Подымов Владлен Владимирович: другие произведения.

"Червоточина. Граница событий", 1 книга, 5 глава

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Это не фанфик по EVE Online, это даже не фанфик по Рё Шаол. ;-)


   Владлен Подымов
  
   Бастер-драфика
   "Червоточина: Гиперистория галактики"
   "The Wormhole: Galactic Hyperhistory"
  
   Драф первый
   "Граница событий"
  
   Лирик под девизом
   "Жить в эпоху перемен"
  
   Инфир
   theWH.ru
  
  
  
   ГЛАВА ПЯТАЯ
  
  
   Семьсот лет назад, во времена Алого Потопа, когда империя формикоидов пробовала на жвалы южные окраины Федерации, оной Федерацией поочерёдно управляли две силы -- Пеплоносные Братья и Ледяные Отцы. Друг с другом они давно уже договорились о правилах игры, о неизменных вотчинах и о принципах раздела независимых пока ещё миров. Чтобы сговор не был столь явным и не вызывал брожения в народе, каждые двенадцать лет проводились выборы Президента Федерации. Победившая сторона получала право тратить по своему усмотрению четверть процента государственного бюджета, и это придавало некоторую остроту политической игре.
   В те времена президентом был Джохан ен-Лейден, Великий приор Братьев, склонный скорее к прямым решениям, чем к хитрости и замысловатым планам. Его и выбрали за внешнюю простоту и обычность, инфирмейкеры во время рекламной компании упирали на тот факт, что приором ен-Лейден стал попросту убив на дуэли своего начальника. А в смутные времена народ расположен к таким правителям -- понятным, надежным и привычным, как удар ножом в сердце. Да и начальника убить -- дело благое, понятное любой простой душе, томящейся в офисе или на фабе.
   В общем -- избрали.
   И вот как-то раз президент Федерации вызвал к себе командующего Флотом Федерации, адмирала Алдара Рескина. Едва адмирал прилетел в Олимпийский замок*, его тут же проводили в кабинет главы государства. Президент указал адмиралу на кресло, а сам, прохаживаясь по кабинету, начал речь:
   -- Рескин, наши граждане обеспокоены проблемами на южных границах. Надо поддержать дух людей Федерации добрыми новостями.
   Маленькая победоносная война, -- подумал адмирал и молча кивнул.
   -- Новости должны быть хорошими, -- продолжил президент и остановился перед старшим офицером флота, -- сейчас не то время, чтобы огорчать граждан.
   Очень маленькая и очень победоносная, -- перевел Рескин. Никаких потерь.
   -- Федерация нынче как никогда сосредоточена на поддержании единства всех слоёв населения и целеустремленности к процветанию, -- буравил адмирала холодным взором президент.
   Много кораблей не дадут, -- сообразил флотоводец.
   Близился конец двенадцатилетнего срока и президенту не хотелось пробивать в сенате финансирование новой войны. Конфликт с формикодами обходился чудовищно дорого и идею новой войны сенаторы просто не поймут. Марионетки из оппозиции раскроют рот шире кошелька, не говоря уж о конкурентах -- Ледяных Отцах, которые будут только рады прокатить по всему инфиру тему разбазаривания средств в столь тяжкий момент.
   Четверть процента, однако! Есть ради чего потрудиться.
   -- И помните, Рескин, -- растянул губы в улыбке президент, -- я жду добрых новостей. Как говорят наши торговые друзья, вы должны вернуться или с прибылью, или в графе убытков.
   -- Так какое финансирование будет выделено на эту операцию?
   -- Народ наш изнемогает в борьбе с тёмными формикоидами и сейчас не время... Тьфу! Короче, Рескин, кораблей и денег нет. Обходись тем, что есть и утверждённым бюджетом. И никаких мне потерь! По крайней мере -- официально.
   Адмирал молча кивнул, встал и ушел. Президент, глядя ему вослед, довольно ухмыльнулся. Проблема перевыборов, считай, решена. А насчёт маленькой победоносной войны пусть голова болит у адмирала, пора ему заплатить за свой пост.
   Джохан ен-Лейден любил простые решения.
   Адмирал же добрался до своего челнока и отправился на орбиту, где его ждал флагман Федерации -- левиафан "Цикадатор". По дороге он вызвал к себе командующего специальными операциями, финансиста и начальника штаба. Совещание в узком кругу затянулось надолго, но решение нашли: во флот войдут экспериментальные образцы кораблей, со стапелей опытно-конструкторских верфей. Корабли флотом ещё не приняты и если что, потери можно списать по статье ресурсных испытаний*.
   Найден и враг -- небольшая пиратская система на краю оранжевого сектора 5 под названием Таргоста. Небольшая, но довольно известная, поскольку удачное её расположение на отшибе и большие запасы тяжелых металлов в астероидных поясах создавали отличную основу для небольшого баронства или королевства. Как ни странно, в ближайших к ней системах тяжелых металлов нет совсем -- бедны системы и планетами, и астероидными поясами, как будто вымел кто в своё время.
   Возить минералы из Таргосты в высокие системы накладно и потому местный пиратский барон выстроил неплохую производственную базу, наклепал десятки крейсеров и разорял ими окрестности. Под удары его флота попадали в основном такие же нулевые* системы, где жили пираты-конкуренты, а каждое побоище шумно обсуждалось в инфире ближних скоплений Федерации. Букмекеры даже принимали ставки.
   Хорошее место, чтобы крепко ударить и получить знатный звон в инфире.
   ...Во флот Алдар Рескин набрал четыре десятка крупных кораблей. Больше никак не получалось -- Федерация велика, но экспериментальных кораблей в ней не так уж много. Да еще и чтоб такие корабли были на ходу, а флотом не приняты?
   Короче, грёб лопатой, а вышло на ложечку.
   В сторону откровенно сырых проектов адмирал даже не смотрел. Флот собирался не на прогулку по высоким системам, а на боевую операцию, пусть и против слабого противника. В одном повезло -- удалось урвать полтора десятка приличных линкоров. Недавно закупили партию кораблей по новому аркианскому проекту и сразу же отправили на верфь -- дорабатывать под стандарты Федерации. Именно эти линкоры и стали основой флота. Остальное с бору по сосенке, а местами и по ветке с иголочкой. Мелочи набиралось прилично, но почти каждый эсминец или корвет в состоянии: по пространству ползает, но рядом в ладоши громко не хлопать -- развалится.
   Крепко четвертанувшись, адмирал залез таки в бюджет Флота и оплатил двухнедельные срочные работы по доведению москитов до хоть какой-либо готовности. Как раз толстолобики успеют собраться с разных верфей Федерации.
   В результате набралось больше сотни вымпелов, если и москитников считать. Оценив флот, Рескин решил взять и флагман. Остроумцы штабные уже успели назвать это сборище кораблей Флотом Калек, и хотя бы один надежный корабль во флоте обязателен. А "Цикадатор" ко всему еще и оснащён приличной искиникой, поскольку строили его не столько боевым левиафаном, сколько как мобильный управляющий центр флота. Сверхбольших пушек, правда, мало -- всего три.
   Через месяц после встречи у президента, флот направился в сторону границы. Рескин решил лично исполнить волю ен-Лейдена и оставил на хозяйстве своего заместителя, благо тот опытный офицер и провёл немало компаний против формикоидов. Да и на южном фронте дела несколько выправились и секторальные центры командования неплохо действовали сами, хоть и доставая Рескина слёзными докладами на тему недостаточности финансирования, но не особо надеясь на положительное решение. Бюджет давно свёрстан и практически исполнен. Писанина эта -- пристрелочные залпы на следующий год.
   От всей этой бюрократии адмирал и сбежал.
   По высоким системам корабли шли в несколько потоков: кто прыгал, а кто и двигался через Врата. Адмирал озадачил навигационную службу экономией средств, потому при прокладке маршрута приходилось учитывать и тарифы "Воротари Дэнки". В результате к ближним нулям добрались только через три недели. Джохан ен-Лейден даже успел высказать своё высочайшее неудовольствие Алдару Рескину, потому как сроки поджимали и если победоносная война затянется, то урожай славы мог достаться уже будущему президенту.
   Короче, понервничать адмиралу пришлось. Но это не сказалось на передвижениях флота -- по низким системам, а тем более по нулям адмирал предпочитал идти осторожно, рассылая москитов-разведчиков впереди флота и держа боковые дозоры. Однако пустота как вымерла -- то ли пиратский барон Таргосты всех распугал, то ли местные узнали о приближении крупной армады.
   Первый короткий бой случился буквально на крыльце у пиратского барона. Флот Рескина вышел в системе, расположенной в полутора световых от Таргосты и напоролся на дозор из пяти вымпелов и полусотни автономных пушек, разбросанных по системе. Бой закончился без потерь со стороны Федерации, а два пиратских крейсера сумели уйти.
   Рескин остановил флот, собрал вокруг флагмана всю мелочь, которая могла уместиться в гиперпузырь флагмана. Благо, запас по мощности наличествовал, и такой прыжок для командного левиафана вполне обычен. Весь крупняк тоже подготовился, искиника "Цикадатора" насколько смогла -- синхронизировала гипердвигатели и флот ушёл одним прыжком. В те времена это было возможно -- не случилось ещё Оградского восстания машин, а история о Токайдском Конструкторе пылилась в дальних архивах маркетинга Старой Империи. Потому на большинстве кораблей флота Федерации без опаски применяли искинов, перешедших грань разумности.
   Хорошие времена, в чём-то даже беззаботные.
   Как бы там ни было, а в Таргосту флот вошел хоть и не одновременно, но корабли появились рядом друг с другом. В этом повезло. Неудача была в другом -- флот проявился в десяти единицах от местной звезды, а главная база местного барона, завод по производству кораблей и обогатительный фаб выстроены единым комплексом и располагались в богатом астероидном поясе, где-то в полутора-двух единицах от звезды. В этой системе планет земного типа не нашлось, терраформинг на одном планетоиде почему-то шел со скрипом, потому пираты жили на базах да астероидах. И всё это располагалось компактной кучей, защищенное десятком крупных фортов и множеством бастионов.
   Лихого наскока не выйдет. Придется ковырять, медленно и печально.
   В том, что флот справится с местной защитой, Рескин даже и не сомневался. Но эти десять единиц давали пиратам время провести хоть и поспешную, но эвакуацию. Неплохо, конечно, разнести пиратское гнездо, но куда лучше выловить всех крыс. А так они разбегутся и через год-два снова создадут тут себе базу. В звуке фанфар прозвучит фальшивая нота, а то и вообще... инфирные комментаторы объявят, что Федерация не смогла справиться с муравьём и солгала о победе.
   И потому адмирал отправил весь свой москитный флот вперед -- попытаться прервать эвакуацию, перехватить тех, кто попытается удрать. Потом скажут, что это стало ошибкой, которая всё определила. Но по правде уход москитов ни на что не повлиял.
   Через пару десятков минут после появления в системе флота Федерации, были отмечены массовые запуски. Корабли стартовали из фортов, из местного подобия цитадели и даже со стороны фаба. Защитников системы оказалось намного больше расчётного, -- сотни, если не тысячи! -- но почти все они -- корабли с массой корветов; крейсеров обнаружили меньше, чем предполагали штабные аналитики. Два флота устремились навстречу друг другу, а "Цикадатор", единственный, имеющий дальнобойные катапульты XL-класса и лучшие системы прицеливания, начал готовиться к стрельбе. Кинетика штука своеобразная -- стрелять можно с любой дистанции, но попадать -- увы. И сенсоры не идеальны, да на определённой дистанции разогнанный до 0,1 С снаряд теряет стабильность и испаряется со взрывом. Восемь единиц -- предел. И потому флот тащился ещё долгих четыре часа, пока "Цикадатор" не смог произвести первый прицельный выстрел.
   Ещё через час москиты Федерации и первая волна флота защитников встретились и... прошли сквозь друг друга. Местные довольно эффективно глушили инфир и потому адмирал только через двадцать минут узнал в чём дело: незадолго до встречи все малые корабли противника включили маскировку. Кое-кто из них был сбит; похоже -- по случайности. Зато местным крейсерам досталось -- федератные москиты разорвали их в клочья и двинулись дальше, к фортам.
   Первые потери были малы и казалось, что прогнозы оправдываются. Однако адмирала беспокоил этот призрачный флот из сотен корветов и потому он передвинул ближе к флагману четыре тяжелых фрегата со скоростной артиллерией. Некий сумрачный гений так впечатлился роевыми флотами Сантас Самалантис, что сумел пробить программу антиистребительных фрегатов. Программа шла ни шатко, ни валко, но четыре таких корабля адмирал себе урвал. Остальной флот он выстроил так -- впереди шли аркианские линкоры, позади них флагман, а за ним остальные толстолобики, в том числе и два авианосца, которые сбросили авиагруппу и теперь тащились в кильватере флагмана, прячась в тени его щита. Большая часть кораблей не могла похвастать нормальной защитой и хоть сколько-нибудь приличным вооружением, ведь адмирал выдергивал их с верфей в разной степени готовности. И теперь левиафан собирался принять на себя основной удар, защитить калек.
   Маскировка местных не влияла на тяжёлые гравитационные сканеры "Цикадатора" и потому адмирал на оперативной карте видел как на его небольшой флот из тридцати вымпелов накатывается размытое широкое пятно вражеских корветов. Искины выдали рекомендации и пару десятков выстрелов флагман произвёл пакетами с широким рассеянием. Фронт вражеских кораблей расцветился взрывами, но было их мало.
   Еще через три часа первые снаряды "Цикадатора" добрались до сооружений и те начали вспыхивать маленькими солнцами. Три сверхтяжёлых снаряда подряд -- это около двух мегатонн, мало никому не покажется. Щиты вражеских фортов падали, а потом взрывались и форты. Были отмечены запуски новых кораблей, многие из которых выпрыгивали из системы. Крысы побежали.
   И тут вал вражеских корветов добрался до тяжелых кораблей Федерации и стало не до местных крепостей. Вначале на тактической карте мигнул лидирующий линкор. Окрасился жёлтым. Потом мигнул и стал красным. Снова мигнул и исчез. Через минуту мигнул следующий...
   -- Адмирал! -- в инфире проявился искажённый помехами образ командующего спецоперациями, который шел на одном из аркианских линкоров. -- это гиперторпе...
   Алдар Рескин вздрогнул.
   Гиперторпеды! Весьма дорогое оружие, устройство размером с корвет, всё предназначение которого -- сблизиться с целью и в предельном режиме, выжигая накопители и генератор, включить одноразовый гипердвигатель, настроенный на короткую дистанцию прыжка и сфокусированный в передней полусфере. Часть цели и сама торпеда пропадали в гипере и потом медленно, практически вечно, рассеивались в нем... постепенно, за миллиарды лет, испаряясь. Малые цели исчезают целиком, большие -- теряют огромные секции, с бронёй, генераторами щита, орудиями, двигателями, людьми...
   Защиты от такого оружия так и не придумали.
   Ответить адмирал не успел, но слова подчинённого подарили ему десяток драгоценных минут. Действуя максимально быстро, он притормозил флагман и отправил вперёд те корабли-калеки, которые до того прятались за "Цикадатором". Они должны стать приманками для систем наведения гиперторпед. Тяжелые скорострельные фрегаты по его приказу начали засеивать пространство снарядами, расточительно расходуя погреба. Сам же флагман сосредоточился на расстреле системных сооружений. Щиты адмирал приказал опустить, всё равно против гиперторпед они бесполезны. Зато энергия хлынула в накопители катапульт и скорость стрельбы поднялась на четверть. Флот калек шёл вперёд, теряя вымпел за вымпелом, а "Цикадатор" щедро раскидывал смерть по системе. И пусть снаряды долетят ещё нескоро, но Алдар Рескин намеревался выполнить приказ любой ценой.
   Через час почти все корабли федеративного флота превратились в обломки, истребители совершали самоубийственные атаки на форты, а гиперторпеды атаковали из скрыта. Держались только четыре антиистребительных фрегата -- ни одна торпеда не смогла пройти через поле смерти, которые они создавали. Но погреба показывали дно... И корабли флота таяли.
   Одна за другой три торпеды сумели прорваться через заслон и вырвали огромные куски из флагмана. Последовали иные атаки. Вскоре "Цикадатор" стал напоминать початок кукурузы, который грыз, да не догрыз великан. Рескин погиб. Но корабль жил и стрелял. Когда десяток торпед буквально отрубили носовую оконечность и катапульты больше не смогли стрелять, старший из оставшихся офицеров принял решение отступить. Еще час флагман содрогался от попаданий, теряя секцию за секцией, сотню людей за сотней, и, наконец, выпрыгнул из системы.
   Артиллерийские фрегаты погибли немного позже, до конца выполнив свой долг. От больших кораблей не осталось никого. Москиты тоже сгинули, напоследок некоторые из них удачно совершили таран форта, который управлял гиперторпедами. В системе остались сотни бесхозных гиперторпед, которые уже не получали указаний от центра управления и теперь атаковали любую активную цель, даже те корабли, которые раньше считались своими.
   Паранойя местного барона оказалась довольно своеобразной. Впрочем, это ему не помогло, он был убит одним из первых, форт-резиденция барона числился в плане атаки федеративного флота приоритетной целью.
   "Цикадатор" вышел из боя в таком состоянии, что инженерная группа могла гарантировать только один прыжок на двадцать светолет. К счастью, нашлась одна система с Вратами на подходящем расстоянии, пусть и низкого уровня. Когда флагман флота Федерации появился в той системе, караулящие Врата пираты напасть не рискнули. Даже в полуразрушенном состоянии "Цикадатор" производил впечатление.
   А если за ним придут те, кто сумел так избить левиафан?
   И местная пустотная гопота от греха подальше рассосалась по окрестным системам.
   ...Президент Федерации дочитал информационный пакет.
   -- Мы потеряли сорок тысяч человек. Все эти корабли-калеки атаковали до конца. Никто не отступил.
   -- Да, домус, -- осторожно подтвердил брат-эконом, который исполнял для Приора роль личного финансиста. -- Я подготовил небольшую экспедицию, но шансов мало. На "Цикадаторе" из старших офицеров не осталось никого, погиб даже тот, который отдал приказ на отступление. Прямой инфирики туда нет, а пока сообщение с низким приоритетом от какого-то техника дошло до штаба флота, пока собрали корабли... искины показывают, что сроки вышли. И... домус... экспедиция не успеет вернуться до окончания срока ваших полномочий. Стоит ли отправлять?
   Джохан ен-Лейден поднялся из-за стола, подошёл к окну, за которым виднелась Олимпия, освещённая кровавым светом закатного солнца. Долго молчал. Затем, не оборачиваясь, уронил:
   -- Всех погибших наградить посмертно. Тайно. Данные по Атаке Калек сдать в архив под семь замков. Флагман отправить на периферию. Найдите там владельца верфи с коротким языком и заплатите побольше. Пусть ремонтирует и забудет, что умеет говорить.
   -- Что с теми проектами, из которых изъяли корабли?
   -- Закрыть как провалившиеся. Команды расформировать и разбросать по другим проектам. Людям дать премию. Небольшую.
   Президент помолчал.
   -- Сколько еще дней моего срока?
   -- Одиннадцать, домус.
   -- Возьми причитающиеся Братству четверть процента от бюджета за это время. И на полученные деньги создай слепой трастовый фонд. Прибыль от его деятельности за сто лет должна быть потрачена на семьи погибших.
   -- Домус... Одиннадцать дней?! Некоторые из братьев могут не понять... столь щедрого использования средств.
   Президент медленно обернулся, подошёл и навис над своим финансистом.
   -- Не поймут? А может эти, непонятливые, не такие уж и братья нам? Пеплоносные братья не могут быть глухи к страданиям простого народа.
   Брат-эконом тут же вспомнил о любви приора к простым решениям.
   -- Уверен, домус, мы убедим сомневающихся.
   Джохан ен-Лейден холодно кивнул и движением руки отпустил своего помощника.
   Деньги выделили, фонд создали, а семьи погибших переселили на одну дальнюю милую планету, где сотню лет жили в довольстве и даже праздности, пока в один прекрасный момент не обнаружили, что счастье это не навсегда.
   Впрочем, ен-Лейден посчитал, что обязательства перед родными и близкими погибших в Атаке Калек он выполнил. А если вдруг история раскроется, то создание благотворительного фонда можно успешно раскрутить в инфире и перекрыть любое недовольство потерями. Приор Пеплоносных Братьев хоть и любил простые решения, но жизнь научила иногда стелить соломку.
   Со временем про Таргосту совсем забыли -- окрестности пусты и бедны, как трупик церковного таракана, а в самой системе сотни гиперторпед рыскали в автоматическом режиме. Некоторые сорвиголовы пробовали сунуться, да не все вернулись. В конце концов, даже самые отчаянные решили, что риск не стоит нажора и есть другие места, где рыбы больше, а воды не столь темны.
   Почти семьсот лет там никто не летал, а если и летал, то не возвращался. И длилось это до тех пор, пока молодой и наглый дилер не прикупил по случаю копию древней, но всё ещё секретной военной базы данных. Искал он, как обычно, чего-нибудь вкусненького, где сладко постричь можно, а нашёл стылое барахло. И только через десять лет, после того как на рынке поднялся ажиотаж на корабли, он всё-таки сообразил какое сокровище попало ему в руки.
   Ведь кому нужна та жирная система, когда вокруг есть такие бедные и ободранные до скелета?! Которые очень и очень близки к Таргосте, один-два световых.
   Расстояние рывка гиперторпеды.
  
  
   * * *
  
  
   12 784 год Основания Мира, апрель.
   Федерация миров Стрельца, оранжевый сектор 3.
  
  
   Аксён постучал линейкой по обшивке корабля и задумчиво нахмурился. Линейка была старая, деревянная, аркианского производства. Он купил её по случаю на местном базаре и теперь пытался пристроить к делу. Но из-за старости сорокасантиметровая линейка уже глубоко не мерила, максимум сантиметров на двадцать пять. Для проверки обшивки на трещины и дефекты ещё пойдёт, а вот узлы сопряжения просматривались только поверхностно. Да и чертежи больших модулей в её память не лезли.
   Пилот ещё раз стукнул линейкой по металлу и отпустил её. Та уцепилась за обшивку и поползла по кораблю. В воздухе перед Лайсом возникли светлые зелёные линии, которые постепенно начали складываться в схему этой части корабля. Клонер зевнул, потёр глаза и принялся таращиться в малахитовый чертеж. Авось, да увидит чего-то, не замеченное ранее.
   Над ним нависала серая махина корабля. Огромный куб, высотой с двадцатиэтажный дом, и на каждой плоскости -- широкий десятиметровый выступ, на котором крепились ремонтные и демонтажные модули, тяговые лучи и слабенькие пушчонки. Только передний выступ иной формы, там еще и рубку разместили, а из задней плоскости торчали допотопные пустотные двигатели, даже без форсажных камер. Старый крейсер оказался ещё древнее, чем думал Лайс, ему шла уже девятая сотня лет. Возраст почтенный, не все корабли даже первую сотню разменивают. А тут -- бодрый такой старикан, хотя и сильно запущенный. Все системы работали нормально, реактор вообще новенький, и десяти лет не прошло с момента выпуска. Но системы поизносились, а внешней обшивкой, сенсорами и маскировкой, поди, лет триста не занимались. Всё требовало проверки и тестирования, а кое-что и замены.
   И сейчас шла уже третья полная проверка, которую устраивал Лайс. На первый взгляд с обшивкой всё нормально -- ведь ремонтные модули, которые он снял с корабля, удалось нужным образом настроить. Соорудив из металлолома, найденного в трюме корабля, собственной фантазии и такой-то матери, нечто вроде подвески портального сканера, он установил туда ремонтные модули и последовательно прошёлся по всем бортам корабля. Очистил от накопившейся грязи, безжалостно срезал лохмотья старой фототропной* плёнки, и вообще ободрал корабль до стальной облицовки, за которой уже шёл слой преобразованной ячеистой самозатягивающейся нанопасты.
   После чего Лайс прошвырнулся по кораблю, наковырял килограммов шестьсот нанопасты из не слишком ответственных мест, с помощью тех же ремонтных модулей разогрел и пластифицировал её. А потом полез по внешней обшивке, как муравей, таща за собой мешок с десятком кило нанопасты. Искал разрывы в броне, усталостные трещины, повреждения от микрометеоритов. Находил и заделывал нанопастой, аккуратно и методично проверяя каждый миллиметр поверхности. Когда паста заканчивалась, спускался с корабля, садился за пульт управления портальной подвески -- которой, кстати, рулил искин саквояжа -- и так же методично с помощью ремонтных модулей превращал нанопасту в нужное: металл обшивки, амортизирующую заливку швов, ячеистую сеть в местах пробоин.
   И так -- день за днём.
   За три недели он убился напрочь, но теперь корабль выглядел не ржавой развалюхой с ближайшей помойки, а солидным антиквариатом, которому устроили изрядную реновацию.
   Основной проблемой оказалась необходимость таскать туда-сюда этот "портал", потому как крутить в доке корабль точно не вышло бы. Док маленький, самый дешевый и восьмидесятиметровый ёж корабля там помещался с трудом. С деньгами у Лайса стало хоть и получше, -- местные подкидывали заказы на ремонт всякого, -- но всё равно кошелёк часто щелкал от голода. Голь, конечно, на чертежи хитра, но как же Лайсу надоело изобретать там, где за денежку малую можно проблему решить! И решить быстро. А пока на док с гравиподвеской средств никак не набиралось, и потому Лайс снимал и снова устанавливал конструкции портального привода. Конструкции хоть и лёгкие, но в одиночку дело было никак не подъёмным.
   Клонер покосился налево. Там, расстелив на голом полу обрывки фотоплёнки, увлечённо возилась бывшая голоногая банда. Они пилили и строгали, резали и клеили, пытались выкроить из лоскутов хоть что-то, чем потом укрыть наиболее излучающие части корабля. Верховодила, разумеется, Райка -- Джослин Раевски, та девчонка с каргосканером, с которой Лайс познакомился сразу по прилёту на станцию. Помогали ей долговязый Коди Шеффилд по прозвищу Шкынд и коренастый молчаливый парень, нелюбитель скведиков, которого все звали Зям. Настоящего его имени Аксён за этот месяц так и не узнал.
   Больше никто из былых подельников на призыв Райки не откликнулся, остаток банды решил продолжить увлекательное дело мелкого грабежа самостоятельно. Клонер подозревал, что не всех в банде устраивала девчонка-командир и они с радостью от неё избавились. Ну да груз долой -- фрахтеру легче. Аксёну нужны люди, которые умеют видеть перспективу и готовы ради неё работать.
   К очередной задачке от Лайса тройственный союз голоногих подошёл серьёзно, с неподдельным энтузиазмом. Периодически слышались звуки подзатыльников и приглушённые четвертыхания. В особо сложных случаях подростки затевали короткие потасовки. Но дело двигалось. Из сорока тысяч квадратов поверхности удалось закрыть фотопленкой уже двенадцать и материала оставалось еще тысяч на пять. Хоть малая, да экономия.
   Опять же, безопасность соблюдается. Когда корабль укрыт нормальной фототроникой, то и маскировочное поле можно поставить на уровень, а то и два попроще. Кошелёк этому будет очень рад.
   Дети, кстати, оказались полезны не только как рабочая сила. Именно с заказов, которые они иногда притаскивали Аксёну, удавалось жить и даже потихоньку -- по сотенке, по пятисотке, -- собирать сумму на замену маскировки, потому что с нынешним оборудованием только горняка* изображать, гоняя по высоким системам. Но денег пока не хватало...
   Тут Лайс помотал головой и снова уставился в зеленеющие перед ним потроха корабля.
   Что-то часто он стал поминать кошелёк. Это не к добру. Наверняка какая-нибудь хрень приключится: или денег дадут, или ещё какая гадость произойдёт.
   Звякнул инфир. На счёт Лайса упал миллион.
   Работать тут же расхотелось. Последний месяц выдался трудным, Аксён брался за любую работу, кланялся каждому кредиту. А тут -- решение всех проблем. Лайс сел прямо на пол и прислонился спиной к посадочной лапе. Открыл кошелек и некоторое время любовался суммой, затем создал еще один счет и смахнул туда ранее накопленное -- двенадцать с чем-то тысяч.
   Теперь главный счет смотрелся круглее и солиднее. Если не присматриваться к количеству нулей, то можно помечтать, что там не жалкий миллион, а... Сто! Сто миллионов.
   Да. Пожалуй, именно сто миллионов он и запросит за работу.
   Лайс кинул срочный вызов Муру и несколько раз громко хлопнул в ладоши. Пацанва отвлеклась от очередной ссоры, поднялась и поскакала в сторону клонера. А вскоре по корабельному трапу ссыпался и Йосанг. Все собрались вокруг сидящего на полу Лайса.
   -- У нас есть деньги, -- объявил тот.
   -- Много? -- жадно спросил Шкынд.
   -- Миллион.
   -- Ого! -- не удержался Мур.
   -- Откуда, дядечка?
   -- Мне заплатили за разговор.
   -- За разговор, дядечка? Миллион? -- изумилась Райка, а Йосанг молча поднял брови.
   -- Да. Утром я поставил на бирже контракт -- час разговора со мной. Ставка -- миллион.
   Народ переглянулся. Девчонка хмыкнула и упёрла руки в бока.
   -- Да мы богаты, дядечка! В ближний базарный день пойдем на рынок, ты встанешь посреди торжища и люди к тебе потянутся. С миллионами. Ты будешь разговаривать и складывать деньги в чемодан. А мы будем кружить рядом и охранять твой шустрый чемоданчик с миллиончиками, чтобы не убежал, как тогда. Эх, дядечка, обижаешь сироток, сказки рассказываешь...
   Лайс с интересом выслушал монолог, ведь обычно Райка немногословна. Затем скинул всем копию счета.
   -- Вот четверть! -- восхищенно выругался дылда Шкынд. -- Деньги!
   Райка зыркала исподлобья. Мур хмурился: где-то тут подвох, но где?
   -- Это обязывающий разговор, -- объяснил Лайс, -- по концу беседы мы должны заключить контракт.
   -- А если отказаться?
   -- Тогда репутация упадет. И у меня, и у заказчика. Поэтому люди обычно за тот час хоть о чём-то, да договариваются.
   Всё задумались.
   -- Не слышала я о таких контрактах, -- протянула Райка.
   -- А у тебя много знакомых клонеров?
   -- Один... дядечкой его зовут.
   Аксён улыбнулся.
   -- Ну, так вот, подобные контракты обычны среди тех, кто живет долго, сотни лет. У долгожителей индекс репутации значит очень много, младенчики, -- и он подмигнул Райке. -- Знаю, знаю, что и среди обычных людей принято быть честными. Но когда у тебя впереди сотни и тысячи лет, всё выглядит несколько иначе.
   Пацанва хмыкнула, цыкнула и повела плечами, а вот Мур слегка помрачнел. Лайс это заметил и инфирнул напарнику: "Еще обсудим эту тему".
   Клонер поднялся, хлопнул еще раз в ладоши:
   -- Так. А теперь собрались. У нас есть важные вопросы.
   Команда посерьёзнела.
   -- У нас есть мы, есть корабль и есть деньги. Можно регистрировать корпорацию. У Мура будет двадцать процентов, согласно договорённости. У меня восемьдесят и десять из них я выделяю на вас троих, -- Аксён указал на Райку, Шкында и Зяму. -- Выходит по три процента с третью. Этот миллион я положу на счёт корпорации...
   -- Ваух! Три процента от миллиона, сколько будет? -- потер ладони Шкынд.
   -- С третью, не забудь, с третью, -- пихнула его Райка.
   -- Три процента... с третью... миллион. Тридцать три тысячи! Ого! У нас за месяц и по пятёрке прямых не выходило.
   Лайс ухмыльнулся.
   -- А теперь начнём миллион тратить. Сто тысяч уйдёт на регистрацию корпорации. Тысяч шестьсот потратим на замену маскировки и еще около восьмидесяти на фотоплёнку. Сто тысяч откладываем на текущие расходы. Сорок тысяч - обновление пищевых картриджей, тридцать тысяч - картриджи для медбокса. Благо реактор полный, не придётся топляк покупать.
   -- Итого... полтинник? -- уныло вздохнул длинный.
   -- А ещё надо отложить денег на грабителей из "Воротари Дэнки", мало ли, вдруг маршрут по возможному заказу пойдёт через Врата.
   -- Но-о-оль, -- протянула Райка, -- умеешь ты, дядечка, в мокрые одеяла заворачивать.
   -- Вы забыли, что через час у меня встреча. Глядишь, дела исправятся. А теперь надо решить действительно важное: у нас нет названия корабля и нет названия корпорации. Решаем прямо сейчас. Какие предложения?
   Через полчаса ожесточённого торга, ругани, пиханий, толканий, щипаний и мрачных аксёновских взглядов на весь этот питомник малолетних человекообразных, сошлись на том, что корабль следует назвать "Пронырой". Ведь как корабль назовёшь, так он и шнырять будет. А пронырливость для низких систем дело важное!
   С именем для корпорации получилось иначе. Не успел народ отойти от споров по поводу корабля, как обычно молчаливый Зям веско уронил:
   -- Знаю как назвать. Есть одно счастливое имя.
   -- Хм, и какое? -- поинтересовался Лайс.
   Зям начал издалека:
   -- Дядька у меня есть. Раньше жил на этой станции, а потом переехал на соседнюю.
   -- И чо? Сам уехал, а счастливое имя тут оставил, -- не утерпела Райка, -- а ты, поди, подобрал и припрятал?
   -- Почти так, -- усмехнулся Зям и цыкнул зубом, -- Дядька мой отправился на ту станцию кредит получать, у него денег было только на половину взноса. Вот и решил кредитануться. Уж очень он был уверен, что название хорошее, должно удачу принести. Он в старой книжке его вычитал, была такая древняя и фартовая корпорация, правила всем миром. Короче, поехал дядька в банк. Заодно и с дружбанами будущую корпу обмыть. А прилетел уже поздно, местное время не рассчитал, банк и закрылся.
   -- Хе, не помогло ему имя.
   -- Помогло. Не перебивай. Банк-то закрыт, зато бары открыты. Он с друзьями туда и намылился. А как поддали крепко, начал хвастаться, что придумал отличное имя для корпорации. Тут какой-то чудила с соседнего столика насмехаться начал. Короче, подрались они. Наваляли друг другу так, что назавтра подняться не могли с коек. Казённых коек, ха. Очнулись-то уже в полицейском участке.
   -- Да, имя счастливое... -- протянул Йосанг.
   -- Ага, -- хмыкнул Зям и продолжил. -- У того драчуна дочка оказалась. Премиленькая такая и характер чудный. Пока дядька и бузотёр в кутузке сидели, она к ним ходила, передачки носила.
   Он умолк. Народ переглянулся.
   -- Теперь мой дядька живёт там. Женился на той дочке. И наплодили уже пятерых детей, во! Дядьке теперь не до корпораций, приходится как-то крутиться.
   -- Внушает, -- промолвил Аксён и задумался. Своих детей у него вроде бы не было.
   -- Во-во! Я о чём и говорю. Если б не то название, откуда бы я взял целых пятерых племянников?!
   Высокое собрание переглянулось в очередной раз. Аргумент показался стоящим.
   -- Во-о-от... -- завершил выступление Зям. -- Если с деньгами название не поможет, то наверняка что-то хорошее, да случится.
   -- Ты это... -- Райка пихнула его в бок, -- имя-то забыл назвать!
   -- А, ну да. Терра. Корпорация "Терра".
   Народ принялся катать слово на языке. Лайсу название понравилось и он кивнул:
   -- Утверждаем!
   Через четверть часа всей толпой завалились в центральный полицейский участок и свершили таинство рождения новой корпорации. Зям, кстати, оказался Майком Сунаном. Полицейские же только хмыкали, видя в основателях "Терры" тех голоногих, с которыми у них были раньше дела... всякие дела или проблемы. Но ничего не попишешь, бывшая гопота вышла в люди, не зря уже месяц с ними блажной клонер возится.
   Корпорация "Терра" в полном составе вернулась в ангар. Если все вокруг директора и акционеры -- то кому ремонтировать, таскать портал, строгать плёнку? Правильно, они и будут. Все разбрелись по своим рабочим местам и только Лайс предупредил, что у него скоро будет разговор с заказчиком и чтобы его ближний час-два не дергали.
   Он добрался до капитанской каюты, установил себе статус готовности к разговору и принялся ждать вызова. Минут через сорок и дождался. Из инфира потянуло влажным и душным, на Лайса упала темнота и он очутился на лесной поляне. По опавшим листьям и траве скакала тёмная фигура, похожая на гигантскую обезьяну. Лайс прищурился -- сам-то он пришёл на встречу в своём настоящем облике, а заказчик, похоже, озаботился анонимностью. Фигура совершила особо удачный прыжок, перевернулась через голову и тяжко плюхнулась шагах в пяти от клонера. Листья расползлись у неё под лапами и обезьяна грянулась пятой точкой на землю.
   Впрочем, обезьянца, -- а очень, да, очень! заметно, что фигура мужская, -- это никак не озаботило. Он уселся поудобнее, добыл из воздуха отрез яркой ткани, кое-как обмотал ею чресла и сложил на коленях лапы, коих оказалось аж четыре. После чего оскалил в ухмылке двойной ряд острых зубов, принялся в них ковыряться какой-то крупной щепкой и вперил мрачный взгляд в клонера. Даже сидящим царь обезьян возвышался над стоящим Аксёном.
   Лайс мысленно хмыкнул. Штучки древние, но на некоторых действуют. Смутить и подавить собеседника до начала разговора -- чего ж привычнее?
   -- Привет, дружбанчик, присаживайся! -- радостно рявкнул заказчик.
   -- Грязновато тут, боюсь какую заразу домой притащить. Лучше постою, -- хмыкнул Лайс.
   Обезьян заржал.
   -- Это ты правильно опасаешься! Я хоть и теряю сейчас миллиончики на защищённую трансляцию, но тоже думаю -- не придётся ли потом мозги мыть? Впрочем, хватит о ерунде, приятель, давай дело обсудим.
   -- Правильно, час, поди, не резиновый.
   -- Хех, -- обезьян оскалился ещё шире и метнул в Лайса погрызенный кусок коры, -- лови!
   Клонер поймал лыко и оно раскрылось контрактом.
   Текст совершенно стандартный, на первом уровне аркеста, это прямо записано в начальных строках. Аксён внимательно проглядел контракт. Время действия -- до 180 суток или до исчерпания заказа, работа -- сложный ремонт кораблей, места работы -- системы с безопасностью от ноль четыре и ниже, требования к квалификации -- тут шел список навыков и сертификатов. Заказчик обязался самостоятельно получать отремонтированные корабли в месте ремонта, для чего оговаривалась возможность временного обитания перегонной команды на корабле исполнителя, кроме того, оплачивались расходные материалы и прочее, потребное для ремонта. Исполнитель должен применять для ремонта собственное оборудование и команду, можно делать десятидневные перерывы каждые два месяца. Оплата за выполненную работу по завершению 30-дневного срока. В конце текста шли стандартные пункты о неразглашении и форс-мажоре.
   И -- всё, никакой иной конкретики. Количество кораблей для ремонта не оговаривалось. Цена контракта тоже отсутствовала. И заказчик скрыт, контракт шёл через компанию-анонимайзер.
   Лайс свернул документ обратно в кору и постучал ею по ладони. Дело выглядело сложноватым, но возможным. Отсутствие конкретики тоже не смущало. На нечто подобное он и рассчитывал, жирные и простые заказы молодой корпорации никак не светили, пусть даже ею и управлял клонер с приличным рейтингом.
   Смущал риск. Ноль четыре и ниже... это означает и нули. А нули -- реальная возможность найти проблемы и помереть. Сейчас, без возможности восстановления в офисе "Белластра", он чувствовал себя чрезвычайно уязвимо. На душе было стыло и промозгло.
   Но надо решаться.
   В конце концов, он хоть и гнал мысли на эту тему, но врать себе Лайс никогда не врал. Последнее дело -- себя обманывать. Он прекрасно понимал, что теперь ему придётся быть крайне осторожным, но даже это не гарантирует выживания. Нули не просто так называются системами с нулевой безопасностью; там у кого больше пушек, тот и прав.
   Но и сидеть в высоких системах нельзя, время уходит. Весь этот месяц Лайс четко ощущал как движутся стрелки на часах. Да и денег тут приличных не найдешь, а бессмертие стоит дорого. Особенно теперь, когда надо искать свой собственный путь к нему.
   И Райка ему поверила. Он же обещал ей славу и половину мира? Придётся исполнять.
   -- Ну чо, приятель, прочёл? -- поторопил его обезьян и поковырялся сразу двумя лапами в зубах. -- Ты это, не ластоножь тут, время -- деньги. Миллиончики-то мои свистят, не успеваю за цифрами следить.
   Лайс оскалился:
   -- Хорошо. Сделка. Предварительная.
   Клонер послюнявил палец, прижал его к коре. Потянуло жженым деревом. На контракте появился оттиск сигнатуры корпорации "Терра". И сумма контракта -- сто миллионов.
   -- Вот и хорошо! Вот это по-нашему! -- обрадовался обезьян, подскакивая с земли и шустро отбирая контракт у Лайса, а затем пряча его куда-то в набедренную повязку. Он потёр по очереди все четыре волосатые лапы, осклабился так, что в пасть пролезла бы голова собеседника, навис над Лайсом и рычащим шепотом вопросил:
   -- Хей, друзяшка, что ты знаешь о гиперторпедах?!
   Лайс поперхнулся.
   -- Кое-что знаю.
   -- У нас с тобой контрактик! Милый, сладкий контрактик. Так что придется тебе узнать побольше об этих гиперскачущих болванках.
   -- У тебя на них какие-то... особые планы?
   -- А! Нет, нет! У нас с тобой добрый светлый контрактик, -- усмехнулась чудовищная рожа, -- а не гнусная мерзкая подстава. Все законно.
   -- Вот после этих слов обычно и начинается какая-то мерзопакость.
   -- А ты недоверчив, друзяшка.
   -- Просто я знаю о гиперторпедах несколько больше того, что инфирят. Я ими, знаешь ли, даже стрелял.
   -- О! Так это шикарно, друг кошелька моего! Тогда ты все быстро поймёшь. Дело и правда законное, хотя не стал бы говорить, что простое. Вот, читай.
   И Лайсу из инфира свалился объемистый пакет. Совершенно обычный, без трансформаций в какую-нибудь ветку или жабу. Минут через десять клонер оторвался от чтения. Обезьян всё ещё громоздился рядом и внимательно его рассматривал.
   -- Никогда не слышал про Таргосту и Атаку Калек.
   -- В том и перец, дружбанчик. Ты, я смотрю, родился в Империи. А я -- в Федерации, но тоже не слышал. Поначалу даже не поверил, что такое могло быть. Муравьи нам тогда крепко поджаривали задницу, а тут кто-то отправил сотню кораблей совсем на другой край рукава, разбираться в местных дрязгах?
   -- И насколько это... -- Лайс покрутил рукой в воздухе, -- стоит доверия?
   -- О, я не совсем тютюнечка! Я уже пробежался по Братству, по истории, по трастовому фонду. Даже планетку нашел, куда людишек сбагрили. С ен-Лейденом, кстати, дурная история приключилась. -- Обезьян опять сверкнул сахарными зубами и резко махнул лапой. -- После его ухода с поста президента в Братстве заваруха началась, бывший президент зарубил десяток братьев, но и сам погиб.
   -- А вот это уже интересно.
   -- И я так подумал. Про ен-Лейдена разное говорили, но у своих он не крысил.
   -- Считай, что я принял эту историю. Но в Таргосту лезть не вижу смысла. Если там оставался рой торпед, то многие уже протухли, но некоторые наверняка живы.
   -- Кто говорил о Таргосте, дружочек?
   Лайс снова открыл пакет. Почитал немного, затем полез в карту сектора. Заказчик молча ждал.
   -- Хм, в твоей инфе ничего нет про окрестные системы.
   -- Двадцать пять*! Двадцать пять, друзяшка! Ты угадал верно! А я-то почти десять лет тупил...
   Хорошо бы знать, что именно я угадал, -- подумал Аксён. Хотя соображения были.
   -- Короче, я проверил. Никто туда не летает вот уже... Почти с тех самых событий. Было дело, собирались шайки и пытались добраться до Таргосты. Там ведь выжившие оказались, успели удрать на москитах. А потом подбивали всяких проходимцев на попытку залезть в кладовые барона Таргосты.
   -- Как понимаю, никто из шаек не выжил?
   -- Вернулась пара ребят, но и только.
   -- И больше туда никто не летает -- риск не окупится?
   -- Верно, друзяшка, но и мы туда не полетим. То есть, ты не полетишь.
   Аксён ещё раз обдумал ситуацию.
   -- Так. Ты искал инженера-ремонтника с навыками редактирования кораблей.
   -- Верно.
   -- Семьсот лет назад кто-то выпустил на военный флот кучу гиперторпед.
   -- Тоже верно.
   -- И там рядом полно пустых систем на расстоянии одного-двух световых.
   -- Верно, друзяшка, верно!
   -- Тогда я продешевил. Это стоит не сто миллионов.
   -- Это стоит пяток миллиардиков! Но, прости -- у нас уже контракт.
   -- Да... Контракт. Ты все же подумай, может, предложишь мне чего интересного к сумме контракта?
   -- Предложу. Один на выбор.
   -- Пять.
   -- Два.
   -- Три.
   -- Хорошо, пусть будет три, но после того как ты сделаешь не меньше двадцати. И выбор будет по количеству в классе.
   -- Но один мне будет нужен почти сразу.
   -- Четверть с тобой, друзяшка. Договорились.
   -- Аванс нужен. Десятка, не меньше.
   -- Держи миллион, дружочек, и больше не свисти.
   -- Давай ещё три. Без хороших чернил* я в нули не поеду.
   Обезьяна состроила гадкую рожу.
   -- Бе-е-е! Ладно, бери, итого ты получил четыре миллиончика аванса.
   Они обговорили разные важные мелочи, хлопнули ладонями и подписали дополнительное соглашение к контракту. Аватара заказчика помахала лапой и исчезла, забрав с собой и джунгли.
   Аксён Лайс был собой недоволен. За этот месяц ему настолько очетверела нищая жизнь, что он схватился за первые же крупные деньги. А ведь чуть-чуть торговли и сумма контракта оказалась бы куда выше. Или ещё подождать, найти заказ повкуснее. Но ещё ждать не смог; внутри как часы тикали и что случится, когда стрелки дойдут до полуночи, проверять он не желал.
   Надо спешить.
   Он усмехнулся -- заказчик кое-чего не учёл. Лайс действительно хорошо разбирался в гиперторпедах и он заметил в описании Атаки Калек странное. Странное требовало деликатной проверки.
   Надо спешить, но -- осторожно.
  
   - - -
  
   На вечер Лайс назначил собрание акционеров. Пока большая часть господ акционеров пилила и строгала, да проводила тонкую проверку корабельных систем, сам он успел лайнуть до Стола и заказать там место. Стольные правила не позволяли принимать заказ по инфиру, клиент должен явиться лично, да ещё и добраться до заказанного места и только оттуда сделать бронь. Как водится, чем страннее правила клуба, тем большей элитой считают себя члены этого клуба. Впрочем, Аксён никогда не спорил с чужими обычаями. Ты или принимаешь их, или просто не открываешь дверь в чужой дом.
   Затем клонер добрался до местного отделения "Галактических суперсистем" и потратил там почти миллион. Ещё он посетил местную свалку, прошёлся по дилерам разного старья, устроил буйный двухчасовой торг и стал владельцем огромного рулона старой фототропной плёнки и некомплектной, но рабочей системы маскировки пятого класса. По сравнению со вторым классом, который сейчас стоял на "Проныре" -- это приличный шаг вперёд. Фотоплёнка и чернила влетели не в копеечку, а почти в полтора миллиона.
   Форсажные кольца, купленные у другого торговца, обошлись в смешную сумму -- десять тысяч, благо тот считал их практически за металлолом. Двигатели такого типа уже выходили из эксплуатации и рынок завалили старыми форсажными кольцами. Немного подумав, Лайс вернулся к торговцу и взял у него ещё один комплект колец. Пусть состояние их хуже, но Лайсу пришло на ум как их использовать.
   Всё купленное на свалках доставят в ангар завтра, а сегодня Аксён запланировал небольшое шоу для своих и потому торопился к Столу. Он приехал первым, добрался до заказанного места и позвал Йосанга. Детям отправил письма, попросив сбегать до дома и одеться празднично. Получалось, что Мур опередит бывших голоногих минут на двадцать-тридцать.
   Место сбора клонер выбрал с умыслом -- оно видно сразу от входа, и когда Йосанг вошёл в помещение, Аксён махнул рукой. Напарник поспешил к нему, однако добраться оказалось не так уж и легко. Только через четверть часа злой и вспотевший Мур поднялся на нужную площадку, с подозрением зыркнул на клонера, но всё же принял от того бокал с коктейлем.
   Йосанг плюхнулся на диванчик, глотнул из бокала и спросил:
   -- Ты это специально?
   -- Да. Так надо.
   Бывший планетник помолчал, успокаиваясь. До сих пор Аксён проявлял себя как человек вполне нормальный, без дурацких закидонов. Значит, и сейчас есть причина.
   Он увидел стоящий рядом с Лайсом чемодан и хмыкнул:
   -- Подарки?
   -- Ага. Догадался, значит.
   -- У тебя был разговор с заказчиком, потом ты сорвался и убежал. Наверняка тратил деньги. Значит, взялся за контракт.
   -- Всё верно, Йос! -- усмехнулся Аксён. Дела радовали и настроение поднималось. Да и дарить приятно, чувствуешь себя немного волшебником. -- Контракт хороший. Я сначала подумал, что здорово продешевил, но потом немного отыграл.
   -- Контракт-то большой?
   -- Полгода и сто миллионов.
   -- Ого! -- Мур внимательно уставился на клонера и вспомнил, как они месяц назад торговались насчёт дележа прибылей. -- Это то, что ты называешь роялем?
   -- Нет, друг мой, рояль в том, что на рынке труда появился нищий клонер. Вот это рояль так рояль. А сто миллионов...
   Помолчали.
   -- И что придётся делать за эти деньги?
   -- Придется поработать, придётся рискнуть... о, смотри!
   На входе в помещение Стола появилась тройственная банда, одетая довольно торжественно, но при этом какая-то встрёпанная. Лайс прищурился... что-то там не так. Он встал и посемафорил. Ребята заметили, потолкались у входа, но потом Райка решительно двинулась вперед, осматриваясь, задирая голову, прикидывая маршрут. Лайс поманил Мура и они перегнулись через бортик площадки, внимательно наблюдая за пацанвой. Несколько раз Райка останавливалась в неуверенности, но потом резко бросалась вперед. Свита едва успевала за ней. Вскоре, намного быстрее чем Йосанг, дети добрались до ожидающих их партнёров.
   -- Четыре минуты, -- довольно сказал Аксён, -- Райка, ты ведь тут впервые?
   -- Ну да, -- пробурчала та, -- мы в другом месте работали, пока нас не сманил один коварный дядечка.
   Аксён подмигнул Йосангу. Тот уже начал подозревать о смысле представления "найди тропку".
   Все расселись вокруг стола и заказали себе по бокалу. Пока стол печатал заказ, все молчали и переглядывались. Райка взяла кокосовое молоко, Шкынд нацелился на нечто светящееся и золотое, Зям цапнул сразу два бокала низкопроцентного пива. Йосанг поколебался и заказал "Особый пустотный".
   Лайс ограничился чистой ледяной водой с долькой лимокитта. Клонер оглядел младших партнёров. У Райки порван рукав стилизованного под платье комбеза, Шкынд щеголял царапиной на щеке и только Зям крутил в руке цепную змею. Змея разевала рот и тихо шипела.
   -- Вижу, случилась дружеская встреча.
   Райка фыркнула.
   -- Да идиоты они! -- взвился Коди.
   -- Мы им ещё наваляем, -- пробурчал Зям и свернул змее голову.
   -- Что же, раз мосты сожжены, давайте поговорим о будущем. Я подписал большой контракт, на полгода. Плюс дорога до места, это еще месяц.
   -- Хороший хоть контрактик, дядечка? Не зря мы теряли такие сладкие места в пассажирском ангаре?
   -- Контрактик хороший, девочка. На сто миллионов.
   Шкынд подавился своей золотой бурдой, Зям радостно принялся колотить его по спине. Райка шикнула на идиотов и те успокоились.
   -- Клёвый контрактик, дядечка. Как бы не помереть с него ненароком.
   -- А вот это зависит от всех нас.
   Аксён включил тёмносферу вокруг их площадки. Помрачнело. Стол засветился и над ним возникло изображение "Проныры". Серый куб с рогами, похожий на очень древнюю морскую мину. Он медленно плыл на фоне звёзд.
   -- Десантный крейсер времён Алого Потопа, -- начал перечислять Аксён, -- проект признан неудачным и все корабли продали на гражданский рынок. Корабль вышел дешёвым, но -- слабое вооружение, средняя скорость и довольно средняя защита. Их переделывали в легкие транспорты, в передвижные госпитали, в монтажные буксиры, или вот как у нас -- в ремонтно-демонтажные суда, "салорезы". Минус в том, что проект реально старый. Даже нанопасту для него сейчас не найти, а если использовать современные версии, то наноботы могут перессориться и сожрать к чертям корабль.
   -- Звучит опасненько, дя... командир.
   -- А на нём вообще летать можно? Или мы в нём навернёмся как скведики?!
   -- Можно. Корабль нормальный, особенно для наших целей. Прыгает далеко, на двенадцать световых. Огромный трюм, что для демонтажника очень хорошо. Есть ангар на пару системных челноков. Поскольку десант больше не возим, то образовался некоторый избыток в энергетике, со временем можем поставить хорошие щиты. Пушки слабые, но воевать мы не собираемся. Наша задача -- тихо прийти и тихо уйти. И вовремя заметить, если вдруг кто рядом появится. Я сегодня купил хорошую фотоплёнку и чернила пятого класса, установим их вместе с теми что есть, и получится вот что.
   Изображение корабля потемнело и появилась надпись "50%".
   -- Это от плёнки.
   Корабль еще раз потемнел, число сменилось на 19,83%.
   -- Это с нынешней чернильной системой.
   "Проныра" превратился в едва видимый призрак, а число рядом с ним колебалось от трёх до трёх с половиной процентов.
   -- Вот как-то так выйдет. Не шестой класс, но близко.
   -- Впечатляет... -- пробормотал Йосанг, -- а с другими системами так получится?
   -- С большинством -- нет. Но я взял форс-кольца, и вот что мы сделаем.
   Изображение корабля вернулось к исходному, около двигателей появились нелепые конструкции из двух последовательно установленных форсажных колец, второе -- под небольшим углом к оси двигателя.
   -- По моей прикидке, -- произнёс Лайс, -- такая схема проработает не меньше года. Вторые кольца будут постепенно испаряться, но даже через год скорость составит около 180% от номинальной. А поначалу вообще на 220% будем ездить. И что хорошо, кольца, в отличие от форсажных камер, почти не излучают, а для нас это важно, чтобы маскировку не нарушать. В общем, выйдет у нас довольно шустрый и незаметный корабль. Не блокадник*, конечно, но всё равно неплохо.
   Народ помолчал, разглядывая вновь потемневший до призрачного состояния корабль, скорость движения которого явно увеличилась.
   -- Теперь о деньгах. По контракту мы получили четыре миллиона аванса. Плюс тот миллион, который за разговор. Потрачено на регистрацию "Терры" сто тысяч, на плёнку и чернила миллион четыреста восемьдесят... Хотя, ловите. -- И Лайс скинул всем список затрат. -- Ещё купим всем нормальные скафы и какое-то лёгкое оружие, и нужны ремонтные дроны, но с ними мы решим чуть позже. Сканерная система требует обновления, без неё будем как без рук. И, главное, надо найти человек пять умелых людей, которые понимают в ремонте кораблей и готовы поехать к четверти на закорки ради хороших денег.
   Райка хихикнула.
   -- Тут таких половина станции, готовых ехать куда угодно. И людей с руками полно. Дя... эх! командир, найдём мы таких, не сомневайтесь.
   Парни пробурчали нечто утвердительное.
   -- Хорошо. Йос, проследи, эти люди на тебе. -- Лайс сцепил руки в замок и вздохнул. -- А теперь самое главное. Мне важно знать, что вы хотите получить от нашей затеи. Мы все должны понимать ради чего мы работаем и что хотим обрести через... скажем, через десять лет. Или двадцать. Или сто, если ваша мечта велика.
   Сто лет!
   Кто-то охнул, другой хмыкнул, третий из сидящих фыркнул в бокал, забрызгав всех светящимися каплями, а последний из собеседников уронил нечто звякнувшее.
   Народ молчал, вопрос явно всех огорошил.
   Наконец Мур прокашлялся и произнёс:
   -- Начну я. Месяц назад я говорил, Акс, что хочу увидеть вселенную. Ничего не изменилось. Хочу. Я жил на планете и знал только её. И впервые за тридцать лет жизни оказался в другой системе. А теперь хочу увидеть если и не все империи, то хотя бы Федерацию.
   Аксён хлопнул в ладоши.
   -- Я понял тебя. Извини, в разведчики не отпущу. Тебе бы стать адмиралом нашего будущего флота, но для этого надо иметь и генетику соответствующую и учиться лет двадцать. Адмирала придётся брать со стороны. Так что быть тебе главой инженерной службы нашего флота. Уверяю, помотаться придётся изрядно. И в Арку, и в Империю, и к торгашам... Ты ещё устанешь от чужих звёзд. Устраивает?
   -- Да. Не устану.
   -- Хорошо. -- Аксён ещё раз хлопнул. -- Кто следующий?
   -- Ну, давайте я, -- вылез Шкынд, -- я хочу приключений и денег. Денег побольше, чтобы на свой корабль хватило. Ну и на всякие там штучки-дрючки. И чтобы это! Чтобы с Райкой и Зямом! Мы завсегда вместе. Как нашлись лет пять назад, так и вместе. Вот.
   И он пожал плечами.
   -- Так кем ты хочешь стать?
   -- Да четверть знает! Здесь если ты не механик, так значит барыгам помогаешь. Или дела всякие... разные. Как тут узнать, чего на самом деле хочется?
   -- Барыги... Торговцем быть желаешь?
   -- Да не, это я так просто сказал. Не коммерсант я. Вот денег как раз хочу столько, чтобы не связываться ни с барыгами, ни с делами всякими. И чтобы ребята рядом.
   -- Хорошо, понял. Ты присмотрись, а потом скажешь.
   -- Договорились.
   -- Кто следующий? -- улыбнулся Лайс. Молчание Райки его немного беспокоило. Обычно она в первых рядах, а тут молчит.
   Зям пошевелился и тяжело вздохнул.
   -- Я, я скажу. У меня ведь племяши есть, я говорил. И я хочу, чтобы семья наша -- ну, я там, родители, дядька с племяшами, тетка, которая в соседней системе живет и ее дочка... Ну, чтоб мы собрались вместе. И чтобы у нас станция была. Своя. И мы все так клёво устроим! Никакой наркоты, ширева инопланетного, полиция нормальная, поборов не будет... Ну, и банд типа бывшей нашей, тоже. Мы все нормально устроим, всем дело найдем! Вот...
   -- М-м-м... Желание это не мелкое... -- протянул Лайс. -- Маленькая станция это около пяти миллиардов. А крупная, поди, за триллион выйдет.
   -- Ну да, -- уныло согласился Зям. -- Я понимаю.
   -- У нас будет своя станция или даже цитадель. Как думаешь, ты и твоя семья справитесь с управлением цитаделью?
   -- Да!
   -- Вот и хорошо.
   Аксён повернулся к девочке, которая сидела, обхватив себя за плечи.
   -- А ты, Райка?
   -- А я, дядечка, желаю странного, -- прошептала та. -- Число одно хочу изменить.
   -- Какое?
   -- Хочу чтобы здесь, -- она раскинула руки, как бы обнимая весь мир, -- было не ноль четыре, а один ноль. Просто -- один ноль. Я хочу нормальную полицию, базу рейнджеров в системе, чтобы станциям не приходилось платить бандюкам за защиту против таких же бандюков, и чтобы ни один проклятый пиратский барон не притаскивался сюда со своими головорезами. Люди должны жить спокойно и думать о будущем здесь, а не о том, как накопить денег и умотать отсюда! Один ноль, вот так просто, дядечка. Сможешь?
   В который раз за эту встречу народ ошеломлённо умолк.
   -- Вечер сюрпризов, -- пробормотал Мур.
   -- Да, Райка зажгла, -- нервно хихикнул Шкынд, -- надо у нее уроки брать.
   Аксён молчал, попивая мелкими глотками холодную кисловатую воду. Ну и задачки дети ставят. Он-то максимум что планировал: создать крепкую и уважаемую корпорацию, чтоб денег хватило на свой путь к бессмертию. А тут... Но какой четверти?! Почему дети могут хотеть такое, а он -- нет?!
   Что, долгая жизнь разучила мечтать?
   Он поставил бокал, поднялся и подошел к Райке. Подал руку, девочка ее приняла и легко поднялась.
   -- Один ноль я тебе не обещаю, -- серьезно сказал Аксён Лайс, -- для этого надо захватить не половину мира, а весь мир. Но мы построим тут цитадель, которой будет управлять Майк Сунан. Она станет базой нашего флота, о котором позаботится Йосанг Мур. Я прослежу за финансовой стороной дела и всем остальным. Коди Шеффилд тоже найдёт дело, которое ему понравится. А ты, госпожа Джослин Раевски, станешь нашим политиком. Лицом, голосом и совестью "Терры". Иногда такие старые дядечки как я заигрываются во власть, и ты станешь мне напоминать, к чему мы шли. Ты -- наш представитель в Империи, Федерации, ОКСН, Гансте, Самалантис, Ламахарии и даже во Внешности. И навсегда запомнишь, где жила и где хотела сделать один ноль. Это говорю я, Аксён И-Жан Калин-Каражич Лайс. Принимаешь?
   -- Да, -- ответила Райка и шмыгнула носом.
   Аксён наклонился, поцеловал ей руку и произнёс:
   -- Присядьте, госпожа Раевски.
   Девочка с достоинством опустилась в кресло. Парни смущенно хихикнули.
   Клонер вернулся на своё место, разогнал тёмносферу. Развиднелось, стол погас и изображение "Проныры" исчезло.
   -- Ну, а теперь нам надо разобраться, как будем выполнять контракт. Завтра на остаток денег купим много ремонтных дронов и ещё кое-чего. А сейчас...
   Чемодан солидно и неторопливо взобрался на столешницу и раскрылся. Перед собравшимися появились какие-то коробки и пакетики.
   -- Это тебе, -- Аксён протянул коробку и стопку пакетиков Йосангу. -- тут три импланта третьего уровня*, +15% на интеллект, на восприятие и на скорость реакции, и ещё навыки корабельного инженера и пилота средних кораблей. С навигацией у тебя пока не очень, с этим будем разбираться отдельно.
   Мур молча принял и кивнул.
   -- А это тебе, -- клонер передал Зяму такую же стопку, -- три таких же импланта на интеллект, восприятие и память. Навыки в основном инженерные, но есть и пилотирование лёгких кораблей. Экономику и логистику купим после исполнения контракта.
   Третью пачку он отдал Шкынду.
   -- Признаюсь, я тоже пока не понял, что тебе ближе и где твои таланты. Потому взял тебе почти тоже, что и Майку: импланты на интеллект, восприятие, память и инженерные навыки, да пару умений на лёгкое оружие.
   Парень польщённо хмыкнул: одному ему доверили изучать оружие!
   -- Так, госпожа Райка. Я, вообще-то, купил тебе кое-чего, но теперь даже и не знаю, стоит ли отдавать. Ты у нас раскрылась как вечерняя роза, совершенно неожиданно и с вот такенными, да! колючками...
   -- Вредный, вредный дядечка!
   -- ...Но поскольку деньги всё равно потрачены, будешь учить купленное. Вот, имплант на восприятие (улучшенный до 20%, цени!), на интеллект (тоже улучшенный) и память. Учить будешь навигацию и сканирование. У нас будет много, просто очень много сканирования... и от тебя зависит весь наш успех.
   -- Дядечка, можно я тебя поцелую?!
   -- Нет уж, Мура целуй. Его можно, разрешаю. А я с этого момента не дядечка, а командир. Или домус*. Или -- О, Великая Господина, дозвольте обратиться! -- Лайс хмыкнул, вспомнив мультяшку с планеты Истармина.
   Все с облегчением рассмеялись. День выдался трудный и необычный, первый такой за всю жизнь. Через пару часов, обсудив замечательные перспективы, выпив по несколько бокалов золотистого, кокосового, низкопроцентного, пустотного и даже чистоводного с лемокиттом, народ разошёлся спать -- домой или по арендованным пеналам.
   Впрочем, не все.
   Аксён добрался до своего пенала, постоял под ледяным душем, добыл из инфира пакет законов Федерации и принялся читать. Через три часа сделал звонок, выслушал от сонного заместителя начальника полиции пару гадостей и скинул ему предложение. Чиновник тут же проснулся; через полчаса они с Аксёном встретились и коротко переговорили с глазу на глаз. Счёт корпорации похудел на двести тысяч, но дело того стоило.
   Раз уж появился свой политик, пора создавать ему нужное прошлое. Кто же поможет родиться правильному демократическому политику, как не дворянин с полусотней поколений благородных предков? Это игра на десятилетия... Но он же обещал Райке один ноль? Ну, хотя бы ноль семь.
   Аксён заглянул в кошелёк и хмыкнул.
   Цены на демократию кусались.
  
   - - -
  
   Недели через две "Проныру" полностью подготовили. Его привели в такой порядок, в котором он не был со дня выхода из верфи. Серо-ржавый неопрятный куб сменился готовым к полёту красавцем-кораблём, одетым в тёмно-матовую фототронику с рассыпанными по корпусу небольшими угольными квадратами эмиттеров маскировочного поля. Впрочем, тёмным корабль был недолго. Лайс разрешил своей малолетней команде похулиганить и корпус корабля украсился яркими оранжевыми полосками по тёмно-синему фону. Потом корабль заляпали светло-зелёные пятна.
   А что? Тестирование фотоплёнки, ничего особенного.
   Именно в таком виде запомнили отбывающий корабль немногочисленные диспетчеры и некоторое количество местного народа, совершающего моцион по прогулочным галереям. Из-за них Аксён Лайс и разрешил команде побеситься. Идентификатор идентификатором, а если вдруг пойдет информация о странно раскрашенном корабле, то кое-кто может и не обратить внимания на обычный серый кубик.
   Да, странно, да, маловероятно, но за свою жизнь Лайс сталкивался и не с такими вещами.
   После трёх прыжков на максимальную дистанцию сделали перерыв. Аксён направил корабль на местную станцию, арендовал на сутки док с гравиподвеской и команда рьяно взялась за установку уже готовых конструкций с форсажными кольцами. Это уже третий шаг в поддержку паранойи. Тоже, казалось бы, ерунда. Но Аксён считал, что если вдруг его ведут -- то могут ошибиться в оценке возможностей корабля.
   Потому и чернила он так странно ставил, объединяя две системы, а не заменив одну на другую. Это было первым способом замести следы. Любой расчёт показал бы, что некомплектные чернила пятого уровня дадут совсем иной процент маскировки, а по величине чернильного отклика тоже можно опознать корабль. Ведь дурацкая идея -- использовать сразу две системы, выйдет настолько капризный конгломерат, что им замучаешься управлять. Но Лайс... готов и потрудиться.
   В общем, затащили в док корабль, выгнали из корабля дронов и в десять физиономий, включая пятерых нанятых техников, за семь часов проделали нужный ремонт и настройку. Затем Аксён купил на местной бирже две бочки жёлтой краски и корабль покинул гостеприимную обитель с большими лимонными кругами на плоскостях. Краска, однако, стояла в трюме, рядом с кучей контейнеров, в которых лежали ремонтные дроны и наборы сканирующих зондов. В дело опять пошла фототроника. Когда корабль отошёл на сотню километров от станции, клонер осторожно включил старую маскировку, второго уровня.
   В логах станции, если таковые вдруг кто-то будет шерстить, этот факт найдётся. Да-да, побывал тут корабль, а на нём вторые чернила, не лучше. И некий выдуманный преследователь настроит свои сканеры на вполне определённую силу сканирования. Ведь зачем рыть глубже -- если смысла нет, а времени займёт больше.
   Эх, насколько легче Лайсу знать, что за ним действительно кто-то следит. А пока он чувствовал себя идиотом, который выполняет какие-то совершенно дурацкие вещи, не зная, -- а нужны ли они вообще? И всё же -- выполнял. Одно радовало: опытных пилотов в команде нет и никто не может оценить его манёвры с точки зрения нормального пустотника.
   Кстати, маршрут клонер в основном проложил по высоким системам. Ничего сложного, если до цели по прямой больше четырех тысяч световых и проделать их можно в пространстве Федерации. Но напрямую -- долго, потому "Проныра" двигался к ближайшим Вратам с большой хордой.
   Ещё пять максимальных прыжков, неуспешная попытка торга с "Воротари Дэнки", оплата разорительного счёта и корабль нацелился на Врата в системе Тайро. Сказать по правде, за эти пять прыжков Лайс, заметая следы, проделал кучу весьма странных вещей, которые ему подсказала обострившаяся паранойя. Настолько странных, что узнай о них кто из знакомых, и репутация скатилась бы до нуля. А так... повезло.
   И только когда перед "Пронырой" распахнулось сияние колоссальных конструкций Врат, время и пространство сжалось в точку и швырнуло корабль по гиперструне, только тогда Аксён Лайс вздохнул с облегчением. Он покинул рубку, добрался до своей каюты, привычно закинул в рот очередную порцию самодельных таблеток и упал в койку.
   Напряжение его отпускало. Только сейчас он сообразил, что все эти глупости последних дней из-за того, что боялся не за себя. Клонер в первый раз за свою долгую жизнь нес ответственность за корабль с людьми. Обычными, смертными людьми, которые вдруг стали для него не просто строчками в судовой роли, а чем-то очень значимым.
   Однажды живущие? Он навсегда забудет эти слова.
   Капитан "Проныры" несколько часов лежал и смотрел в потолок. Бездумно пялился, пока навигационный искин не предупредил о скором выходе со струны. Тогда Лайс поднялся, оглядел себя в зеркале, одёрнул комбез и вернулся в рубку.
   Там он застал всю компанию "Терры". Мур полностью погрузился в пилотажный симулятор; двое пацанов, сидя на полу, разбирались на общем экране с какой-то деталью энерговода, а Райка возлежала в ложементе второго пилота и крутила, почему-то тоже на экране, а не в инфире, звёздную систему, расставляя по ней зонды и пытаясь высканить малый корабль типа разведчика. Похоже, только зондами, без применения корабельных сенсоров, подцепить корабль пока не выходило. Но Райка не сдавалась, меняя силу сканирования, типы зондов и их взаимное расположение, что влияло на интерференционную картину гравипотоков и электромагнетики.
   Сам Лайс, несмотря на свой опыт, в сканировании привык больше полагаться на искины, использовал известные схемы расстановки зондов и потому пока не видел подходящего метода поймать москита без корабельных сенсоров. Но в действиях Райки видна определённая последовательность, может и выйдет чего.
   Клонер удовлетворённо хмыкнул. За три недели девочка многому научилась.
   Кстати!
   Он хлопнул в ладоши и народ отвлёкся от дел.
   -- А сбросьте-ка мне ваши успехи в учёбе. И готовьтесь к выходу, через полчаса нас выкинет со струны.
   Райка недовольно фыркнула, но инфирнула состояние навыков, затем пришли пакеты от остальных. Народ зашевелился, поднял себе из пола нормальные ложементы, ведь при выходе из Врат могло и потрясти. Лайс отправил предупреждение бригадиру техников.
   Клонер пролистал полученную информацию: Райка, как и предполагалось, сосредоточилась на сканировании, добравшись до третьего уровня в большинстве навыков, навигацию только слегка затронула; парни рыли в основном инженерку, хотя Коди и пытался украдкой изучать легкое оружие; Йосанг намертво вцепился в управление кораблями, технические навыки даже не тронув, впрочем, по планетным меркам он инженер с опытом: общие навыки математики, сборки, энергетики, материаловедения и конструирования уже него подняты до третьего уровня, а искиника и механика даже до четвёртого.
   В принципе, всё ожидаемо.
   -- Райка, я тебе сейчас дам десяток звёздных систем, используй их в качестве тестовых. И установи фильтр разрешения в 50-100 метров. Именно такого размера корабли мы и будем искать. Точнее, части кораблей.
   -- Дя... командир, а когда ты нам расскажешь о контрактике? Мы ведь толком и не знаем, чем заниматься будем.
   Все остальные повернулись к Лайсу, как бы подтверждая -- хватит, мол, секретничать.
   -- Поговорим, вечером. Скоро нас скинет со струны, купим системный челнок, определим дальнейшую дорогу и поговорим.
   Как бы в подтверждение его слов корабль задрожал. Пяток секунд и всё закончилось, сход со струны вышел, хоть и ранним, но удивительно гладким. На обзорном экране распахнулась панорама местной системы -- яркая звезда, сотни значков станций и сооружений, тысячи кораблей. Корселлад -- самая крупная система в данном секторе, последний торговый хаб* на пути к нулям.
   Выкинуло их всего в сотне километров от Врат, неожиданно близко и довольно опасно. Вокруг кружил хоровод сигнатур, то ли торговый конвой собирался проходить через Врата, то ли чей-то флот... О, четверть!!! На "Проныру" накатывала колоссальная туша мобильной базы. За ней ползла такая же огромная тень. А за ней -- ещё десятки подобных.
   Чертовы кривоглазые воротарские каздрачи*!
   Лайс упал в ложемент и перехватил управление у искина. Корабль резко дернуло, по рубке полетели незакреплённые предметы. "Проныра" разворачивался, в нерасчётном режиме напрягая форсажники, пытаясь проскользнуть в щель между Вратами и мобильной базой. Но медленно, четверть, медленно! Туша базы уже занимала половину внешнего обзора. Экран полыхнул белым и ближняя мобильная база исчезла. Еще вспышка -- исчезла её соседка. На минуту экран залило сиянием, искин хоть и понизил яркость, но вспышки били по глазам одна за другой.
   -- Каздраг! Что это?! -- Мур вцепился в бортик ложемента. Пацанву системы безопасности перехватили едва ли не в полёте, и теперь они барахтались в ложементах, пытаясь избавиться от гибких захватов. Бледная Райка закусила губу. Впечатлились все, включая клонера.
   -- Это... проход флота. Пожалуй, даже пяти полных флотов. Федерация гонит корабли куда-то на запад.
   -- И часто такое бывает?
   -- Первый раз вижу, -- признался Аксён. -- Редко когда больше одного флота идёт. Я как-то видел два флота на маневрах, тогда нехилая толпа у Врат собралась.
   Кошелёк пискнул, в него свалились сто тысяч от "Воротари Дэнки" с извинениями за чрезвычайную ситуацию. Рядом с суммой тикал таймер -- пять минут на принятие внесудебного решения. Аксён подтвердил приём; на суды времени нет, а деньги пригодятся.
   -- "Воротари" сто штук прислали. Похоже, для них этот флот тоже оказался неожиданностью.
   -- Может нам обратно прыгнуть, дядечка? Ой, простите, Великая Усатая Домина! Выйдем на том конце -- получим ещё сотенку тысяч?
   Пацаны нервно хихикнули.
   -- Можно. Или сто тысяч, или размажет по лобовой броне суперкапитала*. С той стороны сейчас такая каша, не хотел бы я быть на месте диспетчеров "Воротари". И пока все флоты не пройдут -- никого больше во Врата не пустят.
   Мур выбрался из ложемента:
   -- Пойду гляну, что там с нашими механиками.
   -- Ага. Кстати, через час прыгаем, вернись к этому моменту.
   Тот кивнул и вышел.
   Лайс, наконец, разогнал "Проныру" и оставил Врата далеко позади. Когда расстояние достигло десятка тысяч километров -- включил пятые чернила. Пора покупать челнок и быстро-быстро сматываться. Пока вся навигационная инфирика взбаламучена проходом такого количества кораблей, можно сделать ноги и не оставить за собой явного следа.
   Он выбрал ближайшую станцию и заказал там сразу два системных челнока; вот и откупные деньги пригодились. За срочность и доставку пришлось переплатить. В той же конторе прикупил четыре средних конструкционных дрона, как раз пара таких в упакованном состоянии влезала в челнок. На этом откупная сотня и закончилась.
   Ну, не были богатыми... так будем! Со временем.
   Он скинул коробейнику текущие координаты корабля и вектор движения, через минут сорок к точке рандеву приполз лёгкий рейдер, притащив на внешней подвеске челноки. Лайс отправил Йосанга проверить их, тот быстро всё осмотрел и подтвердил правильность поставки. Под присмотром Лайса, Шкынд и Зям с помощью тяговых лучей подтащили челноки к ангару, там их приняли уже ремонтные дроны, которых Лайс использовал в качестве мини-буксиров. Вся операция заняла минут двадцать, после чего "Проныра" ушёл в очередной дальний прыжок.
   Финишировал он уже в низкой системе с рейтингом в ноль три. Солярный объём* был пуст, только в электромагнетике светились чьи-то вооружённые бакены. Четыре часа на подзарядку пролетели быстро и ещё один гиперпрыжок привел флагман "Терры" в систему с рейтингом ноль один. Следующая по маршруту звезда числилась уже нулевой.
   От инфира тянуло льдом и гулкой пустотой, имперские трансляции трещали и скрипели, тестовые пакеты приходили с разрушенной структурой. Сказывалось то, что между пространством Федерации и этой низиной* располагался активный пульсар. Аксён специально выбирал такой маршрут, он хотел чтобы никто на борту корабля не смог цепляться к имперским локальным точкам. Всё-таки пять неизвестных ему людей... он к такому не привык, и в расчёт маршрута приходилось включать много новых факторов.
   Клонер активировал чернила и разогнал "Проныру" по нормали к плоскости эклиптики. Собрав более-менее стабильную конфигурацию чернильных полей, он передал управление ими искину. Да, хуже, чем вручную, но скоро будет не до них. По корабельному времени наступил вечер и компаньоны время от времени бросали на Лайса косые взгляды. Он бы подождал до следующей системы, там инфиру вообще каюк, больно звезда занятная. Но -- увы, застрелят по дороге. Одна Райка чего стоит, глаза как фазеры.
   Лайс вздохнул и объявил начало совещания. Все тут же перестали делать вид, что ужасно заняты, и собрались вокруг Аксёна. Глава корпорации усмехнулся и скинул партнёрам пакет с информацией заказчика. Минут десять стояла тишина, только инфир шуршал и щёлкал. Быстрее всех прочла Райка, но -- молчала, сжав губы. С пиратами у неё явно связано нечто личное и злое.
   -- Кое-что понятно, -- признался Мур. -- Но не всё.
   Раздалось согласное мычание.
   -- Атака Калек, Таргоста... Федерация неудачно попыталась зачистить пиратов и получила по щам. Та ещё история, конечно. Столько людей погибло, пусть и давно, -- продолжил Мур, -- но дальше-то что? В Таргосту мы не полезем, там до четверти этих гиперторпед. И они ведь ещё активны, так?
   -- Верно. Не знаю, сколько из них еще в строю, но нам и одной хватит.
   -- Тогда куда мы собрались?
   -- Смотри. Идея гиперторпеды основана на том, что если запустить гипердвигатель, дать ему достаточно энергии для прокола метрики, то он уйдет в гипер и утащит за собой всё, что попадает в гиперпузырь. Размер и форма пузыря, забрасываемая масса -- это зависит от двигателя. Так?
   -- Ну... да.
   -- Дальше. У гипертеории есть свои граничные условия. Есть две константы -- энергия прокола метрики и граничная дальность прыжка. Энергия нам сейчас неважна, а вот прыгать дальше 24,7 светолет не выйдет никак. Закон природы.
   -- И это все знают.
   -- А дальше начинаются не ограничения законов, а технология. Выйти из прыжка можно только рядом с тяготеющей массой типа звезды. Я упрощаю, конечно. Если звезды рядом нет, а ты настроил гипердвигатель на слишком маленькое расстояние, то -- тебе каюк. Ты будешь миллиарды лет лететь в гиперпространстве, постепенно испаряясь.
   Слушателей передёрнуло, воображение у всех оказалось богатым.
   -- Вот такое оружие. Корабли твоих врагов по частям отправляются в гиперпространство и будут блуждать там до самой тепловой смерти Вселенной.
   -- Знаешь... дядечка. Ты нас напугал, но пока мы ни четверти не понимаем, -- озвучила общее мнение Райка. -- Ты придумал способ как вытащить тех испаряющихся людей из гиперпространства?
   -- Нет, Джослин. Но я знаком с технологией гипердвигателей. Видели какой здоровый движок у "Проныры"? Самая большая деталь нашего корабля. Двигатели вообще нельзя сделать меньше определённой массы, там и сложности в технологии, и начинают работать другие ограничения гипертеории.
   -- Ты нас совсем запутал, дядечка, наверное в детстве учился на юриста. У меня сейчас все улучшенные чипы перегреются.
   Лайс мысленно зарычал. Как же объяснить напарникам то, что для него кристально ясно? Но если бы не армейская практика, насколько бы он сам понимал в этой теме?
   -- Ладно. В теорию больше лезть не буду; расскажу, как оно есть. Так вот, торпеду маленькой не сделать. Потому что тяжёлый двигатель, энергонакопители, да еще и ускорители должны быть. И броня. В общем, минимальная масса у торпеды -- полторы-две тысячи тонн. Как у корвета. Да ещё надо забрать в гипер приличный кусок вражеского корабля, это еще несколько тысяч тонн. И всё это так складывается, что прыгнет такой "недокорабль" примерно на полтора световых. Может на два. И дальше нельзя -- двигатели настроены на самую короткую дистанцию, и ближе не получится, технология не позволяет.
   -- Пока вроде понятно, -- хмыкнул Мур.
   -- Большинство звёзд в наших краях располагается дальше полутора световых. Обычно 3-4 световых. Т.е. если в тебя попала гиперторпеда и откусила секцию корабля с тобой внутри, то тебе хана с гарантией. Ты ушёл в гипер навсегда и теперь там медленно растворяешься.
   -- Бр-р... не надо об этом больше... командир.
   -- Но вокруг Таргосты полно звёзд на расстоянии в полтора-два светогода.
   -- Ага! -- блеснула глазами Райка. -- Хотя всё равно...
   -- Да, всё равно тебе хана. Скорее всего. Потому что тебя вырезало вместе с куском корабля и выкинуло в ледяной космос в соседней системе. И если у тебя нет под руками спасательной капсулы или ещё каких-то способов выжить, то ты умрёшь. Но -- хотя бы быстро.
   -- То есть все, кто попал под удар гиперторпеды, оказались в соседках Таргосты? Вот в этих вот корабельных обрезках? И мы их там найдём?
   -- Не все. Там есть еще тонкости, связанные с вектором атаки торпеды, расположением систем по этому вектору, общей массе в гиперпузыре и так далее. Но я посмотрел схему атаки, вектора движений федеративного флота, места расположения ангаров с гиперторпедами... в общем, минимум половина торпед отправила секции кораблей к ближним системам.
   -- И людей ведь могли спасти?!
   -- Знаешь... -- задумчиво протянул Лайс, -- не слыхал как во флоте Федерации, а в староимперском флоте это оружие называют пираньями. До сих пор считалось, что после атаки пираний люди обречены. Они исчезли и всё. Точка. Людей из Флота Калек тоже не стали искать. Никому и в голову не пришло оценить расположение звёзд и вектора торпед...
   Старая трагедия придавила всех. История Флота Калек выглядела куда как тяжко -- здесь, на краю обитаемого космоса. Даже клонеру было не по себе. А ведь его собеседники -- совсем ещё дети! Сам-то он к смертям привык, особенно своим. А они...
   Аксён вздохнул и завершил:
   -- В общем, ждут нас системы, в которых много обломков кораблей. И очень много мёртвых людей. Быстрые деньги приходят только вот так, со своей или чужой кровью.
   -- ...Мы ведь их похороним, дядечка? Ну, по-пустотному, в звездах.
   -- Да, Джослин. Но есть и другой выход, я забрал базу данных по родственникам погибших. Если получится идентифицировать -- сможем дать весточку, может их захотят похоронить на планете. Личные вещи передадим, если найдём. Но делать это будем только после завершения контракта. Нам нужно и контракт выполнить, да и себе кое-чего сообразим на развитие. Корабли-то брошенные, по закону уже ничейные.
   -- Ты, дядечка, очень хороший, не сомневайся. И мы справимся. Даже с вот такой работой, правда, ребята?
   Зям молча кивнул. Шкынд дернул плечом и прошептал:
   -- А что ж... да и похоронить надо. Тоже ведь дело.
   Аксён поднялся.
   -- Хорошо, собрание объявляю закрытым, всем идти спать. Дежурит Мур. Завтра переходим в первую нулевую систему. Она довольно опасная, там сложная навигация, так что -- всем отдохнуть, будете учиться. Кто уснуть не сможет, берите аптечку и рецептируйте симорфин. Вот, ловите рецепт.
   Вскоре подростки разбрелись по каютам. Йосанг же попросил Лайса задержаться, помялся немного, но спросил:
   -- Скажи, что это за фонд "Федератная программа развития внешних территорий", которой ты продал один процент нашей "Терры"?
   Аксён мысленно усмехнулся. Йосанг-то осваивается в новом для него мире, вот и с интерфейсом корпорации разобрался.
   -- Это небольшой задел на будущее, Йос.
   -- Расскажешь?
   -- Не сейчас. И детям не говори, не надо им пока знать.
   Аксён и Йосанг еще немного поболтали, потом и клонер ушел спать. Он обошёлся без снотворного, но снилась ему омерзительная гадость: висит он в толще тёмного бесконечного океана, над головой десяток метров воды, а ещё выше -- безлунная и беззвёздная ночь. Снизу же, в километрах и километрах глубины, на пределе видимости, мерцают бледные огоньки. Разгораются и гаснут.
   И время от времени поднимается из пропасти тонкая рука, да и не рука это, а верёвка, или даже толстая нить. А на конце верёвки -- человеческая кисть и пальцы. Они сжимаются и разжимаются, пытаются найти и ухватить Лайса, зацепить хоть пальцем. И вот ползает вокруг Лайса эта рука, старается схватить, а он -- застыл и не может двинуться. Хапает рука воду, раз за разом, но не находит человека. Потом нить обрывается и ладонь, извиваясь и загребая пальцами, скрывается где-то наверху, над Аксёном. А чуть позже из леденящей бездны поднимается новая рука, привязанная за верёвочку.
   Сотни оборванных нитей, сотни плавающих над Аксёном шевелящихся рук.
   К утру одна рука поднялась совсем близко, потёрлась тыльной стороной об лицо Лайса, прошлась пальцами по горлу, ухватила клонера за ворот комбеза и потащила в бездонную тьму.
   На рассвете Аксён проснулся мокрый как мышь.
  
  
   - - -
  
   Прыжок в нулевую систему Аксён рассчитывал очень тщательно.
   Тамошняя звезда находилась на грани перехода в другое состояние, вероятнее всего в Новую. До этого момента еще несколько тысяч лет, но лоция показывала, что раз в четыреста семьдесят часов звезда сбрасывала часть внешней оболочки и волна раскалённого газа разбегалась по системе, буйствуя в магнитосфере единственной планеты и клубясь в поясах астероидов. Судя по инфирным записям, зрелище совершенно уникальной красоты, но клонера эта система интересовала не из-за чудес и красот.
   Как утверждала лоция, в хромосфере звезды плыла древняя коронарная ловушка давно погибшей расы. Почему ловушку никто ещё к делу не пристроил -- четверть знает, может чрезмерно сильно завязана на звезду. Или же желающие нашлись, но поняли -- субквантовое хранилище энергии не выдержит перемещения в иную систему.
   Как бы там ни было, а из переполненной ловушки периодически сбрасывался излишек накопленного. При вспышке часть короны сдувало в пространство в виде раскаленной до миллионов градусов волны звёздного вещества, примерно треть сброшенной энергии уходило мощным импульсом жёсткого излучения. Как показывала расчётная динамика, через десяток тысяч лет ловушка войдёт в глубинные слои звезды, окончательно вскипит и подорвётся, превратив звезду в Новую. Планета и астероидные пояса превратятся в пар, а ближние системы стеллифицирует насмерть.
   Кто установил ловушку и с какой целью -- неизвестно, лоция показывала, что единственная планета в системе совершенно мертва, да и в окрестных системах никаких следов жизни тоже не нашли.
   Загадка былых времен, во вселенной таких хватает.
   Лайсу эта система очень нравилась. С её помощью он планировал с гарантией оборвать все возможные хвосты, для чего надо зайти в систему поближе к событию, и, прячась в тени планеты, подобраться к звезде поближе. А перед самой волной -- выпрыгнуть. Все следы гиперпрыжка снесёт коронарным выбросом, а там -- ищи-свищи "Проныру".
   В целом -- ничего опасного, но требует ювелирного расчёта, потому как звездные взрывы постепенно учащались, и надо рассчитать выход в системе со всеми накладками от неточности прыжка. Ведь планета крутилась совсем рядом со звездой, а попадать под вспышку нельзя. Защита у "Проныры" смешная, корабль может и не пережить приключения.
   И есть ещё особенность -- стандартный навигационный искин, установленный на "Проныре", таких расчётов не понимал. Лайсу приходилось проваливаться в трансляционный пакет и действовать через его ядро, разбивая задачу на более простые цепочки.
   В танцах с числами Лайс провёл всё утро. Сложные формулы и мозгодробительные последовательности чисел его успокаивали, к концу расчёта он и забыл о дурацком сне. В фоне его инфирики висели три любопытные мордахи, да и Мур иногда заглядывал, ужасался и исчезал. Потом снова приходил.
   Всё шло неплохо, искин легко принимал запросы клонера, числа укладывались в отведённые диапазоны, формулы преобразовывались в понятные искину команды. Окончательный вывод тоже порадовал -- еще час до границы оптимального окна, а то и больше. Аксён подмигнул мордахам, заказал в поваре сока копчёной лимты и с удовольствием осушил бокал.
   -- Ну что, поехали?
   Народ в рубке поддержал его нестройными возгласами. Лайс скинул предупреждение бригаде техников, те бросили возиться с ремдронами и шустро собрались в своих каютах. Всё было готово.
   "Проныра" ушёл в прыжок и через полчаса финишировал почти идеально. Планета оказалась немного в стороне, но корабль вполне успевал укрыться в её тени до начала вспышки. Допуски по времени нормальны, можно даже успеть полюбоваться на распространение волны.
   Аксён запустил маскировку, отправил корабль в сторону планеты, скинул управление "Пронырой" Йосангу и обернулся к Райке, которая занимала соседний ложемент.
   -- Пора тебе потренироваться в сложных условиях. Сколько зондов ты сейчас можешь контролировать?
   -- Уже четыре, с утра навык доучился.
   -- Ну вот, кидай зонды, растаскивай их по системе, только не очень далеко от нас. До вспышки два-три часа, вот посчитай их движение, чтобы они нас с гарантией догоняли на орбите. А потом прогони скан по всей системе. Хотя... для начала проверь окрестности планеты, сюрпризы нам не нужны.
   Девочка запустила четыре зонда и начала считать. Потом принялась двигать иконки на тактической карте. Аксён следил за ней вполглаза, всё-таки выспаться не удалось и он украдкой зевал. Между делом проверил имперские трансляции. Привычной инфирики нет, локальные точки в Федерации не цеплялись. В информационном смысле люди на "Проныре" сейчас полностью отрезаны от Империума. Подобно древним мореплавателям, отчий берег которых скрылся за горизонтом, а с ним и связь со всем миром; если бы родина вымерла от чумы, они узнали бы о том через долгие годы.
   Чувство оказалось настолько новым, что Аксён поёжился.
   Он пробовал сканировать окрестный инфир, но кроме едва слышного шёпота, доносившегося из каких-то невероятных глубин, ничего не фирилось. И тем неожиданней оказались слова Райки.
   -- Я что-то вижу на орбите планеты.
   -- Что? -- вздрогнул Лайс.
   -- Не знаю, зонды ещё далеко.
   -- Тащи их всех туда! Хотя нет... только два. Остальные два затормози на половине расстояния от нас до планеты.
   -- Выполняю, капитан! -- По тону Аксёна Райка поняла, что дело серьёзное.
   Через полчаса выяснилось, что не на орбите планеты, а чуть ли не в целой единице от неё болтался кто-то маленький. И этот малыш отчаянно вопил на резервных частотах во всю свою аварийную электромагнетику. Что именно кричал корабль -- искин "Проныры" не понимал, кодировка не распознавалась.
   Но тут Аксёна позвал Йосанг.
   -- Мы получаем ненаправленную широкополосную инфирику. Сигнал бедствия.
   -- Содержание?!
   -- Э... школьный... да, школьный корабль. Сорок семь детей и трое взрослых. Отказала энергетика, чернила и ещё-то там.
   Аксён Лайс с чувством выругался. Вспышка совсем скоро, а этот проклятый школьный автобус даже не в тени планеты!
   Кто-то хохотал там, высоко в небесах.
  
  
   * * *
  
  
   < Тота из трансляции "Слухи на рынке" >
   "Поступают сообщения о начале предвоенного периода по кассационной войне между Семьёй Слаутов из Верхнего Круга и шестью Семьями из Среднего Круга.
   Падение цен на основные ресурсы приостановилось. Разнонаправленное движение фьючерсных контрактов на культурную программу показывает неуверенность брокеров в инсайдерстве из Собрания Гансты.
   По результатам срочного инфирного совещания и без объяснения рынку причин и новых ценовых ориентиров, Собрание Гансты направило во Внешность Малую Биржу"
  
   < Тота из трансляции "Вопросы Внешности" >
   "Все известные "Вопросам Внешности" Минералиссимусы отказываются принимать заказы на производство. На бирже изредка появляются контракты на свободные мощности от мелких производителей, но не более чем на 1-2% от стандартной.
   Планеты Йорга, Немалин, Цензилис, Тренки, Ваниматта, фабрикатты в системах Лат-5, Церна, Симплекс-3 и два фабрикарра в системе Нурла перестали передавать несущую частоту.
   Союз Фабрикантов объявил о формировании единого Флота Внешности и о продолжении мобилизации, планка которой поднята до 2,5%"
  
   < Тота из трансляции "Инфоцентрал ОКСН" >
   "В столицы Торговой Гансты и Зелёной Арки отправлены делегации, освящённые знаком Курии ОКСН, по поводу переговоров о совместном использовании региональных Врат во имя осуществления поддержки единочеловеческой деятельности"
  
   < Квота из трансляции "Продакшн Пруф" >
   "Неизвестные, но авторитетные источники сообщают о сотнях разрушенных кораблей и тысячах погибших из-за неумелых действий федератных военных. Эти флотские тыловые крысы за годы мира разучились водить корабли и при первом же массовом перемещении флотов умудрились нанести огромные разрушения по пути следования, повредив станции, Врата и коробейно-медицинские корабли.
   Корпорация "Воротари Дэнки" несёт колоссальные убытки. Неназванные инсайдеры информируют, что досудебные выплаты составляют десятки миллионов по каждому чрезвычайному происшествию!
   Известный законозащитник Реслий Мани из бюро "Партнёры и партнёры" сообщил о бесплатном начале расследования преступлений военных. Сколько будет стоить само расследование и кто его финансирует, Реслий Мани не сообщил"
  
   < Квота из трансляции "Скачущий по деньгам" >
   "-- ...Скажу вам, друзяшки, что происходящее во Внешности начинает волновать даже меня. Там не только пропадают корабли, но и с планетами какая-то задница происходит, не говорю уж про тамошние крупные фабы.
   Видать, имперские маркетёры не даром жевали выперцы и всё-таки нарыли горячее, потому как все империи, окромя Ламахарии, вдруг озаботились состоянием и количеством своих корабликов. Но махарские социалы будут чухать до самого конца, пока им дом не подожгут с пяти углов, тогда может и продерут зенки.
   Вон, даже федераты проснулись и бросились как весенние лоси, затоптав по дороге какого-то гражданского.
   Чем же это поможет нам, маленьким и бедным инвесторчикам? Да ничем! Я говорил вам два месяца назад -- покупайте корабли! И чо?! Вот уже месяц мне тоскливо воют в инфир, что ждали жирненького, не успели миллиардики из акций вытащить, что никто ничего не продаёт... Так и я говорил недавно, что мне ничего не продали, а я ведь был готов отломить премию за пару симпатичных фабчиков.
   Не продали. Но я затеял пару вкусных дел и через полгодика меня ждут тёплые пышечки, мои милые кораблики!
   А! там кто-то особо умный фирит, что я обещал рассказать да показать? Увы, кошелёчки мои ненаглядные, обманул я вас. Тема оказалась столь сочная и хрустящая, что опасаюсь даже намекать...
   Чу! а вот и первый догада! Смотрите, вон, вон бежит! Ату его, ату! Ловите хитроумца! Он всё понял и теперь фирит компаньонам, собирает связи и деньги.
   Берите с него пример, а не с тухлых биржевиков, которые даже договориться меж собой не смогли, а затеяли дурную войнушку за место на вершине навозной кучки.
   Но ничего, те кто вложился в минеральчики -- не пожалеют, пузырчики начали подниматься со дна, там уже кипит! И скоро оттуда повалят триллиончики нам в карманы, не будь я сам Великий Хвостатый Скачущий По Деньгам!"
  
   < Квота из транс[-------] >
   "Президе[------]ссийской феде[--------]ин посетил зав[--------]ое Сормово".
   Во врем[---] [----] [---] [--] [-------] [---] [-----] [--]
   [-----]"
  
  
   Президентский дворец на планете Сентралла, главная резиденция президента Федерации.
  
   Во время ресурсных испытаний предметы, машины, механизмы и пр. доводят до предела их ресурса.
  
   Системы с нулевой безопасностью, их не патрулируют силы правопорядка империй или частные охранные силы.
  
   В данном случае речь идёт об универсальной плёнке, которая и маскирует корабль от обнаружения в оптическом канале и поглощает падающий свет, преобразуя его в энергию. В других режимах эта плёнка способна выводить на корпусе корабля заданные пилотом изображения.
  
   Горняк -- житель высоких систем, никогда не выходивший за границу безопасной зоны.
  
   Пятёрка прямых -- пять тысяч. Прямая -- жаргонное обозначение знака "тысяча", который представляет собой двойную наклонную черту -- //. Косая -- знак миллиона -- зигзаг похожий на обратную Z, как знак молнии. Знак миллиарда -- повернутая П. Знак триллиона -- перечеркнутый круг. Эти знаки распространены в Старой Империи, ОКСН и Федерации, у Торговой Гансты свои обозначения, где после знака "тысяча" ставится количество разрядов, вот так: //1 -- тысяча, //2 -- миллион, //3 -- миллиард.
  
   "Ты угадал! Ты победил!" "Четверть" и "двадцать пять" хоть и кажутся близкими понятиями, но имеют совершенно разный смысл. Ведь 25 больше, чем 24,77684188324.
  
   Система маскировки.
  
   Скоростной транспорт с высококлассной системой маскировки (от 15 уровня и выше).
  
   Уровни имплантов -- по +5% за уровень, двадцать стандартных уровней.
  
   Господин.
  
   Важная торговая система, центр торговли скопления.
  
   Весьма грубое ругательство.
  
   Сверхтяжёлый корабль, верхний уровень кораблей капитал-класса.
  
   Устойчивое выражение, объём пространства радиусом в десять единиц от центра местной звезды. Не применяется при описании систем сверхгигантов.
  
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"