Севина Елена Владимировна: другие произведения.

Нариса Карди: Жизнь на грани. Часть 4. Глава 3

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    ПОСКОЛЬКУ ДО КОНЦА КНИГИ ОСТАЛОСЬ ВСЕГО НЕСКОЛЬКО ГЛАВ, КАК И ОБЕЩАЛА, ПРЕКРАЩАЮ ВЫКЛАДКУ. И ОТПУСК!!!!!!!!!!!


Глава 13 (29). Предок

  
  
   Утром после завтрака, как и было оговорено, за нами пришли дяди Нирс и Фарт. Отдав текст ритуала деду, с удовольствием отправились знакомиться с городом оборотней. Лавируя между домами, дяди рассказывали о том, как тут всё строилось, и из-за изначальной спешки сейчас городок выглядел сумбурно. Я спросила, а много ли сейчас представителей семьи проживает тут, и хотя дядя Нирс точную цифру не назвал, но дал понять, что за пятьдесят лет мирной жизни семья хорошо увеличила свою численность.
   - Вы больше не сталкивались с Охотниками? - спросила дядю, отходя подальше от явно что-то задумавшего Яна.
   - Нет. Даже возникала мысль, что в том побоище в нашем бывшем селении мы прекратили их существование.
   - Это не так, - печально ответил дядя Карад. - Я с ними сталкивался в семье Вет'Арко, а ребята и вовсе год назад с ними встречались.
   - Что?! - резко остановившись, оба оборотня ошарашено посмотрели на нас.
   - Но после последнего раза больше их не видели, - успокаивающе сказала я.
   - Что это? - неожиданно спросила мама, отвлекая от неприятной темы.
   - Где? - все развернулись в ту сторону, куда она указывала.
   - Кроличья ферма, - усмехнулся дядя Фарт. - Мы хищники, мяса хочется постоянно, но охоту позволяем себе раз в месяц, чтобы не сильно нарушать природную популяцию здешних животных. Ещё между горами и рекой свиноферма, а на горных склонах под присмотром подростков пасутся бараны и овцы.
   Мы шли, дяди показывали и объясняли, но пока никто из местных к нам не подходил. Здоровались издалека, смотрели с любопытством, но не мешали. Зато мы с интересом наблюдали за детьми. Как и на Танникоре, здесь малышня играла вместе со ставшими волчатами, а секунду спустя детки в человеческом обличии тоже оборачивали волчатами, гонялись друг за другом и смешно тявкали. Ребятки постарше стайками носились по городку, и из одежды на них присутствовали только майки и шорты, не взирая на половой признак. Их топот и беззаботный смех то и дело раздавался вокруг. Это мы всё ещё не могли перестроиться, вернувшись из начала зимы в самый разгар весны, а горячая кровь оборотней позволяла одеваться легко.
   Примерно через час от начала прогулки к нам по одному, по двое, и даже по трое стали подходить оборотни, приветствовали старших, радовались возвращению дяди Карада, знакомились с нами, а стоило им узнать, чья я дочь, тут же восклицалась фраза: "О, Мидос, как ты похожа на отца!". Поначалу подобное забавляло, но спустя какое-то время начало раздражать.
   - Я понял, что тебе нужно представлять родичей малыми дозами, - смеялся дядя Нирс.
   Опасаясь, видимо, за здоровье следующего восклицателя, дяди повели нас на реку. Подойдя ближе, заметили кучу детворы в возрасте примерно от восьми до четырнадцати лет, что с визгами забегали и выбегали из воды, падали на песок, мутузили друг друга. В общем, играли.
   - Вода же холодная! - схватилась за сердце мама.
   - Ничего, детки у нас крепенькие, болеют крайне редко, организм такой. Ты ведь сама мать оборотня, чему удивляешься? Не переживай, ничего с ними не случится, - заверил дядя Нирс.
   Завидев нашу компанию, дети как по команде уставились любопытными глазёнками на незнакомых визитёров, а самые старшие, помявшись, подошли ближе и тихонько поинтересовались у альф:
   - Кто это?
   Малышам объяснили, поинтересовались, что нового в молодой жизни и отпустили играть дальше. После чего оба дядьки повернулись к нам с довольным выражением лиц.
   - Ну вот, теперь до вечера весь Род узнает о вашем возвращении.
   - Вот и отлично, - с энтузиазмом сказал Ян. - Тогда вместо брожения можно сделать вот что.
   И подхватив на руки расслабившуюся, не ожидающую нападения, а потому в первое мгновение не сопротивляющуюся меня на руки, Ян шустро помчался к реке. Осознав, что именно он собрался сделать, стала вырываться, пинать и обзывать брата, звать Дара, чтобы помог, но этот паршивец только смеялся вместе с мамой и дядями. Ян добежал до реки, и под смешки детей быстро вошёл в воду и резко вместе со мной опустился в неё по самую шею, едва не оглохнув от визга.
   Вода по первой казалась ледяной, но буквально минута - и тело привыкает, и вода становится вполне комфортной температуры. Но разве ж я могла оставить поступок Яна без ответа? Нет, стуча зубами (чтобы даже не смел сомневаться в том, как я себя чувствую), руками и ногами вцепилась в этого изверга и громко требовала немедленного переноса на берег. Детвора держалась за животы от смеха, глядя на нас, да и взрослые недалеко от них ушли.
   Насмеявшись, Дар подбежал к нам и перехватил меня у брата. Я надулась, но любимый легко подбросил меня в воздух и ловко поймал, после чего я минут пять их распекала, обоих, тогда как парни согласно кивали головами и, обеспечив сушку моей одежды, подошли к нашим старшим.
   - Весёлые вы ребята, - с улыбкой сказал дядя Фарт.
   - Стараемся, - фыркнул Ян.
   - Предлагаю сейчас пойти ко мне домой, там сейчас обе наши с Фартом семьи собрались. Познакомитесь, покушаем, что скажите? - спросил дядя Нирс, переводя взгляд с нас троих на маму и дядю Карада.
   - Да мы ещё вчера вроде не были против, - немного удивлённо ответила я.
   Дома дяди Нирса и дяди Фарта, если можно так выразится, находились на соседней с домом Главы улице. Располагались рядом, но всё же не настолько плотно, чтобы считать их одним домом. Внешне ничем не отличались друг от друга, как и большая часть домов в городе, и знать, чей тот или иной дом мог только местный.
   Оказалось, что дом дяди Нирса стоит ближе к началу улицы, а дяди Фарта следующий за ним. Построены примерно по одному подобию, а потому в планировке вряд ли чем-то удивят. На входе нас встретили две улыбающиеся женщины, похожие друг на друга как две капли воды. Увидев в дверях дядю Карада, они с радостными возгласами кинулись ему на шею.
   - Эйна, Найна, не задушите нашего брата, - усмехнулся дядя Фарт, наблюдая, как дядя Карад расцеловывает в щёчки обеих женщин.
   - Проходите, проходите в дом, - позвали нас они. Проводили в очень уютную и просторную гостиную и снова облепили дядю Карада. - Дорогой, мы так рады тебя видеть!
   - Мы так соскучились, - вторила сестре вторая близняшка.
   - Я тоже очень скучал, - заверил обеих дядя. - Эти охламоны вас не обижают?
   - Нас обидишь, - в один голос фыркнули женщины, а дяди захохотали, подтверждая.
   - Давайте знакомиться, - предложил дядя Карад и указал на близнецов: - Это Эйнарика и Найнелла, жены моих братьев и мои подруги с детства.
   Когда дядя представил нас тётушкам (а именно так мы согласились к ним обращаться, хотя общительные женщины настаивали просто на именах), получили свою порцию объятий и поцелуев. Не обошлось и без воспоминаний об отце, так как близнецы часто составляли компанию Караду в присмотре за младшим братом.
   - А дети где? - вклинившись в беседу, спросил дядя Нирс.
   - Сейчас спустятся. А Ваит немного задерживается, но скоро подойдёт.
   Через несколько минут общения, в процессе которого тётушки расспрашивали дядю Карада о его жизни буквально в мельчайших подробностях и пеняли за то, что не привёз жену, со второго этажа спустились наши с Яном братья и сестры. Два статных юноши примерно одного с Яном возраста, похожие как между собой, так и с братом. Альфы, молодые, сильные, здоровые. Но выражение глаз тёплое, немного с хитринкой, а стоило обоим улыбнуться, как показывались милые ямочки на щеках. Ещё две девочки-близняшки примерно моего возраста, может, на пару лет старше. Различить их между собой было нереально, чем, судя по лукавству в глазах, эти бестии и пользовались. Рядом с ними, держась за ручки, стояли мальчик и девочка лет десяти, ещё по-детски пухленькие, с одинакового цвета каштановыми волосами, но разным цветом глаз: у девочки тёмно-карие, у мальчика - золотые. И снова в этом царстве темноволосых и кареглазых оборотней мы с мамой особо выделялись.
   - Дети, знакомьтесь: это ваш дядя Карад и ваша тётя Тарика. Янникар, ваш кузен, сын дяди Карада. Нариса, кузина, дочь тёти Тарики и дяди Тима, о котором вы знаете. И Скандар, жених Нарисы.
   - Очень приятно, - ответил один из старших парней, приятным, чуть низковатым тембром голоса, а все остальные кивали и улыбались.
   - Начну со своих, - приступил дядя Нирс. - Макартис, мой старший сын (он, кстати, и говорил от имени остальных), Дамирика и Тамирела, близняшки, и младший сын Тельфер.
   - Мой старший сын Кирклар, моя младшая дочь Эльдина, а средний сын Ваитгор сейчас отсутствует, но скоро появится, - представил своих детей дядя Фарт.
   - Нам тоже очень приятно познакомиться со всеми вами, - доброжелательно сказал дядя Карад.
   - Мне показалось, что Тельфер и Эльдина двойняшки, - заметила я, когда взаимные реверансы закончились.
   - Нет, хотя они любят делать такой вид, - усмехнулась одна из тётушек. Я ещё не сообразила, как их различать. По запаху, вроде, не прилично. - Тель и Эль родились с разницей в один день, и с самого детства были неразлучны.
   Нас пригласили за стол в довольно просторной кухне, где, казалось бы, такая большая семья как наша вполне комфортно разместилась. Я, наверное, впервые в жизни окунулась в настолько семейную атмосферу, где шутки и расспросы перемежались рассказами о прошедшем дне и успехами в обучении. Подошедший Ваит, парень чуть постарше близнецов Тами и Дами, был просто кладезем энергии и жизнелюбия, и мог рассмешить за несколько ударов сердца. Близняшки бойкие, немного шумные и очень обаятельные. Пытались строить глазки Дару, но тот смотрел на них со снисходительной улыбкой, а затем просто поцеловал мои пальцы, расставив приоритеты. Старшие братья сперва показались мне немного слишком серьёзными, но, как я поняла позже, они не умели легко сходится с незнакомцами, пусть они хоть трижды вновь обретённая семья. Тогда как младшие дети милые непоседы, просто очаровательны. Вечер пролетел незаметно, оставив только приятные воспоминания.
  
  
   - Мы всё подготовили, учли положение луны и её фазу, а потому завтра на рассвете проведём ритуал принятия тебя в Род, - с довольным выражением лица возвестил дед, когда я, Ян, Дар, Дами, Тами и младшие вернулись с прогулки. В городе Истинных мы находились уже три дня.
   - Мне надо как-то подготовиться? - уточнила я.
   - Это не обязательно, главное, не волнуйся и ничего не бойся, магия Рода сама всё сделает.
   - Я не совсем понимаю, почему ты выбрал именно этот ритуал, - призналась деду.
   - Потому, что в нём состоит просьба принять потомка в род предка. Первого предка.
   - То есть это что-то вроде обращения к Мидосу? Воззвание к нему с просьбой о покровительстве? - удивилась я.
   - Да, интерпретировать ритуал можно и так, - согласился дед.
   - И что, бог отзывается? - скептически спросила я у Главы.
   - Когда этот ритуал проводили в последний раз - лет сто назад - отозвался, - удивил он сомневающихся.
   - Ни и хорошо, - улыбнулась, искоса поглядывая на Яна и получив в ответ едва заметный кивок. - Мне точно ничего не нужно делать?
   - Нет, малышка. Разве что быть уверенной в своём желании войти в Род, - усмехнулся дед.
   Поужинав и распрощавшись с сестрами и братом, мы втроём разместились в моей комнате. Мама где-то гуляла, всё пытаясь самостоятельно отыскать ниточку к отцу, а дядя Карад делил своё внимание между семьями братьев, семьями сестёр и своей матерью. Последняя оказалась очень бойкой, подвижной женщиной, просто фонтанирующей энергией. Они долго говорили с дядей и в итоге наладили близкие, тёплые отношения. Меня, брата и Дара приняли во внуки и внучки так легко, словно мы родились и выросли под её крылом. Тётушки, сёстры дяди Карада, были похожи на мать, и после получасовых рыданий и извинений мир в семье был восстановлен. Также мы познакомились с четырьмя братьями и двумя сёстрами. И это, что называется, ещё только самая ближняя родня, а уж вся стая...
   - Выкладывая, какая мысль постучалась в твою светлую голову? - поторопил Ян, развалившись на моей кровати. Подумав, Дар слегка подвинул его в сторону и лёг рядом.
   - Помнишь, мама говорила о Rikhanus Descendentis Scinstad Progenitor? Когда мы обсуждали поиск отца.
   - Помню, - напрягся брат.
   - Предлагаю убить сразу двух зайцев, - решительно заявила я.
   - Ну вот смотрите, - продолжила, не дождавшись реакции парней. - В ритуале принятия меня в род будут участвовать все старшие и сильные оборотни, включая Главу. А поскольку я маг, но и все сильные маги тоже. Правильно?
   - Да. - Ян умудрился кивнуть в положении лёжа, но хмуриться не перестал.
   - Слова воззвания к предку с просьбой принять в род произношу я, остальные являются поддержкой в этой просьбе и гарантом того, что согласны поделиться со мной магической энергией рода. Так почему бы не изменить слова ритуала так, чтобы не объединить и просьбу о принятии, и заклинание-обращение от потомка к живому старшему прародителю о совете и помощи?
   - Ты сумасшедшая, - с чувством выдохнул брат.
   - После начала ритуал прерывать нельзя. Всё получится, - убеждённо вымолвила я, подсаживаясь на краешек кровати.
   - Отец не поддержит, - отрезал Ян.
   - Тогда мы ему не скажем, - прошептала я, втянув голову в плечи.
   - Хм, - неопределённо выразился брат, но явного запрета не высказал.
   - Нари, ты уверена, что стоит рисковать? - в замешательстве спросил Дар.
   - Уверена, что лучшего шанса мне не представится, - не знаю, почему, но была убеждена, что поступаю правильно. - Я хочу найти отца, Дар, и, по-моему, мы уже убедились, что в этом нам может помочь только Мидос.
   - Кто я такой, любимая, чтобы тебя останавливать, - нежно сказал он, поддерживающее пожав мою руку.
   - Я помогу, - решился Ян. - Если что, по заду вместе получим.
   Брат куда-то вышел, а вернувшись, принёс письменные принадлежности. Быстро застрочил на листе бумаги, а мы любимым в это время тихонько сидели и ждали, когда он закончит.
   - Вот описание ритуала, которое ты отдала деду, - развернул он в нашу сторону наполовину исписанный лист и добавил, видя наши удивлённые взгляды: - Хорошая зрительная память.
   Затем он снова развернул лист к себе и продолжил строчить. Немного времени - и мы услышали:
   - Это описание ритуала обращения, предложенное тётей Тарикой. Ты права, они во многом похожи. Предлагай, как ты хочешь их объединить.
   Взяв описание ритуалов, я вдумчиво вчиталась в оба и передала лист Дару. Затем поразмышляла и предложила:
   - Начало ритуала принятия можно оставить без изменений, а вот в этом месте...
   Жаркий спор, разгоревшийся после моих слов, занял продолжительное время, но всё же мы пришли к консенсусу. И когда я три раза без запинки отбарабанила все нужные слова без запинки, мои любимые и дорогие мальчики поцеловали меня в щёки с двух сторон и ушли отсыпаться, пожелав мне того же.
   Рано утром, часа за два до рассвета, меня разбудила бабушка. Уточнив у неё, что принято одевать на подобные мероприятия, получила ответ, что никаких правил и запретов нет, как удобно, так и могу одеться. Даже оружие взять, если захочу. Поблагодарив бабушку, надела рубашку с длинные рукавом, удобные штаны, ботинки, переплела косу, уложив её корзинкой и, закрепив наспинные ножны с мечами, спустилась к колодцу умыться. Вернувшись в дом, обнаружила всё старшее поколение на кухне за завтраком, очень лёгким по сравнению с привычным. Едва я присоединилась к старшим, как мимо промчались Ян и Дар, а умывшись, последовали моему примеру.
   - Ребята, я немного объясню вам порядок действия, - сказал дед, не зная, что дядя Карад уже кое-что нам поведал. - Сейчас мы с вами идём в ритуальную пещеру, где и будет проходить действо принятия в Род. В ритуале участвуют тридцать Истинных, включая меня, из них пять наших самых сильных мага. Все, кто ещё буду смотреть ритуал, ни в коем случае не должны вмешиваться в его ход. Если вопросов больше нет, то нам пора выдвигаться.
  
   Ритуальную пещеру, устроенную в горах за городом, как по дороге рассказывал дед, нашли совершенно случайно. Пока взрослые строили дома, подростки обследовали всю близлежайшую территорию, принося хорошие вести. Так в один из дней, осматривая одну из гор, несколько парней заврались вглубь сквозь небольшую щель, за которой оказался вполне свободных вход. Сбегав за факелами и верёвками, они исследовали ход, что закончился вполне просторной пещерой с на удивление ровным полом. Узнав о находке, Глава передал информацию магам, а те, собственно, и предложили сделать там обитель проведения ритуалов.
   Начиная от давно расширенного входа вглубь пещеры, по стенам висели факелы, давая причудливые тени и настраивая на сосредоточенный лад. Чуть дальше ход немного снизился, и вскоре перед нами открылась та самая пещера. В ней, что заметно, почти ничего не меняли, разве что добавили факельное освещение да выбили по центру пола пентаграмму, усиленную незнакомыми рунами. Всё же воспитание вне стаи даёт о себе знать.
   Когда мы пришли, почти все Итинные уже выстроились кругом пентаграммы, и к моему удивлению среди них присутствовали и женщины. За порядком построения я не следила, зато обратила внимание на зрителей. Кроме мамы, Яна, Дара, обеих бабушек и трёх дядей, не участвующих в ритуале, заметила ещё двух мужчин и одну женщину, уже не молодых, но и не старых. И абсолютно незнакомых.
   Уточнив, помню ли я слова ритуала, Глава познакомил меня с мэтром Небипави, самым сильным магом оборотней, и они вдвоём поставили меня в центре пентаграммы лицом к восходящему солнцу, а сами заняли положенные места в кругу и затянули катрены, взывая к вниманию Мидоса. По их окончании наступала и моя очередь.
   - Obsecro te, antecessor noster Midos. Audi filia, postulantibus respondeam. Accipe pupillo suo genere ortus solis vocabitur alia vero alienum est, - размеренно выговаривала я слова древнего ритуала, смотря, как это приписывалось, вверх, туда, где как раз встало солнце. Предчувствуя реакцию окружающих на следующую запланированную часть, отступать не собиралась: - Adiuva me, antecessor mi, gravida quaerere, pater mi. Ab detrimentum admoneo, ne hanc scito quod petitur, ut videamus faciem vestram et viribus. Venite Midos!
   Частично ритуал нужно было подтверждать кровью, как доказательство предку своего родства. Поэтому где-то в середине слов я порезала пальцы, орошая пентаграмму и чувствуя, как с каждым словом ритуал забирает у меня силу, сейчас не сдерживаемую никакими маскировками. Последние слова я проговаривала на силе воли - настолько много магии, да и сил пришлось выложить. И едва закончила, как пошатнулась, но всё же устояла на ногах, а мужчины и женщины вокруг меня, сильные Истинные, с тихими стонами опускаются на колени. На миг в пещере воцарилась звенящая тишина.
  
  

***

  
   Тэй не считал дни, проведённые в ожидании решения Мудрейшего. Какая разница, пять их прошло или семь. Раз в неделю ему поставляли тушку какого-нибудь животного, изредка его навещал Глава гнезда, выспренными речами пытаясь выведать цель разговора проводника со старейшим драконом, но тот молчал, как молчал о многом, что ещё интересовало дракона. Наконец Калиданис, которого отправляли к Шерафету, вернулся с добрыми вестями: старый дракон согласен побеседовать с проводником. Решение Мудрейшего Главу не порадовало, но он не справе был этому помешать, если не хотел лишиться того, чем так гордились его родители, а потому лично напутствовал этого строптивого Калиданисеррониса и его непонятного дружка.
   К удивлению Тэя, к логову Мудрейшего они долетели всего за один световой день. Его чешуйчатый приятель пояснил, что все старые драконы не приемлют быстрых решений, потому он и ждал так долго. Сам Шерафет облюбовал один из достаточно плоских горных пиков, именуемый Тарбу Даго, где и возлежал от рассвета до заката, греясь на набирающем жар солнце. Когда Калиданис вместе с Тэем приземлились неподалёку от старого дракона, тот величественно повернул к ним голову.
   Калиданис издал длинное, витиеватое приветствие, из которого Тэй понял едва ли пять слов, но общий смысл уловил. Дождавшись внимания Мудрейшего, обращённое на него, Тэй отвесил исполненный уважения к собеседнику, но и собственного достоинства, поклон и учтиво поприветствовал старого ящера на общем языке.
   Поздоровавшись в ответ, Шерафет попросил проводника обождать и дать им с правнуком побеседовать. Мужчина, не возражая, отошёл на достаточное расстояние. Он не был на этой стороне Драконьих гор, а потому осмотреть территорию было любопытно.
   Пройдя вперёд шагов двести, он заметил очень удобный плоский камень, горячий от нагревшего его солнца, на который проводник и присел. Вокруг, насколько хватало глаз, были горы, над ними простиралось бескрайнее небо, а внизу, где раскинулись раздольные луга и дремучие чащи лесов, обитала живность, способная прокормить дракона. Несколько минут лицезря сию картину, Тэй вдруг почувствовал настоятельную потребность в медитации, чего не делал уже достаточно давно. Приняв удобную позу, проводник расслабился, насколько это было для него возможно, и погрузился в транс единения с окружающей природой, потоками магии, энергии, а также вглубь своего "я".
   Из медитации его вытянуло на ощущении приближения опасного хищника, но чуткий нос ловил запах знакомого дракона и Тэй плавно обернулся, вопросительно уставившись на приятеля. Привычно невозмутимый дракон сообщил, что Мудрейший готов побеседовать с проводником. Поднявшись, Тэй покосился на устраивавшегося на его камне Калиданиса, но тут же спохватился. Не стоит заставлять ждать того, чьих ответов на собственные вопросы хочется получить.
   - Здравствуй, Тэй-проводник, как именуют тебя здешние расы, - раздался в голове мужчины даже мысленно рокочущий голос старого дракона. - Стар я уже для принятия людской формы, так что не обессудь, мысленно с тобой общаться буду. Хорошо, восприимчив ты к такому общению, предку за это спасибо сказать должен. Присядь, толку то, что стоять будешь.
   Тэй последовал совету и присел на камень рядом с головой огромного дракона. Выдержав вежливую паузу и не дождавшись продолжения, он спросил:
   - Мудрейший, ваши слова означают, что вы знаете моё имя?
   - Нет, - удивительно, но дракон умудрился передать насмешку в интонациях. - Мне это не было нужно. И, кажется, ты проделал путь вовсе не за этим.
   - Да, простите, вы правы. Я хотел попросить совета, но, честно говоря, не знаю, откуда начать, - немного растерялся Тэй.
   - Люди говорили: если не знаешь, откуда начать, начни сначала.
   - Значит, вы простите меня рассказать о себе всё то, о чём не знают даже близкие друзья? - напряжённо спросил мужчина.
   - Юноша, я ни о чём не прошу и ничего не требую, - устало вздохнул дракон и закрыл глаза, до этого наблюдавшие за проводником.
   - Простите, - сконфуженно повинился тот.
   Поколебавшись несколько минут, Тэй стал негромко рассказывать старому мудрому ящеру свою историю, что-то опуская за ненадобностью (например, детские воспоминания, когда казалось, что кроме старшего брата он не нужен никому), на чём-то останавливаясь более подробно (например, битва за новую семью брата, после которой он стал мишенью для всего ордена Охотников). С болью в голосе Тэй рассказывал про ту единственную, что стала смыслом его жизни и которую он любит до сих пор. Самым тяжёлым решением для него стала разлука с любимой, но если тогда причина этого казалась важной, то сейчас, после двадцати лет одиночества Тэй хоть и знал, что поступил правильно, но на сердце становилось всё тяжелее.
   - Ответь на один вопрос, - попросил мужчину Шерафет, едва тот закончил свой рассказ. - Ты и сам не знаешь, зачем ко мне пришёл?
   - Да, - признал Тэй. - Меня терзают предчувствия каких-то изменений, а интуиция твердела, что поговорить с вами мне просто необходимо.
   Они оба замолчали. Тэй мысленно корил себя за то, что предстал пред очи Мудрейшего ни в чём не уверенным подростком, а не зрелым мужем, каким он был почти всю свою жизнь, за исключением разве что самого раннего детства, но о том, что выговорился, не жалел - ему это было необходимо. О чём думал дракон, проводник не знал.
   - Тебе стоит вернуться в Филярию, - неожиданно после продолжительного молчания заявил Шерафет. - Я тоже чувствую, что вскоре произойдёт что-то, что навсегда изменит нашу жизнь.
   - В какую сторону? - затаил дыхание Тэй.
   - Время покажет, - неопределённо выразился ящер, выдохнув две тонкие струйки пара из ноздрей.
   Миг спустя оба почувствовали колебание магии, да такое сильное, что вскоре отголосок волны прошёл по горам, слегка их встряхнув и сбрасывая мелкие камни вниз в долину. Напряжение магии нарастало, нарастало, а затем резко прекратилось, заставив и проводника, и дракона рвано выдохнуть. Прибежавший Калиданис встревожено спросил:
   - Что произошло?
   - Невероятно сильный магический всплеск.
   Едва Мудрейший успел ответить, как их снова накрыл удар магии, гораздо сильнее, чем предыдущий. Калиданис, стоящий на ногах, не удержался и упал на колени, Шерафет опустил голову на камни, а Тэй просто сидел неподвижно, с неверием ощущая то, что не могло быть правдой, ибо не случалось уже много веков. И, ем не менее, вся сущность Тэя чувствовала, знала, что происходит.
   Всё закончилось так же внезапно, как и в первый раз. Мужчина и драконы отдышались, и младший ящер снова спросил:
   - Это тоже был всплеск магии?
   - Нет, - односложно выдохнул Тэй и смолкнул.
   - Это, внук, ты должен запомнить на всю жизнь, - медленно и устало произнёс Шерафет. - Именно так мы ощущаем прибытие в этот мир давно не бывавшего тут бога.
   Старый дракон замолчал, давая время свыкнуться с подобным фактом. Каждый из них в этот момент размышлял о чём-то своём.
  
  

***

  
   Переведя взгляд на всех тех Истинных, силами которых я так вероломно воспользовалась, не ощущая, впрочем, не удовольствия, ни удовлетворения, видела только усталые, опустошённые лица и расширенные от удивления глаза. Но никто не успел ничего спросить или сказать, как все, находящиеся в пещере, ощутили всё нарастающее давление магии, в момент наивысшего напряжения поставив почти всех на колени, даже наблюдателей. Когда казалось, что магия, бушующая вокруг, вот-вот взорвётся, уничтожив нас, скопившаяся энергия внезапно вспыхнула, ослепив всех, а затем передо мной в пентаграмме предстал силуэт мужской фигуры.
   - Великая, разрешишь проявиться в этом мире? - прогрохотал, по всей видимости, его голос, обращаясь непонятно к кому.
   - Ты слишком давно пренебрегал своими обязанностями, Мидос, - обвинительно прозвучал нежный голос Великой, и даже я удивилась, осознав, что это мама.
   - Виноват, Великая, признаю это и готов понести заслуженное наказание. Великая, Грань миров тонка, и мне недостаёт сил удерживать её так долго. Прошу, примите решение.
   - Я дозволяю тебе, бог этого мира, Мидос, пересечь Грань и явить свой лик, - величественно сказала мама, и когда бог окончательно проявился, ехидно добавила: - Вот если бы ты больше думал головой, а не чем попало, подобного представления можно было избежать. Я рада видеть тебя, Мид.
   - Я тоже рад тебя видеть, Тарика, - поклонился маме бог.
   Он стоял так близко ко мне, что, подняв голову, я смогла рассмотреть его во всех подробностях. На удивление не слишком высокий, крепенький мужик, подобные ему в каждом селении по десятку дюжин сыщется. Чёрные с серебром волосы спускаются ниже плеч и вьются на концах, серебряные глаза, так похожие на мои, смотрят сурово и в тоже время одобрительно. Хищно трепещут ноздри тонкого носа, губы чуть сжаты, решительный подбородок с ямочкой вздёрнут над воротником рубашки. Сильные руки, привыкшие к тяжести меча, сейчас делано небрежно сложены на груди. Кипенно- белая рубашка, рукава чуть закатаны, обнажая запястья, чёрные штаны, заправленные в высокие кожаные сапоги с пряжками. На поясе меч в ножнах.
   - Приветствую тебя, Мидос, - твёрдо и спокойно, хотя внутри всё дрожало от волнения, произнесла я. - Прости, если потревожили, но мне, твоему потомку, нужна твоя помощь как живого Главы Рода.
   - Вся в мать, такая же прямолинейная, меньше слов, сразу к делу, - неожиданно усмехнулся мужчина и помог мне подняться. - Поднимитесь все, дети мои, кажется, я никогда не требовал подобного поклонения. Что до тебя, Нариса, то вначале тебя надо принять в Род, не так ли?
   - Да, - выдохнула, ничему не удивляясь. - Но разве...
   - Нет, твоя самодеятельность не позволила завершиться ритуалу принятия в Род, но это сейчас не суть важно, - отмахнулся Мидос и просто поцеловал меня в лоб, шепнув что-то на незнакомом языке, а затем отстранился и впервые улыбнулся, так, что появились ямочки на щеках: - Добро пожаловать в мой Род, Нариса, наследница рода Эр'Нариссарад Ран'Карди.
   - Я чувствовал, - вдруг неожиданно раздалось рядом со мной и, повернув голову, узрела деда, в глазах которого плясало удовольствие. - Знал, что пора возвращать Роду истинное имя, настоял на этом несколько лет назад, только до конца не понимал, почему.
   - Глава всегда чувствует рождение наследника рода. - Пояснил бог.
   - Может, мы уже покинем эту пещеру? - предложила мама. - Раз ребёнка в род приняли, всё остальное можно не здесь решать.
   - Да, конечно, - спохватился дед. - Великий предок, я прошу тебя стать гостем в моём доме.
   - Мои потомки могут называть меня просто по имени, - заметил Мидос, предложил одну руку мне, а вторую маме и направился к выходу. Остальные потянулись за нами.
   Бог крутил головой, рассматривая всё вокруг, а я неожиданно обнаружила, что ко мне непривычно быстро возвращается магия, а ещё меняются мои ощущения касательно Мидоса. Там, в пещере, от него веяло божественной мощью, а сейчас с каждым новым шагом аура божества прекращала подавлять, и незнающий вообще мог принять её просто за ауру сильного мага.
   На подходе к городу нас встречала толпа Истинных, с удивлением рассматривающая бога, поскольку мыслеобразов по памяти предков о нём не передавалось. Мидос на миг снова отпустил свою ауру и все оборотни пали на колени, свидетельствуя почтение своему богу.
   - Приветствую вас, дети мои, - зычно возвестил он. - Встаньте, мы ведь одна семья.
   Отпустив нас с мамой, Мидом, не скрывая ауры, прошёл сквозь толпу, дотрагиваясь до каждого оборотня - старика, ребёнка, женщины, мужчины. Истинные улыбались, чувствуя живое воплощение того, кто стал нашим прародителем, и когда Мидос вернулся ко мне и маме, оборотни все как один посмотрели на меня.
   - Дорогие потомки, представляю вам наследницу Рода, Нарису Эр'Нариссарад Ран'Карди, - довольным голосом сказал предок. - Поэтому вы больше не должны отказываться от полного имени нашего рода.
   Вперёд вышел дед и объявил, что в честь предка и частично меня вечером будет большая вечеринка. Раздав ещё несколько указаний, он повёл всю семью и Мидоса в свой дом. Осадив чересчур суетящегося потомка, бог плюхнулся в кресло, словно делал так каждый день, и под его выразительным взглядом все быстро расселись кто куда.
   После пяти минут сидения в тишине и разглядывания Мидоса, я не выдержала:
   - Если все боятся задать вопрос, спрошу первой. Почему ты меня назвал наследницей Рода?
   - Потому, что так оно и есть, - с готовностью начал пояснять мне бог. - В сущности, ты ещё достаточно юна, чтобы беспокоиться об этом. Не хмурься, я же не сказал, что узнаешь, когда вырастешь. Наследница - это Истинный оборотень, способный подарить роду чёрно-серебристого волка. Проще говоря, моё наследие у тебя более явственно, чем у многих других. Предыдущей наследницей была твоя прабабка, но наследие проявилось лишь через два поколения. Мне вообще-то странно, что ты мало знаешь об этом.
   - Если бы кое-кто почаще интересовался проблемами рода и хоть изредка заглядывал в мир, то тоже не задавал бы вопросов, - отбрила его мама.
   - Простите, но почему ты назвал Великой мать Нарисы? Она же просто человек, пусть и сильный маг, - вмешался дед, с трудом выговаривая это "ты".
   - Матевир, тебе нюх, что ли, отбило? - насмешливо спросил у Главы Мидос. - Тарика не человек, и в иерархии нескольких ближайших миров занимает своё, особое место.
   - Что-что? - переспросил дядя Нирс.
   - И почему ты по-прежнему любишь таинственность? - вопросил у мамы бог. - Не отвечай, от работы, вестимо. Тарика богиня.
   Немая пауза стала ему красноречивым ответом.
   - На моей памяти дядя впервые настолько шокирован, - высказался дядя Карад, чем разрядил обстановку.
   - Такая же, как и ты? - голосом, полным ошеломления, переспросил дядя Фарт.
   - Не совсем, - хмыкнул Мидос. - Тарика - богиня Смерти, подчиняется только Творцу и вольна в выборе действий по своей работе и вне неё.
   - О, боги! - выдохнул дед и тут же зажал рот рукой. Все рассмеялись, некоторые немного нервно.
   - Забавно было, - сказала мама и подмигнула деду, чем того успокоила.
   - А ты что-нибудь знаешь о своих потомках? - спросила, стараясь подобраться к интересующей меня теме.
   - Что конкретно тебя интересует? - повернулся ко мне бог.
   - Детка, - мягко остановила меня мама, едва я успела открыть рот. - Не стоит сегодня. Мидосу надо пообщаться с потомками, с теми, кто ждал и верил в то, что их бог не забыл про них. Позже.
   - Хорошо, мамочка, - отступила я и невинно поинтересовалась: - А что будет на вечеринке?
   Разговор старших переключился на заданный мною вопрос и сопутствующие ему темы, но я уже не участвовала в нём. Что ж, если мне надо подождать всего день, я подожду. Ощутив пожатие руки Дара, сидящего рядом, и встретившись взглядами, поняла, что любимый и дальше будет поддерживать меня во всём. Благодарно улыбнувшись, положила голову ему на плечо, заметив, что Мидос наблюдает за нами. Не удержавшись, показала ему язык, на что бог раскатисто засмеялся, прервав разговор остальных. Да, предок у меня тот ещё шалун.
  
  
  
  
  
   Продолжение следует...

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"