Подымов Владлен Владимирович: другие произведения.

"Червоточина. Граница событий", 1 книга, 6 глава

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:


   Владлен Подымов
  
   Бастер-драфика
   "Червоточина: Гиперистория галактики"
   "The Wormhole: Galactic Hyperhistory"
  
   Драф первый
   "Граница событий"
  
   Лирик под девизом
   "Жить в эпоху перемен"
  
   Инфир
   theWH.ru
  
  
   ГЛАВА ШЕСТАЯ
  
  
   Беда пришла откуда не ждали.
   В 1415 году Возрождения Источника, -- а по староимперски шёл уже 1831-й, -- в системе Нортика появился торговец. Корабль был обычной газовой шаландой, которую перестроили в грузовик и отправили на регулярные рейсы по ближним системам. Грузовик пришёл со стороны Ардиты, обитаемой системы в пяти световых на север. В той системе была одна независимая планетка аграрного типа: жители растили пшеницу и ежевику, варили паточную биомассу и пекли стандартные пакеты для поваров, да и плодились по мере сил, благо климат мягок, а звёзды по ночам исправно сияют.
   Ни фабов, ни терминалов, да даже захудалой землеройной станции в Ардите не водилось, местные во всём полагались на приезжих. Бывалочи -- и страдали через то, ведь никакой коробейник не даст честной цены, ежели увидит, что у хозяев своих колёс нету. Но такова уж местная правда: жить по заветам предков, держаться подальше от новомодных технологий, косить пшеницу, давить ежевику и печатать на сарайных принтерах порции для поваров.
   Гость Нортики запрыгнул со стороны солнца и, пережигая ускорители, направился к центральному терминалу рядом с планетой Дайрин. Из-за неудачного выхода корабль и заметили поздно -- на фоне буйства светила маломощная электромагнетика корыта никак не смотрелась.
   Обнаружили его в одной десятой единицы от терминала, диспетчер лениво послал запрос, услышал ответ, закуклился в ложементе и немедленно вызвал начальника терминала. Тот задумался на пару минут и приказал готовить челнок на планету: ситуация требовала срочного доклада губернатору и Департаментам.
   Вести пришли грозные.
   А на Дайрин тем временем начинался местный сентябрь: с буйными, но тёплыми ветрами, чёрно-синей палой листвой, жарким, но не обжигающим солнцем. И светлыми ночами, во время которых так легко признаваться хорошему человеку в чём-нибудь не менее прекрасном. Сентябрь, пора свадеб.
   У антиподов, поди, стылый март сейчас, да где их взять, антиподов? Население планеты едва до пары сотен тысяч добралось и жило компактно, в трёх поселениях на крупном острове в северной части Великого океана. Ну и по орбитам тоже дома раскиданы, но тамошние обитатели предпочитали сверять часы по планетникам. Так жить проще, да и свадьбы, опять же...
   ...Четверо курсантов лётной академии устроили небольшой пикник на опушке леса, прилегающего к Порт-Лайну, центральному поселению Дайрин. Если всё делать аккуратно, правильно подготовить площадку, подвесить и заякорить стол, да шашлыки готовить только на сертифицированном мангале, а по окончанию праздника собрать весь мусор, то эко-полиция посмотрит сквозь пальцы. Тем более, что с полицай-топтера, парящего в небесах, можно разглядеть не только белую курсантскую форму, но и пятёрку на шевроне.
   Любому ясно -- ребята только что завершили весенне-летнюю дипломную практику и вскоре им светит защита. А затем -- кого куда судьба разбросает, одни в торговый флот, другие -- баржи землеройные гонять, а кто и в центральные миры подастся, искать место среди вояк или дальнолайнеров.
   Можно, конечно, и шикануть напоследок, занять лесную веранду в ресторане, или даже откупить на вечер зал с живодрамой, но... не у всех кошелёк достаточной ширины. Вон, Гуннар Старссон прилетел на пикник на своём ховере. Пусть и не новом, пусть и выплатил за него далеко не полный кредит, но -- свои колёса. То есть, дизгравы, конечно. И как только успел заработать за эти полгода?!
   Двое парней -- Лука Франси Галли и Олаф ен-Хирвонен -- довольствовались недорогими аэробатами. Сэммал Кайс вообще взял рикшу, у него четверо младших братьев и сестёр, потому он половину зарплаты, заработанной на пустотной свалке, отправлял семье. Зато задачей притащить на пикник стол и стулья нагрузили Старссона, как владельца ховера и вообще мерзкого богатея. Накопил на ховер целых одиннадцать тысяч?! О, изволь тогда и стулья с мангалом на пикник арендовать.
   Так, подтрунивая и перешучиваясь, парни готовили праздник. Один вбивал колышки для стола, второй насыпал в мангал древесный уголь и разводил огонь, третий рубил лук и резал мясо, а последний, украдкой, попивал из бутылки красное вино. Ведь обидно же всё вино потратить на поливку мяса?! Форменные куртки развесили по деревьям, скинули и рубашки. Не хватало еще испачкать их в угле или мясном соке.
   -- А вот и она, -- негромко произнес остроглазый Лука.
   Услышали все; обернулись, разогнулись, побросали инструмент или продукты, по-быстрому вытерли руки об траву или носовые платки, спешно накинули и застегнули рубашки, влезли в форменки. А к ним по тропинке приближалась высокая девичья фигура в такой же белой курсантской форме, что так ярко смотрелась на тёмной, практически чёрной девушке. Герда Кая Фрост, мечта всего потока академии и, в особенности, каждого из собравшейся на пикник четвёрки.
   Весёлая и яркая девица, которой кто-то дал совершенно неудачное имя Ледяная принцесса. Никак не подходящее! Ведь все знают зимнюю сказку про Ледяную принцессу Герду и пастуха Кая, который, спасая от насильственной гибернации своё горячее сердце, попал на обед к горным великанам. Сказка печальная, но та Герда совсем не наша Герда, в этом уверен весь поток Академии. А что глаза такие же ярко-синие и волосы почти белые, так мало ли совпадений в жизни бывает?
   Наша-то завсегда живая, яркая, щебечет... но если к ней прислониться неудачно, то можно и кулаком по рёбрам заработать. А то и в глаз. Пару раз. За ней не задержится. Будет нежно улыбаться и дубасить, со всем усердием указывая правильную дистанцию для разговора двух друзей.
   Эх! кому-то повезёт, наверное, если выживет.
   -- Привет, мальчики! -- крикнула издалека Герда. -- Чьё это ископаемое валяется?
   И указала на ховер. Старссон посмурнел. Герда заметила и расхохоталась, согнувшись и мотая головой. Длинные светлые волосы метались в воздухе. Наконец девушка выпрямилась, утёрла слёзы и подошла ближе.
   -- Видел бы ты себя, Гунник, -- блеснула синевой глаз Герда и одарила парня поцелуем.
   Затем обернулась к остальным парням, обняла и поцеловала каждого.
   -- Молодцы, мальчики, классно вы с пикником придумали! День такой хороший, не знаю как у вас, а у меня душа поёт. Надо проводить лето как следует!
   -- Тогда помогай, принцесса, -- хмыкнул Сэммал, -- надо всё побыстрее успеть... А то лето прошло, а мы так ни разу и не собрались.
   Герда и Гуннар переглянулись. Девушка, немного рисуясь, стянула форменку и, вытянувшись на носках, повесила её высокую ветку. Ясно дело, на всех соблазнительных выпуклостях как мишени засияли.
   -- А вот на рубашку даже не рассчитывайте, -- погрозила пальцем Герда, -- я даже из города видела как вы тут спинами сверкали.
   -- Да не, чо нам твоя рубашка, -- сказал Лука, -- чо мы, на пляж не ходим? Там женских спин знаешь сколько?
   -- Вот, вот! И не коситесь куда не надо. Лучше делом займитесь, а заодно поведайте какие у кого достижения на дипломной практике. Я пока с мясом поупражняюсь. Вижу, кто-то вино почти вылакал, в чем мариновать будем?
   -- И ничего не вылакал, -- возмутился Олаф ен-Хирвонен, -- просто попробовал -- не испортим ли мясо?! Вино Лука покупал, а вы все знаете, что ему на язык корова наступила!
   -- Я хорошее взял! На этикетку посмотри, живое золото. Да эта бутылка дороже твоего аэробата!
   -- Так надо не этикетки покупать, а смотреть, чтобы продукт натуральным был.
   ...Через час мясо дошло до готовности и его раздали по жадным лапам; народ травил анекдоты и реальные случаи из своей практики, -- немного, вот такусеньки! -- преувеличивая комические моменты, все смеялись не переставая. День складывался просто чудесно и Герда Фрост решилась. Она встала, подошла со спины к Гуннару Старссону и положила руки ему на плечи.
   Все умолкли. Лука уронил свой шампур.
   -- Ребята, Гуннар позвал меня замуж. Я согласилась.
   Гуннар расплылся в улыбке, потёрся щекой о руку девушки и накрыл её пальцы своими.
   -- Повезло тебе, -- вздохнул Лука, -- успел ты первым, собака. А то бы я...
   Сэммал и Олаф потерянно молчали.
   -- Да ладно, ребята, не вешайте нос, у нас даже на потоке столько отличных девчонок! -- постаралась подбодрить их Герда. -- Есть одна, с тебя, Олаф, глаз не сводит. Познакомить?
   Тот мрачно кивнул.
   -- Меня не надо знакомить, -- произнёс Сэммал и отвернулся.
   Герда высвободилась из рук Гуннара, подошла к сидящему Сэму, обняла и погладила его, нежно растрепав вихры.
   -- Ничего не поделаешь, Сэмми. Знакомить не буду, но ты всё-таки посмотри на ту девчушку, курсом младше. Ариной её зовут. Из вас хорошая пара выйдет.
   Вскоре парни пришли в себя и праздник продолжился хоть и не так же беззаботно как раньше, но -- некоторым из курсантов стало в чём-то даже легче. Когда всё определено, можно уже не мучиться в сомнениях. Да, в горле горчит, а глаза... ну, не будем про глаза. Ведь курсанты -- будущие офицеры, им должно уметь подавлять эмоции.
   ...День уже клонился к вечеру, когда технобраслеты всей пятёрки резко заверещали. Лучший браслет был у Луки и парень развернул в воздухе большой экран. На экране появился губернатор.
   -- Общепланетное оповещение, -- тяжко уронил он. -- Красный уровень.
   Позади него появилась звёздная карта и на ней разгорелось два огонька.
   -- Как вы все знаете, в пяти световых от нашей Нортики есть система Ардита. В той системе есть аграрная планета, мы там пакеты для поваров покупаем и ежевичную массу. Уровень технологий около пятого, так что своего флота у них нет, производства нет. Пушек тоже нет. Да вы всё это знаете отлично, -- вздохнул губернатор. -- Не так уж много у нас соседей.
   Он помолчал.
   -- В Ардите вчера заметили передовые корабли кластера трег'хаар. Это значит, что дней через десять туда придёт сам кластер.
   Он сжал руки в кулаки.
   -- По последним данным, население планеты -- восемьсот тысяч. Я не приказываю, но прошу -- если кто может выставить вооружённый корабль или послать грузовик, чтобы хоть сколько людей спасти, то обращайтесь в Штаб добровольческого флота. Вот контакт.
   Губернатор помолчал.
   -- Военные нам не помогут, им до нас недели две, слишком уж далеко мы забрались. Да и... флот могут и не послать на помощь независимой планете, сами знаете. И всё же, местный Департамент Основ Расы предоставит все свои корабли. Но этого мало, надо больше кораблей, в том числе и пассажирских. Вывезем столько людей, сколько сможем.
   Он коротко поклонился. Изображение погасло.
   Курсанты переглянулись.
   -- У нас неделя, -- сказал Лука. -- У кого что?
   -- Дед подарил мне "Шутидик", это шахтёрская баржа... Корыто корытом, конечно, -- картинно скривился Гуннар, -- но летать может. Но там ничего нет, ни пушек, ни шиша.
   -- Я сниму щит с орбитального дома, -- кивнул Лука. -- У нас их три штуки стоят, уговорю родителей одним поделиться.
   -- Я найду оружие. На той свалке, где я уже полгода бью копыта, всякого барахла навалом, -- сказал Сэммал. -- Пушки тоже есть. Подшаманить слегка, и всё!
   -- А я заправлю корабль по-дешевке. На заправке, где я работаю, цены вполне нормальные, -- заявил Олаф. -- У меня там и зарплата накопилась, да и вчера наливняк пришёл. Думаю, его хозяин скидку даст.
   -- А я... С меня -- навигация! Рассчитаю прыжок и буду управлять кораблём в бою.
   Парни знали, что Герда Кая Фрост из бедной семьи; у неё нет ни корабля, ни щита с орбиталки, ни старых пушек, но любой местный с легкостью доверит ей жизнь. Ведь у Герды -- первое место Академии в навитировании малых и средних кораблей. Часто она побеждала одна против троих противников на кораблях того же класса.
   У Герды Каи Фрост есть Герда Кая Фрост, и она намеревалась показать ксеносам, что курсанты нортикской академии -- сила, с которой стоит считаться.
   ...Через несколько дней начал собираться флот. В боевое крыло вошло двадцать четыре вооруженных грузовика, еще штук двадцать землеройных барж с наспех установленными пушками, десятка полтора непонятного летающего старья, которое и классифицировать-то трудно, а также одиннадцать боевых кораблей Департамента, от корветов до крейсеров. К флоту присоединился даже тяжелый крейсер одного из местных пиратов.
   Вскоре добровольцы ушли в Ардиту -- держать оборону планеты и вышибать передовые силы ксеносов. Пока в системе шел бой, семь пассажирских кораблей и двадцать три челнока вывозили людей. Из восьмисот тысяч успели эвакуировать 114 672 человека. Обратными рейсами везли на Ардикус горнопроходческое оборудование и автономные гибернаторы, -- на планете спешно пробивали глубокие тоннели и готовили спасательные бункера.
   Из боевого крыла Добровольческого флота и операторов горных комбайнов на Нортику никто не вернулся.
   Через сорок лет, когда миграционный цикл трег'хаар завершился и они ушли из Ардиты, туда отправили разведывательную экспедицию. Планета Ардикус оказалась треггоформирована до глубины в триста метров твёрдой поверхности, вся биосфера верхнего слоя уничтожена, вплоть до бактерий. Выживших не нашли, даже внутри скальных бункеров. На планете обнаружились огромные купола с кладками трег'имаго и массивные защитные системы, на подавление которых вызвали почти все силы пока еще немногочисленного военного флота Конгрегации.
   Пространство системы было усыпано множеством обломков человеческих кораблей, но -- без единого следа погибших людей. И только на краю системы отыскали кормовую часть шахтерской баржи "Шутидик", а в ней -- неотделившийся блок спасательных капсул. В капсулах лежали замороженные люди, пятеро курсантов нортикской академии.
   Их эвакуировали и даже сумели оживить, но заметной информации о трег'хаар они дать не смогли, поскольку медлительная баржа пришла в систему почти к концу боя и курсанты приняли участие на периферии основной битвы. Позже обнаружили, что геном этой пятёрки подвергся незначительным изменениям со стороны чужих, но зачем трег'хаар это сделали и с какой целью оставили людей в живых -- осталось неясным. Курсанты успешно прошли проверку Департамента Основ Расы, поступили на службу во флот и приняли активное участие в войне против чужаков.
   В 1486 году флот Конгрегации при поддержке эскадр Старой Империи встретил миграционный кластер трег'хаар и разгромил его. Исполнительным адмиралом объединённого флота перед битвой назначили Герду Каю Фрост. Заместителем командующего стал Гуннар Старссон, её муж. В том бою он и погиб. Затем флот КСН* двинулся дальше, против вектора миграции трег'хаар, выжигая кладки и очищая системы. Через год Герда Кая Фрост взяла себе в мужья Олафа ен-Хирвонена.
   В дальнейших боях с чужими погиб и Олаф ен-Хирвонен, и Сэммал Кайс -- третий муж шторм-адмирала Герды Каи Фрост, а сама она неоднократно получала тяжелые ранения.
   К 1592 году флот обнаружил и осадил изначальную планету трег'хаар в рукаве Персея. Через четыре года сопротивление ксеносов сломили и планету отправили в карантин.
   В 1597 году, сразу после победы над ксеносами, Герда Кая Фрост и её последний муж Лука Франси Галли вышли в отставку и в том же году умерли; адмирал Фрост пережила любимого супруга на четырнадцать дней. О прижизненных или посмертных детях Герды Каи Фрост и ее мужей Служба Герметики ничего не сообщает.
   История шторм-адмирала Фрост и четверых её мужей стала известна намного позже, после выхода нашумевшей исторической бастер-драфики под названием "Хладная пятёрка". Впоследствии эта история широко разошлась по бастер-лирикам, бомбер-лавискам и даже живодрамам. Возник серьёзный интерес граждан КСН к форматированию детей с использованием паттернов героев драфики, но неожиданно выяснилось, что эти форматы запрещены к свободному обращению.
   Ровно через тысячу пятьсот лет после изоляции трег'хаар, эго-группа экуменического террориста Царя Снигги прорвалась через боевые карантинные системы и доставила на базовую планету трег'хаар груз каталитических тегродинов*. Через год карантин сняли и эта раса чужих получила статус нуллифицированной*.
   ...Говорят, однако, что паттерны Хладной пятёрки не исчезли во тьме веков, а вошли составной частью в формат грегов, основного человеческого типа в ОКСН. Поди проверь это! Но знают все, что если грег вцепится, то -- не отпустит. И сколько в этом от людей, а сколько от трег'хаар -- знает лишь Курия и Служба Герметики.
   А им праздные вопросы не задают.
  
  
   * * *
  
  
   12 368 год Возрождения Источника, май. (12 784:5 [ОМ])
   Торговая Ганста, лазурный сектор 2.
  
  
   Настал день, когда ящик проснулся.
   Коварная коробка ожила ровно в тот момент, когда "Нардорер" завершил серию прыжков и финишировал в крупной системе Гансты, с большими полями энергостанций. Авианосцу требовалось пополнение накопителей и капитан "Нардорера" решил залиться под пробку именно здесь, а не торчать уныло где-нибудь посреди низины, пару суток накачивая аккумуляторы генераторами корабля.
   Деньги решили поменять на время, обычное дело.
   За прошедшие с отлёта полтора месяца команда корабля заскучала, потому капитан "Нардорера" объявил восемнадцатичасовую готовность и разрешил отправиться на ближайшую станцию половине персонала. Благо рядом с энергостанциями ушлые торгаши напихали обычных жилых и торговых коробок, к ним лететь всего-то полчаса.
   Туда же собрался и весь отдел маркетинга -- тем хотелось потолкаться в местном обществе, обновить навыки выуживания и выцеживания информации, купить образцы местных пауков и комаров (коими Ганста славилась), да и вообще -- у каждого маркетёра нашлись свои особые дела в этой системе. Мало ли, что первый раз тут? У маркетинга дела везде.
   Ванда же решила остаться на корабле. Она до сих пор не знала, что ей делать с соргами. Существа оказались самостоятельными на грани наглости и любознательными до ужаса, могли чего и учудить без хозяйского пригляда. А взять их с собой на ганстерскую станцию -- себе дороже, местные спалят и продадут информацию всем желающим. И то, представьте: святоша с рабами! А? Как вам новость?! Стоит ли она сотни-другой прямых?
   Ванда знала -- стоит. И потому из-за соргов не позволяла себе надолго покидать "Нардорер". Только на пеллате, отрабатывая управление корабликом и его оборудованием; и только в моменты когда авианосец финишировал в пустынных системах.
   В пространстве Гансты пеллату Ванда решила не светить. Она уже начала понимать насколько уникальную птичку передал ей владелец "Белластра", что до некоторой степени примиряло даже с его же подставой. Корабль удивлял, Ванда не показывала его даже своим нынешним коллегам из Службы Маркетинга ОКСН. С каждым днём, с каждой тренировкой, с каждым выученным специальным навыком, "Синеглазка Делла" раскрывалась всё интереснее. Ванда пока не знала как применит корабль, но была уверена -- тот себя покажет.
   В общем, Дж.К.Т. она убьёт. Но -- не больно.
   Месть, однако, дело нескорое, а сейчас Ванде хотелось отдохнуть.
   Она заперла соргов в пеллате, настрого приказав искину не поддаваться на их нытьё и хитрости, и -- ушла пошататься по кораблю, проветрить мозги в оранжерее или ещё где. По дороге попался знакомец и какое-то время Ванда прогуливалась по пустынным коридорам авианосца в компании вар-лейта дрилл-квада Ингвара Карского.
   Симпатичный, высокий (пониже Ванды, правда), белобрысый (такие ей нравились), язык подвешен на скоростном приводе, фигура напоминает известный рисунок с человеком в круге. В общем -- подходит. Пока -- прогуляться и развлечься разговором, к более близким отношениям Ванда ещё не готова. Да и парней тут много -- как выбрать лучшего?!
   ...Понятно, где два военных, там пять обоснованных мнений о пушках, броне, птичках, гончих, сетях, глушилках и способах применения всего названного. Слово за слово, кулаком об кулак, и вскоре спор двух лейтов -- десантура и дриллера -- дошел до сравнения систем подготовки. Ясный сектор, Ванда была уверена, что десантуры в любом случае обставят дриллеров, несмотря на более тяжелую броню и вооружение у последних. Что ни говори, а скорость и реакция решает, о чём она самонадеянно и заявила Карскому.
   Побились об заклад.
   -- И что же ставишь? -- заинтересовался Ингвар.
   -- Да что хочешь, кроме оружия и брони!
   -- Гм... -- лейт дриллеров отступил на шаг и окинул Ванду откровенным взглядом.
   -- Во! -- та продемонстрировала кулак с мозолистыми костяшками.
   -- Сама сказала -- что угодно.
   Ванда пожала плечами:
   -- От слов не отказываюсь. Но про кулак помни, будешь наглеть -- познакомишься с ним.
   -- Хм, а если сначала познакомиться с кулаком, а потом и понаглеть?
   -- Есть предложения?
   -- Ну, все готовятся к финишу в торгашеской системе. Половина флотских и все наши чистят значки и хвастаются, каких именно девиц успеют склеить за пару-тройку часов... Короче, Арена свободна.
   -- О! Да ты головой не только ешь, дриллер! Пошли!
   -- Без имплантов и узоров?
   -- Согласна!
   Поскольку от ангара до Арены было далековато, метнулись по корабельному лайну. Тот был устаревшей системы, с визжащими на поворотах бронированными кабинами из настоящего вспененного титана.
   Вообще, на взгляд Ванды, "Нардорер" напоминал летающий музей в котором кто-то заменил половину пыльных и ржавых экспонатов на сверхсовременные образцы технологий. Тут и там гелеметаллическая броня вдруг сменялась древней нанокерамикой, обслуживающие ангар дроны будто сошли с экранов замшелых бастер-лириков, а в рубке, куда Ванда иногда заглядывала, стояли новейшие имперские искины (Ванда подозревала, что они нарушают предел разумности) и многомодовые массивы инфоточек, которые скорее уж ожидаешь увидеть на станции инфира, накрывающей пару скоплений, чем на обычном авианосце.
   Арена была подстать кораблю: жестко заданный размер -- чёрный блин в полтораста метров, над которым стометровый купол, стальные (стальные!) стены, сетка толстых резиновых канатов по окружности, отвратительно работающая голографическая система и сверхсовременные репликаторы, способные за пару минут напечатать хоть озеро, хоть горный пик, хоть присыпанный снегом айсберг.
   Ванде за всё время удалось прорваться на Арену всего два раза. Сегодня ей улыбнулась удача, раздевалки были пусты, и они с Ингваром быстро переоделись в упрощённые штурмовые комплекты -- десантура и дриллера. Вооружились простыми учебными шокерами: с пятью дистанционными зарядами и неограниченным количеством контактных.
   Ванда успела первой. Но почти тут же из соседней раздевалки выбрался дриллер и, тяжело топая, направился к ней. Карский опустил шлем, критически осмотрел одетую в лёгкий скаф Ванду и заключил:
   -- Похожа на тощую саранчу. Теперь я знаю, как побеждают десантуры -- жрут и жрут всё подряд, а противник умирает от голода.
   -- Враг куда раньше помрёт от смеха, увидев тумбочку с ногами типа тебя.
   Карский и глазом не повёл, продолжив глумиться:
   -- Вам, небось, двойной паёк положен? Иначе бы десантурные баржи списывали только так, как погрызенные неизвестными ксеносами.
   -- Хихикать потом будешь, когда я тебя шокером начну щекотать.
   -- А знаешь ли ты, что команда "Жрать!" выполняется отсюда и до горизонта?
   -- Вижу, у тебя от страха язык развязался? Шлёпай на исходную!
   Дриллер усмехнулся, махнул рукой и утопал на свою сторону.
   Когда противники разошлись, Арена крутанула рулетку. Выпали левантийские леса. Из темного блина поползли кривые стволы, которые тут же обзавелись ветвями, широкими метровыми листьями, здоровенными шипами и яркими пятнами цветов. Стволы всё еще ползли вверх, пересекаясь, обвиваясь друг вокруг друга, иногда ныряя к корням и вновь возносясь к условному небу. Чуть позже родился и подлесок, с непролазными кустами, палой листвой и топкой почвой.
   Включилась голосистема, пятнающая тьму чащи отвратительно крупными пикселами текстуры. Четверть знает, что хотел изобразить искин Арены, но выглядело так, будто кто-то подорвал над деревьями бочку с зелёной краской и часть этой краски зависла в воздухе.
   Потемнело. Над лесом сгустились тучи, и на зеленеющие пикселами заросли хлынул короткий ливень. Почва немедленно раскисла, цветы распустились, появилась легкая туманная дымка.
   Пахло одуряюще. У Ванды кружилась голова, похоже, Арена отключила герметику скафа. Девушка быстро провела проверку: да, больше половины систем моргают красными глифами. Из важного остались только мышечные усилители, да прицелы с прогностикой движения. Шмелей нет, нитеглаза нет, даже кошки -- и той нет. Всё придется делать самой.
   -- Эй, самка кузнечика! -- глухо донеслось с того края Арены. -- Готова?
   -- Давно готова, ходячая ты бочкотара!
   Часть резиновой сети опустилась и Ванда скользнула в лес.
   Земля под ногами отвратительно чавкала, кусты цепляли изогнутыми ветками и крепко держали, пришлось взобраться на стволы и двигаться по ветвям и лианам, собирая щедрый урожай воды, обдирая броню об удивительно острые шипы. Ползти приходилось осторожно, стволы левантийских ползучих папоротников хоть и толсты, но ненадёжны.
   Через некоторое время Ванда углядела на высоте огромную криво наклеенную текстуру, взобралась по ветвям и укрылась за ней. Девушка приникла к дереву и очень осторожно оглядывалась, стараясь высовывать через текстуру только часть головы. Был бы нитеглаз! Но чего нет, того нет.
   Поскольку фильтры всё равно не работали, то Ванда откинула шлем скафа и навострила уши. Где-то тихо чавкало, но в полумраке леса звуки глохли и направление никак не выходило определить. Вдруг невдалеке что-то мелькнуло и с противным треском рухнула крона одного из деревьев. Тёмная фигура полетела к земле, ломая ветки и обрывая листья.
   Ванда прицелилась и выпустила один за другим три заряда. Скользнула по стволу вниз и метнулась обезьяной, перехватывая то лиану, то крутясь вокруг ветвей. Она подлетела к ворочающемуся в хляби дриллеру и несколько раз ткнула его шокером.
   Дриллер пару раз удачно отмахнулся оторванной ветвью, затем прокатился по грязи и взметнулся в воздух, крепким ударом ноги отбросив Ванду. Шокер он, видимо, потерял и теперь топтался, чуть пригнувшись, отслеживая движения десантура. А та скользила через подлесок, перемахивала через стволы, кружа вокруг противника. У неё оставалось ещё пара выстрелов и она была намерена потратить их с толком, не подставляясь под удары.
   И тут краем глаза она заметила движение. Ванда, не размышляя, упала на спину. Чужой шокер пролетел мимо её головы и уткнулся в поясницу. Раздался сухой треск, полыхнуло синее пламя и вся нижняя часть скафа окаменела. Ванда резко толкнулась правой рукой, с плеском и в ореоле грязной воды, взлетела, ухватилась за ветвь, перекрутилась вокруг неё и влепила заряд шокера в заляпанную грязью голую фигуру.
   Та замерла, покачнулась и упала лицом вниз.
   Рядом тяжко рухнула Ванда. Через мгновение она, извиваясь, поползла к дриллеру, вытащила из лужи -- а тот уже пускал пузыри -- и уложила Карского на спину. Отдышалась, покосилась на застывший неподалёку тяжёлый скаф, и медленно поволокла парня за собой в сторону края леса. Её скаф никак не отмерзал, приходилось ползти, извиваясь червём.
   Сеть выпустила поединщиков, лес начал истончаться и бледнеть. Вскоре на мокром чёрном диске остался лежать только скаф дриллера. Битумная поверхность дернулась и с чмоканьем всосала броню. В тот же миг вздрогнул и закашлялся Ингвар; Ванда его отпустила. Дриллер перевернулся на живот, какое-то время лежал и хрипел, затем покосился на Ванду и вздохнул.
   -- М-м-м... Не сработало, -- констатировал он.
   -- Но попытка была неплоха, -- признала Ванда, задумчиво рассматривая мускулистую задницу дриллера. -- Первый раз такое вижу.
   -- Сам придумал, -- озорно улыбнулся Ингвар, закашлялся и сплюнул чёрный сгусток. -- Раньше... получалось лучше.
   Ванда хмыкнула. Вар-лейт изогнул бровь.
   -- Реванш?
   -- Ну-ну, всё хочешь доказать, что дриллеры чего-то стоят против десантуров?
   -- А то! Сейчас тебе просто повезло.
   -- Ладно, давай второй раз. Но ты уже ничего не выиграл, бочёночек.
   -- Ничего, хоть согреюсь, моя саранчишка.
   Ванда показала ему кулак. Карский широко улыбнулся, поднялся -- Ванда отвернулась -- и побрёл в раздевалку, мыться и за новым комплектом брони.
   На следующий раз рулетка выдала чинтийские болота. Ванда и Ингвар в некотором обалдении разглядывали омерзительный фиолетовый кисель с изумрудными разводами, который по скудости фантазии кто-то назвал болотом.
   Кисель бурлил. Здоровенные пузыри поднимались из глубин ведьминого студня, надуваясь огромными жабами, и с пушечным грохотом лопаясь. Оболочка пузыря при этом разлеталась громадными ошметками, которые хлёстко били по болоту, разбрызгивая липкую дрянь аж до самых стен Арены. Некоторые пузыри надувались медленно, их шкура успевала засохнуть и набрать прочность; такие пузыри застывали и через какое-то время сдувались без взрыва, но с неприятным клокотанием.
   Воняло гадостно.
   Разговаривать стало решительно невозможно, Ванда захлопнула шлем, дриллер последовал ее примеру. Они разошлись, каждый в свою строну. Арена включила связь между скафами и Ванда услышала Карского: тот покашливал и неопределённо хмыкал.
   Через минуту барьер опустился, и противники двинулись навстречу друг другу. Но это громко сказано -- двинулись. Ингвар, в своём тяжёлом скафе, немедленно провалился сквозь ближайший пузырь, хорошо, хоть неглубоко, а Ванда попыталась ползти между круглыми холмами, иногда неожиданно для себя взлетая над фиолетовой кашей, когда прямо под ней рождалась и лопалась очередная болотная бородавка.
   Друг друга они изредка видели -- сто пятьдесят метров невелика дистанция, а пузыри то вздымали их, то роняли. Стрелять при таких прыжках -- только заряды тратить. Заряды лейты экономили, чтобы если -- то с гарантией.
   В какой-то момент оба не выдержали и -- промахнулись.
   Ванда скатилась с подрагивающей полусферы в ложбину, задумалась, отсоединила шлем от скафа и, задержав дыхание, поползла наверх. Там она подняла шлем над краем, с помощью него вслепую прицелилась, пальнула два раза (один раз попала) и с всхлипыванием, в слезах и соплях, нацепила шлем обратно.
   Горло резало, глаза жгло огнём.
   Скаф провентилировал себя, мигнул укоризненно красным глифом, медик мстительно всадил Ванде антидот, и та, наконец, проморгалась. И в тот же миг дриллер всадил три заряда прямо в пузырь, на обратном склоне которого Ванда пряталась. Болотная грязь отвердела, пошла трещинами и лопнула. Бабахнуло знатно. Девушка с воплем взлетела. Поспешный выстрел Ингвара прошёл по касательной, слегка задев скаф Ванды.
   Но ей и так нашлось чем озаботиться. Её воткнуло головой в ближний пузырь, тот взорвался и девушку опять швырнуло, -- едва ли не к барьеру. Там она свалилась в междупузырие, открыла шлем и её вырвало. И тут же -- захлопнула скаф. Одного раза оказалось достаточно, это не левантийские леса, тут и насмерть отравиться можно.
   Десантур зарычала и поползла к противнику, забирая влево, обходя его по дуге.
   Дриллер же удачно нашёл два пузыря, шкура которых выросла толще обычного; они надулись, но не взрывались, и занял позицию в ложбине между ними. Он даже доставал ногами до дна топи. Правая рука Карского закаменела -- туда пришёлся выстрел Ванды. Но дриллер не унывал, он и левой повоюет! благо его броня держит куда больше попаданий, чем у Ванды.
   Десантур же прикинула направление, осторожно проковыряла дыру в плёнке на поверхности болота подальше от пузырей и нырнула. Она пробиралась под поверхностью, едва двигаясь в клейкой субстанции, до предела напрягая мускулы, свои и скафа. Казалось, прошла вечность, пока Ванда не пробила головой крепкую шкуру студня и вынырнула.
   Как оказалось -- не там.
   Хорошо ещё, что дриллер её не заметил. Ванда нырнула, побултыхалась во тьме и во что-то врезалась головой. В тот же миг она принялась втыкать шокер в преграду. Во тьме болота сверкали разряды, их свет едва пробивался через зелёно-фиолетовую массу, но вот -- шокер вспыхнул особенно ярко и умолк. Ванда оттолкнулась ногами ото дна и медленно всплыла. Скаф протёр сенсоры и девушка обнаружила противника в паре метров от себя.
   Дриллер медленно протискивался через трясину, направляясь к ней. Скаф его был наполовину парализован, потому Карский едва полз, но шокер недвусмысленно помаргивал синим огнём разрядника.
   Ванда ухватилась за складки болотной шкуры и сумела выдернуть себя на поверхность, крутанулась, перекатилась в сторону, заходя дриллеру в тыл. Плёнка поверхности держала плохо, постепенно продавливалась. Чтобы не провалиться, вертеться приходилось как ужу на сковородке и Ванда неожиданно разозлилась.
   -- Ты, скотина, так и сидишь на месте, -- прорычала она Карскому. -- А я из-за тебя ползаю по этой мерзости!
   -- Как говорил наш наставник по тактике, -- прошипел Ингвар и рванулся к ней, -- истинная сила в недеянии лишнего.
   Ванда остервенела, резким перекатом ушла Карскому за спину и принялась лупить его разряженным шокером; дриллер неуклюже отмахивался, не успевая поворачиваться вслед за обозлённой девушкой. Пару раз ему прилетело весьма существенно, Ванда влепила в условно поражённую часть скафа, где искин отключил защиту.
   В этот миг корабль едва заметно вздрогнул и внутри Ванды что-то ёкнуло.
   Финиш. "Нардорер" вышел из прыжка.
   И ящик проснулся.
   Болото вдруг исчезло, перед взором изумлённой Ванды возникла огромная пустая светлая комната и там -- Дж.К.Т. в непривычного покроя алом костюме. Имперец развалился в удобном кресле и держал в руке тонкий бокал с чем-то лиловым. Гнусный старикашка отхлебнул -- Ванду передёрнуло -- и спокойно уронил:
   -- Время настало. Вернись на корабль, тебя ждёт первое задание.
   И тут Ванду как дромадёр лягнул. Её оторвало от болота, швырнуло в сторону, под ней с грохотом лопнул пузырь, девушку опять бросило, она упала, скатилась со склона, опять бабахнуло и таранным ударом Ванду вдавило в топь.
   Дж.К.Т. висел вверх ногами, хлебал из бездонного бокала и холодно зыркал, время от времени повторяя:
   -- Вернись на корабль, Ванда Керн.
   Ванда, закусив губу, пыталась смахнуть надоедливого старика, но инфирное окно держалось крепко. Не иначе, использует запрещённые сетки или ментальные крючья, -- подумала Ванда и вздрогнула. Её мутило. Она чувствовала, что её тащит Карский и что-то орёт, но пакет имперца перехватил контроль и над слухом; крик дриллера был тих как комариный писк.
   Мир вновь перевернулся, Дж.К.Т. утвердился в правильном положении, неожиданно подмигнул и выбросил бокал за спину.
   -- Штат-лейт! Быстро на корабль! Контейнер передаст инструкции.
   Окно вдруг подалось и уплыло влево, зависнув на краю зрения. Перед Вандой возникло встревоженное лицо дриллера за просветлённым забралом скафа и тот крикнул:
   -- Ты как?!
   -- Жи... жива, -- пробормотала Ванда. Язык едва шевелился.
   -- Не сильно я тебя?
   -- Ни... чего... Боль... верный признак... приобретения опыта, -- проворчала Ванда, попыталась подняться и плюхнулась в студень. -- Наш... учитель по рукопашке... тоже любитель завернуть красиво.
   Карский заулыбался и хотел что-то сказать, но девушка его прервала.
   -- Погоди, что-то мне фигово.
   Дриллер подхватил девушку действующей рукой и похлюпал к ближнему краю Арены. Они вывалились из трясины, расплескали зелёно-лиловую жижу по дорожке за сеткой и повалились на палубу. Скафы постепенно оттаивали, лейты лежали на спине: Ванда пыталась удержать желудок на месте, а Ингвар тихонечко ощупывал саднящее правое плечо.
   -- М-да, за такой бой я своим выдал бы два наряда по переборке скафов вручную.
   -- Зато славно... размялись.
   -- В бою такого веселья не будет, -- пробурчал Ингвар. Плечо болело.
   -- Вот и не ворчи, а лежи и наслаждайся! -- отрезала Ванда.
   -- Хм, -- заинтересовался Карский и повернулся к девушке.
   -- Даже не думай. Проиграл, так проиграл.
   -- Вовсе не я!
   -- Ты. Тренируйся больше, а я пошла, у меня дела срочные, -- сказала Ванда и поползла к двери.
   Пол под ней уже не ходил ходуном, а лишь мягко покачивался. Со второй попытки Ванда сумела встать и неуверенно поковыляла в сторону раздевалки. Сил даже хватило отбиться от Карского, который под видом помощи пытался приобнять девушку.
   Вот же дурак, ну что он там через скафы почувствует?
   ...Через несколько минут Ванда покинула Арену, вымытая, спешно обсушенная (чуть не до хрустящей корочки) и кипящая от злости на старого имперца, который устроился на периферии ее зрения и периодически торопил. И ведь не выгнать скотину! Как только сумел пробраться?
   Ванда дала себе слово, что после возвращения в ОКСН оплатит самый дорогой курс по чистке мозга, который только сумеет себе позволить.
   Пеллата встретила ее подозрительной тишиной. Клятые сорги опять что-то затеяли. Ванда прошла от шлюза по коридору пяток шагов и остановилась.
   Что-то не так. Рядом. За спиной.
   Она резко обернулась. Пусто.
   Но приключения на Арене не прошли даром. Ванда задрала голову. Над ней, темнея физиономиями и сверкая белками глаз, висели сорги. Они уперлись руками и ногами в противоположные стены и устроились в таких расслабленных позах, как будто лежали на диване. Ванда не до конца отошла от полётов на Арене и вид лежащих на потолке соргов что-то провернул в её вестибулярке. Накатила дурнота.
   Энтос и Энван недовольно хмыкнули. Моргнули. Переглянулись. Мягко спрыгнули и, как будто ничего не произошло, спокойно двинулись в рубку. За ними побрела и Ванда, придерживаясь рукой за стену. Дж.К.Т. в уголке её глаза недовольно бурчал: "Быстрее, быстрее".
   Сорги плюхнулись в ложементы и запустили полуторамерные шахматы. Ванда провела взглядом по статусам корабля и поплелась в грузовой отсек.
   Секретный контейнер сиял как новогодняя ёлка. Тусклый серый куб, который занимал чуть не четверть отсека, вдруг обзавёлся удивительным количеством светящихся панелей, огоньков и световых транспарантов. При появлении Ванды по всей этой цветомузыке пробежала волна, стальная стена треснула пилообразной щелью и распахнулась как пасть неведомого чудовища.
   На Ванду уставились пятьдесят глаз.
   Правую половину внутреннего объёма контейнера занимал вольер для животных, в виде пяти рядов по пять жилых пронумерованных пеналов. В самих пеналах виднелись некие механизмы: то ли автоматические поилки-кормилки, то ли ещё чего; пол был устлан чем-то вроде джутового волокна, в дальних углах пеналов располагались причудливые деревянные конструкции.
   Ванда смотрела на обитателей ящика. Те дружно пялились в ответ.
   Это были белые животные размером с крупную кошку, с острыми длинными ушами-локаторами и огромными блестящими черными глазами. Короткая шерсть, непропорционально большая голова, мощные лапы и длинный пушистый хвост. Звери напоминали лемуров, но выглядели сильнее и опаснее.
   Один из них зевнул, показав впечатляющий набор острых, но мелких зубов и тут же все остальные отвернулись от Ванды. Кто-то зашуршал джутом, другие принялись шумно хлебать воду, третьи лениво взобрались на те деревянные конструкции, разлеглись и свесили лапы, а иные просто свернулись калачиком и закрыли, наконец, глаза.
   На Ванду смотрел только один зверь -- из пенала под первым номером.
   Дж.К.Т. появился сбоку и помахал Ванде рукой.
   -- Задание, лейт. Возьми первого кроля и держи крепко.
   Первый пенал щелкнул и выдвинулся. Ванде пришлось подняться на цыпочки, чтобы ухватить зверя и вытащить того из вольера. Впрочем, зубы зверь не скалил, не кусался, смотрел умно и даже, казалось, с непонятным сочувствием.
   -- Держи. Крепко, я сказал! -- вдруг разъярился Дж.К.Т.
   Зверь фыркнул и отвернулся от Ванды.
   -- Теперь найди у него на спине складку, а под ней -- разъём.
   Ванда провела ладонью по спине кроля, и верно -- нашла складку кожи, под которой шерсти не было, только голая нежная кожица.
   -- Сунь туда руку. Одну.
   Девушка в недоумении уставилась на имперца. А ментальный пакет-то неожиданно странный. Почти искин.
   -- Не тупи, десантур! Вас что, не учили проводить импритинг морфов?
   -- Нет, -- помотала головой Ванда.
   -- Ах, да! Всё время забываю... Конгрегация... -- в голосе Дж.К.Т. была непередаваемая смесь эмоций. -- Тогда так, объясняю один раз. Просунь руку в ту складку и дави. Сильно дави, пока не прорвёшь плёнку.
   -- Плёнку?!
   -- Да что за четверть, десантур, соображай быстрее, время уходит! Кожа, плёнка... надорви её пальцами!
   Ванда сжала зубы и сунула правую ладонь под складку и принялась давить. С коротким влажным хлюпом кожа животного прорвалась и пальцы девушки скользнули во что-то горячее. По белой шерсти скатилось несколько кровавых капель.
   Зверь молчал.
   -- Наконец-то, -- сплюнул Дж.К.Т. -- Теперь ничего не делай, пройдёт пара минут и он на тебя настроится.
   Пальцы девушки кололо. Несильно, но ощутимо. Затем ладонь как крапивой обожгло и всё стихло.
   -- Так, он настроился, теперь вы, в каком-то смысле, одно целое. -- Спокойно произнёс имперец, добыл из воздуха кресло и бокал с фиолетовой дрянью. -- Ни в коем случае его не отпускай!
   Он плюхнулся в кресло, хлебнул из бокала, и добавил:
   -- А теперь главное.
   Слева в контейнере послышались щелчки и выдвинулась странная конструкция. Ванда рассматривала её несколько минут -- Дж.К.Т. ухмылялся -- и, наконец, спросила:
   -- Гильотина?!
   Имперец довольно кивнул.
   -- Зачем?!
   Дж.К.Т. потёр шею и проворчал:
   -- Для научного эксперимента, лейт. Ты говорила, что не боишься крови? Так вот -- вперёд! Держи кроля крепко и клади его в лоток, под лезвие.
   -- Зачем?!
   -- В лоток, лейт! Что ты мнёшься как первогодка? Вар-ген говорил, что у тебя за спиной десяток трупов -- торчей и прочей шушеры. А тут всего лишь морф.
   Ванда молча положила кроля под гильотину. Зверь извернулся и бросил на неё взгляд. Как показалось Ванде -- сочувственный.
   -- Руку не отпускать! Держать до конца процесса!
   Лезвие медленно скользнуло вниз, прижалось к шее зверя и с резким щелчком отрубило ему голову. Голова скатилась в маленький ящик и тот немедленно задвинулся в стальную стену контейнера.
   На какой-то миг девушке показалось, что умерла именно она. В глазах потемнело; и там, в темноте, нечто огромное скользнуло взглядом по Ванде и -- исчезло. Девушка застыла. Какое-то время она стояла в ступоре, не слушая, что там бормочет имперец.
   -- ...эксперименты. Мы проводим сотни в день, -- донеслось до неё.
   Ванда уставилась на Дж.К.Т. Тот запнулся на миг, но продолжил:
   -- А ты как думала, лейт? Или их, или людей. Бессмертие не даётся просто так, это не какое-то единоразовое открытие, это... процесс. Механизм. Который надо ежедневно проверять, чистить, смазывать, менять изношенные детали. Чтобы люди жили, кто-то другой должен умирать. И ты одна из...
   Ванде представились миллионы кораблей, рассеянных по всей обитаемой Вселенной, в которых каждый день отрубают голову кролям. Миллионы зверей. Миллионы голов. Она с трудом разжала руки, отпустила тушку кроля и метнулась вон из трюма.
   Вслед ей смотрел зверь из клетки номер два.
   ...Ванда скорчилась на своей кровати. Её трясло. Прямо как тогда, после убийства того, первого, инжектера, три года назад. Ледяные руки и ноги дрожали в ознобе. Ванда сжалась в комочек и давила в себе слёзы.
   Справа и слева от её ложа сидели на полу непривычно мрачные сорги.
   Да, один палец стоит разогнуть.
  
   - - -
  
   Через две недели "Нардорер" добрался до региональных Врат в Мехлате, дождался своей очереди и сошёл со струны уже в рукаве Щита-Центавра. Тамошняя якорная система* носила название Ольсатер и, -- как это обычно бывает, -- оказалась важным торговым хабом Внешности. Там где дороги -- там и путешественники. Где путешествующие -- там деньги, и те, кто желает нагрести их в свой карман.
   Ольсатер принадлежал сразу трём Фабрикантам -- Тену Мак-Миллану, Магде хин-Торп и Ранду Рябутынскому. Система была удачной, и не только найденными региональными Вратами, но и огромным количеством планетоидов на орбитах десяти крупных планет. Нашлась даже планета зелёного ряда -- Рейна, Ольсатер II -- которая хоть и потребовала терраформинга, но за четыреста лет превратилась в цветущий сад, региональную столицу и курорт одновременно.
   Пожалуй, даже развитый и древний Мехлат уступал молодому соседу по Вратам. Ведь в Гансте торговых путей и работающих Врат куда как больше, а знают все: быть первым парнем на деревне иногда лучше, чем бароном в столице.
   Во Внешности же подобные системы пока редки, за них охотно ведут корпоративные войны и потому Ольсатер держали сразу три семьи Фабрикантов, которые расположили в ней больше двадцати фабрикатт и фабрикарров, а над и под плоскостью эклиптики системы висело по крупной цитадели.
   По стандартам старых империй система тянула на ноль семь или даже выше. По меркам же Внешности это была культурная и финансовая столица всех ближайших скоплений. На весь Союз Фабрикантов схожих по развитию систем и десятка не найдётся.
   Правда, со звездой Ольсатеру не повезло: красный тусклый карлик даже Рейну согревал кое-как, пришлось занять весь геостационар зеркалами, миллионами и миллионами километровых фасетов Адамантовой Змеи. Такие конструкции даже в старых империях на перечёт, уж больно дороги, но Фабриканты не поскупились, видя свою выгоду не столько в освещении и обогреве планеты, сколько желая впечатлить торговых гостей.
   И не прогадали, зримое воплощение индустриальной мощи Внешности помогло заключить выгодные контракты как на поставку чистых материалов, так и на строительство крупных конструкций. Строили, однако, на верфях у соседней звезды, где ослепительно сиял белый субгигант, щедро одаривая пространство океанами бесплатной энергии. Но продавать построенное всё равно везли в Ольсатер, ведь большая часть уходила через Врата в Гансту, на тамошние биржи.
   В общем, система что надо; хорошее место, чтобы забить гвоздь и повесить на него пару фотографий да с десяток скальпов. А в том, что таковые найдутся, Ванда не сомневалась. Ведь она грег, а грег это сила!
   ...Девушка отвернулась от экрана, на котором рассматривала Ольсатер. Пора, через полчаса -- второе расширенное совещание с коллегами. Она знала -- начальник особой группы маркетинга предпочитал устраивать брифинги по-старинке, не в инфире или симтеме, а так, чтобы каждому лично посмотреть в глаза.
   Так и только так; маркетинг ОКСН должен работать с людьми, а не строчками отчётов. С людьми, на земле, с острыми осколками стекла, ржавчиной и грязью, иногда -- с кровью; короче, с тем, что можно рукой ухватить или чему можно дать в глаз, а то и попробовать на вкус.
   Зато и достоверность таких данных куда как выше.
   Да и вообще, -- поговаривал старый работник маркетинга, -- что это за маркетёр, который рыщет только в инфирике? Подозрительно! Нет ли у него добрых знакомых среди федератных инфокрадов, недостойных высокого звания маркетёра?
   На прошлом совещании Ванда вдосталь наслушалась подобных рассуждений, потому шустро собралась и лайнула в среднюю часть корабля, добралась до помещений маркетинга и нашла там главный зал для совещаний. Коллеги уже постепенно собирались, рассаживаясь компактными группами вокруг огромного овального стола, над центром которого сияло подробное изображение местных скоплений с обозначенной сетью Врат и гипермаршрутов.
   Ровно в 10:00 по корабельному явился и начальник особой группы, вар-танер Нгунн Вей Царкин, невысокий крепкий седой мужчина, черты лица которого подсказывали знающему, что кровь грегов щедро разбавили генами саоран. Ванда подозревала, что староимперских паттернов у маркетёра едва ли не треть.
   Вар-танер занял своё особенное кресло у периастра стола-орбиты и оглядел подчинённых (с полсотни внимательных физиономий) и навязанную Департаментом обузу (слегка растерянная чернокожая дылда-голубоглазка).
   -- Вот мы и в Красном секторе.
   Он помолчал.
   -- Последние два месяца каждый из вас усердно трудился над порученным ему участком. По крайней мере я надеюсь, что вы трудились усердно. Теперь мы здесь, во Внешности, и нам доступны новые трансляции. Через два часа начнём получать нефильтрованные данные от Фабрикантов. По крайней мере, -- вар-танер ухмыльнулся, -- то, что Фабриканты будут выдавать за нефильтрат.
   Преамбула была сказана и услышана, после чего Царкин спустился с кресла и принялся наматывать круги вокруг стола, разглядывая напрягшиеся затылки подчинённых.
   -- За два месяца мы провели десять общих совещаний и пятнадцать симуляций. Но теория происходящего всё так же скудна и симуляционная модель выглядит не слишком достоверно.
   Ванда похолодела. Десять совещаний? Пятнадцать симуляций? Она-то думала, что это второе совещание! Пока она училась управлять пеллатой, тут шла предварительная работа! И какая!
   Начальник группы явно старался держать её подальше от событий.
   -- Так вот, нам неизвестны агрессоры, их происхождение, биология, технологический уровень, заселённые планеты и системы, общие и оперативные силы, вектор экспансии, социальный и культурный статус, их политика, союзники и противники. Союз Фабрикантов до недавних событий скрывал масштаб происходящего, но когда в бою поучаствовали ганстеры, прятать стало уже поздно. Да и давят Фабрикантов явно сильнее, чем они готовы сейчас признать.
   Пару минут вар-танер прогуливался молча. Подчинённые внимали.
   Наконец Царкин хмыкнул и продолжил:
   -- На данный момент Внешность потеряла минимум восемь систем с обитаемыми планетами и шесть систем добывающих, где уничтожены одиннадцать крупных шахтерских комплексов, фабрикаттов и фабрикарров, и пара десятков орбитальных фортов. Погибло множество конвоев, исчезают даже большие флоты из десятков крейсеров. Правда, мобильные базы Союза Фабрикантов в боях пока не участвовали, они просто не успевают к защите атакованных планет. Возможно, атакующие знают где находятся основные силы Фабрикантов и выбирают слабые цели.
   Он помолчал.
   -- Возможно -- нет, и причина совсем иная.
   Он остановился, поднял взгляд на модель Красного сектора и та расцвела значками -- бои, потерянные планеты, маршруты, на которых исчезали корабли.
   Ванда никакой системы в происходящем не видела; разве что активность чужих была сконцентрирована на северо-западной границе Внешности, в направлении Перемычки. Но как навигатор, причём неплохой, девушка недоумевала -- никто не смог заметить вражеские флоты в пределах условной гиперсферы*. А ведь человечество давно выучило кровавый урок: за пространством надо следить. И -- следило, даже здесь, во Внешности. Да и не так уж это дорого, даже для молодого государства Фабрикантов.
   Гиперпространственная навигация и проста, и сложна одновременно. Ты должен выстроить свой маршрут с учетом ограничений гипертеории -- не выйдет прыгнуть дальше двадцати четырех и ближе полутора световых. Здесь, во Внешности, обитаемое пространство которой пока занимает разреженный край рукава Щита-Центавра, дальность прыжка имела особенное значение. Это там, ближе к основному телу рукава, в гиперсферу попадают сотни звёзд и можно выстроить сотни маршрутов, а тут -- достаточно держать под наблюдением пяток-десяток систем и никакой гость к тебе не явится внезапно.
   Но никто не видел ксеносов, бакены в окрестных системах молчали. Все работающие Врата тоже под контролем. И -- тихо. До самого последнего момента, когда в системе появлялся вражеский флот и жёг планеты и корабли людей.
   Может чужаки используют досветовые двигатели? Пространственные клетки, волновые деформаторы, да те же кольцевые преобразователи... или аналоги аркианских продвигателей? Если так, то какова же должна быть потрясающая координация у таких флотов, которые раз за разом наваливались на системы людей на таком огромном пространстве!
   Релятивистские флоты были возможны, человечество не раз сталкивалось с мигрирующей массой агрессивных ксеносов на досветовых кораблях и в паре случаев крепко от них получало. Да что говорить, Тех-Кто-За-Спиной и Пришедших-из-Тени даже в ОКСН стараются не поминать к ночи, а ведь греги это и сила, и храбрость! Да и в Старой Империи есть своя страшилка, связанная с неким древним искусственным разумом.
   Но никогда раньше досветовые флоты чужих не объявлялись почти одновременно на таком широком пространстве -- семь-восемь тысяч световых по фронту -- и с такой чёткой координацией, и не исчезали бесследно после выжигания человеческих миров.
   В тех редких случаях, когда внешникам удалось защитить свои владения, чужаки старались нанести максимальный ущерб, бились до последнего и не отступали. Возможно, у них и не было такой возможности? Но куда они тогда исчезли от разгромленных планет?
   Или... не исчезали, а успешно прятались?
   Вторжение во Внешность несло черты хорошо разработанного плана, основанного на свежих данных и умелой координации. И потому идея досветовых флотов была сомнительна; ведь тот, кто может передавать информацию на сверхсвете, должен уметь и передвигаться быстрее света. Гипертеория едина, что для вещества, что для информации.
   Что-то было здесь не так, где-то внешники пропустили важное.
   Вопросы только множились. Вот с ответами было плохо.
   Нгунн Вей Царкин всё ещё строил модель происходящего. Под его взглядом возникали всё новые и новые события, он раскидывал их по объёму в хронологическом порядке. Но вот исторический пакет иссяк. Весь северо-запад Внешности пятнали алые знаки.
   Царкин полюбовался картиной и удовлетворённо кивнул.
   -- Естественно, Фабриканты закудахтали, -- продолжил он и двинулся вокруг стола. -- Они шустренько продали Королю-Древо аж четыре десятка платформ для мобильных баз и сейчас Арка, впервые за тысячелетие, пустила в ход свой единственный стратегический артефакт -- Мобильные Врата -- вывозя из Внешности купленное и передавая Фабрикантам готовые базы из запасов королевского флота. Вдобавок, Внешность скупает все доступные военные корабли, подметая рынки ближних секторов Арки, Гансты и Федерации.
   -- Ходят слухи, что мы тоже купили у Старой Империи много мобильных баз, -- осторожно сказал незнакомый Ванде молодой парень.
   -- Да, Курия приняла такое решение. Со вчерашнего дня это уже не слух и не секрет. Хотя корабли не куплены, а получены в долгосрочный лизинг. И наша задача здесь -- разобраться, надо ли Конгрегации и дальше тратить средства на аренду или же это избыточные расходы. Если Раса под угрозой, мы за ценой не постоим, но если с проблемой можно справиться существующим флотом, то... деньги пригодятся для других проектов. Лишние расходы -- это замедление развития, а Раса не медлит!
   Ванда, как и все окружающие, подскочила.
   -- СВЕТ НАШ ПУТЬ! -- рявкнуло полсотни голосов.
   -- Теперь вы знаете нашу задачу, -- кивнул вар-танер и жестом дал понять, что можно садиться. -- Начальники временных рабочих групп сейчас поделятся самым важным из обнаруженного за прошедшие пять дней. Санский, начинайте. И покороче, времени мало, тут уже ганстеры вьются, как бы не обскакали.
   Маркетёры зашептались, достали счёты и грифели, некоторые открыли себе индивидуальные экраны над столом, принялись записывать рефераты и комментировать сообщения. Симтем вскипел и распался на закрытые области.
   Ванда слушала внимательно, в чужой симтем не лезла, писала видео и паковала записи в инфирный блокнот, едва успевая помечать важное и непонятное. А непонятного хватало. Что делать, и по характеру она боевик, и учили на боевика, но никак не на маркетёра. Стремительно упасть с неба, уничтожить противника, захватить пленных, набить морду и допросить, разнести к четверти базу торговцев наркотой -- это по ней. А дотошно рыть километры строк информации... ой, не тем форматом одарили её родители!
   Но она грег... в общем, отступать Ванда не привыкла. И потому сидит и слушает тех, кто знает и умеет больше её.
   Часа через полтора совещание завершилось и Ванда подошла к вар-танеру.
   -- Что тебе, Керн?
   -- Буду благодарна за хороший совет, одер!
   -- Хм, совет... Я тебе не начальник, можешь не тянуться.
   -- Принято, одер.
   -- Так, лейт. Твою задачу до меня не довели, вар-ген подробностями не поделился. Значит -- мне они не нужны. Но...
   -- Но, одер?
   -- Да... Ты ведь в курсе, лейт, что грег -- это сила?
   -- Да, одер! Стараюсь соответствовать.
   -- То-то и оно, что стараешься, да не там... Сила бывает разная. Смотри -- во Внешность тебя сунули на тощем драндулете, которым только экзотические цветочки перевозить. А значит, простой силы в данном случае недостаточно. Мозгами надо шевелить, лейт, мозгами... И что подсказывают тебе мозги?
   Девушка помолчала. "Синеглазка Делла" совсем не драндулет, но уж что-что, а этим Ванда хвастаться не станет. Однако начальник особой группы прав, пушками махать ей явно не светит.
   -- Место здесь хорошее, -- осторожно начала Ванда. -- Транзитная система, да ещё и почти столичная. Нам бы доступ к местным новостям, нефильтрованным. И всяких серых потрясти, если выход на них есть. А если нет, то я найду, в Периметре работала, не думаю, что тут серые отличаются.
   -- Продолжай, -- одобрил вар-танер.
   -- В Ольсатере три семьи Минералиссимусов, но у них наверняка интересы и в глубине Внешности. Могут многое знать. И ещё неплохо бы найти тех, кто зубы точит на Ольсатер, и наладить с ними контакт.
   -- Нет, в политику не лезем. Союз Фабрикантов обещал нам свои минимально фильтрованные каналы, вот пользуйся ими.
   -- Но если удастся с кем-то ещё договориться?
   -- Отказываться не будем. Но ты должна помнить: во Внешности ты никто, даже не маркетёр, а простой торговец мороженой хренью. Потому -- не зарывайся, я тебя не имею права поддерживать серьёзными ресурсами. Информация -- единственное, на что можешь рассчитывать.
   -- Да, одер.
   -- Тебе самой что-нибудь показалось странным или интересным?
   -- Да, одер. Я неплохо курс прокладываю, в десантурном колледже была третья в выпуске. И вот сейчас не могу понять как чужие во Внешность приходят. На досветовых кораблях?
   -- И это всё? Про корабли чужих пока неясно. Вот дадут внешники свои данные, может там чего найдём. Но -- сомневаюсь. Чужие корабли -- чужие знания, а Фабрикантам как воздух нужны технологии без лицензий. Ганста их душит, да и остальные империи не слишком щедры.
   Ванда кивнула, любому владельцу корабля отлично известна проблема лицензий. У той же "Деллы" лицензия только на год, Дж.К.Т. подстраховался.
   -- Ну... -- десантур обдумала, чего ещё интересного сказать вар-танеру, -- было дело, ради тренировки прикидывала маршруты для пеллаты. Для этого смотрела траффик через Врата, по открытым данным.
   -- И? -- заинтересовался вар-танер.
   -- Поставки чистых материалов из Внешности сильно выросли. И стандартные строительные блоки тоже тащат. Причём, движение началось почти сразу же после первых сообщений о чужаках. Что-то большое строят или в Гансте, или рядом, а из-за этого перегружаются маршруты через Врата.
   -- Интересно, -- хмыкнул вар-танер, -- хотя и не по нашей тематике.
   -- Тогда у меня -- всё. Разве что сегодня поняла: Внешность богаче, чем кажется, даже периферия. Вон, Санский рассказал как недавно целый флот торгашей наняли, чтобы вторжение на захолустную планету отбить.
   -- В целом неплохо, лейт. Но с торгашами выстрел в "молоко", они точно воевали в кредит и теперь обдерут планету как забитого на мясо швырда.
   Тут Ванда промолчала. История с корпорацией "Триуннер" показалась ей не такой простой, но спорить с вар-танером Ванда не решилась.
   -- Что же, лейт. Тобернику Трайс Ен Керну наша служба обещала неофициально за тобой присмотреть и немного помочь. Трансляции получишь, а дальше сама. Но от авианосца далеко не отрывайся, если что -- ждать не будем.
   -- Да, одер!
   -- И вот ещё что... Через два часа я отправляюсь на орбиталь около Рейны. Встреча с местными шишками, по поводу взаимодействия. Так и быть, возьму тебя с собой. Помелькаешь рядом и засветишься как одна из наших. Ясно?
   Ванда довольно кивнула, даже такой неопределённый статус пригодится. Она распрощалась с вар-танером и метнулась к себе. Времени мало, а к знакомству с местным обществом надо подготовиться: ножи там, наточить, фазотту проверить, броню зарядить... да мало ли у хрупкой девушки забот перед выходом в свет?
   Ровно через два часа в борту "Нардорера" распахнулись два порта и в пространство выскользнули корабли: тяжелый шаттл с вар-танером на борту и "Синеглазка Делла". Ванда, слегка рисуясь, закрутила спираль вокруг вектора бронированного челнока начальника маркетинга, но затем чинно пристроилась позади. Так они и летели, почти час, до орбитали -- Рейнской Розы.
   ...Когда порт раскрылся и пеллата скользнула во тьму космоса, Ванда лежала с закрытыми глазами в ложементе, по соседству устроились близнецы. Что там они видят в своём симтеме -- Ванда давно уже отчаялась понять. Пару раз пыталась подглядеть, но каждый раз вываливалась с цветными пятнами в глазах и тошнотой. И потому девушка лишь крутанула "фазировку" вокруг челнока Нгунна Вей Царкина, а затем попросила:
   -- Красотка Делла, цепляйся за хвост вон того петушка и держись в пятидесяти километрах.
   -- Принято, хозяйка!
   Сбросив на искин пилотирование, Ванда вытащила тактическую симуляцию и осмотрелась. В инфирном объёме сенсорных полей "Деллы" она могла спокойно оценить и положение корабля, и рассмотреть подробнее все видимые пеллате астрообъекты. Но разглядывать багровое бельмо местного солнца не хотелось, обкусанные шахтерскими комплексами планетоиды тоже скучны, а знакомиться с Розой на расстоянии в почти целую единицу как-то глупо. Делать было нечего и Ванда сосредоточилась на самом близком объекте -- "Нардорере".
   Авианосец в симуляции выглядел ненатурально чётко, совсем не как на обычном видео; сказывались мощные сканеры пеллаты. Ванда сумела рассмотреть и аккуратные гелеметаллические заплатки на внешней нанокерамической броне, и целые заменённые секции. Корпус "Нардорера" представлял собой пакет из разнокалиберных и разновеликих кривых труб, три из которых были огромны и толсты, а остальные, казалось, позже прилепили к ним кое-как, хотя общий вид корабля вызывал уважение к искусству создателей.
   Авианосец выглядел вязанкой из крупных сучьев, хвороста и тонких веток, но -- вязанкой красивой и даже грозной. Боевая такая метла, разве что крепкого метловища не хватает для размашистого удара.
   Десантур принялась рыться в инфире -- пришлось цепляться аж к дальним имперским точкам -- и с изумлением выяснила, что авианосец -- чуть ли не ровесник Конгрегации. Он успел поучаствовать в последних боях с какими-то трег'хаар, о которых сама Ванда имела очень смутное представление. Это было нечто-то из седой древности, на самой заре КСН, и видимо, не слишком опасное, поскольку давно забылось за ужасом Пришедших-из-Тени.
   Ветеран древних войн вызывал теперь у Ванды большее уважение; стал ясен и архаичный облик и странный набор оборудования. Но сильнее всего удивила информация о бесконечной лицензии, данные на которую нашлись в точках Департамента. Этот корабль очень хотели сохранить, такие затраты могли позволить себе немногие департаменты.
   Возможно, только Курия.
   Ванда ещё крутила на экране картинку "Нардорера", когда "Делла" робко позвала:
   -- Капитан, мы прибываем. РВП* тысяча секунд.
   Сорги тут же поднялись с ложементов и выскользнули из рубки. Вскоре вернулись -- в легких скафах, но каждый -- с тяжелым ручным фазером в кобуре и ещё какой-то палкой в перевязи за спиной. Впрочем, Ванда заметила это не сразу: на экране светилась Роза.
   Нет -- РОЗА.
   Местное чудо света, управляющий центр Адамантовой Змеи, крупный торговый хаб и дом для пятидесяти миллионов жителей. Величественная конструкция, пряжка на поясе из миллионов километровых зеркал, размером с пяток военных мобильных баз и по слухам, столь же хорошо вооружённая.
   Орбиталь ослепительно сияла -- и не красным отражённым светом карлика, а ярким голубым -- совершенно чуждым этой системе. Многокилометровые изогнутые пластины-лепестки пересекались под неожиданными углами и складывались в чарующее соцветие. И вновь, второй раз за последний час, Ванда была поражена искусством дизайнеров: простые, даже примитивные, но правильно расположенные конструкции сочетались в творение изумляющей красоты и совершенства.
   Свет и тень. Тень и свет. Узор мерцающего муара плавно тёк по поверхности Розы, бриллиантовые блики остро взблёскивали на гранях лепестков, разбегаясь нитями режущего света. Пространство на километры вокруг неё светилось -- то рождались и аннигилировали пары виртуальных частиц под действием разогретых эмиттеров силовых полей.
   Орбиталь сокрушала мощью и великолепием, почти гипнотизировала.
   И тут у Ванды сработал внутренний фильтр, понизил разрешение симуляции и добавил шума в изображение Рейнской Розы, поломав благоговение перед научно рассчитанным чудом. Переход оказался столь резок, что десантур выругалась. Роза теперь серела огнями и чернела угольными тенями. Красота оставалась, но уже не давила.
   Ванда сглотнула и прошептала:
   -- Делла, получи у челнока Нгунна Вей Царкина порт входа, и сделай запрос у внешнего контроля на совместную посадку.
   -- Выполнено, хозяйка!
   Девушка утерла невольные слезы с глаз, поднялась и только сейчас заметила соргов. Те подпирали стенку у выхода из рубки: оба в простеньких скафах-"двойках" тёмно-медового цвета, на поясе внушительные ручные фазеры и какие-то кривые палки за спиной, упрятанные в довольно потрёпанные чехлы. Верхняя половина физиономий затянута чёрной полумаской скафа.
   Вид у близнецов был донельзя живодрамно-пошлый.
   -- Вы куда собрались?
   -- Охранять вас, -- пожал плечами Энтос, -- заодно и станцию позырить.
   -- Потенциально враждебное окружение, капитан.
   Ванда прошлась вдоль короткого строя подчинённых. Даже подпрыгнула, чтобы разглядеть те самые палки.
   -- Мне охрана не нужна, я иду к союзникам.
   -- Надо-надо!
   -- Оговорено контрактом, капитан.
   -- Да что же такое! -- разозлилась Ванда. -- У меня первая самостоятельная операция и я не дам её провалить! А ну, что за хрень нацепили на спину?
   Сорги переглянулись.
   -- О, это клёвая штука! -- расплылся в улыбке Энтос
   -- Навесное оборудование, капитан, -- проворчал Энван.
   -- Что за оборудование?!
   -- Это такая штука, которая делает.
   -- Эффектор, капитан.
   -- Эффектор? Делает?
   -- Ну, бац! и готово.
   -- Преобразователь, капитан. Передача воздействия.
   -- Руку вам на плечо! Что он передаёт?! Какой "бац"?! Никаких "бац" не будет! -- рявкнула Ванда. -- Пришли, покрутились, погрели уши и ушли.
   -- Никакого веселья?! -- изумился Энтос.
   -- Случается и нештатное развитие событий, -- пожал плечами Энван.
   -- Всё! Оставляйте эти штуки здесь! Пока я не пойму что это такое... -- Ванда махнула рукой, не найдя подходящих слов.
   -- Ну, капитан... я же объяснил, штука-то клёвая. Без неё никак.
   -- Информация сообщена, капитан. Это эффекторы для передачи воздействия.
   Ванда молчала и рассматривала наглецов.
   -- Берём? -- вкрадчиво произнёс Энтос и подмигнул.
   -- Без них мы менее функциональны, капитан. А это нарушит пункт 122 контракта. Наниматель очень огорчится, -- припечатал Энван.
   В разговор вмешалась "Делла":
   -- РВП сто секунд.
   -- Та-а-ак! Времени спорить нету. Вернёмся -- доложите подробно.
   Через пару минут Ванда и сорги стояли в ангаре и ждали, пока в направляющих закрепят неповоротливый челнок Царкина. Вар-танер явился на станцию со свитой из пяти человек. Увидев Ванду и её команду -- на миг остановился, нахмурился, но ни слова не сказал.
   Делегацию с "Нардорера" встретили двое -- среднего уровня гражданский администратор с Розы и офицер связи спешно формирующегося Единого флота Внешности. Общительностью они не страдали, проводили гостей до джонки, рассадили по местам и ответили на пару вопросов. Но вскоре стало не до разговоров: джонка рванула от причала, проскочила в широкий коридор, за окнами замелькали яркие и светлые полосы, а затем транспорт рухнул в огромный провал.
   Джонка падала, а под ней всё распахивалась и распахивалась ослепительная бездна. Яркий свет от сверкающих плоскостей колоссального Лепестка заполнял пространство и на миг Ванде показалось, что она низвергается в центр белого карлика. Но тут в сияющем тумане под ними проявилась тени огромнейшей конструкции -- сотни и тысячи тоннелей и переходов, миллионы нитей-канатов и здоровенные кубы в местах их пересечения.
   Искин джонки -- явно намеренно -- отключил гравитацию и пассажиры на минуту испытали истинную невесомость. Ванда привычно дернула рукой... и осознала, что десантурных надкрыльев в её новом скафе не предусмотрено.
   А чёртовы сорги не нашли лучшего времени как отцепить липучки и всплыть под потолок джонки. И тут же вес вернулся. Наглые твари с довольным смешком шлёпнулись в кресла и завозились, устраиваясь.
   -- Чудесный полёт! -- хихикнул Энтос.
   -- Совершенно новые ощущения, -- согласился Энван.
   -- Надо бы повторить!
   -- Уверен, хозяева любезно предоставят такую возможность.
   На них уставились все, включая внешников. А Нгунн Вей Царкин оглядел Ванду с каким-то новым интересом. Внешник-гражданский кривился, будто невзначай сожрал лимокитт; вояка же настороженно пялился на ободранные чехлы у соргов за спиной.
   Чего бы ни добивались местные, но впечатление от падения в бездну Розы было скомкано. Джонка увеличила скорость и вскоре перед ними открылся вход в один из кубических узлов сети.
   Девушка до хруста сжала кулаки и мысленно пообещала соргам особо мучительную казнь.
   Так. Её тут точно запомнят.
  
   - - -
  
   Важный приём поначалу был душераздирающе тосклив.
   Хозяева станции выделили под него огромный зал с высоченными потолками, оформленный в пышном староимперском стиле. Вдоль стен тянулась линия столов с едой и питьём, стояли и ряды помпезного вида стульев. Стенные панели показывали виды Розы, внешние и внутренние. Потолок -- изображение Адамантовой Змеи, с Розой в центре. Роза сверху, Роза снизу, Роза по длинной оси, Роза на фоне голубого диска Рейны...
   Роза царила и подавляла.
   Как Ванде показалось, хозяева ещё толком сами не определились с будущим взаимодействием между Союзом, ОКСН и другими империями. Потому формат встречи выбрали неформальный: в зал набилось до двух сотен людей. И теперь вся эта толпа бурлила, кипела, скользила, останавливалась и прислушивалась; неприкаянно бродила, а то и целеустремлённо двигалась от группы к группе, от стола к столу, от разговора к разговору. Людские капли-группы то делились, то магнетически сливались, то разбегались шустрой ртутью.
   По оценке Ванды собрание на две трети составили местные чиновники, представители семей Минералиссимусов, военные (местные и чужие), некие авторитетные, но неформальные лидеры корабельных объединений (пираты, -- решила Ванда и была недалека от истины), землеройные директора и визортехи, ганстерские дилеры, федератные коробейники и офени; оставшаяся треть слагалась из личностей неопределённого статуса и туманных записей в визитках.
   Нашёлся даже пингарий Технацкого Диспа -- лысый мощный татуированный детина, на голову выше Ванды, который кутался в чёрно-белый плащ и рокочущим баритоном вещал вечные истины двум низкорослым стецам, явно купцам-федератам.
   Ванда ещё на корабле записала в браслет визитку: с настоящим именем и статусом торговца морожеными выперцами, и теперь лишь чертверяла мысленно: за все два месяца она так и не сумела выяснить, что за дрянь такая выперцы и где их можно найти. Однако десантур с изумлением поймала несколько одобрительных кивков и понимающих улыбок от тех самых личностей с неясным статусом. На привычных ей серых они не были похожи, но что-то общее проглядывало.
   Девушка оглядела зал. Нгунн Вей Царкин исчез. По залу прогуливалась только его свита, да и та не в полном составе.
   Так-так, а встреча-то двухуровневая, как минимум. Что же, задача Ванды засветиться, сорги ей уже помогли, хоть и совершенно дурацким образом. Теперь её выход.
   И только она так решила, как виски заломило, а во рту растёкся медный привкус.
   Ёж! Вот же четверть!
   Она украдкой огляделась. Бурление замедлилось, иные гости недоумённо морщились, но большинство стоически терпело с вежливыми минами на лице. Разговоры почти прекратились, при Еже инфир недоступен, а многие совершенно отвыкли общаться при полном оффире.
   Ёж мощно выходил на режим; давление инфирных игл нарастало, становилось почти нестерпимым. Мир подрагивал и бликовал. Ванда ещё держала на лице легкую улыбку, но оглядывая окружающих, видела -- большинство уже на пределе. Инфир девушки ужался до размеров грецкого ореха, в нём поместился лишь кошелёк да блокнот. Внешние связи оборваны, точки не видны, даже внутренние пакеты толком не развернуть...
   Вот ведь свезло проклятым Фабрикантам найти таранный экземпляр этой гадости!
   -- Хозяевам страшно, братица моя, -- пророкотало за спиной. -- Они вынужденно невежливы в надежде, что Ёж сохранит их секреты.
   -- И как, сохранит? -- прошипела сквозь зубы девушка.
   -- На все неопределенность Диспа, -- пожал плечами пингарий. -- Но если вы позволите, я кину кости в вашу пользу, братица.
   -- А... попробуйте. -- Ванда не была уверена, на что именно согласилась.
   Детина добыл из складок плаща связку цветных узловатых шнуров, пробежался по ним пальцами, и на пару минут застыл, медленно перебирая один шнур и протаскивая его через сжатый кулак правой руки. Затем обмотал шнуром свою бычью татуированную шею и сильно, но коротко потянул за концы.
   -- Яма алчущая на нашей стороне, -- чуть удивленно возвестил он и Ванда тут же почувствовала легкость в голове. -- Но если мы отойдем от этого места шагов на десять-пятнадцать, она схлопнется.
   За спиной раздался шум падения и хихикнул Энтос. Ванда резко обернулась. К ним приближались сорги. Энван чинно нес пару стульев в руках, а Энтос толкал и пинал ещё парочку, играя в стуличную версию футбола. Не удивительно, что четырехногие мячи так и норовили упасть. Поднимал их Энтос не утруждая рук, одной лишь ловкостью ног. Обозлённая искусственной мигренью публика наблюдала за происходящим с высокомерным изумлением, примерно как за ужимками краснозадых руккей в зоопарке.
   Да, тут её точно запомнят, -- осознала Ванда.
   Два стула сорги пожертвовали Ванде и ее собеседнику, на остальные с довольным видом плюхнулись сами.
   -- Какие добрые люди, -- восхитился диспарианин.
   -- Братья мои, -- процедила Ванда. Сорги хмыкнули. -- Младшие, глупенькие.
   -- Дисп примет всех, братица, -- откликнулся пингарий. -- Ведь кто может точно определить свою разумность? Только тот, кто точно знает своё количество.
   -- Количество чего?
   -- Количество себя, -- искренне удивился диспарианин. -- Вот вы, братица, точно знаете сколько вас?
   Ванда покосилась на соргов и промолчала.
   -- То-то и оно, -- удовлетворённо кивнул пингарий, -- в наше время сложно себя посчитать.
   Он откинулся на спинку стула, прокашлялся и зарокотал, глядя сквозь Ванду:
   -- Начало сему положили ещё в седой древности... В подлинно дикие времена, до инфирных цельнокопий, до альтер-эго, даже до первых неразумных искинов. Когда на свет явились наиболее древние анонимные сети и люди принялись в них общаться, когда завели дополнительные личности и научились не верить самим себе -- тогда возник Технацкий Дис. Он стал высшим ответом Вселенной на дробную размерность человека. Там и тогда, где появилась разумная неопределённость и неопределённая разумность -- родился и Дисп...
   Ванда и сорги внимали.
   А вокруг их спокойно беседующей группы кружили люди, отдельно или группами. Те, кто продолжал вопреки наведённой боли поддерживать разговор или медленно прогуливался, как бы уйдя в свои мысли, иногда пересекали границу ямы и -- застывали, ощущая как светлеет вокруг и боль покидает измученную голову. Немногие, отдышавшись, заставили себя шагнуть прочь от этого умиротворяющего покоя наружу, к иглам Ежа. Прочие же оставались. Мягкая сеть захватывала то человека, то двух, и через полчаса вокруг Ванды собралась чуть не треть пришедших на приём.
   Все говорили со всеми, избавление от мигрени развязывало языки и рождало краткие социальные связи; Ванда раскрыла пошире уши и распахнула инфирный блокнот. Пакеты не успевали паковаться, комментарии и заметки путались, блокнот грозил треснуть и десантур в отчаянии принялась грести только самое интересное и яркое.
   В разговорах мелькала и Черванна; в таких случаях Ванда бросала остальное и цепляла именно этот разговор.
   Минут через сорок Ёж утих, люди огляделись и постепенно -- по одному, по двое, -- скрывая неловкость и смущение, с независимым видом разбрелись по залу. Ванда вздохнула с облегчением и разочарованием. Драсский* артефакт выступил замечательным объединителем; жаль, обзавестись им Ванде не светило, владельцев Ежей по пальцам пары рук пересчитать можно и до сегодняшнего дня Ванда была уверена, что во Внешности Ежей нет. И тут она осознала, что диспарианин давно умолк и теперь глядит на неё с понимающей улыбкой.
   -- Что скажете, братица?
   -- Насчёт чего?
   Пингарий откровенно ухмыльнулся.
   -- Видите, братица, не зря я говорил, что в наше время себя трудно посчитать и найти. Последние четверть часа от вас и половины не оставалось, а тут вот -- куда больше одной, как бы не лопнуть.
   Он поднялся и взглянул на Ванду сверху:
   -- Придите к Диспу и он научит вас жить ровно тем размером, каким надо. А теперь я должен уйти своим путём.
   -- Пока, жрец! -- сделал ручкой Энтос.
   -- Интересная лекция, -- медленно произнёс Энван.
   -- Подождите... -- наконец собрала мысли Ванда. -- Я вот подумала: а почему Дисп не родился тогда, когда первый шаман надел первую маску зверя и начал скакать по древней степи, подражая животному?
   -- Такова воля неопределённости, -- рокотнул диспарианин. -- Мне не все ответы известны, да их и не бывает -- окончательных ответов. Для себя я решил, что первобытные люди умели перевоплощаться в животное целиком, отдавая всю свою личность. Шаман в маске волка верил, что он -- это и есть волк. Исчезал человек -- являлся зверь. А значит, разум не дробился, неопределённость не рождалась и Дисп пребывал за барьером.
   Он подмигнул, кивнул и исчез в толпе.
   -- Ценный хмырь, -- хмыкнул Энтос.
   -- С полезным навесным эффектором, -- согласился Энван.
   -- Это вы о чём? -- подозрительно сказала Ванда.
   Сорги только хихикнули.
   Ванда же решила похулиганить. Репутация в этих краях у неё теперь и так своеобразная, так стоит потрудиться, чтобы странность эта оказалась превосходной степени. Любое мнение о себе можно превратить или в щит, или в оружие. Главное -- не застрять на середине, среди никчёмных и неизвестных. Надо ударить покрепче! и, разбив прежнюю репутацию, из черепков выстроить новую: сильнее и ярче. Не совсем то, чему учат служащих маркетинга, но Ванда никогда не любила тайно выведывать и напряжённо вынюхивать. А вот врезать кому или потрясти за шею -- самое то!
   Она встала и завертела головой, прикидывая как бы побузить эффектнее... и столкнулась взглядом с вар-танером. Тот во главе своей свиты как раз направлялся к Ванде.
   -- Лейт, нам пора.
   Видать от Ежа и Царкину досталось, мог бы просто дёрнуть через инфир, но предпочёл пройти через половину зала. А может в этом был ещё какой-то смысл, Ванда сумела уловить косые взгляды от голубей сизокрылых, парочка которых совершенно случайно подобрались поближе. Девушка незаметно попыталась указать на них вар-танеру, тот только хмыкнул и направился к выходу.
   Дальше была джонка, сияющая бездна, ангар.
   И -- полёт на привычный и такой родной "Нардорер". В пути Ванда попыталась рассортировать собранное в блокноте, отложила всё касающееся Черванны и "Триуннера" и сбросила пакет с этим напрямую Нгунну Царкину.
   На авианосце вар-танер отпустил своих людей и подошёл к пеллате из которой как раз выбралась Ванда, желающая прогуляться перед сном в парке.
   -- И что ты этим хотела сказать, лейт? -- Царкин сделал вид будто держит в руках толстый томик.
   Ответ у Ванды был, она успела обдумать ситуацию:
   -- Или внешники богаче, чем принято считать, или уже есть серьёзные договорённости с ганстерами о защите собственности. Возможно -- уже общей собственности.
   В стороне корабельные техники шумно резали какие-то металлические плиты, потому Царкину и Ванде приходилось напрягать голос.
   -- Договорённости с Торговой Ганстой у них есть. Очевидный факт. Это мы вынуждены ползти во Внешность через Гансту или Арку, а у тех есть региональные Врата прямо сюда. А с соседом так или иначе, но договариваться приходится.
   Ванда молчала.
   -- Значит, заинтересовала тебя битва у Черванны... -- пробормотал Царкин.
   -- Да, одер, хочу проверить степень доверия между Внешностью и торгашами. И насколько их боевые системы интегрированы. Сегодня слышала: они того торгаша героем объявить планируют. И это Фабриканты? Раньше они с ганстерами только собачились.
   -- Ничего странного. Ситуация у них жареная, любого героем объявят если он принесёт в кармане пару пушек.
   Девушка опять промолчала. Не повторять же представителю Службы Маркетинга, что все их замечательные спецы неправильно оценивали экономический потенциал Внешности и прохлопали пакт с Ганстой? Этак песочка в реактор сыпанут.
   -- Хорошо. Я запрошу у Союза всё, что они смогут дать по тому бою.
   Ванда довольно кивнула.
   -- Но поговорить я хотел не о том, -- голос Царкина стал жёстче. -- Я сегодня видел тебя с... диспарианином.
   -- Да, он нам помог... Сумел перебить даже Ёж!
   -- Неважно. Тебе не стоит интересоваться Диспом, лейт.
   -- Почему?! -- неподдельно изумилась девушка.
   -- Не рекомендую. Очень.
   Мало что могло ошеломить Ванду. Это -- сумело. Для Конгрегации вопросы религии никогда не были особенно важны. Безусловно считалось что путь к величию человечества проложен через много совсем разных дорог, иные из которых непременно окажутся кривыми и даже тёмными.
   Если веришь в Расу и действуешь на её благо -- ты наш.
   Если нет -- место тебе на помойке!
   Всё.
   И вар-танер это знал. Он дёрнул щекой и перешёл на официальный тон:
   -- У вас выбор из сотен других религий и философских течений, но интересоваться Технацким Диспом не советую. Некоторые сущности... довольно ревнивы.
   -- Но у нас же нет государственной религии!
   Царкин смотрел на неё белёсыми рыбьими глазами. Спросил:
   -- Вы ведь племянница Тоберника Керна?
   -- Да.
   -- Тогда не рекомендую настоятельно. Понимаете? Серьёзно повредит карьере.
   После чего вар-танер сухо попрощался и ушёл. Ванда осталась одна, не считая соргов, которые уселись в проёме люка пеллаты и ноги свесили.
   -- И что это было? -- вслух подумала Ванда.
   Промолчали даже сорги.
  
   - - -
  
   Весь следующий день Ванда работала землекопом.
   Вар-танер выполнил обещание и прислал огромнейший пакет, в котором собрал данные по Черванне и недавней битве. Информация была действительно обширна: и география, и население, и местная политика, и грузо-пассажирский траффик за последние десять лет, и список местных производств с основными типами продукции.
   Данных по битве тоже хватало, хотя вместе с одним из орбитальных фортов погибла часть довольно важной информации. Впрочем, и того что осталось -- хватило чтобы зарыться надолго.
   Была и приписка от вар-танера: "Дальше -- сама".
   Ванда трудилась усердно -- Царкин был бы доволен -- и к вечеру голова раскалывалась, а перед глазами расплывалась солярная сетка с глифами, векторами и воронками потенциальных решений. Каждые два часа девушка делала перерыв и, трансформировав маленькую кают-компанию в столь же крошечный тренажёрный зал, минут по пятнадцать крутила петли на турнике, отжималась и отбивалась от очередного противника, которого ей подкидывала в симтеме Делла.
   Затем -- яростный ледяной душ и вновь работа.
   К вечеру это уже перестало помогать и Ванда позволила себе более активный отдых: нацепила скаф, взяла боевой посох и с наслаждением гоняла нахальных близнецов по кораблю; те вполне успешно отмахивались своими кривыми палками, которые оказались похожи на косу с коротким лезвием. В критичных ситуациях сорги резко ускорялись, пробегая по стенам и даже потолку, перепрыгивали Ванде за спину и чувствительно дубасили её даже через скаф. Кольцевой коридор пеллаты не позволял слишком уж разнообразить тактические схемы, обычно близнецы вместе набрасывались на девушку, наносили пяток ударов и сбегали.
   В конце концов Ванда запыхалась и присела на ложемент в рубке. Пока бегала -- наконец-то поняла, что её смущало в той битве у Черванны. Владелец корпорации "Триуннер" вступал в битву трижды. Трижды!
   Первый раз -- по приходу в систему. Тут можно предположить вынужденность столкновения, ведь обычно корабли появляются в системе с разбросом по времени и месту выхода. Флот Денанция Кара попал на чужой праздник и ему пришлось крутиться в неудобной точке, пока из гипера не вывалились отстающие.
   Но затем Денанций Кар ввязался в драку вполне осознанно. Потерял пару линкоров, держал в системе дредноуты пока их не раздолбали в утиль, медленно отползал от Черванны, отстреливая с флагмана не столько самых опасных для своего флота, сколько определённый тип чужих. Даже авиагруппу вывел в поле, хоть та и не поучаствовала в бою.
   И третий раз -- когда силы "Триуннер" ввязались в драку практически в безнадёжной ситуации, а главное -- смысла в этом не проглядывало никакого: одна военная орбиталь сожжена, вторая на издыхании, флот Фабрикантов разгромлен. Тут надо когти рвать и бежать быстрее собственного крика, а "Шуммерикад" вдруг замедлился, сбросил москитов, да ещё и вызвал огонь оставшихся чужих на себя.
   В целом бой был проведён тактически провально. Москиты внесли свой вклад только в последней фазе столкновения, а ведь авиагруппа у тяжёлого авианосца -- основное оружие. Вместо того, чтобы собрать силы и дать фортам время разогреться, а затем воевать под их защитой, -- местные, Фабриканты и ганстеры воевали отдельно. Разве что к середине битвы стала проглядывать некая координация между ними, да и то -- скорее по целеуказаниям, чем по векторам движения и концентрации сил. Можно было назвать еще пяток крупных очевидных ошибок обороняющихся, но и названного достаточно.
   Вся ситуация казалась совершенно бессмысленной, особенно со стороны магната-ганстера, но в глупость того, кто владеет крупной корпорацией Ванда не верила. Как не верила и в бездарность его адмиралов.
   Итак -- смысл есть, но она его не видит.
   Ванда закрыла глаза, погрузилась в симтем и вокруг неё распахнулась система Черванны. Мягко сияла звезда, планеты и планетоиды двигались по орбитам, вокруг Черванны и в двух астероидных поясах кипела пустотная жизнь. Затем из гипера в четырёх единицах от обитаемой планеты стали выходить корабли Минералиссимуса Харди и корпорации "Веллурика", они несли на себе метки единого флота. Пяток линкоров, шестьдесят крейсеров и вполовину меньше москитников.
   И тут -- вспыхнуло. Неподалёку возникли многочисленные метки чужих кораблей: больше сотни огромных туш линкор-класса и десятка два мелочи. Оба флота сошлись краями и мясорубка началась.
   Первый час внешники вели себя исключительно бестолково: корабли теряли управление, вяло стреляли, москиты вообще не участвовали в бою, закладывая хаотические циркуляции, а некоторые -- на всех парах мчались в сторону от боя.
   Проявление "скотобоязни", как назвали этот феномен инфирные остроумцы, выглядело жутко. Какое бы оружие ни применили чужаки, оно оказалось исключительно эффективно. Флот людей таял на глазах, а ксеносы потеряли всего пяток москитов, полностью сохранив все свои крупные корабли.
   Со временем ситуация выправилась и у людей появилась хоть какая-то да координация, корабли начали применять подходящие тактические схемы, совместный огонь начал выбивать тяжелые корабли противника. Но медленно, очень медленно, и от флота людей осталась едва половина.
   Собачья свалка покатилась в сторону планеты, а та только просыпалась. Корабли на орбите уже были реквизированы губернатором и большей частью сели у точек эвакуации, но вот форты лишь начали греть.
   Ванда чуть ускорила события, за сегодня она уже просмотрела симуляцию раз двадцать. Космос полыхал. В системе появилась эскадра ганстера и почти сходу ввязалась в драку. Однако поначалу стрелял только "Шуммерикад" да пара неудачно вышедших линкоров, вектора остальных кораблей были направлены в сторону от Черванны. Ускорения показывали, что корабли разгонялись на пределе двигателей. Торговцы не горели желанием связываться с флотом вторжения и потому жгли ускорители.
   Но вскоре ситуация резко поменялась.
   Вектора флота торговца указали на тактическое перестроение с целью группировки сил, а не простого бегства. Флот "Триуннера" вступил в форматный бой.
   Расчёты Ванды по симуляции давали очень плохие шансы, ганстеры должны были потерять всю группировку, включая флагман. Однако Денанций Кар рискнул. Значит -- нашлось ради чего.
   Но чего?!
   Прибыли важны для жителей Торговой Гансты, но всё же не важнее убытков. Как там у них говорят: лучше чернеть нулями, чем краснеть минусами?
   Ванда вышла из симуляции, напечатала себе большую кружку сладкого чёрного кофе и пару крупных бутербродов с ветчиной, благо повар встроен в стену рубки и далеко ходить не надо. Покосилась на соргов, которые развалились в соседних креслах и лениво перебрасывались в полуторамерные шахматы. Близнецы одинаково сильны в шахматах и могли воевать бесконечно; их партия иногда длилась неделями, пока один из них не совершал крошечную ошибку. Тогда второй превращал незаметную трещину в обороне в целое горное ущелье, через которое стройными рядами грохотали юниты армии победителя.
   Ванда в задумчивости хлебнула кофе и отложила бутерброд.
   Крошечную. Ошибку.
   Пора рассмотреть Денанция Морато Кара в микроскоп.
  
   - - -
  
   Оператор трансляционного пакета -- и бог, и раб.
   Когда личность оператора растворяется в бесчисленных тёмных нитях по которым стремительно скользят строчки синта, составляющих суть трансляционного пакета, когда обретает возможность видеть и понимать ранее сокрытое, когда распахивает окна душной обыденности, обретая взамен яростный свежий ветер, сдирающий всё наносное, искусственное, шелуху привычного и малоценного, являющий взгляду важное, коренное, истинноценное... груб синт и неуклюж, не подходят его слова для описания мира, в коем оператор обретает нечеловеческие возможности, поднимается над тем презренным, кем он был еще миг назад.
   Беден, беден язык! Невмочно очертить им то поистине божественное расширение, распухание, взрыв! Одно сказать можно -- вот ты один из многих, и вот -- един в едином с тобой мире. И нет образа и подобия тебя... ведь кто сможет уподобиться богу в его завершённом мире?!
   Трансляционный пакет.
   Солипсический вирус.
   Мир внутри мира, вселенная во вселенной, что понимает и пересказывает саму себя. И ты -- точка истинного бытия, центр средоточия, что раз за разом раскладывает личный универсум на части, мельчайшие компоненты, капли, в которых -- совершенные отражения мира.
   И как же ты мелок, грошов и ничтожен, когда теряешь сей мир!
   Что от тебя осталось? Человек?!..
   ...Через час трансляции выяснилось -- инфопоток боя отредактирован. Через два -- Ванда нашла ниточку. Через три -- нити умножились и превратились в канат, на котором десантур решила повесить губернатора.
   Золотая волшебная палочка в очередной раз ужаснула и спасла. Ванда поклялась, что завтра же созвонится с родителями и уж постарается расписать пользу от такого дорогого вложения в их дочь. Без трансляционного пакета девушка ни за что бы не подумала связать политическую жизнь Черванны и то, что происходило на орбите планеты во время боя. Казалось даже, что солипсический вирус с особенным удовольствием рылся в делах внешников, не столько направляемый Вандой, сколько увлекая её за собой.
   И это пугало. Однако важен результат, и он -- есть.
   Когда солипсический вирус раскидал подлинные куски инфопотока и отделил дописанное, десантур замерла в ледяной ярости. Разобранный вирусом и разложенный Вандой по временной шкале инфопоток выглядел заношенной до дыр одёжкой бродяги. Полотно событий зияло огромными дырами, топорщилось грубо сшитыми складками, резало взгляд кривыми заплатками. Кто бы ни готовил фальшивку, он был неумел и груб, а еще -- сильно спешил.
   А на Черванне -- выборы, буквально на днях.
   Но Ванду разозлил не сам факт подделки (никто из её временных коллег-маркетёров не верил, что Фабриканты отдадут чистые данные), а то, что в нынешней тяжёлой для Внешности ситуации конгрегатам слили почти полностью фальшивый конструкт, который заявляли едва ли не сырцом. На основе этих данных штабные офицеры флота ОКСН в последующем разрабатывали бы стратегию и тактику будущей войны.
   А значит -- неизбежны потери или даже военная катастрофа.
   Дипломатическая часть миссии "Нардорера" Ванду не касалась, но догадаться о ней просто. С давних пор на помощь атакованным ксеносами стали приходить соединения Добровольческого флота ОКСН. Это длилось уже тысячи и тысячи лет; с тех самых пор, когда самой Конгрегации помогли выстоять эскадры Древней Империи. С тех времён ОКСН возвращала долг -- не Империи, но человечеству, неся на своих плечах серьёзную часть бремени войн с чужими.
   Сыновья и дочери ОКСН гибли в боях за десятки тысяч световых от своего дома, оставляя на планетах или в пустоте обитаемых систем памятники деяниям и храбрости своей. Никто из добровольцев не считал те края чужими, ведь там жили люди, а Раса -- едина!
   (Свет наш путь! -- дёрнулась Ванда.)
   Вот и сейчас, как сообщали инфирные трансляторы, вслед за "Нардорером" двигался крупный флот добровольцев -- десятки мобильных баз, тысячи кораблей. Маркетёры же должны были обеспечить военным достаточно данных для разработки успешной тактики и стратегии кампании.
   А тут вот -- насквозь гнилая фальшивка. И откуда? С того места, где внешники хоть и с трудом, но смогли отбить атаку! И почему? Потому что губернатор Черванны и владелец "Триуннера" явно заключили некую сделку. В разобранном на части инфопотоке боя Ванда нашла и следы полёта корабля от флота ганстера к местной орбитали, и возврат реквизированного челнока под управление торговца.
   Полезно быть богом, пусть и временно. И плохо быть губернатором внешников, солгавшим Конгрегации. Губернатор Черванны поставил под удар тысячи жизней и просто так это ему не сойдёт.
   Ванда собрала новую версию симуляции, снабдила её короткими комментариями и отправила вар-танеру. Сил ни на что уже не было, в слиянии с солипсическим вирусом она провела куда больше, чем полагала и устала жутко. Девушка заставила себя подняться и только собралась доползти до гигиенички, как Царкин выдернул Ванду в инфир.
   -- Что это? -- вар-танер с недовольной миной потряс пакетом.
   -- Я проверила бой у Черванны. Симуляция почти полностью фальшива.
   Царкин пожал плечами.
   -- И что?
   -- Вы... знали, что они нам лгут?
   -- Когда это жареная рыба прямо из реки прыгала на тарелку? -- проворчал вар-танер. -- Учись работать с любыми данными, даже с такими. Это ведь хорошо, что внешники врут, если бы сразу дали чистый нефильтрат, я бы сильно забеспокоился.
   -- А... почему?
   -- Ну, во-первых это означало бы, что ситуация у Фабрикантов куда хуже, чем мы думаем. И, значит, мы опоздали со своей миссией...
   -- А во-вторых?
   -- Тебе достаточно "во-первых". Остальное сама сообразишь. И не буди меня больше по ночам, из-за... х-ха-а... -- Царкин с трудом сдержал зевок, -- ...ерунды.
   Вар-танер махнул рукой и отключился.
   Несколько минут Ванда размышляла над тем, чего же она сделала неправильно. Такового не нашлось. И плевать, что там говорит Царкин! Томас Кин Латти подставил добровольцев ОКСН и она, Ванда, не позволит ему...
   Десантур составила требование на информацию и отправила её на Черванну. Лакуны требовалось заполнить, событийные нити необходимо восстановить и увязать в цельный холст.
   Она вытрясет из скользких внешников честные данные!
   ...Из-за спины вышагнул Дж.К.Т. и сварливо проворчал:
   -- Наигралась? Тебя дело ждёт.
   -- Что?!
   -- Сама знаешь. Я уж не стал тебе мешать, пока ты пускала пузыри от умиления и наслаждалась липовой божественностью...
   -- На завтра перенести нельзя?! Я уже сутки без сна!
   -- Не ворчи, десантур, молодая ты ещё -- спать каждый день. И вообще, поторопись, окно событий закрывается.
   Ванда сжала зубы и потащилась в трюм. Там её ожидал четвёртый по счёту зверь. Он сидел у стенки пенала, собранный и спокойный, щурился и постукивал хвостом по стеклу. Пенал распахнулся, морф сам вылез на руку девушке и подождал, пока не установится кровавая связь.
   Затем он зевнул, блеснул зубами и сунул голову под гильотину.
   Смерть прошла куда тяжелее прежних.
   Ванда ухнула во тьму и там в неё вцепились, её рвали и терзали, тянули в разные стороны и выкручивали как мокрую тряпку. Она пыталась вырваться из тягучей трясины, но её упорно тащили глубже и глубже, протаскивая через узкую щель... С оглушительным треском преграда лопнула, Ванда упала на колени, сползла по стенке контейнера и легла ничком, обхватив руками живот. Всё тело ныло от перенапряжения, тёмные круги в глазах медленно рассеивались.
   Над ней склонился озабоченный Дж.К.Т.
   -- Извини, не думал, что тут всё так плохо.
   Он поскрёб подбородок.
   -- Дела хуже, чем я рассчитывал. Во Внешности появились барьеры, сеть деградирует куда быстрее... -- он запнулся и с подозрением покосился на девушку.
   Видимо ментальный пакет выдал какую-то свою белластерскую тайну. Но девушке было наплевать, она никак не могла прийти в себя. Если в словах Дж.К.Т. и есть тайна, Ванда подумает об этом позже.
   Тут Ванду осторожно подняли на руки, перед глазами мелькнуло злое лицо Энтоса, и кто-то из близнецов прорычал:
   -- Иди отсюда, старик!
   Дж.К.Т. поджал губы и исчез.
   Сорги отнесли Ванду в каюту. Энван укутал девушку в одеяло и осторожно усадил, вздув подушку и приподняв ложе кровати. Энтос ненадолго исчез и появился с большой кружкой горячего какао и пакетом крепко солёных печеньев. Когда Ванда жадно выхлебала какао, тут же метнулся в рубку и приволок ещё кружку.
   После чего сорги испарились, оставив Ванду одну.
   Та допила какао, сунула в зубы печенье и выбралась из кровати. Оставаться в "Делле" Ванде совершенно не хотелось, устала она от пеллаты. Устала. И пусть весь мир идёт куда хочет. А она -- поползёт гулять, благо уже четыре по корабельному, все спят и в коридорах авианосца безлюдно.
   Сегодня Ванда нашла больше впечатлений, чем в неё помещалось.
   И людей... к четверти людей!
   Больше часа она бродила по кораблю, прогуливалась по аллеям оранжерей, пробиралась по техническим коридорам, поднималась лифтами меж палуб и долго стояла в обзорной галерее, бездумно рассматривая тьму за окном и натыкаясь взглядом на булавочные уколы звёзд.
   На обратном пути она проскользнула мимо казарм боевой группы "Нардорера" и сунулась в Колизей, втайне надеясь, что по ночному времени там никого не будет. Увы, ошиблась. В зале грохотало: полная сотня дриллеров отрабатывала бег по пересечённой местности и штурм укреплённых позиций. Все как один -- упакованы в тяжёлые скафы и только одна знакомая человеческая фигура металась по полю в тренировочной форменке.
   Выход в зал был через балкон, который нависал над полем на высоте метров пяти и потому Карский заметил Ванду далеко не сразу. Увидев же -- остановился, задрал голову и махнул рукой, предлагая присоединиться. Пересчитывать ступеньки было лень и Ванда спрыгнула, чувствительно отбив пятки.
   Ингвар подошёл, сверкая улыбкой и утирая пот с лица стянутой с тела форменной рубашкой.
   -- Чего не спишь, саранча?
   -- Ищу чего сожрать, -- мрачно ответила девушка.
   -- И как?
   -- Повезло им, дрыхнут, а то бы назавтра парочки не досчитались...
   Дриллеры завершили тренировку и собрались гурьбой за спиной у командира.
   Ванда обозлилась:
   -- Чего пялитесь?
   Карский хихикнул. Ближние скафы откинули шлемы; внутри -- пусто.
   -- Это что ты выдумал? -- сегодняшний день оказался богат на события, потому Ванда даже не особо удивилась.
   -- Да вот, решил развить идею, раз уж с тобой на Арене не прокатило.
   -- Что, все пустые? -- не поверила Ванда.
   -- Ага. Я задал искинам пределы самостоятельности в хаотических координатах и перебор паттернов по методам схождения фракталов... С накоплением опыта. В общем, со временем они должны стать похожи на людей.
   -- А как сейчас?
   -- Издалека -- более-менее, но ты же сама знаешь, запрещено нарушать границы разумности...
   Скафы безмолвно пялились на Ванду. Ей вдруг стало зябко.
   Холодно. Надо согреться.
   -- Пойдём!
   -- Куда?!
   -- Ты мне ещё вопросов дурацких позадавай! Идём, говорю! -- Ванда схватила Карского за мокрую от пота руку и потащила за собой. Дриллер едва успел натянуть форменку.
   Скафы проводили их синхронным движением шлемов. Да, с хаосом у них пока не складывается, -- подумала Ванда. -- Или с фракталами.
   К Ванде ехали молча, сидя напротив друг друга в большой капсуле лайна, подрагивающей на стыках и посвистывающей на поворотах. В глазах дриллера девушка иногда читала: "а оно мне точно надо?" и скупо усмехалась. Ей -- надо, а Ингвар и потерпит, если что.
   В пеллате она затащила парня в свою каюту, толкнула в сторону кровати и обещающе улыбнулась:
   -- Я в душ. Тебе не предлагаю, и так сойдешь.
   В гигиеничке Ванда пустила воду погорячее, постояла под жесткими струями, устало опустилась на пол и обняла руками колени...
   Через минуту спала.
   ...и утонула в глубоком мягком кресле.
   По левую руку от неё в таком же кресле совершенно беззвучно размахивала руками незнакомая светленькая девчонка; тараторила, вспыхивала краткими улыбками, сверкала сияющими глазами, изредка хихикала, тыча пальцем куда-то в сторону. Ванда послушно обернулась: там на низкой подставке воздвиглась широкая чёрная доска.
   На доске светился экран с непривычно зернистым изображением, а на том экране плоские люди в белых рубашках и потешных коричневых обтягивающих штанишках бренчали на дурацких инструментах. Посреди этой группы гордо торчала мужская фигура, обряженная в совсем уж вычурную одежду с кружевным воротничком и широченными рукавами. Фигура разевала рот и издавала ужасающе немелодичные звуки, время от времени вытаскивая из-за спины живчика-толстячка, который немедленно принимался верещать.
   Басовито лопнула невидимая струна и Ванда, наконец, услышала не только крики с экрана, но и соседку.
   Лики Великих!
   Девчонка говорила на аркесте! Но что за аркест, где она его учила?! Плоский, примитивный, упрощённый до одномерности, до потери смысла. Он был так груб и шершав, что его можно использовать вместо мочалки, а то и как щётку -- для вычёсывания длинношёрстых коллинов. Ужасный акцент девчушки буквально царапал слух Ванды, заставлял морщиться, но содержание речи так и оставалось тайной.
   Малышка чем-то делилась с Вандой, иногда заливалась звонким колокольчиком, а то закрывала лицо ладонями и хихикала оттуда, иногда же -- придвигалась ближе, оглядывалась и со сладким ужасом шептала тайное; спешила вывалить на гостью всё самое важное и яркое в своей жизни.
   Ванда могла поклясться: еще минута, две, три такого разговора -- и придётся залечивать ссадины на ушах. Но девчонка и не думала останавливаться -- трещала, смеялась, дергала Ванду за рукав пышного белого платья, из-под которого нелепо серела броня скафа.
   Ванда вскочила, зажала руками уши и бросилась прочь, из комнаты... на балкон.
   Балкон был устроен на втором этаже строения, с высокими потолками, светлыми стрельчатыми окнами и пышной архитектурой, пусть и обветшалого. Трёхэтажное здание подковой охватывало широкий двор, а там, дальше, виднелась прямая аллея, обсаженная вязами и пирамидальными тополями. Слева торчала водонапорная башня из потемневшего от времени красного кирпича.
   То ли загородный дом, то ли целое поместье.
   Внизу, на тёсаных плитах двора топтались скафы. Внешний слой брони помят, поцарапан, местами даже обколот. Скафов оказалось с десяток, и все -- разные: тощие и толстые, дылды и карлики. Увидев Ванду, они выстроились полукругом, в центре оказался самый высокий. Он молитвенно протянул руки к девушке, откашлялся и взревел дурным басом:
   -- Вы чудо Расы, великолепнейшая Ванда!
   -- Вы сладостны форматом, прозрачен ваш инфир!
   -- Деянием же коварного оффира, я поражён, я отключён!
   -- Но покажу, я покажу, твёрдость мою, верность мою!
   -- И я не брошу, не отпущу я никого!
   Остальные скафы поддержали солиста, рявкнув хором:
   -- Ни одного! Ни одного! Мы не отпустим никого!
   Они слитным движением отбросили на спину шлемы и распахнулись тёмными провалами пустых торсов. Оттуда, из гулкой пустоты поначалу потекла тихим журчаньем лесного ручья нежная мелодия, но не прошло и минуты, как музыка возвысилась до мощи органных аккордов.
   Цунами звука набирало силу, переходя от регистра к регистру, от октавы к октаве. Уши закладывало, древний камень балкона дрожал под ногами. В какой-то момент Ванда осознала, что скафы пригнулись, нацелились и ей в лицо уставились жерла десятка соник-пушек. Под ударом звукового торнадо балкон начал крошиться и трескаться; через миг опора ушла из-под ног Ванды. Гранитные обломки с грохотом посыпались на плиты двора.
   Камни. Но -- не Ванда!
   В миг обрушения та привычно дернула рукой, белое платье распахнулось, сложилось в мощные сияющие надкрылья, и скаф ударил ими по воздуху.
   Ванда взмыла к небу.
   Обозлённые певцы единым движением подняли руки и нацелили их на парящего как ангел десантура. С оглушительным свистом перчатки скафов стартовали, пачкая небо дымным следом. Но девушка легко ускользнула от снарядов, и те расплылись белыми облачками в небесной синеве.
   Ванда же поднималась спиралью всё выше и выше, оставляя позади обезумевшую броню. Вокруг открывались дома и постройки поместья, тёмно-зелёные пятна рощиц и желтые квадратики полей, серые ленты дорог, а где-то у горизонта сверкало тёмное серебро моря и царапали небо занозы городских домов-башен.
   Много ниже, чуть выше крыши главного строения, неумело взмахивала серенькими крыльями давешняя девчонка. Она летела неуверенно, порхая резкими движениями, то проваливаясь едва не до земли, то суматошно молотя короткими крылышками и взмывая над кронами тополей.
   И -- крича от восторга на своём примитивном аркесте.
  
   - - -
  
   Ванда проснулась, полежала с закрытыми глазами и провела рукой по кровати справа от себя.
   Холодно и пусто.
   Девушка сладко зевнула и позвала:
   -- Делла!
   -- Да, хозяйка?
   -- Покажи, что ночью было.
   Искин скинул запись и Ванда принялась её листать.
   Вот она затаскивает Карского в каюту и толкает его на кровать. Вот машет ему рукой и уходит. Карский сидит с глупой улыбкой. Сидит долго, Ванде даже пришлось перемотать видео. Минут через пятнадцать улыбка поблекла, парень подёргал себя за короткую шевелюру и отправился искать Ванду. Нашёл быстро, потому что вскоре появился в каюте с голой и мокрой Вандой на руках. Уложил в кровать, порылся по шкафам и, не найдя полотенца, обтёр свернувшуюся в калачик Ванду чистой майкой и укрыл одеялом.
   А затем -- ушёл.
   Ушёл! Вот сволочь, ушёл! Ну, хоть в дверях оглянулся. А мог бы и до утра остаться! Поди, там бы чего и сложилось...
   -- Да, хороший парень этот дриллер, -- разочарованно пробормотала Ванда.
   Она ещё раз сладко зевнула и побрела в гигиеничку. Ничего не было? Да и ладно, пусть скиснут те, кто нас не захотел! Хотя... Ладно, будет у него ещё один шанс, не так уж парень и виноват, ведь Ванда сама уснула под душем.
   -- Так, первым делом внешники, а уж мальчики потом.
   Десантур по-быстрому перекусила, сунулась в инфир, получила пакет с ответом от губернатора Черванны. Впрочем, печать говорила о том, что до губернатора запрос не добрался, на письмо Ванды ответил третий помощник пятого письмочитателя -- один из искинов-секретарей -- и прислал он цветистый текст листа на два, но без капли реального смысла.
   Девушка составила запрос ещё раз, в выражениях пожёстче. Не успела отправить, как инфир выплюнул совершенно хамскую отписку. Ванде указывалось, что подобная информация может предоставляться только авторизованным представителям ОКСН. А дальше -- на три листа оценка занимаемой Вандой позиции в местной табели о рангах с точки зрения Черванны. На сей раз письмочитатель был выше рангом. Но -- тоже искин.
   Десантур только ухмыльнулась.
   К третьему запросу она приложила подробный разбор фальшивого инфопотока и новой симуляции, рассчитанной с помощью солипсического вируса. Ванда даже не стала указывать на лакуны, они и так торчали как незабитые гвозди.
   На сей раз ответ пришёл часа через два. Ванду мягко повлекло в инфир, сопротивляться она не стала и очутилась в безликой переговорной. Простой стол, два неудобных стула, переговорщик. Тоже безликий; кто-то нацепил стандартного аватара. Впрочем, имя и должность подтверждены: Сой Рукинов, заместитель губернатора Черванны по вопросам трансляций.
   Мужчина осмотрел Ванду со скучающим видом и кивнул в знак приветствия.
   -- Ванда Тея Керн, торговец?
   -- Верно. А вы?
   -- Сой Рукинов, можете звать меня просто Сой.
   -- Доброго дня, просто Сой.
   -- Успешны ли сделки, длинны ли чеки, Ванда Тея Керн?
   -- Я не из ганстеров, Сой.
   -- Ах, да... Мы давно не видели у себя коробейников из ваших краёв. Чем торгуете, офеня Керн?
   -- То тем, то этим. Обычно выперцами. Морожеными.
   Сой Рукин закаменел лицом и явно подумал нечто нефиричное.
   -- Поня-я-ятно... Так зачем вы беспокоите губернатора? Планета наша невелика, каждый человек на счету, и Томас Кин Латти сейчас очень занят -- руководит восстановительными работами. Вы наверняка знаете, нашу мирную планету недавно атаковали агрессивные чужие и нанесли огромный ущерб. Всё население Черванны трудится без устали и героически...
   -- Да-да, я знаю. В связи с этими печальными событиями я и запросила информацию.
   -- А каким путём к вам попала та, гм, плохо структурированная линия событий?
   -- Добрые приятели поделились. И на пакете была печать вашего губернатора.
   -- Приятели, вот как. Но вы же понимаете, губернатор не сам готовит такую информацию. Наши наблюдательные станции были разрушены во время атаки, мы потеряли множество опытных и ценных специалистов. Нынешний персонал набран из новичков и студентов, они ещё навыки толком не успели загрузить, потому ошибки неизбежны, -- пожал плечами заместитель по вопросам трансляций.
   -- Отсюда и запрос на уточнение. Ошибок слишком много, надо бы исправить.
   Сой Рукинов помолчал.
   -- Информация конфиденциальная. Решение о её передаче принимает лично губернатор. Я могу попробовать организовать вам встречу с Томасом Кин Латти дней через четырнадцать.
   -- Слишком долго. Кому она будет нужна, через две недели?
   -- Двенадцать.
   -- Через декаду во Внешность придёт Добровольческий флот ОКСН и ваша информация уже протухнет.
   -- Десять.
   -- Информация нужна срочно, Сой!
   -- Одно тёплое слово может на полгода согреть, Ванда Керн, а вот излишняя настойчивость между добрыми друзьями во Внешности не принята. Быстрее недели не выйдет.
   -- А кто тут друзья? -- искренне удивилась Ванда. -- Друзья не оставляют союзников наедине с кривыми данными.
   Рукинов умолк надолго. Наконец принял решение и качнул головой:
   -- Значит, не договорились. К сожалению, я должен вернуться и помочь губернатору в решении важных вопросов. А ваша активность будет фильтроваться, я вынужден оградить домуса Латти от лишнего беспокойства по незначительным проблемам.
   Он коротко кивнул и инфир растаял.
   Ванда выслала на пробу пяток разных писем, все они вернулись с пометкой отказа в доступе. Прямого адреса губернатора Черванны у неё не было, а послания в офис -- фильтровались. Впрочем, даже прямой адрес ничего не гарантировал, чёрный список есть чёрный список, он один на все контакты. Да и Сой Рукинов не выглядел мальчиком на глайдерке, раз уж сумел мгновенно построить искинов-секретарей.
   Тут нужен серьёзный инструмент. Топор. Или молоток. Ведь ясно каждому грегу: если надо постучаться -- возьми кувалду побольше, а нет -- сделай вид, что есть и ломись ещё наглее!
   Но молотка у Ванды нет, да и вар-танер не даст. Царкин об этом сказал прямым текстом. У кого бы занять молоточка?
   Девушка надолго задумалась, потом просветлела лицом.
   ...Боевой группой "Нардорера" командовал шторм-адмирал Герхард Геттер Тоффлер, и это было необычно. Штормирал -- это сотня лет успешной и активной службы, и не в тылу или штабах, а на передовой -- Периметр, нули или даже фронт бойни с очередными чужаками. Штормиралу прилично выдать мобильную базу, а не какой-то авианосец с батальоном пехоты и полусотней москитов. Но, что есть, то есть, Герхарду Тоффлеру дали "Нардорер", да и то не весь, а подчинили лишь боевую группу. Впрочем, адмирал не жаловался, а значит -- видел перспективы. Или ему было наплевать, за сотню-то лет ко всему привыкнешь.
   Когда-то адмирал прошёл через десантурный колледж и, по слухам, не забыл о прошлом, на что Ванда питала определенные надежды.
   Ванду Тоффлер принял быстро, то ли скучал, то ли имел виды на офицера с неопределённым статусом.
   Шторм-адмирал оказался высок, костист и сух. И очень прям.
   -- Не люблю маркетинг. Вот так ходят, вынюхивают, а потом лучшие люди пропадают!
   -- Пропадают, одер?
   -- Напрочь пропадают! Уходят в маркетёры. Мозгами шевелить, кря их возьми!
   -- Согласна, одер штормирал! Мне тоже маркетинг не по душе.
   -- Не нравится мозгами шевелить? -- с подозрением сощурился адмирал.
   -- Временно прикомандированная от Департамента*, одер! А так-то я десантур.
   -- А! Вот оно что... Я-то думал, откуда у Царкина такая боевая ба... гхм... Ну, десантур десантуру надкрылья* не откусит... Чего хотела, лейт?
   -- Мне нужен полный дрилл-квад, одер.
   -- Вы там с ума сошли, в своём маркетинге? -- спокойно спросил адмирал, тут же забыв о том, что Ванда -- десантур. -- Квад это тридцать рядовых, командир, два электрика и семь человек из группы тяжёлого оружия.
   -- Никак нет, одер штормирал! Это минимальная потребность!
   -- Зачем вам дрилл-квад, штат-лейт?
   -- Сходить в гости, одер!
   Адмирал склонил голову к плечу.
   -- В гости.
   -- Да, одер. Необходимо громко постучаться!
   -- Штат-лейт, вам подсунули самогонку из прокисших выперцов.
   -- Со всем уважением, одер, но из выперцов разве что шашлык готовить.
   -- Вы уверены, лейт? Мне вчера ваш начальник заливал баки, что самогонка из... гхм...
   -- Не уверена, одер.
   -- Ладно, зато честно. Значит, врал ваш начальник, кря его поперёк... -- адмирал нахмурился. -- Людей не дам.
   -- Тогда... выдайте сорок комплектов брони дриллеров и какое-нибудь вооружение. После операции всё возвращу, одер!
   -- Да зачем это тебе?!
   -- Постучаться, одер!
   -- Броня. В гости. Постучаться. К кому?
   -- К одному из губернаторов. Он задолжал мне немного полезной информации.
   -- А он сам-то об этом знает?
   -- Пока нет, одер!
   Адмирал пошевелил седыми бровями. Похоже, намечалось развлечение.
   -- Тебя ведь формально вывели из штата Департамента?
   -- Именно так, одер.
   Герхард Тоффлер с интересом хмыкнул: если что, Флот -- в стороне.
   -- Скинешь мне запись, лейт.
   -- Так точно, одер!
   -- Свободна.
   Из инфира Ванде упал пакет с разрешением на получение брони и легкого оружия. Девушка отправилась в сторону казарм боевой группы, раздумывая: звать ли на помощь Карского или обойтись официальными каналами. Видеть Ингвара не хотелось, но он был необходим.
   Как бы и дело сделать и от встречи увильнуть?
   Не вышло. Лейт дриллеров торчал у входа в казармы, ждал Ванду.
   -- Дед прислал задачу: обеспечить тебя бронёй и вооружением.
   -- И тебе привет, мыльный змей.
   -- Кто бы говорил!
   -- Мог бы и подождать!
   -- Не сверли мне мозг, саранча, -- поморщился Карский. -- Давай разберёмся с задачей, на меня сегодня всякого разного навешали.
   Ванда вспомнила Соя Рукинова и кивнула.
   -- Тебе обязательно боевые скафы или пойдут тренировочные?
   -- Боевые. Надо показать квад во всей красе.
   -- Да кто из этих землероек поймёт, а так бы я тебе быстро напечатал и... Ладно... -- Карский выставил ладони, увидев выражение лица Ванды. -- Закажу со склада боевые. Через полчаса доставят прямо на корабль. Оружие только лёгкое, тяжёлого Дед не разрешил.
   -- Хорошо. Буду благодарна, если подкинешь два командирских скафа. И ещё мне кое-что надо уже от тебя: перекинь мне отпечаток искина, ну, одного из тех самых, которых ты тренируешь по ночам.
   Дриллер только поморщился, но кивнул.
   -- Хороший ты парень, скотина такая! -- треснула его по плечу довольная Ванда.
   И ушла.
   План исполнялся, наглые внешники получат по сусалам. Чего ещё желать?!
   Ингвар смотрел ей вслед и не мог решить: а точно ли ему это надо?
  
   - - -
  
  
   Контейнер опаздывал и потому бежал вприпрыжку.
   Он дробно простучал по палубе, подпрыгнул и плюхнулся прямо в распахнутый "Деллой" грузовой портал в верхней части корабля, заняв место в трюме напротив ящика с гильотиной и зверями.
   Ванда позвала близнецов и вместе с ними пошла разбирать груз. Вскрыла контейнер, вытащила коробку сублимированного скафа и бросила ее на пол; броня надулась, поднялась, прошлась туда-сюда по трюму, подключилась к локальной магистрали массопередачи, насосалась воды и принялась вариться. Сорги наблюдали с интересом, привычные имперские скафы проходили инициацию иным порядком.
   Девушка поворошила пакеты в контейнере, нашла близнецам командирские скафы и скинула инструкцию по активации и настройке.
   -- Это теперь ваше... временно. И никаких мне живодрамных художеств! Запомните -- вы теперь дриллеры, а значит и цвет скафа должен быть флотский.
   -- Скукота, -- протянул Энтос.
   -- Зато защита неплохая, седьмой уровень, -- не согласился Энван.
   Энтос презрительно фыркнул, от большого ума сунул руку в полуготовый скаф, ошпарился и принялся облизывать пальцы, недовольно шипя и подвывая.
   Ванда с досады только плюнула и ушла. Из-за идиота Энтоса у неё разболелась голова и настроение упало в ноль. И пока сорг не восстановит обваренные пальцы, у Ванды будет колоть в висках и дергать руку.
   Капитан пеллаты и формально -- вольный торговец -- добралась до рубки, проверила статус корабля, заказала заправку водой и техническими жидкостями, прикупила на всякий случай пару стандартных пакетов чистых материалов и отправила запрос на расстыковку.
   Она уже давно ждала этого -- когда, наконец, пуповина обязательств и подчинения порвётся, и появится возможность уйти в свободный поиск.
   Вот, настало.
   "Синеглазка Делла" осторожно выплыла в пространство, разогналась и нацелилась на первую точку по маршруту, двойную звезду в семи световых от Ольсатера. До Черванны -- около семисот световых и Ванда планировала проделать их за неделю, благо по дороге нашлась пара подходящих Врат.
   Десантур активировала сканирующие системы и из каждой угольно-чёрной точки на поверхности пеллаты поползли гибкие криволинейные конструкции -- смахивающие на рассечённые вдоль конусы. Корабль тут же приобрёл вид этакой здоровенной шишки, у которой встопорщилась чешуя. Всех возможностей корабля Ванда показывать внешникам не хотела, потому сканирующие системы выдвинула едва ли на треть. Но и этого достаточно. За десяток минут искин набрал нужную статистику, Ванда погрузилась в расчёты навигации, подправила вектор разгона и пеллата ушла в прыжок.
   Позади осталось пространство Ольсатера наполненное деловитым шевелением землеройных барж, вспышками перерабатывающих комплексов фабрикатт и фабрикарров, солидными перемещениями патрульных эскадр, маневрами шустрых гражданских челноков, долгими разгонами пузатых фрейтеров, дрожанием инфира вокруг гигантских цитаделей, сиянием кольца Адамантовой Змеи с ярким бриллиантом Розы.
   А у края системы вспыхивал маяк региональных Врат, пропуская на струну всё новые и новые корабли, а то и целые конвои.
   Самые осторожные бежали из Внешности.
  
  
   * * *
  
  
   < Тота из трансляции "Слухи на рынке" >
   "В кассационную войну между Семьёй Слаутов из Верхнего Круга и шестью Семьями из Среднего Круга по дополнительным соглашениям вступили ещё пять семей из Среднего Круга. На стороне Семьи Слаутов выступили Семья Тресковичей и Семья Ги-Ана из Верхнего Круга.
   Рейдерские действия развернулись в пространстве скоплений у восточного края Лазурного сектора 2 и практически остановили торговлю и логистику около региональных Врат во Внешность. Собрание Гансты объявило о временном ограничении движения в прилегающих к Вратам скоплениях для военных кораблей иных государств во избежание страховых случаев и непредвиденных убытков.
   Цены на основные ресурсы показывают существенную тенденцию к росту. На рынок выставлены неизвестные ранее объёмы ресурсов, однако заметного влияния на тренд они не оказали.
   Информации об итогах переговоров Малой Биржи и Совета Обороны на рынок не поступало. Суммы в контрактах на инсайдерство по данным переговорам выросли в среднем на 74%"
  
   < Тота из трансляции "Вопросы Внешности" >
   "Союз Фабрикантов заявляет о завершении формирования Единого флота. Как утверждают инсайдеры, в его состав вошло до шестидесяти мобильных баз и около пятисот кораблей сверхтяжёлого класса.
   Союз Фабрикантов также объявил о создании единого управляющего органа для подконтрольных Союзу территорий Внешности -- Совета Обороны. Как считают местные трансляторы, мы наблюдаем рождение новой человеческой империи. Кто в конце концов её возглавит -- неизвестно, но на время войны, предположительно, сохранится коллегиальное управление.
   Сообщают о крупных сделках среди Минералиссимусов, об активных дружеских слияниях и силовых поглощениях. Аналитики осторожно предполагают, что основная масса фабрикатт и фабрикарров сосредоточится в руках трех десятков семей.
   Поставки мобильных баз из наличия Флота Зелёной Арки пока не завершены.
   Только что поступило первое указание от Совета Обороны: информация о потерянных системах и мобилизационных мероприятиях с этого момента считается закрытой и более недоступна трансляции"
  
   < Тота из трансляции "Инфоцентрал ОКСН" >
   "Добровольческий флот ОКСН из-за конфликта на территории Торговой Гансты поменял порядок движения. Те корабли, которые ещё не добрались до региональных Врат на территорию Союза Фабрикантов, отправлены маршрутом через Зелёную Арку.
   К настоящему моменту одобрение нового маршрута от канцелярии Короля-Древо не получено, но Курия ОКСН выражает уверенность в едином понимании правительства Зелёной Арки и Курии ОКСН необходимости действий во имя осуществления союзнической поддержки единочеловеческой деятельности"
  
   < Тота из трансляции "Глас Древнего" >
   "Старая Империя не комментирует слухи о передвижениях своих флотов. Старая Империя не комментирует слухи о начале широкой расконсервации так называемых сублимированных кораблей.
   Старая Империя не комментирует слухи об отправке специального представителя Древнего Императора к Королю-Древо Зелёной Арки и специального представителя к Собранию Гансты"
  
   < Квота из трансляции "Скачущий по деньгам" >
   "-- ...А новости-то сыпятся одна другой солоней!
   Землеройки до того пересра... пугались, что забыли былые вольности и собрались могучей кучкой, объявив Внешность новой империей. Да не просто языком по зубам прошлись, а немедленно сляпали общий флот да учредили ярмо себе на шею, Совет, ишь, Обороны!
   Теперь два десятка самых пронырливых будут командовать остальными и попробуй чего вяк-вяк -- вмиг в твоём золочёном пенале образуется дырка и ты выскочишь любоваться пустотой в одних труселях.
   Но запомните эту квоту, через год или два эти проныры скоропостижно перемрут, образуется двое-трое самых ушлых, вот они и начнут руками водить, да указывать кто и чем владеет. Не-е-ет, ни разу ещё империя не рождалась без большой крови, вспомните хоть сантасов...
   А вот заваруха у торгашей случилась в самый паскудный момент и фирится мне со всех точек: ту кашку помешивает большая друзяшка с самой вершины. С такой острой вершины, что аж зад колет той друзяшке, не может этот выперец усидеть спокойно.
   Что же делать в сей ситуации нам, маленьким и пушистым инвесторчикам? Да всё как обычно: покупать на падениях и продавать на подъёмах. Кто купил минеральчики полгода назад, тот сейчас пускает пузыри на гребне волны. Кто ждал лучшей цены -- булькает в глубине. А кто до сих пор жабится вытащить свои триллиончики из длинного, тем советую брать контейнер на кладбище, пока там дёшево.
   В наше время кредиты падают, а вот чистяк радует разгоном и прыжками.
   А! Сё моя жгуча: кто шевелил извилиной в прошлый раз, тот успел дёрнуть за хвост удачу! Мне тут навалило радостных пакетов -- друзяшки хвастают шустрым умом и пониманием, успели цапнуть ближние кладовки.
   Ну да ничего, вселенная велика и всем нам там хватит места где грызть личные норки. Главное -- слушать умных, типа меня, и не толкаться ушами.
   И вообще, слушайте меня, друзяшки, из дырявого мешка Гансты мы вытрясем ещё немало звонких кругляшков, их сейчас будут щемить с трёх углов, не будь я сам Великий Хвостатый Скачущий По Деньгам!"
  
  
   В те времена Конгрегация еще не прошла через Обновление.
  
   Распространение любой информации о каталитических тегродинах нулликативно запрещено согласно Алтайскому соглашению. О вашем интересе поставлен в известность Департамент Основ Расы. Ожидайте прибытия специалистов Службы Клининга. Не сопротивляйтесь. Не сопротивляйтесь.
  
   Вы нуллифицированы специалистами Службы Клининга и ваш формат сознания помещён в активный архив на 3х10^14 лет. Вам предоставлен доступ к 2х10^9 паттернам мышления бунтарей, смутьянов и террористов. Приятного чтения. (Прим.: паттерн Царя Снигги исключён из списка доступных для прочтения.)
  
    Якорная система -- одна из двух систем, в которых заякорена гиперструна Врат.
  
    Гиперсфера -- условная сфера радиусом 24,77 световых, с центром в точке, относительно которой строится гиперсфера. При расчёте навигации конкретного корабля используется его условная гиперсфера, зависящая от максимальной дальности прыжка этого корабля.
  
    РВП -- расчётное время прибытия.
  
    Драссы -- одна из высокоразвитых рас, исчезла до широкого распространения людей в галактике. Ходят слухи, что Сантас Самалантис скрывает на своей территории небольшое поселение драссов.
  
    Департамент -- в ОКСН много департаментов, но если название департамента не упоминается, то имеют в виду Департамент Основ Расы.
  
    Надкрылья -- для десантуров это боевая система транспортировки. Под крыльями понимают систему спасения. Интересно, что у дриллеров наоборот, крылья -- система транспортировки, а система спасения как таковая не предусмотрена и не имеет отдельного названия.
  
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

НОВЫЕ КНИГИ АВТОРОВ СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Сирена иной реальности", И.Мартин "Твой последний шазам", С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"