отчаянная ярость схлынула, и баронесса порадовалась, что не уничтожила проклятую бумажку. При должной смекалке, ее можно было использовать и несколько иначе, выдавая себя за жертву шантажа. Несложно догадаться, что тогда все подозрения пали бы на дочь покойного. Аманта улыбнулась и бережно расправила скомканную чуть желтоватую бумагу. Собственноручно заперев документ в сейфе, женщина совершенно успокоилась.
   Ее ярости и страху не было предела, когда на следующий день письмо исчезло таким же загадочным образом, как и появилось. Из запертой комнаты в доме, где полно прислуги и охраны. Именно тогда баронесса поняла, что спокойная жизнь для нее закончилась.
   Аргэ не спешил связаться с Амантой, выжидая, пока она начнет шарахаться едва ли не от каждой тени и вздрагивать от стука в дверь. Нервная и испуганная возможностью потерять все приобретенное, баронесса почти мгновенно согласилась на требования нуара. Тем более, что они были не столь уж обременительными. Ей всего лишь предстояло очаровать Судью. А поскольку внешне мужчина Аманте понравился, она не видела ничего сложного в поставленной задаче. Пока не познакомилась с Айвером Дэжаром ближе.
   Самоуверенный и отстраненный, что в принципе было ожидаемо от мужчины его положения, он оказался очень неудобным объектом для "обработки". Нет, он был безукоризненно вежлив и галантен, но в темно-карих глазах она ни разу не заметила ни единой искорки восхищения, которые привыкла наблюдать во взглядах бывшего мужа. Она была ему удобна. Нет, он никогда не озвучивал этого, слишком безукоризненно воспитан был Судья. Иногда ей даже казалось, что приходя домой после проведенного с ней вечера, - а Дэжар, что показательно, никогда не оставался на ночь, - он достает ежедневник и ставит галочку напротив ее имени.
   А сроки поджимали. За столько времени она так и не узнала ничего дельного. Стоило ли упоминать, что Аргэ это и так не радовало. А уж когда в доме Дэжара обнаружилась еще и эта нуара... В общем, Аманта снова почувствовала себя гуляющей по лезвию.
   Два чувства, с которыми она уже успела сродниться - страх и гнев - с новой силой всколыхнулись в душе. Первой мыслью стало: это проверка. Ей не доверяли, ее считали бесполезной - иного объяснения нахождению в доме Дэжара хвостатой измененной она не находила. Эта девка самим своим существованием путала баронессе все карты. Из-за ее присутствия и пристального внимания Аманте так и не удалось добраться до кабинета Судьи, где наверняка можно было разыскать что-то интересное. Но куда больше раздражало осознание того, что эта девица - ее замена. Последнюю точку поставил разговор с вернувшимся с работы Айвером. Ей вежливо дали понять, что она интересна ему лишь в одном единственном плане. Рискнув, Аманта прямо из дома любовника направилась на встречу с некоронованным королем трущоб. О чем не пожалела. Конечно, посвящать ее в свои планы относительно этой проходимки нуар не стал. Но то, с каким интересом он выслушал ее донесение, и заданные им вопросы явно свидетельствовали: Аргэ о новой жительнице дома Судьи не знал. Более того, эта новость стала ему почему-то неприятна. Досада, явственно проступившая на лице пожилого мужчины, заставила ущемленное самолюбие баронессы возликовать. В тот вечер она покидала место рандеву с затаенной улыбкой.
   Ее нашли на следующий же день. Посыльный Аргэ, перехватив красавицу едва ли не посреди улицы, оставил четкие инструкции касательно нуары: передать "привет" и доложить о реакции. Именно это женщина и сделала, не скрывая удовольствия. Она видела, что хвостатая дрянь заметалась в поисках выхода, явственно ощущая, как невидимая, но оттого не менее вездесущая рука короля трущоб смыкается на ее шейке.
   В какой-то момент Аманта поняла, что рассказывает собеседнику какую-то глупую историю уже повторно, а он все так же вежливо кивал, явно даже не вслушиваясь в суть сказанного. Замолчав, женщина сделала два быстрых глотка из бокала с вином, а потом посмотрела на Судью, ожидая, пока тот обратит на нее внимание. Ведь должен же он был заметить, что звуковое сопровождение прервалось.
   - Что-то случилось? - наконец вынырнул из раздумий мужчина, несколько раздраженно посмотрев на сидящую напротив него брюнетку.
   - Ты совсем меня не слушаешь, - капризно откликнулась красавица.
   - Задумался, - пожал плечами Судья.
   - Айвер, это ты меня пригласил на ужин, - напомнила Аманта, заставляя себя говорить мягким грудным голосом, не позволяя проскользнуть в нем и нотке из всей гаммы чувств, которую испытывала.
   - Я, - не стал спорить мужчина.
   - Тогда почему ты столь невнимателен? - ласково поинтересовалась баронесса, заставляя себя улыбаться.
   - У меня есть на то причины, - несколько резковато отрезал Судья. - Раз уж ты настаиваешь на моем участии, то давай поговорим, Аманта. В принципе, именно для этого я тебя и пригласил.
   - Ты хоть представляешь, какой странный разговор у нас получился? - попыталась сменить направление беседы женщина, уже жалея, что подняла эту тему.
   - Это был монолог, - усмехнулся Дэжар. - Теперь, надо полагать, моя очередь. Итак, дорогая, с прискорбием сообщаю, что это последний наш совместный ужин. Впредь я не намерен искать твоего общества.
   Аманта не сразу нашлась с ответом. Ей показалось, что на нее вылили кувшин холодной воды. Эта новость, после которой ее жизнь могла начать рушиться как карточный домик, была неправдоподобно неожиданна.
   - Почему?- только и выдавила она, стараясь держать маску невозмутимости.
   - Разве для этого нужны причины? - деланно изумился Айвер. - Мне было с тобой хорошо, не стану этого отрицать. Но не более того. Потому я говорю тебе "спасибо", но продолжать и далее в том же духе я не намерен. Надеюсь, этот маленький подарок скрасит горечь нашего расставания, Аманта.
   На стол лег бархатный футляр, в каких обычно хранят украшения. Сам же мужчина встал, поклонился теперь уже бывшей любовнице и покинул кабинет.
   - Дрянь! - зло выплюнула ругательство брюнетка, с трудом удерживаясь от того, чтобы запустить в закрывшуюся дверь этим самым подарком - пересилило обычное женское любопытство: а что же там, внутри? Но и открывать она все же не спешила. Сейчас были вещи и поважнее драгоценных камушков.
   Она не сомневалась, из-за кого именно Дэжар оставил ее. Но в это плохо верилось. А еще хуже было от понимания, что не выйди Судья, она унизилась бы до просьб не бросать ее, лишь бы удержать. И не потому, что любила, а потому, что теперь пришлось бы признаться в собственном бессилии Аргэ. А уж последствия будут самыми плачевными.
  
  
   Когда в прихожей хлопнула дверь, у Викты уже дрожали руки. Но не нервно, а от необъяснимой и неконтролируемой злости. Она очень надеялась, что это все же Веллар решил придти на ужин, потому как иначе ей будет чрезвычайно сложно не начать снова бить посуду. Причем она даже отдавала себе отчет, что больше злилась именно на себя, а не на любовника: за свою глупость, ничем не подкрепленные надежды и доверчивость, которую давно пора было бы похоронить после всего произошедшего.
   Появившийся в дверях мужчина в строгом черном костюме ну никак не был вышеупомянутым Дэжаром-младшим. Хозяин дома как ни в чем ни бывало вошел в кухню, приветливо кивнув нуаре, и привычно оседлал высокий табурет у стола.
   - Что, мы опять ужинаем вдвоем? - поинтересовался он, ожидаемо не встретив Веллара.
   - Нет, вы ужинаете один, Дэжар, - спокойно отозвалась Викта, ставя на стол единственный прибор. Она даже не покривила бы душой, сказав, что не голодна. А уж составлять ему компанию не было ни малейшего желания, даже приличия ради.
   - А что, по имени ты меня будешь называть только в постели? - вопрос догнал ее уже у самого входа. Викта замерла, про себя кляня его на все лады. Лучше б он не заметил этой ее оговорки! Но нет же, этот ехидный гад не мог промолчать.
   - Это было всего один раз, и больше не повторится, - она заставила себя быть спокойной и максимально вежливой, когда развернулась лицом к Судье.
   - Я пока что не разучился считать, - светским тоном сообщил мужчина, намазывая масло на булочку. - И могу с уверенностью поручиться за два.
   Девушка вздрогнула, как от пощечины, и уже не скрывая злости вскинула подбородок.
   - Как это мило с вашей стороны, господин Судья, - процедила она. - Но не думаю, что вам и далее стоит утруждать себя подсчетами.
   - Викта, - мужчина отложил еду и внимательно посмотрел на нуару, - ну что опять стряслось?
   - Ровным счетом ничего, - прошипела измененная, раздраженно махнув хвостом. - Приятного аппетита, и не обращайте на меня внимания, я уже ухожу.
   - Это приступ ревности? - поинтересовался Айвер, ухватив уже направившуюся к двери девушку за хвост. Подобной выходки она никак не ожидала и едва не потеряла равновесие.
   - С чего вы взяли? - попыталась совладать с голосом Викта, но получилось не ахти, особенно если учесть, что ее все еще удерживали. - Да отпустите же вы!
   - Ну нет, милочка, так дело не пойдет, - решительно поднялся с табурета Судья, покрепче сжав в кулаке пушистую кисточку.
   - Дэжар, я не твоя собственность, - она попятилась, насколько это позволяла ситуация.
   - А я и не утверждал обратного, - заметил приблизившийся почти вплотную мужчина. - Но ты сейчас успокоишься и расскажешь, с какой радости пребываешь в дурном расположении духа, причем настолько, что опять непроизвольно колдуешь.
   Викта недоуменно вскинула брови. Это заявление несколько остудило ее злость.
   - И что я уже... сотворила? - опасливо поинтересовалась девушка.
   Айвер молча указал на свою тарелку, в которой сейчас булькало нечто явно отличное от того, что сама нуара готовила каких-то пару часов назад.
   - И с Амантой я расстался, - проницательно заметил мужчина, не дожидаясь от собеседницы какой-либо реакции.
   - А... - оторопевшая танцовщица хлопнула ресницами. - А зачем ты мне это говоришь? - наконец выдавила она. Понимать, что движет этим человеком, она перестала окончательно.
   - Чтобы иметь возможность нормально поужинать, - фыркнул Дэжар, поигрывая кисточкой ее хвоста. - Думаю, стоит начать тебя учить магии, а то эта твоя способность выкачивать мои резервы в итоге может обернуться неприятностями.
   - Разве я все еще выкачиваю силу? - ухватилась за последнюю фразу девушка. - Я думала, что это прошло, как только ко мне вернулась магия.
   - Я абсолютно уверен, - Айвер произнес эту фразу негромко, но от его мурлыкающего тона у Викты по позвоночнику пробежали мурашки.
   - И что с этим делать? - тихонько спросила танцовщица, у которой внезапно пересохло во рту.
   - Учиться, - склонившись еще ниже, произнес Дэжар.
   У нее возникло подозрение, что сейчас Айвер говорил совсем не о магии, но ничего против не имела. Недавно принятое решение никогда более не позволить этому мужчине коснуться себя, сейчас казалось по крайней мере поспешным.
   - Я не хочу быть одной из, - смутившись, призналась она наконец.
   - Знаю, - мягко улыбнулся ее соблазнитель, легко целуя в уголок рта.
   Викта не стала отвечать на эту фразу, а просто обняла Судью за шею.
  
  
   Свет многочисленных ламп отражался в больших зеркалах, дробился на тысячи маленьких радуг или распался мириадами сияющих искр. Огни были повсюду: горели настенные бра и огромные люстры под потолком, они вспыхивали и танцевали на драгоценностях богато одетых людей, на ободках бокалов, полных игристого вина, и кромках начищенных до блеска серебряных подносов в руках снующей среди гостей прислуги. Столько света Викта не видела еще никогда. И хотя по вполне понятным причинам она не любила электричество, сейчас вся эта красота ее завораживала.
   - Тебе нравится? - прошептал Веллар, галантно целуя своей спутнице ручку, затянутую в кремового цвета перчатку.
   - Не то слово, - так же шепотом отозвалась нуара, оглядываясь вокруг. Младший Дэжар таки уговорил ее составить ему компанию, и теперь они рука об руку шли по бальному залу в поместье одного из самых влиятельных дворян города.
   Признаться, девушка приняла приглашение скорее в шутку, чем намереваясь и вправду побывать на светском рауте. Но любые сомнения в серьезности его намерений отпали, стоило лишь Веллару явиться к ней в комнату с огромной коробкой, внутри которой обнаружилось шикарное платье цвета топленого молока с отделкой более темного тона. Длинные пышные юбки полностью закрывали способный выдать нуару хвост, а неестественный для человека отблеск в глазах скрыла приколотая к маленькой шляпке вуаль. Ко всей этой роскоши также прилагались великолепной работы туфельки, в которые девушка буквально влюбилась с первого взгляда.
   Они оба прекрасно знали, как именно отнесется к подобной затее Айвер, а потому не спешили посвящать его в свои планы. Викта понимала, что потом придется услышать много нелицеприятного о себе, но упустить такую, скорее всего, единственную в жизни возможность побывать на балу высокородных, не могла. Пару часов здесь стоили длительных нравоучений.
   - Потанцуем? - улыбнулся ее спутник. Мужчина, и без того красивый, сегодня превзошел сам себя. В черном фраке с серебряной отделкой, он выглядел сногсшибательно. "Странно, - отметила про себя Викта, присаживаясь в реверансе, а затем подавая руку кавалеру, - они с Айвером невероятно похожи, но старший никогда не бывал таким... располагающим". Если вслед Веллару оборачивались, одаривая искренними восхищенными улыбками, то старший же Дэжар скорее вызывал желание поклониться и как можно быстрее исчезнуть с его пути.
   Викта с восторгом отдавалась музыке, позволяя партнеру вести. Она так давно не танцевала среди кружащих под звуки вальса красивых пар, а не просто для себя, в тишине дома Судьи. Это само по себе было волшебством, чарующим потоком, которому хотелось отдаться полностью, забыв себя. Все окружающее потускнело, отступило куда-то на второй план и девушке даже на миг показалось, что не было ни изменения, ни последовавших за ним событий, а она все так же танцует в своем маленьком танц-классе, а вокруг нее кружатся ее ученицы, пестрые и легкие, как бабочки.
   Увы, эта феерия красок и ощущений продолжалась не долго. В какой-то момент ее взгляд зацепился за высокую мрачную фигуру, стоящую неподалеку. Здесь многие мужчины были одеты в строгие темные фраки, но Айвер выделялся даже среди них. Веллар мгновенно отреагировал на то, как напряглась в его руках партнерша, и проследил за взглядом нуары.
   - Как же ты не вовремя, дорогой братец, - прошипел сквозь зубы младший Дэжар.
   Танец они тем не менее закончили, хотя настроение основательно испортилось. Впрочем, в глубине души Викта была горда собой и своей выходкой, так что повыше вздернула подбородок, направляясь к Судье.
   Айвер Дэжар беседовал с какой-то женщиной, которую нуара видела впервые. Дама в роскошном платье и драгоценностях была уже не молода, но держалась настолько величественно, что нуара, сама того не желая, присела в реверансе, пробормотав слова приветствия.
   - Госпожа графиня, прошу меня простить, - чарующим голосом произнес Дэжар и коснулся губами запястья, которое дама протянула для поцелуя.
   - Не стоит тратить время на старуху, когда рядом есть столь прекрасная юная особа, - лукаво усмехнулась графиня. - Была рада видеть, господа, - и хозяйка вечера, приветливо кивнув оторопевшей девушке, отошла к другой группке гостей.
   - Прекрасно выглядишь, дорогая, - светским тоном произнес Судья.
   - Спасибо, - несколько растеряно отозвалась измененная, ожидающая от него каких угодно слов, кроме комплимента.
   - Позволишь? - он легко поклонился и протянул ей руку, приглашая на танец.
   Викта не нашлась с ответом, только растерянно кивнула, принимая приглашение. Ее откровенно ошарашило подобное поведение. Стоило признать, Судья в очередной раз сумел удивить.
   - Ты великолепно танцуешь, - наклонившись к ушку партнерши, шепнул Дэжар, заставив Викту смутиться. Жест вышел слишком личным, но девушка не сочла его фамильярным.
   - Спасибо, - искренне улыбнулась нуара, ощутив прилив гордости. Что ж, похоже, она тоже смогла его удивить. - Ты не сердишься? - неуверенно поинтересовалась Викта через пару мгновений.
   - Я очень удивился, не застав никого дома, - он произнес это таким тоном, что девушка ощутила, как запылали от стыда кончики ее ушей.
   - Извини, я немного... - попыталась оправдаться она.
   - Тише, - по-доброму усмехнулся Судья. - Уверен, тебе просто хотелось потанцевать.
   - Я думала, ты отреагируешь иначе, - наконец произнесла Викта, поднимая на него взгляд, - и заранее готовилась к неприятностям.
   - Они вполне могли начаться, если бы я не пришел, - поделился соображениями Судья. - Думаю, нам пора, пока никто не заметил цвет твоих глаз. Большинство этих снобов не оценят шутки моего брата.
   Нуара была вынуждена признать его правоту, так как именно в этот момент заметила стоящих в стороне от танцующих двоих мужчин. Они о чем-то перешептывались, при этом постоянно косясь на нее и Дэжара. Выяснять, чья именно персона стала объектом столь пристального внимания, она не стала, здраво рассудив, что пора отбывать восвояси. Благо, удовольствие от вечера танцовщица уже успела получить.
   Музыка начала стихать, знаменуя конец танца, и Айвер потихоньку потянул ее к выходу. Девушка старалась особо не глазеть по сторонам, чтобы не привлекать к себе лишнего внимания. Напустить на себя скучающе-безразличный вид ей было весьма проблематично, а потому она старалась все больше смотреть под ноги или на своего спутника, справедливо рассудив, что это не покажется чем-то необычным. Еще ранее, во время танца, измененная успела заметить, что присутствующие здесь женщины посматривают на Судью более чем благосклонно. Что послужило причиной - его положение или же мрачноватый шарм, который сегодня буквально окутывал мужчину - девушка не знала, но внезапно ощутила необъяснимую гордость. Хотелось нагло улыбнуться и заявить: "Да, он со мной, завидуйте". А потом опять накатил стыд за то, что она сбежала, не предупредив.
   Внимание Викты привлекло ярко-красное пятно неподалеку. Она некоторое время рассматривала красивую брюнетку, стоящую к ней вполоборота, пока не осознала, что это никто иная как недавняя пассия Дэжара. Женщина с кем-то беседовала, лениво обмахиваясь веером. Похоже, она их еще не заметила, но дожидаться, пока это все же произойдет не входило в планы ни Викты, ни Айвера.
   - Мы уходим, - произнес Судья, а нуара не сразу поняла, что обращается он не к ней, а к Веллару, оказавшемуся рядом с братом. - С тобой мы позже поговорим на счет этой выходки. А пока, будь добр, сделай всем нам одолжение и не распространяйся о присутствии Викты на этом празднике жизни.
   - Только не вздумай ругать бедную девочку, - младший из братьев подбадривающе улыбнулся танцовщице.
   - Мы как-нибудь разберемся сами, - заверил Айвер, бережно подхватывая спутницу под локоток и увлекая к выходу из зала.
   Пока они ехали домой, Викта смотрела в окно, но не видела проплывающих мимо зданий. Мысли измененной были далеки от красот ночного города. Настроение существенно ухудшилось, и если еще недавно девушке хотелось танцевать и счастливо смеяться, то теперь она мечтала лишь о том, чтобы побыстрее оказаться в тишине своей спаленки и свернуться клубком под одеялом. Ей была неприятна мысль, что сегодня для Веллара она играла роль диковинной зверушки, присутствие которой должно было скрасить успевшие надоесть однообразные рауты. А ведь именно на это вскользь намекнул Судья. Стоило признать, сегодня оба брата удивили ее, но очень по-разному. И последний "сюрприз" был отнюдь не из приятных.
   Судья помог ей выбраться из кареты, затем бережно придержал на обледенелых ступенях крыльца, не давая поскользнуться. Нуара в этом не особо-то и нуждалась, но отказываться от поддержки не стала, лишь благодарно кивнув спутнику.
   Когда за ними закрылась дверь, девушка была готова к чему угодно. К нотациям и нравоучениям, к тому, что ее запрут дома, даже к скандалу. Но вместо этого невозмутимый мужчина очень мягко поинтересовался:
   - Надеюсь, ты не очень устала? - Викта отрицательно покачала головой. - Тогда, если тебя не затруднит, зайди ко мне в кабинет, пожалуйста. Не сейчас, когда переоденешься и перекусишь.
   - Конечно, - девушка кивнула и начала подниматься по лестнице, подумав, что есть ей мгновенно расхотелось. Признаться, такой Дэжар ее настораживал. Честное слово, уж лучше б язвил в своей привычной манере. Сейчас же он вызвал двойственное ощущение. С одной стороны вежливость мужчины подкупала, с другой - она ждала какого-то подвоха.
   Провозившись с платьем почти полчаса, но все же расстегнув бесчисленные крючочки на спине, взмокшая девушка приняла душ, а затем уселась у зеркала вычесывать немного сбившиеся влажные волосы. Она как могла оттягивала момент разговора, надеясь, что Судье надоест ожидание, и он пойдет спать. Но совесть все же взяла верх, и нуара побрела по коридору к кабинету хозяина дома. Из-под двери пробивался неяркий свет, подтверждая, что ее все еще ждут. Она тихонько поскреблась, а затем толкнула створку, заходя в помещение.
   Дэжар, со всем возможным комфортом расположившись в кресле, преспокойно попивал чай. Вторая чашечка из тонкостенного фарфора сиротливо примостилась напротив, будто поджидая, пока несознательная обитательница дома Судьи наконец явится. Викта, опустив глаза, села на краешек кресла. Она чувствовала себя нашкодившим котенком, которого сейчас начнут тыкать носом в его шалости.
   - Викта, прекрати смотреть на меня так, словно я изверг, который сейчас начнет тебя истязать, - со смешком произнес мужчина, нарушив воцарившуюся тишину, пока девушка из-под ресниц бросала на Судью изучающие взгляды.
   - Мне стыдно, - честно буркнула танцовщица. - И я ничего такого не имела ввиду, просто...
   - Наверное, стоило тебе кое-что рассказать, дабы избежать подобной ситуации, - перебил Айвер, наливая собеседнице травяного настоя.
   - Это как-то связано с Велларом? - проницательно подметила девушка.
   - Именно, - кивнул Судья. - Я не люблю выносить сор из избы и распространяться о брате, но сейчас другого выхода нет.
   - Признаться, я не могу понять, почему вы оба так друг на друга реагируете, - заговорила Викта, забираясь в кресло с ногами, - мне всегда так хотелось иметь семью. Извини, я не думала тебя перебивать, - вконец смутилась она, поймав изучающий взгляд собеседника.
   - Что такое "семья", Викта? - чуть прищурившись, спросил мужчина. - Те, кто с тобой одной крови?
   - Ну, наверно... - неуверенно протянула нуара.
   - Вздор. Запомни, ни один враг не принесет тебе столько вреда, сколько родич. Особенно, когда дело касается денег или же такого эфемерного понятия, как честь семьи, - теперь Дэжар изучал на просвет чашечку с чаем, будто та была хрустальным бокалом. - Поверь, родиться в семье высокородных отнюдь не такой подарок, как кажется большинству.
   Викте подумалось, что она ослышалась. Это он ей жалуется, что ли? В ней неожиданно всколыхнулась злость, мгновенно затмившая чувство вины перед этим мужчиной.
   - Ну конечно, родиться с магией и пройти ритуал изменения куда лучше, - съязвила она. - Ты даже не представляешь... - но договорить ей не дали.
   - Прекрасно представляю, учитывая, что побывал на алтаре, - неожиданно произнес Дэжар, а нуара лишь щелкнула зубами, подбирая челюсть.
   - Но ты же Судья, - наконец выдавила девушка, словно это могло все объяснить.
   Выглядевший раздраженным Дэжар внезапно немного грустно улыбнулся и мягко заметил:
   - Судишь по слухам. Пожалуй, расскажу тебе эту историю с самого начала.
   Мужчина задумался, явно решая, с чего начать повествование, а измененная задалась вопросом: а слышал ли кто-нибудь это до нее? Вряд ли, учитывая, насколько скрытным и самодостаточным был этот человек.
   - Наша семья принадлежит к старой аристократии, - наконец определился Дэжар, - и многие поколения являлась, как и другие древние рода, опорой трона и императорской власти. Отец долгие годы был одним из советников монарха, а это налагало определенные обязательства. А заодно служило источником неумеренной гордыни. Я считал это нормой вплоть до того момента, пока сам, по выражению отца, не уронил чести семьи.
   Викте было странно слышать подобную формулировку, ведь в ее представлении этот человек не был способен на какой-то недостойный поступок. Впрочем, уже следующая его фраза стала исчерпывающим объяснением.
   - У меня проявились способности мага, - совершенно спокойно, без каких-либо эмоций в голосе произнес мужчина. - Слабенькие, но неоспоримые. Сама знаешь, как это бывает. К моему счастью, первыми их обнаружили даже не мои родичи, а один из гостей, Судья из столичного Департамента. Он первым делом переговорил с отцом. Дальше события развивались очень быстро и неожиданно. Меня поставили в известность, что я обязан пройти ритуал и удалиться в резервацию, если потеряю человеческий облик. Если бы мне вздумалось качать права, несчастный случай на охоте был бы гарантирован. Совершенно сбитый с толку, я не придумал ничего лучшего, как подчиниться воле отца, которого к тому же поддержала и мама. Когда я прошел ритуал и не изменился, все было решили, что я люмер.
   Викте подумалось, что даже такая поблажка от судьбы вряд ли обрадовала его родителей. Ей хорошо помнилось, как отреагировал Фелон на сам факт того, что она станет измененной.
   - Но, как оказалось, все было намного запутаннее, - тем временем произнес сидящий напротив мужчина. - На самом деле, мне дали шанс пройти ритуал, только потому, что тот самый Судья предположил, что я могу стать подобным ему. Иначе бы позориться в глазах общественности "порченным" отпрыском никто бы не стал. А вот иметь Судью среди ближайших родственников весьма престижно. Что-то во мне подсказало этому человеку, что исход ритуала может быть именно таков. Через полгода после процедуры, когда я так ни разу и не обратился в зверя, стало ясно, что он не ошибся.
   Нуара вздрогнула, представив, что за это время вытерпел тогда еще совсем зеленый парень. Постоянное ожидание превращения, постоянный страх смерти и, скорее всего, призрение со стороны родни.
   - Значит, Судьи - это маги, прошедшие изменение и не утратившие своих сил и человеческого облика? - тихо поинтересовалась Викта, поразившись, насколько сдавлено прозвучал голос. Ей было омерзительно, насколько лицемерна оказалась окружающая ее действительность. Пожалуй, не узнай она, как на самом деле обстоит дело с магией, эта новость могла бы ее шокировать.
   - Не совсем, - покачал головой Дэжар. - Судьи не могут пользоваться магией как ты или я, напрямую, но у них остаются кое-какие способности. Например, ощущать магов, определять уровень сил, выискивать себе подобных, кто мог бы пройти ритуал и остаться человеком в понимании общественности.
   - Я не понимаю, но как же тогда ты? - Викта даже подалась вперед, желая услышать его ответ.
   - А как ты думаешь, откуда появилась идея моих экспериментов? - развеселился ее собеседник. - Меня банально ударило током.
   Теперь многое встало на свои места. Становились понятны и его скрытность, и нежелание общаться с семьей, и его исследования. Хотя роль Веллара, которому на момент описываемых событий было от силы лет десять, все еще оставалась для девушки загадкой.
   - Что же касается брата, - будто услышав ее мысли, уже без улыбки продолжил Айвер, - то эта история приключилась три года назад. Я уже давно порвал с семьей и перебрался в этот город, решив, что карьера в столице не для меня. Хватало и личных связей, и влияния, чтобы ни в чем не зависеть от отца, да и особого стеснения в средствах я не испытывал. Я искренне полагал, что мои родичи даже не вспомнят обо мне, и когда в один отнюдь не прекрасный день на пороге возник Веллар, не могу сказать, что это стало приятным сюрпризом.
   - Но вряд ли Веллар принимал участие в семейном совете относительно твоего изменения, - Викта попыталась оправдать молодого человека, которому искренне симпатизировала.
   - Да не в этом дело, - покачал головой ее собеседник. - Я не стану посвящать тебя в детали, но после его посещения этого города, мне пришлось зачищать за ним следы, пользуясь судейской властью.
   - В таком случае, я совершенно не понимаю, почему он приехал сюда снова, - окончательно запуталась девушка. - Если, как ты утверждаешь, в прошлый визит он набедокурил...
   - Все просто, Викта, - несколько устало вздохнул Дэжар, - все упирается в деньги. В данном случае, в наследство. Наш отец умер в прошлом месяце. Теперь же мои драгоценные родичи делят шкуру павшего гиганта, а в этом я им порядком мешаю. Признаться, я довольно сильно удивился, что меня не исключили из завещания в тот самый день, когда я уехал.
   - Ты поэтому так злился, когда видел меня общающейся с Велларом? - поинтересовалась она после небольшой паузы.
   - Не хотелось бы, чтобы мой братец втянул тебя в неприятности, - кивнул Судья.
   - Я так понимаю, что ты не особо-то дорожишь наследством отца... - осторожно начала Викта.
   - Тогда почему Веллар все еще здесь? - живо откликнулся мужчина, уловив, к чему она клонит. - Переоформление документов требует времени, а учитывая, что семейный нотариус остался в столице, всем этим приходиться заниматься через почтовую службу, что растягивает процесс и вовсе на неопределенный срок. Тем не менее, я лучше потерплю братца здесь, чем поеду лично.
   - Я постараюсь впредь думать, а потом делать, - совсем по-детски произнесла девушка, робко улыбнувшись. Что ж, похоже, теперь она чуть лучше понимала сидящего перед ней мага. - Айвер, а ты часто пользовался этими своими судейскими привилегиями? - вдруг поинтересовалась она. Почему-то знать это было очень важно.
   - Дважды, - усмехнулся мужчина. - Второй раз, когда в моем доме появилась ты.
   - Это... льстит, - нашлась с ответом Викта.
   - Несомненно, - еще шире улыбнулся Дэжар. - Так что, я был достаточно убедителен?
   - Когда просил меня не перегибать палку в общении с твоим братом? Знаешь, после сегодняшнего вечера мне и так не очень-то хотелось. До сих пор передергивает, как представлю, каким это могло вылиться скандалом.
   - Я подумаю, как сделать так, чтобы ты не скучала в доме, - пообещал мужчина, явно пребывающий в хорошем расположении духа. - И чтобы это было безопасно.
   - Спасибо, - Викта потихоньку сползла со своего кресла и забралась к Айверу на колени. Ей сейчас очень хотелось замурлыкать как большой кошке, особенно, когда его ладонь ласково погладила ее по волосам.
   - Подлизываешься? - лукаво поинтересовался Дэжар.
   - Ну, мне же стыдно, помнишь? - в тон ему отозвалась Викта, шутливо целуя мага в нос.
   И разговор очень быстро увял, поскольку собеседники нашли себе иное занятие.
  
   Шло время, и Викта держала данное Айверу слово. Разговоры с Велларом теперь касались лишь каких-то отвлеченных тем и светских мероприятий, которые посещал младший Дэжар. К его чести, безумных эскапад Веллар больше не предлагал, явно уловив перемены в поведении собеседницы, либо приняв во внимание предупреждение старшего брата. Впрочем, теперь нуаре и без того не приходилось скучать. Судья взялся ежевечернее проводить с ней занятия, во время которых учил измененную контролировать новообретенные магические способности. Несмотря на все попытки своей ученицы увильнуть от тренировок или соблазнить своего учителя, он, похоже, твердо задался целью сделать из нуары сносного мага. Первых успехов удалось добиться далеко не сразу, Викта порядком злилась из-за каждого своего провала и днями, когда Айвер был на работе, вдоволь психовала, чтобы к его приходу с новыми силами повторять попытку раз за разом.
   Судья так же прилагал максимум усилий, чтобы воплотить в жизнь данное нуаре обещание, и, когда у него выдавался выходной, брал девушку на прогулки по городу. Один раз они даже посетили кафе, где она некогда любила сидеть с бывшим женихом. Викта с затаенным страхом заходила в небольшое помещение, вкусно пахнущее специями и пряностями, хотя ранее ее буквально влекло в этот уголок города, где она некогда была так безоблачно счастлива. Нуара немного горько улыбнулась, когда в душе не всколыхнулась затаенная боль или ностальгия по тем временам. Воспоминания, связанные с Фелоном, ныне вызывали лишь холодное презрение и легкую брезгливость.
   Если ее спутник и понял, что это место как-то связано с прошлым Викты, то от вопросов воздержался, за что она была ему вдвойне благодарна.
   В целом, воцарилась идиллия, позволившая девушке робко начать мечтать о том, что темная полоса в ее жизни закончилась, а судьба может преподносить не только неприятные сюрпризы, но и дарить поводы для радости. В столь счастливом самообмане ей довелось пожить недолго.
   Они пили кофе в одном из маленьких ресторанчиков недалеко от центра, когда дверь заведения резко распахнулась, пропуская внутрь молодого человека в темно-синей форме младшего служащего Департамента изменений. Окинув взглядом зал, он прямым курсом направился к их столику.
   - Господин Судья, - стоит отдать парню должное, он не стал по-армейски гаркать на все кафе, а обратился довольно тихо, - ваше присутствие срочно необходимо в Департаменте, у нас... нестандартная ситуация.
   Глядя, как подобрался до того расслабленный Дэжар, Викта мгновенно смекнула, что это не шутка. Мужчина сейчас напоминал готового к броску зверя, и ей и в голову не пришло капризничать или спрашивать о чем-то. Она еще только ставила чашечку, а Судья уже был на ногах.
   - Викта, поедешь домой без меня, - не глядя бросив на стол несколько купюр, коротко велел Дэжар.
   Мужчины вышли, а нуара неспешно допивала кофе, раздумывая над произошедшем. Айвер не спешил посвящать ее во все нюансы своей работы, а она и не стремилась изменить это, а потому теперь оставалось лишь гадать, что же за "нестандартная ситуация" только что разрушила их планы на вечер. Она знала, что немногочисленные Судьи курировали работы всех отделов стражей и сыщиков, хотя особое внимание уделяли делам, где фигурировали либо измененные, либо маги. Так может именно с эти и связан сегодняшний инцидент?
   Дальше раскручивать эту идею девушка не захотела, а потому отставила чашечку и направилась к выходу. Найти наемный экипаж не составило ни малейшего труда - в этом квартале их было предостаточно. Выглядела нуара теперь как обеспеченная дама, а все компрометирующие особенности фигуры легко скрывало длинное платье и наброшенный поверх него теплый плащ - все же по вечерам на улице еще было довольно холодно, хотя днем весна уже брала свое, звеня капелью за окнами и превращая подмерзшие за ночь тротуары в целые озера.
   Назвав адрес, девушка расслабленно откинулась на расшитые шелком подушки. Похоже, сегодня у нее выпал непредвиденный выходной, и она собиралась провести его с пользой для себя. Вряд ли Айвер, даже если и вернется не очень поздно, будет настаивать на ежевечерней тренировке. Хотя Викта сильно сомневалась в том, что он вообще придет - подобное уже несколько раз случалось, и тогда мужчина до утра, а то и до следующего вечера задерживался на работе.
   Глухо стучали лошадиные копыта, соприкасаясь с покрытой подтаявшим снегом мостовой, мерно покачивался экипаж. Еще было не слишком поздно, но на город уже начали опускаться мягкие сумерки, которые лишь усугублял появившийся туман. Глянув в окно, Викта непроизвольно повела плечами - она уже так устала от подобной погоды и так хотела солнца! Не робких лучиков, изредка все же прорывавшихся через пелену облаков и будивших ее по утрам, а яркого тепло-желтого света, от которого все вокруг расцветает, и жизнь кажется куда счастливей. Ей не хватало сухого жара раскаленных камней мостовых и горячего, пахнущего йодом ветра, который иногда долетал от южного моря. Возможно, она даже сможет увидеть его, снова зайти в соленую лазоревую воду, где-то далеко у горизонта сменяющуюся густой синевой открытого океана.
   Карета резко дернулась, останавливаясь, и задумавшаяся девушка полетела вперед, не успев ухватиться за дверцу, чтобы удержаться. Хорошо хоть подушки на противоположном сидении смягчили удар. Викта аккуратно поправила сползшую на глаза шляпку, чтобы не пугать народ на улице своими необычными сверкающими кошачьими глазами и открыла дверь, чтобы справиться у кучера, что именно испугало лошадь. В образовавшуюся щель просунулась чья-то рука и ухватила нуару за запястье. Измененная никак не ожидала чего-то подобного, а потому не сумела отреагировать на рывок и буквально вывалилась из экипажа прямо на какого-то человека. Ей тут же зажали рот, не давая закричать, а руку заломили так, что от боли из глаз брызнули слезы. Нуара неловко брыкнулась, пытаясь освободиться, но куда там! Держали ее явно со знанием дела.
   Недавняя ситуация, когда ее похитил Борга, повторялась. Викта уже не сомневалась, кто именно стал причиной ее нынешнего бедственного положения - Аргэ, больше некому.
   Было страшно и больно. Измененная отчетливо понимала, что в ее случае нет времени на промедление, ведь если ее уволокут в какую-то подворотню, то выбраться она скорее всего уже не сможет. С места кучера соскочил еще один детина и направился на подмогу своему подельнику, который все еще пытался утихомирить брыкающуюся нуару. Викте совершенно не хотелось сейчас получить по голове, чтобы потом уже очнуться где-то в трущобах. Стараясь не думать о том, что ее действия могут увидеть посторонние, она метнула в приблизившегося мужика сгусток магии, как ее учил Айвер, пытаясь максимально отчетливо представить, какого эффекта хочет достичь. Результат несколько превзошел ее ожидания: тонкая паутина, на миг блеснувшая в воздухе серебристо-голубым, опутала бандита с ног до головы, мгновенно проникнув под кожу. Бандит даже вскрикнуть не успел, как его тело будто бы взорвалось изнутри, обратившись облаком пара и обдав все вокруг горячими водяными брызгами.
   Державший ее человек замер, кажется, не в силах поверить в произошедшее, и девушка мгновенно воспользовалась заминкой, рванувшись из его рук. В плече что-то болезненно хрустнуло, но Викта лишь прикусила губу, не давая себе поблажки, и запустила во второго похитителя еще одним энергетическим сгустком. В прошлый раз она вложила в заклинание слишком много сил, а потому теперь действовала не с таким размахом. Человек схватился за грудь и осел на дорогу безжизненной куклой - у него просто остановилось сердце. Нуара прижалась спиной к экипажу, пытаясь определить, со всеми ли трущобными ей удалось справиться? А вдруг их оказалось бы больше? Немного передохнув и успокоившись, девушка обошла карету, констатируя, что дальше поехать уже не сможет, так как кучера хорошенько приложили по затылку, и бедняга явно еще несколько часов будет без сознания.
   Не заметив больше никого в округе, Викта наконец смогла перевести дух. Она оказалась в аристократическом квартале, совсем недалеко от дома Судьи. Решив, что на сегодня приключений с нее явно хватит, нуара как могла быстро скользнула в тень ближайшего дома. Плечо глухо ныло, скорее всего, она все же потянула какую-то связку. Девушка крадучись направилась вдоль улицы. Нужно было оказаться как можно дальше отсюда до того времени, когда пройдет патруль городской стражи. Совершенно не хотелось бы объясняться с этими молодчиками по поводу того, кто она такая и что здесь делает. Тем более что за ее спиной не маячило прикрытие в виде Судьи.
   Добравшись домой, она заперлась в комнате, будто опасаясь, что ее найдут и здесь. Викта снова почувствовала себя одиноко и неуютно в этом огромном пустом доме.
   Айвер забежал поздно ночью, только чтобы переодеться. Выслушав несколько рваный рассказ нуары, он лишь устало вздохнул и задумался на несколько минут, что-то мысленно прикидывая. Викта ждала его ответа так, словно ей вот-вот должны были вынести приговор. За несколько часов, что она просидела в одиночестве, измененная даже успела предположить, что услыхав про ее очередные неприятности, Судья просто-напросто выгонит ее, не пожелав снова заниматься спасением по сути совершенно чужой ему девицы. Теперь же она боялась услышать подтверждение этим упадническим мыслям. В итоге Дэжар порекомендовал ей не переживать и посидеть несколько дней дома, никуда не выходя. Он предельно ясно дал понять, что ближайшее время будет просто не в состоянии ей помочь из-за сложностей на службе. Взглянув на расстроенную девушку, Айвер привлек Викту к себе, легко целуя в висок и поглаживая по длинным волосам. После чего посоветовал выловить Веллара, рассказать о нападении неизвестных и попросить на эти вечера составить ей компанию. После того, как Судья ушел, нуара снова заперлась в своей спальне, сумев забыться беспокойным сном лишь через несколько часов, когда за окном уже серели предрассветные сумерки.
   Веллар вернулся домой как обычно и чрезвычайно удивился, не застав измененную на кухне, а на столе - горячий завтрак, который обычно девушка готовила к его появлению.
   Стук в дверь заставил нуару подпрыгнуть на постели.
   - Викта, у тебя все в порядке? - раздавшийся из-за двери голос младшего из братьев-Дэжаров звучал несколько обеспокоенно. - Открой, пожалуйста.
   - Сейчас, - хрипловато отозвалась девушка, выпутываясь из одеяла. Отперев едва ли не забаррикадированную дверь, она от радости чуть не бросилась мужчине на шею.
   Дальнейшие объяснения заняли значительно меньше времени, нежели накануне. Во-первых, нуара уже успела немного успокоиться, а во-вторых, не собиралась вдаваться в подробности и списала все на действия простой уличной шайки. Молодой человек клятвенно заверил, что не оставит девушку в одиночестве, видимо, местная публика уже успела поднадоесть гостю из столицы, и он был не против провести дома несколько вечеров.
  
   Время в компании Веллара шло быстро, и Викта теперь не ощущала того панического страха, преследовавшего ее накануне. Уже на следующее утро нуара втянулась в привычный ритм жизни и принялась за готовку и уборку дома Судьи. Сам Айвер за эти два дня появлялся лишь единожды, чтобы наскоро перекусить, переодеться и проверить состояние своей протеже.
   Когда звон колокольчика возвестил о приходе нежданного визитера, Викта вздрогнула, выпустив из рук небольшую статуэтку, с которой как раз вытирала пыль. Изящная вещица глухо ударилась о ковер и отлетела к стене, но измененная даже не обратила на это внимания, со страхом покосившись в сторону прихожей.
   - Я открою, - предупредил ее заглянувший в комнату Веллар, и девушка благодарно кивнула. Она напряженно вслушивалась в доносившиеся звуки, чтобы в случае опасности метнуться в подвал и закрыться там, в лаборатории Дэжара. Соседство с проклятым алтарем смущало ее куда меньше, нежели с людьми Аргэ. Но уже через минуту вернулся Веллар и сообщил: - Там с базара доставили продукты, которые ты заказывала. Может, глянешь?
   Девушка слабо улыбнулась, коря себя за мнительность и паникерство. Последнее время она начала превращаться в истеричку и сама себя этим раздражала. За эти пару дней она отводила душу, изобретая все новые рецепты и буквально закармливая младшего из братьев. Она на самом деле заказывала продукты и была довольна, что доставка не заняла много времени.
   Пройдя мимо Веллара, она направилась в прихожую, где виднелась пара больших корзин для овощей. Что-то неладное она ощутила не сразу, пытаясь прикинуть, что могли перепутать в лавке, раз прислали ей такую гору снеди? Заказывала она ее в куда меньших объемах. Взгляд нуары скользнул по лицам стоящих у двери грузчиков - их она тоже видела впервые. Да и было что-то в их взглядах, какое-то несоответствие, нервозность, что ли?
   Викта затормозила и попятилась, начиная догадываться, что Веллар только что по незнанию допустил чудовищную ошибку. Она судорожно прикидывала, каким образом успеть предупредить его об опасности, чтобы пришедшие за нею бандиты не застали его врасплох. Неожиданный удар по затылку так и не позволил ей завершить начатое, погрузив в беспамятство.
  
   Возвращение в сознание получилось чрезвычайно неприятным. Обрушившийся на нее поток ледяной воды заставил девушку закашляться. Неестественно яркий электрический свет резанул по глазам, Викта зажмурилась и попыталась поднять руку, чтобы заслониться, но сделать этого не удалось - она оказалась связанной.
   - Здравствуй, детка, наконец ты почтила нас своим присутствием, - раздавшийся совсем рядом смутно знакомый мужской голос заставил девушку повернуться к говорившему. Рассмотреть собеседника удалось не сразу, так как глаза заливала стекающая с волос вода. Викта мотнула головой, отбрасывая с лица налипшие пряди, и это движение отозвалось тупой болью в затылке. Она уже понимала, где оказалась, и совершенно не удивилась, увидев перед собой Аргэ. Старикан безмятежно улыбался, но ничем, помимо издевки, это и быть не могло.
   Девушка поспешно отвела глаза, но лишь для того, чтобы наткнуться на взгляд белесых бельм давешнего охранника, которого нуара видела на крыльце трущобного кабака. Измененный с прищуром изучал ее, и от этого становилось жутко. У двери маячили двое здоровенных качков. За спиной также угадывалось чье-то присутствие. Викта не понимала, с какой радости удостоилась подобного внимания, ведь Аргэ уже добился того, чего хотел - она снова попала в его руки.
   Внезапно Викта почувствовала совершенно необъяснимое в подобной ситуации спокойствие. Она слишком устала бояться и, когда ожидаемое и вполне закономерное похищение все же произошло, испытала почти облегчение. Она отчетливо понимала, что повторно вырваться из лап трущобного заправилы ей не удастся, а значит, просить и унижаться она не станет. Не умела и не хотела учиться.
   - И что дальше, Аргэ? - спокойно спросила она, глядя в глаза старика.
   - А дальше мы немного подождем, - ответил ей, как ни странно, отнюдь не "добрый дедушка", а давешний белоглазый охранник.
   - Чего? - насторожилась танцовщица. Ее ничуть не смущала абсурдность сложившейся ситуации, когда привязанная к стулу пленница задает вопросы своим похитителям. Пока отвечают - стоит слушать.
   - Моего дорогого братца, конечно же, - прозвучавший за спиной голос заставил вздрогнуть, мигом растеряв всю невозмутимость. А появившийся в поле ее зрения Веллар продолжил: - Думаю, он не бросит в беде свою очаровательную подружку.
   - Видишь ли, Викта, - снова заговорил нуар, - ты оказалась очень удобным инструментом, дорогая. Не пожелав изначально работать на меня, ты, тем не менее, именно этим и занялась. Ты очень удачно втерлась в доверие и привязала к себе нужного нам человека. Чем вполне оправдала то, что я сохранил тебе жизнь.
   Пленнице наконец удалось снова вернуть на лицо маску невозмутимости. Сейчас, когда она поняла, как на самом деле обстоит дело, девушка была удивлена, как умудрилась принять марионетку за настоящего Аргэ, а мерзавца Веллара посчитать другом. Она была неприятно удивлена его выходкой с балом, когда поняла подоплеку того поступка, но это было мелкой шалостью, которая не вязалась тогда с предупреждением Айвера. Неприятно, но не более того. Что ж, даже Дэжар-старший, куда лучше знавший своего братца, явно его недооценил.
   - И вы думаете, что Судья придет сюда? - с насмешкой протянула нуара, демонстративно обращаясь лишь только к белоглазому измененному. - За мной? Не слишком ли много чести для одной из многих постельных грелок? - она прекрасно знала, что фальши в ее голосе они не услышат, ведь на самом деле думала так, как говорила. У них с Айвером был взаимовыгодный договор, но заподозрить, что этот мужчина поступит в лучших традициях любовного жанра, было бы запредельной глупостью.
   - Э нет, милочка, за тобой-то как раз он явится, - блеснул игольчатыми зубами ее собеседник. - Такую улику против себя он в чужих руках не оставит.
   - Я б на вашем месте на это не рассчитывала, - поморщилась Викта. Чем дальше, тем более странным казался ей этот разговор. Она не понимала, что именно имеет в виду Аргэ. Не могли же они знать про то, что Айвер маг? Викта замерла, когда в голове мелькнула догадка. Во время первых двух попыток похищения, она колдовала. И если Веллар участвовал в последнем, удачном, то что мешало ему организовать и предыдущее? Нет, не оба, ведь смерть Борги была случайностью, которую не мог предположить никто. Но вот происшествие с каретой... Младший Дэжар прекрасно знал, как они проводят вечер. Тогда он мог нанять трущобных бандитов, чтобы избавиться от брата под видом ограбления. Но нежданно-негаданно получил новый козырь в своей игре. Хотя почему же тогда нападающих было всего двое? Что-то здесь не вязалось, но времени, чтобы строить и опровергать догадки, у нее не было.
   - Колдующая нуара, живущая в доме Судьи? Не находишь, что абсурдно предполагать его неосведомленность? А это должностное преступление, - вступил в диалог новый участник, выходя у нее из-за спины.
   Викта с удивлением и некой оторопью смотрела на высокого худощавого мужчину в черном. На вид ровесник Веллара, светловолосый и зеленоглазый, с очень чистой, словно сияющей кожей, он был хорош собой, но все портило надменное выражение лица и расчетливый недобрый прищур. А еще он был Судьей. Складывалось впечатление, что этот красавец кичится своим положением и намеренно подчеркивает его, даже в трущобах не сняв идеально сидящего форменного кителя с серебряными нашивками. По всей видимости, ему просто надоело дожидаться, пока разговор коснется интересующей его темы. Дела обстояли еще хуже, чем она предполагала. За Айвера взялись всерьез, причем обложили со всех сторон.
   - Одного твоего существования достаточно для того, чтобы сорвать с него нашивки. Но мне все же интересно было бы узнать, как ему удалось подобное, - задумчиво сообщил блондин. - Я же чувствую в тебе магию. Кстати, можешь и не пытаться ею воспользоваться, все равно ничего не получится, - словно в подтверждение шею Викты знакомо кольнуло легким разрядом. Значит, на нее все же одели блокирующий проявления магии ошейник.
   Нуара продолжала рассматривать мужчину, лихорадочно анализируя сказанное им. Фактически ей только что дали шанс полностью обелить себя перед законом, достаточно было рассказать про эксперименты, выдав себя за жертву. Вот только смысла это не имело, Аргэ ее все равно не выпустит. Да и Айвера, который был единственным, кто отнесся к ней по-человечески и даже пытался по-своему помочь, подставлять не хотелось.
   Викта нахохлилась, всем своим видом давая понять, что более ничего не скажет.
   - Решила поиграть в благородство? - произнес Аргэ. - Или ты думаешь, что мы тебя вечно уговаривать будем? Не самая лучшая тактика, если хочешь выжить. Так что делай выбор, пока тебе еще дают такую возможность.
   Девушке очень захотелось емко, но нецензурно охарактеризовать, где она видела их уговоры, но вовремя прикусила язык. Еще больше провоцировать тех, в чьей полной власти находилась, она считала, по меньшей мере, глупым.
   То, что шутки кончились, сомневаться не приходилось. Веллар наотмашь ударил ее по лицу, голова девушки мотнулась, но она успела заметить в его глазах странное предвкушение. У Викты сложилось впечатление, что он мстит ей, хотя она и не понимала, когда и где перешла дорогу этому человеку.
   - Не порть такую симпатичную мордашку, - поморщился Аргэ, одернув аристократа.
   А нуара испытала разочарование, осознав, что король трущоб не оставил своей идеи сделать ее личной убийцей, несмотря на всю эту историю. - Пусть лучше посидит здесь и подумает о своем поведении. Пару дней без еды могут сделать ее куда сговорчивей.
   Мужчины вышли, щелкнул выключатель, погружая комнату во тьму. Впрочем, это не играло роли. Викта уже успела изучить помещение во время разговора: четыре стены, дверь, обитая железом, и никаких окон, а, следовательно, и шансов на побег. Тем более что от стула отвязывать ее тоже никто не думал.
   Сидеть пришлось долго: спина и руки уже затекли настолько, что она перестала их ощущать. Сначала измененная еще пыталась освободиться, но веревки на руках были завязаны со знанием дела, лишь сильнее затягиваясь от ее рывков. Она даже умудрилась подремать, так что затруднялась сказать, сколько времени уже здесь провела. Есть хотелось все сильнее, а в горле пересохло - принести воды пленнице тоже никто не удосужился. Точно она знала одно: Айвер в трущобы не пришел. В обратном же случае кто-то из ее тюремщиков уже оповестил бы пленницу об успехе, злорадства ради, или же устроили очную ставку. Она горько усмехнулась, не зная, радует ли ее это понимание, или нет.
   Когда стало совсем уже невмоготу, девушка постаралась отрешиться от болезненных ощущений, погрузившись в раздумья. Не так давно она подметила некое несоответствие в своих умозаключениях, и теперь решила разобраться с этим.
   То, что Веллар желал избавиться от брата, теперь не подлежало сомнению, но нуара никак не могла взять в толк, во-первых, зачем ему это понадобилось, если наследство их отца и так уже фактически перешло в его единоличное пользование и осталось лишь дождаться документов. А, во-вторых, почему в таком случае он не убил Айвера сам, ведь возможностей у него была уйма. Не захотел мараться? Что-то подсказывало Викте, что дело здесь совсем в ином, куда более личном. Неужели ему так хотелось уничтожить и репутацию брата? А учитывая, какой статус тот занимал, это означало бы стереть саму память о нем, поскольку, не желая огласки, начальство наверняка приказало бы вычеркнуть имя опального Судьи из всех документов вплоть до последнего архива. Девушке это казалось каким-то извращением, но уж слишком оно походило на правду.
  
   Их прихода никто не ожидал...
   В трущобах довольно часто можно было встретить измененных, а потому на них практически не обращали внимания. И когда из сгустившихся сумерек появились несколько неспешно бредущих фигур в темных плащах, охрана лишь вяло проводила их взглядами, а потом вернулась к прерванным занятиям...
  
   За дверью послышались топот и крики, в створку что-то тяжело бухнуло. Нуара завозилась на своем стуле. Первым пришедшим чувством было злорадство. Что бы не происходило за дверью, оно вряд ли было приятным для местных обитателей, и к тому же вносило некое разнообразие в ее заточение. Ей слабо верилось, что подтвердились слова Веллара, и его брат все пришел за ней, но сердце, не слушая доводов разума, все равно невольно дрогнуло. Надежда - тварь живучая, и девушка до последнего цеплялась за нее. Уж больно не хотелось становиться марионеткой короля трущобной шушеры.
   Дверь резко распахнулась, впуская поток электрического света, и нуара вынуждена была зажмуриться, успев перед этим различить лишь воздвигшийся на пороге силуэт мужчины. Пока девушка пыталась проморгаться, все еще неведомый спаситель разрезал стягивающие запястья веревки и резко вздернул ее на ноги. Но удержаться в вертикальном положении измененной не удалось - все тело слишком затекло и не слушалось.
   - Да держись же ты на ногах, дрянь! - прозвучал злой окрик и за руку со всей силы дернули. "Спаситель" оказался Велларом.
   - Что, успел соскучиться? - хрипло спросила Викта, повисая на тащившем ее едва ли не волоком младшем Дэжаре.
   - Заткнись и двигайся самостоятельно, - рыкнул мужчина.
   Он вывел ее в коридор, ругаясь на ходу. В стороне лежало тело одного из шкафообразных охранников Аргэ. Похоже, именно он и ударился о дверь, затем отлетев в сторону. Крови нуара не заметила, но все лицо амбала было обожжено и почти обуглилось. Содрогнувшись от ударившего в нос запаха паленой плоти, девушка поспешно отвела глаза. Она не понимала ни что происходит, ни куда ее тащат, но больше всего хотела сейчас оказаться как можно дальше отсюда. И, желательно, без Веллара.
   Дэжар-младший по какой-то грязной лестнице стащил ее на первый этаж и толкнул оказавшуюся незапертой неприметную дверцу.
   - Что происходит? - спросила девушка, в очередной раз спотыкаясь. Что именно попалось под ноги, она предпочла не смотреть.
   - Похоже на разборки местных, - неожиданно отозвался мужчина, хотя на ответ она особо и не рассчитывала. - Но ты, дорогуша, слишком для меня важна, чтобы дать тебя случайно прибить.
   Вывалившись на улицу, Веллар толкнул ее за угол и зажал рот, пока мимо пронеслось несколько неясных теней. Впрочем, девушка и не собиралась привлекать внимание. Остаться один на один с этим человеком было предпочтительней, нежели коротать время "в гостях" у Аргэ. Пусть она и не могла колдовать, а физически ее спутник оставался значительно сильнее, существовал шанс на побег. Ну, или на худой конец она могла попытаться его соблазнить с известным результатом. Летальный исход для Веллара был бы предопределен, ведь магом он не был, а значит, стал бы жертвой ее странной силы.
   Им удалось отойти от дома всего на несколько метров. Когда затея ее похитителя вот-вот готова была увенчаться успехом, беглецы наткнулись на странную незримую преграду, отшвырнувшую их назад. Веллар попробовал пройти в другом месте, но с тем же результатом. Дом, в котором держали Викту, окружал непроницаемый купол, скорее всего, магический.
   - Сними его! - потребовал мужчина.
   Викта красноречиво постучала ногтем по ошейнику, все еще находящемуся на ней. Девушка не сочла нужным объяснить, что даже и без этого "украшения" вряд ли была способна снять чужой щит, но вдаваться в подробности касательно магических искусств в ее планы не входило. Ко всему прочему, нуара начинала понимать, кто именно наведался в трущобы. Силой, способной навести такой переполох в доме Аргэ и при этом явно владеющей магией, были лишь резервационные Старшие и подобные им. Измененная мысленно фыркнула, лишь подумав: не могли ли они явиться за ней? Да уж, абсурдное предположение, - пришлось признать ей. Скорее всего, это было лишь стечением обстоятельств. Но вот удачным ли? Викта помнила, что она и так должница правителей изгнанников, теперь же выходило, что она лишь глубже вогнала себя "в долговую яму".
   Размашистая оплеуха швырнула ее на землю. Веллару явно не нравилось чувство беспомощности, и он вымещал свое зло на пленнице. Сплюнув кровь из лопнувшей губы, танцовщица зло посмотрела на этого расфранченного красавца, которого искренне хотелось прибить с особой жестокостью.
   Повторно замахнуться ему уже не удалось. Мужчину вдруг как куклу швырнуло о щит, со всей силы приложив спиной и затылком. Купол спружинил, отбрасывая потерявшего сознание аристократа на грязные камни мостовой.
   - О, надо же, - раздался рядом женский голос, - а ты не так уж бесполезна оказалась, как я думала.
   Викта обернулась, увидев свою нежданную помощницу, которой оказалась уже знакомая ей нуара.
   - Спасибо, - пробормотала танцовщица, прикидывая, а не попытается ли Старшая и в этот раз бросаться боевыми заклинаниями.
   Тем временем женщина, постукивая копытцами по мостовой, подошла к младшему Дэжару и пнула его, проверяя, на самом ли деле мужчина находится в отключке. Затем, хмыкнув, она подняла его в воздух, лишь пошевелив пальцами, и скомандовала недавней пленнице трущобных заправил:
   - Шагай за мной.
   Ослушаться девушке и в голову не пришло. И хотя тело еще немного ломило, она довольно бодро поковыляла следом за красноволосой измененной. Далеко идти не пришлось - всего лишь до ближайшего дома, расположившегося как раз напротив резиденции Аргэ. Здесь в щите оказался проход, легко выпустивший маленькую процессию за границы ограждения.
   Старшая уверенно толкнула одну из дверей, занося все еще находящегося в обмороке Веллара в комнату, освещенную лишь несколькими свечами. Викта нехотя зашла следом, размышляя, а не попала ли она из огня да в полымя? Но стоило завидеть, кто именно расположился в кресле, как девушка облегченно вздохнула, одарив Айвера слабой улыбкой.
   - Держи, - раздался шелестящий голос крылатого нуара, так же находящегося в комнате, и в руки девушки спланировала фляга. Танцовщица даже не стала тратить время на слова благодарности, мгновенно присосавшись к горлышку, с жадностью глотая казавшуюся восхитительно вкусной воду. Ко всему прочему она прекрасно знала, что Старший без труда прочтет ее мысли.
   - Посиди пока, мы уже почти закончили, - в голосе Судьи она явственно услышала напряжение, от чего заподозрила, что тот сейчас колдует. Скорее всего, именно поэтому в здании не включали электрического освещения, чтобы моргание ламп не выдало местонахождение магов. К тому же становилось понятно, что именно он удерживает щит над домом Агрэ, позволяя резервационным "зачистить" территорию.
   Викта подошла к окну и выглянула сквозь покрытое пятнами и мутными разводами стекло. Различить что либо, происходящее во дворе трущобного кабака, было проблематично, но ночную мглу то и дело разрывали странные вспышки. По внутренней стороне теперь видимого для нее щита метались неясные тени, напоминая запертых в банке мотыльков.
   Спустя минут пятнадцать все затихло, замерцала и исчезла преграда, и Дэжар позволил себе облегченный вздох, на миг устало откидываясь в кресле. Похоже, длительное поддержание заклятия такой мощи далось магу нелегко.
   - Что с этим красотуном делать? - красноволосая ведьма лихо наподдала копытцем под ребра начавшему слабо постанывать Веллару.
   Викта с интересом посмотрела на любовника, ожидая его реакции. Она не успела, да и не знала, стоит ли рассказывать о роли Веллара в произошедшем, но судя по мрачному взгляду, который бросил на брата Айвер, он располагал информацией в полном объеме.
   - Мы договаривались не оставлять свидетелей, - равнодушно пожал плечами Судья, отворачиваясь.
   - Не проблема, - воодушевилась красноволосая. На кончиках когтей женщины пробежали едва заметные искорки, и в наконец пришедшего в сознание Веллара полетел сгусток багрового огня. Викта успела заметить в глазах мужчины ужас, он явно осознавал, что последует дальше. Импровизированный костер достиг потолка, но почти сразу же опал, ложась на и без того грязный пол черными хлопьями пепла.
   - Думаю, я вам здесь больше не нужен, - Айвер поднялся из кресла, - так что мы поедем домой. Если это то, чего ты хочешь, - данная реплика уже адресовалась непосредственно Викте.
   Нуара поняла, что ей дают шанс остаться вместе с себе подобными. Дэжар был в курсе всего произошедшего в резервации и понимал, что теперь, обладая активной силой, она представляет интерес для Старших. А еще ей показалось, что мужчина ждал ее реакции, ведь измененная стала свидетельницей того, как он самолично отдал приказ убить собственного брата.
   - Хочу, - она кивнула и направилась к двери, махнув на прощание оставшимся нуарам.
   Если Айвер ожидал, что она закатит истерику, вещая о семейных ценностях, то крупно просчитался. Веллар сам же попрал их, а значит, получил то, чего заслуживал. В конце концов, у каждого есть выбор.
  
  
   До границы трущоб они дошли молча. Найти экипаж для Судьи труда не составило. Здесь, в Квартале развлечений не слышны были отголоски произошедшей во владениях Аргэ заварушки. Оказавшись в карете, Викта привычно заползла к нему колени, и теперь тихонько посапывала, уткнувшись носом в его плечо.
   Дэжар рассеяно перебирал спутанные пряди темных волос, чувствуя странную смесь нежности к этой девушке и досады из-за произошедшего ранее. Он на самом деле не желал такого поворота событий, но в очередной раз закрыть глаза на выходку Веллара не имел права. Три года назад ему удалось вовремя замять последствия совершенного младшим братом убийства одно из измененных. Департамент расследования даже не начинал, об этом Айвер позаботился. Но вот Аргэ смерть одного из его людей явно не понравилась. Тогда, не особо вникая в причины случившегося, Судья просто отправил братца домой, а сам постарался достигнуть компромисса с королем трущоб. Айвер не жаждал быть обязанным этой мрази, но пришлось поступиться собственными принципами. Хорошо еще, что у нуара хватило ума не выйти за рамки разумного в своих запросах. Но через два года появилась Аманта, и Судья понял, что несколько переоценил благоразумие Аргэ. Тем не менее, эта красивая и амбициозная стерва оказалась чрезвычайно удобной фигурой в их игре с измененным. Она была просто идеальна для того, чтобы водить противника за нос и передавать нужную самому Айверу информацию.
   А затем в его дом пришла Викта. Он заприметил эту девочку еще до изменения. Уже тогда у нее был просто феноменальный уровень силы, позволивший предположить, что даже проведенный ритуал не сможет полностью выжечь магический дар. И он не ошибся. Помочь беглой преступнице оказалось не так уж сложно. И хотя ему вновь пришлось пользоваться должностными полномочиями, Судья сделал это с чувством неожиданного удовольствия. Дальнейшее развитие событий показало, что он не прогадал. Она согласилась на эксперимент и по итогам обещалась стать весьма перспективной магичкой. Больше того, полностью отпала необходимость общения с Амантой, так как через Викту в дальнейшем можно было напрямую сотрудничать с резервационными, которые ему и были нужны. Аргэ же оставался лишь промежуточным звеном в этой цепи.
   Зная, в какой ситуации оказалась танцовщица, Судья понимал, что трущобный заправила не оставит идей заполучить девушку. Это было лишь вопросом времени. А так как Викта находилась под его протекцией, это позволяло начать действовать и самому Дэжару.
   Вернувшись в то утро домой и не застав никого из своих гостей, Айвер мгновенно понял, что именно произошло. К тому же он прекрасно знал, кто может быть осведомлен о происходящем. Вытащенная из постели баронесса де Фантэ оказалась очень сговорчива. Получив всю интересующую его информацию, он оставил перепуганную женщину и снова отправился домой, размышляя, что же предпринять. Он был взбешен тем, что Аргэ позволил себе нарушить неприкосновенность его дома, но и действовать опрометчиво не мог. У Айвера был выбор. Самый простой вариант -- трусливо сбежать, перебраться куда-то подальше от этого города и от столицы, где и начать все заново. Возможно, пришлось бы даже переехать в один из отдаленных имперских доминионов. Была возможность просто проигнорировать случившееся, бросив Викту на произвол судьбы. Доказать связь Судьи с опальной нуарой, или же его осведомленность касательно магических способностей девушки было бы проблематично, а учитывая ее пребывание в резервации - и вовсе невозможно. Вот только поступить так с маленькой танцовщицей он не мог. Раз фигурирующий в этом грязном дельце коллега Айвера до сих пор не явился за ним, то значит, девушка молчала. К тому же, оставался шанс спасти нуару. Зная подробности ее мытарств, он был осведомлен касательно роли Старших в судьбе Викты, и ему было, что им предложить.
   Они довольно быстро достигли взаимопонимания: резервационные ценили магию, Айвер был в состоянии ее восстанавливать. Ко всему прочему, оказалось, что Аргэ успел основательно достать своих непосредственных хозяев, и они были отнюдь не прочь сместить зарвавшуюся пешку.
   Нападение им далось довольно легко. Судья был неприятно удивлен осведомленности резервационных относительно тайных ходов в городе, хотя сейчас это играло ему на руку. С другой стороны для него обратной дороги уже не было, а потому Айвер был вынужден решать проблемы по мере их поступления. Похоже, в своем логове трущобный король чувствовал себя абсолютно спокойно и от того поглупел - ведь охрана хотя и была, но оказалась недостаточно бдительна и умела, чтобы вовремя среагировать на опасность и предупредить начальство. Нуары действовали очень слажено, уничтожая на своем пути всех, кто пытался оказать сопротивление. Дэжара так же не мучала совесть относительно гибнущих в том доме бандитов. Свидетелей остаться не должно было.
   Айвер имел возможность пронаблюдать, что именно твориться в резиденции Аргэ, так как единолично удерживал ограждающий купол вокруг здания, чтобы никто из приспешников местного заправилы не сумел уйти из ловушки. Он четко знал, что Судья, призванный Велларом на помощь, был мертв, а значит, теперь репутации Айвера ничего не угрожало. "Виновница торжества" вскоре оказалась в безопасности, а младший брат, от которого он совершенно не ожидал подлости такого масштаба, был пленен. Впрочем, его судьба уже была решена. О выплате долга Старшим можно было подумать позже, тем более, что сотрудничество обещало быть взаимовыгодным.
   Единственной проблемой оставалась сама женщина, сейчас доверчиво спавшая на его руках. Слишком легко она вошла в его жизнь и слишком быстро стала неотъемлемой ее частью. Она вообще вызывала у Айвера странную необходимость защищать и опекать девушку. Более того, он находил это приятным. Их отношения стали странным суррогатом семьи, которой каждому из них не хватало. Конечно, выгода и удобство подобного союза были превалирующими, но это не уменьшало удовольствия.
   С ней было неожиданно комфортно во всем. Благодаря ее способности выкачивать его резервы, у Судьи отпала необходимость периодически сбрасывать излишки силы, что могло привлечь нежелательное внимание сотрудников, способных отслеживать всплески подобной магической активности. А уж способ лучше, чем тот, которым она это делала, и придумать было сложно. Так что в планы Дэжара не входило отпускать эту женщину. Раньше он еще мог пойти на это, но не теперь, когда она показала, что фактически для него идеальна. Айвер ласково погладил спящую девушку по щеке. У каждого есть право выбирать, и он свой выбор сделал. Как и она этим вечером.
  

Конец

  

Расшифровка имен героев, над которой долго и упорно трудилась Марка Астиары

  
   Имя\понятие
   Иностранное слово
   Значение
   Викта(на)
   франц. victime
   жертва
   Фелон
   франц. felon
   предатель
   люмеры
   франц. la lumiere
   свет
   нуары
   франц. noir
   черный, темный
   Дэжар
   англ. judge
   судья
   Виттор
   франц. vit
   жизнь
   Лакси
   англ. lucky
   счастливица
   Делера
   франц. delegue
   делегат. представитель
   Аргэ
   англ. argue
   аргументировать
   Воир
   франц. voir
   видеть
   Аманта
   франц. amante
   любовница
   Кенар
   франц. de canard
   утка
   де Фантэ
   англ. fount
   источник
   Веллар
   форма франц. глагола vouloir
   желать
   Айвер - одна из устаревших форм имени "Иван". Значит "помилованный богом".
  

  
  Ваши оценки и комментарии прошу оставлять ЗДЕСЬ
Поделиться с друзьями:

Оценка: 7.17*34  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com А.Ардова "Брак по-драконьи. Новый Год в академии магии"(Любовное фэнтези) А.Минаева "Академия Алой короны-2. Приручение"(Любовное фэнтези) П.Роман "Ветер перемен"(ЛитРПГ) Р.Цуканов "Серый кукловод. Часть 1"(Киберпанк) В.Соколов "Мажор 3: Милосердие спецназа"(Боевик) А.Респов "Небытие Бессмертные"(Боевая фантастика) Е.Шторм "Мой лучший враг"(Любовное фэнтези) К.Федоров "Имперское наследство. Забытый осколок"(Боевая фантастика) Л.Хард "Игры с шейхом"(Любовное фэнтези) Д.Сугралинов "Дисгардиум 3. Освоение Кхаринзы"(ЛитРПГ)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Д.Иванов "Волею богов" С.Бакшеев "В живых не оставлять" В.Алферов "Мгла над миром" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Вектор силы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"