Подымски Мишель: другие произведения.

Абсолютная демократия

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Его сын умирает от рака, а он не может помочь. Ведь разработки лекарства от этой болезни давно закрыты. Но вот, кажется, у него появился шанс. Став президентом, он сможет разморозить давние разработки. Но что значит власть в мире, где правит абсолютная демократия...

   - Потерпи, сынок, все будет хорошо, - соврал Марк. - Просто потерпи.
   Он положил руку на лишенную волос голову сына, которая показалась ему слишком горячей.
   - Потерпи, сынок.
   Он попытался улыбнуться, но вместо этого его рот расплылся в кривой гримасе, а по щеке потекла слеза. Белые больничные стены, казалось, сжимались с каждой минутой, комната становилась все меньше, а потом расплылась, превратилась в серо-белое месиво. Не было ничего, только сын и плачущий отец у его койки. Если бы Марк мог поменяться с Робертом местами, он сделал бы это незамедлительно. Но, к сожалению, это было невозможно. Слезы огромными каплями стекали по щекам Марка, капали на воротник белоснежной рубашки, образовывая пятна, руки тряслись, словно собирались отсоединиться от тела, а поперек горла нашел место колючий комок.
   Мужчины не плачут - так когда-то говорил Марку его отец. И был не прав.
   Рак четвертой стадии у мальчика обнаружили слишком поздно, и все врачи хором говорили, что ребенок не выживет. Может, ему остался день, может, неделя, от силы месяц.
   - Вы слишком перенервничали, - заговорил в ухе Марка сладострастный женский голос. - Рекомендуем вам купить наш новый успокоительный чай.
   "Чтоб ты сдохла, чтоб вы все там передохли", - подумал Марк, поглаживая сына по голове.
   Когда-то, пять лет назад, он был одним из ведущих ученых в фармакологической фирме, и его группа была чрезвычайно близка к открытию вакцины против рака. Но в последний момент правительство прекратило финансирование проекта, а лекарство так и не вышло из стен лаборатории. Вместо этого им дали указ разработать крем для омоложения кожи, мол, это более выгодно экономически.
   Чертов крем для омоложения кожи вместо жизни его сына и тысяч других ему подобных.
   - Пап, почему ты плачешь? Я умру? - почти шепотом спросил Роберт. На секунду его лицо занемело, искривилось, очевидно, надвигался новый приступ невыносимой боли, с которой не могло справиться даже сильнейшее обезболивающее.
   - Не умрешь, - ответил отец. Ему было трудно говорить эти слова, казалось, с каждым звуком его горло сдавливалось все сильнее, словно на шею навесили удавку, но все-таки он смог это сказать.
   - А когда я умру, встречусь с мамой? - шептал сын.
   - Ты не умрешь, Роберт, - взяв детскую ручонку, ответил Марк. Он не верил в жизнь после смерти, не верил в чудеса, но где-то в глубине души надеялся, что в этот раз чудо произойдет.
   - Я хотел бы дожить до Рождества. Ты мне обещал подарок, - скривившись от спазма, проговорил сын.
   - Доживешь. Я тебе обещаю, ты получишь от меня подарок, - приложив исполинские усилия, снова попытался улыбнуться Марк, хоть прекрасно понимал, что шансов пробыть на этом свете еще полтора месяца у его сына почти нет.
   - Нам нужно провести процедуры обезболивания, похоже, у него опять начинается приступ, - услышал Марк голос за спиной и обернулся. Перед ним стояла молоденькая, лет двадцати пяти, медсестра с мертвенно бледным лицом.
   - Да, конечно, - кивнул Марк. - Извини, Роберт, - он повернулся к сыну. - Мне нужно идти. Тобой займутся врачи.
   - А ты придешь завтра? - спросил сын.
   - Приду, - ответил отец.
   - И послезавтра? Ты будешь приходить ко мне каждый день?
   - Конечно, буду. Не сомневайся, - Марк подошел к сыну и поцеловал его в пылающую от жара щеку. Слеза скатилась по его небритому подбородку, на секунду замерла, словно раздумывая, что ей делать, и упала на лоб сына, почти моментально испарившись.
   - Не плачь, папа, - на лице Роберта появилась вымученная улыбка. - Ты же сказал, все будет хорошо.
   Марк вышел из палаты, прислонился к стене и зарыдал. Весь мир для него исчез, свернулся в единственную точку, в которой существовали только он и его полумёртвый сын. Его руки вцепились в волосы, челюсть задрожала, сердце было готово вырваться из груди. Сегодня он опять напьется. А завтра снова придет повидать сына, после чего снова напьется. И так каждый день.
   - Не хотите ли купить успокаивающего? - обозвался поблескивающий золоченой кожей робот. - Вам не нужна наша бритва, бреющая идеально гладко? Или вам предложить средство от облысения? Ваша рубашка выглядит несвежей, хотите приобрести два отбеливателя по цене одного? Только с нашим отбеливателем ваша рубашка будет сохранять чистоту и автоматически убирать пятна...
   Марк презрительно посмотрел на андроида и, вытерев лицо рукавом пиджака, ушел к лифту.
   Человек придумал массу удобств. Даже эти роботы, которые автоматически определяли, что нужно стоящему перед ними человеку и предлагали это купить. А лекарство от рака им, видите ли, невыгодно. Уроды! Сволочи! Убийцы!
   Сейчас Марк сам с готовностью взял бы в руки оружие, пошел в Букингемский Дворец и лично перестрелял бы всех, кто там находится. Невыгодно им! Свиньи! Именно они, по мнению Марка, были виноваты в том, что случилось с его единственным сыном.
   Он вышел на вечернюю, освещенную овальными фонарями улицу, где вовсю кипела жизнь. Яркий свет городских иллюминаций на миг ослепил Марка, заставив прикрыть глаза рукой. Яркость, роскошь, шик. Тысячи вывесок, призывающих что-то купить, посетить какое-то заведение или испробовать новую услугу. Туда-сюда ездили округлые машины, так же, как и раньше, бензиновые, но зато с полным перечнем удобств, как-то автопилот, массирующие сиденья, в которых при желании можно было неплохо отдохнуть, бортовой компьютер, подбирающий музыку под настроение водителя или пассажиров и автоматически определяющий кратчайший маршрут, система выделения противоударной пены в случае неизбежной аварии. Золотокожие роботы лавировали среди людей, предлагая прохожим установить новый коммуникатор, купить самую вкусную еду в мире или же порадовать ребенка игровым шлемом нового поколения.
   - У вас есть ребенок, хотите приобрести для него новый трехмерный симулятор космического пилота? Только у нас полное погружение и никакой опасности...
   Марк отвернулся, присел на корточки и снова заплакал.
   Роберт всегда хотел себе подобный симулятор. С того времени, как научился говорить, мечтал стать космонавтом...
   - Не знаете, как отпраздновать Рождество? - вещала четырехметровая женщина-голограмма. - Предлагаем вам посетить ресторан "Северное сияние". Только для вас в этот день представления от лучших голопевцов и голоактеров, а так же вкуснейшие блюда от лучших поваров планеты. Большинство мест все еще свободно. Закажите столик прямо сейчас!
   Марк смотрел на голограмму женщины и ненавидел тех, кто её создал. Он точно знал, где проведет Рождество. Вместе с сыном или же на его могиле.
   Две тысячи шестьдесят третий год на носу, и ни одного полезного изобретения! Ни одного! Только то, что продается и покупается.
   - Срочное сообщение для Марка Метьюза, - запищал коммуникатор. - срочное сообщение...
   Его сердце екнуло и ушло в пяты, а мир поплыл перед глазами.
   Неужели умер?
   Трясущимися руками Марк закатал рукав, взглянул на вживленный в запястье экран.
   - Поздравляем, мистер Метьюз, - с широкой улыбкой говорила длинноволосая блондинка. - Вы были выбраны президентом Объединенной Федерации планеты Земля на следующий год. Ожидайте. Мы определяем ваше местоположение. Машина вот-вот приедет за вами и отвезет в Букингемский Дворец.
   Власть уже давно не избиралась выборами, она определялась лотереей, в которой принимал участие каждый дееспособный житель планеты от двадцати пяти до шестидесяти лет. Президент, парламент, кабинет министров - все они выбирались случайным образом из миллиардов жителей Земли. Кто-то когда-то посчитал, что такой выход был самым демократичным.
   В душе у Марка промелькнула искорка надежды.
  Вот оно, долгожданное чудо. Теперь он сможет дать указ на разработку вакцины от рака для своего сына и для других, таких же, как он. Хватит бесполезных изобретений. Теперь он может. Ему дали возможность сделать мир лучше.
   Черный округлый автомобиль подобрал Марка Метьюза через пять минут, а спустя полчаса он уже находился в Букингемском Дворце. Белые отшлифованные до блеска стены сразу же напомнили Марку о больнице, но, возможно, в этом был свой знак. Символ, посланный свыше.
   Огромный кабинет встретил его роскошью - стерильно чистый дубовый стол, кресло с встроенным новейшим массажером и системой подстройки под фигуру, два коричневых диванчика, наверняка с такими же приспособлениями, украшающий стену портрет первого президента Земной Федерации и исполинская, похожая на серебристое дерево люстра, свисающая с потолка.
   - Меня зовут мистер Хью Айронсайд, я ваш личный секретарь, - подбежал к Марку невысокий улыбчивый человечек с прилизанной шевелюрой и протянул руку для приветствия. - Я вам здесь все покажу. Вы вступаете в должность сегодня в полночь.
   Марку не понравился этот мистер Айронсайд, первым инстинктивным желанием было влепить кулаком в его блестящее, словно восковое, улыбчивое лицо. Но Метьюз угомонил свои эмоции и пожал руку своего секретаря.
   - Сейчас вас измерит портной. Костюм будет готов к завтрашнему утру, - прощебетал Айронсайд. - В двенадцать вы должны выступить с формальным приветствием. Текст речи уже написан.
   - Скажите. Когда я смогу отдавать указы? - спросил Марк. - Мой семилетний сын умирает от рака, и я хотел бы побыстрее отдать указ о возобновлении исследований пятилетней давности...
   - Вы не можете ничего приказывать, - по лицу Айронсайда пробежала тень удивления. - У нас демократия. Никто ничего никому не приказывает. Забыли? Президент, парламент, министры - это всего лишь публичные должности.
   - Объясните-ка, - Марк сдвинул к переносице свои широкие брови.
   - Идемте, я вам все покажу, - Хью вцепился в рукав Метьюза и повел его по длинному, украшенному репродукциями известных картин, коридору. Они сели в округлый лифт, который сразу же доставил их на подвальный этаж.
   Здесь было холодно, отчего Айронсайд поплотнее запахнул свой пиджак, но Марку было все равно. Его волновала только жизнь его сына, и он все еще был уверен, что, пребывая на должности президента, сможет ему помочь.
   - Вот, - сказал Айронсайд, окидывая взглядом огромное куполовидное помещение.
   Комната сверкала, переливалась тысячей оттенков от расположенных повсюду лампочек, мерцала, казалось, что она то увеличивается, то уменьшается. Посреди неё стоял длинный металлический стол, над которым красовались несколько голограмм-мониторов, беспрерывно выводивших какой-то текст.
   - Это проект "Абсолютная демократия", - гордо произнес Айронсайд. - Вживленный в руку коммуникатор сейчас есть почти у каждого человека, верно, мистер Метьюз? Кроме стандартных функций в него встроен так называемый считыватель желаний. То, чего больше всего желает человек, транслируется в этот компьютер, который обрабатывает запросы и определяет очередь их реализации. У нас не хватит средств, чтобы реализовать все желания человечества, поэтому осуществляется только то, чего большинство желает больше всего. Полная демократия! - Хью снова улыбнулся. - Каждую неделю по вторникам специальный человек спускается сюда, распечатывает запросы и отправляет в частные фирмы, занимающиеся разработками. Им так проще - они точно знают, что на их товар будет спрос. А вон там, - Хью указал на крайний монитор, - принимаются политические решения. Вы должны будете раз в неделю спускаться сюда, распечатывать их и ставить подпись.
   Марк еще раз окинул взглядом комнату. От мерцания рябило в глазах, но он смотрел, изучал.
   - И никто не хочет, чтобы средства пустили на изобретение вакцины от рака? - спросил он.
   - Хотят, почему же не хотят. Но количество желающих недостаточно, - Айронсайд все так же улыбался, что выводило Марка из себя. Кулак Метьюза сжался, ногти впились в плоть, а костяшки побелели. Он был готов броситься на своего улыбчивого секретаря как лев на добычу.
   - Вот, посмотрите, - Хью взял Марка за рукав и подвел к одному из мониторов. - Здесь отображаются первостепенные научные проекты. Первостепенное желание большинства - новая модель коммуникатора. Дальше - препарат, предотвращающий появления седины. Женщины, знаете ли. На третьем месте - усовершенствование для робота сексобслуживания. Ваша вакцина от рака занимает пятьдесят восьмую строчку, после низкокалорийного заменителя шоколада. Она не сдвигается с этого места уже год, постоянно появляются новые запросы, более интересные большинству. А отдать на разработку мы можем только три проекта в месяц.
   - Но это издевательство! - громко крикнул Марк, отчего два техника, работающих с компьютерами, повернулись в его сторону.
   - Это демократия, - улыбнулся Айронсайд своей, как казалось Марку, издевательской улыбкой. - Решает большинство. А большинство не интересует проблема, пока она не касается непосредственно их самих.
   В тот день новоиспеченный президент Метьюз, пытаясь казаться спокойным, прочитал свою речь, добавив в конце слова "Все будет хорошо, сынок", отчего по его теперь уже гладковыбритой щеке в очередной раз скатилась слеза.
   Спалось Марку плохо, точнее, он вообще не мог уснуть. Только он закрывал глаза, перед взором возникало измученное болью и страданиями лицо сына. И он, находясь на высшей государственной должности, не может ничего сделать. Ничего! Потому что миллиарды людей на Земле не хотят, чтоб его сын жил. Им важнее средство от седины, новый коммуникатор и низкокалорийная вкусная пища.
   Уроды!
   Нелюди, думающие только о собственных первичных потребностях и не смотрящие вокруг себя.
   Кибернетическое одеяло постоянно выскальзывало из рук и принимало запрограммированную для удобства пользователя позу, что не давало Марку даже вытереть им слезы.
   А в половине четвертого утра на коммуникатор Марка поступило тревожное сообщение...
  
  ***
  
  
   Прошел месяц с тех пор, как президент Земной Федерации Марк Метьюз похоронил своего единственного сына. Для него это случилось словно вчера. И так будет через год, через два, через десять. С того момента его трудно было назвать живым человеком. Он постоянно сидел в своем кабинете, выходя только при крайней потребности. Речи вместо него читал голографический двойник, а он готовил подарок сыну на Рождество.
   Не будет ни года, ни двух, ни, тем более, десяти.
   Он день и ночь изучал чертежи и программное наполнение компьютера под названием "абсолютная демократия" и в конце концов нашел, что искал.
   Он отомстит. Отомстит каждому жалкому человечку, для которого изобретение сверхмягкой туалетной бумаги с лечебными свойствами, запланированное на следующий месяц, было важнее жизни его сына и жизней тысячи таких же, как он.
   Марк ненавидел человечество. Ненавидел его все и каждого отдельного индивидуума. Оно убило Роберта. Оно и ничто другое. И Марк должен был с этим покончить.
   Сегодня, в рождественскую ночь, он должен будет поздравить свой народ с праздником, но перед этим у него было дело. Марк знал, что весь техперсонал получил в этот день выходной. Он прошел к лифту, спустился на нулевой этаж, еще раз окинул взглядом мельтешащее светом тысячи лампочек помещение, прошел к мониторам.
   Политические решения принимались с крайнего монитора слева. И список задач на выполнение:
   1. Ужесточить санкции к Мусульманскому Союзу.
   2. Увеличить зарплаты работникам культуры.
   3. Уменьшить налоги для мелкого бизнеса за счет более высокого налогообложения крупного.
   Мусульманский Союз был небольшой группировкой стран, не желающих вступать в мировую федерацию. Они все еще находились в состоянии холодной войны, периодически устраивая теракты на территории федерации. Последний взрыв произошел две недели назад на территории Осло и унес жизни почти сотни человек. Но в открытую конфронтацию с ними не вступали, ведь враг обладал оружием массового поражения, а умирать в ядерной войне не хотел никто.
   Марк с помощью тонкого провода подключился к компьютеру и загрузил одну-единственную написанную им самим программу. Картинка на мониторе замигала, поблекла, снова восстановилась уже с новой надписью "Нанести ядерный удар по Багдаду".
   Марк знал, что Мусульманский Союз контратакует и человечество заплатит. За все.
   Спустя полчаса он смотрел с трибуны на площадь. Она бушевала, словно океан в непогоду, переливалась тысячами слепящих глаза вспышек фотокамер, кричала, аплодировала, приветствовала своего президента. И Марк, как и полагается, провозгласил речь. Он смотрел им в глаза, всем вместе и каждому по отдельности. Людям... Нет, не людям. Тварям, своими примитивными желаниями унесшим на тот свет его сына.
   Заканчивал он со слезами на глазах.
   - Все будет хорошо, сынок. Я сделал тебе подарок, - посмотрев в небо, сказал он последние слова и ушел с трибуны. - Виновные будут наказаны.
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"