Севина Елена Владимировна: другие произведения.

Нариса Карди: Жизнь на Грани (Часть 1. Главы 1-6)

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
Оценка: 5.46*7  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Решила для удобства (и собственного в том числе) собрать главы первой части в один фаил. Пусть будет так, да и вдруг у вас появится желание написать тут что-нибудь, я буду только рада)))) ПОСКОЛЬКУ Я ОБНАРУЖИЛА НАРИСУ НА ВСЕХ ХАЛЯВНЫХ САЙТАХ НЕТА, ПРЕДУПРЕЖДАЮ, ЧТО ОКОНЧАНИЕ ВТОРОЙ КНИГИ НА СИ НЕ ПОЯВИТСЯ. РАДУЕТ ТОЛЬКО ТО, ЧТО В СЕТИ НЕ ПОЛНЫЙ ВАРИАНТ ПЕРВОЙ КНИГИ, НЕ ВЫЧИТАННЫЙ И БЕЗ ЧЕТВЕРТИ ТЕКСТА. СПАСИБО ЗА ИСПОРЧЕННОЕ НАСТРОЕНИЕ


Нариса Карди: Жизнь на Грани.

Это вы научили меня выживать

Гнать лося по лесам, голосить на луну.

И теперь, когда некуда дальше бежать

Я вам объявляю войну.

Макс Леонидов "Волки".

  
  
   Девушка, выбиваясь из сил, бежала по сумеречному лесу. Дыхание со свистом вырывалось из лёгких, но она не останавливалась. Оглядываясь и спотыкаясь, сломя голову мчалась дальше. Ведь остановка означала бы смерть. Девушка не раз видела, как охотники загоняли дичь, вот только сегодня ею была она сама...
   Выскочив на поляну, со всех сторон закрытую деревьями и кустами, она поняла, что попала в ловушку. Они уже поджидали её, окружали и медленно наступали, зная, что дичь угодила в капкан и ей не выбраться.
   Их было трое, и она знала каждого. Жестокие садисты, изнасиловавшие несколько девушек из её небольшой деревеньки, в том числе и её лучшую подругу Карьку. Теперь, видимо, пришла её очередь.
   Они напали одновременно и неожиданно для девушки. Да так, что она даже на секунду растерялась. Но инстинкт выживания, развитый в той или иной степени у каждого человека, заставил её сбросить оцепенение и начать бороться за жизнь. Она пыталась сопротивляться, но силы были неравны. Царапалась, кусалась, за что получила удар по лицу и в живот. Они повалили её на землю и снова били: в голову, печень, рёбра. Один разорвал на ней платье и нижнюю рубашку, а другой впился жёстким поцелуем в губы. Все последующие часы её единственной спутницей была боль. Нет, не так. Б О Л Ь.
   Она не запомнила, кто из них был первым. Да и зачем, если за ним был второй, за вторым - третий, а затем снова первый. Ей держали руки и она уже не чувствовала запястий; грудь давно уже превратилась в сплошной синяк. А потом её перевернули на живот лицом в сырую землю и всё началось по новой. И вновь Б О Л Ь.
   Насытившись, они ушли. Она полежала ещё немного, затем, стиснув зубы и преодолевая боль, встала. Накинув порванную одежду, кое-как связала её. Только бы уйти отсюда, только бы... Она медленно вышла с поляны, не замечая, что ветки кустов и деревьев царапают ей руки, а по ногам течёт кровь. Шла дальше, но сил уже почти не было и, зацепившись за корень дерева, она упала и, потеряв сознание, окунулась в милосердную темноту.
  
  

***

  
   Я стояла на берегу моря. Босыми ногами чувствовала влажный песок, на губах ощущала солёные брызги воды. Морская гладь блестела и переливалась на солнце, подмигивая мне бликами. На мне было лёгкое шёлковое платье голубого цвета с широкой юбкой, развевающейся под дуновением бриза.
   - Если я умерла, то где я? - Вслух задала я насущный вопрос и подпрыгнула от неожиданности, когда мне ответил мелодичный женский голос.
   - Ты не умерла. Ещё не умерла. Ты на Грани.
   - Кто ты? Где ты? Что значит "Ещё не умерла"? Что такое Грань?
   Я вертела головой в разные стороны, но всё же пропустила момент её появления. Она возникла над морской гладью, будто сотканная из тумана. Точёная фигурка в белоснежном платье, длинные светлые волосы спускались по плечам ниже колен. Прекрасное лицо словно светилось изнутри, а большие зелёные глаза ласково смотрели на меня. Её можно было принять за эльфийку, если бы не уши, которые ничем не отличались от моих. Кто же она тогда?
   - Я - Смерть. - С материнской улыбкой на идеальных губах ответила она на мой вопрос. - Не удивляйся, Раяна. Да-да, я знаю, как тебя зовут. Я всё о тебе знаю. Ты спрашиваешь, почему ещё не умерла? Потому, что я не дала. Малышка, твоё время ещё не пришло и то, что ты желаешь смерти, еще не означает, что Смерть желает тебя. Прости за каламбур. На Грань ты попала потому, что я не хочу пустить тебя дальше, но и обратно вернуться сама ты не сможешь, а помочь напрямую я тебе не могу. Увы, даже у меня есть правила. Но не волнуйся, я попросила своего друга, он тебе поможет.
   - Зачём всё это? - Убитым голосом спросила я Смерть. - Я не хочу жить. Не после того, что было. Я не могу вернуться к семье, да и не хочу. К чему? Чтобы все тебя сторонились как прокажённую? Презирали за то, в чём нет твоей вины? Нет, не хочу.
   - И отомстить не хочешь? - Они приподняла одну бровь, придав лицу ехидное выражение.
   - Хочу. Но их трое, а я одна. Что я могу им сделать, не умея ни драться, ни владеть мечом?
   - Об этом я тоже попросила своего друга. Он научит тебя всему, что знает сам. И поможет отомстить. Только борись. Только живи.
   - Хорошо. Я их покараю, но потом ты заберёшь меня к себе?
   - Если захочешь. И ещё одно: что бы ты ни сделала, ты не перейдёшь Грань без моего разрешения. А я всегда буду ждать тебя здесь.
   - Как тебя зовут на самом деле? Не могу же я всё время называть тебя Смерть. Разве это твоё имя?
   - Нет, это не оно. Это вроде должности, профессии, обязанности, повинности - у кого как. А зовут меня Тарика. Захочешь поговорить - просто произнеси моё имя перед сном, и я приду, ведь сон - это тоже Грань...
   На этот раз она растворилась плотным туманом, который после секундного колебания поплыл в мою сторону. Он оказался очень густым, даже каким-то вязким. Окутав меня с головы до ног, он пытался куда-то меня затянуть. Не знаю, сколько времени прошло: пару секунд, часов или лет, но вот я увидела, как из тумана выплыл светлый огонёк, который всё приближался и приближался, а оказавшись рядом, ослепил ярким белоснежным светом...
  
  

***

  
   Большой чёрный волк быстро бежал по лесу, лавируя между деревьями и огибая овраги. Бежал не просто так: сегодня у него была определённая цель. Давняя подруга попросила помочь человеку, и он не мог отказать ей в этой просьбе. Остановившись, он принюхался. Да, определённо пахнет людьми. Но... Ещё волк ощутил сильных запах крови. Молодой крови.
   Принюхавшись ещё раз, он понял, что три человека направились к выходу из леса. Они тоже пахли кровью, но немного, словно не ранены сами, а испачканы чужой. И этот густой аромат будоражил сознание волка, заставляя подниматься шерсть на загривке. Не в страхе - в тревоге за своего.
   Он побежал на запах и вскоре увидел обладателя оного. Точнее, обладательницу. Совсем молоденькая девушка, едва ли достигшая семнадцати человеческих лет, лежала на боку. Её платье было полностью разорвано, но стянуто в попытке связать болтающиеся куски ткани; на руках, ногах и лице чернели синяки и кровоточили многочисленные царапины. Но что больше всего обеспокоило зверя, отчего он зарычал, была текущая по ногам девушки непрерывной струйкой кровь.
   - Твари! - Волк перекинулся, превратившись в красивого мужчину не старше 35-ти лет, и склонился над девушкой. - Держись, маленькая. Всё будет хорошо, мы с Иланой тебя вытащим, а Тарика присмотрит на Грани. Только не сдавайся, малышка, борись.
   Мужчина постарался осторожно взять её на руки и прижать к себе, слегка прикрыв глаза и сжав челюсти, когда она застонала. Стараясь не тревожить свою лёгкую ношу, он быстро шагал через лес. Наконец он вышел к небольшому домику в глубине леса, где давно уже жил вместе с женой. Не успел подойти к крыльцу, как на крыльце показалась статная женщина немного моложе мужчины. Увидев девушку на руках у мужа, женщина всплеснула руками и, пропустив их вперёд, вернулась в дом и закрыла за собой дверь.
  
  

***

  
   Я очнулась внезапно, словно забытье прервалось по чьему-то приказу. Это было странно потому, что мне ничего не снилось, хотя обычно я вижу очень живые сны. Впрочем, вспомнив всё, что произошло, я даже порадовалась их отсутствию.
   С трудом приподняв веки, я обнаружила, что нахожусь не у себя дома, а лежу на кровати в чужом доме, и мне здесь нравится. Я обреталась в очень светлой комнате с небольшим количеством мебели. Кроме постели, в помещении возле окна стоял комод, а кресло и шкаф у двери. Я попыталась приподняться, но тело пронзила сильная боль и я со стоном откинулась на подушки. Тут же в комнату вошла красивая женщина лет 30-ти, просто безумно похожая на Тарику. Вспомнив Смерть, я также вспомнила всё произошедшее на Грани, в том числе и слова Тарики о некоем друге. Видимо, эта женщина и была им.
   - Очнулась, малышка? - Она провела рукой по моим волосам и поцеловала в лоб. - Постарайся не двигаться, у тебя несколько рёбер сломано и сильная кровопотеря. Не переживай, царапины и синяки пройдут, будешь ещё красивее прежнего.
   - Дышать больно... - Сиплым голосом сказала я ей.
   - На рёбрах повязка плотная лежит, старайся глубоко не вдыхать. Скоро всё заживёт. Ты поспи ещё, набирайся сил.
   Она ушла, а я решила последовать её совету и, натянув одеяло, расслабилась и заснула.
  
  

***

  
   - Как она? Проснулась?
   - Да, я ей сказала про рёбра и попросила резко не двигаться.
   - О другом не стала?
   - Нет, она еще слишком слаба, пусть поправится сначала, а после поговорим. - Илана покачала головой и вздохнула. - Кто же так поступил с этой девочкой? Она же ребёнок совсем.
   - Их было трое. Когда я нашёл её, они уже выходили из леса. Но я запомнил их запах, передам ей, когда всему научится.
   - Да, это её право. Но до этого ещё далеко, а вот её первый оборот уже скоро. Худая она очень, откормить надо бы. Да и объяснить кое-что. Я ведь правильно понимаю, она не знает, кем является?
   - Да, не знает. Учиться ей придется много, но это и хорошо - мыслей лишних не будет. Да и Тарика за ней присматривает, оберегает, и нас просила приглядеть и всему научить.
   - Значит, дочь у нас появилась? Что ж, Тарика выполнила своё обещание вернуть отнятое. Да будет так...
  
  

Часть 1. Отомстить - не значит умереть.

Глава 1. Серьезный разговор.

  
   Рёбра заживали неделю. За это время из комнаты я не выходила, предпочитая кровать или кресло, сидя в котором я любовалась небом или читала книги, которые мне принёс Карад. Это он, как мне потом сказали, принёс меня из леса в этот домик, где жили они с Иланой, его женой. Они оба пришли ко мне на следующее утро после пробуждения и чётко дали понять, что не будут ни о чём спрашивать, но готовы выслушать всё, что я захочу им поведать. А ещё сказали, что тут я могу оставаться сколько пожелаю и что после моего "выздоровления" им со мной надо будет серьёзно поговорить.
   И вот теперь, когда рёбра зажили, а от царапин и синяков не осталось и следа меня страшил приближающийся разговор. Нет, Карада и Илану я не боялась. За это время я уже успела к ним присмотреться и понять, что они добры. Караду на вид было около 35-ти: статный, широкоплечий, с чёрными волосами до плеч и мудрым взглядом карих глаз, он до боли напоминал мне отца, что заставляло меня слегка смущаться, обращаясь к нему. Илана же была настоящей Женщиной: доброй, мягкой, ласковой, с вечно заплетёнными в косу длинными каштановыми волосами, голубыми глазами и нежной улыбкой, но я не раз замечала какую-то затаённую печаль, тоску во взглядах, которые она изредка бросали на меня, думая, что не замечу. И вот теперь, ожидая их разговор, я боялась. Боялась, что они поступят, как поступили бы мои родители, как поступили родители Карьки и других опозоренных девушек. И хоть какой-то частью разума я понимала, что это не логично, сначала приютит, вылечить, а затем прогнать, но страх не уходил.
   В дверь постучала и вошла Илана. Подойдя к окну, она на секунду посмотрела вниз (моя комната находилась на втором этаже), а затем обратилась ко мне:
   - Так, Раяна, хватит в комнате сидеть. Идём, Карад баньку истопил, попаримся, переоденешься, ну а после поговорим.
   И не слушая моих возражений, которые, впрочем, и не последовали, потащила меня за руку вниз по лестнице. Раздевшись в предбаннике, мы с Иланой опустились на горячие лавки. Эх, хорошо. Спустя час, вволю напарившись берёзовыми вениками и с помощью Иланы вымыв свои длинные волосы каким-то пахучим и вязким средством, мы закутались в большие простыни и вернулись в дом. Тут Илана дала мне большой свёрток, в котором оказалась тонкая льняная рубашка и голубое платье с короткими рукавами. Переодевшись и заплетя косу, я вновь спустилась вниз, где меня ждали Илана и вернувшийся откуда-то Карад. Они сидели за столом в кухне друг напротив друга так, чтобы видеть меня и говорить глава в глаза.
   - Малышка, садись. - Махнул мне рукой Карад. - Разговор предстоит долгий, в ногах правды нет. - И, когда я села, продолжил: - Перед тем, как начать, я повторюсь: что бы ты себе ни напридумывала, выгонять тебя из этого дома никто не собирается, запомни это. Теперь я прошу тебя рассказать о своих родителях.
   Я пожала плечами. Из всех возможных вопросов этот был наименее больным. Да и скрывать мне было нечего.
   - Да что рассказывать. Отец - кузнец, в кузне с утра до вечера работает, мать - за домом смотрит. Брат старший отцу помогает, сестра замуж вышла в прошлом году, маленького ждёт. Я младшая в семье. Хотя теперь уже нет.
   - Что нет? - Спросила Илана. - Не младшая?
   - Семьи нет. У меня. - Тихо проговорила я.
   - Да знаю я эти деревенские нравы. - Возмутился Карад. - Где это видано, детей из дома выгонять. Странные всё же существа эти люди.
   - А вы не люди, что ли? - Осторожно спросила я Карада, удивившись последней фразе.
   - И об этом мы тоже с тобой поговорим. Я почему спросил про твоих родителей: я думаю, ты уж извини, что они тебе не родные. По крайней мере отец уж точно.
   - Правда это. - Я вздохнула, но не стала скрывать. - Приёмыш я. Только мать с отцом никогда меж нами, детьми, разницы не делали, вот и не знала я ничего. Да соседка раз обмолвилась, кто её знает, случайно али нарочно, что, значит, не родная я, вот мать и рассказала, что нашла меня дитём малым в лесу на опушке. Привела в дом покормить да отцу показать, да так и оставили. А настоящих родителей знать не знаю.
   - Ясно. Скажи-ка мне, Раяна, ты где-то, кроме деревни своей была? Что о мире знаешь, о расах других?
   - Нет, не брали родители никуда, да и сами разве что в соседнюю деревню на ярмарку ездили, если чего на нашей не было. А про расы знаю: у нас как-то маг старый целый год у старосты жил, вот он и рассказывал всем охочим о том, что в мире делается. Ну там про магов говорил, про эльфов, гномов, драконов и даже оборотней.
   - Оборотней, говоришь... - Задумчиво протянул Карад. - И что же маг рассказывал?
   - Ну что они как люди выглядят, а в полнолуние в животных различных превращаются и тогда им лучше на глаза не попадаться. А что, это не так?
   - Так то оно так, но... Понимаешь, малышка, оборотни существуют трёх видов: Истинные, Лунные и Вервольфы. Именно о последних и рассказывал вам маг. Таким оборотнем, в отличие от других видов, может стать человек только из-за сильнейшего проклятия, результат которого может проявиться в нескольких поколениях. Пик обострения проклятия часто приходится на полнолуние, поэтому такие проклятые люди на три ночи превращаются не просто в зверей, а это скорее полулюди-полузвери с безумной жаждой крови. И чаще всего днём они совершенно не помнят, что с ними происходит ночью, а в остальные дни они вполне обычные люди.
   - Карад, вы так рассказываете, словно сами знакомы с Вервольфами.
   - Знаком. - Спокойно подтвердил он. - И тебя познакомлю, если захочешь.
   - Э... я подумаю. - Ошарашено проговорила я. - Расскажите о других видах оборотней.
   - Лунные - наиболее распространённый вид. Они произошли в результате смешения Истинных с людьми. Они тоже подвержены влиянию луны, но без кровожадности. Это люди, которые в ночное время суток, когда в небе светит луна, становятся животными. У них две сущности: либо человек, либо зверь, то есть в животном облике преобладают животные инстинкты и наоборот.
   Истинные - самый малочисленный, вымирающий вид. По легенде, они являются потомками двух богов - Наятры и Мидоса - когда-то живших в нашем мире. Но через какое-то время боги ушли в Верхний мир, и Истинным пришлось научиться жить без их защиты. Изначально Истинные - сильнейшие из оборотней и прирождённые воины. Имеют две равноправные ипостаси: человек и зверь, но главный в этом тандеме именно человек. При этом в человеческом виде Истинный может использовать возможности и инстинкты зверя, а в звериной ипостаси - человеческий разум и контроль. После веков охоты, когда истинных истребляли кланами, в конечном итоге нам пришлось затаиться среди людей или выбирать для жизни более-менее безопасные места, такие, как, например, этот лес.
   - Нам выбирать?! - Я в упор смотрела на Карада, не упустив из вида эту оговорку.
   - Нам. Я и Илана являемся Истинными оборотнями. Впрочем, как и ты.
   - Что? - Вмиг севшим голосом спросила я. - Это невозможно, я человек.
   - У меня нет сомнений. Ещё тогда, в лесу, когда я почуял твою кровь, я понял это, а теперь, когда ты поправилась за неделю и это при повреждениях внутренних органов и сломанных рёбрах!, когда обычный человек месяц-два не вставал бы с постели, все сомнения исчезли. - И дав мне немного времени осознать новость, добил: - Кроме того, я абсолютно уверен, что ты из моего рода.
   - Что это значит? - Сознание отказывалось принимать данную информацию, а разум из последних сил боролся с подступающей истерикой. Что-то припозднилась ты, милочка. На неделю уж точно.
   - Когда-то у нас было семь кланов, но после истребления выжили только три ветви, которые перестали именоваться кланами ввиду малочисленности: род Вет'Арко - на севере, Арданат - на юге и Карди - на западе (кроме, собственно, нашей семьи). Представителя последнего рода ты и видишь перед собой. - Карад подарил мне ласковую улыбку, но я была не в радужном настроении и он снова посерьезнел. - Правда, раньше наш род называли по-другому - Ран'Карди, но с разобщением нашего народа приставка "Ран" потеряла своё значение и я её не использую.
   - Карад, - Илана мягко прикоснулась к руке мужа, - дай девочке прийти в себя и осознать услышанное.
   - Я понимаю. - Он судорожно вздохнул и посмотрел на меня. - Только это ещё не всё, Раяна. Тебе, как я понимаю, семнадцать и меньше чем через год тебе предстоит первый оборот и налаживание контакта со второй ипостасью. Но до этого нам необходимо многому тебя научить и подготовить твоё тело и сознание к обороту. То, что дети нашей расы изучают с младенчества, тебе придётся усвоить за несколько месяцев. К тому же Тарика просила научить тебя сражаться и помочь отомстить...
   - Вы её друг? - Помолчав, спросила я.
   - Насколько возможно дружить со Смертью. Она попросила помочь тебе - я согласился, но теперь после того, как узнал, кто ты и кем мне приходишься, тем более помогу. Но меня очень волнует личность твоих родителей: из нашего рода немногие остались и никто бы не бросил своего ребёнка, тем более в таком юном возрасте, как ты рассказала.
   - Может их преследовали, и они не могли передать её кому-нибудь из наших. - Предположила Илана. - Вот и оставили в глубинке у человеческой деревни. Ведь по большому счёту от 3-х до 18-ти лет Раяна ничем от человеческих детей не отличалась, ей ничего не угрожало, а ближе к обороту может и появились бы родители.
   - Не знаю, посмотрим. Раяна, у тебя появились какие-нибудь вопросы? Спрашивай, отвечу.
   Вопросы-то были, но я понимала, что мне необходимо было всё осмыслить, подумать, как жить дальше. Впрочем, как бы там ни было, долго жить я не планировала.
   - Илана, а вы из какого рода? - Задала я нейтральный вопрос из всех возможных.
   - Из рода Арданат. - С улыбкой ответила она мне.
   - Знаешь, первоначально наш род назывался Эр'Нариссарад Ран'Карди - Клан Чёрно-серебристых волков. - Добавил Карад.
   - Эр'Нариссарад Ран'Карди. - Повторила я. - Красиво. То есть вы в чёрных с серебром волков превращаетесь?
   - Когда-то да, но вот уже много лет как в нашем роду практически не рождались чёрно-серебрянные. Например, мой отец родился серо-чёрным, я - просто чёрный. Последним на моей памяти чёрно-серебристым волком был мой брат.
   - Был...?
   - Он исчез больше двадцати лет назад, и я не знаю, где он и что с ним.
   - Кстати, - заговорила после небольшой паузы, - я тоже с Тарикой познакомилась.
   - На Грани, да? Она говорила. Я б тебе посоветовал продолжить с ней общение, она мудра и ответит на все твои вопросы, Раяна.
   - Это больше не моё имя. - Твёрдо произнесла я. - Раяна была человеком и умерла на той поляне. Я - другая, Истинный оборотень, живущая только ради мети. И имя мне будет от имени рода - Нариса Карди.
   - Добро пожаловать в род, Нариса Карди. - Сказал Карад под ласковой улыбкой Иланы и добавил: - Добро пожаловать в семью, дочь.
  
  

Глава 2. Тяжело в учении...

  
   Первым делом, по решению дяди Карада (ему не нравилось обращение на "вы" и решительным: "Либо дядя Карад, либо просто Карад и на "ты" - он не оставил мне выбора) был пошив для меня новой одежды. Платья и юбки не годились для тренировок, которыми Истинный меня пугал. Поэтому всю следующую неделю мы с тётей Иланой посвятили примеркам и шитью. В итоге я стала обладательницей нескольких длинных брюк, нескольких брюк длинной до колен и где-то пять пар коротких шорт. И когда я сказала, что "это", имея в виду шорты, не одену никогда - неприлично короткие - дядя Карад только усмехнулся:
   - Поверь мне, малышка, пробежишься да мечом помахаешь - и до трусов разденешься.
   Кроме брюк тётя Илана также сшила мне несколько рубашек с длинным рукавом и жилеты без рукавов. Но самым важным для дальнейших тренировок оказался пошив майки из очень эластичной ткани, плотно прилегающей к телу. "Чтобы грудь не мешала" - так под моё смущение прокомментировал её необходимость дядя Карад.
   Тренировки начались с бега. Дядя показал мне тропинку в лесу, которая огибала наш домик по большому кругу. И на мой вполне закономерный вопрос: "А если я сойду с тропинки и заблужусь?" дядя Карад ответил:
   - Я договорился с лешим, он присмотрит за тем, чтобы ты не сходила с дорожки. Так что заблудиться у тебя не получится".
   И началось: с рассвета я нарезала круги по лесу, но когда уже готова была упасть в бессилии, дядя Карад забирал меня с тропинки. Вот только не на отдых, а к новым пыткам - делать растяжку. То, что мои мышцы растягиваться не желали, дядю не волновало, и первый месяц я выла от боли. Кроме растяжки приходилось и отжиматься, и качать пресс, приседать, подтягиваться. После обеда начались тренировки на ловкость и быстроту реакции. Всё было просто: либо я уклоняюсь от плётки, кинжала или магического импульса (дядя имел слабенький магический дар), либо получаю новую рану, царапину, синяк, ожог. Естественно после таких издевательств я еле-еле добиралась до кровати и засыпала мёртвым сном, чтобы с утра вновь окунуться в свой персональный ад.
   Спустя месяц я постепенно, по словам дяди Карада, начала набирать форму. И как только тренировки мне стали даваться чуть легче, дядя похвалил и... увеличил нагрузки. Теперь я пробегала в два раза больше, отжималась, качала пресс до изнеможения, не просто уклонялась от предметов и магии, а летала по площадке. Но и этого дяде было мало: теперь ко всему прочему я училась стрелять из лука по неподвижным мишеням. И к моему удивлению у меня неплохо получалось, так что ещё через месяц я перешла на подвижные мишени, которые дядя Карад сделал для меня с помощью магии. Самое интересное, что сам дядя как будто бы и не удивлялся моим успехам, а на мой вопрос спокойно пояснил:
   - Нари, ты же оборотень, Истинный оборотень. Ты рождена воином и сейчас мы просто нарабатываем рефлексы и укрепляем тело, чтобы, когда ты обернёшься, быть готовой к новым ощущениям.
   Прошло три месяца. Каждодневные тренировки уже не казались адом и даже начали приносить что-то вроде удовольствия. Луком я овладела в совершенстве, и дядя Карад перешёл к рукопашному бою и владению мечом. Замахи, подсечки, атаки, защита - всё это отрабатывалось до обеда, а после дядя Карад рассказывал о различных видах холодного оружия, начиная от сюрикенов и кинжалов и заканчивая тяжёлыми двуручниками. В итоге я стала тренироваться с катаной - изогнутым клинком длинной шестидесят пять сантиметров, который заточен с двух сторон одинаково, с рукоятью длиной тридцать сантиметров в форме круглой чашки-гарды, со смещённым центром тяжести оружия ближе к острию Дядя Карад показывал простые приёмы, связки, постепенно оттачивая новое умение. Конечно, все учебные поединки я проигрывала, но потом дядя подробно объяснял все допущенные промахи и заставлял повторять всё снова и снова, доводя до автоматизма и совершенства. Спустя ещё три месяца к мечу добавилось метание кинжалов и звёздочек. Как и с луком, начиналось всё с неподвижных мишеней, постепенно оттачивая своё мастерство уже на подвижных.
   Кроме тренировок с дядей всё оставшееся свободное время я проводила с тётей Иланой. Будучи, как и дядя, воином она также была и очень хорошей травницей. Вообще, по её рассказам, среди Истинных рождаются магически одарённые дети, но очень редко. А если и есть такой дар, то в основном из детей получаются боевые маги, реже - целители.
   У тёти Иланы не было магического дара, но это не мешало их семье слыть хорошими врачевателями. "Нужная травка и добрые руки способны поставить на ноги даже самого безнадёжного больного" - приговаривала тётя, показывая и объясняя мне свойства того или иного растения. Что-то я запоминала, что-то записывала и зарисовывала в небольшую книгу с кожаным переплётом, подаренную мне дядей. Не сказать, что ремесло травницы меня увлекало, но давалось мне без особого напряжения.
   Чем скорее приближалось время моего первого оборота, тем напряжённее мне казался дядя Карад. Я долго не могла понять, что его так беспокоит, пока меня не просветила тётя Илана:
   - Он просто очень надеется, что раз ты из его Рода, то тоже обернёшься волчицей и переживает по этому поводу.
   - Ой, тётя Илана, а я и не спросила ни разу, в кого ты оборачиваешься. Так в кого?
   - В олениху. У Истинных Род по отцу передаётся, а мать наша из Рода львов была.
   За месяц до оборота дядя Карад начал со мной медитировать. По его словам это должно было помочь мне научиться расслабляться, отпускать сознание из бренного тела до чувства лёгкой невесомости. И вот тут впервые за все месяцы обучения у меня не просто ничего не получалось, всё было намного хуже - начались кошмары. Если сразу после случившегося со мной в лесу моё сознание словно бы заморозило всю боль и воспоминания (нет, я не забыла, такое забыть невозможно, но чувство боли и жажда мести на время притупились), то теперь всё это вернулось как будто бы увеличенное в миллион раз. Стоило мне закрыть глаза, как я видела перед собой их лица, чувствовала смрадное дыхание, ощущала омерзительные прикосновения и наваливалась Боль, с каждым кошмаром только усиливаясь. Теперь по ночам я спала от силы пару часов, просыпаясь от собственного крика и уже до утра, сидела на окне, стараясь отогнать мучительные воспоминания. Иногда я всё же могла поспать больше пары часов, но только тогда, когда со мной всю ночь сидела тётя Илана.
   Никакие успокоительные настои, которыми меня поила тётя, не помогали и, в конце концов, я просто отказалась их принимать. Я знала, что она жалеет меня, но не показывает этого, за что я была ей благодарна. Дядя тоже жалел, но решал мои проблемы по-своему: решил обучать меня владению парными мечами. Стоило мне проснуться от крика, как через пять минут в мою комнату входил полностью одетый дядя Карад, вытаскивал меня из кровати, вручал мечи и гонял, пока я не падала от усталости. Иногда я его ненавидела за это, но чаще благодарила всех богов разом за них двоих.
  
  

***

  
   День моего совершеннолетия по человеческим меркам или первый этап взросления по меркам Истинных начался... да как обычно. Уже привычные кошмары не приносили боли, оставляя лишь новую зарубку на памяти, издевательства дяди надо мной, называемые им "тренировками по овладению парными клинками" привели до обычного состояния "добейте, люди добрые!". Но поскольку "добрых людей" в округе не наблюдалось, то приходилось самостоятельно доползать до заранее растопленной тётей Иланой баньки и только спустя два часа наконец почувствовать себя живым человеком. Войдя в дом, я с порога попала в крепкие объятья дяди, всегда пахнущие для меня мускатным орехом, корицей и сталью.
   - С днём рождения, солнышко. - Дядя Карад сжал меня до хруста рёбер и отпустил только после придушенного писка. - Наконец-то сегодня ты узнаешь, кто ты есть и сможешь открыть свою страницу в Книге Судьбы.
   - Ой, совсем заморочил девочке голову. Отстань от ребёнка, ей сегодня 18 исполнилось - такой день! - Тётя Илана тоже меня обняла и поцеловала. - Поздравляю, Нари, с первым взрослением. И у нас есть для тебя подарки. Пойдем, покажу.
   Усадив меня в гостиной, тётя с дядей ненадолго вышли. А вернувшись, положили передо мной несколько свёртков. В одном оказался очень удобный чёрный обтягивающий костюм, в другом - полусапожки на плоской подошве, в третьем - книга на незнакомом мне языке, в четвёртом - коробочка с кристаллом в виде капельки.
   - Тётя Илана, дядя Карад, спасибо, у меня никогда раньше не было таких подарков...
   - Малышка, подожди. - Прервал, посмеиваясь, мой поток благодарностей дядя Карад. - Это не просто подарки. Костюм и сапожки - да, а вот книга и кристалл - нет. Как только ты обратишься, ты будешь знать все языки оборотней и всю историю Родов - проснётся генетическая память, память твоих предков. Но книгу ты сможешь открыть и прочитать только в том случае, если в тебе проснётся магический дар. В противном случае она и останется закрытой. Что касается кристалла, то это магический накопитель. Это традиция - дарить на первое взросление вещи, необходимые при магическом даре. Получит ребёнок такой дар или нет - не важно, традиция есть традиция. Но это ещё не все подарки. Пойдём.
   Мы вышли из дома и пошли к конюшне, которая находилась немного дальше, за баней. Правда поначалу я не понимала, зачем оборотням лошади - обернулся и беги себе дальше на четверых, всё ж быстрее, чем на двоих. Тогда дядя Карад мне объяснил, что они используют лошадей как и люди - ездят на них. А после, когда отсмеялся, видя моё обиженное лицо, добавил: "Нари, ну что ты как маленькая. Это же жутко неудобно нести во рту сумки, когда бежишь. Поверь мне, и устаёшь быстро, и удовольствия никакого. Вот и используем лошадей по прямому назначению".
   Подойдя к конюшне, дядя открыл дверь и прошёл внутрь. В первом стойле как обычно никого не оказалось - дядин Гром вечно оттуда непонятно как выбирался и был в стойле своей подруги - красивой кобылки цвета спелой пшеницы по кличке Ласточка, на которой ездила тётя Илана. Остальные стойла обычно были пусты, но не сегодня. В одном из них стоял самый красивый из когда-либо виденных мною лошадей конь. Чёрный-чёрный, с блестящей шерсткой, шикарными гривой и хвостом и длинными крепкими ногами. У него было только два светлых пятна - зубы и небольшой островок шерсти между ушей.
   - Он твой. - Сказал мне дядя Карад. - Я тебе раньше не говорил, но наши лошади не обычные. Их специально выращивает Род львов для оборотней всех трёх Родов. Вообще-то принято, чтобы девушка ездила на кобыле, но зная твой характер, я попросил для тебя жеребца.
   - Дядя Карад, у меня просто нет слов. Спасибо огромное.
   - Да не за что, Нари. Подойди и протяни ему ладонь, он должен принять твой запах. Потом можешь прикоснуться и погладить. Как только почувствуешь, что он сам просит ласки, значит, можно его оседлать и поедем на прогулку.
   Последовав совету дяди, я осторожно вытянула руку и протянула коню раскрытую ладонь. Он скосил на меня свои странные для лошади серебряные глаза и опустил морду, ткнувшись в мою ладонь бархатистыми губами. Как будто поцеловал! Затем фыркнул и мотнул головой, словно приглашая прикоснуться к нему. Я легонько провела рукой по его морде, погладила гриву и снова вернулась к морде коня.
   - Очень хорошо, Нари. Теперь седлай его.
   - Дядя Карад, а как его зовут? - Спросила я и тут же услышала в голове: "Дай... имя... сама..." и удивлённо повернулась к коню.
   - Это ты мне?
   - Он заговорил с тобой?! - Теперь уже дядя Карад удивлённо смотрел не меня.
   - Вроде да. Он хочет, чтобы я сама дала ему имя. А что не так?
   - Да в принципе ничего, если не считать того факта, что эти лошади заговаривают с хозяином только тогда, когда их владельцы уже обрели вторую ипостась. И на моей памяти никогда ещё не было чего-то подобного.
   - Ну заговорил и заговорил, ничего ведь больше не случилось. Не сплясал же. Ты лучше скажи, как его назвать.
   - Нари, это ты должна решить.
   - Хм... - Я задумалась на пару минут, а затем погладила коня по храпу. - Назову я тебя Тень Ветра. Чтобы ты мог бежать как ветер, а может и быстрее. А сокращённо звать буду Тень, и пусть думают, что это из-за окраса. - Я заговорщицки подмигнула Тени и он заржал словно в ответ, а в моей голове снова раздались слова, сказанные в медленном ритме: "Нари... мне... нравится... спасибо...".
   Оседлав лошадей, мы въехали в лес. Ездить на Тени оказалось очень приятно, мы словно становились единым целым и я не чувствовала лесных ухабов. А под конец прогулки решили пробежаться наперегонки и тут обнаружилось, что Тень не намерен уступать старшим в желании победить и пока они с Громом соревновались, отирая задами друг друга, победила Ласточка, уже почти перед самым домом обойдя нас по короткой тропинке.
   Насухо вытерев лошадей и закрыв конюшню, мы все вернулись в дом. Время ожидания наступления ночи тянулось бесконечно, и каждый старался чем-то себя занять: мы с тётей Иланой готовили праздничный ужин, а дядя Карад сидел тут же за столом и чинил порванные уздечки (ну увлеклись, с кем не бывает). Поужинав, меня потянуло прибраться в комнате. Обычно мне не хватало на это времени, а вот сейчас надо было занять чем-то руки. Вытерев везде пыль и сложив одежду, я плюхнулась в кресло с книгой в руках, надеясь хоть так убить время, но не тут то было. Буквы расплывались перед глазами, слова не складывались в предложения. Промучившись полчаса, я бросила книгу в кресло и вышла из дома. На крыльце сидел дядя Карад и, увидев меня, похлопал рукой рядом с собой, предлагая присесть.
   - Дядя Карад, а зачем нужно дождаться ночи?
   - Понимаешь, Нари, каждый из нас рождается под определённой звездой и эта звезда в ночь первого взросления восходит на небосклон, как бы благословляя рождённого под её сенью, и происходит, так сказать, рождение второй сущности Истинного.
   - Ясно.
   Всё оставшееся до прихода ночи время мы просто сидели рядом и молчали. Говорить не то, чтобы было не о чем - дядя Карад знал очень много интересного и охотно делился со мной своими знаниями - а просто не хотелось.
   Ночь медленно, но наступала. Сначала пришли сумерки, потом зажглись первые звёзды, затем всё больше и больше, и не успели мы оглянуться, как ночь пришла. Лес сразу наполнился привычными ночными звуками: уханьем совы или филина, пением цикад, едва слышными движениями зверей и скрипом деревьев. Прислушиваясь к ночной жизни, я вдруг почувствовала внутри себя какое-то царапанье, потом сильнее и сильнее и едва успела прохрипеть: "Дядя Карад, во мне кто-то царапается", как меня скрутила адская боль. Тело ломало, крутило, из горла вырывались хрипы пополам с рычанием и вдруг с хриплым воем я... стала волчицей. Не успев ещё осознать своё второе "Я", как меня накрыло то, что дядя называл "памятью предков": места, языки, знание и прочая, и прочая. Когда это закончилось, я втянула воздух и я-волчица почуяла близость Старшего и почтительно зарычав, побежала в лес. Я-человек находилась глубоко в сознании я-волчицы, лишь отстранённо за всем наблюдая и фиксируя в памяти. Этот безумный забег по ночному лесу, когда вокруг меня была только ночь, и лунный свет красиво отражался от моей чёрно-серебристой шерсти, стал самым ярким впечатлением за всю мою жизнь.
   Я не знаю, как долго я бежала с ночью, но притомившись, выбежала обратно к дому. Дядя Карад по-прежнему сидел на крыльце, но стоило мне приблизиться, встал и подошёл ко мне-волчице. Присев передо мной на корточки, он осторожно протянул руку и прикоснулся к моей голове, легонько погладив. Я-волчица услышала его удивлённо-ошарашенный шёпот:
   - Ш-ш-ш, малышка, не бойся. Ты такая красивая. Не могу поверить... чёрно-серебристая. Истинная чёрно-серебристая волчица. Нари, слушай мой голос. Осознай себя-человека, а не себя-волчицу. Ты человек, девушка, Нариса Карди. Малышка, слушай мой голос...
   Я-волчица непонимающе смотрела на Старшего. Кого он зовёт? Это имя... такое знакоемое... Нариса... Нариса... Я-волчица недовольно заворчала, но всё же уступила место я-человеку. Извини, милая, мы с тобой обязательно повторим сегодняшнюю ночь, подружимся.
   Встав, я удивлённо оглядела себя. Внешне ничего не изменилось, одежда цела, лишь глубоко внутри меня ворочалась волчица, осваиваясь на новом законном месте. Но сейчас я не стала об этом спрашивать дядю, и без этого нам было о чём поговорить.
   - Дядя, всё нормально?
   - Да. - Он выдохнул и посмотрел на меня. - Всё отлично. По крайней мере, теперь я точно знаю, кто твой отец. Но давай обсудим всё завтра, тебе нужно отдохнуть.
   И когда я уже повернулась к дому, за спиной услышала его сдавленный шёпот:
   - Брат... как ты мог?...
   Зайдя в дом, я поймала себя на мысли, что отец - это ещё цветочки. Больше всего мне хотелось знать, кто моя мать. И перед тем, как уснуть, я впервые за прошедшие 10 месяцев позвала Тарику и когда она пришла в сон, спросила:
   - Это правда?
   - Что брат Карада твой отец? Да. Но могла бы и не спрашивать, память предков не врёт.
   - А ты знаешь, кто моя мать?
   - К сожалению, знаю.
   - Кто она? - Я с надеждой смотрела на Тарику, желая услышать ответ, а получив его, застыла, не в силах ничего сказать. На мой вопрос Смерть произнесла всего одно слово. Она сказала:
   - Я.
  
  

Глава 3. Нари, Риса и взрывоопасная магия

  
   В эту ночь мне ничего не снилось. Ну вообще ничего. Но, не смотря на это, проснулась я задолго до рассвета. Восстановив в памяти события вчерашнего дня, я обнаружила интересную особенность: в ипостаси я - волчица, мне легче пользоваться памятью предков. В человеческой же ипостаси приходится напрягать память, чтоб получить доступ к знаниям предков. Напомнив себе спросить это у дяди, я вылезла из постели.
   Одевшись и приведя себя в порядок, я уже думала спускаться вниз, как мне на глаза попалась подаренная вчера книга. Подойдя к ней, я не спешила брать ее в руки. Если честно, то мне было страшно. Я боялась не то, что получу магический дар: в конце концов, я прожила 18 лет без магии, не нуждаясь в ней, а того, что я такой дар все же получу. А значит, снова откладывается время мести, снова начнется учеба.
   Но, как бы там ни было, лучше прояснить ситуацию до конца и разбираться с ее последствиями, чем размышлять над тем, что может быть. Поэтому, положив руки на переплет и глубоко вздохнув, я открыла книгу. Моему взору предстал чистый белый лист без единой надписи.
   - Фу-у-ух. - Я смахнула рукой выступившую испарину и упала в кресло. Дядя Карад расстроится. Он бы хотел, чтобы я обладала магией, но так даже легче. Мне и без нее есть чем заняться.
   Потянувшись закрыть книгу, я замерла. Страница больше не была пустой, нет, на ней медленно проступали слова. Встав, я снова подошла к книге и стоило мне ее взять, как слова начали проявляться быстрее и в итоге я прочла вот что:
   - Приветствую тебя, потомок. Если ты держишь в руках Strioleret, значит, я давно мертв. Но это не важно. Я рад, что могу передавать свои знания следующим поколениям. Ты, наверное, уже понял, что, не смотря на такое явление в нашем Роду, как "память предков", тебе не доступны сразу все накопленные знания. Почему? Ответ лежит на поверхности: потому, что любые знания не даются просто так. Сначала тебе придется овладеть своим магическим даром, выучить заклинания, ну а потом уже память предков подскажет тебе, где и когда эти заклинания применялись. Strioleret будет открывать тебе только одно заклинание в день. Это мое правило, потомок. Кроме заклинаний Strioleret так же расскажет тебе о нашем Роде, его прародителях, приставке "Ран" и о многом другом. На этом я прощаюсь с тобой, потомок. Твой давний предок Кагар Эр'Нариссарад Ран'Карди.
   Не найдя в книге больше никаких записей я закрыла её. Невероятно! Книгу написал первый потомок богов. Первенец, основавший наш Род. А значит, если я правильно слушала дядю, все наши родовые заклинания придуманы именно Кагаром, с течением времени стали сильнее. Кроме того, как подсказывает память предков, многие мои сородичи учились в Школах, Академиях или Университетах магии, а значит, многократно пополнили знания предка. Вот только я не смогу ими пользоваться, у меня нет времени на Университеты.
   Рассвело. Спустившись вниз, я обнаружила, что тётя с дядей ещё спят. Решив дать им возможность выспаться, я вышла из дома на уже привычную пробежку. Добегая пятый километр, я заметила ожидающего меня дядю Карада, стоявшего на тропинке, ведущей к дому. Подождав, пока я восстановлю дыхание, дядя без слов обнял меня за плечи и повёл к дому. На крыльце нас ждала тётя Илана: внимательно посмотрев на меня, она обратилась к дяде:
   - Всё в порядке?
   - Да, она просто разминку проводила.
   - Эй, что случилось? - Я недоумённо переводила взгляд с дяди на тётю, не понимая, о чём речь.
   - Слава богам, ничего. - Успокаивающе улыбнулась мне тётя Илана. - Пойдёмте завтракать.
   Позавтракав и помогая тетё убирать со стола, я вернулась к прежнему разговору:
   - Тётя Илана, а почему вы так встревожились утром? Из-за меня, да? Но я просто рано проснулась и, решив вас не будить, пошла на пробежку.
   - Понимаешь, Нари, иногда, очень-очень редко, но всё же такие случаи бывали, дети, прошедшие первый оборот, не выдерживали и сбегали из дома, чтобы вскорости погибнуть без поддержки и защиты Клана. Считается, что первое утро самое тяжёлое и за ребёнком нужен присмотр, чтобы в случае, если он не справляется с новым знанием о себе, ему могли бы помочь. Теперь представь: мы просыпаемся, а тебя нигде нет. Что мы могли подумать? Карад Тень проверил и в лес бросился. А когда вы вместе вышли, тут мне и полегчало, не убежала, значит.
   - Простите меня, я не хотела вас пугать. - Мне было стыдно перед дядей и тётей, они ведь искренне волнуются за меня. - В следующий раз записку оставлю.
   - Ладно, малышка, что было, то было. Я уверен, что у тебя появились ко мне вопросы. Спрашивай.
   - Расскажите мне о своём брате.
   - Тималий - мой младший брат. Родился он слабеньким, и никто особых надежд на него не возлагал. Я его воспитал: отцу вечно не хватало времени на собственных детей, что было, по крайней мере, странно для оборотней, мать занималась сёстрами. Я к тому времени уже практически достиг второго совершеннолетия, так что вполне мог заниматься братом. К обороту Тим возмужал, окреп и обернулся, как ты догадываешься, в чёрно-серебристого волка с сильным магическим даром. После этого отношение Клана и отца к нему изменилось, но Тим, не смотря на нашу с ним близость, вырос одиночкой и, окончательно слившись со своей второй ипостасью, поступил в Университет магии. Я гордился братишкой, у самого был слабый дар и меня обучали старейшины, ну а Тим мог больше. Обучение в Университете длится пять лет, а затем ещё длится практика под руководством опытного Наставника. За эти годы мы виделись нечасто: Тим считал, что у него нет места в Клане, поэтому мы встречались либо в Университете, либо в городах, куда его заносило с Наставником. А вскоре охотники напали на то место, где жил наш Клан. Многие погибли, а остальным пришлось искать новое местообитание. Я поехал в Университет к Наставнику брата, но тот не знал, куда после получения диплома уехал Тим. И я окончательно ушёл из Клана, колесил по миру в поисках брата. Побывал и у Рода львов, и у Рода оленей. Там мы с Иланой и познакомились, полюбили друг друга.
   - А как ты познакомился с Тарикой?
   - Нас познакомил Тим. Тогда я не знал, что она Смерть и что может ходить по земле как обычная девушка. Сначала я думал, что она просто его подруга по Университету, хотя я и не видел, чтобы она особо магией владела. Они вместе что-то типа наёмников были, задания разные выполняли, магические и нет. Тогда я Тима редко видел, он приезжал к нам на пару дней между заданиями, один, редко - с Тарикой. Мы с Иланой жили у её родителей; она единственный ребёнок в семье и меня тоже как родного приняли, не попрекали ничем, хотя у Истинных редко бывает, чтобы оборотень Клан оставлял. А как Тим с ней познакомился, я не знаю. Так же, как и не знаю, кто был твоей матерью.
   - Зато я знаю. Только не спрашивайте пока меня ни о чём, я ещё не готова принять это знание. Лучше скажите, дядя Карад, у вас с тётей Иланой дети есть?
   - Есть. Младший сын учится в том же Университете магии, где Тим учился. Точнее, уже второй год практику проходит. И Наставник у него тот же. А старшая дочь... - Дядя Карад тяжело вздохнул и продолжил: - Умерла она. Не своей смертью - убили в последней волне охоты. Тим и Тарика тогда гостили у нас, помогли отбиться от охотников. Может поэтому в тот день погибло всего 20 оборотней, в том числе и наша дочь. И именно тогда мы узнала, кто такая Тарика на самом деле. Забрав нашу девочку, она пообещала, что когда-нибудь она вернёт нам отнятое. И сдержала своё слово.
   - Что вы имеете в виду? - Недоумённо переспросила я.
   - Она дала нам тебя, Нари. - Ласково ответила тётя Илана. - Ты нам как дочь, малышка, и мы тебя очень любим.
   - Я тоже вас люблю. - Улыбнулась я дяде и тёте, обняв обоих.
   - Дядя Карад, а расскажите мне о Strioleret.
   - Нари, ты смогла её прочитать? - Обрадовался дядя.
   - Если ты имеешь в виду вступление Кагара, то да. Больше мне книга ничего не показала.
   - И не должна была. Приветственная речь Кагара - это как бы подтверждение в тебе магического дара. Я не обратил внимания, пока ты не сказала о Strioleret, но сейчас вижу, что ты и в этом походишь на отца - дар твой сильный. Хорошо это или плохо - не ведаю, но учиться тебе придётся много.
   - Предок сказал, что мне будет открываться одно заклинание в день. Почему так?
   - Это правило Кагара нерушимо. В Strioleret собраны все древние, родовые заклинания, и без должного овладения даром они могут принести больше вреда, нежели пользы. Я покажу тебе упражнения, которые помогут тебе овладеть и управлять даром, а позже научу заклинаниям, которых нет в книге, они передавались от старейшин.
   - Дядя Карад, а почему я не чувствую в себе волчицу и вообще каких-либо изменений?
   - Так-таки и не чувствуешь? - Хитро посмотрел на меня дядя. - А попробуй заглянуть внутрь себя, что ты там видишь?
   Я послушалась совета дяди и, закрыв глаза, сосредоточенно потянулась вглубь себя. Что ж, я была не права: кое-что изменилось. Организм словно перестроился, появились дополнительные мышцы, укрепились кости и зубы, чуть изменился прикус. И, что самое важное, в глубине сладко спала, поджав свой пушистый хвост под себя и накрыв лапой мордочку моя вторая половина, ипостась, душа - волчица.
   - Дядя Карад, я вижу её. Она спит.
   - Конечно, ведь твоя волчица только вчера себя осознала, словно только вчера родилась. Мой тебе совет, старайся с ней побольше разговаривать, так вы быстрее сблизитесь. Ну и конечно будем продолжать тренировать оборот. Да, знаю, сейчас он очень болезненный, но пройдёт время и боли не будет. Оборот станет для тебя таким же привычным делом, как дыхание.
   - Тогда пошли тренироваться. Мне понравилось быть в облике волчицы, так интересно. - Я вскочила со стула и потянула дядю за собой во двор.
   Выйдя из дома, я отпустила дядину руку и повернулась к нему лицом:
   - Ой, дядя Карад, а как совершить оборот? Ну, то есть вчера это ведь всё само произошло, а сейчас нет.
   - Нари, во-первых, успокойся, твоё возбуждение меня радует, но оно также мешает сосредоточению. Во-вторых, ты права, первый оборот происходит бесконтрольно. Теперь расслабься, вдохни поглубже и позови свою волчицу. Зови, пока она не откликнется, а затем пригласи её на прогулку.
   - А как звать, дядя, у неё же нет имени?
   - А ты дай ей его.
   - Какое? - Спросила я мнение дяди.
   - Нариса - ваше общее имя, одно на двоих. Не знаю, откуда ты его взяла, но оно очень вам подходит. Нариса в переводе с одного древнего языка означает прекрасная волчица.
   - Тогда я назову её Рисой. - Решила я и тут же закрыла глаза, неся зов вглубь себя: "Риса, девочка, просыпайся. Дорогая, погода замечательная, погулять не хочешь?"
   Позвала - и сразу почувствовала её отклик. Риса зевнула, потянулась и встала. Я уловила её желание последовать моему предложению и отошла, уступив её главенствующую позицию. Тут же накатила боль, такая же, как вчера, тело ломило, выворачивались кости и мышцы, появилась шерсть, выросли клыки и хвост. Миг - и вот уже перед дядей сидит чёрно-серебристая волчица со странными, совершенно не волчьими, серебряными глазами. Я-волчица наблюдала, как Старший приблизился и, медленно положив руку мне на голову, аккуратно погладил.
   - Нариса, я хочу, чтобы вы обе меня слышали. - Властно произнёс Старший.
   Волчица посмотрела на него, явственно вздохнула и подвинулась в сознании, уступая часть его своей человеческой сестре. Я примостилась рядом, тоже не отрывая взгляда от дяди. Стоило мне устроится, как Риса склонила голову перед Старшим, словно говоря о том, что мы вместе.
   - Так, девочки, очень хорошо. Вам предстоит долгий процесс привыкания друг к другу, но сейчас я хотел поговорить с вами не об этом. Нари, ты не должна, как это было вчера, полностью отдавать сознание Рисе. Какой бы хорошей она не была, звериные инстинкты очень сильны, подчас их безумно трудно сдерживать. Одно дело дать ей поваляться на травке или поохотится на зайца, даже без желания убийства косого, и другое, если вдруг в ней проснётся желание поохотится на двуногую добычу, ты думаешь, она сможет остановиться? Не сможет, уверяю тебя. А после это ничем хорошим не закончится, ничего уже не будет как прежде. Поэтому, Нари, принимая ипостась волчицы, доминируй своим сознанием над её, не всё время, конечно, но без присмотра не оставляй. А ты, Риса, в свою очередь, тоже присматривай за Нари в её человеческой ипостаси. Помни, что человеческое тело более хрупкое, нежели зверя, обоняние, зрение и слух не такие острые. Поэтому, девочки, учитесь взаимодействовать друг с другом, помогать, поддерживать, защищать. Ну а теперь, Нари, дай Рисе поразмяться, побегать по лесу, а затем возвращайтесь и продолжим тренировки.
   Мы с Рисой одновременно кивнули (хотя дядя заметил только кивок волчицы, я-то кивала в сознании) и побежали в лес. Удобнее расположившись в сознании Рисы, так, чтобы оставить и ей место, я неожиданно начала ощущать окружающее пространство не так, как привыкла, будучи человеком, а по-другому. Словно все чувства во мне обострились: я чувствовала все запахи на несколько километров вокруг, слышала, как поёт каждая птица, скрипит каждое дерево, шум ручейка на востоке от моего месторасположения. Зрение стало острее, я видела даже самых мелких насекомых и трещинки в коре деревьев, не прикладывая к этому особых усилий. Это было удивительно, прекрасно и я сразу осознала, кого стоит благодарить за такое чудо.
   - Это ведь ты мне показала своё видение мира, не так ли, Риса? - Обратилась я к своей второй ипостаси и сестре по разуму. - Спасибо тебе огромное, я никогда такого не испытывала.
   - Не за что. - Отчётливо прозвучало в сознании.
   - Ты можешь со мной говорить? - Моему изумлению не было предела. - Правда, можешь?
   - Немного. Но с укреплением нашей связи мы сможем общаться больше. - Прозвучал тихий ответ.
   - Знаешь, Риса, я счастлива, что у меня есть ты. - Серьёзно сказала я. - Давай, что ли возвращаться, сестрёнка, нам с тобой ещё учиться и учиться.
   Волчица развернулась и направилась к дому, где её ждали любящие и беспокоящиеся родные люди и не столь любимые её человеческой сестрой тренировки. Но, как и сестра, она понимала, что месть - не пустой звук...
  
  
   Два месяца спустя...
  
   - Нари, ну что ты делаешь? - Немного устало вопросил дядя Карад. - Третья мишень за день, где я тебе их напасусь. Контролируй выброс силы, ты слишком много её вкладываешь в это заклинание, нужно меньше.
   - Так? - Спросила я, уменьшая поток силы и снова пуская заклинанием в мишень. Раздался очередной взрыв. - Не, снова много.
   - Нари... - Укоризненно посмотрел на меня дядя.
   Знаю-знаю, я не могу контролировать свою магию. С теорией проблем не возникает, заклинания я запоминаю быстро, Риса с памятью предков помогает, а вот практика превращается в непойми что: даже слабое заклинание в моих руках превращается во взрыво- и жизнеопасное.
   - Так ты же вечно спешишь, никого не слушаешь, а потом удивляешься, почему у тебя взрыв на взрыве получается. - Ворчливо отозвалась Риса. - Тебе и я, и дядя говорили, не спеши, рассчитывай силу, а ты что?
   - Не, ну а что сразу Нари? Вечно я у вас во всём виновата. - Надулась я, хотя, по правде сказать, они правы, я действительно часто спешу.
   - Ох, Нари, что же с тобой делать? - Покачал головой дядя Карад. - Моего дара не хватает контролировать твой, а как иначе тебе помочь, не знаю.
   - Запечатать часть дара и работать с тем, что останется. Только так можно научиться рассчитывать силу для различных заклинаний. - Раздался за нашими спинами басовитый голос.
   Обернувшись, я увидела большого широкоплечего мужчину под два метра ростом, с белыми волосами до плеч и мудрыми зеленовато-карими глазами. У него был сильный магический дар (дядя в первую очередь научил меня это определять) и рукоять огромного двуручника за спиной. По правую руку от него стоял мужчина помоложе, около тридцати человеческих лет, с каштановыми волосами и ореховыми глазами. Его магический дар был ниже, чем у старшего мужчины, но ненамного. Перевязь с парными клинками за спиной говорила, кроме силы, как у старшего, ещё и о скорости их владельца. А ещё я чувствовала в нём сородича. И это значило, что вряд ли я ошибусь, если предположу, что предо мной предстали мой двоюродный брат и его Наставник.
   Дядя Карад тут же подтвердил моё предположение, сердечно поприветствовал старшего и обняв младшего, а выскочившая на звук новых голосов тётя Илана только прибавила уверенности. Покончив с объятиями, квартет подошёл ко мне и дядя Карад представил мне прибывших:
   - Нари, познакомься, это магистр Натан Съерри, Наставник моего сына и мой хороший друг. А это наш с Иланой сын и твой двоюродный брат - Янникар. Натан, Ян, знакомьтесь, это Нариса, дочь моего младшего брата.
   - Дочь Тима? - Удивился Наставник. - Я не знал, что у него есть дочь.
   - Мы тоже не знали. Как оказалось, об этом только Тарика знала, но каким образом она замешана в эту историю, я не знаю. Вот так и получилось, что я только через 17 лет после её рождения узнал о существовании племянницы.
   - А как хоть узнал? - Спросил молчащий до этого Янникар.
   - Это не важно. Проходите в дом, сейчас поужинаем, баньку истопим, поди, в дороге с лошадей с утра до ночи не слезали. - Заговорила тётя Илана. - Какие могут быть разговоры на пустой желудок. Нари, пойдём, поможешь стол накрыть.
   Войдя в дом, пока мужчины рассёдлывали и обтирали лошадей, а затем и сами смывали с себя дорожную пыль у бочки с водой, мы с тётей накрыли стол вышитой скатертью и споро расставляли тарелки и миски с различной снедью. Вернувшиеся мужчины расселись, и мы приступили к трапезе, попутно слушая рассказы Наставника об успехах своего подопечного, а ещё больше - его проказах и забавных ситуациях.
   Поужинав, я стала собирать со стола, давая возможность тёте Илане послушать про единственного, давно не виденного, сына. Помыв посуду и вытерев крошки со скатерти, я собиралась уже пойти в себе в комнату почитать Strioleret, но внезапно спотыкнулась и упала бы, не поддержи меня под локоть рука Янникара. Не ожидав такого, я непроизвольно передёрнулась, что не осталось незамеченным дядей Карадом.
   - Нари, ты в порядке? - Спросил он.
   - Да, это от неожиданности. Извините. - И ушла в свою комнату.
  
  
   Карад
  
   - Нари, ты в порядке? - Обеспокоено спросил я, видя её дрожь от прикосновения Яна.
   - Да, это от неожиданности. Извините. - Ответила она и стрелой взлетела на второй этаж.
   - Отец, что я такого сделал? - Недоумённо посмотрел на меня Ян. - Поддержал только...
   - Ты не причём, сын. Ты спрашивал меня, как я узнал о ней. - Повернулся я к Натану. - Во сне год назад ко мне пришла Тарика и попросила оказать услугу: позаботится о человеке, которого я найду в лесу. Я согласился и с утра начал прочёсывать лес. Если бы я заранее знал, где... Я нашёл её по запаху крови, уже тогда понял, что она из моего Рода, но ещё не знал, насколько. Её изнасиловали и избили трое, и когда я нашёл её, она истекала кровью и была на Грани. Мы с Иланой её выходили, подлатали, что смогли и рассказали девочке о её происхождении.
   - Три вопроса: кто эти подонки, что значит "подлатали, что смогли" и получается, она не знала, что принадлежит к Истинным? - Спросил Натан.
   - Обычные люди, я запомнил их запах, Нари согласилась жить только из-за желания отомстить. Подлатали... возможно, она никогда не сможет иметь детей. Шанс есть, но он минимальный. И она не знала, что принадлежит к оборотням. Девочку воспитывали люди, настоящих родителей она не знала. Мы её всё рассказали, объяснили и начали тренировки.
   - И каков результат? - Поинтересовался Ян.
   - Нари на удивление легко овладела луком и метательными кинжалами, с мечами ей сложнее, но она упёртая, своего добивается.
   - С мечами? - Удивился Натан.
   - Да, сначала мы взяли катану, но позже, увеличив тренировки, решили попробовать с двумя мечами. Третий месяц так тренируемся.
   - Как прошёл оборот? Спросил сын.
   - Нормально. Зверь у неё замечательный, я с ними обоими беседу провёл, девочки привыкают друг к другу, в последнее время стали чаще общаться. Вот только с магией у Нари полный... Заклинания запоминает легко, нужные пасы тоже, а вот рассчитывать силу не умеет.
   - Ну, это поправимо, не зря же ты нас позвал. - Сказал Натан и, поднявшись с лавки, добавил: - Ты извини, Карад, но пойду-ка я попарю свои старые кости в баньке. А договорить и позже можно. Ян, идёшь?
   - Иду, Наставник. Только, отец, последний вопрос: в кого Нари превращается?
   - В волчицу, сын, конечно в волчицу. В прекрасную чёрно-серебристую волчицу. - И видя изумление на их лицах, добавил: - Не перевелись ещё в нашем Роду потомки богов, слава Творцу. Не перевелись...
  
  
   Янникар
  
   Попарившись в баньке, я вернулся в дом. Наставник собирался с отцом переговорить, а я решил поближе познакомиться с новообретённой сестрой. Всё же мы, оборотни, очень ценим семью и легко принимаем всех новых родственников. К тому же баня принесла какое-никакое облегчение, и теперь, по крайней мере, я был способен спокойно говорить, а не сжимать кулаки и внутренне рычать от той истории, что поведал мне отец.
   Постучав в дверь её комнаты и получив разрешение войти, я увидел Нарису, сидящей на кровати. Когда я вошёл, она отложила книгу, которую читала и подняла на меня глаза, настороженно сверкнув серебром. Узнаваемые глазки...
   - Привет. Не бойся, я хочу только поговорить. - Я плавно сел в кресло и посмотрел ей в глаза. В них ещё не пропал огонёк настороженности, но я и не надеялся, что будет легко. - Ты, наверное, знаешь, что у меня была старшая сестра. Мне было всего десять, когда её убили. Но я очень хорошо её помню. Кара часто играла со мной, гуляла, рассказывала разные истории и утешала, когда отец задавал трёпку. Я всегда хотел, чтобы родители подарили мне младшего братика или сестричку, которым я смог бы отдать свою любовь и заботу, но это лишь осталось мечтой. А вот теперь явью. Нари, пожалуйста, не бойся меня. Я никогда не причиню тебе вреда, ты можешь рассчитывать на мою помощь во всём. Попробуешь мне поверить?
   - Хорошо. - Тихо ответила она.
   - Знаешь, в тот день, когда убили Кару, твои родители очень нам помогли. Ты очень похожа на них обоих.
   - Что ты имеешь в виду, говоря о родителях? - Нари хотела казаться спокойной, но было видно, как волнует её этот вопрос.
   - Нари, ты очень похожа на свою маму. Фигура, волосы, черты лица - всё её. Только глаза у тебя отцовские, да и как я понял, вторая ипостась. Да, я не часто видел дядю Тима и тётю Тарику, но того, что я видел, было достаточно, чтобы понять - эти двое любят друг друга. И ты плод этой любви. Я не знаю, что у них произошло, и почему тебя оставили у людей, если решишься, спроси сама у Тарики.
   - Янникар...
   - Ян. - Перебил я её. - Зови меня Яном.
   - Ян, а вы с Наставником к нам надолго?
   - А ты не знаешь? - Удивился я.
   - Не знаю что? - Нахмурилась Нари.
   - Что это отец послал к нам вестника с просьбой приехать. Они сейчас с Наставником обсуждают твоё обучение магии, ну а я, если позволишь, помогу тебе освоить парные мечи.
   - Позволю. - Чуть улыбнулась она, и у меня сразу потеплело на душе. Значит, не зря был весь этот разговор.
   - Вот и отлично. Ну а сейчас ложись-ка ты спать, завтра подниму тебя рано на пробежку.
   - Или я тебя. - И Нари показала мне язык. Я чуть не сел обратно в кресло, но вовремя спохватился.
   - По рукам. - Я протянул ей руку для рукопожатия, и она практически сразу протянула свою. Мы пожали руки, и Нари не вздрогнула от этого.
   - Спокойной ночи, сестрёнка. - Я ласково ей улыбнулся и, выходя из её комнаты, отчётливо услышал:
   - Спокойной ночи, брат.
   Признание - это первая ступень к доверию. А значит, всё у нас будет хорошо.
  
  

Глава 4. Учителя

  
   С приездом Яна и Наставника моя жизнь особенно не изменилась. Пробежка, завтрак, стрельба из лука, метание кинжалов, тренировка с мечами. После обеда отработка заклинаний и снова тренировка с мечами. Ну а после ужина мы с Рисой убегали в лес, где, обладая ночным зрением, она показывала мне лечебные травы с её, волчьей, точки зрения. Время от времени компанию нам составлял Ян (точнее Ник - его волк) и тогда мы просто бегали наперегонки.
   Не изменилась, но стала интереснее. Ян оказался замечательным учителем, терпеливым, подсказывающим, направляющим, подбадривающим. Он чуть исправил мою стойку, показал, как держать локти и шаг за шагом объяснял мне различные связки. Поначалу было тяжело, но постепенно руки привыкли к мечам, а попа - к ударам лезвиями плашмя как наказание за каждую мою ошибку. Злиться на Яна не получалось - он спокойно объяснял мне причину ошибки и заставлял повторять движение снова и снова, доводя чуть ли не до автоматизма.
   Что касается занятий магией, то Наставник (он сказал мне так его называть) заблокировал мне часть дара, и я начала учиться пользоваться оставшейся частью. Так действительно оказалось легче: когда в твоём распоряжении полноводная река, ты без раздумий черпаешь из неё воду, а когда река превращается в ручеёк, волей-неволей стараешься экономить. Зато научившись экономить в плане вливания силы в заклинания, при нужде я смогла бы долго поддерживать магическую оборону. Наставник, кстати, научил меня очень полезному заклинанию маскировки резерва: когда маг не желает демонстрировать всем и каждому свою силу, он скрывает её часть, чтобы в нужный момент сделать сюрприз сопернику. Зачастую уже смертельный...
   Дядя Карад не мог нарадоваться: с приездом Яна и Наставника мои успехи в овладении мечами и магией несказанно возросли, а насчёт Яна появилось даже некое соперничество из ряда "Смогу его побороть или нет?". Достичь этого пока не удавалось, но мысль о том, что придёт день и Ян от меня получит мечом по попе, согревала и утешала.
   Через несколько месяцев интенсивных занятий мечи уже не вылетали из моих рук, а по попе я получала один раз из десяти, чем можно было гордиться. Также я легко выучила больше половины заклинаний из Strioleret, которые и практиковала с переменным успехом под руководством дяди и Наставника. Вообще родовые заклинания давались без какой-либо схемы и поражали разнообразием сферы применения. Оказалось, что направление действия маг задаёт сам. Например, заклинание Лактас мааре, вызывающее огонь (зажечь свечу или разжечь костёр) по желанию мага может вызвать и не столь безобидное магическое пламя, способное сжечь всё на своём пути. Поэтому мне приходилось контролировать свои желания, особенно когда мы с Наставником перешли к заклинаниям, как он выразился, трансфигурации - то есть превращение одного в другое. Таких заклинаний в Strioleret не было - Наставник, видя моё желание узнать как можно больше, давал мне часть университетских знаний.
   Со всеми этими занятиями у меня совсем не оставалось времени на изучение травнического дела. Но тут тетя Илана меня успокоила: она сказала, что в случае чего мне помогут Риса и память предков. Ну а основные травки, способные оказать первую помощь в практически любом заболевании я уже знаю.
  
  
   Восемь месяцев спустя после приезда Яна и Наставника
  
  
   - Нари, ну я же тебе сто раз тебе говорил: принимаешь на правую, отводишь, атакуешь левой и отклоняешься. Так какого ты так сделала? - Отчитывал меня Ян, бинтуя мне правую руку чуть выше запястья. Регенерация регенерацией, но резаные раны быстро не затягиваются.
   - Ян, прости, я думала, что ты открылся, и решила ускорить атаку слева, отставляя правую руку.
   - Дурочка, да если бы я чуть хуже владел собой, я б тебе либо руку отрезал, либо голову. - Ян вздохнул и вдруг порывисто обнял меня, притянув к себе на колени. Что бы ни было в начале нашего знакомства, уже через месяц я Яна совершенно не боялась, а уж сейчас лучшего брата я не могла и желать. - Я люблю тебя, сестрёнка. Ты красивая девушка, хороший воин и умелый маг. И я хочу, чтобы ты всегда помнила об этом. Ну что, малышка, чем займёмся, пока старших нет?
   Сегодня дядя, тётя и Наставник, оставив нас с Яном одних, поехали на ярмарку в одну из близлежащих к нашему лесу деревень. Едой нас снабжал лес, а вот новую одежду, отрезы ткани или новые сплетни можно было приобрести / услышать только на ярмарке. Зачем с ними поехал Наставник я не знала.
   - Ну не знаю... Может поучишь меня какому-нибудь заклинанию?
   - Нари, да ты ведь и так уже и Strioleret прочитала, все заклинания оттуда выучила, и дядя тебе много новых дал, и Наставника ты постоянно пытаешь. Он, кстати, уже собирается снять с тебя запечатку.
   - Правда? А что потом?
   - Придётся тебе заново привыкать к своим силам. Главное, не забывай всегда рассчитывать силы для заклинаний и всё будет хорошо.
   - Тогда чем займёмся? - Вернулась я к началу нашего разговора.
   - Можем дать порезвиться Нику и Рисе или оседлать лошадей и покататься по лесу.
   - Риса, ты как? - Обратилась я к волчице. - Погулять хочешь?
   - Нари, давай вечером, а? - С протяжным зевком ответила она. - Мне больше по душе ночной лес, луна так красиво мою шерсть освещает.
   - Риса хочет гулять вечером. - Сообщила я Яну. - Идём в конюшню?
   Оседлав Тень и Быстрого, коня Яна, мы направились по тропинке в глубину леса. Уже давно подружившись с лешим мы могли не переживать, что заблудимся или не найдём удобную тропинку для скачки - стоило только попросить и леший нам помогал. Конечно, за всё была своя плата, но в нашем случае платой было обещание не вредить лесу.
   Вот и сейчас мы выехали на одну из любимых тропинок, которую леший создал для нас - широкую, чтобы могли свободно разъехаться три лошади, длинную, если захотим устроить скачки по прямой и извилистую от южного поворота, если просто катаемся, как сегодня. Ну а так как соревноваться ни мне, ни Яну не хотелось, мы неспешной рысцой ехали по тропинке, наблюдая за жизнью в лесу. Вон олениха с оленёнком щиплют траву на поляне, вон птица понесла червячка в гнездо, а вон заяц поскакал по своим заячьим делам. Эх, хорошо...
   - Ян, а ты не знаешь, зачем Наставник на ярмарку поехал? - Спросила я брата.
   - Может и знаю, а что? - Хитро посмотрел он на меня.
   - Ну Ян, не будь букой, скажи мне. - Заканючила я.
   - Ладно. Я, конечно, могу и ошибаться, но, по-моему, Наставник поехал искать один амулет. Вернее, основу под амулет.
   - Что за амулет?
   - Чтобы скрыть твою ауру Истинного оборотня. Мы носим такие амулеты, когда выбираемся в человеческие земли. Надел амулет - и ты уже просто человек с магическими способностями (или без оных), ничем от других людей не отличаешься. - Объяснил Ян.
   - Я и не знала, что существуют такие амулеты. - Удивилась я. - Наставник мне не рассказывал.
   - Наш Наставник амулеты не любит, предпочитает собственные щиты и меч, но мы - другое дело и он это понимает.
   - А почему ты сказал, что он поехал за основой под амулет? Что это? - Спросила я.
   - Понимаешь, Нари, на таких ярмарках зачастую можно найти простенькие обереги, продаваемые слабыми магами, ведунами или ведьмами. От сглаза, порчи или просто на удачу. Такой вот оберег и есть прекрасной основой под амулет. Наставник только прибавит к первоначальному заговору ещё парочку и всё, никто не догадается, что под личиной простого оберега амулет, скрывающий вторую ипостась.
   - А у тебя какой оберег? - Заинтересованно спросила я Яна.
   - От приворотов. - Усмехнулся брат и достал из-за пазухи шнурок с голубым кругляшом. Ян прав, ничем не примечательная вещь.
   - Что, братец, девушки отбоя не дают? - Лукаво посмотрела я на него.
   - Ой, Нари, скажешь тоже. - Немного смутился Ян, и я поняла, что попала в точку. - Давай, наверно, возвращаться домой, скоро наши вернуться.
   - Тогда догоняй. - Крикнула я и послала Тень в галоп, зная, что брат не устоит перед возможностью меня обогнать.
   К дому мы примчались одновременно и тут же узнали, что с ярмарки вернулись дядя, тётя и Наставник. Обтерев коней и поставив их в стойла, мы с Яном вошли в дом и прошли в кухню. Дядя и тётя разбирали купленные вещи, а Наставник сидел за столом, вертя что-то в руках. Мы с братом подошли к подозвавшей нас тёте Илане и получили каждый по обновке: Ян - штаны из мягкой, но очень прочной кожи степного шаргала, а я - вышитую рубашку черного цвета со шнуровкой на груди. Мы с Яном переглянулись и одновременно расцеловали тётю в обе щёки. Она рассмеялась, а дядя Карад обратил внимание на мою руку:
   - Нари, что у тебя с рукой?
   - Я сама виновата. Ничего, скоро заживёт.
   - Вот и оставляй вас одних. Дети, дети... - Посетовала тётя Илана. - Вы хоть заживляющей мазью смазали?
   - Да, мама, смазали. Не волнуйся. - Ответил Ян.
   - Нариса, подойди ко мне. - Позвал Наставник, и когда я подошла, протянул мне на вытянутой руке кулон овальной формы, фиолетовый с вкраплением серебра. - Этот амулет скроет твою сущность оборотня. Кроме того, это также хороший накопитель магической энергии, с его помощью в экстренном случае колдовать сможет Риса. Ну а вообще для тех, кому ты не захочешь открывать истинное значение амулета, это оберег от злых чар, редкий, но сильный.
   - Наставник, а как заряжать накопитель?
   - Просто сбрасывай в него лишнюю энергию, например, когда злишься или радуешься, часть этой энергии можно передавать амулету или когда понимаешь, что переборщила с магией для заклинания и не можешь забрать излишек, направь его в накопитель.
   - Спасибо, Наставник. - Я почтительно склонила голову перед ним и тут же оказалась в его крепких, почти медвежьих объятиях.
   - Пожалуйста, малышка. Ох, и нравитесь вы мне, Истинные, скучно с вами никогда не бывает. Ну что, продолжим тренировки?
  
  
   Спустя месяц...
  
   - Молодец, Нари. Мои уроки не прошли даром, ты чувствуешь свою силу, уже практически не ошибаешься с магией в заклинаниях, а ошибки быстро исправляешь. Умница, девочка.
   - Захвалите, Наставник. - Смутилась я.
   - Вот-вот, и она снова вместо заклинания обездвиживания произнесёт заклинание превращения, и будете вы, Наставник, сидеть и квакать. - Сделал умный вид Ян, за что и поплатился. - Ай, Нари, больно. - Вскричал брат, держась руками за пострадавшую часть тела ниже спины.
   - А нечего на меня наговаривать, подумаешь, один раз перепутала заклинания, они, между прочим, очень похожи. И прекращай морщиться, страдалец, это был всего-навсего маленький импульс.
   - Чудовище. - Проворчал брат, но тут же предвкушающе улыбнулся. - Теперь моя очередь с тобой тренироваться. К бою!
   Ян молниеносно выхватил свои парные мечи и встал в стойку, приглашающе подняв бровь. Я присела в низком реверансе (училась у тёти Иланы на спор с Яном) и тут же перешла в свою стойку. Секунда - и клинки скрестились, сплетаясь в парном танце. Удар, блок, атака, отвод, атака, блок... Словно танцевальные пируэты сплетали мы сближение клинков. Схождение, расхождение, перекат, наклон, прыжок и снова схождение. Не для смерти - для удовольствия. Танец продолжается, не замирая ни на секунду, а затем обрывается одним движением - и двое противников, каждый из которых держит меч у горла второго, вздымая грудь, улыбаются друг другу. Это лучший их танец, танец учителя и ученицы.
   - Очень хорошо, ребята. - Произнёс Наставник, когда мы с Яном убрали оружие. - Теперь я точно могу быть спокоен за вас обоих. Так что, Ян, можешь ехать в Университет забирать свой диплом, он уже подписан.
   - Наставник, но ведь ещё несколько месяцев до окончания срока практики. - Непонимающе смотрел на мага Ян.
   - Мальчик мой, N года - условный срок, каждый Наставник сам определяет, когда его подопечный готов к самостоятельной жизни мага. Ты был готов ещё до приезда сюда, ну а теперь, когда я видел, как ты помогал Нари с магией и оружием, как брал на себя ответственность обучать её, я больше не вижу смысла быть твоим Наставником - ты готов к собственной магической практике.
   - Спасибо, Наставник. Но диплом я заберу не раньше, чем помогу Нари. Во всём помогу.
   Ян с Наставником обменялись понимающими взглядами и пожали друг другу руки. Я тоже радовалась за брата - он заслужил свой диплом.
   В это время вернулся дядя Карад. Он в последнее время часто куда-то уезжал, вот и сегодня уехал с самого утра. Дядя спешился и, проходя мимо нас, бросил Наставнику одно короткое слово: "Узнал" и тут же скрылся в конюшне. Наставник же, сделав вид, что не замечает наши с Яном вопросительные взгляды, ушёл в дом. Переглянувшись, мы с братом пожали плечами и последовали за ним в надежде, что рано или поздно нам объяснят происходящее.
   Стоило нам войти, как тётя Илана немедленно взяла нас в оборот по приготовлению ужина. Ян безропотно пошёл чистить картофельные клубни, а я, расставив на столе посуду, резала овощи для салата. Спустя полчаса мы все расселись за стол и, хотя нам с Яном не терпелось узнать, куда и зачем ездил дядя, мы не задали ни единого вопроса - отрывать оборотня от еды было делом неблагодарным, и мы прекрасно об этом знали.
   Наконец, когда с едой было покончено, а посуда убрана, Ян задал дяде Караду животрепещущий вопрос:
   - Отец, а что ты узнал? Ну ты ведь сказал, что что-то узнал, но куда ты ездил? И зачем?
   Дядя Карад вздохнул и сложил руки в замке перед собой. Это был верный признак того, что разговор предстоит тяжёлый.
   - Я ездил в ту же деревню, в которой мы были месяц назад на ярмарке. Тогда, кроме всего прочего, я активно прислушивался к сплетням и слухам, ну и немного к новостям.
   - И что? - Непонимающе переспросил брат, а вот я, кажется, начинала понимать, к чему ведёт дядя. Выпрямившись, я точно также сжала руки, не отрывая от дяди напряжённого взгляда.
   - В окрестных деревнях уже давненько творится неладное. Насилуют девушек, причём незамужних, из хороших семей. Свидетелей нет, те девушки, которые выжили, молчат, некоторые сошли с ума, некоторые не выходят из дому или подались из деревни. Никто из людей не знает, кто стоит за этими преступлениями, но вот уже полгода как молодых девушек запирают дома, или повсюду сопровождают отцы-братья. Несколько девушек вообще пропали, одна из них - младшая дочь кузнеца Никтока из деревни Подлесной, 17 лет отроду. - Тут дядя посмотрел на меня и продолжил: - Её долго искали, но не нашли, а позже было ещё три изнасилования с перерывом в несколько месяцев. Люди озлоблены, но не могут понять, кто это делает. А я знаю.
   - Кто? - С рычанием вырвалось у меня. Риса тоже рыкнула в сознании, как бы говоря о том, что она со мной.
   - Ты помнишь, я говорил, что запомнил их запах? Сейчас я тебе передам, настройся.
   Сразу после оборота дядя первым делом показал мне, как оборотни могут передавать друг другу воспоминания, чувства, запахи и т.д. Для этого нужно было настроиться на того, от кого ты хочешь (или кому хочешь передать) получить нужное, настроиться не просто на его мысленную волну, а соприкоснуться душами. Для кого-то это легко сделать, просто находясь рядом с другим оборотнем, для кого-то настройка возможна только при контакте, ну а мне достаточно было смотреть в глаза.
   Настроившись, я почувствовала, как наши с дядей души соприкоснулись и тут же "услышала" три разных запаха, намертво впечатавшиеся в мою память. Да, к ним примешивались многие посторонние запахи, такие, как запах крови, земли, немытого тела, навоза, но они не могут помешать волчьему носу различить в этой смеси истинные запахи трёх человек, уже почти как два года обречённых на смерть. И палач в моём лице был готов исполнить приговор.
   - Кто они, дядя? - Мой голос был спокоен, словно я говорила не о мразях, почти сломавших мне жизнь, мести которым я дожидалась так много времени, а будто бы интересуясь ценой мяса на привозе.
   - Один живёт в соседней от Подлесной деревни. Молодой, немного за тридцать, недавно женился. Все девушки, что пропадали из его деревни, убиты. Он - сын старосты.
   Второй живёт в последней из деревень, ближе всех расположенной к городскому тракту. Он племянник второй жены старосты деревни Малые кочки, то есть приходится родственником первому насильнику. Неплохой воин, одно время служил в Миридском гарнизоне, но получив травму плеча, уехал из города. Время от времени проведывает дядюшку старосту и крепко дружит с его сыном. Живёт на окраине деревни, по слухам захаживает к колдуну, живущему в соседней избе.
   Третий из них служит в Миридском гарнизоне, на хорошем счету у начальства, в месяц стабильно имеет пять выходных, которые проводит вне города у друга, бывшего сослуживца, живущего в деревне Краковке, близкой к городу. Сильный мечник, неплохой кулачный боец. Семьи нет, постоянной подруги нет. В городе живёт на съёмной квартире в купеческом квартале. Магией не владеет.
   Это всё, что я смог узнать про этих нелюдей.
   - Спасибо тебе, дядя Карад. Ты мне очень помог, век мне за это не расплатиться. - Я встала и отвесила дяде низкий поклон, затем тёте и Наставнику. - Спасибо за кров и знание. А теперь простите, пойду собираться.
   - Не смей. - Дядин рык заставил меня подпрыгнуть, и ошалело уставиться на него. До этого момента я ни разу не слышала, чтобы он повышал голос, даже из-за самых непредсказуемых моих выходок. - Не смей горячку пороть. Собралась она, видите ли. Для мести нужен трезвый ум и холодное сердце, запомни это, девочка. Иначе ты и с первым своим обидчиком не поквитаешься, не говоря уже об остальных.
   - И что ты предлагаешь? - осознав свою неправоту и разумность дядиных доводов, спросила я.
   - Не торопиться. С последнего изнасилования не прошло и месяца, значит времени до того, как они снова соберутся, у нас вдосталь. Легче убивать их поодиночке: живут они не близко друг от друга, предупредить не смогут. Начнём с Малых кочек, они ближе, затем в Краковку, ну и напоследок в Мирид.
   - Дядя Карад, а что значит "начнём"? Ты что, со мной поедешь?
   - Да, Нари. Но не волнуйся, месть - это только твоё право, мы не будем вмешиваться. Мы просто не позволим кому-либо тебе помешать. Да и потом, как я смогу смотреть в глаза брату, если не помогу его дочери в этом священном деле.
   - Ян? - Посмотрела я на брата.
   - Неужели ты сомневаешься? - Ян пристально смотрел мне в глаза. - Я же тебе обещал, что помогу. Тем более в этом.
   - Наставник?
   - Я с вами, Нари. К тому же, давненько я не был в Мириде, нужно напомнить о себе.
   - В общем, план действий такой: собираемся и завтра с утра выезжаем по направлению к Малым кочкам. Нари, лишних вещей не бери, только самое необходимое. Strioleret оставь в доме, ей не место в походах. Остальное решим завтра, ну а сейчас предлагаю всем разойтись спать.
   Не став спорить с дядей, я пошла в свою комнату. Переодевшись, забралась в кровать и, хотя спать особо не хотелось, тело уже выбрало удобную позу для отдыха - привычка, выработанная тренировками. Неожиданно мне захотелось позвать Тарику, ведь разговаривала я с ней во сне всего раз - в ночь оборота. Но вот потом я не была готова признать её матерью, да и сейчас ещё не готова, но поговорить нам надо было давно. Поэтому, произнеся её имя, я расслабилась и вскоре провалилась в сон.
   Мне приснилась лесная поляна, покрытая бархатным покрывалом изумрудной травы. Со всех сторон поляну скрывали шершавые стволы исполинских сосен, приветливо покачивающих верхушками. Сверху всю эту красоту, словно купол, накрывало голубое, без единого облака, небо.
   - Какая красота. - Восхищённо прошептала я, присаживаясь в центре поляны.
   - Мне тоже здесь нравится. - Раздался возле меня знакомый женский голос, и я обернулась. - Здравствуй, Нариса.
   - Здравствуй.
   Она ни капли не изменилась с последней нашей встречи, только сменила привычное для меня белое платье на светло-зелёную тунику, серые полотняные штаны и лёгкие полусапожки на плоской подошве. Всё-таки Ян был прав, мы с ней действительно похожи внешне. Разве что её светлые волосы длиной до колен переливаются золотом, когда мои едва достигают талии и золотятся лишь при солнечном свете. И да, цветом глаз я пошла не в Тарику.
   - Я думала, ты никогда больше не позовёшь меня. - Чуть грустно сказала она, глядя на меня.
   - Это не так. В конце концов, только ты можешь многое мне объяснить. Но... мне было сложно принять то, что ты открыла мне в прошлую нашу встречу.
   - Я понимаю. Ты хочешь, чтобы я рассказала, почему тебя воспитывали люди, ставшие тебе семьёй?
   - Да, хочу. А ещё хочу знать, где мой отец, Тималий.
   - Нариса... Кстати, я была очень удивлена, когда ты назвалась этим именем, ведь ты не могла его знать. - и на мой непонимающий взгляд, пояснила: - Имя Раяна дали тебе твои приёмные родители, я же при рождении назвала тебя Нарисой. Как ты это поняла?
   - Не знаю. - Честно ответила я. - Просто я вдруг почувствовала, что Раяна не моё имя, а в голове всплыло "Нариса Карди", вот я и сказала так дяде Караду.
   - Шутки подсознания... - Пробормотала Тарика, но тут же снова посмотрела на меня. - Я знала, что ты унаследуешь оборотничество отца и его магический дар. Знаешь, почему оборотни не выпускают своих детей из поля зрения до трёх лет? Потому, что дети в таком возрасте нестабильны, у них у всех есть магия и она спонтанна. После трёх она пропадает и появляется уже после оборота и далеко не у всех. Ты же искрила магией, особенно это было заметно по глазам, они светились серебром, как у твоего отца, когда он творил заклинания.
   - Ты любила его?
   - Безумно. Мы познакомились с ним на Грани. Его сильно ранили в магическом поединке в Университете, и он несколько часов не приходил в сознание. Я не пустила его дальше - слишком он хотел жить, отомстить тому, кто в таком поединке использовал запрещённую магию. И мне понравился такой настрой, да и собеседником он оказался интересным. С того времени он каждую ночь звал меня и я приходила в его сны. Тим рассказывал об Университете, приятелях, проделках, от которых я хохотала до колик в животе. Рассказывал о брате, по которому безумно скучал. Я же рассказывала ему о мире, богах, Творце, о себе самой, делилась знаниями. И в один прекрасный день поняла, что полюбила. Но даже в этом твой отец оказался смелее меня, Смерти с многолетним стажем - он признался первым. Тогда он спросил меня, можем ли мы встречаться иначе, нежели во сне, могу ли я пребывать на Альторе. И я сказала, что стоит лишь ему захотеть, и я приду. Так мы стали встречаться уже в реальности, редко, пока он учился в Университете, чаще - когда проходил практику с Наставником, и почти не расставались, когда Тим получил диплом. Это была его идея стать наёмниками. Тим хотел посмотреть мир, что давало сделать разнообразие заказов, ну а я просто хотела быть с ним. Так прошло какое-то время, потом было то нападение на Род оленей, смерть дочери Карада. Тогда мы не смогли убить всех охотников, некоторые ушли, чтобы уже через несколько лет вернуться для поимки Тима.
   - В смысле устроить охоту на отца? - Переспросила я.
   - Да. Какое-то время нам удавалось сбивать их со следа. Но вскоре я не могла быть с Тимом - Творец призывал, и Тиму пришлось меня отпустить. Хотя он говорил, что в одиночку ему легче будет уйти, но расставаться не хотелось ни ему, ни мне. Только творец терпением никогда не отличался и выдернул меня с Альтора, и Тим не успел узнать, что станет отцом.
   - Значит, отец не знает о моём существовании? А где он сейчас?
   - Не знает. С того времени я его ни разу не видела. Но он жив, я точно знаю, через Грань он не проходил. Только Творец может знать его месторасположение.
   - Почему я оказалась у людей? - Перевела я разговор в иное русло.
   - Когда творец призвал меня, оказалось, что моё вмешательство необходимо в одном из соседних миров. Разобравшись с ситуацией, я решила остаться там на какое-то время. Там ты и родилась, причём принимала роды одна из сильнейших оракулов того мира. Так получилось, что едва она взяла тебя на руки, как сразу сказала, что ради твоей безопасности мне не следует воспитывать тебя самой. Тогда это прозвучало для меня настолько дико и страшно, что едва придя в себя после родов, я ушла с тобой из того мира в Безмирье. Нари, ты, конечно, сейчас мне не поверишь, но тогда я даже помыслить не могла о том, чтобы оставить своего ребёнка. Поэтому и забрала тебя в Безмирье, где растила три счастливых для меня года, лишь изредка отлучаясь для исполнения своих обязанностей. Но едва тебе исполнилось три, возраст, когда дети оборотней ничем не отличаются от человеческих, как на тебя было совершено покушение. Там, в Безмирье, куда есть доступ очень немногим. И тогда я поняла, что оракул сказала правду - моё присутствие опасно для тебя. И я приняла решение, калёным железом выжигающее моё материнское сердце, решение, позволявшее мне не опасаться за твою жизнь, а тебе - вырасти в любящей семье. С огромными предосторожностями я перенесла тебя на Альтор и оставила на опушке леса недалеко от деревни, и невидимой наблюдала за тем, как нашла тебя приёмная мать и унесла домой.
   - Ты знала, что меня ждёт судьба всех тех изнасилованных девушек? - Напряжённым голосом спросила я Тарику.
   - Нет. Нари, ты должна понять одну вещь: будучи моей дочерью, ты не поддаёшься власти Судьбы. Не делай таких удивлённых глаз, это правда. Как Смерть я не подчиняюсь никому, кроме творца, но и ему только в вопросах, связанных с моими непосредственными обязанностями. Судьба не может влиять на меня; кроме того я могу закрывать от её взора всех связанных со мной. Долгое время я закрывала Тима, а вот тебя никогда, ты просто унаследовала эту возможность.
   - Ты так и не сказала мне название мне того мира, в котором я родилась.
   - Этот мир называется Танникор, и когда-нибудь ты там побываешь.
   - Ты знаешь, что дядя Карад нашёл их? - Спустя несколько минут молчания спросила я.
   - Нет, не знала. Я ведь не могу наблюдать за тобой в полном смысле этого слова - ты закрыта от этого. Я только иногда могла что-то узнать, когда подсматривала твои сны, и хотя мне очень хотелось, чтобы ты позвала меня, разрешила прикоснуться, погладить твои волосы, обнять, но я знала, что ты не можешь так быстро принять меня. И мне оставались только сны, где я могла хоть немного стать ближе к тебе, и из которых я выталкивала тебя, когда снился очередной кошмар. Но я знаю, что ты упорно училась, что Наставник Тима тебе понравился, а Ян стал настоящим братом - Карад время от времени рассказывал о твоих успехах.
   - Мы завтра выезжаем в одну деревню, в которой живёт один из тех троих.
   - Я не сомневаюсь, что ты со всем справишься. Единственное, о чём я хочу тебя предупредить - не сильно доверяй магам. У тебя, как и у твоего отца, сильный магический дар, который при должной огранке может стать сильнее. Не знаю, рассказывал ли тебе Наставник, но маг, имеющий определённый уровень дара, может вырасти всего на два-три уровня выше. Например, сейчас Натан - магистр, но если захочет, вполне сможет достигнуть уровня архимага. Ян, достигнув уровня чаровника, может стать магистром, но не больше. Ты же сейчас по уровню дара равна Яну, то есть чаровница, но твой дар будет расти, и я не смогу предсказать, насколько вырастет. Поэтому я тебе посоветую всегда скрывать часть дара, во избежание искушения со стороны, так сказать. Нари, ночь перевалила за полночь и тебе необходимо отдохнуть перед завтрашним днём. Я пойду, но, если захочешь поговорить, зови и я приду.
   - Последний вопрос: ты можешь появиться на Альторе?
   - Да, если сама захочу или кто-то позовёт.
   - То есть если я позову - придёшь?
   - Приду. - Твёрдо сказала Тарика. - Обязательно приду. А теперь спи, Нари. Спи.
   И я не смогла ослушаться, и уже засыпая, чувствовала, как она ласково проводит рукой по моим волосам и целует в лоб. С ощущением находящегося рядом родного существа я и уснула.
  
  

Глава 5. Месть

  
   Утро началось с завтрака и сборов. Дядя выдал мне сумку для вещей и прочих нужных предметов, наказав не брать ничего лишнего. Лично я сомневалась, что наши с дядей понятия "лишнего" сходятся, но спорить не стала. Сложив несколько пар штанов и рубашек, безрукавку и лёгкую курточку, я одела подаренный мне на совершеннолетие костюм. Он совершенно не стеснял движений, в нём было ни жарко, ни холодно - мы с Яном специально проверяли. Спрятав амулет и натянув сапоги, я вернулась к сумке. Уложив ещё запасные полусапожки и кое-какие женские мелочи, закрыла сумку. Осмотревшись, взяла со стола книгу с записями по травам и сунула её в боковой карман сумки. С этим всё, осталось оружие. Одев специально сделанные для меня заплечные ножны, в которых мечи располагались крест-накрест, я застегнула на бёдрах пояс с метательными звёздочками. В голенища сапог ушли по паре кинжалов и средней длины нож. Подхватив сумку, я окинула взглядом за два года ставшей родной комнату и, резко выдохнув, вышла.
   Внизу дядя с Яном заканчивали увязывать одеяла, тётя Илана собирала в один мешок провиант, а во второй - мешочки с травами, а Наставник осёдлывал лошадей. Я направилась к нему, поскольку сомневалась, что Тень подпустит его к себе. И точно: стоило мне подойти к конюшне, как раздалась приглушённая ругань в адрес Тени, который не подпускал к себе Наставника, хватая его зубами за руки. Не больно, конечно, но ощутимо. Увидев меня, Тень заржал, а у меня в голове раздалось возмущенное: "Нари, ты чего так долго? Я уже устал показывать человеку, что не хочу быть осёдланным им, а он всё тянет руки и тянет!". За почти год, прошедший с момента появления Тени мы всё лучше понимаем друг друга.
   Потрепав коня по холке, я извинилась перед Наставником и оседлала Тень. Повесив на луку седла сумку, я вывела коня во двор к остальным. Дядя Карад показал, как пристроить одеяло на круп, а лук на седло, а затем к нам подошла тётя Илана. Вручив мешок с провизией и второй с травами на всякий случай, она поочередно нас всех обняла и пожелала удачи. Сев на Тень и тронув поводья, я не удержалась и обернулась. Тяжело было уезжать из этого дома, но я знала одно: где бы я ни была, что бы я не сделала, я всегда смогу сюда вернуться. Именно здесь мой настоящий дом.
   И постепенно отъезжая всё дальше и дальше я интуитивно понимала, что хоть и вернусь ещё в этот дом, но очень и очень не скоро. Почему, в тот момент я ещё не знала, но чувствам своим привыкла доверять. И, как водится, не ошиблась.
  
  

***

  
   Три часа спустя мы подъехали к Малым кочкам. Деревня оказалась небольшой - сорок дворов да храм в центре. Спросив дорогу, мы и направились к последнему - дом старосты располагался аккурат справа от храма. Всю дорогу нас сопровождали любопытно-настороженные взгляды селян, некоторые пошли следом и когда мы подъехали к дому старосты, шагах в двадцати позади нас собралось, чуть ли, не пол деревни.
   Спешившись, дядя Карад постучал по калитке и зычно позвал:
   - Эй, староста, есть кто дома?
   Из дома, отчаянно пытаясь сделать уверенно-храбрый вид, вышел коренастый мужик под пятьдесят, лысый с большим брюхом. Подойдя к воротам, он сказал:
   - Ну я староста, а вы кто такие?
   - А мы, староста, пришли на твоего сынка посмотреть. Где он? - Вступил в разговор Наставник, как бы случайно отбрасывая волосы с левого плеча и открывая на обозрение серьгу в левом ухе - отличие всех магов.
   - Чаво это господам магам от моего Киреюшки понадобилось? Способностей-то к магии у нас отродясь не бывало. - Вопросил староста.
   - А вот позови сына и узнаешь, чего это мы к нему пожаловали. Да и они тоже не прочь будут узнать. - Ответил Ян, указывая на толпу селян, явно увеличивающуюся и подходившую всё ближе.
   - Кирей, подь сюда. - Закричал староста в сторону дома. - Да побыстрее, маги к тебе пожаловали.
   На этот крик из дома вышел парень немногим старше Яна, и я тут же узнала его. Да, это он, один из тех мразей, которых я ненавидела всей душой, и смерти которых ждала как самый желанный подарок.
   - Вот, господа маги, это сынок мой, Кирей. Гордость отцовская. Чаво стоишь, подойди ближе, дело к тебе какое есть. - Прикрикнул на сына староста и тот вышел за ворота, подойдя к нам на расстояние в три шага.
   - Нари...? - Повернулся ко мне дядя.
   Кивнув, я спешилась. Никто и никогда не узнает, что мне стоило вот так спокойно подойти к нему впритык и не убить сразу, одним ударом меча снеся голову, или переломать руки и ноги, а затем как курёнку свернуть шею. Что мне стоило сдерживать рвущийся из горла рык и бешеное желание Рисы покончить с врагом, разорвав его в клочья. Те три шага, разделявшие меня и его, пронеслись перед глазами сотнями кровавых картин с моим и его участием, но когда я подошла к спокойно поджидавшему меня парню, моим самоконтролем можно было забивать гвозди.
   Приблизившись, я глубоко вдохнула. Запах его тела окружил меня, пытаясь смешаться с моим, но с отвращением отталкиваемый, в конце концов, сдался. А я ещё раз убедилась в том, что не ошиблась - это он. Открыв глаза, я пристально всмотрелась в его, такие обманчиво невинные, голубые с позолотой по краю радужки. Поймав его взгляд, я выдохнула заранее заготовленное заклинание Правды, усилив его голосовые связки - теперь мои вопросы и его ответы услышат все жители деревни.
   - Ты Кирей, сын старосты деревни Малые кочки? - Задала я первый вопрос.
   - Да. - Он говорил без интонаций, что было побочным эффектом заклинания.
   - Ты нападал на девушек из своей деревни?
   - Да.
   - Ты нападал на девушек из соседних деревень?
   - Да.
   - Ты их насиловал и убивал?
   - Да, но не всех.
   - Ты был один?
   - Нет.
   - Вас было трое?
   - Да.
   - Зачем убивали девушек?
   - Чтобы они ничего не рассказали про нас.
   - Почему убивали не всех?
   - Мы были уверены, что они сошли с ума или умрут через пару часов.
   - Как выбирали жертву?
   - По случаю. Затем выслеживали и загоняли в лес, чтобы свидетелей не осталось.
   - Всех насиловали?
   - Да.
   Тут я услышала сильный шум за спиной и повернулась. К нам приближалась толпа селян, вооружённых кто чем. Окружив меня и парня, они разом загомонили, пока голоса всех не перекрыл грозный вопрос мужчины, по всей видимости, местного кузнеца - уж очень размеры кулаков и копоть на фартуке напоминали мне об отце.
   - Ты что с моей дочкой сделал, с Надеюшкой? Где она?
   - Изнасиловали, убили, где-то в лесу оставили.
   Похоже, это хладнокровное перечисление сделанного переполнило чашу терпения жителей и круг начал сужаться. Я вскинула руку и чуть притормозила селян:
   - У меня ещё два вопроса и он ваш.
   Люди недовольно поворчали, но отступили.
   - Это вы чуть меньше двух лет назад напали на Раяну, дочь кузнеца из деревни Подлесная?
   - Да.
   - Что вы с ней сделали и почему?
   - То же, что и с остальными - загнали, изнасиловали и оставили в лесу. За её смерть нам заплатили.
   - Кто? - Усилила я заклинание, желая узнать всё до конца.
   - Не знаю. - Он действительно не знал, я проверила.
   - Он ваш. - Бросила я селянам и, пробираясь к своим, краем глаза заметила расталкивающего людей старосту, но мне до него не было никакого дела.
   - Слышали? - Спросила я мужчин, едва выйдя из толпы.
   - Да, обсудим. - Кивнул Наставник.
   - Нари, а почему ты...? - Начал, было, Ян, но я его перебила.
   - Почему я не убила его сама, а отдала односельчанам? Поверь, Ян, я очень хотела, еле сдерживалась сама и сдерживала Рису. Но они, - махнула рукой за спину, - потеряли ещё больше и Кирей - их право на месть. А я подожду, у меня впереди два кандидата к Тарике.
   - Ты молодец, девочка. - Погладил меня по голове дядя Карад. - Мудрость - она в любом возрасте уважительна. Поехали отсюда.
   Забравшись в седло, я вдруг оглянулась на дом моего уже бывшего врага. Там, у забора, заламывая руки, стояла молодая женщина немногим старше меня. По её лицу текли слёзы, губы произносили неслышные слова, но она не пыталась выйти или как-то помочь свёкру. То, что эта женщина - жена Кирея я не сомневалась. Подъехав вплотную к забору, я окликнула её.
   - Эй, я не знаю твоего имени, да и не хочу знать, но послушай моего совета - уезжай отсюда. Жизни здесь тебе всё равно не дадут, люди не забудут, что сделал твой муж и, возможно, перенесут свою ненависть на тебя. - Тут я принюхалась и окинула её взглядом. - И на твоего ребёнка.
   - Откуда ты...? - Не зло, а скорее удивлённо посмотрела она на меня.
   - Знаю. Уезжай.
   - Некуда мне ехать, родни не осталось. - Опустила она голову.
   - В город езжай, туда, где никто тебя не знает. И сама жить сможешь, и дочку вырастишь. - Я действительно была уверенна, что у неё будет дочь, но как - не представляла.
   - Дочку? - С надеждой она всматривалась в моё лицо.
   - Да, дочку. И если всё же решишь уехать, выполни мою просьбу: заедь в деревню Подлесную, в дом кузнеца Никтора и скажи им, что с их дочерью Раяной всё хорошо и когда-нибудь они её увидят.
   - Передам.
   - Прощай.
   Я развернула коня и догнала своих мужчин, поджидавших меня немного в стороне. Кивнув, давая понять, что поняла их взгляды и пришпорила Тень, желая побыстрее уехать - здесь меня уже больше ничего не держало.
  
  
  
   Уже пять часов мы беспрерывно ехали по лесу, лишь с краткосрочной остановкой на обед. Не знаю, как у мужчин, а у меня с непривычки болела спина и вся нижняя часть тела. А всё потому, что решив не заезжать ни в какую из деревень мы делали большой крюк и в итоге приедем в Краковку не к вечеру этого дня, а лишь к обеду следующего.
   Спустя ещё три часа дядя Карад наконец начал присматривать полянку для ночёвки и примерно через полчаса нам попалось неплохое место: полянка, покрытая изумрудной травой, окружённая деревьями и кустарниками, в десяти шагах от которой бежал ручей. Обязанности нашлись всем: Наставник рассёдлывал лошадей и стелил одеяла, Ян пошёл за дровами, я набрала воды и помогала дяде Караду чистить картошку.
   Когда был сварен и съеден ужин, а мы все расположились у костра, я решила спросить дядю о непонятных мне странностях, произошедших сегодня со мной:
   - Дядя Карад, а как это я точно знала, что у этой женщины будет дочь? Нет, я помню, как ты говорил, мы определяем беременность по запаху, но узнать пол ребёнка? Объясни мне.
   - А это и не ты знала, это Риса. Спроси у неё, она лучше объяснит. - Ответил дядя.
   - Риса, - обратилась я к волчице, - ты на меня не обижаешься? За то, что я сдержала тебя сегодня.
   - Нет, Нари, я всё понимаю, ты всё правильно сделала. А насчёт ребёнка - да, это мои знания ты уловила. Мы это чувствуем, можем определить на любом сроке. Как бы поточнее объяснить, - слегка задумалась она, - это очень похоже на эмпатию, о которой тебе рассказывал Наставник. Мы чувствуем энергетику плода, его эманации. Вот как-то так.
   - А отцовство можешь определить?
   - Конечно, хотя если ты обратишься к "Памяти предков", то поймёшь, что такой вопрос у нас поднимается крайне редко - оборотни выбирают себе пару один раз и остаются верны ему или ей до самой смерти.
   - Значит, когда я забеременею, ты сразу сможешь сказать, кто родится? - Уточнила я логичный вывод из всего услышанного.
   - Да, только... Нари, прости, пожалуйста, я думала, Старший сам тебе скажет, а он всё молчит, а ты спросила... Ты только не расстраивайся, мы ведь ещё молодые, может, найдётся способ... можно к магам обратиться, к целителям. Или на Каачу - там шаманы, говорят, помогают. - К концу её голос становился всё тише и тише, а я ничего не понимала из сказанного.
   - Так, Риса, стоп. Ты это к чему ведёшь? - Остановила я поток её слов.
   - К тому, что ты, может быть, никогда не сможешь иметь детей. - Едва слышно сказала она.
   - Что? - Вмиг севшим голосом переспросила я. - Это правда? И ты знала и ничего мне не сказала?
   - Мне Старший запретил, сказал, что сам тебе всё расскажет. Сестрёнка, не плачь, мы обязательно найдём выход. - Риса пыталась меня успокоить, хотя и сама уже чуть не плакала.
   - Какой тут может быть выход? - Прошептала я, чувствуя, как из глаз катятся слёзы, и посмотрела на дядю. - Это правда?
   - Что? - Переспросил он.
   - Что у меня никогда не будет детей. - Едва сдерживая истеричные нотки в голосе, сказала я.
   - Правда, Нари. И всё же шанс есть, не знаю, насколько большой, но есть.
   - Почему...? - Сделала неопределённый жест рукой, но дядя понял.
   - Тот, кто был... эм, первым, он... немного нарушил... внутри. - Дядя говорил, не смотря на меня, как опускали глаза и Ян с Наставником, отчего было ещё хуже. - Нарушил... вот. Поэтому и не можешь.
   - Ясно. Я пошла спать. - Я поднялась и отошла к своим одеялам, не обращая внимания, как Наставник перехватил кинувшегося было ко мне Яна, как говорил не трогать меня. Всё это лишь вскользь коснулось моего сознания. Укрывшись с головой и едва сдерживая готовые ручьём бежать слёзы, я прошептала имя Тарики и провалилась в сон.
   Я вновь оказалась на той прекрасной поляне, но сейчас у меня не было никаких сил любоваться ею, и едва сделав пару шагов, я рухнула на колени и, закрыв лицо руками, зарыдала. Слёзы катились градом, выплёскивая всё: и боль, и тяжесть тренировок, и сомнения, и обиды, и ужас от новости. Уже сквозь слёзы я осознала, что больше не одна - меня обняли тёплые, ласковые руки, а мягкие губы в поцелуе прижались к моей макушке. Под тихий успокаивающий шёпот и ритмичные поглаживания истерика потихоньку затихала и вот я уже сидела, всем телом прижавшись к Тарике, и только слегка всхлипывала.
   Когда я окончательно успокоилась, Тарика погладила меня по волосам и тихонько спросила:
   - Нари, что-то случилось? Я первый раз вижу тебя в таком состоянии. Расскажи мне, доченька.
   - Мне дядя Карад сказал, что у меня никогда не будет детей. Понимаешь? Никогда. - Я снова всхлипнула, но уже не столько от этого, сколько от её ласкового "доченька".
   - Ш-ш-ш, маленькая, послушай меня. Не настраивай сейчас себя на такие отрицательные эмоции, ты ведь не можешь быть абсолютно уверенной в этом. Поверь, у тебя ещё всё впереди.
   - Ты думаешь? - Я посмотрела на неё.
   - Уверена. А теперь вытри глазки и расскажи мне о сегодняшней вашей поездке.
   Мы ещё долго с ней говорили, и всё это время она не выпускала меня из объятий. Ну а мне было так уютно и спокойно, что совершенно не хотелось возвращаться в реальный мир. Наверное, именно сейчас я наконец-то до конца осознала, что Тарика не просто знакомая и подруга дяди, а моя мама, которая любила и любит меня. Прав был в чём-то Наставник, когда говорил, что с нами, оборотнями, не соскучишься - такой семейки ещё поискать. На этой мысли я и уснула, убаюканная маминым голосом и теплотой её тела.
  
   Утром мы позавтракали и снова двинулись в путь. Чёткого плана действий у нас не было, поэтому мы и не стали подъезжать к Краковке со стороны городского тракта, решив подойти со стороны леса ближе к нужному дому. Краковка оказалась больше предыдущей деревни раза этак в два, что было нам только на руку, как и то, что дом второго находился рядом с домом здешнего колдуна. Люди, как правило, избегают проходить мимо, боятся, обращаясь только в крайнем случае. А значит, на этой стороне деревни обычно меньше любопытных глаз.
   Съездив на разведку, дядя Карад сказал, что нужный нам человек сейчас вместе с колдуном собирались в лес искать наперстянку - траву, используемую в приворотных зельях. Кого собирался приворожить мой второй враг мне было не интересно, а вот то, что они уходили из деревни было большой удачей.
   Привязав коней, мы последовали за фигурами двоих мужчин, шедших впереди нас примерно в тридцати метрах. Услышать нас они не могли: благодаря второй ипостаси мы даже в человеческом виде ходили бесшумно, а Наставник за свою жизнь научился многому.
   Как только мы отошли от деревни на приличное расстояние, пришло время сократить дистанцию между нами и впереди идущими. Мы догнали их через пару минут, чтобы едва не влететь в щит, выставленный колдуном. Правда Наставнику понадобилось примерно три секунды, чтобы пробить его и, опережая новую магическую атаку, он заговорил:
   - Брось, Эрсанер, ты ведь знаешь, что не справишься ни со мной, ни с моим учеником. Да и смысл тебе нападать или защищаться - ты нам не нужен. А вот он нужен. - Перевёл Наставник взгляд на стоящего рядом с колдуном высокого смуглого парня. - Уходи, Эрсанер.
   - Съерри, благороден как всегда. Впрочем, ты прав, меня ничего здесь не держит.
   - Колдун, а как же деньги? Я заплатил тебе за зелье, а ты...
   - А я не брал денег, чтобы рисковать своей головой. Магистр, моё почтение. - И колдун скрылся за деревьями.
   - Кто вы и что вам нужно? - Обратился к нам парень.
   - О, сущий пустяк, - съязвил Ян, - твоя голова и информация.
   - Ян, хватит. Мы не светские разговоры вести приехали. - Осадила я брата и повернулась к парню. - Почти два года назад ты и твои дружки напали, изнасиловали и оставили умирать в лесу одну девушку из деревни Подлесная. Её звали Раяна. Кто вам за неё заплатил?
   - Не знаю.
   - Что ж, ладно.
   Я молниеносно выхватила клинки и встала в стойку. Парень среагировал мгновенно, вытащив полуторник. Хороший меч, жаль, что хозяин у него совсем не под стать.
   Он был хорошим бойцом. Не лучшим, но действительно хорошим. Для человека. Но скорость и сила волка, живущего во мне, не давали ему ни единого шанса. Вскоре всё его тело покрылось сеткой мелких порезов, не смертельных, но неприятных, одежда пропиталась кровью и потом. Я тоже не избежала порезов - два неглубоких красовались на руке и ноге, но с моей регенерацией в этом не было ничего страшного. Но из-за них пришлось снизить скорость, и мы бились уже практически на равных. Нужно было заканчивать и, сделав обманный выпад, я ранила его в бок, повалила на землю и пригвоздила к ней ударом меча между ног, едва успев снизить чувствительность ушей, иначе бы его крик надолго оглушил сестрёнку.
   Боги, как он орал. Сучил ногами, царапал землю ногтями и орал. Быстро проговорив заклинание Правды, я задала воющему парню вопрос:
   - Говори, кто вам заплатил за Раяну? Ну?
   - Не знаю-у-у-у. - Провыл он.
   - А кто знает? - Усилила я нажим, пытаясь пробить туман боли, окутывающий его сознание.
   - Гор знал. Он один зна-а-а-ал.
   - Гор, значит... Тогда зачем мне ты?
   Резкий взмах меча - и он замолчал, забулькал хлынувшей из перерезанного горла кровью. Выдернув второй меч, я вытерла их и закинула в ножны. Повернувшись, заметила потрясённые лица дяди, брата, Наставника и заинтересованное - колдуна, который, как оказалось, далеко не ушёл. Впрочем, я тоже далеко не ушла - едва сделав пару шагов, упала под ближайший куст в приступе рвоты. Меня трясло как в лихорадке, выворачивало, глаза слезились. Это продолжалось около минуты, потом полегчало, и Ян подал мне платок. Вытерев рот, я поднялась, но пошатнулась, и брат обнял и прижал меня к себе.
   - Ш-ш-ш, малышка, это ничего. Это нормальная реакция организма. Ты ведь никогда раньше не убивала, вот поэтому тебе так плохо. Ничего, пройдёт. Ты узнала что хотела?
   - Да, заказчика знает третий.
   - Хорошо, третий так третий. Давайте решим, что дальше. До вечера в город мы не попадём, поэтому заночуем в лесу или попытаем счастья в деревне? - Вопросил Ян.
   - Думаю, Эрсанер не откажет нам в ночлеге, не так ли? - Посмотрела на колдуна Наставник.
   - Не откажу. Да и девушке не помешает раны обработать. - Согласился колдун.
   - Вот и славно, сейчас коней заберём и к тебе.
   - Да, а завтра с утреца дальше поедем. Пойдём, Нари, хватит уже любоваться делом рук своих. - Хохотнул Ян, кивая на труп.
   - Пойдём. - Отворачиваясь, согласилась я.
   Брат был не прав, я не любовалась, я всего лишь смотрела в лицо поверженного врага. Врага, имени которого я даже и не узнала.
  
  

Глава 6. На Грани

  
   Переночевав в доме колдуна Эрсанера, оказавшегося старым знакомым Наставника и абсолютно мне не понравившимся, мы с утра выехали на городской тракт. До самого Мирида было примерно двадцать пять километров, которые идущие неспешной рысью кони преодолеют за два часа. Пока ехали я размышляла об открывшихся фактах: получается, нападение на меня было кем-то заказано, причём о заказчике знает только один из трёх исполнителей. Умно. Вот только был один странный момент: что этому неизвестному заказчику могла сделать простая деревенская девушка Раяна, никогда не выезжавшая за пределы родной деревни? А вот если неизвестный знал, что Раяна - дочь самой Смерти, то это уже совершенно меняет дело. А если ещё вспомнить покушение на трёхлетнюю меня, о котором рассказывала Тарика, дело приобретает совсем уж нерадостный оборот.
   Задумавшись, я слегка приотстала от мужчин и пропустила момент, когда Тень поравнялся со встречным всадником, поэтому то, что он вдруг взбрыкнул, стало для меня полной неожиданностью и, не удержавшись в седле, я полетела на дорогу. Хорошо, что непременным атрибутом тренировок было умение падать, и я ничего важного себе не отбила.
   - Тень, какого ты меня сбросил? - Возмутилась я, обращаясь к коню.
   - Прости. - И голос такой виноватый. - Я не специально.
   - Простите, леди, ваш конь не виноват, его моя кобыла укусила. - Раздался надо мной низкий, с бархатной хрипотцой голос. - Я не знаю, что нашло на Лунную, обычно она смирная. Разрешите, я помогу вам подняться.
   Всадник, оказавшийся мужчиной лет тридцати, с короткими, едва достигающими плеч чёрными волосами и необычными ярко бирюзовыми глазами протягивал мне руку, чтобы помочь подняться. Не увидев за его жестом ничего лишнего, я ухватилась за его руку и тут же сильным рывком оказалась на ногах, но по инерции слишком близко к мужчине. Настолько, что полной грудью вдохнула его запах, неожиданно приятный, мускусный с ароматом лесного ореха и хвои. И вздрогнула, но не от самого мужчины, а от жаркой волны, пронёсшийся по телу, перешедшую в урчание волчицы. Не понимая, что это было, я на шаг отступила от мужчины и тут же увидела подъехавших спутников.
   - Нари, всё в порядке? - Спросил у меня дядя, смотря при этом на незнакомца рядом со мной.
   - Да, всё нормально. - Отряхиваясь от дорожной пыли, ответила я.
   - Извините, это моя вина. - Сказал незнакомец. - Могу я как-нибудь её загладить?
   - Мне вполне достаточно ваших извинений. - Чувствуя себя неуютно под взглядом этих бирюзовых глаз, я постаралась придать голосу как можно больше твёрдости. - Спасибо за помощь. - Поблагодарила я, вскочив на лошадь. - Прощайте.
   Мы снова развернулись к городу, и, перейдя на галоп, оставили за спиной незнакомца и его кусачую лошадь. Кстати, а кобылка-то хороша: высокая, длинноногая, с белой, словно седой шёрсткой. И правда Лунная.
   Вскоре впереди показались городские ворота, охраняемые пятёркой стражников. Возможно, среди них сейчас есть тот, кого я ищу. Подъехав ближе, заплатив въездную пошлину и сообщив о цели приезда, попутно убедившись, что среди стражников нет нужного нам, мы въехали в город. Увиденное меня поразило: и количество людей, и большие одно и двухэтажные дома, и широкая мостовая, ведущая к центру города. По ней мы и направились, ведомые Наставником, в один из близлежащих к центру домов, в котором живёт его знакомый. Кем он был, я не знала, да и не хотела знать, активно вертя головой во все стороны, пытаясь увидеть как можно больше интересного. Заметив моё любопытство, наставник решил немного рассказать о городе:
   - Мирид - один из самых древних городов Эринтеи, построенный ещё в период существования второго материка. В связи с близостью пограничных земель наместники города всегда держали неплохой гарнизон, куда брали только достаточно опытных бойцов. А так Мирид мало чем отличается от прочих городов - то же деление на кварталы, наличие всевозможных заведений развлекательного характера, стандартная городская площадь с Ратушей, домом Наместника и храмом пяти богов. А, ещё Мирид может похвастаться своим рынком, на котором можно найти неплохое оружие. Вот в общих чертах всё, что я могу сказать о городе. Кстати, мы пришли.
   Дом, к которому привёл нас Наставник, оказался двухэтажным особняком в центральной части города. Стоило Наставнику постучать, как через пять секунд дверь открылась, представив нашему вниманию пожилого мужчину в строгом сером костюме.
   - Передай хозяину - пришёл магистр Съерри. - Бросил Наставник.
   - Входите, господа, я доложу господину магу о вашем прибытии. - Почтительно, но с достоинством поклонился слуга и, проведя нас в гостиную, удалился. Гостиная, не смотря на изящную мебель из светлого дерева, бежевые ковры и пейзажи на стенах выглядела блекло и до прихода хозяина никто из нас так и не сел.
   Он появился спустя несколько минут после ухода слуги - высокий кареглазый шатен в черном костюме, держа в руках такого же цвета трость. Маг и достаточно сильный. Осмотрев всю нашу компанию, задержавшись взглядом почему-то на мне, он, в конце концов, повернулся к Наставнику.
   - Рад приветствовать вас в своём доме, магистр Съерри. - И после пожатия рук, продолжил. - Не ожидал я, что встречу вас в Мириде.
   - Да вот пришлось заехать, господин Городской маг. - Немного ехидно сказал Наставник.
   - По делам или проездом? - Сделав вид, что не заметил ехидства, продолжил разговор маг.
   - По делам... в каком-то смысле. Я ведь не просто так к тебе пришёл. - Наставник так резко сменил тему, что переход на "ты" резанул по ушам. - Я пришёл за долгом.
   - За долгом, Натан? - Приподнял одну бровь маг. - Если мне не изменяет память, а она мне не изменяет, я отдал тебе долг восемнадцать лет назад. Или ты забыл ту портовую улицу в Веранодере?
   - Не забыл. Я не имел в виду твой долг мне, я имел в виду твой долг Тиму. - Спокойно сказал Наставник.
   - Прости, Натан, но что-то я не вижу среди присутствующих своего друга. - Ядовито высказался маг.
   - Андар, напомни мне слова клятвы. Клятвы, которую ты давал Тиму, обещая вернуть долг. - Попросил Наставник.
   - Я, Андар Акира, клянусь магией, что верну кровный долг Тималию Карди или его потомкам. - Маг проговорил слова клятвы ровно, без пафоса, но от этого не менее весомо.
   - Ты прав, Андар, Тима тут нет. Зато перед тобой его дочь, которая пришла взять твой долг.
   При этих словах маг пристально посмотрел на меня, тогда как я удивлённо смотрела на Наставника.
   - Что ж, Съерри, я не сомневаюсь в том, что ты не лжёшь. - Маг, казалось, с трудом перевёл взгляд обратно на Наставника. - Что от меня требуется?
   - Нам нужен один из стражников гарнизона. Имя не знаю, но могу показать, как выглядит. - Перешёл к делу Наставник. - А также твоё прикрытие после того, как мы покинем город.
   - Зачем вам стражник? - Спросил маг, хотя мне показалось, что ему не было это столь интересно.
   - У нас к нему счёты. - Бросил Ян.
   - Хорошо. Я помню, что такое кровный долг, магистр. И у девочки глаза Тима. Показывайте стражника.
   Наставник шевельнул рукой и на стене появилось изображение стоявшего у ворот мужчины в кольчуге, с мечом на поясе и шлемом в руке. Мне хватило одного взгляда, чтобы узнать его - мой последний враг. Внутри зарычала Риса, сетуя на то, что это лишь картинка, а не живая плоть.
   - Это Тагор Эймс, правая рука десятника Салора. Отменный воин, но не маг. Сейчас все стражники, не задействованные в патруле, находятся в доме начальника гарнизона - плановая планёрка - и Эймс, соответственно, тоже. Я прикажу служке подкараулить, когда тот будет один и пригласить его ко мне. В этом доме есть подвальное помещение, просторное и освещённое. Там и поговорите. А сейчас я прошу вас быть моими гостями и отобедать со мной.
   Маг жестом пригласил нас следовать за собой и вышел из гостиной. В холле мы увидели того слугу, открывшего нам дверь и который, подойдя к хозяину и выслушав инструкции, мгновенно исчез. Мы же прошли немного дальше по коридору, в конечном итоге выйдя в небольшую столовую с накрытым столом. Рассевшись, все молча принялись за обед, исключая Наставника и мага: они вели беседу, обмениваясь новостями. Именно здесь я окончательно убедилась в том, что они хорошо знакомы. Наговорившись, Наставник, наконец, решил представить нам мага.
   - Да, кстати, знакомьтесь, это Андар Акира, как вы поняли, Городской маг Мирида и университетский друг Тима. Андар, это Карад и Янникар Карди, брат и племянник Тима, и Нариса - его дочь.
   - Очень приятно. Нариса, скажите, вы не знаете, где ваш отец? Я очень давно его не видел. - Обратился ко мне маг.
   - Нет, не знаю. - Спокойно ответила я, хотя после рассказа Тарики такой вопрос был крайне подозрительным.
   - Никто из нас не знает где Тим. Вот уже почти двадцать лет от него ни слуху, ни духу. - Подтвердил мои слова Наставник.
   - Значит, по-прежнему ничего. Хоть бы жив был. - Тихо сказал маг, смотря в окно.
   Я переглянулась с Яном и дядей Карадом и вновь уставилась в тарелку. Они могли только надеяться, а я знала, что Тималий жив, знала даже без слов Тарики о том, что он не переходил Грань. "Память предков" - вот то, что давало мне уверенность в этом.
   После обеда маг решил заранее показать нам помещение для "разговора". Вход в него оказался за неприметной дверью в конце коридора и, спустившись по ступенькам вниз, мы оказались в просторном помещении, судя по ощущениям, немного ниже уровня земли. Оно было ровно освещено светильниками на стенах. Обойдя комнату по периметру и заметив кое-где в стенах торчащие железные штыри, у меня возникла идея, которую я не преминула озвучить. После непродолжительных споров план был принят к реализации.
   Маг сходил в дом и принёс верёвку и большое зеркало, а также сказал, что "гость" будет примерно через полчаса. Прислонив зеркало к стене и став напротив, я начала плести морок. Когда-то Ян показал мне это заклинание шутки ради, а вот теперь оно очень даже пригодилось. Так, вместо костюма - простое платье с корсетом, подчёркивающем грудь, немного пропылённое и кое-где порванное так, что виднелась нижняя юбка, вместо сапог - босые ноги, оружие за спиной прикрывается пышными, чуть волнистыми волосами, а на лице наивно-невинное выражение. Закончив с мороком, я подошла к одному из штырей, поудобнее расположилась и попросила Яна привязать мне руки. Он послушался и вот уже у стены сидит немного испуганная пленница, симпатичная и невинная. Зачаровав верёвку, чтобы она легко развязывалась, и заготовив пару заклинаний я посмотрела на остальных. Маг, хмыкнув, ушёл наверх, а дядя, Ян и Наставник, убрав зеркало подальше, отошли в один из неосвещённых углов, откуда их не сможет видеть наш "гость". В этой игре им отводилась роль наблюдателей.
   Ждать пришлось не очень долго - то ли планёрка закончилась раньше, то ли Городского мага сильно уважают и быстро выполняют его просьбы. Да и не важно. Прошло минут двадцать, и я услышала шаги по лестнице, а затем и голос мага, говорившего со стражником:
   - Да, леер, пробралась сегодня утром. Даже не представляю, как сумела, дом защищен, и защита не нарушена. Магией не владеет, амулетов тоже нет, кто и откуда - не говорит. Я сначала хотел сам разобраться, а затем подумал, вдруг шпионка и решил позвать вас, леер Эймс.
   - Правильное решение, господин маг. Мало ли кто она такая. - Услышала я второй голос и приготовилась.
   Наконец маг и стражник спустились и, войдя в помещение, подошли ко мне. Я подняла на стражника чуть испуганные глаза, стараясь не сменить их выражение, а сама наблюдала за ним глазами Рисы. В нём чувствовалась опасность хищника, хотя он чистокровный человек. Волевой подбородок и высокий лоб создавали странный контраст с маленькими (в народе говорят поросячьими) глазами, в которых просматривалась присущая этому человеку жестокость. Крепкая фигура, сильные руки. Особенное внимание я уделила мечу - короткий гладиус, который, по словам дяди, носили все стражники. Это оружие умелого воина.
   - Господин маг, вы разрешите мне провести допрос задержанной? - Спросил у мага стражник.
   - О, конечно-конечно. Когда закончите, кликните в доме слугу и он проведёт вас в мой кабинет. И не беспокойтесь, здесь стоит шумопоглащающее заклинание - в доме ваш "допрос" не услышат. - И маг ушёл.
   Повернувшись ко мне, мой враг обвёл сальным взглядом мою фигуру, задержавшись на груди и, переведя взгляд на лицо, сказал:
   - Ну что, детка, будешь говорить? Или сразу переходим к допросу? - Он слегка наклонился и провёл пальцем по моей щеке, а затем рывком поставил меня на ноги, другой рукой слегка сжав грудь. У меня внутри всё передёрнулось от его прикосновения и близости ненавистного мне лица, и я только чудом удержалась от оборота. Внезапно он отступил на шаг, отпуская меня и снова пройдясь масленым взглядом, спросил: - Так что выбираешь, детка?
   - Тебя. - Я прямо взглянула в его глаза, одновременно развязывая руки, снимая морок и запуская в него заготовленные заклинания Обездвиживания тела (кроме головы) и Правды. - Отвечай, кто нанял тебя и твоих дружков изнасиловать и убить девушку Раяну из деревни Подлесной? Ну? Говори!
   Я видела, как он пытается бороться с силой заклинания и, может быть, сложишь всё по-другому, я уважала бы сейчас его за силу воли. Но случилось так, как случилось, и мне оставалось только усиливать заклинание. Борьба воли и магии продолжалась ещё несколько минут, и я даже не сразу поняла, когда он заговорил:
   - Она заплатила... приказала... убить...
   - Кто она? - Надавила я.
   - Не... знаю... красивая... властная... Сила...
   - Только убить? А изнасилование?
   - Нет... мы...сами...
   - Ясно. - Сказала я и сняла с него заклинания.
   Человек пошатнулся, но устоял. Я отошла от него на пару шагов и вытащила мечи, бросив подошедшим мужчинам: "Не вмешивайтесь!". Человек цепким взглядом опытного воина оценил обстановку и, обнажив свой меч, усмехнулся, издевательски глядя на меня:
   - Что, детка, решила умереть побыстрее? Раз тогда на поляне не получилось. Что, думала, не узнаю тебя? Ты изменилась, но я помню вкус твоей кожи. - Он демонстративно облизнулся и насмешливо продолжил. - Давай поиграем, я с удовольствием проткну тебя мечом. Так же, как тогда проткнул твою девственность.
   Я, не отвечая, стала обходить его, примеряясь и оценивая противника. Он не спеша поворачивался вслед за мной и с лёгкостью отбил первый пробный удар.
   - Дайте кинжал. - Не отрывая от меня взгляд, обратился он к мужчинам, но никто ему не ответил.
   Я не ошиблась в оценке - он был очень опытным, да и меч его был на порядок длиннее моих, что давало ему возможность держать меня на расстоянии от себя. Последовавшие удары, блоки и подсечки наглядно показали, что не будь у меня волчьей силы, ловкости и быстроты, я не выстояла бы против врага и минуты.
   - Старший напоминает, чтобы ты следила за дыханием. - Спустя десять минут после начала схватки напомнила мне Риса. Своевременно, ничего не скажешь.
   За это время я уже успела получить неглубокую царапину на бедре и более серьёзную - на боку, меч, казалось, по рёбрам прошёлся. Я же, в свою очередь, подправила врагу лицо приличным шрамом от левого глаза к носу и ранила в плечо держащей меч руки. Стараясь не давать ему передышки, благо Риса щедро делилась силами, я провела серию связок, сильно зацепив его по ноге, от чего он начал прихрамывать, но тут же извернулся и ранил меня в левую руку, выбив из неё меч. Мы оба уже изрядно были испачканы кровью, в основном своей. Я решила ускориться, поскольку чувствовала, что долго так не продержусь и пошла в атаку. Он отбивался, но не хватало скорости, меч уже скользил по мокрой от крови руке, глаза, и мои, и его заливал пот, но всё же он успел отбить один удар и на взмахе вогнал меч мне в бок. Я дёрнулась и вонзила свой клинок в его грудь, от усилия падая на врага сверху. Последнее, что помню - топот ног и прикосновение горячих и влажных ладоней...
  
  

***

  
   Я снова стояла на знакомом берегу моря в том самом голубом платье как почти два года назад. Осмотревшись, тихонько позвала:
   - Тарика?
   - Я здесь. - Она уже почти привычно появилась на водной глади в том же белоснежном платье, с лёгкой полуулыбкой на губах и ласковым взглядом зелёных глаз. Единственное, что изменилось - это венок на её голове, которого не было в первый раз. - Здравствуй, малышка. Ты снова на Грани, но на этот раз ничего страшного нет. Ты смогла отомстить?
   - Да, это был последний. - Призналась я.
   - Что ты хочешь? В первую нашу встречу здесь я пообещала, что заберу тебя за Грань после мести и по твоему желанию. Так что ты желаешь? - Она спокойно смотрела на меня, словно ей было всё равно, что я скажу, но я чувствовала, что это далеко не так.
   - А ты заберёшь? Заберёшь, если попрошу? - Спросила я.
   - Я... надеюсь, что ты никогда не попросишь. - Тихо ответила она и тут я кое-что поняла: заберёт. Если мне действительно будет невмоготу жить - заберёт, ведь в первую очередь она мать и захочет освободить своего ребёнка. И мне оставалось только одно.
   - Мама. - Прошептала я, уже не удивляясь, как легко это слово сорвалось с моих губ. - Мамочка.
   Я влетела в ёё объятия, и мы опустились на песок, не сдерживая рыдания. Её ласковые руки, пахнущие земляникой, теплые губы и горячее дыхание возле моей макушки я, казалось, помнила с рождения, а потом забыла. А вот сейчас все эти ощущения вернулись. Прижимаясь к ней всем телом, я рассказывала о том, что узнала от последнего врага. Мама посидела с задумчивым видом, поглаживая меня по голове, а когда заговорила, я поняла, что наши мысли во многом сходятся:
   - Я не знаю, кто это мог быть. И вопрос стоит такой: хотели избавиться от человеческой девочки Раяны или от дочери Смерти и Истинного оборотня Нарисы? И что-то мне плохо верится в первый вариант. А значит, это уже кто-то из наших с Тимом врагов. Вот только кто мог знать о тебе? Хм. Нари, я прошу тебя, будь осторожнее, я не хочу, едва обретя, снова тебя потерять.
   - Хорошо, мам.
   - Я хотела попросить тебя об услуге. - Осторожно начала мама, смотря на меня.
   - Какой? - Вопросительно посмотрела я на неё, подняв голову.
   - Чтобы ты помогла одному молодому человеку в его поиске.
   - Что он ищет? - Полюбопытствовала я.
   - Не что, а кого. Похищенного ребёнка, которому дано многое и который является надеждой его мира. Впрочем, он сам тебе со временем всё объяснит. - С лукавой улыбкой сказала она.
   - Его мира? - Округлила я глаза.
   - Да, он не с Альтора, его мир - Танникор.
   - Мир, где я родилась? - Уточнила я. - А как я его найду? Надо же как-то с ним познакомиться, прежде чем набиваться в попутчики.
   - Ты его уже видела. - Улыбнулась мне мама. - Сегодня.
   - Тот всадник на тракте?
   - Да, это он. Так ты выполнишь мою просьбу?
   - Да. Но как я его отыщу, он же уже далеко отъехал? - Недоумевающе посмотрела я на маму.
   - Не переживай, вы ещё встретитесь. А теперь тебе пора, твои дядя, брат и Наставник очень волнуются. И не подозревай ни в чём Андара, он был хорошим другом твоему отцу.
   - Хорошо, мама.
   - До встречи, малышка. - Она поцеловала меня в лоб, а затем положила свою руку мне на глаза, и меня ослепил уже знакомый белый свет...
  
  

***

  
   Я пришла в себя под звуки голосов, уже до боли родных: дяди, Яна и Наставника, и улыбнулась, сразу вызвав кучу вопросов и возгласов:
   - Нари, ты как? - Дядя Карад.
   - Очнулась, слава богам. - Наставник.
   - Малышка, открой глаза. - Ян.
   Я открыла глаза и обвела взглядом их встревоженные лица.
   - Что с тем? - Прохрипела волнующий меня вопрос.
   - Андар сжёг тело, чтобы не оставлять следов. - Сказал Наставник. - Ты молодец, Нари.
   - Это хорошо. - Улыбнулась я. - Наставник, вы забыли про обезболивающее.
   И снова потеряла сознание. Теперь уже ненадолго.
  
  

***

  
   На самом верху высокой башни, открытой всем ветрам стояли двое - мужчина и женщина. Нельзя было сказать, что они были как-либо похожи внешне. Отнюдь: женщина была брюнеткой среднего роста, с идеальной фигурой и прекрасным лицом, взглянув в которое, любой человек замечал прежде всего глаза, удивительные в своей необычности - пронзительно синие с вкраплением золота. Мужчина же был платиновым блондином, высоким, подтянутым, и в отличие от женщины у него были обыкновенные зелёные глаза. Единственное, в чем было их сходство, это в наличие Силы - огромной у женщины и намного слабее у мужчины.
   - Ты по-прежнему хочешь убить девушку? - Мужчина повернулся к женщине, ожидая ответ.
   - Да. - Ровно ответила та, не сводя взгляд с горизонта.
   - Из-за её способностей?
   - Не только. Она может нарушить мои планы, а я так этого не люблю. - По-прежнему без эмоций сказала она.
   - Заодно отомстишь её матери, не так ли? - Ехидно сказал мужчина.
   - И это тоже. Она забрала то, что принадлежало мне. Теперь моя очередь.
   - А что Мид? Он не любит, когда вредят его потомкам. - Полюбопытствовал мужчина.
   - Он сейчас занят. Семейные проблемы. Ему не до своих недо-волков. Что мне на руку. - Спокойно ответила женщина.
   - А что отец?
   - Даже мы не знаем, где он.
   - И что дальше? - Мужчина легонько провёл кончиками пальцев по щеке женщины.
   - А дальше, милый, её ход. А я подожду. - Она, наконец, перевела взгляд на своего любовника. - И ты мне поможешь.
   - Конечно, любовь моя. - Мужчина запечатлел поцелуй на руке женщины. - Всё, что пожелаешь.
   - Делай свой ход, Нариса Карди. - Женщина отбросила назад свои длинные каштановые волосы и взяла мужчину под руку. И уже скрываясь в золотом свете портала, она усмехнулась: - Игра продолжается.
  
  

КОНЕЦ ПЕРВОЙ ЧАСТИ

  
  


Оценка: 5.46*7  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"