Подымов Владлен Владимирович: другие произведения.

"Червоточина. Граница событий", 1 книга, 1 глава

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:


   Владлен Подымов
  
   Бастер-драфика
   "Червоточина: Гиперистория галактики"
   "The Wormhole: Galactic Hyperhistory"
  
   Драф первый
   "Граница событий"
  
   Лирик под девизом
   "Жить в эпоху перемен"
  
   Инфир
   theWH.ru
  
  
  
  
   Времена стояли крупные, историю творили щедрыми мазками, окуная кисть то в золото, то в кровь.
   Полотно событий удалось на славу. Оживив картину светом волшебного фонаря времени, мы увидим, как золотые нити звёздных троп иногда тускнели и набухали тяжкой венозной кровью -- то из тьмы неизведанного космоса появлялись чужие и пробовали людей на излом. Но человечество без устали рождало героев, спешило жить и дерзать; оно вновь и вновь захватывало пространство, обращая рдяные нити в злато.
   Поначалу человечество прозябало в виде малой горсти систем, рассыпанных по галактическим рукавам, но минул десяток тысячелетий и этот край звёздного океана наполнился суматошными существами, создающими из кратких людских жизней нечто вечное.
   Вечность отливали в прихотливые формы. Древний Император построил корабль-флот, способный защитить Старую Империю от атак чужих; Собрание Торговой Гансты скрепило обитаемое пространство прочными стежками тысячелетних контрактов; Король-Древо взрастил пятьдесят храбрых сыновей и пятьдесят милосердных дочерей, которые стали надёжной опорой для одной из ветвей рода людского; Сантас Самалантис обрели чаемую ими Роелеву и наконец-то влились в кипящий котёл человечества; и даже именуемый Престиллиуном нежданно для себя и с безмерной честью достиг своей цели.
   Это было время ярких открытий и великих достижений; время, которое позже назовут Рё Шаол -- Эпоха Жизни. Но в истории любой жизни есть финал, гаснут даже звёзды, умирают и бессмертные.
   Рё Шаол закончилась с Неизбежностью.
  
  
   Е-Тай Назарович
   "Атлас гаснущих звёзд"
  
  -- ГЛАВА ПЕРВАЯ
  
  
   12784 год Основания Мира, февраль.
   Один час до точки Неизбежности.
   Внешность, синий сектор 2.
   Система за пределами Союза Фабрикантов.
  
  
   -- ...Что-то не так. Ведь это же бомба!
   Бомба внушала. На взгляд Аксёна Лайса она тянула минимум на сотню миллиардов тонн. Минимум. И это он ещё не всё рассмотрел.
   -- Кому-то хана, -- задумчиво протянул Аксён. -- Но вот кому?
   Жиденькая астероидная группа, плывущая в пространстве между пятой и шестой планетами, изумляла. Астероиды выглядели странно, на экране дальнего сканера каменюки двоились и дрожали, как дрожит горизонт в жаркий полдень. Показания сканера говорили о таких богатых залежах руд тяжёлых металлов, что аналитический искин сам себе не верил: всё проверял, перепроверял, ревизовал и верифицировал спектры излучения.
   Настоящий клад, -- решил Аксён. Очень, очень вкусно и столь же опасно. Добыть это сокровище, доставить в обитаемые миры, и -- одни разорятся, другие прикупят себе ещё одну долю империи. Может и он, Аксён, купит...
   Отступив к центру рубки, он вызвал карту. Надо всё толком рассмотреть.
   Потратить время стоило, ведь к большому сокровищу следует приближаться с осторожностью. Чем слаще плод, тем больше рядом пчёл. Вот и тут, система хоть и далека от наезженных путей, но люди могли здесь побывать. У найденного клада уже мог быть хозяин.
   И собаки. Собак могли оставить -- волкодавов, гончих... и всяких других тварей с хорошим нюхом, крепкими зубами и мощными фазерами. Пока стражей не видно, но если действовать небрежно, без ума -- вцепятся, жадно захрустят костями, сожгут в пепел. И -- всё, конец понадеявшемуся на авось авантюристу.
   А с таким призом, с такой бомбой, -- даже опытные пилоты могут не сдержать азарта. Рванут ближе, дабы всё рассмотреть, оценить будущую прибыль, взвесить на весах мечты грядущую шикарную жизнь, и -- вляпаются в ловушку, если она там есть.
   И ведь та непременно подготовлена.
   Аксёну надо её увидеть. Увидев же, -- найти способ избежать.
   В себе и в корабле Аксён был уверен: и без того удачный проект малого рейдера на верфи полностью поменяли под заданные требования. От прежнего проекта оставили только корпус и отличный генератор маскирующего поля, заменили движки на более скоростные, улучшили энергетику и соорудили обширный трюм. И -- провели полнейшую автоматизацию, теперь всем корабельным хозяйством ведала целая орава искинов. Из людей на рейдере только он, Аксён Лайс, опытный капитан и сработавшаяся команда в одном лице.
   -- Мудрец! -- позвал он предводителя искинов. -- Двигай к тому астероидному скоплению, надо его осмотреть. Едем на одну десятую, не ближе.
   Рейдер на тихом ходу двинулся в нужную сторону, форсажные камеры втянулись в корпус и грелись едва-едва. Осторожность -- способ неплохо сэкономить, а то и остаться в живых.
   А пока... Аксён повёл рукой и голографический объём карты распахнулся на всю ширину помещения, показав доступную сканерам часть местной звёздной системы. Аксён привык работать с картой так, по старинке, без внутренней виртуализации. Многие пилоты предпочитали валяться в ложементах, натянув на лицо экран, а то и подключив карту напрямую к мозгу.
   Но -- не Аксён.
   Дальнее одиночное путешествие таит в себе особый риск -- за десятки и сотни дней, когда из собеседников лишь главный искин, а имперские инфирные * трансляции потерялись в звёздном шуме, не так-то просто сохранить стабильность разума. Легко утонуть в своём внутреннем мире, в виртуальном пространстве корабля, в сотнях нитей поточного общения с искинами. А потом, вынырнув на потрепанном корабле у ближайшей пустотной станции, и явившись перед местными -- нечёсаным, запаршивевшим, с бородой до пояса, разучившимся говорить, и от того невнятно мемекающим, -- ловить изумлённые и опасливые взгляды.
   Вот и приходится бороться. Общаться голосом с искинами, хотя прямое соединение куда быстрее, пользоваться древним способом работы с голографической картой, шевелить руками, ходить ногами, глядеть глазами... -- тут Аксён ухмыльнулся. В древние времена пустотникам приходилось бороться с невесомостью, отсутствием гравитации, а вот он борется с невесомостью разума, ломает излишнюю простоту слияния с корабельным техномиром.
   Заодно -- полезно лишний раз над собой посмеяться. Это избавляет от заносчивости, что при случае может спасти жизнь. Вот и сейчас удалось отбросить мысли о триллионах тонн тяжёлых металлов; настало время осторожно и аккуратно работать.
   Расчётливо и точно, как и должно опытному пилоту-пустотнику.
   ...После прибытия к астероидам Аксён остановил корабль и вчитался в показания пассивных сенсоров. Маскировочное поле снимать не рискнул. Ни к чему, надо всё сделать тихо и аккуратно. Так и будет, муха ухо не подточит.
   -- Ага... -- Аксён принялся двигать фильтры настроек сканеров, ведь из-под маскировки сложно выглядывать в большой мир. Тут изрядно вспотеешь, пока в ситуации разберёшься. -- Мудрец, давай помалу вперёд.
   Постепенно картина раскрывалась всё полнее и аналитический искин начал выдавать обоснованные предположения. Предварительные оценки подтвердились: астероиды удивительно богаты тяжёлыми металлами.
   Нашлось и странное.
   Аксён в недоумении перебирал пятна объектов на сканере:
   -- Хм, в основном палладий, иридий, осмий, немного циркония и горсть других элементов. Что скажешь, Мудрец? -- искин промолчал, его дело -- управление кораблём, а решения -- за капитаном. -- Так, а тут что... платиноиды и цирконий. А здесь? То же самое!
   Проклятье! Не бывает астероидов с таким точным совпадением в химическом составе. Значит, эту космическую мелочь уже нашли и вовсю потрошат, сбрасывая готовые слитки. А добытый материал пока не вывозят -- или готовят большой вооруженный конвой, или планируют дополнительно заработать на обрушении рынка, выставив сразу крупную партию. Вот ведь... руку им на плечо!
   Неудачно.
   Хотя, это как сказать! Да, сокровище уплыло из-под носа. Но если выяснить, кто именно тут копает, эту информацию можно передать семье -- пусть родственники заработают на колебаниях рынка. А что хорошо семье, то хорошо Империи. Аксён считал правильным поддерживать родину.
   -- Ладно, Мудрец, ещё ближе. Остановись в одной сотой.
   Аксён поднял из центра рубки ложемент. Разлёгся в нём и теперь внимательно разглядывал изображения приобретающих все более четкие очертания астероидов и таких же огромных слитков металла. В картине чудилось странное, но -- что? не понять. Ну да ничего, сейчас рейдер подберётся ближе и найдет шахтёрские корабли. На землеройное корыто хорошую маскировку не поставить -- тут уж или копать, или в прятки играть.
   До космических булыжников стало уже рукой подать, искин накопил данные и количество перешло в качество. Рядом с каждым объектом развернулся целый список информации. Астероидов не оказалось вообще. Сплошь чистый металл. Похоже, астероидную группу срыли напрочь, сбросили полукилометровые слитки и теперь ушли копать куда-то ещё. Вот только пространство оказалось подозрительно чистым: нет привычных по шахтёрским выработкам облаков пыли и газов.
   Вот то, что тревожило Аксёна!
   Всё странное и неизведанное в дальнем космосе таит в себе опасность, эту истину Аксён познал на собственном опыте. И потому сейчас крутил и вертел в сканерной симуляции слитки металлов, прикидывая общие параметры, ища малейшую зацепку. Чтобы действовать дальше, надо узнать, что тут происходило, какова ситуация нынешняя, и во что всё это выльется.
   Где искать землеройные баржи? Где хозяин клада и чем он занят? А охрана?
   Но на сканерах лишь громадные отливки.
   Масса, размеры, скорость, ускорение... Ускорение?! Что за четверть! Аксён ткнул пальцем в объект и тот развернулся в отдельном окне. Выглядел слиток обычной металлической чушкой, этакой грубовато формованной пирамидой. Ничего особенного, разве что поверхность темновата, для палладия-то.
   Но ускорение?! Откуда?
   Здесь же стабильная гравитационная точка, одно из тех мест, где за миллионы лет астромеханика звёздной системы накапливает астероидный и кометный мусор. И всё собранное пребывает в относительном покое, вращаясь вокруг звезды по стабильной орбите. Для такого большого ускорения нужно приложить внешнюю силу... и -- прямо сейчас!
   Аксён вскочил с ложемента и распахнул окно еще одного слитка. Сравнил. Такая же форма: усеченная пирамида с небрежно отлитыми гранями, очень похожа на результат работы крупного шахтёрского комплекса. Сличив все объекты, Аксён убедился: те сходны как близнецы, да и скорость, ускорение, направление движения -- тоже совпадают.
   Металлические болванки разгонялись. Медленно, но неуклонно.
   А ведь не болванки!.. -- осознал Аксён. Сходство велико, но и отличия существенны; громадные перерабатывающие комплексы, дробящие в пыль астероиды размером с горные хребты и рожающие из стального чрева металлические горы, не могут похвастаться особой точностью. Их слитки грубее, а химический состав неоднороден и зависит от содержания руды в сырье.
   Тут же -- совпадающий химсостав, пирамидальность формы выражена ярче, грани правильнее, рёбра острее. Форма казалась смутно знакомой и тревожащей, хотя Аксён готов был спорить: ничего подобного он не видел в странствиях по краям обитаемого пространства. Но подсознание предъявило особое мнение: из глубин памяти всплывали смутные, давно забытые образы...
   Давно... Забытые?!
   Тут в глазах Аксёна потемнело, и вселенная завертелась. Он с трудом удержался на ногах; стоял и глубоко дышал.
   Текли слёзы. Тошнило.
   Сердце судорожно билось, рвалось из груди, кишки крутило...
   -- Что за... четверть? -- прохрипел Аксён. -- Медик!
   -- Показатели здоровья в норме, -- неуверенно откликнулся искин. -- Отмечаю повышенную активность мозга.
   Ноги Аксёна задрожали как от страха. От страха?! Леденящий ужас соседствовал со столь же безмерным изумлением.
   Что происходит?!
   Надо бежать.
   Что?!
   Надо бежать. Бежать. Бежать. Бежать.
   Ноги подкосились, Аксён с размаху грохнулся об пол, рассадив бровь и расквасив нос. Обдирая лицо об шершавый металл, оставляя за собой кровавые следы, рыдая и кашляя, капитан корабля извивающимся червём пополз к выходу из рубки.
   Где-то там есть реактор и гиперпривод. Надо включить реактор и гиперпривод. И реактор. И гипер. И реактор... и бежать. Быстро. Бежать быстро. Сейчас немедленно. И сейчас.
   Аксён ударился лбом в комингс люка, с трудом поднялся на колени, уцепился за стену и заставил себя встать. На подгибающихся ногах поплёлся, а потом и побежал по коридорам корабля. Вселенная раскачивалась; расчерченная тёмными полосами и строчками неразличимых надписей. Мир мутнел -- глаза капитана захлёстывали слёзы и кровь, и не было времени утереть их. Надо бежать.
   Бежать. Немедленно сейчас. Впереди выход. Немедленно. Бежать.
   Реактор и гипер. Гипер. Реактор. Мир сузился до двух мыслей.
   Нет, трёх. Надо бежать.
   -- Капитан, жду указаний, -- глухо, как сквозь вату, донеслось из внешнего мира.
   -- БЕЖА-А-АТЬ!
   -- Не понимаю, капитан.
   Аксён пришёл в себя... где-то. Стоял, упершись лицом в стену, перед глазами -- кровавый отпечаток ладони. Его отпечаток, его кровь. Ужас выл, рычал и бесновался внутри, но изумление в эти мгновения пересилило. Аксён вырвался из тисков трёх мыслей и теперь, утирая дрожащими ладонями кровь с лица, пытался понять: да что же он творит?!
   Зачем ищет реактор? Чтобы включить. Но реактор включен! Да? Энергия в накопители набирается? Да! Достаточно для прыжка? Куда? Куда-то. Неважно куда. Отсюда. Прыжок отсюда. Надо.
   Немедленно сейчас!
   Тёмная жуть хлестанула удушающей волной и Аксён побрёл в корму, к реактору. Остановился. Управлять реактором можно из рубки. Но в корме ручное управление, оно надёжнее. Опять потащился в корму. Остановился. Какое -- ручное?! Откуда на рейдере ручное управление системами?! И никогда ничего не ломалось на этом клятом корабле! Прыжком можно управлять из рубки! А навигацией и энергетикой занимаются искины. Какая разница, откуда отдавать им приказы?!
   Бежа... -- и внутренний голос заткнулся.
   Через миг вновь потемнело, цвета поблёкли и мир расчертили серые полосы, а по ним хлынули строчки синта *. Чужого, непривычного синта. Вначале -- обыденного. Затем -- странного. А позже -- исковерканного. Абсурдного. Бессмысленного...
   Аксён не понимал такого синта, но что-то внутри него -- отлично им владело, жило им. И теперь оно горячей скороговоркой шептало, истошно вопило, надсаживаясь -- кричало, жалко умоляло и рыдало от страха...
   ...откликнулись искины.
   -- Маскировочное поле отключено, -- прогрохотал голос Мудреца.
   -- Расчёт навигации выполнен.
   -- Разгон по направлению...
   -- Энергии достаточно для прыжка. До прыжка тридцать секунд. Двадцать девять, двадцать восемь...
   -- Обнаружено внешнее сканирование.
   Одно желание поглотило Аксёна без остатка:
   -- Бежать! Спасаться! Снова и снова! Немедленно сейчас! Удрать еще глубже! Туда, где нет и не буде...
   ...а потом он умер.
  
  
   - - -
  
  
   Свет. Ослепительное давящее сияние. И голос. Мягкий, женский.
   -- Раз, два, три... Архив распакован успешно. Настройка произведена успешно. Общее восстановление успешно. Раз, два, три... Имя. Вас зовут Аксён И-Жан Калин-Каражич Лайс?
   Царапающий горло хрип. В глотке поселилась семья кирпичей.
   -- Да...
   -- Какое имя вы предпочитаете?
   Кирпичи в горле стали чуть меньше.
   -- Лайс... Аксён Лайс.
   -- Хорошо. Клонер * Аксён Лайс, вы успешно восстановлены в нашем центре. Корпорация "Белластра", город Тавой, планета Истармина, скопление 336-840, Федерация *, сектор оранжевый 3, рукав Стрельца.
   Камни в горле рассыпались песком и скользнули в пищевод. Лайс закашлялся. Кармин и изумруды исчезли из поля зрения, нежный голос послышался уже сзади.
   -- Простите, это стандартная процедура. Через минуту все неприятные ощущения исчезнут и мы включим вам общее управление организмом.
   Песок разбежался по всему телу, царапая изнутри ноги и руки. Особо злые песчинки принялись за пальцы на ногах. Аксён закусил губу -- было чертовски больно.
   -- Пожалуйста, потерпите, -- проворковала всё та же невидимка, -- еще тридцать секунд.
   Песчинки превратились в гвозди и принялись прорываться к поверхности. Тело Аксёна выгнулось и задергалось как от электрических разрядов. Он захрипел невнятное. И тут боль исчезла, наступило блаженство. Клонер плавал в бесконечном сияющем тумане, слышалась тихая музыка, а всё тело постепенно затопляла тёплая волна... вот она уже горяча, как песок на экваториальном пляже, вот она нестерпимо обжигает... ж-ж-жёт как сука!!!
   Свет мигнул. Мигнул ещё раз. Аксён прикрыл глаза в третий раз. Управление веками включили, значит -- работает всё. Веки обычно подключают последними, сразу после кишечника. Техникам зачем-то нужны постоянно открытые глаза пациента во время восстановления. Что-то они видят там нужное, видят, но не признаются.
   Послышались мягкие щелчки. Руки и ноги освободились от захватов. Лайс моргнул, повернул голову, осмотрелся, ухватился руками за специальные рукоятки, подтянулся и сел. Взглянул вниз, на живот. К счастью, никаких ненужных следов. А то бывало, бывало... Включение тела иногда приводит к определённым последствиям. Очень уж оно -- тело -- хочет жить в момент восстановления, непроизвольные реакции бывают обескураживающими.
   К счастью -- ничего.
   Уже увереннее Аксён окинул взглядом помещение. Оно оказалось непривычно маленьким, четырёхметровая капсула восстановления занимала солидную часть площади. Стены очень светлые, почти белые, с легким тоном зелени, и на них там и тут в странном, но гармоничном порядке разбросаны цветные пятна, потолок чисто белый, светящийся -- фирменный стиль всех центров корпорации "Белластра". Прямо перед клонером, метрах в шести, виднелась широкая распашная дверь, сейчас закрытая.
   Справа к ложу приблизилась девушка, одетая в стандартный комбинезон медика, того же очень светлого салатового цвета. Теперь Аксён мог оценить не только яркость помады и малахитовую зелень глаз, но и фигуру в целом. Фигура внушала уважение... и вызывала те самые непроизвольные реакции. Либо девушка потратила массу денег на косметическую лепку, либо удивительно щедро одарена от природы. Медичка явно не из стецов *, не буну и не саоран *, а какой-то совсем иной, не имперской, расы -- бледная кожа, яркие алые губы и зелёные глаза.
   На высокой груди блестела серебристая табличка с именем -- Ани Тренк.
   Тут Аксён наконец-то вспомнил, что сидит голым и отвёл взгляд. Девушка необидно хихикнула и положила клонеру на колени пакет с одеждой -- такой же стандартный комбез, но уже вполне привычных попугайских расцветок, популярных нынче во многих имперских мирах.
   -- Одевайтесь, господин Лайс, а я пока подожду снаружи. С вами хочет поговорить наш главный специалист.
   Аксён с треском разорвал пакет и замер. Что-то в происходящем казалось совершенно неправильным, но осознать неправильность удалось только сейчас. После восстановления всегда так, шестерни в мозгах крутятся медленно, и что тебе сказали -- понимаешь далеко не сразу. Иногда даже тупишь по полчаса над самыми простыми фразами.
   Впрочем, за несколько часов такое состояние проходит.
   Аксён поднял руку.
   -- Подождите, Ани.
   -- Да?
   -- Я восстановлен на территории Федерации? Оранжевый сектор... два?
   -- Оранжевый три.
   -- Я же заключал контракт на установку клона не здесь...
   Девушка молча кивнула. Аксён потёр лоб и скривился, вспоминая.
   -- Сейчас... погодите. Да, зеленый сектор шесть, недалеко от региональных Врат на территорию ОКСН *. Это было в Старой Империи *!
   -- Да, -- девушка вздохнула и нахмурилась. -- Это вы обсудите с управляющим нашего отделения. Одевайтесь, господин Лайс, и через полчаса вы сможете задать вопросы.
   Она указала Аксёну в угол комнаты, там стоял стол, рядом с ним диван и несколько удобных кресел. В той же стороне виднелась и дверь со знаком гигиенического помещения.
   -- Располагайтесь, скоро к вам подойдут.
   И -- вышла, одарив напоследок внимательным взглядом.
   Аксён посидел немного, бездумно рассматривая цветные пятна на стенах и пытаясь поймать в голове хоть одну завалящую, но полезную мысль. Охота была неудачна -- за свою долгую жизнь он ни разу не слышал, чтобы восстанавливали не там, где установлен клон. Махнув рукой на пустоту чердака, Аксён принялся одеваться. И даже это простое действие подзатянулось -- руки и ноги казались чужими, он три раза промахнулся ногой мимо штанины и едва не упал.
   На полу рядом с капсулой нашлись и крепкие мокасины сине-оранжевой расцветки. Мужчина осторожно присел, и попытался их надеть.
   И тут в голове Аксёна сверкнула мысль! Напала и треснула дубиной. Неизвестно, где она пряталась, но Аксён так был ошеломлён, что упал на колени. Руки и ноги не слушались.
   Чужие. Чужие!
   Чу-жи-е!..
   Кровь получила ударную дозу адреналина, Аксён метнулся на четвереньках в сторону гигиенички. Вскоре рассматривал себя в зеркале и чувствовал, как от облегчения начинают дрожать ноги. Отражение рисовало привычную физиономию: сорокалетний на вид белый мужчина, со слегка азиатскими чертами лица, бритым черепом, узкой черной бородкой с тонкими усами, светло-оранжевыми глазами с темной сеточкой зрачка, и бледно-фиолетовые губы, -- не писаный красавец, но всё своё.
   Что произошло?! Как могло случиться: он восстановлен не в Старой Империи, а в Федерации?! Полная ерунда, такого не бывает! Или пока он, Аксён, мотался в пустоте далеко за пределами обитаемого космоса, началась война, на Империю напали чужие и уничтожили планету с офисом "Белластра"?
   Чёрт. И там последний корабль Аксёна и банковские счета.
   Час от часу не легче.
   Но... Нет, не может быть! Там не просто обитаемая планета, а один из крупных центров цивилизации, ведь торговые пути через региональные Врата поднимают экономику всего скопления. Система битком набита цитаделями и орбитальными крепостями, такую оборону не взломать.
   Нет, в гибель планеты Аксёну не верилось... Здесь иное, какой-то дурной сбой в давно налаженном механизме платного бессмертия от "Белластра". Но если так, то "Белластра" должна всё исправить: предоставить билет до родных краёв, может и штраф какой выплатить. Как жаль, что мозги сейчас всмятку, толком ни ситуацию обдумать, ни контракт почитать...
   Клонер выбрался из гигиенички, плюхнулся на диван, набрал на столе заказ и вскоре дул через соломинку молочный коктейль. Почему-то именно витаминизированный молочный коктейль помогал быстрее прийти в себя после восстановления. А работающие мозги сейчас нужны, ой как нужны!
   В этом офисе "Белластра" напиток оказался с привкусом ананаса и чего-то необычного, травяного. Федерация...
   Полчаса пролетели быстро, и вот, дверь раскрылась, пропустив двух мужчин. Один из них явный главспец -- тот же врачебный светлый комбез, но табличка золотая. А вот второй выглядел не в пример солиднее и серьёзнее -- крупное тело, жесткое лицо, закутан в пышную расшитую галабию, на левой руке широкий технобраслет с огромным синим валастом *. Короче -- шишка, и довольно колючая. Таких людей Аксён видел немало и обычно они связаны или с неприятностями, или с барьерами, за преодоление которых надо изрядно заплатить.
   Когда шишка умостила чешуйки в кресле и сложила руки в замок, а главспец суетливо пристроился в другом кресле, Аксён понял: неприятности, барьеры и ещё гадкое.
   Управляющий неожиданно приветливо улыбнулся:
   -- Господин Аксён И-Жан Калин-Каражич Лайс, приветствуем в нашем отделении корпорации "Белластра". И хотя причина нашей встречи довольно печальна, выражаем надежду, что вы были довольны услугами "Белластра". Я -- Жак Ион Ширкен, управляющий отделением, а это, -- тычок пальцем в сторону соседнего кресла, -- наш главный специалист. Имя его не имеет значения, можете звать "господин Врач".
   Начало оказалось забавным. Чуть-чуть раскрутившиеся с помощью молочного коктейля мозги Аксёна отметили одну странность: Ширкен сказал "были довольны", а не "будете довольны". Вроде и мелочь, но важная.
   -- Насколько помню, у меня оплачен ещё один клон, -- осторожно начал Аксён. -- И меня интересует причина, по которой...
   -- Да, да! -- перебил Ширкен и вцепился в технобраслет. -- У вас оплачен клон.
   Он обернулся к "господину Врачу" и велел:
   -- Рассказывай.
   -- Видите ли, в чём дело, -- боязливо и поглядывая на начальство, начал тот, -- в процессе приема вашего архива... вы понимаете... в момент смерти сознание упаковывается в архив, и потом оно, в общем, передаётся к нам. И тут случилась неожиданная, гм, сложность...
   Вот и барьеры, -- подумал Аксён.
   -- ...гм, сложность, да. Ваш архив не приняли в Старой Империи. То есть, его приняли, но он оказался неполным. Да что говорить, туда добралось едва ли десять процентов от вашего архива! Так не бывает, но... гм... случилось.
   Врач взмахнул руками и затараторил:
   -- Но у нас дублирование! Точнее, резервирование! И несколько офисов, получили! И мы тоже! У нас самый полный архив! И мы решили...
   Небрежным движением руки шишка в галабии остановила поток.
   -- Главный офис передал нам на исполнение ваш контракт, -- сказал Ширкен. -- В Старой Империи восстановили бы пускающего слюни идиота. Вы же не хотели стать идиотом?
   -- Возможно... Но я так понимаю, возникли ещё какие-то проблемы.
   Местный босс вздохнул, помолчал и раздвинул губы в фальшивой улыбке:
   -- Да, пожалуй.
   -- И вы не могли передать мой архив в Старую Империю?
   -- Нет. Или оживи... восстановить вас тут, или -- нигде. Вы недовольны?
   Аксён помолчал. Шестерёнки крутились и перегревались. Несмотря на богатый опыт, полностью понять ситуацию не получалось. Слишком необычна, да и башка пока варила откровенно плохо. Меньше часа с восстановления -- тут и гений проявит интеллект на уровне муравья. Не зря Аксёна так шустро взяли в оборот. Спасали только наработанные за годы жизни схемы общения.
   -- Я... доволен тем, что... восстановление удалось. Но контракт выполнен не полностью.
   Управляющий мрачно ухмыльнулся.
   -- Корпорация "Белластра" это франчайзи. Если у вас претензии -- обращайтесь в офис, где заключали контракт. Здесь ничего не выгорит. И вообще...
   Он повернул голову в сторону соседа и тот начал говорить, в этот раз медленно и аккуратно подбирая слова.
   -- В процессе распаковки архива выяснилось... что он не совпадает с тем архивом... который создан в момент смерти. Некие процессы протекали даже в архиве... и меняли сигнатуры. В некотором смысле... это нарушение контракта... с вашей стороны. Вы обязались не производить никаких... э... изменений сохранённых паттернов мышления. Никаких эго-дополнений или автономных модификантов.
   Ширкен поднял палец и господин Врач умолк.
   -- Короче, -- управляющий брезгливо ткнул в Лайса, -- у вас в мозгу что-то шевелится. И наши технологии... И мы не хотим иметь с этой гадостью никакого дела.
   Аксён будто оглох. В мозгу не шевелилась ни одна мысль.
   Врёт, скотина, -- наконец решил Аксён, -- ничего у меня не может шевелиться, даже мыслей никаких нет, -- подумал он. -- О, кстати, мысль!
   -- Откуда здесь мой клон? Ведь генетический материал остаётся в том месте, где клона устанавливали. То есть там, в Старой Империи. Вы что, за пару секунд притащили оттуда моё тело? За тридцать тысяч световых? Или за те же секунды создали?
   Ширкен закаменел и упёрся ледяным взором в Лайса.
   -- Господин... Лайс, -- зло прошипел управляющий. -- Наши возможности -- коммерческая тайна. Ещё вопросы?
   -- Так что насчёт оплаченного клона? У вас обязательства.
   -- Но есть обстоятельства. И суд вы проиграете, уж поверьте. Неустойку за расторжение контракта мы перечислим, это пять тысяч кредитов.
   -- Установка клона обошлась в семьсот тысяч.
   -- Ещё раз скажу, у нас -- франчайзи. Подайте в суд на то отделение, вдруг отсудите чего? А с нами тяжбу затевать бесполезно. Больше того, ваш архив сознания принят не полностью, и в суде мы легко докажем: вы не Аксён И-Жан Калин-Каражич Лайс, а совсем иной разумный.
   -- Вот оно как, -- Аксён едва удержался чтобы не выругаться, впрочем по его лицу собеседники и так всё поняли.
   Жак Ион Ширкен пожал плечами:
   -- Вы должны признать: эта проблема не нашего филиала. Мы вас восстановили, хотя спокойно могли отказаться. И все расходы из нашего кошелька, а не имперских партнёров. Вообще, еще трое суток можете жить здесь на полном пансионе. Считайте это подарком. Оцените -- не гоним вас голым на мороз, даже денег отсыплем. Ведь у вас нет счёта в Федерации?
   Аксён помолчал. Скотина в галабии права: счетов в местных банках нет, и это беда. Здесь Аксён промахнулся, надо было завести счёт хотя бы с небольшой суммой.
   -- Хорошо. Я вас услышал.
   Жак Ион Ширкен величественно поднялся, за ним вскочил и главспец.
   -- Господин Аксён И-Жан Калин-Каражич Лайс, я рад, что вы пользовались услугами корпорации "Белластра". К сожалению, корпорация "Белластра" больше не сможет быть вам полезна. Спасибо за понимание.
   Аксён молча смотрел на него.
   -- И если вдруг у вас возникла идея насчёт иного применения наших возможностей, -- сухо произнес управляющий, -- то вынужден разочаровать. Наши... технологии, работают только так, как работают. Иного применения у них нет. И хорошо что так, иначе нас бы уничтожили.
   Он помолчал и направился к выходу. За ним поспешил и медик.
   На пороге комнаты управляющий задержался. Выставив подчинённого за дверь, Ширкен плотно прикрыл створки и обернулся к Аксёну.
   -- На вашем месте я бы поторопился. Вы живы лишь благодаря моей ошибке, -- неохотно признал управляющий. -- Ошибся, да. Неверно рассчитал последствия. Что-то происходит не только в вашем сознании, некоторые мои подчинённые тоже... зашевелились... если вы понимаете, о чём я.
   Аксён кивнул. О, да! Он понимал.
   -- Не думал, что в нашем заштатном филиале есть люди... от заинтересованных сторон. Но, видать, никто не верит в ограниченность... технологий "Белластра". Пауки сидели и ждали... -- Ширкен сделал паузу. Сказал, как сплюнул: -- И вот, дождались.
   Он вышел. Аксён остался один.
   Шевелится, значит?!
   Надо бежать.
  
  
   - - -
  
  
   -- Покидаете нас? Так рано? -- Ани Тренк стояла у выхода на улицу.
   -- Да, тороплюсь. Дела, дела... сами понимаете, от смерти забот полный чемодан.
   Девушка усмехнулась.
   -- Что же, удачного пути. Вы оказались моим самым необычным пациентом.
   -- Спасибо, и вам хорошей жизни и никаких четвертей * рядом. -- И Аксён всё-таки решился: -- Скажите, Ани, какова ваша раса?
   -- Ай-ай! Такие вопросы женщинам не задают, -- Тренк рассмеялась. -- Но всё же отвечу: я из рантаров. Нас мало, но мы существуем.
   Клонер мысленно хлопнул себя по лбу. Рантары! И тот теракт на столичной планете Сантас Самалантис *! Давнее дело, задолго до рождения Аксёна...
   -- Простите, не стоило спрашивать.
   -- Так-так, боитесь? Нас многие боятся.
   -- Не в этом дело... Причин вашего конфликта с сантасами * никто не понимает, а люди гибнут.
   Ани посмурнела.
   -- Да. Никто. Даже многие из нас. Но некоторые считают... ладно, -- она рубанула рукой. -- Слышала, вам выдали пять тысяч кредитов и все?
   -- Господин Ширкен проявил неслыханную щедрость.
   -- Могу ссудить немного, тысяч двадцать-тридцать. Доберётесь до Империи -- вернёте долг.
   Аксён задумался. Предложение интересное, тысяч за восемнадцать можно купить древний, но рабочий челнок, а остаток потратить на дорогу до региональных Врат в Старую Империю, или в ОКСН, где у Аксёна небольшой счёт. Но... паранойя против, она стучала копытами и царапалась. Сейчас никто не знает анонимного счёта, на который "Белластра" скинула отступные. Даже "Белластра" не знает, так уж устроена эта механика. Но если одолжиться, то счёт раскроется, и платежи с него специалисты легко проследят. А нужные люди у рантаров найдутся, совершенно точно. Пятисотлетней давности убийство Императора Сантас Самалантис приписывали именно рантарам.
   А еще есть спецы у сантасов, -- оскалилась паранойя. И стоит ли вешать себе на хвост их службу безопасности, в нынешней-то ситуации?
   Нет, к черту!
   -- Знаете, Ани, я решил пожить в Федерации. Денег мне пока хватит, я слышал, что тут средняя зарплата около трех сотен в месяц?
   -- На планетах -- да. Но вы же не останетесь здесь, на шарике? А в пространстве расходы другие... да вы отлично знаете.
   Девушка откровенно усмехалась. Ну да, жить в Федерации на пять тысяч и никакого желания вернуться в Старую Империю. Верю-верю.
   Аксён молча развёл руками, на что Ани Тренк кивнула и ушла. Клонер же выбрался на улицу и направился по тенистой аллее в сторону станции местного лайна *, постаравшись выкинуть из головы чужие проблемы и интриги. Пачкаться в деньгах рантаров и заводить врага в виде целой империи -- на такую глупость мог пойти только впервые живущий. Разменявшему четвёртую сотню лет клонеру это не подходило, он всегда старался заводить полезных друзей, а врагов... врагов -- таких, чтобы долго не жили.
   Офис корпорации "Белластра" располагался в центре огромного парка. Корпорация из зажиточных, полная монополия на рынке услуг дистанционного спасения сознания. И вот, выкупили огромную территорию и насадили парк вокруг представительства. То ли такое скромное очарование денег, то ли ограждали клиентов от плебейского внимания однажды живущих.
   Черт! Аксён сбился с шага и остановился.
   А ведь теперь он ничем не отличается от однажды живущих. Всё, закончились рискованные полёты по задворкам галактики и пробежки по краю фиолетового сектора. Теперь, разорви его накрест, только высокие системы * и мирные, скучные дела.
   Проклятье, что за четверть! Остаётся гнить сотню лет на планете или безопасной станции?!
   Аксён в бешенстве проломился сквозь ограждающие аллею кусты и ринулся вглубь парка. Бежал долго, парк оказался огромным. Упав под большой дуб, мужчина замолотил руками по земле.
   Ненавижу! Ненавижу! Ненави...
   А кого?
   Клонер с трудом припомнил огромные тёмные пирамиды. Те медленно разгонялись в сторону... в сторону... куда?! На этом месте в памяти зияла дыра. Незадолго до смерти Аксёна искин успел рассчитать примерные траектории и выдал результаты сканирования. И тут же началась необъяснимая дрянь -- когда капитан в ужасе носился по своему кораблю как курица с отрубленной головой.
   Мужчина вздрогнул -- даже сейчас слабые отголоски той ледяной удушающей жути заставляли холодеть руки и неметь горло. И ведь, казалось бы, чего там страшного? Даже если пирамиды -- корабли чужих... Да, опасно. Очень опасно, вон и рейдер походя спалили.
   Но -- бояться! Чего?
   Убили? Ничего, дело житейское. За сотни лет Аксён привык, что желающих убить всегда вдосталь, и некоторым даже удаётся. Хотя, сейчас придётся переменить всю стратегию жизни. И тактику. Умирать нельзя, предки не поймут... руку им на плечо *!
   Аксён перевернулся на спину и уставился в такое далёкое-далёкое небо, которое теперь стало ещё дальше и куда опаснее.
   Нужен план. И деньги. И напарник. Нет, не напарник, -- команда! В одиночку больше нельзя. Съедят-с.
   О шевелящемся клонер старался не думать. Не горит.
   Пока не лезет наружу -- так и чёрт с ним.
  
  
   - - -
  
  
   Как ни смешно прозвучит, но до сих пор в Федерации Аксён не бывал. Да-да, за сотни лет жизни и не посетить одну из восьми человеческих империй? Но -- факт. Всегда находились дела в более интересных краях, а Федерация казалась слишком скучным местечком.
   Даже сложно с чем-то сравнить, ведь та же Ламахария * занимательнее, хотя корабли там строят по тысячелетней давности проектам: грубые, тяжёлые и неповоротливые, как древние чугунные утюги, а население настолько законопослушно, что люди едва строем не ходят. Аксён мысленно усмехнулся, вспомнив свою единственную поездку в Ламахарию и полученные впечатления.
   А Федерация... что, Федерация? Эта империя казалась серым пятном на карте обитаемого пространства. Потому Аксён без кредита в кармане и оказался, кстати, -- и подумать не мог, что сюда попадёт.
   Вот есть интересные государства, и среди них первая -- Империя! Старая Империя, разумеется. Но родина она и есть родина: там даже если и нет ничего особенного, всё равно найдёшь повод радоваться и гордиться. А если совсем нечем, то стиснешь зубы, и -- создашь причину. Сам. Своими руками.
   Второй в личном аксёновском рейтинге шла ОКСН. Эти фанатики-отморозки, с их идеей об едином человечестве и постоянной готовностью пойти на смерть, были симпатичны Аксёну. В конце концов, он носил гордое имя Калин-Каражичей *, и даже после крупной ссоры и разрыва с семьёй, в глубине своей остался членом родового клана: помнил о нём, тайно помогал, если было чем. А характером пошёл скорее в безбашенных Калин, чем осмотрительных Каражичей. Вот и нашлось схожее в душе имперца и у не знающих тормозов граждан ОКСН.
   А в затылок тем дышала Зелёная Арка *. Удивительное общество; Аксён не был до конца уверен, что аркианцев можно считать людьми, но корабли предпочитал брать именно в Арке. А что? Дёшево и сердито. Корпус крепкий, оружие мощное. Правда, искины Аксён ставил только староимперские, а щиты производства ОКСН.
   Зато возможность вырастить корабль полностью под себя, учесть все тонкости задумок и идей, -- решительно меняла всё. Нет сейчас у Арки конкурентов в таких вещах; нет и когда ещё появятся! За долгие годы Лайс выбрал двух мастеров, у которых и заказывал корабли. Иногда приходилось ждать год-другой, пока нужный человек освободится, ведь корабелы Арки редко сидели без работы.
   И ничего не поделаешь, такова Арка.
   Конечно, в Торговой Гансте * можно найти любые корабли, даже самые редкие и особенные. Но там не найдешь выстроенного только под тебя, под твои желания. Да и цены... Цены! О, ЦЕНЫ! Это песня на высоком аркесте *. Чтобы описать тамошних барыг, Лайсу, верно, надо бы добраться до пятого уровня аркеста, не меньше. На первом ругань слишком скучна, груба и весьма матерна. А на третьем-четвёртом, поди, можно так облаять ганстеров, что сойдёт за комплимент.
   Даже улыбались бы, твари, слушая.
   Увы, Аксён сумел подняться только до второго уровня аркеста. Скорее, его знание аркеста можно назвать полуторным, если бы существовало такое понятие. А теперь улучшить навык явно не светило, перспективу заполучить долгую жизнь клонер оценивал достаточно трезво.
   Впрочем, и руки опускать не спешил.
   Кстати, вспомнив о тварях, Аксён вспомнил о Сантас Самалантис, и немедленно постарался о ней забыть. Ибо слухи об этой империи ходили разные. Настолько разные, что даже ему, клонеру с большим жизненным опытом, бывало не по себе. Да и ни к чему дразнить тех, кто за спиной. Может, врут слухи, а может, и нет. Жизнь теперь одна, а тут еще рантары поблизости крутятся...
   Короче, к четверти!
   Рассуждая таким образом, Аксён не забывал выполнять составленный в парке план. Лайном отправился от центра восстановления до ближайшего космопорта, заплатив за дорогу всего десятую долю кредита. А в порту задумал прикупить дорожных вещей и найти способ срочно покинуть Истармину. Желательно, подешевле, а то и вовсе бесплатно: слишком узок кошелёк.
   Кстати, о кредитах.
   Наземные цены шокировали. Аксён отвык от такого уровня цен. В пространстве не называли сумм меньше сотни кредитов. Все -- дилеры кораблей, продавцы воды, поставщики оборудования, жуки из техобслужки -- у всех цена кратна ста. Плюнуть нельзя, чтобы сотенную не выложить. В общем, жизнь наземника дешева, если не вспоминать о скромных наземных же заработках. Баланс, однако.
   Покинув станцию лайна, Аксён добрался по переходу до здания космопорта. Никаких красот лайна увидеть так и не довелось -- труба и есть труба, что под землёй, что над землёй. Соврал, соврал путеводитель по Тавою, который удалось бесплатно выкачать из инфира еще по дороге к лайну. Потому из стеклянной кишки перехода клонер вышел хмурым, в его состоянии любая мелочь расстраивала.
   И тут начались странные чудеса.
   Для начала -- к Аксёну бросились все рикши в пределах видимости. Нет, Аксён и так был уверен в личной исключительности. Но такой сервис! За это можно простить все, даже общую серость Федерации. Выбрав рикшу, -- причём, помстилось, что тот подлетел даже раньше, чем позвал Аксён, -- приказал:
   -- В магазин "Всё путём". Ближайший.
   Рикша лихо развернулся и мгновенно разогнался так, что пассажира вдавило в сиденье. Дорожка оказалась свободной, изредка проносились встречные рикши. Длиннейшее здание терминала сжалось и показалось маленьким. На периферии зрения мелькали размытые от скорости силуэты людей, рекламных надписей, какие-то цветовые пятна. Натуральный калейдоскоп! Самое странное, что Аксён совершенно точно успел заметить пару фирменных логотипов "Всё путём", но рикша у тех магазинов не остановился. Иногда через поле зрения клонера пролетали и какие-то серые ленты с надписями, вызывая смутное беспокойство. Прочитать надписи не удалось, слишком быстро те исчезали.
   Тем временем рикша с заносом вошёл в поворот, замелькали бутики, кафешки, и какие-то невнятные, но ярко сверкающие пеналы. Еще пара поворотов, и Аксён высадился у магазина. Скинув рикше оплату, прошёл внутрь и остановился в задумчивости.
   Почти сразу же перед ним сконденсировался торговый интерфейс. Выглядело это забавно: возникло белёсое облачко, из него пошел дождь, а из водяных капель сложилось переливающееся жемчугом лицо молодой симпатичной женщины.
   -- Чем могу помочь, господин Лайс?
   Аксён в изумлении приподнял бровь. Вот так-так! С анонимностью в Федерации явные проблемы. На закрытость счёта надеяться не стоит... Может, и заём стоило принять?
   -- Мне бы два набора путешественника. Недорогих. Один в чемодане, другой в саквояже.
   -- Сколько планируете потратить? -- лукаво улыбнулась мультяшка.
   -- У вас тут наземная зона или уже пустотная?
   -- Увы, наземная, -- огорчилась мультяшка, -- потому больших денег с вас не возьмём.
   -- Тогда давайте на десять кредитов.
   -- А может на сотню, господин Лайс? Те наборы куда качественнее.
   -- Вы точно наземная?
   -- Сейчас-то -- да, а раньше видела звёзды! Эх, вы и представить не можете, как я по ним тоскую!
   Проклятье, -- подивился Аксён, -- с каждым годом они всё умнее. Куда только смотрят Ревнители Разума? Ещё немного, искины вновь перешагнут рубеж разумности, и что тогда? Очередное восстание машин или новый Токайдский Конструктор *?!
   -- Хорошо... пусть будет пятьдесят. Но предлагайте самое лучшее!
   -- Следуйте за мной, о великий господин!
   Мультяшка обрела не только лик, но и фигуру в топике и коротких штанишках, и направилась вглубь магазина. Аксён последовал за ней, старательно отводя взгляд от соблазнительно двигающихся бёдер. Недавнее восстановление давало о себе знать: разумные искины уже не казались дурной идеей. По крайней мере, вот эта искиночка очень даже... разумно устроена! Особенно, э...
   Тьфу, четверть!
   Аксён помотал головой, отгоняя неразумные и, увы, неосуществимые соблазны.
   В отделе готовых наборов он выбрал чемодан с саквояжем по вкусу. Содержимое стандартно, потому внутрь даже не заглядывал; взял, какие по дизайну понравились.
   Повинуясь команде мультяшки, чемодан и саквояж запрыгнули на стол.
   -- Пожалуйста, приложите ладони к ручкам. Они должны запомнить хозяина.
   Аксён взялся за ручки и немедля накатила дурнота, перед глазами промелькнули тёмные ленты и какой-то текст. Клонер вцепился крепче и навалился на чемодан, тяжело дыша и хрипя.
   Ноги дрожали. Постепенно головокружение проходило.
   -- Вызвать медрикшу, господин Лайс? -- мультяшка выглядела встревоженной.
   -- Нет... не надо. Обычного... Позовите обычного, я поеду... дальше.
   -- Он ждет у входа.
   Аксён расплатился и покинул магазин. На выходе, действительно, стоял рикша, похоже, тот же самый. Мужчина устроился на сиденье, чемодан и саквояж взобрались на соседнее.
   Клонер потер руками лицо, пытаясь взбодриться. Что это?! Неужели причина в не полностью полученном архиве?! Но время не ждёт. План должен исполняться. И пора решать: брать пенал здесь или отправиться челноком на ближайшую станцию? На станции со связью проще, но на планете расходы меньше.
   Победил кошелёк, и рикша развернулся к жилому кварталу.
   Там Аксён взял первый свободный пенал. Тот оказался большим, метров тридцать площадью, на которой разместились удобный лежак, длинный стол вдоль стены, белый куб повара-фабрикатора и белый же цилиндр гигиенички. Пустые стены зелёного цвета, никаких окон-экранов. Всё как у людей, ничем не отличается от староимперских пеналов. А вот в Арке они иные. Но там и люди другие. С корнями.
   Впрочем, эту шутку в Федерации точно не поймут.
   Аксён завалился на лежак, нашарил в изголовье экран, нацепил на голову. Багаж устроил небольшую толкотню у входа, но быстро обустроился под кроватью.
   Перед тем как занырнуть в инфир, клонер решил просто поваляться и собраться с мыслями. Положение у него сейчас хуже императорского: со всех сторон стволы и добрые улыбки. В то, что "Белластра" его просто так отпустит, верилось с трудом. Однако -- отпустили. А вот маркетинг Федерации уже должен знать о происшествии, их кроты уж точно откопали себе норки на верхних этажах "Белластра". Про Старую Империю и говорить смешно, центральный офис корпорации именно там.
   Но -- тихо. Никаких маркетёров * со шмаллерами за дверью. Никаких странных случайностей, хотя поведение рикши и настораживало. Вообще всё подозрительно мирно.
   Случилось невероятное и никому не интересно? Так не бывает. А в любой сомнительной ситуации делай ноги. Сначала подумай, а потом ноги. Думать -- можно пропустить. Ноги обязательны. В конце концов, тасовать мысли можно и на бегу.
   Бежать. Бежать. Бежать.
   Тьфу! Аксён глубоко вздохнул и попытался взять себя в руки. Да что это с ним? Никогда ничего не боялся. Хотя, да... В те времена был бессмертным, мог рассчитывать на лёгкую смерть и быстрое возрождение. А теперь всё иначе. Но и маркетинга бояться бессмысленно, скорее всего Аксёна ведут дистанционно. Нацепили паучка, да хотя бы брызнули паутину на одежду, выданную в "Белластра", и ведут.
   Поэтому надо сваливать с планеты, как можно быстрее. А денег -- смех, меньше пяти тысяч. Билет на три прыжка, и то, если повезёт. Далеко не убежишь. Да и паучок на рейсовых кораблях спокойно будет треки слать. А значит... надо найти корабль и человека, готового этим кораблём поделиться.
   Вот так, взять и поделиться.
   Можно наняться пилотом, но смысла нет. Клонера-то с руками оторвут, дадут денег и хороший процент. Отличный процент, владельцу корабля меньше достанется. Хотя, смотря какая посудина попадётся. Но деньги и проценты хороши в другой ситуации. А сейчас, отрабатывать контракт и летать по известным маршрутам, -- никак нельзя. Жизненно необходима свобода передвижения.
   Остаётся вариант с кораблём, который кто-нибудь по доброте душевной отдаст Аксёну. Маленькую такую лайбочку, способную проскакать по Вратам пятнадцать тысяч световых. А еще лучше -- без Врат, чтобы паучков с гарантией скинуть.
   Клонер ухмыльнулся и скользнул в инфир.
   Четырьмя часами позже Аксён уже не был столь весел. Пока он наворачивал круги вокруг звёзд на краю Союза Фабрикантов *, ситуация в остальном Империуме * кардинально поменялась. Неизвестно откуда вдруг взялась нервная движуха, за последние дни корабли вздорожали, доступных корыт на вторичном рынке почти не осталось, продавались лишь корпуса напрямую с заводов -- голяк и кругляк, как шары для бильярда.
   И в рабочих контрактах царил ажиотаж -- хватали всех, но контракты заключали только долгосрочные. Открытые предложения на особые работы практически отсутствовали, в разделе "Прочее" висели одноразовые заказы на всякую чухню в этой же системе, что категорически не устраивало.
   От трансляций тоже оказалось мало толку. Никто ничего не знал. Ведущие изощрялись в гипотезах, инфирники издевались над ведущими. Аксён пересмотрел все важные тоты и квоты за последние дни, но ничего не нашёл. Топ новостей как назло переполнен ОКСНовскими напыщенными бреднями про величие человека, суровым молчанием Старой Империи и предвыборными дрязгами Федерации. Ламахария варилась в собственной кастрюле и не особенно интересовалась остальной частью Империума. Арка, вроде бы, затеяла колоссальную сделку с Внешностью. Ганстеры, как обычно, что-то мутили по-крупному и хвастались ростом продаж. Продаж чего? -- спросил бы дотошный инфирник, и узнал бы: -- всего. Всё отлично раскупалось, если верить коробейникам, и это самая важная новость.
   С досады Аксён вернулся к разделу найма. На сей раз задал рамки пошире, в пределах десятка прыжков. Понятно, денег на билет не хватит, но проблемы надо закрывать по мере поступления: сначала найти корабль, а уж потом думать как до него добраться.
   Подходящее предложение нашлось только после увеличения охвата до четырнадцати прыжков. Мозг уже горел от мегатонн информации, тысяч и тысяч имён, созвездий и планет. И потому мелькнувшую строчку Аксён едва не пропустил. Признаться -- пропустил, но та упрямо задержалась в центре экрана.
   На первый взгляд объявление оптимизма не внушало. Древний и ржавый крейсер, который переделали в мусорщика. Ну, хоть оборудование для пустотного демонтажа и ремонта современное. Прыжковый двигатель вполне приличный. Щиты унылые, вооружение -- воробьёв пугать, но есть система маскировки. Тоже унылая, но есть. В целом -- обычный "салорез" *, с претензиями на дальние маршруты.
   Хозяин искал партнера с лицензией пилота и навигатора. Искал второй месяц. Что и не удивительно, учитывая, в каком состоянии корабль; в него обычному человеку придется вложить столько же денег, сколько стоит само корыто. И только тогда можно куда-нибудь отправляться, не рискуя развалиться по выходу со станции.
   Но Аксёна ремонт корабля не пугал. Не раз оказывался в ситуациях, когда есть только живой он, полудохлая жестянка и ни четверти больше. Ничего, выползал. А тут совсем курорт -- на "салорезе" стоят пустотные ремонтные модули. Это надо вообще быть планетником, чтобы не суметь их правильно применить.
   Ещё раз перечитал объявление. Ну да, владелец -- планетник и есть.
   Аксён открыл регистрационные данные по мусорщику: старенький, да и лицензия на использование через два года заканчивается. Если владелец продление не оплатит, отберут корабль, переработают и вернут чистыми материалами. Строй, что хочешь! ни в чём себе не отказывай. А что половину материалов заберёт переработчик, так то дело обычное. Нечего на развалюхах летать, и тем мешать экономике развиваться!
   Но это только на руку, положение у хозяина затруднительное, торговаться долго не должен. Аксён быстро набросал письмо владельцу корабля, особо остановился на том, что автор письма -- клонер, и отправил. Через час получил ответ, отбил квиток и отправился смотреть маршруты.
   Ситуация не радовала. Лайнеров на маршрутах хватало, но подходящих мало. Аксён же искал самый дешёвый чартер, даже товарняк для мороженых выперцов сойдёт. Пару суток на холоде потерпеть, а дальше -- станция, где ждёт демонтажник. Ах, будущая конфетка, гроза космических свалок!
   Ржавый "салорез" сиял и манил. Цены на билеты загоняли в меланхолию.
   Через два часа поисков Аксён сдался. Лежал и бездумно рассматривал самое дешёвое предложение. Ехать придётся едва ли не стоя на голове другого такого же бедолаги, туалет три раза в сутки по расписанию, еда только та, которую с собой возьмешь, никакого душа за трое суток.
   Девятнадцать тысяч.
   Клонер гипнотизировал взглядом сумму. Та не поддавалась.
   Так что там с идеями по решению поступающих вопросов?
   На краю зрения открылось окошко и побежали строчки синта. Трансляционный пакет, установленный Аксёну едва ли не при рождении, докачивал обновления из инфира. Дело привычное, любой клонер или пилот, способный оплатить такой пакет, потом настраивал его по вкусу. Аксён разрешил пакету качать обновления в планетарных зонах, так выходило дешевле. Обычно окошко мелькало буквально на пару секунд, а сегодня обновление затянулось...
   И тут он забыл про пакет -- условия маршрута изменились. Цена упала вдвое. Ещё вдвое. Последовательно она менялась, то падая, то возрастая, но явно приближаясь к некоему пределу. Вместе с ценой преображался и маршрут -- одни Врата замещались другими, один прыжок превращался в два, список станций разворачивался и сворачивался, каждый раз названия были иными. Имена кораблей пролистывались так быстро, что слились в светлую полосу.
   Но вот строчки замерли и ниже цены воссияла надпись "Скидка 99% нашему девятимиллионному пассажиру!". Аксён недоверчиво хмыкнул: за всё приходится платить, а за скидки -- особенно дорого. И -- нажал надпись.
   Появился билет. Вполне приличный грузопассажирский трамп, отдельная крошечная каюта с гигиеничкой, меньше двух суток в пути, отправляется через пару часов. Дорога с одной промежуточной станцией. Две тысячи восемьсот кредитов.
   Рояль, -- подумал Аксён, посчитал Врата по маршруту и понял, -- нет, не рояль. Мышеловка. Вот и привет от маркетинга. И ведь придётся лезть. Желательно найти мышь и подталкивать её впереди себя.
   Но грызунов поди найди. Есть чемодан, саквояж и он -- Аксён Лайс, старая глупая мышь первого уровня.
   Придётся лезть.
  
  
   - - -
  
  
   Трамп отстыковался от орбитального терминала и ушёл в первый прыжок. Аксён свернул инфирное окно и принялся обустраиваться в каютке. Теперь есть время подумать и подготовиться к последующим событиям.
   Первое, что сделал -- достал аптечку и хорошенько с ней поработал. Когда всё, что отделяет тебя от смерти, это аптечка, поневоле научишься некоторым хитростям и начнёшь собирать рецепты. Аптечку из стандартного набора "Всё путём" изготовляли без изменений уже тысячи лет, и была она упрощённой версией военной, из набора для Флота Старой Империи. А Флот -- непременная часть жизненного пути любого мужчины из семьи Калин-Каражичей, Аксён прослужил чуть ли не половину столетия.
   Короче, рецепт подошёл. Аксён вместо обычного седативного препарата получил довольно странную смесь, которая на время подавляла эмоции. Если употреблять регулярно, то эффект усиливался многократно и мог стать постоянным. А это сейчас важно -- эмоции сейчас лишние, план на дальнейшую жизнь должен быть чётким и реальным, ведь цель -- известна, и достичь её непросто.
   Закинув в рот две таблетки, запил водой из пакета и принялся рыться в саквояже. Саквояжный набор немного отличался, там нашлись полезные мелочи, в том числе -- шприц с пятью базовыми имплантами. Обычная дешёвка, которая рассасывается за неделю, но сейчас и они пошли в дело.
   Клонер поморщился и загнал шприц в шею. Прибор щелкнул. Пройдёт пара часов, импланты приживутся и Аксён сможет легче вспоминать некоторые старые события, доставать из кладовых памяти упакованные архивы, и вообще -- начнёт чуть быстрее соображать.
   А может... -- тут Аксён даже скрестил пальцы, -- старые данные помогут восполнить лакуны в архиве посмертном. Что вряд ли. Но некоторая надежда есть.
   До сих пор имплантами Аксён не увлекался: дед не раз говорил, что в любой момент можно оказаться голым и босым, и рассчитывать надо лишь на то, чем одарила природа, генкоррекция и собственные тренировки. Импланты важны для молодых и однажды живущих -- те гонятся за каждым процентом скорости изучения навыков, а таким форматным как Калин-Каражичи то без нужды...
   Да у Аксёна сейчас даже ничего не стояло на изучении. Вообще ничего. Всё нужное и так знал, остальное считал излишней тратой для исследователя периферии обитаемого пространства. Всё-таки тамошний риск не сравнить с риском в центральных секторах.
   Обидно же купить навык четырнадцатого уровня, который стоит как аркианский линкор, поставить на изучение и потерять во время смерти. Когда дело дошло до таких дорогих навыков, Аксён ситуацию прикинул и начал пользоваться староимперскими тренажёрами -- древними, как глиняные кирпичи, безнадёжно устаревшими и невероятно надёжными.
   Но если всё пройдёт нормально и Аксён получит корабль, то нужно набирать команду. На таком старье наверняка искинов мало: навигационный, инженерный, да и всё. Команде придется покупать нужные наборы навыков и чипов. Обучать людей потребуется быстро и эффективно, ведь время это не деньги, это время.
   И вот ещё проблема: Аксён летел на станцию "Паретида", но ничего о ней не знал. А это опасно -- не знать. Можно найти проблемы там, где их нет, и невзначай потерять тот сверкающий ржавчиной мусорщик, который Аксён уже считал своим.
   Покинув пенал, клонер отправился на поиски корабельного бара. Тот оказался крошечным -- пяток столиков, из которых три занято. Ещё стойка, за которой высился штырь бармена с дурацким белым кругом вместо лица. Клонер заказал лёгкий коктейль, присел у стойки и принялся ждать. Ожидание затянулось, но нужный человек появился. В бар вплыл упитанный краснорожий стец с длинными седыми усами, одетый в аккуратный комбинезон довольно стильного покроя. Явно, или техник или инженер.
   Стец с достоинством опустился в кресло и заказал две литровых порции пива. С удовольствием отхлебнул и принялся цедить, не отнимая кружки от губ.
   Аксён поднялся и подошел.
   -- Не помешаю?
   Пивной гурман лениво махнул свободной рукой. Клонер счёл это за приглашение и уселся в кресло напротив.
   -- Вижу, вы человек опытный.
   -- Угу, -- фыркнула пена.
   -- И летите до конечной станции?
   -- Угу, -- булькнуло пиво.
   -- Уверен, хорошо знаете тамошние дела.
   -- Угу, -- шевельнулись усы.
   -- Поделитесь полезным с собратом-пустотником, который сидит на мели и ищет работу на "Паретиде"?
   -- Три литра.
   Аксён заказал пива, на себя тоже.
   Несколько кружек спустя подозрения подтвердились -- трамп направлялся в такую дыру, что заброшенный фаб на краю Союза Фабрикантов мог считаться столицей. А это значит -- надо быть готовым ко всякому.
   -- Есть там что-нибудь этакое, особенное?
   Собеседник недоуменно пожал плечами: мол, особенное везде есть.
   -- Как там с... проблемами?
   Инженер -- теперь стало ясно, что это именно инженер -- утёр усы и степенно ответствовал:
   -- Ноль четыре. Как там может быть с проблемами?
   -- Ага... -- при покупке билета Аксён не особо задумывался над уровнем безопасности системы. Он-то привык летать везде. Когда есть хорошо подготовленный рейдер, всё выглядит не так, как если ты пассажир грузопассажирской лоханки. Мой корабль -- моя крепость, на корабле и стены помогают, ну или как-то так.
   -- Угу, -- уронил стец и присосался к кружке.
   -- То есть, черти есть?
   -- Как и везде.
   -- А на станции?
   -- Да и на станции хватает. Большей частью малолетки, но с подвязками в полиции.
   Аксён молча подвинул полную кружку собеседнику. Тот тяжело вздохнул, -- халявное пиво не только радость желудку, но и ответственность перед организмом, -- и продолжил:
   -- Есть там... черти. Встречают прямо у трапа, начинают доставать. Кружат и кружат, глядишь -- и выкружат чего. А если нет, то затевают свару. Появляется полиция. Цап -- и всех в участок. И там держат, раз-би-ра-ют-ся, -- со значением помахал пальцем инженер, -- пока кто-нибудь не раскошелится. Понятно, что для пацанвы время бесплатное, а серьезным людям каждая минута -- кредит. А то и сто.
   -- Хм. Ясно.
   -- Открытых грабежей иль убийств каких -- мало, но подставы и воровство по мелочи -- дело обычные. Особенно с чужаками. Чужаки, сам понимаешь, хуже чужих, -- усмехнулся любитель пива. -- Но если приживешься и покажешь себя, то система в целом нормальная. Пираты редко заглядывают, да и на станциях народ приличный. Заработать есть где, причем легально. Главное -- поставить себя. Да ты сам знаешь, иначе бы не выспрашивал.
   Клонер поблагодарил собеседника, попрощался и вернулся в каюту. Ему пришла в голову мысль: черти, значит? вот и хорошо. Кто нам мешает, тот нам что? Тот нам и поможет. Таких присказок дед Аксёна знал великое множество.
   Добыв из багажного шкафа чемодан и саквояж, Аксён принялся увлеченно делить их содержимое. Правых направо, левых налево.
   А паучков -- на мороз!
  
  
   - - -
  
  
   ...Не спалось.
   Аксён развалился на койке, закинув руки за голову и размышлял.
   С филиалом "Белластра" на Истармине не то чтобы всё ясно, но попавшего в неожиданный оборот Ширкена Аксён теперь понимал. Тому надо отмазаться от совершённой ошибки, всё сделать ровно по контракту, не больше и не меньше, чтобы не дай Дисп, не показалось кому, что управляющий филиалом имеет свой интерес в деле. Если заподозрят -- не отстанут, что головная организация, что маркетёры всех мастей. Душу вынут, повесят на просушку, а потом всю жизнь будут приглядывать -- вдруг чего упустили?
   Если будет она, эта жизнь.
   И тут даже конкуренция спецслужб Империи, Федерации, Конгрегации не помеха -- каждый из маркетёров будет следить за другим, в надежде что коллеги с той стороны речки выкопают интересное, а скрыть не смогут. И тогда начнётся торг... а может и нет.
   Приз, на первый взгляд, выходил страшновастенький.
   Ганстеры, ясно, ни с кем не поделятся. Внешники же в этих краях влияния не имеют, их очередь восемнадцатая. Насчёт Ламахарии и Сантас Самалантис сказать нечего, эти государства могли отчебучить странное на ровном месте. Иногда казалось -- что это специально, за-ради репутации непредсказуемых и дальнейшей работы под чернильным облаком. А вот молодая рантарка всё больше и больше казалась дурным знаком, вестником грядущих проблем.
   И это всё на поверхности. Думать о подводных течениях, бездонных глубинах и живности в оных, Аксёну не хотелось. Так глубоко всё равно не заглянуть, течений не увидеть, карту будущих событий не нарисовать.
   А вот на зуб акуле попасть легче лёгкого.
   Потому, исходить надо не из массы разнонаправленных интересов разведок, корпораций и государств, а из тех фактов, которые следуют из необычной смерти Аксёна.
   Во-первых, "Белластра" смертельно заинтересована в информации о способе, которым Аксёна едва не убили окончательной смертью. Это угроза самой основе колоссального бизнеса, и угроза наверняка воспринята всерьёз. Не только самой корпорацией, но и той верхушкой общества, которая пользуется службой спасения сознания. В дело вступят такие силы, что оценить их толком не получится...
   Во-вторых, если Аксён правильно понял намёк Ширкена, то "Белластра" может стать полноценной службой скоростной транспортной сети, курьерской службой, да и чем Тёмная четвёрка не шутит -- настоящей пангалактической связи, а не нынешнего кривого подобия -- с большими задержками, окольными путями через десяток Врат и кораблями-инфобаржами... Инфирика, конечно, спасает цивилизацию от распада на отдельные обитаемые островки, но инфирику легко заглушить, да и в периферийных скоплениях она работает плоховато, там имперские точки часто не ловятся.
   В-третьих, не только связь, но и оружие. Чем плохо иметь пушку, которая сможет отправить сотню килограммов кварковой пены за тридцать тысяч световых? Как-то ведь переправили клон Аксёна из Старой Империи в Федерацию за несколько секунд абсолютной смерти.
   Транспорт, связь, оружие... Куш немалый.
   Осталось понять, как "Белластра" собирается использовать его, Аксёна, для получения нужной информации или для блокирования оной. Ведь отпустили же Аксёна живым?! И это четвертануть как странно, ни в какие ворота не лезет.
   Имперский маркетинг в такой ситуации сцапал бы, не посмотрев на фамилию Калин-Каражичей, и поселил в симпатичной камере с алмазной паутиной на окнах. А еще вероятнее -- без паутины и окон, под поверхностью ненаселённого планетоида с хорошей охраной вокруг. И семье бы объяснили, что не рождался у них никакой Аксён И-Жан Калин-Каражич... поди, и отец его тоже на свет не появлялся.
   Тема смертельно серьёзная.
   И не одна тема, а все три. Минимум -- три. Наверняка есть ещё какие-то последствия, которых Аксёну сейчас не увидеть.
   Но что-то пошло не так. Или он, Аксён, никак не может сообразить, что за игру затеяла "Белластра". В голову лезли гипотезы одна другой хлеще. Когда пытливая мысль, подкреплённая литрами выпитого пива, добралась до Предтеч, межгалактических туннелей и разговоров со свободно витающими в пустоте духами предков, Аксён решил -- всё. Пора заканчивать. Знает он недостаточно, чтобы правильно оценить хоровод "Белластра" и спецслужб империй. А если выдумать гипотезу и основывать действия на ней, то можно здорово пролететь. Лучше пока жить так, как будто фиаско с "Белластра" не случилось.
   И ждать. Может -- клюнет. Опять же, кто-то подсунул дешёвый билет? Значит, проявится, так или иначе. Со временем. Надо лишь подождать, а самому активно готовить путь отступления или торговли.
   Тем более, что у Аксёна и без внешних сил полно проблем. Столько всего в жизни поменялось, что только держись. Доступа к довольно скромному счёту в Империи сейчас нет, да и счёт тот... Больших денег скопить не удалось -- расходы на потерянные в дальних экспедициях корабли едва покрывались случайными продажами редких ресурсов и неясного назначения артефактов. Но опыт и связи, знакомства с интересными людьми, полузабытые ключи к периферийным банкам данных, разбросанные по всей вселенной контейнеры и небольшие заначки на пустынных планетах -- все это осталось. Раньше Аксён всё это считал едва ли не мусором, даже многих из приятелей. Теперь -- о! -- мусор вдруг стал драгоценным ресурсом.
   Спокойная жизнь расслабляет, вечная жизнь развращает.
   Придется вернуться к корням, вспомнить забытое и научиться ценить то, что есть сейчас. И накрепко запомнить рассказы деда, Тойсо О-брис Калина: тот сумел прожить почти пять сотен лет без помощи "Белластра", он родился за век до того, как завершился проект семьи Калин-Каражичей по разработке собственного формата клонеров.
   Аксён послал мысли к четверти, завернулся в одеяло и лёг спать.
   Утро вечера утрее.
  
  
   - - -
  
  
   Станция "Паретида" оказалась не слишком велика, километров пяти в длину.
   Похоже, её собрали из старого фрахтера и десятка грузовиков, да ещё из какого пустотного мусора, а потом всё это укрыли десятком секций брони от землеройного фаба. Вышло кривое и косое дитя инженерного гения и чудовища дизайна. С другой стороны, инфир утверждал, что существует эта жертва местных франкенштейнов уже вторую тысячу лет и, значит, техники дело знают.
   Из челнока Аксён вышел последним. Пассажиры в большинстве своём уже разбрелись, у трапа нерешительно топталась группа явных наземников, да пяток пустотников в сторонке что-то негромко делили, потроша привезённые с собой баулы. Наземников осаждала банда местной, гм, детворы. Наверняка с самыми гнусными намерениями -- Лайс хорошо знал эту публику и потому заранее подготовился. В сторонке скромно устроилась черноволосая девчушка лет тринадцати, с затейливой штуковиной в руках, в коей Аксён опознал старый полицейский каргосканер *.
   Кучеряво живут местные детишки!
   Клонер щелкнул пальцами и чемодан встрепенулся. Тихонечко разогнавшись, направился к сумрачному зеву левого коридора.
   -- Что... Куда? Стой! -- крикнул Аксён вслед чемодану. Но тот шмыгнул в проём и исчез.
   Босоногая гопота переглянулась и бросилась следом. Не иначе как поймать и вернуть. Впрочем, в последнем Аксён обоснованно сомневался. Он пожал плечами и подошёл к девчонке с каргосканером.
   Пацанка встретила его недовольным взглядом.
   -- Пожадничал ты, дядечка. Чемодан совсем пустой убежал.
   -- Так я и сам не шикую.
   -- Жизнь здесь дорогая, дядечка.
   -- Зато похороны дёшевы.
   -- Это да... Ладно, дядечка, ты меня не отвлекай, мне работать надо. Или чего спросить хотел?
   -- Хотел. Где у вас Стол расположен?
   -- Да там же, куда твой багаж утёк.
   -- Ага. И хороша ли дорога?
   -- Да всё обычно, мы тут люди простые, без фантазий.
   -- Ну, бывай, девочка.
   -- И тебе без четвертых, дядечка.
   Дальше, действительно, было без особых фантазий. Широкий коридор с дурным освещением, по которому иногда шмыгали какие-то неумытые личности и не совсем личности, пластикового вида и жужжащие приводами. То ли местные рикши, то ли почтари.
   По дороге Аксён перепрыгнул пару растяжек, затем из темного бокового прохода в него метнули клейкую сеть. Аксён уклонился, проехав на спине по полу. Поднялся, достал вибронож и располосовал сеть на куски. Из темноты возмущенно зашипели.
   Саквояж всё это время чинно катился позади, в паре шагов от клонера.
   Скукота.
   Впереди посветлело, оставалось совсем немного до местного лайна. И тут в стене коридора открылась неприметная дверца, кто-то взмахнул рукой и метнул стальную цепь, которая жадно впилась в ручку саквояжа. Человек дернул за цепочку. Точнее, попытался. Однако Аксён успел первым и дернул куда сильнее. Прилетевшую из проёма фигуру он встретил ударом ноги. Грабитель кувыркнулся через голову и тяжко грохнулся уже за дверцей. Та немедленно захлопнулась, послышался скрежет засова.
   -- Без фантазий, значит, -- произнес Аксёна, глядя на вцепившуюся в саквояж цепь. -- Однако, стоит поторопиться.
   Чемодан признался, что вот-вот будет пойман.
   За десять минут Аксён оставил позади две станции лайна и добрался до местного Стола. Тот отгрохали с размахом, он занимал здоровенное кубическое помещение, шагов по сто во всех трёх измерениях. И по всему объёму расставлены и развешены столы. Ведь ясно всем: если есть уважаемый Стол-Отец, то должны быть и схожие детки.
   Но не обычные столы, конечно, а площадки со стульями, диванчиками, креслами и креслицами, подушками для сидения и матрасами для лежания, тяжёлыми имперскими столами, низкими махарскими дастарханами и высокими ганстерскими стойками. На любой вкус! Одно такое место -- на нескольких человек, другое -- и шумной компании пойдёт, третье -- запечатанная комната-куб для приватного общения тет-а-тет. Но чаще встречались площадки с невысокой, по пояс, огородкой: ведь люди обычно приходят не только вкусить и возлить, сколько себя показать, да на других попялиться.
   Всем хватало: и для разговоров, для посиделок, пожиралок, совместного распития напитков, и даже -- битья ненавистных морд. В общем, для полного спектра человеческого общения, за исключением свадеб и дуэлей... хотя и свадьбы изредка проводились. Для своих. А вот дуэли -- нет, не приветствовались. Можно же случайно помешать уважаемым посетителям.
   Так вот, Стол есть Стол.
   По давней традиции так называли совокупность столов и диванчиков, всех этих больших и малых площадок для общения, закрытых каморок, широких открытых платформ и даже отдельных кресел, подвешенных на цепях или тросах. И всё это -- изображало местное звездное скопление. Каждое человекоместо стало аналогом системы или группы систем. И, ясный сектор, в дело шла не только плоскость, а весь объём. Сами посудите, мыслимое ли дело -- показывать звёзды на плоскости? Да кому они вообще нужны -- плоские звёзды? Людям с плоским мозгом?!
   ...Аксён с интересом и одобрением оглядывался.
   Огромное пространство затянули сетью из канатов, тросов, цепей, тяжей и перетяжек. Тут и там торчали столбы, вздымались и спускались лестницы всех форм и типов, мелькали головы, руки и ноги, виднелись разнообразные столешницы и сидельницы. Ведь не едиными столами жив человек, ему еще надо куда-то упасть, примоститься, откинуться. Там и сям в воздухе светились белёсые пятна крабовидных, енотовидных и прочих химеровидных туманностей, мешая подглядывать и записывать. Ориентироваться в этой каше мог только настоящий пилот.
   Сумел найти тропу? Милости просим, ты наш.
   Не смог? Иди дальше, добрый человек, тут не подадут.
   Клонер прищурился, осмотрелся, сравнил с картой местного скопления, которую скачал из инфира и решительно двинулся в нужную сторону, то по лестницам, то, ухватившись за тросы, перемахивая целые пролеты.
   Саквояж скакал по ступенькам, позвякивая цепью. Прыгать через пустоту не рисковал, потому добирался кружными путями, Аксёну иногда приходилось его поджидать.
   Помещение жужжало и гудело, чисто пчелиный рой. Аксён снова вспомнил о Сантас Самалантис. Нехорошие мысли, подальше бы их. Да ничего не поделаешь, в последние дни все как будто сговорились: намекают ему на эту империю.
   Наконец клонер добрался до нужной системы. То есть -- столика. За ним сидел парень лет тридцати. Невысокий и худощавый, темноволосый, загорелый и довольно просто, если не сказать бедно, одетый. Видно было -- не завсегдатай таких мест и здесь ему не по себе. Аксён присел к столу и принялся рассматривать будущего компаньона. Тут же подскакал саквояж и запрыгнул на соседнюю табуретку.
   Парень покосился на самостоятельную сумку, встал и протянул руку:
   -- Йосанг Мур, владелец корабля. Крейсера.
   -- Аксён И-Жан Калин-Каражич Лайс, будущий CEO корпорации, а пока -- капитан твоего крейсера.
   -- Будущий CEO... будущей корпорации. Крупная конторка-то? -- хмыкнул Мур.
   -- Да, на половину Федерации потянет.
   -- А сейчас временно на мели?
   -- Две тысячи на счету.
   -- О, как... Ты точно клонер?
   -- Два дня назад восстановлен на Истармине, -- усмехнулся Аксён. -- Дальше -- посмотрим. Не думаю, что у меня тут будет контракт на клона.
   -- Пока не впечатляет, -- признался Мур.
   -- И не должно. Я не впечатлять приехал, а за кораблём.
   Йосанг помолчал, внимательно рассматривая возможного партнёра и собираясь с мыслями.
   -- Знаешь, меня сюда привел приятель отца, -- парень обвёл рукой трёхмерный лабиринт Стола. -- Сам бы я не добрался до оговоренной... "системы". И мне сказали, что дорогу лишь опытный пилот найдёт.
   -- На самом деле это несложно. Если знаком с принципами, и тем более -- строил такие Столы, -- то дальше получается по привычке. Несмотря на все разговоры и растопыренные пальцы, не выйдет уместить приличное скопление даже в такой объём, приходится поневоле упрощать. Сильно упрощать. Где тут расположить миллион звёзд?
   -- Ну, да... сотен пять, не больше. А ты, значит, строил?
   -- Очень давно, когда мне ещё были интересны такие штуки.
   -- Пожалуй... я понял тебя. Хорошо, давай о деле: предлагаю семьдесят процентов. И только потому, что ты клонер. Твой опыт и мой корабль.
   -- Девяносто.
   -- Девя... семьдесят! У меня настоящий корабль! Крейсер!
   -- Девяносто. У тебя пока ржавое корыто. У меня -- я.
   -- Семьдесят!
   -- Девяносто.
   -- Семьдесят!
   -- Семьдесят!
   -- Девяносто!... -- Йосанг треснул кулаком по столу. -- Вот ведь четверть!
   -- Ага. У меня есть я.
   -- Восемьдесят.
   -- Согласен.
   -- Но ведь детская же разводка, могла и не сработать.
   -- Могла, не могла... Сработала. Впрочем, ты всё равно согласишься на моё предложение. У нашего корабля скоро лицензия выйдет, а безлицензионки никому не нужны, даже в этих краях. Думаешь, почему ты уже два месяца загораешь?
   -- Ты-то заинтересовался...
   -- У меня ситуация особая, я собираю корпорацию на полном нуле. Тебе шанс выпал невероятный, с клонером поработать, -- Аксён сопроводил слова лёгкой улыбкой; вроде и пошутил, а вроде и нет. -- А вот если шелупонь подвалит, без корабля и без умений, то нужны ли тебе такие компаньоны?
   -- Не знаю. Опыта у меня в пустотных делах маловато... То есть нет совсем, -- Йосанг дёрнул плечом и опустил взгляд. -- Но не желаю и дальше ковыряться на планете, как отец и братья. А тут шанс, может и не из лучших, но шанс.
   -- Откуда корабль-то?
   -- Наследство... Пару лет назад дядя пропал в дальних нулях *. Он отписал мне крейсер, но узнал я совсем недавно. Ближняя дядина родня мутила, хотела себе корабль оставить, да не вышло, по таймеру в суд пришёл посмертный дядин пакет с копией завещания.
   Аксён кивнул. Что ж, дело обычное.
   -- Жаль, не могу продать корабль и купить себе тело клонера, -- с явной завистью произнёс Йосанг и кинул косой взгляд на собеседника.
   -- Детям купишь. Дети есть?
   -- Нету пока. Но девчонку себе звёздную найду, и вот с ней детишек заведу. А им -- обязательно закажу пренатальную операцию. Хочу, чтобы у детей моих в жизни выбор был интереснее и шире, чем у меня.
   Мур ошибался, но Аксён не стал поправлять. Есть одна империя *, где Йосанга могли перепаковать в клонера и довольно быстро. Только вот лучше Йосангу об этом не знать, для здоровья полезнее.
   -- Поверь, и в пространстве ковыряться не слишком весело. В пустоте ни чёрта нету, из корабля нельзя уехать в гости к приятелю, нельзя всё бросить и смотаться на соседний континент ради жарких пляжей и горячих красоток. И вообще, много чего нельзя. А вот помереть очень даже легко и смерть редко бывает приятной.
   -- А с деньгами как? -- осторожно спросил Мур.
   -- С деньгами всяко. Тебе мой счёт показать?
   -- Странный у тебя способ искать работу.
   -- А я работу не ищу. Я принимаю тебя в корпорацию.
   -- С двумя прямыми  на счету?
   -- Со мной во главе.
   -- Корабль стоит двадцать миллионов.
   -- А я -- бесценен.
   Помолчали. Йосанг Мур рассматривал саквояж.
   -- Снял бы змею, что ли.
   -- Какую змею?
   -- Да вот эту, -- и Мур указал на цепь.
   Аксён прищурился. И верно, цепь слабо фонила в инфире. Рука мужчины метнулась в сторону саквояжа, но схватила лишь воздух. За миг до того стальная цепь разомкнулась, обернулась вокруг ближайшего троса и с тонким звоном пропала где-то внизу.
   -- Ха, вот так всегда.
   -- Что?
   -- Скучные люди, говорю, тут живут. Совсем без фантазии.
   Йосанг пожал плечами.
   -- Люди как люди, к механике склонность имеют. Я думал, ты знаешь, эта станция змеями известна.
   -- Вот потому мне в корпорации и нужен человек из этих краёв. Вселенная велика. Невозможно быть в курсе всех местных заморочек. Но в более глобальных делах я понимаю неплохо. Мне почти четыреста лет. Родился в центре старой Империи, бывал и в ОКСН, и в Арке жил, и ещё кое-где, а клона мне недавно убили на краю Союза Фабрикантов. На самом таком краешке, в сторону Перемычки.
   -- Визитку покажешь?
   -- Лови.
   -- Ну... да, -- через пару минут произнёс Йосанг. -- Теперь впечатляет.
   -- Договорились?
   -- Да.
   -- Хорошо. Закажем по бокалу "Особого пустотного" и пойдем смотреть корабль. А затем поищем офис. На пару недель моих денег должно хватить.
   Однако корабль в тот день новоиспечённые партнёры так и не увидели. У выхода их встретила делегация, состоящая из опутанного грязными верёвками чемодана, задиристой малышки с каргосканером и двух пацанов постарше, лет пятнадцати-шестнадцати.
   Пацанка шагнула вперёд и заявила:
   -- Дядечка, а мы чемоданчик нашли. Вы его потеряли, а мы нашли.
   -- И теперь мы достойны награды, -- добавил один из банды босоногих, высокий мосластый парень. -- Награды хорошей, потому как очень шустрый чемодан.
   Аксён присел перед чемоданом, размотал верёвки. Покосившись на детей -- открыл. Закрыл.
   -- Совсем пустой был чемодан, дядечка, -- жалостливо протянула девчонка. -- Без ничего важного.
   -- Да, а всё барахло мы в переработку сдали. В таком только скведики ходят, -- цыкнул зубом второй парень, плотный и коренастый, с синяком под левым глазом.
   Лайс поднялся, отряхнул ладони от прилипшего мусора, и сказал Муру:
   -- А вот и наш будущий экипаж.
   -- Ты чо, дядечка?!
   -- Награды хотели? Буду вас учить. Станете богатыми и знаменитыми, если раньше не помрёте.
   -- Звучит страшновато, дядечка. Нам бы оптимизму побольше, и лучше наличными!
   -- Вас ждет великое будущее. Тебя тоже, девочка. Извини, но избежать славы не выйдет.
   -- А может сотню кредиток, и забудем друг о друге?
   -- Держи десятку и приходи завтра... Мур, какой там ангар?
   -- Четыреста пятый.
   -- ...в четыреста пятый ангар. Начнём захватывать мир.
  
  
   * * *
  
  
   12784 год Основания Мира, февраль.
   Сутки от точки Неизбежности.
   Старая Империя, лазурный сектор 9, скопление 694-701.
   Система HOP-E002, планета Мир.
  
  
   Толстый старик, тяжко дыша и цепляясь правой рукой за волглые камни стены, спускался по узкой винтовой лестнице в подземелье. Ноги от усталости подкашивались, а в левой руке наливалась свинцом рукоять факела; тот трещал маслом, плевался каплями расплавленной смолы, отвоёвывал у мрака пятно в пару шагов и гарантированно выжигал всю электромагнетику метров на тридцать вокруг. С инфирикой сложнее, но десяток метров спецы из техотдела гарантировали, даже сквозь толщу гранита.
   По морщинистому лицу Горана сползали едкие капли пота, но приходилось терпеть; слишком страшно отнять руку от стены, дарившей старику хоть какое-то ощущение устойчивости.
   Факел и стена. Стена и факел.
   Холодный шершавый гранит и редкие укусы расплавленной смолы.
   Но вот толстяк добрался до узкой промежуточной площадки, остановился, утёр распаренное лицо рукавом плаща, хрипло откашлялся и продолжил спуск. Ещё минут десять и Горан, распахнув скрипучую дубовую дверь, выбрался в тёмный низкий проход. Огромные глыбы тёсаного гранита нависали над самой головой, а конец подземного хода терялся во тьме.
   Старик с радостным клекотанием выкрутил ручку факела и тот погас, распространяя тошнотворный запах раскалённой керамики и горелого масла. Горан с наслаждением почесал обожжённую смолой руку, проковылял с полсотни шагов вперёд, проводя дрожащими пальцами по правой стене. Нашарил кольцо для факела и с трудом его туда вставил, повернув три раза по часовой стрелке.
   Во тьме зажглась гроздь алых огней и женский голос проворковал:
   -- Назовитесь, посетитель.
   -- Горан Ка... кха... Горан Калин-Каражич. Каражич, да.
   -- Калин-Каражич... -- с сомнением в голосе протянула тьма.
   -- Каражич. Горан Каражич.
   Минуту темнота молчала. Затем отозвалась:
   -- Вы опознаны, Горан Каражич. Добро пожаловать в архив.
   Пол под ногами дрогнул, послышался тонкий свист и часть подземного хода с Гораном внутри ухнула в бездну. Старик не удержался на ногах, упал на колени и прижался к стене. Камни дрожали. Мир вокруг продолжал падать. Пыхнуло горячим, раскалённым железом и серой, как от древних доменных печей, и тут же жар исчез.
   Горан Каражич сглотнул и в который раз проклял предков. Тайна тайной, надёжность надёжностью, но устроить можно было и не так заковыристо.
   Каменная труба медленно тормозила. Где-то, на неизвестной Горану глубине, падение перешло в горизонтальное движение, а позже тихий лязг дал знать, что транспорт прибыл на место. Тьму рассекла косая полоса света -- искин открыл дверь. Старик с трудом поднялся, прохромал до проёма и перед ним распахнулось огромное помещение.
   Не ангар для крейсеров, но десяток системных шаттлов тут бы уместилось. На стенах зала -- широкие прямоугольники дверей. И никакого грубого камня -- полированная сталь, керамика, живой пол и расставленные тут и там открытые пеналы с морфо-мебелью.
   То был архивный центр скрытой ветви Каражичей. Здесь хранились древние тайны и недавние секреты, скелеты и скелетики, смерти и жизни, кровь и грязь, сладость побед и горечь потерь, покрытые плесенью планы и свежие хрустящие надежды; всё, что скопила семья за четырнадцать тысяч лет.
   И тут единственная ниточка к тем, кто так нужен Горану Каражичу.
   Старик обогнул зал по правой стене и вошел в небольшую комнату. В ней нашёлся стол и стул. И -- экран. Здоровенный, выгнутый, во всю стену и половину потолка. Старьё, с уродливыми щелями визоров по краям, широкой окантовкой из потускневшего металла и дурацкими шишечками по углам. Дизайн времён юности Древнего Императора, если у этого клятого узурпатора она была, юность.
   Горан плюхнулся на стул, повозился, устраиваясь на жестком сиденье, вздохнул, растёр руками лицо и постарался успокоиться. Сегодня может решиться многое... Должно же оно когда-то решиться!
   Постучал по столешнице, подождал, пока стол не напечатает стакан холодной минералки, и с удовольствием выцедил её.
   -- Архив, мне нужна связь с... -- тут старик задумался. С кем говорить, он так и не выбрал. Разницы быть не должно, но... Именно что -- но.
   Мальчишка или девчонка? Мальчишка? Девчонка.
   -- Архив, связь с Драгисой Каражич.
   -- Исполняю, господин.
   Ждать пришлось невыносимо долго. Но вот экран осветился и на нём проявилась рубка корабля, а там -- невысокая темноволосая молодая женщина, с чуть широковатыми скулами, оранжевыми глазами и бледно-лиловыми губами. Увидел бы Аксён -- опознал в ней собственные черты. Что и не удивительно -- его двоюродную тётку тоже форматировали в клонера Калин-Каражичей.
   Женщина прищурилась, изображение скакнуло и увеличилось. Старик с глухой неприязнью зацепился взглядом за сетку зрачков Драгисы. Эта деталь формата ему никогда не нравилась: пустой выпендрёж, бесцельная трата генетического пространства.
   Драгиса едва заметно улыбнулась.
   Она знала. Она вообще знала всё. Если хотела.
   -- Здравствуй, дядюшка, -- спокойно произнесла женщина. -- У тебя новости.
   -- Да. Племяш твой нашёлся. Он опять умер.
   Драгиса распахнула глаза и замерла. Включилась. Выключилась.
   -- Аксён.
   -- Да, он.
   -- Расскажи мне, дядюшка, я сегодня ленюсь.
  
  
   - - -
  
  
   Вызов застал Драгису в душевой кабине. Жёстко хлестала обжигающая вода, клочья пены пятнали стены кабинки и скользили по раскрасневшемуся телу женщины. Десяток мочалок активно растирали руки и спину Драгисы, постепенно спускаясь к ягодицам. Женщина стояла с закрытыми глазами и мурлыкала романтическую песенку.
   И тут пискнул браслет.
   На краткий миг Драгиса скользнула в ясность *, увидела тень старика Горана и отключилась. Подождёт, вряд ли дело у дяди по-настоящему срочное. А вода ждать не будет, остынет, да и мочалки разозлятся, в следующий раз обдерут так, что мало не покажется.
   Придётся дяде поскучать.
   Лишь получасом позднее Драгиса добралась до рубки. На вахте стоял Конрад и Драгиса его отпустила. Система, где остановился лёгкий авианосец "Рассвет", -- тихая, можно положиться на искинику. Низина *, но у самого края Периметра Империи. Драгиса редко выводила корабль в такие места, предпочитая глубокие нули, но команде иногда надо и отдыхать. Вот и сейчас экипаж "Рассвета" отправился на челноке в ближнюю высоту *, размяться на планете и потратить заработанное на не слишком запретные удовольствия.
   На корабле осталась лишь Драгиса да пяток человек дежурной смены. Вполне достаточно, чтобы под маскировкой дождаться остальных, а если проблемы... корабль в разгоне и до Империи один прыжок.
   Женщина встала перед большим экраном и приняла вызов.
   Старик, как всегда, выбрал малую связную комнату. Стол, стул, стакан. И потрёпанный плащ цветов семьи на плечах. Этот ритуал Горану чем-то важен, но чем именно -- не настолько интересно, чтобы нырять в ясность.
   При виде Драгисы лицо дяди дрогнуло. Женщина знала: Горану не нравится её внешность, но тут уж ничего не поделаешь, второй проект по разработке формата клонеров семья Калин-Каражичей не вытянет. И так потратили восемь тысяч лет и четверть доходов за это время. Придётся старикам потерпеть.
   Кстати, а дядя-то сдал. На биохимии и наномашинах сумел протянуть почти семь сотен лет, но в последние годы организм пошёл вразнос и тело расплылось квашнёй. Как Горан выдержал дорогу к Архиву, с её бесконечными крутыми лестницами, -- совершенно неясно; деяние для старика почти героическое.
   -- Здравствуй, дядюшка, -- сказала Драгиса. -- У тебя новости.
   -- Да, племяш твой нашёлся, -- прохрипел Горан и закашлялся. -- Он опять умер.
   Ясность чуть слышно плеснула на краю сознания. Племянник? Который?
   -- Аксён.
   -- Да, он.
   -- Расскажи мне, дядюшка, я сегодня ленюсь.
   Соврала. Аксён -- это интересно. Не слишком, ведь у племянника контракт с "Белластра" и ничего с ним не случится. Но за какой-то четвертью попёрся старик в такую даль и с такими мучениями? В ясность бы заглянуть, однако Драгиса решила -- пусть дядя сам очертит круг событий.
   -- Драгиса... Предки знают, что случилось с этим сопляком, но "Белластра" отказалась ставить ему клон.
   -- Что?!
   Ясность забурлила и взорвалась. Тупые иглы вонзились в виски. Волны инфира подхватили и понесли Драгису, её губы шепнули: "Вот и то, девочка... разбираются с ними".
   -- Вот и то, девочка. Мальчишку убили во Внешности *, а проклятая "Белластра" расторгла контракт без объяснений. Юристы семьи, всей семьи... сейчас разбираются с гляковыми корпоратами.
   -- Аксён жив? -- подобралась Драгиса.
   Её заколотило в ознобе, а губы шепнули: "...оживили в Федерации".
   -- Был жив день назад. Подняли аж в Федерации!
   Новость из разряда невероятных, но сейчас она не имела значения. Драгиса грубо проталкивалась через ясность, и та мстила -- терзала и рвала, резала и колола, раздирала на части. Круги событий растекались, точки и векторы действий вспыхивали и угасали. Воронка вероятностей раскручивалась всё сильнее.
   -- Дядя, ты знаешь... Сейчас то самое время.
   Неслышный вздох: "Истармина. Двадцать два часа. Оранжевый три".
   -- Да-да, девочка, -- заторопился старик. -- Сейчас, погоди-ка... Планета Истармина, город Тавой, двадцать два часа назад. Оранжевый три, скопление 256-840. Ты всё приняла?
   -- Почему так поздно?
   -- Проклятые корпораты время тянули. Сама понимаешь, такое не враз и признаешь. Новость из тех, что случаются раз в столетие. Наверняка там не продохнуть от маркетёров... Слетелись, стервятники.
   Драгиса молчала. Старик зудел.
   Истармина. Девица с зелёными глазами. Билет. Девятнадцать тысяч. Выперцы. Две восемьсот. Трамп. Стец с пышными усами. Пиво. Чемодан. Девчонка. Стол. Корабль. Хотя... Девчонки и корабля ещё нет. Аксён пока даже на трамп не взошёл.
   Женщина пришла в себя. Дядя с жадностью её разглядывал.
   -- Ну, что?!
   -- Я его нашла.
   -- А... -- старик судорожно вздохнул. -- Ключ?
   Драгиса молча покачала головой. Из Горана как воздух выпустили. Уронив голову на руки, старик какое-то время мычал и раскачивался. Всхлипнув, выпрямился и уставился яростным взглядом в глаза племянницы.
   -- Драгиса! Ты ведь видела Ключ, тогда?...
   -- Видела, дядя, видела.
   -- Я хотел бы успеть, -- пробормотал старик.
   -- Это будет скоро. Год, два, три... много -- пять.
   Шепот: "...дают три года".
   -- Мне дают три года, не больше, -- с трудом выдавил старик. -- А заморозка... Заморозка меня убьёт.
   -- От меня это не зависит, дядя, -- мягко произнесла Драгиса. -- Прости.
   -- Ну... к-ха... хорошо.
   У старика задёргалась левая щека. Он молча кивнул и отключился.
   Ясность поделилась: "...найдёт".
   Драгиса какое-то время всматривалась в слепой экран, вздохнула и опустилась в капитанский ложемент. Это было внушительное сооружение, занимающее заметную часть рубки. Некогда капитан "Рассвета" изрядно потратилась и её ложементом стал огромный трон: автономный командный центр корабля, оснащённый щитами и даже собственными двигателями. Родился он на верфях межсистемным шаттлом, а ныне -- ободран до скелета и сжат до размеров аварийной капсулы.
   Женщина закрыла глаза и задумалась. Горан просто так тему Ключа не оставит, Ключ стал сутью его жизни, и не только его. Ведь и ей, Драгисе, интересно, есть ли сейчас хоть капля смысла в давних планах?
   Смерть Аксёна запустила старый, закисший от древности механизм, который скрипя, вздрагивая и роняя хлопья ржавчины, начал разгоняться. Старики ничего не забыли, старикам нравится великое прошлое и они надеются обрести его в настоящем. И лучше не стоять на пути дребезжащей махины, даже ей, Драгисе. Сомнут и затопчут на пути к Великой Мечте.
   Старцы так и говорили о Мечте, большие буквы отчётливо ощущались.
   И потому -- лучше помочь; да и ясность нынче болела смурным и диким. Стоит разобраться в причинах.
   Экран осветился. На нём проявилась такая же рубка и такой же чудовищный трон вместо капитанского ложемента. В нём полулежал мужчина: темноволосый, с широкими скулами, бледно-лиловыми губами, а глаза... Глаза закрыты.
   Драган, капитан "Заката". Его авианосец двигался сейчас по низине рядом с Зелёной Аркой. Так им было проще, Драгисе и Драгану, так они накрывали больший объём в ясности.
   -- Летишь к федератам, -- уронил мужчина, резко поднялся и открыл глаза.
   -- А ты во Внешность.
   -- Там нет Ключа.
   -- Найдётся.
   -- Нам бы обменяться.
   -- Позже, -- поморщилась Драгиса. Из них двоих она была сильнее привязана к личным воспоминаниям. -- Позже.
   Драган печально улыбнулся:
   -- Хорошо.
   Он придвинулся к самому экрану и принялся разглядывать женщину. Драгиса потянулась, поднялась и скользнула навстречу Драгану. Долго они смотрели друг на друга. Женщина протянула к мужчине руку, пальцы прошли через голографическую плоскость и встретились с ладонью Драгана. Почти встретились.
   Ведь между ними -- тридцать тысяч световых.
   -- Обмен? -- прошептал Драган.
   Ясность откликнулась: "...да", и через браслет Драгисы хлынул поток информации. Хлынул, столкнулся с таким же встречным, закрутился водоворотами, пенясь и ярясь... Смешиваясь и вливаясь обратно.
   Всё только так. Через браслет, через инфир-систему корабля. Никакой прямой связи, никакой личной инфирики. Только ясность и посредничество машин.
   Драган и Драгиса родились рыбами, которые ненавидят воду.
  
  
   * * *
  
  
   < Тота из трансляции "Слухи на рынке" >
   "Поступают сообщения о внеплановых отпусках некоторых высших офицеров нашего государства.
   Несколько адмиралов Маркетинга Гансты неожиданно купили пятилетние контракты на пребывание в отелях одной из красивейших планет Гансты, расположенной в живописном скоплении. Совершенно дикая природа Сарасты и уникальное предложение по осмотру нетронутых цивилизацией мест -- явный знак благоволения со стороны Собрания Гансты"
  
   < Тота из трансляции "Вопросы Внешности" >
   "Минералиссимус * Харди, известный владелец пятнадцати фабрикаттов , сообщил, что получил анонимный заказ на 14% мощностей. Это уже второй Фабрикант, который заявляет о повышении спроса.
   Напоминаем, что вчера вся Внешность была шокирована заявлением Минералиссимуса Власты Вачковски о заказе на 23% мощности производства ее семнадцати фабрикатт и шести фабрикарров"
  
   < Тота из трансляции "Инфоцентрал ОКСН" >
   "Передвижение двух флотов во главе с двадцатью мобильными базами * в сторону региональных Врат к Торговой Гансте и Зелёной Арке происходит в рамках плановой ротации находящегося на маневрах ограниченного контингента во имя осуществления союзнической поддержки единочеловеческой деятельности"
  
   < Квота из трансляции "Скачущий по деньгам" >
   "-- ...Слушайте новости, мои маленькие экономические друзяшки! Новость часа и, не побоюсь этого сказать, новость года! Салатики и шахтеры нашли общий интерес! Видать, на общем интересе к земле, хи-хи-хи! Шахтеры продают салатикам... Что бы вы думали? Они продают им сорок, -- СОРОК, руку им на плечо! -- платформ для мобильных баз в конструктивной готовности!
   Продают из задела, друзяшки мои! ИЗ ЗАДЕЛА! Думал ли кто из вас, моих маленьких экономических интересантов, что у Союза Фабрикантов есть сорок готовых платформ для мобильных баз? Нет? Вот и никто не думал.
   Чую я, в маркетингах ОКСН и Старой Империи уже полетели золотые погончики!
   А вот вам хвостик новости -- к сорока платформам добавлен опцион на еще двадцать с производством в ближайшие три года!
   Ту-ту! Из маркетинга Гансты уезжает пара адмиралов! В глушь, в Сарасту! Ссаными лейтенантиками!
   Кто же знал, что у Фабрикантов такие свободные мощности? Вот и я не предполагал, мои маленькие друзяшки, и потому вдуплил сегодня на бирже полтора триллиона полновесных имперских кредитов. Тю-тю, денежки! Ваш папочка оказался ластоногим тютюнечкой, как и многие мои длинноносые друзяшки!
   И последнее пёрышко: всё это гиперскачущее барахло Фабриканты не продают, а меняют. Вдумайтесь -- меняют!
   НА ЧЕТЫРНАДЦАТЬ ГОТОВЫХ И УКОМПЛЕКТОВАННЫХ МОБИЛЬНЫХ БАЗ ИЗ РЕЗЕРВА ФЛОТА ЗЕЛЕНОЙ АРКИ!
   Тишина в инфире, да, мои друзяшки?
   ЭТО ВОЙНА? С КЕМ? И НА КОГО СТАВИТЬ?
   Друзяшечки, нас ждут интересненькие времена! Мои любимые триллиончики скоро вернутся ко мне; идите к папочке, идите! Не будь я сам Великий Хвостатый Скачущий По Деньгам!"
    Инфир -- комплексное понятие; в разном контексте означает среду, метод и оборудование для передачи данных на расстояния в сотни и тысячи световых. В бытовом смысле под инфиром понимают общедоступные или закрытые инфирные трансляции.
    Синт -- общепринятый язык. У этого языка имеется как минимум три уровня сложности.
    Клонер -- формат улучшенного человека. Клонеры используют для продления жизни новые, заранее созданные тела, в которые после смерти нынешнего тела перемещается сознание клонера.
    Федерация миров Стрельца -- крупное государство в Рукаве Стрельца; считается одной из империей.
    Стец -- широко распространённый формат человека, стецов можно встретить по всему обитаемому пространству.
    Буну, саоран -- форматы человека из Старой Империи.
    ОКСН -- Обновлённая Конгрегация Священной Нации, крупное государство в Рукаве Персея; считается империей. Известна системами защиты (в т.ч. щитами). Второе по силе государство, оспаривает звание старейшего у Старой Империи.
    Старая Империя (иногда просто -- Империя), крупное государство во Внешнем Рукаве. Известна оружейными системами, оборудованием управления и искинами. Считается первой по силе и старейшей империей.
    Валаст -- редкий и дорогой камень; считается, что он имеет отношение к аномальной инфирике.
    Четверть -- популярное ругательство, связанное с ограничениями дальности гиперпрыжка и четвёркой, символом плохой смерти.
    Сантас Самалантис (бывшая Рантаг Омаланти) -- крупное государство в Рукаве Персея, одна из восьми империй.
    Сантас -- формат улучшенного человека из Сантас Самалантис.
    Лайн -- местная транспортная система, иногда похожа на метро, иногда на подвесные дороги, иногда на что-то иное.
    Высокие системы -- системы с высокой безопасностью, где порядок поддерживают полицейские и военные силы крупных государств.
    Руку на плечо -- популярное ругательство, связанное с культурным феноменом под общим названием "Те-кто-за-спиной".
    Ламахария -- Всеобщность Ламахари, Великое царство социальных животных, крупное государство в Рукаве Ориона, одна из империй.
    Калин-Каражичи -- один из древнейших кланов Старой Империи; некогда числились среди создателей Барьерного Флота и Метеослужбы.
    Зелёная Арка -- крупное государство в Рукаве Стрельца, одна из империй. Известна евгеникой и биотехнологиями.
    Торговая Ганста -- крупное государство в Рукаве Ориона, одна из империй. В культуре Гансты тема денег играет основополагающую роль.
    Аркест -- один из распространённых человеческих языков. Очень сложен. Большинство людей, если и учат аркест, то останавливаются на первом уровне.
    Токайдский Конструктор -- земной производственный комплекс, создавал тяжёлое оружие и корабли. Во время гибели Земли обрёл разум и сумел спастись с помощью технологии Бездны. Позже стал сильнейшим врагом человечества, едва его не уничтожив. См. драфику "Отче наш титановый" и "Дочь механическая".
    Маркетёр -- человек из маркетинга.
    Союз Фабрикантов -- крупное, но аморфное государственное образование, однако формально считается одной из человеческих империй. Иногда его называют Внешностью. Расположено на ближнем (южном) краю Рукава Щита-Центавра.
    Империум -- общее название для пространства восьми крупнейших государств человечества и некоторых небольших образований, которые тоже присоединились к Алтайскому Соглашению.
    "Салорез" -- корабль-демонтажник, иногда -- демонтажный модуль.
    Каргосканер -- прибор для сканирования закрытых объёмов, таких как корабли, контейнеры, чемоданы.
    Нули, нулевые системы -- системы с нулевой безопасностью, их не патрулируют силы правопорядка империй или частные охранные силы.
    Под "империей" обычно понимается одно из восьми самых крупных государств, но реально имперская структура власти только в Старой Империи, Зелёной Арке и Сантас Самалантис.
    Две прямых -- две тысячи. Прямая -- жаргонное обозначение знака "тысяча", который представляет собой двойную черту -- ||. Косая -- знак миллиона -- зигзаг похожий на обратную Z, как знак молнии. Знак миллиарда -- повернутая П. Знак триллиона -- перечеркнутый круг. Эти знаки распространены в Старой Империи, ОКСН и Федерации, у Торговой Гансты свои обозначения, где после наклонного знака "тысяча" ставится количество разрядов, вот так: //1 -- тысяча, //2 -- миллион, //3 -- миллиард.
    Осторожнее! Раскрытие термина "ясность" нулликативно ограничено по соглашению между Службой Герметики ОКСН и Малой канцелярией Принца-Ройсорта Сантас Самалантис. Попытка взлома приведёт к передаче вашего дела в Департамент Клининга.
    Низина -- область звёздных систем с низкой безопасностью.
    Высота -- звёздная система с высокой безопасностью, патрулируется военными силами одной из империй.
    Внешность -- территория в Рукаве Щита-Центавра, из обитаемых краёв наиболее близка к Ядру Галактики. Иногда под Внешностью понимают Союз Фабрикантов.
    Минералиссимус -- неформальное звание владельца десяти фабрикатт или фабрикарров.
    Фабрикатты и фабрикарры -- два типа добывающе-производственных вооружённых баз. По защите и вооружению сильно уступают обычным военным мобильным базам, но многократно превосходят корабли сверхтяжелого класса, такие как левиафаны или сверхтяжелые авианосцы.
    Мобильная база -- самый мощный из стандартных военных кораблей. Обычно мобильная база выступает ядром крупного флота.
  
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

НОВЫЕ КНИГИ АВТОРОВ СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Сирена иной реальности", И.Мартин "Твой последний шазам", С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"