Подвойская Леонида Ивановна: другие произведения.

Предтечи Зверя. Книга четвёртая. Изродок. Глава 32

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Конкурсы: Киберпанк Попаданцы. 10000р участнику!

Конкурсы романов на Author.Today
Женские Истории на ПродаМан
Рeклaмa
 Ваша оценка:

  Глава 32
  
  
   В этом деле ничего не было о несчастных шизофрениках, тоже пропавших без вести. Но после пережитого потрясения было уже не до них. Максим вскочил (если так можно назвать изменение направления его поля) и как только мог быстро двинулся назад, к хранилищу его драгоценностей и одежды. Здесь ничего не изменилось, всё было тихо-спокойно. Пока Макс не оделся.
   - Хозяин просит вас зайти, молодой человек, - прорычала одна из горилл, жуя какую-то жвачку. И это так контрастировало с прежними угодливыми клерками и продавщицами, что Макс просто из любопытства подчинился - решил посмотреть, что это значит.
  - Вот, босс, привели. Откуда он взялся - не знаем, но вот, привели.
  Это был уже не тот кабинет для посетителей, а серый бетонированный подвал в том же цокольном этаже. Видимо, остался кусочек площадки при строительстве подземного гаража, вот и оборудовали для всяких вот таких делишек. "Везде одно и тоже" - вздохнул Максим. "Видимо, только гении мыслят по-разному. Подонки мыслят одинаково".
  - У меня очень мало времени. Какие вопросы? - поинтересовался он у босса, восседавшего на одиноком стуле в центре практически пустого бетонированного куба.
  - Учитывая вашу занятость, юноша, из множества вопросов задам один: Денежки откуда?
  - Вам-то какое дело?
  - Это не совсем учтиво, отвечать вопросом на вопрос. Но я вам объясню свою, скажем так, заинтересованность. Денежки-то палёные.
  - То есть, как? Награбленные, что ли?
  - Нет-нет, что вы. Если бы так, вы уже объяснялись бы в другом месте. А здесь просто есть пачечка, купюры которой светятся таким светом... как кровушка людская. А это что значит? Что они насильственно изъяты у одного моего старого знакомого. Друга даже, можно сказать.
  - Это Саш ваш друг?
  - Ну... с некоторой натяжкой... да. Был. Какой-то странной смертью он умер. И вот мне бы очень хотелось узнать, откуда у вас эти денежки и что вы знаете о безвременной кончине несчастного Саша.
  - Не такой он уж и несчастный. Ещё тот был негодяй.
  - Ну-ну-ну. О покойниках... сами знаете.
  - Послушайте, мне некогда. Я конечно, с удовольствием объяснился бы, но...
  - Никаких но! А это, чтобы сделать вас немного покладистей. У меня тоже мало... да ты с ума сошел! Последние слова были сказаны уже одной из горилл, которая по знаку босса нацелился смачно, с разворота заехать наглому юнцу по фейсу. Огромный кулак, просвистев мимо юнца, угодил куда-то в шею стоявшей с другого бока Максима такой же гориллы. Та захрипела и начала оседать на пол.
  - Шустрый молодой человек. Отменная реакция, - по-своему понял происшедшее босс, доставая откуда-то из-под пиджака солидного калибра пистолет. - Брось шутить, цыплёнок. А то пристрелю, не глядя на всю твою славу. Не впервой. Ну! Не двигаться!
  Всё это Макс уже проходил и решил действительно не терять времени. Даже воспротивился некоторым поползновениям Эйора.
  " Некогда! Да и хватит с тебя!" - огромным усилием воли оставил он сознание и тело за собой. И тот смирился. Или, действительно, не нуждался сейчас в порченной крови, или Максим не был в таком гневе, чтобы утратить контроль над здравым смыслом. В общем, и этому боссу, и его подручным следовало бы благодарить судьбу, что остались живы. Или проклинать за такую жизнь - обездвиженных паралитиков?
   Поймав такси, Максим вновь кинулся в аэропорт. В пути набрал номер Алёны.
  - Слушай, я тут такое откопал! Даже по этому телефону боюсь... Не зря Бычек нас на детей наводил!
  - Добрался-таки до дела? Молодчина! Ну, и...? Хоть намёком?
  - Тут связаны не только дела, но и делишки. Даже то, с убийством в машине. В некоторой степени. - Максим покосился на таксиста. Тот, услышав об убийстве в машине, вжал голову в плечи. Слушает и боится. Значит чисто.
  - Ну, которое я вместе с шефом расследовал, - уже не столько для Алёны, сколько для водителя, уточнил он. Ну вот, словно тяжесть с плеч у бедолаги свалилась.
  - Поняла - поняла. Но с какой стороны?
  - Всё объясню. Сейчас помчусь ... ну, не по телефону. Ты помнишь, где ещё маленькие такие ниточки торчали?
  - Да-да. Слушай, а Евгений тут раскопал очень интересные сведения о делах сильных мира сего. И ещё новость тот самый Жак, ну, журналист который...
  И опять чёрная волна ударила по Максиму...
  - Ну, красавица, ну умница, - восхищался Максим, ласково поглаживая холодный металл "тёзки". - С таким другом мы любой штурм отобьем.
   - С друзьями, братец Иванушка, с друзьями, - уточнила Злата, отдуваясь и вытаскивая из подвала второй пулемет.
   - Может, там еще и бронепоезд припрятан? - изумился "братец", метнувшись на помощь девушке.
   - Чем богаты, тем и рады...
   - Ну, ну, не скромничайте, с таким приданым, и не замужем...
   - Кто, Саввишна? Может, поэтому и не замужем.
   Перешучиваясь, они перетащили оба пулемета на чердак и установили их по разные стороны помещения.
   - Теперь вот что, - посеръезнел Максим. - Нам надо будет отбить у них охоту прийти к нам в гости. Это удастся, если мы уничтожим большую часть отряда. Иначе они нас рано или поздно выкурят. Вообще-то они и так и так нас выкурят, но если мы их хорошенько куснем, то у них пропадет охота нас преследовать.
   - И какая будет диспозиция, господин генерал? - поинтересовалась Злата, заливая воду в кожухи пулеметов.
   - Делаем вот что... В начале отстреливаемся из этих игрушек, - кивнул Макс в сторону дробовиков. Когда они убедятся, что бояться почти нечего и покажутся всем отрядом, вот тогда и полоснем из наших друзей. Думаю, что это отобьет охоту от преследования. Все согласны? Тогда военный совет закончен.
   - Я то согласна, ухмыльнулась Злата. - А как наша сестра во Христе? С проповедью: "Не убий!"
  - Ольга Николаевна, - обратился юноша к побледневшей монахине. - Может, это и против Ваших правил, но я не собираюсь подставлять им другую щеку. Я видел, что они сделали с монахами, давшими Вам приют. Они убивали их поочередно на глазах у распятого отца-настоятеля. Мне некогда сейчас дискутировать на темы христианства. Я знаю одно - чем больше этих нелюдей умрет, тем лучше будет всему человечеству. И христианам тоже. Я знаю, что мы в Вашей власти. Но благословите нас на рать.
  - Дайте мне ружье! - вдруг ответила монахиня.
  - Что? - изумленно воскликнули ее собеседники.
  - Дайте мне ружье! - решительно повторила Ольга и, не дожидаясь ответа, взяла карабин. Медленно, но уверенно она сняла оружие с предохранителя и щелкнула затвором.
  - В конце концов, мой отец был не совсем гражданским человеком, - ответила она на немой вопрос четырех глаз. - Что такое оружие, в нашей семье знали. И в монахини я не постригалась.
   - Нет! - Максим довольно грубо вырвал оружие у девушки из рук. - Каждому - свое. Пока мы справимся сами. Хотите помочь - несите воду. Наших новых друзей - он вновь похлопал по кожуху пулемета, - надо поить. - Злата, мы держим фронт и смотрим по сторонам. Ольга Николаевна - Вы наблюдаете за тылом и помогаете каждому, кто будет нуждаться. Но вначале - выманим.
   - Я выманю, - прогудела Саввишна, и получила нерешительное разрешение командира.
  События не заставили себя долго ждать. Ближе к полудню к избе подошли пятеро разведчиков. На стук в дверь долго никто не открывал, и только когда они начали барабанить ногами, старушечий голос поинтересовался, кого принесла нелегкая.
   - Открывай старуха, свои, - привычно ответили бойцы ЧОНа.
   - Были свои, да все вышли. Вышли и не вернулись. Только чужие и бродят, - ответствовал голос хозяйки.
   - Открывай, старуха, не то дверь сломаем, - пытались урезонить хозяйку солдаты.
   - Ну вот. Добрый человек пошел бы восвояси, а дверь ломать - это только лихие люди. Не отопру.
   - Бабка, отпирай. Если одна - ничего не сделаем. Советская власть мы.
   - Ой ли? - проворчала вредная старуха. - Смотри, власть, будете ломиться, отважу. Знаю я таких, - " власть". - Она смачно выругалась.
   Пока шли переговоры, Максим, поняв задумку хитрой старухи, лихорадочно снаряжал патроны дробовика соответствующим зарядом - мелкой дробью с солью.
   - Ломаем, - скомандовали из авангарда, и разведка, проклиная упрямство старой ведьмы, налегла на дверь. И в это время Максим, с дальнего угла чердака дважды выстрелил импровизированными зарядами, целясь в филейные части незваных гостей. И хотя он стрелял сверху вниз, под довольно острым углом, но по воплям и грязной матерщине понял - попал, и попал удачно. Вся пятерка рванулась в лес - докладывать о результатах разведки.
   - Ну и что теперь? - поинтересовалась Злата.
   - Если нормально разозлили, и они поверили, то выманим - ответил Макс, с большим сомнением качая головой. - Я бы лично не поверил. Но и таким нахрапом людей не посылал бы. Не знаю. Подождем. Теперь встретим их посерьезнее.
   Ломать дверь и справляться со старой ведьмой, встречающей советскую власть солью без хлеба, отправили десяток здоровенных бойцов. Для того, чтобы долго не задерживаться под огнем дробовика, лихие ребята вырубили соответствующий случаю ствол дерева и с таким тараном легкой рысью двинулись на врага.
   - Ну вот начинается потеха, - произнес Макс, прицеливаясь из карабина. Девушки, также старательно целясь, ничего не ответили.
   - Готовы? Огонь! - подал команду лже-монах и первым выстрелил. Два выстрела рядом прозвучали почти одновременно. Осажденные увидели, как трое из врагов упали, а остальные, уронив таран, остановились.
   - Еще огонь, - скомандовал юноша, вновь припадая к прицелу. И пока команда штурмовиков соображала, что произошло, чем там старуха стреляет, из дома раздались еще три выстрела, и вновь трое их товарищей упало на молодую траву. Один из них, раненный в живот, громко заорал. Трое из оставшихся невредимыми кинулись к лесу, один склонился над раненым. Макс успел всадить пулю еще в одного убегающего, но в героя, тащившего раненого в лес, ни он, ни девушки стрелять не стали.
   - Это запевка. Присказка. А песенка или сказка начнется чуть попозже, - заявил Максим, откладывая в сторону карабин. - Теперь, насколько я знаю повадки "товарищей", нам надо прилечь и без надобности не шевелиться.
   Он оказался прав. Из лесу раздался грохот всех стволов обозленного отряда, и, прорываясь сквозь гонку, на чердаке засвистели пули.
   - Это ненадолго, - успокоил девушек Максим. - Сейчас спохватятся, что патронов никто не подвезет, и задумаются, что делать дальше. Потом пойдут в атаку.
   Все так и случилось. Чоновцы шли цепью. А поскольку многие из них давно уже ходили в атаку только против мирного населения, то под пули лезть не хотели. Они жались друг к другу и, подходя к дому, все больше и больше скучивались.
   - Нет, нет, нет - притормаживал Злату Максим, подпуская врагов все ближе и ближе. - Пора! - крикнул он, наконец, и свинцовый шквал из двух пулеметов смел наступавших. Затем добил убегавших. Раненным позволили уползать, цинично решив, что они свяжут преследователей. "И ничего личного" - буркнул, словно извиняясь, Макс.
   - Что будет теперь? - поинтересовалась Ольга, печально разглядывая поляну, усеянную мертвыми красноармейцами.
   - Теперь они выставят оцепление, и будут дожидаться подкрепления с пулеметами и пушками, - высказал свое мнение юноша.
   - А я бы на их месте...
   - Да? - переспросил Макс Злату.
   - Я бы подожгла наш дом и выкурила бы всех.
   - Разумно, но как?
   - Поджечь вон тот ельник, в дыму прорваться сюда и поджечь дом. В сторону реки нам не уйти - обрыв, а в другие стороны - можно блокировать.
   - А дым? Он нам не поможет прорваться? - с интересом следил за развитием Златиного плана Макс.
   - Надо поджигать ельник и дом, когда ветер будет в нашу сторону. Тогда и пожара большого не дождешься - лес сейчас сырой, и дым будет нам в лицо, им нас высмотреть не помешает.
   - Очень интересный план, - одобрил юноша. - Только, надеюсь, что наши приятели до него не додумаются.
   -А если?
   - Ну, тогда, думаю, Саввишна найдет способ вытащить нас отсюда. Какую-нибудь многоместную ступу. А, Саввишна?, - спросил монашек, перегнувшись и глядя в избу на старуху.
   - Улыбается и кивает головой, - сообщил он девушкам. - Однако, вот и стрельбе конец. Теперь начнется осада. Предлагаю - я дежурю первым. Вам - отдыхать. Смена через каждые... три часа. Вниз, девчата, вниз.
   - Как вы думаете, не попробуют ли они незаметно подползти и закидать гранатами?- поинтересовалась Злата, сменяя в положенное время Максима.
  - Думаю, нет. Ползти далековато. Бросать гранаты - высоковато, да и героев у них осталось маловато. Будут сидеть и думать, пока до чего-нибудь не додумаются. Про пушку я, конечно, в шутку, а вот пулеметов подвезут, прижмут нас к земле, а потом штурманут.
  - А я думаю, они все-таки додумаются до моего плана... Ой, ползут! - вскрикнула она, показывая на двух смельчаков.
  - Придется отучивать, - заявил Максим, прижимая к плечу карабин.
  - И я тоже - схватила второй карабин девушка.
  Первым выстрелил Макс, чуть позже - Злата. Оба пластуна замерли, и чувствовалось - навсегда.
  - Вот так. И ничего личного, - вновь заявил юноша, откладывая карабин.
  - Что? Что ты сказал? - вдруг страшно побледнев, спросила Злата.
  - Да ничего, вырвалось, - рассеянно ответил Макс, всматриваясь в сторону врага.
  - Нет, ты уже говорил это, - непроизвольно перейдя на "ты" заявила Злата.
  - Ну да, говорил. Привычка такая появилась. Чужой я здесь, вообще-то. Вот после каждой стычки вроде как объясняю им, что личной неприязни к ним не питаю. К большинству из них, - уточнил он. -А что? - повернулся Макс к девушке.
  Но в это время вновь начали стрелять - в отместку за гибель товарищей.
  -Идите, моя смена, - не ответив, вытолкала Злата с чердака юношу и осталась одна.
   Напрасно не придав значения Златиному любопытству, Максим плотно поел от щедрот Саввишны.
  С обожанием глядевшая на него старуха прислуживала Максу и Ольге за столом, с некой совершенно невероятной грацией меняла тарелки и разносолы.
  - Вы знаете, мне в миру приходилось бывать на пирах и за мной тоже прислуживали. Разные лакеи бывали, может, и половчее ухаживали, но вот так, любя... - удивленно улыбалась Ольга. - Чем-то вы тронули сердце старушки. Признайтесь, чем он вас околдовал? - шутила девушка.
  - Наверное, тем же, чем и тебя, дура, - сквозь зубы зло шипела часовая на чердаке. Слезы текли по ее тронутым молодым пушком щечкам. Еще пол часа назад она обижалась на старуху, видя, как та специально затягивает приготовление обеда - до окончания дежурства молодого офицера. Сейчас ей было все равно. Даже лучше, что она дежурит именно сейчас - есть время выплакаться. Тем более, стрельба закончилась, и новых попыток погеройствовать никто не предпринимал.
  Старуха же на слова Ольги вновь улыбнулась. И хотя от улыбки сморщенное годами лицо еще более сморщилось, но его выражение стало не таким ... ведьмовским - подобрала Ольга слово.
  - Злата, я вас сейчас подменю, - вскинулась монахиня. - А то за три часа дежурства все остынет. - Ну, на несколько минут, - уточнила Ольга в ответ на отрицательное бурчание часового. Затем она полезла наверх и силой стала спихивать упрямую девушку.
  - Да прекратите вы баловаться! - прикрикнул на эту возню Максим. - Смерть, смерть опять идет за нами. И все - всерьез. А вы - как дети... Злата, я вам приказываю передать дежурство на четверть часа сестре Ольге и как следует поесть. Ольге Николаевне - смотреть в оба. Я пошел на перевязку. Когда вновь поменяетесь, Ольге Николаевне - спать!
  - По какому праву командуешь штабс? - зло крикнула Злата.
  - По этому праву и командую, по праву старшего офицера. А насчёт штабс-капитана - зря. Государём-императором был произведен в поручики, - ответил Максим, скрываясь в сенях со старухой.
  - За что, а? В таком возрасте за что, поручень?
  - Что с Вами, Златушка? - забеспокоилась монахиня, увидев зареванную мордашку своей подруги.
  - Ах, отстаньте от меня, - отвернулась Злата, уставившись в импровизированную бойницу.
  - Ну, хорошо, хорошо, - примирительно проворковала Ольга. - Только, Вы, действительно, сходите, поешьте. Мало ли что еще. Здесь Максим прав. Силы могут понадобиться. Как тогда, когда его тянули. Мало ли кого еще, не дай, конечно, Бог...
  - Зря, ох, зря тянули, - всхлипнула Злата.
  - Да вы что, вы что? - испугалась Ольга. И... и почему вы его штабсом назвали?
  - Ладно, не бойтесь. Может, все обойдется, - успокоила подругу Злата и, не отвечая на последний вопрос, скользнула вниз к столу. Она быстро перехватила старухиных солений, похлебала горячего супа, а, услышав шаги Максима, схватила с собой копченую ребрину и взвилась на чердак.
  - Все, спасибо, я здесь догрызу. Вам советую поспать. Вы правы, сил надо набираться всем.
  Ольга вновь пытливо посмотрела на Злату, но та с абсолютно беззаботным видом обгладывала кость, уставившись в сторону врага. Вздохнув, монахиня спустилась вниз, где вскоре последовала совету Златы. После загадочных знахарских бабкиных процедур задремал и Максим. Задумчиво глядя на него, сидела в изголовье кровати старуха. Что происходило на той стороне этого микрофронта, было неведомо, но и оттуда громкого шума не доносилось.
   - Ну, что новенького? поинтересовался в надвигающихся сумерках отдохнувший и бодрый поручик. По нему было видно, что боль от многочисленных заживающих ран все меньше тяготит этого бойца.
  - Все без изменений, господин штабс-капитан, - язвительно отрапортовала Злата.
  - Ну почему же, без изменений? Блокада усиливается. Вон, начали разжигать костры, - невозмутимо констатировал юноша. - А насчёт "штабса", это всё же зря с такой ненавистью. А костры уже давно?
  - Это вот только-только, в честь вашего появления фейерверк, ваше благородие.
   И действительно, по периметру лесной опушки, довольно близко один от другого, начали разгораться огни.
  - Чтобы мы не проскользнули? - полуутвердительно спросила также поднявшаяся на чердак Ольга.
  - Точно. Да и самим в темноте не сидеть. Страшновато же. Особенно, когда луна прячется. Боюсь я только, что подскажут им эти костры Златин план, - размышлял вслух Максим. - Маловато мы их все-таки положили...
  - Ну о чем вы жалеете! - вскинулась Елена. - Грех жалеть о том, что мало убил!
  - Вы, сестрица, в данный момент не правы. Мы защищаемся от врага, который готов убить нас, не задумываясь. К примеру, в русско-японскую войну или уже в Мировую - вы служили молебен за успех русского оружия? А оно что, само убивало? И с той стороны служили молебен, за успех их оружия. А эти - и молебнов не служат.
  - Но мы не должны быть равными им.
  - Это почему же, хотелось бы узнать?
  Пока Максим с Ольгой спорили о богопротивности того или иного убийства, не находившая себе места, явно осененная какой-то мыслью Злата украдкой накинула на свою рыжую шевелюру черную шаль, а затем вымазала золой из печи лицо.
  - Это что за маскарад? - изумился Максим, когда девушка, сверкая в сгущающейся темноте белками глаз, высунулась из ведущего на чердак лаза.
  - Пойду на разведку, - не терпящим возражений тоном заявила девушка. - А вы здесь не трепитесь, а смотрите в оба. А то подкрадутся - и поминай, как звали.
  - Не пущу - решительно вскочил на ноги сидевший у импровизированной бойницы Максим.
  - Вас не спросила, ваше сиятельство! - Злата метнулась к двери и словно сквознячок, просочилась в чуть приоткрытую дверь.
  - Вот же егоза, - восхищенно развел руками "старший офицер". - Знал бы - связал бы. Но поздно. И кое в чем она права - мы несколько заболтались. Будем повнимательнее. Хоть я и не верю в героизм этих мародеров, но вдруг проглядим?
  - Саввишна услышит, - успокаивающе прогнусавил снизу старческий голос.
  - Что-что, Саввишна? - переспросил Максим.
  - Услышу, все услышу, - подтвердила свои слова старуха.
  - Ну, тогда тем более, не будем болтать и мешать нашему помощнику, - улыбнулся Максим.
  - Только один вопрос, - решилась Елена. - Что случилось со Златой? Ее словно подменили, особенно в отношении к Вам. Дерзит, плачет, злится... Если, конечно, это не личное...
  - Не знаю. По-моему, ничего такого не случилось... в последнее время, - добавил он, чуть запнувшись, - чтобы вот так, на глазах, изменилось отношение. Надеюсь, это не помешает нам выкрутиться...
  - И ещё... Почему она вдруг начала называть Вас штабс-капитаном? И вы даже не спорите?
  - Не знаю... У меня насчёт прошлого какая-то... муть в голове. Жуткая муть. Я знаю, что должен Вас спасать - и спасаю. И, знаете, это... это так замечательно, словно в восхитительном сне. Я же... знаю кто Вы. И не надо, ради Бога... Здесь нас никто не слышит, а в моей преданности Вы уже должны были убедиться... И сейчас во мне живут два человека. Но не штабс-капитан... По тому, как руки тянуться к оружию, по тому, как вспоминается боль от заживших ран... Но ещё я знаю... Нет, не сейчас.
  - А Саввишна? Знаете, когда мы вас сюда принесли после вашей схватки с тигром, она сначала присматривалась, потом всплеснула руками и начала ухаживать, как за родным человеком. И когда мы вас мыли, бинтовали...
  - Вы? И своими... руками?
  - Если вы всё про меня знаете, то знаете, что ни я, ни моя матушка, ни мои сёстры не чурались ухаживать за раненными. Так что...
  - Ничего личного? - улыбнулся Максим.
  - Почти... Но когда увидела, как вас тигр... и тогда в монастыре... И всё за меня... Но не будем об этом, мой юный герой. Не время, правда? Тем более, сейчас, когда Злата...
   Они замолчали, вглядываясь и вслушиваясь в темноту, пытаясь представить, чем занимается их подружка.
  А подружка незамеченной выбралась из дома и змейкой поползла по поляне к лесу. У нескольких лежавших на пути мертвых красноармейцев она достала документы, у одного вытащила из уже окоченевшей кисти наган. Затем девушка, поглощенная некой новой мыслью, ненадолго замерла, и, приняв какое- то решение, повернула назад.
  -Ползет и что-то ташшит, нарушила тишину старуха.
  - Уползла, - добавила она через некоторое время.
  Максим и Ольга переглянулись и пожали плечами. Они не слышали ничего.
  - Опять что- то тащит... Уползла, - вновь сообщила старуха через некоторое время.
  - Что она там надумала тягать? Если это она... - насторожился Максим. - А если "товарищи" что задумали? Надо выглянуть. Смотрите здесь во все глаза.
  Он спустился с чердака и подошел к двери.
  - Снова ташшит. Скоро будет здесь.
  - Что, что тащит, Саввишна?
  - Трупы ташшит.
  - Трупы??? Но зачем? Ты не ошибаешься?
  - Чую. Человечина по-особому воняет.
  - Но их же недавно...
  - Уже воняет. Воняет сразу, - односложно отвечала старая ведьма, продолжая прислушиваться.
  - Вот, приташшила, - вскоре заявила она, и в этот момент в дверь тихонько поскреблись. Старуха отодвинула щеколду и в приоткрытую дверь прошмыгнула Злата.
  - Здесь три трупа красных. Помогите затянуть, - отдуваясь, обратилась она к офицеру.
  - Но зачем? - изумился Максим, все еще находившийся под впечатлением слов старухи о вони.
  - Тяните, - гневно фыркнула в ответ Злата. - Если дом сожгут, то решат что это мы... Хоть на время оторвемся. А может, и вообще поверят.
  - Вы - гений военной хитрости, - попытался вновь перейти на прежний шутливый тон юноша.
  - Тягайте же, вы... Я - на разведку, - не приняла предложения девушка и мгновенно растворилась в темноте.
  При деятельной помощи старухи, стараясь не выдавать копошения у двери, Макс затянул в сени тела погибших, а когда старуха вновь заперла дверь - поднялся на чердак поинтересоваться обстановкой.
  - Увеличилось число костров, - ответила Ольга. Но не по периметру, а дальше, в лесу. И какие-то еще огни, вроде, как с факелами ходят. Непонятно, - обеспокоено ответила девушка. - А что там?...
  Раздавшаяся беспорядочная стрельба прервала разговор.
  - Неужели попалась? - вздрогнул молодой офицер. Даже здесь, в темноте было заметно, как он побледнел. Со стороны леса раздалось еще несколько выстрелов, затем - еще.
  - Не понимаю, но надо идти выручать. До утра она у них не выживет. А если и выживет, то... - он заскрипел зубами, представив, что будут делать с этим стройным тельцем всю ночь. - Вы никуда отсюда. Если до утра не вернемся... Нет, если до рассвета не вернемся, пробуйте незаметно уйти. Попробую отвлечь внимание..., - отрывисто говорил Максим, вглядываясь в темноту и вздрагивая от каждого выстрела.
  - Она вам так дорога? - сухо спросила Ольга.
  - Наверное, да, - ответил Максим, сбегая по лестнице вниз.
  Уже в сенях, когда он оглядывался, пытаясь на бегу найти что-нибудь темное, маскировочное, морщинистая рука спокойно легла на его плечо.
  - Что, Саввишна?
  - Звери, - коротко ответила она.
  - Что, что "звери"?- нетерпеливо переспросил Максим. - Скорее, бабушка, времени нет.
  - Есть, внучек, - невольно улыбнулась старуха этому обращению. - Ты слушай. Звери воют, люди стреляют.
  Максим заставил себя успокоиться и прислушаться. Действительно, из леса раздавался злой голодный вой волчьей стаи.
  - Это стреляют по волкам? - переводя дух, уточнил Макс.
  - Мертвые воняют. А живые не пускают их сожрать.
  - Фффу! Спасибо, Саввишна. Гора с плеч. Я уж думал, Злату схватили.
  - Молодую рысь? Некому ее схватить. Разве здесь ... - она лукаво посмотрела на юношу.
  - Да ладно тебе, не придумывай, - сконфузился Максим и под тем же лукавым взглядом взвился на чердак.
  - Ложная тревога. По волкам лупят. Те на запах сюда шли.
  - Да, я слышала, что Саввишна сказала. И вой слышала - односложно ответила Ольга, вглядываясь в ночь.
  - Но послушайте! - воскликнул Максим. - Мне поручено спасти Вас, и я выполню свой долг. - Но я не могу прикрываться долгом, когда еще большая опасность грозит другой девушке. Я... офицер. Я знаю, кто Вы и, по-моему, веду себя соответственно. Я готов отдать жизнь и за Вас, и за нее - за кого раньше потребуется. И ничего личного.
  - Лучше, живите, - улыбнулась Ольга.
  - Ну вот и договорились, - улыбнулся в ответ и Максим. Они вновь затихли, всматриваясь и вслушиваясь в окружающую дом темноту. Однако на этот раз долго бездействовать не дала хозяйка. Кряхтя, она взобралась по лестнице и, высунувшись в люке, молча поманила к себе юношу. Тот, пожал плечами, но, понимая, что старуха ничего не делает напрасно, спустился к ней.
  - Снимай свое и одевай это, - предложила Саввишна, протягивая ему красноармейское обмундирование. Всё поняв, Макс быстро переоделся.
  - И скажи ей, чтобы шла сюда, переоделась, - кивнула старуха в сторону чердака. Понизив свой голос до гулкого шепота, она добавила: - Не говори откуда. Брезговать начнет.
  - Хорошо, Саввишна. Спасибо. - Преобразившийся в статного красноармейца, юный поруччик вновь занял место на чердаке, попросив пойти переодеться Ольгу.
  - У Саввишны оказалась кое-какая удобная одежда. В случае чего можно будет раствориться среди красных. Так надо, - сообщил он, ненамного и наврав.
  Что получилось с монахиней в результате этого маскарада, Максим в темноте чердака не разглядел. Удовлетворившись уже тем, что девушка вообще переоделась в одежду мертвеца, он продолжил смотреть в сторону мерцающих костров. Когда из-за туч выглядывал месяц и серебряным светом заливал поляну, Макс впивался взглядом в каждую тень, пытаясь высмотреть неугомонную разведчицу. Беспокойство о девушке вновь стало закрадываться в его сердце.
   Пока в доме неспешно развивались мелкие события, Злата, перетянув три трупа, вновь тенью заскользила по поляне к лесу, на этот раз - не останавливаясь перед лежащими телами. Чередующиеся тьма и лунный свет помогали её скрытному приближению к одному из костров. Еще больше помог переполох, вызванный нашествием голодного зверья. Всё внимание сидящих у костров переключилось на светящиеся во тьме глаза и протяжный голодный вой. Во время очередного оружейного залпа Злата прошмыгнула между деревьев и оказалась во вражеском лагере. Побродив, не выходя из темноты, от костра к костру, она довольно скоро нашла тот, который искала - охраняющий и обогревающий начальство.
  Командир и комиссар угрюмо сидели у самого большого костра, курили и переругивались.
  - Ты положил почти половину отряда, товарищ Васильев. Раньше у нас таких потерь не было.
  - Раньше у нас и таких бойцов не было, - огрызался "товарищ Васильев". Хотя оба они были в кожанках, у Васильева под ней выглядывала тельняшка, а на боку болталась деревянная кобура с маузером. Комиссар же - хрупкий, в очках, с непременными усиками и бородкой "а ля Ильич", как и большинство из них, производил впечатление чего-то скользкого и гадостного. В отличие от командира, он попыхивал трубкой.
  - Ты с больной головы на здоровую не перекладывай, - зло выговаривал комиссар. - Где это видано - шеренгами под пулеметы?
  - Да кто знал, что здесь в глуши - пулеметы. И ты, Марк, куда смотрел? А люди - не те. Которые раньше были - сразу бы залегли. А эти - он махнул рукой - стадо.
  - Вот как? Стадо? Куда я смотрел? - вскочил комиссар. - Ну, подожди, товарищ Васильев, придет завтра головной отряд, тогда мы с тобой поговорим. По всей строгости поговорим, а пока я тебе запрещаю, слышишь, запрещаю что либо предпринимать. Данной мне властью, отстраняю тебя от командования и беру его на себя.
  - Что? - "товарищ Васильев" тоже встал, затем, обсмотревшись по сторонам, вдруг схватил комиссара за бородку и резко дернул.
  - Слушай меня, сволочь жидовская, - процедил он. - Ты мне здесь уже докомандовался. Как и твой Троцкий - там. Я свой мандат кое у кого другого получал. А будешь ерепениться завтра при Кондрате - расскажу и про твоих мадам, и про твое золотишко. Думаешь, не знаю, где припрятал? Имей в виду, я тебя терплю, пока ты мне не мешаешь. Обделывай свои делишки, но идейного мне не корчь. А это - чтобы запомнил - он со всей силы двинул комиссару под-дых.
  Видимо, привыкший к проявлениям боли только у других, комиссар упал и скорчился, словно его, по крайней мере, прокололи копьём.
  - Ну, будет, будет, - уже добродушно проворчал верзила, взял тщедушное тело в охапку и отволок к подстилке из нарубленных еловых веток.
  - А Кондрата ждать не будем, - втолковывал командир хватающему воздух комиссару. - Узнает, что облажались - отдерет обоих. И на меня всё не спихнешь, сам знаешь. Вот что я думаю - продолжил он. - Проведем газовую атаку?
  - В твоем отряде газ - только в брюхах твоих героев. Он, конечно, - удушающий, но - не хватит. Только друг друга потравят.
  - Уже шутишь? Молодец. Быстро схватываешь. Понял, что мы одной веревочкой повязаны?
  - А вот "жидовской сволочи" я тебе не прощу, - зло ответил уже отдышавшийся комиссар. Я из-за этого, из-за "жидовской морды" и в революцию-то пошел.
   - Подумаешь, неженка. Значит, если бы перед тобой шапку ломали и Марком Мордуховичем величали, то и страдания пролетариата тебе были бы по боку? Лихо! Будет тебе. Нечего здесь было идейничать. Ладно бы перед кем другим. Так что квиты. Да ты послушай. Мы подожжем лес вон там. С дымом прорвемся и подпалим этот чертов притон. Выкурим. А там, хошь - живьем бери, хошь - отстреливай, как в тире.
  - Ловко. Где твоя голова раньше была? А брать живьем. Особенно - женский пол.
  - Ты объясни, что это за бабы такие? Такой отряд за ними послали.
  - Сам додумывай. Да черт возьми, прекратят они стрелять или нет?
  - Они к вою волчиному не привычны. Да ты не нервуйся. Я бы додумал, если бы всех заглавных вражьих баб не расстреляли... еще тогда.
  - Я бы я тебе рассказал... Если бы не сегодняшний разговор. А теперь - нет тебе того доверия, чтобы революционные тайны рассказывать.
  - Ты опять? - угрожающе рыкнул матрос.
  - Я только к тому, чтобы сам додумывал. Если всех расстреляли, а гоняются так, будто за живыми, значит, что? - комиссар встал с еловых лап и пошел в сторону от костра.
  - Ты куда это?- заволновался командир.
  - Надо, на минутку.
  - А, бывает. Но не отходи далеко, а то хищные звери могут сожрать, - с долей иронии предупредил моряк. Как мы без тебя-то?
  - Не дождешься - зло ответил товарищ Марк, теперь демонстративно отходя от костра.
   "Убрать. Только убрать. До прихода Кондрата. Но тихо, чтобы действительно ничего не раззвонил. А потом уже обо всех его ошибках доложить. Если только это ошибки, а не большее. Но это потом уже мне решать", - думал комиссар, спустив штаны и примащиваясь поудобнее под деревом. Это были его последние мысли. Жгучая боль в горле залила мозги диким криком. Но крикнуть наяву он не мог. Перерезанная артерия залила дыхательные пути горячей кровью. Комиссар понял, что умирает, и дикий страх остался последним его чувством.
  Злата, прижав к себе добычу и закрывая для надежности рот комиссара своей ладошкой, затихла, осматриваясь и прислушиваясь.
  Командир, видимо, приняв короткий шум от конвульсий своего соратника, за естественные движения, вновь закурил и продолжил размышления вслух.
  - Значит, считаешь, что не всех? Не думаю, чтобы такие, как те товарищи, решились врать самим вождям. Если сказали "всех", значит всех. Что-то я недодумываю, а? Не хочешь, не надо. Возьмем завтра - увидим.
  Пока командир не насторожился, полагая, что желание комиссара вызвано его рукоприкладством, Злата как можно тише поволокла тело в темноту, в сторону, где сонно журчала река. Минут через десять она уже была на поросшем таким же густым лесом обрыве. Здесь она быстро обыскала карманы комиссара, забрала документы, подумав - и кожанку, затем сбросила то, что недавно было живым человеком, с обрыва в воду. Шумный всплеск подтвердил падение тела, и Злата метнулась в направлении дома. Уже почти на опушке замерла, прислушалась. Писк. Где-то недалеко. Вот и опять. Кто -то маленький и несчастный звал на помощь. И девушка осторожно покралась на этот зов.
  "Почему командир не поднимает тревоги?" - недоумевала она, ползя уже за линией костров. "Ну вот, наконец-то", с каким-то облегчением подумала она, услышав, как разгорается, уже было затихшая, стрельба. "Ай да морячек! Выждал, чтобы наверняка. А теперь, небось, "Украл зверюга голодный. Недосмотрели... Но и сам не маленький был...". И все вчерашние неудачи - на него. Ай да командир" - почти восхищалась этой подлостью Злата. " А монашка-то, а? То-то мне казалось, что я её где-то видела"! Она без проблем доползла до избы и довольно скоро, умываясь от крови и золы, невольно улыбалась проявлению радости встретивших ее друзей.
  
  Глава 33 - уже на сайте Литсовет
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com М.Тайгер "Выжившие"(Постапокалипсис) О.Гринберга "Чуть больше о драконах"(Любовное фэнтези) М.Атаманов "Искажающие реальность"(Боевая фантастика) В.Старский ""Темный Мир" Трансформация 2"(Боевая фантастика) Е.Шторм "Чужой отбор, или Охота на Мечту. Книга 2"(Любовное фэнтези) Deacon "Черный Барон"(Боевая фантастика) А.Кочеровский "Утопия 808"(Научная фантастика) Л.Джейн "Чертоги разума. Книга 1. Изгнанник "(Антиутопия) Н.Любимка "Пятый факультет"(Боевое фэнтези) В.Соколов "Мажор: Путёвка в спецназ"(Боевик)
Хиты на ProdaMan.ru Янтарь чужих воспоминаний. Суржевская Марина \ Эфф ИрИ немного волшебства. Валерия ЯблонцеваВам конец, Ева Григорьевна! ПаризьенаТы принадлежишь мне! Эльвира ОсетинаЧП или чертова попаданка - 2. Сапфир Ясмина✨Ин и Яла: Техника соблазнения. Ева ФиноваНедостойная. Анна ШнайдерЗлосчастная лужа. михайловна надеждаВолчий лог. Сезон 1. Две судьбы. Делия РоссиНочь Излома. Ируна Белик
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
С.Лыжина "Драконий пир" И.Котова "Королевская кровь.Расколотый мир" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Пилигримы спирали" В.Красников "Скиф" Н.Шумак, Т.Чернецкая "Шоколадное настроение"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"