Севина Елена Владимировна: другие произведения.

Мамида. Курс углублённой магии

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
Оценка: 7.33*24  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Дорогие мои читатели! Начинаю выкладку второй книги про Лиону.
    АННОТАЦИЯ: Первый курс закончен, каникулы пролетели и пора снова приступать к учебникам, конспектам и экзаменам. Но ведь ты ждёшь именно этого? Также, как и желаешь быть лучшей, соревнуясь с соседом, с которым теперь не то дружба, не то перемирие. К тому же по-прежнему чувствуешь себя чужой в этом новом мире, а значит, должна знать и уметь больше, чем другие. А ведь второй курс - это не то, что первый, это намного тяжелее, но ведь и интереснее, да? А значит, больше магии. Да, ты не совсем маг, но когда тебе это мешало? А ещё тайный язык МАМИДы, который необходимо выучить... Да, дел невпроворот. Берегись, академия, второкурсница Лиона снова пришла за твоими знаниями!
    Добавлена 9 глава. Черновик. Не вычитано.


МАМИДа. Курс углублённой магии.

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ

Глава 1.

  
  
   Я проснулась из-за шороха под дверью. Потёрла глаза, посмотрела на окно. Сквозь неплотно задёрнутые шторы выбивался яркий солнечный свет - судя по всему, сейчас уже был скорее день, чем утро. Зевнув, под возобновившийся шорох вылезла из постели и не утруждая себя переодеванием прямо в пижаме выглянула в гостиную.
   - Я тебя разбудил? Извини, - виновато произнёс Кай, делая отжимания от пола. Затем он перевернулся на спину, прошуршав штанами о ковёр и начал качать пресс.
   - Претензий не имею, - усмехнулась и зевнула в последний раз. - Ты уже бегал?
   - Нет, сам недавно проснулся.
   - Составишь компанию? Только переоденусь.
   - Конечно, жду.
   Примерно так начиналось каждое утро этих, казалось, бесконечно-счастливых летних каникул. Все остальные курсы, кроме нас, бывших первокурсников, а нынче уже второкурсников разъехались по домам, многих преподавателей тоже не было в МАМИДе, и чаще всего мы были предоставлены сами себе.
   Лето сблизило факультеты. Если в течении учебного года на общение со сверстниками в других формах банально не хватало времени, то уж на каникулах эта проблема исчезла сама собой.
   А ещё мы неожиданно узнали магистров Сагира и Аниса, а также имена Намори совершенно с другой стороны. Со всеми желающими, а таких набралось порядка пятидесяти, мужчины организовали поход по окрестностям академии с двумя ночёвками, песнями у костра, стрекотом цикад в ночной тишине и звёздным водопадом над головой. Педагоги рассказывали много смешных и забавных историй, как из своих студенческих лет, так и тех, когда они уже стали преподавать в академии.
   В остальное время мы занимали себя сами, заходя в здание МАМИДы только поесть и поспать. Делились правилами игр, принятых в наших мирах и каждый день играли в новые. Купались в озере, загорали, даже сделали что-то вроде тарзанки, пока русалки, всё-таки обитающие в нём, не возмутились и не уничтожили верёвку импульсом своей магии. После чего вылез водяной и ругался так, что мы ещё несколько дней не подходили к озеру, дожидаясь, пока обиженные водники успокоятся.
   Невероятное лето!
   Когда я и Кай побежали по привычному маршруту, коим поделилась со своим теперь уже другом, кое-что вспомнила и обернулась:
   - Ты знаешь, что завтра начнётся приём первокурсников?
   - Слышал, - контролируя дыхание, ответил тот. - А также и то, что завтра прибудет твой друг Смей.
   - Правда? И остальные? - переспросила, обрадовавшись.
   Кай пожал плечами, умудрившись это сделать на бегу, но я была рада, ибо очень соскучилась по старшим друзьям, наконец-то побывавшим дома. Наверное, будут рассказывать, как прошло их лето, но и мне было что рассказать. Ведь, несмотря на правило академии, что первокурсники не покидают мир МАМИДы, папа всё-таки выбил разрешение ректора на моё отсутствие. И целую неделю я провела в своём новом доме, с папой, мамой, и даже познакомилась с новой сестрой. Было так здорово, но в двух словах не расскажешь.
   - Лиона, смотри, впереди мастер Хейден, - оторвал меня от воспоминаний Кай. - Побежали, хочу спросить у него насчёт дополнительных тренировок.
   - Зачем, ты и так лучший на потоке, - вздохнула, тем не менее, ускорившись вслед за другом.
   - Не хочу расслабляться, - отрезал Кай. - Да и ты, думаю, не откажешься от пары новых приёмов, я не прав?
   - Прав, - фыркнула.
   Когда только этот парень успел начать так хорошо меня понимать?
  
   День моего четырнадцатилетия выдался на редкость пасмурным. Зато, похоже, мой организм наотдыхался на недели вперёд, и проснулась я не по обыкновению рано. Даже повалявшись в кровати полчала, всё равно заснуть так и не смогла. Решив, что так тому и быть, быстро завязала хвост, натянула спортивный костюм и направилась на пробежку. Кай, в учебное время легко встававший рано, на каникулах показал себя настоящим медведем, впадающим в спячку, и решительно не рекомендовалось будить его самостоятельно. Всё равно встретимся на тропе.
   Делая второй круг, удивилась отсутствию друга, зато порадовалась лёгкой прохладце этого утра. Бежать было легко и приятно, ветерок приятно обдувал разгорячённую кожу, и даже слегка подгонял в спину. Закончив пробежку, к своему изумлению не встретив и мастера Хейдена, что уж вовсе поразительно. И побежала в общежитие приводить себя в порядок.
   Направо и налево отвечая на приветствие знакомых, снующих по коридорам и лестницам (благо, что о моём дне рождении они не знали), вернулась в наши с Каем комнаты. За дверью друга стояла тишина - то ли уже ушёл, то ли ещё спит - и, подав плечами, направилась в душ. Проведя там какое-то время, закрутила волосы в полотенце, накинула халат и вошла в спальню. И ахнула, обнаружив на всех мало-мальски твёрдых поверхностях вазоны с цветами, самыми разными, разноцветными, запахи которых смешивались в удивительно приятную гамму. Подойдя к ближайшему букету нежно-розовых роз, зарылась в них лицом, вдохнула - и губы сами собой растянулись в неудержимой улыбке. Это лучший подарок, который мне мог сделать друг. А в том, что это подарок Кая, я нисколько не сомневалась.
   Наскоро одевшись и подсушив волосы, не стала их заплетать. Ещё раз осмотрев всю эту красоту, счастливая выскочила из спальни. Кая не оказалось ни в гостиной, ни с его спальне, куда я, поколебавшись, всё же заглянула. Поскольку шума воды мне не было слышно, не стала проверять его ванную, а почти бегом спустилась вниз. Друг мог быть или в столовой, или в библиотеке, но кушать и мне очень хотелось, поэтому ноги понесли меня по направлению к еде. Войдя в столовую, покрутила головой, но искомый объект не нашёлся, зато обнаружились друзья в полном составе, активно машущие мне руками. Подойдя к ним, уже была готова к поздравлениям, но когда они в один голос на всё помещение проорали: "С днём рождения, Лионка!" и кинулись обниматься, слегка опешила. Мой ступор не помешал им хорошо меня потискать, усадить за стол и заказать завтрак. Очнулась я на моменте бурного обсуждения того, как лучше организовать вечеринку в мою честь и попыталась протестовать, но от моих слов нагло отмахивались и продолжали выдвигать предложения одно безумнее другого. Вздохнув, махнула рукой и занялась своим завтраком.
   Как я не надеялась избежать огласки, а крики друзей в столовой поставили на этой надежде жирный крест. К нашему столику то и дело подходили знакомые с других факультетов и поздравляли меня, пожимали руку и пытались обнимать, но последнее я мягко прерывала. Да и позже, где бы я не проходила, отовсюду неслись тёплые пожелания и улыбки, и в какой-то момент мне показалось, что МАМИДа стала мне настоящей семьёй. Большой, разнорасовой семьёй.
   С трудом вырвавшись из лапок возбуждённых друзей, побежала в библиотеку, точно зная, что в это время кроме Кая так никого нет. Заодно напомнила себе взять у мастера Ци учебники за второй курс, что так и не сподобилась сделать. Найдя друга в читальном зале, тихонько подошла и обняла его на шею, прошептав на ухо:
   - Спасибо, Кай, мне ещё никто и никогда не дарил цветы. Самый лучший подарок. Точно не пойдёшь вечером отмечать вместе с нами?
   - Нет, Лиона, извини, не люблю я шумных вечеринок.
   - Хорошо, не настаиваю. Только не пропадай здесь на целый день, ладно?
   - Ладно, - усмехнулся парень.
   Похлопав его по плечу, пошла здороваться с мастером Ци и брать учебники, ну и гору дополнительной литературы на первое время. Не хочу отставать от Кая, пусть даже в практике он и лучший, но теорию я просто обязана знать на отлично. Каким чудом умудрилась забрать все книги, не знаю, но пыхтела как ежик до самой общаги. У двери неожиданно покачнулась и точно бы растеряла всю литературу, если бы меня вовремя не подхватили, а два знакомых голоса не воскликнули:
   - Привет, Лионка! Давай поможем.
   Когда стопка книг в моих руках поредела, разделившись на три, я смогла узреть хозяев голосов, и с криком: "Влах! Смей!" бросила на шею сначала одному, а затем и второму. Парни смеялись и крепко обнимали меня в ответ.
   - Вы когда приехали? Я соскучилась.
   - Да только что, - улыбнулся дракон, и я наконец-то обратила внимание на сумки у их ног.
   - Ну-ка, младшая, покажись, - потребовал Влах, крутанув меня вокруг оси. - Точно подросла за два месяца, как тебе кажется, друг?
   - Подросла, похорошела, повзрослела. - Смей улыбался, наблюдая за лёгким румянцем, появившемся на моих щеках.
   - С днём рождения, Лионка, - чмокнул меня в щёчку Влах.
   - Эх, отбивать будут красоту такую, - тяжело вздохнул дракон, а затем последовал примеру друга: - С днём рождения, малышка.
   - Спасибо, ребята.
   Уговорившись встретиться чуть позже, ребята провели меня к комнате и направились к себе. Свалив книги на рабочий стол, поставила цель найти Зами или Ладу. Мне жизненно было необходимо знать, что они придумали на вечер и не пора ли прочить убежище в ближайшем из миров. Обойдя комнаты, столовую и частично территорию, озадачилась. Ребят нигде не было и, честно говоря, подобный факт внушал мне нешуточные опасения. Ох, чую, сюрприз готовят.
   Размышляя, где они могут быть, медленно возвращалась в общежитие, как прямо перед моим лицом с негромким хлопком появился свиток. Вздрогнув от неожиданности, взяла послание. Вызов в кабинет декана? Недоумевая, что я такого сделала, раз папа приглашает таким образом (всё лето, если ему надо было со мной о чём-то поговорить, он присылал маленького снегиря, весело чирикавшего у меня на руке вплоть до дверей кабинета отца), поспешила на вызов.
   Секретарь, уже вернувшаяся из отпуска, улыбнулась мне и махнула рукой, мол, заходи. Постучав, прошла в кабинет, повинуясь жесту села на стул и вопросительно посмотрела на него.
   - Что-то случилось? - робко задала вопрос после нескольких минут молчания.
   - Ничего не случилось, всё в порядке, - спокойно ответил папа, продолжая что-то писать в журнале.
   - Тогда почему я здесь?
   - Потому, что я позвал.
   - И зачем позвал? - что-то не понимаю этого разговора.
   - А затем, - оторвался он от работы и, поднявшись, подошёл ко мне, - что у моей дочери сегодня день рождения!
   Наклонившись, папа крепко обнял меня и расцеловал. А затем незнамо откуда вытащил длинную коробку с ярко-зелёным бантом и протянул мне:
   - Это от нас с мамой. А вот это, - ещё одна коробка, только гораздо меньшего размера, - от Шайнилы и Армаиса.
   - А как вы узнали? - прижимая подарки к груди, подняла я на отца повлажневшие глаза.
   - Лионка, ну ты иногда такая наивная, право слово, - хмыкнул папа. - Я декан, ведающий личными делами своих студентов, отец, которые тебя удочерил - как я могу не знать дату твоего рождения?
   - А, ну да, извини, - смутилась я и принялась разворачивать подарки.
   В большом от родителей оказался великолепный лук и колчан со стрелами. Ахнув, в полном восторге несмело коснулась кончиками пальцев древесины, провела по тетиве, по оперению стрел и в порыве чувств кинулась на шею отцу.
   - Спасибо, спасибо, это лучший подарок.
   - Всегда пожалуйста, - усмехнулся папа и провёл ладонью по моим волосам. Так тепло и приятно. - Вообще-то мама хотела подарить платье, но я отговорил. Можно подумать, что, кроме как дома, ты их будешь носить. Так что раз мастер Хейден так тебя хвалил, то собственному луку и почти нескончаемому запасу стрел ты обрадуешься больше.
   - Нескончаемый запас стрел?
   - Почти нескончаемый, - поправил папа. - Колчан зачарован на постоянное пополнение стрел из моей личной оружейной, но время от времени пополнять из придётся. Открывай второй подарок.
   Сестра подарила мне небольшой кожаный рюкзачок, зачарованный на расширение внутреннего пространства. Как было сказано в записке, в него можно было положить вещей общим весом в двадцать килограмм, но весить он будет ровно столько, сколько указано на этикетке, то есть три килограмма.
   - Классный рюкзак, неужели они сами его сделали?
   - Нет, купили в магазине артефактики. Но вот чары привязки на конкретного владельца, тебя, накладывали сами. Как и чары прочности, "отпугиватель воров", сигналку на недобрые намерения и другие, более мелкие.
   - Вау! - поразилась я. - Жаль, что раньше следующего лета не смогу лично их поблагодарить.
   - Это не совсем так, - с довольной улыбкой поправил меня папа и присел на край стола, чтобы видеть моё лицо: - Я договорился с ректором на два дня, чтобы отпраздновать твой день рождения в кругу семьи.
   - Здорово. Сегодня?
   - Нет, завтра и послезавтра. Только это в последний раз, когда мы с тобой отлучаемся из МАМИДы до следующего лета, ректор и так давал нам много вольностей, что в обычных обстоятельствах невозможны.
   - Хорошо, папа. Мы сегодня с друзьями отмечать будем...
   - Не слышу энтузиазма в голосе. Отмечайте, только чтобы комендант мне потом не жаловался на ваше непотребное поведение, - делано строго наказал он.
   - Не будет, - заверила я родителя и тихо буркнула себе под нос: - Надеюсь.
   - Беги, хвастайся подарками, - отпустил папа. - Я завтра тебя найду.
   Зачехлив лук, подхватила его, кочан и рюкзак, и, попрощавшись, вернулась в свою комнату. Кая по-прежнему не было, зато мои цветы, казалось, распустились ещё больше, а запах вообще стоял потрясающий. Временно отложив подарки (не забыть бы потом показать лук мастеру Хейдену и расспросить его об условиях хранения и ухода за таким оружием), снова попыталась найти друзей. Как сквозь землю провалились! С досады махнув рукой, зашагала к Влаху и Смею.
   - Заходи, красавица, - открывший на мой стук дверь дракон посторонился и пропустил в комнату. - Правда, у нас беспорядок, не обращай внимания.
   Беспорядок - это мягко сказано. Везде валялись вещи и в том, что они были чистыми, лично я очень сомневалась. Да и самих вещей было столько, что можно было предположить, что в данном помещении проживают девушки, а никак не парни.
   - Мы... это... были так рады окончанию практики, что похватали сумки и разъехались кто куда, ну и вот теперь разгребаем накопившееся, - пыхтел, оправдываясь, Влах.
   - Угу, - глубокомысленно отозвалась я, присаживаясь на подлокотник дивана, ибо больше было некуда.
   - А ты почему такая хмурая? Твой день, Лионка, улыбнись и забудь все проблемы, - постарался поднять мне настроение Смей.
   - Ребят своих найти не могу, хочу расспросить насчёт вечера, - призналась я.
   - Нервничаешь? - насмешливо спросил Влах.
   - Не люблю быть в неведении относительно собственного будущего, пусть и не глобального, - изрекла, сама озадачившись.
   - Мда, каникул было или слишком много, или недостаточно, - кашляну в кулак, чтобы скрыть смех, выразился дракон.
   - Убирай, давай, мыслитель, не одни тут мои смрадные вещи валяются, - потеребил друга Влах.
   - Эй, сам ты смрадной, мои совсем не воняют, - возмутился Смей.
   - Ну конечно, розами пахнут,- язвительно отозвался Влах.
   - Ах ты...
   Завязалась потасовка, перешедшая вскоре из вертикальной плоскости в горизонтальную прямо на те самые смрадные вещи. Теперь ещё и помятые до кошмарно-неприличного состояния. Мальчишки!
   - Эй, Влах, откуда у тебя столько вещей? - поинтересовалась я, дав им несколько минут на поколотить друг друга.
   - Ребята дарили, - отдышавшись, сознался тот, прекрасно понимая, что я имела в виду своим вопросом. - Особенно Дикон, он вообще любит подарки делать, по поводу и без него.
   - Мы знаем, что вы с Влахом из одного мира, - между прочим сказал Смей. - Вы говорите иногда одинаково, хотя Лиона оперирует многими непонятными словами.
   - Это потому, что росли в разных условиях, - заметил Влах.
   - Так, господа-приятели, заканчиваем вечер воспоминаний и приступаем к уборке территорий. Вам помочь? - не хочу я обсуждать прошлое, ни моё, ни Влаха.
   - Да нет, что ты, мы сами, - неожиданно для меня покраснели парни и спешно начали собирать вещи, быстро-быстро рассортировывая их по кучкам и цветам.
   Стук в дверь оторвал меня от любования уборки руками друзей, и поскольку именно я в данный момент была свободна, то и пошла открывать. За дверью оказались Аля, Дана и Дик, практически не изменившиеся с нашей последней встречи. Казалось, они вовсе не удивились моему присутствию в комнате своих сокурсников, и были рады видеть. А уж их приветствия и объятия, посыпавшиеся на Влаха и Смея, вообще говорили сами за себя. Я тоже была обрадована их возвращению и тут же засобиралась, желая дать время друзьям наговориться за всё лето отсутствия.
   - Лионка, не уходи, - заметил мои маневры Смей.
   - Да, оставайся, ты ведь не чужая, - вторила ему Аля.
   - Спасибо, ребята, но мне правда надо бежать. С друзьями поговорить. Увидимся ещё.
   Особо не надеясь, я всё же постучалась к Зами и Ладе. Удивительно, но на этот раз они оказались у себя, впустили и, не дав и рта раскрыть, тут же набросились:
   - Ты где была? Мы тебя уже кучу времени найти не можем, обыскали всю академию.
   - Стоп-стоп. Это я вас найти не могла, так что нечего мне претензии высказывать. Мой день рождения, с кем хочу, с теми и гуляю.
   - И кто же твои новые друзья? - обижено спросила Лада.
   - Не новые, - буркнула не менее обижено. - Влах, Смей и остальные вернулись с каникул. С ними и была.
   - Ладно, хорошо, мы погорячились, извини. Но мы правда тебя искали, - примирительно пояснила Зами.
   - Зачем?
   - Затем, что скоро нам надо отправляться отмечать твой день рождения, а до этого стоит привести себя в порядок.
   - Зачем? - повторила я, чувствуя подвох.
   - Чтобы хорошо выглядеть, балда, - в сердцах сказанула Лада.
   - А что вы придумали, признавайтесь? И что бы там ни было, Влах, Смей, Дана, Дик и Аля тоже приглашены, - отрезала я.
   - Этим займётся Тио, он знает, - заверила меня Лада. - Всё остальное сюрприз.
   - Я не люблю сюрпризы.
   - Не капризничай, - одёрнула меня Зами. Иногда её желание командовать жутко бесит. - В конце концов, зря я, что ли костюм шила, хоть бы раз одела.
   - Разве я виновата, что праздник по случаю окончания первого курса отменили? - вздохнула я.
   Так вышло, что несколько команд после практики вернулись с тяжёлыми ранениями, а один студент и вовсе был в критическом состоянии, поэтому ни о каких торжествах речи не шло. Студентов распустили по домам, выпускники разъехались в месячный отдых, после которого приступят к заданиям, а малышня, то есть мы, остались на лето в академии доводить профессоров.
   - Значит, есть повод надеть сегодня новые наряды, - отрезала Зами. - Пошевеливаемся, девочки, у нас всего лишь несколько часов.
   Ой-ой-ой, спасите меня!
  
   Эти две садистки мучили меня просто кучу времени! И если макияж - это ещё ерунда, то волос они выдернули пучка три, не меньше. При этом блондинки ещё успевали переругиваться друг с другом, а стоило мне попытаться вмешаться, как тут же дёргали за волосы с криком: "Не крутись, причёску испортишь". Сплошной стресс.
   Смирившись с неизбежным злом, постаралась просто потерпеть. Закончив издеваться, Зами и Лада наказали мне одеваться, а сами занялись собственным внешним видом. Ронка оказалась искусной портнихой. Её платье насыщенно-фиолетового цвета с рукавами-фонариками обегало уже хорошо сформированную фигуру. Балетки в тон вполне уместно смотрелись на её длинных ногах, ничуть не уменьшая рост, а звонкий браслет на лодыжке придавал образу каплю игривости.
   Изумрудное приталенное платье Лады было несколько длиннее, чем у подруги, а десяток золотых браслетов на обеих руках делали её похожей на египетских богинь в нашем мире. Зелёные с золотыми пряжками туфельки на небольшом каблучке делали Ладу чуть выше её привычной миниатюрности.
   Приведя себя в порядок, подруги поправил на мне костюм, уложили непослушный локон и развернули лицом к шкафу, дверцу которого Зами повернула, открыв зеркало. Спасибо, подруга, у тебя действительно талант. Костюм из выбранного мной жёлтого шёлка великолепно сочетался с моими коричневыми волосами и глазами, и был именно того цвета, в котором я не казалась больной, а словно светилась изнутри. Кофточка плотно облегала верхнюю половину тела, ткань приятно скользила, не раздражая кожу. Воротничок-стойка, небольшой V-образный вырез по груди, отороченный гипюром, рукав на три четверти с гипюровыми вставками. Брюки, плотно сидящие на бёдрах, расширялись книзу, вытягивая силуэт. Немного этому способствовали и туфельки на каблуке, неожиданно удобные.
   Обувь и аксессуары нам с Ладой одолжила Зами, у которой этого добра, так сказать, полные сундуки. Но я от браслетов и прочих финтифлюшек отказалась, взяв только небольшой кулон, удачно выглядывающий в вырезе кофточки. Что касается макияжа, то мне понравилось. Девчонки умудрились сделать мои глаза просто огромными с длинными ресницами, слегка подрумянили щёчки и едва заметно тронули губы розовой помадой. Волосы подняли наверх, заколов невидимками и крабиками, начесали чёлку и выпустили несколько игривых прядей, слегка их подзавив.
   - Как вы это сделали? - удивлённо спросила девчонок.
   - Сделали что?
   - Конфетку из моей заурядной внешности, - пояснила я свою мысль.
   - Дурочка ты, Лионка, - ласково пожурила меня Зами. - Поверь мне, ты красивая девочка, а станешь ещё более красивой девушкой.
   - Не верит, - констатировала Лада, заметив скептицизм в моём взгляде. - Пошли, Фома, пусть другие на тебя посмотрят.
   - Почему Фома? - озадаченно переспросила Зами, выходя в коридор.
   - Присказка в нашем мире про того, кто не верит правде, - пояснила Лада.
   - А куда мы идём? - влезла с вопросом я.
   - Увидишь.
   Первым нам, как ни странно, встретился Кай. Окинув одобрительным взглядом Зами и Ладу и немного непонятным меня, парень неожиданно склонился перед нами в элегантном поклоне и со словами: "Моя очаровательная леди" поцеловал ручки всем троим. Смутившись и покраснев, сбежали вниз для выхода из общаги. По пути на нас не обратил внимание только ленивый. Девушки подходили и с интересом спрашивали, где приобрели наряды, а парни восхищённо свистели вслед. И сыпали комплиментами, что удивительно, не обращая внимания на то, что мы всего лишь второкурсницы.
   Поняв, что направляемся мы ко входу в академию, поинтересовалась:
   - А как мы сможем зайти, если никто из нас не является старостой?
   - Точно, нужно было Кая попросить пойти с нами, - хлопнула себя по лбу Лада.
   - Может, нас встретят? - неуверенно предположила Зами.
   Встретить - не встретили, но когда мы подошли к двери, я заметила, что она прикрыта неплотно, в углу торчала меленькая деревяшка, мешающая ей закрыться. Пропустив вперёд девчонок, вошла и оставила дверь в том же состоянии. В привычной аудитории, где собирался наш земной клуб, играла негромкая музыка, рекой тепло лёгкое вино и раздавались бутерброды. И кроме моих друзей никого из иных рас не было, зато землян хоть ложкой ешь.
   При нашем появлении вся толпа тут же ринулась поздравлять меня с днём рождения. Кто-то обнимал, кто-то просто похлопывал по плечу, и каждый отмечал, как я чудесно выгляжу. В какой-то момент обратила внимание на снисходительные взгляды Зами и Лады, и, улыбнувшись девчонкам, согласилась: "Я красотка. По крайней мере, сегодня".
   Как потом признались подруги, они хотели сделать мой день рождения таким, как на Земле. В их понимании. И, как бы там ни было, исполнение мне понравилось. Но не буду забегать наперёд.
   Несмотря на то, что многие мои знакомые с Земли кроме стипендии не имели больше ничего, а на каникулы уезжали только по приглашению друзей, тем не менее, никто не пришёл без подарка. Все они аккуратно складывались в углу на столике, а я искренне благодарила ребят. Влах, Смей, Дана и Аля, хоть и не были предупреждены, но не оставили меня без подарков, хотя их пожелания были приятнее всего.
   Зами и Лада с музыкальной поддержкой Рика составили прекрасный тандем ведущих, а также организаторов-заводил. Когда они успели придумать всё это, я терялась в догадках, но конкурсы следовали один за другим. И что поразительно, в них не отказывались принимать участие ни младшекурсники, ни старшие ребята. Причём многие из последних так расшалились, что по ходу вечера подбрасывали новые варианты игр, порой такие, что я знать не знала.
   Фаворитом вечера стали "фанты". В моём детдоме эта забава не была распространена, но задания, которые придумывала Лада сначала для небольшой группки студентов, а затем и для всех присоединившихся не были обидными или унизительными, а вполне себе весёлыми. Ну разве можно не улыбнуться, когда хрупкая блондинка, сияя невинными глазками, произносит: "А вот этот фант должен признаться в неземной любви трём девушкам, причём ни разу не повторившись в выражениях". И как удержаться от смеха при виде Марата, которому и достался фант, что просто наизнанку выворачивался перед девчонками, особенно притом, что его соседке по комнате, Алисе, выпал фант преследования, объектом исполнения которого и стал Марат.
   Это был замечательный вечер, особенно учитывая то, что за всеми играми мы абсолютно не напились, никто, даже старшие, а когда он, вечер, подошёл к концу, организовано убрали аудиторию, а ещё помогли мне перенести все подарки в гостиную. Земляки благодарили Зами и Ладу, и даже дали понять, что не против ещё раз поучаствовать в подобном мероприятии. А ведь день рождения Лады в следующем месяце...
   Разместив мои подарки на столике возле стены, друзья ушли, а я устало плюхнулась на диван, опустив голову на спинку. На шум из своей спальни вышел Кай, увидел меня и присел рядом.
   - Привет, именинница, - минуту спустя поздоровался он.
   - Виделись, вроде.
   - Что, слишком много веселья?
   - Да нет, было хорошо, жаль, что ты отказался, - непринуждённо сказала я, поднимая голову и смотря на парня.
   - Не люблю шумные мероприятия, - упрямо повторил Кай.
   - Что ж, не настаиваю. Спасибо за цветы, удивил, - искренне благодарила я.
   - Удивил, подарив цветы? - изумлённо вздёрнул бровь Кай.
   - О, ты просто из тех, кто дарит, не задумываясь, воспитание, наверное. Сейчас это редкость, в моём мире уж точно, - беспечно пояснила я.
   - Воспитание... - вполголоса пробормотал Кай, но я не стала вдаваться в подробности и просто отмахнулась:
   - Не бери в голову. Извини, устала, пойду спать.
   - Конечно, - с ноткой печали в голосе сказал Кай, но его мысли явно были далеко.
   Не задумываясь над тем, что так его озадачило, прошла в свою комнату и тут же закашлялась. Увы, в большом количестве цветов есть один минус - запах за весь день из ненавязчивого превратился в удушливый. Открыв окно, направилась в ванную, и пока раскручивала причёску и купалась, спальня успела проветриться. И всё равно, забираясь в кровать, окно закрывать не стала.
  
   Утром, когда я вышла из душа после привычной пробежки, меня ожидал свиток от отца. Он писал, что будет ждать меня возле портальной комнаты через час, за который я должна взять всё то, что посчитаю нужным. Обрадовавшись тому, что за час вполне успею распаковать подарки, быстро перенесла их из гостиной в спальню, свалила на кровать и плюхнулась рядом.
   О, что только мне не подарили. Даже две мягкие игрушки явно не земной работы, ибо первая изображала какую-то пресмыкающуюся крокозябру, лишь отдалённо похожую на варана, а вторая - маленького льва, но с крыльями и хвостом-жалом. Отложив игрушки, стала разбирать дальше. Подарили пять футболок разных расцветок, две их которых были с надписями. Одну явно подарил Тио, поскольку на футболке языком ронков значилось: "Прикольная девчонка на все времена", а вот надписи на второй футболке были на незнакомом языке, и я решила спросить отца, прежде чем её носить. Мало ли что.
   Надарили косметики и духов, причём самый большой набор, я была в этом уверена, подарила Зами. Она не понимала, как можно не наносить хотя бы минимальный макияж, и уже даже Ладу к этому приучила, а вот я не поддавалась. Не вижу смысла тратить на него время, которое можно провести с пользой для тела или мозга. Ещё были шампуни и мыло, лаки для ногтей, заколки, две сумочки разного размера и даже бусы.
   Аля и Дана преподнесли мне целую корзину понравившихся фруктов, которые я пробовала в прошлом году, Дикон - шоколадный ликёр с низким процентом алкоголя. Влах подарил монету удачи, как он сам написал в прилагающейся записке. Её нужно было всегда носить с собой, и хотя я была далека от подобных суеверий, всё же кинула её в сумку. От меня не убудет. А вот подарок Смея заставил озадачится.
   Держа в руках футляр с золотым браслетом явно ручной работы и лишь приблизительно представляя его стоимость, я не знала, что делать. Дракон писал, что этот браслет он дарит с наилучшими пожеланиями, но это был слишком дорогой подарок, и как за него придётся расплачиваться... Поглаживая кончиками пальцев удивительно тёплый металл, кусала губу, думала. Лишь случайный взгляд на часы заставил спохватиться, вспоминая про отца. Решив спросить совета у него, оставила подарки на кровати, подхватила сумку и помчалась в портальную комнату, крикнув по пути Каю об отсутствии на два дня.
   Дом нас с папой встретил тишиной. Скорее всего, мама потащила Шайнилу и Армаиса на рынок, и они скоро вернутся. Так что нами было принято решение переодеваться и встречать дорогую семью. Развесив в шкафу форму, я надела сарафан на тонких лямках - мама не одобряла любовь к брюкам, хотя шорты я могла носить почти также часто, как сарафаны и платья. Спустившись вниз, прошла в кухню, где, заметив охлаждённый графин с моим любимым яблочным соком, не смогла удержаться и выпила целый стакан. Хорошо, что графин большой, до конца дня мне вполне хватит.
   Вскоре мама, Шайн и Армаис вернулись и были рады увидеть нас. Мама думала, что мы придём позже, потому сетовала, что не смогла нас встретить. Но папа её приобнял и успокоил тем, что всё хорошо, мы не обиделись. А Армаис поинтересовался, как я отпраздновала день рождения в академии.
   - Друзья организовали замечательный праздник, все здорово повеселились, - ответила я, получив одобрение родителей.
   - Вот и хорошо, а сегодня мы устроим праздник в твою честь, Лионка, - с энтузиазмом сказала мама и словно всех заразила своей энергетикой.
   Решили поставить столы и стулья на лужайке возле бассейна, чтобы можно было делать перерывы, плавать, загорать, да и просто погода была просто замечательная, и в доме сидеть не хотелось. Так что перед папой и Армаисом стоила задача почистить бассейн, наполнить его свежей водой, а также поставить мебель. Ну а мы с Шайн под руководством мамы направились в кухню.
   Когда в середине лета провела тут неделю, мама узнала, что я абсолютно не умею готовить. Зная от папы, где мне пришлось прожить первые тринадцать лет жизни, в вину это не ставили, но каждый день мама показывала что-то из своих умений. Делая так ненавязчиво и интересно, что мысль противиться не приходила в голову. Постепенно мне стало нравиться делать что-то своими руками, и к концу той волшебной недели уже не чувствовала себя неумехой. Шайн тоже помогала мне привыкнуть к дому, а ещё они с Армаисом много рассказывали о времени своей учёбы в академии, давали дельные советы и предостережения, которые папе в силу должности давать не позволено. И хотя все они были магами, мою сущность усилителя воспринимали спокойно, относят просто как к младшему члену семьи. Бесподобное ощущение сопричастности с чем-то большим, чем просто "я" поначалу ставило в тупик, но сейчас воспринималось уже как должное.
   Помогая маме и сестре в кухне, попутно мы болтали обо всём. В таких разговорах я всё больше обогащала свой словарный запас, иногда порой не задумываясь над тем, на какой языке вообще говорю. Армаис называл это даром, но я просто пожимала плечами. И расспрашивала его и Шайн о мирах, в которых они успели побывать.
   Приготовив просто умопомрачительное количество всяких вкусностей, мама скомандовала сервировать стол. Наконец все приготовления завершились, и мы заняли места, рассматривая получившееся просто королевское пиршество. Папа налил всем вина, даже мне. Не узнать вино заримов было невозможно, но не признаваться же, где я его пробовала, поэтому просто улыбнулась и приподняла бокал:
   - Я хочу сказать вам спасибо. Всем вам. За вашу теплоту, заботу, любовь. За то, что вы меня удочерили, и особенно за то, что показали, что значит быть частью семьи. - Остановилась на секунду и замолчала, чувствуя, как от волнения сжимается горло. Родители ждали, пока я овладею собой, и ласково улыбались, Шайн и Армаис тоже. - Спасибо за подарки, которые вы преподнесли на мой день рождения. Они замечательные, но самый лучший подарок был сделан давно и это то, что я теперь с вами.
   - Мы любим тебя, Лиона, - нежно сказала мама, а папа ей вторил:
   - Мы рады, что ты стала частью нашей семьи.
   - Да, сестрёнка, ты замечательная девочка, - улыбнулась мне Шайн.
   - И станешь настоящей красавицей, сильной и смелой, - добавил Армаис. - Бедные юноши, уж не знаю, как им придётся тебя завоёвывать.
   - Вот ещё, парня искать, - буркнула я, и все рассмеялись.
   В разговорах, в наслаждении прекрасной едой, в смехе и развлечении прошёл этот день. Армаис пришёл свой фотоаппарат и сделал кучу снимков, которые позже пообещал проявить и отдать мне. А ещё пообещал завтра устроить нам с Шайн фотосессию. И пока они с сестрой и мамой плавали в бассейне, я подсела к папе за столом и начала разговор:
   - Мне на день рождения друг подарил браслет. Но я не знаю, вправе ли его оставлять.
   - Почему?
   - Потому что это золотой браслет явно ручной работы. Ты представляешь, сколько он стоит?
   - Представляю, - подобрался папа, посмотрев на меня более внимательно. - Кто подарил?
   - Смей, дракон-третьекурсник с боевого факультета. В записке было сказано, что это подарок от души с наилучшими пожеланиями, но...
   - Я понял. Давай сделаем так: когда вернёмся, я заберу у тебя браслет и сам поговорю со студентом, - решил папа.
   - Хорошо, спасибо.
   Когда на мир опустились сумерки, мы навели порядок и вернулись в дом. Немного поиграли в бильярд, где я выиграли неожиданно для себя. Но скорее всего потому, что Шайн и Армаис, играющие со мной, больше обращали внимание друг на друга, чем на меня. Решив им не мешать, напросилась на игру в шахматы с отцом. И минут через десять потерпела сокрушающее поражение, впрочем, отметив прогресс - раньше я проигрывала за семь минут.
   Потрепав меня по голове, папа плеснул немного коньяка в пузатый бокал и сел в соседнее с мамой кресло у разожжённого камина. Мама подняла голову от книги, улыбнулась ему и снова вернулась к чтению. А я свернулась клубочком на диване, переводя взгляд с родителей на пламя и обратно и чувствуя себя просто замечательно: спокойно и в безопасности. И не заметила, как заснула, позже смутно почувствовав тёплые руки, переносившие меня на кровать и укрывающие одеялом.
   А на следующий день мы с Шайн заставили Армаиса выполнить своё обещание. Но перед этим мама с сестрой два часа занимались тем, что завивали мои непослушные волосы, делали мне макияж и маникюр, выбирали несколько нарядов, которые надо будет поменять за время фотосессии. Радовало то, что и Шайн, и маме предстояло то же самое. Папа отказался принимать в этом участие, согласившись только на семейный портрет. И вопреки утомительной подготовке, само действо мне понравилось, Армаис похвалил, назвав фотогеничной. И даже показал, как пользоваться своим фотоаппаратом, дав потренироваться на фотографиях его и Шайн. И признал сделанные мной снимки приличными как для новичка.
   Чуть позже мы нашли в кабинете отца и вытащили его к нам для семейных портретов. Требовательность Армаиса заставляла менять позы, а также места снимков, но в итоге, как сказал парень, всё получилось замечательно. Так что вторую половину дня они с Шайн провели вдвоём, а я вместе с мамой занималась тем, что разбирала с нею вещи, купленные мамой для меня. И хотя большинство оставалось тут, что-то я всё-таки могла взять с собой в академию. Как и те отрезы тканей, что я попросила её купить для Зами и её новой идеи по поводу наших с Ладой обновок. Что это будет, я не знала, но подруга обещала, что нам понравится.
   Поблагодарив маму, отправились складывать вещи в сумку, а после ужина в кругу семьи залезла в библиотеку в поисках интересных книг. Я уже знала, что она огромна, литературы по многим интересующим меня вопросам достаточно, оставалось только сориентировать в том, что мне интересно на данный момент. И огорчиться за Кая, потому как здесь было очень много книг по заклинаниям, а он подобного не увидит.
   Возвращение в академию вышло слишком быстрым, но неуклонным. Папа ещё раз напомнил, что это в последний раз до самого лета, и, вздохнув, я сказала, что помню. Он отвёл меня в комнату, чтобы забрать браслет, попутно поздоровавшись с Каем и попросив его зайти в деканат во второй половине дня. Староста согласно кивнул, проводил декана взглядом и повернувшись ко мне, спросил:
   - Лиона, у тебя что-то случилось?
   - Нет, ничего не случилось, - ровно ответила я, удивляясь его интересу. - Абсолютно ничего.
   - Хорошо, - также ровно сказа Кай и скрылся в своей комнате.
   Вот и поговорили.
  
  

Глава 2.

  
  
  
   Немногим позже Кай сообщил, что в моё отсутствие группа познакомилась с нашими подшефными на первый месяц учёбы. Ими оказались первокурсники стихийного факультета. Поблагодарив старосту, уточнила:
   - Кай, а ты не знаешь, где можно найти их куратора? Надо же мне узнать, кто из первачков мой.
   - Как найти куратора не знаю, поскольку им был незнакомый мне преподаватель, - разбил мои надежды он. - Но, поскольку я не самый плохой староста, то примерно через полчаса ты встречаешься со своим подопечным в холле общежития.
   - Он? - зацепилась я за соответствующее местоимение.
   - Эарланкар ат'Бодор. Ты, кажется, неплохо ладишь с ронками? - удивительно, но я научилась видеть эмоции на лице этого закрытого парня. И сейчас явно видела удовлетворение от проделанной работы.
   - Спасибо, Кай, - благодарно посмотрела я на него, получив в ответ тихое:
   - Пожалуйста.
   Проблем с Эарланкаром у меня не возникло. Оказалось, что не так давно его старший кузен закончил МАМИДу, так что парень вырос на рассказах об академии. Поэтому мы с ним договорились, что если будет нужно, он сам меня ищет, а ещё на всякий случай ознакомила его с запретами и системой наказания. Не могу сказать, что это его особо впечатлило, но соя совесть, если такое понятие вообще существует, была успокоена.
   Получив новое расписание, удивилась. Вопреки ожиданиям, новых предметов особо не прибавилось, кроме основ дипломатии, этикета и танцев. А ещё заметно увеличилась нагрузка на каждый день в виде дополнительного часа занятий. Прав был имен Намори, когда в начале прошлого года говорил о том, что учиться на первом курсе легче всего. А я ещё удивлялась вечной усталости Влаха сотоварищи.
   Быть может, мне так казалось, но появилось вполне осознанное стремление лучше подготовиться к началу учебного года, поэтому, едва ознакомившись с расписанием, направилась в библиотеку. Мастер Ци, в глазах которого читалось: "Я знал, что ты придёшь", выдал мне стопку учебников. Пока он заносил их в формуляр, я интересовалась, что можно взять их дополнительной литературы на первое время и получила ехидный ответ:
   - Могу дать пособие по этикету и самоучитель танцев разных миров.
   Наверное, выражение моего лица в этот момент было крайне забавным, поскольку библиотекарь рассмеялся и уже примирительно сказал:
   - Не спеши, преподаватели ещё успеют дать вам список того, что стоит почитать. Время детства закончилось, начнётся настоящая учёба.
   - Не у всех оно и было, детство это, - всё ещё немного обижено буркнула я, попрощалась и забрала учебники.
   Занеся их в комнату, прибралась на столе, пересмотрела одежду и обувь, не нашла к чему придраться и опустилась на кровать. Быстрее бы начались занятия, устала я отдыхать. Немного посидев, вышла в гостиную, застав там Кая, читающего учебник по этикету.
   - Неужели он тебе нужен? - поинтересовалась, присаживаясь рядом с ним.
   - Что именно? - переспросил сокурсник.
   - Этот учебник. Как мне кажется, ты не испытываешь проблем с этикетом.
   - Никогда не вредно освежить знания, - не отрицая мои слова, сказал Кай. - К тому же, если помнишь, мы будем изучать этикет разных миров и, быть может, мои теперешние знания будут конфликтовать с новыми.
   - Ты прав, - согласилась я, со вздохом добавив: - А ещё танцы...
   - Лавиния будет счастлива, - иронично выдал парень.
   - Точно, - прыснула я. - А ещё Дирандир, но ему этике больше нужен.
   - Хамское нутро манерами прикрыть можно, но ненадолго, - изрёк Кай, не отрываясь от книги.
   "А ведь год назад я также думала про тебя" - мелькнула у меня мысль.
   Прервав разговор стуком в дверь, в комнату заглянул Смей, странно взъерошенный, окинул нас с Каем непонятным взглядом и обратился ко мне:
   - Лионка, выйдем поговорить?
   - Ну выйдем.
   Дракон выглядел подавленным, глаза потухшие, даже больные, обычно румяная мордашка бледная до прозрачности. Встревожившись, я пощупала его лоб, забыв о бесполезности этого дела, и участливо спросила:
   - Смей, что с тобой? Ты заболел?
   - Почему заболел? - удивился он.
   - Ты странно выглядишь.
   - Нет, я здоров. Всё дело в том, что я имел разговор с магистром Сагиром по поводу подарка на твой день рождения. - Смей вздохнул и словно бросился в омут с головой, зачастив: - Лионка, ты не подумай ничего, я ведь от чистого сердца. В моей семье принято дарить драгоценные подарки, будущие сокровища каждого уважаемого дракона. Я даже предположить не мог, что ты можешь превратно понять мой подарок. Поверь, Ли, не знаю, как ещё тебя убедить, я не хотел ничего плохого.
   - Я поняла, - успокаивающим тоном вымолвила я. - Мне понравился браслет, правда понравился. Впервые получаю столь красивый подарок. Прости, я не думала, что папа будет с тобой слишком строг.
   - Ваш декан - хороший мужик, - немного успокоившись, высказался дракон. - И хороший отец, переживающий за тебя. Пообещал мне хвост оторвать и в ухо вставить, если обижу.
   - По моему глубокому убеждению, он это может, - согласилась я, и мы засмеялись.
   - Значит, ты согласна принять от меня браслет? - уточнил Смей.
   - Согласна, - улыбнулась и тут же получила в руки знакомую коробочку. Открыв, достала подарок и протянула Смею с просьбой застегнуть.
   Ловко справившись с хрупким замочком, дракон застегнул браслет на моём правом запястье. Кстати, он неплохо гармонировал с кольцом-печаткой на той же руке. Задержав мою ладошку в своих руках, друг светился аки красно солнышко, и я немного удивилась, поняв, насколько для него это было важно. Поддавшись порыву, поцеловала Смея в щёку, и пока он витал в облаках, шустро скрылась в своей комнате.
   Плюхнувшись по покинутое место рядом с Каем, скосила на того взгляд. Сосед по-прежнему читал учебник, даже позу не сменил.
   - Подарок на день рождения? - поинтересовался он, оторвавшись от книги и кивая на мою руку.
   - Да, подарок, - подтвердила и тут же сменила тему: - Кай, ты слышал, почему мы не принимаем участия в посвящении в студенты первокурсников в этом году?
   - Тебе бы хотелось? - вместо ответа спросил он.
   - Первым порывом было сказать "Да", но... Калейдоскоп накинувшихся воспоминаний, ярких, словно всё произошло вчера, отрезвил мимолётное желание, и я выдохнула:
   - Нет.
   - Наш декан посчитал точно также, сделав исключение для тех, кто всё же захочет приобщиться. С официальным приказом можно ознакомиться в деканате.
   - Я не знала.
   - Я бы сообщил ещё месяц назад, если бы нас это касалось, - спокойным тоном сказал Кай, и не понятно было, как на самом деле от относится к моим вопросам.
   - Когда мы начинаем дополнительные занятия с мастером Хейденом? - отвлекаясь от предыдущей темы, уточнила я.
   - Завтра в три пополудни, - последовал невозмутимый ответ. А затем, после небольшой паузы Кай добавил: - Ты уверена, что хочешь заниматься со мной?
   - Почему я не могу хотеть этого? - покосилась я на парня?
   - Мне показалось, не любишь проигрывать, - пожал плечами он.
   - Не люблю. Но это стимулирует дальнейшее совершенствование, - выдала я.
   - Тогда завтра в три пополудни, - повторил он.
   - Хорошо. - Кивнула, и на этом наш разговор закончился.
  
  
   Кай
  
   Когда я ещё только мечтал об учёбе в академии, не мог и представить, насколько в реальности это ещё лучше. И тяжелее. Даже при моей подготовке. И всё же моральная готовность и огромное желание - отличное подспорье во всех делах. Хочу стать сильным, независимым магом, поэтому просиживаю всё свободное время в библиотеке, прочитываю том за томом дополнительную литературу, выписываю неизвестные заклинания и стараюсь самостоятельно их отработать. Никто не узнает, насколько я благодарен преподавателям, поставившим первоклассную защиту на полигоне, иначе с большой вероятностью я не был бы невредим.
   По сравнению с прежними мои обязанности старосты несущественны, да и мои однокурсники на удивление не стремятся к моей помощи. Первоначально у меня было сомнения касательно моей соседки и её подружки-сомирянки, но позже стало видно, как я ошибался. Отец с детства учил признавать свои ошибки, и я стараюсь следовать его советам.
   Отец... Не думал, что буду настолько по нему скучать. И по Лике, но по отцу всё же больше. Свободы в академии у меня достаточно, по сравнению со статусом наследного принца, только вот родных всё же не хватает. Да, я знаю, что они бы меня не поняли, но... В сердце иногда закрадывается тонкая надежда, что если нам суждено ещё встретиться, то они простят и порадуются моим успехам. Покосившись на сидящую рядом Лиону, подумал, что ей в какой-то мере проще, не имеет родных на своей планете, а значит, и не скучает.
   А ведь всего год назад я не то, что разговаривать, я ведь даже внимания на неё не обращал. Как и она на меня, стоит отдать должное. И, тем не менее, в течении года волей-неволей как староста обращаешь внимание на отсутствующих на уроках. И хотя в деканате можно узнать о тех, чьи расписания изменяются согласно факультативам, моё подсознание постоянно что-то царапало, не давало покоя. Чуть позже я начал подмечать, что Лиона пропускает занятия, подразумевающие практическое применение заклинаний. Конечно, это было странно, но отличная оценка на экзамене сбивала с толку.
   А затем нам рассказали про усилителей, магов - не магов. Ещё эта самостоятельная работа на двоих с Лионой, когда мне казалось, что скорее в библиотеке закончатся книги, чем мы её сделаем. Прочитав всю доступную информацию по усилителям, для себя твёрдо решил, что мне он ни к чему, своей силы достаточно. Не зря ведь Иления показала на меня как самого сильного мага (кроме неё, естественно) в группе. Я ещё заметил, как завидовал Дирандир, а Астан бросил такой взгляд... Надо бы поносить несколько своих амулетов на всякий случай, тёмная лошадка, этот маркиз.
   Но тогда я сразу не придал значение информации об усилителях, хотя вертелась в голове мысль, отброшенная за ненадобностью. Разве что понял для себя, что Магия страшно наказывает тех, кто смеет принуждать усилителей, её любимых детей, к чему-либо. Ещё посмеялся над заявлениями тех недотёп, которые об этом понятия не имеют.
   С Лионой поначалу у нас сложились вполне устраивающие друг друга нейтральные отношения. Поздороваться и помочь подобрать книги в библиотеке - это максимум, на что их хватало. Видя, сколько она занимается, я не мог относиться к ней пренебрежительно. Не удивительно, что по итогам первого курса мы с Бальзаминой и соседкой возглавляли тройку успевающих по факультету. Позже, при совместной работе немного лучше узнать девушку, и понял, что жалею о своих первых впечатлениях.
   Поэтому я не был огорчён, когда узнал, что Лиона будет проходить практику в одной команде со мной. Скорее рад, ибо это мог быть кто-то из аристократов или заримов, и тогда моё лидерство постоянно бы оспаривалось. А так боевиком и стихийников приучают подчиняться командиру, бытовик с первого взгляда показался мне никем, а Лиона...Не заметил я в ней тяги к командованию, скорее наоборот.
   И всё же, думаю, каждый из нас не так представлял свои первую практику. Мне было бы легче, будь это даже дипломатические переговоры в другом мире, или магическая дуэль, но совсем не то, что оказалось. Вот когда радуешься тому, кто у тебя в команде. Никто из них меня не подвёл. Даже несмотря на постоянное нытьё бытовика, доставшее всех, он по крайней мере всё же дошёл с нами до конца, а солдатом ему быть вроде как и не положено.
   Молодец, Лиона, что настояла на том, чтобы все взяли луки и колчаны. Словно чувствовала. Хотя ощущать исходившую от этих непонятных существ угрозу я никому бы не пожелал. Не хочу и думать, что они сделали бы с нами, будь у нас чуть меньше сил или не будь Лионы. Вот уж кто удивил, как выдержкой, так и способностями. Да, девчонка, и ни в какой другой момент я бы никогда так не сказал, но тогда бы рад, что именно она прикрывает мою спину. А ещё, и это чувство пришло ко мне немного позже, когда события нашей практики потеряли остроту, я был ей благодарен. Собственно за то, что не дала до конца осуществить тот ритуал, несомненно, действующий, но вероятно смертельный для меня. И за то, что вопреки своим желаниям смогла пересилить сам себя и помочь не только мне, но и ребятам выбраться живыми и относительно невредимыми.
   Не знаю, когда именно это произошло, но моё отношение к Лионе заметно изменилось. И наше первое лито в МАМИДе ознаменовалось тем, что я мог назвать, по крайней мере, одного друга. Друга, с которым можно было поговорить, с которым было приятно провести время или даже просто помолчать. Соседка, почти ненавидимая в начале, стала маленьким мостиком между мной и остальной группой. Не знаю, к чему такая дружба меня приведёт, но пока меня всё устаивает, и Лиону, кажется, тоже.
  
  
   Лиона
  
   По сравнению с первым курсом второй начался морально легче. Зато уже за первую неделю преподаватели осчастливили нас списком дополнительной литературы, еженедельно обновляемым, и я даже на секунду подумала, что не осилю столько информации. Но постепенно втянулась в ученические будни, привычно терроризируя мастера Ци.
   Первый месяц преподаватели почти не давали новых знаний, за исключением тех предметов, которые не велись на первом курсе. Наставники хотели убедиться, как много знаний осталось в наших головах после каникул и что необходимо напомнить. И многим из нас было чем гордиться, поскольку, несмотря на полное событиями лета те, кто добросовестно грыз гранит науки, могли ответить на любой вопрос преподавателей.
   Ещё в начале семестра имена Илэль Никайилас (кстати говоря, эльфийка, но я не видела, чтобы она плохо относилась хоть к одному их студентов) в присутствии куратора, декана и заместителя ректора по учебным вопросам, магистра Деорфора Тарвиркила устроила для меня экзамен по трём выученным языкам. Результат удовлетворил всех настолько, что магистр Тарвиркил внёс предложение в этом семестре обучать меня сразу двум языкам. Возражений не возникло, и имена Никайилас решила, я буду изучать силверон (язык баньши) и орданиум (язык метаморфов).
   Висс Валит, наш "любимый" учитель физкультуры, любезно сообщил, что раз мы умудрились выжить на первом курсе, то самое время заняться нами всерьёз. Интересно, у меня одной волосы на голове зашевелились после этой фразы? И ведь слова с делом у него не расходятся, так уморил нас на первой тренировке (занятием это язык не поворачивается назвать), что прошлогодний кошмар все вспоминали с ностальгией.
   Не отставал от висса и мастер Хейден, добиваясь от нас идеального овладения выбранным полгода назад оружием. Им было сказано, что до конца третьего курса каждый из нас должен освоить минимум два его вида и тех, кто не будет стараться, мастер обучит насильно. Мимолётно пожалела о том, что напросилась в компанию к Каю по дополнительным тренировкам, в итоге всё же взяла себя в руки. Чтобы сосед подумал обо мне как о сопливой девчонке? Не бывать этому!
   К тому же Смей, загруженный ещё больше моего, находил свободную минуту, чтобы поддержать и ободрить. А ещё отвлечь хоть ненадолго, когда казалось, что мой мозг готов лопнуть, а тело - упасть и не подниматься. Тогда мой друг силой отбирал у меня учебники, не слушая возражений уводил за собой, оборачивался - и мы летали до свиста в ушах, до чёрных точек перед глазами. Двадцать минут в небе мирили меня с действительностью, давая сил на несколько новых дней, и так снова и снова.
   Лично для меня хуже всего оказались уроки танцев и этикета. Но если по последнему ещё были учебники и прочая литература, и всё равно запоминать все эти вилки-ложки-поварёшки было тяжело, то с танцами вообще полный мрак. Ни Влах, ни Смей в этом помочь мне не могли. У первого, по его собственному убеждению, ноги выросли не из того места. А дракону стоило только показать, как смотрятся все эти "па" в исполнении его истиной ипостаси, как мы с Влахом покатились со смеху. Но, в любом случае, надо было что-то делать, поскольку я и Лена - единственные в группе, двигающиеся как "две беременные коровы". Это слова Дирандира, сказанные за глаза, в лицо насыщенный аристократ не отважился их повторить.
   Да, я знала, что можно, нужно сделать. Да, наши отношения стали гораздо теплее. Да, я могла его попросить и наверняка получила бы помощь. Я всё это могла, но... Но не могла. Просить парня об одолжении, стать ему должной - нет, года спокойной жизни было недостаточно, чтобы я пошла на такое. Пусть даже по моему личному убеждению Кай был благороднее всех наших аристократов вместе взятых и просто не позволил бы себе никаких грязных намерений по отношению ко мне. И всё же...
   Поэтому я подгадывала несколько вечерних часов, когда сосед гарантированно сидит в библиотеке, занимаясь своим поиском, и когда я могу сама потренироваться в гостиной. Видимо, не у одного Влаха ноги выросли не из того места, поэтому даже такой простой танец, по словам наших наставников, как бачата, мне не даётся вообще. Кстати, о наставниках. "Искусство танца разных миров" - так назывался их предмет, продлится у нас вплоть до третьего курса. Преподавали его супружеская пара, несмотря на странность своего союза, довольно гармонично смотрящаяся вместе. Имен Марондил Эарбримейл - лирити, имена Ширисена - баньши, оба танцора по призванию. Я не представляла, как можно так двигаться, и на них хотелось смотреть бесконечно. Как учителя, они были строги, требовательны, но пытались научить.
   - Сильнее прогиб, у тебя спина словно деревянная, расслабься, - задумавшись, пропустила момент появления Кая и его голос, неожиданно раздавшийся рядом, немного напугал. - И кисти мягче, взмах плавнее должен быть.
   - Сам попробуй так изогнуться, - огрызнулась я, прекратив попытки "танцевать". - Ерундой занимаемся.
   - Ничего не ерундой, - возразил Кай. - Вот тебе понравилось, как имен и имена Эарбримейл танцевали на вводном уроке? То-то же. А тренируются они намного больше, чем мы сейчас.
   - У меня всё равно так не получится.
   - А я думаю, что получится, - выгнул бровь сосед. - Или ты склонна согласиться с Дирандиром?
   - С Дирандиром я склонна подраться, - буркнула и слегка улыбнулась, представив эту картину. Папа бы не одобрил.
   - Думаю, пока мы воздержимся от столь радикальных мер, - убийственно серьёзным голосом заявил Кай, но глаза его смеялись. - Если ты хочешь, я мог бы тебе помочь.
   - Каким образом? - подняла я бровь.
   - Час-полтора ежевечерней тренировки. Вроде, я не самый плохой танцор в группе, - слегка улыбнулся парень и было отчего. Лучше него двигались только наставники, поэтому сомнений в его умении не возникало.
   - Не люблю быть должной, - напряжённо сказала, смотря ему в глаза.
   - Это я тебе должен, - без тени насмешки ответил Кай и добавил: - За практику.
   - Разве в той ситуации могут остаться долги? - пожала я плечами.
   - И, тем не менее, я хочу помочь, - повторил Кай.
   - Я, - помялась, - была бы благодарна, - тихо согласилась я.
   - Тогда начнём. - Скинув куртку и оставшись в одной футболке, сосед подошёл ближе и скомандовал: - Расслабься, можешь попрыгать, если не получается, но скованность не лучший помощник в танцах. Расхлябанность тоже. Вот так, молодец. А теперь давай мне руку. Не бойся, не кусаюсь. Лиона, я пошутил. Хорошо, повторяй за мной.
   Так начались наши с Каем уроки танцев. Не знаю, откуда мы оба черпали на всё силы, быть может, нам помогало то, что успели притереться друг к другу ещё в прошлом семестре, но спустя неделю у нас сложилось расписание, одно на двоих. Пары - домашнее задание - занятия с мастером Хейденом - чтение дополнительной литературы в библиотеке - тренировка в гостиной. Перед сном я успевала прочитать несколько страниц текста на силвероне или ордариуме, запомнить десяток новых слов и тут же заснуть до самого утра.
  
   Неожиданно мне вспомнилось, как в прошлом семестре Душа поведала об одной интересной особенности посвящения ей студентов. А именно о том, что существует язык, на котором можно отдавать приказы миру МАМИДы. Когда спросила совета у Влаха, то получила только усмешку и предположение, что мне надо отдохнуть, раз уж везде наличие искусственного интеллекта мерещится. Смей, к которому я тоже обратилась с подобным, сказал, что никогда о таком не слышал, но если мне нужно, то он готов помочь с поиском ответов. Вот только, подумала я, вряд ли подобная информация, если она есть, будет доступна студентам. Тогда Смей предложил мне то, что просто лишило дара речи.
   Кажется, постоянно что-то учить вредно для здоровья и психики. Иначе чем объяснить то, что дракон предложил мне влезть ночью в библиотеку, в то хранилище, которым распоряжается мастер Ци. И ведь знала, что ничем хорошим такая затея не обернётся, но согласилась с предложением друга. Так что выбрав глубокий вечер пятницы, когда все - и студенты, и преподаватели - расслабляются, мы со Смеем, закончив все дела, пошли в библиотеку.
   По информации дракона, уж не знаю из какого источника взятой, мастер Ци никогда не закрывал дверь в свою вотчину, чем мы и воспользовались. Перелезли через стойку, за которой библиотекарь выдавал книги и подошли к закрытой двери книжного хранилища. На первый взгляд особой защиты на ней не наблюдалось и я вытянула руку, намереваясь попытаться открыть, как Смей мгновенно перехватил меня, предостерегая:
   - Даже не думай, неужели не видишь эту сетку?
   - Какую сетку? - удивилась я, перешла на магическое зрение, ничего не увидела и вопросительно уставилась на друга.
   - Как интересно, - задумчиво проговорил Смей, покосившись на меня и снова обратив внимание на дверь, осматривая её со всех сторон. - Не так и прост наш мастер Цианид. Поставить защитную сетку в недоступном человеческому глазу поле - это надо суметь. Занятно.
   - О чём ты?
   - Наш библиотекарь защитил дверь книгохранилища чарами, которые ты не видишь. Но можешь почувствовать на уровне интуиции, если достаточно её разовьёшь. А сейчас постой, пожалуйста, тихо несколько минут.
   Послушав дракона, стала наблюдать за его действиями. Едва ли не обнюхав каждый сантиметр двери, он почесал затылок, затем посмотрел на собственные ногти и как-то неопределённо хмыкнул. После чего одна его рука стала медленно изменяться на драконью лапу с неожиданно длинными блестящими когтями. Не удержавшись, потрогала один коготок пальчиком и, ойкнув, отдёрнула руку.
   - Острый, - обижено проворчала, слизывая выступившую кровь.
   - Конечно острые, - усмехнулся Смей. - Это алмазные.
   - Как это?
   - Мы, драконы, дети магии, можем менять свою плоть, превращая её в более плотную или совершенно иную структуру.
   - И что это нам даст? - недоумевала я.
   - Да, жаль, что ты не видишь, - невпопад огорчённо сказал дракон и провёл когтями сверху вниз по двери, не касаясь её поверхности, а затем пояснил: - Вот так, и от защиты не осталось и следа, алмаз разрезает всё. Идём дальше?
   Открыв дверь, двумя тенями мы проскользнули внутрь. Темнота была, хоть глаз выколи, и мы с драконом почти одновременно зажгли маленькие светлячки. Только его был яркий, а мой очень тусклый, едва освещающий пространство на шаг вокруг. Если бы кто-то из преподавателей видел его, меня бы здорово отругали. Потому, что делаю я светлячка на тех крохах энергии, которая остаётся в моём резерве, а подпитываю уже жизненной. Подумав, покосилась на друга и загасила свой огонёк, так как его светлячка вполне хватало нам обоим.
   - Тут можно годами искать, - поражённо выдохнула, рассматривая бесконечное множество стеллажей, раскинувшихся перед нашими глазами.
   Казалось, само помещение тоже не имеет границ, а уходит вдаль вместе со всеми книгами. А ведь я точно знаю, что существуют ещё подземные этажи, где хранятся древние фолианты, которые мне навряд ли скоро доведётся увидеть. Руки так и чесались потрогать все эти книги, провести пальчиками по корешкам, вчитаться в название, чтобы предварительно подумать, о чём та или иная книга. Так замечталась, что очнулась только после рывка за шкирку, проделанного Смеем, остановившего меня в шаге от желанных полок.
   - Ну, неужели они тоже чем-то защищены? - простонала, нетерпеливо приплясывая на месте.
   - Нет, не защищены, - посмотрел на меня с улыбкой дракон и снова никуда не отпустил. - Вот только, зная тебя, стоит только отпустить, как ты начнёшь читать всё и сразу, а не то, за чем мы пришли.
   - Ты прав, но когда ещё мне выпадет шанс побывать здесь?
   - Лионка, я тебе обещаю, что непременно дам возможно влезть в хранилище ещё раз, только давай сегодня ограничимся чем-то одним?
   - Ладно, - тяжело вздохнув, согласилась я. - Думаю, тут должна быть какая-то система поиска, не мог же мастер Ци знать все книги наизусть.
   - Только вопрос, нам нужно смотреть в разделе языков или в разделе информации о мире МАМИДы?
   - Предлагаю разделиться, - подумав, сказала я. - Я пойду искать что-то о языках, а ты о МАМИДе.
   - Хорошо.
   Снова создав своего тусклого светлячка, я осмотрела несколько стеллажей, пока не увидела надпись на лашиире. Просмотрев несколько книг, поняла, что кроме лашиира тут ни о каких других языках не идётся. На соседнем стеллаже обнаружились книги на ордариуме, но я успела пролистать всего одну книгу, когда почувствовала слабость и поспешила загасить свой огонёк. Что ж, лимит энергии на сегодня исперпан.
   Вернувшись к Смею, поинтересовалась, что интересного тот обнаружил. Узнав, что пока ничего, стала активно помогать. Чего только не было в книгах. Начиная от истории создания МАМИДы и заканчивая списками студентов, с отличием её окончивших. Но пока мне не попадалось того, что искала. И всё же мы с драконом не сдавались, просматривая книгу за книгой, пока я не услышала победный возглас Смея и не развернулась к нему:
   - Нашёл что-то?
   - Нашёл двух нарушителей, залезших без спроса в книгохранилище, - раздался рядом с нами сердитый голос мастера Ци, и мы с драконом резко обернулись. Кроме библиотекаря, с ним был имен Намори, смотревший на нас обоих не менее строго. - И что вы можете сказать в своё оправдание?
   - Мы больше так не будем? - наивно попыталась смягчить мужчин я.
   - Лиона не виновата, это я всё задумал и осуществил, - перебил мои потуги Смей, выходя вперёд таким образом, что я оказалась за его спиной.
   - Идемте, нарушители, - позвал нас за собой имен Намори.
   - Куда? - спросила я.
   - К декану Сагиру, который и примет решение о вашем наказании.
   Да, папочка по головке не погладит.
   Под непонятным взглядом мастера Ци, которым он проводил нас со Смеем к выходу, имен Намори вывел меня и дракона из библиотеки. По пути я вспоминала, какое наказание нам могут дать. Если классифицировать наш поступок как нарушение распорядка, то максимум, что нам грозит - общественные работы под руководством кого-то из преподавателей. А вот если папа посчитает, что наш поступок не выглядит столь невинно, то ожидать можно всё что угодно.
   - Ортолон, к тебе можно? - заглянув в кабинет, имен Намори поинтересовался у отца, а я очнулась от раздумий, осознав, что мы уже пришли. - Вот, полюбуйся, нарушителей привёл.
   Открыв дверь, куратор строго сказал:
   - Заходите, студенты.
   - Ну, и кто из вас первым начнёт рассказ? - спокойным тоном поинтересовался папа.
   - Это была моя идея, Лиона не виновата, - первым успел сказать Смей.
   - Ничего подобного, идея была общей, поэтому виноваты мы оба, - запротестовала я.
   - Зачем мы влезли в хранилище? - спросил папа, и я удивилась, откуда он успел об этом узнать.
   - Мы... искали... - судорожно придумывала я причину, коря себя за то, что не догадалась сделать этого раньше.
   - Искали информацию о магических потоках МАМИДы, - выпалил Смей.
   - Ясно, - коротко высказался папа. - Видимо, информации по этому вопросу в свободном доступе вам недостаточно. Не отвечайте. Студент Араланкар, ваш декан временно отсутствует, но, думаю, согласится с полученным вами обоими наказанием. Три дня карцера и до конца месяца поступаете в распоряжение висса Янониса.
   И папа отвернулся к окну, сложив руки на груди. Покосившись на имена Намори, увидела в его глазах неодобрение совершенного нами проступка и впервые в жизни почувствовала себя неправой. Наверное, стоило поговорить с папой, не думаю, что он бы мне отказал в поиске нужной информации. Или хотя бы объяснил...
   - Что такое карцер? - тихо спросила я у Смея, когда мы куда-то шли вслед за куратором.
   - Увидишь и даже успеешь прочувствовать, - тяжело вздохнув, ответил дракон, посмотрев на меня. Вероятно, в моих глазах отразилось что-то такое, навеянное воспоминаниями, так как он тут же поспешил добавить: - Ничего страшного, не волнуйся.
   Я промолчала, думая, что опыта подобного времяпровождения мне не занимать. Вот так в размышлениях мы спустились с именном Намори в холл академии, но вместо того, чтобы выйти из здания, он нас повёл до конца левого коридора, закончившегося дверью. Странно, никогда её не замечала. Открыв её, имен сказал следовать за ним. Освещённый коридор, ко которому мы шли, казалось, не закончится никогда, затем я заметила, что мы стали спускаться ниже, появилось ощущение, что гораздо ниже уровня земли. Когда перед нами появилась ещё одна дверь, я уже готова была вздохнуть от облегчения. Имен открыл и эту дверь, за которой был маленький коридор в три шага и следующая дверь. Пропустив нас в неё, куратор сказал:
   - Вот здесь вы проведёте следующие три дня. На исходе третьего я вернусь и отведу вас к виссу Янонису.
   - До свидания, имен Намори, - вежливо попрощалась, чем добилась почти синхронного хмыка от куратора и дракона.
   - Удачи, ребята, - неожиданно пожелал имен и ушёл.
   Что ж, по сравнению с тем, что можно было ожидать, карцер МАМИДы был не так уж и плох. Освещение довольно тусклое, но рассмотреть друг друга вполне позволяло. Квадратная комната, в которой находились две кровати с белоснежным постельным бельём и тёплыми одеялами. Маленький стол между кроватями. Нет окон, что понятно, зато две двери, входная и ещё одна, скорее всего, в уборную. Больше ничего в комнате не было. Ещё я обратила внимание (и даже потрогала) на то, что стены тут были из какого-то странно бархатистого камня и на ощупь казались тёплыми.
   - Это ириданит, камень, поглощающий магию. Поэтому он такой тёплый, - тусклым голосом пояснил Смей, подходя к ближайшей кровати и укладываясь прямо поверх покрывала.
   - Я читала, что существует металл с такими функциями, но чтобы камень...
   - Мифрил - металл - добывают в очень малых количествах, и стоит он столько, что доступен разве что королевским домам. Тогда как ириданит встречается практически на всех планетах системы Толедо, активно добывается и свободно продаётся.
   - Ясно.
   Последовав примеру дракона, я легла на вторую кровать и задумалась. Не знаю, что должно во мне измениться под воздействием ириданита, но пока я не чувствовала ничего необычного. А может, я просто не знаю, что надо чувствовать?
   - Смей, а что я должна чувствовать? - повернул голову к другу, спросила я.
   - В смысле? - ещё более безжизненный голосом уточнил он.
   - Сидение в карцере без магии ведь должно как-то ощущаться, а я пока никак не ощущаю, вот и интересуюсь, нормально это?
   - Когда у тебя было что-то нормально? - попытался пошутить он. - Я ощущаю, словно часть меня есть, и в то же время её нет. Это как когда ты знаешь, что у тебя две руки, а пользоваться можешь только одной.
   - Ужас просто, - содрогнулась я, услышав в ответ тяжёлый вздох дракона.
   Вскоре свет погас, и комната погрузилась во мрак, лишь слегка рассеиваемый едва заметным свечением стен. Поскольку была уже глубокая ночь, я пожелала другу спокойной ночи и быстро заснула.
   Когда мы проснулись на следующий день, а который час, понятное дело, не знали, включился вчерашний свет, а на столе неожиданно появились два подноса с завтраком. Подумав, что не так уж и плохо тут сидеть, раз даже голодом не морят, активно набросилась на еду. И только поев, заметила, что что-то не так. Всегда активный Смей был вялым и неразговорчивым, продолжал лежать с закрытыми глазами. Его либо было бледным, губы сжаты, и на миг у меня появилось подозрение, что он испытывает боль. Поднявшись, я подошла к нему и тихо спросила:
   - Смей, тебе больно?
   - Нет, - ответил он, распахнув глаза.
   - Точно? - подозрительно покосилась я на него.
   - Да, - последовал такой же краткий ответ.
   Решив оставить друга в покое, заправила кровать. Лежать, рассматривая потолок, было скучно, но ходить по комнате из угла в угол тоже надоедало. Перестукав все стены и убедившись в отсутствии возможных лазов, я не знала, чем себя занять. Ничего из того, о чём говорил Смей, я не чувствовала. Быть может, всё дело в том, что обычно и магию в себе не чувствую, и когда попыталась создать того же светлячка и ничего не получилась, то даже не расстроилась. Всё-таки в сущности усилителя есть и что-то хорошее.
   А вот на Смея было страшно смотреть. Казалось, что он не дышит, и по цвету лица сравнялся с простынёй. Подойдя к нему, потрогала лоб и удивилась: обычно повышенная температура дракона теперь была совершенно нормальной, такой же, как у меня. И это пугало.
   - У тебя такое лицо... - тихо сказал он, приоткрыл глаза и усмехнулся краешками губ.
   - Какое?
   - Словно я умираю.
   - Типун тебе на язык! - возмутилась я.
   - Что? - удивился, даже немного оживился дракон.
   Я объяснила.
   - Забавные на вашей Земле выражения. Тогда что тебя так поразило?
   - У тебя температура тела нормальная.
   - Ничего удивительного, магии ведь у меня нет, драконом обернуться не могу, вот организм и гасит внутренний источник, чтобы не спалить каналы. Это не страшно, несколько дней вполне выдержу.
   - Это я во всём виновата! - неожиданно для самой себя выпалила я, отвернувшись от мучающегося друга.
   - Лиона, посмотри на меня, - попросил Смей и когда я не послушалась, сел и потянул меня за подбородок, заставляя повернуться: - Это я предложил тебе пойти в библиотеку, это было моё и только моё решение. Ты просила меня о совете, я же хотел дать тебе всё и сразу. Твоей вины в этом нет.
   - И всё же именно мне приспичило узнать, на каком языке отдаются приказы МАМИДе, - сокрушённо покачала я головой. - А теперь тебе плохо, а мне нет.
   - Я не хочу, чтобы тебе было плохо, - тихо сказал Смей, не отрывая от меня взгляда.
   - Я знаю, - прошептала я.
   Не знаю, что привело нас к тому, что случилось дальше. То ли откровенный разговор, то ли сама обстановка, то ли ещё что-то, что я не хотела понимать. Но дракон ещё секунду смотрел мне в глаза, а затем потянулся и легко коснулся своими губами моих губ, не настаивая на большем, но и не отстраняясь. Прикосновение губ, поцелуй в щёку, снова в губы, в бровь, в уголок рта. Я не отстранялась, понимая, что мне нравятся прикосновения Смея и его ненавязчивость, даже некая трогательность. Когда он отстранился и поднял на меня сияющие глаза, я улыбнулась, давая понять, что всё хорошо и получила широкую улыбку в ответ. На миг даже забыла, где мы находимся и то, что друг испытывает неудобства от отсутствия магии.
   - Не сердишься? - спросил он, поглаживая моё запястье.
   - Ни капельки, - чистосердечно заверила я его.
   - Тогда разрешишь мне ухаживать за тобой?
   - В смысле, быть твоей девушкой? - тут же ощетинилась я.
   - Нет, Ли, просто позволить мне за тобой ухаживать, без перехода на, как это у вас называется, новый этап отношений, - ласково пояснил дракон.
   - Ладно, - подумав, согласилась я, но поспешила предупредить: - Если что, не посмотрю, что друг, дам в нос.
   - Договорились, - рассмеялся Смей. - Полежишь со мной?
   - Руки, чур, не распускать, - строго сказала я и устроилась рядом с драконом на половине подушки.
   Позже я одновременно с удовольствием и ужасом вспоминала эти три дня карцера. То, что я ничего не ощущала, было ещё тяжелее, ведь перед моими глазами был Смей, которому без магии было очень плохо. Дракон то норовил свернуться клубком, то отказывался есть и я уговаривала его, то начинал носиться на комнате, не находя себе места. В такие минуты я сидела на кровати, обняв колени, и испытывала страшное чувство беспомощности. А позже, перебесившись, Смей подсаживался рядом, обнимал, что-то рассказывал и я засыпала на его плече, на удивление, видя яркие красочные сны всю ночь. Время в этих стенах тянулось бесконечно, потому когда наконец-то открылась дверь и в карцер вошёл имен Намори, нам с другом показалось, что прошла вечность:
   - Выходите, узники, половина вашего наказания пройдена.
  
  

Глава 3

  
  
   Поддерживая Смея, я вела его вслед за именом Намори наверх, прочь от карцера. Чем дальше мы уходили от ириданита, тем лучше себя чувствовал дракон, а когда подошли к общежитию, друг выглядел так, словно тех трёх дней не было вовсе. Но я-то помнила. Потому, хоть была и рада тем, как быстро дракон восстанавливался, дала себе обещание никогда больше не втягивать кого-то ещё в свои бестолковые идеи.
   В холле общаги нас встречал висс Янонис, скорее всего, заранее предупреждённый о подарке в виде нас обоих. Комендант довольно улыбался, и мне стало не по себе от мысли, о чём же таком он мог думать. Тем не менее, заверив моего куратора о том, что он прекрасно знает, что нам поручить и времени на глупости у нас не останется, комендант наказал направляться по своим комнатам и выспаться, потому как с завтрашнего дня у нас это вряд ли будет получаться.
   Как оказалось, нас выпустили из карцера не поздно ночью, а всего лишь поздно вечером. Потому большая часть студентов ещё бодрствовали и не преминули поздравить нас с первым отбытым наказанием. Кивками поблагодарив их, устало пожелала Смею спокойной ночи и заползла в свою обитель, для разнообразия оказавшуюся всего лишь на третьем этаже. И нос к носу столкнулась с Каем, привычно читающем на диване. Резко обернувшись на мой приход, староста окинул меня взглядом, который можно было интерпретировать как: "Я от тебя всякого ожидал, но такого..." и уже вслух сказал:
   - Завтра утром перед парами собрание всех факультетов. Форма одежды - парадная. Настоятельно рекомендую не опаздывать.
   После чего парень вернулся к чтению, а я, потоптавшись несколько секунд на ровном месте, ушла в свою спальню. Долго отлёживалась в ванне с ароматной пеной, три раза помыла голову, и только почувствовав себя полностью чистой, заплела косу, надела пижаму и провалилась в сон без сновидений.
   Проспав время обычной пробежки, облачившись утром в парадную форму и двадцать минут потратив на заплетание хитро-мудрой косы венком, в самом отвратительном расположении духа направилась в столовую. И хотя все мои друзья-знакомые были рады видеть, улыбались и кивали, настроение это не поднимало. Заручившись согласием Зами одолжить мне конспекты по пропущенным занятиям, а также поговорив со знакомым усилителем из параллельного потока, позавтракала и в компании друзей направилась на место проведения сбора.
   Разноцветная, за год ставшая привычной толпа студентов шумно переговаривалась в ожидании появления причины собрания. Выдвигались различные предположения, вплоть до переизбрания ректора МАМИДы из числа старшекурсников, а также отмены всех экзаменов, что было ещё более невероятно. Наконец из здания академии вышел наш глубокоуважаемый ректор в сопровождении всех деканов факультетов и ещё двух мужчин и одной женщины, расы которых я не смогла опознать.
   - Доброе утро, студенты, - поприветствовал нас ректор. - Думаю, все вы гадаете о причине сегодняшнего нашего собрания, ведь учебный год давно начался, а особых происшествий у нас не возникало, не считая неуёмной тяги к знаниям.
   Это он так на нас со Смеем намекает? Я думала, что кроме мастера Ци, имена Намори и папы об этом никто не знает, а тут, оказывается, мимо ректора тоже не прошло. Ой-ой, и что нам грозит?
   - Быть может, некоторые из вас помнят наших гостей, приезжавших семь лет назад. Для всех остальных я хотел бы представить ректора Высшей Академии Магии соседней с нашей галактики Рионталь архимага Кефедефа Менинода, проректора по учебной работе магистра Аэгросора Лоркилода и профессора Энвилас Фунвен. За годы содружества наших академий немало студентов обменивались учебными практиками, как с нашей стороны, так и со стороны ВАМи. И вот с этого года было решено, что студенты третьих курсов тоже приобщаются к этой программе.
   Переждав бурные возгласы как довольных, так и недовольных студентов, он продолжил:
   - Ребята, я очень надеюсь, что за неделю пребывания наших друзей на территории МАМИДы вы покажете себя с наилучшей стороны. По окончании недели я также соберу вас, чтобы озвучить решение ректора ВАМи касательно студентов, которые отправятся по обмену в соседнюю галактику.
   На этом собрание было окончено, нам посоветовали расходиться на занятия, которых никто не отменял. Весь день студенты, в том числе и мои друзья, обсуждали такое событие, а вот мне больше интересно было, что это за академия такая и что за расы населяют соседнюю галактику. Вот только я очень сомневалась, что мастер Ци в скором времени будет раз меня видеть.
   К тому же я не видела смысла обсуждать, кого из студентов могут отправить по обмену, ведь второкурсников всё равно в этом списке не будет. Вот когда эта высокая комиссия определится, тогда и можно будет поздравить знакомых, если таковых изберут. А пока я всё своё внимание сосредоточила на том, что стоило выучить по пропущенному материалу. Не сказать, чтобы я не знала того, что они изучали за прошедшие дни, благо привыкла немного опережать теоретическую программу, облегчая себе жизнь, но всё же стоило повторить.
   Во второй половине дня на практическом занятии по магии жеста, которое, как ни странно, мне не заменили никаким факультативом, имен Гойгори, предупреждённый о моей особенности (папа по секрету признался, что все преподаватели знают про студентов-усилителей) давал мне немного иное задание, пока остальные как могли отрабатывали необходимые жесты. Погрузившись в задание, не заметила появление гостей академии, пришедших посмотреть на занятия. Видимо, решили заранее ознакомиться с будущими третьекурсниками, которые уже в следующем году смогут претендовать (если захотят, конечно) на учёбу в их академии.
   Понаблюдав какое-то время на отработкой жестов и ключевых фраз, их сопровождающих, профессор Фунвен громко задала имену Гойгори вопрос:
   - Скажите, имен, а почему вот эта студентка не делает то же самое, что и остальные?
   В повисшей тишине я подняла голову и поняла, что речь идёт именно обо мне. Имен Гойгори, не ожидавший подобного вопроса, слегка растерялся и не смог сразу ответить, а я забеспокоилась, не начнут ли мои "любимые" аристократы перед комиссией вспоминать, как часто я пропускаю практические занятия. Но, скорее всего, такое внезапное появление озадачило и их, потому что никто из них не сказал ни слова. Зато Кай тут же поднял руку.
   - Слушаю вас, молодой человек, - доброжелательно кивнула ему профессор.
   - Студент Синор, староста группы. Дело в том, что студентка Леонова-Сагир на днях прошла наказание карцером. Согласно внутренним правилам МАМИДы студент, побывавший в карцере дольше двух дней, освобождается от практических занятий сроком на два дня во избежание конфликта магии и жизненной силы. Потому имен дал вышеозначенной студентке другое задание, что она и выполняла.
   - Спасибо, староста Синор за столь полное пояснение. Мы будем рады видеть вас в рядах студентов по обмену в следующем году. Думаю, кафедра дипломатии пополнится прекрасным студентом, - сказал ректор Менинод и многие ахнули, услышав это.
   - Спасибо, архимаг Менинод, почту за честь стать временным студентом ВАМи, - слегка улыбнулся Кай.
   - Ну, не будем мешать вашим занятиям, - невозмутимо сказал ректор и гости пошли наблюдать дальше, а в аудитории моментально поднялся гвалт. Кто-то обвинял Кая в желании выслужиться, кто-то отнёсся к этому индифферентно, кто-то поздравлял парня с полученным предложением, а имен Гойгори пытался всех успокоить, но ему не особо это удавалось. Наконец Кай, устав от шума, просто проигнорировал подошедших и вернулся к отработке жестов и постепенно шум сошёл на нет. Я дождалась, пока все остальные станут снова заниматься и, поймав взгляд Кая, одними губами сказала спасибо. Староста едва заметно кивнул, и я поняла, что инцидент с карцером исчерпан.
   Вечером у меня неожиданно обнаружилось полчаса свободного времени до того как придётся идти искать висса Янониса. Решив потратить это время с пользой, направилась в кабинет отца. Его секретарь, висса Аделаида, сказала, что у отца сейчас совещание и она не знает, как долго оно продлится. Но если у меня есть время, то я могу посидеть вместе с нею и подождать. Согласившись, я стала обладательницей чашки вкусного, душистого чая и печенюшек, испечённых самой Аделаидой. На мою похвалу девушка только вздохнула и посетовала, что хозяйка она хорошая, но замуж не берут. Посочувствовав и поговорив на вечную тему женщин про мужчин, я поняла, что папа так скоро не освободится. Попросив Аду, как она разрешила себя называть, сказать ему, что я заходила, побежала на отработку.
   Висс Янонис оказался довольно изобретательным. Чтобы мы со Смеем не болтали во время отработки, нам дали два разных задания, и чем руководствовался комендант при этом было абсолютно непонятно. Потому, что Смею было наказано вымыть полы по всему седьмому этажу, а мне - разобрать коробки в одной из кладовых на третьем. В коробках оказалось постельное бельё весёлых расцветок, а также разнообразные пижамы на любой возраст. Некоторые комплекты имели явно старый вид и годились разве что на половые тряпки, какие-то разлазились прямо у меня в руках, но были и такие, что как будто вчера изготовленные. Через два часа моей отработки висс Янонис проверил, неопределённо хмыкнул на три разложенные кучки и отпустил до завтра.
   Вернувшись в свою комнату, застала Кая за качанием пресса. Увидев меня, парень тут же прекратил и поинтересовался:
   - Мы собираемся продолжать занятия танцами?
   - Если ты не передумал, то да, - ответила и тут же встала в стойку.
   - Хорошо.
   Час занятий танцами утомил меня больше, чем два часа отработки. Потому, поблагодарив Кая, забралась в душ, а затем устроилась на кровати в обнимку со словарём. Мне немного не давались сложносоставные предложения на орданиуме, но после консультации с именной Никайилас я поняла свою ошибку и теперь хотела потренироваться в их составлении. Силверон по сравнению с орданиумом казался неимоверно лёгким. Поэтому, погрузившись в мир языков, очнулась только после стука в дверь.
   - Войдите.
   - Дочь, можно? - спросил папа, заглядывая в комнату.
   - Конечно, - отложив книги, я пересела так, чтобы папа тоже мог сесть на кровать. - Я к тебе заходила, но у тебя совещание было.
   - Да, Аделаида мне сказала.
   - Я хотела извиниться за то, что натворили мы со Смеем, - потупившись, тихо проговорила я. Жутко не люблю извиняться, но понимаю, что иногда всё же стоит. - Мы ничего не испортили (кроме защитный чар, хмыкнул папа), просто хотели узнать... Мне, правда, жаль.
   - Что хотели знать? - помолчав, спросил папа.
   - Ну... а ты не будешь сердиться?
   - Лиона, я и так рассержен вашим поступком. Ведь умные дети, неужели не подумали, что не зря лишь часть библиотеки находится в открытом доступе? Что многие книги могут содержать в себе информацию, губительную для неокрепших умов? Что книги тоже могут быть опасными, если их автор был, например, некромантом? Или наполовину демоном?
   - Как это - наполовину демоном? - удивилась я.
   - Просто. Когда маг или магичка считают себя слишком умными и лезут туда, куда не следует, например, в Инферно. Они возвращаются оттуда абсолютно иными, а ещё всегда приводят с собой собственных детей, рождённых в демоническом измерении. Такой ребёнок не только сильнее обычных магов, но и, как правило, склонен создавать новые заклинания в огромном количестве и не всегда безопасные. Так что ваш с драконом поступок не показался мне безобидным.
   - Прости, папа, я так больше никогда не поступлю, - пообещала я и призналась: - А искали мы информацию о языке, на котором можно отдавать приказы МАМИДе.
   - Что? Лиона, откуда ты знаешь об этом? - встревожено спросил папа.
   - От Души, а что? - удивилась я.
   - Это закрытая информация, - уже более спокойно пояснил папа. Видимо тот факт, что мне сказала Душа, был нормой. - Только ректор, его заместители и главы факультетов ею владеют.
   - Значит, мы зря это сделали? - огорчилась я.
   - Хм... Душа... Ладно, я поговорю с ректором, но ничего не обещаю. И вообще, с этим вашим посвящением... чувствую, проблем у нас не уменьшится.
   - Я буду паинькой, - пообещала я.
   - Конечно, - скептически согласился папа и, поднявшись, поцеловал меня в лоб: - Ложись спать, детка, уже поздно.
   - Спокойной ночи, папа, - убирая книги на тумбочку, пожелала я папе.
   - И тебе тоже, - улыбнулся он.
   - А ты не знаешь, уже кого-нибудь выбрали из студентов? Ну, те представители непонятных рас из соседней галактики.
   - И вовсе не непонятных. Горгона, виверна и полиморф. А что касается твоего вопроса, то, кроме вашего Кая, к сожалению комиссии оказавшегося второкурсником, пока выбрали только двоих. Но это секрет.
   - Хорошо, - покивала я и папа, посмеиваясь, ушёл, а я решила ещё немного почитать, прежде чем отдавать дань Морфею.
  
   Только через три недели, когда я и думать забыла о нашем разговоре, закрутившись с занятиями и отработками (а висс Янонис оказался крайне изобретательным), папа позвал меня к себе. И на мой недоумённый взгляд (честное слово, ничего не успела натворить... крупного) усмехнулся и сказал:
   - Я поговорил с ректором. По поводу того, о чём тебе поведала Душа.
   - И? - заинтересовалась я.
   - Архимаг Аледин решил, что раз таковое было пожелание Души, дать тебе возможность изучать язык МАМИДы. Естественно, не в ущерб прочим занятиям. Но ты должна знать об одной особенности данного языка: ему невозможно научить. Только научиться самому. Или воспользоваться подсказками Души, если она соизволит их давать. Понятно?
   - Да, папа. Но, надеюсь, учебник существует?
   - Я бы не назвал это учебником, но да, бумажный носитель существует. Завтра после занятий подойдёшь в языковую аудиторию, наставница выдаст тебе требуемое.
   - Значит, имена Никайилас знает этот язык? - заинтересовано спросила я.
   - Нет, детка, знают только деканы факультетов и ректор. А вот Илэль обязана проверять всех способных студентов старше пятого курса, не смогут ли они понять язык МАМИДы. Таких в каждом потоке не больше двух, но по факту выходит, что никто из таких студентов не может овладеть языком в достаточной степени, чтобы отдавать приказы Академии. Так что возможно, у тебя тоже может не получиться.
   - Посмотрим, - фыркнула я.
   Папа ещё поспрашивал меня об учёбе, объяснил недопонятую теорему Делегил-Меоргила, похвалил за примерное поведение и отдал кучу вкусняшек от мамы. И отправил на отработку, которую никто ещё не отменял.
   На следующий день я, как и было сказано, во второй половине дня подошла к языковой аудитории. Заглянув, увидела двух старшекурсников с факультета боевой магии. А вот имены Никайилас не наблюдалось. Извинившись и уточнив это у ребят, получила ответ:
   - Она вышла на несколько минут и сейчас подойдёт. Заходи, мы не кусаемся.
   Фыркнув, зашла в аудиторию и села на первый ряд прямо перед кафедрой. Было скучно, имена всё не приходила, старшекурсники, потеряв ко мне интерес, в полголоса переговаривались друг с другом, и от нечего делать я стала прислушиваться. И вскоре поняла, что говорят они на орданиуме, а это значит, что я впервые вижу настоящих метаморфов. Не отличающихся, впрочем, от людей, что совсем не интересно.
   - Ты её знаешь? - спросил один из парней, шатен, у своего друга, брюнета.
   - Лично - нет, а так это дочь декана общников.
   - У него же нет детей, - удивился шатен.
   - Ты чего? Недавно же вся академия обсуждала, что он удочерил девчонку, - неверие звучало в голосе брюнета.
   - Я не интересуюсь общественной жизнью, ты же знаешь, - фыркнул шатен.
   - Да, но чтобы до такой степени... Ладно, в общем, это Лиона, дочь магистра Сагира, второй курс папочкиного факультета. Девица с характером, говорят, на первом курсе не побоялась дать отпор баньши, а недавно в карцер угодила.
   - Такое ощущение, что ты в неё влюблён, - пошутил шатен.
   - Не говори ерунды, - пихнул друга в бок брюнет, - просто в этой академии слишком мало развлечений, и, отслеживая все шалости можно неплохо повеселиться.
   - Лучше бы учился, - пробурчал шатен.
   - Мне нравится моя успеваемость, - отбрил его второй парень. - И вообще, наблюдать за клоунами намного интереснее.
   Поскольку, как я поняла, фраза про клоунов относилась и ко мне, смолчать не смогла, а потому язвительно ответила на их же языке:
   - Если бы кое-кто знал обо мне чуть больше, то не рискнул говорить на орданиуме в моём присутствии, поскольку я прекрасно его знаю. Что только доказывается теорию о микроскопическом уме парней и их способности думать отнюдь не головой. Ну и кто теперь клоун?
   Ошарашенные парни ответить не успели, так как в аудиторию наконец пришла имена Никайилас. Она отдала мне папку, в которой, как выразился папа, и находился бумажный носитель языка МАМИДы. Поблагодарив наставницу, не оглядываясь, покинула аудиторию, чтобы занести вещи в комнату. Но, как мне не терпелось посмотреть на новые знания в моих руках, домашние задания и отработка стояли на первом месте.
  
   Дни бежали за днями, и иногда невозможно было вспомнить, среда сегодня или пятница. Даже выходные и те проводились в уроках и факультативах. Временами хотелось всё бросить, ничего не учить, пойти погулять, как делали большинство студентов, от сессии до сессии живущие весело, но потом Кай снова получал бал выше, чем у меня, и просыпалась гордость и чувство соперничества.
   Единственный, кто умудрялся вытаскивать меня из гор книг, был Смей. Да и то по праву официального парня, всё-таки внимание ему тоже надо было уделять. Временами мы умудрялись проводить время нашей большой компанией второ и третьекурсников, но получалось это крайне редко. Все свободные минуты старались проводить вдвоём, гуляя, наслаждаясь природой и общением друг с другом. И, что удивительно, за эти недолгие мгновения мы раскрылись со Смеем больше, чем за весь прошлый год.
   Усилились у нас и занятия магией. Практической, настоящей, на полигоне под присмотром преподавателей. К своему удивлению, на половине этих занятий я тоже присутствовала, впитывая как губка, а затем на факультативах мои наставники показывали, как можно заменить увиденное магией стихий. А затем долгими часами отрабатывала полученные знания на том же полигоне, доводя до автоматизма.
   Иногда к этим моим самостоятельным отработкам присоединялись Кай или Смей, и тогда довольно механическая работа становилась азартной, даже в чём-то творческой. Ещё на Кае можно было отработать те задания, что давались мне как усилителю (дракон в этом плане был бесполезен, так как сам прекрасно генерировал магию). Сосед не возражал, замечая, что испытывает довольно интересные ощущения, сродни щекотки самым кончиком пера.
   В итоге на изучение языка МАМИДы у меня оставалось крайне мало времени. Хотя изучение - это сильно сказано, потому что фактически с момента получения информации по нему я не продвинулась дальше нескольких слов, да и те казались мне какими-то несуразными. Если бы у меня было свободное время, стоило задуматься, не переоценила ли я свои силы и талант к языкам, но поскольку лишнего времени за мной не водилось, то и думать над собственной поспешностью было некогда. А потому с упорством муравья я продолжала разбирать непонятную мне пока вязь букв.
   Полной неожиданностью для меня стало сообщение имена Намори о возобновлении традиции осеннего Белого бала. Мол, несколько лет назад его проводить прекратили, но вот с этого года решили возобновить. Каждая студентка была обязана явиться на бал в платье, и пригласить кавалера. Невостребованные студенты покрывались позором на весь следующий год, поэтому девушкам особо суетиться не приходилось, даже на не особо симпатичных находились желающие. И кстати, как заметил имен, на бал можно не прийти только по очень уважительной причине, то есть нахождение в лазарете или смерть.
   Вдохновившись подобной перспективой, я быстренько пригласила на бал Смея и, облегчённо вздохнув, навострилась в библиотеку. Но не тут-то было! По дороге перехваченная Ладой и Зами, отконвоировалась в собственную спальню и подверглась жестокому допросу на тему: "Что надеть на бал, который будет, о ужас, через две недели".
   - Девочки, мне мама столько платьев нашила, что хоть каждый день меняй, все не наденешь. Тем более с моей к ним любовью, - рассмеялась я. - Посмотрите сами, весь шкаф забит.
   Я не шутила. Мама действительно нашила мне столько вещей, что полки ломились от изобилия, но стоит отдать ей должное, мои предпочтения брюк, футболок и рубашек были учтены, и их количество всё же превышало платья. Зато Зами и Лада явно оценили предусмотрительность мамы, целый час перебирая наряд за нарядом, восхищённо ахая и примеряя. Я уже на десятой минуте отрешилась, умостившись на второй половине кровати и раскрыв учебник по видам магических животных. Нам как раз задали прочитать параграф о василисках, так что не стоило терять время.
   - Лиока, посмотри, правда хороша? Да оторвись ты от своих книг, сколько можно учиться! Посмотри, какая красота, - позвала меня Лада.
   Вздохнув, оторвалась от неожиданно интересной информации и взглянула на подруг. Лада примерила сливочно-белое платье с чёрными бабочками по подолу и бабочкой-поясом. Если заколоть волосы, открыв шею, то можно смело идти на бал прямо сейчас - ей действительно удивительно шло это платье. Мне тоже, но для подруги не жалко. Зами предпочла более яркое платье цвета фуксии, по которому у нас с мамой разгорелся жаркий спор. Я утверждала, что ни за что не надену ничего столь яркого, но меня переупрямили, заявив, что много места оно не займёт, а вдруг настроение будет? В общем, оно настолько прекрасно смотрелось на Зами, что я улыбнулась и радостно ответила:
   - Забирайте, вы чудесно выглядите.
   - Правда можно забрать? - переспросила Зами, поглаживая юбку. Видимо, сама себе подруга очень нравилась, но совесть - вещь довольно противная. Не знаю, слышала.
   - Конечно. А кого пригласите в сопровождающие?
   - Я позову Тио, мы ещё в детстве друг друга выручали по подобным поводам, - сказала Зами.
   - А вот я ещё не определилась, - зарделась Лада.
   - Ох, что-то меня гложут сомнения, - закатила я глаза и перемигнулась с ронкой, улыбающейся от уха до уха. Нам ли не знать о влюблённости лучшей подруги в Дикона.
   - Лионка, не издевайся, - ещё больше покраснела Лада.
   - Это твой шанс, детка, - поддразнила я, подражая киношным персонажам.
   - А ты что наденешь? - спросила меня Зами, переводя разговор с вконец засмущавшейся подруги.
   - Не знаю, но подумаю об этом, - озорно улыбнулась я.
   - Лиона! - в один голос возмутились девочки.
   - Да? - подняла я одну бровь.
   - Ох, ты безнадёжна, - вздохнули подруги.
   Забрав свои новые платья, они ушли к себе, продолжая обсуждать предстоящий бал, а я снова погрузилась в изучение главы о василисках. Вдруг завтра его встречу в коридоре, а что делать - не знаю.
  
   Утром проснулась с жутким ощущением того, что что-то забыла. Полежав немного, перебирала все ключевые моменты моей студенческой жизни и всё равно так и не поняла, что не так. Пока собиралась на пары, всё время рассматривала в голове варианты того, что можно было забыть, но легче найти иголку в стоге сена. И только в последний раз перед выходом посмотрев на себя в зеркало, меня осенило: сегодня день рождения Смея!
   Закинув подарок в сумку (благо купила его ещё на Касане), поняла, что уже нет времени искать, куда за ночь ускакала комната дракона, потому спустилась в столовую, надеясь встретить Смея там. Но, как ни старалась мелено кушать и следить за всеми входящими студентами, своего парня так и не увидела. Уже покидая столовую, на входе увидела Влаха, идущего в гордом одиночестве, у которого и спросила про дракона.
   - Спит он, - потирая глаза, ответил друг. - Линька началась у его чешуйчатой ипостаси, поэтому наш дракон жутко раздражённый. Так что если ты думала отмечать его день рождения, то лучше и не надейся, максимум можешь вечером подарить подарок, и то, если у Смея будет настроение к приёму гостей.
   Поблагодарив друга, решила последовать его совету и пойти к дракону вечером, а пока сосредоточиться на лекциях.
   Пока шла к нужной аудитории вспоминала прочитанную накануне главу по магическим животным. Имен Намори любит посреди лекции задать какой-то вопрос, который гарантировано раскрывался в прочитанном материале, проверяя таким образом выполнение нами домашнего задания. И так задумалась, что спотыкнулась об очередную ступеньку бесконечных лекций, но была оперативно подхвачена под локоток и возвращена в вертикальное положение. Обернувшись, замерла под пристальным взглядом серо-стальных глаз.
   - Здравствуйте, спасибо, - пискнула я.
   - Аккуратнее, барышня. Какой браслетик у вас интересный, - глубокий, с хрипотцой голос магистра Феодвира послал целую орду мурашек по моей спине, и с опозданием осознала, что меня подхватили под ту руку, на которой я носила браслет, подаренный Смеем.
   - Да, - не придумав ничего умного, согласилась я.
   Магистр Феодвир - личность колоритная и довольно заметная в академии, если не сказать больше. Он преподаёт на старших курсах ритуалистику и в своём предмете просто бог. Но придирается, говорят, к каждой мелочи. А уж привычка одеваться в одежду исключительно тёмных тонов и вовсе создала ему славу чёрного мага. По крайней мере, среди представителей землян, поскольку ещё на первом курсе нам дали понять, что не существует разделения магии на белую, черную или серую. Только сам маг решает для себя, на что направлять свои магические силы - на созидание или разрушение.
   Так вот, присмотревшись к одежде магистра, поняла, что она вовсе не мрачная, вполне себе приятный цвет полночного неба. Да и сам Феодвир хоть и выглядел строгим, имел довольно приятную внешность, длинные, завязанные в хвост, чёрные волосы и рост чуть меньше двух метров.
   - Тот, кто подарил вам этот браслет, очень предусмотрительный юноша, - словно невзначай добавил магистр, затем усмехнулся, отпустил мою руку и пошёл по своим делам. Я озадачено смотрела ему вслед, пока не поняла, что могу опоздать на пару.
   Когда и на ужине в столовой я не встретила Смея, поняла, что линька - страшный зверь, не отпускающий свою добычу. Поэтому, основательно подзаправив уставший организм, не стала заходить к себе, а принялась искать комнату дракона. Жутко раздражающая особенность блужданий апартаментом по этажам отнимала время, но как ни жаловалась я папе, он только плечами пожимал. МАМИДу построили до него, и основатель сего учебного заведения был зело охоч до забав. Не ценим мы, потомки, усилия предков.
   С горем пополам найдя комнату Смея и Влаха, постучала и только потом сообразила, что если последний ещё не вернулся, то мне вряд ли откроют. Подождав пять ударов сердца, постучала ещё раз и уже решила было уходить на поиски рыжего друга, как дверь распахнулась и пред мои очи предстал помятый дракон.
   - Привет, - тихо поздоровалась я.
   - Привет, - хрипло ответил Смей и подвинулся: - Заходи, не кусаюсь.
   - Ребята сказали, что у тебя линька, - не смогла унять любопытства.
   - Да. Ужасное ощущение, - пожаловался Смей, присаживаясь вместе со мной на диван. - Как будто миллионы муравьёв залезли под кожу и устроили там гонки по пересечённой местности.
   - Нахватался от меня слов, - усмехнулась я. - И долго так продолжается?
   - Завтра будет хуже, но я буду в истинной ипостаси, а потому ощущаться всё будет иначе.
   - Что-то я не помню твоей линьки в прошлом году.
   - А её и не было. Я тебе не змея, чтобы каждый месяц кожу сбрасывать, у нас линька зависит от периода взросления. Для моего возраста это происходит раз в три года, но в отличие от старшего поколения сам процесс неприятен и жутко раздражителен.
   - Может, мой подарок сможет немного поднять тебе настроение, - сказала я, вытаскивая из сумки упакованную в праздничную бумагу коробку и протягивая её Смею: - С днём рождения!
   - Спасибо, - улыбнулся он. - Ребята утром поздравляли, но я был не в духе. Впрочем, они понимают. Думал, ты забыла.
   - Обижаешь, - хмыкнула я.
   Дракон зашуршал бумагой, распаковывая подарок. Когда у него это получилось, на мордашке появилось озадаченной выражение, позабавившее меня, но улыбку удалось сдержать.
   - Что это?
   В руках Смей вертел перстень, на матрице которого был очень искусно выгранен дракон. Но прелесть этого перстня была вовсе не в том.
   - Перстень. Исконно мужское украшение, - на полном серьёзе проинформировала я друга.
   - Это месть за браслет, да? - жалобным голосом уточнил именинник.
   - От чистого сердца, - рассмеялась я и сжалилась над Смеем: - Успокойся, это не месть. Я увидела его, когда у родителей была, на одном из бесконечных рынков Касана. Привлек меня дракон на матрице, но когда продавец рассказал ещё об одной особенности перстня, просто не устояла и решила тебе подарить. Перстень - "Хранитель счастливых воспоминаний".
   - Ты шутишь?! - воскликнул дракон, с удивления рассматривая вещицу у себя на ладони. - Их же сейчас не найти, редкость просто.
   - Повезло, - пожала я плечами. - Так что бери и пользуйся на здоровье. Перстень способен вместить до ста воспоминаний, что, конечно, не слишком много, так что поступай с умом.
   - Спасибо, Лионка, - наконец-то счастливо улыбнулся Смей и поцеловал меня в щёку. - Подожди минуту, я сейчас вернусь.
   И вскоре вернулся, одетый и причёсанный, что даже общая помятость перестала так бросаться в глаза. На мой удивлённый взгляд пояснил:
   - Идём создавать первое на сегодня моё счастливое воспоминание.
   - А как же твоё самочувствие? - попыталась остановить его я.
   - Линька никуда не денется, но окончательно испортить мой день рождения я ей не позволю. Идём, кое-что тебе покажу.
   Вот интересно, почему каждый раз после фразы "покажу тебе что-то..." Смей в обязательном порядке тащит меня в лес? Маньяк просто какой-то. Чикатило Драконович. А главное, иду ведь. Доверяю. Прогресс налицо.
   Оказалось, что кто-то (подозреваю, земляки) подвесили под одним обширным дубом самодельные качели, на которых легко могли уместиться двое. Само место было окружено густорастущим кустарником, потому случайно найти его было тяжело, чем вероятно и пользовались парочки. Сбросив сумку на землю, я с удовольствием села на качели, и Смей стал меня раскачивать.
   - Как ты о них узнал? - поинтересовалась я, подставляя лицо проглядывающим сквозь листву лучикам солнца.
   - Влах сказал, - наблюдая за мной, ответил Смей.
   - А он откуда?
   - А они с Данной тут уже были, - в голосе Смея прозвучали интересные нотки, заставившие меня открыть глаза и посмотреть на него.
   - Они теперь встречаются?
   - Ну, Дана говорит, что дружат. А Влах светится, - дракон выглядел довольным, словно лично поспособствовал этому. А, может, и правда...
   - Ужас, я совсем не слежу за событиями, происходящими в жизни моих друзей, - огорчилась я, понимая, что совсем не обращала внимания на изменившиеся отношения третьекурсников. Да что там, я на своих подруг тоже особо не смотрела, хотя вижусь с ними каждый день.
   - О, поверь мне, это не страшно, мы ведь учимся на разных потоках, к тому же все стараются получить от МАМИДы всё что только можно. Бывает, мы Алю не видим неделями, а ведь они с Даной живут в одних комнатах. Староста и лучшая студентка - это требует определённых жертв.
   - Кай тоже староста и лучший студент, быть может, в том, что он почти не общается с другими студентами, есть какой-то резон. Например, всё успевать, - пожала плечами я.
   - Быть в социальном вакууме - это не про тебя, так что не стоит сравнивать себя с Каем, - попросил Смей. - И вообще, что мы с тобой всё о других да о других. Давай о нас.
   - А что о нас? - переспросила я.
   - Мы давно не летали, - вздохнул Смей.
   - Да, но ты ведь сам сказал о желании получить как можно больше знаний.
   - Сказал. Просто ещё месяца два летать не сможем, пока новая кожа на крыльях не окрепнет, - печальный дракон выглядел сущей лапочкой, так и хотелась подёргать за щёчки.
   - Тогда давай вместе полетаем, - предложила я, пододвигаясь на сидении качели.
   Не став отказываться, Смей сел рядом со мной, одной рукой держась за верёвку, а второй поддерживая меня под спину. Я поступила аналогичным образом, вместе с парнем отталкиваясь от земли и начиная раскачиваться. Конечно, это вовсе не одно и то же, что полёт на драконе, но чувство невесомости, испытываемое мною каждый раз на спине Смея в этом случае тоже присутствовало, пусть не и такое всеобъемное. А ещё было тепло человеческого тела, лёгкое дыхание, едва шевелящее мои волосы, свист ветра в ушах, украдкой сорванные поцелуи солнечных лучиков. Было так хорошо, что не хотелось уходить, даже когда стемнело.
   - Спасибо тебе, Лионка, за этот вечер, - спрыгнув с качели, дракон развернулся ко мне, почесал шею и улыбнулся.
   - Да на здоровье, Смей, - рассмеялась я.
   В ту же секунду дракон направил на меня свой новый перстень. Полыхнула небольшая вспышка, слегка ослепив, а затем всё исчезло.
   - Моё первое счастливое воспоминание - смеющаяся ты на летающих качелях, - нежно сообщили мне.
   - Спасибо, - ответила я и спрыгнула, оказавшись прямо в объятиях покачнувшегося, но устоявшего дракона.
   - А у меня сегодня день рождения... - пропел дракон, наклоняясь ниже, и я могла с уверенностью сказать, о чём он думает.
   И таки не ошиблась.
  
   И уже позже, когда поднималась в свою комнату, вспомнила о Кае. Мы с ним по-прежнему занимались каждый вечер, вот только сегодня я не сказала, что приду поздно, и парень меня ждал. Нехорошо получилось. Взгляд соседа, читавшего очередную энциклопедию на диване в гостиной, подтвердил мои предположения, но он ничего не сказал, отвернувшись к книге.
   - Кай, извини, у Смея день рождения был, я поздравляла, - помявшись, выдавила из себя извинения, понимая, что поступила как свинья последняя.
   - Хорошо, - безэмоционально сказал тот. Немного помолчав, добавил: - Если ты больше не хочешь заниматься танцами, можешь просто сказать, я не обижусь.
   - Да нет, я хочу, просто не подумала тебя предупредить, - повинилась я.
   - Ясно, - ответил Кай, кинул на меня взгляд чуть потеплевших льдинок и вернулся к изучению своего гримуара.
   Вот и договорились.
  
  

Глава 4

  
  
   Две недели до осеннего бала пролетели незаметно, и если бы не разговоры Зами и Лады, а иногда и присоединявшихся Даны и Али, то я бы про него и не вспоминала. Девчонки только и делали, что обсуждали варианты причёски, макияжа, платьев и обуви, и неудивительно, что их успеваемость немного упала. Даже имен Намори делал несколько раз замечание про "витание в облаках". Но уж если и парни обсуждали, кто с кем идёт...
   Кстати, про идёт. Если в случае со мной, Данной и Зами никаких вопросов не возникало, то вот за Ладу мы были искренне рады, когда она всё-таки набралась смелости и пригласила Дикона. Естественно, тот согласился. А вот Аля долго не говорила, кого позвала, и только за несколько дней до самого бала мы узнали, что это незнакомый четверокурсник с их боевого факультета. Оказывается, он не раз помогал ей с поиском нужных книг в библиотеке, был милым, начитанным и добрым, и ответил согласием на её робкое предложение. Наша Лена пойдёт с одним сородичем, ровесником, учащимся в другой группе, а вот Рика пригласила Мари, и тот согласился, хотя особой радости от этого не испытывал.
   В день бала в общежитии стояла такая неразбериха, что большинство студентов мужского пола дезертировали куда подальше, лишь бы не сталкиваться с разъярёнными фуриями в лице своих сокурсниц. Ещё бы, когда девушке позарез нужны бигуди или тушь, а они, как назло, куда-то подевались или "сделали ноги" в соседнюю комнату, тут поневоле озвереешь. Никто из преподавателей, и даже висс Янонис благоразумно не показывались, и подготовка к балу шла полным ходом.
   Наверное, мы с Каем оба были немного не от мира сего, потому что, проснувшись от шума в коридоре, ещё сонными выползли посмотреть, что происходит. Обнаружив за дверью взъерошенных студентов и пригибающихся от то и дело пролетающих мимо предметов студентов, закрыли дверь и единогласно решили бежать отсюда. Переодевшись, направились на привычную утреннюю пробежку, после которой последовал урок мастера Хейдена. Мужчина, дополнительно занимающийся с нами с самого начала семестра удивился, что мы и сегодня не отлыниваем от занятия, но никаких поблажек не давал никогда. И хорошо, иначе я бы в жизни не добилась такого прогресса, как сейчас - меч, как говорит Кай, я уже прилично держу, и сражаюсь как подросток, но уже не как девчонка. Комплимент, конечно, сомнительный, но в сравнении с тем, что было, это огромный шаг вперёд.
   После тренировки мы заглянули в столовую, где не оказалось ни одной девчонки, а только парни, причём со всех факультетов, и сидели вперемешку, словно общее сумасшествие их сплотило. Наше грязное, уставшее и потное явление привело их в оживление, но как я поняла, исключительно моим присутствием. Пока мы заказывали наш привычный завтрак, никто ничего не говорил, но едва еда появилась на столе, как Влах, сидевший через столик от нашего, не выдержал и поинтересовался:
   - Лионка, а что ты здесь делаешь?
   - Ем, - буркнула, запивая творог чаем.
   - Ты что, не пойдёшь на бал? - удивлённо спросил парень с другого стола, имени которого я не знала.
   - Пойду, конечно, - пожала плечами.
   - Тогда почему ты не готовишься? - не менее удивлённо спросил один из приятелей Смея.
   - Она всё успеет, - ответил Кай, заметив, как тяжело я вздохнула.
   - Странная ты, Лиона, - сказал тот парень, который спрашивал меня про бал.
   - Ты абсолютно меня не знаешь, чтобы иметь право делать подобные выводы, - отрезала я, допила чай и, отставив посуду, посмотрела на Кая: - Закончил?
   - Да, пойдём.
   Вернувшись в свою комнату, и я, и Кай приняли душ, переоделись и расположились в гостиной с книгами, намереваясь подготовить хотя бы теоретические задания на дом. Проще говоря, прочитать нужные параграфы учебников, если уж в библиотеку сегодня не имеет смысла идти. Поскольку бал начнётся в шесть часов вечера, не имело смысла начинать сейчас что-то делать - времени вполне достаточно.
   Позанимавшись, мы обсудили всё прочитанное, немного поспорили о способах добычи слизи папперо, крайне полезной в изготовлении защитных амулетов и медицине (например, её используют в зельях от простуды или при потере памяти) и решили сходить пообедать, поскольку ужин явно нам сегодня не светит. В столовой мало что изменилось, те же лица, словно им больше некуда идти. Не обращая внимания на взгляды, мы с Каем заказали плотный обед и немного пирожков, чтобы взять с собой в комнату и перекусить потом, перед балом. Лично я не стремилась голодной ложиться спать, не слишком хотелось вспоминать это ощущение.
   Во второй половине дня всё же решила начать подготовку к балу. Когда я летом, да и после дня рождения была дома, то замечала, как быстро собирается Шайнила, уверенными штрихами нанося макияж и делая простую, но удивительно красивую причёску. Сестра предлагала научить и меня, но я тогда отказалась, сказав, что не люблю подобные штучки. Шайнила рассмеялась и призналась, что и сама была такой. А вот теперь немного жалела, что не взяла хотя бы парочку уроков, тогда бы мне не пришлось сейчас рассматривать свою физиономию в зеркале и думать, что делать.
   Когда я пересматривала платья в шкафу, пытаясь понять, какое из них мне хочется надеть сегодня (а не хотелось ни одного), постучал и после моего разрешения в комнату заглянул Кай. Прикрыв дверь шкафа, я обернулась к нему с немым вопросом в глазах, и сосед вдруг предложил:
   - А хочешь, я помогу тебе с волосами?
   - Это как? - подавилась и закашлялась я, но всё же сумела выдавить из себя.
   - Могу сделать причёску, если тебе нужна помощь, - повторил он и сложил руки на груди, ожидая ответ.
   А вот ответить я не успела, поскольку в нашу гостиную ввалились Зами и Лада, что-то бурно обсуждающие, и Кай ушёл к себе, а девчонки мгновенно захлопнули дверь в мою комнату, не дав и слова сказать, и подошли ближе с явно маньячным блеском в глазах.
   - Ну что, подруга сердечная, ты готова? - поинтересовалась Лада.
   - К труду и обороне? - пошутила я.
   - Почти - хмыкнула подруга.
   - Мы пришли помочь тебе собраться на бал, иначе, как мне думается, ты пойдёшь в спортивном костюме, - уверенно сказала Зами.
   - Нет, в костюме не пойду, - успокоила я их. Не говорить же в сто первый раз, что вообще идти не хочу? Они и так это знают. - Помогите мне макияж сделать, ладно?
   - Конечно, а причёска? - согласилась и спросила Зами.
   - За это не волнуйтесь, я справлюсь, - уклончиво пообещала я.
   - Хм, - покосилась на меня Лада, и, наткнувшись на мой непреклонный взгляд, пожала плечами и ухватилась за тампон и флакончик с тоником. Ну, вот и начало экзекуции.
   В четыре руки колдуя над моей внешностью, девчонки болтали без умолку, то и дело тормоша меня на ответы и вопросы. Иначе, честно говоря, я могла бы заснуть, потому что просьбы открыть глаза пока не поступало. Но вот какое-то время спустя наконец Зами и Лада отошли на шаг назад, окинули получившуюся картину скептическим взглядом и удовлетворённо пожали друг другу руки. Развернув меня к зеркалу, девчонки воскликнули:
   - Ну как?
   - Ух ты!
   Нет, правда, я никогда не замечала, какие у меня могут быть большие и выразительные глаза, тонкие скулы и совсем не большой нос. Тонкая линия подводки, длиннющие пушистые ресницы - казалось бы, такая мелочь, а как смотрится. Дымчатые тени - и мои карие глаза словно манят окунуться в их глубину, а чуть розоватые губки лукаво усмехаются, словно знают какую-то шутку.
   - Спасибо, девочки, я ваша должница, - улыбнулась, уже зная, какое платье надену.
   - Брось, это пустяк, - отмахнулась Зами. - Лучше скажи, тебе точно больше наша помощь не нужна?
   - Точно, дальше я сама.
   Когда Лада и Зами ушли, я снова посмотрела на своё отражение. Да, мне нравилось то, что я видела, и всё равно было ощущение, что это какая-то незнакомка, постороннее лицо с моими телом и душой. Маска, приклеенная ко мне для сокрытия внутреннего, сокровенного "я". Впрочем, маски - это иногда хорошо.
   Развернувшись, подошла к своей двери и на миг запнулась. А хочу ли я принять помощь Кая? Да, хочу, потому что сама не справлюсь. Но окончательно принять решение мне помогло то, что Кай первым предложил свою помощь, и ему точно это было сделать тяжело - уж больше чем немного узнать своего соседа за почти полтора года я смогла. Поэтому я смело пересекла гостиную и постучалась в комнату Кая.
   - Да? - он по-прежнему был одет в то же, что и до прихода девчонок, да и на голове был немного беспорядок. А ещё ничем не показал, что заметил мой макияж.
   - Твоё предложение насчёт причёски в силе?
   - Разумеется, - губы парня едва-едва растянулись в улыбке, и кто-то другой мог вообще этого не заметить. Кто-то, но не я.
   - Наверное, в моей комнате это будет удобнее, - заметила и повернулась, пригласив Кая за собой.
   Несмотря на то, что мы жили в одних, так сказать, апартаментах, в личных комнатах друг друга не были. Так вышло, да и первоначальное недоверие друг к другу сыграло в этом не последнюю роль. Вот так и получилось, что Кай впервые заходит в мою комнату как приглашённый гость, а не незваный враг.
   - Где мне лучше сесть? - уточнила, посмотрев на парня.
   - У тебя есть заколки и гребень? - сперва уточнил он.
   - Конечно, - принеся всё требуемое, я сложила всё на кровать.
   - Вот и сама рядом садись, - усмехнулся Кай. - На кровать. Спиной ко мне.
   Я послушалась. Кай аккуратно расплетал мою косу, пропуская пряди сквозь пальцы, а когда закончил, стал тщательно расчёсывать гриву, стараясь не пропустить ни самой тоненькой волосинки. Его движения были такими уверенными, и в той же степени бережными, что я расслабилась. В какой-то момент едва не замурлыкала - настолько это было приятно. И только поймав себя на подобной мысли, моментально отвесила себе пинок и решила, что надо чем-то отвлечься, пока не натворила дел.
   - Кай, скажи, а ты точно умеешь причёски делать?
   - Конечно, умею, - усмехнулся парень. Я по его голосу услышала, что именно усмехнулся.
   - На девушках своих тренировался? - беззлобно пошутила я и мгновенно почувствовала, как парень напрягся и закрылся, хотя его движения остались без изменения. - Извини, я не хотела обидеть, неудачно пошутила.
   - Я так и понял, - ответил Кай, продолжая тщательно расчёсывать мои волосы. Помолчав, он немного неуверенно признался: - На сестре.
   - Что? - переспросила я.
   - На сестре тренировался, - неохотно повторил он, и я поняла, что эту тему лучше не затрагивать. Поэтому постаралась как можно беспечнее сказать:
   - Ну тогда я тебе полностью доверяю.
   И тут же снова почувствовала, как Кай сбросил щиты с эмоций, и расслабилась.
   Полчаса спустя (а может и больше, я, кажется, успела задремать) парень воткнул последнюю шпильку и довольно фыркнул. Я тут же подскочила к зеркалу, надеясь, что всё не так уж и плохо. Как оказалось, лучше, чем я могла себе представить. Кай большую массу волос закрутил на затылке в ракушку, красиво раскрыв "раковину", а в серединку воткнул заколку-жемчужину. Расчесал мою вечно растрёпанную чёлку, а вокруг лица оставил две длинные пряди волос, уложив их волнами и заколов невидимками. Получилось хотя и относительно просто, но мило, и удивительно мне шло.
   - Спасибо, Кай, мне нравится, - улыбнулась я, развернувшись к парню.
   - Пожалуйста, - слегка наклонил голову он и вышел из моей комнаты. Да и правда, пора уже одеваться.
   Снова подойдя к шкафу, я достала из него платье, которое вполне соответствовало и настроению, и макияжу. Серый переливающийся шёлк, в свете ламп бального зала будет казаться то дымчатым, то серебристым. Облегающий лиф, расшитый бисером, рукава до локтей, и не слишком пышная юбка, в складках которой проглядывают бледно-розовые вставки. Полузакрытые босоножки на каблучке и белые перчатки дополняют мой светлый лик, готовый на подвиги. В моём случае ими были танцы.
   Услышав стук в дверь общей гостиной, бросила последний взгляд на своё отражение и поспешила выйти. Кай то ли уже ушёл, то ли ещё одевался, но не выходил. А за дверью меня ждал Смей, прекрасный в светлом костюме-тройке, с начищенными ботинками и расчёсанными волосами. После линьки парень ещё какое-то время ходил раздражённым, но теперь успокоился, вернув того Смея, которого мы все знали и любили. Зато многие наши преподаватели были счастливы, заполучив на опыты драконью шкурку, один грамм которой на любом рынке стоил немало. Поэтому любой дракон в академии имел особый статус, пусть и не пользовался этим.
   - Лионка, ты чудесно выглядишь, - улыбнулся Смей. - Такая красавица, мне все парни завидовать будут.
   - Да ну тебя, шут, - фыркнула я, в ответ оглядывая его пристальным взглядом. Красивый. Что и сказала.
   - Идём? - мне предложили руку, и повели в зал, где и состоится бал.
   Бальный зал, который после отмены традиции не использовался пару столетий, заново открыли и привели в порядок. А затем украсили, как и полагается к Белому балу. Теперь под стенами стояли диванчики для тех, кто захочет передохнуть т танцев и пообщаться, у дальней стены стоял стол с напитками для утоления жажды, а весь центр представлял собой танцевальную площадку размером с половину футбольного поля. А может, и больше.
   Когда мы со Смеем вошли в зал, внутри находилось немало студентов, кое-кто уже танцевал, многие просто сидели на диванах, а группка парней оккупировала стол с напитками, пробуя их на крепость. Наивные, учитывая количество преподавателей в зале пить компот было наибольшей вероятностью.
   Заметив друзей, дракон потащил нас вперёд, к занятому ими дивану. Я заметила отца, который одобрительно мне подмигнул и продолжил наблюдение. А затем посмотрела на ребят, таких непривычно красивых. Если девчонки и в студенческие будни могли накраситься и нарядиться, то вечно растрёпанные парни сейчас смотрелись, по меньшей мере, принцами крови. И улыбки не сходили с довольных лиц.
   Народу всё прибывало и прибывало, и вскоре в центре зала вспыхнули зелёные искры, и незнакомый голос громко поприветствовал собравшихся, поздравив нас с возобновлением традиции Белого бала. Ещё минут пятнадцать тот де голос вдохновлено вещал, рассказывая о зарождении этой традиции, о самых памятных Балах и прочих ну очень интересных подробностях. Слушали его только студенты в первых рядах (которых деваться было некуда), остальные терпеливо ждали начала танцев.
   Наконец, после фразы: "Господа студенты, объявляю Белый бал открытым" нудный голос стих, и словно отовсюду полилась музыка первого танца. Смей моментально подхватил меня под руку и потащил в круг. Я и пискнуть не успела, а уже надо было повторять движения партнёра, стараясь не сбиться с ритма. И ругаться оказалось поздно.
   Этот неугомонный дракон практически не давал мне отдыха. Лишь два часа после начала бала я уговорила его выпить по стаканчику какого-нибудь прохладительно напитка, и пока Смей ходил за ним, смогла немного отдышаться. И на попытки продлить передышку получала вежливый, но твёрдый отказ, меня моментально подхватывали и заносили в новый круг с наказом продолжать веселье.
   Мне казалось, что все студенты вокруг словно с ума посходили, настолько дурным было это веселье. Если бы сама не пила, решила бы, что что-то в компот добавлено, но увы. А может, это так сказывается усталость, накопившаяся за два учебных месяца, и таким способом студенты решили её сбросить. И, тем не менее, ещё через час меня можно было аккуратно положить на диван и не кантовать, ибо сил моих больше не было. Поэтому, настойчиво отбившись от уговоров Смея, нашла свободный диван и откинулась на спинку, свободно вздохнув.
   Несколько минут спустя неподалёку я услышала смешки и повернула голову, заметив девчачью компанию на соседнем диванчике. А ещё Кая, сидевшего в центре этого цветника. Девушки щебетали, то и дело интересуясь мнением парня или просто стараясь обратить на себя его внимание, а вот рассмотрев выражение лица Кая, я едва не прыснула. Мда, наверное, именно так выглядел маньяк за миг до совершения убийства. Ой, а я ведь так и не спросила соседа, с кем он пойдёт на бал. Но что-то мне подсказывает, что парень предпочёл славу неудачника в амурных делах.
   Кстати, чистая правда. Такая слава на целый год преследовала тех парней, которых ни одна девчонка не позвала на Белый бал. Но если для младших курсов подобной проблемы остро не стояло как в силу возраста, так и в силу примерно равного количества мальчишек и девчонок, то на старших курсах это было едва не трагедией. Поскольку после пятого курса родители части девочек договаривались о браках дочерей, то треть женского студенческого общества просто отсеивалась, не переходя на специализацию. И получалось как в той песне, про девять девчонок и одного парня, да с точность до наоборот.
  
   Студенты продолжал веселиться, и да несколько преподавателей тоже решили отдохнуть и потанцевать. В зале стоял довольно тяжёлый воздух, пронизанный нотками духов, создававших неповторимую какофонию запахов. И не хватало балкона, куда можно было бы выйти и подышать. Но, быть может, это я не привыкла к подобным мероприятиям, а ещё устала и хотела спать. Но раньше десяти часов уходить было нельзя, так что полчаса вполне можно было потерпеть.
   Закончился очередной танец - и в воцарившейся на миг тишине раздался голос магистра Ортолона, левитацией чуть приподнявшегося над полом, дабы возвышаться над головами студентов и быть увиденным:
   - Дорогие наши студенты, мы, преподаватели, надеемся, что вам пришлась по вкусу идея возвращения традиции Белого бала. - И переждав гул одобрительных голосов, продолжил: - Сейчас я хочу напомнить вам об ещё одной традиции. А именно о том, что поскольку на Белый бал принято девушкам приглашать парней, то и для молодых людей есть возможность пригласить на танец того, кого они хотят. И помним главное условие - первоначальная пара может быть разбита, если хотя бы один из партнёров не против танцевать ещё с кем-то. Итак, дерзайте, студенты, дерзайте.
   Что тут началось... Почти как в незабвенном: "Смешались в кучу кони, люди...". Разве что залпов орудий не хватало. Я так увлеклась, что даже не заметила, как ко мне подошли, и только после покашливания повернула голову.
   - Кай? - удивилась и непроизвольно повернула голову к дивану, на котором до этого сидел сосед. Возмущённые взгляды покинутых девчонок уверили, что мне не показалось. - Ты чего?
   - Приглашаю тебя на танец, - с безупречным поклоном парень протянул мне руку, которую я взяла и была мягко поднята с диванчика. Отдёргивать уже было глупо, хотя согласия я вроде как и не давала.
   Окинув быстрым взглядом соседа, поразилась, как одежда может преобразить вроде бы привычного парня. На Кае был камзол цвета полночного неба, на два тона светлее рубашка, чёрные брюки и лакированные туфли. Шейный платок подобран точно под цвет глаз, а волосы зачёсаны назад. И это единственное, что мне не понравилось.
   - Но ты ведь ни разу не танцевал. Даже не понимаю, зачем пришёл, - в голосе всё ещё проскакивали нотки удивления, и Кай не мог этого не слышать, подводя меня к центру зала.
   - Лиона, ты будешь танцевать с ним, а не со мной? -не дал мне и рта раскрыть подошедший Смей, не слишком доброжелательно смотря на моего партнёра.
   - Кай меня пригласил, - пожала плечами. - Не вижу повода отказываться.
   - Но... - попытался было что-то сказать дракон, но был оттёрт остальными парами.
   - Ревнует, - невозмутимо сказал сосед.
   - Не понимаю, почему, - совершенно искренне возмутилась.
   Раздались первые аккорды танца - и я с ужасом поняла, что это вальс.
   - Не переживай, расслабься, это не страшнее диктанта по чистописанию, - вдруг пошутил Кай. - Просто доверься мне, как на тренировках.
   Первый шаг, второй, третий - и вскоре Кай оказался прав. Имея в партнёрах его, я могла абсолютно не переживать - меня и поведут, и удержат, и виду не подадут, даже есть наступлю на ногу. Да и поговорить во время вальса было можно, в отличие от какой-нибудь кадрили. Сосед признался, что пошёл на бал, чтобы посмотреть, как будут вести себя студенты в непривычной обстановке. То, что на него обратят внимание девчонки и проходу не дадут, было, как он выразился, побочным эффектом неудачной идеи. Я рассмеялась, а вскоре и танец завершился.
   - Спасибо, мне понравилось.
   - Мне тоже, - слегка, как он делал всегда, улыбнулся парень.
   - Но не знаю, как ты, а я, пожалуй, покину сие общество и завалюсь спать, - хмыкнул я.
   - Хорошая идея, - одобрил сосед. - Леди, разрешите составить компанию?
   - Разве что проводить в комнату, - усмехнулась.
   - Договорились.
   И мы покинули начавший стихать Белый бал, не заметив нескольких пристальных взглядов.
  
   Со следующей недели преподаватели словно разом с ума посходили. Объявили зачеты по всем предметам и нещадно гоняли и в хвост, и в гриву. А ещё со мной не разговаривал Смей, но, если честно, было абсолютно не до его надуманной обиды. А была библиотека и книги-книги-книги. И Кай, который поступал также.
   Если уж мы стонали, то на старшекурсников и вообще страшно смотреть. А подходить ещё страшнее, ибо могли и кинуться. Не знаю, для чего в середине семестра понадобилось так напрягать и так не особо отлынивающих студентов. Причина оставалась для всех загадкой, а следствием были: оплавленный потолок в одной из аудиторий для лёгкой практической магии, между прочим, с защитой уровня магистров; наполовину заполненный госпиталь с ожогами средней и тяжёлой стадии; три дуэли с последующим карцеров и несколько обычных драк, в том числе и женских. В общем, нервничающие студенты были неконтролируемым стихийным бедствием.
   И всё же преподаватели сумели с таком бедламе добиться от нас сдачи промежуточных зачётов. В своих знаниях я была уверена, как и в том, что не зря прочитывала литературу на несколько курсов вперёд. Вообще-то мы с Каем могли спокойно сдать экзамены и зачёты экстерном и перейти на курс старше, и даже обсуждали с папой такой вариант, но решили всё же так не поступать, а получать знания вместе со всеми. Пусть медленнее, но куда нам спешить.
   Через несколько дней вывесили списки лучших студентов всех курсов. И знакомых было немного, только Насарет Арасиль из параллельной группы, Смей, Аля, Хорхе Мартин Клементе, потомственный дворянин-боевик, мои знакомцы по практике Ануш, Освальдс и Терцезиус, хороший друг Ануша, стихийник Роберто Котс и старшекурсник с общей магии Алекс Маруни, которого я знала по клубу землян. Вообще список был немаленьким, хотя если исходить из общей численности студентов хорошистов у нас явно больше. В самом низу списка было указание собраться всем отличникам в конце дня в такой-то аудитории, и, пожав плечами, я решила пойти подремать, так как за последнюю неделю выспаться не получалось в принципе.
   В назначенный час мы с Каем вошли в аудиторию, уже полностью заполненную студентами. Аля и Смей сидели во втором ряду, и между ним и выходом как раз оставалось два свободных места. Туда я и направилась, сев рядом с парнем, а Кай расположился справа от меня. Дракон покосился на соседа, но ничего не сказал, так как в этот момент в аудиторию вошли ректор Аледин и деканы всех факультетов.
   - Приветствую вас, студенты, - загремел с кафедры голос ректора. - Думаю, вы все гадаете, зачем мы вас здесь собрали, таких разных. Да, вы все разные, но между вами всеми есть и кое-что общее. Вы все - лучшие студенты своих курсов, те, кто желают взять от нашей академии всё самое лучшее, не жалея на это сил. И вот такие внезапные проверки и показывают истинный уровень ваших знаний. Молодцы, ребята!
   - Герион, не паясничай, - строго одёрнул магистр Летау одного из своих старшекурсников, раскланявшегося после слов ректора.
   - Что ж, мы не просто так устроили такую проверку, - продолжил ректор Аледин, усмехнувшись проделке студента. - Дело в том, что в одном из миров нашей галактики мирные доселе расы находятся на грани войны. Мы обязаны вмешаться в конфликт и постараться уладить всё дипломатическим путём.
   - В каком мире, ректор? - раздался встревоженный женский голос с задних рядов.
   - В мире Гарниц, - печально отозвался тот.
   В моём мозгу моментально всплыли строчки из книги по расам нашей галактики. Мир Гарниц населяли эльфы, наги, орки, дайноры, действительно каким-то образом абсолютно не ссорящиеся друг с другом. Что же могло стать причиной?
   - Что же стало причиной конфликта? - словно прочитал мои мысли Кай, озвучивший это вслух.
   - Именно это вам всем и предстоит узнать. Вас разделят на четыре группы по числу рас, населяющих этот мир. Деканы факультетов, кроме магистра Сеи ("теоретик, решил отсидеться, странно, что свих студентов не отозвал" - промелькнула у меня мысль) направляются с вами. Отбытие завтра на рассвете. Идите собирайтесь.
   - Ректор, ладно мы, но детей зачем берёте? - возмутилась девушка с предпоследнего курса (как известно, последний курс в академии почти не появляется, только на экзамены), явно намекая на всех младше пятого. Я её не знала.
   - Меилин, им тоже надо учиться, и лучше наглядно и под присмотром, - отрезал магистр Соро, декан стихийников.
   Видно было, что старшекурсники не слишком довольны этим, но приказ ректора не обсуждается и все разошлись по своим комнатам. И только вернувшись к себе я поняла, что так и не поговорила со Смеем. А впрочем, ещё будет время, нам явно в этой миссии отводится роль наблюдателя. Успеем помириться.
   Распахнув шкаф, уставилась в его недра, мысленно перебирая имеющуюся одежду и думая, что надо взять с собой. А затем вдруг вспомнила про первую практику и решила, что будет не лишним сходить к виссу Дналору. Ведь не может быть, что такой случай первый в истории академии, а потому нам явно не всё сказали. Или, быть может, уже посчитали достаточно взрослыми, чтобы думать самим. Но в любом случае от меня не убудет, прогуляюсь.
   На выходе из своей комнаты нос к носу столкнулась с Каем и после разговора убедилась, что мысли наши совпадают. И когда подошли к вотчине кладовщика, поняли, что были правы, поскольку там уже находились старшекурсники из тех, кто вместе с нами был в аудитории. И ещё несколько студентом пришли следом, но именно наше присутствие удивило.
   - Лиона, что вы здесь делаете? - спросил Алекс.
   - Подумали, что наверняка студентов не первый раз отправляют с заданием в другие миры, а значит, должны выдать что-нибудь нужное, вот и пришли уточнить, - правдиво сказала я.
   - Ребята, а вы молодцы, - неожиданно похвалил нас другой старшекурсник, боевик, имени которого я не знала. - Второй курс, если не ошибаюсь?
   - Не ошибаешься, - ответил Кай и представился. Я последовала его примеру.
   - Феронд Лорбримейл, восьмой курс. У вас ведь всего одна практика была, да? А размышляете вы так, как будто бывалые студенты. Хорошая смена растёт.
   - Девчонке мог отец сказать, - фыркнул ещё один старшекурсник, судя по ослепительной внешности и браслету на руке, кадинас. Вспыльчивые, но не злые, а этот, судя по всему, не любит блатных, как он думает, типа меня. Зря, красавчик.
   - Сам пойдёшь у декана поинтересуешься али как? - с абсолютно невозмутимым лицом предложил парню Кай, но тот снова фыркнул и отвернулся.
   - Не обращайте внимания на Глорлинана, он злой когда голодный, а мы поужинать не успели, - обратилась к нам прелестная девушка, привычным жестом перекидывая за спину свои длинные белые волосы. - Я Галавенинг, сестра-близнец Лина. Рада поработать с одарённой молодёжью. Вы правильно сделали, что пришли. Висс Дналор выдаст нам форму, по которой нас узнают в любом уголке Содружества миров, а также стандартный набор практиканта, который вы брали на первой практике. Если у вас есть какие-то вопросы, то задавайте, я отвечу.
   - А кто-то из вас был в мире Гарниц? - спросил Кай, пока я думала.
   - Я был на практике два года назад, - ответил Алекс. - Хороший мир, странно даже, что там сейчас неспокойно.
   - Странно, что Дирондан не пришёл, вот бы кого расспросить, - заметил Феронд.
   - Дирондан? - переспросила я.
   - Эльф, мой сокурсник и тоже из лучших. Он родом из мира Гарниц, - пояснил Феронд.
   - Он сноб? - напрямую спросила, вспомнив отношение эльфов к другим расам. На курсе знакомых среди ушастых у меня не было.
   - Дирон... своеобразен, - помявшись, выдал Феронд.
   Продолжить дискуссию нам помешала подошедшая очередь к кладовщику. Висс Дналор выдал нам свёртки с формой и привычные по прошлой практике рюкзаки. А ещё напомнил обратиться к мастеру Хейдену за оружием. Поблагодарив кладовщика, мы с Каем направились к оружейнику. Там Кай подобрал себе меч по руке, а я, подумав, остановила свой выбор на слегка удлинённом кинжале с костяной рукоятью.
   - Лиона, а лук? - спросил мастер Хейден, наблюдая, как я взвешиваю кинжал в руке. - Не думай, что ваша миссия - это увеселительная прогулка и привычное оружие брать не стоит.
   - Я и не думаю, - обижено отозвалась я. - Просто лук у меня и свой есть.
   Подождав, пока Кай закончил с выбором даги, мы попрощались с мастером и вернулись к сборам. Упаковав в рюкзак сменную одежду, бельё и кое-какие мелочи, я развернула свёрток с формой. Рассмотрев, подумала, что в отличие от повседневной, эту форму явно шьют для каждого студента. Брюки, футболка, рубашка с длинный рукавом и мастерка. Ткань приятная к телу, натуральная, привычный мне синий цвет. На рукавах рубашки и мастерки на плече нарисованы три полосы красного, синего и тёмно-фиолетового цветов. Спасибо, что серебристый не добавили в эту визитную карточку меня как мага, если я правильно поняла. В целом форма была удобная, движений не стесняла, а наличие карманов было дополнительным плюсом.
  
   Утром после завтрака нам был объявлен общий сбор в холле академии. Ректор и четыре декана стояли на лестнице в ожидании, пока подтянутся опаздывающие студенты. Когда все собрались, ректор окинул нас пристальным взглядом и сказал:
   - Господа студенты, у вас была ночь, чтобы обдумать, куда и зачем вы направляетесь. Если у кого-то появились или появятся дельные мысли по поводу происходящего в мире, высказывайте их своим старшим (деканам, перевела я для себя). Старшекурсникам советую полнее оценивать обстановку, младшим курсам - поменьше открывать рот и побольше слушать. Вопросы есть?
   - Никак нет! - шутливо высказалась я, чем удостоилась улыбки ректора и взгляда отца.
   - Хорошо. Тогда мы должны разделить вас на четыре группы, которые и направятся к четырём расам, проживающим в мире Гарниц. Группы будут не равномерными, так как к оркам не имеет смысла направлять многих. С деканом Летау, который и возглавит группу, направившуюся к оркам, поедут...
   Далее последовал список из десяти студентов, преимущественно боевиков. Исключение составил Алекс от наших и Элрин Тартелирн от стихийников. Девчонок не взяли, да и парни были не младше девятого курса. Когда все имена были названы, группа похватала свои вещи и вслед за деканом Летау стала подниматься в портальную комнату.
   - К дайнорам пойдёт группа студентов под руководством магистра Сагира, - продолжил ректор. - В группе будут: Лиона Сагир, Кай Синор, Феронд Лорбримейл...
   Я слушала, как называли всё новые имена (кстати говоря, Смей тоже оказался в нашей группе, как и те брат и сестра, с которыми мы разговаривали у кладовщика), и когда список закончился, стали подниматься по лестнице вслед за отцом. В отличие от первой группы в нашей было тридцать пять студентов, с большей частью которых я была не знакома. Но, думаю, время на это ещё будет.
   В портальной комнате мы быстренько построились и, согласно указаниям отца, по одному входили в портал. Несколько минут головокружения и мельтешения цветных искр перед глазами - и вот уже на другой стороне ты выходишь из арки похожего портала, становясь в группку к своим. И незаметно стараешься рассмотреть встречающих представителей народа дайноров, пусть даже в академии они тоже есть.
   Из арки последним вышел отец, поприветствовал от имени МАМИДы дайноров, те в свою очередь выразили радость по поводу нашего прибытия. Пять минут разговора в подобном тоне - и я с ясностью осознала, что дипломатом быть не хочу, слишком уж нудно это. Зато Кай, на которого я покосилась, явно с интересом вслушивался в беседу. И как он только может делать такую морду кирпичом, что и не поймёшь, о чём думает? Ладно, скоро там уже наговорятся?
   Оказалось, что уже. Потому как старший из дайноров, представившийся нам как агат (вежливое обращение к старшему, как мы позже узнали) Кебринад Манвэру, пригласил нас следовать за ним в город, где нас разместят и расскажут всё, что произошло за последнее время в их мире. Скептически хмыкнув на слово "всё" я потопала следом за группой.
  
  

Глава 5

  
  
   Ректор самой лучшей в Содружестве миров магической академии Лайлианерил Аледин сидел за рабочим столом в своём кабинете и хмурился, о чём-то серьёзно размышляя. Столь нехарактерное для пятисотлетнего ронка поведение объяснялось тем, что сегодня он получил неоднозначное послание и теперь решал, как на него отвечать.
   В одном из миров, находящихся под юрисдикцией МАМИДы, Норлаке, пропал наследник королевской династии. Описание внешности парня, возраст, уровня магических умений и даже образец крови прилагались к посланию. Да и отправил всё это не просто бывший ученик академии, которого, кстати говоря, ректор помнил как не особо выдающуюся посредственность, а королевский маг, что априори не давало возможности проигнорировать запрос.
   Лайлианерила беспокоило и ещё кое-что. В этом мире лет восемьдесят как перестали рождаться сильные маги, да и за редким исключением мир Норлак был одним из тех миров, дети которого почти не учились в МАМИДе. Ректор не раз посылал команды магов проверить данную аномалию, но все маги возвращались с пустыми руками. Ими же и разводя в бессилии.
   На сегодняшний день в академии из мира Норлак обучались лишь пятнадцать магов. Пятнадцать! И только двое подходили под описание принца. Эльримир Эльхалас, студент второго курса факультета боевой магии и Кай Синор, студент второго курса факультета общей магии. И, положа руку на сердце, ректор догадывался, кто из них наследник.
   Посидев ещё минут пятнадцать, Лайлианерил принял решение. Нет в его академии студента по имени Кайренис Элеонис Алексинор, наследный принц королевского дома мира Норлак. И поднявшись, отнёс послание секретарю с пометкой: отослать с отрицательным ответом. Не срочно.
  

***

  
  Нас вели сквозь самую чащу смешанного леса, настолько густого, что, казалось, кроны деревьев намертво переплелись, создавая эдакую крышу. Узкая, едва заметная, петляющая аки заяц тропинка позволяла растянуться всей нашей немалой компании в цепочку по одному, но окружающая первозданная красота отвлекала от таких неудобств. А посмотреть и правда было на что.
  Мне, выросшей в каменных джунглях, почти в новинку было так детально рассматривать все изгибы паутинки, прикорнувшей между ветвей густой ели. Или осторожно перешагнуть через рогатого жука, чтобы в следующую секунду услышать приглушённый визг какой-то девчонки и усмехнуться.
  Рассмотреть ярко-красное оперение внезапно пролетевшего рядом с нами дятла и едва не упасть, споткнувшись о какой-то корень. Засмотреться на красивый фиолетовый цветок и получить по рукам от Кая, когда хотела его сорвать. И прослушать пятиминутную лекцию на тему того, что не стоит брать в руки неопознанные растения.
  Кинуть взгляд на Смея, равнодушного к окружающей красоте природы и по-прежнему игнорирующего меня, а затем перевести взор на агата Манвэру. И в очередной раз подивиться, насколько широка фантазия природы и бесконечны её чудеса.
  Интересно, но в антропоморфном облике дайноры, с одной стороны, ничем не напоминали своих предков, а с другой, наследие всё же проявляло себя. Их волосы представляли собой все оттенки коричневого, включая и цвет ближе к медному, а цвет глаз варьировался от всех оттенков зелёного, желтого и коричневого, до почти чёрного. Уши чуть острее человеческих, идеальный слух, но небольшой дар эмпатии лично у меня вообще не ввязался с кошачьей натурой. А ещё было любопытно увидеть вторую ипостась дайноров, так как до этого мне не приходилось их видеть.
  Наконец мы остановились на поляне совета, где, кроме наших сопровождающих, ожидали ещё восемь представителей расы дайноров, в том числе и две женщины. После обмена любезностями с двух сторон, нам сообщили, что это главы родов, которые и составляли клан Хэшшаррх. Как ни старалась, я не запомнила их имена, но и не переживала по этому поводу. Вряд ли такие студенты, как я и другие, будем часто сталкиваться с главами родов, эта привилегия скорее отца, ну и, быть может, некоторых старшекурсников.
  Завершив очередной обмен приветствиями, нам было предложено отдохнуть и немного познакомиться с семьями, в которых мы будем жить, и через час дайноры устраивают пир по случаю нашего приезда. 'Пир во время чумы' - неожиданно проскользнуло воспоминание в моей голове, но я отмахнулась от тревожного чувства неправильности происходящего. И, повинуясь кивку отца, вместе с Каем, Смеем и ещё одной девушкой, кажется, на два курса старше, пошли вслед за одной из женщин - главою рода.
  Поскольку видимой дороги перед нами не было, складывалось впечатление, словно кусты и деревья расступаются послушно воле дайнорки. Странно, я всегда думала, что только эльфы обладают подобной властью над природой. Шли мы недолго, минут пятнадцать, когда я всё же решила задать интересующий меня вопрос:
   - Извините, но я думала, что только эльфы могут приказывать природе, неужели драфины тоже обладают этим талантом?
   - Почему ты решила, что я им обладаю? - мелодичным голосом обратилась она ко мне, едва повернув голову и кивком приглашая пойти рядом.
   - Потому, что это очевидно! - воскликнула я, тем не мене, не давая себя перебить и продолжая: - Лично я не вижу тут никакой более-менее привычной дороги, но стоит только вам подойти к кустам, как они словно расступаются, и мы можем пройти вглубь леса.
  Её золотые, удлинённые к вискам глаза замерцали, а вертикальный, такой удивительный зрачок немного расширился и снова сузился, словно обладательница этих глаза о чём-то напряжённо размышляла. Губы женщины тронула едва заметная улыбка, и она, наконец, взглянула на меня, прежде чем ответить:
   - Нет, ты ошибаешься, я не повелеваю силами природы. Но, - предупредила мои возражения, - раскрою небольшой секрет: мы, дайноры, с самого детства, учимся договариваться с окружающей нас природой, ничуть не менее разумной, чем остальные расы. Это только вы, люди, мните себя вершиной эволюции, желая, чтобы всё остальное подчинялось вам.
   - Извините за моё любопытство, но можно ли мне попросить о нескольких уроках того, как можно найти общий язык с силами природы, не прибегая к заклинаниям? Никогда ведь не знаешь, что может пригодиться в жизни, - пожала плечами я, внимательно рассматривая собеседницу.
   - Я подумаю над твоей просьбой, - кивнула мне дайнорка. - А пока, молодые люди, мы уже пришли.
  Густой лес словно расступился, и перед нашими глазами предстал первый дом из тех, в которых жили дайноры, и в которых предстояло жить и нам. Итак, это бы весьма просторный двухэтажный дом (хоть не деревянная лачуга, о чём можно было подумать в связи со всей этой любовью к природе, подумалось мне), спереди по фасаду весь увитый то ли плющом, то ли виноградом, то ли ещё как-то ползучей изумрудной травой. Но вообще это смотрелось здорово, хотя и достаточно необычно. А ещё, как мне показалось, крыша дома была не квадратной, а полукруглой, да ещё и полностью стеклянной.
  Никаких лишних насаждений вокруг дома не было, только то, чем распорядилась матушка-природа, а вот чуть дальше мне удалось рассмотреть нечто вроде импровизированной качели. То есть между двумя близко растущими деревьями была закреплена ветвь лианы, и можно было предположить, что в этом доме жили маленькие дети.
  Женщина (Эарина Турантэ, именно таким было её имя, прошептал мне на ухо Кай, чему я искренне была благодарна) повела нас дальше. Каждый дом находился на прилично расстоянии друг от друга, и я поняла, что драфины весьма ценят личное пространство. Или, быть может, они не менее свободолюбивы, чем их предки.
  Мы прошли ещё минут десять, когда ага Эарина остановилась перед одним из домов и, повернувшись ко мне, сказала:
   - Пойдём со мной, девочка, тут ты будешь жить на время вашего пребывания в этом мире.
  Постучав в дверь, мы стали терпеливо ждать появления хозяев. Наконец нам открыли и, едва увидев, кто стоит на пороге, тут же предложили войти. Мужчина, открывший нам дверь, был высок и обладал природной спортивной фигурой. Длинные, на удивление чёрные волосы и такие же ониксовые глаза пристально рассматривали меня. Женщина, вышедшая явно из кухни, так как на ней был слегка испачканный в муке передник, была обладательницей медных волос и зелёных глаз с непонятной мне надеждой уставилась на главу клана, бросив на меня лишь мимолётный любопытный взгляд.
   - Что привело вас в наш дом, агата Турантэ? Неужели есть новости?
   - Нет, Аламия, к сожалению, пока нет. Я хотела бы представить вам студентку МАМИДы, прибывшую сегодня к нам вместе со своими сокурсниками и деканом для оказания помощи в нашей трагедии. И я посчитала, что вы, Аланер и Аламия, не откажете ей в гостеприимстве на всё время её нахождения в нашем мире.
   - Конечно, деточка, проходи, располагайся. Устала, стало быть, с дороги, - тут же отвлеклась на меня хозяйка дома.
   - Нет, что вы, агата Амалия, мне было в радость пройтись по столь великолепному лесу, - заверила я женщину.
   - Можешь обращаться ко мне просто Аламия, - тут же предложили мне, и я резко осознала, что не представилась.
   - Меня зовут Юлиана Леонова-Сагир, но вы можете обращаться ко мне просто Лиона.
   - Значит, Ортолон Сагир - твой отец? - с тщательно замаскированным любопытством спросила меня агата Эарина.
   - Да.
   - Что ж, мне пора вернуться к остальным гостям. Лиона, вскоре на поляне советов будет пир, Аламия и Аланер проводят тебя. И ещё, если кому-нибудь из вас нужна будет в чём-либо помощь, никто из дайноров моего клана вам не откажет.
   - Спасибо, агата Турантэ.
   - Моя жена уже дала тебе право называть её просто по имени, и я не вижу смысла поступить иначе. Можешь называть меня Алан. Пойдём, я покажу тебе комнату, в которой ты будешь жить, а затем пойдём на пир.
   - Если вы не хотите, мы можем не ходить. Я не очень люблю подобные мероприятия, - пристально взгляну в лицо мужчине, предложила я.
   - Ты не можешь не пойти, это могут принять или за слабость, что не так страшно, или за пренебрежение, а вот это уже опасно не только для тебя, но и для твоего отца, - спокойно пояснил Алан, поднимаясь вверх по лестнице.
   -Простите, я не подумала, - смутилась я.
   - Ничего, Лиона, для молодой кошечки это простительно. Извини, девушки.
   - Всё нормально, - улыбнулась я на его оговорку.
  На втором этаже оказался коридор с тремя дверями. Я предположила, что центральная дверь была ванной комнатой, тогда как две другие спальнями. Свернув налево, Алан открыл передо мной дверь комнаты, и я вошла. Спальня как спальня, явно в ней никто не жил, так как не ощущалось, так сказать, духа хозяина. Скинув с плеч рюкзак, оставила его возле двери, а сама встала в центре комнаты и запрокинула голову. Как и я думала, потолок был полностью стеклянным, и у меня просто не хватало слов, чтобы описать впечатления от открывавшегося вида. А ещё перехватывало горло при мысли, как здорово тут будет ночью.
   - Нравится? - поинтересовался Алан, и я энергично кивнула. - Тогда, если хочешь, можешь принять душ. Через двадцать минут нам пора выходить.
   - Алан, а можно вопрос? - прежде, чем мужчина успел закрыть дверь, уточнила я.
   - Да? - вопросительно уставились на меня два оникса.
   - Куда ведёт дверь справа от лестницы? - мало ли, может, мне нельзя куда-то заходить, и лучше узнать об это заранее.
   - В спальню моей дочери, - тихо ответил он и прикрыл дверь.
  Интонации, прозвучавшие в этом ответе, запутали и дали пищу для размышления. А выводы нисколько не понравились.
  
  Двадцать минут спустя я в сопровождении Аламии и Аланера Турантэ направлялась на поляну советов, размышляя по дороге. Как ни странно, у дайноров наличествует всего восемь родов, нет никакой королевской власти, все вопросы решаются или Советом глав кланов, или общим собранием, что редкость. Если дайнорам необходимо послать куда-то своего представителя (или встретить дружественную делегацию, вот как нас), то главы кланов выдвигают кандидатуры и голосованием решают, кого отправить.
  Путь обратно мне показался гораздо быстрее. Ещё на подход была слышна ненавязчивая музыка и, подойдя ближе, я увидела двух девушек и парня, играющих на необычного вида инструментах. Один из них напоминал флейту, только издавал более низкие звуки. Второй выглядел как длинный гитарный гриф, а по звукам был чем-то средним между скрипкой и балалайкой. Последний мне показался помесью бандуры и гитары, только звуки из него извлекались с помощью деревянной прищепки.
  Слева вдоль необъятного стола тянулись бесконечные ряды скамеек, а женщины и мужчины приносили всё новые и новые блюда, и конца и края этому не было видно. Ещё я обратила внимание на то, что перед музыкантами было много свободного пространства. Видимо, дайноры любили потанцевать, и думаю, студенты тоже не откажутся. И пусть видимые мной дайноры и студенты улыбались, многие активно налаживали общение, но я ощущала разлитое вокруг напряжение, словно какая-то часть дайноров радовалась сквозь зубы, искусственно. Аккуратно вглядываясь в лица, замечала подтверждение этому, что вкупе с напряжением в доме Аламии и Аланера наталкивало на нерадостные мысли.
  Осознав, что мои провожатые уже давно отошли помогать остальным накрывать на стол, а я торчу посреди площади аки пресловутый тополь на плющихе, немного смутилась. Но, повертев головой, поняла, что на меня особого внимания не обращают и успокоилась. Зато заметила Смея, прижавшегося спиной к высокой сосне и стоявшего с закрытыми глазами. Вздохнув, решительным шагом направилась к нему. Подулся - и хватит, пора улаживать конфликт, ведь хорошими друзьями не разбрасываются.
   - Здравствуй, Смей.
   - Здравствуй, Лиона, - дракон открыл глаза, и я обратила внимание, что его вертикальный зрачок немного подрагивает. Значит, слышал моё приближение, и решил не уклоняться от встречи. Волнуется, но виду не подаёт. Я пока ещё не умею так делать.
   - Поговорим?
   - Думаю, пора, - Смей отбросил со лба чёлку, осмотрелся и снова посмотрел на меня: - Пойдём, я тут недалеко речку видел, берег пологий и рядом никого не было. Хорошее место.
   - Пойдём.
  Речка и правда оказалась недалеко, минут пять ходьбы от поляны. Выбрав среди кустов неплохой спуск к воде, мы сели прямо на тёплый речной песок лицом к воде и молчали. Никто не решался первым начать разговор, и вскоре мне надоело это некомфортное молчание, что раньше никогда не случалось. Нет, если отношения могут настолько вредить дружбе - ну их, такие отношения, мне и без этого хватит проблем. Подумав, я все эти размышления выложила Смею, не стараясь приукрасить, но и не отрицая желание продолжить дружбу. Не замолчала и то, что произошло на балу, хотя и не понимала, почему дракон так психанул.
   - Да приревновал как дурак, - усмехнулся парень, и я наконец-то видела перед собой того, прежнего Смея, а не постороннего буку. - Вы хорошо смотрелись вместе с этим твоим Каем, а я никогда не умел хорошо танцевать, эта ипостась такая неповоротливая.
  Слышать подобное от на вид хрупкого пятнадцатилетнего парня довольно смешно, и я не удержалась. Посмотрев на веселящуюся меня дракон тоже, видимо, осознал, что только что сказал, и присоединил к моему смеху свой. Так, смеясь, мы не заметили постороннего на нашей полянке, и только когда чей-то мокрый нос прикоснулся к моей руке, я подскочила и обратила внимание на маленького зверька, похожего на рысь. По крайней мере, кисточки на ушках были очень похожи. Тельце золотисто-коричневого цвета было более вытянутое, лапы длинные, оканчивались острыми когтями. Хвост с кисточкой на конце, по цвету немного темнее остального окраса. Мордочка чуть вытянутая, но и не лисья, уши как у типичной земной дворовой кошки, только с кисточками, как я уже упомянула. Зелёно-жёлтые глаза с вертикальными зрачками, как мне показалось, с любопытством рассматривали нас с драконом.
   - Ой, какой хорошенький малыш, - восторженно сказала я и тут же протянула руку, намереваясь погладить. Котёнок сначала насторожился, но когда я легко почесала его за ушком, прибалдел, и вскоре вообще развалился на моих коленях, подставляя то спинку, то живот.
   - Балбес ты, Смей, - вернулась я к прежнему разговору. - Знаешь, сколько мне пришлось тренироваться, чтобы нормально танцевать на этом балу? Хорошо, что Кай вообще согласился помочь, да и тогда удерживал меня, а не то бы все ноги ему оттоптала. Я ж тот ещё слон.
   - Простишь? - сделал умоляющие глазки дракон.
   - Уже простила. Только в следующий раз давай не молчать, а прямо говорить, что не так, иначе сам мириться будешь.
   - Обещаю. Друзья? - Смей протянул мне руку, которую я с удовольствием пожала.
   - Друзья. А ты сможешь? Ну, без отношений и всего такого? - осторожно поинтересовалась, зная, что чувства дракона гораздо глубже моих.
   - Не буду лгать, что мне легко принять твоё решение, но я понимаю. И сделаю всё, чтобы остаться твоим лучшим другом. И думаю, время расставит всё по своим местам.
   - Да, я тоже так думаю.
   - Эй, ребята, там уже всех к столу зовут, поторапливайтесь, если не хотите, чтобы магистр Сагир лично пришёл вас звать, - ехидно позвала нас с верхушки берега Аля и удалилась, а мы с драконом тут же пошли следом, прихватив с собой и котёнка, которым просто отказался слезать с моих рук и даже залез под футболку.
  На поляне, как мне показалось, стало ещё более многолюдно, и не только, учитывая количество рас. Хлебосольные хозяйки доносили последние блюда, хотя я была уверена, что стол вот-вот развалится под их тяжестью. Тогда как мужчины командовали, кому куда сесть, так что даже если бы мы задержались на пять минут, никто бы ничего не заметил. Мне понравилось, что студенты садились вперемешку с дайнорами - значит, первоначальный контакт положен, и нам легче будет во всём разобраться.
  Наконец общий хаос стал падать, все более-менее расселись, разобрались с посудой и стали активно накладывать себе еду. Видимо, запахи, витавшие вокруг, были слишком чувствительны для звериного обоняния, так что котёнок высунул свою мордочку из-под футболки и мяукнул. Звук получился неожиданно громким, так что ближайшие соседи, включая папу, удивлённо посмотрели на меня и конечно заметили моего соседа по одежде.
   - Лиона, кто это? - просил меня папа.
   - Ну, мы со Смеем сидели на берегу речки, и вот он сам к нам пришёл, а уходить не захотел, - я почесала котёнка за ушком, и тот блажено прижмурился.
   - Эм, Лиона, а ты не забыла, где находишься? - как бы между прочим уточнил Кай, сидевший напротив.
   - В смысле?
   - В прямом. Мы сейчас в мире Гарниц, в гостях у дайноров, которые... кто?
   - Ой! - воскликнула я и покраснела. Особенно, когда столкнулась со смеющимся взглядом 'котёнка', всё ещё сидевшего у меня за пазухой. Смех окружающих только добавил мне краски.
   - Эльлан, а ну немедленно слезь с девушки? Ты просто невоспитанный кот! - воскликнул с противоположного конца стола строгий женский голос, но его обитательница сидела слишком далеко, чтобы я смогла её рассмотреть.
  Псевдокотёнок легко спрыгнул с моих колен, а поднялся с земли десятилетним рыжим мальчишкой с просто невероятно изумрудным цветом глаз. Такого оттенка я ни у кого никогда не встречала. Улыбнувшись мне, он тут же убежал к маме, а я растеряно посмотрела на отца.
   - Детка, будь внимательнее, - ласково пожурили меня, и тут же вернулись к еде.
  Вообще, как по мне, за столом велись довольно скучные разговоры. О политике нового ректора МАМИДы, о студентах-дайнорах (в основном, старались родители оных, выпытывая у декана об успехах своих чад), о ценах на пармису и иринику на мировом рынке. Что это такое, я не знала, так что спустя полчала начала откровенно скучать. Встретившись взглядом со Смеем, поняла, что и дракон заскучал, а потому, извинившись, покинула стол и утащила друга подальше от взрослых.
  На импровизированном танцполе кружились несколько пар студентов и никого из дайноров, как будто площадку готовили только для гостей. Обойдя одну слишком расшалившуюся парочку, мы с драконом прошли чуть дальше, где обнаружили разросшуюся иву, распустившую косы до самой земли и создав этакий шатёр из веток. Раздвинув их, прошла внутрь 'шатра' и поняла, что местные уже успели поставить возле ствола широкую и длинную лавку. Видимо, местная молодёжь избрала это место своим.
  Какое-то время мы просто болтали со Смеем сразу обо всём, но минут через пятнадцать после нашего прихода сюда ветки ивы раздвинулись и под сень дерева прошли три пары дайноров-подростков, на первый взгляд чуть старше меня самой. На их возраст указывала и природная татуировка, которой обладают все дайноры, в данном случае светло-коричневая. Удивившись нашему присутствию, они застыли и уже хотели уходить, как неугомонный Смей окликнул их и заверил, что мы не кусаемся.
   - А вот в отношении вас не знаю... - задумчиво протянула я, чем заставила всех улыбнуться. Начало общения было положено, и дайноры уже без опаски расположились на лавке.
   - Эту отличную девчонку вы уже могли видеть как девочку с котом, - широким жестом начал представлять меня Смей, и ребята засмеялись, вспомнив произошедшее за столом. - А её друзья зовут её Лионой.
   - Этот балагур - Смей, - по-простому представила я парня.
   - Адавальд Турантэ, - представился первый дайнор, высокий жгучий брюнет, глаза которого имели редкий жёлтый цвет, ближе к золотому, и тем не менее более звериных глаз я ещё ни у кого не видела.
   - Иодора Турантэ, - мелодичным голоском сказала его девушка, красивая шатенка с длинными, почти до колен, волосами и большими, словно у оленёнка, светло-карими глазами с длинными ресницами.
   - Тенмили Манвэру, - представилась нам следующая девушка. Её медовые волосы завивались мелкими забавными кудряшками, а милые ямочки на щеках делали её ангельский облик немного задорным.
   - Халфек Манвэру, - кивнул её парень. Будучи всего на полголовы выше Смея, он немного походил на него чертами лица, разве что глаза имели тёмно-зелёный цвет, да крепатура побольше, чем у моего друга.
   - Серейн Одаррелн, - представился последний парень, самый высокий и крепкий из всех. Его необычные, абсолютно не звериные серые, как пасмурное небо, глаза с интересом рассматривали меня и дракона, но было видно, что дайнор не любопытен, а скорее осторожен и недоверчив. Такого нелегко будет разговорить. Единственное, что придавало немного легкомыслия его облику - косая русая чёлка, время от времени отбрасываемая назад.
   - Тамлия Рифьяль, - улыбнулась последняя из девушек, сидящая рядом с Серейном и касавшаяся своим плечом его. Медно-коричневые волосы её были заплетены в длинную замысловатую косу, а серо-зелёные глаза то с любопытством косились на нас, то любяще смотрели на Серейна. Заметив очередной такой взгляд, я не удержалась и спросила:
   - А разве детям разных кланов можно влюбляться друг в друга?
   - Это не запрещено, - опередил готового отбрить меня Серейна Халфек, чем ещё больше напомнил мне Смея, тогда как его более взрывной друг напоминал мне Кая в самом начале нашего знакомства. - Но и бывает нечасто. Объяснять долго.
   - А почему я никого из вас не видела в МАМИДе? - простодушно спросила я.
   - Потому, что мы все не маги, - хмыкнул Адавальд.
   - Я не ещё не умею видеть магию в других существах, - спокойно пояснила я своё вопрос. - Этому обучают на полгода позже, чем мы сейчас учимся.
   - На самом деле у нашей расы рождается не настолько много одарённых, как у эльфов, например, - пояснила нам Иодора. - Да и МАМИДа призывает только сильных, так что в академии учатся не больше тысячи наших соотечественников.
   - Магия не терпит перебора в одном, как у нас, например, или у заримов, - сказал, обращаясь ко мне, Смей, но и ребята его внимательно слушали. - Потому и многие другие расы или вовсе не имеют магического дара, или имеют крайне ограниченный, или процент одарённых не высок по сравнению с общей численностью.
   - А ты кто? - уточил Серейн. - То, что она человек, очевидно, но вот тебя я опознать не могу.
   - Я дракон, - мило улыбнувшись настырному дайнору, просто сказал Смей.
   - А так и не скажешь, правда? - рассмеялась я, чем мгновенно сбросила возникшую, было, напряженность. Многовато хищников на маленький клочок земли.
   - Ребята, что у вас здесь происходит? - немного помолчав, спросила я, обращаясь сразу ко всем.
   - А что вам рассказали? - осторожно уточнила Тенмили, переглянувшись с Адавальдом и Иодорой.
   - Да ничего! - воскликнул Смей, а я согласно покивала головой. - Провели экзамены в академии, отобрали лучших студентов, разделили на группы и отправили в этот мир ко всем населяющим его расам. Нам повезло в том, что отправили к вам, да ещё и с магистром Сагиром за главного. И, как мне кажется, он тоже ничего не знает.
   - Значит, вы хотите вытрясти из нас необходимую вам информацию? - прищурился Серейн, оправдывая свою вспыльчивую натуру.
   - Нет, - примирительно сказала я. - Мы можем только надеяться, что вы поможете нам с тем, чтобы мы смогли помочь вам.
  Молодые дайноры переглянулись между собой, и когда они снова посмотрели на меня и дракона, я поняла, что правильно подала свою мысль и кое-то они могут нам рассказать.
   - Что вы знаете про нас, дайноров? - Уточнила Тамлия, длинный хвост которой сделал непонятный кульбит в пространстве.
   - Всё, что известно, - ответила, с интересом следя за активностью её пятой конечности. Заметив, что я отвлеклась, девушка приструнила хвост, и он просто обвил её ногу, кончиком обметая носок ботинка. - В смысле, всю информацию, какая есть в книгах МАМИДы по всем расам, населяющим Содружество миров, я изучила.
   - Тогда ты должна знать наши слабости, не так ли? - ехидно высказался Серейн.
   - Ты имеешь в виду, что среди дайноров никогда не рождался маг с силой стихии огня? Из этого можно сделать вывод, что вы, как и ваши предки, недолюбливаете огонь, или даже боитесь.
   - Недолюбливаем, да. Но речь не об этом, - отмахнулась от моих слов Иодора. - Быть может, ты поймёшь, если перефразировать и спросить, в чём наша самая большая ценность?
  Вот тут я конкретно задумалась. Мне, как ребёнку двадцать первого века на ум приходила сплошная банальность, да и в том мире, по-моему, больше всего ценили власть, желая всё больше и больше. Так и не определившись с ответом, покосилась на Смея. В конце концов, кто из нас старше и почему мне одной отдуваться?
   - Полагаю, речь идёт о потомстве? - предположил Смей, хотя его голос звучал довольно уверенно. - Как и для всех рас-долгожителей, дети являются нашим самым дорогим сокровищем, а их благополучие - самой большой нашей надобностью.
   - Ты прав, дракон, - фыркнул Серейн, и продолжил, бросив в мою сторону презрительный взгляд: - Это вы, человеки, способны бесконечно плодится. Каждая ваша самка может родить десять, пятнадцать детей. Может и больше, если, так сказать, здоровье позволяет. Мы никогда не будем в состоянии угнаться за вами.
   - Серейн сегодня крайне груб, - остро взглянул на друга Адавальд, но дайнор с тяжёлым характером только отвернулся от него. - Но он прав в том, что наша раса не может размножаться с той же скоростью, как и люди в других мирах. Для нас третий ребёнок уже является чудом, а семьи, в которых подрастают четыре малыша, можно пересчитать по пальцам одной руки.
   - Вы ведь понимаете, что и у людей всё не так просто? Детская смертность высока, в отличие от рас-долгожителей, да и взрослое население, за исключением магов, не слишком разумно относится к собственной безопасности.
   - Это так, и, тем не менее, для нас дети представляют собой огромную, ничем невосполнимую ценность. И этой ценности нас лишают вот уже несколько месяцев, - печально сказал Адавальд.
   - Что?! - в один голос воскликнули мы со Смеем и переглянулись.
   - Именно. У нас пропадают дети. Ещё совсем маленькие, беспомощные. Например, из детей такого возраста, как Эльлан, не пропал никто, как и те, кто старше. А вот из тех, кто младше, только в нашем клане осталось пять, в других - не намного больше. И их родители не спят ночами в страхе, что и их детей похитят так же, как и остальных, - пояснила Иодора.
   - Ваши главы кого-то подозревают? - уточнил Смей. Я вспомнила, что ректор говорил об испортившихся отношениях между дайнорами и остальными расами этого мира, и Халфек только подтвердил это:
   - Да, были посланы обвинительные письма и эльфам, и оркам, и нагам, но в ответ мы получили не менее обвинительные ноты, и поняли, что дети пропадают не только у нас, но и у других рас. Поиски ведутся до сих пор, но никаких результатов нет и поныне.
   - Агата Турантэ предложила вызвать магов, и её предложение подучило одобрение у остальных глав. Поэтому вы здесь, - сказала Тамлия.
   - Откуда вы знаете столько подробностей? - удивился Смей.
   - Вопреки мнению взрослых, дети видят и слышат намного больше, чем им кажется, - на удивление беззлобно ухмыльнулся Серейн. - А уж если есть определённый стимул...
   - Ясно.
  Мне показалось, что фраза Серейна про стимул относилась именно к нему. Этом можно было и объяснить взвинченное состояние парня, его агрессию и резкость в высказываниях. Но не решилась напрямую спросить его о своих догадках. А вот Смей оказался посмелее:
   - У тебя кто пропал? Младший брат? - вопросительно посмотрел он на Серейна, в глазах которого на миг мелькнула совсем не детская боль.
   - Сестрёнка. Раэни, маленькая ещё совсем... Убил бы...
   - Мы знаем, что взрослые делают всё возможное, - обратился к нам Адавальд, утешающе-успокаивающим жестом положив руку на плечо друга, сжимающего кулаки, - даже вас, магов, позвали, ибо наш мир сейчас находится на грани войны всех со всеми. Но, если наши малыши не найдутся, даже вы не сможете остановить наш гнев.
   - Я не понимаю! - воскликнула я. - Неужели есть в мире такое место, куда можно было спрятать не один десяток детей, которых ищут родители и не могут найти? Вы ведь не люди, так как можно скрыть запах ребёнка настолько, чтобы никто не мог его услышать? Как можно заблокировать детскую магию эльфёнка, чтобы его не почуяли родители? Как можно скрыть стихийную магию малыша-нага, если самим родителям это бывает не под силу? Что происходит в вашем мире?
   - Мы не знаем, - устало сказала Иодора.
   - Но очень хотим выяснить, - сверкнул глазами Халфек.
   - Интересно, папа уже понял, что это за явление или они с магистрами ещё в раздумьях? - задумчиво высказала я свою мысль.
   - Ставлю половину стипендии, что даже самую незначительную информацию нам расскажут в последнюю очередь, - хмыкнул Смей.
   - Даже спорить не буду, - улыбнулась я.
   - Почему вы так думаете? - удивлённо смотрели на нас ребята.
   - Потому, что мы сами ещё несмышленые дети, по мнению наших наставников. И взяли нас сюда только потому, что учимся лучше других на своих курсах. Чтобы наблюдали, как работают старшие, и набирались уму-разуму, - с пафосным выражением лица продекларировал дракон, и мы с ребятами улыбнулись его кривляньям.
   - Получается, мы с вами в равных положениях, - вздохнула Иодора. - Нас тоже не воспринимают всерьёз.
   - Ребята, а скажите-ка мне, у вас тут библиотека имеется? Или архив какой-нибудь, где книги хранятся, свитки, хроники, карты и тому подобное? - поинтересовалась я.
   - Конечно имеется, только там кроме архивариуса никто не бывает, не интересно. А что? - удивился Халфек.
   - А нам туда можно? - не отвечая на его вопрос, снова уточнила я.
   - Никогда не слышала о запрете посещать архив, - улыбнулась Тенмили.
   - Тогда пошли, покажете, где это, - попросила я, резво спрыгнув со скамейки.
   - Но зачем? - в один голос воскликнули дайноры, только Смей промолчал, только в глазах прыгали смешинки понимания.
   - Потому что взрослые нам всё равно никакой информации не дадут, и нам надо её откуда-то брать. А где ещё будет храниться вся полная информация о дайнорах и этом мире, как не в архиве, и кто лучше объяснит непонятное, как ни архивариус? Не знаю, как остальные, а я предпочту ознакомиться с историей, и только потом стану разбираться в настоящем.
   - Думаешь, поможет? - спросила меня Тамлия, идя позади меня и раздвигая ветки ивы для двигающегося сзади Серейна.
   - Согласись, какой-никакой, но это уже план. Делать ведь что-то надо, - пожала плечами я.
  Дайноры переглянулись и повели нас куда-то в лес. Идя следом за тремя парами влюблённых подростков, я скосила глаза на Смея и твёрдо решила, что поступаю правильно. Друзьями быть определённо лучше.
  
  

Глава 6

  
  
   Вопреки моим представлениям об архивах как о, в некотором роде, бумажных свалках, в которых что-либо найти было нереально, а должность архивариуса была чисто номинальной, архив дайноров поразил своей организованностью и чистотой. Каждый свиток, пергамент, книга, карта или иной документ были пронумерованы, каталогизированы и распределены на полки в зависимости от принадлежности. Так что даже самому требовательному посетителю найти нужную информацию не представлялось сложным.
   Что уж говорить о пожилом, но вполне себе ещё крепком архивариусе, представившемся как Финнум, "просто по имени, и даже не думайте величать ещё как-либо", пришедшем в восторг оттого, что мы спросили его об истории этого мира. Оказалось, что к нему и правда редко кто заходит, а сам архивариус не жалует праздники, предпочитая тишину и размеренность. Неудивительно, что молодые дайноры минут через пять засобирались и, убедившись, что мы потом найдём дорогу обратно, покинули архив. Зато старичок мигом предложил мне и Смею чай, а затем стал отвечать на вопросы. За неспешной, но крайне интересной беседой пролетело немало времени, и только осознание того, что уже ночь, заставило нас прерваться. Финнум, не слушая отказов, проводил нас с драконом по домам, успокоив нервничающих дайноров, и пригласил приходить в любое время.
   Лёжа в кровати и рассматривая незнакомые созвездия, я размышляла над рассказом архивариуса. Как и можно было предположить, для всех рас-долгожителей этого мира потеря детей была страшным происшествием, и малейшее подозрение давно бы привело к войне всех со всеми. Тех, кто всё-же худо-бедно сдерживает эмоции своего народа, можно смело назвать героями-мучениками. И всё-таки напряжение, витающее в воздухе, практически можно потрогать руками.
   Утром, едва продрав глаза и наскоро покушав, я снова поскакала в архив. Финнум уже был там, окинул меня чуть удивлённым, но и внимательным взглядом, и предложил чай. Поблагодарив, за чашкой ароматного напитка я расспросила его о том, где мне посмотреть информацию о магическом поле планеты и сравнительный анализ с топографической картой. А ещё хотелось бы почитать общие хроники по всем расам, что тоже не забыла упомянуть. Финнум только пожал плечами и принёс внушительную горку томов, указав, что это хроники. А всё, что касается магии и картографии, я смогу посмотреть на такой-то полке, так как единого ответа на мой запрос нет. Поблагодарив хранителя архива, я принялась за чтение.
   Прелесть общих хроник в том, что тот, кто их составлял, в своё время перелопатил все развёрнутые, расписанные "от" и "до" документы, чтобы вычленить суть, и вот сейчас мне стоит лишь просмотреть отобранное, чтобы найти необходимую информацию. Такие хроники подразделяются на хроники рас и исторические, которые рассказывают о самых обширных событиях того или иного времени. Но вот они мне сегодня ни к чему.
   В большинстве своём сведения о дайнорах попадались уже известные, но кое-где были и новые. Так, например, я узнала, почему они так трясутся над детьми. Вроде как кошки никогда не испытывают недостатка в потомстве, по крайней мере, наши земные кошки. Но в случае дайноров оказалось, что плата за обращение во вторую ипостась измеряется в плодовитости самок. Проще говоря, двуипостасье и долголетие имеют свою цену.
   Ещё от своих кошачьих предков дайноры взяли нелюбовь к воде и огню, а вот магия воздуха, наоборот, им подвластна. Также я прочитала про ещё одну особенность этой расы: ментальная магия, слабая в общепринятом смысле, но колоссальная по отношению к своим сородичам. Дайноры могут передавать друг другу ментальные посылы на огромном расстоянии, для чего им магами быть вовсе не обязательно. Процент магически одарённых особей у них невелик.
   Хроник касательно эльфов было немного. Ничего примечательного я там не обнаружила. Типичные классические эльфы, в меру воинственные, в меру доброжелательные, но при этом между эльфами и дайнорами никогда не было конфликтов. Что бросилось в глаза, так это наличие у длинноухих примерно такого же ментального дара, но в той же МАМИДе давно известно, что эльфы одни из сильнейших менталистов.
   С нагами кошки особо не контактировали, так как первые проживали на противоположном конце континента, да ещё и разделены были по многим островам в океане. К тому же наги водные маги, что тоже особо не способствует сближению. Способности же к магии земли и ментальной у них не слишком велики, зато как полностью тёмная раса полузмеи благоволили к Тьме. К этому дайноры относились с пониманием.
   А вот с орками кошки общались, принимая их за младших родственников, довольно дальних и не слишком умных. Магией орки не владели, развит был лишь шаманизм, как ответвление магии земли. В большинстве своём орки были довольно мирными землепашцами и скотоводами, предпочитали открытое пространство жизни в лесах, и, как и все расы-долгожители, имели проблемы с деторождением.
   Пришёл Смей, поздоровался с Финнумом и сел рядом со мной. Я передала ему уже просмотренные хроники, помня, что одна голова хорошо, а две - уже гений. А сама, просмотрев оставшиеся тома и не найдя ничего сверх узнанного, направилась к полкам, где находилась информация по магическому полю планеты. И карты местности, на которые нанесена информация в виде магической сетки. Набрав ещё гору свитков, вернулась за стол.
  Как полноценный предмет, 'магическая картография' будет преподаваться у нас лишь со второго семестра, но и сейчас преподаватели изредка знакомят нас с данным разделом магического образования, пока только на простых примерах. Это мне, да пожалуй, Каю всегда мало, и, уговорив мастера Ци, мы вдвоём самостоятельно изучали некоторые карты, находящиеся в библиотеке в свободном доступе и соответствующую литературу. Поэтому сейчас найти на карте то, что мне было нужно в данный момент, особого труда не представляло. А вот с тем, что я не очень понимала, мне мог помочь Смей.
  Чем больше рас проживает в мире, тем запутанней выглядит магическое поле. Да и сами расы влияют на него по-разному. Например, эльфы больше излучают магию, орки меньше, и так далее. Наги и дайноры дают примерно одинаковую картину, но их магия полярно противоположная, в какой-то мере это оплот равновесия.
  Как правило, все эти силовые энергии на статичной карте показаны в цвете. Природная магия эльфов на территории их проживания выглядит ярко-зелёным, нагов - красным, орков - жёлтым, дайноров - сине-оранжевым из-за их природной двойственности. Пограничная и свободная территория на карте выглядит или прозрачной с мелкими вкраплениями бирюзового цвета (так в силовом поле планеты выглядят природные источники магии), или тёмно-серой, почти чёрной - атнимагическая аномалия, что встречается почти во всех мирах. Редко когда таких аномалий больше двух, да и площадь они занимают совсем крошечную.
  Если мысленно поделить карту мира Гарниц на четыре части, то дайноры живут на востоке, эльфы - в центральной части, орки обитают на западе, а наги на юге. Северные земли необитаемы в виду достаточно низких температур, и именно здесь карта показала тёмно-серый цвет природной аномалии. Ещё одно вкрапление черноты оказалось на юге, но размеры его по меркам первого незначительны - всего около двух километров в диаметре.
  Тщательно просмотрев карту ещё раз и убедившись, что ничего важного не пропустила, отложила её и принялась за поиски карты северных земель. Сразу не нашла, зато обнаружила карту южных. Ознакомившись с ней, ничего интересного не узнала, так как аномалия располагалась достаточно близко к землям нагов, и, думаю, они её исследовали. Но, даже если я и ошибаюсь, всё равно размер аномалии крайне невелик, а значит, надо искать дальше.
  Прошёл ещё час моих изысканий, за который я нашла карту местности, близкой к северной аномалии. Там когда-то жил один род эльфов, но потом он переселился на центральные земли, а карта осталась. Ничего ближе я не нашла, те земли явно не пытались исследовать. Задумавшись, почувствовала, как нагрелся браслет - подарок отца, вручённый после той первой практики как способ экстренной связи с ним. Как правило, браслет нагревался, если папа меня искал и хотел поговорить. Усилившаяся температура просто кричала о том, что папа меня нигде не смог найти и стоило бы показаться родителю на глаза как можно быстрее.
   - Смей, пойдём, нас ищут, - позвала я дракона.
   - Да, хорошо, - отозвался тот, выписывая что-то из толстого фолианта в блокнот.
   - Нашёл что-то интересное? - уточнила я, относя карты архивариусу и благодаря его за помощь.
   - Угу. Потом расскажу. - Смей также отнёс книги Финнуму и вышел вслед за мной из архива. - Эм... а куда нам идти?
   - Понятия не имею, - пожала я плечами. Браслет направление не указывал. - Пойдём к дому, где я живу, может, нас там ждут.
  Но дойти к запланированному месту нам с драконом оказалось не суждено. Вскоре навстречу вышел Кай, а следом за ним Меилин, старшекурсница с боевого факультета. Не дав никому из нас и рта раскрыть, девушка недовольно пробурчала, что ждут только нас, и в ультимативной форме приказала следовать за ней. Дракон поморщился, но послушно двинулся в её направлении. Я тоже не стала демонстрировать характер, но заметила холодный блеск глаз Кая, удивившись, кто мог довести в принципе спокойного парня до бешенства.
  
  
   Кай
  
  
  Проснувшись на рассвете следующего дня, я не стал сразу подниматься с постели, как привык делать в академии. Наоборот, хотелось немного понежиться, что удавалось лишь в самом далёком детстве. Воспоминания о доме едва не просочились сквозь поставленный на них барьер, но я вовремя переключился на другие мысли.
  А размышлять было над чем. Ректор так толком ничего не объяснил, да и декан тоже, только и указаний, что смотреть, слушать, думать. Как будто я каждый день этим не занимаюсь. А на что смотреть? Как дайноры проводят этот приветственный праздник ради нас, а самим явно хочется выть от чего-то? Или на то, как наши студенты наплевали на задание и славно повеселились, да так, что каких-то парочек полночи в лесу искали, а трёх отважных рыбаков снимали с бревна, застрявшего посреди реки. И это маги, средний курс и старше, будущая надежда и опора миров.
  Странно поведение и самих дайноров. Взрослые, у кого я ни пытался вчера аккуратно вызнать, в чём дело и что происходит, только и делали, что трепали меня по волосам, как щенка, и уговаривали веселиться и не забивать голову информацией, которая мне не нужна. Едва сдерживался от замечаний на тему непроходимой тупости некоторых индивидуумов, как выражается Лиона.
  Вот тоже, подруга называется. Ушла куда-то с этим драконом, нет, чтобы обсудить со мной варианты происходящего. Можно подумать, с её Смеем можно говорить о чём-то, кроме глупостей. Ладно, это всё эмоции. И тем не менее, я так ничего не узнал. Даже побродив и послушав разговоры. Понял только, что не только у дайноров происходить что-то эдакое, но и по всему миру, а подробности не понял - такое ощущение, что вчера все сговорились против меня и информацию предоставлять отказывались напрочь.
  Уже завтракая, обратил внимание на тихий разговор Кирена и Гавиин, немолодой супружеской пары, у которой меня поселили. Заметив, что я за ними наблюдаю, супруги быстро свернули беседу. Кирен вышел куда-то, а Гавиин принялась намывать и без того чистую посуду, хотя по её лицу было видно, что мысленно женщина далеко не здесь. Мне пришлось несколько раз позвать её по имени, прежде чем Гавиин подняла на меня взгляд.
   - С вами всё в порядке? Что-то произошло? - тихо поинтересовался я, пытаясь дать понять, что готов выслушать.
   - Нет, всё хорошо, - явно через силу улыбнулась она и немедленно постаралась отвлечь меня, спросив, понравился ли завтрак и что ей особенного приготовить для меня на обед. Отстранённо поддерживая беседу (благо, воспитание давало о себе знать), я пытался понять: отношение к молодым у всех дайноров словно к несмышлёнышам, которых стоит оберегать от любых невзгод, или это именно мне повезло с такой гипер-опекой?
  Поблагодарив Гавиин за завтрак и беседу, хотя вспомнить, о чём с ней говорил, не смог бы при всём желании, я направился искать Лиону. Если сам не могу ничего сделать, то, быть может, вдвоём мы что-либо придумаем. Но в том доме, где её поселили, девчонки не было уже давно, а где ещё искать, не представлял. Тогда я решил обойти весь город лайноров, чтобы иметь хоть какое-то представление о месте нашего пребывания, а также постараться поговорить с кем-то из местных ещё раз. Возможно, утром взрослые окажутся более сговорчивыми.
  Несколько часов прошли откровенно говоря зря. Никто из дайноров не горел желанием разговаривать с 'малышом'. Именно такой возраст читался в их глазах, стоило мне задать первый невинный вопрос. Десяток бесплодных попыток - и я чувствовал, что моему спокойствию приходит конец. В итоге так толком ничего не узнав, принял решение сходить к декану в последней надежде на хоть какую-то информацию.
  Оказалось, что магистр Сагир нас ждёт. Тех, кто пришёл раньше, он просил передавать приглашение остальным, и минут через двадцать оказалось, что никто не мог найти только Смея и Лиону. Вызвавшись поискать этих двоих, я быстрым шагом вышел из дома декана, размышляя, куда идти в первую очередь, как меня догнала одна из старших девчонок и сообщила, что декан послал её мне помочь. Кажется, звали её Меилин. Решительно направившись в лес, забирая восточнее, девица не переставала распекать студентов за отсутствие дисциплины. По её словам выходило, что именно из-за Лионы и Смея задерживается расследование, и мол как можно быть такими безответственными. Пять минут спустя я осознал, что ещё немного - и взорвусь, даже не посмотрю, что эта нахалка старше и знает намного больше, да и учится на боевого мага. Достала.
  На её счастье, нам на встречу как раз вышли искомые студенты, и мы повернули обратно. Меилин только буркнула, что надо поторапливаться, и быстро шла впереди, на своё счастье молча. А вот Лиона бросила на меня долгий и внимательный взгляд, но ничего не сказала, за что я был ей немного благодарен. Короткая дорога к дому, который выделили для нужд декана Сагира, помогла мне взять эмоции и магию под контроль, и в просторную гостиную, где нас уже ждали остальные студенты, я вошёл в привычном спокойном состоянии.
  В довольно просторном помещении занят был буквально каждый метр. Ребята сидели на диванах, креслах, стульях и даже на мягком ковре на полу. Были и те, кто предпочёл стоять, опираясь спиной на стены. Меилин прошла в центральную часть комнаты и села на диван в подвинувшимся близнецам Вайолентарн. Понимая, что свободного места больше нет, я, Лиона и Смей остались стоять возле двери.
   - Что ж, господа студенты, раз все собрались, можно начинать наше спонтанное собрание, - сказал декан Сагир, ничем не показав недовольства по поводу задержки двух студентов. - Поскольку мы в вами в этом мире уже сутки, предлагаю обменяться той информацией, которую каждый из вас успел получить. Или, быть может, у кого-то назрели срочные вопросы?
   - Декан, вы уже знаете, кто стоит за похищениями? - неожиданно для всех спросила Лиона, не отрывая пристального взгляда от отца.
   - Какими похищениями?! - воскликнули хором студенты, словно специально тренировались, и я только напряжением воли не последовал их примеру. Но не мог поручиться, что мои глаза не округлились от удивления.
   - Нет, Лиона, я не знаю. Именно это нам с вами и предстоит выяснить, - усмехнулся мужчина, явно довольный действиями дочери.
   - О чём вы говорите? - по-прежнему ничего не понимая, не сдержался один из студентов. Я его не знал, но думаю, что он старше меня курса на два максимум.
   - Думаю, что наша двойная пропажа сами расскажут всё, что узнали, не так ли? - улыбаясь краешками губ, декан выразительно смотрел на Лиону и дракона.
  Судя по тому, как быстро встретились их взгляды, послушать стоило.
   Когда Лиона чётко и последовательно пересказала свой разговор с молодыми дайнорами, а затем они со Смеем, дополняя друг друга, сообщили всё, что узнали в архиве, в комнате на миг воцарилась такая гнетущая тишина, словно её можно было потрогать рукой. Старшекурсники напряжённо обдумывали информацию, пряча глаза от декана Сагира. Ведь это именно они должны были это всё узнать и сообщить нам, показывая, как надо работать на практике. Средние курсы посматривали друг на друга, но не решались перебить рассказчиков в присутствии магистра. А наши с ребятами сокурсники просто слушали и наблюдали за реакцией остальных.
   - Молодцы, ребята, - сдержанно похвалил декан Лиону и Смея, когда они закончили рассказ, и перевёл взгляд на всех остальных: - Как вы уже должны были успеть убедиться, наша с вами миссия в этом мире не заключается в отдыхе от учебных дней, а представляет собой конкретную цель. Расскажу больше. Не только у дайноров пропали малыши, дети также пропадают и у эльфов, и у нагов, и у орков. Самому старшему ребёнку исполнилось десять лет. Младшему - год. Наша задача состоит в том, чтобы не только найти детей, но и не допустить ссоры всех рас этого мира.
   - Как мы должны это сделать? - поинтересовался рыжий вихрастый мальчишка, сидевший в противоположном углу комнаты. Имени его я не знал.
   - Думайте, господа лучшие студенты, - насмешливо усмехнулся декан и, поднявшись, вышел из помещения.
   - Я ещё при первом взгляде на тебя понял, что ты та ещё заноза в причинном месте, - фыркнул, глядя на Лиону, Глорлинан, но прозвучало это вполне мирно. Его сестра, хоть и посмотрела на парня неодобрительно, но одёргивать не стала. А вот я удержаться не смог:
   - Завидовать не хорошо.
   - Отставить споры! - тихо, но отчётливо приказал Дехомир Кинекар, старшекурсник боевого факультета, которого я знал по одной небольшой услуге, оказанной ему. Парень с первой минуты знакомства производил впечатление серьёзного и целеустремлённого мага, и не зря был признанным лидером своего курса. - Сами виноваты, что мелкие оказались умнее и находчивее. Давайте думать, как быть дальше и реабилитироваться в глазах магистра.
   - Нужна ещё информация, - высказала здравую мысль Галавенинг.
   - И дать её нам смогут местные, если хорошо попросим, - расплылся в улыбке прожженного ловеласа Глорлинан.
   - А ещё надо посмотреть карты архива, - сказала Лиона.
   - Зачем? Вы ведь с драконом смотрели, - удивился Феронд.
   - Смей не смотрел, времени не хватило.
   - И что?
   - Ты ещё помнишь, с какого курса начинают учить магическую картографию? - отвесил Феронду крепкий подзатыльник Дехомир, и в глазах первого, наконец, зажёгся огонёк понимания.
   - Мне было интересно, - пождала плечами Лионка, а я просто едва заметно усмехнулся. Ну да, мне тоже.
   - Ясно. Тогда делаем так: все, кто здесь старше седьмого курса, идут расспрашивать местных. Помните, любая мелочь может дать зацепку, так что запоминайте не только слова, но и мимику, интонации и прочее. Остальные вместе с Лионой возвращаются в архив и ищут там всё, что теоретически может нам пригодиться, - приказал всем Дехомир.
   - А обед в твоём графике предусмотрен? - влез с вопросом рыжий, и я не мог не признать, что вопрос вполне здравый.
   - Можете пообедать, - невозмутимо продолжил старшекурсник, словно его не перебивали. - И на всё у всех нас не больше четырёх часов. После собираемся здесь и обсуждаем, что узнали, и каким будет дальнейший план.
   Следующие четыре часа прошли на редкость плодотворно. Попутно перезнакомившись с коллегами, мы оккупировали архив, до икоты напугав здешнего смотрителя. Впрочем, Финнум оказался довольно крепким стариком и, что самое важное, знающим. Показав нам полки, где можно было найти любую информацию об этом мире, Финнум благоразумно ретировался за свой стол, не мешая. А мы вгрызлись в книжный гранит.
   Лиона заинтересованно наблюдала за работой старшекурсников с картами, время от времени получая пояснения и запоминая нюансы. Все остальные сосредоточенно перелистывали различные хроники, вчитываясь в мелкие буквы, чем часто грешат подобные фолианты. Да я и сам с интересом копался на полках в надежде найти что-то действительно редкое. Не нашёл, зато за отведенное время прочитал немало интересной информации по устройству кланов дайноров и отношения их с прочими представителями разумных рас мира. И сделал определённые выводы.
   Спустя четыре часа в гостиной собрались все те же. И декан Сагир.
  
  
   - Итак, господа студенты, надеюсь, вы не напрасно позвали меня, - сказал декан, стоило всем рассесться на места. Мы втроём, как и прежде, предпочли стоять у выхода. - Рассказывайте всё, что узнали, а также, какие у кого есть мысли и предложения.
  Особо много информации не поступило. Старшекурсники, расспросив всех, кто смогли, узнали, что первое похищение малышей-дайноров состоялось два с половиной месяца назад. За прошедшее время детей не только не нашли, но и похищения стали довольно частыми, бесследными и безнаказанными. Обвинив в этом всех других представителей разумных рас мира Гарниц, дайноры в ответ получили подобные обвинения и задумались, поостыв. Нынешнюю ситуацию в мире можно было назвать перманентной войной или хлипким перемирием, но до открытого военного конфликта оставалось всего ничего.
  Архив тоже не дал почти никаких новых данных. Тщательно изучив карты местности, старшекурсники проинформировали декана, что они не в состоянии сказать, где именно в этом мире можно спрятать детей так, чтобы их родители не могли их найти. На предположение Лионы о том, что детей могли прятать на землях с природной аномалией, разразились бурные дебаты, и в итоге так ни к какому мнению и не пришли.
   - Ну, сами подумайте! - не сдержалась обычно хладнокровная соседка. - Неужели родители детей не провели все возможные заклинания и ритуалы поиска для своих детей? Да я сама бы кровной магией воспользовалась, не побоялась бы, хоть мне и знать об этом не положено, - на этих словах Лиона покосилась на декана, ответившего ей выразительным взглядом. Надо будет потом не забыть поинтересоваться списком прочитанной литературы по этому разделу, мало ли что. - Ну не верю я, что ни одни ритуал не сработал, ведь, в отличие от дайноров, у тех же эльфов есть сильные маги. Так скажите мне, в чём причина недейственности поиска?
   - Заклятие поиска не подействует в тех случаях, когда его перебивает магия более сильного мага, чем тот, кто ищет, либо когда объект поиска находится в зоне, инертной по отношению к магическому полю мира, - тоном лектора процитировал всем известную истину Смей. И, подумав, добавил: - Инертной зоной по отношению к магическому полю мира называется антимагическая аномалия, в некоторых источниках называемая ещё природной антимагической аномалией.
   - Спасибо, Смей, энциклопедия ты моя ходячая, - хмыкнула Лиона, но было заметно, что она уверена в своей правоте. Понимали это и остальные.
   - Кто-то может ещё что-либо добавить ко всему вышесказанному? - уточнил декан, и когда все отреагировали отрицательно, достал из кармана три одинаковых амулета и кинул их на стол. Проведя над амулетами рукой и сказав несколько отрывистых слов на незнакомом мне языке, магистр откинулся на спинку кресла и бодрым голосом сказал: - Приветствуем вас, магистры.
   - Здравствуй, Ортолон, - сдержано поздоровался магистр Соро, изображение которого появилось над первым амулетом. - Добрый день, господа студенты.
   - И вам не хворать, - весело ответствовал магистр Летау, после того, как стихли наши приветствия.
   - Можно надеяться на хорошие новости? - незамедлительно поинтересовался магистр Лшой, чьё изображение появилось над последним амулетом.
   - Судя по твоему вопросу, на территории нагов вы не нашли ничего существенного? - уточнил магистр Летау.
   - Нет, - вздохнул декан бытовиков. - Малыши-наги в количестве десяти особей бесследно пропали, никто ничего не слышал и не видел. Ни запаха, ни магической подписи - ничего нет.
   - У нас тоже самое, - недовольно сказал магистр Летау. Было видно, что недоволен он ситуацией в целом.
   - Эльфы готовы идти войной на всех и вся, - напряжённым голосом поведал магистр Соро. - Их маги перепробовали все заклинания поиска, не получили никаких результатов, и уверены, что эта провокация спланирована исключительно для их, эльфов, тотального уничтожения. Я даже слышал несколько фраз, настроенных против Академии, но большинство эльфов пока ещё достаточно вменяемы.
   - Какие у кого версии, господа? - поинтересовался магистр Лшой. - Мои студенты обследовали территорию нагов, но мы затрудняемся что-либо предположить.
   - Да, той информации, что мы располагаем, недостаточно для принятия конкретного решения, - согласился с коллегой магистр Летау.
   - К сожалению, эльфы отказались сотрудничать и пустить нас в свою библиотеку, - сердито сказал магистр Соро. - А взять с собой карты никто не подумал.
   - Нам явно повезло с драфинами, - усмехнулся магистр Сагир. - В общем, слушайте, что выяснили мои студенты...
  После быстрого, но ёмкого пересказа между магистрами завязалась оживлённая дискуссия, итогом которой стало согласие с нашей точкой зрения. Было решено проверить обе точки магической аномалии, но так как одна из них совсем небольшая, то магистры решили отправить туда младшие курсы в сопровождении декана Лшоя, а остальные магистры пойдут со старшекурсниками. Конечно, нам такое решение не пришлось по душе, поднялся возмущенный гвалт, но магистры быстро всех успокоили.
  Постановили центром сбора старшекурсников сделать эльфийскую территорию, так как от них было гораздо ближе добираться в северные земли, да и лошадей у эльфов можно было взять. На сборы дали два часа и пообещали обеспечить малыми портальными амулетами, коих деканы специально захватили в достаточном количестве. Студенты ниже шестого курса должны были собраться на территории нагов лишь завтра утром, и мы с возмущением понимали, что это лишь формальность, и все осноные действия достанутся отнюдь не нам. Магистры закончили раздавать указания и прервали действия амулетов связи. Декан Сагир приказал старшекурсникам не терять времени, и ребята споро побежали собираться, пообещав потом рассказать все на факультетах. Младшим курсам декан посоветовал не киснуть, будет и на нашу голову практика. И отправил всех собирать вещи.
   - Нет, ну разве это честно, - возмущался рыжий парень-стихийник, Экрон Экодкар, учащийся на курс старше нас. - Как пользоваться нашим трудом или посылать на кошмарные практики после первого курса - так это пожалуйста, а как дать возможность поучаствовать в реальном деле - так вы ещё маленькие, господа студенты.
   - Согласен! - эмоционально бунтовал Смей, недовольно хмуря брови. - Почему они хотя бы Лионку с собой не взяли, она ведь предположила вариант с аномалией.
   - Нет, почему они нас всех не взяли?! - недовольно косясь на Лиону, словно это из-за неё, воскликнула Видирисса Каивет, сокурсница Экрона. - Сами же говорили, что нам учиться надо, и сами же не дают.
  Я не особо вслушивался в разгорающийся спор на тему, кто достоин или не достоин был пойти со старшекурсниками, разве что Смей минут через пять уже надоел со своими возгласами про Лиону, особенно с учётом тихой фразы самой девушки, что не очень-то ей и хотелось туда идти. Так что с удовольствием покинул толпу студентов, направившись к гостеприимному дому дайноров, где проживал в данный момент.
  
  Как и можно было ожидать, в южной антимагической аномалии мы не обнаружили ничего. Кое-кто из студентов попытался выказать вчерашнее недовольство магистру Лшою, но тот был непреклонен, и раскаиваться в принятом совместном решении не спешил. Послонявшись ещё час, девушки стали уговаривать магистра связаться с остальными и узнать, что да как. Поддавшись уговорам, магистр связался с деканов Сагиром, но амулет связи выдал только одну фразу: 'Жду у эльфов, всё закончилось'. Приказав всем воспользоваться малыми портальными амулетами и переместиться на эльфийскую территорию, магистр дождался, когда последний студент выполнит приказ и активировал персональный амулет.
  Если вкратце пересказывать события на севере, то Лиона оказалась права: студенты и магистры столкнулись с некоторым количеством магов, удерживающих детей всех рас в антимагической точке мира Гарниц. К сожалению, узнать планы и причины поступков магов не удалось. Они решительно сопротивлялись попыткам магистров взять их живыми, и в итоге оказалось пять убитых магов, а ещё трое ушли порталом, причём выброс силы при этом озадачил магистров. Не найдя ничего интересного, магистры и студенты забрали всех детей и переместились к эльфам.
  Вот так и закончилась наша внезапная практика в мире Гарниц. Всем отличившимся студентам, в том числе Лионе и Смею, была вынесена благодарность от ректора с занесением в личное дело, а несколько дней спустя все студенты получили небольшие подарки от каждой из рас. Жаль только, что никто не знает, что за маги были там, в мире, а деканы и ректор молчат. Странно и загадочно, и любопытно немного, но, кажется, наши преподаватели сообща решили отвлечь нас от событий практики горой домашних заданий. Так что пора в библиотеку.
  
  

Глава 7

  
  
   Лиона
  
   Весь следующий месяц Академия бурлила разговорами о неизвестных магах, скрывшихся от наших магистров. "Сарафанное радио" во все времена и во всех мирах работает одинаково: студенты строили предположения, выдавали аргументы и теории, сами их разбивали в пух и прах, спорили до хрипоты, самые отчаянные даже подрались на магической дуэли, едва сумев скрыть её от преподавателей. Не удивительно, что наставники ходили недовольные и давали заданий больше обычного - учиться в такое время многим не хотелось, успеваемость падала просто на глазах.
   И всё же оставались студенты, которым не был интересен ажиотаж. Нет, любопытно, конечно, было, но не настолько, чтобы не думать о собственном будущем. И вместо того, чтобы разглагольствовать с сокурсниками, я слушала преподавателей. И узнавала для себя немало интересного.
   Сложно сказать, было ли это следствием, или простым совпадением, но магистр Анис, который и в этом году читал нам стихийную магию, усложнённый, по сравнению с первым годом, курс, на одной из лекций вдруг решил вернуться к истокам магии:
   - Как вы все, я надеюсь, помните, - усмехаясь, говорил магистр, - магия делится на стихии, это Огонь, Вода, Земля и Воздух, Хаос и Порядок, Свет и Тьма. Да-да, четыре последних тоже стихии, пусть в классической магии используются не так часто, а ещё есть Пространство и Время, частично владеть которыми вас станут обучать уже после шестого курса. Я один из тех, кто относит Пространство и Время к стихиям, хотя многие, очень многие маги со мной не согласятся. Вы также можете быть не согласны, но для тех, кто забыл теорию прошлого года, я напомню.
   Пространство - это порталы межпланетные и планетарные (в пределах планеты, называют ещё телепорты), их можно построить несколькими способами. Самый распространённый - это постройка канала, по которому перемещается маг. Второй способ - это проколами, можно сказать, маг складывает пространство как бумагу, ткань и прокалывает её, тем самым создавая портал. Первый способ менее затратный, но тогда есть возможность сбить или перехватить канал. Некоторые маги могут перемещаться, только представив место, куда надо телепортироваться, но это к разделам высшей ментальной магии, возможно только в пределах одного мира и только для очень магически сильных магов. - На этих словах магистр быстро глянул на меня, но тут же перевёл взгляд на аудиторию, отметив что студенты внимательно его слушают. - Ещё к пространственной магии можно отнести пространственные карманы. Примером могут служить так называемые безразмерные сумки, которые, как я предполагаю, есть у многих из вас. Пространственный карман, если сделать его достаточно большим и привязать к какому-то месту, то можно использовать как комнату. Но тут есть вероятность забыть обновить поддерживающие амулеты, и тогда можете попрощаться во всем, что было в такой комнате.
   Магия Времени - ещё более тонкая, чем магия Пространства, а в какой-то степени более опасная. К примеру, заклинания стазиса, или ускорения восприятия, или замедления времени, когда для вас проходит минута, а для остальных проходит час. И напоминаю, не существует заклинания, позволяющее переноситься назад во времени. Прошлое - неизменно.
   - Магистр Анис, раз уж у нас тут, так сказать, повторение пройденного, можно задать вопрос? - подняла я руку и после кивка преподавателя, продолжила: - Не расскажите нам, что так озадачило магистров в антимагической точке?
   - Думаю, ты и сама поймешь, когда повторишь всё, что я рассказывал обо всех первостихиях. И об исключениях, которые могут быть в антимагической аномалии, - выразительно посмотрел на меня магистр.
   - Ну а теперь, раз уж вы так внимательно меня слушали, думаю, стоит провести небольшую контрольную, - усмехнулся мужчина. Стоны, раздавшиеся со всех сторон, убедили его в нужности принятого решения. - Да-да, господа студенты, надеюсь, вы не настолько расслабились, чтобы забросить мой предмет, не так ли?
   В мгновение ока с наших столов убрались все учебники и конспекты, а спустя несколько секунд появились листочки с заданиями. Стоит ли говорить, в моём оказались первостихии как две противоположности и исключения магических аномалий? Хорошо, что я люблю учиться.
  

***

  
  
  Как показала практика, летающими пергаментами деканы и преподаватели вызывали не только старост, но и любого нужного ученика. Во и мне, стоило только направить свои стопы в столовую, как прямо в руки приземлился такой. Пробежав глазами несколько слов, махнула рукой друзьям и пошла к отцу, от которого, собственно, и было послание. Постучавшись, заглянула в кабинет, и вошла, так как папа только махнул мне, ибо был занят переговорами по амулету, напоминающему гадательный шар. Разговор вёлся на незнакомом мне языке, видимо, в таких случаях срабатывала защита от подслушивания, ведь все мы в академии говорим на разных языках. И собеседник отца, как я могла предположить, находился в таком месте, где невозможно было настроить зрительную проекцию, или говоря современный языком, видеосвязь.
  Ещё минут десять тихо посидев, я дождалась окончания разговора и вопросительно посмотрела на папу. Тот какое-то время просто смотрел на меня, видимо, вспоминая, зачем позвал - тяжела деканская доля - а после уточнил:
   - У вас ведь уже начались основы этикета?
   - Да, - скривилась я.
  О, это был больная тема. Я могла с лёгкостью запомнить три страницы слов нового языка, но заучить расположение вилок и ножей относительно тарелки, а также порядок их применения была пока не в силах. Впрочем, что меня успокаивало, Лада оказалась в таком же положении. А вот наши аристократы в кои-то веки оказались на высоте.
  Мадам Витре, наша преподавательница этикета, на первом занятии читала довольно длинную и нудную лекцию о том, как её предмет важен и нужен, что все мы в той или иной мере будущие дипломаты, должны, обязаны и так далее. Мы были согласны, послушно кивая в нужных местах, и благодарно посмотрели на Кая, который решился прервать мадам поднятой вверх рукой.
   - Слушаю вас, студент... - невозмутимо обратилась к нему мадам Витре, словно это не её прервали на полуслове.
   - Кай Синор, мадам, - поднялся и представился Кай, слегка склонив голову в знак приветствия. - Простите, что прервал лекцию, но могу я задать вопрос?
   - Разумеется, студент Синор.
   - Существует ли возможность сдать ваш предмет досрочно?
   - Присаживайтесь. Вы не первый, кто спрашивает меня о подобном. Среди студентов нашей академии немало тех, для кого знание этикета так же привычно, как умение говорить, поэтому желающим сдать мне экзамен на знание основ этикета я предлагаю остаться после лекции. Если досрочный экзамен вы сдаёте успешно, то в этом году мы с вами больше не увидимся, и встретимся уже на углублённом курсе изучения различий этикета в разных мирах.
  В итоге, половина моей группы сдала этот экзамен, а вот остальным приходилось нелегко. Но вряд ли меня вызвали для этого.
   - Пап, а ты зачем меня вызвал? Успехами поинтересоваться? - всё же решали уточнить, надеясь, что мне не припомнят выходку на практике по орданиуму. Подумаешь, поделилась с Лионой несколькими ругательными словами, вычитанными в библиотеке. Я считаю, что любым новым языком нужно овладевать в совершенстве.
   - Нет, твои успехи мне и так все известны, - насмешливо посмотрел на меня папа, негласно напоминая, что он, собственно, ещё и декан. - Хотел предложить прогуляться вместе со мной на Диклоберк.
   - А как же урок у мастера Хейдена?
   - Думаешь, не отпустит под мою ответственность? - усмехнулся папа.
   - А что мы там будем делать?
   - Я - выступать перед советниками, министрами и другими лицами, обремененными властью. А вот ты посмотришь новый мир и послушаешь язык, который вы будете изучать в следующем семестре. Если боишься заскучать, можешь позвать с собой однокурсника или однокурсницу, только из лучших.
   - Почему из лучших? - спросила, подумав о Ладе и Зами, которые были убеждёнными хорошистками.
   - Понимаешь, Лионка, пока вы здесь учитесь, вы ещё не осознаёте в полной мере, как непроста жизнь мага, сколько на нас на всех лежит ответственности за благополучие Содружества миров и сопредельных планетарных систем. Мы, наставники, с самого первого дня наблюдаем за вами, делаем выводы о характерах и способностях. Есть студенты, которые практически никак себя не проявляют, ничем не выделяются. Есть крепкие середнячки, таких большинство, на них, собственно, и держатся все наши миры. А есть когорта студентов, которые с самого первого дня в МАМИДе стремятся получить гораздо больше, чем основная масса ребят. Честно тебе признаюсь, к подобным студентам мы присматриваемся гораздо пристальнее, и чаще всего не зря. К примеру, в твоей группе двое студентов, которые особо выделяются с первых дней, и ещё двое, к которым мы присматриваемся, но их можно отнести к неопределившимся или колеблющимся.
   - Первые двое - это я и Кай? - уточнила, находясь под впечатлением речи отца.
   - Да. Мы, наставники, видим ваши старания, и со своей стороны пытаемся заинтересовать вас ещё больше. А ещё, как ты сама уже убедилась, делаем исключения и поощрения в виде визитов на другие миры в частном порядке, о чём твоим сокурсникам приходится только мечтать.
   - Тогда было бы неплохо, если Кай к нам присоединится, - улыбнулась отцу.
   - Санте вэй Кай Синор! - отрывисто произнёс декан и прищёлкнул пальцами. Мгновенно материализовавшийся свиток тут же пропал, полетев на поиски адресата.
   - О, вот как вы студентов вызываете, Душе приказ отдали - и вуаля! - засмеялась я.
   - Конечно. Смотрю, ты уже до приказных глаголов добралась? Много запомнила?
   - Не так, как хотела бы, язык такой... не знаю даже, как сказать... коварен, в общем.
   - Я предупреждал.
   - Да, знаю, но глупо бросать наполовину, да и не в моих привычках это. Ничего, выучу.
  Постучав, в кабинет вошёл Кай. Быстро введя его в курс дела, и заручившись согласием парня (ещё бы, глаза у моего соседа так и горели), мы втроём быстрым шагом направились к порталу. Минут десять спустя перед моими глазами снова мелькали мириады звёзд, чтобы в следующий миг выйти в другом мире. Папа поздоровался с тем, кто обеспечивал нормальную работу портала (судя по робе, его можно было смело назвать простым техником) и быстрым шагом направился по длинному коридору. Судя по его уверенным щагам, он тут бывал на раз и прекрасно ориентировался. Пройдя несколько коридоров и миновав широкий холл, мы вышли к широко открытым дверям, ведущим в большое помещение, напоминающее лекционный зал с несколькими уровнями кресел и трибуной в центре. Возле зала толкался народ, но ещё больше людей было в самом зале.
  Стоило нам подойти, как от дверей отошёл довольно крупный мужчина, который до этого разговаривал с миловидной дамой в шляпке с павлинными перьями. Сердечно поздоровавшись с папой, он перевёл взгляд на нас с Каем. Мы одновременно наклонили головы, приветствуя его, и мужчина поинтересовался у папы (как и можно было предположить, наши переводчики прекрасно всё переводили):
   - Твои новые студенты? Разве девушка не знает, что перед тем, кто выше её по положению необходимо делать реверанс?
   - Согласно уложению ? 2513/24, принятого Советом Норрио в 1100 году, маги не могут быть ниже или выше по положению, наш статус не поддаётся классификации на уровне обычной аристократии, - на дав папе или Каю открыть рот, спокойно и сдержано сказала я. - Находясь в ученической форме, я имею право приветствовать лишь наклоном головы или не приветствовать вовсе, что также изложено в упомянутом уложении.
   - К тому же, для сотворения реверанса этикет предписывает женщине находиться в платье, что также не соответствует данной ситуации, - не удержался Кай.
   - Зубастые у тебя ребята, друг мой. Но интересные, - усмехнулся мужчина. - Как бы там ни было, сегодняшний протокол не предписывает их нахождения на заседании, ты и сам знаешь.
   - Знаю, поэтому они пойдут смотреть особенности вашего мира и вникать в язык, который будут изучать.
   - Что ж, раз так, то позвольте вам помочь, молодые люди. Эрик!
  На окрик мужчины подошёл высокий и симпатичный юноша, старше нас с Каем. Судя по всему, помощник или посыльный. Отдав юноше распоряжение относительно нас, мужчина пригласил отца проследовать в зал, так как остальные уже зашли и расположились на своих местах. Сказав, что сам потом нас найдёт, папа последовал за мужчиной, ну а мы с соседом вопросительно посмотрели на Эрика.
   - Вы впервые в нашем мире? - задал вопрос юноша, уводя нас через холл к выходу из здания.
   - Да, впервые. - Ответил за нас обоих Кай.
   - И на каком курсе вы учитесь?
   - Эрик, вы, судя по всему, недавно занимаете своё нынешнее место? - Уточнил Кай. - Можете не отвечать, ваш вопрос вас выдаёт. Мы обучаемся на втором курсе, факультет общей магии, что видно по цвету нашей формы и шевронам на ней же.
  Юноша, быть может, и хотел что-то сказать в своё оправдание, но не успел, как впрочем, и Кай ничего больше не добавил, так как застыл столбом, едва мы ступили на мостовую при выходе из здания. И было отчего.
  На первый взгляд, это был привычный мне мир. Высотки, машины, автобусы, трамваи, поезда, метро. И всё же даже моя челюсть поползла вниз, стоило мимо нас пролететь автомобилю-такси, а когда я проследила за ним взглядом, оказалось, что движение в небе ничуть не меньше, чем на земле. Кроме вышеупомянутых машин, летали и что-то в виде шатлов, и мини-самолётов, и капсулы, имеющие самые разнообразные формы и размеры.
   - Да, для тех, кто видит наш мир впервые, он потрясает, - слегка ехидным тоном прокомментировал наше удивление Эрик, отыгрываясь после намека Кая о его некомпетентности.
  Я - ребёнок 21 века со всеми вытекающими, но, чёрт побери, он прав - это потрясающе!
   - Один наш одноклассник упомянул что-то про аэроболы, - вдруг вспомнила я первое знакомство с ребятами из группы и вопросительно посмотрела на юношу.
   - Да, это молодёжное развлечение, гонки на аэроболах, проводятся в пустыне Карим, - подтвердил Эрик. - Если хотите, я покажу.
  После моего кивка и пожатия плечами от Кая (он всё ещё не отошёл от впечатлений) Эрик вскинул руку вверх, и буквально секунду спустя перед нами остановилось одно из летающих такси. Загрузившись в него, мы полетели. Кай вцепился руками в сиденье, метнув на меня испуганный взгляд, но я сделала вид, что не заметила, прилипая к стеклу. Сверху открывался ещё более захватывающий вид. Видимо, это была столица одной из крупных стран этого мира, хотя я, к своему стыду, никогда не интересовалась географией и геополитикой Содружества миров, о чём теперь искренне сожалела. И пообещала самой себе исправить это в скором времени.
  Мы пролетели над причудливым зданием в виде арки, в проёме которой время от времени включались голограммы, показывающие, по всей видимости, новые модели самолётов. Я просто вертела головой, замечая и здания, и технические сооружения, и множество взлётных площадок, и обсерватории, находящиеся на крышах многих зданий. Мимо нас на большой скорости пролетали маленькие, не больше футбольного мяча, капсулы, доставляющие, видимо, или информацию, или посылки небольших размеров. А может, и нет, спрашивать я не стала.
  Наш провожатый, больше не обращая на нас внимания, завёл непринуждённый разговор с таксистом. Невольно я стала прислушиваться, но не к смыслу слов, а к их звучанию, как и советовал папа. Да, наши переводчики прекрасно справлялись со своей работой, но и их можно было обмануть. Язык диклоберцев (не зная его названия, про себя назвала его именно так) звучал интересно. Такое ощущение, что гласных букв было гораздо больше, чем согласных, из-за чего создавался несколько певучий эффект, слова казались длиннее. Как я и сказала, интересный язык.
  Минут через десять такси оставило позади город и вылетело на его пределы. Тут же показались горы с довольно внушительными вершинами и обширной растительностью. Я даже рассмотрела нескольких диких козлов, щипавших траву на склоне, и показала их Каю, уже вполне себе освоившегося в пространстве салона. В скором времени впереди показались первые признаки пустыни, и вот мы уже приземлились на специальной площадке возле длинного двухэтажного здания, окружённого высокими ангарами.
  Эрик повёл нас внутрь здания, в один из кабинетов на первом этаже, где нам навстречу поднялся мужчина внушительного телосложения, но с добрыми карими глазами. Выслушав нашего сопровождающего, мистер Кэмэйн, как он представился, перевёл взгляд на нас с Каем.
   - Значит, вы, ребята, хотите полетать? - уточнил он. Судя по лицу Кая, он не был согласен с этим вопросом, а я просто активно закивала. - Вы уже пробовали летать на каких-либо машинах?
   - Такси, привезшее нас сюда, считается? - вопросительно подняла я бровь, на что владелец проката аэроболов только покачал головой. Ну не рассказывать же им про Смея, меня спросили только про машин, про дракона разговора не было.
   - Что ж, тогда, сами понимаете, я не могу вам самим доверить управление летательным аппаратом, но с удовольствием продемонстрирую всю прелесть полёта, - усмехнулся мужчина и с помощью коммуникатора вызвал двух пилотов, быстро объяснил задачу и прервал разговор, снова обратившись к нам: - Сейчас ребята подготовят машины. Пойдёмте, проведу к взлётной площадке и покажу, что здесь и как.
  Нам сделали экскурсию по одному из ангаров, показав старые модели аэроболов и более новые, так сказать, усовершенствованные. На вопрос, что находится в соседнем ангаре, мистер Кэмэйн ответил, что там располагаются частные аэроболы, владельцы которых платят мужчине за аренду помещения и ремонт, производимый его мастерами. В этом же ангаре, куда он нас привёл, стоят машины, на которых летают все желающие. Как и в трёх других, так как подобное времяпровождение довольно популярно среди молодёжи.
  Где-то минут через двадцать мужчина провёл нас на посадочную платформу, на которой уже находились предназначенные нам аэроболы и два лётчика, которым на первый взгляд было чуть больше двадцати лет отроду. Представившись Мирославом, первый лётчик увёл Кая готовиться к полёту, а второй вопросительно посмотрел на меня:
   - Девочка, ты не испугаешься?
   - Меня зовут Лиона, а тебя? - спросила я, сдерживаясь от хамства.
   - Светобор.
   - Что ж, Светобор, не попробуем - не узнаем, не так ли?
  Тяжело вздохнув и покосившись на шефа, словно спрашивая, за что ему повесили на шею малолетку, парень показал, как правильно забраться в двухместную капсулу и пристегнул меня ремнями крест-накрест. Подал шлем, сам застегнул, а также быстро провёл инструктаж, смысл которого сводился к фразе: 'Не трогать ничего!'. Затем сам забрался в кабину, проделал те же манипуляции, пощёлкал тумблерами, нажал несколько кнопок, запустил двигатель и медленно выкатился на взлётную полосу вслед за собратом. Разогнавшись, аэробол взлетел, вызвав в моём желудке стаю мурашек, спрятал шасси и полетел в пустыню.
  Видимо, во многих парнях есть что-то такое, что заставляет их выделываться перед любой девчонкой. Вот и этот представитель сильной половины решил, во что бы то ни стало показать мне, какой он крутой, или напугать, как можно было предположить по его первому вопросу. И наш мирный полёт вдруг прервался резким поворотов вправо, а затем началось... Бочки, мёртвые петли, спирали, резкие наборы скорости, практически неконтролируемое падение и молниеносные взлёты. Мы спускались к самой земле, практически елозя брюхом по песку, и снова поднимались ввысь, пытаясь обогнать ветер. Долетев на каньона, нырнули вглубь, на миллиметр разминувшись с ближайшей скалой и пролетели под арочнообразным каменным сводом, чтобы снова подняться в небо. Сделав ещё несколько бочек и мёртвых петель, Светобор, видимо, решил, что на первый раз мне достаточно и этого, и, развернувшись, полетел на базу.
  То ли случайно, то ли нет, но второй аэробол с Каем показался справа от нас, приземлились мы также поочередно. Пока мой пилот выруливал на стоянку, я заметила, что вместе с мистером Кэмэйном и Эриком стоит и папа, и они все вместе направились к нам. Отстегнув ремни, я с помощью Светобора выбралась из кабины и подошла к ожидающим мужчинам. То же сделал и Кай, и, глядя на его бледно-зелёное лицо, я тихо порадовалась своему крепкому организму. На вопрос, понравился ли первый полёт, Кай, кажется, позеленел ещё больше, и я заметила усмешку Мирослава, который смотрел на моего соседа. И, выдержав небольшую паузу, ответила:
   - Классно! Когда можно повторить?
   - Боюсь, что не скоро, - усмехнулся папа, проводя рукой перед Каем, отчего тому явно стало лучше, и он благодарно кивнул папе.
   - Жаль, мне понравилось, - улыбнулась я.
   - Неужели ни капельки не было страшно? - переспросил Светобор, и у меня закралось подозрение о споре между ним и Мирославом в отношении нас с Каем. Что ж, мальчики, учитесь проигрывать.
   - Нет, мне понравилось, как я уже и сказала. Спасибо за доставленное удовольствие, мистер Кэмэйн. Эрик, спасибо за сотрудничество.
   - Нам пора, такси ждёт, - сказал папа.
  И прежде, чем уйти, я, протянув руку Светобору и пожимая его в ответ, тихо сказала: 'Извини, парень, но это не сравнится с полётом на драконе. Вот где страшно. Страшно здорово!'.
  И побежала догонять остальных.
  

***

  
  
  Несколько дней после памятного посещения Диклоберка прошли в нормальном учебном темпе. Приближалась зимняя сессия, преподавателей и студентов штормило, но пока только в лёгкой форме. Наверное, именно поэтому я и поддалась на уговоры Лерки, по своему обыкновению нервничая перед предстоящими экзаменами. Но обо всём по порядку.
   - Лиона, подожди! - Утром после завтрака окликнула меня Лера. Я даже удивилась, ведь всего черед пару часов нам предстояла общая лекция по основам дипломатии, и мы вполне благополучно могли бы поговорить и перед уроком. Но у приятельницы, видимо, было собственное мнение на этот счёт.
  Лера, она же Валерия, она же одна из тех второкурсников, кого вместе со мной забросило на МАМИДу с Земли. Неплохая девчонка, из той категории девчат, которые и учатся хорошо, и повеселиться любят. Быть может, эти черты её характера и дали ей путь на факультет боевой магии. Мы с ней общались в основном на встречах клуба землян, поскольку расписания наши редко совпадают, да и я больше заучка, чем душа компании.
   - Привет, ты что-то хотела?
   - Да, - понизила голос девушка. - Приходи сегодня вечеров в клуб землян.
   - Зачем? - поинтересовалась, прекрасно зная, что наши собрания не являются обязательными.
   - Мы с ребятами развлечение одно придумали, приходи, не пожалеешь, - улыбнулась Лерка.
  Вообще-то со следующей недели начинаются первые зачёты, и мне хотелось бы их сдать. А для этого не мешало бы прочесть гору дополнительной литературы, - заметила я.
   - Ой, Лионка, можно подумать, что ты не сдашь, - отмахнулась приятельница от моих слов. - Всё, ничего не знаю, сразу после ужина собираемся в клубе.
  Надо сказать, этот день не задался у меня с самого начала. Во-первых, я проспала, и Кай тоже, поэтому привычную пробежку пришлось отменить. Во-вторых, первой парой стояла практика по этикету, и наставница только и говорила, что о будущем зачёте, и о том, что мы его точно не сдадим, если будем и дальше путать простейшие вещи. Стоит ли говорить, что мы с Ладой после этой пары выглядели расстроенными?
  В-третьих, уже упомянутая мною лекция совместно с боевиками превратилась в банальный опрос практически каждого студента, и я к своему стыду не знала ответ на заданный мне вопрос. Впрочем, его не знал никто из студентов, и это почему-то сильно разозлило лектора, и конец лекции вылился в его монолог по поводу нашей лени, бестолковости и нежелании читать что-то, кроме учебника. Восприняв всё это в первую очередь на свой счёт, я даже не хотела идти на обед, а направиться сразу в библиотеку, но попавшийся мне по дороге Смей не дал такой возможности. Не слушая никаких возражений, дракон едва ли не силком потащил в столовую, где не отходил ни на шаг до тех пор, пока я нормально не поела. А когда мы с ним оба справились с обедом, напомнил, что сам не так давно был второкурсником и знает, как преподаватели наседают перед сессией, но это не повод вредить своему организму.
  Согласившись с правотой Смея, успокоилась, понимая, что прочту дополнительную литературу, время ещё есть. И в приподнятом настроении пошла на урок мастера Хейдена, где меня, как назло, поджидало в-четвёртых. Собственно, именно сегодня мастер решил, что стрелок из меня уже получился, а значит, пора учиться рукопашному бою. Впрочем, это предстояло нам всем. Разбив нас на пары, причём как сам того пожелав, мастер стал показывать приёмы нападения и обороны, нашей же задачей было попытаться запоминать и повторить. Моим напарником оказался Дирандир, что само по себе неприятно, так ещё и, судя по всему, его дома учили чему-то подобному, так как в последующие полчаса меня то и дело роняли на землю, ставили синяки, скручивали руки - и всё это с таким видом, будто я абсолютно не сопротивлялась. Да ещё и мастер Хейден, прохаживаясь между учениками, поправляя и подсказывая, похвалил Дирандира за старания, а меня, наоборот, отругал за то, что даже и не пытаюсь запомнить последовательность приёмов.
  Только последняя на сегодня практика не принесла ничего, кроме огромного домашнего задания, что, честно говоря, уже воспринималось философски. Стоит ли говорить, что после ужина мне никуда не хотелось идти? Вот только, едва мы с Ладой допили компот, как возле нас тут же материализовалась Лера и потащила за собой.
  В аудитории, служащей нам клубом, находились все второкурсники-земляне. Было нас двенадцать человек, что, по словам папы, вполне нормально для ежегодного приёма. И все, кроме меня, были магами разной направленности. Впрочем, интересно не это, а то, что один из парней, Влад, чертил на свободном от столов пространстве двенадцатилучевую пентаграмму, а стоящая рядом с ним Оля поглядывала с раскрытую в её руках книгу и подсказывала, где он ошибся. Остальные ребята тихонько сидели, стараясь им не мешать.
   - Что здесь происходит? - удивлённо выдохнула я. - Правда, здорово?! - улыбнулась Лера и тут же добавила, светясь энтузиазмом: - Мы будем вызывать привидение.
   - Чего? - пискнула Лада, а я просто рот раскрыла от удивления. - Разве это возможно?
   - Влад копался в библиотеке, делал реферат по теории боевой магии, и в одной из книг обнаружил пентаграмму и подробное описание ритуала вызова призрака. Показал мне, решили попробовать. Интересно же.
   - Ты сказала, пентаграмма, а чертите двенадцатилучевую, - заметила я.
   - Ты нас ведь двенадцать, вот мы и изменили рисунок. Предупреждений в книге не было.
   - Всё, мы закончили, - прервал наше обсуждение голос Оли.
   - Давайте начинать, - махнула рукой Лера и добавила ехидно: - Господа, занимайте места согласно купленным билетам.
  Мы стали на лучи октограммы, я оказалась между Ладой и Лерой, и последняя, выдержав несколько секунд, наполненных абсолютной тишиной, стала нараспев произносить заклинание:
   - Герридэ савао алоса валири атанте рад!
  Кажется, не только я затаила дыхание, ожидая результата, но и все ребята тоже. Что-то мне в этом заклинании показалось странным, только понять не могла, что именно. Томительно проходили минуты, но ничего не изменилось, никакой потусторонней сущности в нашей аудитории не возникло.
   - Вы уверены, что всё правильно сделали? - поинтересовалась Лада.
   - Заклинание, конечно, нам незнакомое, но я три дня в библиотеке сидела, выверяла каждое слово, да потом ещё день заучивала, так что не может тут ошибки быть, - категорично высказалась Лера, уверенна я в своей правоте.
   - Тогда, быть может, ты просто сама заклинание это не вытягиваешь? И нам стоит круг силы создать? - предложил Вовчик, ещё один будущий боевой маг, по совместительству первый раздолбай курса.
   - Давайте попробуем, - не стала отказываться Лера.
  Мы взялись за руки, и Валерия снова произнесла слова заклинания, ни разу не запнувшись и не сбив дыхания. Но результата по-прежнему не было.
   - А теперь то что не так?! - возмутилась девушка.
   - Слушай, а помнишь, как магистр Летау говорил, что если мы работаем в группе, то все должны думать только о конечном результате, иначе ничего не получится? Может, вот в чём проблема? - высказал ещё одну мысль Влад.
   - Давайте попробуем, - уже не с энтузиазмом, а скорее устало согласилась Лера. - Так, ребята, выкинули и головы все посторонние мысли, думаем исключительно о призраках, духах и иже с ними. Готовы?
  На этот раз выдержав не меньше минуты, чтобы все точно представили себе желаемый результат, Лера снова произнесла слова заклинания:
   - Герридэ савао алоса валири атанте рад!
  И вот тут меня и кольнула мысль, отчего это заклинание казалось мне странным, и, не подумав, я брякнула:
   - Алосай валири асанте рад!
   - Что? - переспросила Лера, а все ребята посмотрели на меня в недоумении.
   - Ты не так произнесла глагол. Не 'алоса', что значит повелевай, а 'алосай' - повелеваю. Мне слух царапнуло, вот и поправляю.
   - Похвальное стремление к знаниям, моя дорогая, - звонко прозвучало над нашими головами и все как по команде посмотрели вверх, узрев Душу, парящую под потолком. - А вам, господа-студенты факультета боевой магии стыдно не знать элементарных вещей, как, например, того, что в МАМИДе призраков не существует.
   - Общники тоже этого не знали, - буркнул Игорь. - Так им этого и не надо, у них боевая магия начнется гораздо позже. А вот у вас, если я не ошибаюсь, магистр Летау говорил ещё на первой лекции по теории боевой магии, что из-за перегруженности эфира в таких академиях, как наша, никакие сущности просто не задерживаются, если только они не являются частью магической структуры учебного заведения. В любом ином случае ваша бесконтрольная магия их попросту уничтожает, даже не замечая этого.
   - А почему вы нам это поясняете? - осторожно поинтересовалась я.
   - Почему-бы и нет? К тому же ваше заклинание меня призвало, значит, сейчас вы имеете право меня спрашивать, - ухмыльнулась Душа, если эту её эмоцию можно было трактовать именно так.
   - Значит, у нас всё же хватило сил на призыв? - обрадовались Лера и Влад, тут же пожав друг другу руки.
   - Да... хватило, - и эта пауза перед вторым словом ну уж очень мне не понравилась, слишком выразительно в этот миг Душа покосилась на меня. Ёшкин кот, хорошо, что ребята не обратили на это внимание.
   - И что дальше? - задала закономерный вопрос Лада, как я заметила, настороженно поглядывая на Душу. Слишком хорошо нам помнится посвящение в студенты.
   - Ну, если у вас больше вопросов нет, может, отпустите? - насмешливо уточнила Душа, судя по всему наслаждаясь растерянностью ребят.
   - А как? - робко спросила Оля. Влад и Лера переглянулись, и я поняла, что мы попали - эти двое понятия не имели, как отменить действие заклинания.
   - А вы не знаете? - удивилась Душа. Если бы не ситуация, я бы посмеялась и поаплодировала такой игре. 'Оскар', и не меньше. Но, всё же быть без ложной скромности одной из лучших студенток курса хорошо, так как прекрасно знаю, что неправильно законченный ритуал (а применение пентаграммы это уже ритуал) может привести к катастрофическим последствиям, вплоть до летального исхода. И сейчас костерила себя последними словами, доверившись студентам-недоучкам. Приключения захотелось, адреналина. Дура. Что папа скажет?
   - Вэллари! - на свой страх и риск произнесла я команду из тайного языка МАМИДы, означающую отмену всех действий. Это было первое, что пришло мне в голову.
   - Молодец, девочка, - прошелестел удаляющийся голос Души, и я вздохнула с облегчением.
   - Что это было? - спросила Лада, покосившись на меня.
   - Вычитала в какой-то книге отпускающее заклинание, вот и вспомнилось, - небрежно пожала плечами и вышла за пределы пентаграммы: - Как хотите, а я ушла. Хватит с меня приключений.
  И, не услышав возражений, молча вышла из аудтории.
  
  

Глава 8

  
  
   Декан факультета общей магии Ортолон Сагир просматривал экзаменационные ведомости всех курсов и недовольно хмурился. Пятьдесят студентов можно было смело отчислять. Пятьдесят! Хорошо, если хотя бы половина из них пересдаст экзамены за время каникул или за первый месяц нового семестра. И всё равно количество кандидатов на отчисление декана раздражало.
   Только дойдя до ведомости второго курса, магистр улыбнулся. Дочь сдала сессию на отлично, даже по тем предметам, которые ей не давались изначально, либо которые она как усилитель изучала теоретически. В такие моменты Ортолон сожалел, что Лиона не является магом. С её потенциалом и жаждой знаний звание магистра могла бы получить и до истечения сорока лет, он был в этом уверен. Жаль...
   Впрочем, если быть честным, именно эта её особенность и заинтересовала декана в маленькой студентке с далёкой планеты Земля в её первый день в МАМИДе. Давно в академию не попадали сильные усилители, а уж с таким даром и подавно. Поэтому, незаметно от девочки, преподавательский состав наблюдал за ней, и декан больше остальных.
   Лиона оказалось с характером. Таким, с которым не рождаются, а приобретают не от сытной и счастливой жизни. И при этом не озлобленной, хотя и циничной. Студенты ошибочно полагают, что все их проделки остаются неизвестны преподавателям. Не думая о том, при наличии Души это просто невозможно. В большинство проделок преподаватели не вмешиваются, но если что-то угрожает жизни или здоровью студентов, или влияет на успеваемость - тогда начинается раздача плюшек. Часто декан посмеивался над фантазией студентов, их сообразительностью. Вот как с Лионой, к примеру. И делился с супругой, которой доверял, как себе самому. Когда от жены поступило предложение удочерить Лиону, раз уж супруг так прикипел к девочке, Ортолон поначалу утратил дар речи. Но в мозгу опытного боевого мага и не менее опытного воспитателя тут же промелькнули все доводы "за", и первыми в списке были симпатия к ребёнку и её безопасность. Поговорив с родной дочерью, супруги приняли окончательное решение, о чём сообщили ректору, а чуть позже и Лионе. Лёгкость, с которой малышка влилась в их семью, приняв родителями, только убедила мужчину в правильности принятого решения.
   Подумав, что дочь, возможно, забыла, что второкурсники могут на каникулах разъезжаться по домам, он быстро отправил её посланца, приглашая к себе. А в ожидании продолжил выполнять утомительные обязанности декана.
  
  
   Лиона
  
   Вызов от отца застал меня в состоянии безделья. Сессия закончилась и вымотала настолько, что не было желания вылезать из кровати. И, судя по отсутствию шуршания под дверью, Кай тоже ещё валялся. Хотя для него сессия прошла гораздо легче уже потому, что он прекрасно знал этикет, и, честно говоря, немало помог мне с запоминанием всей этой премудрости. Впрочем, как и с танцами.
   Понимая, что папа просто так вызывать не станет, да и вызовы всегда заканчивались чем-то интересным, силой воли подняла свою тушку с кровати и собралась. В темпе добежав до деканата, подивилась отсутствию секретаря и постучав в дверь кабинета, просочилась внутрь. Папа разбирал бумаги, но при виде меня тут же отложил работу и улыбнулся.
   - Ну что, поздравляю с ещё одной успешно сданной сессией. Ты молодец.
   - Спасибо, - удобней устроившись в кресле, улыбнулась я. - Ты мне за этим из кровати вытащил?
   - Ох уж эта молодежь, никакого почтения, - притворно строго покачал головой папа, но я видела, что он не сердится. - Нет, не за этим. Ты помнишь, что второкурсники могут проводить каникулы вне стен МАМИДы?
   - Мы поедем домой?! - вопросительно воскликнула я, и едва папа кивнул головой, тут же бросилась к нему на шею. - Как здорово, я так соскучилась по маме и Шайн.
   - Милая, Шайнила вряд ли сможет к нам приехать, они сейчас слишком заняты. А мама нас ждёт с нетерпением.
   - Когда отправляемся?
   - Мне надо закончить с делами, поэтому только завтра вечером. У тебя будет время попрощаться с друзьями и отметить сдачу сессии. - Папа подмигнул.
   Всё-таки наш декан лучший в мире.
  
   В припрыжку направляясь в общежитие, поймала по дороге Смея. Дракон, как и все мои друзья, сдал сессию, но в напряжении последних дней мы успевали только перебрасываться парой слов, когда встречались в столовой. И сейчас парень весь светился, что не могло не заинтересовать меня.
   - Привет, рассказывай, - усмехнулся я.
   - О чём? - сделал невинный вид друг.
   - Кто она.
   - Лионка, ты о чём? - тут же стал серьёзным Смей.
   - Ты весь светишься, вот мне и интересно, кто эта счастливица.
   - Не выдумывай, - отмахнулся дракон, мне даже показалось, что мои слова ему неприятны. Но я не успела извиниться, как друг сказал: - Я просто рад, что завтра смогу оказаться дома, соскучился, сил нет.
   - Я тоже завтра домой, - улыбнулась я. - А ребята?
   - Никто не остаётся. Но это не означает, что мы не отметим сессию.
   - Я не пью. - Категорично заявила и даже головой махнула для пущей убедительности. - Только компот.
   - Как скажешь, красавица. Тогда предупреди своих, и после ужина собираемся в нашей гостиной.
   - Замётано.
   Первым делом я заглянула в комнату Лады и Зами. Девчонки что-то активно обсуждали, и даже сразу не отреагировали на стук в дверь. Когда всё же открыли, оказалось, что Зами пригласила Ладу к себе на каникулы, и спор вёлся по поводу сбора вещей. Усмехнувшись, передала слова Смея, попросив рассказать и остальным, если я не успею. И быстренько вышла, пока не назначили судьёй в споре.
   Завтрак я всё равно уже пропустила, до обеда далеко, и время можно убить тренировкой. Если Кай не ушёл, то можно было вместе с ним отработать последний показанный мастером Хейденом приём по защите от нападавшего с клинком и кинжалом. По-моему, я не до конца его поняла.
   Кай действительно не ушёл, но поймала я парня практически в дверях. Попросив подождать буквально несколько минут, быстро переоделась в спортивную одежду и завязала хвост. Вдвоём идя к мастеру, мы, наверное, со стороны выглядели самыми странными студентами, но что поделать, если нам с Каем реально нравилось ратное дело. Некоторым, к примеру, нравится вышивать, а мне нет, и что теперь?
   - Что-то случилось? Ты выглядишь довольной, - спросил меня Кай, вырывая из мыслей.
   - Нет, ничего, за исключением того, что завтра первый день каникул, и я их проведу дома! - не смогла сдержать счастливый вздох.
   - Поздравляю, - ровным тоном сказал сосед, и я тут же устыдилась, вспомнив, что ему, в отличие от меня, придётся оставаться тут. Как и весь прошлый год.
   Несмотря на довольно ровные приятельские отношения, мы с Каем никогда не разговаривали о нашем прошлом. Поэтому причин, по которым он не мог отправиться домой, я не знала, да и не стремилась, понимая, что есть вещи, которым лучше оставаться неузнанными, либо это сугубо личное. И, как правило, ещё и наболевшее.
   - Надеюсь, ты здорово проведёшь эти каникулы. Ты их заслужила, и это просто констатация факта с моей стороны, - с лёгкой улыбкой продолжил Кай, чем немного удивил меня. Парень обычно не проявляет эмоции одобрения, считая, видимо, что это расхолаживает. Хотя уж кто-кто, а он заслуживает не меньше моего. Ой!
   - Кай, слушай, а хочешь провести каникулы со мной? - выпалила я и тут же захлопнула рот. Это что сейчас, я его пригласила к родителям? Правда?! Ущипните меня семеро. И в то же время не чувствовала, что поступаю не правильно, что, на мой взгляд, ещё более странно.
   - Что? - удивлённо посмотрел на меня парень и даже остановился.
   - Ты слышал.
   Вот так, остановившись на полпути, мы смотрели в глаза друг другу, пытаясь, наверное, впервые в жизни прочитать мысли другого и просто понять, сможем ли окончательно довериться и стать друзьями. В полном смысле этого слова. И, кажется, это у нас получилось, ибо его "Хочу" почти слилось с моим "Хорошо". В уютном молчании продолжив шествие на тренировку, я размышляла, что стоит предупредить родителей, но даже не сомневалась, что они одобрят.
  

***

  
  
  Не торопясь открывать глаза, я потянулась, нежась под тёплым одеялом, и улыбнулась, уловив витающий в доме запах свежеиспечённых булочек с ванилью. Мама нас балует, закармливая домашними вкусняшками. Папа смеется, что через две недели нас троих портал не сможет перенести обратно в Академию, ибо надорвётся. А мама только усмехается и закрывает ему рот очередной плюшкой. И Каю подкладывать не забывает, отчего мой друг едва заметно смущается, но, кажется, доволен.
  Вообще, как я и предполагала, родители вполне спокойно восприняли моё приглашение Каю, заверив, что всем моим друзьям они всегда рады. Парня поселили в комнате напротив моей. Папа дал ему домашние шорты и футболку, заметив, что в привычных брюках и рубашке Каю будет жарко, а вечером вообще сводил его в ближайший магазин, где друг приобрёл себе лёгкую одежду по здешней погоде, сандалии, а также плавки для бассейна. В первый день после перехода мы разбирали вещи, общались с родителями и загорали.
  Ещё раз зевнув, открыла глаза, потянулась и решительно отбросила одеяло, направляясь в душ. Сегодня родители собирались показать нам с Каем город, и я даже была согласна надеть сарафан. А пока собиралась, невольно вспомнился последний день, проведенный в МАМИде перед началом каникул.
  Завтраком наслаждались только мы с Каем, поскольку остальные ребята сидели помятые, а кое-кого и вовсе не было. Староста, кстати говоря, тоже присоединился к нашей компании, отмечающей окончание сессии, впервые, и после моего приглашения. Криво усмехнулся и вполголоса сказал, что сегодня он готов соглашаться со мной во всём. И пусть его присутствие совсем не радовало Смея, Кай весь вечер был вежлив, да и выпил всего один бокал вина, оставшись абсолютно трезвым.
  Зато ребята развлеклись вовсю. Смей поддержал меня в желании пить только сок, даже бокал с разбавленным вином, который подсунул Дикон, отобрал, приговаривая: 'Правильно, нам больше достанется'. За что и отхватил несколько подзатыльников, но не от меня. А ещё друг не позволил себе ни одного кривого слова в сторону Кая, разве что сел подальше от него и поближе ко мне.
  Пока отец был занят, мы с Каем успели сходить на последнюю тренировку, а после сдать книги в библиотеку. За семестр у меня скопилось немало дополнительной литературы, так что пришлось дважды идти. Впрочем, мастер Ци всегда был рад меня видеть, и за разговором с ним я призналась, что пригласила соседа погостить на каникулах. На что библиотекарь похвалил меня за проявленное дружелюбие, даже неловко немного стало. А когда я вернулась в комнату, Кай попросил потренироваться в лашиире, поскольку понимал, что именно на этом языке нам придётся разговаривать следующие две недели, и даже признался, что положил в свой багаж словарь. Согласившись, мы с другом нашли свободный кабинет и три часа, не прерываясь ни на что, я со старостой общались на языке ронков. Я отметила, что Кай добился потрясающих успехов в освоении лашиира, и посоветовала выкинуть словарь, так как даже если парень что-то и не поймёт, я помогу.
  Выйдя из своей комнаты, постучала в комнату Кая, спрашивая, проснулся ли он. Друг крикнул, чтобы подождала его несколько минут, он почти готов. Ему тоже не терпелось посмотреть новый мир, как и мне, ведь в прошлый раз всё, что я видела - это бесконечные рынки, на которых мы гуляли благодаря маминой любви к покупкам. Зато сегодня нам пообещали показать столицу. И вот после плотного завтрака папа перенёс нас всех в самый центр Паларии - столицы княжества Паннерили, страны ронков в мире Касан. Кстати, князь управлял страной чисто номинально, реальная власть принадлежала Палате Лордов, но, тем не менее, ронки искренне любили князя и никто не помышлял о смене династии.
  Портал перенёс нас к городскому парку, который был разбит в самом центре столицы и окружал дворец князя. В сам дворец без приглашения было не попасть, а вот вход в парк был свободным.
  Я никогда не спрашивала, кем папа был на Касане, но что многие жители его знают и почтительно здороваются, впрочем, как и с мамой, обнаружила как раз на этой прогулке. Бродя по дорожкам парка, замечала, как к папе подходят ронки и долго с ним беседуют, да и не только они, а также и иные гости столицы.
  Полюбовавшись причудливыми формами деревьев и красотой цветов на многочисленных клумбах, родители потащили нас на оживлённые улицы. Привычного мне транспорта, конечно, не наблюдалось, здесь в ходу были экипажи, коляски, кое-где встречались старомодные велосипеды, или просто всадники на статных лошадях. Многочисленные прохожие курсировали по тротуарам, которые, в отличие от моего родного мира, были довольно просторными. Высоких домов в городе не было, три этажа - это максимальная высота зданий. В основном, дома строились двухэтажными, но папа рассказал, что единого стандарта никогда не существовало, каждая семья сама выбирала дизайн дома.
  Мама показала нам здание театра, довольно вычурное, и сказала, что вскоре состоится премьера спектакля, и мы на него сходим, билеты заказаны. Рядом находилось здание детского театра, куда мы с Каем заходить отказались, а вот в картинную галерею парень сходить согласился с большим удовольствием, так как, как оказалось, хорошо рисовал. Я тут же попросила показать мне рисунки, и Кай согласился. В галерее несколько залов с определённой тематикой: пейзажи, портреты, баталии и т.д. Мастерство художников потрясало, и мы потратили не меньше часа, чтобы рассмотреть каждую картину. Мне особенно понравились картины, выполненные карандашом, их лаконичность меня заворожила. Мама отдавала предпочтение пейзажам, папе нравилось море (мне тоже, кстати говоря), а Кай просто рассматривал технику и что-то отмечал для себя.
  Выйдя из картинной галереи, папа заметил, что неплохо было бы перекусить. Получив наше согласие, повел нас через несколько кварталов к своему давнему другу, Вилеверусу Теракуру, держащему самую известную в столице ресторацию. В силу времени в помещении хватало столиков, и мы заняли один из свободных у окна, расположившись на удобных диванах. Тут же подали меню, но мы не успели выбрать, как к нам подошёл сам хозяин, сердечно поздоровавшийся с папой и мамой. Представив нас с Каем, родители перекинулись с Вилеверусом парой слов, и хозяин пообещал сам выбрать для нас блюда, заверив, что его выбор ещё никогда не был плох. Единственное, что нам пришлось выбирать - это напитки, и я к своему большому удивлению получила любимый молочный коктейль. А еда в ресторации и правда была выше всяких похвал.
  После обеда мы примерно час ещё побродили по столице, любуясь причудливой фантазией владельцев зданий, а также по дороге заглянув в парочку магазинов как женской, так и мужской одежды, и тут мама была непреклонна, настаивая, что молодым девушке и парню необходимо больше вещей, чем мы думаем. Спорить в нею не получалось, так что пришлось пообещать, что в ближайшие дни непременно схожу с мамой на рынок. Впрочем, мне и самой туда надо было. Но об этом позже.
  Час спустя, уточнив, не устали ли мы и получив ответ, что вовсе нет, папа переглянулся с мамой и загадочно улыбнувшись, потащил нас на ближайшую портальную площадку. И мгновенно переместил нас на несколько кварталов севернее, где, едва мы спустились с площадки, я с удивлением обнаружила парк аттракционов. Самый крутой из всех, какие только могла предположить. Ибо тут всё работало на магии, а значит, о гравитации не могло быть и речи.
  Заверив родителей, что из парка не уйдём, получили на руки абонемент на все виды аттракционов и деньги на сладости. Папа предупредил, что абонемент взят на весь следующий месяц, так что нам можно не спешить. И, сообщив, что вернётся за нами через три часа, тут же отбыл вместе с мамой. А мы с Каем поскакали развлекаться, ведь судя по глазам друга, такое он явно видит впервые в жизни. Что ж, пошалим.
  
  На следующие несколько дней у нас с Каем сложился вполне комфортный распорядок дня. Мы просыпались, завтракали, помогали, если требовалось, маме или папе, и с помощью кулона-портала переносились в парк аттракционов. Проводили там время до обеда, затем возвращались домой. После обеда плавали в бассейне, загорали, или могли засесть в библиотеку, наслаждаясь папиной подборкой книг по самой разной тематике. Как признался Кай, за это время он выписал для себя просто уйму новых заклинаний и ритуалов, которые не мог найти в академии. А после ужина стали собираться в гостиной и просто разговаривать с родителями и друг другом, или играть в разные игры, или обсуждать прочитанную литературу.
  Родители заметили, что Кай старается о себе не рассказывать. Он не врёт, но на любые вопросы о семье или молчит, или уводит разговор в сторону. Поняв это, парня перестали расспрашивать, благоразумно интересуясь его предпочтениями, увлечениями, желаниями, и тонко намекая, что им стоит доверять. Как мне показалось, Кай это понял, но доверие - такая штука... Сама знаю.
  Так прошло какое-то время, пока папа как-то вечером не сообщил, что совсем скоро мы поедем на отдых. Уточнив, что он имеет в виду, удивились. Оказалось, на Касане, географией которого я не слишком интересовалась в связи с отсутствием времени, а также знания о том, что в дальнейшем у нас будет предмет, посвящённый географии миров, есть несколько морей. И что одно из них расположено на южных землях ронков, где в незапамятные времена построили отели и базы отдыха. Вот в одном таком отеле папа и забронировал номера на всех четверых, надеясь оздоровиться на полезных солёных водах.
  Два дня прошли в суматошных сборах. Особенно нервничала мама, боясь не взять с собой ну очень нужную вещь, и нам всем приходилось её успокаивать. Папа вообще предложил ограничиться плавками, купальниками, шортами, майками и панамками, но мама так на него посмотрела, что он тут же ретировался к себе в кабинет. И не выходил до самого ужина.
  Наконец настал тот час, кода все чемоданы упаковали и папа перенёс всех нас на территорию забронированного отеля. Один из служащих, дежуривших на площадке прибытия, провёл нас на стойку регистрации, и через пятнадцать минут мы получили ключи от забронированного домика, куда нас и повёл уже другой служащий. Пока шли, я только и успевала вертеть головой по сторонам. Судя по всему, площадь отеля была огромной. Главное здание предстало двухэтажным строением с огромным холлом внутри и, так сказать, ресепшеном. Чары охлаждения работали исправно, и в здании температура была более чем комфортной. А вот на улице, пока мы шли к нашему домику, было жарко и влажно, и позже я уточнила у папы, что возле моря всегда другая температура и влажность, чем в иных местах.
  Наш домик оказался пятикомнатными апартаментами с широкой верандой, двориком с бассейном, шезлонгами, гамаками и персональным пляжем. Внутри дома также работали чары охлаждения. Родители выбрали дальнюю спальню, а мы с Каем наоборот поближе, и первые полчаса просто раскладывали вещи в комнатах и персональных ванных. Что мне понравилось, так это интерьер домика: светлые тона, много натуральной ткани, камня, дерева. Во всех комнатах, за исключением гостиной, было только одно тёмное пятно - тяжёлые ночные чёрные шторы, но днём они прятались за потрясающе-нежным белоснежным тюлем, так что особо не бросались в глаза.
  Разложив вещи, мы переоделись в купальные костюмы, захватили полотенца и пошли на пляж, расположенный буквально в нескольких метрах от домика. Широкая кромка золотисто-желтого песка ожерельем опоясывала море, которое лёгкими волнами накатывало на берег. Побросав вещи на песок, мы с Каем наперегонки побежали к воде, желая поскорее познакомиться с этим чудным зверем по имени море.
  Вода оказалась в меру тёплой, солёной и прозрачной настолько, что на дне можно было рассмотреть каждую ракушку и каждый камень. Наплававшись и нанырявшись, мы с Каем вышли на берег, плюхнувшись на полотенца, а родители, наоборот, пошли плавать. Папа попросил, чтобы в их отсутствие мы в воду не лезли, а если заскучаем, то можно попытаться построить замок из песка. На наше возмущение, что мы не дети, папа только улыбнулся и прыгнул в воду, догоняя маму.
  Следующие несколько дней мы только и делали, что, едва проснувшись и позавтракав, бежали на пляж, где купались и загорали. Еда в отеле была удивительно вкусной, и её постоянно было много, то есть когда наш растущий организм проголодался, мы могли смело пойти в столовую и получить порцию еды, или вообще заказать в домик, если на улице слишком жарко. А уж всяких разных прохладительных напитков и вовсе не счесть.
  Для постояльцев отеля персонал часто устраивал различные соревновали, предназначенных разнообразить отдых. Например, турнир лучников, на котором Кай занял третье место, а я всего лишь второе, и так расстроилась, что папа едва смог меня успокоить, доказывая, что для моего возраста это прекрасный результат. Утешило меня лишь знакомство с победителем турнира, который по случайности отдыхал в этом же отеле, а ещё являлся прародителем техники стрельбы из лука, которой меня учил мастер Хейден. Получив похвальбу из уст самого Соланда Шадешана, а также его обещание как-нибудь наведаться к нам в МАМИДу, я успокоилась. И болела за Кая, который как раз участвовал в соревнованиях по фехтованию. И победил, впрочем, я и не сомневалась.
  А ещё были вечера, когда мы с родителями разжигали костёр во дворике, усаживались на диванчиках или шезлонгах, укутывались в пледы, поскольку с моря дул прохладный ветерок, и просто молчали. Или говорили обо всём и ни о чём. И эти вечера были прекрасны и упоительны.
  Перед самым окончанием отдыха Кай предложил подняться в горы, которые виднелись севернее нашего отеля. Он разузнал, что туда всех желающих может повести экскурсовод, а ещё говорят, что не так давно в горах построили прозрачный мост, и по нему очень интересно гулять. Согласившись, папа узнал насчёт экскурсии, и ранним утром мы переместились к подножию гор. Таких любопытных кроме нас набралось десять человек, и экскурсовод, проведя понятный инструктаж по технике безопасности в горах, повёл нас вверх по тропе.
  После первого километра пути я уже проклинала своё любопытство. Сразу вспомнилась прошлогодняя практика, и то, сколько нам тогда пришлось поплутать в горах. Да ещё этот подъём, когда ноги огнём горят. Посверлив недовольным взглядом спину идущего впереди меня Кая, я вздохнула и стиснула зубы. Не сдаваться же из-за такой ерунды.
  Решив отвлечься от однообразного перебирания ногами, стала крутить головой по сторонам. Вид, который открывался по море подъёма, завораживал. С одной стороны, раскинувшееся бескрайнее море, меняющее свой цвет в зависимости от приближения берега. С другой - горы, шапками подпирающие синеву неба. Сразу стало понятно, что поднимаемся мы по одной из самых маленьких гор. С третьей - равнина, на которой и построен наш отель, и с высоты он ничуть не теряет ни размеров, ни привлекательности.
  Экскурсовод вывел нас на небольшую ровную площадку, на которой нам было предложено немного передохнуть. И сообщил, что вскоре нам на пути попадётся природная пещера, проходящая сквозь гору. И по местной легенде давным-давно в этой пещере жил дракон. Но он давно умер, сокровища его разошлись по шаловливым ручкам находчивых персон. А вот легенда, что если в этой пещере загадать желание и громко позвать дракона по имени, то он услышит и желание сбудется, сохранилась. Дракона звали Венофар.
  Продолжив подъём, спустя непродолжительное время наша группа вышла к обещанной пещере. Судя по её размерам, дракон был совсем не малышом. Экскурсовод сказал, что для точного исполнения желания необходимо встать в центре пещеры, а он сам будет ждать нас на той стороне. Первые жаждущие сразу же исчезли внутри, и через несколько минут послышались первые крики имени дракона. А я стояла и размышляла, стоит ли мне вообще что-то загадывать, ибо на сегодняшний день у меня было всё, что я когда-то желала. Родители, друзья, интересная учёба и необычная жизнь, и хотеть что-то ещё казалось кощунством.
  Наконец, когда уже почти вся группа скрылась на той стороне пещеры, включая родителей, перед входом остались только мы с Каем, и друг предложил пойти вдвоём. Я кивнула. Внутри не оказалось ничего интересного, разве что приятный полумрак и свет в конце туннеля. Остановившись в центре пещеры, я всё ещё колебалась. А Кай закрыл глаза и, судя по всему, что-то загадывал. Тогда я подумала, а почему бы и нет, и загадала, чтобы у этого сильного парня наладились отношения с семьёй. Одиночкой быть тяжело, я знаю. И улыбнулась. Кай открыл глаза, одними губами спросил меня, готова ли, и по кивку мы одновременно крикнули:
   - Венофар!
  Секунду подождав, направились к выходу из пещеры, где в нетерпении переминалась в ноги на ногу остальная часть группы. Глупо было ждать чуда, не так ли?
  Преодолев ещё какое-то расстояние, на тот момент показавшее мне бесконечным, наша группа вышла на широкую ровную площадку, огороженную явно рукотворными бортами. Пока остальные осматривались, я прикипела взглядом к тому самому мосту, о котором все говорили. Прозрачное стекло, тонкие перила, ощущение невесомости конструкции, что усиливало отсутствие каких-либо поддерживающих опор или канатов. Длина моста на первый взгляд была не больше километра, заканчиваясь на соседней вершине горы, а как на самом деле...
  Подойдя к краю площадки, я посмотрела вниз. Нереальная высота, дух захватывает. А до неба, кажется, рукой можно подать. Стоит подпрыгнуть - и вот это облако окажется в руках. Или лучик солнца.
  Экскурсовод, наблюдая, как группа перемещается от ограждения к ограждению, сообщил, что он первым пройдёт мост и будет ждать нас всех на той стороне. А также сказал, что опасаться совершенно нечего, в мост встроены как основные накопители, так и резервные, поэтому конструкция абсолютно безопасна.
  Наслаждаясь видом на лес и море, я упустила момент, когда экскурсионная группа начала переходить мост. Моё внимание привлекли возглас удивления, раздающиеся на середине перехода, но страха в голосах не было. Родители уже тоже были где-то впереди, тогда как Кай продолжал стоять рядом со мной, также смотря вдаль. Наконец настала наша очередь ступить на мост, и мы с парнем подошли к краю площадки.
  Подошла - и поняла, что не могу. Просто физически не могу ступить на эту, не внушаемую доверия, конструкцию. Одно дело, когда чувствуешь под попой сильное тело дракона, тогда полёт превращается в удивительное приключение. И другое, когда нужно ступить на непонятно какой толщины стекло и молиться, чтобы оно не развалилось под тобой. Не могу.
   - Ты боишься высоты? - спросил Кай, внимательно рассматривая моё лицо.
   - До этого момента думала, что нет, - вздохнула я, понимая, что показываю свою слабость.
   - Ты ведь понимаешь, что нам надо перейти на ту сторону?
   - Понимаю.
   - Доверишься? - протягивая мне руку и делая первый шаг по мосту, спросил Кай, оборачиваясь и внимательно смотря в мои глаза.
  Понимая, что сама я этого не сделаю, а также и то, что после всего в наших отношениях уж точно ничего не будет, как раньше, я крепко ухватилась за протянутую руку парня и сделала шаг в неизвестность.
  
  
  День спустя мы вернулись домой. Успели пробежаться по рынку, я накупила друзьям подарки и сувениры, а утром следующего дня, попрощавшись с мамой, мы втроём перенеслись в МАМИДу.
  Каникулы закончились.
  
  

ГЛАВА 9

  
  
   - Парные бои!
   Энтузиазм в голосе магистра Аниса, возвестившего нам об этой новости, просто зашкаливал. Мужчина возбуждённо ходил взад-вперед по лекторским мосткам и пояснял то, с чего начнётся наш следующий семестр:
   - Парные бои - это первое в вашей жизни контролируемое испытание, следствием которого станут понятны связи, возникшие между вами и вашим партнёром. Вы обнаружит в себе сильные и слабые стороны, а также сможете оценить мастерство ваших будущих коллег.
   - Простите, магистр, разрешите вопрос? - обратился в мужчине Эрик Ламарк, усилитель, обучающийся на факультете боевой магии. К слову, здесь и сейчас в аудитории присутствовали исключительно усилители второго курса всех факультетов.
   - О каких партнёрах идёт речь? - после кивка магистра, задал вопрос Эрик.
   - Ваши партнёры - это студенты, которые были выбраны Душой как те, кто наиболее совместимы с вами как по характеру, так и по магии. Проще говоря, это ваши соседи по комнатам в общежитии.
   Гвалт, поднявшийся после этого сообщения, показал магистру, что студенты не разделяют его энтузиазм по поводу этих боёв, и тот же Эрик задал ещё один вопрос, точно отображающий причину возмущений:
   - Магистр, а если наши соседи не знают, что мы усилители, как тогда? И как мы вообще можем участвовать в парных боях, если не обладаем магией, кроме стихийной?
   - На все эти вопросы вы получите ответы на первом занятии, посвящённом теории и практике парных боёв. О времени занятий будет сообщено дополнительно. На сегодня это всё, можете быть свободны.
   И более не вслушиваясь в наши возмущённые крики, магистр стремительным шагом вышел из аудитории. Я же сидела, не в силах осознать происходящее. Партнёр... Бои... Бред какой-то. Но, кажется, я знала, у кого могу узнать подробности. Потому поднялась и, не менее стремительно вылетев из аудитории, направилась в деканат.
  
  
  
   - Нет, ну ты подумай, как они себе это представляют? - уже полчаса возмущалась я, переходя из угла в угол в нашей не такой уж большой гостиной.
  Кай сидел на диване, подперев голову рукой, и флегматично наблюдал за моими метаниями. Всё, что мне удалось узнать, я ему пересказала ещё в первые пяти минут разговора, и сейчас просто выпускала пар, и друг это понимал.
   - Два месяца! Какие-то два месяца на подготовку! Это притом, что нас не учили ни одному боевому заклинанию, не говоря уже о другом. И потом, они вообще понимают, как с такой нагрузкой, как у нас всех, находить время на тренировки? Ну что ты молчишь?
   -. А что ты хочешь от меня услышать? - спокойным тоном поинтересовался Кай. - Что я возмущён не меньше тебя? Да. Это полный бред, вся эта идея с парными боями. К тому же я не вижу смысла выставлять бытовиков против боевиков, к примеру. Или целителей.
   - К тому же, насколько я знаю, усилителей на факультете боевой магии учат взаимодействию с другими студентами, то есть расклад сил даже сейчас в их пользу, - заметила я.
   - Это не повод опускать руки.
   - Да, не повод, ты прав, но как ты предлагаешь спланировать время ВСЕХ наших занятий, при этом успевать готовиться к урокам, да ещё не завалить зачёты? К тому же я снова хотела просить тебя о помощи в танцах и этикете.
   - Можешь не просить, я и так намеревался дальше с тобой заниматься. А вот от утрешних тренировок с мастером Хейденом нам придётся отказаться, - тяжело вздохнул Кай. - Свой курс мы перегнали, зачёт можем сдать хоть завтра, и, кстати говоря, это неплохая идея, надо будет поговорить с мастером. Зато таким образом у нас освободится минимум два часа свободного времени, которое мы потратим на тренировки иного рода.
   - Это будет тяжело, - вздохнула я, опускаясь на диван рядом с Каем.
   - Да, но что у нас было легко? - усмехнулся парень краешком губ, и я повторила его усмешку. - Скажи, лучше, ты готова стать моей напарницей? Как я понимаю, связка маг-усилитель предполагает довольно тесный контакт друг с другом, и это... нелегко.
   - Нелегко мне было решиться на это в первый раз, но в тех обстоятельствах... Сейчас будет проще, наверное.
   - Ладно, разберемся. Предлагаю сходить в библиотеку и попросить у мастера Ци немного литературы на первое время.
   - Так нам же не давали список? Сказали, что только на первом собрании, - недовольно пробурчала я.
   - И ты думаешь, мастер Ци ничего не посоветует? - поднял бровь Кай, удивлённо покосившись на меня.
   - Да, ты прав, стоит попробовать. В конце концов, нужно планировать ведение боя, стратегию, тактику, разучивать заклинания. И потом, где тренироваться?
   - Пошли в библиотеку, воительница. Всё утрясётся, - усмехнулся парень, подхватил меня под локоть и потянул за собой к выходу из комнаты.
  Мастер Ци, помимо стандартного набора учебников, необходимых для нового семестра, по нашей просьбе принёс всего три книги. И сказал, что мы сами поймем их ценность. Поблагодарив библиотекаря, Кай левитацией подхватил все книги, и мы направились обратно в общежитие. И, как назло, напоролись на Дирандира, который не сдержался и съязвил нам вслед что-то про парочку магов-неудачников. Кажется, ещё что-то говорил, но я не вслушивалась, про себя понадеявшись, что с ним в комнате не живёт никто из усилителей.
   - Не переживай, с ним Астан живёт, да и тот едва терпит, - словно прочитал мои мысли Кай.
   - Я всегда думала, что аристократы должны подавать пример своим воспитанным поведением, а вот посмотришь за этого уродца, и хочется его стукнуть, - фыркнула я.
   - Аристократы разные есть, - пожал плечами Кай.
  Я промолчала, слегка покосившись на друга.
  
  
  Насколько лёгкими и прекрасными были промелькнувшие каникулы, настолько тяжело вливаться в течение нового семестра. И пусть новых предметов практически не прибавилось, не считая очередного языка для меня, теории межмировых порталов, основ рунической магии и углублённых практик по целительству и алхимии, но времени катастрофически не хватало. Добавочные занятия по парным боям, начавшиеся в первую неделю семестра, вносили дополнительную нотку хаоса во все происходящее, и если бы не составленное нами с Каем расписание, чётко регламентируемое время на ту или иную деятельность, завалили все напрочь.
  Теперь мы просыпались на час раньше обычного, и если раньше бежали на пробежку, а затем на занятия с мастером Хейденом, то теперь эти занятия пришлось сократить до минимума, и то, чтобы не потерять форму. Вместо этого пробежка заканчивалась быстрым душем и проглатыванием нескольких страниц кошмарного фолианта, заданного нашим преподавателем парных боёв, магистром Жадаром с кафедры боевой магии. Мы с Каем считали себя не самыми тупыми студентами, но ничего из прочитанного в данной книге не желало усваиваться в голове, уж больно закручено написано. Да и пояснения самого магистра ясности не добавляли, так что на первых занятиях ничего путного у нас не получалось. Один раз даже пожаловалась мастеру Ци на фолиант, посетовав, что некоторые умники древности совсем не умели изъясняться, и тут же получила взбучку за то, что не прочитала им выданные книги. Усовестившись, побежала исправляться.
  Урвав несколько свободных часов, села за первую полученную книгу, имевшую довольно обтекаемое название 'Взаимодействие энергий'. И не могла полночи от неё оторваться, впитывая информацию, словно губка и запоминая буквально каждое понятие, настолько доступно излагались в ней данные. Например, сам процесс передачи энергии от усилителя к магу был описан всего парой предложений, но так, что мне не приходилось пробираться сквозь тернии непонятных терминов. А также нормально пояснялось, почему для начинающей связки маг-усилитель необходим плотный физический контакт, тогда как глубокоуважаемый магистр Жадар мог только рыкнуть на наше шараханье друг от друга, а не растолковать, что да как. Видимо, потому и не получалось у нас ничего.
  Толком не выспавшись, растолкала Кая и вручила ему книгу, пробурчав: 'Сам поймёшь'. И ухватила следующую, озаглавленную: 'Тактика магических сражений'. Время до завтрака пролетело незаметно.
  

***

  
  
   - Тебе не кажется, что эта стратегия боя нам не подходит? - спросила я Кая, лёжа на диване в нашей гостиной в попытке прийти в себя после очередной выматывающей тренировки. Кай лежал рядом, но на ковре, не в состоянии даже пошевелиться. - Две недели занятий, а такое ощущение, что топчемся на одном месте.
   - Согласен, - устало выдохнул Кай.
  Помолчали.
   - Знаешь, есть у меня одна мысль, - друг повернулся на бок и, подперев голову рукой, посмотрел на меня.
   - Какая?
   - Скажу, только ответь сначала на вопрос. Тебе мои прикосновения не противны? Или когда сама ко мне прикасаешься, не противно?
   - Странный вопрос, учитывая наши занятия танцами, - усмехнулась я. - Успокойся, нормально себя чувствую рядом с тобой, привыкла, что ли. Говори свою мысль, любопытно.
   - Согласись, то, что предлагает магистр Жадар, не так уж и не правильно. На тебе защита, на мне атаки. Но я считаю, что мы не должны работать на таком расстоянии друг от друга, как он предлагает. Помнишь практику? Мы раньше это не обсуждали, но я помню силу твоей энергии, её распирающую мощь.
   - Ты ведь знаешь, что я не могу сама ею пользоваться, а личной магии маловато для долгой защиты, даже стихийная магия не помогает, сам видел, - тяжело вздохнула.
   - Видел. Поэтому хочу тебе предложить потренировать удержание моего щита.
   - Разве это возможно? - удивленно посмотрела на друга.
   - Вспомни, что мы прочитали в книгах, рекомендованных мастером Ци: маг и усилитель при должном слиянии магии могу работать, как одно целое. Понятно, что на это требуются годы тренировок. В нашем случае мы можем использовать физический контакт, о чем тоже говорилось в книгах.
   - Ну и как ты предлагаешь мне удерживать твой щит без использования жестов? Одной рукой я буду прикасаться к тебе, а как по-другому, я не знаю.
   - А вот тут пригодятся наши занятия танцами, - усмехнулся Кай. - Предлагаю разойтись по кроватям, а завтра утром попробовать.
   - Заинтриговал. Спокойной ночи.
   - Спокойной.
  
  

***

  
  
   - Леди, вы готовы? - таким вопросом встретил меня утром Кай, собираясь на раннюю тренировку.
   - Всегда готова, - козырнула я, обуваясь.
  Время в зале, в котором мы проводили занятие с магистром Жадаром, расписано по минуте, поэтому я ещё в первые дни попросила совета у папы, где можно проводить дополнительные тренировки. Папа показал мне один старый зал в другом крыле учебного корпуса, о котором в теории знают, но давно не используют. Тем не менее, защитная магия залов, предназначенных для отработки навыков магического поединка, и в столь старом помещении была идеальна.
   - Давай сегодня мы просто попробуем, возможно ли сделать так, как я думаю, - предложил Кай. - И если убедимся, что это так, тогда нам надо будет искать соперника для наработки и оттачивания нашей стратегии.
   - Вопрос, кого именно, если рано или поздно мы будем соревноваться с другими факультетами, и тогда наша стратегия уже не будет только нашей.
   - Как насчёт декана? В правилах проведения подобных турниров я не нашёл упоминания о запрете на просьбу о помощи от преподавателей, коим декан по сути и является.
   - Хорошо, я спрошу у папы, - улыбнулась я.
  - Тогда, леди, я приглашаю вас на танец, - галантно поклонился мне Кай, предлагая руку.
   - И что же это будет за танец? - Делая шаг вперед и вкладывая свою ладонь в его, поинтересовалась я.
   - Танго, - усмехнулся друг, получив в ответ такую же усмешку.
  
  

***

  
  Время быстротечно.
  Вот и мы не заметили, как подкрался первый тур парных боёв, в котором нам с Каем предстояло сразиться с кем бы то ни было. Вообще, по правилам турнира, пара одного факультета должна сразиться с парами всех представленных факультетов, и только после последнего боя подсчитываются результаты, выявляя победителей. Соперники определяются путём слепого жребия, и занимается этим непосредственно ректор. И он же на время турнира снимает ограничения в МАМИДе о непредоставлении вреда магией.
  Ещё во время тренировок я гадала, где же именно проходит этот турнир. Логично предположить, что должен быть огромный зал с неимоверной защитой, зрительскими и судейскими местами и ареной, на которой и происходят сражения. Вот только, облазив академию с ног до головы, я ничего подобного не заметила. А потому была потрясена, когда за день до начала турнира парк возле МАМИДы исчез, а на его месте возник огромный стадион, иного понятия не подобрать. Со зрительсткими трибунами и огромной площадкой в центре. И, конечно, судейское ложе тоже присутствовало.
   - Невероятно, правда? - восхищенно пробормотала Лада, в данную минуту находящяяся рядом со мной на крыльце академии. - Этот мир не устаёт нас поражать.
  В последнии сутки тренировок не было. Наставники запретили. Да и и мы сами понимали, что всё, что могли, уже отработали, а изматывать себя перед турниров не имело смысла.
  На расвете в день начала соревнованийя честно старалась не нервничать, но получалось откровенно плохо. Буквально всё валилось из рук, было невозможно сосредоточиться, и в ожидании выхода просто ходила из угла в угол, пока наконец Кай не потерял терпение. Насильно усадив, обнял и тихо, не повышая голоса и заставля прислушиваться, произнёс:
   - Ну что ты нервничаешь? Выиграем — хорошо. Проиграем — ещё лучше. Опыта наберемся, себя проверим, на других посмотрим. Сильно не пострадаем, защиты арены не позволит. Чтобы не произошло, ты сильная, смелая, родители тобой гордятся.
   - Неужели тебе совсем не страшно? - отстранившись от друга и успокоившись, спросила я.
   - Страшно, конечно, я же не полный идиот, - усмехнулся Кай. - Просто контролирую свой страх, как и другие эмоции, не позволяю им усправлять своим разумом. Ты тоже это можешь, я знаю.
   - Да. Прости. - Взяла себя в руки и расправила плечи. Минутная слабость прошла. Пора становится собой, той, что описал Кай.
   - Молодец. Нам пора выходить.
  Весна в МАМИДе переменчива, чем очень напоминает мне весну в родном городе. Но на стадионе, по признанию папы, будет установлена вполне комфортная температура. Так что облачение, в котором будем сражаться, продумывали со всей тщательностью. Ведь лишняя деталь одежды или плохо закрепленное оружие порой могло стоить жизни. Пусть сейчас это не тот случай, но умение правильно экипировываться необходимо доводить до автоматизма.
  Нам проводили в небольшую комнатку, специально созданную в недрах стадиона. Одну из многих как для участников турнира, так и для целителей, коих тоже созвали немало. Так, на всякий случай. Обстановка в комнатке спартанская: пара кресел, на удивление удобных, небольшой столик с графином воды и парой стаканов, и небольшая дверь в провоположном углу, видимо, с уборной.
  Мы уже знали, что парные бои будут длиться целую неделю, так как соревнующихся пар довольно много. Уроки отменили, оставили только задания для самостоятельно работы, которые высылались каждому студенту на зачарованном пергаменте. Утром выполненные работы сами собой исчезали из комнат учащихся, что в принципе было удобно.
  Именно это ректор сейчас расказывал собравшимся на стадионе зритьлям-студентам, так как участники обо всём уже знали. Нам же предстоял первый бой, а перед этим жеребьёвка, которая проходила проще простого. Нам всем присвоили номера, после чего перед каждой паройпоявился прямо в воздухе мешочек, в которых необходимо было засунуть руку и вытянуть номер команды противника. Стоило озвучить номер вслух, как голос ректора называл факультет и имена, а также появлялась иллюзия студентов. Наш с Каем номер оказался тринадцать, как я предположила, по номеру комнаты в общежитии. А первыми соперниками стали бытовики Зандер и Миркон, с которыми я особо не общалась, а потому ничего про их способности сказать не могла.
  
  Нет ничего хуже ожидания. Казалось бы, всего двенадцать команд впереди, но после трёх часов неизвестности единственным желанием было выбраться, наконец, из этой опостылевшей комнаты. И когда вошёл магистр Жадар, сообщая, что подошла наша очередь, мы с Каем облегченно поспешили на арену.
  Стадион был забит до отказа. При нашем появлении студенты всех факультетов повскакивали с мест, многоголосо приветствуя и подбадривая. Понятно, что после сегодняшнего дня не все будут столь единодушны, но именно сейчас приятнго осознавать себя частью столь масштабного действа.
  Команду наших соперников приветствовали не менее тепло. Когда шумиха поутихла, магистр Жадар ещё раз акцентировал наше внимание на перечне запрещённых заклинаний и амулетов во время боя. Убедившись, что мы осознали всю серьёзность предупреждения, пожелал удачи и вернулся в судейское ложе.
  Прозвучал сигнал к началу боя, и...
  
  

***

  
  
  Кетеван боялся. Так страшно ему не было за всю его короткую жизнь. Как получилось, что из родных, привычных и безопастных мест он оказался в этой почти кромешней темноте и сырости, мальчик не мог вспомнить. Просто вот он шел по лесной тропинке, немного поотстав от матери в походе за ягодами и грибами, как в следующий миг кубарем покатился на дно пещеры, услышав за спиной лязг решёрки и скрип несмазанных петель. И липкий страх с тех пор стал его постоянным спутником.
  Похитителей (а по-другому назвать происходящее не получалось) Кетеван не видел. Но, что самое удивительное, даже не учуял, что с его природным нюхом было под стать чуду. Слышал голоса, но в тот момент после падения так болела и кружилась голова, что он не мог с уверенностью утверждать, что голоса не были плодом его воображения. Сколько прошло времени с момента похищения мальчик не знал. Кормили трижды в день, а естественного освещения вполне хватало его глазам, чтобы различать стены и очертания предметов вокруг.
  Спустя какое-то время, вероятно убедившись, что пленник не пытается убежать, решетку на его темнице закрывать перестали. Кетеван понимал, что попытка выбраться скорее всего обречена на неудачу, но не мог не попытаться хотя бы попробовать. И когда ему принесли третью порцию еды, выждал какое-то время и тихо прошмыгнул между приоткрытой решеткой и стеной, не издав ни звука.
  Кетеван шёл по узкому и скользкому коридору, напряженно прислушиваясь и принюхиваясь, как учил отец, но не чуял абсолютно ничего, что только его больше настораживало. Неожиданно узкий коридор превратился в небольшую пещеру, в провоположном конце которой были два разветвления. Решив придерживаться правой стороны, мальчик двинулся дальше. Двадцать шагов спустя этот новый коридор сделал резкий поворот, а спустя ещё десять шагов окончился отвесным выступом на скале. Высота была такой, что у Кетевана закружилась голова и пришлось ухватиться за стену в поиске опоры. Пообвыкнув к зрелищу, мальчик осторожно высунул голову и осмотрел края уступа. Стало понятно, что спуститься тут невозможно, а уж плывущие несколькими метрами внизу облака и вовсе отбивали всякое желание даже подумать о таком исходе.
  Вернувшись назад, Кетеван решил проверить левый ход. Шагов через тридцать и он сделал резкий поворот, и на мгновение мальчик решил, что снова выйдет на уступ. Но повернув ещё пару раз, Кетеван вдруг услышал голоса и блики света. Настороженно прислушиваясь, он замедлил шаг и потихоньку подходил к тем, кто находился в более освещенном месте, чем он сам. Наконец, приблизившись, мальчик выглянул из-за угла и остолбенел: коридор вывел его в очень просторную пещеру, пол которой покрывали лежаки, на которых спали дети разных возрастов и рас. Сколько их было, Кетеван сказать затруднялся. И только в центре пещеры ярко горел костёр, освещая всю пещеру, возле которого собралось с десяток ребятишек.
  - Смотрите-ка, новенький, - внезапно раздавшийся голос справа от мальчика заставил того вздрогнуть и повернуться к говорившему. К нему подкрался подросток, на первый взгляд старше на пару лет. Худой, довольно высокий, с непокорной темноволосой шевелюрой и яркими голубыми глазами, заметными даже при таком освещении. Подросток несколько секунд смотрел на Кетевана, а затем кивнул головой на остальных ребят: - Пойдём к костру, познакомимся и поговорим.
  Как понял из последующего разговора Кетеван, этих детей похитили тем же способом. Выслушав его нехитрую историю, ребята стали представляться и рассказывать, как давно они все здесь находились. Например, Марк, негласный лидер и тот, кто заметил самого Кетевана, был здесь не менее нескольких месяцев. А вот Лиара попала совсем недавно, и пришла к остальным всего пару дней назад. Марк подтвердил, что когда похитители убеждаются, что новый пленник смирился со своей участью, клетку открывают и позволяют детям найти других пленников. На вопрос, а зачем собственно всех похищали, ребята только пожали плечами, заметив, что версий много, а правду никто не говорит.
  - А вы не пытались найти способ выбраться отсюда? - помолчав, Кетеван задал не менне волнующий вопрос.
  - Почему же не пытались? - флегматично ответил Эриксар, рассматривая свои руки, словно они были гораздо интереснее разговора и собеседника. - Вот видишь вон тот выход из пещеры? Да, тот, к которому спиной сидит Манила. Попробуй сам пройти.
  Кетеван поднялся с бревна, которые были разбросаны возле костра и на которых и сидели дети, и направился к указанному выходу. Подойдя к самому началу коридора, он оглянулся, но никто из недавних собеседников на него не смотрел. Развернувшись, мальчик сделал уверенный шаг, затем второй, а вот на третьем понял, что дальше идти не выйдет. Ноги словно увязали в густом киселе, невидимом для глаз и неощущаемом иными органами чувств. Как ни пытался он преодолеть сию преграду, не выходило. Наконец, сдавшись, Кетеван вернулся к остальным ребятам.
  - Убедился? - спросил его Марк, не выказывая ни грамма превосходства над тем, что и так знал.
  - Да. Но это странно. Я не чувствую магии, но при этом не могу пройти, - вздохнул Кетеван.
  - А ты вообще способен чувствовать магию? Ты маг? - запросала его вопросами Кэтрин, с любопытством глядя на мальчика, что он даже подумал, что она видит мага первый раз в жизни.
  - Будущий маг, моя раса начинает обучение только после первого совершеннолетия, до котрого мне осталось всего два года, - он протёр глаза, которые уже слипались и продолжил: - Но магию все мы чувствуем с рождения, как и представителей магических рас. Например, во всех в вас я чувствую магию.
  - Даже во мне? - снова влезла неугомонная Кэтрин.
  - Конечно, и в тебе тоже, - пожал плечами Кетеван. - Но что странно, я не чувствую магии в этом месте. Вообще не чувствую, и тем не менее, не могу уйти отсюда, как смог бы везде.
  - Отдохни, - посоветовал Марк, заметив, что Кетеван всё больше трёт глаза и украдкой зевает. - Занимай любой свободный лежак, вон под той стенкой свалены одеяла и подушки — наши похитители, видимо, понимают, что без этого мы долго не протянем.
  - А вы почему не спите? - поинтересовался Кетеван, пытаясь скрыть очередной зевок.
  - В наших мирах время течёт по-другому, сложно перестроиться на новый лад, - пожал плечами Марк. - Иди, спи.
  Кетеван выбрал в указанном месте подушку и пару одеял, растелил это всё на первом попавшев лежаке и подумал, что если выберется живым, никогда больше не будет жаловаться на свою кровать. Укутался, отвернулся к стенке, и уже почти засыпая решил, что новость о детях из нескольких миров стоит обдумать на всежую голову. С тем и уснул.
  
  
  
  
  
  
  
  
   Продолжение следует...

Оценка: 7.33*24  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Е.Кариди "Сопровождающий"(Антиутопия) А.Завадская "Шторм Янтарной долины 2"(Уся (Wuxia)) К.Тумас "Ты не станешь злодеем!"(Любовное фэнтези) Е.Вострова "Канцелярия счастья: Академия Ненависти и Интриг"(Антиутопия) И.Иванова "Большие ожидания"(Научная фантастика) Л.Джейн "Чертоги разума. Книга 1. Изгнанник "(Антиутопия) Д.Маш "Золушка и демон"(Любовное фэнтези) Д.Дэвлин, "Особенности содержания небожителей"(Уся (Wuxia)) Д.Сугралинов "Дисгардиум 2. Инициал Спящих"(ЛитРПГ) А.Чарская "В плену его демонов"(Боевое фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

НОВЫЕ КНИГИ АВТОРОВ СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Сирена иной реальности", И.Мартин "Твой последний шазам", С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"