Подымов Владлен Владимирович: другие произведения.

"Червоточина. Граница событий", 1 книга, 3 глава

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
Оценка: 1.00*2  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Почти восемьсот лет назад, когда только закончилась кассационная война с Семьёй Тардалли, а на севере Гансты траулерная экспедиция торговцев синим деревом была неожиданно разгромлена дредноутом Службы Клининга ОКСН -- да будут прокляты эти нищебродные единочеловеки! -- трое братьев из древней, но не снискавшей кредитов семьи отправились попытать счастья в коробейничестве. Сказать по чеку, лишь двоим из них это было надо, они только что закончили обучение в Маршанском Университете на Трайе и получили дипломное задание -- за полгода найти своей семье по клиенту с годовым дебетом в семь сотен тысяч кредитов. Всей бирже ясно, что задание пустышное, но Трайский университет не входит даже в первую тысячу и учатся там сплошные офени да шибаи. Редко кто из них выходит даже в шкуродёры, а уж про лабазников и говорить смешно.


   Владлен Подымов
  
   Бастер-драфика
   "Червоточина: Гиперистория галактики"
   "The Wormhole: Galactic Hyperhistory"
  
   Драф первый
   "Граница событий"
  
   Лирик под девизом
   "Жить в эпоху перемен"
  
   Инфир
   theWH.ru
  
  
   ГЛАВА ТРЕТЬЯ
  
  
   Почти шесть сотен лет назад, когда только закончилась кассационная война с Семьёй Тардалли, а на севере Гансты траулерную экспедицию торговцев синим деревом неожиданно разгромил дредноут Службы Клининга ОКСН -- да будут прокляты эти нищебродные единочеловеки! -- трое братьев из древней, но не снискавшей кредитов семьи отправились попытать счастья в коробейничестве.
   Сказать по чеку, лишь двоим из них это было надо, они только что закончили обучение в Маршанском Университете на Трайе и получили дипломное задание -- за полгода найти своей семье по клиенту с годовым дебетом в семь сотен тысяч кредитов. Всей бирже ясно, что задание пустышное, но Трайский университет не входит даже в первую тысячу и учатся там сплошные офени да шибаи. Редко кто из них выходит даже в шкуродёры, а уж про лабазников и говорить смешно.
   Но надо же где-то грызть кредитные истории отпрыскам чалдонных семей? Почему не в Маршанском Университете? Тем более, что эта учебная лавка известна хитрыми накопительными планами, и чем больше поколений в ней учатся, тем больше скидка. А любой кредит в кармане не лишний!
   В иных семьях даже детей рожают по календарю, дабы больше скидок в учебной лавке урвать.
   Как бы там ни было, а двое братьев получили дипломное задание. Третий же, на несколько лет их старше, взял семейный грузовичок и отправился с ними -- и в дороге помочь, и присмотреть от семьи, так сказать. Ведь дело такое -- не уследишь поначалу, что у человека руки дырявые, он потом и всё семейное дело в пустоту уронит.
   И вот летели они из лазурного сектора 2 в сторону региональных Врат к проклятым единочеловекам, присматривались к заброшенным системам, искали еще не доеные планеты и станции. Ничего не находилось -- где-то, да лабаз стоит, а то и целый дилер присел, шелковую нить протянул. Летели долго, скоро уже и срок выйдет, а клиентов так и не нашлось.
   Тогда одному из братьев, среднему, в голову пришло -- ведь в округе есть пара карантинных систем, куда торговцы синим деревом иногда ходят. А где они рыбачат, там обычному перекупщику делать нечего, опасно. Может заглянуть, да пошарить чутка в окрестных системах, вдруг живёт там кто потихоньку, внимания не привлекая и страдая от недостатка хорошей розницы и дешевого опта? А тут вот мы такие, ушлые да тороватые.
   Сказано -- сделано.
   Да только не пошёл на пользу им этот ангажемент. И клиентов нашли, и дебет вышел добрым, и распродали все контракты, которые с собой взяли, и даже новых пачку заключили. Но на обратном пути заглянули в одну пустую систему, да и сгинули там. А через некоторое время семья их хиреть почала: то один человек пропадёт, то другой умрёт, то третий разорится и примет яд со стыда, то следующий в чеке невзначай попадётся пиратам.
   Через семь лет вся семья и погибла, и уж совсем назначили суд по выморочному имуществу, как объявился один из тех братьев, меньший. И выкупил имущество семьи за один кредит, приняв на себя некоторые из долгов, взявшись с новыми силами за просроченные контракты. На удивление всей тамошней бирже, дела поднялись в цене, и вскоре тот человек даже вышел в Нижний Круг Собрания Гансты, на чём, впрочем, и остановился.
   Имя ему Денанций Морато Кар.
  
  
   * * *
  
  
   12 784 год Основания Мира, март.
   Торговая Ганста, лазурный сектор 4.
  
  
   Господь проснулся поздно.
   Наступило уже 7:31 утра, когда он покинул дремотное лежбище и направился в чистилище. Было темно. Еще семь минут он принимал во тьме экономный душ и очищал поверхности от накопившейся скверны, каждые десять секунд морщась от писка -- очередной кредит списывался со счёта. Канализация пробила существенную брешь в его активах, однако удержаться от неё было совершенно невозможно.
   Покинув чистилище, Господь на долгих семнадцать секунд застыл перед отражалищем -- оглядывая своё греховное вместилище, ища в нём случайную порчу. Таких не нашлось -- сухое и подтянутое старческое тело, бледно-золотые волосья создают святую солнечную корону вкруг лица, омрачённого пороками окружающего мира. Всё как и должно для будущего демиурга.
   Он на миг застыл, собираясь с силами для выхода в тварный мир и послал запрос на одеяния. Через семь секунд на его тощие плечи возлегли прохладные одежды из грубого джута -- мерзки ощущениями и приятны дешевизной одновременно.
   Сопровождаемый писком утекающих со счёта кредитов, Господь спустился на лифте в столовую. Там его ожидал немудреный завтрак -- чашка желудёвого кофе, жареное яйцо и три печёных тоста. Раздумывая над тем, не добавить ли в кофе полграмма сахара и немного обезжиренного молока, Господь запросил инфирику.
   Новости упали жирными пакетами и зашебуршились, толкаясь локтями.
   Он отфильтровал лишнее и оставил необходимое. Среди важного нашлись последние биржевые известия -- он потягчел на четыре триллиона. Приятные известия, однако ожидаемые. Деньги он распланировал вчера, и сегодня лишь подтвердил назначенные расходы. Как обычно, большая часть средств ушла в Дыру.
   Но есть еще письмо -- от наблюдателя за Алеф-7. И оно важнее, Алеф-7 последний месяц беспокоил Господа, ведь в столь юном возрасте можно совершить ошибку и погубить усилия последних двух десятилетий.
   Он запросил от агента дополнительные материалы по Алеф-7. Яйцо закончилось, тосты тоже, и он, морщась, допивал желудёвый кофе, когда пришли материалы. Со счёта пискнуло полтора миллиона кредитов. Господь рассматривал видео: вот Алеф-7 копается в огороде, вот с родителями (приёмными) сидит на веранде и чему-то улыбается, вот обряженный в дурацкую униформу преодолевает с такими же как он полосу препятствий, вот поздно вечером идёт с какой-то девчонкой под ручку по тёмной аллее и они над чем-то заливисто смеются.
   Поколебавшись, Господь заказал ещё чашку желудёвой бурды. Неприятно пискнуло.
   Алеф-7 Господу понравится. Урожайный получился мальчик, пора собирать. Он отправил агенту короткое сообщение о подготовке к жатве и задумался. В ближайший месяц на территорию Союза Фабрикантов он не собирался. Надо либо отложить страду, либо найти какое-то дело во Внешности. Контракты на поставку минералов заканчивались почти через год, потому никаких срочных дел у него там не предвиделось.
   Видимо, мальчику предстояло ещё пожить у коммерческих родителей.
   Господь едва заметно пожал плечами и допил желудятню. Попытался допить, потому что из инфира нагло вломился пакет, расталкивая накопившиеся письма и закрывая чужие окна. Пакет пылал и истошно верещал. Господь поперхнулся, свалился под стол и долго там кашлял.
   Из-под стола поднялся Денанций Морато Кар, владелец торгово-промышленной корпорации "Триуннер", и был он зол и сосредоточен.
   Пришедший пакет нёс на себе метку "Визит старухи" и это меняло всё, буквально всё. Алеф-7 был забыт немедленно, Денанций Кар вцепился в текст и перечитывал скупые строчки. Движением руки он активировал прямую связь с абонентом. Он забыл о писке утекающих кредитов и ждал, наконец, соединения.
   Минуты шли, кредиты стрекотали. Абонент недоступен.
   Вот. Оно. Как.
   Денанций Кар прервал соединение. Затем внимательно осмотрел и даже обнюхал пакет. Тот пах безукоризненно -- все сигнатуры на месте, ключи правильные, отпечаток разума агента тоже в пределах допустимого. В момент написания письма отправитель был свободен. Волновался, да, но никакого внешнего контроля.
   Сорок три секунды Денанций перебирал варианты и просматривал архивы. Но как ни ройся в прошлом, очевидно -- проект его жизни под угрозой. Пора брать дубину и гвоздить со всею страшной и величественной силой, не спрашивая правил и вкусов, пока то, что в течении шести сотен лет составляло сущность и цель его жизни, не окажется у него в руках.
   Он в ослепляющей злобе рванул инфир. Вскоре перед ним появилось лицо темнокожего человека в белом мундире. Человек низко поклонился и произнёс:
   -- Адон, жду указаний.
   -- Готовь флагман... четверть! Готовь флот.
   -- Весь?
   -- Весь. Идём на флагмане и тех кораблях, которые смогут за ним угнаться!
   -- Цель, мой господин?
   -- Внешность!
   -- Мы захватываем Внешность, Адон? Но нам не хватит сил, Фабриканты здорово выросли за последнюю пару сотен лет.
   Денанций Кар помолчал.
   -- Мы идём туда. На месте решу, что делать. Пожалуй, все корабли не бери, только флагман и те, на которые лицензии заканчиваются. И страховку проверь! Если что -- потеряем немного...
   -- Принято, Адон.
   -- И забери с собой... короче, забери с собой всё, что можешь. Четверть знает, сколько мы там пробудем, и что нам понадобится. Ты свободен.
   Адмирал Рестер Ро Кан ещё раз поклонился и прервал соединение.
   Денанций Морато Кар поднялся из-за стола, заказал скаф, и пока вешалки обряжали его в броню, отправил запрос к живодёру. Тот долго не отвечал, потом соизволил инфирнуться и начал нагло зевать в окне. Кар рассматривал его спокойно, как некое экзотическое насекомое, но живодёру это как скользнуть рукой по плечу. Наконец, он прозевался и пробурчал с закрытыми глазами:
   -- Да... Адон?
   -- Собирайся, сука. У тебя час времени.
   -- Ай, ай, господин... вы сегодня не в духе. Что с собой брать?
   -- Бери с собой стандартный пакет и вообще всё, что может понадобится. Не факт, что мы сюда сможем вернуться.
   -- Каздраг!... -- Доктор тут же проснулся и распахнул глаза. -- Да тут же... триста лет!
   -- Вот и упакуй. Отправь... куда-нибудь. А самое важное бери с собой. И, напоминаю, у тебя час. Пятьдесят семь минут.
   Он прервал соединение, постоял, качаясь на носках, осмотрел столовую, выполненную четыреста лет назад знаменитым мастером из светлой алдарской ели, ископаемого дерева с одной из первых планет Старой Империи. Цена отделки этого небольшого помещения превышала стоимость лёгкого авианосца с полной авиагруппой. Но всё это, считай, в прошлом. Неизвестно, что ждёт его там, во Внешности, но Денанций Кар был уверен -- станцию никогда больше не увидит. Слишком явны знаки судьбы, а он их научился различать уже давным-давно. А значит, надо уносить с собой то, что можно, и не горевать о том, что осталось.
   Он поднялся на лифте, кредиты попискивали. Открыл сейф, достал оттуда тощую пачку писем, задумался, взял еще две голубоватые металлических пластины и ушел. Распахнутый зев сейфа открывал доступ к толстым пачкам тысячных кредитов и коллекционному набору редчайших зелёных валастов.
   Всё это прошлое.
   ...Лифт свистел, Денанций Кар торопился. Наконец он добрался до уровня ангаров. По дороге к нему присоединилась охрана, двенадцать тяжело вооруженных косергов в имперских скафах десятого уровня. Тяжко ступая, они окружили господина и шли этакой коробкой. Смешно, конечно, кто ж мог угрожать владельцу станции на его территории, но такова встроенная программа охранников.
   В ангаре Кар выбрал свой привычный корабль -- лёгкий аркианский крейсер, способный прыгать не хуже иных кораблей-разведчиков и защищённый на класс выше, с приличным вооружением, сенсорами и хорошей маскировкой. Неподалёку суетился Доктор, грузил в свою летучую живодёрню какое-то невнятное барахло. Денанций Кар не отказал себе в удовольствии и инфирнул живодёру число 38. Тот дёрнулся, обернулся, а затем начался носиться быстрее, подталкивая чемоданы, контейнеры и почтарей.
   Успеет, сволочь. Иногда Денанцию Кару хотелось -- против своих интересов и прибыли, -- чтобы когда-нибудь менгеле опоздал. Но это, явно, не сегодня. А жаль, жаль... живодёра Кар ненавидел, хоть тот и полезен сверх ожидания.
   Крейсер вышел из дока и направился к флагману, носителю сверхтяжелого класса под названием "Шуммерикад", похожему на огромную тупоносую, чуть сплющенную пулю с двумя рядами коротких серпов по краям. Тот висел в полутора тысячах километрах от станции, полностью освещённый, вокруг него роем шустрили тяжёлые истребители, грузовики и контейнеры, которые флагман принимал со станции. Адмирал Рестер Ро Кан всерьёз воспринял приказ и собирался забрать со станции максимум ресурсов.
   Пока крейсер добирался до авианосца, Денанций Морато Кар рассматривал станцию. Она была хорошей базой последние четыреста лет; хорошей и безопасной -- семь километров в диаметре, похожая на раскрытый цветок неттси, с широкими лепестками, и двумя толстыми тычинками вверх и вниз, окружённая сотней автоматических орудий и защитных систем.
   Как раз в этот миг один из лепестков озарился огнями и начал медленно уплывать. Столь же величественно развернувшись, он отправился куда-то в сторону внешних планет. Доктор спасал накопленное за сотни лет -- лаборатории, образцы, архивы. Ну, может и спасёт. Самому Денанцию это не интересно, всё по настоящему полезное он хранил в своих архивах, дублированных много раз и спрятанных так, что даже сам он с трудом найдёт.
   Крейсер подошёл к "Шуммерикаду" и скользнул в открытый портал личного дока. Через пяток секунд он угнездился в захватах и раскрыл наружный люк. Денанций Морато Кар покинул свой корабль, ни разу не столкнувшись с кем-либо из экипажа, люди все опытные и знают привычки повелителя.
   Снаружи ожидали трое: капитан корабля Емций Рейс -- такой же среднего роста сухощавый делар, как и сам Денанций, адмирал Рестер Кан -- высокая чёрная жердь в неизменном белом мундире, и Катос Ван Зейц, улыбчивый толстячок с мягким голосом и ледяными глазами, который часто говорил, что он тут "главный по шпиончикам". В своё время каждый из них пошел на добровольную установку узла лояльности, потому нет ближе помощников у Денанция. Все трое глубоко поклонились. Господь кивнул и направился к порталу внутренней транспортной системы, встречающие поспешили за ним. Команда косергов всё так же держала периметр вокруг повелителя.
   Когда добрались до апартаментов Денанция, тот оставил охрану в комнате у входа, а сам вместе с помощниками прошёл во внутренние покои. Проходя -- придирчиво осматривался -- нет ли лишнего, ненужной какой роскоши или неправильно потраченного кредита? Но ничего не нашел -- всё голо, босо и исключительно функционально.
   Зал стратегий тоже гол -- огромная пустая коробка с белыми стенами, четыре примитивных анатомических кресла, расставленных полукругом, а перед ними -- простой широкий стол. Господь занял крайнее кресло, подождал, пока остальные усядутся, и начал:
   -- Вы все знаете о Дыре и о Машине. Сегодня я получил информацию о том, кто может Машину запустить. Однако, источник пропал сразу после того как отправил письмо.
   Он помолчал.
   -- Судя по письму, один из крупных Фабрикантов не только знает, как заставить работать Машину, но у него такая Машина есть, и он её давно использует. Теперь становится яснее, откуда у них все эти запасы платформ под мобильные базы.
   -- То есть Машину можно использовать и таким образом... вы это знали, Адон? -- мягко вопросил Ван Зейц.
   -- Нет, и это делает Машину ещё ценнее.
   -- А что с агентом, могут ли они отследить его владельца?
   -- Катос, он из тех людей, которых для меня готовит менгеле. Такой формат человека ещё не засвечен нами на рынке, и концов тот Минералиссимус не найдёт. Сознание тоже не прочтёт, оно упаковано особым образом.
   -- У вас там есть ещё такие люди, Адон?
   -- Да, но не у этого минерального барона.
   -- Повелитель, а если Фабриканты обратятся к Самалантис?
   -- Тогда мы узнаем, чьи форматы крепче, наши или их. И это, в какой-то мере, тоже будет пользой. Да и Фабрикантам ещё надо придумать, чем заплатить сантасам, а дело это, сам знаешь, сложное.
   -- И теперь вы планируете договориться с тем Фабрикантом, Адон? Или мне готовить операцию по внедрению?
   -- Мы туда идём, чтобы разобраться на месте. Сомневаюсь, что Минералиссимус нуждается в чём-то таком, что есть у меня. Потому -- готовь идеи как захватить кого-нибудь из его специалистов. Но сначала побываем там, где растёт мой плод, он уже созрел.
   -- Да, Адон.
   Адмирал и капитан молчали, ожидая пока разговор перейдёт к темам их ответственности.
   -- Теперь вы. Задача первая -- попасть в Союз Фабрикантов как можно быстрее. Направление -- планета Черванна, скопление 614-223, Синий сектор 2. Варианты расчётов мне, капитан, жду немедленно.
   Емций Рейс молча кивнул и погрузился в работу с навигацией.
   -- Задача вторая. Я хочу иметь с собой весь крупный флот, который мы сможем доставить к Вратам на территорию Внешности. Весь флот, который либо успеет за "Шуммерикадом", либо незначительно от него отстанет. При этом учесть, что нам точно потребуется сопровождение по Внешности -- там начали пропадать корабли, но основная масса флота может ждать нас на Вратах в Гансте. Резерв времени -- пятнадцать дней от момента прохода "Шуммерикада" во Внешность.
   -- Может быть, назначить точку сбора во Внешности? -- Рестер Кан был мрачен.
   -- Нет. Я не хочу насторожить Минералиссимуса.
   -- Скажите, господин... -- вкрадчивым голосом прервал их Ван Зейц, -- а каким образом ваш человек обнаружил работающую Машину?
   -- Он использовал программу-сканер и просматривал память автоматических грузовиков. В последние месяцы их использование резко возросло, брали все, какие были под рукой, и служба безопасности не успевала устанавливать свою защиту.
   -- Можно сделать вывод, что у них критическая ситуация? И все эти слухи о том, что количество пропадающих кораблей постепенно растёт... Я бы предположил, что они готовятся к эвакуации.
   -- Возможно, ты и прав.
   -- А не нужна ли вам вторая Машина, Адон? -- сладко прошептал Ван Зейц. -- Вместе с персоналом, умеющим с ней работать?
   Все умолкли, даже Емций Рейс прекратил работу и остро взглянул на Ван Зейца.
   Господь же сидел с закрытыми глазами и улыбался.
   Вторая Машина! Да, это знак... ЭТО ЗНАК!
   Он позволил себе помечтать долгих двадцать семь секунд, очнулся и сухо произнёс:
   -- Ты прав, Катос, вторая Машина будет полезна.
   -- Я немедленно начну приготовления.
   -- Хорошо. А что скажешь ты, адмирал?
   -- Скажу, что ситуация несколько улучшается. Если у них там такая тревога и даже подготовка эвакуации, то мы сумеем залегендировать проход во Внешность некоторого флота малых кораблей и нескольких крупных. Сначала проходит флагман с прикрытием, а позже, через несколько дней, мы протолкнём через Врата еще один флот. Якобы потому, что вы узнали на месте о плохой обстановке.
   Денанций поморщился. Он буквально чувствовал, как с него заживо сдирают кредиты. Эти чертовы монополисты, корпорация "Воротари Дэнки", установили такой тариф на проход через региональные Врата, что даже Древний Император может почувствовать себя простым коробейником.
   -- Если Катос не сумеет придумать операцию малыми силами... -- неохотно произнёс он, -- тогда поступим, как предлагаешь ты, адмирал.
   Тот коротко поклонился и ушел в инфир, собирать флот.
   -- Капитан? Расчёт готов?
   -- Мы будем двигаться по безопасному маршруту, через системы с высоким уровнем безопасности, или пойдем по краю опасных зон?
   -- Какие варианты?
   -- Как вы помните, Адон, наш флагман -- переделанный левиафан, прыгать он может на пятнадцать световых. Но при таких прыжках мы здорово тратим энергию из накопителя. Если пойдем напрямую, без Врат, то это займёт около пятисот дней, что неприемлемо. Даже если будем покупать энергию на станциях зарядки, то всё равно срок сократится не больше, чем вдвое. Орбитальные маневры и переходы по системе занимают очень много времени.
   -- Никуда не годится. У нас времени не больше месяца.
   -- Да, повелитель. Я составил маршрут с использованием коротких и малоэнергетических прыжков, но безопасный маршрут займёт двести тридцать дней, с покупкой энергии -- около ста девяноста.
   -- Месяц, капитан, месяц.
   -- Тогда выбора нет, Адон. Во-первых, поначалу нам надо будет направиться не в сторону Внешности, а в сторону ОКСН.
   Денанций приподнял бровь.
   -- Там есть Врата с длинной хордой. Мы через них пройдем едва ли не половину территории Гансты. А во-вторых, большая часть пути будет проходить именно через Врата, и короткие прыжки через небезопасные системы. И о нас будут знать все, кто хоть сколько-то интересуется происходящим на рынке.
   -- Я понял... Емций. Плохо, когда конкуренты знают, где ты и что делаешь, будут торговые потери на текущих контрактах. Убытки, опять убытки и утраты. И еще буду вынужден отстегнуть жирный куш "Воротари Дэнки".
   -- Иначе не успеем, повелитель.
   -- Машина всё окупит, Адон, -- вмешался главный шпион.
   Если она будет, эта Машина.
   Но Денанций Морато Кар не сомневался, ведь Господь не терпит поражений.
  
   - - -
  
   Задачка оказалась интересной.
   Древний, потрёпанный грузовик, выкрашенный владельцем в оранжевый цвет, чудил и брыкался, стучал "лопатой" о стены ремонтного ангара и скребся ховерподами о бетон пола. Неван Ис Кар, специалист по настройке искинов, накидывал на управляющий блок грузовика инфирное лассо и тянул в свою сторону, пытаясь отвлечь искин и добраться отвёрткой до капота. Время от времени ему приходилось отскакивать и прятаться за стальной колонной. Старшие коллеги -- ну натуральные дебилы! -- ржали из соседнего отсека, показывали пальцами и изредка собирались целой толпой, комментируя успехи и неудачи Невана.
   Воля живого человека и холодная логичность искина, помноженная на долю программной безуминки, -- кто сильнее? Победила молодость, измученный парень отыскал таки совершенно дурацкую ошибку в области определения навигационных координат. Грузовик, оказывается, искренне уверен, что сидит себе тихонечко на складе, принимает контейнеры и борется с плохо настроенным кладовщиком.
   Вот так у нас всегда, -- думал грузовик, -- ну ничего не могут сделать прямыми руками! Всё через задницу! Даже не загрузят толком, хотя куда уж проще?! Кидают какие-то тупые команды, нет чтобы направить контейнеры по списку и отпустить в дорогу. И грузовик с досадой отмахнулся от назойливого дрона-почтаря. Тот спрятался за колонной.
   Когда Неван таки сынфирил листинг грузовика, он покраснел как маков цвет, с досады отшвырнул отвёртку, не забыв, однако закоротить искин и поставить его на заливку последней версии грузовичной гаджетики. Ибо стыд стыдом, а дело надо завершить.
   Как назло, тут же появился Няо Хао, пухленький и очень проницательный стец, хозяин мастерской.
   -- Делаешь успехи, Неван, -- усмехнулся он. -- Всего четыре часа и телега стоит смирно.
   Парень мрачно осматривал бетон в поисках отвёртки.
   -- Не расстраивайся, все мы когда-то проходили через такие дурацкие ситуации, -- продолжил хозяин авторемонта, -- и многие находили там нечто полезное для себя.
   -- Но почему, четверть, навимодуль так влияет на ситуативную логику?! Так же не должно быть!
   -- Что ты хочешь, -- пожал пухлыми плечами колобок Хао, -- не могут сделать прямыми руками, только через... ну, ты понял.
   Парень подозрительно покосился на хозяина мастерской, подобрал таки найденную отвертку и выбежал из модуля. Колобок же почесал затылок. И что он сказал? Всё верно, на фабе настраивают искинов через пятую точку, а ты потом разбирайся в их запутанном коде. Хотя простой грузовик построить -- куда уж проще?
   Неван же заскочил в раздевалку, ожесточенно содрал с себя комбез, швырнул его в стиралку и метнулся в душевую. У него еще пять минут, а потом надо звонить Телле. Девушка она капризная, если парень опоздает со звонком, может вильнуть хвостом и устроить свою женскую хитрость. Или, блин, не хитрость, а... четверть знает, как это назвать. Но домой они пойдут отдельно и никаких поцелуев! Не говоря уж о чём-то большем.
   Он мучительно покраснел и принялся драть себя мочалкой еще яростнее.
   Через несколько минут он, пытаясь попасть одной ногой в штанину уже постиранного комбеза и проявляя чудеса акробатики, инфирил Телле.
   -- Привет! Я освободился. Пойдём вместе?
   -- Я пока занята, -- улыбнулась в окошке светловолосая тростиночка. -- А чем это ты там таким занят, что дышишь так странно?
   -- Ничем, -- сказал Неван, поскользнулся и упал, крепко треснувшись головой о шкафчик, -- каз... о-о-о-о... м.
   -- Что?!
   -- Я... хотел сказать, что подожду тебя.
   -- Ну, ладно. Минут через десять выхожу.
   Неван отключился, поднялся морщась и охая, подошел к зеркалу, оглядел себя -- не слишком высокий, увы, но в принципе, неплохо выглядит, -- пригладил светлые с изжелтью волосы, поправил комбез, ласково улыбнулся, нахмурился, вздохнул и вышел, наконец, с работы. Телла ждать не будет, поскачет домой одна. Та еще коза... любимая.
   Через четверть часа они под ручку пересекали городской парк по длинной прямой аллее. Под ногами хрустели листья багрянки весенней, Неван и Телла загребали их носками ботинок и туфелек, подбрасывали в воздух и старались пинком отправить подальше. Дурачились как могли, ощущая в руке -- горячую ладонь другого. Встречные прохожие усмехались и отодвигались к краю аллеи. Любовь! Того и гляди, зашибут не глядя весь мир, а не только тебя.
   Но всё хорошее проходит, и парочка подошла к дому девушки, огляделась, поцеловалась украдкой и распрощалась. Парню до дома ещё половину квартала. Он и пролетел, как на крыльях.
   Дом светился огнями, значит ма и па уже вернулись с работы. Неван простучал ботинками по деревянному крыльцу, и зашел в дом.
   -- Привет, гулёна, -- поприветствовал его па Джек. Ма Ретта только усмехнулась, подошла и вытащила из волос Невана лист багрянки.
   -- Хорошего вечера, -- улыбнулся парень. -- Есть какие новости?
   -- Новости есть... -- протянул па. -- Очень важные новости.
   Тон его был серьёзен и Неван остановился.
   -- Дядя твой приезжает, -- выдохнул па и отвернулся.
   -- Дядя...
   -- Да. Ты же знаешь, мы никогда не скрывали, что ты наш приёмный сын. Дядя твой попросил о тебе побеспокоиться. Ему-то нельзя, он человек немаленький. Для тебя жить с ним было опасно. У него вдосталь врагов, вот и... уговорил нас.
   Ма молча ушла в свою комнату.
   Неван упал в кресло. Да, он это помнил, но никогда не думал, что дядя действительно когда-то появится.
   -- И... что теперь?
   -- Он приедет за тобой. Отвезёт в Империум, отдаст на обучение в колледж или университет. Я точно не знаю, но что-то такое он говорил.
   -- Я ведь уже закончил среднюю школу, мне на днях восемнадцать!
   Па вздохнул.
   -- Понимаешь, это уже вы будете решать, что и как. Мы тебя вырастили и сохранили, воспитали... как смогли. Но мы -- люди маленькие, а дядя твой человек серьёзный, и может даже ты ему наследовать будешь.
   Появилась ма и протянула Невану обруч. Обязательное ежевечернее сканирование, проверка загрузки навыков, так говорили родители Невану. Надо. Тот и не сопротивлялся. Надо так надо. Нацепил обруч и задумался.
   -- А вы как?
   -- А мы... Может быть останемся тут, может быть твой дядя подкинет нас до Империума. Надо поговорить с ним.
   -- О, па! А как он едет? Ведь здесь опасно, может лучше мы к нему навстречу?
   -- Не знаю, Неви. Но он... попросил нас дождаться его тут.
   Парень помолчал. Перелёты нынче становились опасны.
   -- Надеюсь, он летит на хорошем корабле и с большими пушками.
   Ма и па переглянулись, и па сказал:
   -- Он может себе позволить хороший корабль... Ладно, это от нас не зависит. А на сегодня в парке назначено собрание, придёт весь посёлок, мы тоже пойдём. Говорят, будут решать, как дальше быть и какие меры принять.
   Неван оживился. Вечером! Парк! Он помахал родителям рукой, поднялся в свою комнату и принялся инфирить Телле. Вечер мог сложиться исключительно интересно. Главное, слова правильные подобрать, а то девушка могла взбрыкнуть и провести весь вечер с семьёй, под заунывные рассуждения местных старейшин.
   Однако Телла ничего такого и не думала. Видать, идея до ночи слушать тоскливое шамканье старикашек её тоже никак не вдохновляла. Сговорились через час после начала собрания куда-нибудь вместе улизнуть.
   А там... гм... ведь молодым всегда есть что придумать, верно?
   И с этими мыслями парень принялся укладывать вещи для пикника. Родители пусть соберут свою корзинку, а он захватит и свой набор в рюкзачке.
  
   - - -
  
   ...Некоторые видели нечто плохое в названии Черванны, но таковы лишь те, кто никогда не бывал на этой планете. На самом же деле планета прекрасна своими багряными лесами, алыми рассветами и червлёными вечерними зорями. Черванна жила буйством огненных красок, и при этом -- оказалась тиха и мила, как будто создатель её творил планету в час восторга и любви.
   Если бы он поместил своё создание в зеленых или лазурных секторах -- быть Черванне знаменитым курортом половины обитаемого космоса, планетой для радости и отдыха. А так -- просто приятное место в малонаселённой пока Внешности, возможно -- будущая столица скопления.
   На Черванне люди успели разбросать свои города и селенья, научились выращивать местные злаки, кое-что привезли с собой. Живность планетная не слишком людям полезна и потому её постепенно заменяли привычной, хотя и выделили один огромный остров как заповедник.
   И казалось бы -- жить да жить местным, но нынче на планету как тёмную пелерину набросили. Слухи бродили один того хуже. На западе Внешности начали пропадать люди и корабли. Поначалу -- немного, чуть больше обычного. Думали -- завёлся какой-то новый клан пиратов. Борзые и злые, набирают капитал и корабли, чтобы уйти куда-нибудь в нулевые системы и там создать свои владения. Но нет -- никто больше не видел тех кораблей, да и патрульные силы Фабрикантов ни о каких новых пиратах не сообщали. И выкуп никто ни с кого не требовал, хотя было дело -- пропадали корабли людей с широкими кошельками.
   А потом змеёй метнулась новость -- Мисткаль умолкла. Хорошая планета на самом дальнем западе, чуть не десять миллионов населения, известна производством волоконной техники и армированных материалов. И -- тихо, ни одного беженца. Посланный на разведку нюхач тоже не вернулся.
   Ближайший к Мисткалю Фабрикант-Минералиссимус Тейди Ин Росси наладил туда даже небольшой флот из полутора десятка средних крейсеров. Флот канул в пространство и исчез. Трепет охватил весь дальний запад Внешности, но -- чудо, через Мисткаль проследовал случайный караван из четырех автоматических барж. Ошибка диспетчера с дальней станции, он поленился инфирнуть свежую карту с безопасными маршрутами. Когда подняли записи искинов -- обнаружили молчащую планету и обломки кораблей на орбите.
   Тогда Тейди не поскупился -- переоборудовал три десятка эсминцев на искинику и отправил разными маршрутами. Через неделю большинство эсминцев вернулось с новостями. Всё население планеты уничтожено неожиданно и одновременно -- кинетическими ударами с орбиты. Планета кипела, её континенты вскрыты как консерва -- ударами ножа, поверхность покрылась волдырями извергающихся вулканов, всё заволокло тучами пепла и кислотными облаками.
   Что там произошло с кораблями на орбите и небольшой орбитальной крепостью -- долго было неясно. Но потом нашлись добровольцы и дело пошло. В системе не оказалось ни следа каких-то чужих кораблей. Но по записям вышло, что пришли враги великой силой и появились одновременно, в одной точке, а не как привычно людям при прыжках -- с разницей во времени и в разных частях системы.
   У человечества появился сильный враг и с неизвестными технологиями. Много врагов случилось за последние тринадцать тысяч лет, некоторые ставили людей на порог небытия, но -- человечество живо, а те -- в карантине. Однако мало радости оказаться на острие удара и потому печалились жители Внешности.
   И сегодня, после лёгкого вечернего дождика, начали собираться жители поселка Листрик -- всё больше серьёзные краснорожие фермеры, их домовитые жены и бережливые дочери, плечистые сыновья и непоседливые внуки -- в местном парке, усаженном золотыми соснами и багряными елями -- там обычно обсуждали самые важные новости и принимали главные решения.
   Неван пришел на собрание со своими родителями. Они принесли с собой, как должно, пару бутылок и корзинку с едой, устроились на траве неподалеку от круглого главного стола, за которым уже восседали местные старейшины.
   -- Вижу, старцы наши уже в правильном состоянии, -- усмехнулся Неван, разглядывая красные физиономии местных авторитетов, восседающих вкруг стола. -- Сейчас начнут вещать.
   -- Сам понимаешь, выбор у них невелик -- или молчать, или хоть как-то постараться успокоить нас, -- проворчал отец Невана.
   И точно, через минуту поднялся древний дед и, потрясая сухоньким кулачком, начал рассказывать о благости Черванны и силе местных жителей. За ним последовали и другие столокружцы.
   Чем дольше говорили деды, тем больше мрачнел Неван. Остальные местные тоже не в радости -- видно, что старикашки сами не знают, как успокоить местных, но очень стараются. За усердие им поднесли ещё и через пару часов некоторые из старейшин мирно почивали мордой на столе, время от времени всхрапывая. Вече расползалось на отдельные кучки, где горячо обсуждали происходящее. В массе своей листрикцы приняли судьбоносное решение -- подождать и посмотреть. Авось, само пройдёт.
   Неван ускользнул от родителей, скрытно пробрался к семье Теллы. Та сидела с родителями и младшими братишками на самом краю поляны и скучала. Увидев знаки Невана -- сделала вид, что ей надо отойти, и вскоре уже увлечённо целовалась с Неваном, сидя у того на коленях.
   Короче, вече перешло в праздник.
   К одиннадцати ночи все распечатали принесённое, кто-то даже сгонял за добавкой, местная детвора притащила списанные военные иллюминаторы и устроила огненное шоу в небесах. Отцы семейств хоть и не мешали пацанве, но некоторые из них откровенно ежились при очередной вспышке. За праздником поначалу и не заметили, что в небе начали расцветать иные огненные цветы, а не только от иллюминации.
   Но завывший инфир заставил протрезветь даже мирно храпящих старейшин. В системе происходило страшное -- только что зашел объединённый флот Минералиссимусов Харди, Стоуна и корпорации "Веллурика", направлявшийся к Мисткалю. И этот флот неожиданно напоролся на флот чужих, который скрытно приближался к Черванне. Начались потери. Пятая часть флота людей уже сожжена, но в систему входили всё новые отставшие корабли, а вот флот чужаков пополнения не получал. Но -- огромен, почти сотня крупных кораблей.
   Из инфира выплыл образ губернатора -- Томас Кин Латти объявил мобилизацию.
   -- Сограждане, -- произнёс седоватый, но крепкий мужик лет пятидесяти, -- у нас есть только один шанс, и он -- только сейчас. Я знаю, у нас случались проблемы и недопонимания. Но сейчас не то время, чтобы это вспоминать. Мы все или погибнем, или победим. Я отдал приказ задержать все корабли в системе: гражданские и боевые. Гражданские стягиваются к пустотным хабам -- женщины и дети имеют право эвакуироваться, вы все сейчас получите свой список эвакуации. Военные идут к нашим двум орбитальным фортам, и вы, граждане Черванны, получите информацию о приоритетной мобилизации.
   Он вздохнул и продолжил:
   -- Я говорил с командующим флотом Минералиссимусов. Они дают нам пять часов на расконсервацию орбитальных фортов, большего не обещают. У них здесь только средние корабли, а у нападающих -- много тяжелого класса. И потому, нам нужен каждый специалист по искинике, каждый техник, каждый энергетик и каждый логистик. Если мы не разогреем орбитальные форты -- нам конец. К сожалению, политика экономии была ошибочна. Но сейчас не время разбираться кто виноват, надо делать то, что можем.
   Он помолчал. Никогда еще у губернатора не было такого огромного инфира, даже во время выборов.
   -- Остальные должны получить оружие на территориальных складах. Если будет наземное вторжение -- надеюсь, вы его остановите.
   И каждый житель Черванны вспомнил кадры с Мисткаля: там обошлось без наземного вторжения, планету расстреляли из космоса.
   Неван крепко сжал в объятьях Теллу. Она прошептала:
   -- Нев, я не хочу умирать... Ведь всё будет хорошо? Ведь кто-то придет от Союза? Или, может, ОКСН пришлет добровольцев... Я знаю, они так делают.
   Парень обнял девушку, поцеловал в волосы.
   -- Всё будет хорошо. Губернатор специально нагнетает, это просто политика. Ему нужна поддержка на выборах, и он решил поиграть в сурового вояку. Не бойся. У нас хорошие форты, я там был и видел огромные пушки и до черта снарядов. Я там был. И сосед тоже, рыжий Роджер, он спец по щитам, он говорил мне, что щиты там просто невероятные. Так что, поверь, мы надерем уши этим тараканам, или кто там они.
   Из инфира свалился пакет: приоритетная очередь мобилизации. Через сорок минут Неван, как специалист в искинике, должен быть в областном сборном пункте. Он поцеловал ещё раз Теллу и сказал:
   -- Вот, меня призывают. А это значит, что я пойду и укокошу злых таракашей. Поцелуй меня крепче, потому что стрелять придется долго и я вернусь нескоро. А я хочу помнить твои сочные губы.
   Он ласково улыбнулся и взъерошил ей волосы. Девушка вцепилась в него изо всех сил и прильнула к губам. Через несколько минут они попрощались, Неван вызвал рикшу и уехал. Он не стал говорить Телле, что рыжий Роджер так и не вернулся из полета в соседнюю систему.
  
   - - -
  
   Через месяц утомительных и тоскливых прыжков, после десятка столкновений в системах низкой безопасности, после омерзительного торга с корпорацией "Воротари Дэнки" на региональных Вратах в Союз Фабрикантов, флот Денанция Морато Кара ушел к системе, где жил Алеф-7. Флот невеликий -- флагман "Шуммерикад", два дредноута, один средний авианосец и пяток линкоров. Но даже такой флот казался Денанцию Кару чрезмерным -- вопль улетающих с каждыми Вратами кредитов терзал его не хуже циркулярной пилы.
   К счастью, последний прыжок они могли сделать сами и почти на пределе дальности для линкоров -- одиннадцать светолет.
   Когда флагман вышел из прыжка, инфир буквально взорвался: к Денанцию Кару стучались капитаны дредноутов и одного линкора, остальные корабли были ещё в прыжке. Не успел Денанций открыть пакеты, как адмирал Рестер Кан объявил алую тревогу. Что ни говори, а он тренирован на боевые ситуации и напичкан имплантами на скорость реакции по самую маковку.
   Пока Господь пытался осознать ситуацию, адмирал приказал дредноутам и линкору гнать корабли в сторону от боя, даже за счёт пережога ускорителей.
   Тут из прыжка вышли еще один линкор и авианосец, а с планеты протянулась нить связи -- местные шишки хотели знать, кто таков гость и чем он им может помочь. На Черванну нападали какие-то тараканы -- или не тараканы, а какая иная чужинская хрень, и вторженцев много: под сотню тяжелых кораблей. У защитников же всего две орбитальных крепости... хех, да какие там крепости, форты! с едва поднятыми щитами и разрозненная масса легких и средних кораблей.
   Денанций Кар перевел вызовы на адмирала, приказал кораблям встать в разгон в сторону от флота вторжения и распахнул окно во всю величину стратегического зала. Вскоре к нему присоединился адмирал. Капитан предпочёл остаться на мостике.
   -- Мой прогноз -- семь или восемь часов, господин, -- мрачно рубанул Рестер Кан. -- Больше щиты их фортеций не выдержат.
   -- На планете -- Алеф. Он мне нужен.
   -- Повелитель... Алеф важен, не спорю. Но никто не знает, что это за вторженцы. Предлагаю разогнаться в сторону внешних планет, подождать пока не заполнятся аккумуляторы и уходить. Пяток часов на зарядку для прыжка в соседнюю систему мы как-нибудь выдержим.
   -- Ты не понимаешь, Рестер. Алеф лучший на сегодня, страда объявлена и... он мне нужен.
   -- Риск, Адон. Большой риск. У вас есть и другие... племянники.
   -- Меня ведёт вселенная, адмирал, -- осклабился Денанций Кар. -- Что ты можешь предложить?
   Адмирал тяжко вздохнул:
   -- Флагман продолжим разгонять. Сбросим авиагруппу, это облегчит носитель. Дредноуты тоже пусть разгоняются по нашему вектору, но -- по возможности. Авианосец направлю к нашим дредноутам, пусть прикрывает. Линкоры... два линкора мы потеряем, это те, что вышли неудачно. С остальными пока неясно. Я запрошу целеуказания от орбиталей, да и флагман будем периодически разворачивать в сторону флота вторжения и стрелять из главного калибра.
   -- Теперь я вижу моего адмирала, а не ширного торчка, -- произнёс Господь с закрытыми глазами.
   Рестера Кана передёрнуло.
   -- Исполнять! И отправь команду за Алеф-7.
   Адмирал поклонился и покинул покои повелителя. Через четыре минуты зарядится единственное крупное орудие "Шуммерикада", оставшееся после переделки корабля из левиафана -- электромагнитная катапульта XL-класса. Надо будет вытрясти из местных самые точные координаты больших кораблей врага и немножко пострелять. Это, конечно, сильно замедлит наполнение аккумуляторов, но приказ повелителя однозначен.
   Инфир кипел и плескался, но по дороге к рубке Рестер Кан сумел коротко пообщаться и с местными и с командирами тех остатков флота, который ещё рубился с чужими в пространстве средних планет. Тут уже подключился капитан флагмана и с хрустом отодрал данные со сканерных систем дредноутов. Наложение полей и данных с разных источников, самопожертвование мелких кораблей флота защитников давало интересную и довольно точную картину.
   Адмирал запросил переговоры с союзниками -- стоило договориться о том, как лучше исполнить волю повелителя. Через некоторое время на экране появился типичный внешник -- стец, коренастый и с лицом, будто вырубленным из гранита.
   -- Флаг-обер Тишински. Вы решили нам помочь?
   -- Адмирал Рестер Кан. Да, поддержим, но недолго. Владелец нашей корпорации на борту и я не стану им рисковать. Постреляем, сколько сможем, но на чудеса не рассчитывайте. Как зарядимся -- уйдём.
   -- Спасибо за честность. Мы запросили поддержку, но гипер взбаламучен. Чужаки глушат наши передачи и мы не уверены, что штаб получил сигнал. Пришлось отправить курьера. Когда уйдёте, сообщите о ситуации Харди и "Веллурике". Может, они хоть планету спасут.
   -- Договорились. А теперь кидайте информацию. Что, как и где... и дайте доступ к системам целеуказания.
   -- Ловите. А за целеуказаниями вам к губернатору, у нас большинство ушастых выбито, сами наводимся от сенсоров орбитальных фортов.
   -- Хорошо, пакет получил.
   -- И это... погодите. Есть очень важное. Не знаю, как будет с вами, а у нас в первые минуты множество пилотов и навигаторов одновременно выбыло из строя. Потом они пришли в себя, но мы потеряли за то время кучу прекрасных кораблей. И флагман тоже.
   -- Какие симптомы?
   -- Когда человек видит корабли чужаков, он впадает в ужас и некоторое время нефункционален. Через час или больше всё проходит.
   -- Вот как. И все пилоты?...
   -- К счастью, не все. Но многие и почти все, кто был на флагмане. Что странно, это действует в основном на навигаторов и пилотов, простые техники не подвержены, мы проверяли.
   -- Понял. Вижу, наш капитан уже начал получать целеуказания. Сейчас дадим огня.
   Тишински кивнул и отключился.
   "Шуммерикад" величаво разворачивался в сторону целей. Дульные эффекторы, установленные у конца трубы катапульты, растопырились, баллистический искин получил суперпозицию данных. Орудийный фаб изготовил снаряд с рассчитанной до пикограмма массой. Трехкилограммовая болванка сложной структуры была загружена в шахту и через мизерную долю секунды покинула её на скорости 0,12 С в виде полурасплавленной капли, дульные эффекторы скорректировали её полёт. Флагман снова встал на курс к внешним планетам и начался нескончаемо долгий цикл загрузки катапультных аккумуляторов.
   Рестер Кан инфирнул запись разговора капитану "Шуммерикада" и Ван Зейцу. Вскоре стало ясно, что главшпион принял информацию всерьёз -- с мостика начали группами отзывать людей. Через час адмирал понял, что надо беспокоить повелителя.
   В окне проявился бесстрастный образ Денанция Кара.
   -- Адон, внешники сообщили: их корабли подверглись влиянию неизвестного оружия. Возможно, это чужаки. Потребовалась проверка почти всего квалифицированного персонала.
   -- Что за оружие?
   Адмирал переслал ему запись разговора с Тишински.
   -- Я вижу, наш главный по шпиончикам не зря ест свою пайку... Как прошла проверка?
   -- Чудовищно, мой господин. Большая часть навигаторов и пилотов крупных кораблей впадала в панику. К счастью, мы разработали экспресс-метод и за 30-40 минут приводим людей в порядок.
   -- Теперь они не боятся?
   -- Они в порядке, насколько медики могут судить.
   -- Так, ты сказал про крупные корабли. А мелочь?
   -- Да, как ни странно, среди пилотов истребителей только два случая.
   -- Есть что-то общее?
   -- Все заболевшие -- пустотники, причем офицеры и высококлассные специалисты. Одно исключение -- пилот истребителя, он планетник. Но при этом -- ас, каких мало. И очень увлеченный делом человек.
   -- Не шпион?
   -- Нет, капитан Емций знает его деда, да и семья пилота служит вам вот уже полторы сотни лет.
   -- Хорошо. Что их объединяет?
   -- Ищем. Пока не нашли.
   -- А как вы?
   -- И я, и адмирал -- стабильны. Никаких признаков.
   -- Чудесно. И ужасно.
   -- Да, Адон.
   -- Что-то ещё заметили?
   -- Ничего специфического, но у всех активизировались рассылки. Скачивали новости Империума с местных точек. Всякие разные. И вообще, повышенная инфирная активность, но отследить не получилось. В новостях нашлось интересное -- у всех пораженных среди прочего совершенно разного новостного мусора одна и та же тота. Вроде и обычная... но не совсем. Зачем пилотам интересоваться делами на бирже? А в тоте -- пресс-релиз по поводу цен на акции корпорации "Стеллакрон". На аркесте, минимум пятого уровня. На пятом аркесте! Новости про акции! У нас нет на "Шуммерикаде" специалистов, которые могли бы не то, чтобы говорить на нём, но даже определить уровень этого аркеста. Но -- перевели как смогли на синт. Вот текст.
   Господь смотрел на послание. Послание смотрело на него. Довольно долго Денанций крутил сообщение, прикидывая варианты смыслов использованных в нём слов. Обычная пресса, хоть и какая-то косноязычная. Но Денанций не лингвист, контрактёр или нотариус, ему с трудом поддавался аркест даже третьего уровня. Почти абсолютная память здесь не помогала, надо иметь талант.
   -- И что это значит?
   -- Код не обнаружен, господин. Но это же аркест, а с ним, сами знаете, всё непросто.
   Денанций знал. На аркесте можно так высказаться, что никакого кода не надо. Вроде всё прямым текстом -- а и не поймёшь, что за текстом стоит еще один смысл. Или два смысла. Или три... Или семь! В зависимости от уровня аркестранта.
   -- Вернёмся -- всех проверить. Всех.
   Адмирал кивнул.
   ...Через долгие три часа после выстрела в космосе расцвела короткая вспышка. Первый удар был удачен, чего нельзя сказать о последующих трёх. Но к моменту попадания, "Шуммерикад" выполнил уже сорок выстрелов, и треть из них позже поразили цель, поскольку те почти не маневрировали. А семьсот килотонн -- это довольно много при прямом попадании, корабли врага хоть и не испаряются, но получают такие внутренние повреждения, что не остается ничего живого или работающего.
   Минус двенадцать кораблей тяжелого класса у врага. Потеряно два линкора у Денанция и треть флота союзников. Орбитальные крепости пока держались, и одна даже постепенно раздувала щиты. Но это ненадолго, как только чужие выбьют флот, они примутся и за орбитали.
   Господь удобно устроился в кресле стратегического зала и размышлял с закрытыми глазами. Он улыбался. Тараканы, значит? Придётся пооборвать им лапки. Ни один таракан не устоит пред Денанцием Морато Каром! А потом Господь уйдёт и унесёт свой плод. До судьбы самой Черванны Денанцию дела не было.
   Звякнул инфир.
   -- Алеф-7 отсутствует на планете, -- непривычно сухо произнёс главшпион, -- его мобилизовали на одну из боевых станций. Я направил эвакуационный челнок туда, но местный губернатор отказался отпускать хоть кого-то из специалистов. Ситуация у них критическая... четверть! Челнок... потерян.
   Денанций цапнул инфир. И верно, вокруг Черванны кипело. Люди ежеминутно теряли то один, то другой корабль. Крупные еще держались, а вот мелочи повыбито много. Щиты орбитальных фортов заливали потоки плазмы.
   -- Отправь туда крейсер, из нашей авиагруппы. С минимальной командой. Пусть идут на пределе ускорителей, но применяют уклонение. И это... перед выходом пусть техники сбросят с крейсера всё вооружение и поставят модули щитов, какие успеют. На все -- четверть часа.
   -- Губернатор?
   -- С ним я договорюсь.
   Ван Зейц поклонился и исчез. Денанций вызвал губернатора планеты. Связь установилась немедленно.
   -- Томас Латти, губернатор. Благодарю за вашу помощь, мы её не забудем.
   -- Благодарность это ценно. А сейчас, губернатор, скажу прямо, на простом понятном синте. У вас моя прибыль и я её хочу.
   -- Господин Кар, он -- мобилизован. Я не могу его отпустить. Как только я начну спасать отдельных людей, а не планету целиком -- всё тут же рухнет. Даже моя семья сейчас на Черванне.
   -- Это мой племянник.
   -- Да хоть племянник господа бога. Если я его отпущу -- до завтра не доживу. И планета тоже. Вы-то уходите, мне Тишински сказал. А мы остаёмся. Так понятнее?
   Денанций помолчал.
   -- Вы политик, Латти. Вы чего-нибудь, да придумаете. Предлагаю сделку.
   -- Слушаю, -- лицо черваннского губернатора застыло холодной маской.
   -- Вы отдаёте мне моего человека. Взамен я останусь в вашей проклятой системе еще на три часа и мой флагман продолжит участие в бою.
   -- Пять. Пять часов.
   -- Четыре.
   -- Согласен. Но присылайте свой корабль, у меня ничего не осталось. Мы тут сидим в крепости без единого корыта. Всё посбивали. Вот так-то, господин Кар.
   -- И еще мне нужен мой челнок, гражданский. Он на планете и вы его реквизировали. А там люди, которые связаны со мной контрактом.
   -- Час.
   -- Десять минут, не больше.
   -- Тогда заберите с челноком еще человек двадцать, эвакуируйте хотя бы их.
   -- Хорошо. Ловите контракт.
   Томас Латти подписал контракт и разорвал связь.
   -- Рестер, Катос, видели?
   -- Да, Адон, -- синхронно подтвердили названные. Они висели в фоновом канале.
   -- Адмирал, мне нужно чтобы к моменту подлёта крейсера тараканы перестали стрелять по тому форту. Делайте, что хотите. А ты, Катос... что там с крейсером?
   -- Уже летит.
   -- И сообщи группе эксфильтрации наблюдателей, что челнок им сейчас вернут. Пусть забирают и коммерческих родителей Алеф-7, у тех должны быть нужные мне материалы. Ну и прихватят каких-нибудь там местных, голов двадцать. И валят оттуда.
   -- Выполняю, повелитель.
   "Шуммерикад" вздрогнул и начал разворот к планете.
   Адмирал уже советовался с капитаном. Они потребовали от местных прямой доступ к сенсорам боевых станций и, как ни странно, получили его. Вскоре план вчерне был готов. Емций Рейс и его баллистики с навигаторами проанализировали карту чужих кораблей и выделили среди них два интересных типа: корабли первого типа медлительны, и судя по пакету от внешников, хуже защищены, зато стреляли кинетикой очень далеко; второй тип представляли собой быстрые корабли с вооружением среднего радиуса, но широкой зоной поражения. Именно они устроили плазменный ад около фортов. Оставшиеся корабли сложно классифицировать, они похоже, хорошо защищены, имели среднюю скорость и что-то типа средних фазеров на вооружении.
   Выводы адмирал обсудил с Тишински, тот был еще жив и даже пообещал устроить небольшую самоубийственную атаку добровольцев на кораблях с самыми лучшими сенсорами. Всё равно его флот таял куда быстрее, чем с экранов исчезали отметки чужих. А тут -- хоть какой-то шанс отомстить.
   Командование объединённым флотом принял на себя центр управления на "Шуммерикаде", там стояли самые лучшие искины из тех, что можно достать за деньги. На своём флагмане Господь не экономил.
   Через полчаса все добровольцы погибли, но объединённый флот людей получил исключительно точные данные по снайперским кораблям чужих.
   Дредноуты из флота Денанция Кара и оставшиеся в строю корабли Минералиссимусов сосредоточили свой огонь на носителях плазмы, а вот "Шуммерикад" принялся отстреливать снайперов. Электромагнитная катапульта работала в предельно скоростном режиме -- ее накопители грузили едва наполовину, отчего снаряды набирали всего 0,08 С, и в каждом выстреле по четыреста индивидуально изготовленных шаров. Фаб готовил набор шаров по рассчитанному протоколу, чтобы рассеяние было равномерным и вспрыскивал шарики в ствол орудия единым пакетом.
   Тактика оказалась удачна, дальнобои чужих хоть и не лопались как раньше, но им явно хватало даже ослабленного выстрела. По крайней мере из поврежденных двух десятков дальнобоев продолжал стрелять только один. А если учесть, что теперь главный калибр "Шуммерикада" стрелял на треть чаще... то неудивительно, что через два часа все оставшиеся снайперские корабли чужих сосредоточили огонь на флагмане, а носители плазмы забыли про орбитальный форт и потянулись в сторону приближающегося тяжелого носителя. Третий тип чужих направился в сторону фортеции, чей щит раздут меньше.
   Два часа из четырех уже прошло. У чужих уничтожено еще тридцать четыре линкора -- все снайперские и десяток плазменных. Вместе с теми восемью, которых сожгли до прихода "Шуммерикада", враг потерял больше половины флота. Но пессимист сказал бы, что у врага осталась еще половина флота. И сказал бы он это не зря.
   От флота внешников осталась едва одна десятая. Тишински погиб со всей командой своего корабля. Один линкор из флота торговца настолько избит, что адмирал разрешил его бросить и спасательные капсулы метнулись по пространству. Два остальных уходили с поля боя на ускорителях и через полчаса им придётся выпрыгнуть из системы, уйти в соседнюю. Туда уже ускользнул авианосец, потерявший почти всю авиагруппу. И если дела пойдут так же как и сейчас, то скоро придётся что-то решать с одним из дредноутов -- щиты его находились в красной зоне.
   Авиагруппа с "Шуммерикада" в составе сотни истребителей и сорока корветов так еще и не добралась до врага -- сказалось то, что поначалу носитель уходил от планеты. Эсминцы и крейсера адмирал оставил при себе, спрятав в тени щита носителя.
   Около двадцати медлительных и бронированных линкоров врага добрались до орбитального форта и тут выяснилось, что их оружие чрезвычайно эффективно на близких дистанциях -- щит на глазах начал проседать. Второй форт пытался помочь, но не слишком удачно -- хоть щиты крепости и приличны, а вот вооружение подкачало. "Шуммерикад" в свалку не ввязывался, у флота торговца свои проблемы: ушли два оставшихся в строю линкора, один из дредноутов потерял больше половины брони и две трети вооружения, и пока команда боролась с внутренними пожарами, навигатор всё-таки сумел выполнить прыжок, а враги тут же сосредоточили огонь на втором дредноуте.
   Денанций Морато Кар наблюдал за ходом боя совершенно бесстрастно. Самое важное для него в другом -- крейсер прорыва добрался до форта, принял Алефа и на полной скорости нёсся к флагману, время от времени совершая резкие зигзаги. Команда, поди, цветом похожа на свежую листву.
   Господь вытащил из инфира короткое послание Томаса Кин Латти:
   "Направляю вам временно мобилизованного Невана Ис Кара в качестве прикомандированного офицера связи."
   Что же, политик должен был найти выход и он его нашел. Он оплатил одной жизнью четыре часа боя -- таких шикарных сделок за собой Денанций Кар припомнить не смог. Ничего не поделаешь, сегодня родится герой и умрёт великий торговец. Денанций даже решил, что когда-нибудь он лично запишет эту историю на скрижалях нового мира.
   Инфир пискнул. Дважды. Плод прибыл. Один из орбитальных фортов взорвался.
   В этом Денанций тоже увидел руку судьбы.
   Миллионы умрут, один родится.
   Он приказал привести юношу в своё жилище и кинул короткое сообщение живодёру. Когда Денанций добрался от зала стратегий до своих покоев, Неван уже бродил по помещению, явственно нервничая. Денанций вошёл, Неван застыл. Господь с легкой улыбкой приблизился к нему, обошел кругом, осмотрел.
   Урожай хорош!
   -- Э... здравствуйте, -- смущенно промямлил урожай.
   -- Ты похож на меня, -- одобрительно кивнул Денанций Кар, -- те же глаза, тот же цвет волос. И я вижу, не забываешь держать тело в здравом духе.
   -- Да, я... мне родители...
   -- Молодец, но... -- строго сдвинул брови Господь, -- необходимо убедиться.
   -- Что?
   -- Тебе родители говорили о том, кто я?
   -- Не очень много. Говорили, что вы большой человек и спрятали меня от врагов.
   -- Вот именно. Уже много раз бывало, что враги похищали моих родственников и подсовывали вместо них двойников.
   -- Но я-то не двойник!
   -- Я должен убедиться. Ты же понимаешь, в большом мире свои правила. Пойдём, одна небольшая проверка и после неё я смогу тебя, наконец, обнять и назвать племянником.
   Денанций Кар двинулся вглубь своих покоев. Там, защищённая специальной броневой капсулой, находилась гардеробная. В гардеробной стояли два здоровых белых ящика, похожих на медкапсулы.
   -- Похоже на больницу, -- неловко пошутил парень. -- Но я совершенно здоров!
   -- Это гардеробная, -- хмыкнул Господь и ещё раз окинул внимательным взглядом Алефа: хорош урожай, хорош! -- Здесь переодеваются.
   -- А...
   -- Вот, ложись сюда, -- и Денанций Кар самолично откинул крышку.
   -- Раздеваться надо?
   Господь усмехнулся.
   -- Не обязательно, только обувь сбрось.
   Парень лёг, Денанций закрыл медкапсулу прозрачной крышкой и неожиданно для самого себя подмигнул Невану. Тот заулыбался. Денанций усмехнулся, нажал на кнопку и парень потерял сознание.
   Господь терзался нетерпением. Тело испытывало Господа -- чесалось и тянуло, скрипело суставами, шуршало сухой кожей, тянуло к земле тяжестью в желудке. Ничего такого не было еще вчера, а тут -- вот! Близость урожая раздувала пожар алчности, казалось -- помедли час и раздерёшь себя ногтями до крови.
   Он пошевелил инфир.
   -- Менгеле!
   -- Да... Адон.
   -- Технику проверил?
   -- Э... Адон? Вы решили прямо сейчас, во время боя?
   -- Да.
   -- Повелитель, повремените немного. Уйдем из системы и там всё провернём.
   -- Ты чего удумал, живодёр, удовольствия меня лишить?
   -- Нет, нет, Адон! Но эти чужаки так запакостили гипер, что тут довольно грязно. Лучше дело сделать там, где почище.
   -- Хм... Так ты проверил?
   -- Да, отклики нормальные, сигнатуры хорошие. Да и крыски в моих контрольных аппаратах себя правильно ведут.
   -- Тогда ждать не буду.
   -- Э... Да, Адон.
   Денанций Морато Кар вызвал вешалки, сбросил им свой скаф, с удовольствием потянулся, почесался и забрался во вторую медкапсулу. Что дальше происходило, не видел никто. Даже Доктор-живодёр, которому страсть как хотелось подсмотреть хоть разочек за жатвой. Но жить он хотел сильнее.
   Через час из гардеробной явился Неван... и вызвал Рейса, Кана и Ван Зейца. Три окна повисли перед ним.
   -- Адон, -- коротко поклонился адмирал.
   -- Адон, -- поклон капитана на миг дольше.
   -- Адон, -- улыбнулся руководитель разведки.
   И в этот момент "Шуммерикад" затрясся от попаданий.
   -- Меня не было всего полчаса, куда вы вляпались?
   -- Почти вся группа линкоров идёт к нам. Враг потерял восемь линкоров и теперь у них осталось тридцать шесть. Я начал маневр уклонения флагманом, разгоняемся к внешним планетам. Через несколько минут наша авиагруппа вступит в бой.
   -- Так... я вижу, срок нашего контракта с местным губернатором закончился. Мы уходим из системы, ни к чему терять имущество.
   Адмирал поклонился и отозвал малые корабли. За час они вернутся, а уж час флагман продержится, и даже, пожалуй, сумеет сократить флот врага еще на пару-тройку линкоров.
   Неван... да нет, Денанций Морато Кар, собравший урожай, с удовольствием прошёлся по залу. Тело сидело как влитое, как родное. Нигде не жало, ничего не чесалось, не скрипело, не шуршало... непредставимая разница с тем, что было час назад!
   Он позволил себе упасть в кресло и немного помечтать.
   Урожай снят. Теперь он заберёт отсканированные воспоминания Алеф-7 у нанятых родителей, и осторожно, по секунде, по минуте, начнёт приживлять их. О, он будет осторожен. Очень осторожен, ведь чужие воспоминания так манящи, так сладостны... и так опасны, если превысить разовую дозу.
   Он, Денанций Морато Кар, смаковать будет очень медленно. По минуте, по секунде, проживёт все эти чужие восемнадцать лет. Восемнадцать лет, наполненных новизной ощущений, первыми опытами общения с людьми, ясельными обидами, учёбой в школе, ярким солнцем, солёным морским ветром, шуршанием осенней листвы и может даже любовью! А что?! Ведь у такого парня вполне могла быть любовь и даже не одна.
   Господь расслабленно потянулся в инфир, узнать где же тот челнок... со столь сладким грузом. Прочитал, выпрямился и уставился неверяще в пакет.
   Челнок сбит ударом с орбиты при взлёте.
   Как?! Он... восемнадцать лет! Эти твари лишили его послевкусия!
   Урожай был безнадёжно испорчен и горчил поражением.
   Денанций Кар выдернул из инфира адмирала и прохрипел:
   -- Адмирал, возвращаемся! К чёрту деньги, всем кораблям старт! Раздавите тварей!
  
   - - -
  
   ..."Шуммерикаду" повезло. Он потерял почти все малые корабли, щиты ему снесли, броня отлетала целыми секциями. Но "Шуммерикад" выжил. Выжил и Денанций Морато Кар. В системе появился небольшой флот из четырнадцати линкоров, которые несли на себе метку Минералиссимуса Харди. Корабли вышли достаточно близко от флагмана корпорации "Триуннер" и вместе они справились с остатками флота вторжения.
   Новый флот внешников даже успел к планете, снял остатки гарнизона с падающего на планету второго форта, а потом неделю оттаскивал его обугленные конструкции на высокую орбиту. "Шуммерикад" всё это время чинился, собирал по пространству капсулы со своих линкоров и малых кораблей, подбирал остовы крейсеров и эсминцев, на ремонт или в переработку.
   А в глубине корабля, в защищённом нейтриллом помещении, всю эту неделю провел Господь, безвидный и безгласный. Всю неделю перед ним горели шесть экранов и стрекотали кредиты. Миллионы утекали за миллионами, он -- смотрел. И хлебал кислый желудёвый кофе, закусывая черствыми хлебцами. На экранах проходили другие шесть жизней; те, которые он уже никогда не проживёт. Шесть других Алефов жили своими маленькими радостями и горестями, мышиными победами и комариными поражениями. Но они довольны, четверть, довольны! С ними воспоминания этих восемнадцати лет!
   А он -- пуст.
   Господа терзало гадкое чувство, впервые в жизни он усомнился в своей особости.
   Наконец он принял решение, отдал приказ наблюдателям убить оставшихся клонов и экраны стали гаснуть один за другим. Вначале потемнел Алеф-3, потом Алеф-1... Дольше всех продержался шестой, но вот и он ушёл во тьму. Заодно посерело и имя наблюдателя. Хм, имя женское.
   Господь отмахнулся от той далекой трагедии, не хватало еще следить за жизнью муравьев. Он сумрачно ухмыльнулся и отсалютовал помрачневшим окнам остывшим желудятником. Наконец-то он снова один и неприятное чувство ушло. Ведь Господь должен быть един и неделим, потому что... Потому что... Потому...
   Потому -- что?!
   Он забыл. Он забыл!
   ОН -- ЗАБЫЛ.
   Перенос впервые прошел неудачно.
  
  
   * * *
  
  
   < Тота из трансляции "Слухи на рынке" >
   "Из Внешности передают: одна из корпораций Торговой Гансты -- "Триуннер" -- выступила в последних событиях на стороне Фабрикантов и защитила их от крупных убытков. Прибыли корпорации неизвестны, но судя по использованным силам, они должны быть существенны.
   Тем не менее, падение цен на ресурсы Союза Фабрикантов продолжается и это говорит любому внимательному брокеру, что культурная программа не завершилась.
   Однако ходят упорные слухи, что некоторые Семьи из Нижнего и Среднего Круга выставили контракты на покупку аудиенций с главой корпорации "Триуннер", другие же Семьи сбрасывают торговые контракты с этой корпорацией с существенным дисконтом, который достигает половины процента"
  
   < Тота из трансляции "Вопросы Внешности" >
   "Союз Фабрикантов объявил о начальной мобилизации с установленной планкой в размере 1%.
   Продолжаются сообщения о том, что многие крупные и даже мелкие Фабриканты получают существенные заказы от неназванного покупателя.
   Планета Алтеста и фабрикатт в системе Верс перестали передавать несущую частоту"
  
   < Тота из трансляции "Инфоцентрал ОКСН" >
   "Передвижение четырех флотов во главе с двадцатью семью мобильными базами в сторону региональных Врат к Торговой Гансте и Зелёной Арке происходит в рамках плановой ротации находящегося на маневрах ограниченного контингента во имя осуществления союзнической поддержки единочеловеческой деятельности.
   Проход добровольческого флота во главе с пятью мобильными базами на территорию Зелёной Арки производится по согласованию с Королём-Древом и осуществляется для планового пополнения находящихся на совместных маневрах гражданских сил во имя осуществления союзнической поддержки единочеловеческой деятельности"
  
   < Тота из трансляции "Глас Древнего" >
   "Старая Империя не комментирует слухи о передвижениях своих флотов. Старая Империя не комментирует слухи о передаче некоторых резервов флота другим государствам.
   Древний Император и Генерал Курии на проводимой раз в столетие церемонии подтвердили вековечный союз между Старой Империей и ОКСН"
  
   < Квота из трансляции "Скачущий по деньгам" >
   "-- ...что, мои друзяшечки-братишечки, вы так же пучите глазки, как и я? Тоже не понимаете, что там за кашка заваривается на далёком севере?! И какой четверти Ганста вмешалась в события на территории Внешности? И при этом та же Ганста продолжает игру против минеральчиков, на которой, -- вы только никому не говорите, друзяшечки, -- я уже поднял почти триллиончик!
   Так обрадую вас, мои кошелёчные племяннички и совсем неродные друзяшки, -- по той каше никто ничего сказать не может. А кто может, не говорит. Однако слухи доносятся весьма хрустящие, и я даже начал вкладывать мои милые триллиончики в небольшие запасики корпусов крупных кораблей. Вот так, мои друзяшечки.
   Помните, я вас спрашивал, -- а вы похабно сопели и гнусно хихикали мне в инфир, -- не война ли то?!
   Так вот -- война! Только -- руку на плечо! -- никто пока не знает с кем. Маркетинг всё ещё сидит во Внешности набрав полный рот выперцов и получает такое же молчаливое пополнение.
   А хлеще того, в той войне всяк поучаствовать рад -- ганстеры уже отметились, салатики перебросили во Внешность даже больше мобильных баз, чем обещали, ОКСН туда же прут не разбирая Врат, а Мудрый Великий Старый Древний Император, чьё имя почти такое же длинное как у меня, за каким-то чёртом сдал в лизинг святошам четверть своего резерва.
   Четверть!
   Четверть!
   Четве... это у меня четвёртую челюсть четвертануло, четверяшечки!
   Короче, если у вас еще остались денежки, то выкупайте кораблики, и лучше всего ближе к территориям шахтёров, федератов и торгашей, там они в ближайшие месяцы непременно подорожают, не будь я сам Великий Хвостатый Скачущий По Деньгам!"
  
  

Оценка: 1.00*2  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"