Подрезов Алексей Николаевич: другие произведения.

Рождение Миража

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Зимние Конкурсы на ПродаМан
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Первая часть трилогии Мираж. Кто этот смельчак со старинным именем бросивший вызов всесильным Боевым роботам? Ответ на это вы узнаете, прочитав этот фантастический роман.

  1. Доказательства
  
  Звёзды ослепительно сияли на ночном небе. Тёплый ветерок шаловливо влетал в открытое окно и трепал раскинутые по подушке каштановые волосы Марины. Рядом в деревянной кроватке, мило посапывая курносым носиком, спал сынишка. За окном периодически проплывала бесшумная тень патрульного и, подобно призраку, растворялась в ночной тьме.
  Генерал Петров проснулся внезапно и окончательно, как его когда-то учили в далёкие дни юности. Арсений стремительно огляделся по сторонам. Вроде всё было в порядке: жена и сын мирно спали, но на душе было тревожно. Последний раз на него находила такая волна более десяти лет назад, когда из-за глупости одного из командиров их отряд попал в окружение. Если бы Арсений в последнюю минуту не предупредил товарищей, то их просто стёрли бы в порошок.
  На душе было тревожно, а причину молодой генерал понять всё не мог. Нападение на базу полиции исключалось, пираты последнее время поутихли и сгинули на просторах необъятного космоса. Тогда что же? Арсений перевёл взгляд на прикроватную тумбочку. Его личный коммуникатор внезапно замигал зелёным огоньком. Представьте себе устройство размером с ладонь и обладающее возможностями телевизора, телефона, компьютера и мощнейшего передатчика и вы поймёте, что коммуникаторы - это самая лучшая штука, появившаяся за последние двести лет. Даже если бы на базу напали, Петров не удивился бы сильнее, поскольку обратиться по секретному каналу к нему могли только двое: старинный друг и однокашник Пётр Литвинов или учитель и наставник Александр Александрович Громов. Ни один из них на связь выйти не мог.
  Включив экран, Арсений узрел абсолютно незнакомого ему человека. Темнокожий и рослый он производил впечатление спортсмена.
  - У меня нет времени, - без предисловия начал тот. - Переключите коммуникатор на запись данных, мне надо передать вам информацию.
  Ещё не понимая, к каким последствиям это может привести, Петров нажал кнопку. Через несколько секунд тренькнул сигнал окончания передачи данных.
  - Немедленно передайте эту информацию вашему шефу, - незнакомый атлет продолжал командовать.
  - Кто вы и что происходит? - Арсений пришёл в себя после этого стремительного наскока.
  - Это не важно, да и канал не надёжен, - усмехнулся незнакомец. Лицо его расслабилось, как будто страшное напряжение, терзавшее его долгое время, разом ушло.
  - Ну а мне теперь и умереть не страшно. Прощайте.
  - Да подождите же вы... - начал Петров, но тут часть стены за спиной атлета с грохотом исчезла, незнакомец повернулся к дыре, выхватил ручной лучемёт, но раздавшийся выстрел навсегда прервал его движение. В пролом начали стремительно врываться какие-то люди в чёрных костюмах высшей защиты с лучемётами и разрушителями наперевес. Даже на экране они представляли собой, по меньшей мере, внушительное зрелище.
  Один из выстрелов попал в коммуникатор незнакомца и связь пропала.
  Заплакал сынишка Антоша, наверное, слишком громкий хлопок взрыва напугал его. Марина встала с кровати, подошла к кроватке и взяла кроху на руки.
  Арсений посмотрел на жену и ребёнка и вышел в другую комнату, дошёл тяжёлой походкой до любимого кресла и опустился в него. Мыслями он был далеко. Кто этот человек, так принёсший себя в жертву ради возможности передать информацию?
  Вставив коммуникатор в подлокотник, он попробовал загрузить данные, но на экране были только непонятные символы. Файл был зашифрован каким-то неизвестным способом. Как генерал и начальник сектора полиции, Петров имел возможность расшифровать девяносто девять процентов всех кодов и шифров, но компьютер упрямо выдавал ответ, что ничего похожего он не знает. Либо это совсем новый код, либо его использует какое-то правительство или крупная компания, однако штраф за непредставление сведений полиции был весьма ощутим.
  Как же быть с информацией? И тут Арсений принял решение, которое в будущем смогло изменить ход истории. Он снял с груди старый фамильный крестик, который был переделан под носитель информации, подключил к коммуникатору и приказал переместить туда весь полученный от незнакомца код.
  Тихо вошла жена: "Маленький полуночник спит, а с каких пор у тебя бессонница"? Каким-то шестым женским чувством она поняла, что что-то изменилось или произошло: "А теперь моё сокровище, колись, что стряслось".
  Арсений просто нажал на коммуникаторе воспроизведение и повернул экран в сторону супруги. Он ещё в начале супружеской жизни понял, что тайны тайнами, а от второй половинки скрывать что-то бесполезно.
  Марина буквально застыла: "Не каждый день у тебя на глазах убивают человека. По моим понятиям шансов у него просто не было".
  - Арсюша, что ты об этом думаешь? Не пора ли разбудить Сан Саныча?
  Так они уже давно за глаза называли Громова.
  - А, может, не стоит будить пожилого человека? - попробовал потянуть время и подумать Петров. В отличие от шефа Арсений всегда любил поразмыслить над проблемой и только тогда принять правильное решение. Громов же всегда умел выбрать верное направление за доли секунды, именно поэтому он уже много лет возглавлял галактическую полицию.
  Марина стала серьёзной: "Меня не покидает чувство, что драгоценное время уходит, если уже не поздно. Уж очень быстро сработали те в черном".
  Арсений не стал больше спорить, поскольку его самого съедала тревога, и набрал на коммуникаторе код Громова. Ждать не пришлось долго. Заспанный шеф полиции выглядел взволнованным: "Арсений, что стряслось"? Он с первого взгляда умел понять тему разговора и быстро настроиться на тон собеседника.
  - Александр Александрович посмотрите свежее кино, которое мы получили только что, - и Петров перекинул начальнику запись полученного разговора.
  Громов всего пару секунд просматривал запись. "А данные? Он успел что-то передать"? Ответ, очевидно, был очень важен для Громова.
  - Да, Александр Александрович, но почему Ваш агент связался со мной?
  - Наверное, из-за расстояния, ты был в зоне приема, - ответил Громов, - похоже, он выходил на связь из вашего района, а откуда именно засечь не удалось?
  - Нет, ни вектора, ни координат мы не получили.
  - А кто это мы, Арсений? Или у тебя супруга как всегда в курсе всех событий? - тревожно осведомился Сан Саныч.
  - Да, Александр Александрович, я опять вас подслушала. Не могу же я отпустить мужа одного. Он ведь наверняка предпримет героически-глупый ход, - тревога начальника захватила и Марину, которая встала за спиной мужа.
  Громов на секунду задумался, а потом принялся командовать в своей обычной стремительной манере:
  - А теперь Арсений слушай боевой приказ. Первое, о нашем разговоре никому не полслова, на связь со мной больше не выходить, поскольку канал может быть ненадёжен. Второе, данные мне нужны как можно скорее. Максимум через три дня или может быть поздно. И последнее, вы все нужны мне живыми, поэтому ты берешь максимальное прикрытие, я постараюсь обеспечить безопасности своей половины маршрута от Глории и до Земли, а Марина и сын остаются на базе. Ну, всё. Конец связи.
  Громов отключился и вытянулся на кровати. Сработал именно тот единственный шанс один на миллион, что Егор Колыванов сможет добыть сведения и передать их.
  Вот уже более пятидесяти лет Александр Александрович руководил всеми подразделениями полиции. Зоной его интересов были как почти полсотни планет, где успели расселиться люди, так и космическое пространство, простирающееся между этими мирами. Большинство планет были заселены выходцами из какой-нибудь одной страны старушки-Земли. Но, как и в каждом государстве встречались и представители других народов. На планетах, колонизированных уже несколько веков, люди представляли собой некий винегрет из сотен народов, которые перемешались и прекрасно ужились друг с другом. А, если обратить внимание на планеты, колонизированные не более полувека назад, то на ум приходили именно Серединные миры. Монтана была заселена выходцами Северной Америки, Карпаты - Западноевропейцами, Рудерштадт - германцами, Новый Рим - испанцами, Новая Надежда - индусами, Сумеречная - китайцами и японцами, Глория и Виктория являлись негласной вотчиной великой в древности страны - Советского Союза.
  Если посмотреть на карту звездного неба, то на ней можно обнаружить двадцать три планеты, вместе с Землей, где люди жили уже несколько веков - Центральные миры. В сотне световых лет - пятнадцать планет колонизированных почти в одно время во время Десятилетней Экспансии сто пятьдесят лет назад. Они относились к Окраинным мирам. Оставались десять совсем новых планет - Серединные миры, которые находились на половине пути между Окраинными и Центральными мирами.
  Между всеми этими кусками людской мозаики, собирая воедино и цементируя крепче камня, сновали различные торговые корабли и компании. Постепенно за пятьсот лет на первое место пробилась одна - Звездный Синдикат. Еще в начале своей карьеры внимание Громова привлекло нереально быстрое развитие и обогащение этой компании. Проведя осторожно анализ, генерал получил картину не честного и во многом преступного обогащения владельца Синдиката. Делом всей его жизни стало вывести мошенников на чистую воду. Но подступиться к святая святых самой могущественной торговой империи было почти невозможно, а действовать обычными официальными каналами было себе дороже.
  Несколько лет Громов получал сведения, что Синдикат активно работает над созданием принципиально нового вида оружия, которое может перевернуть весь ход любой войны и даже истории развития человечества. Имели место слухи о трех тайных базах, расположенных на трех планетах. Сам факт захвата планет всегда отрицался Синдикатам и дальше пересудов дело не шло.
  И вот почти десять лет назад из ниоткуда возник Егор Колыванов. Свою историю он никому не рассказывал, но дал понять шефу полиции, что готов идти на любые жертвы ради мести Рону Кобрукку - главе и хозяину Звездного Синдиката. Десять лет у Егора ушло на внедрение и попытки получения информации о преступной деятельности Синдиката. По договоренности с Громовым Колыванов должен был выходить на связь только в случае получения неопровержимых доказательств. Даже переданный ему шефом полиции один из коммуникаторов не гарантировал безопасную передачу данных.
  За три года до своей гибели Егор передал Александру Александровичу информацию о том, что учеными и инженерами Синдиката разработаны экспериментальные модели роботов. Основным отличием этих моделей от любых других было то, что новое поколение человекообразных машин предназначалось для ведения молниеносной наступательной войны и захвата объектов противника. Вооруженные современным оружием, начиненные самой современной электроникой, под защитой почти непробиваемой брони боевые роботы, руководимые пилотом человеком, могли нести только смерть. Экспериментальные образцы настолько хорошо зарекомендовали себя, что Кобрукк лично направил громадные суммы кредитов на развитие проекта. Через несколько коротеньких земных лет благополучию всех человеческих миров мог прийти конец.
  Худшие опасения Громова подтверждались - ради своей цели Синдикат не оставлял в живых свидетелей, но раз Арсений смог получить данные, значит Егор погиб не напрасно.
  В душе начал копошиться и зудеть червячок, а если их личный код связи раскрыт, тогда Арсений практически стал еще одним смертником. А помощь отправить Громов уже не успевал, разве что прикроют на середине пути. Поднимать общую тревогу слишком опасно - невидимый и безжалостный враг умеет анализировать любые данные очень быстро и точно. Остается единственный вариант: срочно созвать межпланетарный совет и уже на нем предъявить полученные Арсением сведения, а ему самому на помощь отправить личное специальное подразделение. "Ну что Саша, ва-банк, так ва-банк" - вздохнул Громов.
  На следующее утро послы всех планет на Земле и прочие высшие чины, а так же представители крупнейших галактических компаний получили по специальной связи совершенно секретное послание от шефа галактической полиции генерала Громова - "в 12.00 15 апреля 2511 года в "круглом" зале состоится чрезвычайное заседание". В тоже время пять тяжелых крейсеров тайно стартовали с лунной базы и взяли курс на Серединные миры с приказом перехватить по дороге и сопроводить Арсения Петрова на Землю.
  Несмотря на все эти срочные действия на душе у Громова скребли кошки, а что если коммуникатор Арсения был обнаружен, но помочь он больше, ни чем не мог, и приходилось ждать.
  
  Пока генерал Петров отдавал быстрые приказы, пока вся база стремительно сбрасывала сонный покров и становилась похожа на напрягшегося перед прыжком зверя, на другом конце города в офисе Звездного Синдиката зазвонил звонок и вкрадчивый голос залебезил в трубке: "Сэр, у меня есть для Вас очень важная информация и если Вам будет угодно, я согласен ее продать". Начальник местного представительства Дон О"Бэрт сонно полюбопытствовал: "А с какой стати я должен ее покупать?". Голосок не унимался: "Ведь у нас с Вами уговор, я и так рискую больше вашего. Вы ведь даже и не знаете, что наш генерал объявил на базе тревогу и приказал срочно готовить все крейсера". Дон только собрался в самых цветистых выражениях поведать стукачу и по совместительству лейтенанту Кристоферсону о том, что ночью он не прочь поспать, как ожила линия связи со штаб-квартирой Синдиката. "Подождите на линии", и Дон переключился на другой канал. Звонил глава службы безопасности Винсент Спиноза: "Дон, немедленно вылезайте из своей перины! А теперь к делу. Как ведут себя ваши полицейские"? В эту минуту О"Бэрт был искренне благодарен доносчику за возможность отличиться перед руководством: "Несколько минут назад начальник полиции Серединных миров генерал Петров объявил тревогу. Причины я выясняю".
  - Я вам и так скажу по большому секрету, - начальство как всегда показывало свою гениальность и догадливость, - очень важная информация попала не в те руки и именно на вашу полицейскую базу. Поэтому генерал не должен улететь с ней далеко, если он сможет улететь дальше Каледонии, то я вас лично задушу. Причем медленно. - Жестокая улыбка начальника службы безопасности придала импульс сонным извилинам Дона: "У меня появился план! Ждите генерала как подарок от меня в названном Вами месте. А как мне поступить со свидетелями"?
  - Разрешаю оставить в живых одного - себя. О выполнении немедленно доложить, - карающий меч Синдиката отключился.
  Дон вытер пот со лба, теперь остался самый важный шаг - сможет ли он убедить Кристоферсона заминировать двигатель на крейсере. Если да, то генерал Петров попадет прямо в нежные лапы Синдиката или тех, кого большие боссы наймут для грязной работы. Никакие угрызения совести не тревожили О"Бэрта, он представлял, как его карьера может стремительно пойти в гору. Возможно, он сможет когда-нибудь стать заместителем и правой рукой "самого". Кристоферсон обрадованно полетел на встречу. А через десять минут он уже стоял в кабинете Дона. "Крис, дорогой, у меня к тебе дело на миллион кредитов", - О"Бэрт был сама любезность. Второй пилот Кристоферсон не проявлял такой бурной радости от встречи: "Я так понимаю, что Вам от меня что-то нужно".
   - Я повторю один раз, - Дон начал наступление, - твой шеф генерал Петров хочет подложить свинью одному моему знакомому, а ты, как я знаю, с ним не в ладах. В этот момент лицо Криса дернулось, но быстро застыло в почтительном выражении:
  - Я слушаю, продолжайте.
  - От тебя требуется самая малость: прикрепить к маршевому двигателю твоего крейсера вот этот симпатичный сверток, крейсер далеко не улетит, генерал не успевает насолить моему знакомому, а он в благодарность переводит на твой счет один миллион кредитов.
  - Вы что!.. Я вам не какой-то убийца!.. Я офицер полиции, - Крис перепугался не на шутку.
  - Помилуйте, - воскликнул начальник представительства Синдиката, - я, по вашему мнению, псих что ли, чтоб затевать убийство генерала. Я просто хочу выиграть время. Каких-то пару часов хватит. Крейсер просто не взлетит, а ваш дражайший начальничек останется с носом. Я ведь рискую, как и вы ради своего друга.
  - Ладно, давайте пакет, а когда будут деньги?
  - Как только я получу доказательства вашей, мой друг, работы. А теперь идите, - Дон царственным жестом показал Крису на дверь.
  После убытия доносчика, а теперь и явного ренегата Дон быстренько приготовился к торжественной встрече. Приходилось в очередной раз заметать следы, но угрызений совести по поводу предстоящего убийства начальник представительства Синдиката не испытывал, поскольку в случае провала его участь становилась совсем не завидной. Страшно представить, что может с тобой сделать маньяк с богатой фантазией Винсент Спиноза.
  Ожидание было совсем не долгим. Спустя час Кристоферсон вернулся. В руке он крепко держал миниатюрную камеру: "Прошу убедиться Дон - я весьма честен, когда дельце пахнет миллиончиком. Вот вам так же номер моего счета".
  Дон внимательно просмотрел запись. Все складывалось просто замечательно.
  - Молодчина Крис. Одну минутку. Я сейчас введу данные Вашего счета в компьютер. Так, так, а теперь посмотрите, правильно ли я все ввел? - и О"Бэрт повернул экран к полицейскому отступнику. Кристоферсон наклонился посмотреть. Вроде все сходилось. Внезапно шею ожгло, зрение стремительно ухудшалось, руки упали на стол. Замутненным взором Крис увидел, как его тело падает на пол, ударившись головой об стол. Боли не было.
  - Свидетелей Крис обычно убирают, - послышался насмешливый голос Дона.
  - Убий..., - додумать свою последнюю мысли полицейский не успел.
  Представитель Синдиката окинул взглядом холодных глаз свою работу, вот так-то лучше, потом наклонился над клавиатурой и одним махом стер все данные. Об этом лучше никому не знать. Потом позвал робота уборщика и велел поместить тело в уничтожитель.
  - Удобная штука, как не крути. Кто-то ее использует для мусора, а я для улик.
  Но робот ничего не ответил, поскольку был запрограммирован на выполнение только приказов Дона. Довольно откинувшись на кресле, убийца послал в пространство только два слова "дело сделано" и приготовился мечтать о новом витке своей карьеры. Может судьба будет к нему настолько благосклонна и когда-нибудь он будет заместителем самого Рона Кобрукка - главы Звездного Синдиката.
  
  А в то же самое время на полицейской базе царило оживление - не каждый день начальник генерал Петров объявлял, что лично собирается проверить полицейские посты на всех планетах Серединных миров. На утреннем совещании присутствовали командиры всех трех крейсеров Стремительного, Гордого и Отважного, которые находились в эту самую секунду на базе.
  - Итак, нам предстоит проверить эффективность работы всех наших подразделений, поскольку до меня дошли слухи о возможном усилении пиратской активности, - начал свою речь генерал Петров. Лицо его ничего не выражало. Он с самого детства не мог смириться с любой ложью и теперь молча, страдал, от своей недосказанности. - Поэтому я принял решение в течение недели лично проверить все наши посты на вверенной мне территории. На карте вы видите проложенный мной маршрут. Задание вы все знаете, какие есть вопросы.
  Медвежьего роста капитан генеральского крейсера Тед Райт поднялся с кресла: "Сэр! Насколько я понял, нам предстоит не просто проверочная прогулка, но и вероятная драка, раз все мы берем на борт десантуру"? Вопрос для Петрова стал неожиданным, но зато на сердце у него стало легче, раз все понимают важность миссии, то и настрой будет гораздо выше: "Как вы понимаете, всего я сказать не могу, хочу еще раз попросить вас всех привести экипажи в высшую степень готовности, и удачного нам старта". Офицеры поднялись и, козырнув, быстро покинули помещение.
  В дверь постучали. Молодой связист-полицейский быстро зашел и с порога огорошил: "Господин генерал, ваш второй пилот лейтенант Крис Кристоферсон пропал. С утра он отлучался в город по каким-то делам, потом занимался проверкой всех своих систем на Стремительном, затем снова убыл в город попрощаться с женой, но у нее так и не появлялся. И вот уже полчаса не выходит на связь".
  Петров отпустил подчиненного и задумался: если это первый ход неизвестных в попытке завладеть информацией, то они должны понимать, что нападение на базу почти невозможно, а вот в космосе совсем другое дело. В бою один пилот не сможет эффективно управлять крейсером, значит или лететь на двух или каким-то образом искать Крису замену. Мог быть еще один вариант, Кристоферсон как-то пронюхал о важности полета Арсения и саботировать его, тем самым вспомнив старую обиду.
  
  10 лет назад.
  Танцы, танцы, танцы... Кому, как ни молодому капитану полиции после долгого дежурства в космосе ожидать их с нетерпением. Есть возможность не только развеяться, но и, может быть, встретить хорошую девушку. Именно с такими мыслями Арсений приближался к большому танцевальному залу стольного города Капитолий на Новом Риме.
  - Ты что там, уснул, или боишься не понравиться местным красоткам?
  - Идите, идите, а то все мне достанутся, - капитана Петрова подковырнуть простыми шутками было не так просто. Ростом выше среднего, спортивного телосложения, симпатичный капитан часто заставлял девичьи сердца биться чаще, но ему нужна была всего одна единственная. Может, повезет в этот раз?
  Он еще раз поправил фирменный китель, провел рукой по короткому ежику волос и решительно вошел внутрь. Огромный зал сверкал великолепием, его убранство поразило бы даже средневековых властелинов востока на старушке Земле. Стараясь не подавать виду, Арсений обвел глазами помещение. Посмотреть было на что: несколько тысяч человек и молодых и уже в возрасте самозабвенно отплясывали в ритмах современной музыки. Пройдя в соседний зал, капитан полиции попал в мир средневековой Земли - пары степенно кружились в вихрях вальса. Он подошел к окну и решил понаблюдать и насладиться зрелищем. Рядом танцевали несколько выпускниц местной авиационной академии. Форма пилотов выгодно подчеркивала все женские прелести и производила на противоположный пол просто неизгладимое впечатление. Танец кончился, рядом к окну подошла молодая девушка-пилот. Арсений хоть и обучался хорошим манерам, но невольно открыл рот, уж очень хороша была девушка. Невысокая и худенькая фигурка просилась на обложку мужского журнала, а небольшой курносый носик и веснушки придавали ощущение веселости. Вся девушка излучала фонтан позитивной энергии. Мелькнула одна мысль, как набраться смелости и подойти к ней.
  - А теперь в нашей программе венский вальс, просим всех желающих не стесняться, - голос ведущего разнесся по залу.
  - Потанцуем? - рядом с девушкой остановился невысокий блондин с нашивками лейтенанта полиции. Лицо его хоть и было симпатичное, но почему-то производило отталкивающее впечатление. "Наверное, я просто ощущаю в нем соперника", - мелькнула мысль у Арсения.
  - Спасибо, я не танцую, - мелодичный голосок прекрасной незнакомки как бальзам остудил сердце Арсению - отказала.
  - Что слишком молод, что ли? Или тебе сразу генерала подавай? - лейтенант явно был обескуражен отказом.
  - Нет, просто не переношу хамоватых ухажеров, - девушка-пилот не собиралась оставлять последнее слово за соперником.
  - Ну, тогда выбери себе какого-нибудь медведя. Вон тот вполне подойдет, - лейтенант ткнул пальцем в сторону Арсения.
  - Постараюсь сама разобраться, - ответила она грубияну и повернулась к капитану Петрову. - Пригласите даму танцевать.
  - Вы позволите пригласить Вас? - Арсений смог выдавить из себя подобие улыбки.
  - С радостью, - незнакомка взяла его за руку и потянула в сторону мраморной колонны, - Пойдемте, здесь чуть тише.
  Вечер пролетел как один миг. О чем только они не говорили и во время танцев, и после в кафе. С Мариной, так звали прекрасную незнакомку, оказалось очень просто и легко общаться. К концу вечера она предложила перейти на "ты", чему Арсений был несказанно рад.
  Под утро выходили на улицу.
  - Можно Вас, Марина, проводить?
  - Мы же договорились перейти на "ты".
  - Прости, я забыл...
  Из полутемного дверного проема выскочил человек и молча кинулся на Арсения. Инстинктивно он оттолкнул Марину в сторону и бросился вперед. Нападающий широко размахнулся и с криком нанес удар, целясь кулаком Петрову в лицо. Арсений подсел под замах и рывком за ногу опрокинул нападавшего на спину. Тот не ударился головой о тротуар, а смог повернуться и смягчить падение, затем кувыркнулся назад и занял стойку, но уже в следующую секунду он прыгнул вперед, нанося удар ногой в прыжке. Арсений ушел с линии атаки, рукой захватил ногу врага и рванул вверх. Нападавший второй раз грохнулся на тротуар и теперь уже остался лежать. Арсений подошел к Марине и обнял ее за плечи.
  Со стороны танцевального зала бежало несколько человек.
  - Сержант полиции Гулок. Что у вас произошло? - задал вопрос здоровяк в форме местного полицейского.
  - На нас напал этот человек, но капитан Петров остановил нападавшего, - взволнованный голос Марины был лучше любой награды.
  - Посветите Гулок, - через маленькую толпу протискивался кто-то в штатском.
  Луч фонаря осветил лицо нападавшего, и Марина, и Арсений ахнули от изумления.
  - Вам знаком этот человек?
  - Да, - Арсений не видел смысла скрывать. - Пару часов назад он подходил к моей спутнице, но та не стала с ним танцевать.
  - А, так это наш старый знакомый - лейтенант Кристоферсон, - штатский опознал нападавшего.
  - Рад, что вы его отделали, а то он уже дважды начистил физиономии местным парням и возомнил себя каким-нибудь коммандос.
  - Мы рады, что помогли вам, навести порядок, инспектор, - Марина узнала собеседника, - позволите моему кавалеру проводить меня?
  - Конечно, приятной ночи, сеньорита, - инспектор пожал Арсению руку, и прибавил. - Всех остальных просим разойтись по домам.
  На следующее утро Арсения разбудил звонок. Страж порядка решил узнать, как у него дела: "Доброе утро, капитан! Как спалось?".
  - Превосходно. На вашей планете чудесный климат.
  - Я рад, оставайтесь служить у нас, тем более у нас такие красивые девушки, - инспектор подмигнул Арсению и тот неожиданно для себя стал заливаться краской. "Видел бы меня Петька Литвинов, уж он бы точно повеселился. Ну, просто школьник".
  - А если серьезно, то лейтенант Кристоферсон не хороший человек. Я видел такой тип людей. Они никогда не забывают обид. Советую не подставлять спину.
  - Спасибо, инспектор, я запомню и постараюсь с ним не встречаться, тем более что меня через неделю переводят.
  - Надеюсь, вы действительно больше с ним не столкнетесь. До свидания, - связь прервалась.
  Арсений с Мариной обедали в небольшом ресторанчике с местной кухней. Обслуживание, еда и обстановка по мнению Арсения были просто выше всяких похвал.
  - Мы здесь часто с девчонками с курса обедали после занятий, - делилась впечатлениями спутница.
  - Ты знаешь, я... Мне через шесть дней улетать, - невпопад ответил Петров.
  Девушка погрустнела, - "Ничего страшного. Если ты не против, я буду тебе писать".
  - Конечно, - обрадовался Арсений.
  Неделя пролетела как один миг.
  Капитан Петров улетал к новому месту службы, а Марина стояла у кромки поля и махала рукой. По щеке скатилась слеза, она недоверчиво стерла ее рукой, а к горлу подкатывал комок: "Да, подруга, а ведь бравый капитан тебе понравился!".
  
  Прошло пять лет.
  Марина и Арсений переписывались и связывались по видео связи почти каждую неделю. Все сослуживцы знали об их отношениях и сочувствовали влюбленным. Сам Петров никогда не давал понять окружающим о своих чувствах, вышло все случайно - он как-то, раз проговорился своему старому другу Петьке Литвинову и попросил передать в подарок колечко. Тот как раз принимал командование базой, где служила Марина. Петр пообещал отвезти и сдержал слово, но зато все окружающие невольно узнали их секрет.
  И вот однажды Петрова пригласили в управление полиции на Землю к самому начальнику - генералу Громову, который принимал его в своем загородном домике, затерявшемся в изумрудной зелени на берегу маленького пруда. Александр Александрович встретил Арсения очень тепло, порадовался вместе с ним его успехам. Молодой капитан был просто выбит из колеи, ведь не многие офицеры полиции, да что там не многие - единицы удостаивались такой чести.
  - Ну, что голубчик, как вы смотрите на то, чтобы перейти с оперативной работы на командную, а? - Александр Александрович просто лучился радушием.
  - Как прикажете, господин генерал, - бодро рапортовал капитан Петров.
  - Но у меня есть к вам маленькая просьба, вы ведь полетите на новое место службы в качестве майора и заместителя командира базы, так и сопроводите туда, же пополнение. Я уже и экипаж подобрал. Желаете познакомиться? - хитро улыбался Громов. Арсений нерешительно кивнул головой, совсем не понимая, куда клонит генерал. Дверь открылась, в кабинет четким шагом вошел пилот. Арсений абсолютно вульгарно открыл рот. Такого он не ожидал, поскольку это была Марина.
  - Ну, майор Петров, докладывайте, - шутливо командовал Громов, - почему за пять лет вашего знакомства вы так и не предложили девушке руку и сердце. Никаких оправданий я не принимаю.
  И Арсений, и Марина заливались краской.
  - Да полноте вам, мои дорогие, считайте, что официальный прием закончен и я просто ваш добрый дедушка. До меня дошли определенные слухи, пришлось, конечно, кое-кого даже попытать! - Громов многозначительно приподнял кустистую бровь, - но до правды я докопался и не смог отказать своей стариковской сентиментальности. Ведь мне как-никак уже сто лет скоро будет.
  - Спасибо Вам, - почти хором ответили счастливые Арсений и Марина.
  - Э-э-э одним спасибо вы от меня не отделаетесь, - поднял вверх палец Громов. - Я ожидаю официального приглашения на свадьбу.
  - Приглашаем!!! - хором ответили счастливые молодые люди.
  - Вот то-то, кстати, майор Литвинов, сейчас в отпуске и тоже обещал заглянуть.
  Прошло две недели. На базе полиции, на планете Сумеречная ожидали пополнение: несколько взводов десантников и нового заместителя командира базы. Несколько старослужащих стояли в стороне и наблюдали за приземлением. Лейтенант Кристоферсон докурил, сплюнул на землю и повернулся к остальным: "Если бы я так плюхался, то давно бы угробил корабль".
  - А, по-моему, нормальная посадка, так мягко редко кто может приземлиться, - парировал капитан Стюарт. Кристоферсон с ненавистью посмотрел на своего непосредственного начальника. Он со своим характером и не мечтал о продвижении по службе. Все его сослуживцы двигались по карьерной лестнице, получали новые звания и должности, а он так и остался вечным вторым пилотом. Постепенно тупая злость перешла в ненависть, ведь в его личном деле стояла запись "нападение на старшего по званию офицера". Все свои неудачи Кристоферсон привык валить именно на Петрова.
  Новый заместитель начальника оказался молодым тридцатилетним майором. Рядом с ним по взлетному полю шла симпатичная девушка в летной форме и нашивками капитана полиции. Приглядевшись, Крис узнал в них своих старых знакомых. Именно с ними у него вышла размолвка, поставившая крест на его карьерном росте.
  - Кто эти цыплятки?
  - А ты не ерничай, Крис, это зам нашего старика, а девушка, скорее всего, его жена и по совместительству еще и классный пилот.
  - Жаль, что наш старик не баба, а то я мог бы совместить приятное с полезным для карьеры, - Кристоферсон просто исходил желчью.
  - Так ладно, хватит трепаться, пошли, поздороваемся, - капитан Стюарт направился к вновь прибывшим.
  - Давай валяй, подлизывайся, - Крис с ненавистью посмотрел в след своему командиру и поспешил уйти, пока его не заметили. Он скорее пошел в ближайший городской бар и напился до потери сознания.
  
  Через два года Петров получил полковника и принял командование базой. Его работа принесла ощутимые плоды. Вокруг на десятки световых лет исчезли последние охотники за чужим добром, пираты и контрабандисты. Марина стала майором, А Крис Кристоферсон продолжал оставаться лейтенантом. Единственная причина по которой он не оставил службу - это всепоглощающая ненависть ко всем без исключения "везунчикам" - полицейским. Крис мечтал отомстить, разбогатеть и прославиться. Вот тут-то на планету Сумеречная прибыл Дон О"Бэрт. Он мечтал о тех же ценностях, что и неудачник - второй пилот, именно поэтому, однажды в баре он предложил уже порядком охмелевшему лейтенанту подписать договор. Проснувшись Кристоферсон ужаснулся, ведь он оказался на крючке. Но постепенно передавать сведения вошло у него в привычку. А Синдикат тихо собирал сведения о вооружении, технике и других закрытых для публики сведениях. Небольшие подачки только раззадоривали Кристоферсона и заставляли копать все яростней. Почти три года он снабжал Дона первоклассной информацией. И вот наступил тот день, с которого все и началось.
  Зазвонил телефон, Арсений включил экран и увидел любимое лицо Марины.
  - Как дела, дорогой? Когда вылет? - поинтересовалась она.
  - В полдень по местному времени, но у меня возникли трудности: наш старый знакомый лейтенант Кристоферсон куда-то пропал.
  - А я тебе всегда говорила, что этот человек способен на любую гнусность, а ты всегда его защищал и старался дать еще один шанс.
  - Не начинай, а, - примирительно пробурчал Арсений. - Лучше скажи, где я за пару часов найду пилота, или оставить один крейсер на базе?
  - Ну, пилот у тебя есть - это я, а нашего малыша мы вполне можем взять с собой. Специальный детский модуль вполне справится со всеми тяготами пути. И не возражай.
  - Ты это серьезно? - Петров опешил.
  - Еще как, мое сокровище, а теперь дай мне возможность подготовиться к старту. Жду тебя на главном крейсере в одиннадцать тридцать, - и Марина отключилась.
  Арсений откинулся на кресле и принялся размышлять: с одной стороны рисковать женой и Антошкой, а с другой - три крейсера - это явная сила. Не многие захотят связываться с таким маленьким флотом. Если бы Петров догадывался, насколько серьезна угроза, то ни за что не взял бы в полет своих домочадцев, но всю степень опасности не смог верно оценить даже Громов.
  Ровно в одиннадцать тридцать по местному времени три корабля гигантскими иглами или стрелами пронзили утреннее небо Сумеречной и стремительно взлетели, держа курс на Землю.
  
  2. Трагедия на Глории.
  
  Почти десять часов полета заставляли заведенные до отказа нервы и напружиненные мускулы постепенно расслабляться. Арсений еще раз проверил основные показатели на трех крейсерах. Все было в норме, но предчувствие надвигавшейся беды было столь же сильно, как и во времена его юности, а своим чувствам генерал привык доверять. Петров связался с Тедом Райтом. Бравый капитан не покидал рубку управления ни на минуту с самого старта.
  - Тед, сколько нам еще до Глории?
  - Пятнадцать-двадцать минут, сэр, - капитан Райт был как всегда точен.
  - Пошлите сигнал на специальной волне, когда нам ждать эскорт Громова?
  - Сию минуту, господин генерал.
  Через пять минут Райт перезвонил:
  - Отряд на подходе к Глории, ориентировочное время встречи полтора-два часа...
  Закончить фразу Тед не успел. Страшный взрыв гулко прервал равномерный гул двигателей. Корабль тряхнуло и вырвало из объятий гиперпространства, Петров пролетел пару метров вперед и ударился головой о стену. В глазах поплыли круги. В динамиках раздались цветастые фразы на нескольких языках. Генерал, держась за голову, тяжело опустился назад в кресло.
  - Двигатели доложить! - голос Петрова звучал неестественно глухо.
  - Сэр, выведен из строя маршевый двигатель, работают только маневровые, - в голосе техника чувствовались оттенки боли.
  - Все отсеки, доложить!
  Потерь в результате диверсии на Стремительном не было: один из двигателистов сломал руку, а остальные отделались многочисленными ушибами.
  - С малышом все в порядке, - донесся любимый голос Марины.
  - Сэр, - капитан Райт, - прервал супругов, оба крейсера запрашивают причину выхода из гипера и дальнейшие действия.
  - Я сейчас свяжусь...
  - Генерал, к нам приближаются неопознанные корабли, на все запросы ответа нет, - в голосе Теда звучала тревога.
  Петров рванул бегом в рубку управления. Марина уже заняла свое место второго пилота.
  - Дайте связь с нашими кораблями! Всем, внимание! Боевая тревога, боевая тревога!
  - Сколько кораблей видно на радаре? - вопрос генерала адресовался пилоту.
  - Три группы по три корабля в каждой. Судя по излучению двигателей, в каждой есть по одному тяжелому крейсеру. Два отряда заходят с боков, а третий прикрывает планету.
  - Наши действия, генерал? - Тед требовал немедленных решений, - Максимум через десять минут по нам откроют стрельбу.
  - Все орудия к бою, огонь по моей команде. Связь с группой Громова, пусть поторопятся, - Петров принялся стремительно раздавать приказы.
  - Сэр, - повернулся связист, - команда Громова в двух часах лета.
  - Гордый - ваша группа правая, Отважный - ваша левая, отвлекающая атака, затем сбор над спутником Глории. В случае неудачи решение принимать самостоятельно. Удачи! - Петров отключился, поскольку сейчас у каждого командира забот хватало и без его команд.
  Продержаться два часа против втрое превосходящего по численности и в пять раз по огневой мощи противника с поврежденным двигателем было просто невозможно.
  - Двигатели, доложить!
  - Генерал, возможны только незначительные отклонения от курса за счет маневровых двигателей. В бою нам просто не продержаться.
  - Отставить панику на корабле! - голос Петрова приобрел металлические оттенки.
  Тут Арсений принял единственное верное, как ему показалось, в этой ситуации решение:
  - Подготовить патрульный катер, отделению десанта готовность пять минут.
  Марина повернулась к мужу и безапелляционно произнесла: "Я беру сына и пилотирую катер, тебе ведь пригодится пилот".
  Вся рубка замерла, понимая, что генерал Петров хочет выиграть для них время, рискуя собой и своими родными людьми. Арсений бросил взгляд на решительно настроенную жену и молча кивнул. В любом положении они смертельно рисковали.
  - Генерал, оба крейсера сопровождения вступили в бой. Противник ведет огонь на поражение, - связист внимательно следил за эфиром.
  - Сэр, - голос Теда Райта дрожал, - разрешите мне идти вместо вас, а вы с супругой и ребенком останетесь на корабле.
  - Спасибо, старина, - Арсений улыбнулся, - ты как всегда готов жертвовать собой ради других.
  - А теперь слушайте приказ: как только катер отчалит, враг вынужден будет разделиться, тогда у вас появится шанс обогнуть Глорию и под прикрытием планеты дождаться подмоги.
  - Генерал, - снова подал голос связист, - Гордый уничтожил один крейсер, но вынужден уходить в противоположную сторону, под давлением двух оставшихся крейсеров. Отважный вывел из строя тяжелый крейсер и отступает. За ним так же хвост из пары кораблей.
  - Внимание всем! Командование принимает капитан Райт. Уходим! - тянуть дальше не было никакого смысла.
  Добежав до катера, Петров пулей залетел внутрь и пристегнулся в кресле второго пилота:
  - Все в сборе?
  - Да, сэр, - Марина, сидевшая в кресле за пультом управления, была лаконична, - Антошу уложила.
  - Старт!
  Катер, взревев двигателем, устремился прочь от Стремительного. Впереди перед взором Арсения раскинулась безмятежная чернота ближнего и дальнего космоса. Звезды напоминали горсть бриллиантов рассыпанных на черном сукне. В правом верхнем углу экрана постепенно удалялись крейсер и Глория.
  - Заходим в бок!
  - Да, сэр! - в эту минуту Марина просто забыла о существовании любимого мужа рядом и стала просто частью или, если угодно, винтиком патрульного катера.
  Получив импульс, двигатели взревели, и маленький кораблик устремился в атаку, которая просто была невозможна по всем законам космического боя - уж очень неравны были силы. Три крейсера преследователей пролетели практически перед носом, и на короткое время стала видна корма с ярко горящими дюзами двигателей.
  - Беглый огонь!
  - Сейчас, генерал! - кто-то из десантников тут же разрядил оружие по корме ближайшего крейсера. Через секунду и вторая пушка поспешила дать о себе знать. Какая-то жалкая пара лазерных орудий за десять секунд смогла уверенно разнести почти все дюзы, да и силовую установку двигателя задеть заодно. Стремительный тем временем смог повернуться боком и добавить несколько точных залпов. Противник никак не ожидавший такого поворота, растерялся всего на полминуты, которой и хватило полиции для молниеносной атаки. Один вражеский крейсер превратился в груду металлолома, который сможет летать еще не скоро. Два оппонента Арсения, наконец, приступили к решительным действиям. Тяжелый противник величественно, как злой рок поворачивался в сторону катера, а его напарник открыл ответный огонь, не причинив, впрочем, кораблю капитана Райта существенных повреждений.
  - Уходим, - дальше оставаться было смертельно опасно. Теперь, выведя из строя одного неприятеля и оттянув на себя другого, Арсений дал Стремительному шанс продержаться до прихода подкрепления.
  - Держитесь, ребята, - Марина начала закладывать крутой вираж, стремясь не попасть под удары тяжелых орудий преследователя. Ей это удалось. Все выстрелы прошли мимо. Глория теперь заняла почетный центр экрана катера и постепенно увеличивалась в размерах. Минуты тянулись словно годы. Периодически трясло от близких разрывов. Ждать каждую секунду попадания в катер было просто невыносимо. Лица десантников замерли. Диск планеты занимал уже весь экран.
  - Пристегнитесь, ребята, сейчас будет укачивать, - даже в экстремальной ситуации жена пыталась приободрить остальных.
  Внезапный удар молотом прошелся по катеру.
  - Правые рули отлетели, - Арсений понимал, каких усилий стоит Марине просто не дать их скорлупке уйти в штопор.
  - Ничего, в атмосфере мы от них оторвемся, - голос Марины звучал словно издалека.
  Крейсер преследователей исторг из себя пару десантных катеров, оснащенных для боя, как в космосе, так и в атмосфере, а сам переключился на Стремительный.
  Пока Марина боролась с воздушными потоками, Арсений искал на карте Глории возможное место для посадки. Траектория не позволяла им сесть ближе к экватору в зоне досягаемости экваториальных поселений, оставалась последняя возможность попробовать приземлиться на небольшом каменном плато в самой середине Северного хребта. Введя координаты и вектор полета, Арсений посмотрел на жену. Та молча оценила данные, кивнула и принялась поправлять траекторию катера: "Если и сядем, то на самом краю".
  Гордый уничтожил еще один крейсер, а потом,... несмотря на шквальный огонь, приблизился к последнему преследователю - тяжелому неприятелю и затем взорвался.
  - Ребята выполнили все, что смогли и погибли как герои! - Тед Райт, командуя кораблем, еще и успевал следить за делами остальных. У него дела обстояли не особо радужно: на хвосте висел, уцепившись мертвой хваткой, крейсер противника, а его напарник постепенно приближался.
  - Отважный, как обстановка?
  - Тед, уходи вверх от планеты! - подал голос капитан второго крейсера полиции. Он до последнего оставался безучастным. После своей атаки капитан сделал вид, что с его повреждениями он заканчивает бой и спасается бегством, а сам отступал к Стремительному.
  - Ребята, не подведите, - Тед вложил в приказ всю душу. Стремительный словно живой чуть замедлил ход, а потом начал резво поворачиваться, подставляя крейсеру преследователей бок. Тот начал торможение и ударил из всех орудий. Второго залпа он сделать просто не успел - Отважный почти в упор расстрелял его двигатели. Подбитый враг резко потерял ход, а потом повернулся носом к планете и устремился в ее объятия.
  - Ну что Тед, осталось трое против нас двоих! - капитан Отважного констатировал факт.
  - Да, осталось держаться больше часа.
  Противник тем временем почти догнал обоих полицейских и принялся методично его расстреливать.
  
  Примерно в это время на Глории лейтенант полиции Стив О"Брайен патрулировал археологический лагерь на том самом плато, где должен был приземлиться катер Арсения.
  - Стив, подожди! - к нему от палатки легкой трусцой приближалась Инга.
  - Господин археолог! - Стив шутливо приподнял форменную шляпу и отвесил поклон, - Для меня это честь.
  - Хватит шутить, я твой босс и повелеваю показать мне окрестности, - Инга ответила в том же шутливом тоне.
  Вечер намечался чудесный, багровое и величественное светило освещало мрачноватый скалистый пейзаж, но зато как изумительны были горы на закате. Базальт и камень склонов просто светятся внутренним светом. Каждый в паре осматривал пейзаж, наслаждаясь изумительным зрелищем. Стив решил прервать затянувшееся молчание.
  - Прошу мадемуазель, вот посмотрите, слева вам хорошо виден разрытый нами склон горы, справа почти на сотню километров ровная скальная площадка, ну а сверху... - он внезапно замолк и стал внимательно вглядываться в ночное небо. Яркая звездочка стремительно приближалась, словно падающая звезда катилась по небосклону, а за ней неслись еще две.
  - Да, звезды просто сказка, - археолог не заметила остановившегося спутника.
  - Что случилось? - Инга повернулась к Стиву.
  - Похоже, сверху идет бой, а к нам приближается какой-то корабль или несколько!
  - Самый настоящий космический бой?
  - К сожалению, да! Смотри! - лейтенант указал на ближайший пригорок.
  Небесная звезда, подобно комете упала за ближайшую горку и скрылась за ним. Раздался несильный приглушенный грохот.
  Внезапно ожила рация: "Стив, вызывает лагерь, ответь". "Слушаю Вас" - О"Брайен сразу отозвался. "Мы приняли сигнал SOS от полицейского катера, который потерпел крушение в километре от вас". "Понял Вас, лагерь, идем, проверим. Приближаются еще двое. Инга со мной".
  Две другие звезды замедлили ход и через пару минут достигли поверхности Глории. Люки быстро открылись, на каменистую почву буквально посыпались люди в черных костюмах. Арсений наверняка сразу опознал бы в них тех негодяев, что уничтожили агента Громова.
  Два десятка бандитов, повинуясь четким командам, разбились на пятерки. Две отправились в сторону лагеря геологов, а еще две поспешили к приземлившемуся катеру полиции. В голове у каждого был четкий приказ уничтожить всех свидетелей.
  Поднявшись на пригорок, Инга и Стив увидели, как вокруг поврежденного катера четверо полицейских занимают круговую оборону. Быстро, но без суеты они располагались за естественными укрытиями и готовились к бою. Трое полицейских быстро уходили в сторону ближайшей пещеры. Один постоянно оглядывался на катер, а двое других бережно несли какой-то громоздкий контейнер.
  - Марина, не отставай! - Арсений оглянулся на жену, которая с лазерным пистолетом в правой руке прикрывала фланги.
  - Давайте, ребята, до пещер рукой подать!
  Через пару минут троица достигла горного склона. Арсений и полицейский быстро занесли детский модуль и укрыли его подальше от входа за массивной каменной глыбой когда-то давно упавшей с потолка пещеры. Теперь малыш на время был в безопасности. Тем временем Марина успела навалить пару камней перед входом, используя лазер. Арсений оставил с ней полицейского с приказом оберегать жену и сына любой ценой, а сам укрылся правей в глубокой расщелине, словно созданной самой природой для защиты обороняющегося.
  - Десант, докладывайте! - впервые он нарушил радиомолчание.
  - Противник приближается с двух сторон и пробует взять нас в клещи. Огонь пока не открываем! - голос командира отделения звучал напряженно.
  - Отходите на нашу позицию. Повторяю. Отходите, - Петров решил дать десантникам шанс.
  - Да, генерал! Отходим.
  Внезапно в сторону катера полиции с двух сторон полетели смертоносные залпы. Противник решил стремительным ударом покончить с полицейскими.
  Лежа на холме, археолог и охранник вглядывались в предстоящее поле боя.
  - Стив, на лагерь напали, идем на помощь, - Инга услышала переговоры по рации и вскочила, выхватив лазер.
  О"Брайен залюбовался спутницей и на мгновение опоздал одернуть ее вниз. Вечерний воздух прорезал ослепительно яркий луч, и превратил мгновение назад полную жизни и кипучей энергии девушку в поломанную куклу, брошенную безжалостной рукой на землю.
  - Инга! Нет, - Стив приподнялся на локте и тут же кусок скалы правее исчез под действием разрушителя. О"Брайен инстинктивно перекатился за небольшой валун, а потом дальше в подвернувшуюся ямку. Еще несколько выстрелов из разрушителей и лучеметов ударили по обе стороны от его импровизированного убежища. Осторожно выглянув, Стив увидел одного черного, который осторожно, но быстро поднимался в его сторону. Две пары других нападавших обходили позицию с флангов.
  "Вот черти! И откуда у них костюмы высшей степени защиты?" - пронеслась в голове мысль. Но это было не главное. Передача из лагеря прервалась выстрелами - значит, черные уничтожили всех его товарищей. А через пару минут, если ничего не предпринять, то и его просто расстреляют в упор. Решение пришло внезапно и принадлежало не к категории спасительных идей, а к области простой и старой как мир мести. В нескольких метрах впереди его позиции возвышался на несколько метров скальный палец. Подножие его было практически источено сбегающими по склону потоками дождевой воды. К середине он расширялся и становился толщиной уже до метра.
  Черные, уверенные в своей безнаказанности или в смерти всей археологической экспедиции, поднимались почти бегом, не таясь. Когда центральный нападающий приблизился к пальцу на пару метров, Стив ударил лазером в основание естественной колонны. Скала подождала несколько долгих секунд, а потом начала стремительно заваливаться на бандита. Тот не успел предпринять ничего. Оставшиеся негодяи практически в упор добили с четырех сторон Стива. Последний участник экспедиции погиб. Нежданный выстрел со стороны десантников Громова поразил в спину еще одного черного. Стив был отомщен.
  Арсений наблюдал за местностью, когда рядом с ним в расщелину спрыгнул командир отделения десантников:
  - Генерал, двое врагов уничтожены, третьего убил кто-то из местных археологов, наши потери один человек убит.
  - Итого нас шестеро против семерых. Да еще почти двух десятков. А ребята Громова будут только через час, а до нас смогут добраться только часа через два.
  Пираты подождали подкрепление из разгромленного лагеря археологов и с трех сторон бросились в атаку на горстку полицейских. Защитные костюмы легко выдерживали удары лазерных пистолетов полицейских. Но, потеряв пятерых, они отступили и перегруппировались. Трое десантников остались на камнях Глории без движения. Арсений и командир десантников были обожжены выстрелами лучеметов. Они лежали поблизости, а вот Марина осталась одна, удерживая вход в пещеру. Осколок скалы попал в локоть, и рука повисла плетью. Марина привязала правую руку к груди. Было очень страшно, но больше всего ее тревожила судьба малыша. Но ничего изменить она не могла.
  Пришла ночь, но для пиратов это ничего не значило, приборы ночного видения позволяли атаковать и в кромешной тьме. Командир черных подозвал двух оставшихся звеньевых:
  - Итак, нас двенадцать, а этих собак осталось три-четыре человека. Через пять минут атакуем. Основной удар сосредоточить на расщелину, где парочка полицейских положила троих наших. Времени у нас в обрез, через несколько минут к полиции прибудет подкрепление, и нас могут самих пустить в расход.
  Озверевшие бандиты вихрем кинулись на штурм, подгоняемые не только жаждой солидного вознаграждения за каждого убитого полицейского, но и мыслью остаться здесь навсегда. Редкий огонь трех полицейский унес только двоих черных. Арсений и командир десантников погибли почти одновременно. Марина осталась одна. С тоской она поглядела вглубь пещеры на то место, где был спрятан их с Арсением сын. Не такое будущее она себе представляла. Вытерев пот со лба, она прицелилась в последнюю гранату, заложенную у входа. Трое бандитов ворвались в пещеру одновременно. Марина выстрелила. Взрыв гранаты поколебал тысячелетние своды, и обломки камня смешались с наваленными у входа глыбами. Семеро оставшихся пиратов отпрянули от пещеры.
  - Командир, пора уходить. Они все мертвы.
  - Ты и ты, - командир черных указал на говорившего и его напарника, - проверить вход.
  Он нажал одну из кнопок передатчика, закрепленного на рукаве костюма. Шифрованный сигнал устремился в космос.
  
  А тем временем на орбите два полицейских крейсера из последних сил отражали атаки пиратов. Отважный потерял более половины команды и был похож на решето. Дела Стремительного были еще хуже, но пока напарник прикрывал, управлять крейсером с поврежденным маршевым двигателем было можно.
  Страшный взрыв раздался на Отважном:
  - Капитан! Прямое попадание в двигатель!
  - Двигатели, доложить, - капитан крейсера понял, что его, наконец, достали.
  - Капитан, осталась пара рулевых двигателей и один инженер, - как из-под земли донесся слабый голос последнего техника, - предлагаю идти на таран.
  Все замерли, понимая, что это единственный шанс спасти хотя бы ребят со Стремительного. Капитан Отважного на секунду закрыл глаза. Перед мысленным взором предстали жена и две маленькие дочки: "Простите меня, если сможете"! Не медля больше, он развернул свой израненный корабль в сторону противника и пошел на сближение с тяжелым крейсером пиратов. Тед Райт и его команда на Стремительном молча смотрели, как их товарищи уходили в небытие героями. Расцвел еще один ослепительный цветок и Отважный повторил судьбу Гордого.
  Внезапно в системе появились пять новых кораблей. Это прибыл запоздалый эскорт Громова. Оба пиратских корабля начали срочный разворот и попытку скрыться с обратной стороны Глории, чтобы там начать безопасную подготовку к выходу в гиперпространство. О черном десанте никто не заботился - его просто оставляли, как балласт.
  Но в системе Глории был и еще один невидимый для радаров наблюдатель. Маленький кораблик вмещал всего одного пассажира. Получив сигнал, он улыбнулся и отправил Винсенту Спинозе два слова: "Дело сделано". Ответ пришел через минуту: "Рубите концы". Еще раз улыбнувшись, наблюдатель нажал две кнопки на панели управления. Эскорт Громова и полицейские с крейсера Стремительный смогли только увидеть пару взрывов. Это сработали механизмы самоуничтожения на пиратских кораблях. А внизу на Глории все двадцать черных костюмов разлетелись на мелкие куски вместе с оставшимися бандитами. Сцепив пальцы на животе, наблюдатель остался следить за дальнейшими событиями.
  Пятерка крейсеров полиции стремительно приближались к единственному свидетелю бойни - Стремительному.
  - Генерал Петров, генерал Петров! Как вы там? - пришел позывной с флагмана.
  - Генерал на планете, высадился на шлюпке, - доложил капитан Райт. - Пошлите срочно группу десанта ему на помощь.
  Пятерка катеров оторвалась и пошла на снижение, которое больше напоминало крутое пике. Командир группы молодой двадцатишестилетний майор Осака Накамура строго посмотрел на подчиненных. Затемненные стекла шлемов не давали возможности видеть лица сидящих десантников, но их позы выдавали сосредоточенность. Только бы не опоздать - проносилось у каждого в голове. Все пять катеров приземлились в нескольких сотнях метров от точки высадки Арсения. Десантники точно отработанными движениями покинули корабли и рассредоточились, заняв круговую оборону. Катера поднялись в воздух и начали разведку района.
  - Майор, - доложил один из пилотов, - видим следы бойни в километре на северо-восток от вас.
  - На юго-востоке в пятистах метрах около десятка погибших, - отозвался другой пилот. - Следов выживших не обнаружено.
  - Внимание всем отделениям! Прочесать каждый камешек! Найти генерала и его семью! - голос Осаки был мрачен.
  - Штаб! Докладывает майор Накамура. Выживших пока не обнаружено, продолжаю поиски.
  Час исследования местности ничего хорошего не принес генерал Петров был найден мертвым, как и все десантники. Отсутствовали только супруга генерала и маленький сын.
  Накамура присел на камень возле пещеры, где держала оборону Марина, и, скрипя сердцем, доложил, что выживших после этой бойни не осталось.
  - Майор Накамура, - пришел ответ, - возвращайтесь.
  Наблюдатель записал переговоры полиции и нажал кнопку старта. Заработали маленькие двигатели и малютка-кораблик начал дрейфовать в сторону от планеты. Дальше оставаться не было смысла. За пределами досягаемости радаров полиции наблюдатель послал доклад Винсенту Спинозе: генерал Петров ликвидирован, а потом исчез в гиперпространстве.
  Накамура встал с камня и бросил прощальный взгляд в сторону:
  - Лейтенант Хурс, заканчивайте в пещере и сбор у катеров.
  - Сэр, - удивленно отозвался полицейский, - но там завал, и не могло остаться никого живого. Наши приборы не регистрируют сигналов.
  - Черт побери! Внимание всем подразделениям, приступить к расчистке входа, - Накамура первым поспешил к последнему месту боя Марины.
  К исходу ночи завал был осторожно разобран. Камни откатили. Осака, Хурс и еще десяток полицейских принялись исследовать каждый закоулок. Каково же было изумление майора, когда за валуном он обнаружил детский модуль, а в нем совершенно невредимого Антошку Петрова. Полицейские осторожно вынесли модуль из пещеры.
  - Доложить в штаб, сэр? - осведомился у Осаки лейтенант Хурс.
  - Нет, лейтенант! Внимание всем! Про нашу находку никому не полслова!
  - Почему, господин майор?
  - Я не хочу, чтобы малыш разделил судьбу своих родителей, - печально ответил Накамура.
  Катера улетели, забрав с собой всех павших товарищей. На флагмане Осака доложил результаты и смог убедить командира никому не докладывать о спасении малыша.
  - Дайте мне два часа, а потом я лично доложу генералу Громову обо всем.
  - Как знаете Осака, - командир отряда вздохнул. - Громова я уже оповестил, он приказал возвращаться.
  Через два часа Накамура на патрульном катере вернулся уже без малыша. Он оставил его на окраине маленького местного городишки Лазурный Берег возле дома, где жила семья Берингов. Майор положил малыша в импровизированную люльку, поставил на крыльце, бросил прощальный взгляд на спящего малыша, нажал на звонок и растворился в утреннем тумане. Вышедшая на крыльцо Маша увидела сверток с ребенком:
  - Олег, Олежек, скорее сюда!
  Все семейство выбежало на крыльцо и увидело нежданного гостя. Накамура удовлетворенно кивнул: "Счастливо тебе, маленький Антошка, может, когда ты и узнаешь правду о себе". Осака поспешил призраком вернуться на катер и убыть на ожидавший его крейсер.
  Вся маленькая флотилия из шести кораблей ушли в гиперпространство, и в системе Глории опять воцарился покой.
  
  3. Появление стального монстра.
  
  Прошло пять лет с момента гибели генерала Петрова и его семьи. В тихом лесочке, где все просто утонуло в зелени, на берегу маленького прудика с удочкой в руках сидел крепенький старичок. На вид ему можно было дать лет шестьдесят пять, но внешний вид часто бывает обманчив. Возраст генерала полиции в отставке Александра Александровича Громова перевалил за сотню и приближался к ста десяти годам. И более восьмидесяти лет он прослужил в космической полиции, оберегая мир и покой всех человеческих планет. Примерно пять лет назад его уволили с почетом в запас, однако вся эта история разила за версту местью. Более тридцати лет он пытался вывести на чистую воду самую могущественную торговую империю - Звездный Синдикат и ее хозяина Рона Кобрукка, но потерпел поражение. Решив, что отставной генерал ничего не сможет сделать, кучка торговых магнатов под руководством Кобрукка принудила правительства большинства планет сменить шефа полиции. Громов узнал об этом по дороге на совещание, которое сам организовал. "Значит, они уже знают о гибели Арсения и поэтому так обнаглели". Генерал приказал возвращаться. Уклониться от столкновения - еще не значит проиграть.
  Громов мысленно вернулся на пять лет назад, когда он получил доклад о гибели Петрова и его супруги Марины от рук неизвестных бандитов. Лишь маленький Антошка - сын Петрова чудом остался в живых. Майор Накамура оставил малыша в маленьком городишке Лазурный Берег близ города Радонеж на планете Глория. Именно там и погибли его родители. О том, где Антон сейчас знали только Осака Накамура и генерал Громов.
  Отправившись на пенсию, Александр Александрович продолжал накапливать сведения о деятельности Кобрукка и его Синдиката. Вместе с ним ушло большое число офицеров полиции и рядовых полицейских в знак протеста против подчинения стражей порядка верхушке денежных тузов. Для всех них Громов был идеалом начальника под руководством, которого служить считали за честь. И вот Осака Накамура обосновался начальником столичной полиции на планете Рудерштадт. Капитан Хурс остался служить в рядах космической полиции. А Петр Литвинов убыл куда-то в Окраинные миры и налаживал безопасность в разных маленьких поселениях на недавно открытых планетах.
  Только вчера в новостях Громов своими глазами увидел то, ради чего Синдикат мог уничтожить Арсения.
  - Внимание дамы и господа! - заливался соловьем диктор. - А сейчас позвольте представить вашему вниманию главу самой уважаемой и щедрой из торговых компаний современности неподражаемого Рона Кобрукка.
  Камера сдвинулась, и на экране предстал заклятый враг Громова. На вид ему было лет шестьдесят, однако биологический возраст перевалил за сто двадцать годков. Что ни говори, а омолаживающие препараты у владельца Синдиката были самые лучшие.
  - Уважаемые жители всех планет! - голос у Рона был громкий и четкий. Так мог бы говорить конферансье или хороший оратор.
  - Я представляю вам новую разработку - гарант всеобщей безопасности, - взмахом руки он указал на макет маленького робота, стоящий на столе, - неоценимый защитник вас и вашего имущества робот-страж. А теперь посмотрите на первый серийный образец.
  Камера переключилась на полигон, где, словно мифический великан, горой возвышался пятнадцатиметровый робот. Пилот в кабине произвел манипуляции, и человекообразная машина похожая на закованного в латы рыцаря древности устремилась по полю к виднеющемуся вдалеке зданию. Возле него стоял грузовик. Какие-то люди быстро выносили и грузили в кузов коробки.
  - Всем лечь на землю, руки за голову! - усиленный динамиками голос пилота был подобен грому.
  Грабители побросали упаковки с товаром и схватились за оружие. Лазерные лучи понеслись к стальному монстру, чтобы даже не поцарапать его броню. Тогда в дело вступил еще один условный преступник. Он вскинул на плечо переносную ракетную установку и выстрелил. Все потонуло в грохоте разрыва, но робот, казалось, ничего не почувствовал. Его шестиствольная скорострельная пушка дала залп, разнеся в дребезги грузовик. Налетчики попадали на землю.
  Камера вновь показывала удовлетворенное лицо Кобрукка:
  - Как вам моя маленькая демонстрация?
  - Я чуть в штаны не наделал, - искренне признался диктор, - с таким средством защиты никакому имуществу не страшны покушения злодеев. Поздравляю вас, господин Кобрукк.
  - Спасибо, усмехнулся тот. Только до конца месяца вы можете приобрести нашего стража всего за пятьсот тысяч кредитов.
  Громов выключил изображение, сел и задумался. В этой передаче он увидел не стража, а гигантского боевого робота, который может гораздо лучше атаковать противника, чем защищать что-либо. Из земной истории ему вспомнилось забытое слово "танк" - бронированная машина на гусеничном ходу вооруженная мощной пушкой. Главное ее назначение было в том, чтобы производить стремительные и сокрушительные удары по позициям противника.
  Через год Синдикат организовал новое шоу "Боевые роботы". Несколько пилотов на разных машинах должны уничтожить друг друга. В каждой передаче передавали по нескольку дуэлей и один бой на выживание, где пятеро пилотов воевали по принципу "каждый сам за себя".
  Еще через год увидела свет новая сетевая игра "Боевые роботы". Она за считанные месяцы охватила все человеческие планеты. Каждый считал своим долгом научиться управлять хотя бы виртуальным роботом и разнести парочку компьютерных противников.
  Все эти действия Синдиката только убеждали Громова в одном - эта компания намерена начать самую настоящую войну за планеты и их ресурсы. От одной мысли об этом становилось жутко.
  
  А тем временем в городке Лазурный Берег маленький Антон ходил в школу и мечтал, как и все его сверстники, стать пилотом боевого робота. Вот уже более семи лет прошло, как его маленького и напуганного нашла на своем крыльце не молодая чета Берингов. Олег и Маша всегда мечтали иметь много детей, да только не получалось, тогда они обратились к властям с просьбой разрешить усыновить нескольких малышей. На Глории совсем не было детских домов. Некоторые родители, такие как Олег и Маша брали приемных детей и воспитывали их. Малыши подрастали в новой семье, часто не зная, что их родители не родные. Власти по мере сил старались помогать инициативным и заботливым землякам, но у бедной окраинной планеты было не так уж и много средств. Вот и приходилось Берингам часто экономить на себе, зато приемные дети росли сытые, одетые и обутые.
  Когда Антон попал в эту семью, четверо старших мальчишек никак не хотели признавать его своим. Олег и Маша пытались понять, почему старшие не хотят дружить с новеньким, но не понимали. Однажды Богдан - старший мальчик обмолвился, что один из соседей - сварливый и злобный старикан обмолвился, мол, найденыш чужой, из-за него они совсем пойдут по миру.
  - Ну, что ты Богдан, упрекнула Маша приемного сына, - разве Антоша виноват, что его принесли к нам, когда он был совсем крошкой.
  - Мама, папа, я обещаю, что буду помогать вам и заработаю много денег! - пообещал мальчуган.
  - Ты у нас настоящий маленький помощник! - погладила его по голове Маша. - У нас все будет хорошо!
  Богдан пришел к остальным и авторитетно заявил: "С этого дня мы слушаем только маму и папу, хоть они и приемные, а Антошку официально принимаем в наш отряд Карапузов". На том и порешили. Вскоре все пятеро стали дружить, особенно Антон привязался к старшему Богдану - умному и смышленому мальчику и старался, как все малыши, ему подражать во всем.
  Когда нашему герою исполнилось семь, старший брат в свои семнадцать пошел учиться и работать на завод в соседний город Радонеж. Каждые выходные он наведывался домой и проверял, как младшие делают уроки. Узнав, что Антошке однажды досталось в школе, когда остальных братьев не было рядом, Богдан отвел его к своему знакомому тренеру по боевым искусствам. Так у семилетнего пацана появилось еще одно увлечение - научиться мастерски защищаться. Вы, наверное, думаете, что это невозможно - помогать родителям на огороде и в саду, учить уроки и много читать, а еще находить время на регулярные тренировки и игры с братьями и друзьями? Попробуйте оторваться от компьютера и сделать что-нибудь полезное. Сначала будет тяжело, а потом это вам понравится.
  Но вернемся снова к мальчишке, ему уже исполнилось десять лет. На каникулы родители разрешили Антону вместе с братьями съездить под присмотром Богдана в Глория-Сити - столицу планеты Глория. Ребятам надо было развеяться после сложной и примерной учебы.
  Приехав в большой город, братья раскрыли рты, так их поразили и большие дома, и просторные парки, отделанные местным камнем с разноцветными прожилками. В кармане у каждого было целое состояние - тридцать кредитов, а на такие деньги, если с умом, можно было играть и объедаться сладостями целый день. Все пятеро проследовали в ближайший парк аттракционов и решили остановиться здесь. Но Антона, словно что-то жгло и беспокоило, он постоянно огладывался, словно искал и не мог найти причину. Богдан подошел к нему:
  - Что-то ты, братишка, совсем не интересуешься аттракционами?
  - Да я просто хотел хоть одним глазком поглядеть, как играют в боевых роботов.
  - Понятно, вижу, что тебя не отговорить. Ну, деньги ты заработал сам и честно, поэтому пойдем, я тебе покажу.
  Оба брата быстрым шагом устремились в противоположную сторону парка. Там на соседней улице они увидели яркую вывеску - стилизованное изображение боевого робота.
  - Сколько у тебя кредитов?
  - Тридцать, - ответил Антон.
  - Послушай моего совета, потрать десять или двадцать на игру, а остальное оставь на парк и кафе, а обратную дорогу я беру на себя.
  - Спасибо! - Антон очень обрадовался и пулей подлетел к двери, толкнул и смело вошел внутрь. За большими пультами, почти как у космического корабля сидели несколько десятков парней в возрасте от пятнадцати до двадцати лет и самозабвенно играли.
  - Тебе чего, малыш? - из-за стойки вставал высокий и плотный мужчина-администратор в форменной одежде Синдиката. - Здесь нет качелей и каруселей.
  - И мороженое не продается, - зло выкрикнул какой-то щуплый пятнадцатилетний паренек.
  - Ты, неудачник, что уже снова продул? - колко осведомился работник Синдиката. - Я не с тобой разговариваю.
  - Я просто хотел поиграть, - Антон начал теряться, - у меня и деньги есть - вот.
  - На двадцатку ты просидишь всего два часа, - ухмыльнулся администратор, - если денег не жалко, то садись, но потом не зови мамочку, кредиты не верну.
  Он подтолкнул Антона к свободному сидению, показал, как пристегнуться (для пущего эффекта) и показал на шлем с лицевым щитком.
  - Играл когда-нибудь?
  - Нет, сэр.
  - Хорошо, - смягчился администратор, - сейчас покажу, но скажу по секрету, что если продержишься хоть пять минут, то считай себя везунчиком.
  Несколько человек хихикнуло: "Или пять секунд". Мужчина даже ухом не повел, а продолжал:
   - Боевой робот - это стальной монстр, немного похожий на человека, но только похожий. Все они состоят из туловища, двух ног, двух рук, а вместо головы почти все имеют башню с пушкой, лазером или и тем и другим вместе. Всего существует три класса роботов: легкий, средний и тяжелый. Легкие роботы - это пятнадцати метровые и пятидесяти тонные чудища, каждый из которых несет на себе по четыре разных оружия и умеет либо летать, либо прыгать. Все легкие роботы хорошо приспособлены для точечных ударов и разведки. Средние роботы - это основа любого боевого звена, обладая ростом в двадцать метров и весом в сто тонн, они несут уже по шесть видов оружия и приспособлены для ведения атак широким фронтом. А вот тяжелые роботы - это просто песня. Двадцать пять метров в высоту, сто пятьдесят тонн веса, гора оружия и почти непробиваемая броня. Не советую принимать встречный бой ни с одним из них. К легким роботам относятся Оса, Москит, Шершень, Кузнечик и Богомол. К средним - Воин, Горец, Снайпер, Метеор, Лучник, Рыцарь, Буря, Тайфун и Волкодав. Ну а в тяжелом классе - Молот, Циклоп, Титан, Звездочет, Медведь, Фараон, Слон, Гладиатор, Вампир, Демон и Скорпион.
  - Звучные названия, правда?
  - Сэр, - осмелился спросить Антон, - но половину из них я даже не слышал.
  - Естественно, не все эти роботы пущены в производство, но в игру включено несколько экспериментальных моделей, которые Окраинные миры еще не начали активно производить. Мы ведь идем в ногу со временем.
  - А если я кого-то смогу победить?
  Дружный хохот стал свидетелем того, что игра окончилась, и все присутствующие слушали их разговор.
  - Если ты сможешь завалить хотя бы одного, то я тебе подарю бесплатно пять мороженых или пирожных, на твой выбор.
  - Ну, все, хватит болтать! Приступай, твои два часа начались.
  Антон натянул на голову шлем, перед глазами все потемнело, но лицевой щиток тут же озарился светом, создалось впечатление, что мальчик очутился в настоящем боевом роботе. Эмоции начинали переливаться через край, ведь именно этого дня он ждал долгие три года.
  Возникло окно выбора роботов.
  - Эй, мелюзга, твой робот легкого класса, смотри не перепутай!
  Ладно, подумал Антон для начала мне вполне подойдет и простая Оса. Он нажал кнопку, экран вспыхнул ослепительно ярким светом, а затем показалась игровая зона. На светло-голубой травке то тут, то там стояли небольшие деревца. Местность была плоская, как тарелка. Рядом уже стояли Циклоп, Снайпер, Тайфун и Шершень, а противник представлял собой тяжелого Вампира, средних Бурю и Волкодава, и двух легких Кузнечика и Богомола.
  - Да, с этим новичком шансов у нас просто нет, - раздался голос в наушниках.
  Антону сразу не понравился их командир, который еще до боя опускает руки. Его учитель по единоборствам не раз говорил: "Если вы испугались и сдаетесь до боя, то победы вам не видать. Боятся все, но надо стараться спрятать свой страх подальше, собраться с силами и биться, как последний раз. Тогда вам будет по плечу любой противник".
  - Эй, новичок, - голос в наушниках прервал размышления, - двигайся, а не то тебя сразу сотрут в порошок. Дуй вперед и отвлекай противника на себя.
  - Он же не продержится и минуты, - возразил кто-то.
  - Ну и пусть, все равно нам он будет только мешать, - зло проговорил первый.
  Противник завершил перегруппировку и открыл ураганный огонь из всего дальнобойного оружия. Команда Антона открыла ответный огонь, он же повернулся с возможной скоростью и включил реактивные двигатели. Оса сначала медленно, а потом все быстрее поспешила в небо. В это время Вампир противника уже сумел покалечить Снайпера, а его товарищи свалили несколькими удачными попаданиями Шершня. Команда Антона пока только промахивалась.
  - Ну что, сосунки, готовы выйти из игры? - пилот Вампира переключился на их волну и открыто насмехался.
  Антон в это время уже поднялся на несколько сотен метров, выключил двигатели и начал быстро опускаться прямо на головы соперников.
  - Ты что, решил своей блохой нас придавить? - противники буквально покатывались со смеха.
  В команде Антона осталось уже всего три машины, включая его Осу, а все неприятели стояли на ногах. Юный пилот камнем приземлился в самую гущу вражеских роботов как раз между Вампиром и Волкодавом. Сзади уже наводила свои лазеры и ракеты Буря.
  - Давайте раздавим Осу! - раздался чей-то голос и дружный рев подтвердил слова.
  Все три врага повернулись к Антону и начали наводить оружие. Еще секунда, "давай" - скомандовал сам себе юный Беринг. Его робот взмыл в небо за мгновение до того, как недруги открыли огонь. Несколько секунд на пятачке в том месте, где стояла Оса, творилось что-то невообразимое. Ахнул даже администратор, который скучая, следил за игрой и видел всякое, но такое... Вампир с Волкодавом, как цепные псы, накинулись друг на друга, вернее они-то хотели разнести Осу, но когда спустя почти минуту осела пыль, то все увидели поверженный Волкодав. Вампир же стоял на коленях и одной рукой опирался о землю - из сражения он тоже выбыл. Наконец-то и ребята из звена Антона сделали что-то стоящее - Богомол лежал на земле грудой металлолома.
  Буря и Кузнечик сгрудились вместе и принялись яростно обороняться. Циклоп и Тайфун осмелели и хоть и были сильно потрепаны, но перешли в атаку. Антон израсходовал все горючее - его робот на автопилоте опять пикировал в самую гущу боя. Отклонив машину и развернув, юный пилот оказался теперь в самом тылу. Оставшиеся враги решили снова попытаться разделаться с нахалом и стали разворачиваться. Робот Антона пал в неравной схватке, но подошедшие с тыла его напарники решили исход баталии.
  - Молодец, новичок, - администратор наслаждался зрелищем, - я смотрю - ты настроен решительно.
  Второй раунд боев Антон играл уверенней и опять, забравшись в середину вражеского построения, смог нарушить планы неприятеля. Хоть его робот снова пал, но на сей раз он сам разделался с Горцем - роботом среднего класса. Постепенно приходила уверенность, третий раз на долю Антона выпали уже пара легких роботов, которые опять пустили его в самую середину строя. Промедление стоило обеим разбитых ног и поражения, а машина юного героя почти не была задета.
  Встав из-за пульта, Антон увидел направлявшегося к нему администратора Синдиката. Тот принес обещанный выигрыш.
  - Пойдем, выйдем.
  На улице администратор внимательно посмотрел на Антона: "Насколько мне известно, редко можно увидеть новичка с таким потенциалом, как у тебя. Если будешь продолжать играть, то возможно сможешь, когда вырастешь, сесть и за настоящего боевого робота".
  По телу Антона пробежала легкая дрожь от волнения и радости первого успеха, а работник Синдиката продолжал:
  - Улица Семи садов, дом номер 18. Запомни этот адрес. В моем игровом клубе собираются шантрапа, которая ничего толком не умеет, а вот там можно встретить настоящих противников. Говорят, что девчонки не умеют классно сражаться, но не верь этому, любого противника нельзя недооценивать. Ну, все, удачи.
  Похлопав Антона по плечу, администратор удалился в свои владения.
  Все четверо братьев ужасно обрадовались успехам Антона и теперь глядели на него с некоторой тайной завистью.
  Вот так и повелось, что Антон раз в полгода ездил в столицу набираться опыта. Когда ему исполнилось двенадцать, он встретился с Ульяной. Ей уже было шестнадцать лет, и молодая натура требовала действий. Как и Антон, она активно занималась кучей разных дел, пробовала себя и в спорте, и общественной жизни школы, частенько заглядывала в клуб, куда иногда приезжал поиграть Антон. Когда мальчишка зашел внутрь, то сразу обратил внимание на высокую и стройную девушку. Вся ее фигура дышала энергией, одно не было понятно, что такая симпатичная девчонка забыла в таком заведении.
  - Ульяна, давай к нам, а то эти нахалы постоянно у нас выигрывают, - трое девушек лет пятнадцати-шестнадцати повернулись к вошедшей.
  - А где мы найдем еще одного или кто-то из присутствующих составит нам компанию? - девушка сказала специально громко, чтобы понять реакцию игроков.
  - Нет уж, дудки, у нас играют только настоящие мужчины, - какой-то худощавый юнец с длинным носом и нечесаными патлами нагло смотрел на женскую команду.
  - Может, возьмете меня? - с надеждой спросил Антон.
  Девушки переглянулись: "А ты уже играл, малыш?".
  - Я уже не малыш, и я пяток раз успел поиграть.
  - Ну, теперь мы все просто описаемся со страху! - патлатый наслаждался своей шуткой.
  Эта реплика и решила все. Ульяна посмотрела на Антона, и в глазах мелькнуло какое-то озорство:
  - А не разнести ли нам парочку нахалов вместе?..
  Три следующих года пролетели для Антона как во сне. В то время, когда он учился, перед глазами то и дело вставали картины виртуальных игровых боев. Приезжая в Глория-Сити, Антон звонил Ульяне, и они вместе проводили время. Девушка стала буквально кумиром для мальчишки. Когда подруги спрашивали ее, зачем студентка юридического факультета дружит с провинциальным пареньком, который даже моложе ее, Ульяна улыбалась и говорила: "В нем что-то есть".
  
  А что же наш "обожаемый" Синдикат? На Глории - планете Серединных миров обогащение этой компании шло весьма трудно. Самодостаточная, если отбросить все экзотические товары, она упорно не желала становиться дойной коровой. Законы давали достаточно возможностей для развития собственного бизнеса. Налогообложение, скорректированное во время Марка Бесселя, заставляло руководителей этой звездной корпорации буквально трястись от злости. Этому поучительному примеру следовали и другие планеты. Ненависть Синдиката к свободолюбивым планетам и народам возрастала.
  И тут пару лет назад какой-то ушлый юрист нашел лазейку в местных законах - если компания занимается благотворительностью, а именно, занимается содержанием и воспитанием малолетних членов общества, оставшихся без родителей, то налог на всю прибыль сокращается вдвое. Одна беда - на Глории совсем нет детских домов. Не беда, решило руководство: если нет, то мы построим, а заодно и сирот для него найдем.
  Основным имуществом Синдиката на планете был завод, начальник которого и являлся представителем этой межзвездной империи.
  Отто Грайс начальник завода по переработке руды на Глории восседал в своей резиденции в самом центре городка Радонеж. Сей промышленный центр располагался в южной части единственного континента менее чем в полусотне километров от местечка под названием Лазурный Берег, о котором упоминалось ранее.
  Утро так хорошо начиналось: Отто успел плотно позавтракать, искупаться в собственном бассейне и принять тонизирующий массаж. Развалив все свои сто тридцать килограмм в кресле обтянутом дорогой синтетической кожей, он решил посмотреть какие-нибудь новости, но тут замигал красный огонек связи с руководителем. Грайс поспешил принять вызов, поскольку руководитель сектора Дон О"Бэрт не любил ждать. Сделавший стремительную карьеру от простого представителя до начальника сектора Серединных Миров, Дон представлял собой хладнокровного и безжалостного к подчиненным руководителя. Никто в здравом уме не хотел вставать у него на пути.
  - Доброе утро, Отто, - хмурое лицо О"Бэрта приняло подобие улыбки, - как ваши дела?
  - Все хорошо... - Грайс начал покрываться испариной, поскольку шеф находился не просто в плохом, а в отвратительном настроении.
  - Хватит трепаться, - вся добродушная личина Дона мигом слетела, и перед подчиненным возник дикий и безжалостный зверь, - я прослышал, что ваши дела с сиротским приютом почти не продвинулись.
  - Сэр, сэр, я...
  - Молчать! - руководитель сектора разбушевался, - объясню Вам на пальцах: пока вы не открыли приют для этих местных аборигенов, правительство Глории получает с Синдиката немалые налоги, а Вы не можете уладить простую ситуацию. На сборище местных приемных родителей вы не смогли добиться самой малости - получить выгодное для вас решение, а это характеризует Вас с худшей стороны. Короче я сам займусь этим дельцем, вы только передадите мне адрес их председателя - этих несговорчивых Берингов.
  - А теперь приятное, - продолжал О"Бэрт. - У вас через три дня открывается планетарный чемпионат по игре "Боевые роботы". Я высылаю Вам в помощь пару специалистов - настоящих пилотов. Для Вас майор Блум и капитан Челлини непререкаемые авторитеты в своей области. Остальных трех кандидатов вы подберете вместе с ними. Через три дня я жду вашего доклада, и упаси вас снова опростоволоситься.
  Дон отключился и улыбнулся - надо постоянно давать этому борову взбучку! Потом он сделал два звонка, замкнувшие цепь событий пятнадцатилетней давности и приведшую позднее Антона в стан непримиримых врагов Синдиката.
  
  Поздно ночью Антон проснулся - в окне становилось все светлее. До рассвета еще далеко - часы показывали только пятнадцать минут первого. Он выглянул в окно и к своему ужасу увидел, что половина дома, где жили родители, горит. Пламя начало заниматься и перекинулось на крышу. Никакого ужаса или паники он не испытал, как профессиональный пожарный, который уже двадцать лет занят этим благородным и опасным делом.
  - Ребята, подъем, горим! - с этим криком он в одной пижаме кинулся будить своих. Братья вскочили буквально через секунду.
  - Макар, ты звони в пожарку!
  - Роберт, ты бери огнетушители!
  - Макс, ты давай за мной! - Антон бросился через окно к родительскому крылу.
  Огонь за эти секунды уже охватил всю крышу крыла. Сбоку мелькнула какая-то тень, но братья не придали этому значения. Дверь была не просто закрыта, но и подперта куском бревна. Изнутри доносился стук. Братья вместе навалились на препятствие и отбросили его в сторону. Олег вынес Машу на руках, так как она потеряла сознание. Вдалеке раздались пронзительные звуки пожарной сирены. Роберт и Макар тяжело добежали и опустили на траву десяток огнетушителей. Четверо братьев, а потом и отец взяли по огнетушителю, ударили струи пены. Несколько соседей прибежали на помощь, пожарные, наконец, прибыли и протягивали рукава. Хлынула вода и пена. Через полчаса все было кончено.
   Маша подошла и обняла перепачканных детей:
  - Если бы не вы...
  - Не волнуйся, мама, все закончилось.
  Но все только начиналось. С утра к дому подъехали сам мэр и почему-то один из людей Синдиката.
  - Я смотрю у Вас тут полный хаос, - мэр брезгливо осматривал дом погорельцев.
  - Здравствуйте, - Олег держался подчеркнуто вежливо.
  - Пойдемте, пройдемся, - мэр повернулся в сторону от дома.
  - А что вы собираетесь скрыть от моих сыновей? - усмехнулся Олег.
  - Ну, раз вы настроены так, то буду говорить прямо: поскольку вы теперь не можете воспитывать в этом доме своих ПРИЕМНЫХ детей, то я буду вынужден передать их на попечение профессиональных воспитателей.
  - Это Синдиката, что ли?
  - Я не позволю Вам в таком тоне говорить о моей компании! - взвился доселе сдерживавшийся представитель торговой империи.
  - А то что? Снова попробуете нас спалить? - Олег тоже не стал скрывать своих чувств. - А вы, как мэр, отстаиваете интересы не своих граждан и земляков. Сколько вам заплатили?
  - Вы просто не в себе! - чиновник был ошеломлен яростным отпором. - Я забуду Ваши оскорбления и дам неделю, чтобы починить свою хибару, а в противном случае вынужден буду забрать детей. Даже силой!
  Победно улыбаясь, оба визитера удалились.
  Через пару часов стало ясно, что мэр позаботился о том, чтобы не дать Берингам провести ремонт. В банке смущенно улыбались, но говорили, что ссуду дать не могут, а строительные и ремонтные бригады, оказывается, были все заняты вплоть до осени.
  - Ничего, у нас еще есть время, главное купить материалы, а потом можно попросить соседей.
  К вечеру стало ясно, что и об отсутствии материалов чиновник тоже позаботился - все магазины были закрыты на ревизию или налоговую проверку. Усталые родители отправились спать. Как говорится, утро вечера мудренее.
  
  4. Рождение воина.
  
  Антон, Роберт, Макар и Максим сидели за столом на кухне и проводили военный совет. Приемные родители спали, уставшие после бессонной ночи и тяжелого дня.
  - Эти подлецы горько заплатят! - Роберт ударил кулаком по столу.
  - Да тише, ты! - шикнул на брата спокойный Макар.
  - Мы все хотим помочь родителям, только как нам суметь достать такую сумму за неделю? - самый старший в отсутствие Богдана Максим решил перейти к делу. - Мы можем попробовать попросить соседей, но почти сорок тысяч кредитов это просто непомерная сумма.
  - У меня назрела смелая мысль, - подал голос из своего любимого угла Антон.
  - И что же молодежь в свои неполные пятнадцать сможет нам предложить? - доброжелательно улыбнулся Макс.
  - Я сегодня увидел рекламу соревнований в столице по виртуальным боям роботов, только дослушайте меня, - Антон увидел вытягивающиеся лица братьев. - И не перебивайте!
  - Я все обдумал. Для участия в заявке нужна команда из пяти человек и сто кредитов первоначального взноса для подачи заявки. Нас вместе с Богданом пятеро, он взял отпуск на неделю. Если мы победим, то приз в пятьдесят тысяч поможет нам решить все финансовые проблемы, а если нет, то наши родители итак лишатся всего и сто кредитов их не спасут.
  - А не лучше ли попробовать найти или заработать деньги здесь и менее рискованным путем? - Роберт остыл и уже был готов предлагать свои идеи.
  - Даже если мы все впятером поедем и примем участие, то я и Роберт вообще никогда не играли, а Максим всегда вылетал первым. Единственное на кого мы можем рассчитывать, то только на тебя и Богдана, - Макар скептически рассматривал шансы.
  - Короче, я завтра еду в столицу, Богдан уже взял билет и к утру будет там - я ему звонил, - Антон победно взглянул на братьев, - а вы решайте сами!
  Он поднялся и пошел к себе в комнату. Чемодан ему был не нужен, он кинул несколько вещей в маленький рюкзак, с которым любил ходить на занятия и вытянулся на кровати. Даже при удачном раскладе шансы были мизерные, но отказываться от задуманного он не хотел. Не выходили из головы слова, сказанные одним пилотом - настоящим пилотом боевого робота - два года назад: "Придет время, и этот малыш еще покажет себя". Глаза сами собой закрылись и Антон уснул.
  Утро выдалось на редкость тихое и спокойное - никакой беготни и мальчишеской суеты. Братья спали или делали вид. Ни Олег, ни Маша не будили их. Они встали рано, приготовили всем завтраки и собрались пройтись по жителям Лазурного Берега и попросить помощи. Вчера соседи собрали почти триста кредитов, но надо было еще более тридцати пяти тысяч.
  Когда Антон вышел проверить обстановку и возможность потихоньку улизнуть из дома, он застал в столовой родителей. Олег по глазам определил, что Антон что-то задумал. Еще в детстве, если он хотел втихаря что-то сделать, то становился тихим, глаза начинали, словно светиться изнутри, как будто внутренний огонь требовал решительных и скорейших действий.
  - Сынок, помоги мне в саду, - Олег решительно повел сына в сторону двери.
  - Олег, давай поскорей, - Маша, словно не заметила ничего странного.
  Выйдя наружу и зайдя за ближайший раскидистый куст местного растения, Олег повернулся к приемному сыну: "Выкладывай, что ты задумал, а то времени у всех мало"! Антон поглядел на отца и, насупившись, выложил: "Мне, а может и всем нам надо отлучиться на пару дней".
  После долгого молчания Олег кивнул: "Давайте не рискуйте понапрасну", вздохнул и пошел в дом.
  На кухне Маша, не отрываясь от плиты поинтересовалась:
  - Что задумали маленькие негодники?
  - Они уже не маленькие, - попробовал отвертеться Олег.
  - Ты хоть сказал, чтобы были осторожней?
  - Конечно, - он не понимал, как жена могла узнать о разговоре, хотя за прожитые годы привык к ее интуиции,- хотя я и сам не знаю, куда они собираются. Ну, пойду я.
  Маша чмокнула мужа в щеку, проверила порядок на кухне, закрыла дверь и потихоньку пошла по дорожке в сторону от дома: "Удачи нам всем, а особенно детям".
  Антон после разговора с отцом пулей влетел наверх взял рюкзак и побежал вниз по ступенькам. Выскочив на крыльцо, он почти налетел на Макса.
  - Мы с тобой, - заявил тот, - остальные в кустах.
  - Отец в курсе и мать, похоже, тоже. Они посоветовали быть поосторожней.
  - Ну и дела! - Присвистнул Максим. - Наша авантюра приобретает статус официальной.
  Легкой трусцой четверо братьев добрались до станции за полчаса. Дорога до столицы должна была занять почти весь день - дешевый, но медленный поезд начал свой путь, часто останавливаясь, возле всех городишек и городков. Все дружно сопели во сне, как солдаты привыкшие отдыхать тогда, когда есть возможность.
  Вечером на вокзале их встретил Богдан. Братья обнялись и быстренько смешались с толпой по дороге в маленькую гостиницу. В номере они расположились около стола, и старший начал рассказывать.
  - Заявку я подал, - говорил Богдан, - всего принимают участие около двадцати команд. Из них половина по слухам сильные, а остальные просто сынки богатых родителей - с ними не должно быть проблем.
  - Меня больше беспокоит эта пятерка, - Антон указал пальцем на заявку Синдиката, - Богдан позвони, пожалуйста, своим и узнай, кто из них простые работяги.
  - Ты чего это Антошка? - осведомился Роберт.
  - Вы, сами верите, что Синдикат упустит возможность урвать пятьдесят тысяч у местных деревенщин, таких как мы?
  Через полчаса Богдан вернулся с новостями:
  - Антон как всегда прав! Двое парней Синдиката прилетели только пару дней назад вместе, а в графе должность у них значится разнорабочий.
  Все озабоченно переглянулись - нам еще не хватало профессиональных пилотов! Большую часть ночи ребята продумывали схемы и варианты маневров. На душе у Антона скребли кошки. Если эти двое работяг Блум и Челлини пилоты роботов, то шансов на победу просто не было, а второе место в двадцать тысяч просто не давало выхода из положения, хотя и это огромная сумма.
  И вот наступил решающий час. Перед жюри и многомиллионной толпой замершей в ожидании перед экранами появились все сто участников игры. Соревнования транслировались на весь сектор Серединных миров. Из команд составили четыре подгруппы, из которых только два первых места давали шанс на борьбу за главные призы.
  По жеребьевке команде Антона - Братья - достались Крысы. Пятеро столичных парней свысока оглядели провинциалов, а один длинноволосый и краснощекий презрительно произнес громко: "Давайте разделаем салаг под орех"! Все "крысы" дружно загоготали и поспешили к своим местам, надев шлемы, они поспешили выбрать себе роботов.
  По правилам соревнований каждая команда представляет собой стандартное боевое звено, которое состоит из одного тяжелого робота - лидера, двух средних и двух легких - разведывательных. Тяжелый робот Медведь по замыслу достался Богдану, так как он в предыдущих играх успешно управлялся с тяжелыми ракетными установками. Антон взял себе Воина, представлявшего собой отличную комбинацию огневых, защитных и ходовых качеств. Остальным братьям достались Горец, Оса и Кузнечик. В каждой команде не должно было быть одинаковых боевых машин.
  И вот долгожданная команда "К бою". Антон еще раз проверил шлем и активировал свой терминал. Вспышка света, как перенос в другое измерение, всегда заставляли его собираться в подобие пружины и уподобляться компьютеру, запрограммированному на одну цель - победу, хоть и виртуальную. Карты до начала соревнований держались в строжайшем секрете и были известны только нескольким организаторам. Перед взором обоих пятерок предстало поле с полосой тумана в самой середине, радары не показывали противоположный край, где, несомненно, уже начали свою атаку Крысы.
  Как и предполагалось в самом начале, Антон принял командование звеном.
  - Оса, Кузнечик! За мной! - он с максимальной скоростью устремился к нейтральной полосе тумана, - Медведь, Воин, ложитесь!
  - Антон, как мы будем сражаться лежа? - Богдан удивился, ведь так никто раньше не делал.
  - Ложитесь, дурни! Ну!
  Оба робота послушно плюхнулись в высокую виртуальную траву. Вытянув свои руки в сторону врага, ребята спокойно ждали развития событий. Троица во главе с Антоном дошла до тумана и затерялась в нем. Он приказал Осе и Кузнечику не высовываться и ждать сигнала. Через несколько долгих секунд противник принял решение и начал бешенный обстрел. Богдан с напарником сначала отстреливались, а потом прекратили огонь. Крысы, уверенные в быстрой победе с криками устремились вперед. Каждый хотел добить как можно больше роботов соперника. Все пятеро показались из тумана прямо в центре игрового поля и устремились к противоположному краю. А где же противник?
  - Ребята, давай! - голос Антона словно заставил разверзнуться ад. Все пять его роботов открыли огонь почти в упор из всех видов оружия. Медведь - Богдан не подкачал, его направленная в сторону рука, вооруженная тяжелыми ракетами буквально прокосила широкую просеку в атакующем фронте Крыс. Один средний и один легкий робот упали, причем от легкого робота остались только обломки - одна из ракет попала в энергетическую установку.
  Антон тоже не оплошал - его главной целью было ликвидировать лидера Крыс - того хвастуна, который в самом начале над ними смеялся. Его робот завалился на подбитую левую ногу и остался лежать, подвернув руки под себя. Мордой в грязь, как говорится!
  Через какую-то минуту совместным огнем были добиты остальные два робота Крыс и игра закончилась. Потери врага составили пять роботов, звено Антона - ни одного.
  Комментаторы десятков городов захлебывались от восторга. Еще бы, вы только посмотрите, команда деревенщин из какого-то Лазурного Берега буквально смела фаворитов чемпионата. Встав из-за своего пульта, Антон увидел, что соперник спешит ретироваться. Толпа журналистов обступила всех братьев и наперебой стала расспрашивать.
  - Пусть отвечает наш командир, он это заслужил! - Богдан сделал широкий жест рукой, давая знак толпе немного расступиться.
  - Антон! Антон! Чем вы объясняете свой феноменальный успех?
  - Да просто мы немного заплутали в тумане, а когда сбились с курса и повернули назад, то наткнулись на банду Крыс, ну и открыли огонь с перепугу, - Антон просто по-мальчишески улыбался. Раздался взрыв хохота.
  - Мне бы так перепугаться! - раздался знакомый голос.
  Антон повернул голову и увидел Ульяну.
  - Ну, "напарник", как это ты попал в наши края? - девушка искренне была рада видеть Антона.
  - Пойдем в сторонку, я тебе расскажу, - он понизил голос и повел девушку за руку в один из укромных уголков. Богдан задумчиво смотрел им вслед.
  Через полчаса Антон и Ульяна нашли братьев.
  - Антошка, познакомь нас с такой дамой! - шутливо накинулись все четверо на него.
  Вся компания дружно зашагала в сторону ближайшего кафе.
  Вечером, выиграв еще три, боя команда Антона сидела в номере отеля. Все пили горячий чай и вспоминали прошедший день. Они набрали больше всего очков и занимали пока первое общекомандное место. На втором месте была команда Синдиката, а на третьем Девчата с Ульяной во главе.
  - Антон, ты зачем разболтал ей про нашу цель? - Богдан строго смотрел на брата.
  - А она вроде тебе приглянулась, а? - Антон ответил как-то невпопад, да и она весь день на тебя смотрела.
  - Ты не увиливай от ответа!
  - Да просто мы друзья и кроме того у меня было предчувствие, что это надо сделать.
  - Что значит, "у меня было предчувствие"? - Роберт непонимающе уставился на брата.
  - Просто иногда меня словно что-то ведет по жизни и почти принуждает сделать тот или иной поступок.
  - Как тогда, когда ты один умял трехлитровую банку клубничного варенья? - Макс широко улыбался. - А потом весь вечер держался за живот?
  - Нет, как тогда, когда я вовремя увидел пожар и поднял всех!
  Братья сразу погрустнели и посерьезнели. Завтра им предстоял финал, в который вышли восемь самых сильных команд. Игра предстояла до трех побед. Кто два раза из трех проигрывал, тот вылетал, а победитель попадал в четверку сильнейших.
  - Вы вот спрашивали, зачем я говорил с Ульяной, а она мне поведала много интересных фактов: один из игроков Синдиката точно был настоящим пилотом и сражался в финале телевизионной игры в прошлом году на самой Земле. Кроме того, девушка говорит, что видела у Синдиката голографическую карту якобы секретных игровых зон, а это просто свинство.
  - Да, теперь понятно, почему представитель Синдиката этот Грайс сидел в первом ряду с такой довольной ухмылкой, - произнес молчавший до сих пор Макар.
  - Ладно, давайте еще раз разберем завтрашние действия и спать! - скомандовал Антон.
  Наступило утро. Братья вышли на улицу, ярко светило солнце, легкие облачка, как пушинки виднелись в голубой дали, а на душе было не спокойно. Антон внезапно почувствовал очередной приступ прозрения, который словно говорил ему - успокойся, все будет хорошо. С этой мыслью он сел в кресло и надел на голову шлем. Предстоял бой с четвертой по рейтингу командой Мародеры. Они, как и Крысы представляли собой давно сплотившееся звено столичных ребят, чьи отцы зарабатывают слишком много денег.
  Местность представляла собой горное плато, покрытое крупными обломками скал. Передвижение было крайне затруднено из-за многочисленных трещин и провалов. Антон на сей раз выбрал себе Горца, который значительно лучше был приспособлен для борьбы в гористой местности. В течение пятнадцати минут противники маневрировали и искали возможности провести внезапную атаку. Антон чувствовал холодный пот, который струился ему за шиворот, но найти ключ к победе пока не мог. Противник гораздо более подвижный заходил с трех сторон одновременно. Его неопытное звено не могло управляться с виртуальными гигантами с такой легкостью. Чувствуя, что места для маневра скоро не будет и кольцо просто сожмется, он приказал Медведю и Лучнику прижаться к скале спиной, а сам на Горце вместе с Осой и Москитом начал подниматься на ближайший уступ. С высоты он увидел всех пятерых врагов, которые были в какой-то сотне метров от двух оставшихся роботов его звена.
  События опять развивались за считанные секунды - все пять Мародеров выскочили из укрытий и буквально смели ураганным огнем Медведя Богдана, тот успел выпустить только пару залпов и задеть Шершня противника. Зато Лучник Роберта пал смертью героя, забрав с собой двух легких роботов противника. Брат потом сам рассказывал, что ему стало страшно, он закрыл глаза и нажал на гашетку. Ракеты с сильным воем устремились с обоих пусковых установок, расположенных на плечах, а Шершень и Кузнечик просто не успели уклониться в сторону.
  Оставшиеся Мародеры развернулись в сторону Антона и его братьев. Снайпер, Тайфун и тяжелый Демон заставили ребят попятиться.
  - Антон, от нас проку мало, мы тебя прикроем, а ты бей, - Оса Максима встала на линии огня, за ней последовал и Москит Макара.
  Всего пару минут продержались они, но этого времени оказалось Антону достаточно, чтобы вырубить Демона и повалить Тайфун. Их ракетные установки могли вернее всего решить исход дела. Последний Снайпер Мародеров немного замешкался от такого яростного напора. Его пилот израсходовал все свои ракеты, и теперь ему оставалось надеяться только на лазеры и шестиствольную пушку. Антон спрыгнул со скалы в ближайшее ущелье и начал отступать к довольно большому плато.
  - Давай, добей его! - рев тысяч глоток болельщиков подстегнул пилота Мародеров, и его Снайпер устремился в погоню.
  Антон же добежал до противоположного конца игровой зоны, развернулся лицом к противнику и поднял правую руку. На этой дистанции дальнобойная гаубица Горца могла служить ему неплохим тузом или даже джокером. Снайпер с поднятыми лазерами устремился из-за поворота в сторону Антона. Горец открыл огонь из гаубицы. Тяжелые снаряды разорвались на груди Снайпера. Он открыл огонь из лазеров и шестиствольной пушки, но на такой дистанции только последняя могла представлять угрозу для робота неприятеля.
  - Повреждения восемь процентов - Горец.
  - Двадцать один - Снайпер.
  - Девять - Горец.
  - Тридцать четыре - Снайпер.
  Компьютер бесстрастно выдавал подробности боя. Через пару выстрелов Снайпер вышел из боя. Антон устало снял шлем и взглянул на братьев. Те радостно прыгали и кричали от восторга. Через полтора часа счет стал уже 3:0 в пользу Братьев. В это самое время в полуфинал вышли Девчата, Синдикат и Пилоты - команда служащих космодрома Звездный, что расположен на севере от столицы.
   Беспристрастный, или не очень, жребий определил следующие пары: Братья против Девчат и Синдикат против Пилотов.
  К пяти часам дня наметился первый финалист - Синдикат в упорной борьбе со счетом 3:0 вырвал победу у Пилотов. Игроки Синдиката Блум и Челлини практически вдвоем решили исход этого противостояния. Отто Грайс сидел довольный и практически сверкал как медный пятак. Еще пару часов и можно будет докладывать начальству, и надеяться на премиальные.
  Соревнование между двумя другими соперниками вылилось в борьбу между Ульяной и Антоном. Первый раз победила девушка, Антон же отыгрался во второй раз. Третья решающая битва не заставила себя долго ждать. Единственное что занимало думы девушки, как ей достойно проиграть, поскольку Антон не должен был догадаться о ее замысле. Она всей душой хотела его победы и воплощения в жизнь идеи помочь родителям и утереть нос Синдикату. Но Антону и на этот раз повезло (или опять помогла судьба). Опять безумные нагромождения валунов и скал, как и в первой битве с Крысами. Всем зрителям казалось, что от одного взгляда на эти хитросплетения горных пород захватывает дух. Как же игроки могут воевать там. Антон и Ульяна снова остались в одиночестве. Оба робота крались, словно люди, идущие на цыпочках. Ульяна первая заметила Антона - ее Буря неожиданно для обоих показалась с правого бока Антона. У его Горца было всего пару секунд на то, чтобы уйти с линии атаки. Антон отчаянно подпрыгнул, и все лазерные заряды, орудийные снаряды и тяжелые ракеты Ульяны попали в то место, где он только что находился. Казалось, что горы содрогнулись в жалобном стоне, по склону снизу вверх пролегли трещины, а с вершины сорвалась пара камешков размером с не очень крупного слона. Антон чудом приземлился на край скалы и сделал еще несколько прыжков от края. Теперь его защищали несколько сот тонн базальта. Он расслабился буквально на секунду и тут же поплатился за это. Левая нога Горца попала в глубокую трещину, весь кузов робота наклонился вбок, и только горный капкан не дал ему упасть. Отбиваться в такой позиции было нереально. Антон закрыл глаза и попробовал интуитивно найти выход. В это мгновение на край скалы приземлилась Буря Ульяны. Обе руки стремительно поворачивались в сторону Горца. Внезапно раздался хруст пород, изуродованная залпами скала не выдержала веса робота, и Буря за какую-то секунду исчезла в крошеве камней.
  Экран Ульяны погас, а на беспристрастном табло появилась надпись - "вы проиграли". Как будто кто-то сверху услышал мысли девушки и помог ей красиво уйти в сторону. Антон устало снял шлем с головы. Победа досталась ценой отнюдь не игрового напряжения и концентрации. Ульяна встала с места и легко подбежала к нему: "Да ты просто везунчик! Я надеюсь, что тебе удастся выиграть"! Тут же сотни фотографов и операторов разнесли эти кадры по десяткам городов Серединных миров. Ставки в тотализаторах стали пересматриваться. Если в первый день победу команде Антона приписали чистой случайности, то теперь многие стали задумываться. Хоть Синдикат и лидировал в общекомандном зачете, но...
  Всего час на отдых и снова в бой. День начинал клониться к вечеру, уютное золотисто-персиковое солнце подсвечивало редкие облака, словно прожектор на танцевальной площадке. Обе финальные команды заняли свои места. Начался первый бой. Из-за самоуверенности или беспечности остальных участников команды Блум и Челлини остались вдвоем против четырех Братьев. Пока два робота Синдиката буквально разносили машины Роберта, Богдана и Максима, Антон успел зайти в тыл и с тяжелыми потерями завершить смертельно опасную дуэль. Второй бой дался еще тяжелее, и Синдикату удалось разбить всех роботов Антона. Последний оставшийся Тайфун Блума был буквально измочален - его противнику не хватило всего пары выстрелов.
  Грайс нервно обкусывал ногти на пальцах - он только тут начал догадываться, что игра уже больше не игра, она превратилась в настоящую битву не на жизнь, а на смерть, как сражение гладиаторов. Оба пилота Синдиката потихоньку приспособились к манере ведения боя Антоном и его командами. В последней битве они решили уничтожить его первым - тогда победа была им обеспечена.
  Загорелось окно выбора машин, рука Антона, почему-то, словно вопреки его воле потянулась и выбрала Лучника. Не очень маневренный, хоть и сильный робот показался ему не самым удачным выбором. Остальные "сели" на привычные модели. Снова яркий свет и вот перед десятью участниками раскрылась последняя игровая зона. Опять изрезанный ландшафт. Каждый отряд расположился возле двух входов в извилистую лощину, которая расширялась в центре и давала относительно ровное место для выяснения отношений. Входы же в центральную площадку до того сужались, словно бутылочное горло, что давали возможность пройти только одному роботу, кроме того скалы у входа абсолютно закрывали обзор и выходить приходилось в слепую. Антон бросил своих четырех роботов в стремительную атаку, а сам почему-то притормозил. Синдикат же уже приближался со своего края, оба его пилота боевых роботов выскочили на свободное пространство и заняли оборону, остальные тоже уже показались, когда первым показался робот Богдана. Его Молот представлял собой очень мощную тяжелую боевую машину с приличной скоростью, которая была немного легче бронирована, чем большинство роботов этого класса. Он смог продержаться всего пару минут, а потом прямое попадание вниз изрядно потрепанного корпуса решило его судьбу. Буря, Оса и Москит Братьев продержались еще меньше, поскольку противник усилил огонь. Сначала Буря, потом Оса полегли, а противник потерял только легкого Кузнечика. Все четверо оставшихся пилотов Синдиката взревели от восторга и кинулись, кто быстрее, добивать поврежденного Москита Макара и неизвестно куда подевавшегося Лучника Антона. Как всегда Тайфун Блума и Вампир Челлини выбились в лидеры, а за ними пристроились подраненный Шершень и не очень шустрый Волкодав.
  - Макар! Слушай! - только тут прервал молчание Антон, - заходи в каньон, пройди метров триста и занимай оборону.
  Брат послушно выполнил приказ, понимая, что сдержать врагов не удастся: "А, может, заберу с собой хоть одного".
  Антон словно провалился сквозь землю, а ведь Москит прошел от него в каких-то тридцати метрах и даже не заметил. Его Лучник буквально вжался в небольшую выемку в скале сразу за входом в каньон. Радары не позволяли заглянуть за камень и обнаружить эту импровизированную засаду. Это давало шанс. Буквально через минуту в лощину протиснулся Тайфун и сразу начал наводить все свои лазеры и пушку на легкого Москита, очевидно, что ракеты были на исходе. Антон нажал обе кнопки старта ракет. С плеч его Лучника в первого неприятеля устремились огненные стрелы. Пятьсот лет назад так громить врага умели только легендарные Катюши - машины, которые стреляли по врагу реактивными снарядами. Чтобы усилить эффект Антон добавил из всех лазеров и пары пушек. Эффект был потрясающий - Тайфун замер под градом ударов, а потом тяжело и грузно завалился на правый бок.
  В бутылочное горло уже втискивался тяжелый и грозный Вампир, который обладал целым арсеналом пушек, гаубиц и тяжелых ракет и был страшен на любой дистанции. Челлини еще не понял, что случилось с Блумом и его Тайфуном, и решил поскорее добить всех, кто окажется у него на пути. Антон повторил атаку, и влепил более двух десятков ракет в бок тяжеловеса. Броня не выдержала и со страшным грохотом развалилась, открыв беззащитный бок. Последние ракеты буквально прошили Вампира насквозь и переломили корпус.
  - Получи, кровопийца, - радость Антона была искренняя.
  В лощину начали влетать ракеты - это пилот Волкодава сообразил, что легкой победы не будет и решил как следует зачистить местность. Расстреляв весь свой запас мин и тяжелых ракет, он успокоился и пошел в атаку вместе с Шершнем. Оба противника появились почти одновременно: Волкодав через узкий проход, а Шершень перелетел через него и ушел с линии атаки Антона. Лучник обратил все оружие на более грозного противника и выпустил все оставшиеся ракеты. Волкодав оказался буквально отброшен и смят.
  В это время Шершень развернулся в сторону Антона и попробовал расстрелять его в упор с расстояния в какие-то десять метров. Это ему почти удалось. Все сражающиеся забыли про Макара, а он приберег свои ракеты на самый конец и вот только теперь нашел им достойное применение. Подарив врагу четыре ракеты и добавив быстренько лазером и пушкой, Москит остановился и полюбовался на свое творение: вся спина Шершня была разворочена, силовые кабели перебиты. Робот стоял на месте и не мог пошевелиться.
  - Антошка! - Макар ликовал, - добей гада!
  - Как скажешь... - Антон развернул Лучника и выстрелил всего один раз. Шершень, как поломанное дерево, покосился и стал заваливаться на правый бок. Через несколько долгих секунд на экране появился счет 2:1 в пользу команды Антона.
  В игровом зале началось небывалое для такой тихой планеты ликование.
  - Качать чемпионов! - донеслось сразу с нескольких сторон.
  Ребят подхватили на руки и понесли к трибуне для победителей. Интервью и празднование продолжались, чуть ли не до самой ночи. Братья все рассказали: и про пожар, и про надежду заработать деньги, и наконец, про игровое искусство Антона.
  А Отто Грайс судорожно нажимал на кнопки своего видеофона. Цифры расплывались перед глазами, а пальцы тряслись. Подошли понурые пилоты синдиката.
  - Уже трясетесь, Отто? - с экрана на него глядело улыбающееся лицо Дона. - Вы просто ни на что не годны. Завтра я жду Вас у себя, может, и найду Вам работенку по силам. Да, а этих двух дураков Блума и Челлини придется разжаловать, а остальных в чернорабочие.
  Начальник отключился, не дав вставить Отто ни слова. Все вокруг выдохнули, может, и не сильно накажут.
  - Ну, что вы за пилоты! - накинулся Грайс на остальных. - Вы все сами слышали, КАПИТАН Блум и ЛЕЙТЕНАНТ Челлини!
  В это время О"Бэрт набрал по спецсвязи своего исполнителя:
  - Я очень недоволен Вашей исполнительностью, мало того, что вы не смогли устроить простой поджег, так еще и все погорельцы остались живы и нанесли позорное поражение моей компании. Ну да ладно, позаботьтесь хорошенько о моем подчиненном. Он больше не должен оскорблять Синдикат своим присутствием.
  - На этот раз я Вас не подведу! - молодой парень с ярко рыжими короткими волосами усмехнулся.
  - Надеюсь... - бросил небрежно Дон и отключился.
  Через пару часов Отто Грайс отправился в свой последний полет. Его служебный корабль вошел в гиперпространство, а затем появился из него прямо в центре ближайшей звезды. Системы предупреждения и контроля почему-то не сработали. Расследование не проводилось, а Отто просто занесли в списки пропавших без вести.
  
  На следующее утро Антон с братьями торжественно прибыли в родной город. Встречать их вышли почти все жители. Дома остались разве что те, кто не мог ходить, как говорится, стар и млад. Ребята счастливые и гордые пошли вместе с родителями домой.
  Тут опять пришлось повторять длинный рассказ. А Антон потом добавлял уже про то, как в конце официальной части президент Глории Марк Бессель отозвал Антона в сторону и пообещал, лично разобраться с их ситуацией. "Старый шляпник", как его за глаза называли все жители Глории, хоть и выглядел помешанным ученым - с непослушными седыми вихрами, торчащими как у пугала из-под соломенной шляпы, которая абсолютно не шла к его простому костюму, был очень грамотным, ответственным и чутким руководителям. Любого, кто хоть раз в жизни с ним общался, он покорял и навсегда делал своим соратником и другом. Для этого человека не существовало субординации, а в чванливости его не могли обвинить даже враги. Выслушав короткий и содержательный рассказ Антона, он сразу вызвал к себе начальника полиции и попросил его тихо разобраться в произошедшем:
  - Для меня абсолютно непонятно, как наши чиновники допустили саму идею разлучить детей, хоть и приемных с родителями, а раз это пришло им в головы, значит все дело в "гонораре" и Синдикате, который фигурирует в истории этого мальчугана.
  - Действительно! - воскликнули хором Олег и Маша. - С утра к нам пришли мэр вместе с представителем Синдиката. Оба буквально умоляли нас простить их за предыдущий визит, мол, они не хотели нас выгонять на улицу, готовы сами помочь и деньгами, и материалами, только бы мы не держали на них зла. Завтра будут рабочие и сами все сделают и так далее.
  - А глаза у обоих были такие, как будто они привидение увидели, - продолжала Маша.
  - А когда они выходили из дома, то мэр оставил пакет, сказал, что это деткам и прошептал, что если бы он знал, то никогда, ни в жизни... - Олег недоумевал.
  - Мы так и не поняли его последнюю фразу, - закончила Маша.
  Запищал сигнал вызова на видеофоне. Олег включил и вульгарно вытаращил глаза. С экрана ему и всем присутствующим улыбался во весь рот президент Бессель собственной персоной:
  - Доброе утро! Ну, чемпионы, как у Вас дела?
  - Здравствуйте. Вроде нас уже не выгоняют на улицу, - подал голос, растерявшийся не меньше отца, Антон.
  - Конечно, не выгоняют, - добродушно улыбнулся Марк Бессель, - просто мы с начальником полиции пару часов вникали в ситуацию, а потом позвонили: я - мэру, а он, как глава сил правопорядка, представителям Синдиката на Глории. И все решилось само собой.
  - А что вы им сказали? - полюбопытствовал Макар.
  - Я предложил мэру поменяться с вами домами, а мой коллега пообещал пристальнее смотреть за деятельностью Синдиката. После этого все стали покорные, как овечки. Ну, все, пока, а от тебя, малыш, жду новых приятных сюрпризов, - и президент отключился.
  - Ну и дела, - Олег опустился в свое кресло, - я слышал, что наш президент человек порядочный, но что он вот так запросто будет нам помогать я никогда и не мог предположить.
  - Неплохого покровителя ты себе приобрел, - обратилась Маша к Антону.
  - Не я, а все мы, - поправил тот.
  Через неделю их старенький дом буквально преобразился. Рабочие Синдиката закончили ремонт абсолютно бесплатно. Конечно, вся семья не могла просто так отпустить их. Во дворе накрыли столы и устроили настоящий праздник с музыкой и танцами. Все соседи ликовали, а служащие компании сначала держались осторожно, а потом присоединились к общему веселью. Лед в отношениях между местными жителями и прилетевшими с других планет рабочими постепенно начал таять.
  
  5. Тучи сгущаются.
  
  Следующий год пролетел незаметно и тихо. Антон старался хорошо учиться. Несколько раз звонил президент. Он рассказал Антону, что не пожалел денег и открыл школу пилотов для простых мальчишек и девчонок, которые мечтали пилотировать как космические корабли, так и боевых роботов.
  Весь последний выпускной год (второй после проведения знаменитой игры) целью Антона стало попасть в эту школу. Он буквально был помешан своей идеей. Оценки юноши, особенно по точным наукам, были как никогда высоки. Олег и Маша радовались целеустремленности сына, но в тоже время старались оградить его от чрезмерного переутомления. Частенько они почти силой заставляли Антона идти спать. Приближалась летняя пора - время окончания школы и поступления в школу пилотов.
  
  А на Земле, все прошедшие годы, генерал Громов сидел с любимой удочкой у воды и дремал. Несколько раз его верные люди докладывали о повышенном к нему интересе, но проследив за генералом, все шпионы докладывали руководству Синдиката о его полном безразличии к любым политическим событиям. Но если бы они могли проникнуть к Александру Александровичу в голову, то были бы чрезвычайно удивлены. Тихий отставной генерал мыслями был на самой передовой и частенько общался со своими друзьями по всем планетам всех трех миров. Отставной генерал ничего не записывал, но все свои расчеты держал в голове.
  Прошло семнадцать лет с того момента, как погиб его лучший ученик Арсений Петров вместе с женой. Оставался только один любимчик - Петр Литвинов, который сразу после отставки Сан Саныча Громова подал рапорт на увольнение из рядов полиции и обосновался в столице Окраинных миров - Альтаире. За прошедшие годы молодой и честолюбивый майор дослужился до генерала и возглавил всю планетарную полицию, а также Совет безопасности Окраинных миров. Ежегодно он прилетал к своему наставнику в отпуск, а заодно и обсуждал все вопросы. Постепенно шпионы и соглядатаи привыкли к его прилетам и не обращали внимание.
  Поплавок скрылся под водой, Громов резко потянул удочку на себя, и на траву возле ног упал небольшой карп. Чешуя ослепительно переливалась на солнышке, и казалось, что рыба сделана из какого-то драгоценного металла и украшена самоцветами.
  - Ну, что Сан Саныч, клюет? - по тропинке с удочкой на плече спускался улыбающийся Петр.
  - А, наконец-то, - Сан Саныч от радости бросил удочку, покряхтел, распрямляя затекшую спину, и поспешил навстречу дорогому гостю.
  Старые друзья обнялись, а Громов пустил скупую слезу:
  - Я уж думал, что в этот раз ты не посетишь старика!
  - Ну как я мог совершить такую непростительную оплошность? - Литвинов улыбался во весь рот.
  Ему было около пятидесяти - годы-то идут - и седина тревожных и трудных лет в волосах только добавляла шарма и таинственности. Буквально все женщины вокруг сходили с ума от симпатичного генерала.
  Оба друга - учитель и ученик - проследовали в дом к Александру Александровичу.
  Громов поставил старомодный чайник на антикварную плиту, как это было принято пятьсот лет назад:
  - Ну, что Петруша, побаловать тебя чайком, или ты скоро улетишь?
  - Не, Сан Саныч, я прилетел погостить на пару деньков, если не выгоните, - Литвинов задумчиво оглядывал помещение.
  - Ну, так что же это я... - Громов поставил вазочку с вареньем на деревянный лакированный стол, - пойдем, выберем винца, махнем за встречу!
  Проходя по коридору Петр заметил маленькую нишу в стене. Там стояла, словно настоящая, только уменьшенная металлическая копия легендарной ракеты "Союз". Именно на ней первый космонавт впервые полетел в открытый космос. Так началась новая эра в истории человечества. Заметив взгляд Литвинова, старик улыбнулся и грустно произнес: "Подарок по случаю моей отставки. Вот храню все эти годы как память, чтобы ничего не забывать".
  Оба стали спускаться в подвал, где Громов любовно хранил несколько десятков бутылок коллекционного вина собранного по всем планетам.
  - Я бы сейчас тоже тяпнул! - мечтательно произнес человек, одетый в защитный комбинезон и удобно расположившийся на дереве в сотне метров от резиденции отставного генерала.
   - Смотри молча! - резко прошептал его напарник, который находился рядом с наушниками и аппаратурой звукозаписи.
  - Да он просто старая развалина, которая только и делает, что ловит рыбу. Мне уже порядочно надоели эти посиделки. Я скоро не смогу без отвращения есть все морепродукты.
  - Скажи это Винсенту и станешь наживкой для рыбки покрупнее! - со злостью отозвался второй соглядатай.
  Эти двое шпионов уже несколько лет контролировали деятельность Громова и до сих пор ничего достойного внимания начальства не обнаружили. Ожил передатчик: "Дозор, доложить"!
  - Господин, - угодливо затараторил человек с наушниками, - за время нашего дежурства ничего подозрительного не обнаружено. Объект не представляет никакой опасности и ценности. Разрешите снять наблюдение?
  На расстоянии в несколько десятков световых лет Винсент Спиноза - начальник службы безопасности Синдиката принял решение:
  - Хорошо, сворачивайтесь, все материалы мне на стол!
  Он отключился и сразу набрал своего босса.
  Вот уже более сорока лет он возглавлял самую мощную и почти всесильную службу безопасности, когда-либо существовавшую у людей. Ресурсы Синдиката были практически бездонными. Такая власть постепенно развращает любого праведника, а уж им-то Спиноза никогда не был.
  Почти пятьдесят лет назад он прилетел как чернорабочий на большом межсистемном корабле на святая святых - столицу Синдиката - планету Бриллиант. Обладая не только хорошей физической формой, но и острым умом, а также безжалостностью ко всем противникам, он сумел пробиться рядовым сотрудником в службу безопасности Синдиката. Правда один из работников лишился при этом жизни и документов. Проработав всего пару дней, он был вычислен и приведен к начальнику службы безопасности. Тот сначала хотел выдать убийцу полиции, но потом решил позабавиться и передал Спинозу самому Хозяину - Рону Кобрукку. Тот выслушал короткий рассказ мальчишки, а потом, поскольку феноменально разбирался в людях, отправил его в свою частную школу, созданную при службе безопасности. Через пять лет Выскочка-Винсент, как его за глаза окрестили однокурсники, стал начальником службы безопасности небольшого завода на окраинной планете. Но двадцатипятилетнему сообразительному и находчивому юноше фанатично преданному своему Хозяину было не занимать энергии. За пять коротких лет он превзошел не только всех своих однокурсников, но и утер нос более опытным и матерым специалистам. Кобрукк, успевая за всем следить лично, увидел успех молодого Винсента. Тот не только успевал выполнять публичные обязанности, но и негласно уничтожил более двух десятков людей, хоть как-то мешавших Синдикату. Кобрукк прекрасно понимал, что такой человек останется верен до конца и не будет терзаться угрызениями совести. И вот в неполный тридцать один год Винсент Спиноза стал возглавлять службу безопасности самой могущественной торговой империи, когда-либо существовавшей в истории людей.
  - Слушаю, - на лице Кобрукка словно и не отразились все прожитые годы, он по-прежнему выглядел мужчиной средних лет, так как регулярно проходил омолаживающие процедуры.
  - Хозяин, - Спиноза по-прежнему называл своего шефа только так, - поступило донесение от шпионов: Громов за столько лет ни разу не проявил себя, и я принял решение более не тратить на него наши ресурсы.
  - Раньше бы ты рассматривал вопрос совсем в другом ключе, не так ли?
  - Наверное, с годами я научился решать вопросы не только простой ликвидацией "занозы", - ответил Винсент.
  - Как всегда под твою ответственность! - Кобрукк говорил эту фразу уже раз сто, если не больше, но Спиноза никогда раньше его не подводил.
  Оба соглядатая в это время быстро собрали аппаратуру, уничтожили следы пребывания и растворились в лесу.
  А Громов, шаркая по-стариковски ногами, показывал Литвинову свои приобретения. Вина в разных по форме бутылках стояли, любовно расставленные, по полкам. Зазвонил видеофон на стене, Сан Саныч внезапно подобрался и упругой, молодцеватой походкой быстро подошел к стене: "Слушаю, Сережа".
  На экране молодой человек в защитной форме четко доложил: "Господин генерал! Шпионы убыли. Из разговора стало ясно, что наблюдение за домом Синдикат снял теперь окончательно. Остаюсь на посту".
  - Спасибо, я все понял, - Громов отключил связи и повернулся к растерянному Петру, - Ну, Петя, давай я теперь пожму твою руку!
  После того, как престарелый генерал разжал хватку, Литвинов, наконец, стал догадываться о том, какой замечательный цирк он сейчас наблюдал.
  Громов направился в дальний угол погреба, нажал потайную кнопку и провел Литвинова в ярко освещенный командный центр.
  - Пока ты не стал задавать свои вопросы, я начну с самого начала. Много лет назад, когда я только начинал свою карьеру, правительство выделило мне этот дом под жилье, а потом и переоборудовал его по своему вкусу. Как впечатляет?
  - Это уж точно! - Петр оглядывал всевозможное связное и другое оборудование, крутя, как мальчишка головой.
  - Семнадцать лет назад твой друг и мой ученик Арсений и его жена погибли, а сына мой человек спрятал в надежном месте. Сейчас Антон растет в приемной семье и не догадывается, кто он такой. Тебе пока не нужно знать, где он. Мне же пришлось уйти в отставку и затаиться. Не раз и не два мои враги раздумывали, как поступить в отношении моей скромной персоны.
  У Литвинова непроизвольно сжались кулаки.
  - Все эти двадцать лет я играл роль стареющего и постепенно выживающего из ума старика. Весь мой вид говорил об этом, а грим добавлял убедительности. Вот и ты на протяжении всех этих лет не догадывался об этой моей игре.
  - Простите, учитель, - Литвинов склонил голову, - я и предположить не мог, что вы столько лет могли ежедневно играть свою роль и остаться в форме.
  - А теперь к делу, - Громов посерьезнел, - мне много надо тебе рассказать. Когда несколько лет назад Синдикат представил своего первого боевого робота, я заподозрил истинную цель. Теперь, когда времени осталось катастрофически мало, мне все ясно окончательно. Главная цель создания подобного монстра - это чудовищная война, война подобной которой еще не было в истории человечества. Счет пойдет не просто на жизни, а на судьбы целых народов и систем - миллиарды людей могут погибнуть.
  - Но, что же мы можем предпринять? - Литвинов продолжал недоумевать.
  - Объясню понятно и доходчиво, - Громов откинулся поудобней в кресле, - есть две стороны Окраинные и Центральные миры. Руководство обоих зон влияния несколько сот лет предпочитало не вмешиваться в дела соседей, но пятьдесят лет назад люди колонизировали десять новых планет - Серединные миры. Хоть численность населения там и мала, но ресурсы просто бездонны. Короче, это лакомый кусочек для любого правителя или руководителя компании. По замыслу Кобрукка война не только даст возможность его Синдикату разбогатеть на торговле роботами, но и позволит потом захватить или купить у победителя почти даром самые лакомые планеты. Обоим же сторонам будет просто не до выяснения законности таких сделок.
  - Война всегда была грязным и самым гнусным изобретением нелюдей в человеческом обличии! - Литвинов ударил кулаком по подлокотнику.
  - А теперь Петя твоя задача не дать этому чудовищному плану реализоваться, если же война все же разразится, то ты должен любой ценой задержать войска Центральных миров и не дать им начать громить твой любимый Альтаир, а заодно и все Окраинные миры.
  Еще три дня они сутки напролет разрабатывали возможные сценарии развития событий. Улетал Литвинов с четкой и ясной задачей. Прилетев на Альтаир, он сразу собрал Совет безопасности Окраинных миров. После его пламенной речи было принято единое решение. Все заводы по производству роботов перешли на полную мощность, школы начали подготовку пилотов. Оставалось раньше Синдиката посетить Серединные миры и заручиться поддержкой тамошних правительств. Две недели спустя Литвинов обнаружил противодействие и прямое сопротивление Синдиката и его приспешников. Шесть планет: уже примкнули к Центральным мирам, оставалось всего четыре планеты: Глория, Новый Рим, Виктория и Сумеречная. Тут неожиданно для него к делу подключился президент Глории Марк Бессель. Как прекрасный политик и стратег он понимал, что в скором конфликте его планета будет захвачена первой - Синдикат уже давно зарился на неисчерпаемые ресурсы его Родины. Он сам связался с Литвиновым и пригласил на многостороннюю встречу.
  Закатное солнце потихоньку опускалось в море, а на террасе за круглым столом сидели пятеро. Четверо из них представляли правительства своих планет, пятым же был не кто иной, как генерал Литвинов.
  - Господа! Друзья! - взял первое слово президент Бессель. - События последних дней дали нам ясно понять, как шаток и ненадежен мир, соединяющий наши земли. Надеюсь, все из здесь сидящих настроены решительно отстаивать интересы своих родных земель и не дать попросту уничтожить или поработить себя.
  - Решимости у нас много, только на ней одной далеко не уедешь, - человек, сидящий справа от Литвинова, вытащил изо рта свою неизменную сигарету.
  - Да, действительно только четырем не выстоять против притязаний почти тридцати противников. Нам не хватит ни людей, ни ресурсов, тем более что шестеро наших соседей решили перейти без борьбы на сторону Центральных миров. В этой связи я и пригласил для кого-то из вас известного, а для кого нет генерала Литвинова, который возглавляет Совет безопасности Окраинных миров.
  - Еще Окраинных миров нам здесь не хватало! - человек в ярко малиновом пиджаке и пурпурной шляпе, так странно смотревшийся на фоне более консервативных членов встречи взял слово.
  - Уважаемые коллеги! - встал из-за стола Литвинов. - Благодарю за оказанное мне доверие и уважение. По долгу службы я много раз посещал все Ваши миры. Теперь я пришел к вам не как представитель органа власти Окраинных миров, но как коллега и, если можно, друг. Именно Окраинные миры взывают к вам о помощи.
  Несколько человек недоуменно хмыкнули.
  - Да, да, именно так! - Литвинов повысил голос. - Вам всем был прислан новый договор о переделе сфер влияния. Этот почти ультиматум был составлен не без помощи крупных компаний, в том числе и Звездного Синдиката. Правительство же Центральных миров - это просто марионетки, которые пляшут под чужую дудку.
  - Да, я прошу Вас отбросить все разногласия и помочь и себе и друг другу, - голос генерала постепенно затихал, - ведь только сообща мы сможем выстоять и не допустить наглого и циничного захвата планет.
  - Все это хорошо, но вам-то что с того? Если все наши миры будут захвачены, то до Окраинных миров еще сорок световых лет! - Бессель подмигнул Литвинову, мол, я тебе подыгрываю, а ты действуй.
  - Это так, мы пока далеко, но если будет война, то и Окраинные миры пострадают, например, упадет торговый оборот. А кто поручится, что через несколько лет войска Центральных миров не захотят потоптать уже наши земли, ведь с появлением боевых роботов численность войск сильно уменьшилась!
  - А какие нам будут гарантии? - вставил слова доселе молчавший маленький бледнолицый мужчина с Сумеречной.
  - Мы прямо сейчас подписываем с вами пятисторонний договор о взаимопомощи, - Литвинов протянул каждому по экземпляру.
  Удивлен был даже Бессель: "Тут сказано, что планета, подвергшаяся нападению, получает любую, необходимую ей помощь бесплатно, а гарантом выступают все планеты Окраинных миров".
  - Совершенно верно, друзья! - улыбнулся Петр. - А чтобы у вас всех не осталось сомнений, скажу, что я наделен обширными полномочиями и уже сформировал специальный фонд для финансирования всех затрат на оборону наших планет.
  Спустя еще пару часов соглашение было подписано всеми сторонами. Пожав Литвинову руку, Бессель сказал, что он очень надеется на мирный исход конфликта.
  - Я тоже уповаю на это, - вздохнул Литвинов, - но шансы просто призрачные.
  
  Через пару часов Спиноза получил доклад о совещании. Прослушав запись, он начал вытягиваться в лице. Реакцию Хозяина трудно было переоценить. Кобрукк буквально кипел от злости: "Значит, эти мерзкие клопы осмеливаются бросить вызов мне? Ничего, у них не осталось времени на подготовку. Соберите всех марионеток-политиков, пора начать выкладывать карты на стол. Да, и вы ничего не упомянули про Громова, именно после поездки к нему Литвинов развернул свою кампанию".
  - Хозяин, им уже занимаются, - Винсент буквально обливался потом от страха.
  Кобрукк прекрасно это видел:
  - Я не напоминаю Вам про просчет с Громовым - ведь он круто уделал всю Вашу систему наблюдения, не удивлюсь, если он уже вне зоны нашей досягаемости.
  У Спинозы на экране стала поступать информация, он поспешил передать ее начальнику. Оба руководителя Синдиката наблюдали не очень четкие кадры, сделанные с воздуха: обгорелый остов дома генерала, зеленый лес вокруг и так любимый Громовым пруд.
  - А генерал-то успел даже замести следы, похоже, это он караулил Ваших людей, Винсент, а это не хорошо, Вы что, теряете форму?
  - Ну, что вы Хозяин, эту свою ошибку я признаю и готов любой ценой искупить! - Винсент был искренним в своем раскаянии.
  - Оставьте пока генерала, меня сейчас больше интересует скорое и четкое начало нашей компании, а вы проследите, чтобы ни один наш робот не сбился с курса.
  - Как пожелает мой Хозяин! - Спиноза склонил голову.
  На следующий день Совет Центральных миров вынес ультимативное предложение: "Как вам уже сообщалось ранее, наши компании несут огромные убытки в связи с непомерными торговыми пошлинами на ваших планетах. Измученные этим бременем наши граждане вынуждены обратиться к вам с последним предложением. Если в течение сорока восьми часов наши компании не будут полностью освобождены от уплаты налогов сроком на пять земных лет, то мы оставляем за собой право защищать свои интересы всеми возможными способами, вплоть до силового решения конфликта".
  - Не один здравомыслящий человек не станет выполнять этих требований, - возмутился представитель Марса.
  - А нам это не надо! - ухмыльнулся Кобрукк, - мы хотим взять все, что принадлежит нам по праву.
  В зале поднялся одобрительный гул.
  - По какому праву? Вы что хотите расколоть наши планеты и уподобиться тиранам древности? - снова возмутился марсианин.
  - Объявляю голосование, - прокричал верховный спикер Совета Центральных миров, проигнорировав вопрос.
  - Кто не с нами, тот против нас! - громко, обращаясь к делегату Марса, произнес Кобрукк.
  Ультиматум был принят, только один марсианин нашел в себе силы воздержаться.
  - А теперь, уважаемые господа, - прокричал спикер, - давайте праздновать нашу победу, победу любой ценой!
  Никто не посмел ослушаться...
  
  На следующий день Литвинов спешно производил ревизию всех войсковых частей, которые удалось наскрести. Примерно полгода назад Синдикат временно отозвал всех своих боевых роботов из зоны Окраинных миров - этот факт тоже своевременно не укрылся от Громова. Мотивируя поступок ремонтом и перевооружением, Синдикат опасался, что правительства решат захватить это грозное оружие и применить против своего хозяина. Теперь в Окраинных мирах развернулось производство более чем на десятке заводов. Почти за месяц удалось достичь потрясающих результатов - два десятка легких и средних роботов сияли защитной окраской в лучах утреннего Альтаирского солнца.
  Командиры четырех звеньев четко отрапортовали и приняли строевые стойки.
  - Все молодцы, очень хорошо потрудились, - Петр был очень доволен увиденным. - Хочу сообщить всем, что на помощь вам мною решено бросить еще столько же роботов, стоящих на вооружении в полиции.
  После краткого знакомства с каждым пилотом и его машиной, Литвинов распустил войска на отдых, а сам поспешил на встречу со своим учителем. Громов, тайно улетев с Земли, обосновался на Альтаире и с ходу включился в работу.
  На сегодняшней встрече он спешно изложил Петру суть только что выдвинутого ультиматума и приказал срочно отправлять войска в зону Серединных миров.
  - Насколько мне известно, Петя, ты и сам прекрасно научился управляться с железной громадиной!
  - Как вы узнали, Александр Александрович?
  - Ты разве не привык за эти годы, что я в курсе всего? Вот и теперь по моему предложению все руководство предстоящей кампанией поручено именно тебе, я, к сожалению, уже стар для таких увеселительных мероприятий, - Громов слегка улыбнулся, словно старался передать своему ученику толику своей веры в лучшее будущее.
  - А теперь, Петя, позволь представить тебе профессора Бало Нгу. В комнату строевым шагом зашел двухметровый чернокожий седеющий мужчина и замер словно статуя.
  - Вольно, профессор, присядьте и расслабьтесь, моему старому ученику Петру Литвинову можете доверять, как мне, - Громов жестом указал вошедшему на пустое кресло. - Расскажите кратко о своей разработке.
  - Господа, - начал профессор, - прошу минуту вашего внимания. Он поставил на стол перед Сан Санычем и Петром свой портативный компьютер и нажал несколько кнопок. На экране замелькали чертежи, схемы, а затем и изображение какого-то неизвестного робота, по крайней мере, Петру так показалось.
  - Вы не ошиблись, - через несколько секунд профессор начал свой рассказ, - перед вами единственный прототип новой модели боевого робота, изобретению которого я посвятил почти десять лет своей жизни.
  - Извините, профессор, я вас перебью... - начал Громов.
  - Просто Бало.
  - Хорошо, Бало. Начну рассказ с событий тридцатилетней давности, почти столько лет назад я получил первые сведения о том, что Синдикат начал разработку какого-то оружия, аналогов которого наша история еще не знала. Мой человек сумел мне передать скудную информацию о трех планетах Синдиката с тайными лабораториями. Примерно двадцать лет назад он сумел сообщить, что работы вошли в завершающую стадию, а за несколько лет до этого начали массово пропадать или погибать ученые, работавшие в разных оборонных ведомствах. Несколько коллег Бало буквально исчезли бесследно, именно тогда я принял решение спрятать профессора вместе с его оборудованием в надежное место. И вот семнадцать лет назад мой человек внезапно вышел на связь, но не со мной, с твоим другом Арсением и передал ему информацию о производстве боевых роботов и координатах планет с лабораториями. Именно за эти сведения они и погибли. После выхода в производство боевых роботов я поставил перед Бало новую задачу - разработать абсолютно новый вид боевого робота, который мог бы на равных сражаться с любым из них и достичь победы в бою.
  - Разве такое возможно? - Литвинов недоуменно посмотрел на сидящего рядом профессора.
  - Именно так! Созданная мной и моими ассистентами модель не только почти не видна любыми радарами за счет особой конструкции и покрытия, но и обладает повышенной защитой, а также уникальным оружием - ракетами с электромагнитным импульсом. При попадании в корпус робота-противника она излучает особые лучи, которые выводят из строя входные цепи всей электронной начинки, а без нее боевой робот - это просто куча металлолома. Одно плохо - дороговизна использования и сложности производства подобного оружия позволяют оснастить им всего лишь несколько единиц, в настоящий момент не более одного звена.
  - Но даже пятерка подобных роботов способна принести немалую пользу! - Громов был доволен. - Раз приходится играть по правилам врага, надо попробовать спрятать в рукаве хоть один козырь.
  - Когда эти чудо машины будут готовы действовать? - Литвинов смотрел на вещи реалистично.
  - Я рассчитываю на один год или чуть меньше, - отозвался профессор.
  - Да, кстати, как вы собираетесь назвать Ваше детище? - полюбопытствовал Громов.
  - Во время испытаний один из моих коллег сравнил робота с миражом, который можно наблюдать в пустыне. Благодаря своему покрытию автоматическое прицеливание у врага не будет работать. Получается, что робота вы видите визуально, а попасть в него можете лишь вручную.
  - Замечательно, я распоряжусь дать зеленый свет проекту "Мираж".
  Когда Бало Нгу ушел, Громов тихо обратился к Литвинову:
  - И последнее, Петр, согласно моим исследованиям, Синдикат обладает уникальной аппаратурой для прослушивания наших переговоров, поэтому поменьше доверяй любому каналу связи. Ну, все, до скорого свидания!
  
  Решающий день.
  Спиноза снова разговаривал по телефону с Кобрукком, третьим собеседником выступал командующий войсками Центральных миров Жак Дюк:
  - Хозяин, мне стало известно не о двадцати, а о четырех десятках боевых роботов, которые Окраинные миры направили в зону Серединных миров, - доложил Винсент.
  - Замечательно, это все их войска. Вынудите их высадиться на Викторию, а вы, командующий, предпримите все усилия, чтобы максимально быстро ликвидировать зарвавшихся дикарей. Нам нужна быстрая операция, а не затяжная кампания.
  - Будьте уверены, что разгром наших жалких противников не заставит себя долго ждать. Все уже подготовлено для встречи. Пятьдесят роботов уже высаживаются и, максимум через пару часов, космодром будет под нашим контролем, а на дальних подступах к планете у меня есть еще столько же роботов. Кроме того десять роботов я уже высадил на космодромах Нового Рима и Глории. Через несколько часов все три планеты будут у меня в руках, а потом наступит очередь Сумеречной. Таким образом, весь сектор Серединных миров будет у нас в кармане.
  - Не будьте таким самоуверенным, генерал, наш противник не просто какой-то там планетный чиновник. По данным разведки командовать войсками Окраинных миров будет генерал Литвинов. А уж у него боевого опыта хоть отбавляй. Мы со своей стороны окажем Вам всю возможную поддержку, а особенно в плане разведки. Мой глава службы безопасности будет Вашими глазами и ушами. Удачи!
  Когда Дюк отключился, Рон обратился к Спинозе:
  - Как только генерал захватит все стратегические оборонные объекты планеты, ты со своей стороны должен повлиять на местных чиновников в выгодную на нас сторону. Вылетай сразу после его сигнала.
  - Я все помню, хозяин!
  - Тогда, до связи. Держи меня в курсе! - Кобрукк отключился, но видеофон тут же снова включился, автоматический голос сообщил о неизвестном вызове.
  - Интересно, - Рон включил связь и увидел на экране строгое Лицо генерала Громова.
  - Здравствуйте, Кобрукк. Не ожидали? - усмехнулся Александр Александрович, видя реакцию торгового короля.
  - Это верно. Чем обязан? - Рон мгновенно пришел в себя.
  - Видите ли, я хочу попытаться мирным путем предотвратить войну, которую лично Вы собираетесь развязать через несколько часов.
  - А вы не слишком зарываетесь, господин бывший генерал? - недобро прищурился Кобрукк.
  - К сожалению нет. У Вас еще есть возможность остановить своих цепных псов и спасти жизни сотен, а может и тысяч людей, которые Вам ничего не сделали.
  - Вот уж проповеди от Вас, дорогой генерал, я никак не ожидал, - Кобрукк ухмыльнулся, но глаза оставались холодными.
  - Я предлагаю Вам именно умерить свои притязания. В обмен на это я забуду о Вашем существовании и сделаю вид, что Синдикат вполне законопослушная компания, - Громов привел свой единственный и очень сомнительный аргумент, но других у него просто не было.
  - Ваши заявления просто смешны, войска Центральных миров принесут только мир и справедливость в эти полные бюрократии и разорительных законов миры. Мы не будем захватывать планеты, а только позаботимся о безопасности своих предприятий.
  - Вспомните, Рон, урок пятисот пятидесятилетней давности, - вздохнул Громов, - в те времена тоже были нелюди под руководством диктатора, которые развязали самую массовую войну в истории планеты Земля. Вспомните историю!
  - Хватит с меня вашей дешевой пропаганды, если это все, то берегитесь, я никогда не забываю обид.
  - Тогда до скорой встречи, хозяин Синдиката, надеюсь, в следующий раз мы будем говорить лицом к лицу! - Громов отключил связь и тяжело вздохнул. Закрыв глаза, он погрузился в раздумья. Прошло несколько часов. Приняв решение, седой генерал стремительно вскочил, подбежал к противоположной стене и большими буквами написал одно слово. Набрав номер Литвинова, сел, успокоился и стал ждать ответа.
  - Петя, - без предисловий начал он, - где сейчас войска Центральных миров?
  - По данным разведки они под руководством генерала Жака Дюка готовятся напасть на Викторию. Я планирую высадиться и занять там оборону.
  - Молодец, Петя! Давай, опереди их, - Громов очень четко подбирал слова. - Тебе надо с максимальной скоростью высадиться.
  Он откинулся в кресле, дал возможность Литвинову прочитать надпись на дальней стене и покачал отрицательно головой.
  - Что-то я стал заговариваться, ты итак все знаешь. Как высадишься, дай знать. До связи.
  Тяжелые мысли овладели Громовым, может, стоило все сказать прямо? Ну, уж нет, легкой жизни разведке противника он не даст!
  
  Оба флота пришли в движение. Убедившись, что Литвинов следует в сторону Виктории, Жак Дюк приказал своему флоту затаиться:
   - Доложите мне, как только они начнут посадку, а я пока иду и вздремну.
  Учитывая развитие обстановки, флоту Окраинных миров надо было, по меньшей мере, пару часов, чтобы достигнуть Виктории, погасить скорость, а потом обогнуть планету и высадиться.
  Литвинов же сейчас срочно разрабатывал новый план атаки, а точнее целых два! Высадка на Викторию должна была стать ошибкой, недаром ведь Громов выходил на связь, значит враг уже там, а часть флота на орбите. Через два часа, когда командир крейсера доложил о подходе к планете, он уже просчитал все свои действия, как опытный шахматист.
  - Внимание всем капитанам кораблей! Говорит генерал Литвинов! Следуйте за моим кораблем! Эскадра Полиция, ваша цель номер два, эскадра Окраина - ваша цель номер три.
  Капитаны недоуменно переглянулись, но не зря Литвинов столько времени провел, тренируя именно командиров. Они подчинились беспрекословно. Весь флот Окраинных миров обогнул Викторию и на несколько минут скрылся от всевидящих глаз флота Дюка. На планете все замерло - ловушка широко открыла зубастую пасть. Внезапно на экранах радаров все корабли начали стремительное падение к планете. Метки на экранах размылись и стали расти. С радарами творилось что-то невообразимое. Корабли Литвинова, не снижая скорости, шли к своей гибели.
  - Что там у Вас? - прокричал командир подразделения боевых роботов Центральных миров - полковник Тромп. Он уже истомился в ожидании настоящего дела.
  - Они просто смертники, полковник, - доложил один из связистов, - идти на посадку на такой скорости просто самоубийство.
  - Жаль, а я приготовил им сюрприз!
  - Сэр, - голос связиста задрожал от волнения, - они потеряли почти все свои корабли, а оставшиеся пара истребителей пошли на снижение в сторону Северного плато.
  - Что там у вас творится? - разъярился полковник Тромп.
  - Не могу понять, сэр, почти весь флот исчез или погиб в атмосфере.
  Что же делать в такой нестандартной ситуации? Дюк приказал ни в коем случае не выходить на связь, иначе Литвинов не пойдет в явную ловушку. Вот и мучайся теперь в неведении. Приказав связистам "следить в оба", полковник снова погрузился в тишину ожидания.
  Прошло восемь часов. Дюк проснулся. Его не разбудило сообщение о нападении войск Литвинова, просто он выспался. На душе стало неспокойно. Взглянув на часы, он покрылся холодным потом. Прошло уже слишком много времени, Литвинов должен был атаковать еще шесть часов назад. Даже не приведя форму в порядок, старый служака кинулся в рубку управления.
  - Что там противник?
  - Шесть часов назад флот Окраинных миров скрылся с обратной стороны планеты, но сигнала о начавшейся атаке не поступало.
  - К черту всех вас! Немедленно свяжитесь с Викторией! Узнайте обстановку! - Дюк начал корить себя за такую таинственность операции, хоть бы Тромп не облажался.
  - Сэр, говорит полковник Тромп, - пришел ответ с Виктории, - у нас все спокойно. По нашей информации девяносто процентов флота Окраинных миров сгорело в атмосфере. Два оставшихся истребителя почти сразу пошли на посадку, но потом снова ушли в космос.
  - Как это сгорели, вы в своем уме! Пришлите мне данные приборов!
  Через двадцать минут команда крейсера Жака, исследовавшая присланные данные пришла к ошеломительному выводу. Командир корабля решился довести ее до сведения озлобившегося генерала Дюка:
  - Сэр, наши специалисты пришли к выводу, что Литвинов в последний момент просто ушел в гиперпространство. Он удрал. К сожалению!
  - Вот бы мне хоть сотую долю Вашей уверенности, капитан. Немедленно опросить все наши подразделения!
  Через полчаса капитан крейсера преподнес генералу еще один сюрприз - части на Глории и Новом Риме не отзывались. Целый час подчиненные выслушивали такие витиеватые ругательства, какие придумать могут только старые служаки. Их спасло только то, что пожилой командующий докричался до потери голоса.
  
  Вернемся на шесть часов назад. Весь флот, не снижая скорости, падал в сторону планеты навстречу своей гибели.
  - По моей команде начинайте операцию! - голос Литвинова звучал твердо. - Три, два, один, старт!
  Все корабли подернулись рябью и исчезли с экранов радаров. Оставшаяся сиротливая пара истребителей пронеслась над планетой и унеслась в космос.
  Пять крейсеров Окраинных миров под руководством Литвинова появились на орбите Глории, а четверка полицейских крейсеров уже шли на посадку на космодроме Нового Рима. Оккупационные силы на обоих планетах не были приведены в полную боевую готовность. Разведка Синдиката во второй раз не смогла ничего противопоставить старому лису Громову и его ученику. Всего через час после посадки сил Литвинова пришло сообщение от отряда Полиция:
  - Генерал, генерал! Говорит отряд Полиция! - операция завершена. Наши потери составляют одного робота, повреждены два. "Центральные" потеряли шестерых и четыре требуют ремонта. Наши спецы готовы поставить их на ноги через пару деньков. Ребята вели себя деликатно с захватчиками.
  Голос в конце сообщения наполнился изрядной долей сарказма.
  - Так держать! Молодцы! Объявляю всем благодарность! А теперь к делу - приготовиться к обороне, режим "ушки на макушке".
  Литвинов откинулся в кресле и закрыл глаза. Всего десять минут назад его отряд завершил разгром противника с более скромным результатом: три подбитых, один поврежденный против пяти подбитых и двух поврежденных. Зато они смогли захватить целых трех роботов целыми (трое пилотов просто не успели включить свои машины).
  Таиться теперь не было смысла. Петр получил доклад от двух своих истребителей и связался с Жаком:
  - Генерал, Дюк! Говорит командир Литвинов! Вы предприняли чрезвычайно подлый акт агрессии против безоружных планет, а кроме того пытались заманить в ловушку военный флот Окраинных миров. Предупреждаю Вас первый и последний раз - если вы в течение сорока восьми часов не уберете свои грязные лапы, то мы их Вам просто пообрубаем!
  На Дюка страшно было смотреть - он весь побагровел, затрясся от злобы и еле смог выдать фразу без обилия соленых военных словечек:
   - А теперь вот что я отвечу: или вы все прекратите военные действия против моих войск, или я всех вас отправлю в ад.
  - А силенок хватит? - ехидно осведомился Петр.
  - А у меня бездонные ресурсы - даже Звездный Синдикат и другие крупные компании поддерживают мои войска как материально, так и роботами. Вам крышка.
  - Спасибо, генерал! - Литвинов улыбнулся. - Теперь мне понятно, где вы набрали столько стальных монстров. Осталось дело за малым - найти к ним нормальные мозги.
  Петр оборвал связь. Чего он достиг этой безумной словесной перепалкой? Противостоять в открытом бою его слишком слабые, хоть и дисциплинированные войска еще не могли, а вот принудить генерала Дюка сделать необдуманный и поспешный ход - это было бы очень кстати.
  Старая полицейская закалка не подвела Литвинова - дальнейшие его бои почти все вошли в учебники для офицеров и просто студентов-историков. Всего через сутки после начала военных действий восемьдесят роботов генерала Дюка ударили по Новому Риму и Глории. Дюк лично возглавил десант на Глорию, а Литвинов уже ждал его там. Быстрая и бесполезная атака Дюка привела к тому, что у Петра осталось четырнадцать боеспособных машин. Противник потерял весь свой отряд, только Жак Дюк смог каким-то чудом оторваться от нескольких крейсеров преследования и уйти в открытый космос. Данное обстоятельство можно было объяснить и без помощи колдовства, Литвинов справедливо решил, что лучше знакомый не очень способный и вспыльчивый противник, чем новичок, к которому придется приспосабливаться заново. Космодром же Нового Рима взлетел на воздух с половиной десанта. Теперь на фронте наступило затишье перед бурей. Обе стороны всеми силами старались укрепить свои позиции.
  
  6. Антон идет в армию.
  
  Так прошло полгода. Они принесли ряд сюрпризов правительству Центральных миров и Рону Кобрукку лично.
  Вам понравилось если бы налоги удвоились, были введены множество запретов, а к власти постепенно приходили иностранцы, которым просто нет дела до ваших нужд? Первыми против инопланетного гнета выступили несколько городков, рассеянных на бескрайних просторах Рудерштадта. Братиславль до этого времени был маленьким шахтерским городишком: пыльным и тихим. Невысокие, истрепанные и отшлифованные ветрами горы скрывали в этих местах поистине необъятные залежи драгоценных камней. Синдикат абсолютно беззастенчиво подмял под себя этот лакомый кусок, а местные жители разочаровались в союзе с Центральными мирами. Что-то похожее происходило на остальных планетах Серединных миров, где теперь хозяйничали войска Центральных.
  
  Все эти новости Антон узнавал по телевизору. Особенно ему запомнились слова Марка Бесселя, который призвал свой народ отстаивать интересы Родины. Из далекого прошлого пришло давно забытое слово - партизаны. На всех покоренных планетах стали создаваться тайные отряды, которые под покровом ночи вели с оккупантами беспощадную войну. Именно эти смельчаки смогли продержаться почти шесть месяцев против регулярных войск Центральных миров.
  С первых дней войны Антон и Богдан подали рапорта о зачислении в регулярную армию, срочно создаваемую для борьбы с инопланетным вторжением. Молодые солдаты, одному из которых только что исполнилось семнадцать, а другому - двадцать семь, попали в один отряд. Все месяцы тренировок прошли, словно во сне. Ребята боялись только одного, что хитрый враг нападет раньше. Оба хотели стать героями и обязательно прославиться.
  Противник дал им такую возможность в первом же бою. Нет смысла рассказывать о катастрофическом неравенстве сил, о том, как изможденные войска Литвинова вынуждены были отступить с Глории и высадиться на Сумеречную. Богдан принял командование взводом, а его брат стал командиром отделения. Войска Центральных миров дорого заплатили за эту победу. Литвинов же берег свою главную ударную силу - боевых роботов.
  Однажды вечером, буквально через неделю после высадки на Сумеречную, Богдан разыскал Антона в палатке. Юноша укладывался спать. Сил оставалось только снять одежду.
  - Пойдем, поговорим, братишка! - Богдан тяжело прислонился к опорному столбу.
  - А может завтра? - в голосе Антона звучала надежда.
  - Завтра будет поздно!
  Выйдя на улицу, Богдан отвел брата к большому местному дереву, которое судя по обхвату, вполне могло видеть зарю своего мира.
  - У меня к тебе есть деловое предложение. Я хочу тебе по-братски предложить пойти со мной в разведку.
  - Надеюсь, я успею поспать до того, как ты расскажешь мне о цели похода по тылам врага.
  - Антошка, я говорю о новом подразделении. Литвинов поставил мне задачу собрать десятка два крепких и решительных парней для проведения тайных операций в тылу врага. Мне нужен человек, которому я мог бы доверять полностью, вот я и решил предложить тебе командование отделением.
  - В общем, понятно, а остальные люди?
  - Почти половина есть на примете у генерала, а остальных наберем завтра. Я думаю, что отбоя от добровольцев не будет.
  - Заметано! - Антон похлопал брата по плечу. - Можешь рассчитывать на меня.
  
  Прошло несколько недель. Добровольцы не были похожи на жителей "старых" планет. За это короткое время два десятка молодых людей сумели не просто сплотиться, а стать одним целым.
  Петр был доволен. На братьев можно было положиться - отряд разведчиков без потерь сумел добыть нужные сведения уже в первом рейде. Но ситуация становилась все хуже. Окраинные миры просто не успевали производить столько боевых роботов, сколько поступало с территорий Центральных миров. Если бы подождать, хотя бы год, но это было невозможно. Почти полгода разведчики Богдана Беринга наносили урон противнику и приносили бесценные сведения. Остальные тоже бились до последнего, но нехватка боевых машин решала все.
  Медленно, но неотвратимо Литвинов терял позиции. Нужда беречь каждого боевого робота приводила к гибели простых солдат. Петр с болью в сердце читал каждый вечер сводки о потерях за день. Громов на своем фронте трудился изо всех сил.
  Прошло еще пять месяцев, когда Литвинов вызвал к себе Богдана.
  - Лейтенант, заходите! - измотанный вид генерала говорил сам за себя. У меня для вас как всегда очень сложное и опасное задание, которое может повлиять на весь ход войны. Присаживайтесь.
  - Я слушаю, - Богдан не менее устало сел на ближайший стул.
  - Вот на карте наши позиции. Они Вам хорошо известны. За нами находятся шахты и промышленный центр Шахтерск. Название на мой вкус очень простое даже примитивное, но местным нравится. Километрах в десяти - пятнадцати впереди расположилась ударная группировка Центральных миров. Если они сейчас ударят всеми своими роботами, то последний оплот нашей обороны падет. А без него нам останутся только рейды по тылам врага. Весь сектор Серединных миров падет под властью Земли и ее приспешников.
  - Ваша задача, - продолжил после вступления генерал, - раздобыть сведения о времени и направлении главного удара. Будет просто замечательно, если вы сможете узнать численность ударной группировки. Все наши спутники уничтожены, а без их данных мы будто сражаемся с завязанными глазами.
  - Разрешите выступить вечером!
  - Конечно! И последнее, о вашем походе знаю я один. Никому не слова. У меня такое чувство, что это будет определяющим.
  - Вы подозреваете измену? - Богдан был удивлен.
  - Пока нет, но мое чутье никогда не подводило, поэтому я до сих пор жив. Все. Удачи, лейтенант, - Литвинов крепко пожал Богдану руку на прощание.
  Уже показались первые звезды, когда два десятка разведчиков тихонько пробирались к западу от своих позиций. Богдан внезапно подал сигнал, и все замерли, растворившись в потемневшей зелени высокого кустарника, который шел до самых отрогов горного хребта. Когда патруль прошел мимо и исчез в ночи, Богдан резко свернул на север. Быстрая ходьба по ночному подлеску не давала возможности отдохнуть, но командир без жалости вел вперед людей. Антон догнал брата:
  - Что происходит? Ты ни слова не сказал даже мне о цели нашего пути.
  Минут через пять брат остановился и объявил привал. По его подсчетам они отмахали почти километров десять. И это по густому кустарнику, бесшумно и в ночной темноте. Люди очень обрадовались передышке, но часовые немедленно рассыпались во все стороны. Эти закаленные первопроходцы космоса могли отдыхать даже в таких спартанских условиях.
  - Что происходит? - опять задал свой вопрос Антон, когда брат собрал его и еще двух командиров отделений - сержантов.
  - Мы сейчас находимся здесь, - показал на карте Богдан, - за нашими спинами гора резко поднимается, и на поверхность выходят несколько жил, богатых медной и другими рудами.
  - Очень хорошо, но я изучал геологию в университете, - подал голос один из сержантов.
  - А теперь представьте, что вы управляете боевым роботом.
  - Их сенсоры не смогут обнаружить группу на фоне гор, - обрадованный своей догадкой зашептал Антон.
  Богдан удовлетворенно кивнул головой и продолжил:
  - Это будет нашей базой на ближайшие дни. Мы разбиваемся на пары и стараемся пробраться поближе к лагерю неприятеля. Наша задача как можно быстрее узнать подробности их атаки. А еще лучше, выяснить все их планы.
  - Как всегда, - вздохнул Антон, - а почему мы ушли тайно и скрывались от собственного патруля?
  Ему Богдан позволял чуть больше, чем остальным, поэтому ответил:
  - Генерал считает, что наша главная проблема - это утечка информации. Он пока сам ничего не знает, или не посвятил меня, но ясно одно, кто-то работает на врага. А теперь, все. Час отдыха, в три часа семь пар уходят в рейд. В лагере дежурят четверо. Я с напарником по направлению на северо-восток. Остальные маршруты: пара один, - он показал направление на карте. - Пара два, вы движетесь...
  Антону выпал один из самых длинных маршрутов. Когда командиры отделений разошлись, он задержался. Богдан все еще разглядывал карту:
  - Чего-то задумал?
  - Почему ты так решил, - осведомился младший брат.
  - Да по тебе сразу видно. Выкладывай!
  - У меня появилась идея проверить один маршрут.
  Антон показал на карте. Богдан аж присвистнул:
  - Ты надеешься там пройти?
  - Да. Мне надо три дня.
  Командир взвода задумался, а потом склонился к брату и тихо ответил:
  - Если будешь задерживаться, я выставлю тебе знак. Белая скала за нашим лагерем будет прекрасным холстом. Темные отметки будут означать, что отряд покинул место. Тогда самостоятельно пробивайтесь к нашим войскам.
  - Заметано, - Антон поправил ручной лазер. - Выступаем немедленно.
  - Ни пуха, Антоша!
  - К черту, Богдан!
  Все пары выступили точно в указанное время. До рассвета им предстояло занять позиции и начать наблюдение. Иной путь ждал Антона. Представьте себе широкую долину, зажатую с обеих сторон двумя горными хребтами. Возле левого расположились разведчики. К югу долина разделяется на две части, которые обороняют войска Литвинова. На севере, как пробка в бутылке расположились войска Центральных миров. Обойти левую гряду и напасть на врага невозможно из-за сложного горного рельефа, остается правая. Антон решил проверить, можно ли через нее переправить несколько боевых роботов. Такой обходной маневр мог бы, по мнению юноши, помочь его армии.
  К рассвету он с напарником сумел незамеченным добраться до хребта и подняться. С высоты в бинокли они разглядели страшную картину. Издали более сотни боевых машин казались просто игрушками, но оба разведчика были достаточно искушенными в своем деле, чтобы не расслабляться. Сенсоры любого робота могли запросто обнаружить их даже на расстоянии в несколько километров, а потом гигантская боевая машина просто прихлопнула бы их, как надоедливого комара.
  - Да, нашим пилотам придется очень туго!
  - Поднимемся выше и доложим в лагерь, - Антон очень аккуратно начал отползать от обрыва. Метров через пятьдесят нашлась замечательная пещерка, где оба юноши могли отдохнуть. Но самое примечательное было в том, что вход смотрел прямо на белую скалу над лагерем. Спустя полчаса они смогли передать Богдану узким лучом послание. Пришел ответ: "Все понял. Будьте поосторожней".
  Дальнейший трудный путь проходил по гребню. К полудню они заметили тропу вниз. Звериная дорога петляла и огибала валуны, но постепенно позволяла спускаться. Когда они спустились метров на пятьсот, Антон обнаружил то, что искал: широкое и относительно ровное ущелье витиеватыми зигзагами проходило с севера на юг. Прямо по дну спешил по своим делам торопливый горный ручеек с холодной и чистой водой. От нее у разведчиков даже заныли зубы. Сверившись с картой, напарник повернулся к Антону, который наполнял флягу:
  - Сдается мне, что центральные совершают большую ошибку, не проверяя точность карты.
  - Да, в летнее время бурная горная река становится совсем маленькой, но карта об этом не дает информации.
  - Ну, что какую сторону проверим сначала? - напарник в бинокль еще раз проверял оба направления.
  - Сейчас поставим маяк у начала тропы и пойдем на юг. Сначала убедимся, что путь к нашим позициям ничем не закрыт.
  Оба юноши быстрым шагом заспешили вдоль ручья. Несколько раз им приходилось входить в воду, но бурный поток так обмелел, что воды было по щиколотку. Частенько попадались следы зверей, в том числе нескольких крупных. Оружие постоянно было направлено в сторону скал, мало ли чего.
  Эта предосторожность и спасла обеим жизнь. Антон поскользнулся на очередном мокром камне и плюхнулся прямо в ледяную воду. Прямо над ним мелькнула тень. Местный охотник, наиболее похожий на барса, только более быстрый и сильный пролетел над ним. Острые, как бритва когти только чиркнули, разрывая куртку. Еще в полете, зверь досадливо закричал. Наверное, в первый раз в его охотничьей карьере жертве удается выдержать первый удар острых когтей. Оба разведчика начали стрелять почти одновременно. Антон, еще лежа в воде, а его напарник присев на одно колено. Через несколько секунд все было кончено. От грозного охотника осталась только обгорелая куча меха.
  - Похоже, ты родился в рубашке, - напарник за руку вытаскивал Антона из воды.
  - Меня до сих пор колотит, - Антон синими дрожащими руками пытался повесить лазерное ружье на плечо. - Давай передохнем.
  Далеко на юге раздался характерный звук. Оба резко дернулись и буквально вжались в небольшую промоину на берегу. Сверху кстати выступающая скала удачно прикрывала от любого взгляда. В нескольких сотнях метров с сильным всплеском в ручей приземлилась Оса. Грозный лазер в левой руке был направлен в их сторону. Горный поток потолкался о стальные ноги новой рукотворной плотины, и замер, набирая силы для того, чтобы обогнуть преграду.
  - Наши, - напарник вздохнул с облегчением.
  - Тихо, ты, - Антон шикнул на него, пока пилот поймет, кто тут гуляет, мы уже будем лежать рядком вместе с диким котиком, который чуть нами не закусил.
  Несколько томительных минут никто не двигался, потом пилот включил двигатели, робот-разведчик взмыл ввысь и удалился в сторону лагеря Литвинова. Горный поток, словно обрадовавшись свободе, ринулся вперед и через несколько минут затянул гигантские следы мелкими камушками. Через полчаса разведчики снова тронулись, но теперь уже в сторону врага. На вопрос напарника, почему, Антон резонно заметил, что раз это ущелье контролируется, значит, оно проходимо - их генерал никогда не беспокоится по пустякам.
  Только ближе к вечеру, они смогли выйти в тыл неприятелю. Удобно расположившись в густом лесочке, начинавшемся на склоне горы и удобно сбегавшему вниз, разведчики развернули аппаратуру. Антон сразу заснул, а его напарник принялся слушать эфир. Ровно в полночь Антон сменил порядком уставшего коллегу. Он не мог усидеть на месте. В голове все крутились варианты получения информации.
  Ниже по склону во временном лагере царило оживление. Несмотря на позднюю ночь, горели прожектора. Стальные гиганты патрулировали местность. Ближе к утру у юноши появился план. Он быстренько растолкал второго разведчика, быстро объяснил, что хочет сделать, и не слушая возражений, начал пробираться по склону вниз.
  Почти час у него ушел на то, чтобы тихонько подкрасться к самому большому зданию. Двое часовых встретились буквально в нескольких метрах от него. Закурили.
  - Что за паника, почему надо работать и ночью?
  - Сдается мне, что скоро окраинным прищемят сильно хвост. Наши генералы хотят как можно скорее очистить от них планету. Только тихо.
  - А чего мы-то охраняем?
  - Майор сказал, что с утра состоится важное совещание, так что не зевай, а то потом головы нам будет не сносить.
  Часовые разошлись, а Антон змейкой юркнул к стене и прижался к гладкому материалу. На фоне местных скал белый материал стен смотрелся неуместно, будто мальчишка разрисовал картину, пытаясь привнести в нее что-то свое. Рука упала в карман и достала миниатюрное устройство. Он раздвинул траву, немного подковырнул землю и поместил туда свой сюрприз. Нет, это была не бомба, а кое-что похитрее. Устранив все результаты своего пребывания, юный разведчик поспешил вернуться назад. До леса оставалось всего метров сто пятьдесят, когда сзади затопали гигантские ноги. Бежать было бесполезно. Он замер. Топ, топ. Топ, топ. Человек со слабыми нервами давно кинулся бы бежать, когда за тобой идет двадцати метровая стальная туша. Снайпер прошел в десятке метров справа, от замершего Антона. Дойдя до леса, боевой робот развернулся и пошел вдоль опушки, внимательно сканируя все вокруг.
  Подождав минут пять, юноша пополз дальше. В лице напарника не было ни одной кровинки.
  - Черт ты полосатый, - накинулся он на Антона, - Что я сказал бы твоему брату, если бы этот гад прошел на несколько метров левее.
  - Да не кипятись, ты. Все же обошлось, и кроме того, я старше по званию и могу рисковать своей шкурой самостоятельно.
  - А я?
  - А тебе без приказа никак нельзя, - улыбнулся во весь рот Антон. - Ты лучше посмотри, какую замечательную штучку я нечаянно оставил у наших уважаемых врагов. А если без шуток, то я прикрепил к стене резонансный передатчик.
  - Круто, стены-то не из местных материалов. Я бы не сообразил, - напарник уважительно посмотрел на командира отделения.
  Потянулись долгие часы ожидания. Только ближе к обеду в лагере возобновилось движение. Командование, наконец, прибыло. После быстрого осмотра боевой техники, несколько человек зашли в здание. Со всех сторон его окружили более десятка роботов, а остальные охраняли подступы к базе. У Антона чесались руки, но приходилось ждать. Напарник оторвался от бинокля и тревожно посмотрел на него:
   - Я заметил движение в той стороне, где расположились остальные наши разведчики.
  - Только бы они не стали лезть на рожон.
  Прошел почти час, когда все высшие армейские чины вышли на свежий воздух. Большинство сразу сели в катера и под прикрытием истребителей умчались в сторону столицы.
  - Ничего, - напарник зло смотрел им вслед, - Мы им еще крылышки-то подрежем.
  Еще минут десять они прождали, пока снимут оцепление.
  - Давай, уже! - напарник нервничал.
  Антон нажал несколько кнопок. Передатчик послал условный сигнал, заработала закладка, и все здание превратилось в одну большую антенну.
  - Есть прием, - оба приникли к наушникам - появилась запись голоса.
  Разведчики слушали, буквально не дыша, боясь пропустить каждое слово. Конечно, их аппаратура делала автоматическую запись, но на вторичное прослушивание могло не остаться времени. Кто знает, каким будет путь до своих. Противник отнюдь не был глуп. И его приходилось брать в расчет. Запись окончилась. Глубокая тень беспокойства пролегла по лицам обоих. Если противник предпримет удар такой силы, то их слишком потрепанные силы не выдержат. Боевой дух хоть и высок, но недостаток роботов очень сказывается.
  - Дождемся вечера, или будем сматываться? - напарник ждал приказа Антона.
  - Мне кажется, что надо попытаться удрать как можно раньше. Чувствую, что не все так гладко, как нам кажется.
  Его слова словно подтвердил залп нескольких десятков ракет. Эхо еще гремело, а оба были готовы бороться до конца. Бесценные сведения скопированы и находились у каждого. Антон украдкой поднял голову. Два звена боевых роботов веером расходились от здания штаба и потихоньку поднимались к их убежищу. Когда стальные чудовища появились, ни он, ни напарник не увидели. Несколько человек деловито копались у стены, где раньше была заложена закладка. Но самым серьезным было наличие в каждой группе по Вампиру. Этот тяжелый робот обладал потрясающими боевыми качествами, и кроме того, нес на себе столько аппаратуры для поиска целей, что уйти незамеченным от него было невозможно.
  - Отходим медленно, - если обнаружат, ищи любое большое дерево и постарайся закопаться под него.
  - Знаю, - напарник пытался казаться смелым, но белые губы выдавали страх. Самому Антону тоже было не по себе. Одно дело, когда можешь помериться силой и выносливостью с человеком, но другое дело, когда на тебя надвигается целый семиэтажный дом.
  Вдали раздались выстрелы. Разведчики даже не повернули головы. Приходилось спасать свои жизни. Отдельные хлопки переросли в канонаду. В наушниках раздались команды. Казалось, что весь лагерь противника сошел с ума. Разрывы неподалеку от беглецов внезапно прекратились. Антон первым добрался до гребня. Здесь они были вне досягаемости для тяжелой техники.
  А противник всей своей массой отражал нападение со стороны лагеря Литвинова. Боевые роботы с ужасным шумом утюжили местность, но противника заметно не было.
  - Что за ерунда! С кем они сражаются? - напарник отирал с грязного, перепачканного землей лица пот.
  - Я сам пытаюсь разобраться, - Антон продолжал квадрат за квадратом проглядывать в бинокли долину. Он наткнулся на то, что искал. В густой траве, неестественно задрав одну металлическую руку, лежал Кузнечик. Около него суетились техники. Несколько катеров с людьми и десятки боевых роботов в непосредственной близости добавляли хаоса происходящему.
  - У меня один вопрос - кто это его свалил?
  Ответ появился сам собой: еще один взрыв вблизи Волкодава встряхнул вражеский муравейник с новой силой. В эфире стояла каша из отдельных фраз.
  - Было приятно наблюдать такой спектакль, а теперь давай удирать во все лопатки, - Антон подал пример, поднявшись и поспешив по гребню хребта в сторону узкого соседнего ущелья. Там они чувствовали себя почти в безопасности. К вечеру они дошли до отмеченной звериной тропы. Немного передохнув, они с удвоенной силой устремились вверх по склону.
  Первые звезды уже показались на небе, когда оба разведчика снова увидели долину. Взгляд обоих сразу упал на белую скалу над лагерем. Многочисленные выстрелы буквально исписала ее по всей высоте. Лес, где отряд Богдана всего двое суток назад раскинул лагерь, был основательно прорежен. Выкорчеванные с корнем вековые исполины валялись, как палки. Деревья помельче были переломаны, будто зверь недюжинной силы ломился напролом.
  У обоих на языке вертелся вопрос, а что же с нашими? Осторожно расположившись в знакомой пещерке, они начали наблюдать. Хотелось бегом спуститься по склону и кинуться на помощь, но разум говорил, что их отряду уже ничем нельзя помочь. Если они и попали в передрягу, то два человека ничего не смогут противопоставить десятку боевых роботов.
  По ночному небу пролетела гигантская летучая мышь и приземлилась всего в паре километрах западнее. Это оказался разведчик центральных. Шершни были не очень сильными машинами, но маневренными и быстрыми. А со своими летными навыками этот робот мог вполне добраться до человека даже на горе. Оставалось только наблюдать. В нескольких местах чудилось что-то необычное, вроде та же трава, но что-то не то. Все указывало на наличие почти десятка засад по всему периметру долины. Солдаты воспользовались местностью и почти растворились в густой растительности. Если бы не их небрежность - курить в секрете запрещалось, то неизвестно как могла сложиться судьба юного Беринга с соратником.
  Когда робот врага улетел восвояси, Антон и его товарищ встали и двинулись назад в знакомое ущелье. Путь домой был тяжел. Силы были почти на исходе. Туша зверя, пытавшегося ими пообедать, была вся съедена. В лунном свете блестели ярко отполированные голодными зверьками и птицами кости. Несколько мелких грызунов бросились в рассыпную, при виде двух людей.
  - Это хорошо, - задумчиво произнес напарник, - путь, скорее всего, свободен.
  - Ты это о чем?
  - Если звери не побоялись спуститься сюда и полакомиться нашим трофеем, значит, людей кроме нас здесь не было. Посмотри, маленькие пожиратели падали испугались нас, а отсюда следует, что никого крупнее в округе сейчас нет.
  - Как ты узнал все это, - Антон удивленно посмотрел на товарища.
  - А я же местный, да к тому же мой отец много лет охотился севернее этих мест. Девственная планета просто создана для этого.
  Оба замолчали, понимая, что свои посты близко. Вот и долгожданный перевал, а оттуда прямой спуск в долину к лагерю Окраинных миров. Защемило сердце в предчувствии близкой опасности. Антон бросился на твердые камни, увлекая своего напарника. Над головой пронеслась очередь из шестиствольной пушки. Попади такая в человека, и его пришлось бы собирать по всему ущелью.
  - Замрите, если хоть шевельнете пальцем, я прицелюсь точнее, - раздался над головой громкий голос.
  Антон и его спутник лежали на холодных камнях даже не пытаясь разговаривать. Буквально через минуту рядом приземлился катер. Несколько солдат выскочили, держа лазерные ружья наперевес. Командир осторожно приблизился.
  - Оружие на землю, а сами встать, руки держите выше! Одно движение и вы трупы!
  - Командир, а нельзя ли полегче, мы итак несколько суток провели в разведке.
  - В разведке? Сейчас полетим к начальству, пусть у них болит голова, - суровый сержант забрал оружие и подтолкнул разведчиков к катеру. На борту на них надели наручники.
  Только когда взлетели, Антон смог оценить достоинства обороны. На гребнях затаились две Осы, которые, очевидно и засекли их своими радарами. А внизу по обеим сторонам стояли Воин и Горец. Позади, как пробка в бутылке композицию довершал Молот.
  Летели всего лишь пять минут. Когда катер приземлился, к ним сразу подошел усталый капитан:
  - Кого это вы там поймали? А мне говорили, что ущелье безлюдное.
  - Да вот пара типов, которые неплохо экипированы, да к тому же заявляют, что они из нашей разведки.
  Капитан внимательно пригляделся к лицам обоих пленных:
  - Сержант, освободите их и верните оружие.
  - Под Вашу ответственность.
  Когда Антону освободили руки, он растер запястья и обратился к капитану:
  - Господин, капитан, нам надо срочно попасть в лагерь генерала Литвинова. Несколько часов промедления, и для всех нас будет поздно.
  Тревога передалась и капитану:
  - Садитесь в катер, я сопровожу вас.
  По дороге разведчики поинтересовались, что произошло за два дня. Более словоохотливый попутчик пояснил, что прошлым вечером к ним пробился изрядно потрепанный разведывательный взвод. Что там у них произошло, никто толком не знает, но Литвинов приказал нескольким звеньям роботов укрепить даже такие малодоступные позиции. И особенно отметил, что если пилоты роботов будут сначала стрелять, а потом задавать вопросы, то он их самолично придушит.
  - Наверно, он знал о вашем возвращении.
  Катер приземлился неподалеку от палаток их взвода. Навстречу выскочил Богдан, что-то жуя на ходу. Вокруг царил четкий и отлаженный бедлам, но сторонний наблюдатель не смог бы понять, что лагерь готовится к хорошему сражению.
  - Наконец, то, я уже начал волноваться, - командир разведчиков обнял обоих. - Целы?
  - Все нормально, не считая усталости. У меня очень срочные сведения.
  - Время атаки Центральных миров Литвинову я сообщил, но у тебя есть что-то новенькое.
  - Да, скорее идем.
  Разведывательный взвод Богдана успел принести сведения очень вовремя. Оказывается, что противник снова решил повторить свою старую и излюбленную тактику, когда огромный перевес в технике мог решить все.
  Единственным важным местом, не захваченным врагом, оставался городок Шахтерск. Бывший рудодобывающий центр Литвинов переоборудовал под свои нужды. Теперь войска Центральных миров хотели, во что бы то ни стало, отрезать его роботов от баз и мастерских.
  Когда Богдан и Антон вошли в палатку генерала, он устало сидел перед большой картой. В одной руке была кружка с крепчайшим кофе, а в другой рация по которой он то и дело отдавал приказы и выслушивал доклады.
  - Генерал, - начал без предисловья Богдан.
  - А, это снова вы. Проходите, плесните кофейку, - Петр показал рукой на маленький столик.
  - Спасибо, но пока не хочется, - Богдан стремился перейти к делу, - времени у нас в обрез.
  - Докладывайте! - Литвинов за какую-то секунду преобразился в неутомимого командира. Вошел Макбартен и тихонько прислонился к стенке палатки.
   Доложив, Богдан показал на Антона:
  - Вот у него есть свое видение ситуации. Два моих разведчика исследовали восточное ущелье, которое доселе считалось непроходимым.
  Петр и Макбартен повернулись к молчавшему Антону.
  - Господин генерал! По нашим данным противник собирается начать атаку не ранее утра, следовательно, у нас есть еще двенадцать часов. Если оставить половину наших сил на позициях, а остальным за ночь обогнуть горы и зайти в тыл. Как только Центральные начнут нас давить, тогда резерв сможет беспрепятственно разнести их тыловую базу и прийти нам на помощь всего часа через три. Я и мой напарник беремся провести роботов по нему.
  - Молодец! - Макбартен скептически отнесся к этому плану, - вы хотите завести наш резерв в горы в надежде, что противник не обнаружит этого?
  - Подожди, Мак, не суетись, пусть объяснит подробно и покажет на карте.
  Через десять минут лицо генерала засияло:
  - А ведь может получиться, даже обязательно получится. Я сам поведу резерв. Ты сможешь продержаться, скажем, с половиной отряда?
  Макбартен покосился на братьев и кисло кивнул:
  - Будет довольно тяжело.
  - Да с такой позицией, и обходным маневром мы можем поспорить с центральными, - влез в разговор Богдан.
  - А где же планируют занять позиции сами разведчики, в тылу? - усмехнулся Макбартен,
  Богдан проигнорировал вопрос молодого генерала и обратился к Литвинову:
   - Разрешите моему взводу занять высоту справа от дороги к Шахтерску. Там мы сможем показать все на что способны.
  - Благодарю за службу! - Литвинов поднялся. - Всем спать. А ты, Мак, останься.
  Макбартен подошел к столу с картой. Литвинов сумел убедить коллегу, что совсем еще мальчишка смог утереть им обоим нос. Маку пришлось подчиниться, но тень зависти пролегла между соратниками.
  Глубокой ночью при свете звезд ушла почти половина боевых роботов, как канула во мраке ночи. Оставшиеся, проклиная врага, заняли места в боевых машинах и тихо разместились по позициям. Макбартен выкинул все недовольные мысли и с головой окунулся в последние приготовления. Сомневаться в сведениях разведчиков никто не собирался.
  Взвод Богдана в полном составе засел на горном склоне. Все двадцать смогли взять в руки оружие. Пятеро были ранены, но отказались лежать в лазарете и ждать своей участи.
  Богдан коротко рассказал Антону, что произошло. Когда противник обнаружил работу двух разведчиков, остальные провели отвлекающий маневр. Трое попали под огонь из-за нерасторопности, еще двое отвлекли врага на себя и тоже получили осколочные ранения. Зато они расправились с одним из легких роботов, заманив того на мины, и смогли узнать время нападения. Богдан понимал, что рискует всем отрядом, но он пошел ва-банк, догадываясь, что Антон сможет принести очень ценную информацию.
  - Хорошо то, что мы все живы, - подытожил старший брат.
  Наступил рассвет, пополз легкий туман. В нескольких километрах на севере начал медленно нарастать гул, как будто находишься на пасеке. Минуты растягивались в часы. Если взглянуть на юг, то взору открывалась широкая степь, а если враг сумеет туда прорваться, то его будет не остановить.
  Отступать дальше было некуда. Но что принесет им утро?
  
  7. У последней черты.
  
  - Смотрите в оба, ребята! - Богдан спешил еще раз проверить укрытия бойцов разведывательного взвода лично. - Скоро начнется свистопляска. Но грустить нам не придется - позиция у нас просто класс, чем угостить мерзавцев тоже. Надо то всего продержаться часика два - три.
  - Сэр, - один из бойцов обернулся, - а когда подойдет генерал Литвинов?
  Тайный маневр командующего сильно тревожил простых солдат, но вера в своего командира была просто беспредельной. Тем не менее, Богдан счел необходимым разрядить обстановку.
  - Ребята, да их там всего-то штук сто, а у нас в пяти взводах целых сто орлов, да к тому же почти сотня своих стальных монстров. Да они не выдержат и после своей первой атаки просто разбегутся.
  Кто-то нервно хихикнул. Ждать становилось невмоготу.
  - Идут, сэр! - донесся голос наблюдателя. - Прямо как на параде чешут гады. Один, два, три, ... тридцать!
  - И всего-то, - Богдан попробовал натурально рассмеяться, - Наверное, остальные заглохли в пути.
  - Нет, сэр! Три шеренги по тридцать штук. Сначала тяжелые, потом средние, а легкие в тылу.
  На это командиру разведчиков возразить было нечего. "Ничего, подумал он про себя, будет вам сюрприз, а может и не один".
  - Всем ждать! Не высовывайтесь! - Богдан перебежками приблизился к брату и упал рядом. Антон деловито разместил своих бойцов в природном форте. Это только с виду беспорядочная насыпь валунов была бесполезна, а на деле разведчиков обнаружить не могли и чувствительные сенсоры боевых машин.
  - Огонь только по команде, - распорядился Богдан.
  - Мои все знают, - не отрывая глаз от бинокля, проговорил Антон. - Смотри, сейчас начнется!
  Богдан тут же припал к окулярам своего. Картина вырисовывалась ужасающая - не очень широкое ущелье от края до края занимали атакующие боевые машины врага. Вот передние роботы поравнялись с минными полями, вот уже миновали несколько десятков метров, а взрывов все не было.
  - Неужто, все проскочат! - Богдан не верил своим глазам. Тут же грянул далекий взрыв. Одна стальная громадина вздрогнула, сделала еще один шаг, но оторванная нога не последовала за хозяином, а все быстрее ухнула наземь. За ней последовал и боевой монстр. Это падение буквально ошеломило противника, никак не ожидавшего атаки. Передние роботы замедлили ход, пытаясь определить скрытую угрозу. Но в эту минуту фортуна отвернулась от нападавших.
  - Один готов! - радостный крик пронесся над позициями взвода.
  - Второй, нет третий! - вторил ему другой голос.
  И пошло. Полегло почти десять машин, пока противник не догадался провести зачистку местности. А оборонявшиеся получили целых полчаса драгоценного времени.
  Боевые роботы Центральных миров, наконец, миновали минные поля. Тяжелых роботов осталось восемнадцать из тридцати, средних - двадцать пять, а легких - двадцать.
  - Эх, нам бы еще пару полей, так и сражаться не пришлось! - на реплику Богдана ответило сосредоточенное молчание подчиненных.
  - Давай, держись тут, братишка! - Богдан похлопал Антона по спине и короткими перебежками устремился на свою позицию.
   До врага остался всего километр, когда роботы Макбартена открыли огонь по наступавшим. Все пилоты действовали слаженно, но уж очень большим был перевес нападавших. При трехкратном превосходстве в такой технике шансы улетучивались со стремительной скоростью. Мак сидел за трехмерной картой и наблюдал за ходом боя, но помочь он мог только советом. Скудный резерв ждал своего часа. В запасе оставались пара тяжелых, восемь средних и четыре легких стальных машины. То тут, то там раздавались одиночные выстрелы наиболее торопливых ракетчиков, но никакого эффекта это не приносило.
  Подойдя на расстояние в пятьсот метров, все стальные монстры противника по команде открыли огонь. И началось:
  - Наши Титан и Буря вышли из строя...
  - Шершень, Гладиатор противника подбиты...
  - Циклоп, Молот подбиты, Лучник и Горец повреждены. Левый фланг просим разрешение на отход.
  - Держитесь, черт бы вас побрал! Всем бойцам, беглый огонь! - Макбартен глядел на часы - время стало его злейшим врагом.
  - Волкодав, Вампир, Кузнечик подбиты.
  - Ребята, - раздался радостный голос, - мы завалили одного! - Это солдаты левого фланга подкараулили вражеского Шершня и с расстояния в сто метров разворотили его бок несколькими ракетами.
  Прошло двадцать минут. Противник остановился возле крутого склона и повел ураганный огонь по оставшимся защитникам.
  - Отходим на вторую позицию! - Мак не собирался позволить добить остатки своих частей.
  - Взводы доложить! - он уже не знал - остался ли кто-то из бойцов еще в строю.
  - Левый фланг - потери семь человек.
  - Центр - пятнадцать.
  - Правый - три. - Отряд Богдана еще как следует не вступил в бой.
  Неприятель за пять минут успел закончить артподготовку и перейти в атаку по правому флангу. Судя по количеству техники, эта атака должна была стать последней. Сквозь гул разрывов до Мака дошли позывные Литвинова. Петр сообщил, что его маневр почти закончен.
  Его обходной рывок прошел для врага незамеченным. Ночью пройти по узкому перевалу и пробраться в тыл противника - этот вариант событий командование Центральных миров даже не брало в расчет. Чего стоило Литвинову провести все пятьдесят роботов, а особенно тяжелых по таким кручам, никто никогда не узнал. Постаревший от волнения на несколько лет командир ждал с тревогой начала атаки врага. Если бы он раскрыл карты раньше, то неприятель запросто мог прервать свой удар, развернуться и прихлопнуть сначала его, а потом заняться основными позициями.
  - Ребята, вперед! Покажем захватчикам, с кем они связались! - Молот Литвинова, все прибавляя шаг, словно призрак, показался из утреннего тумана, кольцом опутавшего горы. Дозорные Метеор и Тайфун противника успели только понять, что кто-то новый вступил в игру. Не сбавляя ход, Петр поднял обе руки робота и словно остро отточенным клинком почти надвое перерезал корпуса обеих роботов. Дозорные, получив несколько ударов в бок, попадали как огромные двадцатиметровые дубы. Рядом с командиром вырастали все новые и новые стальные солдаты.
  - Беглый огонь! - приказал Петр.
  Если кто-нибудь видел вблизи смерч, то представьте такой же по силе огненный вихрь, который всей своей силой обрушился на боевых роботов противника. В это время основные силы уже миновали минные поля и обрушились на защитников высот.
  Через двадцать минут, проверив потери, Петр приказал преследовать отступившие жалкие остатки резерва врага. Из тридцати тяжелых и средних роботов осталось всего семь, да и те были изрядно помяты. Отряд Литвинова же потерял четыре тяжелых, шесть средних и пятнадцать легких роботов. Не все были окончательно разбиты, но для стремительного похода на выручку своим Петру нужны были только исправные машины.
  
  Один из легких роботов непростительно близко подошел к позициям Богдана.
  - Огонь! - скомандовал командир, и десяток ракет устремились к вражеской машине.
  - Попали, попали! - радостный крик разнесся над позициями.
  Еще один враг уже спешил разделаться с везучими разведчиками. Шершень стремительно приближался. Включилась двигательная установка и стальной противник начал подниматься в воздух. Если он приземлится прямо на головы разведчикам, то они даже не успеют испугаться перед смертью. У Богдана выступил холодный пот:
  - Ракетчики, как только он приземлится, огонь по ногам. - Нижние конечности робота были не очень хорошо защищены, и у людей оставался призрачный шанс на спасение.
  События у скалы разворачивались все хуже - противник, пользуясь численным превосходством, пер фактически напролом, нисколько не считаясь со своими потерями. Командир звена роботов был тертым калачом - он на своем Медведе и не думал отступать с выгодной позиции. Рядом упала вся изрешеченная прямыми попаданиями Оса, противник же лишился тяжелого Вампира и Легкого Кузнечика. И тут случилась невероятная вещь- Медведь получил несколько попаданий тяжелыми лазером и ракетами чуть выше кабины пилота. Как будто игла проткнул кусок ткани. В обычном бою попадания не ложатся так кучно, и броня справляется, но тут она не выдержала. Командир звена получил удар несколькими осколками по лицу и потерял сознание от дикой боли. Робот лишившийся управления неуклюже уселся на землю, а потом завалился на бок. Оставшиеся Воин, Горец и Москит втроем стали медленно отступать. У врага же оставались помятые, но вполне боеспособные три тяжелых, шесть средних и три легких робота. В нескольких сотнях метров два десятка противников добивали двух оборонявшихся роботов. Положение складывалось критическое.
  Антона словно что-то снова подстегнуло к действию - он выпустил по приземлившемуся Шершню ракету и пулей бросился влево по склону. Рискуя сломать себе шею, он на пятой точке спустился по очень крутой скале. Справа и сверху разведчики выпустили остатки ракет по вражескому роботу. Тот успел сделать только один финальный выстрел, а затем кувыркнулся, как кукла, с пятидесятиметровой высоты. Внизу он превратился в просто искореженный кусок стали. Богдан устало отер лоб и посмотрел на свои позиции. От взвода осталось только восемь человек. Далеко позади к их оборонительной линии спешил скудный резерв Макбартена. Эфир прорвали далекие слова Литвинова:
  - Продержитесь еще пол часика - мы на подходе!
  - Постараемся, - Маку было не до болтовни в эфире.
  Переведя взгляд к подножью скалы, Богдан обнаружил стрелой мчавшегося по полю брата. Сердце болезненно сжалось. "Ну, зачем ты..." - пронеслась мысль. Потом он увидел лежащего в сотне метров поверженного Медведя. Стальной гигант, так уверенно защищавший их позиции, казалось, просто лег на бок и уснул. "Неужели он собирается"?
  Пронесся нестерпимо яркий и горячий луч лазера, две ракеты взорвались в каких-то двадцати метрах. Антона подбросило в воздух и толкнуло в спину. "Ну, хоть в нужную сторону", - успел подумать он, кубарем катясь по твердой земле. Встать после падения стало делом чести. Десять, пять, один метр. Он с разбегу подпрыгнул и ухватился за покореженную лесенку. Еще десять драгоценных секунд прошло, пока он добрался до кабины и смог войти внутрь. Зрелище внутри было не для слабонервных. То тут, то там, в сенах были воткнуты осколки брони, а пилот безжизненной куклой свисал с кресла. Если бы не ремни, он бы сейчас был на полу, которым стала стена. Быстро, но бережно Антон снял командира звена с кресла, перенес и пристегнул к койке в спальном отсеке. С потолка, а теперь стены, свесился медробот и начал свою работу. Помочь Антон ничем больше не мог. Он взгромоздился в лежащее на боку кресло, обтер рукавом и надел на голову шлем. Работу всех важных систем он воспринял как чудо.
  Противник уже обошел теперь уже его робота и спешил прорваться в тыл и к своей вожделенной цели - Шахтерску. Одна рука Медведя была повернута под углом, пушки смотрели в землю, а вторая с тяжелыми ракетами была вытянута в сторону уходящего противника. Оказывается, пока Антон забирался в Медведя и садился в кресло, прошло меньше минуты. Все враги были очень близко, спиной к нему и как на ладони. Упускать такую возможность для атаки наш восемнадцатилетний герой не собирался. Одновременно прикрыв левой рукой пробоину в корпусе, как человек прижимает раненную руку к груди, вторую он стремительно поворачивал в сторону уходящего Демона. Нацелить ракетную установку было секундным делом. "Давай, дружище, не подведи!" - Антон нажал на кнопку джойстика. Так в старину казаки поглаживали своего скакуна и ласково просили его помочь в битве.
  Три огненные стрелы, словно стремясь опередить друг друга, рванули к Демону. Удар пришелся прямо в подколенный сустав. Сталь не выдержала - в разные стороны брызнули искры и куски ноги. Все быстрее и быстрее тяжелый робот врага ухнул на бок. А Антон уже успел нацелить свое сокрушительное оружие на чуть более далекого Скорпиона. Из пяти ракет четыре достигли цели - второй враг выбыл из строя. Один из легких Кузнечиков поспешил развернуться и проверить: откуда ведется огонь. Антон не стал выдумывать велосипед и расстрелял того в упор. Осталось еще тридцать семь ракет и разнокалиберные лазеры в корпусе робота. Но для их использования Антону надо было поднять свою машину с земли.
  Подоспел резерв Макбартена и сразу включился в бой. Наступление на правом фланге застопорилось, противник не понимал, кто это смог уничтожить за полминуты трех его роботов. Словно восставший из ада тяжелый робот, направляемый рукой Антона, поднимался с земли.
  - Внимание, правый фланг! Говорит Медведь! Проучим этих сосунков! - Антон нацелил оружие на сразу двух легких роботов и открыл огонь. Дружный крик "ура" вторил его словам. Неприятель, наконец, дрогнул и решил отойти и перегруппироваться. Двое оставшихся роботов: Воин и Горец почти не стояли на ногах, но с какой-то дикой радостью обреченных кинулись поддержать своего командира. Двое против девяти. В сотне метрах сзади открыли ураганный огонь четверо роботов резерва. Чуть левее семь роботов под руководством Мака напали на двадцать противников. Левый фланг и центр тоже перешли в наступление. Это походило на то, как зайцы пытаются накостылять голодному волку. Но, в этом случае волк подавился.
  - Огонь, ребята, осталось немного! - Мак азартно сам вступил в борьбу. Его Циклоп в упор расстреливал более легкого Снайпера. Против такого опытного пилота, как Макбартен, и ужасающей мощи тяжелого лазера устоять было почти невозможно. За пару минут расправившись с противником. Он снова возглавил атаку:
  - Все в атаку, усилить натиск!
  Антон вместе со своим звеном обратил в бегство пару Шершней.
  - Парни, не увлекайтесь! Займемся остальными.
  - Командир, что у тебя с голосом? - полюбопытствовал один из пилотов.
  - Прямое попадание в корпус способно сотворить чудо, - не бог весть, какая шутка, но вопросы прекратились, и это было главным. Он поспешно разворачивал своего Медведя, чтобы использовать оставшиеся ракеты против скучившихся двух десятков вражеских роботов. Хотя, их уже стало штук пятнадцать, не больше. Как говорится, управимся одной левой.
  Откуда-то издалека прилетели ракеты и упали, немного не долетев до поля боя. Командир Центральных не был круглым дураком. Он сразу понял, что у войск Окраинных миров намечается пополнение. Дюжина средних и легких роботов немедленно была отправлена сдержать выросшего, как из-под земли Литвинова.
  - Левый фланг наш! - радостный крик возвестил о разгроме врага на фланге. Две оставшиеся Осы не останавливаясь начали заходить в тыл центральной группировке неприятеля. В центре врагу так же пришлось снять пятерых роботов и отправить "с приветом" к Литвинову. Еще через десять минут и там победа досталась легкому роботу Окраинных миров. Только представьте: Москит без орудийной башни и одной руки, но пилот продолжал упрямо идти вперед.
  Маку, наконец, удалось продавить своих недругов, а Антон со звеном уже очистили правый фланг.
  В истории земных войн присутствует одно слово "котел". Ничего общего с приготовлением еды оно не имеет. Если одна из сторон проводит обходные маневры и окружает неприятеля со всех сторон, то солдаты говорят, что противник "попал в котел". Именно такая участь, спустя пятьсот лет, ожидала войска Центральных миров. С одной стороны более двух десятков роботов Петра, а с другой - десяток Макбартена. А между ними семнадцать сбитых в кучу и почти не сопротивляющихся машин, которые только недавно являли собой самую грозную наступательную силу в освоенной вселенной.
  - Командование Окраинных миров предлагает вам всем сдаться! - прозвучал в эфире спокойный голос генерала Литвинова. Антон поразился выдержке этого человека. Так спокойно и буднично звучал голос его командира, будто генерал не участвовал в одной из самых страшных битв современности, а сидел в своем кресле и потягивал крепкий кофе, размышляя о вечном.
  - Пошел ты к дьяволу! Сдавайся сам! - только брань была ему ответом.
  - Беглый огонь! Целиться в тяжелых и средних роботов - Петра не просто было пронять пустыми угрозами.
  Через пятнадцать минут половина боевых роботов противника уже лежала на земле. А еще через минуту оставшийся в строю командир звена Центральных вышел на связь и попросил прекратить огонь.
  Из разрушенных окопов поднимались уцелевшие солдаты, защищавшие подступы к Шахтерску, и бежали в сторону своих роботов. Пилоты слезали на землю и поздравляли друг друга с первой крупной и значительной победой. Ликование простых солдат не знало границы, по всему полю слышались крики "ура".
  Литвинов и Макбартен были заняты по уши весь оставшийся день и только поздно вечером собрались вместе с командирами подразделений в командирской палатке чудом уцелевшей во время боя. Петр подвел итоги дня:
  - Соратники! Сегодня мы одержали очень важную победу и, я надеюсь, находимся в том положении, чтобы переломить ход всей кампании. Остановив агрессию Центральных миров против последней непокоренной планеты Серединных миров Сумеречной, мы полны решимости отстоять все наши дома. Работы еще очень много. Этим утром мы уничтожили сорок тяжелых, сорок три средних и двадцать два легких робота противника, а семь средних и восемь легких взяли в плен. Крупных войск противника на этой планете больше нет. Наши потери составили четырнадцать тяжелых, двадцать пять средних и двадцать семь легких роботов, а кроме того двадцать восемь солдат погибло, а сорок три ранены. Потери очень тяжелые, но врагу досталось в несколько раз сильнее. Всех благодарю за проявленные героизм и стойкость, если бы не каждый из вас, то события могли бы развиваться по иному сценарию. Завтра я проведу торжественное награждение всех воинов. А теперь прошу вас отдохнуть.
  Когда командиры ушли, Петр повернулся к Маку:
  - Твое мнение по поводу инцидента на правом фланге.
  Макбартен вздохнул.
  - А что говорить, вы все сами знаете. Когда Центральные навалились на нас второй раз, вся мощь их удара пришлась на пару звеньев, что держали там оборону. Командир звена получил сильную контузию и выбыл из боя. Молодой парнишка, Антон Беринг из отряда разведчиков сумел попасть в подбитого Медведя и не просто открыл огонь, а один уничтожил трех роботов врага. А бой с Демоном и Скорпионом легким я не назову. Потом его звено смогло обратить вспять наших уважаемых недругов. Мне же оставалось просто идти вперед, а то они нам ничего бы не оставили, - последнюю фразу он произнес с легкой иронией в голосе.
  - Это я успел выяснить, кивнул головой генерал, а вот ты мне скажи, как тебе показался этот паренек, надежный?
  - Мне судить сложно, но он и раньше неплохо зарекомендовал себя службой в разведывательном взводе, а кроме того он серьезно увлекался Игрой и даже собирался поступить учиться в школу пилотов роботов, если бы не эта чертова война.
  - Да, она много покалечила судеб, а сколько страданий и боли еще будет впереди, - Литвинов вздохнул. - Спасибо, за службу, иди, поспи до рассвета. Сам Петр спать не планировал. Налив себе крепкого кофейку, он погрузился в раздумья: "Как было бы легче, если бы его друг Арсений был бы сейчас жив".
  На другой день Громов связался с Петром и поздравил его с победой:
   - Я уже знаю почти все подробности, молодец, теперь надо усиливать натиск. Ты что-то слышал про Альберта Грина? - внезапно сменил он тему разговора.
  - Не помню такого, - Литвинов пытался припомнить, где он раньше слышал про этого человека. - Хотя, его имя мне вспоминается в связи с операцией Большой куш десятилетней давности.
  - Верно. Тогда он трижды становился победителем всех Окраинных миров в шоу "Боевые роботы".
  - Игру я не смотрел, как всегда был занят, - Петр досадливо поморщился - все связанное с Синдикатом вызывало у него антипатию. - Не люблю эту затею Синдиката. Грин просто подошел нам в качестве приманки, а сам получил взамен все свои деньги, да еще и жизнь в придачу. Полиция же смогла как следует переворошить криминальную среду.
  - А зря вы не познакомились раньше, неплохой и сообразительный молодой человек, хотя ему уже лет под сорок. Он сам тебе подскажет, где принесет большую пользу, - Александр Александрович отключился.
  Прошла неделя, за это время инженеры совершили невозможное - из груды подбитых машин они смогли собрать два десятка работоспособных боевых роботов. Все были готовы отбить у врага еще одну планету - Глорию. Но тут за день до отлета на космодроме приземлился корабль, прилетевший с Альтаира. Он привез человека от Громова...
  И многое изменилось!
  
  
  8. Таинственный Мираж.
  
  С самого утра на небе появились низкие грозовые тучи. Они закрыли итак тусклое светило и предвещали скорую смену погоды. Если кто не попадал в чистом поле под проливной дождь, то просто представьте, как на вас с небес извергаются потоки воды. Они настолько сильные, что могут повалить с ног и буквально вдавить все живое в набухшую почву. Редкие пучки травы стелятся по земле, и даже деревья склоняют свои ветви не в силах противостоять разгулу стихии.
  Антон и Богдан сидели у окна и смотрели, как сквозь непогоду все ниже и ниже опускается крейсер. Пилот смог посадить его почти вслепую, но так ровно и плавно, что вызвал восхищение у всех наблюдателей. Почти сразу к нему подлетел командирский катер и кого-то забрал.
  - Кто-то важный, - задумчиво произнес Богдан.
  Транспорт доставил прибывшего или прибывших к зданию штаба. Все тот же дождь скрыл от взора любого наблюдателя вошедших туда людей.
  Литвинов поднялся из-за стола, когда в кабинет вошел его помощник вместе с новым человеком. Небольшого росточка, худенький с бледным лицом, он представлял бы собой живой образец простого кабинетного работника, если бы не пронзительные голубые глаза на сосредоточенном и умном лице. Новенькая форма была так старательно подогнана, что казалась частью пришедшего, а майорские нашивки и начищенные до зеркального блеска туфли довершали экипировку.
  Петр непроизвольно разгладил складки на уже поношенном кителе и протянул руку. Хватка, а не рукопожатие, посланника Громова производили должное впечатление.
  - Прошу Вас, садитесь, - Петр жестом указал на ближайший стул.
  - Спасибо, генерал, - незнакомый майор присел и широко улыбнулся Литвинову.
  - Генерал, сэр, меня зовут Альберт Грин, - неизвестный акцент не позволял определить его родину. - Я к вам по поручению генерала Громова. Я вижу ваше недоумение, ведь чиновники и штабные офицеры вам не сильно нужны.
  - Да, мне сейчас пригодились бы десятка два умелых пилотов, - Литвинов чистосердечно признал очевидный факт. У меня на носу наступление, а боевых роботов раз-два и обчелся.
  - Я вас очень хорошо понимаю и постараюсь вместе со своим отделением послужить правому делу.
  - С одним отделением? - Петр был очень разочарован. - Я рассчитывал на большее подкрепление.
  - А разве Александр Александрович не говорил, что я от него, - собеседник улыбнулся.
  - Да, он сказал это.
  - Но он, наверное, "забыл" упомянуть, что это одно звено - команда Мираж.
  - Вы серьезно? И на что способны эти "малютки".
  - Если серьезно, генерал, то мы готовы продемонстрировать свои возможности прямо сейчас. У меня есть еще четыре отличных пилота, правда у них маловато боевого опыта, но это наживное. На тренировках все показали результаты выше среднего.
  - Тренировка - это не игра, где вы участвовали, и не бой, - довольно жестко возразил Литвинов.
  - Мы это знаем, поэтому не собираемся участвовать в обычных боях. Генерал Громов придумал другое задание для звена Мираж. Мы способны проникнуть в самое сердце врага и уничтожить для него самое дорогое и бесценное - заводы по производству боевых роботов. По моим данным на Глории есть всего один завод по производству боеприпасов и один - по сборке и ремонту стальных машин. Дайте мне два дня, и они перестанут существовать.
  - Вы серьезно? Что нужно от меня?
  - Для этой операции боеприпасов у нас достаточно, но дальше нам необходим завод. Мои техники готовы наладить производство. Часть из них я оставлю здесь. Разрешите приступить к выполнению операции.
  - Удачи, майор! - Литвинов пожал руку собеседнику. - Надеюсь, вы так же хорошо сражаетесь, как и говорите.
  - Время покажет, генерал, - Грин быстрым шагом направился к двери.
  
  Оказалось, что франт в майорской форме умеет держать свое слово. Когда Литвинов высадился на Глории, там царила паника, еще бы, всего за два дня они лишились обоих заводов. Пошел слух, что Окраинные миры скрытно высадились и сейчас атакуют со всех сторон. Окрестности космодрома обезлюдели, поэтому во время высадки генерал не потерял ни одного робота. Плацдарм для старта им подготовил вездесущий Альберт Грин. Майор успел не только побывать на юге континента, но и уничтожить второй завод на севере, а потом разнес оставшихся роботов, которые защищали космодром.
  - Добро пожаловать, генерал, - Мираж Грина встречал Литвинова на взлетном поле.
  - Весьма впечатлен проделанной вами работой, майор. Признаюсь честно, не ожидал. Докладывайте.
  - Обе цели ликвидированы. Потери противника девять машин всех классов. Мои потери - один робот выведен из строя. К сожалению, пилот получил серьезное ранение. Даже не знаю, как он так наивно подставился.
  - Что с ним?
  - Госпитализирован. На крейсере есть необходимое оборудование, но вот ходить начнет еще не скоро. Моего человека надо отправлять на Альтаир. У Миража повреждена броня на груди, но к вечеру техники его залатают. Все важные системы в норме.
  - Очень хорошо! Благодарю за вашу смелость! Мы можем начать наступление на столицу, а так как силы равны, а резервов и запчастей у врага не осталось, то битва будет не долгой. Я уверен в своих людях.
  Насколько я понимаю, - продолжил Литвинов, - у вас теперь не хватает одного пилота.
  - Вы правы, сэр. Может у вас найдется достойная кандидатура?
  - Вы угадали, майор. У меня на примете есть один паренек. Ему всего восемнадцать, но я ручаюсь за него.
  - Спасибо, генерал. Мне он нужен как можно скорее.
  
  Литвинов вызвал к себе Антона и вкратце обрисовал положение дел. Поскольку военная карьера ничуть не интересовала юношу, то он с радостью сменил Медведя командира звена на Мираж простого разведчика. Конечно, к боевому роботу привязываешься, к тому же хотелось оправдать доверие заслуженного генерала, но Антон решился рискнуть.
  Совещание Грин проводил в несвойственной военным людям манере. Все действия он обсуждал с подчиненными. И частенько сообща они находили более правильное решение.
  - Позвольте представить Вам нашего нового сослуживца - пятого члена нашего отряда - Антон Беринг, Альберт лично представил его остальным.
  - Привет!
  - Добро пожаловать!
  - Очень рад!
  Все трое пилотов были старше Антона, но они отнеслись к новичку весьма дружелюбно.
  - А теперь мы должны рассмотреть очередную цель. Генерал поблагодарил нас за удачную операцию, надеюсь, что мы не разочаруем его и впредь.
  - Взгляните на карту.
  Альберт Грин не был простым пилотом. С самого детства его окружали космические корабли. Его прадед, за ним дед, и наконец, отец были пилотами. Они все смогли отличиться на службе, кто в исследованиях космического пространства, кто в полиции. Но одно было у них в крови - это любовь к полетам. Альберт с детства мечтал о такой же карьере. Часто ночами он представлял себя за пультом управления исследовательским судном, или огромным боевым кораблем. Во сне его капитан говорит: "Положение критическое. Только ты можешь посадить наш корабль". И Альберт совершал невозможное. Его несли на руках, и все говорили: "Посмотрите на этого малыша - ему всего пять лет, а он уже лучший пилот в галактике". Маленький Грин просыпался радостный и возбужденный. Ему казалось, что сон вещий и очень скоро сбудется.
  Школа, куда юного Альберта хотел отдать отец, была самой престижной в зоне Окраинных миров. В ней с самого детства - с шести лет - начинали готовить пилотов космических кораблей. Потом выпускники могли устроиться в любую кампанию или государственную организацию. И армия, и исследовательская служба буквально с руками отрывали лучших выпускников.
  Это воскресенье тридцать пять лет назад стало для мальчика роковым. Медицинская комиссия нашла у него редкое заболевание. Нет, его здоровье было почти идеальным, но маленький организм не мог работать под большой нагрузкой. Альберт спокойно переносил ускорение старта и приземления, но вот сделать что-то его руки отказывались. Мальчик беспомощно наблюдал, как другие пытаются нажимать кнопки, словно управляют кораблем, а вот он...
  Вердикт врачей был однозначен: любая профессия, кроме профессии пилота. На отце не было лица. Он пытался спорить, доказывать, что его сын просто растерялся. Прилетел дед. Почтенному старику было уже под семьдесят. Но даже его слава первооткрывателя Серединных миров не спасла положение. Председатель комиссии по набору долго беседовал с отцом и дедом, но остался непреклонен.
  Возвращались домой все трое в глубоком молчании. На следующий день его привели в центральную больницу Альтаира. Но и там врачи подтвердили горькую правду. Кто угодно, кто захотите, только не пилот. Для обоих это было ударом. Мать как могла, поддерживала сына. Она находила всяческое применение для его способностей.
  - Жизнь не закончена, сынок, ты вырастешь хорошим человеком, ты даже можешь оставить нас и полететь. Исследовательской службе нужны решительные и смелые люди.
  Постепенно все успокоились, и мечта о полетах отошла на второй план. Для маленького Альберта главным делом жизни стало учиться. Его феноменальная память впитывала, как губка. Он вырос и выучился на геолога, биолога и разведчика. Все три профессии очень требовались для исследования новых планет.
  И тут пришла Игра. Зайдя один раз в клуб, после возвращения из экспедиции на Альтаир, Альберт был вновь захвачен идеей детства. Огромные боевые роботы, как корабли из его грез управлялись пилотами. Ими можно было управлять. Грин решил провести полугодовой отпуск с пользой. Он отправился в компанию, которая организовывала на Альтаире игру "Боевые роботы" и подал заявку.
  Посмотрев его данные, менеджер усмехнулся в усы:
  - Геолог, который хочет участвовать в настоящих боях? Лучше бы это был повар, тот хоть может ножом махать, да не боится крови, когда птицу разделывает. Если хочет принять участие, то пусть внесет сам вступительный взнос.
  В душе у Альберта все закипело. Он пошел в банк и снял значительную часть заработанных тяжелым трудом кредитов. Мать и отец пытались его отговорить.
  - Деньги мои, а попробовать роль пилота, не космического корабля, а хотя бы боевого робота, мне очень хочется.
  - Сынок, на эти деньги ты сможешь купить себе домик. Хоть и не большой, но у тебя будет крыша над головой.
  - Я и так почти десять лет скитался по окраине, не видя ничего. Мои сверстники живут так, как захотят, а я все пытаюсь доказать себе, что моя нудная и опасная работа тоже хороша. С меня хватит. Хоть раз в жизни ваш ребенок хочет почувствовать себя живым!
  Родители подчинились мнению взрослого сына.
  Когда Грин заплатил весь вступительный взнос, сердобольный старый менеджер только покачал головой:
  - Сынок, я много повидал простых парней, которые отдали последнее ради этой чертовой игры. Все они остались с носом. Такого бессовестного жульничества я на своем веку больше не видывал. Послушай доброго совета, давай я оформлю твой договор, как ошибочно заполненный и верну тебе деньги. Поверь, ты найдешь им более достойное применение.
  - Ничего, я буду первым новичком, кто покажет себя в этой игре, - твердо заявил Альберт.
  - Тогда прими еще один совет. Потрать еще несколько сотен и потренируйся, поскольку там тебе шанса никто не предоставит. Твоими противниками будут очень опытные и уверенные в себе люди. За ними стоят крупные компании, не жалеющие денег на подготовку своих протеже.
  - Спасибо, я так и сделаю. У меня есть целая неделя, - Альберт спокойно забрал документы и отправился в тренировочную зону.
  - У тебя есть ВСЕГО семь дней, за которые чуда не сотворить, - сокрушенно вздохнул старик.
  Через неделю он из любопытства включил экран в своем маленьком офисе и с удивлением и растущим любопытством начал смотреть репортажи с соревнований. Такие же чувства одолевали больше половины людей Окраинных миров.
  Организаторы постарались на славу. Почти сотня роботов, всех классов должны были встретиться в личных поединках. По окончании этого этапа в бой шли команды, представляющие крупные кампании. Альберт выбрал себе самого проверенного и пользующегося заслуженной любовью боевого робота - Воина. Эта стальная громадина относилась к среднему классу и отличалась хорошими ходовыми качествами. Огневая мощь же была довольно средняя. Но бывалые пилоты очень любили своего металлического коня за безотказную работу.
  В день соревнований Альберт встал очень рано. Ему не спалось, мучили кошмары, но сознание было ясное, а разум тверд, как гранитная скала. Мать и отец не смогли поехать с ним - уж очень волновались за сына. Оба супруга упали на диван и с замиранием сердца стали наблюдать за игрой. Невозможно описать ту бурную радость, когда они поняли, что их сын в первый день не просто выжил, а мастерски расправился с очень опытным противником.
  Комментаторы предрекали поражение новичку в следующем бою, но он выдержал и второй день. Старый Громов, смотря репортаж, поразился умению этого тридцатилетнего парня. Ничего не пропуская и не забывая, он взят на заметку эту историю.
  Соревнования приближались к концу. В финал вышли по два пилота в каждой из трех весовых категорий. Альберту должен был противостоять пилот Синдиката. Ставки взлетели до небес. Почти девяносто процентов зрителей поставили на противника Грина. Он посмотрел на расклад, который был явно не в его пользу, усмехнулся и полез в кабину. Если бы кто-то в этот момент причитал его мысли, то вполне вероятно, побежал бы срочно ставить на Альберта. Грин сделал очень рискованный ход: остаток своих денег он поставил на свою победу.
  Финал выдался красочным и зрелищным. Воин и Снайпер кружили в смертельном танце. Пилот Синдиката получил четкие указания - противник должен погибнуть. Бой набирал все большую динамику. Выстрелы проносились почти рядом, но элегантный шаг в сторону, и стальная стотонная туша избегала почти неминуемого попадания. Пилот Синдиката обливался потом. Никогда схватка для него не была столь быстра и напряжена. Спустя час боеприпасы почти закончились. Альберт же буквально упивался сражением. Он представлял себя пилотом крейсера, который ведет дуэль с пиратским экипажем. С самого начала боя он начал ставить мины вокруг своего менее подвижного оппонента. И если бы захотел, то выиграл за несколько минут, но зрители хотели зрелища, и он его им дал.
  Снайпер внезапно для себя наступил на притаившийся в траве подарок, подпрыгнул от мощного взрыва, и начал валиться на землю. Все зрители кричали, как сумасшедшие. Еще бы, новичок, который смог в первой своей настоящей игре выиграть у более опытных и титулованных соперников.
  Альберт спрыгнул на землю. С кислой улыбкой распорядители соревнований поздравляли его с победой. Двое других пилотов, один из которых сражался на тяжелом Молоте, а другой - на легкой Осе, подошли к нему. Оба они представляли Синдикат. Уже не раз все три места доставались людям этой галактической компании.
  - Если бы ты выступал в моем классе, то я бы тебя порвал, - улыбаясь, сообщил пилот Молота. - Ты победил моего друга.
  - А неплохая идея, - Альберт улыбнулся в ответ.
  - Разрешите сказать, - он обратился к организаторам.
  Те, не ожидая подвоха, радостно согласились.
  - Уважаемые жители всех планет. Для всех нас, организаторов и участников стало честью, что вы смотрите наши соревнования. В этот раз для вас приготовлен сюрприз: супер игра.
  - Что он там плетет? - озабоченно переглянулись первые лица.
  - С разрешения организаторов этой замечательной игры я хочу вызвать на дуэль обоих своих противников. Пусть победитель получит весь приз.
  - Я согласен, - пилот Молота злобно оскалился. - Ты итак уже зажился.
  - А я нет, - пилот Осы недовольно поморщился, - весовые категории не равны.
  - После того, как я разделаюсь с Молотом, мы поменяемся роботами, - Альберт снисходительно улыбнулся своему трусливому оппоненту. - Я еще ни разу не управлял Осой.
  - Заметано!
  Рев тысяч болельщиков невозможно было описать словами. Такого ни в одной проведенной ранее игре просто не было. Естественно, этот экспромт все приняли за заранее отрепетированную сцену. Со стороны все походило на игру профессиональных актеров в лучшем театре. Организаторам надо было быстро решать. Сказать, что у Грина ум зашел за разум, было бы в корне не правильно. Народ уже начал ставить на всех троих. И они решили посмотреть, как наглый новичок проиграет.
  Началось первое сражение. Пилот Синдиката на тяжелом роботе не сомневался в своей победе. Такого еще не было, чтобы профессионал проиграл новичку, да еще на более мощной машине. Минуты растягивались в вечности. Бой продолжался, а ставки все росли. Альберт опять поставил все на себя. Сумма всех ставок дошла до триллиона. Альберт начал уставать. Приходилось рассчитывать только на скорость своего Воина.
  Громов опять наблюдал за молодым человеком, бросившим вызов лучшим пилотам Синдиката. Он всей душой болел за Грина, но верил в него, почти один из всех. Старый генерал и на этот раз угадал. Альберт вновь стал победителем.
  Организаторы сильно нервничали. Если Грин выиграет и последнюю схватку, то сам заработает более семи миллионов. Решено было устроить маленькую диверсию, однако и тут вышло все боком. Никто так и не узнал, что произошло на самом деле, но когда противники сошлись, Грин повел себя, как сумасшедший. Его Оса взлетела в воздух и стремительно понеслась на противника. Бой закончился за одну минуту.
  Самым трудным оказалось получить выигрыш. Около филиала банка он увидел несколько крепких парней. Интересно, это по его душу? Двое неспешно двинулись в его сторону. Внезапно кто-то крепко взял его за локоть:
  - Да не стойте, как вкопанный, идем!
  Какой-то невысокий, худой мужичок в помятом костюме и старенькой широкополой шляпе подхватил Альберта и потянул к входу. Наблюдатели опешили, а потом вернулись на позиции. Один стал что-то говорить по рации. Вид у спутника Альберта был, как у обанкротившегося фермера, который надеется получить очередной кредит, чтобы залатать дыры в бюджете.
  - Вот к чему приводит излишняя жадность, - незнакомец быстро оглянулся. - Идемте скорее. Ваш выигрыш подстегнул некоторых криминальных авторитетов на незаконные действия.
  - А вы думали, что все будут радоваться за Вас, Альберт, - мужчина удивленно взглянул на Грина. - Теперь мы быстренько получаем деньги, а дальше дело техники.
  - А почему я должен вам верить? - Грин все еще не понимал причину такого внимания к себе.
  - Да у вас просто нет выбора, - незнакомец протянул свое удостоверение. Фирменный знак галактической полиции был слишком хорошо известен, чтобы вызывать сомнение. - Короче говоря, через некоторое время я выйду вместо Вас. Остальное предоставьте нам. Мне кажется, что волноваться Вам больше не о чем, разве только как можно лучше вложить выигранные деньги. А вечером сядьте в любимом кресле и посмотрите новости.
  Предсказания полицейского сбылись. Альберт без проблем получил все свои миллионы. Невысокий страж закона быстро преобразился в Грина, причем эту подмену не заметили, даже сотрудники банка и охрана, бдительно следившая за порядком. Переведя деньги на другие счета, Альберт натянул поглубже шляпу, которую ему оставил полицейский, и удалился. Перед входом было тихо и почти пустынно. Редкие прохожие спешили по своим делам. Его недоброжелателей и след простыл. Остановив такси, он назвал свой адрес. На заднем сидении он обнаружил кем-то забытую сумку.
  - Эй, дружище, кто-то у тебя оставил вещи.
  Таксист обернулся. На Грина смотрели умные и проницательные глаза недавнего знакомого. Он снова успел переодеться, на сей раз в муниципального таксиста.
  - Это все ваше, а мою робу выбросите. Теперь вам ничто не угрожает, можете спокойно тратить денежки, - с улыбкой закончил полицейский.
  Дома Альберт включил телевизор. Дикторы буквально захлебывались от восторга. Все каналы только и обсуждали его сенсационную победу в шоу "Боевые роботы". На втором месте стояло сообщение о небывалой операции полиции. Такого массового задержания криминальные круги всех планет не знали уже несколько сотен лет. Одновременно на территории Окраинных миров были задержаны сотни бандитов разного уровня. "Такого урона мафия не видела уже полтысячи лет", - подытожил диктор. О том, что мишенью налета должен был стать Альберт, в новостях не упоминалось ни слова. Решив, что так будет лучше, Грин успокоился и уснул.
  Родители были в восторге, наконец, их сын прославился, по меньшей мере, на половине планет. Альберт уволился с работы, пусть теперь тяготы и лишения космических исследований придутся на долю других. Он купил себе небольшой и комфортный дом неподалеку от родителей. Весь следующий год он готовился к новому шоу.
  Еще дважды он становился безоговорочным победителем шоу на планете Альтаир. После третьего раза Грин решил завязать. Он добился от правительства разрешения на создание школы, где пилоты Окраинных миров могли бы переучиваться для управления боевыми роботами. Кроме того, по результатам тестов принимались и простые юноши и девушки. Альберт с головой окунулся в работу. Теперь он стал почтенным директором и руководителем. По мере того, как росла напряженность между Центральными и Окраинными мирами, ему стали оказывать все большую поддержку.
  Проходило время, Альберту уже исполнилось сорок, когда началась война. Всей душой он воспылал против интервенции Центральных миров. Поговаривали, что всему виной жадность крупных компаний под руководством Звездного Синдиката. Грин решил для себя, что он пойдет добровольцем и будет сражаться за свободу и независимость Серединных миров. Как только Альберт, как руководитель школы подготовки пилотов, подал заявление на прием в действующую армию, целый ряд чиновников взвыли. Один даже упал перед ним на колени:
  - Мистер, Грин, пожалуйста, вы так много делаете для подготовки талантливых пилотов. Остановитесь! Останьтесь! Где мы найдем Вам замену? Пока наберут силу другие школы, ваша должна функционировать, как часы. Ну, пожалуйста!
  И так далее, и тому подобное.
  Альберт опешил. Он никогда не рассматривал себя, как надежду целого народа. Все решил один звонок. Неизвестный собеседник попросил уделить ему пять минут. Грин доверчиво поехал. Неприметный катер стремительно взлетел над суетой городских улиц и на полной скорости понесся в неизвестном направлении. Спустя несколько минут он приземлился недалеко от столицы. Пилот жестом указал на небольшое здание, утопающее в местной зелени. Со стороны могло показаться, что тебя в гости приглашает садовник. Но удивляться директор школы пилотов только начал. В кустах он успел заметить вооруженного человека.
  Крепенький и живой старичок уютно расположился в кресле и попивал чай. Альберт поздоровался. Хозяин встал и крепко пожал протянутую руку.
  - Александр Александрович Громов, - хватка заставила Грина вспомнить легендарного земного медведя.
  Охрана у домика была просто отменная. Со стороны прохожий не смог бы определить, где расположены посты, но каждый жест и движение не оставались без внимания.
  - Простите моих охранников. Часть из них не имеют должного опыта.
  - Да нет, я смог увидеть только одного, да и то мельком.
  - Ну, да бог с ними, потом разберусь, - хозяин налил Грину чашку чая. - Пейте, очень вкусно.
  Альберт присел на краешек, понимая, что хозяин только внешне добродушный и говорливый старик.
  - Ваша фамилия мне, как будто знакома, но вы не чиновник и не политик?
  - Я некогда возглавлял галактическую полицию, а сейчас в момент такого страшного события решил добровольно помочь коллегам в наведении порядка.
  - А я тут причем, - удивился Грин.
  - Сейчас расскажу. Да вы пейте, пейте чай, не обижайте старика, - Громов удобно уселся и начал говорить.
  - В человеческих мирах очень не спокойно. Наружу вылезли силы, которые скрывались долгие годы. Алчность и коварство царят в Серединных мирах. Мой лучший ученик - генерал Литвинов практически в одиночку противостоит захвату этих чудных планет. У него, конечно, есть армия, но вот талантливых людей можно пересчитать по пальцам. Я вызвал Вас, Альберт, позволите называть Вас так?
  Грин задумчиво кивнул, а собеседник продолжал.
  - Я вызвал Вас Альберт потому, что еще десять лет назад понял Ваш потенциал. Нет, вы не станете полководцем, который поведет за собой армии. С этой задачей довольно уверенно справляется Петр, но ему катастрофически не хватает решительного и умелого разведчика: человека, который с небольшим отрядом способен был бы проникнуть в самое сердце врага. Да, мы отступаем и несем потери. Да, нам не хватает боевых машин, но это не самое главное. Вы только представьте себе быстрого и почти невидимого для радаров робота. Робота, который спокойно может сразиться с любым, без исключения противником. Командира такого разведывательного отряда я ищу сейчас особенно активно. Хочется надеяться, что Вы подойдете на эту роль.
  - Про командира я понял, но о каком роботе идет речь?
  - Всему свое время, всему свое время. Если вы Альберт согласны, то я буду с вами работать дальше.
  Грину требовалось только несколько секунд на размышление - он будет первым пилотом нового боевого робота!
  - Я согласен! Что я должен делать?
  - Для начала вернуться к себе в школу и забрать свое заявление о зачислении в армию. Завтра мой человек свяжется с вами. Он достаточно компетентен, чтобы принять управление всем образовательным учреждением. Месяца через два я вновь дам о себе знать. Подготовьте своих родных к длительному отсутствию. Никаких сообщений о себе вы послать не сможете.
  - А робот, какой он?
  - Кодовое название проекта - Мираж. У врага есть похожий - Ниндзя. Нам надо успеть набрать форму до того, как противник окажется на поле боя. А теперь все, - Громов быстро закончил встречу.
  Ночью Альберту приснилась пустыня и робот. Черты его постоянно ускользали, а если посмотреть пристально, то он растворялся в воздухе. Прошло два месяца. Старый генерал сдержал свое слово. Грин за это время смог рассказать и показать своему новому заместителю все нюансы, познакомил с учителями и студентами. Долгожданный вызов застал его ночью. Альберт быстро оделся, взял сумку с вещами и покинул навсегда дом, который стал ему родным. Дальше его ждала неизвестность.
  Громов встретил его сам и показал уединенное горное жилище, а точнее базу. Весь периметр очень старательно охранялся какими-то людьми.
  - Ваша первая задача, - начал с ходу командовать пожилой генерал, - это самому набрать хорошую форму. Вот пять тренажеров. Самих боевых роботов вы пока не получите. Они еще не готовы, да и вам надо как следует подготовиться. Все нюансы придется разбирать самому, потому что ученые не смогут быть компетентными инструкторами.
  - Господин, генерал...
  - Просто Александр Александрович, а когда подружимся, будешь звать меня Сан Саныч, - улыбнулся Громов.
  - Александр Александрович, мне бы хоть одного толкового техника из тех, что работали над проектом, а кроме того, когда прибудут четыре моих подчиненных?
  - Специалист-проектировщик уже здесь, вы познакомитесь утром, а вот по поводу второго - все четверо прибудут в течение месяца, поскольку везти вас всех сразу - это непростительный подарок для разведки врага. Ну, все, я полетел, но жду каждую неделю доклад. Скажем в шесть вечера в субботу.
  Грин опустился на койку и попытался уснуть.
  Утро на горной базе начиналось весьма рано - в шесть утра. Никакой военной муштры не было, но времени было в обрез. Именно этот фактор заставлял весь месяц буквально падать с ног от усталости Грина. В каждом механизме или системе есть свои слабые стороны. Многие из них можно выявить только опытным путем. Альберт знал почти все слабые стороны всех типов боевых роботов. Новая модель поразила его функциональностью и надежностью. Только спустя неделю он обратился к технику с вопросом. То вначале опешил, ведь многие серьезные люди годами продумывали все нюансы, потом начал яростно спорить. На следующее утро они вместе начали корпеть над чертежами и схемами.
   За месяц Альберт нашел почти дюжину недостатков, которые были переданы Громовым профессору Бало. Тот думал целую неделю, а потом сам связался с генералом:
  - Я не знаю, где вы нашли этого человека, но он смог за месяц выявить то, над чем мы работали годами.
  - Главное, чтобы вы смогли все доделать, дорогой профессор, - улыбнулся Сан Саныч. - Ведь все мы делаем общее дело. Когда я увижу результат?
  - Вы как всегда правы, а Миражи будут готовы через шесть месяцев. На два месяца раньше срока.
  Следующие полгода Альберт, наконец, смог посвятить подготовке людей. Все четверо были мужчинами. Всем стукнуло тридцать, а один даже был его ровесником. Двое когда-то оканчивали его школу, а вторая пара участвовала в шоу "Боевые роботы". Прочитав анкеты, Грин расстроился. Он привык думать о команде, как о себе самом, и мерить людей своей меркой.
  - Что случилось, - Громов, как всегда добродушно улыбался, глядя на своего молодого коллегу.
  - Генерал, - Грин от волнения забыл, что они перешли на ты, - Мне совсем не понятно, почему вы прислали именно этих людей. Все они не являются выдающимися личностями. Ни один из них не имеет за плечами опыта побед. Двое моих учеников хоть и закончили с отличием, но никогда не были особенно смелы в бою.
  - Вы не там посмотрели, Альберт, - Громов наклонился к экрану, - Скажу Вам по секрету, что я выбираю людей не по их предыдущим заслугам, а по умению быстро мыслить и приспосабливаться к любой ситуации. Перед всеми вами стоит нестандартная и очень сложная задача. Вы будете одни, на сотни километров никого, кто мог бы прийти на помощь. В этой ситуации надо не просто выполнить все задуманное, но и решить, как это сделать, экономно использовать ресурсы собственных роботов, и самое главное, сберечь свои уникальные машины. Как вы считаете, примитивные пилоты из шоу смогут сделать это все?
  - Простите, меня, я даже не думал над проблемой в таком ключе, - Грину было стыдно за свое недоверие к старому полицейскому.
  - Не стоит извиняться, примите один совет. Если в вашем отряде ввести не просто армейское управление, а некоторый вид демократии, то вы сможете совместно добиться большего. Например, при рассмотрении боевой задачи привлеките всех своих людей. Они могут предложить неожиданный для вас, а значит и для противника ход. Это очень поможет.
  - Спасибо за такой ценный совет, - Грин искренне восхищался пожилым служителем закона. - Вот если бы вы стали командовать, то Центральные миры были бы уже разбиты.
  - Я уже староват, одна надежда на вас, молодежь, - усмехнулся Сан Саныч.
  Грин решил подойти к проблеме с позиции, изложенной генералом. Все четверо сначала не поняли, что им предстоит, но потом быстро начали раскрывать свои качества. Теперь тренировки не были похожи на военные занятия: отработку стандартных приемов и выработку техники ведения боя. Каждый воевал по-своему. В качестве противника на тренажерах выступали пять средних роботов противника, затем пять тяжелых. Грин применил старый, но очень действенный трюк: он повесил простую классную доску в спальном помещении. Каждый вечер там отмечался рейтинг всех пятерых. Пилоты сначала смеялись над этой затеей, мол, мы уже не дети, но потом жажда соревнования решила все.
  Спустя шесть месяцев Громову оставалось только любоваться на результаты. В одиночку каждый мог противостоять паре тяжелых боевых роботов противника, а весь отряд стоил трех тяжелых звеньев врага.
  Наступил долгожданный день. Приземлился космический корабль, который и доставил пять новеньких прототипов. Пилоты, как дети рассматривали свои машины. Четкие линии корпуса, ребристое покрытие и множество антенн - вот первое впечатление, которое сложилось у всех. Внешне робот напоминал жука, вставшего на задние лапы, но две ноги и две руки делали его еще и похожим на человека. На округлой голове топорщились, как изящные рожки, две антенны, а еще две прилепились несколько ниже ушей. Глаза - две пушки, на груди пусковые установки для мин и тяжелых ракет.
  Но самое сильное оружие было сосредоточено на руках. На правой находились уникальные электромагнитные ракеты. Целых пять штук. Попади одна такая в корпус робота, не в руки или ноги, а именно в металлическое туловище, и противник замрет. Все входные цепи будут сожжены. Левая же рука, помимо спаренной пушки несла десяток дымовых ракет. Радары большинства боевых роботов не позволяли автоматически производить захват цели, если мишенью становился Мираж, но вот визуально пилот вполне мог обрушить весь свой арсенал на разведчика. Дымовые ракеты при ударе обо что-то твердое взрывались и выпускали такую плотную завесу, что противник мог сражаться только в вязком, облепляющем все тумане.
  Хорошие машины, отличные пилоты, но бой - это не учеба. Тяжело ли им будет там, где рвутся человеческие жизни, предстояло только гадать.
  
  Антон уже вполне освоился в новой роли. Грин только поражался, как молодой паренек, который раньше почти не управлял боевым роботом, начинает стремительно показывать результаты. Через несколько недель он смог вплотную приблизиться к показателям самого майора. Альберт только радовался. Он взял себе за привычку по окончании каждого трудного боевого дня выкраивать, урывать ото сна несколько минут, чтобы понять, кому завтра и что предстоит поправить.
  В один из вечеров с ним неожиданно связался Литвинов.
  - Добрый вечер, Альберт, успели отдохнуть?
  - Отдохнем, когда война закончится, а пока ждем очередного задания.
  - По моим данным левее наших позиций Центральные миры сосредоточили большой склад боеприпасов, а также несколько десятков боевых роботов. Все, что требуется от Вас - это пойти туда и разнести все как следует, а как следует, Вам рассказывать не надо.
  - Сроки на выполнение.
  - Всего два дня, а потом эти стальные монстры уже будут утюжить наши позиции. Хочу сразу предупредить Вас Альберт о нешуточной опасности. Центральные миры, а вернее Звездный Синдикат смогли создать и доставить сюда своего разведчика - Ниндзя. Эти машины почти не боятся электромагнитных ракет и способны быть не обнаружимыми. Если у Миража особое покрытие, то у них особенные очертания всех узлов. Будьте осторожнее.
  - А не может этот склад быть ловушкой?
  - По данным наших разведчиков-солдат там нет никаких неизвестных роботов. А вообще, будьте начеку. Удачи.
  На следующий день они блестяще справились с заданием. Петр лично позвонил и поздравил всех с великолепным "выступлением": "Так бы сидел и смотрел, как разворошенный улей врагов мечется под вашими выстрелами". Но второе его сообщение было не таким веселым. Командование Центральных миров, а точнее Дюк, назначили за голову каждого из пяти смельчаков огромную награду. Если враги не смогли выиграть в открытом бою, то они принялись пытаться расправиться с людьми Грина с помощью подлых методов. А вдруг кто-то соблазнится фантастической суммой?
  
  Звонок генерала заставил Альберта нервничать. У него все сильнее возникало предчувствие, что коварный враг все туже и туже затягивает удавку вокруг его отряда.
  Первой ласточкой стало сообщение Литвинова о появлении в стане противника нового отряда из пяти боевых роботов. Ниндзя! Еще со времен докосмической Земли, а точнее много раньше, неуловимые и смертельно опасные воины-тени скользили, прячась в ночной тьме. Они всегда доводили свое дело до конца и горе тому, кто станет у них на пути. Грин в детстве много времени проводил, зачитываясь книгами о разных воинах прошлого. Но больше всего запомнились именно эти изгои общества. Воины без лиц, без друзей. Только преданность своему клану, беспримерная хитрость и всякое пренебрежение собственной жизнью. Оставалось только догадываться, сколько новых технологий спрятали техники в своем детище. По данным разведки Ниндзя были намного сильнее среднего робота, а особая конфигурация брони не позволяла радарам четко фиксировать эту цель.
  Второй звонок прозвенел, когда внешне спокойный генерал прочитал ему сообщение командования Центральных миров. За одного пилота Миража выплачивалась награда в два миллиона кредитов. Альберт усмехнулся и отметил, что очень уж они надоели врагу, раз он решился на такую подлую игру. Литвинов поглядел на реакцию майора, и велел быть на стороже.
  Прошел месяц. За это время они успели сравнять с землей три только что построенных завода и одну ремонтную базу. Новое задание генерала Литвинова подоспело именно тогда, когда Грин решил дать немного отдохнуть команде.
  - Разрешите, генерал! - Альберт, как всегда, являл собой образец для подражания любому вояке. Отутюженная форма, зеркального блеска туфли, да и вся фурнитура соответствовала образу киношного героя.
  - Входите, майор, - Петр в задумчивости склонился над картой очередной труднодоступной местности. - Вы вот мне скажите, почему почти все свои заводы противник размещает именно в горных районах.
  - Очевидно, что наши уважаемые враги, - усмехнулся Альберт, - очень хотят затруднить нам всю работу, а, кроме того, все прекрасно понимают, что это источник крайне необходимых ресурсов.
  - И не стоит забывать про засады. В условиях ограниченности маневра и малого оперативного простора бой может протекать совсем по другому сценарию.
  - Я все прекрасно понимаю, генерал. Какая наша цель?
  - Вам надо уничтожить последний в районе ваших действий четвертый завод или базу. Я даже не знаю точно. Там такой заслон и хорошо налаженная система охраны, что разведка потеряла почти десяток смелых парней. Мое основное подразделение, возглавляемое майором Берингом довольно далеко, поэтому я хотел бы попросить Вас самих разобраться и постараться уничтожить объект. - Литвинов передал подчиненному всю имеющуюся у него информацию.
  - Меня интересуют только сроки, генерал.
  - По моим подсчетам, около трех недель. А остальное будет зависеть от возобновления боевых действий. Пока мы не очистим это высокогорье ото всех сил противника, переваливать через хребет я не стану.
  - Оставлять у себя за спиной неизвестное количество боевых роботов Центральных миров было бы явной ошибкой, - кивнул в знак согласия Альберт.
  - А теперь последнее. Мои сослуживцы передали нечто вроде автопортрета командира Ниндзя. Это старый и умелый воин. Лет ему около пятидесяти. Высокий, крепкого сложения. Но никогда не атакует в лоб. Любыми средствами старается подкараулить своего оппонента, зайти в тыл или хотя бы во фланг. Так что надо ждать удара из-за угла. Правда у него есть один недостаток: не любит долгое и томительное ожидание. Я рекомендую постараться измотать его и заставить нервничать.
  - А вы уверены, что нас будут поджидать?
  - Мне кажется, что их Ниндзя очень близко. Но решать, как всегда, придется только Вам.
  Когда командир Миражей летел к себе, на душе у него был не спокойно, ему чудилась большая черная рука, занесенная над его головой. Литвинов не стал бы нервировать его просто по пустякам.
  
  Командующий Центральными мирами генерал Дюк продолжал вспоминать все запасы нецензурных выражений. Командир отряда Ниндзя молча сидел в кресле и наслаждался словарными эпитетами военного мужа начальника. Казалось, что для него нет ничего важнее правильного строевого шага и четкой расстановки войск. Когда пожилой генерал, наконец, выдохся, он обратил внимание на хмурого широкоплечего, похожего на медведя, полковника.
  - Вас не смущает мое отступление от темы разговора?
  - Нисколько сэр, продолжайте, я уже почти все понял.
  - И что Вам, полковник, понятно? - осведомился несколько удивленный генерал.
  - Вам чертовски надоела эта банда, состоящая из пятерых Миражей. Мне отдельные высокие чины поручили ее уничтожить. - Полковник специально не произнес имя главы и хозяина Звездного Синдиката. О его участии в проекте Ниндзя знали лишь единицы. Последнее время даже среди политиков Центральных миров появилось мнение, что раз война была развязана Роном, так пусть он за нее и платит. Полковник усмехнулся - пусть Кобрукк сам разбирается со слишком языкастыми шавками - его дело сторона и... пять скальпов ненавистных Миражей. Будет ли ему оказана поддержка со стороны Дюка, его не очень и волновало, поскольку на экипировку пятерых Ниндзя Синдикат денег не пожалел.
  - Со своей стороны я обещаю всю возможную поддержку, - Дюк поморщился, поскольку командир Ниндзя был ему не по зубам. - Держите меня в курсе, - небрежно бросил он.
  - Слушаюсь, генерал, - полковник встал, лениво козырнул и направил свою широкую тушу в сторону двери.
  Дюк сел на кресло и закрыл глаза. Будущее становилось все более мрачным. Неудачи с первой атакой, его бегство, потому что отступлением это не называется, все больше ляпов в основной кампании - было от чего прийти в отчаяние. Старый вояка корил подчиненных, и каждое утро начинал с проклятий в адрес своего противника - генерала Литвинова, но это мало ему помогало. Да еще эта команда разведчиков Мираж. Да эта неуловимая пятерка стоила всех партизан Серединных миров. Генерал поежился: слухи, которые распространялись с фантастической быстротой среди солдат и пилотов боевых роботов, приписывали команде майора Грина всякие сверхъестественные способности. Мало кто мог похвастаться, что удрал от них. Тот же, кто оставался в живых, говорил, что его стальная машина буквально замерла на месте. Дюк не верил в чудеса. "Просто понабрали дилетантов", с тоской думал он.
  Прошло две недели. Ниндзя, как и Миражи, растворились на просторах планеты. Невидимая охота походила на дуэль снайперов - единственный выстрел мог стать решающим. Разведчики генерала Литвинова действовали уверенно и осторожно. Полковник же, присланный Кобрукком, все выжидал. Дюк топал ногами по кабинету и изрыгал ругательства. Но с каждым днем он все сильнее себя накручивал. Ординарец влетел в кабинет, даже не постучавшись. Молодой лейтенант успел запыхаться от короткого, но быстрого бега:
   - Генерал, Миражи появились. Сейчас Ниндзя ведут с ними бой.
  - Что за черт! - громогласный рык заставил молодого служаку присесть в испуге. - Говорите четче, что там случилось!
  
  - Ге-ге-генерал, сэр...
  - Быстрее! - Дюк буквально вогнал молодого офицера, который всего пару месяцев назад окончил учебу, в ступор - лейтенант открывал, как рыба, рот пучил глаза, но говорить решительно не мог.
  В дверь опасливо просуну голову командир роты боевых роботов:
  - Генерал, приходят данные о двух подбитых роботах Окраинных миров. Наши Ниндзя сейчас добивают оставшихся.
  Подобное сообщение могло обрадовать любого командующего, но только не Дюка - эти... эти сейчас получат всю славу. Он немедленно распорядился отправить на помощь все имеющиеся в наличии корабли. Зная нрав своего командира, никто не стал дважды переспрашивать. Космические транспортники стрелой один за другим взмывали в воздух.
  На месте они должны были быть только через час, а за это время случиться может все, что угодно.
  
  Команда Грина вот уже десять дней топтала каменистую почву на высоте в тысячу метров над уровнем моря. Иногда приходилось забираться еще выше. Дав отдохнуть своим подчиненным четыре дня, Альберт собрал всех за отличной картой. После коллективного обсуждения проблемы, он принял решение идти окольными путями. Несмотря на то, что сражаться приходилось в горах, дорог там было очень много. Они высадились с противоположного края плоскогорья. По прямой до таинственной базы было километров полтораста, а если накинуть все неровности рельефа, то больше пятисот.
  В расчет приходилось брать возможные засады, да и простые патрули противника. Их транспорт должен был садиться в специально оговоренных точках для пополнения боеприпасов. Начало пути запомнилось всем тишиной. Ни одного боевого робота противника. Местность буквально вымерла. Альберт подозрительно приглядывался к каждому крупному обломку, каждому выступу. За эти дни странствий мозг каждого пилота словно расслоился на два. Антон сидел в кресле пилота и мечтал о том, как он прилетит в родной город, найдет себе спокойную работу. И обязательно семья.
  Ему с самого детства хотелось иметь свою семью. Чтобы любимая жена была рядом, дети потихоньку росли. Есть люди, которым нравится постоянная городская суета, вечно бегущий ритм жизни. Большинство же поселенцев Серединных миров стремились стать ближе к природе. Главным достоинством жителя Лазурного берега считался небольшой садик около дома. Антона с того времени, как он себя помнит, привлекали цветы. Он очень хорошо помнил свое первое падение в колючий куст местной разновидности роз. Но неприятные последствия прошли быстро, а любовь к цветам не угасла.
  Противник появился только на третий день. Пара легких разведывательных роботов тяжело приземлилась в каком-то километре на пологом склоне. Альберт оценил ситуацию и отдал приказ двум своим подчиненным зайти со спины. Трое же остались спокойно ждать. На этот раз разведчики не стали тратить драгоценные электромагнитные ракеты. Все решилось в течение одной минуты.
  Так потихоньку за десять дней они нанесли Дюку существенный урон. Постепенно они приближались в своей главной цели. Осталось всего километров десять, когда широкая горная дорога вывела отряд к развилке. Если бы здесь была дорога, то ей пришлось бы раздвоиться, как змеиному языку. Впереди темнел густой лесной массив. Иглы на деревьях отливали синевой. Веселая зелень стала мрачной и нереально темной. На душе у Антона стало тоскливо. Шестое чувство подсказывало, что он расположился бы в засаде именно здесь. Неподалеку слева и справа поднимались пологие склоны, густо поросшие такими же зарослями.
  Рот сам открылся в предупреждающем крике, который словно подстегнул Альберта. Он приказал рассыпаться. Замыкающий пилот и командир разведчиков стали поворачиваться налево, а Антон с двумя напарниками поспешил направо. "Внимание, ракетная атака", - пришло сообщение от бортового компьютера, но оно запоздало. По корпусу робота Грина застучали тяжелые ракеты. Задний Мираж не успел ничего предпринять, как в него вонзились больше полудюжины стальных стрел. Корпус задрожал, броня полетела во все стороны. Стальной разведчик крутануло от такого удара. Пока он пытался повернуться и последовать за Грином, в него попало еще десяток убийственных зарядов. Последняя мысль пилота была о том, что он так глупо подвел командира. Пламя взрыва разнесло большую часть лобовой брони и безжалостно прервало человеческие мысли.
  Грину повезло больше. Он убедился, что трое его ребят вплотную приблизились к ощетинившемуся залпами лесу, и сам резко сменил направление атаки. Как он понял в ходе короткого столкновения, по два противника засели по бокам, а вот впереди остался всего один вражеский робот. Темный силуэт показался перед ним. Почти сразу Альберт признал своего самого опасного врага. Ниндзя сумели спрятаться от их радаров, но теперь надо было побеждать любой ценой. Он зигзагами бросился вперед. Несколько раз в его левый бок попали. Броня оказалась поврежденной более чем наполовину.
  Два других робота также показались из своих укрытий. Грин прекрасно понимал, что шансов выйти невредимым очень мало, но сдаваться без боя не собирался. Трое его подчиненных уже вошли в лесной массив, когда он почти вплотную приблизился к командиру Ниндзя. Полковник никак не ожидал, что его могут атаковать в упор. Два робота сплелись в смертельном танце. Со стороны могло показаться, что стальные гиганты покачиваются под ударами ветра, но это только так казалось. Серия мощных ударов поставила Мираж Альберта на колени. Противнику тоже было не сладко. Ниндзя еле стоял на ногах. Приблизились двое других. Время утекало, как вода в древних часах. На экране показались отметки от ракетного залпа. Грин успел лечь плашмя. Он с удовлетворением увидел на экране разбитую кабину противника. Но вот встать Альберт уже не успел. Его противники озверели. Еще бы, как они будут докладывать о гибели начальника. Они методично расстреляли лежащего.
  Антон с товарищами тем временем уже разделался с двумя Ниндзя. Неподвижность врагов послужила хорошим козырем. Представьте: вы на охоте, засели в засаде, долго ждете. Заяц, утка, да любая дичь должна появиться прямо перед вами. Но, дикое животной или птица выскакивает у вас сбоку. Не всякий стрелок сможет быстро сориентироваться. Чаше зверю или его крылатому собрату удается проскочить невредимому. Так получилось и в этой охоте на стальных разведчиков. Антон начал резко забирать в одну сторону, а его напарники в другую. Ниндзя, еще не понимая, что дичь уходит, а для них главное начать маневрировать, остались на месте. Пилоты Миражей могли отлично стрелять на полном ходу по движущейся цели, а если противник неподвижен, то точность попадания приближалась к ста процентам.
  Не более пяти минут смогли выстоять против молодого Беринга и двух его коллег пилоты Центральных миров. Это было началом их разгрома. Дальнейший бой проходил уже по планам разведчиков Литвинова. Оставаясь в тени лесных деревьев, они начали вести плотный минометный огонь. Двое оставшихся Ниндзя остались на месте. Они до сих пор не понимали, что подавляющее превосходство в огневой мощи не сможет помочь против юрких Миражей. Мин становилось все больше и больше. Стальные шары усеяли все вокруг. Враги занервничали. Выбраться из такой западни будет очень непросто. Один из Ниндзя прекратил огонь. Пилот повернул оружие вниз и начал выстрелами расчищать дорогу. Антон перевел весь огонь на него. Двое ребят поддержали.
  Спустя полчаса после начала боя счет стал 5:2 в пользу Миражей. По негласной договоренности командование отрядом перешло к Берингу. Три робота выстроились в боевой порядок.
  - Антон, - вызвал его передовой робот, - я засек двадцать минут назад радиопередачу. Войска Дюка были подняты по тревоге.
  - Сколько у нас времени?
  - Часа полтора, - отозвался второй пилот. - Час буду лететь, потом высаживаться, а ближайшая зона для высадки в полусотне километров отсюда.
  - Надо уложиться.
  - Втроем можем не успеть.
  - Нет, мы просто обязаны.
  Миражи обогнули лес и увидели скрытые маскировочным покрытием корпуса зданий. Точнее не увидели, а обнаружили по отметкам радара. Справиться со звеном прикрытия троица смогла всего минут за тридцать. Пришел сигнал, что подкрепление к врагу высадилось. Так быстро Антон никогда не минировал объект. Весь персонал при первых признаках боя разбежался, так что о людских жертвах речь не шла. Ну, хоть душа не будет болеть от этих бессмысленных убийств.
  Вспышка и последовавшие за ним отсветы пожара застали разведчиков на обратном пути домой. Они молча подходили к месту гибели своего командира. У Антона на глазах навернулись слезы. Спокойный, уравновешенный, воспитанный Альберт стал для него старшим товарищем. Внезапная мысль заставила его улыбнуться. У Миража была одна не лишняя особенность - левая рука заканчивалась довольно правдоподобной стальной пятипалой конечностью. Рукой они пользовались редко, но если придется...
  - Ребята, надо забрать двоих наших.
  - А как мы их потащим?
  - А рука на что? У нас их целых три на троих. Главное закинуть на спину, а там потихоньку донесем.
  - Ладно, командуй.
  С большими предосторожностями они втроем приподняли Мираж Грина и положили на плечо передовому разведчику.
  - Нести можно, - прокомментировал тот, придерживая драгоценный груз левой и старательно восстанавливая равновесие.
  Никто до этого момента не нагружал на боевого робота лишние сто тонн. Приходилось надеяться на поразительную надежность своего робота. После тяжелого подъема второго поверженного товарища, скорость группы снизилась до минимальной. Десять километров до крейсера придется идти целый час.
  На их корабле потянулись тревожные минуты. Антон не сказал, почему придется так задержаться. Капитан нервничал и ходил по рубке управления. Часа через полтора, а то и меньше должны показаться преследователи. Часы неумолимо продолжали свой бег, а разведчиков все не было. Да что там они капаются! Из-за горного отрога показался первый робот. "Тревога! Неизвестный боевой робот"! - донеслось из динамиков корабля. "Внимание всем постам. Оружие к бою"! Капитан с тревогой вглядывался в экран. Тут у него появилась забавная мысль. Он вспомнил, как еще пацаном таскал мешки с макулатурой. Фигура робота поразительно напоминала человека, несущего на плечах мешок.
  Показался второй такой же робот. "Не стрелять"! - капитан улыбнулся. Жаль, что не получится сделать кадр для первой полосы газеты. Он представил себе заголовок: "Стальной неутомимый носильщик". Третьего опознавать не пришлось - это был их Мираж. Робот остановился, повернулся лицом к противнику и начал основательно удобрять землю смертельными гостинцами. Опустошив все запасы мин, Антон продолжил движение. За его спиной раздались запоздавшие взрывы - это люди Дюка открыли огонь.
  - Как дела, капитан? - Беринг очень радовался удачному возвращению.
  - Заждались вас совсем! - в тон ему ответил командир корабля. - Хотели уже без вас все деликатесы съесть.
  - Опускайте скорей трап, а то будет слишком много гостей!
  Крейсер добродушно распахнул широкие грузовые ворота, на землю, как язык опустился трап. Последнее усилие и вот все Миражи в родном грузовом чреве. Антон в последнюю минуту не дал упасть одной из нош. Рука его робота подхватила и мягко опустила поверженного соратника на твердый пол.
  - Поторопитесь, пилоты! - капитан уже убирал трап. - А то показались гости. Экраны выдавали четкие снимки пятерых первых роботов, устремившихся к кораблю.
  - Стартуй, мы готовы! - Антон только начал отстегивать ремни.
  - Ты что, командир, - изумились остальные пилоты, - мы не успеем добежать до коек!
  - Спокойно. Все переходим в соседний отсек и пристегиваемся к своим койкам.
  Через минуту шорохи смолкли, и кто-то заметил: "За каждый синяк ты мне лично ответишь". "Да помолчи ты", - второй не одобрил излишне веселого настроения. Донеслись приглушенные расстоянием взрывы - это два робота нарвались на импровизированное минное поле, оставленное Антоном. Загудели двигатели, корпус задрожал, и космическая стрела все быстрее и быстрее устремилась в безопасную черноту космического пространства.
  - Хоть бы прикрытие на орбите оставили, - досадливо заметил капитан, когда Антон добрался до рубки управления.
  - К счастью для нас ребята Дюка поторопились приземлиться.
  - Ты бы тоже спешил, когда полоумный генерал орет в самое ухо. Кстати, что случилось, где майор Грин?
  - Двое погибли. Мы смогли принести только машины. Базу взорвали, да еще десяток хлопчиков уложили, - Антон тяжело вздохнул. - А вы знаете их командующего?
  - Жаль Альберта, и его коллегу. Хорошие были солдаты, но что поделаешь, потери на войне неизбежны. А что касается старого Жака, то я лейтенантом попал под его командование, потом, правда, удалось быстро уйти в полицию. У него есть препротивная привычка так орать, будто собеседник находится ну минимум на другой планете.
  Полет прошел без приключений, чему задремавший в своей комнатке Беринг был только рад.
  
  
  9. Фантастическая пятерка.
  
  Гибель майора Грина стала невосполнимой утратой не только для всего отряда разведчиков, но и для генерала Литвинова. С каменным лицом он выслушал доклад Антона. Желваки так и ходили по осунувшемуся лицу.
  - Ну, хоть вражескую заразу вы смогли искоренить, - подытожил он. - Что с двумя поверженными Миражами?
  Это был очень важный вопрос. Три разведывательных робота могли не справиться с большинством задач, особенно когда противник усилил охрану всех своих объектов.
   - Генерал, через пару недель техники восстановят наши машины, а пока разрешите дать людям отдохнуть. Нам пришлось немало хлебнуть.
  - Я знаю, - Литвинов смягчил тон, - я не укоряю Вас, капитан Беринг. Просто наши силы очень обескровила эта утрата. Особенно потеря командира.
  - Кстати, Антон, - неожиданно задал вопрос генерал, - вы сможете управлять подразделением? Ведь после Грина у вас самые лучшие командные навыки.
  Вопрос поставил Антона в тупик:
  - Конечно, мне очень хочется сказать, да, но два других пилота имеют больше опыта.
  - Это верно, но у них нет главного - умения принимать решение самому. Ваши товарищи превосходно выполняют самые трудные приказы, но вот принять ответственность за судьбу сослуживцев и друзей, может, отправляя их на смерть... не думаю, что они с этим справятся. Считайте, что с этой минуты вы командир разведчиков МАЙОР Беринг. А вот с двумя другими членами команды могут возникнуть сложности. У меня нет на примете ни одного толкового пилота.
  - Неужели ни одного, - Антон растерялся, - позвольте тогда мне самому...
  - Ты не понял, майор, у меня нет ни одного подходящего пилота мужского пола. А как ты относишься к женщинам-пилотам?
  Антон задумался. Единственным, кого он рад был бы принять в команду, была Ульяна. Но игра, осталась в отрочестве, а бой на грани жизни и смерти, как ходьба по лезвию бритвы, был отнюдь не детской забавой, когда можно было снять шлем, встать с кресла и пойти в ближайшее кафе, чтобы поесть мороженого. Но попробовать любую кандидатуру, предложенную бывалым полицейским, стоило. Просто потому, что абы кого Литвинов предлагать не будет.
  - Когда я смогу принять пополнение?
  - Думаю завтра, а пока, поздравляю с присвоением нового звания и желаю хорошо выспаться, - Петр вроде бы говорил обычные слова, но звучали они как-то особенно. За это все подчиненные души не чаяли в своем командире.
  Ночь выдалась для Антона беспокойная. Кошмары отпустили только под утро. Не спалось и двум другим пилотам. Все они снова оказались на поле боя. Внезапная атака. Гибель двух товарищей. Казалось, что утро никогда не придет.
  Встал Антон с гудящей головой, оба пилота, наконец, смогли погрузиться в приятные сны, но ему предстояло принять пополнение. Он никогда раньше не сражался с девушками пилотами, и вот теперь их будет сразу две. Приземлился катер, и открылась дверь. Раздался звонкий смех. Два голоса что-то выговаривали пилоту. До Антона донеслись обрывки фраз "как корыто" и "больше никогда". "Только болтушек-хохотушек мне не хватало".
  Первой спрыгнула на землю невысокая хрупкая девушка примерно одного с Антоном возраста. Небольшой носик очаровательно смотрелся на большеглазом лице. Девчушка представляла собой выпускницу, прибывшую на новое место службы. Ей словно все было интересно и смешно. Антон внутренне напрягся, но потом застыл с глуповатым выражением на лице и приоткрытым ртом. Второй пассажиркой была Ульяна. Подруга брата была более сосредоточена, она критически оглядывала свою форму. На встречающего она даже не взглянула.
  - Лейтенант Кира Коппель, - представилась первая. Если бы они были за пределами боевой зоны, и вокруг текла мирная жизнь, Антон бы без колебаний пригласил бы симпатичную девушку в кафе. Но на фронте молодой командир старался вытеснить из себя все чувства. Главное дело, а остальное подождет - решил он.
  - Лейтенант Ульяна... - девушка непонимающим взглядом смотрела прямо в глаза. - Антон, ты!
  - Да, я, - он позволил себе улыбнуться. - Пойдемте скорей внутрь.
  В небольшой комнате стоял простой стол, несколько стульев, но главной особенностью была очень хорошая голографическая карта. Именно за ней майор Грин много времени проводил, добиваясь от подчиненных знания новой местности и предстоящего задания. Дальше по коридору находились помещения для отдыха.
  - Вот ваши аппартаменты, - Антон указал девушкам на дверь. - Обстановка максимально приближена к спартанской или аскетической, но отдохнуть можно. Дальше комнаты с удобствами. А в самом конце вход в ангар с роботами.
  - Можно нам взглянуть на знаменитых Миражей, ну хоть одним глазком? - Кира просительно смотрела на майора Беринга.
  - Ладно, оставьте сумки и двигайте за мной. - Антон решил дать девушкам шанс. Война войной, но слишком уж суровый командир только отталкивает подчиненных. Надо быть попроще с этими пилотами женского пола.
  Дальняя дверь распахнулась на удивление легко от малейшего толчка. В помещении был образцовый порядок. Техники знали свое дело. Возле всех стальных разведчиков кипел настоящий муравейник. Люди облепили их, как пчелы. Но криков и громких разговоров почти не было слышно. Казалось, что все эти действия контролирует невидимый разум.
  Подошел один из людей в комбинезоне. Вытирая руки о кусок подвернувшейся тряпки, он обратился к Антону:
  - Господин майор, три машины готовы на девяносто процентов. Осталось поставить на место броню, а вот две другие повреждены серьезно. Наши техники даже представить себе не могут, как можно было притащить такие разбитые машины.
  - Главное, чтобы они как можно скорее были в строю.
  
  Крейсер приземлился с небольшим отклонением от цели. Капитан связался с командиром разведчиков:
  - Майор, мы сели на пять километров севернее. На место высадки изначально было выбрано не удачно. Там корабельный компьютер разглядел неровности поверхности. Больше всего это похоже на болото.
  - Данные о посадке вам передала армейская разведка? - тревожно осведомился Антон.
  - В том то и дело, что раньше они не ошибались.
  - А вы, капитан, как обычно перестраховались, - заключил майор Беринг.
  - Если бы не моя подозрительность, нас уже давно не было бы на свете. Удачи.
  - Спасибо.
  Скорректировав курс, Антон вместе с остальным отрядом выступил в путь. Почти сотня километров по пересеченной местности, а дальше по горным ущельям были просто детской прогулкой для опытного отряда. Любой другой пилот в страхе бы отказался от такого задания, но разведчики уже давно перечеркнули представление о привычных методах ведения войны. Их выносливость и бесстрашие вошли в поговорку у солдат Окраинных миров. Но ни один пилот Миража не страдал чувством зазнайства или бахвальства. Они все понимали, что стоит один раз промедлить или сболтнуть лишнего, как хитрый и безжалостный враг появится в перекрестии прицела.
  С недавних пор командир разведчиков стал неспокоен. Появились слухи, что в мастерских Синдиката сумели восстановить их самых грозных противников. Пятерка Ниндзя уже смогла нанести чувствительный урон, погубив командира Альберта Грина и еще одного члена команды. Теперь в голове у Антона проносились новые вопросы, а ответов никак не находилось. Как центральные смогли подготовить засаду для разведчиков? Как они узнали место и время? И самое главное: была ли это военная удача или его отряд пытаются уничтожить не только враги, но и кто-то из своих.
  Отряд прошел уже несколько километров, когда с Антоном связался передний разведчик:
  - Майор, а наш капитан крейсера был прав - впереди болото.
  - Ты уверен? - от волнения голос пересох.
  - Так я же не горожанин. Этот они не отличат лужу от реки.
  - Внимание всем, - командир разведчиков принял решение. - Всем поменять маршруты. Движемся по самой кромке гор. Кто его знает, может предательская трясина заполнила всю низменность.
  Радар показал изменение направления движения четырех Миражей. Только передний робот по-прежнему шел вперед.
  - Почему не выполняете приказ? - Антон не на шутку рассердился. Потерять робота в бою было бы очень жалко, но утопить в болоте... Генерал его, как командира, точно не поймет.
  - Не волнуйтесь, господин майор, - пилот перешел на официальный тон, - не могу же я быть голословным. В болото я не полезу.
  - А что ты собираешься предпринять? - Антон решил, что в походе не стоит слишком давить на опытных и умелых подчиненных.
  - Давайте ко мне и наведите камеры на болото.
  Через несколько минут четыре Миража остановились у края подозрительного луга. Для Антона это была простая сочная трава. Ничто не говорило о таящейся в глубине грозной и беспощадной ловушке.
  - А теперь смотрите внимательно, - передовой Мираж выпустил одну из мин. Тяжело взлетев, та плюхнулась в сотне метров от робота. Изумрудная зелень приглушила удар. Теперь чужеродный для планеты и смертоносный кусок металла полеживал, как на перине. Командир уже открыл было рот, чтобы высказаться по поводу растраты боеприпасов, но мина внезапно исчезла. Будто кто-то затянул ее вниз. Небольшая ямка немедленно заполнилась водой, а трава начала потихоньку двигаться к центру воронки.
  - Да, а на этом месте могли бы оказаться мы.
  - Двигаем отсюда! - Антон решительно начал поворачивать робота в сторону гор. Но сказать гораздо проще, чем сделать. Невидимая сила удерживала четыре машины.
  - Прыгаем, немедленно! - Беринг так не волновался со своего первого боя, когда он пробрался в поверженного Медведя.
  Четыре Миража совершили героическое усилие. Перевели дух они только, когда почва резко пошла вверх. Подошла Ульяна. Она с недоумением наблюдала на нелепые прыжки четверки.
  - Вы что, решили посоревноваться, у кого будет самый комичный прыжок?
  - Я на тебя погляжу, когда твою махину будет засасывать трясина, - парировала Кира.
  - Расслабились, и будет, - Антон злился на свое легкомыслие. Грин никогда не стал бы рисковать такими ценными роботами.
  - Боевой порядок. Про болото доложим потом в штабе. А теперь смотрим в оба. Через пару километров должен появиться проход.
  Пятерка снова перестроилась в боевой порядок. Антон немного успокоился: пусть он чуть было не погубил отряд, зато теперь стало очевидно наличие в их рядах если не явного предателя, то уж человека с небывалой небрежностью точно. А и то, и другое на войне смерти подобно. Интуиция подсказывала, что впереди еще возникнут непредвиденные трудности.
  - Всем предельная осторожность.
  - Что случилось, командир? - первой откликнулась Кира. Ее Мираж шел теперь впереди.
  - Мне кажется, что наши основные трудности еще впереди.
  - А поконкретнее?
  - Сам пока не знаю, но посадка в болото была не случайна.
  Молчание затягивалось. Все пилоты внимательно следили за радарами, но вся живность, похоже, вымерла. Постепенно приходило чувство, что враг совсем рядом. В воздухе возникли огненные символы "опасность близко". Антон потер руками глаза - вокруг простиралась высокая трава, правее же возвышалась гряда гор.
  - Что видно?
  - Все спокойно.
  - Тихо.
  - Я нашла проход, - Кира вышла на связь.
  "Вернемся, надо будет показаться врачу", - решил командир. Антона не на шутку испугала галлюцинация. Как будто чей-то злобный и опасный разум наблюдает и ждет. Чего? Скорее всего, свою жертву или мишень. Но ему нужна только одна цель. Именно она.
  Холодный пот прошиб Антона. Он почувствовал себя маленьким и незначительным камешком, которого гоняют приливные волны. Накатилась волна паники: все уже предрешено, я ничего не смогу сделать. Постепенно страх отходил, возникла уверенность: я все преодолею, я все вынесу, я все смогу! Главное, что я знаю о близкой опасности.
  - Командир, Антон, что случилось? Я нашла проход! Ответь! - Кира начала волноваться.
  - А... Что? - Беринг, наконец, пришел в себя. - Внимание всем! Оружие к бою! Впереди засада.
  Все четверо подчиненных тут же привели роботов в боевое положение.
  - Я ничего не вижу! - Ульяна просматривала все экраны, но на них нет ни одной отметки близкой или дальней цели.
  - Пусто. Ничего, - отозвались остальные.
  Надо было срочно объяснить им что-то, ведь командир, который запаниковал уже не вызывает доверия у подчиненных.
  - Послушайте, - начал Антон. - У меня есть что-то вроде обостренного чувства опасности. Я сам не знаю, как и когда оно проявится, но сейчас у меня в мозгу горит огнем только одна мысль - "засада". Нас ждут, и это намного опаснее неудачной посадки. Я не сошел с ума, поверьте мне.
  Молчание затягивалось. Первыми откликнулись девушки. Ничего, в бою чего только не бывает. Главное, что они предупреждены.
  - Антон, мне можно идти первой? - Кира без приказа не хотела углубляться в предательскую щель между скалами. Такой незаметный и тихий проход казался всем зловещим, будто зверь в ожидании добычи.
  - Подожди немного, - Антон начал соображать как компьютер. Ущелье в скалах напоминал ему теперь пасть зверя, если он лежит на боку. Левее и правее входа скалы немного выдавались вперед, скрывая его до последнего. Если же спрятаться за этими "губами", то тот, кто выйдет со стороны гор, повернется спиной к засаде. Впереди в каком-то километре виднелся небольшой овраг. Для Миража он мог бы стать неплохим укрытием.
  - Слушайте боевой приказ! Кира первая, я второй, парни за мной, а Ульяна замыкает строй.
  - Может, я пойду впереди? - девушка расстроилась.
  - Лейтенант Коппель справится сама.
  - Спасибо, - Кира была тронута таким доверием Антона.
  - В случае засады, в бой не вступать, изобразить панику, можно пошуметь в эфире, и немедленно отступать!
  Пилоты такого явно не ожидали. Ведь Антон никогда не трусил.
  - Я не трушу, просто мы сами устраиваем засаду: выходим из ущелья, парни прячутся слева, а я и Ульяна справа. Тебе, Кира, самое сложное. Ты должна успеть укрыться в овраге. При возможности поддержишь нас огнем. Все поняли?
  Разведчики ответили утвердительно, и весь отряд углубился в лабиринты скал. От одного местного жителя, который и рассказал про проход, Литвинов и Беринг узнали, что этот путь почти никому не знаком. Но командир разведчиков все больше убеждался, что он не ошибается насчет засады.
  Миражи прошли километр, потом второй. Ущелье петляло, до базы противника оставалось километров пять. Сознание заполнила очередная волна - "сейчас".
  - Кира, стой!
  Передовой Мираж замер с приподнятой ногой прямо на повороте. Спустя секунду в нескольких метрах впереди будто возник вулкан. Взрывы ракет и лучи лазеров раскалывали камни и плавили их. По броне застучал дождь осколков. Кира судорожно сглотнула.
  - Все назад!
  Но команда запоздала, его подчиненные уже поворачивали своих роботов. В эфире поднялась какофония звуков. Любому наблюдателю показалось бы, что от неожиданности бравые разведчики совсем потеряли голову. Ульяна тонко визжала, кто-то орал дурным голосом, что ему надо спасаться первому. Как стараются-то, Кира чуть не прыснула со смеху. Она подождала еще несколько секунд, а потом начала быстро отступать сама. Несколько ракет ударились совсем рядом. Будь Мираж человеком, то его спина получила бы довольно чувствительные ушибы от летящих камней.
  - Мазилы! - Кира прибавила ходу. Вслед ей донеслась отборная брань преследователей. Неизвестные враги пустились в погоню. "Только бы они не остановились". Выстрелы не утихали.
  - Кира? - Антон рискнул прервать молчание.
  - Пока держусь, но убегать приходится во все лопатки. Похоже это Ниндзя.
  
  Местный хищник размером с большого орла описывал широкие круги над горами. Теплый воздушный поток подхватил его и понес вверх. Снизу донеслись приглушенные расстоянием громкие звуки. Большая птица с интересом повернула голову. Его взору открылась потрясающая картина. Десяток больших жуков соревнуются в беге по извилистому ущелью. Пятеро преследователей непрерывно плюются непонятным и громким огнем. Хищник сложил крылья и камнем кинулся вниз. Земля, изорванная массивами гор, стремительно приближалась. Вот уже до поверхности осталось всего несколько сотен метров, горная птица резко расправила крылья и затормозила. Осторожность взяла верх над охотничьим инстинктом - таких крупных зверей она за свою долгую жизнь видела впервые. Воздушный охотник продолжил наблюдение в надежде на крупный и вкусный кусок мяса.
  Первый жук выскочил из узкой предательской щели в скалах и ловко развернувшись, спрятался за уступом. Со стороны выхода его видно не было. Второй, третий и четвертый поступили также. Что же эти насекомые (или все-таки звери?) задумали? Иногда в голодные годы большая птица охотилась на местную разновидность муравьев. Но поведение этих не соответствовало никаким законам природы - вместо того, чтобы бежать без оглядки, они сами хотели напасть.
  Кира, наконец, вывела свой Мираж на простор. До оврага, который мог дать ненадежное, но убежище, оставалось совсем немного. Она перевела своего стального друга на большие прыжки. Расстояние до укромного места стремительно сокращалось. Передовой преследователь выскочил из горного массива. За ним последовал еще один. Ракеты полетели в сторону удаляющейся Киры.
  - Помогите, - Кира довольно натурально изображала испуг. Когда знаешь, что в любую секунду тебя могут достать, особенно настраиваться на панический лад и не приходится. Адреналин, подобно ускорителю, заставляет сердце биться быстрее.
  - Ждать. Всем ждать! - Антону надо было выманить всех преследователей. Показались еще трое. "А старые знакомые, здравствуйте". Он с удовлетворением, наконец, хорошо разглядел пятерых Ниндзя. "Интересно, их так отреставрировали, или наклепали новых"? Все противники выглядели, как с иголочки.
  Четыре Миража буквально размазались по скале. И пропустили врага на расстоянии в сотню метров. Двое передних притормозили, чтобы подоспели все. Это было на руку команде Беринга.
  - Парни, огонь, - скомандовал он, едва Кира приблизилась к своему укрытию. Никто боеприпасов не жалел. Только одному боевому роботу противника удалось повернуться к Миражам, находившимся в засаде. Он уже навел свое грозное оружие, когда ракеты Киры начали буквально кромсать его броню на спине. В такой ситуации единственным выходом было попытаться спрятаться назад в ущелье, но времени на это уже не оставалось. Антон быстро расправился со своим и пришел девушке на помощь. Спустя несколько минут пятеро самых грозных противников команды Мираж перестали существовать.
  Дальнейшее задание для Антона и его коллег было просто детской игрой. Электромагнитных ракет было достаточно, чтобы справиться с одним тяжелым звеном Центральных миров.
  Низкое приземистое здание буквально потерялось в небольшой долине покрытой невысокими скрюченными деревцами. Враги ждали своих с победой, но были настороже. Неуклюжий, но могучий Слон расположился прямо напротив выхода из ущелья. Еще один тяжелый Гладиатор сторожил "парадный вход", ну а два Демона и Вампир находились в стороне, на случай непредвиденных осложнений. Худшего выбора позиции пилоты Миражей, наверное, не видели за свою военную карьеру. Слон был хорош только при атаке широким фронтом. Он, как знаменитый танк древних армий шел напролом, благо такой мощной броней мог похвастаться только Титан. Гладиатор же был превосходен только в поединке машина против машины, один на один. Его маневренность часто становилась неплохим козырем.
  Единственный робот, которого очень не любили и даже опасались все пилоты, был Вампир. Его радары, броня, да и огневая мощь вызывали уважение у любого противника. Антон непременно поставил бы его в дозор, да за компанию с мощным Демоном. "Растяпы, какие-то", - пронеслось в голове, когда его отряд, не снижая скорости, пронесся мимо поверженного Слона и набросился на Гладиатора. Пока пилот понял, с какой стороны идет атака, враг лишился и второго тяжелого робота.
  Оставшиеся, как угорелые метнулись к месту боя, но Миражи уже стояли, спрятавшись за углом здания, благо его высоты только-только хватало, чтобы скрыть их от глаз неприятеля.
  Через десять минут Антон устало снял шлем, дав себе несколько минут отдыха, а его подчиненные методично раскладывали мины вокруг. Он поймал себя на мысли, что ищет оправдание таким неловким действиям врага. Молодому командиру кажется, что все их победы - это одно сплошное везение.
  - Ты что, обалдел?
  - Антон, у тебя все хорошо?
  Оказалось, что последнюю фразу он высказал вслух.
  - В следующий раз будешь сам удирать от пятерых остолопов, которые постоянно палят тебе в спину, - голос Киры дрожал от негодования. - Мне показалось, что Ниндзя в серьез пытались со мной покончить, а я еще детей хочу родить, выйти замуж...
  - Наверно, сначала замуж, а потом дети? - ехидно поинтересовался кто-то из парней.
  - Отвалите, а то и на вас найду управу, - Ульяна тут же вступилась за подругу.
  Всего несколько реплик сняли напряжение. По крайней мере, у Антона поднялось настроение. "Как хорошо, что меня никто не видит", - подумал покрасневший, как вареный рак, молодой командир. Ему уже несколько раз снились сны, где он видел себя отцом семейства, а в качестве его жены всегда появлялась Кира. Беринг все не мог для себя решить, она ему просто нравится, или очень нравится.
  - Антон, - голос Ульяны выдавал тревогу, - а база то пуста.
  - В каком смысле?
  - Да я решила заглянуть внутрь, и вышибла ногой дверь, а там пусто.
  Мираж командира стремительно двинулся в сторону главных ворот. Внутри было пыльно и скучно. Свежие следы говорили о спешной эвакуации каких-то ящиков. Для боеприпасов они были слишком малы.
  - И следов от роботов нет совсем.
  - Ульяна, оставляй презент, и быстро уходим, - Антон с первого взгляда понял, что все их задание - это одна большая ловушка. - Всем пилотам, немедленно покинуть базу, уходим!
  Через несколько минут он остановился у входа в ущелье. Все остальные уже успели уйти. "А вот вам и подарочек"! - Антон развернул стального робота в сторону базы. Две ракеты устремились в широко открытые ворота. Командир разведчиков быстро повернулся и прыжком покинул опасную зону. Скалы надежно прикрыли его Мираж от осколков и мелких камней. Мины детонировали с жутким грохотом.
  - Разбирайтесь, теперь господа оккупанты! - он злорадно усмехнулся и поспешил догнать своих.
  
  Обратный путь прошел без происшествий. Только однажды они увидели довольно крупного крылатого хищника, который сидел на искореженном корпусе одного из Ниндзя и упорно пытался оторвать себе кусочек. Как это он не чует, что робот не съедобен, поразился Антон. Большая птица с интересом проводила Миражи взглядом, а потом рывком поднялась в воздух и начала набирать высоту. Любопытство было удовлетворено. Большие "жуки" в пищу не годились.
  Крейсер, как стрела взмыл в небо.
  - Майор, - связался с ним капитан корабля, - похоже, что вы вернулись очень вовремя. Сразу поле нашего старта техники зафиксировали отметки от тормозных двигателей.
  - Кто-то спешил нас перехватить?
  - Похоже, что это два транспортных корабля Центральных миров. В каждом должно быть до десяти боевых роботов.
  - Как вы верно заметили, капитан, мы вовремя убрались. Доложите в штаб о нашем возвращении.
  У Антона начало складываться чувство, что за их подразделением ведут охоту сразу два противника. Один натравил на них Ниндзя, а второй слишком поздно узнал и сразу направил два транспортника для почетной встречи. Но больше всего хотелось узнать, кто их так старательно подставляет.
  
  После возвращения Литвинов дал всем подчиненным Антона целую неделю отпуска. Все пятеро переоделись в парадную форму и полетели на катере в довольно большой столичный город Виктория, расположенный всего в сотне километров от них. На душе было радостно, ведь там должен был находиться старший брат. Богдан действительно несколько недель уже отдыхал после ранения. Последний раз они виделись, когда Антон согласился пойти в команду к Альберту Грину. Превратности войны смогли разделить братьев, но заставить забыть друг о друге - никогда!
  Ульяна, когда узнала, что встречать их будет Богдан, так долго собиралась, что Кире пришлось дважды за ней бегать.
  - В следующий раз полетим без тебя, - Антон посмотрел на счастливую боевую подругу и осекся. - Извини, просто все заждались.
  - Да ладно, проехали, - Ульяна почти не слышала, что творится вокруг.
  Когда катер приземлился, Девушки вышли первыми. Ульяна вертела головой из стороны в сторону, пытаясь в толпе людей разглядеть Богдана. О том, что они неровно дышат друг к другу, знала вся семья. Молодые люди даже хотели пожениться, но стремительно начавшаяся война бездушно разрушила все мирные планы. Почти два года они только и могли, что писать и иногда перезваниваться.
  Когда девушка уехала учиться, связь совсем прервалась. Оба очень переживали, но в обстановке повышенной секретности даже узнать место службы родственника было очень проблематично.
  - Ульяна! А ты как здесь оказалась? - по стоянке к ним прихрамывая, подошел Богдан. - Я просто не нахожу слов! Откуда ты?
  Антон обошел катер и подошел к ним:
  - Это мой обещанный сюрприз, - он протянул брату руку.
  - Тебе девушка, а мне спасибо за то, что отпустил ее отдохнуть.
  - Еще бы ты поступил иначе, - Богдан даже растерялся, с одной стороны они с Антоном давно не виделись, а с другой - любимая и ненаглядная Ульяна.
  - Приятно было повидаться, а теперь я пойду с ребятами. Мне кажется, что вы много хотите обсудить вдвоем. Мы остановимся в отеле "Звездопад", если выкроишь время, заходи.
  Он быстро повернулся и пошел к остальным.
  - Командир, - двое парней подозрительно лукаво смотрели на него. - Нам надо пойти позвонить домой. А то и его, и мои родители ничего не знают, что с нами. Вечером вернемся в отель.
  - А Кира? - Антон сначала спросил, а потом понял, что сглупил.
  - Ну, не могли же мы ее оставить одну в незнакомом городе, того гляди украдут нашу красавицу. А под присмотром командира с ней ничего не случится.
  Оба пилота стараясь казаться серьезными, развернулись и быстрыми шагами устремились прочь.
  - Если бы мы не оставили их наедине, то Антон так и не решился бы посмотреть на Киру.
  - Они наверно думают, что мы слепые и ничего не замечаем? - поинтересовался другой, - кстати, куда идем?
  - Откуда я знаю, но надо же было оставить юных голубков наедине.
  - Война незнамо когда кончится, а жизнь-то продолжается.
  - Короче, жизнелюб, веди!
  - Почему я?
  - Во-первых, я первый сказал, а во-вторых, у меня будет прекрасный повод свалить все на тебя, если мы заплутаем.
  Весело болтая, оба удалялись все дальше.
  - Кира, может, - еле выдавил из себя Антон, горло предательски пересохло, а на лице готов был появиться румянец, - мы куда-нибудь сходим, пообедаем, а то я уже лет сто не ел человеческой пищи.
  - Неплохая идея, - девушка улыбнулась, - давай найдем приличное местечко.
  - Эй, молодежь! - окликнула Ульяна парочку. - Давайте с нами, Богдан нашел неподалеку небольшой и не очень дорогой ресторанчик с отличной кухней. Рекомендуем.
  - Действительно, - поддержал старший брат, - ведь мы так долго не виделись, а твоя спутница не будет против, я по глазам вижу.
  Антон и Кира посмотрели друг на друга:
  - Пойдем?
  - Давай, проверим, знает ли твой брат толк в кулинарии.
  - Вы не пожалеете, - Богдан искренне обрадовался, - ведь в этой небольшой столице очень нелегко найти место, где простого вояку вкусно и сытно накормят.
  Четверка дружно зашагала в сторону развлекательной части города. Как и на большинстве новых планет, в каждом крупном городе архитекторы изначально делают несколько отдельных частей. Заводы на одной стороне, спальные районы, как города в миниатюре со своими школами, больницами и ресторанчиками, и, конечно же, с комфортабельными и современными домами, расположены в центре, а целый квартал с самой дальней от заводов стороны отдается под святая святых - кузницу, житницу кредитов - район развлечений. Конечно, есть в любом городе и торговый район, и деловой центр, вынесенный так же на окраину, но душа и гордость - это все же именно то место, и довольно большое по площади, где любой человек, а особенно с карманами полными денег, может позволить себе любые дозволенные законом удовольствия. Чтобы посетители не покидали такого прибыльного места, по всей его площади стоят дорогие и не очень рестораны, летние и зимние кафе, и другие места, где услужливые официанты с радостью исполнят все ваши гастрономические потребности.
  Еще когда Кира училась в школе, она однажды увидела передачу про десять самых известных своей кулинарией и обслуживанием ресторанов всех человеческих планет. Единственным заведением, удостоившимся чести попасть в это число, стал ресторан "Окраина" с планеты Виктория сектора Серединных миров. На то время он занимал очень престижное пятое место.
  Весело болтая, как школьники, все дружно шли по пустынной улице, радуясь теплому солнышку. Кира очень быстро нашла общий язык с Богданом, а Антон был только этому рад. Он тихонько и незаметно шел сбоку, держал девушку под руку и чувствовал себя самым счастливым человеком на этой истерзанной войной планете. К разговору он даже не прислушивался, а только думал о том, как хорошо было бы всем четверым дожить до изгнания коварного врага с родной земли.
  - Антон, ты что, не слушаешь? - Богдан казался рассерженным. Притворно поднятые брови и слишком удивленное лицо говорили, что он заметил духовное отсутствие младшего брата. - Ты куда от нас подевался?
  - Я здесь.
  - Я тут всячески восхваляю твои подвиги. Рассказываю, как ты в одиночку остановил два десятка роботов, забравшись в подбитого Медведя, а ты... У меня просто нет слов.
  - Вот и хорошо, а то всю дорогу трещишь, как сорока. Лучше расскажи, как ты сам, или лучше давай, послушаем девушек.
  - Стойте, - Кира подняла глаза вверх. Прямо над их головами сверкала во всей красе шикарная вывеска ресторана. Позолоченный лучами светила лик планеты казался фотографией с орбиты, а набегающая от спутника тень уже скрыла всю правую сторону Виктории. Казалось, что еще немного, и перед их глазами откроется уникальное научное явление - затмение.
  - Да это же самый знаменитый ресторан Серединных миров - "Окраина". Он с успехом соперничает с самыми известными заведениями Центральных и Окраинных миров, - девушка буквально светилась от счастья. - Я всю жизнь мечтала хоть одним глазком взглянуть на него.
  Какой-то респектабельный господин вышел из дверей и остановился поболтать со швейцаром. Богдан и Антон переглянулись. Ни у кого из них не хватит денег, чтобы достойно накормить девушек. Если у тебя в кармане меньше сотни кредитов, то тебе просто не дадут взглянуть на счет. Кира обернулась к братьям:
  - Извините, я не собиралась туда заходить, я же понимаю, что ни у кого из нас нет папочки миллионера. Просто вспомнила детскую мечту, вот и вырвалось.
  - Короче, топаем в ресторан, который покажет Богдан, - Ульяна решила одним махом обрубить все путы, которые окутали всю четверку, будто у заведения была своя магия, не позволяющая пройти мимо, и не заглянуть хотя бы на несколько минут.
  Девушки решительно повернули кавалеров, и пошли своей дорогой.
  - Извините, извините меня, пожалуйста, - господин, который стоял у входа, догонял их.
  - Слушаем, вас.
  - Что-то случилось?
  - Нет, спасибо, у меня все в порядке. Просто я случайно увидел, вас проходящими мимо и услышал, что юная госпожа знает наше заведение. Я Иван - управляющий, шеф-повар, и что-то вроде владельца "Окраины". Один за всех, так сказать. Не сочтете ли меня невежливым, если я приглашу доблестных воинов посетить абсолютно бесплатно мой ресторан.
  - Как это бесплатно? - Ульяна недоверчиво взглянула на незнакомого Ивана. - Даже центральные с жадностью расстаются с каждым снарядом, который летит в нашу сторону, а тут вы хотите нас всех пригласить даром.
  - Я знаю, что не все мои коллеги одобрят такой поступок, но я не очень жадный. К тому же вы проливаете кровь за наши дома, наших жен и детей, хотя сами не местные. Мы до последней минуты не верили, что солдаты генерала Литвинова будут отстаивать с оружием в руках нашу свободу. И пригласить вас отдохнуть в самое лучшее заведение Виктории - это та малость, которой я могу отплатить вам.
  - Идем? - девушки вопросительно посмотрели на братьев.
  - Давайте проверим местное гостеприимство.
  - Вы не пожалеете, - господин сделал картинный жест в сторону входа.
  Друзья отправились обедать в "Окраину". Позолоченные входные двери прямо с порога открывали перед посетителями картину хорошо продуманной роскоши. Холл ресторана поражал своим убранством. Люстра из великолепного горного хрусталя сверкающим фонтаном свисала с потолка. Сотни маленьких ламп искусно подсвечивали природное стекло, создавая иллюзию внутреннего огня. Все цвета радуги стекали потоками света на полы и стены. Казалось, что ты в гигантской природной пещере. Стены - потоки застывшего льда.
  - Посмотрите на наш шедевр. Это точная, правда, уменьшенная копия каменного фонтана из Новоафонской пещеры на Земле. Сорок лет назад один из мастеров создал этот шедевр после незабываемого посещения этого чуда природы. Сталактиты и сталагмиты, сталагнаты и другие шедевры произвели на него незабываемое впечатление. А вот, полюбуйтесь на эту каменную мышь - ее автору очень запомнилась поездка в Кунгурскую ледяную пещеру.
  И братья, и девушки смотрели с открытым ртом. Казалось, что ты внезапно попал глубоко под поверхность планеты.
  - Прошу сюда, - гид, а по совместительству и хозяин ресторана свернул в один из изящных проходов.
  Внезапно картина сменилась, и перед глазами открылась картина буйной, почти тропической зелени. Глаза разбежались, глядя на огромное количество разных цветов. По сравнению с ними великолепные орхидеи тропической Амазонки смотрелись бледными тенями. Прямо посреди зеленых зарослей была устроена уютная кабинка человек на шесть. Стол и диваны были отделаны в цвета редких горных пород, встречающихся только в отдаленных районах на севере планеты Виктория.
  - Прошу, располагайтесь удобнее, - хозяин вновь взмахнул рукой. - Официант сейчас будет. Справа от каждого места есть небольшая кнопка для его вызова, а если вам потребуется моя помощь, то я всегда к вашим услугам. А теперь последнее, позвольте порекомендовать вам наше фирменное меню. Оно прекрасно подойдет как для сильной, так и для слабой половины человечества.
  - Спасибо, вам, Иван, - Богдан ото всей компании решил поблагодарить хозяина за такое редкое за последнее время радушие.
  - Не за что. Отдыхайте. А я пойду, чтобы вы смогли расслабиться и наслаждаться едой.
  Не успел господин удалиться, как в беседке совершенно бесшумно возникла фигура официанта в строгом лиловом костюме. Все четверо подтвердили заказ фирменного обеда. Не успели они поудобней усесться, как на столе оказались несколько бутылок вина, шампанское и какой-то бесцветный напиток. За ними последовали закуски в таком количестве, что их вполне хватило бы на шестерых.
  Антон поинтересовался, почему их хозяин так гостеприимен. Официант понизил голос до шепота и коротко рассказал, что у шеф-повара ресторана старший сын пошел учиться в школу пилотов боевых роботов. Теперь родители очень за него волнуются. Поблагодарив официанта за рассказ, молодые защитники отпустили его.
  - Попрошу Вас быть осторожными с прозрачным напитком. Это водка. Пить надо из этих маленьких рюмок, и обязательно закусывать.
  - Спасибо, - Антон со смехом кивнул головой. - Из нас трое с Глории, а там этот благородный напиток известен.
  Обед на всю жизнь остался у всех в памяти. Только несколько раз еще им удавалось так хорошо и вкусно утолить голод. Официант буквально летал, разнося еду и напитки. Опустошенная посуда исчезала со стола, как по взмаху волшебной палочки.
  - Теперь я понимаю, почему этот ресторан входит в созвездие лучших заведений. Ну что, Кира сбылась твоя мечта? - Богдан откинулся на мягкую спинку и посмотрел с улыбкой на Киру.
  - Да, здесь все выше всяческих похвал. Но почему вы так внимательно смотрите на меня?
  - Да мы с Ульяной хотели пригласить вас обоих в местный парк аттракционов. А то сражаться вы умеете, а как насчет погонять на быстрых лодках?
  - Нет, лучше на качелях покачаться! - Антон серьезно смотрел на брата. Обе девушки так и прыснули со смеха.
  - Заметано, сходим в парк, но сначала поблагодарим нашего щедрого хозяина.
  Зайдя в вестибюль, обе пары узнали, что Иван срочно убыл - на планету приземлился рейс с Альтаира, на нем должен был прилететь вместе с другими выпускниками-пилотами его сын. Оставив короткое сообщение, четверка убыла.
  День выдался таким светлым, ярким и безоблачным, что Антон почти забыл о том, что идет война. Богдан и Ульяна специально тащили их на все аттракционы, где участвовать надо было парами. После нескольких головокружительных гонок они перешли к менее подвижным. Ближе к вечеру все абсолютно счастливые выходили из парка. Кира опиралась на руку своего спутника, а он чувствовал себя на вершине мира.
  После ужина в недорогом, но очень уютном ресторанчике Ульяна отправилась в гости к Богдану, а Кира с Антоном медленно пошли в направлении гостиницы. Вечерние тени от домов и деревьев упали на мостовую. Лучи заходящего светила позолотили причудливые шпили зданий. Молодой кавалер блеснул своими обширными познаниями в архитектуре. Девушка внимательно слушала. Глаза ее лучились добрым и нежным светом.
  Прохожих к вечеру стало заметно больше. Мамочки с детьми, дедушки и бабушки с внуками попадались довольно часто. На большинстве лиц читалось облегчение при виде двух человек в военной форме.
  - Посмотри, как на нас смотрят, - Кира прервала Антона.
  - Наверное, форма придает уверенности в будущем, чувство защищенности.
  - Может ты и прав, а вот мне гораздо больше хочется сменить ее на такое вот легкое платье.
  - Ты хочешь присоединиться к этим людям.
  - Конечно, больше всего на свете я хочу, чтобы все закончилось, а потом свой дом, любящего мужа и несколько детей.
  Антон смутился, но все же решился спросить:
  - Я совсем ничего про тебя не знаю.
  - Да и рассказывать особенно нечего.
  Потихоньку разговор перешел на детство девушки. Она просто и обыденно рассказывала свою жизнь, Антон с замиранием сердца слушал, вместе сопереживая детским неудачам и радуясь успехам. Отца своего она не помнила, ее растила одна мать. Часто перед сном она мечтала, как отец живой и невредимый вернется из своего опасного разведывательного полета, а дочурка выбежит навстречу, протянет тонкие детские ручки. Большой и сильный бородатый мужчина обнимет ее и подбросит высоко вверх. В конце рассказа девушка смутилась и перевела разговор на своего спутника.
  Пришел его черед делиться воспоминаниями. Когда они подходили к гостинице, совсем стемнело. Редкие далекие звезды мерцали сквозь прослойки легких облаков. Казалось, что на небо наброшена легкая вуаль.
  - Ну, вот мы и пришли, - Антон с сожалением довел девушку до ее номера. - Мне было очень приятно.
  - Мне тоже, - Кира вздохнула, - уже поздно. Мне, наверно, пора спать.
  - Может...
  - Не надо разрушать такой романтический вечер, - девушка приложила палец к губам спутника. - Давай завтра сходим снова куда-нибудь.
  - Договорились! - Антон радостно согласился. - Буду ждать с нетерпением.
  - Не забудь выспаться как следует, а то сил не хватит. Спокойной ночи. - Кира быстро чмокнула его в щеку, повернулась к двери, быстро вошла и закрыла ее за собой. Силы оставили ее, она прислонилась к дверному косяку и медленно опустилась на пол. Слезы полились из глаз. Если только он узнает правду... Если ему кто-то скажет, кто на самом деле ее отец... То у них не будет даже хрупкого будущего. "Дочь уголовника! Будущая рецидивистка"! - Так кричали ей вслед девчонки в школе.
  Отец Киры так и не вернулся из очередного разведывательного полета, когда ей было всего пять. Однажды его жена Инга включила новости и через несколько секунд упала на пол, потеряв сознание. Маленькая девочка в слезах подбежала и обняла мать. Тут до нее донеслись обрывки фраз с экрана. Она подняла голову и, еще не понимая ничего, закричала: "Папа, папочка"! Мать приподнялась с ковра и села. Она не могла поверить, что их кормильца и опору семьи обвиняют в ужасном преступлении. На коротком суде ему предъявили обвинения в пиратстве, множественных убийствах и похищении людей. Приговор - пожизненная ссылка на одном из астероидов Окраинных миров. Жена и дочь так и не смогли попасть на закрытый процесс. "Я не виновен"! - донесся до них последний крик Карла. Больше о нем они не слышали.
  Словно туча накрыла некогда счастливых мать и ее дитя. Удача покинула мирный и уютный дом семьи Коппель. Мать и дочь скоро сменили с десяток съемных квартир, но на полет с Альтаира денег у них не было. Друзья отвернулись, как от прокаженных. Клеймо "пират" было самым позорным среди жителей планет и космолетчиков.
  Проплакав почти час, девушка встала. Она приняла решение. Будь что будет. Если ее прошлое сможет разрушить настоящее, то так тому и быть, а коль Антон не захочет понять, почему она не сказала, то и не надо. Жить с человеком, который придерживается мнения толпы, она не сможет никогда. Успокоенная она упала в кровать и уснула. Узы Морфея сковали девушку. Сон пропал вместе с утренней зарей и пробуждением. Если бы Кира его запомнила, то весьма удивилась бы ему.
  Ее отец совсем молодой сосредоточенно ведет корабль к неизвестной цели. Внезапно в рубке возрастает волнение. Чувства подсказывают, что они нашли какой-то объект. Пригодная для жизни человека планета! В течение недели они находят еще две в пределах одной системы. До сих пор только система Глории имела в своем составе две подобные удачи. Все взволнованы, после беглого осмотра бросаются назад. Если ученые проверят все три находки и выставят планеты на аукцион, как готовые к заселению, они станут миллионерами. Но конец полет проходит не столь удачно. На экране возникает большой транспортный корабль. В неведомых глубинах космоса встретить собрата-человека - это просто чудо. Откуда здесь могло взяться большущее круизное судно? Позывные остаются без ответа. Нехорошее предчувствие не покидает всех космонавтов. Группа из трех человек отправляется на катере на разведку. Ужасное зрелище разворачивается перед их взором. Корабельный медик первым приходит в себя, даже он за всю свою карьеру не видел столько убитых людей. С огромным трудом, они пробираются по летающему моргу на мостик.
  В рубке управления такой же хаос. Все разбито и ни одного живого человека, хотя при приближении один из космонавтов попытался пошевелиться. Карл и корабельный врач бережно помогают ему. Вид последнего уцелевшего ужасен: все тело - одна сплошная рана, на голове запеклась кровь. Контрольный выстрел оказался не совсем точен, но убийцы, зато, смогли уничтожить сотни пассажиров и членов экипажа.
  Человек с трудом открывает глаза, кажется, что это доставляет ему непереносимую боль. Карл нагибается, но шепот не разобрать. "Кто это сделал"? - Карл нагибается еще ниже. "Синд..., синдик...", человек закрывает глаза. Врач поясняет, что мужчина потерял сознание. Как он смог продержаться несколько часов или дней с такими ранами - загадка для всей троицы.
  Карл, как пилот и старший группы отправляет своих коллег и раненого на свой корабль. Врачу очень не хочется оставлять его одного, но мужчине нужна срочная помощь. Космический катер отчаливает от круизного лайнера и устремляется к их кораблю. Карл с замиранием сердца следит за полетом. Что хотел ему сказать найденный? Что за загадочный "Синдик"? Надо поспрашивать у ребят.
  Мгновенная вспышка, и вот в нескольких километрах выскакивает из гипера еще одно судно. Карл обрадовался: "Может это полиция спешит на помощь"? Но он не угадал. Едва их капитан послал запрос, как корабль открыл огонь. Ракеты устремились к беззащитному исследователю. На экране появилась яркая вспышка. Карл ударил по экрану и что-то закричал. Пришелец приблизился и, удостоверившись в точном попадании, снова ушел в гипер.
  В системе сразу стало пусто. Тоска охватила единственного живого человека на лайнере. Он один на корабле с неисправной системой управления. Разбиты даже средства экстренной связи, и главное все его друзья погибли в одночасье. Пираты, несомненно, поджидали их или других спасателей. Но вот зачем? Они не получили никакой прибыли от бессмысленного расстрела мирного корабля. Время словно замерло, или просто так показалось Карлу. Он плохо помнил все с того момента, как остался совсем один.
  Спустя некоторое время вспышка далекого света вновь озарила пустое пространство. Близкая звездочка начала быстро приближаться. Корабль подошел очень близко. Шлюпка почти сразу вылетела в сторону лайнера и ожидающего на борту Коппеля. По коридору застучали металлические подошвы. Это прибыла космическая полиция. Вооруженные и настороженные стражи порядка проникли в рубку управления. Карл уже ждал их с поднятыми руками. Кто знает, какой приказ им отдан. Они вполне могли принять его за пирата.
  Так и случилось. Коппеля грубо свалили на пол и защелкнули на руках и ногах браслеты. Конечности оказались парализованы, оставалась подвижной только голова. Один из блюстителей закона забросил не маленького пилота на плечо. Карл попробовал заговорить, но его сразу оборвали. "Молчи, мерзавец, или я тебя заткну навеки!" После чего полицейский понес его в сторону своего катера. Коппель снова пытался открыть рот, но его носильщик резко повернулся и со всего маху приложил его дверному косяку. Сталь справилась с человеческой плотью. Резкая боль пронзила голову, и Карл потерял сознание. Пришел в себя он только на корабле полиции. Рядом сидели двое стражей. На стон никто не отреагировал. За весь полет к Альтаиру с арестованным так и не заговорили. Теперь в статусе злодея недавний пилот оказался на родной планете с головы до ног закованный в кандалы.
  В зале суда его почти не стали слушать. По показаниям полиции круизное судно пилот завел в другую систему, где уже ждали пираты. Все погибли. Карл утверждал, что он не пират, а его судно тоже уничтожили пираты. Никто не поверил. Ему даже не дали последнего слова, а рассказ про три планеты игнорировали - бандит пойдет на любые ухищрения, лишь бы не оказаться в тюрьме. Так порядочный человек получил пожизненное заключение.
  Тюрем в системе Окраинных миров не было. Зато местные чиновники придумали нечто получше. Как вам понравится очутиться на маленьком клочке земли, где не существует никакая жизнь. Астероид в неизвестной системе так далеко от обычных маршрутов, что всякое бегство исключалось. Вечные концентраты вместо обычной пищи, регенерированный воздух, который имеет устойчивый металлический привкус от постоянного процесса обмена. Если кто-то и хочет вообразить себе адские муки, то это место дает очень хорошее представление о преисподней. Охранники-полицейские меняются каждые полгода, а потом они год отдыхают. Многие отказываются от второго дежурства. А Карлу предстояло провести в этом месте всю свою жизнь!
  
  Сон закончился тяжелым пробуждением. Голова не хочет отрываться от подушки, душа болит, будто Кира сама участвовала во всем. С трудом она раскрыла налитые свинцом веки. Выключатель в мозгу отсек все ночные видения. Только на сердце было не спокойно. Она была уверена в одном - придет день, и она должна будет сама лично узнать судьбу отца. Уверенность постепенно перешла в успокоение, а потом утренний сон сменил ночной кошмар. Девушка уснула с улыбкой на устах.
  Антон же после расставания с боевой подругой несколько минут простоял в коридоре. Ему очень хотелось пойти за ней, но душой он понимал, что не стоит торопиться. Всему свое время. Он приложил магнитный ключ и толкнул дверь соседнего номера. Внутри было темно. Беринг спиной почувствовал постороннего, но резко повернуться он не успевал.
  - Добро пожаловать, - раздался неожиданный голос.
  Зажегся прикроватный ночник. В помещении немного посветлело. Антон повернулся, узнав голос своего гостя. В кресле сидел Литвинов. В одной руке кружка с кофе, а в другой пистолет. При виде хозяина номера, он спрятал его в потайную кобуру.
  - Привык, понимаешь даже спать с ним, - словно оправдываясь, произнес генерал. - Проходи, присаживайся на кровать. Вот еще кофе, а если хочешь, то чай.
  Антон присел на кровать, взял кружку с чаем и отхлебнул. Петр пил обычно без сахара, поэтому вкус был на любителя. Молодой майор никогда не понимал тех людей, кто пьет кофе без подсластителя или сливок, как и чай. Он посмотрел на поднос и плеснул в кружку немного молока.
  - Извини, забыл, что почти все пьют сладкие напитки. И как можно губить такой вкус и аромат дополнительными добавками?
  Антон пригубил из своей кружки, вкус был очень даже ничего. Может, стоит отказаться от сахара, но потом он вспомнил варенье, которого всегда было вдоволь в их семье. Клубничное. Больше всего он любил именно такое. Приемная мама всегда сажала их столько, чтобы дети могли весь год наслаждаться ее консервированными деликатесами.
  Он вспоминал, как однажды они с младшими братьями тайком от родителей пошли собирать эту ягодку. Низенькие, словно стелющиеся по земле кустики давали вполне приличные красные плоды. Однажды Антон поспорил с младшими о том, кто больше съест клубники. Ребята взяли каждый по небольшому ведерку. За полчаса набрали каждый свою тару до самого верха. Забравшись в густые заросли винограда, они принялись поедать любимое лакомство. После первых нескольких килограмм ведерки опустели. Пришлось идти за добавкой. Неизвестно чем бы все кончилось, если бы из дома не вышел отец. Олег увидел мелькнувшие в зарослях спины своих озорников. "Что-то явно затеяли". Если бы не вмешательство главы семейства, неизвестно чем бы все закончилось. Целых два дня никто из них не мог смотреть на клубнику. Богдан ходил и посмеивался, мол, теперь ему одному придется давиться, но уплетать за пятерых. Впрочем, зимой варенье пошло как обычно на ура.
  - О чем задумался, Антон? - Прервал его мысли знакомый голос.
  Молодой командир словно вернулся из тумана грез на грешную землю, и посмотрел на генерала. Тот, как не в чем ни бывало, попивал кофе из кружки.
  - Да вот вспомнил варенье, которое часто готовила моя приемная мама. Как там они теперь?
  - Ничего, война закончится рано или поздно, а сейчас есть дела поважнее.
  Антон весь обратился в слух. Просто так среди ночи опытный полицейский не стал бы его тревожить. Разве что ситуация чрезвычайная.
  - Сейчас меня занимает вот какой вопрос. Мое чутье подсказывает, что уже длительное время основные наши секреты уплывают к противоположной стороне. Здесь и гибель твоего командира - Альберта Грина, и несколько других моментов. Мне кажется, что шпион помимо прочего особенно заинтересован в гибели твоего подразделения. Последний ваш рейд, когда Миражи дважды чудом избежали гибели, не может оставить мое жалостливое сердце без внимания. Я просто не переживу, если столько молодых судеб будет разбито.
  - Вы это о чем? - непонимающе уставился Антон.
  - Да только слепой не видит, как лейтенант Кира Коппель относится к тебе, а Ульяна к твоему брату. Да не красней, - усмехнулся он, глядя на реакцию подчиненного, - майору, хоть и молодому, не положено смущаться.
  - Да мы сегодня просто гуляли по городу, - поспешил оправдаться Антон.
  - Ладно, это дело молодое, а меня волнует ваша общая безопасность. Пока за вами приглядывают мои обученные ребята, так что спите спокойно, но вот за линией фронта моя поддержка будет только моральной. Возможны два источника утечки информации: мое окружение, то есть командиры, или кто-то из твоих. Но, оговорюсь сразу. Последнее мне кажется очень уж невероятным. Посуди сам, в последнем бою все подвергались опасности, да и высадка на болото, если бы состоялась, то погубила бы всех на корабле.
  - Неужели вы подозреваете кого-то из моих?
  - В том то и дело, что у меня есть подозреваемый, а точнее она. Это твоя подружка Кира.
  - Да успокойся, сядь и выслушай меня. - Строго произнес генерал, видя вскочившего Антона. - Я уверен, что это просто совпадение, но я привык подозревать всех, даже тебя, поскольку после смерти Альберта ты занял его место.
  - Бред какой-то, - Беринг сел и внимательно посмотрел на своего начальника. - Я никогда не желал плохого майору Грину. К тому же, почему вы так настроены в отношении Киры?
  - Послушай сюда. Этим вечером вы с ней рассказывали друг о друге. Подробности мои люди не знают, но ответь мне честно, что она рассказывала тебе о своей семье?
  - Да ничего особенного. Мама у нее преподавала в начальной школе, а отец пропал без вести, когда ей было около пяти лет. Ей больно было вспоминать даже спустя столько времени, поэтому я начал рассказывать про себя.
  - Да. Она или не сказала намеренно или просто побоялась открыть тебе тайну.
  - Что бы узнали, говорите! - Антон схватил Петра за руку.
  - Да тише ты. Один мой коллега, а по совместительству еще и наставник (Громов его зовут) узнал, что Карл Коппель почти пятнадцать лет назад был приговорен к пожизненному заключению. Мать и дочь много выстрадали, поскольку клеймо "пират" очень позорно в любом уголке нашей вселенной. А твоя девушка много лет жила слыша в спину шепот "дочь убийцы". Но не все тут так просто. Меня настораживает очень быстрый судебный процесс. Громов хотел разобраться более подробно в этом вопросе, хотя пока, у него может не хватить рук.
  - У меня к тебе просьба. Постарайся осторожно выяснить, имела ли Кира контакты с отцом после его ареста. И ничего не говори о нашем разговоре, просто на всякий случай.
  - Лучше поищите среди командиров. У них гораздо больше возможности причинить вред всем нам, чем у простого пилота. Много ли знает каждый из нас. А вот вы ответьте мне, кто будет вашим заместителем в случае чего?
  Литвинов нахмурился: он не привык, чтобы совсем еще мальчишки учили его жизни, но если вспылить или перейти на командный тон, то можно было только ухудшить ситуацию.
  - Мой заместитель генерал Макбартен проверенный и компетентный офицер. Он сможет командовать войсками.
  - А откуда он взялся? Кто может доказать, что он не воюет просто чтобы не предать в один момент?
  - Твое счастье, что Мака нет рядом, а то он уже давно вышел бы из себя. К твоему сведению, его хорошо знал Грин. Некогда мой заместитель был в его школе специалистом по тактике ведения боя. А тут надо обладать изрядной долей ума.
  - Это перед войной, а вы копните чуть глубже. Как он стал пилотом? Кто ему помог? Где он работал или учился, ведь ему сейчас уже за тридцать?!
  - Не надо кипятиться. У меня не сто рук, но самое главное, что ты должен уяснить из нашего разговора, что предательский меч занесен над твоей головою. Не доверяй никому и старайся, чтобы твоя спина всегда была прикрыта. Больше не буду тебя мучать. Отдыхай и постарайся набраться сил за короткий военный отпуск. Потом работы будет просто невпроворот. Противник выдыхается, и наша главная задача не дать ему снова собраться с силами.
  Литвинов пожал Антону на прощание руку и тенью выскользнул из номера. Замок щелкнул. Молодой офицер быстро разделся и упал на кровать. Ведь ночь не резиновая, а раз генерал сказал, что их негласно охраняют, значит, так оно и есть.
  Было уже позднее утро, когда он вышел позавтракать в гостиничное кафе. Мысли роились, словно пчелы в улье. Решив пустить все на самотек, он с радостью увидел отдохнувшую и преобразившуюся Киру. Если вчера она больше походила на кадрового офицера, то сейчас она была в легком, воздушном платьице. Волосы волнами спадали на плечи. Солнце окрашивало их в золотистый свет. Словно золотой нимб над головой.
  - Доброе утро.
  - Здравствуй.
  Девушка пригляделась к Антону и заметила его неестественную улыбку. В глазах молодого человека она прочитала жалость. Поняв, что за ночь что-то произошло, она встала из-за столика.
  - Что случилось?
  - Кира, ты замечательно выглядишь, - попробовал он сменить тему разговора.
  - Я не об этом? Почему ты так на меня смотришь?
  - Как так?
  - У тебя в глазах грусть. Тебе что, кто-то уже рассказал про меня?
  Смысла скрывать не было.
  - Литвинов побывал у меня и поведал историю Карла Коппеля, - Антон был сам себе противен.
  - Я, пожалуй, пойду! - Кира решительно двинулась к выходу. - Не ходи за мной.
  Беринг догнал ее и осторожно схватил за руку:
  - Да постой, Кира, почему ты решила, что генерал говорил про тебя гадости?
  Девушка решительно повернулась к нему. Она смотрела прямо в глаза снизу вверх.
  - Да потому что другого я от людей и не жду. Последние пятнадцать лет я только и слышу "пиратская дочка". Можешь ничего мне не говорить. Я уйду сама. Наверное Литвинов уже выкинул меня из подразделения.
  - Но я не хочу, чтобы ты ушла. Да и мне нет никакого дела, что о твоем отце говорят дурные люди. К тому же наш генерал говорит, что в судьбе твоего отца есть много неясностей.
  - И что с того? Никому нет до него дела.
  - Ты не права. Да, сейчас тяжелое время, но он мне пообещал разобраться в этом вопросе. А что касается тебя, то он просто ищет внутреннего врага. Под его бдительное око попали все окружающие, даже я.
  - Ты-то тут причем, - смягчилась девушка, - если ему интересно, то пусть копается в штабе.
  - Он проверяет всех, вот и роет, как крот. Пойми, он заботится исключительно о нас самих же. Его очень обеспокоила наша последняя операция.
  - Ты, правда, не хочешь, чтобы я ушла? - Кира робко посмотрела на спутника.
  - Ни за что на свете я не позволю тебе сейчас уйти. Ведь ты обещала мне завтрак, да кроме того этот городишка стоит небольшой экскурсии.
  - Поклянись, что больше не будешь ворошить мое прошлое, пока я сама не буду готова.
  - Клянусь! - молодой человек положил руку на сердце. Сквозь ткань чувствовались контуры старого крестика, который он носил всегда с собой. - Клянусь памятью моих настоящих родителей, что больше никогда не буду причинять тебе боль.
  Антон крепко обнимал свою спутницу, а она словно Снегурочка таяла в его нежных руках. Лед, сковавший сердце своими тисками все это время не давал посторонним обидеть ранимую юную душу. Теперь же Кира чувствовала, что у нее появился настоящий защитник. А что будет потом, она не хотела думать. На войне живешь одним днем.
  
  10. Козырь Синдиката.
  Дождь начал легонько накрапывать, прибивая пыль на земле, траве и кустах. Листья потянулись вверх к живительной влаге. Тучи, сверкали редкими разрядами молний, облегчали задачу любому шпиону. Вечерело, а может, смеркалось, кто там разбирается в этих явлениях природы. В это время года хороший сумеречный дождик, переходящий в беспощадный ночной ливень, просто местная особенность климата.
  Никто из часовых не хотел заступать в ночную смену, но вслух ни один солдат такого не высказывал. К тому же все понимали, что разведка противника, а точнее шпионы очень многочисленны и изворотливы. Двое бойцов сидели в относительно сухом убежище под зеленым раскидистым листом местного кустарника. Если посмотреть внимательнее, то можно было обнаружить большое сходство с земными лопухами. Только там под листиком могли спрятаться разве что букашки и козявки. Короче, оба солдата были вполне довольны: и дежурство проходит, и сухо. В пустынном ночном лесу чего только не привидится, но приходилось смотреть в оба. Благо приборы ночного видения давали терпимую картинку.
  Размытый силуэт неведомого зверя скользил бесшумно и осторожно. Оставалось только изумляться, как зверюга не боится идти в сторону людей. В свете звезд блеснул металлический предмет. Нет, это не житель леса, а гораздо более опасный представитель животного мира - человек. Неизвестный сверил направление с каким-то хитрым прибором. Дальше начинались посты. Миновать их мог только тот, кто в совершенстве знал всю систему обороны лагеря Литвинова. В это число знатоков входили он сам и генерал Макбартен, как заместитель командующего. Однако, Петр очень удивился бы, увидев, пришельца. Создавалось впечатление, что его тщательно продуманное расположение патрулей и секретов прямиком докладывается неприятелю.
  Неизвестный усмехнулся, представив себе лицо главного полицейского Окраинных миров. Пришелец сам долгое время проработал в специализированных подразделениях и был рад одурачить соперника. Он осторожно осмотрелся и увидел хороший раскидистый куст, который под своими широкими листьями мог спрятать десяток людей. "Попались, голубчики!" Он вытянул руку вверх, как паутина к ближайшим ветвям взмыл захват особой конструкции. При попадании в ветку он раскрылся, и подобно спруту обхватил добычу десятком прочных пластиковых щупалец. Заработал неслышный мотор и шпион взмыл вверх. Полы плаща приоткрылись отчего силуэт стал напоминать летучую мышь.
  На ветке было достаточно места, а человек силен и ловок. Он снова пустил в ход свою хитрую экипировку. Спустя несколько минут он оказался прямо над кустом. Теперь он был вполне уверен, что там двое дозорных. Прижавшись спиной к стволу, он стал ждать. Снизу донеслась еле слышная речь, только тогда шпион задвигался. В руке появилась маленькая штучка больше похожая на куриное яйцо. Только куры не выкрашивают их в защитный цвет. Незнакомец вновь ухмыльнулся и прошептал: "Пока, пока". Предмет упал в самом центре природного убежища. Взрыва не последовало, но во все стороны устремились тонкие бесшумные иглы. Несколько утыкали ствол и ветку, где находился шпион. Сам же он полностью укрылся за толстым деревом. Из-под листьев донесся тихий стон и шорох упавших тел. Но в нескольких метрах все заглушали капли дождя.
  Спустившись на поверхность, пришелец полюбовался на дело своих рук. Оба дозорных, как ежики утыканные стальными иглами, лежали в неестественных позах. Неизвестный достал заранее приготовленное устройство, похожее на диктофон, прикрепил к шлему одного из солдат и отошел в сторону. Заранее записанное сообщение должно было прозвучать сразу после вызова этого поста старшим смены. Времени оставалось еще часа два. Ночная тьма снова поглотила неизвестного.
  Он направился в сторону командирских временных сооружений. Литвинов по своему обыкновению ночевал прямо на рабочем месте, а точнее в штабе. В одной палатке он и планировал свои действия, и собирал командиров подразделений, а в самом углу стояла небольшая раскладная коечка. Там он и прикорнул на несколько часов, поставив себе мысленное напоминание встать пораньше и разобрать все слабые стороны предстоящего наступления. Как обычно дефицит боевых роботов принуждал к крайне осмотрительному расходованию всей техники. Несколько офицеров спали мертвым сном в соседней палатке. Некоторые кашляли и ворочались во сне - постоянные ночные дожди могли привести к нескончаемой сырости, хотя местная растительность не жаловалась. А вот Макбартену не спалось. Разные мысли лезли в голову. Шум дождя немного успокаивал, но дремота, несмотря на усталость не приходила. Некстати появившийся днем кашель к ночи усилился.
  Шпион припал к стене одной из палаток. Все они были на одно лицо, но ошибиться было нельзя. Иначе вся тщательная подготовка к визиту пошла бы прахом. Он достал энергетический нож. Кнопка на ручке активировала смертельно опасное ручное оружие. Если от простого ножа можно защититься, подставив любой предмет, то такой луч остановит только аналогичный. Пришелец владел подобным уже более тридцати лет, поэтому он и представить себе не мог кого-то, кто сможет уйти от его атаки. Наконец, он услышал или увидел ориентир. Помедлив секунду, визитер проскользнул в приоткрытую пластиковую дверь. Нож взметнулся вверх, а движения стали совсем бесшумны.
  На кровати спал человек. Одно движение, и он увидит свой последний сон. Приступ кашля снова сотряс плечи лежавшего. Пришелец подкрался к кровати и сел на стоящий рядом стул. Нож он не выключил, но убрал руку за спину. Мало ли что.
  - Хватит, кашлять, - тихий шепот произвел неожиданное впечатление. Человек взвился с кровати. Шпион поморщился и поспешил урезонить хозяина палатки. - Решил весь лагерь поднять?
  Мелкая дрожь еще пробегала по телу разбуженного человека, когда он тихо подошел и закрыл наглухо вход. Сразу стало тихо. Будто вся вода с небес разом прекратила течь. Загорелся тусклый искусственный свет. Он сел на кровать и молча посмотрел на гостя, если только пришедший с оружием и во тьме может таковым являться. Кашель прошел сам собой. Несколько секунд они смотрели друг другу в глаза, затем шпион спрятал оружие, удовлетворенный увиденным. Макбартен поежился.
  - Где то, что я заберу?
  - Мне с каждым разом все труднее и труднее получать интересующие Вас сведения.
  - Это Ваши трудности. Насколько мне известно, вы довольно неплохо получаете от моих хозяев. А если что-то не устраивает, то только намекните. - В голосе звучала явная угроза.
  - Я прекрасно знаю, что вы можете сделать своим силовым клинком, - поежился Мак, но руки предпочел скрестить на коленях. Шпион Синдиката был очень осторожным. При малейшем признаке опасности он мог убить молодого генерала, как муху.
  - Итак, нам снова нужны сведения, а особенно относительно ваших пятерых разведчиков.
  - Миражи?! - Макбартен словно выплюнул это название. - Я сам ненавижу их командира.
  - Интересно, как простой майор, Беринг, кажется его фамилия, может Вам помешать?
  В очередной раз, поразившись информированности собеседника, Мак поспешил ответить:
  - Этот мальчишка просто выскочка. Ему один раз повезло, когда я еще не работал на вас. Тогда Литвинов заметил его и дал командовать звено роботов. Хоть именно я командовал в том бою половиной людей, но именно Антона командующий для себя записал в герои. Я их обоих просто ненавижу!
  - Это чувство совпадает с мнением моего начальства. А почему вам стали меньше доверять? Вы что умудрились засветиться?
  - Нет, но Литвинов старая ищейка, которая буквально нутром чувствует опасность или лукавство. Он все больше командных функций стремится забрать себе. Хоть бы он надорвался! Говорят, что его наставник Громов был такой же образиной.
  - Не дождешься, все старые полицейские, словно из гранита сделаны. Они не знают усталости. А вот если бы тут был Громов, ты, генерал уже давно пропадал бы в вашей Альтаирской тюрьме на астероиде. Сколько бы ты прожил на одних концентратах, сколько смог бы дышать регенерированным воздухом? А вокруг только межзвездный холод и никакой надежды на хороший исход.
  Руки Макбартена мелко задрожали, а лицо покрыла бледность, которую было видно даже при тусклом ночном освещении. Он судорожно сглотнул, а шпион продолжал.
  - Если бы его учитель всерьез занялся Синдикатом, то моему шефу было бы отнюдь не до военных афер. - Перед мысленным взором говорившего проплыли картины почти двадцатилетней давности. Только совместные усилия нескольких агентов, да и изрядное везение помогли ему предотвратить обнаружение трех планет, которые Синдикат захватил и тайно разместил там свои исследовательские объекты. Самое смешное, что он сумел все так лихо провернуть, что уничтожил и генерала Петрова, и исследовательское судно, которое на свою беду натолкнулось на собственность Кобрукка. Всю вину свалили на какого-то пилота.
  - Я надеюсь, вы не будете никому передавать суть нашего разговора? - он с улыбкой посмотрел на Мака. Если бы не постоянное чувство опасности на войне, то тот просто намочил бы в штаны от холодной и безжалостной улыбки собеседника.
  - Нет, что вы... - залепетал он.
  - То-то, - шпион встал со стула, взял протянутую ему маленькую коробочку, и потрепал Макбартена по щеке. - Генерал, нам нужен Мираж, иначе вы нам больше будете не нужны. Кстати, что передать отцу?
  - Только не вмешивайте его во все это! - истеричный возглас Мака перешел на шепот.
  - Все зависит только от тебя! - Визитер снова улыбнулся и исчез под стук дождя. Полог снова был раскрыт и давал возможности проникать звукам ночной планеты. Шагов ушедшего Мак, конечно не слышал. Упав на койку, он принялся вспоминать свою жизнь. "И как ты дошел до такой жизни"? - ехидно спрашивал внутренний голос.
  
  Мальчик по имени Мак родился в обеспеченной семье управляющего филиала банка. Его отец вот уже несколько лет занимал место в правлении одного из самых богатых и престижных столпов денежной политики. Название "Планетарный банк Земли" большинство произносили с трепетом. Получить работу в одном из многочисленных филиалов считалось за счастье. Отец долго готовился к своему стремительному успеху. Лестница карьерного роста была будто сделана из гранита и старательно покрыта маслом. Смельчаки, решившие покорить ее в одиночку, неизменно поскальзывались или сами, или с помощью недоброжелателей. А вот внизу никто соломку не застилал. Горы разбитых судеб поддерживали тяжелую конструкцию от обрушения. Лишь единицы могли рассчитывать вскарабкаться наверх, да и то не без помощи влиятельных покровителей. Попадание в совет директоров давало неограниченные ресурсы одной из богатейших планет. Отец Мака оказался счастливчиком, который сумел попасть простым кассиром в маленькое чилийское отделение. Несколько десятков сотрудников и миллионы кредитов - это была капля в финансовом море.
  Он несколько лет работал, никак не выражая свое недовольство жестким графиком работы и постоянными придирками начальства. Его руководитель был уже довольно стар, но идти на пенсию упорно не собирался. Дать дорогу молодым? Да такая абсурдная мысль просто не приходила в его голову. При увольнении новоявленный пенсионер терял и в деньгах, и в особых банковских льготах. Молодой и способный кассир выделялся из толпы обычных служащих покладистым нравом и сметливым, цепким умом. Именно такие люди могли сбросить старика с тех нескольких ступенек, вышеупомянутой лестницы, на которую он взбирался последние пятьдесят лет. Причислив юношу к определенному классу подхалимов и карьеристов, он начал активную работу по выживанию подчиненного.
  Это оказалось практически непосильной задачей. Молодой кассир приходил на рабочее место всегда бедно, но опрятно одетым за полчаса до начала рабочего времени. Это правилами банка не запрещалось, но вот минутное опоздание было хорошим и проверенным поводом для выставления сотрудника на улицу. Нет ничего более радостного для начальника, чем подтверждение поговорки: ты начальник - я дурак, я начальник - ты дурак. Проходили месяцы, но кассир все еще сидел на своем месте. С деньгами он обращался особенно аккуратно, ни единого потерянного кредита. Такой показатель граничил с фантастикой. Уходил он домой только после своего начальника. Его руководитель попробовал дождаться его ухода, он юноша продолжал спокойно работать.
  - Ты что же это не идешь домой? - поинтересовался он спустя час после закрытия банка.
  - Извините меня, господин главный кассир, но ведь вы поручили мне к завтрашнему дню напечатать отчет за месяц, вот я и работаю.
  Подошел управляющий филиалом, посмотрел на эту сцену и отправил начальника юноши спать. Никогда в своей жизни он так плохо не спал, только бы этот выскочка ошибся. Хоть бы просто допустил опечатку, даже не на кредит, а на половину. Тогда бы я приложил все усилия, пошел бы и лично попросил управляющего его уволить.
  Но, как говорится, на хоть бы не сбывается! Рано утром, когда руководство вошло в вестибюль, то они с удивлением обнаружили чисто выбритого и свежего отца Мака, который спокойно сидел в кассе и что-то считал. Старший кассир буквально подбежал к нему и потребовал отчет. Юноша спокойно сказал, что уже отдал его на проверку секретарю. Это был смелый поступок, но приходилось идти ва-банк. Прошел час. Обстановка накалялась. Оба недруга сидели спокойно на рабочих местах, но внутри у каждого все кипело. Наконец, раздался звонок. Управляющий вызывал к себе обоих.
  Начальник сидел на самом верхнем этаже двадцатиэтажного здания. Скоростной лифт, который обычно преодолевал такую высоту секунд за десять, в этот раз тащился, как улитка. Или это только казалось? Но вот и кабинет. В самых дверях старый начальник остановился и прошептал юноше на ухо: "Тебе конец". Мак не раз и не два слышал в детстве эту историю, и каждый раз поражался выдержке своего отца. Управляющий предложил обоим присесть, а потом начал задавать вопросы по сути представленного ему документа. Старший кассир путался в цифрах и несколько раз ошибся. Юноша же помнил все наизусть. Управляющий отвлекся и начал задавать вопросы уже не по теме. Его интересовали цифры и основные движения денежных средств уже во всем филиале. Тут уже отвечал только отец Мака, а его начальник сидел, смотрел на него с широко открытыми глазами и отвисшей челюстью. Юноша знал почти все о денежных потоках филиала, да еще и в мельчайших подробностях. Несколько раз управляющий вызывал по телефону начальников отделов и слышал в трубку изумленное мычание, а потом начиналась беготня. Кипа бумаг на самом главном столе все росла.
  Прошел час, потом второй. За это время управляющий, успевший проработать на своей должности лет пять, узнал несколько крайне интересных фактов. Главный кассир уже давно с позором был выдворен из кабинета. Оставался только отец Мака. В конце разговора ему задали очень важный вопрос. Считает ли юноша себя достойным вышестоящей должности. Кассир ответил, что он занимает слишком маленькое положение, чтобы советовать своему руководителю, который вот уже пять лет и один месяц занимает такой высокий пост, но готов принести пользу своей организации на любой должности.
  Простой ответ понравился управляющему, и он был назначен главным кассиром. Старик, который так хотел избавиться от юнца, с грустью постоял за закрывшимися за его спиной дверями. Он проиграл главную битву своей жизни. Единственная маленькая коробка с пожитками - это все, что напоминало ему о пятидесяти годах верной службы в банке. "Заменили молодым", - с грустью подумал он и пошел прочь.
  Обосновавшийся на новом месте, молодой человек развернул кропотливую и в то же время необычайно бурную работу. Он проверял все данные и отчеты ежедневно, изучал не только свои новые обязанности, но и все, что могло ему пригодиться в дальнейшем. Ведь останавливаться в самом начале карьерной лестницы он не собирался. Целый год он каждый день засиживался допоздна, чтобы завтра представить управляющему грамотный и своевременный доклад. Тяжелая пора настала для мелких жуликов и мошенников. Пятеро сотрудников, которые химичили с доверенными им денежными средствами, были выгнаны с позором. Среди работников начались нехорошие разговоры о новом начальнике кассиров. Но отцу Мака все было не по чем. Он раз за разом преодолевал все ловушки коллег и препятствия.
  Финалом всей его деятельности стала секретная беседа с глазу на глаз с управляющим. Руководитель пригласил мелкого и скромного сотрудника на ужин в один из престижнейших ресторанов города. Для молодого человека, одетого в единственный поношенный, но безупречно выглаженный костюм, было очень трудно не глазеть в восторге по сторонам. Будто ты глядишь с улицы на шикарную вечеринку, куда тебя ни за что не пустят. И вот окно раскрывается от порыва ветра, и ты можешь рукой дотронуться до умопомрачительно дорогого платья стоящей внутри девушки. Но она не замечает восторженного взгляда, словно ты невидим. Именно такое чувство посетило юношу в тот вечер.
  Сначала подали несколько блюд. Такой вкусной еды он никогда не ел. Смакуя каждый кусочек, бывший кассир старался оставаться аккуратным. Он с трудом показывал начальнику, что не голоден, просто отказываться не вежливо. Когда подали десерт, пришла пора приняться за дела. Потихоньку потягивая коктейль, банкир сидел и слушал торопливый рассказ. Бедно одетого собеседника точно прорвало. Его словесный поток затронул почти десятилетний пласт работы филиала.
  Все скользкие моменты касались отдела по переводу денежных средств. Пути следования денежных сумм иногда не были самыми короткими. В результате в нескольких мелких банках оседали суммы комиссий за перевод. Что было примечательно, что все это касалось только довольно крупных кредитных масс. Но, самые большие переводы были вполне грамотно проведены, поэтому вопросов никогда не возникало. Со стороны никто не смог бы понять суть опасений, но никогда на должность управляющего не назначали пустышек. Для чьих-то сынков находились менее ответственные и более теплые места.
  Мысленно управляющий вспомнил историю банковского дела. Несколько сотен лет назад отдельные умельцы присваивали себе остатки, или маленькие хвостики от процентов по вкладам. Поскольку суммы были разные, а клиентов в каждом банке не мало, то и суммы на счета мошенников попадали всевозможные. По истечении нескольких месяцев, доходы от нелегальной деятельности становились ошеломляющими. Вот и сейчас спустя пятьсот лет его начальник отдела переводов вспомнил старую историю и решил переделать под свои нужды.
  - Надеюсь, у тебя все бумаги имеются? - прервал он монолог подчиненного.
  - Да, господин управляющий! В этой папке все. - Он протянул неприметную серенькую пластиковую ношу через стол.
  - Здесь копии, - поднял брови начальник. - А где оригиналы?
  - Зная щекотливость проблемы, я все держу в одном мне известном месте. Я готов предъявить их полиции, но если вы пожелаете, то они там и останутся, пока не истлеют.
  Пораженный ответом, управляющий с прищуром взглянул на молодого человека. Тот так и остался бедно одетым юношей, но за этой внешностью скрывался расчетливый и пытливый ум. К тому же весь выбор оставался на нем, подчиненный не сделал и попытки посоветовать что-то свое. Когда владеешь чьей-то судьбой - это потрясающее чувство.
  - А что ты предлагаешь?
  - Я служу в банке почти два года, но никто не может упрекнуть меня в умышленной или по неопытности растрате.
  - Короче, ты хочешь засадить начальника отдела переводов в тюрьму.
  - Нет, я никому не желаю зла, но работник, который принес своему банку убытков на несколько миллион кредитов, не заслуживает своего места.
  - Хорошо, я завтра вызову полицию, а ты должен будешь представить им убедительные доказательства, иначе, если это все розыгрыш... Кстати, ты справишься с этой должностью?
  На такое заманчивое предложение молодой человек даже не надеялся: "Конечно, господин, я не подведу".
  Обстановка вновь приняла спокойный характер. Управляющий снисходительно наблюдал все попытки своего подчиненного сохранить спокойно-невозмутимый вид, но окружающий блеск и дорогой лоск не мог оставить никого равнодушным. Допив напиток, начальник вытащил соломинку изо рта:
  - Я смотрю, вам понравилась девушка за соседним столиком. Вы весь вечер пытаетесь скосить на нее глаза.
  Краска залила молодое и симпатичное лицо. Кассир не знал, что сказать своему начальнику, а тот перегнулся через стол и заговорческим шепотом произнес:
  - Эта барышня Вам не по зубам, и, наверное, никогда не будет, даже не пытайтесь подойти к их столику.
  - Ого, - удивился он, заметив вытянувшийся узкой полоской рот и стиснутые зубы, - да вы меня все больше удивляете. Впрочем, за то, что вы подойдете, вас не убьют, но мой вам совет, сначала добейтесь положения в обществе, и только потом пробуйте. Это дочь представителя Звездного Синдиката, а такие люди за простых оборванцев своих отпрысков не выдают.
  Юноша запомнил все слово в слово. Особенно поразило его, с какой легкостью начальник назвал его "оборванцем". "Ничего, ты не господь бог, и до тебя доберемся", - думал он, когда губы с улыбкой выдавливали: "Спасибо, за все, господин управляющий".
  Оба они встали и направились к выходу.
  - Извините, мне очень неловко, но можно зайти в уборную.
  - Направо и прямо, - управляющий усмехнулся неопытности своего подчиненного, - завтра жду Вас без опозданий у себя в кабинете. - Он кивнул на прощание швейцару и вышел на улицу. Личный катер уже ждал у края тротуара. Главный банкир города вдохнул полной грудью вечерний воздух, сел в салон и откинулся на любимом диване. "Хорошо быть богатым. А этого юнца можно немного подучить и поставить своим заместителем. Лояльность у него максимальная - даже кражу предложил скрыть, лишь бы мне угодить". Задумчиво мурлыкая любимый мотив, он спокойно полетел домой на приличную для такого захолустья виллу.
  Отец же Мака не собирался, как часто говорят женщины, "пудрить носик". Его так и тянуло к шикарно одетой молодой девушке. Постояв минут пять около входной колонны, он собрался с духом. Ноги сделались ватными, но упрямо несли вперед. Профиль незнакомки был чудо, как хорош, но, видя ее прямо перед собой, он буквально был поражен. Никогда ему не попадалась такая неземная красота. Пожилой мужчина, сидевший рядом, недовольно поднял голову:
  - Мы не звали официанта, - словно отрезал всякое знакомство он и снова перевел взгляд в тарелку.
  Юноша набрался смелости и постарался придать своему голосу мягкость, но в тоже время не угодливость.
  - Позвольте пригласить Вас на танец, - он обращался к незнакомке. Девушка потупила глаза, на щеках выступил румянец.
  Тогда уже и женщина подняла голову и оценивающе оглядела подошедшего:
  - Что вам угодно? Если хотите подачки, то подождите на улице. Вы что не видите, что мы ужинаем.
  - Нет, госпожа, я просто хотел пригласить вашу дочь на танец.
  - Вы что не поняли с первого раза, - поднял голову отец семейства, - или нам стоит вызвать охрану?
  Несколько человек оторвались от своих дел и с интересом уставились на такую интересную сцену. Такого в этом дорогом заведении никогда не случалось.
  - Но я просто хотел пригласить понравившуюся мне девушку! - возразил молодой служащий. - И если моя одежда не столь дорога и изысканна, чем у вас, то смею уверить, что я не буду всю жизнь работать простым клерком. И к тому же ради руки вашей дочери я пойду на все.
  Барышня вся покрытая краской, смотрела только в тарелку. Очаровательные маленькие ушки, которые ничуть не скрывала высокая прическа, стали ярко пунцовыми.
  - Руки?! - взвизгнула рассерженная мамаша. - Пошел вон, оборванец. Эй, охрана! Управляющего этой забегаловки сюда!
  В древней истории земли есть много неприятных и постыдных моментов, например, такие, как рабство или крепостное право. Хотя и прошло столько сотен лет, но сознание отдельных хамелеонов-богатеев так и не изменилось. Любой человек, ниже себя классом, считался чуть ли не бандитом, просто потому, что близко подошел или заговорил.
  - Послушай меня, пацан, - холодно изрек представитель Синдиката, - если моя дочь и выйдет замуж, то только за банкира, а не за такого, как ты.
  Подошли двое дюжих парней в униформе и взяли отца Мака под руки, но повелительный жест рукой остановил их.
  - На этот раз я тебя прощаю, поскольку очень добрый человек, но если я еще раз увижу тебя рядом, то ты сядешь за решетку, причем надолго. Ты все понял?
  - Да, господин.
  Пока сопровождавшие вели униженного парня к выходу, в его мозгу звучали слова "только за банкира". Именно эта фраза и положила крест на карьере его управляющего. Мое место во главе банка!
  Дни полетели, как цветные стеклышки в калейдоскопе. Предстояло не только взобраться по скользкой дороге успеха, но и стать таким же хамелеоном, каких молодой человек видел в ослепительном сиянии роскошного ресторана. Он учился весь свой рабочий день, а потом, когда наступал вечер, спешил на курсы этики. Заботливая хозяйка, у которой он снимал комнатку, показала ему, как правильно сервировать стол, обучила мудреным для новичка секретам застольного поведения. До этого дня отец Мака и не догадывался, что правильно кушать - это не так, что бы не болел желудок и вся пища усваивалась, а соблюдая все многочисленные правила. Эта показуха была очень важна для высшего света их провинциальной столицы.
  За два года он смог дорасти до заместителя управляющего банком, а, кроме того, стать сведущим в вопросах показной богатой жизни. Манеры сделались безупречными, походка, речь, в общем все говорило, что это человек высшего света. Почти год он экономил деньги и купил шикарный костюм. Теперь в банке не просто его ненавидели - все, кроме управляющего жаждали его смерти. Люди порой очень болезненно относятся к успехам своих коллег, друзей, да просто знакомых. Недаром в пословице говорится: "Что у вас за праздник? Да, у соседа корова сдохла".
  Но если бы сам начальник знал, что думает о нем молодой помощник, то он ужаснулся бы. Новый тандем смог почти вдвое увеличить доходность филиала, что не могло не заметить руководство Планетарного банка Земли. Именно это напомнило руководству о существовании богом забытого подразделения, и позволило провести внеплановую проверку его работы. Случившиеся в последующий месяц события, в корне переменили жизнь отца Мака и вплотную приблизили его к намеченной цели. Его банковский стаж перевалил всего за пять лет.
  В одно морозное и тихое утро, прямо в середине рабочей недели в кабинете управляющего зазвонил коммуникатор. Проверки, да еще и в середине зимы, когда дуют пронзительные ветра и велика вероятность подхватить простуду, ожидать не приходилось. Руководитель, как всегда бывает в подобной ситуации, перевалил всю ответственность за подготовку на плечи подчиненных. Молодой и энергичный зам, который спокойно давал на себе ездить, воспринял информацию и обещал доложить о готовности. Он уже много месяцев занимался всеми делами филиала, только поднося на подпись начальнику документы. Бояться ему не приходилось, ибо за последние полтора года никакой даже самый дотошный финансист не смог бы найти недочетов.
  Поэтому, три прилетевших, кутающихся в дорогие пальто, господина, были встречены с искренними улыбками. Но гостям было не до смеха. Прилететь из теплого Средиземноморья в этот зимний холод! Какой ужас! Все прибывшие поспешно запрыгнули в большой катер, который по такому случаю арендовал отец Мака, и отправились прямиком в местное сердце финансов. По дороге они были не разговорчивы и хмуры. Следующая неделя представлялась в мрачном свете. Нудный просмотр многочисленных бумаг, да еще и скучные зимние вечера.
  В кабинете комиссия расселась во главе стола, оттеснив управляющего на боковое кресло. Начались нудные и утомительные придирки. Отец Мака еще раньше попросил своего начальника предоставить ему возможность на все отвечать самому. Тот, не подозревая подвоха, с облегчением согласился. Выдохшись, трое приезжих начали мечтать об ужине. Спокойный заместитель, словно этого и ждал. С интонациями хорошо вышколенного официанта он начал расписывать достоинства местной кухни. В животе у одного из вредных типов предательски заурчало. Это стало сигналом. Все как-то незаметно переместились в то самое заведение, куда несколько лет назад судьба завела бедного простого кассира.
  За шикарно сервированным столом потянулась неспешная беседа. Гости только удивлялись расторопности и внимательности персонала, а также качеству приготовленных блюд. По их оценке не все парижские рестораны могут похвастаться таким сервисом. Настроение гостей значительно улучшилось с каждым выпитым бокалом. А все объяснялось довольно просто. Получив должность заместителя, молодой и расторопный человек уподобил все свое новое влияние на эту судьбоносную встречу.
  Прежде всего, маршрут следования. Пока катер летел не совсем прямым маршрутом к цели, невольный гид успел сообщить много интересного про окружающий их город, природу и климат. Перед заходом в ресторан финансисты были почти уверены, что завтра они просто обязаны отправиться покататься на горных лыжах. Ведь не могли же они улететь и так и не узнать, где лучше трассы. Молодой заместитель все уши прожужжал им о величии и красоте местных гор. Он даже готов был поспорить на десять кредитов, что Альпы и рядом не стояли.
  Не успел катер приземлиться перед входом, а расторопные служащие уже открыли гостеприимные двери. Сам шеф-повар ресторана кланялся и приглашал внутрь. Лучший столик был сервирован, за креслом каждого почетного гостя стоял официант. Любимые закуски каждого банкира находились в пределах досягаемости. Даже завсегдатаи ресторана никогда не видели такого рвения. Сам управляющий филиала хлопал глазами. Он даже не предусмотрел такой важный этап налаживания дружеских отношений.
  - Скажите, а здесь всегда так встречают? - задал первый вопрос главный визитер.
  - Не всегда, - рассеянно протянул управляющий.
  - Господин, начальник просто скромничает, - поспешил развить беседу его подчиненный. - Для нашего города большая честь принимать таких высоких и почетных гостей. Ведь ваше имя стало легендой в мире финансов.
  Если молодой подхалим и преувеличивал, то никто из членов комиссии этого не заметил. А герой тем временем спрашивал каждого. Он потратил почти все время на ознакомление с биографиями приезжих. Каждый человек любит говорить только о себе и о своем любимом деле или увлечении. Управляющий не верил своим глазам. К концу вечера все трое мило беседовали и даже смеялись. Подчиненный действительно смог играючи спасти положение. Дальнейшие финансовые расследования казались ненужными и бесполезными. Трое банкиров составили хорошее мнение о филиале.
  Всю неделю они провели, оценивая качество местных снежных гигантов. Ближе же к вечеру компания опять переместилась в знакомый ресторан. Если управляющий просто остался при своих, то его заместитель очень высоко поднялся в глазах европейских банкиров. Они уже спокойно воспринимали сына простого рабочего в своей кампании. Но главным для отца Мака было другое. За соседним столиком опять обедало семейство.
  Угадайте, кто там сидел? Конечно, это пришел представитель Синдиката, а вместе с ним жена и уже повзрослевшая и еще более миловидная дочь. Девушка сразу заметила молодого человека, который теперь выглядел совсем иначе. Дорогой костюм, непринужденные манеры и самое главное - компания. Одного из приезжих ее отец узнал сразу. "Мортон. Что замухрышка делает с этим денежным тузом, да еще за одним столом"? Он весь обратился в слух, еще бы, ведь этот банкир входил в список ста самых богатых людей Европы.
  - Вы мне нравитесь, - тепло и по-отечески обратился к отцу Мака банкир, - давно мне не приходилось так весело и интересно проводить время. Обычно подчиненные лебезят, но вы хоть и молоды, но умеете разбираться в людях. Это похвально. Мы тут посовещались и приняли решение, порекомендовать совету банка вашу кандидатуру на должность управляющего филиала в Рио-де-Жанейро.
  - А как же я? - чуть не подавился управляющий.
  - А вы вполне достойны своего места, постарайтесь найти этому юноше достойную замену, - был холодный ответ.
  - Ну и дела! - представитель Синдиката посмотрел на своих. - Нет справедливости в жизни.
  - Папа, - подала робко голос дочь.
  - Если ты еще раз посмотришь в сторону этого попрошайки, оборвала резко мать, то я тебя на месяц запру дома.
  Комиссия улетела. Всего через три дня молодой заместитель сухо распрощался со своим расстроенным начальником и быстро улетел к новому месту. Ему было всего двадцать три. На новом месте он быстро освоился. Прошел еще год, и его филиал вышел на первое место в обеих Америках по доходности. Оставалось ждать и поддерживать связь с банкиром Мортоном. Тот, как и до этого управляющий филиала в Чили, верил в преданность и неподкупность молодого и перспективного сотрудника.
  Бедность ушла в прошлое. Благодаря самостоятельным расчетливым вложениям, бывший кассир в поношенном костюме превратился в блестящего финансиста, управляющего банком и отличную партию для юных девиц. Но ему нужна была только одна единственная. Когда пришло время предпринять активные шаги в этом направлении провидение или судьба отдали несговорчивых родителей ему в руки.
  Синдикат решил еще больше расширить свое присутствие в этом замечательном регионе Земли. Представителю была поставлена задача провернуть крупную многостороннюю сделку. Основное финансовое участий должен был принять "Планетарный банк Земли". Внешне все формальности были соблюдены, но молодой управляющий узнал, и смог немного придержать выполнение обязательств своей организацией. Когда чиновник Синдиката понял, что денег в срок не будет, он просто рассвирепел. Если через неделю он не переведет всю сумму, вся сделка полетит к черту. Мало того, что Кобрукк не обрадуется такому известию, так еще и проценты по просроченным финансовым обязательствам грозили сожрать весь семейный бюджет, который он копил долгие годы.
  Рано утром он сел в свой личный катер и рванул на другой конец континента решать эту важнейшую проблему. С огромным напором, подобно лавине он ворвался в банк, требуя немедленно провести себя к управляющему. В это время молодой человек старательно приготовился к встрече дорогого гостя. Он надел парик и прилепил шикарные усы. Потренировавшись, изменил и голос. Опыт первой и единственной встречи показывал, что его будущие тесть и теща будет обеими руками против его предложения, но вот если превратиться в совершенно незнакомого и респектабельного банкира. Он показал язык своему отражению и сел в кресло. Теперь ему было примерно тридцать лет и ничто не связывало с юношей-кассиром.
  Ровно в назначенное время лифт доставил рассерженного представителя к нему в кабинет. Под пристальным взглядом пришедший поежился, подошел и поздоровался за руку. Пригласив того присесть, наш любитель маскарадов внимательно выслушал всю речь не перебивая. Он для вида заглянул в свои бумаги и разразился целой бурей денежных терминов. Он очень хочет помочь такому уважаемому визитеру, но ничего поделать до следующей недели нельзя - правила банка очень строги.
  На пожилом лице торгового чиновника не было лица. Ему ясно представилась вся картина падения. А жить, как простой обыватель он не привык, да и не мог. Внезапно управляющий сочувствующим тоном перевел разговор в другое русло: а не может ли ему кто-то одолжить деньги всего на неделю, банк смог бы помочь перевести их на нужные счета. Пятьсот миллионов? Представитель подумал, что над ним издеваются. Откуда взять столько, ведь у него только жена и дочь, которая только оканчивает престижнейший университет.
  - Кстати, у вас, наверное, красавица дочь, - небрежно обронил управляющий.
  Его собеседник почти ничего не замечал вокруг, иначе подобный вопрос вполне мог его насторожить. А что сейчас говорить об этом!
  - Просто у меня появилась замечательная идея, - продолжал между тем отец Мака, - у меня совсем никого нет, вот я и подумал, что такой разумный человек, как вы не станет выдавать дочку за первого встречного. Я же состоятельный банкир и вполне приличная партия, как говорят газеты. Почему бы нам не породниться, а уж со свадебным подарком невесте я не подкачаю. У меня есть десять миллионов свободных средств - это были все заработанные им деньги, а недостающие вам финансы я под свою ответственность сниму со счетов банка.
  В глазах представителя мелькнула надежда. Действительно, банкир - это вполне приличный жених. Черт с ним, что он почти на десять лет старше, зато богат и перспективен. Он подумал всего несколько минут, которые растянулись для страждущего влюбленного в годы. И согласился.
  - Вот только я не хотел бы принуждать ваше дитя к подобному союзу, - подлил масла в огонь наш махинатор. - Может, стоит спросить у нее.
  - Да что там спрашивать, - махнул рукой будущий тесть. - Она еще слишком молода. Представляете. Несколько лет назад мельком увидела какого-то оборванца и влюбилась по уши. Я даже лица этого малого не помню, простой попрошайка, но мы никак не можем выбить из нее этот бред. Я надеюсь, что спокойная и обеспеченная жизнь с Вами заставит ее повзрослеть. Кстати, когда вы переведете деньги?
  На столе возникла тонкая папка. Ухоженная рука бывшего простого кассира достала два договора. Один на десять миллионов, а второй на все пятьсот. Представитель Синдиката жадно следил за легкими движениями ручки.
  - Я хочу преподнести эти две простые бумажки в дар своей невесте после нашей регистрации, - спокойно прокомментировал свое поведение управляющий.
  - Вы правы, но когда же свадьба?
  - Если не возражаете, то я все организую к семи часам вечера, - был спокойный ответ.
  - Так скоро?
  - А мне показалось, что у Вас мало времени.
  - Хорошо, дочь и супруга успеют прилететь.
  Банкир сдержано кивнул и набрал нужный номер. Коммуникатор включился, а это время в резиденции представителя раздался вызов. Новоявленный тесть увидел супругу и начал вкратце рассказывать ей содержание разговора. Светская дама сначала нахмурилась, как туча, а потом накинулась на благоверного. Вы только подумайте, даже родную дочь решил выдать по расчету. Тише, начал урезонивать супруг - лучше зятя нам не сыскать, или ты хочешь, остаться на улице в нищете? Суровая дама отрицательно мотнула головой. А когда будет свадьба? Сегодня? Она была в шоке.
  Но делать нечего. Как не хотелось ей удивить пышностью церемонии всех своих подруг, придется довольствоваться малым. Чертовы аферы мужа. Почтенная матрона не была плохой матерью, просто суровое воспитание максимально было направлено на строгие отношения в семье. Дочери не разрешалось и шага ступить без бдительного родительского ока.
  А молодая привлекательная и обеспеченная невеста часто становилась объектом ухаживаний. Но бывает же такое в жизни, ее сердце давно было отдано простому парню, которого она однажды увидела в ресторане. Часто по ночам она рыдала в подушку и поднимала взгляд к небесам, прося помочь ей. В тот знаменательный день, когда отец улетел, она осталась дома. Перед самым обедом мать прибежала в комнату и начала судорожно метаться и собирать вещи. Скорее, помогай! Ничего не понимая, девушка подчинилась. Уже через полчаса катер мчал их в сторону столицы Южной Америки. На все вопросы мать загадочно молчала. Почти на подлете она проговорилась о предстоящей свадьбе. Девушка помертвела, но потом ринулась к двери. Мать еле успела перехватить ее. Рыдания сотрясали плечи девушки.
  - Я не хочу, я не смогу с ним жить!
  - Да опомнись, подумай о нас с отцом. Пусть он и много старше тебя, но зато вполне обеспечен, а это главное. Стерпится - слюбится.
  На площадке перед банком их уже ждал отец и неизвестный в деловом дорогом костюме. Подойдя к помертвевшей девушке, он галантно склонился в поклоне и поцеловал руку. Все говорило о том, что это респектабельный господин. После взаимных приветствий все четверо проследовали в другой, более дорогой катер банкира. Что-то знакомое чудилось будущей невесте во всей фигуре и манере двигаться.
  - Надеюсь вы извините меня за то, что я немного подсуетился. Если что, не взыщите.
  Отец Мака не стал рассказывать, что почти на сто процентов был уверен в своем плане. Он заблаговременно все приготовил, даже сам выбрал свадебное платье. Спустя час невеста полностью преобразилась, благо денег на все жених нисколько не пожалел. Он подошел к своей избраннице и с прежним юношеским восторгом посмотрел на нее. Девушка заметила этот взгляд, и в сердце кольнуло: это он! Она робко подняла руки и притронулась к накладным усам, нежно провела рукой по тщательно выбритой щеке.
  - Это ты?
  - Да, я! - помедлив, молодой банкир решился сказать правду. Даже если бы она сейчас отвернулась, он все равно помог бы ее гордому и неприступному отцу. Любовь может творить чудеса.
  - Как долго я тебя ждала! - в этом возгласе чувствовалось и облегчение, и надежда на новую счастливую жизнь, и радость оттого, что любимый человек рядом.
  Родители сидели в первом ряду и поражались изысканности и пышности церемонии. Местные столпы города и руководители кампаний составляли сливки общества. Но больше всего их обрадовала родная дочь. Она улыбалась всем незнакомым гостям, словно это был самый счастливый день в ее жизни. Да так оно и было. Когда они посмотрели повнимательней на жениха, то у матери вырвался невольный крик - она узнала того молодого кассира, который несколько лет назад приглашал ее дочь танцевать. Муж положил свою руку ей на колено и отрицательно качал головой. Он смирился с таким напором будущего зятя.
  Церемония закончилась. Родители сухо поздравили молодых, но ничто не могло омрачить радости новобрачных.
  - А потом появился на свет ты, - обычно продолжала мать. Юный Мак сидел и слушал. Для него далекие дедушка и бабушка оставались строгими и нежеланными гостями. Другое дело родители. Они всегда были веселы, и постоянно смотрели друг другу в глаза. Проходили годы, но они так и не могли наглядеться.
  Юноша рос в шикарном доме. Отец уже давно и прочно вошел в совет директоров, сменив своего покровителя. Кто знает, как бы сложилась его судьба, если бы не две встречи в одном ресторане. Может, он так и остался бы мелким служащим. Мальчик рос уверенным в том, что все в жизни дается легко. Ни рассказы родителей, ни попытки ввести в доме дисциплину, не помогали. Мать все чаще плакала, а он влипал в разные истории. После того, как отец третий раз вызволил его из полицейского участка, он молча отвез его в военную школу.
  В таких заведениях учились только дети высокопоставленных военных. Отец использовал свои немалые связи, чтобы устроить сына. Может, хоть дисциплина отобьет у него желание позорить семью. И действительно, дела пошли на лад. В учебе сын достиг отличных результатов, но обида не давала покоя. Он прекрасно знал о планах родителей. Они мечтали для сына карьеры банкира, так сказать по стопам отца. Пока он входил в совет директоров, ничто не могло помешать сыну начать стремительную карьеру. Но он решил пойти учиться совсем другому.
  В то время набирало популярности шоу "Боевые роботы". По протекции деда он смог попасть в школу пилотов, учрежденную Синдикатом. Отец был в ярости, зато дед радостно улыбался. Он, спустя столько лет, смог отомстить хотя бы через внука. Но внешне никто не ссорился. Все мило улыбались и приглашали друг друга в гости. Закончив с отличием школу, он решил принять участие в шоу. Первые несколько боев показали его довольно приличный потенциал.
  Именно тогда чиновники Синдиката впервые обратили на него пристальное внимание. Мак стал чемпионом нескольких планет Солнечной системы, куда его перебрасывали, как простого рабочего. Сам Рон Кобрукк удостаивал его своей аудиенции. Дед и тут решил пойти наперекор зятю. Обратной дороги не было. А слава развращает хуже любой отравы. Молодому человеку казалось, что весь мир будет теперь у его ног, но в финальных играх на кубок планеты Земля его разбили, как мальчишку. Говоря простым языком, более опытные пилоты расправились с ним, как с пацаном.
  Родители в который раз предлагают ему оставить это занятие и пойти работать в банк, но обиженный на весь мир, Мак перебирается совсем без денег на Альтаир. Здесь за несколько лет он смог сделать себе имя. Местные кампании начинают расхваливать и наперебой предлагать контракты молодому дарованию. Молодой человек богатеет и начинает задаваться. Только две мысли не дают ему покоя - обида на Синдикат и троекратный победитель соревнований - Грин. Почти десять лет Макбартен носит в себе ненависть и мечтает поквитаться. Но Альберт не подозревает о своем недоброжелателе. Он приглашает способного пилота в свою школу. Именно здесь пришло к Маку настоящее просветление: что такое один боевой робот? Ему хочется командовать десятками, сотнями этих чудесных венцов творения разрушительных мыслей человечества.
  Дед продолжает гнуть свою линию. Он просит аудиенции у Кобрукка. О чем они долго говорили, никто так и не узнал, но спустя неделю старшему Макбартену позвонил сам Рон и предложил должность заместителя по финансам. Дед всячески старался повлиять на дочь: в таких крупных кампаниях денег куры не клюют. Постепенно она смогла склонить супруга на свою сторону. Мак с удивлением узнает, что отец с матерью перебираются на Бриллиант.
  Если посмотреть на расположение обитаемых человеческих планет, то можно увидеть, что только одна из них принадлежит кампании, а остальные - это свободные государства. Еще предшественники Кобрукка перенесли свою резиденцию с Земли на эту богатую и просто сказочную планету. Климат заслуживает всяческих похвал, зелень, как нигде во вселенной, а какие смешные зверюшки. Хищники - это страшная редкость, по крайней мере те, которые могут полакомиться человеком.
  Сначала чета Макбартенов была счастлива. Ведь только избранным был гарантирован доступ на посадочную площадку космодрома. А дальше все решал глава Синдиката. Но и улететь с планеты просто так без объяснения причин было невозможно. Служба безопасности работала точнее, чем знаменитые швейцарские часы. Если не обращать внимание на некоторое ограничение свободы, во всем остальном недостатка не было.
  Годы пролетали, как в сказочном сне. Сын, вроде остепенился и перестал испытывать судьбу. Преподает, ну хоть не сражается. Но война все расставила по местам. Рон лично вызвал пожилого финансиста и сообщил о том, что его сын воюет на стороне противника. Отец Мака все понял, но не подал виду, посетовав на независимость чада. Такое поколение пошло, что поделать. Не то, что в наше время, и так далее. Казалось, что хитрый и скрытный шеф повелся на такой неловкий ответ, но так только казалось. Вопросов о сыне он больше не задавал.
  Мать многие дни плакала по ночам в подушку. Ему всего тридцать. Еще жить не начал. Ни семьи, ни друзей. Ну почему он не может остепениться, как отец и найти хорошую девушку. А пока он так далеко от дома - один одинешенек.
  Почти год до Мака никому не было дела. За это время простой преподаватель дослужился до генеральского чина. Тут только люди Кобрукка начали активно действовать и прибегнули к старому, как мир способу.
  А что вы сделаете ради любимых людей?
  
  С Маком связался один из лучших агентов Спинозы. Макбартен просто сидел в кафе на Глории и наслаждался первой настоящей трапезой после полугодового обитания на Сумеречной. Постоянная жизнь посреди голого поля, концентрированная пища и никаких удобств действовали ему на нервы. Кроме того появление Грина ничуть не способствовало поднятию боевого духа. Но выступать с открытой неприязнью не следовало, ведь Литвинов не будет даже вникать в скрытые и притянутые за уши обиды. Бывалому полицейскому надо сохранить суверенитет четырех планет любой ценой, поэтому разногласий он не потерпит.
  Солнышко робко по-весеннему светило, птичка сидела на маленьком заборчике и радостно пела свою весеннюю песню. Яркий луч отразился от лужи и заставил зажмуриться. А может послать всех к черту и подумать о собственной жизни?
  - Не занято? - за его столик присаживался пожилой мужчина без особых примет. Только глаза, казалось, проникали внутрь. Вокруг никого не было, единственный официант протирал стаканы за стойкой бара.
  - Садитесь, - Мак обернулся по сторонам, - что вам угодно?
  - Кружку пива! - не обращая внимание на вопрос, повернулся к работнику кафе мужчина.
  Он спокойно дождался заказа, благо расторопный малый появился с запотевшей большой кружкой буквально через полминуты. Пригубив напиток и причмокнув губами от удовольствия, он поднял глаза на Макбартена. Тот также наблюдал за незнакомцем. "Интересно, что ему надо"?
  - Макбартен, вам привет от Макбартена! - неожиданно тихо произнес свой каламбур мужчина.
  - Что? Что вы имеете ввиду?
  - А ты сам догадайся, - незнакомец нахально посмотрел на молодого генерала.
  - Да пошли вы к черту! Вы кто мой папаша что ли, чтобы я вас слушал?
  - А вот это очень правильный вопрос. Вы кстати вспомнили про своего родителя. Он сейчас живет на Бриллианте и работает на моего шефа Рона Кобрукка. Слышали о таком?
  - Да, я знаю, что такое Синдикат. Когда я не устроил ваших боссов, как пилот, они живо избавились от меня.
  - Да полноте вам. Неужто вы сердитесь. Вы ведь сами виноваты, с себя и спрашивайте. Теперь же ситуация изменилась. Вы стали аж генералом. - Последнее слово было произнесено с особой издевкой.
  - Как вы правильно сказали, ни Вы, ни Ваш босс никакого отношения к моему карьерному росту не имеют.
  - Неужели! А кто начал эту войну? Именно Синдикат способствовал росту и расширению конфликта, а, следовательно, именно мы способствовали вашему росту.
  - Перестаньте молоть чушь. Что конкретно Вы от меня хотите?
  Глаза незнакомца стали узкими щелочками. Он перегнулся через стол и тихо произнес:
  - Зовите меня "шпион". Меня послали с целью предложить Вам сотрудничество. От Вас требуется передавать мне периодически сведения о расположении, численности войск Окраинных миров. Да, особенно нас интересуют Миражи.
  - Да за кого вы меня принимаете? И с какой стати я буду работать на Синдикат?
  - А у Вас нет никакого выбора. Ну, подумайте сами, - смягчил голос агент, - вы сейчас оказались на противной стороне просто по стечению обстоятельств. И ваш дед, и отец работают на Синдикат, а он активно выступает за победу Центральных миров. Вы что, хотите идти против семьи? К тому же всего за несколько сообщений вы можете существенно увеличить свой капитал, а после нашей победы вернетесь через некоторое время на Землю и заживете богатой и счастливой жизнью. Только представьте: перед Вами открыты все двери, вы даже можете поселиться на Бриллианте. Не были там? Да за один только краткий визит туда большинство мать родную продадут. Соглашайтесь сейчас, или подумайте.
  - Ни о чем я думать не собираюсь. Убирайтесь, покуда...
  - Покуда что? - ехидно осведомился мужчина. В его руке появилась небольшая трубка, или ручка от чего-то. Тусклый свет возник из нее. Мак с ужасом увидел силовой клинок, или по-другому лазерный нож. От такого оружия защиты нет, разве что убежать или достать свой. А в том, что незнакомец был мастером в обращении с этим оружием, сомневаться не приходилось. По спине пробежали мурашки.
  - Так я и думал, в душе ты и остался балаболом и трусом. Сам не понимаешь, что говоришь. Короче, я жду тебя здесь завтра и более адекватного. А ты уж сам решай, но учти, что твои отец и мать живут на Бриллианте.
  - Вы не оставляете мне выбора, - простонал огорошенный Мак. Он и не подозревал, что обычный человек может внушить ему такой ужас. Шпион нашел все его слабые стороны.
  - Выбор есть всегда, - наставительным тоном произнес собеседник, убирая клинок, просто ты уж сам решай: или работаешь на нас и богатеешь, или я сначала убью твоих родителей вот этим самым ножичком, а потом доберусь до тебя. Я однажды очень разозлился на одного человека. Он умирал несколько дней в ужасных муках, а я медленно отрезал от него по кусочку.
  Спокойный голос довел до того, что Мака затошнило. Подумать только, этот маньяк спокойно обсуждает мерзкое бесчеловечное убийство, будто рецепт какого-то блюда диктует. Перед глазами предстали отец и мать. Они не заслужили ничего такого. Как они могли предположить, переселяясь на райскую планету, что у Кобрукка есть такие агенты.
  - Я вижу, что ты принял добровольное решение, - шпион словно читал мысли Мака. - Запомни одно, щенок, твое лицо - это открытая книга. Намного раньше, чем ты захочешь выкинуть какой-то умный на твой взгляд финт, я уже все узнаю. Меня не проведешь. И еще, упаси тебя все ангелы-хранители, рассказывать, или намекать кому-то о нашем разговоре, особенно Литвинову. Если ты провалишься, то Рон отдаст, сам знаешь кого, мне на беседу.
  Мак затравленно кивнул. Комок подступил к горлу и мешал дышать. Весенний день потускнел, краски померкли.
  - Не вздумай упасть в обморок! - мужчина перегнулся через стол и хлестко ударил его рукой по лицу.
  - Не надо, я все сделаю, - выдавил Макбартен.
  - Конечно, как скажешь, генерал. Поставь свой автограф здесь. - Он протянул через стол какой-то документ. - Читать не обязательно. Тут сказано, что ты зачислен платным осведомителем в службу безопасности Звездного Синдиката. Дальше перечислены твои обязанности, права, но самое главное, что тут стоит довольно крупная цифра в разделе вознаграждение за полученные сведения. Как видишь, все законно.
  Мак расписался и вздохнул:
  - Как я буду смотреть в глаза товарищей.
  - Не надо лицемерить! Ты сам хочешь уже перейти в стан победителей, просто пока ты нужней здесь. А кроме того такой куш ты не сорвешь ни на одной законной работе. Итак, перейдем к первому заданию. Ты должен сделать все, чтобы застопорить наступление Литвинова, а кроме того или погубить все пять Миражей, или предоставить нам координаты их высадки при следующем задании.
  - Но как я это сделаю?
  - Генерал, ну мы же не в детском саду! - укоризненно покачал головой шпион. - Я не могу сам пописать! - голосом Мака передразнил он. - Вы командуете разведчиками-людьми. Они собирают данные для успешной атаки подразделения Грина. Вот и тихонько подправьте широту или долготу. Пусть они сядут не там. Неужели такой способный тактик не в состоянии решить простейшую задачу. Только не говорите мне сейчас, что Кобрукк ошибся в вашей кандидатуре.
  - Я все сделаю, - приняв для себя решение произнес Макбартен.
  
  С того памятного разговора прошло довольно много времени. Мак втянулся в свою двойную жизнь и даже начал получать удовольствие. Ему доставляло настоящее наслаждение видеть, как Литвинов - этот профессионал сыскного дела бьется головой о стену, пытаясь разыскать канал утечки информации. Иногда во сне он видел полицейского, сидящего за столом, обхватив голову руками. Мак на цыпочках подкрадывался, прикладывал руки ко рту рупором и кричал: "Это я". Но Литвинов продолжал сидеть, лишь изредка поднимая голову и шаря вокруг рассеянным взглядом. "Не радуйся", - шептал ему внутренний голос. - "Скоро твое время закончится. Нельзя постоянно всех обманывать".
  Мак просыпался в холодном поту, сердце билось, а руки дрожали. Но, когда наступало утро, он раз за разом собирал необходимые противнику данные.
  Совсем недавно Макбартен немного изменил координаты посадки, но проклятые Антон и товарищи смогли избежать западни. Теперь осведомителю пришлось затаиться. Еще несколько попыток снова обернулись неудачей. Словно злой рок навис над ним и не давал ничего сделать с везучими разведчиками.
  И вот, несмотря на все усилия, Окраинные миры высадились на Рудерштадте. Битва за Серединные миры подходила к финальному противостоянию.
  
  11. Снова герои.
  
  - Итак, задача понятна, - Антон обвел четырех своих пилотов внимательным взглядом. Все сосредоточенно слушали командира и как по команде кивнули головой. Группа подобралась отменная, ведь после гибели Альберта Грина и еще одного пилота Миража, в мужской коллектив пришли две верные боевые подруги: старая знакомая Антона - Ульяна и новенькая - Кира.
  До отлета было всего два часа, маловато, но отдохнуть можно. Планета Рудерштадт сосредоточила на своей поверхности почти десяток заводов по производству боевых роботов. Теперь, после изгнания армии Центральных миров со всех четырех союзных планет, только она представляла реальную угрозу миру в зоне Серединных миров. Петр Литвинов после подтверждения информации о шпионе стал отдавать приказы группе Мираж лично в обстановке строжайшей секретности. Один только Антон знал все об операции. Петр настоял на том, чтобы координаты высадки и время операции не знал даже он. Пилоты крейсера были всегда готовы к старту, а команда полностью полагалась на своего командира.
  Стремительной иглой транспорт с командой разведчиков ушел в ночное небо Глории и затерялся на бескрайних просторах космоса, как иголка в стоге сена. Антон собрал свою команду за час до высадки, еще раз проверил их настрой и только сейчас раскрыл все карты.
  - Черт, теперь-то они у нас попляшут! - Ульяна выразила мнение остальных.
  - Радоваться будем потом, но раз больше вопросов нет, то все по машинам - проверка всех систем и доклад.
  Час тянулся очень долго: пилоты за десять минут протестировали готовность к бою машин и оставшееся время убивали каждый на свой лад. Антон же откинулся в кресле и расслабился. Тряска при посадке его почти не беспокоила - привык. Зазвучал знакомый сигнал приземления, и дверь грузового отсека поползла вверх.
  Вся пятерка дружно сошла, примяв луговую траву. "Удачи", - раздался в наушниках голос капитана крейсера. Он сопровождал команду во всех рейдах в тыл врага, и каждый раз желал именно удачи всем пятерым. "Спасибо", - как всегда ответил Антон и сосредоточился на деле. Изрезанные лощинами, ущельями, ложбинами холмы и горные хребты представляли очень удобное место для расположения базы. Миражи рассыпались во мраке и как стотонные мышки крались в темноте. Ночь была на удивление хороша для вылазки: ни звездочки, ни одного спутника не было видно на небе. Внезапно радары показали впереди движение. Через пару минут приборы ночного видения выдали силуэт, который нельзя было спутать не с чем - Вампир. С остальных сторон завод охраняла пара Скорпионов, а на противоположной стороне виднелись два Демона.
  - Разделяемся. Моя цель Вампир, Ульяна и Кира - Скорпионы ваши. Парни, а вы займитесь Демонами.
  - Слушаюсь.
  - Есть!
  - Понял.
  - Выполняю.
  Пятерка выдвигалась на позиции. Вампир внезапно прервал размеренное движение и устремился в сторону девушек. Антон чертыхнулся и выстрелил в бок стального гиганта электромагнитной ракетой, и немедленно добавил вторую. Девушки открыли огонь, как и Вампир, который смог сделать только один выстрел. Мираж Киры чуть не лишился правой руки - и одним выстрелом враг мог наделать много проблем. Тут раздались выстрелы и мужского дуэта. Оба Демона замерли, а потом упали.
  - Командир, наши готовы! Потратили три ракеты, - доложила Ульяна.
  - Наши тоже, минус три "огурца" - парни часто любили вставить в доклад заковыристое или неформальное словечко.
  - Потери, - Антон сосредоточенно прощупывал радарами местность.
  - Вышла из строя правая рука, а с ней четыре ЭМ ракеты, - словно нехотя откликнулась Кира.
  - Внимание всем! Не расслабляться! Заложить заряды! - Антон убедился в отсутствии новых противников и спешил уладить дело. Через десять минут все стратегические объекты были заминированы. Миражи растворились в предрассветном тумане. Времени на возвращение было очень мало. Через полчаса завод и все построенные роботы взлетел на воздух.
  Прошло несколько часов. Начало светать, а Миражи еще должны были пройти километров тридцать по бездорожью до своего крейсера. Ближе сесть было нельзя, поскольку приборы слежения вполне могли предупредить врага, а тот всегда был рад подготовить несколько неприятных сюрпризов.
  
  Раннее утро застало шахтерский городок Братиславль в блаженной неге. Мэр все лежал в кровати - вставать именно сегодня в свой единственный выходной не хотелось. Раздался звук экстренного вызова. Пришлось нехотя вставать с кровати и тащиться к коммуникатору. На связь выходил начальник завода по переработке руды Звездного Синдиката и по совместительству представитель этой организации на планете.
  - Что вам угодно? - нахмурившись, поинтересовался мэр.
  Собеседник хмуро усмехнулся:
  - До меня дошли сведения, что последняя партия руды была задержана вашей полицией. Почему?
  - Вы сами прекрасно знаете, что вывоз местных драгоценных камней под видом обычной руды запрещен, - мэр начал злиться.
  - Меня это мало интересует и моих боссов тоже, если через час вы не отдадите назад все, что конфисковали, мне придется применить силу.
  - Силу против м-мирного г-города, - мэр побледнел и начал заикаться.
  - Даю вам час, а потом все мой три десятка роботов пройдутся по вашим хибарам. Решайте, - представитель Синдиката улыбнулся драконьей улыбкой и прервал связь.
  Почти никогда за всю историю своего управления городом мэру не приходилось принимать экстренных решений, от которых бы зависела судьба соотечественников и друзей. Нельзя сказать, что он был плохим или жадным человеком, просто в таком спокойном и тихом местечке любой деятель мог превратиться в амебу и тихонько плыть по течению. Прошло десять минут, часы внезапно начали бить шесть утра. Мэр вздрогнул, как от близкого выстрела и с тоской посмотрел на циферблат. Весь конфискованный Синдикатом драгоценный груз был уже переправлен в столицу вместе с содержательным письмом, и вернуть все "на круги своя" просто не было времени, да и возможности тоже. "Что же делать?" Снова раздался вызов по коммуникатору - на связь выходил майор Джон Браун. Он командовал силами самообороны, а это всего пять боевых роботов: капля в море, если Синдикат решит пройтись огненным мечом.
  - Слушаю Вас, майор, - мэр попытался придать своему лицу выражение спокойной уверенности.
   - Господин мэр, только что мне стало известно об уничтожении завода по производству роботов в Меловых горах, а это меньше сотни километров от нашего города. Судя по почерку - это работала команда Мираж Окраинных миров. Прошу Вашего распоряжения на приведение моего подразделения в полную боевую готовность.
  Мэр судорожно сглотнул - не хватало еще этих диверсантов, которые снискали себе заслуженное уважение соратников и ужас врагов. Внезапно у него забрезжила утопическая идея.
  - Майор, у нас не только эта проблема: пятнадцать минут назад со мной связался представитель Синдиката и потребовал вернуть весь свой контрабандный груз.
  - Даже так? - брови старого служаки поползли вверх.
  - Он пригрозил мне по исходу часа отправить тридцать своих роботов и стереть всех нас с лица планеты.
  - Они что хотят объявить нам войну?
  - Я не знаю, как они обоснуют содеянное, но нам мертвым это будет не так уж и важно.
  - Я Вас понял, мои ребята отдадут свои жизни за родной город, но шансы просто призрачные.
  - Да, - мэр вздохнул, - я это понимаю, но еще я знаю то, что диверсанты из команды Мираж терпеть не могут Синдикат, заваривший всю эту войну.
  - Что?.. Я Вас понял, господин мэр, - улыбнулся Джон, - но, сказать по правде, идея бредовая, а ведь именно поэтому она может сработать. Я ухвачусь за нее обеими руками, как утопающий за соломинку. Прикажите немедленно эвакуировать всех жителей, желательно за пределы города.
  - Удачи, майор, я со своей стороны начинаю действовать.
  Связь прервалась, но мэр сразу начал набирать всех своих помощников, да и просто знакомых жителей города. Сведения об эвакуации разрастались, как снежный ком, к концу отведенного Синдикатом часа. Все жители от мала до велика были предупреждены об опасности, а самые активные уже покинули свои дома и спешили помочь соседям. Паника так и не пришла в этот мирный уголок - шахтеры люди дисциплинированные, как солдаты и очень самоотверженные.
  Замигал сигнал вызова, мэр включил экран.
  - Вы готовы пойти на наши условия? - что-то хищное промелькнуло на лице собеседника.
  - На ваш акт агрессии будут предприняты ответные меры. Торговля и разработка наших недр будет для вас прекращена.
  - Посмотрим, я на вашем месте согласился бы на любые условия. Но раз вы не принимаете наши разумные предложения, то мне придется прибегнуть к демонстрации силы.
  - Начинайте, - сказал начальник завода кому-то, очевидно желая напугать собеседника.
  Мэр выключил коммуникатор и спешно набрал майора Брауна - "атака начата", а потом еще один знакомый номер. Столица нежилась в утренней дреме, и ждать пришлось долгие минуты. Наконец, депутат в парламент от Братиславля снял трубку и деланно зевнул, увидев мэр своего города.
  - Зачем будить в такую рань? - добродушно улыбнулся чиновник.
  - Здравствуй, дружище! Нет времени на приветствие. Я пересылаю тебе запись своего разговора с представителем Звездного Синдиката. Только что он приказал своим головорезам стереть наш город в порошок. Мы будем сражаться, но шансы не равны. Я попытаюсь спасти хотя бы людей. Пожелай нам удачи. Если сможешь, попробуй прислать подмогу.
  Тренькнул сигнал окончания передачи данных, и мэр отключился. Предстояло успеть убраться с пути боевых роботов самому. Он быстро схватил папку с документами, с тоской оглядел свою спальню и быстро побежал вниз по лестнице. Уже в катере к нему пришли два сообщения: "все эвакуированы" и "утопия сбывается".
  Жители города успели укрыться в ближайших холмах и теперь шумно организовывали ополчение для защиты женщин и детей. А майор Браун за полчаса до этого смог настроить передатчик на частоту Окраинных миров и послать сообщение.
  
  Антон принял сигнал вызова и, не прекращая движения, нажал кнопку приема. На связь выходил майор Браун - командир звена боевых роботов из Братиславля.
  - Наверное, решил устроить дуэль, - усмехнулся командир разведчиков.
  - Господин, командир! Я, хоть и являюсь вашим противником в этой битве, но не питаю к Вам и вашим людям ненависти. Эта война никому не пошла на пользу, кроме бездушных торговцев Центральных миров. Один из них - представитель Синдиката - вышел с нами на связь и пригрозил уничтожить наш городок. Нас всего пятеро, а их около тридцати. Я знаю, что вам нет никакого смысла ввязываться в эту стычку и помогать мне, но я прошу, ради скорейшего мира, помочь защитить мирных жителей, ни в чем не виноватых и втянутых в войну против своей воли. Я вас умоляю откликнуться и помочь, потому что через час будет уже поздно.
  Сообщение окончилось. Антон задумался. В одном неизвестный майор был прав - война зашла слишком далеко и принесла всем мирным жителям только ужасы и боль потерь. Антон вспоминал, как несколько лет назад он со своей семьей чуть было не сгорел заживо в их доме. Их пытались уничтожить люди Синдиката. Прямых доказательств не было, но чутье подсказывало, что только этой организации могли помешать его приемные родители. Только благодаря заступничеству лично президента Марка Бесселя его семью оставили в покое. Вспомнил лица родителей, когда они рассказывали о бесцеремонности этой организации, выигранный турнир, как он с братьями смог помешать подлым хищникам бизнеса. Он связался со своими, и обрисовал картину.
   - А это не ловушка? - Ульяна была настроена пессимистично.
  - Но если мы поможем, то может проклятая война, наконец, закончится, - в голосе Киры звучала надежда.
  - Парни, а вы как думаете?
  - Мы также не перевариваем Синдикат и ничего не имеем против шахтерского городишки.
  - Итак, - подытожил Антон, - раз никто не имеет веских возражений, то я связываюсь с майором Брауном и выясняю обстановку.
  Джон Браун разместил роботов рядом с дорогой от рудника Синдиката до Братиславля. Стальные гиганты, как башни возвышались перед низкими одноэтажными домами. То тут, то там возвышались стройные, как мачты деревья местной разновидности, которые можно сравнить с земными кипарисами. Естественных укрытий просто не было, местность никак не хотела облегчать защитникам жизнь. Если Миражи не отзовутся, то они смогут продержаться минут пятнадцать, а если повезет, то тридцать. Прошло десять минут, загорелась кнопка приема сигнала.
  - Майор Джон Браун.
  - Здравствуйте, майор, говорит командир отряда Мираж, мы решили присоединиться к вам и помочь защитить жителей. Более гнусного поступка, чем убийство простых людей и представить себе сложно. Надеюсь, мне не придется жалеть о своем решении, а теперь опишите подробно ситуацию.
  - Спасибо от меня и всех жителей, мы не забудем ваш благородный поступок. Ситуация такова: примерно через час тридцать роботов Синдиката нападут на наш городок. Сигнал к атаке уже поступил. Они пойдут по единственной дороге, я сейчас передам вам электронную карту местности.
  - Какие модели боевых роботов использует Синдикат?
  - Только свои стандартные: десять Фараонов, восемь Рыцарей и двенадцать Богомолов. Больше у меня сведений нет.
  - Командир Браун, я свяжусь с Вами минут через двадцать, а пока разместите своих роботов за домами, боюсь, частью города нам придется пожертвовать. До связи.
  Антон передал подробные карты местности своим подчиненным и углубился в изучение обстановки. Три узких ущелья выходили к обширному плато. На востоке находился уничтоженный завод и его звено, на севере - шахта Синдиката. На западе приземлившийся транспортный крейсер и путь к отступлению, а весь юг занимала почти плоская местность вместе с небольшим городком, защищать который они только что согласились. Синдикат, несомненно, попрет всей своей массой по дороге с севера на юг. Людям компании бояться нечего, при таком численном превосходстве любой противник обречен на поражение.
  - Слушайте боевой приказ! На карте есть три небольших лесных массива: я занимаю самый северный, девушки - восточный, а парни западный. В районе дороги установите все мины. К вам присоединятся по одному роботу защитников, а троих мы оставим оборонять город. Как только основная масса боевых роботов Синдиката зайдет в клещи, огонь из всего оружия. Электромагнитные ракеты применять только наверняка. Дальше действовать по обстановке. При возможности заманите неприятеля в лес и разбейте по одному. Все понятно? Тогда выполнять.
  - Майор Браун? Какие у Вас роботы?
  - Мой Молот, пара Лучников и два Воина.
  - Замечательно! Лучники вместе с вами остаются за домами. Постарайтесь использовать любые деревья для укрытия, вы превосходно сможете бить из-за них. Воины на фланги. Как только атакующие разделятся, а они должны это сделать, оба без напоминания отступают в леса. Там их поддержат мои роботы. Ваша личная задача как можно дольше противостоять основным силам Синдиката, пока фланги будут его истреблять. Ни при каких условиях не дайте ему зайти в город.
  - Все понял, господин командир, как мне к вам обращаться?
  - Зовите меня просто Антон, - усмехнулся двадцатилетний майор, - а я, если не возражаете, буду к Вам обращаться - Джон.
  - Гут!
  Сам Антон оставил себе опасную задачу - одному идти наперерез всем роботам врага и начать партизанскую войну. Когда до опушки северного леса оставалось всего метров пятьдесят, и уже явно виднелась дорога, Антон услышал приближающейся шум. "Двигаете полным ходом, господа, очень хорошо". Он повернул робота перпендикулярно дороге и открыл огонь из миномета. Вся прелесть этих мин в том, что они детонируют только вблизи огромного количества металла, а именно - боевого робота. Разослав, таким образом, ковер из тридцати смертоносных "фруктов", он связался со своими людьми и отрядом Джона. Убедившись, что все идет по плану - защитники на позициях, он приготовился ждать.
  Из-за поворота дороги показались первые роботы - угловатые Фараоны хоть и смотрелись немного комично со своими треугольными туловищами, но были одной из удачных моделей, а тяжелые лазеры и ракеты не давали себя почувствовать в безопасности никакому противнику. Далее следовали Рыцари. Эти средние по классу роботы обладали средней скоростью и вполне приличным вооружением. Железные туловища, чем-то напоминающие закованных в латы рыцарей прошлого давали достаточно информации для того, чтобы любой противник держался настороже. Последними вышагивали Богомолы, которые были сильнее любого легкого робота, а при умелом управлении могли даже побороться со средними роботами. Люди Синдиката были очень самоуверенны и не выставили даже боевого охранения. Они так и шли толпой. "Это только нам на руку", - вновь пронеслось в голове у Антона. Передний Фараон дошел до минного поля, сделал уже с десяток шагов, и только тут наступил на мину. Сильный взрыв сотряс воздух - нога отлетела, и он стальным колоссом рухнул, сотрясая почву. Остальные замедлили ход и очень быстро стали рассредоточиваться, но мины еще трижды давали о себе знать: один Рыцарь и два Богомола остались там же. Неплохое начало битвы. "Четыре готовы, осталось двадцать шесть". Ответ пришел почти сразу: "Да это нам на один выстрел".
  Антон развернул Мираж и начал потихоньку следовать за неприятелем. Те, почуяв неладное, рассредоточились и пошли с обеих сторон от дороги. "А зря, надо идти цепью, так меньше шансов, наткнуться всей кучей на новый сюрприз". А он был. Его команда понимала командира с полуслова, никакая телепатия и прочие фантастические способности не могли так сплотить коллектив разведчиков, как несколько десятков боев вместе, сообща. До Братиславля оставалось всего километра полтора, как начали вновь взрываться мины. Все четверо Миражей разместили их вдоль дороги. Расчет разведчиков во второй раз оказался точен. Один, два, три, четыре Фараона попадали на землю. Через пять минут от отряда в почти тридцать машин осталась половина - только пятнадцать роботов смогли преодолеть поля. "Что творят эти парни", - Джон просто не верил своим глазам. Пятерка разведчиков менее чем за полчаса вывела из строя пятнадцать врагов, а сама даже не вступила в бой. "С этими страшными людьми лучше воевать на одной стороне"!
  Командир Синдиката не был дураком, он понимал, что не все идет гладко, учитывая колоссальные потери - половина всех боевых роботов. Он связался с начальством и доложил. Ответ пришел в грубой форме: "Если вы не сможете завоевать простых шахтеров, то назад не возвращайтесь". Злость не лучший советчик в любом вопросе, именно поэтому решения надо принимать, спокойно все обдумав. "Сотрем местных в порошок. Все в атаку!" - раздалась команда, и боевые роботы ускорили шаг. Братиславль был в каком-то километре от них. До лакомого кусочка всего ничего.
  - Воины, огонь, - скомандовал Антон, и во врагов с двух сторон полетели ракеты, ударили пушки. Ливень осколков застучал по броне, одному Богомолу повредило руку.
  - Перестроиться! - прозвучала команда, и боевые машины Синдиката разбились на три группы. В левой остались Фараон, Рыцарь и пара Богомолов, в правой - два Фараона и два Богомола, а оставшиеся семь роботов, не снижая скорости, двинулись к цели.
  Воины начали быстро отступать под прикрытие деревьев. Пока все шло по намеченному Антоном плану.
  - Джон, держитесь там, мы отступаем - он специально вышел на стандартной волне, а противник перехватил сигнал и ускорил шаг. Осталось восемьсот метров, шестьсот, пятьсот. Оба Лучника и Молот майора Брауна открыли огонь одновременно. Главной целью было вывести из строя двух Фараонов. Если кто не видел, как одновременно стреляют Лучники, тот никогда не попадал под залповый огонь. Аналогом может служить разве, что ковровая бомбежка. Десятки огненных стрел устремились прямо в середину корпусов двадцати пяти метровых монстров. Синдикат открыл огонь, но поздно - оба робота пали от града ракет. Ответные залпы разнесли несколько домов, да деревья за которыми укрывались защитники.
  Положение же на флангах было не очень - девушки пока оборонялись и потихоньку отступали, а вот парням пришлось не сладко. Воин из их группы потерял обе руки, и приходилось еще и его прикрывать.
  - Огонь электромагнитными ракетами, - сам Антон устремился на помощь правому флангу. Через пару минут там осталось только два Богомола. "Теперь управятся и сами", - решил он и поспешил в город. А там четыре оставшиеся робота Синдиката теснили Молот Джона и почти разбитого Лучника: оба плеча с ракетными установками разворочены, а из вооружения осталась только шестиствольная пушка и лазер. У майора Брауна дела чуть лучше - он хоть и сохранил почти все вооружение, но броня на груди рядом с кабиной пилота почти вся разбита в дребезги, словно это не прочнейший стальной сплав, а хрупкое стекло.
  - Кто на новенького, господа головорезы? - Антон попытался придать своему голосу оттенок веселости. Последняя ракета ушла в цель и попала в некстати подвернувшегося Богомола. Электронные схемы того заискрили, питание пропало, и он замер неподвижной стальной глыбой прямо с приподнятой ногой. Осталось три Рыцаря. Они лавиной надвигались на двух оставшихся защитников. Ракеты и лазерные лучи скрестились на Лучнике и Молот остался в одиночестве. Пилот вроде не очень пострадал.
  Антон уже просчитал возможные комбинации боя и повернулся в сторону самого потрепанного противника:
  - Кто из вас, трусы согласен сразиться с Миражом?
  Эта глупая выходка сработала. Что тут помогло: ненависть к отряду разведчиков или простая удача, но только два Рыцаря стали разворачиваться в сторону Антона, третий продолжал поливать робота Джона из всех видов оружия. Почти не имея брони, тот всю энергию направил на маневры уклонения. Но старый солдат только притворялся мальчиком для битья. Так бывает и в боксе: один соперник бьет второго, а тот выжидает момент. Потом один - только один точный и сильный удар, и противник уже в нокауте. Антону пришлось несладко. Один из его неприятелей совсем не поврежден, а пилот оказался настоящим ассом. Снаряды ложились все точнее, лазерные лучи прорезали воздух в каких-то нескольких метрах. Антон остановился и выпустил пять ракет в поврежденного противника. Тот зашатался и начал заваливаться прямо вперед, как говорят про человека - "лицом об асфальт". Оставшийся противник времени не терял, и умудрился парой точных выстрелов разбить ракетную установку Миража. Ну, хоть проси помощи. Две спаренные пушки и двойной лазер против тяжелого лазера, двух шестиствольных пушек и установки с тяжелыми ракетами. Пока победу по очкам можно присудить пилоту Синдиката.
  - Боишься, щенок, - раздался в наушниках ехидный голос.
  - Пока не вижу смысла, - парировал командир разведчиков.
  - Против капитана Блума еще никто не мог выстоять один на один!
  - А вот это ты врешь! - Антон как-то сразу вспомнил и лицо, и манеру боя своего старого знакомого, а точнее старого противника, - ты даже мальчишкам умудрился проиграть в Игре.
  - Что... Откуда ты знаешь? - в голосе прозвучала досада.
  - Да ведь это моим ребятам вы продули как бараны.
  - Ну, все, тебе конец! - Блум вышел из себя и теперь почти ничего не соображал. Его Рыцарь метнулся в сторону Миража, стреляя из всего оружия. Левая рука робота Антона перестала слушаться, наверное, перебит силовой кабель. Командир разведчиков же смог, наконец, прицелиться. Лазеры скрестились на ноге противника - закипел раскаленный металл. Во все стороны брызнули искры и осколки стали. Когда броня накалилась добела, он добавил, точно выверенным выстрелом, из головных орудий. Рыцарь дернулся было в сторону, но нога уже не слушалась, а через пару секунд это было уже не важно, поскольку капитан Блум ухнул, как говорится, мордой в грязь.
  Подошел, словно истрепанный ураганом, Молот:
  - А я даже не успел прийти и помочь.
  - Ничего, ты сам-то как.
  - Сам не знаю, я все маневрировал и уклонялся, а потом понял, что этот гад не успевает повернуться, вот тут-то я и показал, что значит получить молотом по... голове. Одного удара оказалось достаточно.
   - Разведка, доложить! - Антон уже разворачивал Мираж в сторону своих товарищей.
  - Все в ажуре, командир, - один из парней откликнулся первым, - у нас тут последний Богомол поднял лапки кверху. Что с ним делать?
   - Хватит болтать! - Ульяна тоже спешила с докладом, - мы взяли в плен двух Богомолов. Робот Киры сильно поврежден, и связь не работает.
  Джон выключил двигатели и, не закрывая кабины, спустился по лестнице на траву. Прыжок, и все тело загудело, протестуя против сумасшедших нагрузок последних минут. Рядом остановился Мираж, и на траву лихо спрыгнул мальчишка. Но, нет, именно этот человек командовал разведчиками, именно его правильные действия привели к разгрому численно превосходящего противника. Майор не мог поверить своим глазам. Подходили остальные участники драки. Разведчики помогли уложить и перевязать двух раненных пилотов из звена майора Брауна.
  - Дальше Джон вы справитесь и сами, а нам пора, - юноша, который показал себя настоящим мужчиной, крепко пожал руку Джону. - Я надеюсь, что мы никогда не окажемся по разную сторону линии фронта.
  В глазах старого солдата стояли слезы. Майор смахнул их и сказал, с трудом подбирая слова:
  - Мой дорогой друг. Позвольте мне так называть Вас Антон. Даю слово, что отныне любой из вашего отряда может рассчитывать на мою помощь и признательность наших жителей. Хоть мы тут и живем в глуши, но простым горнякам свойственно чувство благодарности. От всех нас благодарим за ваше самопожертвование и бескорыстную помощь. И последний вопрос, а сколько Вам лет?
  Антон улыбнулся:
  - Скоро будет двадцать один, надеюсь отметить эту дату в кругу семьи, а не в кресле своего робота.
  - Мы все уповаем на это, что продажные политики, наконец, поймут, что худой мир лучше доброй ссоры.
  Затрещала рация в ухе майора Брауна. Он помрачнел:
  - Боюсь, из-за нас вы теперь можете попасть в неприятности: сюда через несколько минут прибудет десант из столицы.
  - Ну, что же, до свидания, Джон. Желаю Вам всех благ, - Антон махнул рукой своим, и быстрым шагом направился к своему роботу.
  - Счастливого пути, Миражи, - Джон махал рукой, пока разведчики быстрым шагом не скрылись в густом лесу неподалеку от города.
  
  Когда несколько катеров с ополчением прибыли на место боя, они обнаружили своих пятерых пилотов. Из роботов только три с трудом стояли на ногах, но они выстояли! А вот Синдикат потерял двадцать семь машин подбитыми и три пленными.
  - Как вам это удалось, Джон? - мэр бежал по полю прямо к героям. Седые волосы трепал поднявшийся ветер, вид у отца города был, прямо скажем, не презентабельный. Но никому до этого не было никакого дела. За ним еле поспевали молодые парни с оружием наперевес. Несколько человек несли медицинские сумки.
  - Мы сами и не справились бы - это пятерка Миражей разнесла в дребезги более двадцати супостатов. Мы же довольствовались остатками. А сейчас помогите двум моим парням - им хорошенько досталось.
  Медики уже укладывали на носилки двоих пилотов. Остальные трое ходить могли сами. Издалека постепенно увеличивался мерный гул. Один из шахтеров обернулся, приложив руку к козырьку. Смотреть на утреннее солнце было больно. А стой стороны, как из огненного шара появлялись и стремительно росли транспортные катера. Некоторые из них были приспособлены для ведения боя. На траву упруго начали выпрыгивать солдаты и занимать оборону.
  - Да успокойтесь, вы, - мэр махнул рукой, - командира сюда.
  Один человек приподнялся из травы и направился к ним: "Разрешите представиться, командир десантной роты, капитан Рот".
  - Вы подоспели как раз к шапочному разбору, капитан, - мэр широко с облегчением улыбался, - наши ребята всего вдесятером разгромили втрое превосходящие силы Синдиката.
  - Рад это слышать, но у вас было только пять роботов...
  - А еще одно звено нам одолжили Окраинные миры - это их лучшее подразделение - отряд Миражей, - Джон опустился на траву, усталость брала свое.
  - И эти головорезы помогли вам? А где они теперь? - брови капитана поползли вверх.
  - Наверно, в космосе, я надеюсь, они все добрались до своего корабля, - мэр решил вступиться за защитников своего города, - да если бы не они, нас сейчас бы уже и в живых не было. Да, забыл спросить, а как вы оказались в наших краях?
  - Как только вы позвонили с утра, депутат от вашего города поднял настоящую волну, даже цунами не могло с ним сравниться. Сейчас у здания правительства дежурит огромная толпа народа - все хотят узнать, удалось ли вас спасти. Постоянно звучат угрозы в адрес работников Звездного Синдиката. Правительству пришлось срочно принимать решение о выделении армейских подразделений. Из сил самообороны столицы было выделено пять звеньев боевых роботов, одно из которых тяжелое, к вечеру они должны быть здесь, а нас отправили к вам на помощь. Все мои люди добровольцы, которые захотели ценой собственных жизней спасти ваш город. А теперь, когда я удовлетворил ваше любопытство, господин мэр, я вынужден просить полететь со мной в столицу для доклада правительству.
  - Это хорошо, но что нам делать с Синдикатом, ведь он вполне может организовать еще одну вылазку?
  Раздался сигнал вызова, капитан некоторое время слушал кого-то по рации, а потом повернулся с улыбкой к мэру:
  - Только что вторая рота десанта взяла под свой контроль территорию шахты, все люди Синдиката задержаны, руководители выявлены и высланы по воздуху в столицу.
  - Тогда, летим, - мэр направился по направлению к десантным катерам.
  - Я с вами, - майор Браун поднялся с травы, - может, и я чем еще пригожусь, - он подмигнул главе Братиславля.
  
  Полет до столицы занял меньше часа времени. И мэр, и Джон сидели плечом к плечу на заднем сидении и мысленно прокручивали все свои действия. Ведь Синдикат постарается все перевернуть с ног на голову и макнуть их самих в грязь лицом. Будем надеяться, что все обойдется.
  Катер приземлился на крыше правительственного здания. На площади его заметили и подняли крик. Охрана спешно провела обоих вниз. Так плечом к плечу седеющий чиновник и бывалый майор вошли в зал заседаний. Там уже находились люди Синдиката. Понурые, они сидели и с тревогой поглядывали по сторонам. Председатель правительства увидел вошедших и жестом указал на свободные места. Там уже сидел старый друг мэра и депутат от Братиславля.
  - Господа, - голос председателя пролетел по всему не маленькому помещению, и подобно птице, вырвался наружу. Десятки камер передавали сигнал на все телевизоры планеты. - Сейчас мы узнаем, что же на самом деле случилось в нашем мирном Братиславле. Не далее, как вчера мне стало известно о большой партии контрабандных драгоценных камней, задержанных и переданных в столицу, а сегодня о нападении на шахтерский городок. У господ - представителей Синдиката наверняка есть, что сказать по поводу случившегося.
  Директор завода встал:
  - Уважаемые члены правительства! Я так понял, что все мы стали свидетелями заговора против моей уважаемой и очень известной торговой империи, - слово империя он произнес с особенным нажимом, - наш груз полезных ископаемых, а именно - обычную руду без каких-либо объяснений задержали или попросту украли.
  Желваки на скулах мэр заходили ходуном.
  - Руководство города в лице присутствующего здесь мэра не смогло нам внятно разъяснить причину подобного инцидента. Как вы все знаете, моя компания много сил и денег тратит на развитие промышленности вашей планеты и впоследствии планирует начать развитие инфраструктуры и тем самым поднять уровень жизни и проявить заботу о простых гражданах. Когда наш товар был задержан, то я принял решение отправить, принадлежащих компании боевых роботов для пресечения попытки захвата как моих товаров, так и суверенитета вашего города. Идет война, и мне пришло в голову, что тут имеет место провокация со стороны всем нам ненавистных Окраинных миров. И теперь вы захватываете принадлежащую моей компании шахту, арестовываете моих людей. Я хочу знать причину, поскольку мои руководители не потерпят от вас подобных выходок. Я жду объяснений.
  Представитель Синдиката сел на свое место, он весь вспотел и был красный от гнева. Сотни людей во всех уголках планеты замерли в ожидании речи жителей Братиславля - неужели столь могущественную корпорацию просто пытались опорочить?
  - Натурально получилось, - майор Браун склонился к своим соседям, - если бы я там не присутствовал, то вполне мог ему поверить.
  - А теперь давайте послушаем представителей Братиславля в лице, - председатель правительства замялся и посмотрел в свои бумаги, - в лице мэра города и майор Брауна. Прошу вас, господа, разъясните нам ситуацию.
  Мэр встал, окинул взглядом зал и повернулся к многочисленным камерам:
  - Друзья! Мои друзья! Не важно, проживаете вы рядом или находитесь на другой планете. Эта ужасная война, которая не принесла всем нам ничего кроме горечи потери близких людей и ужаса перед наступающими армиями, не только изменила судьбы каждого, но даже пытается стереть целые города и народы. Никто кроме галактических компаний не обогатился за эти годы. Задумайтесь об этом...
  - Я протестую против голословной клеветы в адрес моей компании, ее доходы не имеют к данному инциденту никакого отношения, - представитель Синдиката буквально сорвался с места.
  - Сядьте! - голос председателя правительства приобрел металлические нотки, - Вам дали сказать, а теперь очередь за жителями нашей Родины, и мы хотим послушать, что же произошло.
  - Нельзя ли поконкретней, господин мэр.
  - Уже перехожу к самой сути, - мэр вновь обратил взгляд в сторону десятков камер, - всего пару дней назад Синдикат пытался контрабандой вывезти с нашей планеты некоторый груз. Это не представляет сомнения. Так, господин председатель? Вы получили все документы?
  - Да, я это подтверждаю, - председатель правительства недоуменно глядел на оратора.
  - Не далее, как сегодня рано утром, - мэр продолжал, значительно приободрившись, - мне позвонил вот этот человек, - он указал на начальника завода Синдиката, - и пригрозил, что если мы не отдадим ему арестованный груз, то он пустит прогуляться по Братиславлю три десятка своих боевых роботов. Прошу включить запись разговора.
  - Я протестую, - взвился снова начальник завода Синдиката, - эта запись сфальсифицирована.
  - Последний раз говорю Вам, сесть и заткнуться, - председатель правительства начал заводиться, - одно из двух, или вы не понимаете германский язык, или просто хулиганите. Еще один звук с вашего места и дожидаться окончания разбирательства будете в наручниках в тюрьме.
  Представитель Синдиката побледнел, как полотно. Казалось, что из него, как из воздушного шарика выпустили весь воздух. Куском какой-то непонятной массы он упал в кресло, словно растворился в нем, стараясь показаться маленьким и незаметным. Только сейчас до него стало доходить, что власть на этой планете если и куплена, то не вся.
  - Я сразу обратился за помощью к командиру единственного звена боевых роботов, охранявших наш город - майору Брауну, - мэр указал на своего товарища. - А потом ему удалось привлечь на нашу сторону еще пятерых защитников. Да каких!
  Тут он запнулся и умолк, но председатель правительства быстро пришел на помощь: "Может об этом нам лучше расскажет сам майор"? Джон встал, окинул взглядом зал и начал говорить, сначала робко и неуверенно, но потом голос набрал такую силу и энергию, что все присутствующие ясно представили себя на его месте.
  - Я не умею красиво излагать. Просто моему начальнику - мэру Братиславля пришла в голову нереальная мысль - привлечь на нашу сторону команду Мираж Окраинных миров. Этой ночью они разгромили завод по производству роботов и должны были находиться неподалеку. Конечно, мы сильно рисковали, ведь если бы им пришла в голову мысль отличиться и свернуть в нашу сторону, то скажу откровенно, мое звено просто не выстояло бы. Но, командир этого отряда не только блестящий стратег, но еще и отзывчивый человек. Когда я попросил его помочь, он сразу бросил своих людей на защиту мирных жителей нашей планеты. Главным для него стало то, что он сам пережил ужасы войны и успел познакомиться с методами работы Звездного Синдиката на своей родной Глории. А дальше все было просто: он лично встретил всю эту толпу и выключил из борьбы четверых. Потом, его ребята смели еще одиннадцать противников, не сделав ни одного выстрела.
  В зале поднялся ропот.
  - Если вы мне не верите, то пойдите и взгляните сами - эти железки до сих пор дымятся, - Джон позволил себе улыбнуться. - А расправиться с оставшимися пятнадцатью врагами было делом техники. Пока я возился с жалким одним противником, он успел вырубить двоих, хоть и уступал им и по огневой мощи. Если бы не эти пять героев, которые сделали почти всю работу, то от нашего города не осталось бы и камня на камне. Если кто сомневается в моих словах, то прошу прокрутить запись боя. Мне просто неприятно, что приходится сидеть в одном зале с такими мерзавцами, которые ради наживы готовы убить сотни мужчин, женщин и детей. Чем они лучше пиратов? Ответьте мне!
  Последние слова потонули в гуле криков и возгласов. Толпа на улице начала напирать на кордон полиции. Дело принимало щекотливый оборот. Председатель встал.
  - Сограждане! Послушайте, что я скажу. Совершив самосуд над этими извергами, мы просто уподобимся им. Только справедливый... Я подчеркиваю это слово! Только справедливый суд сможет определить всю тяжесть их вины. Прошу вас всех довериться мне.
  - Да они завтра же уже сбегут!
  - Точно, все куплено!
  - Долой этих спекулянтов.
  - Тихо! - если бы не микрофон, голос председателя потонул бы в реве. - Кто из вас может сказать плохое про меня. Все эти годы я был честен с каждым из Вас, поверьте мне и теперь. Ни один из людей Синдиката, связанный с контрабандой или нападением на наш город не уйдет от нашего правосудия.
  - Молодец.
  - Долой войну.
  - Пусть Центральные катятся в ад вместе с Синдикатом.
  - Я не закончил. Через неделю я собираюсь созвать совет, всех шести планет, присоединившихся к союзу Центральных миров. За годы войны у нас накопилось много вопросов, а самый главный - нужна ли НАМ эта бессмысленная война? Ведь пятьдесят лет назад мы все - все жители десяти Серединных миров вместе осваивали новые планеты. Нам нечего делить и сейчас. Через пять дней предлагаю провести референдум о выходе из участия в боевых действиях.
  Дальнейшая речь председателя просто не состоялась. Никто уже дальше не слушал. Ни одного раза за короткую пятидесятилетнюю историю планеты абсолютно незнакомые друг другу люди не бросались друг другу на шею. Крики радости поглотили дальнейшие слова. Неужели ненавистная война, наконец, закончится!
  Мэр и майор обменялись взглядами:
  - Я на такое даже не рассчитывал! - слезы радости показались в глазах седеющего градоначальника.
  - Позвольте пожать Вашу руку, - Джон крепко стиснул и неистово затряс мэра.
  - Да поосторожней, угробишь представителя власти до срока, - депутат Братиславля тоже не мог сдержать слез. - Я давно наблюдал, что даже руководство планеты все чаще задается вопросом, зачем все эти жертвы и кровопролитие? Так уж случилось, что у председателя три недели назад погиб в какой-то неудачной атаке родной сын. Несчастный отец буквально за считанные дни преобразился. Как говорят, человек учится на своих ошибках. А мы совершили огромную оплошность - пойдя на поводу у Центральных миров. Именно с нашего молчаливого согласия заварилась вся эта каша. А расхлебать ее мы не можем и по сей день.
  
  12. Убийцы и Драконы.
  
  Прошло три месяца с момента знаменательной для отряда Антона битвы в Братиславле. Никто из отряда не считал, что они совершили что-то геройское. Но весь остальной мир думал по-другому.
  Генерал Литвинов уже на следующий день вызвал Антона к себе. О чем они говорили, осталось за кадром - прослушивающие устройства Синдиката подкачали. Винсенту Спинозе пришлось догадываться о происходящем интуитивно, соединяя разрозненные данные.
  Во-первых, дурачина директор завода на Рудерштадте настроил всех против своей компании. Все бы ничего, но только эта планета в одностороннем порядке разорвала отношения с Центральными мирами, а за ней последовали и все пять оставшихся миров. Негодные Миражи куда-то пропали. Давно подготавливаемая акция по их ликвидации закончилась второй раз провалом. Первый раз они чудом избежали засады - Винсент приписал все звериному чутью их командира. Сейчас же ненавистный Литвинов всего на несколько часов опередил крейсера Центральных миров, которые уже готовы были разнести в клочья базу Миражей, вместе со всеми, находящимися там людьми.
  Во-вторых, теперь война в зоне Серединных миров может рассматриваться не как защита интересов и прочая юридическая галиматья, а как обычная интервенция или пиратский захват территории. А мириться с этим не будет ни одна страна. Держать людей придется силой, а это бешеные расходы. Это вам не тихие и забитые жители благополучных планет, которые без костюма и душного офиса не мыслят своей жизни. Пионеры космоса так просто не сдаются. А многие застали становление Серединных миров, на своих плечах создавая и поднимая свою новую Родину.
  В-третьих, все идет к тому, что все Серединные миры объединятся против своих союзников, а это приведет к потере Центральными мирами контроля, а Синдикатом всех заводов в этом регионе. Потери будут миллиардными. Кроме того, возможны акции протеста в самих Центральных мирах, где простые граждане несут только расходы. А безутешные вдовы, а сироты. Короче говоря, отдельные правительства склоняются в негативную сторону по отношению к Звездному Синдикату. Что делать - это пусть решает Рон Кобрукк, а дело Спинозы маленькое - вовремя доложить.
  Хозяин не был в восторге от известий. Он по своим таинственным каналам уже успел получить некоторые сведения о происходящих процессах. Спиноза снова получил теперь последнее предупреждение - уничтожить команду Мираж. Третий раз должен был стать последним.
  Для противника Рон готовил небольшой, тонн на триста подарочек. Тайная разработка Синдиката подошла к концу. Теперь он готов был выпустить на волю несколько десятков новых стальных монстров. Новый класс боевых роботов должен был стать сверхтяжелым. Высота новых гигантов приближалась к тридцати метрам, а брони и оружия столько, что человек со слабыми нервами мог упасть в обморок от одного вида страшилища. Кобрукк гордился своим новым детищем. Убийцы, так назывались новые роботы, должны были перевернуть весь ход войны и позволить подчинить себе все Серединные миры.
  Он связался с правительством Центральных миров и добился громадного перечисления денежных средств для оплаты постройки роботов для нужд армии. Ответ председателя его искренне изумил. Когда прикармливаешь домашнее животное, то всегда поражаешься, что оно может тебя укусить. А всех своих купленных чиновников Рон привык относить именно к этому классу млекопитающих.
  - Дружище, - начал с угодливой улыбкой председатель, - я конечно уже распорядился перечислить Вам всю сумму. Сказать по правде, она впечатляет.
  - Вас еще больше впечатлит произведенный этими "малышами" эффект, - Рон улыбнулся, разговор его забавлял.
  - Очень на это надеюсь, а то меня все больше одолевают сомнения в правильности избранной нами стратегии поведения.
  - Я что-то не понял, - Кобрукк все еще не догадывался, что "домашний любимец" может и взбрыкнуть.
  - Скажу прямо, мне до смерти надоела эта война, народ потихоньку начинает волноваться и возмущаться несправедливой политикой правительства. А ваш дурной начальник завода смог одним своим поступком настроить против Вас и, соответственно, всех планет Солнечной системы одну из планет Серединных миров. Теперь эти неблагодарные свиньи объявили смешной нейтралитет. Они думают, наверно, что все войска уберутся домой, а они останутся чистенькими. Меня собственно волнует только мое кресло, а сохранить его я смогу только прекратив войну.
  - Да вы в своем уме? - Кобрукк в ярости вскочил с места. - Сколько денег я "одолжил" лично Вам? Кто сделал Вас председателем правительства?
  - Это да, это верно, но во мне внезапно заговорила совесть, - собеседник торгового короля улыбнулся. - Я могу дать вам месяц, может два, а потом все войска, которые подчиняются не вам, а мне, просто развернутся и полетят домой. Меня будут носить на руках, за такой гуманный и человечный поступок, а ваши люди останутся один на один с озверевшими местными жителями, которые ненавидят вас всей душой за разграбление своих ресурсов. Как вы думаете, их казнят медленно мучительно, или просто вздернут на любом местном дереве, как это было принято тысячу лет назад?
  - Только не надо решать вопросы со мной кардинально. Я обеспечил себя всеми видами охраны, а вы не захотите потерять расположение еще и Центральных миров, - председатель поежился, увидев взгляд Рона.
  Тот быстро взял себя в руки, и когда ответил, его голос почти не дрожал от гнева:
  - Дружище. К чему сейчас говорить друг другу нелестные слова. Встретимся через месяц, и вы будете благодарить меня за такой щедрый подарок, как десяток планет, которые войдут в состав Центральных миров. Потом через годик-другой настанет очередь и зарвавшихся Окраинных миров. Вот увидите. До скорого. Еще раз спасибо за щедрый транш.
  Рон выключил связь, сел поудобней с кресло и задумался. Почти тридцать стальных Убийц будут в зоне боевых действий через день-два. Никто даже не догадывался, что на особо секретном заводе на Рудерштадте уже почти были собраны не много, ни мало, а сто таких же, а, может, еще более жутких чудовищ. Потерять эту планету сейчас было просто недопустимо. "Вы еще вспомните меня. Все вспомните".
  
  Литвинова разбудил ночной звонок. Александр Александрович Громов застал своего ученика в редкие минуты отдыха.
  - Извини, что потревожил, но у меня срочное сообщение. Сперва ответь, как у нас Миражи и что с главной проблемой?
  - Разведчики спрятаны, вторая попытка их ликвидации закончилась провалом. А вот главная проблема лишает меня сна до сих пор.
  Оба собеседника не упоминали в эфире, что догадываются о появлении в высших командных сферах предателя, который очень грамотно и точно предупреждал войска Центральных миров о действиях Петра. Последний раз он в этом убедился накануне, когда сам лично смог нанести очередное поражение неприятель. Но держать в голове весь театр военных действий, а еще и управлять войсками, разведкой, тыловым обеспечением, помощью жителям в восстановлении разрушенных городов, производством новых роботов и боеприпасов, не мог даже он. Приходилось волей-неволей полагаться на помощников. В командире разведчиков Антоне Беринге он был уверен почти на сто процентов, но вот некоторые люди вызывали интерес. Спугнуть сейчас крота было просто неразумно. Просто надо действовать очень осторожно и просчитывать, как в шахматах все варианты на много ходов вперед.
  - А теперь мое сообщение, - Громов позволил себе улыбнуться. - Наш друг Кобрукк приготовил для всех нас сюрприз - новых сверхмощных боевых роботов Убийц. У него пока таких почти тридцать штук. Послезавтра они собираются навалиться на твой лагерь. Высадка состоится в восемь утра. Наши войска растянуты, да и жалко отдавать кроликов на съедение удавам. Короче, ты должен скрытно в последний момент отойти к горному хребту. Лагерь брось, попировать центральным там не будет возможности, а мой сюрприз зайдет удаву в хвост и хорошенько его укусит. Еще раз прошу напрячься и не говорить никому о времени и причинах будущего маневра. Надеюсь скоро увидеться.
  Петр некоторое время сидел и обдумывал сообщение. Что бы там не задумал Сан Саныч, а противнику он не завидовал. Планета Рудерштадт в полном составе питала неприязнь к захватчикам, но войска Центральных миров все еще держали под контролем почти всю территорию. По данным разведки их контингент насчитывал более пятисот единиц техники. А если подтянут с других планет, то сотен шесть, а это очень много.
  После недавних боев у Петра оставалось сотни полторы боевых роботов. Через пару недель к нему подтянутся все поврежденные и вновь собранные стальные гиганты - это почти четыре сотни роботов. А пока держаться приходилось своими силами. "А ведь в начале войны пару звеньев - всего десяток машин - могли таких дел натворить", пронеслась непрошенная мысль.
  День пролетел быстро. Следующая ночь выдалась почти бессонная. В три часа все пилоты поднялись без лишнего шума и суеты. Техники быстро покидали остатки оборудования и запчастей и тихонько вылетели в район хребта. Литвинов же возглавил настоящий исход. Словно слоны, громадные многоэтажные тени, топали по траве. Конечно, шум стоял, но ни один фонарь не был включен. Петр долго гонял своих подчиненных "пилот, который не может управлять роботом по приборам - не пилот", любил говаривать он. И вот сейчас наука пригодилась. Далеко вверху тяжелые транспортники Центральных миров только собирались приземлиться и кольцом окружить лагерь, а его обитатели уже располагались на четко обозначенных местах. В таких нагромождениях скал атаковать снизу вверх мог только сумасшедший.
  - Командир, - раздался голос одного из наблюдателей, - показался неприятель. Идет с двух сторон. В каждой колонне сотни по полторы машин. Будут у лагеря минут через тридцать.
  - Не ослаблять внимание, сейчас и другие гости пожалуют, - Петр взглянул на часы. Они показывали половину восьмого утра. Интересно, где же сюрприз Громова.
  Ровно в восемь все пространство вокруг лагеря заполнилось ревущими двигателями. Тяжелые челноки опустились кольцом. Обе колонны роботов охватили пустой лагерь клещами и при поддержке новых боевых роботов, появившихся из недр космолетов, ринулись на штурм. Через минут десять самые умные поняли, что в такой ситуации от своего отряда могут остаться щепки, если наиболее ретивые откроют огонь. По команде все триста с лишним машин развернулись к горам и бросились в погоню. Литвинов удовлетворенно наблюдал в бинокль за перестроениями. Новые Убийцы остались в хвосте. Очевидно, что неприятель опасался минных полей. "Хоть чему-то научились", - с досадой подумал Петр. Дальше началось самое интересное - прямо из космоса на почти безоружные челноки центральных спикировал десяток крейсеров. Это был сюрприз Громова. Пока пять крылатых посланников смерти кружили и методично уничтожали все, что попадалось в зоне досягаемости, остальные приземлились. Из открывшихся люков по трапам на траву начали быстро выходить, похожие на рыцарей в тяжелых доспехах боевые роботы.
  Противник был уже близко и Литвинов отвлекся от зрелища - надо было командовать начавшимся боем. Подпустив наступавших на среднюю дистанцию, люди Петра открыли ураганный огонь. На равнине разверзся ад, а горы тем временем надежно скрывали своих защитников. Местность снова помогала войскам Окраинных миров, словно сама планета стремилась сбросить с себя оковы интервентов. А тем временем, двадцать пять роботов Громова выстроились цепью и на полном ходу открыли огонь тяжелыми ракетами и минами. Теперь уже войска Центральных миров оказались в кольце.
  Удары в спину не способен долго держать ни один робот. Несколько минут промедления стоили Убийцам шестерых машин. Командование центральных миров пришло в себя от внезапно появившегося второго фронта. В эфире прозвучала команда, и Убийцы, как неповоротливые слоны, начали разворачиваться. За ними последовала еще сотня простых роботов. Перед Петром оставалось менее двух сотен противников, а его отряд насчитывал почти сто сорок машин. Еще несколько минут боя, и вот Убийц уже меньше двух десятков.
  - Генерал Литвинов, говорит генерал Громов, - прозвучал до боли знакомый голос. - Начинайте атаку. Мои Драконы живо расправятся с хвалеными Убийцами центральных захватчиков. Так спокойно может говорить разве что чиновник в своем кабинете секретарше: "Принесите мне чашечку кофе".
  - Слушаюсь, господин генерал! - Литвинов автоматически настроился на официальный тон. - Все резервы, к бою. Никакой пощады врагу.
  Резервов у него не было, но все подчиненные исполнили приказ автоматически. Огонь резко усилился. Противник сначала замедлился, а потом стал отступать под защиту Убийц. Но у сверх роботов дела обстояли не лучшим образом. В таком бою многое решает маневренность, а она у Драконов была на высоте. Постоянно двигаясь, они не жалели боеприпасов. Если ракета пролетала мимо одного противника, то обязательно настигала другого. Вот уже осталось всего семнадцать Убийц и чуть более восьмидесяти простых роботов - они падали, как осенние листья. Отряд Громова потерял троих.
  В этот момент все девять крейсеров развернулись и очень кучно ударили сверху. Подобно гигантской косе они снесли половину отряда Убийц. Второй заход и семь крейсеров уходят в небо. На поле боя перед отрядом Громова всего два Убийцы и семь десятков простых роботов врага.
  Неприятель дрогнул и начал массово отступать. Литвинов и Громов не дали своим людям кинуться в омут погони. Сила их отрядов была в сплоченности и фантастической координации действий. Выбраться из котла получилось у целой сотни машин центральных миров.
  Оба генерала встретились прямо на изрытой воронками, как оспинами, земле. Обнялись.
  - Как тебе мой сюрприз? - Громов как ребенок радовался успеху своих подчиненных.
  - Я и не ожидал, что вы сможете разгадать карты противника.
  - Я уже несколько лет очень точно предугадываю их поступки.
  - На сей раз помогло, но, сколько еще осталось?
  - Как мне известно, - начал Громов, - все шесть нейтральных Серединных миров сейчас находятся на грани присоединения к нам. В этой ситуации неприятель имеет очень мало шансов на успех. Его риск потерять этот регион сейчас велик, как никогда. Хоть наши силы и уступают по численности, но по качеству и мастерству они превосходят все войска Центральных миров.
  - Последние несколько дней все боевые роботы наших недругов спешно перебрасываются в район на севере континента. С других планет прибывают сотни машин. У меня создалось впечатление, что там им есть что скрывать. Нам надо за несколько недель подтянуть все силы и ударить по тому высокогорному плато. Иначе может быть поздно.
  - Но откуда у Вас такие сведения? - Литвинов недоуменно смотрел на шефа.
  - Послушай, - Сан Саныч понизил голос до шепота, - я почти со стопроцентной уверенностью могу сказать, что эти новые роботы не единственные. Пару лет назад и наши ученые, и люди Синдиката приступили к созданию новых сверхтяжелых боевых роботов. В итоге сейчас у них есть Убийцы и Разрушители. Говорят, что последних просто невозможно остановить, но я в это не верю. Наши ученые создали Драконов и Гигантов, они еще мощнее. Будем надеяться, что они смогут совладать с последними чудовищами противника, иначе война может начаться снова, и теперь уже без малейшего шанса для нас на победу. Эта атака неприятеля была простой пробой сил. Кобрукк прекрасно понимает, что время не на его стороне и стремится во, чтобы то ни стало прервать наше наступление. Тогда у Центральных миров появится возможность собрать стальной кулак и опрокинуть нас.
  - А теперь я предлагаю срочно собирать все наши машины и запереть неприятеля в горной долине, где сейчас находится их штаб. Твои разведчики и Миражи должны обнаружить тайный завод Синдиката и разнести его, как можно быстрее. - Закончил он свою мысль.
  
  13. Последняя битва.
  
  Прошла неделя. Все это время Петр и Антон ломали голову над тем, где искать спрятанный завод. Ни на одной спутниковой карте следов они не обнаружили. Оставалась последняя надежда - атаковать противника, а отряд Мираж должен был, пробираясь по горным кручам, найти и уничтожить цель.
  Весь отряд накануне высадки собрался в каюте Антона.
  - Ваши предложения, друзья, - командир решил послушать своих подчиненных, поскольку самому в голову не приходило ничего умного. Литвинов тоже пока не мог подсказать координаты.
  - Антон, - Ульяна пристально вглядывалась в карту, - сколько времени требуется, чтобы обладая неограниченными ресурсами, построить такой завод? Не просто построить, а провести все исследования и наладить производство.
  - Можно уложиться лет в пять-десять, - ответила Кира, - но война началась позже. А с того момента все заводы или закрытые объекты на территории врага нам стали известны.
  - Действительно, - один из парней оторвался от карты, - на ум приходит только то, что искать надо гораздо дальше - в истории планеты.
  Такие простые и логичные мысли не дошли до Антона. Он был разочарован своей невнимательностью:
  - Если вы окажетесь правы, мне больше не место в командовании отрядом.
  - Успокойся, - снисходительно улыбнулся пятый участник группы, - я тоже до такого сразу не додумался, загрузи лучше старые карты.
  Антон спешно нажал несколько кнопок. Он выбрал промежуток времени в десять лет. Еще пять карт совместились с современной. Все стали жадно искать различия. Визуальных изменений не было. Несколько маленьких объектов появились после освоения планеты, но скрыть под ними десятки боевых роботов было невозможно, разве только игрушечных.
  - Компьютер, показать все действующие объекты, - Антон решил прибегнуть к помощи машины. Иногда это помогало.
  - Найдено пять объектов, - металлический голос неторопливо начал перечислять обсерваторию, горнолыжный курорт и другие места.
  - Стойте, - подала голос Кира, - компьютер, перечисли все уничтоженные или закрытые объекты с самого момента освоения планеты, или нет, отключи временной ограничитель. Ждать пришлось пару секунд, а потом голос зазвучал снова.
  - По имеющимся данным в указанном районе есть три удовлетворяющих условию объекта: бывшая спасательная станция, - карта сдвинулась, представив объект в трехмерном изображении.
  - Второй объект - руины, возраст неизвестен, предположительно сотни тысяч лет. - Камера показала обширное пространство, заполненное почти разрушившимися строениями.
  Все вздохнули от восхищения. Даже сейчас спустя бездну лет строения поражали своим величием.
  - Мечта любого археолога!
  - Раскопки были прекращены в связи с начавшейся войной, - пояснил безразличный голос.
  - Третий объект находился в месте с координатами, - компьютер выдал серию цифр, - сейчас на месте шахт ничего не осталось. Сорок три года назад сошедшая лавина камней погребла под собой все.
  - Стоп, - Антона, словно что-то ужалило, появилось чувство, будто он в одном шаге от цели. - А теперь покажи проекцию.
  - Все снова пристально вглядывались в буйство камней. Целый горный пласт сошел вниз и похоронил под многотонными породами части небольшой долины. Огромные камни находились то тут - то там. Признаков деятельности видно не было.
  - Компьютер, путь от этого места до лагеря неприятеля, - Кира не собиралась сдаваться.
  Появилась узкая извилистая линия. Какая-то горная тропа крутясь по склонам, пробиралась в самое сердце лагеря противника.
  - Да, самое верное решение оказалось самым простым, - Антон обвел взглядом присутствующих. - Я надеюсь, что все разделяют мой оптимизм по поводу этой цели.
  - Все выглядит невинно, а мы можем ошибаться, но тогда ошибается наше командование, и в тех краях просто нет секретного завода, - выразил общее мнение один из парней.
  - Компьютер, данные по изменению ландшафта за последние двадцать лет, - Кира захотела проверить еще раз их гипотезу.
  Перед глазами начали плавно меняться очертания местности, внезапно картинка прервалась, но через несколько секунд возобновилась и представила проекцию на сегодняшний день.
  - Почему был перерыв в изображении? - Ульяна первая задала вопрос.
  - Данные за последние семь лет отсутствовали, потому что спутник неожиданно перестал посылать информацию, а современную картину местности получили только два дня назад, - компьютер говорил спокойно и абсолютно не предавал значения своим словам.
  - Получается, что кто-то повредил, а может просто уничтожил спутник планетарного наблюдения. Но местность визуально не изменилась.
  - Я предлагаю рискнуть и проверить, - Кира высказала общее мнение.
  Антон взглянул на девушку и кивнул, соглашаясь с ней.
  - Вылетаем в два часа ночи. К утру мы уже должны сориентироваться на местности и постараться подобраться поближе. А теперь всем отдохнуть и набраться сил. Работенка выйдет очень тяжелой.
  Все встали и молча проследовали по каютам.
  - Кира, останься, - Антон просительно смотрел на девушку.
  Та, поколебавшись, осталась, села на стул и обратила свой взгляд на командира. Если бы у них было больше времени, да и соответствующая обстановка, Антон обязательно выложил девушке все, что давно было на сердце, но раньше не получалась сказать. Видя его нерешительность, Кира всплеснула руками: "Да скажи мне уже, наконец, хватит молчать и таить все в себе". Антона словно подстегнуло.
  - Я давно хотел тебе сказать, Кира, что ты самая лучшая девушка, которую я встречал... Даже не знаю с чего начать... Мы столько времени проводим вместе, но все мысли раньше у меня занимала только работа, работа, работа. Мне хотелось быть первым во всем. Этого же я требовал и от вас. Совсем недавно - после той засады, когда мы чудом выпутались, я не мог спать ночами. Меня терзала одна ужасная мысль, как я буду жить, если завтра тебя не будет рядом. Мой внутренний голос постоянно меня укорял за малодушие и боязливость. Не важно, что ты мне скажешь сейчас, но я должен тебе излить душу. Я очень мечтал встретить такую девушку, как ты. Твоя улыбка и смех, твои глаза и губы заставляют мое сердце биться сильнее. Даже в минуты печали или усталости, я не могу больше думать ни о ком, кроме тебя. Ты для меня стала как звезда в ночи, которая развеяла мрак и дала надежду, что все может быть хорошо. Я прошу тебя стать моей женой. Я понимаю, что сейчас совсем неподходящее время, но я не знаю, что будет завтра, и поэтому говорю тебе все сейчас.
  Девушка опустила голову на грудь. Несколько секунд царило полное молчание, наконец, Кира подняла свой взгляд на Антона. Глаза ее были полны слез:
  - Если бы ты знал, любимый, как я каждый день страдаю и боюсь, что этот день будет для нас последним. Я не смогу без тебя жить. Почему ты так долго не решался мне все сказать? Неужели ты думал, что я могу посмеяться над тобой? Теперь мне уже не страшно, потому что мой любимый человек ответил взаимностью.
  - Кира, - Антон вскочил и обнял боевую подругу, - я так боялся, что не нравлюсь тебе, ведь во мне нет ничего особенного.
  - В каждом человеке есть что-то свое, только нужно захотеть и раскрыться.
  Замигал сигнал передатчика. На связь выходил Литвинов.
  - Господин генерал, - голос Антона задрожал.
  - Я, похоже, не совсем вовремя, - старого полицейского было невозможно провести.
  - Вы очень вовремя, - успокоила его Кира, просто сейчас Антон предложил мне руку и сердце, а поскольку мне больше ничего не нужно, то мы хотели попросить Вас зарегистрировать наш брак. Верно, Антоша?
  Он молча кивнул и просительно посмотрел не генерала.
  - Да, вот это сюрприз. Не ожидал, порадовали, - Петр улыбнулся, - объявляю вас мужем и женой. Официальную церемонию проведем после окончания войны. А теперь к делу. Все войска подняты по тревоге и вечером вылетают. Ночное наступление очень трудное, но что делать. Вы сами выбираете время и место для рейда, но очень прошу - от вашего успеха зависит исход всей войны. Не подведите.
  - За это не волнуйтесь, без результата мы не вернемся, - голос Антона звучал тверже алмаза.
   - А вот это лишнее, мне очень не хотелось бы потерять ни одного человека, а особенно таких героев, как вы пятеро. Удачи вам всем.
  Антон сидел на стуле, на коленях у него, склонив голову на грудь, сидела Кира. "Вот так сидеть бы всю жизнь", - думали обе родные души. Сколько прошло времени, Антон не знал. Подруга, а теперь жена, подняла голову, посмотрела ему в глаза:
  - Антоша, выключи свет.
  Он сразу выполнил просьбу, а когда обернулся, Кира уже ждала его на узкой койке в каюте. Все заботы куда-то улетучились и уступили место действительности. "А ведь мы заслужили капельку счастья", - пронеслась в голове ненужная мысль.
  Неумолимая действительность вырвала их из неги грез, как им показалось, через очень короткое время. Прошли часы отдыха, пришло время старта. А затем и скорого приземления. Все пятеро расположились в своих боевых машинах. Потянулись минуты ожидания посадки. Антон последний раз проверил готовность каждого, вдохнул полной грудью и расслабился.
  Крейсер как всегда приземлился с поразительной точностью, капитан пожелал им удачи, и команда тронулась в путь. Далеко на юге пятьсот роботов Литвинова заперли столько же боевых машин Центральных миров в обширном ущелье. Предстояла нелегкая осада сильно укрепленного района.
  А в полусотне километров севернее пять роботов-разведчиков осторожно давили гигантскими ногами камни. Все пилоты были начеку. Антон в сотый раз прокручивал в голове возможные варианты действий. Хотя бы один робот должен был добраться до секретного завода. А там, как решит судьба. Постепенно светало, рассветало летом гораздо раньше, чем зимой. Это и к лучшему - карабкаться на такие склоны могли только люди со специальным снаряжением.
  Внезапно путь стал более пологим, появились остатки старой дороги, которую они пропустили в предрассветной мгле. "Хоть тумана нет, не придется идти вслепую", - подумалось Антону. В двух километрах впереди скальный палец перегораживал почти полностью ущелье и делил его на два. Северное уходило к предполагаемой цели отряда, а восточное заканчивалось тупиком, но компьютер выдавал сведения, что маленькая тропинка ведет в южную сторону через горы и прямо в лагерь неприятеля. "Если останется время, надо разведать этот маршрут", - решил Антон.
  Один из парней находился в авангарде отряда. До пальца и поворота оставалось метров сто. А что было там, за изгибом горы, приборы не показывали. Сердце сковала волна ледяного холода. Предчувствие указывало на то, что он сам выбрал бы именно это место для засады.
  - Стоп! Авангард, немедленно отступить!
  - Что случилось? - пилот, ничего не понимая, замедлил ход. До поворота оставалось пятьдесят метров.
  - За поворотом возможна засада. Назад! Я кому говорю?
  Секунды начали растягиваться в часы. До поворота десять метров. Внезапно утреннюю тишину разорвали трески орудийных выстрелов. Десятки ракет ударили чуть-чуть впереди Миража, а изгиб горы защитил от лазерных лучей. Ударная волна чудовищной силы отшвырнула многотонную машину на несколько метров назад. Мираж чудом устоял на ногах. Первой на выручку бросилась Кира. Антон, Ульяна и третий Мираж, который прикрывал тылы, промедлили несколько роковых секунд.
  Из-за поворота начали показываться какие-то непонятные машины. Только, когда они все пятеро вышли и повернулись в сторону разведчиков, стало ясно, что это те самые новые боевые роботы Центральных миров - Разрушители. Даже издали они поражали размерами и вооружением. Представьте себе тридцатиметрового, двухголового стального циклопа, шириной с шестиполосную шоссейную дорогу. И этот десятиэтажные стальной домина несет на себе столько вооружения, что хватит на десяток средних роботов. Передовой Мираж находился от этих перекормленных динозавров в каких-то паре сотен метров. Кира приближалась, но до нее почти километр, а до Антона и остальных еще дальше. В наушниках раздался чужой голос.
  - Говорит полковник Челлини. Миражи, сдавайтесь. Ваши шансы на победу отсутствуют. Если не подчинитесь, через десять секунд мы вас раздавим.
  Вместо ответа, передовой Мираж отважно ринулся прямо на врага. Уйти из зоны поражения он не успевал, а вот в ближнем бою был намного проворнее противника. В левого Разрушителя устремилась электромагнитная ракета. Удар о корпус и вот гигант замер. Неужели все так просто, но внезапно стальной монстр ожил и начал поворачивать все оружие в сторону Миража.
  - От вашего подлого оружия у нас есть защита, - прокомментировал полковник, - а теперь умрите.
  Еще дважды успел выстрелить Мираж, но тут его боевое счастье закончилось. Сразу несколько лазерных лучей скрестились на корпусе, и разведчик разлетелся на огромные оплавленные куски металла. Выжить после такой атаки не смог бы никто. Подоспела Кира и на полном ходу промчалась перед самым носом пятерых Разрушителей. Антон так и не смог понять, как она в прыжке умудрилась впечатать ракету прямо в корпус все того же левого робота.
  - А если еще раз попробовать, - прокомментировала свои пируэты девушка.
  И чудо свершилось. Вторичное попадание в корпус вывело из строя теперь уже запасную систему управления, и Разрушитель замер теперь уже навсегда или, по крайней мере, на неделю до продолжительного ремонта, он не сдвинется с места. Эта атака подстегнула противника, Все, как один бросились в погоню за Кирой. Антон побледнел, но тем не менее успел послать пару ракет в бок замыкающему стальному монстру. Теперь уже три машины тяжело ковыляли за Миражом Киры. Путь был свободен.
  - Скорее, прорывайтесь дальше, - голос девушки звучал глухо, скала гасила сигнал, - я выберусь, постараюсь оторваться от погони, а вы займитесь главным. Антон, прости меня, если не увидимся.
  Преодолевая себя, Антон развернул своего робота в сторону северного ущелья:
  - Ульяна, сзади, я впереди, двинулись!
  Его подчиненные последовали за командиром. Выстрелы становились все тише. На душе было очень гадко, но на войне часто приходится жертвовать кем-то ради победы всех. И вот теперь он положил свое счастье на алтарь победы. Силой отогнав невеселые мысли, молодой командир сосредоточился на главном. До цели оставалось каких-то пару километров. Три оставшиеся Миража шли очень осторожно. То тут, то там валялись огромные валуны, которые принесла лавина. Местность казалась покинутой, словно нога человека никогда не ступала по этим нагромождениям скал. Но Антон все больше убеждался в обратном. Теперь только тихо найти вход и заминировать все объекты. Тогда их жертвы не будут напрасными.
  - Командир, что это? - Ульяна заметила сбоку огромный провал, который внезапно появился в сплошной скале.
  Антон развернул своего Миража и направился исследовать скалу. Размеры уходящего вдаль туннеля поражали воображение. Трудно представить сумму кредитов, потраченную на постройку объекта. Что находилось дальше, скрывал поворот.
  - Ульяна за старшую. Обыщите тут все, за мной не соваться. Если я не вернусь через полчаса, уходите, не ждите. По дороге назад проверьте восточное ущелье. Выясните судьбу Киры, а самое главное, можно ли по горной тропинке перебросить роботов в самое сердце цитадели центральных. Доложите лично Литвинову. Только ему. Как поняли?
  - Командир, мы не хотим потерять и тебя. Разреши...
  - Прекратить разговоры, хватит уже терять людей.
  По голосу Антона Ульяна поняла, что спорить бесполезно. Проходили минуты, все было тихо.
  - Пора бы командиру и вернуться, - проворчал напарник Ульяны.
  - Пока есть время, - девушка тоже нервничала.
  Вдруг раздались приглушенные каменной массой выстрелы. Оба пилота повернули головы, но скала скрывала свои тайны от посторонних. В конце долины показались две огромные фигуры. Это шли ужасные Разрушители. До возвращения Антона оставалось еще десять минут.
  - Вот и нам подвернулась работенка, - оживилась Ульяна. - Идем параллельно, прячемся за валунами. Этим перекормленным слонам надо по паре ракет. У нас целых десять, хватит на всех.
  - Давай сыграем в кошки мышки, - напарник стремительно разгонял свой Мираж, чтобы как можно быстрее сократить расстояние.
  Разрушители открыли огонь, когда до разведчиков было еще километра два. Лучи сверхмощных лазеров испепеляли вокруг скалы величиной с одноэтажный дом. Дождь осколков барабанил по броне, словно волны огня и крошева камней окатывали Миражей. Ульяна отвлекла на себя внимание, а затем быстро укрылась за довольно большим холмом из камней. Противники открыли ураганный огонь. Напарник тем временем начал уходить правее. "Все правильно", - решила девушка, - так им будет сложнее прицеливаться. Когда до гигантских роботов оставалось метров пятьсот, они одновременно выстрелили. Ракета Ульяны оказалась перехвачена в воздухе, но вторая попала в цель. Не останавливаясь, они выстрелили снова. Опять долетел только один гостинец, но этого было достаточно - Разрушитель остался в одиночестве.
  - Так даже интересней вас давить, - раздался в наушниках голос полковника Челлини.
  - А, может, подавишься? - Ульяна пыталась вывести вояку из себя.
  - Посмотрим, - пробурчал тот и ответил сразу десятком ракет. Его ресурсы казались просто неисчерпаемыми. Третья ракета девушки опять не долетела до цели. Ответным огнем повредило руку у робота напарника.
  - Что там у тебя?
  - Дело не очень, похоже задело силовой кабель. Мне бы пару минут, и рука будет снова в ажуре.
  - Постараюсь его отвлечь на себя, - Ульяна тяжело вздохнула. Нелегко постоянно находиться в движении, ежесекундно рискуя получить роковой заряд.
  Стараясь потянуть время, она решила поговорить с врагом:
  - Полковник, а что это вы вернулись вдвоем?
  - Ваша девка смогла все же добить второго моего подчиненного, но он был сам виноват, а вот я хорошенько разворотил ее подлую машину. Так что осталось мне расправиться только с вами двумя.
  - Нас трое, а не двое. У нас еще командир остался.
  - Да нет, девочка, ловушка захлопнулась, его ничто не спасет, а через несколько часов и все твои друзья погибнут. Недолго теперь ждать осталось нашей победы.
  Тут земля вздрогнула, раздался взрыв, похожий на землетрясение.
  - Что?.. - Челлини не ожидал такого.
  Ульяна же напротив, не стала медлить. Ракета ушла в цель, Разрушитель замер. Вторая ракета тоже полетела прямо в грудь Разрушителю. Челлини мог теперь только грязно ругаться. Миражам он сделать больше ничего не мог.
  Земля тряслась все сильнее. Взрыв словно подточил тысячелетние горы.
  - Ульяна, ходу! - напарник уже устремился вон из предательского ущелья. Миражи выскочили буквально за секунды до того, как гора всей своей массой похоронила все вокруг. Словно ребенок раздавил песчаную фигурку, только на эту роль назначили пятитысячную горную вершину. Ну, просто апокалипсис в миниатюре.
  Ульяна заметила сигнал на панели. В этом сумасшедшем беге она даже не обратила на послание от Антона никакого внимания. Нажав кнопку, она включила передачу и своему напарнику. "Ребята, выбирайтесь! Быстрее! Передайте Литвинову, что Макбартен предатель. Завод я уничтожил. Постараюсь выбраться" - раздался в наушниках обоих пилотов сосредоточенный голос Антона.
  - Хоть бы командиру удалось уцелеть, - Ульяна с надеждой оглядывала лавину, заполонившую местность к северу.
  - Я тоже на это надеюсь, - напарник сканировал местность впереди. - Давай проверим восточное ущелье, может Кира не погибла.
  - Как скажешь, - на душе у девушки было грустно.
  
  Вот и роковой поворот. Оба Миража углубляются в узкие и извилистые закоулки между скал. Внутри настоящий ад. Камни еще горячие от неудержимой силы, расплавившей все вокруг. И как тут все не обрушилось. Чуть дальше стоит весь покореженный Разрушитель. Это Кира смогла остановить его, а потом обрушить часть скалы.
  - Да, даже такое чудовище не способно выстоять против мощи планеты.
  - Давай найдем робота Киры, - Ульяна чувствовала, что смотреть по сторонам, у них просто нет времени.
  Оба Миража осторожно, но быстро продвигались вперед:
  - Смотри, - Ульяна дрогнувшим голосом привлекла внимание второго пилота. В самом конце ущелья искривленной грудой лежал Мираж. Но теперь этого гордого разведчика было не узнать. Ракеты и лазеры проделали в корпусе кучу отверстий. С первого взгляда казалось, что выжить пилоту было просто невозможно.
   - Она билась до самого конца, - Ульяна остановилась возле места последнего боя подруги.
  - Если бы не она, нас растоптали бы эти слоны, - напарник мрачно оглядывал местность, - эти уроды смогли с ней справиться, только имея десятикратное превосходство, и приперев к скале.
  - Кира, Кира, это я, Ульяна, отзовись! Кира, прием, - но эфир был наполнен только статическими шумами помех. - Некогда горевать, надо найти тропу.
  Почти пятнадцать минут они безуспешно топтались на месте. Спутниковые снимки давали достаточно информации, чтобы понять: тропа начинается именно в этой точке. Но проходили минуты, а оба разведчика так и не видели не то что проход для роботов, но даже возможность для прохода человеку.
  - Думай, Ульяна, думай, - девушка готова была постучать головой о приборную доску, лишь бы забрезжила спасительная мысль. Антон, да и Кира бы давно отыскали путь к логову врага.
  - А если сверху посмотреть, - напарник включил двигатели робота и сделал грациозный для стотонной махины прыжок.
  - Ульяна, давай ко мне!
  Сверху было куда посмотреть. Узкая и извилистая горная тропа, как серпантин опоясывала гряду и уходила все дальше и дальше.
  - Надо пройти километров пять, - сверилась с картой девушка. - Давай аккуратно. Если что, возвращаемся порознь. Докладываем только лично Литвинову.
  - Все понятно, шеф, - улыбнулся напарник, - дамы вперед.
  Ульяна послала своего Миража по довольно широкой для человека тропе над пропастью. Все пять километров прошли в страшном напряжении. В паре метров справа зияло ущелье. До дна метров пятьдесят-сто. Для легкого робота слететь вниз проблем бы не было, а вот более тяжелые машины не были предназначены для карабканий по таким склонам.
  Ульяна остановила машину. Дальше склон обрывался. Проход для робота был отрезан. А прямо внизу, как на ладони были видны палатки, крошечные, как смешные жучки грозные тяжелые боевые роботы.
  - Что там у тебя?
  - Думаю, как спуститься на головы неприятелю.
  - А сколько до дна?
  - Метров пятьдесят, - девушка все раздумывала.
  - Смотри левее, - напарник указывал на высокую и узкую скалу, которая как указательный палец возвышалась около тропы. - Давай ее свалим, получится крутой, но не отвесный склон. Хороший пилот сможет спуститься по нему, даже на тяжелом роботе. Кто свалит этот палец, ты или я?
  - Тише ты, если мы сейчас выстрелим, то здесь через десять минут будет целая делегация с музыкой. Надо привести наших и только тогда пробовать спуститься. А валить скалу лучше лазером, так и точнее, и шума меньше. Все возвращаемся.
  Оба робота аккуратно развернулись и медленно направились к своим войскам.
  - Слушай, а как ты так быстро смог найти тропу, а потом придумал обрушить скалу?
  - Да просто я много лет профессионально занимался альпинизмом. Покорил почти дюжину вершин. На Альтаире есть одна - почти пятнадцатитысячник. До войны я хотел покорить и ее, да вот не успел.
  - Так ты альпинист? А почему раньше молчал?
  - Да никто не спрашивал, ведь сейчас есть дела и поважнее.
  Дальнейший путь прошел в молчании, лица обоих стали суровыми, когда они прошли мимо поврежденного робота Киры. Повторный вызов по рации ничего не дал. На повороте они приблизились к северному ущелью и попробовали связаться с Антоном. Ответа и от него не было. Пара Миражей безуспешно пыталась вызвать пропавшего командира минут пятнадцать, но он не отзывался.
  По лицу разведчицы прокатилась слеза. Как она сможет сказать Богдану, что не уберегла его брата? Хоть они и не виноваты, но горькую правду все равно придется раскрыть.
  Спустя час оба разведчика вернулись к своему месту дислокации. Долина преобразилась. Словно огненный шквал опалил всю растительность. То тут, то там лежали покореженные куски металла и остовы гигантских роботов.
  - Битва была жаркая, - сообщил капитан их крейсера. - Я перелетаю к остальным, а то меня просто разнесут на куски.
  - Что произошло? Где Литвинов? - оба пилота Миража впервые видели такое буйство смертельного оружия.
  - У меня есть всего несколько минут, поэтому подробности опущу. За несколько часов до нашего приземления, основные войска стремительно высадились двумя группами и выдвинулись в эту сторону. Литвинов южнее, а Макбартен вел северную группу. Передовые заслоны были сметены, и враг оказался заперт в довольно большой долине в горах. Силы обоих сторон примерно равны, а как оказалось, неприятель хорошо укрепил свои позиции. Атаковать можно было только через узкое бутылочное горло, а там у него будет преимущество. Тогда наш генерал пошел на хитрость. Отобрал среди разведчиков скалолазов и просто смелых парней. Они поднялись на скалы и начали корректировать огонь. А наши роботы выстроились цепью и открыли шквальный минометный огонь. После того, как центральные потеряли десяток тяжелых и почти три десятка средних роботов, они решили выйти и дать бой. Левый фланг Макбартена быстро отступил, это чуть не привело к прорыву наших рядов. Литвинов сбился с ног, восстанавливая боевые порядки. Почти по полусотни роботов с той и другой стороны разбиты или повреждены, да и вам, я смотрю, досталось.
  Поблагодарив капитана за информацию, оба пилота припустили с максимальной скоростью в сторону центральной группировки войск.
  
  Долгий, долгий день только начинался, когда Антон углубился по туннелю в самое сердце горы. Освещение он не включал, поскольку вокруг было довольно светло. Искусственный свет струился со всех сторон, однако ламп видно не было. "Для кого или чего выстроили такой путь", - мысли неслись во весь опор, нельзя было попасть в ловушку так близко от цели. "Ясно одно - меня ждут, поскольку сами открыли вход".
  Туннель изогнулся, как змея, пара поворотов, и разведывательный робот оказался в пещере. Это можно сравнить с подземным городом. На таких просторах маленьким казался даже двадцатиметровый боевой робот. Дальняя сторона терялась на расстоянии в несколько километров. Нигде ни тени движения, на сканере нет ни одной отметки о наличии живого существа. Стены постепенно расступались. Если в туннеле они были каменными, только очень хорошо обработанными, то тут везде шел металл. Судя по характерному тусклому блеску, именно из него делали корпуса для боевых роботов. "Но, сколько же его здесь, сотни, тысячи тонн. Да это бешенные миллиарды кредитов!"
  Стали попадаться двери. Да и дверями эти гигантские поднимающиеся вверх конструкции не назовешь. Да и для чего нужны проходы, где могут в ряд пройти полдюжины слонов.
  - Черт побери, да это же на самом деле гнездо Разрушителей! - Антон даже вскрикнул вслух.
  Тут он увидел, что искал. Одна из циклопических дверей была поднята вверх, а за ней правильными рядами стояли десятки этих страшных боевых машин. В правом углу помещения стояли бесчисленные стеллажи с боеприпасами. Если эту армию выпустить на волю, мирные дни всех людей будут сочтены.
  - Ну что, насмотрелся? - раздался в наушниках ехидный голос.
  Антон начал поворачивать робота, но огненно яркий луч тяжелого лазера ударил около ног.
  - Если не хочешь сразу превратиться в жаркое, советую поворачиваться медленно, и руки опусти.
  Антон повернул машину. Две двери на противоположной стороне были открыты, а оттуда на него смотрели целых два Разрушителя.
  - Как тебе эти крошки, которые, наконец, принесут нам победу?
  - Ничего, только больно медлительные, - Антон пытался определить, откуда идет сигнал.
  - Ничего, далеко вы не убежите, всех догоним и растопчем, - невидимый собеседник издевался, - а вашему подразделению предоставляется почетное право умереть первым.
  - Пока мы еще живы! - Антон старался, во что бы то ни стало найти выход из этой проигрышной ситуации. Вот если бы удалось потянуть время.
  - Да, забыл представиться, командир звена разведчиков майор Антон Беринг. С кем имею честь говорить?
  - Я думал, мой голос тебе известен, - в голосе собеседника слышалась досада, - Винсент Спиноза, начальник службы безопасности Звездного Синдиката.
  - Какая честь, а чем наше маленькое подразделение заслужило такого внимания, - Антон постарался убрать из голоса все ехидные нотки.
  - Вы уже дважды ускользнули от моих людей. Эта возможность для меня и вас последняя. А самую свою большую ошибку ты совершил, когда собрался идти на помощь Братиславлю. Так ты стал личным врагом моего хозяина, а это он не прощает.
  - Понятно, но как вы смогли нас обнаружить, и навести на мой отряд Ниндзя? А про второй случай я даже не знаю.
  - Первый раз ваши координаты передал мне мой давний знакомый Мак Макбартен, а вот второй раз этот... генерал Литвинов смог вас эвакуировать раньше. Теперь он не сможет тебе помочь.
  В голове у Антона с дикой скоростью побежали мысли - головоломка начала срастаться. И эти постоянные признаки внимания со стороны генерала Макбартена, которые он принимал за осторожность, и стремление самому командовать всей разведкой. Мак объяснял это уменьшением нагрузки с Литвинова. Как бы невзначай он несколько раз оказывался неподалеку, когда генерал давал им новые задания. Теперь помимо уничтожения завода перед ним встала еще одна задача - передать сведения оставшимся членам разведывательного отряда.
  - Я так понимаю, ваша откровенность связана с тем, что моя дальнейшая судьба решена?
  - Тебе осталось жить минут пять, если будешь отвечать на мои вопросы. Первый, откуда взялись новые боевые роботы у войск Окраинных миров. Я имею в виду Драконов?
  - Насколько мне известно, это работа генерала Громова.
  - Громов... Понятно, опять он путается под ногами, а теперь выкладывай планы Литвинова, естественно те, о которых тебе известно.
  - Генерал планирует разнести всю вашу армию, как только мы взорвем этот треклятый завод.
  - Что ж, поспешу огорчить твоего командира. Постой! Я наконец догадался... Если бы я понял, кто возглавляет отряд разведчиков, то нашел бы к тебе подход гораздо раньше. Да, я все про тебя знаю. Ты простой мальчишка, который не знает своих родителей, приемная семья приютила тебя на планете Глория. Несколько лет назад ты со своими братьями нанес поражение в игре "Боевые роботы" нескольким людям Синдиката. Вы не сгорели в пламени пожара, а зря! Вы все объявлены врагами моей организации и рано или поздно поплатитесь за свой своенравный характер. Ты рано, а остальные чуть позже.
  - Я так понял, что после моей смерти ваша организация не будет больше мстить моей приемной семье.
  - Успокойся, мальчишка, они больше не будут нужны, моему хозяину нужен только ты. Твои же родители должны были стать приманкой, но раз ты у моей власти, то я просто пожелаю тебе скорой смерти!
  - Погодите, Винсент, позвольте мне посмотреть еще раз на армию, которая сотрет в порошок все войска Окраинных миров? - Антон нашел спасительный выход. Шанс был, конечно, минимален, но иного выхода просто не было.
  Какой злодей, не любит, когда творение его гения находит лестную оценку противника:
  - У тебя одна минута шпион. В случае любого движения мы открываем огонь немедленно, - Винсент убрал руку с рукоятки управления огнем и откинулся на спинку кресла. Так приятно видеть побежденного противника и осознавать, что его жизнь скоро оборвется одним нажатием на кнопку. Дав сигнал напарнику ждать, Спиноза посмотрел на часы. Секундная стрелка медленно опоясывала круг на анахроничных раритетных часах двадцать первого века. Ждать приходилось целую минуту.
  Антону оставалось же действовать всего шестьдесят секунд. Всего через шестьдесят коротких мгновений его жизнь может оборваться. "Ничего, господа, враги, мы еще повоюем". Он начал медленно и плавно поворачивать свой Мираж спиной к двум Разрушителям. Пятнадцать секунд. Его машина повернулась боком. Правая рука взметнулась, два лазера нацелились на штабель с боеприпасами. Если бы он попытался проделать такое раньше, то его маневр был бы разгадан на раз, а тут сработала внезапность. Прошло тридцать секунд, Антон был готов к последнему бою, а его враги пока находились в блаженном неведении. Огненные лучи скрестились на ящиках с минами. Долгих две секунды ничего не происходило, а потом ярко красное пламя взметнулось вверх. Взрыв!
  Спиноза вместе с напарником опоздал на какую-то секунду. А теперь красные, наполненные огненным жаром лучи Разрушителей ударили чуть дальше Миража - ударная волна сделала свое дело и отбросила, как скорлупку стотонного разведчика. В соседнем зале творилось что-то невероятное. Подобно фейерверку, все дальше и дальше разбегались языки пламени, детонировали новые и новые штабеля с боеприпасами. Ближние роботы лежали, подобно сбитым кеглям. Мираж с обломанной антенной поднимался на ноги, а оба его противника еще лежали, как гигантские жуки, только что лапами не шевелили. Спиноза в отчаянной ярости поворачивал руку с гаубицей и тяжелым лазером в сторону Антона: "Ты останешься здесь со мной"! Разведчик уже стоял, несколько помятый с обломанной антенной и смятой броней на спине, но живой.
  - Спиноза, я бы на вашем месте не дергался, - Мираж ударил из всего своего оружия и, рука Разрушителя замерла.
  - Мне пора, приятно поболтали, - Антон уже бежал к противоположному концу зала. - Счастливо вам остаться в этой крысиной норе.
  На полном ходу он отправил в эфир лишь небольшую фразу, а потом поставил передачу на автоматический режим. Дальше отвлекаться от управления он не мог. Взрывы все усиливались, даже основание горы ходило ходуном. Просто чудо или феноменальное мастерство управления спасло командира разведчиков. В нескольких метрах гигантский проход: очевидно, что это парадный выход. По потолку пробежали трещины. Камни размером с небольшого такого боевого робота начали падать вниз. Осталось метров сто до коридора, когда с потолка сорвалась целая лавина камней и начала падать со всех сторон. Антон не снижал скорость. В такой ситуации просто смешно уворачиваться. Мираж налетел грудью на появившейся впереди завал и замер. По спине застучали камни. Пилот дернулся вперед, но привязные ремни удержали в кресле. Так, наверное, чувствует себя водитель, попавший на полной скорости в столб. Раздался скрежет сминаемого металла. С потолка перестали падать обломки. "Хорошо хоть нет крупных, а то меня раздавило бы".
  Если бы у спутника наблюдения были какие-то эмоции, то он очень бы удивился тому, как судьба в очередной раз спасает своего главного героя: вся гора обрушилась, похоронив завод в своих недрах. Спиноза и остальные пилоты так и остались навечно погребенными в своих стальных могилах, но им это было уже не важно.
  Антона привела в себя система управления Миражом. Приятный женский голос нудно перечислял отказавшие и поврежденные системы. Как не странно, но обе ноги слушались, работала и левая рука с двумя пушками, а вот правая как будто отсутствовала. Антон снял шлем и вытер вспотевший лоб. Уцелевшая камера на голове робота демонстрировала кусочек голубого неба. "Как будто сидишь в каменном колодце". А что, если попробовать связь. Одна, вторая, третья попытка обернулись провалом. "Все антенны повреждены", - доложил услужливый голос.
  - Сам уже догадался, - Антон судорожно соображал. - Помощи в ближайшее время не будет - это факт. Бросить робота он, конечно, мог, но выбраться из этого крошева камней без помощи альпиниста и специального снаряжения было просто не под силу. Оставалась слабая надежда на оружие верного боевого робота, но хватит ли времени и сил!
  Камнепад остановился. На спине была навалена порядочная куча, а впереди заслон гораздо более мощный. Три десятка мин могли оказаться неплохим подспорьем, поскольку ракеты, выпушенные в упор, принесли бы больше вреда, а лазеры, как назло не действуют. Помогая действующей рукой, он ухитрился извернуться и немного повернуть корпус Миража. Хорошо играть в кегли, в уютном местечке за кружечкой слабоалкогольного напитка, например, пива, а когда вся твоя жизнь зависит от одного удачного броска... Просчитав по возможности рикошет, Антон нажал гашетку, мина вылетела, ударилась о камни впереди и заскользила куда-то вниз по куче к ногам Миража. Еще отскок и она зарылась левее.
  Закрыв глаза, командир разведчиков нажал другую кнопку - хитрые заряды срабатывали или от специального сигнала, или от удара по корпусу робота. Взрыв! И гнетущая тишина. "Левая нога, повреждено десять процентов, осталось половина брони". Да, еще пару мин и придется прыгать на правой ноге.
  Еще бросок, и мина полетела еще левее. Снова взрыв, куча начала осыпаться. Броня пока держала. Со всех сторон сыпался щебень и куски покрупнее. Камни вверху начали колебаться, опасно наклонившись над Миражом. Антон решился, и в который раз за сегодня пошел ва-банк. Он еще сильнее развернул машину, трижды нажал на гашетку. Сильнейший взрыв, разметавший насыпь впереди заставил дрогнуть нависшие своды. Словно таран, стальной разведчик устремился в открывшийся впереди коридор. Опять бег на выживание, где победитель не известен до последнего. Новый обвал разрушил колодец и засыпал путь назад.
  - Ну что же, теперь только вперед.
  Громкий голос придал уверенности.
  - Я еще жив! Я еще способен бороться! Я найду выход, во что бы то ни стало!
  Часто он так помогал себе в менее критических ситуациях. Например, на сложных контрольных работах, но тогда на кону была хорошая оценка, а теперь - жизнь. Несколько часов боевой робот потихоньку, осторожно пробирался по почти разрушенному коридору. Выхода все не было, а туннель уходил дальше и дальше в гору. Сначала на север, а потом стал поворачивать на восток. Интересно, куда он ведет. Постепенно исчезли признаки искусственной обработки на стенах и полу. Потолок начал расходиться в стороны. "Опять пещера"? Внезапно Мираж споткнулся. Одна нога начала как-то неестественно прихрамывать.
  - Двигатель требует ремонта. Неисправность в левом колене, проблемы с герметичностью узла, - подсказал женский голос.
  - Какой запас хода?
  - Два часа и несколько минут, потом нога перестанет работать.
  - Спасибо, - Антон разглядывал на радаре картинку впереди. Сквозь мрак начали проступать какие-то сооружения. - Компьютер, обстановка по фронту.
  - Впереди обнаружены неизвестные объекты. Судя по контурам, похоже на технические сооружения, которые могут использоваться в обслуживании космических аппаратов. В километре по ходу движения обнаружены несколько летательных машин. Предположительно - это звездолеты легкого класса. Поправка, обнаружено три транспортных корабля. - Стилизованное изображение космолетов вывелось на экране.
  - В горе, звездолеты, человеческие? А у тебя микросхемы не расплавились?
  - Компьютер не поврежден, - доложил бесстрастный женский голос. - Конфигурация транспортных кораблей предполагает наличие грузового отсека достаточного для перевозки одного звена тяжелых боевых роботов.
  Проходили минуты, Мираж все больше хромал, и Антону стоило громадного труда вести машину строго по курсу. Прожекторы выхватывали из мрака одноэтажные каменные сооружения. Вдруг показался хищный обтекаемый силуэт корабля. Дальше стояли еще несколько кораблей. Прямо как врата! Пара с одной и пара с другой стороны.
  "Неопознанный объект, введите опознавательный код! Через десять секунд открываем огонь".
  Антон чертыхнулся, битва на серьезно поврежденном Мираже против четырех звездолетов представлялась таким же невероятным, как и сражение с Разрушителем. Шансы опять не в его пользу, одно хорошо, раз он услышал запись, то сражаться придется с бездушными машинами, а они менее приспособлены к быстрому изменению обстановки. Он постарался прибавить ходу, одновременно забирая вправо. Единственным шансом было уйти с линии атаки и спрятаться за одним из кораблей. Орудийные башни начали медленно поворачиваться в его сторону.
  "Незаконное проникновение! Незаконное проникновение!" - времени не осталось. Через несколько мгновений все четыре корабля откроют по нему огонь. Командир разведчиков вновь предпринял отчаянный шаг: рискуя добить поврежденное колено верного боевого робота, он совершил прыжок по направлению к ближайшему кораблю. Четыре пучка лазерных лучей скрестились на том месте, где за секунду до этого находился робот. "Из меня получилось бы отличное барбекю", - это опять дал о себе знать юмор утопающего. Антон уже был рядом со звездолетом. Мираж совершил еще пару быстрых шагов, в колене раздался отчетливый хруст, но теперь он был вне досягаемости. "Интересно, что сделают роботизированные космические истребители"?
  
  Литвинова пришлось искать довольно долго. Солнце уже успело добраться до зенита, когда оба Миража, наконец, дошли до временной ставки командующего Окраинными мирами. Тени от гор совсем исчезли, деревья, находящиеся поблизости от реки почти все были уничтожены обоюдным огнем. Каким чудом устояла эта маленькая рощица, сказать не мог никто. Охрана, составленная из разведчиков-людей и нескольких роботов, пропустила Ульяну с напарником к генералу. Один из солдат вскочил на ноги и подбежал к девушке.
  - Ульяна, как я рад, что ты жива! Рассказывай, как вы. А где мой брат? - Богдан широко улыбался, увидев любимую девушку.
  Она не знала, что сказать и опустила глаза. Силы как-то сразу ушли, колени подогнулись. Хорошо, что жених вовремя подхватил на руки.
  - Что там у вас случилось, Богдан? - Литвинов, который ничего не упускал из виду, на секунду оторвался от карты.
  - Господин, генерал! Прибыли два Миража!
  Петр быстрым шагом направился к разведчикам. Напарник уже обтирал лицо Ульяны холодной водой, которую ему передал ближайший солдат. Шеки девушки порозовели. Она открыла глаза: "Генерал".
  - Говорить можешь или доложит твой напарник? - у Петра не было времени даже на приветствие. Несколько офицеров расположились полукругом, а разведчица взяла себя в руки и начала доклад, показывая все на трехмерной голографической карте.
  К концу рассказа лицо Богдана посуровело, губы стали узкой щелочкой. Литвинов слушал, ничем не выдавая эмоций. Напарник только дополнил монолог несколькими дельными советами по поводу возможной атаки через горы, а на все остальное одобрительно кивал головой.
  - Сможете провести полтора десятка тяжелых роботов вместе с собой?
  - Постараемся, но этими силами многого не добиться!
  - А я вам дам в поддержку хороших ребят, - улыбнулся загадочно Литвинов. - Встречаетесь через полтора часа в этом месте, - он показал точку на карте. - А что касается вашего командира, то его судьба еще не ясна. Все поняли? Он будет объявлен погибшим только после того, как я это определю. Если продержимся сегодняшний день, то вечером пошлю туда команду спасателей.
  За час техники совершили почти невозможное. Не только Миражи нуждались в срочном ремонте. Многие боевые роботы выглядели так, будто им доводилось спускаться в ад. Через час Литвинов вновь был готов к совершению военного чуда. Противник все медлил. Прошли еще два часа томительного ожидания. "Как там два разведчика и всего три звена роботов"? Литвинов сам хотел совершить этот стремительный прорыв в тыл врага, но его основная задача удержать позиции, а потом, измотав своих оппонентов, перейти в контрнаступление.
  Три группы его роботов спокойно стояли и ждали атаки неприятеля. Сам Литвинов расположился в центре. Командование Центральных миров решило всю атакующую мощь направить на фланг, которым должен был командовать генерал Макбартен. Им было невдомек, что еще во время предыдущей атаки он предательски бежал, поставив свои войска в крайне невыгодное положение. Одно только не учел он - это фанатическое желание победить. Его подчиненные, и офицеры, и солдаты не стали довольствоваться положением "мальчиков для битья". Получив подкрепление от Литвинова, они пополнили ряды и смогли остановить продвижение войск Центральных миров.
  "Одно хорошо", - размышлял в ожидании Литвинов, враг ошибся в своем шпионе-Макбартене. Если бы он сбежал хоть на полчаса позже, то войска Литвинова наверняка потерпели бы поражение.
  - Генерал, они идут!
  - Хорошо. Всем приготовиться.
  Показались первые ряды атакующих. О том, что Разрушителей больше нет, враг еще не знал, поэтому две штурмовые группы шли в бой как берсерки. Пока все шло по плану Петра. Центральная группа противника напоролась на мины и вынуждена была потерять более чем сорок роботов. Теперь шансы выстоять у отряда Литвинова поднялись очень высоко. Тем более, что правый фланг стоял без дела.
  - Правый, осторожно обходим. Через двадцать минут действовать по плану.
  - Есть осторожно! Командовал этим отрядом не очень умелый, но старательный командир. Его роботы зашли во фланг и развернулись для атаки.
  "Только бы левый фланг выдержал", - от этого зависело многое в плане генерала. А там противник в полтора раза превосходил армию Петра по количеству и более чем в два раза по огневой мощи.
  - Держитесь ребята, помощь близка! - удержать всю картину боя было очень сложно.
  - Есть, сэр! - новый командир левого фланга спокойно держал позиции. Почти всякий человек убежал бы в страхе, когда на тебя прет такая мощь, но пилоты за годы войны успели столько раз посмотреть смерти в лицо, что были подобны древним героям, которые бесстрашно шли в свой последний бой. До противника уже меньше километра, шестьсот, пятьсот метров.
  - Резерв, вперед! Правый фланг, вперед! - Петр бросил в бой свои скудные запасы, которые берег до последнего. Правый фланг стремительно приближался. Легкие роботы вырвались вперед и бесстрашно бросились на врага. Говорят, много зайцев могут победить голодного волка. Зайцы Литвинова могли укусить очень больно.
  - Генерал, - пришел доклад с левого фланга. Минут через десять противник подойдет вплотную.
  - У него нет этих десяти минут. Передайте всем роботам - общая атака.
  Этот козырь Петр берег, как зеницу ока. Его резерв не видел ни один солдат или пилот. Из-за гребня низкого холма показались новые боевые машины, которых до сих пор стояли и ждали своего часа. Стальные Гиганты. Именно так назывались эти новые роботы, присланные Громовым. Они были несколько легче Разрушителей, но значительно быстрее. Полтора десятка новичков появились на поле. Огненный вал пронесся над головами обороняющихся и обрушился на центральных. Несколько пилотов даже остановили машины, чтобы посмотреть, но окрики командиров вернули всех к действительности. Град ракет обрушился на передние ряды неприятеля. Как нож проходит сквозь масло, так и эти новички показали себя во всей своей красе.
  Через десять минут атака захлебнулась. Командование Центральных миров не могло поверить в такую неудачу:
  - Где эти чертовы Разрушители!?
  С северной стороны долины раздались выстрелы. Загудела от разрывов земля.
  - Что там такое? - командующий войсками Центральных миров подбежал к окну. По склону горы, непрерывно стреляя, спускались полтора десятка Драконов. Три звена тяжелых роботов, оставленных для охраны их жизней, оказались не способными серьезно противостоять атакующим. Оба Миража шли в атаку впереди всех.
  - Ульяна, давай! - напарник в одиночку расправлялся с неповоротливым Слоном. Девушка через несколько секунд подключилась, и стальной неуклюжий робот упал, примяв траву.
  - Осторожней, разведка, - мимо пронесся Дракон. Пилот лихо повернулся и принялся расстреливать некстати подвернувшегося Вампира.
  Через каких-то полчаса битва закончилась. Оставшиеся сзади десантники выпрыгнули из катеров и, как ураган, прошлись по ставке Центральных миров. Все командование попало в плен. Три Дракона получили серьезные повреждения и выбыли из сражения, но остальные рвались в бой. Командир тяжелых роботов связался с Ульяной.
  - Разведка, благодарю за помощь. Оставляю вас двоих на охране пленных. Рота десанта уже занимает позиции и займется обороной и ранеными. Генерал приказал оставить вас в тылу.
  - А как вы нас остановите? - ехидно поинтересовался напарник Ульяны.
  - Никак, - вздохнул командир Драконов. - Но Литвинов очень просил дать вам отдохнуть. Мы будем держать вход в эту долину и должны не дать врагу отбить свой штаб. Вы остаетесь здесь на самый крайний случай.
  - Вас поняли, начинаем отдыхать. До скорого, - Ульяна устало попрощалась и почти замертво упала на койку в соседнем отсеке Миража. Медицинский робот спустился с потолка, пощупал пульс, проверил манипуляторами другие показатели и, замерцав зелеными огоньками, поднялся к верху.
  Двенадцать стальных роботов, как тяжелые танки древности спешили к выходу (или входу - это с какой стороны посмотреть) из долины. Командир разместил десятерых по периметру, а сам вместе с напарником остался сзади. Мало ли кому из его людей потребуется помощь.
  Литвинов с другой стороны теснил и давил противника. Уже очередная сотня роботов полегла на поле боя. Котел медленно, но верно захлопывался. Три Гиганта погибли, но потери основных сил врага были неизмеримо больше. Оставшиеся почти две сотни решили вернуться к себе в долину. Такой узкий проход можно было защищать сколь угодно долго.
  Драконы оказались на высоте. Двенадцать стальных машин против двух сотен. Битва подходила к решающему моменту. Один, второй, третий сверхтяжелый робот Окраинных миров пал, а враг все отчаянно напирал.
  - Что мальчики, тяжело? - раздался веселый голос Ульяны.
  - Отходите, вас тут раздавят, - командир Драконов выделил пару секунд на ответ, но тут же получил ракету прямо в корпус.
  - Ничего, а мы шустрые, - напарник Ульяны уже вставал рядом. - Втроем веселее.
  Они так и остались, не отвели своих не очень мощных Миражей. Минут пятнадцать Драконы держались, но за это время потеряны еще три робота. Вместе с разведчиками всего восемь машин. Тут пришло долгожданное подкрепление. Опять Гиганты показали, на что они способны. Снова центральные ничего не смогли противопоставить этой безудержной мощи. Подошедшие машины теперь уже навсегда закупорили собой проход. Остальные войска Литвинова оттеснили остатки некогда впечатляющей армии к скалам. В нескольких километрах к северу почти сто тридцать боевых роботов центральных миров сдались. Их пилоты покинули машины и понуро поплелись в сторону армии победителей.
  Власти Центральных миров был положен конец.
  Вечером, когда Петр разбирал гору докладов, он наткнулся на два очень интересных факта. "Сегодня в пятнадцать сорок из места с координатами... стартовал легкий разведывательный крейсер. Предположительно, принадлежавший Звездному Синдикату. Орбитальная группировка не смогла задержать почти невидимый корабль, убывший курсом в сторону Земли". Не оставляло сомнений, что это улетели основные главари Центральных миров. Им теперь тут делать было нечего.
  Второе донесение поставило бравого генерала в тупик. "В шестнадцать ноль одну замечен старт грузового корабля. Место старта... Направление не известно. При входе в гиперпространство он был обстрелян. Повреждения и дальнейшая судьба не известны". Литвинов связался с учителем Громовым, но и тот ничего не смог пояснить. Получалась бессмыслица. Грузовик стартовал из самого сердца гор, но там по данным со спутника не было ни одной посадочной площадки. Место назначения тоже было загадкой. По этому курсу не было обитаемых планет. Разве что вблизи располагалась система с планетами Глория и Новый Рим.
  Только спустя несколько месяцев генералы смогли чуть-чуть приблизиться к ответу на свой вопрос. Грузовой корабль стартовал из кратера потухшего вулкана. Прямо из подземного космодрома. Произвести детальное исследование не удалось, поскольку сразу после взлета гора была взорвана. Судьба корабля так и осталась загадкой.
  
  14. Неожиданный финал.
  
  "Война окончилась!" "Приветствуем героев!"
  "Конец чудовищной бойни!" "Политики сели за стол переговоров!"
  "Оккупантов больше нет!" "Да здравствует наше мирное будущее!"
   Заголовки газет пестрели свежими сообщениями. Дикторы захлебывались от избытка чувств. Наконец, такая ненужная всем простым людям и расточительная война закончилась. Результат, конечно, не удовлетворял Центральные миры, но старый полицейский действовал решительно. Теперь уже он ставил ультиматум Земле и ее союзникам. Итоги предстояло еще рассматривать историкам, а Литвинов вместе с несколькими соратниками стремительно действовал. Жители всех планет ложились спать, не зная, что принесет грядущий день. События последних недель напоминали калейдоскоп, где вертелись миллионы человеческих жизней.
  Саммит Серединных миров открылась спустя месяц после последнего выстрела. Битвы боевых роботов должны были уйти в прошлое, а мирное настоящее начинало проступать сквозь дымчатую вуаль времени. Неутомимый генерал Литвинов, или "стальной генерал", как его окрестила пресса обоих враждующих лагерей, пригласил на встречу лидеров планет представителей Центральных и Окраинных миров. Переговоры вот-вот должны были начаться.
  Самым трудным было убедить обе стороны не только соблюсти видимость примирения, но и урегулировать все спорные интересы. Торговая элита Центральных миров не хотела лишаться своих предприятий на планетах Серединных миров. Окраинные миры хотели начать скорейшую торговлю, а так же получить компенсацию всех затрат, которые они понесли за трехлетнюю военную кампанию. А что же касается самих спорных планет, то им больше всего хотелось восстановиться после военной разрухи и остаться суверенными и независимыми государствами.
  Местом заседания генерал Литвинов назначил Глорию. Во-первых, там была арена особенно упорных и ожесточенных боев, а во-вторых, Марк Бессель - президент планетного правительства был не просто лоялен к нему, но и всячески стремился помочь.
  Ровно в десять утра в здании правительства на Глории камню негде было упасть. Безопасность каждого гостя обеспечивалась особо. Литвинов применил весь немалый опыт для этой первостатейной цели. Ведь если случится беда, если фанатик или террорист смогут причинить вред высоким гостям, то вновь могут раздаться выстрелы, а тяжелые стальные ноги боевых роботов начнут утаптывать почву и крушить дома простых людей.
  Весь город превращен был в музей боевой техники. Десятки различных стальных машин от легкого до сверхтяжелого класса были расставлены в ключевых местах. Особо отличившиеся подразделения, например, разведчики Богдана Беринга обеспечивали допуск гостей. К моменту начала прилетели тысячи полицейских, которых Александр Александрович - друг и наставник Петра лично отобрал для поддержания порядка.
  
  Литвинов встал, когда настенные антикварные часы пробили шесть утра. Он временно расположился в президентской резиденции Бесселя и пользовался его гостеприимством. Не успел он быстро привести себя в порядок, как к нему в комнату постучали. Пожилой седовласый хозяин особняка открыл дверь и дружески улыбнулся несколько смущенному генералу.
  - Доброе утро! Вот решил навестить Вас с утра и пригласить на завтрак, а то мне всю ночь плохо спалось.
  Петр улыбнулся мудрому политику и дипломату:
  - Здравствуйте, Марк! Я, признаюсь, также плохо спал. Никогда не думал, что в моей жизни наступит такой день, когда от наших слов будет зависеть судьба полусотни планет.
  - Нелегкая задача, а как понял, вы хотите не просто перемирия, но и справедливости, в Вашем понимании.
  - Не знаю, как вы догадались. Я сам еще не до конца уверен в том, произведет ли моя сегодняшняя речь на собравшихся, должное впечатление.
  Так неспешно беседуя, они переместились в столовую, где уже все было накрыто. Чего только на столе не было. Различные салаты чередовались с горячими и холодными закусками. Яичница и икра, паштеты и местные устрицы. Литвинов сел и начал довольно быстро уплетать все, что попадалось под руку. Пожилой президент наблюдал за ним из-под опущенных ресниц. Сам он довольствовался более скромным завтраком. Привычка есть понемногу и часто приросла к нему еще лет двадцать назад, когда врачи обнаружили у него проблемы с желудком.
  - Вы, так едите, как будто в последний раз, дорогой генерал, - Марк улыбался, намазывая на булочку масло и малиновое варенье.
  - Неужели вам жалко, господин президент? - не переставая жевать, осведомился Петр.
  - Да господь с Вами, - Бессель даже рукой замахал от притворного возмущения, - ешьте на здоровье.
  - Кстати, Марк! А ваш завтрак всегда такой обширный?
  - Конечно, с тех пор, как овдовел, стараюсь не есть в одиночку, поэтому повара накрывают всегда с запасом. Любой человек, работающий у меня в резиденции, ест за этим столом. Просто сегодня все так взволнованы, что никто не решился нам помешать.
  - Да вы что! - Литвинов даже остановил вилку с куском красной рыбы на половине пути. - Неужели Ваше управление доросло до овеянного старинными легендами коммунизма.
  - Да что вы, милейший, просто я, как вы знаете, не люблю устанавливать барьеры между властью и людьми. К тому же пока я завтракаю, обедаю, да не важно, до меня доходит такая уйма разговоров, сплетен и прочей человеческой информации, что почти нет нужды общаться с народом. Хотя, за все время моего управления не найдется не одного жителя Глории, который обвинил бы меня в коррупции или ином преступлении.
  - Зато Вас ненавидят все корпорации, которые когда-либо зарились на ресурсы планеты.
  - А вот захватчиков и торговых жуликов я не уважаю, - перестал улыбаться Бессель. - Законы нашей планеты достаточно дружелюбны к иностранному капиталу, но не позволяют производить беззастенчивый грабеж. Вы вот послушайте одну историю, свидетелем которой я стал. Примерно лет пять назад всеми нами обожаемый Звездный Синдикат решил построить в столице детский дом. Нет, их не интересовали сиротки со всеми их несчастиями и грустными историями. Этих акул бизнеса привлекли налоговые льготы. Но этот проект заблокировала комиссия по детским домам и опекунству. Через несколько дней дом председателя комиссии чудом не выгорел дотла по вине так и не пойманного злоумышленника, а самому Берингу мер Лазурного берега поставил довольно жесткое условие или он восстанавливает дом, или дети отправляются в детский дом. Синдикат к этому приложил все усилия. Тогда приемный сын вместе с четырьмя братьями отправляется сюда в столицу на игру "Боевые роботы" и во время состязаний занимает первое командное место.
  - Как вы сказали, его звали? - Литвинов насторожился, отодвигая чашку с крепким кофе.
  - Беринг, Антон Беринг, его звали. Хороший и смелый мальчик, потом началась война, и я его потерял из виду, но узнал от родни, что паренек вместе со старшим братом, по-моему, Богданом, сначала был в Сопротивлении, а потом улетел с планеты. Дальнейшей его судьбы я не знаю. А почему вы так напряглись, Петр?
  - Вы напомнили мне об одной тяжелой утрате. Ваш смелый мальчик, как вы сказали, пропал без вести, скорее всего, погиб при выполнении опасного задания. Самого опасного за всю войну. Он и его товарищи навсегда останутся в наших сердцах, как герои. Ценой самопожертвования они впятером склонили чашу весов на нашу сторону в последней битве.
  - Вы должны рассказать мне все после переговоров. Народ Глории будет гордиться своим сыном, отдавшим жизнь за свободу жителей всех Серединных миров. Именно сплочение нации является ключевым этапом послевоенного возрождения общества.
  - Хорошо, Марк, будь, по-вашему. - Последняя фраза очень понравилась Петру. - Теперь же давайте отправимся на место. Там предстоит сделать слишком много. Меня не покидает чувство, что возможны некоторые сюрпризы со стороны представителей Центральных миров. Они, как и мы, готовятся сами сыграть финальный аккорд.
  Оба собеседника проследовали к катеру. Бдительная и неприступная охрана сразу начала менять позиции. Со стороны могло показаться, что стена из блюстителей порядка не может быть пробита, но Петр знал, как обманчиво бывает первое впечатление. Именно поэтому он задумал очередной сюрприз для возможных шпионов или диверсантов. Неизвестной боевой техники в округе не было, но и снайпер мог наделать шума.
  Из разных концов резиденции стартовали три кортежа. Разными, но короткими путями они направились в сторону правительственного квартала. По пути ничего примечательного обнаружено не было. Но, настороженность не покидала бывалого генерала. Он не мог дождаться, когда все гости соберутся. Кортеж Центральных миров опаздывал на несколько минут.
  - Генерал, ожила рация, возникли непредвиденные осложнения: только что была предпринята попытка атаки колонны представителей с Земли.
  - Потери, - Литвинов понял, что его предчувствие не подвело.
  - У нас трое раненых из числа охраны, все нападающие изолированы. Гости даже испугаться не успели.
  - Кто напал?
  - Пока не знаем. Одеты, как простые жители, документов нет, но ребята узнали нескольких - это шпионы центральных.
  - У вас полчаса времени, как хотите, но выбейте из них признание: кто они, кто послал.
  Подошли Бессель и несколько правителей других планет. Петр коротко пересказал содержание разговора. Если переговоры так и не начнутся, это будет катастрофа. Время тянулось, как резиновое. Наконец, прибыли последние приглашенные. На всех лицах читалась открытая неприязнь.
  Заседание началось. Пресса затихла в ожидании главного события последних пятидесяти лет. Вначале слово взял представитель Окраинных миров. Он говорил о захватнических действиях своих противников и размерах контрибуции. В течение десяти минут в зале стояла тишина. Потом некоторые утверждали, что слышали писк пролетавшего рядом комара. Лица землян хмурились все больше. Слово взял председатель правительства Центральных миров. Суть его претензий заключалась в том, что Серединные миры сами развязали войну, а Окраинные миры первыми начали боевые действия. Он так же назвал точную сумму денежной компенсации, которую его соратники надеялись получить. В конце он упомянул о неудавшемся покушении менее чем полчаса назад. С мест начали доноситься крики, ситуация накалилась. Пресса мгновенно начала разносить новости о неудавшейся атаке жителей Глории на кортеж.
  Бессель, как представитель Серединных миров встал с кресла и снял шляпу. Впоследствии его жест даже вошел во все учебники, повествующие о событиях того времени. Он не стал выдвигать никаких требований и кричать о компенсациях. Хитрый, как земной лис, политик призвал всех собравшихся послушать командира армии Окраинных миров генерала Литвинова. "Нам с вами далеко до него, поскольку никто из нас не может похвастаться визитом на все места боев", - сказал он. Шум в зале только нарастал, обстановка быстро перерастала в критическую. Обвинения сыпались градом. Если бы слова могли убивать, то в огромном зале уже не осталось бы ни одной живой души.
  Зазвенел сигнал вызова. Докладывал командир, задержавший террористов. Они все с земли - это провокация. Выслушав короткий доклад, Литвинов поблагодарил и решился выступить с речью. У него в рукаве появился новый козырь. Шум не утихал, а перекричать такую толпу было бессмысленно. По его команде два боевых робота произвели залп из гаубиц. В ушах еще звенело от близкого выстрела, а в зале уже стояла гробовая тишина. Политики - это не солдаты. При виде опасности они замирают, как столбы с неестественно вытянутыми руками, некоторых не держат ноги, и они плюхаются в мягкие кресла.
  - Пошумели, господа, прошу занять всех свои места! - голос генерала, привыкшего командовать, прозвучал, как гром среди ясного неба. - Не волнуйтесь, выстрелы были холостые. Но это не значит, что боевые роботы никогда не будут снова топтать своими ногами землю планет, населенных живыми существами. Все мы люди! Поэтому, сейчас нам предстоит принять такое решение, которое положит начало мирному сотрудничеству между всеми нашими звездными системами. Все получат даже больше, чем они хотят...
  - Да неужели!
  Литвинов внимательно посмотрел на говорившего. Под суровым взглядом полицейского шишка заметалась, как пескарь на крючке у рыбака. Зал снова затих. Все ловили каждое слово полководца-победителя.
  - Все вы слышали о фиктивном покушении на кортеж Центральных миров. Вы не ослышались, потому что все нападавшие прилетели с Земли. Я готов привести доказательства своих слов, но потом. Теперь перейдем к претензиям всех сторон. Начну я с фактов: в ходе трехлетней войны пять планет Серединных миров серьезно пострадали. Нет, я не оговорился. - Литвинов строго взглянул на сторонников Бесселя. - Планета Рудерштадт так же пострадала в самом конце. К тому же ее жители не виноваты, что на их земле располагались войска обоих армий. А посему предлагаю озвученную Окраинными мирами сумму уменьшить в два раза. Десять процентов перевести именно на Рудерштадт для восстановления жилья и в качестве компенсации за перенесенные страдания. По четверти оставшейся суммы причитается Глории, Третьему Риму, Виктории и Сумеречной. Восемьдесят процентов переведут Центральные миры, а остальное Окраинные миры перечислят товарами.
  - Вы в своем уме? - закричал один из банкиров Окраинных миров.
  - Мы не будем платить! - раздалось со стороны их противников.
  - Тихо, а то бравые ребята, которые охраняют наше собрание, выведут нарушителя за ухо, как нашкодившего ребенка! - Литвинов грозно посмотрел на обе стороны. - Вам, представителям земного лагеря предлагаю взять все деньги из доходов от крупных компаний, которые занимались торговлей оружием, а кто заартачится, проверьте его налоговые выплаты. Альтаиру так же не стоит сильно шуметь. Вы немедленно начинаете торговлю, но в кредит. Все ваши торговые фирмы будут просто счастливы предоставить отсрочку потерпевшим планетам. По поводу гарантий не беспокойтесь, с Планетарным банком Альтаира я уже договорился. К тому же и у вас есть торговцы оружием, которые с радостью поделятся нажитым добром. Остались только Серединные миры. Да, сумма меньше, чем рассчитывала сторона победителей, но я при подсчетах учел только реальные потери. А требовать упущенную выгоду - это просто развязывать очередной конфликт. Полученных через неделю, - Петр поднял палец к верху и выделил свою фразу паузой, - после данного совещания денег вполне хватит на залечивание ран, кредиты банка Альтаира будут предоставлены под минимальные проценты. Вот, по-моему, и все.
  - Вы только подумайте, - продолжил спустя мгновение он, - подумайте без ненависти друг к другу, неужели лучше и дальше терять миллионы кредитов, нежели начать восстановление экономики и торговли. Ведь один день войны обходится всем в астрономическую сумму. Вы за месяц мирной жизни сэкономите те самые кредиты, которые я прошу потратить на помощь в восстановлении Серединных миров.
  - Хороша просьба - под дулом пистолета, - проворчал кто-то из землян.
  - А вы не торопитесь, подумайте в течение часа, - отвечал спокойно Петр, - ведь любая планета Серединных миров с радостью примет не предусмотренную предстоящим соглашением помощь, а дальнейшее взаимовыгодное сотрудничество будет на пользу всем.
  - Генерал, мы разочарованы Вашим лоббированием интересов наших противников, неужели это очередная измена. Ваш коллега Макбартен тоже считался честным командиром?
  Такого вопроса Петр никак не ожидал со стороны чиновников с Альтаира. Боль кольнула в самое сердце. Как говорил Громов - я всегда доверяю только себе. Любой человек может захотеть тебя предать по причине малодушия или корысти. Марк Бессель сразу встал на защиту соратника:
  - Неужели хоть один из сидящих в этом зале может упрекнуть генерала в том, что за последние три года он нажился на общем горе? Кто сейчас встанет и скажет, что честнейший человек и превосходный командующий присвоил себе хоть один кредит.
  - Вы правы, - вздохнул председатель правительства Центральных миров, - если бы не гениальное командование господина генерала, - он встал и отвесил галантный поклон в сторону Петра, - все могло сложиться бы иначе. Мы не будем долго решать, - вздохнул оратор, - договор, предложенный нашим главным противником вполне справедлив.
  Через полчаса важнейший документ был подписан. Сроки были установлены. Все начали расходиться. Земляне подошли к уставшему Петру и тепло попрощались с ним. Несколько человек подошли и к группе Бесселя. Завязалась оживленная дискуссия. Банкиры Окраинных миров рванули к обеим группам, чтобы договориться о совместных встречах. Марк вырвался из людской толкотни и подошел к генералу:
  - Вы совершили невероятное. Я даже надеяться боялся, что обе стороны согласятся на Ваши условия. Обязательно распоряжусь, чтобы в учебники по истории были записаны такие великие слова.
  - Вы преувеличиваете мои заслуги, - устало опустился в кресло Петр, душевное волнение отняло все подточенные постоянными недосыпаниями силы, - просто в каждом лагере нашлось несколько толковых счетоводов. Они прикинули суммы, и поняли, что война чересчур накладна. Я же помог всем сохранить достойное лицо.
  - Нет, вы только посмотрите, - Марк всплеснул руками, - опять свою заслугу наш генерал приписал другим людям.
  Подошел председатель правительства Рудерштадта. Он лично еще раз поблагодарил Петра за смелый поступок его разведчиков, когда ребята Антона не допустили уничтожение Синдикатом маленького шахтерского городишки. Чиновник сообщил, что за этот благородный поступок каждому из пилотов правительство планеты назначило премию по миллиону кредитов.
  - К сожалению, господин, председатель, не все мои смельчаки смогли дожить до победы. Из моей фантастической пятерки остались всего двое.
  - Я очень огорчен, услышать такое сообщение. Весь мой народ будет скорбеть о людях, приблизивших мир на нашей планете, поэтому позвольте вручить вам номера счетов в банке. Они все именные, но родственники погибших обязательно смогут получить деньги. Эта маленькая компенсация никак не сможет уменьшить всю тяжесть обрушившегося на них горя, но я надеюсь, поможет скорее оправиться от утраты.
  - Спасибо, от лица моих воинов, я сделаю все возможное.
  Собеседники пожали друг другу руки и разошлись. Столько предстояло еще сделать.
  
  Всю следующую неделю проходили двух, трех, и более сторонние встречи. Бессель ежедневно крутился, как белка в колесе. Он-то и привозил Петру свежие новости, пока тот спал и набирался сил. Как он посчитал, недосып составил около трех месяцев. Бессель со смехом заявил, что время его упущенного сна перевалило за несколько лет. В один из таких дней к Литвинову пришла молодая супружеская пара. Это были неразлучные теперь Ульяна и Богдан. Оба они уволились из армии. Девушка дала себе зарок никогда больше не садиться за пульт управления боевым роботом. Счастливый Богдан ее полностью поддерживал. Генерал мог сообщить старшему брату только то, что тела Антона или его робота среди громадной могилы Разрушителей обнаружено не было. Дальнейшие поиски велись, но результата ждать пока не приходилось. Любому было ясно, что в такой мешанине скал найти его будет невозможно. Попрощавшись с генералом, и, пригласив его к себе в гости, молодожены отбыли на Глорию. Радость свадьбы омрачили две утраты - Антона и Киры. Литвинов на прощание передал им два номера счетов банка Рудерштадта: один для Ульяны, а второй - ее командира. Богдан пообещал все сделать как надо. Не успели молодожены улететь, как на генерала навалились новые организационные вопросы. Он опять по старой привычке с головой ушел в работу. История с Разрушителями так и осталась не исследованной - не хватало ни людей, ни времени.
  
  Прошло целых полгода, когда Петру позвонил Александр Александрович. Престарелый генерал принес неожиданное известие. Кира оказалась жива. Когда ее Мираж принял последний бой, кабина оказалась сильно повреждена. Множественные ожоги и несколько осколочных ранений чуть было не оборвали жизнь девушки. На ее счастье медики, посланные Литвиновым, решили залезть в корпус и проверить. Лишь только они разрезали броню, то приборы зафиксировали слабую, очень тонкую линию жизни. Бережно положив девушку на носилки, они сразу полетели на своем катере на один из специально оборудованных кораблей. Там уже все было битком. Пока они размещали девушку, крейсер стартовал. Пришлось спасителям лететь на Альтаир. А там им было уже не до докладов Литвинову - огромное количество раненых после последних боев двух армий. Для врача все солдаты и пилоты превратились просто в пациентов. Лежа рядом на больничных койках, недавние враги делились своими мыслями и чувствами, сопереживали друг другу. С каждым прожитым днем грани стирались. Пройдет всего несколько месяцев, и новые потоки людей из переселенных планет Солнечной системы хлынут в Окраинные миры.
  Столичные медики смогли сотворить чудо - девушка выжила и уже шла на поправку. Сначала она находилась в состоянии искусственного сна, но постепенно молодой организм и гений врачей брали свое. Исчезали рубцы от ужасных ран. Только спустя месяц медики сообщили Кире, что она месяцев через семь-восемь должна будет стать мамой. Девушка уткнулась лицом в подушку и горько зарыдала. Обеспокоенный врач позвал, вовремя оказавшегося рядом Громова. Он считал своим долгом лично помогать всем без исключения покалеченным войной солдатам. Когда старый генерал увидел в палате Киру, то сначала отказался верить своим глазам. Все остальное оказалось Петру уже известно.
  Литвинов погрустнел, но пришлось рассказать о судьбе Антона. Сан Саныч молча выслушал и обещал сам попробовать разобраться в этой запутанной истории, да и помочь при возможности. Его тяжелый и горький визит в больницу не принес радости девушке. Кира стойко восприняла известие о пропаже супруга - Литвинов зарегистрировал официально их брак - и попросила оставить ее одну. Но от старичка Громова отделаться было не просто. Он долго сидел в больничной палате, слушал рассказ сначала о жизни девушки. До сего дня только Антону она раскрывала душу. Потом речь перешла на военное время и знакомство с командиром Миражей. Громов как мог, поддерживал больную.
  На следующий день он привез в больницу ее маму. Женщина вся в слезах обняла дочь, которую считала погибшей. Несколько дней они рассказывали друг другу обо всем. Громов помог обоим выкупить дом, в котором Инга с дочерью прожили около пятнадцати лет. Деньги от благодарных жителей Рудерштадта пришлись очень кстати. Старый генерал помогал им, и выбрать хорошую новую мебель, и нанять рабочих для капитального ремонта. Своей семьи у него не было, вот и стал он частенько захаживать к семье Коппель в гости. Сидя за чашкой чая, он подробно узнал все семейные тайны, но женщинам надо было высказаться, а более благодарного слушателя им было не сыскать.
  Когда Инга начала рассказывать об их жизни после ареста мужа, генерал начал слушать более подробно. Своим шестым чувством он понимал, что чудесное возвращение Киры с того света далеко не случайно, значит она еще покажет себя. А вот чтобы глубже понимать и анализировать ее действия в дальнейшем, он должен хорошо представлять ее жизнь.
  Маленькой Кире всего семь лет. Она впервые отправляется учиться в небольшую школу в бедном районе столицы. Мама на последние деньги покупает ей платье и большие белые бантики. Так уж повелось, что вот уже более пятисот лет именно они являются символом молодых учеников. Маленький букетик дополняет прелестную картину. Инга вытирает непрошенные слезы, скатившиеся из глаз - видел бы Карл свою крохотную птичку. Он часто любил называть дочку цыпленком. А она, подлетая до самого потолка, громко смеялась. Ребенок ничуть не боялся, ведь любимый папочка всегда будет рядом и поймает ее.
  Школа располагалась всего за два квартала. За десять минут маленькая ученица всегда могла дойти до дома. В школьном дворе было тесно от учеников и родителей. Сначала директриса выбрала ее, как самую симпатичную для очень важного дела. Ее должны были нести на плечах, а Кира звенеть в колокольчик. Так древняя традиция предписывала начинать новый учебный год. Перед самым началом линейки у ее дочери забрали звонкий инструмент. Инга возмутилась, но стоящий рядом мужчина криво ухмыльнулся и заметил: "Считай, что твоей заразе повезло. Таких как ты надо тоже прятать и подальше". Женщина остолбенела, открыла рот, а из глаз покатились крупные слезы.
  - Почему ты плачешь мамочка?
  - Я очень рада, что ты у меня идешь в школу, - сквозь слезы проговорила мама.
  Учеба давалась девочке легко, если бы не одно обстоятельство. Все учителя косо на нее смотрели. Вызывали отвечать только самые сложные темы, желательно неожиданно. Сколько бы Кира не говорила, им всегда было мало.
   Когда Инга увидела оценки дочери, она пошла к директрисе. Сначала ее пол дня продержали в приемной. Когда ближе к вечеру она почти силой ворвалась в кабинет, на нее уставились два презрительно прищуренных глаза.
  - Что Вам угодно?
  - Здравствуйте. Я хотела бы поговорить по поводу отметок моей дочери.
  - Да что вы. А я думала, вы хотите сказать нашему заведению спасибо. За то, что мы взяли дочь уголовника к нам учиться. Если вам не нравится, то больше не оскверняйте ее своим присутствием. Мы вполне обойдемся без вас.
  Инга ничего не сказала. Просто пошла и забрала Киру. Так они сменили три заведения в округе, но все смотрели новости и воспринимали девочку, как прокаженную. Однажды дочь осталась на дополнительные занятия. Мама только собиралась пойти и встретить ее, как зазвучал сигнал вызова. Незнакомый человек в белом халате устало смотрел на нее:
  - Вас беспокоят из муниципальной больницы Љ 3. Ваша дочь попала к нам с ушибом головы. Если можете, приезжайте срочно, ей нужна поддержка.
  Почти без памяти женщина бросилась вон из квартиры, даже не закрыв дверь. Тот же усталый врач ждал ее в вестибюле.
  - Я давно не видел таких маленьких пациентов. Почему она оказалась одна на улице.
  - Я должна была забрать ее с занятий только через полчаса. Не знаю, как она оказалась за воротами школы.
  - Пойдемте, - врач отвел ее в палату.
  Там с головой сплошь обмотанной белыми бинтами, лежала Кира. Она только начала приходить в себя после наркоза.
  - Мамочка... - чуть слышно произнесла она.
  - Доченька! - женщина упала на колени, обхватив худенькое тельце.
  Через неделю Киру выписали. Врач, который дежурил той злополучной ночью, постарался на совесть. Все швы были аккуратно наложены, а потом обработаны. В результате на голове даже не осталось никаких рубцов.
  - Не стоит благодарности, - спокойно ответил он счастливой Инге, - у меня дочь чуть старше. Мне просто понятны Ваши чувства. Кстати, полиция нашла напавшего?
  - К сожалению нет. Они списали все на дружков моего мужа, - Инга снова заплакала.
  - Успокойтесь, пожалуйста, - чистый носовой платок появился, как по мановению волшебной палочки. - Мне нет никакого дела до того, как к вам относятся окружающие. Не сочтите меня наглецом, но в этом районе вам житья не дадут. У меня есть небольшой домик на окраине столицы. Не очень большой, но места там красивые. Жители более спокойные и уравновешенные. Мы берегли его для старшего сына, но он улетел учиться, да и не захотел возвращаться, так что жить там не кому. Мы с супругой и дочерью постоянно в городе. Если вы не против, то я сдам вам его всего за каких-то двадцать кредитов в месяц.
  - За сколько? - Инга подумала, что ослышалась. Даже мусорный бак на помойке стоил больше.
  - Вы не волнуйтесь, это вполне приличный дом. Просто я никогда не занимался торговлей, поэтому задирать лишнего не хочу. Сам все равно не разбогатею. Кроме того рядом находит вполне приличная школа. А это для вас самое важное. Там вполне найдется и место для вас, поскольку в округе много молодых учеников, да и девочке будет комфортно учиться.
  Спустя всего пару дней женщина вместе с дочерью оказалась в небольшом двухэтажном особняке. В школе пожилой директор встретил семью очень приветливо. Кира сразу начала показывать высокие результаты, а молодая учительница Инга понравилась всем мальчикам и девочкам. Жизнь начала налаживаться.
  Как-то спустя несколько месяцев директор вызвал мать к себе в кабинет. Она с тяжелым сердцем переступала порог. Неужели все начинается заново. Но разговор зашел совершенно на другую тему. Пожилого директора волновала карьера ее мужа. Женщина, едва услышав вопрос, зарыдала.
  - Вы успокойтесь, - засуетился добрый начальник, - попейте водички. Я совсем не хотел тревожить ваши раны. Просто я хорошо знал капитана исследовательского судна, на котором летал ваш супруг. Он ведь работал на "Изыскателе".
  Женщина кивнула и снова уткнулась в платок.
  - Я несколько раз обращался в полицию по поводу пропажи корабля, ведь мой сын командовал им много лет. Но там мне ничего толкового не сказали. Я им начал рассказывать, что Карл Коппель работал именно на этом корабле, что в последний полет он улетал вместе со всеми. У меня даже осталась фотография, где они всем экипажем стоят на фоне "Изыскателя". Но там так уперлись. Бараны и бюрократы! Им нет никакого дела, что ваш муж может пролить свет на тайну исчезновения корабля. У них уже стоит галочка! Дело закрыто!
  - Простите, - немного успокоившись, робко спросила Инга, - а можно мне посмотреть на фотографию.
  - Конечно, конечно, - обрадовался директор, - возьмите себе. У меня еще есть.
  - Спасибо вам, - поднялась со стула женщина. - Спасибо за все. Мне жаль, что ваш сын пропал.
  - Не отчаивайтесь. Надейтесь на лучшее, а сейчас главное, чтобы ваша дочурка училась хорошо и не болела.
  Согретая добрым напутствием, Инга вышла, бережно прижимая к груди бесценный последний снимок мужа. С этого дня в большой комнате появилась новая фотография. Четкий снимок оставил у них в памяти улыбающееся лицо Карла. Время было не подвластно ни стереть эту смелую улыбку, ни заставить забыть его любимым людям.
  Не успела Кира окончить школу с блестящими результатами, как грянула война в Серединных мирах. Инга молча выслушала ее решение стать пилотом боевого робота. Уже не молодая женщина стойко восприняла этот мужественный шаг дочери. Карл в первых рядах ушел бы добровольцем на фронт. Сейчас же все изменилось: гигантские боевые машины захватили инициативу. Она только робко спросила у дочери, может, хватит для войны молодых людей, но Кира твердо отпарировала, что без нее не справятся.
  Пока она училась почти год в школе, женщина все надеялась, что политики придут к компромиссу, но чуда не случилось. Ровно через год лейтенант Коппель улетела с родного Альтаира в неизвестность. Сначала она звонила матери, а та вся в слезах прикасалась руками к экрану и гладила его, будто родительское тепло может проникнуть за десятки световых лет и передаться любимой дочери.
   Потом все звонки прекратились. Только через полгода Инга увидела снова Киру, но только на экране коммуникатора. Дочь говорила, что с ней все хорошо, просто не пускают часто звонить домой, что тут совсем не страшно, а журналисты просто раздувают все в десятикратном размере. Инга кивала головой, вытирала глаза платочком и с трудом сдерживала накатывавшие слезы. Только после звонка она позволяла себе упасть на кровать и горько плакать: "О, доченька, неужели судьба и тебя заберет у меня, как и Карла"!
  Прошло еще полтора года. Вместе с сообщением о победе Окраинных миров ей пришло сообщение: "Кира погибла". Женщина заперлась в своем домике и никого не хотела видеть. Вторая утрата окончательно ее доконала, разум затуманился. Если бы Громов своевременно не ворвался к ней и силой не привез в больницу, несчастная Инга совсем сошла бы с ума.
  При виде лежащей в палате дочери пелена словно спала с глаз матери. Не веря своим глазам, она села рядом с ней и все держала и держала за руку, никак не веря, что такая своенравная Кира здесь с ней и никуда больше не денется.
  Каково же было ее радостное изумление, когда она узнала о том, что скоро станет бабушкой.
  Громов добродушно кивал головой, охал, переживал, даже гораздо сильнее, чем требовала ситуация. Когда словесный поток иссяк, он задал весьма важный для себя вопрос о том, как же Инга познакомилась с Карлом. Женщина смутилась.
  - Вы знаете, дорогой Александр Александрович, - поспешила она налить гостю еще чая. - Мне и вспоминать особенно не чего.
  Но это нечего растянулось еще на несколько часов. Кира давно ушла в свою комнату. Ей еще рано было так много сидеть без отдыха, да и положение будущей мамы предписывало больше отдыхать.
  Карл встретил свою будущую жену случайно. Он, как будущий пилот много времени проводил в городской библиотеке. На носу был сложнейший экзамен по навигации, а преподаватель отличался весьма требовательным отношением к предмету. Не подкупить хорошими оценками, ни подлизаться было невозможно. Во время сдачи дисциплины он глядел на студента новыми глазами. Единственной возможностью сдать - было забросить остальные предметы и сутки напролет сидеть в городском вместилище мудрости. Отдельные злые языки поговаривали, что лучше и кровать туда перенести из дома.
  Инге же напротив учеба давалась легко. Ей нравилось работать с детьми. Маленькие ученики заставляли ее молодеть, хотя самой едва минуло двадцать. Она часто приходила в то же место, что и Карл, чтобы самой узнать что-то новое и интересное. Если детей постоянно удивлять и подталкивать к более широкому изучению дисциплин, то потом им сами понравится учиться. Так думала она.
  Однажды, придя с самой первой в библиотеку, она набрала несколько интересных книг и пошла поискать себе укромный уголок. Там ее никто не увидит и не отвлечет от любимого дела. Каково же было ее изумление, когда за большой кадкой с карликовой пальмой, развесившей подобно зонтику свои листья, она увидела малого. Детина самым наглым образом не только спал, но еще и похрапывал. "Неужели он провел здесь всю ночь"? - мелькнула мысль.
  Деликатно кашлянув, она чуть не подавилась со смеху от произошедшей перемены. Парень пружиной вскочил, опрокинув свой стул, и вытянулся в стойку. Лицо, с красной отлежанной щекой было очень комично. Не выдержав, девушка рассмеялась. Юноша недовольно посмотрел на нее, медленно потер лицо рукой и поинтересовался:
  - А который час?
  Инга засмеялась еще громче, уж очень забавным ей показался высокий парень.
  - И ничего смешного, просто чуточку задремал.
  - Так что пальму от храпа чуть не сдуло, - весело воскликнула будущая учительница.
  Увидев, что незнакомец надул губы, она поспешила его утешить:
   - Да не переживайте вы так, я никому не скажу.
  - Очень я боюсь нашей библиотекарши. Просто у меня на носу очень сложный экзамен. Это тебе не детишек грамоте учить.
  - Это вполне хорошая профессия, - теперь уже девушка поджала пухленькие губки. - Пойду я, раз не хотите поделиться местом. А вы и дальше продолжайте спать.
  Она задрала нос и, как королева, удалилась. Хорошо, что последнее слово оказалось за ней.
  Время уже подходило к обеду, когда на книгу легла тень. Инга подняла голову и с удивлением обнаружила недавнего знакомого. Парень как-то застенчиво стоял и ждал, когда на него обратят внимание.
  - Что Вам угодно?
  - Здравствуйте еще раз, прекрасная незнакомка. Меня зовут Карл. Извините за первый разговор. Я не хотел вас обижать, просто от этой учебы совсем отупел. Одни координаты планет на уме, даже не понял, какую звездочку упустил из виду.
  - Я даже и подумать не могла, что такой большой и нескладный молодой человек может так витиевато выражаться.
  - А большой не всегда означает "глупый". Позвольте узнать Ваше имя и пригласить пообедать.
  Немного подождав и помучив юношу, Инга согласилась. Оказалось, что ее знакомый скоро надеется стать профессиональным пилотом. Разговор затянулся. Как ни странно этот молодой человек только производил впечатление большого и неуклюжего бегемота, а вот умом он вполне превзошел многих ее знакомых.
  На следующий день они снова встретились в библиотеке. А потом еще и еще раз. Стало доброй традицией по утрам ждать друг друга в вестибюле, ловить радостный взгляд и, взявшись за руки, заходить в широкие и гостеприимные двери. Городская библиотека словно накрыла молодую пару своим широким и всезнающим крылом. Так проходили месяцы. Молодые люди все теснее и теснее сидели на одной лавочке, которую Карл принес вместо стула за пальму. Он шутил, что заберет дерево счастья с собой, когда закончит учебу. Ах, как я был бы одинок, если бы не заснул за ней в тот счастливый вечер! Спутница улыбалась, и поглядывала на него из-под коротких ресниц.
  В день выпускного экзамена Инга несколько часов просидела в библиотеке. Пальцы она на всякий случай крепко скрестила. Наконец торпедой влетел счастливый Карл
  - Поздравь меня! Я пилот. Мне даже предложили назначение на исследовательское судно. Буду расширять грани человеческого представления о вселенной. Может, даже открою свою планету, и обязательно назову твоим именем.
  - Умница! Я всегда мечтала о такой славе. - Инга улыбнулась и поцеловала любимого. - А когда ты улетаешь?
  - Через неделю после нашей свадьбы, - он протянул ей обшитую красным бархатом коробочку с маленьким колечком внутри. На его большой руке она просто терялась и казалась крошечной, но девушка понимала, что чувство, которое молодой человек к ней испытывал было намного больше, чем все здание, где они сейчас стояли. Карл нежно глядел на нее, давая понять: "Пусть я буду за миллионы километров от дома, но мое сердце навсегда останется вместе с тобой".
  - А потом муж улетел, - продолжала Инга, - а когда вернулся, я уже ждала дочурку.
  - Второй раз он убыл со своим судном, когда срок моей беременности вплотную приблизился к восьми месяцам. Я каждый день ждала его возвращения, понимая, что он далеко. Когда меня повезла в больницу скорая, я все ждала его. А сразу после родов ко мне подошла медсестра и сказала, что на улице стоит какой-то большой мужчина в форме космонавта. Он говорит, что ваш муж. Я выглянула в окно. Там шел крупный снег, а прямо перед окном стоял Карл и радостно махал рукой. Он потом говорил, что капитан ругался, на чем свет стоит и грозился его уволить. Муж выбрал самый прямой и опасный маршрут до дома. По этому пути никто раньше не летал. Звезды, не нанесенные на карты, могли таить сюрпризы. Но он справился и успел вовремя.
  Перед своим последним полетом он сказал странную фразу, даже не знаю, почему я ее запомнила. "Мы полетим проверить новые планеты, мимо которых мы пролетали пять лет назад, когда я спешил на рождение Киры".
  "Ага"! - Сан Саныч насторожился. - "Это вполне могло быть то недостающее звено, понимания которого так не доставало ему". Теперь бы суметь потянуть за такую давнюю ниточку. Планеты, ведь если корабль в открытом космосе нашел новую планету, а может целую россыпь такую, как Серединные миры. Ради этого лакомого куска его вполне могли убрать с дороги. Только почему до сих пор не докладывают подчиненные? Они уже должны были найти Карла!
  
   Богдан благополучно прилетел домой, разыскал родителей и братьев. За большим столом собралась вся дружная семья. Разговорам, казалось, не будет конца. Но буквально через несколько часов пожаловал нежданный гость. Новый мэр разительно отличался от их прежнего пожилого корыстного интригана. Бывший рабочий завода хорошо помнил своего коллегу по цеху - Богдана. Военная карьера позволяла различить в земляке еще и качества, свойственные представителю власти. Не откладывая в долгий ящик, он попросил Беринга согласиться стать начальником полиции Лазурного Берега. Должность не кассовая и трудная, но зато рядом с родными людьми.
  На следующий день Богдан приступил к своим обязанностям. Его молодая супруга приступила к постройке своего собственного дома, благо инфляция не спешила сожрать такой нужный подарок соседней планеты. Всего через месяц они переехали в новый просторный коттедж. Рядом строители спешили возвести целый район с прекрасными малоэтажными домами.
  Богдан целыми днями пропадал, мотаясь на своем катере по ближайшим лесам и полям, ведь летающий транспорт обеспечивал превосходный доступ в любые уголки. Вызов по рации застал его прямо посреди размеченного взрывами поля. В двух местах саперы проводили уничтожение не разорвавшихся ракет и мин. Теперь такого добра было навалом. Диспетчер сообщил, что в полусотне километров к югу в Радонежском лесу потерпел крушение космический корабль. Судя по приземлению больше похожему на падение, он никем не управлялся. Новоиспеченный полицейский поежился - падение с орбиты убило бы любого. Оставив за себя заместителя, он в одиночку отправился на поиски космического судна. Ульяна спокойно восприняла весть о том, что к ужину супруг не появится. Расправившись с домашними делами, она посмотрела в ночное окно. Часы начали бить полночь, а катера все не было. Наконец, муж посадил свой транспорт на стоянке у дома. Тяжелые шаги раздались перед входной дверью и заставили поскрипывать половицы летней террасы. Вместе с ним кто-то прилетел. Незнакомец кутался в плащ, казалось, что ему холодно.
  Богдан вошел первым и подошел к жене, обнял ее за плечи и сказал шепотом: "Не пугайся". Его губы были вытянуты в тонкую полоску. Когда Ульяна взглянула на гостя, у нее вырвался тихий крик. Будто тебя застал ночной кошмар, и ты не знаешь, сон ли то или уже явь. Перед ней стоял Антон. Лицо его было мертвенно бледным, осунувшимся, но главное, что поражало - это волосы. Ее командир стал совсем седой, в глазах застыла такая тоска, что глядя на него хотелось самой плакать.
  Все трое молча прошли на ярко освещенную кухню, где все было пропитано ароматами свежего пирога. Девушка сразу начала подавать на стол - этот процесс очень успокаивал. Ей все казалось, что будильник зазвонит, и она очнется. Оба брата сели за стол. Антон начал уплетать, как будто очень давно не видел еды. Ульяна молча сидела и смотрела на двух таких не похожих и по-разному любимых мужчин. Если старший для нее воспринимался, как глава семьи и любимые человек, то младшего она искренне уважала - ведь прежняя наивная дружба переросла в нечто большее, а военное братство имеет очень крепкие узы.
  Часы снова пробили, прежде чем хозяева приступили к расспросам. Отмытый "до блеска" Антон сидел на большом угловом диване и рассказывал свою историю. Нет смысла пересказывать ее до того момента, где мы его оставили. А вот дальше...
  Мираж, скрытый за корпусом одного из кораблей, был не виден для орудий трех оставшихся крейсеров. Действовать приходилось быстро и решительно. Робот появился с противоположной стороны импровизированного укрытия и выстрелил по одной из опор самого дальнего крейсера. Орудийные башни не успели навестись на цель, как робот-разведчик уже скрылся за надежным стальным корпусом. Ответного огня не последовало. "Хорошо, что в них заложено не попадать по своим". Показаться, выстрелить, спрятаться, и снова повторить маневр. Если бы не необходимость максимально беречь ногу робота, то Антон уже расправился бы со всеми четырьмя кораблями.
  Крейсеров осталось всего двое. За одним продолжал прятаться мужественный разведчик. Майор заложил заряд под свое укрытие и выскочил на открытое пространство. Два выстрела слились воедино. Потом взрыв, который ощутимо толкнул робота в бок. Поврежденная нога подогнулась, и Мираж упал.
  Сколько времени Антон провел без сознания, он и сейчас не мог сказать. Его стальной друг больше напоминал груду металлолома, чем боевую машину. Привкус крови во рту дал понять, что он пока жив. Постепенно сквозь сознание начали пробиваться слова. "Внимание, включен механизм самоликвидации базы. Всем немедленно покинуть территорию". Беринг сначала судорожно, а потом все более спокойно начал проверять системы. Перспектива быть похороненным в стальной могиле на глубине сотен метров под поверхностью планеты его не сильно радовала. Стать на ноги Мираж не мог, а вот если попробовать ползти. Эта идея никогда раньше не приходила в его голову, поскольку весьма нужное оружие на руках могло быть повреждено. Теперь, когда противников поблизости не было, способ передвижения на четвереньках представлялся ему даже забавным. Слишком громкий искренний смех оттого, что громадный боевой робот двигается, как маленький ребенок, принес ненужную головную боль.
  Минут через десять он на карачках дополз до ближайшего корабля. Трап на его счастье был опущен. Последние силы ушли на управление непослушным Миражом. Если бы корабль не был автоматизирован, Антону пришлось бы очень худо. В грузовом отсеке три корабельных робота-грузчика радостно засверкали зелеными огоньками. Они за несколько минут закрепили присевшего у стены семиэтажного робота. Беринг попытался выбраться из кабины, но дверь была смята последним взрывом. Не действовал даже механизм экстренного открывания. "До старта одна минута", - сообщил ему вежливый женский голос. Мысли понеслись вскачь - перегрузка в кресле пилота точно добьет его вернее всех противников.
  Спасительная мысль пришла за тридцать секунд до взлета. С трудом переставляя один сплошной синяк - в который превратилось человеческое тело, незадачливый пассажир отправился в соседнюю комнату. Держась за стену, морщась на каждом шаге, он добрался до спального места. Эта койка могла выдержать любые перегрузки. Он едва успел лечь, как в самом низу корабля зародился все усиливающийся гул. Двигатели начали набирать мощность, корпус весь содрогнулся, словно в конвульсиях. Непослушные, словно чужие пальцы застегивали крепления. Двигатели вышли на основной режим работы, и космолет сначала медленно, а потом все быстрее и быстрее устремился вверх. Со стороны могло показаться, что потухший вулкан ожил.
  А потом горы, видевшие рождение планеты, дрогнули - взрыв похоронил подземный космодром также надежно, как до этого были уничтожены чудовищные разрушители. С потолка свесился медицинский робот. Он, несмотря на тряску взлета, облепил датчиками тело командира разведчиков и принялся деловито попискивать. Последнее, что помнил Антон, перед уколом - это множественные красные огоньки на панели металлического медика.
  В себя он пришел на орбите. Тело словно одеревенело. Мозг словно отупел. Где он? Потом забрезжило осознание того, что он вырвался. Мало кто мог похвастать такими успехами. Вот и Кира... Кира! Сердце болезненно сжалось. Надежды, что она уцелела, было мало. Антон закрыл глаза, но непослушные слезы потекли по измазанным щекам. В бою он просто не до конца осознал, что такое потерять любимого человека.
  Отстегнув ремни, он снова попытался открыть дверь. На сей раз, аварийные заряды сработали, дверь рывком распахнулась. Взору Антона открылся пустой, не считая трех роботов-погрузчиков, и огромный отсек. По обеим сторонам большие, достаточные даже для его Миража, двери позволяли попасть в две спасательные шлюпки. Разведчик поразился размерам корабля. Здесь планировали перевозить что-то очень громоздкое, словно все задумывалось для великанов. Разрушители! Вот какой груз мог бы комфортно разместиться в этом трюме космолета. Одно, два, три, четыре, пять. Корабль, который мог доставить в любую точку галактики звено этих сверхтяжелых стальных машин для убийства, был построен явно по заказу. Перед Берингом была еще одна, нормального размера дверь. При его приближении преграда сама ушла вверх. На стенах зажглось цветное табло. Подумав, наш герой выбрал рубку управления. Отстегнув, на всякий случай лазерный пистолет, он тихонько начал красться вперед. По мере его приближения стрелки сами появлялись, но он уже знал, куда надо держать путь.
  Минут через пять Антон оказался на месте. За панелью управления звездолета ни души. То же безмолвие во всех проверенных по пути каютах. Знакомый женский голос поприветствовал его. Компьютер корабля с механическим радушием отнесся ко всем вопросам. Да, космолет летит к границам системы. Там он перейдет в гиперпространство и полетит дальше. А вот куда - это была загадка. Курс был проложен заранее и на экране не отображался. Не обладая необходимыми навыками, молодой человек даже не надеялся, что до приземления сможет узнать цель полет. Он попробовал отключить автопилот, но это было не так просто. Переключатель не действовал, а нажимать все подряд кнопки очень не хотелось.
  Конец его раздумьям положили боевые корабли Окраинных миров. После того, как транспортник трижды проигнорировал запрос, преследователи открыли огонь. Одновременно включились двигатели. Ракеты ударили по транспортнику в момент гиперперехода. Сильный удар тряхнул Антона, как куклу. Если бы не привязные ремни, которыми он воспользовался скорее по привычке, чем по необходимости, то последствия были бы плачевные.
  Загорелись несколько лампочек. Красный свет вывел Беринга из ступора. Он жив - это главное. Корабль продолжал нестись в гиперпространстве в неизвестном направлении. Компьютер сообщил ему, что вследствие повреждения они выйдут в обычное пространство менее чем через час. Одну спасательную шлюпку оторвало ракетой, оставалась всего одна. Антон решил, что от него тут проку мало. Как говорится, спасение утопающих, дело рук самих утопающих. Невольный пассажир быстро отправился в грузовой отсек. Там все оставалось, как и прежде. Стальной друг сидел, прислонившись спиной к стене. Казалось, что он просто устал и уснул. Над одной из дверей горел красный огонек. "Так, там шлюпки уже нет". Другая же открылась при его приближении. Эта была не просто шлюпка, а настоящий десантный бот. В него могло поместиться целое звено обычных роботов, или пара Разрушителей. Полчаса у Беринга ушло, чтобы вернуться в своего робота и попытаться активировать все системы. С противным скрежетом, который хорошо был слышен из-за открытой входной двери, Мираж пополз к спасательной шлюпке.
  Антон успел за минуту до выхода из гипера разместиться в капсуле и снова привязаться к койке. Медицинский робот не столь усердно накачивал его лекарствами: или они заканчивались, или пациент скорее жив, чем мертв. Решив для себя, что последнее не так уж и плохо, молодой человек постарался расслабиться. Удар! Как будто ты на полном ходу врезаешься в стену. Обычно разницу скоростей компенсируют двигатели, но тут они были бессильны. Дюзы корабля, как лампочки, постепенно погасли. Корабль выжал из себя все до последнего.
  Беринг подключился к корабельному компьютеру. Они находились неподалеку от системы, где была его родная Глория. Но радоваться было рано. До нее предстояло лететь около двух месяцев. Связью воспользоваться опять не получилось. Транспортник сам переключился на аварийный маршрут. Теперь он предоставил человеку самому выбрать одну из двух планет. Конечно, Антон выбрал свою. Вновь потянулось томительное ожидание.
  Главная проблема заключалась в почти полном отсутствии продовольствия. Если бы не запасы шлюпки, он просто не дотянул бы. Тщательно рассчитанный сухой паек и очищенная вода надолго голод и жажду не утоляли. Постоянно хотелось есть, но сидеть и без дела бывший командир разведчиков не привык. Почти за два месяца он смог сделать главное - привести ходовую часть своего Миража в порядок. С помощью запасных частей, нашедшихся в нескольких кладовых и трех верных помощников, он смог поставить боевого робота на обе ноги. Техники справились бы за пару дней, но такого опыта в ремонте, да и лишних рук у него не было.
  И вот сегодня, окончил свой рассказ ночной гость, его транспортник приблизился к Глории. Корабль с трудом повернул к планете. Последний всплеск активности рулевых двигателей смог по касательной проложить траекторию. Антон уже давно сидел в спасательной шлюпке, в грузовом трюме лежал скрюченный Мираж - места было в обрез. Едва корабль начал входить в атмосферу, он нажал нужную кнопку. Его верный челнок оттолкнулся от материнского корабля, и заскользил, постепенно тормозя вниз. Далеко под ним на поверхности Глории корабль совершил свою последнюю посадку. Взрыва не последовало. Только взметнулся вверх столб черного дыма. Спасательная шлюпка с помощью радара смогла найти в лесном массиве прореху и безопасно сесть рядом. Когда прилетел Богдан, он вместе со своим верным стальным другом уже готовился самостоятельно прокладывать маршрут к дому.
  Хозяева помолчали. По глазам было видно, какой вопрос мучает ночного гостя. Ульяна потупила глаза и отрицательно покачала головой. Плечи у Антона поникли. Он тяжело вздохнул, а потом медленно выдохнул воздух.
  - Что думаешь дальше делать? - задал очень важный для всех вопрос старший брат.
  - А ничего, я итак уже все сделал! - ответил с горечью Беринг. - Я сам решил свою судьбу. У меня нет больше сил бороться с подлой и всесильной машиной, которой является Синдикат. Несколько раз я выигрывал у них, но в конце они рассчитались со мной по полной. Я не смогу больше потерять никого из любимых для меня людей. Вы уж простите, но я хочу так и остаться мертвецом.
  - Спрятать тебя не сложно, - кивнул Богдан, - особенно если никто искать не будет. Документы я беру на себя. Дом мы все поможем тебе подыскать, да вот хотя бы соседний. А ты сам дальше посмотришь, может, и захочешь снова работать у Литвинова.
  - Спасибо, но я сыт по горло боевыми роботами. Теперь буду вести новую спокойную жизнь.
  - Как говорится от сумы, да от тюрьмы не заикайся, - глубокомысленно закончила разговор Ульяна. - Короче, все устали, а мы мучаем разговорами гостя, пора всем спать.
  Решив, что на сегодня вопросов хватит, хозяева уложили его спать прямо на диване, а сами прошли в кухню.
  Богдан обнял жену.
  - Что ты? - тихо спросила она.
  - Не знаю, как бы я жил, если бы тебя потерял.
  - Но ведь все обошлось, дурачок. Теперь нам надо поставить на ноги твоего брата, а то вид у него, как у привидения.
  - Я вот тут подумал, раньше он очень любил возиться с цветами в саду...
  - Мой бывший командир - цветовод, - прыснула девушка. - А что, может и согласится, глядишь побыстрее оправится от душевных ран.
  
  Свет в окнах погас, звезды, словно обрадовавшись уходу со сцены искусственных конкурентов, залили сад мерным желтоватым светом. Далеко, в другой звездной системе Кира уже смотрела свой ночной сон. Мыслями она была далеко, далеко. Они с Антоном идут вместе по вечернему городу и тихо не спеша беседуют. Лицо ее приобрело умиленное, какое-то детское выражение. Губы сами вытянулись вперед, они хотя бы во сне пытались поцеловать любимого.
  Антону тоже снилась молодая жена. Казалось, что они смотрят один и тот же сон. Кто знает, суждено ли им будет встретиться в реальной жизни. Но об этом не знал даже теплый летний ветерок, который шаловливо влетал в открытые окна.
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com М.Атаманов "Искажающие реальность"(Боевая фантастика) В.Соколов "Мажор 4: Спецназ навсегда"(Боевик) Т.Серганова "Танец с демоном. Зимний бал в академии"(Любовное фэнтези) М.Юрий "Небесный Трон 2"(Уся (Wuxia)) В.Чернованова "Невеста Стального принца"(Любовное фэнтези) В.Кретов "Легенда"(ЛитРПГ) М.Атаманов "Искажающие реальность-6"(ЛитРПГ) А.Ригерман "Когда звезды коснутся Земли"(Научная фантастика) С.Панченко "Ветер. За горизонт"(Постапокалипсис) Л.Джейн "Чертоги разума. Книга 1. Изгнанник "(Антиутопия)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
О.Батлер "Бегемоты здесь не водятся" М.Николаев "Профессионалы" С.Лыжина "Принцесса Иляна"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"